Наезд на актеров (fb2)


Настройки текста:



Владимир Черкасов НАЕЗД НА АКТЕРОВ

ЧАСТЬ I

Глава 1

У Сергея Кострецова, оперуполномоченного по участку в районе Чистых прудов, как всегда, забот хватало. На этот раз с деятелями искусства. Похоже, воры решили парализовать творческое вдохновение любимцев публики. Только открылся осенний театральный сезон, как разразилась серия краж в театре «Современник» и театре-студии Олега Табакова.

Деньги, драгоценности, а заодно и модная одежда исчезали прямо из гримерных чуть ли не ежедневно. Но если бы только это! Служителей муз, видимо, решили оставить и без колес — от подъездов театров угоняли автомобили.

«Современник» выходит прямо на Чистые пруды, табаковский театр расположен за ним, на улице Чаплыгина. Этот-то пятачок «Чистяков», как называют здешние края местные, и стал постоянной головной болью для капитана Кострецова.

В разгар криминальных атак в театры бросили команду переодетых сотрудников угро. Под видом богемных друзей-приятелей они болтались за кулисами, в буфетах, по коридорам и дворам.

Тем не менее время от времени из театральных глубин раздавался пронзительный женский крик или рев заслуженного артиста. Полуодетая, выскакивала очередная ограбленная, длинно ругался заслуженный трагик, глотая спиртное. Но если бы это был конец! Не успевал закрыться занавес, как актер, только что пережив потрясение от кражи в гримерной, вываливался на улицу и видел, что его машины и след простыл.

Воровской пир стих, когда выносить и угонять из ценного недвижимого и движимого стало нечего. Не считая, конечно, самих господ артистов. Сергей Кострецов сидел в своем кабинете, анализируя сходные происшествия по Москве за последние годы в среде знаменитостей.

Старенькая коричневая кожанка опера висела на спинке стула, он засучил рукава неброской рубахи на «костяных» своих руках, густо поросших мхом. Глаза капитана, собирающегося перешагнуть за свои тридцать три года, утомленно щурились, кудрявая светло-русая шевелюра была взлохмачена.

Сергей смолил любимые сигареты «Мальборо» и читал обзоры:

14 марта 1994 года в 22.00, в тот момент, когда в театре «Ленком» шел очередной спектакль, с театральной автостоянки неизвестные угнали автомобиль «БМВ-735», принадлежавший артисту Александру Абдулову. По этому поводу актер сказал: «Мы живем в стране воров». Он также сообщил, что в 1993 году у сотрудников «Ленкома», в числе которых такие артисты, как Николай Караченцов и Олег Янковский, было угнано шесть автомобилей.

27 октября 1994 года, когда актер Зиновий Гердт со своей женой зашел в продовольственный магазин на улице Строителей, неизвестные преступники угнали его машину «Жигули», которая не была поставлена на сигнализацию. За короткий срок артист лишился уже второго автомобиля.

31 октября 1994 года жертвой преступления стала актриса Татьяна Васильева. Около десяти часов вечера в подъезде ее дома на улице Лизы Чайкиной на нее напал грабитель. Выхватив из рук артистки сумочку с деньгами и документами, он скрылся в неизвестном направлении.

11 мая 1995 года ограблена актерская чета — Александр Лазарев и Светлана Немоляева. В тот момент, когда 57-летний А. Лазарев находился на репетиции (он работает в Театре имени В. Маяковского), кто-то залез в его гримерную и украл у него куртку, в которой были документы и ключи от квартиры. После этого преступник отправился по указанному в паспорте адресу, тем более что дом этот находился рядом с театром. Открыв квартиру «родными» ключами, преступник похитил оттуда 2 миллиона рублей и скрылся.

14 июля 1995 года в 10 часов утра от подъезда дома актрисы Лидии Федосеевой-Шукшиной на улице Бочкова неизвестные угнали принадлежавшую ей автомашину «Жигули».

16 июля 1995 года в 8 утра был совершен вооруженный налет на дачу писателя Анатолия Ананьева, расположенную под городом Видное. Неизвестный в маске, с пистолетом в руке ворвался в дом и потребовал денег. Однако писатель ударил грабителя по руке с пистолетом. В результате прогремел выстрел, но пуля угодила в пол. Грабитель скрылся.

17 июля 1995 года в 3.30 утра грабители пробрались на дачу поэта Андрея Вознесенского в Переделкине. Хозяева спали, преступники сложили в мешок всю видео и аудиотехнику, находившуюся в доме. На шум проснулась жена поэта писательница Зоя Богуславская. Она вышла на веранду и тут же попала в руки одного из грабителей. Приставив к горлу женщины нож, он держал ее, пока его напарник упаковывал ворованные вещи, среди которых были видеомагнитофон, телевизор, телефон, фотоаппарат и 2,5 миллиона рублей. После этого преступники отпустили женщину и скрылись. Через шесть дней они были задержаны милицией…

Кострецов остановился на этой информации, подумав: «Хоть здесь разыскали преступников».


* * *

Дверь открылась, в комнату вошел оперуполномоченный отдела лейтенант Геннадий Топков. Его подкинули на подкрепление Кострецову: парень, мол, сечет в театральных делах и вообще — по культуре. Решили так, потому что Гена, кроме недавно законченной милицейской «Вышки», имел и университетское образование историка.

Кострецов, любивший работать в одиночку, согласился на такого напарника больше потому, что Гена был скромен, без «ментовского» апломба и амбиций, которые то ли не успел нажить, то ли отторгались они у него из-за интеллигентности.

Несмотря на хорошие манеры и очки, которые отродясь считались признаком слабости, Гена был спортивно сложен, и Кострецов оценил его тренированность, понаблюдав за лейтенантом в спортзале и тире.

Топков вежливо кивнул капитану, сел перед его столом, скосив глаза под окулярами в строгой оправе на обзоры, лежащие на столе.

— Не везет творческой интеллигенции, — сказал Кострецов. — Мало того, что постоянно грабят, но, как правило, и грабителей не находят.

— Да, — усмехнулся Гена, — в последнее время наши кумиры уж с телевизионного экрана за помощью обращаются. Недавно телеведущая «Армейского магазина» Дана Борисова жаловалась, что на только-только купленном «Гранд Чероки» с золотистыми дугами спереди и по бокам всего час ездила. И за какого-то знаменитого актера хлопотали — призывали воров не трогать его новой машины. Две предыдущие угнали.

— За простых людей попросить некому, — бросил Кострецов. — Простых много, а талантливых мало, товарищ капитан.

— Не надо, Ген, «товарищ капитан». Между напарниками не должно быть официальности. Можешь меня Сергеем звать и на «ты».

Топков смутился.

— Вас, то есть тебя, еще Кость зовут. А почему?

— Сначала в школе прозвали. Может, из-за фамилии, а может, из-за худобы. У меня быстрый обмен веществ. Мясо все время трескаю, но калории бешено сгорают. Надеюсь, и холестерин улетучивается. Еще пиво люблю, рекорд — семнадцать кружек подряд. Правда, только с вяленой рыбой. Рыбу-то я сам ловлю. И тебе придется, — капитан улыбнулся, не договорив, что Костью окрещен и за отчаянность в драках.

— Я не рыбак, — недоуменно ответил Гена.

— Будешь. Я тебе — об оперской рыбалке. Вот сейчас надо точно закинуть удочки в омута «Современника» и театра Табакова. Но предварительно требуется промерить глубины, определить, чем местные рыбки дышат, на что клюют. У тебя по этой части что-нибудь есть?!

— Проанализировал я похищенное в театрах. В общем, дело обычное: деньги, золотые кольца, драгоценности. Но внушительный улов, если по-рыбацки выражаться, — коллекционные ордена.

— А откуда в сумочках и карманах актеров были ордена, да еще коллекционные?!

— Не у актеров. Увлеклись в театрах спектаклями, так сказать, по полной системе Станиславского. Это в смысле перевоплощения. Ну и давай носить на сцене настоящие ордена. Причем не только последнего времени, а и царского. Если офицер, ну, скажем, в «Трех сестрах» Чехова, так ему вешали какого-нибудь Святого Станислава или Святую Анну, да еще с мечами. А так как раньше и гражданских лиц награждали, например, чисто военным орденом Святого Александра Невского, то и этот годился для украшения актера в роли старинного вельможи. И вот его-то как раз и увели.

Кострецов озадаченно поинтересовался:

— Такие ордена больших денег стоят. В Москве что, открылась фирма, выдающая их напрокат?!

— Нет, конечно. Помогал театрам крупный московский коллекционер генерал Рузский. Он на театре помешан, как и на орденах. У него огромная коллекция, фигурирует в международных справочниках. Генерал стар, наследников нет, ну и хотел, чтобы его сокровища публику порадовали. Рузский — старого российского рода. Когда увидел, что стали дореволюционных людей с уважением, похоже изображать, не посчитал кощунством на мундиры (пусть и бутафорские) и фраки свои ордена предоставить.

— И большого достояния лишился генерал?

— Десятки тысяч долларов! Я пропавшее точно не оценивал, но суди сам, хотя бы по стоимости советских орденов. Когда-то на черном рынке, например, орден Ушакова 1-й степени стоил двадцать тысяч долларов, а орден Суворова двенадцать тысяч. Ну, а самый редкостный орден — Андрея Первозванного оценивался в сто тысяч долларов. Это бывший высший орден империи, за то время его получили немногим более тысячи человек. Сейчас он возрожден: награждены академик Лихачев, конструктор Калашников. Кострецов с уважением посмотрел на Гену.

— Откуда ты про ордена знаешь? Неужели, когда учился на истфаке, это преподавали?

Топков смущенно отвел глаза.

— Да нет. Но я же хорошим историком хотел стать. Особенно увлекался отечественной историей: генеалогией, русским офицерским корпусом…

— И пошел потом в менты, — продолжил Кострецов. Гена поправил очки, прямо посмотрел на него и проговорил:

— А в военное училище мне поздно было, да и зрение не первый сорт. Только в милиции мог офицером послужить.

У Кострецова тепло сжалось сердце: такого парня среди новоиспеченных лейтенантиков он видел впервые. Подавляющее большинство из них с первых дней службы больше интересовалось расценками бандитских «крыш» и возможностями заработать на консультациях новых русских.

Но Сергей привык чувств своих не выказывать и деловито уточнил:

— Так значит самая ценная пропажа у Рузского — орден Александра Невского?

— Да. Театр, конечно, обещает часть его стоимости оплатить. Но куда там! Театральных денег и на ремонт помещений не хватает.

— А ты такой орден видел?

Гена кивнул, заблестев глазами.

— Учрежден в 1725 году, первые награждения были произведены после смерти Петра Великого Екатериной Первой. Знак его — красный крест с золотыми орлами между лучами и изображением Александра Невского на коне в центре. К знаку восьмиконечная, стального цвета, лучевая такая звезда ордена с девизом: «За труды и отечество». Вручались лишь высшим чинам.

— Знак или звезда пропали?

— Знак, — вздохнув, ответил Топков. — Не знаю, была ли у Рузского к нему звезда. Кроме «Александра Невского» похитили еще несколько орденов. — Ну вот, у тебя уже есть адрес, — с него и начнем. Поговори с генералом. Тут разное можно вытянуть. Как и где хранится его коллекция? Не было ли попыток ограбления? Что за люди Рузского окружают — на предмет наводчиков… Ну, сам сообразишь. А я угнанными машинами займусь. Для начала в «Современник» зайду, этот театр посолидней и с некоторой криминальной предысторией.

— Что ты имеешь в виду?

— Был там лихой администратор. Еще в семидесятые годы занимался активной скупкой и перепродажей ворованных бриллиантов. Было такое знаменитое «бриллиантовое дело» Глода. Я его хорошо знаю, потому что у меня друг опером ФСБ служит, а в то дело КГБ вынужден был вмешаться. Длинная вообще-то история, но могу изложить, раз ты меня просветил на предмет орденов. — Буду только рад, Сергей! Тем более что ордена и драгоценности всегда связаны. Например, к орденам Андрея Первозванного, Александра Невского и Анны 1-й и 2-й степеней в качестве дополнительной награды могли жаловаться алмазные украшения.

Кострецов улыбнулся, любуясь азартом молодого опера.

— Ну, в том деле награждались попроще… Сбилась шайка на небольшой ювелирной фабрике. Располагалось производство в маленькой церквушке, стоявшей между универмагом «Детский мир» и зданием КГБ на Лубянке. Ювелиры систематически таскали отсюда бриллианты. Воровать было нетрудно, так как никакого досмотра не производилось. Потом переехала фабрика на завод «Кристалл», в район метро «Водный стадион». Там охрана была уже построже, но легко выносили и оттуда. Главарем команды был начальник цеха, подельниками разметчик, шлифовальщик, несколько мастеров. Ходко шли украденные «брюлики» по Москве-матушке, у нас всегда навалом любителей «камушков». Очень выделялись среди покупателей ворованного известнейшие люди из той самой среды творческой интеллигенции. На этих как раз и работал барыга, он же администратор театра «Современник».

— Ты что, не любишь творческих людей? — серьезно спросил Гена.

— Я сам творческий по роду своих занятий, — веско ответил Кострецов. — Так что талантливых коллег в любой области уважаю, даже в уголовной. Но мастер, профессионал — это одно. И совсем другое — всякая шатия, которая крутится, кормится вокруг умельцев. В художественных, театральных кругах это так называемая богема. Ни хрена сами не умеют, а на всяких тусовках первые. Эта шушера и застит глаза. Ну кем был тот администратор «Современника»?! В лучшем случае — неудавшийся актеришка, режиссеришка. Но он-то в искушение мастеров сцены и вводил. Хотя и те хороши… Ты посмотри: угонят у кого-то из них одну тачку — сразу заводит другую. Систематически обкрадываемый Александр Абдулов сейчас на шикарном «Гранд Чероки» заруливает, не хуже исчезнувшего у Даны Борисовой. Что, в метро западло проехать?! Ну да, под землей-то лишь второсортный народ передвигается.

Гена улыбнулся.

— Все-таки, скажем так, недолюбливаешь ты, Сергей, знаменитостей.

— Это есть! Какую-то безголосую раскручивают по всем правилам шоу-бизнеса, а ты на нее смотри, не выключать же все программы. А режиссеров, писателей, особенно сатириков, целая шайка с экрана не пропадает. Одни и те же лица, один и тот же треп! А потом глядишь (за это спасибо телевидению) — самые ударные из них уж с уголовниками без стеснения целуются и обнимаются.

— Про кого это ты?

— Да, например, про режиссера «Ленкома», про Захарова. Хозяина «Русского золота» Таранцева из американской тюряги выпустили, а режиссер «Ленкома» едва ли не первым его у нас в аэропорту с поклоном встречает и обнимает.

— Таранцев в прошлом дважды был судим и отбыл наказание, судимости сняты.

Кострецов сощурился.

— Видно, Гена, что в органах ты без году неделя. Поверь пока на слово: если человек зону, да еще неоднократно, прошел, «нормальным» он не будет. На всю жизнь — особые ухватки, закомплексованность, грязный цинизм. Но если даже этот Таранцев святым стал, зачем деятелю культуры свою связь с ним подчеркивать?! Есть же неписанные законы, кодексы чести в любой артели, а в цеху людей искусства — особенно. Ответ прост — этот хозяин «Русского золота» и сам золотой. Передачу на телевидении (опять же о культуре!) кто финансировал? Таранцев. Что же получается? При советской власти такие режиссеры ради кормушки языком по вышестоящим задницам работали, а теперь достаточно к груди кому-нибудь прижаться перед телекамерой. Легче стало, хотя и позорнее.

— Без денег культуре не прожить.

— Неужели русская культура нуждается в таких деньгах? Лучше уж пусть вообще не будет искусства, чем ценой грязи. Мы и так тонем в бульварщине. Вот уже воистину форма определяет содержание.

— Это правда. На актерскую зарплату машину не купишь. Да ведь перед властью над толпой, перед большими деньгами любому непросто устоять, сдержанно произнес лейтенант.

— Но эти-то не любые! Ты мне, Топков, на больную мозоль не наступай. Ты про меня все уже узнал?! Знаешь, что я ни у уголовников, ни у полууголовных всяких никогда ни копейки не брал и в сделки с этой шушерой не вступал? Потому и торчу на Чистяках «земляным» опером… Но хотя бы эти Чистые пруды должны быть чистыми!

Капитан нахмурился, сложил бумаги на столе, сунул их в папку. Снял куртку со стула и стал ее натягивать.

— Сергей, — извиняющимся тоном сказал Гена, — я таким же, как ты, принципиальным хочу быть. Поэтому к тебе в напарники сам попросился. Ты прости, что я такие вопросы задавал. Мне хотелось тебя понять. Я знаю, за что тебя Костью еще зовут. Знаю, как ты этим летом накрыл банду милиционеров с главарем — майором угро.

Капитан, помягчав, передумал обрывать разговор и уходить. Он снова закурил уже которую по счету сигарету и проговорил:

— Не белая я Кость. Про старинные ордена, историю Отечества плохо знаю. Я вообще ничего про ордена и медали не ведаю. Мне их не дают. Но как и какими жабрами дышит вся эта богема приблатненная — уж как-нибудь просеку. Ну что, про «бриллиантовое дело» досказывать?

— Будь добр.

— Так бы и гоношились бриллиантщики при помощи всяких «современниковских» барыг, если б в марте 1971 года не повязали на таможне в аэропорту гражданина Глода. Творческий, заметь, таможенник присмотрелся к кольцу на руке этого гражданина. Оно почему-то было повернуто бриллиантом внутрь ладони. Взялись перстень досматривать. Оказалось, что он поддельный и служит футляром для большого бриллианта в два карата! Занялся этим КГБ, и уже в июле взяли восьмерых бриллиантщиков с тем начальником цеха. А в ходе расследования арестовали пару десятков обвиняемых, да сотню человек пустили свидетелями. Нитка от них потянулась в Армению. На том материале художественный фильм потом сняли. Это было самым крупным хищением в семидесятые годы. Изъятыми бриллиантами заинтересовался сам Андропов. Руководители союзного КГБ собрались лично осмотреть эти сокровища. Видишь, чем еще легендарен театр «Современник»?

— Внушительно.

— Давай удить, Гена. Имей в виду: ближайшие после преступления дни дают наибольший эффект раскрываемости. Я вот еще думаю: с какого бы края агентурно внедриться в круги театральной общественности? В «Современник» — то я пойду опером. Но надо б где-то богемно поболтаться — как своему. Где самая мощная театральная тусовка?

Гена подумал и сказал:

— Когда-то была в ВТО — Всероссийском театральном обществе, в здании на углу Пушкинской площади и улицы Горького, там и ресторан славился. А после перестройки организовали СТД — Союз «театральных деятелей». Но я ничего не знаю об этой организации.

— О! — воскликнул Кострецов, — мне уже понравилось: «театральных деятелей». На Чистяках одних театральных деятелей другие чистят. В таком «союзе» необходимо побывать.


* * *

После разговора с Геной Кострецов еще посидел за столом, просматривая список угнанных от театров автомобилей. Потом направился к «Современнику».

Капитан прошел через белую колоннаду здания и двинулся по пустынным в этот дневной час коридорам к кабинету администратора театра. Открыв дверь, увидел за столом пожилую, ярко накрашенную дамочку.

— Добрый день, — сказал он, показывая удостоверение, — как дела на криминальной сцене?

— Это вам лучше знать, — ответила та, не поддержав шутливого тона капитана. — Ваши сотрудники тут круглыми сутками болтаются.

Кострецов сел в кресло, обвел взглядом помещение.

— Отбой, теперь я в основном этими происшествиями буду заниматься. Надо осмыслить случившееся, подумать.

— Разве?! — с надрывом осведомилась дамочка. — Но ведь анекдот о другом гласит.

— Какой анекдот?

— А сидели двое перед банановым деревом: обычный человек и милиционер. Стали спорить, как лучше бананы достать. Обычный-то говорит: «Надо подумать». А милиционер: «Надо прыгать», — и давай изо всех сил к бананам подскакивать. Кое-какие он ухватил. А обычный подумал и сообразил, что лучше палкой действовать. Нашел ее и сбил себе много бананов. «Видишь, — говорит он милиционеру, — лучше сначала подумать». А милиционер, знай, скачет да кричит: «Не надо думать, надо прыгать!»

Капитан от души рассмеялся:

— Отпрыгались. Театр так чисто проутюжили, что приходится соображать. А вы, раз такие анекдоты рассказываете, наверное, уже давно думаете. Так не будет ли каких-нибудь подсказок? Советов больше не надо.

Дама достала из длинного портсигара тонкую сигарету, закурила и пустила дым вверх еще не потерявшими упругость губами, и так огненными от помады.

— Да что ж я могу капитану милиции подсказать? Своих театральных назубок знаю. Но не сами ж они у себя крали.

— Особенно неприятна история с орденами генерала Рузского, — заметил Сергей.

— О да! — озабоченно подняла выщипанные дуги бровей дама. — Какую ошибку мы сделали, что из его коллекции взяли. Зрителю-то, в принципе, все равно, что за бирюльки на актерах.

— Эти бирюльки были самым дорогостоящим в вашем театре.

— Да как сказать, — небрежно повела глазками дама. — Генерал все равно продавать эти ордена не собирался. А вот ценности, которые у актеров украли, придется им восстанавливать на последние гроши.

— Ну да, — невозмутимо продолжил Кострецов, — например, угнанные иномарки требуется компенсировать немедленно. Был «опель», а теперь, может, БМВ взять. Эта модель во всех отношениях поприметнее.

— В каких это — всех?

— Например, если снова угонят, легче искать.

Дама зло рассмеялась.

— Вы, пожалуй, разыщете! А знаете, каким пiотом все это актерам достается?

— Знаем, замучили этими объяснениями по телевидению. Так кто из нас мученики искусства?

Дамочка раздражилась так, что сквозь пудру на щеках проступила их природная краска.

— Вы что, издеваться сюда пришли?! Еще анекдотами про милицию попотчевать? Не вам над людьми искусства трунить! Уж более смехотворной фигуры, чем малограмотный продажный современный милиционер, в нынешнем общественном театре не существует!

Кострецов тоже закурил.

— Давайте-ка успокоимся. Я-то на вас обижаться не могу, потому что вы от имени людей искусства говорите, а сами к ним отношения не имеете. Вот и пытаетесь оскорблять милицию со своей завхозовской кочки. Тоже имеете право, в «Современнике» и администраторы легендарные. С точки зрения милиции.

Совсем сузила глаза дамочка.

— Это что еще за намек?!

— Да какой уж там намек! — простецки заулыбался Кострецов. — Талантливые, я говорю, администраторы. Вы о всех бывших тут представителях этого переднего фронта искусства знаете?

Ему хотелось, чтобы собеседница сама вспомнила «бриллиантового» барыгу.

Дамочка вперилась взглядом в безмятежную кострецовскую физиономию.

Наконец ее осенило:

— А-а, это вы про Неумывайкина…

Капитан с удовольствием рассмеялся, услышав произнесенную вслух колоритную фамилию администратора-бриллиантщика.

— И про товарища Неумывайкина тоже. А хорошая у вас память. Дело-то было в семидесятых годах.

— И все-таки вы еще на что-то намекаете, — уже настороженно произнесла собеседница.

Кострецов с усмешкой посмотрел на нее.

— Боюсь, вы такая хитрая, что сами себя можете перехитрить. Поэтому говорю прямо. Параллель с Неумывайкиным — не намек на то, что вы подозреваетесь в наводке воровской шайки на грабежи театра. Хотя… ассоциация с таким талантом, как Неумывайкин, на сцене «Современника» вполне допустима.

Хотелось, ох, хотелось капитану поставить на место эту дамочку. Но он был отходчив и дружелюбно продолжил:

— Я тут спорил со своим помощником о нынешних людях искусства и понял, что действительно не очень их жалую. А вот о тех, кто вынужден обслуживать эту капризную, самовлюбленную публику, честное слово, другого мнения. Поэтому немного растерялся, когда вы взялись их с таким пылом защищать. А они сами, ого как в состоянии себя прикрыть. Тут их мастерство безупречно. Но вам-то каково? Что я, не знаю? Ни в одном другом коллективе нет такого гнусного и запутанного клубка сплетен и интриг, как в театре.

Женщина устало махнула рукой, по лицу ее сразу поехали морщины.

— Достается, конечно. Такие, как я, всегда второй, даже третий сорт в театре. — Она усмехнулась. — А зрители, выходит, уж последний сорт для господ артистов. — Вас как величать? — вежливо осведомился капитан.

— Далила Митрофановна.

Опер с трудом сдержал улыбку: «Современнику» везло на колорит.

— А я Сергей. Так вот, меня в расследовании артисты совершенно не интересуют. Вы правы, Далила Митрофановна: в кражах вряд ли они замешаны. Важнее присмотреться к околотеатральному люду. Ну например, к завзятым театралам типа генерала Рузского, к тем, кто около артистов крутится. Конечно, небезынтересна и обслуга театра, его сотрудники.

— Поэтому вы с меня начали?

— Так точно. Вы же сами сказали: всех здесь знаете. Вы такой ас, напропалую льстил Кострецов, — что даже Неумывайкина помните.

Далила Митрофановна вздохнула.

— Как его не помнить! Он до сих пор в нашем театре как родной, на все спектакли ходит.

Капитан внутренне напрягся.

— Неумывайкин?! Сколько лет прошло… Отсидел, давно посторонний человек, а все в «Современник» его тянет.

Далила добродушно усмехнулась.

— А театральные вроде цирковых. У нас тут второй дом, как семья. И правильно вы подметили: дрязги, склоки — будто среди многочисленной родни. Привычка к клану на всю жизнь. Вот и Неумывайкин Эдуард Анатольич сколько пережил, а тянет его сюда, хотя и здание у нас новое, и многое другое.

— Вы, я вижу, терпимо к нему относитесь.

— А что такого, капитан Сережа? В совке как жили? Всякий норовил утянуть. Ну и Эдуард Анатольич увлекся. Клиентура у него была шикарная. Это сейчас «Современник» — лишь один из неплохих театров среди двухсот в Москве, а тогда-то мы были особенными, революционерами: молодые Ефремов, Табаков… Связался Эдик бриллианты те распространять, но не воровал же их. Нагляделся на окружающих, захотелось хоть так быть знаменитым.

— И стал, — продолжил Кострецов. — Сам Андропов с верхушкой КГБ его «коллекцией» любовался.

— Правда?!

— Да. Разложили изъятые камушки на столе у помощника Андропова. Пришли ознакомиться: Андропов, Цвигун, Пирожков, Чебриков… Неумывайкин-то все в Москве проживает? — как бы невзначай подбросил капитан интересующий его вопросик.

— А где ж еще Эдику быть? Он без московских тусовок, как рыба без воды.

Перед уходом Кострецов поговорил с Далилой Митрофановной на отвлекающие темы, чтобы не вздумала она вспугнуть ставшего уже старым, но, наверное, по-прежнему шустрого Эдика Неумывайкина. С этим мастером своего нетеатрального дела капитану надо было непременно повидаться.

Глава 2

На следующее утро опер Кость решил прогуляться по своей «земле»: прощупать, чем дышит местный полуподпольный народ.

Кражи в самих театрах могли быть пищей для пересудов публики, вхожей в мир кулис. Угоны же автомобилей с оживленных пятачков у театральных подъездов уже ближе к толковищам в пивных, забегаловках, а также, так сказать, для обмена мнениями на приблатненных Чистяках.

Самым давним стукачом капитана был Кеша Черч. Он работал на него частью по соображениям лирическим: оба они родились и выросли на Чистых прудах, учились в одной школе, — но в большей степени из благодарности Кострецову за то, что тот не обращал внимания на Кешины мелкие уголовные грехи.

Эту широко известную в округе личность Кострецов сначала безуспешно поискал в любимом месте Черча — пивной в Банковском переулке.

«Стало быть, уже похмелился», — подумал Сергей и вышел на угол переулка и Мясницкой улицы.

Он перешел на другую сторону Мясницкой к массивному старинному зданию банка. Наверное, это учреждение было здесь с незапамятных времен, раз переулок напротив назвали Банковским. Кострецов заглянул во двор банка и увидел Черча, греющегося на солнышке у одного из домов на лавочке.

Капитан подошел, сел рядом. Черч, закинув ногу на ногу в изможденных кроссовках, распахнув на тощей груди линялую куртку, щурился под ласковыми лучами, парно дыша свежим пивом.

— К банку присматриваешься?! — шутливо спросил Кострецов. — Трудно такой брать в одиночку.

— На банк специалист нужен, — важно произнес Кеша. — А есть ли сейчас такие?! Помнишь последнего классного «медвежатника» на Москве — Паршина? Менты с ног сбились, облаву устроили, а он вот в этом банке ночевал.

— Да, — согласился Сергей, — никто и подумать не мог, что прячется ночами Паршин в самом банке на Мясницкой. Выдающегося таланта был жулик… Но я тебя, Кеша, об орлах более низкой квалификации хочу спросить.

Черч, почуяв свою нужность, побольше развалился и ритуально попросил закурить.

Капитан вручил ему «Мальборо» и сказал:

— «Современник» и театр Табакова бомбили последнее время немилосердно. И в театрах, и снаружи: я имею в виду угон тачек. Все более-менее приличные иномарки артистов и сотрудников увели. Словно б кто-то войну их хозяевам объявил.

Черч подсосал воздух щелью рта, свободной впереди из-за выбитых зубов, и проговорил:

— Слыхал кое-что. Сплошняком угоняли, бригада работала.

— Вот именно. Не случайные какие-то ухари. А раз команда старалась, то должны быть и слухи.

Кеша пощурился, озабоченно поморгал своими когда-то серыми, а теперь бесцветными от пьянки и лихой жизни глазами.

— На сто процентов не скажу, но думаю, что действовал Гриня Дух. У него сейчас новая команда. И гляжу, кое-кто из пацанов его нынче щедро гуляет.

— Гриня Дух? — стал вспоминать капитан. — Так он снова на Чистяках появился? Летом-то он пропадал куда-то.

— Ага. Контачил Дух с пиковыми — кавказцами. Ну и кантовался в их краях, там всегда работы много. Роскошная тачка им важнее жены.

— Да берут-то тачки здесь. Что, Гриня на Кавказе представительства своих шаек открыл? И где именно?

— А хрен его знает. У Грини полон Кавказ дружбанов, все готовы стол накрыть. Лето же было. Может, просто отдыхал. Точно знаю, что он в Грузии был, вино хорошее оттуда привез.

Бывший классный спортсмен-автогонщик Гриня имел кличку Дух, потому что во время афганской войны шоферил на армейских транспортах по афганским дорогам, простреливаемых настоящими «духами» — моджахедами. Да и лихачил на машине так, что у пассажиров дух захватывало.

После героического периода своей биографии Гриня, вкусивший азартной опасности, увлекся угонами машин у мирных московских граждан. Сидел за это неоднократно. В последнее время остепенился, то есть перестал, как автомобильный наркоман, лично цепляться за чужой руль. Он занял в этом автобизнесе свою нишу — стал координатором угонов и переброски ворованных машин на Кавказ.

Кострецов знал весельчака и балабола Гриню, издавна обитающего на Чистяках. Черноглазый, с волнистой шевелюрой смоляных волос, подвижный, Гриня один к одному походил на хрестоматийного конокрада. Он и машины обожал, будто б кровных скакунов. Мог подолгу стоять, обозревая какую-нибудь великолепную иномарку, едва ли не выдыхая наконец: «Красавица ты моя!».

Капитан уточнил:

— Парнишки Духа, говоришь, широко гуляют?

— Ну да, гордо так: мол, и при деньгах, и при Гринином авторитете.

— А сам Дух?

— Частенько вижу его теперь на Чистяках. Но не в деле, конечно. А так разъезжает по кабакам, казино. На заднем сиденье сидит, как босс, с двумя мордами по бокам. Через окно видно: по-прежнему рот у него не закрывается. И прикид у Грини, и верхним стал, а все метла безостановочно метет. Наверное, и на том свете всех заговорит.

Сергей улыбнулся.

— Вот и в цвет, как блатные говорят. Человек с таким языком всегда что-то лишнее вякает.

Черч лениво процедил:

— Да понял, понял тебя… Дай-ка еще «мальборочку». — Он снова закурил и назидательно указал: — Кто ж с пахана дело сечет! К Грине просто так не подступишься. А вот пацаны его, пальцы веером, по пьяни могут нужное произнести.

Кеша любил подчеркнуть перед Кострецовым свое знание оперативного дела. Был он сыном генерала и мамы — советской барыни. Когда-то изучал с репетитором английский язык, играл на фортепьяно, но после смерти родителей, промотав ими нажитое, снизился до обрубка своего первого школьного прозвища — «Черчилль». Как передовой юнец, состоял когда-то Кеша в комсомольском оперативном отряде. Потому нет-нет, да и вкручивал в разговор с Сергеем своеобразные замечания, словно б намекая, что оперской деятельностью занялся еще тогда, когда Кострецов в милицию и не собирался.

— Тебе виднее, — подыграл ему Сергей.

Они распрощались. Кострецов зашагал домой, чтобы надеть для следующего рабочего визита свой лучший костюм.


* * *

Жил опер в Архангельском переулке, бывшем Телеграфном, выходящем на Чистые пруды церковью, известной в народе как Меншикова башня. Обитал Кострецов на дальнем его конце в старинном доме, где отстоял у «нового русского» хозяина их былой громадной коммуналки комнату с кухонькой, туалетом и ванной.

Вынужден был теперь Кострецов забираться к себе через бывший черный ход, по которому обычные жильцы не ходили. Но это капитану было, скорее, на руку.

Сергей зашел к себе, открыл шкаф, чтобы одеться для похода в Союз театральных деятелей. Собственно, костюм на шикарные случаи был у Кострецова один, зато не пожалел он на него ни скудной своей зарплаты, ни премиальных. Приобрел двойку парижского пошива, со всеми приметами высшего класса, вплоть до элегантных крылышек от пота на подкладке в районе подмышек. Имелась к костюму и парочка карденовских сорочек, а также носки по немыслимой цене. Были и породистые ботинки, с которых по большей части приходилось капитану лишь обдувать пыль.

Над галстуками, собственно, Сергею тоже не приходилось долго ломать голову. Их было три, все шелковые, в тон костюму. После недолгого раздумия остановился на том, что дольше других не повязывал.

Кострецов подумал, что к такому костюму ему б иномарка не помешала, чтоб подкатить на ней небрежно. Можно было б напрокат и ее раздобыть. Да ладно.

Столько пыли в глаза, и вдруг да попусту? Проведем сначала разведку, а уже потом…

Ловить зазевавшихся в СТД капитан собирался на самый закаленный крючок финансовый.


* * *

Кострецов подъехал к парадной здания СТД на Страстном бульваре в такси. Зашел в него и направился по коридорам, посматривая на таблички кабинетов. Ага, вот то что надо: «Главный бухгалтер С. В. Быловский». Можно начинать и отсюда.

Сергей без стука отворил дверь, уверенно зашел в комнату и поглядел на хозяина. Мужчина лет пятидесяти, с густыми неседыми волосами, лихо подкрученными усами, поднял на него внимательные глаза.

— Добрый день, — сказал капитан, присаживаясь в кресло и закидывая ногу на ногу. — Сукнин Иван Афанасьевич у вас был?

— Нет, — ответил главбух. — А кто это такой?

— Сукнин — мой хозяин. Он собирался побеседовать с кем-нибудь из финансистов вашей организации.

— Не был. А что у него за дело?

— Сукнин — крупный самарский предприниматель. Хочет Иван Афанасьич спонсорские деньги вложить в какой-нибудь московский театр.

Любезно светя карими глазами с полной физиономии, главбух представился:

— Семен Викторович Быловский.

— А меня можно просто — Сергей. Я у Сукнина вроде секретаря.

Быловский словно учуял настоящую профессию Кострецова и уточнил:

— Охраняете?

— Телохранитель у него другой. А я на подхвате по менеджерской части. И билеты на самолет беру, и в гостинице шефа обустраиваю, да масса дел… Сегодня с Иваном Афанасьичем разминулись, а собирался он к вам. Извините. Сергей поднялся, делая вид, что собирается уходить.

— Сидите, сидите! — воскликнул Быловский. — Может, ваш шеф через несколько минут и появится. А почему, интересно, он решил московскому театру помочь?! В Самаре же свои театральные учреждения есть.

Кострецов уселся поудобнее.

— Имеются. Но подай Афанасьичу столичный театр… Мы в Москве на несколько дней, потом на бархатный сезон летим отдохнуть в Ниццу. Любо шефу здесь в театре благодетелем побыть. Вокруг артистки и все такое.

Быловский качнул пиками ухоженных усов, ласково улыбнулся.

— К такому спонсору в любом театре уважение. Ивану Афанасьевичу сколько лет?

— Да, наверное, ровесник вам.

— О-о, — протянул многозначительно главбух, — самый возраст, чтобы хорошо понимать прим сцены, и особенно молодых, многообещающих во всех отношениях.

Кострецов с возбуждением проговорил:

— Мы, волжские, все по-старинному стараемся. Вот Островский в пьесах купечество описывал. Загляденье! Должны и современные богатые люди меценатами русскому искусству быть.

— А не чувствуется у вас, Сергей, волжского акцента, — произнес въедливый главбух.

— Обтесался, — скромно ответил капитан. — Учился в московском вузе, даже женат на москвичке был. Но не прижился у вас, потом Сукнин позвал.

— А где учились? — очень вежливо продолжил Быловский.

Кострецов мрачно взглянул.

— Господин Быловский, вы не очень много вопросов задаете? Дальше, возможно, поинтересуетесь, как Сукнин свои капиталы заработал?

Быловский даже привскочил, дернул обеими щеками.

— Сергей, да что вы?! Только для поддержки хорошего разговора. Пиво холодное будете?

Не слушая ответа, Семен Викторович выхватил из небольшого холодильника у стола пивную банку и протянул Кострецову. Тот открыл и стал пить. Достал главбух и себе.

Быловский, прихлебывая, наблюдал за Сергеем. Вдруг озарился широкой улыбкой, отчего стрелы усов поползли едва ли не к ушам, и призвал:

— Давайте на «ты»!

— Для брудершафта коньяк надо пить, — солидно бросил Кострецов. Семен Викторович моментально водрузил на стол французский коньяк, две рюмки, блюдечко с мгновенно порезанными дольками лимона. Разлил.

Они подняли рюмки, зацепились руками, выпили и поцеловались.

— Так-то оно попроще, Сергей, — произнес Быловский, со вкусом набивая за щеки лимон. — Давай еще по одной.

Снова выпили.

— Сеня, — блестя глазами, сказал Кострецов, — давно я в Москве не был. А жизнь, гляжу, у вас все круче и круче. Ночные клубы, казино одно на другом.

— Любишь эти заведения?

— А как ты думал?! Когда нищим студентом тут скитался, а потом бедным родственником, только слюнки текли. Но нынче с Афанасьичем оттянемся здесь как надо. Да куда ж он запропастился? — Сергей посмотрел на часы.

— Посиди, выпей, не торопись, — проговорил главбух и снова налил.

Капитан оглянулся на дверь.

— Ничего, что в рабочее время мы тут закладываем?

— Ничего-о, люди кругом театральные, к этому хорошо привычные. Да и как мне такого парня не угостить?! Зайдет твой шеф, и ему поднесем.

— Да уж вряд ли сегодня он здесь появится. В Москве дел по горло. Время-то уж к концу дня. А я не зря сюда зашел. Доложу Афанасьичу, в следующий раз с ним прямо к тебе.

Главбух подправил усы, пристально поглядел на капитана.

— Что ж, так и пойдешь?

— Как? — с провинциальным недоумением осведомился Сергей.

— Да несолоно хлебавши. Это не по-старинному, не по-московски, раз ты Островского уважаешь. Надо нам теперь как следует выпить и закусить. Я приглашаю.

Сергей поерзал в кресле.

— С Афанасьичем надо бы связаться. Может, я ему требуюсь. Хотя… Мы с ним сегодня так и так запланировали вечер на развлечения. В таком деле обойдется и без меня.

— Ну! Это и по-волжски, и по-московски. Гуляем.

Быловский поднялся, простер руку в сторону загорающегося вечерними огнями Страстного бульвара.

— Вперед!

Тертому финансисту уже виделся кейс с приличной суммой денег, которые с пользой для СТД можно будет употребить, да и себе отщипнуть малую толику.


* * *

Они вышли на улицу к машине Быловского. Сеня сел за руль, развернулся по бульвару и поехал вниз по Петровке.

— Уважаю ресторан «Серебряный век», — объяснял он. — Это на территории бывших Центральных бань, напротив «Метрополя». Его и литераторы облюбовали, премию «Антибукер» там празднуют. Есть там и хорошее казино.

Он вывел машину на Охотный ряд и вскоре завернул во двор старинных зданий, который начинался с подъездов «Серебряного века».

Когда выходили из машины, Сеня глянул на припаркованные авто и воскликнул:

— Вахтанг уже здесь! Зачастил сюда, как на работу.

Он указал на красный «пежо». Кострецов смотрел на «пежо» и не верил своим глазам. Точно такая иномарка была угнана от «Современника»! Он вгляделся: почти наверняка она, — вмятина на правом крыле, чуть треснуто лобовое стекло… Капитан хорошо запомнил описание того «пежо», потому что машина фигурировала первой в списке угнанных, и еще оттого, что была красного цвета. Обычно «пежо» красят в более спокойные, темные тона.

— Красный «пежо» имеешь в виду? — спросил он Быловского.

— Ага. Недавно он у Вахтанга появился. Взял какую-то битую. Видишь — и крыло, и лобовик не в порядке.

Кострецов не знал, что и подумать. Ездить по самому центру Москвы, недалеко от места угона на не так давно украденной машине мог или придурок, или человек, не подозревающий о ее биографии.

Они прошли в зал «Серебряного века». Метрдотель почтительно кивнул Быловскому, провел их к свободному столику. Сеня сел и тут же начал диктовать без меню подошедшему официанту.

Когда закончил, бодро сказал Кострецову:

— Ну вот, отметимся в лучших традициях драматурга Островского. А вон Вахтанг сидит, — он показал в угол зала.

Опер поглядел. Вахтанг был грузином лет сорока пяти. Круглолицый, но с хорошо обозначенными скулами и надбровными дугами. Подчеркивали эти детали его недюжинную силу воли и целеустремленность. А вот лоб был невысокий, скошенный, под пышными курчавыми волосами. Неприятны и руки: широкие грубые ладони с толстыми, как бы притупленными короткими пальцами.

По впечатлению Кострецова, грузин мало походил на режиссера. Да и вообще, на деятеля искусства едва ли смахивал. Лицо Вахтанга дышало азартом и чувственностью. Заинтересованным взглядом он провожал каждую юбку в ресторане.

— Мужик не первой свежести, но яркого цвета, — проговорил Кострецов. Вахтанг Барадзе-то?! — оживленно спросил Сеня. — Компанейский и всегда с девочками. Где он их только не ловит! Сейчас один сидит, а уйдет отсюда обязательно с девицей. Причем не с проституткой. Любит нормальных, чем-то собой выдающихся.

— Чем?

— Да товаром — чтобы побольше торчало.

Вскоре их стол заставили выпивкой и закусками. Сеня начал угощать, наливать, произносить тосты. Успевал и весело комментировать появляющихся в зале. Капитан наблюдал только за Вахтангом.

Спустя часа полтора грузин расплатился и направился в казино по соседству.

Сергей сказал:

— Если гуляем по полной программе, надо б попробовать и казино.

— Да я сам уже как на иголках. На десерт у меня всегда казино. За этим, в основном, сюда и езжу. Ты что: покер, «блэк джэк» или рулеточку предпочитаешь?

— А ты?

— Только рулетку! То истинная игра. Карты — это обязательно напрягайся по поводу партнеров. А тут крупье запускает, шарик летит, ты лишь переживай во все удовольствие.

— И много имел кушей с удовольствия?

По лицу Быловского скользнула тень.

— Да как всякий регулярный игрок, больше я в минусе. Некрасиво это, конечно, при должности главного бухгалтера.

— Сегодня выиграем, — энергично сказал Сергей.

— Да? — блеснув в глазами, спросил Сеня. — У тебя рука легкая?

— За удачей сюда и приехал.

Они прошли в зал казино.

Купив фишки, Быловский преобразился. Он словно забыл, что состоит гидом у волжского гостя. Как только поставил на зеленое сукно, глаз уж больше от него не отрывал.

Кострецов главбуховой странной страсти обрадовался. Он перешел к столу, за которым играл Вахтанг Барадзе.

Грузин, в отличие от Быловского, больше посматривал по сторонам. Капитан расположился напротив него и наобум ставил на квадраты. Старался не смотреть в его сторону, пока не почувствовал, что Вахтанг сосредоточил свое внимание.

Ага, все ясно, рядом с грузином нарисовалась полногрудая длинноногая девица, метавшая фишки, будто дочь Рокфеллера. Вахтанг тоже более-менее увесисто распределял свои кружки по полю, весело переговариваясь с соседкой.

Вскоре денежные запасы красотки иссякли. Вахтанг тут же поделился с ней фишками. Ему, в общем-то, везло, и они уж как бы парой стали выкладывать по полю разные варианты. Девица больше проставлялась, Вахтанг ее промахи выигрышами компенсировал. Так и шло у них в дружеской перебранке.

Кострецов видел, что грузина не интересует игра. Азарт был сосредоточен на раскрасневшейся напарнице, литой бюст которой так и ходил в декольте. Иногда казалось, что Вахтанг ставит наощупь, потому что не сводил глаз с девичьего лица. Он почти прижимался курчавой головой к ее щеке, вдыхая запахи разгоряченного женского тела.

Наступил момент, когда общая горка фишек Вахтанга и девицы в очередной раз закончилась. Но он не пошел покупать новые, что-то пошептал соседке в ухо, и они двинулись в бар.

Кострецов, подыгравший немного, сунул фишки в карман и прошел за ними.

Вахтанг угощал девицу шампанским. Она пила, хохотала над шутками, эффектно откидывая плечи назад.

Потом Вахтанг приобнял красотку и повел ее во двор к своему красному «пежо». Кость спустился за ними.

Теперь машина неприметно стояла за приехавшей высокой фурой. Вахтанг гостеприимно распахнул перед спутницей дверку «пежо». Та, подчеркнуто пружиня ягодицами, стала залезать внутрь. Короткая юбка поползла вверх, девица, якобы для удобства, поддернула ее на бедра, оголив начало задницы с узкой полоской трусиков посередине. Девица не торопилась менять позу, Вахтанг же схватил ее за попу двумя руками и стал целовать между ног. Длинноногая с удовольствием подставлялась.

Вахтанг откинул переднее сиденье назад и повалил внутрь хохочущую деваху. Она лежала на спине, задирая березы ног. Кострецов увидел, как грузин содрал с нее трусы и спустил свои брюки. Палачески ломая женское тело, истязая выплеснутые из платья груди, он воткнулся в партнершу.

Несмотря на то что парочка познакомилась час назад, совокуплялась она слаженно. Чулочные черные резинки в гипюре цветов отщелкивали белизну воздетых ляжек. Девица страстно подвывала, упираясь ногами в потолок «пежо». Вахтанг с рычанием садил в нее.

Кострецов дождался, когда они закончили и отъехали. Вернулся в казино, нашел Быловского, мрачно торчащего у стола. Поинтересовался:

— Как удача, Сеня?

Тот только раздраженно махнул рукой. Кострецов достал все свои фишки, протянул главбуху.

— А я выиграл. На, ставь и мои. Мне к шефу пора.

Сеня, словно кассир, принимающий наличность, взял горсть из руки Сергея, пересчитал. Капитан сказал:

— Да я дарю. Сегодня обязательно будешь в плюсе. На днях увидимся.

— Вот это по-нашему! — воскликнул главбух и тут же, отвернувшись к столу, начал ставить цветные кружки на зеленый суконный газон.

Глава 3

Мать Сергей Кострецов из-за ее разъездов видел редко и заехал к ней на квартиру в «спальном» районе Москвы, когда она вернулась с очередных сборов своей лыжной команды.

Кострецова-старшая была мастером спорта по лыжам международного класса, теперь тренером. Давно перешагнув за пятьдесят, она оставалась по-прежнему энергичной, никогда не унывающей. Говорят, что характером дочери походят на отцов, а сыновья — на матерей. Насчет Кострецова это стопроцентно сходилось.

Его отец, спортсмен-автогонщик, погиб в катастрофе на соревнованиях, когда ему было столько же лет, сколько сейчас Кострецову. Сергей был малышом, когда не стало отца, он не помнил его, но по фотографиям удивлялся внешнему сходству с батей. О своем характере Сергей мог судить, глядя на мать: частенько ощущал их одинаковое упорство, сталкиваясь с ее бескомпромиссностью.

В молодые годы, когда Кострецов только входил в ремесло опера, он пробовал обращаться к матери за советом в щекотливых ситуациях. В ответ она смотрела на него темными блестящими глазами — и как отрезала:

— Не хватает ума — займи у меня.

Ничего никогда ни у кого не занимать вошло у Сергея в привычку. Ну а страсть к спорту, дикая выносливость, привычка выкладываться полностью для победы перешли к Кострецову от обоих родителей.


* * *

Мать весело хлопнула по плечу вошедшего в квартиру Сергея, сухо чмокнула в щеку. В спортивном костюме, легкая, она пролетела на кухню, загремев посудой для чая.

Кострецов прошел туда, сел за стол.

— Как Ириночка?! — сходу поинтересовалась мать.

Ирина была подругой Сергея несколько лет, но этой весной они расстались.

— Конец отношениям, — так же без обиняков ответил сын.

— Вот как? — мать кинула зоркий взгляд. — Служба твоя все-таки ей не подходит?

— Да.

— А ты-то все надеялся, что Ириночка разделит с тобой все проблемы, вплоть до скудной зарплаты.

Мать никогда не верила, что Ирина выйдет за него замуж.

Внешне подвижный, Кострецов всегда основательно принимал решения. Он долго ждал, пока Ирина не ответила ему твердым отказом.

Капитан закурил и сказал:

— Дело уж, мам, прошлое. Весной это произошло.

— Ну-ка брось сигарету, — тренерским голосом приказала мать. — Как это ты к табаку присосался?! Отец не курил, ты с детских лет в спортивных секциях был.

Нахлебался от мамы Сергей. Осваивал до упаду ее лыжный вид спорта. Но в армии, где попал из-за этого в горную разведку, пристрастился к рукопашному бою. И поныне строго дважды в месяц отрабатывал удары, потея в спортзале со своим другом, опером ФСБ Сашей Хроминым. Вдвоем остались из королевской троицы мушкетеров: третьего — Лешу Бунчука, тот тоже «государево» дело делал, служил опером угро, — убили.

Мать продолжала, быстро накрывая на стол:

— Ты же и сейчас тренируешься. Неужели курение тебе не мешает?

Сергей затушил сигарету.

— Даже помогает, мама. В моем деле больше зависит от того, чтобы думать, а не прыгать. Курение же сосредотачивает внимание, так сказать, структурирует время… А то про нас уже тома анекдотов сложили.

Он рассказал анекдот Далилы Митрофановны про охоту за бананами.

Мама среагировала серьезно:

— А прыгать кто будет? Эти квашни, что с персональными шоферами разъезжают? Или остальная публика, которая в голос трубит, что падает от невыплаты зарплат, хаоса, невыносимой жизни?

Кострецова-старшая так же, как и сын, о больших деньгах никогда не думала. Раньше, побеждая в международных соревнованиях, она зарабатывала много, сейчас на тренерстве, — почти ничего. Но и тогда, и сегодня вели ее по жизни лишь честь команды и родины.

— Вот приблизительно то же и Катя, Лешки-то Бунчука жена, толкует, заметил Сергей. — Говорит: «Все хорошо». А сын Мишка постоянно болеет.

Капитан промолчал, что вдова Бунчука нуждается, что он с Хроминым помогает ей деньгами. И не мог Кострецов сказать, что этим летом киллеры пытались расстрелять его около дома Кати, в том же месте, где из автоматов убили Лешу Бунчука.

— Очень хорошая Катя женщина, — многозначительно сказала мать.

— Верно, — смущенно произнес Сергей.

— А раз так, то подумай, раз неохота прыгать, — потребовала мать. — Она же тебе всегда нравилась. О такой невестке и я мечтаю. А об Иринке забудь.

— Уже забыл… А ведь удалось мне, мам, найти летом убийцу Леши Бунчука.

— Кто же это?!

— Лешин сослуживец, майор Главного управления уголовного розыска. Сбил банду из ментов, грабили, убивали. А Леша его вычислил, ну, тот и заказал Бунчука.

— Расстреляют его?

— Майора? Да его еще до суда один недовольный уголовничек ухлопал. А другой жулик угробил этого. Среди них постоянно кровавая канитель.

Мать пододвигала Сергею конфеты, лимон, смотрела на него сокрушенно.

— Ну какой дьявол тебя в эту службу занес?!

— Мы, мам, наоборот, дьяволов, сатанят изводим. Сама видишь, сколько их расплодилось.

Пожалуй, только перед матерью Кострецов был самим собой. Привыкнув на оперативной работе постоянно менять личины, он пристрастился к калейдоскопу ролей не хуже актера. Но сейчас его глаза-буравчики не ввинчивались в собеседника, преждевременные морщины на переносице разгладились. И кудрявую шевелюру он не лохматил, как всегда, не превращал ее в дымовую завесу, отвлекающую внимание.

— Бываешь ты у Кати? — развивала свою тактику мать.

— А как же! Хромин заходит и я.

— И я, — передразнила она, усмехаясь быстрыми черными глазами. — Заходи к ней почаще, передавай от меня привет.

Она посмотрела на дольки лимона, которые Сергей не положил в чашку.

— Ты, как отец, — не любишь чай с лимоном. Он говорил: «Лимон крепость заварки съедает». Ты, Сережа, сейчас вообще — вылитый папа. И морщинки между бровей. Разбился он на треке в твои годы…

Глаза матери были сухи, Сергей никогда не видел ее плачущей.

— Я сейчас, мам, раскручиваю одного автогонщика-автоугонщика. Он тоже классным водилой был, войну в Афгане прошел. Теперь уголовник-рецидивист.

Она вздохнула.

— Ох, Сережа, сколько же сейчас нечисти среди спортсменов. Прямо набор идет из них в преступники. Да всегда таких среди нас хватает. Тех, что только за деньги стараются.

Мама помолчала, борясь с нахлынувшими чувствами, и тихо добавила:

— Какое счастье, что я твоего отца нашла. Он был идеалист и сорви-голова. Это удача для женщины… Но больше всего он любил скорость. Наверное, больше меня.

Она опустила голову и сдавленно закончила:

— А я… А я вот всегда больше доверяла своим двоим, не моторам…

Сергей увидел, что по щекам матери текут слезы.

«Как же она постарела, — с острой тоской подумал он. — Только внешне по привычке железно держится».

Кострецов не мог ее обнять, он этого не умел. Так же, как и она. Нежности между ними были не приняты.


* * *

Через несколько дней Кострецов встретился с Геной Топковым, чтобы обменяться новостями.

— Докладывай, — сказал он лейтенанту. — На всех военных советах в императорской армии первым слово давали младшим по чину. Это я из истории знаю.

— Так точно, — весело ответил Гена. — Я к генералу Рузскому пока не ходил, изучал специалистов-преступников по орденам, их почерки.

— Правильно. И много пасется «орденоносцев»?

— Это целое направление промысла. Самая знаменитая банда действовала в восьмидесятые годы. История не менее длинная, чем ты мне про бриллиантщиков рассказывал.

— Излагай, — кивнул, закуривая, Кострецов. — Прогнозы и строятся на уже известных почерках преступников. — Трудились бандиты по всей территории СССР, было их десятка два, а в главарях Тарасенко. Самыми шустрыми были молодые супруги Калинины из Иванова. Действовали привычно: приезжали в очередной город и списывали фамилии ветеранов с досок почета на стендах. А для полной информации шел Калинин под видом московского журналиста в местный совет ветеранов, где ему любезно выкладывали списки подопечных. Потом в горсправке нетрудно было узнать и их адреса. Калинин имел вид и манеры вполне журналистские, гостеприимность ветеранов обеспечивалась очень популярной тогда телепередачей об участниках войны «От всей души».

— Это высокий класс уголовников, — заметил капитан.

— Иногда Калинин, прибывший к очередной жертве за интервью, по-журналистски непринужденно шатаясь по квартире, прихватывал из разных мест ордена. Бывало, работал на пару с супругой — «коллегой журналисткой». Она, например, просила хозяина принести ей стакан воды, тот уходил на кухню, а Калинины драли ордена прямо с висевшего на стуле пиджака. За три года они обработали так девятнадцать городов, совершив тридцать девять краж. Украли свыше пятидесяти орденов Ленина, несколько Золотых Звезд, десятки других орденов и медалей. Ограбили шестерых Героев Советского Союза, семерых Героев Социалистического Труда… Вот ты сказал: высокого они класса. Но дошла эта парочка до того, что между, так сказать, журналистски-орденским делом убила и попадью — за иконы, которые оказались незначительной стоимости.

— Высокий класс — с точки зрения подготовки преступления, дерзости, умения внушить к себе доверие. От обычного-то блатного парашей за версту несет. А нутро у всей этой уголовщины бесклассное, она до крови запросто доходит.

— Погорели Калинины и вся их банда в Москве. По прибытии сюда парочка разжилась в «Мосгорсправке» адресом Героя Советского Союза, вице-адмирала в отставке Георгия Холостякова. Тому было уж восемьдесят. Пошли к нему на разведку как студенты-заочники журфака МГУ. Посидели с ним и его женой, порасспрашивали. В следующий раз решили брать ордена. Заявились опять, вроде б за дополнением к интервью. Но помешал неожиданно явившийся гость. Набрались наглости и на третий раз, причем Калинин прихватил с собой в сумке монтировку. В дом их пустили, но жена вице-адмирала что-то заподозрила. Воровка Калинина попросила традиционный стакан воды, а хозяйка пошла не на кухню, а к входной двери. Калинин кинулся за ней и убил ударом монтировки по голове. Потом так же и Холостякова.

— После убийства попадьи ему уж все нипочем было, — произнес Кострецов. Такое трудно лишь в первый раз.

— Забрали они китель с орденами, орденские книжки, даже адмиральский вымпел прихватили… Органы на уши встали, когда выяснилось, что Холостяков командовал Новороссийским оборонительным районом, — фронтовой соратник Брежнева! А жена его оказалась бывшей супругой новороссийского героя Цезаря Куникова, которого увековечил Брежнев в своей книжке «Малая земля»…

— И дошло до Андропова, — продолжил капитан.

— А ты почему так решил? Правильно. Андропов приказал найти убийц во что бы то ни стало.

— Да, то же самое, что в бриллиантовом деле, о котором я тебе рассказывал. Если узнали на самом верху, то точно раскопают и всех переловят. А не заинтересуется высокая шишка сложным делом, останется оно висяком, если более-менее инициативный правильный мент за него не возьмется. Так было, Гена, и так есть. Вот что обидно! Ведь умеем ловить, но на хрен это надо, если начальство не придавит.

— Короче, досталось муровцам. Что только они не отрабатывали. Добрались и до того, что в 1937 году Холостякова арестовал НКВД. Просчитали человека, который на него донес, но тот уже умер.

— А по приказу Андропова должны были стукача из могилы достать и применить спецметоды допроса, — засмеялся капитан.

— Муровцам не до смеха было. Курировал следствие заместитель прокурора Москвы. А Калинины по Союзу тем временем «журналистами» все болтались. Вот тогда-то, Сергей, опера и взялись за то, с чего мы с тобой сейчас начинаем. Начали анализировать все уголовные дела, которые хоть как-то были похожи на это. И вышли на главаря шайки Тарасенко! Оперативно подсмотрели у него в коллекции орденок, который украли Калинины еще в начале своей карьеры у себя в Иванове. К Тарасенко на допросах и применили те самые спецметоды. Раскололся он, взяли банду. Калинину дали вышку, его жене — пятнадцать лет.

— Ты, Гена, неплохо подготовился, — сказал Кострецов. — Надеюсь, почерки и других «орденоносцев» у тебя на учете.

— Загнал все в компьютер.

— Ну, а у меня уже имена имеются. Одно веселое — Неумывайкин, другое тоже звучное — Вахтанг Барадзе. Эдик Неумывайкин, который уж, наверное, седой, это современниковский барыга-бриллиантщик: по-прежнему проживает в Москве, крутится в театре. А на грузина Вахтанга я совершенно случайно попал. И представь себе — ездит на угнанном из «Современника» красном «пежо»! Все кругом считают этого Барадзе кинорежиссером, но, судя по ухваткам в обращении с женским полом, сдается мне, он только одно у девиц может снимать. Кроме того, есть наколка на главаря автоугонщиков — Гриню Духа. Знаю я по Чистякам этого аса.

— Быстро ты работаешь, — с завистью проговорил Топков. — Да это элементарные оперские подлеты. Освоенный тобой объем работы научней, солиднее. Каждому свое. Я ж «земляной», вот и кручусь, больше прыгаю, чем думаю. Продолжай в том же духе, с генералом Рузским сможешь умно поговорить, — умалил капитан свои достижения, чтобы молоденький опер не расстраивался.

Лейтенанту Гене Кострецов все же не захотел рассказать «банановый» анекдот, задевший его за живое.


* * *

Об Эдуарде Анатольевиче Неумывайкине Кострецов навел справки в МУРе. Фигурировала эта театральная личность и в современных оперданных. Промышлял он старым и вовсе нетеатральным ремеслом скупщика краденого, значительно расширив в последнее время ассортимент. Был замечен в подозрительном сбыте икон, картин, других вещей, похожих на экспонаты из музеев. Кострецов поехал к Неумывайкину на квартиру.

Дверь открыл сам хозяин. Был Эдуард Анатольевич приземистым, заплывшим жиром, и седой весь, словно белой плесенью покрыт. Глаза бегали, как у типичного кладовщика, ведающего отделом снабжения и сбыта.

Капитан показал удостоверение.

— Можно задать вам несколько вопросов?

— Где мне их только не задавали, — печально произнес Неумывайкин и пригласил войти.

Прошли в роскошно обставленную гостиную. Сергей, кинув взгляд на антикварную мебель, сел на диван карельской березы. Эдуард Анатольевич взгляд заметил, пробормотал:

— Какое счастье, что нынче не нужно отвечать на вопросы хотя бы о комнатной обстановке.

— Да, теперь и каменная дача органы мало интересует, — усмехнулся Кострецов. — Мир и Россия наконец пережили информационную революцию. Общеизвестно: кто владеет информацией, тот владеет всем. Так что слово ныне дороже кирпичных паЛат. — Истинно, истинно, гражданин капитан, — задвигал глазками Неумывайкин, — вспомнили о библейских временах. Как там в Библии? «Сначала было Слово».

Капитан, налегая на важность информации, подумал, что достаточно намекнул, зачем сюда явился. Поинтересовался уже отвлеченно:

— Библию почитываете?

— Теперь это надо, как раньше «Историю КПСС». Все возвращается в нормальные жизненные расклады… Те же брюлики взять. Зачем их с производства тащить? Иди в магазин и купи, сколько тебе нужно. А раньше-то — дефицит.

Кострецов простецки заулыбался.

— Неужели ничего не осталось, что требуется по-старинному стырить?

— Почему не осталось? Всегда есть. Но воруют-то больше, чтобы не терять квалификации. Профессия есть профессия, — рассудил Неумывайкин, попивая лимонад из стакана, стоявшего на передвижном столике рядом с ним. Кострецову, однако, угоститься не предлагал.

