Любовь исключается (fb2)


Настройки текста:



Джейн Салливан Любовь исключается

Глава первая

Таинственный симпатичный брюнет сидел в баре один. Его вид был загадочен, вызывал чувство волнения и тревоги. Стильные джинсы и черная футболка выглядели идеально.

Прошло по крайней мере пятнадцать минут, прежде чем он сделал глоток из своего стакана. Мужчина не обращал внимания ни на оживленную атмосферу клуба, ни на бармена, который пытался поболтать с ним.

Он смотрел только на нее.

Она сидела за соседним столиком и ощущала его пристальный взгляд, раздевающий и испепеляющий.

Игра между ними длилась недолго, однако ее кожа покрылась мурашками от столь безжалостного внимания.

Он хотел ее. Она это знала. Они не сказали друг другу ни слова, но сразу ощутили влечение.

Вдруг он неожиданно отвернулся, встал, оплатил счет и пошел по направлению к выходу. Она обрадовалась, что избежала встречи с таким загадочным и опасным мужчиной, но его чувственные и пытливые взгляды произвели на нее впечатление.

Подойдя к двери, он остановился, повернулся и поймал ее взгляд снова.

И стал ждать.

Его глаза манили, соблазняли, приглашали рискнуть.

Какая-то необъяснимая сила заставила ее встать. Не сказав ни слова своим друзьям, она поднялась и направилась к двери, словно невидимая нить тянула ее к нему.

Он не дал ей ни малейшего шанса обдумать еще раз этот шаг. Молча взял ее за руку и быстро повел к лифтам. Когда двери кабины закрылись, напряжение дошло до предела. Он прижал ее к задней стенке и начал страстно осыпать поцелуями. О таком она могла только мечтать. И вот они уже добрались до ее номера…

— Эй, леди! Куда это вы идете?

Чья-то руку потянула Алису назад в тот момент, когда просигналила машина. Она обернулась и поняла, что пожилой мужчина вытащил ее буквально из-под колес.

Алиса внимательно посмотрела на дорогу, на него. Господи! Что с ней случилось? Она закрыла глаза, пытаясь прийти в себя.

— Спасибо, — произнесла Алиса. — Я задумалась.

Он улыбнулся:

— Вы, должно быть, мечтали.

— Да, — согласилась она. — Наверное, вы правы.

— Будьте внимательнее в следующий раз, — посоветовал мужчина и пошел вниз по улице.

Алиса еще несколько минут постояла, поругав себя мысленно за неосторожность. Последние шесть месяцев она постоянно вспоминает о том, что произошло с ней в Сиэтле. Впервые в жизни Алиса чуть не погубила себя. Почему же она никак не может забыть того мужчину?

О боже! Алиса знала, почему. Неделя, проведенная с ним, была потрясающей. Никто не мог сравниться с сиэтлским любовником. Особенно тот, с кем она встречалась сегодня.

Алиса вышла из ресторана несколько минут назад, довольная, что согласилась на ланч, а не на обед. Этот парень недостоин и чашечки кофе.

Нет, он весьма привлекателен, высокий, стройный блондин. Все девушки в ресторане обратили на него внимание. Но, к сожалению, он оказался самодовольным эгоистом.

Загорелся зеленый свет, можно было переходить дорогу. Она сделала шаг и услышала голос позади себя:

— Алиса! Подожди!

Она повернулась и увидела свою сестру.

— Ким? Что ты здесь делаешь?

— Я сидела в кафе напротив и ждала, когда ты выйдешь. Но ты так быстро ходишь, что я с трудом смогла догнать тебя. — Она поправила волосы и с ухмылкой спросила: — Ну? Как твое свидание с Томом?

О господи! Как глупо! С тех пор как Ким помолвлена, она хочет сделать Алису такой же счастливой. На деле это означает следующее: Ким хватает первого попавшегося под руку мужчину и знакомит его с сестрой. Со времени переезда из Сиэтла у нее было уже четыре таких свидания вслепую, и все без успеха. А этот парень — сосед жениха Ким — оказался самым худшим.

— Как прошло свидание? — протянула Алиса. — Тебе когда-нибудь приходилось выслушивать рассказ мужчины о себе?

— Конечно.

— В течение целого часа?

Ким снисходительно улыбнулась:

— Ладно. Он не может быть таким уж занудой.

— Ты знаешь, как он зарабатывает на жизнь?

— Да. Продает роскошные машины. Джеф говорил, он прилично получает.

— О, да! А еще он занимается гонками.

Ким поморщилась:

— Но если он продает машины, то, возможно, и водит хорошо.

— Конечно. Это очень дорого, престижно и шикарно. Знаешь, что он мне предложил? Провести ночь на этих самых гонках. Здорово, не правда ли?

Ким погрустнела и слегка пожала плечами:

— Хорошо. По крайней мере вам понравилось беседовать.

— Если это можно назвать беседой. Скорее, было похоже на монолог в честь его прекрасной персоны. Оказывается, весь мир создан только для него, любимого. Религия, политика, секс, магазины — все это связано с ним. Не желаю больше его видеть!

— Но должно же быть в нем хоть что-то хорошее.

— Ким! — резко одернула Алиса.

— Ладно, мне все ясно. Я подумала, вы найдете общий язык. В конце концов, ты окончила тот же колледж.

— Как десять тысяч других людей.

— Так нет никакой надежды?

— Мы совершенно разные люди.

— Но противоположности притягиваются. Все это знают.

— Нет, не так. Это миф, придуманный много лет назад людьми, которые верили в него и женились на тех, кто им абсолютно не подходил. А сейчас они пытаются найти объяснение, почему не смогли жить вместе и расстались.

— С Джефом работает один парень, который…

Алиса подняла руку:

— Больше никаких свиданий вслепую. С этого момента позволь мне самой искать своего парня.

— Мужчина, которого найдешь ты, будет лучше?

— Да!

— Как Мистер Совершенство из Сиэтла, что переспал с тобой и исчез, не сказав ни слова?

Алиса вздрогнула. Каждый раз, вспоминая о том времени, она пыталась понять, почему все закончилось столь внезапно. Неделя, которую они провели вместе, была незабываема, но не только из-за секса. Он говорил, что прежде никогда не бывал в Сиэтле, поэтому она показала ему город, водила в музеи, парки, рестораны, и ей очень нравилась его компания. Алиса делилась с ним своими самыми сокровенными тайнами, о которых никому никогда не говорила. Она рассказала о своей семье, работе, а он так внимательно ее слушал, будто она была самой замечательной, самой близкой для него женщиной на свете. Алиса даже позволила себе мечтать об их дальнейшей совместной жизни. Но однажды утром она проснулась и не увидела его рядом с собой. Осталась только записка: «Было весело, но я должен уйти. Дерек».

Алиса говорила себе: забудь его, выкинь из головы. Ведь ясно, что для него их отношения не были серьезными. Но она не могла смириться и продолжала искать его. Поиски привели к неожиданному результату.

Дерека Стаффорда просто не существует. Он не работает на компанию «Примус инжиниринг», потому что таковой тоже нет. Этот человек никогда не посещал Канзасский университет, а в школе «Оук-Парк» о нем ничего не слышали. Постепенно Алиса поняла, что, рассказывая ему все о своей жизни, она ничего не узнала о нем, а скудные факты, которые он сообщил, оказались ложью.

Алиса чувствовала себя полной дурой. Как могла она влюбиться в проходимца? Ким права. Он не стоит того, чтобы она тратила свои лучшие годы, мечтая о нем.

— Возможно, он женат, — предположила Ким.

— Вероятно.

— Или настоящее ничтожество.

— Да.

— Или и то, и другое вместе.

Алиса вздохнула:

— Может быть.

— Тебе нужно держаться подальше от таких парней. Беги, если тебе будут предлагать красивое будущее.

— И от снобов тоже.

— Хорошо, тогда скажи мне, какого мужчину ты ищешь?

Она точно не знала. Сложно выразить словами тот образ, который занимал ее мысли. Она хотела встретить интересного мужчину, привлекательного и чувственного.

Как таинственный незнакомец из Сиэтла.

Он обманул и бросил тебя, а ты все еще мечтаешь о нем? Что с тобой происходит?

Ким вздохнула:

— Послушай, мужчины твоей мечты, может быть, не существует. Если ты будешь ждать принца на белом коне, то рискуешь остаться в одиночестве.

Алиса понимала, что ее сестра права. Однако что-то ей подсказывало — лучше быть одной, чем с мужчиной, который требует много, а дать ничего не может.

— В конце концов, — продолжала Ким, — тебе скоро исполнится тридцать и уже надо думать о семье.

— У меня есть хорошая работа, и я не нуждаюсь в человеке, который будет заботиться обо мне.

— Ты работаешь двенадцать часов в сутки, а получаешь только за восемь. Лоуренс Таг — миллионер. Но он хоть раз заплатил тебе столько, сколько ты стоишь?

— Мне нравится моя работа.

— Да. Пресмыкаться перед богачами — очень благодарное дело.

Ким ничего не понимала. Да, люди, которые живут в «Уотерфорде», очень богаты. В конце концов, это самый престижный жилой комплекс в Далласе, один из семи, принадлежащих «Старлайт пропертиз». Двадцать три этажа этого огромного здания возвышаются над северной частью города. Жильцам предоставляются услуги по уборке квартир, гарантируется безопасность. Имеется даже минеральный источник для релаксации, как в лучших салонах красоты. Алиса как управляющая должна обеспечивать спокойное проживание в этом доме.

— Кстати, о мистере Таге, — сказала Алиса. — Он прилетает из Хьюстона завтра рано утром. И мне надо встретить его в аэропорту.

— Замечательно! Самое время поговорить о повышении.

Алиса проигнорировала замечание сестры, вместо этого думая о важности приезда мистера Тага. Все должно быть спланировано и подготовлено: и лимузин, который повезет его, и свежие цветы в квартире, и заказ на столик в ресторане, когда он решит пообедать.

У нее зазвонил телефон, она поднесла трубку к уху и, услышав взволнованный голос, говоривший на плохом английском языке с испанским акцентом, поняла, что возникли проблемы.

Выслушав, она отключила телефон и повернулась к Ким:

— Одна из уборщиц случайно разбила вазу в пентхаусе.

— Надеюсь, дешевую.

— Там нет ничего дешевого.

— Мне жаль, что твое свидание оказалось неудачным, — сказала сестра. — Но я постараюсь, чтобы в следующий раз было лучше.

— Ким! Я разве не говорила? Следующего раза не будет!

Ким хитро улыбнулась, и они попрощались. Сейчас для Алисы важнее проблема в пентхаусе Джералда Оуэнса, чем упорство сестры.

Ладно. Разбитая ваза. Ничего страшного, она справится. Когда мистер Таг приедет, то увидит, что все в порядке, все четыреста жильцов счастливы.


Как только Дерек Стоун миновал гараж «Уотерфорда», он ощутил знакомый приток адреналина. Хотя полученные сведения надежны, а работа продумана вплоть до последнего шага, ему все равно было тревожно.

Он прошел мимо очередного шикарного автомобиля, лишний раз убеждаясь, что здесь живут богатые люди. Если Джералд Оуэнс обитает в пентхаусе, то его бизнес по сбору компромата на правительство Соединенных Штатов должен быть прибыльным. Возможно, таким же выгодным, как бизнес Дерека, который оказался вовлеченным в это дело. Сегодня ему надо заполучить информацию, прежде чем она станет причиной государственного скандала.

Дерек поправил наушник, проверяя связь между ним и припаркованным на противоположной стороне фургоном, в котором сидел напарник. Подойдя к двери, ведущей к лифту, он осмотрелся, нет ли кого поблизости.

— Я у двери, — сказал он тихо.

Через наушник Дерек мог хорошо слышать, как Кевин что-то набирает на клавиатуре своего компьютера. Спустя минуту дверь открылась. Дерек вошел в холл и направился прямо к лифту.

— Я внутри.

Кевин снова постучал по клавишам, и дверь захлопнулась.

Замечательно!

Дереку нравились такие системы безопасности, которые легко взломать. Но сие не значит, что любой хакер может справиться с подобным заданием. Однако люди из его команды — профессионалы, для них это элементарно.

— Я около лифта.

— Диктую код, — послышался в наушнике голос Кевина. — Шестьдесят восемь, пятьдесят четыре. Повторяю: шесть, восемь, пять, четыре.

Дерек набрал цифры, и двери лифта открылись.

— Ты гений, Кевин.

— Да. Может быть, поговорим о зарплате?

— Не наглей.

Два дня назад Дерека попросили заняться проблемой конгрессмена Гэллоуэя. Несмотря на все трудности и сложности этого задания, он согласился. Его команда начала анализировать материалы по данному делу, вела наблюдение за Джералдом Оуэнсом, планировала, как взломать систему безопасности его квартиры.

К счастью, Дереку не надо арестовывать Оуэнса или красть с целью выкупа. Единственное, что он должен сделать, — это забрать документы, компрометирующие конгрессмена, и уничтожить их. Джералд работал только на себя. Начальству Дерека было неинтересно, как Оуэнс добыл материалы и кто заказал их. Главное — чтобы тайная страсть Гэллоуэя надевать женское белье осталась в секрете. Если Дерек не сможет вынести кассету с компроматом, в понедельник утром произойдет одно из двух: либо Гэллоуэй проголосует против закона, который ограничивает ввоз в страну товаров из Китая, либо о кассете и соответственно о тайных увлечениях конгрессмена узнает пресса. Тогда его шансы на вторичное избрание будут равны нулю.

Как только лифт поднялся на нужный этаж, Дерек достал из кармана маску и надел ее. Его команда работает при поддержке федерального правительства, но не связана с ним. То есть, если что-то случится, виноват только он сам.

Дерек вспомнил расположение комнат. Изучая план квартиры, он вычислил, где должен располагаться сейф. Однако нельзя быть уверенным на все сто процентов, что искомые материалы хранятся в нем. Правда, сведения о пентхаусе и его хозяине достоверны. Двое людей Дерека сейчас следят за Оуэнсом, который в данный момент играет в гольф и не собирается домой. Обслуживающий персонал имеет строгий график работы. Значит, горничная уже прибралась и ушла. Так что все должно пройти нормально, тем более его команда всегда выполняет задания хорошо.

Глава вторая

Как только Алиса бросила последний осколок разбитой вазы в пакет, она с неохотой признала, что проблема на самом деле очень серьезная. Судя по качеству других предметов искусства в квартире Оуэнса, четырехфутовая ваза, без сомнения, стоила тысячи долларов.

Когда она вернулась на работу, подошла к лифту и поднялась в пентхаус, то обнаружила рыдающую горничную в спальне хозяина квартиры. Та ходила к врачу и опоздала на работу, поэтому очень спешила, подметая пол, и случайно толкнула подставку с вазой.

Алиса уверила бедную женщину, что происшедшее — случайность и у них предусмотрена страховка для таких случаев. Но горничная была так напугана, что Алисе пришлось перевести ее на другой этаж, снять жакет, положить его на кровать и самой убрать осколки.

Алиса уже решила, что будет делать дальше. Она позвонила декоратору, у которого Оуэнс купил эту вазу, и спросила, есть ли в галерее такая же. Главное — все сделать до прихода хозяина. Конечно, точно такой же не нашлось, но по крайней мере Оуэнс будет знать, что управляющая пыталась решить проблему самым подходящим и быстрым способом.

Поэтому Алиса насторожилась, услышав непонятный шум. Поднимающийся лифт?

Она похолодела. Не может быть! Мистер Оуэнс никогда не возвращается так рано.

Чувствуя, что что-то не в порядке, Алиса стояла неподвижно, и незнакомая дрожь пробежала по ее спине. Она заглянула в гостиную и увидела мужчину. Но это был не Джералд Оуэнс.

Человек в маске!

Задержав дыхание, женщина отступила назад. Грабитель? Как он смог взломать систему безопасности?

Ее жакет лежал на кровати, а в кармане был телефон. Все, что ей хотелось сейчас сделать, это связаться с 911. Шаги незнакомца приближались. Скорее всего, он шел по направлению к спальне.

Не имея времени взять телефон, Алиса осмотрела комнату, пытаясь найти место, где можно спрятаться.

Она поспешила к ванной, зашла внутрь и закрыла дверь. Но там горел свет. Алиса дотронулась до выключателя, но тут же быстро убрала руку. Если вор заметит, что свет погас, то догадается о ее присутствии.

С каждым его шагом сердце Алисы стучало все сильнее и сильнее. Она обхватила себя руками, пытаясь унять дрожь.

Шаги затихли. Это значит, что грабитель уже в спальне, напротив двери в ванную, и ходит по ковру.


Дерек опустился на колени и слегка постучал по полу, проверяя наличие сейфа. Имея под рукой компьютер, ему не составит труда взломать электронный замок.

Он снял куртку, убрал ее в рюкзак, достал маленький ноутбук и включил его, затем ввел несколько комбинаций чисел и ждал, пока программа выберет подходящую.

— Всего лишь пятизначные комбинации, — сказал он Кевину. — Мы быстро управимся.

— Хорошо. Значит, я смогу поехать на рыбалку. Говорят, на озере здорово клюет.

А Дерек, наоборот, был рад подвернувшейся работе. Если бы не задание, ему пришлось бы присутствовать на репетиции бракосочетания. Не хотелось бы стоять сейчас рядом с Гасом в церкви и подавать ему обручальное кольцо.

Дерек не любил свадьбы. Он считал их пустой тратой времени и денег. А вот его друг Гас, год назад ушедший из их команды и открывший свой охранный бизнес, решил жениться.

Дереку не нравился такой образ жизни. Его захватывало другое: постоянные погони, решение неразрешимых проблем. Он любил независимость и брался только за те задания, которые ему нравились. У него было столько вымышленных имен для работы под прикрытием, что он едва помнил настоящее. Из-за специфики профессии Дерек с трудом может рассчитывать на длительные отношения, тем более на брак. Еще сложнее найти женщину, согласную принять его образ жизни.

Вдруг на экране высветились слова «комбинация найдена».

— Открываю, — сказал Дерек Кевину. — Как там снаружи?

— Все чисто.

Дерек спрятал компьютер в рюкзак, набрал код и открыл сейф. Он достал карманный фонарик и осветил папки с бумагами. Конечно, Оуэнс мог уже передать компромат заказчику, но в первой же папке Дерек нашел, что искал, — кассету с надписью «Гэллоуэй». Он улыбнулся и сообщил:

— Достал.

Дерек хотел взять папку и убрать ее в рюкзак, но его внимание привлекли другие фотографии и документы.

Перелистывая их, он понял, что ему надо было решить всего одну проблему, а теперь он может предотвратить еще с пяток скандалов. Однако в сейфе Оуэнса явно хранятся не все материалы.

— Вот это да! — сказал Дерек.

— Что? — спросил Кевин.

— У него компромат не только на одного Гэллоуэя.

В папках лежали фотографии других конгрессменов. Один, как и Гэллоуэй, питал страсть к переодеванию в женские наряды. Двое были пойманы за измену женам. Если кто-то отправит снимки куда надо, их карьере конец.

— Сколько их там? — поинтересовался Кевин.

— Пятеро, помимо Гэллоуэя.

— Почему мы не знали о других?

— Возможно, Гэллоуэй был единственным, кто обратился за помощью. — Дерек, просматривая бумаги, нашел даты отправки материалов. Согласно им, Гэллоуэй был последним, кто заинтересовал Оуэнса, но кассета заказчику еще не отослана.

Дерек не знал, что делать с остальными папками. Если изъять компромат только на Гэллоуэя, проблем не возникнет. Но в случае исчезновения всех материалов Оуэнс, естественно, заинтересуется, кто залез в его сейф, поднимет тревогу и доложит о случившемся заказчику.

— Позвони в Вашингтон, — попросил Дерек Кевина. — Свяжись с Седжвиком. Изложи ему ситуацию. Нам нужны новые указания.

Он ждал, беспокоясь, как бы чего не случилось. Через две минуты Кевин сообщил:

— Нужно захватить Оуэнса и доставить его в Вашингтон для допроса. Они хотят узнать, кто его заказчик. Забирай все материалы. Им хочется посмотреть, что этот парень смог еще узнать.

— Хорошо, — сказал Дерек. — Свяжись с Уилсоном и Макманусом. Пусть берут Оуэнса.

— Все ясно.

Дерек был уверен в своих ребятах — они могут справиться как со слежкой, так и с похищением.

— Затем позвони Ламберту и предупреди, что мне потребуется самолет. Пусть ждет нас в аэропорту, — говорил он.

— Хорошо.

— Я спускаюсь.

Папки из сейфа перекочевали в рюкзак. Уже выходя из спальни, Дерек остановился.

Он заметил тень, мелькнувшую под дверью ванной.

Дрожь пробежала по его телу. Едва дыша, он внимательно смотрел на пол. Прошло несколько секунд, и тень мелькнула опять.

Кто-то был в ванной. И, без сомнения, этот человек слышал каждое слово Дерека.


Алиса нервно переступала с ноги на ногу. Ей казалось, что ее заточение длится больше часа. Чем дольше она пряталась, тем необычнее выглядела ситуация. Например, грабитель спокойно миновал охрану. А с какой скоростью он взломал замок сейфа! И еще у него есть сообщники на улице, с которыми он переговаривался.

А говорил он странные вещи. Компромат на конгрессменов? Кассеты? Что все это означает?

Но сейчас ее волновало другое. Скорей бы вор забрал то, за чем приходил, и покинул квартиру.

Тогда она сможет позвонить в полицию. Да и выпить ей не помешает.

Но вдруг дверь ванной открылась.

Прежде чем Алиса успела отреагировать, мужчина в маске зашел внутрь, схватил ее и развернул спиной к себе. Затем обхватил ее за талию и прижал к своей груди. Когда ствол пистолета уткнулся в ее шею, она пискнула.

— Не кричать, — сказал он. — Ни звука.

Она молчала, только ее неровное дыхание нарушало воцарившуюся тишину.

— Все под контролем, — прошептал неизвестный.

Алиса поняла, что он говорит это не ей, а тому человеку, который находится на улице. Несколько минут грабитель стоял не шевелясь, его рука крепко держала ее. Ей было очень страшно.

— Скажи мне свое имя, — потребовал он.

— Мое имя? Зачем?

— Скажи.

— Алиса Баллард.

— Боже мой! — Мужчина сделал глубокий вдох. По каким-то причинам ее имя расстроило его.

— Вы работаете в этом доме? — спросил мужчина.

— Да.

Этот голос! Она слышала его прежде. Мелодичность, глубина, тембр, интонация были знакомы ей. Нет, этого не может быть! Ей показалось.

Алиса опустила глаза и увидела кольцо. Настоящее серебряное. На нем были выгравированы альфа и омега.

Она взглянула на руку, удерживавшую ее, и заметила необычный шрам на предплечье. Она никогда не забудет ни дюйма этого прекрасного мускулистого тела, особенно шрам.

Какое-то время Алиса не могла сказать ни слова.

— Дерек?

Он вздрогнул. Значит, Алиса права. Боже мой! Это действительно Дерек. Он — здесь. И грабит квартиру.

— Это ты, — сказала она. — Я знаю. Твой голос. Твое кольцо. Шрам на руке.

Он молчал.

— Так вот почему ты тогда уехал из Сиэтла! — заявила Алиса, ее голос дрожал. — Потому что ты вор? — Она попыталась вырваться. — Отпусти меня!

Боль и волнения, пережитые ею, переполняли женщину, превращаясь в злость. Мужчина, в которого она была влюблена. Мужчина, с которым она провела самую восхитительную неделю в своей жизни и мечтала…

Он оказался бандитом.

Она ударила его каблуком по ноге. Он заворчал от боли, ослабив хватку, и тем самым позволил ей высвободиться. Алиса оттолкнула его, но добраться до двери не успела. Дерек снова схватил ее и связал ей руки.

— Что ты делаешь?! — закричала она.

Не ответив, он затянул еще один узел, засунул кляп ей в рот, отвел в спальню и привязал к ножке кровати.

Затем, вздохнув, снял маску.

Алиса уже не сомневалась, что это именно он, но при виде его лица страх, удивление, злость вспыхнули с новой силой. Она ощутила и желание — такое же, когда Дерек в первый раз посмотрел на нее. Но он — вор. Как она может испытывать хоть какую-то симпатию к нему?

Он опустился на стул. К ее удивлению, он ничего не сказал в микрофон, закрепленный на воротнике. Дерек молча смотрел на нее и поправил ей волосы. Прикосновение немедленно взволновало женщину, и мелкая дрожь пробежала по ее телу.

Нет! Он не имеет права дотрагиваться до нее. Алиса попыталась отодвинуться, сурово поглядев на Дерека.

— Алиса, — сказал он. — Послушай меня. Я оказался в тяжелой ситуации. Неважно, как это выглядит со стороны, но я не вор. Не тот, кем ты меня считаешь. У меня нет выбора. Я вынужден был тебя связать, потому что ты все слышала. Объяснения придется отложить — у меня мало времени.

Он нежно провел ладонью по лицу Алисы, заставляя вспомнить все, что произошло между ними в Сиэтле. И в память о сладких ночах она пыталась поверить его словам.

Нет! Следует быть разумной. Дерек — вор и обманщик. Только Господь знает о его истинных намерениях.

Она отшатнулась.

— Ты будешь здесь одна. — Дерек снова вздохнул. — Оуэнс не вернется.

Алиса взглянула на него с удивлением. Он покачал головой.

— Пойми, мы не убиваем людей. Просто Оуэне сейчас… отдыхает.

Отдыхает? Что это значит? И кто такие «мы»?

Дерек поднялся, убрал пистолет, надел куртку и рюкзак. Маску он засунул в карман. В последний раз повернулся к Алисе и произнес:

— Я вернусь через час.

И исчез.

Глава третья

Дерек вышел из лифта и направился к гаражу.

Обнаружив Алису в ванной, он несколько секунд не мог сдвинуться с места. Думать. Осознать, кого держит в своих руках. Но эти золотистые волосы, зеленые глаза, изящную и стройную фигуру забыть невозможно. Дерек знал, что она работает в каком-то жилом комплексе, но даже предположить не мог, что встретит ее именно здесь.

