Красавица из 5 «В» (fb2)


Настройки текста:



Ирина Антонова, Инна Гамазкова, Светлана Семёнова, Сергей Силин, Анатолий Петухов, Марк Шварц Красавица из 5 «В»

Сборник весёлых рассказов

Ирина Антонова

С днём рождения!

Утром впечатлительную Фокину потряс Верочкин праздничный вид. Одноклассницы окружили Верочку, и добрая Фокина ласково спросила:

— Чего вырядилась?

Верочка смутилась:

— У меня, девочки, сегодня день рождения. Все наперебой стали поздравлять её.

Только отзывчивая Фокина и толстушка Кучкина не приняли участия в общем оживлении.

Не спеша, вразвалочку к одноклассницам подошёл гроза школы Орлов. Нарочито грубо позвал:

— Вер, поди на минутку.

Девочки замерли в трепетном ожидании. Верочка оглянулась на них и покорно поплелась за Орловым.

Фокинская шея мгновенно устремилась вослед.

— Куда это он её? — задала вопрос любознательная обладательница длинной шеи.

У колонны Орлов и Верочка остановились. Орлов вынул из брючного кармана шоколадный батончик и протянул Верочке:

— С днём рождения, Вер!

Он наклонился, быстро чмокнул Верочку в щёку и кинулся прочь, в бурлящую перемену.

Шея наблюдательной Фокиной нехотя вернулась на место. А сама смышлёная Фокина еле дождалась Верочкиного возвращения и, глядя на шоколадный батончик, громко сказала:

— Это он ей за поцелуй подарил.

— Неправда! — оскорбилась Верочка.

Последние слова толстушка Кучкина уже не услышала. Взгляд её был обращён в противоположную сторону. Там, возле стены, маленький Лагутин достал из портфеля бутерброд, нежно посмотрел на него, поправил сползший на сторону кусочек колбасы и приготовился есть. Кучкина неровной грозовой тучей двинулась на него.

— Лагутин, поцелуй меня! — прогремел над головой мальчишки раскатистый кучкинский бас. — Разрешаю.

От страха маленький Лагутин вжался в стену и высоко поднял бутерброд над головой.

Кучкина подошла вплотную. Правой рукой взяла Лагутина за шею и прижалась щекой к его губам. Левой — выхватила бутерброд.

— За поцелуй, — пояснила она.

Маленький Лагутин не смел пошевелиться.

Он видел, как уходила Кучкина, унося заветный бутерброд.

Кучкина вернулась к девочкам. Те молчали. Даже находчивая Фокина не нашла что сказать.

Это было вторым, самым сильным потрясением за сегодняшний день. И возвышенная Фокина стойко вынесла его с раскрытым от удивления ртом.

«Крыша»

Лагутин был самым маленьким и худым в классе. Его каждый обидеть мог. А после того как могучая Кучкина отобрала у него бутерброд, он и вовсе столкнулся, как оказалось, с неразрешимой проблемой.

Дело в том, что толстушке Кучкиной понравилось лакомиться лагутинскими завтраками. Она подкарауливала его на переменах и забирала бутерброды себе.

Нельзя сказать, что Лагутин не пытался с этим бороться. Поначалу он прятался в раздевалке или в спортзале и тайком наскоро перекусывал. Но Кучкина выслеживала его, а после и вовсе стала на уроках показывать из-под парты кулак, так что бедному Лагутину ничего не оставалось, как добровольно расставаться с завтраками.

Как только Кучкина получала желаемое, она тут же теряла интерес к его хозяину.

Каждое утро Лагутин с тоской наблюдал, как мама искусно нарезает хлеб, колбасу, сыр и ловко пакует всё это в фольгу. Он ломал голову над тем, как прекратить безобразие и избавиться от прожорливой одноклассницы.

Однажды, после того как заветный серебристый свёрток перекочевал в полные кучкинские руки, к Лагутину подошёл крепыш Пузырёв.

— Чего сам не ешь? Не хочется? — безразлично спросил он.

— Ещё как хочется! — возразил Лагутин. — Только она всё требует и требует, — пожаловался он.

— Так это же рэкет! — неизвестно чему обрадовался упитанный Пузырёв.

— Рэкет, — вздохнув, согласился Лагутин. — И ничего с этим нельзя поделать.

— Как нельзя? — удивился Пузырёв. — Так не бывает.

Он посмотрел на уплетающую бутерброды Куч кину, и у него возникла идея.

— Не боись, что-нибудь придумаем, — пообещал маленькому Лагутину Пузырёв.

— Что? — с надеждой спросил тот.

— А вот что. Приноси завтра бутерброд. Только побольше.

На другой день Кучкина по обыкновению подошла к Лагутину. А тот на сей раз и не прятался.

— Давай, — потребовала она и протянула руку за серебристым свёртком.

Но свёрток вдруг перехватил Пузырёв.

— Знаешь, Кучкина, как это называется? — прищурясь, спросил он.

— Как? — растерялась толстушка. А смутил её не столько вопрос Пузырёва, сколько то, что заветный завтрак очутился в посторонних руках.

— Называется это, Кучкина, рэкет! И я намерен его прекратить, — разворачивая фольгу, сказал упитанный Пузырёв. — Дело в том, Кучкина, что я — «крыша»! «Крыша» Лагутина. Подтверди! — велел он, откусывая от бутерброда приличный кусок.

Лагутин кивнул.

— А это, Куч кина, значит, что он под моей защитой, — сурово продолжил Пузырёв, не забывая набивать рот. — Это ясно?

Толстушка окинула взглядом крепыша, прикинула, что он, пожалуй, поупитанней её будет, пробурчала что-то невнятное и укатилась восвояси.

— Ура! — обрадовался Лагутин и даже подпрыгнул.

— Нет проблем, приятель! — улыбнулся Пузырёв. — Теперь ты будешь отдавать бутерброды мне! А если возникнут какие трудности — обращайся. Помогу. Ведь я — твоя «крыша»!

Дожёвывая бутерброд, он хлопнул маленького Лагутина по плечу. И тот, вслед за звонком, медленно поплёлся в класс.

Надпись

Лагутин неторопливо подходил к пятиэтажному дому. В одной руке, как пику, он держал щётку для мытья окон, в другой мерно покачивалось ведро на две трети заполненное водой.

В этом доме на первом этаже жила его одноклассница Фокина.

Войдя в подъезд, Лагутин остановился и по-хозяйски оглядел окрашенную масляной краской стену. По зелёному фону в разные стороны разбегались сделанные мелом рисунки, очень схожие с наскальной живописью дикарей, и более современные надписи типа «Димон — козёл», «Маша + Саша = дружба», «Не влезай — убьёт!» и прочие.

Какое-то время Лагутин с интересом изучал их, затем вздохнул и, окунув щётку в воду, стал отмывать стену.

Из квартиры за зелёной стеной выглянула старушка.

— Чего это ты творишь, хулиган? — упёрла она руки в бока. — Я сейчас милицию вызову! Мало вам мела, так вы теперь ещё и швабрами орудуете!

Лагутин молча окунул щётку в ведро и, глядя перед собой, продолжил облагораживать стену.

Старушка пригляделась и охнула:

— Ах ты милый! Ах касатик! Вот молодец! — Но тут же спохватилась, заподозрив неладное: — А с чего это ты вдруг такой хороший? Небось, сам стену исписал, а теперь совесть замучила — вот и драишь!

— У-у, — помотал головой Лагутин.

— А что же тогда? Неужели за деньги? Подрабатываешь, да? На карманные расходы…

— У-у, — отрицательно промычал Лагутин.

— Неужели сам?

Не отвлекаясь на старушку, Лагутин всё так же усердно тёр стену.

— Молодец! Да ты у нас просто тимуровец! — распрямилась от гордости за мальчишку старушка. — Прям такой же, как моя внучка Наташка!

Швабра на секунду замерла в руках Лагутина, а затем заскользила с удвоенной скоростью. Наташкой звали Фокину.

— И скромный какой! Ну ладно, ладно, не буду мешать! А ты, если чего надо, — ну там чистой воды набрать, швабру сполоснуть, — не стесняйся, звони прямо ко мне! — и она скрылась за дверью.

Когда стена была полностью отмыта, Лагутин отошёл в сторону. Сначала он склонил голову на одну сторону, затем на другую, полюбовался делом рук своих и тихо пробормотал себе под нос:

— Ну, скромный… Ну, тимуровец… Ну, молодец… — и достал из кармана баллончике краской.

Как же широко размахнулась его молодецкая рука!

И вот…

…гордо, во всю свою зелёную длину, похвасталась надписью подъездная стена.

Красавица из пятого «В»

Пятый «В» готовился к конкурсу красавиц.

Мальчики должны были назвать самую красивую девочку класса. Победительницу ждал приз — новенький плеер.

Вначале девочки сильно волновались. Возбуждённо обсуждали наряды, кто какое стихотворение прочитает, кто какую песню споёт. Каждой хотелось показать, на что она способна. Но чем меньше оставалось времени до знаменательного события, тем всё более хмурыми и неразговорчивыми становились они.

Пожалуй, только две одноклассницы были уверены в своей победе. Это Света Султанова, признанная красавица среди пятых классов (впрочем, шестиклассники тоже на неё поглядывали), и отличница Иванова. Эта просто не могла себе представить, что её, такую учёную, не назовут красавицей.

А вот мальчиков конкурс не увлёк. Им было всё равно. Они пока ещё красавицами всерьёз не интересовались. Тем более что приз пообещали этим воображалам, то есть девчонкам.

Но вот долгожданный день настал. После уроков всё должно решиться.

На перемене Витя Тарасов подошёл к Саше Скворцову.

— Саш, ты за кого голосовать будешь? — поинтересовался Тарасов.

— За Султанову, конечно, — удивлённо ответил тот. — За кого же ещё?

— А я за Фокину проголосую, — ответил Друг.

— Так она же того… страшилище… — вытаращил глаза Скворцов.

— Знаешь, красавицу каждый выбрать может. А ты за такую вот как Фокина проголосуй, — назидательно сказал Тарасов.

Скворцов задумался. А ведь Тарасов прав!

— Ладно, попробую, — неуверенно пообещал он.

Потом Тарасов подошёл к Андрею Самохину, к Пете Бычкову, к Славке Пузырёву, к Белену, Карпухину, Марочкину…

Дольше всех пришлось уговаривать Лагутина. Тот ни в какую не соглашался считать Фокину красавицей. Но наконец и он сдался.

«Уф, кажется, всех убедил!» — с облегчением подумал Тарасов.

Фокина сияла как начищенный самовар. Только что её провозгласили красавицей 5 «В» класса и торжественно вручили заветный плеер. Она победно оглядывала растерянных одноклассниц, и улыбка фотомодели не сходила с её лица.

Улыбка у неё и в самом деле была удивительная. Что там Мона Лиза со своей ухмылкой! Фокинской улыбке позавидовал бы сам Буратино.

Фокина покидала класс под недовольное перешёптывание одноклассниц. Только двое — отличница Иванова и красавица Султанова — не принимали участия в общем обсуждении.

Иванова в недоумении рассуждала сама с собой:

— Как же так? Ведь Фокина троечница. А у меня отличные знания. А знания, как говорит мама, — лучшая в мире красота!

Султанова же напоминала куклу Барби. Она застыла с широко раскрытыми глазами и от несправедливости не могла даже заплакать.

Так и покинула Фокина не спешащих расходиться одноклассников.

Она торопливо шагала домой, поминутно озираясь. Будто чего-то опасаясь. Может, погони?

Вот так, не глядя вперёд, Фокина врезалась во что-то мягкое.

От неожиданности она ойкнула и отпрыгнула в сторону. И на минуту растерялась.

Перед ней стоял Тарасов.

— Чего тебе? — быстро придя в себя, спросила строгая Фокина.

— Сама знаешь чего! — намекнул Тарасов.

— Не понимаю, о чём ты… — попыталась прошмыгнуть мимо Фокина.

Но Тарасов снова преградил ей дорогу.

— Фокина, гони плеер! — неуверенно потребовал он.

— Какой плеер? — удивилась непонятливая Фокина.

— А тот, что на конкурсе выиграла!

— Ты-то тут при чём? — возмутилась справедливая девочка. — Я его выиграла — значит, он мой!

— А наш уговор? — оторопел Тарасов. — Сама сказала: «Если поможешь выиграть конкурс, поделимся честно: мне звание красавицы, тебе — плеер». Я помог. Гони плеер!

— Ничего не знаю! Меня мальчишки выбрали единогласно! Даже мой враг — Лагутин — и тот считает меня красавицей! Вот!

Фокина гордо задрала нос и обошла вконец ошарашенного Тарасова. Она продолжила свой путь, коварно прерванный одноклассником. Но теперь Фокина шла не торопясь. И по сторонам больше не оглядывалась.

Тарасов глядел ей вслед и невесело размышлял: «И почему я такой доверчивый? Вечно меня норовят провести… А уж с Фокиной вообще нельзя было связываться!»

На следующий день Тарасов, издали разглядывая Фокину, сказал Скворцову:

— Знаешь, Саш, ты был прав — она и правда страшилище.

— Жаль, — вздохнул тот. — Я уже привык к ней как к красавице.

Дама сердца

К чудачествам Тарасова весь класс давно уже привык. Поэтому, когда он вдруг ни с того ни с сего во всеуслышание объявил себя рыцарем, никто не удивился. А наоборот, все оживились, предвкушая новое развлечение. А любознательная Фокина заинтересовалась больше всех.

На перемене Тарасов подошёл к стайке одноклассниц и сказал:

— У каждого уважающего себя рыцаря должна быть дама сердца. Я назначаю дамой своего сердца… — Он немного помедлил, оглядел замерших в ожидании девчонок и торжественно произнёс: — Кошкину!

Кошкина чуть не упала в обморок от стыда. А у Фокиной от досады нос заострился.

— Что я ему сделала? — со слезами обратилась Кошкина к подругам. — Я не давала ему повода так меня оскорблять! Я всё Ольге Борисовне скажу! — пообещала она Тарасову.

— И правильно, — поддержала одноклассницу отзывчивая Фокина.

— Ну, Кошкина, ты даёшь! — чуть не задохнулся от возмущения Тарасов. — Темнота! Быть дамой сердца — большая честь! Я — единственный рыцарь в нашем классе. А может, и во всей школе или даже в нашем городе. Представляешь, ты будешь единственной дамой сердца в городе!

Потрясённая Фокина раскрыла рот от удивления и позабыла его закрыть.

— А что я должна делать? — растерялась Кошкина. — Учти, целоваться с тобой не буду! — и она, покраснев, уныло уставилась в пол. А девчонки прыснули в кулачки. Только Фокина выпучила глаза и пошла пятнами.

— Кошкина, ты что сумасшедшая?! — откровенно удивился Тарасов. — Я же не в невесты тебя зову, а в Дамы сердца!!!

— А что это значит? — пролепетала Кошкина, косясь на подруг. Но и те недоумевали.

— Тебе ничего делать не придётся. Это я буду прославлять даму своего сердца и совершать в её честь подвиги.

— Подумаешь, — фыркнула независимая Фокина и отвернулась.

— А если кто усомнится в том, что дама моего сердца, то есть ты, Кошкина, не столь прекрасна, тот будет иметь дело со мной. Ух, я ему покажу! — и Тарасов потряс в воздухе кулаком. — Ну что, Кошкина, согласна?

Кошкина победно посмотрела на подруг, ловя на себе их завистливые взгляды: как же, единственная в школе прекрасная Дама сердца.

— Я согласна! — гордо выпрямилась она.

Кошкинское окружение больше уже не считало Тарасова чудаком. На него смотрели с уважением, а на Кошкину — с плохо скрываемой завистью: везёт же некоторым почему-то.

Прозвенел звонок на урок.

Учительница литературы скользила взглядом по журналу. Словно гончая, она выискивала добычу. Класс, будто куропаткины дети, затих, затаился, перестал дышать, пережидая опасность. И тут Тарасов сказал:

— Лучше всех стихи читает Кошкина!

— Да? — и Ольга Борисовна посмотрела из-под очков на Тарасова. — Ну что ж, Кошкина, иди к доске.

Кошкина урок подготовила, но странная робость вдруг охватила её. Вызубренные строчки никак не желали слетать с языка. А ещё Фокина ехидно пялилась и многозначительно покашливала. В конце концов Ольга Борисовна с трудом поставила Кошкиной тройку.

На перемене Кошкина подлетела к Тарасову.

— Кто тебя просил вылезать?! — накинулась она на своего рыцаря. — Из-за тебя мне влепили тройку!

— А я считаю, ты замечательно декламируешь стихи, — защищался Тарасов. — Ты — прирождённая актриса. Разве не так?

— Ну, — хмыкнула тщеславная Кошкина, подумала немного и успокоилась. Даже улыбка засветилась на её лице. Хотя рядом и прогуливалась настырная Фокина.

Следующим уроком было рисование.

Елена Михайловна поставила на учительский стол пирамиду, рядом положила шар и объявила, что сегодня они будут рисовать натюрморт.

Все склонились над альбомами, а Елена Михайловна ходила по классу, изредка наклоняясь к кому-нибудь из учеников, подсказывая и поправляя.

К концу урока она добралась до Кошкиной.

— Да-а, — только и вымолвила Елена Михайловна, рассматривая рисунок.

— А по-моему, здорово! — заглядывая через кошкинское плечо, сказал Тарасов. — Просто Малевич и его «Чёрный квадрат».

— Ты считаешь? — засомневалась Елена Михайловна.

А правдолюбивая Фокина подкралась ближе, мельком глянула на рисунок и подтвердила:

— Конечно, Малевич. От слова «малевать». Класс так и покатился со смеху. Кошкина залилась краской и насупилась.

На перемене она чуть не плакала. А Тарасов, как мог, утешал её:

— Я же прославляю тебя. Стараюсь. Кошкина облизала пересохшие губы и вдруг ойкнула.

— Ну вот, — захныкала она. — Ко всему прочему у меня ещё и лихорадка на губе вскочила.

Вертевшаяся рядом Фокина тонко заметила:

— Ты теперь стала ещё прекраснее. Несчастная Кошкина не выдержала комплимента и заревела.

— Ты обещал защищать честь своей дамы, — всхлипывая, напомнила она Тарасову. — Так пойди и поколоти Фокину.

Витя покосился на ухмыляющуюся Фокину и стал убеждать Кошкину:

— Не могу я драться с девчонкой! Я же рыцарь!

— В таком случае я не желаю быть дамой твоего сердца! И больше не смей меня так называть! — выкрикнула обиженная Кошкина.

Последним уроком была физкультура.

— Сегодня вы будете соревноваться в беге на длинные дистанции, — сказал физрук Фёдор Иванович, когда класс выстроился на школьном дворе.

— Лучше всех… — начал Тарасов и осёкся. Он по инерции собрался было объявить, что быстрее всех бегает длинноногая Кошкина, но наткнулся на её колючий взгляд и съёжился. Ему стало холодно, как, наверное, в ненастную погоду рыцарю в его железных доспехах. Тарасову захотелось удрать. Ноги стали приплясывать, а потом и вовсе понесли своего хозяина неведомо куда.

Дама сердца, не раздумывая, кинулась следом. Тарасову далеко убежать не удалось.

Он не заметил ямки, оступился и растянулся во весь рыцарский рост.

Кошкина грозно нависла над ним. Она сняла с ноги кроссовку и помахала перед носом Тарасова.

Их мигом окружили одноклассники.

— А ну отвечай, кто я! — грозно потребовала Кошкина.

— Прекрасная дама сердца… — пролепетал Тарасов и тут же пожалел об этом.

— Что?! — взревела Кошкина и приготовилась нанести удар.