— Значит, и скупщики краденого не переведутся. Тоже не имеют права терять квалификацию, — проговорил Сергей, внезапно остановив взгляд на переносице Эдуарда Анатольевича.

У того клюквенно прилила к лицу кровь, он угрюмо спросил:

— Вы уточнили уже все, что хотели?

— Еще и не начинал.

Неумывайкин глянул презрительно.

— Зря издалека заходите. Я эти ментовские фокусы наизусть знаю. Сначала об отвлеченном, вроде б оно и главное, а потом, вскользь, об основном. Так что будьте попроще.

Кострецов сказал:

— Вам привет от Далилы Митрофановны.

— Да?! — немного растерянно переспросил бывший театральный администратор. Капитан почувствовал, что Неумывайкину неуютно. Подумал: «Об ограблениях в „Современнике“, конечно, знает. Понимает, что его элементарно можно заподозрить как наводчика. А может быть, он действительно в доле? Возможно, связан и с Духом?.. Нет, насчет Грини вряд ли. Машины не его профиль. Ну а пропавшие драгоценности, ордена?»

Тот, словно бы подслушав размышления опера, грустно проговорил:

— Если в «Современнике» что-то не в порядке с ценностями, обязательно мытарят Неумывайкина.

— Уже беспокоили вас?

— А то как же, гражданин капитан! Но вы поймите! Этот театр был и остался для меня вторым родным домом. Никогда ничего из него не выносил, а вот за то, что туда принес, отбыл долгий срок.

— Это да, — задумчиво произнес Кострецов, — там в свое время вы формировали утонченный вкус богемы, не всегда понимающей прекрасное.

Неумывайкин заговорил серьезно:

— Вот именно! А тут какие-то шакалы обнаглели до предела. Кого они грабили?! Талантливых людей, которые при новой жизни только-только смогли почувствовать возможность заработать, купить что-то дорогое. Ну хотя бы машины, которые на Западе у любого давным-давно как расхожие зажигалки в кармане.

— Не одобряете этих грабителей?

— Если вы с Далилой обо мне говорили, то зачем спрашиваете? Я патриот «Современника»! Все, кто протягивает к нему грязные руки, мои враги.

— Даже если они из одного с вами цеха? Я имею в виду не театральное братство. Я ведь, кроме Далилы, и в МУРе досье на вас посмотрел.

Неумывайкин с достоинством потряс седой головой.

— Там на меня пухлое досье. И пополняется разными слухами.

— А что же еще остается, Эдуард Анатольевич, если после зэковских академий вас черта с два ухватишь?

Рассмеялся Неумывайкин, довольно прищурился.

— А, пришлось-таки признать? Постарел Неумывайкин, стал мудр. Но если начистоту, мне теперь много не надо. Квартира обставлена хорошо, есть машина для выездов. Кое-что отложил на дожитие, как старые зэки говорят. Но и это в деревянный конверт не заберешь. Чего же мне еще? Я один, ни жены, ни детей… Так что сбавил былые обороты. А в тех случайных операциях, о которых стучат в МУР, участвовать не рискую. Да и кому я всерьез нужен?! Может быть, РУОПу? Так я не завязан ни в банды, ни в группы. Дряхлый волк-одиночка. Ну что мои обороты, когда на Москве заправляет международная антикварная мафия! Уголовке я требуюсь? Тоже не особенно. Скоро умру, зачем меня преследовать?

— Все логично, Эдуард Анатольевич. Поэтому я к вам пришел как к патриоту «Современника».

Неумывайкин испытывающе смотрел на него. Потом сморщил свои серо-буро-малиновые щеки и сказал:

— А знаете, капитан, если б вы ко мне не пришли, я, возможно, сам бы наколку в угро или РУОП анонимно кинул по этим делам. Так меня эти вонючки возмутили! Перешерстили театр, да еще и студию Олега Павловича Табакова, нашего старого артиста.

Кострецов, не сбавляя темпа, кинул еще один вопрос:

— Гриню Духа имеете в виду?

— Духа? Не знаю такого. Этот к делам причастен?

— Похоже, занимался угонами.

— Машины? — недоуменно вскинул брови Неумывайкин. — Это не моего класса. Грубо — я не уважаю. Я, капитан, негодую по поводу исчезновения орденов генерала Рузского. Благороднейший человек, театрам помогал, и рвань беспардонная так с его коллекционными вещами поступила!

Эдуард Анатольевич замолчал. Капитан понимал, что сдавать своих такому зубру нелегко, очевидно, никогда не приходилось. Кострецов помог:

— Вы хоть намекните.

Неумывайкин тряхнул седовласой головой, поднял арбузную свою физиономию.

— Стар я, чтобы, как девушка, намекать. Если базарю, то базарю за всю масть, — перешел он от волнения на феню. — Сука эта рваная — Федя Труба! Он, я не сомневаюсь, своих сявок кинул на брюлики актрис, а главное — на ордена. Слыхали о таком фармазоне?

— Нет. Но в оперразработках угро, наверное, фигурирует.

— Должен быть. Срок волок не раз. Специалист по орденам.

Капитан напомнил:

— Класса банды Тарасенко, что в восьмидесятых по Союзу шарила? У того под журналистов работали супруги Калинины.

Эдуард Анатольевич брезгливо скривился.

— Помню это дело. Я ж тогда на зоне был, туда подробнее доходит. Ну кем были эти молодые люди Калинины? Интеллигентные мокрушники. Да и пахан их Тарасенко — гусь лапчатый. Сгорели все, потому как он, бивень, замазанное у себя на коллекции держал. Это вор?! А Федя Труба — профессор, специалист. Сам уж давно на дела почти не ходит, у него учеников целый выводок. Ныне фарт на ордена. Границы открыли, так такие дореволюционные сокровища взад-вперед из России заходили. Тут и именное наградное оружие: золотое, осыпанное драгоценностями… Труба по всему этому товару лекции в МГУ может читать.

— А почему — Труба?

Неумывайкин усмехнулся.

— Как и многие кликухи, эту в насмешку приляпали. Когда повязали Федю впервые, он на киче под следствием по молодой расстроенности все причитал в камере: «Дело — труба». Сейчас он матерый, но конченый человек… Кокаинист. Очень дорогое удовольствие. Теперь Федя больше для его бесперебойности старается.

— Не такой конченый, раз его люди так театры проутюжили.

Неумывайкин презрительно оттопырил губы.

— Все это лебединые песни Феди. Он так дошел, что уж анфаса нет, только профиль остался. Совершенно изможденное, треугольное лицо. А нос спицей у него и так был. Марафет достает и не таких умников. Уходя из квартиры Неумывайкина, Кострецов подумал, что, судя по описанию, которое дал Феде хозяин, тому больше б подошла лисья кличка. Треугольное, «лисье» лицо говорит о хитрости и расчетливости человека и, бывает сочетается с мнительностью и импульсивностью.

«Впрочем, — усмехнулся Кострецов про себя, очень довольный визитом, — и у лис бывает хвост трубой».

Глава 4

Сыск у опера Кострецова шел полным ходом; не дремали и люди, которых он затягивал в паутину расспросов. Осведомитель Кеша Черч не забыл их разговора во дворе банка, увенчанного легендарными ночевками взломщика Паршина.

Черч, кочующий по подвалам и чердакам, часто зарабатывал себе на выпивку не только информацией для Кострецова. Поставлял Кеша нужные сведения и уголовникам, которые, в отличие от опера, оплачивали ее ценность. Являясь таким образом двойным агентом, Черч изощрился в вылавливании слухов, намеков, наводок. Он болтался среди криминалитета, торговцев, дворников, таксистов и прочего многознающего люда Чистяков. Подстерегал неосторожные слова, замечания, откровения в пивных и самых разных местах, где человека так и подмывает выговориться.

Для уголовной стороны он, например, охотился за информацией о квартирах и машинах новых русских для ограбления или угона. Так же была важна блатным трепотня их «коллег» о разборках, переделе сфер влияния в центровой Москве. Кеша, ходячий банк данных, ориентировался во всем этом, как премудрый пескарь, исплававший окружающие норы до взвихрения ила и донного песка. Поэтому и носители сведений относились к нему с интересом.

В один из вечерков Черч стоял в любимой пивной на Банковском, уверенно примазавшись к паре молодых блатарей, которые, глотая водку с пивом, доходили до нужной ему кондиции. По Кешиным наблюдениям, были ребята из шайки автоугонщиков Грини Духа.

Паренька с тюремными перстнями-наколками на пальцах кликали Веревкой за худобу и высокий рост. Второй, в тельняшке, выглядывающей из распаха шелковой рубахи, прозывался Камбузом, — вероятно, за любовь к морю и величину физиономии.

Кеша когда-то учился в судостроительном институте, работал наладчиком экспериментальной аппаратуры на подводных лодках, плавал при ее испытании. В общем, ему было чем зацепить Камбуза. Тем более что в знак памяти о своем морском прошлом Черч, как всегда, пил только пиво «Адмиралтейское».

Веревка и Камбуз бултыхали водку в кружки с черным портером, и Черч осмелился на замечание:

— «Адмиралтейское» — то для водочки приличней. Смесь тогда даже по цвету на истинного «ерша» походит.

— Да? — мутно взглянул на него Камбуз. — А мы в чего льем? Я и не ведаю, в натуре, как это чернушка называется.

— Портер, — пояснил Кеша. — Сладковатый он, водочный вкус малость гасит.

— Ничего у меня не гасит, — произнес Веревка, уже начавший от многопития заикаться.

— А у тебя «Адмиралтейское»? — спросил Черча Камбуз. — Я и не знал, что такое имеется.

— Ну как же! — приосанился Кеша. — Мореманы его уважают. Правда, когда я на лодках ходил, такого не было.

— На каких лодках? — осведомился, заикнувшись, Веревка.

— На подводных.

Камбуз спросил, прищурившись:

— Гонишь или в натуре из флотских?

Черч кивнул в сторону зала.

— Зачем мне фуфло двигать? Спроси тут любого. Я и в дальних походах бывал.

— Ну и как? — вежливо поинтересовался Камбуз.

— Как? Да как в танке или на киче: глухо… Много ребят там жизнь сложили.

— Взрывались? — спросил Камбуз.

Веревка расхохотался.

— Ну чего лепишь?! Ты с Великой Отечественной спутал, его тогда и на свете не было.

Кеша, кивнув на дельное замечание, проговорил:

— Разгерметизация бывает, как у космонавтов. Воздух утекает — и каюк. Тогда драят наглухо этот отсек. И из него стучат смертно морзянкой… А что делать? Или им погибать, или всем остальным. Нельзя отдраивать. Помню, накрылись так парни в одном отсеке. Пришвартовались мы, стали их вытаскивать. Все мертвые, а у одного на руке часы все тикают, тикают. Как та последняя их морзянка…

У Черча заблестели глаза. Было с ним такое или не было, но, если Кеша о чем-то рассказывал, он явственно это себе представлял, верил в воображаемое и переживал до самого донышка своей искромсанной души.

Камбуз молча налил ему в кружку водки. Черч смахнул слезу и быстро выпил.

— Закуси, — обстоятельный Камбуз пододвинул к нему тарелку с бутербродами.

Кеша элегантно, хотя с утра не ел, взял бутерброд с семгой, стал не спеша откусывать. Спросил, кивнув на тельняшку Камбуза:

— С чего тельник?

— С телки его! — объяснил Веревка. — Та с начесом любит, на ночь иногда для тепла напяливает. Камбуз ныне утром с бодуна по шконке пошарил да и натянул.

Камбуз посмотрел на дружка с осуждением.

— А-а, — протянул Кеша. — А у меня свой тельник хранится. Весь уже застиранный. На День Военно-морского флота лишь надеваю, — величественно соврал он.

Стали пить все вместе. Мешали водку теперь только с «Адмиралтейским». Болтали на совершенно ненужные Черчу темы.

Когда на улице совсем стемнело, Веревка спохватился:

— О, Камбуз! Нам же проверку надо канать.

Черч насторожился. Затемно «проверять» эти орлы могли только интересные вещи.

Камбуз кивнул и произнес врастяжку:

— Дело на безделье, в натуре, не меняют. Канаем.

Они расплатились и побрели к выходу, подпирая друг друга.

Через минуту Кеша вышел за ними. Ребята свернули за угол в Кривоколенный переулок. Черч осторожно, таясь, потопал вслед. Парни углубились во двор напротив Мясницкой, на территорию, известную с давних пор как «Арарат». Рядом с ней и поныне имелась дверь с вывеской: «Управление Московского коньячного завода „Арарат“. Республика Армения». А в советские времена в подвалах ближайшего дома был розлив в бутылки всякого-разного, вплоть до терпкого портвейна. Сюда, чтобы спозаранку похмелиться, стекались страждущие со всех Чистяков. Черч увидел, как ребята нырнули в сторону араратовских полуподвальных окошек. Там было наставлено много машин, тянулись закутки, темнели входы в подвалы.

Двойной агент Иннокентий Черч проследовал за подручными Духа. Он увидел, что Веревка с Камбузом остановились перед темно-серым «плимутом». Иномарка была новенькой во всех отношениях. Кеша, шмыгавший через проходной «Арарат» по несколько раз в день, своим глазом-ватерпасом ее раньше не замечал.

Парни хозяйски обошли «плимут» с разных сторон. Камбуз даже попинал ногой в отлично накачанные шины.

Черч уверился: эту машину они пришли проверять. Ясно ему было, что не угнать тачку ребятишки решили, она уже украдена. И буквально сегодня поставлена здесь на приколе. Зачем?

«Видно, покупатель этой ночью придет», — сообразил Черч.

Он быстренько побежал звонить оперу Кострецову.


* * *

Кеше не суждено было дозвониться капитану. Кострецов сидел в это время в баре казино «Серебряный век» неподалеку от Вахтанга Барадзе, прибывшего на своем красном «пежо».

Капитан пришел сюда, чтобы завязать с Барадзе контакт, попытаться наладить с ним приятельские отношения, потому что шестым оперским чувством чуял: ездит Вахтанг на угнанной машине, не подозревая об этом.

Вряд ли, решил опер, такая известная личность сядет на замазанную тачку. Значит, подсунули ее ему под каким-то предлогом. Причем поставщик или даритель наверняка был грузину хорошо знакомым человеком. Но узнать о невидимке от Вахтанга можно было только случайно, мимоходом, по-приятельски. Самарский Серега в отличном «прикиде» для этого случая вполне годился.

Предположение Черча, что угоняли машины от театров ребята Духа, резонно. Но предположение — это еще не доказательство. Требовалось вытянуть за ушко хотя бы этот красный «пежо», чтобы отследить всю цепочку.

Сергей перехватил взгляд Вахтанга, рысьи зыркающий по залу, и поинтересовался:

— Как нынче фартит кинорежиссерам?

Барадзе удивленно глянул на него.

— Мы встречались с тобой, кацо?

— Да выпивали как-то, — соврал наудачу Кострецов. — С нами еще Сеня Быловский из СТД был.

— А-а, Сеня? Ну, тогда обязательно выпивали. Ты его сегодня видел? Э-э, забыл твое имя.

— Сергеем меня зовут, Вахтанг. Сени что-то не видно.

Вахтанг придвинулся поближе, все так же безостановочно шаря глазами по залу, останавливая взгляд на красотках с наиболее торчащими формами.

— Чем сейчас занимаешься, Сергей?

— Все тем же. Я ж пашу на Ивана Афанасьевича Сукнина из Самары. Хозяин задумал в Москве ночной клуб открыть. И казино в нем будет.

Барадзе с огромным интересом посмотрел ему в лицо.

— А варьете, девочки голые будут?

— Это прежде всего. Сейчас я как раз набором в кардебалет занимаюсь. От голого женского уж мозги заворачиваются. Вот пришел немного оттянуться.

— Почему мозги, кацо? — страстно спросил Вахтанг и пошевелил короткопалой лапой. — Другое у тебя должно совсем завернуться.

— Про это и не говори, — устало бросил Сергей. — Почти все норовят дать.

— Правда?! — спросил Барадзе, и Кострецову показалось, что у него сейчас потекут слюни.

— А как ты думал? Желающих сиськами-то трясти за хорошие бабки навалом, а техники, нерва танцевального, эротического маловато у этих телок. И все им кажется, что если мне, менеджеру, передок подставить, то все в ажуре будет. Путают сценическое и проститутское.

— Золотые твои слова, Сергей! Я последнее время эротику снимаю. И тоже с актрисами по этим причинам совершенно измучился. Нам с тобой надо сотрудничать! — заключил Вахтанг, хватая Кострецова за рукав. — Что ты имеешь в виду?

— Тебе надо посмотреть на моих актрис, а мне — на твоих. Некоторые мои не тянут перед камерой, но в варьете, в стриптизе — вдруг смогут отличиться? А твои девочки, кацо, возможно, стесняются реального, живого зрителя, не в состоянии сымпровизировать, сразу раскрутиться. И совсем другое дело может получиться, когда их будут снимать на пленку. Тут — только узкий круг профессионалов и сколько хочешь дублей.

Капитан своими рассказнями и провоцировал Барадзе на подобное предложение. Но так как девочек для демонстрации истекающему слюной Вахтангу ОВД не могло выделить, Кострецов постарался сыграть на поле собеседника.

— Интересная мысль, — согласился он. — Ты сейчас что конкретно снимаешь?

Вахтанг замялся и сказал:

— Тайм-аут взял. Как и ты, отбором девиц для нового фильма занимаюсь. Так что милости прошу. Могу показать хороший товар, — закончил он как-то не по-кинорежиссерски.

— Мода на эротику, крутой секс проходит, — повел в сторону Сергей, чтобы Вахтанг на его «кордебалет» сразу не напросился. — Наверное, достается тебе от заумных критиков?

— Конечно, кацо. Вот спроси обо мне хотя бы в этом казино, где много недоумков от искусства толчется. Так многие заявят, что я вообще не режиссер, что ни одного фильма моего не знают. Просто не считают меня художником. Но я тебе скажу глубокую мысль: «Гения сразу видно хотя бы потому, что против него объединяются все тупицы и бездари».

Какого-то специфического туману напускал этот Вахтанг. Кострецов уточнил:

— А как называется твой последний фильм?

Вахтанг почему-то недоуменно посмотрел на него, подумал, словно забыл название своего детища, и произнес:

— «Белое бедро женщины».

— Не видел. На видеокассетах есть?

— Конечно. Но продают из-под полы. Трудно найти. Я попытался в этой картине стереть границу между эротикой и порнографией.

— Звучное название, — поддакнул капитан. — Тебе белые бедра нравятся?

— Э-э, — рассмеялся Вахтанг, — на то, что я грузин, намекаешь? А что поделаешь, кацо, если русских мужчин недостаточно, чтобы обеспечить всех ваших красивых женщин?! Но я тебе скажу и другое. Женская красота и мужской ум большей частью пагубны для их обладателей.

Взгляд Вахтанга уперся во что-то в конце зала. Сергей проследил за ним и увидел девицу, одиноко играющую у крайнего стола. У нее все торчало как надо.

— Давай телефон, Вахтанг, я позвоню, — вырвал его Кострецов из блаженного созерцания.

Барадзе быстро записал номер на салфетке. Не прощаясь, оттолкнулся от стойки и, как леший из-за деревьев, почти крадучись, пошел туда, куда вела его стрела огненного взгляда.


* * *

Когда Кострецов, вернувшись домой, аккуратно развязывал один из трех своих драгоценных шелковых галстуков, раздался звонок Кеши Черча.

— Кость, двое от Грини Духа в «Арарате» сели в темно-серый «плимут». Тачка явно в угоне. Прикидываю я, что подвалит сейчас человек ее прикупить.

Капитан сорвал галстук:

— Спасибо, Кеша. Я их брать буду. Последи за ситуацией еще минут пятнадцать.

Он тут же перезвонил в отдел — вызвать группу захвата. Темно-серый «плимут» был угнан от театра-студии Табакова. Должно быть, он побыл где-то в отстойнике и теперь, видимо, с перебитыми номерами двигателя, созрел для «толчка».


* * *

Через четверть часа во двор «Арарата» скользнули захватчики Кострецова. Сам он уже стоял за деревьями в скверике посреди двора и поглядывал на «плимут», хорошо видный при свете окон. Подъезд дома венчал великолепного рисунка старинный вензель с буквой «К».

Веревка и Камбуз сидели в салоне «плимута». Камбуз дремал, а Веревка через открытое окно поглядывал в сторону Мясницкой.

С той стороны, откуда и ждал Веревка, наконец появился плотный мужчина в плаще. Веревка толкнул в бок Камбуза, тот открыл глаза.

Гость подошел к машине, Камбуз перегнулся и распахнул перед ним заднюю дверь.

Как только в «плимуте» оказалось трое, Кострецов махнул своим помощникам. Оперативная группа кинулась к машине с разных сторон.

Дверцы не были заперты изнутри. В оперских руках пассажиры вылетали на асфальт, голося в разных тональностях. У Камбуза нашли пистолет.

Затолкали продавцов и покупателя уже в другие машины. Повезли с пылу с жару на допрос.


* * *

В отделении человек, севший в «плимут», протестовал больше всех. И действительно, тот, кто покупает краденую автомашину, чаще всего является жертвой угонщиков. Покупателя задерживали только для выяснения личности.

С Веревкой и Камбузом нужно было знакомиться внимательнее. Кострецов дождался, пока не поступили данные на молодых блатяков. Веревка был Пахомовым Никитой, дважды отбывавшим сроки за мелкие кражи. Камбуз — Тухачевым Андреем, не привлекавшимся к уголовной ответственности.

Кострецов разглядел вызывающие тюремные наколки на пальцах худого и психопатичного Веревки-Пахомова и решил начать с него. Хотя от этого битого парня, попавшегося без оружия, вряд ли мог быть толк.

Оказавшись перед Кострецовым, Веревка, оправдывая прозвище, начал плести:

— Да чего, начальник?! Задумал я поддать. Денег мало, пошел сообразить на троих. Гляжу: мордатый этот в тачке сидит. Я ему предлагаю. А он: «Я могу и один выпить». Я ему: «Выручай, брат, с недопоя уши пухнут». Он: «Ладно, садись, сейчас придумаем». А тут еще один канает. Я кричу: «Друг, залезай к нам, если выпить хошь». Он и залез, а тут вы навалились.

— Третий-то утверждает, что не из-за выпивки к вам в машину сел, попытался сбить его капитан.

Веревка дернул огромным кадыком, но проговорил пренебрежительно:

— Да это он может что хошь лепить. Я этих двоих первый раз вижу. Чего они мутят?! Ты ж чуешь, начальник, с меня перегаром разит. Всех делов, что душа освежиться жаждала.

— Иди пока.

Кострецов распорядился отвести его в камеру.

Привели Камбуза. Этот чувствовал себя гораздо хуже из-за отнятого пистолета с полной обоймой, и опыта таких допросов у него не было — Камбуз попадал раньше в милицию только за хулиганство. Теперь пришел его воровской час — показать себя, как матерые на такие случаи учили. И он собирался быть «духовым», то есть предельно отчаянным.

Камбузу, например, дружно твердили, что на допросах всегда бьют. Причем якобы уродуют менты независимо от того, есть у них что-то на тебя или нет. С мужественным видом рассказывали такое: «В допросной комнатухе всегда сейф стоит, а на нем книжки валяются разные. Опер иль следак скажет: „Дайкось мне вон ту книжицу с сейфа“. Пацан встанет, подойдет к сейфу, только наверх потянется — ему по почкам врезают! Нарочно, падлы, вроде б за книгой просят вытянуться. Это чтоб почки враз отбить…»

В комнате, где сидел перед столом Камбуз, действительно был большой несгораемый шкаф, а сверху разбросаны книжки и брошюры по уголовно-правовому законодательству. Камбуз пытался не смотреть в ту сторону, а когда пересыхало в горле — с перепоя и от тягостного ожидания палаческого предложения: «Дайкось книжицу», — он пошире распахивал рубаху, чтобы светила тельняшка.

Кострецов же скучно смотрел на него и наконец вяло произнес:

— Ну что, Тухачев? Мне разговаривать с тобой, в общем-то, не о чем. Взяли тебя с огнестрельным оружием. За его незаконное хранение срок какой, наверное, знаешь, хотя пока и не сидел. Уточняю на всякий случай: статья 222, часть первая Уголовного кодекса, срок до трех лет… Положено мне выслушать твою байку, как ты пистолет только что нашел и собирался сдать в милицию, но наше внезапное задержание выполнить этот гражданский долг тебе помешало. Так что давай, я запишу.

Камбуз растерянно поглядел на опера.

— Да так и было… В пивной на Банковском в оставленной под столом сумке нашел…

— Ну-ну, — кивал Кострецов, водя ручкой по бумаге.

— Хотел эту пушку сдать. На кой мне оружие?!

Капитан отбросил ручку и внимательно поглядел на него.

— Ты к своей первой ходке готов?

— Не понял, — уловив сочувствие в голосе опера, с неосознанной еще надеждой произнес Камбуз.

— Я о романтике тюрьмы и зоны. Что тебе бывалые плели? Какой там мужской клуб? Как в крутые будешь выходить? О чефире, картишках, хохмах около параши…

Напоминание о тюремной параше Камбузу уже не понравилось. Он попытался было представить ту героику, о какой говорил Кострецов, но вспомнил лишь угреватую харю парня, солидно повествовавшего на блатхате о своих ярких впечатлениях: «Интере-есно… Чефир на горящих полотенцах варят… Интере-есно…» Чефира Камбуз не любил, водка и пиво с раками в пивной, где половину можешь на свои немерянные бабки напоить, были ему гораздо интереснее.

Опер небрежно продолжил:

— Смотри. Хочешь, давай в парашную академию, а хочешь — на воле гуляй.

— Не понял, — уже оживала в сердце Камбуза надежда мочиться в белый унитаз, а не в вонючую парашу.

— Расклад такой, — дружелюбно заговорил опер. — Взяли тебя с пушкой, срок обеспечен. Но могу на пистолет закрыть глаза и отпустить тебя без последствий, если подтвердишь показания твоего друга.

— Веревки?! — с удивлением спросил Камбуз.

— Веревки, в миру Пахомова Никиты, дважды осужденного за хищения. Он нам уже все выложил, — уверенно брал на понт Кость. — Вы из команды Грини Духа. «Плимут» угнан от театра Табакова. Сегодня пришел покупатель на него посмотреть.

У Камбуза все перемешалось в голове, распухшей от «ерша» и последних приключений. Он и вообразить не мог, чтобы истинно духовой Веревка раскололся до самых яиц. С какой стати?! Тот-то совершенно ничем не замазан.

Сполохи бурных размышлений плясали на простодушном лице Камбуза. Но вспомнил он разговоры Веревки о его ходках, отважном поведении корифана на допросах, где бьют и бьют, а ты сплевываешь кровь и с усмешкой молчишь, поэтому усмехнулся и тягуче сказал:

— Горбатого лепишь?! На фу-фу берешь?!

Лицо Кострецова снова стало сонным.

— А зачем мне это надо, если у Веревки другого выхода не было?.. Ладно, собрался на нарах повонять, скатертью дорожка.

Он опять начал писать.

У Камбуза душа снова кинулась в пятки: из тумана в башке снова полезла угреватая харя с его «интере-есно».

Уже вежливо Камбуз осведомился:

— Как это у Веревки выхода не было?

— Да так. На нем после недавней отсидки два дела висят. Давно его разыскиваем, сегодня случайно попался. Предъявили Веревке неоспоримые доказательства. А он рецидивист — длинненькая удавка зоны теперь ему ломится. Предложили помочь следствию. Он и пошел на то, чтобы срок скостить за сотрудничество. Романтика-то — это больше для трепа на блатхатах. А тем, кто парашу нюхал, снова к ней надолго никак не хочется.

Камбуз вспомнил, что Веревка не раз по пьяни многозначительно щерился, складывал грабли пальцев в эффектный веер и неясно намекал о больших делах, в которые замешан.

Пахомов-Веревка плел все это недалекому дружбану для укрепления своего авторитета. Ничем, кроме автоугонов у Духа, он не занимался. И вот его веера аукнулись у рыбака, программиста-«динамиста» и психоаналитика Кострецова.

Капитан лениво продолжал:

— Что ты себя с Веревкой равняешь? На тебе только ствол. Взяли мы его у тебя незаметно от других задержанных. Выйдешь, Гриня будет пытать, почему отпустили. Скажешь: успел пистолет закинуть, попал чистым. Мол, наплел в милиции, как положено. Напел, что хотел сообразить на троих, подсел к незнакомому Веревке, потом второй неизвестный, покупатель ваш, к вам в питейную компанию влез, — подсказывал Кострецов Камбузу версию, чтобы совпала она с тем, что Веревка будет говорить на обязательной разборке у Грини Духа.

Камбуз глубоко задумался. Он слыхал о законе выживания перед ментами и в зонах: «Не верь, не бойся, не проси». Но он испугался сразу, как только увидел легендарный почечный сейф с книжками в этой комнате. И Камбуз хотел верить кудрявому следователю. Мент точно высмеивал угреватое «интере-есно», когда мышами в коробе палят, да еще и варят будто б шерсть со своих хвостов. — Пиши за Гриню Духа, как все было, — решительно сказал Камбуз. — Закурить есть? уже осмелев, попросил он.

Кость не пожалел ему своего «Мальборо» и начал старательски намытое золото показаний писать, писать.

Когда закончили, распрощались дружески. Попозже Кострецов приказал выпустить и Веревку.

Оставшись один, капитан посмотрел на свой парадный костюм, на измызганную в этой кутерьме рубашку — между прочим, от Кардена — без галстука. Потирая виски, весело подумал: «Так дела пойдут, еще костюмчик знатной работы приобретем».

Получал опер ежемесячную зарплату, эквивалентную двум сотням с небольшим долларов. Премии от начальства были редки, но за найденную после угона классную иномарку ее хозяин, если не был скуп, мог выплатить приз под тысчонку баксов. Такие случайные деньги Кострецов единственно и позволял себе брать.

Глава 5

На следующий день после того, как Камбуза и Веревку выпустили, они должны были предстать для отчета перед Гриней Духом.

До появления у главаря на законспирированной блатхате подельники, отпиваясь пивом на своей квартире, сводили концы с концами.

Выслушав притчу Камбуза о том, как он заливал Кострецову о своей попытке выпить с двумя неизвестными, Веревка покровительственно похвалил напарника:

— Не фраернулся ты, Камбуз. В самый цвет лепил. Я то же самое горбатил. Не поверили они, конечно, ни хрена, а чем крыть?! Ну, проверили: «плимут» в угоне. А дальше? Мы ж на нем не уехали. Просто культурно сидели. Нового угона-то нет. Поторопились менты нам чалму намотать. Подожди они еще, как мы на тачке тронемся, — и вяжи за милую душу. Тогда тут и угон, и что хошь.

Камбуз глотал пиво, потел, мрачно думая, какая же сука этот Веревка: «Гриню сдал, меня подставил, и как ни бывало. Вот она, школа та парашная. В глаза ему, твари, плюнь, а будет стоять на своем. Умеет метлой мести».

— Пушку-то свою скинул?! — спросил Веревка.

— А как же! — невозмутимо отвечал Камбуз. — Как менты рыпнулись, я ее сразу под свое сиденье. Мент, что допрашивал, кричит: «Твой ствол!» А я ему: «Докажи. Я эту тачку первый раз вижу. Только в нее сел, и вы объявились».

— А меня за ствол и не пытали. Выяснили, видать, что имею две ходки на рогах, так и не стали фуфло двигать.

Камбуз, снявший проклятую тельняшку, сидевший голым по пояс, погладил жирные плечи.

— Мне тот мент на допросе хотел в рог дать. Я спокойно говорю: «Смотри, в натуре. Ты тоже не вечный». Сразу успокоился. Веревка одобрительно кивнул.

— Так с ними и надо. Мало их пацаны заваливали?.. Ништяк, канаем к Духу. От ментов отделались, но Гриня с нас круто спросит. По дороге к Духу давай оглядываться, менты могут нам хвоста привесить.

К пахану поехали на такси. Внимательно проверяли, нет ли слежки от самого подъезда, из которого вышли.


* * *

Около дома, где в заныре жил Гриня, парни еще покрутились — понаблюдали, чтобы не привести за собой хвоста. Потом поднялись на этаж и условным знаком позвонили в дверь.

Им открыл помощник Духа. Кореша прошли в апартаменты, занимавшие несколько комнат, вылизанных евроремонтом. Гриня в халате сидел в гостиной и пил водку, пиво, отходя от своих вчерашних развлечений.

Веревка, как человек бывалый и более развязный, сказал пока еще бойко:

— Где задницы припарковать?

Дух кивнул на два кресла. Парни сели, сразу закурив, чтобы хоть на минуту оттянуть неприятный разговор.

Здоровье есть, Но он того не знает, Что и быка в консерву загоняют… промурлыкал Гриня как бы случайно куплет, которых знал множество. Но он был вполне к месту к тому, что собирались сообщить ему Веревка и Камбуз. Они притихли.

— Чего помалкиваете? — спросил Дух.

— Да влипли мы вчерась на ментов, — произнес Веревка, — но отмазались. «Плимут», правда, уж не наш.

— Вы чего, фуфляки?! — грозно возгласил Гриня. — Чего ты плетешь, гниль веревочная?!

Веревка, нервно сплевывая на ковер под ногами, стал излагать:

— Все делали как надо. За полчаса, как тот купец должен был нарисоваться, сели мы в тачку. Потом тот канает. Только он к нам залез — ментов целая куча! Повязали всех. Отволокли в мелодию. Я лепил как обычно. Камбуз тоже. Потом выгнали нас оттуда.

Он промолчал о пистолете Камбуза, чтобы совсем не разозлить пахана.

— Выгнали? — затараторил Дух. — Выгнали парнишек! Поверили за просто так и выгнали? Вы кому эту тюльку гоните?! Козлы малахольные!

— А чего? — подал Камбуз голос в поддержку дружка. — Мы ж в тачке только сидели, не поехали. Угона-то не было.

— Ну-у, лохи! — взвыл Дух. — С кем я на грядке оказался! Запросто вас отпустили?!

Он вдруг вскочил, перегнулся через стол и ударил Камбуза в лицо. Тот осел в кресле, обливаясь кровью, брызнувшей из разбитого рта.

— Колитесь, чего вы ментам напели! — закричал Гриня.

Он выхватил из стола нож, подскочил к Веревке и приставил острие к задергавшемуся кадыку.

У Веревки совесть была чиста, он сдавленно прохрипел:

— Хошь, вали, но я ментам только лапшу повесил.

Дух развернулся и снова страшно ударил согнутым локтем Камбуза в лицо. Тот вскрикнул и потерял сознание. Гриня вернулся за стол, отхлебнул пива.

Камбуз приходил в себя, лихорадочно соображал: «Вот суки! Менты, пели эти курвы, бьют. А что же сами делают?! Сучары позорные! Ни хрена не возьмете!» В душе его вспыхнула неизрасходованная отчаянность, которую он собирался вчера истратить на Кострецова.

— Ты кого тронул?! — заорал Камбуз на Гриню. — Ты, сука, тоже не вечный!

Подручный Духа, стоявший за спинами допрашиваемых, подался к нему, вытаскивая пистолет.

— Стоп! — скомандовал ему Гриня. — Хорош… Извиняйте, братаны. Но дело наше такое, пришлось на всякий случай вас пощупать. Ничего, круче будете, — он рассмеялся.

Налил водки в стаканы, подвинул их парням.

— Выпьем, чтобы зла не помнить.

Камбуз утерся полой рубашки, взял свой стакан. Выпили.

— Слушайте сюда, братаны, — сказал Дух. — Отпустили вас с умыслом. Теперь сечь за вами будут, чтобы на наши дела и меня выйти. Так что с этого момента отходите от всего нашего бизнеса. Гуляйте покедова. Если потребуетесь, я вас сам найду. Хвоста за собой не могли привести? — обратился он к более опытному Веревке.

— Как можно?! — сказал тот. — Уж ученые. Все дорогу зырили.

Повеселевшие Камбуз и Веревка удалились.

Хвоста за ними к Грине не было, потому что Камбуз вчера доложил Кострецову и заныр пахана.


* * *

Оставшись один, Гриня Дух задумался.

Он работал, так сказать, под главпаханом, которого звали Маэстро. Уголовный этот авторитет курировал массу криминальных дел по Москве. Гриня знал только свой участок работы и не был в курсе, что атака на театры по Чистым прудам — многосторонняя, хорошо спланированная и организованная Маэстро операция. Маэстро осуществлял ее, используя и шайку специалиста по орденам-драгоценностям Федю Трубу, о котором рассказал Кострецову Неумывайкин.

Когда автоугоны и кражи у театральных деятелей успешно закончились, Маэстро приступил к не менее сложной фазе реализации награбленного. Красный «пежо», на котором выезжал Вахтанг Барадзе, и темно-серый «плимут» были ее первыми акциями. Но для окончательного итога операции Маэстро нужен был еще один выдающийся угон — «роллс-ройса» ручной сборки, заказанного в Англии членом Совета директоров нефтяной кампании «Лукойл», грандиозный многоэтажный офис которой находится вблизи Чистых прудов. Вот об этом непростом финишном поручении Маэстро и думал Дух. После того как на Чистяках в ворованном «плимуте» взяли Веревку и Камбуза вместе с покупателем, браться за угон «роллс-ройса» Грине не хотелось. Он прикидывал, как отказать Маэстро.

Дух не знал, что это все напрасные хлопоты. «Роллс» требовался Маэстро позарез. Этой великолепной бронированной машиной со всевозможными средствами защиты вплоть до распыления газа Маэстро обещал расплатиться с Трубой за его «театральные» труды.

Гриня набрал номер Маэстро и, услышав голос абонента, приветствовал его:

— Здоровенько. Плохие у меня новости.

Маэстро, как всегда в серьезных случаях, молчал.

— Менты вчера взяли моих парней с тем «плимутом», — стал рассказывать Дух. — Выпустили, что и паршиво. Выходит, решили прополоть мою грядку.

— Ты, что ли, клонишь к трудностям насчет последней тачки?! — имея в виду «роллс», сразу сориентировался Маэстро. У него, по всеобщему блатному признанию, счетчик в голове никогда не выключался.

Дух, сглотнув слюну в горле, сразу пересохшем от ставшего напряженным разговора, произнес:

— Конечно. Я точно влечу с этой тачкой.

Голос Маэстро стал стальным:

— Это твои проблемы. Ты что, хочешь мне дешевку помазать?!

— Зачем так?! Объективные возникли трудности.

— Твои трудности. Я тебе на свои никогда не жалуюсь.

Гриня сделал еще попытку:

— Давай хотя бы отсрочим.

— Невозможно. У меня перед заказчиком свои сроки. Ты прикинь: наводка на тачку моя, за морями ее мои люди пасли, мои же ее здесь встречали. Теперь все готово — и ты из-за своего прокола хочешь дело сорвать? Не позволю.

— Все понял, — сказал Дух и выключил сотовый телефон, по которому он всегда говорил с Маэстро, чтобы избежать подслушки.

От неудачи Гриня хотел хватить водки, но уже не имел на это права: надо было делать угон.

«Какому же заказчику такая тачка понадобилась?! — раздраженно подумал он. — Зажрались толстопузые! Наверняка какой-то шишке, прикрывающей пиковых. И где он будет такой знаменитый „роллс“ держать? Хотя на Кавказе любое возможно… Ну что же, покажем свой класс, не хуже, чем у Совы».

Дух вспомнил об угоне века в начале девяностых годов, который совершил ас по кличке Сова. Тогда-то автоугоны и перевели на профессиональную основу. Появились люди, поставившие этот бизнес на поток.

Коллекционный автомобиль «альфа-ромео» выпуска 1940 года известен был всем. Находился он у хозяина на обычной платной стоянке в центре Москвы. Сложность заключалась не в самом угоне, а в том, как знаменитую машину перебросить немецкому заказчику во Франкфурт-на-Майне.

Сова продумал все досконально. У него, как и у Грини, была спаянная и споенная грядка из десяти парней. Ночью они увели «альфу», стоявшую в пятидесяти метрах от будки неусыпного сторожа. Спрятали ее в фургон, который отогнали на базу-отстойник. Там «альфу» перекрасили, навесили новые номера. А так как у Совы имелся зарегистрированный довоенный «хорьх», он и направил по его документам неузнаваемую — и не узнанную малоквалифицированными таможенниками — «альфу» за кордон.

Грине с «роллсом» выходило поопасней. Сова в основном отличился переброской машины за рубеж, ее угон со стоянки с одиноким сторожем был операцией элементарной. Проблема же Духа была в том, чтобы увести «роллс» стоимостью в треть миллиона долларов из-под такой же бронебойной охраны, как и его обшивка. Сделать это без шума почти немыслимо. Только что прибывшая из Англии машина ночью стояла в тщательно охраняемом спецгараже хозяина, а днем на стоянке около «Лукойла», и в ней обязательно находился шофер-телохранитель, добраться до которого в предельно защищенном салоне невозможно.

После угона люди Духа должны отогнать «роллс» за окружную московскую автодорогу и там передать машину представителю Маэстро. Гриня, раздумывая над предстоящим делом, раз не удалось от него отвертеться, соображал, как хотя бы немного его облегчить. Учитывая возникшую заинтересованность милиции к своим подручным, он решил, что все-таки может потребовать от Маэстро скидки.

Дух снова позвонил Маэстро.

— Опять я. Лады, сделаю дело. Помоги только в деталях. Пусть твой человек возьмет тачку у моих не за окружной, а в Москве. Моим после возможного сыр-бора на угоне прорываться по всему городу будет круто.

Маэстро собирался обеспечить транспортировку угнанного «роллса» так, чтобы его подручный взял машину за пределами Москвы, загнал в отстойник, откуда она, измененная по всем пожеланиям Трубы, перекочует в его руки. Но главпахан понимал и положение Духа после вчерашнего происшествия.

Не уступив в первом разговоре, Маэстро должен был пойти на компромисс хоть в этом. Окончательно ссориться с Духом он не мог: многое связывало их в автоугонном бизнесе. Но, уступая, Маэстро попытался — и едва ли не стопроцентно — вывести главную операцию на успех.

— Сам на дело пойдешь? — спросил он.

Это был острый вопрос. Бригадиры ранга Духа сами обычно машины не угоняли. Но Маэстро знал, что если Гриня персонально возглавит угон «роллса», машина будет у них почти в кармане. Таков был класс Духа — мастера спорта по автогонкам и виртуозной выдумке.

— Пойду, если заберешь у меня тачку в Москве, — сказал припертый к стенке Дух.

— Лады, — подытожил Маэстро.

Стали договариваться о месте в Москве, где Гриня передаст «роллс» гонцу Маэстро.

Главпахан, у которого счетчик в голове действительно не выключался, в данном раскладе облегчал и свои заботы. Выслушав Духа, Маэстро быстро сообразил, как можно выскочить из намеченной раньше цепочки. Он решил: пусть сам Дух передаст угнанный «роллс» самому Трубе в Москве.

Что произойдет с Духом и Трубой, если «роллс» будут ловить все столичные гаишники — а такое возможно, — Маэстро не волновало: как всегда в своих шахматных партиях, он спокойно жертвовал пешками-исполнителями.

Маэстро уже узнал, что «роллс» нужен Трубе, чтобы расплатиться с кем-то из кавказских наркодельцов за посылки высокосортного кокаина. Переправить на юг такую редкую машину было хлопотно даже при широких возможностях Маэстро. Но «орденоносец» Федя Труба, свихнувшийся на коке, нюхач, не нюхавший до этого автоугонных дел, запросил именно такой причудливый гонорар за свои подвиги в театрах.

«Что ж, — усмехался Маэстро, окончательно закончив переговоры с Духом, получит Федя игрушку в самые руки. А как уж он сумеет в нее поиграть, его, лоха, личное дело».

Маэстро и на этот раз со всеми расквитался, и никто ни при каких случайностях не мог предъявить ему претензий. Тем он и славился.


* * *

Кострецов получил сообщение об угоне заказанного и штучно изготовленного в Британии «роллс-ройса», принадлежащего члену Совета директоров влиятельнейшего «Лукойла», сразу после происшествия.

Он тут же полетел к зданию нефтяной кампании, взметнувшемуся черно-стеклянными уступами между станциями метро «Тургеневская» и «Чистые пруды». У подножия гиганта-офиса эффектно плескались фонтаны, имитирующие работу буровой вышки. И у этой мощи и великолепия слаженная и несравненная по наглости банда увела английскую красотку, убив ее шофера! Как рассказали очевидцы, началось с того, что к офису подошла группа молодежи со свернутыми транспарантами. Парни были одеты в белые майки, на которых зеленело общеизвестное название экологической организации «Гринпис». Ребята начали разворачивать лозунги, которые гласили: «Долой загрязнение почвы нефтяными скважинами!», «Сохраним природу первозданной!» — и тому подобное.

Они густо раскидывали транспаранты на служебной автостоянке по крышам машин, в середине которых оказался «роллс-ройс». Возмущенный водитель, похоже, сам вылез из своей крепости. И его тихо убили ножом под прикрытием лозунговых полотнищ. Внешняя же группа «гринписовцев» митинговала.

Вскоре из-под лозунгов выехало несколько машин с недовольными шоферами. Был среди них и «роллс-ройс». Стекла в нем тонированные, никто и не разглядывал, что там за шофер.

Потом ребята свои транспаранты свернули и удалились от офиса. Труп шофера «роллс-ройса», запиханный под днище соседней машины, обнаружил ее хозяин, вышедший из здания посмотреть, не случилось ли чего с его автомобилем после нашествия «Гринписа».


* * *

Кострецов вернулся с места происшествия в отдел и мрачно плюхнулся за стол. К нему зашел Топков, уже знающий об угоне выдающегося «роллса».

— Гриня Дух? — спросил он Кострецова.

— А кому ж еще быть! Так круто только он мог придумать. Охамел предельно: вчера мы его людей берем, а сегодня он такой умопомрачительный угон организовывает.

— Есть интересное в показаниях вчерашних задержанных?

— Да навалом. Морячка-салагу я взял на понт, он и раскололся. Конкретно обо всем не знает, но многое подсказал. Конвейер Грини идет на Кавказ, в СНГ. Но с этим, как и «роллсом», мне пока заниматься. А по твоей линии установил я основного по краже орденов из театров. Федя Труба!

— Звучная кличка, — усмехнулся Гена.

— Еще бы, специалист по орденам позаслуженнее, чем те «журналисты» Калинины, как утверждают знатоки из уголовной среды. Трубой-то Федю прозвали за юношеское малахольство, но потом он эту кликуху оправдал. К кому не залезет, дело того труба. Но сдает в последнее время Федя — нюхачом стал. Приметы его лисьи: треугольное лицо, тонкий длинный нос. Шнобель должен быть в прожилках: от постоянного употребления кокаина лопаются сосуды в носу. У Рузского был?

— Завтра пойду. Все никак не мог принять меня генерал.

— Это понятно: наверное, расстроен пропажей. Попытай-ка ты его о Феде на всякий случай, хотя я сомневаюсь, что Труба перед ним засветился. Он бригадир, как Гриня Дух, воспитывает подрастающую уголовень, и в основном лишь просчитывает операции для своих исполнителей.

Топков оживленно сказал:

— Рузским заниматься на безрыбьи требовалось. Теперь, когда есть конкретная наводка на Трубу, и у меня дело повеселее пойдет.

— Да, Гена, сейчас нам надо только разматывать. Дух и Труба установлены, очередь за определением рыбацкой снасти. Эти два бригадира окуни крупные, будем теперь пробовать их на донные удочки, а потом, глядишь, и мормышку подбросим, а то и блесну.

Лейтенант рассмеялся.

— Ты бы мне мормышку показал, слово уж больно смешное. Блесну-то я себе представляю.

— Мормышка — это металлический грузик со впаянным в него крючком. Часто каплевидная, хотя бывает и другой формы. И цвета тоже разные. Вроде миниатюрной блесенки, только с наживкой на крючке. Окунь на нее с удовольствием идет.

— Так ты Духу ее уже кидал, раз зацепил вчера его мальков? — улыбнулся Топков. — Можно и так сказать — в смысле того что поддразнил. Мормышкой-то надо постоянно в воде играть, она не должна быть в покое, иначе рыба не заинтересуется. У рыбака удочка все время в движении: толчки, поддергивания, мормышка, сверкая, и скачет внизу. Поддразнил я Духа, потому что взял его парней сидящими в машине. Мог бы дать им отъехать и припаять угон, но не стал. Понадеялся, выжму что-то из них и отпущу. Так и вышло.

— Среагировал Дух на это своеобразно, — поправив очки, заметил Гена.

— Что «роллс» угнал? Да, это нелогично. Но разве психованных блатяков поймешь?! Тут мог быть на мой вызов его вызов: положил, мол, я на ментов хер с прибором. А может, и безвыходность. Опера на хвосте, а угонять надо. В каком случае так мог помыслить Гриня, товарищ лейтенант? — преподавательским голосом спросил Кострецов. — Если есть у него очень авторитетный и неумолимый заказчик. И он у Духа, скорее всего, есть, потому что такой эффектный и засвеченный «роллс» может позволить себе иметь только могущественный мафиозо.

— Пять за ответ, Топков. Поэтому дальше щупать будем Духа все же со дна, пока не отвлекаясь на мормышки. Запустимся под него поглубже, за ним могут быть люди очень серьезные.

Глава 6

Утром Топков встретился с генералом Рузским.

Тот оказался подтянутым, сухощавым стариком. Взгляд не потерял командирской твердости, но породистое лицо генерала было учтиво. Очень он походил на артиста Кторова в роли старого князя Болконского в киноэпопее Бондарчука «Война и мир».

Квартира одиноко живущего генерала была увешана старинными картинами, в комнате стояли застекленные стенды с коллекциями орденов, медалей и других воинских отличий. Топков обратил внимание на пучки наградного холодного оружия, разместившегося по стенам. Были среди них клинки и в осыпи алмазов, бриллиантов. Они присели на диван посреди этого великолепия. Бывший историк Гена не утерпел и спросил:

— Вы, извините, из тех Рузских?

— Из каких? — насмешливо осведомился генерал.

— Самый известный — генерал от инфантерии Николай Владимирович Рузский. В первую мировую войну был главнокомандующим российскими армиями Северо-Западного фронта, потом — армиями Северного фронта.

Генерал усмехнулся.

— Теперь осмеливаюсь сказать, что я из тех самых Рузских. А сколько приходилось от рода открещиваться. Я и одну букву в фамилии опускал: Рузкий. И переиначивать пробовал: Русский. А все равно в тридцатых годах чуть не расстреляли. Спасло только то, что в то время уничтожением высоких командиров занялись, а я был в младших чинах. Ну, а потом война все перепутала, и удалось мне стать советским генералом.

— У Рузских генеральство природное. Ваш родственник в первую мировую войну отличился.

Генерал нахмурился и произнес:

— Он и в Гражданскую отличился, только мало кто это знает. Вам известно, как тот генерал Рузский погиб?

Гена смутился.

— В энциклопедии сказано только, что он вышел в отставку по болезни.

— А умер не от хвори… В октябре 1918 года ЧК приговорила в Пятигорске сто шесть заложников. Николаю Владимировичу перед этим неоднократно предлагали стать во главе Кавказской красной армии, но он, даже когда среди заложников был, отказался… Повели их со связанными руками на городское кладбище, поставили перед большой ямой. Рубили смертников шашками. К генералу подошел сам председатель чрезвычайки Артабеков. Спросил его в последний раз: «Признаете ли вы теперь великую российскую революцию?» Николай Владимирович ответил: «Я вижу лишь один разбой великий…»

Генерал задумался, потер лицо рукой в старческой гречке и заключил:

— Он сполна расплатился за то, что был одним из главных виновников отречения царя и начала революции.

— Удивительно, что вам удалось уцелеть в сталинское время, — сказал Гена.

— Почему?! — вскинул бодрые глаза генерал. — Возьмите полковника Бориса Александровича Энгельгардта. Дворянин, выпускник Пажеского корпуса и Николаевской академии генштаба. Воевал и в русско-японскую, и в первую мировую. После февраля семнадцатого стал военным комендантом Петрограда. У Деникина был начальником Отдела пропаганды «Особого совещания» — это вроде крупного комиссара у красных. Потом эмигрировал в Париж, затем переехал в Ригу. В 1940 году с приходом туда советских войск его НКВД арестовал. Приговорили Энгельгардта к ссылке, а, когда ее отбыл, разрешили вернуться в 1946 го-ду в Ригу. Там он и работал переводчиком в гидрометеослужбе до спокойной кончины в 1962 году. Так что, молодой человек, кому как повезет… Правда, Энгельгардту за его «демократическое» поведение в феврале семнадцатого большевики были обязаны. Как и моему родственнику…

Рузский нахмурился, потом взглянул на очки Топкова, усмехнулся и спросил:

— Вы вообще за историческими сведениями пришли или за милицейскими?

— Извините, товарищ генерал. Я раньше этой службы истфак МГУ закончил.

— А-а, — уважительно протянул Рузский, — тогда другое дело.

— Переживаете из-за пропажи орденов? — сочувственно спросил Гена.

— Уже нет. Я такой: потерял или нашел — долго не переживаю.

— Мы сейчас это расследуем. Возможно, на часть вашей коллекции, пропавшую в театрах, были наводчики. То есть, может быть, кто-то присматривался к вашим сокровищам заранее. Какие-то люди, настойчиво добивавшиеся перед этим осмотра коллекции у вас дома.

— Понимаю, понимаю… Да нет, заходили ко мне в основном коллеги-коллекционеры, давно знакомые…

— И все же вы сказали: «в основном». Может быть, вспомните и о посторонних, малознакомых?

Генерал задумался.

— Никого другого, вроде, и не было. Впрочем… Приходили две девчушки из Музея личных коллекций, но я их к нашему цеху причисляю.

— Впервые к вам эти девушки зашли? — насторожился Гена.

— Да, первый раз их видел. Но мне предварительно позвонили об их визите.

— Звонил знакомый вам человек?

Генерал недоуменно посмотрел на него.

— А это имеет значение? Нет, позвонил мужчина, представился сотрудником музея. Даже фамилию свою назвал, я ее запамятовал. Имя-отчество помню: Федор Трофимович.

— Вы случайно не узнавали: есть такой сотрудник в Музее личных коллекций?

— Да зачем это мне?!

Топков подумал: «Неужели, если девиц подослал Труба, он и именем своим по телефону представился. Да и в отчестве Трофимович есть что-то „трубное“. Если Труба это был, совсем от кокаина, наверное, крыша поехала!»

— Товарищ генерал, — автоматически по уставу продолжал обращаться к нему лейтенант Гена, — мы подозреваем одного специалиста по кражам орденов. Он пожилой, приметы: вытянутое, треугольной формы лицо, нос спицей — в прожилках. Употребляет кокаин и может быть в так называемом заторченном состоянии. Большой знаток орденов, в беседе на эту тему способен проявить глубокую осведомленность. Запомните на всякий случай его приметы. А я в Музей личных коллекций позвоню. Дайте, пожалуйста, его телефон.

Он набрал номер, указанный Рузским, представился и спросил о сотруднике с именем-отчеством Федор Трофимович. Директор музея ответил, что такого сотрудника у них никогда не было.

— А двоих сотрудниц, девушек, вы к генералу Рузскому не направляли? — еще поинтересовался Топков. — К Рузскому? Да зачем я каких-то девушек к такому уважаемому коллекционеру пошлю?! — раздраженно ответил директор.

Лейтенант положил трубку.

— Похоже, девицы к вам приходили от того уголовного специалиста, которого и на самом деле Федей зовут.

— Что вы говорите! Такие милые девушки, я с ними долго чай пил, о коллекции рассказывал…

— Будьте, пожалуйста, настороже. Теперь к вам могут уже не девушки нагрянуть.

Лицо генерала энергично напряглось.

— А милости просим! Рузских можно безопасно атаковать только связанных по рукам на краю ямы.

Топков прикусил язык.

Перед уходом Гена остановился полюбоваться наградным оружием.

— Понимаете в таком оружии? — осведомился генерал.

Гена начал чеканить наизусть, будто читая по книге:

— Награждали золотым и украшенным драгоценностями оружием с надписью «За храбрость» с конца восемнадцатого века. В 1849 году установлены новые образцы золотого оружия: гривки эфесов положено иметь золотые вместо обтянутых лаковой кожей. С 1878 года лица, имеющие право на алмазные украшения, при ношении золотого оружия без них могли иметь темляк на георгиевской ленте и Георгиевский крест на эфесе. Кавалеры ордена Анны 4-й степени с 1880 года также имели право носить знак этого ордена и темляк аннинской ленты на золотом оружии. Золотое оружие как награда очень близко к ордену Святого Георгия. С 1807 года удостоенные его причислялись к кавалерам этого ордена, и в 1913 году оно стало официально именоваться Георгиевским оружием.

Генерал слушал его, вытянувшись, как на параде. Гаркнул:

— Вот молодец так молодец!

Он снял со стены шпагу с надписью «За храбрость».

— Такой в 1812 году главнокомандующий имел право награждать самостоятельно. Возьмите в руку.

Топков принял шпагу в ладони, взял ее под эфес. Металл клинка зловеще блестел, будто б не минуло почти два века после окончания войны с французами.

Лейтенант расстался с генералом, полный глубоких разнообразных впечатлений.


* * *

Федя Труба, украв руками своей бригады часть коллекции Рузского из театров, непрестанно размышлял о том, что еще осталось в квартире генерала.

Особенно взволновал Трубу рассказ девиц о собрании золотого оружия Рузского. Таких вещей почти не осталось в России. Их после 1917 года в первую очередь прихватывали с собой в эмиграцию. А то, что не смогли увезти, присваивали новые власти. Потом раритеты выманивали зарубежные друзья-толстосумы или тащили такие спецы, как Труба, и перепродавали опять-таки за границу.

Собрание наградного оружия генерала являлось такой редкостью, что Труба не очень поверил своим молодым агенткам. Он склонялся к тому, что оружие было дореволюционным, но вряд ли золотой отделки и с подлинными драгоценностями. Тем не менее Трубу загадочные сведения его наводчиц продолжали волновать. Ведь если у Рузского все же имелась коллекция золотого оружия, огромной удачей было б ее украсть.

В конце концов Федя, основательно нанюхавшись коки, решил: надо самому сходить к генералу и проверить информацию разведчиц.

Кокаин лишил Трубу необходимой осторожности. Серия краж в театрах ему удалась, потому что он лично в ней не участвовал, а лишь направлял свою «грядку». Но тут… В поход на оружейное собрание Рузского Федя ринулся собственной персоной вскоре после визита к тому лейтенанта Топкова.

«Кока» — это не «экстази», не какой-нибудь двигательный кайф. Все вокруг становится прекрасным, полное ощущение, что нет ничего невозможного, все в твоих силах. Уродливое, лихое внутри кокаиниста словно испаряется.

Так что, занюхав солидную дорожку «коки», Федя Труба в отличном настроении двинулся на квартиру генерала Рузского.


* * *

Он позвонил в дверь.

Теперь бдительный Рузский посмотрел в глазок и спросил:

— Вы по какому вопросу?

— Я Федор Трофимович из Музея личных коллекций, — вежливо кивая длинным лицом, представился Труба. — Я вам некоторое время назад звонил, двоих сотрудниц своих посылал.

Генерал насторожился уже тогда, когда увидел лисью физиономию посетителя. После ответа у него пропали сомнения о том, кто находится перед дверью.

Будь Рузский не офицером, прошедшим с боями Великую Отечественную, и не носи он гордую фамилию, Труба бы и удалился ни с чем. Но генерал не привык просто так выпускать любого противника. К тому ж был Рузский истым коллекционером. Сволочь, грабящую собранное по крупицам, предмет к предметику, утверждающее славу России, ненавидел.

Рузский распахнул дверь, коротко кивнул.

— Как же, помню, помню. Были у меня двое ваших девушек.

Он повел Федю в гостиную по длинному коридору. В первой же комнате Труба увидел то, о чем думал все последние дни. Вековой лучезарностью светили по стенам клинки золотого оружия!

Генерал заметил его разгоревшиеся глаза и спросил:

— Знаете толк в таких вещах?

Профессор Труба ответил не хуже Топкова.

— Как не знать?! Получившие золотое оружие вносились в кавалерские списки. Для обер-офицеров такая награда в начале девятнадцатого века была явлением совершенно исключительным. Только с 1859 года такое оружие могли получать за боевые отличия офицеры всех чинов, имеющие уже ордена Анны 4-й степени и Георгия 4-й степени. Офицерам вручали его из Капитула орденов, а генералам, которым выдавалось с драгоценными украшениями, — из кабинета Его Величества…

Рузский с невольным уважительным интересом посмотрел на Федю, но сказал двусмысленно:

— Оправдываете вы свое назначение, Федор Трофимович. Прошу в гостиную.

Там он усадил Трубу в кресло и положил на столик перед ним альбом, посвященный истории наградного оружия.

— Полистайте пока. Я выйду на минуту.

Генерал вернулся в комнату с клинками, где у него стоял телефон. Он быстро набрал номер Топкова. Когда тот взял трубку, Рузский тихо начал:

— Лейтенант, это генерал Рузский. Срочно выезжайте…

В этот миг проскользнувший за ним, не менее бдительный Труба, ударил по рычагу рукой. Другой — вырвал шнур из аппарата.

Генерал обернулся к нему. Федя отскочил на несколько шагов, выхватил пистолет и направил его Рузскому в грудь.

— Ша! Не дергайся, папаша.

В этот момент на лестничной площадке громко хлопнула дверь старого лифта. Федя повернул голову на звук.

Этих секунд генералу Рузскому хватило, чтобы со стены рядом выдернуть из наградного гнезда шпагу с гравировкой «За храбрость».

Генерал молниеносно сделал фехтовальный выпад, точно пронзив профессору Трубе сердце!

Труп Феди упал навзничь. Генерал склонился над ним и выдернул шпагу из груди. Бросил ее на ковер, прошел к двери на лестницу и открыл ее. Там никого не было.

Рузский оставил дверь открытой, ожидая приезда Топкова с минуты на минуту. Он прошел в гостиную, не взглянув на оплошавшего дуэлянта, валяющегося под стеной, блистающей золотыми клинками.

Генерал сел в кресло, где некоторое время назад располагался Труба. Заглянул в раскрытый тем альбом и продолжил его перелистывать.

Вскоре в квартиру вбежала группа с Топковым и Кострецовым. Генерал встал им навстречу и отрапортовал, обращаясь к Гене:

— Вы были совершенно правы! Явился этот с треугольным лицом. Сообщил, что он несуществующий Федор Трофимович из музея. Наставил на меня пистолет. Пришлось заколоть.

— Вот Федя и стал наконец действительно несуществующим, — проговорил Кострецов, стоя в проходе к гостиной и оглядываясь на тело Трубы, получившего в самое сердце золотую шпагу, о какой мечтал, замороченный всесильным кайфом.

Эксперты начали обследовать место происшествия. Когда оперы уходили из квартиры, Топков раздраженно сказал Кострецову:

— От генералов Рузских только неприятности, хотя и кажется им всегда, что вершат великие дела. Один заставил царя отречься, другой нашего важнейшего свидетеля угробил.


* * *

Кость и Топков отправились на квартиру Феди Трубы, которую установили через МУР.

Много коллекционного было в жилище горе-профессора, как и несметных запасов кокаина. Последнее время Федя больше приобретал его. Орденов Рузского не обнаружили.

Вместе со здешним участковым они опечатали квартиру и спустились на улицу, когда Топков вспомнил:

— Сергей, на связке ключей из кармана Трубы видел я и автомобильные. Значит, должна у него быть и машина.

— Возможно, он на ней приехал, — сказал Кострецов. — Стоит где-то около дома Рузского.