Да, это была Алиса.

И она назвала его имя. Нежно. Неуверенно. Даже спустя шесть месяцев она помнила Дерека, каждый дюйм его тела. Его кольцо, шрам. Его голос, о боже!

Дерек ненавидел себя за то, что так поступил с ней — связал, бросил одну. Но ему надо было сначала убедиться, что Оуэнс доставлен в аэропорт. А это единственный способ удержать ее и не позволить рассказать кому-нибудь об услышанном.

Дерек добрался до фургона, сел на водительское место, снял рюкзак и закрыл дверь.

Кевин устроился рядом.

— Что случилось? Я потерял с тобой связь на несколько минут.

— В квартире оказался кое-кто. Она все слышала.

— Она назвала твое имя. Вы знакомы?

— Да, она… — Последнее, чего он хотел, так это втягивать Алису в свои дела. — Мы встречались.

— О, парень. Так где она сейчас?

— Связана. В спальне.

Кевин ошеломленно посмотрел на него:

— Что?

— Я оставил ее в спальне привязанную к кровати. — Дерек сделал паузу. — По правде сказать, я растерялся. Когда мы посадим Оуэнса в самолет, вернусь и решу, что с ней делать.

— Если ты позволишь ей уйти, она все расскажет.

— Я заставлю ее молчать.

— Но как?..

— Я же сказал, что все улажу.

Кевин подозрительно посмотрел на босса, но он никогда не вмешивался в чужие дела, а потому просто покачал головой.

— Ты связывался с командой? — спросил Дерек.

— Уилсон и Макманус заверили, что проблем с Оуэнсом не будет. А вот у Ламберта…

— Что с ним случилось?

— У него грипп. Проснулся сегодня утром совершенно больной. Высокая температура, и тошнит сильно. Говорит, что сесть за штурвал не сможет.

Дерек уставился на Кевина и не верил, что это происходит с ним. Сначала проблемы с материалами, которые он нашел. Потом ему пришлось связать Алису и вставить ей кляп в рот, чтоб молчала об услышанном. Алису, которой он никогда в жизни не причинил бы вреда, потому что она была так хороша и мила. А теперь пилот, который не может лететь из-за болезни.

Дерек злился. Репутация его команды была безупречна, они всегда работали без промахов, а сейчас придется звонить в Вашингтон и говорить, что они не могут прилететь, так как летчик заболел.

Нет. Он не будет это делать. Дерек завел машину.

— Куда мы едем? — спросил Кевин.

— В церковь.

— Подожди. А не в ту ли, где будет завтра венчаться Гас?

— Да.

— Ты хочешь попросить его вести самолет? — поинтересовался Кевин.

— Верно.

— Но год назад он ушел из нашей команды.

— Ты знаешь другого пилота, который может за короткое время долететь до Вашингтона и не будет интересоваться, почему мы перевозим человека в наручниках и передаем его федеральной службе?

Кевин вздохнул:

— Ясно.

Через десять минут они уже подъезжали к церкви Святого Эндрюса. Дерек повернулся к Кевину:

— Сядь назад. Я не хочу, чтобы Гас, увидев тебя, подумал, будто мы просим его вернуться.

— А если он не захочет помочь?

— Захочет.

Дерек припарковал машину рядом с шикарным черным автомобилем. Неподалеку прогуливались несколько мужчин, похоже друзья жениха. За ними стоял белый лимузин и мило беседовали молоденькие подружки невесты.

Дерек посмотрел на часы. Судя по всему, репетиция венчания уже закончилась.

Как только он выпрыгнул из фургона, Гас подошел к нему.

— Ты вовремя появился, — сказал он с улыбкой и хлопнул Дерека по плечу, затем тихим голосом спросил: — Скажи мне правду. Ты напросился на эту работу специально, чтобы не присутствовать на сегодняшней репетиции, не так ли?

Дерек был рад, что Гас в хорошем настроении. Но, конечно, он перестанет улыбаться, когда узнает об истинной причине приезда приятеля.

— Извини, дружище, — сказал Дерек. — Долг зовет.

— Такова вся твоя жизнь.

— Раньше и ты вел такую.

— Но не сейчас. Как все прошло?

— Не очень хорошо, — признался Дерек. — Поэтому мне нужна помощь.

— Какая помощь?

— Мне надо, чтобы ты слетал в Вашингтон.

Гас удивленно посмотрел на него.

— Повтори.

— В Вашингтон. Мне нужен ты.

Гас заявил:

— Никогда! Я больше этим не занимаюсь.

Он направился к невесте. Дерек догнал его и схватил за руку.

— Это займет лишь несколько часов.

— Я собираюсь жениться.

— Но не сегодня.

— Почему ты не отправишь Ламберта?

Дерек вздохнул:

— У него грипп.

— Грипп? — Гас огляделся вокруг и продолжил шепотом: — Однажды я летал над вражеской территорией с приступом малярии. Так что скажи ему, пусть встает с кровати и сам ведет самолет.

— Помню, тогда я был с тобой. В тот момент вся жизнь прошла перед моими глазами.

— А сейчас у меня свадьба. Ищи другого пилота.

Дерек заметил, что несколько человек смотрят на них. Он понизил голос:

— Послушай, я все понимаю. Но у меня на руках парень, которого нужно отправить в Вашингтон для допроса прямо сейчас. Я взялся за это дело и несу ответственность за него.

— Правильно. Ты. Но не я.

— Гас…

— Нет! Именно поэтому я и ушел. Мне хочется жить спокойно, а не лететь неизвестно куда, рискуя всем.

— Всего лишь в округ Колумбия, приземлиться там, сдать груз и вернуться назад. Это все, что мне нужно. — Дерек заметил, как приятель начал сомневаться. — Давай, Гас. Ведь мы никогда не подставляли друг друга.

— Давишь на жалость, на дружбу.

— Ради тебя я завтра надену смокинг и встану у алтаря.

Гас закрыл глаза и покачал головой.

— Это не займет много времени, — продолжал настаивать Дерек. — Ты вернешься сегодня вечером к предсвадебному банкету. Садись в фургон, по дороге все расскажу.

— Сначала мне надо поговорить с Салли.

— Нет. Тогда мы уж точно не уедем отсюда. Позвонишь ей с аэродрома. Скажешь, что вернешься к началу банкета.

Дерек открыл дверцу у пассажирского места. Гас посмотрел на фургон, потом на друга.

— Твоя взяла.

— Просто назови мне свою цену. После того, как доставишь того парня в Вашингтон.

Гас с неохотой залез в фургон. Дерек сел на водительское сиденье и завел машину. Он хотел уехать как можно быстрее, пока его друг не передумал.

— Невероятно, — раздался голос Кевина с заднего сиденья. — Он уговорил тебя.

Гас смиренно посмотрел на Кевина.

— Да, я поддался ему. Слушаю тебя, Дерек.

Дерек коротко рассказал ему о сложившейся ситуации, но про Алису решил не упоминать.

— Мы срочно должны доставить Оуэнса в Вашингтон для допроса. Иначе в понедельник утром закон об ограничении импорта не пройдет. Или это станет памятным днем для всех средств массовой информации. — Он резко затормозил, глядя в зеркало заднего вида. — Черт!

— Что такое?

— Кто-то преследует нас.

— Синий «мустанг»?

— Он держится за нами последние пять миль. Я уже в четвертый раз меняю полосу, и он тоже.

— Это Барри Сатон, — сказал Гас. — Его сложно не заметить. Я увидел машину, когда мы еще отъезжали от церкви.

Дерек затормозил.

— У кого есть идеи? Почему он следит за нами?

— Барри — репортер, который собирал материалы для «Новостей», но обанкротился. Может быть, сейчас его интересует моя свадьба.

— Нам лучше оторваться от него. — Дерек положил обе руки на руль. — Держитесь.

Он нажал на газ, резко повернул налево, заехав на тротуар, и на полной скорости полетел на красный свет. Промчавшись по улице, фургон свернул на парковку, затем покатил дальше. Автомобиль Сатона застрял у светофора.

— Он больше не едет за нами, — констатировал Дерек.

— Еще бы, — пробормотал Гас, приходя в себя. — Обязательно надо было заезжать на тротуар?

— Да ладно тебе. Вспомни, как мы раньше веселились. Ты же любил это.

— Теперь я люблю Салли.

Гас произнес это так уверенно, что Дерек понял — между ним и Салли есть нечто большее, чем просто секс. Его друг ушел из их команды и открыл свой бизнес только по одной причине: он встретил необыкновенную женщину, с которой хотел провести всю оставшуюся жизнь.

Дерек немедленно вспомнил лицо Алисы.

Нет! Перестань думать о ней!

Он не сомневался, что, представляя ее своей невестой, попадет в беду. И будет так же связан узами брака, как и Гас, будет играть с друзьями в гольф, общаться с женой. Но сейчас этот образ жизни его не устраивает, тем более он еще не нашел девушку, которая бы полюбила его таким, какой он есть.


К счастью, остальная часть операции прошла без проблем, что стало для Дерека большим облегчением. Через три часа Оуэнс будет уже в Вашингтоне, назовет имя заказчика и скажет, где находится другой компромат. Работа завершится.

А пока ему предстояло вернуться к Алисе и поговорить с ней.

Кевин помог Дереку с помощью компьютера попасть в дом. Как только он доехал на лифте до пентхауса, его сердце забилось сильнее. Он предпочел бы получить нагоняй от начальства — лишь бы не видеть лица Алисы.

Дерек предупредил Кевина, что на некоторое время отключит микрофон, и прошел в спальню.

Алиса сидела на том месте, где он оставил ее. Но в ее зеленых глазах больше не было злости. Только боль от предательства. И он — причина этого.

Хватит винить себя. У тебя не было другого выхода.

Когда Дерек сел рядом с ней на кровать, Алиса отодвинулась. Он тяжело вздохнул:

— Я хочу освободить тебя. Но уйти не позволю. Нам надо поговорить. Согласна?

Она кивнула.

Сначала он аккуратно вытащил кляп, заметив при этом, как сильно покраснела ее кожа вокруг рта. Развязывая руки, Дерек ужаснулся, увидев, какой след оставили на ее теле веревки.

— Я не могу поверить, что ты так поступил со мной, — сказала она, потирая запястья.

Он дотронулся до нее. Алиса вскочила, однако не убежала. Просто отошла на несколько шагов и встала спиной к нему.

— Ты бросил меня в Сиэтле, — произнесла она дрожащим голосом. Слезы подступили к глазам. — После целой недели, проведенной вместе, ты неожиданно исчез. А сейчас… сейчас это.

— Алиса…

— Как ты мог?

Сказав это, она наклонила голову и расплакалась.

Дереку стало жалко ее. Он воевал. Его команда работала под прикрытием, сохраняя хладнокровие в ситуациях, немыслимых для обычных людей. Он легко переносил боль. Но у него было несколько слабостей. Одна из них — женские слезы.

Дерек думал, что она ударит его, накричит. Тогда он бы смог справиться с ней. Но, видя ее слезы, он понятия не имел, как поступить.

— Алиса…

Дерек встал, подошел к ней и положил руку ей на плечо. К его удивлению, Алиса быстро повернулась и прижалась к нему. Он обнял ее за талию, и она положила голову ему на грудь. Ее тело дрожало.

— Ты обманщик, — едва смогла выговорить Алиса.

— Я знаю, но…

— И вор.

— Только с виду.

— И хам.

Хам? Подождите минуточку. Его называли по-разному, но так — еще никогда. Дерек полагал, что он не из тех парней, которые действуют жестко, но Алиса так не считала.

Однако, ругая Дерека, она все крепче обнимала его.

— Алиса, милая, выслушай. У меня не было выбора. Я должен был…

Внезапно она выскользнула из его объятий, оттолкнула. Прошло несколько секунд, прежде чем он понял, что натворила Алиса.

Она успела вытащить его пистолет.

Дерек стоял перед ней, подняв руки вверх. Он не верил, что женщина, которая только что рыдала, теперь может спокойно целиться в него.

— Ты прав, Дерек, — сказала Алиса. — Нам есть о чем поговорить.

Глава четвертая

Алиса не очень волновалась, держа Дерека на прицеле, хотя не была уверена, что ситуация находится под контролем. Но ей не хотелось демонстрировать ему свой страх. В конце концов, это очень хороший шанс заставить Дерека ответить на все вопросы, которые так мучили ее последние шесть месяцев.

— Я думал, ты плачешь, — сказал он. Она усмехнулась.

— Из-за тебя? Мужчины, который воспользовался мной, обманул и бросил? Ну уж нет.

Алиса надеялась увидеть хоть каплю сострадания на его лице, но он был спокоен и уравновешен. Ей становилось все труднее держать тяжелый пистолет. Дерек заметил это.

— Милая, будь осторожна с оружием.

— Не смей опекать меня.

— Но пистолет может выстрелить.

— Конечно, может. Я знаю, как это делается.

— Ты не станешь стрелять в меня.

— Может быть, и нет. Но по крайней мере я смогу хоть что-то выяснить о тебе.

— Хорошо. Что тебя интересует?

— Во-первых, покажи мне свое удостоверение.

— Оно ничем не поможет тебе.

— Хоть узнаю твое настоящее имя.

— В документ вписано имя для этой операции.

— Не Дерек Стаффорд?

— Верно только частично.

— Фамилия, которую ты назвал мне тогда, была не настоящей.

— Так ты пыталась навести обо мне справки?

Алисе стало неловко. Преследовать мужчину, которому нет до нее никакого дела? Верх глупости!

— Считай это любопытством, — сказала Алиса. — Зато я поняла, что все твои россказни — ложь. — Дерек молчал. Она решила продолжить: — Можешь не отвечать. Неважно. Мне это уже неинтересно. Только объясни, зачем ты залез в эту квартиру.

— Я работаю на правительство.

— С каких пор оно платит грабителям и взломщикам?

— Я не это имел в виду.

— Конечно же.

— Я взял то, что не должно стать достоянием общественности.

— Например, компромат на полдюжины конгрессменов Соединенных Штатов Америки?

— Верно.

— Почему Оуэнс занимается этим?

— Я не могу сказать тебе.

— Что записано на кассете, которую ты забрал?

— Без комментариев.

— Хорошо, я поняла. Ты можешь все рассказать, но тогда ты должен будешь убить меня?

Дерек раздраженно хмыкнул.

— Ты не понимаешь, почему все еще находишься здесь? Нехорошо, что ты все слышала.

— Правда?

— Да. Если ты вызовешь полицию, я должен буду доложить своему начальству о происшедшем. И тогда ты окажешься в компании федеральных агентов, которые заставят тебя молчать.

— Как в кино, не так ли?

— Похоже на то.

— Но если вы на самом деле хорошие ребята, тогда…

— Иногда хорошие парни поступают плохо ради благих целей.

— Так если ты из таких ребят, что тебя останавливает? Вперед!

Дерек невольно шагнул вперед. Ему хотелось одного — напомнить Алисе о безумной ночи, проведенной с ней, и отвлечь ее внимание.

— Потому что, — сказал он, — я сам хочу провести допрос.

Непроизвольно страсть охватила ее, и она вспомнила те замечательные жаркие ночи, когда их тела… Минуточку. О чем это она сейчас думает?

Алиса постаралась забыть прошлое и сконцентрироваться на настоящем. Обвел ее вокруг пальца и посмеялся. Теперь хочет повторить фокус.

Она по-прежнему целилась в него.

— Дерек!

— Да?

— Перестань заигрывать со мной.

Он покачал головой и произнес:

— Алиса…

— Можешь не стараться, я все равно не поддамся. Ты соблазнил меня в Сиэтле, затем обманул и теперь собираешься сделать то же самое.

— Я не обманывал тебя тогда, да и сейчас объяснил, что мне было нужно здесь.

— Ты сказал только одно — что я все слышала. — Негодование Алисы дошло до предела. — Мне необходимо знать все. Я хочу понять, почему ты бросил меня и что делаешь в этой квартире. Или же, клянусь богом, выкину пистолет в окно. — (Дерек ничего не ответил.) — Господи, после всего, что ты сделал со мной, я имею право знать правду.

— Я не могу ничего рассказать тебе.

— Отлично. Тогда пусть представители власти общаются с тобой. — Она подошла к окну, собираясь выбросить оружие.

— Алиса, не надо.

Дерек набросился на нее. В тот момент, когда Алиса оказалась в его объятиях, она случайно нажала на спусковой крючок. Раздался выстрел.

Дерек успел толкнуть ее на пол и закрыть собой, прежде чем их осыпали осколки стекла. Алиса лежала под ним испуганная и взволнованная.

Дерек выхватил пистолет из ее рук и засунул за пояс джинсов. Затем встал на ноги, поднял Алису и потащил вон из спальни.

— Дерек! Что ты делаешь?

— С минуты на минуту здесь появятся охранники и полиция.

— Я не пойду с тобой никуда!

Она сопротивлялась, но это было бесполезно. Дерек силком выволок ее из квартиры, затолкнул в лифт и нажал на кнопку.

Алисе было очень страшно. В конце концов, она не знала этого мужчину. Он почти ничего не рассказывал о себе тогда, в Сиэтле, и сейчас старается уйти от ответов. Неужели он действительно работает на правительство?

Иногда они поступают плохо ради благих целей.

Может быть, и так.

Они доехали до первого этажа, и двери лифта открылись. Холл был пуст. Дерек попытался открыть дверь, ведущую к парковке. Но это ему не удалось.

— В чем дело?

Алиса объяснила:

— Служба безопасности заблокировала все замки в здании. Теперь никто не сможет ни войти, ни выйти.

— А они будут проверять лифт пентхауса?

— Обязательно, ведь это их работа.

Дерек выругался. Алиса ехидно поинтересовалась:

— Кажется, у тебя какие-то проблемы?

— Алиса! Перестань. Ты еще ничего не поняла? — Он подошел ближе. — Моя команда выполняет секретные задания. Если меня поймают, Вашингтон не допустит огласки. Это значит, мне никто не будет помогать. Клянусь богом, я — из хороших парней, но, если ты донесешь на меня полиции, я буду осужден и окажусь в тюрьме. Ты этого хочешь?

Алиса едва дышала. Неужели он говорит правду?

Похоже, да. Ведь она хорошо слышала его переговоры с напарником, из которых следовало, что они изымают компромат на конгрессменов по приказу правительства.

— Ты поможешь мне выбраться из этого здания?

В его голосе слышалась мольба, и она поняла, что его жизнь находится в ее руках. Поверь ему.Хотя она не должна была ему помогать, внутренний голос подсказывал совсем другое.

Алиса глубоко вздохнула.

— Да.

— Как?

— Моя карточка-ключ работает независимо от того, что произошло. Она вставляется между дверью и косяком чуть ниже замка.

Дерек взял карточку и сделал все, как сказала Алиса. Запор щелкнул.

Алиса схватила его за руку.

— А если увидят, как ты покидаешь здание, которое заблокировано? Ведь это может показаться подозрительным.

— У меня нет другого выхода.

Поверь ему. Он говорит правду.

— Моя квартира на третьем этаже. Ты можешь переждать там. Здесь есть лестница, ведущая прямо к моей двери.

— Пойдем.

Дерек открыл дверь, они проскочили парковку и поспешили к лестнице. Несколько минут спустя они уже оказались на третьем этаже, зашли в квартиру и заперлись.

Алиса выглянула в окно и заметила две полицейские машины, подъезжающие к зданию.

— Копы уже здесь.

— Хорошо, — сказал Дерек. — Пока эксперты не проведут все анализы, полицейские не смогут утверждать, что это был выстрел. Других улик у них нет.

— Ты уверен?

— А когда будет установлено, что стекло разбито пулей, они не смогут установить, откуда стреляли. — Дерек включил микрофон. — Все под контролем, — тихо сказал он. — Оставайся на своем месте, я скоро вернусь.

Дерек выключил связь, положил ключ Алисы на столик у двери и внимательно осмотрел ее жилище.

Квартира выглядела умиротворяюще после всех волнений и переживаний в пентхаусе. Алиса вспомнила, как ее охватил страх, когда она впервые увидела этого мужчину в Сиэтле и рискнула пойти за ним.

Сейчас она испытывала те же чувства.

— Ты поступила правильно, — произнес Дерек. — Я знаю, ты не была уверена, но все равно сделала это.

— Верно. Меня мучают сомнения по поводу всего, что связано с тобой.

Она хотела, чтобы эти слова звучали резко и сухо и он догадался бы, как сильно ранил ее. Однако ее голос дрожал.

Дерек опустил рюкзак на пол и медленно подошел к ней.

— Ты была последним человеком, которого я ожидал увидеть здесь, — сказал он ей.

— Я работала в таком доме в Сиэтле.

— Но это же Даллас.

— Я переехала. Здесь живет моя семья.

Дерек покачал головой и пристально смотрел на нее. Она и понятия не имела, о чем он думал.

— Алиса, о том, что произошло в пентхаусе…

— Не надо напоминать мне о молчании. Я никому ничего не скажу.

— Я это знаю.

— Тогда что?

— Увидев тебя снова, я понял, что ты…

С каждым словом он подходил ближе и ближе, и его обаяние начало действовать на нее. Алисе было сложно держать себя в руках.

— После Сиэтла, — продолжал Дерек, — когда ты стала наводить справки обо мне, это было больше, чем любопытство, не так ли?

Конечно, больше! Ей было необходимо узнать, кто этот мужчина, которому она отдалась душой и телом и который понимал ее без слов.

— Не льсти себе. — Алиса на секунду отвернулась, чтобы положить жакет на диван, а он уже стоял у нее за спиной. Она ощутила тепло его дыхания, мороз пробежал по коже. Дерек попытался обнять ее за плечи, но она уклонилась.

— Не надо.

— Ты не выдала меня.

— Еще могу.

— Ты не сделаешь этого.

— Лишь только потому, что не хочу видеть тебя в тюрьме. И единственная причина, почему мы вместе провели неделю в Сиэтле, — это то, что ты представился специалистом по безопасности, работающим в строительной компании. Поскольку я управляю жилым комплексом, меня это заинтересовало.

— Может быть, и так. Но первая же ночь показала, чего мы оба хотим.

Господи, а ведь он прав! Она не забыла те часы.

— Неужели не помнишь? — прошептал Дерек, придвигаясь еще ближе.

Неожиданно картины их любви встали перед ее глазами. Алиса не понимала, где реальность, а где только воспоминания. Дерек смотрел на нее с той же страстью и нежностью, как тогда. Она не могла противостоять его чарам.

— Дерек, — простонала она, — неужели ты не понимаешь, что творишь со мной?

— Что?

Сейчас он стоял так близко, что она могла чувствовать каждый его вдох, каждое движение. Повернув Алису лицом к себе, Дерек поглаживал ее запястье.

— Ничего не говори. Я все понимаю.

Он был прав. Сердце Алисы стучало как сумасшедшее. Дерек взял ее руку и положил себе на грудь.

— Чувствуешь это? — прошептал он. — Ты делаешь то же самое со мной.

Ей стало трудно дышать, как только ее ладонь коснулась его упругих мышц. Еще шесть месяцев назад она с первого взгляда поняла, что этот мужчина знает все ее тайные желания. Как же ей хочется быть с ним! Несмотря ни на что.

— Я так глупа, — произнесла Алиса.

— Почему?

— Я верила всему, что ты говорил мне тогда, и сейчас поступаю точно так же.

— Я не обманывал тебя.

— Но много чего утаил.

— Поверь мне, — ответил Дерек, обнимая ее за талию. — В течение шести месяцев я каждый день думал о встрече с тобой.

Сказав это, он прижал ее к себе и поцеловал.

Глава пятая

В поцелуе Дерека не было ничего нежного, искреннего. Он был чужой, холодный, говоривший о том, что этот мужчина знает, чего добивается.

Воспоминания нахлынули с новой силой. Их первая ночь вместе. Едва двери лифта закрылись, как он уже страстно целовал Алису. Она верила, что сама судьба свела их, что именно в ту ночь, в том баре, она должна была встретить мужчину своей мечты.

Сейчас его руки нежно ласкали ее спину, талию. Дерек знал, как довести ее до безумия. Она прильнула к его груди, обняла за шею и целовала, вознаграждая себя за долгое ожидание.

— Я не верю, что ты здесь, — шептала Алиса. — Прошло так много времени…

— Конечно, милая.

— Ты бросил меня. Почему?

— Наверное, был не в своем уме.

Она не могла остановиться, с каждым его поцелуем ей хотелось большего.

Эта квартира имела такую же планировку, как и в Сиэтле, поэтому ему не составило труда найти дорогу в спальню. Он остановился на минуту, прижал Алису к стене и с большой нежностью поцеловал в губы, в шею, в плечо.

Дерек нащупал пуговицы на ее блузке, и Алисе хотелось закричать от наслаждения. Его пальцы так дрожали, что ему было сложно справиться с застежкой. В конце концов, он просто сдернул блузку с плеч женщины, расстегнул бюстгальтер и стал нежно ласкать ее груди, играя с сосками и возбуждая Алису каждым своим прикосновением. Его рот, горячий и влажный, исследовал каждую частичку ее тела. Ей было безумно сладостно от мысли, что он рядом. А Дерек все с большей страстью целовал ее, тем самым доводя до неистовства.

Дерек сорвал с себя куртку и кинул ее на пол, вытащил пистолет из-за пояса и положил его на комод. Алиса нетерпеливо помогла ему освободиться от футболки. После этого он взял женщину на руки и уложил на кровать. Дерек осыпал тело Алисы самыми нежными и чувственными поцелуями, а его руки ласкали ее бедра.

Это было то, о чем Алиса так долго мечтала. Она едва могла дышать — столь сильно билось ее сердце. Она снова в его объятиях! Если бы они только могли остаться здесь навсегда и заниматься любовью столько, сколько…

Телефон. Зазвонил ее телефон.

— Не обращай внимания, — прошептал Дерек. После шести звонков воцарилась тишина. Но вскоре телефон затрезвонил снова, Алиса приподнялась и посмотрела на определитель номера.

