Невозвращенец(дилогия) (fb2)


Настройки текста:



Том первый

Пролог

— Олег, Вы что и правда верите во всю эту чушь? Я от Вас такого не ожидал!

— Ну почему же «чушь», Сергей Станиславович?

— Значит Вы верите во всех этих зеленых человечков, НЛО, похищения людей, Лох-Несское чудовище, честность чиновников и неподкупность политиков?

— Ну зачем же так сурово. Я верю в палеоконтакты, я считаю, что версия об инопланетном происхождении человека имеет право на жизнь, я уверен в некоторой правдивости священных текстов и самое главное, я знаю, что мы не одиноки во Вселенной.

— И что, позвольте узнать, дает Вам такую уверенность?

— Факты, факты, Сергей Станиславович!

— И какие же это факты, позвольте узнать, молодой человек?

— Хорошо, давайте посмотрим на это со стороны. Начнем с самой близкой нам темы, палеоконтакты. Я не буду Вам рассказывать о почти идентичных статуэтках «догу», которые находят от японских островов до центральной Европы, опустим шумерских богов, рисунки Наски и прочую наскальную «живопись», наплюём на Стоунхендж и его копии по всему миру, забудем об пирамидах Северной Африки, Южной и Центральной Америки, Сибири и Европы, не будем обращать внимания на зиккураты Месопотамии, Мексики и Сербии, инки не знали колеса, но использовали косые паруса — блаж. Ворота Солнца? Случайность! Современные строители могут позавидовать древним египтянам? Так это рабы, сотни и тысячи рабов, подумаешь, трубчатые отверстия в гранитных блоках, которые мы и сейчас не можем повторить, это все бронзовые сверла и вода, ну и что, что бронза лишь царапает гранит, годы работы и отверстие готово. Что? Сотни таких отверстий? Так и рабов тоже сотни и тысячи! Да и времени больше чем достаточно! Черепа мамонтов и динозавров с пулевыми отверстиями, нанесёнными при жизни и уже начавшими зарастать? Так это тоже все ясно и понятно, метеориты, едрена мать! Мелкие такие метеориты, десятимиллиметрового диаметра, бьющие точно в лоб! Нержавеющее железо, сплавы, которые мы не в состоянии повторить, постройки с микронными зазорами, знания о Солнечной Системе и далеких созвездиях, геномодифицированные растения, модели самолетов, изображения танков, вертолетов, схемы космических кораблей, пилотских кабин, космических скафандров и водолазных костюмов, описание действий при применении ОМП, знание об атомарной структуре вещества! Описание лучевого и энергетического оружия, металлические предметы в породах миллионолетнего срока, карты Антарктиды. И еще тысячи и тысячи предметов, текстов, воспоминаний. Согласитесь, Сергей Станиславович, объяснений тут может быть очень немного. Или поверим нашим фантастам и признаем, что перемещение в прошлое возможно, или поверим Платону и признаем, что его мифическая Атлантида на самом деле существовала и ее жители владели фантастическими технологиями, или Землю посещали и посещают инопланетяне.

— Олег, не надо искать черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет. Все что Вы сказали можно объяснить вполне научно и рано или поздно это будет сделано.

— А нашу находку, ее тоже можно объяснить с помощью науки? На тысячи километров вокруг нет гранита, только осадочные породы. А что мы с Вами видим? Посреди тундры, далеко за Полярным Кругом, идеально правильный гранитный круг, почти в полсотни метров диаметром, а вокруг больше ничего. Ничего! Мы прозондировали почву в радиусе пяти километров, на глубину почти в сто метров. Пусто! Только лежит посреди тундры этот гранитный блин и все! Что это, следы доледникового периода? Ну тогда придется спустить в унитаз всю современную историю и признать, что человечеству намного больше, даже не лет, а тысячелетий, чем мы привыкли считать!

— Да, Вы правы, этот феномен я объяснить не могу. Но это я не могу, наука может объяснить все! Может это вообще, какой-то розыгрыш.

— Ага, и как это я не понял! Конечно розыгрыш! Тут недалеко геологи работают, так это они от нечего делать нашли, обточили и приволокли за пару тысяч километров, каменюку в десяток тысяч тон весом. Вы сами-то в это верите?

— Да какая разница во что я верю!? Это абсолютно не важно, важно только то, во что скажут поверить! Вы думаете я уже не встречал подобного? Вы ошибаетесь, молодой человек. Видел и не раз, и даже не два и не десять. Наша планета полна таких загадок, они на каждом шагу. Вот только помимо исторических шарад и головоломок есть еще такие понятия как финансирование, гранты, ученая степень, общественное мнение и научное сообщество! Вы поймите, Олег, совсем не важно, что я или Вы знаем, важно, как на это отреагируют ТАМ. Первый человек появился в Африке? Чушь! Человек появился здесь, в Сибири, в приполярье! Человек произошел от обезьяны? Да не смешите меня! Геном человека отличается от генома обезьяны почти на пол процента, а вот со свиньей у него разница чуть больше десятой доли процента. Ни один внутренний орган обезьяны не подходит человеку, а вот свиные, за боже мой. Из всех живых существ на этой планете только человек и свинья может сломать ноги на абсолютно ровном месте, только человек и свинья во сне летают и испытывают чувство невесомости. О чем это говорит?

— Эти два вида появились и жили на планете с меньшей силой тяжести, и они совершили космический перелет.

— И что дальше? Вы побежите это обнародовать? Да все это прекрасно знают! Но это НЕВЫГОДНО! Человечеству планомерно и регулярно чистят память, его отталкивают от космоса. Вот Вы, например, знаете, что угловая скорость вращения Луны и Земли совпадает до секунды, Вы знаете, что Луна вращается не равномерно, а Вам известно, что при таких размерах наш «естественный» спутник должен весить в несколько раз больше, а Вы в курсе, что в поясе астероидов на некоторых из них обнаружены остатки построек? И что, Вам от того что я сказал стало легче? Нет! Вы стучитесь в глухую стену и там никогда не появится дверь. Я не могу сказать, что на земле живут инопланетяне, не могу сказать, что на Земле жили инопланетяне, я не могу сказать, что наше прошлое незыблемо и люди из настоящего или из будущего не могут влиять на него. Я не могу этого сказать! Не могу, потому-что не знаю. История нашей планеты, да что там планеты, история нашей земли, нашего государства полна тайн и загадок. Вопросы можно задавать до бесконечности, но так и не получить на них ответы. А те ответы что будут получены…их лучше никогда не озвучивать, а еще лучше забыть. Вот так-то, молодой человек.

— И что, неужели ничего нельзя сделать? Неужели надо все забыть?

— Да, надо забыть. Утром приедут люди, они заложат пару зарядов и к обеду от этого «блина» останутся только осколки. Вот их-то мы и будем с вами изучать, описывать и восторгаться силой Ледника, который протащил многотонные глыбы на сотни километров. А потом мы с Вами будем писать статьи, монографии и диссертации о том, что когда-то, сотни тысяч лет назад, шельф Баренцевого Моря был совсем не дном океана, а горной грядой на его побережье и свидетельства этого, вот они, ледниковые останцы.

— Значит взорвут. И Вы им позволите?

— А нас с Вами никто и спрашивать не будет. Надеюсь Вы все поняли?

— Да, я все понял. Пойду я, погуляю. Проветрюсь немного.

— Да, Олег, сходите, погуляйте, ночь сегодня особенная. Раньше в эту ночь наши предки славили богов и разговаривали со своими пращурами. Только к «камню» не ходите, не надо. Тяжко мне, сердцем чую, что что-то должно случиться. Вы уж не подводите старика.

— Да не, Сергей Станиславович, я просто погуляю, обдумаю Ваши слова. Если вы правы, то надо менять профессию. Я так не смогу. Может в манагеры податься…

— А оно Вам надо? Никто Вам не мешает знать правду. А «дневная поверхность», она много чего может рассказать и показать. Я уверен, что когда-нибудь придет время и правда выйдет наружу, когда-нибудь история и археология станут настоящей наукой, а не «девочкой по вызову» у власть предержащих. Так что, если уж потратил шесть лет в университете, да после него почти десяток, то метаться поздно. Или Вы, Олег, подались в археологию за славой Шлимана, Говарда и Вельтмана? Нет? Так чего же тогда расклеился? Наше дело находить, описывать и систематизировать, наше дело, сохранить память о прошлом для будущего.

Для Олега Владимировича Юсупова, эта история началась больше чем два десятка лет назад. Тогда еще ученика четвертого класса средней школы, которому совершенно случайно попалась на глаза в школьной библиотеке книга Георгия Федорова, в меру потрепанная, она почти ничем не отличалась от своих товарок, расположившихся на полках, разве что только странным названием «Дневная поверхность». Страстный любитель фантастики, исторических и приключенческих книг, проглатывающий их на одном дыхании, он никак не мог пройти мимо такого странного названия. Схватив томик, Олег тогда предвкушал занимательное чтиво, представляя, как вновь окунется в жизнь отважных космонавтов, а может пойдет на штурм Измаила вместе с чудо-богатырями Суворова, а может встретится в безжалостном бою с кровожадными пиратами, а может быть и совсем наоборот, возглавит абордаж испанского галеона. Уже придя домой и открыв первую страницу он понял, что его мечтам не суждено сбыться. Никаких приключений, никакой магии или фантастических открытий, книга сначала показалась нудной и заумной, но станица летела за страницей, а отрываться так не хотелось. Перед глазами парнишки вставали грандиозные раскопки, открывая тайны ушедших эпох, книга затягивала и завораживала не выдуманным миром, а своей правдой жизни, разгадками тайн, оставленных прошедшими веками и своей новизной. Скорее всего именно в этот момент Олег и понял кем он хочет стать в жизни, чему посвятить и как провести эту самую жизнь. Потом были еще долгие шесть лет школы, сотни всевозможных книг, поступление в универ и проваленные экзамены, два года службы в рядах Непобедимой и Легендарной, дембель и новая попытка поступить на Исторический Факультет ЛГУ, на этот раз вполне удачная, так как на дворе стоял уже 1993 год и профессия историка, а уж тем более археолога никому не была интереса, ну конечно, это ведь не Юридический и уж конечно не Финансово-экономический, о которых все говорили с придыханием. Что может быть хорошего в том, чтобы оказаться после шести лет учебы перед школьной доской и рассказывать малолетним оболтусам о Гильгамеше, Александре Македонском, Николае 2 и Сталине, обсуждать давно отгремевшие битвы и полузабытые войны. Наверное, именно поэтому и поступил, так легко, бравый сержант запаса в один из самых престижных университетов страны. Шесть лет учебы пролетели как один день, все было интересно, все было ново, а выезды на пленэр после второго курса и до самого окончания оставили после себя только приятные воспоминания. Сразу после защиты диплома Олегу повезло попасть в группу к профессору Гарламову, Сергею Станиславовичу, с которым вот уже почти десять лет он и колесит по необъятным просторам родной земли, повезло пару раз даже выбраться за «бугор», один раз в Болгарию, а второй раз, аж в Испанию, на раскопки древних захоронений. Так бы, наверное, и текла жизнь молодого археолога, если бы не странная находка на территории Таймыра и не срочная командировка за Полярный Круг.

Стоит отметить, что Олег был страстным любителем фантастики и его библиотеке, наверное, могло бы позавидовать не мало любителей подобного чтива, а свободное владение тремя европейскими языками значительно облегчало труды по поиску любимых книг. С приходом в нашу жизнь цифровых технологий и Интернета в частности уже не приходилось бегать по «жучкам» и выискивать чтобы такого почитать, все стало намного проще, но и сложнее одновременно. Огромное количество всевозможной литературы выплеснула из себя «всемирная паутина», появились сотни новых авторов и разобраться в достоинствах той или иной книги стало очень трудно. Но вот пара тем зацепила и зацепила основательно, все новинки этих двух направлений он старался отслеживать и читать, правда частенько напрягала ситуация, когда автор неожиданно пропадал и оставлял свое творение неоконченным, но приходилось мириться и с таким поворотом дел. А с недавних пор электронная книга стала его бессменной попутчицей и время в командировках стало идти намного веселее и плодотворнее, хотя и так скучать не приходилось, но все же как приятно вернувшись к себе в палатку или в экспедиционный вагончик, завалиться на раскладушку с новой, еще не читаной книгой и окунуться в невероятные приключения всевозможных попаданцев в иные миры, времена или даже в игры. На этой почве даже появилась парочка своеобразных хобби, да и длительные отпуска после поездок надо было как-то проводить, вот и увлекся Олег изготовлением средневековых доспехов и холодного оружия. Очень скоро почти полная историческая идентичность его поделок принесла ему известность в достаточно узких кругах лиц, мнящих себя эльфами, орками или еще какими тамплиерами. Он даже посещал пару раз их сборища на Васильевском острове, где и познакомился с настоящими фанатами и мастерами железных дел, с которыми мог часами обсуждать способы изготовления кольчуги или пластинчатого доспеха, спорить о преимуществах того или иного меча, кинжала или кастета. Даже несколько месяцев походил на уроки Исторического фехтования, правда они ему очень быстро наскучили и посещал он их в основном из-за желания поддерживать себя в хорошей физической форме, тем более, что нагрузки там были приличные и заплыть жиром не давали.

Так бы, наверное, и шла жизнь молодого ученого, если бы не эта экспедиция на самый край Света, в страну Вечной мерзлоты, Родину Северного ветра, которую многие уфологи, да и достаточно серьёзные ученые, как историки, так и археологи, а вместе с ними и всякие разные палеонтологи с антропологами считают истинной прародиной человечества, доказывая, что именно подо льдами Арктики, в бездонных, промёрзших, болотах Севера находится место появления Человека разумного на нашей многогрешной планете. Хотя, надо признать, что теории эти достаточно стройные и не лишены права на жизнь.

Вся эта экспедиция напоминает собой не научный поиск или исследование, а тревогу в воинской части. И такие аналогии начались с самого начала, от неожиданного ночного звонка профессора и довольно странных бесед с незапоминающимся человеком в штатском, до экстренных сборов и полной секретности куда, зачем и на сколько предстоит поездка. Единственные комментарии которых удалось добиться, это совет захватить с собой теплые вещи, и это в середине июня. А потом начались сюрпризы. Трехдневные курсы по обращению с оружием, кои в прочем объяснили большой удаленностью от населенных пунктов и достаточно дикой и агрессивной фауной. Затем выдали СКС шестьдесят какого-то лохматого года выпуска с сотней патронов и полный перевод на казарменный режим. Вообще, во всей подготовке экспедиции прослеживалась рука и заинтересованность «Непобедимой и Легендарной», что совсем даже не внушало оптимизма. А потом о них забыли. Вот так вот просто, взяли и забыли. Сначала была мысль, что состав и цели экспедиции согласовываются на достаточно высоком уровне, но нет, все оказалось намного проще — заказчик потерял всякий интерес. Оружие изъяли, патроны тоже забрали и распустили всех по домам.

Олег уже начал планировать отпуск, в этот раз он собрался поехать на Байкал, полюбоваться красотами и немного отдохнуть, но его надеждам не суждено было сбыться. Дня за три до отъезда опять позвонил профессор и начал интересоваться планами на лето. Олег ничего скрывать не стал и рассказал о планируемой поездке. Сергей Станиславович предложил встретиться и поговорить по поводу отпуска и поездки, сообщив, что у него есть другое предложение, не менее интересное, способное принести некоторые материальные блага в виде командировочных, полевых и прочих выплат. Обещанная сумма оказалась очень заманчивой, а срок поездки в полтора-два месяца, оптимальным. Поэтому встреча состоялась уже через пару часов, а к вечеру все сборы были закончены и осталось только дождаться отмашки на погрузку и вперед. Совет, сильно не загружаться и ограничиться парой десятков килограмм багажа, несколько ограничил, но дал понять, что вопреки устоявшейся традиции, поездка предстоит не на поезде, а авиатранспортом, что не могло не порадовать. Если спонсор согласен потратиться даже на авиабилеты, то скорее всего не станет экономить на оплате труда задействованных специалистов.

Как итог всей беготни, сборов и нервотрепки уже через два дня весь состав экспедиции выгружался посреди бескрайней тундры из Ми-26, принадлежащего МО РФ, а парочка такелажников в форме, споро отцепляла четыре небольших вагончика от подвесок. Чуть позже вагончики займут свои места и в них обоснуются специалисты, которых не так и много, если не сказать, что совсем мало. Для Олега, привыкшего к многочисленным сотрудникам, задействованным при раскопках, к студентам исторических факультетов ВУЗов и просто, помощников-энтузиастов, весть, что вся экспедиция будет состоять всего из восьми человек, была шокирующей. Да и откапывать, как оказалось, ничего не надо, так, чуток поработать лопатой, для определения зоны раскопа, не более, а вот наличие огромного количества всевозможной аппаратуры и приборов, измерительной, зондирующей техники, высокотехнологичной лаборатории, его приятно удивило. Не меньше поразил и состав экспедиции. Из восьми человек только сам Олег и профессор имели отношение к истории и археологии, а остальные оказались кто кем, было два физика, один даже какой-то совсем заумный, астрофизик, один химик, а еще один тоже химик, но с каким-то уклоном в металлургию. Начальником экспедиции оказался насквозь военный, целый полковник, а его замом, «Звезда Кет» — Катерина, Катенька, Катюша. Стреляла эта девица как та самая «Катюша», что глазками, что из табельного ПММ, а по специальности она оказалась, геофизиком. Что это такое и с чем это едят, Олег не знал, но усвоил только одно, к классической физике это никак не относится. Ну а в качестве наглядного урока усвоил, что если не хочешь остаться без «мужского достоинства», то и руки, даже в шутку, распускать не стоит, оторвет и скажет, что так и было. В общем, ближайшее время обещало быть томным и насквозь покрытым «государственной тайной».

Первые два дня были полностью посвящены обустройству лагеря, когда с помощью подручных средств и «пердячего пара» растаскивали вагончики, ученые настраивали и тестировали свою аппаратуру, а вся мужская часть экспедиции поглядывала на геофизика и облизывалась. В общем все как обычно в первые дни на новом месте. Наконец все неотложные и первостепенные работы были выполнены и подошло время заняться собственно работой, для которой они и забрались в такую даль. Как очень быстро выяснилось, никаких масштабных работ не предусмотрено, а наличие в составе экспедиции археолог, это скорее реверанс в сторону Академии Наук, и не более. Ну скажите пожалуйста, зачем нужны историки, да еще и в такой узкой области как археология, если всех артефактов это один большущий камень. Вот-вот, археологи тут и на хрен не нужны, поэтому весь следующий месяц и слонялся Олег по тундре, лишь изредка наведываясь в лагерь. Тем более, что никто его и слушать не хотел, а все его теории о внеземном, или ином предназначении каменной площадки не рассматривал в серьёз. Как говорится, физики никогда не поймут лириков. Пожалуй, единственные члены экспедиции кто хоть иногда слушал Олега, были ее начальник и его зам, а остальные или отмахивались, или просто смеялись, доказывая, что артефакт не что иное как очередная шутка природы, тем более, что все исследования и анализы это подтверждали. Правда была пара нюансов, из-за которых, в принципе, и была собрана экспедиция. Во-первых, гранитный, на вид, блин абсолютно никак не удавалось протестировать, даже жесткое, рентгеновское излучение пропадало в нем как в трясине, не давая на выходе ничего, а во-вторых, заполярная тундра, это такое место, где любой предмет, обладающий заметной массой в течении очень непродолжительного времени, уходит в грунт. Так уж работает «Вечная Мерзлота», лето хоть и короткое и совсем не жаркое, но на какое-то расстояние почва оттаять успевает, вот и погружаются тяжелые предметы как в болото, глядишь, и за десяток лет там где стаяла машина, или здание, уже ничего и нет. Поэтому и стоят в Заполярье строго на сваях, а про железные дороги только мечтают, нет, проложить «железку» конечно можно, вот только на долго-ли. А камешек, который изучала экспедиция погружаться не собирается, наоборот, иногда возникало чувство, что он как гриб растет из земли и это при том, что никакой опоры под ним нет. Уж это-то выяснили быстро и точно. Версий по этому поводу было много, даже очень много, но никакой более-менее приемлемой так и не выработали. Короткое заполярное лето уже подходило к концу, поэтому и экспедиции осталось работать считаные дни, а потом домой, в Питер. Окончательно из колеи Олега выбило известие Сергея Станиславовича, что артефакт решено уничтожить, а при необходимости дадут возможность исследовать его осколки. Оставлять таинственный камушек вблизи от недавно открытого газового месторождения никто не собирался, как говорят, «баба с воза, кобыле легче». Когда пахнет полноценными «жабьими шкурками», о науке забывают.

Ошарашенный известием о скором уничтожении артефакта, Олег по инерции прихватил свой походный рюкзак и вышел на улицу. За Полярным Кругом конец августа это уже даже не осень, это уже начало зимы. Первый снег уже выпал, кое-где и растаял, но то там, то здесь попадаются небольшие сугробики. Так, обходя замерзшие лужи, кучки снега, Олег сам того не осознавая пошел в сторону загадочного камня, которого просто не может существовать в природе, но вот же он, лежит посреди тундры, а над ним струится едва заметное марево. Камень отдает тепло, накопленное им за день. Слишком поздно Олег понял, что на таком расстоянии марево от остывающего камня никак видно быть не может, да и какое марево, если даже днем температура не превышает пяток градусов. Уже стоя возле камня, Олег понял, это не марево, это Северное Сияние, вот только довольно странное. Нет завораживающих сполохов на пол неба, нет той игры красок, которую уже пару раз довелось повидать. На этот раз Сияние было как бы за горизонтом, и Олегу было видно только самый его краешек, но такого быть не может, в конце концов Северное Сияние — это атмосферное явление. Рука привычно легла на зеркальную гладь камня и медленно прошлась по слегка закругленному краю. Прошлась как десятки и сотни раз до этого. Олег по-своему прощался с загадкой, просил прощения, что не смог понять, разобраться, защитить от человеческой алчности и скудоумия. Боль резанула кисть. Острый как бритва и тонкий как игла штырь плавно погружался в камень, а на его поверхность капала кровь из небольшой раны. Не отдавая себе отчета что делает и зачем, одним рывком Олег запрыгнул на поверхность каменной площадки, достигавшей пояса. От нескольких капель крови оставшихся на поверхности артефакта начали разбегаться тусклые линии, постепенно оформлявшиеся в какой-то давно забытый орнамент. Было в этих четких, ломаных линиях что-то до боли знакомое, но давно и прочно забытое. Непослушные ноги сами понесли молодого археолога в центр площадки.

Яркая вспышка осветила лагерь на несколько долгих секунд. Старый ученый, много повидавший археолог, с грустью смотрел как его молодой коллега идет по камню, постепенно погружаясь и исчезая в полыхающем зареве. На яркий свет из своих вагончиков выскочили и все остальные члены экспедиции. То, что они увидели навсегда осталось в их памяти. По молчаливому уговору никто из них никогда и никому не рассказывал о том, что они увидели. Даже полковник предпочел «забыть» в своем рапорте о увиденном. На каменной площадкой возник мираж, а может и не мираж, а может просто оптический обман, но все они видели одно и тоже, как в огромном калейдоскопе, с огромной скоростью менялись виды городов и ландшафты, изображения звездного неба сменялись циклопическими постройками, странные интерьеры изменялись до причудливых природных образований, пока наконец объемная картинка не стала статичной — густой лес, над которым возвышается несколько острых и высоких башен, освещенных яркими огнями, а над неизвестными постройками в ночном небе светят ДВЕ Луны. Семь человек стали свидетелями как их молодой товарищ, медленно, как сомнамбула уходит в неизвестную даль.

1 глава

Если я скажу, что с момента как острая игла вонзилась мне в руку и на камень в далекой земной тундре пролилась моя кровь, до того момента как я смог целенаправленно и абсолютно спокойно двигаться, я ничего не помню и не отдавал себе отчета в том что со мной происходило после, то конечно же это будет самая настоящая ложь. Я все прекрасно понимал, осознавал и помню до сих пор. Но понимать, осознавать, отдавать себе отчет и действовать полностью добровольно и осмысленно, это разные вещи. Проведя двое последних суток в полной темноте и непонятно где, когда только странные звуки, звучащие, кажется, сразу со всех сторон и даже изнутри моей головы не давали мне сойти с ума, я имел достаточно времени чтобы понять и уяснить, что с того самого момента мое тело действовало по командам из вне. Хотя, положа руку на сердце, сказать, что эти действия вызывали у меня отторжение и неприятие я не могу. Страх? Да страх был, но был еще и жгучий интерес, всепожирающее любопытство и дикая страсть раскрыть ТАЙНУ, в какой-то момент времени эта идея стала основополагающей, превратилась в цель жизни. Наверное, именно поэтому я и не препятствовал чужому управлению моим телом, хотя, скорее всего, даже малейшее усилие с моей стороны разрушить это наваждение непременно увенчалось бы успехом. Даже тот роковой, последний шаг, и тот можно было не делать. Странный голос, звучащий в моей голове, прекрасный чужой язык, льющийся как колыбельная матери, больше напоминающий песню, явно спрашивал моего согласия, и я абсолютно добровольно дал его, будучи уже полностью захвачен предвкушением невероятных приключений. Ну скажите, на милость, кто из нас, подсевших на книги о самых разных попаданцах, переселенцах и внедренцах не мечтал оказаться на месте очередного счастливчика? Кто стал бы отказываться от выпавшего ему шанса? Так почему же я должен был отказываться, почему я должен был перешагнуть через себя и остаться дома? Почему я должен был дожидаться, когда приедут совершенно неизвестные мне люди и спокойно уничтожат мою мечту и выпавший мне шанс на изменение своей жизни? Молчите? Вот то-то и оно.

Когда стальная игла пронзила мою руку, а потом неспешно утонула в сплошном камне я уже знал, что и как надо делать. Вскочив на камень, я направился в его центр. Со стороны казалось, что весь камень можно пересечь за пяток секунд, но для меня прошло намного больше времени, я не знаю точно сколько, может час, может два, а может и сутки, месяц, год. Я шел и шел, я просто знал куда я должен дойти и поэтому прикладывал все силы чтобы сделать еще один шаг, приблизиться к центру камня, или, может центру мирозданья еще на шаг, на полшага, на миллиметр. С хрустальным звоном рассыпалась какая-то преграда и до меня дошло, что только что, прямо сейчас я пересек невидимую границу, после которой я должен буду сделать свой выбор. Я оказался внутри огромного кристалла, сотни и тысячи его граней отбрасывали причудливые отражения. В моей голове появилась мысль, что я должен выбрать и сразу же отражения от граней приобрели объем, они начали, сменяя друг друга, проскальзывать перед моими глазами. Я не успевал ни запомнить их, ни как следует разглядеть, но почему-то знал, что это все не то, знал, что мое отражение я и увижу, и запомню, и успею понять, что это именно оно, именно то, что мне надо. И я оказался прав. Карусель отражений внезапно замерла, а сами отражения превратились опять в обычные отражения света на гранях кристалла. Осталось только одно. Величественный лес, освещённый светом двух Лун, на ночном небе россыпи незнакомых созвездий и на этом фоне огромные сверкающие огнями башни, уходящие своими вершинами на многие сотни метров в верх, пронзая тонкими и высокими шпилями небесный свод.

Из глубокой раны на руке продолжала сочиться кровь, образуя маленькую лужицу прямо в центре камня, где оказалась небольшая выемка, отсвечивающая в свете проходящего полярного дня. Эта лужица превратилась в зеркальную дверь, поднявшуюся и вставшую вертикально. Прошло немного времени и дверь пошла рябью, ее покрыла мелкая зыбь. А потом дверь превратилась в бездну, в глубине которой тяжело заворочались какие-то тени, начали клубиться тяжелые облака, изредка подверчивающиеся всполохами молний. Позже облака закружились, потекли, превращаясь в завораживающий хоровод из света и тьмы, хоровод манящий, соблазняющий и гипнотизирующий…

Я прекрасно понимал, что за этой дверью меня может ожидать все что угодно. Может поджидать и «Старуха с косой», и «Девица с лилиями». Надо было определяться и я определился, и сделал шаг вперед, потом следующий и следующий. А потом оказался здесь.

Сперва я даже и не понял, что нахожусь уже не на том камне, но резкий и неприятный запах застоявшегося воздуха, чуть заметные миазмы разлагающейся органики и непривычное чувство некоторой легкости в движениях быстро дали понять, что я ПОПАЛ.

Первое время я даже пытался определиться где нахожусь, но кроме того, что лежу на какой-то каменной площадке, почему-то я был уверен, что подо мной точно такой же камень что и в тундре, я не сомневался. Нащупав свой рюкзак, с которым практически никогда в экспедициях не расставался, я провел инвентаризацию оказавшегося со мной имущества, которого к сожалению, оказалось не так и много. В первую очередь это конечно продукты, пара НАТОвских сухпайков, а в придачу к ним три банки какой-то каши с мясом, прочитать название в полной темноте мне само-собой не удалось. Литровая фляга с легким морсом, сваренным нашим поваром из заполярных ягод и плоская фляга с поллитрой неплохого коньяка. Потом пошли профессиональные принадлежности, но археологический набор из доброго десятка лопаточек, щеточек и скребочков никакого смысла сейчас не имел. Экспедиционный ноутбук, в котором я оформлял «Журнал экспедиции», оказался полностью разряжен. Таже участь постигла и мобильник, и фонарик, и несколько аккумуляторов к нему. Из более-менее полезного оказался только хороший нож, привезенный мной еще с армии, как память и пачка СКСовских патронов, по крайней мере, если не найду выход, то смогу застрелиться, много ума для этого не нужно. Находясь в полной темноте, полностью не потерять чувство реальности мне не давали только часы, слабо светящиеся фосфорными огоньками и твердая уверенность, что очень скоро все придет в норму и я смогу выбраться из своего заточения. Я уже несколько раз обошел помещение, в котором оказался, это был квадратный колодец, по крайней мере именно так я воспринял свои ощущения, когда наощупь исследовал окрестности. От стенки до стенки было порядка двадцати шагов в ширину и столько же в длину, никаких дверей, окон, проемов или ниш тут не было, сплошной камень, отполированный до состояния зеркала. Идеальная тюрьма.

Почти двое суток ничего не происходило. В свое время, я неплохо учился в школе, поэтому прекрасно знал, что при долгом нахождении в закрытом объеме человек неминуемо начнет задыхаться из-за недостатка воздуха, но в моем случае этого не происходило, никаких неприятных ощущений я не испытывал, напротив, со временем мне начало казаться что воздух становится чище, по крайней мере исчезла сухость и запашок разложения, иногда даже веяло чем-то освежающим, каким-то цветочным ароматом, да и стало заметно теплее, последнюю ночь я уже не кутался в куртку, а скатав положил ее под голову, все же спать на голом камне было не удобно, да и для здоровья не фонтан.

Сегодня начинается третий день моего пребывания, два дня и три ночи, ну по крайней мере именно об этом говорят мне мои часы, именно столько я провел здесь. Еще бы понять где именно. Поднявшись со своего импровизированного ложа я по привычке начал делать легкую разминку, чтобы погонять застоявшуюся кровь, как в изумлении замер. Я ВИДЕЛ свои руки! Вокруг царила все таже тьма, но вот свои руки, ноги, лежащие на полу рюкзак и куртку я хоть и смутно, но видел. Приведя в порядок свои нервы, я все же закончил разминку и попытался более внимательно исследовать свою темницу. Как только я подошел к стене и начал приглядываться, а вдруг при тактильном осмотре я что-то пропустил, как мне по глазам резанул яркий свет. Дикая боль разрывала мне глаза от нее-то я и потерял сознание.

Очнулся я рывком, как-то так сразу, как будто где-то внутри меня повернули какой-то тумблер, включая меня как машину. Глаза не болели, совсем не болели, пропала и рана на руке, которая в последнее время ужа начала доставлять мне некоторые проблемы. Дышалось легко и свободно, камень был теплым, а вокруг было светло как днем. Я лежал там же где и вырубился, все тот же камень, все те же идеально гладкие стены, вот только на одной из них сейчас четко виднелся дверной проем, точнее, тонкая линия, ограничивающая этот самый, проем, ровный круг почти двух метров в диаметре. Могу поспорить на что угодно, но до моего обморока ничего подобного тут не было. «Похоже мне предлагают покинуть это помещение. Ладно, думаю хуже, чем здесь уже не будет.» поднявшись я собрал свои вещи и шагнул к двери. При моем приближении, то что еще совсем недавно выглядело как сплошной камень, лишь ограниченное тонкой линией соединения, покрылось сеткой трещин, изображая схематичный рисунок чего-то похожего на ромашку и раскрылось подобно диафрагме на старых фотоаппаратах. Выход был прямо передо мной.

В силу специфики своей профессиональной деятельности я не один раз успел побывать во всевозможных пещерах, катакомбах или постройках, много лет простоявших без присутствия человека. Всегда и везде заброшенность выдавал толстый слой пыли, спертый воздух и некий дух покинутого жилья. Этот дух был и тут, а вот ничего другого не было, как будто я нахожусь в каком-нибудь цеху по выращиванию кристаллов кремния для микросхем, где даже само появление человека невозможно, но поддерживается идеальная чистота. Я шел и шел по длинным коридорам, пересекая большие и маленькие помещения и всюду была идеальная чистота и отсутствие хоть каких-то следов разумной деятельности. Только ярко светящийся потолок, а местами и стены, да открывающиеся при моем приближении, все те же круглые двери в виде диафрагмы, безмолвно свидетельствовали, что я в не заброшенном подвале, а во вполне функционирующем комплексе. Почему именно подвале? Так нигде, ни одного окна, один сплошной идеально гладкий камень стен и слегка шершавый пол, по которому так легко и удобно идти. Весь мой поход напоминал путь по комплексу помещений, снабженных многократно дублированной системой шлюзования. В сечении все проходы были чуть больше двух метров в поперечнике, и я уже знал, вернее догадывался, почему. В одном месте мне пришлось буквально протискиваться между стеной и каким-то странным агрегатом, напоминавшем, своим видом, пулю от ПМ. Судя по тому, что аппарат находился посреди очередного коридора, то скорее всего это какое-то транспортное средство, тем более, что его диаметр был почти точно равен диаметру дверей. Вот только принцип движения этой штуковины я так и не понял, никаких колес, лыж, гусениц, видно не было, как не было и ничего хоть отдаленно напоминавшего дюзы и сопла двигателей. В общем, этакая пуля — переросток.

Если верить моим часам, то я блуждал по этому лабиринту уже почти три часа. Почему блуждал? Так я еще дважды проходил мимо этой самой транспортной пули. У меня даже начало складываться впечатление, что я нахожусь в каком-то научном комплексе из которого, убрали все что можно и что нельзя тоже, ну или наоборот, построить построили, а запустить не успели. Так сказать, наполнение отсутствует. Вот и блуждаю я по этим коридорам и помещениям, не успевшим почувствовать человеческий дух, а может уже и просто позабывшим его. Наверное, я блуждал бы еще очень долго, если бы в один прекрасный момент мой взгляд не зацепился за некоторую странность. Контур двери, контур самой обыкновенной двери, прямоугольник, примерно с метр шириной и около двух с половиной метров высотой. Эта дверь располагалась в очень неудобном месте, буквально в полуметре от очередного поворота и в паре метров от двери, ведущей в большое помещение. Ну вот совсем ей здесь не место, ну хоть убейте меня. Мало того, что эта дверь полностью выбивается из местной архитектуры и смотрится как что-то чужеродное, так она еще и изготовлена из совершенно другого материала, напоминающего металл, а может металлом и являющегося. Но и это еще не все. Все диафрагмы работают практически бесшумно, что значит или им постоянно проводится техобслуживание, или они совсем недавно были отремонтированы и приведены в порядок, что в данном случае не имеет никакой разницы. А вот эта, одна единственная дверь, и так полностью выбивающаяся из общего вида, даже на мой совсем не профессиональный взгляд очень давно не видела не то что какого-то ремонта, а даже и самой обычной смазки. На пробу я попробовал открыть свою находку. И как не странно мне это удалось, ну, почти. Приоткрывшись на десяток сантиметров дверь замерла. Я надавил посильнее, а потом и вообще навалился всем весом. Со страшным скрипом дверь начала открываться. Наконец я, хоть и с трудом, но смог протиснуться в помещение что находилось за ней.

Если во всех помещениях, что я прошел до этого, угадывался какой-то нечеловеческий разум, было что-то машинное в проектировании и расположении коридоров и больших пространств, то за дверью сразу повеяло духом «хомо», тем самым, что некоторые почему-то называют «сапиенс». Сказать, что в помещении царила разруха, это значит сделать комплимент. Нет разрухи не было, все помещение было практически уничтожено. Между кое-где сохранившимися кусками стеновых панелей проглядывали стены, похожие на бетонные. То там, то сям висят обрывки каких-то проводов и шлейфов. На потолке видна искорёженная пулеметная установка, ну по крайней мере мне эта штука таковой показалось. Стены опалены, в выбоинах и кавернах, а на полу почти десяток костяков, внешне похожих на людей, вперемешку с кусками давным-давно истлевших тряпок и каких-то железяк. Что и когда здесь произошло, кто и с кем воевал?

Осторожно, инстинктивно стараясь не потревожить прах давно погибших людей я вышел в соседнее помещение. Здесь все было то же самое, только следов боя побольше, а останков поменьше. Так я и бродил еще почти час, везде наблюдая одну и ту же картину. Трупы, разрушенное и разбитое оборудование, непонятного назначения, побитые и обожжённые стены. Я уже основательно устал от вида смерти, да и просто длительного блуждания по коридорам, лестницам и помещениям, когда вышел в самую дальнюю секцию. Почему дальнюю, так в нее в отличии от всех остальных вела только одна дверь, все остальные были проходными. Здесь по сравнению с уже посещенными мной помещениями царил более-менее порядок, почти не было следов пожара, даже кое-какая мебель осталась относительно целой. Правда, чтобы попасть в нее мне пришлось изрядно повозиться, скорее всего когда-то эта дверь закрывалась практически герметично, сложный профиль дверной коробки и полотна говорил об этом, да и закрывалась она не как обычно, а вертикально, а когда я смог чуть ее приоткрыть, послышался свист воздуха. Именно поэтому я и провозился с ее открыванием почти час, но в конце концов с помощью ножа и какого-то куска металла, найденного в соседнем помещении, мне удалось приподнять дверь, после чего открыть ее уже не составило особого труда, как говорится «дайте мне точку опоры, и я переверну Землю», хороший рычаг — это наше все. Эта секция состояла всего из трех небольших помещений, одно из которых было, судя по всему, жилое. И жила здесь целая семья, может быть таких секций было здесь и много, просто они были полностью разрушены, а может я просто еще не дошел до них, не знаю. Сначала я не обратил никакого внимания на несколько трупов лежащих в первом от двери помещении и вспомнил о них только тогда, когда попал в ту комнату, что я назвал про себя «жилой». Честно говоря, лучше бы я сюда не заходил. В углу лежала мумия, самая настоящая мумия женщины. Определить была ли она красива, какие у нее были волосы практически невозможно, вся верхняя часть головы была сожжена, но сожжена как-то странно, как будто горел мозг, горел с огромной температурой, так, что даже волосы и те сгорели, хотя и это не так страшно. Страшное было дальше. Три трупа, три детских трупа, примерно от трех до десяти лет. Если судить по виду детских мумий, то умирали они долго, очень долго и не от ран, скорее всего от голода и жажды, а может и от недостатка кислорода, сейчас, без исследований, сказать трудно. Вот после этих страшных находок я и обратил внимание на тела, лежащие в первой комнате, решив изучить их более внимательно.

Всего я насчитал шесть тел. Одно было вполне себе человеческим, а вот остальные пять, хоть и принадлежали гуманоидам, но это были не люди. Почему я так решил, объяснить довольно трудно, вроде бы все то же самое, ну разве что глаза чуть больше чем должны быть, костяк тоньше и длиннее, вот просто было у меня такое ощущение и все тут. Постепенно у меня начала складываться картинка всего произошедшего здесь много-много лет назад. Скорее всего, эти пятеро были из состава нападавших и застали они местных врасплох. Я не знаю, как проникли чужаки в этот комплекс, понимаю только одно, они столкнулись с хозяином этой секции почти в дверях и не смогли пройти дальше. Мужчина защищал свою семью до последнего и победил, победил ценой своей жизни. Не понятно почему ни хозяин, ни нападавшие не воспользовались своим оружием, возможно что-то им в этом помешало, а может просто не успели. Но наличие огнестрельного оружия не отменяет возможность применения оружия холодного, что здесь и произошло. Все шестеро были убиты с помощью шпаги, или узкого меча. Образцы коего, кстати, я тут и наблюдаю аж в количестве шести штук. Пять абсолютно одинаковых, с богатой гардой и слегка синеватым лезвием и еще один, с простой крестообразной рукоятью, матово-серый клинок, который почему-то совсем не хочется трогать, он как будто кричит, «не смей!». Все пришельцы убиты или в грудь, или в голову, только один повержен ударом в спину. Серый меч так и торчит из его спины, буквально приколов того к стене. А тот, кто это сделал лежит в шаге от него с синим клинком, пронзившим грудь по самую рукоять.

Не знаю что на меня нашло, но я принял решение хоть как-то оказать последние почести павшим в этой секции. Начал я, как не странно, с женщины и детей. Конечно я не мог их похоронить, но по крайней мере поднять тела с пола и уложить их на супружеской кровати я мог. Что и сделал. Наверное стоит признаться, что и теперь профессия взяла верх, прежде чем уложить тела я их внимательно осмотрел и кое-что оставил себе. Так у женщины на правой руке оказался широкий, очень широкий, браслет, полностью скрывающий руку от запястья до локтевого сустава. Высохшая рука свободно прошла через метал и у меня оказалась в руках недлинная труба с едва видимой полоской стыка. Больше с тела я ничего не стал снимать. Точно такой же браслет, но уже на правой руке был и у мужчины, его я тоже забрал себе, резонно предположив, что раз здесь в ходу холодное оружие, то парочка наручей может пригодиться. Снял я с тела и ножны от меча, очень уж этот клинок вызывал неоднозначные чувства и мне не хотелось носить его в открытую. Особо меня заинтересовали доспехи надетые на хозяина секции. В принципе ничего особенного, чем-то этот набор напоминал защитную экипировку игроков в американский футбол, вот только материал, из которого это все было изготовлено. Легкий как пластмасса, но в то же время неимоверно прочный, мой нож, из медицинской стали, не смог его даже поцарапать. Что это, металл, пластик или керамика, а может что-то иное? Не знаю, но думаю, что мне это все пригодится. Снял я с тела и пояс, это явно что-то высокотехнологичное, вон сколько всевозможных кнопочек и сенсоров. Небольшой шмон по карманам ничего нужного или вызывающего интерес не дал, подобрал только парочку странных палочек, чуть больше мизинца размером, сделанные из керамики, но с торцов металлические заглушки, причем из разных металлов, больше всего напоминают батарейки. Нашелся у мужчины и пистолет странной формы и конструкции, больше похожий не на оружие, а на женский фен, такой же толстый ствол, а на конце раструб, как у древних мушкетов, вот только ствол оказался не полым, в нем находится целая система линз из разных кристаллов. Ладно, потом, если будет время и желание, то разберусь что и почем. Детские тела я обыскивать не стал, надеюсь понимаете почему.

Трупы пятерых нелюдей дали тоже не мало, но с этими я особо и не церемонился, обобрал их как липку и вытащил из секции в соседнее помещение. С этих тел я стал обладателем пяти великолепных мечей в ножнах, пяти же однотипных поясов, одного шлема, чем-то неуловимо напоминавшего мотоциклетный гермошлем, нескольких перстней с ярко-красными камнями, такого же количества одинаковых печаток и браслетов, вдвое меньшего размера чем снятые с мужчины и женщины. Защита этих индивидуумов интереса у меня не вызвала, уж больно она оказалась посечена мечом человека. С одного из тел я снял занятное устройство, что это и для чего не знаю, но так, на всякий случай.

После того как закончил с телами принялся за осмотр комнат. Не от необходимости, а так, скорее из интереса. Оборудование, находившееся во всех трех помещениях, меня особо не заинтересовало. Возможно оно и очень редкое, возможно имеет огромную ценность, но для меня в данный момент оно не представляет абсолютно никакого интереса. Нашел только небольшую коробочку, в специальные пазы на которой было вставлено три уже знакомые мне палочки и оставалось место еще почти для десятка, скорее всего это зарядное устройство для аккумуляторов. Больше ничего интересного я не нашел и уже совсем было собрался уходить, в конце концов надо искать выход, как заметил в стене напротив кровати тонкую линию, очерчивающую квадрат со стороной сантиметров в сорок. Подошел поближе и понял, что это дверца сейфа. Достал нож и слегка подцепил ее. Дверца тихонько приоткрылась. Особыми богатствами сейф похвастаться не мог. Десяток небольших коробочек, чуть больше спичечного коробка и коробка побольше, размером с том БСЭ. Маленькие коробочки были изготовлены как будто из силикона и внутри них просматривались какие-то зернышки, а вот большая была наполнена кристаллами, каждый из которых покоился в специальном отделении. Пригодится, раз все это хранилось в сейфе, то наверняка представляет собой определенную ценность.

Все награбленное отправилось в рюкзак, до лучших времен, только с мечами возникла проблема. Серый я подвесил на перевязь, а вот синие пришлось упаковывать в одеяло, стянутое с одной из детских кроватей. Получился симпатичный такой тючок, быстренько привязанный мной к рюкзаку. Конечно по-хорошему стоило бы пройтись по всему комплексу и собрать все более-менее ценное и с остальных погибших, но, во-первых, я еще так и не нашел выхода, и таскать с собой гору ненужного железа, ну уж нет, увольте. Во-вторых, погибших в комплексе очень уж много, даже из того что я видел получается никак не меньше пары сотен, а ведь похоже, что я не прошел и десятой доли. В-третьих, если, а точнее, когда, я найду выход, то никто не помешает мне сюда вернуться когда-нибудь потом.

Мои похождения по комплексу на этом не завершились, выход-то в любом случае искать надо. Часа через четыре я уже начал примерно понимать схему компоновки всех этих коридоров, проходов, больших и малых помещений и у меня начало складываться мнение, что я попал в какое-то исследовательское учреждение, а два, совершенно разных по своим габаритам и способам постройки, совершенно независимые друг от друга набора технических помещений и жилых модулей говорило о том, что скорее всего та часть подземных помещений в которых я сейчас нахожусь была построена намного позже той части в которой я оказался первоначально. Да и построена вторая часть была вероятнее всего именно для изучения первой части. Возвращаться в более старую часть комплекса, мне почему-то совсем не хотелось, была она какая-то нечеловеческая что-ли, поэтому все свои усилия по поиску выхода я сосредоточил именно на второй, носящей следы боев части. В конце концов, персонал как-то попадал сюда, да и нападавшие ведь каким-то образом смогли проникнуть в помещения комплекса, а значит, как минимум один вход-выход здесь есть по любому, а скорее всего и не один, главное, найти этот самый выход.

Замаявшись бродить, по казалось, бесконечным коридорам и помещениям я решил привлечь к поиску выхода не только ноги, но еще и мозги. Благо опыт и знания, полученные во время самых разнообразных экспедиций, вполне позволяли составить схему всех помещений, да честно говоря начали у меня закрадываться сомнения, что хожу я по кругу, так как некоторый, приметные предметы попадались мне несколько раз, да и часть помещений выглядела очень знакомо. Так что следующие пару часов у меня ушло на составление более-менее достоверной план-схемы второй части комплекса. В итоге у меня получилось, что более новая часть представляет собой спиралевидный коридор, вдоль которого расположены всевозможные комнаты, большая часть из которых была проходными и служили своеобразными соединительными помещениями между соседними витками этой спирали. Вооружившись блокнотом и карандашом, я опять направился на поиски выхода, но в этот раз я уже скрупулезно фиксировал все проходы и комнаты, особо помечая помещения, которые имели только один вход. Систематический подход быстро принес свои плоды, уже через пару часов я оказался в самом центре этого гигантского комплекса. Круглое помещение, метров пятидесяти в диаметре, в которое вело почти полсотни проходов, некоторые длинные, некоторые совсем короткие, соединяющие этот зал с соседним коридором. В центре зала располагалась странная платформа, а прямо над ней, примерно на десятиметровой высоте в своде зияло абсолютно правильное отверстие, метров пяти в диаметре. По всему выходит, что я нашел выход, Тае как ничем иным кроме шахты лифта это быть не может. Значит я прав я весь комплекс расположен глубоко под землей, правда мне от этого не легче. Вроде и выход есть, да вот только добраться до него я не в состоянии. Лифт есть, а вот энергии, чтобы его привести в движение нету, да и что-то я очень сомневаюсь, что на поверхности нет никаких створок, которые сейчас явно наглухо закрыты. Значит надо искать что-то другое, а этот путь оставить на самый крайний случай, ну не альпинист я, ни разу не альпинист, да и летать не умею.

Пришлось опять садиться и уже более внимательно изучать мной же составленную схему подземелья. Вроде бы никаких зацепок не было, но вот в одном месте просматривалась небольшая неправильность. Все проходы и коридоры, судя по всему были расположены стандартно и выполняли какие-то определенные функции, известные их создателям, а вот в этом самом месте никакого прохода не было, хотя, если рассуждать логически, то он там должен был быть. Надо пойти, проверить. Дорога много времени не заняла, уже через пол часа я был на месте. Даже и не знаю, как правильно выразиться, проход тут был, но его не было. Массивная дверь, больше всего похожая на противопожарную почти намертво перегораживала коридор. Скорее всего такие, или подобные двери были в каждом проеме, но именно эта почему-то оказалась закрыта. Внимательный осмотр двери навевал не совсем приятные мысли. Дверь оказалась герметичной и явно бронированной. Где могут применяться подобные двери, ну да, правильно, там, где есть вероятность попадания в атмосферу комплекса, скажем так, неблагоприятных факторов. В моем случае это может быть все что угодно, от расположения комплекса под дном какого-нибудь моря, до нахождения в открытом космосе, а еще может быть ядовитая атмосфера, высокая, или наоборот низкая температура окружающего воздуха, а может и просто агрессивная флора, и фауна, не говоря уже об опасности биологического заражения местности или повышенного радиоактивного фона, да и вообще, мало ли что может вызвать необходимость применения подобных переборок. Вот и стоит задуматься, а стоит ли вообще искать выход? Хотя, а что мне остается делать? Продуктов нет, воды нет и сколько я тут протяну, попытаться вернуться домой, на Землю, а это вообще, реально? Хотя с другой стороны, дышу я спокойно, никаких признаков отравления не чувствую, в комплексе сухо, даже очень сухо, может эту дверь закрыли не для того чтобы оградить комплекс от какой-то мнимой опасности, а чтобы защититься от опасности явной, той самой что проникла сюда с оружием в руках, в таком случае за этой переборкой может находиться место проникновения напавших на комплекс. Вот только как же мне открыть-то эту дверь, тем более, что судя по всему она ведет в какое-то тупиковое помещение, расположенное на самом большом витке спирали, по сути это уже внешний контур комплекса. Но ведь в любом случае должен быть какой-то резервный способ открыть эту дверь, ведь мало ли что может случиться. Да, должен быть механический способ открывания, надо его только найти.

Скрупулезный и достаточно длительный поиск ничего не дал. Я обследовал все стены, прилегающие к двери на добрый десяток метров, но ничего не нашел. Разум говорил мне что здесь ничего нет, а интуиция просто кричала, что я не там ищу. Помог как всегда случай. Ноги уже почти не держали, и я решил присесть отдохнуть, ну заодно и подумать. Привалившись спиной к стене, я сидел расслабившись и чисто механически оглядывал, теперь уже потолок, когда моя рука прошлась по чему-то гладкому. Я опустил глаза и увидел, что прямо возле меня, на полу, находится какой-то странный участок. Ничем, ни видом, ни цветом, он не выделялся на общем фоне, отличало его то, что был он почти абсолютно гладкий, четко выраженной прямоугольной формы, а в самом центре выделялся какой-то паз, не больше пяти миллиметров толщиной и миллиметров в пятьдесят шириной. Классическая дверца и замочная скважина в ней, вот только ключа у меня не было и взять его было негде. Никаких других вариантов у меня нет, поэтому я занялся изучением этой дверки, хотя нет, никакая это не дверка, скорее кнопка, клавиша, назовите как хотите и судя по всему заблокированная, а ключ нужен именно для ее разблокировки. Особых мыслей где взять ключ у меня не было, поэтому и решил попробовать один способ, описанный в какой-то книге, а именно использовать меч как рычаг и попытаться взломать свою находку, тем более, что кончик клинка почти идеально входит в эту замочную скважину. Сказано, сделано. Воткнув меч в прорезь я со всей дури надавил на рукоять. Небольшое сопротивление, а потом меч скользнул в паз по самую рукоять, не придумав ничего лучше я попытался повернуть эфес. У меня все получилось! Эфес, а вместе с ним и сам меч легко провернулся вокруг своей оси, а дверка вышла из пола сантиметров на десять, превратившись в самую настоящую кнопку. Осталось только нажать на нее, что я и сделал. Небольшое усилие и кнопка оказалась утоплена в пол. Не знаю, показалось мне или нет, но я четко расслышал шум льющейся жидкости, потом раздался скрежет, какой-то визг и дверь медленно поползла вверх. Но уже через полметра она встала намертво, хотя где-то рядом продолжало что-то скрипеть, визжать и скрежетать, а из-под двери посыпались камни и песок вперемешку с почвой. Поток грунта становился все больше, благо ширины коридора вполне хватало, с той стороны послышались глухие удары чего-то достаточно крупного, похоже, камни. Ну что же, по крайней мере ясно, что помещение за дверью не завалено полностью, раз есть место для камней и они скатываются. Конечно придется поработать, отгребая камни и песок от образовавшегося проема, но это все же лучше, чем сидеть в одиночестве и медленно загибаться от голода и жажды. Да, денек выдался насыщенный, наверное, стоит отдохнуть, подкрепиться и отоспаться, а потом уже, с новыми силами и копать.

Проснулся я как не странно прекрасно отдохнувшим и бодрым, вчерашние многочасовые поиски никак не отразились на моем сегодняшнем самочувствии. Добив остатки сухпайка и опустошив флягу, я направился к таинственной двери, ночевать рядом с ней я почему-то не рискнул. Уже на подходе я понял, что что-то не так, поперек коридора возвышалась огромная куча щебня, булыжников и песка, такой объем грунта просто физически не мог проникнуть через ту узкую щель, что вчера образовалась под дверью. Неужели пока я спал старые механизмы все же смогли открыть дверь до конца? Как оказалось, я был почти прав, да какой там почти, я был прав. Судя по всему, механика оказалась намного надежнее электрики и дверь все же открылась, правда не на долго. Скорее всего, что-то в механизме открывания оказалось повреждено и он не вынеся тяжести двери сломался, освободив и саму дверь, которая двигаясь по боковым направляющим рухнула вниз, но встретившись с горой породы, которая к тому времени успела образоваться в проеме, перекосилась и теперь стояла перекособочившись и упираясь в гору щебня, зависнув в паре метров от пола.

Дверь стояла не ровно, да и куча гравия не способствовала ее правильной установке, поэтому по бокам образовались достаточно большие щели, через которые было неплохо видно, что же там, за дверью. Я высвободил меч и пролез через одну из щелей, в любом случае оставаться здесь, это значит подписать себе смертный приговор, да еще и мучительны, а так, «семь бед — один ответ», «где наша не пропадала».

Я не знаю, что и когда здесь произошло, что это было, какое-то неизвестное мне оружие, природный катаклизм, а может элементарный подрыв, не знаю. Протиснувшись между дверью и кучей щебня, я оказался в помещении за дверью. Заваленное на две трети камнями, песком и грунтом, потолок скрывается в переплетении корней, стены, по крайней мере та их часть что видна, давно потерли свою облицовку и сейчас зияют дырами, покрыты трещинами и вездесущими мхом и травой. Дальней, от входа стены просто нет, на ее месте завал из камней, лишь только кое-где виднеются армированные металлом куски чего-то похожего на бетон, а под самым потолком светится узкая щель и из нее чувствительно несет холодным воздухом. Похоже, что я почти нашел выход, теперь осталось только его откапать, но это уже дело десятое.

Настроение — прекрасное, самочувствие — великолепное, цель — вот она четко и ясно видима, так чего ждать, надо прокапываться наружу, на свежий воздух и, надеюсь, к людям. Нисколько не раздумывая и начал прокапывать себе путь к свободе, путь в новый Мир и в новую жизнь. Отгребая в стороны и к себе за спину камни и щебень, я не мог намолиться на неизвестных строителей подземного комплекса, которые не стали экономить на объемах работ и выстроили свои помещения с почти шестиметровыми потолками, только благодаря этому я сейчас вижу куда мне надо стремиться и только благодаря этому все помещение не оказалось засыпанным по самый потолок, и я могу, пусть и с трудом, но проползти, прокопаться. Не могу сказать сколько времени я прокапывал себе дорогу, но долго, очень долго. Последние метры я полз уже только на одной силе воли, под неверным светом ночного звездного неба. Я прекрасно понимал, что остановиться, это значит остаться здесь навсегда, позади меня уже не один раз происходило обрушение потревоженного мной свода, только чудом я еще был цел и не погребен под тоннами камня. Последний рывок, и я наконец-то свободен. Не успел я отдышаться, как только что прокопанный мною лаз скрылся в клубах пыли, а страшный грохот чуть не скинул меня с небольшого козырька, на который я выполз. Все, обратной дороги нет, оглянувшись я увидал только сплошную каменную насыпь, скрывшую и лаз и комплекс. Я оказался один, совершенно один на узкой каменной площадке, в паре метров от меня начиналась пропасть, дна которой я так и не смог разглядеть. Куда-то идти, что-то делать, ночью? Ну уж нет, как-нибудь переночую, а утром буду искать спуск, а может быть совсем наоборот и мне придется не спускаться, а подниматься, но в любом случае это будет утром. Достав из рюкзака свою куртку, я завернувшись в нее лег спать. Хотя я и оказался в горах, но или горы были невысокие, или здесь такой климат, но особого холода я не чувствовал, да, прохладно, но не более, да и дышится нормально. Так что замерзнуть я не боялся, а вот неловко повернувшись во сне вполне себе мог и сверзиться в пропасть, очень уж горный козырек был неподходящего для спокойного сна размера. Так что комфортной ночевки у меня не получилось, так, дремал в пол глаза, но и то хлеб.

Как я не крепился, но все же видать под утро заснул по-настоящему, потому как проснулся я не сам, а от солнечного света, пробивающегося через сомкнутые веки, да и припекало не по-детски. При свете дня еще раз огляделся и настроение сразу подпрыгнуло. Внутренне я был готов к трудному и утомительному походу в горах, понимая, что шансов завершить это путешествие у меня не так и много. Реальность преподнесла приятный сюрприз. Не о каких горах речи нет, холмы, да и то не очень высокие, хотя скорее не холмы, а плато, чем-то напоминающее таймырские Путораны, разве что растительность была совсем даже не северная, насколько хватало глаз простирался девственный лес, в основном из лиственных пород, но кое где виднелись и сосны, нет, не так — Сосны, исполины под сотню метров высотой, рядом с которыми и столетние дубы выглядели бы не более чем мелким подлеском. Где-то я читал, что корневая система деревьев повторяет их крону, так что я даже боюсь себе представить, из каких подземных источников, корни этих деревьев тянут воду. Километрах в десяти виднеется река, это хорошо, по крайней мере, есть направление движения, да и люди обычно селятся по берегам рек, а реки рано или поздно впадают в моря и океаны. Осмотрев доступный мне пейзаж, я наконец-то соизволил оглядеть и то, что находится в непосредственной близости. Интересно, какой катаклизм задел холм, на склоне которого я нахожусь? Да да, именно холм, да к тому же и не самый высокий. Если посмотреть со стороны, то можно подумать, что какой-то сказочный великан, взмахнув мечом разрубил мешающую ему горку исполинским мечом, в результате чего добрая треть холма оказалась отделена от основной части узким каньоном, уходящим в глубину под отрицательным углом. Время, дожди и ветра сотворили своеобразную ступеньку, на которой я и нахожусь, выдув и смыв плодородный слой почвы, тем самым оголив скальное основание. До противоположного края было метров десять, а скальная стена простиралась наверх метров на пять, ну может чуть меньше, глубина каньона, по моим прикидкам вряд ли превышала пары десятков метров, но отрицательный угол стен делал спуск, по крайней мере для меня, невозможным. Подойдя к краю, я убедился, что десяток метров разлома под моими ногами превращался в тридцать на дне, так что ни о каком спуске речи не идет, надо искать обходной путь. Хотя, в принципе, выбор был совсем не большой и заключался он только в трудности маршрута. Или вверх по склону, вдоль разлома, или наоборот, вниз, вдоль все того же каньона. Каждый из вариантов имеет свои плюсы, но и минусы. Поднявшись выше, я смогу получить более подробную информацию об окружающем меня пространстве, но учитывая, что у меня нет ни воды, ни продуктов, а на остатках коньяка далеко я не уйду, то путь наверх выглядел менее предпочтительным. Спускаясь же я, пусть и ограничиваю себе обзор, зато появляются шансы наткнуться на воду, а может даже и на какую-нибудь зверушку, в качестве жертвы охоты, да и как всем известно, с уменьшением высоты любой каньон становится мельче, склоны его становятся более пологими и в конце концов он сходит на нет. Так что выбор был не особо и трудным, тем более, что натолкнуться на жилье намного проще на равнине, чем на высоте. Перетряхнув в очередной раз свои немудреные пожитки, уложив рюкзак для длительного путешествия, я направился вниз по узкой каменной тропинке.

Часа через два, я уже достаточно уставший и перематерившийся, еле волочил ноги, изнывал от жары и жажды. Местное светило было немного меньше Солнца, но светило намного ярче, каким-то белым цветом, да и своего тепла оно дарило планете заметно больше чем наше Солнышко. Не знаю какое здесь сейчас время года, но если это не лето, то я готов благодарить всех богов, что не попал сюда в летний зной, а то я бы имел все шансы изжариться живьем. Наверное, стоит заметить, что мои надежды на уменьшение разлома с понижением высоты совсем не оправдались, хотя по моим прикидкам я уже и спустился, как минимум, на пару сотен метров, ни глубина, ни конфигурация каньона не изменилась ни на грамм, что наводило на мысли об его искусственном происхождении. Хотя я даже не мог себе представить, что за сила могла прочертить в скале подобный шрам. Да и почти идеальная тропинка по самому краю разлома тоже наводила на некоторые мысли, ну не бывает в природе подобного, не бывает и все тут. Возникает мысль, что я иду вовсе не по карнизу, а по проторенной дороге, которая была предназначена для какого-то механизма, который и пропахал, идущий рядом с ней каньон, тем самым отгородив часть плато, от его основной части. Ну прям как в земной легенде про Ляха, Руса и Змея, вот только отвалов что-то не видно.

С трудом обходя очередную каменюку, скатившуюся со склона и каким-то чудом удержавшуюся на узком карнизе я чуть не заорал от радости, да и признаться было от чего, в паре десятков метров впереди, через каньон лежало поваленное дерево. Я не знаю, что заставило рухнуть этого исполина, но произошло это совсем недавно, листва только-только начала вянуть, возможно какие-то корни еще цеплялись на почву и пытались напоить ствол и крону, но этих крох влаги уже не хватало. Почти бегом преодолев разделяющее меня и упавшее дерево метры, я понял, что не все так и хорошо, как показалось сначала. Тридцатиметровый ствол упирается в каменную стену слева от меня, вот только добраться до него сложно, потому как располагается он на почти пятиметровой высоте, а все пространство между карнизом и стволом оказалось забито переплетенными ветвями и обломками большей части ствола. Толстые ветви более-менее выдержали удар об скалу и теперь подпирают собой ствол подобно колоннам, при этом торча во все стороны и создавая непреодолимый заслон. Речи о каком-то там способе преодоления этого завала не идет, даже будь у меня топор, да что там топор, тут бензопила и та спасует. Но покидать столь многообещающий вариант перебраться на ту сторону мне очень не хочется. Да, конечно, может быть через сотню метров я встречу более удобный путь, ладно, не будем мелочиться, и в паре километров меня ждет самый настоящий железобетонный мост, но… А вдруг там дальше ничего нет, а если этот разлом протянулся на десятки километров и это упавшее дерево, мой единственный шанс попасть на ту сторону. А если я окажусь прав в своих предположениях и каньон на самом деле искусственный и опоясывает холм, под которым находится таинственный комплекс? А сколько я протяну без еды и воды? Вот то-то и оно! Конечно в вопросе рубки дерева и сучков меч не чета топору, но ничего лучше у меня нет, да и не надо мне превращать этот завал из ветвей в Пикадили, достаточно прорубить себе более-менее сносный путь до основного ствола и соорудить на подходящей ветке что-то вроде ступенек из ветвей по-тоньше. Как говорится «глаза боятся, а руки делают», вот и я следуя старой поговорке принялся за дело. Первый же мой богатырский замах чуть не стоил мне, если не жизни, то ног точно. Меч как сквозь масло прошел через ветку толщиной с руку и воткнулся в скалу. «Ну ничего себе, ножичек»! Дальше я уже орудовал мечем с большей осторожностью, но не с меньшим успехом. Почти час у меня ушло на то, чтобы добраться до основного ствола и подходящей ветки, упершейся в землю. Теперь предстоит самое ответственное и трудное занятие, соорудить из ветки лестницу и забраться по ней на ствол, дальше будет полегче, по крайней мере неповрежденные ветви не создают непреодолимой преграды, да и роль страховки выполнят неплохо.

Эпопея с преодолением горного каньона для меня закончилась уже тогда, когда местное солнце стояло в зените. Обливаясь потом, с дрожащими, от напряжения, руками и ногами, я наконец перебрался через пропасть. Чувствовал я себя преотвратительно, потрескавшиеся от жажды губы, опухший язык, кожа на лице покрылась волдырями, которые нещадно болели, все руки были покрыты мелкими и не очень, царапинами и ссадинами, да еще и разъедаемые потом, совсем не добавляли оптимизма. Кое-как проковыляв сотню метров до ближайших деревьев я без сил рухнул на землю. Что-то перестает мне нравиться мое приключение, как-то не так я себе представлял «попаданчество».

По всему видать, что организм решил отдохнуть и это была моя последняя связная мысль, после которой я отключился. Вроде бы несколько раз я приходил в себя, не знаю, не помню, так смутные воспоминания, очнулся я оттого, что мне на лицо капала вода. Мелкий дождь привел меня в чувства, я лежал на голой земле и наслаждался, лесная прохлада и влага падающая с небес вселяли чувство оптимизма, жизнь уже не казалась такой страшной, а будущее выглядело довольно радужно. Главное я жив, относительно здоров, а впереди меня ждут необыкновенные приключения.

Еще почти целые сутки я провел на опушке леса, все это время мелкий, моросящий дождь снабжал меня водой, я даже умудрился наполнить опустевшую флягу и подстрелить какую-то животину, отдаленно напоминающую нашего зайца, вот только торчащие клыки выдавали в нем хищника, ну да ничего, хорошо прожаренный, он пошел на ура. Так что, когда дождь закончился, я вполне был готов продолжить путешествие, раны к тому времени успели подзажить, спасибо аптечке, организм почти восстановился, а сидеть на одном месте и дальше, нет никакого смысла. Укладываясь на очередную ночевку, я твердо решил, «все, завтра с утра иду дальше».

К утру, как по заказу развеялось и выглянуло солнце, промокшая за почти полутора суток земля, начала быстро высыхать, температура стремительно повышалась, но мне в тени леса было не жарко, а очень даже комфортно. Немного подумав, я решил, что если здесь даже зайцы с клыками, то стоит быть особо осторожным, поэтому карабин я из рук не выпускал. И как оказалось совсем даже не зря.

Я легко шел по лесу, под ногами мягко пружинил мох, кое-где островками росла трава. Мои ступни по самые щиколотки то утопали в этой мягкой, губчатой массе, то приминали тонкие листики травы. Постепенно мой шаг становился все легче и легче, я словно летел над землей, я стал подобен ветру такой же невидимый, стремительный. Казалось, с каждой секундой я становлюсь все сильнее, выносливей, быстрее. Именно эта быстрота и спасла меня. Не успел я миновать очередного лесного исполина, тихо шуршащего своими зелеными иголками, как сзади раздался слабый шорох, а потом удар тяжелого тела об землю. Я резко остановился и оглянулся. Буквально в трех-четырех метрах позади меня ворочался какой-то зверь, размером с амурского тигра, но окрасом напоминающего леопарда. Скорее всего, он прыгнул с одной из ветвей, метя на мою шею, но немного не рассчитал моей скорости и поэтому промазал. Длинные клыки выдавали в нем очередного хищника. Животное присело на задние лапы, с оскаленной морды падала густая, тягучая слюна, а в глубине желтых глаз тлела ярость и злоба. Теперь я смог разглядеть, что это животное скорее напоминало ягуара, короткие и мощные лапы, массивное тело, пятисантиметровые клыки и когти, вполне способные заменить кинжалы.

— Киса, может разойдемся? Я тебе ничего не сделал, да и ты мне тоже. Мир?

Вопреки моим ожиданиям человеческий голос не произвел на животину никакого эффекта. Вместо того чтобы отступить хищник прыгнул, прыгнул прямо с места, метя на мое горло.