— Ключи-то были особенные, фирменные: с брелком на кожаной подкладке, а на нем — монограмма с двумя английскими «R»…

— Что?! — воскликнул Кострецов. — Да это же эмблема компании «Роллс-Ройс»!

— Да?! Но никакого «роллс-ройса» около дома генерала не было. Такую машину мы бы точно заметили.

— Значит, стоит где-то Федин «роллс»… Везет мне последнее время на «роллсы». Где участковый?!

Они догнали милиционера. Тот сказал, что гараж этого жильца, возможно, находится среди других, на пустыре за следующей улицей, и повел их туда.

Потолковав с местными автолюбителями, выяснили, где гараж Феди. Кострецов достал связку отмычек, с которыми обычно не расставался. Открыл замок.

Распахнули воротца и увидели сияющий «роллс-ройс», словно едва-едва вынырнувший из цеха ручной сборки заморского автозавода…

Кострецов обежал его, рассматривая приметы машины, которые почти наизусть выучил после угона от «Лукойла».

— Тот самый, лукойловский! — ошарашенно произнес он.

— Что же получается? — озадаченно проговорил Гена. — Труба его угнал?!

— Не может быть. Кишка тонка у этого кокаиниста и орденоносного фармазона на такое. Почти уверен: это Гриня Дух.

Топков подхватил:

— А театры грабили Труба и Дух едва ли не на пару.

Кострецов одобрительно усмехнулся.

— Вот именно. Так что есть о чем подумать, лейтенант.

Опер Кость с удовольствием размял мышцы, двигая плечами, и подытожил своим любимым:

— Эхма, и не нужна нам денег тьма.

ЧАСТЬ II СЕКС-БРИГАДА

Глава 1

Не поскупился воротила «Лукойла», владелец найденного Кострецовым и Топковым «роллс-ройса». Отвалил операм полторы тысячи долларов на двоих, хотя после угона о премии не объявлял. Так и бывает: сваливается, будто с неба. А вот за «плимут», который вычислил через Черча Кострецов, ничего от хозяина-актера не капнуло. Да и то сказать: «лукойловец» — очевидный богач, знаменитый же актер, владевший «плимутом», как обычно, на последние гроши отличную иномарку справил. Уж это артист капитану при возвращении ему машины талантливо изобразил.

С премиальных Сергей пригласил вдову убитого друга Леши Бунчука Катю с ее пятилетним сынишкой Мишей за город на пикник.

— Пикник? — весело переспросила Катя по телефону Кострецова. — Уж больно эффектно звучит.

— Ну, на рыбалку, — ответил Сергей.

Катя рассмеялась.

— Это точнее.

Она хорошо знала, что Сергей поездки за город без рыбной ловли себе не представляет.

Кострецов стал объяснять:

— Надо ж на уху нацеплять. А так-то все будет по-пикниковски. Ты ничего с собой не бери. И мясо на шашлыки я сам замариную. Палатку возьму, будете с Мишкой по всем правилам отдыхать.

Еще летом Сергей приглашал их к себе домой, в гости, да не получилось напряженное расследование дыхнуть не давало. Теперь он имел шанс отличиться и как рыбак, и как повар.


* * *

Кострецов одолжил у Саши Хромина, опера ФСБ, еще одного мушкетера из их с Бунчуком троицы, старенькую «Волгу». В ближайшие выходные загрузил ее под завязку провизией, рыбацкими снастями, складными стульчиками. Даже раскладывающийся столик взял, чтобы закусывать при полном комфорте.

Ближе к обеду подкатил Кострецов к дому Кати на хроминской колымаге, остановился рядом с подъездом. Вышел из машины и осмотрелся по площадке вокруг. Здесь больше года назад киллеры расстреляли Бунчука, а через несколько месяцев после этого та же «ментовская» банда пробовала скосить из автоматов и Кострецова. Сергей подумал, что если доведется им с Катей жить вместе, первым делом надо будет ей съехать с этого злосчастного места.

Больше всех ждал поездки Мишка. Он с утра сидел у окна кухни, высматривая Сергея. Увидев его, мальчик высунулся в форточку.

— Дядя Сережа, мы готовы! Давай скорее нас забирай.

Мать стащила его с подоконника, чтобы не продуло. Мишка часто болел, из-за этого Катя чуть не отказалась от приглашения Кострецова. Были уже холодеющие дни конца бабьего лета. Но Мишка до слез настаивал на поездке. Когда его отец был жив, тот, такой же заядлый рыбак, как Сергей, часто таскал малыша по рекам. У Мишки была маленькая удочка, сделанная Бунчуком.

Кострецов принял на борт Катю с Мишкой. Они понеслись из Москвы подальше, в Калужскую область, на хорошо знакомую Сергею чистую речку Протву, приток Оки.

Протва текла под кручами старинного городка Боровска. Раньше там была вотчина военных, сплошь покрытая армейскими частями. Поэтому заводов тут не строили, публика бродить опасалась, вот и не изгадили Протву так, как многие реки Подмосковья.

Ближе к вечеру Кострецов зарулил к Боровску, около которого был старинный Боровский Пафнутьев монастырь. Его основали в XV веке, в нем содержались в заточении протопоп Аввакум, боярыня Морозова.

Подъехали к суровым крепостным стенам с квадратными шатровыми башнями. Вышли из машины и зашагали внутрь.

Монастырь недавно начал оживать, во дворе виднелся строительный мусор. В пятиглавом Рождественском соборе шла всенощная. Катя накинула косынку на голову, и они прошли под навес древних церковных сводов. Мишка, тараторивший всю дорогу, притих, разглядывая иконы. Катя и Сергей встали рядом с группой молящихся.

Кострецов заходил по роду службы в церковное подворье Антиохийского патриархата с Меншиковой башней (храмом Архангела Гавриила) на своем Архангельском переулке. Время от времени там тоже возникали проблемы, а потом он привык к этим храмам на его земле, стал как бы прихожанином. Иногда тянуло просто постоять и перекреститься.

Но здесь, в Боровском монастыре, все было по-другому. Стоя на службе рядом с Катей и Мишкой, среди языков горящих свечей и озерков лампад, Сергей остро почувствовал, что он мужчина, старший, и отвечает за эту женщину и ее мальчика перед ликами икон — окнами в инобытие.

Катя часто крестилась, кланялась. По ее лицу Сергей видел, что она-то сейчас думает не о нем. Под возгласы священника, хор певчих Катя, конечно же, молилась за погибшего мужа Лешу. Кострецов убедился в этом, когда, уходя, Катя поставила единственную свечу — за упокой.

Теплый вечер снова обнял их во дворе и манил рыбацкое сердце Кострецова длинными плетями уже желтеющих ив, склонившихся над монастырским прудом, подступавшим к стенам обители. Сели в машину, Сергей повез на давно известное ему местечко.

Он остановил «Волгу» на лужайке берега Протвы, притаившейся под крутым склоном. Здесь были тоже ивы и высокие кусты. Выгрузились. Сергей с Мишкой пошли за валежником для костра, а Катя распаковывала сумки.

Костер весело пылал, освещая уходящую в сумерки сталь реки, когда они дружно ели зажаренный Кострецовым на огне шашлык. Уставший за день от радостей и впечатлений Мишка вскоре захотел спать. Его уложили в натянутую палатку.

— Кать, — предупредительно сообщил Сергей, — я всю ночь ловить буду. Вы с Мишкой одни будете в палатке.

Она улыбнулась.

— Спасибо, что сказал, а то я уж не знала, как мы с тобой рядом ляжем.

Кострецову как-то не хотелось в ответ зубоскалить, да и он уже был весь в предстоявшей ловле.

Катя убирала со столика, а Сергей начал готовить донки. Он втыкал короткие удилища по берегу, суетился со знакомым всем рыболовам холодком в груди. Вот закинет сейчас, и что же произойдет там, в темных водах, где шевелили плавниками чешуйчатые охотники…

Он наживил крючки и стал забрасывать. Когда грузило последней донки точно приводнилось на намеченное место, Сергей отошел в центр их шеренги, присел на дождевик и сладко закурил. Оставалось ждать.

Луна дорожкой-саблей подчеркнула гладь перед ним, где-то всплескивались рыбы, уходя в почерневшие омута. Сергей дышал влагой, пахнущей осенними травами, и счастливо думал, что за его спиной у догорающего костра в палатке заснули женщина и мальчик.


* * *

Клевать на овсянку начало перед рассветом. Это были лещи, похожие на лапти, но больше брали подлещики. Сергей подсекал и легко выводил их, азартно посматривал на донки, заряженные червем. Тех могли атаковать окуни, необходимые для тройной ухи.

При первом свете зари ударило и по тем донкам. Сергей сумел сразу подсечь первого полосатого бандита. Этого приходилось волочь к берегу, как духового блатного при задержании. Окунь скакал, вырываясь из воды, пытался сорваться. Крупный был и осатанелый!

Сняв духарика с крючка, Сергей пустил его в садок, где тот сразу ударил хвостом уже вяло шевелящихся лещиков. Чуть позже Кость произвел арест еще нескольких с «татуировкой» под тельняшку.

На уху рыбы уже было достаточно. Но для тройной-то требовались и ершики, они рыбьему настою особый вкус придают. Кострецов взял удочку и пошел за ивы по ерши.

Солнце брызгало, золотя реку. Сергей закинул удочку, но первыми стали штурмовать наживку мелкие окуньки.

Пришлось Кострецову попотеть. Он спускался по реке, закидывая в разных местах. Наконец нащупал ершиную стайку. Перетаскал ее полностью.

Солнце в безоблачном небе по-осеннему мягко светило, когда Кострецов вернулся на исходные позиции. Профессионально рыбацкий опер в срок уложился как раз к завтраку.

Он поднялся от реки к уже накрытому Катей столику. На разожженном ею костерке в походном почерневшем чайнике кипятилась вода. Ловкой была уральская Катя, во многом обтерпелась и на рыбалках с Бунчуком. Сияя серыми глазами, полногрудая, в обтягивающей футболке и спортивных штанах, подчеркивающих бедра, она особенно волновала Сергея этим утром.

— Поймал, дядя Сережа? — закричал, как только его увидел, Мишка, крутя вихрастой головой, еще более всклокоченной со сна.

— Иди, садок посмотри, — загадочно ответил Сергей, присаживаясь к столу.

Катя тоже не утерпела, и они с сыном спустились к реке. Приподняли над водой садок, где золотисто и серебряно забились рыбы. Мишка от такой роскоши не захотел было к столу завтракать возвращаться.

После чая мальчишка вооружился смастеренной отцом удочкой, и пошли они с Сергеем по речке цеплять уже разыгравшуюся мелкую рыбу. Катя, убравшись после завтрака, легла на плед в купальнике позагорать. Кострецова, шагавшего с Мишкой, так и тянуло обернуться.

На обед должна была быть уха. Ее мастерское приготовление возглавил капитан Кострецов. Катя лишь безропотно подчинялась указаниям, под командой Сергея потроша и тщательно промывая рыбу.

Сергей комментировал:

— Чешую с мелочи окуневой и ершиной нельзя счищать: для придания ушице необходимой клейкости. Но у окуней надо и жабры удалить, а то дадут горьковатый привкус… Да-а, если б сюда судачка или царь-рыбу стерлядку, уха б императорской была. А вот карась и линь в такое дело никак не годятся.

Приготовленную рыбу он загрузил в большой котелок с холодной водой, Катя кинула туда очищенные коренья, лук, соль. Кострецов, повесив котелок над огнем, накрыл его крышкой. Присел у костра, закурил и объявил:

— С часок должно покипеть, и медленно.

— Сереж, — сказала Катя, садясь рядом. — Ну что ты куришь?! Мало тебе от костра дыму?!

— Ты вроде моей мамы, она тоже не выносит, когда я курю. А вот как раз женщинам очень полезно курить. Знаешь об этом, медсестра?

Катя засмеялась, отмахнув прядь волос со лба. Кострецов, вычитывающий разные интересные факты из прессы и по своей профессиональной памяти сразу запоминающий текст заметок почти наизусть, лекторски проговорил:

— Курение может защитить от рака груди женщин с генетической предрасположенностью к этой болезни: таков главный вывод канадских исследователей. Проверив триста женщин с наследуемым генным нарушением, ученые обнаружили, что у половины из них уже есть рак груди. А главное отличие второй половины, что среди тех существенно больше курильщиц. Ученые высчитали, что 20 сигарет в день в течение четырех лет снижает риск заболевания на 53 процента.

Сергей с удовольствием затянулся, медленно выдохнул дым и продолжил:

— Непонятны механизмы этой защиты. Курящие женщины, возможно, имеют более низкий уровень женского полового гормона эстрогена, который способствует развитию рака. Или же иммунитет, борясь с токсинами табака, одновременно работает против мутаций генов… В общем, курильщицы, возможно, и загнутся от рака горла или легких, но рак груди им совершенно не грозит. Это, Катя, большая выгода.

Она весело округлила глаза и сказала:

— Спасибо тебе за твое окуривание. Я хоть пассивной курильщицей от рака груди застрахуюсь.

— А что ты думаешь?! — воскликнул Сергей. — Возможно, токсины-то табака вообще противодействуют возникновению раковых клеток. Так что я на всякий случай бросать курить не стану.

Они болтали, пока Сергей не спохватился:

— Тащим уху с костра!

Они сняли с огня котелок.

— Процеживай до бульона, — распорядился он, — через марлю, чтобы рыбьи ошметки не остались. А я к оттяжке, осветлению ушицы, приготовлюсь. Будет она прозрачной, по всем правилам.

Кострецов достал приготовленную для этого зернистую черную икру, грамм пятьдесят. Стал растирать ее в ступке, постепенно добавляя по ложке холодной воды, пока не получилась тестообразная масса. Развел это стаканом холодной водички, добавил горячей ухи. Размешал смесь и влил половину этой оттяжки в котелок, — скомандовав:

— Опять вешаем на огонь. Как только закипит, вливаю вторую часть.

Он дождался, когда в котелке забулькало. Медленно залил туда оставшуюся оттяжку. После второго закипания снял крышку с котелка.

— Ну вот, еще минут двадцать, и готово. Увидишь, уха будет прозрачной, как слеза. Вот что значит — оттяжка икорная.

Катя любовалась им, Сергей это чувствовал и думал: «А как бы понравилась ей моя основная работа? Какой-нибудь кровопролитный арест? Бунчука-то напряги, возможно, уже подзабыла? Все же счастье, что в нашей службе женщин почти нет. А те, что есть, — уже не женщины. Легавая работа подминает. И как это писательницам удается врать про какую-нибудь обворожительную бабу-следовательшу, оперативницу?! На деле-то все это овчарки».

Уху с дымком ели благоговейно. Мишка, измученный, как все дети, супами, и то попросил добавки.

— Дядя Сережа, а ты все знаешь? — спросил он, покоренный уловом Кострецова и его мастерством приготовления тройной ухи.

— Почти все, — задорно ответил Сергей.

— А что еще?

— Например, про ворон.

— А что про них особенного можно знать? — недоверчиво уточнил мальчик.

— Много. Вот некоторое время назад атаковали они Кремль. Там как раз купола церквей позолотили. Вороны и давай по ним, свеженьким, кататься. Скатывались вниз и царапали золото когтями. Ученые не знали, что и делать. Один придумал записать на магнитофон вороньи крики. Запустили их на весь Кремль. А вороны, наоборот, в стаи крепче слетаются. Тогда другой знаток вмешался и объяснил, что крики-то записали не те. С магнитофонов орали по-вороньи «помогите!» — а не «спасайся!» Но и правильный крик потом не помог. Пришлось развести в Кремле соколов-тетеревятников, те с вороньем расправились.

Мишка аж рот открыл, а Кострецов продолжил:

— А на днях сижу в отделе и слышу, будто б кто-то на улице в набат бьет. Выглянул в окно, вижу: ворона жестянку из-под лимонада изо всех сил клювом долбает. Зачем, думаю, ей это потребовалось?! А она пробила в банке дыру, за нее клювом ухватилась и с поклажей улетела.

Катя тоже удивилась.

— Надо же, эта она трудилась, чтобы банку ловчее подхватить. Только зачем вороне жестянка?

— А черт ее знает, — искренне произнес Сергей. — Хотя слышал, что таскают они себе в гнезда все блестящее. Прямо как природные воры. Там даже серебряные чайные ложки обнаруживали. Но жестянка-то крупновата… Мне, как оперу, воронья уголовная психология интересна.

Так они сидели под золотой монетой солнца на берегу реки, помнящей закованного «огнепального» протопопа и пламенную староверку Морозову, и судачили. Потом Мишка убежал снова ловить.

Сергей положил руку Кате на запястье, сжал его и проговорил ее любимое присловье:

— Все хорошо.

— Да, Сережа, — она не отстранялась, смотрела ему в глаза.

— Правильно, Катя. Пока мы недовольны жизнью, она проходит.

Потом он сказал напрямик то, о чем думал последние месяцы:

— Давай жить вместе. Мишка ко мне хорошо относится.

— Но главное-то, как я отношусь, — с улыбкой ответила Катя.

Кострецов смущенно отнял руку.

— А как ты?

Катя серьезно глядела своими серыми озерами.

— Все еще не знаю, Сережа.

У него сжалось сердце: странно среагировала Катя. Он совсем другое ожидал.

— Ну, будем собираться в обратный путь, — проговорил Сергей, вставая, чтобы скрыть неловкость.

По дороге в Москву у него в голове почему-то крутилась фраза, услышанная им на допросе от одного плейбоя-уголовничка:

— И все же лучше русской женщины могут быть лишь две русские женщины.


* * *

Капитан Кострецов и лейтенант Топков подводили текущие итоги их общего расследования. Сергей резюмировал:

— «Орденоносец» Федя Труба пал при исполнении служебных обязанностей… Оборвалась нить по этой банде. Фединых подручных, начиная с девиц, явившихся к Рузскому, вряд ли обнаружим. Спасибо Трубе, что отдал на упокой своей души угнанный «роллс». Машина эта в гараже Трубы подтверждает мое убеждение, что угнала ее банда Грини Духа. Его ребята со специалистами Феди по театрам одновременно работали. Похоже, бригадиры Труба и Дух были завязаны друг на друга. Как? Кем? Или сами спланировали ограбления? Возможно, сие попозже выяснится. Главное же сейчас, что Дух стал убийцей.

Топков поправил очки и уточнил:

— А раньше Гриня не убивал?

— Никогда. Всегда угонами занимался без жертв, действовал через своих «шестерок». Он конокрад, ворюга, но не головорез. Не знаю, случайно или по приказу Духа шофера «роллса» убили, но в любом случае ему, как главарю банды, за убийство отвечать. Теперь Гринино положение очень серьезно.

Гена усмехнулся.

— Вот если бы к твоим умозаключениям нам еще убедиться, что «роллс» Гринины угнали.

Кострецов раздраженно глянул на помощника. Этот очкарик, дотошно изучавший историю, прежде всего верил фактам. Гена был совершенно прав, но то, что салага открыто посмеивался над шестым чувством капитана, его задело. Кострецов молча закурил.

— Сергей, — как ни в чем не бывало обратился к нему Топков, — а что это за худая, изможденная бабенка за дверью сидит?

— А-а, Ненастикова. Замучала меня еще с весны. Утащили у нее воры из квартиры носильные вещи, барахло всякое. С тех пор ходит сюда как на работу. Иной раз показываю ей для опознания то, что находим у барыг. Совсем она меня доконала. Пропали два каких-то занюханных платьица да ношеный жакет. И все, клюка, не устает надеяться, что ее шмотки отыщутся. Я уж готов ей эти вещи из своего кармана оплатить, лишь бы оставила в покое. Изможденная… Характер и довел Ненастикову до полного истощения.

— Все равно неудобно. Она с утра перед дверью торчит. Может, отпустишь ее?

— Ну, зови, — сказал капитан, все равно не расположенный дальше разговаривать с занудным Топковым.

Лейтенант выглянул в коридор и пригласил потерпевшую.

Ненастикова влетела стрелой, но встала посреди комнаты как вкопанная. Дамочка не произнесла ни слова, лишь замерла немым укором. Вся ее нелепая фигура напоминала метлу: что-то вроде гладко обструганной доски, а ниже колен топорщился подол в несусветных оборках.

Кострецов мрачно произнес:

— Пока ничего нового. Зря вы без вызова являетесь. Свое и мое время тратите.

Дамочка вдруг воздела плети рук.

— Есть ли справедливость на этом свете!

— Мало, — ответил Кострецов. Та сердито припечаталась на стул, полыхнув на оперов волнами оборок, и затараторила:

— Я ведь и свое расследование веду. Веду и буду вести! Почти все ворье на Чистых прудах выследила. Почему, товарищ капитан, вы на мои сигналы не реагируете?!

— Реагирую, — морщась произнес Кострецов. — Я теперь все-все вокруг вижу, — захлебываясь, говорила Ненастикова. — Возьмем вот угон дорогой машины от здания «Лукойла»…

— «Роллс-ройса»? — быстро спросил Топков. — Да-да. За рулем был этот рецидивист Гринька! Что же происходит?! Вечером он королем здесь на своей машине разъезжает, а днем — на каких заблагорассудится. И вы называете себя милицией?!

— Минутку, минутку! — воскликнул Топков. — Почему вы уверены, что на угнанном «роллсе» был Гриня? На «роллсе» стекла тонированные, лицо шофера, тем более на ходу, трудно различить.

— А этот негодяй окно открыл. Так и пер — с сигареткой в зубах.

— Большое вам спасибо за эти сведения, гражданка Ненастикова, — сказал Гена.

Та лихорадочно вскинула глаза под челочкой на лбу.

— Да я еще не такое этому капитану рассказывала! — Она уперла иглу пальца в Кострецова. — И он до сих пор не может мои вещи найти!

— Софья Макаровна, — произнес добрым голосом Кострецов, — сегодня вы действительно очень помогли нам. Поверьте, я вашего дела из вида не упускаю.

— Когда мне на следующее опознание вещей приходить? — деловито поинтересовалась та.

— Через неделю, — наобум ляпнул Кострецов. Ненастикова коротко кивнула и, еще раз взметнув оборками, вынеслась из кабинета.

Топков торжественно глянул на капитана:

— Совершенно прав ты был насчет угона Гриней «роллса». Извини за подковырку.

Кострецов благодушно скосил на него глаза.

— Спрашивай не умного, ученого, а бывалого, молодой человек.

— Раз Дух лично угонял «роллс», скорее всего — он и убил шофера, — начал прикидывать Гена.

— Это дикий прокол Грини, — прервал его Сергей. — И с чего он в такой угон сам полез?! Ладно, и в этом потом разберемся. Но теперь мы смело можем Гриню брать. Есть бедовая свидетельница, есть «роллс». Духу не отвертеться. За прежние угоны он по малым срокам сидел, за убийство же или соучастие в нем совсем другой спрос будет.

Кострецов подымил и развил мысль дальше:

— Но сразу подсекать этого окуня не будем, постараемся всю его шайку и связи раскрутить. Федя Труба от нас на тот свет смылся, но Гриня-то, хоть и Дух, может, не такой ловкий. Причем возьмемся за него по разным каналам. Во-первых, раз Гриня имеет сбыт на Кавказ, как показал Камбуз, обращусь я к одному старому своему знакомцу из тех краев — уголовнику и бывшему стукачу Ашоту. Он сейчас под следствием сидит, так запутался, что должен быть разговорчивым. А ты поближе займешься Вахтангом, выдающим себя за кинорежиссера и разъезжающим на угнанном «пежо».

Кострецов стал рассказывать Гене результаты своей разработки Вахтанга Барадзе. Подытожил:

— С таким же пылом, как в проработке линии Рузского-Трубы, переключайся на грузина. Изучи все, что касается и может касаться его, столь же занудно, как ты по орденоносцам делал.

— Что, иной раз моя занудность впрок? — улыбнулся лейтенант.

— Да впрок, впрок. Но ты, Гена, все же старайся битую Кость своими университетскими замашками не задевать. Учитывай и уважай гироскоп бывалого опера.

— Как это понимать?!

Капитан самодовольно прищурился.

— Гироскоп — это прибор, помогающий поддерживать ориентацию корабля, самолета, космической станции. В космосе он, например, ориентирует станцию по Солнцу. Вот и у розыскника с опытом вырабатывается определенное ощущение, чувство. Часто называют его профессиональной интуицией. Но можно обозначить и как оперский гироскоп.

Глава 2

Армянин Ашот, к которому Кострецов решил обратиться за подсказкой по кавказским делам Грини Духа, был арестован капитаном в финале его последнего крупного расследования по «ментовской» банде, руководимой майором угро. В ходе того розыска Кость внедрился к Ашоту под видом киллера Сереги Ворона, и армянин был потрясен, когда при аресте узнал, что имел дело с оперативником.

Ашот был стукачом МВД и одновременно держателем части общака армянских воров. Став наркоманом, запутавшись в уголовных перипетиях своей жизни, Ашот совершил убийство и хотел скрыться из России, похитив общак. Теперь он сидел в следственном изоляторе, прощаясь с жизнью. Неизвестно ему было, что присудят, но точно Ашот знал: воры за утрату своего общака не простят, а если узнают, что он в стукачах ходил, убьют и в любом лагере. И замки не помогут. Когда Ашота ввели в комнату для допросов СИЗО, он, увидев Кострецова, чуть не прослезился от обиды. Из-за наркоманской слабости перед арестом Ашот нередко был легок на слезу, но и сейчас, пережив в камере сильнейшие ломки, психически окрепнув, он едва не сдал, снова встретившись с опером, который беспощадно играл с ним, как с ошалевшей мышкой.

— Садись, Ашот. Закуривай, — пригласил его Кострецов, выкладывая пачку «Мальборо».

Природно тощий, узкоплечий Ашот, еще более дошедший от своих переживаний, сгорбившись, сел и, грустно-грустно поглядывая на капитана, вытянул сигаретку из пачки. Кострецов дал ему прикурить.

— Как здоровьичко, Ашот? Тут хочешь — не хочешь, а придется поправиться от наркоты.

— Это единственная польза, честное слово, — печально закивал армянин; усы его, отглаженные когда-то стрелами, уныло обвисли.

— А может, вообще все к лучшему? Отсидишь, когда-никогда выйдешь, попробуешь нормально пожить.

Ашот длинно посмотрел на него маслинами глаз.

— Я живым долго не останусь. И ты лучше всех это знаешь.

— А что? — стал подбадривать его Кострецов. — Общак у тебя милиция забрала? Так такое с любым кассиром может произойти. Это издержка уголовной жизни. Чего ты расстроился? Главное, воры не знают, что ты с общаком хотел намылиться. Не в курсе блатные, и что ты был внештатным сотрудником МВД. Это знаю только я да кому из наших положено.

Опер подчеркивал, что Ашот у милиции в руках, чтобы снять нужную ему информацию.

Ашот понял это и с затаенной ненавистью спросил:

— Зачем на этот раз явился, Серега Черный Ворон?

— За консультацией. Автоугонщиками я сейчас занимаюсь. Банда опытная, имеет сбыт на Кавказ. Может, что-то в этом отношении подскажешь.

По натуре своей Ашот был уголовником и всегда тяготился ролью стукача, на вербовку пошел при крайней необходимости на своем последнем сроке в лагере. Нынче в тюрьме в нем снова ожил прожженный зэк, больше мечтающий о дружбе с блатными, а не с ментами. Он затушил окурок и небрежно произнес:

— А не пошел бы ты, понимаешь, на хер, Серега?!

— Ты туда прямо на днях устремишься, — резко сказал Кострецов. — Мне нужно только здешним стукачам поручить, чтобы дали по тюремному телеграфу срочное сообщение: «Ашотка на ментов работал, повязан при попытке увести общак».

У Ашота заходили на худых щеках желваки: положение было безвыходным. Он взял еще одну сигарету, пробурчал:

— Говори подробнее о той бригаде угонщиков. — Высококлассная команда, бригадир имеет давние связи на Кавказе. Недавно оттуда вернулся. Последний угон явно заказной — «роллс-ройс» ручной сборки. При нем убили шофера.

— Если по заказам работают, то и перекидывают тачки квалифицированно, проговорил Ашот, успокаиваясь.

— Что ты имеешь в виду?

— Раньше всех наши ереванские армяне этим прославились. Занарядили с аэродрома в Калужской области коммерческие рейсы «Антеев» двадцатитонной подъемности и гнали похищенные автопартии прямо в Ереван.

— В Калужской?! Где?!

— Аэродром летно-исследовательского предприятия в Ермолино.

— А, так это ж под Боровском! Я там на днях на Протве рыбу ловил.

Ашот уныло взглянул.

— Умеешь ты рыбку удить.

Кострецов сделал вид, что пропустил его слова мимо ушей, и заметил:

— С размахом твои земляки трудились. Да что удивляться, нынче автоугонное дело на втором месте после наркобизнеса. Значит, надо поискать в Подмосковье аэродром?

— Ищи, это твоя гнилая работа.

Взгляд капитана снова отвердел.

— Она гнилая, потому как я такую гниль и парашную слякоть, как ты и твои кореша, ищу, на крючок цепляю и в садок с крепкими решетками заталкиваю. Мало в этом приятного, но чистить людскую природу и породу надо. Поэтому и в самую точку являюсь — опер Чистых прудов.


* * *

К концу дня Кострецов делился своими впечатлениями с Топковым:

— Знойный народ эти армяне. Помнишь, я тебе дело московских бриллиантщиков рассказывал? Имели они выход на тогда еще советскую Армению. А Ашот рассказал, как его землячкiи по переброске угнанных тачек первыми тут, километрах в ста от Москвы, наладили автомост в Ереван. Никуда от деловых армян не деться. Даже на моей земле — местный Арарат. Кстати, с «плимута» около «араратских» подвалов расследование-то наше повеселее пошло.

— Но Вахтанг Барадзе — грузин, — остро взглянул на него через свои окуляры Топков. — Что ты хочешь сказать?

— Он нахально ездит на угнанном «пежо». Значит, так или сяк связан с бандой Грини. Может быть, в этот раз у Духа с Грузией основные дела?

— Постой, постой, — стал вспоминать Кострецов свою первую беседу о Духе с Черчем. — Мне один мой стукач говорил, что Гриня этим летом в Грузии был… А тут и грузин Вахтанг. Что-то маячит… Как у тебя по Барадзе?

— Навел о нем справки. Никакой он не режиссер. Когда-то учился на первом курсе ВГИКа, откуда за некрасивые дела выгнали.

— Что произошло?

— Сексуально озабоченный. Устраивал оргии на снятой квартире. И, видимо, насиловал девушек, которых под видом киносъемки к себе завлекал. В институте случился скандал, когда Вахтанг в общаге на сокурсницу напал, были свидетели. Но потерпевшая постыдилась показания давать. Барадзе за аморалку из ВГИКа все равно выставили.

Кострецов озадаченно усмехнулся.

— И такой парень шляется по богемным тусовкам, плетет, что только-только снял суперфильм «Белое бедро женщины»… Не зря я к нему в приятели набился.

— Есть еще кое-какие интересные данные. Года четыре назад была в Москве кошмарная история. Девушку Марину встретил в ресторане грузин, представившийся кинорежиссером, предложил ей участвовать в съемках эротического фильма. Повез к себе на квартиру. Она не очень целомудренная и сразу легла с «кинорежиссером» в постель. Поразвлекались они. Засобиралась Марина домой, оделась. Грузин ей на прощанье кофе предложил. Выпила, а очнулась снова голой в ванной, прикована наручниками к трубе.

— Подсыпал чего-то в кофе?

— Наверное. Стала Марина секс-рабыней «кинорежиссера». Только он ее камерой не снимал, а так и держал на цепи. Насиловал, как ему хотелось, во всю прихоть своего воображения. И в зад, и в рот, сек плеткой… Уходя из квартиры, погромче врубал магнитофон, радио, телевизор, чтобы соседи не услышали, если Марина будет звать на помощь. Снял с кранов в ванной маховики, чтобы девушка для привлечения внимания не устроила потоп. Кормил какой-то похлебкой и заставлял глотать таблетки. Убеждал, что они противозачаточные, будто б бережет ее от беременности. Транквилизаторы, конечно, были. Так Марина томилась несколько месяцев. — Как она с ума не сошла?! — удивился Сергей.

— Да, видно, не зря говорят, что женщины, как кошки, живучие. Но кончилось для Марины все равно плохо. Однажды исчез «кинорежиссер». Потянулись дни, недели в камере-ванной. Она кричала, стучала ногами в стену, пока не обессилела без еды. Началось истощение. Решила Марина покончить с собой. Билась головой до травмы, от которой потеряла сознание. Нашли ее, потому что в соседней квартире случился пожар, загорелась и дверь квартиры, которую снимал грузин. Взломали, вошли в нее, Марина в бреду… То, что я тебе стройно изложил, удалось у девушки узнать из обрывков речи, когда она на короткое время в больнице приходила в сознание. Умерла она.

— У сдатчика квартиры что-то уточнили по грузину-нанимателю?

— Нет. Аренду у хозяина оформила по устной договоренности и заплатила за год вперед какая-то женщина с настоятельным требованием в квартире не появляться. Тот туда и не заглядывал.

Кострецов задумчиво сказал:

— У Вахтанга, когда он смотрел на девиц в казино, слюни текли. А как взялся трахать в «пежо» длинонногую, видно было, что больше не наслаждался, а как бы истязал. Он не сексуально озабоченный, а скорее маньяк. Такой мог бы в заточении секс-рабыню держать.

— Если так, то не очень он бдительный. Маньяки-то, взять самого знаменитого — Чикатило — скромно стараются себя вести в повседневной жизни.

— Но этот-то — грузин, да с амбициями неудавшегося киношника. Фильмы не вышло у него снимать, так он сам вроде б в киногероя превратился. Приглашал меня на его «актрис» посмотреть. Обязательно схожу. Пока же со своим дружком из ФСБ проконсультируюсь по возможной завязке группы Грини Духа на авиамост в Грузию.

— У тебя в ФСБ хорошие связи есть? — поинтересовался лейтенант.

— Да как сказать? Друг мой лучший, Саша Хромин, опером там служит. Можно б было, конечно, об этой идее сразу доложить в нашем ОВД куратору угро подполковнику Миронову, но я с ним часто ругаюсь. Так что без дополнительной информации или корректировки Хромина не хочу к Миронову лезть. А если Саша поддержит, то можно вместе с МУРом и ФСБ общую разработку затеять. Аэродром, с которого гонят украденные тачки в ближнее зарубежье, — это уж дело повыше нас, земляных. Так что, Гена, будем держать курс на республику Грузию.

Топков деловито откликнулся:

— Грузины посерьезнее армянских воров. Грузинские воры в законе традиционно в Москве среди авторитетнейших.

Кострецов белозубо улыбнулся.

— Совершенно верно, лейтенант. Вообще, везет тебе после того, как с Костью связался. Начал с золотого оружия, а закончишь, возможно, горами золота.

— Рад стараться! — бодро сказал Гена. — Я почему-то уверен, что и ордена Рузского найдутся.


* * *

Гриня Дух после угона «роллс-ройса» и убийства его шофера чувствовал себя тревожно. Никогда не метил свои разбои кровью, да вот пришлось.

Поначалу операция под видом акции «гринписовцев» около «Лукойла» планировалась так: выманить шофера из салона «роллса», потом шоферюгу оглушить, сунуть обратно в машину и выбросить по угонной дороге живехоньким. Гриня, как и обещал Маэстро, сам пошел возглавить дело. Бригадир собирался на месте лишь отдавать приказания.

Сначала пошло как по маслу. Гринины бойцы в майках со знаменитыми надписями митингово орали, раскидывали полотнища транспарантов по крышам припаркованных машин, поплотнее кутая «роллс». Дух вместе с двумя подручными нырнул к машине, они окружили ее передние дверцы. Парни достали пистолеты и уперли их с двух сторон в стекла на шофера. Гриня, лежа на капоте, показывал ему через лобовое стекло, что придется выйти.

Шофер, крепкий паренек, вооруженный пистолетом, не особо растерялся. Его наняли и как личного телохранителя хозяина. Тренированный по этой части, он тоже показал пистолет и с некоторой иронией поглядел на нападавших. Охранник хорошо знал, что ни бронебойную обшивку «роллса», ни пуленепробиваемые стекла из пистолетов не возьмешь.

Гриня, который учел и такой расклад, скомандовал своим паренькам. Те быстро скинули рюкзаки с плеч, стали извлекать из них магнитные мины и демонстративно присобачивать их по «роллсу» окрест шоферского сиденья. Водитель занервничал, поняв, что мины настоящие. Он не знал, что угонщикам «роллс» нужен целым и минирование — лишь понт. Шофер подумал: не теракт ли это? Не собираются ли налетчики «роллс» просто взорвать, чтобы припугнуть его хозяина? В таком случае террористы выглядели даже джентльменами, предлагая ему выйти.

Нервничал водитель еще и потому, что усомнился в возможностях «роллса» защитить его от дружного минного взрыва. Раньше его убеждали, что и пушка эту машину не пробьет. Но одно дело верить в гарантии фирмы, и другое — видеть, как опечатывают тебя мощными минами.

Парень за рулем все-таки хотел попытаться обыграть налетчиков и угрожающе кинул руку к пульту пуска нервно-паралитического газа. Но и это предусмотрел Гриня. Заметив его движение, Дух выхватил из сумки противогаз и выразительно потряс им.

Над «роллсом» глухим шатром трепыхали транспаранты, налетчики заканчивали минирование, и шофер решил выскакивать. Не доверяя этим ловкачам, водитель-охранник постарался хитроумно пробиться на волю. Он показал им, что разоружается, положил свой пистолет на заднее сиденье. Стал открывать дверь.

Гринин парень отступил от дверки машины, шофер резко распахнул ее и двинул того бронированным косяком в лицо! Бандит, обливаясь кровью, упал. Водитель вылетел на асфальт и кинулся из-под шалаша транспарантов. На такую крайность в руке у Духа был зажат десантный нож, чтобы управиться без шума. Первоклассно владеть им Гриня научился у штурмовиков десантного батальона, который иногда прикрывал шоферские караваны на дорогах Афгана. Дух молниеносно метнул нож! Он попал точно между лопаток водителя.

Из раны после выхваченного из нее ножа засочилась кровь, Гриня не захотел затаскивать в «роллс» тело, мазать салон и скомандовал затолкать труп под соседнюю машину. Дух сам прыгнул за руль столь дорого доставшегося им автомобиля, парни к тому времени уже счистили с него мины.

Гриня вынесся наружу, плавно развернулся по площадке галдящего, в хаосе зевак, двора. Выехал на магистраль между «Чистыми прудами» и «Тургеневской» и здесь, вспотевший от суматохи в убойном шалаше, уверенный, что уже никому нет до него дела, открыл окно. Закурил и полетел на лучшем из украденных им коней к гаражам на окраине, где уже ждал заказчик — Федя Труба. В этот звездный час великого угонщика и увидела Ненастикова, пролетающая на своей метле.


* * *

Гриня сидел в своем заныре, тянул пиво, готовясь к очередному разговору с Маэстро.

Их совместная операция завершилась по всем статьям. Дух не знал, что Труба убит и что «роллс» уже вернули хозяину. Ему и не надо было знать лишнее, как считал уже информированный об этом главпахан Маэстро. Гриня под высшую планку отработал, и теперь оставалось для него самое приятное: получать деньги за товар, доставляя машины из отстойников, где перебивали заводские номера, по адресам, которые укажет Маэстро.

Дух, стараясь загнать подальше мысли об убийстве шофера «роллса», прихлебывал пиво и размышлял о цене, которую он запросит с Маэстро. Обычно угонщикам платят десятую часть настоящей стоимости машины, но за штучный угон штучного «роллса» при попутной мочиловке Гриня наделся взять процент поувесистей.

У Маэстро же, тоже готовившегося к этому разговору с Духом, соображения были сложнее. Ему очень не понравилось, что Веревку и Камбуза милиция задержала и отпустила. После этого, давя на Гриню с угоном «роллс-ройса», Маэстро уже видел бригадира кандидатом на тот свет, но еще сомневался. А когда Дух убил водителя «роллса», пахан решил от такого подручного избавляться обязательно. Он понимал, что, начиная с задержания Грининых ребят, а теперь и по мокрухе, уголовка от Духа не отстанет.

Маэстро с радостью узнал о гибели Феди Трубы. Этот бригадир после освоенного им фронта работ тоже болтался у него лишней гирькой на ногах из-за прогрессирующего наркоманства, которое не сегодня, так завтра опасно развязывает язык. В такой очередности думал Маэстро о своих подручных, собираясь дальше использовать Гриню смертником-камикадзе.

Пахан прикидывал, как бы это угнанные Духом машины перебрасывать не через новые, строго законспирированные каналы, а через тот, который порядочно износился от долгого сбыта и небрежности, допущенной однажды вылетевшим по нему и таким образом засветившимся Гриней. Им был аэродром летно-испытательного хозяйства в подмосковном районе станции Чкаловская, недалеко от Звездного городка. Через него на коммерческих рейсах военно-транспортных самолетов пролетели уже сотни угнанных машин на просторы СНГ. Этим летом Маэстро посылал Духа в Грузию, чтобы договориться с тамошними мафиози о поставке будущей добычи, в том числе и из театрального автостада. Так что связные-автоавиаторы Маэстро на аэродроме у Чкаловской ждали Грининого груза, собираясь перебросить его по грузинским координатам.

Связные по-прежнему четко оформляли документальное сопровождение машин, но аэродром стал ненадежен после прихода туда нового начальника, которого пока не удавалось подкупить. Окончательно разонравилась нынче Маэстро эта взлетка еще и потому, что с нее, опробуя новый грузинский рейс, летал в Тбилиси самолично Дух, а он уже находился «под колпаком» и органы могли запросто связать его передвижения с адресованными в Грузию автомобилями.

Маэстро, имевший не один такой филиал по авиаавтобизнесу, решил напоследок рискнуть с Чкаловским, не очень опасаясь его потерять вместе с нацеленным на грузинский след Духом. Но несмотря на то, что пахан заочно приговорил Гриню, он, чтобы деловые не заподозрили потом подноготную, собирался щедро расплатиться с бригадиром: отвалить хорошие деньги за «роллс» и премировать секс-вечеринкой у Вахтанга Барадзе.

«Кинорежиссер» Вахтанг давно был шестеркой Маэстро, служил его контактам с грузинскими ворами в Москве и обеспечивал развлечения с девочками нужных людей. Красный «пежо» был очередным гонораром — правда, Вахтанга обязали мотаться на нем только за городом. Но «кинорежиссер», которого не посвятили в происхождение машины, с богемной рассеянностью колесил на ней по столице, пока не выехал прямо под нос Кострецова.


* * *

Гриня набрал номер Маэстро и по своему веселому краснобайству приветствовал его:

— Чтобы вас не огорчить, можно бабки получить?

— Здорово. А как же?! Через пару деньков вручат тебе на одной хате кейс за «роллс» и за другой отправленный товар. Запиши, как доехать, — Маэстро продиктовал ему адрес квартиры Вахтанга.

— Лады, — энергично ответил Гриня, — а сколь в кейсе будет? «Роллс» — то при сопутствующих напрягах поболе обычного тянет.

— Учтено, — веско произнес пахан, — не обидим.

Гриня вежливо промолчал: знал, — раз Маэстро сказал, никто в накладе не будет.

Маэстро дружески продолжил:

— С хаты не торопись уходить. Будет тебе там крутая оттяжка с девочками. Вахтанг по таким делам высшего класса специалист. И все оплачено, отдохнешь после фартовых дел, заслужил.

— Да я неплохо летом в Грузии оттянулся, но за заботу спасибо. Поглядим, на что тот кочан способен.

— Кстати, о Грузии. Всю свою партию туда погонишь через Чкаловскую. Тачки готовы? — спросил Маэстро о перебивке номеров в отстойниках.

— Ага.

— Ну и лады. Начинай их перекидывать.

Глава 3

Кострецов встретился с опером ФСБ Сашей Хроминым в спортзале, где они регулярно тренировались, отрабатывая блоки и удары рукопашного боя. После тренировки пошли по традиции выпить в ресторанчике пива и помянуть ста граммами водки третьего их погибшего мушкетера, Бунчука.

Сергей, не затягивая, сразу приступил к делу, рассказав другу в общих чертах о расследовании по банде Грини Духа. Заключил:

— Если мой «гироскоп» и тут не подводит, Дух должен выйти на аэродром Ермолино, с которого следуют транспортные рейсы на Грузию.

Мощный, обстоятельный Саша глубоко задумался, насупив густые свисающие брови. Потом сказал:

— Авиадела сейчас связаны с моим участком работы. Считай, тебе повезло. Среди других интересуемся мы и одной взлеткой у Чкаловской. С нее относительно недавно начали налаживать коммерческие рейсы военно-транспортных самолетов на Грузию, но автопартий пока не проходило.

— А чем заинтересовал тот аэродром, если не секрет?

— Начальник туда новый пришел, начал присматриваться и сигнализировал в нашу службу. По принятому им хозяйству все вроде гладко, в том числе и по документам. Фирмы занаряжают рейсы честь по чести, перевозят свое по странам СНГ. Но не понравились начальнику его заместители. Дважды уже пытались подкупить. Так ненавязчиво, завуалированно предлагали взятки. За что? Мужик стал приглядываться к публике, окружающей его замов. Видит, некоторые явно с замашками уголовников. Подкатывают на шикарных джипах, в золотых цепях, болтают едва ли не по фене, попивают с замами прямо в кабинетах.

— Вы уже взяли этот аэродром в разработку? — уточнил Кострецов. Потихоньку начали, заслали туда своих людей.

Сергей достал фотографию Духа и протянул ее Саше.

— Этот тот самый Гриня. Возьми, вдруг пригодится. Если под видом коммерсантов там блатные ошиваются, то и Гриня мог засветиться. Он этим летом в Грузию летал.

Хромин убрал фото в карман и, мягко взглянув на друга, спросил:

— Как у тебя с Катей?

Летом Сергей рассказывал ему о своих личных планах.

— Наверное, не выйдет, — грустно проговорил Кострецов. — Недавно взял я Катю и Мишку на рыбалку. Отлично время провели, шашлыки, уха. Болтали о всяком. Под конец предложил я ей вместе жить.

Сибиряк Хромин, у которого не ладилось с женой, как и у всех «правильных» оперов из-за их в полном смысле чистой и значит небольшой зарплаты, от сочувствия даже приоткрыл рот и поторопил:

— Дак что же?!

— Ответила, что по этому вопросу еще не уверена.

— Да-а? — разочарованно протянул Саша. — Чего ж ей еще надо?! Ты Лешкин друг, Мишка тебя любит.

— Не знаю, Сань. Но уважаю ее за откровенность. А могла бы схитрить, она ж от тебя и меня зависима.

— Ты о деньгах, что мы ей на жизнь для поднятия Мишки подбрасываем?

— Ну да.

Хромин покачал широколобой головой.

— Не такая она. Уральская девушка. Всегда скажет только то, что думает.

— В общем, насильно мил не будешь.

Саша мотнул головой.

— Окончательного приговора тебе еще нет. Погоди.

Кострецов поплескал выветрившейся пеной в пивной кружке.

— А что мне еще остается?!

— Кроме Кати, еще-то кто имеется у тебя на примете после того, как с Ириной завязал?

— Да откуда, Сань? Я не бабник. А дело, связанное с этим Гриней Духом, такое подвалило, что надо профессором по женской части быть.

— Неужели?! — осклабился Хромин.

Сергей тоже улыбнулся.

— «Канаю» перед одним маньяком, управляющим ночным клубом, в которое девиц голышом отбираю.

— Да откуда ж у тебя такие бабы?!

— У меня-то их нет, но у маньяка имеются. Этот парень в азарте первую встречную в машине так трахал, что она ногами потолок едва не пробила.

— О-о, — уважительно произнес Саша. — Такой способ офицерским называется ноги на плечи. Ты пробовал?

— Да пробовал, — лихо прищурился Кострецов, — если ловкая попадалась. Я хоть мент, но все ж таки полноправный офицер.

— Ну, как-нибудь маньяку не уступишь, — проговорил Хромин.

— Постараюсь, я на женщин теперь злой.

Они долго еще сидели, разговаривая на разные темы. Кострецов, не показывая виду, думал, что и сегодня он вернется в свой заныр на Чистяках, где его, как всегда, никто не встретит.


* * *

Хромин позвонил Кострецову через день.

— Серега, клюнуло на аэродроме Чкаловской. Наш человек засветил фото твоего Духа кое-кому там в обслуге. Припомнили, что летом оттуда Дух этот как раз в Грузию вылетал.

— О, не подводит еще меня гироскоп, как я тут одному лейтенантику доказывал! Так что? Докладываю по начальству: пусть в этом направлении будет совместная разработка МВД и ФСБ.

— Еще тебе подробности. Дошуршались наши люди и до кое-чего в документах по коммерческим рейсам. Вскоре готовится уплыть с Чкаловской автопартия на Тбилиси. По ней уже начали поступать бумаги. Выкладывают представители той автофирмы акты техосмотра каждой тачки, и получается, что машины для самостоятельной транспортировки непригодны.

— Понятно, — сказал Кострецов. — Если это автопартия Духа, то дальнейшая схема может быть следующая. На машины с перебитыми заводскими номерами надо заиметь настоящие документы. Акты техосмотра тогда туфтовые. Когда перебросят тачки в Грузию, там к актам приложат такие же справки-счета, удостоверяющие, что каждая машина куплена в Москве какими-нибудь тбилисскими грузинами. По этим бумаженциям свои люди из грузинской автоинспекции выдадут доподлинные документы и номера на перекинутые тачки. Отмоют автоугоны.

— Но пока все нормально задокументировано.

— Все и будет внешне тип-топ, если свои люди у авиаавтоугонщиков и на Чкаловской, и на принимающем аэродроме в Тбилиси. В Грузии-то куда рейс с автопартией приземлится?

— На аэродром российской военной базы.

— Ну вот. Под Москвой и под Тбилиси военные хапуги, очевидно, завязаны. А им в помощь еще доблестные грузинские гаишники. Все зарабатывают с этих дел хорошо.

— Сергей, если твоя версия верна, что нужно, чтобы тут засечь этих комнатных орлов? Не возиться же с каждой тачкой, устанавливая, перебиты номера, нет. Такая автопартия может быть разбавлена и нормальными машинами.

— А у меня на этот случай имеется подробнейший списочек, — торжественно сообщил Кострецов. — В нем — все угнанные от театров тачки, с мельчайшими приметами. Уж в описании такого хозяева, талантливый артистический народ, постарались. Во-первых, модели, года выпуска машин совпадут. А потом, как ты машину ни перекрашивай, ни холь, а родные заметки там припечатаны. Я тебе списочек отксерю и сейчас же перешлю, он с массой деталей-примет. Будь здоров, иду докладывать начальству о наших с тобой делах — будущих, конечно.

— Давай, давай. Замути наш контакт задним числом, чтобы ваши на наших вышли и утвердили мое с тобой сотрудничество. А то почему-то некрепко дружат наши начальники, — усмешливо заключил Хромин.


* * *

Капитан пошел к подполковнику Миронову.

После летнего раскрытия Кострецовым банды в недрах МВД Миронов очередной раз проникся большим уважением к нему, лучшему оперу ОВД. Но потом опять насела текучка, Кость по своей манере не отписывался вовремя, зажимал от следаков свои оперданные, если видел, что дуроломно ведут дело. В общем, вел себя обычно, подчеркнуто-независимо, за что и болтался до сих пор в звании капитана. Миронова он снова стал раздражать.

Кострецов давно махнул рукой на свое возможное повышение в должности и звании, но, когда выпадал интересный розыск, как было в театральном расследовании, он применял свою сметку, изощренность в приемах и к коллегам, чтобы они ему не мешали, а то б и помогли. С этим капитан и зашел к Миронову. Четко, по-уставному отрапортовал от дверей о прибытии.

— Садись, — небрежно бросил седой волк уголовки Миронов. — Товарищ подполковник, у меня по расследованию краж в театрах есть данные, что замешанная в этом банда автоугонщиков Грини Духа связана по сбыту машин с военным аэродромом у станции Чкаловская, — начал мутить Кострецов, чтобы не попало им с Хроминым за самодеятельный служебный контакт.

— Какие данные? — уточнил Миронов. — Пока только оперативные, — валил на эту бескрайне таинственную область своего ремесла капитан. — Стукачи сообщили, что Гриня собирается перебросить автопартию, в которой украденные от театров машины, в Грузию с Чкаловской площадки на коммерческих рейсах военно-транспортных самолетов. — Ну, это заграничные дела. Ими больше занимается «контора», — по-старому жаргонно назвал ФСБ подполковник.

— А почему б на ФСБ не выйти? Иначе нам Духа не зацепить, а он или его люди при угоне «роллса» человека убили.

Миронов усмехнулся.

— Выйдем на «контору», доложимся по твоему Духу, а она, как всегда, сливки снимет, если прижмет его автопартию.

— Чтобы этого не произошло, я вам и докладываю. ФСБ может случайно автопартию Грини зацепить, хотя б и уже в Грузии. Тогда точно себе лавры навесит.

Подполковник сморщился и поинтересовался:

— С чего это они ее зацепят? Они там по Абхазии до сих пор не могут разобраться. Да мало ли они в последнее время на Кавказе проспали?! И чтоб какие-то тачки вычислили?!

Кострецов озабоченно произнес:

— А мне что делать? Дух после убийства ушел в тину, улик никаких, заливал он. — Мне без такой помощи его не прихватить. И ниточка по шайке Феди Трубы оборвалась с его кончиной. А театральные шумят, у них вся московская пресса подвязана, и телевизионщики тоже. Понесут нас с газет и экранов. — Что ж ты, великий опер, в тупик стал? — ехидно осведомился Миронов. — Бывает, уныло ответил Кострецов. — Много всегда на себя, Сергей, берешь, — сказал подполковник, смягченный покорным видом капитана. — А без помощи опытных людей не обойтись.

Он имел в виду больше, конечно, не ФСБ, а себя.

— Ваша правда, — самоотверженно шел Миронову навстречу Кость. — Не хочу, чтобы убийца Дух на чужих машинах по воле разъезжал.

— Ладно, — кивнул подполковник, — доложу наверх. Пусть там решают.

Вышел от него Кострецов с легким сердцем: его заявки вполне должно было хватить на начало совместной с ФСБ разработки аэродрома у Чкаловской. Капитан с чувством резюмировал про себя: «Хороший портной неделю шьет, а в час все справляет».


* * *

Отлично работала у Маэстро своя «ФСБ». Его люди на Чкаловской немедленно доложили ему, что тут кто-то всерьез заинтересовался документацией на готовящуюся к переброске автопартию Духа.

Агенты Маэстро не могли установить, что действовала всамделишная ФСБ, но пахану было достаточно и этой наколки, чтобы заняться подготовкой быстрого и высококвалифицированного устранения Грини, как только он попробует провернуть свой первый и последний воздушный автомост на Грузию.

У Маэстро был личный киллер, фанатично преданный пахану. Этого молодого человека звали Вадим, но выглядел он таким беспомощным, едва ли не подростком, что все, кроме Маэстро, небрежно кликали его Вадик. Никто и подумать не мог, что у Вадика руки по локоть в крови.

Маэстро набрал по сотовику только ему известный номер Вадика и отечески спросил:

— Как жизнь, сынок?

— Добрый день, — отозвался Вадик своим тонким, слабым голосом. — А вы как поживаете?

— Все своим ходом. Есть для тебя серьезная операция.

— Очень благодарен.

— Внимательно слушай. Объектом будет довольно авторитетный братан, бригадир команды автоугонщиков. Зовут Гриня Дух. Почему Дух? Закаленный парень. Бывший спортсмен-гонщик, на войне в Афгане армейским водилой под пулями «духов» был. Имеет несколько ходок на зону. Характером крутоват, недавно на деле одного шоферюгу уложил броском десантного ножа — точно засадил между лопаток.

Вадик осведомился:

— Простите, что перебиваю. Дух отлично владеет ножом?

— Не думаю, сынок, что он на все сто пудов пером может шустрить, хотя кое-чему в Афгане, конечно, научился. Это была его первая и случайная мочиловка. Гриня по натуре не мокрушник. Его главный азарт — тачки. Влюблен в них. Тачка для него, что баба со всеми прибамбасами: буфера, передок, корма.

— Вы так поэтично рассказываете…

— Ты ж знаешь, что я и поэт. Так вот, Гриня крутой по-бакланьи, по-хулигански. Может «духово» стыкнуться, драться до упаду, но профессионализма в этом нет. Ну, стреляет еще, наверное, неплохо. Опасен по завалу он в другом.

Маэстро закурил, помолчал.

— Да-да, я внимательно вас слушаю, — пискляво подал голос Вадик.

— Гриня, понимаешь ли, человек с большим воображением, выдумкой и интуицией. Последнее его дело: угнал средь бела дня от самого офиса «Лукойла» «роллс» ручной сборки, это его шоферюгу он положил. Придумал же, Дух духовой. Одел своих ребят в майки «Гринписа», те к офису подвалили, замитинговали, накрыли транспарантами тачки на парковке вместе с нужным «роллсом». Гриня под их прикрытием с водилой разобрался и без всяких помех лайбу увел.

— Талантливый человек, — с уважением произнес Вадик.

— Вот именно! Так что при разработке Духа это резко учти. Способен на неожиданности, виртуозен в просчете ситуаций, вариантов, нюх собачий. Вернее, лошадиный. Гриня на конокрада смахивает. Подружишься с ним на хате у Вахтанга. Давно там был?

— Да захожу, — со смущением, совсем тихо проговорил Вадик.

Маэстро рассмеялся.

— Знаю, что неровно к Соньке дышишь.

Он упомянул напарницу Вахтанга по организации вакханалий, тридцатипятилетнюю Соню.

— Это все знают, — виновато сказал Вадик.

— Проехали, Вадя. Значит, сынок, скорешишься с Духом у Вахтанга на днях. Гриня туда за бабками придет и в представлении голожопых бабочек поучаствует. До завала его будет у тебя некоторое время. Какие вопросы?

— Такую фигуру, как Дух, убирать, видимо, надо бесследно?

— Обязательно! Это ж деловой. За Гриней — его московская бригада. Гриню и на Кавказе пиковая братва знает как облупленного. Надо дело сделать тоньше комариного хера. Сховать его останки ты не хуже царских сховаешь. А вот высокий театр в этом деле обеспечь, чтобы клиент не трекнулся, не унюхал беды.

— Вы все-таки больше артист, чем поэт, — сказал Вадик. — Мастер сцены. Я вас очень хорошо понимаю.

— На то и рассчитываю, сынок. С моей стороны прокола не будет. Но и ты, Вадя, — артист. Так что не должен подвести. Мало, что ли, мы с тобой таких спектаклей ставили?

— Отлично работается под вашим руководством, — признательно пропищал Вадик.

— Вообще, — хохотнул Маэстро, выступающий уже не в личине прораба над бригадирами, а в своей любимой маске, артистической, — вся история эта театральная. Нам сам черт велел ее классно доиграть до занавеса. Началась она с театра «Современник» и театра-студии Табакова. Я срежиссировал, чтобы Дух и еще один бригадир отбомбили те храмы искусства по брюликам, другому барахлу и тачкам. Что Гриня, что второй ладно сыграли роли.

Он не упоминал поименно Федю Трубу по своему обыкновению никому не говорить лишнего.

— И представь, второго после завершения его выходов случайно кончили. Будто б Шекспир рогатый прибрал, что и положено в трагедии. Ну, а Гриню в полные духи тебе финально определять. Пьеса, как всегда, ответственная. Тебе иных не поручаю.

— О чем вы говорите, не подведу, — погромче заверил Вадик. — Еще уточнение: как Дух с женщинами? У него подруга есть?

— Подруги нет. Так, возится с какими-то биксами по случаю. А баб любит. У всех азартных тут куда хер, туда и ноги.

— А близкие друзья? Люди, которым он доверяет, имеются?

— Что-то не слышно и о таких Грининых корешах, Вадя. Да он, как и вся братва, в крайняке один на льдине. Ты насчет того: может ли кто его от всей души подстраховывать?

— Совершенно верно.

— Сомневаюсь, Вадя. Такая наша жизнь волчья. Это только мы с тобой, как батя с сыном.

Вадик замолчал. Маэстро понимал, что у того после его заявления перехватило от восторга дыхание.

— Какие еще вопросы? — окликнул он «сынка».

— Все ясно.

— Ну, Вадя, фарта тебе.

Маэстро отключил связь. Думал о том, что действительно только с Вадей он, будто б по-отечески, наиболее раскован.

«Почему?! Мало ли таких пацанов под ногами путается?»


* * *

А киллер Вадик после окончания разговора ничего небрежного о Маэстро не смел подумать. Так цельно, истинно по-сыновнему он относился к пахану не из-за страха, смешанного с уважением, как бывает перед строгим отцом. Бывший детдомовец, Вадик просто не представлял себе ни что такое отец, ни что такое сын. Для Вадика, проведшего изуродованное детство в сиротских беспощадных стенах, пригревший его Маэстро был первым настоящим мужчиной, который обратил на него внимание.

Маэстро же приблизил этого пацана к себе, учуяв в нем прирожденного убийцу.

Бесцветный, болезненный Вадик, страстный книголюб, которому было сейчас двадцать лет, впервые убил четырнадцатилетним в детдоме на Волге, где жили одни мальчишки. Тот паренек был грозой среди детдомовцев и часто обещался Вадика «оттрахать». В конце концов Вадик изобразил, что сам давно этого желает.

Они пришли после ужина к полуразрушенной кирпичной кладбищенской ограде. Вадик с готовностью снял штаны, нагнулся, упираясь в стену одной рукой. Другой он прижимал к груди под рубашкой тесак, украденный с кухни. И когда боевой паренек схватился за его зад, Вадик, не оборачиваясь, точно рассчитанным движением ударил того в голый живот тесаком.

Потом Вадик обернулся и долго еще бил ножом в слабо белеющий живот упавшего парня. Он отволок труп на давно примеченное место с большим подземным склепом каких-то купцов. Там и заховал его, поглубже зарыв припасенной лопатой.

Исчезнувшего сорви-голову долго не искали, решили, что в Волге утонул.

Глава 4

Вахтанг Барадзе был тем самым грузином, о секс-рабыне Марине которого рассказывал Кострецову Топков. После того как Вахтанга выгнали из ВГИКа, он подружился в Москве со своими лихими земляками — грузинскими ворами. Свела его с ними красавица Соня. Тогда еще женщина под тридцать и ослепительной внешности, она была любовницей матерого «законника» Нодара. Но ее первосортные прелести вскоре должны были померкнуть. Предвидя это и свою грядущую отставку у избалованного юбками Нодара, мудрая Соня задумала более устойчивый и перспективный бизнес.

Тогда-то и встретился ей Вахтанг, прощавшийся со своими киношными амбициями. Соня сообразила, что этот напористый, помешанный на сексе грузин сможет помочь ей сколотить подпольный бордель для авторитетных блатных. У Вахтанга были знакомства в артистической, богемной среде, куда бабочками на огонь слетаются юные красотки.

Вахтанг как поставщик и, так сказать, организатор живого товара подходил также тем, что не мог избавиться и от иллюзий по части своих режиссерских талантов. Возможно, что-то там и было. Может быть, возьмись Барадзе за ум, он и стал бы знаменитостью. Но зацикленность на сексе давила все намеки на творческий напряженный труд. Зато апломба Вахтанга вполне хватало на режиссуру борделя, принципы которого придумала Соня, прошедшая под ворами многострадальную секс-школу.

