Мастера детектива. Выпуск 2 (fb2)


Настройки текста:



Мастера детектива. Выпуск 2

Дэшил Хэммет Стеклянный ключ

Глава первая. ТРУП НА КИТАЙСКОЙ УЛИЦЕ

I

Зеленые кости закувыркались по зеленому сукну, ударились о борт стола и отскочили назад. Одна сразу же остановилась, на ее верхней грани было шесть белых крапинок – два ровных рядка. Другая покатилась к центру. Когда она замерла, на ней белела одна–единственная точка.

Нед Бомонт тихо хмыкнул. Счастливчики собрали со стола деньги.

Гарри Слосс сгреб кости широкой волосатой рукой и подбросил их на ладони.

– Ставлю четвертной. – Он швырнул на стол две бумажки.

– Задайте ему жару, ребята, – сказал Нед Бомонт. – А мне пора подзаправиться. – Он пересек бильярдную и в дверях столкнулся с Уолтером Айвенсом. – Привет, Уолт! – Нед кивнул и хотел пройти, но Айвенс схватил его за локоть.

– Т–т–ы г–г–говорня с П–п–полем? – Когда Айвенс произнес «П–п–полем», с его губ брызнула тонкая струйка слюны.

– Я как раз иду к нему. – Голубые глаза на круглом белом лице Айвенса было заблестели, но Нед, сузив глаза, добавил: – Особенно ни на что не рассчитывай. Вот если бы ты мог немного обождать…

У Айвенса дрогнул подбородок.

– Н–н–о она д–д–должна родить в с–с–следующем месяце.

В темных глазах Неда промелькнуло удивление. Он высвободил свой локоть из руки коротышки Айвенса и отступил. Уголок рта под черными усиками дернулся.

– Сейчас трудное время, Уолт… В общем, лучше ни на что не рассчитывать до ноября. – Его глаза опять стали узкими и настороженными.

– Н–но, если т–ты ему с–скажешь…

– Я ему объясню все в самом наилучшем виде. Да ты ведь знаешь, он бы для тебя все сделал, но только сейчас у него самого положение не из легких. – Нед пожал плечами, лицо его помрачнело, лишь блестящие глаза попрежнему смотрели зорко и настороженно.

Айвенс облизнул губы и часто заморгал, потом глубоко вздохнул и, прижав руки к груди, попросил:

– Иди, я п–подожду т–тебя з–здесь.

II

Закурив тонкую, в зеленых крапинках сигарету, Нед Бомонт пошел наверх. На площадке второго этажа у портрета губернатора он свернул в коридор и постучал в широкую дубовую дверь в самом его конце.

Услыхав «Войдите!», он толкнул дверь и вошел.

Поль Мэдвиг был один. Он стоял у окна спиной к двери, руки в карманах брюк, и смотрел вниз на темную Китайскую улицу.

– А, вот и ты! – не спеша повернувшись, сказал он.

Полю Мэдвигу было сорок пять лет. Такой же высокий и крепкий, как Нед, он был фунтов на сорок тяжелее. Крупные, грубоватые черты румяного, по–своему красивого лица обрамляли светлые, гладко зачесанные волосы, разделенные посередине пробором. Одевался он, пожалуй, слишком франтовато, но костюмы его всегда были отлично сшиты, и он умел их носить.

Нед закрыл дверь.

– Одолжи мне денег, – попросил он.

Мэдвиг вынул из внутреннего кармана большой коричневый бумажник.

– Сколько?

– Пару сотен.

Мэдвиг дал ему одну стодолларовую бумажку, пять двадцатидолларовых и спросил:

– Кости?

– Да. – Нед положил деньги в карман. – Спасибо.

– Давненько ты не выигрывал, а? – Мэдвиг опять засунул руки в карманы брюк.

– Не так уж давно – месяц или полтора.

Мэдвиг улыбнулся:

– Срок немалый.

– Только не для меня. – В голосе Неда послышалось легкое раздражение.

Мэдвиг побренчал в кармане монетами.

– Как сегодня, крупная игра? – Он присел на угол стола и посмотрел на свои блестящие ботинки.

Нед с любопытством взглянул на белокурого Мэдвига и покачал головой.

– По мелочи. – Он подошел к окну. Над домами напротив нависло тяжелое, черное небо. Пройдя за спиной Мэдвига к телефону, Нед набрал номер.

– Привет, Верни, это Нед. Почем сегодня Пегги О'Тул?.. И это все?.. Ладно, поставь за меня по пятьсот в каждом… Еще бы… Бьюсь об заклад, что будет дождь, а если так, она как пить дать обштопает Крематория… Ладно, заметано. Я согласен, давай подороже… Пока!.. – Он положил трубку и снова повернулся к Мэдвигу.

– Почему бы тебе не переждать, раз уж ты попал в полосу невезенья? – спросил Мэдвиг.

Нед ухмыльнулся.

– Так будет еще хуже, – только затянет дело. Мне бы и сейчас не надо распыляться, а поставить все полторы тысячи в одном заезде. Проиграл бы – и дело с концом.

Мэдвиг засмеялся и поднял голову.

– Для этого надо характер иметь и выдержку.

Уголки губ Неда, а за ними и усики поползли вниз.

– А я смогу выдержать все, что надо, – ответил он на пути к двери.

Он уже взялся за ручку, когда раздался серьезный голос Мэдвига:

– Да, пожалуй, ты сможешь, Нед.

Нед обернулся.

– Что смогу? – спросил он раздраженно.

Мэдвиг перевел взгляд на окно.

– Все выдержать.

Нед пристально посмотрел на отвернувшегося Мэдвига. Тот неловко поежился под его взглядом и опять забренчал монетами в кармане. Тогда Нед изобразил на лице величайшее недоумение.

– Кто? Я?

Мэдвиг покраснел, привстал со стола и шагнул к Неду.

– Иди ты к черту, – сказал он.

Нед рассмеялся.

Застенчиво ухмыльнулся и Мэдвиг. Потом он вытер лицо платком с зеленой каймой и спросил:

– Почему ты не заходишь? Ма вчера сказала, что не видела тебя почти месяц.

– Может быть, забегу на этой неделе, как–нибудь вечерком.

– Обязательно, ты же знаешь, как она тебя любит. Приходи ужинать. – Мэдвиг спрятал платок.

Следя за Мэдвигом уголком глаза, Нед снова медленно двинулся к двери. Уже положив ладонь на дверную ручку, он спросил:

– Ради этого ты хотел меня видеть?

Мэдвиг нахмурился.

– Да, то есть… – Он откашлялся. – Ну… в общем, есть кое–что еще. – Наконец ему удалось справиться со своим смущением, он снова заговорил уверенно: – Ты больше меня понимаешь в таких вещах. В среду день рождения мисс Генри. Как ты думаешь, что мне ей подарить?

Нед отпустил ручку. Когда он опять стоял перед Мэдвигом, – в его глазах уже не было удивления. Выпустив облако дыма, он спросил:

– Они что–нибудь устраивают?

– Да.

– Тебя пригласили?

Мэдвиг покачал головой.

– Нет, но я там обедаю завтра вечером.

Нед посмотрел на сигару, потом снова поднял глаза на Мэдвига.

– Ты хочешь поддержать сенатора, Поль?

– Да, наверное, мы его поддержим.

Когда Нед задал следующий вопрос, улыбка его была такой же сладкой, как и голос:

– Зачем?

Мэдвиг улыбнулся.

– Если мы его поддержим, он в два счета победит Роуна, а тогда с его помощью мы без сучка без задоринки протащим весь наш список.

Нед затянулся и все так же сладко спросил:

– Без тебя, – он сделал ударение на местоимении, – смог бы без тебя сенатор проскочить на этот раз?

– Ни за что, – уверенно сказал Мэдвиг.

После небольшой паузы Нед снова задал вопрос:

– Он это знает?

– Уж кому это и знать, как не ему? А если бы и не знал… Да что с тобой, Нед? Какого черта!

Нед презрительно усмехнулся.

– Если бы он не понимал, тебя бы туда завтра не пригласили?

– Да что с тобой, Нед? Какого черта! – нахмурившись, повторил Мэдвиг.

Нед вынул изо рта сигару. Ее кончик был изжеван.

– Да нет, все в порядке. – На его лице появилось задумчивое выражение. – Ты считаешь, что нашему списку нужна его поддержка?

– Поддержка никогда не помешают, – небрежно бросил Мэдвиг. – Конечно, мы и без его помощи справились бы.

– Ты ему что–нибудь обещал?

Мэдвиг поджал губы.

– Все уже улажено.

Нед побледнел и опустил голову. Глядя на Мэдвига исподлобья, он сказал:

– Брось его, Поль. – Голос его звучал хрипло, приглушенно. – Пускай тонет.

Мэдвиг подбоченился.

– Вот это да, черт возьми! – удивленно воскликнул он.

Нед подошел к столу и тонкими дрожащими пальцами положил тлеющий кончик сигары в медную чеканную чашу.

Мэдвиг с нежностью смотрел ему в спину. Затем, когда тот повернулся, спросил:

– Что на тебя находит, Нед? То вроде все в порядке, то без всякой причины ты лезешь в бутылку.

Нед поморщился.

– Ладно, забудь об этом, – сказал он и тут же снова набросился на Мэдвига: – Ты думаешь, он будет плясать под твою дуду, когда его переизберут?

– Я с ним управлюсь. – В голосе Мэдвига была уверенность.

– Может быть, и так, но только не забывай, что ему ни разу в жизни не приходилось проигрывать.

Мэдвиг согласно кивнул.

– Конечно, вот поэтому нам и надо его держаться.

– Нет, Поль, – убеждал Нед. – Совсем наоборот. Ты сам подумай как следует, пошевели, мозгами. Скажи, эта красотка блондинка, его дочка, крепко подцепила тебя на крючок?

– Я собираюсь жениться на мисс Генри, – сказал Мэдвиг.

Нед округлил губы, как бы собираясь присвистнуть, но так и не свистнул. Его глаза сузились.

– Это одно из условий сделки?

Мэдвиг хитро ухмыльнулся.

– Кроме тебя и меня, об этом никто не знает.

На впалых щеках Неда выступили красные пятна. Он улыбнулся своей самой очаровательной улыбкой.

– На меня ты можешь положиться, – сказал он, – я трепаться не буду. Но мой тебе совет: если тебе этого действительно так хочется, заставь их составить письменное обязательство, заверить его у нотариуса и внести солидную сумму в обеспечение неустойки, а того лучше – требуй, чтобы свадьбу сыграли до выборов. Тогда ты хоть будешь уверен в своем фунте мяса или… сколько она там весит?

Мэдвиг переступил с ноги на ногу. Не поднимая на Неда глаз, он сказал:

– Не понимаю, какого черта ты говоришь о сенаторе как о каком–нибудь бандюге. Он джентльмен и…

– Вот именно. Ты можешь прочесть об этом в журнале «Пост»: «Один из немногих аристократов, оставшихся на американской политической арене». И дочка его – аристократка. Поэтому я тебя и предупреждаю: пришей рубашку к брюкам, когда пойдешь к ним, а не то вернешься без штанов. Ты для них низшая форма животной жизни, и правила этики на тебя не распространяются.

Мэдвиг вздохнул.

– Брось, Нед. Чего ты так…

Но Нед что–то вспомнил. Глаза его злобно засверкали. Генри тоже аристократ, и ты, вероятно, именно поэтому запретил Опаль с ним хороводиться. А что получится, когда ты женишься на его сестре и он твоей дочери станет родственничком? Тогда он будет вправе снова к ней подкатиться?

Мэдвиг зевнул.

– Ты меня не так понял, Нед, – сказал он. – Я тебя обо всем этом не спрашивал. Я только хотел посоветоваться насчет подарка для мисс Генри.

Нед помрачнел.

– У тебя с ней далеко зашло? – спросил он бесстрастно.

– Заходить–то нечему. Я там был, наверное, раз шесть, к сенатору приходил. Иногда видел ее, иногда нет, кругом всегда люди, «здравствуйте» или «до свидания», вот и все. У меня как–то еще не было случая поговорить с ней.

На секунду в глазах Неда вспыхнули веселые огоньки. Он пригладил усики ногтем большого пальца и спросил:

– Завтра ты первый раз там обедаешь?

– Да, хотя думаю – не в последний.

– А на день рождения тебя не пригласили?

– Нет. – Мэдвиг заколебался. – Еще нет.

– Тогда мой совет тебе вряд ли понравится.

– А все–таки? – спросил Мэдвиг с бесстрастным лицом.

– Не дари ей ничего.

– А, иди ты!

Нед пожал плечами.

– Дело твое. Ты спросил – я ответил.

– Но почему?

– Подарки дарят только в том случае, если уверены, что они будут приняты с удовольствием.

– Но ведь все любят их получать…

– Конечно, но здесь дело сложнее. Когда ты кому–нибудь что–нибудь даришь, ты как бы во всеуслышание заявляешь: я, мол, уверен, что этому человеку приятно получить от меня подарок.

– Я тебя понял. – Мэдвиг встал, потер рукой подбородок и нахмурился. – Наверное, ты прав. – Затем его лицо просветлело. – Но будь я проклят, если упущу этот случай.

– Хорошо, – быстро сказал Нед. – Ну тогда цветы или что–нибудь в этом роде.

– Цветы? О Господи… Да я хотел…

– Конечно, ты хотел подарить машину или пару ярдов жемчуга. Позже тебе еще представится такая возможность. Начни пока с небольшого.

Мэдвиг поморщился.

– Ты прав, Нед. В этих вещах ты лучше разбираешься. Так, значит, цветы.

– И не очень много, – бросил Нед и, не переводя дыхания, продолжал: – Уолт Айвенс повсюду трезвонит, что ты, мол, должен выцарапать его брата из тюрьмы.

– Так пусть знает: Тим не выйдет до конца выборов.

– Ты допустишь, чтобы был суд?

– Да, – сказал Мэдвиг и с раздражением добавил: – Ты отлично знаешь, что я ничего не могу поделать. Уладить эту историю сейчас, когда мы хотим переизбрать своих кандидатов, когда все женские клубы и организации и так готовы нам глотку перегрызть, – нет уж, лучше камень на шею – и в воду.

Нед криво усмехнулся:

– Что–то нас не очень–то беспокоили женские клубы, пока мы не связались с аристократами.

– А теперь беспокоят. – Глаза Мэдвига потемнели, стали непроницаемыми.

– Жена Тима родит в следующем месяце, – сказал Нед.

Мэдвиг шумно и нетерпеливо вздохнул.

– Мало мне без того хлопот, – пожаловался он. – Почему они об этих вещах не думают заранее, прежде чем попадут в беду? Нет у них мозгов, ни у одного из них нет.

– Зато у них есть голоса.

– В этом–то все и дело, – проворчал Мэдвиг. Он сердито уставился в пол, потом опять поднял голову. – Как только голоса будут подсчитаны, мы о нем позаботимся, а до тех пор ничего не выйдет.

– Ребятам это не нравится, – заметил Нед, искоса поглядывая на Мэдвига. – С мозгами там они или без мозгов, но они привыкли, чтоб о них заботились.

Мэдвиг сжал челюсти.

– Ну и что? – Его глаза, круглые, темно–синие, неотрывно следили за глазами Неда.

Улыбаясь, Нед ответил ровным голосом:

– Ты сам знаешь, не очень много надо, чтобы они начали говорить, что пока ты не спутался с сенатором, все было иначе.

– Дальше.

Нед продолжал тем же ровным голосом, с той же улыбкой:

– А начав с этого, они быстро допрут, что Шед О'Рори до сих пор заботится о своих ребятах.

Мэдвиг, слушавший его очень внимательно, сказал: – Я знаю, что могу на тебя положиться, Нед, и уверен, что ты сумеешь заткнуть болтунам рот.

Некоторое время они молча смотрели друг другу в глаза. Прервал молчание Нед:

– Если мы позаботимся о жене Тима и о его ребенке, это поможет.

– Правильно. – Мэдвиг опустил подбородок, и глаза его посветлели. – Проследи за этим. Хорошо? Пусть они ни в чем не нуждаются.

III

Уолтер Айвенс ждал Неда Бомонта внизу. Глаза его блестели надеждой.

– Ну, чт–то он с–сказал?

– Ничего не выйдет, как я и говорил. После выборов будет сделано все, чтобы Тим вышел, а пока придется обождать.

Уолтер Айвенс уныло опустил голову, у него вырвался хриплый, низкий звук.

Нед положил ему на плечо руку.

– Не повезло. Никто лучше Пояя этого не понимает, но сейчас он ничего не может сделать. Он просил передать, чтобы она не оплачивала счетов. Посылайте их ему – за квартиру, магазины, доктора и больницу.

Уолтер Айвенс резко вскинул голову и обеими руками схватил руку Неда. Его глаза увлажнились.

– Черт в–возьми, это здорово. Но хотелось бы, чтобы он п–помог Т–тиму.

– Ну, может, еще подвернется случай. – Нед высвободил руку, сказал: – Еще увидимся, – и, обойдя Айвенса, пошел к бильярдной.

В бильярдной никого не было.

Нед взял шляпу и пальто и вышел на улицу. Серые косые струйки дождя поливали асфальт. Нед улыбнулся.

– Давайте, давайте, милашки! Заработайте мне мои три тысячи двести пятьдесят долларов!

Он вернулся в холл и вызвал такси.

IV

Нед Бомонт отдернул руки от трупа и поднялся. Голова убитого сползла с обочины, и свет фонаря на углу улицы упал на его лицо. Убитый был молод. На лице его застыла маска гнева, еще подчеркнутая темным рубцом, наискось пересекавшим лоб от брови до светлых вьющихся волос.

Нед огляделся. По одну сторону как будто бы никого не было. По другую – за пару кварталов, у клуба «Бревенчатая хижина», – из машины вылезли два человека. Они оставили автомобиль у дверей и вошли внутрь.

Несколько секунд Нед рассматривал автомобиль, затем резко вскинул голову, посмотрел в другую сторону и вдруг стремительно прыгнул в тень ближайшего дерева. Он тяжело дышал, и хотя на лбу его поблескивали капельки пота, он вздрогнул и поднял воротник пальто.

Нед простоял в тени полминуты, держась рукой за дерево, затем направился решительно к «Бревенчатой хижине». Он шагал все быстрее и уже почти бежал, пригнувшись вперед, когда заметил на другой стороне улицы человека, идущего ему навстречу. Он тут же сбавил шаг. Человек на противоположной стороне, не успев поравняться с Недом, вошел в дом. Когда Нед подошел к «хижине», он уже взял себя в руки, хотя и был бледнее обычного. Не останавливаясь, он взглянул на пустой автомобиль, взбежал по ступенькам, освещенным двумя фонарями, и вошел в клуб.

Из гардероба вышли Гарри Слосс и еще кто–то. В середине холла они остановились и одновременно сказали:

– Привет, Нед.

Слосс добавил:

– Я слышал, ты огреб сегодня на Пегги О'Тул.

– Да.

– И много?

– Три двести.

Слосс облизнулся.

– Неплохо. Наверно, не прочь сегодня поиграть?

– Позже, может быть. Поль здесь?

– Не знаю. Мы только что пришли. Особенно не задерживайся. Я обещал своей девчонке, что вернусь пораньше.

– Хорошо. – Нед направился к вешалке. – Поль здесь? – спросил он у гардеробщика.

– Да, пришел минут десять назад.

Нед посмотрел на часы. Половина десятого. Он поднялся на второй этаж. Мэдвиг в вечернем костюме сидел у стола, держа, руку на телефоне.

Увидев Неда, он отдернул руку и спросил:

– Как дела, Нед? – Его большое красивое лицо было румяно и спокойно.

– Бывает хуже, – сказал Нед, закрывая за собой дверь. Он сел на стул возле Мэдвига. – Как прошел обед у Генри?

В уголках глаз Мэдвига появились веселые морщинки.

– Бывает хуже.

Нед обрезал кончик сигары. Не поднимая головы, он взглянул на Мэдвига.

– Тейлор там был? – Его спокойный голос как–то не вязался с дрожащими руками.

– На обеде его не было. Почему ты спрашиваешь?

Нед вытянул ноги, откинулся поудобнее на стуле и небрежно махнул рукой, в которой держал сигару.

– Он мертв. Лежит в канаве, на улице, неподалеку отсюда.

– Вот как? – невозмутимо откликнулся Мэдвиг.

Нед наклонился вперед. На его худых щеках выступили желваки. Сигара, тонко хрустнув, переломилась в его пальцах.

– Ты понял, что я сказал? – спросил он раздраженно.

Мэдвиг неторопливо кивнул.

– Ну?

– Что ну?

– Его же убили.

– Ну и что? Ты что хочешь, чтобы я забился в истерике? – спросил Мэдвиг.

Нед выпрямился.

– Так вот – мне звонить в полицию?

Мэдвиг вскинул брови.

– А что – они не знают?

Нед в упор смотрел на Мэдвига.

– Когда я его увидел, вокруг не было ни души. Прежде чем что–то предпринять, я хотел поговорить с тобой. Значит, я могу сказать, что нашел его?

Мэдвиг опустил брови.

– А почему бы и нет? – сказал он безразлично.

Нед встал, сделал два шага к телефону, остановился и снова повернулся к Мэдвигу. Медленно, подчеркивая слова, он произнес:

– Шляпы его там не было.

– Она ему теперь не понадобится. – Мэдвиг нахмурился. – Ну и дурак же ты, Нед, черт тебя побери!

– Один из нас наверняка дурак – это точно, – сказал Нед и пошел к телефону.

V

Убийство Тейлора Генри. На Китайской улице обнаружен труп сына сенатора

Вчера вечером в начале одиннадцатого на Китайской улице близ Памела–авеню был найден мертвым Тейлор Генри, 26 лет, сын сенатора Ральфа Бэнкрофта Генри. Предполагают, что он стал жертвой грабителей.

Следователь Уильям Дж. Хупс заявил, что смерть молодого Генри наступила в результате пролома черепа и сотрясения мозга, явившихся следствием удара затылком об угол тротуара, после того как он был сбит ударом в лоб, нанесенным дубинкой или иным тупым предметом.

Первым, очевидно, обнаружил труп Нед Бомонт, проживающий в доме э914 по Рэндал–авеню, который тут же пошел в клуб «Бревенчатая хижина», находящийся за два квартала от места происшествия, чтобы позвонить об этом в полицию. Однако до того, как ему удалось связаться с управлением, тело нашел полицейский Майкл Смит, который и сообщил о происшествии.

Начальник полиции Фредерик М. Рейни немедленно отдал распоряжение о задержании всех подозрительных лиц в городе и заявил, что полиция найдет убийцу или убийц, чего бы это ни стоило.

Родственники Тейлора Генри показали, что он вышел из дому около половины десятого и…

Нед отложил газету, допил оставшийся в чашке кофе, поставил чашку с блюдцем на столик рядом с кроватью и откинулся на подушки. Лицо у него было бледное и утомленное. Он натянул одеяло до шеи, заложил руки за голову и мрачно уставился на гравюру в простенке между окнами спальни.

Полчаса Нед лежал неподвижно, шевелились только веки. Потом он снова взял газету и еще раз прочел статью. Чем дальше он читал, тем более недовольным становилось его лицо. Отложив газету, он поднялся с кровати, медленно и лениво накинул черно–коричневый с мелким узором халат поверх белой пижамы, облегающей его худое тело, всунув ноги в коричневые домашние туфли и, слегка покашливая, вышел в столовую.

Это была большая комната в старинном стиле, с высоким потолком, широкими окнами, с огромным зеркалом над камином и обитой красным плюшем мебелью. Вынув из шкатулки на столе сигару, он сел в огромное кресло. Ноги его покоились в квадратном пятне позднего утреннего солнца, а дым сигары, подплывая к солнечному лучу, внезапно становился густым и плотным. Нед нахмурился и, вынув сигару, стал покусывать ногти.

В дверь постучали. Он настороженно выпрямился.

– Войдите!

Вошел официант в белой куртке.

– А, это вы! – протянул Нед разочарованно и опять откинулся на красный плюш кресла.

Официант прошел в спальню, вышел оттуда с подносом грязной посуды и удалился. Нед швырнул окурок в камин и направился в ванную. Когда он вымылся, побрился и оделся, его походка обрела обычную живость, а лицо посвежело.

VI

Было около полудня, когда Нед Бомонт, пройдя восемь кварталов, подошел к бледно–серому многоквартирному дому на Линк–стрит. Нажав кнопку, он подождал, пока щелкнет дверной замок, вошел в вестибюль и поднялся лифтом на седьмой этаж.

Он позвонил в шестьсот одиннадцатую квартиру. Дверь тут же распахнулась. На пороге стояла миниатюрная девушка лет девятнадцати с темными сердитыми глазами и бледным сердитым лицом.

– Привет! – она улыбнулась и приветливо махнула рукой, как бы извиняясь. Голос у нее был тонкий и пронзительный. Она была в меховой шубке, без шляпы. Коротко остриженные блестящие волосы черным шлемом лежали на ее круглой головке. В ушах девушки поблескивали сердоликовые сережки. Она отступила назад, пропуская его в прихожую.

– А Берни уже встал? – спросил Нед, входя.

Ее лицо снова исказила злоба.

– Грязный ублюдок! – взвизгнула она.

Нед, не оборачиваясь, захлопнул за собой дверь.

Девушка подошла к нему, схватила его за руки и начала' их трясти.

– Знаешь, что я сделала ради этого подонка? – кричала она. – Я ушла из дома! Да еще из какого дома! Ушла от матери, от отца, который считал меня непорочной девой Марией! Они предупреждали меня, что он мерзавец. Все мне это говорили и были правы, а я, дура, не слушала. Теперь–то я знаю, что он такое. Он… – дальше пошли визгливые непристойности.

Нед, не двигаясь с места, угрюмо слушал девушку. Глаза у него стали совершенно больные. Когда, запыхавшись, она на секунду умолкла, он спросил:

– Так что же он сделал?

– Сделал? Он сбежал от меня, чтоб… – Конец фразы был нецензурным.

Нед дернулся. Он заставил себя улыбнуться, но улыбка получилась какая–то вымученная.

– Он ничего не просил передать мне?

Девушка лязгнула зубами и приблизилась к нему вплотную. Глаза ее округлились.

– Он вам что–нибудь должен?

– Я выиграл… – Он кашлянул. – Вчера в четвертом заезде я выиграл три тысячи двести долларов.

Она презрительно засмеялась.

– Попробуйте получить их теперь! Вот! – она протянула к нему руки. На левом мизинце блестело кольцо из сердолика. – И вот, – она потрогала свои сердоликовые сережки, – вот все, что он мне оставил! Из всех моих драгоценностей! Да и то потому, что они были на мне.

– И когда же это случилось? – спросил Нед странным, чужим голосом.

– Вчера вечером, хотя обнаружила я это только утром. Но вы не думайте, этот сукин сын еще пожалеет, что встретился со мной! – Она засунула руки за корсаж и поднесла к лицу Неда три смятые бумажки. Он потянулся было за ними, но она отдернула руку и шагнула назад.

Нед пожевал губами и опустил руку.

– Вы читали сегодня в газете о Тейлоре Генри? – спросила она возбужденно.

– Да. – Хотя Нед ответил довольно спокойно, его грудь бурно вздымалась.

– Знаете, что это? – Она опять протянула ему мятые бумажки.

Нед отрицательно покачал головой. Глаза его сузились и заблестели.

– Это долговые расписки Тейлора Генри, – заявила она торжествующе. – На тысячу двести долларов.

Нед хотел было что–то сказать, но сдержался, а когда наконец заговорил, его голос звучал совершенно бесстрастно:

– Теперь, когда он мертв, они не стоят ни черта.

Она снова сунула бумажки за корсаж и совсем близко подошла к нему.

– Слушайте, – сказала она, – они никогда ни черта не стоили. Поэтому он и мертв.

– Это твоя догадка?

– Как хотите, так. и считайте. Мне–то что. Но только я вам вот что скажу: Берни позвонил Тейлору в прошлую пятницу и сказал, что дает ему три дня сроку.

Нед пригладил ногтем усики.

– А ты это не со злости? – спросил он осторожно.

Она скорчила гримасу.

– Конечно, меня злость берет. Оттого я и собираюсь отнести их в полицию. Но если вы думаете, что я вру, вы последний идиот.

Неда не так легко было убедить.

– Где ты их взяла?

– В сейфе. – Она кивнула своей блестящей головкой в сторону комнаты.

– Когда он вчера смылся?

– Не знаю. Я пришла домой в половине десятого и ждала его почти всю ночь. Только к утру я заподозрила неладное. Начала шарить по квартире и увидела, что он забрал все деньги до последнего цента и все мои драгоценности, кроме тех, что были на мне.

Нед снова пригладил усики ногтем большого пальца.

– Как ты думаешь, куда он мог поехать?

Она топнула ногой и, замахав кулаками, снова начала поносить сбежавшего Берни пронзительным, злым голосом.

– Хватит, – сказал Нед. Он крепко схватил ее за запястье. – Если ты только можешь что орать, так лучше отдай расписки мне, я сумею ими распорядиться.

Она вырвала руки и закричала:

– Ничего я вам не отдам! Никому я их не отдам, только полиции, черт бы вас всех побрал!

– Ладно, валяй. Только куда же все–таки он мог уехать, Ли?

Ли злобно ответила, что куда он уехал, она не знает, но зато хорошо знает, куда она послала бы его.

– Давай, давай! – сказал Нед устало. – Шуточки для нас сейчас первое дело. Думаешь, он вернулся в Нью–Йорк?

– Откуда я знаю? – Внезапно глаза ее забегали.

На щеках Неда выступили красные пятна.

– Ну, что ты еще придумала? – спросил он подозрительно.

– Ничего, – ответила она невинным голоском. – А почему вы спрашиваете?

Он наклонился к ней и заговорил серьезно, веско подчеркивая каждое слово:

– Не воображай, что тебе удастся утаить эти расписки от полиции, Ли. Этот номер не пройдет.

– А я и не думаю, – сказала она.

VII

Из аптеки, которая помещалась в первом этаже того же дома, Нед Бомонт позвонил по телефону. Он вызвал полицейский участок и попросил лейтенанта Дулана.

– Алло! Лейтенант Дулан? Я говорю по просьбе мисс Ли Уилшир. Она находится сейчас в квартире Верни Диспейна, Линк–стрит, 1666. Похоже, что Диспейн внезапно скрылся вчера вечером, оставив долговые расписки Тейлора Генри… Да так… И еще она говорит, что слышала, как пару дней назад он угрожал Тейлору… Да, она хочет вас видеть как можно скорее… Нет, нет, лучше приезжайте или кого–нибудь пришлите… Да… Это не имеет значения. Вы меня не знаете. Она попросила меня позвонить, потому что не хочет говорить из его квартиры… – С минуту он молча слушал, затем повесил трубку и вышел из аптеки.

VIII

Нед Бомонт подошел к аккуратному кирпичному домику в конце Темз–стрит и позвонил. Лицо молодой негритянки, открывшей ему дверь, расплылось в широкой, приветливой улыбке.

– Здравствуйте, мистер Бомонт! – сказала она, гостеприимно распахивая дверь.

– Привет, Джун. Есть кто–нибудь дома?

– Да, сэр, они обедают.

Он прошел в столовую, где за столом, покрытым белой в красную клетку скатертью, друг против друга сидели Поль Мэдвиг и его мать. Тут же стоял третий стул. Тарелка и серебряный прибор перед ним были пустыми.

У матери Поля Мэдвига, высокой худой женщины лет семидесяти с лишним, были светлые, тронутые сединой волосы. Ее голубые, ясные, такие же молодые, как у сына, глаза стали еще моложе, когда она увидела входящего Неда. Тем не менее она нахмурилась и сказала:

– Наконец–то! Никчемный ты мальчишка! Совсем забыл старуху!

В ответ Нед дерзко ухмыльнулся.

– Ладно, ма, я уже вырос, и у меня есть свои дела. – Он махнул рукой Мэдвигу: – Привет, Поль!

– Садись. Джун наскребет тебе чего–нибудь поесть, – сказал Мэдвиг.

Нед нагнулся над худой рукой миссис Мэдвиг, собираясь поцеловать ее, но старуха рассерженно отдернула руку:

– Где это ты научился таким фокусам?

– Я же сказал, что я вырос. – Нед повернулся к Мэдвигу. – Благодарю, я недавно позавтракал. – Он посмотрел на пустой стул. – А где Опаль?

– Она лежит. Ей нездоровится, – ответила миссис Мэдвиг.

Нед кивнул, немножко обождал и, глядя на Мэдвига, вежливо спросил:

– Ничего серьезного, надеюсь?

Мэдвиг покачал головой.

– Что–то голова болит. Перетанцевала, наверное.

– Хорош отец! Даже не знает, отчего у дочери болит голова, – вставила миссис Мэдвиг.

Вокруг глаз Мэдвига собрались морщинки.

– Ну, ма, веди себя прилично. – Он повернулся к Неду. – Что нового?

Нед сел на свободный стул.

– Берни Диспейн удрал вчера вечером с моим выигрышем.

Мэдвиг вытаращил глаза.

– В его квартире остались долговые расписки Тейлора Генри на тысячу двести долларов, – продолжал Нед.

Мэдвиг прищурился.

– Ли говорит, что он звонил Тейлору в пятницу и дал ему три дня сроку для уплаты.

Мэдвиг потер подбородок.

– Кто эта Ли?

– Девчонка Берни.

– А–а! – И, видя, что Нед молчит, Мэдвиг спросил: – Он не сказал) что собирается делать, если Тейлор не заплатит?

– Не знаю. – Нед положил руку на стол и наклонился к Мэдвигу. – Поль, сделай меня на время шерифом или еще каким–нибудь официальным лицом, а?

– О Господи! – воскликнул Мэдвиг, заморгав глазами. – Для чего тебе это?

– Я хочу найти этого парня. А с удостоверением мне будет легче. Меньше шансов влипнуть в историю.

Мэдвиг посмотрел на него с тревогой.

– Что это тебя так разобрало?

– А три тысячи двести пятьдесят долларов?

– Ну ладно, – сказал Мэдвиг медленно. – А вчера что тебе мешало жить, когда ты еще не знал, что тебя обчистят?

Нед нетерпеливо махнул рукой.

– Ты хочешь, чтобы я спотыкался о трупы, и глазом не моргнув при этом? – спросил он. – Но речь сейчас о другом. Это теперь не в счет. Теперь мне нужен тот парень. Я должен до него добраться. Должен. – Лицо его было бледным, жестким. Голос звучал серьезно: – Слушай, Поль! Дело не только в деньгах, хотя три двести на дороге не валяются. Но если бы их было всего пять долларов, ничего бы не изменилось. Два месяца подряд я проигрывал. Это меня чуть не доконало. На что я гожусь, если фортуна повернулась ко мне спиной? Но вот я выиграл – и вроде бы все в порядке. Можно задрать хвост трубой и снова чувствовать себя человеком, а не побитой собакой. Деньги – это тоже важно, но дело не в них, а в том, как я себя чувствовал. Я все проигрывал и проигрывал. Понимаешь? Я уверенность в себе потерял. И вот, когда я уже подумал, что избавился от этого наваждения, Берни задает стрекача. Я этого не потерплю. Иначе мне крышка. Я его разыщу. Я и так поеду за ним, но ты здорово мне поможешь, если обеспечишь бумажкой.

Мэдвиг потрепал Неда по щеке.

– Ну и ну! – сказал он. – Конечно, я все устрою. Не хотел бы я, чтобы ты в это ввязывался, но раз такое дело, лучше всего сделать тебя специальным следователем окружной прокуратуры. Ты вроде будешь в подчинении у Фарра, но нос в твои дела он совать не посмеет.

Миссис Мэдвиг встала и собрала со стола.

– Если бы я не взяла себе за правило не вмешиваться в мужские дела, – сказала она строго, – я сказала бы вам парочку теплых слов. Занимаются Бог знает какими делами. которые очень просто могут их впутать в Бог знает какие неприятности.

Нед ухмылялся до тех пор, пока она не вышла из комнаты. Когда они остались одни, он словно стер ухмылку с лица и сказал:

– Ты можешь устроить, чтобы все было готово к полудню?

– Ага, – согласился Мздвиг, вставая. – Я позвоню Фарру. И если тебе еще что понадобится, ты знаешь – я к твоим услугам.

– Ага, – сказал Нед.

Мэдвиг вышел из комнаты.

Вошла Джун и начала убирать со стола.

– Мисс Опаль спит? – спросил Нед.

– Нет, сэр. Я только что отнесла ей чай с сухариками.

– Пожалуйста, узнайте, можно ли мне заглянуть к ней на минутку.

– Сейчас, сэр!

Когда негритянка вышла, Нед встал из–за стола и начал мерить шагами комнату. Щеки у него горели. Он остановился, только когда снова вошел Мэдвиг.

– Порядок, – сообщил Мэдвиг. – Если не будет Фарра, зайдешь к Барбероу. Он все оформит, и ему не обязательно объяснять, что к чему.

– Спасибо, – сказал Нед и оглянулся на стоящую в дверях Джун.

– Она говорит, чтобы вы зашли, – сказала негритянка.

IX

Комната Опаль Мэдвиг была выдержана в голубых тонах.

Когда Нед вошел, Опаль в серебристо–голубом халатике лежала на высоко взбитых подушках. Она была такая же голубоглазая, как отец и бабушка, с такими же, как у них, четкими чертами лица и длинными ногами. Ее розовая кожа была нежной, как у ребенка. Сейчас ее покрасневшие глаза припухли от слез.

Бросив сухарик на поднос, Опаль протянула Неду руку и улыбнулась, показав крепкие, белые зубы.

– Привет, Нед! – Голос ее дрожал.

Он не стал пожимать ей руку, а лишь слегка шлепнул по ней ладонью.

– Привет, малышка! – Он сел в ногах кровати, закинул одну за другую длинные ноги и вытащил из кармана сигару. – Тебе не станет хуже от дыма?

– Нет, курите, пожалуйста, – разрешила она.

Нед кивнул, положил сигару назад в карман и серьезно посмотрел ей прямо в лицо. Его глаза светились сочувствием. Голос звучал глухо:

– Я знаю, малышка, это тяжело.

Она уставилась на него по–детски невинным взглядом.

– Нет, что вы! Голова почти прошла, да и не так уж страшно она болела. – Голос ее стал тверже.

Нед криво усмехнулся.

– Я уже стал чужим?

Между бровей у нее пролегла небольшая складка.

– Я не понимаю, о чем вы, Нед.

Сурово глядя на нее, он процедил сквозь зубы:

– Я – о Тейлоре.

Поднос на ее коленях покачнулся, но лицо не изменило выражения.

– Да, но, видите ли, я не встречалась с ним уже несколько месяцев, с тех пор, как папа…

Нед Бомонт резко поднялся.

– Ну что ж, отлично – бросил он через плечо, направляясь к двери.

Девушка молчала.

Он вышел из комнаты и спустился вниз.

Поль Мэдвиг надевал в холле пальто. Он сказал:

– Я еду в центр, в контору, мне нужно уладить дело с контрактами по канализации. Если хочешь, я тебя подброшу к Фарру.

– Прекрасно, – сказал Нед, но тут сверху раздался голос Опаль:

– Нед! Нед!

– Сейчас! – крикнул он ей, потом обернулся к Мэдвигу: – Если ты торопишься, не жди.

Мэдвиг взглянул на часы.

– Мне нужно бежать. Увидимся вечером, в клубе.

– Угу, – пробормотал Нед и снова пошел наверх.

Поднос стоял теперь в ногах кровати.

– Закройте дверь, – попросила девушка. Когда он выполнил просьбу, она подвинулась и освободила ему место рядом с собой. – Зачем вы так?.. – спросила она с упреком,

– Ты не должна мне врать, – заявил он мрачно, присаживаясь на кровать.

– Но, Нед… – Ее голубые глаза буравили Неда.

– Когда ты последний раз видела Тейлора? – спросил он.

– Вы хотите знать, когда я с ним говорила? – И лицо и голос казались искренними. – Да уж несколько недель прошло, как…

– Ну что ж! – Нед снова поднялся.

Ему оставался один шаг до двери, когда она воскликнула:

– Нед, не надо, мне и так тяжело!

Он медленно повернулся, его лицо ничего не выражало.

– Разве мы не друзья? – спросила она.

– Ага, – ответил он без всякого энтузиазма. – Но об этом как–то забываешь, когда тебе врут.

Она повернулась на бок, положила голову на подушку и беззвучно заплакала. По подушке расползлось влажное серое пятно.

Он вернулся, сел рядом и обнял ее. Она положила голову к нему на плечо.

Несколько минут Опаль плакала молча. Затем оттуда, где ее рот был прижат к его пиджаку, донеслись заглушенные слова:

– Вы… вы знали, что я с ним встречалась?

– Да.

Она встревожилась, села прямо.

– А папа знал?

– Не думаю. Точно не знаю.

Она снова опустила голову ему на плечо, и ее следующие слова были едва слышны:

– О Нед, я вчера провела с ним полдня, до самого вечера.

Он обнял ее еще крепче, но не сказал ни слова.

– Кто, кто мог это сделать? – спросила она немного погодя.

Он поежился.

Внезапно она подняла голову. Теперь это уже была не слабая девушка.

– Вы знаете, Нед?

Он помедлил, провел языком по губам, а потом пробормотал:

– Думаю, что знаю.

– Кто?! – вскрикнула она.

Он снова помедлил, затем, избегая ее взгляда, спросил, четко выдавливая каждое слово:

– Ты обещаешь до времени никому об этом не рассказывать?

– Да, – быстро ответила Опаль, но когда Нед начал было говорить, она схватила его обеими руками за плечо. – Обождите. Я не могу ничего обещать, пока вы не пообещаете, что им это не сойдет с рук, что их поймают и накажут.

– Этого я обещать не могу. Этого никто не может обещать.

Она пристально вглядывалась в него, покусывая губы.

– Хорошо, обещаю. Кто?

– Он тебе когда–нибудь говорил, что должен много денег букмекеру по имени Берни Диспейн?

– Так это Диспейн?..

– Я так думаю, но ты мне ответь, он когда–нибудь говорил об этом…

– Я знала, что у него неприятности. Но он не говорил, какие именно. Правда, он сказал, что поскандалил с отцом из–за каких–то денег и что он в отчаянии, – это его слова.

– Он упоминал имя Диспейна?

– Нет. А что между ними было? Почему вы думаете, что это Диспейн?

– У него были долговые расписки Тейлора больше чем на тысячу долларов, а денег получить он никак не мог. Вчера Диспейн внезапно уехал. Сейчас его ищет полиция. – Он понизил голос, посмотрел на нее искоса. – Ты можешь кое–что сделать, чтобы помочь им поймать его.

– Что я должна сделать?

– Это, правда, не очень честно. Понимаешь, чтобы осудить Диспейна, нужны улики. Но ведь если он виноват, ты же согласишься помочь? Ну, в общем, надо сделать кое–что не совсем законное, чтобы наверняка прижать его.

– Все что угодно!

Он вздохнул и покусал губу.

– Что нужно сделать? – спросила она нетерпеливо.

– Я хочу, чтобы ты достала мне одну из его шляп.

– Что?!

– Мне нужна одна шляпа из шляп Тейлора. Ты сможешь ее достать?

Опаль ничего не понимала.

– Но зачем, Нед?

– Чтобы наверняка загнать Диспейна в угол. Это все, что я могу пока сказать. Сможешь ты ее достать или нет?

– Я… я думаю, что смогу, но я бы хотела…

– Когда?

– К вечеру, наверное, – сказала она, – но я бы хотела…

Он снова прервал ее:

– Тебе незачем знать все. Чем меньше людей знают об этом, тем лучше. То же самое про шляпу. – Он обнял ее и притянул к себе. – Ты его действительно любила, малышка, или только потому, что отец…

– Я его любила. – Она всхлипнула. – Я совершенно уверена. Я уверена.

Глава вторая. ФОКУС СО ШЛЯПОЙ

I

Нед Бомонт, сдвинув на затылок шляпу, которая была ему маловата, прошел вслед за носильщиком через вокзал Грэнд–сентрал к выходу на 42–ю улицу, а оттуда к темно–вишневому такси. Он расплатился с носильщиком, сел в машину, назвал гостиницу неподалеку от Бродвея, в районе сороковых улиц, и, закурив сигару, откинулся на спинку сиденья. Пока такси медленно тащилось в потоке машин, направлявшихся к бродвейским театрам, Нед успел изжевать свою сигару.

У Мэдисон–авеню зеленое такси, выскочившее из–за угла на красный свет, врезалось на полном ходу в вишневое такси Бомонта и отбросило его на стоявшую у тротуара машину. Нед сжался в углу под ливнем битого стекла.

Потом он выпрямился, стряхнул с себя осколки и вылез из машины прямо в гущу собравшихся зевак. Нет, он не ранен, заверил он их. Он ответил на вопросы полицейского, отыскал шляпу, которая была ему маловата, снова надел ее, велел перенести свои чемоданы в другое такси, назвал гостиницу новому водителю и всю дорогу сидел, угрюмо забившись в угол машины.

В гостинице, расписавшись в регистрационной книге, он спросил портье, нет ли ему писем, и получил две телефонограммы и два запечатанных конверта без почтовых штемпелей.

Коридорного, провожавшего его в номер, он попросил принести пинту хлебного виски. Когда коридорный вышел, Нед запер дверь на ключ и прочел телефонограммы. Они были помечены этим днем. Оба раза ему звонил Джек. Первая была принята в четыре часа пятьдесят минут дня, вторая – в восемь часов пять минут вечера. Он посмотрел на часы. Было уже восемь сорок пять.

Первая записка гласила: «В Химере» . Вторая: «У Тома и Джерри. Позвоню позже» .

Затем Нед распечатал один из конвертов. В нем было два листка, исписанных крупным, угловатым мужским почерком и датированных предыдущим днем.

«Она остановилась в «Матэне“, номер 1211, под именем Айлин Дэил из Чикаго. Еще с вокзала звонила несколько раз по телефону. Встретилась с мужчиной и женщиной, которые живут на 30–й улице в Истсайде. Они обошли много мест, в основном кабаков, наверно, ищут его, но пока им не везет. Фамилия мужчины и женщины – Брук. Я в 734–м номере».

Листок бумаги во втором конверте, исписанный тем же почерком, был помечен этим днем.

«Сегодня утром виделся с Дьюардом, он говорит, будто не знал, что Берни в городе. Позвоню позже».

Оба письма были подписаны – «Джек».

К тому времени, как коридорный принес ему виски, Нед успел умыться, вынуть из чемодана чистое белье, переодеться и закурить сигару. Расплатившись с коридорным, он принес из ванной стакан и пододвинул кресло к окну. Дожидаясь звонка, он сидел, курил, пил и бессмысленно смотрел на другую сторону улицы.

– Алло, – сказал он в трубку. – Да, Джек… Только что… Где?.. Ага… Ага, сейчас еду.

Он отхлебнул еще виски, сдвинул на затылок шляпу, которая была ему маловата, надел пальто, валявшееся на спинке стула, похлопал себя по карману, погасил свет и вышел.

Было десять минут десятого.

II

Миновав двустворчатую стеклянную дверь, над которой во всю высоту здания ярким электрическим сиянием сверкала вывеска «Том и Джерри», Нед Бомонт попал в узкий коридор. Единственная дверь в левой стене вела в маленький ресторан.

Человек, сидевший за столиком в углу, поднялся и поманил его пальцем. Человек был франтоватый, с лоснящимся, довольно красивым смуглым лицом.

Нед подошел.

– Привет, Джек, – сказал он, пожимая протянутую руку.

– Они наверху, девица и эти Бруки, – сказал Джек. – Вам бы лучше сесть здесь, спиной к лестнице. Если они вздумают уйти, я их засеку. И его тоже, если он придет. А вас он не разглядит – здесь полно народу.

Нед сел за столик.

– Они ждут его?

Джек пожал плечами.

– Не знаю. Во всяком случае, они тянут время. Хотите перекусить? Выпивки вы здесь внизу не получите.

– А мне выпить хочется, – сказал Нед. – А разве наверху не найдется укромного местечка, где нас не будет видно?

– Да это ведь просто забегаловка. Там, правда, есть парочка кабинок, они нас там, может, и не увидят, но если Берни придет, он сразу все усечет.

– Рискнем. Мне нужно выпить, а с ним, если он появится, я в конце концов смогу поговорить и тут.

Джек с любопытством посмотрел на Неда, потом отвел глаза и сказал;

– Дело ваше. Пойду посмотрю, есть ли свободная кабинка. – Он немного помедлил, снова пожал плечами и вышел.

Повернувшись в кресле всем телом, Нед следил, как франтоватый молодой человек поднимался по лестнице. Он не сводил глаз с лестницы до тех пор, пока Джек не спустился и не поманил его пальцем. Когда Нед подошел, он сказал:

– Свободна самая лучшая кабина, девица сидит спиной, так что вы сможете посмотреть на Бруков, когда будете проходить мимо.

Они поднялись наверх. Кабины – столики и скамейки, отделенные от зала невысокими перегородками, – были расположены справа от лестницы. Им пришлось повернуть головы, чтобы видеть через широкую арку бар и верхний зал ресторана.

Нед в упор смотрел в спину Ли Уилшир. Она была в палевом платье без рукавов и коричневой шляпке. Со спинки стула небрежно свисала меховая шубка. Он посмотрел на ее спутников. Слева от Ли развалился бледный мужчина с вытянутым подбородком и крючковатым носом, эдакое хищное животное лет сорока. Лицом к ней сидела полная рыжеволосая женщина с широко расставленными глазами. Она смеялась.

Нед прошел вслед за Джеком в кабину. Они сели по разные стороны стола. Нед – спиной к залу, ближе к выходу, под укрытием деревянного крыла перегородки. Пальто он снял, а шляпу снимать не стал.

Подошел официант.

– Виски, – заказал Нед.

– Джину с содовой, – заказал Джек.

Джек распечатал пачку сигарет, вытащил одну и, пристально разглядывая ее, процедил:

– Тут вы распоряжаетесь, а я работаю на вас. Не' должен сказать: это не самое удачное место для разговора с ним, раз у него есть тут дружки.

– Есть ли?

Джек сунул сигарету в уголок рта, и она, как дирижерская палочка, задвигалась в такт его словам:

– Ну, раз они его ждут именно здесь, он, наверное, постоянно тут околачивается.

Официант принес рюмки. Нед сразу же осушил свою и брезгливо пожаловался:

– Только по стеклу размазалось.

– Что правда, то правда, – согласился Джек и отхлебнул глоток джина. Потом поднес к сигарете спичку, прикурил и сделал еще один глоток.

– Вот что, – сказал Нед, – как только он здесь объявится, я его возьму в оборот.

– Ну что ж. Можно и так. – Красивое смуглое лицо Джека было непроницаемо. – А мне что делать?

– Ничего. Я сам справлюсь, – ответил Нед и кивнул официанту.

Бомонт заказал двойную порцию шотландского виски, Джек – еще раз джин с содовой. Не успели принести виски, как Нед осушил свою рюмку. Джек, оставив первую рюмку недопитой, начал потягивать из второй. Нед заказал еще одну двойную порцию и еще одну, а Джек все еще допивал свой джин.

И тут на лестничной площадке появился Берни Диспейн.

Джек, все время следивший за входом, увидел его и наступил Неду на ногу. Бомонт отвел взгляд от пустой рюмки, и в глазах его вспыхнул холодный жестокий огонек. Он оперся ладонями о стол и встал. Выйдя из кабины, он подошел вплотную к Диспейну.

– Отдавай мои деньги, Берни, – сказал он.

Человек, поднимавшийся вслед за Диспейном, втиснулся между ними и сильно ткнул Неда в живот левой рукой. Он был невысокого роста, но плечи у него были тяжелые и кулаки как чугунные гири.

Нед отлетел к перегородке, скрючившись от боли, колени у него подогнулись, но он не упал. На мгновение он так и застыл. Глаза его остекленели, лицо позеленело. Он пробормотал что–то неразборчивое и двинулся к лестнице.

Бледный, с непокрытой головой, он, шатаясь, спустился вниз, прошел через зал, вышел на улицу и остановился на обочине. Там его вырвало. Потом он влез в такси, которое стояло в нескольких метрах от входа, и велел водителю ехать в Гринвич Вилледж.

III

У дома с серыми каменными ступенями Нед Бомонт остановил такси. Из распахнутой подвальной двери на темную улицу выплескивался шум и свет. Через эту дверь он прошел в длинную узкую комнату, где два бармена в белых куртках смешивали напитки для десятка людей, сидящих вдоль длинной стойки, а два официанта обслуживали сидящих за столиками.

– Пропади я пропадом, да это же Нед! – воскликнул лысый бармен. Он перелил в высокий бокал какую–то розовую смесь и протянул через стойку мокрую руку.

– Привет, Мак, – откликнулся Нед.

Затем он обменялся рукопожатием с одним из официантов и с толстым краснощеким итальянцем, которого назвал Тони. Когда со взаимными приветствиями было покончено, Нед заявил, что он не прочь заказать выпивку.

– Ни черта подобного! – возмутился Тони. Он постучал по стойке пустым бокалом. – Не продавай сегодня этому парню ничего, даже стакана воды, – сказал он, когда бармены посмотрели на него. – Все, что он пожелает, – за счет заведения.

– Спорить не буду, лишь бы напоили. Двойную порцию виски!

Две девушки в другом конце комнаты поднялись со своих мест и крикнули:

– Ау–у, Нед!

– Сейчас вернусь, – пообещал Нед и направился к девушкам. Они обняли его, засыпали вопросами, познакомили со своими спутниками и усадили за свой столик.

Он сел и в ответ на их вопросы сообщил, что в НьюЙорк он вернулся на время, а не насовсем и пить будет шотландское виски двойными порциями.

Около трех часов утра они поднялись из–за стола. Из бара Тони они пошли в другой) похожий на первый как две капли воды, и там уселись за точно такой же столик и пили то же самое, что и прежде.

В половине четвертого один из мужчин встал и ушел, не попрощавшись. Минут через десять Нед, второй мужчина и обе девушки тоже поднялись. На углу они сели в такси, поехали в гостиницу возле Вашингтон–сквера и высадили там второго мужчину с одной из девушек.

Оставшаяся девушка, которую Нед называл Фединк, повезла его к себе, на 73–ю улицу. В квартире было очень жарко. Когда Фединк открыла дверь, теплый воздух волной рванулся им навстречу. Девушка сделала три шага, вздохнула и повалилась на пол.

Нед закрыл дверь и попытался ее разбудить, но она не просыпалась. С большим трудом он дотащил ее до спальни и уложил на покрытую цветастым покрывалом кушетку. Сняв с нее верхнюю одежду, он разыскал одеяло, прикрыл ее и распахнул окно. Потом прошел в ванную, где его снова вырвало. После этого он вернулся в гостиную, лег, не раздеваясь, на диван и уснул.

IV

Неда Бомонта разбудил телефон, зазвеневший над самой его головой. Он открыл глаза, спустил ноги на пол и огляделся. Увидев телефон, он успокоился к закрыл глаза.

Телефон продолжал звонить. Нед застонал, заворочался и снова открыл глаза. Высвободив левую руку, он поднес ее к глазам и прищурясь, посмотрел на часы. Стекла на циферблате не было и, стрелки остановились на без двенадцати минут двенадцать.

Еще поворочавшись, он устроился на левом боку, подсунув под голову согнутую в локте левую руку. Телефон продолжал звонить. Нед огляделся тоскливыми мутными глазами. В комнате горел свет. Через открытую дверь он видел укутанные одеялом ноги Фединк.

Он снова застонал и приподнялся, приглаживая рукой растрепавшиеся темные волосы, сжимая виски ладонями. Его губы пересохли и потрескались. Он провел по ним языком и скорчил гримасу. Затем он встал, покашливая, снял перчатки и пальто, бросил их на диван и прошел в ванную.

Выйдя из ванной, Нед подошел к кушетке и посмотрел на Фединк. Она спала тяжелым сном, уткнувшись лицом. в подушку. Одна ее рука в голубом рукаве была закинута высоко над головой. Телефон перестал звонить. Нед поправил галстук и вернулся в гостиную.

На столике между двумя креслами в открытой коробке лежали три сигареты «Мюрад» с золотым пояском. Он взял одну, пробормотал без тени юмора: «Пижонство», – нашел спички, закурил и направился в кухню. Там он выжал в высокий бокал сок из четырех апельсинов и выпил.

Потом он сварил и выпил одну за другой две чашки кофе. Когда он выходил из кухни, раздался безнадежно унылый голос Фединк:

– Где Тед? – Она слегка приоткрыла один глаз.

Нед подошел к ней.

– Кто такой Тед? – спросил он.

– Парень, с которым я была.

– А ты разве была с парнем? Откуда мне знать?

Она зевнула так, что хрустнули челюсти.

– Который теперь час?

– Этого я тоже не знаю. Утро, наверное.

Она потерлась лицом о подушку.

– Хороша же я! Вчера обещала выйти за него замуж, а потом бросила, чтобы притащить к себе домой первого попавшегося пьянчугу. – Она сжала в кулак и снова разжала затекшую руку. – А может, я и не дома?

– Во всяком случае, ключ от этой квартиры был у тебя, – ответил Нед. – Хочешь апельсинового соку и кофе?

– Ничего на свете не хочу, только умереть. Можешь ты уйти, Нед, и никогда больше не возвращаться?

– Мне это будет тяжело, – раздраженно сказал он, – но я попробую.

Он надел пальто, натянул перчатки, вынул из кармана помятую темную кепку, нахлобучил ее на голову и вышел.

V

Полчаса спустя Нед Бомонт был в своей гостинице и стучался в дверь 734–го номера. Через некоторое время из–за двери раздался сонный голос Джека.

– Кто там?

– Бомонт.

– А–а–а, сейчас, – Восторга в голосе не слышалось.

Джек открыл дверь и зажег свет. На нем была пижама в зеленую крапинку, из–под которой вылезали босые ноги. Глаза у него были заспанные, лицо раскрасневшееся и припухшее от сна. Он зевнул и снова лег в кровать, вытянувшись на спине и уставившись в потолок. Потом спросил без особого интереса:

– Как вы себя чувствуете сегодня?

Нед захлопнул дверь. Он стоял около кровати, мрачно взирая на лежащего в постели человека.

– Что произошло после моего ухода? – спросил он.

– Ничего не произошло. – Джек снова зевнул. – А может, вы хотите узнать, что делал я? – Он не стал дожидаться ответа. – Я тут же ушел и болтался на противоположной стороне улицы, пока они не вышли. Диспейн, и девица эта, и тот парень, что вам двинул. Они вышли вместе и отправились к Бакмену, сорок восьмая улица. Диспейн там окопался под именем Бартона Дьюи – номер девятьсот тридцать восемь. Я проторчал на улице до начала четвертого, а потом смылся. Они все еще там оставались, если, конечно, они меня не обдурили. – Он мотнул годовой в сторону кресла, стоящего в углу. – Вон ваша шляпа. Я подумал: может, она вам еще пригодится.

Нед прошел в угол комнаты, взял с кресла шляпу, которая была ему маловата, и надел ее, а мятую кепку засунул в карман пальто.

– Если хотите выпить, на столе есть джин, – заметил Джек.

– Нет, спасибо, – сказал Нед. – У тебя есть пистолет?

Джек отвел взгляд от потолка. Он сел на кровати, потянулся, в третий раз широко зевнул и спросил:

– А что вы намерены предпринять?

Казалось, он спрашивает просто из вежливости.

– Собираюсь повидаться с Диспейном.

Джек обхватил колени руками и замер на месте, уставившись на спинку кровати. Затем он медленно произнес:

– Мне кажется, вам этого делать не следует. Во всяком случае, сейчас.

– Нет, следует, и именно сейчас, – ответил Нед.

Тон его заставил Джека поднять глаза. Нед выглядел больным. Лицо его было желтовато–серого цвета. Мутные глаза с красными ободками век так опухли, что почти не было видно белков. Сухие, как будто обветренные губы сильно распухли.

– Всю ночь не спали? – спросил Джек.

– Немного подремал.

– Перебрали?

– Да. Так как насчет пистолета?

Джек высунул ноги из–под одеяла и опустил их на пол:

– Почему бы вам сначала не выспаться? А потом пойдем к нему. Сейчас вы не в форме.

– Пойду сейчас, – повторил Нед.

– Ну ладно, – сказал Джек, – только зря вы это затеяли. Они не какие–нибудь мальчики, чтобы идти против них в таком состоянии. Они люди серьезные.

– Где пистолет? – повторил Нед Бомонт.

Джек встал и начал расстегивать пижаму.

– Дай пистолет и валяй спи дальше. Я ухожу.

Джек застегнул расстегнутую было пуговицу и снова забрался в постель.

– Пистолет в шкафу, на верхней полке. Там же и патроны, если они вам нужны. – Он повернулся на бок и закрыл глаза.

Нед нашел пистолет, сунул его в задний карман, кинул «До скорой», погасил свет и вышел.

VI

Квадратный, выкрашенный желтой краской многоквартирный дом Бакмена занимал почти целый квартал. Нед Бомонт вошел в холл, назвал себя и сказал, что хочет подняться к мистеру Дьюи.

Пять минут спустя он вышел из лифта и зашагал по длинному коридору к открытой двери, в которой стоял Берни Диспейн.

У низкорослого жилистого Диспейна была несоразмерно большая голова. Длинные, пышные, подвитые волосы делали ее еще больше, создавая впечатление физического уродства. Глубокие борозды морщин резкими линиями разрезали его лоб и сбегали от крупного носа к широкому тяжелому подбородку. Только глаза у него были маленькие. Одну щеку украшал розовый шрам. Его синий костюм был тщательно отутюжен. Никаких драгоценностей он не носил.

Берни стоял в дверях, саркастически улыбаясь.

– Доброе утро, – приветствовал он Бомонта.

– Мне нужно поговорить с тобой, Берни, – ответил Нед.

– Я уже догадался об этом. Как только мне снизу сообщили, что ты поднимаешься, я сразу же сказал себе: «Держу пари, он хочет со мной поговорить».

На желтом отекшем лице Неда не дрогнул ни один мускул. Он молчал.

Диспейн еще шире ухмыльнулся.

– Ну, что же ты стоишь, мой мальчик? Входа, входи! – пригласил он и сделал шаг в сторону.

Дверь вела в маленькую прихожую. В комнате он увидел Ли Уилшир и того человека, который его ударил. Они упаковывали дорожные чемоданы, но прервали свое занятие, чтобы посмотреть на него.

Нед вошел. Диспейн захлопнул дверь в коридор и сказал:

– Наш Малышка Кид очень скор на расправу, а ты вчера так неожиданно налетел на меня, что он и подумал, будто ты нарываешься на неприятность, понял? Я его потом отругал. Так что, если ты его хорошенько попросишь, он может и извиниться.

Малышка Кид что–то сказал вполголоса Ли, которая злобно посмотрела на Неда.

Она ответила, ехидно рассмеявшись:

– Да, джентльмен до кончиков ногтей.

– Входите, мистер Бомонт, – продолжал Диспейн, – вы уже со всеми знакомы, не правда ли?

Нед прошел в комнату.

– Как брюхо? – полюбопытствовал Малышка Кид.

Нед ничего не ответил.

– Вот те и на! Ты же сказал, что пришел сюда переговорить, а сам рта не раскрываешь. Ну и дела! – воскликнул Диспейн.

– Я хочу поговорить с тобой; – сказал Нед. – Но только разве нужно этим людям присутствовать при нашем разговоре?

– Мне – нужно. Тебе – нет. Если они тебе мешают, уходи. Тебя никто не держит, – ответил Диспейн.

– У меня к тебе дело.

– Ах да! Ты говорил что–то о деньгах, – Диспейн с улыбкой повернулся к Малышке Киду. – Ведь он говорил что–то о деньгах, Малышка, а?

Малышка Кид сделал несколько шагов и встал у входной двери.

– Да, говорил, только я не помню, что, – ответил он сиплым, надтреснутым голосом.

Нед снял пальто и бросил его на спинку большого кресла. Затем он опустился в это кресло и сунул за спину шляпу.

– На этот раз я пришел по другому делу. Я… постой минутку. – Он вынул из внутреннего кармана пиджака документ, развернул его, пробежал глазами и продолжал: – Я здесь в качестве специального следователя окружной прокуратуры.

На какую–то долю секунды веселый блеск в глазах Диспейна погас, но он тут же нашелся:

– Ото, да ты вышел в люди! Когда я тебя видел в последний раз, ты ходил у Поля в холуях.

Нед сложил документ и сунул его обратно в карман.

– Ну что ж, давай, – продолжал Диспейн. – Покажи нам, как это делается. – Он уселся лицом к Неду и покачал своей огромной головой. – Уж не хочешь ли ты сказать, что приехал в Нью–Йорк издалека только затем, чтобы расспросить меня об убийстве Тейлора Генри?

– Да.

– Очень жаль. Мог не утруждать себя. – Диспейн широким жестом указал на лежащие на полу чемоданы. – Как только Ли сообщила мне, что произошло, я начал собираться, чтобы вернуться назад и посмеяться над вашей провокацией.

– Провокацией? Это ты Ли скажи! Она дала полиции эти сведения, – ответил Нед. Он сидел, лениво развалясь в кресле, одну руку держа за спиной.

– Еще бы, – вмешалась Ли сердито, – а что мне было делать, когда этот подонок их ко мне прислал?

– Ли, конечно, дура безмозглая, но те векселя ничего не значат, – сказал Диспейн. – Они…

– Это я–то дура? – взвизгнула Ли. – А кто примчался сюда, чтобы предупредить тебя? И это после того, как ты сбежал со всем, на что мог наложить свои вонючие лапы…

– Вот именно, – с любезной улыбкой подтвердил Диспейн. – Твой приезд и доказывает, что ты дура. Ты его на меня навела.

– Вот оно что? Раз ты так, я ничуть не жалею, что отдала полиции эти расписки. Ну, что ты на это скажешь?

– Я тебе все скажу, подожди только, пока гости уйдут, – ответил Диспейн и снова обратился к Неду: – Значит, честный Поль Мэдвиг решил отдать меня на съедение, да?

Нед улыбнулся.

– Улики против тебя никто не подтасовывает, Берни, и ты это знаешь. Ли дала нам ниточку, а остальное мы уж сами распутали.

– У вас только и есть, что те бумажки, которые она дала? Ведь больше ничего нет?

– У нас много чего есть.

– Например?

Нед снова улыбнулся.

– Я мог бы много тебе порассказать, Берни, но что–то нет настроения.

– Ерунда!

От дверей донесся сиплый голос Малышки Кида:

– Давай спустим этого болвана с лестницы – ехать пора!

– Обожди, – Диспейн нахмурился и снова обратился к Неду: – есть ордер на мой арест?

– Да я не…

– Да или нет? – Диспейн уже не шутил.

– Насколько мне известно, нет, – медленно проговорил Нед.

Диспейн резко отодвинул кресло и поднялся.

– Тогда убирайся к чертям собачьим, и живо, а не то я спущу на тебя Малышку.

Нед встал. Он взял пальто, перебросил его через руку, вынул из кармана измятую кепку и, держа ее в другой руке, серьезно заметил:

– Ты еще пожалеешь.

Медленно, с достоинством он вышел из квартиры. Вслед ему раздался сиплый смех Малышки и пронзительное улюлюканье Ли.

VII

Выйдя из дома Бакмена, Нед Бомонт бодро зашагал по улице. И хотя лицо его было по–прежнему усталым, но глаза весело блестели, а темные усики вздрагивали в едва заметной улыбке.

На первом же углу он лицом к лицу столкнулся с Джеком.

– Ты что здесь делаешь? – спросил он.

– Насколько мне известно, я все еще работаю на вас, вот я и пришел посмотреть, нет ли здесь для меня дела.

– Прекрасно! Добудь такси, они собираются смыться.

– Есть, – ответил Джек и отошел.

Нед остался на углу. Отсюда были видны центральный и боковые подъезды дома Бакмена.

Вскоре Джек вернулся с такси. Нед сел в машину и объяснил водителю, где встать.

– Что вы с ними сделали? – спросил Джек, когда машина остановилась.

– Да так, ничего особенного.

Прошло десять минут.

– Смотрите, – сказал Джек, указывая пальцем на такси, остановившееся у одного из боковых подъездов дома Бакмена.

Сначала из подъезда вышел Малышка Кид с двумя чемоданами. Когда он сел в такси, выбежали Диспейн и девушка. Машина тронулась.

Джек объяснил водителю, как ехать. Они поехали вслед за первой машиной. Их путь лежал по залитым утренним солнцем улицам. После многочисленных поворотов и петляний первая машина, наконец, остановилась на западной 49–й улице, у старого особняка из бурого, некрашеного кирпича. И снова Малышка Кид вышел первым. Он посмотрел направо, налево, подошел к двери дома, отпер ее. Затем вернулся к такси. Диспейн и девушка быстро вышли из машины и прошли в дом. Малышка с чемоданами проследовал за ними.

– Оставайтесь в машине, – бросил Нед Джеку.

– Что вы собираетесь делать?

– Попытать счастья.

Джек покачал головой.

– Не тот район, опять нарветесь на неприятности.

– Если я выйду с Диспейном, сматывайся. Достань другую машину и возвращайся к дому Бакмена. Держи его под наблюдением. Если я не выйду, решай сам, что делать. Нед открыл дверцу и вылез. Он весь дрожал от возбуждения. Глаза у него блестели. Он отмахнулся от Джека, который, высунувшись из окошка, пытался что–то еще сказать ему, и быстро пересек улицу.

Поднявшись на крыльцо, он нажал на ручку двери. Ручка легко поддалась. Дверь не была заперта. Он открыл ее и вошел, вглядываясь в полумрак неосвещенного вестибюля.

Дверь за ним захлопнулась, и на его голову опустился кулак Малышки. Удар сбил с него кепку и отшвырнул его к стене. Мотая головой, он сел, и второй удар пришелся по стене над его головой.

Ощерившись, Нед ударил Малышку Кида кулаком в пах. Короткий, резкий удар заставил того охнуть и отступить, так что Нед успел подняться и подготовиться. Неподалеку стоял, прислонившись к стене, Берни Диспейн, – рот его растянулся в хищной гримасе, глазки сузились.

– Врежь ему, Кид, врежь ему… – подзуживал он вполголоса. Ли Уилшир видно не было.

Следующие два удара Мартышки Кида пришлись Неду в грудь. Прижатый к стене, он закашлялся. От третьего, направленного в лицо, ему удалось увернуться. Выставив вперед руку, Нед оттолкнул Малышку и ударил его ногой в живот. Тот взревел от ярости и бросился на Неда, размахивая кулаками, но Нед выдвинул плечо и ногой отбросил Малышку в сторону. На этот раз Нед успел сунуть руку в задний карман и вытащить пистолет. Ему некогда было целиться – он, едва приподняв руку, нажал на спусковой крючок и угодил Малышке в правое бедро. Малышка Кид взвизгнул и упал на пол. На Неда смотрели налившиеся кровью испуганные глаза.

Нед отошел от него, сунул левую руку в карман и кинул Верни Диспейну:

– Ну–ка, выйдем на улицу, я хочу поговорить с тобой. – Выражение лица у него было решительное.