Бах, бах, бах, тяжелые пули карабина сначала остановили, а потом отбросили тяжелое тело прямо в воздухе. Мои руки тряслись, а ноги дрожали от прилива адреналина, постояв еще пару секунд я медленно опустился на землю, ноги уже не держали, а пот заливал глаза. Трясущимися руками я достал магазин и дозарядил его. Постепенно эмоции начали возвращаться на место, а гормональный баланс восстанавливаться, я вновь обрел способность мыслить логически. Ни один зверь не станет нападать на неизвестное существо, особенно если оно крупнее его, а то, что я побольше этого зверя теперь уже видно вполне отчетливо, первоначально, наверное, от страха и неожиданности, я посчитал его гораздо крупнее, а значит это животное уже знакомо с человеком и привыкло смотреть на него как на добычу. Из этого можно сделать два ввода, во-первых, здесь есть люди, ну или по крайней мере существа очень на них похожие, а во-вторых, эти люди не представляют для хищника особой опасности и являются его законной добычей. Окончательно придя в себя, я наконец-то смог рассмотреть свою добычу более внимательно. В длину зверь был метра полтора, может чуть больше, мощные лапы, массивный череп, грязно-желтая шкура, покрытая черными пятнами, чем-то похожими на «розу ветров», кончики лап и хвоста «обуты» в черные же носки, вокруг глазниц тоже черные ореолы, вдоль хребта проходит ярко-красная полоса, клыки нижней и верхней челюсти работают как ножницы, они предназначены не рвать, а перекусывать. Разглядывая этого красавца, я никак не мог решить, что с ним делать, бросить так, или все же снять шкуру, тем более кое какой опыт в этом деле имелся. Наконец все же решил забрать свою законную добычу, о мясе я не задумывался, если мясо «зайца» с голодухи пошло на ура, то теперь я очень сомневался, что смогу есть еще и это. Поэтому решил прихватить только шкуру, правда сняв ее по всем правилам охоты на опасных хищников, то есть вместе с головой и хвостом.

Провозившись с тушей пару часов я все же смог снять с нее шкуру, немного подумав решил захватить и череп, тем более, что по моим прикидкам до реки оставалось километров пять-шесть, а значит будет возможность промыть и шкуру, и череп, а если повезет, то и выварить. Перепаковав рюкзак, я опять тронулся в путь, но на этот раз уже не забывал о наблюдении, да и вообще вел себя намного осторожнее. Кстати, как заправский охотник я не забыл забрать с собой печень и сердце хищника и сейчас шел в предвкушении обильного ужина, ради такого случая можно будет и коньячку усугубить, под жареную печень, оно самое то будет.

Почему-то после схватки с хищником даже идти стало легче, вроде и деревья уже растут не так густо, и кустарник не такой высокий и колючий, даже обитающие в густой кроне деревьев птицы поют веселее и звонче. Я уже начал присматривать подходящую полянку, желательно чтобы рядом была хоть какая-то вода, но пока это не критично, у меня еще осталось почти полфляги, так что на ужин и на поход до реки хватит, когда лесные заросли резко оборвались. Сразу за лесом шла широкая полоса кустарника, потом широкий луг, усеянный всевозможными цветами, а за ним узкая полоса песочного пляжа, обрывающегося широкой полосой голубой воды. Или я шел намного быстрее чем предполагал, или замеченная мной река, в этом месте делает небольшую петлю, а может я просто вышел на какой-нибудь ее приток. Но в любом случае это не может не радовать. Похоже очередной этап моего путешествия подошел к концу, в этом месте можно сделать постоянный лагерь и уже отсюда проводить разметку местности в поисках людей, в самом крайнем случае есть возможность соорудить небольшой плот и продолжить свой путь по реке.

2 глава

Почти неделю я провел я берегу реки. Отсыпался, отъедался, купался и вообще, предавался прекрасному ничегонеделанью, лишь по утренней прохладе совершал небольшие пешие прогулки вдоль берега в надежде найти хоть какие-нибудь следы разумной человеческой деятельности. К сожалению все мои поиски пока закончились безрезультатно. Я уже начал задумываться о постройке плотика и необходимости спуститься ниже по течению реки, но пока воздерживался, устроив себе небольшой отпуск. Правда все же озаботился запасом продуктов на дорогу и поэтому соорудил что-то вроде маленькой коптильни и почти половину своего ежедневного улова коптил и складывал про запас. Чем-то мне мое времяпрепровождение напоминало мои алтайские походы в периоды редких отпусков.

Сегодня я решил немного изменить свои планы и пройтись не в низ по течению, а наоборот, немного подняться в верх по течению реки. Сборы были не долгими, уже привычно схоронил свой скарб в небольшой ямке, присыпал ее песком, закинул в рюкзак пару копченых рыбин, фляжку с коньяком, так, на всякий случай, аптечку, на пояс флягу с водой, в карманы патроны к карабину, проверил магазин, закинул за спину перевязь с мечом, тоже на всякий пожарный и отправился в дорогу. День обещал быть солнечным, поэтому куртку брать не стал, да и верх от «горки» тоже снял, оставшись в одной футболке. Вот что интересно, за свои, пусть и не многочисленные путешествия вдоль реки, я не один раз видел самых разнообразных животных, но они все мне почему-то показались хищниками, чисто травоядных не встречал не разу.

Идти по мелкому, золотистому песочку было легко и приятно, легкий прохладный ветерок, со стороны реки, приятно холодил лицо и руки, а солнце слегка пригревало, создавался непередаваемый контраст между прохладой и теплом. Обычно я уходил часа на четыре, пару часов в одну сторону, небольшой привал и столько же в другую, я и в этот раз решил не изменять своим привычкам, поэтому, когда решил, что уже хватит, то начал высматривать подходящее место для привала, легкого перекуса и выдвижения обратно. Метрах в ста от реки заметил небольшой холмик, решил подняться на него и осмотреться с высоты. Когда я уже почти было забрался на самую вершину, мое внимание привлекли странные звуки, больше всего похожие на пшиканье пневматики старых советских автобусов, которые они издают при закрытии и открытии дверей. Только эти звуки звучали как-то странно, то по одиночке, то сразу несколько сливались в один. И все это под какую-то какофонию лесных звуков, рычание, взвизги и завывание. А еще мне показалось, что я слышу вроде как человеческую речь, правда какую-то отрывистую, больше похожую на команды, резкие, четкие, но в тоже время, немного испуганные и как мне кажется обреченные.

Едва взобравшись на холм я пластом рухнул в заросли кустарника. Разыгравшаяся у подножия холма картина была очень неприятной. С противоположной от меня стороны холм обрывался довольно резко, но при этом в отличии от моей стороны он был покрыт невысокими корявыми деревьями. У подножия холма была небольшая полянка, на ней бил родник, а вокруг высилась лесная чаща. На полянке стояло пара куполообразных палаток, почему палаток, так даже на вид они были мягкие и какие-то ненадежные. К ним жались двое детей, девчушка лет десяти и пацанчик не на много младше, оба смуглые, скорее всего загорелые, с выгоревшими на солнце волосами, стройные и вполне человеческого вида. Недалеко от них, укрываясь за какими-то ящиками, расположились еще трое людей, мужчина, лет тридцати, примерно того же возраста женщина, ну может на пяток лет помладше и девушка, навряд ли старше двадцати, в руках они сжимали странного вида оружие, похожие на первые модели земных револьверов. Именно это оружие в руках людей и вызывало те самые пшикающие звуки, похоже, что это было оружие наподобие земного пневматического. Стала понятна и причина стрельбы, на опушке леса, да и на поляне валялось десятка полтора странных существ, чем-то похожих на земных обезьян, только заметно крупнее, с торчащими друг другу на встречу клыками, они-то и издавали рычание и взвизгивали, когда в кого-то из них попадал снаряд из странного пистолета. Но падающие и умирающие сородичи ничуть не охлаждали пыл остального состава стаи, как я могу разглядеть, вокруг поляны, в лесу их собрался не один десяток. Видать и мужчина это прекрасно понимал, это его голос я слышал, похоже, что отбиться он не надеялся и просто решил до последнего защищать женщин и детей. Похоже это какая-то семья и им нужна помощь. Меня немного удивило, что, выбравшись в лес люди не позаботились прихватить с собой что-то более существенное чем пневматические пистолеты, хотя если судить по ранам, наносимым этими пистолетами, оружие это достаточно грозное и убойное, но к сожалению, совсем не дальнобойной, да и звук то него какой-то не опасный. По поведению людей было заметно, что они не чужды оружию и кое-какие боевые навыки у них есть, и будь в их распоряжении более подходящее оружие они были бы в полной безопасности.

Ну что, я хотел найти людей? Так вот они! И какой способ познакомиться и продемонстрировать свое миролюбие может быть лучше, чем помощь в почти безвыходном положении? Жаль только, что у меня патронов маловато, но будем надеяться, что громкий звук выстрела и неприятный запах сгоревшего пороха отпугнет животных. А если мужик догадается поддержать меня стрельбой и не станет отвлекаться на тех что расположены подальше, займется ближними, то у нас есть все шансы испортить этим хищникам всю обедню.

Я оказался прав. Первые же выстрелы карабина и первые последовавшие за этим трупы нападавших очень быстро заставили остальных с визгом разбежаться. Правда я не знаю, что произвело больше впечатления на животных, звук выстрела, или смрад от сгоревшего пороха, который ветерок тянул прямо на них.

А вот поведение людей мне совсем не понравилось. Мужчина проговорил какую-то команду, после чего быстро переместился за другой ящик, женщины последовали его примеру. Теперь три ствола были направлены уже в мою сторону, правда я очень сомневаюсь, что направление на лес осталось неприкрытым, все же военная подготовка чувствуется, даже у девушки. Делать нечего, или тихонько уходить, или все же рискнуть и выйти, поздороваться, так сказать. Я выбрал второй вариант и забросив карабин за спину, встал в полный рост и начал неторопливо спускаться с холма. Всю дорогу мня так и не покидало ощущение что я постоянно нахожусь на мушке и любое мое движение тщательно отслеживается.

Спустившись, я, улыбаясь во все тридцать два зуба направился к людям и только тут вспомнил, что не брит, представляю, что у меня сейчас за видок. Когда до лагеря незнакомцев оставалось метров десять, мужик что-то прокричал, само-собой язык мне был неизвестен, поэтому я решил, что для налаживания контакта надо хотя бы представиться. Остановившись и ткнув себя в грудь, я произнес:

— Олег.

И остался стоять на месте ожидая ответа. Подошедшая к мужчине женщина что-то быстро начала ему говорить, а потом обратилась ко мне. Но что она хотела, я так и не понял, ее речь для меня была полной бессмыслицей, никчемным набором звуков, хотя надо признать, язык инопланетян был приятный, немного певучий, фонетикой немного схож с итальянским. Видя мое полное непонимание и идиотскую улыбку на лице, женщина пренебрежительно сказала что-то вроде «пацак». Мужчина внимательно посмотрел на свою спутницу, потом на меня и не уверенно ей возразил. Между ними возник небольшой спор, но его быстро прекратила девушка, которая молча подошла ко мне почти в плотную, уперла изящный пальчик мне в грудь и проговорила: «Оль Ег», затем уперла палец в себя и сказала: «Кири».

Ну вот, первый контакт, вроде установлен. Теперь и остальным членам этой компании делать нечего, надо подходить и знакомиться. После Кири подошла женщина, опять что-то попыталась сказать, но потом махнула рукой и коротко произнесла: «Мила», ткнула себя в грудь и пошла заниматься своими делами. Потом, как будто получив разрешение, подбежали дети, девчушку оказалась «Алей», а пацанчик — Шам. Последним подошел мужчина и ткнув себя кулаком в грудь произнес: «Аль Кор», а потом посмотрев на меня как-то хитро прищурив глаза, указал на мой карабин и показал, что хочет его осмотреть. Усмехнувшись, я показал на его оружие и разрядив СКС протянул его Аль Кору. Инопланетянин понял меня правильно и смеясь протянул мне свой пистолет, даже не разрядив его. Наверное, надеялся, что я ничего не пойму. Ну, по большому счету он был вполне прав, разобраться с незнакомым оружием я и не надеялся, а вот более- менее выяснить уровень технологий, понять, чего можно ждать от аборигенов, было бы не плохо. Тем более, что никто из присутствующих не обратил ни малейшего внимания на торчащий, над моим левым плечом, эфес меча. О чем это может говорить? Здесь миллион объяснений, может просто не обратили внимания, может местные уже давно забыли, что это такое, а может эта деталь одежды для них настолько привычна и естественна, что заострять на ней внимание так же неприлично и бесполезно, как на торчащий, из нагрудного кармана смокинга, кусочек платка, на Земле. И если разобраться, то любое из этих объяснений не сулит мне ничего хорошего, если вдруг кто-то сможет разобраться, что именно за оружие у меня за спиной. Ладно, с проблемами будем разбираться по мере их появления.

А с инопланетным пистолетом я все же разобрался, ну не совсем конечно, но при необходимости выстрелить вполне смогу. Произошло это достаточно неожиданно для моих новых знакомых и стоит заметить заставило их немного понервничать. Исследуя незнакомое оружие, я решил исходить из того, что для всех человеческих рас основные принципы компоновки и использования личного оружия должны быть примерно однотипные, а значит, как минимум должен быть предохранитель, спусковой крючок и устройство обеспечивающее смену магазина, обоймы или еще чего. С аналогом спускового крючка я разобрался достаточно быстро, а что тут понимать-то, вместо нашей, привычной скобы, здесь используется целая клавиша, расположенная на рукоятке, а вот поиски предохранителя заняли намного больше времени, пока я не обратил внимание на небольшую кнопочку, расположенную на торце рукояти. Утопив ее в рукоять, я получил свободный ход спусковой клавиши, но для выстрела этого оказалось мало, потребовалось еще найти и систему запуска. Она тоже оказалась довольно простой и заключалась в проворачивании ствола, типа как на наших помповухах надо передернуть цевье. Несильный свист раздавшийся после моих манипуляций вызвал неслабое такое оживление среди инопланетян, Аль Кор даже попытался укрыться от возможного выстрела, а женщины просто застыли от испуга. Но я быстро перехватил оружие за ствол и протянул его законному хозяину. Ну его на фиг, кто его знает что там за система от неправомерного использования может стоят, еще оторвет руки, по самые помидоры.

Уловив мое движение, Аль Кор расслабился, принял из моих рук свое оружие и передал мне мой карабин, при этом что-то быстро-быстро говоря. Слышались и вопросительные интонации, и даже просительные, а потом начало прорезываться и раздражение, в конце опять прозвучало это «пацак». Я же в это время смотрел совсем в другую сторону, я смотрел на Кири. Было что-то во взгляде этой молодой и красивой девушки завораживающее, какая-то дикая смесь восторга, обожания и … обещания, хотя больше всего этот взгляд вызывал ассоциации с отношением паучихи к своему самцу. Честно говоря, от такого взгляда становится как-то жутко, но в тоже самое время он вызывает непреодолимую тягу к его обладателю. Тот, кто встречался когда-либо с подобными женщинами меня поймет, а кто не встречался… дай вам Бог и не встретиться, устоять перед ними невозможно, а сопротивляться нереально, вот только после них, жизнь почему-то оказывается разбитой, а все последующие эмоции пресными и неинтересными. К счастью у меня уже есть опыт общения с подобными … особями и ничего кроме спортивного интереса они у меня уже давно не вызывают. Ну да ладно, потом с этим делом разберемся, сейчас я пытаюсь понять, что меня настораживает в этой семейке аборигенов. Какие-то они неправильные. Пытаются всем своим видом и поведением изобразить, что ничего необычного не произошло, как будто это не они всего полчаса назад готовились умереть от зубов и клыков животных, сейчас каждый из них занялся своим делом, дети бегают среди трупов, хотя прекрасно видно, что это им совсем не нравится, Мила ушла куда-то за палатки и занялась приготовлением обеда, Аль расположился на одном из ящиков и принялся чистить оружие, только Кири продолжает исподволь меня разглядывать, как бы изучая, а скорее всего оценивая. Как-то так само собой получилось, что я оказался единственным, кому нечем заняться, мне всеми силами показывали, что я здесь лишний, что, хотя я и помог, но мне здесь не рады. Ну, в принципе, не очень-то и хотелось, поэтому я стал собираться в обратную дорогу, хотя что там собираться-то, подобрал гильзы, те что нашел и уже совсем было собрался помахать туземцам ручкой, как поднялся переполох. Я вот только не могу никак понять, искренне или нет, но меня начали останавливать, показывали на солнце, на лес, на одну из палаток. Как я понял мне пытались объяснить, что время уже позднее, скоро светило скроется и в лесу станет очень темно и некомфортно, а здесь мне предлагают остаться и даже выделили отдельную палатку. Странно все это, то чуть ли перестают замечать и обращают внимания не больше чем на тела хищников, разбросанные по всему лагерю, то, как будто по команде, начинают обихаживать как Папу Римского. Блин, еще и этот «языковой барьер», все что-то тараторят, а что хотят толком и не поймешь. Пришлось с помощью палочки рисовать им в пыли картинки, прям целый комикс получился, мол я сейчас уйду, а завтра вернусь. Вроде поняли, но смотрели очень недоверчиво, а Кири, так еще и обиженно, ну как же так мол, я уже настроилась, размечталась, а ты собрался и уходишь. Нет, конечно можно было бы и остаться, но мне почему-то совсем не хочется ночевать в этом лагере, да еще и в окружении начавших разлагаться трупов, которые под действием жары уже ощутимо пованивают. Может конечно у местных так и принято, но я предпочитаю свежий воздух, пусть даже и в одиночестве. Завтра вернусь, может быть у туземцев заниматься похоронами до захода солнца нельзя, мало ли какие у кого тараканы в голове. А я до того, как стемнеет всяко и по любому, до своей стоянки дойду. Но почему-то мне кажется, что, когда я уйду, вся эта компания вздохнет с облегчением, поэтому задерживаться я не стал.

Всю обратную дорогу я старательно прокручивал у себя в голове все что связано с моими новыми знакомыми, пытался разобраться в своих чувствах и эмоциях, понять, что именно меня в них напрягает. Я вспоминал минуту за минутой все время нашего общения, вспоминал каждый жест, каждое выражения лица, но все было не то, хотя моя интуиция прямо вопила, что я что-то упускаю из виду, что я о чем-то забыл. Уже на самом подходе к моей стоянке, до меня наконец дошло, что именно не давало мне покоя, что меня насторожило.

Если не вдаваться в подробности, то вроде все нормально, семья приехала отдохнуть на фоне девственной природы, отдохнуть от трудов и забот, подышать свежим воздухом, попить кристально чистой воды из родника, жарить мяса на костре. В общем самые обыкновенные туристы, выбрались на пикник, а может быть и на весь отпуск. Вот только стоит принять эту версию за основную и все, сразу все становится на свои места, и слабое вооружение, и дети, и палатки, и нежелание присутствия посторонних. Да, эти люди не были охотниками, не были они и воинами, солдаты, это да, это возможно, но все же, скорее туристы, да, однозначно туристы. Вроде бы придя к такому заключению я должен был успокоиться и начать вырабатывать модель поведения пригодную для общения с этими людьми, когда вернусь к ним утром. А нет, не получается, все равно что-то я упустил.

Ладно, оставим пока аборигенов в покое, рассмотрим саму ситуацию. достаточно многочисленная семья приехала в лес на пикник. Вот оно! ПРИЕХАЛА! Вопрос первый, на чем приехала, вопрос второй, где их транспортное средство, и вопрос третий, как они собираются покинуть, этот самый лес? можно конечно предположить, что всю семью сюда доставили на чем-то вроде вертолета и в определенное время должны забрать. Реально? Вполне. Вот только дети тут никак не вписываются в картину. И не надо мне говорить об разных обычаях разных народов, про различные методы воспитания и подготовки к взрослой жизни. Отправить маленьких детей в лес, полный всевозможных хищников, это вполне может быть в обычаях диких народов, а вот мои знакомые никак на дикарей не тянут. Значит привезти сюда детей, точнее взять их с собой, было необходимо. Значит никакой это не пикник и никакие это не туристы. А кто, тогда? Кого мне напоминает эта группа? Кого-кого, да нашу последнюю экспедицию они мне напоминают, правда в несколько урезанном составе, так и задачи у них скорее всего совсем иные. Хотя, дети опять же, ну не место детям в экспедициях. Если только это не сугубо частная инициатива, если это не «семейный подряд», может это что-то на вроде наших «черных археологов». тогда вполне понятно и место «отдыха», и отсутствие навыков поведения в лесу, и уж совсем становится понятно стремление людей укрыться за какой-то преградой и вести огонь из-за нее. Тем более, что отстреливаться им пришлось от животных, которые априори быстрее, сильнее, а значит и маневреннее людей, да еще и обладают численным перевесом, не боятся людей и не знакомы с оружием в их руках. ладно, будем исходить именно из этой версии, «черные археологи». что они могут здесь искать? Конечно в первую очередь в голову приходит мой подземный комплекс, хотя от него до места их стоянки очень уж далеко, километров сорок, никак не меньше. Значит не его, а что? а вот это я и должен выяснить, а то вдруг что-то противозаконное их сюда привело, а дети и пикник — это не более чем прикрытие, хорош же я буду, когда сюда нагрянут местные силы правопорядка. А если это контрабандисты и они здесь ждут своих партнеров? в таких случаях случайный свидетели становятся столь же случайными жертвами. Похоже, что сегодня мне толком поспать не удастся. надо забирать свои пожитки и скорым бегом направляться обратно, да понаблюдать со стороны за этими аборигенами, авось что-то и разъяснится.

Сборы были недолгими, я уложил всё что не взял с собой утром, достал и кое-как упаковал копчены рыбины, используя для этого большие листы растения, чем-то похожего на наш лопух, поменял воду во фляге и направился, по уже известной дороге, назад. По моим расчетам, я должен был вернуться к стоянке аборигенов еще засветло, поэтому мне не стоило торопиться. Но меня как будто что-то подгоняло, подталкивало, как будто я куда-то опаздываю, поэтому обратная дорога заняла существенно меньше времени. Солнце еще даже не коснулось горизонта, а я уже располагался на вершине знакомого холма, судорожно передергивая затвор карабина, напрочь позабыв, что уже давно хожу с патроном в патроннике.

Как можно догадаться, вернулся я не под звуки фанфар и совсем даже не с криками «здравствуй, мама, я вернулся», а со всеми предосторожностями, какими мог. А на холм так и вообще, забирался чуть ли не по-пластунски. и вот представьте себе, заполз я на вершину холма, спрятался за маленьким бугорком и осторожненько так выглядываю из-за него, с целью, так сказать, провести регонсценировку. И что я вижу?! По всему лагерю аборигенов носятся десятка полтора гигантских пауков, некоторые волокут туши убитых обезьянцев, другие тащат куда-то ящики, еще штук пять живенько так, уже улепетывают в лес, унося что-то с собой. Слава Богу, что я еще не начал стрелять сразу, хотя, стоит признать, что тут уже была не моя заслуга, просто руки тряслись и в голове образовался полнейший вакуум, пауков с детства, как бы это по мягче сказать, не люблю, вот. А, тут такие монстры, размером с большую собаку, а некоторые так и еще больше. У меня от ужаса, наверное, даже на спине волосы встали дыбом и мне сразу же захотелось оказаться где-то далеко-далеко отсюда. К счастью все достаточно быстро выяснилось, где-то на периферии зрения промелькнул Шам, верхом на одном из этих, этих, насекомых. Сначала я подумал, что пауки здесь вместо каких-то домашних животных, но потом обратил внимание, что в лучах низкого уже солнца, их спины и лапы как-то так поблескивают, будто они покрыты металлом. медленно, но верно, истина начала прорисовываться. никакие это не пауки, это самые настоящие роботы, нет, роботы это что-то такое большое, малоподвижное и запрограммированное на выполнение одной-двух операций, а такие вот самостоятельные машины называют вроде как, дроиды, или дроны. А черт, какая разница! Главное, что мне воочию продемонстрировали всю мою дикость, хотя с другой стороны, подземный комплекс-то тоже совсем не с помощью палки-копалки был построен, да и не вчера. Со времени постройки того комплекса прошло очень много времени, а прогресс на месте не стоит. Одно только не понятно, а где эти чудовища раньше-то были, когда их хозяевам угрожала не шуточная опасность?

Постепенно лагерь приходил в порядок, пауки быстро расставляли ящики по местам. Свалив все туши животных, убитых днем, в одну большую кучу, двое, тех что побольше, вдруг озарились ярким светом, как я смог разглядеть, с их лап, которые они подняли горизонтально, к куче полетели ослепительно яркие сгустки огня, если верить нашим, земным, фантастам, то ничем иных кроме бластера это быть не может. Пара секунд и вместо почти двух десятков мертвых хищников осталась небольшая горка пыли, достаточно быстра разлетевшаяся от легкого ветерка. теперь становится понятно, почему трупы не вызывали никакого неудовольствия у «туристов», они просто дожидались, когда я уйду, не хотели демонстрировать мне всю эту машинерию. Интересно, а за кого они меня принимают? Может быть здесь как на Земле, Россия и США посылают ракеты к Марсу, а туземцы на островах Океании жрут червяков и поклоняются убогим моделям самолетов. Может меня угораздило попасть именно на такой «остров» и меня принимают за такого вот дикаря. То-то мой карабин вызвал такой бурный интерес у Аля. Надо будет как-нибудь уболтать их взять меня с собой в более цивилизованные места. Хочу горячий душ, теплый сортир и мягкую кровать!

Насколько я понимаю, эта компания только-только начала обосновываться на поляне, когда подверглась нападению хищных обезьян, иначе мое вмешательство им точно не потребовалось бы. к заходу солнца лагерь принял свой законный вид, я к этому времени спустился немного пониже, схоронившись за большим валуном, уже на том склоне, что был обращен к туземцам. сделал я это потому что, парочка мелких роботов начала огораживать лагерь какими-то вешками, планомерно втыкая их в почву и что-то там включая. Откуда я знаю, что они что-то включали? так тут все просто, после того, как паук устанавливал тонкую штангу, он крепил к ней небольшую коробочку, нажимал с торца кнопку и между двумя стойками появлялась ярко горящая сетка, с не очень крупной ячеей, кулак пролезет, а голова уже нет. Что это такое, понять большого ума не надо, поэтому, чтобы не рисковать, я и спустился немного вниз, тем более, что пауки установили эту сетку точно по самой вершине холма. С заходом солнца, когда поляна погрузилась в ночную тьму, через равные промежутки, вокруг лагеря, загорелись огни, дающие не сильный, рассеянный свет. Конечно не как днем, но вполне достаточно. Постепенно лагерь затих, аборигены уснули, только то тут, то там, остались стоять пауки что покрупнее, скорее всего на охране покоя своих хозяев. Ну и ладно, раз самое интересное закончилось, значит и мне пора баеньки. По устоявшейся уже привычке, я расстелил на земле шкуру убитой мною кошки, завернулся в куртку, подложил под голову маленькое одеяло, захваченное из бункера в качестве упаковки для мечей, и тоже отдался объятиям Морфея.

Разбудила меня какофония лесных звуков, всё же на моей стоянке, возле реки, такого шума и гама не было. Похоже, что основная часть лесных обитателей на этой планете ведет исключительно ночной образ жизни. Если немного прислушаться, то вся ночная жизнь леса проявляется как на фотографии, вот слышен разочарованный рык какого-то крупного животного, видать «Акелла промахнулся», а совсем недалеко от него кому-то не повезло, короткий визг и довольное урчание, а вот это похоже остатки стаи обезьян кого-то вполне удачно загнали и теперь добивают, слышен обреченный рык, видать животина пытается сопротивляться, но прекрасно понимает, что это бесполезно, а вокруг того места слышно знакомое верещание. В общем поспать путем мне не удалось, похоже и не только мне. В лагере инопланетян тоже наметилось какое-то движение, небольшие паучки вытащили из одного из ящиков две какие-то странные конструкции, что-то типа мотоцикла без колес, и возятся с ними. Вот раздался громкий свист, впрочем, быстро сошедший на нет. из одной из палаток вышли двое, это были Кири и Аль, но в каком виде они вышли. Черные матовые комбинезоны, по виду из кожи, на плечах, груди и спине видны какие-то накладки, руки по локоть упакованы в, даже на вид, жесткие перчатки. Спустя пару минут вышла и Мила, дети видать спят, им все нипочем. в отличии от первой парочки, одежда Милы никаких метаморфоз не претерпела, она все так же была в коротеньких бриджах и топике. О чем-то поговорив, Аль с Кири уселись на эти недомотоциклы, надели на голову глухие шлемы, установили в специальные держатели, ружья странного вида и в сопровождении двух Пауков покатили в сторону лесу. При их приближении сетка-забор мигнула и пропала, появившись сразу же как только они пересекли невидимую черту. Мила еще немного походила, как бы размышляя, стоит ли опять пойти лечь спать, или все же надо заняться текущими делами. Морфей победил, и женщина скрылась в палатке.

Первое мое желание последовать за мотоциклистами в лес, пропало так же быстро, как и появилось. Поэтому я и решил последовать примеру Милы, попытался уснуть, к сожалению у меня ничего не вышло и все оставшееся время до восхода солнца я просто провалялся на теплой земле, мечтая и строя планы на будущее. ближе к рассвету, когда лесной гомон поутих, я все же отрубился и проснулся от того, что солнечный свет начал пробиваться сквозь опущенные веки. значит пора вставать и поискать объяснение как я попал в лагерь. к счастью ничего придумывать было не надо, пульсирующие ночью огоньки на стойках забора сейчас горели ровным светом, а сама сетка стала абсолютно невидимая. я подполз к самому забору и аккуратно поводил палкой вверх и вниз, никакого эффекта, тогда я рискнул провести рукой, тоже самое. В лагере раздался какой-то звук, оглянувшись, я увидал Милу, которая улыбаясь смотрела на меня. Увидав, что я ее заметил, она призывно помахала мне рукой, предлагая спускаться и составить ей компанию. Светившее позади нее солнце очень выгодно освещало ее фигуру, подчёркивая ее достоинства, и я невольно залюбовался. Но раз зовут, надо идти. Цепляясь за многочисленные деревца, росшие на холме, я достаточно быстро спустился, не забыв прихватить свои вещи. Зубодробительный эффект на Милу произвела висевшая у меня на плече шкура застреленной мною кошки, наверное, только воспитание не дало ей пустить слюну или выхватить у меня мою добычу и убежать с нею. Поняв состояние и желание женщины, я наклонился и положил шкуру у ее ног, сделал несколько шагов назад, показывая, что я ею просто восхищен и это ей подарок от меня. Мила все поняла правильно и бережно подняв мой трофей, подошла ко мне поближе и слегка прижавшись поцеловала, поцеловала совсем не по-дружески. Потом немного постояв, как бы принимая решение, развернулась и быстра зашла в палатку. Пока я стоял и раздумывал, расценивать ли это как приглашение, или женщина просто пошла убрать мой подарок подальше, как5 она вышла, неся в руках странный предмет, больше всего напоминающий корону «Статуи Свободы». Жестами показала, что я должен это надеть, временами злясь, что я ее не понимаю, она наконец добилась своего, я все же надел «это» на свою многострадальную тыковку. Почему многострадальную? Так потому, что едва я это сделал, как Мила коснулась какого-то выступа на этой штуке и мою голову пронзила шаровая молния, хорошо, что хоть женщина успела меня подхватить, иначе я бы навернулся головой о ближайший пенек.

В себя я пришел достаточно быстро, солнце еще не успело сильно подняться, по моим внутренним ощущениям прошло не больше получаса. Странного приспособления на голове уже не было, зато мозги как будто кто-то вскипятил, немилосердно болела голова, виски просто разламывались и было ощущение, что каждые пять-десять секунд меня кто-то лупит киянкой по лбу. Непроизвольно я застонал, тут же возле меня появилась Мила и протянула мне какую-то желтенькую капсулу, показывая. что я должен это съесть, в другой руке она держала стакан с водой. С трудом протолкнув в пищевод капсулу, я выхлебал воду и опять отключился.

Очнулся я без чьей-либо помощи и к своему удивлению без малейших признаков головной боли. Шевелиться, а тем более вставать у меня никакого желания не было, поэтому приоткрыв глаза я осмотрелся. Судя по всему, я нахожусь в палатке у инопланетян, лежу на чем-то отдаленно напоминающем раскладушку, только не проваливаюсь как в гамаке, а ощущаю под собой ровную, слегка теплую и упругую поверхность. Рядом стоит мой рюкзак, вроде бы его даже никто не вскрывал, да и мое оружие рядом. Хотя ткань палатки была абсолютно не прозрачная, хозяева даже были вынуждены зажечь в ней свет, видать, чтобы я если очнусь, то не перепугался в темноте и не устроил чего непотребного, но вот звуки она пропускает идеально, поэтому я и стал невольным свидетелем занятного разговора. судя по всему и Аль и Кири уже вернулись из своей поездки и теперь беседовали с Милой.

— Мила, ну и зачем ты это сделала? Оно тебе было надо, или может ты запала на этого аборигена, а?

— Аль, прекрати! А насчет запала, посмотри на сестренку, она сейчас мне в глаза вцепится, вот кто реально на этого человека запал.

— Да ну вас, с чего вы взяли, что мне нравится этот дикарь?!

— Да ладно, сестренка, не смущайся, парень и на самом деле видный. Мила, ты так и не ответила, зачем ты это сделала?

— Аль, ты видел, ЧТО, он мне подарил?! Это же шкура Золотой Оолы! Да после нормальной обработки ее в можно продать в Империи, и наша мечта исполнится, мы сможем полностью отремонтировать и модернизировать наш корабль. А если у меня получится изготовить из нее чучело, и нам повезет продать его в Центральные Миры, то тогда вообще можно забыть о всех проблемах, там и на корабль будет достаточно, и на новые сети, и даже на Базы, по которым ты так страдаешь останется! А ты уперся в эту несчастную гипнограмму, ценой в пять кредов.

— Мила, ты меня не поняла! Да черт с ней с этой гипнограммой, вон у Кири их почти десяток. Я только не пойму зачем ему знание Общего языка, лучше бы ты ему, вон, например, игольник подарила. Ты что, не понимаешь, что ты дала ему абсолютно бесполезное знание, а он охотник, исследователь, такие на одном месте не сидят, ему надо что-нибудь материальное, полезное. Вспомни, перед нашей высадкой Силана смогла получить информацию с того старого зонда, в этой Системе после последней войны с архами ни одного корабля не было, да и мы через неделю-две улетим. Кстати, когда он хоть очнется-то?

— Ну по моим расчетам он должен прийти в себя, где-то через пару часов, а поговорить с ним можно будет, я думаю, завтра утром, но это при условии, что у него интеллекта хотя бы восемьдесят единиц есть. Если меньше, то скорее всего завтра к вечеру.

— Мила, какие восемьдесят единиц, он дикарь, в лесу живет, пням молится! хорошо если единиц сорок наберется.

— А ты что, куда-то торопишься? ну не утром, так вечером. эх, мне бы еще в его вещах пошарить, но увы…

— А почему увы, бери да смотри.

— Нет, нельзя. Дикие народы они очень болезненно относятся к своему имуществу, могут возникнуть проблемы, а у меня на нашего гостя есть определенные планы.

— Ага, знаю я эти планы!

— Аль, Мила, я думаю вы оба не правы. Надеюсь, вы доверяете мнению офицера-аналитика СБ?

— Ну предположим не офицера, а только стажера. Кири, а почему ты считаешь, что мы не правы?

— В отличии от вас я за ним наблюдала, наблюдала еще вчера и очень внимательно. Вот скажи мне, Аль, ты разобрался с его оружием?

— Нет, там что-то до невозможности сложное, понял только то, что это какой-то образец кинетического оружия, на большее времени не хватило.

— Ага, ясно. А ты Мила, случайно не обратила внимания на его одежду?

— А на что там смотреть, конечно стоит она кучу кредитов, но только по тому, что натуральная, а так абсолютно стандартный набор.

— Вот-вот, у вас перед глазами есть все данные, а сложить их все вместе вы так и не смогли. Аль, ты говоришь — дикарь, хорошо если сорок единиц интеллекта, а вот он с твоим игольником разобрался, а ты с его «дикарским» оружием не смог. Мила, ты сказала — стандартный набор. Стандартный для кого? Для дикаря? Я могу тебе абсолютно точно сказать, что вся его экипировка изготовлена фабричным способом, более того, в ее составе есть и пластик, и металл, и пластик как минимум нескольких видов. Мы все видели результаты сканирования планеты, помните Силана нам показывала? Да, на планете есть разумная жизнь, здесь живут почти такие же люди, как и мы, но они намного ниже, слабее и у них серая кожа. А теперь посмотрите на нашего гостя, он абсолютно другой. я думаю, что он не местный.

— А кто он тогда такой, откуда он здесь взялся?!

— Не знаю. Возможно он здесь уже очень давно, возможно он попал на эту планету еще до войны, или в самом ее начале и скорее всего еще ребенком. Помните те обломки кораблей, что мы видели на сканах? может такое быть, что он был пассажиром на одном из кораблей, что потерпел аварию в этой системе, а местные его подобрали и вырастили, возможно какой-то из кораблей возвращался из какого-то дикого Мира, возможно даже агарский, ну и попал на зуб архам, а ему повезло и он выжил. Теперь вот пользуется остатками груза с того корабля.

— Почти тридцать пять лет в одиночестве? С разумными чужой для него расы? Нет, это невозможно!

— Ну почему чужой? Возможно это мы кажемся ему чужими, хотя и очень интересными, а те, кто его подобрал имеют, для него, вполне привычный вид и совсем даже ему не чужие. И да, Мила, в одном ты права, не стоит лазать в его вещах, я думаю там могут оказаться очень неприятные сюрпризы. И еще, я думаю, надо приложить все силы, чтобы он отправился с нами, я считаю, он может нам здорово пригодиться.

— Отправился в качестве кого? У него даже самой примитивной Сетки нет. Зачем он нам?

— Ну если очень надо будет, то нейросеть мы ему найдем, да и кое-какие Базы тоже, хотя бы в первом-втором ранге. В конце концов, старое кладбище рядом, можно там поискать, а потом, когда кредов поднакопит, да попадет в Содружество, если захочет, то сам установит все что ему надо будет. Тебе разве, Аль, не надоело быть в гордом одиночестве среди одних женщин и детей, не хочется иметь рядом настоящего мужчину?

— Ладно-ладно, убедила. завтра поговорим с ним. Как кстати, его зовут-то?

— Оль Ег.

— Ясно. Ну что подождем пока наш гость проснется, или поедим без него?

— Я думаю подождем. Тем более из его баула такие запахи идут, что можно слюной захлебнуться.

Смех трех молодых людей раздался за стенкой палатки. А вот я задумался. Это что же получается, я думал, что повстречал аборигенов, а это такие же туземцы что и я? С другой стороны, не надо выдумывать как объяснить, что я не знаю местного языка. А то, откуда я здесь взялся, так мне уже подогнали вполне правдоподобную историю, а уж выдумать легенду в стиле Киплинга и Берроуза, немного упростив, немного усложнив и добавив при этом элементы русских сказок не такая уж и большая проблема. Тем более эти «туристы» уже и сами готовы поверить во что угодно. А там посмотрим, может и расскажу правду, хотя это навряд ли. Да и похоже исполнится мечта идиота. Попаду я таки, в цивилизованные места. Но это все потом, а что мне делать сейчас, надо ли демонстрировать знание их языка, или немного погодить? Все-таки, наверное, стоит подождать, пособирать информацию, главное вести себя естественно. Ага, естественно, а как бы повел себя настоящий дикарь на моем месте? Скорее всего схватился бы за оружие и нагнал шороху. Только вот у меня проблема, я не дикарь и очень хочется это продемонстрировать, тем более, что и начал я вроде не плохо. Так что же делать?

С выходом на сцену мне опять помог случай. Инопланетяне решили организовать стол в непосредственной близости от палатки, в которой я находился, поэтому все их перемещения и разговоры были мне прекрасно слышны. В какой-то момент к уже привычным звукам лагеря прибавился еще один, который, казалось, идет сразу со всех сторон. Внезапно дальний край палатки провалился, а на улице раздался истошный женский визг, через пару мгновений послышался уже знакомое пшиканье, как мне теперь известно, игольника. Схватив карабин, я кубарем выкатился из перекосившейся палатки. А в лагере происходило что-то невообразимое, там, где еще совсем недавно бил небольшой родник шевелилась куча каких-то белесых волокон, количество которых увеличивалось с каждым мгновением. В паре метров от меня, на животе лежал Шон, которого постепенно оплетали тонкие щупальца с мизинец толщиной, та же участь постигла и женщин, только девочка, по счастливой случайности оказавшаяся на другом краю лагеря была цела, да Аль пытался отстреливать ползшие к нему со всех сторон мерзкие отростки. Как ни странно, ни один паукообразный робот так и не сдвинулся с места, скорее всего никто не успел отдать им команду. так получилось, что я оказался позади и немного сбоку от странного существа, прокопавшего себе дорогу в самый центр лагеря и мог рассмотреть его куда лучше остальных. Если со стороны могло показаться, что на людей напали сотни непонятных, белесых червей, то мне отчетливо было видно, что это одно существо, надо признать достаточно большое. Первая ассоциация, возникшая при виде этого существа, было достаточно комичным, но само существо было совсем даже не смешным. Бесформенный мешок, размером с хорошего бычка, без глаз, ушей, носа, по крайней мере я ничего подобного не заметил, зато с огромной пастью на пол тела, заполненной мелкими, острыми зубами. А вокруг этого бурдюка сотни длинных щупалец, каждая длинной метров в пять, если не больше. Я понятия не имею почему мой карабин оказался заряжен зажигательными патронами, но свое дело термитные заряды выполнили на отлично. Магазин СКС оказался пустым очень быстро, каждая пуля, входившая в тело монстра, выжигала в нем дыру, в которую можно было бы свободно просунуть голову, такой поворот событий ему явно не понравился и существо начало быстро погружаться в землю. Те насколько секунд, на которые я отвлек монстра, позволили Алю отдать команду роботам, и они рванулись к прячущему монстру, паля из своих орудий во все стороны. Подземное существо предприняло еще одну попытку овладеть ситуацией и ему это удалось. Взметнувшиеся вверх сотни щупалец разом накрыли, спешащих железных пауков, частой сетью и начали обвивать их. Один за другим роботы теряли подвижность и превращались в ком мерзких, постоянно шевелящихся отростков. От некоторых уже пошел неприятный дымок сгоревшей изоляции, другие во всю искрили, видать, даже металлические корпуса не выдерживали напора живой плоти. перезаряжаться у меня времени не было, поэтому выхватив, так хорошо послуживший мне совсем недавно, меч я ринулся освобождать людей, просто перерубая те щупальца, что еще продолжали тянуть их к воронке на месте родника. Надо отдать должное Алю, он очень быстро сориентировался и бросил бесполезные попытки отстрелить все щупальца монстра. Видя, что мой способ более действенный он занялся тем, что начал оттаскивать обмотанные хваталками этого существа тела мальчика и женщин подальше от разбушевавшегося подземного существа и как выяснилось, не менее опасного меня.

И всё-таки мы победили. монстр отступил, скрывшись под землей, оставив на поляне пять искорёженных, измятых и чадящих мерзким дымом остовов роботов. Правда эта маленькая победа, над тупым железом, ему далась не легко, вся поляна оказалась залита отвратительной слизью, источавшей на свежем воздухе непередаваемую вонь, а сотни мелких и крупных огрызков его щупалец покрывали поляну ковром из еще слегка шевелящихся обрубков. меня буквально трясло от переполнявшего кровь адреналина и поэтому я не сразу обратил внимание на то что делает Аль. А он с трудом освободив тела своих родственников от остатков монстра цеплял каждому на грудь небольшую коробочку, размером чуть больше пачки из-под «Беломора». на коробочках сразу же вспыхивало с десяток красных огоньков, которые непрерывно мигали. Но постепенно их цвет начал меняться, сначала на оранжевый, потом на желтый и так пока все огоньки не сменили свой цвет на зеленый. тела людей, еще совсем недавно не подающие почти никаких признаков жизни, начали возвращаться к жизни. Когда все огоньки стали зелеными, они еще немного помигали и коробочки сами отвалились от тел. Аль достал из какого-то саквояжа пистолет странного вида и подходя к каждому, по очереди приставлял его к шее. Насколько я понял это был инъектор. После его манипуляций люди начали дышать глубоко и размеренно, они спали. Я в это время сидел на каком-то бауле и трясущимися руками пытался вытереть клинок куском ткани от палатки, я все тер и тер, хотя заметного эффекта мои манипуляции не имели. Аль подошел ко мне и видимо что-то хотел сказать, но вспомнив, что я не знаю их языка, просто постоял, а потом согнулся в земном поклоне, так выказывая мне свою признательность. Конечно, мне надо было бы встать и объяснить ему что я уже прекрасно понимаю его язык, но меня накрыла волна полной апатии, я даже с трудом оставался в сознании, таким ошеломляющим был откат. Мужчина понял мое состояние и отошел, чтобы не мешать мне. Он кое как перенес тела пострадавших во вторую палатку и как я понял занялся сворачиванием лагеря. Слишком уж негостеприимной оказалась для него и его близких эта планета.

Постепенно оставшиеся роботы-пауки сворачивали лагерь. Немногочисленное оборудование занимало свои места в ящиках, один из пауков собрал и уложил палатку, в которой еще совсем недавно я лежал и обдумывал свои следующие шаги. Парочка пауков покрупнее выволокла из ящика подольше какие-то железяки и сейчас споро собирали что-то на подобие плота, подвешивая под днище непонятные устройства. Когда раздался уже слышимой мною свист, быстро затихший, на этот плот пауки начали стаскивать ящики и баулы, расставляя их и закрепляя. Часа через два на поляне осталась только одна палатка и остовы пяти роботов, которые сейчас остальные роботы разбирали, как я понял на запчасти, упаковывая их в очередные ящики и оттаскивая все на тот же плот. Постепенно плот превратился в доверху загруженную телегу, правда без колес. Вот я и увидал очередной продукт высокоразвитой цивилизации, судя по всему я воочию вижу так называемую антигравитационную платформу, ту самую, без которой не обходится ни одно фантастическое произведение на Земле. Наконец из палатки выбрались и остальные. Вид они имели помятый и расстроенный, на меня женщины предпочитали не смотреть, сразу направившись к Алю. О чем они говорили я не слышал, слишком далеко я сидел, но по тому какие взгляды они на меня бросали, стало ясно, что Аль и не подумал приписывать себе роль спасителя, а все честно и с подробностями рассказал своим сестрам. Разговаривая, а временами и споря эта троица ходила по бывшему лагерю, в конце концов остановившись возле платформы, невдалеке от которой сидел и я.

— Аль, ты же понимаешь, что раньше, чем через неделю мы не сможем связаться с Силаной? Что ты предлагаешь делать? Куда идти? Сколько мы пройдем?

— Кири, я все прекрасно знаю, но и ты должна понять, что оставаться здесь нельзя! Что ты предлагаешь?

— Аль, Кири, я бы попробовала как-то поговорить с Олем. Вы оба прекрасно видите, что он лучше нас знает эту планету, его оружие лучше приспособлено для защиты именно в ее условиях, видимо он уже не раз сталкивался с местными животными и вполне может помочь нам продержаться эту неделю.

Непроизвольно я усмехнулся. Лучше знаю планету, лучше приспособлен? Эх, знали бы вы насколько лучше я знаю и приспособлен, так, наверное, с горя повесились бы. Хотя, а вариант-то есть. В конце концов, сколько времени провел на берегу реки, на своей стоянке, и ничего, никаких неприятных сюрпризов, а здесь, всего пара дней и две реальные возможности покинуть этот бренный Мир. Да, наверное, надо как-то попытаться уговорить этих людей пойти на мою старую стоянку, там намного спокойнее и как мне кажется, значительно безопаснее. раскрывать свое знание их языка мне пока не охота, но сейчас мне может помочь универсальный язык общения, жесты и рисунки, ну и, наверное, уже появившийся некоторый мой авторитет.

— Мила, мне кажется, что ты права. Вспомните, когда он первый раз к нам вышел, он был достаточно свеж, да и времени от восхода прошло не много, я очень сомневаюсь, что он шел ночью, скорее всего вышел на рассвете, да и пришел он налегке. Значит где-то сравнительно недалеко есть вполне безопасное место, где мы сможем переждать время до возвращения Селаны в Систему. Надо как-нибудь объяснить Олю, что мы хотим пойти с ним.

— В других условиях, я бы, наверное, был категорически против. Этот парень полон сюрпризов и тайн. Но похоже у нас нет другого выхода.

— Аль, ты это о чем? Какие тайны и сюрпризы?

— Его меч. Когда это существо сбежало, я начал срезать с вас его щупальца, так вот, даже мой вибронож брал их с огромным трудом, а он своим мечом перерубал их просто не замечая.

— Ну, а я о чем говорю, он более приспособлен к выживанию на этой планете, его оружие более приспособлено. Конечно, если бы мы были более подготовлены, то его помощь нам бы и не потребовалось. Мы понадеялись на свое технологическое превосходство и жестоко за это поплатились. Наших изученных Баз вполне достаточно для выживания на заселенных планетах и в Пространстве, но для жизни на диких, неисследованных планетах знаний и навыков, техника, аналитика и медика недостаточно. Все мы вместе составляем очень неплохой экипаж торговца, неплохо справляемся с потрошением погибших кораблей, но в качестве исследовательской группы…

— Ладно, пойдемте к Олю, попытаемся с ним хоть как-то поговорить. Черт, Мила, ну почему ты не додумалась обучить его нашему языку сразу, как только он помог отбиться нам от хралов.

— Так я же не знала!

— Да не бери в голову, это я так, на эмоциях.

Пока длился весь этот разговор, я постарался с помощью ножа нарисовать на земле слабое подобие карты, где изобразил поляну, холм, реку и предполагаемое место своей стоянки. Как ни странно, но мои художества все прекрасно поняли. Из редких реплик я понял только то что они сомневаются, доедет ли их платформа до места, хватит ли ей заряда и успеют ли они дойти до темноты. чтобы развеять их последние сомнения я изобразил небольшую пантомиму, сначала показал, как я иду, потом показал на светило, которое стояло почти в зените, нарисовал на земле линию горизонта, а над ней солнце, ткнув пальцем сначала на рисунок, потом в небо. Затем нарисовал тоже самое, но уже сместив значок светила градусов так на тридцать, попытавшись обозначить временные рамки, которые мне требовались для похода в одну сторону. Как ни странно, но меня прекрасно поняли и радостно заулыбались. путь не такой уж и длинный. На фоне такой сообразительности, проявленной инопланетянами, я решил заодно пресечь коверканье моего имени, что и проделал незамедлительно. Опять постучал себя в Грудь и сказал: «Олег». Мои новые знакомые со смехом повторили «Оль Ег». Пришлось объяснять от противного, показав на Милу, я сказал: «Мил А», ткнув ы сторону Кири, повторил туже процедуру, произнеся: «Кир И» и уставился на девушек вопросительным взглядом. Они засмеялись и попробовали объяснить мне мою ошибку. Тогда уже засмеялся я и опять повторил «Олег». как ни странно, но первым сообразил Шам, подергав Аль за рукав он ему выдал.

— Не тупите, он хочет сказать, что его имя не «Оль», а «Олег».

Повернувшись ко мне Аль вопросительно спросил, на этот раз правильно выговаривая мое имя.

— Олег?

Я утвердительно затряс головой и еще раз повторил «Олег». Взаимопонимание было достигнуто. Собрав последние пожитки и усадив детей на платформу, мы отправились в путь.

Идя, по уже ставшему привычным за последние пару дней, маршруту я непроизвольно удивлялся всему происходящему со мной. Вот ведь, как интересно устроена жизнь. Сколько я уже на этой планете, неделю, две, а может и больше, и ведь ничего такого особенного со мной не происходило, жил себе потихоньку, отдыхал и наслаждался, а стоило один раз отойти от привычного маршрута, сделать всего один шаг в другую, не привычную сторону и события понеслись в скач. Прошло чуть больше суток с того момента, как я принял решение идти не в низ по течению реки, а в верх, и к чему это привело. Я непонятным мне способом выучил язык инопланетян, дважды успел поучаствовать в отражении нападения хищников на людей и сейчас веду за собой целую компанию представителей высокоразвитой цивилизации, которые полностью доверились мне, и даже признали за мной определение превосходство. Шам вон так вообще не отходит от меня, хороший мальчишка, сообразительный и непоседливый, да и с устойчивостью психики все более чем прекрасно, вырастит, станет настоящим мужчиной, это уже и сейчас видно. А вот его сестренка, та что самая мелкая, полная его противоположность, тихая, скромная и предпочитает проводить время со своими старшими сестрами. На меня поглядывает с опаской, но без страха. Что тут поделаешь, детский максимализм, нет для них серых тонов, есть только белое и черное, жаль, что со временем это проходит.

Интересно, всего-то четвертый раз иду этим маршрутом, а уже даже узнаю эту местность, примечаю запомнившиеся места, ориентиры. Вот и это дерево впереди, настоящий исполин, возле него даже кусты не растут, сквозь его крону до земли солнечный свет не достает, да и корни тянут влагу из почвы со страшной силой, ничего не оставляя другим. Только зеленая листва на ветках шевелится. Зеленая? А это тогда что за желтое пятно среди деревьев, да еще с и измазанное черными пятнами? Ба! Старый знакомый, киса! до дерева метров двадцать, в принципе пистолетная дистанция, мне кажется, что я даже вижу яростный блеск оранжевых глаз. Как там Мила сказала: «Золотая Оола», ну вот и будет подарок для Кири, а то очень уж она завистливо глядела на Милу. Так, карабин к плечу, затаить дыхание и плавно тянем спусковой крючок. Выстрел прогремел подобно грому, на соседних деревьях с криками взвилась туча самых разнообразных птиц, а с исполина, немного с задержкой рухнуло большое грязно-желтое тело с черными пятнами. Уже на земле, могучие лапы несколько раз рефлекторно сжались и разжались, крепкие кости проскребли канавки в земле, хищник напрягся, потом вытянулся в полный рост и обмяк. Похоже одной пули кошке хватило. Ко мне подбежал Аль, озабоченно оглядываясь, я ему сделал успокаивающий жест и направился к своей добыче. Этот экземпляр оказался ничуть не меньше первого, а может быть даже и чуток побольше. С трудом взвалив тушу на плечо, я поплелся обратно к платформе. Обе девушки смотрели на меня как на кого-то полубога, пожирая взглядами мертвую кошку. Улыбаясь во все тридцать два зуба, я протянул добычу Кири, мол это ей. Девушка меня прекрасно поняла и судя по ее взгляду предела ее счастью не было конца и если бы не братья и сестры, то боюсь, быть мне изнасилованным от наплыва чувств. Глянув на свою сестру, Аль громко расхохотался и потом долго еще поглядев на нее улыбался. Похоже, что он совсем не против отношений одной из своих сестер со мной, совсем не против, ему это даже чем-то нравится.

К сожалению, перегруженная платформа двигалась намного медленнее чем человек, да еще и не по ровной дороге, а по пересеченной местности, поэтому до места назначения мы добрались намного позже чем я ожидал. Местное солнце уже начало казаться своим нижним краем горизонта. Все мы были уставшие и измотанные событиями прошедшего дня, особенно дети. Поэтому известие, что мы наконец на месте все восприняли с немалым энтузиазмом, а учитывая, что весь день никто из нас ничего не ел, то еще и с ожиданием. Мила вытащила несколько каких-то пластиковых упаковок, нажала расположенные с боку кнопочки и расставила их на импровизированном столе. Как я понял это что-то вроде саморазогревающегося сухпайка. Попробовав безвкусную массу, я понял, что есть подобную гадость я еще долго не смогу. Поглядев как я с отвращением отодвинул от себя предложенный мне ужин, Аль понимающе вздохнул и извиняясь пожал плечами. И вот тут-то я и вспомнил, что вчера утром, уходя на прогулку я решил испытать плоды творчества своих шаловливых ручек. Я сплел несколько рыбных ловушек и перед уходов установил их на реке, когда вернулся, то просто не подумал о них, а вот сейчас пришло время проверить результаты моих стараний. Из пяти штук в четырех оказалось по несколько вполне приличных рыбин. Вытащив свой улов на берег, я занялся приготовлением ужина. Выпотрошив добычу, обмазал рыбины глиной, выкопал небольшую ямку и уложив улов рядком, вновь засыпал. После чего наломав веток и нарубив мечом дров развел над ямой огонь. Мои новые товарищи смотрели на мои манипуляции, ничего не понимая и ожидали дальнейшего развития событий. Минут через сорок, когда по моим подсчётам, рыба была готова я разворошил угли и вытащил наш будущий ужин наружу. Солнце уже село, и небольшой лагерь освещался только светом звезд и неяркого костра. Подождав пока глина немного остынет, я взял одну рыбину и слегка стукнул по глиняной корочке. Глина лопнула, а над поляной поплыл одуряющий аромат запечённой рыбы. Первым опять оказался Шон. Он в точности повторил мои действия и теперь с диким восторгом уплетал рыбу за обе щеки. Очень скоро его примеру последовали и остальные. Короче, ужин удался, а после того, как я достал свою заветную фляжку с остатками коньяка и накапал всем грамм по двадцать, то всеобщему восторгу не было предела.

Пока осоловевшие от обильного, а главное очень вкусного ужина женщины устраивали ночлег, растеребивши пару баулов, я направился к реке, надо было разделать и подготовить шкуру от моего дневного трофея. Со мной пошел и Аль. Присев не далеко от меня на выступающий из воды валун и наблюдая за моей работой, он негромко произнес.

— Кто же ты такой, Олег?

Посчитав, что пора переходить на нормальный способ общения я ответил.

— Человек. Надеюсь, даже сапиенс.

— Ты меня понимаешь?!

— Понимаю, а что тут такого?

— И ты так спокойно об этом говоришь?

— Так это по началу было непривычно, а потом ничего, привык.

— И давно ты стал понимать наш язык?

— Когда кошку подшиб.

— Кошку? А, Золотую Оолу. А почему не сказал?

— А зачем? Да и должен же я был понять кто вы такие и откуда. Отец говорил, что когда-нибудь такие как вы придете и сначала надо будет разобраться что вы за люди, а потом уже и решать что с вами делать, дружить или воевать.

— И как, разобрался?

— Разобрался. Вы не хуже и не лучше других, вы обычные. Конечно можете и умеете намного больше чем другие, а так вполне обычные люди.

— А ты уже встречал таких как мы, ну таких как ты, я имею ввиду внешне?

— Моя мать была такой, правда я ее почти не помню, мне отец рассказывал.

— А он, ну твой отец, он какой?

— Он не похож ни на меня, ни на вас, он другой и братья у меня другие.

— Расскажи мне о своей семье, расскажи мне о себе.

— А что рассказывать, жил, охотился, потом, когда отец умер меня изгнали, вот с тех пор я и живу один.

— Изгнали? Выгнали из племени, расскажи!

Вот тут-то «Остапа и понесло», выдал я Алю занимательную историю в лучших традициях Маугли и Тарзана, сдобрив все это народными сказками в духе «Молодильных яблок». Рассказал о, якобы, своей жизни в горах и лесах, поведал о злобных братьях, отравивших отца и сваливших вину на меня, рассказал, как скитался по планете, как решил устроиться здесь, возле реки, рассказал, как девушки нашего племени шарахались от меня, потому что я не такой как все, в общем заливал от души, сам за собой такого таланта к вранью никогда не замечал, а тут вот выдал. Конечно кто-то скажет, что я поступил неправильно, дескать надо было рассказать всю правду… Вот только я так не считаю, достаточно вспомнить эпизод, когда Аль делился своими впечатлениями о моем мече, дескать невообразимая штука. Что это значит? А значит это, что подземный комплекс не имеет никакого отношения к расе Моих новых знакомых, это что-то другое. а и всеобщего коммунизма в космосе нет, значит надо иметь какую-то заначку на черный день, хотя бы место где можно укрыться, затаиться и переждать. Да и не знаю я ничего о здешней цивилизации, так что светиться лишний раз не стоит.

В ту, первую нашу ночь на берегу реки мы долго еще с Алем разговаривали, он выпытывал у меня о моей жизни, а я исподволь узнавал о реалиях жизни в этом их содружестве. Не знаю, что понял он из моего рассказа, а вот я уяснил одно, — в Содружестве щелкать клювом нельзя, схарчат и не заметят. И это еще одна причина по которой я не стал рассказывать о себе правды, не стал тогда, при моём первом разговоре с гражданами Содружества, не стану и потом.

Хотя мы разговаривали очень тихо, я почему-то уверен, что наш разговор известен и девушкам, причем известен слово в слово, может они все слышали сами, а может Аль вел какую-то запись, но уже утром отношение ко мне резко переменилось. Если раньше для всех я был непонятный и таинственный дикарь из леса, то теперь я стал понятным, много пережившим, много повидавшим и очень полезным членом команды. Конечно полного доверия между нами в скором времени ожидать не стоит, но предложение присоединиться к семье Кор я утром получил. Мне пытались объяснить особенности жизни в Содружестве, рассказывали о поистине фантастических достижениях в технике, науке, медицине. Рассказывали о Звездных Империях, Республиках и Федерациях. Рассказывали о войнах с чужими и со своими, о пиратах и работорговцах, ученых и путешественниках. Показывали фильмы и карты Галактики, документальные съемки с диких и развитых планет, Императорских приемов и военных парадов, показывали записи космических битв, в которых сходились флоты в тысячи вымпелов с каждой стороны. В общем много чего показывали и рассказывали, таким образом эти люди пытались убедить меня в необходимости отправиться с ними, им даже было не в домек, что я уже все решил, и если бы они не позвали меня сами, то я был готов уговаривать их об этом.

Постепенно наша совместная жизнь налаживалась, чему-то учился я, чему-то мои новые знакомые у меня. В первый день произошёл довольно смешной случай. Аль начал разворачивать свой лагерь по новой, вот только теперь в его распоряжении оказалась всего одна палатка, он пытался починить и вторую, но после битвы с подземным монстром она была в очень плачевном состоянии. И если каркас еще худо-бедно подлежал восстановлению, то сама палатка больше напоминала мелко нарезанные полос синтетического материала. Аль с помощью маленького дроида пытался сварить, склеить эти куски, но у него ничего не получалось. А вся проблема оказалась в том, что он пытался придать ей прежний вид, ну разве не проще перекроить оставшиеся куски и изготовить стандартную земную палатку, что я ему и продемонстрировал за не полные полчаса. Конечно работал не я сам, а дроид под управлением Аля, но все выполнялось под моим чутким руководством. Так я стал счастливым обладателем отдельной, по земным меркам четырехместной палатки. И таких вот, на первый взгляд, простых решений в сложных, с точки зрения инопланетян, ситуациях было более чем достаточно. А все объясняется довольно просто, очень уж у нас разный менталитет и там, где жители Содружества привыкли полагаться на технику, земляне больше рассчитывают на свои мозги.

Узнал я и то, что делает эта дружная семейка на планете. Все оказалось очень просто. Еще совсем недавно, Кири проходила стажировку в аналитическом отделе Службы Безопасности на одной из Станций, разбросанных по всему изученному пространству, и ей случайно попались на глаза данные по старым, еще довоенным складам длительного хранения и базам подскока Имперского Флота. Данные были устаревшие, со всех, ну почти со всех этих мест все было уже давным-давно вывезено или использовано по назначению и только напротив некоторых координат стояли пометки, что склады или базы утеряны в ходе боевых действий. Но то, что для Флота Империи считается утерянным, для маленькой группы людей может оказаться самым настоящим Клондайком и Эльдорадо в одном флаконе. Вот и на этой планете когда-то была база обеспечения Тыла Восьмого Флота Империи Аратан. По всем документам она проходила как полностью уничтоженная агрессором с орбиты. Дружная семейка Кор, заполучив такую информацию, решила во что бы то ни стало проверить ее, тем более, что имея в собственности старый, но вполне еще надежный средний транспортный корабль, частенько бывали в этих краях. Вот и в этот раз, заполучив выгодный фрахт на доставку какого-то груза в Систему, находящуюся всего в двух прыжках от этой Системы, решили совместить приятное с полезным. Корабль сделал небольшой крюк и в результате все Кор, кроме еще одной сестры, Селаны, пилота корабля и его капитана по совместительству, оказались на этой планете. Для всей семьи, кроме Кири, корабль был не только средством производства, но и домом, поэтому на семейном совете было решено, что дети тоже спустятся на планету, взрослые посчитали, что под охраной противоабордажных дроидов и системы защиты периметра лагеря, на планете вполне безопасно. Ну а что было дальше уже и так понятно. Само-собой, что в первый и единственный разведывательный выезд Аль с Кири ничего не нашли, да теперь и не найдут. Короче все решили сидеть на попе ровно и дожидаться возвращения корабля в Систему. По возвращению, Селана должна спуститься за родственниками на челноке и всех забрать, а в случаи удачных поисков, можно будет загрузить находки в трюм и с выгодой продать на любой станции. У меня были кое-какие подозрения насчет этой Базы, но я пока не спешил их озвучивать. Нет, я ни в коей мере не думаю, что тот подземный комплекс в котором я побывал и есть эта база. Просто во время своих «прогулок» в низ по течению реки я видел что-то напоминающее развалины небольших построек, собственно говоря именно из-за них я так долго и ходил по одному и тому же маршруту, надеясь найти что-то вроде дороги и уже по ней выйти к людям. На месте развалин никаких больших воронок, или провалов почвы я не видел, а значит если это и есть искомая База, то есть все шансы, что она практически не пострадала. Возможно неведомые мне архи уничтожили жилые и административные постройки и на этом удовлетворились. Если База военная, то основные ее помещения должны располагаться под землей и даже если кто-то из персонала и находился в момент атаки не на поверхности, то скорее всего оказался под завалом и просто не смог выбраться наружу. А после того, как Кири сказала, что весь штат подобных сооружений обычно насчитывал пять-шесть человек, то я в этом уверен процентов на девяносто. В общем надо подумать и на всякий случай обговорить свою долю в найденном, потому как чувствую, что жизнь в Содружестве тяжелая и относительно не дешевая, а значит личные свободные средства никогда не помешают. Тем более, что мне еще предстоит обустраиваться и налаживать свою жизнь в новых и непривычных для меня условиях.

3 глава

Постепенно эмоциональное и физическое напряжение последних двух, насыщенных событиями дней, наало по немногу отпускать не только меня, но и остальных. Мила и Кири внезапно очень заинтересовались земной кухней и начали мене пытать о способах приготовления различных блюд. А что я могу им расказать помимо сугубо мужского меню? Пришлось заняться охотой и я наконец-то нашел не хищную дичь. Это оказался местный образчик нашей свиньи, только живет это существо в норах и размером чуть больше нашего кролика, ведет сугубо дневной образ жизни и при малейшей опасности зарывается в землю со скоростью, которой может позавидовать любой земной житель. Снабженный местными приправами, занялся приготовлением шашлыка, потом продемонстрировал уху, и на этом пои кулинарные познания и закончились, правда девушки были в восторге, да и не только они. Немного посовещавшись мы решили, что сигнал об экстренной эвакуации подавать не будем, пусть Селана спокойно занимается делами. А я наконец решил развеять вопрос по поводу Базы, на поиски которой Кор сюда и прилетели. И начать я решил с разговора с Кири, посчитав, что она в этом вопросе должна быть более подкованной, нежели ее родственники. Поэтому, улучив момент, когда она загорала на речном берегу, лениво перебирая песочек, подсел к ней и завел разговор.

— Кири, а как вы вообще живете, ну я имею в виду на что, чем конкретно зарабатываете на жизнь, ну помимо редких, сами сказали, фрахтов.

— Таких как мы называют «мусорщиками». Перелетаем с одного места боев на другое, ищем останки погибших, проводим генную идентификацию, разбираем остовы погибших кораблей, если попадается возможность, проводим сканирование астероидных полей, там иногда попадаются залежи ценных металлов. На любой товар или информацию рано или поздно находится свой покупатель. Данные по погибшим передаем флотским, они за это неплохо платят. Я то сейчас отошла от семейных дел, смогла устроиться в СБ на одной Станции, платят хорошо, да и есть возможность со временем перебраться в СБ Флота, там с аналитиками всегда было не очень, те у кого коэффициент интеллекта высокий в Армию и на Флот идут неохотно, на гражданке они могут больше заработать, а у меня хотя этот коэффициент и не очень высокий, всего сто пятьдесят четыре, но уже довольно заметный и востребованный. Если будет возможность, то обязательно подпишу контракт, на Флоте намного больше возможностей, не все это понимают. Вот так вот, но как видишь, хотя я официально и не состою в семейном деле, но по возможности пытаюсь чем-то помочь своим, вот и допомогалась. Спасибо тебе, что все живы остались.

— Да ладно тебе, не бери в голову, с кем не бывает. Главное то-то хорошо, что хорошо заканчивается. А вот эта База, что вы искали, зачем она вам? Насколько я понял, это База Тыла, на кой она сдалась-то вам, что там такого интересного может быть?

— Олег, ты не понимаешь! База Тылового Обеспечения Флота — это как джек-пот выиграть! Огромные запасы запчастей, технических и инженерных комплексов, инструмент, вооружение, боеприпасы, экипировка и еще сотни и сотни наименований. Там добра ни десятки миллионов кредов. Даже если бы нам удалось найти хотя бы сотую часть, то мы были бы обеспечены на всю жизнь, ну по крайней мере вопрос что сделать купить новые блоки для системы жизнеобеспечения или отремонтировать движки уже бы не стоял.