— Это начальник службы безопасности, — еле слышно произнесла она.

— Не отвечай.

— Я должна. Возможно, он хочет известить меня о случившемся в пентхаусе. Придется ответить.

Алиса села на кровать, сделала глубокий успокаивающий вдох и подняла трубку. Ей действительно сообщили об инциденте в пентхаусе и о приезде полиции. По долгу службы она должна была встретить хозяина квартиры. Алиса попросила дать ей пять минут и положила трубку.

— Мне надо идти.

— Неужели никто, кроме тебя, не может уладить этот вопрос?

— Это моя обязанность.

Дерек огорченно вздохнул и прислонился к изголовью кровати. Они молча смотрели друг на друга. Алиса, собравшись с мыслями, поняла, что он и не собирается ничего объяснять. Она снова попалась на его крючок.

Господи, за что ей выпали такие страдания?

Отвернувшись, она встала с кровати, застегнула бюстгальтер, надела блузку и заправила ее в юбку. Алиса чувствовала на себе его взгляд. Почему-то ей стало неловко.

Она оглядела себя в зеркале, поправила волосы, сделала глубокий вдох и пошла к двери. В последний момент Алиса обернулась и увидела, что Дерек все так же лежит на кровати, скрестив руки на груди, и смотрит на нее.

Слава богу, что их прервали! Ей нужно о многом его расспросить. И получить много ответов. И убедиться в том, что она поступила правильно, спрятав Дерека у себя.

— Что мне следует им сказать? — спросила Алиса.

— Пусть они говорят, а ты молчи. Они все равно никогда не узнают, что мы были в пентхаусе.

Она с сомнением покачала головой.

— Я ненадолго.


Дерек слышал, как за Алисой закрылась дверь, и в квартире воцарилась тишина. Он медленно поднялся. Она ушла, но его тело все еще помнит ее. Он попытался успокоиться.

Это не похоже на него. До встречи с Алисой он был другим. Женщины обычно проводили с ним всего одну ночь, и он даже не интересовался их именами.

Так чем Алиса отличается от них?

Она не лишена привлекательности, но принадлежит к тому типу женщин, которые могут обратить на себя внимание мужчин, а могут остаться и незамеченными. Однако, когда их глаза впервые встретились, что-то необъяснимое произошло между ними.

Дерек был не из тех, кто теряет голову из-за женщин. Но всего несколько минут назад она смотрела на него с такой теплотой и нежностью, что он начал сомневаться в своей стойкости.

Дерек нахмурил брови. Алиса доверчива. Слишком доверчива. Что побудило ее впустить в постель незнакомца тогда, в Сиэтле? А сейчас почему она решила спрятать его в своей квартире? Господи! Ведь она может погубить себя!

Он встал, оделся и прошел в гостиную. Да, квартира точно такая же, как в Сиэтле. Высокие потолки и современная планировка не сочетались с эклектичной мебелью. Диван в гостиной, казалось, был куплен у старьевщика, а в столовой стулья не подходили по стилю к массивному дубовому столу. Картины, вазы, статуэтки, похоже, были приобретены по случаю. И везде стояли фотографии ее друзей и членов семьи. Алиса как-то вечером рассказала ему обо всех своих родных и близких.

Он взглянул на кофейный столик и заметил запечатанный конверт. Любопытно. Это оказалось приглашение на встречу выпускников колледжа, где училась Алиса, сегодня вечером в отеле «Девоншир». К сему прилагалось уведомление о присуждении ей ежегодной премии, которая вручалась бывшим питомцам за разнообразные достижения.

Дерек не был удивлен. Алиса всей душой любит свою работу и занимается ею, не считаясь со временем. У нее очень доброе сердце. Она способна достичь многого. Однажды в Сиэтле он посмеялся над ее профессией, сказав, что не находит ничего хорошего в необходимости угождать богачам. Но Алиса объяснила ему: богатые — это обычные люди, и они хотят быть уверены в том, что есть человек, который уладит все их проблемы.

Дерек сел на диван, и воспоминания нахлынули на него. Однажды вечером он так же сидел на диване в ее квартире в Сиэтле, ел попкорн, а Алиса положила голову на его плечо. Они смотрели старый фильм. Она заснула. Дерек аккуратно высвободил руку, выключил телевизор и замер, наслаждаясь ее близостью, наблюдая, как лунный свет переливается на ее великолепных волосах. Затем он встал и отнес Алису на кровать. Дерек нежно целовал ее тело, и ему очень хотелось, чтобы она проснулась, обняла его плечи и…

Нет! Перестань думать об этом.

В Сиэтле он допустил ошибку. Сейчас необходимо поставить точку. Ведь ничего не изменилось. Его образ жизни остался прежним, да и отношение к женщинам тоже. Просто шесть месяцев назад он имел хорошую возможность провести время с женщиной, которая нравилась ему. Вот и все.

Теперь такой роскоши у него нет. Дерек положил приглашение обратно и сосредоточился на работе. Есть пять конгрессменов, судьба которых полностью зависит от него. Поэтому нужно ехать в аэропорт.

Дерек откинулся на спинку дивана, и, как в Сиэтле, его охватило чувство неуверенности, колебание между желанием остаться здесь и необходимостью покинуть квартиру. Но он всегда мыслил трезво. И действовал четко. И знал, что делать.

Он встал и посмотрел в окно. Две полицейские машины готовились отъехать. Дерек заметил, что служба безопасности разблокировала здание. Теперь он сможет выбраться отсюда.

К счастью, ему удастся уйти до возвращения Алисы.

Она снова возненавидит его, но, может быть, это и к лучшему. Ей стоит забыть о нем и продолжать жить своей жизнью.

Тогда он сможет с головой окунуться в работу и тоже забудет ее.


Алиса встретилась с начальником службы безопасности и двумя полицейскими в пентхаусе. Квартиру внимательно осмотрели. Начальник заявил, что здесь не было грабителя, так как ничего не украли и не обнаружено следов взлома. Полицейские решили, что соседи ниже этажом ошиблись, услышав якобы выстрел. Алиса сообщила им, что была здесь раньше, прибирала осколки вазы и тоже ничего не видела и не слышала.

В конечном счете они решили, что окно разбилось из-за плохих погодных условий. Офицеры записали номер телефона Оуэнса, чтобы связаться с ним и переговорить о происшествии. После их отъезда Алиса попросила горничную убраться в квартире и вызвать стекольщика, а сама отправилась к себе.

Прошло тридцать минут. Она спустилась вниз, думая о Дереке и о том, как будет расспрашивать его.

Как только Алиса открыла дверь, ее сердце сжалось. Она заметила, что в гостиной нет его рюкзака.

Страшное предчувствие охватило ее. В спальне его тоже не было. Она тихо позвала его, хотя уже обо всем догадалась.

Дерек ушел.

Алиса смотрела на пустую квартиру и чувствовала себя так, будто все происшедшее ей приснилось.

Алиса села на кровать и опять начала вспоминать Сиэтл. Тогда она так ничего и не узнала о Дереке — кто он, есть ли у него родные. Алиса поражалась, с каким вниманием он слушал рассказы о ее родных, друзьях, работе и как ему удавалось сделать ее самой счастливой женщиной на земле, когда они вместе проводили ночи. Всю свою жизнь она делала добро другим, а Дерек показал ей, что значит самой оказаться в центре внимания кого-то. Алиса никогда не знала этого чувства и сейчас ощущала пустоту в душе.

Нет. Алиса ничего не потеряла. Наоборот, за сегодняшний день она многое поняла. Их история в Сиэтле походила на книгу, где многое было неизвестно и не прочитано. По крайней мере сейчас Алиса знала, кто такой Дерек, и понимала, почему он сбежал опять.

Закрыв глаза, она провела рукой по простыням и ощутила их тепло. Когда Дерек исчез из Сиэтла, Алиса надеялась, что он вернется, объяснит ей свое поведение и все будет как в сказке. Она верила этому и ждала. Долго ждала. Когда дело касалось Дерека, Алиса теряла голову и не могла мыслить здраво.

Довольно!

Она встала с кровати, сдернула простыни и наволочки и отнесла их в ванную. Затем постелила свежее белье и заправила кровать заново, не оставляя ни одной складки. Дерек снова ворвался в ее жизнь, перевернул все с ног на голову, но сейчас наступило время забыть его.

Он ушел. Ушел, как будто и не появлялся здесь никогда. Исчез, как и следовало ожидать, не сказав ни слова. Если бы не разбитое окно в пентхаусе, Алиса решила бы, что это был всего лишь сон.

Глава шестая

Кевин отогнал фургон от здания «Уотерфорда». Дерек по дороге забежал в магазин, где купил солнечные очки, и сел в машину. Он откинулся на спинку сиденья и смотрел прямо на дорогу, стараясь думать только о работе, а не о том, что произошло в квартире Алисы. Чувствовал он себя ужасно.

— Что насчет компромата? — поинтересовался Кевин.

— Все то же. Оуэнс окажется в Вашингтоне с минуты на минуту, и мы будем ждать, пока он все расскажет, а затем займемся делом.

Кевин кивнул, и несколько минут они ехали в полной тишине. На следующем светофоре он спросил:

— Я видел, как разбилось окно. Это было в пентхаусе, не так ли?

— Да.

— Ты не рассказал мне, что произошло. Это явно был выстрел.

— Ты не ошибся.

— Кто-нибудь ранен?

— Нет.

— Значит, поэтому сюда приехали полицейские? — (Дерек промолчал.) — Ты был в здании довольно долго. Все в порядке?

— Да. Я обо всем позаботился.

— А девушка?

— Она будет молчать. Никто никогда не узнает, что я проник в пентхаус.

Дерек в этом не сомневался. Он знал — Алиса поверила ему и, несмотря на то, что он снова исчез, не скажет ни слова.

Он сбежал от нее во второй раз.

Эти слова звучали в голове так громко, что Дереку было не по себе. Его мучила совесть.

— Я боялся, что…

— Черт возьми, Кевин, я же сказал, все в порядке.

Дерек ответил очень грубо, Кевин вздохнул и решил не обращать внимания на вспыльчивость босса. Минуту спустя Дерек произнес:

— К этому вопросу не стоит больше возвращаться. Дело улажено. — Особенно с Алисой. Он снова ушел от нее.

Даже если бы Дерек решил попрощаться, ситуация все равно бы не изменилась. Легче им не стало бы.

Зазвонил телефон Дерека. Он посмотрел на определитель номера.

— Гас? Что случилось? Ты должен был уже приземлиться в Вашингтоне.

— Да, должен. Но не могу взлететь.

Дереку не понравилось, как звучал голос его друга.

— В чем дело?

— В Вашингтоне сильная гроза, посадку не разрешают.

Черт! Он посмотрел на часы.

— А что они говорят? Как долго аэропорт будет закрыт?

— Гроза продлится еще по крайней мере час. Теперь ты понимаешь, Дерек, о чем я твердил? Я могу по твоей милости опоздать на банкет.

— Успокойся, Гас.

— Господи, как? Что, по-твоему, я должен сказать Салли? Она здорово рассердится, когда узнает про все.

Да, Гас прав. Дерек знал характер Салли. Когда они познакомились, Гас рассказал ей о своей работе. Она знала, какие опасные задания он всегда выполнял, знала то, что Дерек был их начальником. Дереку очень нравилась Салли, даже несмотря на уход Гаса из команды ради будущей жены.

— Что ты ей уже сказал? — спросил Дерек.

— Что работаю с клиентом, но обещаю вернуться вовремя. Теперь что прикажешь делать?

Дерек вздохнул:

— Позвони ей еще раз. Объясни, что тебе придется слетать в Вашингтон, так как возникли проблемы с клиентом, и ты не успеваешь к банкету.

Он помолчал.

— Подожди. Лучше сделаем так: попроси кого-нибудь передать Салли твое сообщение.

Воцарилась тишина.

— Мне не следовало вообще помогать тебе, — раздраженно заметил Гас.

— Нет, ты же знаешь, что я могу рассчитывать только на тебя.

Снова молчание.

— Гас?

— Уговорил! Я дождусь разрешения на вылет. Но ты должен сейчас же сам поехать к Салли, успокоить ее и рассказать правду.

— Хорошо. Я все объясню ей. Скажу, что ты выполняешь эту работу по моей просьбе и что именно я заставил тебя обмануть ее.

— Жаль, что я не смогу сегодня вечером быть с ней, — вздохнул Гас.

— Как только приземлишься, доставь Оуэнса по назначению, выспись в отеле и возвращайся обратно завтра утром. У тебя будет достаточно времени до венчания.

— Я вылечу затемно. Так надежнее. Я тебе все припомню, когда вернусь.

— Буду ждать.

Тишина.

— Дерек?

— Да?

— Так ты постараешься объяснить все получше?

— Гас, насчет Салли не волнуйся. Я договорюсь с ней.

Дерек отключил телефон, тяжело вздохнул и подумал, что еще может преподнести ему этот день.

Кевин сочувственно покачал головой:

— Не хотел бы я сейчас оказаться на твоем месте.

Предсвадебный банкет. Дерек ни разу не бывал на таких мероприятиях, тем более когда предстояло объясняться с невестой.


Через два часа Дерек подъехал к отелю «Коуртлэнд». Солнце почти село, и холл освещала великолепная люстра. Он вышел из машины и отдал ключи швейцару.

В отеле он сразу почувствовал себя неловко и неуютно, хотя, казалось бы, давно уже должен был привыкнуть к таким местам.

Дерек отметился в списке приглашенных, и его провели в банкетный зал. Все гости наслаждались замечательными французскими напитками, но ему было не до веселья. Он никак не мог сосредоточиться на предстоящем разговоре с Салли, так как думал только об Алисе.

— Где носит Гаса?

Дерек повернулся и увидел перед собой невесту друга. Вот и приехали, вздохнул он про себя.

Она выглядела, как всегда, великолепно — красивая, в роскошном платье, которое так и кричало о богатстве. Дерек ничего не имел против. Да, Салли была из состоятельной семьи, способной при желании выкупить пол-Далласа. Она ценила в Гасе то, что его совершенно не интересовали ее деньги.

— Салли, — попросил Дерек, — говори немного потише.

— Я не в том состоянии, чтобы успокоиться.

— Для всех будет лучше, если мы спокойно поболтаем, не так ли?

Салли взяла себя в руки.

— Мой секретарь передал мне, что у Гаса какие-то проблемы с клиентом и поэтому ему пришлось вылететь в Вашингтон. Это ложь. Верно?

— Не совсем так. Он улетел в Вашингтон. Но это я попросил его помочь мне.

— Конечно же. Я догадывалась, поскольку мне сказали, что видели вас вместе днем.

— Только успокойся, Салли. Он вернется завтра рано утром, и у него будет достаточно времени, чтобы подготовиться к церемонии.

К ним подошел официант с напитками, но, заметив недовольство в глазах невесты, испарился. Салли продолжала:

— Хорошо. А как насчет сегодняшнего банкета? Все удивляются, почему его нет. Уже пошли сплетни.

— Мне очень жаль. Но, если бы это не было так важно, я бы не просил его.

— А наша свадьба? Разве она не важна?

— Конечно же, важна. Но в этом деле очень высокие ставки. Ты же знаешь, чем мы занимаемся.

Салли постаралась взять себя в руки, хотя назвать спокойной в данный момент ее было нельзя.

— А как мне все объяснить гостям?

— Скажи им, что он срочно улетел по делам в Вашингтон и из-за погодных условий не сможет вернуться сегодня.

— Другого выхода у меня нет. Как и у тебя.

— Послушай, Салли, Гас согласился помочь мне только по одной причине — я поклялся, что он вернется к банкету. Если хочешь, вини во всем меня, но не Гаса.

— Вы оба виноваты. Ничего не изменилось, правда? Он всегда будет готов бросить все ради вашей команды.

— Гас решил помочь своему старому другу, который чуть ли не силком заставил его это сделать.

— Конечно, он предан тебе, а не мне.

— Он предан всем, кого любит. Ты же знаешь это. — (Салли закрыла глаза и вздохнула.) — А тебя Гас любит сильно, — добавил Дерек.

Она усмехнулась:

— Хорошо же он это доказал.

— Гас не собирается возвращаться в нашу команду. И как я его ни уговаривал год назад, он настаивал на своем. Я знаю, ты дорога ему. И сейчас его нет здесь исключительно по моей вине. Он очень хороший парень. Не ругай его сильно. Пожалуйста.

Салли покачала головой:

— Знаешь, я предполагала, что что-то может произойти, но только не такое.

— Салли, постарайся понять нас обоих. Ведь ты безумно любишь его.

— Да, я очень люблю своего Гаса. Хотя маленького наказания он заслуживает. Как насчет запрета на секс в брачную ночь?

Дерек улыбнулся. Гас пропал. Она будет припоминать ему этот день всю оставшуюся жизнь. Затем Салли призадумалась и спросила:

— Скажи мне честно — ему не грозит опасность?

— Конечно, нет. Все, что нужно сделать Гасу, — это доставить груз в Вашингтон. Груз в наручниках, и его охраняют большие и страшные парни с оружием. А Гас просто пилот.

— Ты меня не обманываешь?

— Нет, не волнуйся. Те парни с пистолетами на самом деле наши коллеги.

Салли слегка улыбнулась.

— Я клянусь, твой Гас в безопасности, — сказал Дерек, — и вернется завтра рано утром.

— Запомни, если что-то пойдет не так, тебе придется иметь дело со мной.

— Все! Ты ранила меня в самое сердце, я уже боюсь тебя. Верь мне, завтра он будет в нужное время в церкви.

Салли была все еще недовольна. Она не сердилась на Гаса, но расстроилась из-за того, что в такой важный день человек, которого она любит, находится за тысячи миль от нее. Салли знала, что ему разлука тоже не нравится.

Когда все приглашенные приехали, невеста представила им Дерека. Затем объяснила, почему нет жениха. Кажется, всех присутствующих ее объяснение устроило.

Прежде чем был подан ужин, Салли встала и снова сообщила, что Гаса не будет. У него небольшие проблемы с работой. Но при первых же ее словах некоторые гости стали тихо перешептываться. Салли это заметила и попыталась убедить всех, что повода для сплетен нет. И все же атмосфера в зале была напряженной. Дереку это не нравилось. Но по крайней мере он сделал все, что мог.

Завтра к этому времени Гас уже будет женат и полетит на Карибы со своей молодой женой, где они смогут отдохнуть и набраться сил перед совместной жизнью.

Жить вместе.

Эти слова словно нож вонзились в сердце Дерека. Женитьба никак не сочеталась с его образом жизни. Когда Гас отказался работать с ним, Дереку было обидно, поскольку он лишился своей правой руки. Но сейчас, глядя на гостей, новых друзей Гаса, его семью, он испытывал иное чувство. Зависть. И Дерек знал, почему.

Из-за Алисы.

Встреча с ней взбудоражила его. Однако мысль о том, что между ними могут возникнуть хоть какие-то отношения, была смешна. Ведь у них совершенно разные взгляды на жизнь. Однажды в Сиэтле Алиса призналась, что хочет иметь семью. Конечно же, она говорила так, думая, что рядом с ней находится именно тот мужчина, который сделает ее счастливой. Но Алиса и понятия не имела, что для Дерека слово «семья» ничего не значит.

Официанты подавали блюда с разнообразными деликатесами, но Дерек ничего не ел. Ему совершенно не хотелось разговаривать с соседями по столу, так как сейчас любая беседа была бы мучительной для него. Он посмотрел на часы и прикинул, сколько еще надо здесь находиться. Пожалуй, когда подадут десерт, он смоется.

О господи! А что хорошего в том, если он уйдет раньше? Оставшись в одиночестве, он сойдет с ума, думая только об Алисе.

Это ужасно. Что с ним творится?

Дерек всегда гордился своим хладнокровным и рассудительным подходом к жизни. В его деле эмоции должны уходить на второй план. Но сейчас он чувствовал растерянность из-за нее. Безумно хотелось увидеть Алису снова.

Ты, наверное, сошел с ума. Она захлопнет перед тобой дверь, если увидит. И правильно сделает.

Сегодня днем Алиса спасла его, в очередной раз поверив ему, а он «отблагодарил» ее, опять бесследно исчезнув. Конечно, можно мечтать о встрече, но рассчитывать на взаимное чувство не стоит. Да, сегодня они были готовы вернуться к прошлому, но теперь… После всего случившегося она не захочет больше видеть его.

Забудь ее. Все должно было закончиться, когда ты собственноручно захлопнул за собой дверь. Оставь все как есть и живи своей жизнью.

Дерек сидел за столом и изучал нож с вилкой. Потом, увидев, что в его тарелке лежит кусочек говядины, решил попробовать. Он заставил себя разговаривать с гостями, смеялся, когда улыбались другие. Но делал все ради того, чтобы не думать о ней.

Несмотря на это, его мысли все равно возвращались к Алисе. Он представлял ее в отеле «Девоншир» получающей ежегодную награду. Без сомнения, она этого заслуживала. И принимала поздравления с присущей ей скромностью.

Если бы он только мог быть там, а не здесь.

Замечательно! Как только Алиса заметит его, она вызовет охрану, и его арестуют.

Дерек положил столовые приборы на тарелку. Желание увидеть ее росло в нем с каждой минутой все сильнее и сильнее. Наконец официант подошел к нему с десертом. Дерек посмотрел на людей, окружавших его. Им было весело и хорошо, так как отмечалось одно из самых важных событий в жизни. Он же чувствовал себя чужим на празднике.

Потому что у них есть настоящая жизнь, а у него нет.

Ощущение одиночества не было новым для Дерека. Но сегодня, здесь, это чувство сильно изменилось.

Он не знал, что сказать Алисе при встрече. Но в одном не сомневался — он жаждет видеть ее снова.

Глава седьмая

Алиса всегда любила отель «Девоншир», большое старинное здание, построенное в начале прошлого века. Оно пропиталось запахом хорошего дерева, освещалось огромными люстрами. Да, ей нравилось бывать здесь. Но сегодня она почему-то сильно нервничала.

Алиса с сестрой и родителями села за столик, где стояли свечи, и ждала, когда начнется вечер. Она сложила руки вместе, заметив, что они сильно трясутся.

— Волнуешься? — спросила Ким.

— Я не сумасшедшая, чтобы переживать из-за выступления, — сказала тихо Алиса.

— Просто поднимись на сцену, получи награду, поблагодари и спустись вниз.

— Если бы все было так легко. — Она глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться, но это не помогло. — Я ненавижу такие мероприятия.

— Да, но не показывай виду. Тебе всегда удавалось выглядеть уравновешенной, несмотря ни на что.

Через несколько минут дама — президент ассоциации бывших выпускников — поднялась на сцену, и все присутствующие зааплодировали. Как только началась вступительная речь по поводу открытия вечера, Алиса постаралась сконцентрироваться на словах президента. Но ничего не получалось, так как мысли ее были совсем далеко. Да, Алиса думала о мужчине, который в очередной раз ворвался в ее жизнь и исчез.

Она посмотрела на родителей. Ее мама специально для праздника купила красивое платье, которое стоит сто сорок девять долларов. Этот вечер — особенный. Едва, ли мама за всю свою жизнь потратила хоть пятьдесят долларов на новый наряд. И папа тоже надел выходной костюм. Для мужчины, который проводит все дни в гараже, занимаясь ремонтом машин, завязать правильно галстук — настоящее испытание.

Этот вечер для ее близких значил очень многое, так же как и для нее. Поэтому сейчас нужно забыть все и думать только о награде. И выкинуть из головы дважды предателя и обманщика.

Алиса с трудом дослушала скучную речь президента ассоциации. Потом было множество других выступлений. И в конце начали объявлять имена награжденных.

Услышав свое имя, Алиса встала с места и прошла к сцене. Она пожала руку президенту, поблагодарила, получила награду и взяла микрофон.

Ее руки дрожали. Она не знала, что говорить, так как заранее не готовилась. Алиса вспомнила занятия, где их учили, как правильно выступать перед публикой. Прежде всего надо установить зрительный контакт с аудиторией. Она оглядела зал.

И вдруг заметила Дерека.

Он стоял далеко, около стены, в элегантном черном костюме и голубой рубашке. Она всегда видела его только в джинсах, поэтому сначала решила, что ошиблась. Но, посмотрев на его осанку, лицо, обратив внимание на пристальный пытливый взгляд, который могла бы узнать из тысячи, она поняла — это он. Дерек.

Его глаза смотрели прямо на нее, и несколько секунд Алиса не могла сказать ни слова, в горле у нее пересохло. А в зале уже начали перешептываться и оглядываться, пытаясь выяснить, на кого она смотрит.

Алиса сделала глубокий вдох и начала говорить. Закончив, она спустилась со сцены под громкие аплодисменты и села на свое место, надеясь, что, может быть, никто и не заметил ее временного замешательства.

— Кто этот парень? — спросила Ким.

— Какой?

— Да ладно тебе, Алиса. Он стоял в конце зала и застал тебя врасплох. Ты никак не могла начать речь.

О господи! Если Ким это заметила, значит, и все остальные тоже.

— О, никто. Мне только показалось, что я его знаю, — пробормотала она.

— Так вы не знакомы?

— Нет.

— Тогда готовься. Он идет сюда.

Алиса быстро повернулась. Люди начали вставать из-за столов, беседовали, поздравляли награжденных, пили шампанское, ели десерт, и Дереку было сложно протиснуться между ними. Однако он целеустремленно приближался к ней.

Неожиданно Алиса вскочила.

— Я вернусь через минуту.

— Алиса, подожди! Куда ты?

Она проигнорировала вопрос сестры и бросилась по направлению к выходу. Почему он появился здесь, зачем пришел?

— Алиса.

Она пошла еще быстрее.

— Алиса!

Он схватил ее за руку, она попыталась вырваться.

— Как ты узнал, что я здесь?

— Я видел приглашение на твоем кофейном столике.

— Зачем ты пришел? Чего добиваешься от меня? Я уже устала от этого.