Сейчас она вовсе не походила на прекрасную даму, скорее, была разъярённой фурией. Поэтому Тарасов зажмурился и затараторил:

— Нет-нет! Да что я такое говорю?! Ты самая гадкая, самая вредная, самая противная, самая некрасивая девчонка в мире! Тебе не дамой сердца быть, а ворон на огороде пугать!

— То-то же, — с облегчением выдохнула Кошкина и, надев кроссовку, пошагала прочь от Тарасова.

Тут же к поверженному рыцарю подскочила довольная Фокина.

— Вот теперь ты сделал правильный выбор, Тарасов! — сказала она.

— Какой? — очумело спросил тот.

— Я согласна быть дамой твоего сердца, — засияла в ответ скромная Фокина.

Подарок

Витя Тарасов с утра был озабочен. Его пригласил к себе на день рождения Саша Скворцов. Хотелось подарить другу что-то особенное, чтобы угодить, поразить и обрадовать.

Тарасов долго перебирал в голове разные варианты. И вдруг его осенило: Скворцов обожает собак! Сто раз Саша твердил ему об этом! А когда на уроке литературы им читали рассказ Чехова «Каштанка», Скворцов даже плакал. Тихо так. Никто не заметил, только он, Тарасов, это видел, но промолчал.

И ещё. У Скворцова была особенность — при виде собаки застыть столбом и стоять так, пока она не скроется из виду. Об этом весь класс знал.

Отличная идея! Тарасов подарит Скворцову щенка!

Даже на примете подходящий имеется. У соседки Марьи Ивановны месяц назад ощенилась Марта. Десять забавных щенят. Тарасов иногда заходил поиграть с ними и одного приглядел для себя. Но родителей уговорить пока не удалось. Этого щенка он подарит другу!

Со спортивной сумкой в руках Тарасов позвонил в квартиру соседки.

— Марь Иванна, я за щенком. У друга сегодня день рождения! — выпалил Витя, когда пожилая женщина открыла дверь.

— А родители друга согласны? — первым делом поинтересовалась осторожная Марья Ивановна.

— Согласны? — глаза Тарасова сделались круглыми. — Да они просто мечтают о собаке! — для убедительности закричал он.

— Ну, тогда проходи.

Соседка проводила Витю в комнату, где на подстилке возле Марты возился с мячиком лохматый щенок.

— Вот этот подойдёт? — спросила Марья Ивановна.

Тарасов растерянно поискал по сторонам.

— А где остальные? — залезая под диван, поинтересовался он.

— Разобрали. Вот только этот остался, — сказала Марья Ивановна. — Не подойдёт, что ли?

— Подойдёт, подойдёт, — затараторил Тарасов, сажая щенка в сумку. — У вашей Марты всегда щенки самые лучшие. Спасибо, Марь Иванна. — И выскочил за дверь.

Тарасов нетерпеливо трезвонил в квартиру друга. Дверь открыла Сидорова.

— Привет! Все собрались? А где Сашка?

Сидорова ничего не ответила, а молча провела Тарасова в комнату.

Возле празднично накрытого стола переминались с ноги на ногу растерянные одноклассники. Именинник столбом застыл рядом. Взгляд его был устремлён в одну точку, словно он увидел там нечто и не может от этого «нечта» оторваться.

Не обращая ни на кого внимания, Тарасов достал из сумки щенка и протянул другу.

— Держи, Саша! С днём рождения! — захлебнулся восторгом он.

Но Скворцов не отреагировал.

— Ты чего? — испугался Тарасов. — Ты же мечтал… я знаю! — неуверенно начал он, переводя взгляд на одноклассников.

И тут позади него раздалось задорное тявканье. Тарасов обернулся.

На диване с полотенцами на головах и держась\за сердце, сидели Сашины родители. По ним и по дивану бегали девять лохматых Мартиных щенков.

— Здрасьте… — только и смог вымолвить Тарасов.

Инна Гамазкова

Страдания

В зеркала,
И витрины,
И лужи
Не гляжу, обхожу стороной.
Эх вы, уши,
Несчастные уши,
Что вы сделали, уши, со мной?
У других ведь обычные уши:
Чуть побольше,
Поменьше слегка…
Почему,
Почему,
Почему же
Вы растёте, как два лопуха?
Все девчонки смеются над вами.
Видно, мне пропадать ни за грош…
Хорошо ещё, нравлюсь я маме,
Потому что на папу похож…
* * *
Мне найти бы Миллион бы…
Я б деньгами не сорил!
Я бы каждому мальчишке
По собаке подарил!
А крикушкам-хохотушкам,
Всем девчонкам в школе, —
По большой-большой Лягушке!
Что я, жадный, что ли?
Единица
Что такое единица?
В книге — первая страница,
Первый сорт — хороший, значит,
Первый — победитель в матче,
В классе — первый ученик…
Значит, этой единицей
Я вполне могу гордиться.
Значит, эта единица
Украшает мой дневник!

Елена Арсенина

Муки творчества

Да, нелёгкую, можно сказать, непосильную задачу поставила перед шестым «А» учительница рисования Людмила Алексеевна. И это на предпоследнем уроке, когда силы на пределе, внимание на нуле, а в желудке пусто и уныло.

В плетёную корзину из сумки посыпались краснобокие фрукты.

— Сегодня, ребятки, работаем над натюрмортом. Попытайтесь изобразить натуру не схематично, а так, чтобы у меня при взгляде на ваш рисунок рефлекторно задвигались челюсти и возникло желание попробовать эти яблоки. Вы поняли, о чём я говорю? Необходимо как можно реалистичнее отобразить увиденное, добавить свои внутренние ощущения, чувства, впечатления…

Взгляд Сидорова сфокусировался на объекте. Яблоки выглядели настолько аппетитно, что ему захотелось незамедлительно удовлетворить возникшие вдруг вкусовые потребности. Так сказать, прочувствовать натуру.

— Людмила Алексеевна, а яблоки-то хоть настоящие или натюрмортные?

Учительница улыбнулась:

— А сам ты как думаешь?

Сидоров торопливо спрятал руки за спину.

— Ну… не знаю… Если бы попробовал, тогда мог бы сказать наверняка…

Людмила Алексеевна пронесла плетёнку между рядами. От фруктов исходил тонкий, едва уловимый аромат.

Художники неохотно открыли свои альбомы, взялись за карандаши.

— То, что это не муляжи, можно уже по запаху догадаться. Итак, приступаем к работе.

Напоминаю, ваша задача: увидеть, прочувствовать, изобразить. Понятно?

— Понятно… — вяло, без особого энтузиазма протянул шестой «А».

Людмила Алексеевна поставила корзину на середину стола и направилась к двери.

— Прекрасно, тогда приступаем к работе. Я оставлю вас минут на двадцать. Пожалуйста, не отвлекайтесь, договорились?..

Класс притих. Началось неторопливое погружение в творчество. Веточкин, пытаясь уловить ускользающие образы, бессмысленно глядел в потолок. Суркова в поисках вдохновения рылась в портфеле. Кашкин, накапливая творческий потенциал, методично пережёвывал оставшийся с большой перемены бутерброд. А Сидоров ушёл в себя. Казалось бы, надолго, но вот ноздри его нервно затрепетали, голова резко дёрнулась.

— Эй, кто ест, поделись кусочком!

Обладатель бутерброда набычился:

— Отвяжись, самому мало! Ещё сидеть сколько, а я позавтракать не успел.

С задних рядов возмутились:

— Интересно, а кто из нас успел?!

Суркова потянула одноклассника за рукав:

— Да ну его! Жадобина! На Сидорова посмотри…

По классу прокатился смешок. Мальчик и впрямь вёл себя странно. Долгие размышления подтолкнули его к активным действиям. Выйдя из ступора, он встал и направился к учительскому столу.

Тут же со всех сторон посыпались недовольные возгласы:

— Отойди, не видно!

— Ты чего, стеклянный, что ли? Освободи горизонт…

С яблоком в одной руке и карандашом в другой он с мученическим видом вновь застыл над своим альбомом.

— Во даёт!

— У Сидорова начисто крышу снесло…

— Положи на место, не порть натюрморт!..

Не обращая внимания на одноклассников, мальчик принялся вертеть фрукт в разные стороны, торопливо хватаясь то за карандаш, то за ластик… Яблоко аппетитно хрустнуло. Сидоров зажмурил глаза, замер. Блуждающая улыбка стёрла с его лица былую сосредоточенность. Класс вознегодовал:

— Эй, ты чего это делаешь?!

— Всё! Скандал, двойку по рисованию и поход в кабинет директора себе обеспечил…

— Ну ты, Сидоров, попал!

Тот, довольный и просветлённый, махнул рукой:

— Отстаньте! Теперь более-менее понятно, как этот несчастный натюрморт рисовать!

Суркова, хихикнув, повертела пальцем у виска и подмигнула подружкам:

— Гений! Эй, Пикассо, яблоко хоть вкусное?

Сидоров, не отрываясь от работы, добродушно кивнул:

— А то! Не мешай, видишь, прёт…

В коллективе нарастала нервозность. Работа не ладилась ввиду полного отсутствия вдохновения. Одноклассники всё чаще поглядывали на Сидорова, увлечённо черкающего по бумаге карандашом.

Первыми не выдержали Веточкин и Кашкин. Не сговариваясь, они рванули к корзине. Схватив по яблоку, одновременно надкусили.

Остальные наблюдали за ними с возрастающим интересом, без тени былого возмущения. Вскоре корзина опустела, а на столе выросла живописная гора яблочных огрызков.

Настроение класса заметно улучшилось, а вместе с ним проклюнулся и творческий потенциал. Работа закипела. Тишину нарушали лишь скрип карандашей и торопливое шиканье:

— Верни ластик, свой надо носить…

— Эй, у кого точилка есть? Карандаш сломался…

— Да тише вы, не мешайте работать…

Веточкин, созерцая разгромленный натюрморт, задумчиво протянул:

— А чего? Очень даже реалистично! Пожалуй, так даже интереснее…

Людмила Алексеевна не заметила явных изменений в «натуре». Просматривая работы, удовлетворённо качала головой.

— Ну что я могу сказать?! Замечательно! Не верю глазам своим — рисунки поражают естественностью! Причём все работы хороши. А Сидоров — так просто превзошёл себя. В этом надкушенном яблоке что-то есть… Необычное решение, я бы сказала, весьма оригинальное. Молодец, Максим!

Класс напряжённо молчал. Сидоров, втянув голову в плечи, тоскливо ожидал развязки.

Людмила Алексеевна с некоторым недоумением обвела взглядом застывшие лица учеников. Уловив всеобщую напряжённость, встревожилась:

— Так… Сидоров, в чём дело?

Наконец Кашкин отважился. Он застенчиво отвёл взгляд в сторону и промямлил:

— Тут такое дело…

Веточкин поддержал приятеля:

— Ага…

— А если чётко и членораздельно: что произошло в моё отсутствие? — В голосе учительницы появился металл.

Сидоров решительно вскочил со своего места и зачастил:

— Это я во всём виноват! Никак не мог прочувствовать натуру, вот и пришлось пойти на крайние меры…

С задней парты послышался сдавленный смешок.

— Что ты такое говоришь, Сидоров?! — с ужасом всплеснула руками Людмила Алексеевна.

Веточкин и Кашкин, перебивая друг друга, поспешили её успокоить:

— Да вы не волнуйтесь! Мы обязательно возместим все причинённые убытки, да, ребята?

В классе вновь повисло неловкое молчание. Голос учительницы задрожал:

— Мальчики, о каких убытках идёт речь? Я что-то никак не пойму.

Проследив за взглядами учеников, Людмила Алексеевна растерянно повернулась. Её плечи беззвучно затряслись. По классу пронёсся вздох облегчения. Робкие, нервные смешки переросли в дружный хохот.

Изнемогая от смеха, учительница села за свой стол.

— Ох, как же вы меня напугали!..

Промокнув глаза платочком, Людмила Алексеевна продолжила уже более спокойным голосом:

— Это же надо было додуматься… Позвольте поинтересоваться: в нашем классе завёлся прожорливый троглодит?

— Ну хорошо. Я признаюсь… Это сделал… — Кашкин самоотверженно решил принять удар на себя, но в последний момент передумал и ткнул пальцем в сторону одноклассника: — Сидоров!

Сидоров моментально отреагировал на признание друга крепко сжатым кулаком из-под парты.

Людмила Алексеевна пробарабанила пальцами по столу, тщетно пытаясь придать своему лицу серьёзный вид.

— Вот уж, Максим, удивил так удивил. От тебя я подобной выходки как-то совсем не ожидала. Дай-ка мне, дружочек, дневник…

— Так, начались репрессии… Кто следующий? — печально прошелестел Веточкин.

— Людмила Алексеевна, а может быть, не надо, а? — жалобным голоском протянула Суркова.

Учительница склонилась над журналом.

— Надо, надо, Суркова! Максим, я жду!

Обречённо вздохнув, под сочувственные взгляды одноклассников Сидоров вернулся на место, открыл дневник и вдруг радостно вскрикнул:

— Ура-а-а!

Класс незамедлительно отреагировал:

— Ну всё, окончательно рехнулся!

Максим распрямил плечи и хриплым от волнения голосом прочёл:

— «„Отлично“ — за оригинальность мышления и нестандартный подход к выполнению поставленной творческой задачи… Подпись…»

Первым опомнился Кашкин. Он торопливо схватил дневник и ринулся к учительскому столу:

— Людмила Алексеевна, минуточку! Я тоже, вообще-то, участвовал в творческом эксперименте!

Фантазёр

Вообще-то, Толик парень неглупый, но особой тяги к учёбе не испытывает. Скучно ему на уроках, неинтересно. Географичка, например, только рот откроет, чтобы новую тему объяснить, а Толик уже зевает: учебник от нечего делать ещё летом два раза перечитал.

Он даже с Наткой Симакиной, соседкой по парте, недавно поспорил: сколько абзацев Антонида Ефремовна в своём объяснении пропустит. Всего один. И то по вине опоздавшего на урок Славки Домоседова — отвлеклась.

А что тут удивительного? Пятнадцать лет географию неучам вдалбливать! И от учеников своих требует, чтобы излагали материал по написанному, без всяких вольностей.

По этой самой причине ходит Толик в середняках. И вообще старается лишний раз глаза учителям не мозолить. Все семь лет просидел за последней партой у окошка. А что, очень даже удобно: хочешь книжку листай, хочешь в морской бой играй. Симакина, хоть и девчонка, достойный соперник — проигрывает редко.

— Эй, мыслитель, приготовился к уроку?..

Ну вот, только вспомни о ней — тут как тут. Хорошая Натка девчонка, только вредная. Очень уж правильная, до всего ей деле) есть.

Толик отмахнулся, достал из сумки «Энциклопедию юного историка» и накрыл её географическим атласом.

Урок начался, как обычно, с проверки домашнего задания. Опять Домоседову не повезло. Он вообще по жизни такой невезучий. Теперь географичка, пока весь скудный запас знаний из него не вытрясет, не успокоится.

Толик открыл энциклопедию: динозавры, птеродактили, игуанодоны, первобытный человек…

Вот ведь времена какие были! Жил и жил себе человек, без всякой общественной нагрузки. Никаких тебе школ, уроков, домашних заданий. Гуляй сколько хочешь, у костра грейся, на охоту ходи, вокруг огня пляши…

Подперев голову руками, Толик уткнулся взглядом в спину впереди сидящего одноклассника. И вот уже в голове раздаются глухие звуки барабанов. Воображение услужливо рисует пещеру, нечёсаных приятелей в звериных шкурах, бузящих у пылающего костра.

Самый чумазый из них, похожий на Славку, подбегает к скале и обугленной головешкой коряво рисует двух человечков и сердце, пронзённое копьём. Опять он за своё: «Тили-тили тесто, жених да невеста…» Вмазать, что ли, за его наскальную живопись?! Эх, Натка, опередила, со всей силой на ногу наступила. Молодец, может за себя постоять. Домоседов третий круг вокруг костра накручивает!

Подожди, сейчас ещё и от дяденьки-аборигена получишь. Вот он в проёме пещеры нарисовался. Навалился на дубину, свирепыми глазами из-под косматых бровей туда-сюда водит. Выглядит внушительно. На математика, Андрея Ивановича, похож. Взглядом к земле пригибает. Недоволен, головой качает. Кулак к Славкиному носу поднёс. Так ему и надо. Тоже мне, художник нашёлся. Ха, сейчас заставит Домоседова примеры решать.

Андрей Иванович у нас такой: ни одного лишнего слова, а от его взгляда иногда хочется под парту спрятаться. Но зато справедливый. Просто так двойку не поставит. Будь любезен, голубчик, отработать эту самую двоечку. Не любит, когда к математике неуважительно относятся…

Толик усмехнулся. Интересно посмотреть на разъярённого математика, грозно размахивающего дубинкой над головами нерадивых, глазеющих по сторонам учеников. Вот он направляется к сваленным в кучу корягам, выкладывает на земле… Ну, что я говорил?! Палка, крестик, палка…

Домоседов, ты пропал! Чеши не чеши башку свою, ума всё равно не прибавится. Не знать, сколько будет один плюс один! Ничего, дубинка сейчас быстро в чувство приведёт. Это тебе не скалы всякими глупостями изрисовывать. А теперь, брат… беги!

Зажмурившись, Толик тряхнул головой.

— Кудряшов, тебе есть что добавить к ответу товарища? — поинтересовалась Антонида Ефремовна.

— Н-нет… — Толик втянул голову в плечи, словно черепаха в панцирь.

— В таком случае сиди спокойно. А ты, Домоседов, впредь на уроке будь внимательнее. Разжёвываешь всё вам, разжёвываешь…

— Кажется, пронесло! — с облегчением вздохнул Толик и вновь покосился в книгу. — Нет, так дело не пойдёт! Неужели и в те времена учились?!

Он перевернул страницу.

…Древние прерии, индейцы…; Вот у кого жизнь вольная была! Скачи по пустыне хоть целый день, никто и слова не скажет.

Толик вздохнул, на минуту закрыл глаза. С боевым кличем несётся он верхом на коне навстречу опасным приключениям. Горячий ветер бьёт в лицо, треплет давно не стриженные волосы, рвёт на груди длинную, ярко вышитую рубаху. Между прочим, подарок Большого Брата из племени апачи.

— Стоп. А вдруг они тоже учатся? — Фантазия вновь услужливо принимается рисовать в воображении яркие картины.

…Допустим, решили мы с другом, Большим Братом, вместо урока географии по прерии прогуляться: местный ландшафт изучить, с аборигенами пообщаться… Сидим у костра, ведём серьёзные разговоры… Громкий бой барабанов, призывные крики индейцев…

Нет, только не это!.. Откуда здесь Антониде Ефремовне взяться?! В своём любимом костюме бешеного баклажана, с пером в волосах. На лбу и щеках — боевая раскраска, а в руке томагавк. Улыбается. Лицо — раскрытая книга. С первого взгляда ясно: жаждет мести.

Индейцев, конечно же, ветром сдуло. Эх, а ещё в друзья набивались! Ну да ладно, я не в обиде. Кому охота своим скальпом рисковать. Для нашей географички с прогульщиком или двоечником расправиться — дело одной минуты. Вы её в гневе не видели — жуткое зрелище! Всё! Стоп-кадр!

Да, да, уважаемая Антонида Ефремовна, остановитесь и замрите… Вот так-то лучше будет… Фу, успел!

Весело затрещал звонок. Толик поспешно захлопнул энциклопедию и поспешил на перемену.

Марк Шварц

Семья

«Семья» — словечко странное,
Хотя не иностранное.
Как слово получилось,
Неясно нам совсем.
Ну «я» — мы понимаем,
А почему их семь?
Не надо думать и гадать,
А надо просто сосчитать:
Два дедушки,
Две бабушки
Плюс папа,
мама,
я.
Сложили?
Получается семь человек — Семь «я»!
— А если есть собака,
Выходит восемь «я»?
Нет, если есть собака,
Выходит: Во! Семья.