— Что, у вас все так плохо?

— В эту экспедицию мы вложили все что у нас было, еще и кредитов понабрали. Так что теперь действительно, все очень плохо. И все из-за меня.

— Не расстраивайся, ведь время еще есть, можно и поискать эту вашу Базу.

— Не, эта идея с самого начала была глупая, теперь-то я это знаю. Понимаешь, если-бы были точные координаты, то тогда, да, конечно, но флотские привыкли мыслить несколько другими категориями, для них квадрат со стороной сто километров, это чуть ли не точка еа карте. А что им, при необходимости грузовой шатл наведут с планеты, а для нас обследовать десять тысяч квадратных километров, это работа на годы. Так что здря мы все это затеяли.

— Кири, а ты знаешь как вообще выглядит эта база?

— Если честно, то нет. Мы долго обсуждали этот вопрос и пришли к выводу, что раз это не резервная База, то скорее всего большой комплекс наземно-подземных сооружений. Там же должен быть и привод для посадки шатлов и своя диспетчерская башня, и склады ЗиП, заправочный модуль, установка гиперсвязи, да много еще чего, вплоть до космодрома. Такой комплекс просто так не спрячешь.

Ну да, тут Кири права, такой комплекс не спрячешь. Не спрячешь, если в обозначении нет слова «резервная», или «длительного хранения». А если есть? А вот если есть, то тогда не только спрячешь, но еще и старательно будешь забывать, где именно спрятал. Надо все же поговорить с Алем и Милой. Ребята они вроде неплохие, сильно не обманут, да и помочь им можно, тем более, что мне это практически ничего не стоит.

Милу я выловил тоже на реке, она последние пару дней увлеклась рыбной ловлей и бывало часами просиживала с моей удочкой.

— Привет, Мила. Как рыбалка, клюет?

— Уже не очень, а утром, хорошо брала. Олег, ты что-то хочешь спросить?

— Да в общем-то, нет. Хотя, да, хочу. Позволишь?

— Да, конечно, присаживайся. Так что ты хочешь знать?

— Мила, понимаешь, вы перевернули всю мою жизнь. Теперь я уже вряд ли смогу тихо существовать, бродить по лесам и заботиться только о своем пропитании и выживании, теперь я всегда буду смотреть на звезды и думать о них, о вас…

— Олег, так в чем проблемы, полетели с нами. Потом не будешь жалеть о не сделанном!

— А о сделанном, о сделанном, я жалеть не буду? Ты сама рассказывала о пиратах, работорговцах и еще тысячах возможных неприятностях.

— А разве жизнь в полном одиночестве на этой планете менее опасна?

— Ну, местные опасности уже более-менее известны, да и как с ними бороться я тоже уже в курсе.

— Ну, да. В этом ты прав. Олег, знаешь, есть у меня один знакомый, так вот он любит повторять: «лучше сделать и потом пожалеть, чем не сделать и сожалеть об упущенном шансе всю оставшуюся жизнь». Вот посмотри на нас, ты думаешь мы не знали, не понимали, как сильно мы рискуем с поисками этой Базы, ты думаешь мы не знали, что найти ее у нас практически нет никаких шансов? Знали и понимали! но все-равно рискнули, влезли в долги, заложили наш корабль, а как еще оказалось и очень сильно рискнули своими жизнями. Ты думаешь мы сожалеем? нет, ни капельки, мы сожалеем только о том, что плохо подготовились, оказались не готовы к тому, что нас ждет на планете. Зато мы встретили тебя! Да и если честно, ты только не обижайся, но твои подарки позволят нам полностью рассчитаться с долгами, да еще и неплохо приподняться. Одна шкура Золотой Оолы стоит больше чем наш корабль!

— Так может нам стоит в оставшееся время, до прилета вашей сестры заняться охотой?

— Нет, слишком много денег это тоже не очень хорошо. Того что уже есть уже более чем достаточно, не к чему лишний раз рисковать. Я если честно, вообще не пойму как ты умудрился подстрелить, ту, вторую. Самки Золотой Оолы намного осторожнее самцов и очень редко охотятся, только в безвыходном положении.

— Получается, что все ваши проблемы решены и Кири зря так сильно расстраивается?

— Ты имеешь в виду финансовые проблемы? ну вообще-то, да, решены, мы даже с хорошей прибылью остаемся, на все хватит, и корабль полностью отремонтировать, и модернизировать, и долги отдать. А Кири, у нее есть мечта, она хочет поднять свои коэффициент интеллекта до инженерного минимума и еще чуть-чуть. Она никому об этом не говорит, но я знаю. Она и на Флот-то рвется только из-за того, что флотским ставят продвинутую нейросеть и все необходимые имплантаты. Я сразу после совершеннолетия подписала контракт с Флотом, пять лет по контракту оттрубила, ты думаешь откуда у меня Базы медика и специальная нейросеть. Да и Аль и Селана в свое время тоже через Флот прошли, по одному пятилетнему контракту отработали, Аль в десанте, техником-пилотом бота, а Селана тоже пилотом, но уже штурмовика, они тоже свои нейросети и импы на службе получили, конечно после увольнения большую часть Баз у них затерли, да и нейросети пообрезали, но это все-равно получше тех гражданских образцов что мы смогли бы купить сами, да и минимальный набор Баз тоже бесплатно и в обязательном порядке.

— Значит ты советуешь мне после того как вы привезете меня в эту вашу Империю, идти на Флот?

— Нет. Понимаешь, Олег, ты совершенно не знаешь нашей жизни, не обижайся, но для всех ты — дикарь. Да и навряд ли твой КИ дотянет до пилотского минимума, скорее всего у тебя будет где-то восемьдесят- девяносто, квалифицированного медобслуживания ты никогда не видел, а значит здоровье твое основательно подорвано. Так что законопатят тебя куда-нибудь в абордажную партию, или в десант первой волны, а у них потери до девяноста процентов, две-три высадки и все. На такой контингент ни Армия, ни Флот сильно не тратятся, нейросеть чуть помощнее базовой, импы только на физику, базы первого-второго ранга. Толку никакого, а риск не вернуться с контракта, почти стопроцентный.

— Да, не веселые ты мне перспективы нарисовала. И что мне делать?

— Ну, во-первых, твой КИ надо определять стандартным способом, а не как мы на глаз, основываясь на своем, надо признать, предвзятом мнении. Во-вторых, мы умеем быть благодарными, поэтому мы уже поговорили на эту тему и решили, что наши жизни вполне стоят сотни полторы китов, а этой суммы тебе вполне хватит на неплохую нейросети и необходимые имплантаты, да еще и на Базы останется. И в-третьих, мы прекрасно понимаем, что в первое время тебе будет очень сложно в незнакомом Мире, поэтому, если ты конечно захочешь, то вполне можешь остаться у нас на корабле, дело тебе найдется. Конечно золотых гор мы тебе обещать не можем, но на жизнь хватит, а там как повезет.

Вот такие вот дела. Другие бы на их месте сказали «спасибо», ну может быть подарили бы что-нибудь, ту же переделанную палатку, например, может еще чего, не особо самим нужно и помахали бы ручкой. А эти, сами в долгах как в шелках, а уже планируют какие-то средства потратить и на меня, даже работой и жильем, ну и что, что на их собственном корабле, обеспечить. А ведь ребята-то молодые, никого старше меня походу и нет, а не бросают. Это я тут сижу планы строю, как урвать долю побольше от того, чего еще и нет. Что-то не по себе мне от таких раскладов, последней мразью в собственных глазах выгляжу, никогда меня так вот мордой в гуано не макали.

— Мила, а ты как думаешь, Кири одна тут с детьми управится, если мы втроем часика на три-четыре в лес смотаемся, хочу кое-что посмотреть.

— Олег, если там мое присутствие не особо нужно, то я пожалуй лучше тут останусь. Да и скутера у нас только два, Аль тебя за пять минут на нем ездить научит, все ноги не бить.

— Ну как знаешь. Пойду Аля на охоту блатовать.

Главу этого сестринско-братского кооператива я застал за очень интересным занятием. Аль пытался отремонтировать одного из боевых дроидов. Правда стоит признаться, что судя по его настроению, ничего у него не получается.

— Привет, Аль, как дела, какие успехи?

— Да какие тут успехи! Привет, Олег. Без техдроида что-то отремонтировать не получится, а тот что у меня здесь есть, так он только для обслуживания, так что все это тухлая затея, пока не вернемся на корабль, толку не будет. А ты что-то хотел?

— Да вот, решил пригласить тебя на небольшую охоту.

— Что, девчонки покоя не дают, хотят весь корабль обшить шкурами Золотой Оолы?

— Да, нет, просто прогуляться. Слушай, Аль, а что с этой Оолой не так, если верить девочкам, то цена у этой меховушки просто заоблачная.

— А тут все просто, это животное «вымерло», почти три тысячи лет назад. Вот такие вот дела. Это мех Императоров, этих «кошек», как ты говоришь, разводили для Императора джоре, это древняя раса, которая то-ли погибла, то-ли куда-то ушла из нашей Галактики, то-ли самоуничтожилась в гражданской войне, тут версий и теорий больше чем достаточно. Но в одном все эти версии сходятся, все человеческие и человекоподобные расы галактики их потомки, и ты, и я, и твои братья.

— Ничего себе, а я думал, что ваше Содружество это именно содружество всяких рас, всяких разных.

— Да в принципе так оно и есть, это ты еще не видел аграфов, сполотов или дварфов. А чужие, так вот например архи, разумные пауки, ну какие с ними могут быть у человека общие интересы? Эта галактика принадлежит людям, пусть пока и не вся, но рано или поздно все чужие будут вынуждены или уйти, или мы их уничтожим.

— А что, как-то договориться о совместном существовании нельзя?

— А ты будешь договариваться о совместном существовании с едой, или с водой? Вот то-то и оно, например, для архов мы не больше чем еда, а для расы «осарин», матка для вынашивания их потомства, ну и заодно пища для их личинок, говорят есть еще какая-то раса, так для них наша кровь — наркотик, лекарство и еще там что-то. Не видел ты полностью уничтоженные планеты, горы убитых людей, освежованых и готовых к употреблению. А вот сполоты, это совершенно чужая раса, у них в предках были кошачьи, но с ними мы вполне мирно уживаемся и они даже входят в Содружество, мало того, наравне с аграфами и дварфами они причисляются к Старшим Расам.

— Ага, то есть всех нелюдей вы уничтожать не собираетесь?

— А зачем всех-то, только «чужих». ладно, об этом мы поговорим потом, в этом вопросе Мила лучше разбирается, медик как-никак. так что там насчет охоты?

— Да вот хочу тебе кое-что показать, проконсультироваться, так сказать, по поводу ценности.

— Далеко?

— Пара часов неспешным шагом. Если сейчас пойдем, то к вечеру вернемся, а по-дороге может что и подстрелим, я вам на ужин шашлычок «по-карски» сделаю, вкуснятина, пальчики оближешь!

— Да уж, с твоими рецептами ты в любом Мире можешь ресторан открывать, от клиентов отбоя не будет, миллионером станешь. Одно плохо, натуральные продукты очень и очень дорогие, можно и разориться. Ладно, пойдем, я только переоденусь и что-нибудь помощнее чем игольник возьму.

Собирался аль не долго и мы уже через пол часа шли по хорошо известному мне маршруту. Я не стал терять времени и перевел разговор на поиски базы.

— Аль, я тут поговорил с девчатами насчет искомой вами базы и у каждой из них свое мнение о ее возможном содержимом. А что ты хочешь там найти?

— Олег, что я хочу и что мы могли бы там найти это две большие разницы. Я бы хотел найти на этой базе рейдер, пару производств, свернутые доки, а может даже и верфь, а еще орбитальную станцию и флот прикрытия, но как ты сам понимаешь, это просто невозможно. Из того что нам удалось узнать об этой базе, скорее всего там находится оружие и экипереровка для войск территориальной обороны, возможно несколько десятков единиц транспортной техники, возможно, крыло или два легких истребителей класса космос-атмосфера, ну и ЗиПы, технические комплексы по ремонту и обслуживанию, запасы продовольствия, медоборудование. Скорее всего это была База обеспечения частей колонизируемых планет.

— Насколько я понял, твои хотелки не идут ни в какое сравнение с ожидаемым ассортиментом?

— Да, это ты точно подметил, «хотелки» и реальность.

Вот так мы и шли, разговаривали ни о чем, высматривали подходящую для охоты живность, просто беседовали. Аль мне в очередной раз рассказал как они думают поступить в отношении меня, после того как мы прилетим в Содружество и в империю Аратан в частности. В принципе он мне рассказал все то же самое, что и Мила, правда поделился своими надеждами, что моего КИ хватит на овладение профессией техника и у него наконец-то появится помощник. Правда посетовал, что я очень долго буду учить базы, но как говорится главное начать. Я уже столько раз слышал про эти «базы», «нейросети», «имплантаты», что решил выяснить этот вопрос поподробнее, но не успел. Мы пришли на место. До развалин оставалось метров триста, но с того места где мы находились их было не видно, искать их надо немного в стороне, в маленькой ложбинке. Пройдя еще метров сто, я присел на камушек, достал снасти и сказал Алю:

— Аль, я тут пока рыбку половлю, а ты прогуляйся, вон туда, там сразу за вон той группой деревьев будет небольшая ложбинка, спустишься, сам все поймешь. А я тебя тут подожду.

Аль прекрасно понимает, что замышлять я против него ничего не буду, просто никакого для меня в этом смысла нет, поэтому не споря, только как-то непонимающе на меня глянул и пошел в указанном направлении. А я приготовился его ждать, сомневаюсь, что даже на поверхностный осмотр развалин, у него уйдет меньше пары часов. Я ошибся, уже через час Аль вернулся. Вид он имел ошарашенный и слегка задумчивый. Молча подошел ко мне, немного постоял, посмотрел как я борюсь с очередной рыбиной, вздохнул и присел рядом со мной.

— Олег, скажи мне пожалуйста, только честно. Что ты от нас хочешь? Тебе нужен наш корабль? Но в таком случае ты должен прекрасно понимать, что на судне есть капитан, и Селана никогда не пустит на борт чужака, если на это не будет очень веской причины. И поверь, все наши жизни не могут стать такой причиной. Наша гибель тебе не нужна, в противном случае ты не стал бы нас два раза спасать, да и перебить нас для тебя не проблема, я даже сомневаюсь, что моих навыков полученных в десанте хватило бы чтобы справиться с тобой, а если ты возьмешься за свой меч, то и подавно. Так что тебе от нас нужно?

Честно признаться, такого наезда я совсем не ожидал. Я как-то предполагал что начнутся расспросы, что это за развалины, откуда я о них знаю, когда нашел, и обследовал ли я их, но ТАКОГО. Наверное мой ошарашенный вид сам по себе послужил ответом на все вопросы Аля. Он вдруг заулыбался, широко и открыто, даже как-то радостно.

— Олеж, извини, я все понял, не надо отвечать на глупые вопросы. Ты, наверное, самое лучшее что случалось с нашей семьей за всю нашу жизнь. Извини, еще раз.

— Аль, ты больше меня так не пугай, хорошо. А то как говорил один мой знакомый, «не задавай глупых вопросов, чтобы не получать глупых ответов». Это то, что вы искали?

— Нет, скорее всего нет. Но это в любом случае не хуже, а скорее всего даже намного лучше. Пойдем назад в лагерь, надо посоветоваться с девочками и скорее всего нашу стоянку придется переносить. Ты как, не против?

— А с чего это я должен быть против? до леса здесь прилично, почва все та-же, песок да камни, никакая гадость из под земли не полезет, так что тут ни чем не хуже чем там. Пойдем, рыбки я уже наловил, так что думая с шашлыком ничего не получится, ладно, в следующий раз.

Обратный путь занял у нас значительно меньше времени, казалось, что Аль вспомнил свою службу в десанте и пер вперед как носорог, настолько ему не терпелось поделиться новостями со своими сестрами. В лагерь мы пришли задолго до заката, девчонки уже приготовили ужин и было видно по всему, что тоже сгорают от нетерпения узнать новости. Вот ведь чуйка, а! Но и Аль, оказался не лыком шит, никто ни слова от него не услышал, он только постоянно повторял на любые наезды со стороны сестер, «сначала ужин, а потом новости».

наконец все наелись, напились и стало понятно, что если еще хоть раз он попытается обмазаться от разговора об успехах нашего похода, то его просто разорвут на миллион маленьких Алей. Дети тоже поели и теперь носились по речному пляжу, играя в догонялки, за столом остались только мы вчетвером. Аль вальяжно достал какую-то железяку из кармана и выложил ее на середину стола. Первой не выдержала Кири, молодость нетерпелива.

— И что это такое, Аль, ты ради этой безделушки нас всполошил?

— Сестренка, а это еще один сюрприз и подарок от нашего «дикого» друга. Возьми, посмотри внимательно.

— И что тут смотреть, металлическая бляха, какой-то странный рисунок на ней.

— Кири, ну-ка, дай мне, ч посмотрю. Аль, это то о чем я думаю?

— Мила, сестренка, я не знаю о чем ты думаешь, но это часть погона «Корпуса Дальней Разведки Империи Аратан». Этот Корпус был образован лет за пять до войны с архами. Я нашел этот знак на развалинах к которым меня привел Олег. У меня есть несколько предположений, первое, Кири неправильно поняла попавшую к ней информацию и на этой планете находилась База обеспечения Корпуса, второе, истинное назначение Базы было умышленно скрыто, точнее просто проходило под другим шифром, зачем и почему я сказать не могу, ну и третье, помимо той Базы, что мы искали, здесь была и еще одна, вот к развалинам этой Базы Олег меня и привел.

— И что мы теперь будем делать?

— Как это что собираем лагерь и с утра выдвигаемся на новое место стоянки, оно даже ближе чем до нашего старого лагеря. А там, пока вы, девочки, будете обустраиваться, я займусь зондированием и разбором завалов. Время не терпит, скоро уже Селана вернется, а у нас еще ничего не готово. Но по правде говоря, когда она узнает ЧТО мы нашли, то будет совсем не против немного задержаться в этой Системе. Как вам мой план?

— А что Олег будет делать?

— Как что, мне помогать!

— Тогда я не вижу смысла здесь задерживаться, если тут недалеко, то мы вполне успеем развернуть стоянку на новом месте еще до заката а если даже и нет, то вполне можем поработать и при свете прожекторов. тем более, что у нас уже все почти готово, осталось только загрузить платформу. Мы как только получили твое сообщение сразу принялись за работу.

— А что тогда сидим, кого ждем, что, особое приглашение нужно?! Вперед, за работу, а мы с Олегом пока часик отдохнем.

Мила совсем даже не преувеличивала, я только сейчас заметил, что почти все вещи уложены в ящики, которые составлены в штабели и полностью готовы к погрузке. Я только не понял ее замечания насчет сообщения, что-то я не заметил у Аля никаких средств связи, может они телепаты. Встав из-за стола я направился к своей палатке, ее никто не стал сворачивать и делать это предстоит мне. Хотя чего там сворачивать-то, выдернуть десяток колышков, свернуть расчалки, да сложить каркас, больше времени уйдет на сворачивание самой палатки, правда вот тут и возникла проблема, свернуть-то палатку я свернул, а куда ее теперь деть. К счастью, ничего общего ткань из которой она изготовлена не имеет с нашим брезентом и в свернутом виде занимает очень мало места, поэтому немного постаравшись, я все-же умудрился втрамбовать ее в свой рюкзак, правда пришлось кое-что переложить по карманам, в основном это были мои старые вещи, но и одна из подобранных в подземном комплексе коробочек перекочевала в карман горки. Все Я собран. Оставшиеся патроны рассованы по карманам, планшет ушел тудаже, также как и фонарик и фотоаппарат, нож занял свое законное место на поясе, меч за спиной, карабин повис не шее, за спину же ушел и рюкзак. По привычке попрыгал, ничто никуда не давит, не упирается, не звенит и не стучит. Можно в путь. пока я боролся с палаткой, перекладывал свое немногочисленное имущество, пара дроидов-пауков успели полностью загрузить платформу и как выяснилось ждали только меня. Крикнув Алю чтобы не ждали меня, дорогу они знают, а я их догоню, я пошел в сторону леса, и какой черт меня туда потянул. Догнал я семейство Кор минут через сорок. Вот только ждали меня одного, а явился я в компании. В компании с тремя обворожительными котятами, размером с взрослую Сибирскую кошку, забавного оранжевого цвета. Две кошечки и один котенок. В лес я в принципе пошел за самой обыкновенной палкой, ну приспичило мне срезать себе что-то вроде посоха, я уже давно обдумывал этот вопрос, но все как-то не было особой необходимости, на далекие расстояния ходить я перестал, а тут, что-то буквально толкнуло меня. найдя подходящее деревце, я уже совсем было собрался срубить его, как услышал тоненький писк. Присмотревшись, я обнаружил под соседним деревом достаточно большую нору, ну и полез туда. На Свет Божий я вытащили трех котят, двое самочки были уже чуть живые, а вот мальчик даже пытался встать на лапки и издавал что-то вроде рычания, правда в данном случае это смотрелось достаточно комично. Сначала я опасался, что сейчас заявится их мамаша и мне придется плохо, но потом до меня дошло, что этого уже не случится, иначе котята не были бы в таком плачевном состоянии. Скорее всего их родители уже упакованы в виде шкур в один из ящиков и сейчас путешествуют вместе с Милой и Кирией. В следующий момент я вспомнил, что Аль говорил вроде как эти животные вымерли и решил попробовать выходить котят, тем более, что Мила все же медик. Наверное не надо говорить какой переполох вызвало мое появление со столь необычной компанией и какую бурную деятельность развила Мила. Котята сразу же перекочевали к детям на платформу, но от этого паника не уменьшилась, детеныши явно страдали от голода. Тогда я посоветовал Шаму попробовать немного пожевать сырой рыбы и дать эту кашицу котятам, в любом случае хуже не будет, молока-то у нас нет, а у котят вроде как зубки есть, да и хищники они. Уже через пять минут на платформе сидело двое детей и с сосредоточенными лицами жевали сырую рыбу, после чего подсовывали кашицу котятам, те сначала долго обнюхивали подношение, а потом с урчанием набросились на угощение, пришлось даже притормозить детский энтузиазм и немного притормозить их порыв. Все надо делать в меру. Правда теперь и девушки не отходили от платформы ни на шаг, хотя их-то понять можно, они прекрасно осознают какую ценность для них, в первую очередь, представляют эти котята. В общем, чем дальше, тем интереснее.

На место мы добрались, когда солнце уже начало садиться, но разбить палатки и разгрузить платформу времени нам хватило. Наш новый лагерь мы решили разбить под той самой небольшой группой деревьев, что служила нам ориентиром, от них и до реки недалеко, и до развалин, рукой подать. А девушки молодцы, как их ни тянуло посмотреть на нашу находку, но они об этом и словом не обмолвились. Понимают, что сначала надо обустроиться, а потом уже и делом можно заняться. С лагерем мы закончили уже далеко после захода солнца, при свете прожекторов, которыми были оборудованы дроиды. Наконец, когда включился защитный периметр, пришло время полноценного отдыха, тем более, что судя по всеобщему оживлению и горящим в предвкушении глазам, завтра будет совсем не до отдыха.

Да, в Нострадамусы я не гожусь. Утром проснулся сам, никто меня не дергал, не будил и не звал на свершение великих дел. К моему пробуждению все уже давно встали, Аль упылил к развалинам и что-то там колдовал с парочкой дроидов, Мила и Кири во всю шебуршили по лагерю, придавая ему жилой вид, а дети играли с ожившими котятами. Один я как всегда остался не у дел. Ну а раз для меня занятия не нашлось, то слегка перекусив, я отправился на охоту, очень уж мне понравились на вкус те травоядные зверьки.

Скажу честно, охота не удалась. К моему возвращению обед уже был готов и все ждали меня, ну и еще известий от Аля, который пол дня пролазал по остаткам строений базы. По всеобщему, молчаливому согласию, первое слово дали именно ему.

— Аль, давай, не томи! Что ты обнаружил?

— Итак, начну с самого начала. Я провел топографическую съемку местности и ИскИн пришел к заключению, что перед нами небольшой жилой поселок с минимальной инфраструктурой.

— Это значит, что Базу мы так и не нашли?

— Кири, не перебивай старшего брата! Это значит, что на поверхности, в этом месте до войны существовал небольшой поселок. Посде получения выводов ИскИна я провел целую серию зондирования. Ультразвуковое зондирование показало, что под поселком сплошная, монолитная плита, толщиной как минимум в пару десятков метров. На большую глубину нашего ультразвукового сканера не хватает. Сейсмическое сканирование показало… Что под нами находится старая База Корпуса Дальней Разведки. И она практически цела! На территорию собственно базы ведут две шахты, одна располагалась в поселке, а вторая километрах в трех отсюда. Та, что в поселке полностью завалена породой и ее расчистка может занять до двух недель. Вторая практически цела, завален только вход, да и то, скорее это наслоения почвы и природного мусора. Так что, перед нами встают три проблемы. Проблема первая, расчистить вход и проникнуть на базу. Проблема вторая, каким образом мы будем все найденное вывозить. И наконец, проблема третья, куда мы будем тратить ту гору кредитов что на нас свалилась!

Общий крик радости был ему ответом. Чтобы не переносить лагерь еще раз, решили расчищать вход расположенный в самом центре развалин, под остатками какого-то огромного здания, даже еще частично сохранившего первый и часть второго этажа. Аль выгнал из транспортировочных контейнеров пол десятка дроидов, все тех же пауков, и направился с ними к развалинами, вместе с ним увязался и я. Девушки остались с детьми. Пока Аль настраивал и отдавал дроидам команды я пошел проверить развалины. первое впечатление было немного двойственным, такое ощущение, то еще до нас кто-то прошелся по остаткам поселка частой метелкой, выгребая все, мебель, одежду, разбитую и изломанную бытовую и офисную технику, или же ничего этого здесь никогда и не было, а все постройки были не более чем бутафорией, камуфляжем. Хотя имел право на существование и еще один вариант, стройка не была завершена. Кстати, Аль склонялся именно к этой версии, нашел он там какое-то оборудование, вроде как строительное, правда, в весьма удручающем состоянии. Повезло и мне в одном из небольших домиков я обнаружил полузасыпанный щебнем шкаф, ничего интересного я в нем не нашел, за исключением массивных наручных часов, на толстом браслете и пары десятков стеклянных дисков, размером с пяти рублевую монету и маленькой дырочкой посередине, напомнили они мне о дисках для земных компов, поэтому и взял. Ссыпал свои находки в карманы горки и пошел попроведывать Аля. А вот тут работа кипела, дроиды шныряли один за другим, постепенно углубляясь в шахту, которая оказалась совсем не маленькая, добрых метров двадцать в диаметре.

— Аль, а чего это шахта то такая большая?

— Это грузовой пандус, видишь вход расположен под углом, здесь когда-то грузовые боты ходили, а может и челноки залетали. Нам можно сказать, в очередной раз дико повезло, будь это грузовой подъемник, так мы с его расчисткой точно месяца полтора провозились бы, а пандус дня за три-четыре расчистим. Ну а у тебя как дела, нашел что-нибудь?

— Да так, всякую мелочь и то совсем мало, потом в лагерь вернемся покажу, вы мне заодно и объясните, счастливым обладателем чего я стал. Ты то тут, как, надолго?

— А что мне ткут делать? Дроиды свою задачу знают, ИскИн комплекса если что вызовет. Пойдем искупаемся, да посмотрим твои находки.

— А что, пойдем, искупаемся.

Впрочем плескались мы недолго, сногсшибательные запахи, доносящиеся со стороны лагеря не оставили нас равнодушными и пол подначки Аля, что он теперь не сможет питаться привычными пайками, мы галопом понеслись к столу. После вкусного и обильного ужина все остались за столом. Чем-то мне это стало напоминать наши экспедиционные посиделки, мы точно также собирались за общим столом, делились мыслями, хвастались успехами и обсуждали находки. Жаль что здесь нет никаких покинутых древних городов или поселений, похоже, что археологи Содружества больше работают не на планетах, а в космосе, да и цели у них и земных коллег разные. Доклад Аля был коротким и не очень интересным, он обрадовал о возможном сокращении сроков проникновения на базу, сообщил, что дроиды трудятся без перерыва и отдыха, и поделился своим мнением, что все наружные постройки или не закончены или сплошная бутафория. А под конец сообщил всем, что я опять отличился и что-то там нашел, после чего предложил ознакомиться с моими находками.

Делать было нечего и я начал выгребать все из карманов, где вперемешку лежали и мои патроны и стеклянные диски найденные мной в развалинах. Но первым я достал странные часы. реакция окружающих была многозначительной. первой свое мнение высказала Мила.

— Считыватель, армейская модель, устаревшая, но очень функциональная и надежная.

— Это считыватель АМФ-7У, отличительная особенность, работа сразу с несколькими потоками информации, запрещен к продаже частным лицам. За не законное владение штраф и конфискация.

— А что в нем такого особенного?

— Кири, ну я же сказал, работает сразу с несколькими потоками, при загрузке баз, кристалл установленный в него не разрушается, он копирует на нейросеть или базу, или защиту, это уже на усмотрение пользователя, тоже самое происходит и с кодированными данными, а вот шифры он не вскрывает. очень полезная, а главное нужная и ценная вещь. Олег, ну нельзя же так! ты что творишь, кристаллы с базами знаний и вперемешку с твоими железяками!

Это я высыпал на стол найденные стекляшки, ни патроны к карабину вместе с ними. После чего, немного подумав достал и планшет, а вдруг Аль как техник сможет его зарядить, а следом за ним и коробочку со странным зернышком внутри. После этого за столом повисло гробовое молчание.

— Аль, а это что? Неужели…

— Да Кири, это ОНА! и контейнер стазис поля и судя по тому, что он еще не потерял прозрачность, рабочий.

— Завтра я иду вместе с вами, вдруг и мне повезет!

— Кири, такие вещи пачками не лежат. Олег, а больше там ничего не было? может еще что рядом валялось, а ты не обратил внимания?

— Да нет, вроде больше ничего не было, это в каком-то полузасыпанном шкафу на полке лежало, я и сгреб все что увидел.

— Сидеть! Куда собрались, неугомонные? Ночь на улице, чьим-то обедом стать захотели? Завтра все вместе пойдем, ох чую, придется все эти развалины через сито просеивать. Все, всем спать!

— Какой спать, вы хоть толком расскажите, что я нашел-то!

— Сеть, это Олег, нейросеть джоре. По сравнению с ней любая, даже самая навороченая нейросеть Содружества не более чем убожество и детская поделка. Повезло тебе, сказачно повезло, ты вообще очень везучий сукин сын, то животных огромной ценности, да еще и вымерших тысячи лет назад, стреляеш как бешеных хашей, то походя находишь Базы, считающиеся унечтожеными, то очень редкое и ценное оборудование, то вот такие вот артефакты. Может и на нас частичка твоего везения перекинется, а?

— Братик, а тебе что, все еще мало?

— Это вам все мало, а у меня уже и так голова кругом идет. Все, спать. Утром вставать рано.

Ну-да, ну-да, кто-то идет спать и видеть сны, а вот я направился к себе впалатку с вполне определенной идеей, надо мне тщательно проверить свое имущество, а то помнится я тогда в бункеремного чего понабрал, вот так достану что… и пожалуйста, доказывай потом, что ты не «засланный казачек» и ничего такого не затеваешь. Если судить по поведению Аля, после того как он в-первый раз побывал на развалинах базы, то в Содружестве совсем не принято делать подарки, и любое действие имеет свою цену. Зря я наверное не попытался заранее обговорить свою часть от трофеев. Ну, наверное, еще непоздно. Я уже почти дошол до своей палатки, как меня окликнули.

— Олег, подожди. Если ты не против, то я бы хотел с тобой поговорить.

— А почему я должен быть против? Куда? Ко мне в палатку, или прогуляемсяна речку?

— Лучше на речку.

— Ну пошли.

Хотя до реки и было всего метров двести, но тишина, прерываемая только тихим скрипом песка под нашими ногами, начала напрягать.

— Аль, о чем ты хочешь поговорить?

— О жизни, Олег, о жизни. Точнее о жизни в Содружестве. Да и о нас, о тебе, обо мне, о Миле и Кире, о Шаме и Али, о селане и нашем корабле, о Базе, котятах, шкурах и звездах, планетах и астероидах. В общем обо всем.

— А нам времени до утра хватит, а то мне почему-то кажется, подымут нас нисвет — ни заря и погонят на разбор завалов.

— Да, вот и об этом тоже надо будет поговорить.

Дойдя ло берега и поудобнее усевшись на камень, я приготовился услышать весьма каверзные вопросы и уже начал готовить на них ответы, но реальность как всегда оказалась совсем иной. Аль заговорил медленно, тихо, как будто сам с собой.

— Ты очень странный человек, Олег, пришел, можно сказать ниоткуда, изменил всю нашу жизнь, помогаешь и ничего не требуешь в замен, вообще ничего. Девочки посылают тебе вполне откровенные намеки, но ты на них не реагируешь, хотя все прекрасно видят, что они тебе нравятся, причем обе, нравятся, хотя сначала ты и пытался как-то отгородиться от Кири, выстроить между собой и ею стену. Мне даже сначала показалось, что ты ее возненавидел, причем с первого взгляда, но как быстро это к тебе пришло, так же быстро и ушло. Ты заметил в ней что-то, что тебе не понравилось, очень не понравилось, но потом ты просто махнул на это рукой, мол «меня не касается». В первый момент я спугался, за тебя испугался, а потом я уже испугался за нее. Мила, Мила она другая, она нам всем как мать, Шам, тот вообще готов ходить за тобой хвостиком, да что там готов, он и ходит. Ты думаешь я не знаю какие истории ты ему рассказываешь? Знаю. Этот мальчишка заставил Кири научить его писать и все их теперь записывает. Хотя это и неплохо. Давай я тебе немного расскажу о нас. Может тогда ты передумаешь и изменишь свои намериеия касаемо нашей семьи.

— Аль…

— Не перебивай меня, Олег. Я очень хочу тебе верить, но после сегодняшнего дня не могу. Понимаешь, я еще вчера облазил все развалины, облазил со сканером, там ничего, понимаешь ничего кроме пластобетона не было. Да, я тебе не верю, девочки верят. Вот это-то и плохо. У меня была недежда на Кири, но после твоих сегодняшних «находок», она пойдет за тобой куда-бы ты не позвал, она в тебя «уверовала».

— Так, все, хватит. Я не знаю чего там родилось в твоей больной головушке. Не знаю и знать не хочу. А этот твой сканер, фуфло это… думать надо и головой работать. завтра пойдем туда где я все это нашел, сам убедишься. Придется извиняться, а я по-себе знаю, как это неприятно, признавать что ты полный критин и был в чем-то не прав. После этого очень часто рушится даже дружба просуществовавшая годы. Недоверие оно, знаешь ли, очень заразно.

— Нет, Олег, не уходи. Я еще не закончил!

— Зато я закончил. Что-то мне не хочется выслушивать бредовые обвинения.

— Я наверное что-то не так сказал, я не собираюсь тебя обвинять, я хочу тебе рассказать, чтобы ты все понял.

— Так рассказывай. Без этих твоих, верю-не верю. Если тебя что-то не устраивает, так и скажи, обсудим. Если не придем к общему знаменателю, то значит я развернусь и уйду, планета большая, есть куда пойти. Надеюсь, я понятно высказал свою точку зрения. Говори что хотел и пойдем спать.

— Значит ты хочешь, вот так вот, напрямую? Хорошо, давай поговорим глаза в глаза. Мы провисели на орбите этой чертовой планеты почти две недели, мы просканировали ее от и до. На всю планету мы обнаружили три, всего ТРИ поселения аборигенов, в каждом максимум полсотни жителей. нашли с десяток разбитых и сожженных кораблей, еще довоенных. Тебя здесь не было и недолжно быть, но ты есть. При первом же своем появлении ты оказываешь нам неоценимую услугу, да ладно, чего там, спасаешь нам жизнь. Потом даришь Миле подарок, стоимостью в миллион кредитов и ничего, НИЧЕГО не просишь в замен. Потом уходишь, а когда возвращаешься, то опять спасаешь нас всех, и опять за «спасибо»! По твоему предложению мы переносим лагерь, а ты опять делаешь подарок в миллион кредов, но на этот раз Кири. И опять ничего не просишь, ничего не хочешь. Но, единственный человек, который относился к тебе с некоторой настороженностью прыгает от радости и готов повиснуть у тебя на шее, все, она твоя. Ну да, конечно, дикарь, «пацак», не имеет никакого понятия о деньгах, о кредах, о ценности того или иного предмета, да и твое поведение вполне укладывается в рамки племенных отношений эпохи матриархата. Но у нас-то не матриархат и ты это прекрасно знаешь и понимаешь. Идем дальше. Ты поговорил с каждым из нас, выяснил наши цели на этой планете, хотя после твоих подарков они уже в принципе не актуальны, мы и не планировали заработать подобную сумму, мечтали, да, но смотрели на вещи вполне реально. Ты выяснил не только что именно мы ищем, но еще и уточнил наши планы насчет тебя. Ты понял, что мы собираемся взять тебя с собой и тогда…хлоп! Вот она ваша База, берите, пользуйтесь! И опять ничего не просишь в замен, ты даже не подумал оговорить свою долю с имущества этой базы. Тебе это неинтересно! Из всего этого я могу сделать только один вывод. Тебе это не интересно, потому что ты собираешься забрать себе все! Мы тебе нужны только в качестве средства проникновения на борт корабля. Что ты на это ответишь?

— Аль, ты кретин…

Не сговариваясь мы оба повернулись на голос. В паре метров от нас стояли девушки, их лица четко выделялись на фоне ночного леса своей неестественной бледностью, только глаза выдавали их состояние и они не сулили ничего хорошего. если бы искры летевшие из глаз были материальны, то мы бы уже были в самом центре огненного шторма.

— Аль, ты кретин…

— Почему, почему, Кири, почему вы верите ему, а не мне?!

— Потому что ты не прав. Ты правильно собрал все факты, но ты сделал ошибочные выводы. Не ошибся ты только в одном, Олег и на самом деле что-то скрывает. Но разве у каждого из нас нет своих, личных тайн? Почему ты считаешь, что едва увидев нас, не разобравшись стоит ли нам доверять, Олег должен был вывернуть перед нами свою душу? Ты ему не доверяешь? Не доверяешь только потому, что он не требует с тебя денег за спасение твоей и наших жизней, не требует денег за подарки от чистого сердца, которые для негоне больше чем знак внимания и почти ничего не стоют, не требует долю в трофеях с Базы? А ты спаси его, ему нужны эти трофеи, что он будет с ними делать! Ты и нам перестал доверять? Или ты забыл почему мы живем на корабле и даже здесь, во Фронтире Исследованого Пространства очень редко сходим с него? Молчишь? А спросить у нас, почему все именно так? Что, гордость не позволяет? Или, может быть, самомнение?

— Так именно для этого я и хотел поговорить с Олегом! Выяснить, понять!

— Нет, Аль, ты не поговорить хотел, ты хотел обвинить. Ткнуть нас лицом в грязь, показать какой ты прозорливый и мудрый, показать нам, что ты раскусил этог человека. А в итоге ты лишь заставил его задуматься, а по-пути ли ему с нами, нужны ли мы ему.

— Мила, и ты тоже, ты тоже считаешь что я неправ?!

— Да, ты не прав. У Олега есть только одно желание, покинуть эту планету, покинуть, как можно скорее. Он искренне обрадовался когда узнал, что мы надеемся что он останется у нас на корабле и ему абсолютн плевать в качестве кого. Он просто очень хочет к людям.

прямо сейчас, на моих глазах происходят события, свидетелем которых я не хочу быть. Дружный, семейный коллектив распадается из-за меня. Да пока девушки всего лишь пытаются доказать своему брату ошибочность его выводов, но очень скоро все это может перейти в открытые обвинения и оскорбления, а я этого не хочу. Поэтому пришло время вмешаться.

— Аль, скажи мне, ты как техник сможешь определить параметры питания электронных устройств, если есть полностью разряженные элементы питания?

— Я, нет не смогу, если это стандартные элементы, то не проблема, а если какие-то экзотические, то нет. Но с помощью универсального тестера это не большая проблема, особенно если задать ему определенные рамки.

— Ждите меня здесь, я сейчас подойду.

Я принял решение. Я расскажу этим людям ВСЕ, нет, все-таки почти все. Про подземный бункер я ничего говорить не буду, а все остальное, расскажу. Я уверен, что это только добавит нам взаимного доверия, а может быть, даже и вызовет ответную реакцию. Почти бегом я рванул к своей палатке, достал ноут, фонарик, фотоаппарат, прихватил свой планшет и сотовый. И со всей этой грудой техники поспешил назад. вернувшись на берег, я аккуратно сложил все вещи на песок, оставив в руках только фонарик и начал его быстро разбирать.

— Аль, смотри это три элемента питания, они одинаковые и абсолютно не важны, главное определить их параметры в ваших единицах измерения. Это нужно, чтобы подобрать правильные установки для питания вот этих вот устройств. Справишься?

— Ты знаешь на каком принципе они вырабатывают энергию?

— Они ее не вырабатывают, они ее могут накапливать из постороннего источника, а потом постепенно отдают. Если я правильно помню то, чему меня учили, то это химические элементы. Внутри токая фольга, с торца, вот видишь, контакты. Здесь используется электрический ток, постоянный…

Следующие минут пятнадцать я усиленно вспоминал школьный курс физики, а точнее ее раздел — электричество, писал формулы, рисовал графики. В общем, худо-бедно, но как смог объяснил.

— Ясно, в общем ничего сложного и достаточно простая технология. Мне потребуется примерно час, точнее не мне, а тестору. А что это за устройство?

— Это фонарик, ну, маленький прожектор.

— Ясно. Давай заодно и сам источник излучения.

— Лампочку, что-ли? Так тут их восемь штук.

— Значит, давай все это устройство, если оно конечно не очень ценно для тебя.

— Да на кой оно мне? На.

Техник открыл небольшой лючок в брюхе подбежавшего к нему маленького паучка, достал жгут каких-то проводов, часть из них подключил к батарейкам, а часть к контактам фонарика.

— Ну вот вроде и все надо немного подождать. А зачем это все, и откуда? Только не говори, что ты все это нашел в развалинах.

— Не скажу. Это мои вещи, с моей планеты…

А потом я сидел и рассказывал. Рассказывал о себе, о земле, о своей жизни, о работе, об моем увлечении фантастикой и о моем хобби. рассказал и о последней экспедиции, о найденной нами каменой плите, о странном сиянии над ней и о том как я очнулся уже на этой планете. Правда немного соврав, сказал, что очнулся в лесу, не далеко от своей стоянки. Немного помялся и рассказал, что нашел тело человека, в странных доспехах, с мечем и непонятным оружием. Сходил еще раз в палатку и принес доспехи и непонятный фен, а вместе с ним захватил и пояс с наручнем. Пока я ходил, Аль смог запустить мой ноутбук и теперь колдовал с планшетом, оставив фотоаппара на потом. Пока на ноуте загружалась операционка, все с интересом разглядывали все то, что я принес. Доспехи особого интереса не вызвали, как и странный пистолет, пояс покрутили и отложили в сторону, а вот наручнем почему-то заинтересовались особо. Но очень скоро и к нему потеряли интерес. Аль только сказал, что это титан, с перстроеной кристалической решеткой, дескать очень крепкая вещь, а чье производство он сказать не может, но вещь очень старая и возможно очень ценная, а что это и для чего, так надо выяснять у ученых и коллекционеров древностей. А потом я опять рассказывал, но уже и демонстрировал фотографии, отрывки фильмов, включал музыку. Закончили мы уже под утро, когда небо окрасилось встающим солнцем.

— Олег, а почему ты раньше все это не рассказал?

— А какой смысл, Аль? вы что можете помочь вернуться мне на Землю? Нет. В вашем содружестве знают о моей планете? Нет. Так какой смысл? Это только вызвало бы лишние, никому ненужные вопросы.

— На Землю мы тебя вернуть не можем, тут ты прав. А вот во всем остальном, заблуждаешься. О земле в Содружестве знают, и о землянах знают. Наш с Селаной отец, он был с Земли.

Три пары глаз уставились на Милу.

— И что вы на меня так уставились? Мы с Селаной никогда его не видели, он погиб в самом конце войны, где-то тут во Фронтире. А знаем мы о нем от матери, мы же с сестрой попали в приют позже всех, ты, Аль, это должен помнить.

— Да, я помню. Но ни ты ни Селана никогда об этом не говорили!

— А какое это имеет значение?

Что-то я ничего не пойму. Это, что получается, хотя все они и называют себя братом и сестрами, но они ими не являются? Приют? Так они все детдомовские?

— Ребята, а можно поподробнее, я вообще то считал, что вы все родственники?

— Нет, мы просто из одного приюта. Сейчас уже ни того приюта, ни даже той планеты уже нет. Наверное мы единственные выжившие, мы четверо. Шам и Аля прибились к нам совсем недавно, года два назад, они тоже сироты, вот мы их и пригрели, теперь они тоже наши брат и сестра и мы за них несем полную ответственность.

— А откуда у вас корабль, оборудование и вообще все это?

— Так я же тебе говорил, мы служили на Флоте, в разное время, но служили, ну и, по увольнению нам кое-что выплатили, вот мы и скинулись, купили древнюю развалюху, третьего поколения, подремонтировали ее, теперь вот летаем, где фрахт возьмем, на перевозку грузов, где мусорщиками подработаем, где по программе «Спасатель», в общем, крутимся понемногу.

— Мы за информацию об этой Базе потому так и ухватились, что это реальный шанс немного приподняться, если не корабль поновее взять, так хоть этот до ума довести. А корабль лучше, значит и фрахт дороже, а значит и кредов за работу больше, а нам вон, еще младшеньких поднимать, образование им давать, а это немалые траты. Ну да время еще есть, семь лет впереди. Да и благодаря тебе это уже и не проблема. Нам бы теперь все это как-то удержать, а то вырвут из рук, ладно если и их еще не оторвут. Аль, наверное, из-за этого тебя и подозревает, считает, что ты просто хочешь все с нашей помощью все отсюда вывезти, а нас кинуть. Он среди нас старший, вот и присматривает за нами, еще с приюта.

— Да ладно, вам. Все я уже понял, виноват, винюсь. Ты прости меня, Олег, просто все это так непривычно. В Содружестве за кред покалечить могут, а за два, так вообще… А тут, ты, подарки дорогущие и все такое. Девочки правы, надо было сначала с ними посоветоваться, они людей чувствуют, дар у них такой. Аграфы таких называют, Эспер. Прости меня.

— Да ладно, не дрейфь, прорвемся, мы еще эту Галактику на уши поставим!

— Ну точно, Землянин!

Зарождавшийся конфликт был полностью исчерпан и теперь мы сидели и просто хохотали. А что, почему не посмеяться, если на душе легко, настроение прекрасное, солнышко начинает пригревать и вообще, жизнь прекрасна!

4 глава

— Вы что творите, ироды! Вы картошку сажать собрались, или ищете артефакты древних?

— Что, что, капаем. Сам же сказал, что надо ручками, вот мы ручками и того, капаем.

— Не, сударыня, вы не капаете, вы как бульдозер гребете, а надо осторожненько, по миллиметру…

Вот примерно с такого диалога начинается мое утро уже третий день. Археологическая лихорадка захлестнула наш маленький, но сплоченный коллектив уже на следующий день. Ну еще бы, свершилась заветная мечта Кири, она нашла нейросеть джоре. Ладно, ладно, каюсь, поучаствовал, но только материально, нашла сама, точнее вместе с Милой. Теперь вот ломаю голову как сделать так, чтобы они еще парочку нашли. Пока не получается. А начиналось все вполне обыденно, после того памятного разговора мы все же пошли обследовать развалины, а там Аль сел в лужу, фигурально конечно. Его хваленый сканер в упор не видел даже тот злополучный шкаф, вот не видел и все тут. Вы даже не представляете что тут началось, я думал от едких подколок двух образованных девиц наш техник повесится, пронесло. Зато теперь все слушаются меня неукоснительно, ну еще бы, я среди них единственный дипломированный археолог, а они теперь моя бесплатная рабсила. Шучу.

В общем после топтания вокруг шкафа и призывов Кары небесной на сканер, все ринулись разгребать завалы, даже дроида подогнали, тем самым оторвав его от задачи по расчистки пандуса Базы. Пришлось пресекать подобное безобразие и брать управление раскопками в свои руки. По большому счету план как подсунуть стазис контейнер с нейросетью джоре был у меня в чернее готов, требовалось только остаться на раскопе в одиночестве хотя бы на пару минут. Но и с этим проблем не возникло. Аль умчался изготавливать самые обыкновенные лопаты, Мила была озадаченна щетками, а Кири была поручена ответственная миссия по составлению топографической карты места раскопок. Пока все были заняты я и заныкал в груде щебня контейнер с нейросетью, а чуть в стороне ту самую инопланетную батарейку, ну чтобы подозрений не вызывать. Все прошло как по маслу, нарезав инопланетянам фронт работ, обозначив им размеры и направление шурфов, с чистой совестью ушел на речку, купаться. Через пол часа раздался торжествующий вопль Аля, я сначала подумал, что немного ошибся и поставил его с той стороны, где лежала нейросеть, но буквально через пару секунд был оглушен счастливым визгом Кири. Значит все хорошо, все по плану.

Конечно сразу возникает вполне закономерный вопрос, а какого собственно говоря дачного корнеплода я вдруг решил разбрасываться артефактами неимоверной ценности. Отвечаю сразу, а на кой мне сдались целых десять нейросетей, я что Змей Горыныч «о десяти главах», так вроде пока нет. Продать? Ага, нашли дурака, да за такой лот, насколько я понял, и голову открутят, да еще и скажут, что так и было. Хотя тут еще вопросы возникают, кому продать, где продать, как продать, в общем ну его на… ну сами знаете. А эти люди мне нравятся, вот просто нравятся и все, своей целеустремленностью, постоянной готовностью прийти друг другу на помощь, чувством плеча, прошу заметить чувство локтя в бок и чувство плеча это разные вещи. Да и чувствую я, что повязан я с ними, намертво повязан. Я конечно не скажу, что всю оставшуюся жизнь мы теперь проведем вместе, но ближайшие годы, это точно. Да и есть еще один маленький нюанс. Никто из моих новых друзей никогда не видел нейросеть джоре, а их уверенность, что это именно они основаны только на том, что помещены эти зернышки в стазис контейнер, вот его они видели, в местном аналоге интернета, на фото. И как, тянет это на заключение эксперта? А потом я планирую еще парочку этих контейнеров ребятам подсунуть, а может и не парочку, оставлю себе две-три штуки, а остальное… ну вы поняли. Так что на текущий момент три новоявленных археолога роют щебень с усилием бульдозера и производительностью экскаватора, стройбат отдыхает. Поток моих столь благостных мыслей прервал удивленный голос Милы:

— Аль, а это еще что такое?

В руках она держала такой же стазис контейнер, как и с нейросетью, только на порядок больше. В глубине слегка мутной субстанции находился цилиндрический объект, высотой с полметра и диаметров сантиметров двадцать. Судя по тому, с каким усилием девушка это держала, то и весило ЭТО килограмм двадцать, не меньше. Если бы наш техник в это время не сидел на каком-то обломке, то болезненные ощущения в районе копчика ему были бы обеспечены.

— Это? Это ИскИн, ИскИн джоре. Да что тут творится-то, кто мне объяснит, во что мы вляпались?! Да нас же теперь по всей Галактике гонять будут!

Я тихо подошел к технику со спины и наблюдая как бледнеют от его слов девушки, спросил:

— Аль, а ИскИн, это что?

— Что такое ИскИн? Ну если нейросеть, это альфа нашей цивилизации, то ИскИн ее омега.

— Да понял я что это жутко ценная и важная штуковина. А в общем, что это?

— В общем? А если в общем, то это Искусственный Интеллект. Ну а чтобы тебе было более понятно, то это разумный компьютер, представь, что твой этот ноутбук, вдруг стал полностью разумным, со своим мнением, способностью обучаться, рассуждать и принимать решения не укладывающиеся в рамки машинной логики. Машина способная делать предположения, обладающая пусть и не всеми, но чувствами. По сути, это искусственный мозг, да к тому же еще и неограниченный в своей производительности рамками биохимических реакций. Его невозможно взломать, с ним можно только договориться.

— Ага, значит, у вас тоже есть такие?

— Такие, да не такие. Наши ИскИны называются так только в силу привычки, да еще из желания показать какие мы умные. А если реально, то наши ИскИны совсем недалеко ушли от твоего ноутбука, мощнее, быстрее, это да, а ИскИнами их называют потому, что в наши компьютеры заливают искусственную личность, по своей сути это программа, имитирующая поведение человека, или другого разумного. Суррогат, а это, настоящий.

— Аль, ты знаешь, а мне ваши ИскИны нравятся намного больше чем этот.

— на нашем корабле стоят пять ИскИнов, три из них имеют искусственную личность, самый маленький из них по своим габаритам превышает этот раза в три и весит под тонну, а главный в высоту почти два метра и в диаметре под метр, и весу в нем почти две тонны. Так вот этот малыш, спокойно и не отвлекаясь от своих дел, заткнет за пояс весь наш кластер.

— Ну так и установи его к себе на корабль, раз он такой хороший.

— А ты знаешь от него коды подчинения? А может ты его хозяин? Нет? Так он пошлет тебя и все тут, хорошо если еще не прибьет. На Флоте ходят слухи, что во время войны у архов смогли захватить один такой, так над ним до сих пор бьются и ничего сделать не могут, а там спецы не нам чета.

— так, что закопать его обратно и забыть?

— Я те закопаю! Нет конечно, но думать надо… нам он по большому счету без надобности, продать его невозможно, если нейросеть продать очень тяжело, но можно, то эту штуку просто невозможно. Если действовать по уму, то как только прилетит Селана, надо все бросать и лететь в зону действия гиперсвязи, там выходить на Имперскую службу Безопасности и вызывать сюда Флот, не меньше. Только вот сектор этот спорный, да и Агарская разведка тоже не спит, а значит война. Ты представляешь, сколько парней и девчонок тут поляжет? А все из-за чего? Из-за железяк, которые неизвестно откуда здесь взялись и еще не известно есть здесь еще хоть что-нибудь или нет. Вот и думай. Нет, без Селаны мы ничего предпринимать не будем. Все девочки, заканчивайте на сегодня, будем думать, что делать дальше. Мила, когда Селана должна выйти на связь?

— Завтра, ну послезавтра край.

— Хорошо, как раз дроиды пандус очистят. А через пару дней значит, сможем начать загрузку, это еще дня три-четыре. Вот на этот срок и будем ориентироваться, получается, у нас есть неделя, для принятия решения. Предлагаю сейчас не заморачиваться, а пойти и отдохнуть. С утра каждый выскажет то, что надумает за ночь, а уже исходя из принятого решения, мы и будем действовать. Олег, ты как не передумал, ты с нами?

— Аль, не задавай глупых вопросов, чтобы не услышать глупых ответов. Конечно с вами. Куда же я денусь с подводной лодки, да еще и легшей на грунт.

Мои достаточно плоские шутки то ли не поняли, то ли они просто не возымели воздействия. Состояние у всех было подавленным. Получилось как в том анекдоте, и тащить страшно и выкинуть жалко. Ужин прошел в почти полной тишине, ни у кого не возникло даже желания пообщаться, поговорить. К сожалению, я в этом случае своим новым друзьям уже ничем помочь не могу, это всецело их Крест и им его нести, а не могу хотя бы в силу своего полного непонимания возникшей ситуации. Ну не можешь ты выкинуть находку, и не можешь ее себе оставить в силу проистекающих из этого действия последствий, так значит избавься от нее другим способом, отдай тем, кто сможет себя обезопасить, кто не побоится заявить о наличии у него такого артефакта. Даже это страшно, боишься преследования с целью выяснить а все ли ты отдал, не оставил ли себе что-то еще? Так отдай анонимно. Финансовая сторона при этом конечно страдает и страдает очень сильно, но тут уж надо выбирать. Правда я абсолютно не представляю, как это провернуть и даже, как это предложить ребятам. Будем надеяться, что к утру они что-нибудь придумают, в конце концов, это их Мир и его реалии они знают и понимают намного лучше чем я.

Утро было под стать всеобщему настроению. Небо затянуло тучами, начал накрапывать дождик, обещая в скором времени превратиться в самый настоящий ливень с грозой. Аль пытался шутить, но у него ничего не получалось. Совместное решение было сегодня устроить выходной. Ссылались на плохую погоду, но у меня возникло чувство, что все подсознательно боятся новых трофеев. Трофеев? Так-так, трофеев, значит, а что можно попробовать.

— Мила, Кири, у меня тут вопрос возник, не поможете?

— В чем дело, Олег?

— Я так понимаю, что шкуры этих ваших оол вы будете продавать?

— Да, будем, слишком уж это жирный для нас куш. Все равно отнимут.

— Ага. А как вы собираетесь это сделать? Ну не рынок же вы с ними выйдете.

— Через аукцион. На любой торговой станции действует биржа, а при ней аукцион.

— А аукцион открытый или закрытый, анонимный или нет?

— Аукцион открытый, закрытый проводится только после длительного анонсирования. Анонимность по желанию продавца и покупателя.

— А экспертиза лота, она как проходит?

— При любой бирже есть своя экспертная контора, она и дает свое заключение, но можно и без заключения, но тогда продавец обязан положить на счет биржи сумму равную стоимости покупки его лота. После продажи, если покупатель желает провести экспертизу, то все транзакции по сделке замораживаются. В случае если экспертиза дает заключение, что товар не соответствует заявленным качествам и свойствам, то покупателю возвращаются его деньги и выплачивается компенсация в размере пятидесяти процентов от заявленной суммы со счета продавца. Вторая половина идет экспертной конторе и самой бирже. Товар возвращается продавцу.

— Ну, в принципе примерно как я и ожидал. Аль, а мы сможем попасть в столицу, ну или куда поближе?

— На нашей лоханке? Нет. Нас просто не пропустят, а как пассажиры лайнера без проблем, но не более чем на девяносто дней, в качестве туристов. Наш рейтинг безопасности не позволяет находиться в столичной Системе дольше.

— Но ведь этого срока достаточно для проведения аукциона?

— Аукцион мы можем начать хоть откуда. Даже отсюда, вот только у нас нет пока связи. А так да.

— Замечательно. А теперь подумайте и скажите, кто может купить Две шкуры Золотой Оолы сразу, если они будут выставлены одним лотом.

— Аграфы. Они всегда дают наивысшую цену за подобные предметы.

— Аль, а ты знаешь, я думаю, что если мы успеем выставить этот лот в течении двух месяцев, то у ушастых может появиться соперник.

— Кири, какой соперник, ты о чем?

— Аль, Кири по-моему права. Ты кое о чем забыл. Целых две шкуры Золотой Оолы будут просто императорским подарком на свадьбу.

— На свадьбу? А ведь точно! Вы имеете ввиду свадьбу Цесаревича? Хотя, вряд ли Император станет слишком уж тратиться, говорят он не очень одобряет эту свадьбу.

— Император, да. Не будет, а влюбленный жених?

— А где он такую сумму наберет, хотя…

— Аль, к тебе еще один вопрос, продавец знает кто делает ставку на аукционе? И еще один вопрос, предусматривает ли ваш аукцион дополнительные лоты?

— В принципе продавец может затребовать отмену анонимности покупателя, то есть все ставки будут именные. Но тогда круг участников значительно сокращается, не все хотят светиться. А насчет дополнительных лотов, так ради бога. Аукцион работает постоянно, ведь по большей части он электронный, только лот хранится в специальном хранилище биржи и все.

— В таком случае, я, кажется, нашел выход. Скажите, ваша Империя откажется от еще одного ИскИна джоре?

— Нет! Никогда! Ни одно государство Галактики не откажется от подобного! Но, Олег, выставлять ИскИн на торги, это просто еще один способ самоубийства, да еще и не самый простой.

— А мы и не будем его выставлять на торги. Мы его подарим, а нам в замен тоже что-нибудь пусть подарят. Для этого нам нужен кто-то, обладающий реальной властью в Империи, способный доказать свое право на владение подобным артефактом.

— А, я тебя понял. Ты хочешь привлечь внимание Императора шкурами Оолы, а потом предложить ему ИскИн. А что, может получиться. А что ты тогда интересовался насчет еще одного лота?

— Почему одного? Трех. Или вы собираетесь постоянно держать на корабле трех смертельно опасных хищников?

— Это, конечно, держать хищников на космическом корабле, это просто глупо.

Получив всего лишь видимость, мизерный шанс на выход из создавшейся ситуации люди заметно повеселели и даже начали раздаваться предложения продолжить раскопки. Но хлынувший ливень поставил крест на стремлениях к трудовым подвигам на ниве межзвездной археологии. Хотя Алю все же пришлось идти под дождь. Дроиды почти прокопались до засыпанной Базы, но что-то их остановило, не давая продвигаться дальше. Потребовалось его личное присутствие для более точного выяснения ситуации. Ни я, ни девушки выходить из теплой и сухой палатки не захотели, поэтому Аль поплелся в гордом одиночестве. Но уже через полчаса, реагируя на его панический вопль «все сюда», мы как сайгаки неслись к Базе, судорожно сжимая в руках все доступное оружие. Возле расчищенного входа на пандус, ведущий к Базе, нас встретил улыбающийся и до нельзя довольный техник. Первым порывом было прибить этого шутника, но разобравшись в чем дело, мы кинулись вниз, по широкому проходу. Там стала окончательно ясна причина всеобщего щухера. Поперек коридора стояли массивные ворота, перегораживая его по всему сечению. Возле них уже возились парочка дроидов, пытаясь вырезать замки, а может быть и просто проход. Аль нас обрадовал, сообщив, что максимум через полчаса мы сможем попасть внутрь Базы. Пришлось ждать.

Как оказалось, ждали мы не напрасно. Хотя если честно, то особого впечатления База не произвела. Я как-то ожидал увидеть нечто более монументальное, а тут просто сеть подземных помещений разной площади. В одних были составлены какие-то ящики, по типу земных контейнеров, коими они скорее всего и являются, другие были оборудованы для проживания людей. В третьих стояло какое-то оборудование, от вида которого Аль закатывал глазки и тупо улыбался, хотя, если судить по довольным мордашкам девушек, то они полностью разделяли чувства своего брата. Если смотреть на действия этой команды кладоискателей, то можно догадаться, что планировка Базы им знакома, скорее всего все подобные сооружения в Империи строятся по единому плану, ну может со скидками на специфику того или иного объекта. Аль быстро нашел лестницу на следующий этаж и умчался вниз, Мила рванула куда-то с криками: «я в медсекцию», а со мной осталась только Кири. Она заворожено ходила по помещениям, разглядывала оборудование, читала шильдики на контейнерах, но было видно, что сама она где-то далеко-далеко и в ее прелестной головке уже нет места для всего этого добра.

Вердикт команды был однозначен: «забираем все»! уже давно прошло время обеда, подкрадывался ужин, а доморощенные археологи никак не могли оторваться от увлекательнейшего занятия по разграблению Базы.

— Олег, ты не понимаешь, здесь практически нет оборудования Имперского производства, по большей своей части это все продукция дварфов и аграфов, ты даже не представляешь, как нам повезло.

— А что, Имперское оборудование, оно хуже? Как-то это непатриотично.

— Да причем тут патриотично или нет! Ты же не будешь утверждать, что каменный топор лучше металлического, только на основании того, что каменный сделан в твоей деревне, а металлический в соседней. А если тебя вдруг ранят, то я очень сомневаюсь, что ты удовлетворишься помощью санитара, если у тебя будет возможность воспользоваться услугами высококвалифицированного доктора. Так и тут. Имперское оборудование тоже очень хорошее, но до уровня наших соседей немного не дотягивает.

— А немного, это сколько?

— А вот тут не все так просто. Возьмем, например, аграфов. Они признанные лидеры в области медицины, биотехнологий, генетики. Дварфы, они прирожденные оружейники, их системы легче, компактнее, более скорострельные и дальнобойные. Но стоит дварфам попытаться сделать свою медкапсулу, как над ними начинает смеяться вся Галактика, разглядывая «чудо» их изобретения. Сполоты, ну сполоты это вообще разговор особый, никто и никогда еще не смог повторить их разработки в области энергетики, их реакторы, генераторы и преобразователи это вершина мастерства. А все вместе, эти три расы выпускают гипердвигатели для кораблей. Зато в Галактике очень ценятся Имперские разгонные и маневровые двигатели, тут уже мы вне конкуренции.

— А ИскИны?

— ИскИны, а вот именно они и есть больной вопрос всех рас, всех кроме аграфов, в этом деле они превзошли всех, хотя и имперские и у дварфов, они ничем по своим характеристикам не хуже, а иногда даже и лучше, но вот не надежные они. При проведении тестов все прекрасно, а как только начинают ставить их по штатным местам, так сразу начинаются всевозможные сбои и глюки.

— Получается, чтобы построить первоклассный космический корабль, надо очень постараться и собрать оборудование как минимум четырех рас?

— Ну в общем-то да. Хотя, все в основном строят их сами в итоге получая нечто среднее по своему качеству и характеристикам, но это всех устраивает.

— Но гипердвигатели и ИскИны ваша Империя все равно закупает, так? А что тогда будет, если эти, как ты говоришь, Старшие расы вдруг откажутся их продавать?

— А что будет? Конец Империи будет, вот что будет. Нет, лет сто мы еще продержимся, а потом все, съедят. Соседи съедят, такие же человеческие государства. Вот поэтому в Империи никогда не прекращаются попытки создать свой гипердвигатель и ИскИн. Нейросети конечно тоже очень важны, но тут полегче. Пусть и дико устаревшие, максимум третьего-четвертого поколения, нейросети и имплантаты Империя может выпускать и сама.

— Ага, ясно. А технологии джоре, их изделия, они на каком уровне по сравнению с Содружеством.

— Ну ты и спросил! Ты что думаешь, что по всей территории Содружества у всех одинаков уровень? Так вот, ты сильно ошибаешься. Я тебе вот что скажу, в Содружестве законодательно запрещено отправлять во Фронтир оборудование и технологии выше пятого поколения. Есть государства, которые только-только переходят на четвертое. Империя Аратан сейчас меняет свое оборудование на восьмое, Старшие расы объявили о переходе на одиннадцатое, Агарская Империя идет нос к госу с Аратаном, а остальные бултыхаются где-то между пятым и седьмым. Так вот, по существующей системе, оборудование джоре находится где-то между шестнадцатым и двадцатым поколением, но это только в области двигателестроения и энергетике. Их ИскИны и нейросети это уже, наверное, поколение двадцать плюс, а сколько этот самый плюс, я так думаю, что только специалисты и знают, да и то, скорее всего только догадываются. Именно поэтому любой образец их технологий так и ценится, ведь его изучение дает огромный опыт, знания и двигает науку Содружества вперед.

— Хорошо, а почему Империя не закупит у тех же аграфов или дварфов их технологии и не начнет выпуск самого совершенного оборудования, а потом и его усовершенствование?

— А кто же нам его продаст?! Старшие Расы берегут свои секреты как «зеницу ока». Сами-то они уже давно объединили свои научные центры, а людей не пускают. Понимаешь, Олег, после исчезновения джоре, именно человеческие Миры наиболее тяжело и долго выходили из дикости. На планетах и в Системах где потом образовались государства аграфов, дварфов, сполотов уцелело достаточно много оборудования, поэтому у них была гигантская фора. Хотя, ходят слухи, что в самом начале Содружества, была одна Империя людей, которая смогла сохранить многое из достижений своих предков, но Старшие Расы увидели в ней угрозу своему могуществу и объединившись уничтожили. Правда это или нет, толком никто не знает, но говорят, что именно на обломках той самой Империи и возникли потом и наша Империя и Агарская и еще несколько человеческих государств. Возможно, правду знают в столице, но обнародовать ее не спешат, да оно и понятно, сейчас тягаться в военном плане с Центральными Мирами, так называют Системы находящиеся под контролем Старших Рас, ни одно из человеческих государств не может, да и все вместе, что в принципе невозможно, тоже.

— Так получается, что у вас не Содружество, а Совражество.

— Это ты точно подметил.

— Ну а хоть что-то общее у вас у всех есть?

— Есть, как не быть. Ну во-первых, все стандартизировано, начиная от разъемов и заканчивая боевыми космическими кораблями, а во-вторых, это кред, единая расчетная единица. Ну еще Базы знаний и навыков, или БНЗ. Хотя и тут не все так просто. Считается, что предела знаниям нет, нопочему-то в человеческих Мирах Баз выше шестого ранга практически найти невозможно, можно еще найти седьмой ранг, но за совсем уже дикие деньги, там счет уже идет на десятки миллионов. А вот в Центральных Мирах, если ты не человек, то купить Базы седьмого, восьмого и даже девятого ранга совсем даже не проблема, да и стоят они на порядок меньше чем у нас. Вот и думай сам.

— Кстати, о Базах! Помнишь я нашел развалинах стекляшки, ты сказал, что это Базы, это они самые?

— Да.

— А что на них?

