Тройной прыжок [журнальный вариант] (fb2)


Настройки текста:






До отправления скорого поезда оставалось две минуты, когда к мягкому вагону подошли двое: высокий, чуть грузный брюнет в форме железнодорожника и юноша в светлом костюме.

Юноша протянул проводнику билет. Это был именной литер, выписанный до следующей станции.

— Героя везешь! — сказал проводнику железнодорожник. — Головой отвечаешь!

Проводник посмотрел на пассажира. Паренек как паренек, лет шестнадцати, не больше. Серый модный костюм, нейлоновая сорочка. Ничего героического нет. Разве только свежая ссадина над бровью.

— У меня дома таких героев двое, — принимая шутку, усмехнулся проводник.

— Я вам серьезно говорю, — без улыбки произнес железнодорожник. — О нем уже министр знает. А завтра, может, вся страна услышит!

— Будет, Георгий… — пробормотал паренек.

— Зачем стесняешься, дорогой!

Поезд мягко тронулся.

— Попрошу подняться! — сказал проводник.

— Будь здоров, генацвале! — Железнодорожник крепко обнял паренька. — Приезжай, всегда дорогим гостем будешь!

Неловко запнувшись, паренек вскочил на подножку.

— Аккуратней, молодой человек! — укоризненно произнес проводник. — Пройдите в вагон.

Коридор вагона был пуст. Все спали. Паренек остановился у окна. Мимо медленно проплывал пустой перрон. Уже осталась позади фигура Георгия с приветственно поднятой рукой. Вдруг из дверей вокзала выскочила девушка. Оглядевшись по сторонам, она бросилась вслед за поездом. Когда она поравнялась с мягким вагоном, паренек отодвинулся от окна.

— В пятом купе нижнее место свободно, — сказал неслышно подошедший проводник. — Я сейчас постелю.

— Нет, нет… Не надо… Я здесь…

Глаза у паренька не то усталые, не то грустные.

— Как хотите, — сказал проводник. — Если что надо — кликните.

Он скрылся в служебном купе. Паренек сел на откидную скамеечку у окна. В вагоне было тихо. Поезд, набирая ход, шел по эстакаде, нависшей над кварталами спускающегося по склону холма города. В окнах домов горели редкие огни.

Даже не верилось, что все это случилось именно здесь, всего какой-нибудь час назад…

1

А все Петька Щукин. Он виноват. Мы с ним учились вместе в пятом классе. Петька был старше меня. Он сидел два года не то в четвертом, не то в третьем. А в пятом совсем ушел из школы, поступил в железнодорожное училище. Вчера я встретил Петьку в депо. Он сразу стал обо мне заботиться. Куда-то сбегал и сказал, что добился, теперь меня прикрепят к нему в ученики. Потом он сказал, что надо обязательно обмыть мое поступление на работу. Мы выпили с ним по две кружки пива в буфете и пошли в город.

Было нам очень весело. Мы смеялись как сумасшедшие. На нас все оглядывались. Возле танцплощадки мы встретили двух девчонок. Одна из них — черненькая, высокая — мне очень понравилась. У нее была строгая, на пробор, прическа и длинные серые глаза. Я такие глаза только в заграничных фильмах видел. Раньше ее в нашем городе я не встречал. Петька начал острить, задирать девчонок. Подруга черненькой смеялась, а та даже не улыбнулась ни разу. Как будто нас и не было.

И тут мне вдруг стало плохо. Так плохо мне еще никогда в жизни не было. А главное, это случилось на глазах у девчонок. Черненькая только мельком на меня взглянула и тут же отвернулась. Но мне даже сегодня утром было стыдно вспоминать этот взгляд.

Год назад в моей жизни произошли неприятные перемены. Нашу старую школу сломали, и в восьмом классе меня перевели в другую, образцовую имени Н. В. Гоголя. Порядки там были строгие. Учителя каждый день говорили о высокой чести учиться в школе, носящей имя великого писателя, как будто Н. В. Гоголь был круглый отличник. Но все-таки, наверное, в старой школе нас учили как-то по-другому, потому что теперь на уроках я часто ничего не понимал.

Класс был сильный, ребята почти все незнакомые, спрашивать я стеснялся. Первое время я еще пытался разобраться сам дома, а потом махнул рукой. На уроках, когда меня спрашивали, отвечал невпопад, под дружный смех класса.

Я стал прогуливать. Утром брал портфель и уходил из дому. Город наш небольшой, на улицах легко можно встретить знакомых, и я шел к железной дороге. В стороне от станции ложился в пахнущую нефтью пожухлую придорожную траву и часами смотрел на проходящие мимо поезда.

К зиме стало хуже. На кино у меня деньги бывали редко, даже на дневные сеансы. Но в конце концов я открыл замечательное место: районный дом санитарного просвещения. Там с утра начинались лекции с диапозитивами.

Мама ничего не замечала. Утром я уходил, как всегда, а вечером она часто дежурила. Она работает на междугородной телефонной станции старшей смены. А отец — в командировке. Скоро два года. Он строит железную дорогу в тысячах километров от нашего города.

К весне стало ясно, что экзамены мне не выдержать и придется оставаться в восьмом классе на второй год. Я решил не дожидаться неизбежного и сказал маме, что хочу идти работать на железную дорогу, как папа. Мама сначала ничего не могла понять, сколько я ни твердил, что мне уже шестнадцать лет, я имею паспорт и хочу начать трудовую жизнь, а потом пошла в школу — и все выяснилось.

Через неделю мы отправились в депо. Там хорошо знали папу и согласились взять меня учеником слесаря. С осени я обещал маме начать учиться в восьмом классе вечерней школы.

2

Сегодня я пришел в депо вовремя, к началу вечерней смены, но ни Петьки, ни бригадира не нашел. Все были заняты своим делом и на меня только покрикивали, чтобы посторонился. Я решил поискать бригадира.

Вечерело. По путям Сортировочной станции сновали маневровые тепловозы. Хриплый голос распекал по радио какого-то Сударкина, который загнал не на тот путь вагоны. Никогда я не слышал, чтобы по радио говорили такие слова.

Я шагал по шпалам и думал о вчерашней девчонке. Удивительно крепко засела она у меня в голове. Чей-то крик заставил меня поднять голову,

Навстречу бежал Петька, придерживая на боку сумку с инструментами.

— Гуляешь? — крикнул он. — А я тебя по всему депо ищу! Пошли!

Я очень обрадовался Петьке. Щукин оглядел меня.

— Ты что, снова на танцы собрался? Спецовка где?

— Понимаешь… Кладовщика нет…

— Беда с тобой, Селезень… — вздохнул Петька. — Хоть за ручку води. Ну, пошли.

— Куда?

— У сто тридцать четвертого пескоструйка барахлит. Не отставай, шевели протезами.

Петька нырнул под стоящие на соседнем пути вагоны.

Под заправкой стоял целый поезд из тепловозов. Я насчитал восемь, но Петька сказал, что их только четыре. Каждый тепловоз — из двух одинаковых секций. Они сцеплены торцами друг к другу, и получается вроде дубля в домино. Восемь секций растянулись метров на сто с лишним.

Петька присвистнул:

— Вот это сцепочка, будь здоров!

Из первой кабины высунулся пожилой машинист.

— Зачем пожаловали?

— Помочь ветеранам труда, — сказал Петька. — Говорят, зашились, без нас не обойтись.

— Что же, в депо настоящего слесаря не нашлось? — нахмурился машинист и скрылся в кабине.

— Тяготеет над людьми груз прошлого, Сергей, — громко произнес Петька. — Ведь сколько лет уже поем: «Молодым везде у нас дорога…» А старикам, извини, только почет…

Голова машиниста снова показалась в окне кабины.

— У тебя рашпиль есть?

— Есть! — с готовностью отозвался Петька. — Дать?

— Самому сгодится… Попроси приятеля язык тебе подпилить.

Петька беззлобно рассмеялся. Что-что, а юмор он понимает.

— Пойдем, Селезень, — сказал он. — Покажем, на что способно новое пополнение рабочего класса.

— А этот свистун тоже — класс? — спросил машинист. Он глядел на мои брюки.

— Не угадал, батя, — сказал Петька, — трудовая интеллигенция! Пошли!

Нужный нам тепловоз стоял последним в сцепке. Петька полез в узкое пространство между секциями. Внизу на гладко срезанных торцевых стенках было по два бункера с песком. Около каждого из них откидные площадки, к которым шли лестницы. Одна лестница, побольше, вела на крышу локомотива.

Петька подергал клапаны. На рельсы посыпался песок.

— Здесь все нормально, — сказал он. — Пошли в кабину.

Машинист, высунувшись из двери головного локомотива, смотрел на нас. Мы поднялись в кабину первой секции сто тридцать четвертого.

Тепловоз мерно подрагивал. Работали двигатели. В кабине стояли два мягких вертящихся кресла. В большие овальные окна открывался обзор на три стороны. На приборной доске — циферблаты и лампочки. Почти как в самолете. Рядом какие-то рукоятки, штурвалы, кнопки.

Петька возился, согнувшись в углу.

— Педаль подачи заедает, — бормотал он.

Я покрутил одно из кресел. Оказывается, оно не только поворачивалось, но и подымалось вверх и вниз, как у зубного врача. Я подогнал кресло по своему росту и сел. Положил руку на одну из рукояток. Вдруг тепловоз дернулся и тронулся с места.

— Это что за чудеса?! — выпрямился Петька. — А если б я еще у бункера сидел?!

Я перепугался, хоть и понимал, что не мог ничего сделать. Я ведь даже не шевельнул рукоятку.

— Машинист видел, как мы сюда поднялись, — сказал я.

Состав неторопливо двигался задним ходом.

— Теперь начнет по всей станции гонять, — проворчал Петька. — А ты жди!

Он сел в соседнее кресло.

На приборной доске вспыхивали и гасли разноцветные лампочки.

— Ты что-нибудь соображаешь в этом? — спросил я Петьку.

— А как же! Я вообще думаю на будущий год в машинисты перейти — профиль у них интересный…

Тепловозы вдруг резко рванули вперед. Я чуть не слетел с кресла.

— Вот человек! — возмутился Петька. — Отдохнуть культурно не даст!

Я посмотрел в окно. Сцепка, набирая скорость, шла вперед по запасному пути. Мне показалось, что дверь самой первой кабины была открыта.

— Куда это мы?

— Спроси что-нибудь полегче. — Петька тоже высунулся в окно. — Спятил старый, что ли? Ведь там же тупик!