Наверху послышались шаги. Где–то вдалеке хлопнула дверь, и в конце коридора раздались взволнованные голоса. Однако в вестибюль никто не вышел.

Диспейн смотрел на Неда не мигая, как зачарованный. Потом, не говоря ни слова, перешагнул через лежащего на полу Кида и вышел первым. Прежде чем последовать за ним, Нед опустил пистолет в правый карман.

– К тому такси, – сказал он Диспейну, указав на машину, из которой уже вылезал Джек. Когда они сели, он велел водителю трогать.

– Поезжайте пока прямо, а там я скажу.

Наконец к Диспейну вернулся дар речи.

– Это грабеж, – просипел он. – Я тебе дам все, что скажешь, потому что я не хочу умирать, но это грабеж.

Нед неприятно рассмеялся и покачал головой.

– Не забудь, что я вышел в люди и получил какой ни на есть пост в окружной прокуратуре.

– Но ведь против меня не выдвинули обвинения. Меня не разыскивают. Ты сам сказал…

– У меня были причины не говорить тебе правду. Тебя разыскивают.

– За что?

– За убийство Тейлора Генри.

– Ах, это? Да я, черт возьми, готов вернуться, если дело только в этом. Что у вас есть на меня? У меня были его векселя, это точно. И уезжал я в ту ночь, когда он был убит, точно. И когда он отказался платить, я припугнул его, точно. Но ведь от обвинения, построенного на таких уликах, любой мало–мальски толковый адвокат не оставит камня на камне. Господи, да раз я положил расписки в сейф еще до девяти тридцати, как показала Ли, разве это не доказательство, что в ту ночь я и не собирался получать с него долг?

– Нет. А кроме того, у нас есть против тебя еще кое–что.

– Больше ничего быть не может, – убежденно сказал Диспейн.

Нед усмехнулся.

– Ты ошибаешься, Берни. Помнишь, я был в шляпе, когда пришел к тебе?

– Вроде да.

– Помнишь, я вынул кепку из кармана пальто, кода уходил?

В глазах Берни мелькнули страх и замешательство.

– Вот черт! Ну и что? Куда ты гнешь?

– Я ищу улики. Ты не обратил внимания, что шляпа была мне мала?

Голос Диспейна стал хриплым:

– Я не заметил. Ради Бога, Нед, что ты имеешь в виду?

– А то, что шляпа эта не моя. Ты знаешь, что ту шляпу, которая была на Тейлоре, когда его убили, не нашли?

– Я не знаю. Я ничего не знаю о Тейлоре.

– Вот я тебе и объясняю. Та шляпа, что была на мне сегодня утром, – шляпа Тейлора. А теперь она запрятана между сиденьем и спинкой кресла в твоей квартире у Бакмена. Как ты думаешь, этого хватит, плюс к тому, что у нас против тебя уже есть, чтобы посадить тебя на электрический стул?

Из горла Диспейна готов был вырваться панический вопль, но Нед закрыл ему рот ладонью и рявкнул в самое ухо:

– Тихо!

По лицу Диспейна заструился холодный пот. Он прижался к Неду, схватил его за лацканы пальто и залепетал:

– Послушай, Нед, не продавай меня. Я отдам тебе все деньги, которые должен. С процентами. Только не делай этого. Я ведь не хотел тебя обмануть, Нед, ей–Богу! Просто у меня были затруднения с деньгами, и я решил одолжить немного из твоих. Ей–Богу, Нед. У меня сейчас всей суммы нет, но я продал камешки Ли и сегодня должен получить за них. Я верну тебе деньги, все до последнего цента. Сколько я тебе должен, Нед? Я все тебе отдам сегодня же утром.

Нед оттолкнул коротышку, так что тот отлетел в противоположный угол, и сказал:

– Три тысячи двести пятьдесят долларов.

– Три тысячи двести пятьдесят долларов. Ты их получишь. Все до последнего цента. Сегодня же. Сейчас же. – Диспейн посмотрел на часы. – Да, да, сейчас же. Как только доедем. Старик Стейн уже у себя. Только ты скажи, Нед, что ты меня отпустишь. Ради старой дружбы.

Нед задумчиво потирал руки.

– Я не могу тебя отпустить. Во всяком случае, сейчас. Я ведь служу в прокуратуре. А тебя разыскивают, чтобы допросить. Так что разговор может идти только о шляпе. Вот мое предложение: отдай мне мои деньги, а я уж позабочусь, чтобы никого в комнате не было, когда я ее обнаружу! И никто ничего не узнает. Иначе я постараюсь, чтобы при этом присутствовала вся нью–йоркская полиция в полном составе. Вот так. Хочешь – соглашайся, не хочешь – не надо.

– Боже мой, – застонал Берни, – скажи ему, пусть везет нас к старику Стейну, на…

Глава третья. ДИНАМИТ

I

Из нью–йоркского поезда Нед Бомонт вышел совсем другим человеком – цветущим и жизнерадостным. Только впалая грудь несколько портила впечатление. Ясноглазый и стройный, он прошел через зал ожидания пружинистой походкой, помахал рукой знакомой девушке в справочном бюро и вышел на улицу.

В ожидании носильщика с чемоданами он купил газету. В такси по дороге на Рэндал–авеню он открыл ее и увидел на первой же полосе: Убит второй брат

Френсис Ф. Уэст был убит неподалеку от того места, где погиб его брат.

Не прошло и двух недель, как в доме Уэстов на Ачленд–авеню вновь рызыгралась трагедия. Вчера ночью был застрелен Френсис Ф. Уэст, 31 год. Смерть настигла его за квартал от того места, где он был свидетелем гибели своего брата Нормана, сбитого машиной, принадлежавшей, как предполагают, бутлегерам.

Френсис Уэст, работавший официантом в кафе «Рокауэй», возвращался домой после полуночи, когда его, как утверждают свидетели той второй трагедии, догнал черный лимузин, несшийся по Ачленд–авеню на большой скорости. Когда он поравнялся с Уэстом, раздались выстрелы. Уэст упал, сраженный восемью пулями, и умер, прежде чем к нему успели подбежать. Машина с убийцами, не останавливаясь, набрала скорость и скрылась за углом Баумен–стрит. Разноречивые показания свидетелей затрудняют розыски машины. Сидящих в ней людей никто не разглядел.

Единственный из братьев, оставшийся в живых, Бойд Уэст, который также был свидетелем гибели Нормана, не знает, почему убили Френсиса. Он заявил, что ему неизвестно, были ли у него враги. Мисс Мари Шеперд, проживающая в доме э19 по Бейкер–авеню, которая должна была обвенчаться с Френсисом на будущей неделе, также не могла назвать никого, кто желал бы смерти ее жениху.

Тимоти Айвенс, задержанный по подозрению в том, что он вел машину, которая случайно сбила Нормана Уэста, отказался дать интервью репортерам, которые пришли в его камеру в городской тюрьме, где он содержится до суда.

Нед Бомонт медленно сложил газету и сунул ее в карман пальто. Только стиснутые губы и горящие глаза выдавали его волнение. Забившись в самый угол машины, он вертел в руках незажженную сигару.

Дома он, не раздеваясь, быстро прошел к телефону и набрал один за другим четыре номера и каждый раз спрашивал: нет ли здесь Поля Мэдвига и где можно его найти?

После четвертого звонка он отказался от своих попыток. Опустив трубку он вынул сигару, закурил, но тут же положил ее на край стола и взялся за телефон. Позвонив в городскую ратушу, он попросил соединит» его с окружным прокурором. Ожидая ответа, он подтянул ногой стул, сел и поднес сигару ко рту.

Наконец ему ответили.

– Алло, – сказал он, – можно попросить мистера Фарра?.. Нед Бомонт… Да. Спасибо. – Он затянулся и медленно выпустил дым. – Алло! Фарр?.. Вернулся несколько минут назад… Да. Могу я сейчас с вами повидаться?.. Так. Поль вам говорил об убийстве Уэста?.. Ага, вы не знаете, где он?.. Так вот, есть одно дельце, которое я хотел бы с вами обсудить… Ну, скажем, через полчаса… Есть.

Он положил трубку, встал и подошел к столику у двери посмотреть, нет ли ему писем. На столике лежало несколько журналов и девять писем. Он быстро просмотрел конверты, не открывая, бросил их обратно на столик, разделся в спальне и прошел в ванную, где побрился и принял душ.

II

Прокурор Майкл Джозеф Фарр был грузный человек лет сорока. Над его красным лицом, никогда не теряющим драчливого выражения, торчала щетка коротких красных волос. Он сидел за большим письменным столом, на полированной поверхности которого стояли только телефон и письменный прибор из зеленого оникса, украшенный нагой женской фигурой из металла, держащей в поднятых руках самолетик. По обе стороны от фигурки лихо торчали черные и белые авторучки.

Фарр обеими руками пожал руку Неда Бомонта и усадил его в кожаное кресло. Раскачиваясь на стуле, он спросил:

– Хорошо съездили? – Сквозь дружелюбный блеск его глаз проглядывало любопытство.

– Ничего, – ответил Нед. – Я насчет Френсиса Уэста. Теперь, когда его пристукнули, как обстоит дело с Тимом Айвенсом? Фарр вздрогнул, но быстро сделал вид, что он просто усаживается поудобнее.

По–моему, это ничего не меняет, – сказал он. – Ведь остался еще третий брат, который может дать показания против Айвенса. – Он разглядывал угол письменного стола, явно избегая встретиться глазами с Недом. – А почему вы спрашиваете? У вас есть какие–нибудь соображения?

Нед не отрывал взгляда от лица Фарра.

– Просто поинтересовался. Да, раз другой брат сможет опознать Тима, значит, все в порядке.

Фарр ответил, по–прежнему не поднимая головы:

– Конечно. – Он тихонько раскачивался на стуле. Его полные щеки дрожали, как желе. Потом он откашлялся, встал и, посмотрев на Неда, дружелюбно сказал: – Обождите минутку, мне нужно тут кое–что сделать. Они все забудут, если я перестану наступать им на пятки. Не уходите, я хочу поговорить с вами о Диспейне.

– Можете не спешить, – пробормотал Нед вдогонку прокурору. Все пятнадцать минут, пока Фарр отсутствовал, он спокойно курил.

Фарр вернулся хмурый.

Очень сожалею, что мне пришлось вас покинуть, – сказал он и снова сел. – У нас тут работы невпроворот. Просто вздохнуть некогда. Если так будет продолжаться… – Он развел руками.

– Ничего, ничего, не беспокойтесь. Есть какие–нибудь новости в связи с убийством Тейлора Генри?

– Нет, пока ничего. Как раз об этом я и хотел у вас спросить… Насчет Диспейна… – Фарр снова отвел глаза от Неда.

Насмешливая улыбка незаметно для собеседника тронула уголки рта Неда и тут же исчезла. Он сказал:

– Если разобраться, улики–то все липовые.

Фарр медленно кивал, не отрывая глаз от письменного стола.

– Может быть, но ведь он удрал из города в ту самую ночь. Это подозрительно.

– У него были на то особые причины, – сказал Нед, – весьма основательные. – Тень улыбки снова появилась и исчезла.

Фарр опять закивал, словно ему хотелось, чтобы его убедили.

– А вы не допускаете, что это он убил Генри?

Нед ответил небрежно:

– Думаю, что он тут ни при чем. Но такая возможность всегда существует. И у вас достаточно оснований, чтобы его задержать, если захотите.

Прокурор поднял голову и посмотрел на Неда. Смущенно улыбнувшись, он пробормотал:

– Если я сую нос не в свое дело, можете послать меня к чертовой матери. Но почему, ради Бога, скажите вы мне, Поль отправил вас в Нью–Йорк за Берни Диспейном?

Нед ответил не сразу. Он задумался. Потом пожал плечами:

– Поль не отправлял меня, он разрешил мне поехать.

Фарр молчал. Нед затянулся, выпустил дым и продолжал:

– Берни надул меня и удрал с моими деньгами. Это чистая случайность, что Тейлор Генри был убит .в тот самый день, когда Пегги О'Тул пришла к финалу первой. А я поставил на нее тысячу пятьсот долларов.

– Хорошо, хорошо, Нед, – быстро проговорил Фарр. – Меня ваши с Полем дела не касаются. Я, видите ли, не очень уверен, что Диспейн случайно не повстречал Генри на улице и не пристукнул его. Во всяком случае, я думаю его задержать на некоторое время. – Его толстые губы скривила подобострастная улыбка. – Не думайте, что я сую нос в дела Поля или в ваши, но… – его багровое лицо лоснилось от пота. Внезапно он нагнулся, выдвинул ящик стола, зашуршал там бумагой и протянул Неду маленький белый конверт, вскрытый с одного края. – Вот. – Голос его стал хриплым: – Посмотрите и скажите, что вы об этом думаете. Может, это просто вздор?

Нед взял конверт, но не стал его разглядывать. Его глаза, ставшие холодными и блестящими, продолжали в упор смотреть на прокурора.

Лицо Фарра побагровело еще сильнее: он миролюбиво поднял мясистую руку и заговорил:

– Я не придаю этому никакого значения, Нед, но… всякий раз, когда что–нибудь случается, мы получаем кучу всякой ерунды. В общем, прочтите и скажите.

Выждав еще мгновение, Нед отвел глаза от лица Фарра и посмотрел на конверт. Адрес был напечатан на машинке: Мистеру Дж. Фарру, окружному прокурору. Городская ратуша, лично

Штемпель на конверте показывал, что письмо было отправлено в прошлую субботу. Внутри на листке белой бумаги было три фразы без обращения и без подписи:

Почему, после того как Тейлор Генри был убит, Поль Мэдвиг украл одну из его шляп?

Куда девалась шляпа, которая была на Тейлоре Генри в момент убийства?

Почему человека, который утверждает, что он первым обнаружил труп Тейлора Генри, взяли к вам на службу?

Нед сложил бумажку, сунул ее обратно в конверт, бросил конверт на стол и разгладил усики ногтем большого пальца. Устремив на прокурора бесстрастный взгляд, он заговорил с ним столь же бесстрастным тоном:

– Ну и что?

Щеки Фарра опять задрожали. Он пытался нахмуриться, но в его глазах светилась немая мольба.

– Ради Бога, Нед, – сказал он проникновенно, – не думайте, что я придаю этому какое–либо значение. Нам приносят тюки таких писем каждый раз, когда что–нибудь происходит. Я просто хотел показать его вам.

– Значит, все в порядке, по крайней мере, до тех пор, пока вы так к этому относитесь, – сказал Нед Бомонт. Глаза его оставались бесстрастными, голос тоже. – Вы Полю об этом говорили?

– О письме? Нет, я его еще не видел. Да оно ведь и пришло–то только сегодня утром.

Нед взял конверт со стола и сунул его во внутренний карман пиджака. Прокурор проводил письмо затравленными глазами, но ничего не сказал.

Спрятав письмо, Нед вынул из другого кармана тонкую крапчатую сигару и сказал:

– На вашем месте я бы ему ничего не говорил. У него и без того хватает неприятностей.

– Конечно, конечно, – подхватил Фарр, прежде чем Нед успел закончить фразу.

После этого оба замолчали. Фарр снова уставился на угол стола, а Нед задумчиво смотрел ему в лицо. Молчание было прервано мягким жужжанием телефонного аппарата,

Фарр снял трубку.

– Да… да… – Его нижняя челюсть медленно поползла вперед, багровое лицо пошло пятнами. – Не может быть! – прорычал он. – Возьмите этого ублюдка и устройте ему очную ставку. Если он и тогда не признается, мы возьмемся за него по–другому… Да… Валяйте. – Он с силой швырнул трубку на рычаг и посмотрел на Неда взбешенными глазами.

Нед замер с сигарой в одной руке и горящей зажигалкой в другой. Глаза его заблестели, он провел языком по губам и усмехнулся.

– Что–нибудь новенькое? – спросил он ласково.

В голосе прокурора звучала ярость:

– Это Бойд Уэст, третий брат, который опознал Айвенса. Когда мы разговаривали, я подумал о нем и послал к нему людей спросить, может ли он опознать его еще раз. А он, сукин сын, видите ли, уже не уверен!

Нед кивнул, словно он это предвидел.

– Что же теперь будет?

– Ничего у него не выйдет! – прорычал Фарр. – Он его уже один раз опознал, и ему придется повторить это перед присяжными. Его сейчас приведут, я с ним побеседую, а к тому времени, как я с ним покончу, он у меня шелковым станет.

– Вот как? А если нет?

Письменный стол прокурора задрожал под ударом его кулака.

– Станет!

На Неда это, очевидно, не произвело впечатления. Он поднес зажигалку к сигаре. Выпустив изо рта струйку дыма, он спросил весело:

– Я тоже так думаю. А вдруг нет? Вдруг он посмотрит на Тима и скажет: «Я не уверен, что это он»?

Фарр снова стукнул кулаком по столу.

– После того как я с ним поработаю, не скажет. После этого он сможет только встать перед присяжными и сказать: «Это он».

Уже без тени юмора, спокойно и устало Нед сказал:

– Он откажется от своего первого показания. Вы это знаете, и тут ничего не поделаешь. Ведь правда? Это дело у вас не выгорит. А это значит, что ваше обвинение против Тима Айзенса провалилось. Вы нашли спиртное там, где он его оставил, но доказать, что именно он вел машину, когда она сбила Нормана Уэста, можно было только при помощи показаний двух братьев. Ну так вот, раз Френсис убит, а Бойд боится говорить, это дело не выгорит, и вы это знаете.

– Вы что, думаете, я так и поддамся? – заорал Фарр.

Нед решительным жестом остановил его:

– Поддадитесь вы или нет, все равно вы погорели, ясно?

– Ясно? Мне вот что ясно: я – прокурор этого города и этого округа! И я… – Гнев Фарра погас так же внезапно, как вспыхнул. Фарр откашлялся, проглотил слюну. Воинственное выражение в его глазах сменилось сначала замешательством, а потом и страхом. Он перегнулся через стол, слишком взволнованный, чтобы скрыть это, и сказал: – Конечно, если вы… если Поль, то есть я хочу сказать, что если есть какие–нибудь причины, почему не следует… Вы же знаете… тогда мы можем замять это дело.

Неприязненная усмешка тронула уголки рта Неда, его глаза поблескивали сквозь сигарный дым. Он медленно покачал головой и сказал подчеркнуто любезным голосом:

– Нет, Фарр, что вы, никаких причин нет. Поль обещал освободить Айвенса после выборов. Но хотите – верьте, хотите – нет, Поль никого не велел убивать. И даже если бы он это сделал, то уж, во всяком случае, не ради Айвенса. Айвенс того не стоит. Нет, Фарр, никаких причин нет. Мне бы не хотелось, чтобы вы так думали.

– Я вас умоляю, Нед, поймите меня правильно, – запротестовал Фарр. – Вы очень хорошо знаете, что в городе нет другого человека, который так стоял бы за Поля, за вас, как я. Вы это знаете. Я ведь ничего такого не хотел сказать. Вы должны понять, что всегда можете рассчитывать на меня.

– Вот и прекрасно, – сказал Нед без всякого энтузиазма и встал.

Фарр тоже встал, вышел из–за письменного стола и протянул Неду свою красную мясистую руку.

– Куда же вы торопитесь? – спросил он. – Почему вам не остаться здесь и не посмотреть, как будет вести себя Уэст, когда его приведут. Или… – он посмотрел на часы, – что вы делаете сегодня вечером? Не хотите пообедать со мной?

– К сожалению, не могу, – ответил Нед. – Мне надо идти. – Он позволил Фарру потрясти себя за руку и в ответ на настоятельную просьбу прокурора заходить почаще и предложение как–нибудь встретиться ответил: «Да, конечно», – и вышел.

III

Уолтер Айвенс стоял возле конвейера, когда вошел Нед Бомонт. Он работал бригадиром на фабрике деревянной тары. Уолтер сразу же увидел Неда и, помахав ему рукой, пошел навстречу по центральному проходу. По фарфорово–голубым глазам Уолтера и круглому лицу было видно, что он не слишком доволен.

– Привет, Уолт, – сказал Нед, полуобернувшись к двери, чтобы избежать необходимости пожать протянутую руку или нарочито ее не заметить. – Уйдем отсюда, здесь слишком шумно.

Айвенс что–то ответил, во его слова потонули в грохоте стучащих по гвоздям молотков. Они подошли к открытой двери, через которую вошел Нед. За дверью была широкая деревянная площадка, от которой вели вниз дощатые ступеньки.

Они остановились на площадке, и Нед спросил:

– Ты знаешь, что одного из свидетелей по делу твоего брата вчера убили?

– Д–д–д–а, я ч–ч–читал в газете.

– Ты знаешь, что другой теперь не уверен, что сможет опознать Тима?

– Н–н–нет, эт–того я не знал, Н–Нед.

Если он его не опознает, Тима отпустят, – сказал Нед.

– Д–да.

– Что–то ты не радуешься!

Айвенс вытер лоб рукавом рубашки.

– Я оч–ч–чень рад, Нед. Клянусь Б–б–богом, я оч–ч–чень рад!

– Ты знал Уэста? Того, которого убили?

– Н–н–нет, я только о–д–дин раз ходил к н–н–нему п–просить за Тима.

– Что он ответил тебе?

– Отк–к–казал.

– Когда это было?

Айвенс переступил с ноги на ногу и снова обтер лицо рукавом.

– Д–д–ва или т–т–три дня назад.

– А ты не знаешь, кто мог бы его убить? – спросил Нед тихо.

Айвенс покачал головой. Нед с минуту задумчиво смотрел мимо Айвенса. Шум гвоздильных машин вырывался из двери, со второго этажа доносилось жужжание пил. Айвенс глубоко вздохнул.

Нед с сочувствием заглянул в фарфорово–голубые глаза. Наклонившись к Айвенсу, он спросил:

– У тебя все в порядке, Уолт? Я хочу сказать, что обязательно найдутся люди, которые подумают, что это ты убил Уэста, чтобы спасти брата. У тебя есть…

– Я б–был в к–клубе весь вечер, с в–восьми д–до д–двух ночи, – ответил Уолт Айвенс так быстро, как ему позволяло заикание. – Гарри Слосс, и Бен Феррис, и Брейджер м–могут п–подтвердить.

Нед рассмеялся.

– Тебе повезло, Уолт, – сказал он весело.

Он повернулся спиной к Уолтеру и спустился по дощатым ступенькам на улицу, не ответив на дружелюбное «До свидания, Нед».

IV

Выйдя с фабрики, Нед Бомонт прошел квартала четыре до ближайшего ресторана и зашел в телефонную будку. Он снова начал разыскивать Поля и, не застав его, везде просил передавать, чтобы тот ему позвонил. Потом он нашел такси и поехал домой.

На столике у двери прибавилось несколько новых конвертов. Он повесил шляпу и пальто, зажег сигару и, захватив почту, устроился в самом большом из своих красных плюшевых кресел. Четвертый конверт, который он вскрыл, был похож на тот, что он взял у прокурора. В нем был один–единственный листик бумаги с тремя фразами без обращения и без подписи:

Вы нашли труп Тейлора Генри после убийства или присутствовали при самом убийстве?

Почему вы не сообщали о его смерти до тех пор, пока труп не был найден полицией?

Неужели вы думаете, что можно спасти виновных, фабрикуя улики против невиновных? Читая это послание, Нед Бомонд прищурился, нахмурил лоб и глубоко затянулся сигарой. Он сравнивал письма. Бумага была та же, шрифт и расположение трех фраз в обоих посланиях одинаковые. И даже штемпель на конвертах. Он сунул было конверты в карман, но тут же снова их вынул и начал внимательно перечитывать. Оттого, что он часто затягивался, сигара горела неровно, с одного конца. Поморщившись, он положил ее на край стола и начал нервно пощипывать усики. Потом опять спрятал конверты, откинулся в кресле и, глядя на потолок, начал грызть ногти. Он провел рукой по волосам, засунул палец между воротничком и шеей, как будто воротничок был ему тесен, снова выпрямился и вытащил конверты из кармана и снова спрятал их, даже не взглянув. Он пожевал нижнюю губу и, наконец, нетерпеливо встряхнувшись, начал читать остальную почту. Он все еще читал, когда зазвонил телефон.

Нед поднял трубку:

– Алло!.. А, привет, Поль! Ты где? Сколько ты там пробудешь? Прекрасно! Заезжай по дороге… Ладно, я буду ждать. – И снова углубился в чтение писем.

V

Поль Мэдвиг вошел в квартиру Неда Бомонта, когда колокола в серой церквушке напротив начали вызванивать к поздней обедне. Еще в дверях Поль радостно воскликнул:

– Здравствуй, Нед! Когда ты вернулся?

Серый твидовый костюм ладно сидел на его высокой фигуре.

– Сегодня утром, – ответил Нед, пожимая ему руку.

– Все в порядке?

Губы Неда раздвинула довольная улыбка.

– Я получил то, за чем ездил. Сполна.

– Вот и замечательно. – Мэдвиг швырнул шляпу на стул и сел в кресло возле камина.

Нед вернулся к своему креслу.

– Что произошло в мое отсутствие? – спросил он, поднимая наполненный до половины бокал, стоявший на столике у его локтя рядом с серебряным миксером.

– Распутали эту неразбериху с контрактами по канализации.

Нед отхлебнул коктейль и спросил:

– Много пришлось уступить?

– Слишком много. Такой прибыли, как ждали, уже не будет. Но лучше так, чем рисковать скандалом перед самыми выборами. Наверстаем на реконструкции улиц в будущем городе, когда пройдет закон о расширении пригородов.

Нед кивнул. Он посмотрел на вытянутые ноги Поля.

– С твидовым костюмом нельзя носить шелковые носки, – сказал он.

Мэдвиг поднял вытянутую ногу и посмотрел на свои щиколотки.

– Нельзя? А мне нравится носить шелк.

– Тоща не носи твидовые костюмы. Тейлора Генри уже похоронили?

– В пятницу.

– Ты был на похоронах?

– Да, – ответил Мэдвиг и добавил смущенно: – Сенатор попросил меня прийти.

Нед поставил бокал на стол, вытер губы белым носовым платком из нагрудного кармашка.

– Как поживает сенатор? – Он искоса взглянул на собеседника, не пытаясь скрыть смешинки в глазах.

Мэдвиг ответил, все еще смущаясь:

– Хорошо. Я провел с ним весь вечер.

– В его доме?

– Ага.

– А златокудрая сирена тоже там была?

Мэдвиг слегка сдвинул брови.

– И Дженет была там, – ответил он, засовывая носовой платок в карман.

Нед издал приглушенный смешок.

– Значит, она уже Дженет? Ты делаешь успехи.

К Мэдвигу вернулось самообладание. Он сказал спокойно:

– Я еще не потерял надежды жениться на ней.

– А она знает о твоих благородных намерениях?

– Побойся Бога, Нед, – запротестовал Мэдвиг. – Сколько еще ты будешь меня допрашивать?

Нед рассмеялся, взял со столика миксер, потряс его и налил себе еще один коктейль.

– Как тебе понравилось убийство Френсиса Уэста? – спросил он, откинувшись в кресле с бокалом в руках.

Мэдвиг, казалось, не сразу сообразил, о чем он спрашивает.

– А… это тот парень, которого застрелили вчера вечером на Ачленд–авеню?

– Тот самый.

Голубые глаза Мэдвига опять смотрели недоуменно.

– Я его не знал, – сказал он.

– Он был одним из свидетелей против брата Уолтера Айвенса. А теперь второй свидетель, Бойд Уэст, боится давать показания. Так что этому делу крышка.

– Вот и прекрасно, – сказал Мэдвиг. Но потом на его лице появилось сомнение. Он согнул ноги в коленях и наклонился вперед. – Боится? – переспросил он.

– Да, или, точнее сказать, запуган.

Лицо Мэдвига как бы застыло в напряженном внимании, а глаза превратились в голубые льдинки.

– Что ты хочешь сказать, Нед? – спросил он резко.

Нед допил коктейль и поставил бокал на столик.

– После того как ты сказал Уолту Айвенсу, что не сможешь освободить Тима до выборов, он пошел со своим горем к Шеду О'Рори, – сказал он нарочито монотонно, как будто повторял урок. – Шед послал своих бандитов к Уэстам, чтобы вынудить их отказаться от показаний против Тима. Один из братьев не испугался, и они убрали его.

– А какое дело Шеду О'Рори до горя Тима Айвенса? – мрачно возразил Мэдвиг.

Нед потянулся за миксером.

– Ладно, успокойся. Это только мои догадки. Забудь об этом, – сердито сказал он.

– Не валяй дурака, Нед. Ты знаешь, как я ценю твои догадки. Если хочешь что–нибудь сказать, давай говори.

Нед снова поставил миксер, так ничего и не налив себе.

– По–моему, я угадал правильно, ошибки нет. Все знают, что Уолт Айвенс работал на тебя в третьем районе, и он член твоего клуба и всякое такое, и что ты на все пойдешь, лишь бы вызволить его брата из беды. Ну так вот, теперь многие начинают думать, уж не ты ли велел запугать или убрать свидетелей, которые должны были выступить против его брата? Так будут думать, конечно, посторонние люди – ну, скажем, женские клубы – ты ведь стал их теперь побаиваться – и прочие достопочтенные граждане. А свои люди, которым в общем–то все равно, сделал ты это или нет, наверняка узнают правду. Вот это будет для них сюрприз! Один из твоих парней вынужден был обратиться за помощью к Шеду. И тот ему помог. Вот какую свинью подложил тебе Шед. А может, ты думаешь, он не посмеет подложить тебе свинью?

– Ну уж нет, я хорошо знаю эту гниду проклятую, – процедил Мэдвиг сквозь зубы. Насупившись, он рассматривал зеленые листья узора на ковре.

Внимательно посмотрев на собеседника, Нед продолжал:

– Можно посмотреть на это дело и с другой стороны. Может быть, ничего и не будет, но надо быть готовым, если Шед захочет раздуть это дело.

– Какое дело? – спросил Мэдвиг, поднимая голову.

– Уолт Айвенс провел вчера в клубе почти всю ночь до двух часов утра, а обычно он уходит в одиннадцать, если не считать дней выборов или банкетов. Понимаешь? Он готовил себе алиби в нашем клубе. А что, если… – голос Неда зазвучал тише, а его темные глаза округлились и посерьезнели, – а что, если Шед продаст Уолта и подкинет какие–нибудь улики в доказательство того, что Уолт убил Уэста? Тогда твои женские клубы и прочая шушера, которая любит поднимать крик по таким поводам, решит, что алиби подстроено и что мы покрываем Уолта?

– Гнида, – повторил Мэдвиг. Он встал и сунул руки в карманы брюк. – Господи, до чего бы я хотел, чтобы выборы уже были позади или чтобы до них было далеко!

– Тогда ничего подобного бы не случилось, – сказал Нед.

Мэдвиг направился было к центру комнаты.

– Черт бы его побрал! – пробормотал он и остановился, нахмурясь, около телефона, стоящего на столике у двери в спальню. Он тяжело дышал. Не глядя на Неда, он сказал сквозь зубы:

– Придумай, как выпутаться из этого положения. – Он сделал еще один шаг в сторону телефона и остановился. – Впрочем, не надо, – сказал он и посмотрел Неду прямо в глаза. – Я, пожалуй, вышвырну Шеда из нашего городка. Мне надоело с ним возиться. Я, пожалуй, покончу с ним сегодня, сейчас же.

– Это как же? – спросил Нед.

Мэдвиг ухмыльнулся.

– А вот так, – ответил он, – велю Рейни прикрыть «Конуру», «Райский сад» и прочие притоны, в которых заинтересованы Шед или его друзья. И велю Рейни провести облаву сегодня же ночью.

– Ты поставишь Рейни в затруднительное положение, – нерешительно возразил Нед. – Наша полиция не привыкла притеснять нарушителей сухого закона. Вряд ли им это понравится.

– Могут один раз нарушить свои правила для меня. Свой долг мне они все равно этим не покроют, – сказал Мэдвиг.

– Так–то оно так. – Видно было, что Нед сомневается. – Но закрыть все оптом – это все равно что вдребезги разнести динамитом крохотный сейфик, который можно без шума вскрыть отмычкой.

– А что ты можешь предложить?

Нед покачал головой:

– Пока ничего определенного, но, по–моему, лучше подождать денек–другой.

Теперь Мэдвиг покачал головой.

– Нет, – сказал он. – Нужно действовать. В том, как взламывать сейфы, я ничего не понимаю, но как нужно драться – это я знаю. У меня свой метод… атаковать с налету. Я никак не мог обучиться боксу. Пробовал несколько раз, но мне всегда доставалось. Так что нам придется расправиться с мистером О'Рори по–моему – подорвать его динамитом.

VI

Жилистый человек в роговых очках веско произнес:

– Так что об этом вам тревожиться нечего. – Он самодовольно откинулся в кресле.

Сидевший по его левую руку крупный, широкий в кости мужчина с пушистыми каштановыми усами и лысой головой сказал, повернувшись к другому соседу:

– А по–моему, хорошего тут мало.

– Вот как? – Жилистый гневно посмотрел на ширококостного. – Так вот что я тебе скажу: Полю не надо будет ехать самому в мой участок, чтобы…

– Ерунда, – ответил ширококостный.

– А вы видели Паркера, Брин? – спросил ширококостного Мэдвиг.

– Да, – ответил Брин, – и он сказал – пять. Только я думаю, из него можно выколотить еще парочку.

– Еще бы! – презрительно вставил человек в очках.

Брин усмехнулся.

– Да? А ты мне скажи, из кого ты хоть половину выколотил?

В широкую дубовую дверь три раза постучали. Нед Бомонт встал со стула, на котором сидел верхом, подошел к двери и слегка приоткрыл ее.

За дверью стоял смуглый человек с низким лбом, в мятом синем костюме. Он не вошел в комнату, но его возбужденный шепот услышали все:

– Шед О'Рори внизу. Он хочет видеть Поля.

Нед прикрыл дверь, прислонился к ней спиной и посмотрел на Поля Мэдвига. Из десяти присутствующих только их двоих не взволновало сообщение низколобого субъекта. Остальные тоже старались казаться спокойным, но учащенное дыхание их выдавало.

Нед, будто не зная, что повторять ни к чему, сказал, явно любопытствуя, как прореагируют на его сообщение:

– Тебя хочет видеть О'Рори. Он внизу.

Мэдвиг посмотрел на часы.

– Передайте ему, что я сейчас занят. Но если он немного подождет, я его приму.

Нед кивнул и открыл дверь.

– Скажи ему, что Поль сейчас занят, – сказал он низколобому субъекту. – Но если он покантуется тут немного, Поль его примет, – и снова захлопнул дверь.

А Мэдвиг уже расспрашивал детину с квадратным желтым лицом, есть ли у них шансы заполучить побольше голосов по другую сторону Каштановой улицы. Тот отвечал, что они, конечно, получат больше, чем в прошлый раз, намного больше, но все же недостаточно, чтобы задавить противника. Во время разговора он то и дело скашивал глаза на дверь.

Нед снова оседлал свой стул у окна и закурил сигару.

А Мэдвиг уже расспрашивал следующего о том, какую сумму пожертвует на избирательную кампанию некий Хартвик. Тот, правда, не смотрел на дверь, но отвечал довольно бессвязно.

Однако ни спокойствие Мэдвига и Неда, ни их деловитость не могли рассеять напряженной атмосферы.

Через пятнадцать минут Мэдвиг поднялся и сказал:

– Конечно, успокаиваться еще рано, но дела идут неплохо. Работайте как следует – и мы своего добьемся. – Он встал у двери и по очереди пожимал руку своим подручным, которые уходили довольно поспешно.

.Когда они остались одни, Нед, не вставая со своего стула у окна, спросил:

– Мне что – остаться или сматываться?

– Оставайся, – Мэдвиг подошел к окну и выглянул на залитую солнцем Китайскую улицу.

– Так, значит, атакуем с налету? – спросил Нед после короткой паузы.

Мэдвиг, отвернувшись от окна, кивнул.

– По–другому я не умею. – И он улыбнулся Неду своей мальчишеской улыбкой. – Разве что еще и с наскоку.

Нед хотел было ответить, но тут дверь открылась, и в комнату вошел человек немногим выше среднего роста и ладно скроенный, что придавало его фигуре обманчиво хрупкий вид. Хотя волосы у него были совсем седые, ему вряд ли было больше тридцати пяти лет. С длинного, узкого, правильного лица смотрели ясные серо–голубые глаза. На нем было темно–синее пальто, надетое поверх темно–синего костюма, в руках, на которые были натянуты черные перчатки, он держал черный котелок.

Вслед за ним в комнату вошел кривоногий громила невысокого роста, длиннорукий, с плоским, сероватого цвета лицом и покатыми плечами, похожий на гориллу. Не снимая шляпы, он закрыл дверь и прислонился к ней, засунув руки в карманы клетчатого пальто.

Первый подошел к стулу, положил на него шляпу и начал не спеша снимать перчатки.

Мэдвиг любезно улыбнулся.

– Как поживаешь, Шед? – спросил он.

– Прекрасно, Поль, – отвел седой. – А ты как? – У него был приятный баритон. Едва заметный ирландский акцент придавал его речи особую музыкальность.

Мэдвиг кивнул в сторону сидящего на стуле Неда и спросил:

– Знаком с Бомонтом?

– Да, – ответил О'Рори.

– Да, – сказал Нед.

Они не кивнули друг другу, и Нед даже не потрудился встать со стула.

Шед О'Рори, наконец, снял перчатки, положил их в карман пальто и сказал:

– Политика есть политика, а дело есть дело. Я за все плачу, готов платить и впредь, но я хочу получать то, что мне причитается. – Его хорошо поставленный голос звучал спокойно.

– Что ты хочешь этим сказать? – спросил Мэдвиг безразлично.

– Я хочу сказать, что половина полиции в нашем городе живет на деньги, которые получают от меня и моих друзей.

Мэдвиг сел за стол.

– Ну и что же? – небрежно бросил он.

– Я хочу получить то, что мне причитается. Я плачу за то, чтобы меня оставили в покое, и я хочу, чтобы меня оставили в покое.

Мэдвиг усмехнулся.

– Ты что, жалуешься мне, что полицейские не соблюдают условий сделки и не хотят отработать твои денежки?

– Я вот что хочу сказать: Дулан вчера сообщил мне, что приказ о закрытии моих заведений исходит непосредственно от тебя.

Мэдвиг снова усмехнулся и повернулся к Неду.

– Что ты на это скажешь, Нед?

Нед кисло улыбнулся и ничего не ответил.

– Знаешь, что я по этому поводу думаю, – продолжал Мэдвиг, – я думаю, что Дулан слишком переутомился. Он устал. Я думаю, что следует дать капитану Дулану хороший длительный отпуск. Напомни мне об этом, Нед.

– Я плачу за то, чтобы меня не трогали, Поль, – повторил О'Рори. – Дело есть дело, а политика есть политика. Их не надо смешивать.

– Не выйдет, – ответил Мэдвиг.

Ясные глаза Шеда О'Рори мечтательно смотрели вдаль. Он грустно улыбнулся.

– Значит, борьба не на жизнь, а на смерть, – грустно сказал он. Голубые глаза Мэдвига стали непроницаемы.

– Это зависит от тебя, – сказал он ровным голосом.

О'Рори кивнул.

– Похоже, другого выхода нет, – сказал он с грустью. – Я не мальчик, чтобы позволять так с собой обращаться.

Мэдвиг откинулся в кресле и положил ногу на ногу, Он сказал просто и без нажима:

– Может, ты и взрослый, но слушаться будешь. – Он сжал губы и добавил, словно ему это только что пришло в голову: – Ты уже слушаешься.

Мечтательность и грусть мгновенно слетели с лица Шеда О'Рори. Он надел свою шляпу, поправил воротник пальто и, вытянув длинный белый палец в сторону Мэдвига, произнес:

– Я сегодня снова открываю «Конуру». Я не хочу, чтобы мне мешали. Если ты будешь мешать мне, тебе не поздоровится.

Мэдвиг потянулся к телефону и попросил, чтобы его соединили с начальником полиции.

– Алло, Рейни, – сказал он. – Да, прекрасно. Как семья?.. Вот и хорошо. Послушай, Рейни, до меня дошел слух, что Шед снова хочет открыть свой кабак сегодня вечером. Да. Врежь ему, чтоб он больше не рыпался… Вот именно. Ага… До свидания. – Он отодвинул телефон и повернулся к О'Ро ри: – Теперь ты понимаешь, как обстоят дела? Тебе конец, О'Рори. В этом городе тебе уже не подняться.

– Понимаю, – сказал О'Рори тихим голосом, повернулся, открыл дверь и вышел.

Кривоногий громила на минутку остановился, нахально плюнул на ковер и вызывающе посмотрел на Мэдвига и Бомонта. Затем тоже вышел.

Нед вытер руки носовым платком. Мэдвигу, который вопрошающе смотрел на него, он так ничего и не сказал. Взгляд его был мрачен.

Прошла минута.

– Ну? – спросил Мэдвиг.

– Ты не прав, Поль, – сказал Нед Бомонт.

Мэдвиг встал и подошел к окну.

– Господи Боже ты мой, да разве могу я тебе угодить? – пожаловался он, не оборачиваясь.

Нед встал со стула и двинулся к двери.

Мэдвиг обернулся.

– Опять собираешься какую–нибудь глупость выкинуть? – бросил он сердито.

– .Да, – ответил Нед и вышел из комнаты. Он спустился вниз, взял шляпу и вышел из клуба. Пройдя семь кварталов до вокзала пешком, он купил билет на ночной поезд в Нью–Йорк, взял такси и поехал домой.

VII

Грузная, расплывшаяся женщина в сером платье и круглолицый, коренастый подросток под руководством Неда Бомонта упаковывали сундук и три кожаных чемодана, когда зазвонил звонок.

Женщина, кряхтя, поднялась с колен и пошла к двери. Широко открыв ее, она сказала:

– Господи, мистер Мэдвиг, вы? Входите, входите.

– Как поживаете, миссис Дьювин? – спросил Мэдвиг, входя. – Вы с каждым днем молодеете. – Его взор скользнул по сундуку, чемоданам и остановился на мальчике. – Здравствуй, Чарли. Ишь, какой большой стал! Уже настоящий рабочий – того и гляди встанешь за бетономешалку, а?

Мальчик застенчиво улыбнулся.

– Здравствуйте, мистер Мэдвиг, – сказал он.

– Собираешься путешествовать? – обратился, наконец, Мэдвиг к Бомонту.

Нед вежливо улыбнулся.

– Да, – ответил он.

Мздвиг снова осмотрел комнату, чемоданы и сундук, взглянул на одежду, в беспорядке валявшуюся на креслах, на выдвинутые ящики шкафов. Женщина и мальчик снова принялись за работу. Нед вытащил из кучи белья на столе две слегка поношенные рубашки и отложил их в сторону.

– У тебя найдется полчаса времени, Нед? – спросил Мэдвиг.

– Времени у меня много.

– Тогда бери шляпу – пойдем.

Нед взял шляпу и пальто.

– Постарайтесь затолкать туда как можно больше, – сказал он женщине и направился вместе с Мэдвигом к двери. – А что останется, можно будет отправить позже.

Они вышли на улицу и молча прошли один квартал. Потом Мэдвиг спросил:

– Куда ты уезжаешь, Нед?

– В Нью–Йорк.

Они завернули в переулок.

– Навсегда? – спросил Мэдвиг.

– Отсюда, во всяком случае, навсегда.

Они открыли зеленую деревянную дверь в красной кирпичной стене, прошли узкий коридор и, миновав вторую дверь, очутились в баре. За стойкой сидели несколько человек. Они поздоровались с барменом и тремя из посетителей и направились в соседнюю комнатушку, где стояло четыре столика. Там никого не было. Они сели за один из столиков.

В дверь просунулась голова бармена.

– Как всегда, пива, джентльмены?

– Да, – ответил Мэдвиг и потом, когда бармен скрылся, обратился к Неду: – Почему?

– Мне надоели эти провинциальные штучки.

– Ты меня имеешь в виду?

Нед молчал.

Помолчал некоторое время и Мэдвиг. Потом вздохнул и сказал:

– Нечего сказать – ты нашел подходящее время, чтобы бросить меня одного.

Вошел бармен с двумя кружками светлого пива и вазой соленых сухариков. Когда дверь за ним закрылась, Мэдвиг воскликнул:

– Черт возьми, ну и характер же у тебя, Нед!

Нед пожал плечами.

– Я никогда этого не отрицал. – Он поднес кружку к губам.

Мэдвиг крошил в руках сухарик.

– Ты в самом деле хочешь уехать, Нед? – спросил он.

– Я уезжаю.

Мэдвиг бросил крошки сухариков на стол и вынул из кармана чековую книжку. Оторвав чек, он достал из другого кармана авторучку и заполнил его. Помахав чеком в воздухе, чтобы высохли чернила, он бросил его на стол перед Недом.

Нед посмотрел на чек и покачал головой.

– Мне не нужны деньги, и ты мне ничего не должен.

– Должен. Я тебе должен гораздо больше. Мне бы хотелось, чтобы ты взял этот чек.

– Хорошо, спасибо, – сказал Нед и положил чек в карман.

Мздвиг выпил пива, съел сухарик, поднес кружку к губам, но пить не стал.

– Ты чем–нибудь недоволен? – спросил он. Есть еще что–нибудь, кроме того, что произошло сегодня в клубе? Что ты затаил?

Нед покачал головой. .

– .Со мной так разговаривать нельзя. Я этого никому не спускаю.

– Но я ведь ничего такого не сказал, Нед.

Нед молчал.

Мэдвиг снова отхлебнул пива.

– Может, ты мне все–таки скажешь, почему ты считаешь, что я неправильно обошелся с О Тори?

– Тебе это не поможет.

– А ты попробуй.

– Ладно, только тебе это все равно не поможет, – сказал Нед и откинулся вместе со стулом, держа в одной руке кружку пива, а в другой сухарик. – Шед будет драться насмерть. Иначе ему нельзя. Ты его загнал в угол. Ты сказал, что ему в этом городе крышка. Значит, у него только один выход – драться. Если он провалит тебя на выборах, тогда, что бы он для этого не делал, все сойдет ему с рук. Если ты победишь, ему прийдется уйти. Ты натравил на него полицию. Ему придется драться с полицией, и он это сделает. Значит, в городе поднимется волна преступлений. Ты хочешь, чтобы вся городская администрация была переизбрана на второй срок. Значит, вызвав эту волну преступлений (готов побиться об заклад, что они с ней не справятся), ты ставишь их под удар. Как они будут выглядеть в глазах избирателей? Они…

– Ты считаешь, что я должен был ему уступить? – сердито спросил Мэдвиг.

– Этого я не считаю. Просто ты должен был оставить ему путь к отступлению. Нельзя было загонять его в угол.

Мэдвиг нахмурился еще больше.

– Я ничего не знаю о том, как ты дерешься, Нед. Я знаю только одно: когда загоняешь человека в угол, его надо прикончить. До сих пор такой метод всегда срабаты вал. – Он слегка покраснел. – Я, конечно, не Наполеон и не какой–нибудь великий человек, но я достиг своего положения сам, без всякой помощи. Ведь я начинал посыльным у Пекки Флада. А посмотри, кто я теперь!

Нед допил пиво.

– Я же говорил, что бесполезно тебе объяснять. Пусть будет по–твоему. Считай, что то, что годилось тогда у Пекки, сойдет и сейчас.

Раздраженный тон Мэдвига не скрывал его смущения.

– Ты не очень высокого мнения обо мне как о политическом боссе? Так ведь, Нед?

Теперь покраснел Нед.

– Я этого не говорил, Поль.

– Но ведь к этому все сводится, – настаивал Мэдвиг.

– Нет. Но на этот раз, мне кажется, тебя обошли. Сначала ты позволил этой семейке Генри уговорить себя поддержать сенатора на выборах. Вот когда у тебя была возможность уничтожить загнанного в угол врага. Но случилось так, что у этого врага есть дочь, и хорошее положение, и все такое прочее. Вот ты и…

– Прекрати! – рявкнул Мэдвиг.

С лица Неда исчезло всякое выражение. Он встал и со словами «мне пора» повернулся к двери.

Мэдвиг вскочил следом за ним и, положив ему руку на плечо, сказал:

– Подожди, Нед!

– Убери руку, – сказал Нед, не оборачиваясь.

Мэдвиг повернул Неда к себе.

– Послушай, Нед, – начал он.

– Пусти, – сказал Нед. Его губы побелели. Лицо окаменело.

Мэдвиг схватил его за плечи.

– Не будь идиотом… Ведь мы с тобой…

Левый кулак Неда пришелся как раз по губам Мэдвига. Тот опустил руки и отступил. Какое–то мгновение он стоял, открыв рот с выражением крайнего удивления на лице. Затем его лицо потемнело от гнева, а зубы сжались так, что на нижней челюсти вздулись желваки. Сжав кулаки, он подался к Неду. Нед потянулся за тяжелой стеклянной кружкой. Теперь он стоял лицом к лицу с Мэдвигом. Полные ярости, немигающие темные глаза не отрывались от голубых глаз Мэдвига.

Так они стояли друг против друга на расстоянии метра, один – светлый, высокий, очень сильный; другой – темноволосый, темноглазый, высокий и мрачный, и мертвую тишину комнаты нарушало лишь их дыхание. Из бара по другую сторону тонкой двери не доносилось ни звука – ни звона стаканов, ни шума голосов, ни всплеска воды.

Так прошло две минуты. Нед опустил руку и повернулся спиной к Мэдвигу. Лицо его не изменилось, только в глазах, которые уже не смотрели на Мэдвига, погас гнев. Они стали жесткими и холодными. Он неторопливо шагнул к двери.

Хриплый голос Мэдвига, казалось, вырвался из самой глубины его существа:

– Нед!

Нед остановился. Его лицо побледнело еще больше. Но он не обернулся.

– Сукин ты сын! – сказал Мэдвиг. – Психопат…

Тогда Нед медленно повернулся.

Мэдвиг протянул руку ладонью вверх и толкнул его в лицо. Нед потерял равновесие, переступил с ноги на ногу и схватился за стул.

– Надо бы тебя как следует вздуть, – добавил Мэдвиг.

Нед виновато усмехнулся и сел. Мэдвиг сел напротив и постучал кружкой по столу. Дверь отворилась, и бармен снова просунул голову.

– Еще пива, – сказал Мэдвиг.

Через открытую дверь из бара доносились обрывки разговоров, звон бокалов и стук кружек о деревянную стойку.

Глава четвертая. СОБАЧЬЯ КОНУРА

I

Нед Бомонт завтракал в постели, когда в квартиру постучали.

– Войдите! – крикнул он. Дверь в прихожей открылась и снова захлопнулась. – Кто там? – спросил Нед.

– Ты где, Нед? – донесся из гостиной низкий, сиплый голос, и, прежде чем Нед успел ответить, на пороге спальни появился коренастый парень с квадратным серым лицом, большим ртом и веселыми, слегка косящими черными глазками. – Шикарно живешь, – сказал он, не вынимая сигареты из толстых губ.

– Здорово, Виски, – приветствовал его Нед. – Присаживайся.

Виски осмотрелся.

– Классную берлогу ты себе оборудовал. – Он вынул изо рта сигарету и, не оборачиваясь, помахал ею через плечо в направлении гостиной. – Чего это там чемоданы понаставлены? Уезжать собираешься?

Тщательно прожевав и проглотив последний кусок яичницы, Нед ответил:

– Да вот подумываю.

– Ну? А куда? – спросил Виски, направляясь к креслу, стоящему напротив кровати.

– Скорее всего в Нью–Йорк.

– Что значит «скорее всего»?

– Во всяком случае, так значится на билете.

Виски стряхнул пепел на пол, снова сунул сигарету в рот и засопел.

– Надолго уезжаешь?

Рука Неда с чашкой кофе замерла на полпути. Он задумчиво посмотрел на прыщавого Виски.

– Билет у меня в один конец, – ответил не спеша он и поднес чашку к губам.

Виски прищурился, один черный глаз закрылся совсем, а другой – блестящая узенькая полоска – уставился на Неда. Он вынул сигарету изо рта и снова стряхнул пепел на пол.

– Почему бы тебе до отъезда не повидаться с Шедом? – спросил он. Его скрипучий голос звучал угодливо.

Нед опустил чашку и улыбнулся.

– Не такие уж мы друзья с Шедом, чтобы он обиделся, если я уеду не попрощавшись, – сказал он.

– Не в этом дело.

Нед поставил поднос на тумбочку возле кровати, повернулся на бок и приподнялся на локте. Натянув одеяло до шеи, он спросил:

– А в чем же дело?

– Дело в том, что вы с Шедом могли бы договориться.

Нед покачал головой.

– Не думаю.

– А может, ты ошибаешься? Разве так не бывает? – настаивал Виски.

– Бывает, конечно, – признался Нед. – Один раз я ошибся. В тысяча девятьсот двенадцатом году. Не помню только в чем.

Виски поднялся и подошел к тумбочке. Он бросил сигарету в грязное блюдце на подносе и, остановившись кровати, спросил:

– Почему бы тебе не попробовать, а, Нед?

Нед нахмурился.

– Пустая трата времени, Виски. Не думаю, что мы с Шедом сможем поладить.

Виски шумно втянул воздух и цыкнул зубом. Уголки толстых губ опустились вниз.

– Шед считает, что сможете.

Нед широко раскрыл глаза.

– Вот как? Так это он тебя прислал?

– Ну да, черт возьми' – ответил Виски. – Не сам же я пришел тебя упрашивать. Конечно, он прислал.

Глаза Неда снова сузились.

– Зачем?

– Да затем, что он считает, что вы сможете договориться.

– Да нет, я не о том. С чего он взял, что я захочу иметь с ним дело?

Виски поморщишься.

– Ты что, дурочку строишь?

– Нет.

– Тогда чего ты увиливаешь? Весь город знает, что вы с Полем вчера поцарапались в баре Карсона.

Нед кивнул.

– Ах вот что!

– Вот именно, – подхватил Виски. – Шед знает, что вы подрались из–за него. Ведь ты считаешь, что Поль зря прихлопнул его заведения? Ты теперь из Шеда веревки вить сможешь, если только будешь действовать с головой.

– Не знаю, – задумчиво произнес Нед. – Вообще–то я решил уехать отсюда, вернуться в большой город.

– Да ты пошевели мозгами, – прохрипел Виски. – Большой город никуда не денется и после выборов. Оставайся. У Шеда монеты полно, он сейчас не скупится, лишь бы завинтить Мэдвкга. Оставайся, и ты свой кус ухватишь.

– Ну что ж, – пожал плечами Нед, – потолковать вреда не будет.

– Конечно, не будет, черт возьми, – обрадовался Виски. – Где тут твои подгузнички? Сейчас мы тебя запеленаем и отправимся.

– Ладно, – сказал Нед и встал с постели.

II

О Тори поднялся с кресла.

– Рад вас видеть, Бомонт. Можете положить шляпу и пальто на любой стул. – Руки он не протянул.

– Доброе утро! – сказал Нед и снял пальто.

– Ну пока, ребята, увидимся позже, – сказал Виски, останавливаясь в дверях.

– Ладно, – кивнул О Тори, и Виски оставил их вдвоем.

Нед бросил пальто на валик дивана, положил сверху шляпу и сел рядом. Он с любопытством разглядывал О'Рори.

О Тори снова уселся в свое низкое кресло с золотым узором. Он закинул ногу на ногу и сложил на коленях руки, палец к пальцу. Его красивая, словно изваянная из мрамора голова склонилась на грудь, серо–голубые глаза смотрели на Неда исподлобья. Приятным низким голосом с легким ирландским акцентом он сказал:

– Я ваш должник, вы пытались отговорить Поля…

– Ничего вы мне не должны, – перебил его Нед.

– Не должен? – удивился О'Рори.

– Нет. Я тогда работал у него и думал о его пользе. Я считал, что он делает ошибку, и сказал об этом.

На лице ирландца заиграла мягкая улыбка.

– И он вскоре в этом убедится.

Воцарилась тишина. Из глубины своего кресла О'Рори, улыбаясь, смотрел на Неда. Нед с дивана смотрел на О'Рори бесстрастным взглядом.

Молчание нарушил О'Рори.

– Что именно вам сказал Виски?

– Ничего. Он сказал, что вы хотите меня видеть.

– Он не ошибся. – О'Рори развел свои тонкие пальцы в стороны. – Вы действительно окончательно порвали с Полем?

– Я полагаю, что вы об этом знаете, – ответил Нед. – Ведь именно поэтому вы и послали за мной.

– Слушать сплетни и знать точно – это не одно и то же. Что вы теперь намерены делать?

– У меня в кармане билет до Нью–Йорка. Я уже сложил чемоданы.

О'Рори поднял руку и провел ею по своим гладким седым волосам.

– Вы ведь сюда приехали из Нью–Йорка?

– Этого я никому не рассказывал.

О'Рори взмахнул рукой, как бы отметая подозрения Неда.

– Меня совершенно не интересует, кто откуда приехал, уверяю вас.

Нед промолчал.

– Зато мне вовсе не безразлично, куда вы отсюда поедете, – продолжал ирландец. – Если бы на то была моя воля, вы бы не уехали в Нью–Йорк. По крайней мере сейчас. Вам не приходило в голову, что вы можете с большой пользой для себя пожить здесь еще некоторое время?

– Нет, не приходило, – ответил Нед. – Во всяком случае, пока Виски не пришел ко мне.

– А что вы по этому поводу думаете теперь?

– Ничего не думаю. Жду, что вы скажете.

О'Рори снова провел рукой по волосам. Его умные серо–голубые глаза ласково смотрели на Неда.

– Сколько времени вы уже здесь живете? – спросил он.

– Год и три месяца.

– А как долго вы были правой рукой Поля?

– Год.

– Вы должны многое о нем знать, – кивнул О'Рори.

– Порядочно.

– Много такого, что я мог бы использовать.

– Что вы предлагаете? – произнес Нед ровным голосом.

О'Рори поднялся из глубокого кресла и направился к двери. Когда он открыл ее, в комнату, переваливаясь, проковылял огромный английский бульдог. О'Рори снова сел в кресло, а собака, не сводя угрюмых глаз с хозяина, улеглась на коврике у его ног.

О'Рори заговорил:

– Во–первых, вы получите возможность отплатить Полю.

– Мне это ни к чему, – сказал Нед.

– Так ли?

– Я считаю, что мы с ним квиты.

Откинув голову, О'Рори спросил вкрадчиво:

– Неужели вы бы не хотели немного насолить ему?

– Этого я не говорил, – ответил Нед с легким раздражением. – Я не прочь малость насолить ему, но в вашей помощи не нуждаюсь. Я и один справлюсь. Так что незачем платить мне из моего же кармана.

О'Рори ласково закивал.

– Это мне подходит. Лишь бы ему пришлось худо, – сказал он. – Скажите, зачем он прикончил молодого Генри?

Нед рассмеялся.

– Полегче, полегче. Вы еще не сказали, что вы предлагаете. Хороший у вас пес. Сколько ему?

– Стареет уже. Семь лет. – О'Рори вытянул ногу и потрогал собаку носком ботинка. Бульдог лениво пошевелил хвостом.

– Что вы скажете на такое предложение? После выборов я оборудую для вас самый лучший игорный дом в штате, и вы сможете хозяйничать в нем. Я обеспечу вам покровительство, вас никто и пальцем тронуть не посмеет^

– Ненадежное предложение, слишком много «если», – произнес Нед скучающим тоном. – Если вы выиграете на выборах. Да и вообще я не уверен, что захочу здесь оставаться после выборов или до них.

О'Рори перестал играть с собакой. Он снова взглянул на Неда, мечтательно улыбнулся и спросил:

– А на то, что мы победим, вы не рассчитываете?

Теперь заулыбался Нед.

– Пари держать не стал бы.

Все еще мечтательно улыбаясь, О'Рори продолжал:

– Идея перейти ко мне вас не очень–то прельщает, Бомонт?

– Вы правы. – Нед встал и взял в руки шляпу. – У меня и в мыслях этого не было, – сказал он небрежно. Лицо его было бесстрастно вежливым. – Я предупреждал Виски, что из этого ничего не выйдет. – Он протянул руку за пальто.

– Сядьте, – произнес О'Рори. – Мы еще не кончили разговора.

Нед остановился, поднял плечи, снял шляпу, положил ее вместе с пальто на диван и сел рядом.

О'Рори продолжал:

– Соглашайтесь, я дам вам десять тысяч наличными немедленно и еще десять вечером после выборов, если мы победим Поля, а также игорный дом, если захотите.

Нед поджал губы, насупился и мрачно посмотрел на О'Рори.

– Вы, конечно, хотите, чтобы я продал Поля.

– Я хочу, чтобы вы пошли в редакцию «Обсервера» и рассказали о том, как он управляет городом: вам известно о махинациях с подрядами на ремонт канализации, об афере с Шумейкером прошлой весной, о том, за что и как был убит Тейлор Генри, – в общем, вы раскроете всю подноготную.

– С канализационными подрядами ничего не вышло, – сказал Нед. Казалось, мысли его были заняты чем–то более серьезным. – Он испугался шумихи и отказался от прибылей.

– Ну ладно, – уступил О'Рори: он был слишком уверен в себе, чтобы настаивать. – Но ведь на убийстве Генри мы можем здорово сыграть.

– Да, тут ему не отвертеться, – сказал Нед, нахмурившись, – но я не уверен, можно ли использовать дело Шумейкера… – он запнулся, – не впутывая меня.

– Что вы! – перебил его О'Рори. – Это, конечно, исключается! Может быть, есть еще что–нибудь?

– Можно было бы поднять шум вокруг концессий на проведение дополнительных трамвайных линий и прошлогоднего скандала в секретариате округа. Тут придется, правда, покопаться, собрать материалы.

– Дело стоит того, – заметил О'Рори. – Мы поручим Хинклу из «Обсервера» обработать все это. Вы ему дайте факты, а уж статью он сварганит. Начнем с убийства Тейлора Генри. Это можно пустить в ход немедленно.

Нед пригладил усики ногтем большого пальца.

– Может быть, – пробормотал он.

Шед О'Рори рассмеялся.

– Вы хотите сказать, что начинать надо с десяти тысяч? – спросил он. – Ну что ж, это тоже верно. – Он встал, подошел к двери, через которую впустил собаку, и вышел, захлопнув дверь за собой. Собака осталась лежать на коврике перед креслом.

Нед закурил сигару. Собака повернула голову и посмотрела на него.

О'Рори вернулся с толстой пачкой зеленых стодолларовых бумажек, перехваченной бумажной лентой, на которой синими чернилами было написано 10000. Он перебросил пачку в другую руку и сказал:

– Хинкл уже здесь. Я велел, чтобы он шел прямо сюда.

Нед невольно нахмурился.

– Дайте мне хоть немного времени, чтобы собраться с мыслями.

– Да вы рассказывайте, как на ум придет. Он сам все приведет в порядок.

Нед кивнул. Он выпустил струю дыма и сказал:

– Ну что ж, можно и так.

О'Рори протянул деньги.

– Спасибо, – сказал Нед и, взяв пачку, сунул ее во внутренний карман. Пиджак вздулся на его плоской груди.

– Взаимно, – ответил О'Рори и вернулся в свое кресло.

Нед вынул изо рта сигару.

– Да, вот о чем я сейчас подумал. Неизвестно, от чего Поль больше расстроится: если все останется как есть или если в убийстве обвинят Уолта Айвенса?

О'Рори посмотрел на Неда с любопытством.

– Почему? – спросил он наконец.

– Поль не даст ему возможности использовать свое алиби.

– Вы хотите сказать, что он прикажет своим ребятам забыть, что Айвенс был в клубе?

– Вот именно.

О'Рори прищелкнул языком.

– А откуда он узнал, что я подложу Айвенсу свинью? – спросил он.

– Мы догадались.

О'Рори улыбнулся.

– То есть это вы догадались. Полю бы ни за что не додуматься.

Нед скромно опустил глаза.

– А как, собственно, вам удалось ему подложить свинью?

О'Рори усмехнулся.

– Мы послали этого болвана купить пистолеты в Брейвуде, потом пустили их в дело. – Серо–голубые глаза О'Рори было сузились, но тут же снова весело засверкали. – Впрочем, теперь) раз Поль твердо решил раздуть историю с Айвенсом, это уже не имеет значения. А ведь началось–то все с этого. Он потому и прицепился ко мне, правильно я говорю?

– Да, – ответил Нед, – хотя рано или поздно это все равно должно было случиться. Поль считает, что он поставил вас на ноги, дал вам ход и вы должны теперь тихонько сидеть под его крылышком и не рыпаться.

О'Рори снисходительно улыбнулся.

– Поль еще пожалеет, что поставил меня на ноги, – пообещал он. – Пусть он…

Открылась дверь, и в комнату вошел молодой человек в мешковатом сером костюме. Его не по возрасту морщинистое лицо с торчащими ушами и крупным носом выглядело неуместным. Неопределенного цвета волосы давно не видели ножниц.

– Входи, Хинкл, – сказал О'Рори. – Знакомься – Бомонт. Он тебе все расскажет. Когда напишешь, покажешь мне. Завтра же тиснем в газете первую порцию.

Хинкл обнажил в улыбке гнилые зубы. Он пробормотал какое–то неразборчивое приветствие.

Нед поднялся с дивана.

– Прекрасно. Пошли ко мне и примемся за работу.

О'Рори покачал головой.

– Здесь вам будет удобнее, – сказал он.

Нед улыбнулся, взял шляпу, пальто и сказал:

– Очень жаль, но я жду телефонных звонков и всякое такое. Где ваша шляпа, Хинкл?

Испуганный, Хинкл молчал и не двигался с места.

– Вам придется остаться здесь, Бомонт, – сказал О Тори. – Мы не можем допустить, чтобы с вами стряслась какая–нибудь беда. Здесь вы в полной безопасности.

Нед улыбнулся своей самой очаровательной улыбкой.

– Если вы беспокоитесь о деньгах, – он сунул руку во внутренний карман и вытащил пачку, – можете подержать их у себя, пока материал не будет готов.

– Ни о чем я не беспокоюсь, – сказал О'Рори. – Но если Поль узнает, что вы были у меня, вам несдобровать, а я не хочу рисковать вашей жизнью.

– Придется вам взять деньги. Я ухожу, – сказал Нед.

– Нет, – сказал О'Рори.

– Да, – сказал Нед.

Хинкл повернулся и быстро исчез за дверью.

Нед направился к противоположной двери, к той, через которую он пришел сюда. Он шел прямо, неторопливо.

О'Рори сказал что–то собаке, лежащей у его ног. Она неуклюже вскочила на свои расползающиеся ноги и, обойдя Неда, встала у двери с угрожающим видом.

Нед улыбнулся, не разжимая губ, и повернулся к О'Рори. В руке он держал пачку стодолларовых бумажек. Он поднял руку и с маху швырнул пачку в ирландца.

– Можете ее употребить сами знаете на что.

Бульдог тяжело подпрыгнул, и его железные челюсти сомкнулись на кисти Неда. Нед, как волчок, крутанулся влево и опустился на одно колено, чтобы уменьшить тяжесть повисшей на его руке собаки.

О'Рори подошел к двери, в которой исчез Хинкл, открыл ее и сказал:

– Войдите сюда. – Затем он подошел к Неду, который, стоя на одном колене, пытался освободить зажатую в челюстях руку. Бульдог распластался на полу, но челюстей не разжимал.

В комнату вошел Виски, с ним еще двое. Один из них был тот самый похожий на гориллу кривоногий тип, который приходил с Шедом в клуб «Бревенчатая хижина». Другой – рыжеватый парень лет девятнадцати–двадцати, приземистый, розовощекий и угрюмый. Он обошел Неда и встал между ним и дверью. Кривоногий громила взял Неда за левую руку. Виски остановился посреди комнаты, между Недом и второй дверью.

Тогда О'Рори отозвал собаку.

Бульдог выпустил руку Неда и заковылял к хозяину.

Нед встал. Лицо его побледнело, по лбу катился пот. Он посмотрел на порванный рукав пиджака, на израненную кисть, на кровь, струйкой сбегавшую на пол. Его рука дрожала.

– Вы сами этого добивались, – произнес О'Рори своим хорошо поставленным, мелодичным голосом.

Нед отвел взгляд от своей руки и посмотрел на седого ирландца.

– Да, – сказал он, – но чтобы удержать меня здесь, этого недостаточно.

III

Нед Бомонт открыл глаза и застонал. Рыжеватый парень повернул голову и рявкнул:

– Заткнись, ублюдок!

– Оставь его, Ржавый. Пусть он попробует выбраться отсюда еще разок, тогда уж мы побалуемся, – проворчал горилла. – Посмотрев на распухшие суставы пальцев, он усмехнулся. – Тебе сдавать.

Нед пробормотал что–то о Фединк и приподнялся. Он лежал на узкой койке. Матрац под ним был залит кровью. Кровь запеклась на его распухшем, покрытом ссадинами лице, на укушенной собакой руке. Манжета рубашки прилипла к ране. В маленькой спальне, кроме койки, было только два стула, стол и комод. На выкрашенных в желтый цвет стенах висели три фривольные картинки в белых рамках и зеркало. Приоткрытая дверь вела в выложенную белым кафелем ванную. Вторая дверь была закрыта. Окон в комнате не было.

Человек–горилла и розовощекий парень играли в карты. На столе между ними лежало долларов двадцать бумажками и серебром.

Нед посмотрел на игроков, глаза его горели мрачной ненавистью. Он попытался встать. Сделать это было нелегко. Правая рука висела плетью. Левой рукой он по очереди перебросил через край непослушные ноги, дважды упал навзничь на матрац и с большим усилием, помогая себе левой рукой, снова поднялся.

Игроки не обращали на него внимания. Только один раз горилла оторвался от карт, искоса взглянул на него и бросил с усмешкой:

– Ну, как успехи, братец?

Наконец Неду удалось встать. Дрожа всем телом и держась левой рукой за койку, он дошел до ее конца. Там он выпрямился и, не отводя напряженного взгляда от своей цели, пошатываясь, двинулся к закрытой двери. Немного не дойдя до нее, он рухнул на колени, но последним усилием воли сумел ухватиться левой рукой за ручку двери и снова подняться на ноги.

Тогда человек–горилла не спеша опустил карты на стол и сказал:

– Ну вот! – Страшная рожа его расплылась в широкой улыбке, и сразу стало видно, что его удивительно красивые белые зубы были вставные. Он подошел к Неду.

Нед дергал ручку двери.

– На, фокусник, получай! – сказал горилла и, вложив в удар всю свою силищу, опустил кулак на лицо Неда. Нед отлетел к стене. Сначала он ударился головой, потом стукнулся плашмя всем телом и начал медленно оседать.

Розовощекий парень по прозвищу Ржавый продолжал сидеть за столом с картами в руках.

– Ты его так прикончишь, Джефф, – сказал он спокойно.

– Это его–то? – переспросил Джефф, сопровождая свой вопрос легким пинком по лежащему у его ног телу. – Его не так–то легко прикончить. Он парень крепкий. Кремень. Ему это нравится. – Он наклонился над потерявшим сознание Недом, взял его за лацкан пиджака и приподнял. – Тебе это нравится, а, малыш? – спросил он. Поддерживая Неда одной рукой, он еще раз ударил его кулаком в лицо.