Глупый карандаш

Бабушка месила тесто,
Тётя Инна села в кресло,
Папа миску отмывал,
Женя киску рисовал,
А потом решил в тетрадку
Записать всё по порядку:
«Же-ня крес-ло ри-со-вал,
Па-па тес-то от-мы-вал,
Ба-буш-ка ме-си-ла кис-ку,
Тё-тя Ин-на се-ла в мис-ку».
Карандаш мой что-то врёт,
Я начну наоборот:
«Па-па кис-ку от-мы-вал,
Же-ня мис-ку ри-со-вал,
Ба-буш-ка ме-си-ла крес-ло,
Тё-тя Ин-на се-ла в тес-то».
Рассердился Женя наш:
— Что за глупый карандаш!

Тапкоед

Потерялся папин тапок,
И у мамы тапка нет.
Их диван, как видно, сцапал
Не диван, а тапкоед!
На него мы разозлились,
Всей семьёю навалились,
Стронули,
сдвинули —
И все тапки вынули!

Анатолий Петухов


Задача повышенной сложности

Папа пришёл с работы радостный: дали какую-то премию.

— Ну что, сын, показывай дневник, и, если всё в порядке, вечером идём все вместе в аквапарк!

— Ура! — крикнул я, но не очень уверенно, потому что в дневнике было не совсем всё в порядке.

Я сходил за дневником, дрожащей рукой протянул его отцу и стал с волнением следить за папиной реакцией.

Папа, задумчиво сдвинув брови, внимательно изучал мой слегка потрёпанный за полгода документ. В кафе он с таким же видом смотрит в меню, решая, какую пиццу заказать. Но там чего волноваться? Обычно он теряется от разнообразия и предоставляет право выбора мне, а здесь другое дело — на кону поход в аквапарк.

Наконец отец перевёл свой строгий взгляд с дневника на меня и… вдруг улыбнулся.

— Молодец! Третью неделю без двоек!

— Стараюсь, — ответил я, в душе радуясь, что отец не заметил двойку за диктант по русскому, аккуратно подчищенную моим одноклассником Богдановым и превращённую в красивую четвёрку. За эту метаморфозу я уже отдал Богданову предоплату — пакетик сухариков — и должен был ещё банку пепси, при условии, что его художества прокатят.

— И твои старания будут вознаграждены! Ждём маму с работы и идём. А что у тебя с уроками?

— По русскому был диктант, так что ничего не задали, а алгебру сейчас быстренько сделаю, — ответил я, искренне веря, что всё так и будет.

Открыв дневник, чтобы посмотреть, что задано, я ещё раз взглянул на спасительную четвёрку. Всё-таки Ванька Богданов — талантище, большим человеком станет. Я-то первый раз воспользовался его услугами, а мой друг Олег Кузнецов его постоянный клиент.

По алгебре было задано на выбор: или три обычные задачи, или одна, но повышенной сложности. Любой разумный человек стал бы решать одну, а не три, а я как раз отношу себя к разумным.

Я выудил из рюкзака липкий учебник, невинно пострадавший в результате инцидента на перемене. Дело было так, Шашкин доставал Балашову, и она, разозлившись, толкнула его на мою парту. Моя недопитая коробка с вишнёвым соком опрокинулась, и кроваво-красное пятно растеклось по учебнику. Я, конечно, отомстил Шашкину за порчу источника знаний — пнул его в бок, а заодно обозвал Балашову дурой, но это не помогло вернуть хранителю формул прежний вид.

Разлепив сладкие страницы, я открыл учебник на нужном месте и прочёл условие задачи: «Пассажирский поезд состоит из общих, плацкартных и купейных вагонов. Общих вагонов 15, купейных в три раза меньше, чем общих, а плацкартных на 12 больше, чем купейных. В общем вагоне 81 пассажирское место, в плацкартном 54, а в купейном 36…»

Я перевёл дыхание. За пять минут такую не решишь. Впрочем, не стоит переживать: если процесс затянется, папа поможет. Ему ведь не меньше моего хочется сходить в новый аквапарк. Я вдохновился мыслью, что скоро окунусь в чистую воду бассейна, и продолжал чтение:

«…Ни в одном вагоне, кроме двух купейных, нет свободных мест. Первый заполнен пассажирами на 1/2, а второй на 1/3…»

Неужели это ещё не всё?! Я перелистнул страницу:

«Сколько весит состав?»

Бред! Так много написано про места и пассажиров, а в итоге — сколько весит состав? Как же это решить?!

Я воспользовался подсказкой «звонок другу» и позвонил Димке Шашкину, но он, глупец, выбрал три простых задачи вместо одной сложной. Где логика у человека?! Я набрал Балашовой, но она сказала, что раз она дура, то и нечего рассчитывать на её помощь. Я кинулся к Ваньке Богданову, но тот был в аквапарке и обещал перезвонить позже. А на мой вопрос, решил ли он задачу, ответил, что завтра спишет у меня, и мы в расчёте — никакой банки пепси. Теперь задачу нужно было решить во что бы то ни стало.

Подсказки «50 на 50» у меня не было, оставалась «помощь зала». Пришлось подключить «тяжёлую артиллерию» — отца и только что пришедшую с работы маму.

Мама первой прочла условие задачи.

— Не хватает данных, — дала она экспертное заключение. — Воды предостаточно налито, а масса вагонов не указана.

Папа заметил звёздочку над номером задачи.

— Не воды предостаточно, а задача повышенной сложности! Получается, нужно раздобыть справочные данные по массе вагонов, умножить на количество и прибавить вес локомотива.

— Ну и зачем тогда количество мест и загруженность вагонов? — спросила мама.

— Да затем, что нужно вычислить снаряжённую массу состава, то есть с весом пассажиров и работников поезда: проводниц, машиниста и… Кто там ещё у них есть?

— Идея! — радостно воскликнула мама. — У нас ведь соседка с третьего этажа, Лидочка, — проводница!

Пообщавшись с ней по телефону, мама выяснила, что кроме машиниста есть ещё помощник машиниста и начальник поезда. Проводниц может быть одна или две на вагон, а если поезд дальнего следования, то ещё повар, бармен, официантка и директор вагона-ресторана. Мы с папой, посчитав во время маминой беседы количество вагонов, прибавили ещё вагон-ресторан.

— Точно! Вагон-ресторан! Как я мог забыть?! — папа шлёпнул себя ладонью по лбу. — Помню, мы с Семёнычем в командировку ехали…

Встретив мамин вопросительный взгляд, папа осёкся и сменил тему:

— Теперь считай людей! Возьмём по максимуму, будто в каждом вагоне по две проводницы!

Я забарабанил по калькулятору. 1215 человек в общих вагонах (зачем столько общих вагонов в поезде дальнего следования?), 918 получилось в плацкартных, 138 в купейных, плюс 74 проводницы, плюс машинист, его помощник, начальник поезда и четыре работника вагона-ресторана.

— Итого 2352 человека! — подвёл я итог.

— Лидочка сказала, они ещё иногда безбилетников провозят, — вспомнила мама.

— Это незаконно! — воскликнул папа. — А значит, не может учитываться в задаче!

— Ну хорошо, а какой взять вес людей? — спросила мама. — Мы ведь даже не знаем, сколько мужчин, сколько женщин, сколько детей. И потом, как узнать, у кого сколько багажа? Мы с вами в Сочи поехали, так ведь пять сумок с собой брали, килограммов сорок, наверное, в целом.

— Зато обратно налегке ехали, когда у нас все эти сумки на вокзале украли, — ухмыльнулся папа. — Я считаю, что багажом в этой задаче стоит пренебречь, про него ведь в условии ни слова, может, в этом поезде все как мы — налегке едут. А вес человека предлагаю взять средний, как в лифтах считают, — 80 кг.

— Я, например, вешу всего пятьдесят пять! — заметила мама.

— Ну а Мария Никифоровна из квартиры напротив — сто пять, — ответил папа. — Вот и получается, средний вес — восемьдесят килограммов.

Я ещё несколько раз щёлкнул по калькулятору и получил общий вес всех едущих в поезде — 188160 кг.

— Теперь самое сложное, — вздохнул папа. — Вес вагонов и локомотива. И, если бы кое-кто не нацеплял вирусов, — папа отвесил мне лёгкий подзатыльник, признаться, за дело, — можно было бы найти эти данные в интернете. А так — какие будут предложения?

Я наморщил лоб, изображая напряжённый процесс мозговой деятельности, и это, как ни странно, помогло.

— Мама, а дед, ну твой папа, он ведь вроде бы машинистом работал? — выпалил я.

— Ну светлая голова! — восхитился отец. — Сразу видно — в меня. Сам тестю позвоню, а то вы ещё чего-нибудь напутаете.

Очень скоро мы узнали, что дед водил не пассажирские, а товарные поезда, что веса вагонов он не помнит, а локомотив весит порядка ста пятидесяти тонн, и ещё дед дал нам телефон конструкторского бюро вагонного депо.

Папа начал звонить в депо, мама пошла собирать сумку для похода в аквапарк, а я, пока выдалась свободная минутка, решил проверить, может, Шашкин не такой уж глупец и три простых задачи действительно проще решить, чем одну эту. А что тем, у кого нет ни интернета, ни таких, как у нас, связей на РЖД, делать? Получается, эту задачу вообще невозможно решить?

С такими мыслями я принялся искать эти три незатейливых задачки, но никак не мог их найти. Номеров 469, 470 и 472 просто не было в учебнике. Шла наша трудная, N 465, а потом, на другой странице, сразу же N 481. Я поддел ногтем уголок страницы, и она, — о ужас! — разлепившись на две, открыла передо мной и три потерянные простые задачи, и, что более важно, правильный вопрос моей задачи повышенной сложности, а именно: «Сколько пассажиров ехало в поезде?» Всего-навсего! А вопрос «Сколько весит состав?» был совершенно от другой задачи, причём даже не повышенной сложности.

Папа вернулся с довольным видом. Видимо, смог раздобыть данные по весу вагонов. Когда я, набравшись мужества, рассказал родителям о склеившихся страницах, они даже ругать меля не стали. Папа только поинтересовался:

— Ну и в чём тогда здесь повышенная сложность?

Из дома мы вышли лишь в половине седьмого вечера. И день этот мог закончиться прекрасно, если бы мы не столкнулись на остановке с человеком, с которым нельзя было встречаться, — Ларисой Вениаминовной, учительницей русского языка…

В аквапарке я побывал только через три месяца…

Как я провёл лето

Ну какая же несправедливость! Только второй день учёбы — и сразу же сочинение. Тема вроде бы несложная — «Как я провёл лето». Знай пиши, как ты ездил на море или в детский оздоровительный лагерь, ходил в лес за ягодами, грибами или рыбачил целыми днями на пруду в деревне у бабушки. Но это хорошо тем, кто всё это делал. А что писать тому, кто всё лето провёл в городе, и даже не на улице, так как гулять было не с кем (все разъехались), а дома за компьютером?

Начиналось всё неплохо. В конце июня папа с мамой должны были идти в отпуск и мы хотели лететь в Турцию аж на две недели. Но когда подошло время, папу не отпустили, так как у него на работе начался запуск какого-то стана. А он, видимо, лучше всех запускал. Хотя для меня это было странно, ведь папа даже в «Энгри бёрдз» не мог нормально запустить птичек, а тут — целый стан. Маме отпуск перенести не разрешили, и она, чтобы время не прошло бесцельно, затеяла ремонт. Папу отпустили только в конце июля, когда мама уже вышла на работу. Чтобы как-то спасти лето, мы, уже без мамы, решили съездить на машине в Псков и Великий Новгород. Но перед самым отъездом наш автомобиль зацепил мусоровоз, и папа сдал машину в ремонт. А в последнее воскресенье августа мы хотели проститься с летом, прокатившись всей семьёй на теплоходе, но начался такой ливень, что мы передумали…

Ну и что мне было писать!?

Моя соседка Алёна Нестерова тут же начала строчить в тетрадке. Будь это не сочинение, а диктант, можно было бы списать у неё, а так…

Я уже хотел начать писать о том, как помогал маме делать ремонт и как нечаянно сел в ведро с обойным клеем, а потом ёрзал задом по обоям, чтобы клей не пропал даром, как вдруг меня осенило. Это же со-чи-не-ни-е! То есть я могу сочинить, а проще говоря, выдумать, что я делал летом. Ну не полетели мы в Турцию, а я напишу, что полетели. И отдыхали там не две недели, а три! Нет, даже целый месяц!

Я схватил ручку и начал писать:

«Наступило лето. Мы с папой и мамой собрались лететь в Турцию…» На этом мой пыл угас. Я не знал, что писать дальше. Ведь я никогда не был в Турции и вообще не летал на самолёте. Там ведь, наверное, всё по-другому, напишу ещё какую-нибудь чушь. Чтобы не черкать в тетради и не вырывать лист, я поставил запятую и дописал: «…но нам не досталось билетов в кассе».

Я заглянул в тетрадь к Алёнке — у неё уже было написано полстраницы. Бегло просмотрев начало её сочинения, я понял, что она пишет про то, как ездила в деревню к бабушке и дедушке. Про деревню я тоже мало что знал, так как ни разу там не бывал. Мои бабушки и дедушки все городские. Те, что папа и мама папы, живут в Ярославле и приезжают к нам три раза в год. А прошлым летом мы ездили к ним в Ярославль. Ате, что мама и папа мамы, живут в Казахстане, в городе Темиртау, и навещают нас только раз в год, а я к ним ещё никогда не ездил. Но деревня как-то ближе, чем Турция, — про неё и напишу что-нибудь.

Я решил взять за основу сочинение Нестеровой, но немного его изменить, чтобы Татьяна Вячеславовна, наша учительница, не подумала, что я списывал.

Нужно было поторапливаться, пока Алёнка не дописала страницу и не перевернула её. Деревня, в которой Алёна провела лето, называлась Нижние Вальцы — какое-то глупое название. Я вначале придумал название Верхние Пальцы, но потом решил, что пальцы не могут быть верхними, да и вообще второе слово должно быть непонятным, как «Вальцы». И я написал: «…Тогда родители отправили меня к бабушке, в деревню Верхние Шлянцы…» А что, звучит убедительно!

Дальше у Алёнки шло описание дома бабушки и дедушки. Я тоже описал вымышленный деревенский дом, стараясь, чтобы он не очень походил на тот, в котором провела лето Нестерова. После описания дома Алёна рассказывала о том, как она помогала бабушке окучивать картошку и собирать колорадских жуков, а дедушке — укладывать поленья, которые он колол. Я, точно не зная, что такое «окучивать», предположил, что это значит собирать в кучу, и тоже написал, что я помогал окучивать, только не картошку, а морковку, чтобы не повторяться. И про сбор жуков упомянул, только не колорадских, а майских. Адрова в моём сочинении колола бабушка, так как дедушка улетел отдыхать в Турцию на всё лето.

Алёнка написала, что каждый день ходила купаться на речку, а я ограничился купанием через день. Она каталась на велосипеде — я на роликах. Она ходила за грибами — я за ягодами. Они с дедушкой на рыбалку, мы с бабушкой — на охоту. Алёнка поймала окунька, плотвичку и краснопёрку, а дед вытащил щуку. Я вначале хотел похвастаться, что подстрелил зайца, волка и лису, а бабушка — медведя, но потом подумал, что такая охота очень походила бы на месть за Колобка, и написал, что подстрелил белку и утку, а бабушка только ранила медведя в плечо, и он убежал. А то как бы мы его с бабушкой дотащили до дома?

— Ты что, Беляков, списываешь, что ли? — возмущённым шёпотом спросила Алёнка, когда я склонился над её тетрадью, тщетно пытаясь разобрать непонятное слово.

— Больно надо у тебя списывать, — ответил я обиженно, тоже шёпотом. — Это ведь сочинение, а не диктант. Я у тебя проверяю! Вот это что за слово? Похоже, тут ошибка.

— У себя ошибки ищи! — ответила Нестерова. — А слово это — «дискотека»! И, к твоему сведению, оно именно так и пишется!

А, так вот оно что! «Почти каждую субботу мы с подругами ходили в деревенский клуб на дискотеку…» Я хотел написать, что тоже ходил на дискотеку с друзьями, но представил себе бабушку, которая одиноко сидит у окна и скучает. Дед в Турции, да ещё я на дискотеку попёрся. И тогда я решил взять бабушку с собой и написал: «Каждый понедельник мы с бабушкой ходили на дискотеку в деревенский клуб».

В это время Нестерова перевернула страницу. Что было у неё после дискотеки, я не успел посмотреть. На новой странице она своим аккуратным почерком вывела: «Следующим летом я обязательно опять поеду в деревню к бабушке и дедушке…» Мне же очень не хотелось следующее лето провести так же, как прошедшее, и я написал: «На следующее лето не хочу опять ехать в деревню, а хочу провести его как дедушка — в Турции!»

Результаты сочинения Татьяна Вячеславовна объявила только через несколько дней:

— Ребята, все молодцы! Все постарались! У всех хорошие оценки. А сочинение Васи Белякова даже напечатают в детском юмористическом журнале.

Женитьба

Ученик третьего «В» класса Олег Кузнецов нагнал своего одноклассника Ивана Богданова уже на перекрёстке.

— Ванька, подожди! Дело есть, — крикнул он, запыхавшись.

— Ну, что за дело? — обернулся Иван. — Давай быстрей, а то я на музыку опаздываю!

— А ты, Ванька, марш Макдольсона на гармошке сможешь сыграть?

— Может быть, марш Мендельсона? — неуверенно переспросил Ваня.

— Может, и Мендельсона, — охотно согласился Олег. — Ну, знаешь, который играет, когда женятся. Ну там, типа: па-ра-папа-ра-па-ра… — напел Олег что-то похожее на крики футбольных болельщиков.

— Да, да, да! — сморщившись, поспешил остановить друга Иван. — Скорей всего, он и есть. Если когда женятся, значит, марш Мендельсона.

— А, сразу видно музыкой занимаешься, раз узнал, что я напел, — улыбнулся Олег и, указав на светофор, добавил: — Зелёный! Пойдём!

— Ну сыграю, наверное, если порепетирую, только не на гармошке, а на баяне, — ответил Ваня Богданов, когда ребята перешли дорогу. — А тебе зачем?

— Слушай, Вань, — заговорщически прошептал Олег, — будешь моим свидетелем?

— А как это? — недоумённо спросил Иван.

— Ну ты что, не слышал? В «А» классе уже две свадьбы было! — воскликнул Олег.

— Что-то слышал, — задумчиво покачал головой Богданов, — Лёха Худяков после физры рассказывал, что у них Миха Мельников с Наташкой Семёновой поженились.

— Правильно! — кивнул Кузнецов. — А ещё Макс Романов и Тоня Панова.

— Ну а зачем тебе свидетель? — все ещё не понимая, спросил Ваня.

— Я тоже решил жениться! — торжественно произнёс Олег.

— Да-а? — протянул Иван. — Поздравляю! А на ком?

— Пойдём я тебя до дома провожу и расскажу всё подробно!

— Пошли!

— Понимаешь, у меня, если честно, было два варианта, — начал свой рассказ Олег, — Наташка Липина или Людка Иванова. Но вчера, помнишь, мы из-за Липиной «бэшкам» эстафету проиграли, так что буду жениться, скорей всего, на Ивановой.

— А Людка ведь на музыке плохо поёт, — привёл свой аргумент Ваня Богданов. — Это ничего?

— Ничего страшного! Зато она, видел, как на турнике вертится? — ответил Олег. — А если из-за пения придираться, так у нас вообще жены не найти.