— А я откуда знаю, они же у тебя. Это надо каждый кристалл вставлять в считыватель и смотреть, какая именно База на ней записана, какого ранга.

— Ага, ясно, надо будет заняться, считыватель-то у меня есть.

— А нейросеть у тебя тоже есть? А, ну да, есть, вот только ее сначала надо установить. Что я тебе категорически делать не советую. Во-первых, Мила хоть и медик, но никогда с артефактами джоре дел не имела и как устанавливать эту нейросеть не имеет ни малейшего понятия. Во-вторых, по прибытии в Империю, тебе надо будет посетить Центр Беженцев, где тебе проведут полное медицинское обследование и генную терапию, там же тебе выдадут карточку ФИП, физических и интеллектуальных параметров, это будет наравне с нейросетью твой основной документ на всей территории Содружества. ну еще дадут направление на установку базовой, бесплатной нейросети, но его можно будет обменять на три кита, кит, это тысяча кредов. При медицинском сканировании автоматически определяется тип и ранг нейросети, вот и представь, что с тобой будет, если у тебя обнаружат нейросеть джоре. Там же, в Центре Беженцев, ты примешь гражданство. Сначала это будет самый низкий ранг, но со временем ты его сможешь поднять, при достижении ранга полный гражданин, у тебя в принципе не будет никаких ограничений на территории Империи, ну кроме уголовных преступлений. В центре же ты получишь несколько низкоранговых Баз, так для общего ознакомления и должен будешь указать свою будущую профессию. Это обязательно, если ты этого не сделаешь за три дня, то занятость тебе обеспечит Центр, а это или колонизация какой-нибудь дикой планеты, ну или Армия и Флот, это уже на выбор местных чиновников, короче кто больше за тебя даст, корпоранты, или рекрутеры. Но в любом случае это контракт на тридцать лет.

— Да я столько не проживу!

— Я же тебе сказал, тебе проведут генную терапию и жить ты будешь как и любой человек в Содружестве, лет так двести-двести двадцать, причем в твердом уме и трезвой памяти. Если загремишь на Флот или в Армию, то это еще ничего, и там можно, при нормальном КИ, этот срок протянуть, а если он у тебя вдруг окажется больше ста пятидесяти, то тогда очень даже не плохо протянуть. А вот если попадешь в колонисты, то вряд ли сможешь выбраться от туда и через триста лет. Туда-то тебя доставят, а вот обратно уже твои проблемы, а улететь от туда меньше чем за пару миллионов вряд ли удастся. Понял?

— Понял. А ты говоришь, что в вашей Империи рабства нет. А это тогда что такое?

— Так ты же «дикий», «пацак», забыл? Кто тебя хватится, а по всем документам ты сам, добровольно дал свое согласие. Ты не первый и не ты последний. Чиновники на окраинных планетах только за счет таких вот действий и живут.

— Так может ну его на фиг, эти окраинные планеты, рванем сразу куда0нибудь поближе к центу, а там уже все и оформим?

— А кто тебя пустит дальше Фронтира, ну может пары прифронтирных Систем? Там же кругом глушилки стоят, выкинет из гипера, прямо под стволы парочки патрульных крейсеров и хрен трепыхнешься. Даже если мы тебе вторичную нейросеть установим, Мила может, то и тогда у тебя на ней отметки о гражданстве не будет.

— Аль, нам надо будет потом с тобой подробно поговорить насчет этих твоих нейросетей, Содружества, Империи и всего остального.

— Да, тут ты прав, а то влипнешь в первом же порту. Только это будет не скоро. Если не сегодня, то завтра Селана объявится в этой Системе. Потом еще пару суток будет ползти, на маршевых, до орбиты планеты, потом погрузка, тот еще, я тебе скажу, геморрой. А вот когда уйдем в космос, тогда и поговорим. Только говорить ты будешь не со мной, а со всеми нами.

Как Аль и предполагал, ближе к вечеру с ними на связь вышла Селана. Я еще ни разу не видел эту девушку, но уже столько про нее слышал, что мне кажется, будто я знаю ее давно и очень хорошо. Сеанс связи сначала вызвал даже небольшой переполох. Установленный посреди лагеря странный агрегат со множеством сенсоров и маленьких антенн, это я уже потом узнал, что это именно антенны, сначала я подумал, что это что-то вроде метеорологических датчиков, вдруг разразился тирадой, весь смысл которой сводился к одному: «эй, вы, бродяги, как дела, заждались?!». Радостный вопль Милы стал ответом, а потом процесс переговоров взял в свои руки Аль. Обменявшись парой, другой ничего незначащих фраз со своей визави, наш техник облегченно выдохнул и наконец-то перешел на осмысленный разговор.

— Ну здравствуй, сестренка, как слетала?

— Все хорошо, сержант. Фрахт закрыла, пришлось даже отказываться от попутного груза. А как у вас дела? — в голосе девушки послышалось некоторое напряжение и затаенная надежда.

— Да вроде нормально. Есть новости, хорошие, плохие и хорошие, но плохие. С каких начать?

— Давай уж с плохих, а потом переходи на хорошие, закончишь странными.

— Хорошо. С плохих, так с плохих. На этой чертовой планете, нас дважды чуть не съели. Хорошие, нам помогли и мы все живы и здоровы. А теперь те, что хорошие, но плохие. Кирин подарок оказался с сюрпризом.

— Это как? Подожди, подожди, как это чуть не съели и кто это вам там помог? От ближайшего поселения аборигенов до вас тысячи километров! Аль, мне еще ползти до вашей орбиты почти тридцать часов, ты же понимаешь, что я просто с ума сойду от любопытства!

— Селана, вот доползешь, тогда и поговорим. Все конец связи, у нас дел полно.

Повернувшись к нам, и посмотрев на каждого, Аль сказал:

— Вы все слышали сами, у нас есть примерно тридцать часов, за это время в помещениях базы должны остаться только голые стены. И меня не интересует, как мы это сделаем, это просто надо сделать, от этого, возможно, зависит наша жизнь и свобода.

Сказать вам правду, или не сказать, вот в чем вопрос! Короче, следующие тридцать два часа, до момента посадки грузового шатла, под управлением Селаны я выполнял роль… домохозяйки. Как ни обидно это признавать, но при процессе демонтажа и разграблении базы я оказался самым никчемным существом. И оправдание тут только одно, у меня нет нейросети. Вы-то подумали, что слабые девушки таскали на своем горбу тяжеленные ящики, кантовали контейнеры и демонтировали оборудование, а вот и неправильно, все эти работы выполняли дроиды, коих у нашего техника оказалось более чем достаточно, а он умудрился найти, зарядить и оприходовать еще почти три десятка местных. Правда это были специализированные дроиды, дроиды-погрузчики. А я как вы сами понимаете работать с такой бригадой не могу, вот и пришлось мне взять на себя заботу о питании, контроле за детьми и подготовке временных складских площадок. В общем к прилету Селаны мы все успели. Правда на девчонок смотреть было страшно, так они были вымотаны, да и Аль выглядел не намного лучше. А я расстарался и устроил праздничный стол, чего тут только не было, и шашлык и рыба и… и все, правда все было свежее, горячее и как сказала Кири: «главное что очень вкусно и все натуральное».

При встрече названных родственников я скромно стоял в сторонке, дабы не нарушать волнительного момента воссоединения семьи, а так как позицию занял малоприметную, то и на глаза не бросался, в этом я был абсолютно уверен. Но Селана каким-то пятым чувством узнала о моем присутствии и обнаружила меня уже с первых минут, пробежалась по мне взглядом, одобрительно пыхнула и кинулась в объятья Милы. Во время общего застолья я тихо сидел в сторонке и любовался точеным профилем Селаны, а что девушка мне определенно нравится, хотя и Мила тоже, да и Кири. Девушка почувствовав мой взгляд усмехнулась и спросила:

— Насколько я понимаю, вот этот незнакомец и есть та самая «счастливая случайность», что сначала не дала вам стать пищей для стаи голодных хищников, а потом буквально выдернула из лап какого-то монстра, ну а потом и привела прямо к Базе?

— Ой, Олег, извини пожалуйста, мы так к тебе привыкли, что совсем забыли что ты не знаком с нашей сестрой. Вот, это Селана, самая очаровательная девушка во Вселенной, самая умная, самая добрая и вообще, самая-самая! Селана, а это Олег, он очень хороший и тоже самый-самый, ну и плюс ко всему он ваш с Милой земляк. Он с Земли, откуда, оказывается, был и ваш отец.

Селана моментально напряглась, взгляд ее стал острым как стилет и она внятно произнесла:

— Я мзду не беру… — и уставилась на меня.

— Мне за Державу обидно. — сказал и только сейчас понял, что и слова девушки и мои были произнесены по-русски.

— Селана, ты знаешь этот язык?

Ну и ладно, стоило попробовать. Русского она не знает, а эти слова, ее, оказывается, заставила выучить мама, говоря, что если когда-нибудь ей будет совсем-совсем плохо, если ей будет угрожать смертельная опасность, а рядом вдруг случайно окажется землянин, то таким способом она может попросить у него помощи, и землянин поможет, поможет в любом случае и любой ценой. Это был пароль, оставленный землянами своим родным и близким в Содружестве, на случай своей гибели во время войны. В то время, во время войны с архами, очень много землян оказалось во Фронтире, где они смогли организоваться в отдельную эскадру, и не было у пауков противника более злого, более изобретательного и более опасного чем они. Только благодаря землянам выжили миллионы аратанцев, уцелели десятки планет. Честно говоря от такого мнения о моих земляках мне стало немного не по себе, это на какую- же высоту они задрали планку, и как же мне теперь ее не уронить, как соответствовать. Те люди были настоящими героями, а я, я смогу быть достойным их памяти?

Я вдруг отчетливо понял, что девушка попросила у меня помощи. У меня! Помощи!

— Селана, раз ты сейчас произнесла эти слова, значит тебе нужна помощь?

— Что? О, нет, что ты. Просто после войны здесь, во Фронтире, стали совсем иначе относиться к землянам, они же на войне с архами не остановились, они и в войне с агарцами поучаствовали, работорговцы до сих пор помнят и до сих пор, те кто пережил встречу с ними, молят всех Богов Пустоты, чтобы не встретиться с ними еще раз, вот и появились ухари, называют себя землянами, занимаются беспределом, даже пиратствуют. А когда Кири сказала, что ты с земли я и подумала, что ты можешь быть из этих.

— Не, я к вам попал совсем недавно, буквально за неделю, может чуть больше до твоих сестер и братьев, да и доказательства у меня есть, железобетонные.

— да ладно, верю, я верю. Давайте лучше рассказывайте дальше, что там у вас за сюрпризы нарисовались, а то я вся от любопытства уже извелась.

Аль вздохнул и выложил на стол найденный им и подкинутый мной элемент питания. Кири с довольной усмешкой выставила на стол стазис контейнер с нейросетью, а Мила с тяжелым вздохом выволокла откуда-то из под стола ИскИн джоре. Улыбка медленно сползла с лица Селаны и она произнесла:

— А может утопить все это в реке, нет, не было и не надо?

Потом посмотрела на нас, вздохнула и… заплакала. Первой в себя пришла Кири и сразу бросилась ее успокаивать. Внезапно девушка вскинулась.

— Что?! Что ты сказала?!

— Я говорю, что Олег придумал как нам избавиться от ИскИна, да еще и не просто так. Цесаревич ведь жениться собрался, вот мы ему и подсунем свадебный подарок, да так, что только он его и купит, ну или Император, а когда шкуры отдавать будем, то и отдадим ИскИн, может и он нам что-нибудь отдаст, ну то что ему не особо и нужно, а нам очень пригодится.

— какие еще шкуры, вы что совсем с ума сошли?!

— Шкуры Золотой Оолы, у нас еще и три котенка есть, они сейчас спят, наигрались и спят.

— Какая еще Золотая Оола?! Это сказка, легенда, их нет!

— Ну, может и сказка, и легенда, но Олег подстрелил двух и шкуру снял и котят нашел и нам отдал. Если не веришь, то я сейчас пойду, принесу, а котят сама иди смотри, они тяжелые и я таскать их не буду, да и спят они.

— Олег, ты точно землянин!

А с утра я снова оказался не удел. Началась загрузка шатла и чтобы не мешать я ушел к развалинам, предварительно затарившись. Всего у меня было десять нейросетей, вытащенных из подземного комплекса, пять я решил на всякий случай оставить, а остальные вложить в общий котел, так сказать. Одна уже была у Кири, поэтому, захватив четыре контейнера с зернышками нейросетей джоре, я пошел делать открытие века. Целый день проработав экскаватором я так больше ничего и не нашел. А по возвращению обнаружил, что мы с Кири остались вдвоем. Правда Аль и Селана обещали вернуться, теперь уже на двух шатлах, больше просто не было, да и второй это скорее не шатл, а грузопассажирский челнок, но и он мог помочь в перевозке трофеев. Мила должна была остаться на корабле, так на всякий случай, да и детям на планете уже нечего было делать. Пришел я уставший, но довольный, сразу выложил перед Кири свою «находку» и сообщил, что больше в том разрушенном здании, где мы копались ничего нет. Она в ответ посетовала, что один из контейнеров уже на грани издыхания, и правда один из них был не прозрачным, а как будто кто-то заморозил молоко, зернышко нейросети в нем еле просматривалось, и сообщила, что пока я прохлаждался Селана с Алеем успели вернуться, загрузиться и опять улетели и ждать их теперь стоит только утром, при этом как-то так загадочно на меня посмотрев. Ну уж нет, меня стрельбой из глазок не прошибешь, поэтому сделав вид что ничего не заметил, я пожелал девушке спокойной ночи и ушел в свою палатку. А то кто его знает, местные законы, поддашься соблазну, а тебя потом на ближайшем суку и подвесят. Шутка конечно, но «береженого Бог бережет», да и вообще, вдруг я чего не так понимаю, обижу хорошую девушку.

К концу третьего дня наконец-то весь скарб с базы был вывезен. Аль с Селаной успевали сделать по три ходки в день, потом короткий перерыв на ночной отдых и все по новой. Завтра с утра прилетит Селана, Кири к тому времени должна свернуть и упаковать лагерь, а потом загрузка и мой первый полет на орбиту планеты, пока в качестве пассажира, но я уже твердо решил, если мне мой КИ позволит, то Базы пилота я выучу обязательно. Так что сегодня последняя моя ночь на этой планете, я не знаю, что уготовила мне судьба, но не перестаю надеяться на самое лучшее, тем более, что для начального рывка у меня все есть, осталось только правильно распорядиться этим самым «всем».

Ночь как по заказу выдалась теплая, тихая и ясная, я сидел на берегу реки и смотрел на ночное небо, на совершенно незнакомые звезды и никак не мог разобраться в своих ощущениях и чувствах. Мне стало казаться, что мое место именно на этой планете, но в тоже самое время я прекрасно осознавал, что эта страница моей жизни уже перевернута и мне пора отсюда уходить. Сзади послышались легкие шаги по песку, и рядом опустилась тоненькая девичья фигура.

— О чем задумался?

— Да так, сижу вот и смотрю на звезды, теперь наверное я очень не скоро их смогу вот так вот увидеть.

И тут меня осенило. Я четко вспомнил ту картину застывшую над промерзшей земной тундрой, у которую с шагнул. Да, там был густой, почти дикий лес, но там были и грандиозные постройки, те высокие острые башни, а на небе светили ДВЕ луны, понимаете, две, я же за все время, что нахожусь на этой планете, не видел ни одной.

— Кири, а у этой планеты есть естественные спутники?

— Нет, нету, а что?

— Помнишь, я рассказывал, как попал на эту планету, как шагнул прямо в, ставшую вдруг объемной картину? Я вспомнил, там, на этой картине было два спутника, да и рисунок звезд был другой. И еще, там, на той картине, были какие-то постройки, несколько очень высоких, острых башен, они стояли в лесу, освещенные огнями, переливаясь всеми цветами, незабываемое зрелище. По идее я должен был попасть именно туда, но почему-то очутился именно здесь, на этой планете. Почему?

— А с чего ты взял, что должен был попасть именно туда, что ты видел? Почему ты считаешь, что та сила, которая, в принципе, выбрала за тебя, куда тебя отправить, показала тебе именно настоящее той планеты? А может это было будущее, хотя скорее всего это было настоящее создателей той плиты, а кто его знает, сколько тысячелетий, а может и миллионолетий отделяет их настоящее от нашего. Может быть, это был всего лишь адрес, то, что было известно всем, символ той планеты. А может когда-то очень давно эта планета именно так и выглядела, может те разумные, что живут здесь и есть очень далекие потомки тех, кто мог моментально преодолевать сотни и тысячи световых лет, тех, кто разбросал по Галактике, а может и по всей Вселенной, такие вот плиты. Кто знает. Ты думаешь только джоре исчезли, так нет, таких цивилизаций были сотни и тысячи, кто-то погиб погубив сам себя, кто-то не успел развиться настолько, чтобы противостоять жестокости космоса, у кого-то светило стало сверхновой, да мало ли во Вселенной причин для гибели живого существа или даже целой цивилизации. Так что не бери в голову, поставим тебе нейросеть, и весь галонет будет к твоим услугам, ищи, может и найдешь.

— Да, наверное, ты права. Кири, а ты представляешь, я ведь завтра первый раз в жизни попаду в космос.

— Ладно, спи уже иди, космонавт.

5 глава

По всему видать, что Селана спать не любит. Еще даже не рассвело толком, а ее челнок уже заходил на посадку. Кири сразу же взялась за погрузку оборудования лагеря, а пара дроидов убежала снимать охранный периметр. Вопреки устоявшейся привычке, в этот раз я тоже принял посильное участие, правда свелось оно к упаковке и загрузке в небольшой контейнер пары десятков килограмм копченой рыбы, что так полюбилась инопланетянам. Кстати, насчет контейнеров, сначала я думал, что это самые обыкновенные ящики, тара, так сказать, оказалось что я сильно заблуждаюсь. Каждый контейнер представляет собой маленький шедевр научно-технического прогресса. По желанию своего владельца в контейнере может поддерживаться определенная температура, влажность и даже давление, при необходимости несколько штук могут объединяться в один, это позволяет перевозить крупногабаритные предметы. И вообще контейнер Содружества это очень функциональная и мобильная конструкция, находящаяся под управлением ИскИна.

Загрузив свою часть груза я уже приготовился к длительному путешествию на орбиту в очень неудобном положении, среди ящиков и тех самых контейнеров, но пройдя во внутрь шатла оказался приятно удивлен. Все имущество лагеря не заняло и десятой части объемного трюма. Что-то я не понимаю, или часть оборудования уже вывезли ранее, хотя и не заметил уменьшения, или трюм занимает куда больший объем шатла нежели я предполагал. На входе меня встретила Селана, провела в небольшое помещение, где кроме пяти кресел ничего не было, усадила и сказала чтобы я сидел, никуда не лез, ничего не трогал и не нажимал. На мое возмущение и сообщение, что это вообще-то мой первый полет в открытый космос и она просто обязана предоставить мне возможность полюбоваться всем процессом, она ответила достаточно просто, сообщив, что в рубке для второго человека места нет, да и ни окон, ни иллюминаторов, в данной конструкции не предусмотрено, но она, по доброте своей душевной, согласна удовлетворить маниакальные желания дикаря и поэтому перед стартом подключит внешние датчики к панели головизора, висящего прямо напротив меня. Я, кстати, никакой панели не вижу. Но пришлось поверить девушке на слово, поэтому я дисциплинированно занял указанное мне кресло и стал терпеливо дожидаться выполнение обещанного. Минут через двадцать, кресло рядом со мной заняла Кири, а потом стена шатла напротив нас просто истаяла, а вместо нее перед нами предстала картина покинутого лагеря, берег реки и небольшая группка деревьев вдалеке. Эффект присутствия был самым полным, было такое ощущение, что протяни руку и можно будет почувствовать утреннюю прохладу, неспешно несущей свои воды реки, дуновение ветра, тепло встающего солнца. Это нечто!

Внезапно изображение резко отпрыгнуло и начало стремительно отдаляться, при этом никакой дрожи корпуса шатла, перегрузки рева двигателей я не почувствовал и не услышал, хотя я и при посадке этого чуда тоже ничего не слышал. Внезапно стену напротив заволокло какой-то мутью, до меня даже не сразу дошло, что это просто мы вошли в слой облаков. Но уже через несколько секунд мы вынырнули из облачного плена и теперь передо мной была бесконечная тьма с редкими вкраплениями далеких звезд, мы вышли в космос. Я ожидал невесомости, но ее не было, чувство тяжести ничуть не изменилось, только вдруг закружилась голова, но и это чувство прошло буквально через несколько секунд. Напрасно я вглядывался в окружающий мрак в попытках разглядеть там космический корабль. В своих мыслях я уже рисовал что-то грандиозное, с зализанными, стремительными формами, светящееся сотнями огней, с яркими всполохами пламени из дюз. Напрасно, ничего подобного, или даже отдаленно похожего я так и не увидел, да и вообще, действительность оказалась намного обыденней и приземленной чем все мои мечты и фантазии. Если закрыть глаза и отрешиться от знания, что я уже в космосе, то вполне можно подумать, что мы все так же стоим на берегу реки, а я просто сижу в удобном кресле и жду старта.

Открылась дверь и в наше маленькое помещение вошла Селана. Я успел краем глаза увидеть, что там за ее спиной. Она ни чуточки не врала, действительно, в рубке места для второго человека абсолютно не было. Да и назвать это рубкой было сложно, скорее всего под определение увиденного мной подошло бы «кресло с отдельным входом», в этой, с позволения сказать, рубке даже и стоять то было невозможно, все ее место занимал, ложемент, именно такое определение пришло мне на ум, ни кресло, ни ложе, а что-то среднее. Вокруг него, расположившись подковой, виднелся пульт, хотя какой на хрен пульт, просто куча разбросанных в хаотичном порядке дисплеев и что-то напоминающее мешок с желе, возле самого ложемента.

— Фух, ну наконец-то, а то я уже было подумала, что сейчас громыхнемся. Что-то оборудование вдруг сбоить начало, все, вы представляете, все и сразу как-то начало работать очень неустойчиво, а ведь за ночь техдроиды провели полное техобслуживание. Ничего не понимаю, доберемся до корабля, надо будет Аля напрячь, пусть все проверит и протестирует.

— Ну да, я заметила, как-то тяжело ты взлетала, неуверенно что-ли.

— Ну вот, а я о чем. Но сейчас вроде все в норме, так что летим на автопилоте. Нам часа два до корабля добираться, но честно признаюсь, что-то мне не по себе. Я тут посижу немного, отдохну.

Полет до корабля ничем примечательным не запомнился, это было как перелет в самолете, только намного тише и более комфортно. Селана несколько раз вставала и уходила в рубку, каждый раз возвращаясь все более и более озабоченной. Я заметил, что ее озабоченность передалась и Кири, но потом вспомнил о некоторых функциях нейросети и понял, что они просто переговариваются по связи. Наконец Селана сообщила, что мы почти на месте и убежала на свое место. Трансляция с внешних датчиков все еще шла, поэтому я приготовился к встрече с мечтой.

Если ЭТО моя мечта, то верните меня обратно, не надо разрушать детские мечты. Больше всего корабль напоминает кирпич, кирпич-переросток, да еще плюс ко всему покрытый какими-то наростами, кавернами. Как будто на кирпич натянули жабью шкуру, причем жаба была очень старой и заслуженной. В общем, прямо скажу, восторга корабль не вызывает.

Не знаю как это правильно сказать, посадка, шлюзование или стыковка, произвела на меня гораздо большее впечатлении. Борт висящего в пространстве убожища вдруг пришел в движение, его часть начала открываться, а за этими гигантскими воротами вдруг засветился воздух. Кири мне шепнула «силовое поле, оно удерживает внутри корабля и посадочной палубы атмосферу, а шатл легко через нее проходит». Селана уверенно повела наше суденышко прямо на этот мерцающий прямоугольник, но в последний момент что-то пошло не так, совсем не так. Изображение мигнуло и погасло, а какая-то неведомая сила начала меня приподнимать над креслом. Взлететь под потолок мне не дали привязные ремни, которые я застегнул еще в самом начале полета, а вот Кири взлетела и попробовала пробить своей головой потолок, кстати, ей это не удалось, но шишку она набила приличную. Сила тяжести появилась так же внезапно, как и пропала. Раздался скрежет и я почувствовал, что наш челнок скользит по чему-то ровному и явно металлическому. Потом последовал резкий толчок и шатл замер. Выскочившая из рубки Селана, вся бледная и взлохмаченная, окинула нас взглядом и подскочила к лежавшей на полу Кири. В этот момент раздался грохот и задняя аппарель шатла рухнула на пол взлетной палубы. Буквально в паре сантиметров от упавшей многотонной плиты стоял бледный Аль и нервно облизывал моментально пересохшие губы, бросая ничего не понимающие взгляды, то на аппарель лежавшую у его ног, то на нас, то опять на аппарель. Оттолкнув его с прохода в шатл ворвалась Мила, за ней семенил странного вида механизм, тащивший что-то вроде носилок. Тут и я пришел в себя, отстегнув ремни я подбежал к лежавшей на полу Кири, возле которой уже суетились Мила и ее сопровождающий. Селана благоразумно отошла в сторону. Погрузив Кири на носилки, она со слезами на глазах куда-то умчалась, а Селана с криками бросилась к Алю.

— Аль, твою душу за ноги, что вообще происходит?! Мало того, что я кое-как взлетела с этой планеты, так еще во время полета начали выходить из строя одна система за другой, а в самом конце отказали и двигатели и реактор, и даже ИскИн не отвечает. Ты техник или кто, ты же мне сказал утром, что шатл в полном порядке! А если бы система жизнеобеспечения отказала уже не при швартовке, а минут на пять раньше, что сейчас бы из салона выносили два трупа, а если бы со мной были дети?!

— Селана, успокойся, я сам ничего не понимаю. Еще утром все было просто в идеальном состоянии, я даже краш-тесты прогнал, ни один параметр шатла даже близко не подошел к красной черте. Сейчас буду разбираться, не беспокойся, поломку найду и все исправлю.

— Аль, ты меня не слушаешь? На шатле нет поломки, он одна большая поломка, сейчас на нем не работает ни одна система, понимаешь, ни одна! Это просто один большой кусок металла. Слава Богам Пустоты, что с Кири еще все нормально, пара шишек и сломанных ребер, а ведь могло быть на много хуже.

Пока в теплой компании Кор шло выяснение отношений, я скромно стоял в сторонке, теребя рюкзак со всем своим добром и ждал пока на меня наконец обратят внимание. Вернулась Мила, и махнув на спорящих Аля и Селану рукой, сказала:

— Не обращай внимания, они так постоянно. Селана сама очень не плохой техник вот и грызутся. Пойдем за мной, я покажу тебе твою каюту, в ней ты будешь жить. Конечно не Императорские апартаменты, но в ней есть все необходимое, а когда установим тебе нейросеть, то станет еще лучше. А пока, вот возьми, с этим тебе будет немного попроще разобраться что тут и к чему. Управляется голосом, но можно и тактильно, это как тебе будет удобнее. Это что-то вроде твоего планшета, так что в освоении проблем быть не должно.

И протянула мне небольшую пластинку. К этому времени мы уже пришли к моим апартаментам. Ну что сказать, «скромненько и со вкусом». Каюта представляет собой прямоугольное помещение, общей площадью метров пятнадцать, этакий вытянутый пенал. Дальняя от входа часть, была отгорожена, там насколько я понял санузел, даже душ есть и умывальник, почти ничем не отличающийся от земных аналогов. В каюте стояла достаточно просторная кровать, небольшой столик, пара кресел и какой-то странный агрегат, дикая смесь холодильника и кухонной плиты, совмещенной с камерой пневмопочты, в общем, монстр еще тот, зачем и для чего это нужно, я даже и не представляю. На стене разглядел тонкую полоску галопанели, а на противоположной какую-то объемную картину, изображавшую то ли окно, то ли вид на какой-то мегаполис, утопающий в зелени садов. Мила показала мне как пользоваться сантехникой, встроенный шкаф, в котором лежали несколько комплектов постельного белья и еще какая-то одежда, в небольшом ящичке находятся несколько пар стелек. Показала как включать и выключать местный аналог телевизора и распрощавшись убежала, сообщив, что завтра с утра ждет меня в медсекцию, будет обследовать и лечить мою бренную тушку. После чего чмокнула в щеку, посоветовала отдыхать и пока никуда не ходить, так как система противоабордажной обороны включена, а я пока еще в ней не прописан, могут быть неприятности, упорхнула куда-то по своим делам. Немного подумав, я решил последовать совету квалифицированного медика и разложив свои немногочисленные пожитки по полкам в шкафу, прилег на кровать и сам не заметил как уснул.

Разбудила меня Мила. Мешки под глазами, руки трясутся и вообще, вся она какая-то дерганная.

— Олег, просыпайся. Ты почему не в комбинезоне? Немедленно одевай и никогда не снимай его, если находишься в космосе!

— Мила, что случилось?

— Не знаю, но Селана и Аль уверены, что нас взломали, я имею в виду корабль. Половина систем уже не работает, наши нейросети перегружены какими-то странными сообщениями и вычислениями. Мы практически ничего не можем сделать. Селана считает, что нам загрузили какой-то вирус и скорее всего это сделали на той станции, где она выгружалась. Аль сейчас пытается отследить есть ли с борта корабля какой-нибудь сигнал. Если он найдет что-то похожее, то значит это пираты. В таком случае мы решили, что будем сажать корабль на планету, в рабство мы не пойдем. Извини, но похоже, что в Содружество ты не попадешь. И не стой, давай одевайся. И не забудь собрать свои вещи, если нам очень сильно повезет, то мы выживем, и тогда они тебе пригодятся.

Кое-как натянув на себя поданный Милой комбинезон я был приятно удивлен, когда он вдруг сам, без чьей-либо помощи начал подгоняться по фигуре. Мила вытащила из ящика, так насмешившие меня, стельки и сказала встать на них. Что я и сделал. Через пару мгновений мои ноги начал обволакивать какой-то очень мягкий и приятный материал, а стельки превратились в симпатичные полусапожки, сросшиеся с комбезом. При этом ощущение было, как будто я обул старые, разношенные кроссовки, настолько удобно и привычно мне было.

— Олег, у нас нет для тебя скафандра, поэтому пришлось понадеяться на комбинезон, в случае аварии он полностью загерметизируется и обеспечит тебе выживание в открытом космосе до двух часов. надеюсь это не понадобится. У тебя там были какие-то защитные средства, я бы посоветовала тебе их надеть, так на всякий случай, посадка будет очень жесткой, а так лишний шанс уцелеть.

Быстро проверив как работает комбинезон, Мила вымученно мне улыбнулась и вышла из моей каюты. Похоже космонавт из меня не получится. Я решил последовать совету девушки и напялить на себя доспехи, снятые с мумии в подземном комплексе, тем более, что как я помню, были они достаточно крепкие. Вытащив из шкафа рюкзак, я принялся его опустошать, как вдруг обратил внимание, что один из его карманов слегка светится. Сквозь брезент, как будто светилась маленькая лампочка. На Свет Божий я достал одно из тех непонятных и неизвестных устройств, что машинально понабрал в комплексе во время осмотра. Это был шарообразный предмет, размером с мячик для тенниса, без каких-либо выступов, кнопок, или отверстий, просто матово-черный шар, весом под три кило. Зачем и почему я тогда сунул его в рюкзак я теперь уже и не помню, но то, что на этом шаре, вдруг, образовался четко выделенный сегмент, и именно он сейчас и светиться меня очень заинтересовала. Машинально я нажал на образовавшуюся клавишу. Как в детской игрушке долька шара отскочила и теперь шар напоминал черный апельсин с вырезанной долькой, лежащей рядом. Едва только сегмент шара отделился от него, как свечение его прекратилось. Испугавшись, что это может быть какое-нибудь оружие, а возможно даже и взрывное устройство, я попытался вставить выпавшую деталь на место, не сразу, но мне это удалось. Едва шар восстановил свою целостность, рядом с установленной деталью слабо засветилась еще одна такая же долька, а потом светиться постепенно начал весь шар. Всего оказалось шесть сегментов, каждый из них светился своим цветом. Разбираться с инопланетным прибамбасом времени не было, засунув его обратно в рюкзак я решил проверить, а что вообще творится на корабле.

Когда я ввалился в рубку, ох и поплутал я по этому кирпичу, все уже были в сборе. Ни один пульт не светился, ничего не работало, только аварийное освещение, да и то хватит его очень даже не на долго, через пару часов батареи сядут и все, мы останемся в темноте. Судя по тому, что из воротника комбинезона вылез капюшон и проворно упаковал мою голову в пластиковый шар, можно понять, что атмосферы на корабле уже нет. Подойдя к Алю я вопросительно на него посмотрел. Он в ответ протянул ко мне руку и что-то нажал, или сделал у меня на груди. В нутрии шара раздался его обреченный голос.

— Извини, Олег, но похоже, что ты погибнешь первым. Наши скафандры проработают около суток.

— А где дети?

— Дети в медкапсулах, так у них будет шанс, хотя и мизерный. Реактор отключился, правда штатно, ИскИн тоже, батарей капсул хватит на пять дней, так что все всё знают. Однажды у меня мелькнула мысль что мы справимся, действие этого неизвестного вируса вдруг прекратилось, системы начали включаться одна за другой, но потом все опять вернулось, да еще и в лавинообразном виде. Еще десять минут назад у нас был шанс сбросить корабль на планету, а теперь даже застрелиться не получится, ни один из стволов не работает. Остается только твой мечь, карабин не поможет, он не сможет пробить скафандр, а корчиться в судорогах от отсутствия воздуха и давления в отсеках очень не хочется. только не говори девочкам, не надо. Это я во всем виноват, это я настоял на этом фрахте, решил подстраховаться, критин. Вот видишь, зря ты с нами связался, тут даже твоя сумасшедшая удача не поможет.

Он еще что-то там говорил, но я его уже не слушал. Я пытался понять что меня так его зацепило в его словах. И внезапно понял. У меня в голове сработала цепочка ассоциаций. Подземный комплекс, мумии, оружие на своих штатных местах, мечи, кратковременное восстановление работы систем корабля, последующее лавинообразное отключение, черный шар и мои манипуляции с ним.

— Аль, на каком расстоянии работает эта связь?

— В пределах корабля.

— Если вдруг все системы сейчас включатся, что будет?

— Большой ба-бах.

— Это можно как-то предотвратить?

— Да легко.

— У тебя есть пять минут, я хочу кое что попробовать. Как буду готов, я тебе сообщу, если у меня получится запустить системы, ты должен будешь быть готов не допустить других неприятностей. Ты понял?

— Олег, ты что задумал?

— Потом, все потом.

К себе в каюту я не вошел, я влетел. Да, нет в прямом смысле этого слова, влетел, невесомость знаете-ли. Я там что-то говорил Алю про пять минут? Так вот я его обманул, путь у меня занял почти полчаса. Несколько раз Аль меня вызывал, а когда я наконец психанул и сообщил ему, что никогда в жизни я еще не передвигался в условиях невесомости, он сообщил мне, что для этих целей на потолке есть небольшие скобы, а цепляться и плыть намного проще, чем просто плыть. В каюте меня ожидала очередная проблема, мой рюкзак находился в свободном плавании, а поймать его стало для меня неслабой такой проблемой. Но я все же справился, и даже уже полностью светящийся шар достал, когда меня вдруг осенило.

— Аль, ты меня еще слышишь?

— Да, но очень плохо, на самой грани.

— Запомни, если у нас все получится, то ты никогда, никому не расскажешь, что же произошло на самом деле. Я потом, когда-нибудь тебе все расскажу. Запомни для всех тебе удалось запустить системы и все. Ты понял?

— Да, я все понял, Олег. Действуй, я готов.

Одна за одной дольки моего «апельсина» откидывались на незаметных шарнирах, тут же угасая, когда последняя, шестая погасла, у меня в руках оказался небольшой черный цветок с шестью лепестками, а в самом его центре, маленький сенсор. Зажмурившись, я на него слегка и нажал. Палец слегка кольнуло и все, сенсор погас, а в каюте зажегся свет и я рухнул с почти трехметровой высоты на пол.

Или на этом космическом корыте полы мягкие, или это комбинезон выполнил свою функцию спасения на «ять», но в любом случае я не расшибся, и даже ничего себе не сломал. Когда я вернулся в рубку, то там девчонки зацеловывали нашего техника, а он виновато смотрел на меня, типа «не виноватый я, они сами». Но и эта идиллия длилась совсем не долго. Селана быстро взяла вожжи, в свои милые ручки и на судне завертелся ураган. Все куда-то бежали, что-то проверяли, что-то контролировали и настраивали. Дабы не мешаться занятым людям под ногами, я предпочел за лучшее испариться в направлении выделенной мне каюты. Уже там, оккупировав кровать я задумался о последствии некоторых наших поступков, а за одно и о том, что в моем рюкзаке еще полно всяких разных непонятных штуковин и ни я ни кто другой не знает когда и как они могут проснуться и к чему это может привести. Озаботившись, своей и окружающих меня людей, безопасностью, я очень внимательно осмотрел все честно уворованное из комплекса. К счастью больше никаких видимых следов энергетической активности я не нашел. Ну, хоть это радует. Впрочем, большим специалистом в области инопланетных технологий я конечно не являюсь и поэтому мои дилетантские попытки разобраться если не с назначением, то хотя бы с состоянием тех или иных девайсов, даже мне кажутся смешными. Но в любом случае это все лирика, а кушать-то хочется. Это уже физика. Но на фоне всеобщей занятости о моих насущных потребностях как-то все позабыли, поэтому пришлось отправляться на поиски пропитания.

Скажите пожалуйста, кто-нибудь из вас имеет хоть малейшее представление, как можно найти камбуз на инопланетном космическом корабле? Вот и я не имею, поэтому и пошел по пути наименьшего сопротивления. А если быть до конца точным, то пошел я туда, где я точно знал, продукты есть. Правильно, на полетную палубу, потому как я очень сомневаюсь, что во время всеобщего кипеша кто-то удосужился разгрузить шатл, а в нем целый контейнер с копченой рыбой… не знаю как другим, а мне хватит, а что, сами виноваты, нет чтобы покормить бедного дикаря. В общем и палубу я нашел, и шатл, тоже нашел, даже контейнер нашел, жаль что не я первый. Эти наглые проглоты-инопланетяне без малейшего зазрения совести сидят и лопают рыбу, а меня не позвали!

— Ой, Олег, а мы думали, ты спишь, а тут по всему кораблю такие запахи, вот мы и того, это, рыбкой балуемся.

— Ладно хоть не плюшками. Кири, а ты пробовала заснуть на голодный желудок? Нет? Так попробуй!

— Так мы же тебе в каюте специально пищевой синтезатор установили!

— Это того монстра непонятного назначения? Ага, видел. А пользоваться им научили? Что? Ответа не слышу! Ага, вижу что осознали. А раз осознали, так значит сейчас, рыбой делитесь, а потом этим вашим синтезатором пользоваться учите. Вот был бы я помоложе, да поскромней, так и помер бы от голода, а вы были бы виноваты.

Глядя на смущенные и немного растерянные лица, я сначала подумал, что немного переборщил. Но через минуту уже хохотал вместе со всеми, быстро до них дошло, что я так шучу. Короче, сразу после перекуса, мы всей толпой направились ко мне в каюту, учить меня пользоваться пищевым синтезатором. Дело оказалось совсем не хитрым, зато очень полезным, да еще и дало мне повод задумать очередную каверзу. Все дело в том, что пищевой синтезатор оказался очень продвинутой и очень полезной штукой со множеством функция. Конечно, основная функция была в изготовлении из картриджей с биомассой чего-то съедобного, в памяти этого агрегата находилось почти две сотни всевозможных блюд, частично даже вполне съедобных. Но меня заинтересовало совсем другое. Синтезатор имел две возможности ввода в его меню чего-то нового, первый и самый распространенный, это ввод программного кода, а вот вторы почти никто, почти никогда не пользовался. Во-первых, очень долго, а во-вторых, не факт что получится, этот способ называется анализатор. Вообще-то, как выяснилось, для этих целей существуют специализированные анализаторы, способные за считанные секунды разложить любое, даже самое сложное блюдо или вещество на молекулы и составить его программный код. А в обычных пищевых синтезаторах, эту функцию убрали за не надобностью, мне крупно повезло, что у моих друзей просто не было средств на приобретение более современной модели, взяли как говорится, то что было, то есть модель, которая давным-давно снята с производства, короче жутко устаревшая и стоящая сущие копейки. Да и брали то они его только по одной причине, и причина эта называется «Правила и условия использования и эксплуатации космических судов и кораблей дальнего радиуса действия». Устав, короче. Оказывается без данного агрегата нельзя покидать жилые Системы, что в общем-то и правильно, а космосе всякое может случиться, а синтезатор может помочь выжить в сложной ситуации, по крайней мере пищей и водой обеспечит, тем более, что одного сменного картриджа с биомассой хватает трем людям на десять дней при условии полноценного питания. А по правилам, таких картриджей на каждом судне должно быть из расчета на сто дней, плюс на пять дней на каждого возможного пассажира. Короче достаточно много. Вот узнав об этой функции я и задумал небольшую диверсию. Вообще-то я не злопамятный, просто злой и память у меня хорошая, отомщу и забуду, правда, потом могу еще раз отомстить и опять забыть, но это уже к делу не пришьешь.

Вы знаете, я заметил, что последнее время я как-то лучше стал соображать, моя память заметно улучшилась. Я стал обращать внимание на такие вещи, мимо которых раньше бы прошел и даже не заметил. Возможно, что мой мозг в какой-то степени провел внутреннюю мобилизацию и теперь выискивает любые, даже самые минимальные возможности для моего и своего выживания. Что это, влияние переноса, а может просто с моего разума спали шоры, надетые на него окружающей средой? Я не знаю, да в принципе это и не важно, важно то, что это есть и поверьте, мне это нравится.

Наконец вся эта беготня и суматоха закончилась. Аль, единогласным решением всей команды был признан величайшим техником-ремонтником всех времен и народов, а ваш покорный слуга получил милостивое похлопывание по плечу за выдержку и спокойствие. Наступила пора принятия ответственных и важных решений, решений которые могут не только изменить всю нашу жизнь, но и изменить ее продолжительность, и скорее всего не в большую сторону. Перед нами встали сразу несколько вопросов, и главным из них был, «что делать?». Обсуждали мы все возможные и не очень варианты, пока не выработали более-менее приемлемый вариант. За основу мы взяли мое предложение об аукционе, конечно можно было бы обойтись и без него, но ни оставлять у себя, ни тем более избавляться от артефактого ИскИна кардинальным способом никто не захотел и уж конечно не стоял вопрос о его продаже. Решение было единогласным, передать Империи. Аукцион мы решили проводить как можно ближе к столичной Системе, там, куда мы сможем попасть, имея существующий рейтинг безопасности нашего капитана. Кстати, именно Селана, открыла нам глаза на некоторые особенности проведения аукционов. Оказывается, если мы сможем выставить на продажу не менее пяти лотов, общей стоимостью не менее десяти миллионов кредитов, то Биржа сможет провести не просто аукцион, а аукцион закрытый с условием обязательного присутствия покупателей. Так как шкуры мы решили продавать одним лотом, то нам осталось найти еще четыре, но это я уже взял на себя, тем более, что еще одним лотом у нас должен был идти один из котят, а на остальные позиции у меня уже почти было все готово, я только не определился, что и в каком количестве мы будем продавать. До нормально обжитых Систем, Систем уде уже есть гиперсвязь и работает галонет нам добираться почти два месяца, а потом до выбранной для аукциона Системы, еще почти месяц, то времени было более чем достаточно.

Порешав один вопрос, мы сразу же перешли к следующему, а именно, что делать со мной. Мила предлагала сделать остановку на ближайшей Станции и купить для меня любую нейросеть, а установить она ее сможет и сама. Ее точка зрения была в принципе всем ясна и понятна, без этого имплантата я не более чем балласт на судне, тем более еще и требующий постоянной опеки и контроля. Был и еще один аргумент в пользу такого решения, это время, за время полета я мог бы освоить как минимум пару Баз, пусть даже и не высокого ранга. Но против такого решения, как ни странно выступила Кири, она налегала на то, что хотя по Фронтиру и ходят вторичные, а бывает даже и третичные нейросети и имплантаты, но по большей части они сняты с трупов. А если кто-то и снимает их еще с живых разумных, то особого интереса последующее физическое и душевное здоровье донора уже никого не интересует и если Мила готова в таком случае гарантировать стопроцентное мое здоровье, то пусть я сам уже решаю. Вот так вот разговор и подошел к интересующей меня теме. До этого момента я ни как не мог разобраться, что же такое эта самая нейросеть, с чем ее едят. Теперь выдался шанс все досконально выяснить. Отвечать на мои вопросы, как профессионалу и специалисту, обладающему соответствующими познаниями, делегировали Милу. Начала она довольно неожиданно.

— Если разобраться, то по своей сути, нейросеть, это…нейросеть, то есть сеть, связывающая нейроны мозга. Она состоит из двух частей, собственно сети и управляющего центра и фабрики одновременно. Как всем известно, нейросеть это не изобретение Содружества или какой-то одной расы, нейросеть досталась нам, так сказать, в наследство от джоре. Вот только то, чем пользовались они и чем пользуемся мы, отличается как телега от космолета. У них даже принцип производства разный, хотя принцип работы и одинаковый. Хотя не только это их роднит, есть еще кое-что, это невозможность их снять, удалить полностью. То, что в Содружестве считается удалением нейросети, на самом деле является извлечением этого самого управляющего и производственного центра, а сама сеть так и остается в мозговой ткани. Есть даже такое мнение, что со временем и сам центр может восстановиться, хотя как вы понимаете, официально таких опытов не проводилось, а об неофициальных экспериментах никто не сообщает. Сама нейросеть состоит из нанитов, которые устанавливают постоянные связи между отдельными участками мозга, а иногда даже просто между его отдельными нейронами, при этом наниты не только остаются на поверхности коры головного мозга, но и проникают в складки, тем самым увеличивая электрическую активность мозга и повышая его производительность. Все нейросети делятся по типу нанитов, точнее по их программному обеспечению и по виду нейроструктуры которую они, в конечном счете, создают. А все эти наши ранги нейросетей это не более чем просто цифра, указывающая насколько плотную и многослойную структуру, может создать управляющий центр, ну и определяющая, сколько дополнительных имплантатов можно еще подключить к этому центру. Программное обеспечение нанитов определяет профессиональную направленность нейросети, ведь ни для кого не секрет, что для разных работ требуются разные, скажем так, способности. Например, пилоту необходима большая зрительная память, быстрая реакция и способность обрабатывать огромное количество информации в очень сжатые сроки, инженеру требуется способность абстрактного мышления, но скорость вычислений для него уже ни так важна, зато очень важно иметь возможность проводить объемные, массивные вычисления, медику, наравне с пилотом требуется отточенная координация движений и огромный объем памяти ну и так далее. Это конечно все очень приблизительно и примитивно, но я всего лишь медик и не специалист в этих вопросах.

— Это получается, что вы вскрываете череп и размещаете там эту вашу нейросеть из нанитов, это понятно. А какие функции она вообще выполняет? Можно ли установить две нейросети? Для чего нужны БПНЗ?

— Череп никто не вскрывает, в медкапсуле, пациенту делается небольшой надрез у основания черепа, туда устанавливается управляющий центр, та самая горошинка, что ты уже видел и все. Передается специальный сигнал, центр активируется и начинает производить наниты, те в свою очередь уже начинают занимать предписанные каждому места, согласно полученной карте мозга. Установить две нейросети можно, да хоть двадцать две, вот только толку от этого не будет никакого, а скорее даже наоборот. Согласовать их работу невозможно, сначала между собой начнут конфликтовать наниты, а потом и управляющие центры нейросетей. Базы нужны для обучения, точнее для быстрого изучения определенных знаний, а зачастую еще и навыков использования и применения этих знаний. С помощью нейросети информация с кристалла помещается напрямую в долговременную память. Разумный используя в своей деятельности эти знания закрепляет изученное и из области бесполезного знания, эта информация становится уже его навыками.

— То есть ты хочешь сказать, что я за пару минут могу стать высококлассным пилотом или медиком, или инженером, программистом и так далее?!

— Нет конечно! У баз тоже есть уровни, или ранги и их изучение занимает очень много времени, а потом еще и закрепление в моторной памяти, осмысление тех или иных знаний это очень не быстро. Да просто на изучение некоторых баз могут уйти годы, тут же еще все зависит от нейросети, ее направленности. Вот смотри, у меня стоит нейросеть Медик-6МВ, я выучила базу Боевая Медицина второго ранга за восемь часов, а Базу Техника малых кораблей, того же второго ранга за тридцать два, а по объему они примерно равны. Улавливаешь суть?

— Кажется, да. Давая вам возможность быстрого и качественного обучения, нейросети перекрывают вам возможность интеллектуального, творческого и профессионального развития и роста в иных областях. Превращают вас в узкоспециализированный инструмент для решений определенной области задач.

— Если честно, то да. Но об этом мало кто задумывается. Хотя в повседневной жизни Базы выше второго ранга, не относящиеся к основному виду деятельности, практически не нужны. Хотя существуют некоторые типы нейросетей, которые в принципе не ограничивают сферу профессионального развития, это в первую очередь, базовая, потом нейросеть «Искатель» и «Универсал». Первая абсолютно бесплатная и устанавливается всем желающим по достижении ими совершеннолетия, а вот две последние, они очень дорогие, да и достать их очень тяжело, их производят аграфы и экспортируют в страны Содружества с очень большой неохотой. Но это уже, в отличии от Базовой, гибридные нейросети, созданные на стыке технологий и биотехнологий, они намного ближе к нейросетям джоре, те-то полностью живые.

— Как это — живые?!

— Нейросети тоже состоят из нанитов, но это биологические наниты и они перестраивают саму структуру мозга, а не покрывают его сетью. У джоре даже управляющий центр и тот живой, поэтому и хранятся они в стазис контейнерах. Больше я о нейросетях джоре ничего не знаю, да о них никто много не знает. Теперь о функциях нейросети. Я вот посмотрела твой ноутбук, так вот он почти полностью может заменить нейросеть по своему функционалу. Все то же самое, связь, часы, будильник, ежедневник и блокнот, электронная почта, напоминалка, выход в галонет. Только нейросеть еще и является твоим идентификатором, личным медиком, она контролирует твой гормональный баланс, следит за общим состоянием твоего здоровья, является связующим звеном со всеми окружающими нас устройствами, еще это и дистанционный доступ к управлению оборудованием, ну про загрузку баз ты уже знаешь. А еще это и кошелек, твой счет в банке привязан к нейросети и ты имеешь возможность в радиусе действия галонета совершать и оплачивать покупки. Кстати, ретрансляторы даже пираты не трогают, хотя они и очень дорогие.

— ну что же примерно все ясно, а что не ясно, то со временем разясница. Твой рассказ меня не очень то и порадовал, получается, что все эти шаманские пляски вокруг нейросети джоре напрасны. Ставить ее нельзя, надо выбирать из ассортимента содружества, а это тоже клин.

— Почему нельзя ставить нейросеть джоре?

— Ну насколько я понял, как именно это делать ты не знаешь, да и большинство других медиков тоже. Ну и самый главный минус, никто не знает, что за нейросеть в контейнере, установишь и выясница, что это какой-нибудь «Актер-1005000М». А оно мне надо?

— Ты каким местом меня слушал? Я же тебе ясно и четко сказала, нейросети джоре живые, они биологические, они не имеют ограничений, у них только некоторые функции завязаны на КИ и Базы, да агрфские сети это лишь приблизительная и очень далекая, примитивная подделка под сети джоре, это как молоток и техдроид! Ты посмотри на Кири, она уже забыла о своей мечте попасть в СБ, там ей ничего, даже близко стоящего с тем что она нашла, не то что поставить, а даже и просто картинку показать не смогут. Ты думаешь, она почему до сих пор еще ходит с базовой, мучается с Базами, учит их в медкапсуле под разгоном, но сеть, нормальную, не ставит? Она думает, что о ее мечте никто не знает, всем говорит, что хочет инженерную, или Аналитик, а сама мечтает об Универсале, или Исследователи. Ты вот возьми и предложи ей сейчас обмен, дескать, нейросеть джоре на любую, по ее выбору, нейросеть Содружества, да она тебя убьет. Алмазы на уголь не меняют, хотя это и одно и то же. Ты, как думаешь, мы не завидуем ей, а тебе? Да черной завистью. Раньше никто из нас и мечтать не смел о подобном, а теперь у нас постоянно перед глазами будет Кири, и ты. Да лучше бы я вместо это ИскИна нашла, как ты говоришь «Актер 100500»!

— Кири вам ничего не сказала?

— О чем?

— Там, на планете, пока вы грузились, летали и выгружались, я закончил разбирать завал, в том месте где ты нашла свой ИскИн, Кири нейросеть, а Аль так обрадовавшую его батарейку. Короче, я там еще четыре нейросети нашел, правда Кири сказала, что у одной контейнер на последнем издыхании, он уже почти белый, семечко ели-ели просматривается. Я ей сказал, что отдам их вам, у меня уже есть, а больше чем одна ставить нельзя.

— Олег, ты хочешь сказать, что после всего, что ты для нас сделал, ты еще хочешь отдать нам четыре нейросети джоре?

— Ну, не четыре, а три. Одна-то, как я понимаю, уже почти нерабочая. Я что тут особенного, мне они не нужны, а вам пригодятся, да к тому же я очень надеюсь, что вы меня не погоните с корабля, мне с вами нравится.

— Селана, ну ты видишь? С ним совершенно невозможно разговаривать серьезно. Мне иногда кажется, что у него есть только три состояния организма, спящее, жующее и шутящее.

— Знаешь, сестренка, в этом вопросе я, пожалуй, с тобой соглашусь. А может выбросить его за борт, а то я боюсь, проблем с ним будет, выше крыши, да и представь, сколько можно будет сэкономить на одних только имплантатах на интеллект. Я что-то очень сомневаюсь, что его КИ дотянет хотя бы до минимума в сорок единиц, а заявочки у него уже сейчас, как минимум на четыре сотни.

— Да я уже об этом думала, но как-то жалко, вдруг еще самим пригодится. — хотя, мне вроде как послышалось не «самим», а «самой».

— Ну да, землянин. Что с него взять.

Хохотали мы все долго и самозабвенно. Все недавние неприятности отошли на второй план. Мы молоды, здоровы и спустя какое-то время будем прекрасно обеспечены. Перед нами открыта вся галактика и наша жизнь обещает быть интересной и насыщенной. А насчет выкинуть меня за борт, так я отомщу, очень скоро отомщу, все уже подготовлено, осталось совсем чуть-чуть, пара дней, не больше. В предвкушении близкой мести, за все издевательств, я посмотрел на присутствующих таким влюбленным взглядом, что девушки даже немного смутились. Правда, напоследок я одарил их самой кровожадной ухмылкой, на какую был способен. Селана, глянув на меня сквозь слезы от смеха, даже пробормотала:

— А может, все же за борт? От греха подальше.

— Ладно, Мила, я думаю, что на сегодня подарки закончились, давай забирай нашего гостя. Засунь его в самую дальнюю медкапсулу, чтобы мы о нем хотя бы пару дней не вспоминали. А то я за последние дни насмеялся на полжизни вперед и чувствую, что это еще не предел. Ты, там, подлечи его получше. Картриджей у нас теперь ну просто завались, да и не чета они нашим, старым, так что если у твоего пациента будут какие-то особые пожелания, не стесняйся, используй, мы потом все равно из его зарплаты все вычтем, он нам еще и должен останется. Мы же тоже шутить умеем, по-нашему, по-простому. Как принято в Содружестве. Селана, капитан, корабль к походу готов, думаю пора отправляться.

— Да, Аль, ты прав. Команда, занять места согласно расписанию.

Хотя я уже и провел на корабле определенной количество времени, но до этого момента вся моя жизнь на нем крутилась в весьма ограниченном объеме, каюта, рубка, полетная палуба и кают-компания. Все эти помещения располагались достаточно компактно и на одном ярусе, ну, за исключением полетной палубы, та в высоту занимала сразу три яруса, но и она имела выход в непосредственной близости от жилого сектора и рубки. Поэтому оценить истинные размеры судна, мне было как-то проблематично и только сейчас, когда Мила предложила занимать место на необычном транспортном средстве, чес-то напоминающего, те, на которых они ездили на планете я понял, что корабль, намного больше, чем я считал до этого. Поездка была не долгой, всего минут десять, при этом Мила перелетала с одного яруса на другой, как будто пыталась запутать следы.

— Мила, ты устраиваешь мне экскурсию по судну, или делаешь все для того чтобы я не нашел дорогу в твою вотчину?

— И то и другое, нечего всяким дикарям шляться возле медсекции, а то потом медикаменты пропадают, — и звонко рассмеялась, — ну и должна же я похвастаться нашим кораблем. Хочешь не хочешь, а почти полмиллиона кубических метров только трюм, а так выходит почти восемьсот тысяч. Совсем не маленький корабль, ты таких, наверное, еще и не видел.

— Я еще вообще космических кораблей не видел, ни таких, ни других. А те что запускают на земле, так это просто большая бочка, в которой с трудом удается разместить минимум оборудования и небольшой экипаж, да и не корабли это, а орбитальная станция. У нас в космос летают на ракетах, где вместо боевой части стоит маленькая капсула с людьми или с грузом. С вашей точки зрения, наверное, жутко примитивно. А мы гордимся своими достижениями, ведь у нас не было предков — джоре, которые оставили нам свое наследство, мы развивались полностью сами от каменных топоров и палок-копалок до интернета, орбитальной станции, компьютеров, ядерной энергетики и еще многого и многого другого. Все наши достижения это не тупое копирование найденных артефактов, это наши пот, кровь, боль и миллионы погибших.

— Олег, не обижайся, я совсем не хотела тебя обидеть, и я совсем даже не кичусь достижениями Содружества. Я просто горжусь нашим кораблем, ведь мы купили его на корабельной свалке, это был металлолом и не больше. Все что ты видишь было сделано нашими руками, нашими мозгами. Сейчас даже во Фронтире тяжело найти корабль третьего поколения, а наш, вот он, летает и еще будет летать. Так что, в чем-то мы схожи, мы и земляне, мы тоже как и вы всего добились и еще будем добиваться сами, пусть и опираясь на знания и опыт не только своей цивилизации. Но и на тех кто рядом, или уже ушел куда-то за горизонт.

— Да я и не обижаюсь. Просто я ведь знаю, что уже десятки тысяч лет на нашу планету прилетают чужие корабли, еще с тех пор, когда человеком на Земле и не пахло. Пришельцы оставили огромное количество материальных свидетельств своего присутствия, а наша официальная наука предпочитает закрывать на это глаза и полностью игнорировать. Что, уже приехали?

— Да, это моя медсекция, теперь только ножками, да тут не далеко, не бойся.

Ну, ножками, так ножками, нам не привыкать, мы еще неизбалованны всеми этими глайдерами, флаерами и прочими скутерами на гравитационной подушке и без. Идти и на самом деле оказалось не далеко, каких-то метров двадцать по неширокому коридору, в котором нас периодически ослепляли какими-то яркими вспышками, обдували мерзко пахнущими газами и орошали безвкусной водяной пылью, как я понял, это та5им манером нас обеззараживали и дезинфицировали. В конце пути нас ждало еще одна, на этот раз последняя обработка, по нам пробежал какой-то фиолетовый луч, после чего нас пропустили в святая-святых. В медсекции царит стекло, пластик и металл, хотя на счет стекла, это я наверное погорячился. Остановимся на царстве пластика и металла. Мне, привыкшему в каждом врачебном кабинете видеть всевозможные шкафы с полками, заставленными всякими разными пузырьками, упаковками с ампулами и таблетками, наблюдать медкабинет в котором расположились несколько странных ажурных устройств, а в углу приткнулась монументальная конструкция по типу саркофага, было несколько не по себе. Насколько я понимаю, вот этот самый четырехметровый саркофаг и есть легендарная спасательная капсула, что должна спасти человека даже в эпицентре ядерного взрыва. А что такой технологический монстр вполне сможет это сделать, это вам не в холодильнике прятаться. Оторвавшись от изучения спасательной капсулы, я поднял глаза на Милу. Вид у нее был несколько растерянный и несколько обиженный.

— И что ты уставился? Знаю я что модель жутко устаревшая, зато работает получше многих самых современных, да и картриджи у нас, просто чудо, таких до сих пор в открытой продаже нет. Так что раздевайся и ложись.

— Куда ложиться?

— Куда-куда, в медкапсулу, — и показывает рукой на саркофаг, — А ты куда подумал, вернее о чем?

— Я думал это спасательная капсула, ну на случай гибели корабля, чтобы значит спастись.

— Это, медкапсула, в ней я тебя буду лечить и проводить тестирование. Так что, пациент, отставить разговорчики, раздевайся и давай ложись. Полностью раздевайся. А я сейчас вернусь.

Подував, что эта самая медкапсула что-то вроде нашего МРТ, только помимо диагностики может еще и проводить какие-то процедуры, я быстренько разделся и юркнул во внутрь. Через пару минут появилась Мила, за это время успевшая переодеться, и удостоверившись, что я уже на месте нажала на какую-то кнопку. Трехсегментная крышка начала закрываться. Сначала закрылась нижняя часть, две массивных плиты просто сошлись как лезвия ножниц. Затем начала опускаться и верхняя часть, эта уже оказалась не сплошная, примерно на уровне лица была большая прозрачная вставка, скорее всего для того, чтобы человек не испытывал морального дискомфорта. Крышка опустилась, из микроскопических отверстий по периметру капсулы пошел какой-то газ, а мои руки т ноги мягко стянули эластичные ремни. Объем капсулы начал быстро заполняться какой-то розовой жидкостью, а я отключился.

6 глава

Как оказалось, не отключился. В какой-то момент приток жидкости, наполнявшей капсулу, остановился и ее уровень начал стремительно убывать. По периметру все так же поступал какой-то газ, а через окошко на верхней крышке все так же была видна Мила. Наконец и крышки капсулы начали открываться. Похоже, что инопланетное оборудование отказывается работать с моим телом, вон, Мила какая недовольная и даже вроде расстроенная.

— Мила, что, не получается? Не хочет ваша техника меня лечить, придется по старинки, таблетки, инъекции, грелка под зад…, э пятую точку опоры и клизму на сладкое?

— Почему не получилось, все в порядке, хотя я бы тебя еще недельку тут подержала. Я вообще не понимаю, как можно довести свой организм до такого состояния. Мало того что почти повсеместно наблюдается радиоактивное поражение организма, так клетки буквально пропитаны химией, а того количества тяжелых металлов что накопилось в твоем теле вполне хватит для загрузки небольшого реактора. Это уже не говоря про печень, которая непонятно почему еще работает и почки, которые должны были уже давным-давно отвалиться. Ты провел в медкапсуле двенадцать дней, но я бы тебе в ней еще столько же продержала. К сожалению, не получится. Аль просил как только ты очнешься сразу отвести тебя в его каюту, хотя я даже представить не могу, чем ты можешь помочь.

— Помочь? А что случилось?

— Агарцы случились. Боевой крейсер седьмого поколения, пятого ранга. Вот же не повезло, до границ Империи осталось всего два прыжка, чуть больше пяти дней полета.

— Агарцы? Насколько я помню ваши рассказы это одно из государств входящих в ваше Содружество и одно из самых крупных?

— Да, а еще это государство, одно из немногих, в котором официально разрешено рабство. Ведь предлагала Селана обойти этот сектор по большой дуге, так нет, решили рискнуть. Вот тебе и рискнули, напоролись на этот крейсер. Хотя если брать во внимание, что нас выдернуло из гиперпрыжка, то если бы и не этот, так другой. Нет, будь это обычный пират, или даже пара пиратских рейдеров, то мы вполне могли бы отбиться, или попробовать сбежать, но это крейсер регулярного флота, не на нашем старичке от него бегать, да и в бою мы больше десяти минут не продержимся.

— А что эти агарцы хотят от нас?

— Хотят наш корабль, хотят наш груз и хотят нас самих. Селана сейчас готовится к бою, а Аль зачем-то ждет тебя.

— Ага, ясно. Ну так веди, Ариадна!

— У тебя с головой все в порядке? Я вообще-то Мила, если ты подзабыл.

— Ой, Мила, не бери в голову, я тебе потом расскажу.

Я примерно догадываюсь зачем Аль меня ждет. Я конечно не большой знаток тактики и стратегии космических боев, но прекрасно понимаю, что у торговца, нет никаких шансов против боевого корабля, даже если этот торговец в седой древности был военным транспортом, на нем квалифицированная команда, а сам он заметно модернизирован. Крейсер есть крейсер, тут и броня получше, и калибры побольше, не говоря уже о скорости и маневренности. Так что все надежды Аля на какой-нибудь прибамбас, «случайно найденный» мной на планете. Ведь он еще в прошлый раз что-то заподозрил, поэтому и выполнял все мои команды, молча и без споров. Он ведь думает, что я знаю, что у меня есть, и как тут ему объяснить, что может быть, я понабрал супер-пупер девайсов, а может просто кусочки детской головоломки. Ладно, уже пришли, Мила, судя по всему участвовать в разговоре не собирается, видать не видит в этом никакого смысла и пошла готовиться к бою, хотя даже я понимаю, что к бою безнадежному. Конечно вопросов у меня было море, между государствами вроде как войны нет, по крайней мере не было когда семья Кор покидала пределы Империи, находимся мы, насколько, опять же я понимаю, в нейтральном космосе, так какого, этот корабль, регулярного флота, между прочим, на нас напал. Или здесь, как когда-то на Земле, «за этой линией мира нет»? Ладно, надеюсь, Аль мне сейчас все объяснит и пояснит. Толкаю дверь и захожу в каюту помощника капитана.

Только сейчас, попав в эту «каюту», я понял истинное отношение этих людей ко мне. Дома, у меня даже кухня была заметно больше этой, с позволения сказать, каюты. Метра полтора на два с половиной, вдоль одной стены узкая шконка, по-другому это назвать нельзя, в узкой стороне находится небольшой откидной, так же, как и «ложе», столик, жалкое подобие табурета и… и все, больше в этой «каюте» помощника капитана не было ничего. Или меня поселили именно в каюте Аля, или же собрали все более-менее ценное из всех кают и пересилив Аля сюда, обеспечили мне мой быт так, как смогли. Глухая и темная волна злости и ненависти начала подниматься где-то в глубине моей души. Ни разу не встречаясь с агарцами, я уже ненавидел их всей душой. Едва сдерживая ярость, я прохрипел:

— Аль, докладывай!

Не знаю, откуда во мне это взялось, откуда прорезались эти командные нотки, но на аратанца они подействовали как стакан скипидара. Подскочив с кровати и вытянувшись по команде «смирно», он уставился на меня изумленными и немного испуганными глазами. Правда, стоит признать, что пришел техник в себя достаточно быстро. Аль расслабился и опустился на свое «ложе».

— Олег, а у себя на планете ты что, служил в Армии?

— Я гвардии старшина запаса. Аль не отвлекайся, и это… извини, просто тут Мила кое-что рассказала, так что у меня это само вырвалось.

— Гвардия, говоришь, тогда многое становится понятным. Ну в общем Мила тебе все уже рассказала. Сбежать мы не можем, сдаваться мы не будем, а принимать бой, форменное самоубийство. Единственный наш шанс, это ты. Селана признала тебя землянином, м ее в этом уже никто не переубедит. Я не знаю кто ты и откуда, но уже одно то, что у тебя есть «деактиватор» джоре, говорит о многом, хотя скорее всего ты даже и не подозреваешь что это такое. Поэтому я постоянно путаюсь в своих чувствах к тебе. Жаль, что деактиватор нам не может помочь. Олег, я хочу знать, что у тебя еще есть! Я выполнил твою просьбу, и никто не знает, как мне удалось запустить все системы корабля там, на орбите той планеты, но я то знаю, что это сделал ты и знаю как ты это сделал. Во Флоте давно уже ходят слухи, что джоре могли отключать все, понимаешь все системы, почти мгновенно, вроде как в лабораториях исследуют подобное устройство, но все это на грани слухов, а тут я воочию смог убедиться в их правдивости. Вот я хочу знать, что у тебя еще есть, как нам спастись.

— Аль, ты опять заводишь старую песню. Я тот кто я есть, я человек с планеты Земля. Оказался на той планете совершенно случайно и совершенно не известным мне способом. А ты, ты исходя из первоначальных, неверных предпосылок, делаешь неверные выводы, при этом опускаешь кое-какие факты. Смотри, вы нашли на старой, полуразрушенной базе кое-какие артефакты. Я прав? Да! Но ты забыл, кто указал вам на эту базу.

— Ты хочешь сказать, что успел порыться на базе раньше нас?

— Вот именно, как видишь, все я не нашел, но кое-что подобрал. Я сам не знаю что именно я там собрал. Как, в прочем не знаю и то, что я снял с найденного мною тела, часть ты уже видел, это те странные доспехи и меч, было там и еще кое-что, но, что это такое и как этим пользоваться ни я, ни, скорее всего, никто из вас не знает. А «деактиватор», как ты его называешь, это всего лишь логическая цепочка, и внезапно появившаяся энергетическая активность устройства. Больше ничто, из у меня имеющегося, никакой активности не проявляет, а экспериментировать я не хочу.