— Надеюсь, ты поняла, почему я ушел сегодня днем. Полиция уехала.

— Но в моей квартире ты был в большей безопасности.

— Мне нужно было идти.

Она с горечью посмотрела на него:

— Чего ты хочешь сейчас?

— Только поговорить.

— Для этого не стоило приходить сюда. Ты же знаешь, где я живу.

— А если бы ты не пустила меня к себе?

— Как насчет твоей квартиры?

— В смысле?

— Дерек, я до сих пор понятия не имею, где ты живешь. И вообще не уверена, что мы обитаем в одной стране. Странно, что после всего случившегося я так и не знаю, кто ты на самом деле.

— Все, что мне нужно, — просто потолковать с тобой. Неужели это так сложно?

— Да. Если ты будешь по-прежнему говорить загадками, то я не хочу иметь с тобой ничего общего.

Он поднял брови:

— Неужели все так ужасно?

— Хватит!

— Алиса…

— Пожалуйста, уходи отсюда и оставь меня в покое.

Дерек пристально посмотрел на нее:

— Ты уверена, что хочешь именно этого?

Господи, нет! Она хотела бы, чтобы он остался навсегда. Но у нее больше не было сил терпеть его постоянные исчезновения, поэтому именно сейчас со всем этим надо покончить.

— Да, — сказала Алиса. — Это то, чего я хочу.

— Хорошо. Я ухожу.

Но вместо этого он подошел к ней так близко, что ей волей-неволей пришлось посмотреть ему в глаза.

— Скажи мне только одно, — произнес Дерек.

— Что?

— Когда ты стояла сегодня на сцене и заметила меня, ты была рада моему появлению или нет? Ответь, и тогда я уйду.

Алиса молчала, но выражение ее лица говорило само за себя. Господи, да, она была рада видеть его. Само сердце сразу узнало его в огромной толпе.

Нет. Не позволяй себе сказать это.

— О господи! — простонала она. — Моя сестра и родители идут к нам.

Дерек встретился с семейством Баллард. Ким оценивающе посмотрела на него и мило улыбнулась:

— Привет. Я Ким, сестра Алисы.

Он тоже улыбнулся:

— Здравствуй, Ким. Я — Дерек Стаффорд.

Алиса испугалась, как бы Ким чего не вспомнила. Ведь она рассказывала сестре о таинственном незнакомце из Сиэтла, которого звали именно так.

Алиса не ошиблась.

Ким от удивления приподняла брови и открыла рот, собираясь сказать что-то, однако сестра жестом попросила ее помолчать. В это время Дерек представился ее родителям.

— Очень рада встрече с вами, — произнесла мама. — А как вы познакомились с Алисой?

— Мы встретились в Сиэтле, — ответил Дерек. Она повернулась к Алисе.

— Ты никогда не говорила, что познакомилась с кем-то в Сиэтле.

— Дерек и я — только друзья.

— Хорошие друзья, — поправил Дерек. — Я так рад, что в последнюю минуту смог прийти сюда. — Он посмотрел на Алису. — Очень рад.

Миссис Баллард улыбнулась ему в ответ. Конечно же, в этом мужчине она разглядела будущего мужа для своей трудолюбивой дочки.

— Я надеюсь, вы присоединитесь к нам за десертом, — предложила она, — не так ли?

— С удовольствием, — согласился Дерек. Алисе хотелось убить его за это.


— Как тебе не стыдно! — прошептала Алиса, когда они стояли в очереди за десертом и шампанским. — Ты же знал, что я ничего не смогу сказать.

— Да, зато бесстыдство иногда бывает хорошим оружием, — в ответ прошептал он.

Ее родители и сестра находились рядом с ними. Джим Баллард, высокий дружелюбный мужчина с лысиной на голове и едва заметными пятнами от масла под ногтями. Сразу становилось ясно, что он весь день проводит, ремонтируя машины. Мэри была элегантной женщиной с доброй улыбкой и чуть поседевшими волосами.

Алиса много рассказывала Дереку о своих родителях, и он помнит, как мило все это звучало. Честно говоря, тогда он счел, что она немного преувеличивает, но сейчас, при личной встрече, Дерек понял, насколько она права. Они на самом деле замечательные, искренние и честные люди.

С Ким же все обстояло иначе. Если он не ошибается, она старше Алисы на несколько лет. И, несмотря на всяческие детские ссоры, сестры всегда были дружны. Однако в данный момент Ким помалкивала и смотрела на него с каким-то подозрением, будто знала его раньше.

Дереку было легко общаться со старшими Баллардами, может быть, потому, что они говорили только о своей дочке.

— Она работает на Лоуренса Тага, вы знаете? — сказала Мэри. — Он очень крупный бизнесмен.

— Настоящий предприниматель, — подхватил Джим. — Большие деньги. Он владеет недвижимостью по всей стране.

— Да, Алиса рассказывала мне о нем, — заметил Дерек.

— Алиса незаменима на своем месте. Владельцы квартир любят ее, — похвасталась Мэри. — Если бы они не были довольны, Таг лишился бы дохода. Он должен быть благодарен нашей дочери.

Алиса улыбнулась родителям:

— Мама, папа, хватит преувеличивать.

— А почему бы и нет? Ведь не зря тебя сегодня наградили. Ты этого заслуживаешь. И так считаем не только мы. Разве я не прав? — Джим посмотрел на Дерека.

— Да, совершенно верно, — согласился тот.

Гости подходили к Алисе и поздравляли с наградой, а ее родители сияли от счастья. Они очень гордились своей дочкой.

Взяв десерт, все вернулись к столику, где продолжали вести беседу. Дерек общался с Мэри и Джимом, но все его внимание поглощала Алиса. Незаметно он опустил руку под стол и погладил ее по коленке. Краем глаза Дерек увидел, с каким возмущением она посмотрела на него, но, проигнорировав это, продолжал ласкать ее ногу.

Да, он наглый и бесстыжий. Но ему все равно. Если у него есть шанс хоть на секунду коснуться ее тела, он не упустит его.

Когда ее родители отвлеклись и отвернулись, она наклонилась к нему и прошептала:

— Что ты сейчас делаешь?

Он ощутил мягкий цветочный аромат духов и ее дыхание на своей щеке. Если Алиса действительно хотела остановить его, то она совершила ошибку, наклонившись так близко.

— Что я делаю? — повторил он. — Я прикасаюсь к тебе, насколько это возможно в обществе других людей. — Дерек сделал паузу. — Но хотел бы оказаться сейчас с тобой наедине.

Внезапно ее щеки покрылись румянцем, она приподняла брови, и он был уверен, что Алиса оттолкнет его. Но вместо этого она прикусила нижнюю губу, посмотрела на него и прошептала:

— Бесстыдник.

— Не отрицаю.

— У тебя был шанс сегодня днем.

— Так то был последний?

Она взяла его за руку, вероятно пытаясь остановить. Но тут же закрыла глаза и сделала глубокий вдох.

В этот момент Дерек догадался, что она испытывала. Алиса не могла больше бороться со своими желаниями, так же как не справлялся с собой и он. И это давало ему надежду, что еще не все потеряно. Теперь он точно знал — ее внезапное решение забыть его не было обдуманным и у них есть еще небольшой шанс.

— Итак, Дерек, — сказал Джим, — вы живете в Далласе?

— Нет. Здесь я по служебной надобности.

— А откуда вы родом?

Он всегда был готов к подобным вопросам, но сейчас ему было тяжело обманывать этих людей. Конечно, можно сказать им то же, что он говорил Алисе. И она могла бы подтвердить его слова.

— Из Канзас-Сити, — ответил Дерек.

— Это штат Канзас или Миссури?

— Миссури, — быстро произнес он и изменил тему разговора. — Алиса говорила мне, что вы механик.

— Да. Я работаю в гараже здесь, в Далласе, уже несколько лет. И открыл свой магазин.

— Всегда хорошо быть боссом, — заметил Дерек.

— Конечно, но иногда бывают и проблемы. У меня две дочки, и нужно много денег, чтобы их прокормить. — Он наклонился ближе к Дереку. — Лучше бы были мальчики. Их содержание обходится намного дешевле. Чего стоят одни дамские наряды.

Мэри хлопнула мужа по руке.

— Эти платья недорогие, — сказала она Дереку. — Просто наши девочки очаровательны.

— Никак не дождусь, когда сыграем две свадьбы, — произнес Джим. — Одна уже помолвлена. — Он показал на Ким. Затем повернулся к Алисе. — А другая что-то не торопится.

— Не слушайте его, Дерек, — вмешалась Мэри. — Ему просто очень хочется побывать отцом невесты.

Она взяла мужа за руку, поцеловала в щеку и улыбнулась Дереку. Он подумал, что между ними, наверное, никогда не было ни одной ссоры.

Родители Алисы были милыми людьми, преданными своей семье. Они очень любили дочерей и друг друга. Алиса говорила, что ее мама из тех женщин, что оберегают домашний очаг, готовят вкусные обеды для детей и их друзей. При этом она еще и работала почти всю жизнь, помогая мужу.

— Дерек, а вы где работаете? — продолжил расспросы Джим.

Дерек мог спокойно рассказать во всех деталях о вымышленной работе, но сейчас, по каким-то непонятным причинам, не мог вымолвить ни слова.

Ты — специалист по безопасности в строительной фирме.

Он посмотрел на Алису, которая с нетерпением ждала ответа. Воцарилась тишина.

Вдруг ему стало очень стыдно.

Дерек перевел взгляд на ее родителей. Их так же легко обмануть, как и Алису, потому что они весьма наивны. Джим и Мэри искренне любили свою дочь и надеялись, что, может быть, он вскоре станет близким человеком для них.

Время шло, а Дерек все молчал. Слова застревали в горле. Жизнь много раз заставляла его быстро отвечать на любые сложные вопросы, но сейчас он не может солгать.

Сказать правду? Это тоже не выход.

Дерек посмотрел на часы и произнес:

— Знаете, мне надо срочно позвонить в одно место. Я на секундочку.

Он встал, выразительно взглянул на Алису и ушел.

Глава восьмая

Алиса проследила за Дереком до самой двери и поняла, что он опять сбежал.

Исчез снова.

Нет. Дерек просто пошел позвонить. Вот и все. И не стоит волноваться.

Алиса пыталась успокоить себя, но бесполезно. Как и шесть месяцев назад в Сиэтле, как и сегодня днем. Она знала, что он не вернется. И это к лучшему.

Но почему? Неужели он не говорил сейчас, сидя за столом, что хочет пообщаться, объясниться, остаться с ней наедине?

Прочь надежды! У него были здесь дела.

— Эй, Алиса, — сказала Ким, — тебе нужно выпить еще шампанского.

— Думаю, мне достаточно.

Но Ким уже стояла около нее.

— Нет. Обязательно выпей. — Она посмотрела на родителей. — Вернемся через минуту.

Ким практически вытащила сестру из-за стола и повела к бару. Она взяла два бокала с шампанским, один протянула Алисе. После этого Ким наклонилась к ней и тихо спросила:

— Так, скажи мне, это тот самый парень из Сиэтла?

Господи! Ей меньше всего хотелось обсуждать эту тему с сестрой. Зачем она все ей рассказала о Дереке?

— Да, — пробормотала Алиса. — Это действительно он.

— Странно… Ведь мы как раз сегодня говорили о нем, — заметила Ким.

— Пожалуйста, сестренка, мне не хочется сейчас беседовать об этом.

— А его неожиданное появление здесь? Что сие значит?

— Ким…

— Как он узнал, где тебя искать? Ты не ожидала его, поскольку запнулась, когда…

— Ким, хватит.

— Нет. Ты должна мне все рассказать.

Алиса вздохнула:

— Ты не поверишь.

— Попробуй.

— Дерек не вернется.

— Тем более я жду объяснений.

В конце концов, Алиса сдалась и все рассказала сестре, за исключением того момента, когда они занимались любовью. Ей не хотелось, чтобы кто-либо знал о ее слабости по отношению к Дереку.

Когда Алиса закончила говорить, Ким с удивлением посмотрела на сестру.

— Ты, должно быть, шутишь. Он шпион?

— Не совсем так, но что-то вроде того.

— Все так необычно. А как его настоящее имя?

— Я не знаю.

— Где он живет?

— Этого я тоже не знаю. Дерек сказал, что все его данные засекречены.

— Звучит подозрительно. Как будто он женат, но скрывает это. Ты уверена, что он тот, за кого себя выдает?

— Да. Я случайно подслушала его переговоры с напарником. Дерек действительно работает на правительство.

— Интересно.

— Только, пожалуйста, никому не говори об этом.

— Хорошо. Буду молчать. Что ты еще знаешь о нем?

— Ничего.

— Ясно. А почему он явился сюда?

Алиса нахмурила брови:

— Не знаю.

Ким печально вздохнула:

— Теперь я понимаю, почему этот мужчина завладел твоим сердцем. Он восхитителен.

— Да, — еле слышно согласилась Алиса.

— О, привет, Элис!

Резкий голос заставил ее повернуться, и она увидела высокого блондина неприятной наружности. Самого большого эгоиста, с которым ей когда-либо приходилось сталкиваться.

Нет. Этого не может быть. Том, продавец автомобилей. Что он здесь делает?

— Меня Алисой зовут, — напомнила она.

— О, точно, — ответил Том. — Я поражен. Ты знала о своей награде?

— Да, о ней было написано в приглашении.

— Я не обратил внимания. Оказывается, мы учились в одном колледже.

— Мы говорили об этом за ланчем.

— Наверное, я пропустил этот момент.

— Я не видела тебя в зале.

— Я только что появился. Очень занят на работе, не хочу потерять лидирующие позиции в нашей фирме.

— Ким. — Алиса повернулась к сестре с натянутой улыбкой. — Это Том, тот самый, с которым ты пыталась познакомить меня. Том — это моя сестра Ким.

— О, да. Девушка Джефа, верно?

— Абсолютно точно, — подтвердила Ким. Том придвинулся ближе к Алисе.

— Слушай, Элис, вечеринка, кажется, уже закончилась. Давай прокатимся на моем «бимере». Я же обещал тебе. Послушаем новую магнитолу. — Том взглянул на ее ноги. — Туфли придется снять, а то, боюсь, твои каблуки испортят коврик в салоне.

Алиса молча посмотрела на сестру, в глазах которой можно было прочитать следующее: «Прости меня, сестричка. Я больше никогда не предложу тебе встречаться вслепую. Спасибо, что не убила меня».

— Нет, сегодня не получится, — сказала Алиса.

— А как насчет завтра?

— Завтра я тоже не могу.

— Может быть, отменишь свои дела ради меня, Элис? Не каждый день тебе предлагают прокатиться с ветерком на шикарном автомобиле.

Алиса растерялась. Этот парень непробиваем.

— Алиса, — вмешалась Ким, — мне нужно в дамскую комнату. Пойдем вместе.

— Правда?

— Да. Ты же знаешь правила. Девушки должны ходить парами. — Она повернулась к Тому: — Конгресс на днях примет такой закон.

Он молчал.

— Было приятно познакомиться, Том, — сказала Ким. — Но нам пора.

Она схватила сестру за руку и потащила к выходу из зала. Отойдя на достаточное расстояние, Ким осторожно оглянулась.

— Он не идет за нами? — спросила Алиса.

— Нет, пристает к другой жертве. Спасибо тебе.

— За что?

— Я поняла, как была глупа, пытаясь устроить твою судьбу.

— Ладно, только больше так не делай.

— Да. Твой исчезнувший шпион в сто раз лучше этого Тома.

Дерек! Его нигде не было видно. Ким взглянула на часы и заявила:

— Скоро он должен появиться. Может быть, поищешь его?

— Я не уверена…

— О, пожалуйста! Я долго наблюдала за вами и заметила, как вы смотрите друг на друга. Ты же хочешь его. И не пытайся отрицать это.

Алиса закрыла глаза. Неужели все так очевидно?

— Я вернусь через минуту, — сказала она сестре.

Алиса вышла в холл. Быстро осмотрев его и не найдя Дерека, она заглянула в бар, в ресторан, сходила к лифтам. Он должен быть где-то здесь. Должен! Дерек не может снова ее бросить.

Но отель не слишком велик. Она обязательно заметила бы его.

Алиса решила поговорить с администратором и подошла к нему.

— Да, мэм? Чем могу помочь?

— Вы случайно не видели здесь минут пять или десять назад мужчину? Высокий, около тридцати лет, темные волосы, черный костюм, голубая рубашка…

Алиса не знала, как описать Дерека. Не говорить же, что он удивительно красив и чертовски сексуален. Но, несмотря на скудные сведения, администратор утвердительно кивнул:

— Да, мэм. Я видел его.

Ее сердце сжалось.

— Где он?

— Недавно ушел.

Алиса стояла неподвижно, колени подкашивались, ей казалось, что она теряет почву под ногами. Невозможно! Неужели он снова исчез? И она снова понятия не имеет, где его искать.

Она оперлась на стойку, боясь не удержаться на ногах. Слезы выступили на глазах. Алиса старалась успокоиться.

— Мэм? — встревожился администратор. — С вами все в порядке?

— Да, спасибо за информацию.

Она отошла от него. Злость и обида охватили ее. Женщина не знала, что теперь делать.

— Мэм? — окликнул ее администратор. — Вы случайно не Алиса Баллард?

Алиса вернулась к стойке.

— Да, это я.

— Тот мужчина оставил вам записку.

Он протянул ей листок с эмблемой отеля, сложенной вдвое. Она развернула его и увидела адрес: 4322 Форест-лэйн, квартира 212, Даллас.

Глава девятая

Может быть, все будет хорошо и она придет. А может, прочитав его записку, порвет ее на кусочки.

Дерек сидел в гостиной с включенным телевизором, но ничего не видел и не слышал.

Что он натворил?

Дерек не хотел видеть Алису здесь. Он вообще не желал никакой женщины. Зачем он оставил свой адрес в отеле? Лучше было бы исчезнуть бесследно.

Что с ним случилось?

Он решил поискать какую-нибудь интересную программу, но ничего не нашел, выключил телевизор и положил пульт на кофейный столик.

Тишина. Как она была невыносима!

Дерек посетовал, как плохо жить одному, заказывая еду в ресторане и ужиная перед телевизором. Те же чувства он испытал, заглянув в кухонные шкафчики и в пустой холодильник.

Дерек осмотрел свою квартиру, дешевую мебель, голые стены. Это место просто ужасно. Но какой смысл тратить деньги на обустройство, если он, дай бог, проводит здесь два-три дня в месяц? По этой же причине он не может завести собаку, которая была бы ему хорошим другом. Кто позаботится о ней в его отсутствие? По этой же причине у него нет и цветов.

Он вспомнил квартиру Алисы, уютную и чистую.

И на стенах висят фотографии.

Несколько семейных снимков Дерек держал в коробке, в спальне, но никогда не просматривал их. Он, собственно, даже не знал, зачем хранил их все эти годы.

У Алисы было чудесное детство, она выросла в замечательной семье. Вот почему она стала такой потрясающей женщиной. Милой и общительной, страстной и нежной, умной и способной, независимой и чуткой. С ее появлением все оживлялись, она несла радость, где бы ни появлялась. Только с ней Дерек познал новые чувства, которые раньше были неведомы ему. Как было бы хорошо иметь такую жену, которая ждала бы тебя дома.

Дом. Он едва понимал значение этого слова.

Алиса из тех, кто твердо стоит на ногах, в то время как он — перекати-поле. Вся его жизнь состоит из сплошных разъездов, никакого постоянства. А это означает, что он ничего не сможет предложить ей. Та неделя в Сиэтле была незабываемой. Дерек на все пошел бы, чтобы повернуть время вспять…

Господи! Как он все это ненавидит. Ему надоело сидеть в абсолютной тишине, думать об Алисе и сожалеть, как неинтересна и одинока его жизнь.

Дерек тяжело вздохнул. Хватит обманывать самого себя. Ведь ему хочется, чтобы она пришла. Хотя было бы лучше, если бы она не появилась и не подарила ему призрачную надежду.

Он взглянул на часы и понял, что прошел целый час. Если Алиса решится прийти, то она будет здесь с минуты на минуту.

И в этот момент он услышал стук в дверь.


Алиса стояла около его квартиры, ее сердце сильно стучало. Ей казалось, что она делает ошибку и позволяет Дереку в очередной раз ранить ее душу. В конце концов, она приехала сюда, чтобы расставить все точки над «i» в их отношениях.

В квартире царила тишина, и в какой-то момент Алиса подумала, что его нет дома. Но внезапно дверь открылась, и перед ней предстал Дерек.

Он был босиком, в джинсах и в голубой рубашке, небрежно заправленной за пояс. Дерек выглядел намного сексуальнее, чем обычно. Его взгляд смягчился при виде ее. Оба стояли неподвижно и смотрели друг на друга.

— Алиса?

— Ты удивлен?

— Да.

— Ты же сам оставил мне свой адрес.

— Я думал, ты выкинешь его в ближайший мусорный бак.

— Так вот чего ты ожидал от меня?

Он посмотрел на нее сверху вниз, затем взял за руку, провел в квартиру и закрыл дверь.

Дерек шагнул к Алисе, а она инстинктивно отшатнулась, прижавшись к стене.

— Чего я хотел? — спросил он. — Закончить то, что мы начали сегодня днем.

Алиса почувствовала, с какой страстью он произносил эти слова и одновременно смотрел на нее. В Сиэтле Дерек глядел на нее с теплотой, нежностью, что ей нравилось тогда. Но сейчас это был другой взгляд. В его глазах она читала лишь просто мужское желание переспать с ней, и ничего больше.

— Давай поговорим? — предложила она.

— Да ладно, тебе, Лис. Ты же знаешь, разговор — всего лишь предлог, чтобы получить то, чего хочется нам обоим.

— Обоим?

— Да, нам двоим. Ты тоже хочешь меня. Разве я не прав?

Отрицать очевидное невозможно. Но ей хочется не только заняться с ним любовью.

— Конечно, — произнесла Алиса. — Мы можем лечь в постель. Только сначала ответь мне на один вопрос.

Он хитро улыбнулся ей:

— Разумеется, дорогая. Все что угодно.

— Что случилось с человеком, которого я встретила в Сиэтле?

Улыбка исчезла с лица Дерека.

— А он не существовал.

— Но мне он нравился больше.

— Ты имеешь в виду образ, который я сам создал? — Дерек усмехнулся. — Кажется, ты жила иллюзиями.

— Ты уверен?

— Я профессиональный лгун. Ты уже давно должна была понять.

— Ты можешь обманывать сколько угодно, но со временем правда всплывет.

— Не понимаю, о чем ты.

— Мне кажется, что мужчина, которого я знала в Сиэтле, был настоящим. Но я не знакома с тем, кого вижу перед собой сейчас.

— У меня есть новости для тебя, Алиса. Ты так и не догадалась, какой я.

— Может быть, об этом нам и стоит побеседовать.

Дерек долго смотрел на нее. Алиса почти физически ощущала их обоюдную страсть. Но вдруг выражение его лица стало безразличным.

— Это была ошибка, — произнес он. — Тебе лучше уйти.

Сказав это, Дерек развернулся и направился в гостиную. Он сел на диван, включил телевизор и положил ноги на кофейный столик.

Алиса уставилась ему вслед, не веря его словам. Он оставил свой адрес, а теперь хочет, чтобы она ушла? Как он может?!

Слезы подступили к глазам. Зачем она пришла сюда? Дерек обманул ее шесть месяцев назад, а теперь она все время позволяет ему делать то же самое.

Нужно уйти и больше никогда не возвращаться. Кажется, ему гораздо приятнее находиться в компании с телевизором, чем общаться с ней.

Алиса не понимала, как он может так жить.

Она осмотрелась. В его квартире не ощущалось никакого домашнего уюта. Диван, низкий кофейный столик, некрасивая люстра. Телевизор на дешевой ореховой тумбочке. У противоположной стены стоял рабочий стол с компьютером на нем. В столовой виднелись стол и четыре стула, на одном из них висели пальто Дерека и костюм. Стены пусты. Ни фотографий, ни картин, ни каких-либо других украшений.

Холодно и неуютно было в этой квартире. Здесь можно существовать, но не жить.

Алиса снова взглянула на Дерека. Он моментально отвернулся, сложил руки на груди. Выражение его лица было решительным. И в этот момент она все поняла.

В его взгляде было не безразличие, а раздражение, злоба, недовольство. Но что вызвало эти эмоции?

Алиса наконец сообразила, в чем дело. В глубине души Дерек хотел, чтобы она осталась. Ее намерение уйти исчезло.

Она вошла в гостиную.

— Значит, ты не желаешь меня видеть. Так?

Он продолжал смотреть телевизор.

— Совершенно верно.

— Но ты появился сегодня на церемонии, хотя я была против. И не я ворвалась в пентхаус утром. — Она подошла к нему и села на диван. — Мне кажется, наступила твоя очередь говорить со мной.

Алиса заметила, что он пытается остаться равнодушным, однако тень сомнения скользнула по его лицу. Неожиданно встав, Дерек выключил телевизор и ушел на кухню. Алиса слышала, как дверца холодильника то открывалась, то закрывалась. Она приблизилась к барной стойке, которая отделяла кухню от столовой, и увидела, как Дерек наливает виски в стакан со льдом.

Алиса оперлась на стойку.

— Почему ты так неожиданно исчез из отеля?

— Я же сказал — мне надо было позвонить.

— Ты никому не звонил.

Он сделал большой глоток, повернулся к ней.

— Ты права. Я никому не звонил. Просто пришло время уйти.

— Кажется, припоминаю, ты ушел после того, как папа спросил, где ты работаешь.

Стараясь выглядеть спокойным, Дерек тем не менее сильно сжимал стакан.

— Мне не нравятся такие вопросы.

— Что в этом необычного? Ведь у тебя заготовлено много убедительных ответов.

— Да. Но после всего…

— Тебе сложно лгать?

— Мне никогда не составляло труда обманывать других.

— Так в чем проблема?

— Ты хотела, чтобы я обманул твоих родителей?

— А ты считаешь, что лучше было бы сказать им правду?