— А зачем тебе жениться? — задал резонный вопрос Иван.

— Ну-у не знаю, — протянул Олег задумчиво. — Прикольно. Из школы можно вместе ходить, домашку вместе делать. Подарки друг другу дарить. Защищать её буду.

— И целоваться будете? — шёпотом спросил Ваня.

— Ты что, с дуба рухнул?! — возмутился Кузнецов. — Целоваться только с седьмого класса можно. Вот брат у меня уже целуется с какой-то, потому что в седьмом классе. А в том году они только за руку ходили, причём с другой — не с которой сейчас целуется. Потому что в шестом классе ещё нельзя было.

— А брат у тебя тоже женился? — спросил Ваня с искренней заинтересованностью.

— Не-а, — ответил Олег. — Они так целуются — не официально.

— Так, может, и ты с Людкой ходи из школы и домашку делай неофициально.

— Да ты чего говоришь?! — обиделся Олег и добавил с мечтательной улыбкой: — Я хочу свадьбу, с кольцами и маршем Макдольсона!

— Мендельсона, — поправил Ваня.

Какое-то время шли молча. Счастливый жених мечтал о предстоящей Женитьбе, а потенциальный свидетель переваривал только что приобретённые знания о таинстве брака.

— Ну так что, будешь моим свидетелем? — вдруг спросил Олег, словно очнувшись.

— Ладно. Только давай во вторник или в четверг. А то у меня остальные дни заняты, — согласился Иван Богданов, выдвинув свои условия. — Что мне нужно будет делать?

— Короче, слушай и запоминай! — приготовился перечислять обязанности свидетеля будущий жених. — Во-первых, ты должен сделать свадебные кольца…

— Кольца? — перебил Ваня. — А из чего я их сделаю?

— Ох! — вздохнул Олег и, вынув из кармана моток тонкой медной проволоки, протянул Ване. — Ну никакой фантазии! А всё туда же, в свидетели просится! На, держи!

— И вовсе я не просился, — обиженно ответил Иван, принимая проволоку. — Ты меня сам позвал.

— Ну ладно, не перебивай! Во-вторых, — продолжал Олег, — ты должен будешь спросить у меня: «Берёшь эту в жены?» Я отвечу: «Да!» Потом спросишь: «А ты, Людка, берёшь этого в мужья?» Она, такая, тоже: «Да!» А ты тогда: «Всё, вы поженены!» И раздаёшь угощение.

— Какое угощение? — удивился Богданов.

— А это уж ты сам выбери, ты ведь свидетель, — легко нашёлся жених. — Каких-нибудь мишек мармеладных или сухарики. Только много не бери, у нас ведь не настоящая свадьба. Но и не жадничай! Все в классе должны угоститься.

— А разве не ты должен угощение покупать? — с надеждой в голосе спросил Иван.

— Да ты что?! — прикрикнул на свидетеля жених. — У меня без этого знаешь сколько забот будет! Одеться нарядно, причесаться, да ещё цветов Людке где-нибудь нарвать. Угощение — это дело свидетеля.

— Ладно, — покорно вздохнул Ваня, вспомнив, что у него в копилке лежит двести рублей. Вот, оказывается, для чего копил.

— И, в-третьих, — продолжал Олег уже спокойно, — когда мы будем надевать друг другу кольца, ты заиграешь на своей гармошке Макдольсона.

— Мне ещё и баян в школу тащить?! Знаешь что? Ищи-ка ты другого свидетеля! — закричал Иван и быстрой походкой обиженно зашагал к своему дому.

— Вань, погоди! — пытался догнать друга Олег. — Ну хочешь, запиши Макдольсона на телефон.

— Мен-дель-со-на! — остановившись, раздражённо произнёс по слогам Ваня.

— Ну ладно, Мен-дель-со-на, — повторил Олег машинально тоже по слогам. — Ну так вот, запиши дома на телефон, а в классе просто включишь. И не надо будет с собой гармошку нести.

— Ну хорошо, я попробую, — сменил гнев на милость чуть было не сбежавший свидетель. Даже не стал делать замечание насчёт «гармошки».

— Спасибо, дружище! Я в тебе не сомневался, — обрадовался Олег. — А потом, хочешь, я твоим свидетелем буду?

— Да я как-то не собирался жениться, — не особо уверенно стал отказываться Иван. Предложение вдруг показалось ему заманчивым.

— Давай, давай! — подначил друга Олег. — Сколько можно в холостяках ходить?

— А на ком? — сдался Ваня.

— Ну, вообще, это, конечно, тебе решать. Но я бы на твоём месте присмотрелся бы к Наташке Виноградовой. Как она тебе?

— Ничего. Симпатичная! — ответил Иван. — Только в неё вроде бы уже Димон Шашкин влюблён.

— С Димоном решим, — успокоил друга Олег. — Дай ему свой диск «FIFA-2014» поиграть на месяц и попроси, чтобы он влюбился в кого-нибудь другого.

— Блин, я этот диск поцарапал, — печально ответил Ваня. — Игра теперь не идёт. А по-другому никак не договориться?

— Нет! — вздохнул Олег. — С Димкой можно было бы только с помощью FIFA. Он Наташку очень сильно любит. Слушай, а как тебе Тюльманкова?!

— Светка? — воскликнул Иван. — Так она же толстая!

— Ну, немножко есть, — согласился Олег. — Зато, во-первых, отличница по всем предметам, во-вторых, домашку списывать даёт, в-третьих, у вас с ней один вариант, а значит, можно списывать и контроши в школе и, самое главное, она всегда покупает в буфете много вкусного…

— Так сама всё и съедает, — прервал перечисление достоинств Тюльманковой Иван.

— Это потому, что у неё пока мужа нет, — резонно заметил Олег, — а будешь её мужем, будет делиться как миленькая.

Друзья в раздумье остановились у Ваниного подъезда. Молча взвешивали все «за» и «против».

— Слушай, Ванька, а тебе моя Людка нравится? — первым нарушил молчание Олег. — Если не считать, что плохо на музыке поёт?

— Ну так, ничего, — неуверенно ответил Иван Богданов. — А что?

— Решено! — бодро сказал Олег после минутной паузы. — Ты женись на моей Людке, а я женюсь на Светке Тюльманковой!

— Как я на Людке?! — удивился Иван. — Я её уже твоей невестой считал. Она же на тебя обидится, когда узнает, что ты не на ней, а на Тюльманковой хочешь жениться.

— А с чего она обидится? — удивился Олег. — Она же не знала, что я на ней жениться собираюсь. Ну что, давай тогда прямо завтра — я предлагаю пожениться Светке, а ты Людке. По рукам?

Иван колебался. В это время в окне второго этажа появилась голова женщины.

— Ваня! Ну где ты ходишь?! — крикнула мама без двух минут жениха. — Тебе же на музыку через час!

— Иду, мам!

— По рукам? — повторил Олег, протягивая Ивану ладонь.

— По рукам! — решился Ваня, крепко пожал протянутую руку и вошёл в свой подъезд.

— Репетируй Макдольсона! — крикнул ему вслед счастливый Олег и, радостно припрыгивая, побежал к своему дому.

ОН и ОНА, или От любви до ненависти

(рассказ для старшеклассников)

По залитой весенним солнцем улице радостно вышагивал он — Всеволод Петухов, ученик 8 «А» класса. Он спешил на встречу с ней — единственной и неповторимой, самой прекрасной во Вселенной и даже в школе — Юлечкой Сафроновой, ученицей 8 «Б» класса. А где-то в нескольких кварталах от него, она… не шла — парила на невидимых крыльях, к своему суженому, своему ненаглядному, к рыцарю своего сердца.

Он:

Неужели я сейчас снова увижу её?! Неужели мы вместе пойдём в кино и целых два часа будем сидеть рядом?! А так как я купил два билета на фильм ужасов, то в особо страшные моменты она будет прижиматься ко мне. А я буду крепко обнимать её. Пусть знает: я никому не дам её в обиду.

Она:

Он такой романтичный! Наверняка взял билеты на какую-нибудь мелодраму. Я обязательно пущу слезу в трогательном эпизоде. А он… Он, несмотря на то, что тоже очень чувствительный, он сдержится. Ведь он же мужчина! Неужели скоро мы будем сидеть рядышком и он будет крепко держать меня за руку?

Он:

А какие у неё прекрасные длинные рыжие волосы! Когда она тряхнёт головой, они каскадом развеваются, блестя на солнце. А глаза!.. Её огромные голубые глаза словно два бездонных озера, в которых можно утонуть.

Она:

А какая у него причёска! Очень спортивная — коротенький ёжик. А не длинные локоны, как у некоторых смазливых хлюпиков. И сам он такой спортивный и стройный. А как он мужественно за меня заступился! Когда Егоров стал забрасывать меня снежками возле школы, Сева смело подошёл и со словами «Невежливо так с дамами обращаться!» швырнул Егорова в сугроб. Настоящий рыцарь!

Он:

Хорошо, что я тогда, в начале марта, этого недоумка из «б» в сугроб толкнул. Ведь именно тогда она обратила на меня внимание. А как я эффектно сказал: «Невежливо так с дамами обращаться!» Прямо как какой-нибудь мушкетёр. А с букетом как здорово получилось! Сама судьба меня подтолкнула тем утром пройти в школу через парк. Этому памятнику Ленину букет нафиг не нужен, а она вон какая счастливая была. И даже поцеловала меня в щёку. Жалко, сегодня у памятника цветов не было.

Она:

А этот чудесный букет на Восьмое марта! Все наши девчонки просто обзавидовались.

Они-?? шли из школы с гвоздичками, а я с прекрасными розами. Наверное, кругленькую сумму за такую красоту выложил. Забросал бы меня Егоров снежками пораньше, я бы Севе на 23 февраля тоже что-нибудь клёвенькое подарила. Впрочем, у нас с ним ещё не одно 23 февраля впереди. Неужто и сегодня будет с цветами?! Однако что-то я разогналась. Ещё приду на свидание раньше, чем он. А ведь девушки по правилам должны опаздывать, чтобы парни ждали их. А Сева будет ждать меня хоть целую вечность.

— Наконец-то! Ну и-где мы шляемся?! — Гневно зашипел он, когда она подошла к кинотеатру. — До фильма три минуты осталось! Ты ползком, что ли, сюда добиралась?! Я задубел тебя здесь ждать!

— Это что за тон? — возмутилась она. — Какое право ты имеешь отчитывать меня?! Видимо, ты не слишком умён и не знаешь, что настоящие девушки должны опаздывать. А настоящие мужчины, между прочим, на свидание приходят с цветами!

— Мне, может, тебе каждый день цветы таскать?! — Он перешёл на крик. А может, тебе ещё кольцо с бриллиантами, настоящая девушка?! А ты хоть знаешь, сколько билет на этот ужастик стоит?!

— Ужастик?! — теперь уже кричала и она. — Ты хотел пригласить меня на ужастик?! Да ты идиот! — и, подумав секунду, добавила чуть тише: — Лысый, тощий идиот!!!

— Это ты меня идиотом назвала, лиса пучеглазая?

— Да пошёл ты вместе со своими цветами, ужастиками и кольцом с бриллиантом! — И она, резко развернувшись, быстро зашагала прочь.

— Сама вали отсюда! — закричал он ей вслед. — Я лучше на твоё, место попкорн поставлю, чем рядом с тобой сидеть!

Она: (по пути к дому)

И на этого недоумка я потратила целых два месяца! Подумаешь, толкнул Егорова — велик подвиг! Да Егоров у нас самый маленький в классе! Его даже шестиклассник уронил бы!

Он: (проталкиваясь к кассе, чтобы сдать билет)

И чёрт меня дёрнул заступиться за эту кикимору! Да нужно было тоже ей снежком в лоб залепить! И ради неё я ни в чём не повинный памятник без букета оставил!

Она: (стоя на перекрёстке и ожидая зелёного света)

И причёска тупая — бритый бобик. Никакой фантазии. И сам тощий, как глист, того и гляди переломится.

Он.’ (расстроенно, отходя от кассы)

Блин, и билет назад не принимают! Подумаешь, сеанс уже начался — ещё, наверное, анонсы фильмов идут. И всё из-за этой рыжей. Ну и что теперь с этим билетом делать?!

Постояв в нерешительности перед входом в зрительный зал, он медленно достал мобильник.

У неё запищал сотовый. Она открыла сумочку и прочитала эсэмэску: «Билет пропадает. Жалко. Приходи. Если хочешь, можем даже не общаться».

«Жди у зала. Буду через пять минут», — написала она в ответ.

Он: (высматривая её в фойе)

А всё-таки она ничего. Не стала понтоваться и строить из себя гордячку. И даже на ужастик решилась пойти.

Она: (подходя к залу)

Всё-таки он мужественный! Другой после такого скандала вряд ли решился бы снова её пригласить. И причёска у него симпатичная.

Он взял её за руку, и они скрылись в темноте зала, откуда раздавались душераздирающие крики и страшный звериный рык.

Инна Гамазкова

Физкультура

Физкультура, физкультура,
Ты — любимый мой урок!
Тренируем, тренируем
Силу рук и силу ног.
Можно влезть по шведской стенке
И висеть, закрыв глаза…
Бегать можно!
Прыгать можно!
А читать-писать нельзя!
Можно даже кувыркаться!
Извиваться как змея!
Физкультура, физкультура,
Физкультурочка моя!

Пирог

Только ступишь на порог —
На столе стоит пирог.
От него такой парок Завивается!
Вся семья вокруг стола Собирается.
А пирог начинкой дразнит,
В нём как будто спрятан праздник.
В нашем доме пир, пир!
В нашем доме мир, мир!

Светлана Семёнова

Как я стал танцором

В тот день Анна Борисовна меня с уроков раньше отпустила. Проверила тетрадку и говорит:

— Всё хорошо, Бородулин, справился. Иди домой.

Все в классе завидуют, конечно, но делать нечего — сиди пиши. Я свои вещи взял и из класса вышел. Тихо. Учились мы тогда во вторую смену, больше никого в школе не было. Она у нас небольшая — бывший детский сад. Стою я и радуюсь.

Вижу, рядом с классом большой стенной шкаф приоткрыт. Заглянул, а там разные рулоны бумаги, старые новогодние колпаки, маски. Я тотчас один колпак примерил, маску натянул. Смешно, наверное. Жаль, никто не видит. И решил я залезть в шкаф. «Ребята с уроков пойдут, — думаю, — а я как открою шкаф, как выскочу. То-то девчонки запищат!»

Залез я в шкаф, дверь плотно прикрыл. Темно. Тепло. Жду, жду, звонка всё нет. Веки у меня отяжелели, и я заснул. Проснулся оттого, что спать-то в шкафу неудобно. Дверь толкнул. Смотрю — темно в школе и за окнами тоже. «Ой, — подумал я, — меня, кажется, заперли! Как я домой попаду?! И мама, может быть, уже ищет».

Я немного испугался. Стал на первый этаж спускаться по тёмной лестнице. За перила держусь, ногами ступеньки щупаю. А из углов будто кто-то ко мне руки тянет. Знаю, что это не руки, а наши школьные цветы, но всё равно побежал. Бегу. Слышу в зале топот. В конце коридора в щёлку свет пробивается. Я с разбегу в дверь так и влетел!

Вбежал в зал, а там девчонки в парах кружатся. Учитель танцев, Андрей Васильевич, считает: «Раз-два-три… раз-два-три…»

Все на меня уставились. А я в колпаке, маска на груди болтается. Тут Анька Фалеева меня узнала, удивилась:

— Игорь, ты что в школе делаешь?

А девчонки все уже хихикают, шепчутся. Я молчу. Не могу же я сказать, что в шкафу спал. Колпак стянул, стою краснею.

— Игорь, к нам в кружок пришёл! — выручил меня Андрей Васильевич.

Я кивнул. А учитель продолжает:

— Отлично! Становись в пару с Аней. Мы быстро танцора из тебя сделаем. Мальчиков нам не хватает!

Я огляделся: мальчишек вообще не было, ни одного. Хорошо, что до конца занятий оставалось недолго. Как закончили, я от девчонок бегом побежал к выходу. А там бабушки, дедушки, мамы толпятся. Вахтёрша, Надежда Андреевна, меня увидела и тоже удивилась:

— Игорёк, ты на бальных танцах был?

Я и тут киваю. А все взрослые как начали меня хвалить:

— Какой хороший мальчик! На бальные танцы пошёл… Какое благородное занятие! И для здоровья полезно…

Учитель подошёл, тоже хвалит:

— У мальчика прекрасные данные. Кто родитель?

— Нет родителя, — бурчу я и быстрее куртку натягиваю. Но тут дверь открывается и входит моя мама. Лицо у неё встревоженное.

— Игорёша, ты где задержался? Я так волновалась!

— Не волнуйтесь! Он у вас будет замечательным исполнителем бальных танцев, — сказал Андрей Васильевич…

Мама так удивилась! И обрадовалась. Сразу стала учителю рассказывать, что они с папой когда-то танцевали, что это — гены. Ну я, конечно, не стал рассказывать ей, как в шкафу заснул и в зал на самом деле от страха забежал.

С тех пор и началась моя танцевальная карьера. Попробовал сбежать, но не тут-то было. Девчонки прохода не дают, на занятия тащат. Андрей Васильевич постоянно приглашает, мама успехами интересуется. Учителя с уроков на репетиции отпускают! А уж когда дипломы давать начали, и вовсе невозможно стало уйти. Не огорчать же всех.

Так и танцую. Уже четвёртый год. Мне даже нравится. Хочу стать мастером международного класса. Бальные танцы — это как спорт. И к тому же — благородно.

Весёлая фамилия

г нас в классе любят давать клички по фамилиям. И не только когда фамилия смешная. Кузнецова, например, называют Кузей, а Коровина — Му му. Кузнецов ещё ничего, терпит, а Коровин — в слёзы. Особенно в первом классе.

Оле Чёрной доставалось потому, что она совсем не чёрная, а светловолосая. Ну не подходит ей её фамилия! А вот Артуру Рыжкову фамилия, наоборот, очень подходит. Но попробуй назови его Рыжим — сразу схлопочешь. Наши и не называют.

Легче всего Иванову, Петрову и Сергееву. Никакие клички к ним не пристают. Но Витька Сергеев всё равно недоволен. И всё оттого, что в нашем классе есть Таня Сергеева. Кто бы ни пришёл, обязательно спросит:

— Вы брат и сестра?

— Нет! — в один голос кричат Витька и Танька. — Мы однофамильцы!

И из-за этого терпеть друг друга не могут.

Классный руководитель, Анна Борисовна, пыталась с кличками бороться. Клички, говорит, только у животных, а вы — люди.

И стала рассказывать, что фамилии носили ещё наши предки, а среди них могли быть знаменитости… И привела в пример художника Коровина.

Наш Коровин сразу плакать перестал, заважничал, в кружок рисования записался.

А мне с фамилией повезло. Когда я в первый класс собрался, мне папа сказал:

— Фамилия у нас весёлая. Всех насмешишь.

И стал рассказывать нам с мамой разные истории из своей жизни. Мы так смеялись! У нас у всех троих фамилия Поцелуйка. Мама — Лида Поцелуйка, папа — Саша Поцелуйка, и я — Антон Поцелуйка.

Правда, в классе не сразу разобрались, что фамилия у меня весёлая. Даже наоборот. Как-то Анна Борисовна вызывала дежурных убирать класс: «Фалеева, Поцелуйка, Сергеева…»

Анька Фалеева как взовьётся:

— Я не буду Сергеева целовать! Он противный!

А Витька Сергеев бурчит:

— Очень надо.

А сам красный как мак.

— Что? Кто сказал целовать? — встрепенулась Анна Борисовна.