— Я понял тебя, Олег. Значит, придется помирать, эх, а как не хочется.

— Ты забыл, что я тоже на вашем корабле и мне тоже совсем не хочется помирать, я можно сказать, только-только новую жизнь начал. Поэтому давай, рассказывай. Рассказывай все, свои выводы, предположения, предложения.

— А что тут рассказывать, нам оставалось сутки полета в гиперпространстве, а потом еще два прыжка до границы Империи, когда нас выкинуло из гиперкосмоса, ничем иным кроме «глушилки» это быть не могло. Сразу же мы начали сканирование ближнего космоса, там ничего не было, мы начали очередной разгон, но тут появились они, агарский крейсер, скорее всего шестого-седьмого поколения. В любом случае, шансов у нас нет. Сканирование показало, что крейсер совсем недавно вышел из боя, но никаких критических повреждений на нем нет. Так, по мелочи, выведены из строя пара орудий ПКО, сгорело несколько эмиттеров защитного поля, на этом, пожалуй и все. Разобраться с нами, для него дело пяти минут, наши щиты продержатся не больше, а потом отстрел разгонных двигателей, недолгая погоня и абордаж. Я не боюсь смерти, тот, кто летает во Фронтире, должен быть к ней готов. Я боюсь за судьбу уцелевших. Я даже готов к рабству, ни мне, ни девочкам рабская нейросеть не грозит, только имплантат подчинения, в конце концов, даже из рабства можно сбежать, можно выкупиться. Для меня можно. И скорее всего, будь я один, я бы сдался. Девочки и дети, в них вся проблема, то что их ждет, намного хуже смерти. Ты их видел, они, они красавицы, им уготована одна дорога, этого я допустить не могу. Ты был моим последним шансом. Теперь остается одно, умирать. Я хочу тебя попросить, не дай моим сестрам и брату попасть в рабство, убей их сам, они поймут, считай это их просьбой.

— Эй, парнишка, что-то ты рано сдался. Я пока не наблюдаю ни отстрелянных двигателей, ни абордажников. Чего они ждут, чего хотят? Они выходили на связь?

— Выходили. Их требования равносильны сдаче в плен. Управляющий ИскИн и капитан должны прибыть на их крейсер в течении трех часов. Мы на это не пойдем. Хотя, странно все это.

— Что странно?

— Да это их требование. Обычно агарцы не разговаривают, сразу стреляют, а потом абордаж.

— Сколько человек может быть на таком корабле?

— Да причем здесь люди… Я понял, ты прав! У них нет абордажников, иначе они бы не разговаривали! Так, крейсер пятого ранга, минимальный экипаж, девять человек, но у агарцев должно быть больше, значит человек двенадцать-пятнадцать, хотя я бы учитывал восемнадцать. Все равно слишком много.

— Аль, скажи пожалуйста, только сначала хорошенько подумай. Там, на орбите планеты, как быстро вышли из строя системы корабля, после их восстановления?

— все системы были отключены через шесть минут, восемнадцать секунд, причем отключение систем происходило лавинообразно в течении двадцати секунд.

— Так, слушай меня внимательно, мне будет нужен какой-нибудь ИскИн, на всякий случай, малый челнок и полчаса времени на подготовку. Ну что стоишь, иди в рубку, сообщи агарцам, что мы принимаем их требования.

— Капитан корабля Селана, она не согласится на сдачу.

— Аль, вам этот корабль нужен, я имею в виду крейсер?

— Корабль неплохой… Что ты имеешь в виду?

— Раз не плохой, значит, заберем его себе. А что я имею в виду, а что имею, то и введу. Твоя задача убедить Селану, а умереть вы всегда успеете. Да, и еще, подбери мне какой-нибудь легкий скафандр, чтобы он смог обеспечить мне безопасность с открытом космосе часа на два и будь готов вылететь на корабль пиратов по моему сигналу, блин, какой на фиг сигнал, в общем будь готов.

— Что ты задумал?

— Аль, ты мне веришь? Вижу, нет. Тогда подумай сам, что будет с крейсером, если на нем включить этот ваш «деактиватор», и что будет потом, если его выключить. Дошло? Ни и ладненько, все, я пошел готовиться.

Если честно, то никакого плана действий у меня не было. В душе просто клокотало, и что-то вопило, «Убей, убей их всех»!более0менее в себя, я начал приходить только в своей каюте, я даже не помню как попал в нее. Сначала стоило определиться с оружием. Что мне доступно. Резонно рассудив, что навряд ли коридоры и каюты крейсера намного шире и больше чем на нашем корабле, я отмел возможность использования карабина, да и серый меч, послуживший мне так хорошо еще на планете, брать категорически не хотелось, поэтому мой выбор пал на голубые мечи с затейливым эфесом. Руки сами по себе потянулись к поясу, снятому с мумии защитника бункера. Осталось дождаться только скафандра от Аля. Но и это много времени не заняло. Как я и обещал, через полчаса я был полностью готов. Легкий скафандр ничуть не сковывал движений, за спиной, надежно закреплены два голуьоватых клинка, а в отсеке скафандра матово-черный цветок, который мне предстоит активировать. Как оказалось, особо уговаривать Селану не потребовалось, она не хуже Аля и других представляла реальный расклад сил, хотя и не верила, что я смогу хоть чем-то помочь, но даже если мне удастся вывести из строя пару членов агарского экипажа, это значительно облегчит противостояние грузовоза и крейсера. А вот я не собирался выводить из строя пару человек, я собирался научит агарцев хорошим манерам. И у меня были для этого все шансы. Если черный шар сработает как я и ожидаю, то в условиях неработающих нейросетей, ИскИнов и систем корабля, с бездействующим оружием, да еще и рассосредоточенные по всему кораблю, агарцы не будут представлять для меня особой опасности. В данном случае, наиболее опасен для меня, я сам. Меня очень не плохо учили в армии, постоянные занятия и посещений секции исторического фехтования, давали определенные гарантии что я сумею, вызывало беспокойство только одно, а вот смогу ли, смогу ли я хладнокровно зарезать нескольких людей, не пристрелить, когда человек не больше чем мишень, в чем достаточно легко себя убедить, а именно зарезать, зарезать собственными руками. Но в конечном счете очень скоро я все выясню, выясню и степень того, насколько далеко я могу зайти ради спасения дорогих мне людей.

Прибежавший, будто из ниоткуда, Шам, сообщил мне, что все собрались на полетной палубе и ждут только меня. Ну вот вроде и все, карты розданы и надо играть тем, что есть, тем более, что и отступать-то мне некуда. На взлетке меня ждало еще несколько сюрпризов, первый заключался в том, что пилотов челнока будет Аль, оказалось, что ему удалось договориться с пиратами о присутствии не челноке двух человек, а второй сюрприз заключался в том, что Селана приняла решение и если у нас ничего не получится, то на корабле рванут реакторы. Так что меня поставили перед фактом, или победа, или общая смерть. Тепло попрощавшись в девушками мы наконец-то вылетели с корабля. Полет обещал быть не долгим, поэтому Аль давал мне последние наставления.

— Олег, скорее всего челнок на крейсер не пустят, поостерегутся, так что тебе придется прыгать, на скафандре стоят маневровые движки, они помогут тебе попасть туда, куда нужно. И еще одно, если твой «деактиватор» сработает и зона его действия достанет до челнока, то я ничем помочь тебе не смогу, поэтому в случае даже намека на то, что системы челнока отключаются, я направлю его прямо на крейсер, постараюсь, конечно, на полетную палубу, но там уж как получится. Этот челнок, бывший штурмовой бот, он легко пробьет корпус крейсера, поэтому ни в коем случае не вздумай разгерметизировать скафандр. Ты меня понял? У агарцев не принято включать на полетной палубе гравитацию, поэтому будь готов к тому, что первые минуты тебе придется действовать в условиях невесомости. Конечно, можно включить электромагнитные зацепы на ногах, но это может ограничить твою маневренность. Я понимаю что ты задумал, и надеюсь, что у тебя все получится. Запомни, агарцы это не люди, это пираты и работорговцы, они не достойны жить. Все, дальше мне запретили лететь, я выключу все системы, переведу реактор в режим ожидания, надеюсь, что в случае чего это даст мне хотя бы пару секунд. Удачи тебе, землянин!

Аль открыл аварийный выход с челнока, слегка оттолкнувшись от него я поплыл в сторону агарского крейсера. Позади меня, на трехметровом тросу, тащился контейнер с ИскИном. Надо отдать должное мастерству техника-пилота, он вывел челнок точно на глиссаду полетной палубы крейсера. Внутренняя связь еще работала, поэтому я знал, что на палубе меня ждут пять человек, из них трое в тяжелой броне. Что это такое я не знаю, но, похоже, что работорговцы решили подстраховаться. Матово-черный цветок, уже три с половиной минуты как опять превратился в мячик, переливающийся всеми цветами радуги. По нашим подсчетам, до его полной активации три минуты, до агарца мне лететь около двух. Счет пошел даже не на минуты, на секунды.

* * *

Обам Масса, капитан крейсера третьего Флота Империи Агара, был в ярости. Два десятка отличных парней из космодесанта погибли из-за этого ублюдка Мбванг Стоуна, представителя Имперской службы Безопасности на корабле, точнее не из-за него лично, а из-за его желания допросить этих чертовых аграфов, ага, знаем мы эти допросы. Хотя о каком допросе может идти речь, если он собственноручно расстрелял всех мужчин на борту той злосчастной аграфской яхты, а вот девок запер в трюме, уже вся команда слюнями изошла. Да и было-то тех мужчин, всего три человека, хотя даже эти трое успели натворить делов. Ну кто мог подумать, что яхта посмеет оказать сопротивление крейсеру, да еще какое сопротивление. Два абордажных бота сожжены вместе с абордажной партией, третий бот с дроидами до сих пор бултыхается где-то на краю этой системы. На борту осталось всего двенадцать человек, да и те, в основном технические специалисты. Вот и приходится теперь выписывать кренделя вокруг, неизвестно как оказавшегося тут торговца. Капитан прекрасно понимает, что шансов решить все без стрельбы, практически нет. Эх, если бы не этот чертов безопасник со своим правом отдавать приказы. Сейчас уже спокойно бы расстреляли грузовоз, разбили ему двигателя, просадили щиты и взяли бы на абордаж. Так нет, приходится договариваться, строить из себя аграфского джентльмена.

— Господин капитан, они согласились, с торговца вылетает челнок, в нем капитан, его помощник и управляющий ИскИн с корабля. Сканирование показывает, что все системы торговца работают по резервной системе, на челноке двое человек, оружия нет. Какие будут приказания?

Неужели клюнули, неужели поверили, хотя скорее всего этот корабль выполнял транзитный рейс, а в основном летает в центральных системах аратанцев и не знаком с нравами и правилами Фронтира. Здесь никому и никогда нельзя верить. Сегодняшний друг, если ему будет выгодно, завтра станет твоим злейшим врагом.

— Безопасника, второго пилота и еще пару техников на полетную палубу. Челнок остановить на границе зоны безопасности, капитана толстяка с ИскИном на крейсер, пусть прыгает. Я буду через три минуты.

* * *

Ионоель Аландил никогда прежде не сидела в клетке, да что там клетка, никто и никогда не смел, даже повысить голос в ее присутствии. Записная красавица, благородная эльфара, член Императорской семьи, дочь адмирала Аландила, героя войны с архами, «спасителя Империи», двоюродного брата Императора, она всегда и везде была в самом центре внимания, ей было позволено все и всегда, целые флоты приходили в движение по ее малейшему капризу. Да, так было до сегодняшнего дня. Сегодня ей указали ее истинное место, место в клетке, в трюме старого и грязного человеческого корабля.

Сегодня для Ионоель все рухнуло и рухнуло намного раньше, чем ее избитую и облапанную руками презренных людишек, бросили в эту клетку. Теперь она уже не строили никаких иллюзий, прекрасное воспитание и образование достаточно четко рисовали ее судьбу. Судьбу бесправной пленницы, которая никогда не выйдет из этого трюма, судьбу сексуальной игрушки на несколько недель, не только для капитана и его офицеров, но и для все команды, когда она наскучит и надоест командирам. Но это ее уже беспокоило, с этим она уже смирилась и приняла, она боялась этого, боялась до жути, до судорог, до мокрого белья, но она знала, рано или поздно, это случиться. Она даже, в каком-то мазохистском экстазе, ждала этого. Ионоель была медиком и очень не плохим, поэтому-то она полностью осознавала свое текущее состояние, и физическое, и душевное. Эмоциональная нагрузка на нервную систему в последние часы привела ее на самую грань сумасшествия. Пытаясь отвлечься от мыслей о будущем, девушка начала вспоминать своих родных и близких, а в особенности отца. Тем более, что именно он и стал невольной причиной ее сегодняшнего положения.

Адмирал Аландил, еще совсем недавно, перед войной с архами, возглавлял негласное движение за ограничение экспансии человеческих рас и введение специальных мер по контролю за этими полуживотными. Война полностью перевернула и его жизнь, и его взгляды. Волей судьбы и Императора, адмирал возглавил Второй Ударный Флот Империи. Когда Флот уходил в свой первый поход, в Империи царила эйфория. Флот Империи самый мощный, самый современный, самый многочисленный в Галактике. Через два месяца Флот вернулся, вернулся, но в каком состоянии. Если корабли не были проблемой, часть можно было восстановить, часть списать и вместо них построить новые, еще мощнее, еще быстрее, то вот с экипажами была беда. Точнее с их самой необходимой частью. На Флоте Империи всегда служили лучшие из лучших, отпрыски самых древних и благородных Домов, краса и гордость Империи, ее Золотой Фонд. Вот только, как оказалось, блистать на Императорских Балах, гордо шествовать на парадах и гонять полукровок и квартеронов на учениях, совсем не одно и то же, что война с умелым, сильным и многочисленным противником. Благородных эльфар выносили с кораблей, завернутыми в смирительные рубашки, накачанных наркотиками и алкоголем. Ужасы войны оказались сильнее изнеженной психики элиты Империи. Началось массовое дезертирство, офицеры отказывались уходить в поход, они требовали обеспечить им безопасность и дать гарантии неприкосновенности. Краса и гордость Империи предпочитали списываться с кораблей и разбегаться по своим имениям, нежели защищать себя и Империю. Тогда адмирал Аландил и принял решение, которое в итоге спасло и Империю и, возможно, Содружество. На мостики боевых кораблей встали полукровки и аграфы из мелких и незаметных Домов. Флот ушел в свой второй поход и опять вернулся, но в этот раз он вернулся не один, с ним пришли люди, несколько сот странных дикарей, которые восхищались женщинами Империи и презирали ее мужчин. Адмирал добился у Императора разрешения на передачу этим людям устаревших кораблей, которые находились на складах резерва. Все, кто контактировал с этими людьми поражались скорости, с которой те осваивали суда. Наконец пришел день, когда Флот ушел в свой очередной поход, а вместе с ним ушли и корабли с человеческими экипажами. А через несколько недели пришло сообщение о первой победе, одержанной Содружеством в этой войне. Почти четверть века Флот Империи воевал бок о бок со странной эскадрой сформированной адмиралом. Погибали корабли, погибали аграфы, погибали люди. На смену уничтоженным и поврежденным кораблям приходили новые, на смену погибшим людям приходили другие, очень часто это оказывались девушки и женщины, иногда совсем молодые парни, которым только-только установили нейросеть, но эта смена была. А вот Империи с каждым разом становилось все труднее и труднее набрать экипажи на свои суда. Нет, желающие служить были, и даже, много желающих, не было желающих воевать, рисковать, проливать свою кровь. К счастью война закончилась и все вернулось на свои места. Вот только адмирал Аландил изменился. Теперь он не гнушался сидеть с людьми за одним столом, не гнушался разговаривать с ними, он не возмущался беспардонности этих существ. Подать свою руку человеку стало для него в порядке вещей, и откуда он только взял, этот варварский обычай, бывали случаи, когда от избытка каких-то чувств, адмирал даже обнимался с людьми, хотя стоит признать, не со всеми, далеко не со всеми. Сначала это всеми воспринималось как блажь героя, потом начало раздражать, а в итоге вызывать насмешки и призрение. Адмирал не стал никому и ничего доказывать, а просто собрал тех, кто разделял его взгляды, загрузил корабли и улетел куда-то во Фронтир. Больше в Империи, о сумасшедшем брате Императора никто не слышал.

Ионоель выросла на рассказах о своем отце, герое-сумасшедшем и наконец, решила найти его, или хотя бы его следы. Разве кто-то мог даже предположить, что объявится сумасшедший рискнувший атаковать яхту империи Аграф, тем более с опознавателем принадлежности к Дому Императора. Вот и вылетела он со своими друзьями в зону Фронтира, развеяться, а заодно, и набраться острых ощущений. Вот и набралась, на всю оставшеюся жизнь, которая, надо признать, будет очень короткой.

Внезапно что-то изменилось. По кораблю пробежала какая-то дрожь, тело Ионоель вдруг стало легким и невесомым створки в переборках поползли вверх, а атмосфера в трюме со свистом начала улетучиваться. «Отказ систем жизнеобеспечения, разгерметизация, основной ИскИн отключен, корабль мертв» диагноз аграфки был абсолютно точен и предельно лаконичен. «Вот и закончились мои мучения, комбинезон обеспечит поддержание жизни не более двух часов. Ну и ладно, хоть таким образом, но я очень скоро стану свободной». Ионоель с ухмылкой посмотрела на пятерых агарцев ворвавшихся в трюм и панически ищущих где бы можно было укрыться. «жаль, что компания не совсем подходящая, в скафандрах они проживут дольше».

* * *

— Олег, поторопись, у меня уже начинают барахлить некоторые системы челнока, еще пара минут и я уже ничем не смогу тебе помочь.

Возможность ускориться у меня есть, на скафандре установлен газовый двигатель, вот только для меня это игра в русскую рулетку, я ни разу не пользовался ничем подобным, но придется рискнуть. Для меня в этой процедуре не потерять вектор направления, правда, есть еще немаленькая опасность получить осевое вращение, но это уже не так и страшно. Небольшой баллон с инертным газом, закачанным туда под давлением, обеспечивает меня реактивной тягой, скорость полета заметно возрастает, а я вижу, как створ полетной палубы пирата начинает смещаться влево.

— Олег, все хорошо, ты покинул зону воздействия на челнок, тебя сканируют с крейсера, сканер работает неустойчиво, похоже у них уже начались проблемы. Всего на корабле одиннадцать человек, пятеро на полетной палубе, один в рубке, скорее всего пилот, еще двое в реакторном отсеке, один находится на нижней технической палубе и двое разумных во внутреннем трюме. Хотя тебе это ни о чем не говорит. Те двое, в трюме, похоже, что это рабы.

Ну вот и ладненько, по крайней мере я теперь знаю, сколько противников меня ждет, вот только я не имею ни малейшего понятия где их на этом летающем гробу искать. Если конечно не пролечу мимо створа.

Не пролетел, точнее мне не дали пролететь мимо. Аль что-то рассказывал мне о гравитационных захватах, вот, похоже, что именно таким вот способом меня и подхватили, когда я уже пролетал мимо створа и имел вполне реальную возможность приложиться об бронированный борт крейсера. Очень сомневаюсь, что после подобного я остался бы в живых. Хотя и пиратский способ, поправить направление моего полета, тоже не отличался человеколюбием. Невидимые руки схватили меня и чуть не раздавили в своих объятиях, к счастью, длилось это совсем недолго, всего какую-то долю секунды, но этого вполне хватило. Резкий рывок в сторону и я влетаю в широкую пасть полетной палубы крейсера. За моей спиной мерцает силовая мембрана, удерживающая атмосферу внутри судна, но спокойно пропускающая материальные объекты. С тихим щелчком включаются электромагнитные подошвы скафандра, таймер отсчитывает последние секунды, а я медленно выпрямляясь тяну из-за спины клинки, отсвечивающие голубоватым пламенем.

— Ну привет, ребята! Вы когда-нибудь видели тигру уссурийскую? Нет? Так вот же она, я!

Говорю на русском, все равно никто и ничего не поймет, а пока будут соображать, что к чему, время-то идет, таймер отсчитывает последние мгновения. Мне бы еще пару минут время потянуть. Нет, не получится. Один из встречающих как будто что-то понял, резким перекатом уходит в сторону распахнутой двери, на лету выдергивая свое оружие из кабуры. Напрасно давит он на клавишу спуска, деактиватор уже работает и судя по всему очень даже не плохо, по крайней мере, оружие уже бесполезно, а большего мне и не надо. Шустрый оказался не только самым быстрым, но еще и самым сообразительным, что-то кричит остальным, тыча в меня пальцем, но потолке начинают раскручиваться стволы каких-то пулеметов, а вот это плохо, скорее всего, на огнестрельное оружие приблуда древних-то и не подействует. Ой, мамочки, как не хочется так глупо помирать-то. Глаза сами по себе зажмуриваются, а я стою и жду разрывающих тело ударов тяжелых пуль. Нет, ничего нет, все тихо, только слышны крики работорговцев и звук закрываемой двери. На палубе осталось два человека, те самые, что были в простых комбинезонах, безрезультативно давящих на спуск точно таких же игольников, что и у Аля. Трое в скафандрах, куда-то успели умотать.

Ну что же, как говорил мой армейский инструктор по боевой подготовке, «живых противников за спиной оставлять нельзя», а значит, начинать придется уже сейчас. Перехватываю свои мечи по удобнее и делаю один длинный скользящий шаг навстречу работорговцам. Вполне ожидаемый эффект, клинки входят в тела почти без сопротивления, небольшой проворот кистей затем мечи резко вверх и на себя, все как и учили. Здесь все, минус два, осталось семеро. Оглядываюсь на проем посадочной палубы, силовая мембрана уже погасла, а это значит, если верить нашему технику, что реакторы уже встали, встроенных батарей ИскИнов хватит на пару часов, да и то при условии, что деактиватор на них не сработает. Хотя помнится, на корабле аратанцев между отключением реакторов и отказом ИскИнов прошло чуть меньше минуты. Похоже я поторопился с этими, в комбезах, надо было хоть одного оставить, да и использовать в качестве экскурсовода. Ладно, что сделано, то сделано. А может попробовать связаться с Алеем, вдруг чем поможет.

— Аль, прием. Ты меня слышишь?

— Олег, прекрасно слышу. Что происходит? Деактиватор не сработал? Да нет, я же вижу, что мембраны больше нет.

— Наверное, внутренняя связь моего скафандра немного получше чем ты думал, или деактиватор на таком маленьком расстоянии не работает, может быть, какая-то сфера безопасности. Ты техник, вот и думай. Ты мне лучше вот что скажи, где эти работорговцы засели, а то я по этому лабиринту могу до скончания дней ходить.

— Осталось две группы, одна в реакторном отсеке, к тем двум, что там были присоединился еще один, тот, что лазил по технической палубе, четверо собрались в трюме, где находятся, предположительно, двое рабов. Я сейчас попытаюсь скинуть тебе на комп скафандра схему корабля и примерное расположение противника. На левой руке, с внутренней стороны есть небольшое окошечко, оно сейчас прикрыто бронекрышкой, там расположены системы управления скафом, открой ее, просто откинь. Так, теперь нажми сенсор с изображением четырехлучевой стрелки, это навигатор. На лицевом щитке, должна появиться схема корабля и цветные точки. Зеленая, это ты, голубые, это те, кого я пометил как «условно нейтральные», ну а красные это пираты. Нейросети у тебя нет, поэтому управлять компом ты не сможешь, значит используй навигатор как самую обычную карту. Пользоваться картой умеешь?

— Умею, еще и тебя научу. Ладно, я пошел.

— Олег, у меня к тебе небольшая просьба. На панели управления есть пиктограмма, изображение кристалла, нажми ее. Это включение видеозаписи со встроенных в скафандр камер.

— Что, хочешь потом кино посмотреть, а оно тебе надо, думаешь будет приятно на это смотреть? Ладно, включаю.

Пока я разговаривал с Алеем, на схеме расположения пиратов кое-что изменилось, в трюме с пленными добавилось отметок. Похоже, что пираты решили устроить мне теплую встречу, теперь все противники собрались в одном месте, да еще и достаточно грамотно рассосредоточились, беря в клещи единственный вход. Интересно, а с чем они собираются меня встречать, все оружие Содружества в той или иной степени является энергетическим, а значит и работать не будет, или они хотят взять меня массой, так… «с голой пяткой на шашку», уже даже и не смешно. Ладно, дойдем, а там посмотрим.

Конечно карта и навигатор вещь очень хорошая и полезная, но я зря надеялся, что смогу отслеживать местоположение пиратов. Без постоянного получения данных с сканеров челнока, картинка стала статичной, более-менее определялось только мои координаты. Хотя теперь у меня и была схема корабля и я даже знал где именно я нахожусь, но построить приемлемый маршрут движения я не могу, навигатору не хватает данных по внутренним секциям судна, там где у меня значится переборка, в реальности видна дверь, а там где у меня обозначена аварийная лестница, нет ничего похожего. Так что мне пришлось очень не слабо побродить по агарскому кораблю в поисках дороги, а принимая во внимание его совсем не маленькие размеры и полдесятка палуб, соединенных между собой довольно странным образом, то я очень сильно пожалел, что не озаботился каким-нибудь транспортом. Хотя мне по дороге и попадались самые разнообразные платформы и скутеры, но все они были абсолютно неработоспособны, да и пользоваться я ими не умею. Сколько времени я блуждал по судну, сказать не могу, в моей голове уже давным давно перемешались все эти палубы, лестничные пролеты, переборки, двери и шлюзы, полукилометровый крейсер превратился в многокилометровый. Как я потом узнал, сделано это специально, еще на стадии проектирования закладывается система противодействия абордажам, ведь по идее, вся система внутренних перемещений нападавшим недоступна, а значит им приходится постоянно менять направление движения и терять бойцов от систем противоабордажной обороны, подавлять огневые точки, подвергаться спланированным засадам. Есть конечно и другой способ, прокладывать себе путь напрямую, прямо через переборки, но межпалубные перекрытия так легко не вскроешь, вот и приходится выписывать зигзаги по всему кораблю.

К тому моменту, как я добрался до нужной мне двери, я уже был изрядно уставший и даже слегка отупевший. В таком состоянии встревать врукопашную схватку с семью противниками, даже имея в руках чудодейственные мечи мне совсем не хотелось. Не такой уж я великий фехтовальщик, так нахватался всего понемногу, учась у самых разных преподавателей, от классических шпажистов, до любителей исторического фехтования и толкиенутых завсегдатаев Васильевского Острова. Приходилось мне встречаться и казаками и буддистскими монахами, но все это было из чистого любопытства и так, для общего развития, страстью это так и не стало. Постояв минут десять возле двери, дав рукам и ногам немного отдохнуть, я потянул на себя небольшую овальную дверь. Полутораметровая створка легко подалась моим усилиям, теперь я с трудом, но мог разглядеть пространство трюма. Совсем небольшой, метров тридцать в длину и пятнадцать в ширину. В самом центре, что-то вроде небольшой квадратной площадки, к ней и от нее идет проход пяти метров шириной, вдоль него расположены клетки. В сумраке, царившем в трюме, разглядеть сплошные они, или имеют перегородки практически невозможно, зато становится понятным, что ждать нападения стоит или сразу на входе, где мне придется нагибаться и заходить в полусогнутом состоянии, или уже на той самой площадке, превратив ее в арену. В клетках, позади площадки, по обеим сторонам прохода угадывается что-то шевелящееся, возможно, это те самые рабы, о которых говорил Аль, но в любом случае, приближаться к ним слишком близко не стоит, могут быть очень неприятные сюрпризы. Заходить в трюм, низко склонив голову, подставляя ее под возможный удар, явно не стоит. Придется прыгать, причем прыгать, по возможности, как можно дальше, что в условиях почти полного отсутствия гравитации, не более десяти процентов от стандартной, со слов Аля, становится очень сложным делом, а ведь еще надо позаботиться о целостности скафандра, в конце концов, предел его прочности мне неизвестен. Поэтому наличие острых предметов в руках никак не приветствуется. Значит, мечи в ножны, разбег побольше и вперед, будем надеяться, что встать на ноги и зафиксироваться я успею.

Короткий разбег, толчок и я влетаю в распахнутую дверь. Сильный, двойной удар по спине, мечи в ножнах заметно смягчили, почти припечатал меня к полу, но я успеваю кувыркнуться через голову, миг и электромагниты фиксируют мои ноги на полу. Выпрямляюсь и вижу, что меня в принципе, взяли в кольцо. В проходе абсолютно нет места для маневра, для обороны одним человеком от семерых, он слишком широк, а для маневрирования, слишком узок. Выход один, как можно скорее попасть в центр трюма, туда, где оставлена, или приготовлена площадка. Пяток быстрых шагов и я на месте, почти в самом центре, вот тут уже есть, где помахать мечами. Правда, похоже, что меня ждет небольшой облом. Ни Аль, ни девушки никогда и ничего не говорили о том, что здешние цивилизации практикуют практику ношения холодного оружия, хотя и мой меч, а потом и еще пара не вызвали никакого ажиотажа. Может быть, они восприняли это как привычное оружие выходца с дикой планеты, а может, посчитали это вполне нормальным, но я как-то тогда не обратил на это внимания, вот теперь и приходится расхлебывать свою невнимательность. Хотя, все не так плохо как я подумал, нечто вроде мечей только у троих, но и одеты они в какие-то монструозные скафандры, и похоже, что это те самые, что успели слинять с полетной палубы, у остальных в руках то ли куски труб, то ли какие-то обрезки арматуры, а может и еще что-то. Откуда я знаю, что могут использовать военнослужащие рабовладельческой державы, подрабатывая пиратами, на своем боевом космическом корабле, в качестве холодного оружия.

Похоже, что времени на раздумья мне никто не собирается давать. Атаковали меня сразу и со всех сторон. Радует одно, судя по тому, как не очень умело работорговцы размахивают своим оружием, высот мастерства на этом поприще они не достигли. А может, это у них что-то вроде земных кортиков морских офицеров, или сабли знаменной группы на парадах, деталь парадной одежды, или церемониальный причендал? В принципе это не так уж и важно, я тоже, далеко не мастер, так, любитель нахватавшийся всего и понемногу, поэтому долго против семи человек не выстою, тупо завалят массой или забьют своими железяками до смерти, если хоть чуть-чуть смогут синхронизировать свои действия, а они похоже что смогут, по крайней мере пока нападают достаточно слаженно и уверенно. Долгого боя мне в любом случае не выдержать, я до сих пор то жив только благодаря псевдомышцам скафандра, атак уже и дыхание сбилось, да и пару ударов пропустил, хорошо еще что не от этих, закованных в доспехи, а от тех что попроще. Пришедшая в голову мысль давала мне шанс закончить бой в свою пользу, но для ее осуществления мне была необходима передышка, хотя бы пару десятков секунд.

Лет пять назад, пару сезонов мы работали в горах Тибета, раскапывали какой-то древний монастырь, разрушенный еще войнами Чингисхана. Работали мы по приглашению правительства КНР и с личного благословления Далай-ламы, что уже само по себе было нонсенс, но не в этом суть. Недалеко от места раскопок была небольшая деревенька, где мы собственно и обитали. Жил там один забавный старичок, знаток древности и просто прекрасный собеседник. Вечерами мы с ним немало говорили, не только я, но и почти все члены нашей экспедиции. Вот и рассказал он однажды об одном древнем способе введения себя в боевой транс, как он говорил, «цуки-но ко-ко-ро», жившим здесь когда-то народом, он называл их «динлины», или «бородатые дьяволы», было это вроде как даже еще раньше монголов, да и китайцев тоже. В Тибет динлины, пришли откуда-то с севера, с равнин, но так им понравилась суровая красота гор, что одно из их племен в них и осело. А однажды увидав, как я по утрам тренируюсь с бамбуковой палкой вместо меча, научил этому способу. Конечно не за один раз, и даже не за два и не за десять, но в итоге я научился вгонять себя в транс в любое время и за совсем небольшое время. Правда хватало меня на минуту, полторы не больше и был я после этого как выжатый лимон, даже на ногах стоял с трудом. Но сейчас это единственный мой шанс выжить и помочь это сделать своим друзьям. Пришлось рискнуть. Разорвав дистанцию с пиратами, я замер на несколько секунд и начал тихо напевать мантру:

У меня нет родителей — моими родителями станут Небо и Земля.

У меня нет очага — Единое Средоточие станет моим очагом.

У меня нет божественного могущества — честность станет моим могуществом.

Пираты, вначале удивившиеся моему поведению, начали постепенно приближаться. Моя странная стойка и неподвижность пугали их, вселяли в них неуверенность. А перед моим внутренним взором молнией мелькнул образ старого тибетца. Его сухое, абсолютно бесстрастное лицо, руки перевитые, словно веревками, жилами, твердые пальцы, поправляющие мои руки на рукояти самодельного бамбукового меча.

У меня нет волшебной силы — внутренняя энергия, вот моя магия.

У меня нет тела — смелость станет моим телом.

У меня нет глаз — вспышка молнии мои глаза.

У меня нет замыслов — случай, вот мой замысел.

У меня нет оружия, у меня нет меча — растворение Духа в пустоте, вот мой Меч!

Пора! Выпад, поворот, мечи идут навстречу друг другу как лезвия ножниц. Опять поворот, гардой левого меча встречаю падающий сверху клинок, падаю на колено и правый клинок идет параллельно полу на уровне колен. Выпрямляюсь и плавный пируэт на левой ноге, мечи поднимаются вверх и как молнии падают вниз. Опять поворот, шаг назад, переворот меча и удар себе за спину, меч идет вниз, ощущаю какое-то сопротивление клинку, но тяну его вниз и на себя, а в это время левая рука выстреливает зажатый в ней клинок, как копье, вперед, какая-то тяжесть тянет его к земле.

С неимоверным трудом открываю глаза. Цуки-но ко-ко-ро, «Дух, подобный луне», вокруг меня лежат семь трупов, нет, стоп, только шесть, один еще жив, но ему осталось очень не долго, отрубленные чуть выше колен ноги не оставляют ему шанса. Хотя кто знает, Аль вроде как говорил, что в скафандры встроены аптечки, которые не дадут человеку умереть, даже если его порвет на куски, главное чтобы сам скафандр остался целым, точнее его управляющий комп. Поэтому, втыкаю лезвие меча прямо в зеркальное забрало шлема. Вот теперь действительно все. Кое-как подхожу к ближайшей клетке. Судя по всему это женщина, скорее всего молодая. Грязный, измятый и чем-то забрызганный комбинезон, вокруг головы шарообразный непрозрачный шлем, на руках и ногах самые обыкновенные цепи, да еще и очень толстые и даже на вид неимоверно тяжелые. Судя по позе, без сознания, а может уже и мертвая. С другой стороны почти точно такая же картина, вот только на комбинезоне видны какие-то корявые швы, а шлем слегка запотел. Ноги уже не держат, медленно опускаюсь на пол и уже почти ничего не соображая, вызываю Аля. Если он меня не услышит, то раньше чем через пару часов я не очнусь, а это будет приговором для девушек, столько их комбинезоны не проработают и так уже черт знает сколько времени прошло с момента полного отключения системы жизнеобеспечения.

Мне повезло, точнее, повезло пленницам пиратов, Аль ответил. Правда связь отвратительная, почти ничего не слышно, сплошные помехи.

— Олег, это ты?! Я уже на крейсере, в рубке. Готов действовать по твоему сигналу.

Аль молодец, не стал дожидаться моего вызова. Рискнул и проник на крейсер минут через двадцать после того как я ушел с полетной палубы. Кое-как достаю светящийся шарик и начинаю отключать деактиватор. Уже теряя сознание, нажал скрытый сенсор и прошептал по связи Алю:

— Аль, давай!

7 глава

И все же, на какое-то время я отключился, потому что открыл я глаза в тот самый момент, когда над моей головой открылась крышка медкапсулы. Но не той медкапсулы, что я уже видел, а, так сказать, ее более изящного варианта. В этот раз не было никаких массивных плит, им на смену пришла тонкая, изящная крышка белого цвета, да и сама медкапсула изрядно «похудела». Рядом с капсулой стояла вся наша дружная компания и разглядывала меня с непонятным интересом.

— Олег, как самочувствие?

— Прекрасно. А что это вы тут все столпились, что ни разу не видели голого мужика? Хоть бы из чувства такта отвернулись, что ли, одеться бы дали, а потом бы и разглядывали.

Может мой недовольный тон, а может и слова, но впечатление произвели. И Кири, и Селана, слегка смутились и отвернулись, только Мила продолжала как ни в чем не бывало меня разглядывать, но с каким-то странным интересом, по моему мнению, примерно так же должен смотреть патологоанатом. Она как бы размышляла, «чтобы еще такое с тобой сделать». На всякий случай я решил не заострять на этом внимание, ограничившись слегка вопросительным взглядом.

— Ты мне тут глазками-то не стреляй. Ты лучше вот сюда посмотри и попытайся объяснить, что это значит, как вообще такое возможно.

— А что это такое? И вообще, а где это мы? На твою медсекцию это совсем не похоже.

— Мы на крейсере, который ты захватил. У нас не было времени везти тебя и пленниц к нам на корабль, поэтому, как только Аль сумел восстановит работу некоторых систем корабля, то первым делом вызвал меня, а сам поспешил поместить тебя и девочек в медкапсулы. Пока кроме системы жизнеобеспечения, реакторов и систем связи и наблюдения на этом корабле ничего не работает. Аль с Селаной пытаются сломать мозги ИскИнам, правда пока не очень-то у них это получается, хорошо, что вы взяли с собой наш резервный, но он слабоват, весь крейсер не вытянет.

— Так мы что все на том же месте висим? А сколько времени-то прошло, сколько я тут провалялся?

— Немного, около шести часов. да ты от ответа-то не уходи. Ты можешь мне сказать, что ЭТО значит?

— Мила, прежде чем что-то спрашивать, сначала объясни, что это такое.

— Это заключение диагноста. У тебя разрывы почти всех мышц, растяжение связок и вывихи суставов.

— Ох ты, как будто на дыбе побывал, а потом еще и на столе растянули!

— Как ты вообще с такими повреждениями двигался-то и как ты их получить умудрился?

— А я знаю, это все ваши прыжки в открытом космосе, гравитационные захваты, игры с гравитацией на кораблях, да и вообще, я вроде как в бою побывал. а насчет двигаться, так тут, наверное, и ваша аптечка помогла, да и адреналин в крови зашкаливал. В конце концов, ты у нас медик, вот и разбирайся!

— Разберусь, будь уверен, а вот когда разберусь, тогда ты уже у меня так просто не отвертишься. И у меня еще один вопрос. Скажи, а вы земляне все такие, или это ты уникум? Вот смотри, я все-же провела твое тестирование, что мы имеем: так, ну физическое состояние пропустим, хотя и тут есть вопросы, а вот это, Коэффициент Интеллекта — 203, Степень Восприятия- 7, Память — 67, Психическая устойчивость — 8, тут еще почти сотня всевозможных параметров, но они не так в данном случае и важны, в основном это медицина.

— И что тебя так возмущает?

— Для тебя это нормально?! Девяносто процентов населения Содружества, а это десятки миллиардов разумных всех рас, имеют КИ в пределах 80–90 единиц, около пяти процентов чуть ниже, три процента от 90 до 120, еще полтора 120–150, остальные от 150 до 200, количество разумных с КИ выше двухсот стремится к нулю и составляет меньше одной десятитысячной процента. Максимальный индекс по СВ, зарегистрированный в Содружестве, это 5, память выше 55 пунктов просто не бывает, а уж про ПУ так я вообще молчу, вся шкала, что выше трех, это уже специально для сполотов, даже аграфы выше пяти не поднимаются. Люди сами по себе так устроены, точнее наша психика, что настолько психически устойчивых людей быть не может в природе!

— Мила, я никак не пойму, что ты от меня хочешь. То. Что я умный я уже понял, но поверь мне я не умнее и не глупее большинства людей, то же самое и с памятью, я как и все, «тут помню, а тут не помню», а про остальные ваши эти индексы я даже понятия не имею. Так что расслабься.

— Расслабиться?! Ты не понимаешь! Да с такими индексами по КИ, СВ, и памяти тебе на территорию Содружества вообще соваться нельзя, тебя же в лабораториях по кусочкам разберут, каждую клетку проверят, каждую митохондрию под микроскопом разглядят. Бывают уникумы, даже не так мало, как принято считать, но это уникумы в чем-то одном, у одного КИ за триста пунктов, зато память 10–15, а восприятие так вообще почти неотличима от нуля и наоборот. Но чтобы все вместе!

— Так, а ну-ка, прекрати истерить! Какие-такие лаборатории, у вас тут что, вот так любого могут схватить и просто так на опыты определить?

— Не, не любого. По крайней мере официально. А вот, дикаря, без гражданства, без нейросети… Да никто никого и хватать не будет. Уложат тебя в медкапсулу в Центре Беженцев, проведут тестирование, да вместо того чтобы выдать тебе карточку ФПИ, выдадут тебя, СБшнику, а он всегда в Центре присутствует, как раз для таких вот случаев.

— Ясно. Значит приплыли. Документы я официально получить не могу, а без документов я не могу попасть в Содружество. И какие есть варианты?

— В твоем положении выход все-таки есть и даже не один. Первый, остаться во Фронтире, нейросеть и имплантаты и здесь не проблема, не хочешь вторичные, не проблема, можно купить и неиспользованные, офисы Корпорации Нейросеть и здесь есть. Но в этом случае, дорога в более-менее обжитые Системы тебе будет закрыта, я уже не говорю про планеты, это в принципе невозможно. Выход второй, срочно найти медика очень высокой категории, который имеет право выдавать карточки ФПИ. Договориться с ним, чтобы он занизил тебе все показатели. Но найти такого специалиста во Фронтире, это даже уже не фантастика. Нет, выдать тебе карточку в принципе даже я могу, но вот, никакой законной силы она иметь не будет. Отсюда следует и третий вариант, сидеть на попе ровно, как ты любишь говорить, и ждать, пока я доучу медицинские Базы до шестого ранга, пройду сертификацию и выдам тебе карточку. Ждать придется примерно полтора года, это если я буду жить в медкапсуле и учиться под разгоном. Как сам понимаешь, это в принципе не реально, так что лет пять-шесть, не меньше, а скорее всего еще больше. Есть еще конечно и другие варианты, ну, например, спасти Императора, или оказать Империи неоценимую услугу. ИскИн джоре тут не катит, ты ценнее его, в данных условиях.

— Мила, а у тебя какие индексы?

— Ты знаешь, мы тут в принципе, все «интеллектуальная Элита Империи», у меня сто пятьдесят шесть, память двадцать девять и восприятие два и три. У остальных примерно тоже самое, ну плюс-минус. Я предлагаю тебе ориентироваться на третий вариант. Долго конечно, но зато надежно. Поселишься на какой-нибудь нейтральной Станции, установим тебе хорошую нейросеть, мало будет, прикупим имплантаты, закупим Базы и учи их себе потихоньку. Сертификацию, ты конечно не пройдешь, но здесь никто на это и не смотрит, знания есть и этого достаточно. Освоишь минимум, подберем, человека три-четыре, будет экипаж на крейсер. Станем летать двумя кораблями. Так и безопаснее, и надежнее, легче отбиться, если что.

— Мне надо подумать. Насколько я понимаю, главная проблема не в гражданстве, а в этой вашей карточке. Проблема получить ее, точнее даже не сама карточка становится проблемой, а тестирование при ее получении. Я прав?

— Абсолютно.

— Кто-нибудь еще знает вот об этом?

— Нет, я никому ничего не говорила.

— Вот пока и не говори. Потом как-нибудь скажем, если ничего не придумаем и мне на самом деле придется где-то поселиться.

— Хорошо, только думать тебе придется быстро, до Империи пять дней полета, а до ближайшей подходящей Станции семь, но в другую сторону. Так что время у тебя, пока Аль с Селаной разбираются с ИскИнами, а потом надо будет что-то решать. Ладно, ты пока иди к себе, дроид тебя проводит, а я пойду, посмотрю, что там с нашими освобожденными пленницами. Иди, иди, не стой, нечего тебе тут больше делать. Все вы мужики одинаковые, даже уникумы и те, не той головой думаете.

Никакого транспорта мне никто не предоставил, поэтому в выделенную мне каюту я шлепал на своих двоих, дроид, странный бочонок на колесиках, ну прям как РД-17, в «Звездных войнах», неспешно катил впереди меня, указывая дорогу. Честно говоря, настроение у меня после короткого разговора с Милой опустилось ниже плинтуса. Ну еще бы, что-то «прекрасное далеко», оказалось не таким уж и прекрасным, скажем прямо, мрачноватое оно какое-то, то пираты, то работорговцы, то войны, а если не дай бог ты окажешься чуть-чуть посообразительнее серой массы, то тебя сразу «в лабораторию, на опыты».

А ведь по всему видать, что предложение Милы самое подходящее, точнее легче всего выполнимое. По большому счету, я ничего не теряю, ну разве что возможность посмотреть на планеты и системы межзвездной Империи. Хотя, если вспомнить возможности нашего интернета и экстраполировать их на несколько тысяч лет развития, да добавить сюда технические возможности здешнего телевидения, или как там оно, «головиденье», то не все так и плохо. Ага, все намного хуже, чем кажется, особенно количество спама, рекламы, порнухи и всякой другой дряни. Да, все это конечно хорошо, но мне кажется, что Мила не учитывает еще один нюанс, а именно финансовый аспект моего пребывания на Станции. Предположим, что у них хватит денег на хорошую нейросеть и БПНЗ достаточного уровня и в необходимых количествах, насчет чего я очень сомневаюсь. А на что я буду жить, чем они собираются рассчитываться за хранение боевого корабля, который в условиях Фронтира, как я понял, если и не вундервафля, то достаточно близко к ней. В свете этих вопросов возникает вполне реальная опасность не только потерять корабль, но и еще плюс к этому лишиться головы. Ну а продавать что-то из найденного на старо базе, так это вообще подписать всем нам смертный приговор, а то я не представляю себе понятия «нейтральная Станция». Так, надо этот вопрос с Алем провентилировать, все равно он очень скоро у меня нарисуется, я просто в этом уверен.

К моему удивлению, ни в этот день, ни на следующий ко мне так никто и не пришел. В каюте пищевого синтезатора не было, поэтому завтрак, обед и ужин, а заодно и всякие там перекусы, мне таскал дроид, управлять им с помощью планшета оказалось совсем просто. Как я выяснил, почти все оборудование корабля находится в своеобразной сети, которой управляет ИскИн. Так что достаточно было выйти с помощью планшета в ту сеть, найти иконку синтезатора, вызвать меню и оформить заказ, указав, что доставку осуществит дроид, после чего войти в меню дроида и проставить там соответствующую отметку и ву-а-ля, пять минут и обед доставлен. Так как мы все также еще висим на одном месте, то можно предположить, что процесс взлома пиратских ИскИнов еще не завершен, поэтому я предпочитаю лишний раз из каюты не высовываться, чтобы не мешать людям, а заодно и не раздражать своей скучающей и бездействующей физиономией. Возникала пару раз мысль узнать что там с бывшими рабами, говорили, что это вроде как девушки, но подумав я отбрасывал эту идею как пока лишнюю. Ведь обнаружив у меня отсутствие нейросети, они обязательно начнут расспросы, а оно мне надо. Так я сидел в каюте, от нечего делать, прокручивал все варианты легализации в содружестве, но так ничего и не придумал. Оптимальным вариантом было ждать, пока Мила сможет выдать мне карточку, но финансовый вопрос меня так и не покидал. Вот и сегодня, сидя в каюте, я разрабатывал наполеоновские планы по захвату Содружества и установления в нем справедливых, с моей точки зрения, законов. Короче мечтал о несбыточном и вообще, предавался черной меланхолии, когда в дверь кто-то постучал. Ну наконец-то, хоть какая-то движуха поперла! Это была Кири, поглядывая на меня несколько испугано, она проблеяла, что в рубке меня ждут Аль и Селана, я им там зачем-то понадобился и быстренько испарилась. Точнее попыталась испариться, но это у нее не получилось, провожатого-то мне надо. До рубки Кири молчала. Было видно, что ее просто распирает любопытство, но она крепится и молчит. А в рубке меня ждал сюрприз, да еще какой.

— Олег, мы тут посовещались, — начал разговор Аль, а сам аж светится от удовольствия, ух, самка собаки, — и решили, что ты этот крейсер захватил, захватил в одиночку, так что, он твой. ИскИны, мы с Селаной взломали, теперь твоя задача задать им код доступа, потом, когда у тебя будет нейросеть, мы пропишем тебя как собственника, а пока так, через код.

— И что я должен сделать?

— Вот это, устройство голосовой связи с ИскИном, тебе надо произнести кодовую фразу, а потом просто выполнять то, что скажет ИскИн.

Минут десять у меня ушло на все про все, я даже ввел условную фразу на непосредственное управление, теперь если даже кто-то и произнесет голосовой код, то по моему желанию ИскИн все равно будет выполнять только мои команды, причем с оптическим подтверждением что я не нахожусь под контролем. Короче, прежде чем выполнять полученную от меня команду, он удостоверится, что мне в бок не упирается что-нибудь стреляющее или режуще-колющее. К сожалению, право владения не дает права на управление, поэтому пилотом и временным капитаном я прописал Аля, а всех остальных членами экипажа. В общем, я теперь владелец очень даже неплохого, по меркам Фронтира, корабля.

Настроение мне испортила Селана. Мила сдержала свое слово и никому ничего не рассказала, поэтому с лова девушки, о том, что теперь можно отправляться в Империю, прозвучали для меня как приговор. Поэтому пришлось привлекать Милу, она-то все и разъяснила своим товарищам. А я добавил еще, поинтересовавшись, сколько может стоить хорошая нейросеть и базы знаний к ней. После непродолжительного диспута, общее решение было, что ставить что-то хуже, чем инженерную нейросеть максимально возможного поколения, с моим-то КИ нет никакого смысла. Как итог подсчитав, во что все это может выльется, ужаснулись полученной сумме, почти полтора миллиона кредитов, и это еще БПНЗ брали совсем даже не по максимуму. Само-собой, что таких денег ни у кого из присутствующих не было, да и быть не могло. Все это прекрасно понимали, но первой свое слово сказала Селана.

— Таких денег у нас нет, пока, нет. Но как только мы доберемся до Империи, эта сумма покажется нам не такой ужи значительной. Мы это знаем, поэтому вопрос заключается совсем в другом, что в это время делать Олегу? Оставлять его без нейросети нельзя, остаться кому-то из нас вместе с ним, так будет еще хуже и мы это знаем. Можно что-то продать из наших находок, но, во-первых, нормальную цену здесь никто не даст, а во-вторых, даже попытка продать наш товар во Фронтире, может, да что там может, обязательно вызовет к нам нездоровый интерес. В таком случае мы рискуем не просто товаром, а и жизнями, ну или как минимум свободой. Думаю, Олегу совсем не хочется видеть нас мертвыми, или с рабским ошейником на шее. Поэтому предлагаю всем подумать, а вечером, за ужином каждый выскажет свои соображения. Олег, тебе явка на ужин в кают-компанию строго обязательна, хватит уже сидеть в своей каюте, мы тебя в любом случае не бросим, поэтому нечего загружаться.

— Да я особо и не загружался. Просто не хотел вам мешать, вы делом занимались, а я бы тут ходил, глаза мозолил.

— Ну вот и хорошо. Заодно познакомишься со своими должницами. Они аж писаются, как хотят тебя увидеть, но сразу предупреждаю, держи себя в руках. Но я все равно на всякий случай парализатор захвачу. Да не делай ты квадратные глаза, шучу я, шучу.

Ага, шутит она! Сперва одна, чуть ли не на пинках из медсекции гонит, еще и намеки странные кидает, потом вторая неведомым парализатором грозит. Что-то мне кажется, что это жу-жу не с проста, «у Шпака — магнитофон, у посла — медальон». Мы там что, инопланетную Катрин Денев освободили что-ли, или Мисс Вселенная. Ладно, вечером посмотрим из-за чего весь сыр-бор.

Вечером, напялив на себя новый комбинезон, который притащил мне дроид, я отправился в кают-компанию. Пришел я туда не первый, за столом в одиночестве сидел Аль и не спеша потягивал какой-то напиток. Следом за мной пришли и девушки, последней в помещение зашла Мила, а за ней виднелись еще две фигуры в самых обычных комбинезонах. Мы все к тому времени уже успели рассесться за столом, поэтому при виде Милы и новеньких я по привычке встал. Аль посмотрел на меня с удивлением, ну не принято в Содружестве таким образом приветствовать не только пришедших женщин, но и вообще никого. В принципе от Аля не отстали и остальные, только недавние пленницы пиратов посмотрели на меня благосклонно и приняли мой жест как нечто привычное. А вот я завис в ступоре и единственное что смог сказать звучало как-то. типа: «во бля, эльфийки!». Хотя, если честно, то с нашими киношными эльфами эти девушки имели очень мало общего. Пожалуй, единственное что их с ними роднило, это уши, те самые, классические уши эльфов, удлиненные, с заостренными кончиками, а вот все остальное… Не было ожидаемой бледности кожи и альносных волос, глаза совсем даже не блеклые как у снулой рыбы, да и подростковой угловатости и плоскодонкости тоже не было. Если брать земную мифологию, то ближе всего девушки были к суккубам, такие же чувственные, сексуальность так и перла из них, сразу возникла потребность схватить их, сжать и не отпускать. Но, как быстро это желание возникло, так же быстро оно и прошло. Несмотря на всю свою привлекательность, вон, Аль сидит и слюной давится, было что-то в девушках отталкивающее, хотя, скорее необычное и … опасное. Селана быстро нас представила друг другу, оказывается, что кроме меня все уже были знакомы и мы сели ужинать.

Обстановка за столом сразу накалилась, разговор не клеился. Наши девушки были напряжены, а Аль просто сходил с ума от желания. У меня же такой реакции не было, я погрузился в размышления и отвечал на, адресованные ко мне вопросы, чисто автоматически, почти не задумываясь ни о смысле вопросов, ни о смысле ответов. Я никак не мог понять причину своего неприятия эльфиек, которые, кстати, оказались представительницами одной из тех самых Старших Рас, а точнее аграфками. Вроде бы все у девушек было на месте. Большие глаза, отливающие изумрудом, шикарные, почти абсолютно черные, волосы до поясницы, грудь третьего размера и ноги от коренных зубов, точеные правильные черты лица, узкие кисти с тонкими, длинными, «аристократическими» пальцами. Ну вроде бы все как и должно быть, чтобы любой мужик потерял голову. Что в принципе и происходила с Алем, а вот я как-то выбился из строя. В очередной раз разглядывая эльфиек, до меня внезапно дошло, что не так. Они, идеальны! Их лица и фигуры абсолютно симметричны. Не бывает абсолютно симметричных существ, всегда правая и левая сторона тела, от пяток до самой макушки отличаются. А тут полное соответствие, их половинки выглядят как отражения друг друга. Природа не может создать таких существ, я почти уверен, что это или вмешательство хирурга, точнее медкапсулы, или результат искусственного выращивания, по сути поклеточного конструирования, это как печать на 3-Д принтере. Ну и как завершающий штрих, это их высокомерие. Хотя стоит признать, что одна была попроще, если я не ошибаюсь, то звать ее Кристианель, а вот вторая, прямо сочится пренебрежением. Такое ощущение, что весь Мир ей должен, эта вроде как, Ионоель. Про себя я решил называть их Кристина, или Крис и Инна, мне так легче и проще, буду я еще мозги напрягать, да язык ломать, это они там у себя всякие «ели», а я буду называть их так, как Я захочу. Правда только про себя, а жаль, девочки действительно классные, куда там нашим земным вешалкам-моделям. Их бы только немного укротить и цены им не будет. Хотя, вон, Селана ничуть не хуже, да и Мила, всем на загляденье, так что нечего говорить, что эльфийки, все и поголовно, лучше и красивее человеческих женщин.

* * *

Ионоель прекрасно понимала, что за этим столом они с подругой абсолютно лишние. Людям требуется что-то обсудить, но при них они этого делать не будут. И не потому, что их опасаются, а потому, что посторонним об их делах знать не стоит. В принципе, после того как медик людей помогла им выбраться из медкапсул, они с Кристианель провели все время в одной из кают, куда дроид-стюарт доставлял им все необходимое. Можно было бы и дальше сидеть в каюте, по крайней мере это избавило бы их от липких взглядов мужчин, от вида их подернутых животной страстью глаз. Но была одна причина, по которой Ионоель было необходимо увидеть весь экипаж спасшего их корабля, ради этого она даже была готова потерпеть. Первый раз на общий ужин они пришли еще вчера, и каково же было их удивление, когда оказалось, что весь экипаж судна, захватившего пиратский крейсер, состоит из трех женщин, двух детей и всего одного мужчины. Во время разговора быстро выяснилось, что на корабле есть еще один разумный, который и захватил крейсер, захватил в одиночку, в чем в принципе Ионоель и не сомневалась, ведь она прекрасно видела весь короткий бой что провел незнакомец в непосредственной близости от ее клетки, сознание она потеряла уже позже, когда их спаситель отошел в сторону и она уже не могла его видеть. Разумный был в скафандре, забрало шлема было непрозрачным и поэтому опознать его она не могла, но была одна деталь в его экипировке, которую невозможно забыть, его Мечи. Очень древние и очень приметные мечи, точно такой же хранится у Императора и Ионоель не раз имела честь не только увидеть эту древнюю реликвию, но даже и прикоснуться к ней.

Сегодня, когда медик сообщила им, что их приглашают на общий ужин, они сначала отказались. Но когда узнали, что и их освободитель тоже там будет, то немедленно согласились. Кристианель из жуткого любопытства, она-то не видела ни своего спасителя, ни его боя с семью противниками, а вот Ионоель видела, поэтому она считала себя просто обязанной увидеть его и поговорить, поговорить с глазу на глаз, потому что она знает кто он есть на самом деле, по крайней мере, она так думает. Десятки раз она прокручивала запись того боя со своей нейросети, замедляя ее в десятки и сотни раз. Первые секунды боя не вызывали абсолютно никаких эмоций, но вот то, что последовало потом, это выбивалось из всех разумных рамок, ни один благородный эльфар не мог бы так двигаться, а что уж тогда говорить о б простых аграфах, или, уж тем более, людях. Именно поэтому сейчас она сидела и постепенно приходила в бешенство. Эти людишки хотят обмануть ее, ее Ионоель Аландил, они хотят уверить ее, что вот этот мужлан, у которого даже нет нейросети и есть тот, кто ее спас. Тае это даже не неуважение, это явное и ничем не прикрытое оскорбление. И наконец, она не выдержала.

— Мила, вы обещали нам познакомить нас с нашим освободителем, и долго нам еще ждать?!

Воцарившаяся тишина и всеобщее замешательство сказали ей намного больше, чем могут подумать эти людишки. Они и на самом деле считали, что смогут ее обмануть? Вон, даже ее подруга, ее верная Кристианель и та, смотрит на нее, ничего не понимая. Первой, как ни странно, отреагировала девушка, которая судя по всему у этой компании за главную.

— Леди Ионоель, но мне кажется, что Вас уже познакомили. Но, если вы считаете иначе, то извольте. Леди Ионоель, знакомьтесь, Олег. Олег, познакомься, это Леди Ионоель.

— Селана, если я не ошибаюсь, какое странное имя, не надо держать меня за дурочку. Этот человек не может быть тем, кто нам нужен. Если по каким-то причинам, разумный, что нас спас и освободил, не хочет с нами встречаться, то передайте ему, что у него просит аудиенции леди Ионоель Аландил, двоюродная племянница Императора Аграф, Благородная Эльфара. Передайте ему, что я ЗНАЮ кто ОН.

А ты смотри-ка, людишки зашевелились, даже этот, пытающийся выдать себя за НЕГО и тот, что-то шепчет на ухо Миле. Ну-ну, посмотрим, как они теперь будут выкручиваться.

* * *

Наш разговор приобрел какое-то странное направление, а уж после того, как эта дамочка представилась своим полным именем, так и вообще. Мои друзья просто впали в ступор. Пришла пора вмешаться. Наклонившись к уху Милы, я прошептал, чтобы она привела эту «благородную» ко мне в каюту, минут так через десять, а сам встал и, извинившись, ушел. Я никак не мог понять уверенности этой «эльфары», что я не имею никакого отношения к ее освобождению. Моего лица она не видела, опознать по фигуре, ага, особенно если вспомнить, что я был в скафандре. Остается только одно, мои мечи. Ведь совсем недаром во многих культурах существует понятие «фамильное оружие», вероятно, что-то связано с этим и у эльфов. Ну значит попробуем разыграть маленький спектакль. Быстро дойдя до своей каюты, я опять залез в скафандр, включил герметизацию, затемнил шлем, опять нацепил на себя пояс и закрепил за спиной мечи. Ну вот, я готов к встрече с эльфийкой, вот только боюсь, что ее ждет крупное разочарование.

Мила девочка сообразительная и мою задумку поняла с полуслова, поэтому и свою роль сыграла на «отлично». Минут через пятнадцать, в дверь моей каюты постучали и попросили разрешения войти.

— Миледи, вот тот, с кем Вы хотели встретиться.

В дверь несмело прошла эльфийка, или аграфка, а может и эльфара, вот черт, так и запутаться можно во всех этих названиях. Я встреча ее в образе этакого невозмутимого рыцаря, стоящего посреди каюты, упакованного в скафандр, со скрещенными на груди руками и торчащими из-за спины мечами. Интересно, а куда подевалось все высокомерие и пренебрежение, сейчас передо мной стоит девушка, скромно потупившая глазки, ну точь-в-точь провинившаяся ученица перед строгим директором школы.

— Милорд, я леди Ионоель…

— Я знаю кто Вы. Зачем вы искали со мной встречи? — мой голос, искаженный динамиками скафандра, прозвучал глухо и как-то недовольно.

— Милорд, я хотела выразить Вам свою благодарность и сообщить, что Благородный Дом Аландил Империи Аграф чтит старые законы Чести и помнит…

— И что вы хотите от меня?

— От имени Дома и императора я приглашаю вас посетить Империю.

— Зачем? Я не думаю, что мне там будут рады. Мне прекрасно известно ваше отношение к разумным не принадлежащим к вашей расе.

— Вы ошибаетесь, Повенчанный со Смертью.

Интересное замечание, но, по-моему, пора кончать этот балаган, похоже, что еще чуть-чуть и эта девушка начнет унижаться и уговаривать меня посетить их Империю. Боюсь, что после этого она меня просто возненавидит, подобного женщины не прощают. Поэтому разгерметизировав скафандр я откинул забрало и произнес.

— Благодарю, миледи, но я вынужден отказаться. Боюсь, что мне будут не рады в вашей Империи.

Столько искреннего изумления я еще в своей жизни не видел.

— Но ведь ты человек!

— Очень на это надеюсь, миледи.

Изумление сменилось яростью.

— Ты не дроу, вы опять пытаетесь меня обмануть! Надеюсь, вы понимаете, что тем самым вы оскорбляете меня, а в моем лице всю Империю?!

— Миледи, никто вас не обманывает. На крейсере был я. Пиратов убил я. К сожалению, я почти ничем не могу подтвердить своих слов. Разве что вы примите к сведению видеозапись с камер вот этого самого скафандра. Я предлагаю Вам вернуться в кают-компанию и там спокойно побеседовать.

— Я поверю вам, если ты сможешь повторить то, что, якобы ты, проделал на корабле.

— Миледи, я в этом не вижу никакой необходимости, это ваше дело, во что верить. Да и я что-то не вижу здесь противников. Да и к тому же через несколько дней мы с вами расстанемся, как только корабль достигнет границ Империи Аратан, мои друзья свяжутся или с властями Империи, или с вашим посольством. А сейчас, извините, но у меня есть дела, которые необходимо обсудить и решить. Если вы не захотите присутствовать, то это ваше право. Не смею вас задерживать.

Эта леди Ионоель уже начинает меня напрягать, с чего это она взяла, что я должен ей что-то доказывать. Тоже мне «прынцесса», забыла уже как валялась в клетке на пиратском корабле, забыло, что ее там ждало, что-то я не думаю, что вокруг нее бы там кто-то выплясывал, скорее в очередь бы выстроились. А здесь почувствовала себя в безопасности, вот и качает права. То-ли дело ее подруга, намного живее и проще себя ведет, даже что-то порывается сказать слушая наши споры по поводу того, где взять денег на нейросеть, базы и мое пребывание на Станции. Правда этот ее порыв длился совсем не долго, спустя какое-то время она замерла, глаза подернулись какой-то пеленой, она как будто провалилась в транс. Наш спор так ни к чему и не привел, Аль даже предлагал провезти меня в Империю контрабандой, вот только смысла в этом никакого. В общем разошлись мы далеко за полночь, а так как к никакому решению мы не пришли, то решили продолжить обсуждение за завтраком, вдруг кто-нибудь что-нибудь за ночь придумает.

Но и завтрак протекал все в том же подавленном состоянии, никаких новых идей никому из нас в голову не пришло. В конечном счете мы стали вполне серьезно рассматривать вопрос, что можно продать на Станции из нашего хабара. Даже выработали целую стратегию по проведению сделки купли-продажи. Решили, что сначала мы выясним все по ценам и на наш товар и на то, что нам требуется. После этого я у всех на глазах сойду с корабля с контейнером, в котором будет храниться то, что мы посчитаем возможным реализовать на Станции. Корабль улетит, но перед этим Селана выставит на продажу от моего имени или реактор, или пару медкапсул, это уже будем смотреть по ценам, с отсрочкой опубликования на три-четыре дня. Это даст им фору и собьет возможную погоню со следа. Связываться с потенциальными покупателями я должен буду через планшет, через него же проводить продажу и последующую покупку всего необходимого. Меня, конечно, все это подставляет, но лучше уж рискнуть, чем загреметь в лабораторию в качестве подопытного. Вроде бы все обсудили, но тут очень не вовремя вспомнили о крейсере и опять все началось по новой. Оставался только один выход, отогнать крейсер куда-нибудь подальше, да спрятать до лучших времен, что я и предложил. Вот в этот-то момент и зашли в кают-компанию эльфийки. На этот раз они, даже Ионоель, вели себя намного скромнее и не пытались выпячивать свое мнимое превосходство. Немного послушав нас, они решили встрять в наш разговор, точнее одна из них, Крис.

— А зачем вам столько денег?

— Надо кое-что купить.

— Я вчера внимательно вас слушала и поняла, что Олегу нужна нейросеть и базы, но насколько я знаю купить нейросеть во Фронтире совсем не проблема, и для этого не надо двух миллионов кредитов.

— Это если брать вторичную или здорово устаревшую. А мы хотим поставить Олегу инженерную нейросеть и к тому же максимально свежую, какую найдем. Именно поэтому мы и будем это делать в корпорации «Нейросеть», там же будем брать и базы.

— Первый раз вижу торговцев, которые готовы потратить такие деньги, да еще и во Фронтире. Правда, Ионоель?

— Да, правда. А ваш …товарищ, он потянет такую нейросеть, или вы ему еще и имплантаты ставить будете?

— Да, будем, поставим парочку на интеллект и один на память.

— Понятно. Я могу вам помочь. Нет, нет, вы неправильно меня поняли, я уже поняла, что денег за наше спасение вы не возьмете, а вот, способ достаточно быстро заработать необходимую вам сумму, могу подсказать.

Вот, ведь блин! А ведь точно, и как это я не догадался, что можно выставить этой… счет. Наверное, потому-то деньги у меня до сих пор ассоциируются не с каким-то там виртуальным счетом, а с вполне материальными бумажками, ну или карточками. А ведь судя по лицам моих друзей она полностью права и денег они бы с нее не взяли. Ладно, послушаем, что там эта «леди» может нам предложить.

— Насколько я поняла, вы хотите оставить этого… человека на станции, а сами отправитесь в Аратан, — скорее утверждая, чем спрашивая сказала она, — на Станции я дам вам адрес аккаунта внутренней сети Империи Аграф и небольшой ролик, вы его там выставите, подключив функцию платного просмотра, привязав его к своему счету. Я думаю, что за два-три дня, даже если вы установите плату в десять кредитов, то необходимую вам сумму вы легко наберете, да и после, счет будет стабильно пополняться, если вы конечно не захотите удалить этот ролик.

— А что это за ролик?

— Это протокол с моей нейросети, запись боя в трюме, та самая что у вас есть с камер скафандра нашего спасителя. А потом, если вы сможете найти приличную медкапсулу, а не это старье, что стоит у вас, то я смогу и поставить нейросеть, и имплантаты, и даже подобрать необходимый разгон для более быстрого изучения баз. Как вам мое предложение?

Ну что тут говорить, предложение мы, конечно, приняли, я только не понял, почему ролик надо выставлять именно во внутренней сети аграфов, а не выложить его в галонет. После этого мы еще пару часов обсуждали все нюансы, пока не пришли к единогласному решению. Я даже, вспомнив как обратилась ко мне аграфка предложил назвать ролик «повенчанный со Смертью». В общем к вечеру оба наших корабля уже ушли в первый прыжок по направлению к Станции. Девчонки вернулись на наш корабль, а на крейсере остался я, эльфийки и в качестве пилота, а заодно и капитана Селана. Аль с большим сожалением покидал борт крейсера, но как выразилась Кири, «он не тянет по базам».