Пришлось ей повозиться с Вахтангом, во всех отношениях считающим себя пупом вселенной. У Сони была дочь Нюся, которой тогда исполнилось тринадцать лет. Кто именно зачал девочку, Соня, бывшая заправской воровской биксой, и сама не знала. Но в тринадцать Нюся превратилась в очаровательную нимфетку. Худенькая природная блондинка, с огромными синими глазами-блюдцами, матово бледная, с козьи торчащими грудками, высокими ногами — вылитый падший ангел, особенно после того, как ее развратил Вахтанг. Соня, и сама натешившись с грузином, в полном смысле слова подложила этому курчавому сатиру для будущей пользы дела и свою дочку. Так они втроем сорганизовались в «киносъемочную группу».

По большей части обрабатывали провинциалок. Соня и Нюся отыскивали их по указаниям Вахтанга на богемных тусовках и у подножья киноолимпа, где они бродили, готовые на все. Мать выдавала себя за помощника режиссера, набирающего труппу в новый фильм. Синеглазая дочка с косичками оттеняла серьезность ее намерений. Будущих кинодив везли в снятую квартиру, где перед ними представал пока одетым «кинорежиссер» Вахтанг. В чай и кофе девицам сыпали психотропные средства. Потом Вахтанг их насиловал, а Соня снимала это на видео. Вахтанг только ставил и играл сцены, а Соне с Нюсей в процессе таких съемок приходилось ополоумевших девиц и обслуживать. Под воздействием таблеток те непроизвольно мочились, иногда заходились в судорогах до пены на губах. Всякое над ними вытворял Вахтанг. Иногда попадались и девственницы, он их со смаком ломал.

Это была лишь «кинопроба», чтобы заинтересовать свежим товаром блатных клиентов, демонстрируя им потом видеосъемки. Если были желающие потешиться, девиц под наркозом держали на квартире время, нужное для заказчиков. Использованных «актрис» в конце концов отправляли из Москвы. Переодевали в тряпье, заставляли проглотить последнюю психотропную дозу «на посошок», отвозили на вокзал и сажали в поезд. Пришедшие в себя за много километров от столицы девушки с помутненным сознанием не помнили лиц, окружавших их в минувших кошмарах, тем более — местонахождения «киностудии». Как правило, они вообще не хотели вспоминать происшедшее.

Бывали случаи, что жертва, приходя в себя на «студии», вела себя агрессивно, грозила обратиться в милицию. С такой после высылки из Москвы могли появиться проблемы. И троих отчаянных Вахтанг угостил «на посошок» смертельным количеством таблеток. Они, так впоследствии и неопознанные, умерли в поездах далеко от Москвы. Вахтанг не церемонился после того, как чуть не влип с Мариной, заточенной им в камеру-ванную.

Марину он держал там только для себя, а квартиру сняла Соня. Девушку пришлось в ней бросить, потому что Вахтангу выпало срочно выехать вместе с Соней и Нюсей в другой город и там задержаться на «гастролях» — так они, в тон воровским иногородним поездкам, называли свои командировки. Паханы разных местностей вызывали иногда к себе эту уже прославившуюся секс-бригаду, чтобы по-столичному оттянуться. Первым номером представлений всегда шла ангельская Нюся, которой было теперь семнадцать лет и она виртуозно владела своим гуттаперчевым телом в любых порновидах. Вахтанг у которого «ванька-встанька был безотказен», и рыжеволосая крутобедрая Соня на пару выступали в «живом шоу», артистически совокупляясь на виду у всех для возбуждения «братвы».


* * *

Получив заказ Маэстро на оттяжку Грини Духа и Вадика, секс-бригада попивала ледяное шампанское в гостиной своей квартиры, занимавшей целый этаж старинного дома, и обсуждала предстоящее мероприятие.

Вахтанг заметил Нюсе:

— В шоу дрочить, засовывать себе будешь бананом, и обязательно съешь его потом. Хватит резиновым пенисом халтурить.

Нюся дерзко вскинула свои синие блюдца.

— Да пошел ты! Тошнит меня уже от бананов. Зачем их есть-то?!

— Затем! — грозно воскликнул Вахтанг. — Клиент при этом представляет, что ты его елду заглатываешь. Сколько раз тебе одно и то же объяснять?!

— Хорош базарить, — вмешалась Соня, чтобы ссора не разгорелась. — Что это за Дух такой? Почему ему полная программа?

Вахтанг с задумчивостью постучал по фужеру короткопалой лапой.

— Не знаю, что за авторитет. Но раз Маэстро посылает, будем работать по полной программе.

— А Вадик этот слюнявый зачем припрется? — с отвращением спросила Соня.

Вахтанг с раздражением посмотрел на нее.

— Не меньше Нюськи ты меня удивляешь последнее время. Зачем да зачем! Вадик — самый приближенный к Маэстро. Он хоть срать тебе будет на голову терпи и слизывай. И чего ты этого паренька так не перевариваешь?

— Я для Маэстро что хошь сделаю, но не могу слизняка Вадика выносить. У него почти никогда не стоит. От сосания, чтобы его промокашку настроить, аж челюсть сводит.

Плюнул в сердцах на ковер Вахтанг. — Клянусь могилой мамы, я вам с Нюськой кочергой железной все дырки порву и пошлю куда подальше. Надоело работать завязываем! Ты что, Сонька, борзеешь и борзеешь? Все не можешь забыть, как в мехах с Нодаром выжуливалась? Ну иди к Нодару. Возьмет снова он тебя? Кому ты лично из таких высоких людей сейчас нужна? Твой Нодар даже Нюську не хочет, не в его вкусе.

Соня примолкла. Потом отхлебнула шампанского полными, кумачово накрашенными губами и добродушно произнесла, любовно переделывая имя Вахтанга:

— Вах, твоя правда. Я вон в газете читала, что кое-кому круче нашего приходится.

— Неужели? — иронически осведомилась Нюська, забрасывая длинные ноги на низкий столик.

— Ага. Тридцатилетняя телка лежала в коматозном состоянии десять лет в английской больнице. Гинеколог случайно ее обследовал — а она на пятом месяце беременности!

— Кто ж ее оттрахал? — заинтересованно проговорила Нюська.

— Хрен их знает, — удивленно произнесла Соня. — Та больница вроде богадельни, одни инвалиды и тяжелобольные лежат.

Вахтанг рассмеялся.

— О-о! А санитары, а сами врачи? Деловые в Англии медработники! Десять лет баба не приходит в себя, решили, наверное, ее из бессознательности выдрючить… Как там наши коматозные? — спросил он о двух девицах, которые «под наркозом» отдыхали в дальней комнате.

— Нормально, — сообщила Соня, поправляя в вырезе халата шары грудей с ластиками розовых сосков. Вахтанг, он же Вах, почти Вакх, покосился на ее бюст.

— Сонь, ты же Нюську выкармливала, а сиськи до сих пор как у нерожавшей.

— Она-а выкармливала, — злобно протянула Нюська. — Да куда ей, курве! Я материнской груди и не знала, на порошковом молоке выросла. Она как меня выплюнула, сразу ж, наверное, под чей-нибудь хорь легла.

— А неплохо ты выдурилась, — парировала Соня. — Передок десятерых подряд выдержит. А сиськи-то как налились! Моим не сильно уступают.

— Нюське и не надо, как твои, — вставил режиссерское слово Вах. — Она должна быть французистой. Ладно, кошелки. Больше не бунтуйте, а то поступлю с вами, как Петр Первый с одной англичанкой отчудил.

— Расскажи, Вах, — попросила любознательная Нюська.

— Слушайте. Был Петр Великий в Англии, четыре месяца заезжал к одной леди, которая с удовольствием ему подставляла свое переднее место. Ждала она богатых подарков, тем более что, оттягиваясь в ее доме, царь секстант сломал, напольные часы расколотил и ковер порвал. Уезжает Петр и вместо даров фаворитке оставляет такой письменный отзыв: «Сия потаскушка служила мне без усердия, а потому вознаграждения не заслужила».

Женская часть «киносъемочной» бригады покатилась со смеху.


* * *

В разгар студийного веселья раздался телефонный звонок. Вахатанг взял трубку.

— Привет, Вахтанг, — заговорил Кострецов. — Это Серега, менеджер Сукнина из Самары, который кордебалет-то в ночной клуб набирает. Ты мне в «Серебряном веке» телефон дал, вот звоню.

— А-а, — вспомнил Вахтанг. — Как же, как же, кацо! Я тебе своих кошелок… то есть актрис, обещал показать. Сейчас вот две сидят у меня. Заезжай ненадолго. Ты где?

— Да недалеко от тебя, судя по номеру телефона. Могу заехать.

Вахтанг сказал ему адрес.

— Переодевайтесь, — скомандовал он женщинам. — Прикид должен быть под богему. Под артисток эротических фильмов косить будете.

— Что за штымп? — спросила, вставая, Соня.

— Серега из Самары. Девок для стриптиза в свой ночной клуб набирает. Так, лоховатый, но может для нашего бизнеса пригодиться. Отходы из его телок могут нам подойти.

Дамочки удалились одеваться, Вах накрыл стол легкой закуской, поставил бутылку коньяка.


* * *

Вскоре позвонил в дверь Кострецов. Вахтанг встретил его и провел в гостиную. Там чинно посиживали на диванах Соня с Нюськой в черных на бретельках парижских платьях.

— Знакомься, кацо, — сказал Кострецову Вахтанг, показывая на дам, — это Соня, это Нюся.

— Сергей, — покивал им Кострецов, одетый в свой самый лучший костюм.

Вахтанг разлил коньяк в рюмки, пригласил всех к столу. Когда сели, энергично поднял тост:

— За наше прекрасное общение!

Все чинно выпили. Нюся, привычно изображавшая недотрогу-гимназистку, только пригубила.

Грузин кинул в рот кусочек шоколада, указал Сергею на Нюсю.

— Она главной героиней в фильме «Белое бедро женщины» была. А Сонечка самая заслуженная моя прима, во многих картинах снялась. Теперь больше сама работает с актерским составом.

— А я страдаю без художественного руководителя, — простецки поделился Кострецов. — Фактуру, физические данные девочек могу нормально определить, а что дальше делать буду, не знаю. Хоть и стриптиз, а его тоже классно поставить надо. Придется какого-нибудь балетмейстера нанимать.

— О-о, — усмехнулся Вахтанг. — Балетных без работы по Москве пруд пруди. Толпой не меньшей, чем твои абитуриентки, набегут. Да где взять истинного, который в эротическом шоу понимает? Ты, Сергей, не торопись.

— Мне б человека твоего класса, Вахтанг, — уважительно произнес Кострецов. Вах приосанился.

— Это понятно. Но лично я работаю только в кино, это моя единственная несгорающая звезда. А вот помощницу на первых порах могу предоставить. Сонь, поможешь Сереге?

Рыжеволосая красавица Соня, прозванная в определенных кругах Сонькой Медью за цвет волос и выносливость половых органов, тронула королевский бюст в низком декольте и любезно проговорила:

— Отчего же такому симпатичному Сереже не помочь?! С удовольствием посмотрю ваших девочек, подумаем о первых номерах вашего клуба.

— Большое спасибо, Соня, — поклонился Сергей. — Я с вами свяжусь по этому вопросу на днях.

Соня, привыкшая брать любого клиента с ходу, выразительно прищурила длинные ветви ресниц и проговорила:

— Вот мы с Вахтангом постоянно спорим о достоинствах русских мужчин. Он пытается доказать, что интереснее грузин нету. А я смотрю на вас и, как давно работающая в кино, любуюсь. Вы бы и на роль любовника подошли, и крутого сыщика.

— Мы с Вахтангом уже сталкивались по этому вопросу, — напомнил Сергей их разговор в казино. — Он считает, что плейбоев-русаков на наших красавиц не хватает, вот грузины и помогают.

Вахтанг возразил:

— Это я шутил. Русский мужчина безупречен с его примесью татаро-монгольского. Славянская расслабленность и нежность в таком деле недостатки, но, уравновешенные татарской грубостью, превращаются в большое достоинство.

— Фу, — сморщила свои призывные губы Соня. — Это, Сережа, Вахтанг опять шутит. Актерствует, с самым серьезным видом туфту лепит. А я скажу правду. Главная примета русского мужика — его всесторонняя импотенция. Он ленив и ни на что не способен. О постели уж и не говорю. И всегда одинок, рад прижаться под бабий бок.

— А вы злая, — заметил Сергей.

— Говорю, что есть. Почему я с Вахтангом неразлучно работаю? Пыталась наладить бизнес вместе с русскими-то. Лохи, пустышки. Ни сами ничего показать не в состоянии, ни других в дело произвести.

Сонька Медь, разгорячившись от второй попутно выпитой рюмки коньяка, который разжег ее после шампанского, углублялась уже в проблемы их секс-бизнеса, и Вахтанг ее остановил:

— Сонечка, так говорить в присутствии такого гостя неприлично, клянусь могилой мамы. Ты же начала с того, что Сергей — вылитый киногерой.

Раскрасневшаяся Сонька залихватски передернула грудью, но осеклась и уточнила:

— Потому при Сереже это и говорю. Он-то, сразу видать, человек совсем другой, исключение. Ночной клуб открывает, девочек лично просматривает. Непутевому в этих делах не место.

— Значит, попадаются среди русских еще исключения? — спросил, улыбаясь, Кострецов. — А как же! — задорно воскликнула Сонька. — Исключения подтверждают правило.

Кострецов легко поддержал разговор, попутно обдумывая, как бы ему прогуляться по всей квартире. На улице сидел в машине Топков с аппаратурой подслушки. Капитану нужно было рассовать по квартире «жучки», чтобы сходу опробовать прослушивание.

— Извините, я на минуту выйду, — произнес он.

— Туалет направо по коридору, — подсказал Вахтанг. Когда Кострецов вышел, Вахтанг мрачно проговорил:

— Сонька, лярва, ты уймешься?! Чего ты несешь, а? Чего ты, дура, на русских при блондине Сереге окрысилась? Из-за импотента Вадика отыгрываешься?!

— Да так, вообще размышляю, для поддержания светской беседы.

Вахтанг покачал головой.

— Хорошо этот Серега фраер самарский, но битый бы парень или интеллигент сразу б уловили, какая ты «киноактриса». Рассекли бы твои ухватки. Что ты за сиськи всю дорогу хватаешься? «Туфту лепит», «лохи»… Оборзела, манда ты, в блатной аудитории! Уже не хаваешь, как за нормальную канать.

Сонька Медь по-боевому сощурилась.

— Козел! Ты на кого наезжаешь? Кто тебя на это дело поставил? Кто из тебя, мудилы чугунной, путевого сделал? И ты, фуфляк, на меня катишь?! Сам-то уже кто?! Режиссер в штанине! Ты-то какими словами пользуешься? Вот чего ты мне сечас лепил? «Оборзела», «хаваешь», «канать»… Этому тебя во ВГИКе учили?

— Кончайте, придурки, базар! — возгласила Нюська.

Вахтанг и Сонька примолкли.

Вернулся Кострецов, рассовавший по дороге куда надо пару-тройку «жучков».

— Не буду больше занимать ваше внимание, — сказал он, не присаживаясь. — У вас дела, у меня дела. Соня, я с вами для консультаций обязательно через Вахтанга свяжусь.

Дамы грациозно наклонили головки с прическами от лучших московских парикмахеров. Вахтанг пошел проводить Сергея.

Сонька налила себе коньяку в стакан, залпом кинула его себе в рот, крякнула и сказала:

— А я, Нюсь, этому кудрявому Сереге бесплатно б дала. Видать, огневой парень. Осточертел мне этот черножопый мудила да такая клиентура, как Вадик слюнявый. Не, с большим бы чувством голубоглазому-то дала.

— У тебя не заржавеет, — ответила Нюська.


* * *

Кострецов сел в машину к Топкову.

Тот прокрутил ему запись разговора «кинорежиссера» и «актрисы» Соньки, когда капитан был в туалете (тот успел воткнуть на выходе из гостиной «жука»). Сергей, слушая, хохотал.

— А вот самое для тебя интересное, — сообщил Гена и включил слова Сони, когда Вахтанг провожал Кострецова до передней.

— Впечатляюще, — аттестовал Кострецов. — А что? Сонька эта, как та знаменитая Сонька Золотая Ручка. Вернее, она из-за рыжины — Медная. Женщина хоть куда. Причем я уже доложил в ФСБ, что на баб я в данное время зол, упомянул он беседу об истинно офицерском с Сашей Хроминым.


* * *

Вечером в заведение Ваха и Соньки Меди пожаловали Гриня Дух и киллер Вадик.

Вахтанг встречал каждого и провожал в гостиную к шикарно накрытому столу. Он предложил гостям выпивать-закусывать, а сам удалился в дальние комнаты, чтобы осмотреть перед выходом к зрителям свою «труппу», в том числе и двоих одурманенных девиц.

— Рад вас видеть, — сказал Грине пришедший позже Вадик, когда они остались одни. — Если не ошибаюсь, вас зовут Гриня. Я Вадим.

— Гриней Духом кликают, — небрежно ответил Гриня, разглядывая этого хиляка с бесцветными и будто б пустыми глазами. — А ты от кого обо мне слыхал?

— Думаю, что общий знакомый у нас один. Я имею в виду Маэстро.

— О, так ты с ним кашу варишь? — произнес Гриня, удивляясь про себя на такого подельника Маэстро.

— Исполняю разные поручения, — скромно произнес Вадик.

— Ну, давай для знакомства.

Дух налил Вадику и себе водки в большие рюмки. Чокнулся с хиляком и с удовольствием выпил. Вадик сделал маленький глоток, отставил рюмку и смущенно пояснил:

— Я мало пью.

В комнату заглянул Вахтанг и позвал Гриню. Дух бодро встал и пошел за ним в предчувствии приятных минут, когда получаешь большие деньги.

В закутке Вахтанг положил перед Гриней на тумбочку кейс.

— Пожалуйста, ознакомься.

Грузин отошел. Гриня распахнул крышку, глянул на вечнозеленые долларовые купюры и ласково пропел, перефразируя старинную блатную песню:

Деньги зеленые ровными пачками
С полок глядели на нас…

Он стал серьезным, пересчитывая наличность. Да, расплатился Маэстро и за «роллс», и за другие сданные ему в последнее время машины сверх Грининых ожиданий. Дух аккуратно закрыл кейс ключиком, который висел на его ручке. Спрятал ключ и позвал:

— Вахтанг!

Тот снова появился.

— Убери это пока, — протянул ему кейс Гриня. — Буду уезжать, напомни, чтобы взял, — он усмехнулся.

— А что, кацо? — весело откликнулся Вахтанг. — Тут так может дело пойти, что не только о бабках, а и о себе забудешь, клянусь могилой мамы.

— Слышь, а чего этот Вадим за бивень? — поинтересовался Дух, употребляя выражение, обозначающее слабоумного. — И Маэстро он знает…

— Вадик-то? — переспросил Вахтанг и закатил глаза под неандертальский лоб. — Да это первый человек у Маэстро! Никогда плохого о нем не говори.

— Ну? Во, в натуре, дела, — Гриня поприжал язык.

— Выпивайте, — напутствовал его Вахтанг. — Сейчас первый номер программы начнется.

Гриня вернулся в гостиную, сел за стол и совсем другими глазами посмотрел на Вадика.

Лошадиный нюх Духа подсказал ему поискать в этом парнишке, едва ли не шестнадцатилетнем по виду, какие-то приметы, выделившие того в подручные к самому Маэстро. Парень был тщедушен, но руками тверд, — стоит посмотреть, как он действовал столовыми приборами. Лицо предельно расслабленное, но Гриня встречал и такие, вроде бы отсутствующие, лица. В нужный момент, даже миг, они преображались, будто выглядывал другой человек. Обычно этой особенностью физиономии обладали шулера, кидалы, киллеры.

Вадик словно почуял исследовательский интерес Грини и, выдавив подобие улыбки, вяло спросил:

— Вы меня разглядываете?

— А ты чего, всем «вы» говоришь? — скрывая неловкость, бормотнул Гриня.

— Да, привык. Может быть, потому, что в детдоме воспитывался. Там нас чуть ли не дубиной приучали уважать окружающих. Феню редко употребляю, потому что постоянно читаю.

— Что ж читаешь? Детективы? Романы?

Вадик вежливо отвел глаза, чтобы Дух не поймал в них насмешки, и объяснил:

— Нет, это не люблю. Ну что о нашей с вами своеобразной жизни могут особенного в этих художественных произведениях писатели сообщить? Интересно для нас могли бы написать лишь те, кто одновременно и идейный уголовник, и «правильный» сыщик. Но такое сочетание невозможно. Я больше читаю биографии, документальные вещи. А в детективах, романах предпочитаю сам участвовать.

— Да какие ж у нас романы? — осведомился Дух, дальше наливая только себе, по-северному.

— Ну как же? Вся наша судьба — это полный приключений, смертельной опасности роман. И женщины в нем обязательно возникают. Они, правда, не такие, о которых мечтают фраера. Но тех мне и не нужно. Важно ведь, Гриня, чтобы женщина по тому же лезвию бритвы, что и мы, шла. Как вы думаете?

— Хер их знает, — буквально определил свое отношение к подружкам блатарей Дух. — Вот сейчас поглядим, какие бабы в романе Вахтанга пучеглазого.

— Тут есть на что посмотреть, — заверил его Вадик.

— А ты здесь оттягивался?

— Довольно часто бываю.

Гриня с еще большим вниманием воззрился на этого доходягу, «бывающего» здесь, куда Духа лишь с санкции Маэстро допустили.

— Давно я с Маэстро не выпивал, — соврал для солидности Гриня, который никогда не видел главпахана. — Как он? Здоровьичко и все такое?

— Прекрасно. Выглядит, как сейчас любят говорить, на все сто пудов. Не в смысле веса, конечно. Он ведь спортсмен, форму держит.

— Был и я когда-то в спортсменах, — печально проговорил Гриня. — Правда, больше за рулем. Из автогонщиков я. В международных ралли участвовал…

— Да? — изобразил крайнюю заинтересованность Вадик. — Так вы для меня очень ценный человек. Я собираюсь хорошую машину приобрести. Не поможете ли выбрать?

— О-о, — заулыбался Дух, — уж что-что, а тачку я тебе любую могу выбрать. Только заказывай.

— Нет-нет, я хочу официально в автомагазине купить. Поможете? просительно налегал Вадик, решая главную задачу, ради которой сегодня пришел.

— Да пожалуйста!

Вошел Вахтанг, сел рядом с ними за стол. Из стереоколонок полилась томная музыка. Они поглядели на центр комнаты, куда, как на сцену, выпорхнула Нюся в нижнем белье, начиная стриптиз.

Глава 5

Оттягивались Дух и Вадик в павильоне Вахтанга с большим интересом.

Нюся «делала стриптиз». Когда осталась в одних трусиках-бикини, долго пленяла развратными движениями бедер и пляской дынек грудей. Соски она выкручивала тонкими пальцами в перламутровом маникюре, плеща бюстом, приглашая над ним надругаться.

Финальной была сцена с бананом, когда Нюся осталась полностью голой, но на высоких каблуках лакированных черных туфель. Она раздвинула ляжки и стала водить желтым налитым плодом по выступающим губам своей щели. Потом ввела банан себе туда до отказа.

Нюся выламывалась, распутно вытягивала розовые губки лона поверх основания торчащего банана, маня выбритой полоской золотистых кудрей, идущих к пупку, и взмахами ягодиц. Колокольцы ее грудей призывно подскакивали при круговом движении молочных бедер.

Потом она извлекла банан, кожура которого блестела, любовно очистила плод до нежной палевой мякоти. Под стонущую музыку легла на спину, подняв и согнув ноги в коленях и раздвинув их перед зрителями. Стала водить по своему прекрасному лицу с огромными глазами бананом без кожуры, опускать его уже в эти накрашенные губы, пачкая помадой.

Медленно поглощала банан, облизывая его языком, как при минете, томила и приподнятыми ляжками, лавой ягодиц…

Зрители ей долго аплодировали. Потом Вах повел гостей в комнату без окон.

Это помещение было стилизовано под камеру пыток. Обои — как старая кирпичная кладка, тусклый свет свечей в канделябрах, на дощатом столе секс-пыточные орудия: резиновые, пластмассовые цветные пенисы, плетки, разнообразные приспособления для садомазохизма.

К стенам тяжелыми цепями были прикованы двое недавно завлеченных в студию девушек. Их голые тела эротически разукрасили полосками черной кожи в блестящих кнопках. Получившие большую дозу наркотических «колес», они бессмысленно улыбались, выпячивая груди и бедра. На эту реакцию при появлении мужчин тренировал их Вах, обрабатывая в таком состоянии.

Он гостеприимно указал Грине на своих узниц.

— С любой можешь начинать. Ты сегодня главный гость.

Гриня присмотрелся к товару, мотнул головой.

— Не, дохлые они какие-то.

— Прошу далее, — пригласил посетителей Вахтанг, отодвигая тяжелую малиновую портьеру.

Открывшаяся им комната была в двух интерьерах. В одном углу — спортзал с мягкими матами, креслами, гимнастическими конями. Здесь на шведской стенке пристроилась Нюська, уже переодевшаяся в темный лифчик и черный пояс-чулки с вырезами между ног. Выставив с перекладин бедро, она звала пухом своих промежностей.

В другом углу — будуар. Там на огромной кровати под балдахином лежала поверх кружевного одеяла Сонька в одном белом лифчике, лишь поддерживающим мячи ее грудей.

Гринин взгляд приковался к знойному рельефу Сонькиной фигуры.

— Дайкось эту проверю, — произнес, облизнувшись, Дух и стал раздеваться.

Вадик с неприметной угрюмостью взглянул на него.

Вадик действительно был очарован Сонькой Медью. Ей было тридцать пять, Вадику — двадцать лет. Он, не понимавший по детдомовству, что такое мать, ощущал к Соньке страстную тягу.

Вадик был почти импотентом, сильную эрекцию он чувствовал, лишь когда убивал женщин. К Соньке он не испытывал такого кровожадного чувства. Ему было достаточно обладать ею, как Вахтангу своими секс-узницами. Только Сонька, вылизывая ему между ног, могла иногда возбудить Вадика на подобие полового сношения.

Соня была доступна любому высокому гостю в павильоне, это были издержки ее профессии. Но Вадик всякий раз наливался ревностью, стальной ненавистью к будущему партнеру Соньки.

Чтобы не видеть подвигов Грини, Вадик позвал Нюську и увел ее в гостиную, чтобы она еще потанцевала перед ним…

Оргия тянулась до утра. Участники перемешались. Дух испытал спорт-таланты Нюськи, пристроив ее, по своей конокрадской страсти, на гимнастическом коне. Прошелся Гриня и по прикованным девицам. Его раздухарил на это Вах, показавший на узницах свои способности.

Перед рассветом главные бойцы, Дух и Вах, засели голыми отпиваться холодным шампанским.

Соньке пришлось еще долго работать языком над членом Вадика, пока тот не полуокреп. Тогда Вадик смог более-менее самостоятельно вводить его Соньке в рот и наконец извергнулся туда с тягучими всхлипами. На нижнее женское отверстие Вадик по неустойчивости никогда не отваживался.

После такого редкого грандиозного события с «мамой» Соней Вадик не забыл разыскать по квартире Духа, уже спящего в обнимку с кейсом от Маэстро. Он учтиво, но настоятельно добудился пьяного Гриню. Напомнил об их договоренности — помочь с покупкой машины — и аккуратно записал телефоны, по которым Духа можно разыскать.


* * *

Опер Кость и Гена Топков всю ночь слушали квартиру Вахтанга.

— Попадет нам, что взялись за подслушку без санкции, — говорил на следующий день в отделе Кострецову Топков. — Оформлю задним числом, успокаивал его Сергей. — Ты ж видел, некогда было. Зато сходу Духа зацепили! Я это как чуял, не зря скоростенки поддал.

Гена неодобрительно качал головой.

— Вот из-за таких накладок, Сергей, тебе в основном от начальства и достается. Делал бы как положено, со всех концов передовым бы выглядел.

Кострецов небрежно махнул рукой, взъерошил кудри.

— Не мелочись, лейтенант. Давай подробности, что вчера наслушал.

Топков изложил ход оргии и подытожил:

— Редко, но метко употреблялась кличка Маэстро. Это, очевидно, босс Вадика и, возможно, Грини. Похоже, что сейчас очень авторитетен в московской кримсреде.

— Никогда такой кликухи не слыхал. А Вадик что из себя представляет?

— Голос болезненный, тихий, вежливый, но не больно уступчивый. Очень правильная речь. Он и сам на постоянное чтение ссылался. Вадик — едва ли не правая рука Маэстро.

— Возможно, консультант его, вроде зама по общим вопросам, — прикинул Кострецов. — Вадик с Гриней случайно оказались там?

— Не думаю. В эту хату на оттяжки вход только для избранных. На этот раз направил гостей, видимо, Маэстро. Причем Вадик там часто бывает.

— Так почему они вчера гуляли на пару с Гриней? Оба эротоманы или знаменитые засадилы?

Гена усмехнулся.

— Ну, если красиво говорить, то эротоманы — возможно. А насчет траханья Вадик почти ноль. Ты ж вчера кусок разговора о нем сам прослушал. Скорее всего, Маэстро оказал почет Грине за какие-то его успешные услуги: деньги передал и предоставил спецразвлечение. А Вадика направил ему в пару, чтобы тот зачем-то к нему присмотрелся.

— Может, повышение Духа ждет? А мы его скорее повысим до персональной камеры. Пожалуй, Вадик не просто так там ошивался. Одному уголовнику от другого всегда что-то нужно или один другому желает подгадить. Ну, а Вахтанг?

— О, этого на одни нары с Духом надо кидать! Соня и Нюся его напарницы, но у него там и другие девушки томятся. Я начинаю думать, что именно Барадзе держал ту Марину-рабыню, о которой я тебе рассказывал.

— Если и так, нам это не доказать.

— Почему? — блеснул стеклами очков Гена. — А та женщина, что для грузина квартиру снимала? Если ее найдем, то квартирный хозяин опознает. А от женщины и на грузина-маньяка выйдем.

— Давай, Ген, поменьше будем мечтать. Что у нас на Вахтанга? «Пежо», угнанный Гриней и отданный Барадзе, — раз. Организация притона — два. И какие-то девицы, кроме Сони и Нюси, ты говоришь, еще имеются?

— Да. Правда, полностью не уверен, что они подневольные.

— Молодец, что свою любовь к фактам и к себе применяешь. Не будем гадать. Придется за омутом Вахтанга еще поглядывать да послушивать. А Соней выпадает мне заняться.

Топков деловито произнес:

— Я уже навел о ней справки. Кличка — Сонька Медь. С юных лет шаталась по малинам, блатхатам, но ни разу не сидела. Она больше по сексуальным удовольствиям.

— За такой притон пришло, видно, время и Соньке ответить, — проговорил Кострецов. — Особенно она была близка в Москве с грузинскими ворами в законе. Одно время являлась чем-то вроде любовницы Нодара.

— А, эту кликуху слышал. Авторитетный ворюга.

— Нюся — Сонькина дочь, — продолжил Гена.

— Что?! — спросил капитан. — Вот так семейка! Все на продажу. Вахтанг, конечно же, живет с обоими?

— Да. Но Соньке он, похоже, осточертел. Ты же помнишь, она тебе хотела без денег дать, — Топков улыбнулся.

— Правильно захотела. Денег у меня нет. А если серьезно, то на этих Сонькиных чувствах можно сыграть. Так что свидание с ней я надолго не буду откладывать. Раскрутим их «хавиру» и все с ней связанное через Соньку Медную.

— Сонька Медь, — поправил дотошный Гена.

Кострецов округлил глаза.

— А все-таки, если буду ее арестовывать, то попрошу, чтобы в дальнейшем называлась Сонька Медная Ручка! Ладно. Чтобы решать с Гриней, не хватает нам информации от наших друзей из ФСБ. Сейчас Сане Хромину позвоню.


* * *

Капитан набрал номер Хромина.

— Здорово, Серега, — отозвался Саша. — Все в ажуре после того, как ты своим отрапортовал. По твоим наводкам решено начать совместную разработку МВД с ФСБ воздушного моста угнанных тачек с Чкаловской на Грузию.

— А мне мой Миронов об этом ни черта еще не сказал.

— Я тебе говорю. Я в эту бригаду напросился. Так что действуем вместе.

— Ну-у, — протянул Кострецов, — с опером ФСБ, скорее всего, будут контактировать люди повыше меня, из МУРа.

Хромин засмеялся.

— А я вот хочу с тобой контактировать. Ты хоть и земляной, а на это дело лично вышел. Поэтому тебе и первые сливки.

— Уже есть новости? — нетерпеливо спросил Кострецов. — Конечно. Не один ты шустрый… Начала поступать автопартия для транспортировки на Грузию. И в ней есть пара тачек из твоего списка.

— Эхма, и не нужна нам денег тьма! — воскликнул Сергей. — Полные кранты Грине. Теперь дело всех моих театральных деятелей как на ладони!

— Но мы автопартию здесь трогать не будем. Пускай перекидывают в Грузию. Там еще отследим каналы сбыта.

— Ну, Саня, это вам виднее. Будете раскручивать тбилисско-московские мафиозные связи, прими к сведению грузинского вора в Москве Нодара. Он тут у нас в раскладах замелькал. Кстати, об авторитете по кличке Маэстро что-нибудь слыхал?

— Нет.

— Спасибо, Санек, за все. Будь здоров.


* * *

Кострецов положил трубку и энергично взглянул на Топкова.

— Пошла по аэродрому у Чкаловской совместная разработка МВД и ФСБ, на которую я Миронова вывел. Там эфэсбешники уже основательно засекли след Духа. В автопартии на Грузию имеются угнанные от чистяковских театров машины.

— Сергей, — задумчиво произнес Топков, — а поторопился ты Хромину сказать, что театральное дело у нас на ладони.

— Это почему?! С Федей Трубой ясно, остается у барыг и перекупщиков ворованное искать. А с Гриней еще эффективнее: кое-какие угнанные его ребятами тачки обнаружили, канал авиасбыта определили. Тут остается шайку Духа прибрать, когда самого арестуем.

— Значит, ты считаешь, будто б синхронное ограбление театров Труба и Дух спланировали и осуществили?

— А кто ж еще, Гена?!

Топков строго посмотрел на него.

— Помнишь, мы после угона «роллса» весовую категорию Духа прикидывали? Что заказал кто-то влиятельный этот «роллс» Грине увести?

— Кто? Федя Труба.

Гена отпустил узел галстука и расстегнул ворот рубашки.

— Оно вроде так, но не верится мне, что два бригадира средней руки столь умело планируют, чистят театры, скрываются с добычей как хотят. А теперь, когда выяснилось, что Гринины тачки будут шуроваться далеко-далеко от Москвы на военно-транспортных самолетах, я совсем засомневался. Слышал я вчера высказывания этого Грини. Нет, не тянет он на главаря всех этих дел.

— Почему?! «Роллс» — то он как талантливо увел? И ты сомневаешься в умственных способностях Духа?! Да ему в пару Федя. У этого мозги тоже были неплохие, едва ль не ювелирные, точно по его профилю.

— Вот именно, Сергей! У Трубы — свой узкий профиль, у Духа тоже. А тут как-то сговорились, действительно ювелирно обделали, да еще премировали себя «роллсом» на закуску. Гриня, который и слова-то не очень складно связывает, оказывается таким специалистом по уголовному «ноу-хау», что закупает офицеров аэродрома и организовывает воздушный мост на Грузию. Что-то слишком масштабно для этого блатаря.

— За тем он летом в Грузию и летал, — сказал Кострецов, но добавил озабоченно. — Есть в твоих соображениях кое-что. Я Гриню по Чистякам не первый год знаю. По угонам мастер, но в общем-то пустой парень. Больше исполнитель. Впрочем, кто его знает? Заматерел, набрался опыта. Вот и начал покрупнее ворочать.

— Сергей, я не случайно сегодня обратил твое внимание на Маэстро, который на квартире у Вахтанга упоминался. Я подумал, что если у Маэстро такой скользкий, суперосторожный в разговоре помощничек, то уж сам-то пахан едва ли не два университета должен был закончить.

— Воровские имеешь в виду? На зоне, что ли? Да, там каждую ходку можно за институт считать. Но если б этот Маэстро был рецидивистом, я б о нем слыхал или Хромин. Мы ж давно по уголовью трудимся, каждый со своей стороны, он — на высоком уровне, я на земляном. Отсидевший не раз авторитет уж как-нибудь на глаза попадется или засветится в упоминаниях стукачей, по другим оперданным. Вот грузинский вор в законе Нодар. Только ты о нем сказал, а я уж его морду себе представляю, его манеру своих бикс в меха одевать.

— Сергей, все же подумай. Если, как ты логично предположил, Вадик у Вахтанга к Грине для его повышения или чего-то другого присматривался, возможно, стоит повременить с арестом Духа? Гриня сейчас может оказаться в сфере действий Маэстро или хотя бы Вадика. Кстати, Вадик просил Духа помочь ему в покупке машины — нарочито с ним сближается. Кто знает, а может, Маэстро за театральными делами стоит и новую грандиозную операцию замышляет? Вот такую щуку, не окуней каких-то, нащупать — это будет, как ты любишь, по-рыбацки и мастерски, — играл на кострецовском самолюбии не такой уж простой бывший историк Гена. — У меня тоже, может, оперский гироскоп включился.

— Все, Гена, в наших силах, — задумчиво сказал капитан. — Давай попробуем, куда рыбаки только не закидывают. В общем, нам так и так надо к бардаку Вахтанга присматриваться. Вадик там частый гость… Но возникают сложности с начальством. Миронов результатов нашего розыска ждет. Федю Трубу мы на тот свет упустили. Я-то и думал Духом статус-кво восстановить. А если не будет его ареста, то и подслушку придется с проблемами оформлять.

Топков рассудительно заметил:

— Но совместную-то разработку с ФСБ одобрили. Это нам плюс. Там уже результаты есть.

Кострецов потер лицо.

— Вот так и кроим. Хвост прижмут, мы ушки выставляем. Приходится крутиться. Любуйся, а то, наверное, рассчитывал лишь преступления анализировать, жуликов да бандитов хватать. В общем, изумительные дела раскрывать, а?!

Топков улыбнулся.

— Конечно. Всех этим оперская работа влечет.

Капитан встал.

— Ну-ну. Пошел я к подполковнику Миронову. Все же думаю, что разрешат нам официально врубить подслушку на хату Вахтанга дня через два, чтобы дальше основательнее углубиться в это вплоть до Вадика и, может, Маэстро. А мы пока давай по своим участкам другое наше «изумительное» разгребем, чтобы потом от главного расследования не отвлекаться.

Глава 6

Двух дней, на которые Кострецов приостановил розыск, хватило, чтобы Гриня Дух стал объектом стремительного расследования другого «опера» — Вадика.

Интересно, что сам Гриня, природный конокрад, не хуже породистого коня в его уголовной степи почуял какую-то неестественность в Вадике.

Вернувшись с заветным кейсом от Вахтанга, Дух думал об этом, вызывая в заныр подручных для выдачи им зарплаты из транша Маэстро. Среди других пригласил и Веревку с Камбузом.

Гриня восседал перед ними за своим огромным председательским столом, одна половина которого была уставлена бутылками, стаканами, тарелками и вазочками, а на другой лежал закрытый кейс с деньгами.

— Ну что, мазурики? — осведомился Дух, глядя на тонкого и толстого, скромно примостившихся на креслах перед ним. — Вам не бабки, а по жопам еще надо дать.

— Простаиваем, — сокрушенно подтвердил Веревка.

— Ливера за вами менты не давят?

— Да только это и секем. Все чисто, — доложил Веревка.

— Ладно. Будет вам дело. Пока выпейте, — Дух плеснул им водки по стаканам.

Напарники аккуратно заглотнули и вежливо положили в рот по соленому орешку. Гриня уточнил:

— Красный «пежо» вы отгоняли приемщику?

— Ага, — подтвердил Веревка, берущий на себя инициативу в серьезных разговорах как более опытный блатяк.

— Оказался он у одного грузина, Вахтанга. Я только вчера это приметил. У грузина блатхата с телками, я там оттягивался. Заинтересовал меня у Вахтанга парень, что на той хате часто кантуется. Зовут его Вадик. На взгляд — совсем бивень, виду никакого, пацан в натуре. Но высоко шестерит у одного большого человека — Маэстро. Треба того Вадика просечь, что он за птица.

— Сесть ему на хвост?

— Да. Но адресов Вадика я не знаю, он мне сам обещал позвонить. Времени не будем терять, канайте к хате Вахтанга и зырьте, пока Вадик там не нарисуется.

Дух сообщил координаты секс-павильона и продолжил:

— Слюни не больно распускайте. На хате полно баб. Две основные: Сонька да Нюська. Сонька рыжая, сисястая такая, годов ей за тридцать, а Нюська — белая, лет ей шестнадцать, но такая ж прошмандовка, что и Соня та. Они с Вахтангом в доле. Но держат там и проходных телок. Этих, как я понял, дрючат до полоумия, потом куда-то скидывают.

— Замачивают? — заинтересованно спросил Камбуз.

— Може и так, — глубокомысленно ответил Гриня. — Не нашего это ума дело. Я вам просто обстановку рисую. Учитывая такой бизнес Вахтанга с Сонькой и Нюськой, они без дела, должно, не сидят. Телок-то свежих надо всю дорогу доставлять. Так что там круговорот, часто должны вылезать на улицу.

— А Вадик? — деловито напомнил Веревка.

— Вадик там лишь гость. Ходит больше, чтоб слюни пускать. Видать, не стоит у него. Все он больше караулки заводит да баб мацает… Я-то зараз по всем прошелся.

Гриня тряхнул смоляной головой, небрежно закурил, отпил пива.

— Скольким же засадил, Гринек? — уважительно произнес Камбуз.

— Четверым. Мы с Вахтангом соревновались. У него шишка не опускается, как он в настроение войдет. Там две под наркотой на цепях для удобства висели. Так он их во все дырки дрючил. Особенно в жопы любит.

— Это черным в самый кайф, — веско вставил мордатый Камбуз.

— Я как глянул, что Вахтанг за них так взялся, эх, думаю, мне территории здесь не останется. Погоди, говорю. Дайкось и новому человеку спробовать. Ну, явились сразу Сонька с Нюськой, стали телок обмывать, духами мазать и разными ароматами. Я к цепным пристроился. А с Соньки-то начинал. Ядре-еная… Нюська другого колеру и замесу. Эта с выдумкой дает.

— Это как же, Гринь?! — воткнул круглые глаза в него Камбуз.

— Ну, вся особенно извивается. Иль, когда под тобой, ногу одну задерет, ровно флаг какой. И манденка у нее вся играет…

Веревка хмуро вмешался:

— Гринь, может, хорош?! А то Камбуз кончит. За Вадика лучше еще подскажи. Что это за пацан такой? Раз высоко стоит, должен быть борзым, в смысле ориентировки. Это ж не за лохом каким надо сечь.

— Не, физически он не пацан. Росту, правда, небольшого, а волос на пробор, на студента похож. Лет под двадцать, но сильно задроченный. Грабки хилые, да хватка у них, смекаю, железная. Такой в драке — тля, но, видать, тихушник. Очень культурно выражается, ни фени, ни мата не базлает. Он у Маэстро, видать, профессором состоит.

— Это как понять? — спросил Веревка.

— Ну, консультант. Мозгует, должно, по крутому фармазонству, по банковским, международным раскруткам. Маэстро — тот еще звездохват… Ты, Веревка, правильно интересуешься. Сечь за Вадиком надо до упора, осторожно. Он при его тыкве хвост в момент может рассечь. А если пахан узнает, что я его навесил, мне плохо будет, да и вас прямо в деле могут кончить. Так что шустрите, кочаны.

Веревка и Камбуз переглянулись. Застоявшись без дела, они сначала обрадовались хоть какому-то занятию, чтобы заработать, но перспективы такого ливера их удручили.

— Чего заменжевали? — воскликнул Дух. — А я вас подвеселю!

Он открыл кейс и кинул на стол перед дружками несколько пачек долларов. Круто плачу, и заранее. Ответственность дела на то катит. И я на Вадика еще с трезвяка гляну, он просил ему тачку помочь в автосалоне прикупить.

Веревка, как старшой в их паре, сгреб в карманы деньги.

— Выпейте на фарт, на дорожку, — налил еще Гриня.

Кенты выпили стоя и удалились.


* * *

Вадик докладывал по телефону Маэстро:

— Получил полное впечатление от Грини. Он больше не на конокрада или коня смахивает, а на жеребца. Такого гостя и Вахтанг, наверное, давно не видел. Он с Духом даже в соревнование вступил. Досталось вчера девочкам.

— А Соньку Гриня отодрал? — поинтересовался Маэстро.

— Да, первой.

Маэстро рассмеялся.

— Не очень ты такое насчет Соньки любишь. Ничего, злее на Гриню будешь.

— Я, вы должны знать, к клиенту всегда испытываю полное равнодушие.

— Ну, это перед самым исполнением, а до того-то все же реагируешь, подзадоривал Вадика Маэстро.

— Извините, но вы ошибаетесь. Верно, вчера Дух меня немного взвинтил. Но он был еще не клиент, я просто к нему приглядывался. Клиентом теперь он стал.

— Готов к акции? — серьезно спросил Маэстро.

— Вполне. Я с ним договорился о встрече в автосалоне — купить машину мне поможет.

— Лады. Решай с ним вопрос, сынок.

Пахан дал добро на ликвидацию Грини, потому что с аэродрома у Чкаловской начали переправлять автопартию Духа. Она была снаряжена по всем документальным и мастырным правилам: у угнанных автомобилей перебиты номера двигателей, кузовов, шасси. Часть украденных в последнее время по Москве машин в нее не попало, были разобраны на запчасти.

Сотрудники ФСБ, решив продолжить наблюдение за этой партией в Грузии, прекратили активность на Чкаловской. Но Маэстро, еще уточнив кое-что у своих людей, например недавнее оживление вокруг автодокументов, все же пришел к выводу, что аэродром или Гриня замазаны. Так что намеченный им приговор Духу пахан подписал твердой рукой.

— Хорошо, — ответил Вадик на приказ.

— Как по срокам?

— Завтра.

На такие вопросы Вадик отзывался четко, по-военному.

Несмотря на внешнюю худосочность и вялость, он был тренированным не хуже бойца спецназа. Когда Вадик поступил в услужение к Маэстро, он понял, что если не станет суперклассным киллером, тот его выгонит, предпочитая разово нанимать профессиональных убийц. Вадику пришлось сделать себя в полном смысле.

Его увлек пример полководца Суворова. Тот тоже был тщедушным, низкорослым подростком, с тонким голосом, но выковал же стальные тело и волю. Начав с изучения всего, что было написано о Суворове, Вадик вообще увлекся жизнеописаниями великих людей, которые постоянно читал запоем. В сущности, это было его главное развлечение в жизни.

Выбрав суворовский путь усовершенствования, Вадик тратил свои первые заработки на все, связанное с его профессией. Он нанял отличного тренера бывшего офицера спецназа, владеющего рукопашным боем и стрелковым искусством. Ходил упражняться в великолепный зал с тренажерами. Завел массажиста и личного врача, который постоянно следил за состоянием его здоровья при перегрузках.

Вадику доставалось, первое время он тренировался почти двадцать четыре часа в сутки. По указаниям своих консультантов сбросил нагрузки, лишь когда выжал все из своих хилых мышц, глазомера, реакций, всего того, что делает человека спортивной машиной, мало отличающейся от хищного животного. Но и безукоризненно овладев нужными навыками, Вадик не успокоился. Каждое утро он начинал с ледяного душа и многокилометровой пробежки.

Такое упорство, даже зацикленность были обусловлены психической ненормальностью Вадика. Он страдал шизофреническими отклонениями со всеми вытекающими отсюда последствиями. При умении ясно мыслить в оценке людей и ситуаций, уходил иногда в бесплодное мудрствование, особенно возбуждаясь при чтении биографий, подставляя в них себя на место героев. Мог часами валяться на кровати в своей заваленной книгами, но тщательно убранной, вылизанной квартире, представляя, будто возлежит на пире среди древнеримских патрициев. Непревзойденным убийцей Вадика сделала эмоциональная тупость. Он был искренен, когда говорил Маэстро, что совершенно равнодушен к жертве. Клиенты не вызывали у него какой-либо чувственной реакции. С таким же полным безразличием Вадик глядел и на собственную судьбу. Единственное, что волновало его, — отношение к нему Маэстро.

Поэтому Вадик и стал киллером высшего класса, не дав сбоя ни в одном из заказов пахана. Он убивал, как живой компьютер, робот с вежливым голоском и бездонными от пустоты глазами. Он заваливал блатяков, прошедших, как у них говорится, «Крым и рым»; устранял и специалистов боевых искусств; бил, словно белок в глаз, мастеров стрельбы.

К каждой жертве Вадик подбирал именно те ключи, которыми можно было вскрыть слабые места. У всех есть какие-то изъяны, недостатки. Вадик же был неуязвим: да, бивень, как презрительно аттестовал его Гриня, но — неумолимый и разящий наповал.


* * *

После разговора с Вадиком Маэстро решил позвонить Грине Духу как бы на прощание, а точнее — чтобы окончательно усыпить бдительность клиента.

— Здравствуй. Как оттянулся? — спросил его по телефону Маэстро.

— Спасибочки, — благодушно проговорил Дух. — Все по полной программе.

— А кейсик?

— Нет слов. Отстегнул ты на этот раз от всей души.

— А что ж, — солидно произнес Маэстро, — потрудился ты круто. Главное, дело довел до конца. Тачки на Тбилиси уже взлетают… Не обидел чем тебя Вахтанг или его гости? — прощупывал Маэстро.

— О чем речь?! Телки первый сорт и в разных видах. А гость-то один был. Вадик зовут, он тебя знает, — закидывал и свой крючок Гриня.

— А-а, придурок такой? — спровоцировал пахан Гриню на откровенность.

Дух растерялся. Вахтанг его осек за «бивня», но сам Маэстро правильно говорил о Вадике. Чувствуя себя в фаворе у пахана, Гриня высказал полуправду:

— Малахольный пацан. Про книжки мне рассказывал.

— Ага, все читает. Я чего его держу-то: сын он одного моего кореша, с которым мы на крутой зоне чалились. Батя этого Вадика там в конверт и лег, авторитетный был вор. А я кенту слово дал, что поддержу на воле пацана. Вот и пасется при мне. Так, мало чего смыслит и умеет.

Грине стало неудобно, что отправил Веревку и Камбуза охотиться за таким ничтожеством. А вот то, что Маэстро исполняет предсмертную просьбу кореша, ему понравилось.

— Святое дело, — с чувством произнес Дух.

— Ну, отдыхай пока. О новых делах сообщу. Всего тебе хорошего, — заключил Маэстро.


* * *

На следующий день Вадик позвонил Грине.

— Это Вадим. Рад вас приветствовать.

— Здорово, здорово, — бодро откликнулся Дух, уже совсем по-иному воспринимающий его.

— Звоню вам из автомагазина. Помните, позавчера у Вахтанга я просил вас помочь мне машину выбрать.

— Обязательно помню. Сейчас подъеду.

Он выслушал адрес.

Гриня привык передвигаться по Москве в сопровождении двух телохранителей и шофера-громилы. Но сейчас выпала нетипичная ситуация. Его приглашали не на переговоры-разборы или гулянку «деловых», где личная охрана всегда пригодится. Бизнесом здесь тоже не пахло, Вадик, оказывается, был едва ли не сыном Маэстро, и встреча их носила скорее приятельский характер. К тому же после угона «роллса» и убийства шофера его могут усиленно искать по Москве, а в окружении своих морд он приметнее засветится.

Поэтому Гриня решил ехать один, слегка замаскировавшись. Он приклеил усы, натянул кепку до бровей, надел очки с затененными стеклами. Не сказав, куда отправляется, отдал текущие распоряжения помощникам, болтающимся по комнатам, и выскользнул из заныра.

Дух сел в неприметный «жигуленок», стоявший для таких конспиративных поездок среди двух его иномарок во дворе. Лихой шоферской рукой дал по газам и помчался к терпеливо ждущему его «сынку».


* * *

Вадик, пристально наблюдающий в окно автосалона за подъезжающими, сразу заметил плавно тормознувшие «Жигули» и вылезающего из машины преображенного Духа, приехавшего в одиночку. Вадик тут же отошел к ряду новеньких автомобилей.

Гриня, цепко осмотревшись по сторонам, вошел в магазин, увидел ссутулившуюся фигурку Вадика. Подошел к нему сзади и хлопнул по спине.

Вадик вздрогнул, зашатавшись от хлопка, обернулся, но любезно произнес:

— Добрый день. Вас не узнать.

— Прихеряюсь на всякий случай. Какую тачку приглядел?

— Наверное, вон ту, — Вадик указал на южнокорейский «хендей» цвета морской волны. — Окраска мне нравится.

Дух рассмеялся.

— Ты по цвету судишь? А костюм к шнуркам покупаешь? Это ж южнокорейского производства. Туфта. Пойдем, я тебе насчет других тачек объясню.

Он повел Вадика по салону, попутно читая лекцию о всех встречающихся им автомобилях. Изнурял замечаниями о цилиндрах, лошадиных силах и прочем, как могут безостановочно нести так же по своим предметам рыбаки или футбольные болельщики. Вадик внимал ему с крайним интересом, иногда робко возражая.

Наконец Гриня, выдохнувшийся от словоизвержений, ударил ногой по шине темно-синего «ниссана» и приговорил:

— Лады. Бери эту «ниссанку». Она японская, раз ты Восток любишь. Но насчет «хендея» — то ты вначале учудил.

Бывалый Гриня гонял продавцов, задавая им вопросы и исследуя выбранный «ниссан». Наконец остался удовлетворенным, стали оформлять документы.

— Гриня, вы можете отогнать машину ко мне в гараж? — осведомился Вадик.

— Хо! — озадачился Дух. — Водить еще не умеешь, а тачку пришел брать? А начал с того, что гараж заимел? Истинно — сначала шнурки ладишь, а к ним костюм. Ну, ты и химик… Лады, отвезу. Раз начал помогать, то и на место доставлю.

Для киллера Вадика сегодняшняя операция складывалась проще пареной репы. Он приготовил несколько сценариев на случай приезда Грини с телохранителями, чтобы отделаться от них, но Дух прилетел один. Вадик не собирался долго толкаться с Гриней в автосалоне, чтобы их не запомнили вдвоем. Но Дух, как по заказу, сам явился замаскированным.

Вадик общался с Гриней так долго, терпел белиберду, которую тот нес (прекрасно сам водя машины и зная о них все что нужно), только для устойчивого созревания клиента. Под этим киллер подразумевал эмоциональную дезориентацию жертвы, до каковой кондиции Гриня и дошел, набегавшись и наболтавшись. Подуставший клиент плохо реагирует на всевозможные опасности.

Гриня немного обеспокоился, как он оставит у магазина свой верный «жигуленок», но Вадик успокоил его, предложив доставить обратно Духа на такси. Тот отмахнулся:

— Да хрен ли о развалюхе думать?! Завтра за ним ребят пришлю.

Они выехали на словно только что вылупленном из яйца, сверкающем «ниссане». Вадик сидел впереди рядом с Гриней, который скинул черные очки и кепку. В плечевой кобуре-петле под плащом Вадика висел длинноствольный пистолет с навинченным глушителем.

По дороге Вадик все время включал Гриню в беседу о «ниссанах», чтобы тот не заподозрил чего под гнетом опускающихся сумерек на пути к неведомому гаражу около самой окружной автодороги. Стемнело, когда они добрались к пустырю вдалеке от жилого массива. Тут тянулись ряды безмолвных гаражей. Вадик указал направление к своему, стоящему немного отдельно от других — воротами к густым кустам.

Площадка перед гаражом Вадика была просторной и хорошо заасфальтированной. Дух развернулся и точно встал напротив створок ворот.

— Помогите мне, пожалуйста, открыть, — попросил Вадик своим слабым голосом, выходя из машины. — Гаражный замок, знаете, новый и заедает.

Когда Гриня вышагнул наружу, Вадик, прикрытый «ниссаном», уже держал пистолет с глушителем в опущенной руке. Он вскинул его, как в тире, приземлив руку со стволом на другую, для удобства подложенную на крышу машины. Выстрелил!

Пистолет щелкнул негромко, пуля точно ударила в висок Духа! Он стал падать на землю, белея изумленным лицом.

Вадик обошел машину. Еще раз прицелился в голову лежащего Грини и контрольно выстрелил в лоб. Вадик всегда, даже если был уверен, что перед ним труп, делал второй выстрел, чтобы не исчез автоматизм обязательной контрольки.

Вадик вывел Духа из машины, потому что хотел оставить ее в абсолютной чистоте. Маэстро премировал его машиной за предыдущий заказ и этот, предложив купить, какую захочет. «Ниссан» был очень квалифицированно выбран самим приговоренным, великим автоугонщиком и автознатоком Гриней.

Вадик отомкнул гараж, вошел, аккуратно снял плащ и пиджак, натянул старую куртку. Вернулся с куском брезента, подсунул его под труп и затащил внутрь. В дальнем углу гаража Вадик разгреб старые покрышки и открыл тайный люк. В подвальчик вела железная лесенка.

Вадик подтащил труп к люку, сбросил его вниз. Вышел на улицу, загнал «ниссан» в гараж. Закрыл изнутри ворота. Спустился в подвал и зажег свет от аккумуляторов. Здесь стояла медная ванна, залитая концентрированной серной кислотой, хорошо съедающей органику, в частности человеческую плоть и кости. Вадик раздел Гриню догола. Потом надел перчатки по локоть из толстой резины и такой же фартук, чтобы не забрызгаться. Перевалил в ванну труп.

Потушил свет, поднялся наверх и переоделся в свитер и длинную куртку, натянул берет, чтобы в автосалоне, куда надо было возвращаться за Грининым «жигуленком», возможные свидетели не опознали в нем дневного покупателя.

Поехал он туда на такси.

«Жигули» Духа стояли на прежнем месте. Вадик открыл машину универсальной отмычкой, ею же врубил зажигание.

Погнал машину к окружной автодороге в противоположной стороне от его гаража. За ней невдалеке была заброшенная свалка металлолома, где нужно было сжечь эти «Жигули».

ЧАСТЬ III КИЛЛЕР

Глава 1

Кострецов колбасой носился по своему участку. На следующий день после убийства Вадиком Грини Духа оперу сделал свойский знак на Банковском переулке его стукач Кеша Черч.

Кострецов понял, что есть важная информация. Подождал, пока Кеша зайдет в здешнюю пивную, и последовал за ним. В зале капитан взял пиво и подошел к столику, за которым предусмотрительно в одиночку стоял с кружкой Черч.

— Гриню Духа его ребята шукают, — отрывисто бросил Черч.

— А что стряслось?

— Хер знает. Я с базара Грининых пацанов понял, что исчез Дух. Улетучился.

— А без шуток? — озабоченно сказал Кострецов. — Вчера Гриня куда-то намылился под вечер, из охраны никого не взял. Сказал, что вернется через пару часов. Без шофера сел в тачку, и с концами.

— Какие же идеи у Грининых ребят? — спросил капитан, по-прежнему с безучастным лицом посматривая по сторонам.

Кеша быстро допил свою кружку и подсказал:

— Ты пивка-то взять мне не забудь.

Кострецов заказал Черчу пару кружек его любимого «Адмиралтейского».

Кеша пригубил из свежей порции и проговорил:

— Не знаю, как вся бригада, я больше снимаю информацию с Веревки и Камбуза. Они после того, как их вязали, целые дни по Чистякам уныло шастали и пьянствовали. Должно быть, после того случая Гриня их от дел отставил. А сегодня, я секу, они трезвые, как стекло, сидят в своей тачке и базарят. Двери даже пооткрыли, жарко им от возбуждения, дымища от курева. Я на лавочке неподалеку поддавшим притворился, включил локаторы. Пареньки толкуют, что не просто так Гриня исчез, что надо в этом деле немедленно разбираться. Позакрывали двери и унеслись.

— Про обстоятельства вчерашнего Грининого отъезда они говорили?

— Нет, те подробности из других источников. — Спасибо, Кеша, за оперативность.

Капитан незаметно сунул ему деньги еще на пару пива и вышел из пивной.


* * *

Сергей зашагал в отдел и тут же пригласил к себе Топкова.

— Захвати кассеты насчет Вахтанга и магнитофон.

Когда тот появился у него в комнате, капитан попросил прокрутить пленки с разговорами Духа и сообщил:

— Гриня вчера как в воду канул. Уехал один под вечер и не вернулся. Давай послушаем внимательно.

После прослушивания Кострецов пересказал лейтенанту донесение Черча.

— Неужели Гриня убит?! — воскликнул Гена.

— Все может быть, ребята Духа попусту беспокоиться не станут. Уж они-то своего бригадира знают. Давай на предмет возможного убийства Грини рассуждать по науке. Как там в Вышке учат? — спросил капитан с улыбкой.

— При убийстве прежде всего необходимо определить мотив преступления, а потом расшифровывать личность убийцы.

— А к этому, Гена, важен факт, что в девяноста процентах случаев жертва и убийца знают друг друга. Обычно их что-то связывает. Если Дух убит, это, конечно, могли сделать самые разные люди, о которых мы и не догадываемся. Не зря Гриня, как правило, ездил с двумя телохранителями и амбалом-шофером. Но нам пока остается отрабатывать только записи у Вахтанга. Что из них следует?

— Та возможная зацепка, на которую я нажимал по анализу оргии в нашем последнем обсуждении. Вадик не просто так вместе с Гриней у Вахтанга оказался.

Кострецов согласно кивнул.

— Давай разовьем твою версию.

— Обрати внимание: Вадик настойчиво добивался новой встречи с Гриней. Их первая беседа за столом заканчивается просьбой Вадика помочь ему в покупке машины. И вот гуляют всю ночь, причем на ее финише Вадик успокаивается с Сонькой последним, но не забывает снова напомнить об их уговоре Духу. Будит его и напоминает.

— Настойчивый этот Вадик. Неужели ему так уж классная машина понадобилась? Ведь он книгочей. Впрочем, лучше Грини консультанта по тачкам не найти. Возможно, поэтому от него и не отставал? Как считаешь? Ты, Гена, больше меня понимаешь в занудности.

Топков усмехнулся. Понимал он и то, что капитан нарочно играет роль его оппонента, чтобы в дискуссии, обмене мнениями поярче высветить занозы в поведении Вадика. Кострецов постоянно навязывал Топкову такой стиль для более объемного взгляда на ситуацию, и это Гене нравилось. Он сказал:

— Занудность — занудностью, но то, что Вадик после бессонной ночи вернулся к Грине за его телефонами, это уж ближе к определенной цели. Ему Дух со всеми его потрохами, то есть телефонами, требовался.

— Мы не знаем, где искать Вадика, кроме как у Вахтанга, — размышлял Кострецов. — Но когда он там в следующий раз появится? Надо секс-хату слушать. Миронова в этом я прошлый раз убедил. Санкцию на подслушку должны дать. Пойду сейчас опять к Миронову, ускорю это. Поиздевается подполковник надо мной. Скажет: и Гриню, как Трубу, на тот свет упустили.

— На то Гриня и Дух.

— Но мы-то — квалифицированные рыбаки, должны омута поглубже щупать. Были трупы Феди Трубы и шофера «роллса», теперь завис Гриня. И все мимо нас. Прав будет Миронов: хреновато мы выглядим.

— Зато выходы-то у нас какие?! Перспективнейшие.