Снаружи кто–то дернул ручку двери.

– Кто там? – крикнул Джефф.

– Это я, – донесся мелодичный голос Шеда О'Рори.

Джефф оттащил Неда в сторону и, вытащив из кармана ключ, отпер дверь.

В комнату вошли О'Рори и Виски. Ирландец посмотрел на распростертого на полу Неда, потом поднял глаза на Джеффа и, наконец, повернулся к Ржавому. Его серо–голубые глаза затуманились.

– Джефф его просто так, ради удовольствия отделал? – спросил он.

Розовощекий парень покачал головой.

– Этот Бомонт тот еще сукин сын, – отвечал он мрачно. – Каждый раз, как приходит в себя, что–нибудь придумывает.

– Я не хочу, чтобы вы его прикончили. Рано еще, – сказал О'Рори и снова посмотрел вниз, на Неда. – Попробуйте–ка привести его в чувство. Я хочу с ним поговорить.

Ржавый встал из–за стола.

– Не знаю, удастся ли. Уж больно он того…

Джефф был настроен более оптимистически.

– Ничего, – сказал он, – сейчас сделаем. Я тебя научу. Бери его за ноги. – Он просунул руки под плечи Неда, и они потащили обмякшее тело в соседнюю комнату. Опустив Неда в ванну, Джефф закрыл слив пробкой и пустил холодную воду из нижнего крана и из душа.

– Оглянуться не успеете, как он запоет, – пообещал Джефф.

Через пять минут, когда они вытащили Неда из ванны и поставили на ноги, он уже мог стоять. Они привели его назад в спальню. О'Рори сидел на стуле и курил. Виски куда–то исчез.

– Положите его на кровать, – приказал О'Рори.

Джефф и Ржавый подвели Неда к койке, повернули его кругом и, слегка подтолкнув, отняли руки. Нед опрокинулся на спину. Они приподняли его, усадили, и Джефф начал шлепать его по избитому лицу, приговаривая:

– Проснись, Рип Ван Винкль, проснись.

– Как же, проснется он, – мрачно проворчал Ржавый.

– Думаешь, нет? – весело спросил Джефф и снова шлепнул Неда по лицу.

Нед приоткрыл тот глаз, который еще мог открываться.

– Бомонт, – окликнул его О'Рори.

Нед приподнял голову и попытался оглянуться. Было неясно, видит ли он О'Рори.

О'Рори встал со стула и подошел к кровати. Он наклонился так, чтобы его лицо оказалось перед самыми глазами Неда, и спросил:

– Вы меня слышите, Бомонт?

Единственный открытый глаз Неда с тупой ненавистью смотрел на О'Рори.

– Бомонт, это я, О'Рори. Вы слышите меня? – переспросил ирландец.

– Да, – выдавил Нед, с трудом шевеля распухшими губами.

– Вот и хорошо. Теперь слушайте, что я вам скажу. Вы мне расскажете все, что знаете о Поле. – О'Рори говорил очень четко, не повышая голоса, который и сейчас не утратил своей мелодичности. – Если вы думаете отделаться молчанием – не выйдет. Вас будут обрабатывать, пока не заговорите. Вы меня поняли?

Нед улыбнулся. Его изуродованное лицо было похоже на страшную маску.

– Ничего не скажу, – выговорил он.

О'Рори отошел и сказал:

– Продолжайте.

Пока Ржавый колебался, горилла Джефф отбросил поднявшуюся было руку Неда и повалил его.

– Сейчас я испробую одну штуку. – Он подхватил ноги Неда и перекинул их через край койки. Затем наклонился, и руки его заработали.

Тело Неда судорожно задергалось, он застонал – раз, другой, третий – и замер.

Джефф выпрямился и отвел руки. Тяжело и шумно дыша, он проворчал, не то жалуясь, не то извиняясь:

– Сейчас ничего не выйдет, он опять скапутился.

IV

Когда к Неду Бомонту вернулось сознание, в комнате никого не было. Горел свет. Как и в прошлый раз, он с трудом, напрягая все свои силы, сполз с койки и упрямо двинулся к двери. Дверь была заперта. Когда он начал дергать ручку, дверь внезапно распахнулась и отбросила его к стене.

В комнату босой, в одном нижнем белье вошел Джефф.

– Ну и зануда же ты, – сказал он. – Все одно и то же. Тебе еще не надоели мои кулаки? – Он схватил Неда левой рукой за горло, а правой два раза ударил в лицо. Только на этот раз удары были не такими тяжелыми, как раньше. Потом он швырнул его на койку. – А теперь лежи смирно, – проворчал он.

Нед лежал не двигаясь. Глаза его были закрыты.

Джефф вышел и запер за собой дверь.

Превозмогая боль, Нед поднялся и добрался до двери. Он подергал ее. Потом отошел на два шага и попытался с разбегу высадить ее плечом. Это ни к чему не привело. Обессиленный, он упал. Нед не оставлял своих попыток, пока Джефф снова не открыл дверь.

– Никогда не встречал человека, которому бы так нравилось, чтобы его били. Да и мне еще никогда не было так приятно давать по морде, – сказал Джефф. Он отклонился вправо и ударил Неда кулаком в челюсть.

Отупевший от боли Нед даже не пытался увернуться. Удар отбросил его на другой конец комнаты. Он остался лежать там, где упал. Два часа спустя, когда в комнату вошел Виски, он лежал все на том же месте.

Принеся из ванной воды, Виски привел его в чувство и помог добраться до койки.

– Что ты делаешь? Где твоя голова? – увещевал он. – Эти кретины тебя убьют, они же ни черта не соображают.

Нед тупо посмотрел мутным, затянутым красной пленкой глазом.

– Ну и пусть, – сказал он, с трудом шевеля губами.

Нед спал, когда его разбудили О'Рори, Джефф и Ржавый. Говорить он снова отказался. Его снова избили, а когда он потерял сознание, швырнули обратно на койку.

Через несколько часов эта процедура повторилась. Есть ему не давали.

Когда Нед пришел в себя после очередного избиения, он на четвереньках дополз до ванной комнаты и там, на полу .за стойкой умывальника, обнаружил узкое лезвие от безопасной бритвы, покрытое толстым слоем ржавчины. Вытащить его из–за умывальника было очень трудно. На это ушло не менее десяти минут. Потом негнущиеся пальцы Неда никак не могли оторвать лезвие от кафельного пола. Он попытался перерезать себе горло, но лезвие выпало из его рук, оставив лишь две–три легкие царапины на подбородке. Всхлипывая от огорчения, Нед улегся на полу ванной комнаты и заснул.

Когда он проснулся, он уже мог стоять. Он ополоснул голову холодной водой, а затем выпил подряд четыре стакана. Его вырвало. Дрожа от холода, он вернулся в спальню и лег на забрызганный кровью матрац, но тут же снова поднялся. Шатаясь и спотыкаясь от нетерпения, он дошел до ванной, опустился на четвереньки и начал шарить по полу. Найдя, наконец, лезвие, он сел. Засовывая лезвие в жилетный карман, Нед нащупал там зажигалку. Он вынул ее и начал разглядывать. Его единственный открытый глаз хитро заблестел. Это был безумный блеск.

Нед встал на ноги и прошел в спальню. Он дрожал, его зубы выбивали мелкую дрожь. Когда он увидел под столом, за которым горилла и мрачный розовощекий мальчик играли в карты, старую газету, он хрипло засмеялся. Разорвав и скомкав газету, он поднес ее к двери и разложил на полу. В комоде он обнаружил оберточную бумагу, которой были выстланы ящики. Он скомкал ее и тоже положил рядом с газетой. Лезвием он вспорол матрац и вытащил из него грубую серую вату. Она тоже легла у двери. Теперь Нед уже не дрожал, не спотыкался, он ловко действовал обеими руками. Вскоре, однако, он устал перетаскивать вату частями и подтащил к двери все что осталось от матраца вместе с чехлом.

С третьей попытки зажигалка загорелась. Улыбаясь, Нед поднес ее к выросшей у двери куче. Некоторое время он стоял, склонившись над своим костром, но поднявшийся дым заставил его сначала отступить на шаг, потом еще. Кашляя, он прошел в ванную, намочил водой полотенце и обернул им голову, закрыв глаза, нос, рот. Шатаясь, он вернулся в спальню – призрак в клубах дыма, – споткнулся о койку и опустился на пол там, где его и нашел Джефф.

Джефф ворвался в спальню, чертыхаясь и кашляя, прикрывая рот и нос тряпкой. Открывшаяся дверь немного отодвинула горящую кучку. Раскидывая ногами бумагу и вату, он подскочил к Неду, схватил его за шиворот и вытащил из комнаты.

За дверью Джефф пинком заставил Неда подняться на ноги и, не выпуская из рук ворот его пиджака, потащил за собой в конец коридора. Там он толкнул его в какую–то комнату.

– Я тебе уши оборву, когда вернусь, ублюдок! – проревел он, еще раз пнул Неда ногой и, выскочив в коридор, захлопнул дверь и повернул ключ в замке.

Ухватившись руками за стол, Нед удержался на ногах. Сползшее с головы мокрое полотенце как шарф лежало на его плечах. Нед попытался выпрямиться и осмотрелся. В комнате было два окна. Он подошел к тому, что было поближе, и подергал его. Окно было закрыто. Нед повернул шпингалет, окно открылось. На улице была ночь. Перебросив через подоконник одну ногу, затем вторую, Нед перевернулся и, лежа животом на раме, начал опускаться. Повиснув на руках, он попытался нащупать ногами опору, ничего не нашел и разжал руки.

Глава пятая. БОЛЬНИЦА

I

Склонившись над Недом, сестра что–то делала с его лицом.

– Где я? – спросил он.

– В больнице Святого Луки. – Маленького роста, с большими карими глазами, сестра говорила тихим, с придыханием голосом. От нее пахло мимозой.

– Какой сегодня день?

– Понедельник.

– Месяц, год? – продолжал Нед. Сестра нахмурилась, и он сдался. – Ладно, неважно. Давно я здесь?

– Сегодня третий день.

– Где телефон? – Он попробовал сесть.

– Ничего не выйдет, – заявила сестра. – Вам нельзя разговаривать по телефону и вообще волноваться.

– Тоща позвоните вы. Вызовите Хартфорд 61–16 и попросите Поля Мэдвига. Скажите, что мне необходимо его немедленно увидеть.

– Мистер Мэдвиг приходит сюда каждый день после обеда, но вряд ли доктор Тейт разрешит вам с ним разговаривать. По правде говоря, вы и сейчас говорите больше, чем вам полагается.

– Теперь что? Утро? День?

– Утро.

– Не могу я так долго ждать. Позвоните ему немедленно.

– Сейчас придет доктор Тейт.

– Не нужен мне ваш доктор Тейт, – сказал Нед раздраженно. – Мне нужен Поль Мэдвиг.

– Будете делать то, что вам велят, – сказала сестра. – Лежите спокойно и ждите доктора Тейта.

Нед хмуро посмотрел на нее.

– Ну и сестра милосердия! Вам что, никогда не говорили, что с больными нельзя спорить?

Она пропустила его вопрос мимо ушей.

– А кроме того, вы мне делаете больно. У меня челюсть болит.

– Поменьше разговаривайте, тогда не будет болеть, – ответила сестра.

Нед помолчал немного, а потом спросил:

– А что со мной случилось? Или вы этого еще не проходили?

– Пьяная драка, наверное, – ответила девушка и не смогла сдержать улыбки. – Нет, правда, послушайте, вам нельзя так много разговаривать. И никого к вам не пустят, пока доктор не разрешит.

II

Сразу же после полудня пришел Поль Мэдвиг.

– Чертовски рад, что ты жив! – сказал он и обеими руками пожал левую, незабинтованную руку Неда.

– У меня все в порядке, – сказал Нед, – но тут есть одно срочное дело: надо отвезти Уолта Айвенса в Брейнвуд и поводить по магазинам, где торгуют оружием. Он…

– Ты мне уже говорил об этом, – вставил Мэдвиг, – все сделано.

Нед нахмурился.

– Говорил?

– Ну да! В то самое утро, когда тебя подобрали. Тебя сразу же отвезли в больницу, но ты не подпускал к себе врачей, пока тебе не дали поговорить со мной. Ну, я и приехал. Едва ты рассказал мне об Айвенсе, как тут же потерял сознание.

– Ничего не помню, – протянул Нед. – Так ты до них добрался?

– Да, Айвенсов мы схватили. И после того как Уолта опознали в Брейвуде, он раскололся. На предварительном слушании присяжные признали виновными Джеффа Гарднера и двух других, но Шеда притянуть к этому делу мы не сможем. Айвенса подбил некто Гарднер, все знают, конечно, что он без приказа О Тори и шагу не сделает, но одно дело – знать, другое – доказать.

– Джефф? Это тот, что похож на гориллу? Его уже взяли?

– Нет, Шед, видимо, припрятал его, когда ты сбежал. Ведь ты у них был?

– Ага. В «Собачьей конуре». Наверху, Я пошел туда, чтобы поставить капкан на эту ирландскую лису, и попался сам. – Нед нахмурился. – Помню, я пришел туда с Виски Вассосом, потом меня укусила собака, потом меня били Джефф и какой–то рыжий мальчишка. Пожар там еще был. Вот, пожалуй, и все. Кто меня нашел? Где?

– Полицейский. Ты полз на четвереньках, истекая кровью, посередине Колман–стрит. Это было в три часа утра.

– Тоже нашел себе занятие!

III

Маленькая сестра с большими глазами осторожно приоткрыла дверь и робко просунула голову.

– Входите! – сказал Нед Бомонт усталым голосом. – Мы что, в прятки играем? Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать. Вам не кажется, что вы уже вышли из этого возраста?

Сестра распахнула дверь и остановилась на пороге.

– Неудивительно, что вас излупили, – сказала она. – Я хотела узнать, проснулись ли вы. Там мистер Мэдвиг и… – придыхание в ее голосе стало заметнее, глаза загорелись ярче, – с ним леди.

Нед посмотрел с любопытством на нее.

– Что за леди? – насмешливо спросил он.

– Мисс Дженет Генри, – ответила она так, будто сообщала о приятной неожиданности.

Нед повернулся на бок и закрыл глаза. Уголки его губ задрожали, но голос стал безучастным.

– Скажите им, что я еще сплю.

– Как вы можете? Да и вообще они теперь догадались, что вы не спите. Иначе я бы уже давно вернулась.

Нед театрально застонал и приподнялся на локте.

– Придется отмучиться сейчас, – заворчал он. – А то прибежит в другой раз.

Сестра посмотрела на него с негодованием.

– Нам пришлось поставить полицейского у больницы, – сказала она презрительно, – чтобы отбиваться от женщин, которые вас осаждают.

– Вам легко говорить, – вздохнул Нед. – На вас, видно, фотографии сенаторских дочек в газетах производят неизгладимое впечатление, но это только потому, что вас они не преследовали. А мне они отравили всю жизнь. Они и их цветные фото. И всегда сенаторские дочки, одни сенаторские дочки. Нет, чтобы какая–нибудь там дочка члена палаты представителей, министра или, на худой конец, члена городского управления… Как вы думаете, в чем тут дело? А может, просто сенаторы более плодовиты, чем…

– И совсем не остроумно. Впрочем, все дело, видимо, в том, что женщины не могут устоять против вашей прически. Я их приведу, – добавила она и вышла.

Нед глубоко вздохнул, глаза его заблестели, губы растянулись в невольной улыбке. Однако, когда Дженет Генри вошла в палату, он поздоровался с ней небрежно, хотя и вежливо.

Она сразу же подошла к кровати.

– О мистер Бомонт, я так рада была узнать, что вы быстро поправляетесь. Я просто не могла не прийти. – Она взяла его за руку и улыбнулась. Ее карие с рыжими искорками глаза казались еще более темными из–за светлых волос. – Так что, если вам не по душе мой визит, пожалуйста, не ругайте Поля. Это я заставила его взять меня с собой.

Нед улыбнулся.

– Я страшно рад, что вы пришли. Это очень любезно с вашей стороны.

Поль Мэдвиг, вошедший вслед за Дженет, обошел кровать и встал с другой стороны. Он радостно улыбался, поглядывая то на Неда, то на девушку.

– Я знал, что ты будешь доволен, Нед. Я так ей и сказал. Как дела?

– Отлично. Пододвиньте стулья, садитесь.

– Мы не можем задерживаться, – возразил Мэдвиг. – Я должен встретиться с Маклафлином.

– А я – нет. – Дженет Генри опять улыбнулась Неду. – Можно, я останусь? Совсем ненадолго?

– Буду счастлив, – заверил ее Нед.

Мэдвиг, сияя от удовольствия, подвинул к кровати стул и усадил Дженет. Затем он взглянул на часы.

– Нужно бежать, – сказал он жалобно и пожал Неду руку. – Тебе что–нибудь нужно?

– Нет, Поль. Спасибо.

– Ну, будь паинькой. – Мэдвиг повернулся было к Дженет, но вдруг остановился и снова обратился к Неду: – Как далеко, по–твоему, мне можно зайти в этом первом разговоре с Маклафлином?

Нед пожал плечами.

– Как угодно, при условии, что не будешь говорить прямо, в открытую. Этого он боится. Но если крутить вокруг да около, его можно хоть в убийцы нанять. Понимаешь, с ним нужно канитель разводить. В таком примерно роде: «Есть, мол, человек, по имени Смит, а живет он там–то и там–то. Так вот, если бы вдруг этот Смит заболел и не поправился бы, а вы заглянули бы как–нибудь ко мне, а мне, по счастливой случайности, пришел бы конверт на ваше имя, то откуда мне знать, что в нем лежат пятьсот долларов?»

Мэдвиг кивнул.

– Убивать мне никого не нужно. А вот голоса рабочих с железной дороги нам необходимы. – Он нахмурился. – Жалко, что ты валяешься, Нед.

– Через пару деньков встану. Кстати, ты сегодня «Обсервер» видел?

– Нет.

Нед поискал глазами.

– Кое–кто там покуражился. В центре первой полосы поместили, в рамке. Всю грязь, что смогли собрать. Без подписи. А заголовок шикарный: «Что собираются предпринять городские власти?» Потом перечисляются все преступления за полтора месяца, чтобы доказать, что волна преступлений растет. А рядом – коротенький списочек задержанных преступников. Вот, мол, смотрите, полиция бессильна. А больше всего визгов по поводу убийства Тейлора Генри.

Услыхав имя брата, Дженет Генри вздрогнула и неслышно вздохнула. Взглянув на нее, Мэдвиг предупреждающе кивнул Неду, но тот продолжал, словно не желая замечать, какое впечатление произвели его слова:

– Они совсем распоясались. Обвиняют полицию в том, что расследование было приостановлено на целую неделю, дабы дать возможность одному довольно влиятельному в политических кругах игроку свести счеты с другим. Это про меня и Диспейна. А потом задали такой риторический вопрос: что думает сенатор Генри о своих новых политических союзниках, которые используют убийство его сына в подобных целях?

Мэдвиг покраснел, взглянул на часы и заторопился.

– Я достану газету и прочту. А теперь мне нужно…

– Они также, – продолжал Нед безмятежно, – обвиняют полицию в налетах на притоны, которым она раньше покровительствовала. Это, мол, потому, что их владельцы не хотят раскошеливаться на огромные расходы по пред выборной кампании. Повод – твоя ссора с Шедом. Еще они обещают напечатать список тех злачных мест, которые продолжают процветать как ни в чем не бывало, потому что их владельцы выложили свою долю.

– Ладно, ладно, – смущенно забормотал Мэдвиг. Счастливо оставаться, Дженет. Пока, Нед, – кивнул он и вышел.

– За что вы меня не любите? – спросила Дженет.

– Вы ошибаетесь, – ответил он.

Она покачала головой.

– Нет. Я это чувствую.

– Не судите по моему поведению. У меня всегда были плохие манеры.

– Вы меня не любите, – настаивала она, не отвечая на его улыбку. – А я хочу, чтобы вы хорошо ко мне относившись.

Нед был сама скромность.

– Зачем вам это? – спросил он.

– Потому что вы лучший друг Поля.

– Поль – политик, – заметил Нед, искоса поглядывая на нее, – и друзей у него много.

– Но вы самый близкий. – Она нетерпеливо покачала головой и добавила: – Он сам так считает.

– А вы как считаете? – спросил он чуть насмешливо.

– Так же, – серьезно ответила Дженет, – иначе вы не попали бы в больницу. Ведь вы пошли на это ради него!

Он промолчал. Только слабая усмешка тронула его губы.

Когда она поняла, что Нед не склонен продолжать разговор на эту тему, Дженет повторила серьезным тоном:

– Мне бы очень хотелось, чтобы вы хорошо ко мне относились.

– Может быть, так оно и есть.

– Нет! – покачала она головой.

Он снова улыбнулся. На этот раз его улыбка была молодой и обаятельной, в глазах светилась застенчивость, голос звучал робко и доверительно:

– Я вам скажу отчего вы так считаете, мисс Генри. Ну… в общем… понимаете, еще и года не прошло, как Поль подобрал меня, что называется, под забором. Поэтому с людьми вашего круга я еще не освоился, чувствую себя неловко, неуклюже. Ведь вы совсем из другого мира – высшее общество, фотографии в газетах и всякое такое… Вот. То, что вам кажется враждебностью, – на самом деле просто неотесанность.

Дженет поднялась.

– Вы издеваетесь надо мной, – констатировала она без всякой обиды в голосе.

Когда она ушла, Нед откинулся на подушки и уставился в потолок. Глаза его блестели.

Вошла сестра.

– Ну что вы там натворили?

Нед поднял голову, угрюмо посмотрел на нее и ничего не сказал.

– Она вышла отсюда чуть не плача, – продолжала сестра.

Нед снова опустил голову на подушку.

– Да, не тот я стал. Обычно сенаторские дочки уходили от меня, заливаясь слезами.

IV

В палату вошел молодой франт среднего роста со смазливым смуглым лицом.

Нед Бомонт приподнялся.

– Привет, Джек!

– Вы не так плохо выглядите, как я думал, – сказал Джек, подходя к кровати.

– Все на месте, на части не разобрали. Бери стул.

Джек сел и вынул пачку сигарет.

– У меня есть к тебе одно дельце. – Нед просунул руку под подушку и протянул Джеку конверт.

Джек прикурил и взял конверт. Это был простой белый конверт со штемпелем местной почты. Нед получил его два дня назад на адрес больницы Святого Луки. Внутри Джек обнаружил листок с напечатанными на машинке строчками:

Что вам известно о Поле Мэдвиге, чего не знает, но очень хотел бы узнать Шед О Тори?

Имеет ли это отношение к убийству Тейлора Генри?

Если нет, то почему вы так упорно старались сохранить это в тайне?

Джек аккуратно сложил листок, сунул его обратно в конверт и лишь затем, взглянув на Неда, спросил:

– За этим что–нибудь кроется?

– По–моему, нет. Я хочу, чтобы ты узнал, кто это писал.

Джек кивнул.

– Письмо можно взять?

– Да.

Джек сунул конверт в карман.

– У вас есть какие–нибудь соображения относительно того, кто мог его написать? – осведомился он.

– Абсолютно никаких.

Джек рассматривал горящий кончик сигареты.

– Предстоит нелегкая работенка!

– Знаю, – согласился Нед. – Я могу тебе только сказать, что за последнюю неделю таких анонимок появилось довольно много. У меня это третья. Я знаю, что Фарр получил по крайней мере одну. Кто их еще получал, не имею представления.

– А могу я взглянуть на другие?

– Эта единственная, что я сохранил. Да они все как близнецы – та же бумага, та же машинка, и в каждой по три вопроса.

Джек бросил на Неда испытующий взгляд:

– Но вопросы–то не совсем одинаковые.

– Не совсем. Но все бьют в одну точку.

Джек кивнул и затянулся сигаретой.

– Ты понимаешь, что сделать это надо осторожно, без шума? – предупредил Нед.

– Понятно. – Джек вынул изо рта сигарету. – Кстати, когда вы сказали про одну точку, вы имели в виду участие Мэдвига в убийстве?

– Да, – ответил Нед, не сводя глаз со смуглого франта, – только он в этом не замешан.

Смуглое лицо Джека было непроницаемо.

– Разумеется, – сказал он, вставая.

V

Сестра внесла большую корзину фруктов и по ставила ее на стол.

– Правда, мило? – спросила она у Неда Бомонта.

Тот осторожно кивнул головой.

Сестра вынула из корзины маленький полный конверт и подала его Неду.

– Держу пари, это от нее.

– На что?

– На что хотите!

Нед покачал головой с таким видом, будто подтвердились его самые мрачные подозрения.

– Заглянули? – спросил он.

– Ну, знаете ли… – возмутилась она.

Нед рассмеялся. Сестра замолчала, но лицо ее еще долго сохраняло обиженное выражение.

Он вынул из конверта визитную карточку Дженет Генри, на которой было написано лишь два слова: «Прошу Вас!»

– Вы выиграли, – нахмурив брови, сказал он сестре и постучал карточкой по ногтю большого пальца. – Угощайтесь, да берите побольше, чтобы выглядело так, будто я их ел.

Несколько часов спустя он написал письмо.

«Дорогая мисс Генри,

Вы просто ошеломили меня своей добротой, – сначала Ваш визит, затем эти фрукты. Даже не знаю, как и благодарить Вас. Надеюсь, что когда–нибудь мне представится возможность на деле выразить Вам свою признательность.

Преданный Вам Нед Бомонт»

Кончив писать, он перечел письмо, разорвал его и переписал заново. На этот раз он переставил слова в третьем предложении. Теперь оно кончалось так: «…выразить свою признательность на деле».

VI

В это утро Нед был уже в халате и домашних туфлях. Когда вошла Опаль, он сидел за столом у окна палаты и, завтракая, просматривал последний выпуск «Обсервера». Сложив газету и бросив ее рядом с подносом, он поднялся.

– Привет, малышка, – сказал он сердечно.

– Почему вы мне не позвонили, когда вернулись из Нью–Йорка? – строго спросила она. Опаль была бледна и оттого выглядела старше своих лет. Ее широко открытые голубые глаза потемнели от волнения. Держалась она прямо, но без натянутости. Не замечая стула, который Нед поставил рядом с ней, она настойчиво повторила: – Почему вы не позвонили?

Он снисходительно рассмеялся:

– А тебе идет это платье.

– Нед, я прошу вас, пожалуйста…

– Так–то лучше, – сказал он. – Я собирался зайти, но… Так много событий произошло, пока меня тут не было, и еще больше, когда я вернулся. А к тому времени, как я с ними разделался, мы не поладили с Шедом О'Рори, и вот я попал сюда, – он махнул рукой, – в больницу.

Его легкомысленный тон не помог. Опаль оставалась серьезной.

– Этого Диспейна повесят? – спросила она резко.

Он снова засмеялся:

– Если мы будем разговаривать в таком тоне, ничего у нас не получится.

Она нахмурилась и повторила, но уже не таким повелительным тоном:

– Его повесят?

– Не думаю, – ответил он, покачав головой. – Видимо, Тейлора все–таки убил не он.

Она, казалось, ничуть не удивилась.

– Вы знали об этом, когда просили меня… помочь… достать эту улику против него?

– Конечно, нет, малышка, – улыбнулся он укоризненно. – За кого ты меня принимаешь?

– Неправда, знали. – Ее голос был таким же холодным и презрительным, как и сузившиеся голубые глаза. – Вам нужно было получить свой долг, вот вы и заставили меня помочь вам… Чтобы шантажировать этого Диспейна.

– Думай как хочешь, – ответил он безразлично.

Она сделала шаг в сторону. Ее подбородок задрожал, но она овладела собой, и на ее лице снова появилось решительное и независимое выражение.

– А вы знаете, кто убил? – спросила она, пытаясь заглянуть ему в глаза.

Он медленно покачал головой.

– Отец?

Нед моргнул.

– Ты хочешь спросить, знает ли Поль, кто убил Тейлора?

Она топнула ногой и закричала:

– Я хочу знать, не отец ли его убил!

Нед закрыл ей рот рукой.

– Замолчи, – пробормотал он, быстро взглянув на закрытую дверь.

Она оттолкнула его руку и отступила назад.

– Так это он убил?

– Если ты уж так лихо соображаешь, – глухо сказал он злым голосом, – так хоть не ори. Держи свои идиотские домыслы при себе. Никому нет до них никакого дела. Нечего оповещать об этом весь город.

Потемневшие глаза Опаль широко раскрылись.

– Значит, это все–таки он, – уверенно произнесла она тихим, безжизненным голосом.

Нед резко наклонился и приблизил к ней искаженное злобной улыбкой лицо.

– Нет, моя радость, – сказал он, с трудом сдерживая бешенство. – Нет, он не убивал Тейлора.

Не двигаясь с места, все такая же суровая, она твердо спросила:

– Если убил не он. не понимаю, какое значение имеет, что я говорю и как громко.

Уголки его губ насмешливо поползли вверх.

– Ты еще очень многого не понимаешь. И никогда не поймешь, если будешь себя так вести. – Он отошел от нее и сунул кулаки в карманы халата. Теперь уголки его губ опустились, лоб прорезали глубокие морщины, прищуренные глаза не отрывались от пола. – Кто внушил тебе эту нелепую мысль?

– И вовсе не нелепую, вы сами это прекрасно знаете.

Он нетерпеливо пожал плечами.

– Откуда ты это взяла?

– Ниоткуда, – она тоже пожала плечами. – Я… я сама поняла вдруг.

– Чепуха, – глядя исподлобья, резко бросил он, – ты читала сегодняшний «Обсервер»?

– Нет.

Он не отрывал от нее тяжелого, подозрительного взгляда.

Ее лицо слегка порозовело от досады.

– Да не читала я. А для чего вам это знать?

– Значит, нет? – спросил он все еще недоверчиво и задумался. Внезапно лицо его прояснилось. Он вынул правую руку из кармана и протянул к ней ладонью вверх. – Дай посмотреть письмо.

– Что? – Она взглянула на него округлившимися от удивления глазами.

– Письмо, – повторил он, – напечатанное на машинке, без подписи, с тремя вопросами.

Она в замешательстве опустила глаза и после секундного колебания открыла сумочку.

– Как вы узнали?

– Все в городе хотя бы одно такое получили, – ответил он небрежно. – Ты что, раньше не получала?

– Нет! – Она протянула ему смятый листок бумаги.

Он разгладил его и прочел:

«Неужели вы не знаете, что вашего возлюбленного убил ваш же отец?

А если не знаете, то зачем вы помогали ему и Неду Бомонту в их попытке приписать это преступление невинному человеку?

Отдаете ли вы себе отчет в том, что, помогая отцу уйти от суда, вы сами становитесь соучастницей преступления?»

Нед кивнул и беспечно улыбнулся.

– Все они на один лад. – Он скомкал листок и швырнул его в корзину для бумаги возле стола. – Вероятно, получишь еще, раз уж попала в список адресатов.

Закусив нижнюю губу, Опаль Мэдвиг испытующе посмотрела на спокойное лицо Неда блестящими, недобрыми глазами.

– О Тори, – продолжал Нед, – готовит материал для предвыборной кампании. У меня, как ты знаешь, были с ним неприятности. А все потому, что он думал, будто я порвал с твоим отцом и соглашусь за деньги помочь ему состряпать уголовный процесс против Поля. Шеду неважно, правда ли это, ему важно провалить кандидатов Поля. Я отказался.

Выражение ее глаз не изменилось.

– Из–за чего вы с папой подрались?

– Подрались? – переспросил он. – Допустим, что подрались, но это уж наше с ним дело, малышка!

– Конечно, подрались. В баре у Карсона. – Она решительно сжала губы. – После того как вы узнали, что именно он… убил Тейлора…

Нед засмеялся и спросил насмешливо:

– А раньше я это не знал?

Но она не реагировала на его насмешливый тон.

– Почему вы спросили про «Обсервер»? Что там напечатано?

– Такая же чепуха, как и в твоем письме. Если хочешь посмотреть, газета на столь. Ты еще начитаешься этой муры, пока идет предвыборная кампания. Хорошая же ты помощница отцу, если, не задумываясь, все принимаешь на веру..

Но Опаль не слушала его, и он, нетерпеливо махнув рукой, замолчал.

Девушка подошла к столу и взяла газету.

Он учтиво улыбнулся ей в спину.

– На первой странице «Открытое письмо мэру».

По мере того как она читала, ее колени, руки, губы дрожали все сильнее. Нед забеспокоился, нахмурился, но когда, отложив газету, она повернулась, ее стройное тело и красивое лицо были неподвижны, как у статуи. Почти не двигая губами, она сказала:

– Они не осмелились бы писать такое, если бы это была неправда.

– Это мелочь по сравнению с тем, что они еще напишут, – процедил Нед лениво, делая вид, что ее волнение его забавляет. Но в глазах его притаилась с трудом сдерживаемая злость.

Опаль окинула его долгим взглядом и, ничего не сказав, направилась к двери.

– Обожди, – сказал он.

Она остановилась и повернула к нему свое окаменевшее лицо.

– Политика – жестокая игра, малышка, – заговорил он с ласковой улыбкой. – Особенно на этот раз. «Обсервер» – по другую сторону баррикад, им наплевать, правду они печатают или нет, лишь бы это навредило Полю. Они…

– Не верю я вам, – заявила она. – Я знаю редактора мистера Мэтьюса – его жена всего на несколько лет старше меня, мы с ней вместе учились в школе и дружили. Я ни за что не поверю, что он может напечатать такое об отце, если у него нет достаточных оснований считать это правдой.

Нед посмеивался.

– Много ты знаешь! Мэтьюс по уши в долгах. Закладные на его фабрику и даже на его дом, если хочешь знать, в руках центральной компании. Компания эта принадлежит Виллу Роуну, а Роун выставил свою кандидатуру в сенат.

Опаль молчала. По–видимому, доводы Неда ее не убеждали.

Но он продолжал искренне и настойчиво:

– То. что здесь напечатано, – он стукнул пальцем по газете, – еще цветочки по сравнению с тем, что пойдет дальше. Они будут ворошить кости Тейлора до тех пор) пока не придумают чего–нибудь повернее. Нам придется читать такую чертовщину до конца выборов. Надо с этим примириться. А ты тем более должна держаться спокойно, ведь Поль–то сам не очень волнуется. Он политик…

– Он убийца, – сказала она тихо, но отчетливо.

– А дочь у него – дубина! – воскликнул он в ярости. – Перестань валять дурака!

– Мой отец – убийца, – повторила она.

– С ума ты сошла. Послушай меня, малышка. Твой отец не имеет абсолютно никакого отношения к убийству Тейлора… он…

– Я не верю вам, – сказала она мрачно. – Я никогда больше не буду вам верить.

Нед хмуро посмотрел на нее.

Она повернулась и пошла к двери.

– Обожди; – попросил он. – Дай мне…

Она вышла и закрыла за собой дверь.

VII

Нед Бомонт бросил яростный взгляд на захлопнувшуюуся дверь. Потом на его лоб набежали морщины, темные глаза сузились, губы под усиками сжались. Покусывая ногти и глубоко дыша, он погрузился в мрачные размышления.

За дверью послышались шаги. Он стряхнул с себя задумчивость и не спеша направился к окну, мурлыкая популярную песенку. Шаги миновали его дверь и затихли. Перестав напевать, он нагнулся к корзине, вытащил скомканное письмо и сунул его в карман халата.

Раскурив сигару, он подошел к столу и, щурясь от дыма, стал изучать первую полосу «Обсервера». Открытое письмо мэру

Сэр, «Обсервер» получил первостепенной важности сведения, которые, как мы полагаем, помогут приподнять завесу над тайной, окружающей недавнее убийство Тейлора Генри,

Эти сведения содержатся в нескольких данных под присягой показаниях, хранящихся в настоящее время в сейфе редакции. Суть этих показаний заключается в следующем:

1. Несколько месяцев назад Поль Мэдвиг с возмущением узнал, что Тейлор Генри ухаживает за его дочерью. Он поссорился с молодым человеком и запретил Опаль Мэдвиг с ним встречаться.

2. Тем не менее дочь Поля Мэдвига продолжала видеться с Тейлором Генри в квартире, специально снятой для этой цели.

3. В день, когда Генри был убит, молодые люди провели несколько часов в этой квартире.

4. Вечером того же дня Поль Мэдвиг посетил дом сенатора Генри, как полагают, с целью выразить свое возмущение молодому человеку или его отцу.

5. Когда за несколько минут до убийства Поль Мэдвиг покидал дом сенатора, у него был весьма рассерженный вид.

6. Не более чем за пятнадцать минут до того, как был обнаружен труп Тейлора Генри, его видели с Полем Мэдвигом на Китайской улице, недалеко от того места, где было совершено преступление.

7. И наконец, ни один агент сыскной полиции не занимается в, настоящее время поисками убийцы.

«Обсервер» считает необходимым сообщить Вам, а также всем избирателям и налогоплательщикам нашего округа об этих фактах. При этом «Обсервер» руководствуется лишь желанием помочь правосудию и не преследует никаких иных целей. Мы с удовольствием предоставим упомянутые выше показания, как и всю другую находящуюся в нашем распоряжении информацию Вам или любому другому правомочному должностному лицу. Мы готовы также, в интересах правосудия, воздержаться от опубликования дальнейших подробностей.

Однако «Обсервер» не может допустить, чтобы содержащиеся в показаниях свидетелей сведения игнорировались. Если официальные лица, избранные и назначенные блюстителями закона, не сочтут эти показания достаточно веским основанием для принятия необходимых мер, «Обсервер» оставляет за собой право опубликовать их полностью и тем самым вынести этот вопрос на рассмотрение высшей инстанции – граждан нашего города.

X. К. Мэтьюс, издатель.

Нед иронически хмыкнул и пустил на это высокопарное заявление густую струю дыма. Однако глаза его остались мрачными.

VIII

Вскоре после полудня к Неду в больницу пришла мать Поля Мэдвига.

Он обнял ее и расцеловал в обе щеки. Оттолкнув его, она сказала с напускной строгостью:

– Да хватит тебе! Ты хуже того эрдельтерьера, что у Поля.

– А я наполовину эрдельтерьер. Со стороны отца, – ответил Нед и помог ей раздеться.

Расправив черное платье, она подошла к кровати и села. Он кинул ее шубку на спинку стула и встал перед ней, расставив ноги и заложив руки в карманы халата.

– Выглядишь неплохо, – сказала она, критически оглядев его. – Хотя и не блестяще. А как ты себя чувствуешь?

– Превосходно. Я не выписываюсь исключительно изза медсестер. Уж больно хороши!

– Знаю я тебя! Ну, что уставился на меня, как кот на сливки? Мне даже не по себе становится. Садись. – Она похлопала по кровати рядом с собой.

Он сел.

– Поль считает, что ты совершил благородный, геройский поступок… Не знаю, что уж ты там такое совершил, но в одном я уверена: если бы ты вел себя хорошо, ты вообще не попал бы в эту переделку.

– Но, ма… – начал было Нед.

– Послушай, Нед, – прервала миссис Мэдвиг, сверля его взглядом своих голубых, молодых, как у сына, глаз. – Поль ведь не убивал этого сопляка?

Нед от удивления даже рот разинул.

– Нет, конечно.

– Я так и думала, – заявила старуха, – Поль всегда был хорошим мальчиком. Но я слышала, что по городу ходят всякие грязные слухи. Господи, и что это творится в вашей политике? Ничего не понимаю.

В изумленных глазах Неда запрыгали смешинки. Он не отводил взгляда от костистого лица старухи.

– Можешь пялить на меня свои глазищи сколько угодно, – сказала она, – но я никогда не могла понять ваши мужские затеи. Даже не пыталась. Бросила еще задолго до того, как ты появился на свет.

Он потрепал ее по плечу.

– Вы парень что надо, ма, – произнес он восхищенно.

Она отстранилась и осадила его строгим взглядом. – А ты сказал бы мне правду, если бы Поль действительно был убийцей? Он отрицательно покачал головой. – Тогда откуда мне знать, что он не убивал? Он рассмеялся. – Простая логика! Если бы он убил Генри, я бы все равно стал это отрицать. Но тогда на ваш вопрос о том, сказал ли бы я правду, если бы он был убийцей, я бы ответил «да». – Веселье в его глазах потухло. – Он действительно никого не убивал! – Нед улыбнулся одними губами. – Было бы хорошо, если б хоть один человек в городе, кроме меня, думал так же. И было бы совсем хорошо, если б этим человеком была его мать.

IX

Через час после ухода миссис Мэдвиг Неду Бомонту принесли пакет с книгами, к которому была приложена карточка Дженет Генри. Он писал записку с выражением глубокой признательности, когда пришел Джек. – Мне удалось кое–что раскопать, но я не уверен, что мои сведения придутся вам по вкусу, – сказал он, выпуская изо рта клубы дыма. Нед посмотрел на него задумчиво и разгладил усики указательным пальцем. Его голос звучал сухо: – Если ты узнал то, что я просил, тогда все в порядке. Садись и рассказывай. Аккуратно поддернув на коленях брюки, Джек сел, заложив ногу за ногу, бросил шляпу рядом с собой на пол и перевел взгляд с сигареты на Неда. – Похоже, что эти письма писала дочка Мэдвига. На какую–то долю секунды в глазах Неда мелькнуло удивление, но голос звучал все так же сухо: – Откуда ты это взял? Из внутреннего кармана Джек вынул и протянул Неду два одинаково сложенных, одинаковых по качеству и размеру листка бумаги. Нед развернул их и увидел, что на каждом были напечатаны три одинаковых вопроса. – Один из листков – тот самый, что вы мне вчера дали. Можете определить который? Нед отрицательно мотнул головой. – Они абсолютно одинаковые, – сказал Джек. – Второй я отпечатал на машинке в квартире, которую снимал Тейлор Генри на Чартер–стрит. Бумагу я взял там же. Насколько известно, существовало только два ключа от этой квартиры, один был у Опаль Мэдвиг, другой у Тейлора. Я узнал, что после его смерти она туда пару раз ходила. Продолжая рассматривать листки, Нед сердито кивнул. Джек прикурил новую сигарету от окурка старой, затем, подойдя к столу, затушил окурок и вернулся на место. Похоже было, что его совершенно не интересует, как реагирует на его сообщение Нед. После минутного молчания Нед приподнял голову и спросил: – Как тебе удалось все это узнать? Джек передвинул сигарету в угол рта. – О том, что существует эта квартира, я узнал из «Обсервера», как и полиция, кстати говоря. Но они добрались туда первыми. Правда, мне крупно повезло. Полицейский, которого оставили охранять квартиру, оказался моим приятелем – Фред Харли его зовут, – и я за десятку смог там все осмотреть. – Полиция в курсе? – спросил Нед, шелестя листиками. Джек пожал плечами. – Я им не рассказывал, Фреда Харли я прощупал, он ничего не знает. Его просто поставили присматривать за квартирой, пока они не решат, что делать дальше. Так что, может, знают, а может, нет. – Джек стряхнул пепел на пол. – Могу навести справки, если хотите. – Не стоит. Больше ничего интересного там не подвернулось? – А я больше ничего и не искал. Бросив быстрый взгляд на непроницаемое лицо молодого человека, Нед снова уставился на листки. – А что это за квартирка? – Чартер–стрит, дом двадцать четыре. Они там называли себя мистером и миссис Френч. Хозяйка утверждает, что, пока не явилась полиция, она не знала, кто они такие. Возможно, так оно и есть. В этих домах лишних вопросов не задают. Хозяйка говорит, что они там бывали довольно часто, в основном во второй половине дня. А за последнее время девушка тоже приходила раза два. Хотя точно хозяйка сказать не может, она могла и не заметить. – А она уверена, что это была Опаль Мэдвиг? – Описание сходится. – Джек помолчал, потом небрежно добавил: – С тех пор как его убили, эта женщина никого, кроме нас, там не видела. Нед снова поднял голову.

– А что, раньше к Тейлору приходили и другие?

Джек сделал уклончивый жест.

– Хозяйка не захотела говорить об этом. Сказала, не знает. Но я готов спорить, что врет.

– А по вещам не видно?

– Нет! – покачал головой Джек. – Женского барахла там мало: халатик, пижама, кое–какие туалетные принадлежности.

– А его вещей много?

– Костюм, пара ботинок, пижама, какое–то белье, носки – вот и все.

– А шляпы есть?

– Шляп нет, – улыбнулся Джек.

Нед встал и подошел к окну. Снаружи было почти совсем темно. По окну забарабанили крупные капли дождя. Нед снова повернулся.

– Большое спасибо. – Его взгляд рассеянно скользнул по смуглому лицу Джека. – Думаю, что скоро ты мне опять понадобишься. Может, сегодня же. Я позвоню.

– Хорошо. – Джек поднялся и вышел из палаты.

Нед открыл стенной шкаф, достал костюм и пошел в ванную переодеваться. Когда он выходил оттуда, в палату вошла сестра – высокая полная женщина с лоснящимся бледным лицом.

– Вы одеты? – воскликнула она встревоженно. – Но вам нельзя выходить, мистер Бомонт! Сейчас ночь, начинается дождь, и доктор Тейт…

– Знаю, знаю, – сказал он нетерпеливо и направился к двери.

Глава шестая. КОНЕЦ «ОБСЕРВЕРА»

I

Миссис Мэдвиг открыла дверь.

– Нед? Ты с ума сошел! Не успел выйти из больницы, а уже бегаешь как угорелый! Да еще под дождем!

– Такси не протекают. – Его улыбка вышла несколько кислой. – Поль дома? – Он ушел полчаса назад. В клуб, наверное. Но все равно заходи.

– А где Опаль? – спросил он, закрывая дверь и следуя за ней через прихожую.

– Ее тоже нет. Носится где–то с самого утра.

На пороге гостиной Нед остановился.

– Рад бы остаться, да не могу. Подъеду–ка я лучше в клуб и поищу там Поля. – Его голос звучал не совсем уверенно. Старуха живо обернулась к нему.

– И думать не смей! – ворчливо заявила она. – Посмотри на себя. Того и гляди схватишь простуду. Нет уж. Ты сядешь здесь у огня, а я приготовлю тебе горячий пунш.

– Не могу я, ма. У меня дела.

Голубые глаза миссис Мэдвиг вдруг заблестели, она испытующе посмотрела на Неда.

– А когда ты выписался из больницы?

– Только что.

Она нахмурилась и осуждающе покачала головой.

– Удрал! – Ясная голубизна ее глаз затуманилась. Она подошла к Неду совсем близко, ее лицо было почти на уровне его лица. – Полю что–нибудь грозит? – Ее голос прерывался, как будто в горле у нее пересохло; в глазах мелькнул испуг. – Или Опаль?..

– Мне надо срочно увидеть их, – сказан он почти неслышно.

Она застенчиво дотронулась до его щеки костлявыми пальцами.

– Ты хороший мальчик, Нед.

– Не волнуйтесь, ма. – Он обнял ее одной рукой. – Ничего страшного, бывает и хуже. Только… когда Опаль вернется, задержите ее, если сможете.

– А мне ты не мог бы рассказать? – спросила она.

– Не сейчас. Им лучше не знать, что вы подозреваете неладное.

II

Под проливным дождем Нед Бомонт отшагал пять кварталов до аптеки. Сначала он вызвал по телефону такси, затем попытался дозвониться до Мэтьюса, но безуспешно.

Тогда он назвал другой номер и попросил мистера Рамсена.

– Привет, Джек, – сказал он секунду спустя. – Это Бомонт. Ты не занят?.. Отлично. Тогда вот что. Я хочу знать, ходила ли сегодня девушка, о которой мы с тобой говорили, к Мэтьюсу из «Обсервера» и что она там делала потом… Верно. Хол Мэтьюс. Я пытался ему дозвониться домой и в редакцию, но все неудачно. Да, постарайся не поднимать шума. Только поскорее… Нет, я не в больнице. Буду ждать звонка дома. Ты знаешь мой номер…

Спасибо, Джек, и звони мне как можно чаще. Пока.

На улице его уже ждало такси. Он уселся и дал шоферу свой адрес, но потом постучал пальцем по стеклу и дал другой.

Вскоре такси остановилось у сероватого приземистого здания, стоящего посередине аккуратно подстриженной лужайки. Выходя из машины, Нед попросил шофера подождать его. Он позвонил. Дверь открыла рыжеволосая служанка.

– Мистер Фарр дома? – спросил у нее Нед.

– Сейчас узнаю. Как передать?

– Мистер Бомонт.

Окружной прокурор выбежал в приемную, протягивая гостю обе руки. Его обычно свирепое лицо расплылось в улыбке.

– Очень, очень рад вас видеть, Бомонт. Ну, давайте пальто, шляпу.

Нед улыбнулся и покачал головой.

– Некогда. Я только на секунду, по дороге из больницы.

– Значит, снова в форме? Великолепно!

– Чувствую я себя хорошо, – сказал Нед. – А у вас есть что–нибудь новенькое?

– Ничего особенного. Эти бандиты, что вас обработали, все еще на воле. Прячутся где–то. Но мы их переловим.

Нед пренебрежительно скривил рот.

– Я же не умер. Да они и не покушались на мою жизнь. Больше обычной драки вы им не пришьете. Ну как, вы получали еще какие–нибудь трогательные послания с тремя вопросами?

Окружной прокурор откашлялся.

– Да, да, получил одно или два.

– Сколько? – переспросил Нед с вежливым безразличием. Уголки его губ чуть тронула ленивая усмешка. В глазах поблескивали веселые искорки. Он пристально смотрел на Фарра.

Прокурор снова откашлялся.

– Три, – признался он неохотно. Но тут же оживился: – Вы уже слышали, как здорово прошел у нас предвыборный митинг?

– Письма были все о том же? – прервал его Нед.

– Хм… более или менее. – Прокурор облизнул губы и неловко поежился.

– Насколько более… или менее?

Фарр отвел глаза и посмотрел на галстук Неда, потом куда–то в сторону. Губы его пошевелились, но он не произнес ни звука.

Нед злорадно ухмыльнулся.

– Во всех этих письмах утверждается, что Тейлора Генри убил Поль? – спросил он вкрадчивым голосом.

Фарр подскочил. Потеряв над собой контроль, он испуганно посмотрел Неду в глаза.

– О Боже! – выдохнул он.

Нед засмеялся.

– А у вас, Фарр, нервишки пошаливают, – продолжал он все так же вкрадчиво. – Следите за собой, а то и сорваться недолго. Поль вам ничего не говорил? О ваших нервах?

– Н–нет!

– Может быть, он еще не заметил! – Нед поднял руку, посмотрел на часы и снова перевел взгляд на Фарра. – Вы уже нашли отправителя? – спросил он резко.

– Послушайте–ка, Нед… Я не… ну понимаете, это… – окружной прокурор запнулся и умолк.

– Ну? – подбодрил его Нед.

Прокурор сглотнул слюну.

– Кое–что мы разузнали, Нед, – сказал он безнадежным тоном. – Но говорить определенно еще рано. Может быть, за письмами ничего и не кроется…

Нед кивнул. Его лицо теперь выражало только дружелюбие, голос звучал ровно и не слишком холодно:

– Вы узнали, где эти письма были напечатаны и на какой машинке. Вот и все. Но этого недостаточно, чтобы догадаться, кто их автор. Не так ли?

– Все верно, Нед! – выпалил Фарр с чувством глубокого облегчения.

Нед сердечно пожал ему руку.

– Вот теперь я спокоен, – сказал он. – Ну, я побежал. И поверьте мне на слово, не стоит поступать опрометчиво. Вы не ошибетесь, если будете действовать не спеша, обдумывая каждый свой шаг.

– Спасибо, Нед, спасибо. – Голос окружного прокурора даже задрожал от избытка чувств.

III

В двадцать минут десятого в гостиной Неда Бомонта раздался телефонный звонок. Нед быстро подошел и снял трубку.

– Да?.. Привет, Джек… Да… Понял.. Где?.. Ага, прекрасно. На сегодня хватит. Большое спасибо.

Он положил трубку. По его бледным губам скользнула улыбка, глаза задорно заблестели.

Не успел Нед отойти от телефона, как снова раздался звонок. Поколебавшись, он взял трубку.

– Алло!.. А, Поль, привет! Да, мне надоело числиться в инвалидах… Ничего особенного. Просто подумал – дай заскочу… Нет, боюсь, что не смогу. Я не так хорошо себя чувствую, как полагал. Лучше я прилягу… Да, завтра, конечно… Пока.

На ходу надевая шляпу и плащ, Нед спустился вниз. Когда он открыл дверь на улицу, ветер хлестнул его струйками дождя. Он быстро зашагал к гаражу в конце квартала.

Войдя в застекленную коробку гаража, Нед застал там долговязого рыжеволосого парня, одетого в засмаленную белую спецовку. Откинувшись на стуле и задрав ногу на полку над электрическим камином, парень читал газету. Когда Нед сказал: «Привет, Томми», парень опустил газету и улыбнулся, сверкнув белыми зубами.

– Ну и погодка сегодня! .

– Нет ли у тебя подходящего драндулета? Такого, чтобы не застрял на проселке?

– Ну и счастливчик вы! Можете кататься, когда вам вздумается. А что, если бы не повезло с погодой? А вдруг бы дождь пошел?.. Хорошо, что у меня есть «бьюик», на который мне наплевать.

– А он не развалится по дороге?

– Все возможно, – сказал Томми, – особенно в такую ночь.

– Отлично. Заправь его. Как мне лучше в такую ночь проехать к Ленивому ручью?

– А там по ручью далеко?

Нед внимательно посмотрел на Томми.

– Примерно до того места, где он впадает в речку.

Томми кивнул.

– Берлога Мэтьюса? – спросил он.

Нед промолчал.

– Все зависит от того, какое именно место вам нужно.

– Да, мне к Мэтьюсу. – Нед нахмурился. – Только без трепа.

– А когда вы ко мне шли, вы на что рассчитывали? – резонно возразил Томми.

– Я спешу, – ответил Нед.

– Тогда поезжайте по новой дороге до Бартона, за мостом свернете на проселок, и если не увязнете, то у первого перекрестка поворачивайте на восток. Выедете на вершину холма как раз позади дома Мэтьюса. Если же проселком не выйдет, поезжайте по новой дороге до перекрестка, а потом придется немного вернуться назад по старой.

– Спасибо.

Когда Нед уже залез в «бьюик», Томми небрежно бросил:

– В дверном кармашке – запасной пистолет.

– Запасной? – переспросил Нед бесстрастным голосом и недоуменно посмотрел на долговязого парня.

– Приятной прогулки, – пожелал Томми.

Нед захлопнул дверцу и дал газ.

IV

Часы на приборном щитке показывали без двадцати восьми одиннадцать. Нед выключил фары и с трудом выбрался из машины. Косой дождь непрекращающимся потоком молотил по земле, по кустам, по деревьям, по машине. У подножия холма сквозь дождь и листву слабо мерцали желтые огоньки. Струйки воды потекли Неду за шиворот Он вздрогнул, поплотнее закутался в плащ и, спотыкаясь, стал продираться сквозь мокрые кусты вниз по склону.

Дождь и ветер подталкивали его в спину. Постепенно слабость прошла. Хотя он то и дело спотыкался о корни, ноги в общем слушались его, и он довольно уверенно продвигался к цели.

Наконец он почувствовал под ногами тропинку и, скользя, пошел по ней; ветки кустарника хлестали его по лицу с обеих сторон, не давая сбиться с пути. Тропинка увела его сначала влево, но потом, описав широкую дугу, он вышел к краю небольшого ущелья. Внизу с шумом бежала вода. Еще один поворот, и он очутился у двери дома, окна которого тускло светились желтым светом.

Ему открыл седовласый мужчина с безвольным, поблекшим лицом и серыми беспокойными глазами за толстыми стеклами очков в черепаховой оправе. На нем был аккуратный старомодный костюм из хорошего материала. На одной стороне высокого крахмального воротничка его белой рубашки расплылось несколько капель дождя. Открыв дверь, он отступил в сторону.

– Входите, входите, сэр, не стойте под дождем! – Голос его звучал дружелюбно, даже сердечно. – Ужасная ночь!

Нед слегка наклонил голову и переступил порог. Он оказался в огромной комнате, занимавшей весь первый этаж. Мебели в комнате было мало, да и та была немудрящая, без всяких претензий. Комната служила одновременно и кухней, и столовой, и гостиной.

Со скамеечки возле камина поднялась Опаль Мэдвиг и, держась неестественно прямо, посмотрела на Неда холодным, враждебным взглядом.

Когда он снял шляпу и стал расстегивать плащ, его узнали и другие.

– Неужто Бомонт?! – недоверчиво воскликнул мужчина, открывший дверь и округлившимися глазами посмотрел на Шеда О'Рори.

Шед О'Рори сидел на деревянном стуле посередине комнаты напротив камина. Он мечтательно улыбнулся и произнес своим музыкальным баритоном:

– Так оно и есть – Нед! Как поживаете?

По обезьяньей роже Джеффа Гарднера расползлась широкая ухмылка, обнажившая вставные зубы и почти совсем скрывшая маленькие красные глазки.

– Подумать только, Ржавый, – обратился он к розовощекому мальчишке, развалившемуся на скамейке рядом, – наш резиновый мячик снова к нам вернулся. Я же говорил, что ему нравится, когда его бьют.

Ржавый угрюмо нахмурился и что–то негромко проворчал в адрес Бомонта.

Тоненькая девушка в красном, сидевшая рядом с Опаль, с любопытством подняла на Неда заблестевшие глаза.

Нед снял плащ и положил его вместе со шляпой на длинный некрашеный комод у двери. Его худое лицо, на котором еще сохранились следы побоев, было спокойно, и только в глазах светилось отчаянное безрассудство.

– У меня сломалась машина, когда я проезжал мимо, мистер Мэтьюс. Я очень признателен вам за приют, – вежливо улыбнулся он хозяину дома.

– Что вы? Пожалуйста. Я очень рад, – растерянно бормотал Мэтьюс. Его испуганные глаза с мольбой глядели на Шеда О'Рори.

О'Рори любезно улыбнулся Неду, пригладил тонкой, бледной рукой свои седые волосы, но ничего не сказал.

Нед подошел к огню.

– Привет, малышка, – кивнул он Опаль.

Она не ответила и продолжала смотреть на него холодным, враждебным взглядом.

Он улыбнулся тоненькой девушке в красном.

– Миссис Мэтьюс, не так ли?

– Да, – сказала она мягким, воркующим голоском и протянула ему руку.

– Опаль говорила мне, что вы с ней были подругами в школе, – сказал Нед, пожимая ей руку. Затем он повернулся к Ржавому и Джеффу. – Привет, мальчики! Я так и знал, что мы скоро встретимся. – Его голос звучал беззаботно.

Ржавый молчал.

Джефф отвратительно осклабился.

– И я на это рассчитывал. Кулаки–то у меня уже зажили! Как по–твоему, почему мне так нравится тебя лупить?

– Слишком много ты болтаешь, – не поворачивая головы, сказал Шед О'Рори. – Если бы ты пореже раскрывал свою пасть, у тебя, может быть, и сейчас были бы целые зубы.

Миссис Мэтьюс что–то вполголоса сказала Опаль. Та покачала головой и снова уселась у огня.

Мэтьюс указал на стул по другую сторону камина.

– Садитесь, мистер Бомонт, посушите ноги, погрейтесь, – приговаривал он суетливо.

– Спасибо. – Нед подвинул стул поближе к огню и сел.

Шед О'Рори закурил сигарету.

– Как вы себя чувствуете, Нед? – спросил он.

– Неплохо.

– Прекрасно! – О'Рори повернул голову к сидящим на скамейке Джеффу и Ржавому. – Завтра можете возвращаться в город, мальчики. – Он опять повернулся к Неду и вежливо объяснил: – Мы не хотели рисковать, пока не знали наверняка, что вы выжили. А отвечать за драку – этим нас не испугаешь.

Нед кивнул.

– Скорее всего я и подавать на вас не буду. Но не забудьте, что вашего приятеля Джеффа разыскивают в связи с убийством Уэста. – Голос Неда звучал весело, но в глазах, прикованных к горящему в камине полену, на мгновение вспыхнул злой блеск. Когда же он перевел взгляд на Мэтьюса, в них засветилась насмешка. – Конечно, если бы я захотел, я мог бы доставить массу неприятностей мистеру Мэтьюсу за то, что он укрывает вас.

– Что вы, мистер Бомонт! Да я даже и не знал, что они здесь, – засуетился Мэтьюс, – я только сегодня приехал сюда. Я был удивлен не меньше… – Он внезапно осекся, охваченный паническим страхом, и, повернувшись к О'Рори, захныкал: – Вы знаете, что я вам рад. Но я хочу сказать… – Внезапно его лицо озарилось счастливой улыбкой. – Ведь я помогал вам непреднамеренно и, следовательно, не совершил ничего такого, за что должен нести судебную ответственность.

Ясные, серо–голубые глаза О'Рори без всякого интереса обратились в сторону издателя.

– Да, вы помогли нам непреднамеренно.

Улыбка Мэтьюса слиняла и угасла. Он начал теребить свой галстук и, наконец, отвел глаза от О'Рори.

– Все такие скучные сегодня, – сказала Неду миссис Мэтьюс. – Пока вы не пришли, было совсем ужасно.

Нед с любопытством посмотрел на нее. Ее темные глаза призывно блестели. Под его взглядом она наклонила голову и кокетливо надула свои красивые губки. Нед улыбнулся, поднялся и подошел к ней.

Опаль Мэдвиг продолжала неподвижным взглядом рассматривать пол перед камином. Мэтьюс, О'Рори и два его телохранителя следили за Недом и женой Мэтьюса.

– А почему они такие скучные? – спросил Нед и, поджав под себя ноги, сел на пол рядом с ней, спиной к огню.

– Не знаю, – ответила она игриво. – Когда Ход предложил мне прокатиться сюда с ним и Опаль, я думала, будет весело. А потом, когда мы приехали, мы застали здесь… – она сделала небольшую паузу и добавила с плохо скрываемым недоверием, – его друзей. У них тут какие–то секреты, говорят они намеками. А я ничего не понимаю. Это до того глупо! И Опаль не лучше их… Она…

– Перестань, Элойс, – вмешался Мэтьюс, пытаясь проявить власть. Но стоило жене посмотреть на него, и он смущенно отвел глаза.

– А мне все равно, – заявила она капризно. – Это правда. Опаль ведет себя не лучше вас всех. Ведь ты с ней собирался поговорить о каком–то деле. Поездку затеяли именно ради этого разговора. А сам молчишь. Не воображай, что я торчала бы здесь столько времени, если бы не гроза. И не подумала бы!

Опаль Мэдвиг покраснела, но глаз не подняла.

Элойс снова обернулась к Неду. Ее капризное личико стало кокетливым.

– Скучно. Поэтому я так вам и обрадовалась. Именно поэтому, а не из–за ваших прекрасных глаз.

Нед нахмурил брови в притворном негодовании.

Она тоже нахмурилась и уже совершенно серьезно спросила:

– У вас в самом деле сломалась машина? Или вы тоже приехали обсуждать с ними эти скучные тайны, из–за которых они так по–дурацки ведут себя? Ну, конечно же! Я уверена, вы приехали именно за этим.

Нед рассмеялся.

– А какая вам разница, зачем я приехал, если, увидев вас, я переменил свои планы?

– Переменили? – спросила она недоверчиво. – А откуда это видно?

– Я от вас ничего скрывать не буду, – весело пообещал он. – Вы действительно не знаете, что их гложет?

– Не имею ни малейшего представления. Но я абсолютно уверена, что это что–нибудь совершенно идиотское и скорее всего связанное с политикой.

– Вы умница. – Нед потрепал ее по руке. – Вы совершенно правы по всем пунктам. – Он обернулся, взглянул на О Тори и Мэтьюса и снова перевел на нее озорной взгляд. – Хотите, я вам кое–что расскажу?

– Нет.

– Во–первых, – сказал Нед, – Опаль считает, что Тейлора Генри убил ее отец.

Из горла Опаль Мэдвиг вырвался придушенный стон. Зажав рот ладошкой, она вскочила на ноги. Ее полные ужаса глаза остекленели, широко раскрылись.

Побагровев от злости, Ржавый вскочил на ноги, но Джефф толкнул его обратно на скамейку.

– Оставь его в покое! Все в порядке, – просипел он добродушно.

Ржавый больше не пытался встать.

Элойс Мэтьюс застыла, уставившись на Опаль ничего не понимающим взглядом.

У Мэтьюса отвисла нижняя губа и задергались веки.

Шед О'Рори подался вперед. Его тонкое продолговатое лицо стало бледным и суровым, глаза напоминали голубовато–серые льдинки, руки сжимали подлокотники кресла.

– Во–вторых, – спокойно продолжал Нед, не обращая внимания на охватившее всех волнение, – во–вторых, она…

– Не надо, Нед! – вскрикнула Опаль.

Не вставая с пола, Нед повернулся и взглянул на нее. Прижав руки к груди, она смотрела на него испуганными глазами. Все ее измученное, осунувшееся лицо молило о пощаде.

Некоторое время он молча изучал ее холодным, испытующим взглядом. Сразу стало слышно, как беснуется за окнами ветер, обрушивающий на дом потоки дождя, как ревет река. Нед заговорил. Голос его звучал отчужденно, безучастно:

– Разве ты не затем сюда приехала?

– Не надо, пожалуйста, – повторила она охрипшим голосом.

Губы Неда шевельнулись в слабой улыбке, но глаза оставались серьезными.

– А что, разве, кроме тебя и врагов твоего отца, никому нельзя об этом говорить? – спросил он.

Сжав руки в кулаки, она сердито вскинула голову и звонко выпалила:

– Он убил Тейлора!

Нед обернулся к Элойс Метьюс.

– Ну, что я вам говорил? – начал он, растягивая слова. – Считая отца убийцей, она пришла к вашему мужу, потому что прочла в газете ту ерунду, которую он напечатал сегодня. Конечно, у него и в мыслях не было, что Поль убийца. Но что ему остается делать? В его–то положении? Все закладные в руках центральной компании, а заправляет там кандидат Шеда. Хочешь не хочешь – делай что велят. А она…

Слабым голосом, в котором звучала безнадежность, Мэтьюс попытался остановить Неда:

– Вы это бросьте, Бомонт…

– Пусть говорит, – раздался спокойный, мелодичный баритон Шеда О'Рори. – Пусть выскажется.

– Спасибо, – небрежно поблагодарил его Нед, даже не обернувшись. – Опаль пошла к вашему мужу, чтобы он подтвердил ее подозрения, но что мог он ей сказать? Наврать что–нибудь? Ведь он ничего не знает, ваш муж. Он просто поливает Поля грязью, потому что так приказал Шед. Кое–что он, конечно, может сделать и самостоятельно. Он, скажем, может напечатать в завтрашнем номере историю о том, как Опаль пришла к нему и сказала, что уверена, будто отец убил ее возлюбленного. Вот шуму–то будет! «Дочь политического босса обвиняет своего отца в убийстве») «Опаль Мэдвиг утверждает, что сына сенатора убил ее отец!» Можете себе представить? Жирные черные буквы на первой полосе.

Элойс Мэтьюс с расширившимися зрачками и побелевшим лицом не дыша слушала Неда. Косой дождь стучал в стены и окна дома. Ржавый шумно вздохнул.

Нед провел кончиком языка по губам и улыбнулся.

– Он затем и привез ее сюда. Хочет спрятать, пока. не разорвется бомба. Может быть, он не знал, что Шед и его мальчики здесь. Это не имеет значения. Ему нужно было увезти ее, чтобы до выхода газеты никто не смог пронюхать, что она натворила. Я не думаю, что он решился бы привезти Опаль сюда против ее воли или силой удерживал бы ее здесь. Это было бы глупо при нынешней ситуации. Да это и не нужно. Она сама готова на все, лишь бы погубить отца.

– Я знаю: он убил Тейлора, – отчетливо прошептала Опаль.

Нед выпрямился, серьезно посмотрел на нее, а затем, покачав головой, улыбнулся, давая понять, что не хочет вступать в спор.

Элойс глядела на мужа с недоумением. Мэтьюс опустился на стул и, склонив голову, закрыл лицо руками.

Шед О'Рори достал сигарету, закинул ногу за ногу и вкрадчиво спросил:

– Ну, у вас все?

Даже не обернувшись к нему, Нед ответил:

– Да, все. Точка. Конец. – Голос его звучал спокойно, но лицо как–то сразу осунулось и постарело.

О'Рори закурил.

– Ну и что? Какое все это, черт возьми, имеет значение? Наступил наш черед задать вам жару, сделать вам подарок, и мы своего не упустим. Эту девицу никто сюда на веревке не тащил. Она сама пришла и все рассказала, пришла, потому что ей так хотелось. То же самое и вы. Она, вы и кто угодно другой можете идти куда хотите и когда хотите. – Он встал. – Лично я иду спать. Где вы меня уложите, Мэтьюс?

– Это ведь неправда, Хол. – В обращенных к мужу словах Элойс не было вопросительной интонации.

Помедлив, Мэтьюс опустил руки.

– Дорогая, улик против Мэдвига в сто раз больше, чем нужно, и мы совершенно правы, требуя, чтобы полиция хотя бы допросила его. А это – единственное, чего мы требуем, – заявил он, вновь обретая чувство собственного достоинства.

– Я совсем не это имела в виду.

– Но, дорогая, коща мисс Мэдвиг пришла… – он запнулся, поежился под ее взглядом и снова закрыл лицо руками.

V

Элойс Мэтьюс и Нед Бомонт были одни в большой комнате первого этажа. Они сидели перед камином неподалеку друг от друга. Элойс, наклонившись к огню, печально следила за догоравшим поленом. Нед, заложив ногу за ногу и перекинув руку через спинку стула, курил сигару, исподтишка наблюдая за ней.

Заскрипели деревянные ступеньки. Появился мистер Мэтьюс. Он едва начал раздеваться, не хватало только высокого воротничка. Распущенный галстук нелепо болтался поверх жилета. Опустившись до середины лестницы, он сказал:

– Дорогая, ты не хочешь прилечь? Уже полночь.

Элойс не шелохнулась.

– А вы, мистер Бомонт?

Услышав свое имя, Нед кинул на Мэтьюса безучастный, без тени сострадания взгляд и снова занялся сигарой и своими наблюдениями.

Мэтьюс еще немного потоптался и ушел наверх.

– Там в ящике комода есть виски. Тащите его сюда, – не отрывая взгляда от огня, попросила Элойс.

Нед принес виски, потом разыскал стаканы.

– Разбавить? – спросил он.

Она отрицательно покачала головой. Ее грудь тяжело вздымалась под красным шелком платья.

Нед налил стаканы до половины и вложил один из них ей в руку. Только тогда она, наконец, подняла голову и улыбнулась, скривив тонкие, ярко накрашенные губы. Ее глаза, в которых отражались красные блики, возбужденно блестели.

Нед улыбнулся ей сверху вниз.

Элойс подняла стакан.

– За моего муженька! – пролепетала она воркующим голоском.

– Не буду! – Он выплеснул свое виски в камин. Язычки пламени беспокойно затрепетали.

Восхищенно засмеявшись, Элойс вскочила.

– Налейте себе еще!

Он поднял с пола бутылку и снова наполнил свой стакан.

– За вас! – сказала она, поднимая стакан над головой.