Время в полете тянется невообразимо медленно, по крайней мере для меня, поэтому уже на следующий день я, облазив весь корабль, нашел себе неплохую площадку для тренировок. Не знаю почему, но светить меч с серым лезвием я не хотел, поэтому занимался с двумя голубоватыми. Стоит заметить, что после своего переноса я стал вспоминать многое из того, что раньше я считал хорошо забытым. Наверное, именно поэтому мои занятия шли достаточно продуктивно, я даже попытался перенести на меч уроки работы с ножом, приобретенные в армии и пусть и с трудом, но мне это удалось. Вот однажды во время очередной тренировки в мою берлогу и завалились аграфки, тихонько присели в уголочке и так и просидели почти полтора часа, пока я вспоминал и демонстрировал им все что знал и умел. А знал я как оказалось очень много, память прямо-таки как конвейер выдает все новые и новые связки и финты, немилосердно перепутав и восточную и западную школу фехтования, искусно вплетая во все это еще и ножевой бой. Короче впечатление я произвел, да еще и какое, не даром, после завершения тренировки, когда я уработаный направился в душ, ко мне подошла Крис и сказала:

— Зря Ионоель не верит, что это был ты. Не обижайся на нее, она с детства мечтает встретить дроу. Она поймет, потом и поверит. Я знаю.

— А кто такие дроу? Слово вроде как знакомое, но что оно означает, я не помню.

— Неважно. Это наше, точнее наши легенды. Людям это ни к чему.

Вот так вот и пролетели семь дней полета. Три гиперпрыжка, и мы выходим в систему, где расположена крупнейшая нейтральная Станция в этом секторе пространства. Как объяснила мне Селана, никто из нас на Станцию пока сходить не будет. Аграфок на нее и под страхом смерти не загонишь, поэтому они только облегченно вздохнули, когда узнали, то швартоваться мы не будем, а останемся на парковочной орбите. Наш крейсер произвел настоящий фурор, на станции оказалось несколько отрядов наемников, так они все провода оборвали с предложением продать им наш трофей. Селана стойко выдержала все наезды, и наемники остались ни с чем, хотя конечно теперь от них можно ожидать каких-нибудь пакостей, но наш капитан отнеслась к этому достаточно спокойно. Селана заявила, что если с нашей задумкой все получится, то опасаться нечего, на парковке никто на крейсер не полезет, а когда придет время вылетать, то на нем будет вполне квалифицированная и полноценная команда. Трудность возникла только с доступом во внутреннюю сеть Империи Аграф, но и эту проблему мы решили, точнее ее решила Ионоель, она больше часа просидела перед оборудованием связи, постоянно что-то там вводя и отсылая какие-то пароли, наконец все получилось, и она выложила свой ролик. Аль постарался и вывел в кают-компании небольшое табло, на котором отображалась сумма, находящаяся на счету, специально созданном для этой цели и количество просмотров. Мы опять все собрались на крейсере, все же его каюты оказались заметно комфортнее чем на грузовозе, тем более, что мы все свободно поместились в офицерских, да и небольшой бассейн в капитанских апартаментах тоже сыграл немаленькую роль в нашем выборе.

Несколько часов обе цифры стояли на нуле, мы начали падать духом, а эльфийки только загадочно улыбались. Так ничего и не дождавшись мы разошлись по каютам, спать. Если завтра ничего не изменится, то надо будет искать другой выход, придется вернуться к плану с куплей-продажей.

Утром меня разбудил бешеный стук в дверь и крики Аля, что я должен немедленно прийти в кают-компанию. Ну, нищему собраться, только подпоясаться, поэтому через десять минут я уже был на месте. Там я застал очень занятную картину. Вся наша дружная команда стояла, раззявив рты и пялилась куда-то на стену, в углу за столиком сидели аграфки и покатывались со смеха. Я перевел взгляд на стену и замер с открытым ртом. Количество просмотров нашего ролика перевалило за полтора миллиона и продолжало увеличиваться, цифры мелькали прямо на глазах. Сумма на счете тоже уже давно превысила необходимые нам полтора-два миллиона и отсчитывала уже шестнадцатый. Похоже, что у меня будет самая навороченная нейросеть в округе, да и с базами и имплантатами проблем не будет. Да если все будет продолжаться в таком же темпе, то ни у кого из нас, ни с чем проблем не будет.

На волне энтузиазма я предложил выложить и ролик, где тоже самое снято камерами моего скафандра. Но тут уже эльфийки встали в позу и ни в какую не соглашались. Селана быстро выяснила такое их нежелание. Все оказалось очень просто, в объектив камер несколько раз попали и они, грязные, избитые и в клетках. Мы попытались их убедить, что там не только лиц, даже фигур и то толком не видно. На что получили ответ, что любой аграф узнает сами комбинезоны, это ведь не какая-то там человеческая поделка, а самые настоящие комбинезоны аграфов, да еще и такие, какие даже не каждый гражданин их Империи может себе позволить. В общем нет и все тут. Пока мы с Селаной уламывали вредных эльфиек, Кири о чем-то там шепталась с Алем и Милой. В итоге Аль сорвался и куда-то убежал, а мы с Селаной, смирившись с поражением, отправились чего-нибудь выпить. Вот возле пищевого синтезатора нас и перехватила Кири, и предложила совершить с эльфийками обмен, они размещают наш второй ролик, а мы им подарок, которого нет даже у их Императора. Сначала я растерялся, но потом и я и Селана быстро сообразили, о чем она говорит. А что, в конце концов, мы все равно собирались продавать котят, ну может и не всех, но парочку-то точно, так почему это не сделать сейчас. Я только шепнул Кири, чтобы Аль не брал самочку, хватит и котика. И опять отправился к аграфкам. И так, второй раунд переговоров.

— Леди, вы еще не передумали? Подумайте сами, ведь только один вид плененных гражданок Империи объяснит причину этого боя. Даже если вся Империи опознает в пленницах лично вас, разве это не вызовет дополнительного интереса, подумайте! По вашему возвращению вас завалят просьбами дать интервью, вас будут приглашать на всякие там ток-шоу…, - да, это я, наверное, зря сказал, вон как их личики скривились. Ладно, пойдем другим путем, — леди, а если мы вам предложим обмен? Вы выкладываете наш ролик в своей сети, ведь в галонете-то мы его и сами выложить можем, а мы вам за это подарок. Да еще и какой, даже ваш Император такого иметь не будет. Правда должен признаться, подарок один на двоих, но я думаю вы сможете договориться и не передеретесь. Как вам такое предложение?

Сначала мои слова особого интереса не вызвали, ну что могут предложить люди такого, что не может купить благородная эльфара. А вот мои слова, что подарок один и такого нет даже у их Императора немного поколебали их решимость и они уже стали смотреть более заинтересовано. Это хорошо, значит, стойкой неприязни к выкладке ролика в сеть нет, тут только вопрос цены. Ну что же с ценой мы не обидим.

— Аль, неси наш обменный фонд!

Едва только техник перешагнул порог кают-компании с котенком на руках, я понял как мы все выглядели когда рассматривали табло. Сначала ступор, потом полное неверие в глазах, а потом дикая надежда на чудо. И на последок дикий визг и два урагана в мгновение ока переместились из угла к самым дверям. Котенок моментально оказался на руках Ионоель, а я подумал, что теперь придется укладывать Аля в медкапсулу, с такой скоростью у него вырвали этого хищника из рук, а самого совсем не слабо приложив об стену.

— Этого не может быть! Где вы взяли это чудо! Но ведь это котенок Золотой Оолы! Они вымерли тысячи лет назад!

— Где взяли там больше нет. Так что, обмен состоится?

— ДА!!!

Обмен состоялся, даже более того, дабы мы своими постоянными вопросами не мешали очень важному занятию, а именно сюсюканью с котенком, нам был предоставлен полный доступ к сети, правда только для посмотреть, ничего выложить, или сказать мы не могли. Но нам и этого хватило с лихвой. Не прошло и часа, как мы выложили второй ролик, а в сети уже разгорелась самая натуральная баталия. Одни утверждали, что все это подделка и постановка, другие указывали на скорость и отточеность движений неведомого бойца, кто-то вспомнил и парадный меч Императора, сравнивая его с моими мечами. В общем, шум в аграфской сети поднялся изрядный, что только еще больше способствовало поступлению денег на наш счет. Такими темпами еще недельку-другую и возможная прибыль с продажи нашего товара может показаться сущими копейками. Молодежь была в шоке, таких денег они никогда не видели и даже не мечтали. Прошел всего один день, а мы из нищих торговцев Фронтира уже превратились в достаточно состоятельных людей, а продав все то, что сейчас лежит на корабле, так и вообще выходим в класс людей не просто обеспеченных, а богатых. А значит пришло время, завтра с утра я не я буду, но заставлю Аля сводить мня в эту их «Нейросеть».

И все же, насколько сильны в нас привычки. Оказавшись черте знает где, черте знает как я все еще продолжаю жить по меркам и нормам Земли. Я ведь, грешным делом, подумал, что большие деньги испортят ребят, натолкнут их на мысль кинуть, обмануть, меня. Все-таки как хорошо, что люди не могут читать чужие мысли, по крайней мере я сейчас могу стоять спокойно и улыбаться, а не краснеть. С утра меня разбудила Кири и сказала, что я должен немедленно отправиться на наш транспорт, там меня уже дожидаются Мила и Ионоель, которая тоже медик и даже повыше рангом чем Мила. Зачем? Так все просто, как только сумма кредитов на нашем счету достигла минимально необходимой цифры, Селана по сети связалась с офисом корпорации «Нейросеть» и обговорила все необходимые вопросы. И меня уже полночи дожидается нейросеть «Инженер 7МУ», пара имплантатов на интеллект и один на память, а в придачу к ним целый ящик с кристаллами, содержащими Базы Знаний. Зачем там нужна аграфка? Так Мила не забыла, что она высокоранговый медик и обещала составить для меня индивидуальную смесь для ускоренного обучения, правда я не представляю, как укол, может помочь в изучении его либо, ну да ладно, доверюсь специалистам. Ради меня и вспомнив пожелание Ионоель, насчет нормальной медкапсулы, Аль всю ночь готовил одну из тех, что мы вывезли со старой базы Дальней Разведки. В общем, как говорится, «народ ждет». Тем более, то и лететь никуда не надо, сразу после прибытия на парковочную орбиту Селана и Аль состыковали крейсер и транспортник и теперь они составляют одно целое.

Заставлять себя ждать я не хотел, поэтому, даже не позавтракав рванул на транспорт. Сегодня знаменательный день, я обрету нейросеть и наконец-то смогу воспользоваться всеми чудесами Мира Содружества в полной мере. До медсекции я не шел, не ехал, я летел! И вот я на месте. В медсекции стоит полная тишина, не слышно ни звука, даже вечно веселой Милы не слыхать. Пройдя уже знакомую процедуру дезинфекции, дезинсекции и еще чего-то там «дезин» прохожу в рабочую зону. Встречает меня, как не странно, не Мила, а эльфийка, в последнее время я с ней практически не разговаривал, да и не виделся, разве что только во время моих тренировок.

— Олег, я должна перед тобой извиниться. Теперь я знаю и верю, что именно ты спас меня и Кристианель, спасибо тебе. Я попросила Милу, дать мне пол часа на разговор с тобой, но теперь понимаю, что это очень много, но в тоже время и очень мало. Я хочу попросить тебя только об одном, если ты будешь рядом с Империей Аграф, дай о себе знать. Мила не хочет говорить почему ты решил остаться здесь, на этой Станции, да это и неважно. Просто не забывай о моей просьбе, поверь, приглашение леди Ионоель Аландил значит очень многое. А теперь ответь мне на один вопрос. Ты правда землянин?

— Да, я с Земли. А какое это имеет значение?

— Мой отец был очень высокого мнения о землянах, он даже покинул Империи и улетел куда-то сюда, во Фронтир, он улетел к землянам и теперь я кажется понимаю почему.

— Да, мне говорили, что земляне неплохо тут повоевали в вашей последней войне с пауками, ну с архами.

— Да, неплохо. Ладно, давай раздевайся и ложись в капсулу. Интересно, откуда она у вас, конечно немного устарела, но даже у нас эта модель еще очень много где используется. Так что все пройдет на высшем уровне. Для начала я должна буду взять у тебя несколько десятков проб, это надо чтобы выделить наименее поврежденную ДНК и задать ее как образец для медкапсулы. Дело в том, что помимо всего нейросеть будет еще и поддерживать твое здоровье на определенном уровне, этот уровень задается по умолчанию, то есть за идеал нейросеть примет то состояние твоего организма, что будет в момент ее установки. Поэтому, сам понимаешь, нам необходимо добиться максимально высокого уровня состояния твоего организма до установки. По образцовому ДНК и будем ориентироваться. В отличии от всех остальных, у тебя установка нейросети займет около недели, пока я не могу говорить о точных сроках, это потому, что сначала надо привести твой организм к идеалу. Ты меня понимаешь?

— Вполне.

— Хорошо. После выправления всех генетических и приобретенных изменений мы начнем установку нейросети и имплантатов, это займет пару часов, не больше, потом сутки на развертывание и активацию. Ну что, ты готов? Тогда, марш в капсулу!

8 глава

Когда леди Ионоель подошла к Миле и попросила ее дать ей немного времени поговорить с Олегом наедине, она растерялась и согласилась, но придя в свою каюту решила все же узнать, что гордой аграфке надо от их землянина. Надо же, знакомы всего ничего, а уже «их землянин», а ведь и на самом деле, этот парень вошел в их жизнь так легко и непринужденно, как будто они знали его очень долго, если не всю жизнь. В своей медсекции Мила полновластная хозяйка, ИскИн полностью подчиняется ей, да и система безопасности работает на отлично, поэтому сидя в своей каюте Мила вполне могла подключиться к этой системе и наблюдать, да и слушать все что происходит в ее вотчине.

С первых же слов аграфки от сердца отлегло, даже стало как-то неловко, подслушивать и подглядывать. Но в любом случае это того стоило, услышать и увидеть, как гордая принцесса аграфов извиняется перед человеком, да еще и диким, это я вам скажу что-то. единственное что Мила знала точно, так это то, что никто и никогда не узнает о том, что происходило между Ионоель и Олегом в эти минуты. После того как Олег залез в медкапсулу, Мила посчитала вполне возможным вернуться на свое рабочее место.

Зайдя в медсекцию Мила была очень удивлена, Ионоель не стала запускать стандартную процедуру диагностики и лечения, и последующей установки нейросети и имплантатов, она что-то колдовала с настройками медкапсулы, открывая в ней неизвестные ранее функции. Увидев ее, аграфка ничуть не смутилась, а как ни в чем не бывала продолжала проводить свои странные манипуляции.

— Леди, что вы делаете?

— Мила, какой у тебя ранг в медицине?

— Я совсем недавно закончила изучение пакета Баз пятого ранга, — с вызовом ответила девушка.

— Ясно, значит где-то между третьим и четвертым, — улыбнулась аграфка.

— Нет, я и правда закончила «Медицину» в пятом ранге, — возмутилась Мила.

— Мила, не обижайся, ваши человеческие базы пятого ранга, это что-то между третьим и четвертым для нас. У меня седьмой ранг, наш седьмой. А это медкапсула производства Империи Аграф, и даже не экспортный вариант, а полная версия. Я просто использую возможности этой капсулы почти по полной. Если бы у меня был девятый ранг, или хотя бы восьмой, то я смогла бы еще более полно ее использовать, а так, как могу. Поверь, и я могу быть благодарной. Смотри, если тебе придется работать с этой или подобной капсулой. Сейчас я программирую ее на взятие проб ДНК, всего будет взято около полутысячи проб, это делается для того чтобы максимально нивелировать повреждения ДНК, генетические и приобретенные. Теперь, следующий шаг, это определение максимально жизнеспособной конфигурации ДНК и ее внедрение в организм. Все теперь остается только ждать, в случае чего ИскИн медкапсулы запросит пояснения или изменение задачи. Так, теперь смотрим предположительный срок внесения изменений в организм и его приведение в состояние оптимально близкое к идеалу для его расы, в нашем случае это составит, составит… почти шесть дней! Он что жил на радиоактивной свалке, повреждения генома от шестидесяти до восьмидесяти семи процентов!

— Я знаю, он пролежал в медкапсуле почти неделю, и то я не смогла купировать все его заболевания. А ведь он говорит, что прекрасно себя чувствует и у него ничего не болит. Создается такое впечатление, что эта их Земля, одна большая лаборатория, или полигон.

— И не говори. Ладно, пока мы больше ничего не можем сделать, пойдем отсюда. Отец говорил, то на их планете средняя продолжительность жизни около семидесяти пяти лет, и она постоянно растет, но это, в принципе невозможно, я еще соглашусь, что она постепенно сокращается, но расти…

Почти неделю Мила и Ионоель практически не отходили от медкапсулы с Олегом. Постоянно возникали те или иные проблемы и их приходилось решать, расходники улетали как в трубу, девушки по два раза на дню меняли картриджи, но своего все-таки добились, восстановление организма землянина встало на рельсы и теперь все шло по вполне привычной программе. Медкапсула выделила клетки с более-менее неповрежденной ДНК и теперь трудилась за десятерых, исправляя генетические и приобретенные повреждения генома. Наконец наступил тот день, когда оборудование просигнализировало, что больше оно ничего сделать не может и на текущий момент свою задачу оно выполнило. Мила сама, никому не доверяя, загрузила в специальные отделы медкапсулы нейросеть и комплект имплантатов, осталось чуть больше суток до того момента, как Олег сможет в полной мере понять и оценить достижения Содружества. Сама не заметив как, девушка заснула недалеко от медкапсулы. Сколько она проспала никто не может сказать, но разбудила ее тревожная сигнализация медкапсулы. С Олегом что-то происходило, но что именно она понять не могла, поэтому недолго думая послала вызов аграфке, а сама кинулась к капсуле.

Ионоель не заставила себя упрашивать и не стала медлить, уже через несколько минут она была на месте и занялась пациентом и медкапсулой. А там действительно происходило что-то странное, процесс установки нейросети и имплантатов проходил в полностью автоматическом режиме, вот только что-то пошло не так. Тело Олега билось в конвульсиях, пульс перевалил за три сотни ударов в минуту и продолжал расти, подскочило внутричерепное давление. Эльфийка начала с проверки медкапсулы, но очень быстро переключилась на человека, кое-как стабилизировав его состояние на самой грани, она принялась за чтение данных с медкапсулы. Уже через десять минут она поняла, что произошло, вот только почему, она никак понять не могла. Организм землянина отвергал нейросеть, напрасно наниты пытались выстроить устойчивые нейросвязи, мозг человека их безжалостно разрушал, уничтожая не только нейроны, но и самих нанитов. В такой ситуации выход был только один, полная деактивация управляющего центра нейросети и как следствие этого, гибель всех нанитов и уничтожение нейросети. Быстро объяснив Миле что происходит, Ионоель занялась перепрограммированием медкапсулы. Пришлось останавливать автоматический процесс прямо посреди работы, что неминуемо вызвало сбой в работе высокотехнологичного оборудования. Вбивая одну за другой команды в ИскИн медкапсулы, она сначала не расслышала что сказала Мила, но потом ее как будто прошибло током.

— Что ты сказала? Повтори!

— Я говорю, что первый раз слышу, чтобы мозг обладающий таким высоким КИ так странно реагировал на установку нейросети. Может быть это какой-то программный сбой?

Слова, «высокий интеллект» запали в голову Ионоель и никак не хотели оттуда уходить. Что-то, когда-то, очень давно она слышала о подобном и там тоже все было связано с высоким КИ. Внезапно, подобно вспышке молнии ее осенило. В нетерпении она вызвала на дисплей подробные отчеты обследования человека, уже через пару минут она все поняла.

— Да, Мила, ты права коэффициент интеллекта тут абсолютно не при чем. Все дело в мозге этого человека, точнее в его аномальности. Ни одна нейросеть Содружества никогда не сможет встать в голове этого человека. Его мозг воспринимает любую попытку построения сети как агрессию и пытается ее уничтожить. Пару раз в истории, такое уже было.

— И, и чем это закончилось?

— Один из этих разумных умер и умер в страшных мучениях, его мозг в попытках избавиться от инородных включений просто пожрал сам себя.

— А второй? Ты сказала, что таких случаев было два?

— Второй? Второй стал Первым Император Империи Аграф. Но там ему смогли помочь.

— Значит есть способ?! Олегу можно помочь! Мы просто обязаны это сделать!

— А мы и помогаем. К счастью у современных медкапсул есть функция полной деактивации нейросети и ее извлечения.

— Ты хочешь сказать, что вашему древнему Императору смогли извлечь нейросеть и он так и остался, неполноценным?

— Не, по решению Совета Домов ему помогли.

— Так почему ты считаешь, что мы не сможем помочь Олегу?!

— Ну почему не сможем, конечно сможем. Сейчас сбегаем на Станцию, а может быть у тебя завалялась нейросеть Древних? Настоящая Живая нейросеть, так никаких проблем, пару часов подготовки и все. Ты иди, поройся в своих вещах, вдруг куда завалилась, найдешь, так неси ее сюда.

Мила постояла, пристально посмотрела в глаза аграфке и вдруг развернувшись молча вышла из медсекции. Девушка вернулась минут через десять, с ней пришла ее сестра и техник. Минуты через три после них в медсекцию ворвалась и Кири. Ионоель не сводила с них глаз и ничего не могла сказать, только беззвучно открывала и закрывала рот. Каждый из вошедших в медсекцию держал в руках стазис контейнер с маленьким зернышком нейросети Древних. Вперед вышел Аль и бесцветным голосом произнес:

— Вот, выбирай. Но запомни с этой минуты твоя и его жизнь связаны, не выживет он, умрешь и ты.

И столько безразличия было в его голосе, что Ионоель поняла, ее приговорили. Эти четверо убьют ее, не задумываясь и единственный кто может им с этом помешать, сейчас находится в медкапсуле, застрявший между жизнью и смертью. Внезапно охрипшим голосом, девушка проговорила:

— Мне нужно время, сначала надо разобраться в чем именно проблема. Это может занять много времени.

— Нам некуда торопиться, мы подождем. Делай свое дело, Мила тебе поможет.

Больше суток провела Ионоель в медсекции, все это время рядом с ней почти неотлучно находилась и Мила. Сначала в душе аграфки росло возмущение, да как смеют эти людишки ей угрожать, потом, на смену возмущению, постепенно, пришла апатия. Которая в свою очередь, внезапно, сменилась интересом. Постепенно, исподволь, эльфийка начала расспрашивать Милу о ней, корабле, членах экипажа, Олеге. В душе у нее еще жила надежда, что Олег, или тот, за кого он себя выдает, оказался на агарском крейсере из-за нее, она еще надеялась, что он пришел спасти именно ее. Но и эти мечты были разбиты суровой действительностью, никому до нее дела нет, не было и, скорее всего, не будет. Нет, люди, составлявшие экипаж транспортного корабля, не были чудовищами или монстрами, не были они и жестокосердными, они были простые граждане Содружества, живущие во Фронтире и по его законам. Единственным исключением был Олег, дикий, оказавшийся неведомым образом на одной из столь же диких планет Фронтира, что и он сам. Ионоель слушала рассказы Милы и постепенно начинала понимать, как этот человек смог стать своим в дружном экипаже транспортника, как раз за разом спасая их, из, казалось бы, безвыходных ситуаций, делая им просто по истине императорские подарки он занял в их сердцах такое место, что они не раздумывая готовы были отдать такое сокровище, как нейросеть Древних, правда подаренную все тем же Олегом. Не меньше поразила ее и уловка Олега с захватом пиратского крейсера, когда он, не имея нейросети, решился на пространственный прыжок, таща за собой резервный ИскИн и дроида дешифровщика, который и взломал сеть крейсера, отключив и реакторы, и систему жизнеобеспечения, да и ИскИнов корабля заодно. Узнала она и о том, что после боя в трюме, где она занимала почётное место в клетке, Олег провел немало времени в медкапсуле, восстанавливаясь.

Больше суток аграфка пыталась разобраться в проблеме землянина, нейросеть, точнее ее управляющий центр, она извлекла еще в первые минуты своего заточения, оставшиеся в организме наниты очень быстро были выведены организмом. В принципе через пару дней можно было и человека уже извлекать из медкапсулы, но она боялась это делать, потому что никто не мог предсказать, что успели сотворить с мозгом наномашины при попытке установки и разворачивания нейросети. Техник ясно и четко дал ей понять, что с ней будет, если с этим человеком что-то случится и она почему-то ему верила. Более того, она знала, что теперь ее единственная надежда выжить, это именно Олег, он не даст расправиться с ней просто так, не за что. А ведь именно это ей теперь и грозило, она видела, она знает какие сокровища находятся на этом старом транспорте и если кто-нибудь узнает о нейросетях, котятах Золотой Оолы, то целые флоты придут в движение, только с одной целью, найти и забрать и уж ее сородичи точно не останутся в стороне. Так может быть все зря и она напрасно оттягивает свой конец? Нет, Ионоель верила, что если с Олегом все будет в порядке, то он никому не даст расправиться с ней, поэтому она работала и работала, держалась только на одних стимуляторах, но не покидала медсекции. Но все было напрасно, даже нейросеть джоре уже ничем не могла помочь Олегу, анализы показывают, что его мозг не выдержал и начал постепенно разрушаться. Это был конец.

Ионоель тихо сидел в углу медсекции и плакала, точнее оплакивала, Олега, свою судьбу, себя. Именно в таком состоянии и нашла ее Мила, когда вернулась с обеда.

— Леди, что случилось?

— Мила, я ничего не могу сделать, даже нейросеть Древних ему не поможет. Если мы установим ее прямо сейчас, то единственное что это даст, это стабилизацию его мозга на том уровне что есть сейчас, но это в лучшем случае. Понимаешь, даже с нейросетью джоре максимум чего мы можем добиться это сохранить ему жизнь в качестве, если не овоща, то почти полного дебила.

— Так что же произошло, как такое может случиться?

— Пойми, я не знаю! Если бы у него был высокий КИ, то можно было бы попытаться перепрограммировать нейросеть, настроив ее на выполнение функций мозга, по сути подселив к нему искусственный интеллект, а так…

— А что, двести с лишним единиц КИ тебе мало?!

— Сколько?!

— Ты что, даже не посмотрела его параметры? Я же говорила, что у него очень высокий КИ!

— Да, я слышала, но я подумала, что ты имеешь в виду высокий для дикаря, ну сотню, сто двадцать. Какой у него коэффициент психической устойчивости?!

— Восемь.

— Переодевайся, мне нужна будет твоя помощь!

Аграфка бросилась к медкапсуле, одновременно с ней к ней же подбежал и техдроид. Мила не успевала следить за тем, что делает Ионоель, за пару минут почти вся декоративная отделка медкапсулы отлетела как ненужный хлам, дроид начал вытаскивать какие-то блоки, вставляя им на замену другие, некоторые блоки попадали к эльфийке и она что-то там переключала, что-то отключала, после чего дроид ставил их на место. Наконец последний блок занял свое место, а Ионоель принялась что-то набивать вручную на панели ввода, периодически замирая, а то и впадая в транс. Мила стояла рядом и ничего не понимала, из ступора ее вывела сигнализация медкапсулы, Олегу опять стало плохо, но ничего сделать она уже не успела. Ионоель закончила свои странные манипуляции и уставилась на дисплей капсулы. Через несколько минут там побежали какие-то цифры, промелькнуло несколько текстовых сообщений и на этом все прекратилось. Глянув на аграфку, Мила увидала, что ее лицо прямо-таки светится от удовольствия, а в глазах сияет торжество, торжество победителя.

— Мила, я немного отдохну, а ты пока сними топограмму его мозга, сильно глубоко лезть не надо, но десяток верхних слоев захвати. И да, еще, сделай это в динамике, ну скажем с разницей в три минуты, пару десятков раз. Справишься?

— Да. Но зачем.

— Зачем? А затем, что вы своими рассказами сбили меня с толку. Хотя, сама виновата, сколько раз мне говорили, «не верь людям, все и всегда делай, и проверяй сама», так нет, поверила, ну как-же «человек, дикий, землянин».

— Ионоель, ты, о чем?

— О чем, о чем. Да ничего с вашим Олегом не случится и не случилось. Просто его нейросеть отторгла грубое вмешательство в мозг и теперь вычищает и мозг, и организм от нашего вмешательства, точнее от вмешательства нанитов. Мила, у него уже стоит нейросеть, точнее не так, его мозг сформировал свою нейросеть, куда более совершенную и мощную чем мы даже можем представить. Единственное, что, так это то, что ее функции совершенно иные, точнее они классические, без всего того «обвеса», что мы так ценим. Ладно, сделаешь топограмму сама все поймёшь. Через какое-то время он придет в себя вот у него все и выяснишь. Кто он и откуда. Странно только, что он не отказался от установки нейросети, ведь он не мог не знать, чем это ему грозит. Странно.

Через два часа обе девушки сидели перед огромной голопанелью и разговаривали.

— Ионоель, как видишь я сделала то, что ты сказала и даже не двадцать раз, почти две тысячи и намного чаще чем ты сказала. Динамика мизерная, такими темпами его мозг будет восстанавливаться еще дня три-четыре. Т я так и не пойму твоей уверенности, что у Олега стоит нейросеть. Нет никаких следов.

— Ну как-же, посмотри сама, все нейронные связи выстроены, все узлы обозначены, наши ученые сейчас пытаются создать нейронные плети, которые вполне могут заменить некоторые имплантаты, а тут они уже есть, смотри, почти десяток.

— Тут ты права, на лицо внешнее вмешательство, но оно минимально, просто кто-то каким-то образом смог уплотнить связи, и перебросить нейронные мосты между отдельными участками, и как ты говоришь таких мест всего с десяток. Да и то, еще вопрос, искусственные это образования или естественные. Какой смысл в подобной «нейросети», если ею невозможно пользоваться осознанно?

— Если честно, то не знаю. Хотя, с другой стороны, это не малый шанс на выживание.

— Шанс на выживание, это обеспечить его подходящими Базами и оружием. Хотя, насчет оружия я погорячилась. Он мог скитаться по той планете годами, если бы не повстречался с нами, или мы могли бы его убить при встрече, или животные. Ему просто повезло что все произошло так как произошло. Да и рассказывал он кое-что о своем появлении на границах Содружество, так что не верю я сто он не человек. Все тесты показывают обратное. Организм изношен, все органы повреждены, да у него единственная здоровая часть тела — это его мозг. Короче, спорить не будем. Олег хотел себе нейросеть. Как нам выполнить его просьбу?

— Да нет ничего проще, хотя конечно повозиться придется. Надо будет немного перепрограммировать нейросеть Древних, снять с нее структурную привязку.

— Что ты имеешь в виду?

— Принято считать, что нейросети Древних универсальные, то есть совмещают в себе все лучшее что есть в узкоспециализированых. Но есть и другое мнение. Некоторые ученые считают, что каждая нейросеть джоре имеет свою структуру и эта структура полностью нейтральна, а пред установкой ее надо программировать, то есть задавать специализацию, а если этого не делать, то она будет аналогом нашей базовой. В конце концов и наши нейросети устроены подобным же образом, и наниты и управляющий центр у всех абсолютно нейросетей один и тот же, отличает их друг от друга только программное обеспечения, алгоритм построения нейронных связей и узлов. Почему если взять двух разумных с совершенно идентичными параметрами и установить им идентичные нейросети, то разница появляется уже на первых минутах, даже скорость развертывания и та разная? Да потому что у разных разумных разные уже существующие связи и узлы, как говорите вы, люди, разная «предрасположенность». При развертывании нейросеть, точнее ее управляющий центр учитывает эту самую «предрасположенность» и использует ее в своих целях, это и называют структурной привязкой. Если ее снять, то нейросеть не будет выстраивать никаких связей и узлов, она просто начнет укреплять и дублировать существующие.

— Ага, кажется понимаю, нейросеть не будет развертываться, она просто создаст внешние признаки своего присутствия и обеспечит функционал, при этом укрепив и усилив уже существующую. Поэтому и нужна именно нейросеть Древних, полностью биологическая, живая, которая не будет вызывать отторжения.

— Правильно.

— А как ты собираешься перепрограммировать нейросеть?

— Не я, это сделает медкапсула. У тебя какой ранг в «Нейросети»?

— Да я даже и не знала, что такая База существует. У меня стандартный пакет «Медик», больше ничего.

— Плохо. Значит будешь внимательно смотреть и писать все «под протокол», насколько я понимаю вам это пригодится, если вы вдруг решите не продавать свои нейросети джоре, а установить их себе. Вот только кому-то не достанется…если конечно у Олега нет такой же. И будьте готовы, что после установки «живой» нейросети у вас может измениться ее направленность.

— Почему?!

— Так нейросеть-то, живая и она при своем развертывании пойдет по пути наименьшего сопротивления, то есть будет использовать уже существующие нейронные связи и ей абсолютно наплевать на каких-то там нанитов. А в нашем мозгу эти связи образуются всю жизнь, просто некоторые со временем распадаются, если их не использовать, другие наоборот укрепляются. «Живая» нейросеть весь срок жизни разумного «разворачивается», потому, что появляются новые нейронные связи и если они существуют достаточно долго, то она их укрепляет и переводит в состояние постоянных, то есть растет постоянно.

— Все ясно. Когда приступим?

— Я думаю уже скоро. Состояние Олега постоянно улучшается, так что ждать осталось не долго.

— Ничего, подождем. Главное, чтобы все получилось.

— Получится, даже и не сомневайся. Ну что, пойдем отдохнем?

Покинув помещения медсекции девушки разошлись по своим каютам. Если Мила сразу, едва переступив порог каюты без сил рухнула на койку, то Ионоель еще очень долго ходила из угла в угол, пытаясь понять, что ее ждет. Обдумывая свои поступки и поступки окружающих ее людей, она начала понимать, что совершила несколько ошибок. Ионоель абсолютно не верила, что у Олега нет никакой нейросети, слишком уж правильная и упорядоченная структура просматривается у него в голове, плюс несколько явно искусственных образований, и плюс к этому аномально высокие данные, наличие которых у простого человека с «дикой» планеты невозможно даже представить. Для нее до сих пор остается загадкой, как один человек смог захватить боевой корабль, выведя при этом из строя все системы крейсера, причем выведя их из строя очень быстро. Рассказам о дроиде дешифровщике она не очень-то и верит, хотя и эту версию отбрасывать нельзя. Сама самой возникает идея о том, что Олег и экипаж крейсера были как-то связаны между собой, а если это так, то все это очень похоже на ловушку. Вот только для кого, для нее лично, или для кораблей Флота Империи, которые обязательно будут ее искать, причем искать не в составе флотов и эскадр, а отдельными кораблями, ну в крайнем случае в составе патрульных пар. Если это ловушка для кораблей Флота, то шансов, что ее отпустят живой почти нет, да что там почти, их нет. А если это ловушка для нее лично? Но зачем? Попытка оказать, с ее помощью, давление на Императора? Ой, да не смешите мои тапочки! На отца? Из той же оперы. Так зачем? Ладно, что ломать голову, скоро все и так станет ясно. Надо поговорить на эту тему с Кристианель, ведь не даром она занимает должность аналитика в штабе Флота, ну и что, что в отделе тылового обеспечения, аналитик он и в Черной Дыре, аналитик. Вот и пусть проанализирует все доступные данные.

Разговор с подругой вышел короткий, но от этого не менее полезный. Кристианель выслушала все доводы и версии Ионоель. Ответ был коротким, — Мне надо подумать. Попробуй как-нибудь попасть в каюту к Олегу, только ради всех Богов Бездны, не вздумай делать это тайно, проще придумать какую-нибудь причину. Например, скажи, что ты всю жизнь мечтала подержать в руках настоящие мечи дроу. Сейчас, когда Мила расскажет всем, что у их товарища есть хорошие шансы выкарабкаться, они на волне энтузиазма могут тебе это позволить. Если повезет, и ты попадешь в его каюту, ничего там не трогай, никуда не лезь, просто смотри очень внимательно и веди запись под протокол. Потом посмотрим и поговорим.

Но ни в этот день, ни на следующий, попасть в каюту к Олегу Ионоель так и не смогла. А потом к ней пришла Мила, и сообщила, что Олег в полном порядке и пора попробовать установить ему нейросеть древних. На пороге медсекции Милу и Ионоель встречали всем экипажем, даже дети и те прибежали. Аль, пытался спрятаться за спины своих сестер и постоянно опускал глаза, он явно не хотел встречаться с аграфкой взглядом. Ионоель не знала, как относиться к подобному поведению, то ли человеку стыдно за сказанные ранее слова, то ли он просто не хочет смотреть в глаза разумному, которого, возможно, в скором времени ему предстоит убить. Но как бы то ни было, надо работать. Оказавшись в своей привычной среде, среди медицинского оборудования, эльфийка легко взяла себя в руки и приступила к любимой работе. Некоторое затруднение вызвало только снятие стазисполя, но и эта заминка продлилась совсем не долго, уже через пять минут в специальном отсеке медкапсулы лежало маленькое зернышко нейросети. Манипуляторы медкапсулы работали четко и выверено, капсула заполнилась газом, а нейросеть исчезла из виду. Прошло меньше часа, а ИскИн медсекции уже сообщил, что нейросеть встала на свое законное место и началось ее разворачивание. Мила постоянно мониторила состояние землянина, но в этот раз все шло без каких-либо эксцессов. Девушка несколько раз снимала топограмму мозга, и они с аграфкой подолгу обсуждали каждое новое поступление данных, часто споря, а иногда и просто переходя на крик. В конце концов каждый из двух медиков остался при своем мнении, но расходились они обе задумчивые, продолжая осмысливать мнение своего оппонента. По прогнозам ИскИна медсекции, Олегу еще находиться в медкапсуле почти двадцать часов, поэтому все начали расходиться по своим каютам, только Кири напросилась на разговор с Ионоель и пошла за ней в ее каюту.

* * *

Первое что я увидел после того как поднялась крышка медкапсулы, было до невозможности идеальное лицо эльфийской принцессы. Попытался встать и самостоятельно покинуть капсулу, и получил полный облом, привычное движение, подбросило меня на полметра вверх и вместо того чтобы просто сесть я буквально выпрыгнул из медкапсулы. «и какого хрена, кто уменьшил силу тяжести на корабле, и зачем?».

— Спокойнее, спокойнее, твоя нейросеть полностью завершила первый этап развертки, в самое ближайшее время она должна активироваться. А пока постарайся не делать резких движений, нейросеть подстраивается под твои физические параметры. Как ты вообще себя чувствуешь?

— «Дайте мне точку опоры, и я переверну Землю»!

— Что, какую Землю? Тебе плохо, ты бредишь?!

— Эх, ничего-то Вы леди не знаете! Чувствую себя просто прекрасно, такого состояния я никогда не испытывал, — не успел я произнести последние слова как с диким воплем повалился на пол. Глаза начала раздирать дикая боль. Кажется, что прямо в глаза льют расплавленный свинец, а затем плескают жидким азотом, тысячи иголок впиваются одновременно в глазное яблоко. Внезапно все прошло, вот только я перестал видеть, какая-то мутная пелена застлала глаза. Сквозь дикий шум в ушах удалось расслышать:

— Спокойно, спокойно. Терпи. Твоя нейросеть знакомится с твоими органами чувств, сначала будет очень больно и плохо, потом наоборот, это необходимо для калибровки сенсоров чувств. У тебя ничего не болит, это фантомные боли, они возникают только в твоем мозгу.

Ничего себе фантомные. На смену боли в глазах пришла боль в ушах. Неожиданно их заложило, а потом раздался громкий выстрел, и я оглох. Это оказалось последним, что я почувствовал. Накатила ни с чем не сравнимая эйфория, каждая клеточка моего тела испытала непередаваемое наслаждение, я буквально растекся по полу. Наверное, в этот момент вид у меня был идиотский до невозможности, весь Мир казался мне родным и близким, хотелось всех обнимать и целовать. Но также, как и боль, блаженство прошло очень быстро, накатила полная апатия, мне стало абсолютно безразлично жив я или мертв, краски потускнели, меня окружила серая хмарь. Я не знаю сколько все это продолжалось, боль сменялась наслаждением, апатия неукротимой жаждой деятельности, возбуждение, полным удовлетворением и так по кругу, раз за разом. Не знаю, кто придумал эту пытку, но он был самым настоящим садистом. В какой-то момент все закончилось, я вновь стал чувствовать свое тело, чувства пришли в норму, я уже не испытывал дикой любви к стоявшему рядом дроиду, вид эльфийки не вызывал дикого отвращения. Только теперь я заметил, что все взрослое население нашего корабля собралось в медсекции и с улыбками меня разглядывают, а я сижу на полу совершенно голый и пытаюсь прийти в себя. Первой сообразила Мила и выперла всех из секции, достала из шкафа упаковку со стандартным комбинезоном и вручила мне, указав на дверь душа. Уговаривать я себя не заставил и в темпе вальсу протанцевал в душевую. Я серьезно, не понимаю почему уменьшили гравитацию, но пока не привыкну, ходить могу только так, изображая танец. После душа, когда я выбрался чистый и одетый, Мила послушав как урчит мой желудок погнала меня в кают-компанию, где уже все и собрались на поздний ужин.

Радость от встречи со мной на лицах почти всех присутствующих была неподдельной, с моего же лица улыбка сползла уже через минуту после того как я зашел в кают-компанию. Причиной этого стал мельком брошенный взгляд на светившееся табло с количеством просмотров наших роликов и суммой, поступившей на счет. Перед тем как лечь в медкапсулу, эта сумма приближалась в пятнадцати миллионам, теперь же она перевалила за сотню, далеко за сотню. Охрипшим голосом я спросил:

— А сколько же я провалялся в вашей этой медкапсуле? — ответила мне Мила.

— Почти две недели. Возникли кое-какие проблемы.

— И какие именно?

Тут уже разговор в свои руки взяла аграфка.

— Твоя нейросеть не приняла нашу и началось отторжение с частичным разрушением мозговой ткани.

— Моя нейросеть? Вы, о чем?

— Олег, не прикидывайся, нам прекрасно известно, что у тебя стоит бионейросеть, или как еще ее называют «живая», аналог нейросети древних, правда у твоей сильно обрезан функционал.

— Леди, у меня никогда не стояло никакой нейросети, вы что-то путаете.

— Олег, топограмма мозга дает однозначный ответ, более того, после того, как мы деактивировали и извлекли управляющий центр нейросети Содружества, твоя начала восстанавливаться, медленно, очень медленно, но начала.

— Мила, объясни мне что происходит, только без истеричных обвинений.

— А что тут объяснять. После завершения восстановительных процедур и определения наименее поврежденного ДНК мы попытались установить тебе нейросеть, твой мозг ее отторг, тогда мы установили тебе нейросеть джоре, Кири отдала свою. Эта нейросеть биологическая, то есть «живая», она вполне нормально прижилась, прошел первый этап развертки, сейчас ждем, когда она полностью активируется. Леди Ионоель считает, что у тебя уже стояла нейросеть, причем более высокого уровня чем нейросеть джоре, только с обрезанными функциями, более того, она считает, что ты и не человек вовсе.

— Ага, я кажется начинаю понимать в чем дело. Леди, Мила мне несколько раз рассказывала о нейросетях, теперь я хотел бы услышать вашу версию, откуда они взялись и как происходит разработка новых образцов.

— Сама нейросеть нам досталась от Древних, точнее ее концепция, ну несколько образцов и производство, мы развиваем это направление и получаем новые, более совершенные модели.

— И каким же образом?

— Ну, это не секрет. Есть определенная группа разумных, чей мозг почти идеально подходит под снятия с него топограммы. Этим разумным устанавливается последняя модель нейросети, определенной направленности, они изучают подходящий пакет Баз, после чего в течении пяти-семи лет работают по профессии, после этого нейросеть им снимают, и они продолжают трудиться, но уже без нейросети, этот период занимает еще порядка пяти лет. За это время в мозгу образуются новые нейронные связи и узды, нейросеть становится более масштабной, более объемной. С мозга этих разумных снимается топограмма, и мы получаем новый вариант нейросети. Вот если не вдаваться в подробности, то все происходит именно так.

— Ага, значит в общих чертах Мила не ошиблась. Леди, скажите, а почему вы считаете, что жители «диких» планет не могут быть умнее таракана? Значит некое существо, дожившее до совершеннолетия в качестве растения, но имеющее определенное строение мозга, или что там, может со временем и при некоторых затратах получить некий аналог нейросети, а «дикие», которые учатся всю свою жизнь, начиная с пеленок, не могут. Сейчас мне больше тридцати лет, с пяти лет я только и делаю что учусь, вот только понятие учиться у нас и у вас сильно отличаются. В нашем мире принято не загружать готовые знания прямо в мозг, лишь слегка их осмыслив, а учиться в поте лица, осмысливать каждую формулу, каждую теорему или правило, мы учим химию, физику, историю и геометрию и еще добрых два десятка дисциплин, мы учимся всю жизнь, учимся по-настоящему. Так скажите, если в мозгу ваших «разумных», за десяток лет образуется аналог нейросети, то почему в моем мозгу за почти три десятка лет не могло появиться что-то подобное?

— Я готова признать, что это вполне возможно. Я готова признать, что твой мозг уникален и ты входишь в те одну сто миллионную долю разумных, что в состоянии сгенерировать аналог нейросети. Но у меня есть пара вопросов, первый, к Миле. Мила, скажи ты согласна, что мозг этого разумного подвергался постороннему вмешательству, минимальному, но вмешательству?

— Да, такая вероятность есть.

— Хорошо. Тогда второй вопрос, на этот раз он касается всех вас и тебя Олег тоже. Вы можете объяснить вот это? — на стол полетел планшет с какой-то таблицей. — я сняла эти показатели перед первой попыткой установки Олегу нейросети, сразу после приведения его организма в порядок.

Я протянул руку и взял планшет. На дисплее было всего несколько строчек.

Коэффициент интеллекта — 241.

Память — 89.

Степень Восприятия-9.

Психическая устойчивость — 8.

Соответствие ДНК Древних — 99, 4%

Соответствие ДНК Изначально Древних — 98,9 %.

— Так, кто же ты такой?! Я очень сомневаюсь, что даже сами джоре могли похвастаться таким соответствием своему собственному образцовому Геному.

— Леди, вы меня не запутывайте. С этим вашим соответствием Древним я похож на них меньше чем свинья на человека. Насколько я знаю геном того и другого отличаются на несколько десятых процента, но не больше половины, а тут шесть десятых, о втором соответствии я вообще молчу.

— Это ты не путай ДНК и ген, то есть хромосомный набор. Это две большие разницы. ДНК состоит из генов, а ген из хромосом, в одной ДНК порядка пятидесяти тысяч генов, в каждом гене двадцать три пары хромосом. Вот и подсчитай какие это отклонения, а если вспомнить, что больше девяноста процентов этих самых генов мусор, то что тогда получается? А в данном случае получается, что отклонение твоего генома от образцового в первом случае составляет менее шести миллионных процента, а во втором менее двенадцати стотысячных процента. И как тебе такой расклад?

В Содружестве средний показатель соответствия ДНК Древним около девяносто процентов, а Изначальным около восьмидесяти, самые большие соответствия в нашей Империи, девяносто шесть и девяносто процентов соответственно.

— Ну значит из всего Содружества я являюсь единственным настоящим потомком Древних и тех, и других. Единственный так сказать законный наследник. — ответил я Ионоель со смехом. Хотя мне явно было не до смеха. Если обо мне узнают власть предержащие, то жить мне совсем недолго, а значит эта информация не должна уйти дальше этой кают-компании. Поняла это и эльфийка, вот только было уже поздно. Ее глаза в ужасе расширились, а очередные обвиняющие слова застряли на языке.

Постепенно взгляды всех присутствующих скрестились на мне, ну прям как дети малые, ей богу.

— Олег, так что, леди Ионоель права. Ты не человек?!

— Кири, я прекрасно знаю кот я, где родился, когда родился и где вырос. Если нашей гостье хочется думать, что она встретила какого-то там Древнего, который несколько тысяч лет, а то и десятков тысяч, прятался где-то от всех, а теперь вылез на свет божий, чтобы помахать раритетными мечами и освободить из рук злобных пиратов эльфийскую принцессу с подругой, то это чисто ее проблемы. Здесь ни я, ни все мы помочь ей не можем. Я думаю тут нужна квалифицированная помощь психиатра. Так что, уверяю тебя, я самый обычный человек с планеты Земля, «дикий», если хочешь. Так что, проблема не в том, что думает леди Ионоель, проблема в том, что нам, точнее мне с этим делать.

До этого сидевшая тихо в сторонке, Кристианель наконец-то решилась подать голос.

— Олег, ты опасаешься, что мы тебя выдадим?

— А нечего выдавать, все это не более чем пустые домыслы вашей подруги и или ошибка в проведении тестов, или какая-то генетическая аномалия. Вот только леди Ионоель никак не хочет этого понять, ну или принять. А значит вы становитесь опасны и для меня и для моих друзей. Нам придется пересматривать все свои планы и что-то решать в отношении вас.

— Я могу предложить вам выход. Как вы уже знаете, во Фронтире мы оказались совсем даже не случайно. Мы разыскивали отца Ионоель. Согласна, транспортное средство для этого мы выбрали не совсем подходящее, да и компанию тоже. Мы немного в курсе ваших планов, и я думаю, что сильно менять их не стоит, просто немного подправить. Сидеть на этой станции я не вижу никакого смысла, поэтому мы могли бы продолжить наши поиски, но уже не на яхте, а на этом крейсере. Экипажа из трех человек для него вполне достаточно, если провести минимальную модернизацию, взять достаточный запас продуктов, сырья, топлива, то вполне можно будет попутешествовать несколько месяцев. За это время ваши друзья вполне успеют сделать все свои дела и вернуться, можно даже и не сюда, а в заранее обговоренную систему. Таким образом вы конечно не решите всех проблем, но у вас закончится цейтнот и можно будет выработать более совершенный план действий. Как вам мое предложение?

— Ну, в принципе, подобное предложение имеет право на жизнь. Только возникают дополнительные проблемы. Крейсер не имеет опознавательных знаков, Олег не имеет необходимых Баз и идентификатора, любой встречный военный корабль примет его за пирата и не задумываясь расстреляет. Мы планировали, что, завершив все свои дела, мы вернемся на станцию, Мила выучит необходимые Базы, пройдет сертификацию и сможет выдать Олегу карточку ФПИ, немного занизив некоторые его параметры, что должно будет обезопасить его от пристального внимания СБ всех возможных государств. Теперь это намного труднее, мы не сможем держать вас на борту несколько лет, это уже будет чистой воды пиратство. — разъяснил ситуацию Аль.

— Значит, вам нужна карточка ФПИ, базы для Олега, его легализация и регистрация крейсера. И все именно в таком порядке? Так нет ничего проще! Леди Ионоель обладает достаточной квалификацией, чтобы выдать такую карточку, ваше оборудование это вполне позволяет, а потом уже все по вашему плану. Полет к ближайшей системе Империи, принятие гражданства, легализация, открытие счета, возможно, даже пополнение экипажа крейсера и обратно во Фронтир, пока вы решаете свои дела. Ионоель, что скажешь? Поможешь нашему спасителю и освободителю?

— Насколько я понимаю, другого выхода у меня нет…

— Ну почему же нет. Мы можем поместить вас обеих в медкапсулы и отправиться в Империю Аратан. Патрули будут нам не опасны, мы идем в Империю, а не во Фронтир, так что в работорговле нас заподозрить будет очень тяжело. В случае вопросов, мы можем ответить, что вы члены нашего экипажа и в медкапсулах учите Базы. При том количестве денег, что у нас теперь есть, мы сможем без труда найти и купить оборудование для ментосканирования. Как вы понимаете, подчистить вам память, в таком случае не составит большого труда. Конечно первый же ваш медицинский осмотр выявит это, но нам это уже не сможет повредить. Ну а потом все как мы и планировали ранее. В принципе выбор за вами, леди. — нашла еще один неплохой ход Селана. Но подобное предложение аграфкам явно не понравилось, хотя скорее всего в последующем к этому вопросу все равно придется возвращаться, ведь попадут девушки к себе домой и аграфское «нашествие» во Фронтир будет обеспечено, не отпустят меня эти «потомки зайцев» просто так, не отпустят. Да и всем остальным попадать в руги местных «молчи-молчи», тоже не желательно, залезут им в мозги и все про меня выкачают, да и про ту очень интересную планетку, где я оказался, тоже. Так что пока, лично я вижу только один выход, и состоит он в том, что на первых порах надо будет объединить предложения Кристианель и Селаны.

— У меня есть компромиссное предложение. Летим в Империю Аратан все, на двух кораблях. Леди выдает мне эту карточку ФПИ, недалеко от орбиты леди ложатся в медкапсулы и пока мы не вернемся во Фронтир, лежат там тихо и мирно.

Мое предложение почему-то вызвало бурные протесты обеих аграфок и как не странно их поддержали и Мила с Селаной, на моей стороне оказался только Аль, Кири, можно сказать, воздержалась. Наши бурные дебаты были прерваны самым неожиданным способом. Активировалась моя нейросеть. Сначала я даже и не понял, что именно произошло, просто каким-то образом Селана вдруг оказалась в нескольких сантиметрах от меня, ну мне так показалось, а потом «телепортировалась» в самый дальний угол кают-компании, ни с того, ни с чего я стал слышать как бьются сердца у всех присутствующих, как течет кровь в их венах, теперь моим ушам может позавидовать самый продвинутый микрофон. Через пару минут слух вернулся в норму, Селана перестала «скакать» туда-сюда, а прямо перед моими глазами появился призрачный экран, на котором с немыслимой скоростью начали мелькать какие-то символы. Наконец и это мельканье прекратилось и загорелась надпись: — «Нейросеть MVY-23U, активирована. Выберите способ управления и общения: текстовый, голосовой, мыслесвязь».

— А кто мне скажет, что такое «мыслесвязь»?

— Это способ связи и общения с ИскИнами и нейросетью. На задней части теменной области мозга создается определенный нейроузел, который преобразовывает ментальные, ну или, если хочешь, то мозговые волны в определенный набор команд и наоборот. А зачем тебе это? У тебя активировалась нейросеть?!

— Ну, да. Вот предлагает выбрать способ управления и общения.

— Выставляй «мыслесвязь», самый простой и эффективный. И я думаю, что на этом сегодня пока все, а ты давай быстро дуй в медсекцию, я загружу тебе небольшую Базу по работе с нейросетью. Не думаю, что стандартный считыватель или коммуникатор Содружества станет работать с твоей сетью, точнее наоборот, сеть станет с ними работать. Странно только, что сеть активировалась, а разъемов все еще нету, обычно все наоборот.

— Каких еще разъемов?

— Потом все сам узнаешь, База маленькая, за пару часов изучишь и все будешь знать. Давай быстрее, я как раз еще и пару тестов проведу. — торопила меня Мила. Вместе с ней из-за стола выскочила и эльфийка.

В общем уже через час я лежал на кровати, в своей каюте и разбирался с тем, что же это за зверь такой — нейросеть. Я не знаю, почему Мила сказала, что у меня на «изучение» должно уйти целых два часа, лично у меня возникло ощущение, что прием данных и их изучение прошли параллельно. Когда Мила сказала, что все, База залита, я уже и сам это прекрасно знал, я уже даже знал, как пользоваться нейросетью и вообще, что там и зачем. Вылезая из медкапсулы, куда меня в очередной раз засунула Мила, я уловил потрясенный взгляд Ионоель. Похоже, что она что-то там увидала на своем мониторе, что и выбило ее из колеи.

Добравшись до своей койки, я занялся освоением нового девайся, который эти инопланетяне засунули мне в мозг. База, а точнее, инструкция по эксплуатации нейросети помимо чисто теоретической части содержит и практическую, в которой на примерах описывается что и как делать. Жаль только, что больше половины функционала моей нейросети в этой Базе даже и не упоминается, хотя основные пункты меню все те же. Заодно выяснил я и вопрос с разъёмами, отсутствие которых так удивило Милу, здесь все оказалось проще и в то же время сложнее. Установленная мне нейросеть не создавала никаких видимых разъемов, она создавала нейроразъемы, если можно так выразиться. Полностью автономные колонии нейронов, способных перемещаться по всему телу и устанавливать контакт с любым оборудованием, имеющим соответствующую функцию. То есть мне было достаточно, например, прикоснуться пальцем к стандартному считывателю джоре и между ним и моей нейросетью возникала связь и мне становился доступен полный функционал устройства. Как это не смешно, но разобрался я и с современными нейросетями, точнее с их аналогом джоре, а возможно и прототипом. В общем, нейросети Содружества, это дальнейшее развитие одного из имплантатов, единственное предназначение которого состояло в обеспечении возможности управления сильно устаревшей техникой, этакий переходник. Это значит, что теперь, имея установленную и активированную нейросеть, я могу установить себе такой имплантат, а точнее то, что называется нейросетью в Содружестве. Моя сеть его примет и адаптирует под свои нужды.

Постепенно знакомясь с возможностями своей новой игрушки, я наконец добрался и до настроек, а вот тут-то меня и ждал самый настоящий подарок. Мало того, что я могу скрыть идентификатор сети, то есть для всех видов сканеров она перестанет существовать, так могу еще и задавать любые необходимые мне параметры при медицинском обследовании, правда выше реальных установить нельзя, но мне это и не надо. Вот тут-то и начала в моей голове вырисовываться идея небольшой аферы, в результате которой мы сможем без труда избавиться от обеих аграфок, даже высадив их на их столичной планете. Тут правда нужна будет помощь Милы, но я это с ней еще успею обговорить, пока надо все самому обдумать, просчитать и подготовить.

9 глава

Сам процесс и скорость изучения совершенно нового для меня материала меня просто потрясла, и я впал в своеобразную эйфорию, от открывшихся передо мной возможностей в мечтах я уже изучил все что можно и все что нельзя. Я просто поражаюсь той близорукости, с которой местные относятся к возможности получения новых знаний, ведь достаточно потратить несколько часов и из абсолютно безграмотного человека получается высококлассный специалист. Правда, быстро сообразил, что и тут не все так просто, Базы стоят денег и немалых. Но передо мной такой проблемы сейчас не стоит, судя по всему денег у нас достаточно, чтобы скупить все что надо, может понадобиться и даже то, что и на хрен не нужно. Для начала, надо залить и по-быстрому изучить те базы, что уже приготовлены для меня. С этими мыслями я и подался к Миле.

Так, а вот и первый облом. Базы на кристаллах, информация с них заливается на нейросеть с помощью считывателя, считыватель подключается к разъему на руке, у меня никакого разъема нет, а нейросеть считыватель не «видит». Приплыли. Нужен считыватель джоре. А где его взять? Да и зачем он нужен, мало того, что форма у кристаллов не подойдет, так еще и судя по всему формат записи абсолютно другой. В расстроенных чувствах я уже совсем было собрался идти к себе, как вспомнил о своей готовящейся афере по избавлению от аграфок. Пришлось задержаться и немного посоветоваться с Милой, правда не выказывая, пока, конечной цели. Постепенно к нашему разговору присоединились и остальные члены нашего экипажа. Вот тут-то и вылез еще один недостаток моей нейросети. Все нейросети Содружества еще плюс ко всему выполняют и роль земного телефона, то есть обеспечивают надежной связью и доступом в галонет, аналог земного интернета, моя нейросеть в принципе делает все то же самое, только… на других принципах и частотах. Представьте себе, что вы ходите со смартфоном по городу, а вокруг только проводные телефонные линии по принципу «Але, барышня!», и толку тогда от вашего смарта. Вот примерно в таком же положении оказался и я. В общем, супердевайс есть, а пользоваться им … Ну нет в Содружестве технологий под которые заточена моя нейросеть, нет и еще очень нескоро появится. Так что придется воспользоваться моей аферой немного пораньше. Заручиться поддержкой Милы и остальных не составило абсолютно никакого труда, мою идею приняли на ура.

Теперь расскажу что же я задумал. Основная моя проблема — это вовсе не высокая степень соответствия моей ДНК каким-то там Древним, хотя и это тоже, основная моя проблема это высокий КИ, КВ и память, вот это-то я и хочу исправить, нет не поглупеть и не заболеть склерозом, а просто задать в настройках моей нейросети чтобы она выдавала, хорошие, но не запредельные параметры. Конечно сейчас уже аграфок не обманешь, а вот имперских чиновников и СБ без проблем. А для введения в заблуждение Ионоель и Кристианель я придумал хитрый ход. Я же уже говорил о своем маленьком хобби? Так вот, есть у меня несколько семян такого интересного растения, как Плевел опьяняющий, растет он у нас в России почти везде. Есть у семян этого растения одно интересное свойство, они угнетающе воздействуют на центральную нервную систему, вот я и подумал, а что, если разыграть отторжение моим мозгом и нейросеть древних, да еще и с заметным отупением после этого. Как, буду я после всего этого интересен аграфам и их СБ? Думаю, что вряд ли, ну мало ли бывает уникумов, я вот такой, мозг у меня уникальный…был, а ДНК, а что ДНК, толку-то от этого. В общем мы начали подготовку к моему внезапному «отупению».

Я ушел в свою каюту, свою старую каюту на грузовом транспорте, там стоял пищевой синтезатор, который и был мне нужен для обеспечения наших планов. Вот черт, а ведь я совсем позабыл про мою готовящуюся «месть» семейке Кор. Пришлось сначала поработать грузчиком, освобождая синтезатор от приготовленного ранее, а было это почти пять килограмм кофейных зерен, да еще и россыпью. Ладно, с этим потом разберемся. Я так думаю, что пол часа на синтезирование пары десятков небольших семян плевела много времени не уйдет, главное, чтобы Мила вовремя среагировала на ухудшение моего здоровья, а то я ведь так могу освободиться не только опеки аграфов, а и вообще от всего.

Ну насчет получаса я немного погорячился, но через час десяток маленьких семян у меня уже было. Тянуть я не стал и тщательно разжевав проглотил. Выполняя команду Милы улегся на кровать, а накатившая минут через десять сонливость и общая слабость дали понять, что все идет по плану. Прошло еще минут десять, и я потерял сознание.

* * *

Ионоель разбудил какой-то шум. Выглянув из каюты, она увидала, как пара меддроидов куда-то тащат безвольное тело Олега. Быстро одевшись она вызвала через нейросеть Милу.

— Мила, что случилось? Я видела, как меддроиды несут Олега.

— Леди, я не знаю. Ко мне пришел вызов от ИскИна, что одному из членов экипажа плохо и выдал координаты старой каюты Олега. Мы с Селаной нашли его там, на полу и без сознания. С ним творится что-то странное, он то приходит в себя, то опять отключается, температура упала почти до тридцати трех градусов, когда приходит в себя жалуется, что ничего не видит и не чувствует, полностью нарушена координация и двигательная способность. Леди, вы не могли бы сейчас пройти в медсекцию, все-таки вы намного опытнее и обладаете большей квалификацией чем я, да и медкапсулу знаете получше.

— Да-да, конечно, через пять минут буду.

Еще по пути Ионоель начала отдавать распоряжения ИскИну медсекции. Помещать землянина сразу в капсулу не имеет никакого смысла, сначала надо провести полную диагностику, поэтому выполняя распоряжения аграфки, ИскИн и перенаправил дроидов к медицинскому диагносту, куда те и поместили тело Олега. Данные о его состоянии сразу же начали поступать на нейросеть обеих медиков, находившихся на корабле.

Царившая на корабле суматоха ничуть не мешала работе медиков. Подключившись к диагносту на прямую, через нейроразъем они получали всю информацию и не задерживаясь ни на миг сразу же ее обрабатывали, отдавая аппаратуре все необходимые команды.

Ионоель была в растерянности, казалось, что все было хорошо, нейросеть древних удачно развернулась и даже успела активироваться, а теперь она убивает своего носителя, или… или носитель убивает «живую» нейросеть, точнее его мозг. Вот только чем это может грозить самому человеку она понять не может. Ясно только одно, нейросеть уже не выдает своего идентификатора, она вообще не отвечает ни на один запрос, прошло разрушение некоторых синаптичеческих узлов, от нейросети поступает в организм какой-то неизвестный яд. У Олега уже начались проблемы с сердечной и дыхательной деятельностью, нервные окончания практически не реагируют на внешнее раздражение. В принципе, ход дальнейших действия более-менее понятен, пациента надо срочно укладывать в реаниматор и выводить и яд, и последствия его деятельности. Что Ионоель и проделала. Запрограммировав реаниматор, она обессилено откинулась на стоявший тут же диван.

— Леди, что с вами? Что с Олегом?

— Мила, насколько я смогла понять, то ли его нейросеть решила его убить и начала выделять какой-то яд, то ли его мозг начал борьбу с нейросетью и яд стал выделяться при уничтожении составляющих нейросети древних, но то, что мы успели вовремя это я могу сказать абсолютно точно. Еще немного и Олег вполне мог умереть. Сейчас ясно только одно, кто бы не начал эту войну, мозг или нейросеть, но нейросеть ее проигрывает. Боюсь, что, когда состояние Олега стабилизируется, нейросети у него уже не будет и еще большой вопрос каковы будут последствия этого противостояния. Реаниматор дает прогноз, что через два часа Олег придет в себя. Будем ждать.

Более-менее успокоенные ее словами люди разошлись по своим делам, а аграфка опять уткнулась в получаемую от реаниматора информацию. Судя по всему, это неожиданное отравление не проходит для мозга человека безнаказанно, постепенно его КИ и Память снижаются, они уже сейчас не демонстрируют того поражающего воображение результата, что был каких-то пару часов назад, а что будет, когда все закончится. Конечно остается шанс, что все вернется на свои места, но верится в это с трудом.

Утром, по корабельному времени, когда все снова собрались в кают-компании, Ионоель с жалостью смотрела на сидящего за столом человека. Даже если не принимать во внимание его не совсем здоровый вид и слегка расстроенную координацию движений, то только одна мысль о том, что из интеллектуального уникума, он за пару часов превратился в весьма среднюю личность, вызывала разочарование и обиду. Ионоель только не могла никак понять, почему в этот раз никто из присутствующих здесь людей ничего не стал ей предъявлять, так как было в прошлый раз. Может быть потому, что жизни этого человека уже ничего не угрожает, а установившийся у него КИ в 148 единиц вполне всех устраивает, да и Память в 59, это очень даже не плохо, не говоря уже о том, что его Коэффициент Восприятия так и остался на заоблачной высоте в 9 единиц. Вообще-то, эти данные неосуществимая мечта добрых трех четвертей граждан Содружества, если не больше. Но вот что теперь делать с нейросетью? Нейросеть производства Содружества мозг этого странного человека напрочь отвергает, а рисковать еще одной нейросетью Древних, как она понимает никто не собирается, да и повторение произошедшего почти гарантировано. Да и как ему жить-то в этом самом Содружестве? Если с простейшим оборудованием он кое-как сможет справиться с помощью коммуникатора, который дают детям для связи и других мелких дел, то ни о каком более-менее сложном оборудовании не идет и речи, а ведь он столько раз говорил о своем желании управлять космическим кораблем, и не просто кораблем, а тем что он сам разработает, сконструирует и построит. Нет ничего страшнее, когда у разумного отбирают его МЕЧТУ. Да, жаль парня, а ведь какой многообещающий был экземпляр, сейчас даже его необъяснимое генетическое соответствие Древним и Изначальным ничем ему не поможет. Если конечно у этой странной компании нет в заначке нейросети, принадлежавшей этим самым Изначальным Древним. Но попытка установить ее этому человеку будет верхом безрассудства и глупости и уж она-то, Ионоель Аландил никогда не согласится на такое и не будет в этом участвовать.

Размышления Ионоель прервали одновременные, удивленные возгласы Аля и Селаны.

— Что случилось?

— Поступило сообщение от диспетчерской службы Станции. К нам гости, по предварительным оценкам совсем не маленькая эскадра в полсотни вымпелов, среди них как минимум десяток линкоров, все корабли шестого-седьмого поколения. Похоже пираты, или работорговцы.

— Так ведь и эта Станция, хоть и считается нейтральной, но на деле пиратская?!

— Разные кланы, ничего странного. В общем прислали контракт как наемникам, у нас же все-таки средний крейсер, да еще и достаточно свежий. Что будем делать?

— Надо смотреть по ситуации. Да, и не думаю я, что местные что-то успеют сделать. От зоны выхода из гипера до Станции пара часов лету, на крейсере очень неплохая сканирующая система, надо пойти в рубку, и посмотреть на все своими глазами.

В рубке все собрались перед большой голопанелью, на которую ИскИн крейсера транслировал данные со сканеров. После непродолжительного обсуждения Селана и Аль выразили свое авторитетное мнение, что прибывшие корабли не пиратские, да и к работорговцам никакого отношения не имеют. Больше всего чужаки напоминали подразделение регулярного Флота, но их численность и состав не подтверждал эту версию, поэтому после коротких дебатов все пришли к мнению, что это наемники, скорее всего бывшие военные, отставники. А уже через час получили полное тому подтверждение, а заодно и опровержение, своих выводов.