Кострецов подытожил:

— Если Дух убит, Вадика вполне можно держать за подозреваемого. Вряд ли он сам исполнитель, больно легковесен для киллера. Но как шестерка Маэстро Вадик мог обеспечивать устранение Грини. Встретился с тем под предлогом консультации по покупке машины, вывел его на киллера. А для Маэстро Дух по разным причинам мог быть неудобен. Так что по линии Вадик — Гриня вполне можно версию прорабатывать. Тут и мотивы, и личности, черт их дери, вполне впечатляющие.


* * *

Веревка и Камбуз, узнав об исчезновении Грини и обсудив это в машине на Чистяках, направились к дому с блатхатой Вахтанга. Они, как и приказал «бригадир», сидели там в засаде и позавчера, и вчера, безрезультатно высматривая Вадика.

Сегодня, с утра получив телефонные сведения от помощников Духа о его пропаже и объявлении поисков, друганы почувствовали себя носителями самой ценной информации, о которой не заикнулись ближайшим подручным Грини. Подъехав к дому Вахтанга, дружки остановились на противоположной стороне улицы для обзора и продолжили обмен мнениями.

— Только на нас ныне надега, — говорил Веревка, жестикулируя синими от наколок пальцами. — Гриня чуял, что топор за ним ходит, и в цвет того Вадика дыбал. Помнишь, Гриня гутарил за то, что Вадик его сговаривал помочь ему тачку прикупить? В кореша зачем-то лез. Прихватим падлу да возьмем за яйца.

— Может, Гриня-то пока цел? — размышлял более основательный Камбуз. Повязали его отморозки, чтобы бабки снять?

— Вполне возможно. Ну и что? Так и так Вадика надо трясти.

Камбуз с жалостью проговорил:

— Побарался Гриня напоследок за всю масть. Как чуял, что кто-то счетчик на него включил.

— Побара-ался… — передразнил его Веревка. — Вот и надрючился, может, до смерти. Ты, Камбуз, хер к носу-то прикидывай. Тоже обожаешь телкам засаживать. Вишь, чем кончается?

— Я дело на безделье не меняю, — важно ответил Камбуз. — Но и ты прикинь: Гриня лишь нам, никому другому из бригады, о Вадике доверил.

— Вот именно! — взволнованно воскликнул психопатичный Веревка. — Ты это учитывай и с другого краю. Только мы о концах по Вадику знаем. Это наш, может, самый фартовый куш в жизни. Раскрутим Гринину пропажу до дна, круто наверху будем.

— Чего ты имеешь в виду?

— А то. Если Гриню живым достанем, он нас по гроб жизни первыми кентами будет держать. А если мочканули Духа и мы мокрушника найдем, то всю нашу бригаду подомнем. Бригадирами встаНем. — Думаешь?! — с придыханием спросил Камбуз, тряхнув толстыми щеками.

— Никак иначе не может быть. И там, и там наши будут заслуги.

Воспламененные такой блистательной перспективой, дружки смотрели на подъезд дома Вахтанга в оба.

На их дикую удачу, как раз в это время к подъезду подкатил Вадик на вчера приобретенном «ниссане». Напарники опознали его вмиг. Вадик вышел из машины. Так же, как Дух в автосалоне, ударил ногой по новенькой шине, словно пробуя ее упругость, а на самом деле исподволь остро осматривая окрестности. Затем двинул прямиком в подъезд.

— Су-ука! — зашипел Веревка. — Нарисовался, крот. Ну, Камбуз, нам катит так катит!

— А что это за «ниссанка»? — навострился Камбуз. — Новейшая тачка. Ну-ка, я подскочу, получше гляну.

Камбуз вышел из машины, быстро пересек улицу. Обошел «ниссан», прощупывая все от и до опытным глазом автоугонщика. Вернулся к Веревке в крайнем возбуждении.

— Браток, в самую точку мы угадали! «Ниссан» — то — вот-вот из магазина. На сиденье даже документы по его покупке валяются. Вадик их, видать, все изучает.

— Ох, он падла, шерсть отмороженная! Этот бивневый, выходит, вчера Гринька кому-то подставил иль сдал! Ну-у, рыба! Вот зачем он Гриню фаловал тачку эту вместе покупать.

— А мы очень просто проверим, — соображал Камбуз. — Где ныне на Москве такие «ниссанки» продают?

Он стал вслух перебирать московские автомагазины.

— Я по ним сейчас линяю, — засобирался Камбуз.

Веревка, более земляной вор, усмехнулся.

— Чего ты мозги плавишь? Адрес-то магазина в документах значится. Иди да глянь.

Камбуз снова выскочил на улицу, просквозил к «ниссану». Открыл дверь отмычкой. Вскоре вернулся.

— Есть точный адресок. Вчера тачка куплена. Все в цвет. Я туда сейчас на такси. Будем созваниваться.

У обоих были сотовые телефоны.


* * *

Через час Веревка получил сведения от Камбуза, докладывавшего из автосалона:

— Совершенно, братан, пряники! Продавцы, работяги подтвердили: Вадик вчера вместе с Гриней тут «ниссан» брали. Дух-то, хоть по-хитрому прикинутый был и с усами, а запомнился, потому как затрахал всех, тачку выбирая.

— Лады… — начал отвечать Веревка и прервался.

На улице появился Вадик и стал садиться в машину.

— Камбуз, — сказал Веревка, — Вадик выкатился. Сейчас дальше отправляется. Я — за ним. Будь пока в ожидании, я тебе по ходу дела подзвоню.

Он тронулся вслед отъехавшему «ниссану».

Веревка был хорошим шофером, но в роли филера — новичком, так же, как и Камбуз. Гриня больше использовал их непосредственно для угонов и перегонов украденных машин. Доверил Дух этой парочке слежку за Вадиком не потому, что они были особенно ловкими и крутыми в бригаде, как тешили себя дружки, а только из-за их вынужденного простоя.

Поэтому, преследуя Вадика, Веревка квалифицированно вилял в потоке машин, но плохо учитывал возможность того, что объект может проверяться на хвост. Со слов Грини он составил себе портрет этого пацана. Дух, правда, указал, что Вадик при его тыкве слежку может рассечь, но низовой воришка Веревка слабо представлял себе, чтобы какой-то профессор мог быть способен на подобную стремность.

Когда же Веревка увидел Вадика, его мнение о нем совсем заземлилось. Тот выглядел едва ли не как обиженные, опущенные в лагере — по робости взглядов и движений, какой-то плаксивой сосредоточенности на лице. К тому ж Веревку переполняли гнев и презрение к рыбе, то есть к хитрецу Вадику, воспользовавшемуся своей безликостью, чтобы заманить в капкан умницу Духа.

Так что Веревка пер за Вадиком, не особенно беспокоясь о том, что пацан будет поглядывать в зеркальце заднего обзора. Покойный краснобай Гриня аттестовал бы подобную слежку так: «За такую работу в три места — харю, спину и двери».


* * *

К Вахтангу Вадик заглянул, чтобы видевшие его там вместе с Гриней убедились: он как ни в чем не бывало. В уголовной среде общественное мнение, за неимением своей прессы и телевидения, формируется слухами. Вот опытный Вадик и предстал в павильоне при своей обычной невозмутимости, отпустив в разговоре лестные замечания о засадиловском Духе.

Внутренне же Вадик был крайне собран, как всегда после исполнения. Надо было замести следы и принять меры против возможной контратаки мстителей, поэтому он проверялся в этот день с самого утра.

На машину Веревки и Камбуза Вадик обратил внимание, когда постукивал ботинком по «ниссановской» шине. Он запомнил, что в ней маячат двое. А когда вышел от Вахтанга и сел в «ниссан», заметил, что в упорно стоящей на улице машине просматривается лишь один человек.

Вадик сел за руль и настороженно посмотрел на документы, лежащие на сиденье рядом. Ему показалось, что оставлял он их в другом порядке. Вадик обладал отличной зрительной памятью. Можно было б осмотреть дверку с наружной стороны на возможные следы, если ее открывали без ключа, но Вадик решил ехать, опасаясь спугнуть вероятных филеров. Он прикинул: коли им интересовались, такое вскоре выяснится.

Определить по дороге «хвост» Веревки Вадику не составило труда. И он решил сыграть, как жулики говорят, «обратку», — взять под наблюдение самого Веревку.

Для этого Вадик погнал в центр, чтобы запетлять там в хорошо знакомых ему переулках около метро «Бауманская». Здесь он ловко ушел от преследования проходным двором. Тут же вырулил на угол другой улицы, наблюдая заметавшуюся по переулкам машину Веревки.

Вадик был как отличным шофером, так и филером. Он сумел сесть на хвост Веревке, ведя того по кривизне местных улочек. Наконец горе-сыщик Веревка, безуспешно порыскав за утерянным «ниссаном», выскочил на Разгуляй и отправился в свою недалекую вотчину Чистых прудов. Там Веревка проехал во двор дома, в котором они с Камбузом снимали квартиру. Расстроенный блатяк, отзвонив ожидавшему в автосалоне Камбузу о своем проколе, вышел из машины и поднялся в квартиру.

Вадик, наблюдавший за Веревкой из-за арки, вскоре тоже зашел во двор. У местных старушек он, вежливо интересуясь тяжелым их пенсионным бытом, выяснил все, что ему было нужно.

Из бойкого разговора бабушек следовало, что худой и длинный, чья машина всегда нахально торчит посреди двора, это Никитка, иль Веревка, как его шпана кличет. А снимает он квартиру номер пятнадцать на третьем этаже. Живет в ней с толстомордым, который Андрюха Камбуз, тоже бандит. Водят они к себе шалав и постоянно пьянствуют, конечно, на ворованные деньги.


* * *

Вадик поехал к себе домой, откуда сразу же взялся звонить Маэстро.

— Добрый день. Клиента исполнил, но привязались сегодня ко мне двое. Один — Никита по кличке Веревка, другой — Андрей, он же Камбуз. Пытались проследить от Вахтанга. Я от преследующего Веревки ушел, установил их с Камбузом местожительство на Чистых прудах.

— Паршиво, — сказал Маэстро. — Эти двое из бригады Грини. Они недавно горели на скидывании «плимута». Прихватила их ментовка и почему-то отпустила. С чего это Веревка и Камбуз мгновенно после акции зашустрили? Как проходило с Духом?

— Все чисто. Он подъехал к автосалону, где я решил машину покупать, один, на «Жигулях». Выбрали мы отличный «ниссан», на котором уже езжу. Потом он повез меня к моему гаражу, где и успокоился. А позже я за «Жигулями» вернулся, отогнал их за окружную и уничтожил.

— Наверное, Дух перед отъездом к тебе о вашей встрече своим людям сказал, — озабоченно произнес Маэстро.

— Да чтобы бригадир стал откровенничать с шестерками по поводу встречи с человеком, который вам близко знаком? И даже Вахтанга указал? Ведь повел меня этот Веревка от Вахтанга.

— Выяснить все это можно только одним способом, сынок.

— Вполне вас понимаю. Уже готовлюсь к захвату Веревки или другого, Камбуза.

— Уж постарайся, Вадя. А то с бригадой Духа хлопот не оберешься. По самому Грине проблем не будет?

— Нет. В полном смысле улетучится, вы мою лабораторию знаете. Кстати, Дух это как бы сам накликал, обозвал химиком в автосалоне, критикуя меня за всестороннюю автомобильную неосведомленность.

— Лады. Но Веревка или Камбуз до их испарения должны разговориться. Они шестерки низшего разряда. Веревка имеет пару ходок, пижонистый такой браток, как я слыхал от Грини. Но больше выдрючивается, чем стоит. Раскалывать его надо резко. А Камбуз — типичная торпеда. Зоны не нюхал, пристал к деловым из-за романтики, мудачок. Находится под влиянием Веревки. Камбуз вообще фуфло, ему можно сразу бить в лоб и делать клоуна.

— Хорошо, — учтиво ответил Вадик. — Займусь ими завтра же.

Глава 2

После разговора с Вадиком Маэстро позвонил Вахтангу:

— Здравствуй, старый дружище.

— Как я рад тебя слышать, клянусь могилой мамы! — подобострастно воскликнул Вахтанг. — Как там у вас жизнь? Как мои гости оттянулись? — начинал Маэстро издалека.

— Поработали мы по полной программе. Гриня забойным человеком оказался. Такие таланты показал! И Вадик не в обиде, сегодня заезжал, поблагодарил. В ту ночь Вадик, как всегда, с Соней отдыхал, — доносил с подробностями пахану о его приближенном Вах.

— Как вообще твой бизнес?

— О-о, долгий ответ.

Маэстро поощрительно проговорил:

— А я не тороплюсь.

— Прежде всего скажу так: большой поклон тебе, что в последнее время основную клиентуру даешь. Мы при бабках, и твои гости в шоколаде. Но есть маленькая заковыка…

— Да ты давай посмелее.

— Видишь ли, грузинские воры, мои земляки, немножко обижаются, особенно Нодар. Ведь это он наше с Сонькой дело ставил, вложил для его подъема бабки, оплатил первую аренду хаты, мебель и так далее. Сначала люди шли от него, мы на них нормально заработали, самостоятельно встали на ноги. Потом наше заведение такие обороты наладило, что смогли расширить клиентуру. Тогда мы познакомились с тобой. Правильно?

— Правильно, правильно, — благодушно отвечал Маэстро, уже понимая, куда Вах клонит.

В последнее время Маэстро как бы монополизировал бордель, посылая туда своих людей в виде поощрения. Он сам оплачивал их развлечения, что было для Вахтанга и денежнее, и удобнее в сравнении с непредсказуемыми, случайными посетителями из грузинской братии.

— Ну и смотри сам: грузины недовольны, — начал робко объяснять Вахтанг. Они базарят, что к ним здесь невнимательны. Они правду говорят. Бывает, что придет грузин, а у нас уже гудят твои люди. Я вынужден ему отказывать.

— Что ж ты предлагаешь? — осведомился Маэстро. — Тебе-то выгоднее со мной бизнес иметь, чем на залетных рассчитывать. И сколько тех грузинов на Москве? Погоду-то делает здесь моя братва и другие славяне.

Он знал, на что упирать. Легендарный вор-законник Япончик, ныне посаженный за решетку в Америке, объявил войну пиковым уголовникам — выходцам с Кавказа. Но бывший-то студент Вахтанг сам стал пиковым с помощью Нодара, Чере, посредничество Сони. Вах был должником Нодара во всех отношениях и пытался намекнуть собеседнику, что его павильон все же независим от Маэстро, что Вахтанг тут хозяин, а люди Нодара всегда должны быть почетными гостями.

— Ничего особенного я не предлагаю, — сказал Вахтанг. — Но теперь, если иногда буду тебе отказывать, имей, пожалуйста, в виду мое положение.

— Лады, — невозмутимо произнес Маэстро, — у каждого из нас свои напряги и навороты. Все понял. А чтобы ты не сомневался в моей к тебе дружбе, дам наколку по важной раскрутке.

Он помолчал и веско проговорил:

— Гриня Дух исчез: буквально через день после того, как у тебя оттягивался.

— Да?! Что случилось? — встревожился Вахтанг, понимая, что если с Духом нехорошее, ответственность ляжет и на него, под крылом которого тот догуливал последние свои деньки.

— Пока неизвестно. Может, ты чего подскажешь?

— Кацо! Что я могу подсказать?! Я Грине твои бабки отдал, девочек предоставил. Делал, что положено, и от Духа видел только хорошее.

Маэстро продолжал гнуть свое, то есть перекладывать с больной головы на здоровую:

— Бабки те были большие. Может, через них Гриню и зацепили. Ты о том кейсе кому говорил? Нодар знал?

Вах вспотел от напряжения.

— Ты что, кацо?! Я такое не могу себе позволить! При чем тут Нодар?! Ты же меня знаешь: никогда я никого не подводил.

— Ну-ну, — многозначительно произнес Маэстро. — Бригада Гринина вне себя. За своего бригадира напролом пойдут. Приступили уже ко мне, — врал он. — Кто такой, кричат, Вахтанг? Гриня, кричат, от него с бабками ушел, а на следующий день исчез.

— А те деньги целы?

— Точно не знаю.

Вахтанг взвыл:

— Клянусь могилой мамы, я тут ни при чем!

Маэстро его додавливал:

— У тебя, конечно, сложная жизнь. Ты без грузинских воров не можешь обойтись.

— Зачем сразу так, кацо?! Я просто сказал, чтобы никто из посетителей не был в обиде. А так я только на тебя ориентируюсь. Только на тебя! Давай по-прежнему своих людей в любое время дня и ночи. Им всегда будет полная программа.

Маэстро усмехнулся про себя и завершил воспитание Вахтанга:

— Лады. Ты, я вижу, неглупый. Сейчас нам с тобой придется вместе откыркиваться. Я тебе Гриню посылал, а ты ему бабки передавал. Всякое о нас с тобой могут подумать люди, заинтересованные мазу держать за Духа. Будь здоров и почисть свое заведение. По твою душу теперь и деловые, и менты способны нагрянуть.

Маэстро отключил сотовик.

О том, что надо срочно чистить бордель, то есть убирать отсюда секс-невольниц, Вахтанга можно было и не предупреждать. Он сразу же взялся за снаряжение двоих узниц в путь-дорогу.

Вахтанг, хотя и влез в блатное сообщество, но не чувствовал там себя своим.

Считаясь боссом воровского борделя, он тут был марионеткой в руках Соньки. Поэтому и говорить не умел с паханами такого ранга, как Маэстро или Нодар.


* * *

Сергей Кострецов наконец решился позвонить вдове своего друга Кате, чтобы окончательно прояснить вопрос об их будущем, затронутый им на рыбалке.

— Здравствуй, Сережа, — как всегда, ласково ответила Катя в трубку на его приветствие и огорошила, словно предваряя все вопросы. — А я на родину возвращаюсь.

— Как?! — недоуменно спросил он. — Совсем уезжаешь из Москвы?!

— Да, Сережа. Спасибо вам с Сашей Хроминым за помощь деньгами, но не век же так жить.

Сергей воскликнул:

— Вот и жили б мы с тобой вместе! Все проблемы б ушли.

Катя помолчала и взволнованно проговорила:

— Сереж, я тебе на рыбалке дала понять, что не сойдутся наши дороги. И не потому это, что ты плохой или малооплачиваемый, как сейчас считается. Для меня деньги не главное… А не хочу я так же жить, как с моим Лешей, таким же отчаянным опером, как ты. Сколько я ночей ждала да оглядывалась. И чем кончилось?! Тем, чем и должно было, убили прямо около дома…

Возразить Сергею было нечего. Вслед за Бунчуком пытались и его расстрелять там же и так же. Он вздохнул. Подобно Леше, не мог он променять своего дела на женщину, на семью.

— Ну что вздыхаешь? — страдающим голосом произнесла Катя. — Думаешь, мне легко с Мишкой новую жизнь начинать?

— Ты домой на Урал едешь, там твоя родня, другие близкие. Дома и стены помогают.

— Ты меня прости, Сережа, — горько сказала Катя.

— Да что ты! Все хорошо. Позвони, если надо будет помочь с отъездом.

Он положил трубку. Посмотрел в давно не мытое окно комнаты своего отдела. На деревьях жухли пожелтевшие листья, ветер рвал их, и они облетали. Никогда Кострецов не чувствовал своего одиночества так сильно, как сейчас.

Капитан рассеянно ворохнул бумаги на столе, закурил и стал думать о тех, кто редко унывает. Такими были сплошь и рядом его уголовные подопечные. Он вспомнил Соньку Медную Ручку. Может быть, она сразу пришла ему на ум, потому что была первой недавно близко увиденной им женщиной. А возможно, потому, как — пусть по-своему, — а обратила красавица Сонька на него внимание.

Кострецов с усмешкой подумал:

«Бабы падшие и бабы порядочные, но один хрен — беспощадны к нашему брату, если что-то их жизненных интересов касается. Ладно, но уж с Сонькой игру я буду вести».

В любом случае ему с Соней надо было встречаться. Кострецов решил, что необходимо ему убежать от тоски, совместить развлечение с полезным и как следует выпить. Он позвонил Вахтангу.

Трубку взяла Сонька.

— Приветик, Соня, — бодро сказал опер. — Это Серега, что ночной клуб налаживает. Помнишь, обещала проконсультировать?

В павильоне только что осел дым суматохи. После разговора с Маэстро Вахтанг скомандовал аврал. Вместе с помощницами он быстро одел узниц, напичкал их «колесами» и поволок с Нюськой в машине на вокзал сажать девиц в поезда самых дальних маршрутов. Сонька покуривала, отдыхая, и, когда позвонил Кострецов, обрадовалась, что их никто не слышит.

— Очень рада, Сережа, — сказала она воркующе.

— Ну что, Сонь? Может, увидимся, поговорим?

— Давайте, давайте. У меня сейчас для этого очень удобный момент.

Все ее задумки относительно Кострецова окончательно созрели в ней после того, как в очередной раз облажался Вахтанг в разговоре с Маэстро. Но это должно было быть тайной от всех. Поэтому «в цвет» Соньке было выскользнуть на встречу с Сергеем без свидетелей.

Кострецов начал о месте встрече, Сонька прервала:

— Сереж, у нас свидание деловое. Предоставьте выбор толковой женщине.

Она назвала ему уютный французский ресторанчик на набережной Москва-реки, где Сонька точно не могла встретить своих «синих» знакомцев, так как блатные этого элегантного заведения никогда не посещали.


* * *

Когда Кострецов подъехал туда, Сонька Медь уже восседала, что твоя кинозвезда, за столиком в углу подле огромного ампирного зеркала в золотой раме.

Капитан приблизился, поклонился, сел напротив и извинился за свою старую кожаную куртку и джинсы:

— Не думал, что вы такой леди оденетесь. Деловая ж у нас встреча. А я, видите, вам не в тон.

— Чушь, Сереженька, — Сонька взмахнула королевской рукой, оголенной, как и ее роскошные плечи и почти весь бюст. — Не прикид важен, а парень в Нем. — Ну, давайте заказывать, — потирая руки, сказал Кострецов. — На сегодня я дела подбил, можно вмазать от души.

— Это я всегда приветствую, — поддержала его Сонька. — Только шампанского не забудьте. Тут оно настоящее, французское.

С шампанского «Мадам де Помпадур» они и начали, потом хряпнули водки две рюмки подряд.

— Шампанское с водкой — смесь «белый медведь» получается, — проговорила Сонька, закусывая огромным омаром, будто краснопанцырным рыцарем. — Правда, смешивать-то надо в фужере, но и в животе нормально смешается.

Кострецов энергично ел, подливал в рюмки, светил во все васильки своих глаз, потряхивал кудрявой шевелюрой, бесперебойно шутил, и Соньке начинало казаться, что с этим блондином они будто б уже прошли все огни, воды и фаллопиевы трубы.

— Все так же плохо думаете о русских мужиках, а, Сонечка? — подзадоривал ее Кострецов. Та, не отстающая от него в поглощении водки, повела огнем глаз, передернула сочными сисями и, пытаясь не сбиться с «киноактрисы», внушительно произнесла:

— Главный недостаток мужиков — инфантильность. Знаете, что это такое?! Русский тут никому не уступит. Все б ему в туфтовые игрушки играть. Любит, чтоб его приголубили приласкали, сынком хочет побыть. И многим бабам такое очень нравится.

— Вы, Соня, видно, из очень крутых женщин, — произнес Сергей. — Вот в Новой Гвинее живет до сих пор племя амазонок. Раз в году они ходят для секса к мужчинам, но, если потом рожать приходится, мальчиков убивают.

Сонька подумала, что, пожалуй перегибает. Пришла она сюда, чтобы обворожить, затянуть в свою игру Серегу, а не шибко умной выставляться.

Она сама разлила водку, перешла с рюмкой в руке на край стола Сергея. Села рядом с ним, прижимаясь горячим бедром, и, обдавая «шанелью», приказала:

— Выпьем на брудершафт.

Они скрестили руки и выпили. Сонька прильнула прелестью полуголых грудей к плечу Сергея, длинно поцеловала его в губы. Потом, коротко отрываясь, как бы для глотка воздуха, — еще так же дважды.

— Теперь только на «ты», — она положила ладонь Сергея себе на ляжку рядом со скатом между ног, на которые перед свиданием специально не надела трусы.

У Кострецова от подобной атаки закружилась голова. Капитан, не имевший в последнее время женщин, будто случайно сдвинул по Сонькиной ляжке вниз дрогнувшие пальцы. Она готовно расставила ноги.

Сергей, сдерживаясь, отнял руку.

— Какие у тебя, Соня, проблемы? — все-таки с невозмутимым лицом проговорил он.

— Серег, проблемы-то у тебя, — лукаво ответила Сонька, топя Кость бурей запахов близкого разгоряченного тела.

— Ты насчет моего клубного кардебалета? Так чем конкретно можешь помочь?

— Да я тебе как хошь помогу, — жарко сказала Сонька.

Она снова взяла его кисть под столом, сунула себе ее между ног, зажав ляжками. Свою руку Сонька незаметно опустила Кострецову за брючный ремень. Ее пальцы скользнули ему в трусы и охватили ломово окрепший член.

— О-о, деловой у тебя огурец, — томно протянула Сонька, наезжая под скатертью на руку Кострецову взмокшим влагалищем.

Сонька двигала животом, давя пальцы Сергея, которые невольно въезжали ей под клитор. Сонькина рука массировала ему в брюках. Она страстно выдохнула:

— Пойдем, трахнемся в машине…

Неизвестно, чем бы это кончилось для почти приконченного Кострецова, если б Сонька не брякнула про машину. Капитан сразу вспомнил низколобую харю Вахтанга, заламывающего девицу в «пежо» на дворе «Серебряного века». В этом же «пежо» Сонька предлагала ему сейчас отдаться. Она приехала на нем, потому что на вокзальные дела Вахтанг отправлялся на другой машине.

Сергей выдернул свою ладонь из-под стола, перехватил Сонькино запястье и отвел ее руку.

— Иди на свое место, — резко произнес он.

Сонька, привыкшая немедленно повиноваться приказам крутых, тут же встала и пересела.

— Сонь, — уже любезнее сказал Кострецов, — мы для дела собрались? Давай и будем по делу, а не по писькам и сиськам.

— Как скажешь, Сереж, — покорно кивнула та.

— Давай, Сонь, напрямки, а?

Сонька улыбнулась улыбкой шлюхи.

— Да куда уж прямей? Ты едва не по локоть мне залез, я чуть не кончила.

Кострецов собрал в себе остатки милицейского мужества и грозно отчеканил:

— Хорош горбатого лепить! Ты за кого меня держишь? Я по жизни кое-что понимаю. Какая ты, на хер, киноактриса? Какой-такой кинорежиссер Вахтанг? Вы чего, решили, что на лоха попали?

Сонька удивленно на него затаращилась, робко поинтересовалась:

— А кто ж мы?

— Бардачные дела. Что я, не секу? Я ж по организации ночных клубов не новичок. В Самаре уже устраивал. И в Москве справлюсь. Я Вахтангу лапшу на уши повесил, чтоб с тобой серьезно поговорить.

— Зачем?

— А секу, что ты самая деловая. Плетешь насчет русских мужиков для форсу, а сама как раз черножопого Вахтанга в гробу хочешь видеть. Так?

— Ну, говори, — заинтересованно прищурилась Сонька, зажав дымящуюся сигарету в зубах.

— Сама и базарь, раз на встречу ко мне вмиг нарисовалась.

Сонька не знала, что и думать. Этот Серега здорово ее раскусил. Она действительно приехала сюда, чтобы предложить партнерство в бизнесе Сергею, а Вахтанга подвинуть.

Загасила Сонька Медь окурок в блюдце с остатками икры, хотя рядом стояла пепельница, поправила огнеметные груди и заявила:

— Все в цвет, Серега. Вахтанг мне ныне поперек дороги стоит. Что да как, я тебе, если сговоримся, подробно обскажу. Сейчас главное, чтоб ты в принципе согласился. Нашу хату и Нюську, дочка она мне, ты видал. На Нюське, как и на мне, пробы ставить некуда, а имеется у нас еще постоянно свежий товар. Телки не старше двадцати. Но с ними уже давно проблемы.

— По доставке, что ль?

— Ну да. Заловить да колесами опоить надо. Многие брыкаются. Едва ль не до мокрухи приходится валандаться, — она испытывающе взглянула на Сергея.

Тот понял, что трупы в павильоне наверняка были. Он сказал:

— Эти дела скользкие, а Вахтанг, как я вижу, за бабий передок душу отдаст. Это уже херня для настоящего бизнеса.

— Я о том же, — горячо поддержала его Сонька. — Надо четко дело делать, а Вах всю дорогу о дырках думает. Он деловой только на нас с Нюськой орать. А ни с паханами, от которых клиенты, ни с другими деловыми правильно себя поставить не может. Одно слово: студент.

— Паханы вас поддерживают?

— А кого, Сереж, в бордельных делах они ныне не поддерживают? Сам, небось, сначала крышей обзавелся, а потом телок набирать стал.

— Это да. И все ж у меня-то официально зарегистрированный клуб, а вы по-черному кроите.

— Зато и бабок поболе снимаем, — оживленно заметила Сонька. — Ты-то как будешь раскручиваться? Хорошо, что самарский деляга у тебя за спиной. А без его капитала не скоро б на такой стол заработал, — она повела рукой перед собой, улыбнулась. — Но сегодня я плачу.

— Это с каких же дел? — осведомился Кострецов. — А так, — она снова развратно усмехнулась, — понравилось, как щупаешь.

— Сонь, — строго произнес Сергей, — если хочешь со мной дело иметь, раз и навсегда оставь свое блядство. Я этого при делах не перевариваю. Мне что, дрючить некого? Телки на работу в очередь стоят, молоденькие. Ты-то уж не в таких годах. Я в этом разборчивый.

— Как скажешь, — покорно ответила Сонька. — Я насчет бабок за стол в том смысле, что тебе предложение делаю, и должна уплатить. А то, что трахнуть меня не желаешь, мне даже нравится. Ты разумный, не как Вахтанг. — Да когда ж ты свое предложение изложишь, деловая?

— Ну, секи. Ты под каким-то Сукниным ходишь, мне Вахтанг мешает. Если скорешимся с тобой, они нам диктовать не будут. Как Вахтанга от себя убрать, моя забота. Ты со своим боссом тоже, как хошь, разбирайся. А вести наше общее с тобой дело станем цивилизованно. Хорош хапать телок едва ль не по улицам да мудохаться с ними. Я рассчитываю на твой товар. В твой клуб они сами толпами прут. Ну и будешь скидывать лишних мне. Все бабки пополам. Ты телок поставляешь, а я хату даю и клиентов. — Идея хорошая, — задумчиво проговорил Кострецов. — Буду думать. Телок-то я тебе вполне могу скидывать. Дурить можно их, что надо, мол, перед тем как в клубе выходить, в частном шоу себя попробовать.

— Ну! Ты секешь на лету. У хозяина не был? — спросила она, не сидел ли Сергей.

— Не, я по жизни пассажир. В блатные дела не лез и лезть не буду. Если сговоримся, с клиентами сама будешь дело иметь.

— А я, Серег, разве отказываюсь?! То мое природное дело. Зоны я тоже не нюхала, но с деловыми кручусь сызмальства.

Кострецов дальше размышлял:

— Мой товар для тебя, конечно, будет полегче, чем имела. Мои телки к тебе, как на экзамен, пойдут. Ну, а уж ты должна вместе с Нюськой их в дела ладить.

— Будь спокоен, у меня не соскочат. Ну, ясно, кто-то и занервничает, а тогда ты нажмешь. Мол, ты, сучка, если не будешь с фокусами давать, в большом клубном шоу себя не увидишь.

— С этими, Сонь, по-всякому можно. В стриптиз-то не актрисы лезут. Пожиже они мнения о себе. Но пока ничего тебе точно не обещаю. Буду думать, позвоню.

Кострецов не стал возражать, когда бандерша Сонька Медная Ручка по-царски расплатилась за стол.

Крепко подшофе Сергей добрался домой, но прежде чем заснуть, думал только о Кате Бунчук.


* * *

Киллер Вадик не любил откладывать рабочие дела в долгий ящик. На следующее утро после беседы с Маэстро он начал рекогносцировку Веревки и Камбуза.

Сначала Вадик поехал к дому Вахтанга, чтобы взглянуть, кто там на посту. Он здраво предположил, что дружки, упустив его вчера, могут снова попробовать с исходной позиции.

Вадик остановил «ниссан» на ближайшей улице. Прошел на угол и увидел, что напротив дома Вахтанга, в том же месте и в той же машине сторожит в одиночку мордатый паренек, носящий, очевидно, кличку Камбуз. Он желчно подумал:

«Все в Грининой бригаде лопухи, начиная с убиенного».

Вадик сел в машину и отправился на Чистяки раскалывать Веревку.

Там, невдалеке от нужного двора, он припарковал «ниссан», прошел к дому, где на третьем этаже в квартире пятнадцать отсыпался Веревка, который должен был заступить после Камбуза в ночную филерскую смену.

Вадик тихо поднялся на этаж, послушал через дверь квартиру. В ней царило безмолвие. Он подумал, что Веревка, возможно, рыщет за ним еще где-то или торчит в пивной. Но осмотреть жилище противников все равно было не лишним. Предполагая, что внутри никого, Вадик, особо не осторожничая, открыл отмычкой дверной замок.

Этих звуков хватило, чтобы вор Веревка с его чутким профслухом встрепенулся, проснувшись. Он валялся на неразобранной кровати по пояс голым в спортивных штанах и сразу лапнул за карман, в котором лежал кнопочный нож. Веревка кошкой соскочил с постели и метнулся в прихожую, где встал за открываемой дверью. Насторожился он потому, что Камбуз, не позвонив по телефону, не мог заявиться, а ни у кого другого ключа от их квартиры не было.

Вадик приоткрыл дверь и шагнул в прихожую, оказавшись спиной к Веревке. Если б тот сразу ударил его сзади, Вадику бы не поздоровилось. Но Веревка растерялся, увидев, что сам крот заполз к нему, и шевельнулся. Вадик, тоже обладающий кошачьим слухом, вмиг проскочил вперед и обернулся.

— Сам приканал, сучка! — радостно воскликнул Веревка, собираясь для начала избить Вадика до полусмерти.

Он помнил слова Грини, что Вадик в драке должен быть тлей. Ударил того прямым ударом!

Но его резко воткнутый кулак не нашел цели, а Вадик, моментально отклонившийся в самый последний миг, спокойно смотрел на него.

Веревка бросился вперед. Вадик опять молниеносно отступил, и Веревка пролетел мимо. Разъярившись, он медленно вытянул нож из кармана. Щелкнул, обнажая лезвие, собираясь прикончить этого человечка-пружину.

Вадик выхватил пистолет с глушителем и выстрелил ему прямо в кисть, сжимающую нож!

Веревка охнул, выпустил перо и зажал раненую руку другой. Вадик отшвырнул нож ногой подальше, нацелил пистолет блатяку в лицо и тихо сказал:

— Давайте пройдем в комнату и побеседуем.

Веревка поплелся в спальню. Там сел на кровать, прижимая кровоточащую руку к ноге. Желваки на его худом лице бешено плясали от боли, ярости и недоумения.

Вадик сел на стул неподалеку и проговорил:

— Ваш друг Камбуз ждет меня сейчас около Вахтанга, вы, Веревка, пытались проследить меня вчера. Зачем вам это? Я знаю, что вы оба из бригады Грини Духа, который на днях исчез. Возможно, слежка ваша связана с его исчезновением?

— Пошел на хер, гнида! — выкрикнул Веревка.

Киллер выстрелил ему в ногу, на который блатной примостил раненую руку!

— Ох, су-ука! — закричал Веревка, забившись.

— Следующей пулей прикончу, если не сообщите нужные мне сведения. Кто вас послал следить за мной?

Истекающий кровью Веревка воскликнул:

— Да Гриня и послал!

— С того света?

Веревка дико взглянул на него.

— Мочканули Гриню?!

— Да-да, можете быть уверены. Так с чего вы за меня взялись, если ваш Дух улетел? — осведомился Вадик.

Блатной отер испарину со лба здоровой рукой и объяснил:

— Гриня наказ нам дал сечь за тобой аккурат перед тем, как тачку твою покупать поехал.

Вадик уточнил:

— Вы и об этой поездке знаете?

— Ну да. Гриня, когда наводку на тебя давал, за это базарил. А как Дух пропал, мы с Камбузом то вспомнили. Камбуз на документы в «ниссанке» глянул, адрес магазина узнал. Потом сгонял туда и убедился.

Усмехнулся Вадик.

— А вы с приятелем, оказывается, неплохие сыщики.

Веревка уныло скривил лицо.

— Да где?! Лохи мы в таком деле.

— Кто еще, кроме вас с Камбузом, о поручении Духа знает?

Понял Веревка, что тот задал самый главный вопрос. И он подумал: если убедит Вадика, что о наводке Грини знает только он и Камбуз, этот беспощадный хиляк жизнь ему оставит. А так как это было правдой, Веревка с крайней сердечностью воскликнул:

— Браток, верь слову! Лишь мне и Камбузу Гриня сечь за тобой поручил. Век воли не видать, если горбатого леплю!

— А почему именно вам?

— Да мы в отпуску были. Погорели, когда тачку одну неудачно скидывали. Нас тогда менты повязали. Гриня с основных дел нас снял — вроде замазанные мы с Камбузом. Дух имел в виду: все одно, пока в бригаде не работники, посеките. Верь слову, эта наколка меж нами с корешем как в могиле будет. Оставь мне жистянку, и так уж наказал.

Вадик смотрел на него бездонными глазами. Они были столь пусты, что если б случайно залетевший сюда солнечный зайчик попал в них, то растворился б словно в космической черной дыре. Он спросил:

— Почему Дух решил проследить меня?

Веревка замялся, потом сказал:

— Я даже не понял. Он куликал, что заинтересовал ты его. А что почем у бригадира я ж не буду пытать.

— Ну, а какие конкретные впечатления остались у Духа обо мне?

Из ноги и руки Веревки лила кровь, на полу уже была большая лужа. Его тошнило от слабости, в голову накатывал туман, и из ран рвала боль. Но он не подавал виду, понимая, как бывалый блатяк, что, раскиснув, подхлестнет убийцу на худшее. Это лишь неопытные обычные люди, уличные или квартирные жертвы, жалко ведя себя перед налетчиком, считают, будто ублаготворяют его.

— Какие впечатления? — переспросил Веревка. — Да мало Гриня дельного сказал. За бивня тебя держал. Думал, что ты лишь по бумажным делам у Маэстро. Метла у Гринька мела, а бестолковка-то сильно не петрила.

— Вы уверены, что, кроме вас с Камбузом, о подозрениях Духа насчет меня никто больше из ваших не знает? — вновь задал киллер свой основной вопрос.

— Если вру, век воли мне не видать!

— Последнее вы совершенно правильно обозначили, — проговорил Вадик и выстрелил Веревке в лоб.

Глава 3

Узнав об убийстве Веревки, то бишь Никиты Пахомова (кто-то анонимно позвонил в милицию), и осмотрев место происшествия, Кострецов отловил в проходном дворе стукача Кешу Черча.

— О гибели Веревки слыхал? — спросил опер у него.

— Еще б не слышать! Все Чистяки гудят, — тревожно ответил Черч, ежась под ветром в худенькой куртке.

— А ты чего переживаешь?

— Да как же? Выпивали не раз вместе.

Капитан понимал: волнует Кешу больше тот факт, что убили блатного, и, видимо, сделал это кто-то из уголовной среды. В околокриминальных чистяковских кругах должно было идти летучее толковище по этому поводу, а значит, и дознание, в котором такие двойные, как Черч, могли пасть жертвой оговора или непроверенного слуха.

Капитан задумчиво сказал:

— Свои, очевидно, пришили. Кореш-то Веревки, Камбуз, куда исчез?

— На него думаешь?

— А на кого ж еще? — произнес Кость, прикидывая, что вполне Камбуз мог Веревку порешить, если тот узнал о его сотрудничестве в милиции при их задержании с «плимутом».

— Всяко, конечно, бывает, но я на Камбуза не грешу. Они с Веревкой не разлей стакан были. Тут, скорее, с пропажи Духа тянется. Помнишь, я тебе говорил: разбираться за Гриню они надумали? А с Веревкой с самим разобрались.

— Кеша, — внушительно произнес Кострецов, — если твои догадки верны, то следующим Камбуза уберут, где б он ни прятался. Ты, если он тебе попадется, ему это резко намекни. Постращай его как следует.

Черч подсосал воздух беззубым ртом и осклабился.

— Думаешь, он к ментам за помощью побежит?

В самую точку оперского расчета попал Кеша, но Кость не подал виду.

— Это вряд ли. А полезно было б, чтобы Камбуз запсиховал. Пускай еще больше свою бригаду взбаламутит.

— А ты их при горячке и перещелкаешь, — продолжил с улыбочкой Черч.

Капитан сдержанно произнес:

— Кеша, кончай за меня соображать. Ты свое дело крути… Слыхал я, что в последнее время расстарался ты на подхвате у домушников. Не слишком ли преуспел? Смотри, а то и я не смогу тебя отмазать.

У Черча виновато вытянулось лицо.

— Кость, ну что ты?! Было, немного помогал я словом кое-кому, а в само дело не лез. За что меня прижимать?

— Ну да. В форточку на Девяткином переулке скокарь лез, а ты, вроде, в стороне. Но вполне можешь пройти как наводчик, организатор преступления.

Кеша, сразу растеряв весь свой кураж, зачастил:

— Серега, да я ж для тебя все сделаю. Я Камбуза достану, буду лимонить ему как по-писаному. А если нужен ему заныр, предоставлю. Готов всеми силами нужного тебе человека прикрывать. Кость, когда я тебя подводил?

Кострецов усмехнулся и пошел прочь.


* * *

Капитан зашел в свой отдел и засел с Топковым.

Сегодня после известия об убийстве Веревки Кострецов уже получил нагоняй от подполковника Миронова. Действительно, в деле театральных деятелей постоянно мелькали трупы, а опер со своим помощником пытались убедить начальство в будущей результативности дела: надо, мол, раскрутить всю вертикаль этой криминальной структуры. Но в милиции любят факты.

— От разговора с Мироновым одна польза — подслушку у Вахтанга разрешили, сказал Кострецов. — Так что двигай туда. Может, что-то и выловишь. Хотя, судя по моей встрече с Сонькой и ее настрою, там должны уже все следы замести. Возможно, объявят на бордельные развлечения временный мораторий, — он улыбнулся.

Топков проговорил:

— Похоже, что перед убийством Веревки от него чего-то пытались добиться. Сначала прострелили руку и ногу. Если б убивал его Камбуз, вряд ли стал над дружком измываться.

— Пожалуй. И один мой стукач, который Камбуза хорошо знает, на него не думает. Может быть, скрылся Камбуз с испугу, чтобы его за убийство впопыхах не взяли. А сам, наверное, насчет Веревки нам и звонил.

— Если так, значит на свои силы не надеется. Хочет, чтобы мы этой историей побыстрее занялись.

Кострецов кивнул и добавил:

— Не забудь, что он у меня на допросе после «плимута» Гриню сдал. Камбуз сейчас крайне обеспокоен, впрочем, как и все из бригадных. Но он — особенно. Узнали, мол, братишки, что кто-то из них с Веревкой у нас кололся, — вот и взялись сначала за напарника. Пытали его, простреливая, добивались признания, что лишь Камбуз выдал. Заметался мордатый меж двух огней. Поэтому сначала нам, возможно, позвонил, а потом решил и от нас, и от бригады своей спрятаться.

— Но может быть и другая ситуация, Сергей. Я опять о линии Вадик Маэстро.

— А не слишком ли жирно, чтобы Маэстро со своим помощником какими-то шестерками занялись?

— Если Маэстро причастен к исчезновению Духа, то вполне вероятно, что не побрезгует и шестерками, которые начали это копать.

Кострецов заключил:

— В общем, двигай к Вахтангу с подслушкой, не откладывая.


* * *

Гена Топков подъехал к дому Вахтанга и включил подслушку вовремя. В этот момент к дверям павильона Вахтанга поднимался решившийся на отчаянный шаг Камбуз.

Вчера, безуспешно просидев на улице до вечера, Камбуз стал звонить Веревке, чтобы тот его сменил, но ответа не было. Камбуз матюгнулся на беззаботность дружка и поехал за ним на Чистяки.

Войдя в квартиру и увидев, всю картину расстрела, Камбуз в шоке сел перед трупом на пол.

Он сразу решил, что убийство Веревки связано с их слежкой за Вадиком. Соображать Камбуз был не великий мастер, но тут нетрудно сопоставить: если уж такого ушлого, как Дух, Вадик или его напарники прибрали, то уж Веревке под землю была прямая дорога, коли Вадик учуял хвост за собой.

Веревка вчера «ниссан» упустил, прикидывал Камбуз. Почему? Шофер он отличный. Значит, Вадик его рассек и сам потом выследил. Камбуз облегченно вздохнул: не он был вчера на хвосте у Вадика. И какая удача, что сегодня его не было дома! Но тут же Камбуз спохватился: да ведь они с Веревкой для всех два сапога пара.

Он смотрел на залитое кровью тело Веревки с дыркой во лбу и в ужасе осознавал, что теперь придет и его черед. Потому как, горько думал он, любой подтвердит: что Веревка знал, то и Камбуз знает обязательно, они — не разлей стакан. Камбуз с раскаянием вспомнил о том, что в кое-чем тут братва ошибается: он-то в ментовке раскололся…

Камбуз встал, подошел к мертвому другу, глядя на его жалко скрюченные пальцы в лихих наколках, и увидел, что одна кисть прострелена. Он заметил и дырку в ноге.

«Мама родная, — с захолонувшим сердцем подумал он, — терзали Никиту, расколоть хотели… Сдал иль нет он наши ходы?!»

Камбузу, как человеку трусливому, всегда казалось, что другие обязательно круче его. Таким он считал Веревку и стал заверять себя: раз убили все-таки, то браток не раскололся. А потом уныло понял, что не играет роли: кололся тот, не кололся, — раз с Веревкой разобрались, то и ему не жить.

Неоткуда Камубузу было ждать помощи. Сообщи он в бригаду об их розыске, пришлось бы сказать о давних подозрениях Грини на Вадика. За укрыв такого братаны могли б до крови не одобрить. Он со слабой надеждой подумал о милиции, которая могла б вмешаться, а возможно, и зацепить Вадика, чтобы тот дальше не шустрил.

Перед тем, как навсегда покинуть теплую их квартиру, Камбуз обошел ее комнаты, вспоминая, где, как, на каком станке «дрючил» валом валивших сюда морковок. Ничего более драгоценного не оставалось у него в сердце от этих стен. Вновь приобретенный пистолет он брал на сегодняшнюю слежку, так что прихватил оставшиеся патроны, собрал сумку с необходимыми вещичками. Еще раз взглянул на коченевшую веревку тела кореша и вышел.

С улицы из автомата Камбуз позвонил измененным голосом в милицию. Сел в машину и бездумно поехал по улицам.

Он не отдавал себе отчета, куда и зачем едет, и удивился, снова оказавшись недалеко от дома Вахтанга. Его неосознанно вело в единственное место, где он мог бы уцепить этого проклятого Вадика.

Камбуз просидел в машине до позднего вечера. Фонари жидко освещали улицу, замирала московская жизнь. На душе Камбуза стало до черноты тяжко. Ему некуда, не к кому было ехать, идти, просить помощи. Судьба загнала его в самый крайняк. Он всегда был под чьим-то влиянием, командой, не привык принимать решения. Но сейчас надо было что-то предпринимать, иначе, чуял он, крыша поедет.

Вот из таких потемок Камбуз решился идти к Вахтангу и трясти того, пока не получит сведения о Вадике.


* * *

Камбуз передвинул под курткой за ремнем рукоятку пистолета и позвонил в дверь притона.

Вахтанг подошел изнутри, поглядел через глазок на незнакомца и спросил:

— Тебе кого?

— Вадик нужен.

— Какой-такой Вадик? — бдительно отвечал Вахтанг. — Ошибся ты, иди своей дорогой.

— Открывай! Вадика нет, тебе наколку от Маэстро передам, — отважно произнес Камбуз, хорошо помня упоминавшуюся Гриней кличку хозяина Вадика.

Это произвело впечатление. Он открыл дверь и пропустил Камбуза в прихожую.

— Заходи, раз нужное имя назвал.

Вахтанг провел его в гостиную, где за пивом сидела Сонька в пеньюаре на голое тело. Камбуз, напрягшийся пружиной, немного растерялся, увидев Сонькины литые формы.

Усмехнулся Вах.

— Чего вылупился? Дело говори.

Камбуз снова овладел собой. Он выхватил пистолет и направил его в курчавую башку Вахтанга.

— Где мне Вадика искать?

Вахтанг в изумлении шагнул назад, споткнулся о диван и спиной плюхнулся на него, воздев руки.

— Ты что, дорогой?! Не знаю никакого Вадика! Тебе Маэстро так действовать приказал?

— Клал я хер на Маэстро и на вас всех, — мрачно проговорил Камбуз. — Вадик мне нужен. Ты, черножопый, его знаешь. Он у вас с Гриней Духом оттягивался и на днях опять заходил.

Вах жалко посмотрел на Соньку. Он подозревал, что она хочет избавиться от его опеки и переметнуться от грузинских воров, Нодара под крышу Маэстро. Он понимал, что если скажет что-то лишнее, то Сонька обязательно настучит Маэстро. Но и сказать-то этому мордатому со шпалером ему по сути было нечего: он не знал, ни где обитает Вадик, ни его телефона.

Сонька, бывавшая еще не в таких переделках, невозмутимо смотрела на Камбуза, покачивая круглым ядреным коленом, выглядывавшим между полами пеньюара. Она перехватила взгляд Вахтанга и криво усмехнулась.

Тот нервно проговорил:

— А-а, так это тот Вадик? Ну да, оттягивался он тут. А заныров его, клянусь могилой мамы, я совершенно не знаю. Как это мне можно доверить?! Я специалист только по девочкам, никаких других делов деловских знать не знаю.

Камбуз видел, что перед ним трусливый парняга, и приободрился.

— Колись, сука черная! В жопу, я слыхал, любишь трахать? Я тебе туда свинцом засажу.

Соня, видя, что мордатый может от куража выстрелить, вмешалась:

— Браток, ты чего, в натуре? Надо ж разобраться. Твоя какая кликуха?

— Камбуз, — ответил тот, невольно косясь на товар Соньки.

— Ну, так, — весело сказала она, пошире раздвигая пеньюар, — ты, Камбуз, присмотрись, что за люди перед тобой. Фильтруй базар. За Вадика Вахтанг правду сказал. Он к нам заныривает, но такой адреса никогда не оставляет. Ты, если его шустришь, должен же понимать.

Она улыбнулась, двинув бедрами.

— Садись за стол. Давай вмажем, вместе подумаем, что да как. Нюська, подай водяры! — крикнула Сонька в глубь комнат.

В гостиную с литровой бутылкой водки в руках вышла совершенно голая Нюська. Она уже спала, но поднялась как есть на приказ своей мамы. Спросонья она сначала не разглядела, что гость стоит с пистолетом в руке, поставила бутылку, развратно двинув мячами попы.

Толстяк Камбуз любил тонких девиц. От изумительной на его вкус фигуры Нюськи он остолбенел и даже опустил пистолет. Нюська взглянула на него, повела блюдцами глаз и лениво спросила:

— Голых баб, что ли, не видал?

Камбуз убрал пистолет и сел за стол. Сонька быстро начала разливать водку. Вахтанг облегченно вздохнул, подвигаясь к ним. Нюська помассировала прелесть своих торчащих грудей, тоже села, усмешливо глядя на Камбуза.

— Ну, со знакомством, — провозгласила Сонька, поднимая стакан.

Все дружно выпили. Дамы стали ухаживать за Камбузом, пододвигая ему закуски, кружку со свежим пивом. Он не мог отвести глаз от задорных грудей Нюськи.

Сонька, держа сигарету в зубах, осведомилась:

— Браток, так чего получилось? Тебе Вадик на хвост, что ли, наступил?

Почувствовал Камбуз себя почти счастливым. Только что он торчал в гробу автомобиля под давящей темнотой, в которой плевками зияли уличные фонари. А здесь светила огромная хрустальная люстра, и перед ним чистым весом восседали телки — о каких он мог только мечтать.

Он сказал:

— Не знаю, что и думать. Наш бригадир Гриня Дух пропал, а сегодня кореша моего завалили. Хотел я, чтобы Вадик мне то объяснил.

— Да почему же Вадик-то?! — спросила Сонька, взявшая разговор на себя, видя, что студент Вах опять облажался и своими речами может лишь завести Камбуза.

— Вадик знает, это его дела, — злобно произнес Камбуз. — Вы ему передайте, что он, сука, от меня не уйдет. Он тоже не вечный, — добавил присловье, которое сам выдумал для изображения своей крутости.

В этом великолепном окружении Камбуз ощущал себя героем как никогда. А что?! Он сумел ворваться на блатхату, чуть не застрелил ее пахана и снизошел до выпивона на откуп только потому, что прекрасные телки его упросили. Умопомрачительная Нюська с обожанием смотрела на него, покачивая розовыми козьими сосками на матовых глобусах.

— Сделаем, Камбуз, если Вадик нарисуется, — заверила его Сонька. — От такого, как ты, не соскочишь, — поддакнула она его настроению, которое масляным блином пылало на разгоряченной Камбузовой физиономии.

— Ну, девчата, пора мне. Извините, что побеспокоил, — деловито сказал Камбуз.

— А то ночуй, — братски предложила Сонька. — Куда ты на ночь глядя? Вон с Нюськой ляжешь.

У Камбуза сладко замерло сердце и полетело к пульсирующей точке между ног. Но страх был сильнее. Уже здесь-то Вадик мог убить его, как мышонка в мышеловке, раз с Веревкой прямо на дому расправился. Камбуз покосился на рожу Вахтанга и еще подумал, что этот, пожалуй, за обиды и сам может к утру Вадика вызвать.

Он небрежно бросил:

— Да не, канать надо, но выпью на дорожку.


* * *

Топков в машине с подслушкой, поняв, что других важных новостей не предвидится, быстро набрал по дефицитному сотовику, выданному ему Кострецовым, номер его домашнего телефона:

— Сергей! Сейчас у Вахтанга Камбуз сидит, собирается уходить. Пытался разузнать о Вадике. Явно, что Вадик и в исчезновении Грини замешан, и в убийстве Веревки. Может, взять мне Камбуза на выходе? Он поподробнее нам о заварухе поведает.

Кострецов энергично ответил:

— А что он еще может рассказать, кроме того, что у Вахтанга сказал? Не надо Камбуза брать. Раз Вадик замешан и Веревка — его работа, он и за Камбузом может охотиться. Перехватим Камбуза — спугнем его. Камбуз — это теперь ниточка к Вадику. Причем после появления Камбуза в притоне тот мордоворотом вплотную заинтересуется, если до этого еще раздумывал. Отпусти Камбуза и бери его под наблюдение. Сразу мне отзвони, как Камбуз от Вахтанга уедет.

Топков отключил связь и снова вник в прощальные разговоры на блатхате, где на посошок пили подряд полными стаканами.

Вскоре на улице появился покачивающийся Камбуз. Он пьяно плюхнулся в машину и тронул ее, действуя, как в тумане: перед глазами маячила голая Нюська.

Лейтенант Гена доложил об этом Кострецову и устремился за Камбузом.


* * *

Кострецов, выслушав доклад Топкова, решил, что с пылу, с жару сейчас можно снять с Соньки информацию о Вадике. Он закурил, подождал немного и набрал телефон павильона. Трубку взяла Нюська.

— Соню покличь, — развязно произнес опер.

Сонька подошла и спросила:

— Алло? Кто это?

— Да Серега. Не спишь? Я тоже, только пришел со своих клубных дел.

— Ой, я сейчас на другой аппарат перейду, — быстро проговорила она. — А то здесь шумно.

Кострецов порадовался находчивости Соньки, решившей говорить без свидетелей.

Вскоре раздался ее голос с другого аппарата:

— Ну вот. Я в другую комнату ушла и дверь закрыла.

В трубке щелкнуло. Сонька объяснила:

— Это Нюська трубку в гостиной положила, чтобы Вахтанг не подслушал. О-ох, Сереня! Тут у нас такое было… Мудак этот Вах с одним блатным такое завернул, что нас всех чуть не перешмаляли. Вот мудила! У меня уж сердца не хватает, чтобы в рожу лоху не плюнуть. Даже нажралась на нервной почве.

— Да ты успокойся, — ласково проинес Кострецов. — А чего ж у вас клиенты так распоясываются?

— Не клиент то был. Залетный какой-то духарь. Такого же мудака, как Вах, искал. Ходит тот к нам. Еще отвратительнее Вахтанга Вадик этот.

— Ну, Сонь, ты ни о ком хорошего слова не скажешь.

— Да какие, Сереж, могут быть слова?! Вадик тот такая вонючая сопля, ну, в женском деле. И приходится его терпеть, потому как за ним большой человек. Вот жистянка паскудная! Потому и хочу по-своему дело ставить. А без Вахтанга я уж со слизняками возиться не стану. Буду только девочками заведовать. Ты-то как? Решил?

— За тем и звоню. Обмозговал я твою идею. Считаю, что может у нас фартово получиться.

— Хоть ты порадовал. Ой, а я совсем бухая.

Кострецов вернул ее к интересующему его вопросу:

— Но надо, чтоб было без таких эксцессов, как сегодня у вас. Это не дело. Клиенты ли, залетные ли, а права качать не должны. Почему вы такое допускаете?

— Да тут, Сереж, и Вахтанг не виноватый. У того залетного просто шило в жопе. Кричал, что Вадик слюнявый полбригады его кентов уложил.

— А Вадик на такое не способен?

— Как тебе сказать? Я, вообще-то, мужиков чую. Любого, в принципе, могу рассечь. Вадик этот очень странный. На вид — хиляк, но когда прихватывает, ну, в постели, грабли у него железные. И что-то сидит у него внтури, будто в глухом заныре.

— Ну, Сонь, ты прямо секретного звездохвата рисуешь.

Сонька помолчала и сказала:

— А что ты думаешь? Я вот сейчас трекнулась и аж мурашки по коже. Вадик-то, пожалуй, и звездохват, хоть на вид смурной и почти не стоит у него на баб. У него глаза пустые-пустые. Словно б уходят куда-то… Я-то не зря, наверно, всегда стараюсь в них не смотреть. Он, пожалуй, и мать родную зарежет.

— Тогда прав тот блатарь, что с разбором к вам пришел. Вадик и завалил полвагона его братанов. — Знаешь, Сереж, теперь и я думаю, что залетный-то прав. Крутая рыба этот Вадик. И на горе в меня втюрился.

Капитан раздумчиво произнес:

— Ну и гоните его в шею. Что он, всю погоду вам делает?

— Никак нельзя. Его пахан нам же с тобой может очень пригодится. Я тебе потом подробнее это обскажу, а то нажралась я, отдыхать надо.

— Лады, Сонь. Ты запиши на всякий случай телефон, по которому я сейчас кантую. Будем иметь нормальную связь, чтобы Вахтанг не мешал.

Он продиктовал ей свой домашний номер.

— Это гостиница? — спросила Сонька.

— Нет, квартиру снимаю. Бывай здорова.

Кострецов положил трубку и задумался. Он всегда верил в женскую интуицию, за что особенно уважал слабый пол. Безыскусная аттестация Сонькой Вадика лучше любого анализа убеждала, что Вадик, скорее всего, киллер. Капитан сначала не очень прислушивался к версии Топкова, пытавшегося отследить направление Вадика. Но теперь…

Поняв, что эти мысли ему теперь едва ль не до утра додумывать, Кость снова закурил.

Он лежал в не очень свежей постели своей квартирки, которую давно собирался пропылесосить. Смотрел на круги от плафонов маленькой люстры на высоком потолке, по-старинному отделанному лепниной, и совершенно не чувствовал себя одиноким. Как только капитан уходил в дело, личные проблемы переставали для него существовать.

Это по золотой женской интуиции уловила в нем Катя, измочившая подушку слезами в бессонные ночи, прежде чем решилась отказать Сергею и, чтобы не отступить, отважилась на отъезд.

Так и идут по законам жизни совсем от разного бессонные мужские и женские ночи.

Глава 4

Камбуз бесцельно ехал по ночному городу, пока его не сморило от выпитой у Вахтанга водки. Тогда он нашел двор поукромнее, зарулил туда. Прилег на заднее сиденье и заснул.

Топков, стерегущий его на уличном выезде, тоже задремал.

Утром Камбуз, проснувшись от оживления во дворе, помял опухшее лицо, закурил и стал размышлять. Вскоре он пришел к мысли, что без милиции ему теперь не обойтись. Появившись у Вахтанга, он наделал страшных глупостей. До этого неизвестно еще было, займется ли им Вадик. Но после его заявок перед бабами Камбуз уверился: Вадик обязательно пришьет.

Камбуз собрался не вообще в милицию, а именно к Кострецову, который был более-менее похож на правильного мента. На Камбузе после истории с «плимутом» не было никакой уголовщины, он мог без проблем обратиться в органы, тем более что однажды с ними сотрудничал.

Спрятал Камбуз пистолет в бардачок, завел машину и отправился в ОВД.

Проследовавший за ним Топков удивился, когда бандит тормознул у здания, куда лейтенанту и нужно было на работу. Еще более впечатлило Гену, как Камбуз гордо вылез из машины, выпрямился и почти по-строевому зашагал внутрь.

Топков выбрался на улицу и побежал за Камбузом в ОВД, чтобы того не перехватил кто-нибудь посторонний. В коридоре он окликнул его:

— Вы к кому?

Камбуз вздрогнул и обернулся, забегав глазами на небритой физиономии.

— Да я тут к одному… Костенцов, вроде, ему фамилия.

— Кострецов?! Пойдем, провожу.

Следующим удивился капитан, увидев, что в комнату заходят Камбуз и Топков. Гена предупредительно сказал:

— Этот товарищ хотел вас видеть. Я его в коридоре встретил.

Кострецов понимающе кивнул. Гена вышел, плотно закрыв дверь.

— Садись, Андрей, — пригласил Камбуза капитан, — закуривай, рассказывай, какая нужда привела.

— Вот именно, что нужда, — проговорил Камбуз, он же Андрей Тухачев, и взял сигарету из пачки на столе. — Гриню Духа и кореша моего Веревку завалили.

— О Веревке знаю, а насчет Грини откуда у тебя уверенность?

Камбуз махнул рукой.

— Да я сам эти дела раскрутил не хуже ментов. Улыбнулся капитан.

— Даже — лучше нас, о Грине-то мы ничего толком не знаем.

Камбуз зажег сигарету, бросил спичку в пепельницу, подымил, собираясь с мыслями, и начал излагать результаты своего розыска.

Закончил сообщением:

— О завале Веревки я сам вам и звонил.

Капитан поинтересовался:

— Красный «пежо» у Вахтанга от вашей бригады?

— Ага. Мы его с Веревкой посреднику отогнали, а потом он через кого-то Вахтангу достался.

Резюмировал Кострецов:

— Все складно, но о том, что именно Вадик убил Гриню и Веревку, точных сведений у тебя все же нет.

— А какие ж вам еще надо?! За «ниссаном» Вадик вместе с Гриней ездил — Дух пропадает. А через день заваливают Веревку, который о той поездке знает и после нее Вадика пас. Теперь я на очереди.

— Это тебя больше всего и волнует.

— Конечно. За тем и пришел. Братва меня прикрывать не будет.

— А мы-то, Андрей, что можем сделать? Местопребывание Вадика нам тоже неизвестно. Не охрану же тебе выделять. Мы ею и свидетелей, настоящих очевидцев преступлений, не в состоянии обеспечить.

Камбуз просительно перекосил физиономию.

— А спрячьте меня.

— Куда?