3

В кабине было душно. Машинист пошире распахнул дверь. Весь день ему не хватало воздуха. Прошлой ночью давило в груди, отдавало под левую лопатку. Только к утру боль отступила.

Заправка окончилась. Машинист передвинул рукоятку контроллера на самый тихий, чтобы отогнать сцепку немного назад. Потом снова шагнул ближе к двери глотнуть свежего воздуха.

Тепловозы отошли от заправочной станции. Машинист потянулся к рукоятке реверса, чтобы поставить двигатели на холостой ход…

Острая, нестерпимая боль внезапно пронзила сердце… Падая, машинист не почувствовал, как его рука судорожно рванула вперед рукоятку контроллера. В следующее мгновение резкий толчок выбросил его в открытую дверь кабины…

— Федор Петрович! Федор!

Голос доносится откуда-то издалека. Отчаянно болит грудь. Машинист приоткрывает глаза. Серая пелена застилает все. Кружится голова.

— Что с тобой?

Как в тумане, склоняется над ним знакомое лицо путевого мастера. Машинист рывком приподнимается, кричит:

— Где… тепловозы?!

Но мастер не слышит его крика. А сцепка идет одна, и на ней двое слесарят.

— Тепловозы! — хрипит машинист.

Нет, не слышит его путевой мастер, не слышит…

И тогда машинист встает. Он должен догнать сцепку. Он делает шаг, другой. Чудовищная слабость валит с ног, но машинист идет. Он отталкивает человека, который стоит на пути.

И вновь невыносимая боль пронзает сердце. Машинист падает. Его обступает тьма…

Когда задыхающийся путевой мастер вбежал в дежурку с невероятной вестью, диспетчер Сортировочной успел почти автоматически послать две команды.

Первое — он перевел сцепку с запасного на главный путь, ибо нельзя было дать погибнуть машинам в тупике (о том, что на сцепке двое ребят, не знали ни мастер, ни диспетчер, а лежащий без сознания машинист не скоро смог бы рассказать об этом). Второе — диспетчер проверил, закрыт ли выход со станции красным светофором. Это было единственное, что могло задержать сейчас сцепку.

4

Петька успокоенно выпрямился. Тепловозы прогрохотали по стрелке.

— Перевели на главный, — сказал Петька. — Фу ты, черт!.. Не дрейфь, Серега, не кончится теперь в тупике твоя молодая жизнь!

А я и не дрейфил. Чего мне было дрейфить? Я сразу понял, что Петька меня просто разыгрывает, как новичка на корабле. Только не на такого напал. Еще не хватает, чтобы Петька сказал: «Салага». И вообще его покровительственный тон начал меня раздражать.

5

— Брось! — начальник разъезда «38-й километр» усмехнулся в трубку. — Будет разыгрывать! Сегодня не первое апреля…

— 38-й километр! — Голос на другом конце провода был слишком взволнованным для заурядного розыгрыша. — Примите телефонограмму. «К вам следует по первому сцепка из четырех тепловозов без машиниста. Обеспечьте беспрепятственное движение». Повторите, как поняли?..



— Вас понял… — неуверенно произнес начальник разъезда. — К нам следуют четыре тепловоза без машиниста… Послушай…

— Освободите линию! Я вызываю Узловую!

Начальник разъезда растерянно положил трубку.

6

— Хана! — испуганно проговорил Петька. — Мы прошли на красный!

Ну и артист! Ему бы в кино сниматься. У него даже губы вздрагивали.

— Брось, — сказал я. — Не маленький… А как же автоблокировка?

— Что ты понимаешь?! — закричал Петька. — Автоблокировка! Все двигатели вкалывают сразу, шестнадцать тысяч лошадиных сил! Никакие тормоза не удержат!

Что-то странно он шутил. Лицо у него было белое, как моя рубашка.

— А что же машинист?

— Кончился твой машинист! Сошел с ума, напился, улетел на Марс!

Петька выругался. Я еще никогда не видел его таким.

За окном промелькнули последние станционные строения. Дальше лежали пустые, быстро темнеющие поля.

— Слушай! — сказал я. — Ты же в этом деле специалист… Останови!

Петька не ответил. Он глядел на меня. Но глаза у него были пустые. Я отвернулся и высунулся в окно, пытаясь заглянуть в кабину первого тепловоза. Но путь был прямой, и не было видно ничего, кроме черной поверхности корпуса локомотива.

Навстречу все быстрей валились серые телеграфные столбы. Сливаясь в сумерках, проскакивали огромные буквы выложенных на откосах лозунгов.

Петька, навалившись сзади, тяжело дышал в затылок. Его рука больно стиснула мне плечо.

Впереди показалась река. Полотно пути пошло вверх. Каменный откос сменился песчаной насыпью. Состав немного замедлил бег. Петькина рука вдруг разжалась. Он метнулся к двери. Рывком распахнул ее.

— Петька! — крикнул я.

Петька уже висел на последней ступеньке подножки.

— …а-а-ай! — тонко прокричал он и разжал руки. Я невольно отшатнулся. Темный клубок метнулся вперед и покатился вниз по песчаной насыпи…

Когда я заставил себя поглядеть назад, Петьки уже не было видно.

Все произошло так быстро, что я даже не успел испугаться. Я только понимал, что, если Петька прыгнул с поезда на всем ходу, значит действительно случилось что-то невероятное. Он крикнул: «Прыгай!»

Я осторожно ступил на подножку. В лицо ударил ветер. Вцепившись в поручни, стал медленно спускаться, неловко ощупывая ступеньки ногой. Одна, другая, третья… Нога опустилась в пустоту и тут же судорожно дернулась обратно.

Я замер на последней ступеньке. Навстречу мчался сливающийся частокол шпал. Шпалы неслись все быстрей, и не было сил отвести от них взгляд. Кружилась голова.

Я невольно зажмурился. Руки до боли вцепились в поручень.

Я не знал — прошло мгновение или минута. Оглушительный грохот заставил меня раскрыть глаза.

Состав на сумасшедшей скорости мчался по мосту. Внизу в пролетах темнела река.

Сцепка проскочила мост. Полотно дороги ушло в глубокий разрез. Прыгать здесь было невозможно.

Я с трудом поднялся в кабину. Ноги не слушались. Я даже не смог сесть в кресло. Просто опустился на пол у задней стенки кабины. Крутые откосы дороги подступили к самым окнам. Стало совсем темно.

Мне еще никогда не было так жутко. Я заплакал. Здесь меня никто не мог видеть, и мне не было стыдно.

7

…Стоит раскрыть глаза, и наваждение исчезнет. Все встанет на свои места. Стихнут двигатели, скрипнут тормоза. Сцепка замедлит ход и остановится у разъезда. Из передней кабины неторопливо вылезет машинист, оботрет руки паклей и крикнет: «Эй, рабочий класс! Как, порточки сухие?»

И я бы совсем не обиделся. Господи! Да я бы просто расцеловал его. Только вот Петька… Зачем спрыгнул Петька? Ведь тепловозы сейчас остановятся!..

Я открываю глаза. Темная стена леса стремительно проносится за окном. Голый весенний лес стоит, жуткий и безмолвный. В кабину не пробивается ни лучика света. Только тревожно горят лампочки на приборном щите.

С новой силой подступает страх. Я не могу больше ждать, пока этот сумасшедший состав врежется в первое препятствие на пути или, сойдя на крутом повороте с рельсов, с грохотом полетит под откос.

Я заставил себя встать. Кабину бросало из стороны в сторону. Меня здорово стукнуло о какой-то выступ. Казалось, вся кабина состоит из железных переборок, острых углов и стальных рычагов. Хлопала незакрытая дверь. Я подошел к проему. Взглянул вниз. Тепловозы шли без огней. Полотно дороги было едва различимо в темноте.

Я нащупал ногой ступеньку. И вдруг отчетливо увидел, будто со стороны, как мое тело падает на рельсы. Рывок вбрасывает его внутрь. Колеса последней секции… Я отпрянул назад и захлопнул дверь.

Отец говорил мне: в трудную минуту просчитай в уме до десяти, потом принимай решение. Я просчитал до двадцати пяти. Вслух.

Прыгать надо только из самой последней кабины. Все-таки есть хоть какой-то шанс. Надо пробраться в последнюю секцию.

Я открыл дверцу в задней стенке кабины. Она вела в узкий проход. Рядом оглушительно стучал дизель. Удушливо пахло нефтью.

Я осторожно полез по проходу. Тепловоз раскачивало. Я больно ударился коленом и уперся в стенку. Пошарив, нашел ручку. Приоткрылась дверь. Я жадно глотнул холодный вечерний воздух. Между секциями был обычный переход, как в электричке.

Теперь я уже уверенней прошел по узкому проходу машинного отделения. В конце его была такая же дверь, как в первой секции. Я вошел в кабину.

Здесь так же горели лампочки на контрольном щите, но было чуть светлее. За широким полукруглым стеклом убегала назад дорога. Каждое мгновенье уносило меня от дома.

«Надо прыгать», — твердил я себе. Но все мое тело сопротивлялось этому безумному шагу, и все же у меня не было иного выхода. Я должен был вернуться домой, я не мог просто так исчезнуть. Это невозможно, несправедливо, нечестно в конце концов!

В этот момент я почувствовал, что в кабине еще кто-то есть. Не знаю, что меня заставило понять это, может быть, просто взгляд, устремленный из темноты. Но в кабине точно кто-то был! Значит, я не один на этих сумасшедших тепловозах… Здесь есть еще человек, наверно, второй машинист, мы же не заглядывали сюда с Петькой. Я забыл про красный светофор, неосвещенный состав, огромную скорость. Я чувствовал только ни с чем не сравнимую радость спасения…

Я обернулся. Из противоположного угла на меня смотрели встревоженные глаза. Я вгляделся. В углу стояла девчонка примерно моих лет. Лицо ее в сумраке кабины казалось плоским и неподвижным. Я растерянно молчал. Девчонка тоже. Я не мог понять, как она очутилась здесь.

— Ты кто? — спросил я наконец.

Девчонка не ответила. Большие круглые глаза. не мигая, смотрели на меня.

— Кто ты?! — заорал я.

— «Кто, кто?» — девчонка негромко рассмеялась. — Человек — вот кто!

— Что ты здесь делаешь?

— Твист танцую — не видишь?

Девчонка вышла из угла.

— Сейчас ты запоешь!.. — выкрикнул я и осекся.

Теперь я узнал ее. Это была та самая «вчерашняя», черненькая с танцплощадки. Только почему мне вчера показалось, что у нее длинные глаза? Они же совсем круглые.