* * *

Корнор Аландил, скажем так, был не в себе. Пару месяцев назад он получил от своего двоюродного брата сообщение, что его единственная дочь, в компании своих друзей отправилась во Фронтир на его поиски. А чуть меньше месяца назад пришло сообщение, что она пропала. Останки яхты, на которой она сунулась в эти дикие сектора, нашли, но его дочери и еще одной эльфары там не было. Лучшие эксперты Империи работали на месте гибели корабля его дочери и единственное что смогли определить, так это то, что на яхту напал средний крейсер постройки Агарской Империи. От одного этого известия можно было сойти с ума, империя работорговцев и пиратов, ничего хуже для девушки быть не может. Уже через сутки эскадра лучших бойцов галактики начала наводить порядок на границах работорговцев, полной проверке подвергались все и торговцы, и корабли Флота, кто начинал юлить брался на абордаж, опять застонала Агарская Империя, брат слал ему сообщения одно за другим, но бывший адмирал Флота Империи Аграф был глух и к просьбам, и к приказам. И наконец первый приятный звонок. Кто-то выложил в закрытой сети Империи странный ролик, где неизвестный, вооружённый двумя мечами легендарных дроу уничтожает семерых агарцев, через пару суток появился и второй, но уже от первого лица. На этом ролике на какие-то доли секунды мелькнуло две женские фигуры в аграфских комбинезонах, лежащие в клетках. Цветов Дома разглядеть было невозможно, настолько грязными были комбинезоны, да и слишком мимолетным было изображение, явно снятое камерами скафандра. Специалисты очень быстро вычислили где именно ролики были выложены в сеть, и к Станции, расположенной недалеко от границ Аратанской Империи, устремилась эскадра из двух десятков кораблей. Почти две недели занял полет в гиперпространстве, до Станции оставалось лишь несколько часов лета, потом еще пара часов в обычном космосе, и он наконец-то узнает не напрасно ли это все было.

Нетерпение снедало бывшего адмирала, а все мысли были заняты судьбой дочери. Из этого душевного состояния его вывел тихий насмешливый голос:

— Адмирал, ну что ты нервничаешь? Через несколько часов будем на месте, поставим всю эту систему на уши, мужики быстро разберутся что там к чему. Не переживай, найдем и вытащим мы твою девочку. Если конечно она еще там.

— Тим, я не видел дочь больше двадцати лет. Ты ведь был со мной на той встрече с Императором, когда мы приняли решение уйти и ты прекрасно знаешь почему он согласился.

— А как тут не согласиться, когда есть реальный шанс лишиться доброй половины Флота. Ты что, правда думаешь, что ваши смогли бы тогда нас остановить?

— Если бы сильно захотели, то, да, остановили бы. И даже потеря всего Флота не смогла бы этому помешать. Просто Император не захотел напрягать обстановку и ссориться.

— Так что тогда тебя так беспокоит?

— Тот разумный на ролике, точнее его мечи.

— Да что там такого-то. Мои ребята просмотрели этот ролик сотни раз и ничего сверхъестественного там не увидали. Концовка конечно очень занятная, но все в рамках допустимого.

— Я боюсь, что если этот разумный окажется тем, кем я думаю он является, то это не сулит нам всем ничего хорошего, а первой может пострадать Ионоель.

Если бы кто-нибудь посторонний посмотрел на этих двои, мирно беседующих, со стороны, то был бы сильно удивлен. Сидящие за одним столом разумные очень сильно разнились, один, представитель расы аграф, явно аристократ с родословной от забора и до обеда, высокомерное лицо, слегка презрительный взгляд, горды профиль. А второй, скорее всего дикий человек, лицо обезображено несколькими шрамами, кое-где видны даже синтетические участки кожи, вместо левого глаза какое-то непонятное устройство, скорее всего, призванное заменить этот самый глаз. А вот манеры ничуть не отличаются от аграфских, та же аристократичность, только сдобренная доброй долей жесткости, хотя, наверное, даже жестокости. Роднила этих двоих только неукротимая жажда жизни и приключений, которая светилась их глаза. Разговор сам по себе был достаточно фамильярным, и никто ни перед кем не испытывал никакого пиетета, это был дружеский разговор двух старых боевых товарищей, которым нет абсолютно никакой необходимости что-то доказывать друг другу.

— Корнор, ты опять про этого человека? Да посмотрел я отзывы о роликах в вашей сети. Ну и бред же там пишут! Некоторые уже дописались до того, что начинается вторжение дроу в Содружество и теперь-то они точно всех пустят на фарш. И ты, как я посмотрю, придерживаешься этой версии. Самому-то не смешно?

— Нет, мне не смешно! Ты говоришь смотрел эти ролики, смотрел, да ничего не понял. Во-первых, его мечи, таких в нашей Галактике нет! Во-вторых, как он двигался!

— Да нет, это ты ничего не понял. Давай разберем все что мы знаем. Во-первых, на этом твоем «дроу», древний скафандр среднего класса, хоть и боевой, но очень древний, в таких только нищие Фронтира и ходят. Во-вторых, двигается этот разумный неплохо, но как полный нуб, очень много лишних движений, глупых выпадов и картинных стоек. Можно предположить, что учился он не бою, а показухе, актер. Хотя, да, последние секунды ролика — это просто загляденье, совсем другая школа, все точно, выверено и предельно лаконично. Но никто не обратил на то, что предшествовало этому его преображению. Я тут посоветовался со знающими людьми, так вот, они почти в один голос утверждают, что эта задержка и последующее преображение вызвано вхождением в некий транс. И ты знаешь, я готов с этим согласиться, тем более, что я один раз видел нечто подобное…давно это было и не в Содружестве. Ну и самое главное, Адмирал, а ну-ка вспомни, как ты реагировал на меня и наших мужиков при первой встрече, да и потом несколько месяцев не знал, что делать, то ли руки нам целовать, то ли пинком по пятой точке пройтись.

— Конечно не знал, да и до сих пор не знаю. Внешне варвары, дикари, жалкие людишки. А глянешь на ваши параметры, да на результаты генного сканирования, сразу дар речи теряется, и мороз по коже, мурашки с воробья размером бегают.

— Вот-вот, о чем я и говорю. После твоих слов, у меня тут одна идея появилась, надо бы ее проверить. Ты это, если что не вмешивайся. Если я прав, то все будет просто замечательно, а если нет, то… а, в любом случае не хуже. А хорошо мы с тобой поговорили, через три минуты выходим из гипера, ну да все всё знают, учить никого не надо. Пошли, посмотрим на Систему, да прикинем как ее к ногтю брать будем, в случае чего.

* * *

Неизвестность в Системе царила не долго. Несколько десятков кораблей попытались сбежать, но прибывшие надежно блокировали все пути бегства и отстрелив двигатели у наиболее непоседливых брали их на абордаж, после чего те послушно занимали позиции позади прибывших кораблей, но теперь уже под командой другого капитана и под управлением новой команды. Владельцы Станции попытались организовать отпор неизвестным агрессорам, но ни к чему хорошему это не привело. Небольшая эскадра наемников, что охраняла подступы к Станции обреченно выдвинулась на встречу пришельцам, даже выстелила пару раз в «белый цвет как в копеечку» и дружно просигналила о сдаче, правда после непродолжительных переговоров. Больше желающих померяться силами с боевой эскадрой, появившейся не известно откуда, желающих не было.

Пока еще ничего не было понятно, я решил немного понаблюдать за поведение пришельцев и тех, кто находится на Станции. И хотя станционный ИскИн верещал о необходимости оказать сопротивление, особо желающих это делать не было. И вообще, начало складываться впечатление, что большинство гостей Станции уже давно разобрались кто это, пожаловал в гости и не испытывали по этому поводу никакого особого беспокойства. Более-менее все разъяснилось после сообщения Аля, что все корабли, попытавшиеся прорваться, принадлежат агарцам. Видать и эти работорговцы уже поняли с кем им придется иметь дело, наверное, даже представили, чем это может для них закончиться, вот и попытались слинять. Короче, после того, как Аль озвучил принадлежность захваченных судов, их судьба и судьба их экипажей нас уже не волновала, меня так особенно, поэтому я и не сразу обратил внимание, что все довольно и немного ехидно улыбаются, поглядывая на меня.

— Олег, похоже тебе опять дико повезло. Если мы не ошибаемся, то это твои земляки.

— Наемники?

— Нет, это те кто после войны с архами ушел во Фронтир. Здесь они гоняют пиратов, немного контрабандистов, хотя, последних скорее «крышуют», ну и любой агарец с рабами на борту и уж тем более работорговец при встрече с ними, может заранее мылить веревку. С этими они долго не разговаривают, или вешают, или за борт, пара часов и мучительная смерть им обеспеченна.

— И что, Агарская Империя это терпит?

— Терпит, куда она денется. Ходят слухи, что земляне под негласной опекой аграфов, а с ними никто не хочет ссориться.

— Еще говорят, что у них командиром самый настоящий аграфский адмирал, чуть ли не родственник Императора, — вставила свое слово и Кири. Вставила и замолчала, в изумлении открыв рот…

— Леди, похоже, что тот, кого Вы искали сам Вас нашел. Минут через двадцать корабли Вашего отца будут в зоне досягаемости нашего оборудования связи. Мы запросим канал. — и столько непередаваемой радости и облегчения было в словах Селаны, что мы все невольно заулыбались. Ну почти все, эльфийки явно были не в восторге. Хотя, нет, не так, конечно они были рады, правда не понять, чему, то ли тому что нашли отца Ионоель, то ли тому, что в ближайшее время никакой пальбы не будет. Так что радость была, но было и огромное сожаление, и разочарование. Хотя, чего тут сожалеть-то, теперь полетят домой в полной безопасности, с внушительным эскортом, а если нажалуются адмиралу, так еще и компенсацию с агарцев стрясут, а то и отомстят, маленько.

Как ни странно, но и я тоже, большой радости от встречи с предполагаемыми земляками не испытывал. А чему радоваться-то? Знакомых среди них у меня нет, судя по тому что я о них знаю, попали они в Содружество больше полувека назад, это как минимум, да и дальнейшую жизнь они мне совсем не слабо усложнили, ведь после всех их подвигов и меня будут рассматривать именно с этой стороны, именно как землянина, а не еще одного «дикого» с неизвестной планеты, а значит и на контроль поставят и присматривать будут. А оно мне надо? Нет, конечно приятно будет поговорить на русском языке, повспоминать о Земле, о России. А вот о России вспоминать, будет приятно вряд ли, по крайней мере тем, кто сейчас приближается к Станции. Похоже, что все эти люди попали в Содружество или во время войны, или несколько после нее, а уж то, что среди них как пить дать, есть те, кто эту самую войну прошел, это и к гадалке не ходить. И что я им скажу, что Союза больше нет, что просрали мы страну, что по Москве и Питеру нацики ходят, что на Украине, так вообще, 1Ёндеровцы власть захватили? Да, похоже, что разговор мне предстоит очень неприятный и еще не известно, чем все это закончится. Короче, больше всего мне сейчас захотелось залечь куда-нибудь на дно и не отсвечивать, поэтому я попытался тихонько смыться из рубки. Не удалось, мои маневры заметили все присутствующие и очень сильно удивились моему такому поведению. Ну не объяснять же им, что я и эти земляне, мы разные люди, у них есть стержень, они из стали, они видят цель и идут к ней, не взирая ни на что, а я из поколения «пепси», мне бы диван, книжку, и чтобы меня никто не трогал. В общем пришлось со вздохом остаться в рубке и дожидаться установления канала связи с кораблями земляков.

В ожидании возможности сеанса связи как-то сам по себе зашел разговор о том, стоит ли сразу открывать все карты и предъявлять эльфиек. Как ни странно, основными противниками данного шага выступили сами аграфки, хотя и не смогли разъяснить нам свою позицию по этому вопросу. Очень похоже, что они совершенно не горят желанием нас покинуть, а вот мы наоборот, с нетерпением ждем этого момента. Теперь у нас появился такой шанс и было бы глупо им не воспользоваться. Двадцать минут пролетели почти незаметно, Аль начал настраивать аппаратуру, но нас опередили. Дисплей центра связи сменил свою заставку и на нем появилось изображение смутно напоминающее человека. Большая часть лица оказалась скрыта какой-то металлической полумаской, вживленной в кости черепа, а левый глаз больше всего походил на какой-то цифровой прицел, свободная от металла часть лица была покрыта шрамами и ожогами, да еще и специально подкрашена тёмно-бурой краской. Громоздкий скафандр, все того же цвета, цвета засохшей крови, превращал его обладателя в необъятного монстра, столько всевозможных стволов, шипов и прочей ерунды было на него навешано. Не подозревая, что связь уже установлена я во всю пялился на этого субъекта, а нейросеть выдавала мне приблизительные данные по видимым техническим средствам. Как результат ничего кроме смеха этот, с позволения сказать, разумный у меня не вызывал, большей частью все что мы видим оказалось бутафорией, ну или в самом крайнем случае замаскированными системами, но намного менее опасными чем кажется. А вот на моих товарищей вид этого клоуна произвел огромное впечатление, Аль еще более-менее держался, а вот девчонок начало реально трясти, у меня даже проскользнула мысль, что кто-нибудь из них сейчас точно грохнется в обморок.

— Эй, вы там, на крейсере, тушите реакторы и снимайте щиты, пока папочка добрый! — голос индивида был ему под стать, и больше всего напоминал скрип несмазанных шестеренок.

Аль судорожно сглотнул и понимающе махнув головой, начал какие-то манипуляции, когда я опустил ему на плече руку.

— Аль, не спеши. Что-то не вызывает у меня особых опасений этот «гусь», если там все такие, то я чего-то в этой жизни не понимаю. — и уже обращаясь к неизвестному спросил: — Слышь, клоун, ты откуда такой страшный взялся? — и с Алем и с этим «чудом» говорил я на «общем», что-то я начинаю разочаровываться в своих земляках, или у них массово едет крыша, или… или это простая проверка на вшивость и психологическое давление. И второе более вероятно, иначе всю эту эскадру уже давно бы размазали по пространству, я думаю, что сумасшедшие на боевых космических кораблях никому не нужны.

В ответ, все на том же «общем» полился поток брани и угроз с детальным описанием что и как со мной будет делать этот «землянин». Послушав экзерсисы этого существа, я послал его по, всем известному маршруту, дав краткую характеристику его умственным способностям, причем на чистом русском и сказал Алю отрубать связь. Техник мое распоряжение выполнил беспрекословно, но посмотрел на меня как на умалишенного, в чем его поддержали и остальные. Пришлось объясняться.

— Не смотрите на меня такими глазами. Если на этих кораблях все такие идиоты, то ничего хорошего нам не светит, независимо от того погасите вы реакторы и щиты или нет. Особенно вам, девушки. Хотя я в этом очень сильно сомневаюсь, скорее всего через несколько минут с нами на связь выйдет вполне адекватный и вменяемый человек и мы узнаем, что именно им тут надо. Ну и заодно потребуем закрытый канал связи с адмиралом, отцом Ионоель.

— Олег, а почему ты так думаешь? Разве это не твой земляк, не землянин? Ведь они все именно такие!

— Ага, и я такой же, да? Это просто пугало, пугало для маленьких девочек. Я думаю эта личность всегда начинает разговор, своего рода, работает на имидж кровожадных дикарей, которые жрут сердца своих врагов, вырывая их у них из груди голыми руками.

— А разве это не так? Об этом все в галактике знают!

— А подумать, логически, это что так трудно? Если все земляне такие монстры, а я просто «не получился», то как они оказались в Содружестве, да скорее всего и до сих пор оказываются?

— Агарцы привезли, да и до сих пор возят, тут ты прав. Пираты, иногда похищают землян, правда после этого о них никто и никогда больше не слышит, хотя и не сразу. Но еще никто не смог похвастаться, что он привез рабов землян и прожил после этого больше пары лет. ЭТИ находят и уничтожают, а своих земляков освобождают.

— Ну вот вам и ответ, почему я так себя вел. Аль, кажется нас кто-то упорно пытается вызвать на связь.

А ведь приятно осознавать себя самым умным, не находите? В этот раз на связь вышел вполне обычный человек, в пилотском комбинезоне, лет тридцати, на вид. Веселое улыбающееся лицо, открытый взгляд. Заговорил он сразу на русском.

— И кто это тут нашего Трифона обидел, а? Он до сих пор прийти в себя не может, сколько стараний, столько трудов, медики с ног сбились, а тут какой-то «пацанчик», обозвал клоуном, посмеялся и послал по пешему сексуальному маршруту. Ты чей будешь?

— А ты кто, прокурор, вопросы задаешь. У нас вообще-то сначала принято представляться, а потом, если собеседник не против, то и поспрашивать можно.

— Ага, борзый значит, это хорошо. Ну ладно, я офицер штаба Эскадры, звать меня Алексей Свиридов, по-местному Алекс, Алекс Свир. А ты кто такой будешь? Как сюда попал, давно?

— Олег, Олег Юсупов. Археолог, авантюрист, как оказалось, да и просто классный мужик. Попал, попал с месяц назад, а как… «шел, упал, очнулся — гипс».

— Значит не хочешь рассказывать, ну-ну. Ладно, собирай свои манатки и давай к нам на корабль.

— А это с какого такого перепуга? Мне вообще-то и здесь не плохо.

— Начальство с тобой все равно поговорить захочет, вот у нас и подождешь.

— Леша, а ты ничего не перепутал? Если вдруг ВАШЕ начальство захочет со мной поговорить, то вот пусть оно свои манатки собирает и дует КО МНЕ на корабль, и ждет, пока ему захочется со мной поговорить. Самое главное, чтобы и я в это время захотел с ним говорить. Кстати, а кто там у вас начальник-то?

— Исаев, Тимофей Максимович.

— Ладно хоть не Максим Максимович. Только что-то имечко у него совсем не эльфячье, али врут в народе то?

— Так ты же про нашего начальника спрашивал, а Начальником Штаба у нас, товарищ Исаев. А до Адмирала ты пока что рылом не вышел.

— Ну, вышел или не вышел, это не тебе Алёшенька судить. Ты адмиралу-то доложи, дескать так и так, один землянин, дескать хочет с ним пообщаться по закрытой связи, маляву передать.

— Слышь, землячек, а тебе не кажется, что ты перегибаешь? К тебе можно сказать со всей душой, предлагают вступить в команду, а ты выкобениваешься.

— Алексей, во-первых, никто про команду ни слова не говорил. Во-вторых, я уже в команде и не вижу смысла ее менять. И в-третьих, у меня есть корабль, говорят не самый плохой, если судить по слухам, то и денежки местные тоже есть. Я сейчас вольная птица, куда захочу, туда и полечу. Так зачем вы мне. Про вас говорят, что вы воюете с пиратами и работорговцами. Ни те ни другие мне ничего плохого пока не сделали, первые так вон вообще, корабль подарили. Насчет вторых, я тебе как историк могу сказать, рабовладельческий строй, это один из обязательных этапов развития общества, да еще и самый распространенный. И если какая-то часть человечества признается в том что они это понимают и принимают, то это говорит только об одном, они честнее и глупее остальных. Рабы всегда были, есть и будут, просто называют их по-разному и в определенные промежутки Истории поводок то покороче, то подлиннее.

— А ты циник. Ладно, твое дело. Но корабль мы в любом случае осмотрим, принимайте досмотровую партию.

— Любой, кто войдет на борт моего корабля без моего разрешения умрет. Это мой корабль, находится он в зоне ответственности нейтральной станции, в нейтральном космосе. Я не знаю местных законов, поэтому буду исходить из простых законов логики, а они мне твердят, что попытка проникнуть на мой корабль, без моего согласия, незаконна, а если с применением или под угрозой применения оружия, то это простой разбой и пиратство, а значит я могу защищаться всеми доступными мне способами. Я ясно выразился?

— Ну что ты как ежик, во все стороны иголки? У нас приказ, досматривать все корабли. А у тебя так и вообще, корабль агарский, да еще и идентификаторы флотские.

— А мне плевать на ваш приказ. Сунетесь, буду стрелять. Все, до связи с адмиралом.

Несмотря на все мои предыдущие объяснения, присутствующие в рубке смотрели на меня как на самоубийцу, хотя, нет не все, Кристианель выглядела вполне довольной. Мне даже кажется, что она все понимает, только сказать не может, или не хочет.

* * *

Если на корабле людей воцарилось всеобщее, ну почти всеобщее, уныние, то на флагмане Эскадры наоборот, веселье.

— Что скажете, адмирал, как вам этот молодчик?

— Тим, как у вас некоторые говорят, «полный отморозок», ну или самоубийца. Ты лучше скажи, как ты после такого диалога, собираешься своих людей сдерживать, ведь они сейчас тут маленькую войну начнут.

— Нет, не начнут. Они твоего приказа ждать будут. А ты его никогда не отдашь, ну по крайней мере пока сам, лично не поговоришь с этим парнем.

— Это еще почему? Крейсер у него конечно достаточно свежий, но это всего лишь средний крейсер, пять минут и от него останется один металлолом.

— Ты думаешь он этого не понимает? Понимает, прекрасно понимает, а значит надо сначала подумать, а потом действовать. Вот смотри, он уверен, что стрельбу мы не откроем, можем послать абордажников, но тогда будут большие потери, а нам этого не надо, а значит и не пошлем. Он прекрасно знает кто мы такие и требует разговора именно с тобой, не со мной, не с кем-то еще, а именно с тобой. О чем это говорит? У него для тебя есть известия, малява, и именно для тебя. Вопрос, от кого? Как, сам догадаешься или тебе подсказать?

— Два варианта, или брат, или дочь!

— Соображаешь. В любом случае это делает его на какое-то время неприкосновенным для нас. И еще одно, он почти открытым текстом сказал от кого сообщение.

— Это когда?

— Когда сообщил, что попал он в Содружество около месяца назад, что агарцы подарили ему крейсер.

— Ты думаешь, что он работает с агарцами?

— Я думаю, что он работает сам с собой, а тех агарцев, что ему корабль «подарили», ты и сам видел. А значит у него на борту железный козырь.

— Ионоель!

— В точку! Так что, будешь с ним разговаривать?

— Ты глупых вопросов-то не задавай, давай, устанавливай соединение!

— Вот еще, будет целый начальник штаба такой ерундой заниматься! Для этого есть связисты. Тебе на нейросеть, или на головизор? Понял, понял! На головизор.

* * *

После того как связь с кораблем моих земляков прервалась, я, не обращая внимания на кислые мины людей, окружавших меня, задал всего один вопрос эльфийке.

— Леди Ионоель, мне надо, чтобы Вы прямо сейчас подготовили пару-тройку вопросов, ответы на которые может знать только Ваш отец. Что-нибудь бытовое, достаточно простое. Аль, определи место в рубке, откуда прекрасно видно дисплей связи, но не видно человека.

Уже через пять минут все мной затребованное было готово, вопросы, про какие-то цветочки и просьба от дворецкого, а с дисплеем вообще все оказалось проще простого, нейросеть-то на что. Осталось только ждать, пока адмирал сообразит, что не все так просто как кажется. Честно говоря, особых проблем в общении с отцом Ионоель я не видел, ну какие могут быть сложности если его дочь буквально вырвали из рук работорговцев, да еще и подарков надарили. Наверное, именно поэтому я так легко и отреагировал на поступивший запрос на связь. Аль, ни чуточки не сомневаясь дал согласие и на дисплее появилось изображение немолодого аграфа, а на заднем плане маячил еще кто-то, скорее всего человек и тоже совсем немолодой.

Разговор получился ни о чем. Адмирал не стал ходить вокруг да около, а сразу спросил где его дочь. После того как Селана, именно она и вела с ним разговор, сообщила, что леди Ионоель находится на борту крейсера, лорд Аландил попросил разрешения поговорить с ней наедине. Само собой, что отказывать мы ему не стали, да и эта семейная аудиенция была чистым фарсом, это знали все на крейсере, знал это адмирал, даже я и то это знал. Разговор дочери и отца много времени не занял, правда после него вид у эльфийки был до нельзя расстроенный, а глаза покраснели и готовы были расплакаться. Ничего, раз накосячила, пусть терпит. В конце концов она уже давно не маленькая девочка, а раза так в полтора-два старше меня. После того как расстроенная эльфийка ушла к себе в каюту Селана еще минут двадцать согласовывала с адмиралом вопросы по передаче ему его дочери и ее подруги. Наконец все было согласованно и нам осталось только дождаться бота с корабля адмирала и можно будет вздохнуть спокойно.

Бот прилетел вовремя, как и договаривались. Кроме пилота на его борту никого не было, но все равно, Селана провела его до нашей полетной палубы под стволами нескольких турелей непосредственной обороны. Не успел кораблик занять отведенное ему место, как откинулся небольшой пандус и к нам на палубу вышел тот самый Алексей, который со мной и общался. В руках он тащил совсем немаленький баул, в котором оказалось два скафандра, в которые и облачились аграфки. Опустив голову две «благородные эльфары» проследовали на борт судна, а Алексей протянул мне небольшую коробочку и сказал, что это, «в знак признательности и благодарности от адмирала». После чего не мешкая поднялся в рубку своего бота и не задерживаясь стартовал. Все, эпопея с эльфийками закончилась, надеюсь, что мы их больше никогда не увидим, слишком уж много хлопот они нам принесли. Хотя стоит признать, что жизнь мне Ионоель спасла, надеюсь котёнок будет вполне адекватной благодарностью за это. Да и Мила не очень-то рада что девушки нас покинули, хотя прекрасно понимает, что без них намного спокойнее, хотя ее понять можно, Мила узнала от Ионоель столько нового по своей профессии, столькому научилась, да еще и получила пару бесплатных советов что и в каком ранге учить дальше. В общем от этого маленького приключения все мы что-то да поимели. Все, теперь спать, отдыхать, а завтра займемся делами.

10 глава

Вопреки моим ожиданиям, а, наверное, и надеждам всех остальных, обстановка в системе, за то время что мы отдыхали, не изменилась ни на йоту. Она все также продолжала оставаться под полным контролем эскадры землян, только немного оживилось движение, во все стороны снуют боты и челноки, причем не всегда с мирными намерениями. На наших глазах пара крейсеров расстреляла какого-то торговца, после чего к нему устремилось с десяток абордажных ботов. Похоже адмирал и его начальник штаба решили если не прибрать станцию и систему к своим рукам, то как минимум провести тут тщательную зачистку. Надеюсь, не мы стали тому причиной. А в принципе, какая разница что именно вызвало столь недружелюбное поведение со стороны эскадры к владельцам станции, главное, чтобы нас не трогали.

После завтрака, пока я сидел и обдумывал вопросы моей обещанной «мести» Корам, весь экипаж разбрелся по обоим нашим кораблям, заниматься привычными и рутинными работами. Сейчас объясню, в чем тут дело и что за месть я задумал. Все дело в том, что на территории Содружества огромной популярностью пользуется некий напиток под названием «кауфе». Его пьют все, и нищие в трущобах и миллиардеры, владельцы корпораций. Попробовал этот напиток и я. Честно скажу, по цвету и вкусу напоминает старый советский кофейный напиток «Ячменный», правда после его десятой заварки, а запах, так тот почти совсем не ощущается. А ведь у меня в каюте на грузовозе лежит пять кило первоклассного кофе, правда искусственного, из пищевого синтезатора. Все бы хорошо, но в приготовлении кофе, а точнее в подготовке зерен, я специалист никакой, знаю только в общих чертах, обжарить, перемолоть и сварить. Так что появилась у меня идея поискать специалиста среди земляков, конечно найти профессионального баристу вряд ли получится, а вот любителя, умеющего и знающего что и как вполне возможно. Но этот вопрос придется согласовывать с командованием эскадры, лучше конечно с «товарищем Исаевым», но в крайнем случае и адмирал сойдет. А в гости с пустыми руками не ходят, вот я теперь сижу и рассуждаю, про себя, с чем из своего не великого скарба я мог бы расстаться. Ну с адмиралом и так все ясно, подарю ему один из мечей, пусть старый эльф порадуется, а вот что можно преподнести Исаеву, разве что скопировать на планшет все что у меня есть на ноуте о Земле, ну картинки, там, фильмы, музыку. А что, пожалуй, это идея. Вот только почему-то не дает мне спокойствия один вопрос, а надо ему это. После войны с архами прошло больше четверти века, все это время эскадра наводит ужас на работорговцев во Фронтире, причем охотится на них целенаправленно, именно на тех, в первую очередь, кто хоть что-то знает о Земле, и до сих пор ничего. Подозрительно это как-то, неужели ни один из тех, кто затарился там рабами так и не раскололся, да ни в жисть не поверю. Знают они где Земля, знают. Вот только почему не закроют ее для самых разных пришлых. Вот и еще один вопрос, который, если получится, надо будет с Исаевым обговорить. Аль вчера, пред тем как мы разошлись по каютам, сказал, что им надо еще пару дней, на ремонт, обслуживание и загрузку кораблей, оказывается, что во Фронтире достаточно продукции которая очень ценится в обжитых системах, вот только она и здесь не из дешевых, а что вы хотели, «спрос устанавливает цену». Раньше возможности загрузиться чем-то по-настоящему ценным они не имели, тупо было не на что, а теперь легко. Вот теперь пока Аль занимается кораблями, Кири и Мила шерстят электронную биржу станции в надежде найти брильянт в куче навоза, и несколько предложений уже нашли, очень интересных предложений. Это все конечно очень интересно, но на мой неприкрытый намек насчет, посмотреть на табло в кают-компании и успокоиться, техник мудро ответил, что кредитов много не бывает, а семья у них большая, а возможно и еще больше будет. Спорить я не стал, в конце концов это их дело, только попросил его отвлечься на пару минут и установить мне связь с адмиралом или его начальником штаба. Что Аль достаточно быстро и проделал. На наш вызов ответили очень быстро, а после того как я озвучил свое желание нанести визит на корабль земляков и пообщаться с их руководством в живую, сообщили что высылают за мной бот, тем более что и они хотели бы со мной встретиться.

Мои сборы были совсем не долгими, а что там собраться, перекинуть флешку из планшета в ноут, да обратно, загнать на нее около десятка гигабайт информации, время получаса. За спину один из голубых мечей, в карман, пакет с зернами кофе и все, я готов. Правда немного подумав и вспомнив какими глазами Ионоель смотрела не нейросеть Древних, прихватил и ту, у которой стазис контейнер на последнем издыхании. В конце концов она мне жизнь спасла, если случай подвернется, подарю, пусть девчонка порадуется. Ага, девчонка, да она по возрасту мне в мамы годится, хотя не даром же говорят, что «женщине столько лет на сколько она выглядит», а эльфийка выглядит просто закачаешься. В общем повелся я на сказочные глазки, да божественную фигуру и уже готов к совершению очередной глупости. Хотя с другой стороны, ну есть у нас, точнее была, еще одна нейросеть джоре, так кто-то из девушек аграфкам уже говорил, что такая и у меня есть, поэтому и свою отдают без проблем, мол, когда мне установят и я очнусь, то я им все верну, а кто сказал, что она у меня была одна, тем более что и так видно, что у этой, контейнер вот-вот сдохнет и что мы тогда с нейросетью делать будем? Выбрасывать? В общем подумав, кое-что взвесив, я решил, что сильно большого палева не будет, а хорошие отношения сохранятся, вдруг, когда пригодится.

В этот раз пилот на боте был другой, а может и сам бот тоже, черт его знает, но посматривал он в мою сторону точно так же, как и Алексей, немного заинтересовано, немного насмешливо и без какого-либо напряжения. Увидав торчащую из-за спины рукоятку меча только хмыкнул. Сам недолгий полет ничем не отличался от уже привычного, все те же голые стены и никаких окон или иллюминаторов, а в рубку меня никто не приглашал. Так что полчаса полета прошли вполне спокойно и ненапряжно. К моему изумлению, на полетную палубу бот не пошел, а пристыковался к какому-то шлюзу, похоже, что меня или встречают как дорогого гостя, или просто не хотят светить мое пребывание перед всей командой, да мне в принципе, до всего этого, никакого дела нет, у каждого свои тараканы в голове. В шлюзовой меня встретил все тот же Алексей, похоже, что он выполняет роль ординарца, или адъютанта, вот и носится туда-сюда как угорелый. Поздоровавшись он предложил мне следовать за ним. Шли мы не долго, минут пять, насколько я понял эта шлюзовая была какая-то из запасных, а может даже и для экстренного покидания корабля командирами, не знаю. Но почти сразу, как мы оказались в коридоре корабля стало понятно, что кого попало сюда не пускают, похоже, что мы оказались в непосредственной близости от личных апартаментов адмирала.

Остановившись перед высокими, изящными дверями, Алексей молча указал мне на них и отошел в сторону. Как-то не ожидал я встретить на боевом космическом корабле такой красоты, поэтому невольно застыл разглядывая это произведение искусства. Мне даже некоторые элементы отделки этих дверей показались немного знакомыми, смущало только их расположение, хотя откуда я знаю, может крепости этих изящных и кажется невесомых створок может позавидовать и танковая броня. Никаких усилий для открывания дверей мне прикладывать не пришлось, как только я прекратил их разглядывание, створки начали расходиться, открывая моему взору совсем не маленькое помещение, метров четыреста квадратных, отделанное в том же стиле что и двери, с массой кресел и каких-то низких диванов. Подобные комнаты на Земле кажется принято называть «салонами». Ну что же, значит встреча предстоит неформальная, так сказать «без галстуков». Кроме адмирала здесь же находился и еще один разумный, ничуть не моложе аграфа, по крайней мере внешне, со странным украшением вместо левого глаза, интересно, это у них тут что, мода такая. Скорее всего тот самый «товарищ Исаев», ну что же, на ловца и зверь бежит.

Одного взгляда на «Комитет по встрече», было достаточно чтобы понять кто здесь для чего. Адмирал выполнял роль простого статиста, явно не понимая зачем я с ним хотел встретиться и поговорить, ну не мог же я сказать, что он мне и на хрен не нужен. А вот Исаев готовился к разговору со мной, это было заметно по его сосредоточенной физиономии. Ну и ладно, раз человек готовился, силы и время тратил, то и я не буду тянуть.

— Здравствуйте, товарищи, — после моего обращения лицо аграфа приобрело вид сморщенного лимона, а вот Исаев наоборот, расцвел в улыбке, — чтобы не задерживать вас, давайте сразу перейдем к делу. Если честно, то дело это сугубо личное и меркантильное, поэтому заранее прошу прощения.

— Олег, подожди. С твоими вопросами мы успеем разобраться. Господин адмирал разумный очень занятой, поэтому давай сначала он, а потом и мы с тобой пообщаемся.

— Моя дочь, леди Ионоель, просила передать тебе вот это, — и протягивает мне небольшую коробочку, — а на словах, она просила передать следующее: «Олег, если ты еще раз надумаешь травить себя всякой гадостью, то чтобы сильно не напрягать ИскИн медсекции принимай этот препарат. Я понимаю зачем ты это сделал, но больше не пытайся обмануть высококвалифицированного врача с помощью своих дикарских способов. Придумай что-нибудь получше». И еще она просила передать тебе вот этот кристалл с информацией и рекомендовала изучить его в одиночестве, если конечно «о твоей афере никому из членов твоей команды не известно, и ты хочешь оставить все в тайне». Ну вот, у меня и все. Я, пожалуй, пойду на мостик и не буду мешать общению земляков. Тим, как закончите сообщишь, у нас еще очень много дел.

— Господин адмирал, у меня тоже кое-что есть и для Вас, и для леди Ионоель. К сожалению, я оказался в Мире Содружества только с тем что было при мне, поэтому позвольте вручить Вам этот клинок, леди Ионоель говорила, что он имеет для Вас определенную ценность. А в знак признательности и восхищения перед красотой и умом Вашей дочери, не могли бы Вы передать ей вот этот маленький презент.

Блин, да только ради того, чтобы увидеть изумленную и пораженную физию аграфа стоило сделать то, что я сделал. Он поочередно переводил глаза то на клинок, то на стазис контейнер с нейросетью джоре, открывал и закрывал беззвучно рот, лицо его то краснело, то бледнело. На конец он немного пришел в себя и смог выдавить только одно слово:

— Землянин!

А Исаев сидел и хохотал, я даже подумал, что он вот-вот свалится с кресла. Адмирал с великим трепетом принял у меня меч, как будто это была хрустальная ваза, подхватил контейнер и боясь даже лишний раз шелохнуть ценные подарки, вышел из Адмиральского Салона.

— Ну, Олег, ты и устроил! Ты даже не представляешь что ты натворил! Ты же, пятьдесят на пятьдесят, устроил гражданскую войну в Империи Аграф. У них там этот меч что-то вроде короны, он один на всю Империю. Нет, кое у кого конечно есть тоже, но в основном это или обломки, или какие-то его части, ну типа только эфес, или только клинок, но это у самых древних и могущественных Домов. Получив от тебя этот меч, Корнор теперь может претендовать на Императорский Престол, по их законам, только обладатель такого меча может считаться Претендентом, а вместе с нейросетью Древних, победа ему практически обеспечена. Вот только он не захочет, он авантюрист, но авантюрист без загибов, так что очень скоро в Империю полетит как минимум звено линкоров, повезут твой подарок в дар Императору. Во шуму-то будет! Ладно, хрен с ними с ушастыми. Говори, что хотел, я же знаю что тебе что-то нужно.

— Да тут все просто. Как я понимаю у вас тут не просто земляне, а этакий анклав русских?

— С чего ты взял? У нас тут каждой твари по паре, даже немцы и те есть, правда немного. А вот от англичан и янки мы давно избавились, когда первые похищенные, уже после войны, рассказали, что творится на Земле. В общем не менжуйся, говори как есть.

— А у вас есть турки, или кто-нибудь из Южной Америки?

— Есть, есть и те и другие. А зачем тебе?

— В общем у меня есть кофейные зерна, а как их правильно приготовить я не знаю, вот и подумал, вдруг у вас тут какой умелец есть. Пусть научит. А вот это вот вам, в качестве презента, это планшет с Земли, тут много фото, есть фильмы, правда немного и в основном наши, российские и про войну, есть и музыка. Думаю, вам будет приятно.

— Вот за это спасибо, огромное спасибо. Наши земляки-то, в основном как рабы попадают в Содружество, так при них ничего и никогда нет, работорговцы все в утилизатор спускают. А тут такой подарок! А умелец по кофе уже нашелся, звать его Диего Альварес, он из Мексики, говорит у его отца кофейная ферма была, так что обращаться умеет. Давай свой запас, поможет.

— Да, нет. Я это вам в подарок привез, мне главное научиться что и как делать, а там уж я сам. Кстати, насчет Земли. Я знаю, что вы охотитесь за теми, кто имеет рабов-землян и за теми, кто их оттуда вывозит. Значит у вас есть ее координаты. Не поделитесь?

— К сожалению не поделюсь. Не обижайся, нет у нас координат Земли. Знаем только, что находится она с другой стороны Содружества, далеко за его границами. На Землю летают только агарцы, да и то один единственный клан, точнее капитан одного клана. Это мы точно выяснили. После того как мы начали свое веселье во Фронтире спрос на рабов-землян резко упал, в центральных системах Агарской Империи их еще берут, а вот на периферии не хотят. Но мы узнаем эти координаты, обязательно узнаем, и вернемся!

— Ясно. Буду надеяться, что этого никогда не случится.

— Что? Ты что такое говоришь!?

— Ну найдете вы Землю, прилетите всем кагалом, а дальше что? Что делать дальше будете? Свою власть над всей планетой устанавливать? Целые государства и народы, орбитальными бомбардировками на ноль множит? Или облагодетельствуете «дикарей» новыми технологиями, выведете их в большой Космос? И то и другое убьет человечество и Землю. Подумайте над этим.

— Да мы как-то и не задумывались, что будет после того как Землю найдем. Просто все хотят вернуться, пройтись по траве, полюбоваться на небо, навестить родных и близких.

— А вы спросите у своих, многие из них захотят остаться на Земле на совсем, отказаться от Космоса, от всего вот этого. Может проще найти пустую планету, да и жить. Повезет, найдете Землю, заберете своих родных, а на Землю лезть не надо, лишнее это. Земляне и сами до всего дойдут и до Содружества доберутся.

— Нет, не доберутся. Агарские корабли летают через какую-то аномалию. Никто не знает даже того, в нашей ли Галактике Земля находится. А так что было бы проще, собрать Флот, пару кораблей обеспечения и лети себе потихоньку вокруг Агарцев, на той стороне организовывай Базу и ищи. Да вот только бессмысленно это. Мы же по большей части не саму Землю ищем, а координаты той самой пространственной аномалии, через которую агарцы ходят.

— Доберутся, доберутся, уж можете мне поверить. Не через сто, так через тысячу лет, мало, через две, но доберутся.

— Ладно, ты мне лучше вот что скажи. Что у вас там на вашем корабле приключилось, что Ионоель едва на борт попала себе всю медсекцию забрала, все настройки в медкапсулах попеременяла и теперь тягает всех подряд на какую-то диагностику, после первых трех человек по всему кораблю носилась что-то там Корнору показывала, орала, что такого быть не может. Назвала себя дворовой шавкой, и плачет все время.

— А, это она, наверное, свое углубленное генетическое сканирование проводит, на соответствие ДНК землян ДНК Древних и еще каких-то Изначальных Древних. Похоже, что не я один такой необычный, раз она так бесится. Все мы, земляне прямые потомки Древних, а значит и Содружество принадлежит нам, ха-ха-ха!

— Ты зря смеёшься, для аграфов это очень важно. Они, можно сказать, повернутые на чистоте крови. У них даже когда женятся, то и тогда чуть ли не каждую клеточку исследуют, не дай Бог с не тем сойтись, Дом сразу часть своего влияния теряет, а значит и денег, и силы. Вот так-то. То-то адмирал с утра сам не свой. Ладно, разберемся, спасибо за информацию.

Потом мы с Максимовичем еще долго разговаривали, он расспрашивал меня по жизнь на Земле, про Россию и Питер. Допытывался как я оказался в Содружестве. Чего-то скрывать, ну помимо подземного комплекса Древних, я не стал и поэтому рассказывал долго и со вкусом. Он же в свою очередь рассказывал мне о своей жизни. Самое забавное, что он на самом деле Исаев, Тимофей Максимович и более того, служил он в разведке, внешней, был так сказать нашим разведчиком в германии, аж с 1935 года, а агарцам попался в сентябре сорок первого. Он тогда попал с инспекцией в один из концлагерей, вот там-то его и еще почти сотню человек агарцы и замели. В общем время провели интересно и с пользой для всех. За это время бот еще раз слетал к нам на крейсер и привез весь остаток кофейных зерен, который Диего и пожарил, и смолол, и даже успел сварить. На прощанье я поделился своим опытом по синтезированию зерен, Исаев ухватился за такую возможность прямо обеими руками и начал допытываться что еще из земных культур у меня есть. Пришлось пообещать передать ему гречку и кукурузу, а еще какао-бобы, рис и рож, особый ажиотаж вызвали семена капусты и огурцов. К сожалению, больше ничего из продовольственных культур у меня не было, только всякие разные экзотические растения и цветы. На волне поднявшегося энтузиазма, пока мы разговаривали, и Диего, и один турок, Селим, кажется, сделали в медсекции ментоскопирование и записали всю информацию по процессу подготовки и приготовления кофе на отдельный кристалл. Леди Ионоель заверила их, что при наличии соответствующего оборудования эту информацию очень просто превратить в небольшую Базу Знаний. Ионоель воспользовалась возможностью и высказала мне все что она думает по поводу моей попытки обмануть ее и медкапсулу, да еще и Милу в это втянул. Правда на прощание удостоился прощения и даже поцелую… в щеку. Зато на Станции земляне прошлись частым гребнем, чем поставили местных торговцев и жителей в большие затруднение. Земляне гребли старые, давно устаревшие пищевые синтезаторы. Тот хлам, что многие уже собирались выкидывать или пустить на переработку, вдруг стал очень ценным имуществом, которое продавалось чуть ли не по цене нового и самого навороченного, да еще и с причитаниями, что такую ценную вещь приходится продавать. Правда никто не заблуждался, что если не продать, то вполне может так получиться, что придется просто подарить. В общем, проза жизни. На крейсер меня сопровождал тот самый Трифон, что в свое время был мною обсмеян и послан. Правда в этот раз он почти ничем не напоминал того кровавого монстра, что предстал перед нами по видео связи. «Обчество», доверило ему проводить меня, дождаться пока я синтезирую все обещанные семена и доставить их на флагман, где уже в полной готовности стоят полсотни древних пищевых синтезаторов. Сдается мне что, через пару недель корабельная оранжерея зацветет капустой и огурцами, а с запахом кофе никакая система очистки воздуха уже не справится. В чем кстати, я и сам убедился через неделю. Вся семейка Кор стала самыми заядлыми кофеманами и на полном серьёзе обсуждала варианты промышленного производства этого напитка. Тут и я внес свои пять копеек, сообщив что у меня есть кристалл, на котором почти десять способов приготовления кофе и пара десятков рецептов.

Все то время, что я беседовал на флагмане землян, или потом, когда выполнял свое обещание по поводу всяких разных семян, я с нетерпением ждал, когда смогу посмотреть, что же хранится на кристалле, переданном мне адмиралом от его дочери. Я почему-то твердо уверен, что там очень важные, для меня, известие. К сожалению, без помощи кого-то из членов экипажа просмотреть хранившуюся на кристалле информацию я не могу. Ионоель видимо в спешке, или из мести записала самый обыкновенный кристалл, для считывателя, которого у меня просто нет, а не для головизора. Вот и пришлось мне дожидаться, когда наконец все соберутся и я наконец-то узнаю, что имела в виду аграфка обвиняя меня во лжи и глупости. Мила, быстро просмотрев меню носителя информации, сообщила, что на кристалле подержится небольшая запись с нейросети «под протокол», а потом простой видео файл. Я решил, что смотреть будем все, в конце концов ничего особо секретного эльфийка сообщить мне не может.

Прошло чуть больше часа, когда наконец мы смогли оторваться от панели головизора. Честно говоря, все что нам посчитала нужным передать Ионоель было бесспорно важно, ну по крайней мере для меня, и открывало поистине безграничные возможности. Ладно, расскажу все по порядку. Первый файл, запись «под протокол», точнее копия этой записи, содержала в себе разговор между Ионоель и ее отцом. Таким образом, аграфка дала мне понять, что особого секрета в том, что земляне высоким КИ для властей Содружества нет. Как заявил адмирал на записи «…да у меня в эскадре у любого абордажника КИ не ниже сто восьмидесяти, а у начальника штаба 258! И это без всяких твоих чисток организма и прочего медицинского бреда. Как ты думаешь, почему после войны с архами землянам дали уйти на кораблях Империи во Фронтир? Да потому, что попытка забрать эти корабли у них, могла вылиться в потерю если не всего, то доброй половины Императорского Флота, а сейчас уже, корабли восьмого поколения, это не так и страшно, если конечно не знать, что тяжелым крейсером управляет один человек, а линкором двое». Там еще много чего было и про генетический анализ, и про мой аномальный мозг, тогда адмирал предложил дочери провести такое же сканирование генома кого-нибудь из членов экипажа корабля и сравнить их с моими. Чем это закончилось я уже знаю. А вот вторая часть послания содержала только монолог Ионоель, из которого я почти ничего не понял. Зато судя по задумчивому виду Милы, она все прекрасно поняла, поэтому и за разъяснениями я обратился именно к ней.

— Мила, ну что скажешь, ты поняла, что хотела сказать Ионоель?

— В принципе поняла. Вот только я не знаю, как это можно провернуть.

— А мне не объяснишь, а то я ничего не понял.

— Олег, у тебя сейчас две проблемы, причем вторая вытекает из первой. Для полноценной жизни в Содружестве, тебе нужна нейросеть Содружества. Насколько я понимаю, нейросеть Древних вполне может ее заменить, да еще и так, что никто и никогда не догадается что стоит у тебя в голове. Но эта нейросеть не может обеспечить тебе связь с современным оборудованием, техникой и машинами. В этот перечень входят и такая простая вещь, как считыватель, то есть загружать и учить Базы ты не можешь. Можно конечно залить тебе их в медкапсуле, но без практики, без тренажеров это будет почти бессмысленно. Вот и получается, что нейросеть и Базы это твои две главные проблемы. Ионоель нашла способ как можно обойти первую и соответственно решить вторую.

— И что она предлагает?

— Установить тебе нейросеть первого поколения, по сути имплантат для связи между твоим мозгом и оборудованием. Но тут возникает вопрос отторжения твоим мозгом искусственной нейросети. Ионоель утверждает, что в результате своих исследований она выяснила, причину этого отторжения. Она считает, что твой мозг подвергся внешнему воздействию, в результате которого у тебя началось формирование нейросети, вероятно это будет аналог нейросети джоре, может быть даже более совершенный, но из-за того, что она не разворачивается у тебя в мозгу, а строится, то займет это намного больше времени. Ионоель считает, что, установив тебе нейросеть Древних мы просто ускорили строительство твоей нейросети, дав ей для этого недостающий материал, а значит со временем твоя нейросеть будет поглощать уже установленную, перенимая ее функции, возможности и возможно даже частично структуру. В принципе и с нейросетью Содружества начало происходить то же самое, просто мы не смогли этого понять и вмешались, хотя я думаю, что сделали мы это совсем не напрасно. Короче, мы, точнее, ты должен определиться, или мы ждем пока твоя эта непонятная нейросеть полностью построится, или опираемся только на установленную нейросеть Древних и работаем так, как будто больше ничего нет.

— Мила, вот так сразу я сейчас ничего не скажу. Мне надо подумать, полазать в настройках нейросети и все такое. Ты зайди ко мне часика через два, я думаю все станет понятно. Ну, а как тебе вообще все это послание?

— Очень похоже, что сначала Ионоель поверила во все твои эти игры, а вот потом, сначала засомневалась, а потом полезла в медкапсулу, точнее в ее мозги, в ее ИскИн. Олег, она профессионал каких очень мало, обмануть ее можно, а вот обвести вокруг пальца, маловероятно. Ну и плюс ко всему, учитывай, что это медкапсула производства аграфов и всех ее возможностей мы не знаем. Вполне может быть, что она очень даже видит твою нейросеть, и настоящие параметры. Не забывай, аграфы уже разработали и свой аналог бионейросети, это конечно же совсем не то, что «живые» нейросети Древних, но определенное сходство есть. В общем я считаю, что она нас раскусила, хотя и не сразу, совсем не сразу. Поэтому и запись разговора с отцом отправила, она дала тебе понять, что ты ей не сильно то и интересен, у нее теперь подопытных больше чем надо. Хотя я считаю, что некоторые твои параметры, это так сказать последствия строительства твоей личной нейросети. Они могут даже заметно снизиться после завершения ее строительства, ведь не смогла же твоя нейросеть изменить твой Коэффициент Восприятия, а значит не все ей доступно в твоем мозге, а по идее должно быть все. Так я вообще-то и не ставил ей такой задачи, КИ и Память, занизил и все. Я вообще во всех этих ваших коэффициентах и индексах ничего не понимаю. Думал Ионоель увидит, что КИ у меня упал, и память стала не к черту, ну и потеряет ко мне интерес, я ведь ей именно как диковинка нужен был. А она значит раскусила, умная зараза!

— У нее КИ почти пять сотен, правда с нейросетью и имплантатами. Кстати, а ведь имплантаты в тот, самый первый раз у тебя не удаляли, они так и остались в твоем мозгу, надо бы проверить что с ними происходит. Олег, ты как не против побыть немного подопытным, тогда можно будет что-то думать насчет установки тебе, потом, нейросети Содружества. Все равно, как выяснилось, никуда от этого не деться.

— Мила, ты меня уже столько раз засовывала в свою эту медкапсулу, что разом больше, разом меньше, никакого значения уже не имеет. Меня интересует только одно, как добиться чтобы я смог учиться и жить в вашем обществе. Блин, да попади я сейчас на Станцию, я там даже стакан воды и тот купить не смогу! А ведь нам скоро лететь в вашу Империю, мне надо получить гражданство и эту вашу карточку. А ведь точно, Мила, а мне обязательно лететь сюда и ждать вас? Я же могу в Центре Беженцев вообще, полным дауном прикинуться, кому я такой нужен буду!

— Много кому. Олег, запомни, ненужных людей не бывает, бывают люди, которым не нашли применения, им… или их органам. Ты думаешь, в Содружестве нет преступности? Так что в крайности впадать не будем, КИ установишь себе выше среднего, Индекс Благонадежности мы тебе если что немного поднять сможем, точнее сам поднимешь, мы подскажем, конечно в Центральные Миры тебя с ним не пустят, но по крайней мере, на планетах Империи, с оружием ходить сможешь, а это тоже не мало, поверь мне. А насчет подождать нас на планете, это тоже можно, так даже лучше будет. А с другой стороны, зачем тебе нас где-то ждать, карточку ФПИ ты получишь, гражданство у тебя будет, можешь и с нами полететь. Хотя нет, близко к столичной системе тебя не пустят, нейросети в общем представлении у тебя нет. Ладно, там посмотрим, нам еще до Империи почти неделю лететь, а потом еще и до ближайшей планеты, там сутки, двое и дальше, пока не тормознут. Так что я думаю, как минимум, пару недель, а то и больше, у нас еще есть. Будет время все обдумать и выбрать самое лучшее решение. Ты согласен?

— Конечно. И когда ты собираешься меня препарировать?

— Как только леди Ионоель прибудет к нам на корабль. Ты что правда думаешь, что она упустит такую возможность, а я ей о ней не сообщу? Да и не забывай о квалификации. К сожалению, между мной и ею огромная пропасть.

— А я было, грешным делом, подумал, что мы наконец-то от аграфок избавились.

— Зря подумал. Твои земляки нашли на Станции рабов. Так что они объявили владельцев Станции в работорговле и вызвали на суд. Те не явились, а значит по законам Империи Аратан, твои земляки вообще очень выборочно подходят к законодательству, вся их собственность переходит к ним. Так что, теперь эта Станция, да и вся Система принадлежит Эскадре. Здесь будет их Центр и основная база. Через пару лет ты эту Систему не узнаешь, а Империя еще ближе придвинется к Системам агарцев. Я не думаю, что в таких условиях Ионоель и ее подруга полетят в Империю Аграф, тут будет намного интереснее, а у нашего доктора еще и почти неограниченный запас в подопытных, я очень сомневаюсь, что ей кто-то из землян, сможет отказать в такой малости.

— Ясно, значит эта Система становится очень неприятной, по крайней мере лично для меня. Что там у Аля с Селаной, когда они думают улетать отсюда?

— Они в принципе уже со всеми своими делами закончили, наш счет почти на половину опустошили, корабли готовы, так что хоть сейчас. Я их пока задерживаю.

— Значит пора собирать вещички и сваливать. Надо будет сегодня обговорить этот вопрос, нечего рассиживаться. Не знаю, как вам, а мне эта неопределенность дико надоела.

— Олег, тут еще один вопрос возник, но это, ты прав, вечером все вместе и обсудим. Тем более, что времени у нас пока достаточно. Да, я связалась с леди Ионоель, она и начальник медицинской службы Эскадры прибудут завтра с утра по времени Станции, по нашему корабельному, будет около пяти часов. Так что, готовься, с утра тебя вновь начнут разбирать по винтикам, и я в этом поучаствую.

— Тогда я пошел на транспорт, займусь чем-нибудь, все равно теперь не засну.

И что меня толкнуло пойти в свою старую каюту на транспортном корабле? А ведь уже все и неоднократно предлагали мне переселиться в капитанскую каюту на крейсере, но я, один раз заглянув в эти хоромы поспешно отказался. В этих пятикомнатных апартаментах, с персональным бассейном, зимним садом и еще с черт знает чем, ни о каком уединении и речи быть не может. А в моем понимании личное помещение, это то помещение где я никому не мешаю, где мне никто не мешает и где приятно и покойно находиться, где можно отдохнуть не только телом, но и душой. А пока у меня в этом Мире только одно такое помещение и есть, прикипел я почему-то к каюте на торговце, может быть потому, что когда ее для меня готовили, то делали это с желанием, с любовью. В общем добравшись до своей каюты, я наконец-то почувствовал себя дома, хотя придется ломать это чувство, совсем скоро Грузовоз уйдет, а я останусь на какой-нибудь планете, или Станции со своим крейсером. Хотя, если это будет планета, то крейсер встанет на какую-нибудь верфь, на полное техническое обслуживание, а я поселюсь в каком-нибудь небольшом домике, где-нибудь у тихой реки, или на морском побережье… эх, мечты, мечты. Ладно, делать нечего, надо собрать то немногое, что у меня есть, и ребята правы, переселяться в капитанские апартаменты, они же и хозяйские. Правда, Аль помнится говорил, что переоборудовать жилой сектор совсем не проблема и больше суток обычно не занимает, да и полную обстановку можно заказать для любой каюты, прям всю, целиком. Вот, даже в такой мелочи, как посмотреть интерьер и то нужна нейросеть. Нет, пора с этой несправедливостью кончать, а то понимаешь, один из лучших медиков, этого сектора Галактики, говорит мне что у меня аж целых две нейросети, причем обе какие-то навороченные, а толку нет. А ведь в Содружестве нейросеть, это не роскошь, это средство выживания. Вот так вот, за размышлениями не понять о чем и мечтами о том же, я наконец-то и добрался до своей старой каюты. Опять на Свет Божий из шкафа выбрался мой рюкзак, заполненный всем тем, что я успел нахватать. Развязав верхний клапан, я уже совсем было собрался засунуть в горловину моего верного вещь-мешка подарки от адмирала и Ионоель, как обратил внимание, что на давно забытом мною пояс, точнее на некоторых его частях весело помигивают какие-то огоньки. Разбираться что это такое и чем вызвано, находясь в маленькой каюте, я не стал. Раз уж решил перебраться в капитанские апартаменты на крейсере, то так и сделаю, а значит и с очередными непонятками разбираться буду уже там. Хотя, что там разбираться-то, достать из рюкзака, полюбоваться на игру огоньков и засунуть обратно, один хрен ничего не знаю и не понимаю. Привлекать к этому остальных, ну уж нет, увольте. И мне лишних вопросов не надо, да и ребятам лишние проблемы ни к чему. А может у них каким-нибудь образом и ИскИн выклянчить. По началу показавшаяся хорошей идеей мысль отдать ИскИн Императору, или Наследнику, сейчас уже мне не кажется такой уж хорошей. Нет, ИскИн конечно же с радостью примут, и поинтересуются так, невзначай, «…а где вы его, родимые, взяли-то? А не было ли там еще чего, ценного да интересного. А может вы что позабыли, под протокол-то запись не вели… а давайте-ка мы вам ментосканирования сделаем. Ой, да что вы, не надо так дергаться и сопротивляться, дядя не страшный и совсем даже не опасный». А ведь именно так и будет, а там и про нейросети узнают, и про меня все выяснят. А про планету я уже и не говорю, хотя далековато она от Аратана, из-за одних кошек никто там ничего делать не будет, тем более, что еще лет пять, десять и эти Золотые Оолы, как наши Мурки, станут по помойкам шастать. А вот если выяснят о Базе Дальней Разведки, то вполне могут и разграбление государственного или флотского имущества вменить, прощай тогда Космос, здравствуй темный подвал. И так я все это реально представил, что меня аж самого передернуло. Нет, решено, ИскИн джоре я у ребят заберу. Нечего им так светиться. Надо только как-то им это все объяснить, а то подумают, что я просто хочу себе его отжать, а их кинуть.

До общего ужина я дотерпел с трудом. Хотелось все и сразу, и с молодежью поговорить, и Аля озадачить, и с поясом разобраться, да и на все остальное посмотреть. Вдруг еще что пока в рюкзаке лежало, заработало. Когда все собрались за столом, ребята меня первым делом и абсолютно искренне поздравили, с тем что я наконец решился и занял свое законное место. Как оказалось, и они были в этом очень сильно заинтересованы, оказывается без меня они не могут воспользоваться ни бассейном, ни зимним садом, а для них это просто настоящее чудо. Начавшийся за столом разговор не о чем постепенно сместился в определенные области, я с Алем на полном серьезе начал обсуждать варианты реконструкции капитанских апартаментов, Селана с Кири обсуждали какой-то сериал, Мила с кем-то оживленно переговаривалась по сети, в общем все как обычно. Но было заметно, что за столом витает какая-то недоговоренность, вот я и решил начать разговор про ИскИн. Но меня как всегда опередили. Причем не было никаких терзаний и уговоров, меня просто поставили в известность, что, во-первых, раз теперь у команды денег больше чем достаточно, то они решили поменять свой корабль, и даже уже подобрали ему замену, как и нашли покупателя на свой. Так что путь наш теперь лежит в Систему Ахтуба, там находятся крупнейшие в этом секторе пространства имперские верфи, да-да, корабль они будут брать новый. А во-вторых, они тут видите-ли посовещались и решили, ИскИн Древних, они никому из властей, отдавать не будут, слишком большое палево. А раз так, то и в-третьих, этот ИскИн они отдают мне, в обмен так сказать за найденные и отданные им нейросети джоре. Вот так вот, пока я значит, подбирал аргументы, отрабатывал тактику уговора с одной лишь целью, наложить свои лапы на ИскИн, они все решили без меня. Держать столь ценную штуку у себя, для них это — палево, так значит, на тебе «дикий землянин», проблему во весь рост и живи с ней как хочешь. Ай да ребятишки, молодцы, свалили проблему на другого и рады. А чего это я собственно говоря, разоряюсь, сам ведь так и хотел, так что изображаю на физиономии улыбку и сообщаю, что согласен. Тут и Мила влезла. Сообщила, что Ионоель уже вылетает к нам, так что времени у меня почитай и не осталось, минут тридцать-сорок, а потом, добро пожаловать в медсекцию, на опыты. Короче, обложили со всех сторон, даже продохнуть не дают.

Через час крышка медкапсулы плавно опустилась, а спустя мгновение опять открылась. Нейросеть показывает, что прошло ровно трое суток. В медсекции никого нет, только в маленьком кабинетике Милы горит яркий свет и слышатся возбужденные голоса. Порядок действий после медкапсулы уже давно отработан и поэтому не задерживаясь сразу иду в душевую, а через десять минут, чистый и одетый вежливо стучу в дверь кабинета. Три пары удивленных глаз уставились на меня. Что-то я не понял, меня не ждали, а я приперся?

— Ты откуда здесь, как ты вылез из капсулы?!

— Что значит как? Крышка открылась, я и вылез. — Мила не поверив моим словам бросилась к медкапсуле. Через минуту от туда раздалась ее ругань. Как я понял ту часть печатных слов, что иногда проскальзывала в ее речи, кто-то забыл поменять картридж в специальном приемнике, и капсула посчитала свою работу выполненной, и не усмотрев опасности для моей жизни снаружи, решила, что я здоров, а значит нечего прохлаждаться, марш работать.

Леди Ионоель понимая, что эксперименты закончились, и по недосмотру персонала подопытная мышка сбежала, а значит продолжения в обозримом будущем ждать не стоит, в сопровождении главврача Эскадры быстро собралась и по-английски, не прощаясь, свалила с крейсера. Так что отдуваться за всех пришлось Миле. За очередным ужином я ее пытать не стал, а вот сразу после него, за кружечкой ароматного кофе я и получил исчерпывающий доклад о состоянии моего организма, а самое главное, основной его части — мозга, ну и всех помещенных туда девайсов. Доклад Милы начался с упреков, но и небольшого ехидства.

— Олег, ты почему не снял с нейросети ограничения в показаниях КИ и Памяти. Ты бы слышал, как Леди и ее сопровождающий костерили «тупого дикаря», который из-за «тупых фобий», «не думая о последствиях загубил такой великолепный мозг».

— А что с моим мозгом?!

— Так я же тебе говорю, твоя нейросеть несмотря на все попытки Ионоель и этого, второго Доктора как выдавала, так и продолжает выдавать заниженные данные, никакие тесты не пропускает. Теперь я понимаю, почему то, что изготовили аграфы называют «бионейросеть», а нейросети Древних, называют «живыми», и на самом деле складывается впечатление, что твоя нейросеть, действительно живая, а то и вовсе, разумная. Ионоель посчитала, что в своих попытках избавиться от ее внимания и внимания спецслужб, да и просто охотников за мозгами с помощью органических ядов, нанес своему мозгу чувствительные повреждения. Короче, как ты знаешь, твою аферу с отравлением и отторжением нейросети она раскусила почти сразу, но ей было интересно, с профессиональной точки зрения, посмотреть, что будет происходить при отравлении, как будет вести себя установленная нейросеть и та что сама строилась. Так что, ее поспешное бегство, это еще и признание своей косвенной вины, за тот «ущерб», что она нанесла тебе и твоему сознанию своим промедлением и любопытством. Теперь по поводу наших исследований. Здесь есть как приятные, так и не очень приятные новости. С каких начнем?

— Ну давай с неприятных.

— Значит с неприятных. Их в принципе не так и много. имплантаты, что должны были встать вместе с нейросетью Содружества полностью переработаны твоей нейросетью, какой мы установить не смогли. Но все сошлись на версии, что это работа твоей первичной сети. Но это ей не помогло. Нейросеть Древних, что мы тебе установили, успешно защитилась от попыток твоей первичной нейросети поглотить и ее, после чего частично сама поглотила первичную, точнее она поглотила только небольшой ее участок, а всю остальную структуру подогнала под себя. В общем можно считать, что твоя нейросеть полностью развернулась и готова к работе на все сто процентов. Теперь новость, с которой мы так и не разобрались. Ты конечно же знаешь, что далеко не весь мозг задействован в работе, активно трудится только его внешняя часть, вот именно поэтому и нейросеть обычно разворачивается только по площади мозга, иногда захватывая части второго слоя. Как выяснилось, твоя первичная нейросеть разрослась до шестого и частично седьмого слоя мозга. И возможно продолжает и дальше разрастаться. К чему это может привести мы не знаем. Остается надеяться, что теперь, когда она полностью под контролем нейросети Древних, это разрастание прекратится. В общем, боюсь, что сейчас никакое самое совершенное оборудование не сможет точно определить твои параметры. Ну и приятная во всех отношениях новость. Так как ты теперь можешь поддерживать контакт со своей нейросетью и управлять ее, а твоя изначальная сеть больше не представляет опасности, то установить тебе нейросеть Содружества не представляет абсолютно никакого труда и опасности. Кстати, эта нейросеть прекрасно сможет выполнить функции маскировки нейросети древних при сканировании. Так что, не стоит ставить что попало, оптимальный вариант ставить самую лучшую, по крайней мере это не вызовет в последующем никаких вопросов. Вот и все новости. Да, совсем забыла, при установке нейросети Содружества у тебя появятся и нейроразъемы для прямого подключения нашего оборудования, а значит и считыватель ты установить сможешь, и базы учить.

— А вот это, Мила, и на самом деле новость просто замечательная. Когда начнем Установку?

— А у тебя есть что ставить? Надо опять лететь на Станцию, в корпорацию «Нейросеть», и смотреть, что они могут предложить, тем более, что сейчас мы, абсолютно неограниченны в средствах. Так что иди, отдыхай, а завтра с утра и слетаем, да и мне надо кое-что прикупить.

Лежа на кровати и разбираясь с тем что рассказала мне Мила, я понял, что особо ничего нового я и не услышал. То, что моя сеть развернулась и прекрасно работает я знал и так, то что для нормальной жизни и работы в Содружестве мне надо, а главное теперь уже можно, поставить местную нейросеть, мне тоже было уже известно. Не знал я только о судьбе той странной нейросети, что пыталась сама себя построить, но вроде и с ней теперь все стало ясно, хотя и есть у меня определенные подозрения, что тут не все так просто, ну да ладно, будет день, будет пища. Завтра мне предстоит в первый раз окунуться в жизнь инопланетного общества, и пусть это всего лишь Станция где-то во Фронтире, временное прибежище пиратов, контрабандистов и мелких торговцев, но определенное понятие о царящих нравах и законах и на остальных территориях она дать сможет, а разве моя профессия и не заключается именно в том, чтобы по осколкам воссоздать и все остальное.

11 глава

Насколько легко я вчера заснул, настолько же тяжело я сегодня просыпался. Голова неимоверно болит и какой-то постоянный звон, больше похожий на набат, пред глазами красная пульсирующая пелена. И что случилось? О, смотри-ка, все прекратилось, только перед глазами появилось какое-то странное, полупрозрачное изображение какого-то бочонка на веревочке. Это еще откуда и вообще, что это такое. «Это пиктограмма сервисного информационного сообщения. Необходимо принятие решения носителем». — раздалось где-то позади меня. А если принять во внимание, что я все еще лежу на кровати, да еще и на спине, то получается кто-то залез в узкую щель между кроватью и полом каюты и оттуда отвечает на мои мысленные вопросы. Кажись приехали, тихо шифером шурша — едет крыша не спеша. Это у меня что, глюки что-ли? Бли-и-и-н, ну какие глюки, это нейросеть проснулась, вот только я что-тот не слышал, чтобы нейросети разговаривали, хоть и мысленно. Хотя я и о нейросетях еще совсем недавно не слышал, а сейчас, ничего, вон уже третью ставить собрался. Так, стоп, потом будем рефлексировать, принимая во внимание, что побудка была достаточно жесткая, значит что-то и правда случилось. Вот надо же было именно сегодня, мне же через пару часов с Милой на Станцию лететь, подбирать себе самую навороченную нейросеть чтобы превратить ее в примитивный имплантат для выращивания нейроразъемов. Ладно, время пока есть, все равно если что, то что-либо ставить сейчас, даже я понимаю, совсем не рекомендуется. Как там Аль говорил, сосредоточься и отдай распоряжение. Ни хрена не получается, тренироваться нужно. А если попробовать в полный голос?

— Развернуть сообщение. — о, сработало, перед глазами какой-то полупрозрачный текст, — перейти в голосовой режим, озвучить сервисное информационное сообщение.