— Да хоть в камеру, пока Вадика не отловите. Только — в одиночную.

Кострецову надо было, чтобы Камбуз на воле живцом крутился для приманки Вадика, и он ответил:

— На каком основании я тебе камеру предоставлю? Да еще одиночку? У нас все забито… Ты, Андрей, не тушуйся. Как тебя Вадик может достать, если еще не достал? В крайнем случае уезжай из Москвы. Отсидишься где-нибудь, пока мы Вадика заловим. Доказательства по убийству им Грини и Веревки у тебя, правда, косвенные, но достаточные, чтобы его задержать и допросить.

Камбуз зло сплюнул на пол.

— Чуял же я, что ментовка меня кинет! Не ходил я сюда, и ноги моей тут больше не будет.

— Не зарекайся, — внушительно произнес Кость. — Сюда могут и привести.

Вскочил Камбуз, вышел, хлопнув дверью.

В комнату сразу же заглянул Топков. — Гена, — скомандовал капитан, — мотай за Камбузом. Веди его дальше и докладывай. С обеда я тебя кем-нибудь сменю.

Гена кивнул и припустился по коридору.

Камбуз, выйдя на улицу, поглядел на еще ласковое осеннее солнышко и решил: прежде чем бежать из Москвы, надо ж и похмелиться после вчерашнего перебора у Вахтанга.

Он двинул в пивную на Банковском. Там он взял стакан водки, два пива и основательно закусить. Выпил, стал с удовольствием есть, прихлебывая пивцо, и снова вспоминать сладко оживший образ синеглазой Нюськи с торчащими сосками.


* * *

Вадик этим утром охотился за Камбузом на Чистых прудах. При всем явном дилетантизме этих толстого и тонкого, он не мог представить, что вчера Камбуз снова заторчит в засаде, которая уже угробила его напарника. Так что к Вахтангу киллер и не подумал заглянуть.

Он проехал на Чистяки и остановил «ниссан» неподалеку от Покровских ворот напротив Чистопрудного бульвара. Вадик хорошо ориентировался в этом районе и решил начать поиски Камбуза с пивной на Покровке, которая как бы увенчивала близлежащую «пьяную» территорию.

Киллер был малоузнаваем: наклеил усы и бороду, надел парик, подгримировался, что состарило его лет на десять. В затрапезном виде Вадик вышел из машины, ссутулился и, поглубже сунув руки в карманы заношенной куртки, направился в пивную.

Там Вадик взял кружку и встал ближе к углу, в котором кучковалась хмурая с похмелья золотая рота. Среди алкашей выделялся Кеша Черч, которого слабо взяла единственная кружка пива, на каковую едва наскреб. Черч нервничал: то что-то доказывал собеседникам, то цеплялся к их словам, ругаясь. Собеседнички большинство из них еще и глотка не сделало — вяло реагировали. Вадик видел, что этот босяк тут влиятелен, и решил с ним подружиться.

Приблизился Вадик к их столу, небрежно поставил наполовину отпитую кружку на край и актерски приветствовал шатию хриплым голосом:

— Здорово, браты!

Взгляды всех приковались к его кружке.

Самым несчастным тут был Валя Пустяк, которого выгнала его последняя хозяйка Нинка. Он дошел до того, что дни напролет стоял по пивным, выпрашивая выпивку. Пустяк, носивший подлинную фамилию — Пустяков, как и Черч, был стукачом Кострецова, но о деятельности друг друга осведомители не подозревали. Валя не выдержал и ноюще воззвал к Вадику:

— Братан, дай допить.

Вадик пододвинул ему кружку. Пустяк схватил ее двумя грязными ладонями, запрокинул и судорожно выхлебал.

— Пиво разве ж лечит?! — глубокомысленно сказал перевоплощенным глухим голосом Вадик. — Только водочка спасает.

Братия уныло выслушала его замечание. Кеша бросил:

— Поднеси, коль такой умный.

— А чего?! — Вадик полез в карман. — Ставлю две бутылки.

К нему сразу метнулось трое, протягивая руки:

— Давай, брат, схожу… Браток, мне доверь…

Достал Вадик деньги и поглядел на Кешу.

— Может, ты сходишь?

Тот озарился, дернув щекой.

— Самый правильный выбор.

Черч ловко подхватил деньги и стрелой вылетел на улицу. Вскоре он прибыл с бутылками за пазухой. На столе уже ждали сдвинутые кружки по числу питоков. Кеша оглядел посуду, грозно уточнил:

— Помыты кружки?!

— А как же?.. Лей… Как хрусталь…

Водку Кеша «разверстал» молниеносно. Золоторотцы цапнули свои дозы трясущимися пальцами, не успела еще капнуть последняя капля. Валя Пустяк чуть не уронил тяжелую кружку из ходуном ходившей пятерни. Стремглав пили, глотали, давились.

Лишь Черч соблюдал достоинство. Он поднял кружку, кивнув Вадику.

— За все хорошее.

Выпил и достал желтенький леденец с налипшими волосяными завитками, видимо, кошачьими, неизвестно когда залетевший в его карман. Обдул его, бросил в рот.

Посасывая конфетку, как итальянский граф прожевывает листики базилика, завтракая в своем палаццо, Черч оглядел компанию обретшими былой стальной цвет глазами и обратился к Вадику, который с трудом осиливал порцию.

— Плохо без закуски пошло? Ништяк, сейчас приживется.

Вадик отошел, взял две кружки пива и пару бутербродов. Вернулся к столу, одну кружку поставил перед Черчем. Стал есть и кивнул Кеше.

— Давай по пивку, чтоб совсем нормально стало.

Черч красивыми большими глотками осушил полкружки и уже в полном удовлетворении закурил. Вадик придвинулся к нему и произнес вполголоса:

— Кента с Чистяков ищу. Камбуз ему кликуха.

Черч внутренне напрягся. О Камбузе он сам усиленно вынюхивал последнее время, но делал это умело, больше слушая разговоры. Лишь иногда, если говоривший был рассеян, задавал наводящие вопросы. Он старался отработать задание Кострецова, разозлившегося за его наводку на ограбление квартиры на Девяткином переулке.

После убийства Веревки о Камбузе говорили вовсю, но никто его не искал хотя бы потому, что того разыскивала милиция. Кроме нее, интересоваться Камбузом могли с другой стороны — те, кто с Веревкой расправился. Бригадным же Духа о Камбузе у первого встречного расспрашивать было не с руки. Поэтому заявление бородача, ни с того ни с сего похмелившего рвань в углу, его крайне насторожило. Милицейским от него не пахло, а значит…

Кеша внутренне собрался, ощутив себя подземным опером, и воодушевленно занялся бородачом.

— Тебя как кличут? — спросил он Вадика.

— Сом, — ответил тот.

— А меня — Черчем. Давай, Сом, отойдем, потолкуем.

Они прошли к свободному столу, где Кеша быстро допил кружку — угощение Вадика. Уже уверенно распорядился:

— Бери еще пивка для разговору.

Вадик принес свежего пива. Кеша отхлебнул и задумчиво произнес:

— Не найдешь ты ныне Камбуза по Чистякам.

— Что так?

Черч презрительно глянул.

— Видно, что ты не местный. В бегах Камбуз. Его мусора ищут.

— Ну?! — разглаживая вислые усы, удивился Вадик.

— Вот тебе и ну. Кровь на нем. Какая-то разборка у Камбуза с корешем его получилась. Кореша, кликуха ему — Веревка, потом мертвым нашли.

— Эх! — ожесточенно тронул бороденку Вадик. — Камбуз-то за Кривоколенным жил, — показывал он свое близкое знакомство с тем.

— Правильно, вместе с Веревкой хату снимал. Там у них разбор и вышел.

— Ну что делать? Такая ему судьба. Спасибо, что подсказал.

— Не за что, Сом, — небрежно кинул Черч.

Вадик сунул руки в карманы и пошел из пивной.

Кеша подскочил к окну, чтобы проследить, куда зашагал Сом. Потом подбежал к кассирше и вымолил у нее телефонный жетон. Устремился на улицу к ближайшему автомату. Набрал номер Кострецова:

— Кость! Камбуза только что в пивняке на Покровке один шукал. Невысокий, борода, усы. Кликуха, сказал, Сом. Двинул он по Чистопрудному бульвару к метро.

Капитан быстро спросил:

— Еще какие приметы у этого Сома? Интеллигентный?

— Да нет, приблатняется. Братву похмелял. Назвал точно, где Камбуз и Веревка жили.

— Кеша, ты подумай. Что приметного у него в лице?

— Что?! Да глаза. Глаза паскудные. Мертвячьи какие-то. Вообще, не на блатного, а на штымпа походит. Деловой шпану похмелять не станет.

— Спасибо, Кеша. Я с этим Сомом по-рыбацки займусь. А ты дуй в пивную на Банковский, только не по Чистопрудному. На Банковском Камбуз стоит. Пообщайся с ним, как обещал.

— Все понял. Уже лечу.

Кеша выскочил из будки и ринулся по переулкам в Банковский.


* * *

Вадик шел по бульвару над прудами тоже к Банковскому переулку, решив обследовать еще одну пивную.

Он сомневался, что Камбуз в бегах. Такая низовая шестерка, как Камбуз, в любом случае не должна сразу исчезать из родимых пенатов. Вины на нем нет, хотя страху из-за убийства друга много. Понимает, что и его могут убрать, но такому (прикидывал Вадик) больше подошло бы остаться в привычной среде. Скрываться из Москвы в иногородний заныр — это же надо быть гастролером. Вадик неплохо представлял себе психологию мелкой уголовной сошки типа Камбуза.

На середине бульвара киллер вдруг услышал окрик:

— Вадик!

Не надо было ни в коем случае на это реагировать, раз только что он назывался Сомом. Но погруженный в размышления Вадик автоматически сбавил шаг и чуть повернул голову назад.

— Вадик! — снова окликнули.

Он повернулся и увидел кудрявого блондина в кожанке.

— Вы мне? — спокойно спросил он приближающегося к нему Кострецова, щупая взглядом его лицо.

Блондин голубоглазо улыбался, но Вадик мгновенно уловил фальшь этой улыбки.

— О! — воскликнул Кость, замедляя шаги. — Обознался.

Вадик видел, что блондин очень профессионально обходит его, как бы занимая бойцовую позицию. Он тут же стал поворачиваться на месте без отрыва стоп, чтобы суметь уйти от внезапной атаки и в то же время контролировать противника.

Кострецов понял, что перед ним опытный боец. Капитан остановился, продолжая улыбаться. Вдруг резко сказал:

— Не двигаться! Я тебя задерживаю.

Теперь Вадик улыбнулся своей самой расслабленной улыбкой.

— Да? Тут ошибка. Но давайте пройдемте и разберемся. Вы из милиции?

— Ага, — произнес опер.

Вадик оглянулся и недоуменно спросил:

— Что же мы стоим?! Идемте, куда надо. А то уже привлекаем внимание.

Жалел капитан, что выскочил без помощников. Он сразу понял, что человек перед ним — загримированный, с наклееными бородой и усами и, наверное, в парике, безусловно, по имени Вадик, — крепкий орешек. Такой при задержании может отважиться на любое: стрелять напропалую, захватывать заложников, а на бульваре полно прохожих.

Но опер Кость никогда не отступал. Он шагнул к Вадику, и в тот же момент киллер встречно ударил его в лицо. Точно целил — в глаз или чтобы перебить нос! Кострецов едва успел увернуться, приняв плечом удар.

Вадик нанес его рукой-ножом, по-восточному «шуто»: пальцы слегка согнуты в средних суставах, и напряжена вся кисть, кроме большого, прижатого к ладони; мизинец железно выпрямлен, отчего под ним твердеет чуть согнутая ладонь, ею и производится удар.

Капитан начал контратаку. Замелькали обоюдные блоки и удары.

Вадик держался мастерски, но Кость, пропустивший уже два удара, уловил наконец его ошибки: при взмахах кулаком Вадик двигал его не по прямой от исходного положения к противнику, да и локоть далековато отходил от корпуса.

Сергей ловил момент, чтобы захватить палец Вадика на неправильно ходящей правой руке, с которой тем более обычно стреляют. Он использовал ловушки подставкой ладони с откатом туловища при толчке ногой. Бил своим коронным ребром подошвы.

Вадик переходил на крылообразную защиту, жестко ограждаясь. Борода у него отклеилась, парик слетел, но точки глаз были спокойны, словно б разминался в спортзале.

И все же Кострецов сумел подловить мастера. Он отвлек его правым боковым ударом, и, блокируя очередное встречное «шуто», захватил защищающейся левой Вадиков нужный палец и — мгновенно нейтрализовал киллера, ломая его!

Противник даже не вскрикнул. Лишь отшатнулся, сморщившись и опустив изуродованную кисть. Лицо его от грима и усилий было залито потом и пестрело ссадинами, но он вежливо взглянул оловом глаз и сдержанно сказал:

— Я готов с вами идти.

Кострецов стал вытирать тылом ладони пот и кровь со своего лица, поглядывая вокруг, прохожие удивленно замерли невдалеке при виде их молчаливой беспощадной драки. В эту секунду Вадик левой рукой выдернул из-под куртки пистолет.

Мгновенья капитану хватило, чтобы вспрыгнуть и отлететь за ствол толстого дерева, счастье, что рядом. Вслед ему ударили подряд три выстрела. Пули врезали по коре. Кострецов перекатился по земле, выхватывая оружие.

Выстрелил наугад лежа. Приподнялся… Вадик зигзагами бежал обратно к Покровке.

Кострецов ловил его спину мушкой. Но Вадик умело лавировал, прячась за ошеломленных прохожих. Капитан бросился за ним, поняв, что издали не попадет.

Киллер спринтерски уходил, четко маневрируя. Вот-вот, ощутил Кострецов, он сиганет к ограде и перепрыгнет ее. Опер приостановился, чтобы выстрелить по Вадику в миг, когда тот взлетит на невысокое чугунное ограждение.

Вадик ринулся туда, вскочил на ограду. Кострецов четко влепил ему в спину!

Киллер кувырнулся на проезжую часть улицы. Капитан не торопясь шел к нему. И вдруг увидел, что Вадик, выгибаясь, снова бежит. Он ковылял к «ниссану», стоящему у тротуара.

Капитан попал в него, на Вадиковой куртке сзади чернело кровавое пятно, но тот, взмахивая руками, словно от воткнутого в спину кола, летел к «ниссану». И Кострецов запоздало вспомнил слова Камбуза, что это «ниссан» Вадика!

Опер рванулся к ограде, но Вадик успел открыть машину и рухнуть в нее. Когда Кость перепрыгивал ограду, мотор взревел, и автомобиль понесся прочь.

Кострецов проводил взглядом таранно умчавшуюся машину. Сунул пистолет в кобуру под курткой и пошел на Банковский.


* * *

Недалеко от пивной он отыскал наблюдающего Топкова. Гена взглянул на его окровавленное лицо.

— С кем сцепился?

— С Вадиком. Он о Камбузе в пивной на Покровке разузнавал, а мой стукач мне об этом звякнул. Попробовал я Вадика повязать на Чистопрудном…

Топков протянул ему носовой платок.

— Оботрись. Неужели он от тебя ушел?!

— Как видишь. Причем, с пулей в спине. Не учел я, что у Вадика поблизости может машина стоять. Подумал: раз он топает к метро, да загримированный, то, наверное, здесь без колес.

— Ну а Камбуз пьянствует тут, никуда не торопится, — доложил Гена.

— Пусть себе. Снимаем за ним наблюдение. Вадику в ближайшие дни не до Камбуза будет, — распорядился капитан, думая, что Кеша должен быть с Камбузом и в случае чего доложит.

Они зашагали с Банковского переулка.

Глава 5

Недооценил Кострецов Вадика. Кость не ведал, что тот с шизофреническим упорством делал себя по биографиям героических людей.

Умчавшись с Чистых прудов, Вадик, чувствуя, как льет из раны в спине, тормознул в улочке за Садовым кольцом. Окна «ниссана» были сильно затенены, он перелез на заднее сиденье и без опаски разделся по пояс. Поднял с пола сумку, где хранилась тщательно составленная им аптечка на случай таких ЧП.

Первым делом он набрал шприц с болеутоляющим. Правая рука со сломанным пальцем плохо действовала, но Вадик умел все делать и левой рукой. Изловчившись, вколол иглу в спину и затем в изуродованную Кострецовым кисть. Начал бинтоваться. Накручивал через грудь бинты, облегченно думая, что пуля, хоть и сидит сзади где-то в ребрах, но не пробила легкого. Он усмехнулся:

«Издалека пришлось менту стрелять, и по касательной».

Ему некогда было анализировать внезапную попытку блондина арестовать его, потому что безукоризненный киллер Вадик должен был отработать Камбуза до конца.

Вадик натянул чистый свитер, сорвал усы, — единственно оставшиеся у него из маскировки, сел за руль и снова поехал на Чистяки. Это была даже не дерзость, а точный психологический расчет, что сейчас его там искать не будут.

Чувствовал себя Вадик на предельном нерве, яро ощущал, что для него сейчас нет никаких преград. Раз ушел от такого классного в рукопашной блондина, то уж Камбуз обязан свалиться ему прямо на мушку.

«Ниссан» проскочил по Кривоколенному переулку по направлению к Банковскому. Встал на углу, с которого просматривался выход из пивной.

Из разнообразного багажа в машине Вадик извлек серый халат, в которых ходят уборщики, надел на себя. Натянул на голову кепку-аэродром, опустив ее козырек на брови, и выполз из машины.

На тротуаре ему показалось, что сейчас упадет: так закружилась голова от кровопотери и ожившей боли в спине. Но он стиснул зубы и захромал к пивной. Там привалился около входной двери, изображая пьяного. Он и был пьян от наплывающей волны болезненной мути, пульсации свинца в спине и изуродованного пальца.

Дверь наконец распахнулась — кто-то вышел. Вадику этого было достаточно, чтобы рассмотреть в глубине зала стоявших за столиком в обнимку Камбуза и Черча.

Он усмехнулся, отметив, что похмеленный им утром Черч — весьма деятельный босяк.

Вадик доковылял в «ниссан». Устроился на переднем сиденье боком, чтобы унять огонь раны, и стал ждать.

Когда стемнело, дверь пивной стала отчетливо видна под фонарем сверху, а притаившийся темно-синий «ниссан» слился с сумерками.


* * *

Ближе к закрытию из пивной вывалились, обнявшись, вдребезги пьяные Кеша и Камбуз. Побрататься Черчу удалось с Камбузом вскоре после его появления в пивной. Кеша сообщил Камбузу, как отмазывал его на Покровке от блатной хари с глубоководной кличкой Сом. Служивший во флоте и плававший на субмаринах Кеша, сам «подлодка», умел образно травить и особенно отличился, глотая из батареи выпивки, признательно выметнутой Камбузом. Этот, как известно, никогда не ступал на палубу, но носил корабельную кличку и сейчас был на девятом валу-завалу. После Кешиной баллады не осталось никакого выхода для Камбуза, как напиться вместе с «летучим голландцем» до смертельного шторма.

На улице Камбуз спросил Черча:

— Куда сейчас?

— На чердак! — скомандовал тот.

— Почему на чердак?

— Я хороший чердак знаю. Там как в кубрике. Глухо спать будем. Никакая курва не найдет, — заверил Черч. Они двинулись по Кривоколенному. Вслед им тихо ехал «ниссан».


* * *

В тот кубрик Вадик поднялся убивать Камбуза перед полуночью. Он пронаблюдал передвижение приятелей к подъезду дома, а через его окна вползание на верхний этаж с ходом на чердак.

С не меньшим мужеством, чем его шатавшиеся подопечные, подстреленный Вадик забрался по железной лесенке в чердачный лаз. Наверху в полоске света, падающей от уличного освещения через узкое оконце, он осмотрел этот пенал, напоминающий кубрик еще и потому, что из него имелся единственный выход.

Комья тел Камбуза и Черча валялись в разных углах. Вадик безошибочно направился к Камбузу. Тот спал как убитый. Вадик достал нож и перерезал ему горло.

Кеша киллера не интересовал после столкновения с блондином, который хорошо запомнил приметы Вадика. К тому ж Вадику было на руку, чтобы алкаш проснулся рядом с зарезанным и, возможно, безуспешно бы доказывал следствию, что не он убийца.

Спустившись вниз, Вадик сел за руль. Проехал по мертво спящим Чистякам, выбрался на магистраль и стал звонить Маэстро по сотовику.

— Доброй ночи, — сказал он своим обычным голосом, когда пахан взял трубку. — Извините, что беспокою. Два свежих клиента исполнены. Но меня сегодня окликнул Вадиком на Чистопрудном бульваре, по-видимости, оперативник. Пытался задержать. При моем уходе ранил из пистолета в спину.

— Да что ты, сынок?! Как самочувствие?!

— Не очень хорошо.

Маэстро тепло произнес:

— Артист ты, артист. Наверное, еле жив. Я ж тебя знаю… Сможешь дотянуть до пансионата?

Пансионатом они называли строго законспирированный особняк в Подмосковье, где иногда отдыхал Маэстро или скрывались самые близкие его подручные.

— Смогу.

— Лады, Вадя. Сделал ты все, как всегда, под крышу. А что опер привязался и имя знает, будем разбираться. Как оклемаешься, звони мне из пансионата. А я сейчас туда врача подошлю.

Вадик отключил связь и улыбнулся. Вот ради таких минут он шел по трупам, не жалея себя.


* * *

Черч с похмельной жажды очнулся спозаранку. Он прислушался к лежавшему у другой стены Камбузу. Тот интересовал его только оставшимися после вчерашнего монетами в кармане. Черч не собирался будить Камбуза, он хотел выгрести у спящего деньги для похмельного выживания в одиночку.

Приподнялся Кеша, пробрался на четвереньках к собутыльнику. В синих отблесках рассвета, сочащихся через чердачное окошко, на него глянуло лицо мертвеца!

Камбуз будто бы продолжал спать, чернея воронкой располосованного горла…

Отпрыгнул Черч. Спотыкаясь, разом вспотев, кинулся на выход, выскочил во двор и припустился к Архангельскому переулку, где жил Кострецов, Первосортный осведомитель Черч при эстраординарной ситуации имел право жаловать в любое время.

Кострецов еще спал и подошел к двери на звонок Кеши в одних трусах. Увидев того через глазок в такую рань, он приготовился к самому неприятному. Открыл дверь, приглашая Черча на кухню.

Проволокся Кеша туда, плюхнулся на стул, отер пот, орошающий со страха и похмелья.

— Камбуза зарезали!

Закуривая, капитан сел напротив:

— Кто?! Где?!

— Нажрались мы вчера с Камбузом на Банковском. Я его спать повел на чердак по Потаповскому. Место хорошее, сколько там ни ночевал, никто не беспокоил. А сейчас проснулся, гляжу — готов Камбуз, глотка перерезана… Кость, ты меня вчера Камбуза окучивать на Банковский послал! Ты точно знаешь, что я никак не мог Камбуза кончить.

— А может, поссорились? — испытывающе посмотрел на него Кострецов. — О-о, — Кеша схватился руками за голову, закрыл глаза и закачался, — что ж ты творишь?! Сам к человеку послал — и убийство вешаешь… У-у, бестолковка моя непутевая! За что для ментов боролся, на то, мудак, напоро-олся…

— Ладно, ладно, — успокаивающе произнес опер, — знаю, что на убийство ты даже по пьяни не способен. Соображай, кто мог вас выследить и на чердак залезть.

Чтобы Черч пришел в себя, он достал из холодильника бутылку пива и протянул ему. Тот лязгающими зубами сковырнул с нее пробку, огромными глотками отпил.

— О-ох… Кто мог? Да любой. Мы с Камбузом из пивной пьяные в лоскуты вышли.

Кострецов не мог себе представить, чтобы раненый Вадик был в состоянии разыскать Камбуза, выследить и расправиться.

Он уточнил:

— Были в пивной парни из бригады Духа?

— Нет. Да они, как Гриня исчез, по пивнякам не светятся. Будто смело их с Чистяков. Никого из Грининых уж который день не вижу. Один Камбуз на полное обозрение вылез. Он вчера будто тронулся, крыша у него ехала. Особенно после того, как я о Соме рассказал.

— Что ж он не слинял из Москвы? Машина у него была.

Кеша махнул рукой.

— Да где там?! Нажрался на нервной почве.

Капитан достал еще одно пиво, поставил перед Кешей.

— Оклемывайся. Я бригаду к трупу Камбуза вызову.

Объяснил Кеша координаты чердака.

Кострецов прошел в комнату и позвонил дежурному по ОВД. Когда Сергей положил трубку, телефон зазвонил. Сергей снова поднял, думая, что дежурный хочет что-то переспросить, но там раздался расстроенный голос Соньки Меди:

— Сереж, рада, что до работы тебя застала. У меня тут крутые дела. Сегодня ночью Вахтанг до беспредела возник. Кричал, что я лярва и все такое… Побил меня.

— Откуда звонишь?

— Из дому. Вахтанг потом назюзюкался, сейчас спит. А у тебя чего голос такой? Тоже не катит?

— Да есть, Сонь, немного. Надо сейчас по делам убегать. Так что ты давай конкретно. Какие идеи? Я тебя буду слушать и одеваться.

Он начал натягивать одежду, а Сонька робко произнесла:

— Сереж, я прошлый раз пьяной с тобой разговаривала, так что снова спрашиваю: ты в дело со мной точно решил входить?

— Железно. Можешь не сомневаться.

— Ага. Ну, в общем, кранты моему терпению. Я Ваха буду вырубать. Немножко расстановку сил тебе объясню. Есть такой знаменитый на Москве грузинский вор Нодар. Я когда-то девочкой его была, он мне наш бордель ставить и помогал. А я, бивневая, уж Вахтанга в долю взяла. Вах, когда понял, кто такой Нодар, круто зашестерил перед ним, вошел к нему в полное доверие. Ну, подвинул меня. Стал Нодар с Вахтангом дела решать, меня из основной в шестерку какую-то опустили. Тогда я и смерекала кого-нибудь еще из московских авторитетов на нашей хате завязать, чтоб снова подняться. Обратилась к большому человеку, кликуха ему Маэстро. Вадик-то, за которого в прошлый раз базарила, его человек.

Кострецов, прекратив сборы, поплотнее прижал к уху трубку и небрежно сказал:

— Откуда ж Маэстро крутой, если его Вадик, ты в прошлый раз говорила, едва ль не штымп слюнявый?

— А вот как хошь. Да что Вадик?! У Маэстро таких вадиков навалом. Этот просто больше всех у нас ошивается и надоел. А Маэстро-то вровень Нодару, а то и повыше его стоит. Короче, вышла я через некоторых людей на Маэстро, предложила ему услуги нашей хаты.

— Самого Маэстро, выходит, ты и не видела? — спросил капитан.

— Да конечно. Я ж толкую: он большой человек. Только передала свою заинтересованность ему. Он согласился меня клиентурой поддержать. Стал своих деловых присылать.

Разговор для Кострецова стал крайне важным. Он быстро анализировал информацию, вставляя нужные вопросы.

— А как же Нодар стал это терпеть?

— Да в том и дело. Нодару это круто не понравилось, он Вахтанга стал науськивать, Вах — пережимать клиентуру Маэстро. Я ж свое вела, почему и пошли все эти навороты. А сегодня, вишь, морду мне уже набили.

— Непонятно, Сонь, почему Нодар это не мог с самим Маэстро уладить. Оба авторитеты. Могли б разобраться на своем уровне.

Сонька возбужденно заобъясняла:

— Здесь тонкое дело! Нодар и Маэстро по некоторым своим операциям на Москве пересекаются, кое в чем помогают друг дружке, кое в чем подсирают. Ну, как в любом бизнесе. И им сталкиваться из-за каких-то дырок вонючих не авторитетно. Ты, коли по раскруткам у деловых петришь, должен понимать, что за трещин им спорить западло. Вот Нодар с Маэстро и тягаются по нашей хате больше через шестерок.

— Чей же сейчас верх по хате вашей?

— Складывается, что Маэстро. Вот Вахтанг и психует. Надо мне его вырубать. А как это проверну, с тобой будем смотреть, в какую сторону намылимся. Может, будем ходить только под Маэстро. А может, скорешусь я снова с Нодаром. Но Вах при любой раскрутке помеха.

Кострецов озабоченно произнес:

— Теперь, Сонь, более-менее разобрался. Что ж ты по Вахтангу надумала?

— А пойду сначала к Нодару. Он мною долго во все концы пользовался, но и я знаю его, как облупленного. Поговорю с ним по-хитрому, намекну, что хата снова может под его руку встать, если Нодар Вахтанга прогонит. А заартачится Нодар надо будет конкретно выходить на Маэстро с тем же.

— К Маэстро-то у тебя лучшие подходы, — развивал свой интерес Кострецов. Вадик, ты базарила, в тебя по уши втюрился. Может, через Вадика с Маэстро сразу начать?

— Не-ет, Сереня. Так не делается. Нодар мою хату поднимал, ему первому я и должна положение объяснить. Зацепить его есть чем. Он же секет, что хата под Маэстро почти перешла.

— Ну, Сонь, как знаешь. Тебе тут, конечно, виднее. Но раз мы с тобой договор заключили, ты меня ставь теперь в известность о всех этих переговорах.

— За тем спозаранку и звоню. Бывай здоров, Сережа.

Кострецов положил трубку и пошел на кухню.


* * *

Там в крайней задумчивости сидел Черч, даже не очень увлекшийся второй бутылкой.

— Так, — сказал Кострецов. — Бригада к Камбузу уже поехала. С тобой пойдем в отдел, дашь показания.

— Кость, — жалобно произнес Черч, — а может, устранишь меня из этого дела? Вроде б ты сам труп обнаружил. Я ж тебе как на духу изложил. Что еще интересует, тебе подробно объясню. Боюсь, пришпилят меня менты. Ты мне поверил, а другие-то… Пили мы с Камбузом вместе, спали рядом… Нет, могу не отмазаться. Для ментовки ж главное: хоть кого-то за жопу взять, чтоб висяка не было.

— Дурья ты башка, Кеша. Да если б я и покрыл тебя, все равно бы с первого тебя начали. Вас вчера уходящими вместе вся пивная видела.

Черч совсем понурился.

— Не переживай, — продолжил капитан, — мое слово в твою поддержку кое-что значит. Ты лучше напрягись-ка по другому срочному вопросу. Подумай как следует — твои подсказки могут настоящего убийцу Камбуза найти. Слыхал ты о грузинском воре Нодаре или авторитете по кличке Маэстро?

Кеша навострился, сморщил загорелый дочерна лоб и ответил:

— О втором точно ничего не знаю. А о Нодаре-то были разговоры. Его ребята отель «Кольцо» пасут.

— Это где?

— Да не так далеко от Чистяков, около Сретенки, ближе к Садовому кольцу. Новый это отель, с казино, недавно открыли.

— Так, так, — воодушевился Кострецов. — Сам Нодар там заправляет?

— Ну да. Крутая у него бригада, в ней и русские и другие национальности есть.

— Спасибо, Кеша. Это отличная информация. Пошли.

Кострецов отвел Черча в отдел. Сам отправился на Потаповский переулок, поднялся на чердак, где обрабатывали место преступления эксперты. Оглядел капитан труп Камбуза.

Тут уже находились Топков и седой участковый майор Иван Пахомович Балдыкин, прозванный местными ухарями Балдой — не только по фамилии.

Иван Пахомович был асом милицейского дела, не уступавший смекалкой сказочному работнику Балде, но, иногда напиваясь, по утрам с похмелья скрывался от всех, ни в коем случае не показываясь на участке. В другое же время участковый бороздил здешние окрестности едва ли не 24 часа в сутки. О похмельной секретности Балдыкина все отлично знали и трунили за глаза.

Кость, не раз убеждавшийся, что у Балдыкина глаз-ватерпас и природный оперский талант, сразу обратился к нему:

— Здравствуй, Пахомыч. Знал ты Камбуза?

— Здравствуй, Сергей. Как было Камбуза не знать?! На их с Веревкой квартиру все соседи ополчились. Девки даже голыми оттуда выскакивали.

Учитывал капитан, что Балдыкин свои соображения никому без вопросов не навязывает, и продолжил конкретнее:

— Ножом или бритвой ему горло полоснули — блатной почерк.

Майор сдвинул со лба потрескавшийся козырек старой фуражки.

— Как сказать? И не блатной убивал бы на чердаке спящего втихую. Зачем стрелять?

— Правильно мыслишь, Пахомыч. Тем более, Кеша Черч тут тоже спал. Он мне спозаранку о смерти Камбуза и доложил.

Усмехнулся Балдыкин.

— Молодец Черч, что донес, а то первым же в этом бы и завяз. Они ж с Камбузом вчера на Банковском неразволочную пили. Потом отправились вместе.

— А как шли сюда, ты не видел?

— Нет, Сергей. Я на Банковском остался приглянуть до закрытия пивной, чтобы эксцессов не было.

— Жаль, Пахомыч. После их ухода из пивной что-то, возможно, произошло.

— Что? Неужели, думаешь, все-таки Черч Камбуза прирезал?!

— Нет. Скорее кто-то мог за ними следить.

Балдыкин взглянул, весело прищурившись.

— Ну да, ты-то не мог быть в курсе. Утомился вчера — после драки на Чистопрудном.

— Эх, Пахомыч! И это знаешь. Что ж ты на пенсию собрался?! Мы без тебя припухНем. — Не припухнете. Ты еще послужишь, и Гена Топков вроде дельный паренек, хотя его очки не больно хорошее впечатление на шпану производят.

— Да, слишком научный у нас Гена. Ничего, я его больше по части анализа натаскиваю.

Участковый небрежно взглянул по сторонам и проговорил:

— Да-а… Так я приглядел, как пивная закрывается, и немного побродил еще по своему хозяйству. У стариков же бессонница, — он хитро улыбнулся. Заглянул и сюда во двор. Да обратил внимание на «ниссан».

— Что?! — воскликнул Кострецов. — Какого цвета была машина?!

— Темно-синего, сильно затененные стекла. Новенький «ниссан», как с заводского конвейера.

Он точно описал приметы и модель «ниссана» Вадика, которые отлично запомнил Кострецов на Чистопрудном.

— Так, так, Пахомыч. А с чего это ты его заприметил?!

Балдыкин скромно потупился.

— Черт знает, Сергей. Я такой, что все замечаю. Всю жизнь ведь наши погоны ношу… А пригляделся к «ниссану», потому как всех новых русских по Потаповскому знаю, тех, кто дорогие машины имеет. И о жильцах этого дома в курсе. Но ни у кого из них нет такого «ниссана». Я еще подумал, что кто-то недавно купил или гость какой приехал.

Кострецов, понизив голос, произнес:

— Так вот этого гостя я вчера на Чистопрудном и хотел взять. Только об этом никому, даже нашим.

— Понял.

— Спасибо тебе за важнейшую информацию, Иван Пахомович. Ты ею Кешу Черча из-под подозрений полностью вывел.

— Было б кого, — участковый подмигнул капитану. — Давно бы надо этого Кешу с Чистяков убирать, но ведь ты с ним в школе учился. Пусть бегает.

— Правильно и это понимаешь, Пахомыч. Если что-то еще вспомнишь или узнаешь о том «ниссане», доложи, пожалуйста, лично мне.

Балдыкин кивнул, снова надвинул на лоб фуражку и отошел.

Кострецов подозвал Топкова.

— Гена, Камбуз — снова работа Вадика. Теперь все очевидно. Будем напряженно пахать линию Вадик — Маэстро. Мне сейчас звонила Сонька Медная Ручка. Хорошо осветила ее дела с Маэстро. Тот тягается с Нодаром за крышу над секс-павильоном. Надо немедленно пару этих авторитетов раскручивать. Раненый Вадик, хотя и сумел управиться с Камбузом, сейчас, видимо, исчезнет из поля зрения, тем более, он дела по бригаде Грини, видимо, полностью подбил. Нужны данные на Нодара и Маэстро, хоть какие, чтобы за них уцепиться.

— Давай я по Маэстро поищу.

— Я и хотел тебе это предложить. Ты Маэстро первым пронюнькал. Может, и дальше тебе повезет. А я берусь за Нодара. Он контролирует отель «Кольцо» около Сретенки, а в тех краях есть у меня оперский друг на все сто — Петро Ситников. Сейчас же иду к нему.

Топков кивнул.

— Лады.

— Лады? — улыбнулся Кострецов. — Ты уже по-блатному красивое слово «ладно» окорачиваешь.

— А ты иногда его не у-корачиваешь? — поправил Кострецова Гена. — Притом «лады» могут быть — баяна, гармони. Лады, музыкальные такие: нажимая на них, гармонист звучную музыку создает.

Кость хлопнул его по плечу.

— Я, Ген, на твое занудство уже почти перестал реагировать. Ты, кстати, вернешься в отдел, там застрашенный Черч показания по убийству Камбуза дает. Он на чердаке ночью тоже спал. Кеша в крайнем расстройстве: самого могли прирезать, и убийство могут пришить. Успокой его, скажи, что я сейчас получил данные, окончательно подтверждающие его невиновность.

Глава 6

Кострецов отправился на Сретенку к оперу угрозыска Петру Ситникову, который по своему участку летом славно ему помог раскрыть банду оборотней МВД.

К счастью, он застал Петю на рабочем месте, точнее — на бумажном, потому что Ситников был таким же разгонным, как Сергей, целые дни пропадал на своей земле.

— Привет легендарному оперу Кость! — воскликнул Петя, улыбаясь до ушей своей широкой физиономией с малюсенькими глазами. — Есть новое дело, за которое нам уж точно по медальке дадут?

— Как бы, Петя, под зад окончательно не дали, не до наград, — ответил Кострецов, присаживаясь на стул перед столом Ситникова.

— Да у тебя всю дорогу так, — махнул тяжелой лапой Петя. — Сначала сплошняком не фартит, зато потом бьешь в десятку, — по своему обыкновению, он пересыпал свою речь феней.

Сергей расстроенно произнес:

— В розыске, которым сейчас занимаюсь, — сплошные трупы. Сегодня очередной мертвец. Уж боюсь в свой отдел заглядывать, чтобы начальству на глаза не попасться.

— Ну так, выходит, действительно дело крутое, не трусы у кого-то слямзили.

— Да. И подобрался я наконец к основному в этой рыбалке. А с ним сотрудничает один авторитет, который шакалит на подведомственной тебе территории. Нодара имею в виду.

— А-а. Есть такая пиковая крыса, гостиницу «Кольцо» к рукам прибрал.

Сергей закурил, собираясь послушать, и сказал:

— Слыхал я о Нодаре кое-что, но ты поподробнее изложи.

— Был Нодар на Москве в подручных у знаменитого Отарика Квантришвили, которого в 1994 году киллер-снайпер убрал. Помогал он Отарику создавать первоначальный капитал через центровых, что снимали бабки в Центре международной торговли, гостиницах «Интурист», «Метрополь», «Космос». Отарик раскрутился, стал взимать долю с казино в ресторане «Гавана», гостиницах «Интурист», «Ленинградская», «Университетская», в банках, коммерческих структурах. Квантришвили тогда почти весь игорный бизнес Москвы подмял, и Нодар был у него доверенным лицом. Потом Отарик так поднялся, что полез создавать «Ассоциацию XXI век» и в конце концов оказался президентом Фонда социальной защиты спортсменов имени Льва Яшина, да сам себя от киллерской пули не защитил. Во всех делах был у него на подвязке Нодар.

— Квантришвили-то более-менее прилично выглядел, умел складно журналистам лапшу вешать, но Нодар ведь другого кроя уголовник.

— Конечно, Серега. Отарик так обнаглел, в политические игры вдарился, а Нодар — блатная сыроежка, как есть, с носу до пяток. Поэтому, когда Отарика шмальнули, Нодар занялся наиболее ему привычным — гостиничным бизнесом. Взял под крышу казино, отели, ему отстегивают, он с конкурирующими бандитами права качает. Ну, обычная воровская бодяга. Крутит все, что в руки падает. К фиктивным туристическим фирмам, автоугонным делам причастен.

— Как он себя в «Кольце» показывает?

— Обжился. Свой кабинет имеет. Порядок в «Кольце» его быки более-менее поддерживают.

— Автоугонные дела и моего розыска касаются, Петя. Что в этом направлении о Нодаре известно?

— С земляками из Тбилиси по этой части он завязан. Московские автоугонные банды перекидывают тачки в Грузию, там их местное ворье отмывает, а потом деньги надо делить. В этих расчетах Нодар и участвует. Некий представитель республики Грузии в Москве, падла.

— А с турфирмами что?

— Да известные операции. Открывают на десять дней турфирму, собирают с лохов бабки для оформления зарубежных круизов — и с концами. Сам Нодар такое не затевает, мелковато это для него. Он больше авторитетно споры уголовников на той ниве улаживает. У них же проблемы больше не как штымпов обобрать, а как навар правильно раздербанить. В общем, лезет Нодар во всякие дела.

Кострецов поинтересовался:

— Враждует с кем-нибудь круто Нодар?

— Да хрен этих авторитетов поймешь, — уныло проговорил Петя, — в таком говне сидят, что и сами, наверное, не разберутся, кто им кореш, кто враг. Кутерьма вонючая и кровавая.

— Ты чего так грустно?! — улыбнулся капитан.

— Надоели, как волдыри на жопе. Ведь всех их почти знаем наперечет, а вязать редко все же удается. Вот иной раз благодарственно и перекрестишься, когда очередного Отарика сами кокнут.

— Бога-то, Петь, из виду не упускаешь?

— А как же?! Мы ж с тобой в другой суете. Чистим с Божьей помощью оперскую земельку.

— А такой авторитет, Маэстро, по связям Нодара не мелькал?

Ситников сощурил свои и так маленькие глаза-пуговки.

— Что-то было… А, агентура сообщала, что разборки назревают у Нодара с Маэстро.

— А о самом Маэстро?

— О Маэстро, Сергей, не докладывали. Просто упоминали его в связи с недовольством Нодара. Он же лапу на всю Москву желает наложить, как когда-то и Квантришвили старался. Но талантов таких нет. Вот и рыпается, воюет, как может, на своем шакальем передке. С Маэстро Нодар по турфирмам попал и еще на каком-то кредите погорел. Судя по всему, тот Маэстро покруче Нодара будет. Тебе кто, Нодар или Маэстро нужен? — спросил Ситников, видя, что хитромудрый Кострецов наконец-то прояснил направление своих интересов. — Маэстро. А Нодар требуется, потому что к нему есть у меня конкретные подходы, — ответил Сергей, имея в виду намечающийся визит Соньки к боссу «Кольца». — Через это, может, смогу и Маэстро достать.

— Ох ты и жук, Серега! — добродушно воскликнул Петя. — Всегда ко мне заявляешься, когда уже вторгся на мою территорию.

— А чего раньше тебя беспокоить? — улыбнулся Кость, отмахнув кудри. — Да я еще и не вторгся. Один человек, может, окажется у Нодара в «Кольце», раз он там любит заседать. Но это не мои оперативные дела, просто так складывается.

— Все у тебя всегда как-то хитро складывается. Другой опер дал бы тебе хозяйничать на своем участке? А ты меня прямо обжимаешь! — усмешливо крутил глазками Ситников. — Петь, я сколько раз тебе в таких случаях говорил, что тебе ж работу облегчаю? По Нодару мне что-то донесут, а ты пошустрее подведешь его к нарам.

— Да ладно, — Ситников махнул рукой. — Значит, за поимку ментовской банды летом ни хрена тебя не отличили?

— А чего меня отличать, Петя? Все и так знают, что Серега Кострецов хороший опер.

Опер Петр Ситников серьезно посмотрел на него и веско проговорил:

— Нет хороших, а есть лучшие из лучших.


* * *

В этот и следующий день Кострецов много извел времени и сил, исписывая горы бумаги по расследованию, в котором исчез Гриня Дух и были убиты Веревка, Камбуз.

Порадовал, наконец, лейтенант Топков, разыскивавший сведения по Маэстро в ГУВД, МУРе. Он бодро заглянул к капитану, сел напротив, достал из кармана блокнот и хлопнул им по столу.

— Хищная рыбина этот Маэстро! На удочку такого не возьмешь, лучше сетью. Зацепил я кое-какие данные на него.

— Как прикажешь, так и будем ловить, — усмехнулся Кость, — а сетка на него уж плетется. Во-первых, к Соньке моей полногрудой Вадик, адъютант Маэстро, когда-никогда заглянет, потому как рыжая — его блатная дама сердца. Сонька во весь пух крутит своей медной ручкой, и вскоре, возможно, к самому Маэстро на прием пойдет. А также узнал я у сретенского опера: конфликтует Маэстро с Нодаром до такой степени, что грузин готов на него резко собак спустить.

— Своих быков, ты имеешь в виду?!

— Ну да. Маэстро, как я понял, обул Нодара в раскрутке фиктивных туристических фирм и по какому-то кредиту. А до кучи Маэстро грузину по секс-хате хвост почти отдавил.

Топков пролистнул блокнот с записями.

— Верно, завязан Маэстро и на липовых турфирмах, и на кидании в кредитах. Он большими делами ворочает, в которых автоугонный бизнес занимает выдающееся место.

— Кстати, Нодар к этим автостадам тоже причастен, участвует во взаиморасчетах автобарыг Грузии с москвичами, — уточнил Кострецов. — И здесь Нодар с Маэстро схлестнется, потому что бригада Грини Духа трудилась на Маэстро.

— Вот как?

— Да, — Гена бойко поправил очки, — на Маэстро работают несколько автоугонных бригад. Он их курирует и обеспечивает сбыт по странам СНГ. Значит, по автопартии Духа на Грузию с Чкаловской у Маэстро с Нодаром общие дела. Вмешается ФСБ Грузии — и рассчитываться тбилисским ворам с Маэстро нечем будет, кроме тюремной пайки.

— Эка мы! — довольно потер руки капитан. — Тогда ведь еще Маэстро не установили, а след на Грузию четко взяли. Так что это за Маэстро? Биография есть?

Гена покачал головой.

— Белое пятно. Только по его деятельности в последние годы имеются агентурные оперативные данные. Словно б из-под земли вынырнул.

— Так, лейтенант, не бывает. В уголовном мире их «другой жизни» досье, конечно, не составляют, но сведения, слухи в том болоте, особенно про авторитетов, обязательно бродят.

— Я, Сергей, это хорошо понимаю. Но вот сумел как-то Маэстро законспирироваться.

— Что ж, его в Москве никогда не задерживали, хотя бы ГАИ? Не пытались установить местопребывание, местожительство?

Развел Топков руками.

— Такое впечатление, что он невидимка. Донесения на него идут от третьих, четвертых лиц, в смысле их уровней общения с Маэстро. Фотографии нет.

— Странный объект. Значит, и от своих прячется?

— Похоже. Все контакты Маэстро, даже с авторитетами, исходят от двух-трех его приближенных. В лучшем случае — сам поговорит с кем-то, но только по телефону.

— О Вадике что-то есть?

— Нет, Сергей, о Вадике по оперативкам тоже ни слуху ни духу.

Кострецов задумчиво посмотрел в окно, потом, усмехаясь, на Топкова.

— Как же ловить невидимку?

Весело прищурился Гена.

— Если по святым наукам, то именно сетью и надо. Не видят Маэстро лишь уголовень, как ты выражаешься, а наша-то сетка его запутает и высветит.

— О-о, на эту тему Петя Ситников любит потолковать. Но есть здесь рациональное зерно, Божий промысел, как церковные люди бы сказали. Значит, будем дальше невидимку закольцовывать. Но к услугам нашим осталась лишь Сонька. Все, кого мы могли использовать из подведомственной Маэстро Грининой грядки, начиная с Духа, вне игры. А на бригаду Феди Трубы мы так же из-за его преждевременной кончины не смогли выйти. Хотя я теперь почти уверен, что скоординировал театральные грабежи двух этих бригад — Маэстро.

— А почему только Сонька? Вахтанг тоже должен выходы на Маэстро знать, раз тот за куратора и по их блатхате.

— Куда ему, Гена?! Сонька, если ей верить, сама привлекла Маэстро. Вахтанг больше на Нодара ориентируется. Эх, как это я Вадика упустил?! Тоже какой-то невидимка. Вспорхнул с дыркой в спине, на «ниссане» улетел.

— И на Камбуза спикировал, — закончил Топков. — А красный «пежо» от Грини у Вахтанга? Как он к нему попал?

— Камбуз меня на этот счет просветил. Обычное дело: отогнали Веревка и Камбуз эту машину приемщику, то есть какому-то промежуточному лицу, тот ее Вахтангу передал. Я сразу о том приемщике Камбуза не спросил, а теперь и не спросишь.

Гена нахмурился.

— Так что ж, сидеть нам и новостей от Соньки ждать?

— Зачем же ждать? Надо — на опережение. Настраивай подслушку и давай сам или кого-то еще в засаду к дому Вахтанга. Туда сейчас все нитки сойдутся. Вадик по Соньке сохнет и должен там нарисоваться. Сонька после встречи с Нодаром, возможно, на Маэстро выходить будет.

Приподнялся лейтенант, небрежно сунул блокнот в карман.

— А я-то, крупицы собирая на Маэстро, думал, что достаточный банк данных зарядил, чтобы его ухватить. Ведь у меня схемы многих его операций есть.

— Гена, Гена, — отечески произнес Кострецов, — привыкни ты, что наше дело больше в это копание и шуршание бумагами упирается. Крупную рыбу взять и надолго в садок с решетками посадить — это по нынешним временам большая удача. Ей-богу, прав Ситников. Говорит он: пристрелят воры вора — и благодарственно перекрестишься… Ну что нам дадут схемы операций Маэстро? Схемы эти в кримбыте довольно похожие и давно надыбанные, как ворье выражается. Мало их знать, надо вычислить, как ими Маэстро пользуется, его почерк определить. Но даже если и найдешь потерпевших, за руку верхнего ворюгу не всегда схватишь.

— Что же, на какой-то прокол Маэстро только и можем рассчитывать?

— Выходит так, Ген.

Топков опять сел и возмущенно сказал:

— Ну, ты даешь! Имеем огромный аппарат, армию оперов и агентуры и должны пассивно ждать, пока вор не оплошает?

Кострецов усмехнулся его горячности.

— Можно, конечно, и по-другому: как при ЧК, НКВД пробовали. Хватать — за одно паскудное выражение рожи. А если, например, с наколками попался, то расстреливать у ближайшей стенки. Но в чекисты-то шли люди с красной уголовной психологией… Правда, у нас этих настроений до сих пор навалом. Вам в Вышке какой-нибудь старпер-преподаватель не орал с кафедры: «Органы всегда правы!»?

— Было. Инструктор по рукопашному бою любил это повторять.

— Вот! А это даже не старпер, а, небось, довольно молодой мужик.

Гена посмотрел на капитана саркастически.

— Сергей, я ведь о твоих подвигах много знаю. Именно ты к нормам правопорядка, а то и законности довольно наплевательски относишься, частенько самостийно действуешь. Да взять хоть наше расследование, как ты без санкции у Вахтанга «жучки» насовал.

Кость смущенно подвигал бровями.

— Это есть. Ты прав, много иной раз на себя беру. — Он энергично поглядел на лейтенанта. — Вот ты меня и окорачивай по беспределу.

Топков занудно сказал:

— «Окорачивать» можно только коня, я уж тебя поправлял. И слова «беспредел» нет в правильном русском языке, есть — «беспредельность».

— А «базлать», «куликать», «базарить» — есть?!

— Но это же феня — жаргон преступного мира.

— Вот, Ген, ты туда и все мои речи запиши. Говночистом работаю, дерьмом мажусь. Совершенно справедливо ты меня самостийностью попрекнул. А почему я такой? Да потому что, как зараза, оперское дело, внедряются в организм поганые микробы, вирусы всякие. Полоскаешься со сволочью — их словечки, приемы в тебя впитываются. Грань в ментовском и уголовном иногда не различаешь. Это как у хирургов, многие из них, что коновалы. Никакого почтения к человеческой боли, страданиям, самой смерти.

— Неужели и я таким сделаюсь? — длинно посмотрел на него Гена через очки в аккуратной оправе.

— А куда ты денешься?! — с сердцем отозвался капитан. — Никуда не денешься, если твоя работа центром всего для тебя станет.


* * *

Сонька удостоилась у Нодара аудиенции, назначенной ей в гостинице «Кольцо». Она обрядилась в свое самое декольтированное платье, возвела из меди прекрасных волос прическу у дорогого парикмахера и прибыла к кабинету Нодара, располагающемуся в отдаленном от гостиничных покоев помещении.

Мордоворот у двери пригласил ее войти.

Нодар, усатый грузин лет сорока, с блестящими желто-черными глазами, кажущимися мокрыми, сидел на атласном диване, поодаль от его «присутственного» письменного стола, перед низким столиком с вином и фруктами.

— Проходи, Сонечка, и за свою красоту со мной выпей, — приветствовал он ее.

Сонька присела с другого края на длинный диван, взглянула на него с прищуром.

— Все такой же, любишь баб комплиментами смущать.

Они выпили из узких фужеров. — Что у тебя там происходит, Соня? осведомился Нодар, откусывая персик.

— У меня?! Эта хата давно не моя, Нодар. Ты-то лучше всех знаешь. Вахтанг там босс, у него и спрашивай. Он уж начал мне морду бить.

— Э-э, дэвушка, виляешь. Как Вахтанг может боссом стать, если ты недовольна?

Сонька поправила груди и независимо произнесла:

— Есть такое дело. А с чего мне в кайфе быть? Вахтанг совсем с разума съехал, только о бабьих дырках думает.

— Э-э, зачем так говоришь? Одно другому не может мешать. Телки телками, а дело делом.

— Это — у тебя, — выразительно округлила миндалевидные очи Сонька, — а Вахтанга на то и другое не хватает. Вот последний случай возьми. Завалился к нам какой-то шизанутый жулик, стал права качать, пушку достал. Хорошо, я обстановку разрядила, а Вахтанг такое лепил… Ну не умеет с людьми разговаривать.

Нодар уже знал о визите Камбуза от Вахтанга. И если Сонька пыталась использовать этот случай только для подчеркивания несостоятельности Ваха, то тот, докладывая Нодару, подробно изложил претензии Камбуза.

Тягающийся с Маэстро Нодар с удовольствием выяснил, что Вадик был убийцей Грини Духа и Веревки. Он давно подозревал, что Вадик — киллер Маэстро, и теперь это так удачно подтвердилось. Нодар собирался атаковать Маэстро по ряду своих причин, поэтому из истории с Камбузом он хотел вытянуть и сведения о местопребывании Вадика, который в его войне с Маэстро мог сильно насолить.

Глубокомысленно повел своими жидкими глазами Нодар.

— Слыхал о той заварушке от Вахтанга. А как он мог это уладить, если Камбуз пришел разбираться по твоей линии?

— Какой-такой линии? — небрежно спросила Сонька.

— Ну, которую ты от Маэстро ведешь, дэвушка. Камбуз и Вадик, о каком был базар, люди Маэстро. Ты с ним о клиентах договаривалась, тебе надо было бучу и гасить.

Сонька поняла, что начала неудачным примером, и попыталась свою линию виртуозно замкнуть на Вахтанге.

— Нодар, я гляжу, тебе Вахтанг под свой интерес все докладывает. Вот ты говоришь, что завязалась я с Маэстро. Но почему ж тачку, «пежо», Маэстро не мне, а Ваху дал?

Она сама все подстроила с этим красным «пежо», когда узнала, что Маэстро хочет сделать такой подарок. Попросила представителя Маэстро связаться с Вахтангом, чтобы не «засветить» симпатии к ней пахана.

— Да?! — удивился Нодар. — Ничего об этом не знаю.

— Ты много чего не знаешь, — стремительно подхватила Сонька. — Вахтанг крутую мокруху развел. Троих телок на тот свет отправил.

— Как это?

— Да так. Отправил, в натуре. Ломовую дозу колес на прощанье заставил их сожрать и в поезда посадил.

Была это, действительно, инициатива Вахтанга, проявление его психопатичной сути насильника. Истерзав узниц, отдав их на конвейер клиентам борделя, Вахтанг решал их умертвить, когда видел, что девушки психологически не сломались. Потчуя жертв смертельной дозой, он наслаждался, представляя себе, как будут они умирать в конвульсиях на вагонной полке.

Нодар задумчиво погладил усы пальцем с перстнем литого золота и уточнил:

— Если он их в поезд посадил, то мы не можем знать, что с теми телками потом стало.

— А я вот поинтересовалась на всякий стремный случай. Через проводников вынюхала, что две концы отдали. И третья, значит, туда же. Дозы-то «на посошок» Вахтанг всем отмерял одинаковые.

Налил Нодар в фужеры еще вина, молча поднял свой, приглашая Соньку. Они выпили.

— Круто Вахтанг поступает. Зачем же так в этом деле? Желающих-то телок навалом.

— Да он маньяк. Его обычные бляди не устраивают. Ему интересно чистых насиловать, ломать.

Она выплескивала всю компру на Вахтанга, скрывая лишь случай с Мариной, заточенной в ванную квартиры, которую сама Ваху сняла.

— Он великим режиссером себя считает, — надрывно продолжала Сонька. — Ну, раз под такого косишь, то и произведи телок в дело без наворотов. А не всегда у студента получается. Прокалывается и мокрушничает. Тебе такой босс нужен? Мне — нет. Я за соучастие не хочу гореть синим пламеНем. — Что ж ты хочешь, дэвушка?

— А то, с чего мы с тобой, Нодар, и начинали. Я, дура, Ваха тогда сама на «режиссера» пригласила, думала, он потянет, а ныне жалею. Отставь его с хаты, я верной тебе останусь.

Нодар двинул маслянистыми глазами.

— А сейчас ты все же неверная мне, а?

Сонька посмотрела в его тигриные глаза и с некоторой робостью произнесла:

— О-ох, ты зыришь прям как Сталин. До мурашек можешь довести.

— А где они у тебя? Уже забегали? — весело спросил Нодар и сунул ей руку под юбку.

— Да я чего? — развратно улыбнулась Сонька. — Я тебе, как хошь, дам. Забыл, как мы ласкались?

Вынул руку Нодар из-под подола и строго сказал:

— Сталин мой земляк. С грузинами, Соня, не надо шутить.

— А я чего? — сразу притихнув, другим тоном проговорила Сонька. — С Вахтангом, как хошь, решай. Мое дело — только подсказать.

— Решу, решу, дэвушка, — тряхнул рукой с перстнем вор и, подумав, что достаточно отвлек Соньку, перешел к по-настоящему интересующему его в этом разговоре вопросу. — Если Вахтанга уберу, никаких случайных людей, как тот Камбуз, на хате не должно быть. И Вадик этот кто такой?! С него разборка получилась. Почему разбираться с Вадиком не к Маэстро идут, а к вам? Где он сейчас?

— Слинял, Нодар, он с Москвы, — горячо поделилась Сонька. — Сегодня мне откуда-то из загорода звонил. Извинялся, что не может зайти.

Нодар знал, что Вадик к Соньке «неровно дышит», и продолжил раскручивать эту тему:

— Э-э, дэвушка, почему ему такой почет, что может запросто звонить? Разве все ваши гости могут так себя вести?

— Да я, Нодарик, ни при чем. Вадик малахольный, втюрился в меня не на шутку.

— Мало ли кто в тебя втюрится. И ты со всеми о любви по телефону говоришь? — он намекал, что шестерит Сонька перед людьми Маэстро.

Уж здесь-то свою неприязнь к Вадику не нужно было скрывать. Сонька с отвращением бросила:

— Да он импотент. Больше мацает, такая слякоть, но боюсь я его.

— А что такое? К вам сплошь деловые заходят, все грозные. И всех боишься?

— Да не, ты ж знаешь, я не из пугливых, любому монду на голову натяну. Но Вадик этот, сдается мне, по природе мокрушник, — высказала она то, что определила в разговоре с Кострецовым.

Еще раз подтверждало это умозаключения Нодара о киллерстве и крайней опасности Вадика, и он лениво, как бы незаинтересованно, обронил:

— Чего ж он из Москвы слинял?

— Да от разборок, видать, с которыми Камбуз приходил.

— А ты ему о наезде Камбуза сказала? — спросил Нодар, просчитывая информированность Маэстро на этот счет.

— Нет. Я не люблю в такое меж деловыми встревать. Зачем лишнее базарить? правду говорила Сонька, потому что решила доложить о случае с Камбузом самому Маэстро, если тот после отказа Нодара ей понадобится.

— Ну, лады. Пока Вадик не будет тебя беспокоить, раз отъехал. Мой совет тебе, Соня, — он многозначительно выкатил лужицы глаз, — о заварушке с Камбузом никому не говори.

— Ага, — изображая покорность, кивнула Сонька.

— А если Вадик опять позвонит или что-то ты о нем узнаешь, сразу сообщи мне.

— Сделаю, Нодарик.

— Ну вот, дэвушка. А по Вахтангу я должен немного подумать. Он мой земляк, сразу из дела выбрасывать мне его некрасиво. Я буду думать, ты меня не забывай. Что-то у нас опять и сладится, а? Я же о том, как у тебя внизу горячо, никогда не забывал и не забываю. Веришь ли, сколько телок рядом крутится, а тебя, рыжую, не могу из сердца выбросить.

Сонька страстно взглянула на него и подумала: «Ох и лапши навешал ей сегодня Нодар». Ее многострадальная интуиция подсказывала, что не уберет Нодар Вахтанга из их заведения. И особенно выделяла она крайнюю заинтересованность Нодара Вадиком, а значит — самим Маэстро.

Нодар, чуяла она, за былые годы изучившая его повадки, решился на какой-то крутой поворот в отношениях с Маэстро. И в этом раскладе ей нужно было быстро соображать, чью сторону принять.

Так лихорадочно метались и мысли, но на красивом лице Соньки Меди не отразилось ничего. Профессионально выпирали ее сочные груди, безмятежна была мраморная кожа королевских плеч. Она попрощалась с Нодаром по-прежнему влюбленной в него биксой.

ЧАСТЬ IV МАЭСТРО

Глава 1

Авторитет Маэстро когда-то прозывался Виктором Указовым, а в уголовной среде был известен как Челнок. Предельно законспирироваться, сменить кличку и даже внешность при помощи пластической операции ему пришлось после того, как убили его легендарного пахана Сергея Шевкуненко, гремевшего под кличками Артист и Шеф.

Судьба Шевкуненко-Артиста была крайне оригинальной и в обычной, и в «другой» жизни. Воспитывался он матерью, работавшей на «Мосфильме» и имевшей обширные связи в киношной среде. В четырнадцать лет Сережа снялся в главной роли в своем первом фильме — трехсерийном «Кортике», поставленном на телевидении в 1973 году. В нем юный актер так проявил себя, что сериал продолжили, сделав в 1975 году еще три серии «Бронзовой птицы» с его участием, там он сыграл роль пионервожатого.

Молодой Шевкуненко лицедействовал столь выразительно, что в 1976 году уже снялся в приключенческом кинофильме «Золотая речка». Но другие боевики увлекли восходящую восемнадцатилетнюю кинозвезду: он предпочел роль блатного Артиста в жизни — с настоящей «забойностью» и золотой жилой. В том же 1976-м Шевкуненко получил свой первый срок за хулиганство.

Отсидев два года, Шевкуненко со стремительностью, которую демонстрировал и в кино, идет на кражу госсобственности и попадает за решетку на следующие четыре года. Потом, до 1990, - сплошное тюремное кино с краткими антрактами на рекламу. В той эпопее у бывшей надежды советского кинематографа было две судимости, а третью он заработал за побег из зоны.

