Дневник Мишки Клюшкина (fb2)


Настройки текста:



Анна Кичайкина Дневник Мишки Клюшкина

Сборник рассказов

Как я завёл дневник

Сегодня в школе Лёшка Трубач, мой друг, подошел ко мне на перемене и спросил:

— А что, Мишка, ведёшь ли ты дневник?

— Конечно, — пожал я плечами, — как же его не вести, если Наталья Борисовна чуть ли не каждый день в нём замечания пишет.

— Да нет, — поморщился Лёшка, — я не про такой дневник говорю. Не про школьный.

— А-а, — догадался я, — ты имеешь в виду дневник, в который записывают все события жизни?

— Ну да, — ответил Лёшка, — у всех знаменитостей были дневники.

— Так знаменитостям было о чём писать, — уныло сказал я. — Про дуэли, про балы. А про что писать мне? Что каждый день я встаю по будильнику в семь часов, трескаю кашу, топаю в школу, затем, просидев до обеда, возвращаюсь домой и делаю уроки?

— Да-а, — Лёшка почесал затылок, — действительно, неинтересная какая-то у тебя жизнь получается. Совсем писать не о чем.

Тут я обиделся.

— Можно подумать, у тебя есть о чём.

— Да уж побольше, чем у тебя, — похвастался он.

В это время прозвенел звонок и начался урок. Но мне было не до учёбы, я всё думал о дневнике. Думал-думал и наконец решил, что дневник мне и вправду нужен. Пусть я пока не знаменитость, но когда-то же стану ею. В общем с сегодняшнего дня буду в дневник самые важные события записывать. А потом, когда накопится таких событий целая толстая тетрадь, отнесу её в издательство и скажу: «Вот документальные повести. Без вранья. Печатайте. Пусть люди знают, что не только в прошлом веке была интересная жизнь».

В издательстве, конечно, обрадуются. Скажут: «давненько мы ждём подобных творческих работ от современного поколения» — и станут меня хвалить. А я так скромненько отвечу: «Подумаешь. На самом деле никакой я не писатель, просто жизнь мне выпала выдающаяся».

А потом мои книги разошлют по всем библиотекам города и в нашу школьную тоже. Однажды придёт туда Верка Незванова, глупая девчонка из нашего класса, увидит книжку в яркой обложке с моим именем и удивится:

— Это ты, что ли, Клюшкин, в писатели заделался? Вот уж никогда бы не поверила. Сочинения-то всегда на двойки писал. Или это твой однофамилец расстарался?

Тут бы я, конечно, не выдержал и врезал ей линейкой… А может, и не врезал. Не знаю, надо подумать.

Короче, так меня мысль о дневнике захватила, что я, придя домой, только о нём и думал. Вечером родители с работы вернулись.

Мама, конечно же, первым делом спросила:

— Ну что, Миша, сделал уроки?

Уроки делать я и не брался, однако ответил, что делаю. Быстро достал учебники, тетрадки и, как попало, условие задачи переписал. Тут в комнату вошла мама:

— Что, задача трудная попалась?

В этот момент я вспомнил, что для дневника мне нужна тетрадь и желательно толстая. Потому что не люблю читать тонкие книжки. Только расчитаешься — бац! — уже конец. И не известно, что будет дальше. В общем я сразу попросил у мамы толстую тетрадь.

— А зачем тебе? — удивилась она.

— Понимаешь, — принялся я ей объяснять, — с сегодняшнего дня я заведу дневник. Буду записывать туда всякие важные события, интересные мысли.

Мама внимательно посмотрела на меня и сказала:

— Как быстро ты взрослеешь.

Мне показалось, что глаза её блеснули слезой. От этого я почувствовал большую важность задуманного мной дела. Мама быстро вышла из комнаты и вскоре торжественно внесла большую синюю тетрадь.

— Вот, — сказала она, — в таких тетрадях я когда-то записывала лекции в институте. А одна оказалась лишней. Как раз тебе и пригодится.

Я открыл тетрадь и вывел на первой странице большими красивыми буквами слово «Дневник», а чуть пониже: «Михаила Клюшкина». Потом перевернул лист, написал вверху число и задумался. Если рассказы у меня будут документальными, то надо всю правду писать. Взять, к примеру, вчерашний день. В семь утра я проснулся и позавтракал молочной рисовой кашей и какао с булочкой. Правда, булочку я не доел и мама сказала:

— Доедай, а то так скелетом на всю жизнь и останешься.

Но папа за меня заступился и сказал, что заставлять ребенка есть нельзя. На что мама обиделась и спросила:

— А голодным оставлять можно?

И ушла в прихожую красить губы.

У папы тоже испортилось настроение, и он сказал мне:

— Ну что рассиживаешься? Давно уже в школе пора быть.

В школе первым меня встретил Лёшка Трубач и обрадованно сообщил, что последнего урока не будет. Учитель физкультуры уезжает со школьной сборной на соревнования по баскетболу. Поэтому занятие отменили. Я тоже обрадовался и сказал, что давно мечтал отдохнуть и сегодня пойду в библиотеку, чтобы набрать хороших книг.

— Да ну тебя, — расстроился Лёшка. — Нет чтобы в футбол погонять, так он книжки сядет читать. Как какой-нибудь отличник.

Тут я обиделся и сказал:

— Может, я и не отличник, но зато и не двоечник, как ты.

Тогда обиделся Лёшка и дал мне по уху. Я ответил ему тем же, и мы сцепились. А Верка Незванова тем временем взяла и наябедничала учительнице. Пришла Наталья Борисовна, разняла нас и сказала, качая головой:

— Ай-я-яй, я думала вы исправились, а вы опять за старое. Придётся снова родителей вызывать.

Мы с Лёшкой испугались и стали в один голос просить, чтобы она родителей не вызывала. Кое-как уговорили. Учительница у нас старенькая и очень добрая.

— Ну хорошо, поверю вам и на этот раз, — уступила она.

Я торжественно пообещал, что никогда в жизни больше Лёшку не трону. Но тут Лёшка ни с того, ни с сего разозлился и сказал, что ещё не известно, кто кого не тронет. А я ему ответил, что лучше бы он помалкивал, раз такой отпетый двоечник. Тогда он как закричит:

— Подумаешь, какой отличник выискался! А сам у Верки Незвановой всё списывает.

Здесь я испугался по-настоящему. Вдруг, думаю, Наталья Борисовна ему поверит. Взял и стукнул ему по башке.

— Ах ты, — говорю, — ещё и врун! На честных людей наговариваешь!

Лёшка не ожидал нападения в присутствии учительницы и даже остолбенел.

— Ничего я не наговариваю, — оправдываясь сказал он. — Ты же сам мне говорил.

Тут я ещё больше испугался и снова ему по макушке треснул.

— А ты видел? Не знаешь, так и не говори!

Лёшка сделал такое зверское лицо, что мне не по себе стало.

— Наталья Борисовна, не верьте ему, — закричал я. — Это он от зависти на меня наговаривает. Потому что сам ничего не умеет.

— Сейчас ты узнаешь, что я умею, — сказал Лёшка, засучил рукава и ко мне.

Хорошо, что Наталья Борисовна была рядом.

— Вот что, Трубач, — остановила она Лёшку. — Вижу, ты никак не успокоишься, придётся всё-таки вызвать твоих родителей в школу.

— Он первый начал, — возмутился Лёшка.

Я выглянул из-за Натальи Борисовны и сказал:

— Сам выпросил.

Лёшка не выдержал и отвесил мне оплеуху. Тогда Наталья Борисовна взяла его за руку и отвела в учительскую. Их долго не было. А потом. Лешка вышел красный, как мой портфель, и, ни на кого не глядя, прошёл в класс. Там сел за свой стол и насупился.

Я подошёл и виновато спросил:

— Ну что, сильно ругали?

Лёшка отвернулся к окну и ничего не ответил. Тогда я сказал:

— Ты меня, конечно, извини, но зачем же ты меня выдал? Про контрольную?

— Иди отсюда, отличник липовый, — огрызнулся Лёшка. — Наподдал бы я тебе, да учительницу жалко. Живи уж.

На третьей, самой большой перемене Лёшка даже в столовую не пошёл. А я купил себе пирожок с повидлом, но потом подумал и купил Лёшке точь-в-точь такой же. Принёс ему и сказал:

— На, ешь.

Лёшка нахмурился:

— Да, себе-то пирожок, небось, побольше взял. А мне маленький оставил.

— Ты что, сдурел? Я их не мерил. Какой попался, такой и съел.

— Что-то тебе всегда большие попадаются, — ехидно сказал он.

— Да ну тебя, — махнул я рукой. — Ему пирожок притащишь, а он ещё привередничает.

— Да отстань ты со своим вонючим пирожком! — вдруг сорвался на крик Лёшка.

— Ах, вот как ты на добро отвечаешь, — рассердился я. Забрал свой пирожок и ушёл.

Домой мы возвращались порознь.

Только я сначала зашёл в библиотеку. Там набрал столько книг, что едва в портфель уместились. Библиотекарша даже удивилась:

— Зачем же ты набрал столько? Библиотека каждый день работает. Взял бы две книжки, прочитал и назад принёс. Потом другие бы взял.

— Не беспокойтесь, — ответил я. — Я быстро читаю.

Дома я достал из холодильника борщ, подогрел его и сел есть. А сам рядом книжку положил. Люблю есть и читать. Хотя мама меня всегда за это ругает. Говорит: пищеварение нарушается да и книжку можно испачкать. Так вот, поел я борща и так книжкой увлёкся, что даже тарелку за собой не помыл. «Ай, — думаю, — вечером помою». И пошёл в свою комнату дальше читать. Дочитался до того, что родители с работы вернулись. Попало мне от мамы и за невымытую посуду, и за несделанные уроки. Пришлось допоздна сидеть над учебниками и слушать, как меня называют разгильдяем.

Так прошёл целый день моей жизни. Столько вроде событий, а в дневник записать нечего.

— Надеюсь, ты уже доделал уроки? Ужинать пора, — заглянув в комнату, сказала мама.

— Мам, как ты не понимаешь, — вздохнул я. — Не до уроков мне, я дневник завёл.

Мама внимательно посмотрела на меня и сказала:

— Нет, всё же мне придётся запретить тебе вести дневник. Из-за него ты ничего не успеваешь. Вот подрастёшь…

— Когда подрасту, — возразил я, — тогда мне некогда будет вести дневник. Я буду ходить на работу.

— Вообще-то ты прав, — грустно согласилась она. — Знаешь, давай так договоримся: дневник будешь вести по выходным. И событий за неделю накопится побольше, и от уроков отвлекаться не будешь. А сейчас пойдём на кухню, ужин стынет.

Мы пошли ужинать. На кухне сидел папа и ел жареную картошку, запечённую в омлете, а перед ним лежала газета.

— Ну что, вкусно? — спросил я, принюхиваясь к дразнящему запаху.

— Да, в налоговом законодательстве вновь грядут перемены, — ответил папа, не отрываясь от газеты.

— Вот видишь, к чему приводит чтение во время еды, — сказала мама, и мы засмеялись. А папа удивлённо поднял голову и подтвердил:

— Это постановление правительства от сегодняшнего числа.

Как я хотел стать отличником

Как-то раз Лёшка Трубач обозвал меня липовым отличником. И так эти слова, по правде говоря, меня задели, что я решил: всё!

Хватит Ваньку валять, пора за ум браться. Сказано — сделано. А так как это решение созрело во мне на уроке пения, то сначала пришлось дожидаться, пока он закончится, и только потом приступить к осуществлению задуманной цели. Как назло, учительница по пению вдруг решила, что у меня хороший голос.

— Тебе, Миша, обязательно нужно его развивать, — сказала она. — Возможно, ты даже станешь солистом. Если, конечно, приложишь необходимые усилия.

— Ну нет, — ответил я, — не могу же я, Людмила Александровна, ко всем урокам без исключения прилагать усилия. Я не выдержу такой нагрузки.

— А по каким предметам тебе приходится так серьёзно заниматься? — поинтересовалась учительница.

— Да пока что ни по каким, — почесал я затылок, — но с сегодняшнего дня хочу взяться за русский и математику.

— Что ж, дело хорошее, — одобрила Людмила Александровна, — но и другим предметам внимание уделяй.

— Обязательно, — пообещал я и после уроков побежал в библиотеку.

Там я попросил дать мне все, какие есть, справочники по русскому языку и математике. Библиотекарша удивилась, но ничего не сказала, и скоро на её столе выросла внушительная гора книг.

— Это всё? — храбро спросил я.

— А что, мало? — прищурилась библиотекарша. — Могу добавить.

— Да нет, в самый раз, — скромно ответил я. — Спасибо.

Как я донёс всё это до дому — особая история.

— Ты что, библиотеку ограбил? — изумлённо воскликнула мама, увидев, сколько книг я притащил.

— Нет, просто решил взяться за ум, — гордо ответил я. — Отличником хочу стать.

Мама от такого моего самоуверенного заявления даже села.

— Не может быть! — воскликнула она. — Ушам своим не верю.

Я же, преисполненный достоинства, протащил своё богатство в комнату и тотчас же принялся листать справочники. Однако скоро мой энтузиазм поугас. Справочники состояли из каких-то скучных таблиц, непонятных текстов и нудных правил. Я просмотрел ещё несколько книг и заметно приуныл. Перспектива стать отличником отдалялась на неопределённое время.

— Иди, отличник, мой руки, — сказала мама, — обедать будем.

А мне от расстройства даже есть расхотелось. Я-то уже воображал, что с завтрашнего дня стану отличником, а оказалось, что для этого взять в библиотеке справочники мало.

За столом я сидел такой квёлый, что мама забеспокоилась.

— Ты хорошо себя чувствуешь? — спросила она и приложила руку к моему лбу.

— Хорошо, — ответил я. — Так хорошо, что дальше некуда.

— Почему ты так говоришь? — встревожилась мама.

— А как мне говорить? Хотел стать отличником, но теперь вижу, что переоценил свои возможности.

— Ну-у, — протянула мама, — ты напрасно упал духом. Человеческие возможности безграничны. Вот взять, к примеру, нашего папу. На соревновании в своём институте он поднял штангу весом гораздо большим, чем предполагалось.

— Так это в соревновании, — возразил я. — Когда народу много, рекорды ставить легче. А одному становиться отличником знаешь как скучно. Слушай, мам, — пришла мне в голову хорошая мысль, — а давай я к Лёшке сбегаю. Вдруг и он захочет стать отличником. Вдвоём нам будет легче.

— Сомневаюсь, — покачала головой мама. — Сдаётся мне, не захочет твой дружок отличником становиться.

Как в воду глядела. Прибежал я к Лёшке, позвонил в дверь, никто мне не открывает. Ещё раз позвонил, долго палец на кнопке держал. Куда это он, гадаю, запропастился? Такой важный момент, а его нет. Уже хотел уходить, но тут дверь распахнулась, и на пороге появился Лёшка.

— Чего раззвонился на всю Ивановскую? — зашипел он.

— Я же не виноват, что ты глухой.

— Сам глухой. Ишь заявился и звонит, как себе домой, — напустился на меня Лёшка. — Чего тебе надо?

— Ничего теперь уже не надо, раз ты меня так встретил, — рассердился я. — А я-то спешил к нему, как к путному, хотел отличником его сделать, а он вон как!

Тут Лёшка упёрся руками в бока и как захохочет, будто ненормальный:

— Он меня отличником собрался делать. Ой умора! Ой не могу!

А сам-то, сам-то у Верки всегда списывает. Ты что же, теперь и для меня будешь у неё списывать?

Ну тут, сами понимаете, не стерпел я его насмешек и сказал:

— Раз так, оставайся дураком. Я один отличником буду.

— Тоже мне отличник! Таблицу умножения сначала выучи.

Взъерошенный и недовольный, вернулся я домой.

— Ну всё ясно, — сказала мама. — Придётся тебе одному карабкаться на вершину знаний.

Я сел за стол и задумался. Мне очень хотелось стать отличником, но с чего начать, я не знал. А мама, словно прочитав мои мысли, посоветовала:

— Ты сначала уроки на завтра выполни, как положено. А там видно будет.

Я принялся за уроки. Весь вечер убил на это. Когда же наконец сложил в портфель последний учебник, то с удивлением заметил, что на часах уже девять. «Ого, — прикинул я, — если так заниматься каждый день, то и передохнуть некогда будет: погулять, книжку почитать, телевизор посмотреть». И тогда я решил, что отличником, конечно, в любое время стать могу, но зачем мне это надо? Хлопотно это и, к чему лукавить, трудновато.

На следующий день Наталья Борисовна вызвала меня к доске решать задачу. Я быстро и бойко начеркал на доске решение и, крайне довольный собой, положил мел.

— Молодец, Миша! — похвалила меня учительница. — Сразу видно, что дома занимался. Вот всегда бы так. С твоей-то головой да при надлежащем усердии ты бы уже давно мог стать одним из лучших учеников.

— Да уж прямо-таки лучшим! — выкрикнул с задней парты Лёшка. — Лучший из худших.

— А тебе, Лёша, я только могу посоветовать брать пример с твоего товарища, — сказала Наталья Борисовна и поставила мне в дневник заслуженную пятёрку.

Спросили меня и на природоведении. И я так здорово отчеканил весь урок, что учительница несколько секунд смотрела на меня, не в силах поверить, что отвечал я.

— Да что это случилось с Мишей Клюшкиным?! — воскликнула она. — Я на него сегодня нарадоваться не могу. Буквально на каждом уроке поражает меня своими знаниями. До чего же приятно, когда ученики так добросовестно готовят домашние задания!

Я стоял и краснел. Впервые мне было и приятно, и неловко одновременно. Особенно стеснялся я сейчас своего класса, который с недоумением и интересом взирал на меня, будто я был новенький. А Лёшка, будь он неладен, опять крикнул:

— Подумаешь, умник! Один-то раз и я выучить могу.

— А что же не выучил? — живо откликнулась на его реплику Наталья Борисовна. Лёшка помялся и сказал:

— А меня эта тема не интересует.

— Ну хорошо, подождём, когда наконец тебе встретится интересная тема, и с удовольствием выслушаем твой завораживающий рассказ. Но пока, увы, похвалить тебя не за что.

Честно говоря, быть отличником мне ужасно понравилось, и я уже стал, было, подумывать, не стоит ли помучиться с домашним заданием ещё разок ради таких торжественных минут. Даже представил, как стану лучшим учеником школы, как со мной персонально за руку будет здороваться наш директор, как будут меня снимать на телевидении, а моими портретами запестрят все газеты, как вдруг мои радужные мечты с треском разбил Лёшка.

— Ну что, в отличники, значит, выбился? — язвительно спросил он, подходя на перемене к моей парте.

— А тебе что?

— Ничего. Просто как не совестно заботиться о своём благополучии, когда рядом человек погибает.

Я в испуге оглянулся:

— Кто погибает? Где?

— Я погибаю, — ответил Лёшка.

— А что с тобой?

— Да со мной-то всё в порядке, — вздохнул он. — С родителями беда. Посмотрели мой дневник и испугались.

«Да уж», — хотел было поддакнуть я, но Лёшка продолжал:

— Решили взяться за меня всерьёз. Говорят, я так опустился, что ниже некуда.

— Ну а я здесь при чём?

— Как это при чём? Друг называется. Ты вчера ко мне приходил?

— Приходил.

— Я двери не открывал?

— Не открывал.

— А почему?

— Откуда же мне знать?

— А ты спроси.

— Ну спрашиваю.

— Уроки я учил, — хмуро глядя в сторону, признался Лёшка.

— Да ну?! — присвистнул я.

— Вот тебе и «да ну», — передразнил Лёшка. — Учил-учил, да так ничего и не выучил.

— Почему?

— Да выучишь тут с вами, как же. То родители нотации читали, то бабушка, потом ты припёрся, потом футбол по телевизору начался, потом соседский Колька… В общем хотел я вчера отличником стать, но не получилось. Только, понимаешь, настроюсь — бац! — кто-нибудь настроение собьёт.

— Что ж, в жизни всякое бывает, — стал успокаивать я друга. — Раз на раз не приходится. Но ты не унывай. Вчера не получилось, сегодня получится.

— Эх, в том-то всё и дело, что не получится, — убито вздохнул Лёшка.

— Да почему же?

— Сегодня мне быть отличником уже неохота.

Я подумал-подумал и сказал:

— Знаешь, Лёшка, и мне неохота.

— Пойдём тогда мячик погоняем, — сразу повеселел Лёшка. — Один день ничего не значит, Так ведь?

— Конечно, — весело согласился я. — Подумаешь, один день в отличниках не походим.

И мы дружно помчались на школьный стадион.

Когда я наконец вернулся домой, стемнело окончательно. На ужин я набросился так, будто только что бездомным бродягой вернулся из глухой тайги. От еды меня сразу же разморило, и я, наскоро справившись с уроками, завалился спать.

«Ничего, — утешал я себя сквозь подступающий сон, — сегодня меня уже спрашивали, а завтра… завтра спросят Лёшку».

Как меня выбрали старостой

После пятого урока, едва прозвенел звонок, Маринка Збруева, наша староста, соскочила с места и закричала:

— Тихо, тихо! Никто никуда не уходит! Сейчас будет классный час!

Сразу же раздались возмущённые голоса:

— Да ну тебя с твоим классным часом!

— Мне домой надо…

— У меня занятия в музыкальной школе.

— Ребята! — принялась утихомиривать нас Наталья Борисовна. — Вопрос, вынесенный на повестку классного часа, очень важный. Мы с вами должны избрать нового старосту класса, редколлегию, а также назначить ответственных за культмассовый сектор и решить прочие организационные вопросы.

— А зачем старосту выбирать? Пусть Збруева остаётся, — крикнул со своего места Лёшка.

Маринка Збруева опять вскочила и закричала:

— Ишь ты какой хитренький. Привык, что все общественные обязанности несут одни и те же. Нет уж, теперь вы поработайте. Хватит на нас ездить.

— Я поработаю, — под общий смех ответил Лёшка, — я так, Збруева, поработаю, что мало не покажется.

— А я помогу, — подхватил я и тоже засмеялся.

Наталья Борисовна постучала карандашом по столу:

— Ребята! Прошу посерьёзней отнестись к переизбранию ответственных. От этого будет зависеть, насколько интересной станет ваша школьная жизнь.

— А нам и так интересно, — снова не выдержал Лёшка. — Так интересно, что хоть вешайся.

Збруева вспыхнула:

— Вот старостой назначим, тогда посмотрим, интересней ли тебе станет.

— Не-не, старостой не надо, лучше сразу пристрелите, — веселился Лёшка. — Если уж за что отвечать, так за спорт. Я из вас быстро олимпийских чемпионов сделаю.

— Тогда дружка твоего, Клюшкина, старостой назначим. Пусть попыхтит. А то со школы всегда домой чешет. Никаких общественных поручений не выполняет, — пригрозила Збруева.

Такой выпад в мою сторону мне не понравился.

— Подумаешь напугала, — огрызнулся я. — Журнальчик из учительской каждый дурак принести может.

Збруева от возмущения выпучила глаза и даже подбоченилась:

— Ты думаешь, только в этом и заключается работа старосты?

— А то в чём же ещё? Журнальчик Носить и учителям ябедничать.

— Увы, Миша, по всему видно, об обязанностях старосты у тебя сложилось не совсем верное впечатление, — прервала нашу перепалку Наталья Борисовна. — А в предложении Марины я вижу определённый смысл. Уважать труд другого сумеет тот, кто сам познал его.

— Так, значит, записываю: старостой назначить Клюшкина, ответственным за спорт Трубача, — провозгласила Настя Гуменицкая, которая вела протоколы всех собраний.