— Завершено создание дополнительных семи нейроузлов, необходимо принятие решения по профилированию и назначению, завершено создание колоний нанитов, необходимо распоряжение на развертывание.

— Предоставить перечень по возможному профилированию нейроузлов и назначению колоний нанитов.

— Дополнительные нейроузлы могут быть использованы как дополнительные мощности для расширения сознания, интеллектуального потенциала, памяти, скорости и уровня восприятия информации, повышения расчетных мощностей. Колонии нанитов предназначены для укрепления костно-мышечного каркаса, ускорения прохождения нейроимпульсов, укрепления и уплотнения кожного покрова.

Это что же получается, из разговоров с Алем, Селаной, и Милой я знаю, что в Содружестве широко используются узкоспециализированные имплантаты на Интеллект, Память и Восприятие, правда последний считается пилотским и в основном используется боевыми пилотами малых кораблей, если брать по земной аналогии, то пилотами истребителей и штурмовиков, то есть там, где главное скорость и маневренность. В то же время медкапсула выдает мои характеристики, где присутствует и такой показатель, как коэффициент восприятия. Интересно это одно и тоже или нет? Надо проконсультироваться с Милой, она точно скажет. А вот, про имплантат расширения сознания ни она, никто другой ничего не говорил, надо спросить. Так с этим вопросом определились. Теперь по колониям нанитов, похоже это тоже аналог имплантата Содружества, да и принцип действия тот же, здесь все ясно, только вот насчет уплотнения и укрепления кожного покрова, как бы чешуей не покрыться, или еще каким хитином. Так что этот вопрос отложим тоже.

— Решение по профилированию дополнительных нейроузлов и по колонии нанитов отвечающих за уплотнение и укрепление кожного покрова пока отложить. Колонию нанитов отвечающих за укрепление костно-мышечного каркаса развернуть в полном объеме.

— Принято. Предварительное время разворачивания колонии нанитов двадцать восемь часов. Приступаю.

— Предоставить информацию о количестве доступных дополнительных нейроузлов и возможности адаптации имплантата по взаимодействию с устаревшими системами и оборудованием.

— В настоящее время доступно семь дополнительных нейроузлов. Каких-либо преград для адаптации заявленного имплантата нет. Рекомендуется образования дополнительного нейроузла с заявленными характеристиками, необходима нейрокарта узла. При отсутствии нейрокарты рекомендуется имплантация соответствующего оборудования для его анализа, поглощения и образования аналога.

Вот же какая продвинутая нейросеть мне досталась, уже и рекомендации дает, такими темпами она скоро и советовать начнет, а потом и думать за меня станет.

— Осуществление самостоятельных мыслительных процессов в данной конфигурации невозможно без личного и прямого распоряжения носителя о создании квазиличности или предоставлении полного доступа к личностной матрице самого носителя.

Вот тебе бабушка и Юрьев День, это у меня что в голове какая-то штука с возможностью самостоятельного мышления?! Внезапно пронзившая мысль заставила прохрипеть:

— Предоставь свой идентификатор для опознания.

— Идентификатор отсутствует. Нейросеть, модель «Искатель», класс «Автоном».

— Что случилось с Нейросетью MVY-23U?

— Названная структура была полностью интегрирована в систему и сейчас является неотъемлемой частью вспомогательной нейроструктуры. Функции, признанные полезными, сохранены и адаптированы. Структура Центрального Управляющего Узла была признана соответствующей Основной Задаче и полностью сохранена. Носитель имеет возможность задействовать данный Узел в любое время и в любых целях по своему усмотрению.

Ничего не понимаю, и Мила и Ионоель, да даже этот непонятный доктор с Эскадры, все в один голос утверждают, что нейросеть джоре поглотила при своем развертывании и активации то что было у меня в мозгу. А в реальности все оказалось наоборот!

— А откуда ты вообще взялась-то?

— При совершении кварково-информационного перехода ИскИн транспортного узла зафиксировал у носителя фатальное повреждение вспомогательных нейроструктур. Носителю была имплантирована саморазвивающаяся нейроструктура. В связи с тем, что никогда прежде не было зафиксировано факта уничтожения или повреждения Управляющего Центра вспомогательных нейроструктур, то данная функция в саморазвивающейся нейроструктуре не прописана. Поступивший аналог Управляющего Центра, на ранней стадии активации, был признан непригодным и поглощен. Второй образец Управляющего Центра по своим характеристикам был признан ограниченно годным. После проведения мероприятий по расширению функционала и модернизации до минимально необходимого уровня, Управляющий Центр был включен в общую нейроструктуру. Ориентировочное время развития Управляющего Центра до максимального уровня составляет порядка трех лет.

Ага, вот теперь все становится более-менее понятно. Просто, ни аграфка, ни Мила, ни доктор не смогли отделить, точнее определить где структура нейросети джоре, а где то, что уже было у меня в голове, а при сканировании смогли выделить этот самый Управляющий Центр и даже возможно, получить от него какой-то отклик. Вот поэтому они и сделали ошибочный вывод, что нейросеть джоре поглотила ту, другую. А все оказалось намного сложнее, эти две нейросети объединились в одну, под единым управлением. Теперь еще понять бы чем это грозит для меня лично. Хотя, с другой стороны, а чем мне это все может грозить? Ну получил я вместо нейросети джоре какой-то ее симбиоз с нейросетью еще более древней расы, это тоже не плохо. Не надо покупать и вживлять имплантаты, как выяснилось их можно вырастить прямо на месте, в том числе и имплантат для работы с оборудованием Содружества, тоже хорошо. Или нехорошо, по всем признакам нейросеть у меня будет, даже на запросы станет откликаться, а вот при самом элементарном сканировании я засыплюсь, все же нейросеть «живая» и нейросеть «техническая» две большие разницы. Значит надо создать муляж нейросети Содружества, только для того чтобы она на сканерах светилась, а для этих целей можно и Базовую использовать. А лучше все же подобрать такую, чтобы «живой» аналог ее Управляющего Центра был как можно более функционален. Значит все же «Инженер», причем максимального уровня. Ну вот и разобрались, остается дождаться Милу и на Станцию. Опять не успеваю посмотреть, что там с моим поясом, а что, нейросеть-то у меня есть, вот и пусть проверит все что я понабрал в подземном комплексе, попробую использовать ее как систему опознания.

— Искатель! Ты как справишься с такой задачей?

— В непосредственной близости находится шесть активных устройств и тринадцать неактивных, подходящих под определение «артефакт». Среди активных определенную опасность может представлять только «Секундант», еще два, это ИскИны, определить полную конфигурацию и интегрированные устройства, без непосредственного контакта не представляется возможным, один дроид, для ремонта и тестирования оборудования, одно зарядное устройство для подзарядки источников питания оборудования и одно средство индивидуальной защиты средней мощности. Опознание неактивных «артефактов» невозможно, рекомендуется провести зарядку их источников энергии используя активное зарядное устройство, после чего провести их повторную идентификацию. Данные получены от малой интегрированной нейроструктуры.

Ага, малая структура, это похоже нейросеть джоре, «Секундант», это что-то из дуэльного набора, насколько я понимаю, вот и становится понятным ношение холодного оружия, правда совершенно не понятно назначение самого этого «Секунданта», ну да ладно, потом разберемся. А вот со всем остальным сплошной туман, если предположить, что все это понавешано на поясе, то значит и все остальное, что лежит у меня в рюкзаке это какое-то деактивированное оборудование, у которого «сели» батарейки. А вот наличие каких-то ИскИнов, да еще и работающих это плюшка хорошая, нужная и ими надо заняться как можно скорее. Жаль, что сейчас на это совсем нет времени, еще пара минут и пора собираться на Станцию.

В этот раз полет ничем не отличался от любого предыдущего. Все тот же закрытый гроб и никакого ощущения полета. Да и Мила не была занята управлением бота, эти функции были возложены на ИскИн диспетчерской службы Станции, поэтому почти час полета мы и проговорили. Меня очень интересовали имплантаты на восприятие и расширение сознания. Услышав мой вопрос Мила очень долго хохотала, а потом сказала, что «тот разумный, который сможет создать нечто подобное будет однозначно признан героем Содружества», потом она добавила, что ходят слухи о подобных имплантатах Древних, но еще никому и ни разу не удавалось их найти, нейросети периодически находят, а вот имплантатов никогда, никаких. Вот тут уже и я задумался. Нейросеть мне сообщила, что готовы семь дополнительных нейроузлов, которые в принципе и должны выполнять роль имплантататов Содружества. Интересно, это функция нейросети джоре, или уже этого «Искателя»? А что мне мешает это выяснить прямо сейчас, тем более, что худо-бедно, но мысленный контакт с нейросетью я уже освоил.

— Искатель?

— Да, носитель.

— Ну для начала, давай определимся с тем как ты будешь ко мне обращаться, а то это твое «носитель», мне совсем не нравится.

— Носитель в праве выбрать удобное к нему обращение.

— Тогда обращаться ко мне следует «Олег».

— Хорошо, Олег, новое обращение к носителю принято.

— Искатель, недавно сформированные нейроузлы, которые требуют профилирования, это функция малой нейронной структуры или твоя?

— Подобная функция имеется и у меня, и у Малой Структуры. Разница только в их производительности. Созданные нейроузлы это мои, малая структура пока еще не приступала к созданию своих Нейроузлов. Рекомендуется объединение данных нейроузлов обеих структур. При их объединении прогнозируется увеличение производительности дополнительных нейроузлов на тридцать процентов, за счет построения дополнительных нейроузлов по гибридной схеме. Изменения в созданные нейроузлы могут быть внесены в течении трех часов.

— Ясно, спасибо. — ну вот и появилась тема для разговора с Милой. Да и не понимаю я почему никто из ребят еще не поставил себе нейросеть джоре, та же Кири ведь просто мечтала о таком, а тут есть возможность, а они тянут. Вот и надо провентилировать этот вопрос.

— Мила, а почему никто из вас не ставит себе нейросеть Древних?

— Поставим, но чуть по позже. Понимаешь, перед этим рейсом мы очень неплохо вложились в Базы Знаний, ну кроме Кири, а если сейчас ставить новые нейросети, то все Базы, что мы не успели изучить просто пропадут, да то что недоучено до конца тоже. Мы конечно понимаем, что сейчас, благодаря тебе и леди Ионоель, денег у нас предостаточно, но просто жаль потерянного времени. Я вот начала учить «Медицину» 6 ранга, Аль «Техника» в 5-ом, Селана тоже что-то там брала себе, вот и ждем, пока хоть одна из Баз пакета подойдет к своему завершению.

— А, ясно, как-то я не подумал об этом. Мила, а расскажи мне о имплантатах на восприятие. Вот ты говоришь, что тот, кто их изобретет станет героем Содружества, а Аль говорил, что боевым пилотам ставят такие.

— Олег, у древних были такие имплантаты, хотя сами Древние их так и не называли, мне кажется, что они вообще не пользовались таким словом, как «имплантат», они называли их «узлы». Так вот разница между имплантатом Древних и имплантатом Содружества, это как сравнивать огонь и воду, день и ночь.

имплантат на восприятие, что ставят пилотам в Содружестве предназначен именно для восприятия данных, поступающих от ИскИна истребителя или штурмовика, он просто переводит, тот поток данных, что стекается в него в более удобный вид. А имплантат Древних, работал совсем по другому принципу, он почти ничего не преобразовывал, он обеспечивал почти моментальное усвоение любого объема данных в любой форме, то есть, разумный именно воспринимал массивы информации. Понимаешь? Любой пилот с таким имплантатом воспринимал бы данные со сканеров, прицельных устройств, ИскИна, как свое знание. Вот ты думаешь, почему всех так возбудил твой показатель Восприятия, да потому, что с таким индексом та же скорость изучения Баз подпрыгнет на порядки, тебе уже не придется осмысливать полученные Знания, твой мозг не будет их обрабатывать, он будет воспринимать информацию из Баз как уже обработанную, как знания, полученные тобой лично. Нет, тебе конечно придется делать все то же самое что и всем, но это будут несоизмеримые сроки, то на что у обыкновенного человека займет месяц-два, у тебя будет занимать час-полтора, а с твоими коэффициентами КИ и Памяти наверное и еще меньше. Вот скажи, сколько времени у тебя заняла База по нейросетям?

— Я думаю пару секунд, навряд ли больше.

— Вот, а у меня эта База изучалась и осмысливалась порядка часа. И поверь, огромную роль в твоем случае сыграл именно Индекс Восприятия. Почему все стараются ставить себе нейросети более свежего поколения. Да потому что, чем современнее нейросеть, чем она совершеннее, тем больше она поднимает твои базовые характеристики. Специально это заложить в нейросети мы пока не можем, это получается как-то само-собой. Ученые объясняют это образованием каких-то «петель» в мозге, наподобие нервных или лимфатических узлов. И если КИ и Память можно поднять достаточно сильно, за счет нейросети и имплантатов, то вот Коэффициент Восприятия поднимается только за счет нейросети и на совсем незначительную величину, от одной сотой, до одной десятой. Но даже и это огромный прогресс.

— Интересно, но очень запутано. Вы вкладываете в одно и то же слова разный смысл. Хорошо, а имплантат на Расширение Сознания?

— Такого имплантата нет. И вероятно никогда не будет. Хотя в древних записях подобное и упоминается, но никаких доказательств этому нет. А по идее, такой имплантат должен был бы расширить сознание разумного, поделить его на несколько потоков. Человек или другой разумный смог бы независимо друг от друга выполнять сразу несколько взаимоисключающих дел. Ну, например, учить Базу и вести космический бой, или проводить какие-то научные исследования. Иногда встречаются разумные, которым это дано от природы, их изучают, но толка никакого. А зачем тебе это?

— Да понимаешь, моя нейросеть предлагает мне вырастить такие имплантаты, точнее нейроузлы с такими функциями.

— Что?! Твоя нейросеть предлагает что?! Вырастить имплантаты на Восприятие и Расширение Сознания?!

— Ну да, похоже, что это ее штатная функция. Наверное, именно поэтому никто и никогда и не находил имплантатов Древних.

— Но ведь в Содружестве сотни, если не тысячи разумных у которых стоит нейросеть Древних, и я никогда не слышала ни о чем подобном!

— Мила, ну подумай сама. У кого в Содружестве может стоять такая нейросеть, ведь точно не у простого шахтера или фермера, или техника с какой-нибудь Станции. Это безусловно очень богатые и влиятельные лю… разумные, ну и зачем им афишировать свои незадокументированные возможности.

— Наверное ты прав, хотя скорее всего те, кому надо об этом знают. А ведь это можно легко проверить! Леди Ионоель, она племянница Императора, дочь адмирала, медик высокой категории, она должна знать!

— Хорошая мысль, но возвращаться мы, надеюсь, не будем? Ты забыла у нас на Станции несколько очень важных дел, а с аграфкой ты и потом переговорить успеешь. И вообще, ты знаешь, мне кажется, что эта «леди» знает намного больше чем говорит. Быстрее бы уже Эскадра покинула эту Систему, и она вместе с ней, или мы бы уже отправились дальше.

Как-то незаметно Мила ушла в себя, наверное, обдумывала мои слова, а я полез в настройки нейросети, пытаясь в чем-нибудь там разобраться. Вот тут-то я и понял, что маленькой базы по нейросетям Содружества здесь абсолютно недостаточно, более-менее приемлемые сведения по пользованию еще получить можно, а вот по возможностям и углубленным настройкам, нет. Придется или «методом тыка», или где-то брать соответствующую Базу джоре. Кстати, вот и созрела еще парочка вопросов к самой нейросети.

— Искатель, а никакого «мануала», у тебя нет, ну хотя бы в общих чертах, инструкция по эксплуатации, настройкам, функционалу?

— Нет, все настройки постоянны и неизменяемые, допускается только персонализация «Рабочего Стола», выбор дополнительных узлов и сопряженного оборудования.

— Ясно. Через пару часов я хочу установить имплантат отвечающий за взаимодействие с сильно устаревшим оборудование. Как бы нам договориться, чтобы ты в очередной раз не поглотил и не переработал его, желательно вообще не препятствовать его работе и разворачиванию, но полностью взять под контроль.

— Олег, ты хочешь имплантировать Дополнительный Управляющий Центр со всей его структурой? Центр, аналогичный первому?

— Да.

— Должен предупредить, что данная структура является очень небезопасной для носителя, имеющиеся в ее логическом обеспечении алгоритмы позволяют брать ее под полный контроль третьим лицам, получать полную информацию о носителе, и контролировать его действия, а при необходимости и управлять им.

— А как-то блокировать все потенциальные угрозы?

— Блокирование этих «закладок» приведет к полному блокированию всей структуры. Могу предложить вариант с полной заменой этой структуры на ее аналог, это будет обеспечено выделением, а при необходимости и построением необходимых участков нейросети. На любых сканерах, при любых запросах со стороны этот аналог будет полностью соответствовать образцу.

— При имплантации структуры, мне так же будут имплантированы разъемы для прямого контактирования с оборудованием, к ним так же надо будет протянуть нейролинии.

— Не вижу никаких проблем.

— Ну значит договорились. Искатель, а ты можешь определять наличие других развернутых нейроструктур или других структур?

— Без дополнительного оборудования нет. Доступно определение Общей Сети, а также выход в нее, это позволит тебе вести прямое общение с носителем любой структуры, так же подключенной к Сети. Подключение к открытым информационным потокам, ИскИнам общего пользования, локальным Сетям, нешифрованным канал связи, также доступно.

Из состояния тихого охренения от моей недогадливости меня вывела Мила, сообщив, что мы уже почти прибыли и сейчас наш бот уже размещается в каком-то боксе. Ну что стоило поинтересоваться раньше такими вот простейшими возможностями нейросети, да и остальные тоже молодцы, даже не намекнули о подобных возможностях. Знал бы раньше, так и не бегал бы по всему тандему кораблей, когда надо задать какой-то вопрос. Ладно, вернусь на корабль буду разбираться с тем, что могу, а что не могу. Сейчас вперед, на Станцию, Мила вон уже подпрыгивает от нетерпения, перед раскрытыми створками бота.

Сначала особого восторга Станция у меня не вызвала. Покинув бот, мы оказались в каком-то помещении, чуть больше нашего кораблика. С двух сторон, друг напротив друга, расположены идентичные шлюзовые ворота, через одни наш бот и попал в этот бокс, а вторые, скорее всего, служат и входными, и грузовыми. Сюрпризы начались сразу же как только мы вышли из временного пристанища нашего транспортного средства. Сразу за дверями открылся вид на самое настоящее… шоссе, и как минимум шестирядное, если не больше, высота потолка достигает метров, наверное, тридцати, со стороны нашего бокса через неравномерные промежутки расположены точно такие же шлюзовые ворота, через которые мы только что вышли, а на стене напротив разместились какие-то коммуникации самых разных размеров, от двухметровых труб, до пучков проводов вряд ли толще спички. С завидным постоянством по «шоссе» пролетали какие-то машины, платформы, а то и небольшие кораблики, размером с наш бот. Кое где возле ворот виднелись какие-то люди, точнее разумные, потому как определить их расовую принадлежность довольно затруднительно. Через пару минут к нам подкатила какая-то платформа с парой десятков кресел, ого, так тут что, еще и автобусы ходят! Местный общественный транспорт работал отлично, а главное очень быстро и что самое интересное, ни возле каждой группы или одиночного разумного он останавливался. Оказывается, и здесь есть свои маршруты, наша платформа шла в сектор, где размещаются офисы корпораций, развлекательные и торговые центры. Только сейчас я смог осознать истинные масштабы этого сооружения, даже по самым моим скромным прикидкам, эта Станция никак не может быть меньше пяти километров в диаметре, восемнадцать ярусов, каждый поделен на сектора, куча кафе, баров, магазинов и маленьких лавочек, своя Биржа, ремонтные доки, способные вместить даже мой крейсер, парки, бассейны, жилые комплексы, а Мила сказала, что тут даже коттеджный поселок и тот есть. Целый город, только располагающийся не в плоскости, а упрятанный за толстыми броневыми плитами внешней обшивки и располагающийся ярусами. А ведь есть еще и какие-то технические помещения, да, наверное, и целые ярусы, да плюс еще и складские, а, наверное, и производство какое-никакое, а тоже есть. Когда-то я с гордостью заявлял, что у Земли есть своя космическая Станция, и скорее всего подсознательно сравнивал ее со Станциями Содружества, конечно прекрасно понимая, что те и больше, и комфортнее. Но я даже и не подозревал насколько. Вся наша МКС легко может уместиться в паре-тройке местных боксов. Хорошо, что я вспомнил о своих земляках, которые всего пару дней назад поставили эту махину на уши почти без единого выстрела, а то вполне мог бы заполучить комплекс неполноценности.

К счастью, а может и наоборот, но для Милы мои душевные терзания были пустым звуком. Как только мы сошли с платформы, она замерла на пару секунд, общалась со станционным ИскИном, это я уже знаю, она с целеустремленностью танка потянула меня вперед. На ходу объясняя, что в офисе корпорации «Нейросеть» мне придется провести почти сутки, там мне нейросеть установят, там же и проследят за ее разворачиванием и активацией, там же в офисе мне и зальют на нее все Базы что я выберу. Базы у них самые лучшие и полные, поэтому нет никакого смысла брать их на кристаллах, там всяко «битые» сектора будут. К тому времени как я полностью освобожусь, она будет меня ждать, и мы вместе вернемся на наш корабль. Задерживаться более в этой Системе смысла нет, поэтому почти сразу мы пойдем на Ахтубу, там мы скорее всего расстанемся, ребята на своем транспорте полетят дальше, в глубь Империи, а я останусь их дожидаться или на планете, или, если захочу, на орбитальной Станции. Моя задача на Ахтубе, принять гражданство и по возможности нигде не засветиться, а сидеть и учить Базы. Пока я буду заниматься самообразованием, они выставят на аукционе Биржи то, что я посчитаю нужным, правда теперь в этом нет особой необходимости, раз мы пришли к решению оставить ИскИн джоре у меня, но лишние деньги, лишними не бывают, тем более, что поток кредитов за просмотр наших роликов заметно снизился, если не сказать, что почти совсем прекратился. В общем бесплатная кормушка прикрылась и теперь надо самим думать, как заработать на хлеб с маслом, а лучше с икрой.

Покинула меня Мила уже в офисе корпорации. Официально у меня нет нейросети, нет и счета в банке, поэтому во время разговора с менеджером «Нейросети», она выступала как мой представитель и спонсор. Результатом этих переговоров стал открытый опцион на пять миллионов кредитов, чего должно было с лихвой хватить и на нейросеть и на Базы, к тому же мы с девушкой договорились, что как только у меня появится возможность наведаться в офис Банка Содружества, я открою там счет и сообщу его реквизиты, чтобы при необходимости ребята перекинули мне на него денежку малую. Менеджер, удостоверившись, что деньги у меня есть и я вполне готов их потратить с энтузиазмом начал мне рассказывать о чудо-имплантатах, последних разработках корпорации и еще о чем-то совсем мне не интересном. Мои требования к будущей покупке были достаточно просты и легко выполнимы, да и никакой необходимости в приобретении имплантатов или очень уж навороченной нейросети у меня нет. Стоило больших трудов прервать монолог увлекшегося торгаша и разъяснить ему что же именно мне нужно. А требования у меня к моей будущей нейросети было довольно странное, странное для простого обывателя Содружества. Мне совершенно не важен прирост в КИ или Памяти, который может обеспечить нейросеть, для меня большее значение имеет способность нейросети поддерживать канал связи и управления с как можно большим количеством технологических объектов, причем объектов самых продвинутых, снабженных своим ИскИном, а то и не одним. В идеале я хотел иметь возможность управлять крейсером в одиночку, при необходимости свободно оперировать десятком дроидов, или целых комплексов. В процессе нашего разговора менеджер вытащил от куда-то целую кучу всевозможных буклетов и технических описаний, мы долго обсуждали всевозможные параметры отдельных образцов нейросети или целых их линеек, но так ни к чему определенному и не пришли. Наконец парень не выдержал и связавшись с кем-то через сеть вызвал себе помощника, а может и консультанта, кто их разберет. На его зов явилось странное создание, если бы не явно человеческое строение организма, то я заподозрил бы в нем инопланетянина. Создание оказалось человеком, да еще и девушкой, хотя вот тут-то и возникли сомнения, выслушав мои требования, она на секунду задумалась, а потом выдала:

— Оптимальный вариант только один, ну по крайней мере из имеющегося у нас, но я очень сомневаюсь, что он Вам подойдет. Там достаточно жесткие требования по КИ и… это очень дорого.

— Лия, давай, не тяни! Я уже все что можно перебрал!

— У шефа в сейфе лежит последняя разработка аграфов, перед тем как они перешли на биосети. Кто-то заказал, но уже почти два месяца не появляется. Это нейросеть — Инженер-универсал 9МУП, ее цена три с половиной миллиона кредитов, и она требует 210 единиц КИ. Так что я думаю, что Вам она не подходит. Больше ничего отвечающего Вашим требованиям у нас нет. Извините.

— А что, пожалуй меня это устраивает, — сказал я внимательно изучив спецификацию, что открыла девушка на планшете. — да, меня это устраивает. Теперь давайте обсудим какие Базы вы можете мне предложить и что пойдет в качестве бонуса.

В общем через три часа вымотанный до самого не хочу, но довольный как удав, я направился в операционную, где мне должны были имплантировать последнее достижение цивилизации аграфов, а также еще и залить все выбранные мной базы. Особо мелочиться я не стал и Базы брал в максимальных рангах и полными пакетами. Пришлось даже связываться с Милой, при помощи планшета, и просить еще денег, мои покупки потянули почти на семь миллионов. Хорошо иметь чертовски богатую подружку. А вот с бонусом решили разобраться после операции, когда я уже приду в себя, а нейросеть полностью развернется и активируется. Да и Мила, узнав полный перечень доступного оборудования, расходников и Баз слезно просила не торопиться и подождать. Принимая во внимание, что карточка ФПИ у меня уже есть, да еще и выданная специалистом, о котором местное отделение «Нейросети» может только мечтать, бюрократическими заморочками, типа определения КИ, физического или психического состояния, меня доставать не стали, а сразу поместили в медкапсулу, очень сильно похожую на те, что мы прихватизировали на заброшенной базе разведки. В очередной раз крышка капсулы опустилась, полностью отрезая меня от реальности, а я отключился.

Крышка опустилась, крышка поднялась. Нейросеть исправно доложилась, что прошло восемнадцать часов, неизвестная структура полностью развернулась и активировалась, сейчас происходит снятие полных параметров и подготовка к имитации структуры и поглощению оной. Ну в принципе все как и задумывалось. Искатель бойко отрапортовал, что все Базы, залитые на структуру, полностью скопированы и готовы к изучению. В общем, не жизнь а праздник. Мила, оказывается, уже почти три часа ждет моего пробуждения, и за это время она успела вынести мозг почти всем сотрудникам офиса, слишком уж многое она хотела получить в качестве бонуса, а после того как узнала, что бонус составляет всего десять процентов от суммы покупки, да и то если эта самая покупка превышает пять миллионов, то просто сошла с ума от расстройства. В общем надо идти девушке на помощь. Зачем мне сумасшедший доктор? Встречающий меня менеджер корпорации рассыпался в любезностях и все время пытался меня исподволь поторапливать. По всему видать, что этот менеджер, мелкая сошка, но с такими всегда намного проще договариваться, вот я и закинул удочку, насчет купить у них то оборудование что так понравилось Миле. В конце концов, раз они готовы все это отдавать даром, то уж за деньги-то и подавно отдадут. Что в конечном счете полностью и подтвердилось. Наш совместный счет похудел еще на пять миллионов, зато Мила была полностью счастлива, а я стал единоличным обладателем какой-то навороченной тренировочной камеры и обучающей капсулы. Как говорится, и гости, и хозяева остались полностью довольны друг-другом. Больше на этой Станции нас ничто не держало, а нетерпение снедало всех моих новых друзей. Так что мы решили, что утром отправимся дальше. К тому моменту, когда мы наконец вышли из офиса корпорации уже вся Станция знала, что Эскадра землян решила оставить эту Станцию себе, устроив на ней что-то вроде своей основной базы и штаб-квартиры, поэтому появилось не мало желающих покинуть, ставшую вдруг такой беспокойной Систему. Диспетчера сбились с ног, обеспечивая безопасную проводку кораблей вблизи Станции, поэтому мы и не стали торопиться, а отложили свой вылет на утро. Система Ахтуба, ее планеты, Станции и верфи ждут нас.

После возвращения на корабль я, сославшись на необходимость заняться нейросетью и проверить залитые на нее пакеты Баз Знаний, тихонько слинял к себе в каюту, а вот остальных Мила вполне удачно припахала к установке всего того, что она набрала в «Нейросети». Я правда так и не понял зачем все это нужно, если корабль все равно решили продавать, а вместо него или купить, или заказать новый на верфях. Оставшись наедине я первым делом поинтересовался у «Искателя», как там дела с замещением и поглощением нейросети. На что получил довольно странный ответ.

— Олег, это очень интересная структура. В ней применены очень необычные решения некоторых программных и архитектурных вопросов. Я очень хотел бы изучить ее более подробно.

Нейросеть которая имеет свои желания и позиционирует себя как вполне разумное существо. Насколько я знаю, такого не может быть в принципе. Словно услышав мои мысли «Искатель» выдал очередной перл:

— Олег, произошла маленькая накладка, когда тебя погрузили в медикаментозную кому и имплантировали новую структуру, я получил неограниченный доступ к твоей памяти и личностной матрице. Сработали заложенные установки, и я начал приобретать возможность самостоятельного мышления и образования личности.

Писец, у меня в голове разумная нейросеть, да еще и с зачатками самостоятельной личности! И что мне теперь делать?

— Олег, поверь, ничего страшного не произошло, ты всегда можешь отдать приказ и образовавшаяся квазиличность будет уничтожена. — и столько страха и боли мне послышалось в этих словах, что я даже растерялся. Хорошо еще, что не начал убеждать то, что находится в моей голове, что я этого никогда не сделаю. Интересно, а Он сможет рассказать мне хоть что-нибудь о своих создателях, хотя это вряд ли, а жаль. И все же я решил немного по ёрничать:

— «Искатель», а может ты себе уже и имя придумал?

— Олег, если ты не против, то я бы хотел взять имя Ира.

— Но ведь это женское имя, а ты вроде как мужик?

— Да, я знаю, но образовавшаяся личность более всего тяготеет к женской ипостаси, — раздался у меня в голове очень приятный женский голосок. Воображение сразу нарисовало образ обворожительной брюнетки с шикарной фигурой.

— А что, мне нравится этот образ, если ты не против, то… — и у меня перед глазами возникло изображение «Иры». Ну и как тут можно было отказать?

Вероятно, почувствовав мое состояние, «Ира» сказала:

— Олег, не расстраивайся, относись ко мне как к сестре, или подруге, с которой можно поговорить практически обо всем, попросить совета или помощи. И да, кстати, мой первый тебе совет. Мне все труднее поддерживать твой гормональный баланс, поэтому рекомендую в самое ближайшее время найти себе сексуальную партнершу, иначе прогнозирую общую раздражительность, немотивированную злость и общее снижение мозговых функций, что может очень негативно сказаться на общем состоянии.

— Вот я дожился-то, нечто живущее в моей голове уже советует мне заняться сексом! Хотя, ты права. Прилетим на Ахтубу, надо будет заняться этим вопросом, бегать по борделям Станции мне что-то совсем не хочется. Ладно, чем еще обрадуешь?

— Все базы что были загружены на неизвестную структуру мною полностью усвоены, так что ты можешь с моей помощью ими свободно пользоваться. Но для достижения максимального результата, все же будет лучше, чтобы и ты их изучил и освоил.

— Вот теперь я понимаю, почему ты считаешь меня просто «носителем».

— Ты не правильно меня понял. Без твоего прямого указания я не могу ничего сделать, понимаешь, вообще ничего. Ну кроме предотвращения действий, которые несут тебе прямую угрозу. Хотя у тебя не поймешь, что реально тебе угрожает, а что может принести пользу. Кстати, ты хотел заняться изучением «артефактов», как еще не передумал?

— Нет, не передумал, но это не сейчас, завтра утром мы продолжим свой путь, вот во время полета и займемся разбором моих сокровищ и изучением Баз.

— А когда займемся профилированием дополнительных нейроузлов?

— До Ахтубы почти три недели лету, будет время разобраться что мне надо и в каких количествах. А сейчас спать!

12 глава

Проснулся я от неприятных ощущений. Нейросеть немедленно сообщила мне, что только-что произошла расстыковка наших кораблей и сейчас пилоты, запустив маневровые двигатели, выравнивают орбиту. Ну раз гравизахваты обоих кораблей отключены, значит осталось совсем мало времени до того момента, как прозвучит сирена и мы вновь уйдем в прыжок. Будем считать, что еще одна страница моих неожиданных приключений перевернута и в скором времени меня ожидает что-то новенькое. Только одно меня расстраивает, что во время гиперперехода невозможна никакая связь между кораблями, опять мы останемся с Селаной только вдвоем. Но есть в этом и кое-что хорошее, я собираюсь вплотную заняться изучением Баз по пилотированию, а в этом помощь именно пилота может оказаться просто неоценимой, да и кое-какую практику получу не отходя, так сказать, от кассы. Быстренько умывшись, я через нейросеть связался с Селаной и выяснил, что все уже готово к продолжению путешествия и если у меня больше нет никаких дел в этой Системе, то пора отчаливать. Ничего против я конечно же не имею, поэтому произнес сакраментальное, «Поехали» и махнул рукой.

Время разгона и уход в гиперпрыжка самое ответственное и важное в работе пилота, поэтому отвлекать его в это время очень сильно не рекомендуется, вот потом, когда корабль уйдет в подпространство, тогда пилот уже в принципе не нужен и может спокойно отдохнуть, и заняться своими делами. Как сказала мене Селана, наш первый прыжок будет длиться почти пять суток, потом почти два дня на маршевых двигателях через границу Империи, потом еще два прыжка на три дня каждый, а уже за ними серия коротких переходов на сутки-двое. Всего до точки нашего назначения мы должны добираться почти три недели, точнее двадцать два дня и за это время я планирую поднять все свои пилотские Базы хотя бы до необходимого минимума, чтобы, после того как Селана и остальные полетят дальше, иметь возможность управлять своим крейсером. Да и надо наконец-то заняться своим добром и определиться с дополнительными узлами, заменой моих имплантов. Вот с них-то я и решил начать.

Всего у меня семь подготовленных узлов, осталось только обозначить для каждого из них его профиль работы. Еще когда я был в корпорации «Нейросеть», поинтересовался оптимальной картой имплантов, мол потом в будущем буду их себе устанавливать и очень хотелось бы знать какие и в каком количестве надо ставить. Получилось у меня следующее, два импланта на интеллект, один на память, один на восприятие, один на укрепление мышц, костей, связок и сухожилий. Больше мне ничего подсказать не смогли, потому как больше пяти имплантов нейросети Содружества не поддерживают, моя правда была какая-то особо навороченная и могла работать сразу с шестью, но последний, шестой это даже и неполноценный имплант, а какой-то «блок синхронизации», что это и для чего мне никто так и не смог пояснить, разработка аграфов и именно под эту нейросеть. Вот только неведомый заказчик не удосужился заказать еще и этот девайс, поэтому в корпорации его и нет. Конечно можно заказать и его доставят, но займет это не меньше месяца, а сидеть на этой Станции целый месяц в ожидании неизвестно чего ни я, ни Мила никакого смысла не видели. Поэтому и отказались. В общем, получается, что из пяти названных менеджером корпорации имплантов, мне подходят только два первых, ставить имплант Содружества на «восприятие» я никакого смысла не вижу, а насчет укрепления костно-мышечной системы, так и тем более, у меня уже такой стоит, да и еще намного более совершенный. Вот и получается, что вырастить я могу семь имплантов, а знаю только о пяти возможных. Похоже, что придется решать этот вопрос с «Искателем», пардон, с Ирой. Откладывать этот вопрос уже нет никакого смысла, поэтому и проконсультироваться я решил сразу.

— Ирина, у тебя есть наработки по наиболее оптимальной карте необходимых мне дополнительных нейроузлов, точнее их профилированию?

— Да, Олег, я бы тебе порекомендовала развить два узла как интеллектуальные, это обеспечит максимальную скорость изучения Баз, повысит возможности в использовании оборудования и снимет большую часть нагрузки с мозга при выполнении больших объемов вычислений. Один узел следует профилировать как расширитель памяти, это поможет провести структуризацию хранящейся у тебя в мозге информации, а, следовательно, и более легкую и быструю возможность ее использования. Один узел, как ты и хотел будет отвечать за связь и управление с устаревшим оборудование, по типу той дополнительной структуры, что я сейчас изучаю. Один узел, это Восприятие, еще один, на расширение сознания, это даст тебе возможность оперировать не с одним поток, а сразу с тремя. Остается еще один узел, здесь вариантов несколько, можно профилировать его как еще один на расширение сознания, или на восприятие, а можно и создать из него универсальный сканер или универсальную лабораторию. Я бы порекомендовала создать универсальный центр сканирования, конечно его дальность будет очень маленькая, всего в пределах пяти километров, но это позволит обеспечить максимально возможный уровень безопасности, да и возможность постоянного сканирования и подключения к любой несущей частоте, тоже не плохо. Через несколько месяцев я смогу создать еще несколько дополнительных узлов, вот на них потом и повесим функции недостающих.

— А каков будет прирост этих дополнительных узлов после их полного профилирования и сколько дополнительных ты еще сможешь создать?

— Определить степень прироста твоих показателей пока невозможно, это зависит от очень многих причин, но как минимум пятидесятипроцентное увеличение показателей практически гарантированно. А насчет дополнительных нейроузлов, я думаю, что еще на три можно рассчитывать.

— Ну вот и ладно, значит действуй, как и решили. Сколько времени займет полное профилирование нейроузлов?

— От шести, до двадцати часов. Никаких противопоказаний для учебы или другого использования нейросети нет.

— Вот и хорошо. Да, Ира, ты говорила, что уже скопировала себе все пакеты Баз и вроде как их уже изучила.

— Понятие «изучила», здесь не подходит, скорее усвоила. Очень много мусора в этих Базах, часто информация повторяется несколько раз, некоторые положения противоречат другим, а встречаются и абсолютно неверные, с точки зрения логики.

— Ира, ты вот что сделай, подготовь-ка мне пакет «Пилот», убери там все косяки, дублирующие информационные пакеты, для начала ограничимся третьим рангом, посмотрим сколько времени займет изучение. Сможешь?

— Без проблем. Время выполнения операции сорок минут.

— Ну и хорошо, я как раз успею перекусить и добраться до обучающей капсулы. Кири говорила, что для начала изучения надо отдать распоряжение нейросети. Ну вот значит, как я в капсулу заберусь, так и давай, включай изучение.

В кают-компании меня ждал небольшой, но приятный сюрприз. Перед самым нашим отлетом, с Эскадры передали небольшой подарок, пару только что испечённых ржаных караваев. Быстро землячки распорядились тем, что я им передал. В Содружестве как таковой хлеб конечно же знали, но все больше употребляли его в виде галет, или чего-то напоминающего армянские тонкие лепешки, а вот настоящих караваев не пекли. Так что завтрак занял у меня немного больше времени чем я планировал, копченая рыбка, да под свежий ржаной хлебушек, только стакана «беленькой» не хватает. В общем в обучающую капсулу я попал не через сорок минут, а почти через полтора часа. Селане еще осталось почти два часа не отвлекаясь управлять кораблем, до прыжка, так что завтракал я в гордом одиночестве. Поэтому сильно и рассиживаться не стал, оставил девушке короткое сообщение и отправился на первый в своей жизни процесс кибернетического обучения.

Внешне обучающая капсула почти ничем не отличается от медицинской, все почти то же самое, разве что вместо отсека для всяких разных нейросетей и имплант, находится модуль виртуальной реальности. Мила говорила, что это одна из последних моделей, раньше этого блока не было, поэтому и приходилось после изучения нескольких, а то и всего одной базы, прерывать обучение и лезть в тренажер, нарабатывать так сказать мышечную память и закреплять на практике все полученные знания. Ребята не раз мне рассказывали, как примерно проходит обучение, но я не особо-то и верил, что знания можно вот так просто загрузить в мозг и начать ими пользоваться, но База по нейросетям меня быстро в этом убедила. Я уже знаю, что средний человек изучает Базу первого ранга примерно два часа, второго около двадцати, третьего, соответственно, двести и так по экспоненте. Мила убеждала меня, что у меня это изучение будет занимать примерно в шесть-семь раз меньшее время, а с использованием обучающей капсулы, процесс обучения будет идти и на порядок быстрее. Вот сейчас и проверим расчёты нашего Доктора. По ее подсчетам выходит, что полный пакет Баз Знаний Пилот третьего ранга я буду учить примерно десять суток, даже в капсуле. Долго конечно, но что поделаешь, все же в этом пакете почти два десятка самых разнообразных Баз и почти все надо знать, как минимум в третьем ранге. Вообще, насколько я смог понять, именно этот ранг делает из разумного достаточно уверенного специалиста, еще не профессионал, но уже и не полный нуб, так что подавляющее количество населения ограничиваются именно третьим рангом и только процентов десять развиваются дальше. Во-первых, очень долго, а во-вторых, очень дорого, учить и покупать Базы более высоких рангов. Обычно те, кто уже сумел заработать необходимую сумму не могут отвлечься на длительный срок для обучения, а те, кто могут потратить время, еще не смогли собрать требуемую сумму. Вот и получается, что те, кто все же рискнул и купил Базы пятого, а то и шестого ранга изучают их годами, потому как не могут себе позволить провести в обучающей капсуле полгода-год. Ладно, все этот лирика, вон Мила, смогла же все-таки изучить Медицину в пятом ранге, да и Селана тоже, пилот совсем не середнячок, и Аль что-то там постоянно учит, а от него и Кири не отстает. Насколько я понимаю, те кто хочет чего-то добиться на территории Содружества должны уделять своему образованию каждую свободную минуту. Как говорил один дедушка: «Учиться, учиться и еще раз учиться».

Уже привычно раздевшись я залез в капсулу, приготовившись в очередной раз отключиться. Зря надеялся провести несколько дней в приятном беспамятстве. Никакого сна или потери сознания в этот раз не было, я провалился в какое-то подобие транса, возникло ощущение, что вокруг меня сплошная чернота и только кое-где поблескивают редкие светящиеся камушки. Мое сознание потянулось к одному из этих камушков, потом к другому и так бессчётное количество раз. Поток камней начал нарастать с каждой секундой, с каждым мгновением. Сначала я поглощал все камни что брались неизвестно откуда, поглощал жадно, почти не останавливаясь, но их поток все нарастал и нарастал, мое сознание уже не успевало даже уследить за всеми камнями, что неслись в мою сторону с ужасающей скоростью. Я начал тонуть в этой груде камней. Меня настигла дикая паника. Внезапно все остановилось, камни пропали, опять проявилось черное Ничто с редкими вкраплениями светящихся точек. Все началось с самого начала, опять все увеличивающийся и убыстряющийся поток камней, но в какой-то момент этот шквал перестал увеличиваться. С трудом, но мое сознание вполне справлялось с этим потоком. Я постепенно начал осваиваться в этом океане и наконец понял, что именно я вижу. Нет никакой Тьмы, нет никаких камней, это мое подсознание так интерпретирует Базы, деля их на небольшие информационные потоки, которые мой разум и усваивает. Едва я понял, что именно происходит, как начал уже вполне осознанно выбирать «камни» побольше, а мелкие начал поглощать не по одному, а целыми горстями. Что-тот как будто почувствовало, что я вполне удачно справляюсь и немного увеличило поток, потом еще и еще, пока поток опять не стал напоминать быстротекущую каменную реку. В какой-то момент я заметил, что поток начал раздвоятся, один, наиболее мощный все так же продолжал вливаться в меня, а второй, намного слабее начал уходить куда-то в сторону и там пропадать. Мое сознание купалось в волнах информации, поглощая ее со страшной скоростью, но в какой-то момент поток стал становиться медленнее, уже и мельче, а потом мне опять пришлось рыскать в темноте выискивая и поглощая редкие «камушки». А потом наступил момент, когда я просто завис в абсолютной темноте, где больше не отсвечивал ни один, даже самый маленький камушек. Длилось это состояние совсем не долго. Вдруг все пространство вокруг меня осветилось миллионами и миллиардами звезд, а я почувствовал свое тело, вот только это были не привычные для меня руки-ноги-голова, а силовой набор, двигатели, щиты и сотни, тысячи тон корабельной брони. Я стал кораблем! Не знаю, что это такое было, но я раз за разом оказывался в самых разных Системах, пересекал астероидные пояса, дрейфовал в туманностях, стыковался к Станциям и совершал посадки на различные планеты. Я учился быть кораблем, и я был им.

Переход от виртуальной реальности к реальности обыкновенной стал для меня шоком. Несколько минут я тупо лежал в капсуле и пялился на потолок и открытую крышку обучающей капсулы. В себя меня привел раздавшийся в голове голос Ирины:

— Сеанс обучения и закрепления изученного пакета Баз завершён. Время обучения девятнадцать часов сорок три минуты и шестнадцать секунд. Во время процесса изучения зафиксировано спонтанное образование вторичного потока сознания, идентификация потока невозможна.

— Ирина, я не понял, что значит «спонтанное образование вторичного потока сознания»? И вообще, изучение Баз, оно всегда проходит… ТАК?

— На первый вопрос я ответить не могу, очень мало информации, а на второй, каждый разумный, точнее его мозг, визуализирует этот процесс по-своему, хотя твоя визуализация очень сильно отличается от обычных. Надо разбираться, но очень мало данных, возможно, что после изучения еще пакета, двух-трех, что-то и прояснится. Пока же, нет ответа. Рекомендую в следующий раз изучить боевое направление Баз, а именно «Бой», «Эскадренный бой», «Боевое пилотирование», «Маневрирование в бою» ну и сопутствующие Базы.

— Ну, воевать я пока ни с кем не собираюсь. Ирина, ты вот что, рассчитай-ка возможное время изучение пакета «Пилот», ну скажем в пятом ранге.

— Задание принято. Ориентировочное время изучение пакета Баз «Пилот» в пятом ранге составляет двести двадцать часов, изучение пакета Баз «Боевой пилот» в пятом ранге составит триста семьдесят два часа. Расчеты произведены без учета возможного спонтанного образования вторичного потока сознания.

Итак, что мы имеем, пакет третьего ранга я учил меньше суток, а пакет пятого ранга буду учить почти десять, неплохо, даже очень неплохо. Вот только вопрос, а есть ли необходимость прямо сейчас становиться пилотом экстра-класса, или все же уделить внимание и другим специальностям. Если я планирую, в конечном итоге «одиночное плавание», то никакие навыки или умения не будут лишними. По идеи, я должен уметь не только управлять кораблем, или иметь возможность принять на нем бой, но и отремонтировать, модернизировать, а при необходимости и восстановить из металлолома. Не стоит забывать и о медицинских Базах. Получается, что такими темпами я буду готов к самостоятельным полетам не раньше, чем через полгода, ну это по моим меркам. В принципе не так уж и много времени у меня это займет, вот только возникает вопрос, а хватит ли у меня терпения провести в капсуле шесть месяцев. А что тут думать-то, ответ и так ясен, полгода в капсуле я не пролежу, тем более с такими спецэффектами как сегодня. Значит можно смело удваивать, а то и утраивать этот срок. После покупки нового корабля молодёжь уйдет в Империю, и скорее всего в ближайшие пять-шесть месяцев назад не вернется, да и потом будет два выхода или путешествовать с ребятами, оставаясь для них, в любом случае, балластом, или отпустить их и не навязывать своего общества. И так и так выходит, что свободного времени у меня чуть меньше чем вся жизнь, так что начинаем понемногу учиться, а там уже посмотрим по ситуации.

Все время полета до Системы Ахтуба я провел в обучающей капсуле, лишь изредка покидая ее чтобы хоть немного прийти в себя. За все это время я смог поднять до третьего ранга еще два пакета Баз, это «Боевой пилот» и «Медик», а вот четыре пакета по специальности «Инженер», я смог прокачать до четвертого. Сразу возникает вопрос, а с какой это стати для одной специальности и вдруг сразу четыре пакета Баз Знаний? Так вот, я вас, наверное, разочарую, по для того чтобы стать полноценным инженером-универсалом, даже четырех пакетов мало, надо еще как минимум два. Инженера они ведь тоже, разные бывают, есть эксплуатоцинщики, есть ремонтники, есть машиностроители, а есть и конструкторы — вершина инженерной деятельности. Ну, а так-как у человечества вся жизнь не проходит только на космических кораблях, то все тоже самое относится и к планетам, и к орбитальным постройкам. Согласитесь, что глупо поручать расчет силового набора какого-нибудь крейсера инженеру, специализацией которого всю жизнь было строительство планетарных монорельсовых дорог или хлорелловых плантаций. Нет, он конечно в силу своих знаний все сделает, вот только никто не поручится, что при первой же попытке уйти в гиперпрыжок этот крейсер не развалится. Так что я поднял в четвертый ранг только основные направления, по всего одной инженерной специализации, а именно, инженер-кораблестроитель. Теперь я могу полностью восстановить, или отремонтировать, а при необходимости и спроектировать, и разработать, и построить любой корабль, классом до тяжёлого крейсера. Конечно при наличии готовых деталей, сборочных мощностей и не самого плохого производственника с соответствующими мощностями. Короче, вот и нарисовалась еще одна линейка обучения, надо покупать пакеты баз по промышленному производству.

В то время, когда я плескался под струями кислородно-водяного душа, корабль ушел в свой крайний гиперпрыжок, завтра примерно в это же время мы прибудем в Систему Ахтуба, где моих инопланетных друзей ожидает новый корабль, а меня длительная стоянка, получение гражданства и долгое-долгое ожидание. Спросите, ожидание чего? Отвечу, ожидание осуществления мечты, полной и безграничной свободы, раскрытия Тайны, познание Неведомого!

Как-то так получилось, что почти весь полет мы абсолютно не виделись с Селаной, то я учился, практически не вылезая из обучающей капсулы, а в редкие промежутки между этапами обучения отлеживался в медкапсуле, приводя свое состояние в порядок, то она не выходила из рубки, управляя судном. Поэтому, когда я наконец-то смог с ней увидеться, то был очень неприятно удивлен. От красивой женщины осталась только одна бледная тень, никогда бы не подумал, что процесс управления кораблем настолько изматывает и физически и морально. Увидав мою изумленную физиономию, девушка только и смогла, что улыбнуться и пробормотала, что-то типа: «ничего, завтра будем на месте, там и отдохнем». А вот меня ее состояние заставило задуматься, я ведь собирался путешествовать в одиночку, без напарников и команды, а так получается, что моя мобильность будет очень сильно ограниченна, придется так строить свой маршрут, чтобы после каждого прыжка как минимум пару дней была возможность спокойно отдохнуть. А вот с Селаной, да, каюсь, не подумал я о ней, а ведь вполне мог давать ей время для отдыха, ведь еще в самый первый день нашего полета, я уже вполне мог заменить ее, хотя бы на время. Да, «хорошая мысля, приходит опосля». Надеюсь Селана простит мне мою невнимательность и не станет считать меня самовлюбленным эгоистом. К счастью Ирина немного пригасила мои самобичевания, напомнив, что хоть я и выучил все необходимые Базы и даже закрепил изученное в виртуальном мире обучающей капсулы, но для ИскИна корабля я как был не пилот, так им и остался, ведь мне никто не подтвердил мою квалификацию, сертификацию я не проходил. А значит ИскИн меня по-прежнему будет воспринимать как хозяина, но никаких моих распоряжений относительно управления кораблем не выполнит. А измотанное состояние девушки в первую очередь обусловлено тем, что на крейсере должна быть команда как минимум из семи человек, а раз ее нет, то значит и все их функции сошлись на капитане, то есть Селане приходится выполнять работу сразу семи человек, а это просто колоссальная нагрузка на мозг. Нейросеть у девушки стоит средненькая и помощи в этом вопросе ждать от нее не приходится. Остается только терпеть, что Селана героически и делает. Так что окончание полета и я, и Селана ждали с нетерпением. Я тонул в догадках, как может выглядеть обитаемая Система, а девушка ждала заслуженного отдыха.

Предупреждающая сирена, что через час корабль выходит из гиперпространства застал меня в рубке, куда Селана милостиво дала мне вход. Вот так вот, будь ты хоть десять раз хозяином, но во время полета посторонним в рубке делать нечего. Скорее всего вспоминая свой первый, а может и сто первый, полет Селана настроила обзорные экраны, чтобы мы могли видеть окружающее корабль пространство. Пока экраны были абсолютно серые, сплошная серая пелена и ничего больше. Наконец ИскИн начал отсчитывать последние секунды и со словом «Выход» рубку осветили тысячи звезд. Крейсер вывалился из гипера на самом краю Системы и нам предстояло еще почти шесть часов телепаться на маршевых двигателях. Сканеры крейсера работали в штатном режиме, поэтому уже через несколько минут на экраны начала поступать первая информация. Всего в Системе оказалось семь планет, из них, две были обитаемы, но не это меня поразило. В системе расположились три Станции, и если верить ИскИну, то на каждой проживало порядка миллиона разумных, а сами станции почти на порядок превосходили ту, вблизи которой мы так долго проторчали. Размеры этих орбитальных сооружений просто не укладываются в голове, разум отказывается воспринимать это как факт. Как добивающий удар по моему не окрепшему сознанию было сообщение ИскИна, что в настоящий момент в Системе находятся больше пяти тысяч кораблей. После таких новостей я с ужасом ждал информации о Верфях и даже боялся предположить каких же размеров они должны достигать. Я ожидал увидеть гигантские стапели, на которых тысячи дроидов собирают огромные линкоры и могучие крейсера. Но ИскИн молчал и никакой информации по интересующему меня вопросу я от него так и не услышал. Зато по связи раздался далеко не ласковый голос.

— Эй, вы там, на агарце! Какие демоны Пустоты вас сюда завели? У нас нет рабов, мы их не покупаем и не продаем. У вас две минуты чтобы попытаться доказать мне что я не должен вас немедленно уничтожить. Время пошло.

— Говорит капитан Селана Кор, высылаю личный идентификатор. Крейсер АХ-236, приписанный к третьему флоту Агарской Империи, является трофеем и частной собственностью. Мы прибыли в Систему Ахтуба для исполнения контракта ВКТ-56749800346, а также нам необходимо посетить Центр Беженцев и Сертификационный Центр, Отдел регистрации и Штаб Флота.

— Принял идентификатор, контракт ВКТ-56749800346 подтвержден. Вставай на автопилот, Селана Кор, ИскИн вас дотащит. Где будешь парковаться, над Ахтубой?

— Да, хочется не только дела порешать, но и немного отдохнуть.

— А не подскажешь, где это такие трофеи раздают.

— Во Фронтире и немного еще за ним, в Темных Землях.

— Далеко вас занесло. Ну удачи.

— Спасибо. И тебе того же.

Я стоял за спиной Селаны и с интересом слушал этот немного странный разговор. Вокруг нас на многие тысячи километров не было ни души, а кто-то разглядел нас среди тысяч других кораблей, то и дело появляющихся в системе или уходящих из нее, да еще и с ходу определил, что корабль у нас агарский и ничуть не сомневаясь пригрозил спалить к чертовой матери. Это кто же тут такой глазастый, да и что за идентификатор передала Селана? В общем вопросов гораздо больше чем ответов. И насколько я понял Селана сейчас освободится, а значит придется ей попотеть, отвечая ни них. Но все оказалось намного прозаичней, никаких тайн и тайных сообществ, никаких кораблей-невидимок и секретных чудо-орудий. Система Ахтубы имеет огромное значение для Империи, поэтому тут развернуто несколько диспетчерских станций, которые контролируют всю Систему и еще немного за ней. По всей Системе раскиданы десятки тысяч автономных огневых точек, одни замаскированы, другие нет. В общем система обороны. Вот и разговаривал с нами один из диспетчеров, так что он нас и видел, и смог идентифицировать, тем более, что мы, точнее, наш корабль, на весь Космос орет что он приписан к Третьему Флоту Империи Агара. Корабельный идентификатор мы ведь так и не сменили. А личный идентификатор это что-то вроде нашего паспорта, диплома, водительских прав и еще с десяток самых разных документов, уложенных в одном информационном пакете, почти тоже самое что и у корабля. Так что, даже в «прекрасном далеко» и «светлом будущем», «без бумажки ты букашка, лишь с бумажкой человек». Осторожно поинтересовался, где «лежит» этот самый идентификатор, оказалось на нейросети, но у меня его еще нет, да что там говорить про какой-то идентификатор, если и меня самого для Содружества просто нет, фантом, их мать. В общем, немного мое любопытство Селана удовлетворила, а потом задала немного неожиданный вопрос.

— Олег, а твоя эта нейросеть Древних, она может сделать так, чтобы при стандартном тестировании ее никто не увидел.

— Да ее и при не стандартном никто не увидит. А что?

— Прими небольшой совет. Когда пойдем в Центр беженцев не бери с собой карточку ФПИ, что выдала тебе аграфка. Получи здесь, на Ахтубе, новую. Поверь, личное знакомство с принцессой Дома Аландилов, в человеческих Мирах может здорово осложнить жизнь. Не любят у нас аграфов, не любят. Конечно и по твоей нейросети вопросов будет море, но тут уж можно и не отвечать. И да, еще, после Центра сразу идем в Регистрационный отдел, а потом в Штаб Флота. Надо срочно зарегистрировать крейсер, а тебе зарегистрироваться как наемнику. А то отметут кораблик в пять секунд, и мама сказать не успеешь. Поэтому нигде не тормози, все делай быстро и четко. И будь готов, что сразу после принятия гражданства ты получишь срочный вызов в СБ. они там будут требовать немедленного прибытия, но ты отгавкивайся, там все равно по началу самая мелкая сошка с тобой свяжется, только после Отдела и Штаба. Все понял?

— Да что тут непонятного, постараются мой кораблик отжать. Вот только я не думал, что это будут СБ, больше на вояк грешил.

— Ну насчет Флота, то могут конечно и они, но это так, как ты говоришь, «без фанатизма», а вот СБ, их в первую очередь заинтересуют твои ИскИны, флотскую СБР кстати тоже, очень заинтересуют, но там все будет более-менее по закону. А СБ могут воспользоваться тем, что гражданским, да еще и с нулевым рейтингом безопасности, как у тебя, иметь в собственности боевые корабли такого класса запрещено. Вояки-то сразу предложат тебе как «наемнику» зарегистрироваться, так ты еще помимо этого и как «мусорщик» подпишись, ну на Программу «Демилитаризация». И вообще, лучше иметь дело с СБР чем с СБ.

— А СБР, это что за зверь, с чем его едят?

— Служба Безопасности и Разведки, и это такой зверь, что его не едят, это он всех ест, — со смехом ответила Селана. — когда на планету будем высаживаться, оружия с собой не бери, особенно своих этих мечей. Уж очень много шуму они понаделали, да и приметные. Я дам тебе гражданский шокер, конечно толку от него чуть больше чем «ноль», но и совсем без оружия никак нельзя.

— Селана, у меня есть еще один «большой рэжик», тот поскромнее выглядит, его взять можно?

— Бери, если в Сети не засветил. Тебе сейчас лишнее внимание совсем не нужно. Ладно, все иди собирайся, только боевой скафандр не надевай, одень стандартный комбез техника, или еще какой. Нейросеть у тебя работает, пошарься по складам, посмотри, что тут есть, времени у тебя еще достаточно. А я на пару часиков в медкапсулу нырну, приведу себя в порядок.

Как я понял, этим «иди собирайся» мне дали ненавязчиво пронять, что в рубке мне пока больше делать нечего и следует идти в свою каюту. Дескать все, развлечения закончились. Делать нечего, пришлось выполнять распоряжения капитана. С корабельным ИскИном я уже общался и не раз, и если в рубку он меня без разрешения Селаны не пускал, то во всем остальном безоговорочно признавал во мне хозяина. Так что ко всем складам крейсера у меня был полный доступ. Вот вроде бывшая команда занималась самым настоящим пиратством, а на судне более-менее порядок, все находится на своих местах, все по штату, даже склады НЗ полные. Сразу видно, что корабль приписан к Регулярному Флоту. Выбирал себе обновки я не долго, уже через полчаса какой-то дроид приволок мне со склада новенький комбинезон корабельного инженера и все что к нему полагается. Так что к тому моменту как наш крейсер занял предписанное ему место на орбите планеты, я был чист, выбрит и наряжен по последней здешней моде, только торчащая из-за спины рукоять меча несколько выбивалась из образа. Через несколько минут ко мне на полетной палубе присоединилась и Селана, выглядела она просто сногсшибательно. В своем голубом пилотском комбинезоне, подчеркивающего каждую линию ее тела, с двумя бластерами на бедрах, она производила просто непередаваемое впечатление.

Мы с Селаной прошли на борт нашего бота, она аккуратно вывела его через бронестворки и через десяток секунд сидела уже полностью расслабленная — ИскИн космодрома взял управление ботом на себя. По моей просьбе девушка включила обзорные экраны, и я все сорок минут полета не отрываясь любовался на растущую прямо на глазах зелено-голубую планету.

В туже самую секунда, когда бот коснулся поверхности космодрома и слегка качнувшись встал на своих опорах, Селана опять резко переменилась. Теперь передо мной опять была идеально сконцентрированная личность, целеустремленная и немного напряженная.

— Выходим из бота и сразу направо, там нас ждет такси. Не задерживайся ни на минуту, СБ уже здесь. Придется немного поменять планы. Сначала в Отдел Регистрации, крейсер будем регистрировать на меня, потом в Центр Беженцев, потом в Штаб Флота. Хотя нет, сначала в Штаб Флота, а потом уже в Отдел Регистрации, с Центром придется немного подождать, хотя и Флотские могут принять Присягу Гражданина.

Какие-то странные «пляски с бубнами» тут начались. Ничего не понимаю, неужели вся эта заваруха только из-за агарского крейсера. Да если с ним такие проблемы, то пусть себе забирают, только мне чего-нибудь равноценное дадут, ну или деньгами. Именно эту мысль я и озвучил Селане. Девушка посмотрела на меня как на полного придурка и даже и не подумала удостоить ответом.

Как только мы вышли из бота, я увидал «такси», странный аппарат, больше похож на какой-то футуристический истребитель, зализанные, аэродинамические формы, две пары коротких крыльев, расположенные одни за другими, причем вторая пара, та что ближе к хвосту, немного больше первой. В общем довольно занятный аппарат. Не успели мы занять места в салоне, как такси стартануло, да так, что инерция вдавила меня в кресло. Через некоторое время Селена вставила какое-то устройство в разъем на передней панели аппарата и облегченно выдохнула. Посмотрев на мое ничего не понимающее лицо, она с неохотой пояснила:

— Теперь СБ не сможет дистанционно управлять машиной, и мы доберемся до места назначения без проблем.

— Селана, а тебе не кажется, что пора кое-что объяснить? Надеюсь ты не забыла, что очень скоро сюда прибудут и остальные? Какой прием их ждет?

— Нет, «Толстяк» в эту Систему не прилетит, Аль повел его сразу поближе к центру Империи, не даром я почти двое суток провисела на месте после нашего первого прыжка. А что происходит… я пока не могу тебе сказать, слишком многого и сама не понимаю. Просто нам жизненно необходимо добраться до флотских. Флот своих не сдает! Понимаешь, Олег, слишком уж интересным оказался твой крейсер, точнее не он сам, а его груз. Я совершенно случайна наткнулась на кое-какую информацию на ИскИне и не придумала ничего лучше, как связаться с СБР Флота. Конечно это было очень глупо, но тогда я этого не понимала. Мне показалось очень важным передать то, что стало мне известно. Просто я и подумать не могла, что кое-кто из Имперской СБ работает на агарцев. Большего я тебе сказать не могу, извини. Доберемся до Штаба, тогда может быть я тебе кое-что и расскажу.

— Это «кое-что, что стало тебе известно», как-то связано со мной, с землянами, Древними?

— К тебе и твоим землякам это никакого отношения не имеет, а вот к Древним… да, но косвенно. В общем, одно из помещений этого крейсера под завязку заполнено артефактами Древних, работающими артефактами. Для любого государства Содружества, это огромная ценность, а если принять во внимание, что все это результат налета пиратов на исследовательскую станцию аграфов, то сам можешь сообразить, чем это может кончиться.

— Ага, кажется понимаю. Империя может заполучить совсем не слабого союзника в предстоящей войне с агарцами, да еще и время на изучение этих артефактов, это при условии, что Император, а только он может принять такое решение, согласится вернуть эльфам их добро. И теперь агарцы, чтобы этого не допустить приложат все силы к возврату своего товара, или его уничтожению. «Нет тела — нет дела», так?

— Ну в первом приближении, да. Вот только одной войной здесь может все и не закончиться. Аграфы слишком болезненно реагируют, когда кто-то из Младших Рас влезает в их дела, были уже прецеденты, с тех пор прошло уже много времени, но пара-тройка государств исчезла с карты Галактики раз и навсегда.

— То есть сейчас идёт речь о существовании Агарской Империи как таковой?

— Ну, в принципе, да.

— Н-да, встряли, так встряли.

— И не говори.

— Получается, что сейчас нас пытаются достать вовсе и не сотрудники Имперской СБ, а агенты агарцев? Или… Или их работают в темную?!

— Скорее всего в темную, местные сотрудники получили команду от куда-то сверху, иначе такого открытого наезда не было бы.

— Кажется я понял. Ну что же значит нас ждет встреча с твоим начальством. Боюсь, что наше свидание ему не очень понравится. Селана, а ты в курсе какие Базы я выучил пока находился в обучающей капсуле?

— Я знаю, что ты хочешь получить сертификат Пилота третьего ранга.

— Не просто пилота, а пилота Универсала, а помимо этого еще и Инженера-кораблестроителя четвертого ранга.

— А ты это к чему?

— Прибудем на место, поймешь. Ваших СБшников играют в темную, так вот, я очень не люблю, когда и меня так разводят. Да не беспокойся ты так сильно, я не сделал ни чего, о чем бы мы не договаривались.

Селана как-то пристально на меня посмотрела и произнесла абсолютно потухшим голосом, не спрашивая, а скорее констатируя:

— Ты обнулил мои коды доступа. И что дальше? И как ты вообще узнал?

— А я и не знал, просто какие-то странные телодвижения начались сразу после нашего прибытия в Систему. Этот диспетчер, потом странное место парковки крейсера, я же все же пилот, хоть и не сертифицированный и прекрасно знаю, что парковка боевых кораблей, ЛЮБЫХ, если они не принадлежат Регулярному Флоту, на орбите жилых планет категорически запрещена. А потом еще и странные манипуляции с ИскИном такси, твое желание зарегистрировать крейсер на себя, отказ вести меня в Центр Беженцев. В общем слишком много мелких нюансов, каждый из которых в отдельности ничего не значит, а вот в сумме навевает нехорошие предчувствия. Селана, а все остальные, Мила, Аль, Кири, они в курсе твоих телодвижений?

— Нет, я только сообщила по связи, что у нас могут возникнуть очень большие неприятности и что вдвоем, нам с тобой будет намного проще из них вылезти. Предложила Алю не заходить на Ахтубу, а сразу идти в Центр Империи. Он со мной согласился.

— Ясно. Ладно, посмотрим что будет дальше. Ты вот только мне одно скажи. А не проще было мне все объяснить и попробовать сначала договориться, а потом уже и подставлять.

— Да нет никакой подставы! Я думала, что все будет совсем иначе, тихо прилетим, пока мы будем на планете, а это не один час времени, группа СБР спокойно зайдёт на крейсер, заберет все что нужно и уйдет, а информацию с ИскИнов, или даже сами ИскИны ты бы и так отдал, еще бы и «спасибо» сказал.

— Ага, ну в принципе ты права, вот только никогда не надо считать противника глупее себя. Значит ваша разведка у агарцев работает, а их у вас нет… Самой-то не смешно? Ладно, вроде подлетаем. Сейчас посмотрим на твое начальство, послушаем что оно готово нам предложить, а вот потом будем поглядеть. Мне же в принципе нет никакой разницы, гражданство какой Империи принимать, могу и Агарской.

Едва такси приземлилось, как к машине подбежало несколько человек, причем трое из встречающих было в тяжелых штурмовых скафандрах. Нас буквально выдернули из салона, при этом абсолютно не заботясь о сохранности наших тушек. Двое в скафах, подхватив меня под руки, сразу поволокли меня куда-то в глубь монументального здания, а к Селане подскочил какой-то хлыщ и сквозь шум я услышал:

— Лейтенант Селана Кор? Вас ждет полковник, срочно!

* * *

Полковник Ким, начальник Службы Безопасности и Разведки Седьмого Ударного Флота Империи Аратан, был в бешенстве. И совсем не потому, что что-то шло не так, не потому, что кто-то из его подчиненных не справился с заданием, или еще из-за какой-то вполне обыденной причины. Его бешенство было вызвано полным непониманием происходящего. Вся эта мутная история началась чуть меньше двух недель назад, когда до нельзя перепуганный начальник Отдела Связи принес ему только-что полученную шифрограмму из Главного Штаба Флота.

Шифрограмма, без каких-либо объяснений, предписывала ему принять меры к задержанию агарского крейсера, идентификационный файл прилагается, и всех находящихся на его борту. При этом проявлять максимум