Слоны и чернильницы (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Святослав Владимирович Сахарнов
Слоны и чернильницы



МОРСКОЙ СЛОН

Итак, жили в славном городе Ленинграде матрос, по имени Пароход, и его друг Сапожков Степан Петрович по прозвищу Слип.

Пароход жил на Таврической улице в доме номер семь. В его комнате стоял стол, а на столе лежали корабельный гвоздь и морская раковина. По утрам брал Пароход раковину, прикладывал её к уху и слушал — не шумит ли море.

Взял он однажды раковину, приложил к уху — шумит!

— Слип, а Слип! — говорит он товарищу. — Пора в плавание: опять нас море зовёт!

Взял матрос со стола корабельный гвоздь, вышел на берег Невы, нашёл там доску. Набил доску на гвоздь, приколотил к ней вторую. Доска за доской — получился корабль. Сели они со Слипом на корабль и поплыли.

Только вышли из Балтийского моря, подплыли к Африке, видят навстречу им кит. Странный какой-то кит — с хоботом.

— Ничего не понимаю, — говорит Слип. — Я, конечно, молодой моряк и, прямо скажу, неопытный, но если это кит, то почему у него хобот? А если это слон, то почему он плывёт и шевелит хвостом?

— А потому, — отвечает Пароход, — что это не кит, а зверь вроде моржа или тюленя — морской слон. Но вот что удивительно: если это зверь, то для чего у него в боку дверца?

И верно, в боку у слона дверь.

— Я, тьфу-тьфу, ничего не боюсь, — говорит Слип, — но не лучше ли нам от этого подозрительного слона взять подальше?

— Нет, не могу! — отвечает Пароход. — Я, как всякий настоящий моряк, обязан всё таинственное и непонятное исследовать до конца.

Подплыли они к морскому слону и вдруг видят: дверца у него в боку открывается и оттуда высовывается их старый знакомый — пират Чёрная борода.

— Ага! — говорит. — Вот так встреча! Попались, голубчики! Сдавайтесь!


Сказал и стал наводить на них ужасное дальнобойное орудие. Сопротивление бесполезно. Пароход промолчал, а Слип давай хитрить.

— Сейчас, — говорит, — сдадимся. Вот только белый флаг найдём. Куда он задевался, ума не приложу. А можно носовой платок на мачте поднять? Или бинт?

Пароход говорит вполголоса:

— Сейчас я ему покажу. Пусть только поближе подплывёт…

— Ну, что вы там копаетесь? — говорит, чуть не плача, пират. Поскорее, прошу вас, сдавайтесь, а не то моё ужасное дальнобойное орудие, раз уж оно заряжено, может само выстрелить.

Только он так сказал, орудие как бабахнет! Корабль — в щепки, и слон от такого ужасного выстрела развалился. Очутились Пароход, Слип и Чёрная борода в воде.

— Ну, что я вам говорил? — спрашивает пират. — Предупреждал ведь…

— А ты опять за свои разбойничьи штучки взялся?

— Опять. Вот корабль в виде слона построил, только пушку не рассчитал… Неужели вы меня за это утопите?

— Нет, — говорит матрос, — плавай. Я людей только спасать могу.

Посмотрел вперёд своими зоркими глазами, видит — на горизонте остров с пальмами. Поплыли они туда.

Пират от нечего делать спрашивает:

— Интересно, какая тут глубина?

Пароход отвечает:

— Тысяча двести двадцать два метра.

Пират и Слип от ужаса чуть не утонули.

Остров всё ближе. Уже видно: на острове под пальмой электрическая плитка, около плитки сидит на корточках африканский мальчик и что-то себе в кастрюльке варит.


АФРИКАНСКИЙ МАЛЬЧИК

Дальше всё происходило следующим образом.

Почувствовал Пароход под ногами песок, встал на ноги. Слип и Чёрная борода на берег выползли.

Пират воздух понюхал и говорит:

— Супом пахнет!