— Ты знаешь, я не могу это сделать. В моей работе многое зависит от строгой секретности. Мне следует быть осторожным, когда я рассказываю о себе. Люди не должны догадаться, кто я на самом деле.

— Даже я?

— Даже ты.

— Мне кажется, здесь дело не только в работе.

— Что ты имеешь в виду?

— Я считаю, ты просто прикрываешься своей работой, чтобы никого не подпускать близко к себе.

— С чего ты это решила?

— Я права, не так ли?

— Нет!

— Уверен? Ты бы не злился сейчас, если бы я ошиблась.

— Я не нуждаюсь в психоаналитике.

— Спрашиваю еще раз: почему ты ушел сегодня вечером?

— Потому что не хотел лгать!

— Почему?

— Просто я… — Дерек выдохнул. — Для меня важно, что подумают обо мне твои родители.

— Неужели?

— Может, остановимся на этом?

— Нет. Я хочу знать все.

— Алиса…

— Господи, мне нужны твои объяснения. Почему тебя беспокоит мнение моих родителей?

— Из-за тех чувств, которые я испытываю к их дочери!

На секунду Алиса задержала дыхание. Что он сказал?

Дерек сделал еще глоток, подошел к раковине и чуть ли не бросил стакан туда. Он хотел выйти из кухни, но Алиса остановила его в дверях.

— Не понимаю, почему сказал такое, — заявил Дерек. — Эти слова просто вырвались у меня. Но сие ничего не значит.

Она сделала шаг вперед.

— Ничего?

— Нет. Я только…

— Что?

— Тебе следовало бы уйти. Я лишь опять причиню тебе боль и исчезну.

— Но я хочу использовать свой последний шанс.

— Почему ты такая наивная, Алиса?

— Мои наивность и доверчивость здесь ни при чем. Я хочу выяснить, какой ты на самом деле.

— Тебе не понравится мое настоящее лицо.

— Позволь мне самой судить об этом.

Она сделала еще шаг вперед, однако Дерек отступил, взял ее за плечи и не позволил приблизиться к нему.

— Ты не понимаешь, что сейчас делаешь, Лис. Я не тот мужчина, по которому ты должна скучать.

— Во-первых, ты оставил мне свой адрес, а теперь хочешь, чтобы я ушла. Затем, ты говоришь о чувствах, которые испытываешь ко мне, но при этом держишь меня на расстоянии. Что все это значит? Чего ты хочешь — мне уйти или остаться?

— Неужели не понимаешь? Я не хочу ранить тебя.

— Единственное, чем ты можешь меня обидеть, — это обман. Прошу: больше не поступай так никогда.

Какой-то момент Дерек не шевелился. Казалось, даже не дышал. Он просто стоял и держал ее за плечи. Вдруг его пальцы напряглись, и Алиса решила, что он сейчас оттолкнет ее, но нет. Дерек, наоборот, подошел ближе, руки уже не так сильно сжимали ее. Страх и волнение передались Алисе, она задрожала. Когда он начал говорить, его голос был еле слышен:

— Мне позвонили тогда, в Сиэтле. Я должен был уйти. У меня не было выбора. Мне казалось, что, исчезнув, я поступлю правильно. Но я скучал, не мог заснуть, не видя твоего лица. — Он помолчал. — И сейчас не могу.

Эти чувства и переживания были ей хорошо знакомы, потому что она помнит те ночи, когда сама не могла уснуть, лежа в постели и все еще ощущая тепло его поцелуев и ласк. Тогда Алисе казалось, что он забыл ее.

— В Сиэтле я исчез, — произнес Дерек, — но, пожалуйста, несмотря ни на что, не оставляй меня сегодня ночью одного.

Алиса была ошеломлена. Он говорил медленно, но его голос был таким нежным и взволнованным! Мгновенно забылись все обиды и разочарования. Ей теперь было все равно.

Важно сейчас только то, что перед ней стоит мужчина, который, как и она, запутался в своих чувствах.

Пока они смотрели друг на друга, выражение его лица изменилось. Оно стало более добрым и ласковым. Дерек дотронулся до ее щеки, наклонился и поцеловал. После этого он стал целовать ее шею, губы. Алисе становилось жарко от страстных и чувственных прикосновений. Она откинула голову назад, закрыла глаза и полностью отдалась ласкам. Дерек же, в свою очередь, все нежнее и нежнее целовал ее, тем самым как бы извиняясь за свои грубые необдуманные поступки.

Алиса до сих пор многого не понимала. Но знала одно — между ними есть что-то большее, чем обычный флирт, длившийся неделю.

— Скажи, что не уйдешь, — попросил он, — и останешься со мной.

Сердце Алисы забилось сильнее. Она понимала, что им предстоит еще многое решить и узнать друг о друге. Но этот внезапный порыв Дерека перевернул ее душу.

— Да, — прошептала Алиса. — Я остаюсь.

Он погладил ее по спине, затем нежно поцеловал изгиб шеи и плечо.

— Мне не верится, что я здесь, — призналась она. — Я не хотела идти, но…

— Ты не можешь жить без меня, так же как и я без тебя, — ласково произнес Дерек.

Он крепче прижал Алису к себе, и она почувствовала, как сильно этот мужчина хочет ее.

— Пойдем в кровать, — сказал Дерек.

У нее не было никакого желания сопротивляться. Она разрешила взять ее за руку и отвести в спальню, которая была так же скудно обставлена, как и остальные комнаты. В ней стояли небольшой комод и небрежно заправленная кровать. Люстра или лампа отсутствовали, поэтому комнату освещал только уличный фонарь.

Дерек аккуратно отвел волосы Алисы со спины и нащупал молнию, медленно расстегнул и спустил платье с плеч. Оно соскользнуло на пол. Взяв женщину за руку, он помог ей перешагнуть через одежду. Алиса хотела повернуться к нему лицом, но Дерек остановил ее. Он стал медленно расстегивать бюстгальтер, освобождая ее груди. Его пальцы нежно прикоснулись к соскам. Откинув голову назад, Алиса наслаждалась ласками и поцелуями, которые заставляли трепетать все ее тело.

Дерек отшвырнул бюстгальтер. Алиса, повернувшись, обнаружила, что его рубашка расстегнута. Кончиками пальцев она дотронулась до его шеи и медленно начала ласкать каждый миллиметр его тела. Дойдя до талии, она стала расстегивать ремень на джинсах, одновременно страстно целуя Дерека. Затем стянула рубашку с его плеч, Дерек опустил руки, позволив рубашке упасть на пол.

Она снова дотронулась до его ремня, но он остановил ее, взял за руку и усадил на кровать, а сам опустился на колени перед ней. Раздвинув ей ноги, он стал медленно ласкать ее бедра.

Дерек посмотрел Алисе в глаза и сказал:

— Неважно, что было прежде. Клянусь, я никогда не хотел причинить тебе боль. Ты веришь мне?

Все, что она могла сейчас сделать, — это просто кивнуть в ответ, так как совершенно потеряла контроль над собой.

— У меня очень сложная жизнь, Лис, — прошептал Дерек. — Неделя, проведенная с тобой в Сиэтле, была самой лучшей и незабываемой.

Алиса не могла представить, какая трудная судьба выпала на долю этого мужчины, но выражение его лица, взгляд говорили ей, что он искренен и честен.

Она погладила его щеки, наклонилась и подарила ему самый долгий и страстный поцелуй. Они много раз занимались любовью в Сиэтле, но это нельзя было сравнить с сегодняшним вечером.

Затем он привстал, коснулся ее плеч и произнес:

— Ляг на спину, милая.

Как только она легла на кровать, Дерек аккуратно снял ее кружевные трусики, потом вновь начал ласкать ее бедра, медленно продвигаясь к самому сокровенному месту. Алиса изогнулась, словно кошка, притягивая его к себе, и тихо застонала от удовольствия.

Дерек не прекращал свои ласки, тем самым доводя ее до безумия.

Именно по этому соскучилась она — по его уверенным рукам, которые делали то, что она больше всего хотела и любила. И когда он в конце концов стал покрывать поцелуями ее живот, Алиса начала задыхаться от желания, от страсти.

— Пожалуйста, Дерек, я хочу этого прямо сейчас.

Он соскользнул с кровати, сбросил оставшуюся одежду. Затем матрас вновь прогнулся под тяжестью его тела. Дерек прижал Алису к постели, пристально глядя ей в глаза. Она ласкала его щеки, подбородок, шею.

— Это было так давно, — прошептала Алиса.

— Слишком давно, — согласился он.

Она обвила его ногами и полностью отдалась во власть страсти. Он делал все медленно и нежно, заставляя ее запомнить каждый миг на всю жизнь. Тело Алисы извивалось от наслаждения, а Дерек проникал все глубже и глубже, и в момент экстаза она закричала.

Алиса полностью находилась в его власти, как и он — в ее. Они стали одним целым.

Дерек упал на спину и крепко сжал ее руку. Он боялся, что она сейчас встанет и уйдет.

Пожалуйста, не оставляй меня сегодня ночью одного.

Глава десятая

Несколько минут они лежали в полной тишине, не говоря друг другу ни слова. Дерек не знал, что делать. Ведь он пытался оттолкнуть Алису, приказывал ей уйти. Он боялся близости с ней, потому что тогда точно рассказал бы ей всю правду. И, в конце концов, только сильно обидел бы ее.

Но Алиса осталась. И он понятия не имел, что будет с ними дальше.

Не думай об этом сейчас. Лучше подумай о ней.

Дерек повернулся на бок, не выпуская ее руки, подложил подушку под голову. Алиса вздохнула и посмотрела на него.

— Ты был прав.

— Насчет чего?

— Когда я стояла сегодня на сцене и заметила тебя, то, несмотря ни на что…

— Да?

— Я была очень рада видеть тебя.

Теперь он знал все. Даже когда Алиса отрицала это, увидев его в зале, она не хотела, чтобы он уходил.

— Ты была великолепна.

— Ты тоже хорошо выглядел. Я никогда не видела тебя в костюме.

— Завтра на мне будет смокинг.

— Почему?

— Один бывший член моей команды собирается жениться. И я буду его шафером.

Она удивленно посмотрела на Дерека.

— Что? — спросил он.

— Свадьба. Это как-то… Не знаю… Обычно.

— А я что? Необычный?

Алиса вздохнула. Еще бы!

Дерек вспомнил, какой у нее был голос, когда она в пылу страсти и блаженства произносила его имя, и ему захотелось, чтобы такое было теперь каждую ночь.

— Вообще-то, — сказала Алиса, — я думаю, что ты не тот, за кого себя хочешь выдать. Совершенно другой. К примеру, твое поведение в пентхаусе…

— Это моя обычная работа.

Она улыбнулась:

— Да, конечно. Так, значит, жених ушел от вас? А чем он сейчас занимается?

— У него собственный бизнес. Он заключает контракты с теми, кому нужны телохранители. Некоторые клиенты живут в других городах, но основное место его деятельности Даллас.

— Так он тоже здесь живет?

— Да, и я надеюсь, что он успеет завтра к свадьбе.

— Что ты имеешь в виду?

— Сейчас он в Вашингтоне, по моей просьбе. Просто наш постоянный пилот заболел, и я попросил Гаса об услуге. Он — один из тех, кто должен был доставить Джералда Оуэнса на допрос.

— Гас успеет вернуться?

— Из-за плохой погоды ему не разрешали взлет. Но утром он, по моим расчетам, должен вернуться.

— Значит, Оуэнса будут допрашивать? Что вы надеетесь узнать от него?

Дерек сомневался, стоит ли ему быть полностью откровенным с ней. Он всегда говорил себе, что умение хранить тайны очень важно в его деле, и в большинстве случаев было именно так. Поэтому он предпочитал помалкивать о своей работе.

Алиса знала, как важен был Оуэнс для начальства Дерека, поскольку много поняла из его разговора с напарником. И сейчас, после всей лжи, которую он преподнес ей, жизненно необходимо дать прямой и честный ответ.

— Оуэнс — просто шестерка в чьих-то умелых руках. Он должен был собрать компромат, — объяснил Дерек. — Но мы даже понятия не имеем, кто заказчик. Нам известно только одно: кто-то хочет повлиять на голосование по закону об импорте в Конгрессе в понедельник утром.

— Ты шутишь?

— Хотел бы.

— Так вот чем ты занимаешься.

— Это не самое трудное мое задание.

— Понедельник. Мало времени осталось.

— Если Оуэнс расскажет, кто его заказчик и где остальные материалы, я их быстро найду и заберу. Сообщить об этом могут в любое время — и завтра, и через пять минут, или вообще никогда.

— А как же Гас? Он в Вашингтоне. У него свадьба на носу. Его невеста уже, наверное, изнервничалась.

— Я виделся с ней сегодня, успокаивал. Гас всегда знал, что от меня можно ожидать чего угодно. Но у меня не было выхода.

Алиса улыбнулась.

— Так вот чем ты занимался, после того как ушел из моей квартиры.

— Да.

Ее голова лежала на его плече.

— Твоя квартира, — сказала Алиса, — меня поразила.

— Да, у меня нет таланта дизайнера.

— Поэтому она такая…

— Пустая?

— Точно.

Он слегка улыбнулся:

— Дело не только в этом. Я редко бываю здесь. Поэтому меня не сильно беспокоит тот факт, что моя квартира не похожа на настоящий дом.

— Но это же твой дом.

— Я не согласен с тобой.

— У тебя есть семья в Далласе?

— Нет.

— А где живут твои близкие?

— Не имеет значения.

Алиса привстала и вопросительно посмотрела ему в глаза:

— Это не такая уж секретная тема, не так ли?

— А я не собираюсь уклоняться от ответа. У меня на самом деле нет семьи. Меня воспитывал дядя, а он уже умер. Моя мама была не в состоянии заниматься мной. А отец — кто его знает, где он сейчас. Для меня это никакого значения не имеет.

Алиса не могла поверить в услышанное. Так вот почему Дерек каждый раз менял тему разговора, когда она интересовалась его прошлым.

— И ты никогда не знал своего отца?

— Нет.

— А все же почему твоя мама не могла сама воспитывать ребенка?

— Всему виной наркотики и алкоголь.

Дерек говорил об этом так спокойно, будто рассказывал не о себе, а о ком-то другом.

— Сколько тебе было лет, когда тебя забрал дядя?

— Десять.

Алиса была шокирована. Мать бросила десятилетнего сына?

— Тебе хорошо жилось с ним?

Дерек пожал плечами:

— Пожалуй. Дядя одевал меня, кормил. Но он всегда был занят своим бизнесом, баром. Поэтому я редко видел его дома, только по выходным. Ночью дядя тоже работал, приходил под утро.

— Он оставлял десятилетнего мальчика одного на всю ночь?

— Дядя был одиноким человеком, которого заставили еще заниматься воспитанием ребенка. Он делал все, что мог. Дядя спас меня от детского приюта и от всего того, чем увлекалась моя мать. Лучше вообще не иметь родителей, чем такую мать, как у меня.

Дерек говорил спокойно и безразлично, но Алиса услышала в его голосе нотки горечи. Ведь ни один ребенок не заслуживает такого отношения.

— Держу пари, ты никогда не возвращалась в пустой дом, — произнес он.

— Когда была маленькая, нет. — (Дерек отвернулся и уставился в темноту.) — А что?

— Ничего.

— Нет, скажи мне.

Он грустно улыбнулся.

— Помню, я сидел в квартире дяди и целыми днями смотрел старые фильмы по телевизору. И думал, а что было бы, если бы я был одним из героев этих фильмов, у которых есть мама, дом, семейные ужины за большим столом, отец, который всегда поможет своим советом. Но у меня не было этого. А я всегда в детстве мечтал о настоящей семье.

Пока Дерек описывал свое прошлое, Алиса молчала, с трудом сдерживая слезы.

— Никто не хочет иметь такое детство, как у тебя, — сказала она.

Ее детство походило на то, которое показывали в тех старых фильмах, хотя и его нельзя назвать идеальным. Но она воспитывалась в любящей семье. А Дерек — нет.

— Ты сказал, что твой дядя умер. Когда это случилось?

— Спустя несколько месяцев после моего восемьнадцатилетия. Он пытался предотвратить стрельбу в баре, но был убит.

— Господи, Дерек, это ужасно! Мне очень жаль.

— По правде сказать, мне было грустно, когда мой дядя умер, но…

— Что?

— Не знаю. Но это было такое чувство, будто погиб кто-то из знакомых или соседей, а не близкий человек.

Он говорил спокойно, без каких-либо эмоций, что делало его слова более искренними и честными. Раньше Алиса не могла и подумать о таком. Ее сердце сжималось от сострадания к Дереку.

— Что ты делал потом? — спросила она.

— У меня не было большого выбора. О поступлении в колледж я даже и не мечтал. Едва смог окончить школу. И решил стать военным, поскольку там предоставлялось трехразовое питание, крыша над головой и возможность добиться чего-то.

— Умное решение.

— Хотя и нелегкое. Понимаешь, возникли небольшие сложности. Я не привык, когда мне приказывают.

Алиса знала это. Потому что он всегда был сам по себе и не любил ни перед кем держать ответ.

— Именно так я решил заняться тем, что делаю сейчас, — сказал Дерек. — Работаю на правительство, но на контрактной основе. Я сам решаю, за какую работу браться, и никого не должно волновать, как я выполню ее. Им нужен только результат, А они, в свою очередь, платят мне хорошие деньги.

— Значит, у тебя выгодный бизнес.

— Позволь заметить, что на жизнь мне вполне хватает.

— Другими словами, бизнес очень прибыльный.

— Да, доверь я свои средства хорошему финансисту, он многое мог бы сделать.

— Так для тебя важно иметь большой доход?

— Нет.

— Поскольку нет семьи?

— Именно поэтому. Я волен тратить деньги, как пожелаю, потому что не связан ни с кем семейными узами. Я могу ходить и ездить туда, куда хочу. Это очень удобно при моей-то работе.

— Может быть, и да, — согласилась Алиса. — Но когда ты возвращаешься домой…

— Я же говорил тебе, что бываю здесь редко.

— Ты когда-нибудь хотел вести другой, более оседлый образ жизни?

— Я не думал об этом.

Дерек произнес эти слова, чувствуя, что обманывает. Но не Алису, а самого себя.

— А где твоя мама сейчас?

— Понятия не имею.

— Но она все еще твоя мама. Иногда люди меняются.

— Она никогда не изменится.

— Может быть, однажды…

— У меня нет никакого желания видеть ее. Тебе не понять этого. Ты выросла в нормальной семье. И это не тот случай, о котором рассказывают по телевизору психологи — когда можно многое изменить. Я навсегда перечеркнул ту часть своей жизни.

Алиса глубоко вздохнула:

— Я не виню тебя ни в чем. Просто это так ужасно!

— Возможно, после всего услышанного я стал неинтересен тебе?

— Ты имеешь в виду историю мужчины, который, несмотря на сложные обстоятельства своей жизни, смог многого добиться? Честно говоря, я восхищаюсь им.

Они долго лежали в полной тишине. Дерек обнимал Алису, она положила голову ему на грудь, прислушиваясь, как стучит его сердце. Алиса размышляла над каждым словом Дерека. Она гордилась тем, что он рассказал ей о своей семье.

— Дерек?

— Да.

— Твой дядя любил тебя?

Дерек посмотрел на нее:

— Что?

— Я спрашиваю, он любил тебя?

Он снова отвернулся от Алисы, помолчал. Похоже, она заставила его понять, насколько тосклива была его жизнь.

— Я не знаю, — наконец прошептал он.

Алиса расплакалась и крепко обняла Дерека. Она представила себе, как мальчик лежит один ночью в пустой квартире и знает, что на всей планете нет ни единой души, которая любила бы его. Как же он смог встать на ноги, несмотря на сложившиеся обстоятельства, без ласки, без любви, заботы или моральной поддержки?

Она выросла уверенной в своих силах благодаря любящей семье. И Дерек стал таким же, только по другим причинам. Он раньше ее познал суровую действительность и вынужден был сам решать свои проблемы.

Раньше ей хотелось просто узнать какие-то факты его жизни — даты, места, события. Но то, что Дерек рассказал сегодня ночью, было намного важнее. Теперь Алиса понимала, почему он отрицает возможность семейного счастья.


На следующее утро Алиса просыпалась медленно. Первые несколько секунд она пыталась понять, где находится и что произошло накануне.

Как только Алиса вспомнила про Дерека, она потянулась, желая дотронуться до него. Но его не было рядом.

Алиса посмотрела на часы. Пять минут шестого.

Она отбросила одеяло и села на край кровати. Ее платье и его рубашка по-прежнему лежали на полу.

Где же он?

Она вдруг вспомнила их последнюю ночь в Сиэтле, когда Дерек исчез до рассвета. Но сейчас-то она находится в его квартире. Он не мог уйти.

Алиса накинула его рубашку и пошла по коридору, улавливая аромат свежесваренного кофе. Подойдя к кухне, она увидела Дерека, сидящего за столом. На нем были одни джинсы. Чашка с кофе стояла перед ним. Дерек сидел неподвижно, положив руки на стол и глядя в пустоту. Она почувствовала, что он озабочен чем-то. Затем Дерек тяжело вздохнул и опустил голову.

Алисе стало страшно. Неужели он сожалеет, что пригласил ее к себе, да еще и рассказал о своей жизни? А теперь не знает, как выпроводить ее?

Взяв себя в руки, она вошла в кухню. Дерек взглянул на нее.

— Лис, ты проснулась?

— Да. И решила поискать тебя.

— Садись. Нам нужно поговорить.

Ей не понравился его тон. Что-то в нем было неприятное. Она опустилась на стул и решила первая начать разговор, так как не хотела услышать от него горькие слова.

— Послушай, Дерек. Позволь мне помочь тебе сказать, хорошо? Лишь только потому, что теперь я знаю, где ты живешь, и после всего случившегося прошлой ночью наши отношения…

— О чем ты?

— Ты думаешь, что совершил ошибку, а сейчас хочешь все забыть. Разве я не права?

Дерек удивленно взглянул на нее:

— Ничего не понимаю.

— По выражению твоего лица видно, что ты хочешь сообщить мне о чем-то неприятном.

— Да. Но это никак не связано с нами.

— Правда?

— Я только что звонил в Вашингтон. Оуэнс все рассказал. Теперь мы знаем, кто заказал ему материалы.

— Кто он?

— Его зовут Лоуренс Таг.

Глава одиннадцатая

— Лоуренс Таг? — переспросила Алиса. — Мой босс?

— Да.

— Не может быть.

— Это правда.

Алиса растерялась. Аромат кофе, тускло освещенная кухня, сомнения насчет их отношений с Дереком — все перепуталось в ее голове. А теперь еще и Таг.

— Я не могу поверить, что он занимался такими делами. Зачем ему понадобился компромат на конгрессменов? Чего он хотел этим добиться?

— Жилой комплекс, где ты работаешь, не весь его бизнес. Частично он вкладывает деньги в промышленность на Дальнем Востоке. Если закон об ограничении импорта будет принят, Лоуренс Таг потеряет миллионы.

Алисе казалось, будто земля уходит у нее из-под ног.

— Я работала у него четыре года и даже не догадывалась, каков он на самом деле.

— Многие люди готовы пойти на все ради денег.

— Но шантажировать конгрессменов?

— В Вашингтоне мне сообщили, что они не сомневаются в истинности показаний Оуэнса.

— А раньше Таг занимался этим?

— Неизвестно. Но если у тебя много денег и ты хочешь чего-то, можно легко найти человека, готового на все.

— И такой парень, оказывается, живет в одном из домов Тага?

— Нет. Ты немного не права. Оуэнс предложил свои услуги, а Таг позволил ему занять пентхаус в «Уотерфорде».

Лоуренс Таг был кумиром для Алисы, человеком, чьим опытом и хваткой она всегда восхищалась. Узнать, что он занимается шантажом, стало ударом для нее.

— Мне нужно выпить кофе, — сказала Алиса, вставая со стула. — А где стоят чашки?

— На полке слева от плиты.

Она сварила себе кофе и облокотилась на барную стойку.

— Так что у нас на повестке дня?

— Оуэнс заверил, что Таг хранит все кассеты у себя на квартире в Хьюстоне. Мне нужно забрать их. Мое начальство должно быть уверено, что все компрометирующие материалы будут уничтожены до утра понедельника.

— Как ты планируешь все это сделать?

— Мы узнали, что Таг прилетает сегодня утром в Даллас. Мои ребята перехватят его в аэропорту. По дороге в Хьюстон допрошу его, чтобы проверить истинность показаний Оуэнса. А потом отправлюсь к нему домой и заберу кассеты. Так как по выходным обслуживающий персонал не работает, да и живет он один, то выполнить задание не составит никакого труда.

— Звучит очень просто.

— Милая, в моей работе нет ничего легкого.

— Но тогда есть одна проблема.

— Какая?

— А вы проверили систему безопасности в доме?

— Нет еще.

— Она очень надежная.

— Да? Если такая же, как в «Уотерфорде», то для нас это пустяк.

— Но не тогда, когда используются методы биометрии.

Лицо Дерека изменилось.

— Какие именно?

— Сверхчувствительные датчики и камеры слежения на дверях по периметру всего здания. Если сетчатка твоего глаза не сканируется, ты не сможешь попасть внутрь.

— Очень серьезно для обычного жилого дома.

— Таг считает, что он должен уберечь владельцев квартир от любой опасности, поэтому хочет установить такую систему во всех зданиях.

Дерек тяжело вздохнул:

— Жаль. Пройти мимо этих сканеров весьма сложно. — Он подумал, покачал головой. — Есть единственный выход — взять Тага с собой. Но тогда он окажется заложником в глазах окружающих и контролировать ситуацию будет сложно.

— Можно сделать иначе.

— Как?

— Взять с собой меня.

— Что?

— Я — одна из управляющих, поэтому могу попасть в любое здание.

— Твоя сетчатка просканируется?

— Да. Я уже была там на грандиозном открытии несколько месяцев назад. Но вы сможете только проникнуть внутрь, а как попасть к лифтам пентхаусов, я не знаю.