Они выпили, и ее всю передернуло.

– Запейте водой, – посоветовал он.

Она покачала головой.

– Нет, лучше уж так. – Она встала рядом с ним и, повернувшись спиной к огню, взяла его за руку. – А что, если перетащить сюда скамью?

– Идея, – согласился Нед.

Они отодвинули стулья и принесли широкую, низкую скамью.

– Теперь погасите свет, – приказала она.

Когда он вернулся к камину, она сидела на скамье и разливала виски в стаканы.

– А теперь за вас! – предложил Нед; они выпили, и ее опять передернуло.

Он сел рядом. В ярком отблеске огня их лица казались розовыми.

Снова заскрипела лестница. Мэтьюс остановился на нижней ступеньке.

– Ну, пожалуйста, дорогая!

– Киньте в него чем–нибудь, – свирепо прошептала она.

Нед фыркнул.

Она взяла бутылку.

– Где ваш стакан?

Когда она наполнила стаканы, Мэтьюса уже не было. Элойс чокнулась с Недом. Пламя камина отражалось в ее глазах нестерпимым огнем. На лоб беспорядочно свесились пряди темных волос. Рот был полуоткрыт. Дышала она тяжело, словно ей не хватало воздуха.

– За нас! – прошептала она.

Они выпили. Выпустив стакан из рук, она прижалась к Неду и подставила ему губы; но тут ее снова передернуло. Стакан со звоном разбился о деревянный пол. Глаза Неда были хитро прищурены. Элойс зажмурилась.

Они сидели не шевелясь. Опять заскрипела лестница. Нед и теперь не шелохнулся, а Элойс только еще крепче обняла его своими тонкими руками. Он не мог видеть лестницы; теперь они оба тяжело дышали.

И опять раздался скрип ступеней. Немного погодя они отодвинулись друг от друга, но рук не разжали. Нед посмотрел на лестницу. Там никого не было.

Элойс провела рукой по его волосам. Острые ногти вонзились ему в затылок. Теперь ее глаза были приоткрыты – блестящие темные щелочки.

– Такова жизнь, – тихо сказала она с горьким, язвительным смешком. Она откинулась на скамейку и притянула Неда к себе.

В этот момент они услышали выстрел.

Нед мгновенно вырвался из ее объятий и вскочил на ноги.

– Где его комната? – спросил он резко.

Оцепенев от ужаса, Элойс только хлопала глазами.

– Где его комната? – повторил он.

Она слабо махнула рукой.

– Над нами.

В несколько прыжков Нед очутился наверху. Там он столкнулся с гориллой Джеффом. Джефф был совсем одет, только без ботинок. Он мотал головой, пытаясь прогнать сон. Увидев Неда, он вскинул правую руку к бедру, а левой попытался схватить его.

– Ну, в чем дело? – рявкнул он.

Нед увернулся и, поднырнув под протянутую к нему руку, всадил левый кулак в морду гориллы. Джефф, рыча, отлетел в сторону. Нед рванулся вперед. За ним, выскочив из своей комнаты; мчался О Тори.

Снизу раздался вопль миссис Мэтыос.

Нед распахнул дверь и замер. Мэтыос лежал на полу спальни под торшером. Из его открытого рта стекала тонкая струйка крови. Одна рука покоилась на груди, другая была откинута в сторону, словно указывая на черный револьвер, валявшийся у стены. На столе у окна стоял открытый пузырек с чернилами. Рядом лежали ручка и лист бумаги. К столу был придвинут стул.

Шед О'Рори оттолкнул Неда и опустился на колени у тела Мэтьюса. А Нед тем временем, метнув быстрый взгляд на лежащий на столе лист бумаги, сунул его в карман.

В комнату вошел Джефф, за ним полуголый Ржавый.

О'Рори выпрямился и безнадежно развел руками.

– В рот выстрелил, – сказал он. – Конец.

Нед повернулся и вышел из комнаты. В коридоре он столкнулся с Опаль Мэдвиг.

– Что случилось, Нед? – спросила она испуганно.

– Мэтьюс застрелился. Я спущусь вниз и побуду с Элойс, пока ты оденешься. Сюда не заходи. Интересного здесь мало.

Он пошел вниз.

Элойс лежала на полу возле скамьи.

Нед шагнул было к ней, но остановился и острым холодным взглядом окинул комнату. Затем он подошел к молодой женщине, опустился на колени и пощупал пульс. Элойс была в глубоком обмороке. Нед вынул из кармана бумагу, которую взял со стола наверху, и, не вставая с колен, повернулся к камину.

В свете догорающих углей он прочел:

«Я, Ховард Кийт Мэтьюс, находясь в здравом уме и твердой памяти, объявляю свою последнюю волю и завещаю всю свою недвижимую собственность и личное имущество моей любимой жене Элойс Брейден Мэтьюс, ее наследникам и правопреемникам.

Назначаю единственным душеприказчиком и исполнителем моей последней воли центральную компанию, что и удостоверяю собственноручной подписью…»

Не дочитав завещания до конца, Нед мрачно улыбнулся и порвал его. Потом он встал и бросил обрывки на тлеющие угли. Бумага ярко вспыхнула и через мгновение погасла. Кованой кочергой, лежавшей возле каминной решетки, он перемешал пепел с углем.

Затем он налил в свой стакан немного виски и подошел к Элойс. Он поднял запрокинутую голову и, разжав крепко стиснутые зубы, влил несколько капель ей в рот. Когда Опаль опустилась вниз, миссис Мэтьюс откашливалась; она уже почти пришла в себя.

VI

Шед О'Рори спускался по лестнице. Следом за ним шли Джефф и Ржавый. Все они были одеты. Нед Бомонт в плаще и шляпе стоял недалеко от двери.

– Куда это вы собрались, Нед? – спросил О'Рори.

– Надо разыскать телефон.

О'Тори кивнул.

– Неплохая мысль. Но сначала мне нужно кое о чем спросить вас. – Он шагнул вниз с последней ступеньки. Его телохранители неотступно следовали за ним,

– А именно? – спросил Нед и вынул из кармана руку. В ней был пистолет. О'Рори и его спутникам рука была видна, но от скамейки, где, обняв Элойс, сидела Опаль, пистолет заслоняло тело Неда. – Это на всякий случай. Чтобы не было никаких глупостей. Я спешу.

О'Рори остановился, хотя казалось, что он не замечает пистолета.

– Занятно, – проговорил он задумчиво. – Почему это на столе, где стоят открытые чернила и валяется ручка, мы не нашли ни одной написанной строчки.

Нед улыбнулся с притворным изумлением.

– Ну? Ни единой? – Продолжая смотреть на О'Рори и его спутников; сделал еще один шаг к двери. – Действительно занятно. Я готов обсуждать этот вопрос хоть всю ночь, но только потом; когда позвоню по телефону.

– Было бы лучше обсудить это сейчас, – сказал О'Рори.

– Извините, не могу! – Нед, не оборачиваясь, свободной рукой быстро нащупал щеколду и толкнул дверь. – Я скоро вернусь! – Он выскочил на улицу, захлопнув дверь за собой.

Дождь кончился. Свернув с тропинки, Нед побежал по высокой траве. Позади него еще раз хлопнула дверь. Где–то слева шумела река. Нед начал продираться к ней сквозь заросли мелкого кустарника. Позади него раздался негромкий, но отчетливый свист. С трудом вытаскивая ноги из жидкой грязи, Нед добрался до небольшой рощицы и, повернув от речки, побежал между деревьями. Свист раздался снова, теперь уже справа от него. За деревьями снова начинался невысокий кустарник. Пригнувшись, Нед нырнул в кусты. Хотя было совсем темно, он боялся, что его заметят.

Нед карабкался вверх по холму. Было скользко, кусты хлестали его по лицу, по рукам, цеплялись за одежду. Он все время спотыкался, падал. Свистков больше не было. Машину он не нашел, как не нашел и дороги, по которой приехал сюда.

Теперь Нед волочил ноги и спотыкался даже на ровном месте. Когда он, наконец, добрался до вершины и начал спускаться с другой стороны, ноги уже совсем не держали его. У подножия холма он нашел дорогу и повернул вправо. Глина большими тяжелыми комками прилипала к ботинкам, и ему то и дело приходилось останавливаться и счищать ее пистолетом.

Залаяла собака. Пошатываясь, Нед обернулся. Позади, метрах в двадцати от него, около дороги темнели неясные очертания дома, которого он раньше не заметил. Нед повернул назад и пошел к высоким воротам. Собака, казавшаяся в ночном мраке огромным чудовищем, бросилась на ворота, надрываясь от лая.

Нед нащупал засов, открыл ворота и, спотыкаясь, ввалился во двор. Не переставая лаять, собака отбежала и закрутилась на месте, делая вид, что собирается броситься на него.

С резким скрипом распахкулось окно.

– Эй, что это вы с собакой делаете, черт вас подери? – раздался сонный голос.

Выбившийся из сил Нед облегченно рассмеялся. Потом, помотав головой, ответил, стараясь придать своему голосу солидность:

– Я Бомонт из окружной прокуратуры. Мне нужно позвонить по телефону. Там внизу человек умер.

– Чего вы там несете, НЕ черта не разберу! – заорал сонный голос. – Да заткнись ты, Дженни! – Собака залаяла было с удвоенной энергией, но вскоре умолкла. – Ну что там такое?

– Мне нужен телефон. Я из окружной прокуратуры. Здесь недалеко человек покончил с собой.

– Ну да? – окно, скрипнув, захлопнулось.

Собака снова закружилась, залаяла. Нед швырнул в нее залепленным грязью пистолетом, и она убежала.

Дверь открыл краснорожий, круглый, похожий на бочонок коротышка в длинной ночной рубашке голубого цвета.

– Святая Мария, ну и видик у вас! – Он чуть не задохнулся от изумления, когда свет из двери упал на Неда.

– Телефон! – прохрипел Нед.

Он качнулся и краснорожий подхватил его.

– Ну вот! – воскликнул он и продолжал грубоватым тоном: – Скажи, куда звонить и чего говорить. Тебе не справиться.

– Телефон! – повторил Нед.

Краснорожий провел его через сени и открыл дверь.

– Сюда! Тебе чертовски повезло, что старухи нет дома. Она бы тебя и на порог не пустила. Ишь как вывалялся!

Нед упал на стул рядом с телефоном, но вместо того чтобы сразу взять трубку, он хмуро посмотрел на хозяина.

– Выйдите и закройте дверь.

Краснорожий, не успев даже войти в комнату, громко хлопнул дверью.

Нед поднял трубку, облокотился на стол и назвал номер Поля Мэдвига. Глаза слипались, и ему стоило больших усилий держать их открытыми. Наконец его соединили. Собрав всю свою волю, Нед заговорил ясным голосом:

– Привет, Поль. Нед говорит. Это не имеет значения. Слушай, Мэтьюс только что застрелился на своей даче. Завещания он не оставил… Ты меня слушай, это очень важно. При всех его долгах и при отсутствии завещания суду придется назначить душеприказчика. Понятно?.. Да. Проследи, чтобы дело попало к кому–нибудь из наших, скажем, к судье Фелипсу. Тогда «Обсервер» выйдет, из игры до конца выборов. Или будет на нашей стороне. Понятно?.. Хорошо, хорошо. Это еще не все. Слушай дальше. Сейчас тебе надо сделать вот что. В утреннем номере «Обсервера» – динамит, бомба. Не дай ей взорваться. Я бы на твоем месте вытащил Фелипса из постели и заставил бы его подписать приказ об аресте номера. Сделай все, чтобы задержать номер, пока мы не укажем служащим газеты их место. Они живо поймут, что теперь месяц–другой газетой будут заправлять наши люди… Не могу я сейчас объяснять, но это – бомба. Ни в коем случае нельзя выпускать номер в продажу. Бери Фелипса и поезжай посмотри сам. У тебя до утра осталось часа три… Правильно… Что? Опаль? Все в порядке. Она со мной… Да, я провожу ее домой… И позвони в полицию о Мэтьюсе. Мне нужно обратно. Пока.

Он бросил трубку на стол, встал и, шатаясь, побрел к двери. Со второй попытки он ее открыл, вывалился в коридор и не рухнул на пол только потому, что мешала стена.

К нему подскочил краснорожий.

– Обопрись на меня, приятель. Вот так. Я застелил тахту одеялом, так что на грязь нам теперь наплевать. Тебе будет удобно.

– Я хочу попросить у вас машину. Мне нужно обратно к Мэттюсу, – сказал Нед.

– Так это он?

– Да.

Краснорожий поднял брови и тонко присвистнул.

– Одолжите мне машину, – настаивал Нед.

– Ты соображаешь, братец, чего просишь? Да ты не сможешь ее вести.

– Пойду пешком, – пробормотал Нед, отталкивая от себя краснорожего.

Тот разъярился:

– Ну да, пешком, еще чего! Если потерпишь, пока я штаны натяну, я тебя отвезу, хотя вполне может случиться, что ты по дороге отдашь концы.

Когда краснорожий ввел, вернее, внес Неда в дом, Опаль Мэдвиг и Элойс Мэтьюс были одни в большой комнате первого этажа. Они стояли, тесно прижавшись друг к другу – их испугали вошедшие без стука Нед и краснорожий.

Нед нетерпеливо стряхнул с себя поддерживающие его руки и окинул комнату мутным взглядом.

– Где Шед? – пробормотал он.

– Ушел, – ответила Опаль. – Они все ушли.

– Хорошо. Мне нужно поговорить с тобой наедине. Нед с трудом выговаривал слова.

Элойс Мэтьюс с криком бросилась к нему:

– Это вы его убили!

Нед глупо захихикал и попытался ее обнять.

Она завизжала и звонко ударила его ладошкой по лицу.

Он пошатнулся и упал навзничь, даже не согнувшись. Краснорожий пытался подхватить его, но не успел. Рухнув на пол, Нед уже не шевелился.

Глава седьмая. СВОРА

I

Отложив салфетку, сенатор Генри поднялся из–за стола. Стоя он казался моложе и выше ростом. У него была маленькая, на редкость правильная голова, покрытая редеющими прядями седых волос, и лицо патриция с дряблыми, обвисшими щеками и глубокими вертикальными морщинами. Однако дряхлость еще не коснулась его рта, а глубоко посаженные зеленовато–серые глаза сохранили молодой блеск.

– Надеюсь, ты позволишь мне ненадолго увести Поля к себе? – с изысканной учтивостью обратился он к дочери.

– Позволю, – ответила она, – с условием, что ты оставишь мне мистера Бомонта и пообещаешь не сидеть у себя наверху весь вечер.

Любезно улыбнувшись, Нед Бомонт склонил голову. Он и Дженет прошли в гостиную с белыми стенами, белым камином и мебелью из красного дерева, в которой зловещими бликами отражались догорающие в камине угли.

Дженет зажгла лампу, стоявшую на крышке рояля, и села на вращающийся табурет, спиной к клавиатуре. Подсвеченные сзади волосы золотистым нимбом вились вокруг ее головы. На ней было черное вечернее платье без единого украшения.

Наклонившись, Нед стряхнул на красные уголья пепел с сигары. Черная жемчужина в его галстуке заблестела, словно подмигивающий багровый глаз.

– Сыграйте мне что–нибудь, – попросил он.

– С удовольствием, если вы действительно этого хотите, хотя играю я не Бог весть как, но только позднее. Сейчас, пока есть возможность, я хочу поговорить с вами. – Она сидела совершенно прямо, сложив руки на коленях.

Нед учтиво улыбнулся, но промолчал. Он оставил свое место у камина и уселся неподалеку от нее на диванчик с круглой спинкой. В его внимательном взгляде совсем не было любопытства.

Повернувшись так, чтобы сидеть к нему лицом, Дженет спросила:

– Как себя чувствует Опаль? – Голос ее звучал тихо и задушевно.

– По–моему, хорошо, – беззаботно ответил Нед. – Впрочем, я не видел ее с прошлой недели. – Он поднес сигару ко рту, внезапно остановился, опустил руку и спросил так, словно этот вопрос неожиданно пришел ему в голову: – А почему вас вдруг заинтересовало ее здоровье?

Дженет удивленно подняла брови.

– А разве она не лежит в постели с нервным расстройством?

– Ах, это! – Нед безмятежно улыбнулся. – Неужели Поль не объяснил?

– Он сказал, что у нее нервное расстройство.

Улыбка Неда сделалась совсем кроткой.

– Наверное ему неприятно об этом говорить, – медленно. проговорил он, глядя на кончик сигары, потом поднял глаза на Дженет и слегка пожал плечами. – Здоровье Опаль в полном порядке. Просто она вбила себе в голову, что Поль убил вашего брата, а потом – что уж совсем глупо – стала болтать об этом на всех перекрестках. Разумеется, Поль не мог допустить, чтобы его родная дочь бегала по городу, обвиняя его в убийстве, вот он и запер ее дома до тех пор, пока она не выкинет эту дурь из головы.

– Вы хотите сказать… – Дженет запнулась, глаза ее заблестели, – что она… что ее… держат взаперти как пленницу?

– Ну, это уж чересчур романтично, – рассмеялся Нед, Опаль ведь еще ребенок. Детей в наказание запирают дома.

– Да, конечно, – торопливо согласилась Дженет. Она посмотрела на свои сложенные на коленях руки, потом снова подняла глаза на Неда. – Но с чего это пришло ей в голову?

– А разве она одна так думает? – Голос Неда был так же сдержанно вежлив, как и его улыбка.

Ухватившись руками за края табурета, Дженет подалась вперед. Ее лицо стало серьезным.

– Как раз об этом я и хотела спросить вас, мистер Бомонт. Разве люди действительно так думают?

Нед безмятежно кивнул головой.

Дженет с такой силой сжала руки, что у нее побелели суставы пальцев, голос ее звучал хрипло, словно у нее запершило в горле:

– Но почему?

Нед встал с диванчика, подошел к камину и бросил в огонь окурок сигары. Вернувшись на место, он скрестил свои длинные ноги и непринужденно откинулся на спинку.

– Наши противники считают, что будет совсем плохо, если люди поверят в это. – Ни голос, ни жесты, ни выражение лица – ничто не показывало, что тема разговора представляет для Неда какой–то интерес.

– Но, мистер Бомонт, с чего бы люди стали так думать, если бы не существовало доказательств или чего–то, что можно было бы выдать за доказательства.

– Конечно, кое–что есть, – ответил Нед. Он поглядел на нее с веселым любопытством. – Я полагал, что вы об этом знаете. – Кончиком пальца он аккуратно пригладил усики. – Неужели вы не получали ни одного из тех анонимных писем, которыми сейчас наводнен город?

Дженет вскочила с кресла; волнение исказило ее лицо.

– Да, как раз сегодня! – воскликнула она. – Я хотела показать его вам, чтобы…

Нед тихо рассмеялся и остановил ее быстрым движением руки.

– Не трудитесь. Все они похожи как две капли воды, а я уже насмотрелся на них.

Медленно и неохотно Дженет вернулась в кресло.

– Так вот, эти письма; тот вздор, который печатался в «Обсервере», пока мы не заставили эту газетенку умолкнуть; слухи, которые распускали наши противники… – Нед пожал худыми плечами. – Все это в сочетании с немногими имеющимися фактами и позволило раздуть целое дело против Поля.

– Значит, ему действительно грозит опасность? – спросила она, прикусив нижнюю губу.

Нед кивнул головой.

– Если Поль проиграет на выборах, если он утратит свой контроль над городом и штатом, его посадят на электрический стул, – ответил он со спокойной уверенностью.

Дженет побледнела, голос ее задрожал:

– Но если он победит, он будет в безопасности?

– Разумеется, – кивнул Нед.

– А он победит? – У Дженет от волнения перехватило дыхание.

– Думаю, что да.

– И тогда независимо от улик… – у нее прервался голос, – …ему уже ничего не будет грозить?

– Его и судить не будут, – ответил Нед. Внезапно он выпрямился, зажмурил глаза, снова открыл их и пристально взглянул в ее бледное, взволнованное лицо. Радостный огонек блеснул в его глазах, довольная улыбка расползлась по лицу. Он рассмеялся – негромко, но от души и воскликнул: – Юдифь! Юдифь собственной персоной.

Дженет сидела не шевелясь, не дыша. Она ничего не понимала.

Вскочив с места, он зашагал по комнате из угла в угол, возбужденно разговаривая сам с собою, хотя время от времени он поворачивал голову и улыбался ей через плечо:

– Так вот в чем вся штука!

Она терпела Поля, даже была с ним любезна ради той политической поддержки, которую он оказывал ее отцу, но… всему есть предел. Впрочем, этого было достаточно – Поль и так был по уши в нее влюблен. Когда же она пришла к выводу, что Поль убил ее брата и может ускользнуть от расплаты, если только она сама… Нет, это просто очаровательно! Дочка Поля и девица, в которую он влюблен, вдвоем волокут его на электрический стул. Положительно Полю не везет с женщинами! В руках Неда появилась тонкая бледно–зеленая сигара. Он остановился перед Дженет, обрезал кончик сигары и сказал, не обвиняя ее, а как бы делясь с ней радостью открытия:

– Так это вы рассылали анонимные письма. Конечно же, вы! Они были напечатаны на пишущей машинке в комнате, где ваш братец встречался с Опаль. Один ключ был у него, другой у нее. Она не могла написать этих писем, слишком уж сильное впечатление они на нее произвели. Это вы их писали. Вы взяли ключ, который полиция вернула вам вместе с прочими вещами Тейлора, проникли в комнату и там напечатали их. Вот это мило! – Он снова принялся расхаживать по комнате. – Ну что ж, придется попросить сенатора пригласить команду дюжих медсестер и запереть вас по причине нервного расстройства. Среди дочерей наших политических деятелей это заболевание начинает перерастать в эпидемию, но мы должны обеспечить себе победу на выборах, и мы обеспечим ее, даже если в каждом доме окажется по нервнобольному пациенту. – Повернув голову, Нед дружелюбно улыбнулся.

Дженет прижала руки к горлу и застыла, не вымолвив ни слова.

– К счастью, сенатор не доставит нам хлопот, – продолжал Нед. – Ему на все наплевать, на вас и на покойного сына, лишь бы его переизбрали. А он знает, что без Поля он ничего не добьется. – Нед рассмеялся. – Так вот что заставило вас взять на себя роль Юдифи? Вы знаете, что, пока не пройдут выборы, вашего папочку с Полем водой не разольешь, даже если б он и считал Поля виновным. Что ж, это утешительные сведения для нас.

Когда Нед умолк, чтобы раскурить сигару, заговорила Дженет. Она отняла руки от горла и снова положила их на колени.

– Я не умею лгать, – сказала она холодным, спокойным голосом. – Я знаю, что Падь убил Тейлора. Да, я писала эти письма.

Нед вынул изо рта раскуренную сигару, вернулся к диванчику и уселся лицом к Дженет.

– Вы ненавидите Поля, – сказал он, – и все равно будете его ненавидеть, даже если я докажу вам, что он не убивал вашего брата.

– Да, буду, – ответила она, гладя ему прямо в глаза.

– В том–то и дело, – проговорил Нед, – вы не потому его ненавидите, что считаете убийцей брата. Наоборот, вы считаете его убийцей вашего брата только потому, что ненавидите его.

– Неправда, – медленно покачала она головой.

Нед скептически улыбнулся.

– Вы говорили на эту тему с вашим отцом?

Дженет слегка покраснела и закусила губу.

– И он заявил вам, что это просто нелепо, – с улыбкой продолжал Нед.

Ее щеки порозовели еще сильнее: она хотела что–то сказать, но не смогла.

– Если Поль убил вашего брата, ваш отец должен знать об этом.

Дженет опустила глаза и сказала с несчастным видом:

– Мой отец должен бы знать, но он отказывается верить в это.

– Он должен бы знать, – повторил Нед. Он сощурил глаза, – Поль говорил с ним в тот вечер относительно Тейлора и Опаль?

Дженет удивленно подняла голову.

– Разве вы не знаете, что произошло в тот вечер? – спросила она,

– Нет.

– Это не имело никакого отношения к Тейлору или Опаль. – Дженет говорила торопливо, захлебываясь от нетерпения, от желания поскорее высказать все. – Дело в том, что… – Она повернула голову к двери и осеклась. Из–за двери послышались раскатистый грудной смех и звук приближающихся шагов. Торопливо повернувшись к Неду, Дженет умоляющим жестом протянула руку. – Мне необходимо вам все рассказать, – прошептала она с неподдельным отчаянием, – не могли бы мы встретиться завтра?

– Хорошо.

– Где?

– Хотите у меня дома?

Дженет торопливо кивнула. Нед едва успел пробормотать свой адрес и услышать сказанное шепотом: «После десяти утра», как сенатор Генри и Поль Мэдвиг вошли в гостиную.

II

В половине одиннадцатого Поль и Нед распрощались с сенатором и его дочерью и, усевшись в «седан» Мэдвига, направились вдоль Чарльз–стрит. Когда они немного отъехали, Мэдвиг удовлетворенно вздохнул:

– Господи Иисусе, Нед, до чего же я рад, что вы с Дженет так славно поладили.

– Я с кем угодно могу поладить, – заметил Нед, покосившись на своего собеседника.

– Да, у тебя это здорово выходит, – добродушно рассмеялся Мэдвиг.

Губы Неда скривились в еле заметной улыбке.

– Мне необходимо будет завтра поговорить с тобой кое о чем. Где ты будешь, скажем, около полудня?

Мэдвиг свернул на Китайскую улицу.

– В конторе, – ответил он, – завтра ведь первое число. А почему бы нам не поговорить сейчас? Вся ночь впереди.

– Сегодня я еще не все знаю. Как поживает Опаль?

– Нормально, – мрачно буркнул Мэдвиг и внезапно взорвался: – Боже! Как бы мне хотелось разозлиться на нее по–настоящему! Мне бы легче было. – Они миновали освещенный участок. – Она не беременна, – внезапно выпалил Мэдвиг.

Нед молчал. Лицо его было непроницаемо.

Подъезжая к клубу, Мэдвиг сбавил скорость. Мучительно покраснев, он хрипло спросил:

– Как ты думаешь, Нед, она была его… – он шумно откашлялся, – его любовницей? Или все это было просто детской игрой?

– Не знаю. Мне это безразлично. Не расспрашивай ее, Поль.

Остановив машину, Мэдвиг еще несколько секунд сидел за рулем, глядя куда–то вдаль. Затем он снова откашлялся и тихо сказал:

– Все–таки неплохой ты парень, Нед.

– Угу, – согласился Нед, вылезая из машины.

Они вошли в клуб вместе и, небрежно кивнув друг другу, расстались на площадке лестницы под большим портретом губернатора Нед толкнул дверь в маленькую комнатушку в самом конце здания, где пятеро мужчин играли в покер, а трое других наблюдали за игрой. Игроки освободили для него место за столом, и к трем часам утра, когда игра закончилась, Нед выиграл около четырехсот долларов.

III

Дженет Генри пришла к Неду Бомонту незадолго до полудня. Весь последний час Нед слонялся по комнате, грызя ногти и куря сигарету за сигаретой. Но когда раздался звонок, он не спеша подошел к двери, спокойно открыл ее и улыбнулся Дженет с видом человека, которому устроили небольшой, но очень приятный сюрприз.

– Доброе утро, – сказал он.

– Я ужасно сожалею, что опоздала, – начала было Дженет, но Нед не дал ей договорить.

– Ну что вы, что вы, мы ведь условились встретиться в любое время после десяти утра.

Он проводил ее в гостиную.

– Мне здесь нравится! – воскликнула Дженет, внимательно рассматривая старомодную комнату с высокими потолками, широченными окнами, огромным зеркалом над камином и красной плюшевой мебелью. – Очаровательно. – Она поглядела на полуоткрытую дверь. – А там ваша спальня?

– Да. Хотите взглянуть?

– Очень.

Он показал ей сначала спальню, затем кухню и ванную.

– Великолепно, – сказала Дженет, когда они снова вернулись в гостиную. – Я не подозревала, что в нашем до отвращения современном городе еще сохранились такие квартиры.

Нед выразил свою признательность легким кивком.

– Мне самому она нравится. Кроме того, как вы сейчас убедились, здесь нет никого, кто мог бы нас подслушать – разве что кто–нибудь забрался в чулан, но это маловероятно.

Она выпрямилась и посмотрела ему прямо в глаза.

– Мне эта мысль в голову не приходила. Мы можем ссориться, быть врагами, но если бы я не была уверена, что вы джентльмен, я бы не пришла сюда.

– Вы хотите сказать, – рассмеялся Нед, – что я выучился не надевать коричневых башмаков к синему костюму и все такое прочее?

– Я совсем не это имела в виду.

– Тогда вы ошиблись. Я игрок и мелкий приспешник политического босса.

– Я не ошиблась. – Ее глаза смотрели с немой мольбой. – Пожалуйста, не будем ссориться, по крайней мере, из–за пустяков.

– Простите, – Нед примирительно улыбнулся, – садитесь, пожалуйста.

Дженет уселась в красное плюшевое кресло. Нед придвинул второе кресло, чтобы сидеть к ней лицом.

– Итак, вы собирались рассказать мне, что произошло у вас дома в тот вечер, когда был убит ваш брат.

– Да, – еле слышно прошептала Дженет. Лицо ее зарделось, и она опустила глаза. Затем она подняла голову и смущенно посмотрела на Неда. – Я хочу рассказать вам все. – Ее голос прерывался от волнения. – Я знаю, что вы друг Поля и поэтому должны быть моим врагом, но… мне кажется, что когда вы узнаете, что произошло, когда вы узнаете всю правду – все будет по–другому… по крайней мере, вы тогда не будете моим врагом. Возможно, что вы… Нет, вы должны все знать. Тогда вы сами решите. А он ведь ничего не рассказал вам! Правильно? – Ее смущение сменилось решительностью.

– Я не знаю, что произошло у вас дома в тот вечер, – подтвердил Нед. – Он ничего мне не рассказывал.

Быстро нагнувшись к нему, она спросила:

– А разве из этого не следует, что он хотел что–то скрыть, что ему было что скрывать?

– Ну и что с того? – пожал плечами Нед. Голос его звучал спокойно и безразлично,

– Как вы не понимаете?.. Ладно, оставим это. Я расскажу вам все, что произошло, и тогда судите сами. – Она еще ближе наклонилась к нему и не отрываясь смотрела ему в глаза. – В тот вечер он впервые обедал у нас…

– Это я знаю, – прервал ее Нед, – и вашего брата не было дома.

– Его не было за столом, – подчеркнула Дженет, – но он был дома, в своей комнате. За столом были только я, папа и Поль. Тейлор в тот вечер не обедал дома. Он не хотел встречаться с Полем после их ссоры из–за Опаль.

Нед слушал внимательно и бесстрастно.

– После обеда мы с Паяем ненадолго остались вдвоем в… в той самой комнате, где мы с вами вчера беседовали, и он неожиданно обнял меня и попытался поцеловать.

Нед рассмеялся негромко, но от души, словно он никак не мог сдержать нахлынувшего на него веселья.

Дженет смотрела на него удивленно.

Перестав смеяться, Нед улыбнулся ей и попросил:

– Продолжайте, пожалуйста. Не обращайте на меня внимания. Я потом расскажу, почему мне вдруг стало смешно.

Но едва Дженет открыла рот, как он снова прервал ее:

– Постойте. А целуя вас, он ничего не говорил?

– Нет. То есть, может быть и говорил, но ничего вразумительного. – Ее лицо выражало полное недоумение. – А в чем дело?

Нед снова рассмеялся.

– Он должен был бы упомянуть о причитающемся ему фунте мяса. Это, вероятно, моя вина. Я приложил все усилия, чтобы убедить Поля не поддерживать вашего отца на выборах. Я говорил, что вас используют в качестве приманки, чтобы заручиться его поддержкой, и посоветовал – раз уж ему так хочется попасть на эту удочку – потребовать причитающйся ему фунт мяса вперед, потому что после выборов ему не видать награды.

Дженет широко раскрыла глаза; но недоумения в них уже не было.

– Мы разговаривали с ним в тот самый день, но я никак не думал, что мои доводы на него подействуют. Послушайте, – продолжая Нед, наморщив лоб, – что вы с ним сделали? Он ведь собирался предложение вам сделать. Его просто распирало от почтения к вам и всякого такого. Вы, должно быть, сами дали ему повод, раз он потерял голову.

– Я не давала ему довода, – медленно проговорила она, – хотя мне было нелегко в тот вечер. Всем нам тогда было не по себе. Я пыталась и виду не показать, как мне противно занимать его… – не кончив фразу, она развела руками.

– Что же случилось потом?

– Я, конечно, сразу же ушла. Я была в бешенстве.

– И вы ничего ему не сказали? – Глаза его выражали плохо скрываемое веселье.

– Нет, и он мне ничего не сказал. Я пошла наверх и на лестнице встретила папу. Когда я рассказывала ему о случившемся – а я была на него зла не меньше, чем на Поля, ведь все это из–за него произошло, он пригласил Поля к обеду, – мы услышали, как хлопнула входная дверь, и поняли, что Поль ушел. В этот момент из своей комнаты вышел Тейлор. – От волнения Дженет побледнела, лицо ее напряглось, голос звучал глухо: – Тейлор услыхал наши голоса и теперь хотел узнать, что произошло, но я оставила их вдвоем и ушла к себе. Я так злилась, что уже не могла больше разговаривать. И я не видела его больше, а потом папа пришел ко мне и сказал, что Тейлора… убили.

Она умолкла и, сцепив пальцы, выжидающе смотрела на Неда.

– Ну и что с того? – спокойно спросил Нед.

– Что с того? – удивленно повторила Дженет. – Разве вы ничего не поняли? Неужели вам не понятно, что брат бросился вслед за Полем, ввязался с ним в драку и Поль убил его. Тейлор был вне себя от ярости… Да, – лицо Дженет озарилось торжествующей улыбкой. – Еще одна деталь: шляпу Тейлора там не нашли. Он так торопился… боялся упустить Поля, что даже шляпу не надел. Он…

Покачав головой, Нед прервал ее.

– Не пойдет, – сказал он с полной уверенностью. – Полю не было нужды убивать Тейлора, и он никогда бы этого не сделал. Да он мог одной рукой справиться с Тейлором, а в драке он не теряет головы. Уж я–то знаю. Мне приходилось видеть, как Поль дерется. Я и сам с ним дрался. Не пойдет. – Он прищурил глаза, и лицо его застыло. – Но допустим, Поль убил его. Допустим, так случилось, хотя я и не верю в это. Все равно здесь речь будет идти не об убийстве, а о самообороне.

– Тогда зачем скрывать, что произошло? – презрительно спросила Дженет.

– Да ведь он хочет жениться на вас! – воскликнул Нед. – Если бы он признался, что убил вашего брата, это вряд ли помогло бы ему в достижении заветной цели. – Он усмехнулся. – Еще немного, и я стану рассуждать так же, как и вы. Нет, мисс Генри, Поль не убивал вашего брата.

Глаза Дженет сделались холодными. Она молча смотрела на Неда.

– У вас нет доказательств, – продолжал он задумчиво. – Вы просто прикинули что к чему и пришли к неправильному выводу, что ваш брат побежал вслед за Полем.

– Так оно и было, – настаивала она. – Тейлор просто не мог поступить иначе. Как еще можно объяснить то, что он оказался на Китайской улице с непокрытой головой?

– Ваш отец не видел, как Тейлор вышел из дома?

– Нет, он тоже ничего не знал, пока нам не сообщили…

– А он удовлетворен вашим объяснением? – прервал ее Нед.

– Мое объяснение – единственно возможное! – вскричала она. – Что бы он ни говорил, он должен признать, что я права. И вы тоже. – В ее глазах стояли слезы. – Не может быть, чтобы вы этого не понимали. Я не верю вам, мистер Бомонт. Не знаю, что вам было известно раньше. Вы нашли тело Тейлора. Может быть, вы еще что–нибудь там обнаружили, не знаю, но теперь вы знаете все.

У Неда задрожали руки. Глубже усевшись в кресле, он сунул их в карманы брюк. Лицо его было спокойным, только глубокие складки около рта, выдававшие нервное напряжение, обозначились еще резче.

– Да, я нашел его тело. Но больше там никого и ничего не было. Кроме этого, я ничего не знаю.

– Теперь знаете, – сказала она.

Губы Неда дрогнули под темными усиками. В глазах зажегся гневный огонек. Намеренно резким тоном он хрипло бросил:

– Я знаю только одно: тот, кто прикончил вашего братца, оказал человечеству большую услугу.

В первое мгновение она отшатнулась от него, прижав руки к горлу, но затем выражение ужаса исчезло с ее лица.

– Понимаю. – В ее голосе звучали сочувственные нотки. – Вы друг Поля. Вам тяжело сейчас.

Опустив голову, Нед пробормотал:

– Я сказал гадость, и к тому же глупую. – Он кисло улыбнулся. – Вот видите, я же предупреждал вас, что я не джентльмен. – Он перестал улыбаться и поднял голову. Глаза его глядели пристально и спокойно. – Но в одном вы правы: я действительно друг Поля. Им я и останусь, кого бы он там ни убивал.

Последовала длительная пауза, во время которой Дженет не сводила глаз с лица Неда. Когда она, наконец, заговорила, голос ее звучал глухо, безжизненно:

– Значит, все было напрасно? Мне казалось, что если я расскажу вам правду… – она осеклась. Ее лицо, руки, плечи выражали полную безнадежность.

Нед медленно покачал головой.

Вздохнув, она встала и протянула ему руку.

– Мне очень горько и обидно, но ведь нам не обязательно расставаться врагами, не правда ли, мистер Бомонт?

Он тоже встал. Протянутой руки он словно не заметил.

– Та половина вашей души, которая обманывала Поля и продолжает его обманывать, – мой враг.

Дженет не убирала руки.

– А другая половина, – спросила она, – та половина, которая не имеет к этому отношения?

Он взял ее руку и низко склонился над ней.

IV

Проводив Дженет, Нед Бомонт подошел к телефону и назвал номер.

– Здравствуйте, – сказал он. – Это говорит Бомонт. Скажите, мистер Мздвиг еще не появлялся?.. Когда он придет, передайте ему, пожалуйста, что я звонил и зайду повидаться с ним… Благодарю вас.

Нед посмотрел на часы. Было несколько минут второго. Он закурил сигару, уселся у окна и стал рассматривать серую церквушку напротив. Кольца дыма, отталкиваясь от оконного стекла, плавали над его головой сизыми облачками. Так он сидел и грыз сигару минут десять, пока не зазвонил телефон.

– Алло, – сказал он, сняв трубку. – Да, Гарри… Разумеется. Где ты находишься?.. Ладно, пойду. Жди меня там… Через полчасика. Отлично.

Швырнув окурок в камин, он надел пальто и шляпу и вышел. Пройдя пешком шесть кварталов, он зашел в ресторан, съел салат с булочкой, выпил чашку кофе, а затем прошел еще четыре квартала до маленькой гостиницы под названием «Мажестик». Юнец лифтер приветствовал Неда, назвав его по имени, и, поднимая его на четвертый этаж, спросил, что он может сказать о третьем заезде на сегодняшних скачках.

Подумав, Нед ответил:

– Полагаю, что Лорд Байрон выиграет.

– Очень надеюсь, что вы ошибаетесь, – сказал юнец, – я поставил на Шарманку.

– Все может быть. – Нед пожал плечами. – Но уж больно Шарманка отяжелела.

Пройдя по коридору, Нед постучал в дверь 417–й комнаты. Дверь открыл Гарри Слосс, плотный, широколицый, начавший лысеть человек лет тридцати пяти. Он был в одной рубашке, без пиджака,

– Секунда в секунду, – сказал он, открывая дверь. – Проходи.

Подождав, пока Гарри закроет дверь, Нед сказал:

– Выкладывай, что стряслось.

Гарри уселся на кровать и озабоченно поглядел на Неда.

– Знаешь, мне чертовски не нравится вся эта штука.

– Какая именно?

– А то, что Бен поперся в прокуратуру.

– Ладно, – раздраженно проговорил Нед. – Я не спешу, могу и подождать пока ты соберешься по порядку рассказать, в чем дело.

Гарри поднял свою широкую белую ручищу.

– Подожди, Нед, сейчас я тебе все объясню. Выслушай меня. – Он порылся в кармане и вытащил скомканную пачку сигарет. – Помнишь тот вечер, когда пристукнули этого парнишку Генри?

– Угу; – скучающим тоном произнес Нед.

– Помнишь, мы с Беном пришли в клуб как раз перед тем, как ты объявился?

– Да.

– Так вот, слушай; мы видели, как Поль ссорился с этим сопляком там, под деревьями.

Нед разгладил кончиком пальца свои усики и удивленно возразил:

– Но ведь я видел, как вы вылезли из машины перед клубом как раз в ту минуту, когда я обнаружил труп. Вы ведь подъехали с другой стороны. И к тому же, – он поднял палец, – Поль появился в клубе раньше вас.

– Все это верно, – закивал Слосс. – Только мы сначала проехали по Китайской улице до квартиры Пинки Клейна, но его не было дома, и тоща мы развернулись и поехали обратно в клуб,

– Так что же вы видели?

– Мы видели, как Поль ссорился с ним там, под деревьями.

– Вы это увидели, проезжая мимо?

Слосс снова утвердительно затряс головой.

– Но ведь было темно, – напомнил Нед. – -Я просто не понимаю, как вы могли на ходу разглядеть их лица. – Вы что, сбавили скорость или остановились?

– Мы не останавливались и скорость не сбавляли, но уж Поля–то я ни с кем не спутаю, – настаивал Слосс.

– Возможно, но откуда ты знаешь, что он стоял там с Тейлором Генри?

– С ним. Наверняка с ним. Мы достаточно ясно его видели.

– И к тому же еще вы видели, как они ссорились. Что ты хочешь этим сказать? Они дрались?

– Нет, но они стояли так, вроде они ссорились. Ты ведь сам знаешь: по тому) как люди стоят, можно понять, что они ссорятся.

– Разумеется, – невесело улыбнулся Нед. – Если один из них стоит у другого на голове. – Улыбка исчезла. – И Бен потащился с этим в прокуратуру?

– Да. Я не знаю, конечно, сам ли он туда пошел или же Фарр что–нибудь разнюхал и послал за ним, но только он раскололся у Фарра. Это вчера было.

– А как ты узнал об этом, Гарри?

– Фарр меня повсюду ищет, вот как я узнал об этом, – ответил Слосс. – Бен проболтался, что я был вместе с ним, и Фарр велел передать мне, чтобы я зашел, только я не хочу впутываться в эту историю.

– Еще бы! Но что ты скажешь Фарру, когда он тебя зацапает?

– Да не дам я себя зацапать! Поэтому–то я и вызвал тебя. – Слосс откашлялся и провел языком по пересохшим губам. – Я подумал, что, может быть, мне лучше смыться из города на пару недель, пока заваруха не уляжется, только для этого монета нужна.

Улыбнувшись, Нед покачал головой.

– Этого как раз и не следует делать. Если ты действительно хочешь помочь Полю, пойди к Фарру и скажи, что ты не разобрал, кто там стоял под деревьями, и вообще считаешь, что из вашей машины разглядеть что–нибудь толком было невозможно.

– Ладно, сделаем, – с готовностью согласился Слосс. – Но послушай, Нед, должен же я что–нибудь за это получить? В конце концов я ведь рискую… Ну, в общем, ты меня понимаешь?

Нед кивнул.

– После выборов мы подыщем тебе тепленькое местечко, такое, где работать придется не больше часа в день.

– Вот что, – Слосс встал. Его водянистые зеленоватые глаза смотрели с настойчивой мольбой, – я скажу тебе всю правду, Нед. Я совсем на мели. Не мог бы ты раздобыть мне вместо этого местечка немного деньжат? Мне они позарез нужны.

– Попробую. Поговорю с Полем.

– Сделай это для меня, Нед, и позвони, ладно?

– Ладно. Пока.

Из «Мажестика» Нед Бомонт отправился в городскую ратушу, где помещалась прокуратура, и заявил, что ему необходимо повидать мистера Фарра. Круглолицый молодой человек, к которому он обратился, вышел из приемной и минуту спустя возвратился с извиняющейся миной на лице.

– Мне очень жаль, мистер Бомонт, но мистер Фарр куда–то вышел.

– Когда он вернется?

– Не знаю. Его секретарша говорит, что он ничего ей не сказал.

– Что ж, придется рискнуть, – сказал Нед. – Подожду у него в кабинете.

Молодой человек загородил ему дорогу.

– Но это невозможно…

Нед улыбнулся ему своей самой очаровательной улыбкой и ласково спросил:

– Тебе уже надоело твое место, сынок?

Молодой человек нерешительно помялся и отступил в сторону. Нед прошел по внутреннему коридору и отворил дверь в кабинет окружного прокурора.

Фарр поднял голову от бумаг и вскочил с места.

– Как, это были вы? – вскричал он. – Черт побери этого мальчишку! Вечно он что–нибудь напутает. Сказал, что меня спрашивает какой–то мистер Бауман.

– Не беда, – кротко ответил Нед. – Ведь я попал к вам в конце концов.

Он позволил окружному прокурору несколько раз пожать себе руку и усадить в кресло.

– Какие новости? – бросил он небрежно, когда они оба удобно устроились.

– Никаких, – ответил Фарр, заложив большие пальцы рук в карманы жилета и раскачиваясь на стуле. – Все та же рутина, хотя, видит Бог, работы нам хватает

– Как дела с выборами?

– Могли бы быть и получше, – по багровому лицу окружного прокурора скользнула тень. – Но я думаю, что мы все–таки справимся.

– Что–нибудь стряслось? – беззаботно спросил Нед.

– Так, всякая всячина. Всегда могут возникнуть непредвиденные обстоятельства. На то она и политика.

– Не можем ли мы, я… или Поль… чем–нибудь помочь?

Фарр покачал рыжей, коротко остриженной головой.

– Может быть, ваши затруднения вызваны слухами, что Поль имеет отношение к убийству Тейлора Генри?

В глазах Фарра мелькнул испуг. Он несколько раз мигнул и выпрямился.

– Видите ли, – нерешительно произнес он, – все считают, что мы давно должны были найти убийцу. Конечно, на сегодня это одно из самых главных наших затруднений, может быть, даже самое главное.

– Раскопали что–нибудь новенькое со времени нашей последней встречи?

Фарр снова мотнул головой. Его глаза смотрели настороженно.

– Продолжаете придерживать некоторые линии расследования? – с холодной усмешкой спросил Нед.

Прокурор заерзал в кресле. – Да, Нед, разумеется.

Нед одобрительно кивнул. Взгляд его сделался недобрым, в голосе зазвучало злорадство:

– Как насчет показаний Бена Ферриса? Их тоже придерживаете?

Фарр открыл рот, закрыл его, пожевал губами. В следующий момент его широко открытые от удивления глаза стали совершенно бесстрастными.

– Я не знаю, стоят ли чего–нибудь показания Ферриса: Думаю, что нет. Я придаю им так мало значения, Нед, что просто забыл о них.

Нед иронически засмеялся.

– Вы же знаете, – продолжал Фарр, – что я не стал бы скрывать от вас или Поля, если б узнал что–нибудь важное. Вы ведь достаточно хорошо меня знаете.

– Прежде знали, но тогда у вас нервы покрепче были, – ответил Нед. – Ну да ладно. Так вот, если вас интересует тот тип, который был в машине вместе с Беном, вы можете взять его сейчас в гостинице «Мажестик», номер четыреста семнадцать.

Фарр молча разглядывал зеленое сукно своего стола, пляшущую фигурку с самолетом на чернильном приборе. Лицо его осунулось.

Нед встал, улыбаясь одними губами.

– Падь всегда готов выручить своих ребят из беды, – произнес он. – Если вам нужна его помощь, он с удовольствием позволит себя арестовать по обвинению в убийстве Тейлора Генри.

Фарр не поднимал глаз.

– Не мне указывать Полю, что ему делать, – выдавил он.

– Гениальная мысль! – воскликнул Нед. Он перегнулся через стол и доверительно прошептал в самое ухо окружного прокурора. – А вот еще одна, не менее гениальная. Не вам делать то, чего Поль не велит…

Улыбаясь, он направился к дверям, но улыбка исчезла, едва он вышел на улицу.

Глава восьмая. ПОЦЕЛУЙ ИУДЫ

I

Нед Бомонт открыл дверь, на которой было написано «Восточная строительно–подрядная компания», и, обменявшись приветствиями с двумя молодыми девицами, сидевшими за столиками, прошел в следующее помещение, где находилось пять–шесть мужчин, а оттуда – в личный кабинет Поля Мэдвига. Поль сидел за обшарпанным столом, проглядывая бумаги, которые клал перед ним коротенький человечек, почтительно высовывавшийся из–за его плеча.

– Привет, Нед, – сказал Мэдвиг, поднимая голову, и добавил, обращаясь к человечку: – Принесешь мне этот хлам потом.

Коротышка собрал бумаги и со словами «Слушаюсь, сэр», «Здравствуйте, мистер Бомонт» вышел из кабинета.

– Что с тобой, Нед? – спросил Мэдвиг. – У тебя такой вид, словно ты не спал всю ночь. Присаживайся.

Нед снял пальто, положил его на кресло, бросил сверху шляпу и вытащил сигару.

– У меня все в порядке. Как жизнь? Что новенького? – Он уселся на край обшарпанного стола.

– Я хочу, чтобы ты повидался с Маклафлином, – сказал Мэдвиг. – Если кто–нибудь и способен призвать его к порядку, так это ты.

– Ладно. А что он?

Мэдвиг построил гримасу.

– Одному Богу известно. Я думал, он у меня по струнке ходить будет, а он что–то финтит.

В черных глазах Неда появился зловещий блеск. Он посмотрел на Мэдвига.

– Значит, и он тоже, хм…

После секундного колебания Мэдвиг спросил:

– Что ты хочешь этим сказать, Нед?

Однако Нед ответил на вопрос вопросом:

– Скажи, тебе нравится, как идут дела в последнее время?

Мэдвиг раздраженно пожал плечами, его глаза продолжали испытующе смотреть на Неда.

– Не так уж все плохо, черт возьми, – ответил он. – Обойдемся и без этой горстки голосов Маклафлина.

– Возможно, – ответил Нед, поджав губы, – но нам не выиграть, если мы будем и дальше терять голоса. – Он сунул в рот сигару и продолжал, не вынимая ее изо рта: – Ты отлично знаешь, что наши дела далеко не так хороши, как две недели назад.

Мэдвиг снисходительно усмехнулся.

– Господи! До чего же ты любишь причитать, Нед! Неужели ты все видишь только в черном свете? – И, не дожидаясь ответа, нравоучительно добавил: – В каждой политической кампании – а я их провел немало – всегда наступает момент, когда кажется, что все летит к чертовой матери. Однако ничего, обходится.

Нед зажег сигару, выпустил клуб дыма и сказал:

– Из этого не следует, что так будет и впредь. – Он ткнул сигарой в грудь Мэдвигу. – Если убийство Тейлора Генри не будет раскрыто немедленно, ты можешь не беспокоиться относительно исхода кампании. Кто бы ни взял верх, тебе крышка.

Голубые глаза Мэдвига затуманились. Однако на его лице не дрогнул ни один мускул и голос звучал по–прежнему спокойно:

– Куда ты гнешь, Нед?

– Весь город считает, что это ты его убил.

– Да? – Мэдвиг задумчиво погладил себя по подбородку. – Пусть это тебя не тревожит. Обо мне говорили вещи и похуже.

Нед кисло улыбнулся.

– И чего только тебе не довелось испытать за свою жизнь! – сказал он с ироническим восхищением. – Скажи, а электричеством ты ни разу не лечился?

– Нет, – рассмеялся Мэдвиг, – и не собираюсь.

– Ты очень близок к этому, Поль, – тихо проговорил Нед.

Мэдвиг снова рассмеялся.

– Господи помилуй! – воскликнул он с притворным испугом.

Нед пожал плечами.

– Ты сейчас очень занят? – спросил он. – Я тебе не слишком докучаю своей болтовней?

– Я слушаю тебя, – спокойно ответил Мэдвиг – Мне еще ни разу в жизни не приходилось жалеть, что я слушал тебя.

– Благодарю вас, сэр! Как по–твоему, с чего это Маклафлин начал крутить?

Мэдвиг пожал плечами.

– Он считает, что с тобой покончено, – продолжал Нед. – Всему городу известно, что полиция не ищет убийцу Тейлора, и это объясняют тем, что его убил ты. Маклафлин решил, что твоя карта бита. Избиратели не поддержат тебя на этот раз.

– Да? Так он думает, что они предпочтут, чтобы Шед заправлял городом? Он считает, что из–за подозрения в одном–единственном убийстве моя репутация стала хуже, чем у Шеда?

– Не пойму, кому ты морочишь голову, мне или себе? – рассердился Нед. – Какое отношение к этому имеет репутация Шеда? Он ведь не поддерживает своих кандидатов в открытую. А ты поддерживаешь. Именно твои кандидаты виновны в том, что полиция не расследует убийство Тейлора Генри.

Мэдвиг снова потер рукой подбородок и облокотился о стол. Его красивое, дышащее здоровьем лицо не выражало ни малейшего беспокойства.

– Вот мы все говорим о том, что думают другие. А ты что думаешь, Нед? Давай поговорим об этом. Ты тоже считаешь, что мне крышка?

– Вполне возможно, – решительно ответил Нед, – а если будешь сидеть сложа руки, то наверняка. – Он хитро улыбнулся. – А вот твои кандидаты победят в любом случае.

– Это нуждается в пояснениях, – флегматично отозвался Мэдвиг.

Нед перегнулся через стол и аккуратно стряхнул пепел в медную плевательницу, стоявшую возле стола.

– Они тебя продадут, – сказал он совершенно бесстрастно.

– В самом деле?

– А почему бы и нет? Ты позволил Шеду переманить у тебя всех подонков. Ты решил опереться на респектабельных граждан, на сливки общества. Так вот, респектабельные граждане начинают коситься на тебя. Тогда твои кандидаты разыгрывают грандиозный спектакль: тебя арестовывают по подозрению в убийстве, и достопочтенные избиратели приходят в телячий восторг от благородства отцов города. Подумать только, они не побоялись засадить в тюрьму своего босса, когда тот нарушил закон! Толкаясь и сбивая друг друга с ног, они бегут к избирательным урнам, чтобы вручить своим героям бразды правления еще на четыре года. Впрочем, и твоих ребят нельзя винить. Они знают, что таким путем они наверняка выиграют, а с тобой наверняка проиграют.

– Так ты не слишком полагаешься на них, Нед? – спросил Мэдвиг.

– Ровно столько, сколько и ты, – улыбнулся Нед. Его лицо снова стало серьезным. – Это уже не просто догадки, Поль. Сегодня днем я был у Фарра. Мне пришлось силой ворваться к нему, он хотел уйти от разговора, делал вид, что не занимается расследованием убийства. Потом начал вилять. – Нед презрительно скривил рот. – Представляешь, тот самый Фарр, который у меня через палочку прыгал.

– Что ж, это ведь только Фарр… – начал было Мэдвиг, но Нед не дал ему договорить.

– Да, только Фарр, и этим, кстати, все сказано. Рутледж, или Броди, или даже Рейни могли бы продать тебя на свой страх и риск, но если уж Фарр себе такое позволяет – значит, он уверен, что его поддержат остальные. – Глядя в невозмутимое лицо Мэдвига, Нед нахмурился. – Послушай, Поль, ты можешь в любой момент перестать мне верить…

Мэдвиг беззаботно помахал рукой.

– Когда это произойдет, я дам тебе знать. Но зачем тебя понесло к Фарру?

– Мне сегодня позвонил Гарри Слосс. Похоже, что они с Беном Феррисом видели, как ты ссорился с Тейлором на Китайской улице в ночь убийства; во всяком случае, так они говорят. – Ни голос, ни взгляд Неда ничего не выражали. – Бен пошел с этой историей к Фарру. А Гарри потребовал денег за то, чтобы не пойти. Вот тебе твои соратники, они умеют держать нос по ветру. Я давно уже замечал, что у Фарра сдают нервы, и отправился к нему, чтобы окончательно в этом убедиться.

– И ты убедился, что он собирается всадить мне нож в спину? – спросил Мэдвиг.

– Да.

Встав с кресла, Мэдвиг подошел к окну. Он стоял там добрых три минуты, засунув руки в карманы и глядя на улицу, и все это время Нед не сводил глаз с его широкой спины. Не поворачивая головы, Мэдвиг спросил:

– Что ты сказал Слоссу?

– Да так, поморочил ему голову.

Мэдвиг вернулся к столу, но не сел. Его румяное лицо налилось кровью. Других перемен в нем заметно не было. Голос звучал ровно:

– Как по–твоему, что нам теперь делать?

– Со Слоссом? Ровным счетом ничего. Второй парень уже все выложил Фарру. Что бы ни сделал Слосс, ничего не изменится.

– Я не о том. Что нам делать вообще?

Нед бросил сигару в плевательницу.

– Я уже сказал тебе. Если убийство Тейлора Генри не будет раскрыто немедленно, тебе крышка. Это единственное, чем стоит заняться.

Мэдвиг перевел взгляд с Неда на пустую стену. Его полные губы были плотно сжаты. На висках выступили капли пота. Глухим голосом он произнес:

– Это не поможет. Придумай что–нибудь еще.

У Неда задрожали ноздри, глаза потемнели.

– Другого выхода не», Поль. Все остальное будет на руку или Шеду, или Фарру и его шайке. Любой из них раздавит тебя.

– Должен же быть какой–то выход, Нед, – хрипло прошептал Мэдвиг. – Подумай, прошу тебя.

Нед встал со стола и вплотную подошел к Мэдвигу.

– Другого выхода у нас нет. Это единственный путь, и тебе придется пойти по нему, хочешь ты этого или нет, или же мне придется это сделать за тебя.

– Нет; – Мэдвиг энергично тряхнул головой; – не лезь в это дело!

– Это единственный раз, когда я тебя не послушаюсь, Поль, – ответил Нед.

Поль Мэдвиг взглянул Неду Бомонту прямо в глаза и произнес хриплым шепотом:

– Я убил его, Нед.

Нед втянул в себя воздух, потом выдохнул. Мэдвиг положил руки ему на плечи и заговорил глухо, едва слышно:

– Это несчастный случай, Нед. Когда я шел от них, он погнался за мной по улице. Понимаешь, у меня с Дженет вышла маленькая неприятность, вот он и бросился на меня с тростью. Сам не знаю, как это произошло, только я ударил его этой самой тростью по голове, не сильно – не мог я его сильно ударить, – а он упал и разбил себе голову о тротуар.

Нед кивнул. Его лицо стало сосредоточенным. Напряженным голосом он спросил:

– А трость куда ты дел?

– Я унес ее под пальто и сжег. Когда я сообразил, что он мертв, я пошел в клуб и вдруг обнаружил, что трость у меня в руках. Вот я и спрятал ее под пальто, а потом сжег.

– Что это была за трость?

– Массивная такая, сучковатая коричневая трость, очень тяжелая.

– А что стало с его шляпой?

– Не знаю, Нед. Должно быть, он потерял ее в драке, а потом кто–нибудь подобрал ее.

– Ведь на нем была шляпа?

– Да, конечно.

Кончиком пальца Нед разгладил свои усики.

– Ты не помнишь, мимо тебя проезжала машина с Феррисом и Слоссом?

– Не помню, – покачал головой Мэдвиг, – но это вполне возможно.

– Ты все испортил: у тебя был шанс добиться приговора – убийство с целью самозащиты.

– Знаю, Нед. Но я хочу жениться на Дженет больше всего на свете, а если это вскроется, у меня не будет никаких шансов, даже если удастся доказать, что это был несчастный случай.

Нед горько рассмеялся в лицо Мэдвигу.

– У тебя было бы больше шансов, чем сейчас.

Мэдвиг молча посмотрел на него.

– Она с самого начала решила, что это ты убил ее брата, – продолжал Нед. – Она ненавидит тебя. Она сделала все, чтобы отправить тебя на электрический стул. Это она первая навлекла на тебя подозрение анонимными письмами, которые рассылала всем заинтересованным лицам. Это она восстановила против тебя Опаль. Сегодня утром она пришла ко мне и сама рассказала об этом. Она пыталась и меня восстановить против тебя. Она…

– Довольно, – сказал Мэдвиг. Он выпрямился. Его голубые глаза смотрели холодно и враждебно. – В чем дело, Нед? Ты что, решил приударить за ней, же… – Он не кончил фразы и высокомерно посмотрел на Неда. – Впрочем, это не меняет дела. – Он небрежно указал на дверь. – Убирайся отсюда, подлец. Иуда ты! Это твой прощальный поцелуй, мы расстаемся.

– Я уйду, когда кончу говорить.

– Ты уйдешь, когда тебе велят. Я не верю ни единому твоему слову. Я не верю ничему из того, что ты сказал. И никогда не поверю.

– Как знаешь, – ответил Нед.

Он подобрал свое пальто и шляпу и вышел из комнаты.

II

Нед Бомонт вернулся домой бледный и осунувшийся. Он упал в плюшевое кресло, к виски, которое стояло рядом на столике, он и не притронулся. Угрюмо уставившись на свои черные ботинки, он грыз ногти. Зазвонил телефон. Он не двинулся с места. Сумерки постепенно вытеснили из комнаты дневной свет. Было уже совсем темно, когда он встал, подошел к телефону и назвал номер.

– Алло, попросите, пожалуйста, мисс Генри.

Ожидая ответа, он беззвучно что–то насвистывал.

– Это мисс Генри? Да… Я только что вернулся после разговора с Полем. Да, об этом… И о вас тоже… Да, вы были правы. Он поступил именно так, как вы рассчитывали. – Нед рассмеялся. – Не спорьте, вы рассчитывали на это. Вы знали, что он назовет меня лжецом, откажется со мной разговаривать и выгонит меня… Так он и сделал. Нет, нет, это ведь должно было когда–нибудь случиться. Нет, правда… думаю, что навсегда. Того, что было сказано, назад не воротишь. Да, весь вечер… Это будет чудесно… Пока.

Он налил стакан виски и залпом выпил его. Затем он прошел в спальню, поставил будильник на восемь часов и, не раздеваясь, лег на кровать. Какое–то время он лежал, глядя в потолок, потом уснул и проспал до тех пор, пока его не разбудил звонок будильника. Сонный, он прошел в ванную, зажигая по пути свет, умылся, пристегнул свежий воротничок и затопил камин в гостиной. Когда пришла Дженет Генри, он сидел в кресле и читал газету.

Дженет просто распирало от радости. Хотя она сразу же принялась уверять Неда, будто ей и в голову не приходило, что ее утренний визит к нему может иметь такие последствия и что она никак не рассчитывала на это, в ее глазах плясали радостные огоньки, а губы, произносившие слова извинений, то и дело расплывались в улыбке.

– Все это неважно, – сказал Нед. – Я бы поступил точно так же, даже зная все наперед. Наверное, в глубине души я это предчувствовал. Тут уж ничего не поделаешь. Если бы вы мне сказали, что этим может кончиться, я бы принял ваши слова за вызов и уж наверняка сделал бы это.

Она протянула ему обе руки.

– Я очень рада, – сказала она, – и не буду притворяться, что расстроена вашим разрывом.

– А вот мне грустно, – возразил он, забирая ее руки в свои, – но я бы и пальцем не шевельнул, чтобы избежать того, что произошло.

– И теперь вы знаете, что я была права. Это он убил Тейлора. – Она испытующе смотрела ему в лицо.

– Так он сказал, – кивнул Нед.

– И вы поможете мне? – Она сжала его руки и подошла совсем близко.

Нед колебался. Он видел ее нетерпение, и это сердило его.

– Это был несчастный случай, самозащита, – медленно проговорил он. – Я не могу…

– Нет, это было убийство! – вскричала она. – Конечно, теперь он будет утверждать, что защищался. Но пусть даже так, разве он не должен, как порядочный человек, явиться в суд и доказать свою невиновность?

– Он слишком долго ждал. Теперь этот месяц будет служить уликой против него.

– А кто в этом виноват? Неужели вы думаете, что он тянул бы так долго, если бы это действительно была самозащита?

– Он ждал ради вас. Он вас любит, – медленно проговорил Нед с особым ударением на последнем слове. – Он не хотел, чтобы вы считали его убийцей вашего брата.

– Но я с самого начала знала, что он убийца! – . воскликнула она. – А теперь весь город узнает об этом.

Нед угрюмо пожал плечами.

– Вы не хотите помочь мне?

– Нет.

– Но почему? Вы же порвали с ним.

– Я поверил его рассказу. Я понимаю, что суд теперь не поверит ему. Слишком поздно. Между нами все кончено, это правда, но я не предам его. – Нед облизнул пересохшие губы. – Оставьте его в покое. Похоже, что до него доберутся и без вашей помощи.

– Никогда, никогда я не оставлю его в покое, пока он не понесет заслуженную кару. – Она задохнулась, ее глаза потемнели от гнева. – Если вы действительно верите ему, вы можете, ничем не рискуя, взяться за расследование этого дела. Или вы боитесь найти доказательства того, что он солгал вам?

– Что вы имеете в виду? – осторожно спросил Нед.

– Хотите помочь мне выяснить истину? Хотите узнать, солгал он вам или нет? Ведь должны же быть где–то доказательства его вины! Если вы действительно ему поверили, почему вы так боитесь помочь мне?

Внимательно посмотрев на нее, Нед спросил:

– А если я соглашусь вам помочь и мы узнаем истину, вы обещаете ее принять, какой бы горькой она ни была?

– Обещаю, – с готовностью ответила она, – если и вы пообещаете мне то же самое.

– И вы будете держать язык за зубами, пока мы не узнаем всю правду.

– Обещаю.

– Уговор, – сказал он.

Дженет счастливо всхлипнула, слезы радости навернулись у нее на глаза.

– Садитесь, – сухо сказал Нед. – Нам необходимо выработать план действий. Вы еще не разговаривали с Полем после нашей ссоры?

– Нет.

– Значит, мы не знаем, как он сейчас к вам относится. А вдруг он подумал и решил, что я все же прав. В моих с ним отношениях это уже ничего не меняет – между нами все кончено, – но узнать это необходимо, и чем скорее, тем лучше. – Привычным движением Нед разгладил ногтем свои усики. – Придется подождать, пока он сам придет к вам. Если он колеблется, ваш звонок может только насторожить его. Насколько вы уверены в его чувствах к вам?

– Настолько, насколько женщина может быть уверена в мужчине. – Она смущенно рассмеялась. – Я понимаю, что звучит чересчур самонадеянно… но я действительно уверена, мистер Бомонт.

– Тоща нам, видимо, нечего опасаться с этой стороны, – кивнул Нед. – Впрочем, к завтрашнему дню вам следует выяснить это совершенно определенно. Вы ни разу не пробовали его прощупать?

– Нет, я все ждала…

– Ну, сейчас это отпадает. Как бы вы ни были в нем уверены, вам сейчас необходимо вести себя крайне осторожно. Может быть, вы вспомнили еще какие–нибудь обстоятельства?

Дженет покачала головой.

– Я понятия не имела, как приступить к этому делу. Вот почему мне была так нужна ваша помощь.

– А вам не приходило в голову нанять частного сыщика?

– Приходило, но я боялась нарваться на такого, который продал бы меня Полю. Я не знала, кому довериться.

– Я знаю одного, который может нам пригодиться. – Нед провел рукой по волосам. – А теперь мне нужно, чтобы вы узнали для меня две вещи. Во–первых, все ли шляпы вашего брата дома? Поль уверяет, что Тейлор был в шляпе. Однако, когда я его нашел, шляпы на нем не было. Так вот узнайте, сколько шляп было у вашего брата и все ли они на месте. – Нед криво усмехнулся, – не считая той, которую я взял напрокат.

Дженет даже не обратила на это внимания. Покачав головой, она огорченно развела руками.

– Это невозможно, – сказала она. – Мы отдали все его вещи, да и потом никто, кроме Тейлора, не знал, что у него было.

– Ну что ж, – пожал плечами Нед. – Я особенно и не рассчитывал на это. Теперь второе. Не пропадала ли у вашего брата – или вашего отца – трость? Меня в особенности интересует одна из них: массивная сучковатая трость коричневого цвета.

– У папы есть в точности такая, – живо откликнулась Дженет. – По–моему, она дома.

– Проверьте это. Ну и хватит с вас до завтра; впрочем, если удастся, можете еще выяснить, как к вам относится Поль.

– А при чем тут трость? – спросила она и встала.

– Поль утверждает, что ваш брат набросился на него с этой самой тростью и он, пытаясь отнять ее, нечаянно ударил Тейлора по голове. А потом будто бы Поль унес трость с собой и сжег ее.

– Я совершенно уверена, что все папины трости дома. – Ее лицо побледнело, глаза округлились.

– А у Тейлора была трость?

– Только черная, с серебряным набалдашником. – Она дотронулась до его руки. – Но если все тростя на месте, значит…

– Что–нибудь это да значит, – сказал Нед, сжав ее руку. – Только без фокусов, многозначительно предупредил, он.

– Обещаю! – воскликнула она. – Если бы вы только знали, .как мне была нужна ваша помощь и как я счастлива сейчас, получив ее, вы бы поняли, что можете мне доверять.

– Надеюсь, что могу, – сказал Нед, отпуская ее руку.

III

После ухода Дженет Нед Бомонт не мог найти себе места. Он был бледен, но глаза его сияли. Когда он, наконец, посмотрел на часы, было уже без двадцати минут десять. Нед надел пальто и отправился в «Мажестик». Ему сказали, что Гарри Слосса нет в номере. На улице он остановил такси. «Вест Роуд», – сказал он водителю, садясь в машину.

Таверна «Вест Роуд» стояла в стороне от шоссе Б трех милях за городской чертой. Скрытое деревьями белое квадратное здание ночью казалось серым. Окна первого этажа были ярко освещены. У подъезда стояло пять или шесть автомобилей. Очертания остальных смутно виднелись под длинным темным навесом.

Небрежно кивнув швейцару, Нед вошел в большой зал, где под экстравагантную музыку маленького оркестрика из трех человек танцевало несколько пар. Он прошел между столиками, обогнул площадку для танцев и остановился возле стойки в углу. Кроме толстого бармена с угреватым носом, там никого не было.

– Привет, Нед! – воскликнул бармен. – Давненько мы вас не видали.

– Привет, Джимми. Пытался исправиться. Сделай–ка мне манхэттен.

Бармен принялся смешивать коктейль. Музыка умолкла. Наступившую тишину прорезал визгливый женский голос.

– Я не желаю оставаться здесь вместе с этим ублюдком Бомонтом.

Нед повернулся и облокотился о стойку. Бармен застыл с бокалом в руках.

В центре танцплощадки стояла Ли Уилшир и угрюмо смотрела на Неда. Она держала под руку здоровенного юнца, одетого в синий, слишком тесный для него костюм. Парень тупо таращил глаза.

– Я ухожу отсюда, – громко повторила Ли, – если ты не выставишь вон того ублюдка.

Зал настороженно молчал.

Юнец мучительно покраснел. Попытки придать себе грозный вид только подчеркивали его растерянность.

– Если ты дрейфишь, – кричала Ли, – я сама ему врежу!

Нед улыбнулся.