— Даём вам испытательный срок в один месяц, — добавила Наталья Борисовна. — От того, как вы себя зарекомендуете на данных постах, будут зависеть ваши дальнейшие общественные назначения.

С этого дня началась у меня жизнь, как в сказке. Оказалось, приятное это дело — быть старостой. Я начал командовать, где надо и не надо. Даже голос стал у меня начальственным.

— Всё, Горшков, чтоб больше я тебя нечёсаным в школе не видел, — взялся я за наведение дисциплины на следующий же день после собрания.

— Я что, виноват? У меня волосы во все стороны сами растут, — обиделся Горшков, похожий на молодого Пушкина.

— Постригись, — строго приказал я. — Сделай приличную причёску и ходи, как нормальный человек.

— Сам стригись, — задиристо ответил Горшков. — Я сто раз уже стригся, а они всё равно растут.

— Тогда выход один — обстричь тебя налысо, — вынес я свой приговор.

— Чего? — возмутился Горшков. — Я лысым ходить не собираюсь.

— Что ж, если по-хорошему не хочешь привести свой внешний вид в порядок, я принесу в школу ножницы и обкорнаю тебя самолично. Вот так.

— А я завтра в школу не приду, — выкрикнул Горшков.

— Ничего, ножницы нетяжёлые. Буду носить их, пока не явишься.

Чтобы не слышать возражений и не потерять авторитет, я быстро отошёл в другой конец класса и прицепился к Ленке Востриковой.

— Вот что, Вострикова, — нахмурив брови, сказал я ей, — мне надоели твои двойки по русскому. Разве родители с тобой не занимаются?

— Занимаются, — еле слышно прошептала она.

— Тогда в чём же дело? Или ты запустила материал, или просто ленишься?

Ленка густо покраснела и ничего не ответила. Тогда я с тяжёлым вздохом произнёс:

— Знаешь, что, Вострикова, я вот подумал и решил, что Николаева, пожалуй, сможет взять тебя на буксир. Поговорю с ней по этому поводу. Но чувствую, что наплачусь я с тобой, Вострикова, ох и наплачусь.

Тихоня Вострикова, виновато опустив голову, выслушала меня с должным уважением и перечить старосте не посмела.

Воодушевлённый первым опытом руководства, я раскрыл школьный журнал и пробежал глазами по списку учащихся.

— Итак, кто сегодня дежурный? — внушительно спросил я.

— Я, кажется, — беспечным тоном ответил Борька Смирнов.

— Что значит «кажется»? — возмущённо встрепенулся я. — Бегаете по школе, себя не помните, даже про дежурство забываете. Чтобы это было в последний раз. Ты понял, Смирнов?

Борька вытаращился на меня так, будто увидел первый раз в жизни.

— Да-да, Смирнов, потакать я никому не собираюсь.

В классе установилась изумлённая тишина, и, польщённый необычным вниманием, я продолжал командовать:

— Немедленно вытри доску, Смирнов, и как следует прополощи тряпку. А также принеси мел. Этого кусочка не хватит даже на то, чтобы написать сегодняшнее число.

Обведя притихший класс строгим взглядом, я добавил:

— И вообще, эти замечания касаются всех. Сколько можно с вами нянчиться? Пора бы уже и запомнить обязанности дежурного, не первый день в школе учитесь. Отныне лично буду следить, как ведётся дежурство, и результаты отмечать в специальной тетрадочке.

Класс встревоженно загудел.

— Напоминаю для тех, у кого ранний склероз, что дежурный должен не только доску содержать в чистоте, но и проветривать кабинет во время перемены, а после уроков проводить влажную уборку полов, поддерживать чистоту столов, поливать цветы… А чтобы вы всё-таки чего-нибудь не забыли, я, пожалуй, составлю список обязанностей дежурного, повешу в нашем информационном уголке, а потом стану с вас спрашивать. Вот так.

Все от моей энергичной деятельности прямо онемели.

— А не надорвёшься? — зловещим голосом спросил Лёшка.

— Не беспокойся, у меня здоровья на вас всех хватит.

— Тихо шифером шурша, крыша едет не спеша, — прокомментировал кто-то с «камчатки».

— Кому не нравится, — повысил я голос, — пусть уходит из нашей школы. Никто никого держать не собирается. Тут у нас учебное заведение, а не детские ясли.

Домой я шёл чинно, не спеша, гордо оглядывая знакомые окрестности. Вдруг заметил мальчишку, который увлечённо скатывался с горки на дорогу. Я его тотчас остановил.

— Ты разве не знаешь, что на проезжей части играть нельзя? Под машину можно попасть.

— Так я же смотрю, — насупился раскрасневшийся мальчуган.

— Смотрит он! А меня чуть с ног не сбил. И чему вас только в школе учат? Двоечник, небось?

— Нет, у меня и пятёрки бывают.

— По какому?

— По физкультуре.

— Понятно, — вздохнул я. — Короче, чтоб здесь я тебя больше не видел, понял?

Мальчишка кивнул.

Дома я основательно засел за уроки. Негоже старосте получать неудовлетворительные оценки. А вечером подошёл к маме и как можно солидней сказал:

— Мам, будь так добра, погладь мне на завтра другую рубашку. Я ведь теперь не какой-нибудь там оболтус без роду и племени, а всё-таки староста. Мне и выглядеть надо поприличней.

Мама необычной моей просьбе удивилась, но возражать не стала. На другой день у нас была физкультура, и учитель повёл нас на лыжную базу. Там все ребята под моим руководством получили лыжи, причём я скрупулёзно записал, кому какие и в каком состоянии выдал, а также, во сколько часов и минут, и у каждого спросил, умеет ли он на них кататься.

— Если сломаете, — предупреждал я строго, — возмещать убытки будете сами. Школа вам не спонсор. Так что смотрите, куда прётесь.

Некоторые, особенно девчонки, испугались и не захотели брать лыжи совсем. Тогда учитель прикрикнул на меня, сказав, что я слишком круто завернул. Я обиделся и ответил:

— Ну и пожалуйста, справляйтесь сами. Смотрите только, не пожалейте потом. Я с себя всю ответственность снимаю.

Бросил незаконченный список на скамейку и пошёл на трамплин наблюдать, как наши катаются.

Посмотрел — расстроился только. Жалкое зрелище! Никто толком кататься не умеет.

— Ты что, Вострикова, по Красной площади, что ли, маршируешь? — закричал я нашей тихоне, увидев, как она высоко поднимает лыжи от лыжни. — А ну катись давай, как положено, не то придётся заниматься дополнительно.

Смотрю, Вострикова так моей угрозы испугалась, что припустила во весь дух и даже кого-то обогнала.

— Куркин! Что ты палки тащишь за собой, как хворост на костёр? На них опираться надо, чучело ты огородное.

Я по-хозяйски огляделся и снова отметил непорядок.

— Першиков! Першиков, тебе говорю! Оглох, что ли? А ну вернись и проедь это место снова. Нечего срезать. Положено пройти дистанцию, значит, отрабатывай.

Но не успел отчитать Першикова, пришлось отвлечься на Збруеву.

— Збруева, ты что грохаешься, как куль с мукой. Всю лыжню разбомбила. Разве не знаешь, что падать тоже надо умеючи? Это тебе, дорогуша, не на собрании рассиживаться и людей ни за что ни про что критиковать.

Тут ко мне подъехал Лёшка и сказал:

— Слушай, мне это уже порядком надоело. Ты чего не в свой огород лезешь?

— Как это не в свой? — возмутился я. — Это мой класс, и я за него отвечаю.

— Ну и отвечай на здоровье, — говорит он мне. — А за спорт отвечаю я. Так что проваливай.

— Ну уж нет, — вскинулся я. — Я — староста и, значит, главней тебя и тебе не подчиняюсь. Так что катись сам да учи своих подчинённых, а то так катаются, глаза б не глядели.

Лёшка плюнул и уехал, а я продолжал руководить лыжными гонками, пока не кончился урок. Право принимать спортивный инвентарь я предоставил учителю. Не одному же мне вкалывать.

Многим моё принципиальное руководство не понравилось, и они стали требовать переизбрать меня. Вскоре состоялся очередной классный час. На нём было гораздо шумней, чем в прошлый раз, потому что выступать, вопреки обычаю, захотел чуть ли не каждый.

— Это просто невыносимо, — жаловался Першиков. — Он нас всех замучил. Всё ему не так, всё ему не этак.

— Всегда кричит, всегда недовольный, — вставил Борька Смирнов.

— В общем никакого продыху нет, — сделал заключение Першиков.

— Мало того, что Клюшкин вечно придирается, — поддержал их Куркин, — так он ещё и обзывается.

— Как я тебя обозвал? Как? — разозлился я.

— Чучелом огородным. Потом ещё мешком с костями и всяко разно.

— Что же я могу поделать, если ты в самом деле костлявый? — в бессилии развёл я руками. — Ешь побольше, буду пузатиком называть, — засмеялся я.

— Вот видите, опять обзывается! — с торжеством воскликнул Куркин.

— Нехорошо, Миша, награждать своих товарищей обидными прозвищами, — вступила в разговор Наталья Борисовна. — Они ведь не для этого выбрали тебя своим вожаком. Наоборот, ты должен поощрять их к хорошей учебе…

— А я и так поощряю.

— Справедливости ради надо заметить, что успеваемость и дисциплина в классе значительно повысились. Но надолго ли, вот в чём вопрос. Метод, который ты применил, Миша, не всегда оправдывает себя. Поэтому давайте все вместе подумаем, как нам сделать так, чтобы пользы было больше, а обид меньше.

— Переизбрать его да и дело с концом! — крикнул Лёшка.

— А ты лучше помолчи, чемпион олимпийский, — огрызнулся я. — Толку с тебя как с руководителя ни на грош.

— Да я, если хочешь знать, весь класс в спортивную секцию записал. Понял?

— В какую же? — поинтересовалась Наталья Борисовна.

— В секцию спортивного ориентирования.

Я захохотал как бешеный.

— Ты что, так с горки катался, что все мозги выдуло? Даже в родном городе теряешься? Свой адрес не помнишь?

— Я-то помню, — набычился Лёшка, сжимая кулаки, — а вот ты сейчас забудешь.

— Ребята! — постучала карандашом по столу Наталья Борисовна. — Конфликтами вопрос не решить. У кого какие будут предложения?

— Исключить его из старост! — запальчиво выкрикнул Куркин.

— И не назначать больше никем, — поддержала Маринка Збруева.

— Ну-ну-ну, зачем же идти на такие крайние меры, — успокаивающе заговорила Наталья Борисовна. — У любого человека есть плюсы и минусы. Давайте назначим Мишу Клюшкина ответственным за учёбу. Тем более что многие из вас и так уже заметно подтянулись, да и сам он стал учиться гораздо лучше.

Короче, переизбрали меня. Но я не очень расстроился. А знаете почему? Лёшка-то у нас двоечник. Я посмотрел на него и сказал, злорадно улыбаясь:

— С сегодняшнего дня начинаем борьбу против подсказок, списываний и двоек. Так что возьмите себе это на заметку, господин спортсмен. Никакое ориентирование знаний не заменит.

Как я заболел

Однажды утром я проснулся и никак не пойму, отчего в моей комнате так светло. Пока я раздумывал, вошла мама и весело сказала:

— А ну-ка, Мишук, выгляни в окошко.

Я посмотрел в окно и ахнул. Снегу-то, снегу сколько! За ночь он укрыл и крыши домов, и балконы, и деревья. Дворники уже скребли тротуары лопатами и мётлами. Я сразу же соскочил с кровати и принялся одеваться в школу. Мне не терпелось выбежать во двор и пройтись по нетронутой глади первого хрустящего снежка. Но мама меня притормозила. Усадила завтракать и держала за столом до тех пор, пока я не стал давиться овсяной кашей.

— Ладно уж, иди, мученик, — огорчённо отмахнулась она. — Вечно тебя есть не заставишь.

Не успев застегнуть куртку, я выскочил на крыльцо и сразу зажмурился. От нестерпимой белизны вокруг слепило глаза. Я прищурился и зашагал по первому снегу. Как приятно он похрустывал под ботинками. Я бы так шёл и шёл и, может быть, даже всю землю обошёл, но вдруг наткнулся на нашу школу.

Мальчишки уже лепили снежки и обстреливали ими приходящих учеников. Больших пацанов, конечно, не трогали, а вот девчонкам доставалось.

Они визжали, убегали, прикрываясь портфелями, и было очень весело. Я увидел, что Лёшка с Борькой тоже кидаются снежками и, скинув ранец, присоединился к ним. Мы так увлеклись битвой в снежки, что были все мокрые и красные. Увидев нас, Наталья Борисовна сказала:

— Ну что, сразу видно, кто во дворе хулиганил.

Во время урока русского языка снег вдруг повалил снова. Большими бесформенными хлопьями. Я сидел и смотрел в окно на снегопад. Особенно интересно было глядеть вверх и наблюдать, как бесчисленные снежинки возникают откуда-то с вышины и падают, падают, падают. Я так залюбовался ими, что даже забыл про урок. Но тут меня окликнула Наталья Борисовна и попросила вспомнить какое-нибудь стихотворение про зиму. Я наморщил лоб, сосредоточился и выдал:

Ох снег-снежок, белая метелица.
Говорит, что любит, только мне не верится.

Все засмеялись, а Лёшка крикнул:

— И я стих знаю. Нет, песню, — поправился он и запел:

Ой мороз-мороз, не морозь меня.
Не морозь меня, а моего коня.

Все опять засмеялись, и Наталья Борисовна тоже. Она спросила:

— Что же ты своего коня не жалеешь?

— А чего его жалеть? — удивился Лёшка. — Наоборот, меня жалеть надо. Ему-то не холодно — он бежит, а я в санях сижу, мёрзну.

— И ты бы рядом бежал, — подсказал Борька и засмеялся.

— А коня бы в сани усадил, — посоветовал я.

Все смеха ради тоже начали советовать всякую ерунду.

— Ну всё, — остановила нас Наталья Борисовна, — побаловались и хватит. А теперь кто действительно расскажет хорошее стихотворение о зиме?

Верка Незванова подняла руку и с выражением прочитала:

Робкой, потревоженной пушинкой,
Ниже, ниже, кругом, прямо, криво.
Падает над городом снежинка.
Ах до чего ж она красива!..

— Молодец, Верочка, — похвалила её Наталья Борисовна. — А сейчас, ребята, приготовьтесь, напишем небольшой диктантик. О первом снеге.

Веселье с нас сразу будто ветром сдуло. Никому не хотелось в такой замечательный день писать диктант, но с учителем спорить не станешь.

Зато после четвёртого урока мы, все пацаны, на пение не пошли, а рванули на горку — её за школой сделали старшеклассники!

Мы прокатались на ней до самого вечера. Катались и стоя, и сидя, и лёжа.

На картонках, портфелях и корточках. По одному, по двое и «паровозиком». Мы бесились, хохотали, в общем торопились успеть вдоволь накататься, потому что уже завтра могло потеплеть и тогда наша горка растает.

Я промок до нитки.

— Я-то думала, ты у Лёши уроки делаешь, а ты весь день пробездельничал, — накинулась на меня мама, как только я вернулся домой.

Она усадила меня парить ноги и дала выпить горячего чаю с малиновым вареньем. Но мне было так жарко от катания и от чая, что я, когда мама выходила в другую комнату, ноги из таза с водой вынимал и ставил на прохладный пол.

А утром я заболел. Вначале я не понял, что заболел, но, когда соскочил с кровати, чтобы посмотреть скорей в окошко, вдруг ощутил, что болит голова и саднит горло.

Я присел на кровать и стал думать, что делать. Если признаться маме, что заболел, тогда я останусь дома, что, конечно, хорошо, но зато придёт врач. А если не признаюсь, то придётся идти учиться, но тогда удастся побегать по снегу. Я ещё не успел решить, что мне делать, как в комнату вошла мама. Увидев меня, она воскликнула:

— Ой, Мишук, ты что это такой красный?

— Не знаю, — пожал я плечами.

— У тебя, наверное, температура, — встревоженно сказала она и приложила ладонь к моему лбу.

— Ну точно, — расстроилась мама и скомандовала: — А ну в постель! Вот градусник, а я сейчас же вызову врача.

Что ж, как и было приказано, я улёгся в постель и стал ждать.

Скоро пришёл большой весёлый дядька и с порога заорал:

— Ну что, братец, наелся снегу?

— Нет, не наелся, — помотал я головой.

— Ну так иди ещё поешь, — громко засмеялся врач. — Так, глядишь, всю зиму и проваляешься в постели.

Мама от такого напора даже растерялась, стоит, помалкивает.

— А ну-ка вылазь из-под одеяла, — приказал он, подходя ко мне и потирая руки.

— У него температура, — вступилась за меня мама.

— Не мешайте, мамаша, — обернулся к ней врач. — И так уже всё испортили. Нежите, лелеете, а потом, чуть ножки промочил, воспаление лёгких. Надо с Суворова пример брать. Знаешь такого? — спросил он у меня.

— Знаю.

— Вот он на досках спал, зимой без шинели ходил и снегом по утрам растирался.

— Так то Суворов, — протянул я.

— А ты чем хуже? Он ведь тоже не сразу знаменитым Суворовым стал. Сначала был слабосильным, болезненным мальчуганом, но потом это ему надоело, и он поставил себе цель иметь железное здоровье и добился своего! Крепким человеком и прославленным полководцем стал.

Мама спросила:

— Это что, вы хотите, чтобы мой сын голым на улицу выскакивал и по сугробам прыгал? Так вас понимать?

— Вот именно! — обрадованно воскликнул врач. — Закаляться, закаляться и ещё раз закаляться. Чтобы не было этих мокрых носов и старческих кашлей.

— Нет, я противница таких крайних мер, — категорическим тоном возразила мама. — Несколько раз я встречала в научной литературе пример того, к каким плачевным результатам приводит необдуманное закаливание.

— Вот именно — необдуманное, — врач поднял вверх палец и, посмотрев на маму, добавил: — А вам бы как раз и подать пример сыну.

— Да ни за что на свете! — воскликнула мама. — Я ужасно боюсь холодной воды.

— Мой вам совет: привыкайте к ней сами и приучайте сына. Холодная вода — великий лекарь. Но помните: важным условием закалки является постепенность. А мне пора к другому больному. К сожалению, люди не хотят жить в единении с природой. Надеются, что лекарства сделают их здоровыми.

Мама проводила доктора до дверей и, спохватившись, спросила:

— Так что, вы никакого рецепта нам не выписали?

Врач уставился на неё и после многозначительной паузы спросил:

— Я для чего битых полчаса долдонил вам об одном и том же?

Мама растерянно молчала.

— Постельный режим и много жидкости. Болезнь закончится естественным путём, — буркнул он и вышел.

— Мам, каким-таким естественным путём закончится моя болезнь? — порядком струхнув, крикнул я маме, едва заслышав щелчок закрывшегося замка.

— Выздоровлением, надеюсь, — ответила она, возвращаясь в комнату, и после короткого раздумья добавила: — Какой странный врач. Надо позвонить в поликлинику и выяснить, действительно ли он тот, за кого себя выдаёт.

А мне, по правде говоря, врач понравился. И советы его мне тоже понравились. Я тут же, недолго думая, сбросил на пол подушку, одеяло и простыню.

У мамы испуганно округлились глаза:

— Ты что?

— Всё, теперь буду спать на полу, — прокряхтел я, пытаясь выволочь на пол матрац, — и водой холодной обливаться.

— Ты спятил? — спросила мама. — Кто же начинает закаливаться зимой? Это делают летом.

— Ну не могу же я ждать целых полгода, — сварливо ответил я и улёгся на полу.

Мама, глядя на меня, покачала головой:

— Придётся вызвать другого врача.

— Зачем? — подскочил я.

— Потому что температура повлияла тебе на голову.

— Эх, мама, — сказал я с огорчением, — хорошо бы раньше повлияла. Я бы уже наполовину Суворовым стал.

— Но ты Клюшкин! — в отчаянии воскликнула мама.

— К сожалению, — мрачно признав её правоту, скрючился я на полу.

В прихожей прозвенел звонок. Оказалось, это примчался Лёшка.

— Здорово! — румяный, в облаке морозной свежести, ворвался он ко мне в комнату. — Ты чего сегодня в школу не пришёл? Заболел, что ли?

— Ага.

— Ну ты нашёл время! Горка такая здоровская, а он на кроваточке полёживает, как какой-нибудь дохлый старикашка.

— Сам ты старикашка, — обиделся я. — Если хочешь знать, я с сегодняшнего дня закаливаться начну и на полу спать.

— То-то я смотрю, ты на полу валяешься, — вытаращил глаза Мишка. — А зачем это?

— Как Суворов, — коротко и важно ответил я.

— Ух ты! — восхитился он. — Слушай, Мишка, так ведь и я хочу, как Суворов.

— Кто тебе не даёт? Придёшь домой и бухайся на пол.

— Да, хорошо тебе говорить, а мне мама не разрешит.

— Спи у меня, — великодушно предложил я.

— А твои не заругают? — опасливо повёл он глазами в сторону кухни, где мама готовила обед.

— Не беспокойся, мои родители люди образованные, войдут в твоё положение.

— Правда? — обрадовался Лёшка. — Классно! Можно, я прямо сегодня у тебя спать начну? Я сейчас домой позвоню.

Он набрал номер телефона и спросил:

— Бабуль, ты?

Видно, Лёшкина бабушка подтвердила, что она слушает.

— Ты это, бабуль, — быстро заговорил Лёшка, — скажи папе с мамой, что я сегодня домой не приду ночевать. Почему? Мы с Мишкой будем на полу спать. Как Суворов.

Он широко улыбнулся, посмотрев на меня.

— А? Да нет, не у Суворова, а у Клюшкина. Мишку знаешь? Ну вот, у него.

Лёшка мученически закатил глаза, всем своим видом демонстрируя, что бабушкины расспросы действуют ему на нервы.

— Как это где будет спать Суворов? Теперь уж нигде. Почему? Так помер же он. Когда? Да почём я, бабуль, знаю? Меня на похороны не приглашали… Ну не учился он в нашем классе, бабуль… Это вообще дяденька, понимаешь? Военный… Да ничего ему от нас не надо. Говорю тебе, он помер давно… Клюшкин? Клюшкин жив. Вот сидит передо мной и улыбается. Привет тебе передаёт… Да почему от Суворова-то? От себя. Я же объясняю тебе, что Суворов помер давно… Отчего? Ну откуда мне знать? Я же, бабуль, не вундеркинд… Почему спать на полу? Так надо, бабуль, так надо, — Лёшка подмигнул мне. — Да не заставил он нас! Помер он давно… и мы помрём? С чего это? Да не плачь ты, толком скажи… Нет, не надо к нам на выручку ехать. Сиди дома, я скоро вернусь. Вот ведь придётся домой идти, пожаловался он мне, кладя телефонную трубку. — Прямо детский сад какой-то. Да поспешить надо, а то, боюсь, как бы бабуля не набедокурила. И смех, и грех с ней. А ночевать я к тебе завтра приду.

Не успел уйти Лёшка, как с работы вернулся папа. Мама тотчас поспешила рассказать ему о визите странного врача. Через несколько минут папа, задумчивый и озабоченный, вошёл в мою комнату и, поглядев на меня, гордо и одиноко возлежавшего на полу, произнёс:

— А знаешь, Михаил, пожалуй, ты прав. С Суворова нужно брать пример немедленно, иначе можно опоздать. Вот что, Таня, — добавил он, обращаясь к маме, — я тоже хочу спать на полу и обливаться холодной водой.

Мама охнула и убежала на кухню пить валерьянку. А мы с папой ещё долго обсуждали, как нам стать здоровыми и сильными.

На ночь мама напоила меня чаем с малиновым вареньем и уговорила перейти на кровать.