— Вы! — хором отвечает весь класс.

Потом все учителя привыкли к моей фамилии и стали меня называть просто Антон. Антонов у нас в классе больше нет. Но ребята всегда ждали, когда новый учитель придёт. И уж тогда веселились!

И вот у нас появился физрук, Пётр Петрович. Он сразу меня вызвал.

— Антон, — говорит. Тут бы ему замолчать, как все наши учителя делают, чтоб урок не срывать. А он дальше читает. — …Поцелуйка.

Я со скамейки вскакиваю и спрашиваю серьёзно:

— Кого, Пётр Петрович?

— Что кого? — не понимает тот.

— Поцеловать, — объясняю я, а весь класс уже хохочет. — Вы же сами сказали — поцелуй-ка.

Жаль, Пётр Петрович юмора не понял и поставил мне в журнал единицу.

Говорит:

— У нас урок, а не вечер смеха и не КВН.

А я обязательно в КВНе буду выступать. Люблю людей посмешить.

Организаторы

Я вышел из школы вместе с моим одноклассником Петей Мукомоловым. Настроение у меня было грустное. Петя же сиял, как медный таз на солнце.

— Эх, скоро каникулы! Погуляем! — мечтательно протянул он и перепрыгнул через две ступеньки. Я поплёлся следом. До каникул было восемь дней. Всего лишь восемь. Я тяжело вздохнул.

— Федь, ты что, не рад? — повернулся Петя ко мне. Меня тут как прорвало:

— Рад, не рад! — раздражённо заорал я. — Ты что, не слышал, что мне грозит? Двойка! А сколько долгов по домашним заданиям! Ладно, сочинения — как-нибудь напишу, сдам. А математика? Я за месяц всё не перерешаю… Дуб дубом! — Я хлопнул себя по лбу и плюхнулся на скамейку. Домой идти не хотелось.

Мукомолов сел рядом и участливо сказал:

— Да-а… Понимаю…

Мы надолго замолчали. Я успокоился и взглянул на Петьку. Он катал носком ботинка камешек и следил за воробьями в кустах. Виду него был самый беззаботный.

— Послушай, Петька, а как ты всё успеваешь? Гуляешь во дворе не меньше меня, с уроков вместе сбегаем.

Он посмотрел на меня и широко улыбнулся:

— Ладно, открою тебе тайну. Учись у меня… Только молчи.

— Могила! — заверил я его.

— Главное в учёбе — правильная организация… — начал Петька тоном нашего завуча Алины Борисовны. — Дело в том, что у меня домашние задания выполняет вся семья. Вот тебя родители любят?

— Конечно, — кивнул я.

— Хотят, чтоб ты хорошо учился? — продолжал он.

— Ещё бы! — воскликнул я.

— Так вот, надо определить, кто в чём может тебе помочь. Вот у меня математику делает папа. Он инженер. Мама, библиотекарь, подбирает книжки для сочинений и докладов. И пишет. Ей не трудно, а мне — хорошая оценка. И всем — радость! Английский я скидываю деду на комп, а он бабушке передаёт. У бабули спецшкола была, с английским уклоном. Теперь ясно?

— Ух ты… — протянул я. — Теперь понятно. Везёт тебе!

Домой я шёл в глубокой задумчивости. Кто бы мне мог так помочь? У меня совсем другая ситуация. Отец мой моряк, сейчас в море. Вернётся не скоро. Мама медсестрой работает. Сама рассказывала, что математику в школе терпеть не могла. Дедушка с бабушкой в другом городе живут, да и компьютера себе не завели. Не нужен, говорят.

И тут меня осенило: дядя Валера! Дядя Валера, мамин брат, работает в Институте физики. Вот ему моя математика — как орешки перещёлкать.

Дома я немедленно отправил дяде электронное письмо с горячей просьбой и кучей грустных и рыдающих смайликов.

«Присылай!» — пришёл ответ. Я с лёгкой душой скинул ему моё безразмерное задание по математике. И стал ждать готовых решений.

На следующем уроке я сдал полностью выполненное задание, тщательно переписанное с распечатки.

— Ну как? — подмигнул мне Мукомолов. — Организовал процесс?

— Порядок, — шепнул я ему, направляясь на своё место.

Тем временем учительница открыла мою тетрадку и стала перелистывать страницы. Вдруг она громко воскликнула:

— Фёдор Мурашков! Что ты тут нагородил?

— Ответы-то сошлись, Лилия Леоновна… — пролепетал я, похолодев.

— Да, но у нас тут школа, а не институт. Мы этого не проходили! Придётся переписать! — и обратилась к Пете:

— Мукомолов! Выйди к доске и объясни Феде, как нужно решать.

Петька побледнел, встал и медленно подошёл к доске. Взял мел и надолго задумался…

До каникул оставалось шесть дней.

Контрольная

В начале сентября математичка предупредила, что через день у нас будет контрольная работа.

— Хочу посмотреть, что вы помните с прошлого года! — заключила она.

Я сразу вспомнил свои прошлогодние страдания и приуныл. Не хотелось начинать новый учебный год с плохой отметки.

Петя Мукомолов понял меня без слов (не зря мы дружим с детского сада!):

— Не дрейфь, Федя! Спишешь!

— У кого? У тебя, что ли? — съязвил я.

— А что? Я летом, между прочим, занимался математикой… неделю… — обиделся он. — Ну не хочешь, не надо! У Ленки Смирновой спиши. Она же отличница!

Я посмотрел на прямую спину Смирновой, на золотые завитки её волос, в которых как будто запутался лучик солнца, и засомневался:

— Да она воображала и ботанка! Не даст списать! И вообще, с ней вредина Рябушкина сидит.

— Что ты так плохо о людях думаешь? Я поговорю с ними!

После большой перемены Петька с довольным видом шепнул мне:

— Договорился! Рябушкина поменяется с тобой местами за два дежурства по классу! И Ленка совсем не против! А ты сомневался…

Перед контрольной по математике я бухнулся на стул рядом со Смирновой.

— Привет… — буркнул я. — Спасибо, что согласилась!

— Пожалуйста, — пожала плечами Ленка. — Мне не жалко. Только не пропусти ничего!

Тут вошла учительница и, оглядев класс, остановилась на мне:

— Мурашков! Почему не на своём месте?

— Так они дружат теперь, Лилия Леоновна! — сразу подал голос Петька.

Я покраснел и уронил ручку под парту.

— Ах так? Тогда сиди! — улыбнулась математичка и застучала мелом по доске.

Я подписал свой листок и покосился в сторону Смирновой. Она уже что-то строчила. «Во даёт!» — подумал я с завистью и оглянулся на Мукомолова. Петька с Рябушкиной тоже усердно писали. Весь класс работал! Мне стало не по себе! Пора было действовать! Я легонько толкнул соседку в бок и прошептал:

— Мне не видно!

Ленка скосила на меня свой голубой глаз и сдвинула руку с контрольной работы.

Тут, к моему счастью (или несчастью), у Лилии Леоновны забулькал телефон. Учительница извинилась перед нами:

— Простите, очень важный звонок! — и отошла к окну поговорить.

Момент был самый подходящий, и я стал быстро списывать у Смирновой всё подряд. «Только бы ничего не пропустить!» — крутилась и крутилась мысль в голове. В конце урока я с замиранием сердца сдал листок.

На следующий день объявили оценки. «Отлично» было как всегда у Смирновой. Петька с Ритой Рябушкиной ухитрились выполнить работу хорошо. И теперь Мукомолов с торжествующим видом сидел рядом со мной и улыбался во весь рот. Я тоже предвкушал победу.

— Фёдор Мурашков не перестаёт меня удивлять! — вдруг сказала Лилия Леоновна. — Как подружился со Смирновой, так даже на своей работе написал её имя, фамилию …вместе с решением! Ставлю пока точку.

В классе зашумели, захихикали, все стали поворачиваться ко мне. Мукомолов же сделал страшные глаза и прошипел мне в ухо:

— Ты что, даже списать нормально не смог?!

Лена тоже повернулась ко мне. Она не смеялась, а лишь прижала ладонь ко лбу. Лицо у неё было грустное. Я готов был провалиться сквозь землю. И тут я дал себе слово никогда больше не списывать. Но сначала надо как-то решить мою проблему с математикой.

После уроков Смирнова и Рябушкина догнали нас с Петькой.

Ритка сказала:

— Не надо мне твоих дежурств по классу! Лучше математику учи!

Некоторое время мы шли в сторону дома молча, шурша опавшими листьями. Потом Лена предложила:

— Федя, давай я помогу тебе с математикой! Это не так трудно, как ты думаешь. Мы с Ритой целый год делали уроки вместе, и теперь она сама написала контрольную. Хорошо?

— Хорошо, — согласился я, и будто гора с плеч свалилась. Стало легко-легко на душе. Я покосился на Петьку. Вот с ним всё было ясно!

Геракл и Орлик

— Пока, Гера! До встречи в августе! Жаль, что ты не с нами! — сказал мне на прощание Вовка. И с грустью ответил:

— Ты же знаешь, у нас в семье традиция: сначала в деревню, потом в спортивный лагерь. Увидимся!

— Держись, Геракл! — засмеялся друг, а его сестра Лера шутливо добавила:

— Желаем совершить новые подвиги!

Это она намекала на мифы Древней Греции, которые мы проходили в школе в этом году.

Когда читали про двенадцать подвигов Геракла, все сразу вспомнили, что в классном журнале я записан как Геракл. Пришлось в который раз рассказывать, что мой папа очень увлекался историей Древней Греции. Вот и назвал меня Гераклом.

На другой день родители отправили меня в деревню.

На остановке в центре села меня ждал дядя Антон на телеге. Он очень любил лошадей и держал у себя коня Орлика. Для работы у дяди был трактор.

— Герка! Как ты вырос! — дядя Антон с улыбкой похлопал меня по плечу.

По дороге на хутор он дал мне вожжи:

— Держи! Думаю, справишься!

— Что я, зря на борьбу хожу? Я же Геракл! — ответил я и громко закричал на Орлика: — Пошёл! Пошёл!

Конь действительно пошёл. Даже не пошёл, а поплёлся. На мои слова он никак не реагировал. Напрасно я тряс вожжами и кричал:

— Быстрее, Орлик!

Дядя Антон посмеивался:

— Конь-то с норовом, Гера! К нему подход нужен, а иногда и хворостинка.

Наконец Орлик потихоньку побежал. Я был на седьмом небе от счастья.

Наутро мы с дядей Антоном поехали в центр. Дядя Антон зашёл на почту.

Я сидел на телеге и размышлял, как бы мне этим летом устроить скачки. «Надо научиться правильно погонять лошадь», — решил я.

Взгляд мой упал на густой кустарник. Я, не откладывая, слез с телеги, положил вожжи на землю и пошёл ломать подходящую ветку.

Отломив, развернулся и, помахивая хворостиной, побежал к телеге.

Орлик оглянулся на меня и резво рванул с места.

— Стой! Орлик, стой! — закричал я и бросился вдогонку Я бежал и размахивал веткой, как флагом, а Орлик всё прибавлял ходу. Редкие прохожие смеялись. А мне было совсем не до смеха.

На шум из дверей почты выскочил дядя Антон. Не мешкая, он схватил чей-то велосипед и помчался вслед за телегой.

Интересное было кино: Орлик скакал, телега громыхала, дядя Антон изо всех сил крутил педали, а я бежал за ним со злополучной веткой в руке.

Вот и Орлик, и дядя Антон скрылись за поворотом. Я устало присел на камень у дороги и стал ждать. Когда они вернулись, дядя Антон не стал меня ругать, а только сказал устало:

— Гера, брось же, наконец, ветку!

Я выбросил ветку, и Орлик спокойно пошёл к дому.

Через несколько дней тётя Эмма сообщила, что им с дядей Антоном надо срочно уехать. Меня оставляли присматривать за хозяйством.

— Тебе надо вечером только завести коня и телушку в хлев и кур закрыть в сарае, — сказала тётя Эмма, садясь в машину. — Справишься? Соседка молока тебе принесёт, поможет, если потребуется…

— Справлюсь! — бодро ответил я. — Что я, маленький? Приведу, закрою… Всё будет окей!

После обеда я расположился под яблоней, с книжкой Жюля Верна и увлёкся приключениями. Очнулся, когда потянуло холодком. Солнце садилось.

— Пора заниматься хозяйством! — сказал я себе и захлопнул книгу.

Умные куры уже сидели в сарае на насесте. Осталось привести Орлика и молодую коровку Барту. В этот раз животные паслись поодаль от дома, по разные стороны дороги.

Сунув Орлику кусок хлеба, я решительно потянул цепь, на который он ходил. Конь послушно пошёл за мной к дому.

— Му-у-у! — вдруг истошно завопила Барта нам вслед.

«Ей, наверное, очень не хочется оставаться одной на поле», — подумал я и направился к Барте.

«Что я буду два раза ходить туда и сюда? Захвачу и телушку!»

Я ухватил цепь, на которой ходила Барта, левой рукой, а правой крепко держал цепь Орлика. И потянул животных к дому. Тут я почувствовал себя настоящим греческим героем Гераклом.

Несколько метров мы шли спокойно, но потом Барта взбрыкнула и скакнула в сторону. Цепь натянулась. Барта ни с места.

Орлик тоже остановился. Посмотрел на меня и шагнул в другую сторону, где в поле рос зелёный овёс. Цепь его тоже натянулась.

Я стоял, расставив руки и ноги в стороны, и держал в руках натянутые цепи. Отпустить Орлика? Убежит и потопчет овёс! Отпустить Барту? Испугается и свалится в канаву! Что делать?!

Тут, как назло, появилась соседская девчонка с банкой молока для меня.

Хихикая, она шутя решила мою проблему, перехватив цепь Барты.

— Ты что, их всех сразу потащил? Ты что, Геракл? — удивлялась она.

— Ага, — ответил я, вздыхая… — Геракл…

А-ДАП-ТА-ЦИ-Я

— У вас не школа, а научный институт! — сказала мама Соколовым после школьного родительского собрания. — Анкеты, анкеты… Адаптация в первом классе, в пятом классе!

Старшая дочка, Маша Соколова, поинтересовалась:

— Мамусенька, а что такое а-дап-та-ция? У меня будет?

— Только в следующем году, когда в пятый класс пойдёшь. Ну а адаптация… — мама задумалась. — В общем, чтоб вы нового не боялись, чтоб у вас от школы стресса не было.

— Как бы у школы от них стресса не было, — пошутил папа Соколов. — Значит, у нашей Насти — адаптация?

Первокласснице Насте это взрослое слово не понравилось. Она уже год ходила в музыкальную школу, два года в воскресную и никаких школ не боялась. Ей там нравилось: было интересно и весело. А тут что-то непонятное грозит.

— Что, будут прививки? — спросила она о самом страшном.

— Нет-нет, — засмеялась мама. — Игрушки в первом классе можно в школу брать. Временно. Но только смотри, одну — поменьше и самую любимую.

Настю эта новость обрадовала. У неё много любимых игрушек. Какую выбрать? Михайлу взять? Нет, мишка великоват для ранца. Кролика Лохматку давно уже стирать пора. Не высохнет к утру. Куклу? Их так много — не выбрать! Надо, чтоб и маленькая была, и красиво одета. В школу нужно идти чистой и аккуратной. Все смотреть будут!

И тут взгляд Насти упал на Клару. Вот кого она утром возьмёт с собой: и любимая, и маленькая, и нарядная!

На следующее утро, на первом уроке, все первоклассники выложили игрушки на парты. И с интересом разглядывали друг у друга машинки, самолётики, куколок и разных мягких зверушек.

Только Лёша Петров и Ира Кабанова пришли без игрушек. У Иры никто на собрании не был, и она теперь сидела надутая. А Петрову дома сказали: «В школе надо учиться, а не в игрушки играть!»

— Детский сад! — усмехнулся он и разложил на парте новенькие учебники, тетрадки и ручки.

Молодая учительница первоклассников, Нина Олеговна, стройная и нарядная, заметно волновалась. Как ей справиться с двадцатью пятью непоседами?

— Дети! Первое задание: будем рассказывать о своей игрушке. Теперь тихо! Слушаем Павлика Леонова.

Павлик сидел на первой парте, а на последней, в том же ряду, — Настя Соколова.

Настя была очень озабочена. Пропала Клара! Настя слезла со стула и стала ползать по полу вдоль парт. Клара, Клара, где ты? Как же теперь выполнить первое задание?

— Соколова! Сядь на место! — строго сказала Нина Олеговна. — Что ты потеряла?

— Клару! — чуть не плача, ответила Настя.

— На перемене найдёшь!

— Нет, она убежит.

— Как убежит? — удивилась учительница. — Она у тебя заводная?

— Она — живая! — сквозь слёзы объяснила Настя. И тут Петров закричал:

— Вон бежит! Держи её!

Все зашумели, вскочили с мест:

— Лови! Хватай!

— Крыса! Крыса! Ой, мне страшно! — Кто-то из девочек завизжал.

Неожиданно под ноги Нине Олеговне бросилась белая в серых пятнышках крыска. Она испугалась шума и искала спасения. Но, на беду, Нина Олеговна до ужаса боялась крыс.

— Мамочки! — вскрикнула учительница и взлетела на стул. Клара встала на задние лапки и, казалось, хотела залезть к Нине Олеговне. Нина Олеговна замахала руками: «Кыш, кыш!» Тут Настя быстро подхватила зверька на руки. В этот момент открылась дверь и вошла директор школы Зоя Михайловна.

— Нина Олеговна! У вас что тут происходит? — строго спросила она.

— Адаптация! — дрожащим голосом ответила учительница, слезая со стула.

— Слишком бурно! — заметила директор.

Насте Соколовой пришлось уйти с Кларой домой. Все остальные убрали игрушки в сумки и слушали скучный рассказ из книжки. Это было совсем неинтересно. Все были недовольны. Кроме Петрова.

— Я же говорил, что игрушки в школе не нужны! — торжествовал Лёшка.

Ошибка

Однажды утром я выглянул в окно рги увидел внизу на асфальте крупную надпись мелом: «Заенька, ты — супер!»

— Милка! — закричал я сестре. — Тебе Мишка письмо написал!

Старшая сестра мигом вскочила с постели, подбежала к окну и начала щёлкать кнопками мобильного.

— Отключён! — огорчилась она.

Мама тоже посмотрела вниз, покачала головой:

— Неужели Миша в десятом классе так плохо знает русский язык?

— Что, ошибка? — удивилась Милка. — Ну нет, тогда это не он.

— Значит, ты не «супер»! — съязвил я, а сестрица запустила в меня подушкой.

— Значит, «супер» — это Маринка с пятого этажа! — продолжал я дразнить Милку. — Мама, а где ошибка?

— Всё забыли за лето. Подумай сам! — мама хлопнула дверью и ушла, сердито повторяя:

— ЗаЕнька, заЕнька…

Я вышел на улицу и уставился на надпись. Значит, «заЕнька» — неправильно. А как же правильно: «заИнька» или «заЯнька»?

«Наверное, „заЯнька“ — решил я, — потому, что „заяц“»! И, мелом зачеркнув букву «Е», написал сверху крупно букву «Я».

Справившись с такой трудной задачей, я сел на скамейку и стал ждать, как оценят мою работу. Из подъезда вышла соседка, баба Надя, и стала читать надпись.

— Какая безграмотная молодёжь! — вдруг обратилась она к проходившей мимо женщине.

— Совсем родного языка не знают, — согласилась та.

Тут из подъезда выскочила Милка и мокрой губкой стёрла буквы «Е» и «Я». Потом отобрала у меня мел и вписала букву «И».

— Заинька! ЗаИнька, — отряхивая мел с пальцев, произнесла она и торжествующе добавила: — А всё-таки я — «супер»!