Девчонка оглядела меня с ног до головы.

— Ты — кондуктор? — спросила она.

— Нет…

— А кто же?



Я совсем забыл, что работаю на железной дороге.

— Никто… — проговорил я. — Просто человек…

Девчонка усмехнулась.

— Ну, тогда садись, человек. — Она указала на вертящееся кресло. — Будь как дома.

Тревога ее совсем прошла. Она опасалась, видно, только кондуктора. Девчонка вгляделась в мое лицо.

— Тебя как зовут? — спросила она.

— Сергей… А что?

— Обозналась, показалось — знакомый.

Склонившись к приборной доске, девчонка при свете лампочек посмотрела на циферблат ручных часов.

— В Узловой когда будем, не знаешь?

— Где?

Она просто не понимала, что случилось. Наверное, забралась в тепловозы на Сортировочной. Наши ребята часто ездят до Узловой на товарных поездах.

— В Узловой… — проговорил я. Я не хотел ее пугать. Надо было как-то осторожно объяснить. — Не попадешь ты в Узловую…

Девчонка вскинула брови.

— Это почему? Я сама на станции слышала — эти тепловозы в Узловую перегоняют.

— Не попадешь ты в Узловую! — в отчаянии повторил я.

— Может быть, ты скажешь, куда я попаду? — снисходительно улыбаясь, спросила девчонка.

Она была спокойная, аккуратная. А я стоял перед ней растерзанный, с заплаканным лицом, в перепачканной рубашке. Это было ужасно унизительно.

— На тот свет! — выпалил я. — К черту в лапы! Ясно?

Я ждал — она испугается, но девчонка только покривила рот и сказала:

— Это кто же черт? Ты, что ли? Похож.

Я чуть не задохнулся. Но объяснять было некогда. Состав шел все быстрей.

— Прыгай! — крикнул я. — Скорей!

Я схватил ее за руку, подтолкнул к двери. Девчонка вцепилась другой рукой в какой-то рычаг. Оторвать ее было невозможно. Отчаянным усилием она вырвалась и отскочила в угол.

— Не имеешь права! — тяжело дыша, крикнула она. — Не имеешь никакого права на ходу с поезда выкидывать! Бандит! У меня мама больная, я за лекарством в Узловую еду! Вот погляди!

Она ткнула мне в нос какую-то бумажку.

— Ты понимаешь…

— Не подходи! — крикнула девчонка. — Стой, где стоишь!.. Погоди, я еще пожалуюсь кому следует. Тогда узнаешь!

Ее аккуратная прическа растрепалась, снисходительная улыбочка исчезла. Но такой она тоже мне нравилась. Даже еще больше.

— Слушай, — сказал я. — На этих тепловозах никого нет. Понимаешь? Никого! Только мы!

— А машинист?

— Нет машиниста.

— А где же он?

— Не знаю… Сошел с ума, напился, улетел на Марс. Надо прыгать!

— Брось, — сказала девчонка, поправляя прическу. — Не выкручивайся. Прыгай сам, а я погляжу.

Она опять усмехнулась прямо мне в лицо. Это было уж слишком. У меня даже страх пропал.

Я молча распахнул дверь и спустился на подножку. Я знал, что теперь спрыгну. Обязательно. Будь, что будет! Я подогнул ноги, глубоко вздохнул…

Цепкая рука схватила меня за воротник. Я рванулся. Полетели пуговицы рубашки.

— Пусти!

Но девчонка не отпускала. Моя решимость таяла с каждой секундой.

Я поднялся в кабину. Девчонка стояла рядом. Даже сквозь стук колес я слышал ее дыхание. Я старался не смотреть на нее.

— Дурак!

Она коротко, по-детски, всхлипнула.

8

На большом слегка изогнутом щите диспетчерской Узловой вспыхивали разноцветные лампочки. Красные и зеленые светофоров, белые — перемещающиеся огоньки поездов. Белых огней было много. Но внимание всех собравшихся в диспетчерской было приковано лишь к одному из них. Мигая, он передвигался по щиту от Сортировочной к Узловой.



По телефонным проводам метались голоса:

— Переведите 13-й скорый на второй путь…

— Задержите выход 29-го…

— Освободите первый путь для прохода неуправляемых тепловозов…

— Черт с ней, с матчастью! — человек горячился, и становился заметным его кавказский акцент. — Эти тепловозы такое натворят на магистрали — потом год не расхлебаем! У нас пассажиры, понимаешь, мы отвечаем за их безопасность!..

— Что ты предлагаешь, Георгий? — перебил старший из собравшихся в диспетчерской. — Конкретно.

— Сбросить! Найти подходящее место, где они беды не наделают, перевести вручную стрелку и под откос! Вполне конкретно!

Георгий энергично рубанул воздух, показывая, как тепловозы будут аккуратно лететь под откос.

9

Из темноты на мгновение выскочил освещенный домик блокпоста возле переезда. У шлагбаума стояли встревоженные люди. Они смотрели на проносящиеся мимо тепловозы.

Я метнулся к двери. Я хотел крикнуть, подать знак. Но домик и переезд тут же исчезли.

Темнота снова обступила кабину. Только горели три разноцветные лампочки на панели управления: две красные, одна зеленая, сообщая что-то о работе машин. Рядом зашевелилась девчонка. Она шарила рукой по кнопкам и рычагам щита.

— Что ты хочешь? — спросил я.

— Зажечь свет, — сердито ответила девчонка. — Здесь такая темень… У тебя спичек нет?

Я чуть не ударил себя по лбу. Как я раньше не догадался? Надо было зажечь свет в кабине. Тогда бы люди заметили!

Спичек у меня не было, и пришлось долго шарить при тусклом свете лампочек, прежде чем я нашел три кнопки освещения. Я так волновался, что не сразу смог нажать одну из них.

Свет почему-то вспыхнул за окном. Яркий луч прорезал темноту. В полосе света убегало назад полотно дороги. Горел прожектор, укрепленный снаружи над кабиной.

— Что же ты? — нетерпеливо сказала девчонка.

Я нажал соседнюю кнопку. Теперь свет зажегся в кабине. Я даже на мгновенье зажмурился. А когда открыл глаза, то увидел, что девчонка пристально разглядывает меня. На лице ее было странное выражение. Не то тревоги, не то изумления.

Она смотрит на меня так же, как вчера вечером в саду. Все. Узнала…

Я отворачиваюсь. Мы долго молчим.

— Ты все это выдумал? — спрашивает она наконец.

— Что?

— Эту чепуху про машиниста?

Что бы я сейчас ни сказал, она все равно не поверит.

— Выдумал, — говорю я.

И мы снова молчим. Только грохочет состав.

— Интересно, что бы ты делал, если бы я тебя не удержала? Напрасно схватила! — безжалостно продолжала она — Надо было дать тебе прыгнуть! Самоубийца-любитель…

Ей обидно за свое волнение, слезы. Я отворачиваюсь к окну.

Сумасшедший состав несет нас в ночь. За темным стеклом только угадываются очертания лесных посадок, разрывы полей…

За окном вспыхнул яркий свет. Оглушительный грохот ворвался в кабину. Я невольно отшатнулся. Мимо проносился встречный поезд. На огромной скорости слились в одну полосу освещенные окна вагонов. Там сидели пассажиры, ужинали, разговаривали. Они были всего в каких-нибудь полутора-двух метрах.

Поезд промчался. Через полчаса он остановится у нашей станции. Я застонал от подступившей тоски.

Девчонка встревоженно взглянула на меня. Но я молчал, и она ничего не спросила. Только заглянула в лицо. В глазах ее мелькнул испуг.

— Ты что… плакал?..

10

Начальник разъезда «38-й километр» растерянно перечитывал телефонограмму.

— Ну и ну! Такого еще никогда не было!

— Мне приходилось, — сказал пожилой дежурный.

— Составы под откос пускать?!

Дежурный кивнул.

— Это когда же?

— В войну.

— Так то в войну!..

Начальник был очень молод.

11

Она стояла спиной ко мне. Плечи ее вздрагивали. Я пробовал успокоить ее, но она не обернулась. Я видел, как она кусала губы, чтобы не разрыдаться. Со слезами она ничего не могла сделать, они текли у нее по щекам. Я вынул из кармана платок.

— На, возьми, — сказал я. — Чистый.

Она, не оборачиваясь, оттолкнула мою руку. Она не хотела, чтобы я видел ее слезы. Но плечи у нее вздрагивали все сильней. Я не знал, что делать. У меня уже у самого засвербило в носу и сами собой начали подергиваться губы. Я попробовал засвистеть какой-то веселенький мотивчик.

— Перестань свистеть! — сказала она.

Я перестал. Она вынула зеркальце. Не глядя на меня, потребовала:

— Дай платок!

12

— Серега! Сергей!..

Петька весь ободрался о щебенку и придорожные кусты. Сорвал голос. Он обшарил не меньше километра насыпи с обеих сторон.

— Сережка-а!

Значит, он остался на сцепке и сейчас мчится в тартарары со скоростью сто километров в час…

— Серге-ей!

Мимо, грохоча, пронесся пассажирский поезд.

Петька скатился с насыпи и через бурое весеннее поле побежал к далекому проселку. Вдали показался одинокий свет фары. Он приближался.

Башмаки расползались в жирной пашне. Земля цеплялась за ноги, не пускала вперед. Донесся треск мотоциклетного мотора.

Петька отчаянно рванулся к проселку. Упал, поднялся. Снова бросился наперерез свету. Забыв об опасности, Петька, распахнул руки, загородил дорогу. Мотоциклист резко затормозил.

— Друг!.. — прохрипел Петька. — Скорей… К телефону!..

Вид у него был такой, что парнишка-мотоциклист даже не спросил ничего. Кивком показал на сиденье сзади.

Круто развернул машину и на предельной скорости помчал ее обратно в темноту.

13

— Что же мы будем делать? — спросила девчонка.

Она уже привела себя в порядок и стояла строгая, аккуратная, такая же, как прежде. Она смотрела на меня, ожидая ответа. Надо было что-то придумать, оттянуть время.

За окном в луче прожектора промелькнула фанерная постройка с вывеской «Столовая». Несколько столиков стояли снаружи. На них лежали стулья, убранные на ночь.

Я вдруг ужасно захотел есть. Я всегда хочу есть в самое неподходящее время. Даже в кино, когда вижу, как на экране артисты едят, так мне тут же хочется есть. Я раз в доме санитарного просвещения у лектора, который проводил беседу о питании при атеросклерозе, спросил, что это — может быть, у меня какая-нибудь болезнь?