– Как поживаешь, Ли? Встречала Берни с тех пор, как его выпустили?

Ли выругалась и шагнула к нему.

Юнец протянул руку и остановил ее.

– Сейчас я расправлюсь с этим ублюдком.

Он поправил воротничок, одернул пиджак и зашагал через танцплощадку к стойке.

– Кто позволил вам, – заорал он на Неда, – так разговаривать с порядочной девушкой?

Не отрывая посуровевшего взгляда от юнца, Нед протянул правую руку и положил ее на стоику ладонью вверх.

– Дай мне чем его треснуть, Джимми, – попросил он, – я сегодня не расположен драться на кулачках.

Рука бармена исчезла, под стойкой. Он вытащил маленький кистень к вложил его в раскрытую ладонь Неда. Не убирая руки со стойки, Нед сказал:

– Пооядочная девушка! И как ее только не обзывают! Последний парень, с которым я ее видел, называл ее безмозглой дурой.

Юнец вытянулся в струнку, глаза его забегали из стороны в стороку.

– Ладно, – буркнул он, – я тебя запомню. Мы с тобой еще встретимся там, где нам никто не помешает. – Он повернулся к Ли. – Пошли, плюнем на эту дыру.

– Валяй плюй, – сказала она язвительно. – Только разрази меня Господь, если я пойду с тобой. Меня мутит от тебя.

К ним подошел маленький толстый человечек.

– Мотайте отсюда оба, – гаркнул он, открывая полный рот золотых зубов, – да поживее!

– Корки, – весело крикнул ему Нед, – эта… порядочная девушка – со мной.

– Ладно! – Корки повернулся к юнцу. – Проваливай, приятель!

Юнец вышел.

Ли Уилшир вернулась к своему столику. Она сидела, подперев щеки ладонями, и не отрывала взгляда от скатерти. Нед уселся напротив и подозвал официанта.

– У Джимми остался мой манхэттен. И кроме того, я хочу есть. Ли, будешь ужинать?

– Нет, – ответила она, не поднимая глаз. – Я хочу шипучки.

– Отлично, – сказал Нед, – а я хочу бифштекс с грибами и овощами, если только у Тони найдутся свежие овощи – не из банок. Потом зеленый салат, помидоры под соусом рокфор и кофе.

– Все мужчины – сволочи, – с горечью сказала Ли, когда официант отошел от них, – Все до одного. Такая здоровая дылда – и трус. – Она беззвучно заплакала.

– А может, ты не умеешь выбирать? – предположил Нед.

– Вы бы уж молчали, – сказала она со злостью. – Особенно после того, как выкинули со мной этот фокус.

– Не выкидывал я с тобой никаких фокусов, – запротестовал Нед. – Если Берни пришлось сбыть твои стекляшки, чтобы расплатиться со мной, при чем тут я?

Снова заиграл оркестр.

– Мужчины никогда ни в чем не виноваты. – Ли вытерла глаза. – Пойдемте танцевать.

– Ну что ж, – согласился Нед без особой охоты.

Когда они вернулись обратно, на столике уже стояли шампанское и коктейль.

– Что поделывает Берни? – спросил Нед, прихлебывая из бокала.

– Понятия не имею. Я его еще не видела после того, как он вышел, и видеть не хочу. Еще один герой! Ох, и везло же мне на мужчин весь этот год. Он, да Тейлор, да еще этот ублюдок.

– Тейлор Генри? – переспросил Нед.

– Да, но только я почти не бывала с ним, – объяснила она скороговоркой, – ведь я тогда жила с Берни.

Нед задумчиво допил коктейль.

– Так ты одна из тех девиц, которые бегали к нему на Чартер–стрит?

– Да, – она с опаской поглядела на него.

– Надо выпить по этому поводу, – сказал Нед.

Он подозвал официанта, и Ли, успокоившись, принялась пудрить нос.

IV

Неда Бомонта разбудил дверной звонок. Еще не вполне очнувшись, он встал с кровати, прокашлялся, надел халат и шлепанцы и пошел открывать. Будильник показывал начало десятого.

Рассыпаясь в извинениях, вошла Джекет Генри.

– Я знаю, что еще безбожно рано, но я просто не могла больше ждать ни одной минуты. Я вчера вечером никак не могла вам дозвониться, а потом всю ночь из–за этого не спала. Все папины трости дома. Теперь вы видите, что Поль солгал.

– А среди них есть массивная сучковатая трость коричневого цвета?

– Есть. Это та, что майор Собридж привез папе в подарок из Шотландии. Папа никогда с ней не ходит. Она дома. – Дженет торжествующе улыбнулась.

Нед снова поморгал и провел рукой по взъерошенным волосам.

– Выходит, что солгал, – согласился он.

– А кроме того, – весело продолжала Дженет, – он ждал меня, когда я вчера вечером вернулась домой.

– Поль?

– Да. Он сделал мне предложение.

Сонливость Неда как рукой сняло.

– Он рассказал вам о нашей стычке?

– Ни слова.

– Что же вы ему ответили?

– Я сказала, что прошло еще слишком мало времени после смерти Тейлора и что мне пока неприлично даже думать о помолвке, но я не стала ему прямо отказывать. По–моему, он решил, что в принципе я не против.

Нед с любопытством посмотрел на нее.

Под его взглядом Дженет сникла. Ее лицо утратило веселую оживленность. Она робко дотронулась до его руки и сказала изменившимся голосом:

– Пожалуйста, не думайте, что я такая уж бессердечная, но я… Я так хочу довести то, что мы задумали, до конца, что все остальное уже не имеет для меня значения.

Нед облизнул губы и мягко заметил:

– Вот повезло бы Полю, если бы вы его любили так же сильно, как сейчас ненавидите. – В его голосе звучала печаль.

Дженет сердито топнула ногой.

– Не смейте! Никогда больше не смейте так говорить!

Нед нахмурился и раздраженно сжал губы.

– Пожалуйста, – с раскаянием добавила она, – я не могу этого слышать.

– Простите, – сказал Нед. – Вы уже завтракали?

– Нет, я спешила поделиться с вами моими новостями.

– Чудесно. Тоща– мы позавтракаем вместе. Что бы вы хотели? – спросил он, направляясь к телефону.

Заказав завтрак, Нед прошел в ванную комнату, почистил зубы, умылся и расчесал волосы. Когда он вернулся в гостиную, Дженет уже сняла шляпку и пальто и стояла у камина, куря сигарету. Она хотела что–то сказать ему, но тут раздался телефонный звонок. Нед снял трубку.

– Хэлло… Да, Гарри, я забегал к тебе вчера вечером, тебя не было. Я хотел спросить тебя о… ну, ты знаешь, о том человеке, который разговаривал с Полем под деревьями. На нем была шляпа?.. Была? Это точно?

А трость?.. Ладно… Нет, Гарри, я не смог ничего добиться у Поля. Тебе лучше самому попросить его. Да. Пока…

Когда он положил трубку, Дженет вопросительно подняла брови.

– Парень, который сейчас звонил, утверждает, что они с дружком видели, как Поль в тот самый вечер разговаривал с вашим братом. Он говорит, что ваш брат был в шляпе, но без трости. Впрочем, было совсем темно, а они ехали на машине. Не думаю, чтобы они могли толком что–нибудь разглядеть.

– Почему вас так интересует его шляпа? С ней связано что–нибудь важное?

– Не знаю, – пожал плечами Нед, – я ведь не профессиональный сыщик, но мне кажется, что это может так или иначе оказаться существенным.

– Вам удалось что–нибудь узнать со вчерашнего дня?

– Нет, я провел большую часть вечера, спаивая одну девицу, которая крутила с Тейлором, но это ничего не дало.

– Я ее знаю?

Он покачал головой, потом пристально взглянул на нее и сказал:

– Это не Опаль, не думайте.

– А вам не кажется, что мы могли бы что–нибудь узнать от нее?

– Нет. Опаль считает, что ее отец убил Тейлора из–за нее. Она пришла к такому выводу не потому, что ей были известны какие–либо факты. На нее повлияли ваши письма, статейки в «Обсервере» и тому подобная ерунда.

Дженет кивнула, но Неду было ясно, что его слова не убедили ее.

Им принесли завтрак. Они сидели за столом, когда снова зазвонил телефон. Нед встал и снял трубку.

– Хэлло… Да, ма… Что?! – несколько секунд он слушал, нахмурившись, потом сказал: – Ничего не поделаешь, придется их впустить. Я думаю, от этого вреда не будет. Нет, я не знаю, где он… Думаю, что не увижу. Не расстраивайтесь, ма, все обойдется. Конечно… До свидания.

Улыбаясь, Нед вернулся к столу.

– Фарру пришла в голову та же мысль, что и вам, – сказал он, усаживаясь. – Звонила мать Поля. К ним пришел следователь из прокуратуры, чтобы допросить Опаль. – Глаза его заблестели. – Ничего интересного они от нее не узнают, но это значит, что кольцо вокруг Поля сжимается.

– Почему она позвонила вам? – спросила Дженет.

– Поля нет дома, и она не может найти его.

– А разве она не знает о вашем разрыве?

– Как видно, нет. – Нед положил вилку. – Послушайте, вы твердо уверены, что хотите довести это дело до конца?

– Больше всего на свете хочу, – ответила она.

– А знаете, Поль ответил мне теми же словами, когда я спросил его, так ли уж он хочет жениться на вас, – с горькой усмешкой сказал Нед.

Дженет вздрогнула, лицо ее стало суровым, чужим.

– Я ведь совершенно не знаю вас, – продолжал Нед. – Почему я должен вам верить? Я видел сон, который мне не понравился.

Она насмешливо улыбнулась.

– Неужели вы верите в сны?

– Ни во что я не верю, – без улыбки ответил Нед. – Но я игрок, и такие вещи всегда на меня действуют.

– Так что же это был за сон, после которого вы перестали мне доверять? – с нарочито серьезным видом спросила она… – Я ведь тоже видела сон про вас. Расскажите мне ваш сон, а я расскажу вам свой.

– Мне снялось, что я ужу рыбу, – сказал Нед, – и вдруг на крючок попалась огромная радужная форель, совершенно невероятных размеров, и вы сказали, что хотите посмотреть, какая она, а сами взяли и бросили ее обратно в воду, прежде чем я успел вас остановить.

– И что же вы тогда сделали? – звонко рассмеялась она.

– Проснулся. Вот и все.

– Неправда, – сказала она.' – Не стала бы я выкидывать вашу рыбу. А теперь я расскажу вам свой сон. Мне снилось… – Вдруг она широко открыла глаза. – А когда вы видели этот сон? В ту ночь, когда обедали у нас?

– Нет, сегодня ночью.

– Какая жалость! Было бы куда многозначительней, если бы наши сны приснились нам в одну и ту же ночь и даже в один и тот же час и минуту. Мой сон приснился мне в ту ночь, когда вы были у нас. Мы с вами – это уже было во сне – заблудились в глухом лесу. Мы бродили по этому лесу, усталые и голодные, пока, наконец, не набрели на .маленькую хижину. Мы постучали в дверь, но никто не отозвался. Мы попробовали ее отворить. Она была заперта. Тогда мы заглянули в окошко. Там стоял большой стол, а на нем была масса всяких вкусных вещей, но мы не могли туда залезть, потому что на окне была железная решетка. Мы вернулись к двери и долго–долго стучали. В домике по–прежнему царило молчание. И тут мы подумали, что люди часто прячут ключи под коврик у двери. Смотрим, и правда под ковриком лежит ключ. Но когда мы открыли дверь, то увидели, что весь домик кишит змеями – мы их в окно не заметили, – и они все зашипели, поднялись и поползли на нас. Мы испугались, захлопнули дверь и стали слушать, как они шипят и бьются головами о порог. И тогда вы сказали: «Давайте откроем дверь и спрячемся, змеи уползут, а мы зайдем в дом». Так мы и сделали. Вы помогли мне забраться на крышу – она почему–то оказалась очень низкой, – а потом залезли сами и, перегнувшись вниз, отворили дверь. Мы лежали на крыше затаив дыхание и смотрели, как тысячи и тысячи змей, извиваясь, ползут в лес. Наконец уползли последние, и мы соскочили с крыши, вбежали внутрь, заперли за собой дверь и ели, ели, ели, и тут я вдруг проснулась, и оказалось, что я сижу в постели, смеюсь и хлопаю в ладоши.

– Мне кажется, что вы все это придумали, – сказал Нед после небольшой паузы.

– Почему вы так решили?

– Потому что ваш сон начался как кошмар, а кончился совсем наоборот, и вообще все сны, которые мне снились про еду, обычно кончались прежде, чем я успевал поднести что–нибудь ко рту.

Дженет расхохоталась.

– Нет, я не все придумала, но вы мне не поверили, и теперь, я вам не скажу, где правда, а где выдумка.

– Ну, хорошо. – Нед снова взял вилку, но есть не стал. – Интересно, а ваш отец ничего не знает? Не могли бы мы что–нибудь выудить из него, если бы мы ему рассказали то, что нам известно? – Нед задал этот вопрос с таким видом, словно ему это только что пришло в голову.

– Конечно, могли бы, – с жаром ответила она.

Нед задумчиво сощурил глаза.

– Я одного боюсь, как бы он не взорвался и не испортил нам всю музыку раньше времени. Он ведь у вас горячий, правда?

– Да, – неохотно призналась она, – но мы… – ее лицо внезапно просветлело, – я совершенно уверена, что если мы объясним ему, почему необходимо подождать, то он… Но ведь у вас уже все готово?

– Пока нет, – покачал он головой.

Дженет надула губки.

– Может быть, завтра, – сказал Нед.

– В самом деле?

– Я ничего не обещаю, – предупредил он, – но думаю, что к завтрашнему дню все будет готово.

Дженет протянула руку через стол и коснулась руки Неда.

– Но вы обещаете, что, как только все будет готово, вы дадите мне знать – будь то день или ночь?

– Ладно, обещаю, – ответил он с непроницаемым видом. – Но ведь вам совсем не обязательно лично присутствовать при этой сцене.

Она покраснела, но глаз не опустила.

– Я знаю, вы считаете меня чудовищем. Наверное, так оно и есть.

– Будем надеяться, что истина, когда мы докопаемся до нее, – пробормотал Нед, глядя себе в тарелку, – придется вам по вкусу.

Глава девятая. МЕРЗАВЦЫ

I

После ухода Дженет Нед Бомонт подошел к телефону и назвал номер Джека Рамсена.

– Послушай, Джек, ты не мог бы заглянуть ко мне? – спросил он, когда тот взял трубку. – Хорошо… жду.

К приходу Джека Нед успел переодеться. Они уселись друг против друга в плюшевые кресла, держа в руках по стакану виски с содовой, и закурили: Нед – сигару, Джек – сигарету.

– Ты слыхал о моем разрыве с Полем? – спросил Нед.

– Да, – небрежно обронил Джек.

– Ну и что ты об этом думаешь?

– Ровным счетом ничего. Я припоминаю, что совсем недавно вы тоже порвали друг с другом, а потом оказалось, что это ловушка для О'Рори.

Нед улыбнулся, словно он с самого начала ждал именно такого ответа.

– Стало быть, все считают это новым трюком?

– Многие, – лаконично ответил его щеголеватый собеседник.

Нед глубоко затянулся и медленно, с расстановкой спросил:

– А если я признаюсь тебе, что на этот раз мы порвали с ним по–настоящему, без дураков?

Джек промолчал. Лицо его ничего не выражало.

– Увы, это так, – сказал Нед. Он отхлебнул из стакана. – Сколько я тебе должен?

– Сорок монет за последнее дельце с девчонкой Мэдвига. За прошлое мы в расчете.

Нед вытащил из кармана брюк толстую пачку денег, отделил от нее четыре десятидолларовые ассигнации и протянул их Джеку.

– Благодарю, – кивнул тот.

– Итак, мы в расчете, – сказал Нед. Он глубоко затянулся и, цедя дым сквозь зубы, продолжал: – У меня есть для тебя еще одна работенка. Я хочу, чтобы Поля взяли за убийство Тейлора Генри. Он мне признался во всем, но нужны дополнительные доказательства. Хочешь поработать над этим со мной?

– Нет.

– Почему?

Смуглый молодой человек поднялся и поставил пустой стакан на стол.

– Вы знаете, что мы с Фредом основали здесь небольшое сыскное агентство. Дела идут неплохо. Еще пару лет, и мы начнем прилично зарабатывать. Вы мне нравитесь, Бомонт, но не настолько, чтобы из–за вас рассориться с человеком, который держит в руках весь город.

– Поль – человек конченый, – спокойно ответил Нед. – Вся его свора уже собралась хоронить его. В этот самый момент Фарр и Рейни…

– Так пусть они сами и занимаются этим, – прервал его Джек. – Я не собираюсь ввязываться в эту грязную историю, и вообще я только тоща поверю, что им под силу похоронить Поля, когда увижу его в гробу. Немножко потрепать его – это они могут, а вот на большее они не потянут. Да вы его сами знаете лучше меня. В одном мизинце Поля больше мужества, чем у всей этой шайки, вместе взятой.

– Да, в храбрости ему не откажешь, как раз это и может погубить его. Ну что ж, нет так нет.

– Нет, – повторил Джек и взял шляпу. – Что–нибудь другое – пожалуйста, а это – нет. – И он махнул рукой, как бы подводя черту под разговором.

Нед тоже поднялся с кресла.

– Я так и думал, что ты откажешься, – проговорил он без тени обиды в голосе. Он пригладил усики кончиком пальца и задумчиво посмотрел на Джека. – Кстати, ты не подскажешь мне, где бы я мог отыскать Шеда О'Рори?

Джек покачал головой.

– С тех пор как полиция в третий раз учинила налет на его притон и там в стычке прихлопнули двух фараонов, Шед скрывается, хотя и не похоже, чтобы полиция имела улики лично против него. – Он вынул изо рта сигарету. – Вы знакомы с Виски Вассосом?

– Да.

– Можно узнать у него; если вы его хорошо знаете, спросите у него. По вечерам он обычно околачивается в кабачке Тима Уокера.

– Спасибо, Джек. Попытаю счастья.

– Не за что, – ответил Джек. Он поколебался. – Мне чертовски жаль, что вы порвали с Полем. Уж лучше бы вы… – он оборвал себя и направился к двери. – Впрочем, вы сами знаете, что делать, – сказал он, не оборачиваясь, и вышел.

II

Нед Бомонт зашел в окружную прокуратуру. На этот раз его сразу провели к Фарру.

Фарр не сделал даже попытки приподняться с кресла и не протянул Неду руки.

– Здравствуйте, Бомонт. Присаживайтесь, – произнес он с ледяной вежливостью. Его задиристая физиономия, несколько поблекла. Глаза смотрели враждебно и настороженно.

Нед уселся поудобнее, закинул ногу на ногу и начал:

– Я забежал к вам рассказать о том, что произошло между мной и Полем вчера, когда я ушел отсюда.

– Ну? – холодно процедил Фарр.

– Я сообщил ему, что у вас поджилки трясутся, – сказал Нед со своей самой очаровательной улыбкой; вид у него был такой, словно он рассказывает забавный анекдот. – Я рассказал ему, как вы пыжитесь, стараясь пришить ему убийство Тейлора Генри. Я сказал, что единственный для него способ спасти шкуру – это отыскать настоящего убийцу. И знаете, что он мне ответил? Что он и есть этот самый убийца, только он назвал это несчастным случаем, или самозащитой, или чем–то еще в этом роде.

Фарр еще больше побледнел и сжал губы, но продолжал молчать.

– Вам не очень скучно меня слушать? – спросил Нед, приподнимая брови.

– Продолжайте, – еще холоднее ответил Фарр.

Нед откинулся на спинку стула и ухмыльнулся.

– Думаете, я морочу вам голову? Боитесь попасться в ловушку? – Он покачал головой. – Эх, Фарр, заячья душонка!

– Я готов выслушать сведения, которые вы пожелаете мне сообщить, – произнес Фарр, – но сейчас я очень занят и попрошу вас…

– Ладно, – рассмеялся Нед, – я только думал, что вы захотите оформить этот мой рассказ как свидетельское показание.

– Пожалуйста. – Фарр нажал перламутровую кнопку на столе.

В комнату вошла седоволосая женщина в зеленом платье.

– Мистер Бомонт хочет продиктовать показание, – сказал Фарр.

– Слушаю, сэр, – ответила женщина и присела сбоку за стол прокурора. Держа над блокнотом серебряный карандашик, она посмотрела на Неда пустыми глазами.

– Вчера днем в своем кабинете, – начал Нед, – Поль Мэдвиг рассказал мне, что в тот вечер, когда был убит Тейлор Генри, он обедал в доме сенатора Генри; что там у него вышла ссора с Тейлором Генри, и, когда он ушел, Тейлор Генри побежал за ним и замахнулся на него тяжелой сучковатой коричневой тростью; пытаясь вырвать эту трость, Мэдвиг случайно ударил ею Тейлора Генри по голове и сбил его с ног; затем он унес эту трость с собой и сжег ее. Он сказал, что единственной причиной, которая заставила его умолчать об этом, было желание скрыть происшедшее от Дженет Генри. Вот и все.

– Немедленно отпечатайте это, – приказал Фарр стенографистке. Женщина вышла.

– А я–то думал, что вас мой рассказ взволнует. – Нед вздохнул. – Мне казалось, что вы на себе волосы начнете рвать от восторга.

Окружной прокурор пристально смотрел на него, не говоря ни слова.

– Я рассчитывал, что вы, по крайней мере, задержите Поля, – не смущаясь, продолжал Нед, – и предъявите ему… – он взмахнул рукой, подыскивая слова, – мои обличительные показания. «Обличительные показания» – неплохо звучит, а?

– Позвольте мне самому решать, как вести расследование, – сдержанно ответил окружной прокурор.

Нед громко расхохотался, потом замолчал и молчал до тех пор, пока стенографистка не вернулась с отпечатанным экземпляром его заявления.

– Принести присягу на Библии? – спросил Нед.

– Не надо, будет достаточно, если вы просто подпишете.

Нед поставил свою подпись.

– А это совсем не так занятно, как я думал, – весело пожаловался он.

Квадратная челюсть Фарра выдвинулась вперед.

– Да уж, конечно, – произнес он с мрачным удовлетворением.

– Эх ты, Фарр, заячья душонка, – повторил Нед. – Берегись автомобилей, не переходи улицу при красном свете. – Он церемонно откланялся. – До новой встречи.

Выйдя из прокуратуры, Нед сердито сморщился.

III

Этим же вечером Нед Бомонт позвонил в дверь неосвещенного трехэтажного дома на Смит–стрит. Низенький человечек с маленькой головой и чрезмерно широкими плечами выглянул в щелку, сказал: «Входи» – и распахнул дверь.

Нед кивнул ему, прошел по тускло освещенному коридору мимо двух запертых дверей, отворил третью и спустился по деревянной лестнице в подвальчик, где была оборудована стойка и тихо играло радио.

Рядом со стойкой находилась стеклянная матовая дверь с надписью «Туалет». Дверь отворилась. Из нее вышел мрачный верзила. Всем своим обликом – покатыми плечами, длинными здоровенными ручищами, кривыми ногами и плоским приплюснутым лицом – он напоминал гориллу. Это был Джефф Гарднер.

Джефф увидел Неда, и его маленькие красноватые глазки радостно заблестели.

– Разрази меня Господь, это же Бомонт по кличке «Вдарь–меня–снова»! – заорал он, выставляя в улыбке все свои тридцать два зуба.

– Здорово, Джефф, – откликнулся Нед, чувствуя на себе взгляды всех присутствующих.

Джефф вразвалку подошел к Неду, облапил его левой рукой, ухватил правой рукой за руку и радостно сообщил сидящим за столиками:

– Это самый шикарный парень из всех, о кого я обдирал свои кулаки, а уж я–то знаю в этом толк. – Он поволок Неда к стойке. – Мы только промочим горло, а потом я покажу вам, как это делается. Вот будет цирк, разрази меня Господь! – Он осклабился Неду прямо в лицо. – Что ты на это скажешь, мой мальчик?

– Шотландского, – флегматично ответил Нед, глядя на него в упор.

Джефф радостно заржал и снова обернулся к сидящим за столиками посетителям:

– Вот видите, я же говорил, что он любитель этого дела. Мне пшеничной, – кивнул он бармену.

Когда перед .ними поставили стаканы, Джефф отпустил правую руку Неда, но продолжал обнимать его за плечи. Они выпили. Потом Джефф снова ухватил Неда за запястье.

– Здесь наверху есть замечательная комната, – приговаривал он, – такая маленькая, что тебе негде будет падать. Ты будешь летать от одной стенки к другой, и нам не придется зря тратить время, пока ты будешь вставать с пола.

– Выпьем, я угощаю, – сказал Нед.

– Недурная идея, – согласился Джефф.

Они снова выпили.

Когда Нед расплатился, Джефф потащил его к лестнице.

– Простите нас, джентльмены! – крикнул он зрителям. – Мы ненадолго. Мы только прорепетируем наш номер и сразу вернемся. – Он ласково потрепал Неда по плечу. – Мы с моим приятелем.

Они поднялись на второй этаж и вошли в небольшую комнату, в которой едва хватало места для двух столиков, шести стульев и диванчика. На одном из столиков стояли пустые стаканы и тарелки с недоеденными бутербродами.

Джефф близоруко огляделся.

– Куда, черт побери, она делась? – Он отпустил Неда. – Ты здесь никакой шлюхи не видишь?

– Нет.

Джефф покачал головой и многозначительно произнес:

– Ушла. – Покачиваясь, он повернулся к двери и грязным пальцем нажал на кнопку звонка. – Присаживайся, – предложил он Неду, нелепо поклонившись и сделав рукой широкий жест.

Нед сел за тот из двух столиков, что был почище.

– Бери любой стул, какой пожелаешь, – продолжал Джефф, снова взмахнув рукой. – Этот не нравится, садись на другой. Я хочу, чтобы ты считал себя моим гостем, а не хочешь, так черт с тобой.

– Это прекрасный стул, – сказал Нед.

– Это паршивый стул, – возразил Джефф, – во всей этой дыре нет ни одного стоящего стула. Вот смотри. – Он взял один из стульев и отломал переднюю ножку. – И ты называешь это прекрасным стулом? Эх, Бомонт, ни черта ты не смыслишь в стульях! – Он отшвырнул от себя стул и бросил отломанную ножку на диванчик. – Но меня ты не проведешь. Я знаю, зачем ты сюда приперся. Думаешь, я пьян, да?

– Нет, ты не пьян, – улыбнулся Нед.

– Врешь ты все. Я пьянее тебя. Я самый пьяный во всей этой дыре. Я пьянее, чем сто чертей, и не смей говорить мне, что я не пьян… – он помахал перед носом Неда своим толстым грязным пальцем.

– Что вы будете пить, джентльмены? – спросил официант, появляясь в дверях.

Джефф обернулся к нему.

– Ты где был? Дрыхнешь? Я звонил тебе час назад.

Официант открыл было рот, но Джефф не дал ему говорить.

– Я привожу сюда своего лучшего друга, хочу с ним выпить, и что же, черт возьми? Целый час мы сидим и ждем какого–то паршивого официанта. Вот видишь, он уже дуется на меня.

– Чего вы желаете? – безучастно спросил официант.

– Я желаю знать, куда девалась девка, которая была со мной?

– Ах, эта? Она ушла.

– Куда ушла?

– Не знаю.

– Так узнай, да поживее, – нахмурился Джефф. – В этой чертовой дыре никто ничего не знает… – В его красноватых глазах зажегся хитрый огонек. – Постой, я подскажу тебе. Сбегай в женский туалет и поищи ее там.

– Там ее нет, – сказал официант, – она ушла совсем.

– Ах ты, ублюдок! – Джефф повернулся и посмотрел на Неда. – Что нам делать с этим паршивым ублюдком? Я привел тебя сюда, чтобы ты с ней познакомился, потому что знаю, что ты ей понравишься и она тебе тоже. Так нет! Мои друзья, оказывается, недостаточно хороши для этой девки! Ушла!

Нед молча закурил сигару.

– Ладно, тащи нам чего–нибудь выпить, – сказал Джефф, почесав в затылке, – мне – пшеничной.

– Мне – шотландского, – сказал Нед.

Официант ушел.

Джефф уставился на Неда.

– Только ты не воображай, будто я не понимаю, что ты затеваешь, – проворчал он.

– Ничего я не затеваю, – примирительно ответил Нед. – Просто мне хотелось повидаться с Шедом, вот я и подумал, что, может быть, встречу здесь Виски Вассоса и он поможет мне найти Шеда.

– А я, по–твоему, не знаю, где найти Шеда?

– Должен бы знать.

– Чего же ты меня не спросишь?

– И в самом деле. Где же он?

– Все ты врешь! – заорал Джефф, трахнув по столу своей могучей ручищей. – Плевать тебе на Шеда. Ты за мной охотишься.

Нед улыбнулся и отрицательно качнул головой.

– Врешь! – вопил горилла. – Ты же знаешь, черт тебя побери…

Дверь в комнату отворилась, и на пороге показался моложавого вида мужчина с пухлым ртом и большими круглыми глазами.

– Потише, Джефф. От тебя одного больше шума, чем от всех остальных, – сказал он.

Джефф повернул к нему голову.

– Посмотри на этого ублюдка, – сказал он, указывая пальцем на Неда, – он воображает, будто я не знаю, что он затевает. А я знаю. Он мерзавец, вот кто он. И я его сейчас отделаю так, что на нем живого места не останется…

– Ладно, но зачем же поднимать из–за этого такой шум, – рассудительно сказал стоящий в дверях человек. Он подмигнул Неду и вышел.

– Вот и Тим тоже стал мерзавцем, – мрачно пожаловался Джефф и сплюнул на пол.

Пришел официант с заказом.

– Будем здоровы, – сказал Нед и осушил свой стакан.

– Не желаю я пить за твое здоровье, – возразил Джефф мрачно, – ты мерзавец.

– Не валяй дурака.

– А ты врешь! Я пьян, но я понимаю, что у тебя на уме. – Он залпом выпил свою водку и вытер рот тыльной стороной ладони. – Я утверждаю, что ты мерзавец.

– Ну что ж, пусть будет по–твоему, – добродушно согласился Нед.

Джефф приблизил к нему свою гориллообразную рожу.

– Ты воображаешь, будто ты хитер, как дьявол, а?

Нед молчал.

– Думаешь, я не понимаю твоих фокусов. Решил накачать меня, думаешь, я тебе все выложу?

– Правильно, – небрежно бросил Нед. – Да, кстати, я слышал, будто тебя обвиняют в убийстве Фрэнсиса Уэста. Это верно, что ты пришил его?

– К черту Фрэнсиса Уэста!

– Я с ним не был знаком. – Нед пожал плечами.

– Ты мерзавец, – сказал Джефф.

– Выпьем за мой счет.

Горилла Джефф угрюмо кивнул и, откинувшись назад вместе со стулом, нажал на кнопку звонка.

– Все равно ты мерзавец, – сказал он, не снимая пальца с кнопки. Стул под ним угрожающе затрещал, и Джефф поспешил принять нормальное положение. Он поставил локти на стол и подпер кулаком подбородок. – Разве мне не все равно, кто меня продаст. Плевать я хотел! Ведь не поджарят же они меня за это дельце.

– Почему бы и нет?

– Почему? Он еще спрашивает! Все равно до выборов мне ничего не сделают, а потом Шед будет здесь хозяином.

– Может быть.

– Никаких «может быть»!

Вошел официант, и они снова заказали виски.

– А вдруг Шед не захочет тебя выручать? – задумчиво проговорил Нед, когда они остались одни. – Такое уже случалось.

– Черта с два! – насмешливо сказал–Джефф. – Я за ним такие штучки знаю…

Нед выпустил облако сигарного дыма.

– Что же ты о нем знаешь?

– Разрази меня Господь! – захохотала горилла. – Он воображает, будто я настолько пьян, что все ему выложу. – Он тяжело ударил по столу кулаком.

– Валяй, Джефф, выкладывай! – раздался спокойный мелодичный голос с легким ирландским акцентом. В дверях стоял Шед О'Рори. Его голубые глаза смотрели на Джеффа с едва заметным сожалением.

Джефф весело сощурился в его сторону.

– Здорово, Шед. Заходи, выпей с нами. Познакомься с мистером Бомонтом. Он мерзавец.

– Я тебе велел не вылезать из своей дыры, – не повышая голоса, сказал О Тори.

– Побойся Бога, Шед, я там так прокис, что боялся с тоски сам себя покусать. А потом разве этот кабак не дыра? Дыра и есть.

О Тори еще секунду смотрел на Джеффа, потом перевел взгляд на Неда.

– Добрый вечер, Бомонт.

– Привет, Шед.

О Тори ласково улыбнулся и, указав на Джеффа легким кивком головы, спросил:

– Много удалось из него выкачать?

– Ничего такого, чего бы я уже не знал, – ответил Нед, – шуму от него много, а толку чуть.

– Я считаю, что вы – пара мерзавцев, – заявил Джефф.

За спиной О Тори появился официант с подносом в руках.

– Не нужно, – сказал О'Рори, – хватит с них.

Официант удалился. Шед О'Рори вошел в комнату и прикрыл за собой дверь. Прислонившись к ней спиной, он тихо произнес:

– Ты слишком много болтаешь языком, Джефф. Я уже предупреждал тебя.

Нед многозначительно подмигнул Джеффу.

– Что это ты мне подмигиваешь? – разозлился Джефф. Нед рассмеялся.

– Я с тобой разговариваю, Джефф, – сказал О'Рори.

– Слышу, не глухой.

– Смотри, как бы я не прекратил с тобой разговаривать.

– Не строй из себя мерзавца, Шед, – сказал Джефф, поднимаясь со стула. – Какого черта ты на меня взъелся? – Он обошел вокруг стола. – Послушай, Шед, мы с тобой всегда были дружками. Если бы ты только знал, как я тебя люблю. – Он протянул руки, пытаясь обнять О'Рори. – Конечно, я нализался, но…

– Садись, – сказал О'Рори ровным голосом.

Он уперся своей холеной рукой в грудь гориллы и с силой оттолкнул его.

Левый кулак Джеффа взвился. О'Рори отвернул голову вправо ровно настолько, чтобы кулак прошел мимо. Его узкое, тонко очерченное лицо оставалось совершенно спокойным. Правая рука быстро скользнула к бедру.

Нед вскочил со стула и, упав на колени, обеими руками ухватил Шеда за кисть.

Джефф схватил О'Рори за горло. Его приплюснутое гориллообразное лицо было перекошено зверской гримасой. Весь хмель словно соскочил с него.

– Взял пушку? – пропыхтел он.

– Да.

Нед поднялся на ноги и сделал шаг назад. Черный пистолет в его руке был направлен на О'Рори.

Глаза О'Рори помутнели, лицо налилось кровью, он не сопротивлялся.

Повернув голову через плечо, Джефф посмотрел на Неда и оскалил зубы в широкой идиотской улыбке. Его глазки весело блестели. Хриплым добродушным голосом он произнес:

– Сам понимаешь, теперь нам надо его прикончить.

– Не впутывай меня в эту историю, – проговорил Нед.

Голос его был спокоен, только ноздри слегка трепетали.

– Струсил? – ухмыльнулся Джефф. – Думаешь, Шед все простит и забудет. – Он облизнулся. – Правильно. Забудет. Я это устрою.

Осклабясь и тяжело дыша, Джефф стоял, повернувшись к Неду лицом, не глядя на человека, которого он держал за горло. Мышцы тяжелыми буграми вздулись под его пиджаком, капли пота потекли по перекошенному лицу. Он расставил пошире ноги. Спина его напряглась. Раздался звук и как будто что–то хрустнуло. Тело О'Рори обмякло и повисло в руках Джеффа.

Нед побледнел. Его лоб покрылся испариной.

– Крышка, – хрипло засмеялся Джефф. Отшвырнув ногой стул, стоявший на дороге, он бросил труп О'Рори на диванчик, лицом вниз. Затем вытер руки о штаны и повернулся к Неду.

– Ты знаешь, кто я? Я просто добродушный слюнтяй. Меня хоть ногами пинай, я и пальцем не пошевелю.

– Ты боялся его, – сказал Нед.

Джефф расхохотался.

– А хоть бы и так? Я не стыжусь этого. Его всякий боялся, кто в своем уме. Один ты у нас герой. – Он расхохотался и огляделся по сторонам. – Давай сматываться отсюда, пока кто–нибудь не приперся. – Он протянул руку. – Отдай мне пушку. От нее надо избавиться.

– Не дам, – отрезал Нед. Неторопливым движением он отвел руку вбок, направил пистолет Джеффу в живот. – Мы скажем, что ты оборонялся, что это была самозащита. Не бойся. Я с тобой. Как–нибудь выкрутимся на суде.

– Выдумал тоже! Вот умник! – воскликнул Джефф. – Ведь меня и без того разыскивают за убийство Уэста. – Его маленькие красные глазки торопливо перебегали с лица Неда на пистолет в его руке.

Тонкие губы Неда скривились в усмешке.

– Именно об этом я и подумал, – тихо сказал он.

– Не валяй дурака! – взревел Джефф, делая шаг по направлению к нему.

Нед быстро отскочил за стол.

– Я не расстроюсь, если мне придется всадить тебе пулю в живот, Джефф, – сказал он. – Я у тебя в долгу, помнишь?

Джефф остановился и почесал в затылке.

– Что же ты за мерзавец? – удивленно спросил он.

– Не хуже тебя, – ответил Нед и, поведя пистолетом, приказал: – Садись.

Джефф помялся и сел. Левой рукой Нед нажал на кнопку звонка. Джефф вскочил.

– Садись, – приказал Нед.

Джефф сел.

– Руки на стол! – скомандовал Нед.

– Да ты просто полоумный ублюдок, – печально покачал головой Джефф. – Неужели ты вправду воображаешь, что тебе дадут вытащить меня отсюда?

Нед переменил позицию так, чтобы держать под контролем одновременно и Джеффа и дверь.

– Самое лучшее для тебя – это вернуть мне пистолет и надеяться, что я забуду о случившемся, – сказал Джефф. – Разрази меня Господь, Нед, да ведь этот кабак для меня ну просто дом родной. Даже не думай, что у тебя здесь чтонибудь выйдет.

– Руки прочь от солонки! – скомандовал Нед.

Вошедший официант выпучил на них глаза.

– Позови сюда Тима, – сказал Нед.

Горилла открыл рот, собираясь что–то сказать.

– Заткнись! – посоветовал ему Нед.

Официант торопливо прикрыл за собой дверь.

– Не будь дураком, Нед, – настаивал Джефф. – Тебе же хуже будет. Прикончат тебя здесь. Да и какая тебе выгода продавать меня фараонам? Никакой. – Он облизнул пересохшие губы. – Послушай, Нед, я понимаю, что ты бесишься за тот раз, когда мы малость помяли тебе бока, но, черт подери, при чем тут я? Я ведь только выполнял приказ Шеда, и разве я сейчас не расквитался с ним за тебя?

– Если ты не уберешь свои лапы от солонки, – сказал Нед, – я продырявлю тебя насквозь.

– Ну и мерзавец же ты, – вздохнул Джефф.

Моложавый мужчина с пухлым ртом приоткрыл дверь, быстро вошел и прикрыл ее за собой.

– Джефф убил О'Рори, – сказал Нед. – Позвони в полицию. У тебя как раз хватит времени припрятать спиртное до их прихода. И не мешало бы найти доктора на случай, если он еще не умер.

– Если он не умер, – язвительно расхохотался Джефф, – можете называть меня папой римским. – Потом он перестал смеяться и фамильярно обратился к моложавому человеку: – Как тебе нравится этот тип, который считает, что ему сойдут с рук такие фокусы? Разъясни–ка ему, Тим, что здесь это не пройдет.

Тим расчетливо посмотрел сначала на труп, потом на Джеффа и, наконец, перевел свои холодные круглые глаза на Неда. Медленно взвешивая каждое слово, он сказал:

– Неприятная история для моего заведения. Может, вытащить его на улицу? Ни к чему приводить сюда фараонов.

Нед отрицательно покачал головой.

– Припрячь спиртное до их прихода, и все будет в порядке. Я беру это на себя.

Видя, что Тим колеблется, Джефф снова заговорил:

– Послушай, Тим, ты ведь меня знаешь…

– Заткнись, ради Бога! – раздраженно оборвал его Тим.

– Вот видишь, Джефф, после смерти Шеда тебя никто и знать не хочет, – улыбнулся Нед.

– Ах так! – горилла Джефф уселся поудобнее. – Ну, валяйте, бегите за фараонами. Теперь, когда я узнал, что вы за сукины сыны, я скорее подохну, чем попрошу вас о чем–нибудь.

– А иначе никак нельзя? – спросил Тим, не обращая внимания на Джеффа.

Нед снова покачал головой.

– Ладно, как–нибудь выкручусь, – решил Тим, поворачивая к двери.

– Проверь, нет ли у Джеффа пистолета? – попросил Нед,

– Не хочу, – сказал Тим. – Все это произошло здесь, но я к этому никакого отношения не имел и не собираюсь иметь.

Он вышел.

До прихода полиции Джефф сидел, положив руки на стол, и говорил без остановки. Он обзывал Неда всевозможными, большей частью непристойными прозвищами и многословно, с большим знанием дела, перечислял его пороки. Нед слушал его с вежливым интересом.

Первым в комнату вошел худощавый седой человек в форме лейтенанта полиции. Его сопровождали шестеро полицейских сыщиков.

– Здорово, Брет, – приветствовал лейтенанта Нед Бомонт. – Осторожнее, мне кажется, у него в кармане пистолет.

– Что здесь, собственно, происходит? – спросил Брет, глядя на труп, лежащий на диванчике.

Тем временем двое сыщиков, зайдя за спину Джеффа, схватили его.

Нед объяснил Брету, что произошло. Рассказ его в целом был правдивым, но создалось впечатление, будто О'Рори был убит во время драки, а не после того, как его обезоружили.

Пока Нед рассказывал, в комнату вошел врач, склонился над трупом и бегло осмотрел его. «Мертвый», – ответил он на вопросительный взгляд лейтенанта и вышел из комнаты.

Джефф добродушно переругивался с державшими его сыщиками. В ответ на каждое ругательство кто–нибудь из них отпускал ему зуботычину. Джефф смеялся и продолжал ругаться. Его фальшивые челюсти были выбиты, из уголка рта стекала струйка крови.

Нед передал лейтенанту пистолет О'Рори и встал.

– Мне сейчас поехать с тобой в участок? Или это подождет до утра?

– Лучше сейчас, – ответил Брет.

IV

Было уже далеко за полночь, когда Нед Бомонт вышел из полицейского участка. Он распрощался с двумя репортерами, вышедшими вместе с ним, сел в такси и назвал водителю адрес Поля Мэдвига.

Нижний этаж дома Мэдвига был освещен, и, когда Нед поднялся на крыльцо, ему отворила дверь миссис Мэдвиг. Она была в черном платье, ее плечи окутывала шаль.

– Привет, ма, – сказал Нед, – почему вы так поздно не спите?

– Я думала, это Поль, – сказала она разочарованно.

– А разве его нет дома? Мне необходимо поговорить с ним. – Он пристально посмотрел ей в глаза. – Что–нибудь стряслось?

– Зайди Нед, – попросила она, распахивая перед ним дверь.

Нед вошел.

– Опаль пыталась покончить с собой, – сказала миссис Мэдвиг, прикрыв за ним дверь.

– Что?

– Она перерезала себе вену на руке, прежде чем сиделка успела остановить ее. К счастью, она потеряла совсем немного крови, и ей ничего не грозит, если только она не вздумает повторить это.

– А где Поль? – спросил Нед упавшим голосом.

– Не знаю. Я никак не могу отыскать его. Он давно уже должен был вернуться домой. Ума не приложу, где он. – Она положила свою худую руку ему на плечо и понизила голос: – Это правда, что вы с Полем… – она осеклась.

– Да, между нами все кончено, – сказал Нед.

– Нед, мальчик мой, неужели это никак нельзя уладить? Ведь вы с ним… – у нее снова прервался голос.

Нед поднял голову. В его глазах стояли слезы.

– Нет, ма, – нежно сказал он, – этого уже не поправишь. Он вам все рассказал?

– Нет, но когда я объяснила ему, что звонила тебе по поводу следователя из прокуратуры, он попросил меня никогда больше не обращаться к тебе и сказал, что уже не считает тебя своим другом.

Нед откланялся.

– Передайте ему, ма, что я приходил поговорить с ним. Передайте ему, что я еду домой и всю ночь буду ждать его звонка. – Он снова откашлялся и добавил, плохо владея собою: – Скажите ему это.

Миссис Мэдвиг обняла Неда своими худыми руками.

– Ты славный мальчик, Нед. Я не хочу, чтобы вы с Полем ссорились. Лучшего друга у него не было никогда. Что произошло между вами? Неужели эта Дженет?..

– Спросите Поля, – с горечью прошептал он. – Я побегу, ма, если только я не могу вам или Опаль чем–нибудь помочь.

– Может быть, ты поднимешься к ней? Она еще не спит. Ей будет полезно поговорить с тобой. Опаль всегда слушалась тебя.

Он сглотнул слюну и покачал головой.

– Нет, ма, она… тоже не захочет видеть меня.

Глава десятая. СЛОМАННЫЙ КЛЮЧ

I

Нед Бомонт вернулся домой. Он выпил кофе, покурил, прочитал газету, просмотрел журнал, взялся за книгу. Время от времени он бросал чтение и начинал бесцельно слоняться по комнате. Телефон молчал. Дверной звонок тоже.

В восемь часов утра он принял ванну, побрился и надел свежую рубашку. Затем он заказал завтрак.

В девять утра он позвонил Дженет.

– Доброе утро… Спасибо, хорошо… Что ж, для фейерверка все готово… Да. Если ваш отец дома, может быть, мы сначала расскажем ему. Хорошо, только до моего прихода ни слова. Как только управлюсь… Буквально через пару минут. До встречи.

Он положил трубку, глядя куда–то вдаль, шумно хлопнул в ладоши и потер руки. Губы его были угрюмо поджаты, глаза горели. Он надел пальто и шляпу и, еле слышно насвистывая сквозь зубы какой–то модный мотивчик, направился к дому Генри широким, торопливым шагом.

– Мисс Генри ждет меня, – сказал он служанке, отворившей ему дверь.

– Да, сэр, – ответила она и провела его в большую, залитую солнцем комнату, где завтракали сенатор с дочкой.

Увидев Неда, Дженет вскочила со стула и подбежала к нему, протягивая руки.

– Здравствуйте.

Сенатор удивленно взглянул на дочь. Он величественно поднялся со своего места и пожал Неду руку.

– Доброе утро, мистер Бомонт. Очень рад вас видеть. Не желаете ли присоединиться?

– Благодарю вас, я уже позавтракал.

Дженет Генри вся дрожала от возбуждения; щеки ее побледнели, зрачки расширились. У нее был такой вид, словно она наглоталась наркотиков.

– Папа, мы должны кое–что тебе рассказать, – начала она прерывающимся голосом. – Это касается… – Она резко повернулась к Неду. – Скажите ему! Скажите ему все!

Нед покосился на нее, нахмурил брови и посмотрел прямо в глаза ее отцу. Сенатор по–прежнему стоял у стола.

Нед Бомонт сказал:

– У нас есть очень веские доказательства, включая собственное признание Поля Мэдвига в том, что он убил вашего сына.

У сенатора сузились глаза, и он тяжело оперся рукой о стол.

– Что же это за веские доказательства?

– Видите ли, сэр, главное из них – это, конечно, его признание. Он говорит, что в ту ночь ваш сын бросился за ним вдогонку и хотел ударить его массивной сучковатой тростью. Пытаясь вырвать у него эту трость, Мэдвиг случайно ударил ею вашего сына по голове. Он говорит, что унес эту трость с собой и сжег, но ваша дочь, – он слегка наклонил, голову в сторону Дженет, – утверждает, будто эта трость все еще находится в вашем доме.

– Трость дома! – воскликнула Дженет. – Это та самая, что тебе подарил майор Собридж.

Лицо сенатора сделалось бледным, словно мрамор, и таким же неживым.

– Продолжайте, – сказал он.

– Так вот, раз у вашего сына не было с собой трости, – продолжал Нед, слегка разводя руками, – отпадает басня о самозащите. Вчера я сообщил об этом Фарру. Фарр не будет зря рисковать. Вы знаете, что за человек Фарр, но ему не остается ничего другого, как арестовать Поля сегодня же.

Дженет удивленно взглянула на Неда, нахмурилась, хотела что–то сказать, но, сжав губы, промолчала.

Сенатор промокнул рот салфеткой, которую он все еще держал в левой руке, бросил ее на стол и спросил:

– А у вас есть… гм… другие доказательства?

– Разве этого мало? – наивно удивился Нед.

– Но ведь есть еще доказательства! – вмешаюсь Дженет.

– Так, всякая мелочь в подтверждение, – пренебрежительно ответил Нед. – Я могу сообщить вам подробности, но мне кажется, что и этого достаточно.

– Вполне, – ответил сенатор. Он провел рукой по лбу. – Никак не мог в это поверить, но видно, так оно и есть. Если мистер Бомонт, и ты, дорогая, простите меня… – повернулся он к дочери, – …мне бы хотелось недолго побыть одному, чтобы привыкнуть к этой мысли. Нет, нет, оставайтесь здесь, я поднимусь к себе. – Он отвесил им изысканный поклон. – Пожалуйста, не уходите, мистер Бомонт. Я скоро вернусь. Мне надо хоть немного времени, чтобы свыкнуться с мыслью… что человек, с которым я работал плечом к плечу, оказался убийцей моего сына.

Он снова поклонился и вышел из комнаты, расправив плечи и высоко подняв голову.

Нед взял Дженет за руку и спросил, понизив голос:

– Послушайте, а он ничего не натворит?

Она удивленно посмотрела на него.

– Ну, например, он не может в ярости броситься искать Поля, чтобы ему отомстить? – объяснил Нед. – Это нам совсем ни к чему. Кто знает, чем это кончится.

– Не знаю, – растерялась Дженет.

– Этого нельзя допустить, – нетерпеливо поморщился Нед. – Здесь можно спрятаться где–нибудь около выхода, чтобы перехватить его, если он решится на крайности?

– Можно. – Ее голос звучал испуганно.

Она провела его через переднюю в маленькую полутемную от спущенных штор комнатку. Слегка приоткрыв дверь, они встали за ней, тесно прижавшись друг к другу. Всего два шага отделяло их от парадного входа. Они дрожали. Дженет пыталась что–то шепнуть Неду, но он заставил ее замолчать.

Вскоре они услышали тихие, приглушенные толстым ковром шаги и увидели сенатора Генри в пальто и шляпе, торопливо направляющегося к выходу.

– Минутку, сенатор, – окликнул его Нед, появляясь из своего убежища.

Сенатор обернулся. На его лице было выражение властной жестокости.

– Прошу вас извинить меня, – сказал он, высокомерно взглянув на Неда, – я спешу.

– Не пойдет, – ответил Нед, преграждая ему путь, – нам ни к чему лишние неприятности.

Дженет подбежала к отцу.

– Папа, не ходи! – воскликнула она. – Послушайся мистера Бомонта.

– Я уже выслушал мистера Бомонта, – ответил сенатор, – готов и дальше слушать его, если он может сообщить мне дополнительные сведения. Если таковых нет, прошу извинить меня. – Он улыбнулся Неду. – Я вас выслушал и теперь собираюсь действовать сам.

– Я думаю, что вам не следует сейчас встречаться с ним, – ответил Нед, спокойно выдержав высокомерный взгляд сенатора.

– Папочка, не ходи. – начала было Дженет, но сенатор взглядом заставил ее замолчать.

Нед откашлялся. Лицо его покрылось красными пятнами. Быстро протянув левую руку, он коснулся ею правого кармана сенатора.

Тот с оскорбленным видом отступил.

– Скверное дело, – кивнул Нед, словно разговаривая сам с собой. Он перевел глаза на Дженет. – У него в кармане пальто пистолет.

– Папа! – вскричала она и закрыла ладонью рот.

Нед упрямо поджал губы.

– Так вот, – обратился он к сенатору, – как хотите, но мы не позволим вам выйти отсюда с пистолетом в кармане.

– Не пускайте его, Нед, – взмолилась Дженет.

Сенатор возмущенно оглядел их.

– Мне кажется, вы забываетесь. Дженет, будь добра, пройди в свою комнату.

Девушка неохотно повернулась, сделала два шага и остановилась.

– Нет! Я не пущу тебя! Нед, не выпускайте его!

– Не пущу! – Пообещал Нед, облизывая сухие губы.

Холодно взглянув на него, сенатор взялся за дверную ручку.

Повернувшись, Нед накрыл его руку своей.

– Послушайте меня, сэр, – почтительно проговорил он. – Я не могу этого допустить. И не думайте, что я сую свой нос в ваши дела. – Он отпустил руку сенатора, полез во внутренний карман и вытащил грязную, истрепанную, сложенную в несколько раз бумажку. – Вот приказ, подписанный в прошлом месяце о моем назначении специальным следователем прокуратуры. – Он протянул бумажку сенатору. – Насколько мне известно, этот приказ не был отменен, так что… – он пожал плечами, – я не могу допустить, чтобы вы совершили убийство.

– Вы пытаетесь спасти жизнь этого убийцы, потому что он ваш друг, – проговорил сенатор, даже не взглянув в сторону Неда.

– Вы отлично знаете, что это не так.

– Хватит с меня, – произнес сенатор, поворачивая ручку двери.

– Если вы выйдете на улицу с пистолетом в кармане, я арестую вас.

– Папочка, не надо, – простонала Дженет.

Сенатор и Нед, тяжело дыша, сверлили друг друга глазами.

Сенатор заговорил первым.

– Не оставишь ли ты нас на несколько минут, моя дорогая? – обратился он к дочери. – Мне необходимо поговорить с мистером Бомонтом.

Дженет вопросительно взглянула на Неда. Тот кивнул.

– Хорошо, – сказала она, – если только ты пообещаешь, что не уйдешь до моего возвращения.

– Не уйду, – улыбнулся сенатор.

Мужчины проводили ее взглядом. У двери в комнату Дженет на мгновение оглянулась на них и вышла.

– Боюсь, что вы скверно влияете на мою дочь, – с горечью сказал сенатор. – Обычно она не бывает такой… упрямой.

Нед виновато улыбнулся, но промолчал.

– И как давно это продолжается? – спросил сенатор.

– Наше расследование? Я занимаюсь им только второй день. А ваша дочь – с самого начала. Она все время считала Поля убийцей своего брата.

– Что?! – Сенатор так и остался стоять с разинутым ртом.

– Она с самого начала считала Поля убийцей Тейлора. Она ненавидит Поля и всегда ненавидела его. Разве вы не знали об этом?

– Ненавидит его? – Сенатор задохнулся от изумления. – Неужели? О Боже!

– Вы и вправду этого не знали? – с любопытством спросил Нед.

Сенатор с шумом выдохнул воздух.

– Пройдемте сюда, – сказал он и первым вошел в полутемную комнату, где перед этим прятались Дженет с Недом. Он зажег свет, а Нед тем временем прикрыл за собой дверь. Затем они повернулись лицом друг к Другу.

– Я хочу поговорить с вами как мужчина с мужчиной, мистер Бомонт. Думаю, что на время мы можем забыть о вашем официальном положении. – Произнося последние слова, он слегка улыбнулся.

– Ладно, – кивнул Нед, – тем более что Фарр, наверное, тоже забыл о нем.

– Вот именно. А теперь послушайте меня, мистер Бомонт, я не кровожадный человек, но мне невыносима мысль о том, что убийца моего сына безнаказанно бродит на свободе, в то время как…

– Я уверен, что его арестуют. У них нет другого выхода. Улики свидетельствуют против него, и это всем известно.

– Поговорим как политик с политиком, – холодно усмехнулся сенатор. – Неужели вы думаете, что я поверю, будто Полю что–нибудь грозит в нашем городе, что бы он там ни совершил?

– Да, Полю Мэдвигу крышка. Его все предали. Вся его свора. Единственное, что их пока удерживает, – это привычка вытягиваться в струнку, стоит ему только щелкнуть бичом. Но подождите, они живо наберутся смелости.

Улыбнувшись, сенатор Генри покачал головой.

– Позвольте мне не согласиться с вами. Не забывайте, что вас еще не было на свете, когда я начал заниматься политикой.

– Не спорю.

– Так поверьте мне: они никогда не наберутся смелости, и ждать этого бесполезно. Поль их хозяин, и, сколько бы они ни огрызались на него, он все равно останется их хозяином.

– Я держусь другого мнения. Поль – конченый человек. А теперь вернемся к вашему пистолету. Ни к чему это. Лучше отдайте его, – он протянул руку.

Сенатор сунул правую руку в карман. Нед быстро шагнул к нему и левой рукой сжал ему запястье.

– Лучше отдайте, – повторил он.

Сенатор свирепо посмотрел на него.

– Ну что ж, другого выхода у меня нет, – сказал Нед и после непродолжительной борьбы, во время которой был опрокинут стул, отнял у сенатора старинный никелированный револьвер. Когда он засовывал его в карман брюк, отворилась дверь и на пороге появилась Дженет с побледневшим лицом и широко раскрытыми глазами.

– Что случилось? – вскричала она.

– Ваш отец не хочет слушать доводов рассудка, – проворчал Нед. – Пришлось силой отобрать у него револьвер.

– Вон из моего дома! – взревел сенатор; лицо его дергалось, он тяжело дышал.

– И не подумаю, – отчеканил Нед. Его усики начали слегка подрагивать, глаза загорелись гневом. Он протянул руку и грубо втянул Дженет в комнату. – Садитесь и слушайте меня. Вы этого хотели, так получайте же. – Он повернулся к сенатору. – Я буду говорить долго, так что вам тоже лучше присесть.

Но Дженет и ее отец остались стоять. Лица их были одинаково бледными, только у Дженет на лице было выражение панического ужаса, а у ее отца – холодной настороженности.

– Это вы убили вашего сына, – сказал Нед, обращаясь к сенатору.

Тот не шелохнулся. Ни один мускул не дрогнул на его лице.

Несколько секунд Дженет тоже стояла неподвижно, затем ее лицо исказилось, и она медленно опустилась на пол. Она не упала, нет, просто у нее подогнулись колени, и она осталась сидеть на полу, опершись о него рукой и испуганно переводя взгляд с Неда на отца.

Мужчины даже не посмотрели в ее сторону.

– Вы сейчас собирались застрелить Поля, – продолжал Нед, – только затем, чтобы он не смог рассказать, как вы убили своего сына. Вы отлично понимаете, что это сойдет вам с рук. Как же! Праведный гнев джентльмена старой закалки и все» такое прочее. Вы перед всем миром собирались сыграть эту роль, которую только что прорепетировали перед нами.

Сенатор молчал.

– Вы прекрасно знаете, что, как только Поля арестуют, он перестанет вас покрывать. Он никогда не позволит, чтобы Дженет считала его убийцей своего брата. – Нед горько рассмеялся. – Подумать только, какая ирония судьбы. – Он замолчал и пригладил волосы. – На самом же деле произошло следующее, – снова заговорил он, – когда Тейлор услышал, что Поль поцеловал Дженет, он бросился за ним, схватив трость и надев шляпу. Впрочем, эти детали несущественны. Когда вы подумали, что их ссора может зачеркнуть ваши надежды на переизбрание…

– Это абсурд, – хриплым голосом прервал его сенатор. – Я не позволю, чтобы в присутствии моей дочери…

– Конечно же, это абсурд, – криво усмехнулся Нед. – Это так же абсурдно, как и то, что вы принесли обратно трость, которой убили вашего сына, и вернулись в его шляпе, потому что впопыхах забыли надеть свою, но этот абсурд выдает вас с головой.

– А как же быть с признанием Поля? – язвительно спросил сенатор.

– Да очень просто, – ответил Нед. – Мы сделаем вот что. Дженет, будьте добры, позвоните ему и попросите его немедленно прийти сюда. Когда он придет, мы расскажем ему, как ваш отец собирался его застрелить, и послушаем, что он на это скажет.

Дженет вздрогнула, но не двинулась с места. Ее глаза смотрели пустым, невидящим взглядом.

– Это просто нелепо, – возмутился сенатор, – разумеется, мы не сделаем ничего подобного.

– Позвоните ему, Дженет, – повелительно повторил Нед.

Девушка поднялась и все с тем же невидящим взглядом направилась к двери, не обратив внимания на резкий окрик отца.

Тогда сенатор переменил тон.

– Подожди, моя дорогая, – сказал он и обратился к Неду: – Я хочу поговорить с вами с глазу на глаз.

– Хорошо, – согласился Нед и посмотрел на Дженет, нерешительно остановившуюся на пороге.

Но Дженет опередила его.

– Я никуда не уйду. Я должна все знать! – упрямо воскликнула она.

Нед кивнул и снова повернулся к ее отцу.

– Она права.

– Дженет, родная моя, – заговорил сенатор, – я ведь хочу пощадить тебя…

– А я не хочу, чтобы меня щадили. Я хочу знать правду.

– Тогда я ничего не скажу! – воскликнул сенатор, картинно всплеснув руками.

– Позвоните Полю, Дженет.

– Не надо, – остановил ее сенатор, прежде чем она успела сдвинуться с места. – Я не заслужил, чтобы со мной поступали так жестоко, но… – он вытащил из кармана платок и вытер им вспотевшие ладони. – Ладно. Я расскажу вам все, как было, и за это попрошу вас об одолжении, в котором вы не сможете мне отказать. – Он бросил взгляд в сторону дочери. – Раз ты так настаиваешь, входи и закрой дверь.

Дженет закрыла дверь и присела на стул, напряженно выпрямившись.

Сенатор заложил руки за спину. Во взгляде, который он бросил на Неда, не было неприязни.

– В тот вечер я бросился вслед за Тейлором, потому что я не хотел рисковать дружбой Поля из–за дурацкой вспыльчивости моего сына. Я догнал их на Китайской улице. Поль уже вырвал у Тейлора трость. Между ними происходило бурное объяснение. Я попросил Поля оставить нас одних и предоставить мне самому управиться с сыном. Поль послушал меня и, передав мне трость, пошел прочь. Но тут Тейлор заговорил со мной в таком оскорбительном тоне, в каком ни один сын не имеет права разговаривать с отцом. Он даже оттолкнул меня, пытаясь броситься вдогонку за Полем. Я до сих пор не знаю толком, как это вышло, но я ударил его тростью, – он упал и разбил голову о тротуар. Поль сразу же вернулся – он еще не успел далеко отойти, – и мы обнаружили, что Тейлор мертв. Тогда Поль настоял, чтобы мы оставили его там, на улице, и скрыли происшедшее. Он заявил, что скандал испортит нам всю избирательную кампанию, и я… в общем я дал себя уговорить. Это он подобрал шляпу Тейлора и надел ее на меня: я выскочил из дому с непокрытой головой. Он заверил меня, что всегда сможет прекратить полицейское расследование, если на кого–нибудь из нас падет подозрение. Потом, точнее говоря, на прошлой неделе, когда по городу начали ходить слухи, будто Поль убил Тейлора, я встревожился и отправился к нему. Я сказал, что во всем признаюсь, но он высмеял меня и заявил, что вполне в состоянии позаботиться о себе сам. – Сенатор вытащил из–за спины руку с носовым платком и вытер лицо. – Вот, собственно, и все.

– И ты оставил его валяться там, посреди улицы?! – воскликнула Дженет, с трудом выговаривая слова.

Сенатор вздрогнул, но ничего не ответил.

– Целая предвыборная речь, – промолвил Нед после непродолжительного размышления, – капелька правды и вагон красноречия. – Он поморщился. – Вы хотели просить об одолжении.

Сенатор опустил голову, потом поднял ее и посмотрел Неду в глаза.

– Я бы хотел попросить вас об этом наедине.

– Нет.

– Прости меня, моя дорогая, – обратился сенатор к дочери и снова повернулся к Неду: – Я сказал вам правду, но я хорошо понимаю, в каком двусмысленном положении я оказался. Я прошу вас как о милости вернуть мне мой револьвер и оставить меня на пять минут… нет, всего на минуту… одного в этой комнате.

– Нет.

Сенатор умоляюще прижал руку к груди.

– Хотите улизнуть от расплаты? – сказал Нед. – Не выйдет.

II

Нед Бомонт проводил к двери Фарра, седовласую стенографистку и двух полицейских сыщиков, уводивших сенатора.

– Не хотите пойти с нами? – спросил Фарр.

– Нет, но я еще загляну к вам.

Фарр с энтузиазмом потряс ему руку.

– Заглядывайте ко мне почаще, Нед, – попросил он. – Вы откалываете жуткие фокусы… но раз все кончилось благополучно, я не сержусь.

Нед улыбнулся ему, обменялся прощальным кивком с сыщиками, раскланялся со стенографисткой и закрыл дверь. Он прошел в белую гостиную, где на диванчике с круглой спинкой лежала Дженет. Она поднялась ему навстречу.

– Они ушли, – буднично сказал Нед.

– А он?..

– Он продиктовал полное признание, гораздо более подробное, чем то, что слышали мы.

– Вы скажете мне правду?

– Хорошо.

– Что они с ним… – она запнулась, – что ему грозит?

– Ничего особенного. Возраст и положение спасут его. Скорее всего его обвинят в непредумышленном убийстве и оправдают или же приговорят условно.

– А вы тоже считаете, что это был несчастный случай?

Нед отрицательно покачал головой. Глаза его смотрели холодно.

– Я думаю, что, когда его переизбрание оказалось под угрозой, он потерял голову и убил собственного сына.

Дженет не спорила. Она нервно сжимала и разжимала пальцы.

– А это правда… что он собирался застрелить Поля?

– Разумеется. Он встал бы в позу джентльмена старой школы, мстящего за сына, там, где закон оказался бессильным, и ему бы все сошло с рук. Он знал, что Поль перестанет играть в молчанку, как только его арестуют. Поль молчал из тех же соображений, из которых он поддерживал вашего отца на выборах, – ему нужны были вы. Взяв на себя вину убийства вашего брата, он бы потерял вас навсегда. Ему плевать, что о нем думают другие, но если бы он узнал, что вы подозреваете его, он бы оправдался в ту же секунду.

– Я ненавидела его, – скорбно покачала она головой. – Я навлекла на него беду, но я и сейчас ненавижу его. – Она всхлипнула. – Почему так устроена жизнь, Нед?

– Не задавайте мне загадок, – раздраженно отмахнулся он.

– А вы обманули меня, обвели вокруг пальца, принесли мне столько горя, но я все равно не в силах вас ненавидеть.

– Еще одна загадка.

– Нед, а вы давно знали… про отца?

– Трудно сказать. Где–то в подсознании эта мысль крутилась у меня чуть ли не с самого начала. Ничем другим я не мог объяснить дурацкого поведения Поля. Если бы он убил Тейлора, он сразу бы признался мне в этом. ' У него не было никаких причин скрывать от меня свое преступление. А вот преступление сенатора – это другое дело. Он знал, что я недолюбливаю сенатора. Я заявил ему об этом без обиняков. Он боялся, что я выдам вашего отца. В том, что я никогда не выдам его, он был уверен. И когда я заявил, что собираюсь докопаться до истины, он заткнул мне рот фальшивым признанием.

– А почему вы недолюбливали отца?

– Терпеть не могу сводников.

Она покрылась румянцем и отвела глаза.

– А почему вы меня недолюбливаете? – спросила она сдавленным голосом.

Нед молчал.

– Отвечайте! – воскликнула Дженет, закусив губу.

– Вы – славная девушка, но не пара Полю, и вы бессердечно играли с ним. Вы и ваш отец морочили ему голову. Я пытался открыть ему глаза. Я объяснил ему, что вы оба смотрите на него как на низшее существо, как на животное, с которым все средства хороши. Я пытался втолковать ему, что сенатор всегда все получал без борьбы и в трудную минуту потеряет либо голову, либо человеческий облик. Но Поль был так влюблен в вас… – Нед сжал зубы и повернулся к роялю.

– Вы презираете меня, – хрипло проговорила она. – Считаете меня продажной женщиной.

– Я не презираю вас, – возразил Нед, не поднимая на нее глаз. – За все, что вы сделали, вы получили сполна. Да и все мы тоже.

– Теперь вы с Полем снова станете друзьями, – сказала она после долгого молчания.

Он резко повернулся и, посмотрев на часы, сказал:

– Я должен проститься.

Дженет с испугом вскинула на него глаза.

– Разве вы собираетесь уезжать?

– Я еще успею на четырехчасовой поезд.

– Навсегда?

– Если только меня не заставят выступить свидетелем на суде. Но я думаю, мне удастся отвертеться.

Она порывисто протянула ему обе руки.

– Возьмите меня с собой.

Нед часто заморгал.

– Вы действительно хотите уехать или это просто истерика? – Он чуть покраснел. – Впрочем, не все ли равно. Если хотите, я возьму вас с собой, – сказал он, прежде чем она успела ответить. – А что будет со всем этим? – Он хмуро обвел рукой комнату.

– Какое мне до этого дело? – с горечью сказала она. – Об этом кредиторы позаботятся.

– Тогда подумайте вот еще о чем, – с расстановкой проговорил Нед. – Все будут считать, что вы бросили своего отца в беде.

– Ну и пусть. Я действительно бросаю его. Мне все равно, что обо мне будут говорить, если только вы возьмете меня с собой… – Она всхлипнула. – Я бы никогда не уехала от него, если бы он не оставил Тейлора валяться там, на мостовой…

– Не надо об этом, – прервал ее Нед. – Если хотите ехать, идите собирайтесь. Берите только то, что уместится в двух чемоданах. За остальными вещами, если понадобится, можно будет прислать потом.

Дженет неестественно рассмеялась и выбежала из комнаты. Нед закурил сигару, сел к роялю и стал тихо наигрывать какую–то мелодию.

Дженет вернулась в гостиную в черном пальто и черной шляпке. В руках она держала два чемодана.

III

Они поехали к Неду на такси. Большую часть пути они молчали. Но вдруг Дженет прервала молчание:

– Я вам не сказала – в том сне ключ был стеклянный, и он сломался, едва мы открыли дверь, потому что замок был очень тугой.

– А дальше? – он искоса взглянул на нее.

Она поежилась.

– Мы не смогли запереть змей в хижине, и они поползли на нас, и тут я закричала и проснулась.

– Это был всего–навсего сон. Забудьте его. А в моем сне вы все–таки выбросили рыбу. – Он невесело улыбнулся.

Такси остановилось. Они поднялись наверх. Дженет предложила помочь ему уложить вещи, но Нед отказался.

– Сам управлюсь. Сидите и отдыхайте. У нас есть еще целый час до отхода поезда.

Дженет уселась в красное плюшевое кресло.

– А куда вы… куда мы едем? – робко спросила она.

– Для начала в Нью–Йорк.

Нед успел уложить только один чемодан, когда позвонили в дверь.

– Вам лучше пройти в спальню, – сказал он и отнес туда ее чемоданы. Выйдя в гостиную, он плотно прикрыл за собой дверь.

Затем он открыл входную дверь.

– Я пришел сказать тебе, что ты был прав, и я теперь понял это, – сказал Поль Мэдвиг.