Пароход даже сплюнул: ну что за человек! Только его от смерти спасли — он уже про суп! Спрашивает мальчика:

— Как тебя зовут?

— Васька.

— Ты что, один на острове живёшь?

— Один.

— А корабли часто тут ходят?

— Нет, редко.

— Ты как сюда попал?

— Спасся с потерпевшего крушение корабля. Сирота я.

— Давай вчетвером жить.

Стали жить вчетвером. Пароход ловит рыбу. Мальчик жарит. Слип моет тарелки. Пират Чёрная борода сидит на пальме и наблюдает за горизонтом.

Наконец Пароход не вытерпел:

— Так дальше продолжаться не может! Нам надо обратно в Ленинград. Ребёнку пора в школу.

— Насчёт школы это пустяки! — отвечает Слип. — Что мы, втроём одного не выучим? Тут, под пальмой, чем не школа?

Стали они мальчика Ваську учить по очереди. Такой смышлёный ученик оказался! Спрашивает:

— Почему Земля круглая?

И верно — почему?

Или:

— Для чего три и три — шесть?

И в самом деле — для чего?

Пароход и Слип только руками разводят. А тут ещё Чёрная борода с пальмы.

— Никакая, — говорит, — Земля не круглая, а плоская, как тарелка, и стоит на трёх китах. А три и три — семь.

Потрясающее невежество!


«Нет, — думает Пароход, — так не годится. Надо мальчика в настоящую школу отдать. А что, если попробовать наш корабль поднять?»

Построили они втроём из пальмовых деревьев плот. Пароход навертел из пальмовой коры верёвок, сделал из пальмовых листьев парус. Вышли в океан.

Опустили на дно верёвки. Шарили, шарили, зацепили что-то. Пароход своими могучими руками тянет, Слип и пират помогают. Вытащили — корабль!

Смотрят, а он какой-то не такой. Передняя мачта не на том месте. Около задней — какая-то бочка. Открыли её, а оттуда вылезает человек в зелёном костюме, на голове — пробковый шлем, в руке — бич из крокодиловой кожи. У пояса на цепочке — медная чернильница.

— Вери гуд! — говорит человек в пробковом шлеме. (Это по-английски значит «очень хорошо».) — Я всегда был уверен, что меня спасут! Будем знакомиться. Мистер Бом — колонизатор!


«Батюшки светы! — думает Пароход. — Не тот корабль подняли. Вот так фунт! Да ещё с каким-то рабовладельцем!»

Но делать нечего: не бросать же его снова за борт?

Оставили плот, поплыли на этом корабле назад к острову.

Мальчик Васька очень обрадовался новому человеку. Показывает на бич.

— Для чего он вам? — спрашивает.

Бом отвечает уклончиво:

— Так, для всяких надобностей.

Васька про чернильницу:

— А она для чего?

Бом гордо:

— Собираюсь писать книгу. Со шпионами, шакалами и львами. Я, конечно, смогу её написать: недаром я когда-то в самой дорогой школе учился. Два года.

— Ой, как интересно! — говорит Васька. — Люблю приключения.

А Бом думает про себя: «Я вам такое приключение устрою! Вы у меня попляшете. Будете у меня землю копать. Я вас ещё всех в плен возьму и в рабство продам!»

И верно. Ночью, как только все уснули, Бом потихоньку встал, скрутил всех верёвками и поволок на корабль. Тащит по песку и бичом размахивает.

— Я вас! — кричит. — Чуть что — за борт!

Чёрная борода ему шёпотом:

— Может, договоримся? Я ведь тоже разбойник с большой дороги.

Бом его рукоятью бича по шее.

— Молчать!

Распустил парус и повёз свой груз к африканскому берегу.

Пароход от такой неожиданности никак прийти в себя не может.

«Напрасно, — думает, — я такие крепкие верёвки свил. Не перервать! Так вот ты какой колонизатор! Ну ладно, мы ещё посмотрим, кто кого!»