Лектор сказал, что я вполне здоров. Просто у меня сильная реакция организма на еду. И это вполне согласуется с теорией академика Павлова.

— Слушай, — сказал я. — У тебя никакой еды нет?

— Что?!

Глаза девчонки стали еще круглей. Она решила, что ослышалась.

— Ты хочешь есть?!

— Не хотел бы, не спрашивал, — буркнул я.

Я уже жалел о своем нелепом вопросе. Но девчонка вдруг сказала:

— Сейчас посмотрим.

Она немного успокоилась. Если человек хочет есть, то в самом деле все не так страшно.

Девчонка поставила на кресло большую красно-синюю сумку. Сумка была набита свертками, пакетами, кульками. У меня просто глаза разбежались. Колбаса, сыр, масло, хлеб белый и черный, крутые яйца, соленые помидоры… Ну и запасливая оказалась попутчица! У меня даже настроение поднялось.

Со стороны поглядеть — просто два человека сидят в поезде и ужинают. Только почему-то не в купе вагона, а в кабине машиниста. Девчонка сама почти ничего не ела, только все подкладывала мне новые куски. И чем больше я ел, тем она становилась спокойней. Кажется, первый раз мой аппетит принес какую-то пользу.

14

На дверях поселковой почты висел большой амбарный замок.

— Проспись, парень, — говорил сторож, — утром приходи.

— Открывай! — хрипел Петька. — Мне на станцию позвонить надо!

— Отступи! Не имею никакого полного права допускать посторонних лиц в неурочное время. Добром говорю, уйди!

— Открывай! Человек гибнет!

— Неужто на пятнадцать суток захотел? А ну, отойди! — Сторож угрожающе вскинул «тулку». — Стрелять буду!

— Стреляй!

Петька рванул на груди комбинезон и пошел на сторожа. Оттолкнул его. Ударил в дверь ногой. Дверь распахнулась. Не зажигая света, Петька бросился к телефону на стене.



— Ну, что хватаешь? Что хватаешь?! — плачущим голосом проговорил сзади сторож. — Это ж местный. Междугородний — вот он, в будочке висит… Темнота!..

15

Я уже не мог больше есть, а она все очищала яйца, мазала хлеб маслом, отрезала толстые ломти колбасы и молча пододвигала мне новые куски.

— Все! — сказал я. — Спасибо, сыт.

— Возьми помидоры. Ты не пробовал.

Это была, пожалуй, первая ее фраза за наш ужин.

— Попробуй! — настойчиво повторила она. — Сама солила.

Тут я понял, что совсем она не успокоилась. Просто боится, что сейчас кончится ужин и снова надвинется страх. И еще она очень не хочет, чтобы я заметил это.

— Возьми! — сказала она.

Я чувствовал, что у нее внутри все сжимается от предчувствия страха, но больше не мог съесть ни кусочка. Никакая реакция на еду не помогала.

— Всухомятку не пойдет, — сказал я. — Вот если бы граммов сто пятьдесят!



Здорово у меня это получилось. Не хуже, чем у Петьки Щукина. Я понимал, что водку ей взять неоткуда.

На лице девчонки появилось знакомое «вчерашнее» выражение.

Она пристально смотрела на меня. Поколебавшись, потянулась за сумкой. Интересно, что же она еще оттуда достанет?

Девчонка протянула небольшой пузырек. В нем какая-то бесцветная жидкость. На этикетке было написано: «Наружное».

Она брезгливо поставила передо мной пластмассовый стаканчик. Я с удовольствием выпил бы сейчас газировки с сиропом из автомата.

— Слушай, — сказал я. — Здесь написано «Наружное». Наверное, его пить нельзя.

— Почему нельзя? Это же самый чистый спирт. Медицинский. Просто внутрь его не прописывают.

Отец рассказывал, что на Дальнем Востоке, где он одно время работал, они пили спирт, разводя его соком консервированных ананасов. Ананасов у нас не было.

— Развести нечем, — сказал я. — Вот досада!

Я вернул пузырек.

— Погоди, — девчонка вскочила с кресла. — Не может быть, чтобы здесь воды не было. Машинисты ведь не верблюды. Они тоже пить должны.

Она заметалась по кабине. На задней стенке было несколько дверок. Она стала открывать их по очереди.

— Вот! Смотри, что здесь!

В шкафчике, где машинисты, наверно, хранили продукты, стоял термос. Девчонка встряхнула его.

— Там что-то есть!

Она отвинтила колпачок, вытащила пробку, принюхалась.

— Кажется, кофе… Пойдет?

Деваться было некуда.

— Пойдет, — сказал я.

Мы налили себе кофе. Она в колпачок от термоса, а я в пластмассовый стаканчик. Я храбро плеснул туда немного спирта.

— Тебе налить? — спросил я.

Девчонка колебалась, но любопытство пересилило.

Она с опаской пригубила. Я следил за выражением ее лица.

— А знаешь, ничего! — сказала она.

Я закусил сладкий кофе соленым помидором. Налил себе еще стаканчик кофе и добавил туда спирта из пузырька.

— А тебе плохо не будет? — поинтересовалась девчонка.

Я покраснел.

— Ну ладно, — сказала она. — Давай, за знакомство.

16

— Диспетчера Сортировочной! — надрывался Петька. — Срочно!

— В течение часа, — произнес бесстрастный голос на другом конце провода.

— Девушка! — взмолился Петька. — Милая…

— Я не ваша милая, — оборвал голос, — а дежурная телефонистка. Линия занята, разговор могу предоставить в течение часа.

— Тут человек погибает! — заорал Петька. — Дайте вашего самого главного!

— Соединяю со старшей, — бесстрастно произнес голос.



В трубке что-то щелкнуло, и другой, строгий голос проговорил:

— Старшая смены слушает!

У старшей смены Селезневой весь день не выходило из головы, что ее Сережка сегодня первый раз пошел на работу в депо. И поэтому, когда какой-то юношеский голос сбивчиво стал объяснять, что ему необходимо срочно поговорить с диспетчером Сортировочной, она решила нарушить правила и дать разговор вне очереди.

— Хорошо, — сказала она. — Сейчас приму заказ. Вы как оплачивать будете? В кредит, по талону?

— У меня нет талона!

— Вы говорите с квартиры?

— Нет.

— Тогда предоставить разговор в кредит не могу, — вздохнула Селезнева.

— Какой кредит!.. Товарищ погибает!..

Мальчишка на том конце провода чуть не плакал.

17

Начальник разъезда «38-й километр» зябко поежился, прислушался.

— Не слыхать еще…

Они стояли с дежурным у слабо освещенной фонарем железнодорожной стрелки. Ответвление от главного пути вело к тупику, возвышавшемуся над глубоким рвом.

Легкая дрожь прошла по рельсам. Вдали у поворота дороги показался слабый колеблющийся свет.

Неосвещенный состав не был виден, и казалось, луч света, обращенный назад, сам по себе непостижимым образом стремительно приближается к разъезду. Рельсы гудели, вибрируя.

— Пора! — дежурный взялся за рукоятку стрелки. — Сейчас мигом в укрытие!

Начальник разъезда послушно кивнул. Глухо щелкнули переводимые стрелки.

— Беги!

Две темные фигуры метнулись от стрелки, перемахнули через пути и упали в глубокую канаву по другую сторону тупика.

Грохот мчащегося состава был уже совсем рядом.

— Стой! — раздался истошный крик. — Стой! Отставить!!!

От здания станции бежал кто-то, размахивая фонарем.

— Челове-ек та-ам!



Начальник вздрогнул. Между ними и стрелкой лежал путь, по которому через мгновенье промчатся тепловозы. Начальник разъезда хотел вскочить, броситься к стрелке, но ноги его не послушались. Чувство, которое было сильнее его порыва, придавило тело к земле. Начальник прижался лицом к густо политой мазутом щебенке. Сейчас раздастся грохот, и он заглушит слабый крик человека…

Даже на расстоянии он почувствовал жар поравнявшихся с ним тепловозов. Но грохота не последовало. Шум состава постепенно стихал. Начальник разъезда поднял голову. Он лежал один. Дежурного рядом не было. Ничего не понимая, он встал. В полосе света у стрелки стоял дежурный.

— Ты!.. — голос сорвался. — Жив?!

Дежурный не ответил. Он смотрел вслед сцепке.

— Видал? — спросил он.

— Ты знаешь… — пробормотал начальник разъезда. — Я хотел…

— Двое их там, — перебил дежурный. — Парень и девчонка. Совсем сопляки.

18

За окном замелькали светофоры, фонари, из мрака выскочило здание небольшой станции. Плохо освещенный перрон был пуст. Только какой-то человек с фонарем бежал вдоль пути.

У железнодорожной стрелки стоял еще один человек. Он смотрел вслед нашей сцепке. Я помахал ему рукой.

— Перестань пить кофе, — сердито сказала Люся и забрала стаканчик. — Лучше придумай, как остановить эту машину! Слышишь?

— Остановим, — сказал я. — Не такие останавливали!

— Тогда что ты ждешь? Останови!

— В два счета…

Я запнулся. Я смотрел на панель. Прямо передо мной была кнопка, и возле нее буквы: «Запуск 2-й секции». Как же я не видел этого раньше?

— Что с тобой? — спросила Люся.

Я не ответил. У меня просто сердце замерло. А голова сразу стала ясной. Я смотрел на кнопку.

— Почему ты молчишь? Тебе плохо?

— Закрой глаза — и считай до десяти!

Голос у меня был такой, что Люся послушалась. Я подождал, пока она сказала: «Десять!», и изо всех сил нажал кнопку.

Кнопка поддалась. Я осторожно отпустил ее и замер.

Но ничего не изменилось. Просто ничего не произошло. На панели горели все те же три лампочки: две красные, одна зеленая.

Отчаяние снова охватило меня. Не знаю зачем, я дернул соседнюю кнопку. Под ней была надпись «Топливный насос». Это было бессмысленно. Тепловозы продолжали мчаться с прежней скоростью.

— Сергей! Что это?

Голос Люси прозвучал странно. Она сидела с закрытыми глазами, склонив голову, будто прислушиваясь к чему-то.

— Ты слышишь?

Я ничего не слышал.

— Слышишь? — настойчиво повторила Люся.