— Когда выздоровеешь, — пообещала она, — я сама буду стелить тебе на полу и обливать ледяной водой из ведра.

Я ведь тоже хочу, чтобы мой сын был здоровым и знаменитым.

И почему-то засмеялась. От гордости за меня, наверное.

Как мы ходили в цирк

В той четверти, когда меня назначили старостой, я так хорошо стал учиться, что даже закончил её на одни четвёрки и пятёрки. Когда я показал дневник с оценками папе, он очень удивился.

— Вот это да! — сказал он маме. — А наш-то, оказывается, молодец. Соображает. Так, глядишь, к одиннадцатому классу и медалистом станет.

Мама ласково улыбнулась мне, а папа благодушно добавил:

— Слушай, Михаил, а ведь тебе за успехи премия полагается. Как думаешь?

Я, конечно же, возражать не стал.

— Выбирай, чего душенька пожелает, — предложил папа.

— Может, чего-нибудь вкусненького хочешь? — спросила мама. — Тортика, пирожных?

— Нет, — мужественно отверг я заманчивое предложение. — Это неинтересно. Съел — и забыл. Я хочу, чтобы память осталась.

— Может быть, тебе какую-нибудь новую компьютерную игру купить? — высказал идею папа.

Я поморщился:

— Нет, не надо. Хочется чего-нибудь необычного.

Родители в растерянности переглянулись. Потом папа снял очки и, рассеянно протерев их платком, спросил:

— А может, наручные часы?

— Зачем? У меня же мобильник есть.

— Или новый портфель?

— Ну уж нет, — запротестовал я. — Не хочу на премию портфель.

— Н-да, — согласился папа, — портфель и правда как-то неинтересно. Он ещё немного подумал и сказал: — Раз тебе так трудно угодить, выдам-ка я тебе денежную премию, а уж ты распорядишься ею по своему усмотрению. Договорились?

— Договорились.

Я стал думать, что мне купить на эти деньги. Думал-думал, даже голова заболела. Так и спать лёг, ничего не придумав. А назавтра подхожу на перемене к Лёшке и так небрежно спрашиваю:

— Слушай, Лёшка, если бы у тебя были деньги, что бы ты с ними сделал?

— Смотря сколько, — сдержанно ответил Лёшка, мастеря из тетрадного листа самолётик.

— Ну, к примеру, рублей триста.

Лёшка на миг задумался, потом сказал:

— Я бы мог купить себе книгу с различными головоломками — это раз. Походный фонарь — это два. Ещё я бы купил себе складной ножик — это три. А в-четвёртых, — он хитро посмотрел на меня и, широко улыбнувшись, крикнул: — Я бы сходил в цирк!!!

Он запустил самолётик к потолку. Тот сделал несколько плавных виражей и упал за батарею.

— Вы что, в цирк собираетесь? — подошёл к нам Борька Смирнов.

Мне Лёшкина идея, признаться, пришлась по душе.

— А здорово ты про цирк придумал! Давай сходим, — сказал я.

— И я с вами, — вставил Борька.

— Но у меня денег в обрез, — предупредил я. — Вы же свои золотые запасы в компьютерном клубе профукали, а у меня на три билета не хватит.

— Ничего, — беззаботно ответил Борька. — Вы с билетами идите, а я так мимо контролёров постараюсь проскочить.

— А получится? — засомневался я, глядя на его упитанную физиономию.

— Должно. Ребятам удавалось.

— Ну-ну, — неопределённо сказал Лёшка. — Посмотрим.

На следующий день, а это был первый день каникул, мы отправились в цирк. Доехали до нужной остановки и ещё издали увидели большой купол и много людей у входа.

Борька заметно волновался — он, видимо, впервые шёл «зайцем» на представление.

Мы подошли к цирку. Возле круглых тумб с афишами продавали всякую всячину: разноцветные шарики, клоунские носы и уши из красного поролона, дуделки и свистелки, сладкую вату. Вокруг цирка катали маленьких детей на лошадях и пони. Нам хотелось рассмотреть всё как следует, но мы решили поспешить, чтобы не опоздать на начало представления.

Мы подошли к главному входу и приготовили билеты.

— Ну дуй вперёд, — напутствовал Лёшка Борьку. — Да на нас-то не оглядывайся без конца. И не трусь. Как говорится, будь смелей — быстрей повесят.

Борька, как ящерица, ловко юркнул в толпу.

— Мальчик, куда ты? Где твой билет? — вдруг услышали мы с Лёшкой.

Вместо ответа Борька показал на толстую тётку, шедшую перед нами.

— Это ваш мальчик? — спросила её контролёрша.

— Вот мой мальчик, — засмеялась женщина, и из-за её спины выдвинулся коренастый дядя с бородой.

— Так с кем же ты? — стала допытываться контролёрша у Борьки.

Он опустил голову и промолчал. Мне стало жалко его, и я, протолкавшись вперёд, сказал:

— Понимаете, мы втроём хотели пойти в цирк, но денег у нас хватает только на два с половиной билета. А представление посмотреть очень хочется. Не выгоняйте его, пожалуйста.

Лёшка тоже просящим взглядом, как дворняжка на повара, уставился на контролёршу.

Контролёрша неожиданно улыбнулась и сказала тихонько:

— Ну ладно уж, проходите. Только не балуйтесь и чужие места не занимайте.

— Спасибо! — закричали мы и поторопились к гардеробу.

Сдали верхнюю одежду и принялись по фойе прохаживаться. А в душе птицы пели — так всё здорово устроилось!

Прозвенел звонок, и мы помчались разыскивать свои места. Как и следовало ожидать, наши с Лёшкой кресла были свободны, а вот Борьке сесть было некуда.

Тогда мы решили перебраться на другой ряд, на незанятые места. Однако не успели мы толком расположиться, как пришла опоздавшая семья и попросила освободить их кресла. Пришлось уйти. Мы пересаживались раза три или четыре, и так нам это надоело, что даже представление смотреть расхотелось. Но вдруг, прямо за нашими спинами, грянул оркестр, замелькали цветные круги прожекторов, и… начался праздник.

На парад-алле вышли все артисты. Они были в красивых блестящих костюмах и радостно улыбались нам, а мы в ответ тоже приветствовали их улыбками и аплодисментами. Потом выступали ловкие акробаты и жонглёры, смелые воздушные гимнасты, дрессированные кошки и собаки. Все номера были очень увлекательными. Мы громко хлопали в ладоши и от души смеялись над проделками клоунов.

Борька так хохотал, что даже упал на тётеньку, которая сидела в нижнем ряду. Она обернулась и сердито сказала:

— Уж зверей выдрессировали, а детей не могут.

— Не волнуйтесь, пожалуйста, — вежливо ответил Лёшка. — Ведь не бегемот же на вас свалился в самом-то деле.

— Он ещё шуточки отпускает, — разозлилась женщина. — Иди в клоуны, раз такой шутник нашёлся. Там тебе самое место.

Неожиданно, видно из-за смеха, Борька заикал. Да так громко, что на нас стали оглядываться и шикать.

— А ну успокойся, а то получишь, — пригрозил ему Лёшка, ткнув локтем в бок.

— Да что ж я могу поделать? — жалобно оправдывался Борька. — Я же не нарочно. Оно само так получается.

В это время объявили выступление иллюзиониста, и мы понадеялись, что Борька, увлёкшись фокусами, перестанет икать. Но не тут-то было. Он, как назло, разикался так звонко, что мы стали поглядывать на служащую в красном форменном пиджаке, опасаясь, как бы нас не выпроводили вон. Она тоже начала пристально смотреть в нашу сторону. Мы уже толком не понимали, что творится на арене, как вдруг фокусник открыл чёрный ящичек и громко сказал:

— Да куда же они подевались?

Он шустро перескочил через бордюр и направился к нам.

У нас аж дыхание от страха спёрло. Уж не собирается ли он превратить нас в мартышек?

Фокусник подошёл к Борьке, бесцеремонно сунул руку ему за пазуху и громогласно спросил:

— Ну-ка что у тебя там?

Бедный Борька под слепящим светом прожектора покраснел, как свёкла египетская, и пролепетал:

— Да нет у меня ничего.

— Как нет? — загремел на весь цирк голос фокусника. — Сейчас проверим.

И к Борькиному ужасу, факир вытащил из-под его рубашки сначала один платок, потом другой, третий и так целую гирлянду связанных между собой цветастых платков. У Борьки глаза сделались круглыми, того и гляди вывалятся на пол.

— Ну вот, а ты говорил ничего нет! — под общий смех объявил фокусник.

Торжествующе помахав платками, он запрыгал по ступенькам вниз, возвращаясь на арену.

— Интересно, как это у тебя получилось? — Лёшка с завистью посмотрел на очумелого Борьку.

— Не знаю, — конфузливо промямлил тот.

— Полкило платков за пазухой таскает и не знает, — не поверил Лёшка. — Фокусник тоже мне. Если ты такой ловкий, что же ты в цирк не мог незаметно пройти?

— Как?

— А так, как платки у фокусника стырил.

Тут Борька, словно опомнившись, начал неистово шарить у себя по карманам.

— Ничего нет, — растерянно сказал он.

— А ты ожидал, что на тебе халат парчовый, весь в каменьях драгоценных окажется? — съязвил Лёшка.

Мы все втроём даже не заметили, как Борька икать перестал. Успокоившись, мы продолжили смотреть представление, но Борька время от времени запускал руку за пазуху.

Объявили антракт. Зажёгся свет, и все направились в фойе. Многие с любопытством поглядывали на Борьку.

— Ну вот, — ворчал Лёшка, — прославился.

Во втором отделении началось самое интересное — аттракцион с дикими животными. Смешней всего было смотреть на выступление медведей. Они катались на самокатах, танцевали «Цыганочку» и, выстроившись в ряд и вразнобой поднимая ноги, показали … «медведино озеро».

В этом месте Лёшка вдруг как расхохочется.

— Смотри-ка, Борька, вон тот медведь в полосатых штанах пляшет, точь-в-точь как ты на утреннике.

— Зато я книгу в подарок за активное участие получил, а ты баловался и шишку на затылке набил.

— Ну и что? — не смутившись ответил Лёшка, — захотел и набил. Тебе-то что?

— Ничего, — засмеялся Борька.

Лёшка сразу рассердился и закричал:

— Тише, ты! Ишь развеселился. А ну как опять икать начнёшь?

Борька присмирел и вылупился своими серыми навыкате глазами на арену. Но представление уже подошло к концу. Жаль, но второе отделение всегда почему-то намного короче первого.

Одевшись, мы не спеша вышли на улицу.

— Эх, — сказал, оглядываясь на цирк, Лёшка. — Вот вырасту, обязательно стану дрессировщиком.

— И кого ты будешь дрессировать? — спросил я.

— Тигров, конечно, — уверенно ответил он. — Не пуделей же.

— А мне нравятся воздушные гимнасты, — сказал я. — Они такие ловкие, сильные, смелые.

— Ну не смелей дрессировщиков, — возразил Лёшка. — Тигры — это тебе не шутка. Они и наброситься могут.

— С верхотуры грохнуться тоже мало удовольствия, — не уступал я.

— А я бы фокусником хотел стать, — мечтательно произнёс Борька. — Чудеса всякие показывать, превращения…

— Ты сегодня показал, на что способен, — ехидно заметил Лёшка.

Ребята шли и спорили, кем лучше быть — фокусником или дрессировщиком. А я молчал и думал, что здорово быть любым артистом. Главное — любить цирк и быть ему преданным, несмотря ни на какие трудности.

Как мы выбирали профессию

На уроке русского языка Наталья Борисовна объявила, что мы будем писать сочинение на тему «Профессия, о которой я мечтаю».

— Прежде чем приступить к работе, — сказала учительница, — хорошенько подумайте, чем эта профессия вам нравится. Постарайтесь убедить меня, что именно она вам по силам и способностям.

— А если я мечтаю сразу о нескольких профессиях? — выкрикнул с задней парты Лёшка Трубач.

— Пишите обо всех. Возможно, в процессе осмысления и сравнения выявится та, к которой у вас имеется большая наклонность.

— Тогда у меня получится длинное сочинение, — озабоченно сказал Лёшка.

— Ничего, — успокоила его Наталья Борисовна — зато, я уверена, оно будет интересным.

В это время учительницу позвали к телефону, и она вышла из класса, оставив нас одних. Сразу же поднялся шум и гам. Все повскакали со своих мест и закричали, обсуждая тему сочинения. Ко мне подлетел Лёшка.

— Ну что, про кого будешь писать?

— Не знаю пока. Подумать надо.

— Что, раньше подумать у тебя времени не было?

— А зачем? — удивился я. — Всё равно, пока школу не закончишь, никем не станешь. Вот перейду в десятый класс, тогда и буду думать!

— Во даёт! Зачем же до десятого класса тянуть? Я, например, уже сейчас решил, кем стану.

— Ну и кем?

Лёшка несколько секунд загадочно смотрел на меня, а потом выпалил:

— Милиционером.

Но, увидев, что особого впечатления на меня его сообщение не произвело, добавил с важным видом:

— Мне дадут пистолет, и я его буду носить в кобуре под мышкой. А ещё — резиновую дубинку, и я буду вправлять ею мозги некоторым бестолковым субъектам, вроде тебя.

— Лучше себе вправь, — обиделся я. — А то ты даже правил уличного движения не знаешь.

— Это кто не знает? Кто не знает? — запетушился Лёшка. — Всё я прекрасно знаю, просто некогда мне зелёный свет ждать.

— Вот и подумай, что это за милиционер такой, который на красный свет дорогу перебегает.

— Когда стану милиционером, тогда буду переходить дорогу только на зелёный, — сказал Лёшка. — А тебя, как увижу, всегда буду штрафовать.

— За что? — вскинулся я.

— За то, что ты вредный.

— Это я вредный?! — я даже подскочил от возмущения. — Ладно, ты станешь меня штрафовать, а я возьму да и оболью тебя с ног до головы пеной.

— Какой пеной? — раскрыл рот от удивления Лёшка.

— Белой. Я пожарным буду. Пистолет твой намочу, и он стрелять не сможет.

— А я тогда тебя дубинкой.

— А я тебя шлангом.

Мы так распалились, что были готовы подраться, но тут в класс вошла Наталья Борисовна и, посмотрев на нас, сказала:

— Ну Клюшкина и Трубача нельзя оставить ни на минуту. Обязательно что-нибудь не поделят. Вам, наверное, лучше в боксёры идти. В этом виде спорта, я думаю, ваши способности проявятся как нигде ярче.

Наконец все успокоились, и я стал думать, кем мне быть, когда вырасту? Я смотрел в окно и перебирал в уме профессии. Учителем? Нет, учителем быть трудно. Попробуй-ка научи чему-нибудь лоботрясов, вроде Лёшки. Хотя, если бы Лёшка учился у меня, было бы здорово. Я бы ставил ему двойки и говорил голосом Натальи Борисовны: «И когда же ты, Трубач, за ум возьмёшься? В журнале двойка на двойке, исправлять не успеваешь, придётся родителей вызвать».

Тогда Лёшка испугался бы и заныл: «Не надо родителей, я исправлюсь, честное слово». А я бы ему на это строго сказал: «Нет, Трубач, сколько можно тебя прощать? Мало того, что ты учишься плохо, ещё и товарищей обижаешь. Вот хоть Мишу Клюшкина. Такой способный, старательный мальчик, а ты с ним постоянно ссоришься».

Лёшка бы канючил: «Простите меня, я больше Мишку никогда не обижу. Наоборот, даже если он мне подзатыльник отвесит, я и не пикну».

Ну тут я, конечно, смягчился бы и простил его…

— Клюшкин, — окликнула меня Наталья Борисовна, — пора спускаться с небес, иначе из своих высоких мыслей ты не успеешь сплести словесные кружева.

Я посмотрел на Наталью Борисовну и твёрдо решил, что учителем быть не хочу. Лучше врачом. Хирургом. Буду спасать людей от верной смерти. Однажды ко мне привезут раненого Лёшку, а я ещё подумаю, стоит ли его спасать.

Но Лёшка, конечно, будет хныкать и просить: «Спаси меня, Мишка, я тебе свой пистолет отдам».

А я ему пренебрежительно скажу: «Да нужен он мне сто лет, твой пистолет». Однако потом выдержу паузу и снизойду: «Ладно уж, спасу, если дашь пострелять».

Вылечу я его, конечно, балбеса такого, но когда он выпишется из больницы, мне станет скучно…

Ещё хорошо быть таксистом. Катаешься себе целый день по городу, ни в школу идти не надо, ни уроков учить. Но главное, когда я увижу Лёшку, голосующим на дороге, то лихо тормозну перед ним и скажу: «В неположенном месте не останавливаюсь. И вообще, я еду в парк!»

Но он такой нахальный, этот Лёшка, конечно же, полезет в машину, несмотря на мои протесты.

«Ничего, — скажет, — остановился, значит, вези».

А я ему небрежно отвечу: «Ага, щас. Разогнался. Деньги-то у тебя есть проезд оплатить?»

«А что? — опешит он. — По старой памяти бесплатно не прокатишь? Ну ладно, катайся один, раз ты такой жадина».

Тут он начнёт вылезать из машины, но я благородным жестом остановлю его: «Оставайся уж, довезу. Как-никак вместе двойки в школе получали».

Он, естественно, обрадуется и закричит: «Вот здорово! Я всегда знал, Мишка, что ты — настоящий друг!»

А работать директором гастронома ещё лучше. Мне ярко-ярко представилось, как я хожу по огромному светлому залу магазина, разглядываю витрины, делаю внушения продавцам. Хочу — ириски пробую, хочу — щербет или халву, а то и кока-колы в душный день попью для освежения.

Разгуливаю я, значит, по магазину, вдруг Лёшка с сумкой заскакивает и сразу ко мне: «Уважаемый господин директор, — начнёт канючить, — дайте, пожалуйста, зефира в шоколаде».

Я его строго осажу: «Закончился, дорогой мой, зефир в шоколаде. Нет больше. И не известно, привезут ли ещё».

Лёшка, безусловно, расстроится, реветь возьмётся: «Ну хоть кусочек. А то меня мама без него домой не пустит».

А я ему скажу: «Да ври больше. Нина Ивановна зефир вообще не любит».

Тогда от моих правдивых слов ему станет стыдно, он опустит голову и поплетётся к двери. Я посмотрю на его ссутулившуюся спину и громко окликну: «Эй, Трубач, иди уж, дам тебе с полкило. Специально для тебя отложил. Знаю, что ты зефир любишь». Лёшка на глазах у изумлённых покупателей меня расцелует и скажет: «Смотрите, с каким человеком мне довелось когда-то учиться. Жаль, что вам не повезло так, как мне».

А ещё он… Я не успел додумать, что случится дальше, потому что зазвенел звонок.

— Сдавайте тетради, — громко сказала Наталья Борисовна.

На следующий день учительница проверила наши сочинения.

— Мне очень понравились ваши работы, — сказала она. — Хорошо, что многие из вас уже сейчас всерьёз задумались о главном деле своей жизни. Работы живые, оригинальные. Особо хотелось бы выделить сочинение Лёши Трубача. Он очень красочно и выразительно описал трудную профессию милиционера. Видно, что он ценит и уважает смелых людей, служащих в милиции, и во всём хочет походить на них. Лёша написал, как будет бороться с несправедливостью, ловить преступников…

Это, конечно, похвально. Вот только в роли отъявленного злодея и бандита он почему-то представил Мишу Клюшкина…

Весь класс грохнул со смеху.

Только мне было не до веселья.

«Эх, — думал я, — жалко, что мне не хватило времени на сочинение».

Как я водил Лёшку к зубному врачу

Как-то раз Лёшка пришёл в школу, держась за щёку.

— Что, зуб болит? — спросил я.

— Нет, нога, — сердито буркнул Лёшка и уселся за свою парту.

Я на него не обиделся, а посочувствовал.

Ещё бы! Я прекрасно помню, как болел зуб у меня и как мне его сверлили в кабинете у врача. А потом папа прочитал мне целую лекцию о том, как вредно не чистить зубы два раза в день и жить только на одних сладостях.

Теперь зуб болел у Лёшки. Все уроки он был хмур и неразговорчив, даже Наталья Борисовна заметила это.

— Ты, Лёша, сегодня нездоров? — спросила она, глядя, как Лёшка вцепился в щёку, словно боялся, что, отпусти он её, она тотчас же отвалится и шмякнется на пол.

— Да, зуб болит, — ответил он, не отнимая руки.

— Тебе обязательно следует показаться стоматологу.

— A-а, так пройдёт, — махнул рукой Лёшка, но по выражению его лица было видно, что он не очень верит в это.

— Нет-нет, — обеспокоенно возразила учительница. — Нельзя к своему здоровью относиться так легкомысленно.

— Подумаешь, — не смог удержаться от хвастовства Лёшка. — У меня один раз температура была выше сорока и то ничего, выжил. А тут зуб какой-то.

— Ты не прав, Лёша, — покачала головой Наталья Борисовна и обратилась ко мне: — Миша, проводи своего товарища в поликлинику, иначе он может нажить себе много неприятностей.

— Не-е, в поликлинику я не пойду, — запротестовал Лёшка.

— Почему?

— Не люблю я по врачам ходить. Повыдёргивают все зубы, а потом живи беззубый как хочешь.

Учительница засмеялась.

— Думаю, до этого не дойдёт. Врач решит, что делать.

— Знаю я, что он будет делать, — непримиримо пробурчал Лёшка.

— Уж не хочешь ли ты убедить нас в том, что боишься зубного врача? — хитро прищурилась Наталья Борисовна.

— Вот ещё! — вскинулся Лёшка. — Просто зуб жалко.

— Зачем же его жалеть, если он плохой? Он ведь и остальные испортит. Вот тогда ты точно к двадцати годам беззубым станешь.

— До двадцати ещё далеко, — беспечно махнул рукой Лёшка.

— Нет-нет, дружок, сейчас же отправляйся к врачу. Миша тебя проводит.

Я, конечно же, был рад уйти с последнего урока, а вот Лёшка, по-моему, омрачился ещё больше.

Мы шагали молча. Лёшка сосредоточенно разглядывал асфальт под ногами, потом вдруг остановился и промямлил:

— А я не знаю, где находится поликлиника.

— Не волнуйся, — поспешил успокоить я расстроенного товарища. — Тут недалеко. Всего две остановки. На троллейбусе поедем?

— Пешком пойдём, — хмуро ответил Лёшка и зябко повёл плечами.

Чем ближе подходили мы к поликлинике, тем сильней съёживался Лёшка. Наконец мы оказались перед высоким крыльцом с табличкой:

«Детская стоматологическая поликлиника».

Лёшка бросил на меня быстрый пытливый взгляд и молча поднялся по ступенькам.

Едва мы отворили тяжёлую, обитую железом дверь, как в нос ударил острый лекарственный запах. Невольно морщась, мы подошли к регистратуре. Толстая тётенька с кудряшками, то и дело округляя глаза и играя бровями, увлечённо щебетала по телефону. Мы встали у окошка и приготовились терпеливо ждать.

— Ну что вам? — досадливо спросила тётенька, кладя наконец трубку.

— Зуб сильно болит, — торопливо ответил Лёшка, всё так же держась за щёку.

— А фамилия твоя как?

— Моя фамилия слишком известна, чтобы я её называл, — прыснул Лёшка.

— Шутить будешь в кресле, — одёрнула его тётенька. — Говори фамилию.

— Трубач, — сразу посерьёзнев, ответил Лёшка.

Регистраторша порылась на длинной полке и вытянула тоненькую тетрадку.

— Вот тебе твоя карточка, — сказала она, — иди в седьмой кабинет.