МИЛИЦИОНЕРЫ И РАЗБОЙНИКИ

А теперь на время вернёмся в Ленинград. Там, если помните, тихо живут себе сорок морских милиционеров и тридцать девять морских разбойников. Милиционеры охраняют морских животных, а разбойники разводят капусту.

Пришли как-то в выходной день милиционеры к разбойникам.

— Давно, — говорят, — мы с вами не собирались, не обменивались мыслями. Вы много плавали по морям. Может, посоветуете: как лучше охранять морских животных? А то и охотятся на них, и нефтью воду травят. Может, собрать всех в один бассейн и поставить часового?


— Как это — в один бассейн? — отвечают разбойники. — И акул и мирных рыб? Да акулы всю рыбу съедят.

— Верно. Тогда, может, лучше всех окольцевать? Пусть плавают в море с номерками. У каждого свой номер.

— Нет, — отвечают разбойники, — это не защита.

— А если поставить на дне телевизоры?

— Дорого… Лучше что-нибудь другое придумать. Вот если вам не на берегу дежурить, а в море?

— И верно! Как это мы раньше не додумались?

Тут разбойники в свою очередь стали жаловаться: капуста плохо растёт.

— Мы уже решили было её медным порошком посыпать. Говорят, он винограду помогает!

— Да вашу медную капусту никто и в рот не возьмёт!

— А если к каждому кочану электрический ток подвести? Людей ведь током лечат.

— Опасно.

— А если тёплой водой поливать?

Милиционеры посовещались и говорят:

— Наш вам совет: когда сажаете — глубже копать.

И верно!

Очень полезный разговор у них получился. Тут же приняли решение: как только с капустой и охраной морских животных дело наладится, устроить день здоровья — прогулку на теплоходе к берегам Африки.

Договорились и разошлись.

Сорок милиционеров отправились ловить браконьеров, а тридцать девять морских разбойников вернулись к своей капусте.


СЛОН

А у наших друзей в Африке ну и дела!

Только мистер Бом стал подплывать с пленниками к берегу, видит впереди камни. Вода так и бурлит. Хотел Бом отвернуть, да не справился с кораблём — видно, долго в бочке сидел, ловкость потерял. Матрос только успел сказать: «Что же ты, сухопутная душа, делаешь?» — как корабль со всего хода на камни — рраз! Раскололся — и на дно. Подхватили волны людей, закрутили, завертели, выбросили на берег.

Лежат четыре человека, связанные верёвками, на песке. Пятый — мистер Бом — сидит и воду из шлема выливает. Вылил, бич подсушил и говорит:

— Ну, вы тут лежите, а я пойду выясню, где тут колонии. Где вас в рабство можно продать. И ещё надо найти, на чём вас везти. Ведь небось пешком — убежите?


— Убежим.

Ушёл он. Идёт и не узнаёт Африки. Где раньше одни пыльные дороги были, теперь асфальт и автомобили. Где раньше на полях голые люди мотыгами размахивали, теперь, глядишь, то трактор ползёт, то быки пашут. Где раньше стояли одни хижины — крыши из пальмовых листьев, — теперь город: каменные дома, светофоры на улицах. И ещё: раньше слонов вдоль дорог видимо-невидимо бродило, теперь — ни одного.

Ах нет — вот один навстречу идёт!

Обрадовался колонизатор.

— Вери гуд! (Что по-английски значит «очень хорошо».) — Стой!

Слон остановился.

— Пойдёшь со мной, — говорит мистер Бом. — Там на берегу океана четыре человека связанные лежат. Марш!

И бичом замахнулся.

«Странный человек! — думает слон. — О каких это он людях?»

Тут мистер Бом его бичом по ноге.

«Ах так! — Обхватил слон колонизатора хоботом и посадил на верхушку пальмы. — Пойду, — думает, — на берег океана, посмотрю, что там случилось».