— Это не проблема. Таг обязательно захватит с собой свою карточку-ключ. А мы ненадолго ее одолжим.

Она кивнула в знак согласия.

— Вы продумали, как взять его в аэропорту?

— Мои люди смогут все это сделать.

— Не уверена. Дело в том, что я должна встретить Тага.

Дерек посмотрел на нее и спросил:

— А ты повезешь его на своей машине?

— Нет, я заказала лимузин.

— Замечательно, — сказал Дерек. — Этот лимузин сделает небольшой крюк и доставит его прямо к тому месту, где будет ждать самолет.

— Таг очень осторожный человек. А вы найдете водителя, который согласится на такое?

— Легко! За руль сяду я.

Алиса улыбнулась:

— Хороший план.

— Все благодаря тебе.

— Ты уверен в своих людях и в своем начальстве?

— Абсолютно. Я могу использовать любые методы для решения создавшихся проблем.

— Подожди минутку, — перебила его Алиса. — А как же самолет на Хьюстон?

— Действительно. Мы не можем лететь обычным рейсом, так как потащим с собой Тага. А добраться до Хьюстона надо быстро. Ведь если окажется, что показания Оуэнса неверны, нам потребуется время на поиски компромата, а его у нас почти нет. Поэтому Гас — наша единственная надежда.

— Гас? Ты собираешься просить его слетать в Хьюстон в день его свадьбы?

— Я уже сделал это.

— И что он сказал?

— Как только Гас не называл меня!

— Еще бы. Вы оба рискуете опоздать на бракосочетание.

— Постараемся успеть. Гасу просто нужно быстро приземлиться, нам — уладить все дела, заправить самолет и лететь обратно.

— Но свадьба состоится днем. А ты предлагаешь добраться до Хьюстона и вернуться в Даллас. Это неблизкий путь.

Дерек посмотрел на часы.

— Сейчас двадцать пять минут шестого. Таг прилетает в семь часов. С твоей помощью мы легко схватим его и доставим к нашему самолету. В половине восьмого будем уже в воздухе. Доберемся до цели за сорок пять минут, плюс дорога от аэропорта до здания. Если все будет хорошо, мы быстро выполним работу и вернемся в Даллас к десяти тридцати.

Алиса с сомнением посмотрела на него:

— Неужели все так просто?

— Я же говорил тебе, моя работа — нелегкая.

— Но это же ужасно!

— Зато лучше, чем сидеть в офисе.

— Для кого как.

Выражение лица Дерека стало серьезным.

— Алиса, я должен предостеречь тебя. В моей профессии всегда есть доля риска и опасности, как бы хорошо ни было все распланировано. Ты уверена, что хочешь помочь мне?

— Абсолютно.

Он продолжал внимательно смотреть на нее.

— Я все еще сомневаюсь. Боюсь за тебя.

— Ты же сам говорил, что тащить Тага с собой в его квартиру рискованно. Но если я буду с тобой, мы легко сможем попасть внутрь и никто ни о чем не догадается. Тебе кажется, что-то случится?

— Нет, но…

— Тогда успокойся. Я — с тобой.

В конце концов Дерек согласился с ней.

— Мне все равно, насколько опасно это дело. Если таким образом мы сможем разоблачить Тага, я готова на все. Человек, который пытался скомпрометировать конгрессменов, заслуживает тюрьмы.

— Нет. Его не арестуют.

— Почему?

— Нам нужно только забрать кассеты.

— Подожди минутку. Он шантажирует конгрессменов и не будет наказан за это?

— Если Таг будет арестован, все материалы всплывут на суде. А правительство не хочет, чтобы содержимое кассет стало достоянием общественности.

— А как же наши законы?

— Понимаешь, сейчас намного важнее спасти репутацию конгрессменов, чем посадить в тюрьму шантажиста. В понедельник утром Таг вернется к своим делам как ни в чем не бывало.

— А что будет, если он решит снова заняться шантажом?

— С этого момента правительство будет постоянно присматривать за ним. И Таг больше не посмеет преступить закон.

Алиса поняла, что в мире, где работает Дерек, нет четкого разделения на черное и белое.

— Алиса?

Она взглянула на него.

— Да?

Дерек поднялся и подошел к ней.

— Когда ты вошла на кухню, неужели ты и правда подумала, что я собираюсь бросить тебя?

Алиса отвернулась.

— Да.

Он вздохнул:

— Я не имею права обижаться на тебя за это, не так ли?

Дерек поставил ее чашку на барную стойку и поднял Алису на руки. Но вместо спокойствия и уверенности она почувствовала тревогу. Как долго он пробудет с ней, прежде чем сбежит в очередной раз?


Дерек попросил Алису отменить заказ на лимузин и отправил ее домой переодеться. Затем надел соответствующий костюм, чтобы походить на шофера. Дерек сделал один звонок и через час уже сидел в пригнанном им лимузине около парковки «Уотерфорда», ожидая Алису.

Он испытывал усталость после бессонной ночи, поэтому по дороге выпил еще кофе, включил радио, классический рок, надеясь таким образом успокоиться. Было время, когда он мог продержаться сутки без сна благодаря термосу с кофе и азарту.

Но эти дни прошли.

Дерек успел сообщить Кевину, что пока его помощь не понадобится. Затем связался с Гасом, предупредил, когда будет нужен самолет, и сообщил о согласии Алисы помочь им.

Дерек знал, что друг не пропустит мимо ушей имя Алисы. Гас был единственным человеком, который знал об истории в Сиэтле.

О господи! Алиса! Как они сейчас встретятся?

Дерек говорил себе, что должен думать о полете, о Таге, а не о ней. Также он знал, что Гас желает ему только добра и хочет, чтобы Дерек последовал его примеру. Но приятель не понимает — они совершенно по-разному смотрят на жизнь, на семью. Хотя нельзя сказать, что Дерек не задумывался о будущем, несмотря на нежелание жениться.

Тяжело вздохнув, он откинулся на спинку сиденья и вспомнил прошлую ночь. Он был благодарен Алисе, которая все же решила остаться. Славу богу, что она делает все наперекор и своим сомнениям, и его. Интересно, как долго эта женщина собирается терпеть его выходки и исчезновения?

Она говорила, что восхищается его стойкостью и целеустремленностью, несмотря на невзгоды и трудности, выпавшие на его долю. Но Алиса даже не догадывается, как на самом деле ему плохо. Да, внешне он сильный и мужественный, но по сути… Господи! Расставание с Алисой не принесет облегчения. Он будет и дальше мечтать о ней, как о самом прекрасном и сладком сне, который никогда не сбудется.

Твой дядя любил тебя?

В тот момент, когда она задала этот вопрос, Дерек сразу вспомнил свое мрачное детство. Страх абсолютного одиночества, пустоты. Ощущение того, что ему не на кого положиться, кроме как на самого себя.

Дерек не мог поверить, что обо всем рассказал Алисе. Но в тот момент он позволил себе расслабиться. Дерек слышал, как дрожал ее голос, когда он говорил о своем прошлом. Почувствовал ее слезы на своей груди. В тот момент ему стало легче на душе, так как часть той боли, которую он испытывал всю жизнь, исчезла. Потому что рядом была Алиса. И Дерек знал, что по крайней мере в ту ночь он поступил верно, попросив ее остаться.

Вдруг краем глаза он заметил, что из здания вышла Алиса. Она была одета строго, но со вкусом: элегантная блузка, явно сшитая на заказ, и брюки. Алиса была готова к встрече с мистером Тагом. Тот еще не знает, что его ждет.

Дерек вышел из лимузина и открыл заднюю дверцу.

— Доброе утро, мэм, — сказал он.

— Доброе утро, — откликнулась она. — А вы уверены, что я должна ехать на заднем сиденье?

— Да, мэм, — прошептал Дерек. — Ваше место — за водителем, а не рядом с ним.

Он улыбнулся, захлопнул дверцу, обошел машину и сел на водительское место. Через несколько минут они уже отъехали от здания.

Дерек взглянул на часы.

— Я звонил в аэропорт. Самолет Тага прибывает вовремя. У нас есть немного времени в запасе до посадки.

— Извини, я задержалась, когда спускалась вниз, — произнесла Алиса. — Я разговаривала с одной дамой, живущей в доме.

— Но сегодня выходной. Ты когда-нибудь отдыхаешь?

— Она всего лишь интересовалась, смогу ли я отвезти ее собаку в ветеринарную больницу на следующей неделе.

— А разве перевозка домашних животных входит в твои обязанности?

— Нет. Но женщина очень боится врачей.

— Даже ветеринаров?

— Несколько месяцев назад она потеряла мужа, и собака — все, что у нее осталось от семьи. Мне кажется, она просто страшится услышать плохие новости.

— Если собака болеет, то в конце концов она все равно об этом узнает.

— Лучше будет, если я ей сообщу. Для меня это не составит никакого труда. Разве я не права?

Почему бы и нет?

Это был хороший вопрос. До встречи с Алисой он мог привести тысячу причин, почему нет, и поверил бы им. Но она — никогда. Во всех делах Алиса прислушивается только к своему сердцу. Она совершенно другой человек.

— Как ты ухитрился арендовать лимузин за такой короткий срок? — спросила она.

— Деньги.

— Это удача.

— Только не для твоего босса.

— Я все еще не могу поверить, что он занимался такими делами. Мистер Таг — мультимиллионер. У него есть все, о чем только можно мечтать. Зачем он собирал компромат?

— Это мы с тобой уже обсуждали.

— Но Таг может разрушить судьбы шести человек ради своего благополучия.

— В этом мире есть много людей, которые способны на такое.

Она покачала головой.

Дерек знал, Алиса никогда не сможет поверить в это. Она из тех, кто в других видит только хорошее. Но Дерек сталкивался со столькими подлецами, что его уже ничто не удивляет. А бизнесмены типа Тага всегда связаны с криминальным миром. Это скорее правило, чем исключение из него.

— Как ты смог уговорить Гаса лететь в Хьюстон? — поинтересовалась Алиса. — Что он скажет своей невесте?

— Гас будет в церкви в пятнадцать минут двенадцатого.

— А если что-то случится?

— Все будет хорошо. Я все-таки дорожу своей жизнью.

— Да. Ты предупреждал меня о возможных неприятностях.

— Дело не в работе, а в Гасе. Он убьет меня, если мы опоздаем.

Алиса улыбнулась.

— Гас, должно быть, настоящий друг.

— О, да, и к тому же готов прибить меня.

— Он рискует своим счастьем ради успеха твоей операции. Ты бы сделал для него то же самое, не так ли?

— Конечно. Но я же сказал — все будет хорошо.

Над ними пролетел самолет, значит, они уже недалеко от аэропорта. Дерек посмотрел на часы — все идет по плану.

— Господи! — воскликнула Алиса.

— В чем дело?

— Когда все закончится, Таг останется на свободе.

— Да, мы уже обсуждали это.

— Выходит, я буду работать у преступника?

— Лис, об этой истории никто не узнает, и сам он будет помалкивать.

— Это неважно. Я же знаю, кто он. — Она откинулась на спинку сиденья. — Придется уволиться.

Дерек не подумал об этом. Она действительно не захочет иметь с Тагом никаких дел. Для других это не имело бы значения, но не для Алисы. Прошлое босса она забыть не сможет.

— Не волнуйся, — сказал он. — У тебя не возникнет проблем с поиском новой работы.

— Но дело не только в этом. А как же квартира? Люди, живущие в «Уотерфорде»? Видишь ли, я могу жить здесь, только пока работаю.

— Прости.

— Нет, — возразила она. — В этом нет твоей вины. Ты всего лишь делаешь свое дело.

— Но если бы мы не встретились в пентхаусе, ты бы ни о чем не знала.

— Да. Но теперь я не хочу работать с этим человеком.

Дерек услышал, как дрожит ее голос, и понял, что Алиса — единственная, кто пострадает в этой ситуации. Он уже жалел, что согласился на ее участие в операции, и решил обязательно помочь ей.

Через несколько минут они подъехали к аэропорту. Дерек вышел из машины и открыл Алисе дверцу.

— Делай только то, о чем мы договаривались. Будь ласкова и вежлива с Тагом.

— А если что-то пойдет не так?

— Не волнуйся, мы с Гасом будем рядом.

Глава двенадцатая

Алиса встретилась с Лоуренсом Тагом, когда он получал багаж. Босс был, как всегда, элегантен и серьезен. До сегодняшнего дня она восхищалась им, но сейчас, зная его истинное лицо, испытывала отвращение.

Он поприветствовал ее, слегка наклонив голову, взял свой багаж с транспортера, и они пошли к машине. Алиса сильно волновалась, поджидая Тага, и сейчас с трудом держала себя в руках.

Все будет хорошо. Дерек знает, что делает.

— Как погода? — спросил Таг.

— Солнечно и тепло, — ответила она.

— Когда я улетал из Хьюстона, там было жарко.

— К сожалению, — заметила Алиса, — в Далласе сегодня тоже очень жарко. Типичный техасский климат.

Он вздохнул:

— Жара в Техасе, дожди в Сиэтле, холод в Нью-Йорке. Клянусь, следующее здание я построю на Гавайях и сам поселюсь там.

Она вежливо улыбнулась.

— Так, — сказал Лоуренс, — как дела в «Уотерфорде»?

В какой-то момент Алисе показалось, что в его голосе проскальзывают нотки подозрения. Знает ли он о разбитом окне в пентхаусе? Если Тагу стало известно об инциденте, он может предположить неладное.

— Все спокойно, — ответила Алиса.

— Хорошо. Я так и думал.

Краем глаза она взглянула на него и поняла, что Лоуренс ни о чем не догадывается. А ей лучше успокоиться.

Когда они вышли из аэропорта, Алиса заметила Дерека, стоящего перед лимузином. Он взял багаж у Тага, открыл дверцу машины, а чемодан убрал в багажник. Алиса сказала, что им надо в «Уотерфорд», села рядом с Лоуренсом, и они поехали.

— Поздравляю с наградой, которую вы получили на встрече выпускников, — сказал Таг. — Церемония прошла вчера вечером, не так ли?

— Да, сэр.

— Замечательно! Вы отличный работник. О вас хорошо отзываются жильцы и в Далласе, и в Сиэтле. Ваши старания не останутся незамеченными.

— Спасибо, сэр, — откликнулась она, стараясь говорить как можно более спокойно. — Я очень люблю свою работу.

Вдруг выражение его лица изменилось.

— Извините, а куда мы направляемся?

— Я не знаю. — Алиса обратилась к «шоферу»: — Сэр, мне кажется, вы едете не в ту сторону.

— Мы просто объезжаем аварийный участок, мэм.

Алиса и Таг продолжали мило беседовать, когда Дерек повернул налево, возвращаясь на территорию аэропорта. Какое-то время Таг этого не замечал, но затем внезапно приподнялся и посмотрел в окно.

— Куда мы едем? — Таг постучал по сиденью водителя. — Эй, ты, кажется, везешь нас не по той дороге.

Дерек резко повернул направо, въехал в открытые ворота и оказался на стоянке частных самолетов. Алиса заметила большое металлическое здание, похожее на ангар. Дверь его медленно открылась.

— Эй! — закричал Таг. — Что ты делаешь?

Алиса старательно изобразила испуг, как Дерек и просил ее, — будто она не подозревает, что происходит. Хотя, по правде говоря, сыграть эту роль ей было несложно, ведь у нее сердце действительно готово было выскочить из груди.

Дерек заехал внутрь, и Алиса услышала, как тяжелая металлическая дверь захлопнулась за ними. Не успел он остановить лимузин, как дверца распахнулась и перед носом Тага появился пистолет.

— Из машины! — скомандовал человек, держащий оружие. — Выходи!

Таг был ошеломлен, но сделал все, как было приказано. Подоспевший Дерек надел на него наручники.

— Что происходит?! — кричал Лоуренс.

Дерек ничего не говорил. Человек с пистолетом отвел Тага к самолету и посадил его туда. Алиса прижала руки к груди, пытаясь успокоиться. Дерек наклонился к ней:

— Ты в порядке?

Она глубоко вздохнула:

— Я и не догадывалась, как ловко вы выполняете свою работу.

— Практика.

— Это был Гас?

— Да. Я рад, что он не потерял сноровку.

Дерек посмотрел на самолет, огляделся, убедился, что никого поблизости нет, и помог Алисе выйти из машины. Внезапно у нее слегка закружилась голова, и он поддержал ее, обняв за талию.

— Все нормально? — спросил Дерек. — От меня не отходи ни на шаг.

Она положила голову ему на плечо.

— Мне кажется, что я сейчас потеряю сознание.

— Нет. Наша команда этого не допустит. Никогда. Ты великолепно справилась со своей ролью. Все идет по плану. И я думаю, Гас будет благодарен тебе за это, так как он успевает на свадьбу.

— А что Гас делает с Тагом?

— Он должен посадить его на самое дальнее место в хвостовой части самолета, так что Таг не узнает о твоем присутствии на борту.

— Неужели Лоуренс не будет волноваться за меня?

— Если ты встретишься с ним после операции, то просто скажи, что мы отпустили тебя.

— Тогда он удивится, почему я не вызвала полицию.

— Нет. После того как ты сообщишь ему, что мы работаем на правительство и попросили тебя молчать об увиденном, думаю, у него не возникнет никаких вопросов.

— А как, по-твоему, он объяснит свое похищение?

Дерек улыбнулся:

— Понятия не имею, но было бы интересно услышать его версию происшедшего.

— Хорошо. Все, что нам нужно сейчас сделать, — это слетать в Хьюстон, проникнуть в квартиру Тага и забрать нужные документы. — Алиса сделала глубокий вдох. — Осталось чуть-чуть, верно?

— Конечно. Благодаря тебе у нас все должно получиться.

Гас выглянул из самолета:

— Он на месте.

— Самолет готов? — спросил Дерек.

— Да. Можно лететь.

Дерек повернулся к Алисе:

— Говори тихо, пока мы не взлетим. — (Она кивнула.) — Хорошо, тогда можно отправляться.

Как только они поднялись на борт, Дерек снял пальто и ослабил узел галстука. Алиса оглядывалась, восхищаясь шикарным самолетом. Шесть кожаных сидений, предназначенных для пассажиров, располагались впереди. Сзади был маленький узкий коридор, ведущий в туалет, дверь в который была закрыта.

— Таг — в хвостовом отделении? — прошептала она.

— Да. В помещении, специально отведенном для арестантов.

Алиса с облегчением вздохнула.

Она и Дерек пристегнули ремни. Он познакомил ее с Гасом, и тот понравился ей с первого взгляда. Песочного цвета волосы, голубые глаза и милая, ясная улыбка делали его человеком привлекательным и уравновешенным в отличие от темпераментного Дерека. Но Алиса сразу вспомнила, с каким хладнокровием он блокировал лимузин и наставил пистолет на Тага. Естественно, когда обстоятельства вынуждали, Гас становился опасным противником.

— Очень мило с твоей стороны помогать Дереку, — сказала она ему, когда они взлетели. — Не каждый согласится выручить своего старого друга и улететь за несколько тысяч миль от дома в день свадьбы.

Гас покосился на Дерека:

— Надеюсь, мой старый друг понимает это.

— Эй, ты же знаешь, что я готов на все. Только назови цену.

— Ты думаешь, мне нужны твои деньги? Нет, дружище. На днях я объясню тебе все.

Алисе были непонятны эти слова, но она почувствовала, что между ними существует настоящая дружба и взаимовыручка.

Спустя какое-то время Дерек расстегнул ремень и встал со своего места.

— Пойду пообщаюсь с Тагом, — сказал он Алисе. — А ты оставайся с Гасом. Но не верь ни единому его слову обо мне.

— Ты собирался навестить заключенного — так и иди туда. А нам с Алисой хорошо и здесь.

Когда Алиса взглянула на Дерека, тот подмигнул ей и произнес:

— Не волнуйся, милая. Мне нужно вытянуть из него информацию. Это моя работа.

Алиса повернулась к Гасу:

— Так ты сегодня женишься? Здорово!

— Если все пройдет как надо, а если нет, Дерек пожалеет, что появился на свет.

— Я думаю, он это понимает.

— Еще бы! — Гас стал серьезным. — Мы с Дереком знаем друг друга уже давно и столько пережили вместе, что слетать с ним в Хьюстон не составляет для меня никакого труда. — Он глубоко вздохнул и продолжил: — Просто я такой же сумасшедший, как и он.

Алиса улыбнулась. Ей стало легче на душе от мысли, что, несмотря на одинокий образ жизни Дерека, у него все же есть истинный друг.

— Расскажи мне о вас, — попросил Гас.

Ее сердце сжалось.

— А здесь не о чем говорить.

Гас оглянулся и произнес тише:

— Ну, ты можешь начать с той недели, которую вы провели вместе в Сиэтле.

У Алисы перехватило дыхание:

— Дерек рассказывал тебе?

— Да. Тебя это удивляет?

— Еще как!

— Меня тоже. По правде говоря, он никогда не откровенничал со мной о своих женщинах. Ни разу. Но после Сиэтла… — Он покачал головой. — Господи! Я не знал, как заставить его замолчать.

Алиса вспомнила, как ей было сложно держать все внутри и ни с кем не делиться своими переживаниями.

— Так какие чувства ты испытываешь к нему?

Вопрос Гаса поставил ее в тупик. Алиса не знала, что ответить. В свете последних событий она не могла собраться с мыслями и проанализировать все как следует.

— Я не знаю, куда зайдут наши отношения. Он непростой человек. Иногда мне сложно его понять.

— Иногда? — удивленно спросил Гас. — Ты на самом деле замечательная женщина. — (Она молча улыбнулась.) — Алиса, он без ума от тебя. Честное слово. И, пожалуйста, не обращай внимания на то, что он порой несет чушь.

Она вспомнила, как обрадовался Дерек, когда она осталась у него на ночь, хотя перед этим приказывал ей уйти.

— Дерек любит свою работу, — сказала Алиса.

— Слишком.

— Что ты имеешь в виду?

Гас снова оглянулся.

— Дело в том, что работа затянула его. Годы проходят, а он не задумывается о будущем, потому что рядом с ним никого нет.

Алиса сразу вспомнила пустую квартиру, неуютную, с голыми стенами. Больше похожую на гостиничный номер, чем на дом.

— Пожалуйста, помоги ему. Покажи ему настоящую жизнь, — предложил Гас.

Алиса откинулась назад и задумалась, как она сможет помочь Дереку. Если бы у нее были хоть какие-то идеи по этому поводу.


Пока Таг сидел привязанный к своему месту в заднем отсеке самолета, Дерек внимательно изучал содержимое его бумажника. Достал карточку-ключ от квартиры, забрал ее, но больше ничего интересного не нашел.

— Что здесь происходит? — спросил в конце концов Таг. — Куда вы меня везете?

— На деловые переговоры в Хьюстон.

— Что с Алисой?

— С женщиной? Мы отпустили ее. Нам нужны только вы.

— А она позвонила в полицию и рассказала о случившемся.

— Не думаю.

— Почему?

— С ней все будет хорошо.

Что означают эти слова? — подумал Таг. Ему стало страшно за Алису. Но Дереку это было только на руку. Пусть волнуется, переживает. А он тем временем продолжал осматривать его кейс, карманы.

— Вы не можете этого делать! — закричал Таг.

— Уверяю вас, я имею право делать все, что захочу, тем более с человеком, который шантажирует полдюжины конгрессменов.

Таг побледнел:

— Я не понимаю, о чем вы говорите.

— Сейчас объясню. Оуэнс во всем сознался. Он сказал, что кассеты хранятся у вас на квартире, в сейфе. Это правда? — (Таг молчал.) — Значит, так. Когда я задаю вопрос, вы должны на него отвечать. Смею заверить, что это в ваших интересах.

— Вы не имеете права бить меня! Если работаете на правительство, то…

— Давайте разберемся, Таг. Я работаю не на правительство, а по договоренности с ним. Поэтому, как мне работать и каким образом общаться с подопечными, я решаю сам. Им нужен только результат.

Таг нервно облизнул губы, тяжело вздохнул.

— Хорошо, — сказал Дерек. — Все, что мне нужно, — это простой ответ на простой вопрос. Кассеты в сейфе?

Таг опустил глаза, собрался с духом и произнес:

— Да, они у меня.

— Ты не обманываешь?

— Нет. Клянусь! Они правда там.

Все оказалось очень просто. Дереку не составило никакого труда расколоть Тага.

— Итак, — продолжил Дерек, — кассеты в сейфе. А какой у него шифр?

Таг назвал цифры, а он записал их.

— Теперь пин-код для карточки от квартиры.

Таг назвал и его.

— Смотри у меня! Это твой последний шанс. Мы проверим все, и если ты врешь, то…

— Не вру, — прошептал Таг.

— Ради собственного блага тебе стоит говорить только правду, — добавил Дерек угрожающим тоном.

После этого он ввел все данные в память компьютера, но бумажку выкидывать не стал — вдруг пригодится.

— Вот что мы сделаем дальше, — продолжал он. — Сначала долетим до Хьюстона, затем я заберу кассеты из твоей квартиры. И если ты не обманывал, мы отпустим тебя на свободу.

— На свободу? Что вы имеете в виду?

— Ты уйдешь. Пойми, мы не заинтересованы в твоем аресте.

Таг удивленно посмотрел на него и скептически произнес:

— Да, конечно.

— Если мы задержим тебя, то содержимое кассет станет известно всем, а нам этого не надо. Мы всего лишь хотим их у тебя отобрать.

— И меня не посадят в тюрьму?

— Нет. Сегодня твой счастливый день. После завершения операции ты сможешь вернуться к обычной жизни. И жить спокойно.

— К обычной? Вы понимаете, сколько денег я потеряю, если этот закон будет принят?

— Тебе следует благодарить Господа, что ты не окажешься в тюрьме после всех своих проделок. — Дерек пристально смотрел на него несколько секунд. — А теперь слушай меня внимательно: ты должен еще кое-что сделать.

Таг настороженно посмотрел на него:

— Что именно?