И вдруг я понял, почему так странно звучал ее голос. До сих пор мы говорили очень громко, почти кричали, чтобы перекрыть шум дизеля и грохот мчащегося состава. А сейчас Люся говорила нормальным голосом, и я ее отлично слышал… В кабине стало тише! У меня опять замерло сердце.

Нет, мы не ошиблись: двигатель за стеной стих…

— Ура! — закричал я. — Да открой глаза, чудачка! Понимаешь, я выключил двигатель! Понимаешь? Выключил!

Люся осмотрелась вокруг, поглядела в окно. Рассудительно сказала:

— Но мы же едем… И так же быстро.

— Чепуха! Это закон инерции! Физику знать надо!

Меня просто распирало. Я должен был срочно еще что-нибудь сделать.

— Куда ты?

— В первую кабину… Попробую еще что-нибудь выключить!

— Я с тобой!

— Нет, нет… Подожди здесь… Я быстро…

19

Я прошел через затихшее машинное отделение. Тепловоз сильно раскачивало. Но мне казалось, что сцепка идет уже медленней. В открытые люки врывался холодный ночной воздух. Первый раз я этих люков даже не заметил. Я поднял голову и увидел кусочек звездного неба.

Распахнув дверь, я шагнул в следующую секцию. В уши сразу ударил оглушительный грохот двигателя. Он работал. Работал, как прежде. Значит, удалось выключить только один, последний.

Я остановился. Хотел повернуть обратно. Но вспомнил, что там ждет Люся, и стал пробираться к кабине. Тут же больно ударился головой о какой-то выступ. Кажется, о тот же самый, что и в первый раз. На звезды я уже не смотрел.

В кабине на щите теперь горели только две красные лампочки. Зеленая погасла. Наверное, она сигнализировала о работе дизеля последней секции.

Я зажег свет внутри кабины. На щите была точно такая же кнопка с надписью «Топливный насос». Я дернул ее. Через несколько мгновений дрожь корпуса стихла. Двигатель замер. Но тепловозы по-прежнему мчались вперед.

Я сел в кресло. Больше я ничего не мог сделать. Впереди раскачивалась кабина следующей секции. Там работал двигатель. И в следующей и в следующей… Двигатели трех спаренных тепловозов. Чтобы отключить их, надо было нажать всего-навсего по кнопке на каждом контрольном щите.

Обтекаемое выпуклое стекло кабины третьего тепловоза было близко, всего в каких-нибудь полутора метрах. За ним сразу — щит с кнопками. Но попасть туда было невозможно. Кабины между собой не сообщались. На их закругленных бортах не было никаких выступов, перил, ограждений, по которым можно было бы перебраться с одного тепловоза на другой.

Я долго сидел в кресле. Я ни о чем не думал. Просто не хотел идти назад. Там меня ждала Люся, и я не знал, что скажу ей теперь.

20

Когда я вошел в кабину, Люся, вздрогнув, вскинула голову. Кажется, она задремала.

— Ну что? Выключил? — спросила она. Я кивнул.

— А что теперь?

— Надо подождать, — сказал я. — Немного подождать.

И сел на откидное сиденье рядом с ней.

Когда я переходил из одной секции в другую, то снова почувствовал, что как будто тепловозы идут медленнее. Но, может быть, мне это только показалось?

Я решил пока ничего не говорить Люсе. У нее было очень усталое лицо.

— Ужасно спать хочется, — сказала она.

— А ты поспи.

— На этой вертушке не уснешь.

Кресла, и правда, были как живые, поворачивались от малейшего движения. Я взялся за спинку ее кресла.

— Спи.

Люся слабо улыбнулась.

Я был бы рад, если бы она заснула. Сейчас надо было спокойно ждать. Ведь должен же встретиться на пути хоть один крутой подъем! А если тепловозы идут медленней…

Что-то коснулось моего плеча. Это была голова Люси. Вздрогнув, она отстранилась. Я не шевельнулся, будто ничего не заметил. Аккуратный пробор Люси опять начал клониться в мою сторону. Черные ее волосы легли на мое плечо. Я пододвинулся, чтобы ей было удобней.

Сквозь рубашку я чувствовал тепло ее щеки. У меня гулко стучало сердце. Голова Люси тяжело лежала на моем плече. Я никогда еще не сидел так ни с одной девчонкой. Нет, не то чтобы совсем не имел с ними дела. Я даже целовался несколько раз. Но сейчас было совсем другое…

У меня от напряжения затекла рука. Мурашки по ней так и бегали, но я боялся пошевелиться. Мне еще никогда не было так хорошо, как сейчас. Я даже объяснить не могу, почему мне было хорошо. Просто понимал, что могу просидеть так сколько угодно, хоть всю ночь, только бы она не отняла своей головы от моего плеча. И даже дышал потихоньку, чтобы не потревожить Люсю.

Я вспомнил, как на весенние каникулы в прошлом году мы ездили на экскурсию в Узловую. Всю дорогу пели песни, дурачились. А потом открылся город, раскинувшийся на склонах холма. Вокзал стоял на горе. Я вспомнил крутую дугу рельсов, подымавшихся вверх над кварталами города. И… подскочил. Подъем! Вот он, подъем, где состав замедлит ход. Надо только продержаться до него!

Люся открыла глаза. Недоуменно посмотрела на меня и отодвинулась Поправила прическу. Не глядя, спросила:

— Долго я спала?

— Не очень.

Люся потерла щеку, сердито сказала:

— Не мешало бы тебе иметь на плечах побольше мяса.

— Постараюсь, — сказал я, незаметно растирая руку. — К следующему разу подкоплю.

— Нет уж! Следующий раз я поеду только по билету с плацкартой!.. Где мы?

Она спросила так, будто мы ехали в нормальном поезде. Но теперь я на нее не сердился. Я был уверен, что с нами ничего не случится. С нами просто не могло случиться ничего плохого.

— Слушай, — сказал я. — Ты сможешь спрыгнуть на ходу?

— Опять?!

— Нет, я серьезно… Не сейчас. У самой Узловой будет подъем, понимаешь? Большой подъем. Сцепка там замедлит ход… Понимаешь?

В кабине был полумрак. Люсины глаза серьезно смотрели на меня.

— Пора собирать вещи?

Нет, все-таки она была молодец!

— Можешь, — сказал я. — И не забудь болгарскую сумку. Там еще столько продуктов. Знаешь, пожалуй, я сойду с ней первый.

Люся засмеялась.

— Учти: мне надо быть в Узловой не позже двенадцати.

— Закроются аптеки?

Люся смотрела на часы.

— Не бойся, — сказал я. — Там есть дежурная.

Люся кивнула. Поежившись, плотней запахнула плащ.

— Что-то похолодало.

В кабине действительно стало холодно, а на мне была только рубашка. Пиджак остался в первой кабине. Надо было снова лезть через две секции. Вот дурная голова!

21

Пиджак валялся в углу кабины. Прошло чуть больше часа, как мы с Петькой поднялись сюда.

Я посмотрел на контрольный щит. Может быть, можно еще что-нибудь сделать?

Я сел в кресло машиниста. Осторожно нажал одну кнопку, другую. Повернул какой-то рычажок. Двигатель был выключен, натворить большой беды я уже не мог. Я стал нажимать подряд все кнопки и рычажки.



Вдруг кто-то тихо позвал:

«Сережа…»

Я вздрогнул. И снова негромкий мужской голос произнес:

«Сергей Селезнев…»

Я чуть не заорал от страха. Но в кабине горел свет, и я был в ней один. Немного успокоившись, снова взялся за рукоятку на которой остановился. Повернул ее.

И сразу в кабине отчетливо зазвучал голос:

«…Сцепка из трех тепловозов… Они должны нагнать тебя…»

У меня даже дыхание перехватило. Это было радио! К нам шли на помощь!

«…Тепловозы подсоединятся к твоей сцепке», — продолжал незнакомый голос.

Он говорил очень мягко, с небольшим акцентом.

«…Если даже тепловозы не догонят тебя — вдруг так случится, — не отчаивайся. Тогда ты должен будешь спрыгнуть в начале подъема у Узловой. Слышишь, Сережа? Обязательно — в начале подъема!..»

— Хорошо! — крикнул я, забыв, что меня не слышат. — Я так и хотел!

«…Дальше будет крутой поворот. На такой скорости сцепка не удержится. Может быть крушение… Понимаешь? Ты должен спрыгнуть, когда начнется подъем…»

Голос вдруг оборвался. Сначала я ничего не понял, а потом увидел рукоятку включения радио в своей руке. Я так сжимал ее, что вырвал из гнезда. Я стал лихорадочно прилаживать рукоятку обратно. Это никак не удавалось. Снять щит и добраться до проводов было невозможно. Я стонал от досады, оборвал в кровь пальцы, но радио больше не говорило. Наконец сообразил, что в последней кабине тоже должно быть радио. Я кинулся обратно.

22

— Что так долго? — сердито сказала Люся. — Я уже стала волноваться.

Я бросился к пульту и повернул знакомую рукоятку. Крутил ее туда и сюда, но радио молчало. Наверно, передача была настроена только на радио кабины, где мы были с Петькой.

Люся дышала мне в затылок.

— Скажи, что случилось?

— Меня сейчас вызывали по радио!

— По радио?

В ее голосе было недоверие.

— За нами высылают тепловозы. Они должны догнать нас.

— Правда?! А еще что?

— Еще…

Я хотел сказать о повороте и вовремя прикусил язык.

— В общем все.

Люся помолчала.

— Сережа… А вдруг нас не нагонят?

— Нагонят!

— А вдруг?

— И тогда не отчаивайся… Будем прыгать на подъеме, как я говорил. Ничего не случится.

23

И тут я вспомнил. Я не мог точно сообразить, когда и где это было. Только помню, что был еще совсем маленький. Лет шести. Мы ехали в поезде с папой и мамой. Не помню куда. Нас долго держали на какой-то станции. Там скопилось очень много поездов. Говорили, что впереди крушение. Папа куда-то уходил, потом вернулся и сказал, что точно, впереди крушение: столкнулись и сошли с рельсов составы.

Потом мы поехали. Наш поезд пропустили вперед, потому что он мог еще войти в расписание. Другие должны были идти за нами. Я тогда ничего не понимал и радовался, что мы всех обогнали. Папа рассердился и сказал, чтобы я немедленно ложился спать. Я не хотел спать, но он прикрикнул на меня и задернул шторы. Взрослые ушли из купе.

Я не мог понять, почему меня днем уложили в постель. Я поднялся и отдернул штору.