Нужный кабинет оказался в самом конце коридора, и возле него сидело много народа. Не прошло и пяти минут, как мы убедились, что ожидание очереди в стоматологической поликлинике дело не для слабонервных. То из одного, то из другого кабинета доносились истошные вопли.

— Пойдём отсюда, — захныкала толстая девчонка и потянула мать за руку. Та, приобняв дочь за плечи, что-то успокаивающе зашептала ей на ухо, но девочка продолжала ныть:

— Пойдём домой. Пойдём домой.

Среди шёпота и всхлипываний вдруг, всех порядком изумив, взвыл тощий длинношеий пацан лет двенадцати, которого держала за руку маленькая худенькая бабушка в чёрном старомодном жакете.

— Бог с тобой! — испуганно вскинулась старушка. — Ты что, Андрейка?

Но мальчишка, пропустив вопрос мимо ушей, пустился бежать к выходу.

— Удрал! Как есть удрал! — всплеснув руками, заголосила старушка. — Как же я теперь перед отцом-матерью отчитаюсь? И так уже две ночи мучится и другим спать не даёт. Вы только посмотрите, люди добрые, что этот разбойник вытворяет. Никакого сладу с ним нет, ни за что к врачу идти не хочет.

Бабушка всплеснула руками и засеменила вслед за внуком. Я взглянул на Лёшку и от его вида напрягся не меньше, чем от воплей Андрейки. Лицо друга было белее простыни, даже веснушки исчезли, а рыжие короткие волосы на голове стояли дыбом.

— Ты че-чего? — спросил я заикаясь, сам готовый опрометью выскочить в дверь, за которой скрылся Андрейка.

Лёшка промолчал. Уставившись в пол, он сидел как истукан. Я решил отвлечь его от тяжёлых дум и сказал первое, что пришло в голову:

— А тебе идёт этот пиджачок.

Лёшка оглядел свой лоснящийся на карманах и локтях клетчатый пиджак, который он носил, не снимая три года кряду, и, взглянув на меня исподлобья, спросил:

— Ты что, дурак?

— Нет, в самом деле пиджачок классный, и клеточки на нём как раз под цвет твоих глаз, — как можно беззаботнее ответил я. — Сразу видно, что у человека есть вкус.

Лёшка засопел и снова тупо уставился в пол.

— И ботинки подобраны в тон, — продолжал я.

Лёшка испуганно огляделся и быстро подобрал ноги в заляпанных грязью ботинках под диванчик.

— Щас как дам, — прошипел он мне, зло тараща глаза.

— А что такого я сказал? — невинно спросил я. — Вот и брючишки, смотрю, у тебя тоже стильные. Жаль, конечно, что они не в клеточку, ну да ладно, в школу и такие сгодятся. Рановато тебе ещё фасонить.

Окружающие с интересом прислушивались к нашей тихой задушевной беседе и теперь переключили своё внимание на Лёшкины брюки, давно забывшие, что такое стрелки. Лёшка быстро прикрыл их руками, но на все брюки рук не хватило, и тогда он нервно встал и громко сказал:

— Вроде бы зубная больница, а ходят сюда одни дураки.

— Почему это дураки? — возмутилась мать толстой девчонки. — Думай, что говоришь.

— Я не про вас.

— А про кого?

— Вон про него, — кивнул на меня Лёшка.

— А за дурака сейчас ответишь, — поднимаясь сказал я.

Мы сцепились и наградили друг друга парой тумаков, но тут Лёшку пригласили в кабинет.

— Ещё не моя очередь, — попытался увильнуть Лёшка.

— Ничего, — усмехнулась женщина, — тебе, как участнику военных действий, положено проходить без очереди.

Скрепя сердце потащился Лёшка в кабинет, а я, любопытствуя, стал наблюдать в щёлку.

— Ну теперь-то руку опусти, — сказала врачиха, усадив его в кресло. — Донёс уже зуб до места. Открывай рот.

Она взяла со стеклянного столика какой-то металлический инструмент и стала стучать Лёшке по зубам. Даже в коридоре был слышен этот звук.

— Какой болит? — спросила врачиха.

— Ы-а-у — промычал Лёшка с открытым ртом.

Врачиха убрала инструмент.

— Не знаю, — повторил Лёшка.

— Как не знаешь? Какой же мы будем лечить?

— Никакой.

— Зачем тогда пришёл?

— Я сейчас уйду.

Лёшка начал выкарабкиваться из кресла.

— Нет уж, — остановила его врачиха. — Раз пришёл, значит, что-то болит.

— Живот, — попытался схитрить Лёшка.

— Живот, увы, не по моей части. Вот разберёмся с зубами, пойдёшь к хирургу. Открывай рот.

Докторша снова осмотрела Лёшкины зубы и потянулась за щипцами.

— Не надо! — вдруг во всё горло гаркнул Лёшка.

Врачиха вздрогнула и уронила инструмент на пол.

— А ну сиди смирно! — прикрикнула она. — Из-за тебя снова стерилизовать придётся.

Лёшка присмирел и сидел тихо до тех пор, пока врач снова искала что-то у себя на столике. Но, как только она повернулась к нему, держа в руке страшные блестящие щипцы, Лёшка резво вскочил, стукнулся о лампу и, схватившись за голову, упал обратно в кресло.

— Ну ты и каскадёр, — покачала головой врачиха и поднесла щипцы к Лёшкиному рту.

— А-а-а! — бешено заверещал Лёшка и вцепился что было сил в её руку.

— Да ты что, спятил? — заругалась врачиха. — Малыши, бывает, сидят да помалкивают. А ты, лоб здоровенный, разорался, как ишак. Ты должен им пример подавать.

По-видимому, такое нелестное сравнение сильно задело Лёшку, и он послушно открыл рот. Врач ловко сунула инструмент ему в рот, Лёшка дёрнулся, вскрикнул «ой!» и снова схватился за щёку.

Докторша засмеялась:

— Поздно, парень. Зуб-то вот он.

Она показала зажатый в щипцах коротенький беленький зуб.

— Зачем же вы его вырвали? — рассердился Лёшка. — Он же ещё совсем хороший.

— Где ж хороший? Во-первых, его давно кариес подточил, а во-вторых, он всё равно шатался. Молочный ведь. Не переживай, новый вырастет. К свадьбе опять зубастым будешь.

Она заполнила карточку и выпроводила его из кабинета. Лёшка, не веря, что всё обошлось как нельзя лучше, встретил меня сияющим взглядом:

— Я, понимаешь, думал, что сначала укол делать будут или, того хуже, сверлить станут. А тут раз — и всё, — сказал он и горделиво пошёл по коридору.

Мы вышли на улицу.

— А что, Мишка, — спросил он, — правда мне этот пиджак идёт?

— Как корове седло, — обидевшись, что друг не оценил моих добрых намерений, огрызнулся я.

— Спасибо тебе, Мишка, — вдруг сказал Лёшка.

— За что? — растерялся я.

— За то, что в поликлинику проводил.

— Да-а, пустяки.

— Знаешь, если тебе понадобится, я тоже могу тебя проводить.

— Лучше пусть не понадобится, — поспешил отказаться я.

— Ну тогда пока! — сказал Лёшка и, ощерив беззубый рот в улыбке, помахал мне рукой.

Как мы записались в театральный кружок

Однажды на переменке бродили мы с Лёшкой по школьному коридору и вдруг наткнулись на стенд со списком разных кружков.

— Слушай, Мишка, — говорит мне Лёшка. — А что мы с тобой, как два балбеса, нигде не участвуем? Давай куда-нибудь запишемся.

— Давай, — недолго думая, согласился я. — А куда?

Мы стали прикидывать. Про кружки английского и русского языков и заикаться было нечего. Они нам даром не нужны. Литература тоже. Информатика так себе. А вот в радиотехническом или химическом кружке было бы интересно поучаствовать.

Придя к такому выводу, мы отправились записываться. Но не тут-то было. Долговязый противный парень из десятого класса ловко дал нам по щелбану и заявил, что до этих кружков мы ещё не доросли, и посоветовал нам смотреть «Спокойной ночи, малыши».

Мы, конечно, немного расстроились, но сдаваться не собирались. Стали рассуждать, куда можно ещё записаться. В баскетбольную секцию — ростом не вышли, на аэробику, как известно, одни девчонки ходят.

Короче, из большого списка кружков остался один — театральный. Лёшка, озабоченно нахмурив лоб, сказал:

— Ну что ж, делать нечего. Придётся записываться в театральный.

— Почему придётся? — пожал я плечами. — По-моему, очень даже хороший кружок. Будем ставить разные спектакли, на сцене выступать. Артистами в общем станем.

— Ты — артист! — насмешливо хмыкнул Лёшка.

— Почему нет? — обиделся я.

— Да ты на уроке простой стишок без подсказки рассказать не можешь.

— Будто ты можешь.

— Представь себе, могу. Только не хочу.

— Ага, ври больше! Не хочет он! Может, ты и в кружке не захочешь?

Лёшка подумал и важно сказал:

— Спектакль — это не урок, дурья твоя голова. Тут дело серьёзное. Хочешь не хочешь, а роль учить придётся. Потому что если без конца спотыкаться, то зрителям будет неинтересно.

Согласившись с доводами друга, кроме дурьей головы, я предложил записаться в кружок, не откладывая, сразу после уроков.

Вела кружок совсем молодая учительница Инга Алексеевна. Она очень обрадовалась, когда мы сообщили ей о своём намерении участвовать в спектаклях.

— Это замечательно, — сказала она. — Вы очень вовремя пришли, ребята. Как раз сегодня мы будем распределять роли. Планируем поставить спектакль по рассказу Носова.

— И нам дадите роли? — обеспокоенно спросил Лёшка.

— Конечно.

— Главные?

— Ну это смотря по способностям, — улыбнулась учительница. — А ролей мне не жалко, всем хватит. Так что приходите сегодня к трём часам. — Придём, не волнуйтесь, — пообещал Лёшка.

— Вот и замечательно, — снова обрадовалась учительница. — А то мальчики записываются в наш кружок неохотно, так что порой девочкам приходится играть все роли. В общем приходите, будем ждать.

Пообедав и наскоро сделав уроки, мы вернулись в школу. К нашему разочарованию, занятия кружка проходили не в актовом зале, а в обычном классе.

— А мы разве не на сцене будем репетировать? — спросил Лёшка. — И где костюмы?

— Ишь какой ты нетерпеливый, — засмеялась учительница. — Сначала нужно выучить свои роли и подготовить как следует весь спектакль от начала до конца. А уж потом состоится генеральная репетиция на сцене и в костюмах.

— Э-э, как долго ждать, — разочарованно протянул Лёшка.

— А кто сказал, что мы будем ждать? Начинаем!

Учительница хлопнула в ладоши, и вокруг неё тотчас, как цыплята вокруг наседки, собрались кружковцы.

— Все ознакомились с творчеством Николая Носова? — спросила учительница.

— Все, — хором откликнулись кружковцы.

— Тогда давайте выберем рассказ, по которому и поставим сценку.

— Мне понравилось про телефон, — сказала худенькая черноглазая девочка.

— А мне про замазку, — крикнул Генка Попов и засмеялся.

— «Фантазёры» — тоже хороший рассказ, — добавила высокая девочка с косой.

— Так что же мы будем играть?

Все задумались.

— Инга Алексеевна, — снова сказала девочка с косой, — дело в том, что в рассказах Носова участвуют обычно два мальчика. А нас вон сколько.

— Ты права, Лена, — одобрительно улыбнулась учительница. — Поэтому мы поступим так. К 23 февраля поставим сценку по рассказу Носова «Фантазёры». Роль мальчика в ней будет играть Гена Попов, двух его друзей — Лёша с Мишей, а на роль Иры назначим Марину Лебедеву. Остальные будут репетировать пьесу по сказке Шарля Перро «Золушка».

Девчонки ужасно обрадовались и даже захлопали в ладоши.

Мы с Лёшкой только усмехнулись: и охота им детсадовские сказки играть?

— Ну а вы, новенькие, читали рассказы Носова? — обратилась к нам Инга Алексеевна.

— Ещё бы не читали, — авторитетно отозвался Лешка. — Мы же не двоечники какие-нибудь.

— Да никто и не говорит, что двоечники. Вам-то какой рассказ больше понравился?

— Лично мне про фантазёров, — всё так же деловито ответил Лёшка.

— И мне тоже, — поспешил сказать я, потому что никаких рассказов Носова припомнить не мог.

— Это хорошо, что вы сошлись во мнении, — похвалила Инга Алексеевна. — А сейчас зайдите в библиотеку, возьмите книгу и начинайте учить слова. В пятницу в три часа состоится первая репетиция.

Дома, когда я читал рассказ, то хохотал до колик в животе. Надо же, какие вруны бывают на свете!

В пятницу я зашёл за Лёшкой, и мы пошли на репетицию.

— До чего смешной рассказ! — сказал я ему по дороге. — Такого навыдумывали эти фантазёры, что ой-ё-ёй!

— Ага, здорово, — согласился со мной Лёшка. — Почему только эта книжка мне раньше не попадалась?

— Как не попадалась? — удивился я и даже остановился. — Ты же сказал Инге Алексеевне, что именно этот рассказ тебе понравился больше всех.

— Ну и что, что сказал?! — с досадой воскликнул Лёшка. — А что оставалось делать? Признаться, что мы, бестолочи, этих рассказов в глаза не видели, да? Очень бы нас после этого зауважали.

— Эх, ты, — вздохнул я. — Врун ты или фантазёр, не пойму. Одно знаю точно — враньём уважение не заслужишь.

— Уж помолчал бы, — повысил голос Лёшка. — Если ты такой честный, не повторял бы за мной: «И мне-е тоже-е», — проблеял он тонким голосом.

Возразить мне было нечего, и я промолчал.

На первой репетиции Инга Алексеевна разрешила нам заглядывать в текст, потому что мы нетвёрдо выучили слова. Она давала нам всякие советы: как правильно говорить, ходить, где стоять. После занятия учительница сказала, что довольна нами и уверена, что сценку мы обыграем замечательно.

Обрадованные высокой оценкой нашего таланта, мы не пропускали ни одного занятия кружка. Инга Алексеевна говорила, что у Лёшки определённо есть способности. Но лучше бы она этого не делала, потому что дружок мой загордился и дошёл до того, что стал добавлять в реплики свои собственные слова. Инга Алексеевна предупредила Лёшку, что так делать нельзя. Но он настолько вжился в воображаемую роль любимца публики, что, бывая в приподнятом настроении, начинал нести несусветную околесицу, дополняя диалог персонажей всякой отсебятиной. Видимо, с его точки зрения, Носов недостаточно написал разговоров.

— Ты уж возьми себя в руки, последи за своей речью, — увещевала Лёшку Инга Алексеевна. — Если каждый начнёт говорить сам от себя, что же это получится? Бред собачий, а не сценка.

— Возьму, — пообещал Лёшка. — Честное слово, возьму. Я только на репетиции от текста отклоняюсь.

Настало 23 Февраля. Праздничный концерт проходил в актовом зале. Сначала хор спел песню о том, что нужно храбро защищать Родину, потом выступали чтецы и танцоры и, наконец, очередь дошла до нас. После объявления нашего номера мы с Лёшкой быстро вынесли на сцену декорации: сделанное из картона дерево и обыкновенную лавочку. Уселись на неё и начали со вступления, придуманного Ингой Алексеевной:

— Здорово, Лёшка.

— Здорово, Мишка.

— Как дела?

— Нормально.

— А у тебя?

— А у меня не очень. Башка болит.

— Отчего же она болит?

— Сам не знаю. Болит и всё.

— Кажется, я знаю отчего.

— Ну отчего?

— Мало ты ею работаешь, вот что. Головой думать надо, а не гвозди забивать.

— Ты что же, считаешь, что я не думаю?

— Значит, недостаточно думаешь. Я вот и в школе думаю, и, когда уроки дома делаю, даже когда спать ложусь, тоже думаю.

— И о чём ты думаешь?

— А всё равно о чём. Фантазирую. Лишь бы голову развивать.

— Подумаешь, развитие! Наврать с три короба и я могу.

— Ну-ка?

Дальше шёл текст писателя Носова.

— Сколько тебе лет? — спрашивает меня Лёшка.

— Девяносто пять. А тебе?

— А мне сто сорок. Знаешь, — говорит он мне, — раньше я был болыпой-болыной, как дядя Боря, а потом сделался маленький.

— А я сначала был маленький, а потом вырос большой, а потом снова стал маленький, а теперь опять скоро буду большой.

— А я, когда был большой, всю реку мог переплыть.

— У-у! А я море мог переплыть!

Тут Лёшка должен был сказать:

«Подумаешь — море. Я океан переплывал!» Но вместо этих слов он вдруг как закричит: — Врёшь! Никогда ты море не переплывал. Ты вообще воды боишься!

Я так и остолбенел. Растерялся и не знаю, что дальше говорить. Но увидел, как Инга Алексеевна изо всех сил руками машет, и сказал первое, что пришло на ум:

— Вот видишь, как ловко я соврал — даже ты поверил.

Тут, видно, Лёшка взял себя в руки и давай опять по тексту шпарить:

— А я один раз купался в море, и на меня акула напала. Я её бац кулаком, а она меня цап за голову — и откусила.

— Врёшь! — это я по тексту, как и положено, отвечаю.

А Лёшка вдруг как заорёт:

— Ничего я не вру! Так в книжке написано.

Чтобы спасти положение, я сказал, что выучил:

— Почему же ты не умер?

Лёшка глаза выпучил, краской налился и как гаркнет:

— Потому что не хочу!

Хотя должен был сказать: «А зачем мне умирать? Я выплыл на берег и пошёл домой».

— Как же ты шёл без головы? — продолжал я долдонить по тексту.

— Сам ты без головы! — брякнул Лёшка вместо нужной реплики.

Кончилось тут моё терпение, и я тоже стал говорить сам от себя.

— Ну знаешь, хоть голова у тебя есть, да всё равно, что нет. Потому что ты даже готовое повторить не можешь, вот.

Тут Лёшка гордо расправил плечи и нахально говорит:

— А зачем мне чужие слова повторять? Чего-чего, а соврать я и сам сумею.

— Ну-ну, — продолжал я поддерживать разговор, — соври попробуй.

— И пробовать нечего, — усмехнулся Лёшка. — Я, например, знаю, что на прошлой неделе ты сразу две пары получил.

Мне стало стыдно, что он объявил это на весь зал, и я закричал что было сил:

— Враньё! Не было никаких пар!

— Ну вот, а ты не верил, что я врать могу, — засмеялся довольный Лёшка. — А ещё твоя мама за тебя задания по рисованию делает.

Я сразу покраснел как рак, потому что в зале сидела учительница по рисованию и выкрикнул:

— Опять врёшь бессовестно! А ты лист из дневника вырвал.

Лёшка сразу перестал смеяться и покраснел даже больше, чем я.

— Когда?

— Будто не помнишь! — злорадно сказал я. — В первой четверти.

— Брехня! — закричал Лёшка срывающимся голосом. — Никогда я листов не вырывал.

— Вырывал, вырывал! А Наталье Борисовне сказал, что краску на дневник пролил.

Тут Лёшка не стерпел и кинулся на меня с кулаками. Но я увернулся и побежал вокруг лавочки.

— Что ж ты злишься? Ведь ты не верил, что я тоже фантазировать умею! — воскликнул я и краем глаза заметил, что все в зале ухахатываются над нами.

Чувствуя, что наш диалог может продлиться до 24 февраля, Инга Алексеевна вышла на сцену и объявила:

— Так и закончился спор двух закадычных друзей.

Зрители принялись так громко аплодировать, что чуть люстры с потолка не попадали. Мы с Лёшкой раскланялись, как настоящие артисты, и пошли за кулисы, прихватив с собой декорации. Причём Лёшка не преминул треснуть меня деревом по макушке, а я в отместку уронил ему на ногу лавочку. На том мы и помирились.

После нашего дебюта Инга Алексеевна не хотела нас больше пускать на занятия кружка, но мы повинились и сказали, что согласны на любые роли, только бы продолжать участвовать. Заразились мы театром и выздоравливать не хотели.

Как мы с папой готовились к 8 Марта

Близился Международный женский день — 8-е Марта.

— Ну что подарим маме? — спросил меня папа.

— Духи, — не задумываясь ответил я.

— Ты что? У неё уже столько пузырьков, что впору самим магазин открывать.

— Может, платок?

— Ты разве не знаешь, что мама платков не носит?

— Тогда кастрюлю, — предложил я. — Можно написать на ней: «Варись, варись, да смотри, не подавись!»

— Кастрюлю? Да ещё с такой надписью? — поморщился папа. — Как-то неромантично.

— Ну вышей сердечко красными нитками, — засмеялся я.

Папа дал мне лёгкий подзатыльник и проворчал:

— Не мели ерунду. Лучше подумай хорошенько.

— Так один я и думаю, — обиженно ответил я. — Что же ты ничего не предлагаешь?

— Может быть, ей купить перчатки? — вздохнул папа.

— Всё равно она их потеряет, — резонно заметил я.

— Или сумочку?

— Ага, она навешает на себя все пятнадцать сумок, которые ты ей подарил, и будет ходить, как почтальон.

— Но что-то же надо делать! Праздник уже на носу.

— Надо, — повторил я, безысходно пожав плечами.

Мы помолчали. И тут меня осенило.

— Пап, а давай сделаем уборку и испечём торт. Как в журналах советуют.

— А что, можно, — оживился папа.

— Очень даже по-рыцарски. Только сначала рецепт торта найти надо.

— Не беспокойся. Я рецепт в маминых журналах подыщу, — заверил я.

Рецептов оказалось так много, что у меня глаза разбежались. Наконец я выбрал торт «Праздничный» и, составив список необходимых продуктов, закинул журналы на место.

Утром восьмого марта мы отправили маму в парикмахерскую, быстро провели уборку квартиры и повязали на кухне фартуки.

— Ну что, начнём? — потирая руки, спросил папа.

Я в ответ протрубил победный марш.

— Рано трубишь, — осадил меня папа. — Давай свой рецепт.

Я протянул ему бумажку.

— Торт «Праздничный», — прочитал папа и сморщил нос. — Какое-то название неинтересное, затрёпанное.

— Можно назвать «8-е Марта» или «Поздравляем».

— Хрен редьки не слаще, — не одобрил идею папа и тут же предложил: — Давай назовём наш торт «Танюша». И красиво, и ласково.

Я на всё был согласен, только бы скорей начать. Поэтому сразу же принялся доставать из шкафа различные кульки и пакетики.

— Ты пока приступай, а я выйду на балкон, покрывало с дивана вытрясу, — вдруг вспомнил папа ещё про одно дело.

— Иди-иди, — беспечно выпроводил я его. — Сам управлюсь.

Включив газовую плиту, я быстренько разогрел масло и, поглядывая в записи, накидал в кастрюлю все нужные ингредиенты.

— Дай попробовать, — вернувшись на кухню, попросил папа.

Я, конечно, разрешил, и он, обмакнув палец в тесто, с блаженством на лице почмокал губами. Но через мгновение папино лицо медленно перекосилось, и он, сплюнув в раковину, прорычал:

— Что это за отрава? Что ты тут намесил?

— Всё по рецепту, — пролепетал я.

Папа схватил бумажку и стал спрашивать меня, будто на экзамене.

— Два яйца?

Я кивнул.

— Стакан сметаны?

— Ага.

— Стакан сахарного песку?

Я снова кивнул.

— Чайная ложка соды и три столовых ложки какао?

Я замер.

— Ну? — грозно переспросил папа.

Я понял свою оплошность, и у меня от отчаяния отнялся язык.

— Ты всё перепутал? — догадался папа. — Положил чайную ложку какао и три столовых ложки соды?

Опустив голову, я молчаливо признал свою вину.