– Но ты не пришел ночью.

– Нет, тоща я еще не знал этого. Я вернулся домой, как только ты ушел.

– Входи, – кивнул ему Нед, делая шаг в сторону.

Едва войдя в гостиную, Мэдвиг сразу же заметил чемодан Неда, но все же огляделся кругом, прежде чем спросить:

– Уезжаешь?

– Да.

Мэдвиг уселся в кресло, в котором перед этим сидела Дженет. Он выглядел усталым и постаревшим.

– Как чувствует себя Опаль?

– Бедняжка, но теперь все в порядке, слава Богу.

– Эти ты во всем виноват.

– Господи, Нед, неужто я и сам не понимаю? – Мэдвиг вытянул ноги и принялся рассматривать носки своих ботинок. – Надеюсь, ты не думаешь, что я горжусь собой. – Он помолчал. – Мне кажется, Опаль была бы рада повидать тебя перед твоим отъездом, – сказал Мэдвиг после короткой паузы.

– Придется тебе передать ей и ма мой прощальный привет. Я уезжаю четырехчасовым поездом.

Мэдвиг поднял на него тоскливый взгляд.

– Ты прав, видит Бог, ты прав, Нед. – Он снова уставился на свои ботинки.

– А что ты собираешься делать со своей продажной сворой? Загонишь их на место? Или они уже сами приползли, поджав хвосты?

– Кто? Фарр и прочие крысы?

– Ага.

– Я их проучу. – Мэдвиг говорил решительно, но энтузиазма в его голосе не чувствовалось. Он не отрывал глаз от своих ботинок. – Пусть это будет мне стоить четырех лет, но за это время я наведу порядок в своем собственном доме и сколочу организацию, на которую можно будет положиться.

Нед поднял брови.

– Собираешься провалить их на выборах?

– Провалить? Да от них мокрого места не останется. Теперь, когда Шеда нет, пусть его шайка берет власть. Среди них нет ни одного опасного противника. Через четыре года я верну себе город, а пока наведу порядок в своем доме.

– Ты мог бы победить и теперь.

– Не желаю я побеждать с этими ублюдками.

– Ну что ж, – кивнул Нед, – это, пожалуй, самый лучший путь. Правда, для этого нужны мужество и терпение.

– Это все, что у меня есть, – жалобно сказал Мэдвиг. – Мозгов–то у меня никогда не было. – Он перевел глаза с ботинок на камин. – Разве тебе обязательно уезжать, Нед? – спросил он еле слышно.

– Обязательно.

– Пусть я последний дурак, – Мэдвиг шумно откашлялся, – но мне не хотелось бы думать, что ты уезжаешь, затаив на меня злобу.

– Я не таю на тебя злобы, Поль.

Мэдвиг быстро поднял голову.

– Пожмешь мне руку?

– Разумеется.

Вскочив с места, Мэдвиг схватил Неда за обе руки и крепко, до боли, сжал их.

– Не уезжай, Нед. Останься со мной… Видит Бог, как ты мне нужен сейчас. Но даже если б и не это, я сделаю все, чтобы загладить прошлое.

– Заглаживать нечего, Поль.

– Так ты останешься?..

– Не могу. Я должен ехать.

Мэдвиг отпустил его руки и печально уселся в кресло.

– Что ж, поделом мне.

Нед нетерпеливо дернулся.

– Это не из–за прошлого. – Он прикусил губу. Потом он решительно выпалил: – У меня Дженет.

Мэдвиг смотрел на него удивленно.

Дверь в спальню отворилась, и в комнату вошла Дженет. Ее лицо было бледным и осунувшимся, но она высоко держала голову.

– Поль, – сказала она, вплотную подойдя к нему, – я причинила вам много горя. Я…

В первый момент он сделался таким же бледным, как она, но тут же кровь снова прилила к его щекам.

– Не надо, Дженет, – хрипло прошептал он, – что бы вы ни сделали… – разобрать конец фразы было невозможно.

Сжавшись, она отступила назад.

– Дженет уезжает со мной, – проговорил Нед.

У Мэдвига отвисла челюсть. Он тупо посмотрел на Неда, и кровь снова отхлынула от его щек. Бледный как полотно, он начал бормотать какие–то слова, из которых можно было разобрать только одно – «счастья», а затем неуклюже повернулся и вышел, не закрыв за собой дверь.

Дженет посмотрела на Неда Бомонта. Он стоял, не сводя глаз с раскрытой двери.

Дэшил Хэммет 106 тысяч за голову

* * *

— Я Том–Том Кери, — с растяжкой сказал он.

Я кивнул на кресло возле моего письменного стола и, пока он подходил, прикинул, с кем имею дело. Высокий, широкоплечий, широкогрудый, узкий в поясе, он весил, пожалуй, килограммов восемьдесят пять. Смуглое лицо его было твердым, как кулак, но ничто в нем не говорило о дурном характере. Синий костюм на нем был хороший и сидел хорошо.

Усевшись, он завернул в коричневую папиросную бумагу заряд табака и объяснил

— Я брат Пэдди Мексиканца.

Я решил, что это, возможно, правда. По масти и повадкам Пэдди был похож на гостя.

— Значит ваша настоящая фамилия — Каррера, — обронил я.

— Да. — Он раскурил самокрутку. — Альфредо Эстанислао Кристобаль Каррера, если желаете подробнее.

Я спросил его, как писать «Эстанислао», записал на листке, добавив: «Он же Том–Том Кери», вызвал Томми Хауда и попросил, чтобы в архиве посмотрели, нет ли у нас чего на эту фамилию. Томми ушел с листком, а смуглый человек с растяжкой проговорил в дыму:

— Пока ваши люди раскапывают могилы, я объясню, зачем пришел.

— Нескладно как Пэдди погиб, — сказал я.

— Такие доверчивые долго не живут, — объяснил его брат. — Но такой уж он был человек… последний раз я видел его четыре года назад, тут, в Сан–Франциско. Я тогда вернулся из экспедиции в… не важно куда. Короче, я сидел на мели. Вместо жемчуга привез из поездки только пулевой шрам на бедре. А Пэдди был жирный, только что нагрел кого–то на пятнадцать тысяч. В тот день, когда мы встретились, он собирался на свидание и опасался тащить с собой такие деньги.

Том–Том Кери выдул дым и мягко улыбнулся, мимо меня, своим воспоминаниям.

— Такой уж он был человек. Верил даже родному брату. А я в тот же день уехал в Сакраменто, оттуда — поездом на восток. Одна девочка в Питтсбурге помогла мне истратить эти пятнадцать тысяч. Лорел ее звали. Любила запивать ржаное виски молоком. И я с ней пил, покуда внутри у меня все не свернулось — на творог с тех пор смотреть не могу. Так, значит, за голову этого Пападопулоса назначили сто тысяч?

— И шесть. Страховые компании предложили сто тысяч, ассоциация банкиров — пять и город — тысячу.

Том–Том Кери бросил окурок самокрутки в плевательницу и начал монтировать новую.

— А если я вам его поставлю? — спросил он. — Куда и как разойдутся деньги?

— Здесь они не застрянут, — уверил я его. — Сыскное агентство «Континентал» наградных не берет и служащим брать не позволяет. Если полиция примет участие, они захотят долю.

— Но если нет, все — мои?

— Если возьмете его без посторонней помощи или только с нашей помощью.

— Возьму. — Он сказал это небрежно. — Так, с арестом ясно. Теперь насчет суда. Если его возьмут, это точно, что он там не отмажется?

— Должно–то быть точно, но он ведь предстанет перед присяжными, а тут все может случиться.

Мускулистая коричневая рука с коричневой сигаретой ответила на это беспечным жестом.

— Тогда, пожалуй, надо получить у него признание до того, как я его притащу, — предложил он не задумываясь.

— Так будет надежнее, — согласился я. — Вам стоило бы опустить кобуру сантиметров на пять. А то рукоять очень высоко. Выпирает, когда садитесь.

— Ага. Вы — про тот, что под левой рукой? Снял с одного человека, когда свой потерял. Ремень коротковат. Сегодня достану другой.

Вошел Томми с папкой: «Кери, Том–Том. 1361–К». Там были газетные вырезки — самые старые десятилетней давности, самые свежие восьмимесячной. Я прочел их, передавая по одной смуглому человеку. Тома–Тома Кери описывали как наемника, торговца оружием, браконьера по тюленям, контрабандиста и пирата. Но все это только предполагалось, допускалось и подозревалось. Его многократно задерживали, но ни по одному делу не осудили.

— Они ко мне несправедливы, — мирно пожаловался он, закончив чтение. — Например, что украл китайскую канонерку — так это не я виноват. Меня же вынудили — меня на пулю взяли. Товар к себе погрузили, а платить не хотят. Я же не мог один выгрузить. Пришлось и канонерку взять, и все. А страховым компаниям этот Пападопулос, видно, очень нужен, если назначили сто тысяч.

— За такую поимку — недорого, — ответил я. — Может быть, газеты на него липших собак навешали, но хватит и того, что есть на самом деле. Он собрал тут целую армию бандитов, захватил квартал в финансовом центре, ограбил два самых больших банка, отбился от всей городской полиции, ушел, потом улизнул от армии, с одними своими помощниками перебил других помощников — вот тут и вашему брату Пэдди досталось, — потом с помощью Окуня Рива, Большой Флоры Брейс и Рыжего О'Лири убрал остальных помощников. И, учтите, это были не школьники, это были тертые ребята, вроде Бритвы Вэнса, Дрожащего Мальчика и Котелка Маклоклина — молодцы, которые знали, что к чему.

— Угу. — Кери остался невозмутим. — А все–таки дело накрылось. Деньги вы отобрали, а сам он едва ноги унес.

— Ему не повезло, — объяснил я. — Выложился Рыжий О'Лири со своей любовью и фанаберией. Тут Пападопулос не виноват. Не думайте, что он дальше пяти не умеет считать. Он опасный человек, и страховые компании не зря решили, что будут спать спокойно, если его поместят туда, где он не сможет устраивать пакости застраховавшимся у них банкам.

— Не очень много знаете об этом Пападопулосе, да?

— Да. — Я сказал правду. — И никто не знает. Эти сто тысяч сделали из половины воров в стране осведомителей. Они гоняются за ним не хуже, чем мы, — не только из–за денег, а из–за того надувательства. И знают о нем так же мало, как мы: что он приложил руку еще к десятку дел, что он стоял за аферой Бритвы Вэнса с облигациями и что его враги имеют обыкновение умирать молодыми. Но никто не знает, откуда он взялся и где живет — когда живет дома. Не думайте, что я подаю его как Наполеона или какого–то стратега из воскресных приложений, но это хитрый, изобретательный старик. Вы правильно сказали, я мало о нем знаю, но на свете много людей, о которых я мало знаю.

Том–Том Кери кивнул, показывая, что понял последнюю фразу, и стал сворачивать третью самокрутку.

— Когда я был в Ногалесе, Анжела Грейс Кардиган передала мне, что Пэдди убили, — сказал он. — Это было с месяц назад. Она, наверное, думала, что я сразу понесусь сюда, а мне что, больше всех надо? Не к спеху. Но на прошлой неделе я прочел в газете, что за этого человека, который, она сказала, виноват в смерти Пэдди, назначена награда. А это уже разница — в сто тысяч разница. И вот я мотнул сюда, поговорить с ней, а потом к вам пришел — узнать, не встанет ли кто между мной и деньгами, когда я заарканю вашего Папу–до–полу.

— Вас ко мне послала Анжела Грейс? — спросил я.

— Угу… только она этого не знает. Она помянула вас, когда рассказывала — сказала, что вы приятель Пэдди и хороший человек, хоть и сыщик, что спите и видите, как бы поймать Папу–до–полу. Я подумал: он–то мне и нужен.

— Когда вы уехали из Ногалеса?

— Во вторник на прошлой неделе.

— Это значит, — сказал я, покопавшись в памяти, — на другой день после того, как за границей убили Ньюхолла.

Смуглый человек кивнул. В лице его ничто не изменилось.

— Это случилось далеко от Ногалеса? — спросил я.

— Его застрелили около Окитоа, километрах в ста к юго–западу от Ногалеса. Интересуетесь?

— Нет… просто подумал, что вы уехали оттуда, где его убили, на другой день и приехали туда, где он жил. Вы его знали?

— Мне показали его в Ногалесе: миллионер из Сан–Франциско отправляется с компанией покупать шахты в Мексике. Я решил: попозже попробую кое–что ему продать, но мексиканские патриоты добрались до него раньше меня.

— И тогда вы поехали на север?

— Этот шухер испортил мне коммерцию. У меня там было аккуратненькое дело… скажем так, с поставками через границу и обратно. После убийства все очень заинтересовались этой частью страны. И я решил: поеду сюда, получу сто тысяч, а там пока все уляжется. Честно, друг, не помню уже, сколько недель не убивал миллионера — если вы об этом волнуетесь.

— Это хорошо. Значит, насколько я понял, вы рассчитываете поймать Пападопулоса. Анжела Грейс вызвала вас, решив, что вы изловите его в отместку за убийство Пэдди, вас же интересуют деньги, поэтому вы намерены работать и со мной и с Анжелой. Так?

— Точно.

— Вы понимаете, как она отнесется к тому, что вы связались со мной?

— Угу. Будет биться в падучей — щекотливая насчет связей с полицией, а?

— Да, кто–то однажды объяснил ей про воровскую честь, и она не может выкинуть это из головы. Ее брат отбывает срок на севере — его продал Джон Водопроводчик. Ее возлюбленного Пэдди расстреляли дружки. Открыло ей это глаза? Ничего подобного. Боже упаси помочь нам, пусть лучше Пападопулос гуляет на свободе.

— Не страшно, — успокоил меня Том–Том Кери. — Она думает, что я хороший брат — Пэдди вряд ли много обо мне рассказывал, — и я с ней полажу. Вы за ней следите?

— Да, с тех пор как ее выпустили. Ее арестовали в один день с Флорой, Окунем и Рыжим, но у нас на нее ничего не было — просто подруга Пэдди, — и я договорился, чтобы ее отпустили. Какие она дала вам сведения?

— Обрисовала Папу–до–полу и Нэнси Риган, больше ничего. Она про них знает больше меня. А эта Нэнси как сюда вписывается?

— Да никак — разве что выведет нас на Пападопулоса. Она была подругой Рыжего. Он пришел к ней на свидание и испортил всю обедню. А когда Пападопулос выкрутился, он взял с собой и девушку. Не знаю почему. К налету она не причастна.

Том–Том Кери свернул четвертую самокрутку, закурил и встал.

— Работаем на пару? — спросил он, взяв шляпу.

— Если вы доставите Пападопулоса, я добьюсь, чтобы вы получили все причитающееся вам до цента, — ответил я. — И обещаю свободу рук — не буду мешать вам слишком пристальным наблюдением.

Он ответил, что согласен, сказал, что остановился в гостинице на Эллис–стрит, и ушел.

Я позвонил в контору покойного Тейлора Ньюхолла, и мне было сказано, что если я хочу получить сведения о его делах, надо связаться с его загородной резиденцией, в нескольких милях к югу от Сан–Франциско. Так я и сделал. Министерский голос сообщил мне, что я разговариваю с дворецким и что встретиться мне надо с адвокатом Ньюхолла Франклином Эллертом. Я пошел к Эллерту в контору.

Это был раздражительный шепелявый старике выпученными от давления глазами.

— Есть ли основания предполагать, — спросил я напрямик, — что убийство Ньюхолла — не просто выходка мексиканских бандитов? Могло ли быть, что его убили умышленно, а не просто в перестрелке с теми, кто хотел их захватить?

Адвокаты не любят, чтобы их допрашивали. Этот брызгал слюной, строил мне гримасы, еще больше выпучивал глаза и, конечно, ответа не дал.

— То ешть? То ешть? — огрызнулся он. — Объяшните, что вы имеете в виду!

Он свирепо посмотрел на меня, потом на стол, дрожащими руками поворошил бумаги, словно отыскивая полицейский свисток. Я рассказал ему свое дело — рассказал про Тома–Тома Кери.

Еще немного побрызгав, Эллерт спросил:

— Что вы имеете в виду, черт возьми? — И устроил уже полный кавардак на столе.

— Ничего не имею в виду, — проворчал я в ответ. — Что имею, то и сказал.

— Да! Да! Понимаю! — Он перестал выпучивать на меня глаза, и голос у него сделался менее сварливым. — Но нет шовершенно никаких ошнований подожревать что–либо подобное. Совершенно никаких, шер, шовершенно!

— Может быть и так. — Я повернулся к двери. — И все же я в этом немного покопаюсь.

— Подождите! Подождите! — Он вскочил с кресла и побежал вокруг стола ко мне. — Мне кажетша, вы ошибаетесь, но раш вы вше равно будете рашшледовать, сообщайте мне, пожалуйшта, о режультатах. И лучше вшего — берите ш меня ваш обычный гонорар и держите меня в курше дела. Шоглашны?

Я сказал, что согласен, вернулся к столу и начал его расспрашивать. По словам адвоката, в делах Ньюхолла не было ничего такого, что могло бы насторожить нас. Капитал его составлял несколько миллионов и в основном был вложен в шахты. Почти половину денег он получил в наследство. Никаких сомнительных сделок в прошлом, никаких незаконных претензий на чужие горные участки, никакого мошенничества, никаких врагов. Вдовец; единственная дочь. При жизни отца у нее было все, чего она только могла пожелать, и они очень любили друг друга. Он отправился в Мексику с группой горнопромышленников из Нью–Йорка, которые собирались продать ему там участки. На них напали бандиты, нападение отбили, но в перестрелке погибли Ньюхолл и геолог Паркер.

Вернувшись в контору, я составил телеграмму в наше Лос–анжелесское отделение с просьбой послать в Ногалес агента и выяснить что можно об убийстве Ньюхолла и о делах Тома–Тома Кери. Сотрудник, которому я дал зашифровать ее и отправить, сказал, что меня хочет видеть Старик. Я пришел к нему в кабинет, и он познакомил меня с маленьким круглым человеком по фамилии Хук.

— У мистера Хука, — сказал Старик, — ресторан в Сосалито. В прошлый понедельник он взял на работу официантку по имени Нелли Райли. Она сказала, что приехала из Лос–Анджелеса. По описанию мистера Хука ее приметы в точности совпадают с тем, как вы с Кониханом изобразили Нэнси Риган. Верно? — спросил он толстяка.

— Совершенно верно. В точности то, что я прочел в газетах. Рост–метр шестьдесят пять, среднего сложения, голубые глаза и каштановые волосы, лет двадцати двух или двадцати одного, красивая, но самое главное — фанаберия неслыханная, мнит о себе неизвестно что. Я тут попробовал перейти с ней как бы на более дружеские отношения — так она мне сказала: уберите ваши грязные лапы. А потом я выяснил, что она почти не знает Лос–Анджелеса, хотя говорит, что прожила там два или три года. Могу спорить, это она самая. — И дальше он стал интересоваться тем, сколько из обещанного вознаграждения придется на его долю.

— Вы сейчас туда отправляетесь? — спросил я его.

— Да, скоро. Мне тут надо зайти узнать кое о каких блюдах. А потом уже сюда.

— Девушка будет на работе?

— Да.

— Тогда мы пошлем с вами человека — он знает Нэнси Риган.

Я вызвал Джека Конихана из комнаты оперативников и представил его Хуку. Они договорились встретиться через полчаса у парома, и Хук вразвалочку ушел.

— Нелли Райли не Нэнси Риган, — сказал я. Но мы не можем пренебречь даже одним шансом из ста.

Я рассказал Джеку и Старику о Томе–Томе Кери и о моем визите к Эллерту. Старик выслушал меня с обычной вежливой внимательностью, молодой Конихан, всего четыре месяца назад ставший охотником за людьми, — с широко открытыми глазами.

— Ты, пожалуй, беги на встречу с Хуком, — сказал я, закончив рассказ, и вместе с ним вышел из кабинета. — А если окажется, что она — Нэнси Риган, вцепись и не отпускай. — Старик уже не мог нас слышать, и я добавил: — И, ради Бога, постарайся в этот раз не получить по зубам за свою юношескую галантность. Сделай вид, что ты взрослый.

Мальчишка покраснел, сказал: «Идите к черту!», подтянул галстук и отправился на свидание с Хуком.

Мне надо было написать несколько отчетов. Покончив с ними, я положил ноги на стол и, множа полости в пачке сигарет, до шести часов думало Томе–Томе Кери. Потом я Пошел в ресторан есть свой лангет и похлебку из морских ушек, а потом — домой, чтобы переодеться и закончить вечер в клубе за покером. Переодевание мое прервал телефонный звонок. Звонил Джек Конихан.

— Я в Сосалито. Девушка не Нэнси, но я набрел на кое–что другое. Не знаю, как быть дальше. Вы можете приехать?

— Дело стоит того, чтобы отказаться от покера?

— Да… по–моему, это в самом деле нить.

— Ты где?

— Тут, на пароме. Не в Золотых воротах, на другом.

— Ладно. Приеду с первым же паромом.

Часом позже я сошел с парома в Сосалито. Джек Конихан протолкался сквозь толпу и начал говорить:

— Когда я уже возвращался и пришел сюда…

— Подожди, пока выйдем из толпы, — остановил его я. — Должно быть, что–то потрясающее — восточный уголок твоего воротничка загнулся.

Пока мы шли к улице, он механически поправил эту деталь своего безупречного в остальном костюма, но даже не улыбнулся — его мысли были заняты чем–то другим.

— Сюда, — сказал он, заводя меня за угол. — Кафе Хука — на углу. Если хотите, можете сами взглянуть на девушку. Она такого же роста и масти, как Нэнси Риган, но и только. Стервоватая девчонка, с последней работы, наверное, уволили за то, что плюнула жвачкой в кастрюлю с супом.

— Хорошо. Значит, она отпала — так чем ты взволнован?

— Я посмотрел на нее и пошел обратно, на паром. Паром подвалил, когда я был еще квартала за два. Навстречу мне попались двое — наверное, только что сошли с него. Оба были греки, довольно молодые, уголовного вида, и в другой раз я вряд ли обратил бы на них внимание. Но поскольку Пападопулос грек, они нас интересуют, и я к ним присмотрелся. Они спорили о чем–то на ходу. Негромко, но смотрели друг на друга сердито. Когда они проходили мимо, тот, что шел ближе к обочине, сказал другому: «Я ему говорю, прошло двадцать девять дней».

Двадцать девять дней. Я подсчитал — ровно двадцать девять дней, как мы ищем Пападопулоса. Он грек, и эти ребята греки. Когда я кончил считать, я повернулся и пошел за ними. Они провели меня через весь город — и на горку, на окраине. Вошли в домик — три комнаты самое большее, — который стоит на отшибе, посреди поляны в лесу. На нем вывеска: «Продается». Окна без занавесок, вид нежилой, но на земле перед черной дверью было мокрое место, как будто выплеснули ведро или кастрюлю воды.

Я сидел в кустах, пока не начало смеркаться. Тогда я подошел. Услышал разговор внутри, но через окна ничего не мог увидеть. Они были забиты досками. Немного погодя эти двое вышли, говоря что–то на непонятном языке тому, кто был в доме. Пока они уходили по тропинке, дверь оставалась открытой, и я не мог идти за ними — меня увидели бы из двери.

Потом дверь закрылась, и я услышал в доме шаги людей — а может быть, одного человека, — запахло кухней, из трубы поднялся дым. Я ждал, ждал, но ничего больше не произошло, и тогда решил, что надо связаться с вами.

— Интересно, — согласился я.

Мы проходили под фонарем. Джек остановил меня, схватив за руку, и вытащил что–то из кармана пальто.

— Посмотрите! — Он протянул мне предмет. Обожженный лоскут синей материи. Это могли быть остатки женской шляпки, на три четверти сгоревшей. Я осмотрел лоскут под фонарем, потом зажег свой фонарик, чтобы изучить тщательнее.

— Я подобрал его за домом, пока там шнырял, — сказал Джек, — а…

— А на Нэнси Риган в ту ночь, когда она исчезла с Пападопулосом, была шляпка такого же цвета, — закончил я за него. — Пошли к домику.

Уличные огни остались позади, мы поднялись на горку, спустились в небольшую долину, свернули на извилистую песчаную тропу, с нее по траве под деревьями перебрались на грунтовую дорогу, прошагали по ней чуть меньше километра, а потом Джек повел меня по узкой тропинке, петлявшей в черной чаще кустов и мелких деревьев. Я засомневался в том, что он помнит дорогу.

— Почти пришли, — прошептал он.

Из кустов выскочил человек и схватил меня за горло.

Руки у меня были в карманах пальто — одна на фонаре, другая на револьвере. Я повернул револьвер в кармане дулом к напавшему — нажал спуск.

Выстрел погубил мое семидесятипятидолларовое пальто. Но человек отпустил мое горло.

Очень кстати. Другой человек бросился на меня сзади.

Я пытался вывернуться — не успел… почувствовал на спине лезвие ножа.

Это уже было некстати — но все же лучше, чем острие ножа.

Я попытался ударить его затылком в лицо — не попал, продолжал извиваться и вертеться, наконец вытащил руки из карманов и схватил его.

Лезвие ножа плашмя прижалось к моей щеке. Я поймал руку, державшую нож, повалился на спину — он подо мной.

Он сказал:

— Ой!

Я перевернулся, встал на четвереньки, кулак смазал меня по лицу, и я вскочил.

В лодыжку мне вцепились пальцы.

Я повел себя не спортивно. Я ударил по пальцам ногой — нашел тело человека — ударил ногой два раза, сильно.

Голос Джека шепотом произнес мое имя. Я не видел его в темноте и не видел того, в кого выстрелил.

— Тут все нормально, — сказал я Джеку, — как ты?

— Высший класс. Это все?

— Не знаю, но рискнем поглядеть, кого я поймал.

Я направил фонарь на человека, лежавшего у меня в ногах, и включил. Худой блондин с окровавленным лицом; он изображал жука–притворяшку, и красные веки его дрожали в луче фонаря.

— Не валяй дурака! — приказал я.

В кустах грохнул крупнокалиберный пистолет… и другой, полегче. Пули прошили листву.

Я выключил свет, наклонился к лежавшему, ударил его по макушке пистолетом.

— Пригнись ниже, — шепнул я Джеку.

Меньший пистолет снова выстрелил, два раза. Где–то впереди, слева. Я сказал Джеку на ухо:

— Мы пойдем в домик, даже если они против. Держись ниже и не стреляй, пока не увидишь, куда стрелять. Вперед.

Пригибаясь к земле, я двинулся за Джеком по тропинке. Порез на согнутой спине натянулся, и от лопаток почти до пояса меня обожгло болью. Я чувствовал, что кровь стекает по бедрам, или так мне показалось.

В этой тьме красться было невозможно. Что–то трещало под ногами, шуршало вокруг плеч. Наши друзья в кустах пистолетов не студили. К счастью, хруст веточек и шуршание листьев в кромешном мраке — не лучшие ориентиры. Пули взвизгивали там и сям, но в нас не попадали. Мы не отвечали на огонь. Мы остановились у кромки кустарника, где ночь разжижилась до серого.

— Здесь. — Джек показал на прямоугольную тень впереди.

— Ходу, — буркнул я и бросился к темному дому.

Длинноногий Джек легко нагнал меня, пока мы бежали, по поляне.

Из–за черного дома выглянула тень человека, и его пистолет замигал нам. Выстрелы шли один за другим так часто, что слились в прерывистый грохот.

Потащив с собой Джека, я плюхнулся на землю и прижался к ней плашмя, если не считать того, что лицо мое остановила зазубренная консервная банка.

С другой стороны дома закашлял другой пистолет. Из–за дерева справа — третий. Мы с Джеком тоже стали тратить порох.

Пуля набросала мне в рот грязи и камушков. Я выплюнул грязь и предупредил Джека:

— Высоко бьешь. Возьми ниже и на спуск жми плавно. В черном профиле дома образовался горбик. Я послал туда пулю.

Мужской голос вскрикнул:

— 0–о–ой! — А потом тише, но с большим огорчением: — Сволочь… сволочь!

Несколько горячих секунд пули шлепали вокруг нас. Потом ночь стихла, и тишина ее не нарушалась ни звуком.

После пяти минут затишья я встал на четвереньки и пополз вперед, Джек за мной. Почва была не приспособлена для такого передвижения. Трех метров нам хватило. Мы поднялись и оставшееся расстояние прошли как люди.

— Подожди, — шепнул я и, оставив Джека возле угла, обошел домик кругом: никого не увидел, ничего не услышал, кроме звуков, которые издавал сам.

Мы попробовали парадную дверь. Заперта, но хлипкая. Я вышиб ее плечом и вошел, фонарь в одной руке, револьвер — в другой.

Дом был пуст. Ни мебели, ни людей, ни следов их в двух пустых комнатах — только голые дощатые стены, голый пол, голый потолок с дымоходом, ни к чему не присоединенным.

Стоя посреди комнаты и оглядывая пустоту, мы с Джеком прокляли эту дыру от крыши до фундамента. Не успели мы кончить, как за дверью послышались шаги, в раскрытую дверь ударил белый луч света и надтреснутый голос сказал:

— Эй! Выходите по одному — и без фокусов!

— Кто это говорит? — спросил я, выключив фонарь и отступив к боковой стене.

— Целая стая помощников шерифа, вот кто, — ответил голос.

— Можете просунуть к нам одного, чтобы мы посмотрели? — спросил я. — Меня сегодня столько раз душили, резали и обстреливали, что уже ничьим словам неохота верить.

В двери появился долговязый человек с худым задубелым лицом и Х–образными ногами. Он показал мне бляху, я вытащил свою карточку, и тогда вошли остальные помощники. Всего их было трое.

— Мы ехали по мелкому делу в сторону мыса и услышали стрельбу, — объяснил долговязый. — Что происходит?

Я рассказал ему.

— Дом давно пустует, — сказал он, когда я кончил. — Тут кто угодно мог поселиться. Думаете, это Пападопулос, да? Будем поглядывать, может, его, а может, его друзей заметим — тем более обещаны такие деньги.

Мы поискали в лесу и никого не нашли. И тот, с которым я боролся, и тот, в которого я стрелял — оба исчезли. Мы с Джеком доехали до Сосалито с помощниками шерифа. Там я отыскал врача, и мне забинтовали рану. Врач сказал, что порез длинный, но не глубокий. Потом мы вернулись в Сан–Франциско и разошлись по домам.

Так закончился этот день.

А вот что случилось на другое утро. Я этого не видел. Я услышал об этом около полудня, а ближе к вечеру прочел в газетах. Тогда я еще не знал, что меня это лично касается, но позже узнал — и расскажу по поряжу.

В десять часов утра на людную Маркет–стрит спотыкаясь вышел человек, голый от разбитой макушки до окровавленных пяток. С его голой груди, спины и боков свисали узкие ленточки мяса, сочившегося кровью. Левая рука была сломана в двух местах. Левая сторона лысого черепа вдавлена. Часом позже он умер в больнице скорой помощи — не сказав никому ни слова и все с тем же отсутствующим выражением в глазах.

Полиция без труда прошла назад по следу из кровавых капель. Он окончился красным пятном перед маленькой гостиницей в переулке рядом с Маркет–стрит. В гостинице полиция нашла комнату, откуда выпрыгнул, упал или был выброшен этот человек. Постель, пропитанная кровью. На ней — разорванные, скрученные и завязанные узлами простыни, служившие веревкой. Кроме того, полотенце, которым пользовались как кляпом.

Судя по находкам, голому человеку заткнули рот, связали его и стали обрабатывать ножом. Врач сказал, что ленты на теле вырезаны, а не вырваны. Когда орудовавший ножом ушел, голый человек вывернулся из пут и, вероятно, обезумев от боли, выпрыгнул или выпал из окна. При ударе о землю он проломил себе череп и сломал руку и тем не менее сумел пройти еще полтора квартала.

Администратор гостиницы сказал, что человек прожил здесь два дня. Поселился под именем Х. — Ф. Барроуз. У него был черный саквояж, где помимо одежды, бритвенных принадлежностей и прочего полицейские нашли коробку патронов 9,65 Миллиметров, черный платок с прорезанными отверстиями для глаз, четыре отмычки, фомку, шприц с морфием. Кроме того, в комнате была еще одежда, револьвер 9,65 миллиметров и две бутылки спиртного. Денег не нашли ни цента.

Полицейские предположили, что Барроуз был взломщиком и что его связали, ограбили и пытали, возможно, сообщники, между восемью и девятью часами утра. Никто ничего о нем не знал. Никто не видел у него гостей. Соседняя комната слева пустовала. Жилец из комнаты справа ушел на работу, на мебельную фабрику, до семи утра.

Пока все это происходило, я сидел у себя в кабинете, подавшись к столу, чтобы не тревожить спину, и читал отчеты, из которых явствовало, что агенты в местных отделениях сыскного агентства «Континентал» по–прежнему ничего не могут выяснить о прошлом, настоящем и будущем место пребывании Пападопулоса и Нэнси Риган. Никаких новых данных в этих отчетах не было — я читал подобные уже три недели.

Обедать мы пошли вместе со Стариком, и за едой я рассказал ему о ночных похождениях в Сосалито.

Лицо доброго дедушки было, как всегда, внимательным, улыбка вежливой и заинтересованной, но, когда я дошел до середины рассказа, он перевел кроткие голубые глаза с моего лица на свой салат и не сводил их с салата, покуда я не закончил. Тогда, по–прежнему не поднимая глаз, он выразил мне сочувствие в связи с тем, что меня порезали. Я поблагодарил его, и мы продолжали есть.

Наконец он на меня посмотрел. Кроткие и любезные интонации голоса, выражение лица и глаз, которыми он прикрывал свое бессердечие, — все было на месте.

— Итак, первое свидетельство того, что Пападопулос еще жив, мы получили сразу после приезда Тома–Тома Кери.

Теперь уже я отвел глаза.

Я посмотрел на булочку, которую только что разломил, и сказал:

— Да.

К концу дня мне позвонила женщина из района Миссии — она наблюдала ряд весьма таинственных происшествий и была уверена, что они как–то связаны со знаменитым налетом. Я поехал к ней и, проведя там почти весь конец дня, выяснил, что половина ее происшествий — воображаемые, а вторая понадобилась этой ревнивой женщине для того, чтобы разузнать о делишках мужа.

В агентство я вернулся только к шести. Через несколько минут мне позвонил Дик Фоули. Зубы у него стучали так, что я едва разбирал слова.

— М–м–можешь п–п–приехать в–в–п–п–ртовую бахх–аль–ницу?

— Что? — спросил я и услышал то же самое, если не хуже. Но тут я сообразил, что он просит меня приехать в портовую больницу.

Я сказал, что буду через десять минут, и, поймав такси, поехал.

Маленький канадец встретил меня в дверях больницы. Волосы и одежда у него были совершенно мокрые, но он уже выпил виски, и зубы у него перестали стучать.

— Идиотка бросилась в залив! — рявкнул он, словно это была моя вина.

— Анжела Грейс?

— А за кем же я ходил? Поднялась на оклендский паром. Отошла в сторонку, к поручням. Думал, хочет что–то выбросить. Смотрю за ней. Оп! Прыгает. — Дик чихнул. — Я, дурак такой, прыгнул за ней. Держал на воде. Нас выудили. Там. — Он кивнул мокрой головой в сторону вестибюля.

— Что происходило до того, как она поднялась на паром?

— Ничего. Целый день дома. Оттуда на паром.

— А вчера, например?

— Весь день в квартире. Вечером — с мужчиной. Придорожный ресторан. В четыре — домой. Нескладно. За ним не смог проследить.

— Какой он с виду?

По описанию Дика это был Том–Том Кери.

— Хорошо, — сказал я. — Давай–ка домой, прими горячую ванну и переоденься в сухое. — Я пошел посмотреть на несостоявшуюся самоубийцу.

Она лежала навзничь, уставясь в потолок. Лицо у нее было бледное — впрочем, как всегда, — и зеленые глаза глядели не угрюмее обычного. Если не считать того, что ее короткие волосы потемнели от воды, с ней, казалось, не произошло ничего чрезвычайного.

— Странные фокусы ты устраиваешь, — сказал я, когда подошел к кровати.

Она вздрогнула от неожиданности, рывком повернулась ко мне. Тут она узнала меня и улыбнулась — улыбка вернула ее лицу привлекательность, обычно скрытую угрюмым выражением.

— Подкрадываетесь к людям, чтобы навык не потерять? — спросила она. — Кто это вам сказал, что я здесь?

— Об этом все знают. Твои фото — на первых страницах всех газет, и твоя биография, и что ты сказала принцу Уэльскому.

Она перестала улыбаться и пристально на меня посмотрела.

— Поняла! — воскликнула она через несколько секунд. — Этот недомерок, который за мной прыгнул, — ваш агент, следить послали. Так или нет?

— Я не знал, что за тобой надо прыгать, — ответил я. — Я думал, ты накупалась и сама приплыла к берегу. Тебе не хотелось на сушу?

Она не улыбнулась. Ее глаза уставились на что–то ужасное.

— Ох! Ну чего ко мне все лезут? — прохныкала она и поежилась. — Гнусная штука — жизнь.

Я сел на стульчик возле белой кровати и погладил ее по плечу, закрытому простыней.

— В чем дело? — Я сам удивился тому отеческому тону, каким мне удалось это произнести. — Почему ты хотела умереть, Анжела?

Слова, просившиеся наружу, блестели у нее в глазах, тревожили лицевые мышцы, кривили рот — но и только. Те слова, которые она произнесла, прозвучали равнодушно, но с какой–то неохотной решительностью:

— Нет. Вы сыщик. Я воровка. Мне к вам дороги нет. Никогда про меня не скажут…

— Ладно! Ладно! — Я сдался. — Только, ради Бога, не заставляй меня снова слушать этические рассуждения. Я могу тебе чем–нибудь помочь?

— Нет, спасибо.

— Ты ничего не хочешь мне сказать?

Она покачала головой.

— Ты себя лучше чувствуешь?

— Да. За мной следили? Иначе вы бы не узнали так быстро.

— Я сыщик — я все знаю. Не балуйся.

Из больницы я пошел во Дворец юстиции, в бюро уголовного розыска. За столом капитана сидел лейтенант Дафф. Я рассказал ему о том, как Анжела бросилась в воду. Когда я закончил, он спросил:

— Есть предположения, почему она так поступила?

— Она с большим заскоком, не поймешь. Пусть ее заберут за бродяжничество.

— Ну? Я думал, вы хотели ее выпустить, чтобы потом ловить.

— Эта затея себя исчерпала. Попробуем посадить ее на тридцать суток. Большая Флора ждет суда. Анжела знает, что Флора была среди тех, кто убил ее Пэдди. А Флора, может быть, не знает Анжелу. Посмотрим, что может выйти за месяц их сожительства.

— Это можно, — согласился Дафф. — У Анжелы нет видимых средств существования, и нечего ей прыгать в общественные заливы. Я передам куда следует.

Из дворца юстиции я пошел в гостиницу на Эллис–стрит, где остановился Том–Том Кери. Его не было. Я передал, что вернусь через час, и потратил этот час на еду. Когда я вернулся в гостиницу, высокий смуглый человек сидел в вестибюле. Он отвел меня к себе в номер и угостил ужином, апельсиновым соком и сигарами.

— Анжелу Грейс видели? — спросил я.

— Да, вчера вечером. Ходила по кабакам.

— Сегодня ее видели?

— Нет.

— Сегодня под вечер она хотела утопиться.

— Да бросьте. — Он как будто слегка удивился. — И что?

— Ее выловили. Ничего страшного.

Тень, мелькнувшая в его глазах, могла выражать и легкое разочарование.

— Девчонка со странностями, — заметил он. — Не скажу, что Пэдди проявил плохой вкус, когда ее подобрал, но она чудачка!

— Как идет охота на Пападопулоса?

— Идет. А вы зря нарушаете слово. Вы мне почти обещали, что за мной не будет хвоста.

— У меня есть начальство, — извинился я. — Иногда я хочу не того, чего оно хочет, но вам это не должно очень мешать — вы же можете потерять его?

— Угу. Этим и занимаюсь. Но страшно надоедает: вскакиваешь в такси, выскакиваешь, убегаешь через черный ход…

Мы говорили и пили еще несколько минут, а потом я покинул номер Кери и гостиницу, пошел в аптеку, позвонил из автомата Дику Фоули домой, дал ему адрес смуглого человека и описал внешность.

— Дик, мне не надо, чтобы ты следил за Кери. Выясни, кто пытается за ним следить, и этого возьми под наблюдение. До утра просохнуть успеешь и приступай.

Так кончился этот день.

Утро было дождливое и пробуждение неприятное. Может быть, из–за погоды; может быть, я чересчур порезвился накануне; так или иначе, порез на спине ощущался как полуметровый нарыв. Я позвонил доктору Канова, жившему подо мной, и попросил осмотреть рану перед уходом на работу. Он сменил повязку и велел мне денька два не перетруждаться. После того как он поковырялся в спине, мне стало легче, но я позвонил в агентство и сказал Старику, что, если ничего волнующего не произойдет, я побуду сегодня на положении больного.

Весь день я просидел в кресле перед газовым камином с чтением и сигаретами, то и дело гасшими из–за сырости. Вечером я по телефону организовал компанию для покера, но больших переживаний в игре на мою долю не выпало — ни в отрицательном смысле, ни в положительном. Кончил я с пятнадцатью долларами выигрыша, что было на пять долларов меньше, чем стоимость выпивки, которую я поставил своим гостям.

На другой день спине моей стало лучше — да и сам день тоже. Я отправился в агентство. На столе у меня лежала записка: звонил Дафф — Анжела Грейс Кардиган арестована за бродяжничество, месяц тюрьмы. Лежала и привычная стопка отчетов из разных отделений — их агенты по–прежнему не могут напасть на след Пападопулоса и Нэнси Риган. Пока я листал их, вошел Дик Фоули.

— Засек его, — доложил он. — Тридцать–тридцать два года. Метр шестьдесят восемь. Пятьдесят восемь — пятьдесят девять кило. Светлые песочные волосы. Глаза голубые. Лицо худое, ободрано. Пакость. Живет в меблирашках на Седьмой улице.

— Что он делал?

— Хвостом за Кери один квартал. Кери стряхнул его. Искал Кери до двух ночи. Не нашел. Домой. Следить дальше?

— Ступай в его клоповник и узнай, кто он.

Маленький канадец ушел на полчаса.

— Сэм Арли, — сказал он, вернувшись. — Здесь — шесть месяцев. Якобы парикмахер — когда работает, — если вообще работает.

— У меня насчет Арли две догадки, — сказал я Дику. — Первая: это он порезал меня прошлой ночью в Сосалито. Вторая: с ним что–то случится.

Тратить слова понапрасну было не в правилах Дика, и он ничего не ответил.

Я позвонил в гостиницу Тома–Тома Кери и вызвал его к телефону.

— Приходите сюда, — пригласил я смуглого человека. — У меня для вас новости.

— Сейчас, только оденусь и позавтракаю, — пообещал он.

— Когда Кери уйдет отсюда, пойдешь за ним, — сказал я Дику, повесив трубку. — Теперь, если Арли за него зацепится, может получится дело. Постарайся это увидеть.

Затем я позвонил в бюро уголовного розыска и условился с сержантом Хантом зайти на квартиру к Анжеле Грейс Кардиган. После этого я занялся бумажками, а немного позже Томми объявил, что пришел смуглый человек из Ногалеса.

— Этот жук, который следит за вами, — сообщил я ему, когда он сел и начал изготовлять самокрутку, — парикмахер по фамилии Арли. — И я рассказал ему, где живет Арли.

— Да. С худым лицом, блондинчик?

Я воспроизвел портрет, данный Диком.

— Он самый, — сказал Том–Том Кери. — Что–нибудь еще о нем знаете?

— Нет.

— Вы посадили Анжелу Грейс.

Это не было ни вопросом, ни обвинением, поэтому я не ответил.

— Тоже неплохо, — продолжал высокий человек. — Мне все равно пришлось бы от нее отделаться. Когда я начну его арканить, она со своей дуростью только будет путаться под ногами.

— И скоро это будет?

— Это зависит от того, как получится. — Он встал, зевнул и расправил широкие плечи. — Но кто решит не есть, покуда я его не поймаю, тот от голода не умрет. Зря я упрекнул вас, что вы за мной следите.

— Ничего, переживу.

— Пока, — сказал Том–Том Кери и лениво вышел вон.

Я поехал во Дворец юстиции, забрал там Ханта, и мы вместе отправились в меблированные комнаты на Буш–стрит, где жила Анжела Грейс Кардиган. Управляющая — сильно накрашенная толстуха с жестким ртом и мягким взглядом — уже знала, что ее жилица за решеткой. Она с готовностью отвела нас в квартиру девушки.

Хозяйкой Анжела оказалась не важной. В комнатах было чисто, но все вверх дном. Раковина в кухне полна грязной посуды. Складная кровать застелена кое–как и даже хуже. Одежда и мелкие женские принадлежности висели повсюду от ванной до кухни.

Мы спровадили управляющую и основательно обыскали квартиру. Узнали все, что можно, о гардеробе Анжелы и многое о ее привычках. Но ничего указывающего в сторону Пападопулоса не нашли.

Никаких известий о тандеме Кери — Арли ни в конце дня, ни к вечеру я не получил, хотя ждал звонка Дика все время.

В три часа ночи телефон на тумбочке оторвал мое ухо от подушки. Я услышал голос маленького канадца.

— Арли выбыл, — сказал он.

— Насовсем?

— Да.

— Как?

— Со свинцом.

— Нашего приятеля?

— Да.

— До утра терпит?

— Да.

— Увидимся в конторе. — И я опять уснул. Я пришел в агентство в девять часов, и один из служащих только что кончил

расшифровывать ночной отчет лос–анжелесского агента, посланного в Ногалес. Телеграмма была длинная и давала пищу уму.

В ней говорилось, что Тома–Тома Кери на границе хорошо знают. Около полугода он занимался перевозками через нее: оружия — на юг, алкоголя и, возможно, наркотиков и иммигрантов — на север. Перед отъездом на прошлой неделе он наводил справки о некоем Хенке Барроузе. Приметы этого Хенка Барроуза совпадали с приметами Х. — Ф. Барроуза, разрезанного на ленточки, выпавшего из окна гостиницы и умершего.

Лос–анжелесскому агенту не удалось собрать много сведений о Барроузе — только что он явился из Сан–Франциско, пробыл на границе всего несколько дней и, по–видимому, в Сан–Франциско отбыл. Ничего нового об убийстве Ньюхолла агент не выяснил — все данные указывали на то, что его пытались захватить мексиканские патриоты, он оказал сопротивление и был убит.

Пока я читал это, в кабинет вошел Дик Фоули. Когда я кончил, он дополнил жизнеописание Тома–Тома Кери своими данными.

— Провожал его отсюда. В гостиницу. Арли на углу. Восемь часов, Кери вышел. Гараж. Прокатная машина без шофера. Обратно в гостиницу. Выписался. Два чемодана. Через парк. Арли за ним на драндулете. Моя телега — за Арли. По бульвару. За городом — на поперечную дорогу. Темно. Пусто. Арли жмет на газ. Нагоняет. Трах! Кери тормозит. Стреляют оба. Арли выбыл. Кери назад в город. Гостиница «Маркиз». Записывается Джордж Ф. Дэнби, Сан–Диего. Комната шесть–два–два.

— Том–Том обыскал Арли, когда застрелил?

— Нет. Не притронулся.

— Вот как? Возьми с собой Мики Линехана. Не спускайте с Кери глаз. Если смогу, вечером пришлю кого–нибудь сменить вас с Мики, но он должен быть под наблюдением двадцать четыре часа в сутки, до тех пор пока… — Я не знал, до каких пор, и поэтому замолчал.

С новостями Дика я отправился в кабинет к Старику, изложил их там и закончил:

— По словам Дика, Арли выстрелил первым, так что для Кери это будет самообороной, но дело наконец сдвинулось с мертвой точки, и я ни в коем случае не хочу его замедлять. Поэтому денек–другой нам лучше не рассказывать, что мы знаем об этой перестрелке. Если окружному прокурору станет известно, как мы себя ведем, это нашей дружбы не укрепит, но, по–моему, игра стоит свеч.

— Как вам угодно, — согласился Старик, протягивая руку к зазвонившему телефону.

Он сказал два слова в трубку и передал ее мне. Звонил сержант Ханг.

— Флора Брейс и Грейс Кардиган перед рассветом бежали из тюрьмы. Очень может быть, что они…

— Исчезли бесследно? — спросил я.

— Пока что никакой ниточки нет, но…

— Подробности расскажешь, когда увидимся. Спасибо. — И я повесил трубку. — Анжела Грейс и Большая Флора бежали из городской тюрьмы, — сообщил я Старику.

Он вежливо улыбнулся, как будто это мало его касалось.

— Вы радовались тому, что дело наконец–то сдвинулось с мертвой точки, — пробормотал он.

Расправив лицо и улыбнувшись, я буркнул: «Может быть», ушел к себе в кабинет и позвонил Франклину Эллерту. Шепелявый адвокат сказал, что будет рад меня видеть, и я отправился к нему в контору.

— Итак, что нового вы мне можете сообщить? — с нетерпением спросил он, когда я уселся перед его столом.

— Кое–что. Человек по фамилии Барроуз тоже был в Ногалесе во время убийства Ньюхолла и тоже сразу после этого приехал в Сан–Франциско. Кери выследил здесь Барроуза. Вы читали о том, как по улице шел голый изрезанный человек?

— Да.

— Это был Барроуз. Затем в игру вступает новый человек — парикмахер Арли. Он следил за Кери. Вчера ночью на пустынной дороге южнее города Арли стрелял в Кери. Кери убил его.

Глаза старого адвоката выкатились еще на один сантиметр.

— На какой дороге? — задыхаясь спросил он.

— Вам точно назвать место?

— Да!

Я подтянул к себе его телефон, позвонил в агентство, попросил прочесть отчет Дика и назвал адвокату место.

Это произвело на него впечатление. Он вскочил с кресла. Морщины на его лице блестели от пота.

— Мисс Ньюхолл там одна! Это мешто меньше чем в километре от ее дома!

Я нахмурился и постучал полушариями друг об дружку, но ни к какому выводу не пришел.

— А если я пошлю человека присмотреть за ней? — предложил я.

— Великолепно! — Его встревоженное лицо разгладилось, так что на нем осталось не больше пятидесяти или шестидесяти морщин;

— Ей хочетша побыть там одной пошле смерти отца, наедине шо швоим горем. Вы пошлете надежного человека?

— По сравнению с ним Гибралтарская скала — осиновый листок на ветру. Дайте мне для него рекомендательную записку. Его зовут Эндрю Макэлрой.

Пока адвокат писал записку, я снова позвонил в агентство и попросил телефонистку разыскать Энди и сказать ему, что он мне нужен. Перед тем, как вернуться в агентство, я пообедал. Энди уже ждал меня на месте.

Энди Макэлрой был человек–валун, не очень высокий, но почти квадратный и крепкий — как в смысле физическом, так и в смысле лба. Угрюмый суровый мужчина с воображением арифмометра. Я даже не уверен, что он умел читать. Но я был уверен, что, если Энди прикажут что–то сделать, он сделает это, и ничего другого. Другого он придумать не сможет.

Я дал ему записку адвоката для мисс Ньюхолл, сказал, куда ехать и что делать, и с этой минуты о мисс Ньюхолл мог уже не заботиться.

Трижды в конце дня я получал донесения от Дика Фоули и Мики Линехана. Том–Том Кери ничего выдающегося не предпринимал, хотя купил в спортивном магазине на Маркет–стрит две коробки патронов 11,17 миллиметров.

В вечерних газетах появились фотографии Большой Флоры Брейс и Анжелы Грейс Кардиган с заметками об их побеге. Факты в них выглядели неправдоподобно, как всегда выглядят в газетных заметках. На другой странице сообщалось, что в глухом месте, на дороге найден убитый парикмахер. Прострелены голова и грудь — в общей сложности четыре пули. По мнению окружных властей, он погиб, сопротивляясь грабителям, но бандиты бежали, ничего не взяв.

В пять часов в дверь заглянул Томми Хаул.

— К вам опять этот Кери.

— Давай его сюда, — сказал я веснушчатому парню. Смуглый человек вошел не торопясь, сказал: «Привет», сел и свернул коричневую самокрутку.

— У вас на вечер особенных дел нет? — спросил он, закурив.

— Таких, чтобы не отложить их ради чего–то лучшего, нет. Гостей собираете?

— Угу. Надумал. Только не гостей, а в гости к Папе–до–полу. Поедете со мной?

Настал мой черед сказать:

— Угу.

— Я подберу вас в одиннадцать — на углу Ван–Несс и Гири, — с растяжкой сказал он. — Только компания будет тесная: вы и я… и он.

— Нет, с нами должен быть еще один. Я его приведу.

— Мне это не нравится. — Том–Том Кери медленно покачал головой и благодушно нахмурился, не вынимая изо рта самокрутку. — Вас, сыщиков, получается больше. Должно быть один на один.

— Нас не получится больше, — объяснил я. — Этот фрукт, которого я беру, — ни на моей стороне, ни на вашей. И вам не повредит, если будете присматривать за ним так же внимательно, как я, — постарайтесь, если можно, чтобы он не оказался ни у вас, ни у меня за спиной.

— Тогда на кой вы его тащите?

— Колесики в колесиках, как сказано в Писании. — Я улыбнулся.

Смуглый человек опять нахмурился, уже не так дружелюбно.

— Сто шесть тысяч долларов награды — я ни с кем делиться не намерен.

— Справедливо, — согласился я. — Кого я приведу, требовать долю не будет.

— Поверю вам на слово. — Он встал. — Так мы должны приглядывать за этим малым, да?

— Если хотим, чтоб все прошло благополучно.

— Положим, он станет мешать нам, валять дурака. Мы его можем делать или только скажем: «Бяка! Бяка!»?

— Ему тоже придется рисковать.

— Годится. — Его жесткое лицо опять стало добродушным, когда он повернулся к двери. — В одиннадцать на углу Ван–Несс и Гири.

Я вошел в комнату оперативников, где, развалясь в кресле, Джек Конихан читал журнал.

— Надеюсь, вы придумали мне какое–нибудь дело, — приветствовал он меня. — У меня пролежни от этого кресла.

— Терпение, сынок, терпение — вот чему надо научиться, если хочешь стать сыщиком. Мне, например, когда я был парнишкой твоих лет и только поступил в агентство, мне повезло…

— Ой, не надо опять, — взмолился он. Но тут же его молодое миловидное лицо стало серьезным. — Не понимаю, почему вы держите меня на насесте. Кроме вас, я единственный, кто хорошенько разглядел Нэнси Риган. Казалось бы, вы меня должны послать на розыски.

— То же самоё я сказал Старику, — сочувственно ответил я. — Но он боится тобой рисковать. Он говорит, что за все пятьдесят лет слежки он никогда не видел такого красивого агента, вдобавок модника, светского мотылька и наследника миллионов. Он считает, что мы должны беречь тебя как рекламный образчик и не подвергать…

— Идите к черту! — Джек покраснел.

— Но я убедил его, и на сегодня он разрешил вынуть тебя из ваты, — продолжал я. — Поэтому встречай меня на углу Ван–Несс и Гири без чего–нибудь одиннадцать.

— Дело? — Он весь был нетерпение.

— Может быть.

— Что будем делать?

— Захвати свою хлопушку. — В голову мне пришла мысль, я ее выразил вслух. — И пожалуй, нарядись как следует — вечерний костюм.

— Смокинг?

— Нет, торжественнее — все, кроме цилиндра. Теперь о твоем поведении: ты не агент. Я не вполне себе представляю, кто ты, но это не имеет значения. С нами будет Том–Том Кери. Веди себя так, как будто ты не мой друг и не его — как будто нам обоим не доверяешь. Мы с тобой будем осторожничать. Если что–то спросит, а ты не знаешь ответа, прячься за враждебностью. Но на Кери чересчур не наваливайся. Понял?

— Кажется… да. — Он говорил медленно, наморщив лоб. — Я должен вести себя так, как будто еду с вами по одному делу, но в остальном мы не друзья. Так?

— Точно. Держи ухо востро. Ты всю дорогу будешь плавать в нитроглицерине.

— Что затевается? Будьте человеком, намекните хотя бы.

Я ухмыльнулся ему снизу. Он был гораздо выше меня.

— Мог бы, — признался я, — но боюсь, что это тебя отпугнет. Так что лучше я ничего не скажу. Радуйся жизни, пока можешь. Пообедай как следует. Многие приговоренные, кажется, любят плотно позавтракать яичницей с ветчиной перед тем, как их поведут к веревке. На обед тебе, наверное, этого не захочется, но…

Без пяти одиннадцать Том–Том Кери подъехал в большой открытой машине к углу, где мы с Джеком ждали его в тумане, облегавшем нас, как влажная шуба.

— Залезайте, — велел он, когда мы подошли к мостовой.

Я открыл переднюю дверь и знаком пригласил Джека. Он начал свой маленький спектакль: ответив мне холодным взглядом, открыл заднюю дверь.

— Я сяду сзади, — сказал он без обиняков.

— Здоровая мысль. — И я уселся рядом с ним.

Кери обернулся на сиденье, и они с Джеком долго глядели друг на друга. Я ничего не сказал, не познакомил их. Закончив разглядывать парня, смуглый человек перевел взгляд с его воротничка и галстука — фрак был виден из–под пальто — на меня, ухмыльнулся и протянул:

— Ваш друг в ресторане подает?

Я рассмеялся, потому что негодование, от которого потемнело лицо Джека и даже открылся рот, было натуральным, а не наигранным. Я толкнул его ногой. Он закрыл рот, ничего не сказал, посмотрел на Тома–Тома Кери и на меня, словно мы были представителями какого–то низшего вида животных.

Я улыбнулся Кери и спросил:

— Мы ждем, когда нам подадут бензин?

Он сказал, что нет, перестал разглядывать Джека и тронулся с места. Мы проехали через парк, по бульвару. Машины — и встречные, и шедшие впереди — возникали из ночного тумана и снова растворялись. Наконец город остался позади, туман рассеялся, и дорогу залил лунный свет. Я не оглядывался назад, но знал, что где–то там едет Дик Фоули с Мики Линеханом.

Том–Том Кери свернул с бульвара на дорогу, ровную и хорошую, но малоезжую.

— Не здесь ли где–то убили вчера ночью человека? — спросил я.

Кери кивнул, не повернув головы, а когда мы проехали еще с полкилометра, сказал:

— Вот здесь.

Теперь мы ехали чуть медленнее, и Кери выключил фары. По дороге, наполовину серебряной от луны, наполовину серой от тени, километра полтора машина едва ползла. Мы остановились под высокими кустами, затенявшими часть дороги.

— Все на берег, кому сходить, — сказал Том–Том Кери и вылез из машины. Мы с Джеком последовали за ним. Кери снял пальто и кинул на сиденье,

— Дом за поворотом, в стороне от дороги, — сказал он нам. — Луна, черт бы ее взял! Я рассчитывал на туман.

Я ничего не ответил. Джек тоже. Лицо у парня было бледное и взволнованное.

— Пойдем напрямик, — сказал Кери и направился через дорогу к высокой проволочной изгороди.

Он перелез через изгородь первым, потом Джек, потом… меня остановил звук чего–то двигавшегося по дороге нам навстречу. Двоим за забором я дал знак затихнуть, а сам укрылся под кустом. Приближавшиеся шаги были легкие, быстрые, женские.

В лунном свете перед нами появилась девушка. Девушка лет двадцати с небольшим, ни высокая, ни маленькая, ни худая, ни пухлая. В короткой юбке, в свитере, с непокрытой головой. На ее белом лице, в торопливых движениях был ужас — но и кое–что, кроме него: там было больше красоты, чем привык видеть немолодой сыщик.

Когда она заметила в тени очертания автомобиля, она резко остановилась и охнула, едва сдержав крик. Я вышел вперед и сказал:

— Здравствуйте, Нэнси Риган.

На этот раз она не сдержала крика. А потом, если лунный свет не обманывал мои глаза, она меня узнала, и ужас стал уходить с ее лица. Она протянула ко мне обе руки, и в этом жесте было облегчение.

— Ну? — Медвежье рычание исходило от человека–валуна, возникшего из темноты у нее за спиной. — В чем дело?

— Здравствуй, Энди, — сказал я валуну.

— Здрасьте, — эхом откликнулся Макэлрой и застыл.

Энди всегда делал то, что ему велели делать. Ему велели охранять мисс Ньюхолл. Я посмотрел на девушку, потом снова на него.

— Это — мисс Ньюхолл? — спросил я.

— Она, — проурчал он. — Я приехал, как вы велели, а она говорит, что я ей не нужен — не пустила меня в дом. Но о том, чтобы возвращаться, вы не говорили. Я расположился во дворе, болтался тут, поглядывал, что и как. Потом увидел, что она вылезла через окно и пошел следом — вы же велели за ней присматривать.

Том–Том Кери и Джек Конихан вернулись на дорогу, подошли к нам. У смуглого человека в руке был автоматический пистолет. Глаза девушки были прикованы к моим. На остальных она не обращала внимания.

— Что происходит? — спросил я ее.

— Не знаю, — пролепетала она, стоя ко мне вплотную и держась обеими руками за мою руку, — Да, я Анна Ньюхолл. Не знаю. Я думала, это просто забава. А когда поняла, что нет, уже не могла от них избавиться.

Том–Том Кери буркнул и нетерпеливо завозился. Джек Конихан пристально смотрел в сторону дороги. Энди Макэлрой стоял равнодушно, дожидаясь, что ему прикажут делать дальше. Девушка ни разу не перевела взгляда с меня на кого–нибудь из них.

— Как вы с ними связались? — спросил я. — Быстро говорите.

Я велел девушке говорить быстро. И она говорила.

Двадцать минут она стояла передо мной и сыпала словами, останавливаясь только тогда, когда я ее перебивал, чтобы вернуть рассказ в нужное русло. Он был путаный, местами почти нечленораздельный, не всегда правдоподобный, но на протяжении всей ее речи меня не оставляло чувство, что она пытается сказать правду — почти везде.

И ни на секунду она не сводила с меня глаз. Будто боялась посмотреть куда–нибудь еще.

Два месяца назад поздно ночью эта дочка миллионера в компании еще трех молодых людей возвращалась домой после какого–то светского развлечения на побережье. Кто–то предложил остановиться в придорожном ресторанчике, где обычно собиралась опасная публика. Опасность, конечно, и привлекла их — для них она была более или менее в новинку. Той ночью они насладились ею сполна: не просидев и десяти минут в притоне и не успев даже ничего понять, они были втянуты в драку.

Кавалер осрамился перед девушкой, показав себя не в меру трусливым. Он позволил Рыжему О'Лири уложить себя на колено и отшлепать и ничего после этого не сделал. Другой молодой человек вел себя не намного храбрее. Девушка, уязвленная их малодушием, подошла к рыжему великану, который разгромил ее кавалеров, и сказала ему во всеуслышание: «Не будете ли так добры подвезти меня домой?»

О'Лири с радостью согласился. Она рассталась с ним за квартал или два от своего городского дома. Сказала ему, что ее зовут Нэнси Риган. Возможно, он не совсем ей поверил, но никаких вопросов никогда ей не задавал, о делах ее разузнать не пытался. Несмотря на разницу в общественном положении, у них завязалась настоящая дружба. Он был бесподобный хулиган и поэтому представлялся ей фигурой романтической. Он влюбился в девушку, знал, что ему до нее — как до луны, и она легко справлялась с ним, покуда речь шла об их отношениях.

Они часто встречались. Он водил ее по всем притонам в районе залива, знакомил с медвежатниками, бандитами, аферистами, рассказывал немыслимые истории из преступной жизни. Она знала, что он вор, знала, что он участвовал в ограблении национального банка и «Золотых ворот». Но все это представлялось ей каким–то театром. Не тем, чем было на самом деле.

Глаза у нее открылись в тот вечер, когда у Лароя на Рыжего напали налетчики: она поняла, что Рыжий помог Пападопулосу и остальным обмануть сообщников. Но — поздно, выпутаться она не могла. Когда я продырявил ее кавалера, она вместе с ним угодила в берлогу Пападопулоса. Там она увидела, что собой представляют эти романтические разбойники, с кем она связалась.

К тому времени, когда Пападопулос улизнул вместе с ней, она уже вполне проснулась, прозрела, закрыла этот опасный романчик с уголовным миром. Так она думала. Она в самом деле думала, что Пападопулос — запуганный старичок, раб Флоры, безобидный старый недотепа, и чуть ли не одной ногой в могиле, и никакого зла от него быть не может. Он скулил и был насмерть испуган. Он умолял девушку не покидать его в беде, со слезами на морщинистых щеках просил спрятать его от Флоры. Она увезла его в свой загородный дом и позволила возиться в саду, вдали от любопытных глаз. Она и не подозревала, что он с самого начала знал, кто она такая, и навел ее на мысль об этом убежище.

Она продолжала верить в его невиновность даже тогда, когда в газетах написали, что это он был командиром армии налетчиков, когда за его поимку назначили вознаграждение в 106 тысяч долларов. Он ее убедил, что Флора и Рыжий просто все свалили на него, чтобы отделаться более легким приговором. Напуганный суетливый старичок — как ему не поверить?

Потом ее отец погиб в Мексике, горе заставило ее забыть почти обо всем остальном — до нынешнего дня, когда в доме появилась Большая Флора с какой–то девушкой, по всей видимости Анжелой Грейс Кардиган. Флору она боялась смертельно еще в их первую встречу. Теперь испугалась еще больше. Вскоре она поняла, что Пападопулос не раб Флоры, а хозяин. Она увидела старого коршуна в натуральном обличии. Но на этом ее прозрение не закончилось.

Анжела Грейс неожиданно попыталась убить Пападопулоса. Флора ее одолела. Озлобленная Грейс сказала им, что она подруга Пэдди. А потом крикнула Анне Ньюхолл: «А ты, дура чертова, не знаешь, что они убили твоего отца? Не знаешь?..»

Большая Флора схватила Анжелу за горло и не дала договорить. Она связала Анжелу и повернулась к Анне.

— Ты влипла, — грубо сказала она. — Ты увязла по уши. От нас тебе хода нет — только знаешь куда. Вот такие дела, моя милая. Если нас со стариком возьмут, обоим петля. И ты покачаешься вместе с нами. Я уж постараюсь. Делай что тебе велят, и мы вылезем. Начнешь дурака валять — я с тебя шкуру спущу.

После этого девушка мало что запомнила. У нее сохранилось смутное воспоминание о том, как она подошла к двери и сказала Энди, что не нуждается в его услугах. Сделала она это механически, даже без понуканий большой блондинки, стоявшей у нее за спиной. Позже, все в том же страшном помрачении, она вылезла в окно своей спальни, спустилась по увитой виноградом стене террасы и побежала прочь от дома, по дороге, неизвестно куда, лишь бы скрыться.

Вот что я узнал от девушки. Она не все это рассказала. Словами она рассказала только часть. Я дорисовал недостающее, сопоставив ее слова, ее интонации, выражение лица с тем, что я уже сам знал и о чем мог догадаться.

И ни разу на протяжении всего разговора ее глаза не оторвались от моих. Она ни разу не показала, что замечает присутствие других людей, стоящих тут жена дороге. Она смотрела мне в лицо с отчаянным упорством, словно боялась не смотреть, и руки ее цеплялись за мои так, как будто она думала, что провалится сквозь землю, если отпустит.

— Что с вашими слугами? — спросил я.

— Их здесь больше нет.

— Пападопулос уговорил отделаться от них?

— Да… несколько дней назад.

— Значит, кроме Пападопулоса, Флоры и Анжелы Грейс, никого в доме нет?

— Да.

— Они знают, что вы сбежали?

— Не знаю. Вряд ли. Я довольно долго сидела у себя в комнате. По–моему, они решили, что теперь я буду послушной и сама ничего не осмелюсь сделать.

Меня раздражало, что я гляжу в глаза девушки так же неотрывно, как она на меня, а когда пытаюсь отвести взгляд, мне это дается с трудом. Я оторвал от нее взгляд, отнял у нее свои руки.

— Остальное можете рассказать мне позже, — проворчал я и отвернулся, чтобы дать указание Энди Макэлрою. — Оставайся здесь с мисс Ньюхолл, пока мы не вернемся из дома. Устраивайтесь в машине поудобнее.

Девушка взяла меня за локоть.

— А меня?.. Вы меня?..

— Мы сдадим вас в полицию, да, — пообещал я.

— Нет! Нет!

— Не будьте ребенком, я вас умоляю. Вы не можете разгуливать с шайкой головорезов, впутываться в разные преступления, а потом, когда споткнулись, сказать: «Извините, пожалуйста» — и идти на все четыре стороны. Расскажете всю историю в суде, включая то, что мне не рассказали, — возможно, вас отпустят. Но убей меня Бог, если я знаю, как вам избежать ареста. Пошли, — сказал я Джеку и Тому–Тому Кери. — Надо шевелиться, если хотим застать людей дома.

Подойдя к изгороди, я оглянулся и увидел, что Энди посадил девушку в машину и сам влезает за ней.

— Минутку, — сказал я Джеку и Кери, которые уже двинулись через поле к дому.

— Придумал, как еще убить время, — проворчал смуглый человек.

Я опять пересек дорогу, подошел к машине, тихо и быстро заговорил с Энди:

— Где–то поблизости должны болтаться Дик Фоули и Мики Линехан. Как только мы скроемся, отыщи их. Передай мисс Ньюхолл Дику. Скажи, чтобы взял ее с собой и дул отсюда к телефону — пусть поднимет шерифа. Скажи Дику, чтобы сдал девушку шерифу, а тот держал ее до приезда сан–францисской полиции. Скажи ему, чтобы больше никому девушку не отдавал — даже мне. Понял?

— Понял.

— Хорошо. Когда объяснишь ему это и сдашь девушку, бери Мики Линехана и как можно скорее к дому Ньюхолла. Думаю, нам понадобятся все, кого можем собрать, — и понадобятся немедленно.

— Понял тебя, — сказал Энди.

— Что вы там затеяли? — подозрительно спросил Том–Том Кери, когда я подошел к нему и Джеку.

— Сыщицкие дела.

— Надо было мне одному сюда приехать и провернуть дело без помощников, — заворчал он. — С тех пор как мы отправились, вы только время теряете и больше ни черта.

— Сейчас не я его теряю.

Он фыркнул и пошел по полю дальше, а мы с Джеком за ним. На краю поля нам пришлось перелезть через еще одну проволочную изгородь. Потом мы одолели небольшой лесистый бугор, и перед нами возник дом Ньюхолла — большой белый дом, поблескивавший под луной, желтыми прямоугольниками завешанных окон, где горел свет. Освещенные комнаты были на первом этаже. На верхнем свет не горел. Кругом было тихо.

— Черт бы взял эту луну! — повторил Том–Том Кери и вынул из кармана еще один автоматический пистолет, так что теперь их оказалось два: один в правой руке, другой — в левой.

Джек стал вытаскивать свой, поглядел на меня, увидел, что я не вынимаю, и опустил обратно в карман.