— Продай жилой комплекс в Далласе.

Лоуренс с недоверием взглянул на Дерека:

— Что?

— Ты хорошо меня слышал. Продай его.

— «Уотерфорд»? Ни за что! Он приносит огромный доход.

— Мне все равно.

— Но я не могу сделать это быстро. Жильцы будут возмущаться, задавать вопросы.

— На которые ты не обязан отвечать. Все это твоя частная собственность. Поэтому в понедельник утром ты выставишь «Уотерфорд» на продажу, причем недорого. Мне нужно как можно быстрее туда переехать. И чтобы после этого ноги твоей там больше не было.

— Я не понимаю, почему…

— Тебе и не надо понимать. Просто продай.

— А если я откажусь?

Дерек помолчал, наклонился к Тагу и пристально посмотрел на него:

— Как-то раз человек, который плохо понимал мои слова, игнорировал их, провел три месяца в аду. Он долго питался через трубочку после сложнейшей операции.

Лицо Тага побелело.

— Ты тоже можешь такое испытать, если захочешь, — сказал Дерек. — Но, уверяю тебя, это неприятно, так что лучше выполни мои пожелания. А теперь, позволь, я оставлю тебя одного.

Тагу показалось, будто он проглотил собственный язык.

— Да, конечно, — еле слышно ответил он.

— Понедельник. Утро, — напоследок напомнил ему Дерек. — Я буду следить за тобой.

Он взял свой рюкзак, покинул отсек, заперев за собой дверь, и вернулся к друзьям.

— Ее зовут Салли, — услышал Дерек слова Гаса. — Она немножко сумасшедшая, умная и необычайно красивая.

— И решила связать свою жизнь с тобой, — сказал Дерек, усаживаясь на свое место. Он повернулся к Алисе: — Гас зациклен на свадьбе.

— Разумеется, — откликнулась та, улыбаясь. — Но мне кажется, Салли очень повезло с будущим мужем.

Дерек сердито взглянул на Гаса.

— Я смотрю, в мое отсутствие ты расхвалил себя, как только мог.

— Никакой рекламы, — возразил Гас. — Все, что я говорил Алисе о себе, — чистая правда. А как поживает наш пассажир?

— Он все подтвердил. Кассеты на самом деле в сейфе.

— Как ты понял, что он говорит правду? — поинтересовалась Алиса.

— Опыт, сноровка, — ответил Гас. — Дерек знает, как надо общаться с клиентами.

— Таг слишком напуган, чтобы врать, — объяснил Дерек. — Он не профессиональный шантажист. Поэтому вытянуть из него правду было легко. — Дерек повернулся к напарнику. — Нам еще долго лететь?

— Порядочно.

— Прекрасно! Теперь можно немного расслабиться и наслаждаться полетом.


Когда они приземлились в Хьюстоне, их уже ждала заранее арендованная машина. Дерек и Алиса оставили Гаса с Тагом в самолете, а сами отправились на квартиру Лоуренса. Движение в Хьюстоне обычно затруднено, но сегодня им повезло — на дороге не было пробок. Дерек посмотрел на часы. Все шло по плану.

Он взглянул на Алису и заметил, что она нервно вытирает ладони о колени.

— Не говори мне ничего. Я все знаю сама. Просто волнуюсь немного.

— Я понимаю.

— А долго это продлится?

— Ни о чем не беспокойся. Делай то, что я скажу, и все будет хорошо.

Через десять минут Дерек увидел вдалеке здание, точную копию «Уотерфорда». Он остановился напротив дома, взял рюкзак, и они с Алисой медленно двинулись к цели. Дерек заметил какого-то мужчину и предложил Алисе подождать, пока тот скроется за двойной дверью, ведущей в холл.

Осмотрев все еще раз и убедившись, что поблизости никого нет, они направились к входу. Алиса прислонила лицо к сканирующему глазку, и через минуту раздался щелчок.

Замечательно!

Дерек открыл дверь, и они прошли к лифту. Он вставил карточку в замок, набрал пин-код, и лифт открылся. Через минуту они уже поднимались в пентхаус.

— Молодец Таг, все правильно сказал, — произнес Дерек.

— А если комбинация сейфа неверна?

— Не волнуйся. У меня есть специальная программа, и я смогу все равно открыть сейф. В квартиру пойду один. Ты будешь ждать меня в лифте. Вернусь максимум через две минуты. Но если меня не будет, спускайся вниз одна.

Она удивленно посмотрела на него:

— Что? Нет! Только с тобой!

Дерек отдал ей ключи от машины.

— Если вдруг меня каким-то образом поймают, я не хочу, чтобы ты оказалась замешанной в этом. Спускайся и уходи из здания.

— Почему мы не обсудили этот пункт до начала операции?

— Потому что тебе лучше уйти, если что-то случится.

— Но…

— Никаких «но». — Он строго взглянул на нее, и она смиренно кивнула.

Они доехали до пентхауса, двери лифта открылись. Дерек вышел из него, придержав Алису ладонью, осторожно обследовал коридор, гостиную, а затем и всю квартиру, убедившись, что она пуста. Затем подал Алисе знак, что все в порядке, и вернулся в спальню владельца.

Когда он поднял коврик и увидел напольный сейф, то мысленно поблагодарил Тага еще раз — за то, что сейф находится там же, где и в «Уотерфорде». Дерек набрал комбинацию из пяти чисел, дверца сейфа открылась. Внутри лежало пять папок с кассетами.

Если бы работа всегда была такой легкой!

Но, не успев вынуть папки из сейфа, он услышал шум. И замер, затаив дыхание.

Ничего не слышно.

Дерек немного подождал. Над домом пролетел вертолет. И все.

Он расслабился, решив, что у него разыгралось воображение. Взяв все материалы, Дерек тихо закрыл дверцу сейфа и положил на место коврик.

— Стоять!

Он развернулся и увидел направленный на него пистолет.

Глава тринадцатая

Когда Алиса услышала шум в квартире, дрожь охватила ее. Это не был голос Дерека. Кто-то еще находился в пентхаусе. Она бесшумно вышла из лифта и направилась в гостиную, из которой была видна спальня Тага.

Охранник наставил пистолет на Дерека.

Испугавшись, она прижалась к стене и перевела дыхание. Как он здесь оказался? Создавалось ощущение, будто он дожидался их. Но кто мог знать, что они появятся здесь?

— Лицом вниз! — кричал охранник.

— Эй, парень, — сказал Дерек, поднимая руки вверх. — Успокойся, все в порядке.

«Если что-то пойдет не так, спускайся вниз», — вспомнила наставления Дерека Алиса.

Нет. Она не может так поступить — бросить его здесь одного. Алиса не забыла, что сказал ей Дерек в квартире Оуэнса — никто не поспешит ему на выручку, если он попадет в тюрьму. Она должна что-то сделать, помочь ему.

— Я сказал, лечь на пол! — громко повторил охранник.

Дерек решил подчиниться, медленно снял рюкзак и бросил его на пол, а сам лег, не спуская глаз с пистолета, Алиса знала, что Дерек не растеряется, нужно лишь отвлечь охранника.

Она огляделась вокруг и заметила вазу, стоящую на полке.

Сделай это!

Алиса взяла вазу, подождала немного и запустила ею в стену. Ваза разбилась вдребезги, веером разлетелись осколки. Охранник обернулся. Дерек мгновенно среагировал, схватив его за руку и опустив ее вниз.

Раздался выстрел.

Алиса представила самое худшее, но все оказалось хорошо. Дерек крепко держал запястье охранника. Он выхватил у парня пистолет, завел руки за спину и положил его на пол, лицом вниз.

— Не шевелись, — произнес Дерек.

Он спрятал пистолет охранника в свой рюкзак. Придя в себя, Алиса бросилась к лифту. Спустя мгновение Дерек оказался рядом. Она нажала на кнопку, двери закрылись.

Алиса прислонилась к стенке лифта, глубоко вздохнув:

— Кто-то, наверное, слышал выстрел. Нам удастся без проблем покинуть здание?

— Думаю, да, хотя они могут сейчас заблокировать все двери.

— Что произошло? — спросила она. — Как охранник узнал о нас?

— Возможно, в квартире Тага установлена особая сигнализация, которая не связана с основной системой безопасности.

— Ты успел взять кассеты?

— Да. Они у меня.

Алиса и Дерек спустились на первый этаж, двери лифта открылись, и тут раздался громкий щелчок.

Охрана заблокировала замки.

Они поспешили к двери.

— Надеюсь, у нас получится, — сказал Дерек. Он провел карточкой между дверью и замком и дернул ручку. Дверь не поддалась. Алиса перепугалась. Господи!..

Дерек попытался еще раз, и замок открылся.

Она облегченно выдохнула. Дерек взял ее за руку, и они прошли к своей машине. Через минуту автомобиль уже несся в аэропорт.

Алиса прижала руку к груди, пытаясь перевести дыхание и успокоиться. Они ведь только что ограбили квартиру. Она боялась, что их будет преследовать полиция, но за ними никто не гнался.

— Думаю, теперь мы в безопасности, — сказала она.

— Здорово у тебя получилось в пентхаусе, — заметил он.

— Господи, Дерек! Я чуть не умерла от страха.

— Разумеется. Но мы работали как настоящая команда. Может быть, присоединишься к нам?

Она повернулась к нему:

— Ты в своем уме? Я никогда… — В этот момент Алиса заметила кровь. — Боже, Дерек, ты ранен!

Он посмотрел на руку.

— Не беспокойся. Это всего лишь царапина.

— В тебя стреляли?

— Это не опасно.

— Нет! Не смей так говорить. Все герои боевиков произносят эти слова перед смертью.

Дерек ухмыльнулся:

— Поверь мне, милая, здесь хватит перевязки.

— Ты уверен?

Он снова взглянул на руку.

— Думаю, да.

Алиса закрыла глаза.

— Мне не верится, что ты не беспокоишься.

— Я уже привык к такому.

— Привык получать ранения? Сколько раз в тебя стреляли?

— Что тебя интересует — сколько раз в меня стреляли или же сколько раз я на самом деле был серьезно ранен?

— Не имеет никакого значения. Знать ничего не хочу. — Алиса откинулась на спинку сиденья. — Господи, Дерек! Я так перепугалась, когда услышала выстрел.

— Увидев охранника, ты должна была делать то, что я приказал — спускаться вниз и уходить из здания. — Он наклонился к ней, взял ее за руку и улыбнулся: — Спасибо, что осталась.


Дерек позвонил Гасу и сообщил, что они уже едут обратно. Кассеты с ними. Алиса все еще не могла успокоиться, но держала себя в руках. Он знал, что она умница и красавица. Теперь надо набраться смелости, чтобы довести дело до конца.

К тому времени, когда они подъехали к самолету, Гас уже отпустил Тага. Самолет был готов к взлету. Дерек и Алиса поднялись на борт, Гас проверил все показатели, и через минуту они уже были в воздухе.

— Миссия выполнена, — подвел итог Дерек. — Конгрессмены могут спокойно спать ночью. С Тагом были проблемы?

— Нет. Я отпустил его, и он быстренько смылся. Но за ним нужно приглядывать. Мне кажется, он не успокоится и будет дальше продолжать заниматься своими грязными делами.

Дерек взглянул на часы.

— О, посмотри, Гас. Мы вполне успеваем на твою свадьбу.

— Не гони лошадей, — возразил приятель. — Пока не окажусь перед алтарем, я не успокоюсь. — Он взглянул на руку Дерека. — Это кровь? Что случилось?

— В него стреляли, — сказала Алиса все еще испуганным голосом.

— Да?

— В квартире, скорее всего, была автономная сигнализация. И охранник нанес нам визит, прежде чем мы успели уйти, — объяснил Дерек.

— Следует быть более внимательным — в твоем-то возрасте.

Дерек сердито взглянул на него.

— Это всего лишь царапина.

— Царапина? Ошибаешься. Если есть кровь, значит, есть и рана.

— Ты же знаешь, ранение опасно только в том случае, если попали в артерию.

— Эй! — закричала Алиса. — Как вы можете шутить такими вещами? — Она повернулась к Дереку и резко сказала: — А ну вставай и отправляйся за мной на перевязку.

Дерек с надеждой посмотрел на Гаса.

— Выполняй приказ, — рассмеялся тот.

Дерек встал и последовал за ней в маленькую ванную, где Алиса достала из аптечки бинты, вату, перекись водорода. Она велела ему снять рубашку и стала внимательно рассматривать рану. Неожиданно она закрыла глаза, и Дерек заметил, как Алиса волнуется.

— Промой и забинтуй, — произнес он. — Рана неглубокая. Просто крови много вытекло.

— Очень сложно определить, насколько это серьезно, пока я не промою ее. А теперь держи руку.

Она взяла полотенце, смочила его горячей водой и осторожно смыла кровь. Оказалось, что ранение серьезнее, чем предполагал Дерек.

— Видишь, — быстро заявил он. — Не о чем волноваться.

— Когда вернемся в Даллас, сходишь к врачу.

— Извини, милая. Но мне надо идти на свадьбу.

Она перебинтовала рану.

— Тогда после нее.

— Это же не опасно.

— Да, — серьезно ответила Алиса. — Но тебе нужны антибиотики.

— Дорогая, пойми, такое уже случалось, и я никогда не принимал никаких лекарств.

— Но, Дерек… — Ее голос дрогнул, и она отвернулась.

— Успокойся, Лис.

— Ты же ранен! Господи!

— Хорошо. Я согласен, ранение опасное. Но не пойму, почему ты так…

— Потому что люблю тебя.

Дерек растерялся. Что она сказала?

Алиса повернулась к нему спиной, ее руки дрожали, и она никак не могла закрыть пузырек с перекисью. Она оставила его в покое и села.

— Да. Может быть, я поступила неправильно, открывшись тебе. Теперь ты знаешь о моих чувствах. Но пусть это тебя не беспокоит.

Дерек подошел к ней и обнял ее за талию.

— Лис…

— Нет, — возразила Алиса. — Ничего не говори. Особенно, если ты потом пожалеешь о своих словах.

По правде сказать, Дерек не знал, как поступить. Как вести себя. Да, он, конечно, хочет ее. Но любовь?

Никогда в жизни он не попадал в такую ситуацию с женщиной. Да, до Алисы у него были подружки. Но это другое. Алиса — первая, кого он подпустил так близко к себе, к своей жизни.

— Я не знаю, что сказать.

— Ничего, Дерек.

— Ты не понимаешь.

Алиса подняла глаза и встретилась с ним взглядом.

— То, что ты сейчас произнесла… Никто мне еще такого не говорил.

Алиса удивленно посмотрела на него.

— Никогда? — Из ее глаз хлынули слезы. Слезы! Он не понимал, как вести себя с ней, чтобы сильно не тревожить ее душу, но одно знал точно — сейчас нужно быть предельно искренним.

— Прошлой ночью я сказал тебе, — начал он, — что у меня очень сложная жизнь. Любовь мне неведома. Поэтому я не подхожу тебе.

— Не верю.

— Поверь. Ты и я вместе… Господи, Лис, у нас нет ни единого шанса!

Алиса положила руки ему на грудь. Он затаил дыхание. Она погладила его плечи, затем шею, встала на цыпочки, чтобы поцеловать его. Он почувствовал, как нежны ее губы. Эта женщина была так мила, что он не мог больше сопротивляться ее ласкам.

— Просто поцелуй меня, — прошептала Алиса. — Это все, чего я хочу.

Дерек выполнил ее просьбу. Она прильнула к нему, гладя его волосы, и со все большей жадностью и желанием отвечала на поцелуи. Их дыхание стало единым. Оба позабыли обо всем и наслаждались счастливым мгновением.

Дерек прокрутил в голове все, что произошло с ним за последние двадцать четыре часа. Как он увидел Алису в апартаментах Оуэнса, храбрую, уверенную в себе. Как прошлой ночью, в постели, она умоляла его о ласках. Как в пентхаусе Тага спасла его от настоящей беды.

У него сложная жизнь. Постоянные разъезды. Ничего длительного. Эта женщина — полная его противоположность. Она излучает тепло, любовь, нежность, стабильность — все то, о чем он только мог мечтать. Где бы он ни оказывался раньше, ему всегда было одиноко. А с ней жизнь наполняется смыслом. Как он сможет дальше существовать без нее?

Она откинулась назад и заявила:

— Я передумала. Мне хочется не только поцелуя.

Глава четырнадцатая

Дерек взял Алису за руку, вывел из ванной, отыскал пустой отсек и запер дверь.

— Как долго мы еще будем лететь? — поинтересовалась она.

— Достаточно долго, — произнес он.

— Гас, наверное, удивится.

— Он все понял.

Дерек уже снимал рубашку. Алиса помогла ему, чтобы не задеть повязку. Через минуту оба были без одежды.

Дерек обнял ее, прижал к себе и в ответ на страстный поцелуй Алисы тоже нежно и чувственно поцеловал ее в губы. Она была сейчас рядом с ним, ласкала его, и Дереку больше никто не был нужен.

Тяжело дыша, он поднял голову и заглянул в ее глаза, полные страсти и желания. Затем стал целовать ее щеки, шею, одновременно гладя бархатистую кожу груди, бедер.

Она была на верху блаженства.

— Дерек, — задыхаясь от желания, простонала Алиса. — Сейчас.

Его сердце сжалось. Он не верил своим ушам.

Она вздрагивала от каждого прикосновения, ее тело изгибалось. Он чувствовал, что она готова принять его. Невероятно! Господи, он-то был готов с того самого момента, как она впервые дотронулась до него.

Алиса повторила:

— Дерек, я же говорю, сейчас. О боже!

Дерек устроил ее поудобнее в кресле, откинув его спинку, раздвинул ее бедра.

Милая, как я хочу тебя!

Алиса замерла, глубоко вздохнула и полностью отдалась мужчине, которого любила. Она пристально и страстно смотрела на него своими большими зелеными глазами, чего ни одна женщина до этого не делала.

Я люблю тебя.

До сего момента Дерек еще мог усомниться в искренности ее слов, но не сейчас. Он видел, чувствовал, как она любит его. Каждое движение, каждый вздох — все подтверждало это.

Дерек стонал от наслаждения. Это было восхитительно. Алиса интуитивно понимала любое его желание и исполняла его.

Господи! Как же им хорошо вместе! Их тела переплелись, дыхание было единым.

В течение долгого времени они смотрели друг на друга. Лишь шум моторов вернул их в реальность, заставив вспомнить, где они находятся.

Через минуту Алиса села к нему на колени и крепко обняла за шею. Дерек приподнял голову и поцеловал ее. Он по-прежнему не понимал, как она может любить такого мужчину, как он.

Я люблю тебя.

Да, с тех пор как он встретил ее в пентхаусе Оуэнса, их отношения здорово изменились.

Это невероятно! В Сиэтле Дерек и Алиса провели вместе неделю, и он не смог забыть ее, хотя и пытался доказать самому себе, что это ничего не значит. Он думал о ней днем и ночью. А сейчас, в Далласе, они рискуют опять расстаться, но он этого не хочет.

Неожиданно раздался стук в дверь. Дерек и Алиса подскочили от неожиданности. Послышался голос Гаса:

— Дерек?

— Да?

— Седжвик на линии.

— Черт, — выругался Дерек. — Мне нужно поговорить с ним.

— Это твое начальство из Вашингтона? — спросила Алиса.

— Да. — Дерек откинулся назад, глубоко вздохнул, посмотрел на часы. — Мы скоро приземлимся. Тебе лучше присоединиться к нам.

— Хорошо. Я буду через минуту.

Дерек поднялся с кресла и стал одеваться. А Алиса сидела и внимательно наблюдала за ним. Он помалкивал. Ему надо было о многом подумать. А пока мысли путались в голове. У них еще будет достаточно времени, чтобы все обсудить.

Когда они вернутся в Даллас, после свадьбы Гаса, он все скажет Алисе. Они будут только вдвоем. И он сможет набраться храбрости, чтобы признаться ей в своих чувствах.

Прежде чем выйти, Дерек взглянул на Алису. Ее щеки все еще пылали, волосы растрепались, зеленые глаза излучали радость и удовлетворение. И ему показалось, что она — самая прекрасная женщина на свете.

Он подошел к ней, наклонился, поцеловал в щеку напоследок и удалился.


Алиса какое-то время сидела неподвижно, вместо того чтобы встать и начать одеваться. Почти бессонная ночь, участие в операции, затем сладкие минуты близости с Дереком лишили ее сил.

Она никогда не думала, что будет испытывать какие-то чувства к Дереку. Несмотря на всю его показную холодность, он оказался нежным и даже сентиментальным. И именно за это она полюбила его. Алису, конечно, пугал тот факт, что он боится длительных отношений, но после прошлой ночи она знает, в чем дело, и сможет с этим справиться. Алиса будет любить его сильно-сильно и подарит ему ласку и тепло.

Она дождется той минуты, когда Дерек поймет, что сам влюблен в нее.

Наконец Алиса встала, оделась, причесалась.

О господи! Теперь ничего нельзя изменить. Все уже произошло. Гас предложил ей продемонстрировать Дереку, чего ему не хватает в жизни. И она это сделала.

Алиса вернулась в пассажирский салон.

— Пристегнись, мы скоро приземлимся, — сказал ей Дерек.

Гас в этот момент беседовал с диспетчерской.

— Так ты поговорил с начальством? — спросила она.

Дерек наклонился к ней и тихо произнес:

— Да. Я сказал, что кассеты у меня. К сожалению, есть и плохие новости.

— Что?

— С минуты на минуту начнется свадьба Гаса, а потом мне надо срочно лететь в Вашингтон. У них есть новое задание для нашей команды.

Алисе стало грустно на сердце.

— Куда тебя отправляют?

Дерек замялся.

— Еще не знаю. Мне все сообщат при встрече.

— Надеюсь, это безопасно.

— Алиса, я умоляю тебя. Хватит. Не стоит волноваться.

— Как долго ты будешь отсутствовать?

Дерек пожал плечами.

— Возможно, несколько дней. — Он мило улыбнулся ей. — Надеюсь на теплый прием.

— Я думаю, ты этого заслуживаешь.

— Жаль, что придется подождать.

Алисе стало хорошо от одной мысли, что вскоре она снова увидит его.

— Ты любишь свадьбы? — спросил Дерек.

— Конечно.

— Тогда пойдем со мной.

— А ты уверен, что это удобно?

Дерек повернулся к Гасу:

— Дружище! Ты не возражаешь, если Алиса появится у вас на свадьбе?

Все еще разговаривая с диспетчерской, Гас только кивнул в знак согласия.

— Видишь? Никаких проблем.

Алиса улыбнулась.

— Хорошо, — произнесла она. — Я думаю, там будет весело.

После всех событий сегодняшнего дня ей очень хотелось познакомиться с будущей женой Гаса, Салли.

И еще она предвкушала удовольствие от вида Дерека в смокинге.


Вскоре они приземлились. Дерек заметил, как Гас смотрел на часы и торопливо отключал все приборы, хотя у них было предостаточно времени — ведь ничего непредвиденного не произошло.

Кроме нового задания. Он не рискнул сказать Алисе правду, однако другу успел выложить все.

Они вместе вышли из самолета и направились к лимузину.

— Быстрее, ребята, — поторапливал всех Гас.

— Успокойся, — говорил ему Дерек. — Отсюда до церкви всего лишь пятнадцать минут.

— Уже двенадцатый час. Мы должны еще переодеться. Я собирался сделать это до полета в Хьюстон.

— Верно. И наставлять пистолет на Тага в смокинге. Ты что, считаешь себя Джеймсом Бондом?

Когда они подошли к автомобилю, Гас повернулся к Дереку:

— Дай мне ключи. Я поведу машину.

— Нет. Тогда нас точно где-нибудь остановят за превышение скорости, и мы опоздаем.

— Этого не произойдет.

— Садись.

— После того, как ты отдашь мне ключи.

— Я не хочу, чтобы нас вез сумасшедший. Ты сейчас не в том состоянии.

— Дерек, неужели непонятно? Через сорок пять минут я женюсь.

— Если ты в конце концов сядешь в машину.

Недовольно взглянув на Дерека, Гас рванул дверцу и сел на заднее сиденье. Дерек раздраженно проводил его взглядом. Что случилось с его другом? — подумал он. Гас за каких-то несколько минут чуть не потерял голову.

Чуть позже они уже ехали по направлению к церкви. Гас всю дорогу беспокойно ерзал. У перекрестка на светофоре зажегся желтый свет. Дерек решил остановиться.

— Что ты делаешь? Мы вполне могли проскочить! — возмутился Гас.

— Помолчи, пожалуйста. Наш лимузин очень длинный. Мы бы не успели.

— Просто я хочу, чтобы твоя нога была на педали газа. И в нужный момент мы бы тронулись. Ты слышишь меня?

Дерек откинул голову назад и повернулся к Алисе, которая мило улыбнулась ему.

— Он заболел, — прошептал Дерек.

— Я все прекрасно слышу, — откликнулся Гас.

Посмотри, что делает любовь с человеком, подумал про себя Дерек. Лишь только сейчас он понял, с каким нетерпением Гас ждет свадьбы со своей любимой. И готов связать с ней жизнь на долгие годы. Краем глаза он наблюдал за Алисой и вспоминал, как тридцать минут назад они страстно любили друг друга. Румянец до сих пор не сошел с ее щек.

Делай что хочешь, но не позволяй ей покинуть тебя.

— Господи, — простонал Гас. — Уже половина двенадцатого. Салли, наверное, сильно нервничает.

— Успокойся. В церковь мы приедем вовремя.

— Лучше я позвоню ей и скажу, что мы уже рядом.

— Ради бога, Гас, мы в нескольких кварталах. — Дерек почувствовал, как Алиса погладила его руку. Он глубоко вздохнул. — Хорошая идея, приятель. Почему ты раньше не догадался позвонить?

Гас выхватил телефон.