— Эх, ты, — с укором сказал папа. — Ни на минуту тебя оставить без присмотра нельзя. Ладно, продукты ещё есть, другой торт испечём. Тащи журналы с рецептами.

Я принёс, и мы стали читать страницу за страницей.

— Все названия какие-то пошлые, — ворчал папа. — «Сухарный», «Молочный», «Фруктовый» — никакой фантазии. То ли дело мы придумали — «Танюша». Ага, давай-ка «Мечту» испечём, он лёгкий. А название своё оставим. Вот смотри, что сюда входит: 200 г сливочного масла, 1 стакан сахарного песку, 1 стакан сметаны, чайная ложка соды, погашенная уксусом…

— Как это — погашенная? — удивился я. — Сначала подожжём, а потом погасим?

— Перестань молоть чепуху, — оборвал меня папа и продолжил читать:

— И 14 столовых ложек муки хорошо смешать. Понял?

— Понял.

— Тогда бери стакан. Я буду диктовать, а ты отмеряй. Этак-то дело быстрее пойдёт. А то один копался-копался и всё испортил.

Я снова растопил масло и вылил в кастрюльку.

— Добавь стакан сахарного песку, — громко провозгласил папа и проследил, правильно ли я выполнил эту процедуру.

— Молодец! — одобрил он и, заглянув в журнал, продолжал: — Теперь стакан сметаны.

Под его пристальным взглядом я сделал, как он велел.

— Так, отлично! — похвалил меня папа. — Хорошо идём! Набери в ложку соды и полей на неё уксусом. Нет, дай я сам налью, а то опять всё сделаешь шиворот-навыворот.

Он капнул в ложку уксус. Сода зашипела и запузырилась.

— Ну вот и порядок, — удовлетворённо сказал папа. — Самый опасный участок пройден. Теперь осталось добавить четырнадцать столовых ложек муки и хорошо перемешать.

Я принялся отсчитывать муку, а папа — готовить сковороду.

— А куда зажигалка подевалась? — вдруг спросил он.

— Никуда она не подевалась, вон за чайником лежит, — оглянулся я.

— Верно, — обрадовался папа.

— Зачем ты меня спросил? — отчаянно завопил я. Папа от неожиданности выпустил из рук сковороду, и она с жутким грохотом ударилась о пол. — Я сбился и теперь не помню, сколько ложек муки положил — одиннадцать или двенадцать.

— Ладно-ладно, раскричался, — миролюбиво сказал папа, поднимая с пола сковородку. — Какая разница? Лишняя ложка муки роли не играет. Это ж тебе не сода. Если густо получится — водички плеснём, а жидко — муки сыпанём.

Я принялся сердито размешивать содержимое кастрюли.

— А что, нормально получилось, — оценил моё старание папа, отщипнув кусочек теста. — Довольно вкусно, знаешь ли. Ладно, хватит рассусоливать, давай скорей ставь пирог в духовку. Надоело уже с этими сахарами-содами возиться. Борщ и то легче сварить.

Я помнил, каким ужасно кислым получается у папы борщ, но промолчал. Праздник всё-таки. Зачем портить настроение.

Наконец, покончив с хлопотами, мы прибрались на кухне. В духовке, источая приятный аромат, пёкся торт.

— Уф, — вытер пот со лба папа. — Теперь можно и вздремнуть чуток.

— Ты что?! — воскликнул я. — За тортом нужно следить, а то подгорит.

— Точно, — с досадой хлопнул себя по лбу папа. — Давай по очереди дежурить, сначала — ты, а потом — я.

— Нет, так скучно, — возразил я. — Давай лучше во что-нибудь поиграем.

— Неохота, — зевнул папа. — Уморился я с тобой.

— Будто я не уморился.

— Ну хорошо, раз спать ты мне не велишь, давай тогда смастерим что-нибудь для мамы. Двух зайцев убьём, верно?

Мы снова взялись за дело. Я достал альбом, краски и фломастеры, а папа — отвёртку и плоскогубцы.

К тому времени, когда у нас всё было готово, вернулась мама. Едва переступив порог, она стала тревожно принюхиваться, а потом оглядела нас с ног до головы — каждого по очереди.

— Ты чего? — удивился папа.

— Ничего, — успокоенно ответила мама. — Просто я боялась, не сгорело ли у вас что-нибудь, не обожглись ли вы. С мужчинами иногда такое случается, если их оставить на кухне одних.

— Ничего подобного, — не моргнув глазом, заявил папа. — Ты заблуждаешься относительно мужчин, дорогая. И наши успехи убедят тебя в этом лучше всяких слов.

Мы уселись за стол, нарядные и весёлые. Негромко играл магнитофон. Мы поздравили маму с Женским днём, я подарил ей самодельную открытку, а папа преподнёс фен.

— Вот отремонтировал, а то всё некогда да некогда.

— Ай какие вы у меня молодцы! — расцеловала нас мама.

— А ты тортик, мам, попробуй.

Я пододвинул торт, который получился почему-то кривоватым — один бок выше, другой — ниже.

— «Танюша» торт называется, между прочим, — горделиво подсказал папа.

— Как всё замечательно, мои дорогие! — воскликнула мама. — А я опасалась, что вы подарите мне очередные духи или сумочку. — И, попробовав торт, добавила: — Только, чур, в другой раз кладите ровно четырнадцать ложек муки. Договорились?

Мы с папой только рты разинули.

Как она узнала, что я сбился со счёту?

Как Лёшка был изобретателем

Мы с Лёшкой возвращались из школы домой и по очереди пинали по дороге ледышку.

— Эх, неинтересно как-то жить стало. Всё одно и то же, — вдруг посетовал Лёшка.

— А тебе каждый день праздник подавай? — усмехнулся я.

— Я не про праздники говорю, а вообще. Скукота, заняться нечем.

— Возьми и придумай что-нибудь, раз такой живчик.

— И придумаю. Вот стану думать днём и ночью и что-нибудь изобрету, может быть, даже великое открытие сделаю, — Лёшка горделиво выпятил грудь.

— Тоже мне изобретатель нашёлся! — засмеялся я.

— Да, представь себе изобретатель. Прямо сегодня возьму и изобрету что-нибудь.

— Спорим, не изобретёшь?!

— Вот приходи сегодня вечером, увидишь. А на что поспорим?

— На пять жвачек.

— Ладно. И не забудь прихватить их, когда ко мне пойдёшь, — предупредил меня Лёшка.

Весь оставшийся день я провёл в нетерпеливом ожидании вечера. Наспех сделал уроки, пропылесосил ковёр в гостиной, как обещал маме, и сбегал в киоск за жвачками. Но купил я их вовсе не из-за неуверенности в своей победе, а просто так, как говорится, на всякий случай.

Едва начало смеркаться, я рванул к другу. Когда Лёшка с сияющей физиономией открыл дверь, я понял, что жвачки купил не напрасно.

— Здравствуй, Мишенька. Проходи, дорогой, — ласково пригласил он.

Столь необычное обращение заставило меня насторожиться.

Я сдёрнул с головы шапку и принюхался. Пахло чем-то вкусным. Лёшка многозначительно кивнул:

— Раздевайся-раздевайся, швейцаров у меня нет. И дуй на кухню.

И сам скрылся за кухонной дверью. Скинув куртку, я поспешил за ним. К моему разочарованию, на столе было пусто, зато на огромной сковороде скворчала и пузырилась какая-то совершенно фантастическая масса. Она то упрямо вздымалась бесформенными горбами, а то вдруг бессильно опадала, громко лопаясь пузырями.

— Что это? — озадаченно спросил я. — Клей, что ли, столярный варишь?

— Сам ты клей, — проворчал Лёшка и, схватив сковороду за деревянную ручку, перенёс на стол. Я едва успел сунуть под неё подставку.

— Пробуй!

Я с опаской уставился на непонятное месиво.

— Может, всё-таки сначала скажешь, что это?

— Ешь, не бойся. Это моё личное изобретение, — похвалился Лёшка, — называется «Расплавленный снег».

— А разве снег плавится? По-моему, он просто тает.

— Вот чудак! Это же поэтическое название. К слову сказать, я однажды ел торт «Ночной полёт», не станешь же ты утверждать, что торт, будто Баба-яга, летает по ночам. Ну если тебе такое название не нравится, можно назвать и по-другому, например, м-м… «Белая неожиданность». Да ты пробуй, пробуй.

Я взял ложку и подцепил нечто, похожее на тягучее тесто.

— Ну как? — нетерпеливо спросил Лёшка, не дав мне донести вилку до рта.

Я глубокомысленно пожевал. Что-то мне эта смесь напоминала. Но я не мог понять что.

— Нравится? — засмеялся Лёшка и поддел вилкой изрядную порцию.

— Вкусно, но что это?

— Отгадай!

— Не знаю.

— Сдаёшься?

— Сдаюсь.

Лёшка постучал вилкой по сковородке и гордо объявил:

— Сыр жареный!

Я опешил.

— Батюшки! Да разве сыр жарят?!

— Нет, конечно. Это моё собственное изобретение. Никто, кроме меня, до этого недодумался.

Я неопределённо покрутил головой:

— Ну и ну!

— Ладно, — соскочил со стула Лёшка, — вот тебе ещё одно изобретение.

Он поставил передо мной сахарницу, в которой белела масса, отдалённо напоминающая ту, что оставалась в сковороде.

Я насторожился:

— Что, опять сыр?

— Ничего подобного.

Я осторожно попробовал и этот продукт.

— Сгущёнка, — сразу угадал я. — И ещё зачем-то сахар-песок в ней.

— «Зачем-то», — передразнил Лёшка. — Затем, чтоб вкусней было.

— И правда, так вкусней, — согласился я. — Но больно уж сладко, аж тошнит.

— Ещё бы не тошнило, — полбанки умял.

Я отодвинул сахарницу в сторону и спросил с безразличием:

— Ну что, повар-изобретатель, кончились твои сюрпризы?

— А этого мало? — взвился Лёшка. — Подожди, я ещё столько всего напридумываю — закачаешься.

— Сыр поджарить каждый может, — иронически сказал я, — ты какую-нибудь техническую штуковину придумай, чтоб людям на пользу.

— Придумаю и техническую, — задумчиво закусил губу Лёшка. — Завтра приходи.

На следующий день я снова поспешил к своему другу — кандидату в лауреаты Нобелевской премии, однако Лёшки дома не оказалось.

— У соседского парнишки он, — объяснила Лёшкина бабушка.

Я позвонил в соседскую квартиру. Дверь открыл белобрысый мальчишка на голову ниже меня.

— Чего надо? — не церемонясь спросил он.

— Лёшка у тебя?

— У меня. Заходи.

— A-а, Мишка, здорово! — обрадовался Лёшка и, кивнув на мальчишку, добавил: — А это Пашка. Тоже, между прочим, изобретатель. И главное — в технике соображает. Идею я ему подкинул, и теперь вот вместе воплощаем её в жизнь.

Пашка в это время, сосредоточенно сопя, прикручивал скотчем распиленные половинки обруча к ножкам поваленного на спинку стула.

— Что это ты делаешь? — удивился я.

— Подарок дедушке, — пояснил Лёшка. — У него сегодня День рождения.

— Ну и что это будет? — подсел я на корточках к Пашке.

— Кресло-качалка, не видишь, что ли? — буркнул тот и установил стул в вертикальное положение. Полюбовавшись своей работой, сказал поприветливей:

— Гляди, как классно! Дедушка обрадуется.

— Ты сначала сам в нём покачайся, — посоветовал я Пашке, но в это время в прихожей раздался звонок.

Оказалось, что это вернулся из магазина дедушка.

— Ого, сколько вас тут! — воскликнул он, входя в комнату. — Уходил — одного пострела оставлял, вернулся — их уже трое.

— Это Лёшин школьный товарищ, — представил меня Пашка. — А это, — указал он на стул, — тебе подарок.

— Вот спасибо! Всю жизнь мечтал на пенсии в кресле-качалке покачаться, — радостно вскричал дедушка и, побросав сумки, взгромоздился на стул.

В ту же минуту стул угрожающе накренился назад. Пашка с Лёшкой стремглав бросились к стулу и упёрлись в спинку руками.

— Красота, — промолвил дедушка, вольготно раскинувшись на стуле. — Чувствую себя прямо как какой-нибудь вельможа.

— Дедушка, вставай, — пропищал Пашка, покраснев от натуги.

— Зачем это? — удивился дедушка. — Мне очень удобно.

— Ну, дедушка, миленький, вставай скорей, — чуть не плача взмолился Пашка.

— Да что такое? — завертелся во все стороны дедушка. — Что случилось-то?

Чувствуя, что силы на исходе, мальчишки выпустили стул, а дедушку подхватили под мышки.

— Ой не надо! Я щекотки боюсь! — начал со смехом отбиваться дедушка.

Тут силы окончательно оставили и Пашку, и Лёшку, и ёрзавший на стуле развеселившийся дедушка опрокинулся на них обоих.

— Да что такое? В чём дело? — недоумевал барахтающийся на полу дедушка. — Мы помогли ему подняться.

— Центр тяжести не рассчитали, — высказал предположение я.

— Просто испытания провести не успели, — объяснил Пашка, подтягивая сползшие штаны.

— Ничего себе подарочек, — потирая ушибленный локоть, проворчал именинник. — Врагу не пожелаешь.

И, забрав сумки, ушёл в кухню.

— Знаю! — вдруг воскликнул Лёшка. — Колокольчик нужен! Как только кресло наклонится больше нужного угла, он зазвенит.

— Но дедушка-то всё равно упадёт, — сказал я. — Звени — не звени.

— Зато дедушка соскочить успеет, — перебил меня Лёшка.

— Ну и ну, — покачал я головой. — Что же это за катание такое? Только сел — соскакивай.

— Хорошо тебе критиковать. Попробовал бы сам что-нибудь изобрести.

— Невезучий у меня дед, — вздохнул Пашка. — Взять хоть недавний случай. Бабушка попросила меня придумать, как отучить дедушку читать в кровати. Я и придумал. Приделал к его тумбочке пружину, а с бабушкиной стороны установил кнопку. В нужный момент нажимаешь на кнопку, подушка из-под головы деда вылетает, и он роняет книжку. Всё, казалось бы, отлично. Но беда в том, что пружина почему-то хлопнула его по уху. Дедушка разозлился, вырвал пружину, сломал кнопку и два дня с нами не разговаривал.

— Ладно, хватит о грустном, — сказал я. — Пойдём лучше на улицу.

Мы оделись, вышли из квартиры и вызвали лифт.

— Хорошо бы сделать так, чтобы в лифте остановки объявляли, — задумчиво проговорил Пашка. — А то едешь и не знаешь, где в данную минуту находишься.

— Неплохо бы ещё скорость менять, — подхватил Лёшка. — С пятёркой быстро домой едешь, с двойкой — медленно.

— При твоей успеваемости, боюсь, большая скорость вообще не понадобится, — ехидно заметил я.

— Зато ты смотри на чердак не проскочи, — не остался в долгу Лёшка и добавил: — Гони жвачки.

— Держи карман шире, — ответил я.

— Ты чего? — встрепенулся дружок. — Договаривались же.

— Так договор был об изобретении, которое человечеству пользу принесёт, а не о том, чтобы дедушку мучить.

— Я его не мучил.

— Помогал.

— А ты смотрел.

— Верно. И как свидетель говорю — от твоего изобретения не польза, а один вред.

— Вот, значит, как? По-твоему, ничего полезного я не придумал? — горячился Лёшка.

— Нет, почему же, придумал, — спокойно сказал я.

— Что?

Я выждал паузу и выпалил:

— Что самим надо делать жизнь интересной. Вот что! На, держи!

Я протянул ему жвачки. Лёшка взял их, но в то же мгновение я ощутил в своей ладони другие кубики — он отдал мне свои.

Я улыбнулся, глядя на белые квадратики:

— Хорошо, что это не сыр жареный.

— А лично я бы не отказался, — сказал Лёшка. — Но сегодня бабушка обещала пироги с капустой испечь. Айда ко мне?

— Ура!!!

И мы припустили наперегонки.

Как мы ходили в планетарий

— Ребята, предлагаю составить план мероприятий на каникулы, — начала классный час староста Маринка Збруева. — Скучно же все дни дома сидеть. Давайте сходим куда-нибудь.

— Мероприятие первое: пойдём бутылки собирать, — выкрикнул Лёшка и затрясся от смеха.

— Не паясничай, Трубач, — отрезала Маринка. — Итак, у кого какие предложения?

— В цирк можно пойти, — откусывая булочку, сказал Борька Смирнов.

— Ходили уже! — закричали все.

— В кукольный театр, — пропищала Вострикова.

— Сказанула тоже! Детсадники мы, что ли?

— А я предлагаю сходить в планетарий, — сказала Верка Незванова и вздёрнула свой маленький носик кверху.

Все притихли.

— А что? Можно, — задумчиво нахмурилась Маринка. — Настя, записывай: коллективный поход в планетарий. Так, вспоминайте, какие ещё интересные места есть в нашем городе?

— Крематорий, — снова вставил Лёшка и закатился от смеха.

— Уймись, Трубач, — стукнула по столу староста. — Смеяться будешь, когда оценки за четверть выставят.

В назначенный день и час я зашёл за Лёшкой, и мы пошли в школу. В школьном дворе уже собрались почти все наши.

— Ребята! При переходе дороги и в транспорте ведите себя дисциплинированно, — надрывалась Збруева, — чтобы никаких неприятностей не было.

— А ты-то чего разоряешься? — спросил у неё Лёшка.

— Я за вас ответственная, — высокомерно ответила Маринка. — Наталья Борисовна приболела, значит, я за вас отвечаю. И вы обязаны меня слушаться.

Лёшка показал ей язык и сказал:

— Ещё чего — слушаться! Ты, может, заставишь меня с милиционера шапку сбить, так что, я слушаться должен?

— Ненормальный, — отвернулась Маринка.

— Да хватит вам, — встряла в их перебранку Верка Незванова. — Идти пора, а то опоздаем.

Но мы пришли вовремя. Купив в кассе билеты, шумной гурьбой ввалились в просторный вестибюль планетария. Прозвенел звонок, и к нам вышел высокий представительный мужчина-лектор. Звучным голосом поприветствовав нас, он стал рассказывать, из каких ценных минералов и пород деревьев построено здание планетария. Мы с любопытством оглядывали стены, украшенные барельефами, и гладкие колонны. А Лёшка даже погладил одну из них.

— Сразу видно — настоящий камень, — уважительно произнёс он.

— А теперь посмотрите наверх, — призвал нас лектор.

Задрав головы, мы разглядывали сверкающие макеты первого спутника Земли, орбитальных научных и межпланетных станций. Ещё увлекательнее оказалось на втором этаже, где хранились два метеорита. У нас с Лёшкой от их вида глаза разгорелись. Ещё бы — настоящие метеориты!

Пришельцы из космоса! Мы рассматривали их выщербленные, словно закопчённые, бока, а Лёшка даже попытался приподнять один из камней — тот, что поменьше. Но не тут-то было.

— Ничего себе, — сделал открытие Лёшка, — такой махонький, а какой тяжеленный. А если бы он был величиной с дом, то тогда, наверное, пробил бы всю Землю насквозь.

Наконец лектор пригласил нас в звёздный зал. Всё здесь было необычным. Во-первых, зал был круглым, как в цирке, но ряды кресел располагались, как в кинотеатре: лицом в одну сторону. А во-вторых, посреди зала находилась странная головастая конструкция. Мы с Лёшкой хотели как следует её рассмотреть и даже забраться на металлическую голову, но лектор попросил нас занять места, и сразу же выключился свет. В то же мгновение по вогнутому потолку полетело-закружилось множество снежинок и лектор стал рассказывать про нашу Землю и соседние планеты. Вдруг «снегопад» прекратился, и слева от нас стало медленно подниматься красное огромное солнце.

— Гляди-гляди, — зашептал Лёшка, толкая меня в бок. — Конструкция шевелится.

— Вижу, не слепой, — прошипел я в ответ, и мы стали следить за поведением странного аппарата.

— Солнце — будто огромная раскалённая печь, — говорил лектор. — Температура его поверхности 6 тысяч градусов, а в глубине — 15–20 миллионов. Расстояние же от Земли до Солнца составляет 150 миллионов километров. Вдумайтесь в эти цифры! Если попробовать пройти это расстояние пешком, придётся потратить 3400 лет, а если лететь до Солнца на самолёте, то на это уйдёт 34 года.

— Ничего себе, — сказал я. — Если бы я вылетел с Земли в грудном возрасте, то домой возвратился бы в шестьдесят восемь лет. Вся жизнь в самолёте!

— До таких лет ты бы не дожил, — обронил Лёшка.

— Почему это? — опешил я.

— Помнишь, какая температура на Солнце? Сгоришь!

— Точно, — опечалился я. — Тогда полечу на Луну. Там, наверное, попрохладней.

— Естественный спутник Земли — Луна, — словно услышав мои слова, продолжал лектор. — Её поверхность неровная, изрыта воронками — это следы упавших метеоритов. У Луны нет атмосферы, поэтому температура на солнце и в тени сильно различается. Так, если бы вы захотели погреться под солнечными лучами, то температура оказалась бы +130 градусов. А если бы вы решили охладиться и убежали в тень, вас сковал бы холод в 80 градусов. Из-за отсутствия атмосферы и резкого колебания температуры биологическая жизнь на Луне невозможна!

— Вот видишь, лунатик, — пихнул меня в бок Лёшка. — Некуда тебе лететь!

— Однако люди не собираются отступать перед трудностями, — загремел голос лектора. — Мировая наука успешно развивается, и с её помощью человечество успешно осваивает полное загадок космическое пространство. Уже в обозримом будущем на Луне появятся обсерватории и даже города. Работать же на поверхности спутника Земли, как вы понимаете, придётся только в скафандрах.

— Слыхал? — радостно обернулся я к Лёшке. — Поеду работать на Луну. А придёт время, и на Луну смогут совершать туристические экскурсии все желающие.

— Ага! — воскликнул Лёшка. — Куплю билетик и прилечу похлопать друга-астронавта по плечу.

— Но, думается, билет на Луну будет весьма дорогим, — услышав Лёшкин возглас, засмеялся лектор.

— Тогда я сам сконструирую самолёт и полечу на нём, — пробубнил мой неугомонный дружок.

— Сконструируешь-сконструируешь, — успокоил я его, — так же, как дедушке кресло-качалку.

— …Если отправить до туманности Андромеды сигнал со скоростью света, то он будет мчаться 2 миллиона лет… — продолжал свой рассказ лектор. — Как вы понимаете, дождаться ответа нам не суждено. И мы, увы, так никогда и не узнаем, существует ли жизнь в других галактиках.

— Представляешь, — сказал Лёшка, когда мы вышли из планетария, — мы никогда не узнаем о живых существах с других планет.

— Да, жалко, — согласился я и посмотрел на небо. — Может быть, как раз сейчас с далёкой звезды кто-то смотрит на нас, а мы и не знаем.

— А то бы ручкой помахали, — скривился в усмешке Лёшка. — Нет, надо лететь, покорять космическое пространство, самим выходить на контакт с инопланетянами.

— Как же мы с ними будем разговаривать? Ведь они по-нашему наверняка не понимают.

— Да они, если хочешь знать, вообще не разговаривают! — с уверенностью сказал Лёшка.

— Как так? — удивился я.

— А так! Телепатически мысли друг другу передают.

— А давай и мы попробуем, — предложил я.

— Давай, — загорелся Лёшка.

Мы примолкли.

— Ну и о чём ты думал? — первым прервал молчание Лёшка.

— Никак не могу с мыслями собраться, — признался я.