Пришёл на берег, а там на раскалённом песке четыре человека, связанные. Распутал слон верёвки.

— Уфф! Чуть было не умерли! — говорит Пароход. — Такая жара. Ещё полминуты — и испеклись бы… Так-так. Однако у нас дела. Кто нас в ближайшую школу отвести может?

Тут слон хоботом сделал знак: идите, мол, за мной!


ОТЧЕГО ВСЕ ИЗМЕНИЛОСЬ

Тем временем мистер Бом уже слез с пальмы и пошёл спрашивать про колонии.

Идёт и по-прежнему не узнаёт Африки. Ещё один город. Широкие улицы. На улицах магазины. В магазинах продают жевательную резинку и пылесосы.

В большом автомобиле едут два министра на заседание. Министры чёрные, а шофёр — белый.


Мистера Бома чуть удар не хватил. Сел он на скамеечку в саду и закрыл глаза. Слышит — рядом человек садится. Дышит тяжело — наверное, старик.

— Ай, ай, ай! — говорит мистер Бом, не открывая глаз. — Что с Африкой? Вы мне можете объяснить?

Человек старческим голосом ему отвечает:

— Ничего удивительного. Но для того чтобы мой уважаемый собеседник понял, я расскажу одну историю. Это очень старая сказка. Её рассказывали ещё в те времена, когда слонов в Африке было больше, чем сейчас муравьёв, а люди, запалив в хижине огонь, хранили его в горшке с углями, потому что огонь добывали от молнии и лесного пожара, а молния и лесной пожар бывают не каждый день и не каждую неделю.


Так вот, задолго до этого, когда ещё не было слонов и не было у людей хижин, да и сами люди ещё не появились, были во всей Африке только Небо и Земля. Вогнутое, как свод раковины, Небо и плоская, как звериная шкура, натянутая на барабан, Земля.

И вот однажды Земле стало скучно, и она решила отправиться в гости к Небу. Земля (а ведь она была плоская, как натянутая на барабан шкура) подобрала свои края, собралась в ком (получился очень большой ком) и двинулась в путь.

Небо тоже скучало и с удовольствием приняло соседку. Они уселись друг против друга и долго вели беседу про то, как несовершенно устроен мир и какие перемены следует в нём ожидать. Они говорили всё правильно и не могли даже предполагать, что получится после того, как их беседа закончится. А получилось вот что. Когда Земля вернулась домой, она стала располагаться на старом месте. Но это у неё теперь никак не получалось: во время путешествия она местами растянулась, местами сжалась, а кое-где на ней появились даже ямки и трещины.


И вот, когда Земля наконец кое-как улеглась, оказалось, что её во все стороны пересекают складки (их пришлось назвать горами), а как только прошёл первый дождь, вода не ушла, как раньше, а задержалась в ямках и трещинах (получились озера и реки).

Ты спросил меня: что случилось с Африкой?

Она изменилась (меняется всё на свете) и, подобно Земле, никогда не станет прежней.

Так закончил свой рассказ человек, который сидел рядом с Бомом.

Тут мистер Бом открыл наконец глаза и увидел, что человек рядом с ним не только старый, но и чёрный как ночь, а на отвороте пиджака у него учёный значок.

Тогда мистер Бом вскочил со скамейки и бросился бежать. Он бежал к океану, где оставил своих пленников.

Бежит он по дороге и видит: идут навстречу матрос, по имени Пароход, пират Чёрная борода, Слип и африканский мальчик. А впереди них мягкой походкой — слон.


СЛОНЫ И ЧЕРНИЛЬНИЦЫ

«Ах, какая неудача! Какое коварство! — подумал мистер Бом («коварство» — это он про слона). — Ведь надо же — освободил!.. Нет, видно, мне нужно внести в их ряды раскол. Пусть только этот пират отойдёт в сторону!»

Подумал так — и шасть в кусты.