Лицо Тома–Тома Кери стало темной каменной маской — глаза–щели, рот–щель, — угрюмая маска охотника за людьми, убийцы. Он дышал тихо, его широкая грудь вздымалась едва–едва. Рядом с ним Джек Конихан казался взволнованным школьником. Лицо у него было меловое, глаза расширились до неузнаваемости, и дышал он как автомобильный насос. Но улыбка на лице Джека, при всей ее нервности, была натуральной.

— Мы подберемся к дому с этой стороны, — шепнул я. — Потом один заходит сзади, другой — спереди, а третий ждет и смотрит, где он понадобится больше. Так?

— Так, — согласился смуглый человек.

— Постойте! — встрепенулся Джек. — Девушка спустилась по винограду из верхнего окна. А что если я поднимусь таким же манером? Я легче вас обоих. Если ее не хватились, окно еще открыто. Дайте мне десять минут, я отыщу окно, взберусь туда и займу позицию. Когда вы нападете, я буду у них в тылу. Ну как? — Он ждал аплодисментов.

— А если тебя схватят, как только ты взберешься? — возразил я.

— Ну схватят. Я подниму такой шум, что вы услышите. Пока со мной возятся, вы — карьером в атаку. Ничем не хуже.

— На кой пес? — рявкнул Том–Том Кери. — Какая выгода? Лучше, как сперва условились. Один к парадной двери, другой — к черной, вышибаем, и пиф–паф.

— Если его план удастся, это лучше, — высказался я. — Хочешь в пекло, Джек, — я тебе не мешаю. Хочешь показать свое геройство — буду только рад.

— Нет! — прорычал смуглый человек. — Так не пойдет!

— Пойдет, — возразил я ему. — Попробуем. Джек, рассчитывай на двадцать минут. Лишнего времени все равно не останется.

Джек посмотрел на свои часы, я на свои, и он повернул к дому.

Том–Том Кери, мрачно нахмурясь, загородил ему дорогу. Я выругался и встал между парнем и смуглым человеком. Джек прошел у меня за спиной и заторопился прочь, через слишком светлую лужайку, отделявшую нас от дома. — Меньше пены, — посоветовал я Кери. — В нашей игре много подробностей, о которых вы не знаете.

— Чересчур много, — проворчал он, но Джека задерживать не стал.

С нашей стороны на втором этаже открытого окна не было. Джек обогнул дом и скрылся из виду.

За спиной у нас послышался шорох. Мы с Кери обернулись одновременно. Пистолеты его поднялись. Я протянул руку и отжал их вниз.

— Только без родимчиков, — предупредил я. — Это еще одна подробность, про которую вы не знаете. Шорох прекратился.

— Можно, — тихо сказал я в ту сторону.

Из–под деревьев вышли Мики Линехан и Энди Макэлрой.

Том–Том Кери придвинул лицо так близко к моему, что оцарапал бы меня, если бы забыл сегодня побриться.

— Облапошить меня хотел?..

— Спокойно! Спокойно! В ваши–то годы! — с укоризной сказал я. — Ребятам не нужна премия.

— Нечего тут вашей кодле делать, — проворчал он. — Нам…

— Нам понадобятся все люди, какие есть под рукой, — перебил я, взглянув на свои часы. Я сказал обоим агентам: — Сейчас идем к дому. Вчетвером мы справимся. Приметы Пападопулоса, Большой Флоры и Анжелы Грейс вы знаете. Они в доме. И не зевайте там: Флора и Пападопулос — это динамит. Джек Конихан сейчас пробует забраться в дом. Вы двое держите черный ход. Кери и я пойдем с парадного. Игру начинаем мы. Вы следите, чтобы никто не ускользнул. Шагом марш!

Мы со смуглым человеком направились к веранде — широкой веранде, увитой с одного бока виноградом, на который падал изнутри через высокие, от полу, окна с занавесями желтый свет.

Едва мы сделали первые шаги по веранде, как одно из этих высоких окон шевельнулось — раскрылось.

Первое, что я увидел, — спина Джека Конихана.

Он открывал створку ногой и рукой, не поворачивая головы. За ним — лицом к нему, в другом конце ярко освещенной комнаты — стояли мужчина и женщина. Мужчина — старый, маленький, тощий, морщинистый, испуганно–жалкий Пападопулос. Я увидел, что он сбрил свои лохматые седые усы. Женщина была высокая, могучая, розовокожая, желтоволосая сорокалетняя великанша с ясными серыми глубоко посаженными глазами и красивым свирепым лицом — Большая Флора Брейс. Они стояли очень тихо, бок о бок, глядя в дуло пистолета, который был в руке у Джека Конихана.

Пока я стоял перед окном, наблюдая эту сцену, Том–Том Кери, подняв оба пистолета, шагнул мимо меня в высокое окно и встал рядом с парнем. Я не вошел за ним в комнату.

Взгляд испуганных карих глаз Пападопулоса перескочил на лицо смуглого человека. Серые глаза Флоры повернулись туда же неторопливо, а потом посмотрели мимо него на меня.

— Всем стоять! — приказал я и отошел от окна, на ту сторону веранды, где виноград рос реже.

Просунув голову сквозь виноград, так что лицо мое осветила луна, я посмотрел вдоль боковой стены дома. Тень в тени гаража могла быть человеком. Я вытянул руку в лунном свете и поманил. Тень приблизилась — Мики Линехан. Энди Макэлрой высунул голову из–за заднего угла. Я снова поманил, и он подошел вслед за Мики.

Я вернулся к открытому окну.

Пападопулос и Флора — заяц и львица — стояли, глядя на пистолеты Джека и Кери. Когда я появился, они снова посмотрели на меня, и полные губы женщины изогнулись в улыбке.

Мики и Энди подошли и встали рядом со мной. Улыбка женщины угрюмо потухла.

— Кери, — сказал я, — вы с Джеком стойте на месте. Мики, Энди, идите в комнату и примите Господни дары.

Когда оба агента вошли в окно, сцена оживилась.

Пападопулос закричал.

Большая Флора бросилась на него, толкнула его к черному входу.

— Беги! Беги! — крикнула она.

Спотыкаясь, он кинулся в дальний конец комнаты.

У Флоры в руках вдруг возникли два пистолета. Ее большое тело, казалось, заполняет комнату, словно одним только усилием воли она сделалась выше, шире. Она бросилась вперед, прямо на пистолеты Джека и Кери, заслонив от их пуль черный ход и убегавшего старика.

Сбоку мелькнуло неясное пятно — Энди Макэлрой сорвался с места.

Я схватил руку Джека, державшую пистолет.

— Не стреляй, — прошептал я ему на ухо. Пистолеты Флоры грохнули одновременно. Но она падала. Энди врезался в нее. Кинулся ей в ноги, как будто ей под ноги вкатили валун.

Когда Флора упала, Том–Том Кери перестал ждать. Его первая пуля прошла так близко к ней, что срезала ее кудрявые желтые волосы. Но прошла мимо: настигла Пападопулоса, как раз когда он выходил в дверь.

Пуля попала ему в поясницу — размазала его по полу. Кери выстрелил еще раз… еще… еще — в лежащее тело.

— Напрасный труд, — проворчал я. — Мертвее он не станет.

Он усмехнулся и опустил пистолеты.

— Четыре за сто шесть. — Всей его угрюмости, плохого настроения как не бывало. — За каждую пулю я выручил по двадцать шесть тысяч пятьсот долларов.

Энди и Мики уже скрутили Флору и тащили по полу. Я перевел взгляд с них на смуглого человека и тихо сказал:

— Это еще не все.

— Не все? — Он как будто удивился. — А что еще?

— Не зевайте и слушайте, что вам будет подсказывать совесть, — ответил я и повернулся к молодому Конихану: — Пойдем, Джек.

Я вышел через окно на веранду и прислонился там к перилам. Джек вышел следом и остановился передо мной, все еще с пистолетом в руке: лицо у него было усталое и бледное от нервного напряжения. Глядя мимо него, я мог наблюдать за тем, что происходит в комнате, флора сидела между Энди и Мики на диване. Кери стоял сбоку, с любопытством посматривая на нас с Джеком. Мы стояли в полосе света, падающего через раскрытое окно. Мы видели комнату — вернее, я, потому что Джек стоял к ней спиной, — из комнаты видели нас, но разговор слышать не могли, если только мы нарочно не заговорим громко. Все было так, как я задумал. — А теперь рассказывай, — велел я Джеку.

— Ну, я нашел открытое окно, — начал он.

— Эту часть я знаю, — перебил я. — Ты влез и сказал своим друзьям — Пападопулосу и Флоре, — что девушка сбежала и что идем мы с Кери. Ты посоветовал им сделать вид, будто ты захватил их в одиночку. Так вы заманите нас с Кери внутрь. Ты, как бы свой, — у нас в тылу, и втроем вы нас обоих захватите легко. После этого ты выйдешь на дорогу и скажешь Энди, что я зову его с девушкой. План был хороший — только ты не знал, что я не позволю тебе зайти ко мне за спину. Но я не об этом спрашиваю. Я спрашиваю, почему ты нас продал и что, по–твоему, теперь с тобой будет?

— Вы с ума сошли? — На его молодом лице была растерянность, в молодых глазах — ужас. — Или это какой–то?..

— Конечно, с ума сошел, — признался я. — Иначе бы разве позволил тебе заманить себя в западню в Сосалито? Но не настолько сошел с ума, чтобы и задним числом в этом не разобраться. И не заметить, что Анна Ньюхолл боится посмотреть на тебя. Не настолько сошел с ума, чтобы поверить, будто ты один захватил Пападопулоса и Флору против их желания. Я сошел с ума, но не окончательно.

Джек рассмеялся — беззаботным молодым смехом, только чересчур пронзительно. Глаза его не смеялись вместе с губами и голосом. Пока он смеялся, глаза переходили с меня на пистолет в его руке и обратно на меня.

— Говори, Джек, — хрипло попросил я, положив руку ему на плечо. — Скажи, ради Бога, зачем ты так поступил?

Парень закрыл глаза, сглотнул и вздернул плечи. Когда его глаза открылись, они блестели, и во взгляде была твердость и бесшабашное веселье.

— Самое плохое в этом, — сказал он грубо, убрав плечо из–под моей руки, — что я оказался неважным вором, верно? Мне не удалось вас обвести.

Я ничего не ответил.

— Пожалуй, вы заслужили право выслушать мой рассказ, — продолжал он после короткой заминки. Говорил он с нарочитой монотонностью, словно избегая всякой интонации и нажима, которые могли бы выдать его чувства. Он был молод, не научился еще говорить естественно. — Я встретился с Анной Ньюхолл три недели назад, у себя дома. Когда–то она училась с моими сестрами в одной школе, но в ту пору мы знакомы не были. А тут, конечно, сразу узнали друг друга: я знал, что она — Нэнси Риган, она знала, что я агент из «Континентала».

Мы ушли вдвоем и все обсудили. Потом она отвела меня к Пападопулосу. Мне понравился старикан, и я ему понравился. Он объяснил мне, как мы сможем раздобыть неслыханное богатство. Вот вам и все. Перспектива такого богатства заставила меня забыть о совести. О Кери я сказал ему, как только узнал от вас, а вас, вы совершенно правы, заманил в западню. Он решил, что будет лучше, если вы перестанете докучать нам до того, как обнаружите связь между Ньюхоллом и Пападопулосом.

После этой неудачи он хотел, чтобы я попробовал еще раз, но я решил, что с меня провалов хватит. Нет ничего глупее, чем неудачное покушение. Анна Ньюхолл не виновата ни в чем, кроме безрассудства. По–моему, она даже не подозревает о моем участии в грязных делишках — за исключением того, что я не пожелал способствовать их аресту. Вот, дорогой мой Шерлок, и вся почти исповедь.

Я слушал рассказ парня, всем своим видом стараясь выражать сочувственное внимание. Теперь я нахмурился и заговорил с укоризной, но все еще дружелюбно:

— Кончай дурака валять! Купился ты вовсе не на деньги, которые посулил Пападопулос. Ты встретился с девушкой, и у тебя не хватило характера сдать ее полиции. Но ты даже себе в этом не признался — из–за тщеславия, из–за гордости, ведь тебе хотелось считать себя крутым парнем. Таким, которого ничем не прошибешь. И Пападопулос раскусил тебя в два счета. Он назначил тебя на роль, которую ты хотел играть перед собой, — бандита–джентльмена, стратега, учтивого, отчаянного, злодея и всякую такую романтическую ерунду. Вот на что ты пошел, сынок. Ты не только спасал ее от каталажки, ты пошел гораздо дальше — и все для того лишь, чтобы показать свету, а главное себе самому, что действуешь так не из сентиментальности, а из дерзкого своеволия. И вот к чему ты пришел. Погляди на себя.

Не знаю, каким он себя увидел — таким же, как я его, или по–другому, — но лицо его медленно покраснело, и он не желал смотреть мне в глаза. Он глядел мимо меня вдаль, на дорогу.

Я смотрел в освещенную комнату у него за спиной. Том–Том Кери перешел на середину и стоял, наблюдая за нами. Я дернул углом рта — предупредил его.

— Ну хорошо, — снова начал Джек, но не знал, что сказать дальше. Он шаркал ногами и не смотрел мне в лицо.

Я выпрямился и отбросил все свое притворное сочувствие.

— Отдай мне пистолет, ты, шкура! — рявкнул я ему.

Он отпрянул, словно его ударили. Лицо его исказилось от бешенства. Он поднял пистолет — направил мне в грудь.

Том–Том Кери увидел, что пистолет поднялся. Смуглый человек выстрелил дважды. Джек Конихан свалился мертвым к моим ногам.

Мики Линехан выстрелил один раз. Кери упал на пол, из виска его полилась кровь.

Я перешагнул через тело Джека, вошел в комнату, опустился на колени возле смуглого человека. Он скорчился, хотел что–то сказать и не смог — умер. Я подождал, пока разгладится мое лицо, и только тогда поднялся.

Большая Флора вглядывалась в меня, прищурив серые глаза. Я встретил ее взгляд.

— Я еще не совсем понимаю, — медленно сказала она, — но если вы…

— Где Анжела Грейс? — перебил я.

— Привязана к кухонному столу, — сообщила она и продолжала размышлять вслух: — Вы устроили так, что…

— Ага, — кисло откликнулся я, — я Пападопулос номер Два.

Ее крупное тело вдруг задрожало. Красивое свирепое лицо потемнело от боли. Из глаз выкатились две слезинки.

Будь я проклят, если она не любила старого мерзавца!

В город я вернулся в девятом часу утра. Позавтракал, потом отправился в агентство и застал Старика за разбором утренней почты.

— Все кончено, — сказал я ему. — Пападопулос знал, что Нэнси Риган — наследница Тейлора Ньюхолла. Когда банковское дело провалилось и ему понадобилось убежище, он устроил так, что она спрятала его в загородном доме Ньюхолла. Держал он ее на двух крючках. Она жалела его как бестолкового и забитого старика, а кроме того, после налетов сама стала — пускай невольной — соучастницей.

Вскоре папа Ньюхолл отправился по делам в Мексику. Пападопулос сообразил, как можно заработать. Если Ньюхолла убьют, дочка получит миллионы, и старый вор знал, что сможет их отобрать. Он послал за границу Барроуза нанять мексиканских бандитов для убийства. Барроуз все сделал, но проболтался. Сказал своей дамочке в Ногалесе, что должен вернуться «во Фриско и получить со старого грека хорошие деньги», а потом приедет сюда и купит ей все на свете. Дамочка передала это Тому–Тому Кери. Кери смекнул, что к чему. И явился сюда за Барроузом. Утром он навестил Барроуза, чтобы выяснить, Пападопулос ли этот «старый грек» и где его найти; Анжела Грейс присутствовала при выяснении. Барроуз был под морфием и никаких резонов слушать не желал. Тогда смуглый человек стал урезонивать его ножом, но Барроуз так накачался наркотиком, что даже это не производило впечатления, и боль он почувствовал только тогда, когда смуглый человек уже сильно его обстругал. Анжелу Грейс эта картина привела в ужас. А когда прочла в вечерних газетах, какое изделие вышло из рук Кери, попыталась покончить с собой — больше не могла выносить видения, стоявшие у нее перед глазами.

Кери вытянул из Барроуза все, что он знал, но Барроуз не знал, где прячется Пападопулос. Пападопулос услышал о приезде Кери — как именно услышал, вам известно. Он послал Арли убить Кери. Кери легко уходил от парикмахера — покуда не заподозрил, что Пападопулос может прятаться в доме Ньюхолла. Он поехал туда, позволив парикмахеру сесть ему на хвост. Как только Арли понял, куда направляется Том–Том Кери, он решил помешать ему во что бы то ни стало и начал его нагонять. Кери только этого и ждал. Он застрелил Арли, вернулся в город и позвал меня с собой, чтобы поставить точку в этом деле.

Тем временем Анжела Грейс подружилась в камере с Большой Флорой. Она знала Флору, а Флора ее не знала. Пападопулос организовал Флоре побег. Двоим всегда легче бежать, чем одному. Флора взяла с собой Анжелу, привезла к Пападопулосу. Анжела бросилась на него, но Флора сбила ее с ног.

Флора, Анжела Грейс и Анна Ньюхолл, она же Нэнси Риган, в окружной тюрьме, — закончил я. — Пападопулос, Том–Том Кери и Джек Конихан убиты.

Я замолчал и раскурил сигарету — не торопясь, внимательно разглядывая и сигарету, и спичку по ходу дела. Старик взял со стола письмо, опустил не прочтя, взял другое.

— Они убить! во время задержания? — В его мягком голосе не слышалось ничего, кроме обычной беспредельной вежливости.

— Да. Кери убил Пападопулоса. Чуть позже он застрелил Джека. Мики, ничего не зная… видя только, что смуглый человек стреляет в Джека и в меня — мы стояли друг против друга и разговаривали, — выстрелил в Кери и убил его. — Слова скручивались у меня на языке, не желали складываться как положено. — Ни Мики, ни Энди не знают, что Джек… Никому, кроме вас и меня, не известно, в чем было… чем занимался Джек. Флоре Брейс и Анне Ньюхолл это известно, но, если мы скажем, что он все время действовал по приказу, опровергнуть нас никто не сможет.

Старик кивнул и улыбнулся улыбкой доброго дедушки, но в первый раз за много лет я его понял — понял, о чем он думает. Он думал, что если бы Джек вышел из этого дела живым, мы оказались бы перед паршивым выбором: отпустить его на все четыре стороны или испортить физиономию агентству, признав во всеуслышание, что один из наших агентов — уголовник.

Я бросил сигарету и встал. Старик тоже встал и протянул мне руку.

— Благодарю вас, — сказал он.

Я пожал ему руку, и я понял его, но исповедоваться мне было не в чем — даже молча.

— Так получилось, — медленно сказал я. — Я разыграл карты так, чтобы извлечь выгоду из обстоятельств… но так уж получилось.

Он кивнул с благосклонной улыбкой.

— Недельки две отдохну, — сказал я уже от двери. Я почувствовал усталость.

Эрл Стенли Гарднер Показания одноглазой свидетельницы

1

Ночное небо было затянуто тяжелыми, низко нависшими облаками. Мелкий холодный дождик смочил мостовые и тротуары, окружил сиянием уличные фонари. По мокрой мостовой с шипением проносились автомобили.

Большинство зданий по соседству с торговым центром были уже темными, и только ярко светились окна аптеки на углу. На той же стороне улицы, примерно в середине квартала, излучало гостеприимный свет ночное кафе. В кинотеатре напротив него уже погасили большую часть ламп в фойе. Второй фильм последнего сеанса подходил к концу. Минут пять спустя двери кинотеатра распахнутся, чтобы выпустить зрителей.

В ожидании этого продавец рецептурного отдела что–то записывал в книгу. За пока еще свободной стойкой бара усталая девушка перетирала стаканы, готовясь к новому наплыву посетителей. Через семь минут все стулья у стойки будут заняты, а за ними люди выстроятся еще в три ряда. Тогда помогать девушке придут продавец рецептурного отдела и кассирша.

Пока же здесь царило полное затишье, короткая передышка перед еще одним, последним потоком посетителей.

По Ванс–авеню торопливо шла женщина. Дойдя до бульвара Крамер, она остановилась, встревоженно оглянулась и свернула за угол. Свет в окне аптеки выхватил из темноты ее лицо с решительно сжатыми губами и испуганными глазами.

Она открыла дверь аптеки и вошла.

Углубившаяся в какой–то роман кассирша продолжала чтение. Девушка у автомата с содовой водой подняла вопросительный взгляд. Продавец рецептурного отдела отложил карандаш и привстал.

Однако посетительница сразу направилась к двум телефонным кабинам у дальней стены.

Позже, восстанавливая в памяти ее внешность, все свидетели сошлись на том, что это была женщина лет тридцати, с хорошей фигурой, которую не могло скрыть даже широкое темное пальто с меховым воротником. Кассирша заметила, что она держала в руках коричневую сумочку из крокодиловой кожи.

Они, может быть, запомнили бы больше, но в этот момент двери кинотеатра распахнулись и толпа зрителей повалила наружу, сразу заполнив весь тротуар.

Кассирша со вздохом захлопнула книгу. Продавец рецептурного отдела выставил на край прилавка рекламу поливитаминов и слегка пододвинул вперед коробку с бритвенными лезвиями. Девушка у содового автомата вытерла руки полотенцем и стала смешивать в миксере шоколад и солодовое молоко. Она знала, что через минуту–две кто–нибудь закажет этот напиток.

Женщина вошла в кабинку, открыла сумочку и достала кошелек для мелочи. Озабоченно нахмурившись, она порылась в кошельке, затем почти бегом кинулась к кассирше.

– У вас есть пятицентовики? Разменяйте мне. Только быстрее. Пожалуйста, побыстрее!

Уж теперь–то, когда женщина оказалась так близко, кассирша могла бы ее как следует рассмотреть, но именно в этот момент открылась дверь аптеки и ввалилась шумная бесцеремонная толпа студентов, которые, обмениваясь между собой громкими шутками, сразу начали требовать мороженое, банановый крем, сбитые сливки, шоколадный сироп и лущеные орешки.

Кассирша протянула женщине пять монет, затем, измерив взглядом толпу вновь прибывших, поспешила на помощь к девушке за прилавком. Минут десять касса может подождать.

Женщина скрылась в телефонной кабинке. С этого момента ее никто не видел, а верней, не замечал.

Она положила на полочку возле телефона клочок бумаги, потом поставила на бумагу столбик монет, взяла верхнюю, опустила в щель и набрала номер.

Рука, державшая трубку, чуть дрожала. Женщина все время всматривалась сквозь стекло в лица новых посетителей.

Она с нетерпением и тревогой прислушивалась к гудкам на том конце линии, потом трубку подняли, и приглушенный звуками танцевальной музыки слащавый голос произнес:

– Алло. Я слушаю.

– Пожалуйста… я очень вас прошу. Мне нужно поговорить с Перри Мейсоном, адвокатом. Попросите его к телефону… только быстрее.

– Перри Мейсон? Боюсь…

– Тогда попросите сюда Питера, метрдотеля. Мистер Мейсон сидит за столиком с молодой женщиной…

– Но Питер очень занят. Вам придется подождать. Если вы так спешите…

– Подойдите к Питеру. Попросите его показать вам мистера Мейсона. Потом скажите мистеру Мейсону, чтобы он подошел к телефону. Это очень важно. Пусть сразу же подойдет. Вы поняли?

– Ладно. Не вешайте трубку.

Прошло минуты две. Женщина нетерпеливо взглянула на свои часы, в оправе которых поблескивали бриллиантики, нахмурилась и сказала то ли в трубку, то ли просто так:

– Скорей, скорей! Ну, скорей же!

Казалось, прошла вечность, прежде чем раздался несколько раздраженный голос адвоката:

– Алло. Говорит Мейсон.

Женщина заговорила отрывисто и торопливо.

– Это очень важно, – сказала она. – Слушайте меня внимательно. Вы должны сразу же понять меня и сделать то, что я скажу. Больше я уже не смогу…

– Кто это говорит? – перебил адвокат.

– Я послала вам пакет, – сказала женщина. – Ради Бога, выслушайте меня. У вас есть карандаш?

– Да.

– Запишите, пожалуйста, имя и адрес.

– Но почему…

– Прошу вас, мистер Мейсон. Я все объясню вам. Каждая секунда дорога. Я прошу вас, умоляю, запишите имя и адрес!

– Говорите.

– Медфорд Д.Карлин, шестьдесят девять двадцать, Западная Лорендо–стрит. Записали?

– Подождите, – сказал Мейсон. – Карлин, К–а–р–л–и–н? Так?

– Да. Инициалы – М.Д. Его адрес – шестьдесят девять двадцать, Западная Лорендо–стрит.

– Есть. Записал.

– Деньги вы уже получили?

– Какие деньги?

– О, мистер Мейсон, неужели вы не получили их? Тот пакет… я о нем говорила… Как же так? Его не принесли?..

Ее голос осекся.

– Не будете ли вы столь любезны, – с раздражением сказал Мейсон, назвать мне свое имя и прямо объяснить суть дела? Что за пакет и деньги, и кто вы, наконец, такая?

– Я не могу назвать вам свое имя. Да оно вам и ни к чему. В конверте были деньги, пятьсот семьдесят долларов… Мистер Мейсон, я умоляю вас, повидайтесь с мистером Карлином, покажите ему вырезку, которая лежит в том пакете с деньгами, и…

– Но я уже сказал вам, что не получал пакета.

– Вы его получите. Его принесут. Скажите мистеру Карлину, что ему придется искать другого компаньона. Мистер Мейсон, я не могу вам передать, как все это важно. Это вопрос жизни и смерти. Не теряйте ни минуты… О–о!..

Ее голос замер, темные глаза, настороженно следившие за входной дверью аптеки, с ужасом глядели на высокого мужчину лет тридцати с небольшим.

Крупными легкими шагами человека, всегда отличавшегося великолепным здоровьем, он вошел в аптеку и остановился, чуть насмешливо рассматривая лица посетителей.

Женщина не колебалась ни секунды. Трубка тотчас же выпала из ее руки и закачалась на проводе, несколько раз стукнувшись о стенку кабинки.

Выскользнув из кабинки, женщина протиснулась к стенду с журналами и, повернувшись спиной к стойке, принялась их рассматривать, казалось, полностью углубившись в это занятие.

Ей даже удалось изобразить удивление, когда рука мужчины сжала ее локоть. С возмущением обернувшись, она тут же улыбнулась, нежно и заискивающе.

– О, – сказала она. – Это ты!

– Я искал тебя.

– Я… Ты уже все закончил?

– Да. Это потребовало меньше времени, чем я предполагал.

– Надеюсь, я не заставила себя ждать. Я только хотела купить зубную пасту и засмотрелась на журналы. Я тут всего минутку.

Он положил ей на талию крепкую мускулистую руку и слегка подтолкнул к прилавку.

– Покупай свою пасту, и пошли отсюда.

2

Перри Мейсон стоял у телефона, держа трубку в левой руке и затыкая ухо указательным пальцем правой, чтобы не слышать звуков музыки.

Оставшаяся за столиком Делла Стрит, его секретарша, заметила торопливый кивок шефа и поспешила к нему.

– Что случилось? – спросила она.

– Да что–то странное, – сказал Мейсон. – Подойди к другому телефону и, если на контрольном пункте сегодня работает кто–то из твоих приятельниц, справься у них, нельзя ли проследить, откуда мне сейчас звонили. Пусть поторопятся. Звонила женщина. По–моему, она смертельно перепугана.

Делла вытащила записную книжку, наклонилась, чтобы рассмотреть целлулоидный кружок на телефонном аппарате, и записала номер. Затем она поспешила к телефону, находившемуся в женской туалетной комнате.

Когда она вернулась, Мейсон все еще держал трубку в руке.

– Звонили из телефона–автомата, шеф, в аптеке на углу Ванс–авеню и бульвара Крамер. Телефон занят, очевидно, трубка не повешена.

Мейсон положил свою трубку на место.

– Что это за звонок? – спросила Делла.

Мейсон сунул в карман записную книжку.

– Меня просили немедленно повидать некоего М.Д.Карлина. Его адрес: шестьдесят девять двадцать, Западная Лорендо–стрит. Поищи–ка его в справочнике, ладно, Делла?

Делла принялась торопливо листать телефонную книгу и вскоре сказала:

– Да, он здесь есть. М.Д.Карлин, шестьдесят девять двадцать, Западная Лорендо–стрит. Телефон – Ривервью три двадцать три двадцать два.

– Запиши номер, – сказал Мейсон.

– Ты будешь ему звонить?

– Не сейчас. Попозже. Я хочу побольше разузнать, прежде чем начну действовать. У этой женщины определенно что–то случилось. Жаль, что ты не слышала, как она говорила.

– Она была расстроена?

– Я бы сказал, не расстроена, а в панике.

– Чего она от тебя хотела?

– Просила сказать этому Карлину, что он должен искать себе другого компаньона.

– Вместо нее?

– Не знаю. Она передала мне свою просьбу и сказала, что мне скоро принесут деньги. Обычно я отказываюсь от поручений анонимных клиентов, но в голосе этой женщины звучал такой ужас, что мне стало жаль ее. Перед тем как бросить трубку, она вскрикнула так, словно что–то испугало ее до смерти. Трубка стукнулась о стенку, а потом ударилась еще несколько раз, наверное, качаясь на шнуре. Может быть, женщина упала в обморок.

– Что же нам теперь делать? – спросила Делла Стрит.

– Некоторое время подождем и поглядим, придет ли тот пакет с деньгами, о котором говорила женщина.

– А пока?

Мейсон повел Деллу к столику.

– А пока мы допьем кофе, может быть, немного потанцуем и вообще будем вести себя так, будто ничего не случилось.

– Не оборачивайся, шеф, – сказала Делла, – кажется, твой телефонный разговор уже привлек к себе внимание.

– В чем дело?

– Насколько я могу понять, в том углу нас с тобой очень оживленно обсуждают.

– Кто именно?

– Гардеробщица, девушка, которая делает мгновенные фотоснимки, и продавщица сигарет. Подожди минутку, девушка с сигаретами уже направляется к нам.

Мейсон глотнул кофе.

Девушка, продававшая сигареты, предложила свой товар сидящим за соседним столиком, затем повернулась к Перри Мейсону.

– Сигары, сигареты? – спросила она вкрадчиво, чуть протяжно.

Мейсон улыбнулся и отрицательно покачал головой.

Делла Стрит слегка подтолкнула его под столом.

– Ну хорошо, дайте мне пачку «Релейф», – сказал Мейсон.

Девушка взяла пачку, надорвала уголок, легонько постучав по пачке, вытолкнула сигарету и протянула ее Мейсону, наклонившись, чтобы дать ему прикурить.

У девушки был оливковый цвет лица, немного широковатые скулы и ладная фигурка. Короткое, сильно декольтированное платье открывало округлые плечи, стройные ноги обтягивали нейлоновые чулки.

Мейсон протянул ей доллар. Она начала отсчитывать сдачу.

– Не нужно, – мягко улыбнулся Мейсон.

– О, вы… так щедры.

– Не стоит благодарности.

– Вы так добры… Такая сумма…

– В чем дело? – перебил Мейсон и внимательно поглядел на нее. – Вам ведь всегда дают чаевые.

– Десять, пятнадцать центов, самое большее двадцать пять, – сказала девушка, и ее глаза вдруг наполнились слезами.

– Э, подождите–ка минутку, – сказал Мейсон. – Что это вы?

– Простите меня. Я так расстроена, так истерзалась, а вы были так добры со мной, и я… Я уж и сама не знаю, что делаю…

– Да вы присядьте, – сказала Делла Стрит.

– Нет, нет, меня уволят. Я не имею права сидеть с покупателями. Я…

Мейсон увидел, что ее лицо подергивается от волнения и слезы тоненькими струйками стекают по щекам, оставляя полоски на гриме.

– Ну, вот что, – сказал он. – Садитесь.

Он поднялся, подал стул девушке, и, чуть поколебавшись, она пододвинула стул так, чтобы можно было присесть на него, держа поднос на коленях.

– А теперь, – сказал Мейсон, – вам нужно выпить рюмку бренди и…

– Нет, нет, пожалуйста. Я не могу. Пить с покупателями нам не разрешают.

– Да что у вас случилось? – спросил Мейсон. – Неприятности на работе?

– Нет, нет. С работой все в порядке. Это чисто личное, и вообще давнишняя история. Но временами вдруг подступит к сердцу… – Она запнулась и, повернувшись к Делле, с надрывом заговорила: – Ваш муж не поймет, зато вы сможете понять. Вы женщина, и вам знакомо чувство матери к ребенку.

– А что с вашим ребенком? – спросил Мейсон.

Она покачала головой.

– Как глупо, что я навязываюсь к вам со своими делами. Будьте добры, сделайте вид, будто что–то выбираете на моем подносе. Наш шеф может рассердиться.

Делла Стрит начала перебирать уложенные на подносе мелкие сувениры и безделушки.

– Продолжайте, – сказал Мейсон.

– Вообще–то нечего рассказывать. В конце концов, все не так уж плохо. Наверное, мой ребенок в хороших руках. Мне только хотелось бы знать. Ой, как хотелось бы…

– Что знать? – спросил Мейсон.

– Где моя дочка. Видите ли, все это очень сложно и запутанно. Я… во мне есть примесь японской крови.

– Да что вы?

– Правда. Вы, может, не заметили этого, но если внимательно поглядеть, видите, какие у меня глаза и скулы.

Мейсон пристально всмотрелся в ее лицо, потом кивнул и сказал:

– Да, вижу. Я сразу подумал, что в вас есть что–то экзотическое. Теперь я понял, в чем дело. У вас явно восточный тип лица.

– У меня ведь только небольшая примесь японской крови, – сказала девушка. – А вообще–то я американка. Такая же, как и все остальные. Но люди, знаете, как относятся к этому? Для большинства я – японка, и весь разговор. Отверженная, чужая…

– Ну, а что с вашим ребенком? – спросил Мейсон.

– У меня есть дочка.

– Вы замужем?

– Нет.

– Продолжайте.

– Ну вот. У меня есть ребенок, а отец ребенка украл у меня мою дочь. Он продал ее. Когда я узнала, что какие–то чужие люди хотят удочерить мою девочку, я была вне себя. Чего я только ни делала, стараясь выяснить, что же это происходит и как мне быть, но ничего не смогла сделать.

– А тот человек, который похитил вашу дочь, и в самом деле ее отец? спросил Мейсон.

Девушка на мгновение замялась, опустила глаза, потом подняла их и взглянула прямо к лицо Мейсону.

– Нет, – призналась она. – Ее отец умер.

– Почему же вы не пытаетесь разыскать вашу дочь? – спросила Делла Стрит.

– А что я могу сделать? Разве станет кто помогать японке, да еще если у нее денег ни гроша? А у меня ничего нет. Я даже не знаю, где моя девочка, но я уверена, кто–то ее удочерил. Тот человек, который выдал себя за отца и подписал все бумаги, исчез.

– Сколько лет вашей девочке? – спросил Мейсон.

– Сейчас ей бы исполнилось четыре года. Она была совсем крошкой, когда…

Питер, метрдотель, оглядывая зал, вдруг заметил девушку с сигаретами.

– Продавщица сигарет, пройдите–ка сюда! – крикнул он. – Сию же минуту!

– Ох, – сказала девушка, – зря я разговорилась с вами. Питер сердится.

Из треугольного выреза платья она вытащила носовой платок, такой крошечный, что, казалось, им нельзя прикрыть даже почтовую марку, поспешно вытерла глаза и припудрила лицо.

– Продавщица сигарет! – вторично позвал Питер. Его голос звучал резко и нетерпеливо.

Несмело улыбнувшись Делле Стрит, девушка дотронулась до руки Мейсона и, слегка сжав ее, сказала:

– Мне сейчас здорово влетит.

– А вы не позволяйте, – сказала Делла Стрит. – Какое он имеет…

– Продавщица сигарет, немедленно сюда! – еще раз крикнул метрдотель.

– Спасибо вам большое, я хоть душу отвела.

И девушка ушла.

– Бедняжка, – сказала Делла.

Мейсон кивнул.

– Грудного ребенка продать, наверно, не так трудно, – адумчиво проговорила Делла. – Если тот тип выдал себя за отца и сказал, что мать девочки умерла или сбежала, то он наверняка нашел людей, желающих усыновить ребенка, и получил от них пятьсот, а то и тысячу долларов.

– За японского ребенка?

– А кто знает, что он японец? – возразила Делла. – Ты и то не догадался, что она японка, до тех пор, пока она сама не сказала. Чуть раскосые глаза и что–то в очертаниях лица… Она гораздо больше американка, чем японка.

Мейсон снова кивнул.

– Все это, кажется, ни капли тебя не тронуло, – с раздражением сказала Делла Стрит. – Почему бы тебе ей не помочь? Уж кто–кто, а ты мог бы это сделать, шеф. Разыщи девочку, сделай доброе дело.

– Для кого?

– Для матери и для девочки.

– А кто тебе сказал, что для девочки это такое уж доброе дело? Она, может быть, сейчас в хороших руках. А мамаша, которая работает в ночном клубе и щеголяет в столь открытом платье, что еще чуть–чуть и ее арестуют за непристойный вид…

– При чем тут платье? Она любит ребенка.

– Может быть, и любит, – сказал Мейсон, – но едва ли так уж сильно.

– Не поняла тебя.

– Со времени исчезновения ребенка прошло, наверное, не менее трех лет, – сухо напомнил Мейсон. – И вдруг ни с того ни с сего она подходит к двум совершенно незнакомым людям, посетителям ночного клуба, где она работает, и, рискуя быть уволенной, подсаживается к ним и начинает плакаться на свои беды.

– Все это так, конечно, – согласилась Делла Стрит. – Но ведь можно посмотреть на дело и с другой точки зрения… У нее это вышло случайно. Такое впечатление, что она держала свое горе при себе, пока могла, а сейчас ее прорвало.

– Небезынтересно, что случилось это после совещания в углу, состоявшегося сразу вслед за моим разговором по телефону.

– Да, верно. Она знает, стало быть, кто ты такой.

Мейсон кивнул.

– Знает, и поэтому пыталась заручиться твоей помощью. Но вид у нее был очень искренний, и… слезы были настоящие.

Мейсон взглянул на часы и сказал:

– Ну, если это еще не конец, мне бы хотелось, чтобы события развивались быстрей. В противном случае я просто не успею что–либо сделать сегодня. Я все вспоминаю голос этой женщины, такой испуганный, взволнованный. Хотел бы я знать, что там случилось, когда она так внезапно бросила трубку.

– К нам идет метрдотель, – сказала Делла Стрит.

Метрдотель, невысокий, полный, средних лет мужчина, учтиво поклонился и сказал:

– Прошу прощения.

– Да? – отозвался Мейсон.

– Вы Перри Мейсон, адвокат?

Мейсон кивнул.

– К сожалению, я не узнал вас, когда вы входили, но потом мне показали вас. Я неоднократно видел ваши фотографии в газетах, но… – он выразительно развел руками, – вы много моложе, чем я ожидал.

– Пусть это вас не тревожит, – с легким раздражением ответил Мейсон. – Кормят у вас отлично, обслуживание безупречное. Так что, пожалуйста, не извиняйтесь, что вы не узнали меня, и никому, кстати, не говорите, что я здесь.

Метрдотель бросил беглый взгляд на Деллу Стрит и заговорщицки улыбнулся.

– Ну, разумеется, – сказал он. – Мы здесь никогда таких вещей не делаем. Зачем лезть в чужие дела? Я позволил себе подойти к вам, только чтобы передать пакет, присланный на ваше имя. Меня непременно просили вручить его вам лично.

Сделав легкое, неуловимое движение рукой, он извлек откуда–то конверт, как фокусник достает маленького кролика из потайного кармана фрака.

Мейсон не сразу вскрыл конверт. Он положил его на стол и некоторое время изучал его. Конверт был длинный, из грубой бумаги, с надписью «мистеру Мейсону», сделанной явно второпях. Потом он холодно и твердо взглянул на учтиво улыбающегося метрдотеля.

– Где вы это взяли? – спросил он.

– Пакет был передан швейцару посыльным.

– Кто этот посыльный?

– Право, не знаю. Может быть, знает швейцар. Хотите, я его пришлю к вам?

– Да, пришлите.

На мгновение их взгляды встретились, глаза адвоката пристально смотрели в улыбающиеся, чуть насмешливые глаза Питера. Потом метрдотель отвел взгляд.

– Я его пришлю немедленно и надеюсь, что вы выясните все, что вас интересует.

Он поклонился и направился к дверям.

– Хотелось бы мне знать, – заметил Мейсон, глядя ему в спину, – каким образом наша загадочная клиентка обнаружила наше местопребывание.

– О, так это он и есть, – сказала Делла, увидев деньги и вырезку из газеты. – Тот самый пакет, что тебе должны были прислать.

Мейсон просматривал содержимое.

– Занятно… в основном мелкие купюры, по доллару, и покрупней, а две – по пятьдесят.

Он поднес деньги к носу, затем протянул пачку Делле.

Она понюхала и сказала:

– Довольно сильный запах. Это хорошие духи. Знаешь что, шеф, наверно, эта женщина собирала деньги по доллару, по два, иногда откладывала пять, а если повезет, случалось, даже пятьдесят. Она прятала их где–то в ящике комода вместе с носовыми платками, приберегая на крайний случай.

Мейсон кивнул, его лицо стало задумчивым.

– Могло быть и так, – сказал он, – накопив достаточно мелких денег, она обменивала их в банке, и таким образом здесь оказалось две купюры по пятьдесят. Крупные купюры прятать удобнее, и… сюда идут метрдотель и швейцар. Вложи деньги в конверт.

– Здесь нет твоего имени? – спросила она.

– Ни имени, ни записки, – ответил он. – Только деньги и вырезка из газеты. Поэтому она и звонила: хотела объяснить, что от меня требуется. Написать записку она, наверно, не успела. Просто сунула деньги в конверт и…

Он запнулся на полуслове – к столику подошли метрдотель и швейцар.

– Вот этот швейцар, мистер Мейсон.

Питер продолжал стоять, явно чего–то ожидая.

Мейсон протянул ему десятидолларовую бумажку.

– У вас отличное обслуживание, – сказал он.

Ловкие пальцы взяли бумажку, и она как бы растворилась в воздухе. В глазах метрдотеля теперь уже не было насмешки. Он держался почтительно.

– Счастлив служить вам, мистер Мейсон. В любое время, когда бы вы ни захотели прийти сюда, только спросите Питера, и столик будет вас ждать.

Швейцар, огромный мужчина в украшенной шитьем униформе, казалось, думал лишь о том, чтоб поскорей вернуться на свой пост, но его зоркие глаза явно успели заметить, какого достоинства купюра была вручена Питеру, и щедрость клиента, казалось, произвела на него должное впечатление.

– Ну, – сказал Мейсон, – расскажите–ка мне о посыльном.

– А что о нем рассказывать? – ответил швейцар. – Автомобильчик – так себе. Не слишком новый. Я подошел к машине, открыл дверцу и увидел, что там один человек и сидит он с таким видом, будто это не его машина. Я сразу увидел, что он не будет выходить, и подумал: наверно, хочет узнать дорогу. Что ж, ответить я могу, я не прочь, только ты хотя бы опусти стекло и крикни, что тебе там надо. Зло меня на таких разбирает. Ведь чаевых от них не дождешься. Открыв дверцу, он сунул мне в руку конверт и говорит: «Передайте это Перри Мейсону. Он в ресторане». Я помню, как вы ставили машину, – продолжал швейцар, – но я не узнал вас тогда, мистер Мейсон. Хотя имя ваше часто слышу, но… вы ведь впервые у нас? Верно?

Мейсон кивнул.

– Продолжайте. Что же сделал этот человек с конвертом?

– Да больше ничего. Я вытаращился на него, а он сказал: «Иди. Что, у тебя ноги не работают? Отнеси пакет вашему старшему и скажи, что пакет, мол, очень важный, пусть его немедленно передадут мистеру Мейсону». Вот я и отдал его Питеру.

– А что сделал тот человек?

– Захлопнул дверцу и укатил.

– Вы не запомнили номер машины или какие–то приметы?

– Ничего я не запомнил, – ответил швейцар. – Вроде бы «шевроле», выпущенный этак лет пять–шесть тому назад. Темного цвета седан с четырьмя дверцами. Вот и все, что я могу сказать.

– Смогли б вы описать того мужчину?

– Ну, на нем был такой сероватый костюм. Ворот у рубашки мятый. Он лет так на шесть, на восемь старше меня, а мне… постойте–ка… уже пятьдесят три… Не похож на нашего клиента.

– Похож на рабочего?

– Ну, не совсем на рабочего. У него, может, какая лавчонка или маленькая мастерская. Обтрепанный такой, но, видно, малый ушлый. У него–то, может, и деньжата водятся, но он их не тратит на одежду или машину и не транжирит в…

– Ночных клубах, – подсказала Делла Стрит.

Швейцар ухмыльнулся.

Мейсон вытащил банкноту в десять долларов.

– Попытайтесь вспомнить что–нибудь еще, – сказал он. – И не думайте о чаевых, которые вы упускаете из–за того, что ушли от дверей. Вы свое наверстаете. А сейчас послушайте: это моя секретарша мисс Стрит. Вы можете завтра позвонить в мою контору, попросить ее к телефону и сообщить ей все, что вы вспомните.

В отличие от Питера швейцар, взяв купюру, сперва поглядел на нее, потом кивнул и одобрительно ухмыльнулся.

– Я же говорю, – сказал он, – чаевые подождут. А если чего нужно…

– Вы пока подумайте, – сказал Мейсон. – И вызовите мою машину. Она…

– Я помню вашу машину, – живо отозвался швейцар. – И вас теперь запомню, мистер Мейсон. Если вам что потребуется…

– Очень хорошо, – прервал его Мейсон. – В настоящее время мне требуется как можно больше узнать о человеке, который привез конверт.

– Подумаю. Если что припомню, я вам завтра днем позвоню. Я нынче дежурю до двух часов ночи и не встану завтра раньше двенадцати. Может, и вспомню что.

Мейсон повернулся к Делле Стрит:

– А теперь, Делла, мы позвоним Карлину.

– Он разозлится, если мы его разбудим, – сказала Делла.

– Знаю. Но все же попробуем.

– Нельзя ли подождать с этим хотя бы до завтрашнего утра?

– Ты бы так не говорила, если бы слышала голос той женщины. Я не знаю, что у нее стряслось, но откладывать нельзя. Нужно немедленно действовать.

Мейсон повел Деллу к телефону. Она опустила монетку, набрала номер и вопросительно взглянула на Мейсона:

– Ты будешь говорить?

– Нет, – ответил Мейсон, усмехнувшись, – не я, а ты. Попробуй воздействовать на него своими чарами. Пусти в ход свой самый нежный голосок.

– Сказать ему, кто мы и зачем звоним?

– Кто – скажи, а зачем – не нужно. Тебе…

Делла приложила руку ко рту и сказала:

– Алло. Это мистер Карлин? – Выслушав ответ, она кокетливо улыбнулась и проговорила: – Мистер Карлин, я надеюсь, вы извините, что мы тревожим вас в такое позднее время. Это говорит мисс Стрит. Я доверенный секретарь мистера Мейсона. Нам совершенно необходимо повидать вас как можно скорее. Надеюсь, вы еще не ложились… О, прекрасно… Да, если можно… Да, конечно… простите… Передаю трубку мистеру Мейсону. – Она прикрыла рукой микрофон и сказала: – Он еще не ложился. Отвечает вежливо. Я думаю, все будет хорошо.

Мейсон кивнул, взяв у нее трубку, и сказал:

– Алло. Говорит Перри Мейсон, мистер Карлин. Я очень сожалею, что пришлось побеспокоить вас в такое позднее время.

– Ваша секретарша уже это говорила, – ответил мужской голос. – Пусть это не волнует вас. Я почти никогда не ложусь раньше двух часов ночи. Часто читаю допоздна, да и вообще ложиться рано не привык.

– Я хотел бы с вами встретиться по поводу одного дела чрезвычайной важности.

– Сегодня?

– Да.

– Сколько времени уйдет у вас на дорогу?

– Я звоню из «Золотого гуся», – сказал Мейсон. – Мне предстоит еще одно небольшое дело, и… словом, я, наверно, буду у вас минут через тридцать–сорок.

– Я буду ждать вас, мистер Мейсон. Постойте, вы ведь мистер Перри Мейсон, адвокат?

– Верно.

– Я о вас слышал, мистер Мейсон. Буду рад познакомиться. Я сварю к вашему приходу кофе.

– Прекрасно, – сказал Мейсон, – простите мою назойливость, я даже не знаю, как вас благодарить…

– Что вы, пустяки. Я холостяк, скучаю в одиночестве и очень рад гостям. Ваша секретарша тоже приедет?

– Да.

– Великолепно, – сказал Карлин. – Итак, я жду вас, мистер Мейсон, примерно через полчаса.

– Совершенно верно, – ответил Мейсон. – Благодарю вас.

Он повесил трубку.

– Разговаривает Карлин приветливо, – заметила Делла Стрит.

– Вполне.

– Ты успел посмотреть газетную вырезку?

– Только мельком, – сказал Мейсон. – Всего несколько строк, должно быть, из какой–то нью–йоркской газеты. Упоминается, что некая Элен Хемптон была признана виновной в шантаже и заключена в тюрьму на восемнадцать месяцев. Кажется, она и ее сообщник, имя которого не названо, занимались вымогательством, а каким именно – нельзя понять. Она признала себя виновной, и судья при вынесении приговора коротко отметил, что система вымогательства была так ловко придумана, что он не рискует сделать ее достоянием широкой гласности из опасения, что и другие смогут прибегнуть к ней.

– И это все?

– Все, – сказал Мейсон.

– А какая дата на вырезке?

– Даты нет, – сказал Мейсон. – Просто вырезан кусочек текста. Бумага слегка начала желтеть, так что или статья давнишняя, или она лежала на солнце.

– Ну что ж, – сказала Делла Стрит, – может, мы что–нибудь и узнаем от Карлина. А что это за дело, о котором ты говорил ему, шеф?

– Я хочу съездить к тому телефону–автомату, – пояснил Мейсон. Думаю, что аптека открыта всю ночь. Попробую у них что–нибудь выяснить о женщине, которая звонила мне.

– А ты заметил, – сказала Делла Стрит, – что Карлин держится вполне непринужденно. Он мне даже понравился.

– Да, разговаривал он вежливо и в то же время твердо, – сказал Мейсон, – и любопытства в общем–то не проявил.

– Верно, – согласилась Делла. – Другой на его месте начал бы допытываться – «что да почему»? Напугался бы, наверное: «Чего ради я понадобился мистеру Мейсону в такой поздний час? Что он задумал?» – и тому подобное. А этот Карлин вроде бы совсем и не встревожился.

Мейсон задумался.

– Любезен и не проявляет любопытства, – повторил он медленно.

– А может быть, он ждал звонка? – спросила Делла Стрит.

– Ну, – ответил Мейсон, – не стоит заходить так далеко в предположениях, но он явно был начеку. А теперь в аптеку, Делла, посмотрим, что там.

3

Подъезжая к аптеке на углу Ванс–авеню и бульвара Крамер, Мейсон сказал:

– Делла, как, по–твоему, откуда эта женщина могла узнать, что я в «Золотом гусе»?

– Мало ли как, – сказала Делла Стрит, – ты человек известный, тебя многие знают…

– Тогда следует предположить, что и она была там же, в «Золотом гусе».

– Совсем не обязательно. Она… постой–ка минутку… да, я поняла, почему ты так решил.

– Могло, конечно, быть и так, – продолжал Мейсон, – что ей просто сказали по телефону: «Слушай, мистер Мейсон сейчас в ресторане – «Золотой гусь“. Воспользуйся случаем, позвони ему». Может, кто–то из ее друзей был среди посетителей. Или метрдотель…

– Да, все это вполне возможно.

– И все же нет, – продолжил Мейсон, – я не думаю, что ей кто–то звонил. Уж очень она волновалась, очень уж была испугана. Ей не звонили, это она сама была в ночном клубе, сама нас видела, потом ушла и сразу позвонила.

– Кто–нибудь знал, куда мы собираемся идти?

– Мы ведь и сами этого не знали, – сказал Мейсон. – Вспомни, мы уже кончили опрашивать свидетеля и вышли из конторы, когда ты вдруг вспомнила, что Пол Дрейк рекомендовал тебе этот клуб. Он сказал, что там великолепно кормят и неплохой оркестр.

– Верно, – ответила она. – Решение мы приняли экспромтом, и никто не знал, что мы туда идем.

– За исключением Дрейка, – напомнил Мейсон. – Мы ведь позвонили Полу по дороге и сказали, что свидетель все подтвердил, что завтра утром мы увидимся, а сейчас хотим воспользоваться его рекомендацией и направляемся в ночной клуб.

– Да, я слышала, как ты ему все это говорил.

– Но Пол Дрейк, – продолжал Мейсон, – вряд ли мог сказать кому–нибудь, где мы находимся. Ведь он же детектив, в конце концов. Он умеет держать язык за зубами. Впрочем, может, мы выясним кое–что после разговора с Карлином. И, может быть, окажется, что это дело вполне заурядное и не стоило из–за него поднимать такой шум да еще мчаться куда–то ночью. И все–таки очень похоже, что эта женщина копила деньги на какой–то крайний случай, и, когда этот случай пришел, она взяла их и… Вот и аптека. Ты войдешь? – спросил он.

Делла Стрит уже открывала дверцу машины.

– Только попробуй не взять меня с собой, – сказала она.

Старший продавец готовился закрыть аптеку. Четырем юнцам, которые оживленно болтали за тягучим коктейлем из сиропа и мороженого, учтиво, но твердо напомнили, что пора уходить. Продавщица содовой воды уныло окунала грязные стаканы в горячую воду, а кассирша подсчитывала выручку.

Продавец рецептурного отдела равнодушно выслушал Мейсона.

– Я ее не очень–то запомнил, – сказал он. – Уже после ее ухода нам позвонили в другую кабинку с центральной станции и сказали, что у соседнего автомата не повешена трубка. Я зашел в кабину и повесил трубку на место. Вот и все, что я знаю об этом. Спросите лучше кассиршу.

Мейсон подошел к кассе.

Кассирша смутно помнила ту женщину. Она просила разменять ей четверть доллара. Ей примерно лет тридцать – тридцать пять. Одета в темное пальто с меховым воротником. У нее была коричневая сумка из крокодиловой кожи. Нет, более подробно она не может ее описать. Да, бросила трубку. Как уходила женщина, кассирша не видела. У них столько дел…

– Из какой кабинки она звонила? – спросил Мейсон.

– Из той, что справа, около стенда с журналами.

– Я ее осмотрю, – сказал Мейсон.

Вместе с Деллой Стрит он прошел к кабинке.

– Продавец из рецептурного отдела определенно наблюдает за нами, шеф, – прошептала Делла.

– Возможно, он думает, что я из ФБР, – сказал Мейсон. – По–моему, у нас практически нет шансов узнать, что ее испугало, но все же нужно посмотреть. Раз она убежала так внезапно, то могла что–то оставить платок, кошелек или…

– Здесь на полочке лежит клочок бумаги и несколько монет, – сказала Делла Стрит, заглядывая в дверь через стекло.

Мейсон толкнул дверь. Делла Стрит проскользнула внутрь будки.

– Четыре монеты, сложенные столбиком на кусочке бумаги, – сказала она.

– Что это за бумажка?

– Здесь какой–то телефонный номер, нацарапанный карандашом. Майн девять шестьдесят четыре пятьдесят.

– Позвони, – сказал Мейсон. – Посмотрим, кто ответит.

– Вряд ли кто–нибудь ответит нам в это время ночи, – сказала Делла Стрит, опуская монету. – Алло! Да, да, спасибо… нет, ничего, я по ошибке набрала не тот номер. – Она положила трубку и с улыбкой повернулась к Мейсону. – Это был номер «Золотого гуся»!

– Дьявольщина! Я бы дорого дал, чтобы узнать, как она нас проследила. Что еще написано на этой бумажке?

– Какие–то цифры с другой стороны.

Цифры были записаны в одну строчку: 59–4П–38–3Л–19–2П–10–Л.

Мейсон, нахмурившись, разглядывал бумажку.

В это мгновение к ним быстро подошел продавец рецептурного отдела.

– Что–то нашли? – спросил он.

Мейсон улыбнулся и покачал головой.

– Нет, я просто записал ваш номер, – сказал он и, зевнув, пояснил: Все в порядке. Видите ли, моя двоюродная сестра страдает временной потерей памяти. Но она помнит почему–то мой номер телефона даже тогда, когда забывает и свою фамилию, и мою, и всех наших родственников.

– Понятно, – сказал продавец таким тоном, что ясно было, что он не понял ничего.

Мейсон повел Деллу Стрит к двери.

Мелкий моросящий дождик перешел в холодный ливень. Делла поспешно вскочила в машину.

– Б–р–р–р, замерзла, – сказала она. – В такую погоду на ногах должно быть что–то поплотнее, чем прозрачный нейлон. Что ты думаешь насчет этой бумажки с цифрами?

– Цифры, – сказал Мейсон, извлекая из кармана клочок бумаги, – это комбинация сейфа. Четыре раза вправо до пятидесяти девяти, три раза влево до тридцати восьми, два раза вправо до девятнадцати, потом влево и остановиться на десяти.

– Продавец все вертится около двери, – сказала Делла. – Я думаю, он хочет записать номер нашей машины.

Мейсон нажал на педаль. Машина тронулась, и дворники монотонно задвигались, сгоняя с ветрового стекла ручейки воды.

– Как ты распорядишься, шеф, – спросила Делла, – в какую графу я должна занести эти пятьсот семьдесят долларов?

– Я думаю, – сказал Мейсон, – что ты должна обозначить их как вклад мадам Х, пока мы не узнаем точно, кто наша клиентка. Может, мистер Карлин несколько просветит нас на этот счет.

– Ты собираешься рассказать ему что–нибудь о нашей клиентке?

– Ни единого слова, – ответил Мейсон. – И надеюсь, что он в самом деле угостит нас горячим кофе.

Наступила пауза и длилась до тех пор, пока Мейсон, повернув на Западную Лорендо–стрит, не оказался в сто шестьдесят восьмом квартале.

– Вот его дом, на той стороне, – объявил Мейсон.

– Какой он старомодный! – воскликнула Делла.

Мейсон кивнул.

– Наверно, при нем был обширный участок лет двадцать пять назад. Потом город начал расширяться, и владелец продал землю, но, как видишь, сохранил футов по тридцать–сорок с каждой стороны дома. Может, когда–то это было целое поместье. А теперь все пришло в упадок. Должно быть, дом уже давным–давно не красили. Ну что ж, давай войдем.

Мейсон развернул машину и поставил прямо перед домом.

– Как твои ноги?

– Все еще мокрые.

– А я надеялся, что возле печки просохнут. Смотри же не простудись.

– Не простужусь. А как ты?

– Я в полном порядке. У меня теплые ботинки.

Мейсон выключил свет, заглушил мотор и, обойдя машину, открыл дверцу для Деллы Стрит.

Они быстро прошли по цементной дорожке, ведущей к скрипучему крыльцу под навесом, укрепленным на резных деревянных столбах.

Мейсон попытался на ощупь отыскать звонок, как вдруг дверь приоткрылась и спокойный мужской голос сказал:

– Извините, там нет света возле двери. Вы – мистер Мейсон?

– Верно. А вы, как я догадываюсь, мистер Карлин.

– Да. Проходите, пожалуйста.

Карлин открыл дверь пошире. Делла Стрит и Перри Мейсон вошли.

– Неважная погода, – сказал Карлин. – Очень холодный дождь.

– Да, это довольно неприятно, – согласился Мейсон, исподтишка разглядывая и хозяина, и помещение, в которое они вошли.

В освещенной тусклой лампочкой передней стоял мужчина лет за шестьдесят, с круглой головой, негромким голосом и серыми глазами за толстыми стеклами очков, сквозь которые он насмешливо поглядывал на посетителей.

Его одежда была такой же ветхой и поношенной, как дом снаружи. Однобортный старомодный пиджак. Брюки явно давно не глажены. Ботинки так долго носились, что совершенно потеряли форму.

– Это обитель холостяка, – сказал Карлин. – Я живу один. Уборщица приходит только раз в неделю. Сам же я уборкой не занимаюсь. Так что уж не обессудьте.

– Все в порядке, – сказал Мейсон. – Это мы должны просить у вас извинения, что вторгаемся в такой поздний час. Однако дело, которое привело меня к вам, таково, что мы не могли ждать.

Карлин поправил очки и задумчиво прищурился на Мейсона. Правая сторона его лица была слегка искривлена – чуть приподнят уголок рта и несколько опущен краешек глаза. Все это создавало впечатление, будто Карлин постоянно приглядывается ко всему, что его окружает.

– Мой дом, – сказал он, – в вашем распоряжении. Я отлично представляю себе, мистер Мейсон, сколько у вас дел. Пожалуйста, пройдите в гостиную. У меня на плите горячий кофе…

– Ну, – воскликнул Мейсон, – вот это будет очень кстати.

– Со сливками, с сахаром или черный?

– Со сливками и с сахаром, – попросил Мейсон.

Гостиная явно отражала индивидуальность Карлина.

Здесь стояли три старомодных, покрытых чехлами кресла–качалки и два деревянных кресла с округлыми подлокотниками. На деревянных сиденьях кресел зияли дыры. В комнате не было ни одного торшера, и, очевидно, не было даже розеток в стене, так как прямо из патрона люстры, висевшей в середине потолка, тянулись провода. Из паутины проводов на шнурах свисали лампы, затененные картонными абажурами, зелеными снаружи и белыми внутри.

Маленький стол в центре комнаты был завален книгами, журналами и газетами. Часть из них валялась на полу; небольшая кипа около одной из качалок указывала на то, что хозяин частенько сиживал здесь, а прочитав очередную книгу, просто бросал ее на пол.

– Устраивайтесь поудобнее, – пригласил их Карлин. – Я сейчас принесу кофе.

Карлин ушел на кухню. Мейсон и Делла Стрит оглядели комнату.

– Вот тебе задача, шеф, – улыбнулась Делла. – Найди любимое кресло хозяина.

Она указала на качалку и на разбросанные в беспорядке вокруг нее книги, газеты и журналы.

Мейсон тоже усмехнулся и подошел взглянуть на книги в старинном, красного дерева книжном шкафу.

– Хм, смотри–ка, тут есть и очень интересные экземпляры. Наш новый знакомый, очевидно, настоящий книголюб. Ты только взгляни вот на эти.

– А что это за книги? – спросила Делла Стрит. – Не сманивай меня с места, шеф. Здесь газовый радиатор и прелесть как тепло.

Мейсон оглянулся на нее. Делла поставила ноги на каминную решетку. Теплый воздух, поднимаясь снизу, слегка колыхал подол ее платья.

Мейсон засмеялся.

– Сам бы надел когда–нибудь платье в холодную дождливую погоду… сказала Делла. – Так что там за книги?

– По самым различным предметам, – сказал Мейсон, – но видно, что все это очень дорогие издания в прекрасных переплетах и…

Послышались шаркающие шаги, и в комнату вошел Карлин, неся большой поднос с огромным глиняным кофейником, несколькими чашками и блюдцами, до половины наполненной бутылкой сливок и большой хрустальной сахарницей.

Он растерянно посмотрел на стол.

– Подождите минутку, – сказала Делла Стрит. – Я вам сейчас помогу.

Она сложила стопками книги и журналы. Карлин благодарно улыбнулся Делле, поставил поднос на стол и начал разливать кофе.

Чашки были разномастные, надтреснутые и старые.

– Боюсь, что сервиз оставляет желать лучшего, – извинился Карлин все с тем же насмешливым выражением. – Чашка с отбитой ручкой, разумеется, достанется хозяину. Впрочем, довольно извинений. Это дом холостяка, и принимайте его таким, каков он есть. Пейте кофе и давайте знакомиться.

Мейсон помешал кофе, сделал глоток и, взглянув на Деллу, одобрительно кивнул.

– Кофе просто великолепный.

– Благодарю. Я рад, что он вам понравился.

– Вы сами себе готовите? – спросила Делла Стрит и поспешно добавила: – Простите, я, конечно, не имею права совать нос в чужие дела.

– Да пожалуйста, – сказал Карлин. – Я люблю готовить. Ем, когда захочется, и вкусы у меня причудливые. Проголодаюсь и стряпаю себе что–нибудь. Когда не голоден – не ем. Одно из бедствий так называемой цивилизации – это то, что мы рабы времени. Люди придумали часы, и теперь вся наша жизнь подчинена движению часового механизма.

– У вас тут есть очень интересные книги, – сказал Мейсон.

Карлин криво улыбнулся.

– Мистер Мейсон, давайте обойдемся без предлогов и вежливых вступлений. Я понимаю, что вы пришли сюда в такой час не для того, чтобы говорить о погоде, кофе или моих книгах. Вам что–то нужно узнать у меня. Я готов удовлетворить ваше любопытство. Потом, если захотите, можете удовлетворить мое. Я вдовец. Живу здесь уже пять лет. У меня есть небольшой доход, которого при некоторой бережливости мне хватает на жизнь. У меня есть своего рода хобби. В подвале дома я оборудовал типографию и храню там небольшой запас самой отборной бумаги. Время от времени, когда мне попадается в журналах заслуживающий внимания материал, я его перепечатываю, причем сам подбираю шрифт, который кажется мне наиболее подходящим, и переплетаю в дорогую кожу. А иногда, если нахожу стоящую книгу, я снимаю с нее старый переплет и переплетаю заново в кожу ручной выделки. Кроме того, я увлекаюсь и фотографией. У меня есть темная комната и очень хороший увеличитель. Мне нравится бродить с камерой и фотографировать то, что мне приглянется. Причудливую игру света и тени. Разные настроения природы. Утренний свет солнца, просачивающийся сквозь ветки дуба. Волны, с шипением набегающие на песчаный пляж после шторма. Я думаю, все люди умеют ценить красоту, но должен признать, что в молодые годы меня привлекали более одушевленные объекты. – Карлин улыбнулся, вспоминая. – Теперь я занимаю более философскую позицию и ценю красоту вообще. Как видите, мистер Мейсон, я был с вами вполне откровенен. Очередь за вами.

– Я адвокат, – сказал Мейсон. – Поверенный своих клиентов. Многого, о чем бы мне хотелось рассказать, я не вправе открыть.

– Это понятно, – сказал Карлин. – Тогда расскажите то, что вы открыть вправе.

– Прежде всего, – начал Мейсон, – я вам скажу откровенно, что не знаю, кто мой клиент.

– Этого быть не может!

– Уверяю вас.

– Но тогда почему же вы согласились представлять его интересы?

– В виде исключения. Этот случай совершенно особый. Мои клиент просил меня кое–что вам передать.

– Что именно?

Мейсон вытащил из кармана газетную вырезку.

– Прежде всего меня попросили показать вам эту вырезку.

Карлин поднялся с кресла, подошел к Мейсону, взял вырезку из его рук и сказал:

– Она мне ничего не говорит. Впрочем, давайте посмотрим, гм… Здесь пишут о какой–то молодой женщине, которая была арестована за неблаговидные дела.

– Вы ее знаете? – спросил Мейсон.

– Боже мой, конечно, нет!

– Или, может быть, у вас когда–то что–то было… вы уж извините меня, мистер Карлин… может быть, когда–нибудь вас пытались шантажировать?

– Отнюдь нет. Возможно, дело прояснится, если вы скажете, что просил мне передать ваш клиент?

– Меня просили вам передать, – сказал Мейсон, – что при сложившихся обстоятельствах вы должны подыскать себе другого компаньона.

– Кто передал вам это поручение? – нахмурившись, спросил Карлин.

– Клянусь, я не могу вам этого сказать.

– Не можете или не хотите?

– Это уж как вам угодно.

– Вы точно передали просьбу?

– Абсолютно точно.

– Это поручение было написано?

– Нет.

– Скажите, а к чему относятся слова «при сложившихся обстоятельствах»?

– Не знаю.

Карлин задумчиво нахмурился и немного погодя покачал головой.

– У меня нет компаньонов, мистер Мейсон.

– Может быть, вы заключили какую–то сделку… – Он запнулся, увидев, как в глазах Карлина промелькнуло какое–то непонятное выражение. – Вы заключали какую–нибудь сделку? – спросил адвокат.

Карлин с усилием глотнул воздух.

– Нет.

Мейсон пристально на него посмотрел.

– Вы уверены в этом?

– Да!

– Что ж, – сказал Мейсон, – на этом моя миссия закончена.

– Не понимаю, почему вам это дело показалось таким спешным, – заметил Карлин.

– Обстоятельства заставили меня поспешить, – сказал Мейсон.

– Какие обстоятельства?

Мейсон улыбнулся.

– Я же сказал вам, что я адвокат и не выдаю секреты моих клиентов.

– Я убедился в этом как нельзя лучше.

Мейсон промолчал.

– Так как вы не хотите или не можете рассказать мне больше, я вынужден вступить на путь догадок.

– Пожалуйста.

Держа чашку без ручки в коротких толстых пальцах, Карлин отрывисто сказал:

– Рано или поздно я ведь все равно узнаю имя вашего клиента.

– И что будет тогда? – спросил Мейсон.

Карлин улыбнулся.

– Вы нам скажете его имя? – спросила Делла Стрит.

– Еще не знаю. Сперва я должен выяснить это сам. – Он не спеша отхлебнул кофе. Затем все так же отрывисто проговорил: – Человеческий мозг – изумительный инструмент. Если как следует сосредоточиться, мы могли бы решить любую загадку и даже проникнуть в тайну жизни и смерти, но мы боимся, мистер Мейсон, мы ужасно боимся. Вся наша жизнь управляется страхом.

– Боимся смерти? – спросила Делла Стрит, взглядом давая понять Мейсону, что пытается вызвать Карлина на разговор.

– Нет, самих себя, – ответил Карлин. – Человек больше боится самого себя, чем того, что может с ним случиться. Он боится остаться с самим собой наедине. Боится узнать себя. Боится заглянуть в себя.

– Я не замечала этого, – сказала Делла Стрит.

Карлин задумчиво посмотрел на нее.

– Когда люди по вечерам собираются вместе, они играют в карты или глушат себя ромом и табаком, или включают радио, или смотрят телевизор, или просто бегут в кино.

– А вам не кажется, что все нормальные люди нуждаются в обществе? спросила Делла.

– Нуждаться–то нуждаются, но в данном случае люди не просто ищут общества. Они боятся остаться наедине с собой. Поэтому они толпятся вместе. Наши мысли тонут в гуле голосов. Но я уклонился от темы. Думаю, что если это послание действительно адресовано мне, в чем я сомневаюсь, то, как следует поработав мозгами, я выясню то, что вы не вправе сообщить мне, мистер Мейсон.

– А вы все еще считаете, что оно адресовано не вам? – спросил Мейсон.

– Да. Я думаю, что ваш клиент имел в виду какого–то другого Карлина.

– Нет, нет, – ответил Мейсон. – Тут все совпадает, и ваше имя, и адрес…

– Конечно, – прервал его Карлин. – Я верю, что вы абсолютно точно выполнили поручение. Ошибся, вероятно, ваш клиент.