— А-а-а, так это значит, ты мне свою мысленную кашу передал, — обрадовался Лёшка. — То-то я смотрю, сроду такой чепухи не было. То всегда голова ясная, а тут раз — мешанина какая-то. Глупости мелькают разные, словно метеоры.

— Они у тебя и раньше мелькали, только ты их не замечал, — обиделся я.

— Ладно, давай ещё раз попробуем, — предложил Лёшка.

— Нет уж, извини, — отказался я. — Всё равно твоя метеорная голова ни одного разумного сигнала принять не сможет.

— Стой! — Лёшка схватил меня за руку. — А помнишь, дяденька рассказывал, что с Земли отправили космический корабль, чтобы наладить контакт с инопланетными цивилизациями?

— Это с золотыми пластинами, на которых изображены Солнечная система, контуры людей и животных? Ну и что дальше? — недоумевал я.

— Что дальше? — передразнил Лёшка. — Давай и мы такую же информацию о себе составим.

— А как мы её в космос отправим?

— Зачем в космос? В землю зароем.

— Для чего? — не понял я.

— А вдруг через миллиарды лет прилетят на Землю инопланетяне, а тут раз — наша записочка. Так, мол, и так, граждане марсиане, жили здесь Алексей Сергеевич Трубач и Михаил Васильевич Клюшкин. Жили скромно, но достойно и след свой на Земле оставили. Ох и удивятся же они.

— Это ты, Лёшка, здорово придумал! — восхитился я. — Только куда мы эту записочку положим для сохранности? Может, в бутылку, как мореплаватели, а потом закопаем?

— Можно и так, — поддержал мою идею Лёшка.

Дома мы вырвали из альбома лист и нарисовали шесть планет — сколько запомнили — и Солнце, а также собаку, бегемота, жирафа и слона. Лёшка хотел добавить осла и крокодила, но я запретил из-за нехватки места.

Оставалось самое главное — нарисовать себя. Перевернув лист, Лёшка с увлечением принялся за наши портреты. Меня он представил тощим, ушастым и каким-то растрепанным. Зато себя нарисовал этаким мускулистым силачом в модных кожаных брюках, которые уже давно просил купить свою маму, с красивой волнистой причёской, хотя его рыжие волосы вечно торчали дыбом в разные стороны.

— Вот врун! — возмутился я. — У тебя и брюк-то таких сроду не было.

— Ну и что? — ничуть не смутился Лёшка. — Должен же я прилично выглядеть перед гостями с другой планеты. А то увидят меня в тряпье и скажут: «Э-э какие здесь, оказывается, охламоны жили».

— Тогда и мне хорошие брюки нарисуй, — потребовал я, — а то сам принарядился, а меня в линялых трениках и майке замусоленной оставил.

— Нарисованное не исправишь, — воспротивился Лёшка. — Что написано пером, не вырубишь топором.

— Исправишь! Ещё как исправишь!

Я выхватил у него листок и нарисовал себе чёрные брюки дудочкой, подбавил мускулов и убрал излишек ушей. Лёшке же щедро накапал на нос и щёки веснушек, а рот растянул, как у шимпанзе.

— Ты что рисунок испортил? — закричал Лёшка, увидев мои исправления.

— Ничего не испортил, просто изобразил всё, как есть.

— У меня что, рот до ушей? — возмутился Лёшка.

— Да ты на себя в зеркало посмотри!

Лёшка хотел отвесить мне подзатыльник, но я выкрикнул:

— Стой! Я сейчас твой точный портрет сварганю. Пусть инопланетяне посмотрят, какие бандюги проживали на Земле.

Лёшка сделал вид, будто всего лишь хотел почесать затылок, и ответил, нарочито зевнув:

— Запуганный ты какой-то, ей-богу. Всё тебе страхи мерещатся.

— А давай каждый сделает свой рисунок, — предложил я. — Ты нарисуешь себя и животных, каких захочешь. И я так же.

— Давай, — согласился Лёшка.

В результате долгих стараний на Лёшкином листе появился рыжий кучерявый детина, его любимый кот Барсик, осёл, бегемот и крокодил. Я же нарисовал себя стройным, весёлым, с залихватским чубчиком в окружении слона, тигра и зебры. Новыми рисунками мы остались очень довольны и, запихнув их в бутылку, понесли закапывать.

На улице мы сообразили, что земля ещё мёрзлая, а у нас нет даже лопаты. Посовещавшись, мы закинули бутылку в сугроб, решив, что, когда снег растает, ручьи унесут её в реку, река — в море, а через много-много лет бутылка попадёт в руки космических пришельцев.

— Ну вот! — удовлетворённо сказал Лёшка. — Знаменитое будущее нам обеспечено. Во всех инопланетских учебниках будут записаны наши имена.

— А вдруг бутылка затеряется и её никто не найдёт? — засомневался я.

Лёшка, закусив губу, задумчиво глядел на сугроб.

— Учиться надо на космонавтов, лететь инопланетянам навстречу, — наконец подвёл итог своим размышлениям Лёшка.

— Это ты классно придумал! — обрадовался я. — Давай вместе полетим.

— Давай. Ведь дружба важна не только на Земле, но и в космосе.

Мы обнялись и загорланили на всю улицу:

И снится нам не рокот космодрома,
Не эта ледяная синева,
А снится нам трава, трава у дома,
Зелёная, зелёная трава…

Как мы с Лёшкой хотели стать волшебниками

В воскресенье после обеда я сидел дома и читал книжку. Вдруг раздался звонок в дверь. Это пришёл мой друг Лёшка.

— Ты не очумел ещё от уроков? — спросил он.

— Почему ты так плохо обо мне думаешь? — вопросом на вопрос ответил я. — Разве я похож на зубрилу?

— Да мало ли? Может, тебе родители за каждую пятёрку по доллару платить обещали.

— Скажешь тоже! — засмеялся я.

— Что же ты читаешь, интересно знать?

— Да вот, «Приключения Незнайки и его друзей».

— Ты что, маленький, что ли? В твоём возрасте это как-то несолидно смотрится.

Я застеснялся и сказал:

— Просто я с детства очень люблю эту книгу. Особенно про то, как Незнайка ездил в Солнечный город. Так здорово!

— Ещё бы не здорово! Вот бы нам раздобыть волшебную палочку!

— А что бы ты хотел больше всего: волшебную палочку, ковёр-самолёт или скатерть-самобранку? — поинтересовался я у друга.

— Волшебную палочку, конечно, — после некоторого раздумья сказал Лёшка. — Она всё что угодно может сделать.

— Да будь у меня эта палочка, я бы много чего поназаказывал, — мечтательно произнёс я. — Во-первых, я бы хотел, чтобы у меня было полно денег…

— Зачем тебе деньги? — огорошил меня вопросом Лёшка. — Стоит только палочке приказать, у тебя и без денег всё появится.

— Верно! — радостно воскликнул я. — Я бы тогда сразу попросил мороженого…

— Ну ты, прямо как Незнайка, — заметил Лёшка.

— Так вот перво-наперво заказал бы мороженого, соков разных, потом чёрный «кадиллак», кроссовки новые, точилку для карандашей… — продолжал мечтать я.

— Зефиру в шоколаде, — подсказал Лёшка, у которого глаза разгорелись не меньше моего.

— Можно и зефиру, — согласился я. — А ещё лыжи и бинокль или подзорную трубу. — Я почесал ногу и добавил: — Ещё можно было бы новую стиральную машину попросить, а то старая плохо выжимает.

— Ну ты, как старуха у разбитого корыта, — ухмыльнулся Лёшка.

— А что делать? — двумя плетьми уронил я руки. — Хозяйство есть хозяйство. От него не убежишь.

— Ладно, — миролюбиво согласился Лёшка. — Заказывай и стиральную машину.

— Неплохо бы ещё ковёр на полу в гостиной поменять, — вспомнил я мамины планы. — И люстру помодней. Да и стулья на кухне все скрипучие, того и гляди, на пол с тарелкой упадёшь.

— Ну ты уж совсем какой-то барахольщик, — заворчал Лёшка. — То тебе машину, то ковёр. Будто в универсаме заказ делаешь.

— Интересно, что бы ты себе заказал? — слегка обиделся я.

— Да уж мои заказы потолковей будут, — оживился Лёшка. — Первым делом я бы хотел без всякого труда сразу великим учёным стать или, на худой конец, поэтом. Ещё хорошо бы сделать так, чтобы можно было играть в футбол до упаду.

— Это ты правильно придумал, — поддержал я. — А то только разыграешься, слышишь: «Ми-и-ша-а, домой!» Не игра, а одна нервотрёпка получается.

— Точно. Та-ак, что бы ещё у волшебной палочки попросить? — задумался Лёшка и вдруг хлопнул себя по лбу. — Пусть бы я сделался красивым.

— Как Иван-царевич, — засмеялся я.

— Ну не обязательно, — засмущался Лёшка. — Хотя бы от веснушек и рыжих волос избавиться.

— А вдруг ты станешь седым?

— Что ты?! — испугался Лёшка. — Меня дома не узнают.

— Или кудрявым, — прыснул я. — Поэту положено быть кудрявым.

— Ты что! — заволновался Лёшка. — Я же не Пушкин.

— Давай определись со своими желаниями. Надо заранее знать, что у палочки просить. А то, пока будешь бекать-мекать-кукарекать, одна половина головы сделается седой, а другая — рыжей и кудрявой, — я закатился от смеха.

— Кончай смеяться, — обиделся Лёшка. — Лучше подумай, нужна ли нам вообще эта палка?

— Здрасьте, — всплеснул я руками. — Ты в своём уме?

— А что всё время с палкой таскаться? Вдруг забудешь её где-нибудь? На лавочке, например, оставишь?

— Бери тогда скатерть-самобранку, — предложил я. — Никуда таскать её не надо. Всё время будет дома. Придут к вам неожиданно гости, а ты раз — и расстелишь волшебную скатёрочку всем на удивление. Яства и лакомства заморские, фрукты и сладости невиданные. И в гастроном бежать не надо. Да там этакого чуда отродясь не видывали.

— Хорошо говоришь, складно, — довольно кивнул Лёшка. — Скатёрка — действительно дело стоящее. Но кроме еды, нужно много чего другого.

Мы глубоко задумались. Хотелось такого волшебства, которое нельзя потерять и чтобы оно всегда было под рукой.

— Вспомнил! — гаркнул Лёшка, изрядно напугав меня своим неожиданным криком. — Хорошо бы сделаться человеком-невидимкой. Где хочешь, можно ходить незамеченным и брать всё, что захочешь.

— Точно! Пошёл с сумкой и давай набирать, чего душенька пожелает: тортов штук пять, кило халвы, мармеладу. Конфет шоколадных можно даже ящик, они быстро расходуются.

— Зефиру в шоколаде, — снова подсказал Лёшка.

— Зефиру можно с килограммчик, — великодушно разрешил я. — Кило щербета, пирожных всяких-разных штук 50…

— Не утащишь, — охладил мой пыл Лёшка. — И вообще, чего ты жадничаешь?

— Во даёт! — возмутился я. — Да ты один половину стрескаешь. А мне ведь ещё и других накормить надо. У меня всё-таки семья: мама, папа.

— Ну ладно, кормилец-поилец, будь по-твоему, — согласился Лёшка и добавил: — Кстати, в кино можно ходить сколько хочешь, пока не надоест.

— Классно! Все боевики посмотрим, — обрадовался я и вдруг вспомнил: — Ой, а как же мы будем учиться?

— А зачем нам учиться, если у нас и так всё будет? — заметил Лёшка.

— И то правда! — возликовал я. — Гуляешь себе целый день, ешь в ресторанах, катаешься на аттракционах. Не жизнь, а малина!

— Так это ж получается и на пароходе можно кататься! — обрадованно воскликнул Лёшка. — И на поезде. И вообще можно рвануть куда пожелаешь.

— Ха! Лично я отправился бы в Диснейленд. Уж там бы я погонял на американских горках, похохотал над страшилками в пещере, а Микки-Маусу бы уши надрал. А ещё хорошо бы в Африку попасть.

— Можно и в Африку, — Лёшка задумался, глядя в потолок. — Жаль только, сфотографироваться нигде на память не удастся.

— Да-а, — огорчился я. — А какая классная получилась бы фотография, где я поставил ногу на живого льва.

— Или влезаешь в одно ухо слона, а вылезаешь из другого, как Крошечка-Хаврошечка, — засмеялся Лёшка.

— Послушай, — вдруг спохватился я. — Это что же получается? Наши родители нас тоже не будут видеть?

— Само собой, — хмыкнул Лёшка.

— Но ведь тогда они могут нас позабыть?

— А ведь правда, — нахмурился дружок. — Совсем от нас отвыкнут.

— Кому же мы будем нужны? Не крокодилам же африканским.

— Да, превращаться в невидимок, кажется, не стоит, — со вздохом заключил Лёшка. — Это дело рискованное. А то останешься один-одинёшенек и будешь мотаться по белу свету, как цыган с балалайкой.

Тут раздался звонок в прихожей. Оказалось, это пришёл папа.

— А ну-ка, братцы, к столу шагом марш! — весело прокричал он.

Мы бросились в гостиную.

Папа поставил в центр стола восхитительный букет тёмно-красных роз, круглый вкусно-коричневый трюфельный торт, вазу с горкой золотисто-оранжевых апельсинов и коробку конфет в блестящих обёртках, а ещё пузатую зелёную бутылку с серебристым горлышком — «Шампанское».

— А разве сегодня у кого-то День рождения? — с радостным изумлением завопил я.

— Да, — смеясь и хитро поглядывая на маму, ответил папа.

— И у кого же?

— Ровно десять лет назад родилась наша семья.

— Ура! — запрыгал я на одной ножке. Тут я оглянулся и с сожалением отметил, что Лёшкино любимое лакомство на нашем праздничном столе отсутствует.

— Ой погодите! — спохватился папа и кинулся в прихожую. — Ещё одну сумку забыл распаковать, — сообщил он, внося пирожные «Птичье молоко» и зефир в шоколаде.

— Ур-ра! — от избытка чувств завопил и заплясал Лёшка.

— Ага, всё-таки есть волшебство на свете, — толкаясь локтями, переговаривались мы с ним за столом. — И без волшебных палочек чудеса случаются.

— Чудеса случаются, когда мы любим друг друга, — услышав наши слова, сказал папа и снял очки. И его светло-голубые глаза сразу сделались какими-то беззащитными и… счастливыми. — Правда, Таня?

Мама посмотрела на него и улыбнулась:

— Правда.

И тут мы с Лёшкой, сами не зная почему, вдруг хором прокричали:

— Ура! Ура! Ура!

Как я помогал Лёшке стать красивым

В наш класс пришла новенькая, вернее, её привела Наталья Борисовна.

— Ребята, из далёкого пограничного городка приехала к нам Лена Снежина, — сказала учительница. — Её папу перевели в наш город, и теперь ей предстоит учиться с нами.

Мы во все глаза рассматривали новенькую, и она, чуть смущаясь, тоже поглядывала на нас. Девочка была тоненькая, вся такая беленькая и большеглазая. Короче, мне она понравилась. Я даже сравнил её с Веркой Незвановой, но отдать предпочтение одной из них не смог. Разные они. Верка — живая, уверенная в себе смуглянка, а Лена тихая, нежная.

В общем, особым событием приход новенькой для меня не стал. Ну пришла и пришла. Мало, что ли, у нас без неё девчонок? К тому же поселилась она, как потом выяснилось, в нашем подъезде на пятом этаже.

Но вы бы видели, что произошло с моим другом Лёшкой. Он стал постоянно ходить с мокрой головой, зачёсывая назад свои непослушные рыжие вихры, а главное — начал учить уроки, как самый забубённый отличник. Он зубрил наизусть все заданные правила, а ещё — вот чудак! — взялся заучивать даже примечания и дополнения. Мало того, он вдруг кинулся повторять пройденный материал. А так как на самом деле он никогда его не проходил, то и этот материал понадобилось осваивать заново.

В общем, у другого от такой нагрузки уже давно бы в голове замкнуло, а у Лёшки даже волосы не вылезли и цвет лица не поменялся.

На уроках он теперь всегда тянул руку, а когда его вызывали к доске, то так торопился и волновался, что путал все темы, и в итоге получался полный сумбур.

— Садись-ка, Трубач, на место да послушай товарищей, — говорила в таких случаях Наталья Борисовна. — Вижу, что учил, но недоучил. Повнимательней нужно готовить уроки, поприлежней.

Куда прилежней? Учительнице и в голову не могло прийти, что Лёшка не недоучил, а переучил.

В конце концов помыкался-помыкался Лёшка с уроками, да и забросил это дело. На другое переключился.

Заявился как-то раз ко мне с кучей разных пузырьков, тюбиков и пакетиков, вывалил своё добро на стол и объявил:

— Выручай, Мишка. Пришёл к тебе внешность менять.

— В разведчики, что ли, подался? — засмеялся я.

— Куда мне с моей памятью в разведчики? — махнул рукой Лёшка. — Просто посимпатичней хочу стать.

И как бы между прочим, спрашивает:

— А как тебе Ленка?

— Какая? — я сделал вид, будто не понимаю, о ком идёт речь.

— Ну новенькая.

— Да ничего, — как можно равнодушней сказал я. — А что, тебе понравилась?

— Ещё чего! — фальшиво оскорбился Лёшка.

Мог бы и не притворяться, я и так всё понял, но из деликатности промолчал.

— Ну и что же ты решил? — спросил я. — Подстричься налысо или отпустить бакенбарды?

— Волосы покрасить хочу, — нетерпеливо приступил к делу Лёшка. — Вот только не знаю, в какой цвет.

Я стал перебирать тюбики и порошки.

— Можно сделать тебя, к примеру, платиновым блондином.

— Это как? — удивился Лёшка.

— А вот гляди, — я протянул ему коробку с тюбиком, — будешь белобрысым, как тётка на картинке.

— Не, белобрысым не хочу. Что рыжий, что белобрысый — особой разницы, по-моему, нет. Выбери что-нибудь посущественней.

— Ладно, давай попробуем пепельный.

— Ты что? — испугался Лёшка. — Курить нельзя. Вредно! И Минздравом запрещено.

— Вот чудак! Кто ж тебе курить предлагает? Это цвет волос такой — серый, как пепел, как мышь.

— A-а, мышь, ну тогда другое дело, — успокоился Лёшка. — Только мышиный цвет мне не нравится. Какой-то он неяркий.

— Неяркий! Что ж ты тогда от своего яркого избавиться хочешь?

Ладно, вот каштановый с рыжим оттенком. Смотри, как красиво блестит.

— Скажешь тоже! Зачем же мне, рыжему, в рыжий цвет краситься? — отклонил моё предложение Лёшка.

Я вздохнул:

— Тебе не угодишь. Красился бы дома, раз такой привередливый.

— Дома бабушка не даст. Будет без конца в ванную заглядывать и краски отнимать.

— Ясно, — понимающе кивнул я, — вот ещё необычный цвет — «красное дерево».

— Нет, «красное дерево» не подходит, — помотал головой Лёшка. — Мама и так называет меня деревом, когда я чего-нибудь не понимаю, а ты хочешь, чтобы я покрасился под дерево. Тебе останется только годовые кольца подрисовать.

— Хна бесцветная, — покрутил я маленький пакетик.

— На что она мне!? — с досадой воскликнул Лёшка.

— Волосы укрепляет и перхоть уничтожает.

— Нет у меня перхоти, — начал злиться приятель. — И волосы не секутся, понял? Крась давай быстрей, меня дома скоро хватятся.

— Ну что ж, попробуем чёрный цвет.

— Давай! — Лёшка решительно рубанул воздух рукой. — Пошли в ванную.

Прочитав инструкцию, я развёл чёрную краску и густо намазал ею кудлатую Лёшкину голову. Затем надел на него целлофановый пакет и обмотал сверху полотенцем.

— Это ещё зачем? — недовольно пробурчал Лёшка.

— Моя мама всегда так делает, когда волосы красит, — объяснил я.

В миске оставалось немного краски, и я предложил:

— А давай ещё и брови покрасим. Жалко добро выливать.

— Это ты хорошо сообразил! — обрадовался Лёшка. — А то бы я получился весь чёрный, а брови — рыжие. Смехота.

Покрасили и брови.

После столь ответственного дела я отправился греть чай и только стал накрывать на стол, как в дверь позвонили.

— Тётя Таня, наверное, пришла, — предположил Лёшка и пошёл в прихожую.

— Рано ещё ей, — крикнул я из кухни.

Лёшка открыл дверь. На пороге стояла Лена Снежина.

— Здравствуйте, мальчики. Ой какой ты, Трубач, смешной! Ты зачем так нарядился? — удивилась она.

Застигнутый врасплох Лёшка выпучил глаза и застыл, как истукан.

— Понимаешь, мы сценку разучивали для его сестрёнки, — кинулся я на выручку друга. — «Али-Бабу и сорок разбойников».

— И кого же он будет играть? Кувшин с серебром?

Лена весело засмеялась, глядя на Лёшкино круглое румяное лицо с насупленными чёрными бровями.

— А тебе чего надо? — прохрипел опомнившийся Лёшка. — Чего припёрлась?

— Не груби, — вежливо дала отпор Лена. — Во-первых, я пришла, а не припёрлась, а во-вторых, не к тебе, а к Клюшкину.

— Ах-ах-ах! — закривлялся Лёшка. — Тили-тили тесто, жених и невеста, — и пошёл в комнату. А сам, я заметил, спрятался за полуоткрытой дверью.

— Миша, — обратилась ко мне Лена, — я забыла домашнее задание по математике записать. Ты не мог бы мне дать свой дневник, я перепишу.

— Пожалуйста.

Я принёс дневник, она переписала задание и, попрощавшись, ушла.

Когда я вошёл в комнату, Лёшка сидел чернее тучи. Я имею в виду не только его мрачное настроение, но и чёрную шевелюру, и густые чёрные брови, сошедшиеся на переносице, как две ядовитые гусеницы.

— Ничего себе! — охнул я. — Ты прямо, как кочегар.

— Во что красил, тем и стал, — угрюмо буркнул Лёшка.

— Тебе не нравится? — осторожно спросил я.

— А тебе?

— Вроде нормально, — пожал я плечами. — Правда, непривычно как-то. Был рыжий, а теперь вдруг — чёрный.

— Ужас какой-то! — разглядывая себя в зеркало, сказал Лёшка. — Давай перекрашиваться.

— Что ты?! Какая краска теперь возьмётся? Чёрный цвет самый стойкий.

— И что, ничего поделать нельзя? — опешил Лёшка.

Я взял со стола коробочку с улыбающейся блондинкой на этикетке:

— Последнее средство. Рискнём тебя обесцветить. Согласен?

— Угу, — вздохнул мой горемычный дружок.

Я развёл шипучий раствор и стал смачивать им Лёшкину голову. Он внимательно следил за моими действиями, глядя в зеркало. Снова надели мешок и замотали полотенцем.

— Ой чего-то колет, — вдруг с тревогой в голосе сказал Лёшка.

— Терпи, — отмахнулся я и включил телевизор.

Лёшка без конца ёрзал на стуле, словно сидел на раскалённых углях, и то и дело теребил полотенце. Наконец он не выдержал и сказал:

— Всё, иду мыться. Не могу больше.

Он сдёрнул с головы полотенце и убежал в ванную. Увлёкшись телепередачей, я спохватился, что Лёшки нет, только через полчаса. Заглянув в ванную, я онемел. Лёшка стоял перед зеркалом, его волосы торчали в стороны, словно золотистый нимб на иконах у святых старцев. Вот только чернобровое лицо выражало не кротость и умиление, а пылало от беспредельного отчаяния.

— Ну что? — безысходно вздохнул он. — Теперь под нуль оболваниться осталось.

— Не горячись, под нуль всегда успеется, — попытался приободрить я друга. — У мамы есть парик, может, в нём немного походишь?