Так что в 1990 году Шевкуненко вышел на волю полноправным блатарем с заслуженными на подмостках нар кличками. Но Артист, он же Шеф, не смог унять свою творческую натуру, хотя в уголовщине, как в кино, ему совершенно не фартило. Вскоре он попался с пистолетом, и опять зона на год, и опять там за художества добавляют Артисту еще три.

Наконец в 1994 году Артист пытается более-менее прижиться на свободе. Он выбирается из потопа тюрем и лагерей «положенцем» — блатяком, готовым к коронованию в воры в законе. Селится Артист в квартире своего детства на Мосфильмовской улице.

Милиции к Артисту-Шефу, ставшему режиссером преступлений, а не их исполнителем, теперь подступиться трудно. А он, как всегда, не простаивает: район Мосфильмовской полностью переходит в руки его бригады, которая контролирует всю эту территорию вплоть до элитного спортклуба.

На уголовной ниве и прибирает в конце концов судьба Артиста. В 1995 году 35-летнего Шевкуненко неизвестные расстреливают дома вместе с его 76-летней матерью, когда-то не помнившей себя от счастья, что Сережа талантливо начал на экране.

До гибели Артиста одним из выдающихся его подручных и был Маэстро, тогда еще Челнок. Познакомились они во время очередной отсидки. Расстрелявшие Артиста конкуренты поклялись перебить всю его бригаду, насолившую им беспределом. В то время и сделал себе Указов-Челнок пластическую операцию и сменил кличку на Маэстро в память неподдельных артистических талантов своего бывшего пахана.

Артист-Шеф, с его природным художественным даром, часто попадался, не контролируя свои взрывные эмоции. Челнок многому научился у него в психологии, тактике и стратегии уголовного дела, но раз и навсегда зарубил себе на носу: не распускать сопли ни при удачах, ни в поражениях. Челнок-Маэстро, приговоренный расстрельщиками Артиста, ушел на дно, изменил внешность и довел блатной принцип выживания до отмороженно-беспощадного кредо.

Так же выковывался и Вадик, так сказать, закрепляя теорию книжных супербиографий на притягательном жизненном примере своего кумира. Шизофреническому киллеру тут помогала болезнь, а Маэстро сделал себя по безысходности, под дулами автоматов конкурентов. Но учтя ошибки Артиста, Маэстро (все же бездарность на высоком, художественном, уровне) обречен был завидовать мертвецу. Ему была недоступна его артистическая «легкость бытия», когда что в тюряге, что на воле — совершенно пряники.

Поэтому, хоть и удавалось Маэстро безупречно скрываться и от корешей, и от ментов, тщательно просчитывать окружающих, ситуации, операции, он томился по разбойничьи «духовым» выходкам. Так представляют себе их театр исконные блатари, к которым и принадлежал бывший Челнок, какую б богемную тогу он на себя не натягивал. И все же Маэстро старался отрабатывать, оправдывать свою кличку. Спонтанное ограбление театров бригадами Трубы и Духа он спланировал со смаком. Ему было дорого приложить именно всамделишных артистов. Обычная воровская рутина: тащи, что плохо лежит; дави тех, кто мешается, наступает на пятки, и тому подобное, — раздражала Маэстро. Так что, провернув операцию театральных деятелей, он получил свежий импульс для разгребания уголовной текучки.

Многообразная деятельность Маэстро в последнее время стала раздражать Нодара, а временами и ставить под удар. Маэстро, не очень заботясь о воровских понятиях, да и не ведая, что переходит кому-то из авторитетов дорогу, дважды вольно-невольно, а обул грузинского вора.

В первом случае кредитный специалист Маэстро по кличке Мадера нарвался на банк, крышу которого держали люди Нодара. Мадера, человечек со многими кавказскими корнями, изображал из себя финансиста, занимаясь, по наводке Маэстро, тем, что предлагал банкам на выгоднейших условиях кредит в сто миллионов долларов. Перед появлением в очередном банке Мадеры команда Маэстро обеспечивала ему всестороннюю поддержку по рекомендациям и всему тому, что создает безупречный имидж серьезнейшего бизнесмена. После столь мощной артподготовки Мадера, называясь по-разному, брал чек на двести тысяч долларов под оформительские расходы.

Наглость этой операции доходила до того, что когда после долгих проволочек банкир начинал волноваться, Мадера (он же Иванов, Петров, Сидоров) подавал заявление в РУОП: якобы подвергся рэкету и шантажу. После этого ходок соглашался вернуть двести тысяч банку, а на свидании с Мадерой банковского представителя хватали руоповцы по заявлению «потерпевшего». Впоследствии банки (объектами подбирались замазанные в криминале) не очень охотно искали верткого Мадеру. Но крыша Нодара навела о нем справки и выяснила, что тот кидает от Маэстро.

В другой раз влип в дела Маэстро сам шестерочный Нодара. Маэстро через цепочку липовых турфирм отнимал у публики деньги, а нодаровец, решив поджиться на посреднических услугах по круизам, влез в звено между двумя конторами Маэстро, вот-вот собирающимися сгинуть. С нодаровца немедленно сняли крупную сумму для дальнейшего сотрудничества. Так как пропавшие деньги горе-посредника были из оборотных средств Нодара, его люди провели розыск исчезнувших турфирм и снова выяснили, что крутил ими, как и кредитором Мадерой, Маэстро.

Об итогах и того, и другого расследований Маэстро донесла его контрразведка, и Шеф понял: Нодар собрал достаточно претензий, чтобы устроить разборку. Маэстро поначалу не очень переживал: если разбираться они будут на уровне московских авторитетов, его адвокат сумеет навести тень на плетень и отбиться. Ведь и в том и в другом случае люди Маэстро лишь делали свое воровское дело.

Опасно же стало, чуял Маэстро, когда ему донесли, что обозленный Нодар, не хочет правилки, так как в позиции кинутого ему быть некрасиво. Значит, прикидывал Маэстро, тот попробует ему как-то по-другому отомстить. В таком настроении Нодара Маэстро окончательно уверился, когда прослышал, что грузин считает себя загнанным в угол и по «павильону» Вахтанга. Но была все же одна верная отсрочка боевых действий Нодара.

Грузин вынужден был быть безынициативным, пока не разрешится их общее дело по переброске автопартии Грини Духа в Грузию. Ни Нодар, ни Маэстро не подозревали, что эта автопартия оказалась в Тбилиси под колпаком, и оба ждали ее отмывки, сбыта, чтобы разойтись в долях.


* * *

Маэстро сидел в махровом халате в одном из своих заныров — роскошно обставленной московской квартире. Только что закончив тренинг в спортзальчике, оборудованном в ближней комнате, и приняв душ, он не спеша вытирал мокрые длинные волосы.

Черты его когда-то круглого, теперь похудевшего и удлинившегося после пластической операции лица мужчины под пятьдесят обрели правильность. Былой нос уточкой стал прямым и едва ли не римским. Подтянутая кожа на висках распахнула набрякавшие из-за тяжелых век глаза, да и когда-то оплывшая фигура изменилась, но уже стараниями самого Маэстро. Он превратился в заядлого спортсмена, выгоняя из себя на утомительных тренировках былую стремность и суетливость.

Встреть его бывшие кореша после операции, они б его не признали, могла выдать только манера говорить. Витя Указов, он же Челнок, страдал словесным поносом, употребляя только феню, смешанную с матерщиной, взвизгивая своим тонким голосом при возбуждении. Маэстро и здесь переучивался — говорил теперь глухо, стараясь, когда требуется, употреблять правильную речь. Завершающей деталью его перевоплощения стали длинные волосы, спускающиеся едва ли не до плеч.

Чтобы прощупать последние настроения Нодара, Маэстро позвонил ему и начал с расстановкой:

— Здоровенько, Нодар. Как жизнь крутится?!

— Здорово. Да, вроде, пока жистянка радует, — притворялся неунывающим Нодар.

— Нет ли вестей от земляков?! — уточнял о грузинской автопартии Маэстро.

— Пока нет, но скоро будут.

— Лады. Что-то давно не слышно о Вахтанге да Соне, — небрежно сказал Маэстро, хитря.

— А тебе зачем? — дружелюбно откликнулся не менее хитрый грузин. — Сам туда не ездишь, вообще людям на глаза не показываешься.

Последнее замечание Маэстро будто бы не расслышал, а на вопрос вынужден был среагировать:

— Вадик мой много крутого об их хате рассказывал. Молодой. Но и он чего-то в последнее время в дела ушел, не до телок.

Нодар будто бы не обратил внимания на упоминание о Вадике, ответил рассеянно:

— Да я толком о Вахтанге и не знаю, сам у него не бываю. У каждого свой бизнес.

— Ну да. Рад был тебя слышать, Нодар. Хорошо, когда нет проблем, все-таки цеплял, провоцируя его, Маэстро.

Грузин не поддался.

— Ага. Будь здоров, дорогой.

Маэстро положил трубку и усмехнулся. Неизменным на его лице остался только рыскающий взгляд странных, будто бы пестрых, глаз. Он зорко втыкал зрачки в пространство, представляя себе тигриный прищур Нодара, которого знал еще в бытность свою Челноком.

Взмахом головы Маэстро откинул назад длинные подсыхающие волосы, еще раз усмехнулся. Потом вспомнил, что после тренировки полезно выпить стаканчик молока, и пошел за ним к холодильнику на кухне.


* * *

Нодар, насторожившись после звонка Маэстро, решил подвести итог своих переговоров с Сонькой Медью и набрал номер телефона секс-хаты. Взявшему трубку Вахтангу сказал приветливо:

— Здравствуй, кацо.

— Добрый день, батоно Нодар, — ответствовал Вах.

— Слушай меня внимательно, земляк. Сонька права качать приходила, хочет на вашей хате верх взять. Я навел туману, что подумаю, мол, по этому вопросу. А ты тем временем делай так, чтобы без Соньки обходиться.

— Что ты имеешь в виду, Нодар?

— То же, что эта дэвушка в отношении тебя задумала. Она хочет, чтобы я тебя убрал, а сама полной хозяйкой хаты быть. А я хочу Соньку выгнать, но справишься ли ты один?!

Он имел в виду поставку живого товара.

Вахтанг задумчиво проговорил:

— Справлюсь, конечно, если Нюську подвяжу. Сонька ленивой стала, в последнее время телок Нюська больше уговаривала.

— Тем более, кацо. Зачем тебе эта рыжая лярва? Она под Маэстро давно подставляется. Надо порядок наводить. Но и ты не борзей. Я знаю, что неугодных телок мочишь. Этого ни в коем случае больше быть не должно.

Вахтанг воскликнул:

— Извини, Нодар. Немножко перебарщивал.

— Вот-вот. Зачем такие дела в заведении, куда люди отдыхать приходят?! И «пежо» почему ты от Маэстро взял?

— Да Сонька сговорила — для укрепления контакта по поставке клиентов. Видишь, а мне по-другому она это объяснила. Слишком крутой стала, прошмандовка. Ты давай, решай с Нюськой.

— Да что решать, Нодар? Уже решил. А если Нюська откажется без маханши работать, других помощников найду.

— А это еще лучше бы было, Вахтанг. Зачем и мне, и тебе вонючий дух таких мокрохвостых?! Подумай, перестрой организацию своего бизнеса. Все это теперь будут только твои проблемы. А я со своей стороны, когда надо, Соньке свое последнее слово скажу. Но пока круто концы рубить не будем. Мне с Маэстро требуется дотянуть одно дело, а потом я и его на место ставить буду.

— Спасибо за все, батоно Нодар, — с глубоким почтением попрощался Вах.

Соньки дома не было, а в спальне валялась на кровати в халате Нюська. Вахтанг вошел к ней, присел в кресло и начал издалека:

— Где Соня шатается? Мы сейчас пустые, надо новый набор продумывать. Есть какие-то планы? Нюська привстала, облокотившись спиной о высокие подушки.

— Ничего она не говорила. Да и стремной мать стала, как ты ее побил. Разговаривать о делах не хочет.

Вахтанг насупил кусты бровей.

— Погорячился я немножко. Это у любого мужчины бывает. Соня последнее время меня в грош не ставила… Но дело-то надо делать. У тебя, Нюся, наколки есть?

Нюська бойко взмахнула веерами ресниц.

— На дело надо идти, наколки и появятся. Я всегда готовая, ждала, чтоб мать успокоилась.

Длинно посмотрел на нее Вах и отечески произнес:

— Что тебе мать?! Ты уже взрослая, деловая, пора подумать о своей судьбе, Нюся.

Та иронически зыркнула синью глаз.

— Да куда мне?! Вы с ней обо всем думаете.

Вахтанг сокрушенно произнес:

— Расходятся наши дороги с Соней. Она моих побоев не забудет, а мне надоело, как она все время Маэстро подмахивает. Придется тебе, Нюся, самостоятельно решать, на чью сторону встать.

Нюська, хотя постоянно ругалась с Сонькой и высмеивала ее, была неспособна на измену матери. Она, внешне совершенно распущенная, по сути оставалась недоразвитой девочкой, психика и душа которой замерли в развитии в те тринадцать лет, когда Вахтанг растлил ее.

По эмоциональной тупости, бесчувственности девушка была подобием Вадика, но в одинокие ночи она думала иногда о матери не как о Соньке Меди. И тогда плакала, задыхаясь от гнусных запахов, въевшихся в ее постель. Поэтому, мгновенно поняв, что Вах решил отделаться от Соньки, она лишь притворилась его союзницей, озабоченно сказав:

— На чью сторону? А какая у матери сторона? Она всем недовольна. С ней дело делать уже давно невозможно. Наверно, считает: так заработалась, что пора лишь бабки за чужие труды снимать.

— Вот именно, клянусь могилой мамы! — горячо поддакнул Вах. — Я ж в курсе, что в основном ты телок бомбишь, а Сонька лишь хвост распускает. А здесь я больше кручусь: шоу-программа и все такое. Соньке-то что осталось? Лишь передок иногда подставлять? Так на это любая уличная способна. Ну и зачем нам Сонька? Без нее обойдемся. Пускай отдыхает, а ты сама на набор телок встанешь. Что скажешь?

Нюська покрутила глазами, для видимости ответила неуверенно:

— Одной-то непривычно. Все ж-таки мать всегда прикрывала.

— Да бери себе в помощницы кого хочешь! Нужен парень, парня бери. У тебя что, выбрать не из кого?

Вахтанг имел в виду круг ее всевозможных знакомых из московских молодежных тусовок, где Нюська, выдавая себя за юную киноартистку, была одной из заводил.

— Надо подумать, присмотреться, — хитрила Нюська, чтобы оттянуть время расправы Ваха с матерью, которая, она не сомневалась, наверняка что-то придумает в «обратку», когда узнает о замыслах грузина.

— А я тебя, Нюся, не тороплю. Подбери команду, покажи мне нужных тебе людей. Но Соньке о нашем разговоре ни слова. Сильно я на тебя обижусь, если сдашь.

Вахтанг сжал свои короткопалые мохнатые кулаки, которыми он недавно бил Соньку в живот, а ногами — по почкам, чтобы не изуродовать ее лицо, необходимое для постельных работ.

Потом он расслабил руки, приподнялся и прилег рядом с Нюськой. Приспустил брюки, чтобы она в роли робкой школьницы разожгла у него между ног. Нюська скинула халат и изощренно прошлась там касаниями тонких пальцев и легкими поцелуями. Лежа, Вах посадил ее бедрами себе на член. Любуясь на разлет девичьих грудей, танцующих над ним от Нюськиных насаживаний, он ждал сладостной остроты подступающего оргазма.

Когда это почувствовал, сдвинул Нюську на постель. Она с пониманием встала на локти и колени, выгнув вверх ягодицы. Вахтанг достал из тумбочки вазелин, встал, взявшись за Нюськины бедра. Смазал вазелином ее задний проход и горячо воткнулся туда.

У Нюськи везде было эластично и упруго. Она с таким же якобы неподдельным жаром, как только что, сидя на Вахе, стала упруго подставляться, пока он не кончил, вогнав в нее член до отказа.


* * *

К вечеру Вахтанг уехал в «Серебряный век» поохотиться там «из любви к искусству». А Нюська с нетерпением дождалась прихода Соньки и заявила ей сразу, открыв дверь:

— Вахтанг решил тебя с хаты попереть. Предлагал мне одной телками заняться.

Сонька прошла в гостиную, присела, закурила и с некоторым облегчением сказала:

— Ну и лады. А то я на Нодара все еще рассчитывала. Значит, решили меня скинуть грузины.

— Чего делать будем, мам?

Сонька передернула литыми плечами.

— Под Маэстро перейдем.

— А как с Вахтангом, Нодаром будет?

— Это, доча, забота Маэстро. Он сам с ними управит. А как встанем здесь, нам Серега самарский — в партнеры. Я уж с ним сговорилась. Кранты, Нюська, нашей тухлой жистянке! Серега телок будет поставлять, а мы с тобой заживем тут только хозяйками. Ну, если хороший клиент трахнуть захочет, то наши личные передки тоже пожалуйста.

Нюська с удовольствием рассматривала мать синими блюдцами.

— Да ты уж все обдумала!

— А то, доча?! Хватит с черножопыми гомозиться. Так они меня с юности достали, что отныне лишь блондинам подмахиваю.

— Вахтанг дал мне время на размышление.

Сонька деловито кивнула.

— Прикинься, будто кумекаешь. Мне на переговоры с Маэстро денька два-три понадобятся… Давай, Нюся, обмоем будущий фарт!

Женщины начали со вкусом накрывать на стол. Потом пили разные вина и водки, хохоча, смакуя предстоящую легкую жизнь.

Поистине — умным хочет быть всякий. А кому это не удается, обычно хитрят. Но тайны рождают обман. Причем, зачастую обманывают именно того, кто старается кинуть другого. Так было на подпольном театре, в котором увлеченно играли Нодар и Маэстро, Вахтанг и Сонька.

Профессионально выступал в этом своем очередном спектакле и опер по прозвищу Кость.

Глава 2

Опер ФСБ Хромин звонил Кострецову с новостями:

— Накрыли в Грузии команду, что приняла автопартию Грини Духа, провели широкомасштабные аресты. А мы сейчас берем офицерье аэродрома у Чкаловской, которое бандитам продалось. МУР тут по своей линии раскручивает криминальное обеспечение авиаавтоугонщиков. — Отлично, Санек, — оживленно заговорил Кострецов. — Мне для моего расследования только эти события нужны. Кримлинию Чкаловского в масштабе Москвы пусть МУР добивает, а по моему розыску главные фигуранты должны зашевелиться. Сейчас взбаламутятся: кто в проколе виноват, на кого пропавшую выручку списывать?

— Сергей, — сказал Хромин, — а Катю-то я собрал и на Урал отправил.

— Да?.. Не захотела, значит, она перед отъездом меня увидеть.

— Глаза у нее были на мокром месте. С тяжелым сердцем уезжала.

Кострецов раздраженно воскликнул:

— Никак я не думал, что Катя из тех, кто проблемы себе создает, чтобы потом их решать. Ну что из столицы, где всегда сытнее, на какой-то Урал возвращаться?! Почему мы с ней не можем быть вместе, она тебе объяснила?

— Нет. Я не расспрашивал: в расстройстве же, говорю, уезжала.

— Если короче, то не в состоянии она больше быть оперской женой: ждать, переживать, бояться моей гибели, как Лешиной.

Саня помолчал и со вздохом сказал:

— Она права, если кишка на это у нее тонка. Жена опера должна быть из тех выносливых и мужественных подруг, что и у моряков, летчиков. Постоянно мы куда-то плывем, летим в крутняке. Я, правда, Катю именно такой считал.

— А я, Саня, никак не считал. Нравилась она мне, была по душе. Чего ж еще с моей стороны нужно?!

— Э-эх, — с горькой ноткой произнес Хромин, — идеалист ты. Прокололся на Ирине, для которой деньги главное, и решил, что раз Катя бессребреница, то нет иных преград.

— Да уж не думал, что риск моего дела ее так напряжет.

— Имеет Катя на это право, отслужила свое с Лешкой.

Кострецов переспросил, с чего Хромин начал:

— Все-таки расстроенная была?

— Еще как! Может, полюбила она тебя, дурака?! Очень было на то похоже.

— Вот, Санек, какая бодяга, а? Я ее люблю, она по мне сохнет — и расстаемся!

У самого Хромина несчастливо складывалось с его женой Люсей. Она не хотела рожать ребенка из-за низких, на ее взгляд, заработков мужа. Он рявкнул:

— А с пустым местом вместе жить лучше? Для чего я с Люськой маюсь? Детей не хочет. Зачем же тогда семья? Истинно, Серега, чужую беду руками разведу, а к своей ума не приложу.

Рассмеялся капитан:

— Горемычные мы с тобой оперюги. А грустить не будем, не надо о грустном. Эхма, и не нужна нам денег тьма. И никому, ничему не своротить нас с государевой службы.

— Как без денег? — задумчиво проговорил обстоятельный сибиряк Саша. — Они в хозяйстве необходимы. Но Россия нынче из последних сил выбивается, надо ж это и бабам понимать. Когда-то и ваши, и наши первые по зарплате были. Вояки завидовали, что за форму и разные льготные нам приплачивают. А теперь все мы дружно — нищие русские офицеры. Такое уж бывало. В Белой гвардии об окладах не думали.

— Интересно такое о белых от чекиста слышать.

— Ты с чекистами меня не смешивай, — строго сказал Хромин. — Я служу в российской контрразведке. А она была учреждена двадцатого января 1903 года государем императором Николаем Вторым.

— Хорошо, что вспомнил. Но что ж происходит?! Президент покаянно хоронит останки императора, а патриарх отказывается. Президент «побелел», а патриарх, наверное, КГБ в 1988 году и поставленный, так красным и остался?! Неловко мне теперь в такую церковь заходить.

— А ты ходишь, молишься?

— Ну, службы не отстаиваю, а бывать, поклониться надо. Это, как и многое с оперской сумой, бесплатно, — усмехнулся Кострецов. — Впору и мне к иконам податься да просить, чтобы Люська облагоразумилась.

— Попробуй, Сань. От этого хуже не будет.

Хромин прокашлялся, закончил убежденно:

— Разговорились мы с тобой в служебное время. Ладно, Серега, бывай здоров. И не переживай ты за Катю, я же с Люськой не очень скисаю. То, что нельзя исправить, не стоит и оплакивать. Такие женщины перед нами маячат, чтобы мы по службе отчаяннее были.


* * *

В комнату зашел Топков и шмякнул на стол папку с бумагами. Кострецов перехватил страдальческий взгляд лейтенанта, участливо сказав:

— Измаялся от писательства?

Гена сморщился.

— Сколько этой волынки у историков! Архивы, манускрипты, горы бумаг я когда-то лопатил. Шел в менты и мечтал об освобождении. Думал: иной раз рапортишко напишу, а так будет сплошь живое дело.

Кострецов сообщил:

— Девяносто девять процентов бумаг, которые мы катаем, ни хрена не нужны. Если не писать их, мало что изменится. И начальство это знает, но активно разжигает бумажное сражение.

У лейтенанта даже очки съехали от удивления.

— Ты это серьезно? Почему ж такое?

— А чтобы оперов держать на крючке. Работа наша больше на вес папки оценивается, чтобы тянуло на дело. В первую очередь, необходимо такое для проверяющих. Приедет ревизор, например, копать под кого-то в нашей структуре. Воткнется в бумаги, вникнет в ход расследований. И обязательно выяснит, что опер Кострецов особенно — часто неквалифицированно, без должной справочки — за преступников хватается, бьет их походя в хари, а то в горячке и пристреливает. Сам Кострецов ему мало интересен, зато можно зацепить, а то и снять, например, подполковника Миронова, на которого у кого-то зуб в ГУВД иль в самом центральном аппарате МВД. Под пули-то проверяющий никогда не лазил и не полезет, а на бумажном передке он полководец.

— За такие крамольные высказывания ты в земляных и ходишь?

— Непременно, Гена. Система в наших органах так исторически сложилась. Вот ты в архивах специалист. Не поленись, загляни в наши бумаги хоть довоенного времени: та же многословная канитель.

Топков с улыбкой спросил:

— О живом можно доложить?

— Нужно. Сбытчиков автопартии Духа в Грузии повязали, наше расследование врубается в решающую фазу.

— Ребята по прослушке вахтанговой хаты докладывают, что там обстановка обострилась. Сонька встречалась с Нодаром, предлагая ему убрать Вахтанга из боссов. Но Нодар решил земляка оставить, а Соньку вывести из игры. Вахтанг в свою очередь предложил Нюське заместить мамулю, а та сообщила ей. Сонька будет просить помощь у Маэстро для нейтрализации Вахтанга.

— Так! А сейчас разгорится скандал у Нодара и Маэстро и по грузинским делам. Сонька очень вовремя обозначит Маэстро свои позиции. Тот пойдет в наступление на Нодара по всем их противоречиям, а Нодар… Этот, если не приготовился к атаке, пролетит. Надо брать под наблюдение Нодара, вокруг него могут появиться люди Маэстро. Чтобы внедриться в «Кольцо», я уже согласовал с Ситниковым. О Вадике что-то слышно?

— Он звонил Соньке, сообщил, что не в Москве.

— Рану залечивает, но Вадик в этой раскрутке Маэстро позарез понадобится. Скоро опять вынырнет.

Со значением посмотрел на капитана Гена и достал из кармана блокнот, в который заносил драгоценные сведения по розыску. Кострецов подмигнул ему.

— Самое крутое под конец приберег?!

— А как же, товарищ капитан?! Подытоживать требуется жизнеутверждающе… Сонька и была той женщиной, которая сняла квартиру для изувера-грузина, державшего в ней секс-узницу.

— О! Это то, что надо. Как выловил?

— Поручил наружке сфотографировать Соньку и показал фото хозяину той квартиры, он опознал.

— Молодец, лейтенант! Не хило у тебя с инициативой. Не зря Сонька Медная Ручка на нашей первой свиданке во что бы то ни стало хотела мне страстно дать. Как чуяла, что решетка за Серегой самарским светит. И ее, и Вахтанга, который, безусловно, и был тем грузином, который Марину до смерти довел, уже можно арестовывать. И никакой бумажный проверяющий под такие факты не подкопается. Ох и шайка подобралась, убийцы.

— Из телефонного разговора Нодара и Вахтанга следует, что кое-кого из узниц павильона тоже убивали.

— А сейчас у них кто-то есть?

— Нет. Только триумвират: Вахтанг, Сонька и Нюська.

— Повременим пока эту очень удобную нам хату прикрывать. Анализируй дальше по ней, а я Нодаром в «Кольце» займусь.

Гена встал, собираясь уходить. Кострецов покосился на могучую папку на столе, которую тот принес.

— Это мне, что ли, оставляешь? Забери к чертовой бабушке. И заглядывать не буду. Доверяю тебе полностью, как дипломированному историку, уже и так испортившему зрение над важнейшими бумагами.

Топков обреченно подхватил папку. Ему, как салаге, приходилось постоянно нести бремя писанины по их ветвистому расследованию. Что ж, в любой казарме старослужащим не положено горбатиться на черной работе.


* * *

Чувство вины разрушает человека, а иногда укрепляет характер. Сонька Медь закалилась в своей жистянке до ожесточения. О том, что отдала когда-то на растление собственную дочь, она даже не задумывалась После разговора с Нюськой маханша Соня немедленно связалась с представителями Маэстро и вкратце объяснила, почему она хочет, чтобы черножопого на ее хате не было. Маэстро заинтересованно направил к ней на переговоры Мадеру, который был верток на любые представительские дела.

Прозвали Мадерой этого лысого, низкорослого, атлетически сложенного полурусского, полукавказца за его любовь к вину «Мадера». Он когда-то узнал, что этот напиток был любимым у Григория Распутина. Взялся его осваивать, потом к нему пристрастившись. Мадера, веря в какого-то своего русско-горского бога, видел в том вине некое причащение.

Встретились Мадера с Сонькой в маленьком ресторанчике. Она пришла заранее, как обычно на важные деловые свидания, и сразу заказала закуски и водку. Мадера, в ослепительной белой рубашке, галстуке и черном клубном блейзере, прибыл позже, проскочил к столу своей подпрыгивающей походкой, сел, позвал официанта и спросил:

— У вас какая мадера?

Оказалась коллекционная, и Мадера заказал две бутылки.

— Мадерку уважаешь? — ласково осведомилась Сонька.

— А за что ж мне кликуха дадена? Не допетрила? — в узком блатном кругу Мадера позволял себе безудержную феню, умея говорить и ясным языком бизнесмена.

— Откуда ж я знаю? — удивилась Сонька. — Остров еше под таким названием имеется.

— О-остров, — протянул Мадера. — Его не выпьешь. Ты-то вон по главной примете — Медь. — И деловито осведомился: — Манда тоже рыжая?

Сонька гордо вскинула голову.

— Без подмесу. По тем волосам истинный цвет бабы и проверяется. А то перекрасятся в блондинки, а между ног чернота.

Покрутил Мадера своей огромной лысиной, яично отсвечивающей над тугим лицом с черной щеточкой усов под картофельным носом.

— Ты, Соня, по бабьему товару — профессор. Значит, перекидываешь свою хату под Маэстро?

— Да, давно собиралась. А тут сам Вахтанг подтолкнул, измудохал до полусмерти. По почкам бил, потом кровью ссала.

Мадера неодобрительно покачал головой с оттопыренными ушами.

— И на мужиков он такой смелый?

— Да какое! У него мужское только в штанах болтается, и то скоро откажет, как он упражняется. Если б не Нодар над ним, я б с Вахом сама справилась. Но Нодар сейчас круто вмешался, Нюську мою вместо меня задумал оставить, а я, значит, совсем побоку.

— Ништяк, Соня. Угомоним и Вахтанга, и Нодара.

— Я в том, Мадера, и не сомневалась.

Они стали выпивать, закусывать. Начал Мадера все-таки с водки.

Сонька, понимая, что должна войти под покровительство Маэстро не с пустыми руками, стала дальше докладывать:

— Я почему с тобой стрелку-то забила: стремные дела у нас на хате были с одним из бригады Духа. Завалился один, Камбуз ему кликуха, с пушкой и стал вашего Вадика требовать.

— Ну-ну, — поощрил ее Мадера, знавший, что все, что касается Вадика, на особом счету у пахана Маэстро.

— Стал тот Камбуз орать, будто б Вадик завалил Гриню и еще одного его кореша. Едва я его успокоила, потом водярой упоили.

— Что еще Камбуз лепил?

— Боле ничего конкретного. Но явно хотел Вадика замочить.

— Вахтанг при этом был? — цепко поинтересовался Мадера.

— Был. У него сразу матка опустилась. Но у меня-то она любое выдержит.

Мадера тронул усы.

— Слыхали о том. Может, и спробуем. Как думаешь?

Сонька роково улыбнулась и повела шарами грудей, плещущихся под батистом блузки.

— А я усатых боюсь — усами защекотите.

— Там другие усы будут работать, — самодовольно ответил Мадера и уточнил. — Часто Вахтанг с Нодаром перезванивается?!

— Всю дорогу шестерит. Да что Вахтанг?! Я ж с Нодаром недавно личную беседу имела. Тот тоже Вадиком интересуется.

— Как?!

— Ну, пудрил мне Нодар мозги в разных направлениях, а к одному выводил: где Вадик да когда снова к нам зайдет. Наказывал мне о заявах Камбуза никому не говорить; а коли Вадик засветится, то ему немедля сообщить.

— На чем же вы закончили с Нодаром по этому вопросу?

— Пришлось мне сказать ему, что Вадик откуда-то звонил: вроде, занятой и не скоро увидимся.

— А вот это зря, — вставил Мадера.

— Не могла иначе: Вахтанг Вадиков звонок слышал. А что Вах узнает, то и Нодар.

Мадера попивал свое «причастие», думая, что надо срочно сообщить эту информацию Маэстро. Он заключил:

— Лады, Соня. Считай, что Маэстро за тебя полностью мазу держит. Пока на Вахтанга сильно хвост не поднимай. Будут в ближайшие дни кое-какие события, увидишь, как все на нужные места встанет. А о том, что звонил Камбуз, забудь. Нодару это подтвердила, но если снова кто-то к тебе с вопросами приступит, отрицай, что был такой Камбузов базар, и Нюське скажи.

— Все поняла, Мадера.

Он бросил деньги на стол.

— Отдыхай, Соня. Я линяю. Если что, звони.

Мадера взял вторую нераспечатанную бутылку мадеры с собой. Подмигнул Соньке, сияя лысиной на причудливой голове с ушами-топориками, и с подскоком удалился.

Сонька пересчитала оставленные деньги: щедро было отвалено.

Она приказала подать ананасы в шампанском и мороженое. Подумала, с извечным женским трепетом ощущая кредитки:

«Вот это деловые так деловые, настоящие мужики».


* * *

После доклада Мадеры о встрече с Сонькой Маэстро расставил все по местам.

Он получил информацию и о волне арестов сбытчиков последней автопартии в Грузии. Маэстро с удовольствием отметил свое чутье насчет паленого аэродрома у Чкаловской, но в общем итоге в его делах назрел кризис. Стремность упиралась в Нодара. После провала в Грузии тот, суммируя кидание его банка Мадерой, проколовшуюся на турфирмах свою шестерку и вмешательство Маэстро в руководство секс-хатой, должен был серьезно наехать.

«До какой же степени отчаялся Нодар?» — размышлял Маэстро. Тот ему не звонил, хотя прокол в Грузии требовал немедленной разборки, и это было самым плохим знаком. Так ведет себя партнер, который больше не нуждается в объяснениях, а значит, настроен на крайние меры. Сведения Мадеры о выходке Камбуза в павильоне окончательно укрепили Маэстро в решении опередить Нодара по всем возможным для атаки флангам.

Во-первых, почти приговором Вадику, а значит, и Маэстро стала болтовня Камбуза. В блатной среде не ведут долгих дознаваний. Для того, чтобы навесить на киллера Вадика и его пахана ярлык убийц Духа и Веревки, заявы Камбуза хватало, тем более что сразу после нее того убили. Стоит Нодару сообщить эти «обстоятельства» в бригаду Духа, как те разберутся свинцом сначала с исполнителем — Вадиком.

Вкупе с действиями Грининых парней сам Нодар мог мобилизовать силы грузинских воров в Москве, чтобы наказать Маэстро за провал автопартии. Не имей Нодар зуб на Маэстро за свои промахи по банку и турфирмам, за секс-хату, можно было б уладить с пролетевшими в никуда машинами. Но в нынешнем раскладе, не сомневался Маэстро, Нодар будет изображать его роль в грузинской сделке так, как ему выгодно.

Маэстро прикинул, с какого фланга начнет Нодар, и решил, что сначала тот даст наколку Грининым парням. Поэтому требовалось немедленно замести следы по свидетелям визита Камбуза на секс-хату. Нелоялен Маэстро был лишь Вахтанг. Он позвонил Вадику в «пансионат», сначала спросив о его здоровье.

— Отлично себя чувствую, — ответил подлечившийся Вадик, хотя рана в спине еще давала о себе знать при резких движениях.

— У тебя всегда «Будь готов!» — тепло проговорил Маэстро. — Но дела у нас сейчас так сложились, что пусть с травмой, а на дело выходить надо. Камбуз успел раззвонить о тебе по завалу Духа и Веревки.

— Что вы говорите?! — тихо удивился Вадик.

— За день до того, как сам успокоился, нарисовался Камбуз у Вахтанга. Там и Сонька с Нюськой были. Искал Камбуз тебя, заявил, что ты убрал Гриню и Веревку. А Вахтанг стукнул о том Нодару. Думаю, Нодар сейчас кинет эту наколку Грининым парням.

— То есть, происходит именно то, что вы при неудаче прогнозировали.

— К сожалению, сынок. Вплоть до того, что и грузинские воры готовы на меня окрыситься. Но бригада Духа пойдет на нас первым эшелоном, и прежде всего надо гасить это направление.

— Воевать с бригадой? — вежливо уточнил готовый на любое супер-Вадик.

— Это рано. Пока лишь Вахтанга надо срочно убрать. Он слышал базар Камбуза. Нодар наведет Грининых, они обратятся за подтверждением к Вахтангу.

— А Соня и Нюся?

— Эти под мою мазу полностью встали. Мадера только что с Сонькой говорил, наказал ей, чтобы они с Нюськой о заяве Камбуза наглухо зарыли… А ты-то Соньку и раненый не забывал.

— Вы о моем ей звонке? — виновато проговорил Вадик. — Я не видел в нем ничего опасного.

— Так бы и было, если б Камбуз не влез. А после твоего звонка, о котором Нодар узнал, пиковый рассек, что я сейчас без твоего прикрытия.

— Извините меня, пожалуйста.

— Ништяк, сынок. Легло-то складно. Пусть Нодар так и думает. Оприходуешь Вахтанга — на тебя сразу и не подумают, а значит, и на меня.

— Как лучше последствия этой операции обеспечить?

— То есть ховать ли Вахтанга, как Духа? Не надо. Он на бойком месте вкалывает. На хату, вроде Камбуза, любой духарь может завалиться — да и кончить грузина. Делай прямо на месте со всеми блатными красотами: нож, глумление над трупом, — коси под какого-нибудь шизанутого клиента. А Сонька с Нюськой о неизвестном залетном подтвердят, когда менты и блатные за них потом возьмутся. Ты их проинструктируй.

— Хорошо. Впервые мне придется с кем-то вместе операцию обеспечивать, тем более с сообщницами, — проникновенно сказал Вадик.

— Не расхолаживайся, сынок. Горячие дела лишь начинаются. Вахтанга не будет, но для бригады Духа ты останешься главным объектом, чтобы пропажу Грини и завал Веревки и Камбуза раскрутить.

Маэстро нажимал на то, что у Вадика ответственнейшая роль, хотя знал, что тот в любом случае воевал бы за него с полной самоотдачей. Смущала пахана Вадикова влюбленность в Соню. По своему тяжелому опыту, битому зонами, ножами, пулями, он убедился, что и виртуозно задуманное, отлично проведенное дело сплошь и рядом рассыпается в прах, если в нем замешана «трещина».

Презирая женщин и не считая их за полноценных людей, даже если они были верными подстилками, Маэстро допускал их в свою жизнь только для отправления половых надобностей. К нему регулярно доставляли на несколько часов каждый раз новую девицу, чтобы ни он, ни она не запомнили друг друга. При сексе Маэстро не разговаривал и запрещал «трещинам» издавать какие-то звуки, за исключением надлежащих стонов и вскриков. Поработив Вадика, остро чувствуя его болезненную зависимость от себя, Маэстро быстро разобрался и в привязанности «сынка» к Соньке. Он видел, что единственно она может выбить робота Вадика из продуманной схемы. Поэтому посылал киллера на секс-хату скрепя сердце.

— Пожестче проинструктируй Соньку с Нюськой после исполнения Вахтанга, продолжил Маэстро. — А делай грузина при них, чтобы в соучастие бикс подвязать. Тогда будут всегда петь, как надо, при нашем дальнейшем сотрудничестве.

— Я понимаю: вы думаете, будто бы мое отношение к Соне может помешать делу, — ответил проницательный Вадик. — Действительно, я часто бывал у Вахтанга из-за Сони. Но в этом направлении выполнение задания не должно вас беспокоить. Я вам больше скажу: очень счастлив был его получить. Плохо я переношу поведение Вахтанга.

Он имел в виду стальной холод, что всякий раз сжимал его сердце при мысли: этот Вах может распоряжаться Сонькой круглосуточно со всем изуверством и сладострастием.

Маэстро укрепил киллера и на этом пути, заметив:

— Вахтанг совсем оборзел. Недавно Соню так отбоскал, что кровью мочилась.

— Да?! — воскликнул Вадик.

— Сбесился. Такой же больной, как его пахан Нодарик. Тот же с Соньки начинал. Она совсем зеленой была, когда Нодар за нее взялся. Немало ее бил. У Соньки еще с тех пор почки опущены, — разжигал Маэстро, концентрируя внимание Вадика и на Нодаре, которого, если тот поднимет грузинских воров, тоже придется убирать.

— У вас есть еще какие-то указания по операции? — сбивчиво спросил Вадик, которому разговор стал невмоготу.

— Нет. Действуй, сынок.

Глава 3

Поздним вечером Вадик подъехал к павильону, поднялся на нужный этаж и позвонил.

Вахтанг гостеприимно распахнул перед ним дверь.

— Соня дома? — вежливо поинтересовался Вадик, будто б явился на чаепитие.

— А как же?! — широко улыбался Вахтанг, особенно стелясь перед подручным Маэстро после интриг с Нодаром. — Вся семья дома, Нюська тоже.

Вадика полоснуло наглое упоминание о семье. Он уточнил:

— А свежих девочек нет?

— Пока перебой, поэтому и гостей нету. Но тебе-то и среди основных кадров неплохо.

Подчеркивание Вахтангом Вадикова пристрастия к Соньке того тоже задело. Как и предчувствовал Маэстро, киллер пришел на дело в состоянии крайнего эмоционального возбуждения, воспламеняла которое в нем на этом свете лишь рыжая Сонька.

Они прошли в гостиную. Вахтанг, зная, что Вадим практически не пьет, поставил на стол легкие напитки и крикнул в комнаты:

— Соня, Нюся! У нас почетный гость.

Дамочки вскоре появились в лихих секс-нарядах. Нюська в черных чулках с резинками и кружевных узких темных трусах, из распаха прозрачного короткого платья показывались голые груди. На Соньке синий пояс-чулки, с короткой юбочкой открывающей ягодицы и промежность, литой бюст выступал пулями сосков из декольтированной до пупка блузки.

Увидев, что почетный гость — Вадик, они вяло прошествовали к столу.

Вахтанг разлил вино, поднял тост. Выпил и сказал Вадику:

— Давненько ты не заходил.

Вадик отставил рюмку, поглядел на него дырами глаз, сгустившимися от зазиявшей в них черноты, и произнес чуть повышенным голосом:

— Вынужден был появиться, чтобы вас, Вахтанг, наказать.

Вахтанг немного опешил, но быстро взял себя в руки и бросил с кривой улыбочкой.

— Последнее время сплошняком мне грозят. То какой-то Камбуз, то ты.

— Я не грожу, — сухо сказал Вадик, аккуратно откусывая от дольки дыни.

Уже с откровенной усмешкой поглядел на него Вах.

— Чем же я перед тобой или Маэстро провинился?

— Больше передо мной, — ответил Вадик. — Вы Соню, к которой я хорошо отношусь, избили так, что почки кровоточили.

Вахтанг мрачно зыркнул на Соньку, потом — на этого червячного Вадика.

— Охерел совсем? Ты с кем говоришь? Ты какие права имеешь на такой базар с хозяином хаты?!

Сонька уже поняла, что Вадик пришел сегодня больше не из-за ее прелестей, на что и намекал Мадера. Она сообразила, что пустоглазый Вадик сейчас совершит что-то жуткое. Сонька вспотела и боялась даже пошевелиться. Нюська, не прислушиваясь к разговору, тянула шампанское.

Вадик закончил есть дыню, вытер руки салфеткой и посмотрел на Ваха строгим учительским взглядом.

— Вы здесь больше не хозяин.

— Что-о?!

— Я понимаю, что вам хотелось бы им быть, но нельзя, потому что вы отбываете, — приподнимаясь на стуле, проговорил Вадик.

— Куда? — растерянно спросил Вахтанг. — Сейчас объясню, — сказал Вадик.

Он быстро выпрямился, шагнул к Вахтангу с неприметно зажатым в руке ножом и молниеносно всадил его грузину в горло, вскрывая глотку.

Кровь ударила на скатерть фонтаном. Вадик выдернул нож, отступил немного и нагнул голову Вахтанга, умирающего с хрипами и клокотаньем, к столу, чтобы не забрызгать себе ноги. Он проделал это ловко, как ветеринар над корчащимся в агонии животным.

Сонька и Нюська окаменели.

Вадик подождал, когда из мертвеца более-менее стечет кровь, и скинул тело со стула. Труп Вахтанга шмякнулся на ковер.

— Спокойствие, девочки, — ровным голосом скомандовал Вадик.

Нюську затошнило, она зажала рот ладонью.

— Иди проблюйся, — бросил ей Вадик, снимая пиджак для свободы движений и склоняясь над трупом.

Он присел на корточки и стал выкалывать Вахтангу глаза.

— Вадя, — жалобно попросила Сонька, — можно и мне уйти?

— Сиди, — трудясь, сказал Вадик. — Пересядь на диван, чтобы я тебя видел.

Сонька встала, прошла к дивану, стоящему рядом с местом расправы над Вахом, и плюхнулась на него.

Вадик косо взглянул на нее и приказал:

— Сними юбку и блузку.

Та суетливыми пальцами стащила с себя одежду, оставшись лишь в поясе-чулках.

Лицо Вадика конвульсивно подергивалось, судороги бледного пятна лица под слипшимися волосами корежили его лоб, переносицу и подглазья в такт ударам, которые Вадик наносил ножом по лицу Вахтанга. От усилий у Вадика на спине открылась рана и расплылась кровавым пятном сзади на рубашке.

— Иди ко мне, — пересохшими губами выдохнул он.

— Как?! — не поняла его Сонька.

Вадик расстегнул брюки, приспустил их вместе с трусами и встал на колени.

— Бери у меня в рот.

Он так же содрал брюки с мертвеца, обнажив его гениталии, и воткнул в них нож.

Сонька подползла к Вадику на карачках, дрожа от ужаса и омерзения.

— Бери! — крикнул Вадик.

Член у него отлично, ломово стоял, чего Сонька никогда не видела. Она вобрала его в губы.

Вадик начал безудержно втыкать Соньке в рот, она стала задыхаться. А рукой с ножом Вадик резал, кромсал половые органы Вахтанга. Это был апофеоз шизофренического безумия и страсти маньяка, возбужденного убийством, глумлением над трупом и одновременным диким желанием. Вадик потерял контроль над собой.

Сонька видела, что у Вадика крыша съехала. Он безудержно садил ей в рот, доставая до горла, она уже слабела от удушья. Видя, как Вадик терзает труп, Сонька решила, что палач и ее затрахает в полном смысле этого слова.

Мокрое от пота и экстаза лицо Вадика было обращено к расчленению ненавистных ему органов Вахтанга. Свободной рукой он держал за гриву Соньку, колошматя ей во рту членом, окрепшим едва ли не в такую же сталь, как нож, втыкающийся в кроваво обмякший клубок у мертвеца.

Теряющая сознание Сонька стащила свой туфель и что было силы ударила им по лицу Вадика. Длинный тонкий каблук неожиданно легко вошел в левый глаз палача.

Вадик взвыл от боли. Бросил нож, пытаясь выдрать вонзившийся каблук. Сонька отпрянула, схватила нож и молниеносно всадила его в мошонку Вадика, так же ненавистную ей, как тому плоть Вахтанга!

Вадик ойкнул и лапнул Соньку железной рукой за горло. Она стала бить ножом ему в живот, как когда-то детдомовец Вадик — своей первой мальчишеской жертве. Киллер сомкнул у Соньки на шее две руки, но слабел от огненных ударов снизу.

Сонька вырвалась, вскочила. Вадик лежал на полу, по-детски прижав коленки к располосованному животу. Он тихо умер.


* * *

Сидящий на улице с подслушкой оперативник набрал домашний номер Кострецова:

— Сергей! У Вахтанга крутая расправа! По-моему, и грузина, и еще кого-то уделали.

— Сейчас там что? — спросил Кострецов, одеваясь и натягивая на себя перевязь с кобурой.

— Затихли, но, наверное, море крови.

— Ничего не предпринимай, — распорядился капитан. — Выезжаю. Сам туда зайду.

Он тут же набрал номер павильона. Трубку подняла мычащая Сонька.

— Соня, — крикнул Кострецов, — ты чего? Что еще стряслось?

— О-ох, Сере-ега… Вадик Ваха замочил, а я в крайняке — Вадика… Чего ж делать?! Мне теперь и от Нодарика, и от Маэстро кранты…

— Жди меня. Я еду.

Кострецов выскочил из квартиры и ринулся вниз, перепрыгивая через ступеньки.


* * *

Около дома Вахтанга капитан приказал оперативнику вызвать опербригаду и ждать его указаний. Сам же взбежал на нужный этаж и зазвонил в дверь. Ему открыла зеленая от пережитых кошмаров Нюська и махнула рукой в сторону гостиной.

На залитом кровью ковре рядом, по-братски валялись трупы «режиссера», не успевшего осознать свою гибель, и скрюченного киллера. Окровавленная Сонька голышом сидела за столом, лихорадочно глотая водку.

Кострецов приземлился на диван, грустно усмехнулся:

— Конец твоей карьере, Соня.

Та закурила, дрожащими пальцами потрогала гири грудей в пятнах крови.

— Ой, Сереня, хоть живой осталась.

— С какой стати Вадик заявился? — спросил Кость.

— Маэстро начал разбор с Нодаром по нашей хате. Я на днях с его человеком, Мадерой, стрелку имела. Объяснила политику Нодара и Вахтанга, встала под руку Маэстро. Мадера намекнул: жди дел. Вот и дождалась.

— Что за Мадера? — уточнял капитан нового фигуранта.

— Цепной Маэстро, в авторитете. По банкам за коммерсанта выступает, вид солидный, хотя канает как-то вприпрыжку. И лысый, уши торчат. Хороший вообще мужик.

— Все мы хорошие пока зубами к стенке спим. А ты чего на Вадика напала?

— Я-я?! Он, псих, такое начал чудить! Махнул пером глотку Ваху и давай над мертвяком измываться: глаза колоть, яйца резать. Меня заставил ему в этот момент сосать. Ой, Сереня, не дай Бог кому даже это увидеть… А я-то в самой кровище раком стою и чую: перекрывает бивень кислород, задыхаюсь. Вот-вот амба… Ну и рубанула его каблуком в спину, у него там, видать, рана кровянила. Он перо кинул, я за перо…

— Самообороной это называется. Так что по убийству Вадика можешь оправдаться. Но на тебе и другие крутые дела.

— Ты это, Сергей, к чему? Какие дела?!

Кострецов достал свое удостоверение, показал издали Соньке. Та выронила из зубов сигарету.

— О-о, легаш!

Усмехнулся опер.

— А ты говорила, что любого мужика можешь рассечь.

— О-о, то-то ты меня барать не стал… Я ж из-за этого сразу тебя заподозрила, а потом, думаю, цену ты себе набиваешь… Все одно не верится. Ну ты и легавый, Сереня!

— Прижми язык, сучка! На тебе соучастие в доведении до смерти Марины, квартиру для которой Вахтангу ты сняла. И здесь вы с Вахтангом девиц не щадили. Еще расскажешь, как убивали их.

Сонька ошеломленно смотрела на Кострецова. Он сказал:

— Одевайся, можешь помыться. Ты арестована.

Нюська, прижавшаяся в углу, спросила:

— Мне тоже с мамой?

— Ты оставайся, — ответил Кострецов. — Будем вызывать на допросы. И постарайся вычеркнуть из сердца такую маму, она юность тебе изуродовала. Но молодость впереди.

— Господи, спаси-и! — заголосила пьяная Сонька.

— Бог, Соня, — внушительно произнес Кость, — дарует спасение только души.

Сонька Медь встала, пошатываясь, из-за стола. Расставила точеные колонны ног, затянутые в синее, заляпанное разводами крови. Тряхнув побуревшими куполами бюста, погладила задорно торчащие рыжие кудри лобка и бойко сказала:

— А в тюряге да на зонах не пропаду. Что, мужичков, вертухаев на такой товар не найдется?! Проживу и там как-нибудь.

— Проживешь, — усмехнулся Сергей. — И можешь называть себя за сплошную толоконность Сонькой Медной Ручкой.

Сонька, изогнувшись, показала ему голый зад и побрела в ванную.

В углу плакала Нюся. Она сидела на полу, поджав ноги, почти так, как перед смертью Вадик. У нее тоже был располосован незримо живот. А то, что между ног у девиц иногда считается веселым местом, было для Нюськи кошмаром, никогда не чувствовала она ни возбуждения, ни наслаждения.

Кострецов вызывал по переговорнику бригаду снизу и думал о нелегком деле милиционера, когда самым первым надо брать на себя грязь, кровь за все общество, так любящее отделять себя от «ментов». Обычные люди, налогоплательщики, обыватели чистенько держатся в стороне. А если случайно или по материальной заинтересованности мажутся в гной, пованивают, все равно живут в хате с краю.

Сидел опер Кость над трупами, слушая Нюськины всхлипы, Сонькино удалое напевание в ванной, и ощущал, что среди людей «мент» особенно одинок.


* * *

На следующий день первым из «опекунов» на секс-хату позвонил Мадера. Нюська, пришедшая в себя, подробно рассказала ему о случившемся.

Больше всего заинтересовал Мадеру Кострецов:

— Значит, подсадным был тот Серега? А много ль Сонька ему назвонила?

— Не знаю. Она с ним втихую от Вахтанга встречалась, сговаривалась вместе хату вести. Серега должен был телок из своего ночного клуба поставлять.

— Какой там клуб?! Кого поставлять?! Маханшу твою мент этот на кичу поставил. И ты, Нюся, ставь на мамке крест. Не скоро она волю увидит. Как этот Серега выглядит?

Нюська подробно описала внешность Кострецова и спросила:

— А мне чего дальше делать?

— Пока жди. Сейчас высокие разборки пойдут, неизвестно чем кончатся. Сама шевели умишком. Менты будут пытать, лишнего не базарь, а то мамке своей довесишь. Толкуй лишь по завалу Вахтанга и Вадика. А так полную несознанку лепи: мол, все дела у Вахтанга и мамки были, от меня все скрывали. Тебе восемнадцать уже есть?

— Еще не исполнилось.

— Ну, Нюся, всухую отмажешься. Обрати внимание, что хату менты могут прослушивать. И по телефону, и так говори с понятием. Бывай здорова.


* * *

Потом позвонили от Нодара.

— Нюся, это от старого друга Сони беспокоят. Знаем про ваши дела. Приезжай в гостиницу «Кольцо» около Садового. Разговор будет.

Нюська собралась, оделась в строгое темное платье, превратившись со своим бледным большеглазым лицом во взаправдашнюю гимназистку. Прибыла в «Кольцо», где ее проводили в кабинет Нодара.

Пахан встретил ее, стоя посреди кабинета. Всплеснул руками, подошел и обнял.

— Знаешь, кто я?

Нюська поглядела на грузина, о котором мать ей часто по-разному рассказывала.

— Нодар.

Он провел ее, отцовски держа за плечи, к дивану, усадил.

— Кофе выпьешь?

Нюська кивнула. Подали кофе.

— Рассказывай с деталями, дэвушка, — проговорил Нодар, сочувственно щуря лужицы черно-желтых глаз на усатом лице.

После изложения Нюськой кровавых событий пахан веско произнес:

— Теперь я тебе серьезный вопрос задам. Отвечай в масть, мне врать не выйдет. Соня насчет завала Вахтанга с Маэстро сговорилась?

Нюська, несмотря на свои семнадцать, была не промах. Бомбя с матерью будущих секс-узниц, она наловчилась быстро соображать и искусно подыгрывать собеседникам. Несмотря на грозность Нодара, Нюся прикидывала, как ей лучше себя вести. Решила, что от него нужно скрыть только то, как она предала Вахтанга, и нынешний звонок Мадеры, пахан которого, как и Нодар, могли пригодиться в ее дальнейшей жизни.

— Насчет завала не знаю, дядя Нодар, — светя своими чистыми глазами, проговорила она. — Но то, что мать решила вести бизнес с Маэстро, это точно. Она хотела помощи у него просить.

— И попросила! — злобно сказал грузин. — Отольются ей на нарах такие дела. Я ж ей толковал, чтоб меня держалась. А что вышло?! Или она на того мента, который под делового косил, надеется?

— Дядя Нодар! — искренне воскликнула Нюська. — Этот Серега сплошь темным для мамы был. Вы не подумайте. Я ж при ее аресте была. Он только тогда ксиву засветил. Мама сильно расстроилась.

— Такую блатхату спалили! — дернул усами Нодар и завращал на пальце перстень. — Одно верно Соня доказывала: мудак этот Вахтанг. И бабу, и себя распустил. Сам мента в дом привел!

Подробности о Кострецове его не интересовали, все внимание было обращено в сторону Маэстро. Пахан спросил:

— От Маэстро звонили?

— Нет.

— На кого из шестерок Маэстро твоя мать выходила?

— Мадерой, вроде б, его звать.

— Ага-а, — протянул грузин, вспоминая это имечко по киданию подведомственного ему банка.

Нодар покрутил глазами, размышляя вслух:

— Маэстро вы больше не нужны. Вадика потерял, другого надрочит… Я тебе, дэвушка, так скажу: держись подальше от кодлы Маэстро. Мать твоя из-за него спалилась… Как, ты говоришь, Вадик держался? Будто б на дело пришел?

— Ну да. Очень сдержанный был. Обычно-то он глаз с мамы не спускает, а тут на Вахтанга, как на хорька, смотрел. Я, говорит, на тебя, Вахтанг, обижаюсь, что ты Соню до кровавых ссак побил, — у нее навернулись неподдельные слезы.

Нодар усмехнулся.

— Понтовал. Так и так приканал он валить Вахтанга.

Нюська с вызовом поглядела на него.

— Вадик маму любил.

Немного опустил глаза грузин.

— Это возможно. Но без приказа Маэстро не имеет он право никого мочить. Совпало у Вадика, конечно, здесь… Теперь, дэвушка, в ментовку затаскают тебя. Ты малолетка, от всего там отказывайся. Ни моего имени, ни Маэстро не упоминай. Это наши с ним разборки, наши дела. Чем я тебе могу помочь?

— Не знаю, — потупила глаза Нюся.

— Живи пока на хате. Потом что-нибудь придумаю. Дядя Нодар тебя не оставит. Вспоминала мать меня?

— Часто о вас говорила.

Нодар прикрыл глаза.

— Такое, что мы с ней испытали, не забудешь. Большие у меня к Соне появились в последнее время претензии, но она всегда фартовой была. Как это Соня мента не просекла?! Но доброе дело замастырила: мочканула Вадика. Увидишь мать на свиданке, скажи, что за завал гниды Нодарик кланяется и многое прощает… Ништяк, пусть она и зоны попробует. Надо через нее пройти, чтобы жизнь понять.

Он достал из стола пачку денег, бросил ее на колени Нюське.

— Это тебе на первое время.

Нюся встала, сжимая в руке деньги. Нодар обнял ее и поцеловал в щеку на прощание.

Глава 4

Все последние дни Нодар проводил в размышлениях, анализировал не меньше Маэстро.

Узнав о проколе в Грузии, воодушевился, что может натравить на того серьезных воров. Но сначала Нодар, как просчитал и Маэстро, решил задействовать против врага низовых блатных из бывшей бригады Грини Духа. Гибель Вахтанга для Нодара стала досадной неприятностью, потерей своего свидетеля показаний Камбуза (Нюське он все же не доверял), но надеялся, что воровское чутье Грининых парней подтвердит его правоту.

Причем всплыл новый сокрушительный факт — с Сонькой взаимодействовал мент. И хотя Кострецова ввел на хату Вахтанг, вполне очевидным казалось, что раз Сонька скрывала и от Вахтанга, и от Нодара свою связь с этим Серегой, то тот мог быть заслан со стороны Маэстро. Нодар думал, что опер, скорее всего, действовал по своим нуждам, но грузину было очень удобно замазать этим Маэстро. Случайность дала ему в руки оглушительный козырь на суку Маэстро, теперь Нодар мог восстановить против него весь блатной мир Москвы.

Пригласил Нодар к себе в «Кольцо» на разговор двоих, возглавивших бывшую Гринину бригаду: Тосика и Дуплета.

Тосик был нервным духовым блатяком с длинной шеей и острым носом, напоминающим Веревку, если б у того побольше плескалось масла в башке. Дуплет, в соответствие своей кличке, обозначающей хитрый бильярдный удар, слыл расчетливым уголовником, на которого при разработке угонов в основном и опирался покойный Гриня. Этот был кряжистого сложения, любителем говорить редко и точно.

Для таких гостей в кабинете Нодара богато накрыли выпивкой стол, за который те с достоинством уселись.

— Будем живы! — провозгласил Нодар, поднимая рюмку с водкой.

Визитеры покивали, выпили. Стали медленно закусывать, все еще находясь в недоумении по поводу приглашения их таким могущественным человеком.

Грузин объяснил:

— Призвал я вас, браты, чтоб расколоть всю раскрутку по Грине Духу, царствие ему небесное.

Тосик бросил:

— Не рано ли похоронил Гриню?

Покачал головой Нодар.

— В самый цвет. Творил над Духом, а потом над Веревкой и Камбузом ваш же Маэстро.

— Что можешь предъявить? — угрюмо поинтересовался Дуплет.

— Камбуз мог бы в полной натуре обсказать, но и его Маэстро через Вадика-мокрушника быстро прибрал, как до того и Гриню, и Веревку ваших, сказал Нодар и налил еще по одной.

Гости не прикоснулись к рюмкам, внимательно смотрели на него. Нодар сверкнул глазами.

— Слушайте и сами решайте, теперь все карты открыты. Приказал Маэстро завалить сначала Духа, потому как продался Маэстро ментам. Когда у вас Веревку с Камбузом повязали, думаю, мусора их обоих иль кого-то одного раскололи. Так получили легаши наколку через все ваши бригадные дела на самого Маэстро. Обратились менты к Маэстро: помогай или хвост прижмем. Я Маэстро до дна знаю. Он на воровские понятия давно с прибором кладет, он одной масти — барышной. Ни с кем из авторитетов, воров не кентует. Ни разу ни с одним из верхних не встретился, не выпил. Вот и пошел в суки. Вы-то много ль о Маэстро знаете?

Тосик отвел глаза, а Дуплет сказал:

— Базарь дале.

— Короче, завязался тогда с ментами Маэстро. А ваш Гриня, я мыслю, его стал рассекать. Дела у них по автопартии, что Гриня с театров снимал, близкие были. Из чего я это вывожу? Из того, что та автопартия спалилась ныне на Грузии. Всех причастных к ней деловых там повязали. Гриня еще раньше Маэстро в нехороших делах заподозрил, но тачки, как с ним сговорился, в Грузию перекидывал. Это у мусоров обычная операция: дать товару по всей цепочке пройти, чтоб хевру в отделку закрыть. Маэстро и ждал, пока Гриня это смастачит, а потом выходило ему Духа валить.

— Это почему ж? — осведомился Дуплет. — В таком раскладе он мог бы и Гриню мусорам сдать.

— Что да как до точки, это вы у самого Маэстро можете спросить иль у мусоров, какие и за вами скоро появятся, — раздраженно проехал по гостям жидкими глазами Нодар.

— А мы при чем? — спросил Тосик.

— При том, что Маэстро все ваши дела знает, а последнее знаменитое, с «роллсом», я слыхал, мокрое было. Неужели вашей бригаде за такое менты гулять на воле дадут?! Я так мыслю, что завалить Маэстро решил Духа, потому как Гриня был готов своими подозрениями о нем с братанами поделиться. А это не только для авторитета, для любого жулика похуже ломовой кичи. Ссученного наши под землей достают.

Дуплет уточнил:

— Значит, нет у тебя, Нодар, человека, что на Маэстро за Духа докажет?

— Нет. То знали лишь Веревка да Камбуз, за что моментально с жистянкой простились. Камбуз после завала Веревки на одну блатхату приканал и о том заяву сделал.

Тосик иронически ощерился.

— Во какие пацаны! Мы их за шестерню держали, а они крутые дела между Маэстро и Гриней разбирали.

Нодар дернул усами.