Наш поезд медленно шел по высокой насыпи. А внизу… Внизу на поляне лежал на боку паровоз. У него была погнутая, смятая труба. А рядом разбитый вагон. Возле паровоза и вагона суетились люди. Это было очень страшно и странно — большой, настоящий паровоз лежит на боку со смятой трубой. Поезд шел медленно, я смотрел на паровоз и не услышал, как в купе вернулись взрослые. И тут папа меня ударил. Первый раз в жизни. Он никогда меня не бил. Мама — та и шлепала и подзатыльники давала. А он нет. Я никогда больше не видел его таким.

Сейчас я снова увидел этот паровоз со смятой трубой, лежащий под насыпью…

24

— Сережа! Они обязательно нас нагонят?

Я не ответил. Мы приближались к станции.

На соседнем пути, закрывая перрон, стоял товарный состав. Он был очень длинный. Чуть ли не в километр. Состав обрывался вагоном. Тепловозов не было.

Тепловозы появились через несколько секунд. Длинная сцепка медленно шла по запасному пути.

Я схватил Люсю за руку.

— Смотри!

Мы поравнялись с первым тепловозом. Спереди у него была небольшая площадка, огибавшая корпус. В кабине стояли люди. Один из них, высунувшись в окно, что-то кричал, но мы не расслышали.

Через мгновенье тепловозы уже были позади.

И тут же мы увидели их снова.

Вернее, не сами тепловозы, а луч прожектора. Он шел за нами.

Люсины пальцы сжали, мою ладонь. Губы ее шевелились. Я не слышал, но понимал, что она шепчет.

— Скорей! Скорей! Милые, хорошие… Нажмите еще… Нажмите!

Люся все сильнее сжимала мою руку.

Тепловозы мчались за нами. Они были совсем недалеко. Еще минута-другая — и они нас догонят. Тихо стукнувшись, соединятся составы. Машинист даст задний ход. Люся отпустит мою ладонь, и кончится этот сумасшедший бег, эта необыкновенная ночь… Неужели кончится?!

25

Свет не приближался. Мне даже показалось — он начал отставать. Я не хотел в это верить, но прожектор идущего за нами состава все больше отодвигался назад. Это был уже не луч, а только яркое пятно света. Потом пятнышко. Наконец и оно исчезло за горизонтом…

Люсины пальцы отпустили мою ладонь.

А у меня перед глазами был паровоз под насыпью. Он лежал на боку со смятой трубой.

26

…Я чувствую — вот он, подъем! Я высовываюсь в окно. Даже в темноте видно, как впереди насыпь дороги круто подымается вверх. Тепловозы замедляют ход. Им не под силу взять с разбегу этот подъем.

— Не забудь сумку! — говорю я.

Люся улыбается. Теснее прижимается ко мне.

— Не бойся, — говорю я.

— Я не боюсь…

— Ты сможешь прыгнуть?

— Смогу. Только ты первый. Мне тогда будет не так страшно.

— Ты не бойся и прыгай сразу за мной.

— Я прыгну сразу.

— Не бойся. Я поймаю тебя.

— Я с тобой не боюсь!

Мы подымаемся все выше. Дорога идет над стоящими у подножья холма домами. В свете прожектора они белые, чистые, как на картине «В лунную ночь».

Я гашу прожектор и снова смотрю вперед. Там уже виден крутой поворот. Дальше медлить нельзя.

— Прыгай сразу за мной, — говорю я и распахиваю дверь. — Вперед и немножко вбок!

— Сережа!

Люся бросается ко мне. Крепко обнимает.

— Если со мной что-нибудь случится…

— Ничего не случится!

Я целую ее.

— Пора!

Я спускаюсь по ступенькам. Прежде чем прыгнуть, оборачиваюсь. Люся стоит наготове, держась за поручень. В глазах у нее какое-то совсем особенное выражение.

Я машу ей рукой и прыгаю вперед и немного вбок. Меня ударяет о щебень, я падаю, но тут же вскакиваю.

Люся уже на последней ступеньке подножки.

— Давай! — кричу я.

Люся отделяется от подножки. Я со всех ног бросаюсь к ней. Люся клубком катится к краю насыпи. Я поспеваю вовремя и удерживаю ее.

— Ушиблась?

— Нет, ничего…

Она очень испугана.

— Кости целы?

— Вроде да…

Мы смотрим на удаляющиеся тепловозы. Они уже наверху возле поворота. Отсюда кажется, они идут совсем не так быстро. Темный состав четко виден на фоне неба. Так в кино идут поезда, перед тем как их подорвут партизаны.

И вдруг…

Ровная линия состава надламывается. Тепловозы вздыбливаются — лезут друг на друга. И вот уже первый из них летит вниз.

Мы с Люсей бежим вверх по насыпи. Люся что-то кричит. А может быть, это кричу я?



Тепловозы один за другим летят вниз. Они катятся по высокой насыпи, по склону холма. Один, второй, третий, четвертый.

А внизу в домах спят люди. Они спокойно лежат в постелях и не знают, что через секунду на их дома обрушатся страшные громады. Они сомнут стены, раздастся взрыв…

— А-а-а!.. — в отчаянии кричу я.

27

— Что с тобой? — спросила Люся.

Мы по-прежнему стояли с ней в последней кабине несущейся в ночи сцепки.

— Ничего.

— Ты вдруг дернулся…

— Нет, ничего.

Не могу же я рассказать ей, что привиделось мне сейчас.

— Сережа, они нас теперь не догонят?

Она все еще всматривалась в темный горизонт, на что-то надеясь.

— Наверное… нет.

Сейчас уже нельзя врать. Надо говорить только правду.

— Значит… будем прыгать?

— Придется. Да не бойся!

— Я не боюсь.

— Все будет в порядке…

Если все будет в порядке, мы окажемся на насыпи и начнем ощупывать синяки. А тепловозы уйдут вперед — к повороту, и… Мне не хотелось думать, что будет дальше.

Послышалось всхлипывание.

— Не реви! — сказал я.

— С чего это ты взял! — сердито ответила Люся и затихла.

28

А я думал. Мне никогда в жизни не приходилось так думать. До сих пор самый сложный вопрос, который я решал, был: «Идти сегодня в школу или не идти?» А сейчас я должен был думать не только о себе. Я не мог не думать о Люсе. И потом, как я ни старался, но не мог не думать о тех людях, что сейчас спали в Узловой, в домах, стоящих под насыпью.

«Брось! — говорил я себе. — Ведь тебе ясно сказали: «Прыгай! Прыгай во что бы то ни стало!» Ну, значит, и надо прыгать. И нечего раздумывать. Прыгай — и все! За тебя решили!»

Ведь я не обязан был знать о повороте. Откуда мне знать? Может быть, я никогда в жизни не был в Узловой… И радио не слышал. Неизвестно, когда сломалось радио. А если бы оно сломалось на секунду раньше? Вполне могло. И я бы не услышал про поворот. И ничего бы не знал. Кто может знать, что я слышал радио? Никто! Ведь я был там один. Один! И никто не узнает про это. Никто не упрекнет. Хорошо, что я ничего не сказал Люсе про поворот. Как чувствовал. И хватит об этом думать!..

Но я не мог не думать. Я никогда их не видел, но они все были передо мной, те, что спали сейчас в своих постелях. Большие и маленькие. Ребята вроде меня. Мамы, похожие на мою маму. Девчонки, такие красивые, как Люся. Совсем мелюзга, первоклашки, и те, что ходят еще в детский сад или даже совсем не ходят, а спят в колясках. Они все были рядом со мной, и я не мог отделаться от них. Но что я могу сделать, чтобы помочь им? Ничего. Я же не могу добраться до передних тепловозов. Они не сообщаются. Никаких дверей, перил, площадок. Не могу же я перескочить из одной закрытой кабины в другую.

Только если с крыши на крышу… Тогда уж лучше прямо под колеса. С крыши на крышу при такой скорости, в темноте!

Хватит, довольно травить себя! Все равно ничего ты сделать не можешь. Сейчас начнется подъем, и мы с Люсей спрыгнем на землю. И нечего думать о всякой ерунде. Ты не герой, не Матросов и не Брумель. Да еще посмотрел бы я, как Брумель прыгнул. Это не на стадионе в яму с песком. И никто тебя никогда не упрекнет. Вернешься домой, все сочувствовать будут, крыть Петьку.

Ведь никто ничего не узнает. Никогда в жизни. Только я буду знать. Тоже всю жизнь. Всю жизнь буду носить это в себе. И буду помнить. Утром за чаем, днем на работе, вечером, ложась спать. Ночью мне будут сниться летящие вниз тепловозы и дома под ними, белые, как на картине «В лунную ночь». Разве я смогу жить, если всегда буду помнить об этом?!

Через люк в машинном отделении можно выбраться на крышу. Впереди семь секций. Нет, я никогда не смогу этого сделать!

Я вернусь домой. Мама будет счастлива, что я уцелел. Потом приедет отец. Он посмотрит мне в глаза и все поймет. И придется рассказать… Нет, не только потому, что отцу трудно, невозможно врать. Не только…

Я знал, почему мне придется рассказать. Потому что сам он не мог бы спрыгнуть с поезда, если бы беда грозила другим людям. Он бы точно влез на крышу, чтобы добраться до первых тепловозов. И не вспомнил даже, что у него раненая нога до сих пор болит в колене. Его ранили в конце войны, весной сорок пятого. Он пошел добровольцем, он тогда был чуть старше меня. Папа был стрелок-танкист. Его ранили, когда он вернулся к своей подбитой машине. Там остался командир. Командир приказал всем уходить. Сказал, что пойдет последним. Они не знали, что он тяжело ранен и не может уже выбраться. Но командир не хотел, чтобы из-за него погибли отец и водитель. Они вылезли из танка и побежали. А потом отец обернулся и увидел, что командира нет. Он крикнул водителю, но тот не остановился и бежал все дальше. А папа вернулся. И тут его ранило. Но он все-таки вытащил командира. Он долго тащил его по полю, и командир умер у него на руках. Он все-таки дотащил его до своих. А потом он встретил в медсанбате водителя. И ударил его. Водитель был старшина, а папа только младший сержант. Его судили трибуналом и разжаловали в рядовые. Но отец говорил, что если бы он еще раз встретил того водителя, то все равно бы ударил…

29

Три! Только три раза надо прыгнуть с одной крыши на другую. Ведь каждые две секции сообщаются между собой.

Теперь я знал, что прыгну, — я не думал, чем это кончится. Я просто не мог поступить иначе. Надо было позаботиться о Люсе. Она не должна рисковать. Она спрыгнет, как только начнется подъем.