– Каким образом?

– Предположим, он когда–то должен был что–то передать человеку по имени Карлин. Не зная его инициалов, ваш клиент воспользовался телефонной книгой и вместо данных того Карлина по ошибке переписал мои. Так и не выяснив, что совершил ошибку, он затем ввел в заблуждение и вас… Но я очень рад, что познакомился с таким обаятельным и знаменитым человеком. Я очень приятно провел эти полчаса. Боюсь только, что для вас этот визит не был полезен. – С этими словами Карлин вернул Мейсону газетную вырезку.

– А я–то надеялся, – сказал Мейсон, – что вы дадите мне какую–нибудь информацию о…

– О вашем клиенте? – подсказал Карлин.

– Может быть.

– Я вижу, вы совсем недавно начали работать на вашего клиента, заметил Карлин. – Вполне очевидно, что вы не имели возможности говорить с ним лично, следовательно, его поручение было как–то передано вам. Принимая во внимание позднее время, я предполагаю, что его доставили не в контору. А так как здесь вместе с вами находится мисс Стрит, я предполагаю, что оно было доставлено вам до того, как вы ушли домой. Следовательно, поручение было вам передано во время ужина в «Золотом гусе», откуда вы говорили со мной по телефону.

– Мне кажется, вам очень нравится заниматься логическими построениями, – улыбнулся Мейсон.

– Конечно, – согласился Карлин. – В конце концов, для чего человеку дан мозг? Однако я уклонился от моих хозяйских обязанностей. Хотите еще кофе?

Он торопливо подошел к ним, налил кофе, пододвинул сливки и сахар, уселся в свое кресло, поправил очки и улыбнулся своей чудной, насмешливой улыбкой.

– Ах, какие лица, – сказал он. – Такие яркие индивидуальности должны хорошо получаться на фотографии. Обычно я не увлекаюсь портретами. Мне нравится изображать различные предметы в игре света и тени. Мне нравятся длинные утренние тени, полуденные лучи солнца, но время от времени я делаю и портреты. Я люблю игрой света и тени выявить основную черту характера человека. Так, световой блик может подчеркнуть мягкое очарование женщины. Я бы хотел сфотографировать вас как–нибудь, когда представится случай и когда… не будет так поздно.

Мейсон взглянул на Деллу Стрит. Они допили кофе, и Мейсон сказал:

– Нам пора уходить. Уже очень поздно и…

– Ох, я сразу прикусил язык, но сказанного не воротишь, – с раскаянием проговорил Карлин. – Для меня сейчас совсем еще не поздно. Я думал только о вас, и к тому же фотограф, который не полагается на ретушь, которому нравится выявлять истинный характер модели, предпочитает работать утром, когда лица еще не утратили свежести, а не после длинного и напряженного дня. Сам я, мистер Мейсон, ненавижу ретушь. Я знаю, что можно сделать прекрасное фото, используя только свет и тень.

Мейсон взглянул на часы.

– Пожалуйста, не думайте, что меня побудило к этому ваше замечание, но уже за полночь. Нам пора идти, иначе завтра утром мы будем недостаточно свежи, чтобы фотографироваться…

– Так вы придете завтра утром?..

– Нет, это я сказал в фигуральном смысле, – засмеялся Мейсон. Возможно, мистер Карлин, мы когда–нибудь и придем. Ну, большое спасибо за гостеприимство. Как–нибудь в другой раз я с удовольствием потолкую с вами о вашей жизненной философии и посмотрю ваши фотографии.

– Это было бы очень приятно, – сказал Карлин, слегка наклоняясь вперед, как бы в ожидании, что гости сейчас встанут.

Мейсон поднялся.

– Спасибо, что зашли, – сказал Карлин и добавил, улыбнувшись Делле: Каждый раз, когда мужчина замыкается в своем мирке и начинает думать, что научился ценить красоту природы больше, чем красоту живых форм, с ним случается что–нибудь, что показывает ему, как он был не прав.

– Благодарю вас, – улыбнулась она, поднимаясь с кресла и направляясь к двери.

– По–моему, вы блестящая модель, – с восхищением сказал Карлин. – Я надеюсь, что вы с мистером Мейсоном как–нибудь выберете время и заглянете ко мне. Это займет не более чем, скажем, полчаса. По четверти часа на каждого из вас вполне достаточно. Я заодно показал бы вам некоторые мои работы и мою студию. Но теперь, я вижу, уже поздно, а у вас, по–моему, был трудный день. Я понимаю, что жизнь известного, загруженного делами адвоката не очень–то легка. – Карлин открыл входную дверь. – О, я вас порадую. Как будто проясняется. Уже видны края несущихся по небу облаков, и… взгляните, как серебрится это облако в лунном свете. Я очень огорчаюсь, что пока у нас нет объективов и пленок, пригодных для того, чтобы можно было сфотографировать свет луны. Вы, конечно, знаете, что на всех рекламных фотографиях вместо лунного света снят просто солнечный свет, только его снимают с очень малой выдержкой. Но когда–нибудь мы сможем запечатлеть на пленке настоящий, полный очарования лунный свет, а не резкий блеск солнца. Но не стану вас больше задерживать. Становится холодно, и я знаю, что вы торопитесь. Будьте осторожны. В это время некоторые шоферы на перекрестках мчатся сломя голову.

– Мы будем осторожны, – пообещал Мейсон.

– И обязательно приходите еще. Ладно, я не буду брать с вас слово, ибо знаю, как трудно иногда сдержать обещание, но приглашение остается в силе, а мое имя есть в телефонной книге, как вам, конечно, известно, поскольку вы уже звонили мне. Доброй ночи. Уверяю вас, мне было очень приятно встретиться с вами обоими.

Мейсон и Делла Стрит пожелали ему доброй ночи, еще раз поблагодарили за гостеприимство и, когда входная дверь затворилась, ощупью пошли в темноте по цементной дорожке к машине Мейсона.

– Ну? – спросил Мейсон.

– Я его боюсь, – сказала Делла Стрит.

– Почему?

– Не знаю.

– Женская интуиция?

– Возможно.

Делла первой подошла к машине и, прежде чем Мейсон взялся за ручку, открыла дверцу и поспешно забралась в машину. Затем так же поспешно она захлопнула дверцу и сказала:

– Поехали–ка поскорей отсюда.

Мейсон обошел машину, сел за руль и сказал:

– Расскажи мне подробнее, Делла, что подсказывает тебе женская интуиция.

– Я думаю, что этот человек тоже боится.

– Ты полагаешь, что поручение, которое мы ему передали, имело для него какой–то смысл?

– Думаю, что да.

Мейсон включил мотор и, когда машина двинулась, сказал:

– Он только один раз себя выдал.

– Когда? Я не заметила.

– Когда я передал ему вырезку, – сказал Мейсон. – Если бы он действительно хотел узнать, что написано в вырезке, он должен был прежде всего прочитать ее. Впрочем, если он притворялся, то, должен признаться, делал он это очень ловко.

– Да, он и бровью не повел, – кивнула Делла Стрит. – Держался очень спокойно и в то же время очень умело отделался от нас, намекнув на позднее время.

– Но тебе показалось, что он чем–то обеспокоен?

– Шеф, я уверена, что этот человек страшно перепуган.

– Ладно, – сказал Мейсон. – Сам я так далеко не захожу в своих предположениях, но согласен, что поручение нами передано по адресу и этот Карлин все прекрасно понял.

– Почему мы снизили скорость, шеф?

– Нам нужно остановиться у первого же телефона.

– Тогда лучше поверни на бульвар, – посоветовала Делла Стрит. – Там есть ночные кафе, а в кафе почти всегда есть автоматы. Кому мы будем звонить?

– В «Детективное агентство Дрейка», – сказал Мейсон. – Может, застанем там Пола. Если же его нет, мы позвоним ему домой, вытащим из постели, и пусть сразу приступает к делу.

– К какому?

– Нужно будет последить за М.Д.Карлином.

Мейсон свернул на бульвар и, проехав четыре квартала, обнаружил кафе, из которого позвонил Полу Дрейку.

– Ты безжалостный человек, Перри, – возмутился детектив. – Я устал как собака. Я как раз заканчиваю дело и уже два часа мечтаю только о том, как бы доползти до постели.

– А тебе лично ничего и не придется делать, – сказал Мейсон. – Есть у тебя люди, которых ты мог бы быстро направить на работу?

– Что значит быстро?

– Прямо сейчас.

– Нет. Хотя подожди. Один из тех парней, которые только что были заняты по тому, другому, делу, может быть, захочет еще поработать. Он был занят только три–четыре часа.

– Ладно, Пол, – сказал Мейсон. – Записывай. Медфорд Д.Карлин, шестьдесят девять двадцать, Западная Лорендо–стрит, телефон – Ривервью три двадцать три двадцать два. Мужчина около шестидесяти лет, голова круглая, лицо абсолютно без всякого выражения, не считая характерной кривоватой усмешки, рост примерно пять футов и шесть с половиной – семь дюймов, вес сто семьдесят пять – сто восемьдесят фунтов, живет один. Я хочу, чтобы твои люди понаблюдали за его домом. Особенно меня интересуют его посетители.

– Что еще?

– Если он выйдет из дому, я хочу знать, куда он пойдет.

– А ты думаешь, он может сейчас выйти?

– Пожалуй, может. Как скоро ты пришлешь своих людей?

– Где это? – спросил Дрейк. – А… шестьдесят девять двадцать, Западная Лорендо–стрит? Сейчас посмотрим… это займет… Если мой оперативник возьмется за эту работу, то он будет там через пятнадцать–семнадцать минут…

– Прекрасно, Пол, поговори с ним. А сколько времени понадобится, чтобы найти для этого дела еще кого–то?

– Это уже вопрос, – ответил Дрейк. – Подожди минутку у телефона.

Мейсон услышал, как Пол Дрейк разговаривает с кем–то, сидевшим, по–видимому, где–то рядом, потом Дрейк сказал:

– Алло, Перри. Я уговорил его взяться за твою работу. Я дал ему инструкцию следовать за Карлином, если тот выйдет из дому, правильно?

– Совершенно правильно.

– При работе такого рода, – продолжал Дрейк, – мы обычно ставим одного человека наблюдать за парадным входом, еще одного, чтобы смотреть за задней дверью, и еще одного держим в резерве. В случае, если кто–нибудь войдет в дом, а потом выйдет через парадное, человек, стоящий перед домом, последует за ним. Если кто–то выйдет из дома через заднюю дверь, за ним последует человек, стоящий сзади дома. Тогда тот, кто находится в резерве, должен обойти вокруг дома на случай, если придет кто–нибудь еще.

– Меня не интересует механика твоей работы, – прервал его Мейсон. Сейчас уже почти без десяти минут час, и время дорого. Я думаю, что Карлин собирается уйти, и боюсь, что он уйдет раньше, чем твой человек доберется до места.

– Не думаю. Мой человек уже выехал. Он хороший шофер, а движение сейчас не очень интенсивное. Он доберется туда быстро. А как только ты повесишь трубку, я начну искать других.

– Хорошо, Пол, утром мне доложишь. – Он повесил трубку и спросил у Деллы Стрит: – Ты не голодна?

– Вот уж нет, – покачала она головой. – А ты?

– Тоже нет.

– Чего я хочу, – сказала Делла Стрит, – так это поспать. День был трудный. К твоему сведению, время твоей беседы с Полом Дрейком – ноль часов пятьдесят четыре минуты.

– Запиши у себя, – сказал Мейсон.

– Я это уже сделала, – ответила она, улыбаясь.

4

Сквозь сон Мейсон услышал настойчивый звонок телефона. Усилием воли он прогнал сон, нащупал выключатель лампы над кроватью и, зажмурив глаза от яркого света, поднял трубку:

– Алло.

Голос Пола Дрейка звучал очень оживленно и деловито:

– Не хотелось беспокоить тебя, Перри, – сказал он, – но сперва разбудили меня, а я решил ввести в курс дела и тебя.

– Ну, выкладывай.

– Дом Карлина горит.

– Большой пожар?

– Порядочный. В пять минут четвертого послышалось что–то похожее на взрыв…

– А сейчас который час?

– Три двадцать.

– Значит, пожар продолжается уже минут пятнадцать, – сказал Мейсон, а ты…

– Не заводись, Перри, – сказал Пол. – Моему человеку пришлось проехать полмили до станции обслуживания, затем он позвонил в пожарную часть, потом мне, доложил обо всем, и лишь после этого я позвонил тебе. На все это нужно время.

– Ладно, – сказал Мейсон. – Еду.

– Я встречу тебя там, – ответил Дрейк и повесил трубку.

Адвокат вскочил с постели, молниеносно сбросил пижаму, кинулся к стенному шкафу, натянул на себя спортивные брюки, ботинки для гольфа и плотный с глухим воротом свитер, проверил, не забыл ли он бумажник и ключи, и, не тратя времени на то, чтобы выключить свет, выскочил из квартиры.

Десять минут спустя патрульный автомобиль догнал машину Мейсона. Рассерженный офицер опустил стекло.

– Ты что, на пожар? – гаркнул он. – Где, черт возьми, горит?

Мейсон, не снимая ноги с акселератора, чуть повернул голову.

– Шестьдесят девять двадцать, Западная Лорендо–стрит.

Офицер посмотрел на карту вызовов.

– Смотри–ка, верно, – сказал он своему напарнику.

Шофер сокрушенно покачал головой.

– Двенадцать лет работаю в полиции, – сказал он, – и впервые слышу, чтобы лихач правильно ответил на такой вопрос.

Кварталов за двенадцать до Лорендо–стрит Мейсон увидел слабый красноватый отблеск на небе, однако, добравшись до места, он обнаружил, что пожарные почти справились с огнем.

Пол Дрейк, который уже переговорил с офицером, провел Мейсона сквозь линию заграждения почти вплотную к горящему дому.

Остановившись позади одной из пожарных машин, Мейсон вопросительно взглянул на Пола Дрейка.

– А черт, холодно становится! Да, Пол, выкладывай.

Сыщик осторожно оглянулся, чтобы убедиться, что за ними никто не наблюдает.

– Я не мог послать к этому дому сразу троих людей, в моем распоряжении был только один. Но я понял по твоим словам, что время дорого, и принялся обзванивать своих агентов.

Мейсон кивнул.

– Первый, – продолжал Дрейк, – был на месте в семь минут второго. Он стал наблюдать за парадной дверью. Дом был весь темный. Около половины второго какая–то женщина вышла из–за того угла, поднялась по ступенькам и вошла в дом.

– Она позвонила у двери?

– Моему агенту показалось, что либо у нее был ключ, либо дверь была открыта.

– Как выглядела эта женщина?

– Лет тридцать – тридцать пять. Хорошая фигура. Больше сказать трудно, так как на ней был плащ.

– Она вошла в дом?

– Да.

– А когда она вышла?

– Вот на этот твой вопрос, – замялся Дрейк, – ответить мы не можем. Мы не знаем даже, ушла она или нет.

– Ясно. Что же было дальше?

– В час пятьдесят сюда прибыл мой второй оперативник, а в два часа пять минут или одной–двумя минутами раньше – третий. Второй встал так, что мог следить за переулком и задней стеной дома, а третий находился, так сказать, в резерве, то есть был готов последовать за тем, кто выйдет из дому, или в случае необходимости выполнить какое–нибудь поручение тех двоих. Третий знал, что за домом уже следят двое, и задержался в дороге, чтобы расспросить о Карлине. Случайно ему повезло. На работающей круглосуточно станции обслуживания примерно в полумиле отсюда Карлина хорошо знают. Он там даже пользуется кредитом. У Карлина есть «шевроле», который он купил в тысяча девятьсот сорок шестом году.

– Как они описали его внешность?

– Ему примерно шестьдесят один или шестьдесят два года, голова круглая, скуластый, носит очки, кривая улыбка, рост около пяти футов семи дюймов, вес около ста шестидесяти пяти фунтов.

– Он самый, – сказал Мейсон. – Что еще?

– Ну вот, когда явился третий, ускользнуть незаметно из дома было уже невозможно. Тот, кто дежурил у парадной двери, сообщил другим агентам о женщине. Они договорились, как поддерживать друг с другом связь, если кто–то покинет дом.

– Но женщина не вышла?

– Нет, разве только ушла еще до того, как приступил к работе второй агент.

– И никаких признаков жизни внутри дома? – спросил Мейсон. – Не считая, конечно, пожара.

– Ни малейших.

– Паршиво, – сказал Мейсон.

Дрейк кивнул.

– Ну а теперь расскажи о пожаре.

– Примерно в пять минут четвертого в доме раздался звук, похожий на приглушенный взрыв. Две–три секунды ничего не было видно, а затем во всех окнах заполыхал огонь. Мой человек вскочил в машину, помчался на станцию обслуживания, позвонил в пожарное управление, потом мне и вернулся сюда. Двое других не покидали своих постов. Из дома никто не выходил. Сперва моим агентам приходилось прятаться, но когда собрались люди, чтобы поглядеть на пожар, они просто смешались с толпой.

– И они уверены, что женщина не выходила?

– Она все еще там, если не ушла через заднюю дверь до часа пятидесяти.

– Полиция уже расспрашивала вас? – спросил Мейсон.

– Пока нет.

– Ну ладно, – сказал Мейсон. – Предупреди своих людей, чтобы не говорили лишнего.

– Мои лишнего не скажут.

– Им, главное, не нужно говорить, сколько времени они тут дежурят.

– Они не скажут никому и ничего. Ты можешь доверять моим ребятам, Перри.

Мейсон задумался.

– Пожар вроде уже почти погасили?

– Они здорово работают, – ответил детектив. – Десять минут тому назад казалось, будто уже весь дом полыхает, а теперь, как видишь, стены спасены и, возможно, почти полностью уцелеет нижний этаж.

– Откуда начался пожар?

– Наверное, со второго этажа. Если бы мои люди не подняли тревогу сразу же, сейчас здесь уже не было бы ничего, кроме груды тлеющих углей. Я думаю, минут через пять пожарные смогут войти в дом. Сейчас они на крыше. Ее восточная часть почти полностью сгорела, но западная в порядке. Вообще пожар, кажется, был сконцентрирован в восточной части дома.

– Очень бы хотелось мне поглядеть все там внутри, – задумчиво произнес Мейсон.

– Там небось сейчас сам черт ногу сломит, – предупредил Дрейк. Обгоревшее дерево, угли, все это залито водой и так смердит, что твой костюм на месяц провоняет.

– Наплевать, – сказал Мейсон. – Мне очень хочется попасть туда.

– Я могу это устроить, – сказал Дрейк. – Только нужно будет что–нибудь наврать. Предположим, ты адвокат хозяина…

– Нет, – прервал его Мейсон. – Это не пойдет.

– Тогда думай сам.

– Я это и делаю. Но придумать не так–то легко.

– А почему бы ради разнообразия не сказать им правду? – спросил Дрейк.

– Какую правду? Я знаю лишь, что какая–то таинственная женщина мне позвонила и попросила, чтобы я передал ее поручение Карлину. Пока я не хочу, чтобы полиция знала об этом.

– Почему?

– Я ведь не знаю, что мы найдем внутри.

– А не все ли равно, что мы там найдем?

– Может быть, и нет.

– Только в этом дело? Или есть еще причина?

– Есть. Мне кажется, моя клиентка вряд ли хочет, чтобы полиция знала о ее связи с этим делом.

– А кто твоя клиентка?

– Я не знаю.

– Тогда и полиция не узнает.

– Полиция может это выяснить, и тогда моей клиентке придется отвечать на все вопросы, которые они ей зададут.

– Если ты хочешь что–то выдумать, – сказал Дрейк, – ради всех святых, выдумай что–нибудь правдоподобное. Вон идет начальник пожарной команды. Мы должны что–то быстро придумать. Сейчас он повернется, заметит нас и… Он идет к нам…

Начальник пожарной команды медленно продвигался по направлению к ним.

– Привет, шеф, – сказал Дрейк. – Как дела? Вы знакомы с Перри Мейсоном?

– Адвокатом?

– Совершенно верно, – сказал Мейсон, протягивая руку.

– Вот так–так! Что вы–то делаете тут?

– Смотрим на пожар. Похоже, вы уже справились с огнем.

– Да, сейчас уже закончено. Осталось все как следует залить водой, чтобы пожар не возобновился снова. А потом мы войдем внутрь взглянуть, что там творится.

– Вы войдете в дом?

– Да, очень скоро.

– Будете что–нибудь искать?

– Тела погибших.

– О! – оживился Мейсон. – Похоже, есть жертвы?

Начальник пожарной команды внимательно посмотрел на него.

– Если пожар загорается в жилом доме в такой час ночи, всегда можно предположить, что кто–то хватил лишнего и, раскуривая сигарету, бросил непогашенную спичку. Это случалось уже тысячи раз, и еще тысячи раз случится.

Мейсон сказал, взглянув на Пола Дрейка:

– Меня очень интересует техника борьбы с огнем в подобных случаях. Как я понимаю, вы…

– А меня интересует, – перебил его начальник пожарной команды, каким образом вы оба оказались здесь, тем более что мы никак не можем выяснить, кто поднял тревогу.

– Возможно, кто–то из соседей, – сказал Мейсон.

– Вы еще не ответили на мой вопрос.

– Собственно говоря, – сказал Мейсон, – я не совсем вправе отвечать на ваш вопрос.

– Почему?

– Допустим, – сказал Мейсон, приветливо улыбаясь, – что у меня есть клиент, который хочет купить этот дом и участок.

– Ваш клиент хочет купить этот дом?

– Вовсе нет. Я просто говорю к примеру.

– Значит, дело обстоит не так?

– Я не сказал, что так.

– Я вас не спрашиваю, так ли оно обстоит, я спрашиваю: дело обстоит как–то иначе?

– Да, да, – ответил, усмехаясь, Мейсон. – Если бы вы не были пожарным, вам следовало стать адвокатом или детективом.

Твердый настойчивый взгляд пожарного изучал бесстрастное лицо Мейсона.

– Нам часто приходится вести расследования, – сказал он наконец. Как вы думаете, для чего я здесь?

– Чтобы погасить пожар.

– Для этого здесь мои люди. Я же прибыл потому, что нам в управление сообщили, что это поджог, что дом загорелся изнутри – взорвался бензин или что–то в этом роде. Я хочу осмотреть дом.

– Я тоже, – сказал Мейсон.

– И я, – вступил в разговор Дрейк.

– Нет, это слишком опасно. Мало ли что может случиться. Или балка упадет, или рухнет пол, или лестница. Я пойду один.

– Ну, а если вы, – предложил Дрейк, – дадите нам шлемы…

– Шлемы дать, конечно, можно, – произнес офицер, – но я и не подумаю этого делать.

Один из пожарных помигал фонариком, и начальник команды сказал:

– Меня зовут. Я пойду. А вы оба побудьте пока здесь. Я хочу еще кое о чем расспросить вас.

Он ушел.

– Ну, все пропало, – буркнул Дрейк. – Я хорошо его знаю. Случись здесь кто–нибудь другой, все было бы в порядке. От этого же, если здесь и в самом деле был поджог, теперь не отвязаться.

– Пол, – сказал Мейсон, – пошли своих ребят порасспросить соседей, может, они что выяснят.

– А как ты узнаешь в этой толпе его соседей?

– Очень просто. Ты же хороший детектив. Соседи стоят в пальто, наброшенных поверх пижам, и возбужденно переговариваются. Ведь они хорошо знают друг друга. Те же, кто живет дальше по улице, наверно, незнакомы. Пусть твои люди подойдут к оживленно разговаривающим группам…

– Хорошо, – сказал Дрейк. – Подожди меня здесь.

Мейсон стоял, глядя на дом, который освещался теперь только прожекторами. Пламени больше не было видно. От здания поднимался столб дыма, неся с собой характерный запах влажного обугленного дерева и обгоревшей обивки.

Дождь прекратился, стало холодно. Мейсон сильно продрог и пожалел, что не надел пальто. Зрители понемногу начинали расходиться.

Дрейк вернулся к Перри Мейсону и сказал:

– Все в порядке. Мои люди действуют. Все трое снуют в толпе, выясняют все, что удается, а потом смотаются отсюда прежде, чем шеф пожарников выйдет из дома. Да, кстати, не мешало бы перебраться в такое место, где нам не смогут задавать вопросов. Мои люди явятся с докладом ко мне домой, а там у меня есть кое–что для тебя интересное.

– Что же это?

– Разные специи, горячая вода, масло, сахар, ром. Горячий ром с маслом сейчас не повредил бы…

– Так какого же дьявола мы здесь торчим? – осведомился Мейсон.

– Именно это, – сказал Дрейк, – я и хочу спросить.

– Считай, что ты уже спросил.

5

Когда они пришли, отопление было выключено, но Дрейк сразу зажег все горелки на газовой плите, включил электрокамин, и вскоре в квартире стало довольно сносно.

– Вот за что я не люблю Калифорнию, – пожаловался Дрейк. – Все хвалят ее за теплый мягкий климат, а сами включают камины в шесть часов утра, выключают в восемь тридцать, снова включают в полпятого и выключают только на ночь… Ну, попробуй–ка.

Он налил горячую, дымящуюся смесь в кружку, где уже лежал большой кусок масла, помешал ложкой и протянул кружку Мейсону, а потом налил и себе.

В ожидании звонка они покуривали сигареты и маленькими глотками отпивали горячую смесь.

Мейсон уселся поудобнее на твердом с прямой спинкой кухонном стуле и сказал:

– Отличная штука, Пол.

– Лучше не придумаешь, – ответил детектив. – Если ты промерз насквозь, горячий ром с маслом – именно то, что требуется. Дай–ка налью еще.

Он опять наполнил обе кружки.

– Как ты это готовишь? Секрет? – спросил Мейсон.

– Все делается на глазок, – ответил Дрейк, – немного корицы, немного сахара, побольше рома, горячая вода, а потом я кладу…

Зазвонил телефон.

Дрейк сразу же поставил кружку и прошел в другую комнату.

– Алло. – Он немного помолчал, потом кивнул Мейсону и сказал в трубку: – Правильно, Пит, продолжай, – затем послушал еще с минуту и спросил: – Тебя никто не засек? Да, я думаю, что на сегодня вы все трое можете быть свободны. Где ты сейчас?.. Хорошо, я перезвоню тебе через десять минут. Жди моего звонка. Минут через десять. Подожди, я проверю, правильно ли я записал номер. Повтори его еще раз. – Он нацарапал номер на блокноте, прикрепленном около телефона, и сказал: – Порядок. Спасибо. Дрейк повесил трубку, вернулся в кухню и сказал: – Нашли тело.

– Умер от ожогов? – спросил Мейсон.

– Это еще неизвестно, – сказал Дрейк. – Возможно, убит.

– А почему они так думают?

– Благодаря нашим людям пожарные очень быстро прибыли на место происшествия. Они не очень–то стремятся вникнуть в суть, но считают, что навряд ли этот человек умер от ожогов. Горело, кажется, в соседней комнате. Труп не обуглился, хотя и обожжен.

– Ты хорошо знаешь этого шефа пожарных?

– Вполне, – ответил Дрейк. – Он деловой парень.

– Думаешь, он прав?

– Очень возможно.

– Это усложняет ситуацию, – задумчиво сказал Мейсон.

– Огорчаться еще рано, – заметил Дрейк. – Посмотрим, что скажут врачи. Пока пожарные оставили труп в том положении, в каком его нашли, и позвонили в Отдел по раскрытию убийств. Времени они не теряли, когда мои парни уходили, лейтенант Трэгг был уже в пути.

– Где теперь твой оперативник… тот, что звонил?

– В ночном кафе.

– Удалось что–нибудь выяснить у соседей? – спросил Мейсон.

– Кое–что. Он отпечатает отчет и принесет его мне утром.

– Чье тело найдено – мужчины или женщины?

– Мужчины, – сказал Дрейк, – ему около шестидесяти лет. Описание, по–моему, совпадает с описанием Карлина.

– Именно этого я и боялся.

– Мой человек, – продолжал Дрейк, – пока что доложил в общих чертах. В восемь тридцать утра он положит мне на стол доклад, в котором все будет написано подробно. Он говорит, что это, конечно, поджог. Пожар начался от взрыва бомбы с часовым механизмом. Полиция думает, что она была вмонтирована в электрические часы, включенные в розетку на нижнем этаже.

– На нижнем этаже?

– Ну да. Эти часы включают радио. Ну ты же знаешь их, вилку втыкают в розетку, стрелки ставят на определенный час, и они включают радио. Потом их нужно выключить.

– Знаю, продолжай.

– Так вот пожарные нашли на нижнем этаже часы, соединенные с проводами, идущими наверх. Стрелки были поставлены на три часа.

– Так, так, – заметил Мейсон и спросил: – Та женщина, что вошла в дом, может быть заподозрена на основании этих данных?

– Еще бы!

– В котором часу она появилась?

– В час двадцать восемь.

– И никто не знает, сколько она там пробыла?

– Она могла пробыть там только до часа пятидесяти, то есть до того времени, когда второй оперативник занял свой пост у задней двери. С этой минуты все выходы были под наблюдением.

– Когда она вошла, она что–нибудь несла с собой? Чемодан или что–то подобное?

– Ничего.

– Тогда она едва ли могла пронести в здание часы, бидон с бензином или какую–либо взрывчатку.

– Конечно.

– Впрочем, может быть, когда она пришла, все это находилось уже в доме.

– Вполне возможно.

– Стало быть, она вошла через парадный, а вышла из дома через черный ход?

– Ну да… Как быть с моим парнем, Перри? Он ведь все еще ждет там в кафе.

– Позвони ему, чтоб шел домой, – сказал Мейсон, – пусть пишет доклад и пока не выходит из дома и не вступает ни в какие разговоры.

– Нам следовало бы сообщить обо всем этом в полицию, – сказал Дрейф.

– Но я связан с клиентом.

– А меня могут лишить лицензии, – напомнил Дрейк.

– Но ты работаешь на меня, Пол.

– И все–таки мы обязаны известить полицию о том, что случилось.

– Как ты им объяснишь, что твои люди оказались на месте происшествия?

– Это я могу и не объяснять, – ответил Дрейк. – Я имею право не называть своего клиента.

– Знаешь, на кого ты будешь тогда похож? – ухмыльнулся Мейсон. – На кандидата на какой–то пост, который, выходя из кабины для голосований, отказывается сообщить, за кого именно он голосовал.

– Хочешь еще горячего рома, Перри?

– Нет, спасибо. Думаю, что лучше было бы вздремнуть. Лейтенант Трэгг скоро наверняка нападет на наш след. Он узнает, что мы там были, и возьмется за нас обоих. Господи, до чего же я промерз!

– Разве мой напиток не согрел тебя?

– Немножко. Знаешь, Пол, что нам нужно сделать? Давай сходим в турецкие бани.

– В турецкие бани не рекомендуется ходить, выпив горячего пунша.

– Он уже выветрится, пока мы туда доберемся. Но никому не придет в голову нас там искать.

– Трэгг разъярится.

– Ну и пусть его.

– Ладно, – сказал Дрейк. – Я позвоню своему агенту. Ах да, Перри, я еще одно тебе не рассказал.

– Что же?

– В доме Карлина нашли подозрительную штуку. Помнишь этот дом – он старый, ветхий, весь по швам ползет. Да и обставлен был, наверно, кое–как, но на нижнем этаже там почему–то оказался великолепный огнеупорный сейф, просто чудо что за сейф.

Глаза Мейсона загорелись.

– Да что ты, Пол! Хотелось бы мне взглянуть, что там лежит внутри.

– Полиции этого тоже хочется.

– Как ты думаешь, есть у меня какой–то шанс попасть в дом в тот момент, когда полицейские будут открывать этот сейф?

– Один на миллион.

– Ну, а допустим, я сообщу им шифр?

Дрейк взглянул на него с любопытством.

– Шифр сейфа?

– Ну да.

– И ты ни слова мне не сказал?

Мейсон отодвинул кружку с недопитым ромом.

– Ладно, Пол, – сказал он. – Звони своему человеку и вели ему держаться как можно тише. Мы же с тобой отправимся в турецкие бани, где лейтенанту Трэггу нас не разыскать.

– Не люблю выплескивать хорошие напитки в раковину, – сказал Дрейк. Уж лучше…

– Так не выплескивай его в раковину, – сказал Мейсон. – Оставь все здесь. Пусть лейтенант Трэгг убедится, что я и в самом деле промерз до костей. После того как даже горячий ром с маслом не согрел меня, я уговорил тебя пойти со мной в турецкие бани. Это придаст нашей версии еще больше правдоподобия.

– Да? – скептически спросил Дрейк и протянул руку к телефонной трубке. Он набрал номер кафе, где ждал звонка его агент, и зловеще добавил через плечо: – Если у тебя и впрямь есть шифр этого сейфа, Перри, я от души тебе советую как можно скорей что–нибудь придумать для лейтенанта Трэгга… Алло, Пит. Это Дрейк. Иди домой. Все напиши и завтра в восемь положи отчет мне на стол. Никто не видел тебя здесь? Никто не узнал тебя? И пожарные?.. Отлично. Жди моего звонка. Всего хорошего. – Дрейк повесил трубку и устало сказал Мейсону: – Не понимаю, Перри, почему ты жалуешься на холод. Мы уже сейчас горим, а дальше будет еще жарче.

6

Мейсон и Пол Дрейк оказались единственными, кто находился в парилке в такое раннее время. Они сидели, развалясь, на покрытых простынями деревянных креслах, обернув головы влажными полотенцами и опустив ноги в тазы с горячей водой.

Огромные батареи поддерживали в парилке такую температуру, что с каждого, кто входил туда, градом катил пот. Деревянные кресла так нагрелись, что до них трудно было дотронуться, поэтому их и покрыли простынями.

– Вот теперь, – объявил Мейсон, – мне хорошо. Господи, до чего же я промерз, стоя там возле дома. Ноги просто закоченели.

– А меня озноб все еще пробирает, – мрачно сказал Дрейк. – Хотел бы я знать, в какое дело ты меня втравил.

– Брось, Пол, – сказал Мейсон, – я ничего от тебя не скрываю. Я же сказал тебе…

– А шифр сейфа, – перебил Дрейк. – Ты ничего мне об этом не говорил.

– Видишь ли, – Мейсон замялся, – дело в том, что… О–о!

Пол проследил за взглядом Мейсона и сквозь толстое стекло вращающейся двери увидел высокого, хорошо сложенного мужчину с широкими плечами боксера. Стоя спиной к парильне, он беседовал с банщиком.

Банщик ткнул пальцем в сторону парильни, высокий человек повернулся, глянул на две голые фигуры, усмехнулся и рывком открыл дверь.

– Привет, – сказал он. – Кажется, вы, ребята, не рады меня видеть?

– Что случилось? – спросил Мейсон.

Лейтенант Трэгг сбросил пальто.

– Вы допустили тактическую ошибку, мои дорогие. Когда вы сгинули в последний раз, я решил специально выяснить, где вы скрывались, и оказалось, что вы прятались здесь. Вот я и подумал, а не сюда ли вы и на этот раз…

– Я совершенно промерз, – перебил его Мейсон. – Сегодня ночью я адски замерз возле дома, где произошел пожар. Я не взял пальто…

– Я слышал об этом, – сказал Трэгг. – На вас был тренировочный костюм. Должно быть, вы очень уж поспешно выскочили из постели, торопясь на пожар. – Он вынул носовой платок и вытер пот со лба. – Как вы думаете, господа, не пора ли вам уйти отсюда?

– И речи быть не может, – ответил Мейсон, бросив взгляд на Пола Дрейка. – Мы ведь оба простудились. И мы только–только начали потеть. Не хотите ли раздеться и попариться здесь вместе с нами, лейтенант?

– Я на работе. И вы отлично знаете, что, если я побуду здесь, а потом сразу же выйду на улицу, я наверняка схвачу простуду.

– Как жаль, – сказал Мейсон, – впрочем, продолжайте, лейтенант, мы с удовольствием ответим на все ваши вопросы.

– Черт бы вас взял, – раздраженно сказал Трэгг, – я не могу здесь оставаться.

– А мы не можем выйти, – откликнулся Мейсон.

Трэгг провел носовым платком по шее, за воротником и по лбу.

– Что вы оба делали возле горящего дома?

– Смотрели на пожар.

– Не валяйте дурака. Как вы узнали, что дом горит?

– Пол Дрейк мне позвонил, – сказал Мейсон.

– А откуда узнал о пожаре Пол Дрейк?

– Ему сообщил один из его людей.

– Кто именно?

– Тот, кто наблюдал за домом, – сказал Мейсон.

– А почему, хотел бы я знать, вам так повезло, что вы наблюдали именно за тем домом, где потом начался пожар?

– О, мы совершенно не ожидали, что там начнется пожар, – сказал Мейсон. – Это было для нас полной неожиданностью.

– Ну, хватит, – раздраженно сказал Трэгг, – вы оба что–то скрываете. Дрейк направил к дому агента, и я хочу знать – почему? Хочу знать, как долго находился там ваш человек. И прежде всего хочу знать, кто входил в дом, кто из него вышел…

– Мой человек еще не сдал мне отчет, лейтенант, – сказал Дрейк.

– А, черт! Я не могу больше здесь оставаться, – воскликнул Трэгг. Меня работа ждет. Скажите мне имя вашего человека. Где я могу его найти?

– Не знаю, – сказал Дрейк. – Это один из моих ночных агентов. Сейчас он где–то пишет свой отчет. Я сказал ему, что он может идти домой. Но он пошел куда–то перепечатать отчет из машинке.

– Когда же вы его получите, этот отчет? Ну, выкладывайте все, что знаете, да побыстрее. Самое важное он вам, должно быть, уже сообщил.

Дрейк умоляюще взглянул на Мейсона.

– Дрейк, – учтиво сказал Мейсон, – действовал по моему распоряжению, и я в ответе за все.

– Для полиции вы не ответственное лицо, – угрюмо отрезал Трэгг. – Это Пол Дрейк руководит детективным агентством. У него есть лицензия. И я предполагаю, что он хочет сохранить и впредь эту лицензию. Мы и не возражаем, но, когда он, располагая информацией об убийстве…

– Об убийстве? – прервал его Мейсон.

– Вот именно, – ответил лейтенант Трэгг. – И зарубите себе на носу: я хочу знать всю подноготную и хочу знать ее сейчас же.

– Это долгая история, – сказал Мейсон.

Трэгг скривился как от сильной боли.

– Тьфу, чтоб вам пропасть! Я же не могу здесь оставаться. Давайте выйдем.

– Я уже сказал вам, что мы не можем выйти сейчас. Мы только начали потеть.

Трэгг еще раз вытер насквозь промокшим носовым платком потный лоб и шею.

– Ну хорошо, – сказал он. – Ваша взяла. Не могу же я, весь потный, выйти на холодный ветер. Когда вы получите этот отчет, Дрейк?

– Утром.

– В котором часу?

Дрейк посмотрел на Мейсона.

– В восемь, – сказал Мейсон.

– У вас есть сведения, которые помогут мне найти того, кто убил Медфорда Д.Карлина? – спросил лейтенант Трэгг. – Я хочу знать это немедленно.

– Я вам точно говорю, что я не знаю, кто его убил, – сказал Мейсон. Как я уже сообщил вам, лейтенант, мое знакомство с Карлином – это история, о которой нельзя рассказать в двух словах.

– Ладно, – прервал его Трэгг. – Я буду у вас в конторе в восемь утра, Мейсон. Вы тоже будьте там, мистер Дрейк, и прихватите с собой людей, наблюдавших за домом Карлина. Если ваши люди не явятся, вы будете вызваны к прокурору, а если это не поможет, то вы предстанете перед судом присяжных. И запомните, я не шучу.

Трэгг резко повернулся и выскочил из раскаленной парильни.

– Ну вот, – уныло сказал Дрейк, – у нас осталось меньше трех часов, а потом он за нас примется.

– Три часа – немалый срок, мы многое успеем сделать, – сказал Мейсон.

– Жалости у тебя нет, Перри, ты же прекрасно знаешь, что мы не можем, пропотевши здесь, сразу выйти на холодный ветер.

– Ты можешь пропотеть, потом принять холодный душ, а затем сесть у телефона и звонить сколько душе угодно, – сказал Мейсон.

Дрейк покачал головой.

– Он застал нас с поличным, Перри. Мы с тобой оба знаем, что он прав. Он может заставить меня привести моих людей, куда он скажет, он будет их расспрашивать, а им придется отвечать. Ты можешь защищать интересы своего клиента, это профессиональная привилегия адвокатов, а я не могу защищаться ничем. Я обязан выложить на стол все карты.

– Верно, – согласился Мейсон, – но только те карты, которые были у тебя на руках до сих пор.

– До сих пор? – повторил Дрейк. – Что ты имеешь в виду?

– Мы ведь можем набрать полные руки козырей уже после того, как повидаемся с Трэггом.

– Что же это за козыри?

– Да разные. Моя таинственная клиентка позвонила мне в ресторан «Золотой гусь», куда мы с Деллой решили пойти после разговора с тобой. Мы оказались там случайно, но кто–то знал, что мы там. Как он мог это узнать?

– Может быть, за тобой следили?

– Не думаю, Пол. Мы бы заметили хвост.

– Тогда, может быть, кто–то подкарауливал тебя в клубе, чтобы, когда ты там появишься, сразу позвонить…

Мейсон покачал головой.

– Невозможно, так как никто не знал, что я собираюсь туда. Я сам этого не знал.

– Тогда как же твоя клиентка могла узнать, что ты там?

– Наверно, она была одновременно со мной в ресторане, – сказал Мейсон. – Уже сидела там, когда мы вошли. Кто–то показал ей меня, после этого она ушла из клуба и позвонила мне.

– Это логично.

– К тому же, – добавил Мейсон, – человек, который указал ей на меня, по–видимому, не кто иной, как метрдотель ресторана. Эта женщина видела меня, Пол. Она вернулась домой, открыла ящик, где прятала деньги, положила их в конверт и отправила его с посыльным мне в ресторан. Потом она побежала в аптеку и позвонила мне из автомата.

– Но зачем она все это сделала? Почему она не могла просто подойти к тебе…

– Потому, – перебил Мейсон, – что женщины не ходят в «Золотой гусь» без провожатого. Она не хотела, чтобы ее спутник знал, что она интересуется мной. Наверное, она ушла домой под каким–то предлогом. Уверен, что это было именно так.

Дрейк кивнул.

– Ну и что?

– Это все означает, что она была с мужем.

– Не понял, почему. С таким же успехом она могла сказать и своему любовнику, что у нее разболелась голова.

– От любовника так быстро не избавишься. К тому же, если это был ее друг, то, избавившись от него, она бы позвонила в «Золотой гусь» из своей квартиры, условилась со мной о встрече и пригласила бы к себе. Я готов поклясться, что она была там с мужем, что она чем–то очень напугана, и, когда ей показали меня, она приняла решение внезапно.

Дрейк провел по телу полотенцем.

– Ну что ж, – согласился он, – очень может быть.

– Эта женщина, – продолжал Мейсон, – придумала для мужа какой–то предлог: то ли она не выключила газ, то ли забыла закрыть дверь, и сразу же ушла домой. Дома она «вспомнила», что должна что–то купить в аптеке, пока та еще не закрылась. Моя клиентка – замужняя женщина, Пол, и живет она недалеко от той аптеки. Я хочу, чтобы твои люди выяснили, кто она, но только после восьми тридцати и ни минутой раньше.

– Ничего себе распоряжение! – Дрейк сел и начал обтираться полотенцем. – Я не могу здесь больше оставаться, Перри.

– Мы должны здесь оставаться до тех пор, – сказал Мейсон, – пока не убедимся, что лейтенант Трэгг ушел и не вернется. Тогда мы сразу же отправимся к телефону. К восьми тридцати я должен знать, кто моя клиентка.

– Но Трэгг будет в твоей конторе в восемь утра.

– Верно, – ухмыльнулся Мейсон, – именно поэтому я и не хочу получать информацию, пока Трэгг будет у меня. Я хочу получить ее сразу же после его ухода.

Дрейк оправил влажное полотенце на голове.

– Ты даешь мне дьявольски сложное расписание, – сказал он с раздражением.

7

Ровно в восемь часов утра Трэгг вошел в личный кабинет Мейсона и застал там адвоката, Пола Дрейка и Деллу Стрит.

Мейсон выглядел вполне бодро, Дрейк был явно озабочен, а Делла, сидевшая за секретарским столом, держала наготове карандаш и блокнот для стенографирования и взглянула на входящего Трэгга с приветливой улыбкой, которая показалась ему несколько натянутой.

– Привет, Делла, – сказал лейтенант Трэгг, – у вас тут все так торжественно выглядит, что, наверно, наше интервью окажется еще более важным, чем я ожидал.

– Что здесь так уж торжественно выглядит – я? – спросила Делла Стрит.

– Вот именно, будь я проклят, – сказал Трэгг, сел и, повернувшись к Мейсону и Дрейку, сразу оставил шутливый тон. – Так вот. Совершено убийство. Мне сообщили, что вы оба были на месте преступления вскоре после трех часов утра. Что вас туда привело?

Мейсон отвечал ему небрежным тоном, но видно было, что он тщательно подбирает слова, как человек, чьи показания записываются и могут оказаться очень важными.

– Что касается Пола Дрейка, то ответственность за его пребывание возле горящего дома целиком лежит на мне. Он находился там по моему поручению.

– А почему вы сами заинтересовались домом Карлина?

– Я выполнял поручение клиента.

– Что за клиент?

– Этого я не могу вам сказать.

– Что–то мы все время ходим вокруг да около, – раздраженно сказал Трэгг, – и мне это очень не нравится. Я понимаю, что вы должны защищать…

– Пожалуйста, поймите меня правильно, – прервал его Мейсон. – Я не сказал, что не хочу вам открывать имя моего клиента, я сказал, что не могу этого сделать.

– А почему?

– Потому что я сам не знаю его имени.

– Не знаете, кто ваш клиент?

– Да.

– Как же он связался с вами?

– По телефону.

– Это мужчина или женщина?

– Вам лично я отвечу, что это женщина, но я бы не хотел, чтобы эти сведения были переданы в прессу. Я не хочу, чтобы об этом было напечатано в газетах.

– Что же такое эта женщина сказала вам, что вы сразу же взялись за дело и подключили к нему Дрейка?

– Вот этого–то я и не намерен вам говорить.

Трэгг с минуту подумал, потом повернулся к Полу Дрейку.

– Ох уж эти мне адвокаты с их профессиональными привилегиями и прочими штучками. Поговорим по душам, Дрейк. Вы послали к дому Карлина своих людей. В котором часу они приступили к работе?

Дрейк вытащил из кармана записную книжку.

– Первый приехал на место в семь минут второго.

– Первый? Значит, он был не один?

– Да, еще один прибыл в час пятьдесят.

– А кроме этих двоих, был еще кто–нибудь?

– Возле дома было три агента.

– Когда прибыл третий?

– В два часа пять минут.

– Зачем вам понадобилось так много народу?

– Я хотел, чтобы можно было проследить за каждым, кто покинет дом.

– Для чего такие предосторожности?

– Таковы были инструкции.

– Кто–нибудь выходил из дома после того, как ваши люди приступили к работе?

– После семи минут второго никто не выходил из дома через парадную дверь.

– А через черный ход?

– После часа пятидесяти минут никто не выходил через черный ход.

– Пожар начался вскоре после трех часов?

– Да.

– Где были в это время ваши люди?

– Там же, возле дома.

– Почему они не подняли тревогу?

– Они подняли тревогу.

– Почему вы не сообщили об этом?

– Вы не спрашивали.

– Верно, – сказал Трэгг. – Зато теперь я спрашиваю. Я хочу знать все до мельчайших подробностей. Кто–нибудь из ваших людей написал вам отчет?

– Да.

– Где он?

– Он у меня с собой.

– Дайте посмотреть.

Дрейк вытащил из кармана сложенный рапорт и протянул его лейтенанту Трэггу.

Тот перелистал отпечатанные на машинке листки и сказал, повернувшись к Мейсону:

– Эти ребята умеют показать товар лицом. Они составляют очень внушительные отчеты. Вот послушайте к примеру: «Зная, что двое агентов находятся на положенных местах, блокируя со всех сторон объект, я решил получить у местных жителей описание внешности поднадзорного. Определив местонахождение станции обслуживания, где поднадзорный покупал по кредитной карте бензин и масло, я в результате косвенных расспросов установил, что…» – Трэгг поднял глаза и ухмыльнулся. – Вы знаете, как это выглядит в действительности? Не дойдя несколько кварталов до места, этот агент случайно наткнулся на станцию обслуживания. Он зашел и спросил, не знают ли там человека по фамилии Карлин. Ему ответили, что знают и что Карлин покупает кое–что у них, а детектив сказал, что он учился в колледже с одним малым по фамилии Карлин, знает, что он живет где–то неподалеку, но не знает точно где, и хотел бы выяснить наверняка, его ли приятель по колледжу живет на этой улице. Служащий со станции обслуживания отвечает ему, что вряд ли, так как этот Карлин лет на тридцать его старше. Тут наш голубчик задает еще несколько вопросов…

– Да хватит вам, – смеясь, прервал его Дрейк, – вы же выдаете все наши профессиональные секреты клиенту. Он, может, думает, что мои люди тщательно прочесали весь район, прежде чем нашли эту станцию, где Карлин покупал бензин, а потом…

– Да, я знаю, – остановил его Трэгг, – и, проделав все это, он прибыл на место всего через тринадцать минут после того, как второй наблюдатель занял свой пост. Ну, а теперь об этой дамочке, которая вошла в дом в час двадцать восемь.

– Вот на этот вопрос, – сказал Дрейк, – ответить трудно. Она, наверное, ушла через черный ход до часа пятидесяти.

– И никто не входил в дом после этого?

– Возможность не исключена, – сказал Дрейк. – Женщина могла уйти минут за десять до часа пятидесяти, и сразу после этого еще кто–то мог войти через черный ход, пробыть в доме несколько минут и уйти незамеченным через ту же заднюю дверь, прежде чем прибыл второй наблюдатель.

Трэгг повернулся к Мейсону.

– Чего ради вы тратите деньги на всех этих детективов, если вы даже не видели в лицо человека, которого называете своим клиентом?

– Моя клиентка передала мне деньги в оплату моих услуг.

– Каким образом?

– Через посыльного.

– Куда?

– В ресторан, где мы ужинали.

– Что это за ресторан?

– «Золотой гусь».

– В котором часу это было?

– Примерно в десять минут двенадцатого.

– А в котором часу она разговаривала с вами по телефону?

– Часов в одиннадцать.

– Значит, – сказал Трэгг, – все это случилось прошлой ночью. А сегодня утром вы от нее получили какие–нибудь известия?

Мейсон отрицательно покачал головой.

– Не морочьте мне голову, Мейсон. Почему вы не хотите рассказать, что, прочитав утром в газетах о гибели Карлина, ваша клиентка сразу же позвонила вам?

Мейсон еще раз покачал головой:

– Она мне не звонила.

– Стало быть, вскоре позвонит.

– Возможно.

– Если она вам позвонит, я хочу знать, кто она. И я хочу с ней побеседовать.

– А вот это, – сказал Мейсон, – будет зависеть от того, захочет ли она побеседовать с вами.

– Речь ведь идет об убийстве, Мейсон.

– А что вас заставляет думать, что это убийство?

Трэгг усмехнулся.

– Наш шеф в таких случаях придерживается старомодных принципов. Он считает, что функции полиции заключаются в собирания информации, а не в ее распространении.

– Как странно, – сказал Мейсон.

– Да, конечно, но так уж вышло, что он возглавляет наш отдел.

Мейсон небрежно сказал:

– Насколько мне известно, в доме Карлина был найден довольно дорогой сейф?

Трэгг внимательно и испытующе посмотрел на адвоката.

– К чему это вы ведете?

– Может быть, я мог бы кое–чем помочь вам, – сказал Мейсон.

– Чем?

– В каком состоянии сейф? Он поврежден огнем?

– Нет. Пожар ведь больше всего повредил верхний этаж и крышу, сейф на первом этаже. Что вы знаете о сейфе?

– Возможно, что я ничего о нем не знаю, – сказал Мейсон, – но есть шанс, понимаете, Трэгг, один только шанс из ста, что у меня в руках случайно оказался шифр этого сейфа.

– Что значит «случайно оказался», черт вас возьми! Я хочу знать, как он у вас оказался?

– Я ведь еще не знаю точно, есть ли он у меня.

– Послушайте, Мейсон, – сердито сказал Трэгг. – Это сейчас нас очень интересует. Мы бы хотели побыстрее открыть его. Специалист с завода работает там с четырех утра, но мне звонили, что пока он ничего не добился. – Трэгг ухмыльнулся. – Служащие компании, выпускающей эти сейфы, с четырех часов утра забыли про сон. Все они ищут в конторе накладные, где указан шифр, и, наверно, скоро сообщат его нам. Но время дорого. Если у вас уже сейчас есть шифр этого сейфа…

– Я же не знаю, есть он у меня или нет.

– А как же, черт возьми, мы его выясним?

– Нужно испробовать его на сейфе.

– Как вы узнали шифр? Где вы его взяли? Когда? Почему вам его сообщили?

– Вы только усложняете ситуацию, лейтенант.

– Вздор!

– Знаете что, – сказал Мейсон, – когда вы получите шифр, я буду рад обсудить с вами все интересующие вас вопросы. Вот, например, если выяснится, что шифр начинается с числа пятьдесят девять, повторяющегося четыре раза, то, возможно, я смогу ответить вам и на остальные вопросы.

– А каким образом, по–вашему, я смогу выяснить, с какого числа начинается шифр?

– Ваш заводской эксперт подскажет.

– Я не уверен, что он может определить шифр, – усмехнулся Трэгг. Скорее он вставит в замок дрель и разнесет его на куски. И притом неизвестно, сколько это займет у него времени. Собирайтесь, Мейсон, мы с вами предпримем небольшую прогулку.

– Куда?

– Поскольку, – сказал Трэгг, – я не могу доставить сейф к вам в кабинет и положить его вам на колени, мы пойдем туда, где находится сейф.

– И что потом?

– Вы мне дадите шифр, а я попробую открыть сейф.

– Я не дам вам шифр, лейтенант. У меня нет на это полномочий. Мне его сообщили конфиденциально.

– Ладно, – сказал Трэгг. – Тогда вы сами испробуете этот известный вам шифр. Пошли.

– А как быть с агентами, которые дожидаются в конторе Дрейка? спросил Мейсон.

– Черт с ними, – сказал Трэгг. – Сейф гораздо важней.

Мейсон встал лениво и неохотно.

– Так–то, – сказал он. – Вот награда за то, что я хотел вам помочь. Теперь я должен потерять все утро, пытаясь вместо полицейских открыть сейф.

Он взглянул на Деллу Стрит и слегка подмигнул ей.

8

В доме было темно и мрачно. Резко пахло обугленным деревом, залитым тоннами воды. Большой сейф стоял в углу дальней комнаты, которая, наверное, служила кабинетом.

Трэгг указал на сейф и сказал:

– Приступайте.

Мейсон вынул из кармана тонкий, как авторучка, фонарик и направил его на диск сейфа.

Лейтенант Трэгг придвинулся поближе.

– Не дышите мне в шею. Вы действуете мне на нервы, – сказал Мейсон.

– Я хочу видеть, что вы делаете.

– Я не могу так работать.

– Вы уж постарайтесь как–нибудь.

Мейсон наклонился над диском так низко и так плотно прикрыл луч фонарика рукой, что лейтенант никак не мог увидеть цифры, которые Мейсон быстро набирал, сверяясь с найденным в телефонной будке клочком бумаги.

Заканчивая вращать диск, Мейсон два раза повернул девятнадцать направо, потом повернул диск налево, пока он не остановился на десяти.

Украдкой нажал на ручку. Она не шевельнулась.

– Вы закончили? – спросил Трэгг.

– Еще не начинал, – сказал Мейсон. – Я не могу подбирать шифр, когда вы стоите здесь и все время толкаете меня то в одну сторону, то в другую, чтобы видеть, что я делаю.

– По–моему, вы орудовали вовсю. Что вам помешало?

– Мне кажется, что мой шифр не подходит.

– Но вы даже не попробовали. А вдруг откроется?

– Нет, я абсолютно уверен, что мой шифр сюда не подходит.

– Я вас понял, – сказал лейтенант Трэгг. – Так как я наблюдал за вами, вы нарочно набирали что–то не то.

Завыла сирена. Трэгг и Мейсон подошли к окну.

Радиофицированная полицейская машина остановилась у обочины. Из автомобиля в сопровождении двух полицейских вышел высокий худой человек лет шестидесяти. Все трое вошли в дом.

– Это Корнинг, представитель компании, выпускающей эти сейфы, сообщил один из полицейских.

– Рад видеть вас, Корнинг. Можете вы открыть эту штуку, не взрывая ее на части? – спросил Трэгг.

– Надеюсь.

– Сломаете замок?

– Думаю, в этом нет необходимости.

– Ну а как же вы его откроете?

– Сейф имеет порядковый номер. Еще на заводе к замку был подобран шифр. Мои служащие выяснили по накладным, что сейф был продан Карлину шесть месяцев назад. Существует постановление, согласно которому покупатель может изменить шифр сейфа. В данном случае не поступило никаких заявок на изменение. На заводе сохранилась запись первоначального шифра, и я сомневаюсь, что он был изменен.

– Крутите, – сказал лейтенант Трэгг.

Корнинг осторожно направился к сейфу по обгоревшим деревяшкам пола.

– Всегда боюсь, что мне в ногу воткнется гвоздь, – сказал он. – У меня был друг, который…

– Знаю, знаю, – прервал его лейтенант Трэгг, – умер от столбняка. Ну, открывайте же.

Затаив дыхание они наблюдали за тем, как Корнинг достал из кармана маленькую, переплетенную в кожу записную книжку, два раза, примериваясь, повернул диск, а затем длинными, ловкими пальцами начал набирать комбинацию.

Внутри механизма раздался щелчок. Корнинг повернул спаренные ручки сейфа, сделал шаг назад и рывком открыл двойную дверцу.

Полицейские столпились у дверцы.

– Вот это да! – воскликнул Трэгг.

Мейсон подошел и через головы полицейских тоже заглянул внутрь сейфа.

Там ничего не было, кроме кучки сожженных бумаг.

– Ничего себе сейф, – сказал Трэгг. – Жестяная коробка и та была бы лучше. Этот пожар…

– Не говорите глупостей, – отрезал Корнинг. – На сейфе даже краска не потрескалась от жары. Бумаги были сожжены и после этого положены в сейф, если только не…

– Если только не что? – спросил Трэгг.

– Если они не были пропитаны специальным реактивом, прежде чем их положили в сейф, с тем чтобы они воспламенились, находясь там, или кто–нибудь не смонтировал специальную…

Трэгг внезапно сделал ему знак молчать и повернулся к Перри Мейсону.

– Думаю, что мы больше не нуждаемся в вас, господин адвокат, – сказал он. – Вернее, я просто в этом уверен.

9

Мейсон позвонил Полу Дрейку из аптеки.

– Ну, что там слышно, Пол? – сказал он, когда детектив взял трубку. Выяснил, кто моя клиентка?

– А что с сейфом? – спросил Дрейк. – Открыл ты его?..

– Нет, – ответил Мейсон. – Но это подождет. Сначала о моей клиентке.

– Мои люди начали с «Золотого гуся», – сказал Дрейк. – Те, кто работал там вчера ночью, ушли домой около трех утра и проснутся только в конце дня. Выудить у них какую–нибудь информацию было адски трудно. Во–первых, невозможно выяснить, где кто живет…

– Жаловаться на трудности, – прервал его Мейсон, – ты будешь, когда представишь счет. А сейчас я хочу знать, кто моя клиентка.

– Думаю, что тебе интересно было бы узнать не только об этом, сказал Дрейк. – Прежде всего о Питере, метрдотеле, которого ты поручил мне расспросить. Выполнить твое поручение затруднительно.

– Не хочет говорить?

– Нет, я просто не могу его найти.

– Он что, удрал?

– Вчера он вышел из ресторана около полуночи, и с тех пор его никто не видел. Мы не можем его найти, и точка. Никто не знает, где он живет. Собственно, его адрес есть у владельцев ресторана, но по этому адресу он просто получает почту, а живет где–то в другом месте.

– Как обстоит дело с остальными?

– Единственный, кто мне помог, – это гардеробщица. Я стал расспрашивать ее о парах, которые бывают в ресторане регулярно, знакомы с Питером, по–видимому женаты, и тем вечером рано ушли. Выслушав нотацию за то, что мы нарушили ее мирный сон и вручив ей двадцать долларов, чтобы успокоить ее оскорбленные чувства и освежить память, мы выяснили, что в этот вечер две пары покинули ресторан раньше обычного времени. Не буду обременять тебя деталями, Перри. Она не знает их имен. Знает, что одного из мужчин называли «доктором», и считает, что он врач. Я разыскал служащих, которые ставят машины клиентов на стоянку. Они запомнили номера некоторых машин. В общем, двое могут заинтересовать тебя. Один из них врач.

– И живет неподалеку от аптеки на углу бульвара Крамер и Ванс–авеню?

– Нет, он живет на другом конце города.

– Видишь ли, – сказал Мейсон, – я предполагаю, что моя клиентка добралась до аптеки пешком, если только у них нет второй машины, которой она могла воспользоваться, не привлекая внимания. Но и в этом случае она спешила к ближайшему автомату. Впрочем, ты все–таки скажи мне, где живет этот доктор и как его фамилия.

– Доктор Роберт Афтон, – сказал Дрейк, – живет на Ивенруд, двадцать два семьдесят.

Мейсон записал имя и адрес.

– Ты проверил эти данные, Пол?

– Только адрес. Он есть в телефонной книге.

– Хорошо. А кто другой?

– Что касается второго, – сказал Дрейк, – то я не очень уверен. Он частенько приходит в «Золотой гусь» один. Гардеробщица много раз его видела. Она думает, что женщина, которая была с ним прошлой ночью, его жена. Машина зарегистрирована на имя Миртл Фарго. Адреса я не могу узнать. Миртл Фарго нигде не зарегистрирована. Дюжины две Фарго записаны в телефонной книге, но среди них нет Миртл. Машина – «кадиллак» с откидным верхом, так что люди они, очевидно, богатые, но никакой Миртл я пока что не нашел. Машина зарегистрирована по адресу в Сакраменто. Наверно, ее владелица уехала оттуда не более года назад. Если ты не остановишься перед расходами, я мог бы послать своих людей в Сакраменто, чтобы они попробовали что–нибудь выяснить. Но я не знаю, так ли уж это нужно.

– Я и сам ни черта не знаю, Пол, – сказал Мейсон. – Так ее имя Миртл Фарго?

– Да. Как видишь, мы пока что топчемся на месте, но ведь сейчас только раннее утро. Может быть, эта Миртл Фарго приехала сюда совсем недавно. Может, она живет в каком–нибудь отеле, где есть коммутатор, и поэтому ее фамилия не внесена в телефонную книгу. Человек, который был с ней в ночном клубе, может быть, ее муж, а может, и любовник.

– Проверь адреса всех Фарго по телефонной книге, – сказал Мейсон. Может быть, кто–то из них живет поблизости от Ванс–авеню и бульвара Крамер.

– Одна из моих девушек уже занимается этим, – сказал Дрейк. – Подожди минутку, я думаю, ответ готов. Не опускай трубку. – Некоторое время продолжалось молчание, потом Дрейк сообщил: – Там по соседству живут двое, Перри, Артман Д.Фарго, живущий на Ливингтон–драйв, двадцать два восемьдесят один, и Рональд Ф.Фарго, живущий на Моктрифт, двадцать восемь тридцать.

– Посмотри на карту, Пол, – попросил Мейсон. – Который из них ближе к аптеке на углу бульвара Крамер и Ванс–авеню?

– Артман Д.Фарго живет за три квартала оттуда, а Рональд Ф.Фарго кварталов за восемь.

– Порядок, – сказал Мейсон. – Беру Артмана Д.

– Ты хочешь пойти прямо к нему и сыграть в открытую? – спросил Дрейк.

– Еще не знаю, Пол. Сориентируюсь на месте. Увидимся примерно через час.

Мейсон повесил трубку и отправился на Ливингтон–драйв. Опрятно оштукатуренный дом был обращен фасадом к небольшому, но ухоженному газону, в середине которого возвышался стальной стержень с табличкой, на которой было написано «АРТМАН Д.ФАРГО, агент по продаже недвижимости».

Мейсон припарковал машину, прошел к дому и позвонил.

Сначала в доме все было тихо, затем послышалось какое–то движение, потом шаги, дверь открылась, на пороге появился высокий, чуть пониже Мейсона, атлетически сложенный мужчина и сказал:

– Доброе утро.

Мейсон не заметил на его лице никаких следов волнения.

– Мне нужен мистер Фарго.

– Это я.

– Я хотел бы посоветоваться с вами по поводу одной сделки.

– Входите, пожалуйста.

Мужчина распахнул дверь, и Мейсон вошел.

Он тотчас почувствовал застарелый запах табака и слабый аромат готовящейся еды. Гостиная была просто, но со вкусом обставлена. На стуле валялись развернутые газеты, и у Мейсона создалось впечатление, что они были отложены минуты две назад.

– Мой кабинет там, – сказал Фарго.

Он направился в комнату, расположенную слева от парадной двери. По–видимому, первоначально она была задумана как спальня. Фарго открыл дверь, и они вошли в небольшую комнатку, где стояли кушетка, стол, сейф, несколько кресел, два шкафа с выдвижными ящиками и сдвинутая на край стола пишущая машинка.

Комната была холодная и темная, жалюзи на окнах плотно закрыты.

Фарго поспешно извинился:

– Я все утро проработал, и у меня еще не топлено. Ночью, вы ведь знаете, шел дождь и было очень холодно. Сейчас я включу электрический обогреватель, и через секунду–другую здесь будет тепло. – Он щелкнул выключателем, и почти тотчас же скрытый вентилятор погнал в комнату поток теплого воздуха. – Это минутное дело, – еще раз извинился Фарго. Садитесь и расскажите мне, чем я могу вам услужить.

– У меня есть некоторые средства, – сказал Мейсон. – Если бы подвернулось что–нибудь подходящее, я купил бы дом.

Фарго кивнул.

– Я хочу купить участок с домом по цене значительно ниже той, что установлена на рынке. Но при этом я хочу быть уверен, что участок продается не потому, что соседи на него претендуют, и не потому, что там завелись термиты или что–нибудь в этом роде.

– Какова ваша максимальная цена и какого рода участок вы имеете в виду?

– Я просто хочу вложить деньги, – сказал Мейсон. – Поэтому цена мне безразлична при условии, что она будет гораздо ниже рыночной.

– Конечно, то, что вы хотите, не так–то просто подыскать, – сказал Фарго, – но у меня есть недурные варианты. Вы собираетесь сдавать дом или будете там жить, пока не подыщете покупателя?

– Я буду сдавать его.

Фарго уселся за стол и начал перебирать свои карточки.

– У меня есть несколько хороших предложений, но ничего такого, что можно было бы назвать дешевым. Когда у вас будет возможность осмотреть некоторые из участков?

Мейсон взглянул на часы.

– Видите ли, именно сегодня утром у меня есть немного времени. Обычно же я очень занят.

– Понимаю. Не будете ли вы добры назвать мне свое имя, мистер… э–э–э…

– Пока нет, – ответил Мейсон. – Возможно, немного позднее. Конечно, у меня нет никаких секретов, но, покупая участок…

– Понимаю, – прервал его Фарго. Он взглянул на телефон, стоящий на столе. – Если вы согласны подождать несколько минут, сэр, я смог бы просмотреть свой список, но он находится в другой части дома.

– Конечно, конечно, – сказал Мейсон.

Фарго встал.

– Я вас не задержу. Устраивайтесь поудобнее, пожалуйста. Я сию же минуту вернусь.

Он поспешно вышел из комнаты.

Мейсон подошел к окну и, слегка приподняв жалюзи, увидел свою машину, стоящую перед домом. К ней украдкой приближался Фарго, очевидно, выскользнувший через черный ход. Мейсон, который из предосторожности спрятал паспорт машины, бросился к сейфу позади стола.

Сейф был закрыт.

Мейсон поспешно набрал шифр, записанный на бумажке, найденной в телефонной будке. Нажал на ручку. Замок щелкнул.

В ту же секунду за дверью раздались шаги, и едва Мейсон успел сесть в кресло, как в комнату вошел Фарго.

– Я просмотрел список, – сказал он. – К сожалению, тот дом, который я имел в виду, уже продан.

– Жаль, – сказал Мейсон.

Фарго пристально взглянул ему в глаза.

– А вы не хотели бы купить этот дом и участок?

– Это ваша собственность?

– Да.

Мейсон покачал головой.

– Я же говорил вам, что покупаю для продажи. Вряд ли вы запросите за него цену, которая мне подойдет.

– Почему вы так считаете?

– Но вы же собственный дом продаете.

– За наличные я продам дешево.

– Сколько?

– Восемнадцать тысяч, включая всю обстановку. Я просто выеду отсюда, и все.

– Это слишком дорого. Дом, конечно, стоит таких денег, но такую сумму я не могу заплатить.

– Семнадцать тысяч с мебелью.

– Цена, разумеется, сходная, но…

– Шестнадцать тысяч пятьсот, и ни цента меньше.

– Что ж, давайте осмотрим дом.

– Я могу показать вам его через час…

– Но я уже здесь. Почему же я не могу осмотреть его прямо сейчас?

Фарго замялся.

– Вы действительно хотите купить этот дом?

– С мебелью, да.

– Моя жена сейчас в Сакраменто, – все еще колебался Фарго, – поехала повидаться с матерью, а я не слишком–то усердно занимался уборкой, и…

– Меня интересует помещение, – сказал Мейсон, – а не ваши успехи в домоводстве.

– Ну хорошо, если вы так хотите осмотреть здание, пойдемте.

Фарго, показывая дорогу, провел Мейсона через гостиную в кухню.

– Большая прекрасная кухня, – сказал он. – Вполне современная, хороший холодильник, электрическая плита, электрическая посудомойка…

– Вы говорите, что ваша жена уехала? – прервал его Мейсон.

– Да. Сегодня утром в Сакраменто. Улетела шестичасовым самолетом. Я отвозил ее в аэропорт.

– А вы уверены, что она согласится на продажу?

– О да, конечно. Дело в том, что мы с ней уже обсуждали этот вопрос и у меня даже есть ее подпись на всех документах и купчей.

– Не потребуется ли заверить эту подпись у нотариуса?

– Я смогу все это устроить, – сказал Фарго.

– Что же, пойдемте посмотрим дальше, – предложил Мейсон.

Фарго провел его по всему первому этажу, но, поднимаясь по лестнице, вдруг приостановился и сказал:

– Наверху есть комната, которую я не могу показать вам.

– Что за комната?

– Одна из спален. Это комната моей жены, там не прибрано.

– Прежде чем принять решение, – холодно сказал Мейсон, – я хочу осмотреть весь дом целиком.

– Конечно, конечно, – заискивающе согласился Фарго. – Вы и увидите все, но эту комнату я покажу вам немного попозже. Там… ну, словом… моя жена очень поспешно собиралась и… ну вы сами знаете, когда торопишься с у