Заплатить тишиной

Ксюше и Нике купили пианино. По правде говоря, в музыкальную школу поступила только Ксюша.

Но младшая, Ника, твёрдо знала, что через год ей будет тоже семь лет и она тоже пойдёт учиться музыке. Значит, пианино и для неё.

Пианино было большое, чёрное, с гнутыми ножками и красивым рисунком. Внизу торчали две блестящие педали.

Ксюша и Ника хотели сразу постучать по клавишам, но мама запретила.

— Вот придёт настройщик, дядя Борис, почистит, настроит, и будете играть, — строго сказала она. Пришлось ждать.

Вместе с пианино приехал круглый вертящийся стульчик. Он тоже был чёрный. Его можно было крутить вверх и вниз. Это было просто замечательно!

Ксюша и Ника начали по очереди вертеться на музыкальном стульчике: туда-сюда, туда-сюда…. Как на карусели! Пока не надоело.

А тем временем приехал дядя Борис с целым чемоданом разных инструментов. Он разобрал пианино.

Ой, как было интересно! Внутри пианино оказалось много-много струн и маленьких молоточков. Все клавиши вытащили и уложили в ряд на полу. Принесли пылесос. И тут сестрёнок выставили за дверь, чтоб не мешали.

Пылесос замолчал, и через какое-то время из комнаты стали доноситься таинственные звуки:

— Динь-динь, динь-динь!

— Талам-талам, талам-талам!

Девочкам ужасно захотелось посмотреть, что там происходит. Они пролезли тихонько в дверь и встали около неё.

Настройщик оглянулся.

— Ну что, пташки? — с улыбкой сказал он. — Стойте тихо и не мешайте!

— А что вы делаете? — спросила более смелая Ксюша.

— Я настраиваю пианино, и мне нужна полная тишина, чтобы слышать нотки, — ответил дядя Борис.

— Мы только посмотрим, — попросила Ника.

— Так вы на экскурсию пришли? За это платить надо, — пошутил настройщик. Он надеялся, что девочки засмущаются и уйдут.

— Ты, Ксюша, давай пять рублей, и ты, Ника, тоже пять!

Ника озадаченно посмотрела на старшую сестру. Ксения задумалась, а потом предложила:

— А можно мы вам заплатим… тишиной?

— Чем-чем? Тишиной? — удивился дядя Борис. — Ну, если тишиной, тогда сидите и смотрите.

Через двадцать минут в комнату заглянула мама. Она недоумевала: почему не слышно и не видно её резвых дочек? Куда подевались?

Девочки молча смирно сидели на диване и заворожённо следили за работой настройщика.

— Мы на экс-кур-сии, — прошептала Ника и прижала пальчик к губам.

— Они мне тишиной заплатили! — широко улыбнулся дядя Борис.

— Ох, как хорошо, — негромко рассмеялась мама, — наконец-то!

Мусс, или Как я изобретал миксер

Случилось это перед школьной Олимпиадой талантов. Накануне я сразу после школы побежал домой.

Надо было доделать авиамодель для конкурса «Юный техник».

Дома уже была сестра Людмила.

— Что так рано? — крикнул я, сбрасывая куртку.

Милка сидела на кухне и задумчиво листала одну из своих кулинарных книг.

— Отпросилась с последнего урока. Мне надо сделать домашнее задание для конкурса, — ответила она.

— Я в тебе уверен! Ты будешь лучшей юной хозяйкой! Кстати, что есть перекусить?

— Разогрей сырники и не мешай мне думать. Надо что-то простое и оригинальное.

— Да у тебя всё отлично получается! Испеки свои фирменные блины! — предложил я, набивая рот сырником.

— Блины я пеку на масленицу. Придумай ещё что-нибудь! Вот тебе что нравится? Думай, Митя, думай!

— Мне много чего нравится… — я задумался.

Тут мой взгляд остановился на коробочке клюквы в сахаре.

— Эврика! Милка, помнишь, какой вкусный мусс мы ели у дедушки с бабушкой? Клюквенный! Розовый и воздушный! М-м-м… — я причмокнул от удовольствия.

— Митька, ты — гений! — обрадовалась Людмила. Она достала из кухонного шкафчика манку и тут же развила бурную деятельность на кухне.

Я с чувством выполненного долга (помог сестре!) отправился к своим моделям. Но через некоторое время всю квартиру огласил горестный вопль:

— Миксер! Где наш миксер?

Где наш миксер, я не знал. Мы позвонили маме на работу, и оказалась, что миксер она одолжила соседке Клавдии Ивановне. Клавдии Ивановны дома не оказалось.

— Как я теперь взобью манку? — сокрушалась сестра.

— Может ложкой? — предложил я, вспомнив, как делала мусс бабушка.

— Да ложкой я до утра буду взбивать! Это ж не миксер!· Вжик-вжик — и готово! — продолжала горевать Милка.

Вот это «вжик-вжик» и тронуло мою техническую душу.

— Будет сейчас тебе миксер! — воскликнул я и побежал к ящику с инструментами.

На кухню я вернулся с дрелью и вставил вместо сверла длинную ложку.

— Давай свою кашу! Будем взбивать! — бодро обратился я к сестрице.

— А получится? — усомнилась Людмила.

— Ты что забыла, что я технический гений? Держи кастрюльку! — я примерился и нажал кнопку.

Раздалось роковое «вжик-вжик-вжи-и-ик», заглушённое визгом сестры. От большой скорости ложка согнулась и разметала всю кашу.

Я отпустил кнопку. Что случилось с Людмилой, я не сразу понял, потому что всё лицо у меня было залеплено манной кашей. Как выяснилось, в таком же «залепленном» состоянии была и Милка, и вся наша кухня.

— Милочка! Ты жива? — дрожащим голосом спросил я, облизнув с губ кашу и протирая глаза.

— Болван! — ответила, всхлипывая, сестрица. — Будешь сам всё отмывать!

Я и отмывал. Труднее всего оказалось мыть потолок. А Людмила всё-таки сделала своё вкусное домашнее задание, по-настоящему, миксером. Его Клавдия Ивановна вечером принесла.

Мушкетёры и Прекрасная Дама

Люблю зиму за праздники — Новый год и Рождество! Всегда ждёшь чего-то нового и чудесного.

Это случилось в прошлом году, когда мы с моей сестрой Ребеккой учились в пятом классе. Мы с ней близнецы.

За два месяца до зимних каникул наш завуч по внеклассной работе Артур Артурович объявил по школьному радио, что будет новогодний карнавал. И не просто карнавал, а концерт победителей конкурса школьных шоу-групп.

При этом ставились некоторые условия: все участники выступают только в карнавальных костюмах, только командой и только в смешанном составе. Последнее условие означало, что девчонки выступают вместе с мальчишками.

— Учитесь дружить и работать в команде! — бодро завершил своё выступление Артур Артурович.

Призы были очень соблазнительные!

В тот день после школы мы собрались у меня дома. Мы — это я, мой друг и сосед Мишка, наш одноклассник Тимур, с которым Мишка ходит на гимнастику, и Виталик, с которым я занимаюсь в фехтовальной секции.

Любопытная Ребекка крутилась возле нас, делая вид, что занята журналами.

— Ну что, создаём команду? — начал я. — Нас четверо.

— Да! Нормально! — Все дружно согласились.

— Но нужна хоть одна девчонка, — напомнил Виталик.

Все посмотрели на Ребекку. Кого же ещё брать в нашу команду?

— Я подумаю! — заявила она. — У вас какие будут костюмы? И вообще, что вы будете представлять?

Тут мы надолго задумались. Пришлось звать маму. Мама у нас, как говорит папа, «генератор идей», что означает — идей у неё всегда много, самых разных. Мама у нас — искусствовед.

Мама оглядела нас и предложила:

— Подумайте, кто что умеет.

— Бекки играет на пианино, — начал я перечислять, — я фехтую и тоже играю… в шахматы.

— Шахматы не подойдут для шоу, — возразила мама, и все захихикали.

— Реми, ты ещё хорошо поёшь, не скромничай! — продолжала она.

— Я тоже фехтую… — напомнил Виталик.

— Мы с Тимуром можем быть акробатами, — добавил Мишка.

И тут Мишку осенило:

— Нас четверо! Мы будем мушкетёрами!

Конечно, все мы смотрели весёлый фильм о приключениях мушкетёров. А Виталик даже успел прочесть весь роман Дюма «Три мушкетёра». Идея была просто превосходная!

— А я? Кем я буду? — подала голос Ребекка. — Мушкетёркой? Ну нет! Я хочу быть в платье принцессы!

— Какая принцесса?! — загалдели мы. — Ты ничего не понимаешь…

Ребекка мигом надулась. Начались первые проблемы. Выручила мама:

— Бекки, ты будешь Прекрасной Дамой!

С этим моя сестра согласилась.

В итоге мы придумали просто грандиозное представление! Бекки играет на синтезаторе, я пою и ещё фехтую с Виталиком, Мишка с Тимуром делают акробатический этюд.

И все мы в мушкетёрских костюмах и со шпагами. Кроме, конечно, Прекрасной Дамы — Бекки, которая в своём платье принцессы будет сидеть где-то там, позади, за синтезатором.

В конце нашего шоу у меня на плечах будет стоять Тимур, как самый лёгкий из мушкетёров.

Мама пообещала помочь с костюмами и тут же позвонила своей подруге Нелли. Тётя Нелли работает в детском театре.

Всё складывалось отлично!

Мы усердно репетировали, сначала каждый по отдельности. Потом собрались все вместе в школе. Бекки скоро надоело бегать с нами, и её игру просто записали для наших репетиций на диск.

Самая последняя, генеральная репетиция прошла замечательно. Мама волновалась не меньше нас.

Накануне конкурса она сама подготовила наши костюмы и аккуратно сложила в два новеньких жёлтых пакета.

Утром мы с сестрой проснулись по будильнику и сели завтракать. Бекки вяло ковырялась в тарелке, мне тоже есть не хотелось.

Мама внимательно взглянула на Ребекку.

— Бекки, ну-ка посмотри на меня! — вдруг сказала она и дотронулась губами до лба сестрёнки. — О, у тебя лоб горячий! Вот ваша вчерашняя горка! Докатались!

И тут же принесла градусник.

— Тридцать восемь! — ахнула мама. — Ребекка, живо в постель!

Сестра слабо сопротивлялась, но тут точку поставил папа, который по утрам подвозил нас в школу. Я же обречённо сказал:

— Мам, всё пропало.

— Нет, прекрасно выступите и без Ребекки! — заявила мама и принесла диск с записью.

— Я сама позвоню Артуру Артуровичу и всё объясню. Попрошу его, чтобы вам не снимали баллы.

Папа торопился на работу. Я не глядя схватил один пакет, кинул туда диск и, расстроенный, побежал за папой. Мы уже опаздывали.

В школе у зала я наткнулся на своих друзей. Они важно разгуливали в мушкетёрских костюмах, гордо демонстрируя шпаги. Я быстро объяснил им всё про больную сестру, про температуру, сунул ошеломлённому Мишке в руки диск и помчался в костюмерную.

Но самое страшное было впереди!

В пакете оказался костюм Бекки! Я тупо смотрел на длинное воздушное платье в оборочках и бантиках и с горечью вспоминал свой великолепный мушкетёрский костюм.

Мысли роились и путались у меня в голове…

Выйти на сцену было необходимо! Невозможно подвести команду. Выйти без карнавального костюма — это явно ещё один минус.

Эх, была не была! Я с отвращением стал натягивать на себя платье Прекрасной Дамы. К счастью, оно тянулось в ширину. Обувь не подошла. Я в отчаянии оглянулся и увидел запасные мушкетёрские сапоги. Надел. Не босиком же идти.

Вместо моей чудесной мушкетёрской шляпы я нахлобучил ужасный парик с накрученными буклями.

Увидев меня, ребята выпучили глаза.

— Ребекка! Ты не болеешь?! — в один голос спросили они.

— Это я, Реми… — прошипел я сквозь зубы, — костюм дома остался, — добавил я и забрал у оторопевшего Виталика свою шпагу.

— Время! Время! На выход! — торопил Артур Артурович, выпихивая нас на сцену. — Действуем! Новые акценты! Импровизация! Вперёд!

И вот я на сцене. В платье Бекки и со шпагой в руках. По залу прокатился лёгкий шум. Тут заиграла знакомая музыка, она захватила нас, и мы стали двигаться почти автоматически, забыв обо всём.

Свет бил в глаза, и мы никого не видели… Но слышали… Представляю, как это было!

Путаясь в юбках, Прекрасная Дама прыгала по сцене и исступлённо вопила в микрофон припев бравой мушкетёрской песни:

— Мушкетёры, вперёд! Мушкетёры, вперёд!

Вдруг, высоко выбросив вверх ногу, как и полагалось по сценарию, Прекрасная Дама, показала всему залу свои великолепные мушкетёрские штаны. Это была единственная часть моего костюма, которую я надел ещё дома. И, конечно, сапоги!

Зал грохнул от хохота. Этого Прекрасной Даме показалось мало, и она стала отчаянно биться на шпагах с мушкетёром Виталиком. Юбки очень мешали, и пришлось их подхватить свободной рукой.

— Давай, Бекки! Не сдавайся! — кричали девчонки из зала.

— Это Реми! Давай, Реми! — кричали мальчишки.

А в это время на заднем плане Мишка с Тимуром старательно выполняли сложный акробатический этюд со шпагами.

Завершить выступление мы планировали пирамидой, и вот один из мушкетёров внезапно оказался на плечах Прекрасной Дамы и поднял шпагу вверх. Двое других поддерживали это сооружение, картинно опираясь на своё оружие.

Зал гремел и рукоплескал!

Только что мы с ужасом ждали позорного провала, а вместо этого получили сразу три награды: билеты в аквапарк — за первое место в нашей возрастной группе, приз «За оригинальность» и билеты в цирк, а ещё приз зрительских симпатий, в виде огромного шоколадного торта.

В тот же день мы дружно съели наш приз зрительских симпатий, оставив кусочек Ребекке. А когда сестра выздоровела, все вместе побывали в цирке и в аквапарке.

Вредная Ребекка всё время повторяла:

— Если б не я, вы бы не получили столько призов!

Но, скажу вам по секрету, все говорят, что гвоздём программы была Прекрасная Дама… со шпагой!

История с попугаем, или Как мы встретили Новый год

Тридцать первого декабря папа вдруг решил, что мы должны обязательно навестить дядю Андрея.

Дядя Андрей — папин старый приятель — живёт далеко за городом.

— Ура! — закричала я. — Едем к дяде Андрею с тётей Ирой! Едем к Лимончику!

Лимончик — это говорящий попугай с жёлтым хохолком, какаду.

Мама пыталась папе возразить:

— Мы же решили встретить Новый год дома, своей семьёй!

Своя семья — это папа, мама, я и наш пёсик Фантик.

— А мы и встретим дома! — бодро ответил папа. — Я всё рассчитал! Проводим старый год в гостях, пообщаемся — и бегом на автобус. К одиннадцати часам будем дома.

В общем, папа маму уговорил.

Как всегда, у дяди Андрея было замечательна! Мы обменялись новогодними подарками, сели за праздничный стол у нарядной ёлочки и стали пить чай с вкуснейшими тёти Ириными пирожками.

Потом взрослые начали какие-то свои разговоры, а я подошла к Лимончику. Он сидел в просторной клетке с качелями и колокольчиком.

— С Новым годом, Лимончик! — сказала я и дала ему кусочек яблока.

— Пр-р-ривет! — отозвался попугай и забавно позвонил в колокольчик.

Я рассмеялась:

— Нет, ты скажи: «С Новым годом! С Новым годом!»

Пока я учила Лимончика новым словам, начался домашний концерт. Папа взял гитару и вместе с дядей Андреем запел свой любимый романс:

«Утро тума-а-ан-ное, утро седо-ое…»

Мама не удержалась и позвала меня — чтобы я продемонстрировала свои таланты. Пришлось сесть за пианино и в который раз сыграть «Сурка» Бетховена. И даже спеть: «Из края в край вперёд иду…»

Выступать мне помогал Лимончик. Птицу выпустили из клетки, и она сразу перелетела на верхнюю крышку пианино. Попугай то внимательно слушал мелодию, склонив набок головку, то начинал быстро бегать по зеркальной крышке — туда-сюда, туда-сюда… Лимончик танцевал!

После выступления я ещё позанималась с Лимончиком, разучивая «И мой суро-ок со мно-ою…»

Конечно, мы еле-еле успели на последний автобус до города. В заснеженном центре было пустынно и очень красиво. Всюду висели сказочные электрические гирлянды, а в окнах и витринах виднелись сияющие ёлочки.

Подошёл наш трамвай. В пустом вагоне сидели кондуктор и три-четыре пассажира. Время приближалось к двенадцати. В вагоне было тихо, только колёса бодро стучали по рельсам.

И вдруг чей-то тонкий скрипучий голос пропел:

— И мой суро-ок со мно-ою…

Потом послышались звуки, похожие на пианино, и снова: «И мой суро-ок со мно-ою…»

Все начали недоумённо оглядываться друг на друга, а мы уставились на мамину большую сумку, куда она положила пирожки «на дорожку» от тёти Иры и свою тёплую шаль. Звуки раздавались оттуда.

Когда мы открыли сумку, то увидели выглядывающего из-под маминой шали попугая Лимончика. Он деловито выковыривал изюм из пирожков.

Попугай уставился на нас и снова громко проскрипел:

— И мой суро-ок со мно-ою…

— Попугай! — объявил всем папа и стал звонить дяде Андрею.

— Следующая остановка — улица …тр-бр-фью! — с присвистом вещал из сумки Лимончик, копируя голос диктора.

— Ну прямо цирк! — умилилась кондуктор.

Мама быстро закрыла сумку, чтобы проказник не вылетел. Это попугаю не понравилось, и он стал сердито вопить и свистеть:

— Улица, улица… Пр-ривет! Др-р-ружок, съешь пир-р-рожок! Фью…

Когда до нашей остановки оставалось совсем чуть-чуть, воздух за окнами вдруг взорвался фейерверком.

Золотые фонтаны взлетели справа и слева и рассыпались сотнями звёзд в тёмном ночном небе. Это чудо повторялось снова и снова! Трамвай, казалось, уже не бежал по блестящим рельсам, а плыл в море волшебного огня.

— С Новым годом! — объявил водитель трамвая.

— С Новым годом! — сказала кондуктор.

— С Новым годом! — начали поздравлять друг друга пассажиры.

Все улыбались. Мне кондуктор дала красивую новогоднюю конфету с длинной пушистой бахромой.

Под громкие взрывы разноцветных ракет мы добежали до дома. Там нас ждал перепуганный шумом Фантик. Я подхватила пёсика на руки и шепнула ему на ушко:

— С Новым годом, трусишка! А у нас гость…

Гость, то есть Лимончик, выбрался из сумки, отряхнулся от крошек и взлетел на мамин любимый фикус.

— Др-р-ружок, съешь пир-р-рожок! Следующая остановка! Фьюу-у! — прокричал попугай и присвистнул, глядя на ошеломлённого Фантика.

Довольный эффектом, какаду громко хлопнул крыльями и торжественно пропел:

— «И мой суро-ок со мно-ою…»

А папа сказал маме:

— Ты прости меня, что мы так встретили Новый год, в трамвае и с попугаем…

— Это был самый удивительный Новый год в моей жизни! — смеясь, ответила мама.