— Ты совсем, что ли, свихнулся? Как я в школу в парике приду?

На всякий случай я достал из комода парик и нахлобучил его на Лёшкину голову. Он сразу стал похож на чудом спасшегося от конкистадоров индейца. Я прыснул со смеху.

— Стриги давай, — обречённо сказал Лёшка, сдёрнув парик.

Едва сдерживая смех, я взялся за стрижку и так увлёкся парикмахерским делом, что скоро вместо роскошной каштановой копны на голове у Лёшки остался неровный, редкий ёжик.

— Вот так-то лучше, — сказал Лёшка, проведя ладонью по новой причёске. — А голову я буду драить хозяйственным мылом каждый день, чтоб побыстрей краска смылась, — и добавил: — Не понимаю я женщин. Зачем красятся? Столько мороки, а ради чего? Не, лично я больше цвет волос менять не согласен, а вот от веснушек избавиться не мешало бы. Как ты на это смотришь?

Как мы искали работу

В середине лета почти все знакомые ребята разъехались кто куда, и только мы с Лёшкой бродили по городу, как неприкаянные.

— Ну нет! — взбунтовался однажды Лёшка, когда мы сидели у него дома и ломали головы над тем, чем бы заняться. — Так дело не пойдёт.

Надо срочно принимать меры, пока мы с тобой не закукарекали.

— А с чего это мы вдруг закукарекаем? — удивился я.

— Потому что с ума сойдём от безделья, — объяснил он. — Нужно срочно что-то предпринять.

— Что? — скучным голосом спросил я. От июльской жары меня разморило и шевелить мозгами было лень.

Лёшка выдержал многозначительную паузу и важно сказал:

— На работу надо устроиться, вот что. И скучно не будет, и деньжат подзаработаем.

— А куда устроиться-то? — ошарашенно спросил я.

— Да хоть куда. Работники сейчас везде нужны.

Что и говорить, идея была классная. Я с уважением посмотрел на Лёшку.

— Когда приступим к поиску работы?

— Да прямо сейчас.

— Как это? — не понял я.

— Ну, конечно, не с табличкой «Ищу работу» отправимся по улицам ходить.

Лёшка вышел в прихожую и скоро вернулся, держа в руках ворох газет:

— Сейчас объявления будем просматривать.

Мы разделили пачку газет пополам и принялись их листать.

— Вот, пожалуйста, — ткнул я пальцем в объявление. — Организация открывает новые вакансии: руководитель департамента операции

— А что такое «департамент операции»? — вытаращился Лёшка.

— Откуда мне знать? Придёшь устраиваться, там и спросишь.

— Ага, в таком случае я уже не потребуюсь.

Я вздохнул:

— Тогда в главные бухгалтера иди. Тоже им нужны.

— Только не бухгалтером. Разве ты не знаешь, что у меня с математикой нелады?

— Ну хорошо, поищем другую работу… Ух ты, класс! Требуются юноши крепкого телосложения для работы охранниками… — прочитал я.

Лёшка сразу напыжился и выпятил грудь колесом:

— Вот это то, что надо! В самый раз для меня работёнка.

— Слушай дальше. «Возраст 25–30 лет…»

— Ну и что? — перебил меня Лёшка. — В войну пацаны себе лишние годы набавляли и их зачисляли в армию.

— Так то в войну-у, — протянул я. — И потом, рост должен быть от 180 сантиметров и спортивный разряд нужен. А у тебя какой рост, лилипут несчастный? И разряда никакого нет. Ты даже зарядку обыкновенную по утрам не делаешь. Охранник!

Лёшка набычился и уставился в свою газету.

— Ой! — тотчас воскликнул он. — Смотри-ка, для нас обоих работа нашлась. «Требуются банщик с гардеробщиком».

— Да ну тебя! — отмахнулся я. — Это после охранников-то да в банщики? Целый день с красной рожей веником махать?

— Зато все время чистый, — неуверенно сказал Лёшка.

— Как будто у меня дома ванны нет, — не соглашался я. — Да я сутками могу мыться. Если захочу.

— Ну ладно, может, поваром тогда? — предложил Лёшка. — Вот в объявлении сказано: нужен повар пятого-шестого разряда.

— А разве ты умеешь готовить? — удивился я.

— Нет, я думал, ты умеешь.

— Здрасьте, когда это я за плитой стоял?

— А помнишь, угощал меня котлетами?

— Так это я полуфабрикаты в магазине купил и поджарил, — объяснил я. — А в ресторане так не получится.

— Почему? Мясо, какое тебе на кухне выдадут, домой тащи, а взамен — котлеты из магазина.

— Ага, а на первое суп гороховый из пакетика сварить, да? Кто в такой ресторан ходить будет, умник? Посмотри лучше, какое объявление я нашёл: «Приглашаем молодого энергичного человека на место диджея». А?!

— И ты собрался в диджеи? — вперился в меня взглядом Лёшка.

— А что! — нагло ответил я. — Всякую околесицу нести и диски с музыкой ставить — образования не надо. Лишь бы язык был подвешен.

— Так ведь я тоже хочу, — заявил Лёшка.

— Ну привет! — заартачился я. — Там и одному-то делать нечего. Мешать мне только будешь.

— Я могу подменять тебя, если ты в туалет вдруг захочешь, — предложил Лёшка.

— Обойдусь без подмены, — отмахнулся я.

— Ладно-ладно, я вот тоже найду себе хорошую работу и шиш тебе скажу, — обиделся Лёшка.

— Больно надо, — усмехнулся я, будто на работу диджеем меня уже приняли.

Мы снова уткнулись в газеты.

— Ха-ха-ха! — Через некоторое время раздался торжествующий Лёшкин смех. — Я нашёл работу ещё круче.

— Где? — кинулся я к нему.

— Вот! В ночной клуб требуются танцоры с хореографическим образованием.

— А разве у тебя такое есть? — удивился я.

— Конечно, — уверенно ответил Лёшка. — Ты что, не помнишь, как я целый год занимался в танцевальном кружке при доме детского творчества?

— Ладно, — сказал я. — Пошутили и хватит. Давай нормальную работу искать.

— Давай, — согласно кивнул Лёшка.

Через несколько секунд я сказал:

— Вот — ночной сторож требуется, без вредных привычек.

— А что относится к вредным привычкам? — поинтересовался Лёшка.

— Грызть ногти, чихать на окружающих, спать до обеда…

— Надо же какая глупость — запрещать ночному сторожу грызть ногти, — сказал Лёшка. — Всё равно никто не увидит. В общем с этим у нас всё в порядке. Годимся.

— Режим работы с 19 до 8 на третью ночь, — продолжил я читать объявление про сторожа.

— Как это на третью ночь? — не понял Лёшка. — А что делать перед этим две ночи?

— На дискотеку ходи или спи, как пожарник. Кстати, пожарники тоже требуются.

— Нет, пожарником не хочу. Когда это ещё пожар случится, а работать охота каждый день.

— Каждый день? Тогда иди в таксисты. Службе такси нужен водитель не старше 2005 года выпуска.

— Как это? — снова не понял Лёшка.

— Что ты сегодня какой-то бестолковый? — с досадой сказал я. — Ничего не соображаешь. Год выпуска — это то же самое, что и год рождения. Жаргон такой у шофёров, понимаешь?

— А-а, — протянул Лёшка, но тут же наморщил лоб. — Постой, но тогда получается, что им нужны водители пяти лет от роду. Так что ли?

— Что ты мелешь? — огрызнулся я. — Где ты видел пятилетних детей за рулём?

— Сам посчитай, — обиделся Лёшка.

Я прикинул в уме, и правда, выходило пять лет. Что за ерунда? Я снова заглянул в газету:

— Ой, Лёшка, извини, я строчку пропустил. Смотри, как тут написано: «Службе такси требуется водитель с личным автотранспортом не старше 2005 года выпуска».

— Эх, ты, — сказал Лёшка. — А меня бестолковым обозвал.

Мы снова зашуршали газетами.

— Можно ещё в гувернёры податься, — я ткнул пальцем в цветастую рекламу.

— А это ещё что? — спросил Лёшка.

— За сопливыми ребятишками ухаживать, песенки про ладушки им петь, кормить манной кашей и сюсюкать: ну-ка лотик отклывай — каську будем кусать.

— Нет уж, с малышнёй пусть какая-нибудь старушенция занимается, — наотрез отказался Лёшка.

— Не возьмут твою старушенцию. Тут нужен специалист с высшим педагогическим и музыкальным образованием, знанием детской психологии, английского языка и, обрати внимание, приличной внешности.

Мы засмеялись.

— Ещё хорошая работа — тамадой на свадьбах быть. И весело, и сытно, — сказал я.

— А что там нужно делать? — поинтересовался Лёшка.

— Да ничего особенного. Вот научишься на трубе играть, с ней будешь на свадьбы ходить, гостей веселить. Вот и вся работа.

— Это по мне, — загорелся Лёшка. — Повеселиться я люблю. А если за это ещё и платить будут — сразу школу брошу.

— Некоторые ещё такую услугу предлагают: сочинять стихи и поздравления ко дню рождения, свадьбе, юбилею.

— Мишка, да это же ещё лучше! — в восторге закричал Лёшка. — Сидишь себе дома, стишки пописываешь, а тебе за это денежки капают.

— В условных единицах, — добавил я.

Лёшка счастливо рассмеялся.

— Слушай, я прямо сейчас могу стих сочинить. На твою с Веркой Незвановой свадьбу.

Вот сидят молодые,
Кротких два голубка.
Это Мишка и Верка,
Словно два дурака.

Я вскочил и погнался вокруг стола за доморощенным поэтом, а он хохотал как бешеный и на бегу продолжал выкрикивать:

Вот бы дать им по шее
И намять бы бока.
Шли бы лучше работать,
Жениться рано пока.

Настигнув обессиленного от смеха Лёшку, я принялся его тузить, но на шум пришла бабушка и сказала:

— Да что вас мир не берёт? А ну угомонитесь.

И, подбирая разбросанные газеты, добавила:

— Намусорили, баловники, а убирать за вами кто должен?

— Мы работу искали, — ответил запыхавшийся Лёшка.

— Да что ж её искать-то, — крайне удивилась бабушка. — Уж чего-чего, а работы дома всегда полно.

— То дома. А нам надо, чтобы за неё платили.

Бабушка присела на диван.

— Платили? А мне вот никто не платит.

— Так ведь ты, бабуль, не директор и не главный бухгалтер, — ответил Лёшка. — И даже не повар закусочной.

— А кто же я?

— Ну ты… — замялся Лёшка. — Ты просто бабушка.

— Верно, — покорно согласилась она.

Мне стало жаль Лёшкину бабушку, отчего-то вдруг поникшую и пригорюнившуюся, и я сказал:

— А ведь бабушка на самом деле и директор, и бухгалтер, и врач, и повар. Только зарплаты у неё нет. Но зато все её любят. А любовь дороже денег, правда, баба Маша?

И бабушка сразу улыбнулась, поглядела на меня повлажневшими глазами и кивнула.

Лёшка тоже заулыбался и, чмокнув бабушку в щёку, сказал:

— А давай, бабуль, я свою комнату сегодня сам пропылесошу.

Как мы ездили в деревню

Наступило лето, а с ним и долгожданные каникулы.

— Вы поедете куда-нибудь отдыхать? — спросил меня Лёшка, когда мы вышли из школьной библиотеки, где только что сдали учебники за прошедший год.

— Поедем, — лаконично ответил я. — К бабушке.

Она живёт в деревне.

— Везёт, — позавидовал Лёшка. — А я тут, в городе, всё лето околачиваться буду.

— Поехали с нами, — радушно пригласил я. — Будет здорово.

— Ещё как здорово! — воодушевился Лёшка. — Только захотят ли твои родители взять меня с собой, а мои отпустить?

— А мы поговорим с ними.

А далеко ехать? — с любопытством спросил Лёшка.

— Примерно день на поезде, — ответил я.

— Жаль, что всего лишь день. Я люблю ездить на поездах.

— Я тоже. Но что поделаешь, если бабушка живёт так близко.

— Моя бабушка вообще живёт в соседней комнате. К ней в гости даже на троллейбусе не поедешь, — посетовал Лёшка.

Вечером, едва родители вернулись с работы, я сразу спросил:

— А можно с нами в деревню Лёшка поедет?

— Можно. Почему же нельзя? Вдвоём вам будет веселее, — ответила мама.

А папа добавил:

— К тому же лишний помощник не помешает — огород-то у бабушки размером со стадион.

И вот мы вчетвером стоим на перроне. Радостно и тревожно вслушиваемся в объявления, передаваемые по вокзальному радио. Через каждый метр под огромными зонтами расположились мороженщицы и продавцы горячих пирожков и сосисок. Там и сям шныряют в толпе разносчики газет. Но мы не отвлекаемся. С напряжением вглядываемся вдаль, откуда вот-вот должен прибыть поезд «Москва-Воронеж».

Наконец раздаётся свисток, и поезд, словно громадная зелёная гусеница, подползает к перрону. Мы без особых проблем находим свой вагон и занимаем целое купе.

Мы с Лёшкой забираемся на верхние полки, а папа с мамой занимают нижние.

Едва успеваем разместиться, как нас с Лёшкой прошибает голод.

— Странно, — говорит Лёшка, — меня же мама перед дорогой кормила.

— Не волнуйся, — успокаиваю его я. — Это у тебя от волнения аппетит разыгрался. У меня такая же история.

Мама накрывает, маленький, словно игрушечный, столик и мы с удовольствием обедаем, поглядывая в окошко на проносящиеся мимо дома и палисадники пригорода.

— Всю жизнь бы так есть и ехать, — мечтательно говорит Лёшка, очищая от скорлупы варёное яйцо. — Не учиться и в школу не ходить.

— Слушай, давай о школе на каникулах вообще не говорить, — предложил я и добавил: — Лучше поиграем во что-нибудь, чтобы было ехать нескучно.

— Во что? — нехотя откликнулся Лёшка.

— Например, в «да» и «нет» не говорить.

— Начинай, — не отводя глаз от окна, буркнул он.

— Вы поедете на бал? — весело спросил я.

— Что ты какую-то девчачью игру затеял? — взвился мой дружок. — Придумай хоть вопросы другие.

— Ну хорошо, — покладисто согласился я и задал новый вопрос:

— Когда станешь взрослым, где ты будешь работать?

— Ты что, не знаешь? В милиции.

— Да тебя оттуда быстро прогонят.

— Почему это? — удивился Лёшка.

— За недисциплинированность и вздорный характер.

— Сейчас как дам по уху!

— Вот-вот за это «по уху» и прогонят.

— А может, наоборот, похвалят. Милиционер ведь должен быть смелым, а то его преступники бояться не будут.

— Ну ладно, оставайся милиционером, — согласился я с его железным доводом. — А будет у тебя жена?

— На фиг она мне? — опешил Лёшка.

— Ну как же? Будет тебя после работы ждать, ужин разогревать.

— У меня для этого бабушка есть.

— Вот чудак! — раздосадованно воскликнул я. — Бабушке давно отдыхать пора, а не с тобой, лбом, нянчиться.

— Ну не знаю, — растерялся Лёшка. — Пусть будет жена. Мне от этого ни холодно, ни жарко.

— И дети у вас будут? — продолжал допрашивать я.

Лешка яростно почесал макушку и сказал:

— Может, и будут, почём я знаю?

— А кого бы тебе хотелось больше — сына или дочку?

— Мальчишку, конечно, — Лёшкин рот растянулся в улыбке. — Мы бы с ним в футбол играли, с уроков сбегали…

— Здрасьте приехали! Мы же про будущее говорим, когда взрослыми станем, — напомнил я.

— А! Точно! Ну тогда бы я заставлял его учиться на одни пятёрки. И чтобы он не курил, и по улицам без толку не шатался, и в комнате своей убирался. А ещё на секцию бокса ходил, чтобы быть сильным, как я.

— А ты сам-то всё это делаешь? — засмеялся я.

— Может, и не делаю, но дети же должны быть лучше своих родителей, — серьёзно сказал Лёшка.

— А своего сына за двойки наказывать будешь?

— Да, наверное, — подумав, ответил Лёшка. — Пожалуй, пару щелбанов отвешу.

— А! Проиграл-проиграл! — закричал я.

— Почему это? — вытаращился Лёшка.

— «Да» и «нет» не говорить, — напомнил я условие игры и захохотал.

— Тьфу ты! — рассердился Лёшка. — Давай во что-нибудь другое поиграем.

— Во что? У меня шахматы с собой есть.

— Да ну. Голову морочить. Давай в морской бой, — предложил он.

— Не, в школе надоело.

— Может, тогда в домино?

— Ладно, давай в домино, — через силу согласился я.

Так проиграли мы до самого вечера. Затем поужинали и легли спать. Засыпать под стук колёс было очень приятно. И я уже задремал, как вдруг послышался громкий храп. Ёлки зелёные! Я совсем забыл, что Лёшка во сне храпит. Я с ним намучился, когда он у нас пару раз ночевал. От расстройства у меня весь сон пропал. «Что же это, думаю, за безобразие. В кои-то веки удалось на поезде прокатиться и то не поспишь по-нормальному».

Лежу, а в голове мысли всякие мелькают, как столбы за окном. Уж думал, так за всю ночь глаз и не сомкну. Но нет, в конце концов задремал и незаметно уснул.

Долго ли, коротко ли спал, как говорится в сказках, а только приспичило мне ночью в туалет идти. Кое-как слез я с полки и, шатаясь в полусне, вышел в коридор. А коридор длиннющий, полутёмный и тоже шатается. Добрёл я до туалета, держась за стенку, и так же вернулся обратно.

Дверь в купе открыл — тихо. Хорошо, думаю, что Лёшка не храпит. Уснуть не помешает. Взобрался впотьмах на свою полку, а там кто-то лежит.

«Ага, — догадался я. — Это Лёшка ко мне перебрался. Думает, я испугаюсь и заору. Нетушки! Сам пусть утром проснётся и орёт».

Усмехнулся я и уснул спокойненько.

А утром слышу — и вправду орёт кто-то. Только не Лёшкиным голосом. Спросонку ничего не разберу. Какая-то старуха меня в бок пихает и кричит:

— Пресвятая Богородица! Спаси и защити! От человека лихого, от глаза дурного, от судьбы плакучей, беды неминучей!

Я вначале решил — привиделась она мне. А потом почему-то подумал, не Лёшкина ли это жена. А когда наконец совсем проснулся, с полки соскочил, гляжу — все в купе чужие.

На нижней полке дядька пузатый в майке сидит, рядом парень в татуировках, а напротив девчонка к стенке жмётся.

Тут я прямо обалдел. Где это я? И что это за люди? А старуха всё не унимается, чуть ли не визжит уже. Я от греха подальше — к двери кинулся. Только за ручку схватился, а парень меня — хвать!

— Ну что, — говорит, — обчистил старушку?

— Чего её чистить? Она вроде бы не грязная, — буркнул я.

— Ты лохом-то не прикидывайся, — снова говорит парень. — А колись по-хорошему.

Я никак не соображу, чего он от меня добивается и говорю:

— Дяденька, отпустите, а то я сейчас упаду.

Он мне:

— Ничего, не хрустальный, поди уши не отломятся.

Тут в дверь постучали, и вошёл проводник.

— Что случилось, граждане? Почему на весь вагон переполох устроили?

Старуха наконец замолчала, а толстый дядька говорит:

— Да вот субчика одного поймали. С какими целями проник он в наше мирное купе — не известно.

— Пройдём со мной, — проводник взял меня за плечо. — Разберёмся.

Парень отпустил мою руку и сказал:

— Разберитесь-разберитесь. А то никакого порядку. Спишь вот так ночью и беды своей не чуешь.

Мы с проводником вышли. Вижу: мама с бледным лицом и растрёпанными волосами мечется по коридору, подряд во все купе заглядывает.

Я сразу закричал: «Мама!», — вырвался от проводника и бросился к ней. И мы так обнялись, будто я с фронта вернулся.

Когда потом всё выяснилось, проводник укорил маму в том, что родители, дескать, плохо смотрят за своими детьми, а потому случаются всякие неприятности. Мама в ответ счастливо улыбалась, со всем соглашалась, а потом той, напуганной мной старушке, отнесла вафельный торт. Кстати, старушка оказалась доброй, меня простила, и вся эта история закончилась вполне благополучно. Если не считать, что Лешка хохотал надо мной всю дорогу как ненормальный.

Как мы дрессировали Тобика

На станции нас встретила бабушка маленькая, кругленькая, в белом платочке. Она всех по очереди расцеловала, включая Лёшку, а потом повела домой. По пути нас лениво облаяли деревенские собаки, валявшиеся в пыли на дороге, и долгими взглядами проводили любопытствующие старушки со своими малолетними бесштанными внуками.

Бабушкин домик оказался очень уютным. Он был небольшим, деревянным, с голубыми ставнями. На раскрытых окнах белели занавесочки и цвела герань. Чистый дворик был засажен яркими цветами, а в дальнем углу стояла будка, из которой вылез, почёсываясь, пёс весьма неблагообразной наружности.

— Ой кто это? — поразилась его виду мама.

— Тобик, леший его забери, — махнула рукой бабушка. — Днём спит, ночью воет.

— А что он ещё умеет делать? — поинтересовался Лёшка.

— Да что? По грядкам бегать, рыбу у соседа красть да с котом драться. Вот, пожалуй, и все его таланты, — засмеялась бабушка.

— Не беспокойтесь, мы его выдрессируем, — пообещал Лёшка.

— Сделайте милость, — обрадовалась бабушка. — А то кормлю, сама не знаю за что.

— Порода-то как называется? — захотел выяснить я.

— Какая там порода! Дворняга обыкновенная.

Пёс звучно зевнул и уставился на нас, равнодушно ожидая дальнейшего развития событий.

— Тобик! Тобик! — позвал я.

Пёс и ухом не повёл. Как стоял, расставив свои кривоватые лапы, так и остался непоколебимым.

— Пошли обедать, ну его, — сказала бабушка.


Мы зашли на веранду, а Тобик оглянулся по сторонам и, убедившись, что окружающий пейзаж остался неизменным, гремя цепью влез в свою будку, улёгся на бок и высунул наружу нос.

Пока мы распаковывали вещи, мама помогала бабушке накрывать на стол. Бабушка, конечно, расстаралась. Каких только разносолов не выставила: молодую картошечку с топлёным маслом и зелёным луком, свежие огурчики с помидорчиками, маринованные грибочки, солёное сало, сметану, творог и ещё аппетитные румяные плюшки.

— Молочка попробуйте настоящего, — придвинула она нам с Лёшкой по кружке. — В городе такого днём с огнём не сыщешь.

— Нет, не люблю немагазинное молоко, — категорически заявил Лёшка, чуть отпив из кружки. — Коровой пахнет.

Бабушка засмеялась.

— Коровой, говоришь? А молоко-то козье.

Лёшка нахмурился и сказал:

— Да какая разница. Все они рогатые.

А мне всё понравилось: и молоко, и сметана, и творог.

Так началась наша деревенская жизнь. Утром мы бегали на речку ловить рыбу и купаться. После обеда дрессировали Тобика, а по вечерам играли на улице с деревенскими мальчишками. И всё бы хорошо, но Тобик — запущенный экземпляр — никак не хотел поддаваться дрессировке.

Перво-наперво мы решили отучить его выть по ночам. План был прост. Мы с Лёшкой договорились дежурить каждую ночь попеременке. Как только Тобик завоет, дежурный должен соскочить с кровати и опрометью броситься к будке. Тобик, конечно, испугается и выть перестанет. Если же повторять эту процедуру каждую ночь, то он постепенно выть совсем отучится.