— Люся! — сказал я. — Не дрейфь. Спрыгнем, как на парашюте.

Видно, я перебрал в бодрости тона, и Люся тут же это почувствовала.

— Это еще вопрос, кто дрейфит, — сказала она.

— Слушай: ты прыгнешь первой.

— Почему я?

— Так лучше. Да ты не бойся.

— Я сказала, что не боюсь!

— Тогда слушай меня…

— Смотря что скажешь…

— Надо спуститься на последнюю ступеньку.

— Спасибо, за «Цеу».

— Какое «Цеу»?

— «Ценные указания». А то я уж думала из окна кидаться.

Она отвечала сразу, не думая, пытаясь закрыться от страха резкими ответами. Но я не обращал внимания на ее слова. Главное, чтобы она прыгнула.

— Значит, договорились: ты прыгнешь первая…

— Это я уже слышала. А почему все-таки я?

— Я прыгну сразу за тобой. Тут же. Просто я должен быть уверен, что ты прыгнула.

— Какая забота о человеке!

— Люся! — сказал я. — Послушай… Это не так просто. Я один раз уже пробовал… И не смог!

— А теперь сможешь?

— Смогу.

— Значит, и я смогу! — отрезала она. Но тут же извиняюще коснулась моей руки. — Хорошо, Сережа! Я все сделаю, как надо…

Я выключил наружный свет и спустился на подножку. Взошла луна, стало немного светлее. Впереди отчетливо виднелись огни, раскинувшиеся по холму. Это была Узловая.

Я поднялся в кабину. Люся возилась со своей сумкой.

— Собираешь вещи? — спросил я — Брось, только помешает.

— Что ты! — ужаснулась Люся. — У меня все здесь!

Люся кончила колдовать над сумкой.

— Я готова!

Огни на холме приближались. Их стало больше… Скоро должен начаться подъем.

30

В домах зажглись огни. Недовольные люди подымались на стук с постелей. Еще не стряхнув сон, они выслушивали короткие тревожные слова. Люди невольно подымали головы и смотрели туда, где над их домами шла крутая эстакада железнодорожного пути.

Потом они возвращались домой, будили детей и выходили вновь, уже одетые, с наспех собранными вещами в руках.

Люди уходили в сторону от железной дороги. Плакали разбуженные дети, коротко перебрасывались словами взрослые.

31

— Георгий, ты сошел с ума!

— Ошибаешься. Никогда в жизни я еще не был так разумен.

— Это бред!

— Это расчет. Понимаешь, я выхожу навстречу на легком тепловозе. Жду их у начала подъема.

— Они сомнут тебя!

— Зачем сомнут? Я тоже буду подыматься вверх. Почти с их скоростью. Понимаешь? Почти! Они нагонят меня. Я приму их на свой хвост.

— И сцепка сбросит тебя вниз.

— Никогда. Я смягчу удар.

— Ну хорошо, а потом?

— Потом переберусь на первый тепловоз. Любой ценой! Хоть прыгну с крыши.

— Ты погибнешь, Георгий!

— А погибнет мальчик? Погибнут люди? Тогда что, а?

32

— Пора! — сказал я и раскрыл дверь.

Все было почти так, как я представлял себе. Внизу под насыпью стояли белые дома. В окнах горели огни, фары автомашин освещали темные улицы.

Люся шагнула вперед. Красно-синяя сумка была зажата в руке. Сцепка шла вверх по подъему. Скорость сейчас казалась не такой большой.

— Скорей! — сказал я.

Люся остановилась в дверях.

— А ты?

— Я за тобой!

Люся медлила.

— Ты сразу?

— Да, да! Быстрей!

Я нервничал. Состав подымался все выше, а мне надо было еще пройти в машинное отделение первой секции, подняться на крышу…

Люся спустилась по ступенькам.

— Давай! — подбодрил я.



Она снова остановилась.

— Ты что?

Она молчала Ее огромные глаза в упор смотрели на меня, как будто спрашивая о чем-то.

— Прыгай! — закричал я.

Люся отвернулась. Сжалась на ступеньке.

— Ну!

Я легонько подтолкнул ее в плечо. Люся вдруг выпрямилась и легко поднялась в кабину.

— Что с тобой?

— Я не буду прыгать.

— Почему?

— Я боюсь.

— Прыгай! — заорал я. — Прыгай! Слышишь?! Сейчас же!

— Я не буду прыгать, — негромко сказала Люся. — Я боюсь.

— Врешь!

— Пусть. Но я все равно не прыгну.

— Почему?

— Ты что-то задумал.

— Ничего я не задумал!

— Не кричи. Я же вижу. И я никуда не уйду.

Я чувствовал ее дыхание, видел ее глаза. Я понял: она не уйдет. Ни за что.

— Хорошо! — сказал я — Оставайся!.. Только дай слово!

Она кивнула.

— Если увидишь… Поймешь, что плохо… Понимаешь? Совсем плохо!.. Тогда прыгай! Сразу. Не жди меня… Слышишь?

Люся еще раз кивнула. Вот сейчас, пожалуй, она смотрела на меня как-то по-особенному.

33

Опираясь на выступы затихшей машины, я поднялся к люку.

Локомотив бросало из стороны в сторону. Я не влез на крышу, а вполз и распластался на ней, раскинув руки. При одной мысли, что надо встать на этой покатой металлической поверхности, нехорошо замирало сердце. Но я должен был встать. И не только встать, но и пробежать по крыше и прыгнуть на следующую.

Я поднялся на колени. В лицо ударил ураганный ветер. Я заставил себя встать во весь рост. Ветер просто валил с ног. Сердце стучало, как хороший двигатель. Я сделал шаг вперед. Второй… Третий… Крыша следующего тепловоза была недалеко. Всего метрах в двух. Я посмотрел вниз и зажмурился. Темный провал показался шириной с Черное море. Даже закружилась голова. Сквозь грохот поезда послышалась сирена не то пожарной машины, не то «Скорой помощи».

Я открыл глаза. Смотреть вниз больше не рисковал. Я отступил назад к самому краю секции. Просчитал до пяти, бросился вперед…

И не смог прыгнуть. Не хватило духа.

Снова отошел назад и, не раздумывая, разбежался. Оттолкнулся ногой, наверное, раньше, чем надо, но прыгнул!..



Я больно ударился коленями о крышу впереди идущего тепловоза и упал ничком. Я лежал, прижавшись щекой к металлу и чувствовал, как крыша содрогается под ударами работающего внутри двигателя.

У меня не было сил встать. Я пополз вперед и добрался до ближайшего люка. Спустился вниз и бросился назад в кабину секции.

В кабине дернул знакомую кнопку. Когда я торопливо пробирался по машинному отделению обратно, двигатель уже затихал. Потом выключил двигатель в первой секции. Уже половина дизелей не работала. Но сцепка по-прежнему шла вперед.

Через открытый люк снова поднялся на крышу. Теперь я оказался как раз посредине состава. Два тепловоза были сзади и два впереди.

Состав шел уже по городу. Внизу справа и слева виднелись дома. Надо было спешить.

Я отметил место толчка. Теперь я знал, что надо сделать пять шагов. Отошел назад, разбежался и прыгнул. На этот раз с первого раза.

Мне даже удалось удержаться на ногах. В конце концов тепловозы разделяли всего каких-нибудь два метра.

Спускаясь, я подумал, что, наверное, оба двигателя тепловоза соединены и их можно выключить сразу из первой кабины. Я мог бы сэкономить минуты.

Я прошел в первую секцию второго тепловоза и нажал кнопку «Запуск второй секции». Тут же погасла зеленая лампочка на щите, та — теперь я это знал, — что сообщала о работе второго двигателя. Потом я дернул кнопку справа — стук дизеля за стеной кабины тоже смолк. Значит, я выключил оба!

Окрыленный, я бросился назад, к люку, ведущему на крышу. Мне осталось сделать всего один прыжок, чтобы добраться до первого тепловоза и остановить этот проклятый состав!

Я быстро поднялся на крышу. Уверенно выпрямился. В лицо ударил яркий свет прожектора. Он был впереди, на одной линии с нами. Я с ужасом подумал, что какой-то поезд идет навстречу. Я закричал, замахал руками. Но, если поезд шел навстречу, ничто уже не могло предупредить несчастье. Прошло несколько томительных секунд. Прожектор по-прежнему бил в глаза, но ничего не случилось.

Тут я понял: поезд шел не навстречу. Наоборот, мы догоняли его. Мы шли по одному пути друг за другом.

Прожектор становился все ярче. Я рванулся вперед. Прожектор слепил меня, но я должен был все равно добраться до первого локомотива, пока мы не врезались в впереди идущий состав.

Я был уже у самого края, когда свет вдруг погас. Я на миг ослеп. И тут же нога провалилась в пустоту. Я упал на спину и заскользил вниз по скату кабины, напрасно пытаясь зацепиться за что-нибудь руками. Под ногами была пустота. Я неудержимо сползал вниз в разрыв между тепловозами.

Каблук ботинка на мгновенье зацепился за бортик окна и тут же соскользнул. Я сдвинулся еще на несколько сантиметров.

Вдруг моя рука уцепилась за что-то. Отчаянным усилием я перевернулся и ухватился другой рукой. Невероятно, как мне удалось это сделать. Я висел на фаре прожектора. Она спасла меня. Я подтянулся на руках и выбрался обратно на крышу.

Впереди идущий состав был скрыт первым локомотивом. Но я знал, что он рядом.

Я встал. Ноги подкашивались. Я должен был прыгнуть еще раз. Во что бы то ни стало! Я шагнул вперед и, оттолкнувшись изо всех сил, перемахнул на крышу первого локомотива.

Я спустился вниз и прошел в кабину. Самую первую кабину состава. Она была пуста. Одна из дверей открыта настежь. Я нажал кнопки, выключающие двигатели, потом посмотрел в окно. Впереди шел состав. Мы догоняли его. Там снова вспыхнул прожектор. Он слепил меня. Тогда я включил свой. Прожектор впереди идущего состава тут же погас. Я тоже погасил наружный свет.

Все двигатели были выключены. Но по инерции сцепка еще шла вперед. Больше я сделать ничего не мог. Ноги меня не слушались. А надо было еще соскочить с состава. Догадается ли Люся спрыгнуть сейчас, когда тепловозы замедляют ход? Я опустился в кресло и на секунду закрыл глаза. В кабине было тихо. Совсем тихо. Только хлопала незакрытая дверь.