Марк Шварц

Охота запрещена

Напоминаю вам, друзья, —
А вдруг не слышал кто-то —
Отныне на родителей
Запрещена охота!
И под кроватью затаясь,
И за углом буфета,
Нельзя теперь в родителей
Стрелять из пистолета!
Запрещено подстерегать
На кухне и в гостиной,
Когда они на водопой
Идут тропою длинной.
Поверьте, ваша доброта
Ещё вознаградится:
Родители всего одни
И могут пригодиться!
Советы укротителя:
На дикого родителя
Не надо топать и кричать,
А надо лаской приручать!

Демобилизация

Я в своей родной квартире,
Как на службе строевой.
У меня все командиры,
Только я здесь рядовой!
Всем я должен подчиняться:
По приказу — одеваться,
По приказу — умываться,
Ровно заправлять кровать.
По команде — есть садиться,
По заданию — учиться,
По режиму — спать ложиться,
По будильнику — вставать!
Теперь вам ясно, почему
Начал огрызаться я?
Конец терпенью моему.
Демобилизация!

Вредный вопрос

Нет вопроса Хуже и вредней,
Чем вопрос
«А кто из нас главней?»
Если задаёшь такой вопрос,
Значит, ты до дружбы Не дорос.
Потому что,
Если мы друзья,
Должен понимать,
Что главный — я!

Сергей Силин

Сестра по разуму

После уроков Витя Малёхин и Боря Журналов как всегда играли 45 компьютерные игры. Да так заигрались, что не заметили, как за окном стало темно. Тут и мама Вите на мобильный позвонила:

— Опять у Бори играете? Вы хоть уроки сделали?

— Делаем! — сказал Витя, глядя на так и не раскрытые учебники и тетрадки.

— Всё равно пора домой!

— Ни доиграть не успеем, ни уроки сделать, — расстроился Витя, пряча мобильник в карман.

— Доиграть успеем! — сказал Боря и остановил игру. — Только Ольге Васильевне надо позвонить, чтобы она нас завтра не спрашивала. Тут у брата такая хитрая программка есть, голоса меняет…

Он воткнул микрофон в системный блок и быстро нашёл сайт, через который первого апреля разыгрывал девчонок.

— Хочешь попросить, чтобы она нас не спрашивала? — догадался Витя.

— Зачем просить? Мы ей прикажем. Она же в космических пришельцев верит. Каждое лето в Молёбку ездит.

— В какую Молёбку?

— Космодром такой у инопланетян есть, на Урале.

— А ты откуда знаешь?

— Я с ней «ВКонтакте» общаюсь. Под маской пришельца. У меня и телефон её есть.

Он вытащил из ящика кучу бумажек.

— Вот!

Через минуту у одной из учительниц промурлыкал мобильник.

— Слушаю! — сказала она, покидая сайт, посвящённый методике преподавания информатики.

— Слушайте и повинуйтесь! — раздался в мобильнике суровый голос, сопровождавшийся мрачной космической музыкой. — Наша цивилизация знает про вас всё! Мы знаем, что вы каждый вечер смотрите видео на сайте «Тайны Вселенной», а по воскресеньям плаваете в проруби. Мы знаем, что вы любите читать Чехова, ходить в турпоходы и что завтра у вас первый урок в 5 «В» классе. Слушайте и повинуйтесь!..

— Да, я слушаю! — покорно сказала учительница. Пальцы её не переставая бегали по кнопкам клавиатуры.

— Завтра вам нужно спросить Шуру Муркину и Тасю Протасину.

— Но я же их недавно спрашивала! — удивилась учительница. — Я уже всех спрашивала, кроме Малёхина и Журчалова.

— Мы знаем! — прогремел в аудиоколонках суровый инопланетный голос. — Спросите ещё раз девочек! А мальчиков не спрашивайте. И тогда мы откроем вам великую тайну!

— Какую тайну? — не удержалась учительница.

— Об этом вы узнаете следующим летом в Молёбке. Вы готовы ехать в Молёбку?

— Я… я подумаю…

— Не надо думать! — прошелестел затухающий голос. — Просто готовьтесь! До встречи, о славная жительница Земли!..

Боря выключил программу преобразования голоса и запустил игру.

— Думаешь, не спросит? — Витя сунул в сумку тетради.

— Не спросит!

Мальчишки взялись за джойстики.

В это Время учительница, у которой только что раздался этот странный звонок, выключила программу, расшифровывающую голоса, прослушала запись и позвонила подруге.

— Оля, мне только что твои мальчики из 5 «В» звонили, Малёхин и Журчалов. Номером ошиблись. Инопланетянами прикидывались, приказали, чтобы ты их завтра к доске не вызывала.

— Ну, раз инопланетяне приказали, не буду вызывать. Тем более что у меня на завтра контрольная запланирована. Будут письменно отвечать…

Через два дня, когда все узнали свои оценки за контрольную, удивлённый Журчалов подошёл к Малёхину.

— Смотри, что она написала!

И он показал приятелю тетрадку. Рядом с двойкой, там, где обычно Ольга Васильевна ставила подпись, было выведено:

«Жители планеты Земля, где ваша совесть?»

— А у меня вот…

И Боря показал надпись в своей тетрадке:

«До встречи у доски! О.В., сестра по разуму».

Секретное правило Суворова

Доклад о Суворове готовил мой друг Васька. Друзей слушают внимательно, и я не вертелся. Тем более он интересно рассказывал. Я даже не думал, что он так может.

— Суворов был худенький, маленького роста, часто болел и поэтому начал закаляться. В двенадцать лет он стал мушкетёром лейб-гвардии Семёновского полка. У него были правила, по которым он поступал всю жизнь…

За доклад Васька получил пять.

— Молодец, Вася! — похвалила его Тамара Семёновна. — За четверть ты очень вырос!

На перемене я подошёл к Ваське и предложил ему помериться ростом. И увидел, что он вырос на целых три сантиметра! А был, как я, маленький.

Я так рассердился, что даже ногой топнул!

— Ты чего? — удивился Васька.

— А того! — сказал я. — Получается, что я теперь в классе один самый маленький остался? Я тоже вырасти хочу!

А он головой помотал и говорит:

— Не получится у тебя вырасти.

— Почему это?

— Потому что ты не можешь заставить себя хорошо учиться.

— При чём здесь учиться?! — возмутился я. — Мне учиться не надо! Мне расти надо!

Тут Васька оглянулся по сторонам и сказал шёпотом:

— Ладно, слушай! Есть одно секретное правило Суворова. У него все солдаты были высокими! Когда они входили в Париж, французы их росту удивлялись.

— Говори! — потребовал я.

— Всё дело в силе воли, — сказал Васька. — Как только ты её натренируешь, так сразу начнёшь расти.

— А как её натренировать?

— Для начала просто начни учиться на пятёрки.

— Это ещё зачем?

— Чтобы сила воли дала себя знать.

Тут я возмутился:

— Ты мне секретное правило говори! Нечего зубы заговаривать!

— Ладно, — сказал Васька. — После школы идём ко мне. Я тебе дам правило. Про него мало кто знает.

И он дал мне портрет Суворова, под которым Васькиной рукой было написано:

Лень рождается от изобилия.
Ближайший повод к лени — безначалие.

— Как это? — не понял я.

— Это значит, когда человек не командует ленью, лень командует человеком!

Я взял портрет Суворова и пошёл домой.

Ночью мне приснилась Лень. Она подошла ко мне и сказала:

— Я добрая. Зачем тебе мной командовать? Давай лучше дружить. Я тебя ничего делать не заставляю. Играй в своё удовольствие с утра до вечера!

— Ага, — ответил я. — В прошлые выходные я тоже играл, и что? Уроки в спешке делал, двойку получил… Вот и не расту!

— Ну зачем тебе большой рост? — говорит Лень. — Ты же ещё маленький! У тебя всё есть. Развлекайся и ни о чём не думай! Я знаю, что тебе нужно.

А сама меня по голове гладит и тарелочку с тремя пирожными показывает.

И вдруг как закричит:

— Спать до обеда! Уроки не делать! Играть на компе весь день! Есть пирожные! Слушаться только меня!..

Тут я и проснулся. В восемь часов!.. В субботу!.. Я так удивился, что протёр глаза и скомандовал:

— Лень, исчезни! Кузнецов, встать, умыться, почистить зубы, сделать зарядку, позавтракать, сесть за уроки!

До вечера я столько всего успел, что сам не поверил. И уроки сделал, и на лыжах пробежался, и узнал, что французы во времена Суворова ростом были меньше русских солдат, и выяснил, что Васька оказался выше меня из-за новых ботинок на толстой подошве.

Хотя лень меня несколько раз в засаде у компьютера и телевизора поджидала. Но наброситься на меня не осмелилась. Поняла, что я настроен решительно.

Вот так я стал её командиром.

А вы своей ленью командуете?

Неземная красота

Таня Василькова хотела подружиться с Толей Огородниковым. Но у неё ничего не получалось, потому что он не обращал на неё внимания.

— Ты отстала от жизни! — сказала ей как-то раз подружка Анжелика. — Ты не стильная и не модная. Идём ко мне, я тебе макияж сделаю. Для современной девочки макияж — это всё! Ну и ещё парфюм, конечно…

Таня вздохнула и доверила свою судьбу подружке.

Анжелика усадила её перед зеркалом и покрасила Танины веки ярко-синими тенями. После этого провела над ресницами синюю линию. Затем покрыла ресницы чёрной тушью, нанесла на лицо слой крема, а на скулы ярко-синие румяна. Полюбовалась на свою работу и покрасила Тане губы помадой ядовито-сиреневого цвета.

— Чувствуешь состояние неземного блаженства?

— Ещё нет.

— Ничего, сейчас почувствуешь!

И Анжелика соорудила подруге причёску невероятной красоты, покрасила волосы жёлтой и красной красками, а несколько пучков волос связала и выпрямила, чтобы они торчали вверх, к небу.

— Это самая модная причёска сезона!

Потом Анжелика достала из шкафа блузку старшей сестры и ярко-красные лосины с белыми цветочками.

— Переодевайся!..

Таня послушно переоделась и посмотрела на себя в зеркало.

— В твоём возрасте давно уже пора следить за модой! — сказала Анжелика, которую научила следить за модой сестра. — Повернись!

Таня повернулась.

— Писк сезона! — сказала Анжелика, любуясь подружкой. — Теперь все мальчишки твои! Всем двором к твоим ногам упадут, а Огородников первым рухнет — так, что земля содрогнётся!

— А если не рухнет?

— Никуда не денется! Считай, что он у тебя в сумочке! Иди и покоряй! Я за тобой с балкона смотреть буду. Главное — держись уверенно и раскованно! Ну ты и клёвая!

— А если я всё равно ему не понравлюсь?

— Значит, он ничего не смыслит в современной моде и нечего с ним дружить! Подожди, я придам тебе аромат изысканной неповторимости!

И Анжелика побрызгала Таню духами.

— Это лучший аромат года! Вот теперь всё! Сумочку возьми!

И она повесила Тане на плечо стильную сумочку сестры.

Таня вышла на улицу, подняла голову повыше и направилась к мальчишкам, держа себя уверенно и раскованно.

Когда она приблизилась, ребята обернулись. Ваня Огородников был так поражён её неземной красотой, что попятился и упал.

— Опа! — пробормотал он. — Я упала с самосвала, тормозила головой…

Таня поправила причёску.

— Нравится?

— Приходи ко мне в пещеру, будем мамонтов пугать, — добавил Дима.

— Девочка, где тебя так изуродовали? — спросил Огородников. — В салоне для собачек?

— Это самая модная причёска сезона! — сказала Таня. — Вы, наверное, просто не следите за современной модой!

— Не, не следим! — засмеялся Костик. — Нам некогда!

— От неё ещё и пахнет! — сказал Дима и зажал нос.

— Это лучшие духи года! — заметила Таня. — Вы даже в парфюме ничего не смыслите!

— Не, не смыслим! — согласился Огородников, и ребята побежали на спортплощадку, смеясь и оглядываясь.

Анжелика, с балкона наблюдавшая за процессом покорения мальчишек, опустила бинокль и поморщилась:

— Вот дикари! Ни капли уважения к мировой моде! И чего ей этот Огородников понравился? То ли дело Дастин Зумбер!

И она поцеловала мини-фотографию своего кумира, наклеенную на ноготь самого крутого мизинца в классе.

Смышлёные родители

ася Асю всё время жить учит, потому что сама Ася жить не умеет. Вот и сегодня, только Ася во двор завернула, Тася к ней:

— Привет! Чего грустная?

— Папа телевизор смотреть не разрешает.

— Ты что, с папой не можешь справиться? — удивилась Тася.

— Как я с ним справлюсь? Он взрослый, ему всё можно. А я маленькая, мне ничего нельзя.

— Чем взрослее папы, тем легче ими управлять! — сказала Тася. — А твой папа вообще компьютер первого поколения!

— Почему первого? — обиделась за папу Ася.

— Потому что он простой. И программы в голове у него такие же.

— Какие ещё программы?

— Программы — это мысли. Ему кто-то сказал, что нам нельзя взрослые фильмы смотреть, он поверил и стал так думать. Другое скажут — другому поверит.

— Он не верит, он думает! Он такие головоломки придумывает! Его даже в журналах печатают!

— Всё равно его можно перепрограммировать!

— Не получится! Он знаешь какой смышлёный!

— Мы смышлёнее! Спорим, он моё желание выполнит? Я желание на бумажке напишу, ты потом посмотришь.

Тася достала из кармана бумажку и ручку, написала что-то и спрятала бумажку в карман Асе. И они пошли к ней в гости.

Дверь открыл папа.

— Валерий Петрович, здравствуйте, вы такой умный, добрый, отзывчивый! — затараторила Тася. — Я так за свою подружку рада, так рада…

— Хм, — произнёс папа и почесал затылок. — Помнится, у Крылова одна басня была…

— Я вас уважаю и обожаю!

— Ясно. Наверняка хотите взрослое кино посмотреть.

Тася вздохнула.

— Вы такой догадливый, Валерий Петрович! С вами страшно иметь дело!

— Ничего не получится! — улыбнулся папа. — Могу предложить только двадцать минут мультиков.

— Я понимаю, — сказала Тася. — И я с вами согласна. Конечно, читать полезнее. Чтение развивает, а телевизор оглупляет. Когда книгу читаешь, воображение включается, мысли появляются, а когда телевизор смотришь, воображение отключается и мысли теряются. Хорошо, что у нас, детей, есть такие взрослые, которые понимают вредность телевидения. Но чем же нам заняться?

— Для начала я вас чаем напою! — радушно приглашает папа.

Он поставил на плиту чайник и достал из холодильника пирожные.

— Что, не вышло? — шепчет Ася подружке.

Тася достала из кармашка записку и отдала её Асе.

Ася развернула записку и прочитала:

— Хочу, чтобы Тасин папа угостил меня пирожным…

У Аси даже глаза круглыми стали.

— Папа, она нас обманула! Не давай ей пирожное! Она всё специально придумала! Я с ней больше дружить не буду!

— Да всё правильно! — засмеялся папа и достал из кармана свою бумажку. — Я тоже так умею. Читайте!

«Накормить девочек пирожным, чтобы они не просили суперголоволомку», — прочитала Тася.

— Какую головоломку? Вы новую головоломку придумали?

— Если честно, она не совсем для детей, — задумчиво говорит папа.

В Тасе сразу просыпается желание нарушить взрослые правила.

— Но, если нам не давать головоломки, мы глупыми вырастем, — рассуждает она.

— Ладно, так и быть, — вздохнул папа. — Но только вы никому не говорите, что я вам почти взрослые головоломки даю…

— Мы будем молчать, как заколдованные! — пообещала Тася.

Папа дал подружкам головоломку, подмигнул Асе, ушёл в другую комнату и позвонил Тасиному папе:

— Дело сделано — заразил я твою дочь головоломками! Теперь они их вдвоём разгадывать будут! Хорошо, что ты мне про её любимый приёмчик рассказал!

Всё для друга!

В одной школе училась девочка (её звали Эля), которая долго (с первого класса) ни с кем не могла подружиться (не получалось).

И она дала объявление на школьный сайт:

Приличная девочка

(шестиклассница)

Подружится

с приличным мальчиком

(не двоечником)

Первым к ней подошёл Мякишев.

— Это ты объявление дала? — спросил он.

— Да, — подтвердила Эля. — А что?

— Я согласен!

— Ты же из двоек не вылезаешь!

— Вылезаю. Я даже за последнюю контрольную тройку получил. Я больше троечник, чем двоечник.

— Ладно, — смилостивилась Эля. — Раз так, мы подумаем и подождём, когда ты четвёрочником станешь. Иди и учись!

Вторым к ней подошёл Ляпкин:

— Привет! Это ты со мной дружить хочешь? — И он сразу показал девочке свой дневник, в котором стояли почти одни четвёрки.

— Пятёрок маловато! — сказала Эля. — А троек наоборот!

— Так бы сразу и писала, что пятёрочник нужен! — сказал Ляпкин, но не обиделся, потому что его в детстве не научили обижаться (родители такие достались).

Третьим к Эле подошёл круглый отличник Золотов.

— Это ты круглых пятёрочников ищешь? — прямо спросил он.

— Ну я! А ты из какого класса?

— Из 6 «В».

— Из 6 «В» мне друга не нужно! Про вас ходит плохая слава!

— Про меня? — удивился Золотов.

— Нет, про ваш класс, — вежливо ответила ему девочка.

В оставшиеся перемены к Эле никто не подходил. А после обеда, когда она была уже дома, в дверь позвонили.

Эля посмотрела в глазок и увидела двух почти приличных на вид мальчиков. Она накинула цепочку и приоткрыла дверь.

— Вы по объявлению?

— Да, — кивнули мальчишки, и один добавил: — Я Малёхин, а это мой друг Журчалов!

— А чего вы такие?

— Так на горке катались! — сказал Журчалов.

— А, вспомнила! Вы из 6 «Б»!

— Дневники показывать? — спросил Малёхин.

— Если не очень трудно.

Мальчишки показали Эле дневники.

У Малёхина в дневнике стояли одни пятёрки, а у Журчалова всего понемножку.

— Кто из вас хочет со мной дружить? — уточнила Эля.

— Я! — Малёхин постучал себя по груди кулаком.

— Что ж, проходи!

Она впустила Малёхина в квартиру, а Журчалова попросила подождать за дверью.

— Я домой! — сказал тот и запрыгал вниз по ступенькам.

— Ладно, — сказал Малёхин. — Я тебе позвоню.

Он разделся и прошёл в комнату, всю увешанную фотографиями поп-кукол и поп-звёзд.

— Это кто? — спросил он, разглядывая самую большую фотографию.

— Ты что, не знаешь Ксюшу Заворотную? — удивилась Эля. — За что тебе только пятёрки ставят?

— За знания.

— Вот не думала, что ты такой ограниченный! — удивилась Эля. — Да Ксюшу весь мир знает. Она такое вытворяет!

— Какое?

— Тебе об этом ещё рано знать! Ты кем станешь?

— Лётчиком! — сказал Малёхин.

— Банкиры больше зарабатывают!

— Так они летать не умеют.

— Мама говорит, что дружить нужно только с умными. Ладно, считай, что мы подружились. Только с Журчаловым тебе нужно раздружиться.

— А давай мы втроём будем дружить! — предложил Малёхин.

— Не получится, — ответила Эля. — Мне мама ещё в первом классе запретила дружить с теми, кто слабо учится.

На следующий день после уроков Малёхин ждал Элю у крыльца школы.

— Дневник приготовил? — спросила девочка. — Я тебя каждый день проверять буду!

— Извини, пожалуйста, — сказал Малёхин. — Я сегодня двойку получил. Так вышло.

Он открыл дневник и показал жирную двойку.

— Эх ты! — расстроилась Эля. — А я на тебя так рассчитывала! Опять мне одной куковать!

Она повернулась и пошла прочь.

К Ма лёхину подошёл Журчалов:

— Ну что? Сработала моя двойка?