Через пару ночей Тобик понял, что его спокойному житью пришёл конец, и решил перейти в контрнаступление. Произошло это в моё дежурство.

Около двенадцати ночи, едва заслышав, как Тобик привычно взвыл, я стремглав рванулся на улицу и босиком промчался к будке. К моему изумлению, она оказалась пустой. Порядком озадаченный, я нагнулся, чтобы рассмотреть при неверном лунном свете будку изнутри. Вдруг кто-то потянул меня за трусы. В испуге обернувшись, я увидел торжествующего Тобика.

— Ах, ты, паршивец! — воскликнул я и попытался освободить трусы от его хватки, но пёс лишь сильнее сжал зубы. Ткань угрожающе затрещала.

Я встал в растерянности. Что делать? На дворе глубокая ночь, все спят, на помощь прийти некому. Немного поразмыслив, я тоже решил проявить военную хитрость. Я просто-напросто выбрался из собственных трусов и голышом стриганул домой. Там, порывшись в шкафу, нашёл какие-то штаны типа шорт и, натянув их, спокойно уснул.

Утром, когда я бодро соскочил с постели, все были шокированы моим видом.

— Мишаня, что это значит? — испуганно спросила мама.

Я оглядел себя и обомлел — на мне были широкие нежно-зелёные трусы с начёсом.

— Зачем ты вырядился в бабушкины панталоны? — продолжала недоумевать мама.

— Не зна-аю, — от досады я чуть не плакал. — Наверное, это Лёшка надо мной подшутил.

— Ты что, совсем? — Лёшка покрутил пальцем возле виска. — Да я и знать не знаю, где такие штаны хранятся.

— Так ведь и я не знал, — горестно вздохнул я и рассказал всю правду. Весь день все надо мной потешались. А трусы мои нашлись — Тобик утеплил ими свою будку. На этом наши ночные дежурства закончились, потому что Лёшка следовать моему печальному опыту отказался.

Тогда мы решили помочь бабушке по хозяйству.

— Давай грядки прополем, — предложил я Лёшке. — Бабушка вчера морковку начала полоть и не успела. Вот и устроим ей сюрприз.

Что и говорить, грядка была вся заросшая, только в самом начале, где уже поработала бабушка, торчали какие-то редкие чахлые росточки.

— Да-а, неважно бабушка с задачей справилась, — сказал Лёшка. — Сорняков много оставила. А если вдруг зарядит дождь, знаешь, как они попрут, ого-ого! Хоть комбайном коси.

— Это потому, что она плохо видит, — заступился я за бабушку. — Но нам-то с тобой очки не нужны.

— Верно, — согласился Лёшка, и мы рьяно взялись за работу.

Первым делом исправили бабушкины огрехи, повыдёргивав тонкие ниточки ростков, а затем принялись уничтожать остальные заросли, да так, что только комья в разные стороны полетели. У некоторых сорняков корни были такие цепкие, что приходилось их выковыривать щепкой. Но это было даже интересно, и мы с увлечением трудились до самого обеда.

Когда работа была закончена, мы с удовлетворением оглядели грядку. До чего чистая, аккуратная, смотреть приятно! Подошла звать нас на обед бабушка, да так от изумления и застыла на месте. Мы гордо улыбались, ожидая похвалы.

— А где ж… морковка? — едва смогла выговорить бабушка.

Мы встрепенулись и посмотрели на грядку.

— Да не было тут никакой морковки, — сказал Лёшка. — Трава одна.

— Как же не было? — вздохнула бабушка. — Знать, повыдрали вы её.

— Как это повыдрали? — не согласился Лёшка. — Что мы, морковки никогда не видели, что ли?

Бабушка покачала головой и сказала:

— Ладно уж, идите обедать, работнички. А морковку осенью я в совхозе куплю.

Больше бабушка нас к грядкам не допускала. Да мы и сами не рвались. К тому же отпуск родителей подходил к концу, и пора было собираться домой. Месяц пролетел, как один день. Пришло время прощаться с бабушкой и её бестолковым Тобиком.

— А то, может, на всё лето останетесь? — предложила бабушка.

— Почему бы и нет? — оживился я, но мама улыбнулась и шутливо сказала бабушке:

— Ты что? Они же тебя совсем без овощей оставят. Придётся на голодном пайке всю зиму сидеть.

— Ничего, как-нибудь переживу, — засмеялась бабушка. — Зато весело с ребятами.

Все дружно посмеялись и тронулись в обратный путь.

Эх, счастливые летние дни, зачем вы имеете свойство кончаться?

Как мы звонили по телефону

Закончился последний урок, мы с Лёшкой спускались по лестнице, когда нас догнал Борька Смирнов, на ходу поедающий пирожок с капустой.

— Эй, пацаны! Что вчера было — лопнете от зависти.

— А что было? — заинтересованно спросил Лёшка.

— Звоню я, значит, вечером, Саньку, — Борька ткнул пирожком в сторону шагающего рядом Першикова. — А отвечает мне не он, а какой-то дядька.

— Что за дядька?

— Я, оказывается, не туда попал. А дядька этот — военный лётчик. Летает на сверхзвуковых самолётах. Представляете?! Мы с ним разговорились, и он пообещал меня с друзьями на аэродром пригласить и даже дать в пилотской кабине посидеть. Здорово?!

— Ещё бы! — завистливо воскликнул Лёшка.

— Слушай, а давай специально не туда попадём, — предложил я Лёшке, когда мы остались одни.

— Как это? — не понял он.

— Будем звонить по выдуманным номерам и тоже с кем-нибудь познакомимся. Может быть, со знаменитым футболистом или с космонавтом, только что вернувшимся из полёта.

— Здорово! — заблестели глаза у Лёшки. — Мы бы тогда подробно расспросили, не видел ли он в космосе инопланетян. Может быть, он даже подарил бы нам свой ненужный скафандр.

— О! — обрадовался я такой перспективе. — Пошли тогда скорей звонить, а то сегодня, как назло, уроков поназадавали целый воз.

Мы бегом припустили к Лёшке.

Бабушки дома не оказалось, и мы с ходу бросились к телефону.

— Стоп! Я первый, — протянул руку к трубке Лёшка.

— Почему это ты первый? — возмутился я. — Я придумал звонить не туда, куда надо.

— Ну ладно, — с неохотой уступил Лёшка. — Только трубку так держи, чтобы нам обоим слышно было. Мне ведь тоже интересно, что космонавт говорить будет.

— Хорошо, — кивнул я, на мгновение задумался, а затем набрал произвольный номер. — Аллё, — сказал я и прислушался.

Ответом мне были длинные гудки.

— Дома никого нет, — сказал Лёшка и тотчас скомандовал: — Давай трубку, теперь моя очередь.

— Этот звонок не считается, — запротестовал я. — Поговорить мне не удалось.

— Какая разница: удалось — не удалось, — упёрся Лёшка. — Ты сделал звонок — значит, всё. А ответили тебе или нет, меня не касается. Теперь я звонить буду.

Против такой железной логики я не устоял и молча отдал трубку.

Лёшка с победным видом набрал номер и сказал:

— Аллё!

— Аллё-аллё! — с издёвкой передразнил его девичий голос. — Наконец-то и про меня вспомнил. Ну спасибо тебе.

— Послу… — начал было Лёшка.

— И слушать ничего не желаю, — переходя на визг, перебила его девушка. — Как торты есть, так ко мне. А как на дискотеку, так с Маринкой?!

— Э-э-э, — растерялся Лёшка.

— А у неё, между прочим, зубы вставные, — с жаром продолжала девушка. — Не заметил?

Из трубки послышался язвительный смех.

— Так ведь… — снова попытался вставить своё слово Лёшка.

— Иди-иди, — звенел от обиды голос. — Подумаешь, тоже мне Ван Дамм нашёлся. А я, между прочим, черничный пирог сегодня пеку, но не про твою честь. Вот так! Привет Марине!

В трубке щёлкнуло, послышались короткие гудки.

— Ну ты попал, — захохотал я. — Умора.

Лёшка положил трубку на место и сердито засопел.

Я нетерпеливо оттолкнул его от телефона:

— Теперь моя очередь.

Набрав номер, я деловито сказал:

— Алло.

— Жилищно-коммунальное хозяйство слушает, — тотчас отозвался официальный женский голос.

— Жилищно-коммунальное? — переспросил я, соображая, что означает это название.

— Да. У вас что, крыша протекает?

Я посмотрел на Лёшку. Тот, взглянув на потолок, отрицательно замотал головой.

— Нет, — ответил я.

— Трубу прорвало?

Я снова посмотрел на Лёшку. Мой дружок подбежал к батарее и, постучав по ней, крикнул:

— Ничего не прорвало.

— Соседи затопили? — продолжал допытываться голос.

— Нет пока, — виновато ответил я.

— Что же вы тогда мне голову морочите? — с раздражением сказал жилищно-коммунальный голос и отключился.

— Ну и выдры попались! — в сердцах сказал Лёшка. — Прямо как Верка Незванова.

— Хуже, — подтвердил я.

— Ладно, давай ещё раз попробуем. Теперь-то мне точно повезёт, — уверенно сказал Лёшка.

Набранный им номер откликнулся не сразу. Мы уж подумали, что и здесь дома никого нет, как вдруг кто-то ленивым голосом сказал:

— A-а, это ты, Кривой? Я уж, грешным делом, подумал, не соскочил ли ты с нашим общаком и концы в воду.

Повисла долгая пауза.

Лёшка выпучил на меня ставшие вдруг бараньими глаза и не говорил ни слова.

— Братва волнуется… — продолжал незнакомый собеседник. — Не тебе объяснять понятия, сам должен соображать, что с такими «бабками» тебе из города не выйти.

Я толкнул Лёшку в бок.

— Нет у меня никаких бабок, — наконец промямлил он. — Одна только.

— Да ты чё, в натуре? Учти, узнаю, кто для тебя «лёжку» приготовил, всех в асфальт закатаю, понял?

— Понял, — пролепетал побледневший, как тюль на окне, Лёшка.

— Ну вот и лады. У меня своих дел невпроворот, совсем ни к чему, чтобы из-за тебя мне стрелку забили. Уяснил?

Я снова пихнул Лёшку, но у него от испуга язык совсем отнялся.

— Уяснил, спрашиваю? — настойчиво переспросил голос.

— Уяснил-уяснил, — торопливо выкрикнул я.

— Ну то-то. Хотя голос что-то мне твой не нравится.

Я посмотрел на Лёшку. Лоб его покрылся испариной. Пришлось брать переговоры на себя.

— А что? — я постарался говорить спокойно. — Нормальный голос.

— Короче, — строго сказала трубка. — Чтоб сегодня в шесть подгрёб ко мне. Слоны тебя встретят и проводят. Да, кстати, и чемоданчик с зеленью не забудь. При разборке, глядишь, зачтётся.

Послышались гудки отбоя.

— Ничего себе, — вытирая выступивший пот, сказал я. — Вот так дозвонился.

Лёшка ошалело почесал затылок:

— Да уж. Вот тебе, называется, и повезло!

И вдруг спохватился:

— Эх, балда я, надо было номер запомнить.

— Зачем?

— Сейчас в милицию позвонили бы и всё рассказали. Мы же с настоящим бандитом разговаривали. Я вначале не понял, про каких старух он говорил, а потом вспомнил кино, где вор хотел с деньгами сбежать и тоже называл их «бабками».

— «В милицию», — передразнил я его. — Милиционером хочешь стать, а сам испугался.

— Как же не испугаться? — виновато заёрзал на стуле Лёшка. — Он же в асфальт обещался меня закатать.

— Не тебя, а Кривого, — поправил его я.

— Это я уж потом сообразил.

— Не переживай. Видно, день сегодня невезучий, — вздохнув, сказал я. — Завтра непременно с замечательными людьми познакомимся.

— Не стану я завтра звонить, — отказался Лёшка. — Расхотелось что-то. Да и что толку? Бандитов развелось больше, чем космонавтов. Вот стану милиционером, пойду работать в уголовный розыск, и бандитов сразу поубавится. Космонавты тогда мне скажут: «Молодец ты, Лёшка. Раньше на бандитскую землю возвращаться противно было, а сейчас улетать неохота».

Я улыбался, глядя на разрумянившееся лицо друга, и думал: «Ничего, что Лёшка испугался. Испугаться каждый может. Главное — страх свой перебороть и остаться самим собой».

Как мы были детективами

В воскресенье Лешка зашёл ко мне в гости. Мамы дома не было, поэтому обед папе пришлось готовить самому. На кухне вкусно пахло жареным, на тарелках лежала дымящаяся картошка с солёными огурчи ками и помидорами.

— Вкусная картошечка, — похвалил папину стряпню Лёшка. — Главное — быстро готовить. Удобно для занятых людей. Я, например, когда стану милиционером, каждый день буду жарить картошку.

— Ты уже твёрдо решил стать милиционером? — спросил папа, с уважением поглядев на Лёшку.

— Конечно, — утвердительно кивнул тот. — Я недавно даже книжку специальную прочитал, как по внешнему виду вычислять преступников.

— И как же? — заинтересовался папа.

Лёшка приложил к носу помидор и сказал:

— Если у человека круглое лицо и нос, как помидор, значит, он добрый и преступником быть не может.

— А если вот такой нос? — спросил я, приставив к своему носу изогнутый пупырчатый огурец.

— Вор или жулик, — убеждённо ответил Лёшка.

— Ишь ты, — покачал головой папа. — Как быстро всех определил.

— В этом деле сноровка нужна, — с гордостью сказал Лёшка. — Я вначале тоже не очень-то разбирался, но теперь запросто вычисляю бандитов.

— Это по каким же признакам?

— Низко нависший лоб, глубоко посаженные глаза, агрессивно выдвинутая вперёд челюсть — вот точный портрет преступника, — как хорошо выученный урок отбарабанил Лёшка.

— A-а, ты, видимо, Ломброзо начитался, — догадался папа. — Был такой итальянский врач-психиатр. Не один он пытался классифицировать людей по внешним признакам. Вот погоди.

Папа принёс книжку.

— Задолго до Ломброзо древнегреческий философ Аристотель писал: «У кого руки простираются до самых колен, тот смел, честен и свободен в обращении» или «Кто имеет щетинистые, дыбом стоящие волосы, тот боязлив».

Лёшка потрогал свою вечно взлохмаченную шевелюру и сказал:

— А вот тут Аристотель не прав. Хотя волосы у меня и торчат, но я вовсе не боязлив.

— Да я этого и не утверждаю, — засмеялся папа и прочитал дальше: — «Те, у кого пуп не на середине брюха, но гораздо выше находится, недолговечны и бессильны».

— Что же, я должен задирать человеку рубашку, чтобы посмотреть, где находится его пуп?

Мы с Лёшкой покатились со смеху.

— Нет, вы уж лучше про физиономии прочитайте. Чтоб сразу можно было хорошего человека отличить от ворюги, — отсмеявшись попросил Лёшка.

Папа перелистнул несколько страниц и сказал:

— Про воров здесь ничего нет, но вот занимательная информация.

Например, «нос толстый, как у быка, означает лень. Широкий нос с большими ноздрями, как у свиньи, — глупость. Острый, как у собаки, — признак непоседы, беспокойного человека».

— Что ж, полезные сведения, возьму себе на заметку, — деловито сказал Лёшка и стал собираться домой.

Я решил прогуляться вместе с ним.

Мы оделись и вышли на улицу. Там было ветрено, и нам пришлось поднять воротники.

— Совсем как настоящие оперативники, — важно сказал Лёшка и, дёрнув меня за рукав, прошептал: — Видишь долговязого парня на автобусной остановке?

Я кивнул.

— Ему пятнадцать лет, — вполголоса забормотал Лёшка, старательно глядя в другую сторону. — Учится в 10 «Б» классе школы N 51.

— Ну ты даёшь! — восхищённо выдохнул я. — Как ты узнал? По Ломброзо?

Лёшка помолчал и, усмехнувшись, сказал:

— К сожалению, Ломброзо тут ни при чём. Это внук нашей соседки.

— А-а-а, — разочарованно протянул я. — Так и я могу. Вот если бы по Ломброзо, тогда другое дело.

— Не получается пока по Ломброзо, — вздохнул Лёшка. — Потренироваться не на ком. Что толку, например, с мамаши с коляской или старика с бидоном. Тут и угадывать нечего. И так всё ясно, она — не киллер, а он — не бандит.

— Да уж, — я с тоской огляделся вокруг. — С такими субъектами каши не сваришь.

— Ой! — вдруг тихо воскликнул Лёшка, толкнув меня локтем. — Кажется, нам повезло. Гляди, какой тип чешет. Все признаки преступника, как в книжке: лоб, глаза, уши.

А щёки-то наел, как хомяк, наверняка на сиротские деньги.

— Какие-такие сиротские? — не понял я.

— Да это так, к слову, — скороговоркой ответил Лёшка. — Давай-ка за ним. Нет, постой! По очереди пойдём! А то он нас сразу вычислит.

Лёшка втянул голову в плечи и, ссутулившись, зашагал за дядькой. Я потрусил следом на некотором расстоянии от Лёшки.

Вдруг мужчина встретил знакомого, и они остановились переброситься парой слов.

Лёшка тоже остановился, подошёл к витрине магазина и, сделав вид, что разглядывает товары, подал мне знак. Настала моя очередь следить за подозрительным типом. Когда я проходил мимо Лёшки, он процедил сквозь зубы:

— Последние минуты видит бандюга солнышко.

«Бандюга» в это время распрощался со знакомым и стал переходить дорогу. Я поспешил за ним.

Мы миновали пару домов, как вдруг объект наблюдения шмыгнул в подъезд. Я резко остановился и, подняв голову, с удивлением прочитал табличку над дверью: «Милиция».

«Ну и дела, бандит сам пришёл сдаваться», — ошарашенно подумал я и последовал за ним.

Войдя в помещение, я увидел стеклянную перегородку, за которой сидели двое дежурных и волнуясь спросил:

— Товарищи милиционеры, вы видели, как сюда вошёл преступник?

— Когда вошёл? — спросил один приподнимаясь.

— Да только что. Прямо передо мной.

Милиционеры переглянулись.

— Никто не заходил, — сказал другой.

— Как это не заходил? Я сам лично видел, — настаивал я. — Мордатый такой, с приплюснутым носом.

Тут милиционеры, видимо, догадались, о ком идёт речь, и громко засмеялись:

— А, это ты, наверное, на Мордюкова подумал? Так это наш участковый инспектор.

Я покраснел, как спелый помидор, извинился и выскочил на улицу. Там переминался с ноги на ногу Лёшка.

— Ну что? — кинулся он ко мне. — Взяли бандита?

— Меня самого чуть не взяли, — угрюмо сказал я. — Тоже мне Ломброзо нашёлся.

— А что такое? — растерялся Лёшка.

— А то, что это был милиционер, понял?

Лёшка вытаращил глаза и в задумчивости сказал:

— Кто бы мог подумать.

Мы помолчали.

— А такая была хорошая теория у Ломброзо, — наконец с сожалением произнёс Лёшка.

— Да ну тебя с твоим Ломброзо, — ответил я. — Я тебе так скажу: не спеши судить о человеке по внешности, а то можно и впросак попасть.

Самые смешные истории о проделках современных мальчишек и девчонок в школе и дома вы найдёте в весёлой серии «Школьные прикольные истории». Эти книги написали для вас замечательные детские авторы: Тамара Крюкова, Марина Дружинина, Валентин Постников, Дмитрий Суслин, Анна Кичайкина и др.

Волшебная серия
Тамара Крюкова «Хрустальный ключ»

Петька и Даша, приехав на лето к бабушке в деревню, узнают, что Ведьмино болото в старину было целебным озером. Дети мечтают избавить заколдованный источник от чар, но для этого нужно совершить полное опасностей путешествие по Долине Миражей и Царству Теней, где они встречаются с мифологическими персонажами: страшными людьми-волками — волкодлаками, коварными старухами-птицами — богинками, прекрасными, но хитрыми русалками — берегинями, отважными воинами — блажинами, непредсказуемым Анчуткой…

«Хрустальный ключ» — завораживающее путешествие в волшебный мир.

«Учительская газета»

Виктор Мясников «Золото троллей»

Герой повести Женя Минин назначается богатырём и отправляется в волшебную страну Средиморье, чтобы спасти реальный мир от надвигающейся угрозы. Каждым своим поступком он доказывает, что правда не в физической силе, а в силе духа. В Средиморье он встречает настоящие опасности, сталкивается с коварством, подлостью, жадностью, но сам сохраняет душевную чистоту.

Галина Полынская «Озеро затерянных миров»

Обыкновенная школьница попадает в волшебную страну Зарабию, где, как оказалось, живут ее родственники. Ссора с ними нарушает гармонию волшебного мира, происходит страшный катаклизм — содержимое Чаши Зла заливает страну. Зарабия обречена, и спасти ее может только тот, кто добудет пять солнечных камней в других волшебных мирах, путь к которым лежит через магическое озеро.

Книги серии «Чудеса и приключения», подобно «Хроникам Нарнии» К. Льюиса, объединены волшебным миром, где живут загадочные феи и коварная ведунья, гномы и великаны, кентавры и единороги.

Книги ставят множество вопросов: что такое гордость и гордыня, может ли ложь походить на истину, как отличить искренность от лести.

Как написала в своем отзыве одна из читательниц, «эти книги просто необыкновенные, и не хватит всех слов на свете, чтобы передать, насколько они интересны».

СЕРИЯ ТУЗИК, МУРЗИК И ДРУГИЕ…
Валерий Воскобойников «Девочка, мальчик, собака»

Повесть известного детского писателя, лауреата многих литературных премий Валерия Михайловича Воскобойникова «Девочка, мальчик, собака» по праву относится к лучшим произведениям детской литературы. Это захватывающая и вместе с тем трогательная история о пропавшей собаке и ребятах, заботящихся о ней.

Валерий Воскобойников «Остров Безветрия»

Повесть Валерия Михайловича Воскобойникова «Остров Безветрия» хорошо знакома как российским, так и зарубежным читателям. В Японии книга издавалась аж трижды. Эта увлекательная история рассказывает о загадочной судьбе экспедиции капитана Палтусова и её необычном участнике — говорящем попугае.

Анна Никольская-Эксели «Город собак»

26 собачьих рассказов — весёлых и грустных, лиричных, смешных и трогательных, но всегда с неожиданным финалом — придутся по душе как детям, так и взрослым — любителям четвероногих и хвостатых.

В 2009 году за книгу «Город собак» Анна Никольская-Эксели удостоена почётного звания «Посол мира», присуждаемого Международным форумом «Конвент народной дипломатии» в Риме.

Анна Никольская-Эксели «Приключения чёрной таксы»

Полный загадок и тайн маршрут выпал на долю двух подруг — Лады Чернышёвой и Юльки Собакевич. Волей некой мадам Кортни за нарушение законов собачьего мира русские школьницы превращаются в таксу и левретку. Девочки решаются отыскать колдунью и отправляются вслед за ней в Лондон. Им предстоит пройти огонь, воду и медные трубы, прежде чем они заслужат прощение и вновь станут людьми.


Оглавление

  • Как я завёл дневник
  • Как я хотел стать отличником
  • Как меня выбрали старостой
  • Как я заболел
  • Как мы ходили в цирк
  • Как мы выбирали профессию
  • Как я водил Лёшку к зубному врачу
  • Как мы записались в театральный кружок
  • Как мы с папой готовились к 8 Марта
  • Как Лёшка был изобретателем
  • Как мы ходили в планетарий
  • Как мы с Лёшкой хотели стать волшебниками
  • Как я помогал Лёшке стать красивым
  • Как мы искали работу
  • Как мы ездили в деревню
  • Как мы дрессировали Тобика
  • Как мы звонили по телефону
  • Как мы были детективами