— Потому и разбирали, что сначала они ментам вас вложили! Веревка с Кабузом не разлей стакан были, свое паскудство меж собой заморозили, а уши вострили. После пропажи Духа и смикитили, откуда нитка идет. Попробовали наехать на Вадика-мокрушника, а он их тоже положил. Этот Вадик, я считаю, у Маэстро самым крутым был. Лишь по случайности «трещина» его на блатхате урыла. Слыхали о том? Вадика знаете?

Тосик промолчал, Дуплет ответил:

— Гриня перед пропажей что-то за него говорил. На блатхате они, вроде, вместе гудели. Знаем, что на той блатхате хозяина завалили и Вадика этого.

— Теперь то неважно. Ныне о себе думайте и за Гриню, если хотите поквитаться, — тигрино взглянул Нодар.

Дуплет рассудительно произнес:

— И Веревка, и Камбуз — так и так гниль. О них базарить не будем. А насчет Грини надо б убедиться.

— Дуплет! — воскликнул Тосик. — А заныры-то Вадика мы можем надыбать да и обшмонаем их. Может, там чтой-то по Грине найдем?! Мадеру я знаю. Он подскажет.

— Обязательно подскажет, — мрачно проговорил Дуплет, — когда яйца наизнанку выверНем. Нодар вставил:

— О Мадере я тоже слыхал. Он сейчас, после завала Вадика, основной, я мыслю, у Маэстро.

Тосик сидел уже как на иголках. Нодар предложил:

— Выпейте на дорожку.

— Не, — мотнул головой Дуплет, — не до бухалова. Мы по Грине все ноги сбили, возьмемся за раскрутку твоей наколки немедля.

Они с дружком встали, по очереди признательно пожали руку вору.

После их ухода Нодар с удовольствием погладил свой золотой перстень.


* * *

Тосик предложил Дуплету заехать к Мадере домой без предварительного телефонного звонка, чтобы эту рыбу не спугнуть. Дуплет одобрительно кивнул, поправил пистолет в кобуре под курткой, они сели в машину.

Мадера оказался дома и впустил их, сначала увидев через глазок только знакомого ему Тосика. В прихожей Дуплет, внезапно заруливший вслед дружку, аккуратно вытер ноги о половичок и безмятежно посмотрел на хозяина.

— Дуплет, корешок мой, — представил его Тосик. — Ты один?

Мадера насторожился. Визит малознакомого ему Тосика с неизвестным крепышом без предварительной договоренности, да еще начавшийся таким вопросом, был подозрителен. Но он встретил гостей по-домашнему, в майке и джинсах, оружие лежало под подушкой в спальне, и Мадере пришлось изобразить радушие.

— Ништяк, будем знакомы. Один я, — проговорил он, ведя визитеров в гостиную.

Там Мадера гостеприимно кивнул на диван у стены.

— Садитесь, сейчас пивка принесу.

Он попытался подстраховаться, зайдя сначала в спальню за пистолетом, и более подпрыгивающей, чем обычно, походкой, направился к ней.

— А у тебя пиво, что ли, не на кухне? — вырастая на его пути, спросил Дуплет.

Мадера внимательно рассмотрел человека, вставшего перед ним и не собирающегося пропустить. Лицо Дуплета было каменным, а в глазах посверкивали искры.

Пошел Мадера на кухню, бросив:

— Да я хотел рубаху накинуть, зябну.

Туда за ним и направился Тосик, остановившийся у двери и пронаблюдавший, как доставал Мадера пиво из холодильника. Он так и простоял под притолокой, пока хозяин не вынес на стол в гостиную пиво и стаканы.

Мадера осознал, что влип. Он корил себя за то, что пустил Тосика. А ошибся он, потому что, как и Нодар со своими приближенными, так и Маэстро с Мадерой в первую очередь напружинились в отношении лишь главной вражеской группировки. Гринина бригада для Мадеры такой не являлась. В последнем разговоре с Соней он узнал: Духа руками Вадика убрал Маэстро, — но не думал, что это может выплыть наружу. А если догадаются о том кореша Грини, считал Мадера, то не смогут предъявлять претензий лично к нему, не имевшему к этому никакого отношения. Но ухватки явившейся парочки убеждали: что-то пронюхавшие Гринины бойцы решили его тряхнуть.

Они сели за стол, налили пиво, и Тосик спросил Мадеру:

— Ты хорошо Вадика знал?

Тот, понявший вопрос, небрежно кинул:

— Да так, только внешне. На дела с ним не ходил. У меня своя работа.

— Значит, мокруха была на Вадике? — ухмыльнулся Тосик.

— Не понял, — угрюмо ответил Мадера, дерзко приподняв голову, отчего грозно блеснула его лысина.

— Чего понимать?! Он мочил тех, на кого Маэстро указывал? — с расстановкой произнес Тосик.

Мадера усмехнулся.

— Это ты у Маэстро спроси, коль такой крутой.

Тосик злобно посмотрел на него, а Дуплет лениво произнес:

— А чего у тебя, Мадера, уши топориками?

И тут ощутил Мадера, что резко за него эти двое возьмутся, раз Дуплет начал издеваться. Но он был в воровской иерархии повыше них, ложкомоев, и с подобающим вызовом:

— Чего завякали? Сявки должны свое место знать.

Кипишной Тосик сразу же двинул его в лицо!

Мадера ждал этого, уклонился, вскочил. Молниеносно саданул бутылку о край стола и оказался с зажатым в руке горлышком, оттороченным осколками стекла. Удар таким оружием называется звездочкой и куда как живописно расписывает лицо противника.

Дуплет медленно вытащил пистолет.

— Брось стекло, сука. Сядь или свинца схлопочешь.

Взглянул Мадера на зрачок ствола, отшвырнул горлышко. Тосик метнулся к нему и ударил головой в лицо! Мадера отлетел, обливаясь кровью. Тосик подскочил к нему, сбил на пол и долго молотил ногами в лицо и под ребра.

Когда Мадера захрипел, теряя сознание, Дуплет проговорил:

— Хорош. Пора и за дело побазарить.

Тосик пододвинул стул, сел, склонившись к лежащему Мадере. — Где хата Вадика, где его заныры?

Вытирая кровь с лица, Мадера с достоинством произнес:

— Иди ты на хер. Мочите, сявки, если правы.

Дуплет и Тосик по воровским понятиям были б «неправы», если б убили блатного только за то, что он, возможно, знал нужную им информацию, но скрыл ее. Им оставалось лишь пытать Мадеру. Тот и бросил эту фразу, чтобы проверить, насколько шатко его положение.

Дружки переглянулись. Дуплет встал, сунул пистолет за пояс и снял куртку. Мадера уверился, что лично против него эти двое ничего не имеют, убивать вряд ли будут, и приготовился держаться, так как знал, где жил Вадик.

— Ты чего стекла-то набил? — проговорил Дуплет Мадере. — Ну-ка, Тосик, вяжи его и поставим мальчонку лысого на горох в наказание.

Быстро скрутил Тосик Мадеру прихваченной капроновой веревкой по рукам и ногам. Дуплет раздробил каблуком бутылочные осколки на полу в крупное крошево. Они подволокли Мадеру к нему и поставили на шипы стекла коленями.

Боль, пронзившая до костей коленные чашечки, стегнула Мадеру, но он лишь сжал зубы. Цыгане, негры, китайцы пониженно воспринимают боль, как и рецидивисты-преступники. Если такой медицинский факт в отношении черных и желтых можно объяснить расовыми биоособенностями, то у уголовников это связано, возможно, с той самой эмоциональной тупостью, бесчувственностью, которая делала убийцей-роботом Вадика.

Проходившие тюремные университеты Дуплет и Тосик знали об этом, поэтому больше рассчитывали, что сломают волю Мадеры. От боли же, в крайнем случае, можно улететь, потеряв сознание.

Дупель проговорил:

— Мадера, ты духовой. Мы тебя уважаем, но пойми и нас. Есть крутая наколка, что Вадик Гриню Духа завалил и гдей-то спрятал. Кем нам Гриня был, ты сам петришь. Доведись тебе за своего пахана разбираться, и ты б на все шел.

Тосик нервно вставил:

— Крутая подлянка, что Маэстро Гриню нанял и сам же через Вадика кончил. Маэстро, авторитетные люди базарят, ментам продался. Ссученный он. И ты такого отмазываешь?!

— При чем тут Маэстро?! — спросил Мадера. — Вы ж за Вадика трясете, а он на том свете.

— Надо нам обшмонать заныры Вадика, чтоб по Грине убедиться, — объяснил Тосик.

— И всех-то делов?! — якобы с недоумением поинтересовался Мадера.

Он понимал, что ход поиска Грининых подручных, жаждущих хоть каких-то доказательств, правилен. Но переживал, что, если укажет им то, что осталось от Вадика, вдруг они там действительно что-то обнаружат. А тогда ставился под удар сам Маэстро, которому Мадера был верен. Он пропустил мимо ушей обычный базар недовольных блатных, что их враг непременно «ссучился».

— И всех делов! — подхватил Тосик. — Мы ж тебя трясем — не человека сдать, а хаты его. Вадика нету, чего ты подлянки боишься?

— Не, браты, — мотнул головой Мадера, — не знаю я Вадиковых заныров. Давай водички, — сказал Дуплет Тосику.

Тот пошел на кухню и вернулся с бутылкой, наполненной водой из-под крана. Дуплет схватил Мадеру лапой сзади за шею, другой за лоб, заломив ему голову. Тосик стал заливать Мадере в ноздри воду. Это очень мучительное блокирование дыхания.

Забился Мадера, захлебываясь, давясь от удушья. Тосик прекратил лить, чтобы у него не отключилось сознание.

— Отдохни, — сказал Мадере Дуплет, отпуская его голову.

Того стало рвать, он с трудом откашлялся и перевел дух. Дуплет закурил и внезапно воткнул Мадере в шею горящую сигарету.

Дико закричал и снова забился Мадера, но Тосик удерживал его за плечи, а Дуплет жег, пока тот не обмяк. Они отступились, и Мадера упал лицом вниз на бутылочные осколки.

Перевернули Мадеру на спину. Лицо его было сплошь залито кровью.

— Еще будешь пить? — спросил Дуплет Мадеру. — Извиняй, что мадерки не предложили.

Мадера делал вид, что в обмороке, не открывая глаз, лихорадочно соображал. Для поддержания своей авторитетной репутации он уже достаточно выстоял, практические мысли одолевали этого специалиста по банкам. Мадера сопоставлял муки, которыми его еще угостят палачи, с тем, что им требовалось от него. Он хорошо знал чистюлю Вадика и почти не сомневался, что тот следов по уделке-разделке Духа не оставил. Не очень красиво было для крутого выдавать и такую информацию, но после пытки «горохом», водой и огнем он, посчитал Мадера, имеет право пойти на это.

Разлепил веки Мадера и небрежно произнес:

— Ну чего?! Знаю я одну хату Вадика. Могу показать, раз вы так за бригадира переживаете. Но ни хера там стремного не найдете.

— Правильно решил, Мадера, — проговорил Тосик. — Мы тебя боле-мене по-братски трясли. А менты-то при пытках, кузбасские кореши сказывали, применяют противогаз и электроток.

Они освободили Мадеру от пут, подняли. Провели его в ванную, где тот обмылся. Лицо Мадеры сильно кровоточило, и Тосик залепил его кусочками пластыря из аптечки запасливого хозяина. Связали ему руки спереди, накинули на плечи плащ, чтобы это не бросалось в глаза.

Втроем вышли на вечернюю улицу к машине. Дуплет сел с Мадерой на заднее сиденье, Тосик за руль.


* * *

Замки квартиры Вадика Тосик ловко открыл отмычками.

Прошли в комнаты, удивляясь чистоте и порядку. Лишь книги были раскиданы всюду.

— Научный был, падла, — прокомментировал Тосик.

Мадера, тоже впервые оказавшийся в этом стерильном логове, порадовался, что не ошибся в своих предположениях: в такой ухитанности следов киллерства Вадика никак не должно было быть.

Гринины бойцы перевернули квартиру вверх дном, не обнаружив вообще ничего относящегося к уголовному промыслу хозяина. Было впечатление, что жил тут одинокий, фанатичный «вечный студент», запоем глотающий книжные сочинения.

Дуплет вытер пот со лба, закурил и проговорил с неподдельным изумлением:

— Туфта какая-то. Он эту хату будто б для осмотра мусорами содержал. Такой звездохват: Гриню, Веревку, Камбуза, грузина на блатхате положил, — и голяк из припаса в доме. Даже перочинного ножика нету.

— Туфта, — покивал Тосик. — Мадера, колись до яиц, где еще у Вадика заныр.

Мадера знал и о Вадиковом гараже, не подозревая, что под его полом лаборатория. Успокоившийся пустыми хлопотами Грининых, он ответил:

— Гараж еще имеется.

Поехали туда.


* * *

В гараже было пусто, Вадик убыл на свое последнее дело на новеньком «ниссане», который около дома с павильоном при аресте Соньки опознал Кострецов и забрала милиция.

Блатяки наощупь бродили по помещению, пока Тосик не нашел выключатель и не зажег свет. Огляделись.

— Голяк и тут, — сказал Тосик, придерживавший связанного Мадеру за локоть.

— Погодь, — прервал его Дуплет и прошел к куче старых шин и тряпья в углу.

Он стал отодвигать кучу, наваленную Вадиком для маскировки лаза. Увидел люк в полу и воскликнул:

— Научный был, курва! По-хитрому все замастырил. Откинул крышку Дуплет, полез вниз, светя зажигалкой. Вскоре и там загорелось электричество.

Дуплет крикнул:

— Ну-ка, канайте сюда. Здесь интересно!

Тосик подвел Мадеру к лазу и спустился вслед за ним. Подземная лаборатория была и арсеналом. На аккуратных стеллажах по стене лежали пистолеты, автоматы, разное оружие, смазанное, кое-какое — в заводской упаковке. На отдельных полках хранились патроны, гранаты, одноразовые гранатометы «Муха». Имелась и отличная коллекция боевых ножей.

— Е-ексель-моксель, — протянул Тосик, озираясь. — С таким припасом можно любое отделение милиции брать.

— Специалистом был Вадик, — уважительно произнес Дуплет.

Мадера осматривался с таким же восхищением.

Наконец они воззрились на медную ванну с кислотой, в темной кипи которой уже не виднелось останков Грини.

— А это что за хреновина?! — сказал Тосик.

Они подошли поближе.

— Кислота, — определил Дуплет. — Вадик тут химичил.

— А зачем? — спросил Тосик.

Дуплет хмыкнул.

— Мертвяков ховать. Вот сука, и гробовщик крутой был. Вон и фартук, и перчатки, как у доктора, припасены.

Все взглянули туда, куда указывал Дуплет, и увидели одежду Грини, брошенную Вадиком на пол. Он забыл кинуть ее в ванну вслед за голым трупом.

Тосик схватил одежду, рассматривая.

— Дуплет! Это — Грини! Он в этом прикиде тогда уезжал. Вспоминаешь?!

— В цвет! Гринин прикид, — сказал Дуплет, озабоченно заглядывая в ванну. А Гринек-то наш, выходит, уж растворился.

Тосик позеленел подобно патинной накипи медных боков ванны. Схватил Мадеру за горло.

— Сука! Та-ак, значит, Маэстро нашего бригадира прибрал?! Сука, ты за это ответишь!

Мадера побледнел, поняв, что смерть в таком раскладе для него неминуема. Он рванулся из рук Тосика, но Дуплет припечатал его на месте корягами рук.

— Ша, деловой… — Дуплет смотрел на Мадеру остановившимися глазами. Водички ты попил, теперя извольте помыться.

Они подтащили Мадеру к краю омута медного гроба.

Тосик, выкатывая глаза, подшмыгивая острым носом, предложил:

— Полезай, культурно прими ванну.

Мадера дико закричал, вырываясь. Гринины бойцы зажали его и воткнули головой в кислоту. Тело Мадеры содрогнулось, кислота пошла кругами и зашипела. Истинно, русски-горски «причастился» Мадера.

Блатяки аккуратно, чтобы не забрызгаться, перевалили тело замершего Мадеры через борт.

Наверху с улицы послышался голос:

— Хозяин! Вадик, ты тут?

Кто-то из владельцев соседних гаражей, видимо, подошел, услышав жуткий крик Мадеры.

Дуплет прошел к лесенке в гараж и крикнул в лаз:

— Вадика нет. Мы тут обустраиваем ему по монтерской части.

— Вроде б кто-то орал, — сказали сверху.

— А-а, — ответил Дуплет, — током меня гвоздануло. Все нормально.

Они переглянулись с Тосиком и стали прислушиваться. Потом постояли у ванны, глядя, как тухлой рыбиной плавает в ней комом тело Мадеры.

Вынув пистолеты, погасили в подвале свет и по-кошачьи осторожно поднялись в гараж. Выключили наверху электричество.

Выглянули из гаража: никого. Черная ночь глухо отсвечивала прозеленью звезд и лимоном луны.

Закрыли ворота гаража, Тосик аккуратно замкнул их. Быстро сели в машину. И рывком снялись с места.


* * *

Гринины бойцы ехали, долго не обмениваясь друг с другом ни единым словом. Наконец Дуплет произнес:

— Рули опять на Мадерову хату. В засаду там сядем.

Корешки подкатили к дому Мадеры. Поднялись.

Тосик достал из холодильника водку. Разлил ее по стаканам. Товарищи стоя подняли их.

— За бригадира нашего Гринька, — сказал Дуплет.

Выпили, не чокаясь.

Тосик пошел сторожить входную дверь, а Дуплет сел рядом с телефоном.

За полночь раздался телефонный звонок. Дуплет поднял трубку и пробасил:

— Але.

— Кто это? — спросили по другую сторону провода.

— А ты кто покто?

— Маэстро.

Дуплет покрепче прижал трубку к уху и уважительно произнес:

— Я на случай, если ты позвонишь, здесь от Мадеры и сижу. Кликуха моя Борец, — представился он, пользуясь тем, что Маэстро его никогда не видел.

— Что с Мадерой?

— Попал в беду. По телефону не могу объяснять.

— Лады, — сказал после некоторого раздумья Маэстро, — двигай ко мне.

Он продиктовал Дуплету адрес и положил трубку. Тосик выглянул из прихожей.

— Лады-влады! — воскликнул Дуплет, вскакивая. — Айда, братишка, амбу Маэстро делать.

Они выбежали на улицу, уселись в машину и понеслись.

— Тосик, — веско говорил Дуплет. — Маэстро это не Мадера. Чуть стебанемся, и он нас завалит. Я за Борца к нему войду, а ты на лесенке ожидай. Залью ему, что Мадера у меня дома раненым кончается. А как мы с Маэстро с хаты пойдем, ты пали ему в спину.

— А вдруг он с хаты не полезет?

— Почему?

— Хер ли ему Мадера?! Пошлет с тобой когой-то из шестерок.

Дуплет призадумался и сказал:

— Должен бы Маэстро к подыхающему Мадере поехать. Тот у него в крутом авторитете, видать, был. Я буду Маэстро лепить, что тот его требует. Мол, Мадера имеет срочное, секретное сказать. Мне то не доверил, а просит пахана, опасается, что коньки кинет.

— А чего ж в таком разе Мадера сам пахану не позвонил?

— Потому как нет у меня на хате телефона.

— Так, — прикидывал Тосик возможные расспросы Дуплета. — А чего ж Мадера тебе сам телефон пахана не дал?

— Скажу: впал в бессознание. Только и успел, мол, попросить найти Маэстро. Валяется сейчас в бреду, я и надумал у него на хате посторожить.

— Боле-мене складно. Но вряд ли такой авторитет один на хате и без быков выйдет.

— Ну сколь тех быков у него ночью? — проговорил Дуплет. — Двое-трое на крайняк. Чего ж, мы с тобой за Гринька со всеми не разберемся?! Ты, главное, бей первым Маэстро. Он, сука, наша основная цель.

Они причалили к дому Маэстро. Первым вышел Дуплет и зашагал в подъезд. Спустя некоторое время туда скользнул Тосик.

Дуплет поднялся на этаж к нужной квартире. Дождался, когда выше на этаж подъедет в лифте Тосик. Тот вышел и спустился на лестничный пролет вниз, чтобы стрелять сверху по выходящим из квартиры. Показался Дуплету с площадки.

Нажал кнопку звонка Дуплет.

Спустя некоторое время дверь начали открывать. Она наполовину растворилась, и человек с длинными волосами спросил голосом, который Дуплет слышал по телефону:

— Борец?

Дуплет кивнул. Маэстро вдруг выкатил глаза и глухо приказал:

— Руки в гору!

Свой пистолет Дуплет, зайдя в подъезд, предусмотрительно засунул в сапог, прикрытый штаниной. Поэтому он с готовностью поднял руки, не сомневаясь, что при обычном поверхностном обыске его груди и пояса Маэстро пистолета не обнаружит.

Тосик, наблюдавший это сверху, решил, что напарник провалился. Он заскочил за ним в подъезд позже и не видел ухищрения Дуплета с пистолетом. Тосик решил стрелять, если обыскивающий начнет шарить по Дуплету, не заводя того в квартиру. Он не знал: Маэстро это или кто-то из его быков, — но здраво рассудил, что, убив открывшего дверь, они с Дуплетом смогут ворваться в квартиру для окончательной расправы.

В этот момент Дуплет с руками за головой громко сказал:

— Шмонай, Маэстро.

У Тосика перехватило дыхание от такой удачи. Сам Маэстро маячил в дверях, его можно было снять единственным точным выстрелом, коли тот выглянет в проем. Тосик подумал: Дуплет нарочно назвал имя Маэстро, чтобы он не промахнулся.

Дуплет, действительно, назвал Маэстро для Тосика, но не затем, чтобы тот стрелял. Дуплету и в голову не могло прийти, что Тосик задумает палить по Маэстро в ситуации, когда тот, даже решив выдвинуться в проем для обыска, легко может прикрыться от возможной пули телом Дуплета.

Суперосторожный Маэстро, несмотря на присутствие в квартире двоих быков-телохранителей, решил сам открыть дверь незнакомому Борцу именно с расчетом проверить: один ли тот пришел, не ловушка ли это?! Когда Борец-Дуплет вдруг некстати громко произнес его имя, Маэстро напружинился.

Чутье и расчетливость, благодаря которым он сумел превратиться из Челнока во всемогущего Маэстро, его никогда не подводили. Поэтому он решил, как и предполагал матерый Дуплет, высунуться, прикрываясь телом обыскиваемого, чтобы спровоцировать на действие возможных напарников этого Борца.

Маэстро, держа в правой руке пистолет, левую протянул к Дуплету и, не высовывая в обозримое пространство с лестницы ни головы, ни туловища, стал ощупывать его грудь.

Тосик, ведя мушкой по показавшейся руке, молил Бога или черта, чтобы Маэстро побольше выглянул.

Рассчитанным движением Маэстро быстро шагнул к Дуплету, прижимаясь к нему, чтобы не попали, если целят с верхних или нижних ступенек. Он упер пистолет в живот Дуплету и, выглядывая из-за его головы, шарил глазами вокруг. И — засек Тосика, притаившегося за перилами лестничного марша наверх в полутьме подъезда!

Площадка перед дверью Маэстро была ярко освещена, и Тосику казалось, что оттуда невозможно увидеть его пистолет и часть головы около перил.

Маэстро выстрелил в живот Дуплету! Нырнул обратно в квартиру, закричав стоявшим рядом охранникам:

— Еще один наверху!

Двое быков ринулись за дверь, перепрыгивая тело Дуплета. Тосик начал безостановочно стрелять в них сверху.

Охранники, слаженно прижавшись по стенам, открыли ответный огонь. Бац! Бац! — пули стрелков ударили в грудь беспорядочно палящему Тосику.

Он покатился к ним по ступенькам. Еще живым кувырнулся к их ногам. Те враз контрольно выстрелили Тосику в голову. Потом так же — Дуплету.

Глава 5

На место перестрелки около опустевшего заныра Маэстро муровцы вызвали Кострецова, когда опознали Тосика и Дуплета как членов банды Грини Духа.

Капитан прибыл туда вместе с Топковым. Их больше заинтересовала квартира, из которой так ловко управились с самой авторитетной парой Грининой банды.

На первый взгляд, она была типичным логовищем, в котором коротают время уголовники: с непременной батареей пустых бутылок, колодами карт. А вот маленький спортзал в глубине квартиры — это уже было что-то новенькое. Похоже, здесь вместе люди разных вкусов: в главных чистых покоях обреталось начальство, а на кухне и в боковухах бражничали охранники.

— Отпечатки пальцев по квартире сняли? — спросил Кострецов эксперта.

— В первую очередь, — ответил тот. — И сразу послали в МУР для установки.

Кострецов, проводив взглядом отправляемые трупы Тосика и Дуплета, сказал Топкову:

— Нарвались здесь Гринины парни на опытных. Раскололи их еще на лестнице. Четко расстреляли, Дуплет даже не успел свой пистолет из сапога достать.

— Не самого ли Маэстро нащупали они здесь?! — проговорил Топков. — Банда Грини в последнее время ничем себя не проявляла, за исключением подвигов Веревки и Камбуза. Так же, как и те, должно быть, разыскивали виновников гибели бригадира.

— Похоже, Гена. Поэтому я об отпечатках в квартире и спросил.

— А что они дадут, если наша версия верна? — блеснул стеклами очков лейтенант. — О Маэстро мы ничего не знаем.

— Погоди-ка, — бросил Кострецов, увидев, что в квартире появился новый муровец.

Он подошел к нему и представился.

Оперативник раскрыл папку, с которой приехал из МУРа, и сообщил:

— Установлены отпечатки лишь одного человека. Это рецидивист Указов Виктор, кличка Челнок. Был подручным в банде Артиста, проходившего и под кличкой Шеф. Несколько лет назад они рэкетирствовали в районе Мосфильмовской улицы, пока конкуренты Артиста не убрали. После этого след Челнока пропал. Вот его фото.

Кострецов с Топковым рассмотрели фотографию.

— Дай-ка фото на время, — сказал капитан и взял его. — Гена, давай-ка по соседям.

Они отправились по соседним квартирам. Разбуженные стрельбой и приездом милиции люди со вниманием разглядывала фото и качали головами, не узнавая. Фотография была десятилетней давности, и Челнок был изображен на ней остриженным под ноль. У очередной квартиры капитана с лейтенантом нагнал старик, который уже рассматривал фото.

— Извините, товарищи, — сказал он. — Я художник, у меня профессиональная память на лица. Все думаю о человеке, которого вы показывали. Позвольте еще взглянуть.

Старикан взял фото, отвел его на расстояние и стал закрывать пальцами то одни части лица, то другие. Так делают портретисты, когда хотят прояснить какие-то детали лица изображаемой натуры.

— Знаете, — после всех манипуляций произнес художник, — если б голову этого человека прикрыть париком, подретушировать, так сказать, нос и глаза, то он очень похож на того, что жил в квартире, у которой целый бой разгорелся.

— Спасибо, отец! — воскликнул Кострецов. — Ну, а еще что можете сказать?

— Я этого жильца видел всего раз, бросились в глаза его длинные волосы, почти до плеч. Такие носят художники, но он на нашего брата мало походит. Он малоинтеллигентный человек, в лице смесь агрессивности и хитрости.

Художник ушел, Кострецов расплылся в улыбке.

— А мы, Генок, не лыком шиты и не глиной мазаны. Уцепили-таки Маэстро! Теперь знаем, с кем имеем дело. Изменил Челнок пластической операцией внешность, отрастил гриву, но отпечатки пальчиков не перемалюешь.

— Что его заставило?

— Хрен его ведает. Возможно, вслед за Артистом хотели грохнуть и его. Значит Челнок себя Маэстро возомнил?! Ну да, он же у Артиста воспитывался и к театрам, хотя и по брюликам, орденам, по тачкам, неравнодушен. Спортзал в заныре себе завел, в Москве личным присутствием никого из паханов не удостаивает.

— Это-то понятно, — сказал Гена. — Узнать ведь могут по голосу. А откуда, интересно, произошло слово «пахан»?

— Наверное, из сочетаний двух: «папа» и «хан». Вон как уважительно сочинили. Есть у уголовени и такое теплое слово, как «корынец». Это что-то вроде отца родного.

— Ты, Сергей, о фене можешь диссертацию писать.

Кострецов закурил и сплюнул.

— Охота мне на изучение говна время тратить! Эту мешанину по необходимости знаю и по заразной привычке употребляю… А в общем, нравится мне раскрутка этого дела. Сплошные трупы — и все уголовнички. Нас они особо не напрягают, сами стараются. Вот пришлось бы нам брать Гринину банду, потом держать за решеткой. Морока. А теперь они просто отсутствуют.

— Подполковник Миронов так же думает? — ехидно спросил Топков. Капитан предпочел не заметить сарказма:

— Да конечно, хотя и ругается. Он же старый волкодав. Чего не порадоваться самоистреблению блатяков?!

Топков, вздохнув, проговорил:

— Одних отстреливают, другие вылезают. Поток не уменьшается.

— А дело не в количестве, а в качестве, как во всяком стоящем процессе. Пускай блатные ряды пополняются, но быстрота этого многое знаменует. То, что бандиты обычно не доживают до пенсионного возраста, — показательный и жизнеутверждающий факт. Такое лучше всего убеждает нормальных людей: уголовщина — тухлое занятие.

— Мрачная у тебя философия, Сергей.

Кострецов остро взглянул на лейтенанта.

— Какая есть. Ну, я полетел обживать гостиницу «Кольцо». Там вот-вот могут боевые действия начаться.

— Считаешь, схлестнется теперь Маэстро с Нодаром?

— Должен. У этих папаханов принято отвечать ударом на удар. Я почти уверен, что Дуплет с Тосиком здесь оказались из-за происков Нодара. А ты, Гена, сядь у дежурного по городу и анализируй поступающие сведения о происшествиях.

Они вышли в разгоревшееся рабочее утро Москвы. И спешащим по своим делам не было дела до кровавых ночных разборок «паханов» и «корынцев».


* * *

Маэстро, переместившийся на новую конспиративную квартиру, раздавал четкие распоряжения.

Решено было атаковать вечером Нодара в «Кольце». Командиры двух боевых групп Маэстро получили от него инструкции обязательно достать самого Нодара. Для вооружения бойцов Маэстро рассекретил арсенал в гараже Вадика и туда за припасом отправился бригадир Ваторга, ставший главнокомандующим предстоящей операцией, потому что Маэстро, как обычно, в бой не собирался.

Ваторга с двумя бандитами подкатил к гаражу Вадика. Они открыли его и спустились в подземелье. Там прежде всего бросилась им в глаза ванна, где мешком плавало тело.

Боевики снарядились инструментом и выволокли уже оплавившегося Мадеру. Определить, что это он, можно было по разным приметам, особенно по ушам, торчащим топориками.

Набрал Ваторга по сотовику телефон Маэстро:

— Мадера тут в кислотной ванне плавал. Не очень его разъело, вчера, видно, запихнули.

Маэстро молчал, потом сказал вдруг прорвавшимся тонким голосом:

— Запакуйте его аккуратно. Увезите пока куда-нибудь. Хоронить с почетом будем… Ваторга, ты не должен упустить сегодня Нодара ни коем разе.

Отключил Маэстро телефон и сжал лицо руками. У него выбили главных помощников. Вадик был суперкиллером, и с помощью его шизофренического бесстрашия и замечательной тренированности Маэстро убрал бы Нодара без шума и автоматной трескотни, как приходилось делать теперь. А Мадера являлся мозговым центром команды Маэстро. С ним он просчитывал всевозможные последствия ходов на фронтах уголовной Москвы. И будь Мадера сейчас жив, можно было б еще попробовать уладить все с Нодаром через воровскую верхушку столицы.

После болтовни Борца и его ночного налета с напарником Маэстро понял, что Мадеры нет в живых. А узнав, какой конец тот принял, впервые в своей новой судьбе испугался. Маэстро было страшно не только потому, что самый умный его приближенный погиб такой ужасной смертью, а и потому, что остался совершенно один в столь же экстремальной ситуации, как когда-то легендарный Артист. Но тогда Артиста пытался прикрывать хотя бы он, Челнок, правая рука пахана. Теперь у Маэстро двух рук не было, такие култышки, как Ваторга, не в счет.

Маэстро сидел, закрыв глаза, и молил судьбу помочь ему и на этот раз. Ни Бога, ни черта он не признавал.


* * *

Восьмеро боевиков под командой Ваторги вечером припарковали свои машины недалеко от «Кольца».

С автоматами под куртками они обложили гостиницу, заняв позиции напротив основных входов-выходов. Расположение ее помещений и кабинет Нодара были выяснены разведкой в течение минувшего дня. Ваторга стоял во дворе перед входом в кухню ресторана, через которую шел кратчайший путь к кабинету грузина, и слушал донесения бойцов по переговорнику.

У Ваторги в длинной сумке лежал и гранатомет. Он слушал доклады о передвижениях противника, число которого сейчас должно было быть человек десять, и мечтал, чтобы Нодар оказался в кабинете, который можно было разнести одним выстрелом «Мухи».

Поджарый, коротко стриженный Ваторга, бывший спортсмен-биатлонист, был отчаянным блатарем. Как когда-то на соревнованиях, он вкладывал в свое новое дело весь азарт, все умение мгновенно двигаться и стрелять без промаха.

Нодар в это время сидел в своем кабинете. Не зная о ночных делах у заныра Маэстро, он не сомневался, что Дуплет и Тосик надыбают Маэстро. К организации воровской оппозиции против ссученного Нодар еще не приступил, решив подождать действий Дуплета и Тосика в течение ближайших двух дней. Охрану «Кольца», как своего оплота, он усилил, приказав бойцам смотреть в оба.

Сегодня здесь болтались два разведчика Ваторги. На них и обратили внимание быки Нодара и доложили хозяину. Он к вечеру расставил своих боевиков по направлениям к тем ходам-выходам, которые сейчас контролировала с улицы команда Ваторги.

Все предохранительные меры были приняты одной и другой стороной. И вряд ли людям Маэстро удалось бы прорваться, если б не охотился здесь и опер Кость. Капитан, переодевшись в свой лучший костюм, торчал в казино, из которого хорошо просматривалось фойе, и не походил ни на блатного, ни на милиционера.

В фойе было перекрестье многих путей, в том числе и короткая дорога из кухни ресторана в кабинет Нодара. Кострецов больше посматривал туда, но не забывал и выглянуть через окна казино во двор, откуда обычно и совершают налет.

В момент, когда Ваторга, стоя рядом с огромной сумкой, прижимал переговорник к уху, опер заметил его. Кострецов быстро сопоставил возможное содержание сумки с азартной мордой короткостриженного, начальственно твердящего что-то в переговорник, и цепко осмотрелся.

За кустиками капитан разглядел на лавочке еще двоих явных блатарей. Те не отводили глаз от короткостриженного, как бы ожидая команды, жигански зажимая сигареты в зубах и держа правые руки под куртками.

Кострецов стремительно пошел в фойе, чтобы позвонить сретенскому оперу Ситникову, попросить подмогу ввиду определенно намечающегося налета на «Кольцо». Он ругал себя, что оказался без сотовика, который не взял в отделе, так как торопился сюда, да и не хотел выпрашивать дефицит.

Хорошо хоть телефонные жетоны были у него в кармане. Капитан, бегло посматривая вокруг, набрал номер с аппарата, висящего на самом приметном месте фойе, и, услыхав голос Ситникова, сказал:

— Петя, я в «Кольце»…

В этот миг напротив него к стене медленно прислонился бык, учуявший в походке этого посетителя что-то неладное.

Ситников засыпал вопросами Кострецова, но тому пришлось мямлить:

— Ну да. В казино играю, и в пролете. В пролете, понимаешь?! — намекал Кострецов, надеясь, что Ситников сообразит: он говорит при посторонних.

Бык напротив капитана криво улыбался. Кострецову в любом случае надо было прокричать три главных слова: «Бригаду на выезд!» Он оглянулся: второй боевик в фойе стоял к ним спиной, глядя через стеклянные двери на улицу.

Кострецов поманил к себе слушающего амбала. Тот удивленно двинулся к нему, наклонив голову. Капитан мгновенно врезал ему ребром ладони в горло! Тот захлебнулся спазмом, ударился затылком о стену и стал сползать по ней с выпученными глазами.

— Бригаду на выезд! — гаркнул в трубку Кострецов, бросил ее и подхватил падающее тело бандита.

Он хотел успеть затащить его в недалекую дверь туалета. Кострецов закинул руку быка себе за шею, взял под мышки и поволок туда. Но тут же услышал сзади по гулкому мрамору быстро приближающиеся шаги. Обернулся: от дверей бежал охранник, выхватывая пистолет.

Кострецов загородился телом быка, выхватил «Макарова» и закричал бегущему:

— Стоять! Милиция!

Нападающий выстрелил! Капитан бросил ему навстречу обмякшую тушу и метнулся за колонну. Пули охранника ударили по ней. Кострецов выглянул и всадил ему пулю в ногу. Тот полетел на пол.

Сразу же по оперу ударили выстрелы с двух тыловых сторон: неслись сюда Нодаровы бойцы. Кострецов приземлился, перекатился, отстреливаясь наудачу. Грохот выстрелов сотрясал фойе.

Капитан успел проскочить в дверь казино и захлопнул ее изнутри. Схватил дубовое кресло и удачно заклинил им ручку двери, чтобы не открыли снаружи.

— Всем укрыться! — закричал он в казино.

Бывалые посетители кинулись под столы. В дверь ломились слаженными ударами человека три. Капитан посчитал, сколько патронов у него осталось. Глянул на окна, подумав:

«Прыгать во двор?! Но и там стрелки…»

В этот миг он услышал, как начали штурм дворовые. Автоматы ударили в трех точках гостиницы! Снаружи от двери в казино отпрянули. Загрохотала по «Кольцу» бешеная перестрелка. Вот ухнул гранатомет…

Послышались редкие выстрелы.

«Где же Ситников?!» — думал Кострецов, стоя с пистолетом у косяка двери.

Наконец упала тишина. Потом послышался гул голосов из фойе.

Капитан вытащил ножку кресла из ручки двери и выглянул: милиция!

Его увидел бегущий от входа Петя.

— Целый, Кость?!

Кострецов кивнул и стал осматриваться. Три трупа бандитов валялись в фойе, еще одно тело раскинулось на лестнице, ведущей в номера.

Ситников прищурился.

— Ну и наворотили тут под твоим наблюдением.

Нечего было Сергею ответить. Они пошли к кабинету Нодара, по дороге снопами лежали убитые. Команда Ваторги атаковала нодаровских отчаянно. Те самоотверженно отстреливались, пока не падали под огнем. Сплошное вышло духарство.

Предбанник кабинета Нодара был разворочен взрывом. С отстрелянным гранатометом в руке лежал на подступах к нему мертвый Ваторга. Кострецов узнал его.

— Этот у нападающих за командира был.

— Рановато он саданул, — с сожалением сказал Петя. — Ему б в открытую дверь кабинета надо было гвоздануть, чтоб грузина этого достать.

Сергей улыбнулся, вспомнив недоуменное лицо Топкова ночью, когда он высказывался про подведомственное им количество и качество.

Они зашли в кабинет, где никого не оказалось. Не было Нодара и среди убитых.


* * *

Этим вечером лейтенант Топков сидел у дежурного по городу, параллельно слушая поступающие на пульт телефонные звонки.

Раздался мужской голос:

— Товарищи милиция, у меня имеется гараж в гаражном кооперативе. И вот вчера к ночи слышу из соседнего гаража сильный крик. Заглянул туда: хозяина нет, и его машины нет. Стоит у ворот незнакомая мне машина. А в гараже в подвал люк открыт. Я раньше этого люка не видел. Крикнул я. Мне из подвала не хозяин отвечает. Говорит кто-то, что монтеры работают, кого-то током ударило. А сегодня днем гляжу: еще одна незнакомая машина подъезжает. Выходят трое, вид бандитский. Зашли в гараж, чего-то там повозились. Вышли и стали машину загружать: полные сумки с чем-то. И в конце, гляжу, грузят куль. Похоже было, словно б туда завернули человека…

Топков сделал знак дежурному и сам взял трубку:

— Кто хозяин того гаража?

— Вадиком его зовут. Фамилию не знаю… Я почему звоню? По телевизору показывали: работяги «Автосервиса» клиентов убивали и под пол гаража прятали.

— Вадиком?! — уловил главное Гена. — Как он выглядит?

— Молоденький такой парень, худой, вежливый.

— Он недавно «ниссан» купил?

С того конца провода подтвердили:

— Точно. Я его на «ниссанке» видел.

— Большое спасибо, гражданин. Продиктуйте адрес вашего гаражного кооператива и как найти гараж Вадика, который вызвал ваши подозрения.

Абонент все подробно разъяснил.

Топков набрал номер своего ОВД. Попросил дежурного сообщить капитану Кострецову, когда тот выйдет на связь, что Топков выехал по адресу, который продиктовал. Гена просил, чтобы капитану обязательно передали: поехал в гараж Вадика, из которого сегодня выносили что-то, похожее на труп.

Топков взял разгонную машину, которую ему предоставили как члену оперативно-следственной бригады МВД-ФСБ. Лейтенант поправил очки и кобуру под пиджаком, дал по газам и ринулся к гаражу Вадика, радостно улыбаясь, что и ему наконец выпало разыскное счастье.


* * *

Наступала ночь, когда Топков подрулил к гаражам. Но он сумел разыскать гараж Вадика по приметам, которые сообщили по телефону.

Интеллигентный Топков, прилежно перенимая рабочие методы опера Кость, прихватил с собой отмычки. Изнурительно потрудясь (все-таки первое вскрытие замка), он наконец справился с задачей и вошел в гараж. Бдительно прикрыл за собой ворота и наощупь пробрался к люку, который должен был быть в углу.

Нашел его, открыл крышку и спустился вниз. Здесь, шаря по ближним стенам, сумел обнаружить выключатель и зажег свет.

Первой бросилась ему в глаза ванна, притягивающая взгляд своими зелено-коричневатыми боками. Топков приблизился к ней, но не встал вплотную, потому что на полу около ванны было набрызгано. По цвету жидкости на полу и в ванне, ее запахам Топков понял предназначение этого саркофага, и его охватила жуть. Он вспомнил то, что упоминал Кострецов об убийцах «Автосервиса» и повторил сейчас звонивший по телефону.

Топков почувствовал себя, как в могиле. Ему немедленно захотелось на воздух, но Гена пересилил себя, вытер пот, выступивший на лбу, и осмотрел стеллажи, на которых валялись остатки патронов и кое-какое оружие.

Больше ничего примечательного здесь не было. Топкову не терпелось вылезти наверх, но по природной занудливости он заставил себя остаться и поисследовать.

Гена взял с полки гаечный ключ, стал простукивать стены. Лейтенант совсем недавно прошел спецучебу, и у него в памяти свежо хранились конспекты по работе экспертов. Там указывались и примеры обысков таких подземелий на предмет тайников. На всякий случай стучал, постукивал Топков, как вдруг уловил новый отзвук ударов в одиноком углу, противоположном ванне и стеллажам. Лейтенант нашел в валяющемся повсюду инструменте зубило и молоток. Начал сбивать штукатурку в подозрительном углу. Вскоре показалась часть железной обшивки…

Лейтенант быстро обдолбил нужное место. В нише стены был замурован металлический ящик. Гена извлек его на пол. Обтер, легко сколупнул зубилом небольшой навесной замок на крышке. Открыл: изнутри брызнули блики драгоценностей и золотых монет! А главное, узорчато выглядывали из них ордена…

Он разворошил сокровища. Достал орден Александра Невского. Это были ордена из коллекции генерала Рузского!

Снова вспотел Топков. Он понял, что гараж Вадика был не только лабораторией, арсеналом, но и хранилищем черной кассы, очевидно, самого Маэстро.

Сначала Гена хотел схватить золотой ящик, выскочить наверх и нестись подальше от зловещего и зловонного подземелья. А потом вспомнил то, что они анализировали в последние дни с Кострецовым.

Лейтенант думал, прикидывал так и так и наконец решил: сегодня ночью может произойти окончательная разборка Маэстро, после которой тот может скрыться из Москвы. А раз так, выщелкивал беспристрастно ум Топкова, Маэстро почти обязательно должен появиться здесь и забрать этот ящик.

Топков пытался переубедить себя, чтобы бежать отсюда прочь, но аналитическое мышление и честность неуклонно прижимали: после гибели Вадика, ночного налета, предстоящей разборки с Нодаром Маэстро почти стопроцентно должен примчаться в этот брошенный гараж за своим сокровищем. А если выпадала на такой шанс хоть доля процента, то он, опер Топков, должен остаться в засаде.

Подумал Гена, что и наверху, в ночи, рядом со смертоносным гаражом, так же жутко, как и в этой вонючей катакомбе. Но он вспомнил своего шефа, его удалую улыбку и жест, которым Кость лихо ерошил кудри. Лейтенант не был трусом, но ему приходилось впервые брать такую инициативу на себя.

Топков закрыл ящик. Снова сунул его в нишу раздолбанной стены. Прошел к лазу, потушил свет, тихо выбрался по лесенке и по уже знакомому ему даже в темноте пути двинулся к воротам. Закрыл замок снаружи, как было.

Сел в свою машину, отогнал ее за гаражи. Вернулся и выбрал для засады кусты напротив площадки перед гаражом.

Залез в них, протер носовым платком очки, запотевающие от ночной сырости. Вытащил пистолет и стал ждать.

Глава 6

Уцелевшие бойцы Ваторги доложили Маэстро результаты боя в «Кольце».

Пахан дал отбой и засобирался. Почти вся команда Маэстро была уничтожена, ему надо было срочно уходить из Москвы, потому что Нодар в отместку за покушение и предыдущую вереницу неприятностей должен был мобилизовать все свои силы и связи, чтобы добить его.

Маэстро жил на этом свете ради денег. Он давно понял, что деньги можно накопить, а время лишь растратить.

Ему очень понравилась мысль, вычитанная в одной книге, что время существует только вместе с человеком. То есть нет человека — нет времени. А деньги, их эквиваленты, существуют всегда. Он был согласен с тем автором: время — это капитал, который можно истратить до конца, но при этом успеть заработать другое благосостояние — деньги. В словах писателя Маэстро пропустил лишь то, что у денег античеловеческая сущность, раз человек теряет из-за них время, а порой и жизнь.

У Маэстро были счета в западных банках и ящик в гараже Вадика, куда он упрятал лучшее из добычи команды Феди Трубы. В свои нестарые годы вор успел накопить желанный капитал. Он вел свои дела так, что партнеров, претендентов на его богатство уже не существовало. Всех их убрал Вадик. Поэтому Челнок, ставший великим уголовным Маэстро, мог, прихватив золото и драгоценности, исчезать с поля боя на все четыре стороны, так как ни воры, ни милиция не успели добраться до него. Да даже выяснить не смогли, самодовольно думал он, кто я в действительности.

Маэстро собирался, кладя в баул поддельные паспорта с предусмотрительно выправленными заграничными визами. Но что-то точило его. Все было ясно и накатано по уходу, он отгонял зудящую азартную ноту, но роковая эмоция давила, и Маэстро решил ощутить ее сполна, чтобы окончательно отделаться от наваждения. Это было свирепое чувство к Нодару.

Маэстро присел в кресло и стал снова взвешивать, кладя на весы простой, открытый, безбедный путь его дальнейшей жизни и тигриного Нодара, который сумел расправиться с его командой и с авторитетом Маэстро в боевом городе Москве.

«Ну что мне до моего авторитета, если никто не знает даже, что я — Витя Челнок, который выжил и поднялся после Артиста?! — убеждал он себя. — На хер мне этот Нодар?! В другом месте, в другой стране таких нодаров еще будет навалом».

И все же… Слепо копируя истинно одаренного Артиста, Челнок, он же Маэстро, принял желаемое за действительное. Руководя сложными операциями из-за кулис, всегда побеждая, Челнок-Маэстро уверился, будто б стал неким Станиславским уголовной жизни — куда выше погибшего молодым Артиста. Его уход с этой сцены виделся Маэстро совсем другим. Он мог бы полноценно уйти (хотя бы и под аплодисменты самому себе), если б убил Нодара, поставив тем самым грандиозную точку в столь тщательно выстроенном образе.

Поэтому Маэстро страшно переживал провал Ваторги в «Кольце» и пытался подавить в себе желание лично завалить Нодара. Сделать это было можно сейчас же, так как люди Ваторги выследили на днях и заныр грузина.

Маэстро чугунно сидел, пытаясь переломить себя, но не смог… Он все же так и остался занозистым Витьком Челноком.

Маэстро позвал двоих телохранителей и скомандовал им вооружиться. Боевики молча кивнули головами.

— Лично иду Нодара валить, — сказал Маэстро.

У быков загорелись глаза: пахан брал их решить дело чести.

Челнок в роли Маэстро никогда не участвовал в боевых операциях своей команды, хотя под Артистом убивал людей, отличаясь четкостью и бесстрашием. Как застоявшийся конь, он почуял дикий прилив восторга и оживленно изложил боевикам план действий, рыская пестрыми глазами.


* * *

Они сели в машину и понеслись к дому, в котором должен был отсиживаться после обстрела в вотчине «Кольца» жидкоглазый Нодар.

Тормознули недалеко от нужного подъезда, где на втором этаже была квартира грузина. Боевики, захватив пластиковую взрывчатку, вышли, чтобы пригласить главного исполнителя к поднятию занавеса. Они двинулись минировать квартирную дверь Нодара.

Вскоре один из бойцов выскочил на улицу и кивнул Маэстро. Пахан сунул два пистолета за пояс, гранату в карман и вышел из машины. Прошел к стене дома и прижался к ней рядом с боевиком.

Через несколько минут спустился вниз второй и доложил:

— Взрыв через две минуты.

Присели и закрыли уши. Рванул взрыв!

Дым еще не рассеялся, когда Маэстро влетал вслед за боевиками по ступенькам к развороченной двери.

Быки вскочили в прихожую, паля из автоматов. Маэстро с пистолетами в руках продвигался за ними.

Редкие пули ударили из комнат им навстречу, первый атакующий рухнул. Второй боец вылетел на середину холла, куда выходили комнаты, и застрочил вкруговую.

Маэстро прижался под притолокой прихожей, заглядывая через холл, ища глазами комнату, где мог быть Нодар. Из кухни с полу кто-то выстрелил в него! Маэстро уложил стрелка двумя выстрелами. Замолк и автомат его помощника, тот перезаряжал магазин.

Когда боец снова вскинул «калаш», из спальни пальнули ему точно в голову. Парень упал. Маэстро швырнул к проему спальни гранату!

Все стихло. Маэстро осмотрелся и выдвинулся в центр холла. В дверях комнат валялось трое убитых. Он скользнул в спальню.

Тут, за массивной кроватью, лежал контуженный взрывом гранаты Нодар. Маэстро подошел к нему, откинул ногой выпавший у того пистолет. Сел на кровать и ударил каблуком Нодара в лицо.

Грузин открыл черно-желтые глаза.

— Давай лично познакомимся, — сказал Маэстро. — Я и Маэстро, и Витя Челнок, который в бригаде Артиста работал на Мосфильмовской. Помнишь Артиста иль Челнока?

Нодар присел, привалясь к стене, вглядываясь в него.

— Челнок?! Не похож ты на него. Я Челнока знал… Хотя стой…

Всмотрелся Нодар, удивленно произнес:

— Морду, что ли, переделал?! И патлы другие. Ты, Челнок, и есть Маэстро?!

— А что? — усмехнулся Витя Указов. — Не канаю на Маэстро? Пришлось поработать над собой, чтобы поработать и над тобой. Я ж, Нодар, знаю, что ты кентовал с Лодиком и Хамзой, какие Артиста завалили. Тех уже другие добрые люди положили. А я лично пришел за тобой, потому как знаю: ты, сука, клялся, что и меня, Витька Челнока, достанешь. Достал?

Растерялся грузин.

— То когда было? Ты чего? Мы ж с тобой, Маэстро, нормальные дела делали.

— Я за тобой, черножопый, пришел и как Челнок, и как Маэстро. Ты мне и тогда, и ныне насолил. Я как хорошее вино: сохраняю вкус до последней капли, упивался своей блестящей ролью Маэстро, пестря глазами.

Нодар тигрино взглянул на него.

— Когда-то хана будет и тебе.

Маэстро выстрелил ему в лоб.

Он вышел из спальни, даже не взглянув на трупы своих бойцов. Сбежал по лестнице, выскочил из подъезда, прыгнул в машину и понесся за золотым завершением спектакля к гаражу Вадика.


* * *

Маэстро подъехал к хорошо знакомому ему гаражу, потому что вместе с Вадиком замуровывал в его подземелье ящик с драгоценностями.

Остановился на площадке около гаражных ворот. Взял сумку, чтобы переложить в нее содержимое ящика, и вышел из машины.


* * *

Из кустов крикнули:

— Стой! Милиция! Стрелять буду!

Маэстро бросил сумку и прыгнул в сторону. Когда он приземлялся, грянул выстрел и пуля вонзилась в ляжку!

Маэстро замер, притворяясь мертвым. Ни звука не слышалось из кустов. Маэстро неприметно вытащил один из пистолетов за поясом.

Лейтенант Топков, сидя в кустах, не двигался, но переживал во все фантазии необстрелянного салаги. Он сразу узнал подкатившего к гаражу Маэстро. Топков по инструкции предупредительно крикнул, а когда преступник попытался скрыться, выстрелил, целясь в ногу, что и требовал в такой ситуации огонь на поражение. Но лейтенант не дал предупредительного выстрела в воздух и не знал, сумел ли он ранить бандита.

Видя, что Маэстро не шевелится, Топков забеспокоился, что убил его. Если так, то это было б превышением полномочий при задержании не нападавшего на него. Кроме того, лейтенант впервые в жизни стрелял в человека. Это тошнотворно давило на «университетского» лейтенанта.

За такие приемы при задержаниях уже был осужен не один из коллег. В конце концов Топков приподнялся и, почти не прячась, полез из кустов, чтобы осмотреть лежащее тело.

Маэстро молниеносно выдернул руку с пистолетом из-под себя и влепил пулю Топкову прямо в грудь!

Лейтенант упал. Маэстро, хромая, вскочил, подбежал к нему.

Перед Маэстро лежал навзничь парень в очках с широко раскрытыми глазами мертвеца. Кровавое пятно расплывалось по рубашке под пиджаком. Маэстро не стал делать контрольный выстрел, потому что и так нашумели. Времени у него было в обрез, но достаточно, чтобы извлечь золотой ящик в подземелье.

Он быстро отомкнул гараж, в темноте пробежал к люку и спустился вниз, включил электричество. Но что это? Ниша тайника раскрыта.

Подскочил, выдвинул ящик. Но тот был по-прежнему тяжел. Маэстро опустил его на пол и откинул крышку: все на месте! Он усмехнулся, отдав должное правильной сначала идее застреленного наверху милицейского, подумав:

«Очкарик, а по-деловому смикитил, чтоб я за ящичек уцепился, а он бы меня без суеты здесь в спину прихватил. Но сыграло ментовское очко — вздумал прямо на улице на фу-фу взять».

Сумки с собой теперь у Маэстро не было, и он начал распихивать «брюлики», «цацки», «рыжевье» по карманам и за пазуху.


* * *

Когда в квартире Нодара гремел бой, машины с операми Ситниковым, Кострецовым и другими подъезжали в район этого дома. Они направлялись сюда из «Кольца» после того, как оперативники отработали место гостиничной битвы.

Ситников заявил Кострецову:

— Едем брать Нодара.

— Знаешь, где он?! — удивленно спросил Сергей.

Петя самодовольно крутанул глазками-пуговичками.

— Не все ж тебе, Серега, инициативу в руках держать. Я, видя твою прыть, на днях проследил Нодара от «Кольца» до его заныра на всякий случай. Вот он и выпал.

За улицу от нужного двора оперативники различили взрыв, глухую трескотню выстрелов. Наддали газу.

Когда автомобили влетали в широкий двор, Маэстро прыгнул в свою машину и мгновенно отъехал.

— Петро! — крикнул Кострецов. — Это Маэстро! Я за ним, дай тачку.

Ситников тормознул, соскочил на асфальт.

— Счастливо тебе, Серега! Я тут разберусь.

Капитан понесся по двору к другому выезду, вылетел на улицу и не увидел машины Маэстро. Кострецов пролетел вперед, свернул в одну улицу, другую. Вернулся, дал еще бешеный круг. Нет, ушел.

«Что же происходит сегодняшней ночью в бандитской Москве?! — раздраженно подумал он. — Сплошное поле боя. Надо побольше информации».

Он порулил в родной отдел.

Когда Кострецов вошел туда, дежурный сразу передал ему сообщение Топкова.

Капитан забежал прямо в пустующий кабинет Миронова, у которого, он давно приметил, всегда в шкафу лежал на крайние случаи запасной сотовый телефончик. Схватил его и выскочил на улицу к машине. Теперь у опера была снова точная цель.

Гоня к гаражам на окраине Москвы, Кострецов не ожидал, что там попадет в развязку их с лейтенантом розыска. Он без промедления кинулся туда, потому что его насторожило: дисциплинированный Гена не отзвонился, хотя должен был уже осмотреть гараж. Какие-то результаты он наверняка там получил, но не докладывал, как обычно, в такой напряженной ситуации через дежурного отдела, когда они с капитаном действовали порознь.

Подъезжая к скопищу гаражей, капитан услышал один выстрел. Пауза, и другой! Он остановил машину, чтобы не привлечь к себе внимание и на этом, оказавшимся нынешней ночью горячем, пятачке.

Кость бежал к гаражу Вадика с пистолетом в руке, не сомневаясь, что выстрелы как-то связаны с Геной. Как старший брат, старшой опер, он молил, чтобы очкарик-лейтенант был жив. Узнать гараж Вадика было нетрудно: у его распахнутых ворот стояла машина с открытой дверцей. Кострецов подбежал к гаражу сзади. Стал красться к воротам по стене.

Заглянул через щель в косяке ворот внутрь. Увидел люк в углу, из которого струился свет. Быстро проскользнул туда и медленно пошел к открытому лазу. Услышал возню в подвале.

Капитан лег на пол и тихо заглянул вниз. Маэстро в дальнем углу подземелья выгребал добро из ящика.

Кострецов спрыгнул в подвал, пружинно приземлился с криком:

— Не двигаться!

Маэстро, сидя на корточках, бросил взгляд на пистолет, который положил на пол рядом с ящиком.

— Не трожь пушку. Встать! — скомандовал опер.

Маэстро медленно выпрямился. Из карманов его плаща свисали нитки ожерелий, в ладони левой руки был зажат орден, отливающий золотом.

Кострецов сказал:

— Чужие награды надо сдать.

— Попробуй возьми, — отрывисто ответил Маэстро, рыская глазами.

Он узнал по описанию Вадика и Мадеры того опера, он же Серега Самарский, что пытался задержать его киллера на Чистопрудном бульваре. Тряхнув гривой, сказал:

— Ты на Вадика выходил и к Соньке прилепился?

— А теперь и на тебя вышел, Указов, он же Челнок и Маэстро.

Криво усмехнулся вор.

— И это знаешь?

— А как ты думал?! Никак тебе было не вывернуться. Нельзя перепрыгнуть через собственную тень. И здесь тебя мой напарник вычислил.

Маэстро тряхнул волосами, отчего глаза пестро вспыхнули под лампочкой, горящей на низком потолке у него над головой.

— Это который дохлым в кустах валяется?

У Кострецова сжалось сердце. Маэстро, уловив заминку, рванул руку вверх и разбил лампочку! Тут же в темноте выхватил второй пистолет из-за пояса и дважды выстрелил туда, где стоял Кострецов!

Капитана уже не было на этом месте. Он бросился вниз, когда исчез свет.

Кострецов отполз к стене со стеллажами, озадаченно думая о втором пистолете Маэстро. Теперь им предстояла дуэль в кромешной темноте. Кость лежал, водя стволом вокруг и ловя звуки.

Текли непроницаемые, безмолвные минуты.

Вдруг в углу, соседним тому, где был Маэстро, раздался дикий вскрик! Что-то будто б всплеснуло, словно бешеная щука предсмертно рванулась в ячейках рыбацкого невода…

Все стихло. Кострецов уловил острый химический запах. Он не стал размышлять: газ это или что-то другое, а рванулся, пригибаясь, к лазу. Взлетел по лесенке вверх.

Захлопнул люк. Привалил его лежавшим рядом старым мотором. Перевел дыхание, подумав:

«В надежной камере Маэстро».

Капитан вышел на улицу и полез в кусты. Посмотрел там на лежащего Гену, вспомнив:

«Как это он говорил? „В основном в жизни нет ничего, кроме слов. Почти ничего не происходит. Человек утром встает, куда-то идет, много ест. Я в милицию поэтому и пошел, тут события…“ Эх, Генок, но самое-то главное у нас событие, если живым остаешься».

Кострецов присел над ним, и ему показалось, что у лейтенанта дрогнули веки. Капитан пощупал пульсацию на шее: Топков был жив!

Сергей разодрал у него на груди рубашку, осмотрел рану. Стал рвать рубаху на себе и лоскутами останавливать сочащуюся кровь. Гена открыл глаза и посмотрел на него со слабой улыбкой.

Быстро набрав номер по сотовику Кострецов, вызвал «скорую» и опербригаду. Ему сообщили о гибели Нодара.

Кость сидел, держа голову лейтенанта, и почти в полный голос молился. Топков разлепил губы и прошептал:

— Маэстро… Где Маэстро?! Ордена Рузского в подвале…

— Полный порядок, Гена. Я Маэстро запечатал в подвале вместе с его и нашими орденами. Сейчас с ребятами доставать будем. И Нодара сегодня хлопнули. Молчи, не теряй сил. Ты сам, как орден…

Капитан говорил и говорил, чтобы Гена держался за нить его голоса, чтобы не улетел из этого мира:

— …Видишь, лейтенант, совершил и Маэстро ту самую оплошность. Уголовень всегда ее совершает… Знаешь, можно защищать невинных, а можно запугивать слабых… Блатное рыбье рано или поздно, а передохнет, будто и не было их ни в жизни, ни в твоей любимой истории… Видишь, их количество всегда переходит в мертвое качество. Убийцы обязаны быть трупами…

Приехавший врач, осмотрев Топкова, заверил Кострецова, что тот выживет.

Опер Кость стал бодро отдавать приказания прибывшему спецназу. В гараже зажгли свет, двое парней с мощными фонарями в руках присели над люком.

Отвалили мотор, распахнули крышку.

— Маэстро! — крикнул Кострецов, — выходи, нас тут много.

Кто-то из спецуры процедил:

— Да засадить вниз гранаткой.

Кострецов пристроился у лаза и попросил парней:

— Посветите.

Те нырнули руками вниз с зажженными фонарями. Капитан осторожно заглянул туда.

Он увидел ванну, на которую до этого в горячке не обратил внимания. Мертвый Маэстро лежал на ее краю, воткнувшись в омут кислоты головой…

Когда в дуэльной темноте Кострецов двинулся к стеллажам, Маэстро пополз из своего угла в сторону ванны, откуда был кратчайший путь к лазу. Зная подвал до подробностей, он привстал около ванны, чтобы аккуратнее ее обойти. Но огненно ударила боль в ране, Маэстро не удержал равновесия, поскользнулся в лужицах кислоты на полу и полетел в ванну.


* * *

Спустившись в подземелье, Кострецов в свете фонарей с рыбацкой приметливостью рассмотрел, что орден, зажатый Маэстро в ладони, при взмахе руки упал в ванну. Но даже со дна, через бурые слои он по-прежнему доблестно сиял.


Оглавление

  • ЧАСТЬ I
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  • ЧАСТЬ II СЕКС-БРИГАДА
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  • ЧАСТЬ III КИЛЛЕР
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  • ЧАСТЬ IV МАЭСТРО
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6