— Сработала, — улыбнулся Малёхин. — Спасибо! — И он вернул дневник Журчалову.

— Не за что! — ответил тот. — Для друга мне ничего не жалко!

Кое-что о бабочках

Ботаничка открыла журнал и провела пальцем по списку.

— Отвечать будет… Странно, почему-то у Оклахомова ни одной оценки.

— Что за вопрос, Наталья Петровна! — бодро отозвался Оклахомов и уверенно вышел к доске.

— Итак, бабочки, — сказал он, подумав.

При слове «бабочки» лицо ботанички просветлело, но она тут же спохватилась:

— Петя, мы изучаем строение стебля.

Оклахомов виновато шмыгнул носом.

— Да, стебель. Конечно же, стебель, Наталья Петровна. Я помню. И всё-таки интересно: почему это в нашей стране так мало бабочек?

— Что ты, Петя, — заволновалась Наталья Петровна. — В нашей стране бабочек около пятнадцати тысяч видов.

Она встала и, волнуясь всё больше и больше, прошлась у доски. Бабочки были её слабостью.

— Не знаю, не знаю, — недоверчиво покачал головой Оклахомов. — Мне кажется, в последние годы их стало куда меньше.

— Ты прав, Петя, — вздохнула Наталья Петровна. — Их становится меньше. Уже более ста видов занесено в Красную книгу…

— Какая жалость! — сокрушённо вздохнул Оклахомов. — Неужели наступят такие времена, когда эти удивительные создания исчезнут с лица земли? Неужели мы будем жить без бабочек?!

— Ну, надеюсь, до этого не дойдёт, — улыбнулась Наталья Петровна. — Что же ты стоишь, Петя? Садись.

Взгляд её затуманился. Она окончательно забыла и про строение стебля, и про то, что у Оклахомова до сих пор нет ни одной оценки, и про всё на свете. Щёки Натальи Петровны порозовели, на губах заиграла мечтательная улыбка.

— Да, ребята, — сказала она. — Бабочки — это украшение нашей жизни. Одни их названия могут очаровать кого угодно. Вы только вслушайтесь! Аполлон тянь-шаньский, бражник мёртвая голова, зорька китайская, бархатница, белянка Мезенина, парусник Гомера….

Оклахомов на цыпочках прошёл к своей парте, сел и перевёл дух.

«Главное в нашем деле — не теряться», — подумал он.

Трансформация

Оклахомов закрыл книгу и обвёл взглядом комнату.

На стене мерно тикали ходики. Яркий солнечный луч освещал криво висевший под ними календарь с изображением трёх богатырей. Сквозь покрытое морозными узорами стекло доносились детские голоса. На кухне скворчало и шипело — сестра жарила картошку.

Оклахомов умылся и вошёл в кухню.

— Тебе помочь? — спросил он. — Пол подмести?

Сестра бросила на него изумлённый взгляд.

— Ну, если хочешь…

Оклахомов подмёл в комнатах и в коридоре. Подумал и поправил календарь под часами так, чтобы он висел ровно. Собрал в ящик валявшиеся на столе микросхемы от компьютера, части старого радиоприёмника и коллекцию речных камешков. Сложил на столе в аккуратные стопки тетрадки и учебники. Достал пылесос и собрал пыль под кроватью. Засунул под шкаф гантели, навёл Порядок на книжной полке. Подумал — и пропылесосил всю квартиру. Поставил пылесос на место.

В прихожей одевалась сестра.

— Ты куда?

— В магазин. Хлеба нет.

— Я схожу!

— Петя, ты не заболел?

— Я здоров, как три богатыря!

Сестра смотрела на брата с тихим ужасом.

Оклахомов быстро оделся.

— Может, ещё что купить?

— «Пемоксоль» и стиральный порошок, но это в хозяйственном, а он дальше.

— Я сбегаю!

Оклахомов быстро оделся, взял деньги, сумку и пакет с мусором.

Выйдя из подъезда, он полной грудью вдохнул чистый морозный воздух и внимательно осмотрел родной двор. Тот жил простой мирной жизнью. Со смехом каталась с горки малышня, лепили снеговика ребята постарше, кучка пенсионеров на углу дома обсуждала деятельность ЖКХ.

Оклахомов бережно опустил в мусорный бак пакет с отходами, поздоровался с дворничихой, помог молодой маме из первого подъезда посадить в санки закутанного по самый нос ребёнка, погладил по голове дворового пса Тузика.

В булочной он пропускал всех вперёд.

— Вы, наверное, торопитесь? Проходите, я подожду! Вы с ребёнком? Вставайте передо мной!

Потом Оклахомов зашёл в хозяйственный, помог пожилому человеку засунуть конверт в почтовый ящик, придержал дверь входившей на почту старушке. Снова погладил Тузика, ещё раз внимательно осмотрел родной двор, мирный и добрый к людям всех возрастов. Всё было как всегда.

Сестра, пока он ходил за хлебом, накрыла на стол, заглянула в комнату брата и поразилась невиданному порядку. Здесь царила идеальная чистота. Только на диване валялись мятая подушка, за-под которой виднелась книга.

Сестра удивилась, вытащила книгу, глянула на название, открыла её наугад и прочитала:

«А не хочешь ли ты послужить мне полдником? — спросило маленькую девочку страшное чудовище.

— Не-ет, страшное чудовище! — ответила дрожащим голоском перепуганная маленькая девочка. — Не хочу…

— Отлично! — захохотало чудовище. — А то бы мне радости мало было!

И оно проглотило маленькую девочку, не пережёвывая. После чего вернулось в космолёт, сняло скафандр и трансформировалось в прежнее состояние — космического монстра средней величины».

Сестра захлопнула книгу и бросила её на подушку.

«Всё ясно! — подумала она. — Опять ужасов начитался! Как надрожится от страха, так сразу себя по-человечески вести начинает!»

Старая школа

К доске вышел Оклахомов.

— Я понимаю, вы ждёте от меня традиционного ответа, — вздохнул он, глядя на Ольгу Васильевну.

— Ну, в общем-то, жду, — удивилась Ольга Васильевна.

— И всё же, — продолжал Оклахомов, — пусть это покажется вам не совсем привычным, но я склонен считать, что в наше время человек должен больше думать самостоятельно, а не верить всякому телевизору, Интернету и чему угодно. Впрочем, это моя личная точка зрения.

— Вот как? — растерялась Ольга Васильевна.

— Поэтому мне бы не хотелось отвечать так, как это у нас принято. В конце концов, что может быть скучнее пересказа очередного параграфа? Я думаю, нам давно уже пора начать работать по-новому, отойти от традиций старой школы.

— Хм, — смутилась Ольга Васильевна.

— Конечно, я мог бы ответить как всегда и получить заслуженную тройку. Но не лишил бы я сам себя тем самым независимости и самостоятельности мысли? В конце концов, что такое учебник? Учебник — это букетик знаний, которые то и дело устаревают. То, что мы учили вчера, сегодня уже устарело. А то, что мы учим сегодня, устареет завтра…

— В самом деле несколько необычное начало, — Ольга Васильевна повернулась к классу: — Что ж, давайте пойдём нетрадиционным путём. Возможно, Петин ответ действительно заставит нас посмотреть на предмет другими глазами и увидеть то, чего мы привыкли не замечать. Продолжай, Петя!

Все затихли.

— Собственно, я закончил, — сказал Окла хомов.

— Два, — тихо сказала Ольга Васильевна. Оклахомов сочувственно развёл руками:

— Понятно, вам бы хотелось, чтобы я про сто пересказал параграф… Старая школа…

Глубина ответа

— Отвечать будет… — Светлана f Михайловна задумчиво обвела взглядом притихший класс. — Оклахомов!

— Чуть что, всегда я, — пробурчал Оклахомов, закрывая учебник.

Он вышел к доске и посмотрел на портрет Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, который висел на одной стене с Пушкиным, правда, только в самом конце ряда портретов писателей.

— Можно начинать?

— Да, конечно! — Светлана Михайловна села на подоконник и, скрестив на груди руки, приготовилась слушать.

— Много вопросов задавал себе Салтыков-Щедрин, — сказал Оклахомов. — Очень много. На некоторые из них у нас до сих пор нет ответов. Он задавал себе вопросы, а мы ищем ответы и найти не можем! Большая у нас страна. Много в ней лесов, морей, рек. Если подняться на Уральские горы…

— Петя, у нас урок литературы, а не географии, — спустила Оклахомова на грешную землю Светлана Михайловна.

— Вы никогда не даёте развить мысль, — заметил Оклахомов. — Я же глубже хочу ответить, а не поверхностно.

— Да? — удивилась Светлана Михайловна. — Петя, скажи честно, ты читал сказки?

— Как же я могу не читать сказки? — изумился Оклахомов. — Я, как и весь русский народ, сказки люблю! Они уму-разуму учат.

— Тогда, пожалуйста, о сказке Салтыкова-Щедрина.

— Так я и говорю, если забраться на Уральские горы, то можно увидеть и тот необитаемый остров, на который Салтыков-Щедрин отправил двух генералов. Он же чиновником служил. Насмотрелся, как чиновники воруют, а народ терпит, и придумал поселить в своей сказке народ на необитаемом острове. Чтобы никаких чиновников рядом не было.

— Весь народ или одного мужика?

— Народ в виде мужика. Только поселил, а на остров р-раз… и двух генералов отправили, которые воровали. Чтобы они там исправились.

На последней парте хихикнули.

— Интересно, — сказала Светлана Михайловна и покрутила пальцем свой локон.

— Генералы только приставуху… то есть приставку с собой взять успели, — продолжал Оклахомов. — А на необитаемом острове ни пирожковой, ни блинной, даже буфета нет! А генералы голодные, есть хотят. Но ни на пальму за бананами забраться не могут, ни рыбу поймать, ни рябчика. Вот они и выбрали в игре мужика.

— В какой игре, Петя?

— Как в какой? Они же приставку с собой взяли.

В классе послышался смех.

— Какую приставку? — Светлана Михайловна даже очки сняла. — Что-то я не помню в сказке такого поворота.

— Салтыков-Щедрин иносказательные сказки писал, вы сами говорили, — не растерялся Оклахомов.

— Светлана Михайловна, приставка — это игровая консоль! — пояснил Леденцов.

— Которая тоже подразумевается?

— В сказках всё подразумевается. Они ведь прямо никогда не говорят.

Ну-ну…

— И они выбрали из всех персонажей мужика. Потому что он на все руки мастер.

— А как мужик в приставке оказался?

— Он там вместе с островом был.

— Мужик на необитаемом острове в приставке? — уточнила Светлана Михайловна.

— Это писатель специально сделал, чтобы показать, что мужик не человек, а программа.

— Программа?

— Ну да. Мужик — это иносказание, вы, же сами говорили. Генералы нажали кнопки и стали мужика заставлять их кормить. А мужик наивный, доверчивый. Он думал, так и надо. Он и не знал до этого, что на свете важные генералы есть. Он только с людоедами дружил…

По классу прокатилась волна смеха.

— С кем? — оторопела Светлана Михайловна.

— Ну дело же на сказочном острове было, — напомнил ей Оклахомов. — Когда людоеды его первый раз съесть хотели, он им так накостылял, что они сразу поняли, что им ничего не светит!

— Это тоже подразумевается?

— Конечно. В сказках всё подразумевается. В свободное время мужик занимался сельским хозяйством: разводил коз, сеял гречку. А тут генералы. Нашли генералы мужика под пальмой, разбудили и стали ругать за то, что он ничего не делает, а они голодные сидят. Стал мужик кормить генералов, а по ночам приковывать себя цепями к пальме, чтобы не сбежать.

— Цепями?

— Ну наручниками. Какая разница?

— И верно, какая разница, — согласилась Светлана Михайловна. — А может, всё-таки верёвкой? Или они его загипнотизировали?

— Загипнотизировали! — уверенно подтвердил Оклахомов.

Класс уже откровенно хохотал.

— С мужиком генералы славно зажили. Только им телевизора не хватало. И они заставили мужика сделать им подводную лодку.

— Пятого поколения?

— Ну да. Чтобы незаметно от пиратов проплыть. Знаете, сколько в морях пиратов! Им только повод дай на платформу забраться.

— На какую ещё платформу?

— На нефтяную. Вы что, совсем новости не смотрите?

— Ах да, Гринпис! — вспомнила Светлана Михайловна хулиганскую выходку защитников природы в Арктике.

— Забрались генералы в подлодку и поплыли назад, в общество.

Светлана Михайловна прошла вдоль рядов, прислонилась спиной к стене.

— Приплыли генералы назад, дали мужику водки и выгнали его. Мужик напился и ничего не понял. Во всём водка виновата, как бы говорит нам между строк великий русский писатель, отвечая на наш вопрос о том, почему мужик двух генералов кормил.

Класс покатывался от хохота.

— Любопытный вывод, — сказала Светлана Михайловна с улыбкой. — Пересказ, конечно, очень далёк от текста, но в целом мысль верна. Три с минусом!

— Хоть бы раз без минуса поставили, — пробормотал Оклахомов.

Вид у него при этом был довольный. Если честно, он ни на что особо и не рассчитывал.

— Какое иносказание, таков и знак.

— За что это ему три? — возмутилась отличница Анжелина. — Он вообще всё переврал! Я бы ему единицу поставила!

— Ну и кровожадина! — прошептал Леденцов.

— Три за то, что думал, хотя видно, что от приставок крыша у вашего брата игрока едет в неизвестном направлении…

Светлана Михайловна ещё что-то говорила, но Оклахомов её уже не слышал. Он нажимал на кнопки, заставляя варвара Мутанта крушить лазерным мечом столетние дубы двухметровой толщины. Игру ему дали на один урок, и он спешил отыграться.

Пора браться за ум!

— А теперь домашнее чтение. Повторив это по-французски, Жанна Ивановна пробежалась глазами по журналу.

— Оклахомов.

— Я? — удивился тот и нервно завозился на месте. Наконец встал, кашлянул и, взяв книгу, начал на чистом французском языке:

— Я так виноват перед вами, точнее, перед самим собой по отношению к вам, что даже не пытаюсь оправдываться.

От удивления Жанна Ивановна широко раскрыла глаза и откинулась на спинку стула.

«Но это невозможно! — подумала она. — Два дня назад он не мог прочитать без ошибок и двух слов. Я сплю!..»

Жанна Ивановна помотала головой и попыталась проснуться. Сон не проходил. Она ущипнула себя за руку и поняла, что не спит. Это было ужасно.

«Ой, да это галлюцинация! — догадалась Жанна Ивановна. — Обыкновенная слуховая галлюцинация!.. Но какое произношение!.. До чего приятно слышать чистую французскую речь».

— Давно уже хотелось мне напомнить вам о себе, и если я не сделал этого до сих пор, то отнюдь не потому, что я об этом не думал, — как ни в чём не бывало, без малейшего акцента продолжал Оклахомов.

«Нет, это не галлюцинация, — подумала Жанна Ивановна. — Наши галлюцинации не говорят по-французски. А если и говорят, то не так хорошо… Просто я была к нему несправедлива».

Она с удивлением обнаружила: глаза у Оклахомова совсем не бессовестные, а умные и печальные, как у человека, много повидавшего на своём веку. Она заметила его высокий лоб, благородную осанку. А с каким чувством собственного достоинства он водил натруженным пальцем по строчкам!

— И заметьте, что при этом я обременён повседневными заботами, денежными делами и мало ли ещё чем! Дружески жму вашу руку и желаю вам всего самого хорошего, — закончил Оклахомов и, не спрашивая разрешения, без сил рухнул на место.

«Стыдно, дружище, — мысленно сказал он сам себе. — Пора тебе начинать учиться по-настоящему!.. Всё, решено, с завтрашнего дня берусь за ум!.. Хотя нет, завтра тренировка. С послезавтрашнего… А ещё лучше, с понедельника!.. С первого понедельника новой четверти. Решено, берусь за ум с новой четверти!»

Жанна Ивановна улыбнулась и встала. Глаза её сияли, душа пела.

«Вот она — награда за моё терпение», — подумала учительница.

— Мой дорогой друг! Благодарю вас за прекрасное, самобытное чтение, которым вы меня одарили! — сказала Жанна Ивановна по-французски, с любовью глядя на Оклахомова.

Оклахомов ощупью выключил спрятанный в парте магнитофон и нервно толкнул соседа: — Слышь, чего она там?.. Ничего не понимаю!

Инна Гамазкова


Частушки

Буквы в Машиной тетради
Не стоят, как на параде.
Буквы прыгают и пляшут,
Маше хвостиками машут!
Вы не видели Игната?
У него в руках лопата.
Собирается копать,
Квадратный корень извлекать!
В нашей школе есть скелет
Весёлое личико!
Говорят, что то скелет
Школьника-отличника!
Ох уж эти англичане!
Всё не так, как у людей!
Говорили бы: «сегодня»,
А они твердят: «тудэй»!
По закону Архимеда
Повторяла я урок.
А у нижнего соседа
Протекает потолок.
Как у нашего у Вовки
На груди татуировки:
Формулы да правила…
Во как жизнь заставила!
В географии Петров
Понимает будь здоров!
Отдал туркам Грецию,
Англичанам — Швецию!
Мы немного пошумели —
В школе стёкла зазвенели.
Мы сказали: — Ти-ши-на! —
В школе треснула стена.
Два — за Древние века,
За восстанье Спартака.
Ты прости за двойку, мама, —
Я болею за «Динамо»!
В школу, словно в тыл врага,
Саша пробирался.
Ничего, что опоздал.
Главное — добрался.
Мы спросили у Семёна:
— Кто разбил Наполеона?
— Кто разбил? Чего разбил?
Я к нему не подходил!
На ботанике сижу —
Пестики, тычинки.
Мои бедные мозги
Требуют, починки!

Самые смешные истории о проделках современных мальчишек и девчонок в школе и дома вы найдёте в весёлой серии «Школьные прикольные истории».

Эти книги написали для вас замечательные детские авторы: Тамара Крюкова, Марина Дружинина, Валентин Постников, Сергей Георгиев, Анна Вербовская, Сергей Силин, Евгения Ярцева, Юлия Кузнецова, Дмитрий Суслин, Анна Кичайкина, Александр Хорт и др.


Оглавление

  • Ирина Антонова
  •   С днём рождения!
  •   «Крыша»
  •   Надпись
  •   Красавица из пятого «В»
  •   Дама сердца
  •   Подарок
  • Инна Гамазкова
  •   Страдания
  • Елена Арсенина
  •   Муки творчества
  •   Фантазёр
  • Марк Шварц
  •   Семья
  •   Глупый карандаш
  •   Тапкоед
  • Анатолий Петухов
  •   Задача повышенной сложности
  •   Как я провёл лето
  •   Женитьба
  •   ОН и ОНА, или От любви до ненависти
  • Инна Гамазкова
  •   Физкультура
  •   Пирог
  • Светлана Семёнова
  •   Как я стал танцором
  •   Весёлая фамилия
  •   Организаторы
  •   Контрольная
  •   Геракл и Орлик
  •   А-ДАП-ТА-ЦИ-Я
  •   Ошибка
  •   Заплатить тишиной
  •   Мусс, или Как я изобретал миксер
  •   Мушкетёры и Прекрасная Дама
  •   История с попугаем, или Как мы встретили Новый год
  • Марк Шварц
  •   Охота запрещена
  •   Демобилизация
  •   Вредный вопрос
  • Сергей Силин
  •   Сестра по разуму
  •   Секретное правило Суворова
  •   Неземная красота
  •   Смышлёные родители
  •   Всё для друга!
  •   Кое-что о бабочках
  •   Трансформация
  •   Старая школа
  •   Глубина ответа
  •   Пора браться за ум!
  • Инна Гамазкова
  •   Частушки