— Привет, дорогая. Нет! Все в порядке. Мы уже в Далласе. Да! Клянусь, будем вовремя. Дерек со мной. Жди меня через несколько минут. Да, конечно, я уверен, все хорошо. Мы поженимся. Милая моя, родная. Клянусь богом. — Он сделал паузу и с улыбкой на лице произнес: — Да, я тоже с нетерпением жду этого. Шампанское, ты, наша первая брачная ночь. О да, милая моя. — Лицо его осветила нежная улыбка. — Я тоже сильно люблю тебя, малыш. — Гас поцеловал трубку, убрал телефон и с облегчением вздохнул.

Дерек взглянул на Алису, покачав головой с сожалением:

— Неужели это мой старый друг Гас? Что с ним случилось?

Алиса улыбнулась:

— А по-моему, это так мило!

— Мило! А вскоре он будет называть ее «мой пупсик» и красить ей ногти на ногах.

— Верно, — заметил Гас. — Я сумасшедший. Кстати, мы собираемся провести следующие две недели на Карибах. Недалеко от никарагуанских джунглей, где тебе предстоит проторчать целый месяц.

Глава пятнадцатая

Дерек очень надеялся, что Алиса не услышит этих слов. Но он ошибся. Она повернулась к Гасу и вопросительно посмотрела на него.

— Что ты сказал?

— Я говорю, что скоро буду пить ром из кокоса, лежа в гамаке, в то время как он, Дерек, будет кормить москитов и увертываться от пуль. Так кто из нас сумасшедший?

Она взглянула на Дерека.

— Я думала… Ты собираешься ехать в Никарагуа?

Он остановил лимузин перед церковью и выключил двигатель. Гас посмотрел на них.

— Дерек, — произнес он, — я же говорил тебе, предупреждай меня, когда я должен держать язык за зубами. Извини, дружище.

— Иди. Я присоединюсь к тебе через несколько минут.

Гас обратился к Алисе:

— Пожалуйста, помни, что я говорил тебе в самолете.

Дерек и понятия не имел, о чем идет речь, но его это не волновало. Главное сейчас — попытаться все объяснить Алисе.

Гас поспешил к церкви. Дерек проводил его взглядом. Он боялся смотреть ей в глаза.

— Я спрошу у тебя только одно, — сказала Алиса, ее голос дрогнул. — Одно. И, пожалуйста, ответь правдиво. Ты знал, что тебе поручили, не так ли?

— А что, по-твоему, я должен был делать? — спросил он неожиданно. — Ты беспокоишься из-за легкого ранения, которое я получил. А как бы ты отреагировала, если бы я сообщил, что мне придется работать в гораздо более худших условиях, чем сегодня?

— Плохо.

— Поэтому для тебя лучше ничего не знать.

— Я никогда не узнаю, верно?

— Что?

— Говоришь ли ты мне правду.

Дерек начал объяснять, что еще ни разу не обманул ее, ничего такого важного не скрыл. На его взгляд.

— Ты сказал мне, что уезжаешь всего лишь на несколько дней. А Гас говорит о целом месяце. Где истина?

Дерек помолчал.

— Я буду отсутствовать по крайней мере месяц.

Она сердито взглянула на него.

— Господи! Неужели ты хотел заставить меня ждать тебя, мучаясь от неизвестности? А на самом деле тебе уже было известно… — Когда Алиса посмотрела на него, у нее в глазах блестели слезы. — Как ты мог так поступить со мной?

Он ничего не ответил. Тогда она дотронулась до дверцы и собралась выйти из машины.

— Мне надо идти.

— Нет. Останься на свадьбу. А потом мы поговорим.

— Нам не о чем с тобой говорить. Ты живешь той жизнью, которая тебе нравится. Которую понимаешь только ты один. Исчезаешь, появляешься. Но запомни — я не подружка для приятного времяпрепровождения в Далласе. Такая жизнь не для меня.

— Ты говоришь так, будто у меня есть еще женщины. Но это же неправда.

— Могу ли я верить тебе?

— Да!

— Ты так и не назвал мне свое настоящее имя, и продолжать такие отношения я больше не могу.

— Алиса…

— Ты ни разу не рассказал мне о себе все. И если тебя устраивают встречи раз в месяц, то меня — нет.

Дереку было очень плохо. Он понимал, что Алиса права. Он бывает дома очень редко. Раньше его это не волновало, но сейчас…

— Мне очень жаль, Дерек, — произнесла она. — Но я хочу тебя целиком. Твое тело, душу. Или нам лучше расстаться.

Ему казалось, что его сердце сейчас разорвется.

— Ты хочешь сказать, что, когда я приеду домой и захочу увидеть тебя, ты откажешь мне?

Нерешительность — вот что она сейчас испытывала. Алиса боялась взглянуть ему в глаза. Она вздохнула:

— Да. Именно об этом я и говорю.

— Честное признание. Но, Лис, ты же понимаешь, замки меня не остановят.

Она отвернулась.

— Хватит!

— Нет.

— Неужели ты посмеешь снова явиться ко мне?

— Ты же говорила, что любишь меня, не так ли?

Ее губы задрожали.

— Да.

— Если ты любишь меня, то как можешь так поступать?

— Я ничего плохого не делаю. Это все ты.

Дереку было так жаль ее! Ведь она права. С первой же встречи он повел себя неправильно, не рассказав ей все о своей жизни, о работе. Но он сделал так лишь только потому, что хотел уберечь Алису от волнений. Кроме того, он всегда вел замкнутую жизнь и не знал, как впустить другого человека в свой мир.

Может быть, такое никогда и не произойдет.

Она снова коснулась ручки дверцы, но он остановил ее:

— Пожалуйста, Алиса, не уходи.

Она высвободила свою руку. Дерек с надеждой смотрел на нее, надеясь, что она изменит решение. Смягчится. Когда Алиса нежно провела ладонью по его щеке, слезы потекли из ее глаз. Ему показалась, что она передумала.

— Прощай, Дерек.

Нет. Она не может его оставить. Уйти. Алиса погладила его по плечу, ласково коснулась повязки.

— Будь осторожен, хорошо?

И после этого она вышла из машины и захлопнула за собой дверцу. Алиса обогнула церковь и исчезла. Дерек не знал, куда она отправилась. Но в данный момент это не имело никакого значения.

Алиса ушла. Из его жизни. И ему было очень плохо.


Алиса быстро поймала такси и через двадцать минут была в «Уотерфорде». Она так устала, что, войдя в квартиру, сразу же отправилась в спальню. Прошлой ночью она легла очень поздно, а сегодня утром пришлось рано вставать. Трудный полет в Хьюстон и обратно дал о себе знать — каждый мускул ее тела болел.

Но эмоциональное состояние было еще хуже.

Алиса легла на кровать, надеясь сразу же заснуть. Но нет, несмотря на усталость, ломоту в теле, все ее мысли занимал только Дерек. Она понимала, что ничего в его жизни не изменится. Он всегда будет ее обманывать. А она — любить его.

Шесть месяцев назад Алиса надеялась, что с этим мужчиной у нее могут быть настоящие длительные отношения. Да и сейчас ей кажется, что он вернется из очередной командировки, все объяснит ей и они смогут жить вместе, строить планы на будущее.

Но этого не будет.

Алиса перевернулась на другой бок, обняла рукой подушку и закрыла глаза. И тут же представила, как Дерек находится в чужой стране, укрывается от пуль, борется с преступниками. Алиса поняла, что всю оставшуюся жизнь ей предстоит думать только о нем — где он, что сейчас делает.

И вообще жив ли?

Она открыла глаза и уставилась в потолок, мечтая освободиться от мыслей о Дереке, забыть его и продолжать жить своей жизнью, как будто этого человека не существует. Но Алиса знала, это невозможно. Если она доживет до ста лет, все равно будет помнить его мужественное красивое лицо и те минуты, которые они провели на пике блаженства.


Двадцать минут спустя Дерек стоял перед алтарем рядом с Гасом. Они вошли вместе со священником через боковую дверь и теперь ждали, когда начнется церемония. Дерек огляделся. Цветы, ленточки, веселые лица гостей, сидящих на скамейках, — все угнетало и мучило его. Это был день веселья, праздника, и он должен находиться здесь, улыбаться всем, иначе жених его убьет.

Когда они одевались, Гас спросил у него, что произошло с Алисой. Дерек просто ответил: все кончено. Оба так спешили, что не могли спокойно обсудить случившееся. Но Гас пообещал — они еще поговорят об этом. Дерек не мог понять, о чем с ним хотел побеседовать друг. Ведь и так все ясно: они с Алисой расстались, и никакие разговоры ничего не изменят.

Заиграл орган. Сначала по проходу прошествовали шаферы и подружки невесты. Затем мелодия изменилась, и появилась Салли в ослепительном подвенечном платье. Пока невеста подходила к алтарю, Дерек наблюдал за Гасом. Тот не отрываясь смотрел на свою любимую, не видя никого вокруг. Отец невесты подвел ее к жениху, они обменялись взглядами, и служба началась.

Дерек пытался держать себя в руках. Он внимательно смотрел на жениха и невесту и слушал, что говорил священник. Но каждое слово ранило сердце Дерека, и он еле сдерживал слезы.

Вместе в здравии и в болезни, в бедности и в богатстве, в горе и в радости, пока смерть не разлучит…

Он мог думать только об Алисе. О том, как близок был к счастью в первый раз в жизни и как легко потерял его.

Священник смотрел на Дерека. Тот растерянно оглянулся.

— Кольцо, — прошептал Гас.

— О, да.

Он достал кольцо из кармана, протянул другу, который надел его на палец своей молодой жены в знак вечной любви и верности.

Церемония закончилась, и Гас поцеловал новобрачную. Наблюдая за ними, Дерек понял, что их клятвы в любви не пустые слова и они будут жить вместе долго и счастливо.

На свадебном банкете Дерек совсем затосковал.

В зале стояли круглые столы, покрытые белыми льняными скатертями, расшитыми затейливыми узорами. В центре красовался огромный пятиярусный торт, который невозможно было съесть за один раз. Цветы, великолепная посуда, официанты, веселье, радость — все это давило на Дерека. Ему было очень тяжело находиться среди праздничной толпы, поэтому он выбрал подходящий момент, поздравил жениха с невестой и двинулся в бар выпить стакан-другой, ведь скоро у него не будет такой возможности.

Дерек заметил, как Гас что-то прошептал Салли, поцеловал ее в щечку и направился к нему.

— Хороший коктейль, — сказал Дерек.

— Да. Но ты не об этом сейчас думаешь, верно?

— Нет, — согласился Дерек.

— Послушай меня. Я наблюдал сегодня за тобой и Алисой. И знаю, что вы встречались в Сиэтле всего лишь неделю. Но ты никогда не вел себя так с какой-либо другой женщиной. И после того, как мы с Алисой познакомились, я буду считать тебя глупцом, если ты позволишь ей уйти.

— Есть маленькая проблема. Она больше не хочет видеть меня.

— Что ты испытываешь к ней?

Дерек отвернулся.

— Я не знаю.

— Тогда тебе стоит ее забыть.

— Что?

— Если ты еще не разобрался в своих чувствах, лучше забудь ее и перестать мучить бедняжку.

— Ты не прав, Гас. Это она приняла такое решение.

— С каких пор женщина решает за тебя? Пусть даже та, в которую ты влюблен?

Дерек удивленно посмотрел на друга:

— Влюблен? Я не…

— Да. И еще как! Иначе ты не был бы так подавлен.

Дерек уставился на Гаса, думая, может ли такое быть на самом деле. Ведь он никогда в жизни не испытывал любви.

Возможно, Гас прав. Ведь Алиса действительно нужна ему как воздух. Значит, именно это и есть любовь?

— Даже если ты и прав, — сказал он, — я никогда не смогу вернуть ее.

— А я не уверен в этом. Переходи работать ко мне, тогда она изменит решение.

— Ты знаешь, меня не интересует такая работа.

— Почему? Не хочешь стать моим партнером? Собираешься всю жизнь быть начальником?

— Все не так, ты же знаешь.

— Тогда скажи мне, в чем проблема?

— Не знаю.

— Тебе тридцать три года. Неужели ты готов рисковать головой и в сорок лет? И в пятьдесят?

Дерек не знал, что сказать.

— Я ушел из команды. Чего и тебе желаю. Выбирай — или твоя сумасшедшая работа, или настоящая жизнь. Только что-то одно, — предупредил Гас.

Жизнь…

Ему нравилось это слово и то, что он сможет жить с красивой любящей женщиной. Может быть, даже обзавестись семьей. Но все это было так ново и необычно, что сразу не разобраться.

— Мне нужно подумать, — сказал Дерек.

— Хорошая мысль. Но пока ты будешь губить себя, выполняя очередное задание, не забывай, что любой парень может увести твою Алису. Неужели ты хочешь этого?

Дерек потерял дар речи. Ему это и в голову не приходило. Казалось, когда бы он ни появился, она всегда будет ждать. А что, если в один прекрасный день Алиса окажется в объятиях другого мужчины?

— Так что обдумай все как следует, — произнес Гас. — Что для тебя важнее: провести шесть месяцев а джунглях или же здесь, в Далласе, с Алисой?

Господи, неужели он прав? В их команде всегда царили товарищеские отношения, но Гас стал ему почти братом, всегда поддерживал его. И даже сейчас, в этот трудный момент, он, собственно, принял решение за Дерека.

Алиса — замечательная женщина, влюбленная в него. И нужно быть полнейшим дураком, чтобы позволить ей уйти.

— Ты понял, что я сказал? — спросил Гас.

— Да.

— Тебе сейчас нужно сделать только одно.

— Что именно?

— Поехать к Алисе.

Глава шестнадцатая

Алиса дремала, когда раздался непонятный шум. Сначала она решила, что это ей приснилось. Она приподняла голову и прислушалась. Ничего.

Алиса снова легла и почти тут же опять услышала что-то. Шаги в прихожей?

Да. Несомненно, шаги. Кто-то был в ее квартире.

Медленно сев, она прислонилась к изголовью кровати и натянула на себя одеяло.

В комнату вошел Дерек — в смокинге и при галстуке.

— Господи, ты меня так напугал!

— Извини.

— Как ты попал в мою?.. — Она помолчала. — Можно не спрашивать.

— Я же сказал, замки меня не остановят.

— А я просила тебя больше этого не делать!

— Если бы я позвонил снизу, ты бы позволила мне войти?

— Нет.

— Поэтому у меня не было другого выхода.

— Был. Ты мог не поступать так со мной!

Дерек сделал несколько шагов вперед. Она подняла руки.

— Нет. Не приближайся ко мне.

Но он, не послушавшись, медленно приближался. Алиса растерялась. Может быть, позвонить охране, чтобы его выставили отсюда?

Но была и другая проблема — хочет ли она, чтобы он подошел?

Ей было очень сложно бороться со своими чувствами, желанием быть с ним, обнимать его, любить. Если он прикоснется к ней, то все — тогда она полностью утратит контроль над собой.

— Стоять! — закричала женщина. Наконец Дерек остановился. — Все, что ты хочешь сказать мне, можно сделать и с того места.

— Стоун.

Алиса удивленно покачала головой.

— Что?

— Это мое имя. Стоун.

Она не поверила:

— Какое по счету?

— Это мое настоящее имя. С ним я родился, — произнес Дерек. — И я расскажу тебе все, что ты захочешь. Все.

Молодая женщина не понимала, что происходит. Почему он так говорит? Неужели решил стать честным с ней? Возможно ли это?

— Нет, — сказала она. — Ничего уже не изменить. Ты собираешься носиться по всему миру, подставляя себя под пули, а я должна буду сидеть здесь, в Далласе, и ждать тебя. Другого выхода не…

— Я бросаю эту работу.

Алиса не верила своим ушам:

— Что ты сказал?

— Я ухожу из команды. И остаюсь в Далласе. Гас предложил мне партнерство. — (Алиса могла только молча смотреть на него. Она не верила происходившему.) — Да, у меня будут небольшие командировки, но в основном я буду работать здесь.

Алиса взглянула на него с подозрением.

— Хочешь подкупить меня.

— Ты считаешь, что я опять выкручиваюсь?

— Нет. Похоже, на свадьбе Гаса с тобой что-то произошло.

— Я в здравом уме и несу ответственность за каждое свое слово. — Он засунул руки в карманы и тяжело вздохнул. — Я устал возвращаться в пустую квартиру или прятаться в гостиничных номерах, путая, в каком городе нахожусь.

— Неужели ты говоришь это серьезно?

— Какой у меня выбор? Провести полгода в джунглях, скрываясь от всех, или забраться в очередной пентхаус, чтобы украсть документы? Я очень долго размышлял, прежде чем принять решение.

Алиса не решалась что-либо сказать.

— Ради всего святого, — продолжал Дерек, — позволь нам начать все с самого начала. Я только сейчас понял, что, пока меня не будет, в твоей жизни может появиться мужчина, который сделает тебе предложение, и ты согласишься. Господи, я не могу такого допустить. Давай попробуем еще раз?

Алиса по-прежнему молча смотрела на него.

— Мне еще надо кое-что сказать тебе, — произнес Дерек. — То, что следовало сделать давно.

Он шагнул вперед.

— Нет! Стой там.

— Но мне нужно быть рядом с тобой, когда я буду говорить это.

— Нет, — возразила она. — Если ты подойдешь ко мне, то через десять секунд мы оба окажемся на кровати и тогда не сможем поговорить. Мы…

— Я люблю тебя.

— Что?!

— Я сказал, что люблю тебя.

Сначала она обрадовалась, но потом насторожилась. В любви признается человек, который не знает, что это такое.

— Минуточку, — сказала Алиса. — Я не уверена, что ты понимаешь, о чем говоришь.

Он пожал плечами:

— Да. Может быть, ты и права. Я не специалист в этих вопросах. Тогда объясни, отчего я думаю о тебе каждую минуту, отчего у меня начинает сильно биться сердце при каждой встрече с тобой? Что это, по-твоему, такое?

Алиса широко открыла глаза от удивления:

— Я… я не знаю.

— Может показаться смешным, но когда я думаю о завтрашнем дне, о следующем месяце, о своем будущем, то в нем есть только ты и я, и больше никого. Что это значит?

Алиса не знала, что говорить. Слова будто застряли в горле.

— Когда я просыпаюсь утром, то мне хочется видеть рядом тебя. Не только завтра и послезавтра, а каждый день. И еще каждую ночь. Мне хочется возвращаться домой и заниматься с тобой любовью до тех пор, пока мы не насытимся. Я хочу… — Дерек задыхался от эмоций. — Я хочу запереть тебя на всю оставшуюся жизнь, чтобы ни один мужчина не приблизился к тебе. — Он молчал и смотрел на нее. — Хорошо, ты права, Лис. У меня нет никакого опыта в этих делах. Так что скажи мне — все, о чем я говорил, разве это не любовь?

Из глаз Алисы полились слезы.

— Да, — тихо прошептала она. — Ты прав.

— Славу богу. А теперь могу я подойти к тебе поближе?

— Да, — разрешила она. — И, пожалуйста, поторопись.

Через секунду он уже сидел на кровати рядом с ней и держал ее за руку. Что-то невероятное произошло с ними. Он действительно пришел и признался ей в любви.

— Скажи мне, пожалуйста, — попросил Дерек, сжимая Алису в своих объятиях. — Скажи, что любишь меня.

— Я люблю тебя.

— Еще раз.

— Я люблю тебя. Я буду повторять это каждый раз, когда ты попросишь.

— А тебе не надоест?

— Никогда.

Он долго обнимал ее, целовал в губы, в щеки, в подбородок. Она растворилась в его ласках, ее сердце радостно билось от мысли, что теперь они вместе навсегда.

Вдруг Дерек замер.

— Что? — спросила Алиса.

Он немного отодвинулся и оглядел ее.

— Ты всегда спишь раздетой?

— О…

Дерек улыбнулся.

— Мне это нравится.

— В смокинге ты выглядишь восхитительно, — заметила Алиса.

— Спасибо.

— Сними его.

Ей не нужно было повторять это дважды. Через минуту Дерек уже лежал рядом с ней на кровати. Алиса положила голову ему на грудь и чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете.

— Как прошла свадьба Гаса? — спросила она. Дерек пожал плечами:

— Наверное, хорошо.

— Как выглядели подружки невесты?

— Не обратил внимания.

— Какого цвета были их платья? — (Он молчал.) — Неужели не помнишь? А Салли была красивее всех?

— Думаю, да.

— О, мужчины, — вздохнула она. — Вы никогда ничего не замечаете.

Дерек положил Алису на спину, убрал волосы с ее лица и нежно поцеловал в лоб.

— Я никогда не обращаю внимания на других, — произнес он с улыбкой. — Потому что ты для меня единственная, милая.


В понедельник утром Алиса отправилась на работу в мрачном расположении духа. Раньше ей не приходилось писать заявление об увольнении. Кроме того, трудно бросать любимое дело. Но как только Алиса зашла к себе в кабинет, менеджер сообщил ей неожиданные новости.

Лоуренс Таг продает «Уотерфорд».

А когда она услышала цену, то перестала что-либо понимать. Это один из самых прибыльных жилых комплексов в городе. И Таг его продает. Точнее, не продает, а отдает практически даром.

К концу дня стало известно, что уже появился покупатель.

Проблем с оформлением не должно было возникнуть, все детали улажены заранее. Алиса удивлялась, что Таг, прекрасный бизнесмен, совершает столь безответственный и необдуманный шаг, но не сомневалась, что найдется много предпринимателей, готовых вложить деньги в жилищный бизнес.

Но это означало для нее потерю работы и квартиры. Придется произвести хорошее впечатление на нового владельца, и тогда все останется по-прежнему.

Алисе очень хотелось обо всем рассказать Дереку. Она побежала домой. У порога ей стало страшно. А вдруг, когда она откроет дверь и войдет в квартиру, его там не окажется?

Дерек сидел на диване и читал газету. Он повернулся и улыбнулся ей, и все сомнения и страхи улетучились в один миг.

— Привет, — сказал Дерек.

Алиса скинула куртку прямо на пол и поцеловала любимого.

— Это замечательно.

— Что?

— Видеть тебя здесь.

— Я решил подарить себе выходной.

Она подошла и села рядом с ним. Ей не терпелось поделиться новостями.

— Ты никогда не догадаешься, что произошло сегодня.

— Что?

— Таг продает «Уотерфорд».

— Неужели?

— Да.

— Подумать только.

— А цена такая низкая, что уже нашелся покупатель.

— Это очень интересно.

И Дерек уткнулся в газету. Алиса недовольно посмотрела на него. Она думала, он будет так же поражен, как и она, или по крайней мере поинтересуется деталями. Но он спокойно изучал спортивные новости.

— Дерек, неужели ты не понял? У меня есть шанс остаться здесь, в этой квартире, на этой работе!

— Я счастлив за тебя, дорогая.

Но она не видела счастья на его лице. Алису это раздражало. Еле заметная ухмылка насторожила ее. Что это значит?

— Дерек?

— Да?

— Ты знал, что Таг продает комплекс?

— Кажется, я где-то слышал об этом.

— Неужели?

Он пожал плечами:

— Мир полон слухов.

— Ты не имеешь к этому никакого отношения?

Он положил газету, глубоко вздохнул:

— Знаешь, у нас с Тагом был серьезный разговор насчет «Уотерфорда». Конечно, необычно, что такой бизнесмен, как Таг, следует совету секретного агента, но он это сделал.

Алиса сбросила газету на пол, крепко обняла Дерека и поцеловала. Это был самый долгий и страстный поцелуй двух любящих людей. Его, пожалуй, даже можно занести в Книгу рекордов Гиннесса.

Когда они наконец оторвались друг от друга, Дерек заметил:

— Это здорово, Лис. Если бы я знал раньше, что получу такую награду, заставив Тага продать здание, то сделал бы это уже давно.

— Не знаю, как ты добился этого, — сказала она, — и не уверена, что хочу знать, но… — Алиса еле сдерживала слезы. — Спасибо.

Он улыбнулся.

— Теперь, когда тебе все известно, я не хочу, чтобы…

— Не волнуйся. Твой секрет никто не узнает. — Она положила голову ему на плечо. — Теперь мне нужно понравиться новому боссу, чтобы он оставил меня на работе.

— Я думаю, тебе не стоит беспокоиться по этому поводу. Новый владелец влюбится в тебя.

— Почему ты в этом уверен?

— Собственно, он уже влюбился.

Несколько секунд прошло, прежде чем Алиса поняла смысл слов Дерека. Она подняла голову и посмотрела на него.

— Ты? Ты купил это здание?

— У меня есть кое-какие сбережения, и я решил вложить их в «Уотерфорд».

— Неужели ты можешь себе такое позволить?

— Честно говоря, комплекс куплен на паях с Гасом. Все бумаги оформляет он, так что Таг не узнает о моей причастности.

Алиса почти потеряла дар речи от счастья.

— Я не верю этому.

— Если Тага не арестовали, это не значит, что он не должен быть наказан. Кроме того, это хорошее вложение. Ты знала, что прибыль составляет девяносто восемь процентов?

— Нет. Но ты сделал это не для того, чтобы наказать Тага, или из-за большого дохода. — Алиса наслаждалась теплом его тела. — Ты сделал это, потому что любишь меня.

Господи, конечно же, да!

— А ты? — спросил он.

Она приподнялась, нежно улыбнулась и сказала:

— Я люблю тебя.

Всего несколько дней назад он и не думал услышать эти слова. Слова, связывающие их навсегда. Женщина, которую он не мог забыть целых шесть месяцев, теперь рядом, в его объятиях, и говорит, что любит его.

Нет. Не шесть месяцев. Дерек мечтал о ней давно, задолго до их встречи в Сиэтле. Теперь он понял, почему она заинтересовала его с первого же взгляда. Именно в Алисе Дерек нашел то, чего ему не хватало всю жизнь.

Когда Дерек взглянул на квартиру, ему показалось, что он видит эти стены в первый раз. Именно здесь он будет жить со своей любимой женщиной. И это место станет его домом, которого у него не было никогда.


Оглавление

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Глава тринадцатая
  • Глава четырнадцатая
  • Глава пятнадцатая
  • Глава шестнадцатая