А пират Чёрная борода в это время увидел на дереве сладкую дыню-папайю и потихоньку — с дороги, чтобы эту дыню одному съесть.

Только он к дыне руку протянул, кто-то из-за кустов его руку — цоп!

— Ни с места! — говорит шёпотом мистер Бом. — Вы теперь в моей власти. Сдавайтесь! Есть деловое предложение.

— Люблю деловые предложения, — так же шёпотом отвечает пират. — Что надо сделать? Предать кого-то или отравить?

— Предать, — говорит мистер Бом. — Как только увидите стоящие у дороги кровати, уговорите своих друзей на них лечь.

— Друзей? — спрашивает Чёрная борода. — Ха-ха! Какие они мне друзья? Так, случайные попутчики. Как по-вашему «очень хорошо»?

— Вери гуд!

— Ладно!

Пират съел дыню и побежал вслед за товарищами, а мистер Бом пошёл покупать кровати. Три нашёл, четвёртую не достал, взял раскладушку.

Стал кровати в западни переделывать.

Пока он этим занимался, слон привёл друзей в пальмовую рощу. Смотрят они, а тут — в роще — школа. Удивительная школа — для слонов. Сидят на траве тридцать девять слонов, перед каждым — чернильница. Старый африканец с учёным значком ходит между ними.


Разговорились.

— Школа? Нет, пожалуй, это не школа, — говорит учёный. — Хотя, может быть, и школа. Просто проводим опыт: можно ли слонов научить грамоте? Вот сейчас учимся писать буквы… Тембо, займи своё место!

Слон, что их привёл, хоботом помахал — дескать, сейчас! — сел на траву, чернильницу откуда-то вытащил, тоже стал писать.

— Б… б… а… а, — говорит учёный. — Ба… нан… Ба-нан.

Слоны пишут. Тембо сперва написал «БОНАН», потом к букве «О» хвостик пририсовал, получилось «А».

— Банан. Правильно!

— Какой молодец! Никогда его не забудем, — говорит про слона Пароход. — Ну, нам пора. Мальчика в школу определим — и сразу домой!


КРОВАТИ И ПЛОТ

Вышли наши друзья из пальмовой рощи, идут вдоль реки, по дороге высматривают — где тут школа?

Солнце, между прочим, уже на закат.

Видят, около дороги три кровати и раскладушка.

Чёрная борода сразу смекнул.

— Ах, — говорит, — как спать хочется! Отдохнём?

— Не ложитесь! — говорит мальчик. — Пойдёмте дальше.

— А я бы прилёг, — говорит Слип.

— Ладно, — согласился Пароход. — Спим сто минут ровно. Отбой.

Только они легли на кровати, а те — кувырк! — перевернулись и превратились в клетки. А раскладушка оказалась мешком. Сидят Пароход, Слип, Чёрная борода в клетках, а мальчик Васька в мешке барахтается.

Выходит из-за кустов мистер Бом.

— Ну как? — спрашивает. — Убежали? Ха-ха-ха! Тут, ниже по течению, ещё одна колония осталась. Туда я вас и продам. Пожалуйте на плот.

— Ура! — говорит Чёрная борода. — Мы победили. Откройте поскорее замок.

— Это ещё зачем? — удивляется мистер Бом. — Я и тебя, бородатый, продам. Ведь надо же такое сказать — «мы победили»!

Пират Чёрная борода от такого коварства даже заплакал.

Перетащил мистер Бом пленников на плот, оттолкнул его. Плывут. Стемнело. Мистер Бом фонариком вперёд светит.

Попробовал Пароход руками клетку сломать. Гнётся железо, но плохо. Не сломал.

Под плотом кто-то вздыхает. И ещё: толк головой в плот, толк! Это бегемоты.

— Кыш! — говорит им африканский мальчик из мешка. — Кыш!

Ночь прошла, солнце выкатилось. Плывут они мимо берегов. На берегах пальмы и баобабы, орехи кешью и манго — плоды жёлтого цвета. Река всё шире. Только собрался Пароход клетку свою доломать, мальчик Васька из мешка спрашивает:

— А это что за шум? Посмотрите, впереди над рекой, случайно, белый дом не виден?

— Виден.

— Берегитесь — это водопад! А за ним океан начинается.

Только он так сказал, река как забурлит, как понесётся! Плот сперва вверх подняло, а потом вниз. Как бросит! Полетели люди, брёвна, клетки вверх тормашками… Плот по кусочкам разметало, кровати разбило, мешок порвало.

Вынесло всех пятерых в океан.


В ОКЕАНЕ

Плывут они по волнам. Впереди Пароход, за ним Слип, за ним Васька, за ним Чёрная борода. Позади всех — мистер Бом.

Плывёт, бич из крокодиловой кожи тащит.

— У меня есть план, — говорит он шёпотом пирату. — Только мы доплывём до берега, вы им дадите одного порошка.

— Ненавижу! — отвечает ему пират. — Ненавижу вас и ваши подлые штучки. И как это я сам столько лет был негодяем? Вернусь домой, тут же перевоспитаюсь, пойду в повара… Пароход, а Пароход, какая тут глубина?

— Тысяча триста тридцать три метра.

Мистер Бом от ужаса даже бич уронил. Тот змеёй на дно.

Тут африканский мальчик Васька кричит:

— Вижу корабль!

И верно — корабль. А это сорок морских милиционеров и тридцать девять разбойников совершают прогулку на теплоходе.

Подплыли они, видят — в воде пять человек.

Вытащили их на палубу.

— Ба! — говорят милиционеры. — Никак, старые знакомые. Здравствуйте, матрос по имени Пароход!.. А кто это с вами?

— Это, — объясняет матрос, — африканский мальчик Васька, наш друг. А это мистер Бом, последний из колонизаторов.

— Странный какой! — говорят разбойники. — Зелёный, как капуста. И сразу видно — злой. Он не кусается?

Пароход на мачту залез, осмотрел в подзорную трубу далёкий африканский берег.

— Вижу, — кричит, — школу! Правьте к берегу.

Только дали ход, смотрят — плывёт бочка. Мистер Бом увидел её и даже в лице переменился.

— Моя, — говорит. — Моя бочка. Это в ней я столько лет на дне просидел… Нет, не могу я на эти перемены в мире смотреть. Колоний нет, везде свободные люди… Пропади оно всё!

Сказал и — прыг! — за борт. Влез в бочку, пробку из дна вытащил и утонул. Утонул, но вдруг снова всплывает, рукой всех зовёт.

— Забыл, — говорит. — Про чернильницу забыл. Она мне теперь, как видно, ни к чему. Никакой я книги не напишу. Зря меня два года в школе учили… Передайте эту чернильницу мальчику. Чувствую, выучится он и совсем другую книгу напишет. Сорри! (Это по-английски значит «ах, как жаль!».)


Отдал чернильницу и снова на дно пошёл. Только пузыри родничком.

Подплывает корабль к берегу, а там во всех африканских школах звонки, звонки! Новый учебный год начался.

Высадили они мальчика, и тот бегом в класс.

Обошли они на теплоходе вокруг Африки с Европой, вернулись в славный город Ленинград.

Идут Пароход и Слип по Таврической улице, подходят к дому номер семь и говорят друг другу:

— Ну вот, теперь, кажется, и конец приключениям!



Оглавление

  • МОРСКОЙ СЛОН
  • АФРИКАНСКИЙ МАЛЬЧИК
  • МИЛИЦИОНЕРЫ И РАЗБОЙНИКИ
  • СЛОН
  • ОТЧЕГО ВСЕ ИЗМЕНИЛОСЬ
  • СЛОНЫ И ЧЕРНИЛЬНИЦЫ
  • КРОВАТИ И ПЛОТ
  • В ОКЕАНЕ