Когда я открыл глаза, впереди идущий тепловоз был совсем близко. Он был другой конструкции, с площадкой перед кабиной. На площадке стоял человек. Он махал рукой. Не тревожно, скорее приветственно.

Мы постепенно сближались. Я смотрел на человека на площадке. Он широко улыбался и махал рукой. Скорость заметно упала. Я решил не прыгать.

Теперь мы шли одной скоростью с первым тепловозом — может быть, только чуть быстрее. Нас разделяло несколько метров. Человек на площадке, склонившись, ждал, когда сцепка подойдет вплотную.

Толчок был несильным. Лязгнула автосцепка. Теперь мы были в одном составе. Человек что-то крикнул, обернувшись назад. На этот раз сильно тряхнуло. Передний тепловоз дал задний ход. Человек соскочил с площадки. Я распахнул дверь. Человек поднялся — нет, прыгнул в кабину. Он рванул какую-то рукоятку и сграбастал меня в объятия.

— Дорогой! Бичо!..

От него пахло нефтью и табаком так же, как от моего отца. Он что-то громко говорил, мешая русские и грузинские слова, пытался заглянуть мне в лицо, но я только плотней прижимался к его промасленной куртке.

Сцепка последний раз вздрогнула и остановилась. Я высвободился из объятий грузина, незаметно вытер глаза и спрыгнул на землю.

От последнего локомотива ко мне навстречу бежала Люся.

— Сережка!..

Она с разбегу налетела на меня, повисла на шее. У меня вдруг опять закружилась голова.

Люся плакала и смеялась сразу.

— Сумку забыла… — сказал я.

Люся засмеялась и вытерла слезы.

34

Последние километры до станции мы ехали на головном тепловозе. На нем было трое: два машиниста и огромный грузин, оказавшийся каким-то начальником из управления дороги. Нас хлопали по плечам, поздравляли.

Грузина звали Георгий. Я спросил, как его отчество, а он сказал: «Зачем тебе отчество? Зови просто Георгий!»

Георгий все рассказывал, как испугался, увидев меня на крыше локомотива.

— Ай, молодец! — восклицал он. — Ай, какой молодец, себя не пожалел!

Мне было неловко, но в то же время приятно. Меня еще никогда так не хвалили. Я только боялся увидеть знакомую усмешку Люси. Она слушала серьезно, но все-таки при ней мне было неудобно.

— А как Петька? — спросил я.

— Какой Петька?

— Щукин… Ну, слесарь, что был со мной. Цел?

— А! Цел твой Петька. Живой, невредимый. Молодец, понимаешь, успел к телефону — не дал вас под откос спустить.

— Это кто же додумался нас под откос пускать? — сердито спросила Люся.

— Да тут, понимаешь, нашелся один горячий человек!

Георгий покосился на машинистов, и все трое засмеялись, как будто он сказал что-то необыкновенно смешное.

В кабине было тесно. Мы с Люсей вышли на площадку, огибающую локомотив. Состав не торопясь шел по эстакаде. Впереди уже светились огни вокзала. А внизу у наших ног лежал раскинувшийся по склонам холма город.

Я стоял рядом с Люсей. Наши руки лежали на перилах. Я осторожно подвинул ладонь, и наши пальцы соприкоснулись. Я замер, но Люся своей руки не отняла.

Это было необыкновенно. Даже лучше, чем тогда, когда Люся дремала на моем плече. Она хотела спать, и ей было все равно, о чье плечо опереть голову, она просто устала. А сейчас Люся не могла не понять, что я нарочно подвинул ладонь, и она не отняла своей руки! Я даже не мог представить, что мне когда-нибудь будет так хорошо, как сейчас. Ради этого стоило оказаться на сумасшедших тепловозах. Сейчас я мог бы снова забраться на крышу тепловоза и прыгнуть пять, десять, пятнадцать раз!

Неужели Люся сейчас чувствовала то же самое? По лицу ее ничего не было заметно. Она пристально смотрела вперед, туда, где все ближе подступали огни вокзала.

Но она же не отняла руки!..

35

Сцепка остановилась. Георгий протянул руку Люсе. Она спустилась по ступенькам. Я сошел за ней. К тепловозу подскочили санитары с носилками. Они почему-то обязательно хотели отнести нас в медпункт, и мы насилу отбились от них. Но в медпункт, правда, своими ногами, нам все-таки зайти пришлось.

Меня заставили раздеться, и врач смазал мне йодом царапины на ногах и животе. Я здорово ободрался, пока прыгал по крышам.

Потом меня отправили в душ. Вымылся я с удовольствием и даже замыл, как мог, на своей нейлоновой рубашке грязные пятна. Потом причесался перед зеркалом. Выглядел я совсем неплохо, если не считать ссадины на лбу, которую заработал в самом начале пути. Когда я вышел из душевой, мне сказали, что надо идти к начальнику.

Люси в медпункте не было, спросить, где она, я постеснялся.

В кабинете начальника было много людей, и среди них Георгий. Люси тут тоже не было.

Меня снова похлопывали по плечу, поздравляли, а самый главный начальник пожал мне руку и сказал, что мой героический поступок (он так и сказал) будет отмечен приказом по отделению дороги и ценным подарком.

Я очень жалел, что всего этого не слышала Люся.

Вдруг все замолчали и повернулись к двери. Я тоже посмотрел на дверь. В кабинет вошла Люся. Георгий торопливо пододвинул ей кресло.

Люся была совсем другая, опять высокая, с очень длинными, как у заграничной кинозвезды, глазами. Все смотрели на нее, а я-то понимал, почему она такая: просто переодела туфли — теперь у нее на ногах были лодочки на высоченной шпильке, а глаза накрасила и ресницы тоже успела.

Начальник спросил, когда мы хотим вернуться обратно. Через полчаса будет скорый поезд в нашу сторону, и нас могут отправить с ним.

Люся поблагодарила и сказала, что ей надо задержаться в городе.

— Может быть, вам нужна гостиница? — спросил начальник.

— Нет, спасибо, у меня здесь есть знакомые, — сказала Люся.

Раньше она мне о знакомых не говорила.

— А вы? — спросил меня начальник.

Я сказал, что поеду обратно, но, если можно, немножко попозже. Я хотел проводить Люсю до аптеки.

Мне сказали, что можно и позже, но поезд тогда уж будет не скорый, а пассажирский. Я сказал, ладно, пусть будет пассажирский.

Мы вышли из кабинета. В зале на скамейках дремали в ожидании поезда люди. Люся быстро шла, поминутно поглядывая на часы. Я едва поспевал за ней. Я чувствовал, что она волнуется, и не мог понять почему, ведь все уже кончилось. Но потом сообразил, что из-за лекарства.

— Не волнуйся! — сказал я. — Все будет хорошо!

Люся странно посмотрела на меня и ничего не ответила.

Мы вышли на привокзальную площадь. Горели огни. Напротив еще было открыто летнее кафе. Столики стояли прямо на тротуаре. Оттуда доносилась музыка.

Я спросил у прохожего, где тут аптека. Он показал на улицу, по которой шли троллейбусы.

— Пойдем, — сказал я Люсе.

Но она не пошла. Она стояла на ступеньках и оглядывала площадь, как будто ждала чего-то. Она была сейчас тонкая, высокая и очень красивая. Я ничего не понимал. У вокзала стояли автоматы с газированной водой. Мне захотелось пить. Я порылся в карманах и нашел несколько медяков.

— Хочешь газировки? — спросил я Люсю.

Она не ответила. Кажется, она даже не слышала, что я сказал. Она смотрела на площадь.

Я подошел к автомату и выпил стакан воды с мандариновым сиропом. Вода была холодная и вкусная. Я решил выпить еще стакан с апельсиновым сиропом и бросил монетку в соседний автомат.

Люся вдруг сбежала со ступенек. Автомат уже заурчал, и я не мог сразу пойти за ней. Люся бежала через площадь, чуть раскинув руки, не обращая внимания на резкие сигналы машин.

На той стороне площади возле кафе стоял высокий парень в черном свитере. Он смотрел на Люсю.

Люся увернулась от выскочившего из-за угла такси и взбежала на тротуар. Мне показалось — она хочет что-то спросить у парня в свитере.

Вдруг она вскинула руки и обняла парня. Они стояли на тротуаре. Им было все равно, что мимо идут люди и их может видеть вся площадь. Я не знаю, сколько времени они целовались. Мне показалось, не меньше часа. Потом Люся что-то сказала, и они посмотрели в мою сторону. Люся взяла парня под руку, и они пошли через площадь обратно к вокзалу. Люся что-то быстро рассказывала. Проходивший троллейбус закрыл меня от них.

— Освобождай посуду! — произнес рядом со мной хриплый голос.

Я очнулся. Полный стакан газировки с сиропом стоял под краном автомата. Я выпил его и вошел в вокзал. Не хотелось знакомиться с этим парнем в свитере. Я спрятался в будке телефона-автомата и видел, как они искали меня в зале ожидания. Один раз они прошли совсем рядом с будкой, где я стоял. Я не слышал, о чем они говорили, но видел Люсино лицо. Она смотрела на парня так, как я, наверное, смотрел на нее. Парень взглянул на часы и что-то сказал Люсе. Люся замотала головой и пошла в соседний зал.

Я вышел из будки. Возле кабинета начальника встретил Георгия.

— А где Люся? — спросил он.

Наверное, у меня стало очень нехорошее лицо, потому что Георгий вдруг забеспокоился, как я себя чувствую. Я сказал, что нормально, но хочу уехать обратно на скором. Георгий отвел меня к дежурному по вокзалу, и мне выписали литер, как настоящему железнодорожнику, в мягкий вагон.

Скорый уже стоял у перрона. Георгий проводил меня до вагона. На прощание обнял меня.

— Будь здоров, генацвале! — сказал он. — Приезжай, всегда дорогим гостем будешь!

Дать мне свой адрес он так и забыл.

Поезд уже тронулся, когда я увидел Люсю. Она бежала по перрону вслед за вагонами. На высоких каблуках-шпильках ей было трудно бежать. Она сбросила туфли и побежала в одних чулках.

Я отошел от окна. В вагоне все спали. Хорошо, что я был совсем один.



…Сергей сидел в коридоре вагона и смотрел в окно. За стеклом было темно, но он угадывал места, которые они проезжали.

Наконец впереди засветились огни большой станции. Сергей поднялся, посмотрел на часы. Сейчас в депо как раз заканчивалась вечерняя смена.

Первая смена в его жизни.




Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 32
  • 33
  • 34
  • 35



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке