Без сожалений (ЛП) (fb2)


Настройки текста:










Р.Л. Метьюсон

Без сожалений


Страж – 2



Переведено специально для сайта http://lovefantasroman.ru и http://www.wonderlandbook.ru

Любое копирование без ссылки на сайты ЗАПРЕЩЕНО!!!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

Переводчики: Shottik, kalaratri, natali1875, m_red, YanNester, SophiaS181, oks9

Редактор: oks9, natali1875

Обложка: NaughtyKitten




Аннотация:

Пролог


Рерум, Нью-Гэмпшир

Десять лет назад...

– Просто выдерни его к черту! – прошипел тихо Крис, бросая тревожный взгляд на закрытую дверь спальни.

– Я не стану вытаскивать катетер, – сухо проговорил Ефраим, его приемный отец и чертовски упрямый Страж. – Медисон итак уже готова меня прибить за то, что забрал тебя из больницы, а поскольку меня не радует перспектива спать на диване вечность, мы не будем добавлять к нашему списку прегрешений еще и порчу ее машины твоей мочой.

– Хорошо, тогда давай свалим к чертям отсюда, пока нас кто-нибудь не застукал, – нетерпеливо сказал Крис.

Его не слишком волновал катетер, по крайней мере, в данный момент. Он найдет способ избавиться от него, прежде чем они доберутся до места.

И ни в коем случае не допустит, чтобы его будущая пара думала, что ему необходимо писать в пакет, даже если так и есть. Кроме того, это небольшая помеха временная.

Плевать он хотел на то, что сказали доктора. Ни за что не проведёт следующие сто восемьдесят лет привязанным к инвалидной коляске.

Благодаря своей крови Защитника и крови, которую дал ему Эрик, его шея зажила, кости на плечах соединились обратно с мышцами, а при помощи нескольких операций ему восстановили разрушенный позвоночник.

Теперь ему просто оставалось ждать, когда заработают его чертовы нервы, чтобы он мог поднять свою задницу и вернуться к работе.

– Уверен, что хочешь сделать это? – мягко спросил Ефраим, аккуратно поднимая футболку Криса, пока не показались швы, которые располагались чуть выше пупка и доходили до грудной клетки.

Крис дернул футболку вниз.

– Всё нормально. А теперь идём!

Вместо того, чтобы шевелить своей задницей и вывести Криса из дома, Ефраим сел на край больничной койки, специально заказанной бабушкой. Окинув Криса взглядом, он провёл рукой по коротким волосам.

– Не думаю, что...

– Я в порядке, – упорствовал Крис, прервав отца.

Ефраим просто продолжил:

– ...это хорошая идея. Тебя только вчера привезли из больницы. Сомневаюсь, что тебе можно вставать так рано после операции, приятель, – он говорил тем же отцовским тоном, что и с младшим братом Криса Джошуа, когда тот засиживался допоздна.

Но он не чёртов ребёнок и не собирается оставаться тут, когда его пара находится меньше, чем в двести милях отсюда.

Ничего плохого не случится. Он отправится в Бостон, даже если придется проползти весь путь. Его пара ждет, и ничто не сможет остановить его от поездки к ней.

– Послушай, – произнес Ефраим, выглядя растерянно и не зная, что делать, – почему бы не позвонить Эрику и не попросить привезти трёх девушек сюда, чтобы мы смогли определить, которая из них твоя суженная? Так и риска не будет, что ты приземлишься своей задницей обратно на операционный стол в очередной раз.

– К черту все, я ухожу, – объявил Крис, пытаясь сесть.

И тут же охнул от острой боли и упал на кровать, держась за живот, громкий крик невольно сорвался с его сжатых губ.

– Крис? Крис! – позвал Ефраим, в голосе звучала паника.

Слезы разочарования потекли по щекам Криса, мечтавшего, чтобы эта мука – словно огонь и осколки стекла разрывают его желудок – прекратилась. Так чертовски больно. В это мгновение Крис уже не сомневался: сейчас намного больнее, чем когда пуля прошла сквозь него.

– Держись, Крис, – попросил Ефраим.

Открыв глаза, Крис жадно глотнул воздуха и увидел, как его отец выскочил из комнаты, выглядело это так, словно он переместился, но в действительности тот двигался настолько быстро, что даже не то, чтобы человеческий глаз, его собственные глаза Защитника не могли уследить за ним.

В обычной ситуации он бы назвал отца долбаным показушником, но прямо сейчас ощущал слишком сильную боль, чтобы заботиться об этом.

– Крис? – раздался из коридора голос Медисон.

Чёрт.

Это не входило в их планы. Вот надо было ему оказаться таким слабаком и вскрикнуть? Если бы Крис повел себя как мужчина, то Медисон благополучно бы проспала их маленький побег, но теперь она проснулась, и они ни черта не смогут скрыть от нее.

"Чертовы способности Стража", – с горечью подумал он, когда его накрыла новая волна боли.

– Отец! – завопил Крис, ненавидя себя за это.

Шестнадцать лет он заботился о себе сам и никогда не нуждался, и не ждал ничего от кого бы то ни было и в последнюю очередь от своей суки-матери. Пока он не вставал у нее на пути и не доносил на нее в полицию, она с радостью позволяла ему спать на кучке тряпья на полу гостиной в трейлере, который снимала. Для него этого было более чем достаточно.

Крису ничто, и никто не был нужен, и он не ждал, что удача повернется к нему лицом.

Менее года назад его пустая и ничтожная жизнь закончилась, и у него появилась большая семья, а он, по-видимому, превратился в папенькина сынка. Если бы не ужасная боль, то Крис пнул бы себя под зад.

– Что здесь происходит? – сонным голосом поинтересовалась его сестра Джил.

Крис с трудом открыл глаза и глянул на дверь, где увидел Джил, Джошуа и одного из священников, который переехал в дом для обеспечения дополнительной защиты; явно обеспокоенные, они стояли там и смотрели на него с жалостью.

– Убирайтесь, – пробубнил Крис, хватая ртом воздух, когда живот пронзила новая боль.

– Что? – спросила Джил и поспешила к нему.

– Убирайтесь! – прокричал он от унижения, смешанного с болью.

Крис не хотел, чтобы они видели его таким. Ведь он их старший брат. И защищать их является его обязанностью.

Не нужно им видеть его таким. Он не был слабым и не хотел, чтобы родные думали иначе.

Они жили в опасном мире, и теперь, когда Медисон вынашивает ребёнка, Стража, были в гораздо большей опасности, чем раньше, и необходимо, чтобы они знали, что могут рассчитывать на него, когда окажутся по уши в дерьме. Им не стоит беспокоиться о нём.

– Крис, позволь мне... – начала Джил.

– Убирайтесь! – заорал Крис, зажмурившись, когда его живот снова скрутила боль, начинающаяся чуть выше пупка, где заканчивалось онемение, которое завладело нижней частью его тела.

"Когда, черт возьми, это закончится? Нужно ее прекратить или вырубите его нахрен".

– Ложитесь спать, – услышал он нежный шёпот Медисон.

– Мы просто хотели помочь, – пробормотала с обидой Джил.

– Крис поправится? – рыдая, спросил Джошуа. – Я могу принести ему лекарства, если нужно, или помочь сменить бинты.

– Шшш, всё хорошо. Просто ложитесь спать. Папа и я позаботимся обо всем, – успокаивающе пообещала Медисон.

– Хорошо, – тихо произнесла Джил.

– Надеюсь, тебе станет лучше, Крис, – пробурчал Джошуа.

Крис только стиснул зубы и зарылся лицом в подушку, молясь о том, чтобы снова не закричать и не поставить себя еще в более неловкое положение.

Он ощутил, как кровать слегка прогнулась, а потом – поцелуй Медисон на своем влажном лбу. Все еще зажмурившись, вслепую он протянул руку, пока не наткнулся на ее сильно выпирающий живот.

Крис положил руку на живот Медисон, чтобы сосредоточиться на пинках и движениях младшего брата и тем самым отвлечься от боли. Медисон без слов повернулась на бок и положила голову ему на плечо, пока он изо всех сил держался, чтобы не закричать.

– Прости, что так долго. Мне пришлось попросить твою бабушку помочь мне найти морфин в этой проклятой кладовке, которую она называет холодильником, – услышал он слова Ефраима, когда тот зашёл в комнату.

Крис не шевельнулся и не позволил ни единому звуку сорваться с его губ, когда Ефраим осторожно поднял его руку и вколол двойную дозу морфина в его катетер.

Почувствовав, как лекарство медленно растекается по его венам, Крис захотел стать настоящим человеком вместо Защитника, душа которого наполовину человеческая, а наполовину ангельская.

Его ангельская половина сопротивлялась таким вещам, как лекарства, алкоголь и наркотики. Дрянь, которую они использовали, чтобы отрубить его перед операцией, убила бы человека.

Чтобы почувствовать хотя бы небольшое облегчение, ему приходится принимать двойную дозу лекарств, которая уложила бы обычного человека.

Но любое облегчение, даже временное, более чем желанно прямо сейчас, пока он молча молит о смерти.

– Все хорошо, Крис, – подбадривала Медисон, целуя его в плечо.

На самом деле нет, но он не собирался ей об этом говорить. Она и так чувствовала вину за то, что он оказался в таком положении, и ему не хотелось усугублять ситуацию. Винить себя за вторжение в дом приспешников Мастера, которые желали наложить лапы на еще не родившегося ребенка, бессмысленно. В этом не было ее вины.

И это также не вина Ефраима, и да, он знал, что отец обвиняет себя. Это вина той сумасшедшей суки. Рано или поздно Медисон придется понять, что он обязан выполнять свою работу.

– Если бы я не знал тебя лучше, то подумал бы, что ты пытаешься увести мою девушку, – пошутил отец, пытаясь отвлечь Криса от боли. Даже в затуманенном от боли разуме мысль о нем и Медисон вызывала у Криса отвращение. Не то чтобы она некрасивая, Медисон прекрасна, но она просто его лучший друг. И тот факт, что его не привлекали женщины в целом, нисколько не задевало.

До тех пор, пока несколько месяцев назад эта небольшая истина не напугала его до чертиков. Понимание, что он Защитник с предназначенной ему парой, положило конец его страхам, которые чуть ли не каждый день плавали в его подростковом мозгу.

Крис никогда не боялся того, что он – гей, но опасался, что с ним что-то не так, и он навсегда останется одиноким.

Теперь Крис понимал больше. У него была семья, о которой нужно заботиться, маленький брат на подходе – чтобы защитить его, придется потрудиться и надрать не одну задницу – и суженная, ждущая, когда он ее найдет. Ему просто необходимо, чтобы эта чертова боль ушла, и тогда он со всем справится.

Он услышал, как Ефраим осторожно садится рядом. Несколько секунд спустя рука Ефраима накрыла его ладонь на животе Медисон, и Крис расслабился.

– Отдохни, Крис, – сказал Ефраим успокаивающим тоном. – Я не позволю, чтобы с тобой что-то случилось.

Крис почувствовал себя трусом, когда именно это и сделал.


***


– Я задушу тебя этим галстуком, – воскликнула Джил, пытаясь не рассмеяться, и откинула ярко-рыжие волосы назад.

– Быстрее. Она скоро будет здесь, – попросил Крис, принуждая себя не елозить в кресле от волнения. Его уже предупредили отец, бабушка и Медисон, что, если он спустится вниз, то его задницу оттащат обратно наверх и привяжут к кровати.

Ни черта такого не произойдет.

И так достаточно ужасно, что его пара приедет сюда и увидит его в этой инвалидной коляске, будь он проклят, если ей представят его как калеку.

Это всего лишь временно, и он все объяснит ей, как только их знаки – светло-коричневый полумесяц и крест – покраснеют, указывая на их брак.

– Как ты узнаешь в одной из них свою пару? – спросил Джошуа, подбросив бейсбольный мяч вверх, а затем поймав.

К счастью, Джил сжалилась над ним и ответила за него, поскольку Крис был слишком занят, гипнотизируя закрытую дверь гостиной и желая, чтобы та открылась. Он не мог поверить, что всего несколько минут разделяют его от встречи со своей половинкой, женщиной, с которой проведет оставшуюся жизнь и вместе с ней станет защищать свою семью.

– Ну, – начала Джил, поменяв его темно-синий галстук на черный, – ты знаешь, что каждые десять лет рождается десять Защитников, пять мужчин и пять женщин.

– Да знаю я про это! – перебил Джошуа. – Папа и та сумасшедшая женщина уже рассказывали.

Джил не обратила на него внимания.

– Они образуют пять предназначенных друг другу пар. Как сказал Эрик, две пары из группы Криса уже сформировались. Это означает, что три пары еще не соединены, и сегодня состоится встреча с тремя девушками из Бостона, одна из которых предначертана Крису.

– Ох, – немного разочаровано выдохнул Джошуа.

Крис обернулся, чтобы проверить, что случилось с его младшим братом.

– Что такое, малыш? – спросил он, стараясь не оглядываться на дверь.

– Ничего, – ответил Джошуа, пожимая худенькими плечами, и, пробубнив, добавил: – Просто хочу, чтобы ты был рядом.

– Почему бы мне не быть рядом? – поинтересовался Крис, усмехнувшись.

– Потому что ты женишься и заведёшь семью, как мама и папа, – поведал несчастным голосом Джошуа.

Крис закатил глаза и подъехал на кресле к брату, игнорируя недовольный взгляд сестры из-за того, что он "прилагает усилия", как любит говорить бабушка.

– Я никуда не собираюсь, – пообещал он, протягивая руку и выхватывая мяч у брата. – Ты застрял со мной, простофиля, так что смирись с этим.

Джошуа улыбнулся.

– Ты – простофиля, простофиля, – передразнил он и отобрал мяч. – У тебя скоро будут дети?

Крис едва не отшатнулся.

"Дети? Его? Черт, нет". Он никогда не поступит так с ребёнком, но вместо того, чтобы сказать это своему 11-летнему братику, просто пожал плечами и ответил:

– Посмотрим.

– Но... – начал Джошуа и замолчал, когда открылась дверь, и в комнату вошел отец вместе с хмурым Эриком.

Крис поерзал в кресле, не обращая внимания на слабое натяжение швов на животе, и попытался увидеть за мужчинами свою пару.

– Где она? – спросил он нетерпеливо, когда никого не заметил.

Его отец и Эрик, лидер Защитников в их регионе, отвели взгляд: взгляд, который его адски разозлил.

– Скажите мне, где она, – потребовал Крис так решительно, насколько смог, чтобы скрыть волнение.

– Почему бы вам, дети, не проверить, не нужна ли вашей бабушке помощь с обедом, – тихо произнес Ефраим.

Прикусив нижнюю губу, Джил шагнула к двери и остановилась только для того, чтобы обнадеживающе улыбнуться Крису. Джошуа выглядел так, словно собирался протестовать, но один взгляд их отца заставил его уйти.

– Как самочувствие? – спросил Эрик, сев на освободившееся место Джошуа.

– Прекрати нести чушь и скажи мне, что происходит. Где моя пара? – потребовал Крис.

Эрик тяжело вздохнул и запустил руку в свои темные волосы с красными кончиками.

– Как ты знаешь, сегодня должны были приехать три девочки из Бостона. – После кивка Криса, продолжил, – двое девушек сразу же нашли свои половинки.

– Ну, не смешно, Эрик. Меня там не было. Где она? Медисон болтает с ней или что-то вроде того? – спросил он, еще раз взглянув в дверной проем, надеясь, что Медисон тащит его пару, увидеться с ним.

– Нет, её здесь нет. Третья девушка мертва, – сообщил Эрик.

Голова Криса пошла кругом, когда до него дошел смысл слов.

– Мертва?

Не может быть. Черт возьми, этого не могло произойти. Его половинка мертва? Щупальцы страха поползли по его спине. Он останется один, по-настоящему один до конца жизни. Случилось единственное, чего он искренне боялся.

– Ты убил мою чертову пару? – закричал Крис, пытаясь дотянуться до горла друга.

Ефраим обхватил его за плечи, а Эрик в тот же миг схватил руки и мягко прижал к телу. Крис продолжал бороться: паника завладела им.

Один.

Совсем один.

– Крис, успокойся! – рявкнул Ефраим.

Он не мог. Просто не мог. Пытался бороться с болью, пока кричал, ругался и угрожал убить того, кто причинил вред его паре, и вдруг обнаружил, что поднимается с кресла и падает на пол.

– Успокойся, черт возьми, и выслушай меня, – приказал Эрик, схватив Криса за подбородок и заставив смотреть на него.

– Она не была тебе парой.

– Чушь собачья!

– Она была фальшивкой, Крис. Кто-то нанес на нее татуировку, и она нашла способ пробраться незамеченной на территорию комплекса. Нам понадобилось двадцать секунд, чтобы понять: она не одна из нас. Но к этому времени девушка уже вытащила пистолет. У нас не было выбора, кроме как убить ее, – объяснил Эрик, вздохнув с облегчением, когда Крис перестал вырываться.

Волна облегчения накатила на Криса, когда до него дошли слова Эрика.

– Так... она не была моей половинкой?

– Нет.

– Ты уверен?

– Да.

Крис закрыл глаза и откинул голову назад. Не его пара. Это означает, что его нареченная где-то там, ждет его, но самое важное – она жива.

Это прекрасно, потому что у него все еще есть шанс. Он найдет ее, и вместе они защитят его семью. Ему просто нужно поднять свою задницу.

– Эрик? – процедил он сквозь зубы, когда новая и довольно неприятная боль достигла его сознания.

– Что случилось?

– Думаю, один из вас, ублюдков, только что вытащил мой катетер.


Переводчики: Shottik, kalaratri, natali1875

Редактор: oks9


Глава 1


Наши дни.

Сиэтл, Вашингтон.

"Ладно, возможно, это была не такая уж и хорошая идея", – пробормотала Изабелла про себя, пока затягивала потуже лямки любимого рюкзака.

Она споткнулась, но сразу же выпрямилась. Затем поправила бейсболку и ускорила шаг.

"Хорошо, – призналась Изабелла, – скорее всего, не следовало соваться в этот район самой в три часа ночи".

У нее был небольшой рост, две огромные дыни вместо груди, из-за которых она постоянно теряла равновесие, и боевые навыки на младенческом уровне. Она действительно не понимала, почему, соглашаясь на встречу, считала это хорошей затеей.

Ну, вероятно, причиной всему потенциальный покупатель. Обычно возможные клиенты приглашали ее в рестораны, в офисы в центре города и несколько раз оплачивали полет в Европу.

Что мешало ей встретиться для заключения сделки с покупателем в душном офисе в течение дня.

Ну конечно, это было бы слишком просто для такой особенной программы: чрезвычайно незаконной и все такое.

Не то чтобы она зарабатывала деньги, создавая незаконные программы, или что-то подобное. Этот раз – абсолютная ошибка.

Хорошо, возможно, незаконное – неверное слово, но Изабелла точно уверена, что именно этой точки зрения придерживался агент ФБР минувшей ночью. Она не обрадовалась, обнаружив, что ее квартирку обыскали.

И оттого обиднее, что в ней ничего нет. Неужели они считали, что она хранит свои работы в квартире?

Что было бы довольно глупо, учитывая сколько компаний из Форчун-500[1]охотились за ее программами.

Некоторые из них не в состоянии предложить цену больше, чем другие. Только за прошедший год ее квартиру взламывали тридцать семь раз.

Единственное, что они нашли – небольшую коллекцию компакт-дисков, которые Изабелла выдавала за свои программы.

И они крали их, и делали так каждый раз, получая фиктивные программы, полные вирусов. Они могли сканировать эти диски хоть до второго пришествия, но так никогда и не узнают их истинное назначение, пока не станет слишком поздно.

Ее программе требовалось двадцать две целых шесть десятых секунды, чтобы заразить большую сеть. Самое приятное в ее вирусах то, что только она могла остановить их и восстановить программное обеспечение.

Ну, насчет восстановления, наверное, Изабелла преувеличила, поскольку ее программа на самом деле создавала иллюзию разрушения.

Ей всего лишь требовались извинения и чек на покрытие расходов на ремонт в ее квартире, ну и время для исправления.

Что-то большое внезапно появилось перед ней, испугав до чертиков. Изабелла взвизгнула и попятилась, затем рухнула на задницу.

Она слегка подняла козырек бейсболки, чтобы рассмотреть внушительную фигуру. До нее мгновенно дошел неприятный запах тела мужчины, заставляя ее поперхнуться.

– Ты видела моего котика? – потребовал он грубым голосом.

Изабелла покачала головой. – Он где-то здесь. Котик выбежал из дома, когда я вышел подоить коров. Теперь я ищу его, а коровам придется подождать дойки. Они очень сердятся, когда их вымя болит от молока.

– Ох... ненавижу, когда такое происходит, – сказала Изабелла, не понимая, как следует реагировать. Она не умела общаться с сумасшедшими, но если он оставит ее в живых, то обязательно научится.

Он твердо кивнул и тяжело вздохнул.

– Думаю, следует проверить амбар, – предположил мужчина, направляясь обратно к переулку между двумя кирпичными зданиями.

Изабелла вскочила на ноги, поправила бейсболку и заставила себя двигаться. Последнее, что ей нужно, чтобы он вернулся и ошибочно принял ее за корову, которой нужна дойка.

Спустя пять минут она добралась до небольшого парка и нашла скамейку для места встречи. Присела, прижала рюкзак к груди, пытаясь отдышаться.

Находиться в захудалом парке в три часа ночи только из-за того, что ей отчаянно хотелось избавиться от программы, – не самая умная мысль.

Это не ради денег: Изабелла далеко не бедствовала, но не могла пойти на поводу у своего желудка и уничтожить одно из своих детищ или разрешить правительству его забрать. Всему виной гордость.

Из-за дурацкой гордости она попадет в десятичасовые новости завтра вечером, когда найдут ее обнаженное тело в непонятной позе, ну, на самом деле уже сегодня.

– Это глупо, – решила она высказаться вслух, просто чтобы напомнить себе, что и так уже знала.

Нельзя позволить своей программе попасть к тому, кто назначает встречи в таких местах.

О чем, черт побери, она думала? В плохих руках ее программа может причинить много вреда.

"Это воспоминание не станет одним из самых прекрасных", – решила Изабелла.

Простонав, она поднялась на ноги. Ну, следует запомнить этот жизненный урок и придумать что-то еще.

Изабелла пошла в сторону улицы, надеясь поймать такси, которое благополучно отвезет ее домой. Ей не хотелось опять идти пешком.

Она лениво размышляла, повезло ли ее приятелю-фермеру с котенком, когда несколько фигур появились из темноты прямо перед ней.

– Мисс Смит, вы же не уходите? – спросил удивленным тоном высокий худощавый мужчина с легким, незнакомым акцентом.

– Э, нет? – она старалась смотреть на что-нибудь другое, кроме шрама, пересекающего его лицо, и второго – вдоль горла. Что-то подсказывало ей: мужчине не нравится, когда на него таращатся.

– Очень хорошо, – сказал он, указав одному из сопровождающих взять ее сумку. Изабелла едва удержалась, чтобы не отпихнуть того, напоминая себе, что совсем не сильна в драке.

Серьезно, какая жалость. Единственное на что она способна – нечто среднее между движением ветряной мельницы и пощечиной, при этом, как обычно, промахивается и с трудом восстанавливает равновесие.

Мужчина со шрамом взял сумку и открыл. Когда он выбросил ее конфеты на землю, Изабелле тотчас же захотелось побить его на месте. Какой больной ублюдок встает между женщиной и ее шоколадом? Вскоре за сладостями последовали ее копия "Властелина Колец", iPod, бутылка с водой и мобильный телефон.

Когда он достал ее нетбук, она едва не поморщилась при мысли, что и его бросят в кучу. Это не ее основной компьютер. Просто дешевый маленький нетбук, который она использовала, когда хотела поиграть с каким-то шифром на улице.

Все-таки он ей нравился. Нетбук был маленьким, милым, а на экране установлена картинка стоящего на задних лапах сурченка, поедающего морковку. Смотрелось, и вправду, симпатично.

Мужчина передал компьютер другому, и мгновение спустя держал в руках три компакт-диска.

– Предполагаю, это то, за чем я пришел?

Неа, но Изабелла медленно кивнула. Она заставила себя сохранять спокойствие. Если они собирались убить ее, то, по крайней мере, она могла умереть, зная, что они угробят собственную систему, которую невозможно будет восстановить. Никогда.

– Вот и все. Где мои деньги? – спросила она, стараясь говорить достаточно испуганно, ну с этим-то проблем не было.

Мужчина по-настоящему уродливо улыбнулся.

"У него острые и длинные клыки?" – Изабелла мысленно встряхнулась. Очевидно, у нее ум за разум зашел от паники.

– Ох, у меня для тебя есть кое-что получше. Мы видим, что твои навыки... ну, чрезвычайно полезны для моего работодателя. Он хотел бы предложить тебе постоянное место в нашей компании, – последнее слово он произнес так, будто оно его забавляло.

Двое других мужчин хихикнули.

"Ох, это не приведет ни к чему хорошему..."

– Хм, спасибо, но нет, – отказалась она, давая задний ход.

Один из мужчин схватил Изабеллу и прижал ее спиной к своей груди. Одной рукой он держал ее под грудью, так что ее руки прижались к бокам, а второй – схватил за подбородок и отклонил ее голову назад и в бок.

– Серьезно, я не особо хороший работник... Всегда опаздываю, беру долгие отпуска, не сильна в офисных интригах, мой стол всегда в беспорядке, становлюсь раздражительной без постоянной дозы кофеина, меня даже увольняли из волонтеров, дважды. Это должно о чем-то говорить. – Кого увольняют из волонтеров? – Если вы просто отпустите меня, уверена, что мы сможем работать на договорной основе, – нервно болтала она.

– Тссс, ты меня раздражаешь. Теперь заткнись и дай мне сделать это, когда ты проснешься, все будет хорошо, – приказал мужчина со шрамом, наклоняясь.

Глаза Изабеллы расширились настолько, что ей показалось, будто они вылезут из орбит.

Либо от страха у нее начались галлюцинации, либо вместо двух зубов у него были клыки. Не успела она обдумать происходящее, как длинные и очень острые зубы впились в ее шею.

Она закричала, когда резкая боль взорвалась внутри нее. Изабелла попыталась вырваться, но обнаружила, что ее держат мертвой хваткой.

Когда хватка стала болезненней укуса, она сразу же прекратила борьбу и стояла, поскуливая, пока мужчина пил ее кровь. Сомнений в его действиях не возникало.

Об этом говорили прихлебывающие звуки!

Мужчина внезапно от нее отодвинулся. Изабелла почувствовала, как две маленькие капли теплой жидкости, покатились по ее коже под рубашку. Фу! Задыхаясь, кровопийца внезапно схватился за живот.

– Что случилось? – спросил мужчина, держащий ее.

Другой тяжело вздохнул и смог выговорить:

– Защитник.

– Вот дерьмо! – Держащий ее мужчина толкнул Изабеллу к другому, а тот отпихнул ее обратно. Отлично, теперь они старались держаться подальше. Мило. От этой игры и потери крови ее едва не вырвало.

– Убейте ее! – заорал мужчина, лежащий на земле.

Мужчины перестали отталкивать ее и достали пистолеты.

Изабелла с криком прикрыла голову и упала на землю в позе зародыша. Со своего места она с ужасом наблюдала, как мужчина, который пил из нее, начал дымиться. Секунду спустя он был весь в огне.

– Защитники! – закричал один из мужчин.

– Сука! Ты заманила нас в ловушку! – завопил другой.

Изабелла зажмурилась, когда звуки ударов плоть о плоть, выстрелы и леденящие кровь крики разорвали ночь. Что-то тяжелое упало на ее ноги, заставив вновь испуганно вскрикнуть. Через несколько секунд оно скатилось.

– Хватайте ее! – раздался новый голос.

Она ахнула, когда ее подняли на ноги. Мужчина с топорщащимися светлыми волосами прижал крест к ее лбу. Чертов крест! Затем оттянул ее ворот и провел пальцем по следам укусов.

– Хм, – произнес мужчина. Ярко-синие глаза встретились с ее.

Изабелла сжалась под нервирующим взглядом.

Он смотрел на нее, словно мог видеть ее, по-настоящему видеть. Без слов, и при этом сильно смутив, он задрал ее рубашку и направил свет фонарика на пупок.

– Эй! – воспротивилась она, пытаясь одернуть рубашку.

Он не обратил на нее внимания и провел пальцем по родимому пятну ниже пупка.

– Ты не в паре, – объявил он.

Хорошо... Эта ночь становилось все чуднее и ненормальнее. Что дальше? Он проверит ее ноги, и увидит, что она шоколадоголик?

Наконец, ей удалось одернуть рубашку и отойти на несколько шагов, чтобы едва не запнуться о свою сумку.

Не отрывая глаз от четырех новых людей, двух мужчин и двух женщин, одетых в черную форму, Изабелла наклонилась и быстро собрала вещи в сумку. Незнакомцы не предпринимали никаких попыток остановить ее, просто наблюдали, терпеливо ожидая, когда она закончит.

Сделав свое дело, Изабелла попятилась, слишком боясь отвести от них взгляд. Она не хотела стать чьей-то ночной закуской снова и понятия не имела, походили ли эти люди на предыдущих троих парней, кем бы те не были.

– Ну, эм, спасибо. Я сейчас просто уйду, – сказала она, делая еще несколько шагов назад.

Мужчина, который обследовал ее пупок, осторожно шагнул вперед.

– Нам нужно с тобой поговорить, – медленно произнес он, будто боясь ее испугать.

Она нервно прочистила горло, делая еще один шаг назад.

– Конечно. Ага, звучит довольно весело, но сейчас мне кое-куда надо.

– Боюсь, что должен настоять на том, чтобы ты осталась, – ответил он более твердо, и в этот же момент его друзья, не сговариваясь, начали надвигаться на нее.

– Ладно, думаю, я могу... – она вдруг указала ему за спину. – Смотри! За тобой!

Четверка обменялась скучающими взглядами и затем вновь посмотрела на нее. Изабелла смущенно улыбнулась.

Лидер группы скрестил руки на груди и склонил голову набок, изучая ее.

– Ты действительно думала, что это сработает, правда?

Она подняла руку и почти свела большой и указательный пальцы.

– Возможно, самую капельку? Это подействовало на Анжелу Бриггс в четвертом классе, когда более взрослая девочка загнала ее в угол и стала требовать обеденные деньги и туфли.

Потерев переносицу, мужчина устало вздохнул.

– Схватить ее.


Переводчики: Shottik

Редактор: oks9


Глава 2


– Вставай.

Крис пробормотал несколько отборных ругательств и перевернулся на живот. Затем открыл один глаз и простонал, увидев сколько времени. Почти час дня. Что с людьми не так, раз они не дают мужчине поспать?

– Ты не оставил мне выбора, – предупредил его брат.

– Отвали, Джош, – пробубнил Крис в подушку.

Джошуа тяжело вздохнул, словно ему больно от того, что приходится будить Криса, хотя они оба знали: Джошуа получает удовольствие от пакостей старшему брату.

– Я должен сделать это ради блага семьи, – заявил Джошуа, борясь со смехом, а через несколько секунд вылил холодную воду на голову и спину Криса.

Крис полностью проснулся меньше чем за секунду. Две секунды спустя он был уже на ногах и выбежал из комнаты за Джошуа, не обратив внимание, что одет всего лишь в мокрые боксеры, а за это бабушка, скорее всего, отвесит ему подзатыльник.

В этот раз он собирался выбить дерьмо из брата.

Смеясь и не заботясь о том, что ему грозятся надрать задницу, Джошуа бежал по длинному коридору, поддразнивая следующего за ним Криса.

– Что, Крис промок насквозь? – спросил Джошуа приторно-сладким голосом и с легкостью припустил дальше по коридору.

– Что происходит? – поинтересовался Марк, их младший девятилетний брат, находясь в безопасности в дверях своей комнаты.

– Я разбудил медведя! – радостно сообщил Джошуа и без труда уклонился от мертвой хватки Криса.

Крис злился, вообще-то, был в бешенстве. Последние две недели он не вылезал из Чикаго, помогая зачистить несколько больших гнезд вампиров, которые получали силы, иссушая детей.

После двух недель планирования, драк и жизни на адреналине он отчаянно нуждался во сне.

Все в семье знали, что после долгой командировки ему нужно, по крайней мере, двадцать часов непрерывного сна.

Точно также все знали, что не стоит беспокоить папу, пока он не примет долгий душ и не проведет четыре часа с Медисон.

Они не плевали на правила.

В прошлый раз кто-то встал между их отцом и Медисон с душем три года назад.

Они только что вернулись домой после четырех недель ада в Мексике. Все два часа поездки домой из аэропорта Ефраим рассеянно оттирал иллюзорную грязь, которую ощущал на своем теле.

То время, что ему пришлось провести взаперти в темнице, все еще преследовало его, даже спустя двести лет. Его отцу требовалось три долгих горячих душа в день или он становился очень капризным Стражем.

Не успел Крис остановить джип в парке, как отец выскочил из машины и пулей устремился к душу и Медисон, которая, скорее всего, уже ждала его в ванной, и тут свидетели Иеговы совершили ошибку, выбрав именно этот момент, чтобы подойти к нему с горсткой брошюр.

Крис все еще съеживался, думая о том дне и вспоминая, что его отец сделал с теми буклетами.

Прежде чем Крис успел моргнуть, Джошуа, все еще смеясь, метнулся вниз, и, используя в свою пользу шестилетний опыт лучшего бегуна по пересеченной местности в старшей школе и в колледже, бросился в сторону столовой, как казалось, в безопасное место.

Не сбавляя темпа, Крис положил руку на перила второго этажа и перепрыгнул через них, чтобы приземлиться внизу, в футе от своей добычи.

Не останавливаясь, он последовал за Джошуа, у которого хватило ума перестать смеяться.

– Вот черт! – взвизгнул Джошуа, когда Крис его нагнал.

Джошуа мог быть одним из самых быстрых бегунов на длинные дистанции в истории Нью-Гемпшира, но Крис – Защитник. На его стороне природные способности и годами отточенное мастерство. – Я пошутил! Вот дерьмо! Не убивай меня! – закричал Джошуа, когда Крис набросился на младшего брата.

Вдвоем они врезались в двойные двери столовой, судя по звукам сломав, по крайней мере, одну из них. Крис перевернулся в воздухе, чтобы защитить брата от удара. Они с грохотом приземлились на недавно отполированный пол.

Крис едва почувствовал удар. Он упал на пол с Джошуа на руках, затем одним плавным движением перевернул брата на живот, завел обе его руки за спину и, схватившись за резинку от трусов, дернул ее сильнее, чем может человек.

– Ублюдок! – закричал Джошуа высоким голосом.

– В следующий раз дай мне поспать, – потребовал Крис, и, чтобы убедиться, что брат понял, дернул за резинку трусов снова, заставив Джошуа визжать, как девчонка.

Рядом кто-то прочистил горло.

– И с этим человеком я хотел тебя познакомить, Изабелла, – раздался знакомый голос.

"Вот... дерьмо".

Медленно, очень медленно Крис поднял глаза и с трудом сглотнул. Сначала он увидел бабушку, которая уставилась на него со своего места во главе длинного дубового стола.

Двое священников, стоящих позади нее, выглядели более удивленными, чем когда-либо. Без сомнения, жить с Уильямсами намного интереснее, чем в доме пастора.

Крис нахмурился, когда увидел изящную женщину, стоявшую между двух Защитников-мужчин, наблюдающих за всем со скучающим видом. Его взгляд автоматически сместился, обнаружив Эрика в нескольких футах левее: тот стоял со скрещенными на груди руками и выглядел по-настоящему злым.

Эрик открыл рот, чтобы что-то сказать, но Крис не слушал.

Его взгляд по какой-то причине вернулся к женщине. И он уже не смог отвести от нее глаз. Она была маленькой, даже ниже, чем его сестра Джил.

Из-за ее длинных волнистых волос медового цвета она выглядела еще меньше. Ярко-зеленые глаза, так похожие на его собственные, были устремлены на Эрика.

Красивая – неподходящее слово для нее, милая младшая сестренка – подходило гораздо лучше для ее описания, но Крис не мог смотреть на нее как на сестру.

Не имело значения, что он находился в комнате вместе с несколькими священниками, его бабушкой и боссом.

Крис не мог сдержать себя: он пожирал ее глазами. В ней что-то было. Черт возьми, ему нравились даже ее губы.

Настолько милыми и соблазнительными они казались. Его взгляд скользнул с маленького округлого подбородка на упругую грудь, от вида которой Крис застонал.

Она была далеко не маленькой. Святое дерьмо, Крис не понимал: грудь выглядит большой на фоне остальной фигуры девушки или она действительно огромная. У нее пятый размер? Он задался вопросом, как эта женщина не теряет равновесие из-за них?

Крис мысленно встряхнулся и заставил свой взгляд опуститься.

Эрик что-то говорил ему, но сейчас его это волновало меньше всего. Черт возьми, да пусть весь дом полыхает пламенем, но Крис не в силах прекратить ее рассматривать.

Затем его взгляд упал на узкую талию женщины, широкие бедра и короткие ножки, и он убил бы, чтобы увидеть их без мешковатых брюк. Крис готов поспорить на что угодно, что ее ноги короткие, но очень стройные.

Она была такая сексуальная и очаровательная. Крис хотел только одного: подойти и облизать ее всю с головы до ног, зарыться лицом между ее грудей. И тут он застыл.

Он хотел ее. Святое дерьмо, он хотел женщину! Наконец-то. Этого момента Крис так ждал. Ему нужно убраться отсюда и успокоиться, прежде чем напугает ее до чертиков.

Крис осторожно встал, закрылся Джошуа как щитом и начал пятиться к двери.

Он потащил брата за собой, поскольку не хотел, чтобы все в комнате любовались на его болезненную эрекцию.

– Отпусти меня, придурок! – потребовал Джошуа, сопротивляясь изо всех сил.

– Джошуа! – отчитала бабушка.

– Он пережал кровоток к моим яйцам! Если ты хочешь правнуков, женщина, сделай что-нибудь! – выпалил Джошуа, пытаясь освободиться. Крис игнорировал его жалкие попытки вырваться и продолжал тащить к двери.

Он остановился в дверном проеме и, не отрывая глаз от женщины, произнес:

– Эрик, думаю, нам нужно поговорить.


***


– Могу я принести тебе что-нибудь? – спросила Элеонор, пожилая женщина и теперь одна из ее похитителей.

Изабелла задумалась на мгновение, оглядывая уютную и большую столовую. Она увидела два выхода из комнаты, и оба заблокированы. Хотя вряд ли бы имело значение, будь там дюжина неохраняемых открытых дверей, поскольку ее заковали в наручники и приставили двух огромных качков.

– Свободу? – спросила Изабелла, пытаясь скрыть надежду в голосе.

Старушка просто тепло ей улыбнулась.

– Прости. – Черт побери. – Я имела ввиду что-то вроде еды и напитков, – пояснила Элеонор приветливо.

Изабелла была голодна и ужасно хотела пить, но ни за что не станет принимать еду от своих похитителей. Скорее всего, в нее что-нибудь подмешают. Изабелла на девяносто пять процентов была уверена, что прошлой ночью в ее пищу что-то подсыпали. Это единственное вменяемое объяснение случившемуся тогда, иначе...

Нет, она не станет думать о прошлой ночи, точнее о сегодняшнем раннем утре, поскольку ясно, что ей привиделись довольно пугающие галлюцинации. Как только получится сбежать – лучше бы, конечно, чтобы ее отпустили – Изабелла сразу же оттащит свой зад на компьютерную томографию, рентген, МРТ, тест на наркотики или на любой другой, который объяснит безумие последних двенадцати часов.

– Я в порядке, спасибо, – ответила она, и одновременно в ее предательском желудке громко заурчало. – Элеонор вежливо улыбнулась. – Я в порядке, – упрямо повторила Изабелла.

– Если передумаешь, дай мне знать, – сказала Элеонора, прежде чем вернуться к своему месту между двух священников, или скорее двух сумасшедших, одетых как священники, поскольку Изабелла была абсолютно уверена, что сейчас находится в какой-то коммуне. И они пристально ее изучали.

Двое мужчин, охранявших ее, и их лидер не отходили от Изабеллы с тех пор, как встретили в частном аэропорту два часа назад. Она не знала точно: они хотели ее защитить или предотвратить побег.

Так или иначе это раздражало, но не так, как их вопросы. Поскольку Изабелла не собиралась отвечать на них, то решила расслабиться и потянуть время, пока они, наконец, не устали задавать вопросы, на которые ей не хотелось давать ответы.

Не то, чтобы у нее возникли какие-то проблемы с большинством из них. Это не так.

Просто она насмотрелась сериала "Секретные материалы" и фильмов и знала, что умрет, как только от нее получат всю необходимую информацию.

Поэтому держала язык за зубами и не отвечала ни на один вопрос.

Изабелла вполне гордилась собой. Эрик, явный лидер, сильно расстроился после двух часов неудачного допроса. Если она продолжит придерживаться своей тактики, несомненно, им придется ее отпустить.

Первые пару часов после похищения Изабелла пыталась найти какой-то логотип или улику, чтобы узнать, к какой компании они принадлежали, но никто не сказал и не сделал ничего, что хотя бы намекало на название компании.

Сейчас она всерьез думала, что эта секта одержимых хотела наложить руки на ее программу. Очевидно, они делали это и раньше.

Ясно одно: как бы эти люди себя не называли, они отчаянно нуждались в ее программе.

Любой, кто готов рискнуть всем или, по-крайней мере, свободой и сесть в тюрьму за похищение, не должен получить в свои руки ее детище.

Она даже представить не могла их намерения по поводу программы или насколько сильный ущерб может повлечь за собой ее использование.

Все, что Изабелла знала: ей необходимо уехать как можно скорее и уничтожить «Ябеду», ее программу, прежде чем они получат ее в свои руки.

Раздался громкий девчачий визг, затем хлопнули, открываясь, двойные двери, и двое мужчин ворвались в комнату.

Она автоматически попыталась сделать шаг назад, но качки по бокам не дали ей сдвинуться ни на дюйм.

Случившееся дальше ее совершенно ошеломило. Один из мужчин, покрупнее и полуголый, повалил парня, который двадцать минут назад пожирал глазами ее грудь, и так дернул за трусы меньшего, что любой школьный хулиган мог бы гордиться.

Он явно псих.

Ее брови поползли вверх, когда Изабелла рассмотрела нового мужчину, присоединившегося к их группе. Высокого роста, как и остальные, с хорошо развитой мускулатурой. На самом деле, его можно назвать даже более накаченным.

Но в отличие от других мужчин, чьи лица были чисто выбриты, волосы уложены в прически, а одежда выглядела опрятной, у новичка заметна недельная щетина, на шее виднелся зловещий розовый шрам, а его короткие темные волосы смотрелись так, будто он сотни раз проводил по ним руками, и с ее ракурса казалось, что его темно-синие боксеры мокрые.

Как ни странно, она не могла перестать таращиться на него. В нем было что-то особенное, нечто, от чего ее ладони вспотели, сердце забилось быстрее, а во рту пересохло.

Это неправильно. Она никогда не реагировала так на мужчину раньше. О Боже, они действительно что-то подсыпали ей в пищу или воду прошлой ночью.

Это единственное объяснение, почему ее внезапно стал так привлекать член культа.

"Определенно наркотики, – решила Изабелла. – Это единственное разумное объяснение". Иначе, она не испытывала бы влечения к мужчине, который должен полностью ее отталкивать.

Черт возьми, ни один из ее бывших парней не мог заставить ее чувствовать себя подобным образом, а они все были нормальными вменяемыми мужчинами.

Хотя, в какой-то мере, утешительно узнать, что ее тело может испытывать подобные ощущения к мужчине. Она всегда беспокоилась, что с ней в сексуальном плане что-то не так.

Все ее бывшие, если точнее оба, возмущались и жаловались, что Изабелла не настолько страстная, как они.

Не их вина, как и вообще всех парней, с которыми она встречалась, что они никогда по-настоящему ее не привлекали.

По какой-то странной причине ей не нравился ни один мужчина. Даже в юности Изабелла никогда не сходила с ума по мальчикам.

Пока другие девушки восхищались мальчиковыми поп-группами, она погружалась в изучение компьютеров и программирование.

А когда подросла, стала немного нервничать, что до сих пор не втюрилась в какого-нибудь парня и не вела себя, как влюбленный подросток.

Она знала, что не лесбиянка и что по-настоящему привлекала мужчин, но не заходила дальше наблюдений.

Годами она встречалась с парнями, которые ей нравились, милыми и интересными, но никогда не хотела их. Ее последней надеждой стал секс. Она надеялась, что он все расставит по местам.

Изабелла думала, что однажды попробовав его, захочет заниматься им снова и снова и, в конце концов, почувствует что-то большее к мужчинам, но ничего не сработало. Вместо этого ее бросали после многочисленных жалоб на поведение и отсутствие энтузиазма в постели.

Не ее вина, что она постоянно чувствовала скуку, стеснение и неудобство во время секса, все время задаваясь вопросом, что там интересного идет по телевизору.

Ее глаза, будто у них был собственный разум, оглядели мужчину, пока он продолжал нападать на меньшего.

Она едва сдержалась, чтобы не облизать губы.

Какого черта с ней не так? Почему мысленно она срывает с него трусы и валит парня на землю? И что самое важное – почему к Тревору у нее не было таких чувств?

Он был милым парнем и классическим красавцем. Когда Изабелла посмотрела на бицепсы психа, то задалась вопросом, какие наркотики ей подсыпали и где она может их достать для следующего свидания.

– Крис? – позвал Эрик, лидер культа. – Крис, я сказал, что мне нужно поговорить с тобой.

Изабелла заставила себя взглянуть на Эрика. Ничего хорошего, если все поймут, что она восхищается одним из похитителей. К тому же ей нужно подумать, а разглядывание этого мужчины делу не помогало.

Очевидно, что наркотики, которыми ее накачали, все еще находятся в организме и по-прежнему действуют на нее, поэтому ей нужно поднять свой зад и убираться отсюда, пока парни не дали ей очередную дозу, и она не совершила огромную глупость.

– Ты готова говорить? – спросил Эрик. Через минуту Изабелла поняла, что он обращается к ней.

Она покачала головой, пытаясь не выдать свою нервозность. Эрик страдальчески выдохнул.

– Я так и думал. – Он вновь обратил свое внимание на двух мужчин на полу. – Крис!

Мужчина либо не услышал, либо проигнорировал.

Изабелла не собиралась это выяснять. Ей нужно, чтобы голова оставалась ясной, но, если посмотрит на него, этому не бывать. Во всем виноваты какие-то ужасные наркотики, которые ей дали, раз она так зациклилась на психе из секты.

Раздался глубокий хриплый голос:

– Эрик, думаю, нам нужно поговорить.

Она чуть было не закрыла глаза и не погрузилась в теплые вибрации, которые издавал этот голос.

Ей действительно нужно убираться отсюда. Это слишком странно даже для нее.

– Я скоро буду, – ответил Эрик, но смотрел на нее. – Тебе сейчас что-нибудь нужно?

– Мо-могу я попросить о ванне, – пролепетала Изабелла, заставив себя смотреть поверх своей сумки, в которой хранилось все ее имущество, и которая лежала на стуле возле сломанных дверей.

Эрик кивнул и жестом приказал двум мужчинам сопровождать ее.

Затем махнул в сторону двери, через которую только что вышел тот мужчина, и ей пришлось побороть желание последовать за ним, но она быстро отказалась от этого и двинулась вперед. Остановившись в нескольких футах от сумки, она изобразила смущение.

– М-мне нужна моя сумка, – тихо произнесла Изабелла.

Все трое мужчин нахмурились. Эрик спросил:

– Зачем?

Многозначительно поглядывая на других мужчин, она наклонилась поближе к Эрику и прошептала:

– Мне нужна моя сумка, – почти шипя, подчеркнула она.

– Я не понимаю. Зачем тебе нужна сумка в ванной? – спросил Эрик, чисто по-мужски возмутившись.

Ох, все шло слишком легко.

Она старалась выглядеть смущенной.

Эрик пожал плечами, схватил сумку и открыл ее. Когда заглянул внутрь, то поинтересовался:

– Что тебе нужно? Я достану.

– Тампоны, но я не уверена в размере. Видишь ли, у меня есть супер и супер плюс, конечно, рановато для моего цикла использовать их, поэтому, может быть, удастся обойтись обычными, если сможешь найти их? Они должны лежать на дне сумки, в отделении на молнии, – указала она, надеясь что ее голос, как и внешний вид, невинен, учитывая, как старательно она лгала.

Мало того, что в ее сумке нет никаких тампонов или любых других необходимых женщине при ПМС вещей, но у нее также нет менструаций.

И никогда не было.

Хотя физически она развивалась как все девушки, но никогда не страдала от ПМС, что только усугубляло чувство, будто с ней что-то не так.

Испуганно, по-настоящему испуганно, пара голубых глаз посмотрели на нее. Ей пришлось прикусить губу, чтобы не фыркнуть.

Один лишь намек на ПМС мог напугать даже самого жесткого мужчину, а у нее не возникло ни малейшего сомнения, что этот мужчина опасен.

Эрик заметно сглотнул.

– Эм, ну... – Он выглядел немного потерянным. Затем откашлялся и посмотрел на других мужчин. – В сумке есть какое-нибудь оружие?

Двое мужчин одновременно покачали головами.

– Единственное, что может вызвать проблему, – небольшой нетбук, но в нем ничего нет, кроме нескольких игр и картинок, в нем нет сетевой карты. Не то чтобы это имело значение, потому что сигнал глушится, – объяснил один из похитителей, пожав плечами.

В этот раз Изабелле пришлось сдержаться, чтобы не закатить глаза. Они видели то, что она хотела им показать. Ее не зря прозвали Иллюзионистом.

– Освободите мои руки от этого.

– Без проблем, – согласился Эрик, быстро снимая с нее наручники.

"Ух ты, будто сказала что-то пугающее", – подумала она сухо. Серьезно, это даже грустно, но, по крайней мере, этот метод никогда не подводил.

Эрик протянул ей сумку и указал на изуродованный дверной проем. Изабелла крепко прижала сумку к себе, чувствуя цельность впервые с момента похищения, и позволила двум амбалам сопроводить ее к довольно милой ванной комнате, в то время как Эрик вышел, чтобы поговорить с тем горячим, эм, психом.

– Не закрывайся, – приказал один из охранников.

Очаровательно ему улыбнувшись, она, конечно же, ответила:

– Непременно.

Как только дверь закрылась, она с радостью обнаружила тяжелый засов на двери. И тут же задвинула его.

– Эй! Я сказал не запираться! – закричал мужчина с другой стороны двери.

– Ой, простите. Привычка. Я выйду через несколько минут, – сообщила Изабелла, демонстративно не упоминая о закрытой двери.

Так быстро, как только могла, она включила свой небольшой компьютер и облегченно вздохнула. Затем подключилась к сети как администратор и принялась за работу.

Поиск беспроводного сигнала занял меньше секунды, и программа, разработанная ею три года назад и хранящаяся в тайне, разблокировала сигнал прежде, чем Изабелла закончила мыть руки. Когда она высушила руки, ее компьютер заглушил их сигнал, и она была в сети.

Она проигнорировала стук и крики за дверью и сосредоточилась на своем компьютере. Ей нужно всего пять минут, и она будет в шоколаде.

Изабелла быстро пролезла в сеть и обнаружила, что находится в Нью-Гемпшире, интересно, но не особо полезно, поскольку, вероятно, в штате сотни городов.

Ей нужно гораздо больше информации, если она хочет предупредить власти, поэтому она взломала их сеть и стала искать какие-нибудь данные, которые сказали бы ей, в каком она аду.

Пока шел поиск, она вытащила из сумки гигантский Милки Вэй и начала его есть.

– Давай, детка, сработай ради мамочки, – пробормотала она с полным ртом карамели, нуги и шоколада.


Переводчики: Shottik

Редактор: oks9


Глава 3


– Какого хрена? – проворчал Джошуа, когда Крис его резко отпустил, как только они вошли в фойе.

– Смотри во все глаза и дай знать, если что-нибудь случится, – приказал Крис, едва взглянув на брата, и стал подниматься по лестнице.

Джошуа фыркнул.

– Я не твоя сучка!

Крис зашел в свою комнату и быстро переоделся в пару сухих трусов и джинсы. Один взгляд в зеркало заставил его выругаться. Две минуты спустя он причесал волосы, побрился и уже колотил в дверь отца.

– Лучше бы кому-то быть при смерти! – предупредил отец, резко открыв дверь.

Его отец стоял в дверном проеме, скрестив руки на голой груди, и смотрел.

Просто смотрел. Крис невольно сделал шаг назад, понимая, что только что прервал четырехчасовой раунд с Медисон, и у него есть примерно шестьдесят секунд, чтобы начать говорить или отчаянно убегать.

Он может быть сильнее и быстрее человека, но не сравнится со Стражем. Не то чтобы его отец когда-либо причинит ему вред или одному из его братьев и сестер, но это не значит, что он не будет висеть связанным вверх тормашками в холле, снова, если тут же не выскажется.

Ефраим выжидающе поднял бровь.

– Думаю, моя пара внизу, – выпалил Крис, чувствуя себя дураком.

Вся враждебность Ефраима улетучилась. Он протянул руку и положил ее на плечо Криса.

– Ты уверен?

– Если моя реакция на нее может служить доказательством, тогда вполне уверен, – ответил Крис сухо.

Он услышал взволнованный визг позади отца и не слишком удивился, когда взбудораженная Медисон, завернувшись в одну простыню, отпихнула отца в сторону и сжала Криса в объятиях.

– Твоя пара? – восторженно спросила она. – Это так замечательно! Как она выглядит? Какая она? Тебе понравилась? Могу я с ней встретиться? Ты счастлив? Какую зону она защищает? Ты переезжаешь? Ты же не переезжаешь? – закидала его вопросами Медисон.

Прежде чем Крис смог решить на какой вопрос отвечать в первую очередь, Медисон отошла и дернула его за пояс джинсов.

– Эй! – он оттолкнул ее руки.

Она нахмурилась, выглядя разочарованной.

– Она все еще светло-коричневая, – заметила она, касаясь его метки Защитника, пятна в виде полумесяца и креста чуть ниже пупка, которое бы покраснело при прикосновении к паре и почернело при соединении.

– Потому что он еще к ней не прикасался, – объяснил Эрик, присоединившись к ним.

– Эрик! – завизжала Медисон, бросившись в его объятия и пригнув намного более высокого мужчину, чтобы обнять.

Ефраим угрожающе зарычал.

Крис и Эрик переглянулись. Хотя Медисон теплый и любящий человек, тем более со времени свадьбы с Ефраимом, но она никогда не была настолько дружелюбной и ласковой.

Да, она обнимала Эрика, но не стоило этого делать, завернувшись только в простыню, при том, что ревнивый муж стоит в непосредственной близости, если не хотела чьей-то смерти на своих руках. Она в основном руководствовалась разумом, и такое бурлящее перевозбуждение необычно для нее.

Единственное объяснение, пришедшее на ум Крису – повышение сахара в крови. Поскольку она не ела человеческую еду уже девять лет с рождения Марка, только большое количество сахара могло стать причиной такого поведения. А женщины Стражи потребляют еду по одной причине.

– Ты беременна? – Слова слетели с губ, прежде чем он смог сдержаться, хоть и по-настоящему хотел этого.

Только Бог знает, как они пережили ее последнюю беременность: ее слегка захватывали эмоции, особенно, когда повышался сахар в крови, или она была голодна. Голодный беременный Страж – это не шутка.

Медисон отстранилась от Эрика, ее подбородок задрожал.

– Это был сюрприз, – пожаловалась она, утирая несколько слезинок.

"Вот, блядь..."

Все трое в унисон осторожно шагнули назад.

Кажется, он не единственный, кто вспомнил о последней беременности.

– Я планировала большой семейный ужин, – пробормотала Медисон. Когда ее взгляд обратился к его отцу, красивые карие глаза вдруг сменили цвет на огненно-красный. – Ты ему сказал!

Ефраим нервно отодвинулся.

– Нет, детка, я не говорил ему. Честно. Он просто догадался.

Сузив глаза, она смотрела на мужа. Решив, что принести в жертву отца, – единственный выход, Крис толкнул мужчину вперед. Ефраим повернул голову и взглянул на него.

– Сволочь, – произнес он одними губами.

– Знаю, – ответил Крис, усмехнувшись.

– Тогда как он понял? – потребовала Медисон.

Последний раз выругавшись в адрес Криса, Ефраим повернулся лицом к жене, испытывающей эмоциональный всплеск. Он поднял руки в успокаивающем жесте, пока Крис медленно, очень медленно двигался к лестнице и увидел, что Эрик делает тоже самое.

– Он просто угадал, детка, вот и все, – убеждал Ефраим своим самым очаровательным тоном, надеясь ее успокоить.

Медисон вздохнула.

– Ты говоришь так, потому что я толстая!

Крис и Эрик стали быстрее продвигаться в сторону лестничной клетки. Как бы Крис не любил отца, тот справится сам.

– Нет, нет, детка, не поэтому, – тут же запротестовал Ефраим.

– Раз я не толстая, то как он догадался?

Прежде чем Ефраим смог придумать ответ, чтобы спасти свою задницу, он уже летел по воздуху. Крис и Эрик едва успели наклониться, когда Ефраим пролетел мимо них и приземлился в тридцати футах дальше по коридору.

Вздохнув, Ефраим остался лежать на спине и раскинул руки в стороны.

– Сдаюсь.

Сидя на корточках, Крис и Эрик оглянулись и увидели, что Медисон плачет.

– Ты так груб со мной! Не могу поверить, что ты назвал меня толстой! – всхлипывала она, махая руками перед лицом, будто пытаясь остановить этот маленький срыв.

– Не помню, чтобы в прошлый раз было так плохо, – тихо произнес Эрик, но отец, конечно же, ясно его услышал. Стражи могут услышать звук от падения иголки на расстоянии до полумили, если сосредоточатся.

– Она ждет двойню. Гормоны сейчас немного вышли из-под контроля, – объяснил Ефраим, даже не собираясь вставать.

– Ты назвал меня гормонально – нестабильной? – возмутилась Медисон. – Не могу поверить, что ты сказал это! Я... – она умолкла и глубоко вздохнула. – Это что. – Она принюхалась, – Запах карамели, нуги и молочного шоколада? – Она мечтательно вздохнула. – Целую вечность не ела Милки Вэй. – Внезапно ее восхищенный взгляд потух, когда она вновь повернулась к Ефраиму. – Твоя вина, что я не пробовала Милки Вэй девять лет, ты своевольный ублюдок! – сказала она обвиняюще.

– Конечно, – бросил Ефраим сухо. – Но разве нам не стоит сосредоточиться на Крисе?

И этот ублюдок просто продал его.

Медисон снова начала плакать, но почти счастливо.

– Правильно! Крис, ты нашел свою пару! Я так счастлива за тебя! – мгновенно начала восторгаться она, прежде чем он успел глазом моргнуть. Чертовы способности Стража! У него не осталось выбора, кроме как встать и обнять ее.

Она рыдала на его груди.

– Я так счастлива за тебя, Крис! Ты так долго ждал! Я думала, этот день никогда не наступит! Решила, что ты всю жизнь будешь одинок!

– Эм, спасибо?

– Это так здорово! – она всхлипнула. – Ты будешь также счастлив, как и я!

– Ох, здорово, – пробормотал Крис.

– Не беспокойся, если она когда-нибудь обидит тебя, – всхлип, – я вырву ей горло.

– Это так мило, – ответил Крис сухо, не в состоянии ничего сделать.

Медисон кивнула, прижимаясь к его груди.

– Я знаю.


***


Эрик бросил осторожный взгляд на Медисон, которая теперь счастливо обнималась с мужем на маленьком диванчике в гостиной второго этажа.

После предложения убить потенциальную пару Криса, она разрыдалась в его объятиях и еще около двух минут рассказывала о том, как сильно она любит его и всех своих детей, и что Крис – ее лучший друг.

И, конечно, все это через минуту превратилось в рыдания о том, как ей повезло, что она встретила Ефраима, и как сильно Медисон любила и обожала мужа.

Ефраим, будучи влюбленным больным ублюдком, мгновенно оказался рядом, взял ее на руки и покрыл поцелуями все ее лицо, одновременно извиняясь за то, что был мудаком.

Крис мог только изумленно качать головой, радуясь, что никогда не заведет детей. Он более чем счастлив, проводить время со своими младшими братьями, племянниками и племянницами, но свои собственные дети? Черт возьми, нет.

Эрик решил воспользоваться гормональным перерывом и приступил к делу. Мужчина жил и дышал работой.

– Четверо Защитников в Сиэтле наткнулись этим утром на женщину, подвергшуюся нападению нескольких вампиров. Из того, что они успели увидеть, кровососы пытались ее изменить.

Крис кивнул.

– Что такого особенного в этой женщине? – спросил он, зная, что вампиры очень избирательны в том, кого обращать.

Перспектива обратить мудака и провести с ним несколько столетий сделала их разборчивыми. Если человек подходил для охраны, имел способности раба или был хорош для траха и в качестве еды, тогда вампиры держали его в качестве скота, приспешника.

Они, как правило, обращали людей только с особыми талантами, которые могли пригодиться Мастеру.

– Мы проверили ее подноготную и обнаружили пугающие сведения. – Эрик медленно выдохнул и откинулся на спинку стула.

– Что? Она знаток восточных единоборств или эксперт по огнестрельному оружию или что-то наподобие? – Мастера любили собирать вампиров с навыками, чтобы усилить свои армии. Эксперт в том или ином виде борьбы сыграет важную роль в войне против других Мастеров, Защитников, демонов и оборотней.

– Нет, лучше.

Крис нахмурился.

– Что может быть лучше эксперта по оружию?

Эрик хитро ему улыбнулся.

– Она компьютерный гений.

Ладно...

Эрик хмыкнул.

– Эта женщина востребована в каждой компании из Форчун-500, хакеры хотят быть ею, Билл Гейтс опасается ее, а получили девушку мы, – пояснил он самодовольно.

– Итак, мы собираемся дать ей работу в техническом отделе? – уточнил Крис, не видя в этом ничего особенного. Возможно, потому что почти не пользовался компьютерами, разве что отправлял письма по электронке семье и вел деловую переписку с Защитниками.

– Прямо сейчас мы больше обеспокоены тем, что же у нее есть такого, из-за чего вампиры охотились за ней.

– Думаешь, она работает с вампирами? – спросил Ефраим, успокаивающе проводя рукой по спине Медисон.

Эрик покачал головой.

– Нет, тот факт, что они встречались в парке в три часа утра, и ее реакция, когда на нее напали, говорят, что девушка понятия не имела о происходящем. Мы также считаем, что ее не обучали.

Нахмурившись, Крис заметил:

– С чего ты решил, что ее не тренировали?

Губы Эрика изогнулись.

– Ох, у нас довольно интересная теория.

– Не понимаю, почему ты привез ее сюда, – недоумевал Крис, гадая, почему бы просто не отвезти ее в бостонское отделение и там допросить. Затем его осенило. – Ты знал, что она моя пара?

– Мне нужно, чтобы ты возглавил группу, которая обеспечит ее безопасность. Пять часов назад наша разведка обнаружила имя этой женщины в списке желаний каждого Мастера. Независимо от того, чем она владеет, им нужно это настолько сильно, что они объединились, чтобы ее заполучить.

– Чтоб меня! – выдавил Крис.

Мастера, работающие вместе, – не повод для смеха. Они похожи на наркобаронов: защищают свою территорию, убивают и плетут интриги, чтобы отхватить кусок побольше.

В последний раз они объединялись более двадцати лет назад во время восстания, а до этого такого не происходило четыреста лет.

Если они тотчас же стали работать вместе ради этой женщины, все плохо.

Очень плохо.

– Они собираются делиться ею? – спросил он.

Эрик кивнул.

– Таков план. Наши источники говорят, что ведется много споров о том, кому она достанется первой, но замысел в том, чтобы делиться тем, чтобы, черт возьми, это ни было, что она умеет.

– А что она может делать?

– В этом самый отстой. Мы не знаем. Она не признается, но что бы это ни было, оно привело к альянсу вампиров, что уже достаточно дерьмово. Если они наложат на нее свои руки, то нам несдобровать.

– Дерьмо, – выпалил Крис, уже ненавидя себя за слова, которые собирался сказать, но, если есть способ остановить резню, они должны им воспользоваться. – Раз она представляет такую большую опасность, то нам стоит перестать ходить вокруг да около и отказаться от нее.

– Этого мы также не можем сделать. – Эрик провел рукой по волосам. – И отвечая на твой предыдущий вопрос, я знал, что она твоя пара. Мы надеялись, что ты воспользуешься вашей связью, чтобы выяснить, что же она сделала такого, чтобы каждый Мастер в мире хотел ее заполучить. – Крис нахмурился, когда Эрик продолжил. – Здесь у нас есть два Стража, десять Защитников, готовых обеспечить защиту Марку, в радиусе пятидесяти миль, пока он проходит свое изменение.

Его младший брат в основном походил на человека за исключением необходимости пить кровь за здоровье семьи по утрам.

Марк уязвим до шестнадцати лет, затем он впадет в кому, а когда очнется, то превратится во взрослого мужчину: сильного, быстрого, с клыками и, самое главное, бессмертного. Не удивительно, что Совет Защитников так его охранял и жаждал получить в свои ряды.

Даже если он никогда не станет работать с Защитниками, они хотели быть уверены, что имеют влияние на Марка.

Их самый большой страх – армия усовершенствованных вампиров, которую могли создать только Стражи. Также шло на пользу то, что Ефраим уже работал на Защитников, и Совет чрезвычайно радовался Стражу в своих рядах и теперь с нетерпением ждал перехода Марка.

Когда бы не случилось это событие, для душевного равновесия Криса все равно будет поздно. Сейчас мальчик так же слаб, как и человек, пусть и человек, который должен пить кровь для нормального развития, но в нем все еще много человеческого.

Когда Ефраим был ребенком, то рос в замедленном темпе, выглядя как маленький мальчик до тех пор, пока не впал в кому и не начал трансформироваться.

Крису нравилось думать о превращении в Стража как о процессе естественного отбора. Во-первых, большая редкость для вампира-мужчины оплодотворить человека и совершенно невозможно это с женщиной-вампиром, хотя последние могли забеременеть от Стража, по крайней мере, ему так сказали.

Из всех беременностей в пятидесяти процентов случаев ребенок рождается истинным вампиром.

Ребенок будет более сильным вампиром, но он также приобретает все слабости обращенных вампиров: отвращение к святым реликвиям, возможность сгореть дотла на солнце и его любимую аллергию на кровь Стража.

Также существовала проблема в том, что ребенок в конечном счете убьет мать, разорвав ее изнутри при родах, чтобы получить больше крови.

Как только вампир рождался, его находили и убивали, поскольку он по сути лишен души и убивает без разбора.

Даже Мастера не позволяли сохранять им жизнь, поскольку с ними возникало огромное количество проблем.

В остальных случаях рождались Стражи. Это происходило крайне редко, и по каким-то причинам это были только мальчики.

Эрик считал, что это как-то связано с мутацией ДНК, но никто не был уверен до конца.

Несколько лет назад Медисон забеременела второй раз: это была девочка.

Каждый знал, что шансы на рождение малышки живой почти нулевые, но Ефраим с женой не переставали надеяться.

Мучительные рыдания Медисон и крики отца, когда они потеряли ребенка, были невыносимы. Это был первый и единственный раз, когда он увидел Ефраима плачущим.

Хотя Крис понимал, что малышка не выживет, но все же представлял себе красивую маленькую девочку с длинными темными волосами, голубыми глазами и хитрой ухмылкой Медисон.

Без сомнений, он бы баловал ее и испортил к чертям собачьим.

Они все посчитали благословением, что Марк и Медисон выжили при родах, поскольку человеческая женщина не пережила бы рождения Стража.

Ефраим обратил Медисон на раннем сроке беременности, после того как она привлекла внимание Мастера, который хотел ребенка себе и сделал бы все, чтобы его заполучить. По этой же причине они скрыли существование Марка и Медисон.

От момента зачатия и до шестнадцатилетия Стражи находятся под угрозой, поскольку это единственный период, когда их могут убить.

После этого они становились бессмертными, и их стоило опасаться всем видам на земле, ну всем, кто знал об их существовании.

Люди, по большей части, жили в блаженном неведении о мире, и работа Криса заключалась в том, чтобы все оставалось по-прежнему.

Его работа станет намного сложнее, если Страж когда-нибудь решит создать армию.

Каждый Защитник опасался более сильных и быстрых вампиров, поэтому делали все возможное, чтобы такого не произошло.

Все возможное. Если Мастер когда-либо заполучит в свои руки ребенка Стража, Совет сделает что угодно, чтобы забрать его до трансформации, и, если это невозможно сделать до его преобразования, то его нужно уничтожить прежде, чем тот станет бессмертным.

Другие Мастера, демоны и оборотни действовали также яростно, когда дело касалось детей Стража. Если они не могут похитить их, то делали все возможное для уничтожения детей, прежде чем станет невозможно их остановить, так как армия более сильных вампиров могла с легкостью истребить популяцию демонов и оборотней.

Крис взглянул на отца как раз, когда тот нежно погладил живот Медисон, будто не в состоянии сдерживаться. Крис действительно не понимал, как отцу удалось пережить трансформацию.

До преобразования Ефраим ни разу не пил кровь и из-за этого сильно ослабел.

Ему очень повезло, что он выжил. Большинство детей Стражей не так удачливы и умирают из-за обычных человеческих несчастных случаев и болезней.

Его братьям не придется об этом волноваться. Крис чертовски уверен, что им помогут трансформироваться.

Он каждый день благодарил Бога за то, что никто за пределами их семья, за исключением нескольких избранных Защитников, не знал о существовании Марка. Если кто-то узнает о нем, каждый в мире Мастер начнет штурмовать их дом, пытаясь забрать мальчика.

Именно поэтому он тренировался в два раза усерднее и патрулировал вдвое дольше, чем все остальные. Он сделает все, чтобы защитить семью.

– Здесь не было прислужника или Мастера в течение восьми лет. Для нее этот дом – самое безопасное место, особенно учитывая, что нам придется увеличить охрану ради детей. – Он жестом указал на Медисон, которая, к счастью, оставалась спокойной.

Крис действительно сомневался, что переживет еще одну беременность этой женщины. Лучший друг или нет, если она снова разбудит его в три часа утра, чтобы поговорить о том, как у нее болит грудь, он сбежит.

– Я бы хотел, чтобы ты и Ефраим расспросили ее, так как мне не удалось от нее ничего добиться. Надеюсь, она хоть расскажет что-нибудь, с чем можно работать. Также в твои обязанности входит натренировать ее, быстро, – подчеркнул Эрик последнее предложение.

– Что мы о ней знаем? – спросил Крис, решив, что лучше покончить с этим дерьмом и обучить ее. Как бы ему не хотелось наконец-то обрести свою пару, свою половинку, ему нужно выполнять работу, к которой он очень серьезно относился, особенно, когда безопасность его семьи под угрозой.

Эрик открыл рот, чтобы ответить, но в этот момент в комнату влетел Джошуа.

– Она заперлась в ванной на первом этаже и вышла в интернет!


Переводчики: Shottik

Редактор: oks9


Глава 4


Изабелла напряженно всматривалась в небольшой экран, ожидая, когда программа сделает свое дело. Ничто не предупредило ее о последующем событии, не раздалось даже слабого скрипа. В одну секунду дверь в ванную была на месте, в другую – исчезла.

Изабелла еще сильнее сжала шоколад и медленно подняла глаза, слишком испуганная, чтобы посмотреть вверх быстро и в тоже время не в силах отвести взгляд.

Ее глаза пробежались по свободным голубым джинсам, расстегнутым голубым джинсам, которые низко сидели на загорелой худой талии, затем вверх по довольно впечатляющим кубикам пресса с тонкими светло-розовыми линиями, которые пересекал круглый шрам, почти полностью скрытый темными волосами, и по двум огромным мускулистым рукам, скрещенными на еще одной впечатляющей части этого тела.

Большая кельтская татуировка занимала половину левой стороны груди, а чуть ниже виднелись два очень грозных шрама.

Ее взгляд скользнул по его рукам, и она мысленно застонала от такого сочетания шрамов, мускулов и татуировок, которые украшали обе его руки.

Заставив себя посмотреть еще выше, Изабелла увидела словно воспаленный бледный участок кожи на правой стороне шеи мужчины, а затем – достаточно красивое лицо с серьезными, сердитыми зелеными глазами.

Она даже нервно сглотнула, когда ее тело начало покалывать.

Подождите минутку, ее тело уже реагировало так однажды, и это было...

Слабое хныканье сорвалось с ее губ. Этого не может быть. Изабелла прищурилась, смотря на мужчину перед собой. Представила мокрые трусы, бороду, как у Гризли Адамса[2], и грязные волосы. Мужчина, стоящий перед ней, был чистым, выбритым и выглядел слишком хорошо для ее душевного спокойствия.

Она снова всхлипнула.

Мужчина протянул руку, и Изабелла инстинктивно отпрянула, немного откатившись на покрытом кружевом стуле и прижимая шоколадный батончик к груди, в то время как маленький компьютер опасно балансировал на краю коленей.

Даже в затуманенном наркотиками мозгу ее приоритеты не поменялись:

шоколад на первом месте.

Порочная и опасная улыбка лениво искривила губы мужчины, когда он шагнул вперед и забрал компьютер. Не спуская с него глаз, она украдкой откусила кусок шоколадки.

Сладкое сейчас более, чем необходимо. Ее мозг это понимал. Только вместе с шоколадом получится пережить такой момент с этим мужчиной.

Что, черт возьми, с ней происходит?

Боже, ей нужно больше шоколада. Трех огромных плиток, которые лежали в ее сумке, явно недостаточно, если придется провести какое-то время в компании этого мужчины.

Она еще раз укусила свою спасительную шоколадку, наблюдая, как мужчина передает компьютер Эрику, уставившемуся на нее. Человек, стоящий перед ней, выглядел немного изумленным, пока изучал ее.

– Надень на нее наручники, Крис, – недовольно выдавил Эрик.

Боже... эм, мужчина по имени Крис грустно вздохнул. Взмахнув рукой, он жестом показал ей встать и подойти к нему. Откусив еще один кусок шоколада для уверенности, Изабелла покачала головой.

– Давай, милая, не стоит все усложнять, – раздался его глубокий, хриплый голос, который она могла бы слушать весь день. – Чем быстрее ты выйдешь отсюда, тем раньше я смогу хорошенько выспаться.

Разве мужчина не смотрелся в зеркало? Не то чтобы он красив, но обладал каким-то сексуальным шармом плохого парня.

Если он станет еще сексуальнее, она боялась, что сможет выдавить только односложные слова и бормотание.

Изабелла вновь покачала головой, а когда в очередной раз попыталась откатиться на своем стуле, то уперлась в кафельную стену.

Отступать было некуда, но это не значит, что она так легко им сдастся.

Она была пленницей, а работа узника заключалась в том, чтобы сбежать или превратить жизнь похитителей в настоящий ад, чтобы у них не оставалось выбора, кроме как освободить ее, по крайней мере, Изабелла думала, что где-то слышала о таком.

Сейчас это походило на хороший совет, которому стоит последовать.

Его улыбка стала шире, когда он внимательно на нее посмотрел.

– Ох, спорим, что найду способ вытащить тебя отсюда, – прошептал Крис. Прежде чем она смогла расспросить о его намерениях, мужчина протянул руку и вырвал батончик из ее руки.

В самом деле, он забрал ее шоколад! Его рука коснулась ее, и Изабелла мысленно пообещала себе заняться кикбоксингом, чтобы в следующий раз остановить ублюдка, который сделает что-нибудь подобное, как вдруг ее что-то обожгло.

Она едва слышала его проклятия, когда приподняла футболку и слегка спустила брюки, чтобы посмотреть вниз и изучить то место, которое побаливало. Думала найти пчелу или паука, или что-то подобное, но ничего не обнаружила. Ну, это не совсем правда. Ее некогда светло-коричневое родимое пятно теперь стало ярко-красным. Изабелла провела подушечкой указательного пальца по нему и собиралась сделать это снова, когда большая загорелая рука отвела ее ладонь в сторону. Она удивилась, увидев стоящего перед ней на коленях Криса, который пристально изучал ее родимое пятно в виде креста и полумесяца. Ну, по крайней мере, для нее они выглядели именно так.

Беззаботная улыбка, которую он подарил ей минуту назад, полностью исчезла, и ее сменило выражение глубокой концентрации, когда Крис провел кончиком пальца по отметине.

Изабелла испуганно вздохнула, когда напряженный взгляд зеленых глаз встретился с ее. Он убрал руку и резко встал, не переставая на нее смотреть.

Словно он боялся, что она исчезнет, если отведет взгляд даже на секунду.

Немного странно, но ничто по сравнению со всем произошедшим за последние сутки.

Он жестом указал ей шоколадом, ее шоколадом, встать. Изабелла вновь покачала головой. Крис свирепо посмотрел на нее и откусил огромный кусок от ее плитки. Ох, когда она обучится кикбоксингу, то заставит его заплатить за это!

– Слушай, мы можем сделать это по-хорошему, либо по-плохому...

– Спасибо, – перебила его очень красивая женщина с великолепными шелковистыми, темными волосами и золотистым загаром, протянула руку и вырвала плитку из его рук. Челюсть Изабеллы упала вниз, когда женщина откусила шоколадку и закрыла глаза от наслаждения, но не это шокировало ее.

Нет, даже близко не это. Женщина была одета в одну простыню.

Ее взгляд метался с женщины, которая выглядела, словно только что прервали ее секс-марафон, на Криса, одетого только в джинсы, расстегнутые джинсы.

Впервые Изабелла увидела его только в трусах, возможно, сразу после того, как он закончил постельное мамбо с этой женщиной.

То, как женщина выхватила у него шоколад, указывает на тесную личную связь.

Да, они, определенно, любовники.

Она задумалась над своей реакцией на этого мужчину, такого она не чувствовала ни к одному другому человеку, и у нее, наконец-то, появился ответ. Они подсыпали ей в еду какой-то вид галлюциногенов вперемешку с афродизиаком.

Скорее всего, надеялись, использовать секс, чтобы заполучить ее программу.

Не в этой жизни.

Ну, можно рассмотреть секс с ним в качестве пути отступления.

Плюс в том, что ей, несомненно, это понравилось бы, но после того, как увидела священников, стала надеяться, что это культ воздержания.

И собиралась воспользоваться отсутствием у них секса в свою пользу и попытаться убедить его помочь ей сбежать.

Ну, ей стоило отказаться от этого плана, поскольку, очевидно, что он получает его от индейской красотки позади, которая грызет шоколадку, будто запоминая ее вкус на будущее.

Страшная мысль поразила ее. Что если это культ противников целибата.

Что если они устраивают оргии, как те культы в семидесятых, про которые она слышала, и они накачали ее наркотиками в ожидании, что она станет спать со всеми, включая женщин?

Ох, черт, нет! Она не встанет на этот путь! Если она не могла быть с парнем, то это не значит, что готова согласиться на замену.

Крис тяжело вздохнул.

– Думаю, тебе стоило остаться наверху, Медисон.

Женщина фыркнула и показала последний кусок батончика.

– Шоколад, – бросила она, словно это все объясняло. – Ефраим уехал, чтобы купить мне несколько, но я не в силах больше ждать.

– Теперь ты его получила, так что иди! – сорвался Крис.

– Я хочу помочь, – настаивала Медисон, надув губы.

– Нет, просто уходи. Я справлюсь с этим.

– Но, что если...

– Нет!

Нижняя губа женщины задрожала.

Крис застонал, а Изабелла в это время медленно скользнула вправо, пытаясь убраться подальше от странной парочки, так далеко, насколько позволяла большая ванная комната.

– Я просто хотела с ней встретиться, – возразила Медисон мягко.

– Сейчас неподходящее время, Медисон, – решительно отрезал Крис.

Медисон опустила руку на плоский живот и нежно погладила.

– Надеюсь, твои братья не унаследуют этот неприветливый настрой, – пробормотала она.

Брови Изабеллы едва не достигли начала роста волос от удивления, когда она смотрела с какой любовью женщина потирает живот.

Братья? Это означает, что она спит не только с ним, но и с его отцом.

Фу!

– В любом случае, я просто хотела познакомиться с твоей женой, – произнесла Медисон с тяжелым вздохом.

Серьезно, фу! Эта женщина на самом деле спит с отцом и сыном? Это просто... подождите, что?

– Ты можешь встретиться с ней позже, Медисон. Прямо сейчас нам нужно кое-что решить, – стоял на своем Крис, пристально глядя на нее.

Он думал, что она – его жена? Это, наверное, ошибка.

Не может быть, чтобы этот парень достаточно тронулся, чтобы на самом деле считать ее своей женой. Медисон грызла шоколадный батончик, и затем слегка махнула им в ее сторону. Изабелла перевела взгляд на Криса, который наблюдал за ней практически собственнически.

– Привет, я – Медисон Уильямс, – представилась женщина, протягивая руку для пожатия.

Изабелла отчаянно пыталась увернуться от нее, от них, от этой сумасшедшей ситуации, но отступать было некуда.

Это безумие. Она не могла пойти на это. Ей хотелось вернуться к своей жизни, к ее компьютеру, программам и бесконечному кофеину, и шоколаду.

– Просто поднимись наверх и жди папу. Ты пугаешь ее, – попросил Крис, смотря на другую женщину, пока указывал жестом на нее. Решив, что сейчас или никогда, Изабелла начала действовать. Схватив свою сумку, она буквально метнулась на свободу между раздвинутых ног Криса, понимая, что, если пытаться сбежать, то стоит делать это сейчас, в разгар любовной ссоры.

– Эй, что ты делаешь? – удивленно спросил Крис.

Изабелла скрючилась и потянулась, пытаясь протиснуться оставшейся частью тела между его ног, но обнаружила, что застряла. Чертова грудь! Не в первый раз та доставляла ей неприятности. Теперь, когда она пробивала себе путь на свободу, груди не хотели сжиматься вместе.

На самом деле, она чувствовала себя довольно неловко из-за сорвавшейся попытки побега, потому что ее груди не могли пройти сквозь отверстие, через которое с легкостью прошли плечи.

Изабелла изогнулась сильнее, искривилась и повернулась. решив сделать перерыв. Она не обратила внимания на скучающий вздох Эрика откуда-то справа, пока боролась за свободу.

Все, что ей нужно, – это вывернуться и броситься к двери, добраться до дороги и остановить кого-нибудь.

Она могла сделать это, могла. Панический писк вырвался из ее рта, когда Изабелла вдруг обнаружила, что освободилась из тюрьмы ног.

Заставшее врасплох движение заставило ее опуститься на свою сумку со стоном:

– Эх.

Также как ее разум осознал получение свободы, также она поняла, что ее подняли с пола и перебросили через крепкое, обнаженное плечо, а сумку вырвали из рук.

Какого черта?

– Как же хорошо.

Изабелла откинула волосы назад как раз вовремя, чтобы увидеть, как Медисон, благополучно сидящая на раковине, поглощала последний кусок ее шоколадки, и почувствовала, как сильная рука обхватила ее поперек спины, удерживая в плену.

– Отпусти меня! – потребовала она и, просто чтобы убедиться, что мужчина понял серьезность ее намерений, добавила: – Сейчас же!

Когда он сразу же не исполнил ее просьбу, она сделала то, чего надеялась не делать: стала пинать его по заднице.

Изабелле казалось, она действует отчаянно, но Крис похоже даже не заметил ударов. Он просто уложил ее поудобнее у себя на плече, прижал рукой ее ноги и вышел из ванной комнаты.

Она прекратила бить по довольно крепкой заднице, поскольку это не сработало, и решила воспользоваться приемом, который не применяла с шести лет, когда Тайлер Томпсон пытался запереть ее в классном шкафу вместе с тарантулом.

Изабелла его укусила.

Сильно.

– Ой! – К сожалению, Крис не вскрикнул от боли. Чудовище под ней просто хмыкнул и сильно хлопнул ее по заднице. Ей пришлось прикусить губу, чтобы не застонать от неожиданно нахлынувшего удовольствия. Что, черт побери, с ней не так?

– Будь хорошей девочкой, – мягко предупредил он глубоким голосом, нежно потирая место, по которому только что ударил.

Изабелла открыла рот, чтобы напомнить ему, что было бы неплохо, если они просто отпустят ее, когда почувствовала, как он сжал ее зад.

– Эй! – Она шлёпнула его по заднице. – Прекрати это!

– Я просто убеждаюсь, что не причинил тебе никакого вреда, – пояснил он, сдерживая смех, и в тоже время погладил и сжал ее зад снова. Где-то перед ними в коридоре хихикнул Эрик.

Разочарование охватило ее, когда румянец опалил щеки. Она ненавидела себя в этот момент за свою реакцию на его прикосновения. Это из-за наркотиков, которые они каким-то образом подсыпали в ее пищу.

Это единственная причина, объясняющая слабый стон, от которого ей стоило воздержаться, пока Крис продолжал поглаживать ее попку, и Изабелла ненавидела его за это.

Ненавидела, что ее схватили против воли, перевезли через границу штата, заставили чувствовать себя заключенной, но больше всего ненавидела то, как ее тело реагировало на этого придурка под ней.

Там и тогда она пообещала себе, что они от нее ничего не добьются, и как только вернет свой компьютер, то превратит их жизнь в ад.


Переводчики: Shottik

Редактор: oks9


Глава 5


Сиэтл, Вашингтон.

– Мастер?

Логан даже не потрудился оторвать взгляд от большой груды компьютерного оборудования, которое водрузили перед ним десять минут назад. Он все еще пытался выяснить, что именно пошло не так. План был прост, или, по крайней мере, он считал его таковым. Единственное, о чем попросил он своих людей, – забрать одну маленькую женщину из заброшенного парка ночью. Что может быть проще. Тогда почему он смотрит на груду компьютерного оборудования вместо женщины?

– Где Изабелла Макгвайр? – спросил он тихо. Ему не нужно было смотреть, чтобы знать: его люди нервно отступили назад.

Мастер поднял голову и встретился взглядами с тремя мужчинами, стоящими перед ним.

– Не заставляйте меня спрашивать снова, – продолжил он мягко. Логан никогда не кричал на своих людей. В этом не было необходимости. Либо они выполняли приказы, либо умирали от его рук.

Все очень просто.

Единственный принцип, который он строго соблюдает.

Томас нервно переминался с ноги на ногу.

– Адам попытался обратить ее, – выпалил мужчина.

Логан откинулся на спинку стула.

– Ясно, – пробормотал он, когда его взгляд вновь вернулся к огромной куче дорогостоящего оборудования на его столе. – Он сделал это, зная, что я хотел изменить ее сам?

– Да, Мастер, – с беспокойством ответил Джон, скорее всего, надеясь, что сможет перенаправить злость на человека, которого уже собирались убить за неспособность схватить женщину.

– И где Адам? – спросил Логан, барабаня пальцами по краю стола из красного дерева.

– Мертв, – объявил Бред, который стал вампиром случайно несколько недель назад. Как человек, он был чертовски хорошим копом, как вампир... ну, Логан планировал исправить свою ошибку.

– Как? – Мужчины нервно переглянулись. – Вы знаете, как я отношусь к ожиданию, – напомнил он им.

– Та женщина, – наконец-то ответил Джон.

Его пальцы замерли. Изабелла Макгвайр убила одного из его сильнейших вампиров? Основываясь на предоставленных фотографиях и информации, он знал, что нескольким приспешникам по силам схватить ее, и она ни в коем случае не смогла бы одолеть Адама.

– Она – Защитник, – выпалил Бред.

Все в нем застыло от одного этого слова.

Защитник.

– Мы думаем, она не знает о том, кем является, – добавил Джон. – Она не сопротивлялась, когда ее схватили, и выглядела по-настоящему удивленной всем происходящим.

– Адам загорелся через минуту или около того, после того как укусил ее, – спешно добавил Бред.

– Неужели вы не догадались ни о чем по ее запаху? – процедил Логан сквозь стиснутые зубы. Уж Адам то должен был понять, что имеет дело с Защитником. Их кровь сладкая и чертовски привлекательная. Это естественная ловушка, на которую велись все вампиры моложе четырех веков, и он был чертовски уверен, что все его люди обучены ее опознавать.

– Мы не подобрались достаточно близко, чтобы почувствовать аромат женщины, – пробормотал Джон.

– Почему нет? – потребовал он, пытаясь понять, как исправить эту ситуацию. Его люди облажались, и теперь Изабелла Макгвайр могла стать справедливой добычей для других Мастеров.

Будь он проклят, если другие успеют наложить на нее руки раньше него. Теперь, когда его люди прокололись, она, вероятно, сбежала с его территории.

Им нужно как можно скорее найти ее, прежде чем она поймет, кем является, и, самое главное, прежде чем ее супруг отыщет ее. Женщина может быть не обучена, но это не значит, что и ее пара тоже. Ему сейчас совсем не нужно, чтобы долбаный Защитник испортил все его планы.

– Где она? – выплюнул он, не потрудившись спрятать выдвинувшиеся клыки.

– Они забрали ее, – жалобно промямлил Бред.

– Кто? – рявкнул Логан.

– Патруль Защитников увидел их. Они убили людей которые были с Адамом и забрали ее, – быстро объяснил Джон.

– Понятно, – вздохнул Логан, встал и медленно обошел стол. – У Защитников моя собственность, – сказал он обманчиво спокойным голосом. Его люди заметно расслабились. Это по-настоящему обидно.

– Да, Мастер. Мы ничего не могли сделать, – оправдывался Бред, занервничав, когда Логан остановился перед ним.

– Ничего? – уточнил он, глядя в глаза трусливого мужчины.

– Нет, Мастер, – ответил Бред, покачав головой.

Логан продолжил смотреть на мужчину, но обратился к другим:

– Это правда? Ничего нельзя было предпринять?

– Да, Мастер, – пробормотали они, соглашаясь.

– Конечно. Понимаю. Пришла группа Защитников, и вы ничего не смогли сделать, чтобы забрать мою собственность, – сочувственно проговорил он.

– Мне жаль, Ма... – начал говорить Бред, прежде чем удивленный вдох сорвался с его губ. Он в ужасе уставился на Логана, затем медленно посмотрел вниз и увидел большую зияющую дыру в своей груди.

Логан подбросил окровавленное сердце в руке, не обращая внимания на мужчину, который упал на пол.

– Скажите мне еще раз, почему вы трое сбежали от Защитников и позволили им забрать мой приз? – спросил он, продолжая подбрасывать сердце в воздух и ловя его.

– Нам очень жаль, Мастер, – сказал Джон, пытаясь не смотреть на тлеющее тело.

Логан поймал сердце и указал им в сторону большой груды компьютерного оборудования.

– А это что?

Томас нервно облизал губы.

– Мы взломали ее квартиру и схватили всё оборудование и диски, прежде чем Защитники смогли его забрать.

Мастеру это понравилось, так что он позволил им жить. Пока что.

– Заберите все это, – приказал Логан, вновь жестикулируя сердцем, – и просмотрите. Как только найдете программу «Ябеда», доложите мне в ту же секунду.

Затем швырнул сердце на тлеющее тело.

– Но на всякий случай найдите Изабеллу Макгвайр.

– А если она нашла пару? – спросил Томас, стараясь не смотреть на уже дымящееся тело.

Логан раздумывал минуту. Убить ее супруга будет довольно умно, но нельзя сбрасывать со счетов все возможности, которые открываются, имей он и пару женщины.

– Схватите его, – решил он, но нахмурился, обведя взглядом двух мужчин, которые уже подвели его. Логан слишком многое поставил на карту, чтобы давать им больше шансов.

Единственный способ, который гарантировал поимку Изабеллы, к сожалению, был также единственным, чего он пообещал себе никогда не делать, но на данный момент у него не осталось выбора.

– Приведите мне Кейла Куина.


***


– Хочешь принесу немного льда? – спросил Крис, стараясь изо всех сил не улыбаться, но провалился, судя по взглядам, которые Изабелла бросала в его сторону.

– Нет, – пробормотала она, потирая спину правой рукой и обвиняюще рассматривая его челюсть. Без сомнения, Изабелла винила его подбородок за боль в своей руке. Этого бы не произошло, если бы он знал, что она собирается вырубить его, как только он опустит ее на пол в гостиной.

Конечно же, ему следовало это предположить, но он немного отвлекся. Крис даже не подозревал, что его маленькая пара не знает, как правильно нанести удар.

Им придется поработать над этим.

Сидя в мягком кресле, он наклонился вперед и потянулся, чтобы взять ее за руку. Изабелла сразу же отскочила и прижала ладонь к своей груди.

– Я не собираюсь причинять тебе боль, – заверил Крис, протягивая руку снова, от чего она прижалась к спинке дивана и оказалась так далеко от него, как только могла. Покорно вздохнув, он вновь облокотился на спинку своего кресла. – В следующий раз не сжимай большой палец в кулаке.

Она пробормотала что-то о том, чтобы взять уроки по кикбоксингу, но он не обратил внимания. Его челюсть сжалась почти до боли, когда его взгляд зацепился на уже посиневших и опухших пальцах, которые Изабелла бережно придерживала.

В голове крутилась мысль, что она, наверняка, сломала их.

Крис на своем веку сломал достаточно костей, чтобы узнать симптомы. К счастью, такие травмы залечиваются через несколько часов благодаря крови Защитника.

Не то чтобы Изабелла в курсе этого небольшого факта, но должна же задаться вопросом, почему ее раны заживают быстрее, чем у других, и отчего она никогда не болела. Когда он был ребенком, задолго до того, как узнал о своем происхождении, ему просто казалось, что удача на его стороне. Хотя большинству людей нужны месяцы на сращивание костей, ему необходимо несколько часов на исцеление небольшой кости и примерно неделя на большую кость.

Крис не понимал точного медицинского обоснования их способностей к исцелению, но знал, что это как-то связано с половиной его души, принадлежавшей ангелу. Несомненно, это как-то влияло на его тело.

Многие Защитники верили, что, когда половинки душ объединяются, срабатывает что-то в их ДНК, и они получают защиту, их кровь становится слаще, а продолжительность жизни увеличивается. Как бы там ни было, это раз или два шло ему на пользу. Это также связало его с женщиной, в которой заключалась другая половина его души, с этой женщиной, его парой.

Когда его взгляд прошелся по телу Изабеллы, Крису пришлось подавить стон. Он неловко поерзал в своем кресле, но затем схватил диванную подушку в цветочек и положил к себе на колени.

"Как, черт побери, человеческие мужчины живут с этим?" – задавался он вопросом, и поерзал снова, когда эрекция едва не порвала ему штаны. Это ужасно отвлекало, но ему придется учиться держать себя в руках.

Не то чтобы секс стоял во главе его жизни или хотя бы интересовал его. Даже будучи подростком, Крис не мог заставить себя думать об этом.

Конечно, он сходил на свидания с большинством девушек из старшей школы, но только, чтобы сохранить лицо.

Его репутация испорчена достаточно, нельзя было позволить другим думать о том, что ему не нравятся девушки.

Иметь проститутку в качестве матери – нелегко, но он справился. Пока его не отправляли в приемные семьи, Крис был счастлив.

Не имело значения, что иногда приходилось спать под трейлером, потому что ее "любовники" не чувствовали себя комфортно, трахая ее, когда их разделяла лишь старая простыня, служившая дверью, или что в основном его еда включала в себя пищу из благотворительных учреждений, школьные ланчи и украденные продукты.

Ладно, детство Криса нельзя описать словом счастливое, но оно было сносным, пока его не пристраивали в приемные семьи, и никто не знал, насколько действительно дерьмовой была его жизнь. Он оставался в полном порядке, пока все думали, что ничего не могло его тронуть и причинить боль. Просто в чертовском порядке.

– Боже мой, ты беременна! – услышал он счастливый визг Джил в фойе. Ругаясь под нос, Крис быстро подошел к двойным дверям и захлопнул их, надеясь, что сестра слишком обескуражена новостями Медисон, чтобы это заметить.

Последние десять лет Джил постоянно дразнила его шутками о второй половине, но, к счастью, не злыми. Ее циничные дни остались далеко позади, и слава Богу. Он, скорее всего, убил бы ее теперь, если бы она хоть немного походила на ту, какой была при их первой встрече.

Когда Джил впервые приехала в Рерум, Нью-Гемпшир, с Медисон, Джошуа и их матерью, то представляла собой первоклассную стерву, очень похожую на Кенди. По крайней мере, первую неделю после их приезда, затем она потихоньку стала успокаиваться.

Он не знал правду о том, что же произошло на самом деле, но чувствовал, что за изменениями стояли Медисон и бабушка. Сестра временами вела себя избалованно после этого, но Крис старался держаться от нее подальше, когда стал жить с ними.

Тогда он был слишком напуган, чтобы по-настоящему волноваться о том, что Джил сказала или сделала. Тогда дом представлял собой пансионат с небольшой возможностью уединиться, но стал лучшим местом, где ему приходилось жить. Иногда все казалось слишком замечательным, чтобы быть правдой, и он боялся до усрачки, что сделает что-то не так, и его выгонят отсюда или, что хуже, отправят в интернат.

Первые несколько недель Крис слишком боялся, чтобы капризничать и вызывать какие-то проблемы, страшился расстроить Медисон или бабушку. Он вбил себе в голову, что не должен мешаться под ногами и выполнять все просьбы с первого раза без какого-либо обмана. Даже делал дополнительную работу, хоть его и не просили, чтобы бабушка и Медисон захотели его оставить.

Ночью Крис ждал, пока все не заснут, тихо пробирался в комнату к Джошуа и стелил себе прямо на полу у двери. Брату было всего десять лет, и он приходил в восторг от того, что Крис оставался с ним. Джошуа смотрел на все, как на тайные ночевки. Крис же думал, что охраняет маленького мальчика.

Его не заботило, насколько хорошими казались мужчины, арендующие комнаты у бабушки. Они оставались незнакомцами, которым он не доверял. Этот жизненный урок Крис рано познал в приемных семьях.

Он до боли сжал ладони в кулаки от воспоминаний о той давней ночи. Это был не первый раз, когда его отдавали в приемную семью, и даже не первый раз, когда его избивал взрослый, которому поручили заботиться о Крисе, но впервые мужчина попытался залезть в его постель.

Он все еще мог припомнить запах пива и вонь немытого тела, исходящих от старого дивана, на котором ему приходилось спать, чтобы остаться в тепле. Его приемные родители дали ему приличное количество одеял, но они оказались такими тонкими и изношенными, что не могли согреть его в холодной комнате.

В какой-то миг ночи Крис стал рассматривать вариант пойти в спальню родителей и попросить сделать теплее в гостиной, но разбитая губа, которой они наградили его сегодня днем за разлитое молоко, остановила его. Он даже знать не хотел, что они сделают, если их разбудить.

Затем, одевшись, он решил уйти и вернуться в трейлер, где жила мама, хотя не был уверен, вышла она из тюрьмы или нет. Даже в шесть лет Крис понимал, что она отсидит, по крайней мере, тридцать дней за домогательство, хотя тогда еще не до конца понимал значения этого слова, но именно по этой причине мать обычно исчезала.

В тот день он поблагодарил свою счастливую звезду за то, что не спал на диване, когда Тед, его приемный отец на тот момент, зашел в комнату. Если бы Крис спал...

И подумать страшно, что могло бы произойти, если события сложились бы иначе. Итак плохо, что он оказался в больнице со сломанной рукой и тремя треснутыми ребрами. С одной или двумя сломанными костями можно справиться, но если бы мужчина или несколько других изнасиловали его, то это бы сломало его.

По этой причине Крис до сих пор спал с оружием и поэтому ночевал на полу у Джошуа десять лет назад. Он не хотел, чтобы малышу причинили боль. Вряд ли Медисон или бабушка знали об этом.

Если и догадывались, то ничего ему не говорили, а Джошуа, конечно, лишнего не болтал. Единственный, кто точно знал о его поступках – Ефраим.

Несомненно, нет ничего шокирующего в том, что мужчина был в курсе происходящего. В конце концов, его отец – Страж.

Конечно, Крис не знал наверняка: Ефраим догадался о его ночевках в комнате Джошуа, потому что услышал его или потому что почуял его запах, поскольку Стражи обладают невероятным обонянием, которое почти в два раза острее, чем у оборотня, и в тысячу раз сильнее, чем у вампира.

Когда патрулируешь с отцом, это все равно что работать с живым навигатором. Мужчина мог охотиться на что угодно и кого угодно, прилагая совсем немного усилий, поэтому совсем неудивительно, что тот обнаружил Криса, спящего у Джошуа на полу.

Через три недели Ефраим выкупил дом и выставил вон всех жильцов, не говоря уже о том, что усыновил его, а Крис все еще не мог спать по ночам, пока не убеждался, что малыш в безопасности. Не потому что считал, будто Ефраим мог обидеть мальчика.

Он доверял ему, вероятно, с того его первого ареста, когда отец еще был детективом в полиции штата.

Крис также не сомневался, что мужчина голыми руками растерзает любого глупца, осмелившегося причинить вред мальчику. Нет, проблема заключалась в нем самом, поскольку он не мог признать, что находиться в безопасности, и его любят впервые в жизни.

Когда он проснулся той ночью и обнаружил Ефраима, возвышающегося над ним, то даже не сомневался, что сейчас на него накричат. Вместо этого мужчина посмотрел на него с таким состраданием в глазах, что Крис предпочел бы крики или удары.

Когда он собрался выдавить какое-то жалкое извинение за то, что спит на полу у десятилетнего, Ефраим сел рядом с ним, взял его подушку и устроился рядом. Крис никому в этом не признавался, но той ночью он впервые спал как ребенок, потому что знал: Ефраим защитит его.

Следующей ночью мужчина молча присоединился к ним, вероятно, после того чертовски истощил Медисон, поскольку она ни разу не пришла искать его. Спустя неделю Крис решил, что спать в собственной комнате безопасно, и доверил Ефраиму беспокоиться о безопасности Джошуа.

Он немного удивился, когда мужчина пришел в его комнату, после того как Крис забрался в кровать, и устроился в углу.

Ефраим поступал так в течение трех недель.

Он тихо приходил и сидел там всю ночь, а на следующее утро уходил на работу чертовски измученный, но ни разу не пожаловался. Это только одна из сотен вещей, которые его отец делал, чтобы продемонстрировать свою любовь и заботу, и по это причине Крис готов пожертвовать чем угодно ради своей семьи.

Даже своей парой.

– ...итак, как ты заметил, произошло ужасное недоразумение, – сказала его половинка, вырывая его из задумчивости.

Она поднялась почти решительно.

– Я лучше пойду, – заявила Изабелла, делая шаг в сторону, убедившись, что их разделяет достаточное расстояние. Когда он вздохнул и встал, она подняла здоровую руку, жестом указывая на кресло. – Не стоит вставать. Уверена, что смогу отыскать выход, – весело выпалила она, не собираясь отказываться от попытки сбежать. Изабелла решительно взглянула ему в глаза, отступая к двери. – Ну, счастливо оставаться. – С этими словами она протянула руку, вслепую нащупывая ручку двери.

Крис наблюдал, как Изабелла возилась с замком. Наконец, ей удалось открыть дверь и повернуться, только чтобы врезаться в Ефраима и оступиться, падая на очаровательную задницу.


Переводчики: Shottik

Редактор: oks9


Глава 6


– Мне жаль, – произнёс мужчина, который по праву должен красоваться на обложке журнала GQ, и наклонился, чтобы предложить ей руку. – Позволь помочь тебе подняться.

Изабелла отшатнулась и приготовилась к очередной волне похоти, которая должна была накрыть ее в любую секунду благодаря наркотикам.

Когда она не почувствовала ничего даже отдаленно похожего на влечение, то нахмурилась, поразилась и чертовски понадеялась, что эффект от наркотиков развеялся.

Изабелла как раз собиралась вновь отодвинуться, когда сильные руки обхватили ее и подняли. К ее стыду, она издала испуганный писк, из-за чего у модели GQ дернулись уголки губ.

– Пойдем, гномик, – позвал большой придурок, и как только Изабелла почувствовала его прикосновения, то едва не застонала от удовольствия.

Что, черт возьми, с ней не так?

Эти наркотики должны вызывать влечению к любому мужчине, попавшемуся ей на пути, но пока она страстно желала сорвать одежду только с этого придурка.

"Возможно, они использовали гипноз", – подумала Изабелла, пока ее осторожно несли к дивану.

– Эй! – возмутилась она, когда почувствовала, как Крис проводит носом по ее шее. – Отпусти меня!

– Конечно, – ответил он, бросая ее на диван. Она дважды подпрыгнула, прежде чем ей удалось сесть и сдвинуться к другому концу дивана, подальше от мужчины, который вызывал буйство ее гормонов.

– Я заманил женщин на кухню почти десятью тоннами шоколада, так что у нас есть примерно полчаса, прежде чем они сломают эту дверь, требуя встретиться с твоей парой, – сообщил модель GQ, заставляя ее нахмуриться так сильно, что она испугалась, что ее лицо треснет.

– Спасибо, пап, – сказал Крис, садясь напротив нее.

Серьезно, почему эти люди считают ее парой этого мужчины... подождите минуту, что сейчас было?

Он назвал парня с обложки GQ папой? Изабелла прошлась взглядом по коротким черным волосам, невероятно голубым глазам, точеным чертам лица и телу, за обладание которым стоит пойти на убийство, и задалась вопросом, в какую игру играет этот культ. GQ не больше тридцати лет.

Ни при каких обстоятельствах он не мог быть отцом Криса. С другой стороны, их отношения, возможно, похожи на те, которые, как все думают, у нее с Крисом.

Может, они просто обводят вокруг пальца потенциальных членов секты?

GQ кивнул, приветствуя ее.

– Меня зовут Ефраим. Приятно познакомиться Изабелла.

Когда она ничего не ответила, Крис что-то пробормотал и небрежно махнул в сторону Ефраима.

– Это мой отец.

– Ну да, конечно, – отозвалась Изабелла, решив со всем соглашаться до поры до времени.

"Нет смысла спорить на эту тему, лучше потратить свою энергию на то, чтобы выяснить, как заполучить в свои руки компьютер или хотя бы сотовый телефон", – подумала она, и тут ее взгляд опустился к серебряному мобильнику, прикрепленному к поясу Ефраима.

Изабелла облизнула губы и поерзала на диване, стараясь не махать рукой слишком сильно, когда придумала план: простой, но, как она надеялась, действенный.

– Есть ли шанс, что мне удастся позвонить? – спросила она, не отрывая глаз от Ефраима, чтобы мыслить ясно, поскольку казалось очевидным, что ее разум играл в прятки при одном взгляде на Криса.

– Нет, – решительно ответил Крис.

– Но мне нужно позвонить, – возразила она, не желая находиться под надзором ежеминутно. Это было одной из причин, почему она так презирала рабочий день с девяти до пяти плюс постоянно опаздывала и плевала на последствия.

– Нет, не можешь, – спокойный голос мужчины привел ее в бешенство, лишая рассудительности. – Все, что тебе нужно, ответить на наши вопросы, а затем выслушать нас.

– Нет, – отрезала Изабелла, упрямо сложив руки на груди и сдержав стон, когда задела сломанные пальцы.

– Нет что? – спросил Крис, пока другой мужчина откинулся в кресле со скучающим видом.

– Нет, я не собираюсь отвечать на ваши вопросы, и мне плевать на то, что вы хотите мне сказать. Меня волнует только то, как бы поехать домой.

– Ты никуда не пойдешь, – просто заявил он, испытывая ее терпение. Кем, черт побери, он себя возомнил?

Изабелла сделала глубокий, успокаивающий вдох, затем еще один, и, когда почувствовала себя получше, заговорила.

– Слушайте, – начала она, убедившись, что смотрит на обоих мужчин, – я не собираюсь отдавать вам программу. Мне все равно, что вы говорите и сколько продержите меня здесь против воли, так что можете просто сэкономить время и отпустить меня. Обещаю, если отпустите прямо сейчас, я не пойду в полицию.

– Что за программа? – поинтересовался Крис, наклонившись вперед и упираясь локтями на колени.

– Программа, которую вы никогда не получите, – рявкнула Изабелла, раздраженная, уставшая, голодная и терявшая терпение из-за всех этих игр.

– Ты не ответила на мой вопрос, гномик. Что за программа? – спросил Крис спокойным голосом, продолжая выводить ее из себя.

– У меня есть имя, – огрызнулась она.

Он просто пожал плечами.

– Мне нравится гномик. – Крис подарил ей сексуальную улыбку, которую она заставила себя проигнорировать. – Это мило, также, как и ты.

– Меня зовут Изабелла, – медленно процедила она.

– Хорошо, Изабелла, – он сделал ударение на ее имени, продолжая действовать ей на нервы. – Почему бы тебе не рассказать нам, что ты делала в парке в три часа утра? – спросил Крис небрежно, но она не могла не заметить, что его челюсть сжалась, словно он был в бешенстве.

На кой черт ему знать о том, что она делала?

"Ох, верно. Мачо-психопат из секты думал, что они женаты", – напомнила себе Изабелла, мысленно застонав. Даже при том, что его требовательный вопрос слегка рассердил ее, она понимала, что, скорее всего, придется подыграть ему, если это значит заполучить свободу.

– Ходила по магазинам, – сказала она, сдерживая улыбку, когда оба мужчины уставились на нее, сузив глаза.

– В три часа утра? – переспросил Ефраим, вопросительно поднимая бровь, чем-то напоминая ей агента ФБР, с которым разговаривала на днях. От мужчины так и веяло опасностью, также как и от придурка, при виде которого она не переставала пускать слюни.

– Зато никого нет, – невинно выпалила Изабелла, снова подавляя улыбку, когда мужчины свирепо на нее посмотрели. Право, ей не стоило бы забавляться над выражением их лиц, но почему-то она не могла удержаться и вновь задумалась, как долго наркотики будут действовать в ее организме.

Крис вздохнул, почти рассеянно потирая ладонью шрам на шее.

– Вижу, ты решила не отвечать на наши вопросы. – Изабелла всего лишь пожала плечами, надеясь, что они рассердятся настолько, что позволят ей убраться отсюда. – Тогда, возможно, нам следует объяснить, кто мы такие, – проговорил Крис как бы нехотя. – Это может помочь тебе понять, с кем мы боремся и почему так важно разговаривать с нами.

– Делай, что хочешь, – ответила она равнодушно. Ей по-настоящему было наплевать, кто они. Кроме того, Изабелла слишком устала и разозлилась, чтобы делать вид, будто ее это волнует.

Крис долго на нее смотрел, словно пытался сообразить с чего начать. Она подумала, что отпустить ее было бы неплохим началом, удивляясь, как долго они еще собираются играть в игры, прежде чем дойдут до дела и потребуют ее программу, чтобы Изабелла могла послать их подальше.

– Мои слова, возможно, напугают тебя до чертиков, – произнес он и замолчал, чтобы оценить ее реакцию. Но не увидел ничего, кроме раздражения.

Ей на самом деле было не до ерунды, которую он собирался наплести, только чтобы убедить отдать программу, несомненно, к этому все и шло.

– В мире существует намного больше всего, чем ты думаешь, Изабелла. – Крис сделал паузу, по ее мнению, для пущего драматического эффекта, тут ее взгляд зацепился за приоткрытую дверь, и она задалась вопросом, получится ли сбежать. – Уверен, ты понимаешь, что отличаешься от остальных, – продолжил он, вновь привлекая ее внимание.

Изабелла едва удержалась, чтобы не закатить глаза, когда поняла его намерения. Конечно, он начал с речи "Присоединяйся к нашей секте". Пожалуй, это лучший способ, чтобы заграбастать ее программу и, возможно, деньги, чем просто завербовать ее?

"Скорее всего, это они все организовали", – горько подумала она, проведя пальцами по шрамам от двух ранок на шее.

Часть ее чувствовала себя польщенной, что они пошли на такие жертвы, только чтобы заполучить в руки ее и программу, но другая часть была в бешенстве от этих игр.

– Есть хорошее объяснение твоим чувствам, потому что ты другая, – промолвил Крис. – То, что я собираюсь сказать, может показаться безумием, но, пожалуйста, выслушай меня.

– Конечно, – вздохнула Изабелла, лениво махнув ему рукой продолжать. Она надеялась, чем быстрее он закончит, тем скорее удастся поспать, чтобы очистить разум и придумать способ выбраться из этого чертова бардака.

– Слушай, я знаю, ты, вероятно, по-настоящему зла из-за того, что находишься здесь, и испугана, – продолжил Крис, облизнув губы, – но тебе не стоит бояться. Первое, что тебе нужно усвоить, – я никогда не позволю, чтобы с тобой что-то случилось. Ты в безопасности.

"Потому что считает ее своей женой", – напомнила она себе, размышляя, можно ли это использовать против него.

– Знаю, что так много всего трудно воспринять сразу, и жаль, что нет лучшего способа сделать это, но прямо сейчас нет выбора, Иззи, – проговорил он, и она едва сдержалась, чтобы не поправить свое имя. Если она хотела получить передышку, чтобы прочистить мозги, ей нужно поторопить его с это долбаной презентацией. – Первое, что тебе необходимо узнать, – ты не человек, – произнес Крис настолько серьезно, что ей с трудом удалось не закатить глаза. – Ты – Защитник, – объявил он и выжидающе на нее посмотрел. Изабелла старалась не менять выражение лица, когда взглянула на него. Поскольку она никак не отреагировала, Крис обменялся взглядами со своим "отцом", прежде чем заговорить: – Уверен, ты заметила, что быстрее и сильнее других людей вокруг, – убеждал он, а Изабелла все гадала: не под наркотой ли мужчина.

Сильнее? Она?

"Э, нет", – подумала она. Если уж на то пошло, Изабелла всегда считала себя слабее других. Она вечно была меньше остальных, даже будучи ребенком.

Когда мама была беременной ею и братом, врачи выражали обеспокоенность тем, что она слишком мала и, скорее всего, не выживет. После второго и третьего подобного заключения родители смирились с тем, что потеряют ее.

Даже не позаботились купить кроватку или одежду для нее. Полностью сосредоточились на ее нерожденном брате.

Отец украсил детскую, как мечтает любой мальчик, нарисовал экзотических животных на стенах, купил игрушечных динозавриков и спортивные сувениры. Мать наполнила ящики и шкафы одеждой для мальчика и вела журнал беременности только на него. Изабеллу даже не упоминали в книге.

Когда ее брат не выжил при родах, родители были убиты горем. Изабелла знала, что они не ожидали такого исхода, и смерть брата причинила им сильную боль, потому что влюбились в него с того момента, как узнали о нем.

Когда она родилась и закричала, родители просто смирились с ее существованием. Не то чтобы они когда-либо говорили об этом, но Изабелла понимала: ее винили в смерти брата.

Знала, что права, по тому как родители смотрели на нее и по большей части игнорировали. Они обеспечили ее всем необходимым: крышей над головой, одеждой, едой и минимальной заботой, которая требовалась, пока она не начала делать все самостоятельно.

Их не волновало, чем Изабелла занималась, пока не вставала у них на пути. Несколько раз родители забеспокоились о ней, когда ФБР и полиция постучались в их дверь, потому что она взломала сервера одной или нескольких сотен компаний. Конечно, Изабелла понимала, что волноваться не о чем: ведь она замела следы.

Также помогало то, что они понятия не имели о ее проделках. Не то чтобы попытались помочь ей или расстраивались, когда ее выводили из дома в наручниках, но опять же, какие родители подумают, что их восьмилетняя дочь реально несет ответственность за сбои в сервере огромной компании?

Она не переживала из-за предъявления обвинений. Даже тогда Изабелла знала, как обращаться с компьютерами так, как никто другой. Она хорошо заметала следы. Если бы не то чертово соединение через телефон (и благодарила Бога каждый день за то, что больше нет нужды им пользоваться), они бы ничего о ней не узнали.

К счастью, судья того времени плохо разбирался в компьютерах и не мог до конца понять, в каком ущербе высокооплачиваемые юристы обвиняли маленького ребенка.

Убедить следующих пятерых судей, что это совпадение, оказалось труднее, но тогда против нее не было настоящих доказательств, что было просто благословением после общественных защитников, с которыми она постоянно застревала, и которые по-настоящему не понимали, что делали. Даже ей пришлось признать: слегка нервировало, когда они бормотали "Боже мой, боже мой" снова и снова в ходе судебного разбирательства.

Изабелла быстро научилась не ждать много от любого из государственных защитников, присылаемых ей. Хотя искренне хотела, чтобы они смогли добиться ее освобождения под залог, и вовсе не из-за того, что родителям пришлось бы раскошелиться.

К сожалению для нее, она, казалось, еще меньше вписывалась в колонию для несовершеннолетних, чем в свою школу, что, действительно, не должно никого удивлять. Короткие, умные фразы компьютерных гениев не особо нравились большим девочкам, которым нравилось развлекать себя игрой "Выбей дерьмо из ботаника".

К счастью, во время своего второго пребывания в колонии она обнаружила, что отлично пролезает в щель за книжным шкафом в небольшой библиотеке, и это стало для нее отличным убежищем, поскольку из-за своего языка Изабелла постоянно влипала в неприятности.

Единственное, в чем можно согласиться с Крисом, – она довольно быстрая, но опять же таким будет любой, кому придется убегать от девочки по прозвищу Большая Берта.

– Ты и в самом деле не веришь ничему из сказанного? – спросил Крис, вырывая ее из мыслей тяжелым раздраженным вздохом, от чего она подумала, что что-то пропустила, но в принципе не настолько волновалась об этом, чтобы попросить его повторить.

– Ты отпустишь меня, если я скажу да? – поинтересовалась Изабелла, пытаясь скрыть в голосе надежду.

Его глаза сузились, когда он издал, по ее мнению, чудесный короткий рык, который, вероятно, испугал бы большинство женщин. Ей действительно нужно убраться отсюда прежде, чем сделает что-то глупое. Например, покраснеет.

– Почему бы нам не поговорить в коридоре? – предложил Ефраим, указывая Крису последовать за ним в холл.

Последний раз досадливо посмотрев в ее сторону, Крис поднялся и нехотя вышел вслед за "отцом" из комнаты, предоставляя ей шикарный вид на его аппетитную попку и великолепные мышцы спины, от которых она не смогла отвести глаз. К счастью, ее внимание привлек звук закрывающейся двери.

Ее брови недоуменно поползли вверх, когда Изабелла оглядела пустую гостиную. Они вправду думают, что она станет сидеть здесь и дожидаться их? Изабелла мысленно фыркнула от этой мысли и переползла черед подлокотник дивана, чтобы добраться до открытого окна.

Хотя комната находилась на первом этаже, было немного высоковато прыгать из окна.

"У них, наверное, глубокий подвал, – решила она, когда осторожно поднимала раму, не отрывая взгляда от дверей. – К тому времени, как они поймут, что она сделала, я буду уже далеко", – подумала Изабелла с самодовольной улыбкой.


Переводчики: Shottik

Редактор: oks9


Глава 7


– Это не работает, – сказал Крис, как только дверь закрылась за ним.

Прислонившись к перилам, Ефраим покачал головой.

– Нет, это не действует.

– Она не верит ни единому моему слову, а я еще даже не рассказал о по-настоящему шокирующих вещах, – воскликнул Крис устало. – Если я вернусь туда и посвящу ее в остальное, то Изабелла начнет сопротивляться.

– Я могу показать ей свою истинную сущность, – предложил Ефраим.

Крис тщательно обдумывал предложение в течение двадцати секунд, прежде чем покачал головой.

– Не хочу, чтобы она боялась тебя или Медисон.

Был бы это кто-то другой, он бы согласился на такой план, но это – его половинка. Ему нужно обучить ее как можно скорее, чтобы Изабелла смогла вместе с ним защищать его семью.

– Ей необходимо узнать о нас, – подчеркнул отец.

– Знаю, – вздохнул Крис, потирая шею, – но я бы предпочел, чтобы она поняла, что ты и Медисон играете на нашей стороне. Думаю, для нее будет лучше сначала встретиться с врагом.

– Она уже сталкивалась, – возразил Ефраим и вдруг склонил голову набок, слегка приподняв уголки губ от изумления.

Крису не нужно было спрашивать, чтобы понять: его отец что-то услышал. Также, как и о том, что происходит, поскольку совершенно ясно представлял, какие звуки донеслись до Ефраима, и направился к входной двери вместе с отцом, следующим за ним по пятам.

– Эрик рассказал, что Изабелла действительно не особо выставляла напоказ свою реакцию, за исключением упрямства, – добавил Ефраим.

Крис заметил, но по-настоящему и не думал об этом до сих пор. Но теперь, оглядываясь назад, находил довольно странным.

Он знал только то, что на нее напали сегодня утром. Мысль о том, что какой-то долбаный кровопийца запустил клыки в его пару, едва не заставило Криса взорваться от ярости. Его приводило в бешенство, что ублюдок мертв. Он бы с удовольствием преподал урок придурку.

Он бы понял, если бы женщина, которая ничего не знала об их мире, немного испугалась, ну, возможно, не очень сильно.

В конце концов, Изабелла – его пара. У Криса не было и тени сомнения, что ему повезло, и его половинка оказалась сильной женщиной, которая может выглядеть хрупкой снаружи, но, скорее всего, способна надрать задницу любому.

Конечно же, утром она испытала потрясение, и еще больше шокирующего произошло вечером, но справилась со всем как настоящий профи. Изабелла определенно относилась к тому типу женщин, с которой бы Крис желал охранять свою семью, но все еще нужно держать ухо востро. Он хотел посвятить ее в их мир как можно быстрее и с наименьшими трудностями.

– Как Медисон отреагировала, узнав о тебе? – спросил Крис, открывая переднюю дверь и поворачивая налево.

– Она запустила в меня печением и попыталась закрыть в душе, – ответил Ефраим, небрежно пожав плечами.

Хорошо...

– Не особо информативно, пап.

Тот усмехнулся.

– Прости. Все, что я могу сказать: все реагируют по-разному. Медисон стала любопытничать и превратилась в занозу в моем боку. Ты слишком беспокоился о ее безопасности, чтобы по-настоящему позволить себе испугаться, и к моменту нашего разговора, стал более восприимчив к тому, что мне нужно было рассказать.

– Ну, – протянул Крис, – вероятно, к этому имеет отношение то, что пришлось заливать кровь в твою глотку и наблюдать за твоим восстановлением за пару часов после того, как твое горло вспороли, а сердце вырвали из груди.

– Наверное, – согласился Ефраим, заметно съежившись, скорее всего, из-за воспоминаний о нападении на Медисон, решил Крис. Это была одна из самых важных и, безусловно, одна из самых страшных ночей в его жизни. Как ни странно, он никогда по-настоящему не боялся за себя.

Не то чтобы он – один из тех людей, думающих, что с ними никогда не может произойти ничего плохого. Черт, нет. Скорее наоборот, Криса это совершенно не волновало. В то время он ужасно боялся, что с Медисон что-то случится.

Тогда Медисон была еще новеньким учителем в его старшей школе и задерживалась после уроков, присматривая за наказанными придурками, такими же как он. Практически с самого начала Крис ощутил с ней странную связь, которая отчасти чертовски пугала его, поскольку в то время он не любил и не доверял большинству людей.

В ней было что-то такое, от чего Крис внутренне растаял. То ли потому что Медисон не подлизывалась и не выделяла богатеньких деток, а занималась с отстающими учениками, хотя они были напрасной тратой ее времени, то ли потому что она относилась к нему не как к пустому месту.

Медисон оказалась первым учителем, которая сказала ему, что он испытывает ее терпение, сидя на заднице и не пользуясь мозгами, которые, по ее утверждению, у него имелись.

Остальные преподаватели твердили, что он – просто белый мусор из трейлера, и делали ставки на то, когда Крис вылетит из школы, обрюхатит какую-нибудь девицу и по какой статье первый раз попадет в тюрьму. Его даже в какой-то мере оскорбил тот факт, что лучший бегун оказался наркоторговцем.

Единственная ставка, на которой они могли разжиться, – время, когда он вылетит из школы, которая по его ощущениям была чушью собачьей, ведь Крис никак не мог повлиять на это, поскольку лежал в коме, когда отец и Медисон решили забрать его документы из школы. Не то чтобы он действительно хотел туда возвращаться, но все же...

Крис бы ее окончил, если бы остался, хотя особо и не рвался, но Медисон и бабушка пинали бы его под зад каждый день по два раза, только чтобы у него на руках был диплом.

К тому времени как он полностью исцелился, прошло полтора года, и он отказался быть восемнадцатилетним учеником среди малолеток в школе.

Если бы он был человеком с нормальной продолжительностью жизни, бабушка и Медисон, вероятно, настаивали сильнее, чтобы он сдал экзамен для получения аттестата, но все они знали, что диплом ему не понадобится для устройства на работу, поскольку, он, скорее всего, будет Защитником до самой смерти, которая может произойти сегодня или через сто семьдесят лет, и в любом случае экзамен здесь не поможет.

Кроме того, ему не пришлось посещать вечернюю школу, чтобы продолжить образование. Несколько лет назад отец пристрастил его к чтению. Теперь Крис читал все подряд вместе с отцом, и они часто обсуждали книги, идеи и новости, пока убивали время на патрулировании или тренировках.

Ему не нужен кусочек бумажки, подтверждающий, что он самый умный. Но, вероятно, сейчас ему было бы от него легче, поскольку его пара оказалась чертовым компьютерным гением.

Слава Богу, у них были одни и те же способности и обязанности Защитника, иначе ему пришлось бы задуматься, не напортачил ли Всевышний, соединив такую как она с таким лузером как он.

– О чем думаешь? – спросил Ефраим, когда они пересекли подъездную дорожку и обогнули дом.

Крис знал, чем интересовался отец.

Проработав вместе десять лет, они настолько хорошо понимали друг друга, что им хватало пары слов.

– Я собираюсь убить двух зайцев одним выстрелом, – сказал Крис, заворачивая за угол, и едва не простонал, увидев, что его малышка-невеста, зацепившись рубашкой, повисла на решетке, которую они поставили ради бабушки прошлым летом.

– Уверен, что это хорошая идея? – поинтересовался Ефраим, уже имея представление о планах Криса.

Тот потер шею и кивнул. Выбирать особо не приходилось. Ее придется обучать быстро, и им нужно понять, как скоро в Изабелле проснутся природные навыки Защитника.

Он просто надеялся, что жалкие, слабые удары ладонью, которые она наносила по решетке, чтобы освободиться, – не вершина ее нынешних способностей.

– Эрик говорил, что природные боевые навыки Защитника приходят во время первого настоящего боя, верно? – спросил Ефраим, склонив голову немного вправо, в то время как Иззи перестала бить по решетке и начала извиваться и раскачиваться в попытке отцепиться.

– Ага, так он говорил, – сказал Крис, очарованный открывшимся зрелищем. Его слегка беспокоило, что стоны и странноватый лепет его малышки о шоколаде, кикбоксинге и компьютерной томографии его возбуждали.

– Бедняжка, – пробормотал Ефраим, тихо посмеиваясь.

– Что? – спросил Крис, уже подозревая, кого назвали бедняжкой. Без сомнения, его отец считал, что Крис превратится в такого же обезумевшего от любви дурака, каким был и он.

Такого. Дерьма. Не. Произойдет.

Как бы он ни любил и ни уважал своего отца, не собирался терять голову из-за женщины. Его жизнь – это его семья и работа. Именно в таком порядке. Хотя Крис надеялся, что однажды его пара войдет в категорию семьи, но прямо сейчас Изабелла была частью работы.

Она – вторая половинка его души и дополняет его при исполнении долга. Вместе они бы обязательно сделали все, чтобы его семья и находящееся под их защитой человечество жили, не страшась того, что происходит по ночам.

Крис понимал, что большинство других Защитников-мужчин обрадовались бы, найди они свои пары, поскольку могли заниматься сексом, и ему нечего было на это возразить. Для него это просто не столь важно.

Отклик его тела на нее – не более чем неудобство, которому он абсолютно не планировал потакать. Крис мог позволить себе удовольствие смотреть на Иззи и прикасаться к ней иногда, но не собирался пока заходить дальше.

Он сам себя контролировал. А не его тело. На кону слишком много дерьма, чтобы позволить бушующим гормонам, проснувшимся из-за ее присутствия, повлиять на его жизнь и его цель.

Прямо сейчас им нужно ввести Изабеллу в курс дела и понять, зачем она понадобилась Мастерам. Затем им придется работать еще лучше, чем прежде, для того чтобы их территория оставалась безопасной.

Скоро родятся еще два брата, Марк и остальные члены семьи – все они нуждаются в защите, и у него нет времени для игр со своей парой, хватит и того, что он обеспечит сохранность ее задницы.

Однажды, возможно, через несколько лет, когда все устаканится, он сделает шаг по сближению со своей половинкой, но не минутой раньше, чем решит, что пришло время.

Это его жизнь, его семья и его работа, ничто и никто не размягчит его мозг и не превратит в тупого придурка, идущего на поводу у своего члена, как те мужики, которые крутились вокруг его матери. Его тело под контролем и никогда не возьмет над ним вверх снова.

Время, проведенное в инвалидной коляске, стало гарантом того, что Крис никогда вновь не позволит телу командовать собой.

– Ничего, – усмехнулся Ефраим, указывая на его трепыхающуюся малышку-невесту. – Хочешь помогу?

Устало вздохнув, Крис покачал головой.

– Нет, сам справлюсь.

Ефраим взглянул на темнеющее небо, пока Крис смирялся с тем, что придется вытаскивать из Изабеллы шипы и занозы.

– Хочешь начать сейчас?

– Ага, нет смысла тянуть дальше, – рассеянно ответил Крис и тут же протянул руку, хватая Иззи за бедра.

Почти сразу она затихла, по крайней мере, он успел приподнять ее и снять с решетки. Как только Изабелла поняла, что свободна, то попыталась на него наброситься.

– Тогда пойду принесу наши припасы. Встретимся у машины, – сказал отец, идя обратно к дому и пытаясь не смеяться, пока Крис боролся со своей парой.

Через несколько минут, в течение которых Крис стойко выдерживал ее жалкие нападки, у него лопнуло терпение, он перекинул ее через плечо и направился к своему внедорожнику, положив ладони на попку Изабеллы, в целях безопасности, конечно, а когда она шлепнула его по заднице, сильно сжал ее ягодицы.

– Эй! Прекрати делать это!

– Ой, прости. Тебя это смущает? – спросил он, стараясь говорить невинно, но, скорее всего, с треском провалился, хотя его это не волновало.

После стольких лет ожидания Крис, наконец, обрел свою невесту, и через пару часов она поймет свою роль в мире и в его семье.

– Да! – прошипела она. – Поэтому перестань!

– Да, конечно. Этого больше не повторится, – солгал он, когда вновь сжал попку Изабеллы.

"Хоть и не собирался удовлетворять нужды своего тела и взять ее, но это не значит, что нельзя насладиться маленькими преимуществами", – решил он, пока шел к машине со своей темпераментно ругающейся маленькой парой.


***


– Я посылал за тобой четыре часа назад, Куинн, – сказал Логан, когда огромный мужчина медленно, будто его не волновало ничего на свете, вошел в его офис.

– Учитывая, какая сегодня ночь, думаю, мы оба согласимся, что тебе повезло, что я вообще пришел, – бросил Кейл, его зеленые глаза сверкнули серебром, тут же вернувшись к своему обычному цвету, словно напомнив, с кем имеет дело Логан. Не то чтобы он когда-либо забывал.

– Присаживайся, – пригласил Логан, указывая на стул напротив себя.

И не слишком удивился, когда мужчина прошел мимо предложенного стула, прислонился к стене и скрестил руки на своей широкой груди.

Вздохнув, Логан наклонился вперед, схватил папку с журнального столика перед ним и кинул ее через всю комнату. Она упала к ногам Кейла. Мужчина приподнял бровь, наклонившись, чтобы поднять ее, и при этом не отрывал взгляда от Логана.

"Так мало доверия", – подумал Логан, вздохнув про себя. Не то чтобы он осуждал мужчину.

При любых других обстоятельствах мужчину, скорее всего, избили бы, приковали цепями и пытали целыми днями, годами, десятилетиями или веками, пока Логану либо не надоест, либо он вообще про него забудет. В таком деле тяжело сказать, что случится первее, но он готов проверить.

Возможно, после того как Кейл найдет мисс Макгвайр так и будет. Глубокий смех Куинна вырвал его из размышлений.

– Даже не думай об этом, Логан. Мы оба знаем, чем все закончится, – произнес мужчина с легким акцентом, который то появлялся, то исчезал на протяжении веков, в его голосе звучало скорее веселье, чем раздражение, что само по себе оскорбительно, и Логан порадовался, что они одни. Не хотелось бы потерять сегодня еще больше людей только потому, что они решат, будто Мастер стал мягче, и попытаются его ослушаться.

– Ты не вправе винить меня, – ответил Логан, совершенно не сомневаясь, что выражение лица выдало его мысли.

Когда они были молодыми, способность Кейла читать человека по лицу обычно забавляла и немного пугала Логана, но теперь это его не беспокоило, если не мешало его планам. А тогда просто выводило из себя.

Огромный мужчина просто пожал плечами, раскрыл папку и взглянул в нее.

– Ты можешь попытаться, но сомневаюсь, что получится лучше, чем в прошлый раз, – процедил Кейл, листая страницы.

Тяжело вздыхая, Логан откинулся на спинку стула.

К сожалению, мужчина, скорее всего, прав. За последние девять веков Кейл, кажется, единственный человек, которого не получилось убить, хотя он и старался.

Логан со счета сбился, сколько раз пытался схватить или убить ублюдка, а тот все равно возвращается и кусает его за зад.

– Почему ты вызвал именно меня для такого дерьма? – спросил Куинн, бросая папку обратно на журнальный столик.

– Потому что это работа, а тебе нужны деньги, – подчеркнул Логан, сдержав редкую улыбку, когда его бывший друг, человек, которого он когда-то считал братом, взглянул на него. Несомненно, Кейл ненавидел напоминание о том, что однажды посвятил Логана во все свои тайные мысли и планы и признался в единственной своей настоящей слабости.

Деньги.

Они были тем, что Логан мог понять и даже оценить в человеке, особенно учитывая, что эта небольшая одержимость оказалась ему на руку раз или два.

– Я только утром закончил одно довольно прибыльное дело. Мне больше не нужны деньги, – выдавил Куинн сквозь стиснутые зубы.

Логан просто пожал плечами. Он бы согласился, что мужчине не нужны еще деньги, учитывая, что их у Кейла, скорее всего, больше чем у Логана и большинства Мастеров, на которых тот работал, но жажда обладания – совсем другое дело.

Он окинул взглядом спутанные волосы бессмертного, темные круги под глазами, бледный цвет лица и помятую одежду и понял, что мужчина говорил правду об окончании работы этим утром. Нет сомнений, Кейл планировал насладиться полной луной сегодня ночью, прежде чем взять вечно ускользающий отпуск, который он всегда обещает себе и в котором, вероятно, крайне нуждается, но Логана это не волновало.

У него есть работа, и это ублюдок сделает ее для него.

– Найди ее для меня, – сказал Логан, указывая на папку и не сомневаясь, что Кейл уже все запомнил. В конце концов, это одна из причин почему мужчина стал лучшим в бизнесе, поэтому Логан поспешил нанять его первым, прежде чем какой-нибудь другой Мастер решит пошевелить своими долбаными мозгами и воспользуется псом – оскорбительный термин для оборотня, не имеющего стаи, – ради собственной выгоды.

– Для тебя и еще примерно для двадцати пяти, – начал говорить Кейл, но его прервал раздражающий писк. Вздохнув, он отстегнул пейджер от пояса, посмотрел на него и тут же фыркнул. – Да чтобы сразу двадцать шесть Мастеров так хотели, чтобы я нашел ее.

Логану не следовало удивляться, но, честно говоря, он был изумлен. Не то чтобы Мастера отчаянно нуждались в услугах Куинна, но ведь мужчина в первую очередь пришел к нему. С другой стороны, подумал он сухо, если Кейл собирается послать всех подальше, то больше удовольствия получит, начав с Логана.

– Вот что я скажу тебе, – промолвил Кейл, насмешливо ему улыбаясь, – ты сообщаешь мне, почему так отчаянно хочешь получить эту малышку, мило говоришь пожалуйста, а я подумаю об этом деле.

Логан знал так много вещей, о которых мог упомянуть, чтобы добиться желаемого, и это сработало бы с другими, но понимал, что угрожать Кейлу, кому-то из его близких или предлагать больше денег, чем остальные, нет смысла.

Поэтому сказал единственное, что могло привлечь его внимание и, возможно, спровоцировать, чтобы ему вырвали горло, но на данный момент у него реально небольшой выбор.

– Элизабет, – произнес Логан, не удивляясь тому, что глаза оборотня стали цвета расплавленного серебра или тому, что ногти превратились в когти, а зубы в ряд смертельных клыков. Он посмотрел в глаза зверя, желающего вырвать его сердце, и продолжил: – Ты мне должен.

– Я спас тебя, черт побери, – выплюнул Кейл, его голос больше напоминал рычание зверя, чем человеческий.

– Благодаря тебе мы это никогда не узнаем, так ведь? – ответил Логан с кажущимся спокойствием.

Он ненавидел вспоминать об Элизабет, не говоря уж о том, чтобы произносить ее имя. За последние девятьсот лет она единственная, кому почти удалось поставить его на колени, и он знал: если бы ублюдок, стоящий перед ним, не вмешался, то, возможно, его бы сегодня здесь не было.

Но он никогда не станет прежним, благодаря ублюдку перед ним. Не сожмет ее в объятиях снова и не увидит, как ее живот округляется от растущего внутри его ребенка. Вместо того чтобы состариться в окружении своих детей и внуков на своей земле, он едва не покончил с собой, поверив, что она умерла на улицах, как дикий звереныш.

– Ты, наконец, готов сделать это? – спросил Кейл, его глаза вновь стали изумрудно-зелеными.

Только тогда Логан очнулся и понял, что пересек комнату и взял Кейла за горло. Испытав отвращение из-за того, что потерял контроль над собой, он оттолкнул Кейла. Однажды он заставит его заплатить, но не сегодня, и определенно не так легко.

– Ты примешь предложение, – отрезал Логан, вернувшись к столу и повернувшись к врагу спиной, будто часть его надеялась, что Кейл набросится на него, и появится предлог разорвать оборотня на куски собственными руками, хотя понимал, что правильнее было бы дождаться идеального момента.

Ради Элизабет.

Мгновение Кейл молчал, и Логан задался вопросом, не ушел ли тот. Он никогда не встречал другого оборотня, человека или вампира, который бы двигался также как Кейл.

С его обостренным слухом и обонянием, он должен определить точно до секунды, когда Куинн входил или покидал комнату, но не мог. Когда Логан был всего лишь человеком с наивным восприятием мира, в котором, как полагал, он жил, то завидовал способностям Кейла.

Он смотрел на лучшего друга снизу-вверх и большую часть их детства выворачивался наизнанку, чтобы просто быть похожим на Кейла.

Все в их маленькой деревне обожали и уважали Кейла, даже когда тот был еще мальчиком. В те времена, когда сила значила все, у Кейла оказалось ее с лихвой.

Женщины хотели его, мужчины боялись, а Логан делал все, чтобы походить на него. Так продолжалось, пока Элизабет не выбрала его, когда им едва исполнилось пятнадцать, и он, наконец-то, почувствовал, что имеет что-то особенное, чего не было у других мужчин.

Элизабет казалась глотком свежего воздуха в их крошечной деревне, и пока каждый мальчик и мужчина хотел ее, она желала его.

Она заставила его чувствовать себя королем, и он потерял голову от любви к ней. Логан был таким молодым и глупым, но, черт возьми, твердо решил сделать все правильно и отказывался предлагать меньше, чем Элизабет заслуживала.

Десять лет он упорно работал, копил каждое пенни, которое попадало к нему в руки, пока не собрал достаточно, чтобы купить идеальный участок земли для Элизабет. Эта земля казалась самой красивой на свете, и Логан, увидев ее, понял, что Элизабет полюбит ее, так и случилось.

Она плакала и смеялась, перепрыгивала через ручьи и бегала по высокой траве, заставляя его смеяться и влюбляться в нее снова и снова.

Его ладони сжались почти до боли от воспоминаний, которые он предпочел бы забыть. Логан больше не хотел думать об Элизабет. Не хотел, чтобы его и дальше преследовала боль ее жизни и смерти.

После девяти веков он отчаянно нуждался в подобии мира и знал, что это случиться, когда он закончит дело с этим ублюдком, который стоил ей жизни, но также понимал, что ему нужно еще немного подождать.

Логану необходима эта программа. Что еще более важно, ему необходимо убедиться, что никакой другой Мастер не прикарманит ее, а с Кейлом, работающим на него, можно точно гарантировать, что такого не произойдет. Мужчина не отдыхал и не останавливался, пока не доводил дело до конца.

– Если я возьмусь за это... – начал Кейл.

– Ты возьмешься, – прервал его Логан, не позволяя себе оглянуться, понимая, что если сделает это, то все его благие намерения окажутся напрасными, и он убьет Кейла.

– ...тогда хочу, чтобы список долгов между нами стал чистым, – продолжил Кейл, будто Логан ничего не говорил.

Ему пришлось подавить смех. Прощение? Этого никогда не будет.

– Посмотрим, – промолвил он, зная, что если бы не солгал, то мужчина просто вышел и предложил бы свои услуги другому Мастеру.

Позади него Кейл тяжело вздохнул, чувствовалось, что он устал.

– Хорошо. Я берусь за эту работу. Но когда я приведу тебе женщину, мы будем квиты.

Никогда.

– Конечно, – пробормотал Логан, осознавая, что в ту же секунду, когда мисс Макгвайр окажется в его руках, он, наконец-то, отомстит за Элизабет, как та того заслуживает. Он потянулся и разгладил бумагу на столе, понимая, что следующие его слова будут встречены с некоторым сопротивлением. – Если она нашла свою половинку, также приведи его сюда, – приказал он.

– Половинку? – переспросил Кейл в искреннем замешательстве. – Она оборотень или демон?

Логан оглянулся, чтобы не пропустить реакцию мужчины на его слова, и сказал:

– Защитник.

Если бы Логан относился к тому типу мужчин, которые реагировали хоть на что-нибудь, то улыбнулся бы, увидев отклик Кейла.

– Черт побери, – зарычал Кейл, закрывая глаза от обреченности. – Теперь я знаю, что мы точно в расчете после этого дела.

"Нет, пока последняя капля крови не вытечет из твоего тела", – подумал Логан, но мужчине не нужно знать об этом в данный момент. Сейчас у него достаточно сведений.

Но скоро...


Переводчики: Shottik

Редактор: oks9


Глава 8


– Детка, я должен идти, – пробормотал Ефраим в губы Медисон и застонал, когда она пробежалась пальчиками по горловине его черной футболки, затем вниз по животу к поясу его джинсов, пока, наконец, не обхватила через брюки его член и сильно сжала.

– Мне нужно всего лишь пять минут, – пообещала Медисон, после чего ловко провела своей маленькой ручкой вверх обратно к поясу брюк и выдернула футболку, стащила ее через голову, чтобы ничего не мешало прикоснуться пальцами к его голой коже и головке члена, выглядывающего из-за пояса брюк в попытке стать ближе к Медисон.

Ефраим зарычал, когда Медисон обхватила твердый член и потянула вверх, освобождая еще несколько дюймов плоти для своих умелых ласк.

– Я должен идти, детка, – повторил он, но даже не пошевелился.

То как Медисон растерла пальцами несколько капелек спермы, выступивших на кончике члена, нежно посасывала его язык, постанывая при этом, и запах ее возбуждения, сразивший его наповал несколько минут назад, когда она вошла в подвал, – все это делало Ефраима беспомощным перед Медисон, и уже нисколько не волновало, что сын со своей невестой его ждут.

И вообще, сейчас, размышляя об этом, он пришел к выводу, что сделал одолжение Крису, оставив того наедине со своей парой на лишних пять минут. Крису пойдет на пользу познакомиться поближе со своей суженой, решил он, обосновывая свое решение отцовской заботой, а не тем, что Медисон стонала в его губы или сладким ароматом, говорившим о том, что она была влажной и готовой.

– Ладно, у тебя есть пять минут, – разрешил он, вздохнув так, словно просьба Медисон причиняла ему боль. Так оно и было, только в приятном плане. Медисон разорвала поцелуй и подарила ему одну из своих сексуальных, застенчивых улыбок, сводящих его с ума.

– Очень великодушно с твоей стороны, – произнесла Медисон с понимающим видом. Она чувствовала, насколько он был возбужден, и собиралась воспользоваться этим: поставив его на колени и заставив умолять ее, и он будет наслаждаться каждой долбаной минутой происходящего.

– У меня мало времени, детка, – напомнил он, борясь с желанием прижать ее к стене и жестко оттрахать. Если бы она не носила его детей и не была слегка непредсказуемой из-за гормонов, он бы так и поступил, но Ефраим понимал, что сейчас ей требовалось устроить шоу. Поэтому он справился с желанием взять все в свои руки, осознавая, что может умереть, если тотчас не дотронется до нее.

– Сегодня полнолуние, – непринужденно сообщила Медисон, медленно опуская тонкие бретельки белого платья в цветочек, в которое недавно переоделась.

– Да, – согласился он с нажимом, жадно пожирая глазами ярко-голубой, кружевной бюстгальтер без бретелек, который выставлял на показ больше, чем скрывал.

Ефраим облизал губы, не отрывая глаз от больших темных сосков, выпирающих через кружево, и знал, что может довести Медисон до оргазма, всего лишь их пососав.

– Впереди очень долгая ночь, – размышляла она, сбрасывая платье вместе с мелькнувшими на мгновение трусиками в тон и оставшись всего лишь в бюстгальтере, от вида которого Ефраим чуть не задохнулся.

Медисон прислонилась к нему, прижавшись большой упругой грудью, и обвила его шею руками.

Ефраим положил руки на ее обнаженные бедра и чуть не застонал, скользнув руками вниз, обхватил ее теплую попку и притянул ближе.

– Ефраим, ты слышал, что я сказала? – спросила Медисон, привлекая внимание, но снова его отвлекла, потеревшись об член.

Весь воздух вылетел из его легких, когда она прижалась к его паху именно так, как ему нравилось.

Задолго до встречи с Медисон, он оттрахал много женщин, все они знали правила игры и умели получить желаемое, но ни одна не могла сравниться с его потрясающе красивой, сексуальной женой.

Даже через десять лет он не мог поверить, как невероятно ему повезло ее найти. Она была любовью всей его жизни, его лучшей подругой, совестью, родственной душой и самой прекрасной матерью, иметь которую был бы счастлив любой ребенок. Ефраим не мог представить себе жизнь в вечности без нее.

– Думаю, опасно позволить тебе кончить, – заметила Медисон, привлекая к себе его внимание.

– Да ну? – спросил он, едва ли понимая смысл ее слов: Медисон терлась об него, одновременно играя с его волосами.

– Мммхмм, – протянула она, слегка покачивая бедрами, словно не в силах противостоять искушению. – Ну, из-за полнолуния и всего остального, к тому же нужно еще обучить пару Криса, я подумала, что ты должен быть в форме сегодня ночью, – предположила Медисон, ее голос звучал хрипло от усилий сдержать стон.

– Понимаю, – пробормотал Ефраим, наблюдая, как ее красивые, карамельного цвета глаза становятся огненно-красными.

Он перевел взгляд на ее губы, один взгляд на видневшиеся клыки чуть не поставил его на колени. Он обожал заниматься с ней любовью, глядя в ее красивые глаза цвета карамели, и с ума сходил от желания, когда видел, как она теряет контроль.

– И что ты предлагаешь мне делать, чтобы оставаться в форме? – спросил Ефраим, улыбнулся и наклонился, чтобы нежно поцеловать ее в губы.

– Думаю, – начала говорить Медисон и замолчала, легко коснулась его губ, а затем слегка отстранилась, – тебе нужно постараться, чтобы я прокричала твое имя как минимум два раза, прежде чем ты уйдешь, – сказала она, немного задыхаясь.

– Но... – подтолкнул он ее, Ефраим уже понял, куда она ведет, и ему это нисколько не нравилось.

– Но, – продолжила она, перестав ласкать изнывающий от наслаждения член, и скользнула рукой по груди вверх, пока не дотронулась до его плеча, – тебе придется уйти отсюда неудовлетворенным, детка, так ты будешь в наилучшей форме этой ночью. Мне нужно, чтобы ты помогал Крису присматривать за Изабеллой, – произнесла она, легонько сжав его плечи.

– Я и так собирался за ней присматривать, – признался Ефраим, наклонился и нежно ее поцеловал. Он так чертовски сильно любил эту женщину. Не было ничего, что он не сделал бы для нее, и она об этом знала.

– Да, но так ты будешь на пределе, и мне не придется беспокоиться о том, что ее ранят, – промолвила она ему в губы.

Ефраим отодвинулся и посмотрел в ее глаза, снова ставшие красивого цвета карамели, и вздохнул.

– Ты и правда о ней беспокоишься?

Медисон покусывала свою нижнюю губу неострыми, человеческими зубами, а затем неохотно кивнула.

– Я знаю, что она – Защитник, и, наблюдая за Крисом, когда все началось, знаю, что все они обладают природными способностями, но..., – она умолкла, непринужденно пожав плечами.

– Но что, детка? – спросил он, притягивая ее ближе, чтобы успокоить. Он ненавидел видеть ее расстроенной. Мысль, что его жена была несчастна, неважно по какой причине, причиняла ему боли больше, чем все, что с ним делал Николс в том чертовом подземелье.

Он сделал бы все на свете, чтобы у нее больше никогда не было поводов для огорчения.

– Но она такая маленькая, – тихо проговорила она, заслужив в ответ усмешку.

– Ээ, дорогая, – протянул Ефраим и, улыбнувшись, поцеловал в лоб. – Может быть, она и маленькая, но ты должна помнить, что ей даровано все необходимое, чтобы выполнять свою работу. В ее случае невинная внешность может оказаться очень кстати.

– Потому что они недооценят ее, – задумчиво произнесла Медисон.

– Точно!

– Ее обучение начнется сегодня? – поинтересовалась она, рассеянно потирая его плечи.

– Да, и, если мы ненароком нарвемся на проблемы, ее способности должны резко проснуться в первые несколько минут, – пообещал Ефраим, чмокнув Медисон в кончик милого, маленького носика.

– А разве на нее не напали сегодня утром? – напомнила Медисон. – Почему тогда ее способности не проявились?

Ефраим задавался тем же вопросом, поэтому подкараулил Эрика одного на улице, когда тот шел к машине. Бросив один взгляд на свою новую сноху и услышав туманное объяснение Эрика о том, что случилось утром, Ефраим был не слишком настроен доверять способностям маленькой женщины прикрывать спину его сына.

Так как это та самая женщина, которая должна защищать его сына, когда он сам не сможет, надо сказать, что Ефраим был немного раздражен и удивлен, когда обнаружил ее, выйдя, чтобы купить вагон шоколада для Медисон. Она была не только очень маленькой, но и смиренно воспринимала свое пленение.

Вместо того, чтобы драться и попытаться удрать к чертовой матери, она позволила надеть на себя наручники, засунуть свою маленькую задницу в самолет и вывести за пределы штата. Все сопротивление, что она оказала, исходило от маленькой беспомощной женщины, а не от Защитника, и понимание этого пугало его до чертиков.

Он любил всех своих детей, но Крис...

Крис занимал особое место в его сердце, куда даже Медисон не было доступа.

Он – первый ребенок Ефраима, его умник-сын, который в эти дни был слишком серьезен, его лучший друг, первый человек, на которого он мог рассчитывать, единственный во всем мире, кому он не колеблясь доверял, когда дело касалось безопасности его семьи. Крис отдаст свою жизнь за того, кого любил, не раздумывая ни мгновения.

Эта мысль все еще не давала Ефраиму спать по ночам, даже несмотря на то, что в каком-то смысле он чувствовал себя спокойнее, уверенный в безопасности семьи, но он просто не мог себе представить потерю кого-то из детей и даже не собирался.

Ничто и никто не мог забрать одного из его детей. Любой, кто попытается, будет разорван на части, кусочек за кусочком.

Что касается Марка и будущих сыновей-близнецов, то ему остается лишь с нетерпением ждать, когда они пройдут трансформацию в шестнадцать лет.

Тогда он научит их, как защищать себя, чтобы ни с одним из них не случилось ничего, похожего на подземелье Николса. Ефраим надеялся, что они также помогут заботиться об их братьях и сестре, которых он так хотел превратить в Стражей, но не мог.

Его тело позволяло превратить человека в Стража только один раз, и он использовал этот шанс с Медисон. Не то чтобы он сожалел о содеянном. Совсем нет.

Он очень хотел сделать тоже самое для своих детей или, по крайней мере, чтобы Медисон могла их превратить, но она никогда не сможет обратить человека в полноценного Стража, потому что такой дар давался только истинному Стражу.

Кровь должна быть сильной, чтобы одарить кого-то вечной жизнью, после того как он обратил Медисон, его кровь стала слабее, не намного, но ощутимо, чтобы он почувствовал разницу. Благодаря тщательным записям Совета Защитников он знал, чего ожидать, когда решился изменить Медисон.

Из тех же записей он знал, что существовала только одна истинная женщина-Страж, и появилась она по невероятной случайности. На женщину-Защитника, которая была на раннем сроке беременности, напал Мастер. Ее заставляли пить его кровь, вероятно, Мастер надеялся, что она умрет самой жестокой смертью, причиной которой должна была стать его кровь.

Вместо этого кровь ее будущих детей, мальчиков-близнецов, фильтровала кровь Мастера и возвращала ее женщине, и по невероятной случайности, которая, скорее всего, никогда больше не повторится, были созданы трое истинных Стража.

Все сомнения по поводу того, что она – истинный, рожденный Страж, оказались напрасными, когда несколько лет спустя она была вынуждена обратить своего мужа, ее пару. Все были ошеломлены, когда он очнулся не сильным вампиром, а Стражем.

Эта история привлекла внимание Ефраима по нескольким причинам.

До соглашения с Советом Защитников он никогда не встречал других Стражей и отчаянно искал о них любую информацию.

Он не имел ни малейшего понятия, как кого-то обращать, как он был создан, или он – всего лишь ошибка природы. Еще одна причина, по которой история не отпускала его, заключалась в том, что женщина была Защитником, и она обратила своего мужа-Защитника, то, что должно было быть невозможным.

Защитники живут на земле дольше обычных людей, обладают усовершенствованными органами чувств, природными способностями и сверхсилой, чтобы во что бы то ни стало защитить человеческую расу.

Из опасения, что они станут слишком могущественными или поставят свои нужды выше Господних, их время на Земле было ограничено, а чтобы они не могли "обращаться", чтобы избежать возвращения на небеса, на них наложено заклятие. Любая попытка обратить Стража в вампира или оборотня заканчивалась жестокой смертью или так, по крайней мере, ему рассказывали.

Но та история о паре Защитников, которые смогли обратиться...

Дала ему надежду, и, когда придет время, он собирался воспользоваться шансом и обратить Криса. Ни Крис, ни кто-либо другой не знали о его планах, и Ефраим не имел ни малейшего намерения ими делиться.

Он чуть не попытался обратить Криса одиннадцать лет назад, когда думал, что теряет его, но удержался.

С трудом.

В ту ночь он пообещал себе, что никогда не будет сидеть сложа руки и слушать, как сердце его сына снова остановится. Когда придет время, в пылу сражения или когда истекут двести лет, отведенные Крису, Ефраим попытается снова и обратит его.

Он знал, что вероятность успеха ничтожно мала, но обязан попытаться. Если существовала хоть малейшая возможность сохранить сына, он должен попытаться.

По той же причине он планировал обратить Джил и Джошуа в подходящее время. Не собирался ждать, когда они состарятся, и будут лежать на смертном одре, но и не торопился навсегда изменить их жизнь.

Его дочери Джил двадцать пять, забавная, добрая и все еще его маленькая девочка. Она была такой нежной, молодой женщиной, которая делала все, чтобы помочь другим, у него не хватало духу отнять это у нее. Не сейчас. Он также хотел дать ей шанс стать матерью.

Будучи вампиром, даже немного более сильным, она не сможет этого испытать. Поэтому он давал ей время наслаждаться жизнью сейчас, но не станет ждать вечность.

По тем же самым причинам он не обращал Джошуа. В двадцать один он все еще был ребенком, и ему необходимо разобраться в своей жизни, прежде чем вмешается Ефраим, но он вмешается, если в этом будут нуждаться кто-то из его человеческих детей.

Ни за что он не будет стоять в стороне и не потеряет их. Не говоря уже о том, что будет с Медисон, если она их потеряет. Даже несмотря на то, что биологически Джил и Джошуа были ее сестрой и братом, она никогда не воспринимала их подобным образом.

Медисон вырастила их одна, без посторонней помощи. Она сама была ребенком, когда их настоящая мать не захотела иметь с ними ничего общего. С самого начала Медисон любила их как собственных детей, и десять лет назад, когда у нее появилась возможность официально усыновить своих брата и сестру, она не упустила шанс.

И хотя Ефраим оберегал своих детей, потому что не смог бы перенести их потерю, он делал это также и потому, чтобы Медисон никогда не пришлось испытать боль разлуки с ними.

Такая боль никогда не проходит, и Ефраим не желал этого Медисон.

– Детка? Ты в порядке? – спросила Медисон, обхватила ладонями его лицо и нахмурилась.

– Да, – ответил он, стараясь выкинуть из головы мысли, которые итак не давали ему спать ночью. Не было никакой нужды делиться с ней своими заботами. Ей не стоит волноваться.

Когда придет время, он обо всем позаботится, а после примет наказание от Совета Защитников за то, что нарушил свое слово и обратил людей.

– Ты не ответил, Ефраим. Почему ее способности не проснулись? – спросила Медисон, ее голос сорвался в конце.

– Шшш, все хорошо, детка, – успокаивал он, притянул ее ближе и поцеловал в лоб. Он заметил, как у нее от страха учащается сердцебиение, и запах возбуждения начинает рассеиваться.

Ефраим знал, что Медисон волнуется за Криса и надеется, что он нашел ту, что сможет его любить и заботиться о нем. Конечно, Изабелла совсем не похожа на ту женщину, которую Медисон представляла себе. И скорее всего, боялась, что девушка не сможет защитить спину Криса в бою.

Им сейчас совсем не к чему гребаная драма. После того через что прошла Медисон, потеряв Джулию, их девочку, которая умерла при родах, он сделает все, что в его силах, чтобы Медисон не пришлось ни о чем волноваться во время беременности, кроме как о том как бы побаловать свою прекрасную попку.

– Я спросил Эрика, дорогая. Он сказал, что нападение было неожиданным и закончилось прежде, чем она успела моргнуть. Не хватило времени для того, чтобы ее способности проявились. Не беспокойся. Сегодня ей представится шанс, и как только она поймет на что способна, будет более открыта для нашего мира, и, надеюсь, к утру у нас появятся ответы, – пообещал Ефраим, зная, что очень постарается, чтобы ночью все прошло хорошо.

– Уверен? – спросила Медисон, снова положив руки ему на плечи.

– Да, – подтвердил он, склонившись, чтобы поцелуями прогнать ее беспокойство прочь. – Все будет хорошо, Медисон, – успокаивающе проговорил он в ее губы. – Позволь мне перед уходом сделать тебе приятно, детка, – нежно попросил он в надежде, что ее буйные гормоны подыграют ему, и она разрешит помочь ей сбросить напряжение и расслабиться.

Протяжно простонав, Медисон раскрыла губы ему навстречу. Ефраим скользнул языком ей в рот, обхватил попку и приподнял Медисон так, что их глаза оказались на одном уровне. За считанные секунды его снова окутал аромат ее возбуждения.

Медисон жадно впивалась в его губы, крепко схватив за волосы и давая ему знать, что снова страстно его хотела.

Когда она клыками порезала ему язык и губы, то чуть не замурлыкала от удовольствия, слизывая кровь, напомнив ему о том, что он должен ее покормить, когда придет домой с патрулирования.

Хотя обычно они пили кровь из пакетов, во время беременности Ефраим предпочитал кормить ее из своей вены. Она все еще пила кровь из пакета, но ее главным источником крови был он, и Ефраим не хотел ничего менять. А то, что он при этом ослабевал, его не заботило.

Ей нужна кровь для детей, и он с удовольствием давал.

– Ефраим, – прокричала Медисон ему в губы, извиваясь и отчаянно желая разрядки. Ефраиму пришлось сдержать ухмылку, когда он вспомнил об их сексе во время ее последней беременности.

Тогда он порой всерьез думал, что Медисон преуспеет там, где Николс потерпел поражение, и убьет его сексом. С трудом, но он выжил. С удвоенным количеством гормонов, бушующих в ее теле, он, скорее всего, впадет в секс-кому во втором триместре, подумал он с улыбкой.

Ефраим в последний раз поцеловал ее в губы, понимая, то, что он собирается для нее сделать, станет испытанием для его силы воли, но ради нее он выдержит все.

– Наверх, – приказал он, осторожно направляя ее вверх к потолку, пока не почувствовал, что Медисон послушалась и воспарила над полом, остановившись, когда ее живот оказался на уровне его глаз. Он наклонился вперед и поцеловал ее все еще плоский живот, закрыл глаза и наслаждался, слушая частое сердцебиение своих будущих детей.

– Уверена, что хочешь оставить меня в таком состоянии, детка? – спросил он, целуя ее ниже пупка. – Ты ведь знаешь, что случится, когда я вернусь домой? – почти прорычал он, уткнувшись ей в кожу, помня последний раз, когда она довела его до безумия, как раз перед тем, как он получил экстренный вызов на свой телефон Защитника, и ему пришлось уйти.

Следующие двенадцать часов он больше походил на животное, огрызаясь на всех и пробиваясь сквозь приспешников и вампиров, чтобы вернуться к ней как можно быстрее. Когда Ефраим возвратился домой, то оттрахал ее так, что она едва ли могла передвигаться, а когда совершила ошибку, дав ему знать, что проснулась, трахнул ее снова.

– Да, – громко застонала Медисон, очевидно, наслаждаясь воспоминаниями о том, что он с ней творил, если только запах усилившегося возбуждения можно воспринимать, как показатель.

Ефраим провел кончиком языка вниз от пупка к влажным, аккуратно постриженным завиткам, затем по лону, заработав крик наслаждения от Медисон, и отстранился. Словно попав в рай на земле, он смаковал ее вкус, дыхание стало прерывистым.

По легкому жжению он понял, что цвет глаз сменился на огненно-красный, а когда выдвинулись клыки, даже не позаботился их спрятать.

– Когда я вернусь, – прорычал Ефраим, раздвигая руками колени Медисон и кладя ее ноги себе на плечи, – будет лучше, если найду тебя в кровати и стоящей на четвереньках, влажной и готовой, ждущей меня.


Переводчики: m_red

Редактор: oks9


Глава 9


– О Боже! Убери руки с моей задницы! – почти завизжала Изабелла, потянувшись, чтобы шлепнуть Криса по руке, когда он нежно сжал ее попку.

Изабелла ахнула.

Крис тяжело вздохнул.

Она могла бы застонать.

Какого черта?

Кое-как ей удалось освободиться от его хватки и отойти от дверцы машины, в которую он пытался ее запихнуть.

– Залезай, – рявкнул Крис, выглядя взбешенным. Если кто и должен разозлиться, так это она!

Они похитили ее, притащили в другой конец страны без ее разрешения, скорее всего, накачали наркотиками и разыграли тщательно продуманную комедию, чтобы запудрить ей мозги, а ублюдок, смотревший на нее волком, по ходу не мог держать свои руки подальше от ее задницы и вел себя так, словно это была ее вина.

Ну и придурок.

– Послушай, гномик, – заявил Крис, подходя ближе, и ей не осталось ничего иного, кроме как попятиться, пока она не уперлась спиной в небольшой внедорожник, – я и пару часов не смог поспать за последние две недели. Я выдохся, и у меня совсем нет настроения для твоих капризов. В курсе ты или нет, но у тебя есть работа, которую ты должна выполнять, но ты каким-то образом умудрилась ее прогулять, что делает мою работу намного трудней, чем должно быть. Поэтому пока ты не откроешь свой миленький ротик и не начнешь рассказывать то, что я хочу услышать, предлагаю тебе заткнуться и засунуть свою прелестную, маленькую попку в машину и дать мне передохнуть, – сообщил он холодным, ровным голосом, который смутил ее и завел еще больше. Она пыталась понять, что случилось с тем добродушным парнем, которым он был несколько минут назад.

Крис наклонился, положил руки по обе стороны от ее головы, так что их лица разделяло всего несколько дюймов. Он встретился с ней взглядом, практически подначивая ее подкинуть ему очередной повод дать волю рукам, и, Боже спаси ее, она уже обдумывала, чтобы такое сказать ублюдку, чтобы его спровоцировать.

– Мы поняли друг друга? – спросил он, склоняясь еще ближе, пока она не почувствовала свежий, мятный аромат его дыхания. Изабелла опустила взгляд на его губы и подавила порыв податься вперед, чтобы узнать, насколько мятным был вкус его губ на самом деле.

Изабелла уже начинала немного бояться того, что действие наркотика не проходило. Вообще-то ей уже казалось, что оно становилось только сильнее, по крайней мере, там, где дело касалось Криса.

У Изабеллы покалывало пальчики от потребности протянуть руку и провести по его коротким волосам, взъерошить их, обвести темные дуги бровей, выглядевшие так, словно их нужно пригладить, спуститься к его щекам и добраться до губ, которые, казалось, редко улыбались. Она с удовольствием бы посмотрела, как он снова улыбается.

Плохой знак.

– К-когда пройдет действие наркотиков? – спросила она с трудом, гадая, были ли его губы такими же твердыми, как смотрелись, или смягчатся, прижавшись к ее губам.

Крис нахмурился.

– Наркотики? – повторил он. -

Кто-то накачал тебя наркотиками? – рассердился он. Крис нежно обхватил руками ее лицо и осторожно наклонил назад, чтобы посмотреть ей в глаза.

Изабелла недоверчиво фыркнула и отвела его руки.

– Ты можешь перестать притворяться. Было не сложно догадаться, – огрызнулась она, увернувшись от его рук, когда он снова попытался обхватить ее лицо, но далеко уйти не смогла: Крис схватил ее за руку и дернул к себе.

– Я вообще не понимаю, что за бред ты несешь, но если кто-то накачал тебя наркотой, то я хочу знать об этом, – рявкнул он в ответ, на его скуле угрожающе дернулся мускул, когда он посмотрел на нее сверху вниз.

– Ты итак знаешь, кретин, – выкрикнула она, пытаясь вырвать руку. – Отпусти меня!

– Нет, – возразил он, не обращая внимания на ее удары свободной рукой по его твердой груди. – Скажи мне, кто накачал тебя наркотой, – потребовал он, чуть ли не закипая от злости.

– Ты и твои тупые дружки! – прокричала она ему в лицо.

Крис заметно вздрогнул от этого заявления.

Несколько мгновений Крис просто смотрел на нее.

– Ты думаешь, мы накачали тебя наркотиками?

– Уверена! – воскликнула Изабелла, уже сытая по горло его играми и всей этой кутерьмой. Она отвела ногу назад и пнула Криса, не заботясь о том, куда попадет – в бедро или пах.

Единственное, что сейчас имело значение, – это выплеснуть хотя бы часть ее негодования на него и показать, что он не может шпынять ее без всяких последствий.

К сожалению для нее, Крис сразу поймал ее ногу, Изабелла опрокинулась назад и стала падать на подъездную дорожку, без сомнения, у нее будет сотрясение мозга, а несколько сломанных костей ей обеспечены. Изабелла крепко зажмурилась в ожидании удара.

Когда это, наконец, произошло, Изабелле понадобилось несколько секунд, чтобы осознать, что у нее ничего не болит, она чувствовала себя до странности невредимой и защищенной. Через долю секунды до нее дошло, что Крис держит ее на руках. Она нерешительно открыла глаза и увидела, что он пристально на нее смотрит.

– Да ты за милю должна была предвидеть этот удар и дать сдачи, – разъяренно выпалил Крис.

В самом деле, что случилось с тем уравновешенным парнем, который двадцать минут назад был мил и спокоен, когда пытался толкнуть речь "Присоединяйся к нашему культу"? С тем парнем она могла бы еще иметь дело, а этот был полным придурком, приводящим ее в большее замешательство, чем прежде.

– Ну? – потребовал он, возвращаясь к внедорожнику и неся ее на руках, словно она совсем ничего не весила.

– Что ну? – огрызнулась Изабелла, желая, чтобы он отпустил ее и дал немного личного пространства. То, что он находился так близко, мешало удачно составить план бегства.

– Почему ты не дала сдачи? – допрашивал он, посадив ее на капот внедорожника, а потом, к несчастью для нее, встал между ее ног и положил руки с обеих сторон, поймав в ловушку.

– Эмм, как насчет того, чтобы дать мне немного личного пространства? – сказала она с надеждой в голосе.

– Не получишь, – ответил он и встал еще ближе, она могла поклясться, что Крис пытается заставить ее нервничать. Не то чтобы у него не получилось, но она задавалась вопросом: махнул ли он рукой на попытку произнести свою религиозную чушь и вытрясти из нее ответы.

– Теперь ответь на мой вопрос, – произнес он обманчиво спокойным голосом.

Судя по тому, как задергался его левый глаз, Изабелла не сомневалась, что Крис был в бешенстве; удивительно, почему для него так важно, умеет ли она драться. Если бы умела, то не попала бы в такую передрягу, но она не стала указывать на этот нюанс, хотя и понимала, что это весомый аргумент.

– Очевидно, что я не знаю, как драться, – сообщила она вместо этого.

– Брехня, – выпалил Крис, заставив ее вздрогнуть. – У тебя есть более чем достаточно природных способностей, чтобы защититься, а ты позволила напасть на себя этим утром.

Изабелла фыркнула. Она, правда, ничего не могла поделать. Парень был не просто чокнутый, он абсолютно точно помешанный.

– Дала на себя напасть? Ты серьезно?

– На все сто, – подтвердил он, сощурив свои красивые зеленые глаза.

– Послушай, дружок, – начала она, разозлившись, уперлась руками в его голую, твердую грудь, заставляя себя не обращать внимания на то, как приятно к нему прикасаться, и попыталась оттолкнуть его от себя.

Когда не удалось его сдвинуть, Изабелла предприняла новую попытку.

Взгляд Криса стал растерянным, когда он посмотрел вниз на ее руки.

– Ты что делаешь?

– Отпихиваю твою психопатную задницу от себя подальше! – ответила она, снова его толкая.

Крис нахмурился, глядя на ее руки.

– Ты должна была надавать мне по заднице, – пробормотал он в замешательстве.

– Когда схожу на занятия по кикбоксингу, то обязательно так и сделаю! – рявкнула Изабелла, оставив попытки оттолкнуть его прочь, и уронила руки на колени.

Крис посмотрел на нее так внимательно, что Изабелла с трудом подавила желание поежиться. В конце концов он в недоумении покачал головой.

– Не может быть, чтобы ты дожила до двадцати семи лет, и твои способности не проявились, – произнес он тихо.

Изабелла закатила глаза.

– У меня есть способности, но только не способности надирать задницы, иначе, поверь мне, ты бы заплатил за каждый раз, когда хватал меня за попу.

В первый раз с тех пор, как он превратился в супер-придурка, Крис улыбнулся, искренней, довольной улыбкой, которая творила странные вещи с ее желудком.

– Неужели не можешь не думать об этом?

– Ага, из всего, что со мной произошло, то, как ты лапал мою задницу, произвело самое сильное впечатление, – произнесла она холодно, только слегка покривив душой. То, как она реагировала на его присутствие и прикосновения, по-настоящему ее беспокоило.

– Скажи мне вот что, гномик, – попросил Крис, слегка щелкнув пальцем по кончику ее носа, чтобы привлечь ее внимание, – этим утром на тебя в первый раз напали?

– Во-первых, не называй меня "гномиком", – начала Изабелла. – Во-вторых, ты, наверное, шутишь. Я выросла в Нью-Йорке, где грабеж – само собой разумеющееся, – продолжила она, не обращая внимания на то, как от злости у него снова задергался глаз.

– И что ты делала, когда на тебя нападали, чтобы ограбить? – спросил он, немного отклонившись, чтобы видеть ее, когда она будет отвечать.

Она пожала плечами.

– Отдавала свой кошелек и сворачивалась "калачиком". А что еще?

– Ты падала на землю и сворачивалась "калачиком"? – с трудом выдавил он.

– Конечно. Я всегда падаю на землю, если не могу убежать, – объяснила она, удивляясь уже не в первый раз, почему парень так чертовски одержим ее боевыми навыками.

– Ты убегала? – повторил он медленно, как будто она говорила на иностранном языке.

– Везде и всегда, – подтвердила она, понимая, что, скорее всего, это выведет Криса из себя, но не могла удержаться.

– Ты никогда не пыталась дать сдачи? – настаивал он.

– Конечно, пыталась, но как правило все заканчивалось тем, что я сама себя ранила в процессе, – призналась она, демонстративно вытянув свою бедную раненную руку и заработав этим его очередной хмурый взгляд. – Хотя было время, когда я брала уроки самообороны в спортзале и смогла заставить орать своего инструктора, – сообщила она, задумавшись, почему ей доставляло такое удовольствие доводить его до белого каления.

Крис остался довольным ее словами. Пока она не добавила: – Но я правда не могла винить его за это, потому что не специально прищемила ему палец дверью.

В миг он снова нахмурился, а Изабелла решила не обращать на него внимания и воспользоваться возможностью впервые оглядеться вокруг, раньше, когда она только приехала, или когда, как идиотка, висела за окном, ей было не до этого.

Изабелла осмотрела огромный, двухэтажный, белый дом, пристроенный гараж, широкую подъездную дорогу, красивый двор, яблони и большой, открытый бассейн, наморщила лоб, когда увидела, что со всех сторон участок окружен густым лесом.

Почему они не живут в городе? Если она сбежит, а она сбежит, то на несколько дней потеряется в лесу, пока ее кто-нибудь не найдет или не растерзает какое-нибудь животное.

– Ты должна знать, как драться, – сказал Крис, снова разозлившись.

"Здорово, недовольный Крис вернулся", – подумала Изабелла иронично.

– Ага, я сразу этим займусь, – рассеянно промолвила она, глядя, как из дома выскочил Ефраим, неся на плече большую, черную спортивную сумку, и направился к ним.

– Поехали, – рявкнул Ефраим, прошел мимо них и закинул сумку в багажник, выглядел он взвинченным, словно готов убить всех на месте.

Просто отлично. Ей придется иметь дело с двумя разозленными мужчинами.

Как же ей везет, размышляла Изабелла, когда Крис закинул ее на плечо и шлепнул по попе, заталкивая на заднее сидение машины, на этот раз успешно.

Изабелла выпрямилась как раз в тот момент, когда Крис захлопнул дверцу, и смотрела, как он обходит машину и надевает черную футболку. Она переводила взгляд с дверной ручки на лес, который находился почти в двадцати футах от машины.

Если бы ей удалось открыть дверь и добежать до леса, пока они не заметят, она могла бы...

– Забудь. Ничего не получится, – предостерег Ефраим, Изабелла сделала невинное лицо, но потом решила не тратить силы в пустую.

Вместо этого она откинулась на сиденье и постаралась не впадать в отчаяние, когда они начали уезжать прочь от всех признаков цивилизации.

Изабелла кинула взгляд на часы на приборной доске, пытаясь унять беспокойство, когда осознала, что уже целых полчаса не видела ни домов, ни других построек.

Когда Ефраим свернул на ухабистую, грунтовую дорогу, Изабелла заставила себя посмотреть в лицо реальности.

Они собираются ее убить.

Она тщательно изучала окрестности, понимая, что если удастся сбежать, то ей придется как-то возвращаться к дороге.

К сожалению, в темноте было мало что видно, кроме освещенной фарами машины проселочной тропы впереди, которую и дорогой нельзя назвать.

Поскольку идти по такой дороге не имело смысла, Изабелле придется сбежать и спрятаться в ожидании завтрашнего утра, когда она сможет хоть что-то видеть, и надеяться, что у нее не займет слишком много времени возвращение к цивилизации.

– Ты уверен, что они здесь? – спросил Ефраим Криса.

– Ага, – ответил Крис, гляну на гладкий, черный телефон, который привлек внимание Изабеллы двадцать минут назад. Он был обманчиво прост, но она рассмотрела графику на экране телефона, когда Крис его открыл, и влюбилась.

Даже несмотря на неминуемую смерть, она была компьютерным фриком до мозга костей.

– Джексон у вас в Девенпорте отправил предупреждение, что они двигались по этой дороге, а так как мы знаем, зачем они идут, у меня есть кое-какая мысль по поводу того, как они собираются войти в город.

Город? Изабелла оживилась, услышав это слово. Если они едут в сторону города, то у нее точно есть надежда. Может быть, она наткнется на кого-нибудь, кто сможет помочь.

– Тебе не приходило в голову, что они пойдут вверх по реке, а потом устремятся на север? – спросил Ефраим, судя по голосу до сих пор пребывавший не в духе.

Чтобы ни случилось в том доме, совершенно очевидно, что мужчина находится на грани, и, как надеялась Изабелла, мало что замечает вокруг.

– Нет, – ответил Крис, вернув телефон в карман. – Там слишком много народа, да к тому же там мы бы точно поставили патруль, поэтому они попытаются пройти в обход, чтобы не светиться.

– Разумно, – согласился Ефраим. – А что насчет людей, которых Эрик оставил на всякий случай, чтобы присматривать за территорией?

Крис кивнул, вытащил пистолет из "бардачка" и проверил гнездо револьверного барабана, что заставило Изабеллу еще больше нервничать.

– Он оставил четверых. Двое патрулируют северную сторону, а остальные – леса вокруг нашего дома.

– Черт, – пробормотал Ефраим несчастным тоном. – Запах Медисон, – выпалил он, хлопнув руками по рулю и... Эта штука только что погнулась?

Изабелла скользнула немного вправо, чтобы лучше видеть, и убедилась, что обе стороны руля согнуты внутрь от Ефраима.

– Проклятье, – вздохнул Ефраим, схватил обе стороны руля и осторожно выгнул их назад, пока они не встали на место.

– Отлично. У меня снова галлюцинации, – пробормотала Изабелла, совсем не радуясь тому, как наркотики действуют на ее организм.

Ефраим бросил на нее вопросительный взгляд через плечо.

– Что?

Крис отмахнулся.

– Она думает, что ее накачали наркотой.

– Оу, – произнес задумчиво Ефраим. – Это объяснило бы, почему она на все так спокойно реагирует, – предположил он, снова сосредоточившись на дороге.

– Ага, только это сделает наше дело еще сложней, – произнес Крис, вздохнув.

– Ты ведь не думал, что будет легко? – спросил Ефраим, усмехнувшись, но Изабелла не видела во всей ситуации ничего смешного. И опять же она здесь жертва похищения, поэтому ее перспективы, очевидно, совсем не радужные. – Спасибо, что оставил дополнительную охрану у дома. Не могу поверить, что именно сегодня я так оплошал.

– Не проблема, – рассеяно промолвил Крис и указал куда-то вперед. – Это, должно быть, там. Мы можем сократить дорогу через лес и через пару миль, наверняка, их догоним.

Сбросив скорость, Ефраим заехал в лес и остановился.

– Обязательно присматривай за своей женой. Первые несколько минут она будет совсем беззащитной, нам придется прикрывать ее, пока не проснутся ее инстинкты.

– Я не позволю, чтобы с ней что-либо случилось, – заверил Крис поскучневшим тоном, вылезая из машины. Изабелла не обратила внимания на их разговор, потому что ей было действительно все равно, и сосредоточилась на том, что собиралась сделать.

О Боже...

Вот оно. Крис открыл ей дверцу и махнул рукой выходить. Взволновано кивнув, она подчинилась, выжидая наилучшую возможность претворить свой план в жизнь, и, когда появился шанс убежать, она не медлила.

Крис только смиренно покачал головой и поймал ее за ногу, прежде чем она смогла коснуться его фамильных сокровищ.

– Становится все печальней и печальней, – пробормотал он, крепче схватил Изабеллу за ногу и вытащил из машины, и, поймав ее за талию, с легкостью закинул себе на плечо, хотя она изо всех сил старалась пнуть его по заднице.

– Все готово? – спросил Крис своего "отца", словно она не колотила его по спине.

– Тебе нужен прибор ночного видения? – поинтересовался Ефраим откуда-то сзади.

– Не думаю, что они нам понадобятся сегодня. При полной луне должно быть хорошо видно, – ответил Крис, поудобнее устроив Изабеллу у себя на плече. Они направились в сторону леса и, вероятно, к ее неглубокой могиле, поняла Изабелла, когда заметила, что ни один из них не позаботился о лопате.

Изабелла старалась, как могла, подавить ужас, который грозил поглотить ее, но это была проигранная битва.

В голове мелькала только одна мысль, что ее тело выкинут в лесу и оставят на ночной перекус гризли.


Переводчики: m_red

Редактор: oks9


Глава 10


– Крис, – произнес с нажимом отец, вопросительно глянув через плечо.

– Все хорошо, – отрезал Крис, прекрасно понимая, что Ефраим беспокоится за женщину на его плече. Крис и без способностей Стража знал, что страх практически сочился из женщины.

– Ты уверен в этом? Я переживу, если захочешь отвезти ее домой и найти другой способ для ее обучения, – предложил Ефраим, ударив по ветке, перегородившей ему путь, вместо того чтобы просто поднырнуть под нее; ветка сломалась с громким хрустом, от чего малышка-невеста напряглась на плече. Когда ветка отлетела и с грохотом врезалась в дерево, Изабелла вцепилась ногтями в его спину.

Крис усмехнулся несдержанности отца.

– Что Медисон сделала на этот раз? – спросил он, зная, что, без сомнения, за этим стояла его лучшая подруга.

– Проблема в том, чего она не сделала, – выдавил Ефраим.

– Возможно, это тебе стоит поехать домой и позволить ей позаботиться об этой маленькой проблеме, а нас оставить самим справляться с ситуацией, – сказал Крис, совершенно не сомневаясь, что стоит подстегнуть навыки его суженной, и дальше она справится сама, пока он разберется с тем, из-за чего они все приперлись в эту глухомань.

Крис не ждал, что Иззи мгновенно превратится в Брюса Ли и сможет надрать всем задницы простым движением запястья. Такого не бывает. Любые боевые навыки, которые у нее обнаружатся, должны быть отработаны и отточены до совершенства.

Ее природными способностями были грубая сила, улучшенные рефлексы и скорость. Добавим к этому обостренные чувства, и она превратится в смертоносного хищника. На сегодня его задача состояла в том, чтобы пробиться через ее ментальный блок, который не давал ее способностям проявиться.

После долгого молчания Ефраим тяжело вздохнул.

– Медисон убьет меня, если я уйду. Кроме того, если они решительно настроены, тебе может понадобиться моя помощь здесь. Иззи сможет защитить себя, но не поможет тебе, если придется с ними драться.

– Не думаю, что они будут настолько глупы, чтобы спорить, – возразил Крис, надеясь, что не ошибается.

– Сейчас полнолуние, и они на грани, – подчеркнул Ефраим, пнув небольшой булыжник, вместо того чтобы перешагнуть через него, Крис закатил глаза.

– Именно этого мне стоит ожидать в ближайшие девять месяцев? – спросил он, чертовски надеясь, что это не так.

Иметь дело с гормональным дерьмом Медисон уже достаточно ужасно, особенно если все будет в двойном размере, ведь она ждет близнецов.

– На что, черт побери, ты намекаешь? – рявкнул Ефраим, сорвав с дерева огромную ветку толщиной с ногу Криса, просто так, только чтобы Крис это увидел.

– О твоих проблемах с управлением гневом, – упомянул Крис, заметил красные блики ярости в глазах отца и обрадовался, что его малышка-невеста их не видит.

– Придурок, – пробормотал Ефраим, отвернувшись.

Крис хмыкнул.

– Так-то ты говоришь со своим любимым ребенком?

– И вовсе ты не любимый, – отрезал Ефраим, но они оба знали, что это ложь. – У меня нет любимчиков.

– Умоляю, – ответил Крис. – Ты просто обожаешь меня. Готов поспорить, когда ты понял, что Медисон вновь беременна, то вознес молитву, чтобы малыши родились похожими на меня.

– Ты действительно так думаешь? – спросил Ефраим, в его голосе прозвучало веселье и, к счастью, меньше гнева.

Ему надо будет поговорить с Медисон, чтобы она хотя бы предупреждала его, если отправляла отца на работу неудовлетворенным. Крис знал, что Ефраим собирается сам справиться со всей стаей, которую они выслеживают, а ему останется только сидеть на заднице, сложа руки.

– Конечно. Мы оба знаем, что именно на это ты надеялся, когда родился Марк, – нараспев сказал он, когда начал подниматься по крутому склону, а его малышка-невеста вцепилась в пояс его джинс. Неужели она и вправду думала, что он ее уронит? В некотором роде даже оскорбительно.

Ефраим рассмеялся.

– Не думаю, что справлюсь с двумя такими, как ты.

Крис тяжело вздохнул.

– Я с радостью присмотрю за ними, и ты чертовски хорошо это знаешь.

– Угу, скажи это своему брату. Когда я выходил из дома, он все еще прихрамывал и искал пакет со льдом для своей задницы.

– Мне пришлось доказывать свою точку зрения, – ухмыльнулся Крис.

– И это было... – напомнил Ефраим, хотя они оба уже знали ответ.

Они просто болтали, чтобы убить время, пока не перехватили стаю. Обычно они бежали через лес, но прямо сейчас с его не обученной парой на буксире пришлось сбавить темп. Кроме того, если стая поменяет направление, его отец почует и заставит их шевелиться.

– Не мешать мне спать, – сообщил ему Крис, пытаясь ободряюще похлопать свою дрожащую невесту.

– Прекрати. Лапать. Мою. Задницу, – процедила она сквозь стиснутые зубы.

– Просто хотел убедиться, что ты в порядке, – объяснил он, шлепнув ее по попке еще раз, и чуть не застонал. Крису действительно нужно придумать, как справляться с изменениями, которые она в нем вызывала.

– Я буду в порядке, если ты отпустишь меня! – отрезала Изабелла.

– Правда что ли? – поинтересовался он, понимая, что раздражает ее, но не в силах сдерживаться. Уже долгое время Крис не наслаждался словесными перепалками с кем-нибудь.

– Да!

– Уверена?

– Да! Сейчас же отпусти меня, черт возьми!

– Конечно... подожди, не могу этого сделать, – ответил он, рассмеявшись, когда она застонала и ударила его по заду.

– Ты придурок, знаешь об этом? – спросила Изабелла гневно.

Крис тяжело вздохнул.

– Да. Да, я в курсе.

Ее милый, разочарованный рык заставил его рассмеяться, чего она явно не оценила, если признаком этого могут служить слабые удары по его заднице.

– Я. Ненавижу. Тебя! – ругалась она, сопровождая каждое слово ударом, к сожалению, он практически ничего не чувствовал и все задавался вопросом, как она, черт возьми, прожила так долго, не привлекая к себе внимание вампира, демона или оборотня, кого угодно, кто бы мог заставить ее способности пробудится.

Черт, его способности дали о себе знать еще в детстве, когда парни матери и приемные родители начали бить его, а они были всего лишь людьми. Что-то или кто-то должен был вызвать изменения уже давно, вместо того чтобы сделать ее беспомощной и пугливой.

Услышать, что его суженная сжималась от страха или сбегала, как трус, чтобы избежать любых стычек, – не самое приятное событие в его жизни. А последующий за этим стыд, что она – его пара, оказался даже хуже.

Крис с трудом подавил свою реакцию на ее заявление и напомнил себе, что, видимо, все зависит от того, как повернется колесо фортуны; с какой стороны ни посмотреть, благодаря этому Изабелла вплоть до настоящего момента даже не ведала о том реальном мире в котором жила.

Крис был просто рад, что именно он и его отец покажут ей их мир. Не то чтобы он не доверял другим Защитникам подготовку его пары, но...

Кого он обманывает?

Он хотел, чтобы работу сделали правильно без каких-либо эксцессов, и понимал, что единственные люди, в которых он был уверен, что ее обучение пройдет без сучка и задоринки, и в дальнейшем Изабелла сможет защитить его семью, – это он сам, отец и Эрик. Если бы ее обучал кто-то другой, то Крис настаивал, чтобы она снова прошла курс тренировок уже с ним, только чтобы убедиться, что она знает все.

– Ты же знаешь, что я не чую никаких наркотиков в ее организме, да? – внезапно спросил Ефраим.

– В курсе, – ответил Крис со смиренным вздохом, заметив, что его маленькая пара прекратила свои слабые атаки и слушает. Крис понял, что это не так в тот миг, когда Изабелла объявила, будто находится под действием наркотиков.

Количество наркотиков, необходимое для успешного воздействия на тело или разум Защитника, было огромным, и она никоим образом не могла не заметить, как пьет из чашки, наполненной до краев чистым лекарством, или ест из вазочки с мороженным, посыпанным таблетками.

Ей бы пришлось употреблять сверхдозы наркотиков часами, чтобы они действительно подействовали на нее.

Он признал, что слегка запаниковал, услышав ее обвинение. На мгновение Крис решил, что кто-то причинил ей боль, и был не в состоянии думать. Как только способность логично размышлять вернулась к нему, он догадался, почему Изабелла смущена и не сопротивляется.

Кроме того, отец или Медисон учуяли бы то количество наркотиков, которое Изабелле пришлось бы принять для должного эффекта, на расстоянии пятидесяти ярдов.

Они не могли определить по запаху человека болезнь или проблемы с кровью, например, анемию, для этого понадобится попробовать его кровь, но наркотики, гормоны и еще сотня других, незначительных запахов чувствовались с небольшого расстояния.

Наверное, следует рассказать Иззи о том, что они будут делать, думал Крис, но боялся, что она сведет все к эффекту от наркотиков и позволит себя ранить. Он бы предпочел, чтобы первая ее реакция оказалась правильной, надеялся, что всплеск адреналина подстегнет ее, и она себя защитит.

– Мы в ста ярдах от них, – внезапно заявил отец и остановился.

Крис встал вслед за ним.

– Они уже учуяли нас?

Ефраим ничего не говорил, прислушиваясь. Наконец, он покачал головой.

– Нет, и не думаю, что смогут, пока не изменяться. Я не чую запаха Альфы среди них.

Это удивило Криса.

– Серьезно?

Стая без Альфы – это одна из самых больших глупостей, которую могла сделать группа оборотней. Крис догадывался о причине, но затея не становилась от этого менее глупой. Необходимость подчиняться кому-то, потому что тот от природы сильнее, – отстойно, и Крис понимал их страдания и усталость от роли сучки в подчинении.

Если бы он родился оборотнем, а не Защитником, и его Альфа оказался мудаком, то Крис тоже бы ушел. Но не был бы настолько глуп, чтобы присоединиться к стае, где оборотни одинаково слабы, и каждый думал, что достоин стать вожаком стаи.

Есть причины, почему в стаях есть Альфы. Они могли оборачиваться по желанию или использовать свои силы даже в человеческом облике, чтобы защитить свою стаю, когда ее члены наиболее уязвимы.

Также у них было достаточно сил, чтобы держать стаю в узде и остановить ее от таких глупостей, какую планировали эти оборотни сегодня вечером.

Крис вовсе не хотел сейчас вляпываться в это дерьмо, но, по крайней мере, существует хороший шанс, что стычка с оборотнями поможет пробудить способности Иззи. Возможно, им повезет еще больше, и они расформируют эту группу и присоединят членов к более подходящим стаям с Альфой, которые не позволят повториться такой фигне. Во всяком случае, он на это надеялся.

– Ладно, пора спускаться, гномик, – сказал Крис, ставя свой груз на землю между собой и отцом.

– Ты сукин... ого!

Изабелла прервала свою довольно трогательную фразу, когда споткнулась, вероятно, из-за того, что кровь прилила к голове, решил Крис, когда протянул руку и схватил ее за предплечье, не давая упасть. Отец в ту же секунду взял ее за другую руку.

Его взгляд опустился, а глаза сузились, когда он посмотрел на ладонь Ефраима и едва сдержался, чтобы не оторвать ему руку. Крис испугался до чертиков, когда понял, насколько близок был к драке с отцом из-за незнакомой женщины.

Что за черт?

– Ты привыкнешь к этому, – произнес отец, сдерживая смех.

Крис в душе содрогнулся, было неловко осознавать, что Ефраим учуял его агрессию из-за женщины, которую он даже не знал.

– Извини, – пробормотал он, ощущая себя ослом.

Ефраим усмехнулся.

– Не беспокойся об этом.

– Не хочу нарушать вашу небольшую любовную идиллию или что там у вас, но мне нужно в туалет, – внезапно выдала его малышка-невеста с нервозностью в голосе, явно предпринимая попытки скрыть беспокойство, но безуспешно.

Крис быстро взглянул на отца. Ефраим просто пожал плечами.

"Да уж, очень помог", – подумал он, посмотрев сверху вниз на свою маленькую, скорчившуюся пару.

У них действительно нет времени на все это дерьмо, но если ей нужно облегчиться, то пусть это будет сейчас, вместо того, чтобы описаться в штаны, как только впервые увидит то, что их ожидает.

– Ладно, сходи в ту рощу. Мы будем ждать тебя прямо здесь, – разрешил Крис, отпуская ее руку и махнув на деревья менее чем в десяти футах от них, которые были все еще видны благодаря свету заходящего солнца.

– Эм, это реально не особо мне подходит, – возразила она, делая огромный шаг в сторону от них и откидывая выбившуюся прядь золотисто-светлых волос, которые начинали ему нравится. Многие годы он представлял свою пару с темными, почти черными, волосами, которые бы подходили к его, но такие даже лучше. Ему нравилось, как ее светлые волосы будто заставляли блестеть ее зеленые глаза, так похожие на его.

– Как насчет того места, где я могу побыть немного одна? – предложила Изабелла, указывая на густую рощу примерно в тридцати футах.

– Почему так далеко? – протянул Ефраим, лениво прислонившись к дереву.

– Так ты не можешь слышать меня? – спросила она скорее вопросительным тоном.

Крис удивленно переглянулся со своим отцом.

– Конечно, может. Иди туда, а мы подождем тебя прямо здесь, – сказал он, сдерживая смешок.

Они оба в состоянии услышать ее, но решил, что сейчас не время объяснять про слух Защитника и то, что слух его отца почти сверхъестественен. Крис предпочел бы покончить с этим, чтобы они могли разобраться со всем дерьмом и сделать следующий шаг.

С ее способностью открывать свой милый, обворожительный ротик и каждый раз нести чушь, им нужно научиться вовремя прекращать перепалку.

Они наблюдали, как Изабелла пошла в направлении своего так называемого "туалета" и исчезла за массивной листвой.

Секунду спустя Крис с отцом тяжело вздохнули и переглянулись. Не говоря ни слова, они направились за Изабеллой, и Крис все задавался вопросом: всегда ли его пара будет такой занозой в заднице.


Переводчики: Shottik

Редактор: oks9


Глава 11


"Не оглядывайся, не оглядывайся", – повторяла про себя Изабелла, мчась через быстро темнеющий лес. Несколько минут назад она еще различала кусты и деревья, но сейчас, когда солнце, похоже, уже село, у нее уходила уйма времени, чтобы избегать столкновений.

Ей оставалось только жалеть, что ее похитители живут не в городе.

Будь они в городе, она бы рванула в безопасность – в свет тусклых фонарей или туда, где есть люди, которых она могла бы позвать на помощь.

Не то чтобы это всегда срабатывало наверняка, но даже если бы кто-то находился рядом, пусть и игнорировал ее, все же было бы комфортнее.

Если – и не смей забывать об этом – она выберется из этой передряги, то уничтожит программу и никогда больше не создаст ничего незаконного, и не важно, насколько весело их создавать.

Она серьёзно отнесется к работе и сосредоточится на менее интересных программах, которые привлекут внимание руководителей крупных корпораций, а не членов секты.

Когда выберется отсюда, она накупит себе шоколада всех видов и размеров, тортов, пирожных, конфет, мороженого, пудингов и всего остального, что сможет найти, и погрузится в сладкую кому, которая поможет забыть это глупое приключение.

– Черт побери! – выругалась она, запнувшись о большой корень, и полетела вперед, неловко приземлившись на руки.

Изабелла прикусила губу, сдерживая рвущийся наружу болезненный крик, когда боль прострелила ее сломанные пальцы.

Они чертовски болели, но сейчас не время о них плакать. Потом будет куча времени для этого, наверное.

Так тихо и быстро, как только могла, Изабелла поднялась на ноги, стараясь не издавать ни звука, но понимала, что это практически невозможно, поскольку пробираясь сквозь листву, ломала все и вся, что встречалось на пути.

Вероятно, они уже знали о ее местонахождении по шуму ее падения, но благодаря быстро опускающемуся солнцу им понадобится время, чтобы определить ее точное расположение, поэтому сейчас ей не стоит останавливаться.

Хотя, если у нее получится найти густой кустарник, чтобы спрятаться в нем до утра, то она сможет... Все мысли об убежище вылетели у нее из головы, когда Изабелла врезалась в огромную, прочную стену с двумя горящими, ярко-красными угольками и, спотыкаясь, попятилась. Она едва успела приготовиться к удару, как обнаружила, что ее вновь перекинули через большое, мускулистое плечо.

– Пойдем, гномик, – спокойно, даже беззаботно, позвал Крис, пока она отчаянно пыталась отдышаться и потребовать, чтобы ублюдок прекратил ее так называть.

– Они немного впереди, – сообщил Ефраим слегка резким тоном, который появился у него с тех пор, как он присоединился к ним в машине; Изабелла еще гадала, что, черт побери, эта Медисон сделала с ним, и как это повлияет на то, что они решили сделать с ней.

Когда Изабелла вцепилась в штаны придурка, чтобы перестать подпрыгивать на его плече, другая страшная мысль поразила ее.

С кем они должны были встретиться посреди ночи в лесу и почему настойчиво тащат ее с собой, вместо того чтобы избавиться и выбросить тело, чего она ожидала от них еще час назад.

– Крис, ты уверен, что хочешь это сделать? – спросил Ефраим, когда они продолжили путь.

– Да, это единственный способ, – ответил Крис, в его голосе звучало смирение.

– Разве мое мнение не учитывается? – вмешалась Изабелла, бросив – на время – все попытки сбежать и надеясь, что сможет хотя бы вразумить их, поскольку стало очевидно (по крайней мере, ей), что способа сбежать от этой парочки не существует.

– Неа, – известил Крис, хлопнув ее по заднице, снова.

– Послушай, – начала она, заставив себя проигнорировать прикосновения к своей заднице, – обещаю, я никому ничего не скажу, если ты сейчас же меня отпустишь. Клянусь, я просто уйду и забуду обо всем случившемся, не заявлю в полицию о том, что твой культ сделал со мной. Обещаю, я...

Крис остановился так внезапно, что Изабелла не удержалась за пояс его штанов и уткнулась лицом ему в поясницу.

– Культ? – переспросил он с отвращением. – О чем, черт возьми, ты говоришь, гномик?

– И мне бы хотелось знать, – присоединился Ефраим, судя по голосу он шел за ними, хотя трудно утверждать с уверенностью, так как ее лицо оставалось прижатым к спине Криса.

– Ну? – потребовал Крис, снимая ее с плеча и опуская на ноги, прежде чем до нее дошло, что он делает. От неожиданности Изабелла оступилась, но сумела удержаться на ногах.

Ее уже достало, что ее все время таскают на руках, но сейчас не время для жалоб.

Сейчас ей нужно выторговать себе свободу.

– Ты предпочитаешь религиозную группу? – спросила Изабелла, не особо беспокоясь, как они себя там называют, лишь бы дали ей уйти.

– Религиозная группа? – брезгливо повторил Ефраим и посмотрел на нее сверху вниз, встав рядом с Крисом. – Так вот что ты думаешь про нас? – потребовал он властным тоном, ясно давая понять, что ждет ответа. Если бы она не сходила с ума от страха, то придумала бы едкое замечание, чтобы разозлить его до чертиков также, как того агента ФБР в ту ночь.

К сожалению, для нее, ей было страшно, очень страшно, и она понятия не имела, что же ей делать. Если отдаст свою программу, то у них не останется причин оставлять ее в живых, а если нет, велика вероятность, что они просто ее убьют, ошибочно думая, что нашли ее работу.

Может быть, если она объяснит им, что без нее у них нет реальных шансов заполучить ее работу, они не пойдут на убийство.

– Если убьете меня, то никогда не получите мою программу, – выпалила Изабелла, поморщившись, когда поняла, что натворила.

Она планировала подойти к вопросу постепенно, умело все объяснить, хотя не представляла себе как, поскольку красноречием не блистала, но раньше Изабелла никогда и не оказывалась в ситуациях, опасных для жизни.

– Почему, черт возьми, ты думаешь, что мы собираемся убить тебя? – рявкнул Крис, выглядя абсолютно взбешенным. – Ты моя чёртова пара, гномик. Моя обязанность – защищать тебя.

– Сейчас, когда ты говоришь пара... – не договорила она, по-настоящему не веря, что они не прикончат ее, а после не передумают, когда осознают истинную величину ее упрямства.

– Он имеет в виду, что ты – его жена, – сухо пояснил Ефраим.

Крис согласно кивнул. Счастливым он не выглядел, что было обидно, и еще больше все запутывало, поскольку это он ее выбрал, а не наоборот. В любом случае, этому браку не бывать, но все же...

Изабелла сделала шаг назад, едва заметный, но такой нужный, чтобы увеличить дистанцию между ней и огромными мужчинами, смотревшими на нее сверху вниз.

– Эмм, а сколько точно у тебя жен?

– Почему, черт побери, ты думаешь, что у меня больше одной жены? – нахмурился Крис.

– Потому что она считает нас сектой, – ответил за нее Ефраим.

– Религиозной группой, – поправила Изабелла спокойно, на что мужчины закатили глаза, сопроводив парой метких слов. Изабелла даже покраснела. – Извините, я не знаю жаргона культов. Вам следует относиться ко мне снисходительнее в этом вопросе, – отрезала она и тут же пожалела о вырвавшихся словах: не стоило повышать голос на двух хорошо вооруженных, больших мужчин.

Возможно, психолог, которого ее заставляли посещать в пятнадцать, был прав, и она действительно не могла держать язык за зубами.

Правда, потом она мучилась угрызениями совести из-за того, что загрузила в компьютер врача небольшой вирус, когда тот предложил на несколько месяцев забрать у нее компьютер.

– Ты – моя единственная пара, – рявкнул Крис, впрочем, особой радости в голосе не слышалось.

– Нет, не твоя, и не хочу ею быть, – упорствовала Изабелла. Затем сделала успокаивающий вдох и продолжила, как надеялась, более дружелюбным тоном. – Тебе вовсе не стоило похищать женщину. Ты прилично выглядящий мужчина, – чертовски сексуальный, поправила Изабелла мысленно, – и уверена, у тебя есть неплохие качеств...

– Пожалуйста, остановись. Ты заставляешь меня краснеть, – процедил Крис.

– ...которые осчастливили бы некоторых женщин. Но не меня, – закончила она, не обращая внимания на его слова и надеясь, что дала ему пищу для размышлений.

– Сожалею, гномик, но боюсь, для меня никогда не будет никого, кроме тебя, – признался он, небрежно пожав плечами, и добавил: – а у тебя никого, кроме меня.

– Ты с ума сошел? – воскликнула она, мгновенно пожалев о своей вспышке. Конечно, он сумасшедший, ведь жил в коммуне, где все родственники, и супруги выбирались наугад.

– Нет, но сейчас не время обсуждать, как отчаянно ты меня хочешь. Как-никак у нас есть работа, которую нужно выполнить, – сказал Крис и, не давая ей возможности ответить, развернул ее и шлепнул по заднице, заставляя двигаться.

– Хороший ход, – протянул Ефраим.

– Спасибо, – беспечно ответил Крис.

Изабелла оглянулась через плечо и заработала еще один шлепок по заднице. Вздохнув, она отвернулась и пошла быстрым шагом, рассчитывая оторваться от Криса и его шаловливых рук, потому что, да помогут ей небеса, это начинало ей по-настоящему нравиться, а прямо сейчас нужно сосредоточиться.

Возможно, если она попробует сбежать снова, и в этот раз ей повезет, то...

– Они там, – внезапно произнес Крис, напугав ее.

Удивляясь, о чем, черт возьми, он говорил, Изабелла несколько раз огляделась, пока не заметила небольшое оранжевое свечение сквозь крохотные просветы в листьях.

– Кто они? – спросила она, надеясь, что он не заметит дрожи в ее голосе.

– Это, мой маленький гномик, одна из причин, по которой ты и я существуем на этой земле, – ответил Крис, подталкивая ее вперед.

– О чем ты, черт побери, толкуешь? – резко прошептала Изабелла, чувствуя, как ее сердце бешено колотится в груди.

Что бы не планировали эти двое, она не в силах этому помешать.

Какого черта она согласилась на ту встречу в парке? Такое ощущение, словно прошли годы с тех пор, как она шла по безлюдным улицам и понимала, что не должна была соглашаться на встречу глухой ночью.

– Пожалуйста, не делайте этого, – взмолилась Изабелла, едва сдерживая слезы.

– Все будет нормально, – спокойно сказал Крис, подтолкнув ее еще раз.

Слезы потекли по ее лицу, она остановилась, слишком напуганная, чтобы идти дальше и увидеть, что они уготовили для нее.

– Пожалуйста, – промолвила Изабелла, вложив все в это одно слово.

Крис молчал, и на мгновение она решила, что, возможно, достучалась до него, но, когда его рука опустила на ее поясницу, поняла, что ошиблась.

– Это для твоего же блага, гномик. Ты скоро сама все поймешь, – заверил он и толкнул ее вперед.

– Крис... – начал Ефраим неуверенно. Изабелла тут же задумалась, сможет ли она повлиять на Ефраима и убедить отпустить ее.

– Это мое решение, – бросил Крис решительно. – И это единственный способ.

– Хорошо, – смирился Ефраим с тяжелым вздохом. – Просто проследи, чтобы она вернулась домой в целости и сохранности, иначе Медисон надерет наши задницы.

– Без проблем, – ответил Крис, хватая Изабеллу за плечи и толкая вперед, когда та попыталась остановиться.

В ответ на его легкое подталкивание Изабелла, сопротивляясь, уперлась пятками в землю.

– Не делай этого! – воскликнула Изабелла, пытаясь вывернуться и убрать его руки со своего тела, но у нее не получалась оттолкнуть Криса или заставить его прекратить толкать ее через густой кустарник, который, казалось, поглотит их целиком, и вдруг они оказались на поляне, освещенной светом костра, кругом толпились мужчины в разной стадии обнаженности.

Мужчины застыли и посмотрели в их сторону, сначала испуганно, а затем яростно.

– Долбаные Защитники, – прорычал один из них, выглядя чертовски взбешенным.

Защитники? Изабелла уже в третий раз слышит это слово за последние двадцать четыре часа. Когда на нее напали сегодня утром, она, надо признать, была сосредоточена на других вещах, чтобы по-настоящему задуматься над этим словом, и, когда Крис произнес его ранее, она была раздражена и зла, чтобы разбираться в жаргоне культа. Теперь они полностью завладели ее вниманием.

Изабелла быстро проанализировала все, что узнала сегодня, а информации оказалось не очень много, и пришла к очевидному выводу. Это просто очередная уловка, чтобы испугать ее настолько, чтобы она отдала свою программу.

Вся их туманная болтовня теперь приобрела смысл. Они делали вид, что преследовали этих мужчин, но Изабелла не заметила, чтобы они сверялись с картой или чем-то еще, будто заранее знали, где собирались встретиться с этими мужчинами.

Пока пробирались через лес, они ни разу не останавливались и не сомневались, в правильном ли направлении идут.

Они также проделали чертовски отличную работу, чтобы ужасно напугать ее. Сначала "вампирами" этим утром, только так она могла назвать мужчину, вонзившего в нее клыки и предположительно сгоревшего в вспыхнувшем пламени.

"А ведь тот придурок, укусивший ее в шею, очень убедительно сосал ее кровь", – подумала Изабелла с содроганием.

И готова поспорить, что шоу с сжиганием в огне – просто оптическая иллюзия, не то чтобы она стопроцентно купилась на это, ведь знала наверняка, что ее накачали наркотиками, и они все еще действуют. Но это, казалось, более правдоподобным объяснением, чем продолжительные галлюцинации.

У них не было возможности вновь накачать ее наркотиками, поскольку она отказывалась от любого питья и еды, которые ей предлагали, и Изабелла хорошо проверила свою шоколадку, прежде чем съесть ее, к тому же двое из похитителей проглотили по огромному куску от батончика, и она сомневалась, что они бы рискнули себя одурманить.

Утром было ужасным, и они чертовски испугали ее, но теперь она готова к любой дерьмовой истории, что они выдадут. Изабелла задалась вопросом, что похитители наплетут в этот раз. Демоны? Ведьмы?

Гоблины? Франкенштейн, Каспер Дружелюбное Привидение? От собственных мыслей она фыркнула, чем заработала любопытный взгляд от Криса. Если они действительно хотели испугать ее, то им надо притащить ее родителей. Ничто на земле так не сподвигло бы ее разболтать свои секреты, чем возможность сбежать от них на край света.

– Что бы ты не делала, не отходи от меня, – мягко настоял Крис.

– Ага, конечно, как скажешь, – отозвалась Изабелла, лениво махнув ему, чтобы шоу продолжалось.

– Какого черта с тобой происходит? – потребовал Крис тихо, не спуская глаз с окруживших его мужчин, которые, как она отметила, теперь полностью разделись. Некоторые из них медленно отступали к лесу, пока другие двигались вперед с каким-то странным блеском в глазах.

– Ничего такого, – бросила Изабелла, широко зевая.

Она поняла, что ее не собираются убивать. Они приложили слишком много усилий, пугая ее тщательно продуманной ложью, чтобы просто прикончить. Если они собирались убить ее, то, по крайней мере, сейчас могли начать пугать, но не стали, во всяком случае пока.

Они по-прежнему играли в игры, и Изабелла больше не была так напугана, как час назад. Вместо этого к ней вернулись усталость, голод и злость.

Они бы сэкономили кучу времени и, возможно, денег, если бы просто попросили эту чертову программу, чтобы она могла просто их послать.

– Кто он, черт возьми? – спросил один из мужчин, когда Ефраим внезапно появился с другой стороны поляны, заставляя пятившихся мужчин подойти ближе к костру.

Почти одновременно все обнаженные мужчины задрали головы и втянули носом воздух, словно собаки, от чего Изабелла закатила глаза.

– Дайте мне перерыв, – пробормотала она, гадая, когда же закончится спектакль.

– Он – не человек! – закричал один из мужчин, когда глаза Ефраима стали ярко-красными, заставляя ее тяжело вздохнуть и задаться вопросом, насколько далеко они готовы зайти.

– Мы не сделали ничего плохо, Защитник, – сказал мужчина с темными волосами до плеч, выступая вперед, но так, чтобы держать в поле зрения Ефраима, который выглядел готовым убить кого-нибудь. – Мы знаем правила, Защитник. Ты не можешь тронуть нас, пока мы следуем правилам Совета.

– Ты не соблюдаешь мои правила, красавчик, – спокойно возразил Крис, но его глаз снова задергался. Несомненно, ему претило этим заниматься. Что-то подсказывало ей, мужчине не нравились драмы.

– Мы не обязаны слушать тебя, – воскликнул другой мужчина, но замолчал, когда парень впереди поднял руку.

– В момент, когда вы зашли на мою территорию ваши задницы стали принадлежать мне, – холодно объявил Крис, заставляя Изабеллу восхитительно дрожать. Мужчина мог ненавидеть свою работу, но чертовски хорошо ее выполняет.

Интересно, праздно размышляла Изабелла, не хотел бы он заниматься этим профессионально. С его внешностью плохого парня и замашками – "не потерплю дерьма", он стал бы мегапопулярным.

– Мы следуем правилам Совета, – настаивал лидер, с насмешливой улыбкой показывая вокруг. – Мы далеко от людей.

– Вы в двух милях от вечеринки возле костра, – произнес Ефраим, обратив на себя всеобщее внимание.

– Действительно? – с невинным видом спросил лидер мужчин. – Думаю, мы их не заметили, – сказал он, вызвав этим несколько смешков у своих приятелей.

– Полагаю, что так, – согласился Крис. – Думаю, нам следует убедиться, что вы следуете моим правилам, – протянул он холодно, заработав нервные и, по ее мнению, сильно обеспокоенные взгляды голых мужчин.

Со скучающим вздохом Изабелла обвела глазами обнаженных мужчин перед ней.

"По крайней мере, зрелище довольно неплохое", – подумала она, осматривая каждого мужчину и отмечая их привлекательную внешность и по большей части поджарые, мускулистые тела. От нее не укрылся тот факт, что многие из них казались чрезвычайно возбужденными. Она просто не стала об этом волноваться. Они ничего ей не сделают.

Хотя от негодующего взгляда мужчины ее нервные окончания затрепетали.

Когда Изабелла взглянула на лидера шайки, то не смогла не заметить, как хорошо тот оснащен, затем задалась вопросом, также ли Крис отлично одарен, и хихикнула, когда поняла, что впервые интересуется пикантными частями тела мужчины посреди леса, окруженная группой гей-актеров. Изабелла решила, что они таковы, раз стояли голые и, очевидно, получали удовольствие от зрелища, одновременно пытаясь запугать ее и заставить отдать программу, которую она два дня назад, вероятно, продала бы за самую высокую цену, если бы не вмешалось ФБР.

– Что тут смешного, сука? – зарычал главарь, заставляя ее смеяться еще сильнее.

– Что, черт побери, с тобой не так? – потребовал Крис, делая шаг вперед и заслоняя ее собой.

– Ох, нет, твои парни так хорошо потрудились, – сказала Изабелла, не пытаясь скрыть свое раздражение, когда встала перед ним, твердо решив не пропустить маленькое шоу, раз уж они постарались, чтобы разыграть представление ради нее, – по крайней мере, я могу сделать... – она затихла на полуслове, когда увидела, что мужчины перед ней внезапно встали на четвереньки. Некоторые из них зарычали, другие заскулили от боли.

Она с ужасом наблюдала, как вытягиваются их ноги и руки, на месте ногтей появляются острые черные когти, спина выгибается и удлиняется, а лицо из человеческого преображается в похожее на собачье, и волосы различных оттенков теперь покрывают каждый сантиметр их кожи.

– Какого черта? – пробормотала она, делая шаг назад. Это реально. О, Боже, это происходит на самом деле. Никоим образом это не может быть постановкой, поскольку киностудии, чтобы добиться такого результата, который она видела только в кино, затрачивают недели и сотни часов технических работ.

Это означает...

Она с трудом сглотнула. Это означает, что на нее действительно напали вампиры, или кем, черт возьми, были эти существа утром, и прямо перед ней люди превращались в зверей. Ее взгляд метнулся к Ефраиму, который пинал всех, кто пытался отползти в лес, обратно к другим, с легкостью посылая их в полет, пока они выли.

"Он не человек. Никто из них", – поняла Изабелла, отступая назад, пока мозг кричал ей убегать.

Крис схватил ее за руку и притянул к себе настолько близко, что его теплое дыхание касалось ее уха.

– Что бы ты не делала, не беги.


Переводчики: Shottik, YanNester, kalaratri

Редактор: oks9


Глава 12


Крис чувствовал, как под его рукой дрожит Иззи, и понял, что наконец-то смог до нее достучаться. Вся ерунда, в которой она себя убедила, благополучно выветрилась из ее мозгов, а новое осознание реальности, необходимое, чтобы двигаться вперед и выполнять свою работу, теперь прочно заняло свое место.

Конечно, ей понадобится какое-то время, чтобы свыкнуться с новым восприятием мира. Крис не против в том случае, если при этом она будет выполнять свою работу.

Времени на слащавую ерунду и держание за ручку не было. У Медисон скоро появятся два малыша, которых они должны защитить, а еще должны остановить войну, начавшуюся из-за того, что Изабелла неизвестно что натворила и тем самым привлекла к себе внимание всех долбаных Мастеров на свете.

– Отпусти меня! – кричала Изабелла, выкручиваясь из его хватки. Крис сразу же ощутил себя бессердечным ублюдком, которым она его называла, но тут же отмахнулся от этого чувства.

У нее была работа, от которой она слишком долго отлынивала.

– Нельзя, чтобы они добрались до вечеринки у костра, – резко скомандовал он, снова толкнув ее вперед.

– Пожалуйста, просто отпусти меня! – умоляла она, безуспешно пытаясь от него отбиться.

"Она все еще слаба", – неприязненно подумал Крис.

Он снова начал толкать ее вперед, когда краем глаза заметил движение. Едва взглянув на оборотня, тыльной стороной руки ударил ублюдка по морде, отправив того в полет по воздуху.

– О Боже, ты не человек, – ахнула Иззи.

– Нет, – ответил он, дернув ее ближе к себе. Когда она закрыла глаза, схватил ее за подбородок. – Посмотри на меня, гномик, – приказал он. Когда Изабелла неохотно открыла глаза, продолжил: – На этом поле нет людей, – сказал он, наблюдая, как до нее доходят его слова.

– Но я... – начала она протестовать, но у него не было времени на всякую чушь.

– Ты – чертов Защитник. Соберись и выполняй свою работу, пока один из этих засранцев не вырвался на свободу и не наложил свои лапы на тех детей, – рявкнул Крис, встряхнув ее.

– Каких детей? – спросила она изумленно, лихорадочно оглядываясь.

– Чертовых детей на вечеринке у костра. Они приперлись сюда, чтобы изнасиловать маленьких девочек, – объяснил Крис, в нем поднялось все тоже чувство отвращения, что и в первый раз, когда он услышал, что те больные уроды собирались сделать.

Они все были горсткой трусов, которые слишком боялись связываться с настоящими женщинами, поэтому шастали по округе, пытаясь схватить маленьких девочек.

Поскольку ни одна женщина-оборотень в здравом уме не присоединится к стае без защиты альфы, они были вынуждены создавать собственных женщин. Женщин слишком слабых, которые даже обратившись, не могли стать настоящей угрозой для мужчин.

Конечно же, когда маленькие девочки вырастали и обретали силу, становились слишком проблематичными или оказывались женщинами-альфами, стая убивала их, не раздумывая ни секунды, и начинала искать следующую группу молоденьких девочек себе в услужение.

Согласно источникам Криса именно, это и случилось две недели назад.

Эти говнюки убили всех женщин в своей стае, когда те начали становиться сильнее, и сейчас искали на его территории маленьких девочек, которые должны занять место убитых.

Но этого не произойдет.

Стая, сейчас полностью перекинувшаяся, отступала на задних лапах назад, пока он вместе с отцом настороженно за ними наблюдали.

Все понимали: нет ни единого шанса, что трое смогут справиться с целой стаей – но ни один оборотень не стремился первым пожертвовать своей жизнью, что и произойдет, если оборотни попытаются напасть или сбежать.

Провести ночь, нянькаясь с горсткой мудаков около костра, не входило в планы Криса, но он так и поступит, если придется, а как только они обернутся обратно в людей, оттащит их задницы в ближайшую стаю, и пусть с ними разбирается альфа.

Крис наблюдал, как оборотни запрокинули огромные головы и принюхались, скорее всего, чтобы узнать, было ли у Криса подкрепление.

Затем опустили головы и посмотрели сначала на Криса с Иззи, – их опознали как Защитников – а потом на отца, который медленно прохаживался на опушке леса, напоминая зверя в клетке, и следил за стаей светящимися красными глазами.

Оборотни поднялись на задние лапы, пытаясь уловить запах его отца. Даже в человеческом облике они могли уверенно сказать, что он – не человек. Но так как никогда прежде не сталкивались со Стражем, не имели ни малейшего понятия, на что способен его отец, и пока проявляли осторожность.

Как и остальным оборотням, им приходилось годами скрываться, они, скорее всего, приняли отца за неизвестный вид демона и недооценивают его способности, облегчая тем самым задачу Ефраима.

По природе демоны сильнее вампиров. Как правило, демоны обладали только двумя сверхспособностями, и, если удавалось быстро их вычислить, то появлялся шанс воспользоваться этим знанием против них. В то время как вампиры отличались силой, скоростью и ловкостью, которые помогали им одолеть оборотня в зверином облике, если только последний не знал, как биться с вампиром в обеих своих ипостасях.

Вампиры были хитрыми сукиными детьми, и Крис не сомневался: стая надеялась, что Ефраим – демон.

И хотя вся стая не сводила больших, темно-карих глаз с него и Иззи, наверняка, оборотни следили за его отцом, наблюдая и выжидая, что же тот предпримет. Как только они решат, каковы его способности, то попытаются использовать их против его отца, не подозревая о том, что у того полный арсенал трюков в рукаве.

– Оставайся здесь, – приказал Крис Иззи, отпустив ее и сдвинувшись влево. – Помни, бежать нельзя.

– П-почему? – проговорила она с запинкой.

– Потому что они погонятся за тобой, – ответил он, не потрудившись рассказать ей, что стая уже знала, что она – самое слабое звено и его пара по идущему от нее запаху.

Они бы последовали за ней и разорвали на куски только из-за того, что она помешала их планам. Пока Изабелла находится в непосредственной близости от него и Ефраима, они не посмеют ее убить из-за опасения вызвать гнев ее пары.

Все же оборотни еще не потеряли остатки рассудка. Он порвет их на части, выбивая из них все дерьмо, и будет наслаждаться каждым мгновением.

Изабелла – его пара, его партнер, и самое главное она принадлежала ему. Голливуд облажался по полной, представляя оборотней как безмозглых животных, – это далеко не так.

В животном облике они могли быть более одержимы едой, дракой и сексом, но все еще хорошо контролировали свои действия.

Иначе нельзя. Если они хоть в чем-то прокалывались и привлекали внимание людей, им приходилось иметь дело сразу со всеми: собственной стаей, другими оборотнями, вампирами, демонами и Защитниками.

Никто не хотел, чтобы люди узнали о реальном мире и начали охоту на ведьм из-за чьей-то глупейшей ошибки. Когда кто-то и вправду выдавал себя и подвергал опасности их мир, каждый помогал замести следы, что вовсе неудивительно.

Если люди обнаружат, что вампиры существуют на самом деле, то система снабжения кровью окажется под угрозой. На вампиров открылась бы охота, кровь будет не достать, а над ними ставили бы эксперименты.

Тоже самое относилось к демонам, оборотням и даже Защитникам. Люди не отличались терпимостью. История доказывала это снова и снова.

В десяти футах от Криса вожак стаи низко пригнулся к земле и издал угрожающий рык, который, без сомнения, до чертиков испугал бы человека и, похоже, его малышку-невесту, если считать ее крик за показатель, но Крис даже не шелохнулся.

И тем более не отступит, в особенности перед лишенной лидера стаей. В то время как огромный зверь готовился напасть на него, остальная стая медленно отходила назад, – это напомнило Крису об одном отличии стаи оборотней без вожака.

Без альфы, который держит всех членов стаи под контролем, управляет и защищает их, от кучки оборотней нет никакого прока, они опасны, но бесполезны.

Если бы речь шла о стае, ведомой альфой, черта с два бы он торчал тут, препираясь с дюжиной оборотней при полной луне, когда у него в команде только отец и его не обученная невеста.

Он бы позвонил Защитникам, живущим в двух милях от той вечеринки у костра, чтобы тащили сюда свои задницы.

Правильно ведомая стая разорвала бы его и Иззи за считанные минуты и не успокоилась бы, пока не порвала на части его отца.

– Я сказал отойди! – услышал он рев отца за секунду до того, как два больших, глупых серых волка отправились в полет по воздуху, приземлившись прямиком в костер. Крис не особо удивился, когда звери так и остались там.

Он готов был поставить все до последнего цента, что их шеи сломались от удара Ефраима.

Оборотни исцелялись от многого, в том числе и вправляли сломанную шею, но требовалось время и отдых. Прямо сейчас оба оборотня полностью выведены из строя и выжили бы, если бы отец не закинул их в костер. Огонь входил в список того, что могло их убить.

Вместо того, чтобы вытянуть своих соратников из огня, остальные оборотни, угрожающе рыча, медленно приближались к нему и Иззи, вероятно, считая их беспроигрышным вариантом.

И так как это было Крису на руку, он ничего не предпринимал. Необходимо пробудить способности Иззи, и это единственный известный ему способ, который должен сработать.

Вряд ли ей что-то угрожает. Находясь между ним и его отцом, она будет в безопасности, но без пары небольших ссадин, скорее всего, не обойдется.

При мысли о своей малышке-невесте, страдающей от боли, Крису стало неуютно, но выбирать особо не приходилось.

Ну что ж, это издержки профессии, а она быстро выздоровеет.

Крис усмехнулся, когда "вожак", низко пригнувшись к земле, направился к нему. Он как раз отошел от Иззи, которая дрожала без остановки. Всего на мгновение почувствовал укол вины из-за того, что привел ее сюда, ни о чем не предупредив, но знал, что другого выбора не было.

Заставив себя отвести взгляд от маленькой, испуганной женщины, Крис сосредоточился на большом звере, подкрадывающемся к нему. Без сомнения, сукин сын был огромным, но ему не хватало столь необходимой уверенности в себе, чтобы противостоять врагу, не уступающем ему по силе, вероятно, поэтому ублюдок так любил иметь дело с маленькими девочками, подумал с отвращением Крис.

Взгляд зверя слегка сместился вправо – единственное предупреждение, полученное Крисом, прежде чем на него кинулись два зверя поменьше. Не дожидаясь, пока волки добегут до него, Крис упал на спину и поднял ноги, затем отбросил пинком ближайшего к себе волка на его собрата. От силы удара оборотни полетели в костер, но смогли увернуться от смертельного огня.

Они приземлились в нескольких футах от него и поспешно вскочили на лапы, чтобы предпринять новую попытку напасть.

– Проклятье! – Обязательно сегодня нужно было случиться этому дерьму. Крис стрельнул взглядом на отца и увидел, что тот пихал одного из оборотней в костер, одновременно пиная большого, коричневого волка, пытавшегося цапнуть его за бок.

– Крис! – закричала Иззи, привлекая его внимания к трем огромным оборотням, включая вожака, которые наступали на нее.

– Чертов ублюдок! – выругался Крис, доставая пистолет и стреляя в голову двух зверей, возвращающихся за добавкой, те замертво рухнули на землю. Он поднялся на ноги и выстрелил в следующего ублюдка, который сначала двинулся в его сторону, затем побежал к Иззи.

Когда ублюдки приблизились к ней, она сделала то, что повергло его в шок, такого он, скорее всего, никогда в жизни не забудет. Она упала на землю и свернулась калачиком. Слышать об этом и видеть это в живую – совершенно разные вещи.

Он не мог поверить своим глазам.

– Вставай! – рявкнул он, отступил назад и застрелил серо-коричневого, ободранного волка, рванувшего к нему, затем перепрыгнул через него, прежде чем тот упал на землю.

– Нет! – закричала Иззи, перекрывая громкий рев.

– Вставай и делай свою чертову работу! – вопил Крис, схватив ближайшего к ней зверя за заднюю лапу и дернув его назад, чтобы суметь выстрелить тому прямо в голову. И не колеблясь, нажал на курок.

– Пошел к черту, ты, идиот! – завизжала Иззи, еще больше сжавшись.

– Дерись! – приказал Крис, сытый по горло ее капризами, сцапал очередного волка и застрелил, но не раньше, чем тот ублюдок умудрился поцарапать ему руку, вынудив выронить пистолет. Крис оступился, когда руку пронзила невыносимая боль.

Вожак сверкнул ликующей улыбкой, широко открыл пасть и бросился к незащищенной шее Иззи, пока та лежала и трусила на земле.

– Нет! – проревел Крис и побежал так быстро, как только мог, но все равно медленно. Он вряд ли успеет.


Переводчики: m_red

Редактор: oks9


Глава 13


Изабелла не могла отвести взгляда от мчавшегося прямо на нее громаднейшего волка, его пасть широко раскрыта и намерения ясны. Он собирался разорвать её на части, а она бессильна его остановить.

Изабелла еще больше сжалась и никак не могла оторвать глаз от большого волка, как не могла поднять свою задницу и побежать со всех ног куда подальше, хоть и знала, что должна. Ее ноги словно приросли к земле.

Даже крики придурка с требованием поднять свою задницу и драться – он ведь не серьезно? – не помогали. Черт возьми, она едва ли понимала половину того, что он пытался до нее донести своими криками.

Единственное, что в тот момент ее волновало, – угрожающий рык. Зверь подбирался все ближе и ближе, пока она не почувствовала его теплое, несвежее дыхание, лишь секунды ее отделяли до того, как ей вырвут горло.

Изабелла задержала дыхание. Ее сердце тяжело застучало в груди, когда клыки прошли всего в дюйме от лица. Она попыталась зажмуриться, но веки ее не слушались. Ей вовсе не хотелось смотреть на волка. Она всхлипнула, когда его горячее дыхание пощекотало ей подбородок и шею.

– Вставай, черт подери! – вопил Крис откуда-то сзади, но судя по голосу он был далеко. По доносившимся до нее ворчанию и рыкам она поняла, что он занят и не сможет добраться до нее вовремя.

"Вот оно, – подумала Изабелла. Сдавленный крик сорвался с ее губ, когда острые зубы сомкнулись вокруг ее шеи. – Вот так я и умру..."

Не успела она смириться с неизбежным, как зверя внезапно отпихнули прочь, но тот успел оставить на ее шее несколько длинных царапин, которые причиняли боли не больше, чем от пореза бумагой.

Посмотрев вверх на мужчину, который оттащил от нее зверя, Изабелла удивилась и почему-то расстроилась, обнаружив, что ее спас не Крис. Какая разница, кто ее спас, ведь важен сам факт спасения, но по каким-то непонятным причинам, ее это волновало.

– Ты, наверное, сбрендил, что нацелился на кого-то из моей семьи, – выпалил Ефраим, волоча зверя за шкирку и...

Твою ж мать...

Рука Ефраима находилась внутри пасти волка. Изабеллу вдруг осенило, что рана от зубов оборотня должна быть намного более опасной, чем у нее сейчас.

Похоже, засунув руку оборотню в пасть, Ефраим не дал тому сомкнуть зубы вокруг шеи и убить ее, вырвав нехилый кусок из ее горла.

Увидев, как не более пяти минут назад он дрался с другими оборотнями, Изабелла поняла, что Ефраим невероятно силен, но зверь перед ними был выше и больше, чем любой человек, в особенности, когда зверь стоял на задних лапах.

Конечно же, оборотень мог одолеть Ефраима, подумала она, медленно садясь и прижав дрожащую руку к шее, поморщилась, почувствовав, как теплая жидкость бежит вниз по ее шее.

Она замерла, глядя на отбивающегося зверя, тот попытался броситься на нее и закончить начатое, но, к счастью, Ефраим удержал зверя.

В тот миг Ефраим заслужил ее вечную благодарность. Изабелла отвела взгляд от оборотня и смотрела, как Ефраим стремился убрать зверя подальше от нее.

Его красные глаза ярко горели, благодаря свету от костра, она смогла разглядеть два длинных белых клыка, и понимала, что ей все равно, что мужчина перед ней не был человеком.

Он спас ей жизнь, а она не такая сука, чтобы смотреть свысока на человека или кем бы он там ни был, только потому что он не человек. А теперь остальные...

Пугали ее до чертиков.

– Сукин сын! – рявкнул Ефраим, когда зверь вырвался.

Ну, не совсем вырвался, поняла Изабелла секунду спустя. Тот откусил целиком руку Ефраима, желчь подкатила к горлу при виде кровавого огрызка.

Не обращая никакого внимания на свою рану, Ефраим протянул другую руку и попытался схватить волка за шерсть, но к тому моменту зверь уже рванул к ней, намереваясь прикончить. Она упала на заросшую травой землю, подняв руки вверх, как будто это поможет остановить обезумевшее животное разорвать ее на куски.

– Ты, блядь, труп! – зарычал Крис, выбросил ногу вперед и ударил зверя по морде, от чего тот отлетел назад.

Крис не удостоил ее даже взглядом, просто перешагнул через нее и пошел за волком. Когда он отошел, Изабелла заметила, что его одежда разодрана и вся в крови, своей или зверя, с которым дрался, она не знала.

Как только зверь попытался дать деру, Ефраим упал на колени и дернул того за задние лапы, а затем отбросил к ногам Криса. Зверь встал на дыбы и атаковал Криса, но промахнулся, – Крис легко увернулся от удара.

Оборотень снова попытался сбежать, но и в этот раз Ефраим, больше казавшийся взбешенным, чем страдающим от боли, не дал ему уйти и толкнул обратно к Крису. Животное угрожающе зарычало и бросилось на Криса.

В немом изумлении Изабелла смотрела, как мужчины разделались с огромным зверем. От всего, что она сегодня узнала и увидела, голова пошла кругом. Она с трудом держала голову прямо, а тело сотрясала дрожь. Изабелла заставила себя отвести взгляд от разворачивающейся перед ней картины, неуверенная в том, сможет ли воспринять еще хоть что-то из этой новой для нее реальности.

Простор.

Ей нужно больше пространства, решила она, кое-как поднявшись на дрожащих ногах. Было самое время бежать, напомнил ей ее затуманенный мозг. Пока они заняты...

Изабелла совсем не хотела думать о том, чем там они заняты или о том, что тех, кого они убивали, когда-то были людьми. Все, о чем она хотела думать, – так это, как попасть домой и заползти под теплое сине-зеленое одеяло и забыть обо всем, что случилось с ней за последние двадцать четыре часа.

Ей удалось пройти несколько футов, когда в глазах помутилось, а ноги подогнулись. Иззи свалилась на бугристую землю, словно мешок с картошкой.

– Иззи, с тобой все в порядке? – спросил Ефраим, громко крякнув.

– Д-да, – ответила она, хотя перед глазами вставал туман. – Я просто тут нем-много выбита из колеи, но все будет хорошо.

– Может, тебе стоит...

Чтобы он не пытался сказать, Изабелла уже не слышала, – ее накрыла блаженная темнота.


***


– Надеюсь, Медисон не расстроится, – сказал Ефраим, осторожно обхватив руль заново отросшей рукой.

– Из-за того, что у тебя оторвали руку, потому что моя пара не выполняла свою чертову работу? – уточнил равнодушно Крис, откинувшись на сиденье и отказываясь оглядываться назад, чтобы проверить, все ли в порядке с его парой.

Его отец громко и протяжно вздохнул, и Крису не нужно быть гребаным гением, чтобы понять: отец не разделял его мнения по поводу Иззи.

– Ты слишком жесток с ней, Крис, – упрекнул он тихо, прежде чем произнести пару словечек, которые заставили бы его бабушку нахмуриться.

– А теперь что не так? – спросил Крис, проведя здоровой рукой по лицу и демонстративно игнорируя высказывание отца по поводу его пары. Из того, что он видел и слышал во время небольшой баталии в лесу, было ясно: его отец уже считал Иззи "своей" просто потому, что она была парой Криса.

– Этот урод сожрал мое чертово обручальное кольцо, – сообщил отец, сверкнув красными глазами и осветив приборную доску внедорожника.

– Нуууу, – протянул Крис, стараясь не вздрогнуть, наткнувшись правой рукой на дверцу, когда машина наехала на кочку, – мы всегда можем вернуться и поковыряться в золе.

Отец бросил на него задумчивый взгляд, а затем, покачав головой, снова смотрел вперед.

– Желудочная кислота, скорее всего, уже его уничтожила, – пробормотал он, что прозвучало поистине несчастно, и Крис мог его понять. Парню придется вернуться домой к жене, у которой зашкаливает гормональный уровень.

– Мало ли, огонь мог и предотвратить разъедание кольца кислотой, – заметил он, понимая, что говорит бред.

Желудочный сок у оборотней был чертовски сильным. Он за считанные минуты разъедает все, чтобы ни проглотил оборотень. Кожа, жир, кости, одежда и украшения легко растворялись в желудке вервульфа и не зря. Если все это останется внутри, когда оборотень снова станет человеком, то у него либо разорвет внутренности в клочья, либо тут же его убьет.

Кольцо отца уже давно исчезло, и Крис не имел ни малейшего понятия, как на это отреагирует Медисон в ее нынешнем положении. В нормальном состоянии она бы сильно разозлилась на оборотня, который навредил Ефраиму, и, скорее всего, немного расстроилась бы из-за потери кольца, но эта новая Медисон с ненормальным гормональным фоном...

Черт, он даже и думать не хотел, на что она способна, и радовался, что не был на месте отца.

– Нет, – ответил Ефраим, тихо вздохнув, – оно давно растворилось.

– Скорее всего, – легко согласился Крис.

Отец стрельнул в него взглядом, а Крис лишь отмахнулся от него. Он знал, что вел себя как сволочь, но ничего не мог с собой поделать. Столько лет ждал, когда появиться его пара и поможет ему охранять его семью, а в конечном итоге получил трусиху, подумал он с горечью и в очередной раз всмотрелся в ее силуэт в зеркале заднего вида.

Рассмотрев ее, раздраженно фыркнул.

Даже во сне маленькая трусиха свернулась калачиком. Он ожидал от нее все что угодно, но только не того, что она будет валяться на земле в окружении нескольких вервольфов. Если бы она по меньшей мере побежала, он бы понял.

Он бы схватил ее за задницу прежде, чем она ушла слишком далеко, но именно такую реакцию он бы понял.

То, что она взяла и сдалась и даже не попыталась бороться или защитить себя хоть как-то, сообщило ему все, что хотелось знать о предназначенной ему паре.

Она не то, что ему нужно.

Эта мысль заставила его мрачно усмехнуться, а отец уже повернул на подъездную дорогу и припарковался за старым джипом Медисон, который она отказалась продавать. По прошествии всех этих бессонных ночей и постоянного беспокойства, что он будет выглядеть недостойно в глазах своей пары, она оказалась той, что ему не подходит.

И вот он застрял с женщиной, которая не только не может, но и, скорее всего, не будет выполнять свои обязанности, даже если у нее получится разбудить свои способности. Она была гребаной трусихой и его подопечной – ненужной и нежеланной ответственностью.

– Что ты собираешься делать? – спросил Ефраим, заглушил мотор и медленно вынул ключ зажигания, но не сдвинулся с места.

– С ней? – небрежно поинтересовался Крис, проглотив горечь разочарования, которое грозило захлестнуть его с головой.

– Да, с ней, – ответил Ефраим, откинув голову на подголовник.

Крис пожал плечами, заставляя себя относится к этой проблеме, как и к любой другой, которую надо решить, чтобы обезопасить свою семью.

– Я бы не сказал, что у меня большой выбор. Посмотрю, что раскопаю о ней сегодня, а завтра свяжусь с Эриком и узнаю, куда совет захочет ее сослать.

– Ты же знаешь, они либо отправят ее в поселение, либо прямиком на один из островов, – проговорил Ефраим, кивнув головой в сторону окна, туда где один из Защитников, оставленных Эриком, проводил осмотр местности. Крис отвел взгляд от своей потерявшей сознание пары и смотрел вместе с отцом, как Защитник исчезает в лесу.

У него не было сомнений в том, что случится с Иззи, как только он свяжется с Эриком. Ее отправят в поселение Защитников, как правило, это большой особняк, где дюжина Защитников, их дети и союзники жили и работали.

Они будут ее охранять, потому что она значилась в списке желаний Мастеров, и станут ее тренировать. Если у них ничего не получится, а он не мог себе представить, что это сработает, они отправят ее на один из многочисленных островов, которые принадлежали Совету. Острова эти использовались для защиты и реабилитации Защитников.

Неважно, где она окажется в конце концов, ясно одно – свободы ей не видать. Защитник, находящийся по уши в дерьме и не умеющий себя защитить, никогда не будет в безопасности, что Крис прекрасно осознавал и не сомневался, что его отец уже пришел к такому же выводу. Куда бы она ни направилась, Иззи будет в опасности.

Он знал, что даже если Эрик отправит ее в поселение с целью дать ей шанс, она, вполне вероятно, окажется на острове, где и проведет остаток своей жизни.

Лично он не пожелал бы себе такого существования, но понимал, что, наверное, это был наилучший выход из положения, если она хотела жить.

– Это ее единственная надежда, – тихо промолвил Крис.

Ефраим провел рукой по волосам.

– Мне это совсем не нравится, Крис. Знаю, что она провалила задание сегодня ночью, но если правильно тренироваться и немного времени...

– У нас нет времени, – отрезал Крис, перебив отца.

– Считаю, ты должен дать ей шанс, – произнес Ефраим, встретившись с ним взглядом, тем самым сказав, как он ненавидел эту ситуацию. Это тот самый взгляд, которым Ефраим смотрел на Криса перед каждой операцией, тот самый, что говорил, насколько беспомощно он себя чувствовал. Это взгляд не помогал тогда и тем более не поможет теперь.

Прямо сейчас он должен прекратить войну, пока та не подобралась к их порогу, и позаботиться о беззащитных пятерых сестрах и братьях, двое из которых еще даже не родились и больше всего нуждались в его защите. Иззи, которая подвергала опасности его семью, того не стоила. Как бы не было ему больно, он пожертвует своей парой. Если это значило, что его семья будет в безопасности, он сделает это не раздумывая.

– Ты бы доверил ей безопасность нашей семьи? – спросил Крис, заранее зная ответ.

– Нет, – не колеблясь, ответил отец.

– Тогда ты знаешь, что у нас нет выбора. Она должна уехать, – сказал Крис, выбираясь из машины. Ефраим неохотно кивнул и последовал за ним.

– Хочешь, я ее понесу? – спросил отец, махнув рукой в сторону Иззи.

– Нет, – покачал головой Крис, – Пока Иззи здесь, она – моя забота.

Может быть, она не способна защитить его семью, но он костьми ляжет, но не даст ей подвергнуть их опасности.


Переводчики: m_red, kalaratri

Редактор: oks9


Глава 14


– Что нам делать? – спросил один из мужчин, которых Логан приставил к нему для помощи.

– Держаться от меня подальше было бы неплохим началом, – бросил Кейл, смотря сверху вниз на коротышку, пока тот не отступил. Не говоря ни слова, его друг сделал тоже самое.

"По крайней мере, они хорошо натренированы", – подумал Кейл, когда входил в перевернутую вверх дном квартиру и осматривал беспорядок, оставленный людьми Логана.

– Слушай, мы уже говорили, что здесь ничего нет, – подал голос второй вампир, сложив руки на своей худой груди и пытаясь выглядеть устрашающе.

– А я сказал вам заткнуться и убраться с моего пути, – отрезал Кейл, указывая одному из мужчин закрыть дверь за собой. Последнее, что ему нужно, – чтобы их заметила старушка в бигуди и привела еще больше людей.

Свирепо посмотрев, второй мужчина опустил руки и закрыл дверь.

– Нам нужно... – начал вампир снова, испытывая последнее долбаное терпение Кейла.

– Еще одно слово, – предупредил он, позволив глазам стать серебряными, – и я вырву твое сердце.

Мужчина заметно озлобился от угрозы.

– Ты не посмеешь перейти дорогу Мастеру, – сказал он с такой верой, что Кейл понял, пиявка действительно верит, что в безопасности от него. Это, конечно, чертовски глупо, учитывая, что в его планах избавиться от них в ближайшее время.

Логан знал, как сильно он ненавидел кровососов, и просто пытался спровоцировать, послав с ним двух мужчин, и, конечно, не стоит забывать о двух приспешниках, которые его пасли.

Если бы это был любой другой клиент Кейла, то такое дало бы ему прекрасный повод свалить, но это не сработает с мужчиной, который ждал примерно девятьсот лет, чтобы подвесить его за яйца.

"Он, наверное, долбаный мазохист, раз вернулся к этому дерьму", – подумал Кейл.

Семьсот лет назад, когда Логана заманили в ловушку и посадили в клетку, ему предоставился первый шанс покончить со всем этим дерьмом, но у него не получилось сбежать от Мастера вампиров тогда и не выйдет сейчас.

Никакой бы фигни не случилось, если бы не та сука.

С другой стороны, если бы он открыл свой рот, когда Логан сообщил о намерениях по отношению к этой бессердечной девчонке, которая не заслуживала и минуты внимания бывшего друга, ничего бы этого не случилось.

Логан бы нашел себе девушку достойную его доброго сердца, создал семью, состарился и умер спокойной смертью в окружении родных и близких.

Вместо этого мужчина десять лет своей жизни посвятил девушке, которая того не стоила. Он брался за любую работу, которую мог получить, отказывался от всего и все ради безумной любви, не оставив Кейлу другого выбора, кроме как пойти с ним и защитить.

Не то чтобы кто-то поверил бы ему сейчас, но Кейл привык считать Логана добрейшим человеком. Он бы никогда не навредил никому по собственной воле.

Всегда прилагал особые усилия, чтобы помочь другим, никогда никому и плохого слова не сказал и при любых обстоятельствах был готов улыбнуться.

Логан был лучшим и единственным другом Кейла, скорее всего, поэтому он здесь, а не отдыхает.

Отдых? Он фыркнул от мысли, что это слово вообще можно соотнести с ним. Неважно сколько раз Кейл говорил себе эту чушь, обещая сделать перерыв после каждой работы, но прекрасно знал, что все это покрытое сахаром дерьмо, которое он внушал сам себе, когда пытался найти в себе волю, чтобы удержаться и не взяться за следующее задание.

Еще несколько заказов, и Кейл будет обеспечен на всю жизнь, вот поэтому зря он дал согласие на эту работу.

Началась война, и спрос на его услуги возрос. Вместо того чтобы принимать предложения Логана, что по его убеждению кончится плачевно, Кейлу следовало согласиться на одно из более высокооплачиваемых заданий. Выполнение одной из них сделало бы его на шаг ближе к цели.

К сожалению для него, он не мог забыть боль на лице Логана в тот миг, когда его мир рассыпался прахом у ног.

В его бизнесе нет места чувствам, и иногда Кейл задавался вопросом, следовало ли ему сделать им обоим одолжение и вонзить кол в сердце Логана. Не то чтобы мужчина предоставлял кучу таких возможностей.

Мужчина стал холодным, жестоким и неумолимым. Он совсем не напоминал того парня, который мог два дня идти пешком, пока они искали работу, бесконечно взволнованно болтая и, казалось, не переставая улыбаться.

Кейл почувствовал знакомое давление в груди при воспоминаниях о Логане, беззаботном и улыбающемся, и отгородился от них, пока не размяк. Несмотря на все сказанное и сделанное, вина лежит на его плечах.

Вся целиком.

После девяти сотен лет он не мог простить себя или забыть о своем друге, как бы не старался. По этой же причине Кейл согласился на эту работу и поэтому закончит ее, ради друга и глупой надежды, что этим заслужит прощение единственного друга, который у него был.

Знал, что уже неважно, что он сделает, но не мог перестать надеяться. Когда эта работа будет выполнена, ему придется снова столкнуться с гневом Логана. Не то чтобы Кейл позволит претворить в жизнь план мести против него. В конце концов, он не идиот.

– Разве ты не собираешься обращаться? – спросил один из кровопийцев, привлекая его внимание.

– Нет, – бросил Кейл сухо, фокусируя свой мозг на нужном, на поисках Изабеллы Макгвайр. Он никогда не обращался. Смена ипостаси означала бы потерю контроля над своими низменными инстинктами, а этому он не позволит случиться.

Хотя Кейл все еще осознавал бы происходящее, и его способности выросли бы, он стал бы бесполезен. В последний раз изменение произошло более пятисот лет назад, у него не было абсолютно никакого желания в скором времени это менять.

– Тогда зачем, черт побери, ты здесь? – потребовал мужчина.

– Чтобы ты спросил, – ответил Кейл рассеяно, пока осматривал однокомнатную квартиру.

В комнате не оказалось ничего, придающего ей уют. Ни фотографий на стенах, никаких личных вещей. Даже дивана. Единственное, куда можно было присесть, – это черный потертый стул из искусственной кожи и односпальная кровать, стоявшая у стены.

Когда он отошел от вампиров и их чертового запаха, Кейл закрыл глаза и медленно вдохнул, вбирая все ароматы в комнате и обрабатывая каждый из них.

– Не двигайтесь, вашу мать, – прорычал он, когда один из вампиров попытался приблизиться к нему. После небольшого колебания Кейл услышал, как мужчина встал на место, и только это спасло его от вырывания сердца, по крайней мере, на данный момент.

Он вновь сосредоточился на запахах и понял, что Логан был прав. Женщина не знала о том, что являлась Защитником.

Не чувствовался запах старой крови, пороха, серебра и других ароматов, которые обнаруживались в домах других Защитников.

Кейл открыл глаза и стал обходить комнату, отмечая, что ничто в комнате, не то чтобы там оказалось много вещей, не отличалось хрупкостью.

Из того, что он увидел в открытых шкафах на крошечной кухне, вся ее посуда сделана из пластика и бумаги. Среди разбросанных вещей на маленькой, кафельной кухонной тумбочке лежали несколько нераспечатанных упаковок с бумажными салфетками, столовыми приборами и пластиковыми стаканчиками.

Кейл подошел к шкафам, наступая на пластиковые вилки, десятки выпавших меню и несколько банок с едой, и открыл единственный ящик в крошечной кухне, уже зная, чего ожидать, и не разочаровался.

– Эта женщина мне по сердцу, – пробормотал он, когда вытащил коробку с Твинкис и глубоко вдохнул, чтобы ощутить аромат химически измененных наполнителей через тонкий картон и пластиковую упаковку.

Его желудок возмущенно заурчал от соблазнительного запаха. Втянув аромат в последний раз, чтобы убедиться, что это не разводка, Кейл разорвал упаковку и стал копаться среди вкусных лакомств.

Он проигнорировал косые взгляды людей Логана и стал прохаживаться по комнате, останавливаясь, чтобы взглянуть на какие-то бумаги, которые оказались чем угодно, только не личными.

Это были случайные распечатки компьютерных кодов.

Интересно, подумал Кейл, когда уничтожил всю коробку с Твинкис и засунул голову в маленький холодильник, молясь, чтобы у нее имелся спасающий жизнь эликсир, который ему необходим, и убеждаясь в своей правоте.

"Довольно плохо, когда единственный человек, не разозливший его сегодня, это необученная женщина-Защитник, которую он собирался выследить и передать в руки Логана, который без сомнения подвергнет ее пыткам и убьет", – размышлял он, доставая две банки Колы из ее холодильника.

– Это пустая трата времени! – в голосе второго, чуть более мускулистого мужчины, промелькнули расстроенные нотки. – Мастер придет в ярость от того, что мы потратили всю ночь и не нашли ничего, что можно было бы ему показать.

– Ты так думаешь? – небрежно бросил Кейл, допивая обе Колы и подходя к единственному окну в комнате. Затем открыл его и вылез на небольшую эвакуационную лестницу.

– Куда, черт побери, ты собрался? – потребовал мужчина, все еще стоящий с другой стороны комнаты, абсолютно не замечая надвигающуюся опасность. Кейл посмотрел на часы с большим кожаным ремешком на своем левом запястье и списал растяпу со счетов, покачав головой от отвращения.

"Кто бы не руководил работой отделения Защитников в Сиэтле, он по-настоящему скуден умом", – подумал Кейл, взглянув на переулок ниже и наблюдая, как полдюжины Защитников бросаются врассыпную.

Даже находясь на двести футов выше, Кейл чувствовал слишком сладкий запах их крови, но двое вампиров внутри даже не подозревали о происходящем. Это еще одна причина, по которой он ненавидел работать с кровопийцами, особенно с теми, кто моложе пятисот лет. У них мало опыта и все еще сохранились человеческие инстинкты.

– Два приспешника, которые следовали за нами, расположились внизу? – спросил он, не в силах учуять их отсюда, но понимая, что те не ушли далеко. Поскольку его дружкам-вампирам необходимо найти укрытие в течение двух часов, как они обычно делают, Логану придется полагаться на приспешников, чтобы те держались за ним до заката.

Конечно, Мастер вампиров мог нанять демонов или других оборотней наблюдать за ним, но они оба знали, что это не закончится хорошо, и Логан не захотел бы тратить такой ценный актив как демон или оборотень, поскольку их расположение нелегко заслужить вампиру, и бывший друг понимал, что Кейл убил бы их без колебаний.

Что же касается людей...

Ну, Логану, как и большинству других Мастеров, было действительно наплевать на своих последователей, за исключением случаев их захвата другим вампиром. Они были ничем не примечательны и легко заменяемы.

Кроме того, если приспешники по-настоящему чего-то стоили, Логан изменил бы их, а не принял бы в качестве рабов.

Мужчины обменялись шокированными взглядами. Серьезно, им не стоило удивляться тому, что Кейл учуял запах двух людей, от которых разило вампирами, поскольку в этом заключалась его долбаная работа – замечать подобные вещи.

К тому же, сильно разозленный вампир, охотящийся на его задницу последние девять сотен лет, действительно помог отточить его чувства Альфы.

Кейл склонил голову набок и прислушался к отдаленному звону, сигнализирующему о прибытии лифта, затем последовали тихие шаги примерно десяти людей, быстро двигающихся в их сторону.

Когда они подошли достаточно близко к вампирам, чтобы те почуяли их запах, шансов на выживание не осталось. Надменно усмехнувшись и перепрыгнув через ограду, Кейл упал вниз на два этажа, прежде чем схватился за перила.

Подавив зевоту, Кейл перебрался на эвакуационную лестницу именно в тот момент, когда звуки борьбы достигли его ушей.

Едва успев подумать о них или о Защитниках, которые заполнили коридор, он уже быстро пробрался обратно в здание. Когда Кейл ворвался в темную квартиру, то понял, насколько трудно будет отыскать Изабеллу Макгвайр.

"Из того, что прочел и увидел, у женщины не было семьи, настоящих друзей, и она никому не доверяла, благодаря чему ее окажется чертовски трудно выследить", – думал он, предупреждающе скалясь, когда проходил мимо улыбающегося младенца, который протягивал к нему руки в молчаливой просьбе.

Изабелла Макгвайр станет проблемой, но для него это было более чем отлично, поскольку зверь в нем любил трудные задачки.


***


– Тебе это нравится, Иззи? – прошептал Крис рядом с ее шеей, когда скользнул еще одним пальцев внутрь нее, заставляя Изабеллу задыхаться и молиться, чтобы это никогда не прекращалось.

Ей не верилось, что ощущения настолько хороши. Никогда за миллион лет она бы и не подумала, что ее тело может так откликаться на мужчину или испытывать подобное.

Ее предыдущие попытки заняться сексом оказывались неловкими, скучными и никудышными. Прямо сейчас она не могла думать ни о чем другом, кроме как чувствовать Криса около нее, теплого, твердого и чертовски великолепного, что заставило ее облизать губы и приподнять бедра, чтобы его пальцы погрузились глубже.

Впервые в жизни она хотела мужчину. Хотела секса, жесткого, горячего и быстрого, а самое главное желала этого сейчас. Хотя пальцы Криса были чертовски хороши, Изабелле нужно кое-что еще от него.

Она сжала его короткие волосы, упиваясь ощущением их шелковистости, и приблизила его рот к своему. Он издал громкий одобрительный стон, когда его губы накрыли ее.

Его пальцы выскользнули из нее, и, прежде чем она смогла бы пожаловаться о потере, их должно было заменить что-то твердое и большое.

Тяжело дыша, Изабелла раздвинула ноги шире для него, молясь, чтобы Крис перестал мучить ее и...

– Иззи, проснись, – раздался низкий, едва знакомый голос, вырвав ее из объятий пылкого удовольствия, которого она никогда прежде не испытывала.

– Уходи. Я занята, – пробормотала она, переворачиваясь или, по крайней мере, пытаясь перевернуться, но мягкие подушки помешали это сделать, так что Изабелла просто осталась на месте и попыталась вновь погрузиться в сон, но придурок, что разбудил ее, не отставал.

– Мне жаль, Иззи, но отец и брат, который не прекращает пялиться на тебя, попросил меня осмотреть тебя, а я не могу этого сделать, пока ты спишь, – сказал он, сдерживая смех, который по-настоящему убил момент ее сексуального блаженства.

– Я в порядке, – пробормотала она в подушку, пока пыталась сильнее сжать ее и отодвинуться от мужчины, который тяжело вздохнул позади нее и попытался перевернуть ее на спину.

– Иззи, – терпеливо позвал мужчина, – ты должна встать, чтобы я смог тебя осмотреть.

– Сплю, – пробормотала Изабелла жалобно, когда ему, наконец-то, удалось перевернуть ее. Она попыталась ударить его по рукам, но он только рассмеялся.

– Блин, Крис, я думал, ты шутишь, – сказал мужчина, тихо посмеиваясь, когда нежно поймал ее руки и прижал их к бокам.

– Просто делай свою работу, Джош, – услышала Изабелла глухой голос Криса, заставляя ее желать, чтобы глубокий, шоколадный голос вновь нашептывал ей пошлости.

"Ей по-настоящему нравились пикантные вещи, которые он говорил и делал с ней", – подумала она, с удовлетворенным вздохом, когда ощутила, что начала засыпать снова.

– Такой брюзга, – рассеяно сказал Джош недалеко от нее, но поскольку Изабелла отказывалась открывать глаза, то понятия не имела, где он и что делал. В этот момент ее это просто не интересовало.

– Вста-вай, – бросил Крис холодно и немного недовольно, что ее разозлило, поскольку она была уверена, что единственная в комнате имела право беситься, но не понимала, почему должна обижаться именно в данный момент, только то, что вполне имела право.

– От-вали, – отрезала она, прижимаясь спиной к, по ее мнению, очень мягкой кушетке и эффективно его игнорируя.

– Ты можешь не хотеть выполнять свою работу, милая, но я не собираюсь с тобой возиться. Вста-вай, – сказал он, его голос прозвучал ближе и напомнил, почему именно Изабелла так злилась на этого мужчину.

Она моментально распахнула веки, расплавленная горячая злость растеклась по ее венам. Изабелла не обратила внимания на красивое, заинтересованное лицо Джошуа и сконцентрировала всю свою злость на придурке, нависающему над ней со сложенными на груди руками. Приняв сидячее положение, она отметила, что ее сломанные пальцы болят гораздо меньше. Боль притупилась, но сейчас это не имело значения.

Сейчас важно только то, чтобы воздать ублюдку по заслугам. Она приподнялась, не сводя глаз с Криса, пока тот смотрел на нее сверху вниз, словно это Изабелла сделала такую глупость, как взяла невооруженного человека на долбаную вечеринку оборотней.

– Тебе и мне нужно побеседовать, гномик, – отрезал он.

Изабелла почти открыла рот, чтобы высказать, куда он может отправиться, как внезапно на нее обрушилось воспоминание обо всем. Прежде чем она некстати упала в обморок и разрушила свой внезапно появившийся план побега, то поняла на какой-то уровне, что все увиденное реально, но теперь, когда все кончено, и Изабелла оказалась вне опасности, в уютной гостиной, понимание накатило на нее с пугающей ясностью.

Понимание всего.

Ее желудок сделал кульбит, когда она вспомнила момент, когда ее мир изменился, вспомнила мужчин, превращающихся в зверей, несвежее горячее дыхание на своем лице, зубы, царапающие ее шею, красные глаза Ефраима и клыки, кровавый обрубок и разговоры о том, что она не человек.

Изабелла прижала руки ко рту и взмолилась, чтобы это оказался очередной сон.


Переводчики: Shottik

Редактор: natali1875


Глава 15


Крис уже открыл рот, чтобы покончить со всем этим дерьмом и выкинуть ее из их дома и жизни, когда Изабелла поднялась на ноги и покачнулась, все краски покинули ее лицо.

Джошуа тихонько выругался, протянул руку, чтобы поддержать Иззи, как вдруг чертова женщина отступила назад, глядя на них невероятно большими глазами.

– Мы не причиним тебе вреда, – успокаивающе сказал Джошуа, приблизившись к Иззи, только для того, чтобы она упрямо покачала головой и отпрянула, а ее кожа приняла определенно зеленоватый оттенок.

"Нахрена нам все это дерьмо", – думал Крис, шагнув мимо брата, пытавшегося успокоить его малышку-невесту, и сгреб ее в охапку. Затем направился к двери, проигнорировав то, как она напряглась от его прикосновения. Как же сильно ему хотелось оставить свою нежеланную пару со своим братом, чья обаятельная и добродушная улыбка, скорее всего, успокоят ее, пока не придет время ей уезжать, но не мог.

Благодаря ей Крису надо разгрести кучу проблем, а терпение уже на исходе. Она и без того была неполноценной и поимела его мозг, но теперь из-за нее у Криса до хрена дерьма в жизни и совсем не осталось терпения.

– О чём вы, чёрт подери, думали? – внезапно раздался голос Медисон, спускавшейся по лестнице вместе со следующей за ней по пятам Джил.

Крис посмотрел мимо женщин.

"И где черти носят его отца, и почему он не отвлекает свою беременную жену, как обещал. Неужели эта ночь никогда не кончится?" – подумал он, когда Медисон решительно направилась к нему. К счастью, её глаза пока еще не сменили цвет с прекрасного карамельного оттенка на огненно-красный, что вполне могло напугать до смерти его суженную. Также это значило, что она всё ещё находилась под влиянием своих гормонов, расположения духа и любой другой чертовщины, отвечающей за её перепады настроения.

– Какого черта ты потащил ее туда без всякой подготовки, даже не рассказав, что происходит? – потребовала она, сложив руки на груди.

Он поудобнее переложил свою невесту, лежащую в его объятиях, не то что бы она тяжелая, то есть совсем не тяжелая, но Крис ощущал непреодолимое желание прижать ее крепче и слишком устал, чтобы противостоять этому. Острая боль, распространявшаяся вверх по руке из-за того, что ее вес давил на швы, едва ли заглушала удовольствие держать ее в своих руках.

Он перевел взгляд с Медисон на свою сестру, надеясь хоть на небольшую поддержку, но та стояла, прислонившись к стене, и бросала на него сердитые взгляды, говорившие, что его ожидает лекция от его маленькой сестры в дополнение ко всему дерьму, с которому ему предстояло справиться сегодня. Крис не сомневался, что и бабушка добавит свою лепту завтра, когда обо всем узнает.

Чертовски здорово!

Он тяжело вздохнул и посмотрел в лицо своему рассерженному лучшему другу.

– Тебе нужно успокоиться, Медисон. Это не слишком хорошо для детей, – тихо промолвил он, надеясь, что она успокоиться до такой степени, что оставит его в покое на всю ночь и даст выполнять его чертову работу.

– Также как и то, что ты подверг опасности свою пару, – отрезала Медисон, – о чем ты, блин, думал, Крис? Ее могли убить.

– С ней все в порядке, – процедил Крис сквозь зубы, изо всех сил стараясь не обращать внимания на то, как дрожит его малышка-невеста. Еще не хватало начать беспокоиться о его маленькой паре или что-то в этом роде, но у него была чертова прорва времени, чтобы не дать ей успокоиться и почувствовать себя лучше.

То ли потому, что женщины, как правило, нежнее и слабее или по еще каким-то причинам, он всегда ощущал потребность их защищать. Ничто так не выводило его из себя, как несчастная или обиженная женщина.

А учитывая, кем была его мать и как его растила, он должен вообще ненавидеть женщин, но нет. Крис всегда считал их теми, кто нуждается в его защите, исключение составляли только женщины-Защитники.

Неважно насколько нежной или привлекательной выглядела женщина-Защитник, он всегда воспринимал их, как равных. Всякий раз, когда патрулировал или сражался вместе с ними, Крис никогда не сомневался в их способностях, именно поэтому, вероятно, так многого ожидал от своей пары.

К сожалению, она не обладала ни одним необходимым качеством, из-за которого он захотел бы остаться с ней и уж точно не ожидал того, как откликнется на нее его тело. Это еще более мешало и отвлекало. Без этого он с радостью обойдется.

– Не похоже, что она в порядке, – указала Джил, заработав хмурый взгляд Криса, за то что закатила глаза. "Чертовски надоедливая маленькая сестренка", – подумал он, заставив себя снова посмотреть на Медисон.

– Не знаю, чего ты ожидал, Крис, но испугать ее до чертиков – не лучший способ показать ей наш мир, – сказала Медисон, тем самым гребаным тоном, который она использовала, когда была учителем, а он проштрафился и остался сидеть после уроков. Этот тон бесил его неимоверно, не потому что она говорила свысока, нет, она никогда бы так не поступила, но из-за того, что понимал: она права. Он облажался. Если бы Крис уделил всего лишь мгновение, внимательно посмотрев на Изабеллу, и не был бы так высокомерен, то понял бы, что она другая – нежнее, спокойнее и слабее.

Она не принадлежала к той же категории что и его сестра, и бабушка. И не имело значение есть ли у нее знак Защитника, его знак, она не была одной из них и должна об этом знать. Черт, Изабелла же предупреждала, что трусиха, но он не обратил никакого внимания на ее слова, а затем придумал кучу оправданий.

Что же, теперь, кажется, оправданий больше не будет.

– Что сделано, то сделано, Медисон. Она не является той, кем мы ее считали, и как только выяснится, что Изабелла натворила, чтобы начать эту чертову войну, то уйдет и перестанет нас беспокоить. И станет проблемой Эрика, – сказал он, не в состоянии скрыть горечь в голосе. Суженая должна улучшать, а не разрушать его жизнь, а теперь благодаря ей, ему предстоит потрудиться, выполняя их работу в одиночку.

– Ты хочешь отправить ее отсюда? – спросила Медисон ошарашенно. Она бросила взгляд на Джил, у которой было такое же выражение лица. Все знали, как долго Крис ее ждал, и, скорее всего, ожидали, что он примет ее недостатки и будет холить, и лелеять. Но у Криса не было на то времени, и он совсем не желал женщину, которая несостоятельна или зависима от него. Неужели они не понимали, что он хотел, нет, нуждался в партнере!

– Крис, – начала Джил, отошла от стены и приблизилась к Крису, – может стоит отложить на завтра и ...

– Ты хочешь избавиться от меня? – встревожил его тонкий, но не менее сильный голосок Иззи. Криса удивило, что он забыл о том, что держит ее на руках. А тот факт, что она так умудрилась его успокоить, усыпило его чувство самосохранения и в очередной раз доказало ему, что он должен выкинуть ее отсюда.

– Да, – ответил он, отказываясь смотреть вниз, чтобы встретить ее взгляд, который без сомнения был наполнен ужасом. Ему не нужно, чтобы она ослабляла его и заставляла чувствовать себя плохо. Это Изабелла облажалась, а не он. Нельзя позволить себе втянуться и дать ей возможность хоть как-то удерживать его.

– Хорошо. Тогда опусти меня, – потребовала она, практически против воли притягивая его внимание. Крис посмотрел вниз в ее красивые изумрудные глаза и почувствовал, что слабеет.

Не говоря ни слова, Крис поставил ее на пол, отчаянно нуждаясь в пространстве между ними, почти так же, как и снова притянуть ее к себе. "Какого черта она творила с ним?" – гадал он, скрестив руки на груди и глядя на нее сверху вниз.

– Теперь ты готова поговорить? – потребовал он.

– Нет, но я готова уйти, – сказала Изабелла твердо, обошла его и направилась к двери.

– Ну, и куда же ты собралась? – спросил Крис, удивленный тем, что она снова хотела выйти.

После того как Джил и бабушка узнали о реальном мире, в котором живут, им потребовались месяцы для того, чтобы найти в себе смелость выйти на улицу ночью и то лишь в сопровождении Ефраима. Но то была реакция человеческих женщин.

Может быть ему следовало воспринять как добрый знак то, что она не боялась.

– На улице все еще ночь и полнолуние, – напомнила Джил, заставив Криса задуматься над тем, боялась ли она до сих пор. Ему не нравилась мысль, что его сестра живет в страхе, в особенности потому что эта упрямая женщина живет сама по себе в пригороде. Конечно же, ситуация изменится, если они не смогут покончить с тем дерьмом, что начала его маленькая пара. Если все это не закончится, Джил переедет назад. Конец истории.

Иззи положила руку на ручку двери и замерла.

– Там, – она прочистила горло, – еще и другие те существа, сейчас?

– Там не только оборотни, но и покруче, – растягивая слова, промолвил Крис, внимательно наблюдая за ее реакцией.

– Понятно, – пробормотала она, уронив руку, что не удивило Криса, но чертовски точно разочаровало, хотя после сегодняшней ночи такое почти невозможно.

Изабелла повернулась к нему лицом, сделала медленный глубокий вдох и промолвила:

– Ты не мог бы вернуть мою сумку и отвезти меня в город?

Ему пришлось фыркнуть. Она никуда не пойдет, пока не ответил на его вопросы, а затем поедет туда, куда он решит, а Крис постарается, чтобы это было подальше отсюда под присмотром Защитников.

– Я никуда тебя не отпущу, – сказал он.

Она посмотрела на него с неодобрением.

– Ох, а я тебя и не спрашивала. Ты мне не нравишься. Я его спросила, – сказала она, указывая на Джошуа, у которого хватило духу ухмыляться.

Он бросил на своего брата сердитый взгляд, но похоже его недовольство только ещё больше подстёгивало этого маленького ублюдка.

– Если ты позволишь мне уйти, я отвечу на любые вопросы, которые ты мне задашь, – с надеждой в голосе добавила она.

– Ты никуда не пойдёшь, – ответил Крис, прокрадываясь вперёд и заглушая дикое желание стереть этот самодовольный взгляд с лица брата. – Ты останешься здесь и ответишь на мои вопросы и только тогда пойдёшь туда, куда я решу.

– Нет, не пойду, и, во-вторых, кто наделил тебя правом мной распоряжаться? – спросила она, наградив его взглядом, которым Медисон награждала отца, когда тот лажал, но прямо сейчас ему было насрать, что она злилась. Ему было все равно даже то, что ей нравится его брат больше чем он сам. Криса совсем не злило, что она предпочла Джошуа ему.

Совсем.

– Я твоя пара, – сказал он, нарушив ее личное пространство и наступая на нее, пока Иззи не уперлась спиной в стену. – Это дает мне права на все.

– Твоя пара? – спросила она с недоверием, – я так понимаю, что это понятие, чтобы оно ни значило, больше не применимо к тебе, потому что менее двух минут назад, ты объявил всем и каждому, что от меня избавишься.

– Не похоже, что у нас есть выбор, – чуть ли не прорычал Крис, опустив взгляд на ее поджатые губы, и гадая сможет ли сцеловать выражение напряжения.

– Ну, ты решил избавиться от меня. Думаю, это означает, что я теперь свободна. Поэтому если ты пойдешь и принесешь мне сумку, я смогу уйти, – твердо проговорила она, но Крис не упустил легкую дрожь, пробежавшую по ее телу или то, как она взволновано облизала губы.

– Как на счет вот этого, – тихо предложил он, и прильнул к ней так, что его рот оказался у ее уха, – ты расскажешь мне все что нужно, или же я перекину тебя через колено и отшлепаю по заднице. Что бы ты выбрала?

Он понял по ее легкому вздоху, что зацепил ее. Она расскажет ему, что нужно, и сделает то, что он захочет. "Это был единственный плюс слабой пары", – решил Крис, но не такой, который заставит его оставить Изабеллу при себе.

– Я... – начала было она, но ее перебил его отец.

– Крис, у нас проблема. Сеть Защитников рухнула, и она им нужна, чтобы починить то, что ее программа натворила, – объявил отец, привлекая его внимание.

Он отступил от Иззи и нахмурился.

– Какая программа? – спросил он, почувствовав как сжало желудок, когда его отец, провел пальцами по волосам, выглядел он при этом рассерженным и нервным, и не зря.

Если их сеть отключена, они по уши в дерьме, а если об этом узнают их враги, то у них будут большие проблемы.

– Когда сегодня утром на нее наткнулся патруль, на земле валялось несколько CD наряду с ее вещами. Отдел информационных технологий в Бостоне попросили взглянуть на них. Эрик сказал, что они просканировали оба диска несколько раз, чтобы убедиться, что они безопасны, но, – Ефраим беспомощно уронил руки, – должно быть, они что-то упустили. Менее чем за минуту все было уничтожено.

Молясь о том, чтобы его отец и Эрик ошибались, Крис достал свой телефон Защитника из кармана и прижал палец к меленькому кусочку стекла и подождал, пока тот отсканирует и пропищит, прежде чем открыться. Когда этого не произошло, он протер маленький кусочек стекла и снова приложил палец.

– Чтоб меня, – выдохнул он, поднял взгляд от телефона и посмотрел на отца, как раз в тот момент, когда тот протянул слепо руки и притянул к себе Медисон.

– Что это значит? – спросила Джил, взволнованно переводя взгляд с Криса на отца.

– Значит, что у нас большие проблемы, – сказал Джош, входя в глубь комнаты.

Это было тем самым преуменьшением, о котором Крис когда-либо слышал.

Если сеть Защитников не работала, это значило что, никто, ни один Защитник или их наемные рабочие, не сможет попросить о подмоге, поделиться информацией или предупредить об опасности. При нормальных обстоятельствах такой ситуации хватило бы, чтобы заволновались все, но из-за начатой войны и из-за того, что каждый Мастер вышел на охоту за одной женщиной, это пугало до чертиков. Если на них нападут до того, как наладят сеть, они будут беспомощны.

– Пожалуй, – неожиданно бодро пискнула Иззи, – думаю, я поеду, перекушу и возьму билет до дома. О, и я хочу шоколада. По меньшей мере, пять огромных плиток.

Крис повернулся и увидел, как она широко улыбается.

– Что за херню ты несешь? – потребовал он.

– Моя цена, – сказала она, пожав плечами.

– Цена за что? – спросила Джил, в то время как он мог только скрежетать зубами и едва сдерживался, чтобы не свернуть шейку своей пары.

– Чтобы спасти вашу сеть. Что же еще? – ответила она невинно, но он не упустил проблеск торжества в ее глазах. – О, и, наверное, стоит знать, что каждый раз, когда один из ваших дружков задает неправильный пароль, ваша система разрушается еще больше, – объявила она с чертовой улыбочкой, которая заставила дернуться его глаз, и Иззи направилась к входной двери. – А теперь, если кто-нибудь принесёт мою сумку, мы могли бы отправиться в путь.


Переводчики: m_red, kalaratri

Редактор: oks9


Глава 16


– Никому не доверяй! Никому не доверяй! – кричала, вися вверх тормашками, Изабелла, кровь продолжала приливать к ее голове. – Н-и-к-о-м-у-н-е-д-о-в-е-р-я-й! Без пробелов!

– Ты уверена в этот раз? – процедил Крис, позволив ей повисеть еще немного.

– Да! – завопила она, сильно прижав ладони к глазам, чтобы не смотреть на кафельный пол фойе, пока раскачивалась или стремительно приближалась к нему, если ее вдруг уронят.

– Вы это слышали? – раздались слова Ефраима где-то над ней. – Все готово, – объявил он мгновение спустя, но она отметила, что никто не торопился поставить ее обратно на ноги.

– Отпусти меня! – потребовала Изабелла.

– Без проблем, но тогда ты грохнешься вниз, – ответил Крис, немного ослабив веревку и позволив ей опуститься еще на несколько футов, чем заработал от нее очередной возмущенный вопль.

– Я не это имела в виду!

– Уверена? Потому что это прозвучало для меня именно так, – размышлял Крис. В его голосе промелькнули довольные нотки.

Конечно, это, скорее всего, ответная реакция на ее бахвальство, но все их усилия с целью заставить ее говорить ни к чему не привели. Ее план был довольно прост. Изабелла заставила их сделать именно то, чего хотела, и они это понимали. Возможно, это показалось им слишком дерзким, что предопределило ее провал, но после всего, через что они заставили ее пройти, она это заслужила. Кроме того, Изабелла же собиралась назвать им пароль. Просто планировала отправить текстовое сообщение, когда окажется дома, подальше от них, но, казалось, у них другие планы.

И куча веревки.

Когда Медисон и рыжеволосая красотка встали на ее защиту и начали умолять их не подвешивать ее вверх ногами, она почувствовала признательность и надежду. В тот момент они заслужили ее вечную благодарность. Хотя ни одна из женщин не смогла отговорить Криса от того, чтобы мучить ее, казалось, женщины в состоянии справиться с Ефраимом. Предложение Джил поговорить с ней, Изабелла полностью поддержала, но мужчины ее проигнорировали.

То есть игнорировали, пока Джил не начала называть Ефраима "папочкой", а ее нижняя губа не задрожала, чему Изабелла собиралась однажды выучиться. После этого решимость мужчины немного пошатнулась, но недостаточно, чтобы прекратить все, и да, это оказалось одной из самых крутых вещей, которые Изабелла когда-либо видела. Через маленький металлический круг в потолке просовывалась веревка, ко второму концу привязали ее ноги, что ее сильно удивило.

Именно тогда Медисон достала большие пушки, вновь настаивая на разговоре.

Когда она прижала руку Ефраима к своему животу и подарила один из тех невероятно-нежных поцелуев, которые Изабелла видела только в кино, то появилось ощущение, что женщина выиграла.

В этот момент Изабелла была более чем готова сесть и обсудить все, как разумные, взрослые люди, после того как она помучает их еще чуть-чуть и отправится в аэропорт.

К сожалению, для нее, именно тогда токсикоз Медисон дал о себе знать, и женщина кинулась в ванную комнату, а Джил бросилась вниз за мешком с кровью и тостов для успокоения желудка Медисон. От этой мысли уже желудок Изабеллы взбунтовался.

Не нужно быть гением, чтобы понять: Медисон была такой же, как Ефраим. Они оба пили кровь и имели некоторые крутые способности. Плюс, она увидела проблеск красного в глазах Медисон, когда Ефраим прошептал что-то ей на ухо.

Крис утверждал, что является Защитником, как и она, на что Изабелла по-настоящему не купилась. Он представлял собой большого, смелого воина, она нет. Изабелла предположила, что Эрик и его сопровождающие также Защитники. Но непонятно, какую роль играли священники, старушка, Джошуа и Джил.

– Думаю, сейчас самое подходящее время для нас задать несколько вопросов, так? – спросил Крис раздражающе спокойным голосом, пока она с трудом сдерживалась, чтобы не закричать, снова.

– Отпусти меня, и мы сможем поговорить, – предложила она.

– Чтобы ты смогла опять заговорить нам зубы? Ох, не думаю, что это хорошая идея, а ты, пап?

– Предполагаю, она заставит тебя заплатить за этот трюк несколькими способами, когда мы опустим ее, но прямо сейчас это, скорее всего, лучший путь добиться ответов, – ответил Ефраим, и Изабелле каким-то образом удалось извернуться, чтобы увидеть пожимающего плечами крупного мужчину, словно тут не происходило ничего особенного.

– А Медисон не расстроится из-за твоего поступка? – бросила она, убирая длинные предательские волосы с лица, чтобы взглянуть на Ефраима.

Тот просто пожал плечами.

– Думаю, что буду спать на кушетке следующие ночь-две, – ответил Ефраим, наклонив голову набок, словно к чему-то прислушиваясь, затем тяжело вздохнул. – Даже неделю, – пробормотал он, потирая заднюю часть шеи.

– Тогда, может, тебе стоит... – ее голос оборвался, когда Изабелла кое-что поняла.– Ты разве не потерял эту руку прошлой ночью? – спросила она, подозрительно сузив глаза.

Нахмурившись, Ефраим поднял руку.

– Она отросла, но я потерял обручальное кольцо, – ответил он по-настоящему разочарованно, и ее охватило чувство вины, потому что утрата произошла из-за нее. При условии, что ничего бы не случилось, не привези они ее туда, но понимание этого не заставило ее почувствовать себя лучше.

– Мне жаль, – тихо пробормотала она. – Конечно, я возмещу кольцо.

Ефраим вновь наклонил голову и через несколько секунд покачал головой.

– Медисон благодарит тебя, но она хочет завтра поехать в город и подобрать новую пару.

– И как ты об этом узнал? – спросила Изабелла, вытягивая шею, чтобы оглядеться.

– Потому что мы можем слышать друг друга, – объяснил Ефраим.

– Как голос в голове? – поинтересовалась она, беспокойно прикусив нижнюю губу при этой мысли.

Он хмыкнул.

– Нет, у нас очень острый слух.

Изабелла нахмурилась, но оставила все как есть на данный момент. Сейчас есть более важные вопросы помимо того, какие крутые вещи мог или не мог делать Ефраим. Пока он не пришел к ней в поисках крови, у нее нет с ним проблем. Не чтобы она хотела прогуляться с ним по темной аллее поздно ночью, но мужчина спас ей жизнь, поэтому на ее взгляд в данный момент все хорошо.

– Теперь давайте вернемся к насущным вопросам, хорошо? – влез Крис, хорошенько дернув за веревку и привлекая к себе внимание. – Что ты делала в парке этим утром?

Остроумное замечание вертелось на кончике ее языка, но как-то она сдержалась, понимая, что это только все затянет, а она действительно желала спуститься вниз. Голова Изабеллы, похоже, сейчас лопнет от давления, и ей хотелось, чтобы эта ночь закончилась.

– У меня была назначена встреча, – призналась она.

– В три часа утра в парке? – уточнил Крис.

– Разве я не это сказала? – Изабелла не удержалась от колкого высказывания, за что поплатилась падением на два фута.

– Ублюдок, – выдохнула она, когда ее желудок перестал вращаться.

– Ооой, прости. Соскользнула веревка, – Изабелла отметила, что в его голосе не было раскаивающихся ноток.

Она зажмурилась, когда ее вновь подняли.

Открыв глаза, Изабелла увидела, что ее лицо оказалось прямо напротив лица придурка.

– Теперь, – продолжил он, упираясь руками в перила, и наклонился вперед, пока между их лицами не осталось расстояние меньше, чем в пол фута, – что это за встреча, и, самое главное, получили ли они желаемое?

Поскольку сейчас она лучше понимала, кем были те мужчины, с которыми состоялась встреча в парке, – и не потому, что Крис или кто-то еще объяснил ей произошедшее, – все приобрело гораздо больше смысла. Изабелла также обрадовалась, что не отдала им свою программу, не то чтобы у них был шанс заполучить ее; она вовремя поняла, как сильно сглупила, согласившись продать программу кому-то, кто решил встретиться в пустом парке поздно ночью.

– Если я отвечу на все вопросы, ты отпустишь меня домой? – спросила она, понимая, что больше не сможет избегать ответов на их вопросы. Изабелла не знала, сколько еще сможет провисеть вниз головой, к тому же она не полная идиотка.

Не нужно быть гением, чтобы сообразить, что эти парни действовали против тех мужчин, которые на нее напали.

Хорошо, несколько часов назад она думала, что они работали вместе, и ее накачали наркотиками, но давно перестала надеяться, что психотропные вещества ответственны за ее нынешнее положение. Единственный шанс – рассказать им все, что они хотели знать, и надеяться, что этого окажется достаточно, чтобы Изабелла смогла вернуться домой и притвориться, будто ничего не произошло. Это хороший план, надежный план, и остается верить, что они с ней согласны.

– Нет, – ответил Крис без колебаний. – Как только ты ответишь на все вопросы, тебя сразу перевезут в наши укрытия, где еще раз допросят. После этого Совет найдет для тебя подходящее занятие.

Она нервно облизнула губы, когда до нее дошел смысл его слов.

– Н-но у меня есть жизнь! Работа и другие вещи, очень важные вещи, требующие моего внимания! – пролепетала Изабелла, когда поняла, что у нее действительно немного поводов возвращаться помимо работы, а ее деятельность чрезвычайно важна, и ей по-настоящему не нравилось, как прозвучало расписанное ими будущее для нее, поэтому нужно сделать все возможное и выбраться отсюда.

– Эта жизнь только что закончилась, – отрезал он, сочувственно покачав головой, чем ее только разозлил.

Да как он смеет?

– По крайней мере, могу я попрощаться со своим парнем? – потребовала она, имея достаточно здравого смысла, чтобы не лгать слишком сильно, заявляя, что ее семья скучает по ней или что она замужем. Эти две вещи они могли легко проверить.

– Парнем? – повторил Крис, выглядя по-настоящему пораженным, что не должно ей нравится, но это было так. Прямо сейчас она воспользуется всем, что может получить, и станет надеяться, что это сработает в ее пользу. – Почему, черт возьми, у тебя есть парень? – потребовал он ответа, словно сама идея иметь парня неслыханна, и эта мысль разозлила ее еще больше.

– Из-за секса, ради чего еще? – бросила Изабелла, вполне довольная ошеломленным выражение на его лице, когда от долгого подвешивания вверх тормашками у нее снова начало крутить в животе.

– Крис, возможно, тебе нужно отойти и позволить мне...

– Пап, почему бы тебе не пойти и не убедиться, что с Медисон все в порядке? – предложил Крис явно неестественным тоном, уставившись на нее, а мышца под его глазом стала дергаться в два раза быстрее.

Изабелла нервно сглотнула. Его пристальный взгляд не отрывался от ее лица.

– Я с удовольствием пойду и проверю Медисон. Поэтому, если ты опустишь меня вниз, мы сможет убедиться, что с ней все хорошо, а затем, возможно, поговорим как спокойный взрослые люди? – спросила она, и в ее голосе прозвучало слишком много надежды даже для ее собственных ушей.

– Нет, думаю, ты останешься здесь, и мы немного поболтаем, – сказал Крис мягко, протягивая руку, от чего она слегка вздрогнула, и нежно убрал несколько перепутавшихся прядей с ее лица, чтобы присоединить их к остальной копне, висящей вверх ногами.

– Ох, я не возражаю против присутствующих, – возразила Изабелла, умоляюще взглянув на Ефраима.

– Крис?

– Мы более чем в порядке, пап. Иззи и я просто немного пообщаемся, а потом позвоним Эрику, чтобы узнать, куда ее отправят, – объяснил Крис. Даже Изабелла, едва сдерживающаяся, чтобы не воспротивиться такому сокращению ее имени, не купилась на этот спокойный облик. Мужчина выглядел готовым убить кого-нибудь, и, к счастью, Ефраим казался разумным и не оставит ее так.

– Позови меня, если понадоблюсь, – бросил Ефраим, вздыхая, и исчез быстрее, чем можно уловить глазом.

– Что? Ты нужен мне! – закричала она. – Вернись! Не оставляй меня с ним одну!

– Если бы я не знал тебя лучше, то решил бы, что ты не хочешь оставаться со мной наедине, – сказал Крис, обратив ее внимание на него, когда убрал еще одну длинную прядь волос и повернул Изабеллу лицом к себе.

Она моргнула.

– Разве ты знаешь?

Крис просто медленно покачал головой, затем долго и тяжело выдохнул.

– Я просто сделаю вид, что ты не говорила этого, потому что знаю, ты подразумевала не это.

– О, нет, я именно это имела в виду, – подтвердила Изабелла, пока пыталась найти способ спуститься или получить помощь. В данный момент выбирать не приходилось, раз и то, и то вернуло бы ее на твердую землю.

Крис мягко рассмеялся и стал наклоняться до тех пор, пока не прижался своей щекой к ее, что нервировало ее, поскольку она не могла судить, злится ли он, когда говорит. Ей нужно следить за его нервным тиком под глазом, чтобы знать, когда заткнуться.

– Теперь, – продолжил он, восхитительно опаляя дыханием ее шею, – почему бы тебе не рассказать о той небольшой встрече и том, чего они хотели.

Изабелла открыла было рот, чтобы ответить, когда ощутила первое прикосновение его губ к своей шее.

– О, Боже, – пробормотала она, задерживая дыхание, когда Крис вновь осторожно поцеловал ее в место, где кожа была повреждена.

– Иззи?

– Эммм? – спросила она, когда ее глаза стали закрываться от наслаждения. Кто бы мог подумать, что такие целомудренные поцелуи, могут так воспламенить ее тело? Она точно нет. Изабелла почти забыла, что злится на него за то, что он втянул ее во все это, к тому же напугал до чертиков.

Почти.

– Ты говорила мне о том, чего они хотели, – нежно пробормотал Крис, дыша ей в шею.

– Да? – спросила она, чувствуя себя немного сбитой с толку.

– Ммм, – ответил он, обводя языком ее ухо и затем захватывая мочку, слегка посасывая, от чего Изабелле стало трудно дышать, не то что думать.

Слабый, неприличный стон сорвался с ее губ, прежде чем она успела подавить его, но когда Крис пустил в ход зубы, ее это уже мало волновало. Изабелла вслепую потянулась и ухватилась за его бицепс, нуждаясь в чем-то, в чем угодно, чтобы держаться, пока Крис продолжал свою чувственную пытку. Его мышцы напряглись под ее ладонью, и она задалась вопросом, действует ли она на него также опьяняюще, как он на нее. Когда ощутила мягкую марлевую повязку своей правой рукой, то передвинула ладонь на другое место.

– Чего же они хотели, гномик? – хрипло прошептал Крис, от чего по ее спине побежали мурашки. Изабелла облизнула губы, его бицепсы напряглись, когда он протянул руку и пропустил ее волосы сквозь пальцы. Его короткий стон удовлетворения сотворил чудеса с ее уже и так чувствительным телом. Она почувствовала, как соски напряглись почти до боли, а желудок стало покалывать от предвкушения.

Ей каким-то образом нужно ответить, даже при том, что его голова прижималась к ее правой груди, заставляя сходить с ума, но Изабелла понимала, что должна ответить на вопросы, если хочет продвинуться вперед.

Она в любом случае планировала ответить на все, на своих условиях, но прямо сейчас чувствовала, что это лучшее время для разговора, если Крис продолжит ее целовать в удивительно чувствительное место чуть ниже уха.

– Эм, – ответила Изабелла, рассеяно сжав его руки, тем самым поощряя. Хотя казалось, ему не нужно поощрение. Она облизнула губы и заставила себя сосредоточиться на его вопросах, а не на том, какие великолепные ощущения вызывает его теплый, влажный рот. – Они связались со мной два дня назад, чтобы приобрести программу.

– Что такого особенного в твоей программе? – спросил он, проводя губами по ее шее, и она едва не заплакала, пока он не перешел к другой стороне ее шеи, от чего Изабелла начала ощущать приятное покалывание.

– Это, эм, это эм, – она сглотнула, закрыла глаза и сделал глубокий вдох, прежде чем продолжила. – Я назвала ее Ябедой. Начала разрабатывать ее год назад от скуки. Просто хотела посмотреть, смогу ли создать программу, которая будет учиться на ошибках, которые допускала, и отправлять постоянные обновления источнику и приложению, чтобы каждый раз при использовании программы где-либо все было актуально, но без человеческого вмешательства.

– Понятно, – сказал Крис, отодвигаясь от ее шеи и слегка наклоняя голову, чтобы поцеловать ее лоб. – И она работает?

– Что работает? – спросила Изабелла, чувствуя себя слегка под кайфом от желания, чтобы он не переставал целовать ее, прикасаться и делать все, что она всегда ненавидела, и никакому мужчине не позволяла это делать.

Крис слабо усмехнулся и поцеловал ее подбородок.

– Твоя программа работает, Иззи?

Она фыркнула.

– Конечно, моя программа работает. – Как только слова вылетели из ее рта, Изабелла прикусила нижнюю губу и издала протяжный стон, прежде чем призналась. – На самом деле намного лучше, чем я ожидала.

– Что она может, Иззи? – прошептал он мягко, даря поцелуй в уголок ее рта.

– Все, – призналась она, делая неглубокий вдох, когда Крис прижался ртом к ее нижней губе, а затем провел по ней языком.

– Что все? – спросил он, прикасаясь своими губами к ее медленно, дразняще. Когда она повернулась, чтобы поцеловать в ответ, Крис отстранился, а ее так и подмывало удержать его и взять то, чего желала, но все его внимание, ее истощение и подвешивание вниз головой по-настоящему негативно на ней отразились, поэтому оставалось надеяться, что он вновь накроет своими удивительно теплыми, мягкими губами ее.

– Она может узнать все обо всех. Ябеда в состоянии взломать любой файл, программу, а также отследить активность чего угодно. Шифрование против нее бессильно. Вообще-то, она становится сильней, после каждого зашифрованного файла, потому что учится и запоминает все, что добавляет из других программ. Самая лучшая новость заключается в том, что ее нельзя обнаружить. Она работает не как вирус, и поэтому при сканировании ее пропускают, – взволнованно объяснила Изабелла. Уже год Ябеда была ее тайной, и с другими, кроме как с агентом ФБР и несколькими коллегами, которым просто намекнула на такую программу, которые, очевидно, сдали ее, она больше ни с кем об этом не говорила. На самом деле Изабелла испытывала облегчение, что может поговорить с кем-то свободно о ее величайшем творении.

– И чего же хотели мужчины, которые с тобой связались? – спросил он, обхватывая ее лицо своими большими теплыми ладонями и вознаграждая прикосновением своих губ к ее рту, прежде чем отодвинуться и дождаться ответа.

Она заколебалась, но только на секунду. На данный момент действительно не имело значения, что знали этот мужчина и его друзья. Скорее всего, Изабелла не отдаст им программу.

Она не должна. Неважно, что было слишком опасно создавать ее, хотя следовало об этом догадаться раньше, особенно учитывая темпы развития Ябеды.

– Они заинтересовались ее возможностью взломать глобальную сеть, – пояснила Изабелла мягко, ее взгляд не отрывался от его губ, поэтому она не упустила момента, когда они изогнулись в улыбке.

– И они ее получили, гномик? – спросил Крис своим гипнотическим голосом, от чего ее тело предвкушающе задрожало.

– Эм, эм, я передумала перед встречей, – сказала Изабелла, отпуская его руки, чтобы обхватить лицо. – Теперь поцелуй меня.

Со страдальческим стоном он наклонился и в этот раз жестко накрыл ее рот своим, но этого недостаточно. Впервые с ее первого поцелуя в восемнадцать лет, она хотела настоящего чувства, потому что была чертовски уверена, что поцелуй Криса не оставит ее скучающей или испытывающей отвращение.

Сжав его голову сильнее, она наклонила свою слегка вбок, не зная, как это сработает, учитывая ее позу вверх тормашками, но более чем готова дать этому шанс, когда ухватила его нижнюю губу зубами. С низким глубоким стоном Крис ответил на поцелуй, скользнув языком в ее рот в чувственном движении, что заставило ее задыхаться и желать большего.

Его движения были медленными, но от этого не менее голодными, когда он поглощал ее рот, словно изучая ее. Когда их языки сплелись, Крис издал звук – что-то среднее между удовлетворенным и голодным вздохом, от чего у нее поджались пальцы ног. Этот поцелуй казался правильным, идеальным. Словно кто-то нажал на переключатель, и ее тело ожило. Изабелла хотела большего.

Она хотела его.

– Ты девственница? – внезапно спросил он, разрывая поцелуй и отступив назад, чтобы взглянуть на нее.

"Почему Крис решил заговорить именно в тот момент, когда им самое время уединиться в ближайшей спальне?" – следовало бы ей задуматься, пока она изо всех сил пыталась сосредоточиться на его вопросе.

Нахмурившись, она могла лишь покачать головой, учитывая что его руки все еще сжимали ее тело.

– Нет, а что?

Внезапно весь голод на его лице исчез, и воин, контролирующий все, вернулся. Крис отпустил ее и нежно взял за запястья, вынуждая Изабеллу отодвинуться от него, и сделал шаг назад.

Нервный тик под его глазом возобновился, а также задергалась щека. Крис отошел и отвернулся, оставив ее удивляться, какого черта здесь только что произошло, и когда они собираются ее опустить.

– Эй, ау? – позвала Изабелла минуту спустя. – Теперь я бы очень хотела оказаться внизу!


Переводчики: Shottik

Редактор: Oks9


Глава 17


– У тебя швы разойдутся, – сказала Джил, отодвигая арбалет на одном из многочисленных оружейных столов, выстроенных в линию по правой стороне длинного, широкого подвала, и села на край стола, остерегаясь пропитанных серебром кинжалов, находящихся слева от неё.

– Мне нужно тренироваться, – возразил Крис, не обращая внимания на острую боль в том месте, где ему наложили швы, когда его кулак соприкоснулся со спаринг-манекеном, – тот сильно закачался у железного основания.

Он проигнорировал треск резины и продолжал стучать кулаками по манекену. Вместе с отцом они изводят полтора десятка таких штук в месяц.

– Джошуа придется заново зашивать тебя, – настаивала Джил, взяв один из небольших кинжалов, которые они освятили месяц назад.

– Он провозится не один час, – произнес Крис, вытирая пот со лба тыльной стороной травмированной руки, прежде чем нанести очередной удар по манекену, который выглядел так, словно через пару ударов у него слетит голова.

– Верно, – рассеянно кивнув, согласилась Джил. – Но если ты снова испортишь его труд, он взбесится. Ты ведь знаешь, как он не любит оставлять шрамы.

– Переживёт, – бросил Крис, уже представляя, каким горящим взглядом Джошуа одарит его через несколько дней, если все закончится шрамом. Возможно, обычный человек смирился бы, но не Джошуа. Этот человек был чертовым перфекционистом, когда дело касалось его работы.

Если бы он знал десять лет назад, когда Джошуа попросил взглянуть на его капельницу, что малыш превратится в помешанного, проверяющего каждый кусок лейкопластыря и каждый синяк, что у него появлялся...

Он бы не повёл себя иначе, подумал Крис, простонав про себя.

Когда проснулся, привязанный к кровати, с трубками и проводами, прикрепленными к каждому доступному участку кожи его тела, он был, надо сказать, встревожен, особенно, когда сознал, что не может ощущать и двигать ногами. Но гораздо больше его напугал вид Джошуа.

Мальчишка, который всегда был полон энергии и ходил за ним тенью до того, как их дом подвергся нападению, превратился в нервного, запуганного маленького мальчика, слишком тощего и бледного для своего возраста.

Крис вспомнил, как заставил себя улыбнуться маленькому мальчику, едва его глаза привыкли к слишком светлой больничной палате. То как Джошуа, до смерти перепуганный, просто стоял там в конце кровати, ошеломило Криса.

Он пытался заговорить с Джошуа, только слова выходили невнятными и не громче шепота. Раздосадованный, он слабым жестом поманил Джошуа к себе, но мальчик просто стоял на месте, слегка покачивая головой и продолжая смотреть на Криса.

Когда в палату вошла медсестра и, увидев, что он проснулся, выставила Джошуа из комнаты, ему захотелось придушить женщину. Что, черт побери, произошло и что не так с Джошуа – он терялся в догадках.

Натянутые улыбки и обещания окружающих, что с Джошуа все будет хорошо, ни черта его не успокаивали. Ребенок выглядел плохо, и через две недели, когда ничего не изменилось, Крис до смерти испугался.

Джошуа не разговаривал и почти не ел. На третьей неделе после того, как Крис проснулся, он услышал как его бабушка просила совета по поводу Джошуа у медсестер и врачей в реанимации, где он лежал, дожидаясь того момента, когда станет безопасно перевезти его в медпалату в одном из жилищ Защитников.

Когда Крис услыхал, как одна из медсестер предположила, что с его братишкой могли сделать что-то дурное, то потерял самообладание и не заметил, как выдернул капельницу. Но он заставил себя успокоиться и перестать говорить медсестре, чтобы та закрыла свой гребаный рот, и тут в палату тихо вошел Джошуа и отошел в свой маленький уголок, где молча наблюдал за Крисом.

К тому времени как пришла медсестра, чтобы закрепить капельницы, Крис не знал, что делать. Он пытался завлечь братишку в беседу, включил телевизор и даже пригрозил надрать задницу, если тот не заговорит или не поест в ближайшее время.

Ничего не помогало, и он был близок к тому, чтобы согласиться с той медсестрой, убежавшей в слезах, что она, возможно, права. И когда Джошуа вдруг спросил тихим голосом, может ли он понаблюдать за тем, как медсестра меняет капельницы, Крис проигнорировав вежливый отказ медсестры, предложил Джошуа взобраться на кровать, чтобы он мог рассмотреть получше.

После краткого колебания Джошуа сел на кровать, а Крис чуть не заплакал от облегчения. Джошуа наклонился ближе к его ногам и спокойно наблюдал, как женщина меняет капельницу. Через несколько дней Джошуа расспрашивал о каждой проволоке, трубке и части оборудования в палате.

Когда несколько медсестер отказались отвечать на вопросы Джошуа, Ефраим выгнал их из комнаты сына и в течение часа нанял двух частных сиделок, которые были более чем рады ответить на вопросы Джошуа и даже разрешили ему трогать вещи.

Джошуа постепенно становился тем беззаботным ребенком, которым всегда был. Но после того, как Крис выписался из больницы, он осознал, что его братишка нашел свою истинное призвание.

Малыш не мог насытиться образовательным каналом или интернетом. Если это было что-то о медицине, Джошуа хотел прочитать это или посмотреть. Чёрт, Крис едва смог удержать малыша от "ассистирования" своему отцу, когда у Медисон отошли воды.

Малыш был чертовски умным, одаренным и искренне хотел помогать людям.

Никого не удивило, когда Джошуа окончил среднюю школу на год раньше или, когда заявил о своем желании стать врачом. В течение многих лет он оставался единственным, кто латал Криса и любого приходящего Защитника, когда случалось какое-то дерьмо, и они приходили домой слегка окровавленными и раненными.

Все удивились лишь тогда, когда раскрылись планы Совета на таланты Джошуа.

Почти в семнадцатилетнем возрасте Джошуа подписал контракт с Советом Защитников, по которому обязался на них работать. Во время учебного года он старался изо всех сил получать хорошие оценки и работал стажером одного из хирургов Защитника в Бостоне, где и учился.

Летом он отправился в Европу и обучался у нескольких самых старейших врачей мира, – Защитников, которым почти исполнилось двести лет – и они научили его всему, что знали.

До сих пор трудно поверить, что менее чем за год, Джошуа смог стать очень хорошо обученным врачом, работающим на Совет. После всего того, что жизнь свалила на паренька, он поднялся на вершину, и Крис не мог не гордиться им. Его по-прежнему удивляли родные, которым как и ему, жизнь дала фиговый старт, и они добрались до верха, особенно его младшая надоедливая сестра, которая просто умирала от желания заставить его поговорить с ней.

Он знал этот невинный "я ничего не замышляю" взгляд, которым она смотрела на него сейчас, пока рассеянно играла с небольшим кинжалом в руке.

– Очень красивый, – сказала она, предлагая ему кинжал.

– Забирай, – буркнул Крис, продолжая атаковать манекен, который не дотянет до следующей ночи.

– Спасибо, – поблагодарила Джил, вернув кинжал обратно в ножны и положив его на стол поближе к себе.

– Пожалуйста,– пробормотал он, мысленно задаваясь вопросом, когда же она перестанет нести чушь и перейдет к делу.

– Ты не хотел бы потом со мной перекусить? – спросила она, вероятно, надеясь отвлечь его едой, пока закидывает вопросами.

– Нет, и тебе не стоит выходить на улицу во время полнолуния. Мы, знаешь ли, не позволим тебе выйти отсюда до восхода солнца.

– Я и не собиралась выходить одна. Я предложила тебе пойти со мной, – фыркнула она.

Он согласился, неохотно кивнув.

На мгновение Джил посмотрела на него, её глаза очень медленно сузились, пока он продолжал лупить обречённого манекена и ждал её контрольного щелчка.

Ему не пришлось долго ждать.

– Думаю ты должен дать ей шанс, – выдала она наконец.

– Не вижу смысла. Она слаба и безнадежна,– отрезал Крис, сделав хук слева по манекену и выбив огромный кусок его башки.

– Но она твоя пара, Крис, и насколько мне известно, твоя единственная пара, – напомнила Джил тем ласковым тоном, который она сотни раз применяла в общении с женщинами из приюта, где работала.

– Что ж, полагаю, не единственная, потому что она первым делом с утра пораньше убежит отсюда, – ответил он, пожимая плечами, словно ему было все равно. Всё, что ему хотелось – это пойти наверх и потребовать имя каждого парня, который когда-либо касался её так, чтобы он мог выследить их и оторвать им грёбаные головы.

Не то чтобы она была невинной жертвой во всём произошедшем. О, нет, чёрт возьми. Иззи оказалась далеко не невинна. Она позволила другому мужчине касаться её, касаться того, что по праву принадлежало ему, хотя он знал, что она не испытывала ни грамма сексуального желания с теми мужчинами. Защитники-женщины, также как и мужчины, в этом отношении были прокляты, и Крис знал наверняка, что она не была влажной ни для кого из мужчин, которым позволила прикасаться к себе.

После её небольшого объявления наверху он стал одержим желанием выяснить правду. Это его немного напугало, так что ему пришлось заставить себя успокоиться и сосредоточиться в первую очередь на деле Защитников, хотя всё, чего он желал – это выяснить, говорит ли она правду. Он понимал, что мог бы спросить у отца, была ли она девственницей, так как это одна из вещей, которую его отец мог с расстояния унюхать в человеке, но он хотел услышать это от неё.

Когда она ответила ему так, будто ничего особенного не произошло, Крис решил, что она не лучше его матери, которая трахалась с кем угодно до тех пор, пока ей удавалось с них что-то получить. А Иззи ничего не надо было от этих мужчин, но она продолжала с ними спать. Как только до него дошло, что из себя представляла Иззи, в его голове сразу прояснилось, а эрекция, которая представляла угрозу его здравому рассудку, к счастью, спала. Теперь он будет умнее. Он понимал, кем она была, и это осознание только больше прибавляло ему решительности отправить её куда подальше от себя и как можно скорее.

Джилл тяжело вздохнула, пока собирала свои рыжие, почти каштановые волнистые волосы в хвост.

– Ты не мог бы рассказать мне, почему не хочешь дать ей шанс?

Она говорила тихо, но благодаря своему слуху Защитника, он мог слышать её поверх звуков, издающихся при соприкосновении его кулаков с манекеном. Временами эта способность была словно дар божий, но прямо сейчас она, как заноза в заднице.

– Мне не интересно это обсуждать, Джил, – сказал он, надеясь, что она наконец смирится и оставит его в покое.

Нет, не оставит.

– То есть ты готов обречь её на одинокую жизнь, потому что не хочешь беспокоиться о необученной паре? – спросила она, сложив руки на коленях, пока пристально наблюдала за ним, чересчур пристально.

Обычно его забавляли её попытки консультировать его, но сегодня он просто был не в настроении, чтобы его анализировали.

– Оставь это, Джил,– процедил он сквозь зубы.

– Знаю, это не то, что ты хочешь сейчас услышать, но, Крис, ты несправедлив к ней. Ты же знаешь: как только передашь её Эрику, то любой шанс на то, что она сможет устроить свою жизнь, испарится. Идёт война, и ни у кого не будет времени её тренировать, – отметила она. – Её высадят на одном из островов, где она и останется, пока не сможет доказать, что способна самостоятельно позаботиться о себе, но даже после этого, как ты знаешь, они не отпустят её до окончания войны.

Крис прекратил бить манекен и взглянул на сестру.

– Они никогда её не отпустят, – признался он.

– Ч-что? – переспросила Джил, выглядя слегка ошеломленной его заявлением.

– Я сказал, что они никогда её не отпустят. Пока она жива, и поблизости есть хоть один Мастер, который помнит её имя, она всегда будет в опасности, – пояснил он, не упоминая о том, что Совет Защитников, несомненно, потеряет преданность Иззи, от которой отвернулась его пара и которую держали взаперти какое-то время, или, вернее, в её случае они никогда её не получат. В прошлом было несколько случаев, когда пару отвергали, а Совет изолировал отверженных и спустя годы отпускал их, озлобленных, разгневанных, и требующих возмездия. Совет больше не пойдёт на такой риск, поэтому, когда нога Иззи ступит на один из островов, она больше никогда его не покинет.

– Боже мой, Крис. Ты не можешь так с ней поступить, – взмолилась Джил, соскользнув со стола и быстро направляясь к нему. – Она не заслуживает жизни взаперти, тем более, что ты не дал ей ни единого шанса.

– У неё было много шансов, Джил. Этой женщине почти двадцать восемь лет, а она слаба и, что самое ужасное, труслива. В ней нет ни единого положительного качества, которое бы вызвало у меня желание держать её рядом, – сказал он, с трудом сохраняя спокойствие. И как бы не желал он сказать ей не совать свой нос в чужие делала, не мог. Она его сестра, и он заботился о ней, и временами приходилось мириться с дерьмом наподобие этого.

– О, правда? – спросила Джил, скрестив руки на груди, когда посмотрела на него снизу-вверх с насмешливой улыбкой. – Скажи мне честно, что ты больше не хочешь видеть её рядом? – когда Крис начал было говорить, она подняла руку, останавливая его. – И учти, я была внизу в прихожей, когда ты на неё таращился, – предупредила она с самодовольной, знающей ухмылкой, которую он часто видел в последнее время.

– Джил, она – моя ответственность, и у неё есть информация, которая нам необходима, естественно, я буду присматривать за ней, – небрежно объяснил он, хотя знал, что она права. У него освободилась бы куча времени на другие дела, помимо Иззи, что является ещё одной причиной, из-за которой ей стоит уйти.

– Так ты будешь в порядке, отсылая её восвояси? С высокой вероятностью, что больше никогда не увидишь её снова? – спросила Джил, пристально глядя на него в ожидании ответа.

– Она будет только мешать, Джил. Для всех нас будет лучше, если она уйдёт.

Покачивая головой, Джил недовольно фыркнула.

– Ты порой бываешь таким придурком.

И бросилась прочь из комнаты. Крис промолчал, так как знал, она права, но в данном случае не было иного выхода. Иззи должна уйти.


Переводчики: kalaratri

Редактор: oks9

Глава 18


– Легче, просто расслабься.

Изабелла недоверчиво посмотрела на Джошуа, когда едва не шлепнулась на пол, желая, чтобы они оказались на первом этаже или лучше снаружи на твердой земле. Почему, черт побери, ее не переставало трясти? И не помогало даже то, что у нее все еще кружилась голова и появилось ощущение приближающегося недомогания.

– Полегчает через несколько минут, – пообещал он удивительно успокаивающим голосом, говоря те же самые слова, что и десять минут назад, когда помогал Ефраиму отвязать ее от веревки. Как только она опустилась на землю, то вцепилась в него, не в силах подавить чувство, что вот-вот упадет.

Когда Ефраим предложил отнести ее в комнату, Изабелла вцепилась мертвой хваткой в Джошуа и наотрез отказалась идти с Ефраимом. Не потому что боялась мужчину, это не так. Она не была тупой.

Мужчина мог бы разорвать ее на куски или, по крайней мере, угрожать сделать это тысячу раз к настоящему моменту. Но он терпеливо ее защищал.

Нет причин отказывать ему в такой простой вещи.

Во-первых, она чувствовала, что упадет, если отпустит Джошуа, который крепко держал ее и пытался успокоить. Во-вторых, Изабелла все еще сильно злилась, что мужчина оставил ее наедине со своим психованным сыном. Если дверь, захлопнувшаяся прямо перед лицом Ефраима, секунды спустя, хоть о чем-то говорила, тогда это сделала Медисон.

– Чувствуешь, будто ты заболеваешь? – спросил Джошуа, когда опустился на колени рядом и осторожно убрал потные волосы с ее лба.

Она зажмурилась и твердо кивнула, один раз.

Изабелла решила, что любое лишнее движение может ее ослабить.

– Хорошо, мы просто посидим здесь и немного поболтаем. Как тебе? – спросил Джошуа, говоря в такой манере, словно он намного старше, чем казалось на вид.

Хотя Ефраим выглядел примерно лет на тридцать, поэтому, возможно, Джошуа старше. Хотя раньше, когда он флиртовал с ней и дразнил Криса для собственного развлечения, его поведение не назовешь взрослым.

– Сколько тебе лет? – решилась задать вопрос Иззи.

– Двадцать один.

– Ох, – пробормотала Изабелла.

– А что?

– На минуту ты показался старше, – объяснила она, гадая, когда же мир перестанет вращаться.

– Со мной такое случается, – ответил Джошуа, посмеиваясь. – Ты себя чувствуешь достаточно хорошо, чтобы я мог, наконец, взглянуть на твои царапины?

– Не думаю, что понадобится накладывать швы, – заверила Изабелла рассеяно, когда протянула руку и осторожно прикоснулась к ним, поморщившись от легкой боли.

– Уверен, ты права, но нам нужно убедиться, что раны продезинфицированы, – спокойно произнес он, но теперь она уже совсем не ощущала расслабленности.

Ее веки распахнулись, когда поистине пугающая мысль пришла ей в голову, и Изабелла попыталась сесть, но головокружение усилилось, заставив ее упасть обратно на пол.

– Эй, расслабься, Иззи, – мягко сказал Джошуа, но ничто в этом мире не могло успокоить ее, пока она не поймет, насколько все плохо.

– У меня отрастут клыки и шерсть или мне стоит волноваться о том, что стану кидаться на всех как Куджо[3]? – спросила Изабелла, сильно зажмурившись и пытаясь отогнать тошноту.

– Что? – спросил Джошуа растерянно.

– Следы от укуса! Меня укусил оборотень, верно? – заявила она, но не дала ему вставить и слова, а продолжила панически рассуждать. – Я буду становиться пушистой раз в месяц? Мне нужно прикупить ошейник от блох? Или я начну с пеной у рта гоняться за машинами?

Изабелла услышала, как Джошуа прочищает горло, и медленно открыла глаза, чтобы увидеть, как мужчина пытается скрыть улыбку.

– Это не смешно, – отрезала она, прищурив глаза.

– Нет, нет, конечно, нет, – согласился он с каменным лицом, но от нее не укрылись смешинки, пляшущие в его глазах.

– Ну? – потребовала она, когда так и не услышала от него ответа, по крайней мере, не достаточно быстро.

– Ты выпила его крови? – спросил Джошуа, его губы дрожали по какой-то совершенно безумной причине.

– Я... что? – пробормотала Изабелла, когда смысл его слов дошел до ее мозга. – Фу! Нет, я не пила кровь оборотня!

– Это неважно, потому что ты – Защитник, но даже будь ты человеком и выпив его крови...

– Почему, черт побери, я бы выпила его крови? – настаивала она, перебивая его и гадая, когда же ее жизнь вновь станет нормальной.

Джошуа не обратил внимания, что его оборвали, и продолжил:

– ...тогда появилась бы пятидесятипроцентная вероятность, что ты станешь изменяться три ночи подряд, начиная с полнолуния, но поскольку ты Защитник и жива, я забегу вперед и сообщу, что ты не можешь усваивать ничью кровь.

– Ох, – банально ответила она.

– Именно, – произнес он, потянувшись за спину и взяв в руки маленькую аптечку первой помощи. – Однако, нам нужно беспокоиться об инфекции, поэтому я собираюсь очистить твои порезы, если считаешь, что сможешь справиться с запахом дезинфицирующего средства прямо сейчас, – продолжил Джошуа, вопросительно изгибая бровь и доставая маленькую бутылочку с антисептиком и небольшую горстку ярко-белых марлевых салфеток.

– Это было бы здорово, спасибо, – удалось ей выдавить, пока мозг Изабеллы пытался переварить всю информацию, что она узнала за последние двадцать четыре часа, и с треском провалился.

– Буду нежен настолько, насколько возможно, но мне нужно убедиться, что все твои царапины тщательно очищены, – объяснил он, нанося небольшое количество антисептика и начиная осторожно обрабатывать раны.

– Могу я спросить тебя кое о чем? – спросила Изабелла, поморщившись, когда Джошуа очистил особенно неприятный порез.

– Конечно.

Она нервно прикусила нижнюю губу, пока спрашивала себя, действительно ли хочет знать правду. Как бы ей не хотелось уйти отсюда и притвориться, что ничего не произошло, она не могла.

Но осталось слишком много вопросов без ответа, и Изабелла понимала, что если не разберется с этим, то никогда снова не покинет дом и вскоре станет известна соседским детям под ужасным прозвищем компьютерный фанатик из квартиры 7Б.

Единственный способ вести безопасную, относительно нормальную жизнь – это выяснить, чего конкретно опасаться и как защитить себя. Ей также нужно разузнать, что более эффективно: принимать ванну с чесноком или купание в святой воде.

Она носила бы священные реликвии, принимала бы с ними ванную, что отпугнуло бы монстров, и выходила только в течение дня, если понадобится, но ей нужно знать точно, работает ли это.

Но прежде чем узнавать что-то новое об окружающем мире, Изабелле необходимо выяснить некоторые вещи о себе и их веселом маленьком доме психов.

– Кто такие Защитники? – спросила Изабелла, откинув голову назад, чтобы предоставить ему лучший доступ.

Джошуа остановился на середине обрабатываемого пореза, нахмурился и посмотрел на нее в замешательстве.

– Крис не сказал тебе?

– Нет, не совсем, – ответила она, поморщившись, когда капля антисептика попала на рану.

– Возможно, он до этого еще не дошел. Там много всего. Что именно Крис рассказал?

– Что мне нельзя бежать от оборотня, – ответила Изабелла, пытаясь вспомнить, говорил ли Крис что-то еще. – Ох, и что я – Защитник, не знаю что, черт возьми, это значит.

Мгновение Джошуа просто смотрел на нее сверху вниз, пока она, наконец, не перестала цепляться за него и медленно, очень медленно, приподнялась. Затем откинулась назад на кровать и сделала глубокий вдох, ожидая, что ее тело перестанет дрожать. По крайней мере, она должна надрать Крису задницу не только за подвешивание ее вниз головой, но и за то, что оставил ее там.

– Ты, наверное, шутишь? – спросил Джошуа, странно смотря на нее, хотя она была слишком измотана, чтобы даже осмелиться предположить причину.

– Нет, я нет. Мудак, так я буду теперь его называть, засунул меня в машину, ничего не сказав, а затем удивил, пригласив на поляну с голыми мужиками, которые не так уж и плохи, за исключение того факта, что они все превратились в огромных, злобных чудовищ и попытались съесть меня, – объяснила Изабелла, подавляя зевоту и задаваясь вопросом, сможет ли когда-нибудь спать с выключенным светом снова.

– Дерьмо, – пробормотал он, пропуская волосы сквозь пальцы, – неудивительно, что мама злиться на него.

Она настороженно на него посмотрела.

– И под мамой ты подразумеваешь Медисон, верно? – уточнила Изабелла, думая, сколько же лет Медисон на самом деле, если у нее такой взрослый сын. Ей же примерно двадцать пять, но, по-видимому, продолжительность жизни в этом доме различная.

– Да, – ответил Джошуа с нежной улыбкой, когда скрестил ноги и привалился к стене, – она – моя мать. Джил – моя сестра, и ты уже знакома с моим братом Крисом, – сказал он с ухмылкой. – У меня также есть маленький брат Марк, который уже спит, но уверен, ты с ним встретишься позже.

Изабелла медленно кивнула, когда все усвоила.

– А Ефраим – твой отец?

– Да, – ответил тот с гордостью.

– Хорошо... – медленно выговорила она, растягивая слова. – Я не знаю, кто такой Ефраим, но уже догадалась, что, кем бы он не был, Медисон такая же. Крис заявил, что он Защитник, что бы это не значило. Тогда кто ты, твоя сестра и младший брат?

– Мои родители – Стражи, что я объясню через минуту. Крис – Защитник, как и ты, – сказал Джошуа, поднимая руку, тем самым останавливая ее от вопроса, едва Изабелла открыла рот, – и к этому я еще вернусь. Я и Джил – люди.

– А твой маленький брат?

После ее вопроса его лицо окаменело, от чего она ощутила небольшой дискомфорт. После напряженной минуты неловкости, по крайней мере, с ее стороны, он пожал плечами.

– Жулик в видео игры.

– Хорошо...

Ей стало ясно, что лучше не заговаривать о его младшем брате, что даже лучше, потому что осталась целая куча вещей, которые им нужно обсудить.

– Сколько лет твоим родителям? – спросила Изабелла, решив, что, возможно, лучше, если начнет свое погружение в их мир с чего-то полегче.

– Отцу два столетия, а маме примерно тридцать пять, – ответил он, и добрая улыбка вернулась на его лицо.

– Ладно, – повторила она, быстро сравнив возраст Джошуа с возрастом Медисон и, Ефраима и сделав это, не могла не испытать отвращения. Медисон была ребенком, когда Джошуа родился.

Фу.

– Подожди, прежде чем ты окончательно впадешь в ступор, тебе, скорее всего, следует знать, что Медисон и Ефраим наши приемные родители, – заверил он с глуповатой ухмылкой.

– Ох, – выдавила Изабелла, чувствуя больше чем просто облегчение.

Она не знала всего об Ефраиме, но была благодарна за спасение ее жизни и не хотела думать, что мужчина способен на что-то подобное.

– Медисон и Джил – мои биологические сводные сестры, – продолжал Джошуа объяснять, и она готова была поклясться, что почувствовала, как ее брови достигли линии волос от этого небольшого заявления. – Наша биологическая мать не слишком заботлива, и Медисон вырастила нас, а когда Ефраим усыновил нас, она сделала тоже самое. Медисон всегда была моей мамой, так что в этом имелся смысл, – добавил он, пожав плечами.

Изабелла рассеяно кивнула, пораженная этой информацией.

– Что на счет Криса?

Поджав губы в раздумье, казалось, Джошуа размышляет над этим.

– Мать Криса была, нет, – остановился он, качая головой, – мне жаль, но она есть высококлассная сука. Он рос в трейлерном парке примерно в десяти милях отсюда. Крис побывал в нескольких приемных семьях, пока ему не исполнилось десять. Затем просто скрывался, пока его мать находилась под арестом.

– Что она сделала? – Изабелла обнаружила, что задает этот вопрос.

– Все, – бросил он, пожав плечами. – Воровство, наркотики и проституция. Никто не знает, кто отец Криса. Не думаю, что даже Диана, его биологическая мать, в курсе. Я считал, что у меня все ужасно, но у Криса, – продолжил Джошуа, медленно выдыхая, – у него действительно была дерьмовая жизнь. Он никогда нам ничего не рассказывал, а я не понимал, как ему плохо, пока месяц спустя после возвращения Криса домой из больницы, папа взял его и меня в город, чтобы поесть мороженного и купить новую инвалидную коляску для него. Я...

Изабелла подняла руку вверх и потрясла ею.

– Эй, приятель, погоди минуту. Что ты имеешь в виду под инвалидным креслом?

– Вау, ты еще столько всего не знаешь, – пробормотал Джошуа утомленно. – Ладно, короче говоря, на нас напал Мастер, лидер вампиров. Она пыталась заставить отца превратить ее в Стража, чтобы обрести истинное бессмертие и возможность ходить при свете дня, но папа и Крис ей помешали. Получилась небольшая перестрелка, Криса ранили несколько раз и усадили его в инвалидную коляску, но спасибо крови Защитников, операциям и донорству крови от двух других Защитников, Крис вновь смог ходить. Он был парализован чуть меньше года. История на самом деле длиннее, но уверен, Крис сможет сам все рассказать, если захочет.

– Ладно, – потрясенно произнесла Изабелла.

– В любом случае, мы были в городе, и я сидел у Криса на коленях, – продолжил он, делая паузу, когда ее брови вновь поползли вверх, – эм, я же был просто ребенком, – быстро пояснил Джошуа.

– Тогда все в порядке, – пробормотала она.

– Он повернулся на двух колесах, когда его мать зашла в аптеку. Она даже не взглянула на него, – процедил Джошуа сквозь стиснутые зубы. – Крис сделал вид, что его это не заботит, но могу утверждать, что он разозлился. Я же по-настоящему взбесился, когда он попытался выехать из аптеки, а его инвалидное кресло выскочило с тех пандусов, что находились у двери, и заблокировало выход. Эта сука попыталась оттолкнуть его кресло со своего пути, чтобы уйти, и при этом пробормотала "чертов калека", – язвительно выдал Джошуа, сжимая кулаки.

– О, Боже, – прошептала Изабелла, шокированная, что родитель может быть таким жестоким. Да уж, раньше, до того как услышала историю Криса, она думала, что ее родители довольно холодны. – Что сделал Крис? – задала она вопрос.

Джошуа пожал плечами.

– Он был слишком занят, удерживая меня от каких-либо поступков.

– Удерживая тебя?

– Возможно, я пнул ее несколько раз, – сказал он, застенчиво улыбаясь.

– Отлично, – похвалила Изабелла, сама желая пнуть эту женщину несколько раз.– Она когда-нибудь извинилась?

– Нет, – последовал жесткий ответ с порога, – но, по крайней мере, она перестала называть меня чертов ублюдок.


Переводчики: Shottik

Редактор: oks9


Глава 19


– Прости меня, Крис. Я не это имел в виду... – стал извиняться Джошуа, но Крис прервал его, махнув рукой.

– Не беспокойся об этом, – сказал он, понимая, что его брат просто пытался помочь. На самом деле его не волнует знает ли она, какая его мать сука или нет. Всему городу было это известно, Изабелла узнала бы рано или поздно, если бы околачивалась поблизости. Но это вовсе не значит, что ему нравится, когда на него смотрят с жалостью, как она смотрела на него.

Он презирал жалость.

– Ты прочистил ее раны? – спросил Крис, меняя тему разговора.

– Ага, они небольшие и должны зажить за день-два, – ответил Джошуа, вставая и убирая аптечку. – Может немного болеть, но ничего такого, с чем бы не справилась горячая ванна, – добавил он, тепло улыбнувшись Иззи. Она улыбнулась ему в ответ.

– Спасибо, Джошуа, – поблагодарила Иззи, поднимаясь. Как только Джошуа вышел из комнаты, ее улыбка исчезла. И Иззи уставилась на Криса.

– Я так полагаю, ты не рада меня видеть? – спросил он, прикрывая дверь спальни на случай, если она сделает ему выговор. Последнее, в чем он нуждался, чтобы его пара разбудила бабушку и младшего брата и привлекла их внимание.

– Не рада, но полагаю, у меня нет особого выбора в этом вопросе или есть? – поинтересовалась она, сев на край кровати и пристально на него глядя.

– Неа, – бросил он, попутно расхаживая по гостевой комнате и проверяя, что никто из предыдущих гостей не оставил ничего, что можно использовать в качестве оружия.

"Хотя она вряд ли поймет, как им воспользоваться, даже если найдет", – простонав про себя, подумал Крис.

Боже, даже его сестра Джил, по крайней мере, стала бы сопротивляться. Она бы убедилась, что хотя бы один из напавших отправился к праотцам, прежде чем позволит схватить себя, но не его маленькая пара. Изабелла не приложила никаких усилий, чтобы сразиться.

Черт, в первый раз, когда Джошуа подвесили вниз головой в фойе, тот хотя бы попытался надавать всем пощечин.

Понятно, что большинство его ударов не попали в цель, но, скорее всего, это связано с тем, что его семнадцатилетний брат в тот момент был слишком пьян, чтобы даже держаться на ногах.

Если бы не напился, то додумался бы держаться подальше в течение двух недель, чтобы из тела вышел весь алкоголь, а их отец и Медисон не стали бы его убивать.

– Ты собираешься ответить на мои вопросы? – спросила она требовательным тоном.

– Спрашивай, – разрешил Крис, выглядывая из окна второго этажа и сразу же отвергая этот план побега. Если она с трудом спустилась с десятифутовой высоты первого этажа, то никоим образом не станет пытаться сбежать, рискуя упасть.

– Кто такие Защитники? Почему ты думаешь, что я одна из них? И почему ведешь себя, словно я твоя? – протараторила Изабелла, и он обрадовался, что вопросы не касались поцелуя в фойе.

Близость оказалась еще одной неудачей, которою Крис мог записать на свой счет за последние двадцать четыре часа. Если бы он мог выбирать себе пару, то никогда не остановился бы на ней, но это не меняло того факта, что его тело ее желало. Поддаться этому, как случилось совсем недавно, огромный просчет с его стороны.

Прикасаться к ней, пробовать на вкус – после этого его тело стало жаждать ее еще больше. Крис понимал, что потерпел неудачу, но не мог остановиться. Изабелла привлекала его так сильно и болезненно, что у него не осталось сил сопротивляться.

Остановиться, чтобы не погладить ее груди и не провести рукой между ее ног, убеждаясь в том, что она мокрая для него, было одной из труднейших вещей в жизни, но знание, что Изабелла позволила другому мужчине к ней так прикасаться, оказалось равносильно тому, словно его задницу опустили в бассейн с ледяной водой.

Прежде чем Крис узнал, кем и чем является, он пытался сохранить лицо, связавшись с несколькими девушками. Он занимался с ними всем, чем угодно, но не трахнул, и хотя не получил от этого удовольствия, но удостоверился, что был хорош во всем.

Несмотря на то, что Крис испугался из-за того, что не смог возбудиться, когда они гладили или лизали его, но в тайне оказался рад, что не сделал большего, а просто от них сбежал.

Он не хотел становиться похожим на свою мать, которая трахалась со всеми подряд, и тем более не собирался поступать, как любой из этих мужчин, которые крутились вокруг нее, идя на поводу у своих членов. Обнаружив, что где-то там у него есть пара, которая не ощущает сексуального влечения ни к кому, есть кто-то, кто проходит через то же самое, что и он, то стал легче относиться к этой маленькой проблеме.

Как только Крис узнал о своей паре, то почувствовал себя принадлежащим кому-то и с радостью бросил попытки встречаться с местными девушками, чтобы не уронить достоинства. Его не волновало, что люди в городе сплетничали об отсутствии у него личной жизни. Он был женатым мужчиной, хотя никогда не думал, что это случится, учитывая, как жалко начинал.

К сожалению, в жены получил слабачку и шлюху, хотя себе никогда не позволял опускаться до такого. Крис чертовски хорошо знал, что Изабелла не возбуждалась ни с кем из тех мужчин, но все равно с ними переспала. Это заставило его задаться вопросом, чего именно она добивалась, идя на это.

Он не мог не спросить себя, почему Изабелла сделала это. Она использовала мужчин?

Ей было что-то нужно? Или просто наслаждалась, играя с мужчиной?

Его не должно это заботить, поскольку Изабелла уедет через несколько часов, но все же заботило. Крис хотел знать, почему его пара отдалась другому мужчине, хоть и не испытывала возбуждения.

Услышав правду, он едва не пал под яростным напором к убийству, но, скорее всего, так даже лучше. Это поможет ему ненавидеть ее, когда Изабелла исчезнет, и отмахнуться от эффекта, что она оказывает на его тело, благодаря чему получится быстрее сосредоточиться на своей работе.

– Я отвечу на твои вопросы, но тогда и ты ответишь на несколько моих вопросов, – сказал он, возвратившись к двери спальни и прислоняясь к ней.

– Ага, я так не думаю, приятель. Сдается мне, что вы получили все нужные ответы, воспользовавшись трюком с веревкой, – бросила она, посмотрев на него и скрестив руки на довольно большой груди, чем привлекла его внимание. Когда Крис ощутил, что возбуждается, то заставил себя вновь взглянуть ей в лицо.

Утренняя эрекция, которая появилась у него с юности, никогда не приносила таких ощущений. Он едва ее замечал, а когда прикасался к члену или обо что-то терся, то даже не замечал. Но сейчас заметил. Это одновременно и рай, и ад.

Крис ощутил, как его яйца сжались, а член затвердел и натянул штаны, желая прикосновений. С того момента, как он встретил Изабеллу, то боролся с желанием вытащить его и провести по нему рукой. Хотя двадцать минут назад, когда Крис разделся и принял душ, едва не поддался искушению, несколько раз.

Только понимание того, что сделает хуже, поскольку Защитники не могли удовлетворить себя, его остановило. Когда искушение стало сильнее, чем он мог выдержать, то впервые за долгие года принял ледяной душ.

Ей действительно нужно уехать, прежде чем он начнет вести себя, как брат в период полового созревания. Если Крис обнаружит, что украл журналы "Нэшнл Географик" бабушки и заперся в гостевой ванной, то застрелится.

Это ее вина, и чем скорее Изабелла уедет, тем раньше он сможет прекратить мучить себя вопросом, каково это ощущать, когда она сосет его член, или как он погружается в нее, вместо того чтобы планировать патрулирование для следующей ночи.

Даже сейчас, когда их взгляды встретились, он вновь боролся с желанием прикоснуться к ней. Это полный отстой. Крис не знал эту женщину, она ему не нравилась, но он жаждал ее больше, чем сделать следующий вдох.

Если бы не его долбаное любопытство и чертово желание увидеть ее, быть с ней, то Крис сплавил бы дерьмовую обязанность следить за ней и задать вопросы на отца, который сейчас представлял собой довольно раздраженного Стража.

В последний раз, когда Крис видел Ефраима, тот был внизу, в подвале, злобно рычал и тягал железо.

Когда его отец промчался вниз по лестнице и оттолкнул его в сторону, чтобы снести голову тренировочного манекена, отправив ее в полет и впечатывая в стену, Крис с неохотой принял предложение Ефраима о спарринге.

– Таким способом ты даешь мне понять, что придется подвесить тебя вверх ногами, прежде чем ответишь на мои вопросы? – протянул он, даже не потрудившись скрыть плотоядный оскал, когда ее рот широко открылся, а зеленые глаза практически вылезли из орбит.

Изабелла прочистила горло.

– Эм, что именно ты хочешь узнать? – спросила она приветливо, и Крис едва не застонал. Серьезно? Ее так легко сломить? Пригрозить ей небольшим дискомфортом, и она тут же все выложит.

"Да, определенно ее отъезд к лучшему, – с отвращением подумал он. – Только Бог знает, что Изабелла разболтает, если Мастер ее схватит".

Мысли привели его в замешательство.

Дерьмо!

Она знает о беременности Медисон. Мастеру не составит труда сложить дважды два и понять, что здесь есть три ребенка Стража. Нет, теперь он никоим чертовым образом не отправит ее в убежище Защитников.

С его везением Изабелла начнет задавать вопросы и получит ответы, и им придется беспокоиться гораздо о большем, чем просто о долбаной войне. Его семью придется спрятать, и это совсем не легко с тремя Стражами, которым необходимы пакеты с кровью.

Нет, единственным безопасным решением станет отправить Изабеллу прямо на один из островов. Крис не мог рисковать тем, что она откроет свой рот и скажет что-то не то не тому человеку. Почему, черт побери, Эрик привез ее сюда?

Он потер руками лицо, когда понял, на какое существование обрекает свою пару, и знал, что Изабелла возненавидит его, но у него небольшой выбор. Крис осознавал, что, скорее всего, она закончит там в любом случае, и от понимания, что не оставил ей выбора и надежды, его желудок скрутило, но так будет лучше.

Ради своей семьи.

– Сперва я отвечу на твой вопрос, – произнес он, решив, что ответит только на те вопросы, которые не содержат информации о его семье.

– Хорошо, – медленно протянула она. – Так что, чёрт подери, такое Защитник, и почему ты думаешь, что я одна из них?

– Ты видела у себя родимое пятно в виде полумесяца и креста, расположенные ниже пупка.

– И?

– Ты родилась 25 ноября, и у тебя, возможно, был близнец, который не появился на свет? – она неохотно кивнула головой, соглашаясь.

– Эти признаки определяют тебя как Защитника.

– Родимое пятно, дата рождения и брат, который умер во время родов? – недоверчиво переспросила Изабелла.

– Да, и вампир, который рассыпался прахом, едва попробовал твою кровь, – ответил Крис, заметив, как ее лицо побледнело от этого воспоминания.

– Что такое Защитник? – резко прошипела она, сжав руки на коленях.

– Защитники – воины или своего рода охранники, однако, ты уже видела их в действии. Наша работа – убедиться, что люди не знают о реальном мире, в котором живут, и сдерживать вампиров, демонов и оборотней. Каждые десять лет 25 ноября рождается десять Защитников: пять мальчиков и пять девочек, из которых образовываются пять пар, предназначенных друг другу, – объяснил он, наблюдая за ее реакцией и не слишком удивляясь тому, что ее глаза сузились.

– Тогда почему ты думаешь, что я твоя пара?

– Ну, если бы четыре остальные пары еще не сформировались, тогда ты бы могла предназначаться любому из других мужчин, но факт, что наши метки покраснели при соприкосновении, знак, что мы связаны.

– Но я не хочу тебя, – прямо заявила она.

– Тогда в этом мы совпадаем, милая, поэтому не беспокойся, – заверил Крис, частично рассчитывая ее разозлить, но вместо этого увидел облегчение Изабеллы, что просто его выбесило. – Прямо сейчас тебе нужно знать только то, ты и я делим две души, поэтому будем жить около двухсот лет, – продолжил он, чувствуя радость, когда у нее от шока отвисла челюсть.

– Ты серьёзно?

– Не стесняйся спрашивать Защитников, которые сопроводят тебя в новый дом, обо всем, что еще не знаешь, – посоветовал Крис, пожимая плечами и пытаясь не особо волноваться по поводу того, что Изабелла ему не поверила.

– Хорошо, что еще?

– А этого для тебя недостаточно? – недоверчиво фыркнув, спросил он. Ему не кажется милым то, как закатываются ее глаза. Вовсе нет. – Ну, все твои чувства должны быть в несколько раз острее. Ты должна быть сильнее и быстрее обычного человека, – сказал он, нахмурившись, когда она подняла руку, чтобы его остановить.

– В смысле "должна быть"?

– Ты такая же слабая, как и обычный человек. Что еще, чёрт подери, я мог иметь в виду?

– Согласна, я не сильная, но довольно быстрая. – Крис фыркнул на это заявление. – Я быстрая! – процедила Изабелла сквозь зубы, когда встала на ноги и уперла свои маленькие кулачки в широкие бедра.

– Для человека? Возможно. Но ты не создана для мира, ради которого родилась, Иззи, – презрительно парировал он, более чем готовый закончить разговор. – У тебя есть несколько часов до отъезда. Советую, привести себя в порядок и немного отдохнуть. Удачи, – сказал он, решив задать свои вопросы позднее, если она все еще будет здесь при его пробуждении. Прямо сейчас ему нужно уйти от нее подальше и принять холодный душ, прежде чем его член разорвет штаны.

– Но если я смогу доказать, что у меня есть эти способности, то меня не отошлют? – спросила Изабелла, внимательно его разглядывая.

Крис открыл дверь, с нетерпением желая закончить с ней и с этим разговором.

– Нет, не отошлют, и это стало бы означать, что тебя можно обучить, – ответил он, понимая, что нет смысла надеяться на невозможное.

– Ну, так и есть, и поскольку я не хочу оказаться Бог знает где, то думаю, что имею право проявить себя, – сухо отрезала она, но от него не укрылось, как Изабелла с волнением облизнула губы.

– У тебя уже был шанс, – рявкнул он.

– О, да, ты действительно предоставил мне возможность, бросив посреди стаи оборотней без какого-либо предупреждения, – холодно заметила она, от чего его губы искривились против воли.

– Ты хочешь получить шанс, чтобы проявить себя?

– Да, это меньшее, что ты можешь сделать.

– И как именно ты бы хотела испытать свои способности? – Собираешься надрать мне задницу? – поинтересовался Крис, сдерживая смешок, когда она уставилась на него.

– Нет, думаю, обычный забег отлично докажет, что я могу делать то, что предположительно должна, – объяснила она, делая осторожный шаг в сторону двери, скорее всего, не уверенная, пойдет он на это или нет.

А Крис и не пойдет.

Не станет вести себя как чертов идиот, после всего.

– Забег? – спросил он, делая вид, что обдумывает эту мысль.

– Да, думаю, забег – это хорошая идея, – подтвердила Изабелла, подбираясь ближе к нему и двери.

– Хм, возможно, бег вдоль дороги? – уточнил Крис, пытаясь не закатывать глаза, когда ее губы растянулись от небольшой улыбки, прежде чем она успела их прикусить.

– Звучит замечательно, – согласилась она, и в ее голосе прозвучала настоящая надежда.

– Ох, а знаешь, что звучит еще лучше? – спросил он, удивляясь, что Изабелла реально думала, будто ее дерьмовая уловка о беге реально сработает. Она действительно думает, что Крис даст ей шанс привлечь внимание людей и обратиться за помощью?

Это так чертовски печально.

– Нет, что? – спросила Иззи, с опаской поглядывая на него, когда он прислонился в двери, отрезая путь к единственному выходу.

– Думаю, что лучшего всего увижу в тебе наличие способностей, если ты пройдешь мимо меня.


Переводчики: Shottik, kalaratri, oks9

Редактор: oks9


Глава 20


– Где ты, черт возьми?

– А что? Соскучился? – спросил Кейл, усмехнувшись, когда представил лицо рычащего Логана.

– Где. Ты? – отрезал Логан, полностью уничтожая хорошее настроение, которое бывало у него крайне редко.

Его жизнь наполнена таким большим количеством дерьма и ответственности, поэтому иногда трудно поверить, что было время, когда он позволял себе такую роскошь как отдых.

"Но та жизнь кончилась", – напомнил Кейл себе, вновь сосредоточиваясь на предстоящей работе.

– В данный момент? – спросил он, выглядывая через небольшое окошко коммерческого самолета, на котором пересекал страну, понимая, что разозлил мужчину, но его это по-настоящему не волновало. Просто потому что Кейл оказался достаточно глуп, чтобы принять предложение о работе, зная, чем это решение обернется против него, не означает, что он стал чьей-то сучкой, особенно Логана.

– Да, – процедил Мастер сквозь стиснутые зубы.

– Прости, не могу тебе с этим помочь, но могу сообщить, что сейчас я на пути к Изабелле Макгвайр, – ответил Кейл, давая сигнал наполнить его стакан стюардессе, которую вывел из себя примерно полчаса назад, отвергнув ее не сильно привлекательное предложение показать ему окрестности Бостона, конечно же, начиная с ее номера в отеле. Она так и сделала, но с таким взглядом, что любой человеческий мужчина начал бы нервничать. Его это даже не взволновало.

– Кончай с этим, дорогуша. Так ты ничего мне не сделаешь, – сказал он в ответ на убийственный взгляд, но как только она со стуком поставила Колу на его столик и убежала, Кейл о ней уже забыл.

Даже если бы он не придерживался строгого правила: никакого секса во время работы, то все равно не принял бы ее предложение. Стюардесса была еще на расстоянии десяти футов, а Кейл уже смог учуять на ней запахи другого мужчины и болезни, пожирающей ее тело. Лучшее в том, чтобы быть Альфой, когда дело касается концентрации, – контроль над своим зверем в человеческой форме, контроль, которого он никогда не терял.

– Ты узнал где она? – потребовал Логан.

– Да.

– Как?

– Птичка на хвосте принесла, – бросил он, откидываясь назад и устраиваясь поудобнее. Обычно он не тратил деньги на билет первого класса, но Логан платил по счетам и, скорее всего, собирается подвергнуть его задницу пыткам после этой работы, поэтому Кейл решил насладиться некоторыми привилегиями в пути.

– Заканчивай с этим дерьмом, Кейл, и скажи мне, где она! – отрезал собеседник, чертовски его удивляя. Мужчина был лишен эмоций, холоден и ни на что не реагировал. Тот факт, что Логан отбросил сдержанность, заставил еще больше призадуматься о мисс Макгвайр и о реальной причине, почему Мастер вампиров заинтересовался девушкой.

Он знал, почему все остальные Мастера хотели ее, и понимал, пройдет немного времени, прежде чем Демоны и оборотни догадаются, откуда дует ветер, и присоединятся к охоте на нее.

Они надеялись проникнуть в печально известную сеть Защитников и уничтожить всех. Для этого потребуется один день хорошо организованной осады, чего, по его мнению, им не удастся добиться, поскольку это означает довериться друг другу настолько, чтобы работать вместе.

Этого никогда не произойдет.

За всю свою долгую жизнь он видел более ста вампирских войн и столько восстаний против Защитников, что даже не мог припомнить, и ни разу им не удавалась сделать больше, чем разозлить Защитников. Они несли большие потери со своей стороны, но Защитники всегда выигрывали по одной важной причине.

Мастера слишком тупы и жадны, чтобы заставить план работать.

Конечно, за исключением Логана. Если кто и мог организовать все и контролировать ситуацию, то это, скорее всего, Логан, и если бы Кейл хоть на минуту посчитал, что таково намерение Мастера, то не был бы здесь прямо сейчас. На личном уровне его мало волновало живы Защитники или мертвы, но в массовом масштабе они – необходимое зло.

Они удерживают множество больных ублюдков под контролем, и только по этой причине Кейл бы не стал помогать их уничтожать. Причины, по которым Логан оставался в стороне от этого тупого плана, были просты: ему бы хотелось окружить себя Защитникам, тем самым снижая конкуренцию.

Кейл не стал спрашивать о планах мужчины на счет девушки по одной простой причине: ему все равно. Пока он получал деньги и лелеял крохотный шанс на то, что Логан простит его, работа будет выполняться.

– Где она? – вновь потребовал Мастер.

– Прости, не могу тебе сказать, – повторил он, не только потому что не знал точного местоположения девушки, но и чтобы избежать чужого вмешательства.

– Ты же понимаешь, что я могу просто выследить тебя, так?

– Не оскорбляй меня. Мы оба знаем, если бы я хотел, то похитил бы Изабеллу Макгвайр, и ты никогда бы не нашел нас, – напомнил он мужчине, который действительно отлично понимал, что говорит фигню. Кейл долгое время этим занимается и знает, как замести следы.

После паузы Логан сказал:

– Просто не облажайся, Кейл. Она мне нужна.

– Зачем? – решился спросить он, хотя все прекрасно понимал.

– Не важно. Просто приведи ее ко мне живой. Если она нашла свою пару, и тот начнет причинять какие-то проблемы, убей его, но если получится, приведи их обоих.

– Без проблем, – ответил Кейл, отлично понимая, что не собирается добавлять дерьма к своему уже и так дерьмовому контракту. Если Изабелла Макгвайр нашла свою половинку, тогда ублюдок уже мертв.


***


– Просто скажи слово, и я отпущу тебя, – сказала Изабелла, усиливая захват вокруг шеи Криса и готовясь повалить его на землю, где она бы отпинала его задницу.

Когда он впервые упомянул об этом небольшом соревновании, Изабелла должна была признать, что слегка колебалась, но, поняв, что это, скорее всего, ее единственный шанс на побег, то бросила на это все силы.

После нескольких неудач, от которых она больше смущалась, чем испытывала боль, пришла уверенность, что сейчас ей точно повезет. Еще минута, максимум две, и Крис заплачет, а ей предоставится шанс на отсрочку, чтобы Изабелла смогла придумать план побега.

Пока она сжимала все сильнее его шею и продолжала пинать по ногам, то стала ощущать небольшое недомогание.

Затем Изабелла вспомнила, что он украл ее шоколад и при всех связал, и ударила сильнее.

– Это так печально, – произнес Крис скучающим тоном, хотя уже должен молить о милосердии. – Послушай, гномик, – продолжил он, положив руки ей на бедра, и попытался отодвинуться, – как бы сильно я не ценил хорошие объятия, боюсь, нам придется с этим закончить прямо сейчас.

– Нет! – отрезала она, стараясь обернуть свои ноги вокруг его талии, но Крис не позволил. Сжал ее бедра сильнее и убрал ноги Изабеллы, но ей удалось не ослабить хватку вокруг его шеи.

Ублюдок проигрывал!

– Ты собираешься меня отпустить? – поинтересовался он, тяжело вздохнув, когда она подвинулась, чтобы вновь обернуть свои ноги вокруг него, но ему каким-то образом удалось снова это предотвратить.

– Нет!

– Ладно, – сказал Крис, отстраняясь и отбрасывая ее подальше. Издав очень громкий неприличный визг, она приземлилась посередине кровати.

Изабелла села, убрала волосы с лица, чтобы пристально уставиться на мужчину.

– Мне нужен еще один шанс.

– Я дал тебе уже десять. Сдайся, гномик. Через несколько часов ты уедешь, это для твоего же блага.

Только она собралась заявить, что никуда не собирается, как раздался звонок телефона. Без лишних слов Крис вытащил черный мобильник, который Изабелла бы с удовольствием заполучила в свои руки, и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь.

В течение десяти секунд она раздумывала, чтобы остаться и получить ответы на свои вопросы, но затем решила, что, скорее всего, найдет все необходимое в интернете. Один раз взглянув на дверь, Изабелла вскочила, чтобы убраться отсюда ко всем чертям.

Она открыла окно и сетку так тихо, как только могла, осторожно вылезла в кромешную темень и застыла на подоконнике. С трудом сглотнув, Изабелла убедила себя, что расстояние до большой ветки дуба, на который она возлагала все надежды и мечты, меньше шести футов.

Тогда ее мозг напомнил, что она не идиотка, и здесь, по меньшей мере, десять футов, поэтому она упадет на свое лицо. Изабелла помедлила.

Конечно, скорее она примирится с этими шансами и упадет, чем терпеть помыкание окружающих людей, которые тащили ее вниз головой, чтобы она наблюдала за превращением мужчин в огромных страшных зверей, и украли ее шоколад.

Последняя мысль заставила ее остановиться. Теперь, когда она задумалась об этом, то поняла, что они, скорее всего, не будут давать ей никакого шоколада.

Жизнь без сладкого?

Изабелла поняла, что не выживет, и, сделав глубокий вдох, оттолкнулась от окна. Стало до боли очевидно, что она не допрыгнет до ветки, но зажмурилась и понадеялась на лучшее, и в этот раз удача была на ее стороне.

К счастью, Изабелла не сломала руки или ноги, когда ударилась о твердую землю, но эта боль могла быть признаком того, что ей удалось сломать задницу.

Как можно тише она поднялась на ноги и несколько раз поморщилась, когда боль пронзила ее правую щеку. Изабелла гордилась собой, что не закричала пару-тройку слов.

Это была критическая ситуация, но затем она вспомнила, что у Ефраима и Медисон супер слух. С этой мыслью она побежала так быстро, как могла, к заднему двору в надежде обрести свободу.

Она не успела сделать и двадцати шагов, когда кто-то включил тревогу, в прямом смысле слова. Иззи прикусила губу и ускорила шаг, в то время как ревущий сигнал грозил разорвать голову. Она была примерно в двадцати ярдах от, как она считала кромки леса, когда услышала, как кто-то выбежал оттуда в ее направлении.

Про себя прокляв того, кто нарушил ее планы, она резко развернулась и побежала к левой стороне дома.

Когда неожиданно земля ушла из-под ног, Иззи собралась было закричать, но вдруг поняла, что рот наполнен ледяной хлорированной водой. Откашливаясь, Иззи выплыла на поверхность холодной воды и поплыла в сторону, как она надеялась, бортика бассейна.

– Я там что-то слышал, – прокричал кто-то в тот момент, когда она рукой коснулась холодного металла лестницы бассейна.

С глухими проклятиями Иззи сделала глубокий вдох и погрузилась в воду, держась за лестницу, чтобы уйти под воду как можно глубже.

Она зажмурилась, стараясь не обращать внимания на спазмы в легких, пока не осталось ничего иного, как глотнуть воздуха. Тихо, насколько это было возможно, она выплыла на поверхность и сделала глубокий вдох и снова погрузилась в холодную воду. По крайней мере, вода притупила боль в заднице, думала Иззи, стараясь оставаться без воздуха как можно дольше.

Она осознавала, что вода слишком холодная. У нее никак не получится долго сидеть в бассейне. Ей придется бежать и надеяться, что она наткнется на кого-нибудь прежде, чем получит обморожение. Так как было все еще темно, и никто не пытался вытащить ее, возможно, у нее есть шанс.

С большой осторожностью она поднялась на поверхность и чуть не закричала от досады, когда, открыв глаза, увидела, что не только бассейн, но и весь задний двор, были освещены. Когда Иззи обнаружила Криса, смотревшего на нее в упор, то вскрикнула, что, казалось, разозлило его как ничто на свете.

– Вылезай. На хрен. Быстро, – пропечатал он каждое слово сквозь сжатые зубы.

На автопилоте она схватилась за лестницу, чтобы подчиниться, но сработал инстинкт самосохранения. Упрямо мотнув головой, она оттолкнулась от бортика бассейна как раз в тот момент, когда он наклонился, чтобы ее схватить. На полпути к другой стороне он остановил ее веским доводом.

– Я сейчас поймаю тебя, – сообщил он раздраженно.

– Проклятье! – пробормотала она, понимая, что он прав.

– Иззи, у нас нет времени для этого дерьма. Выбирайся нахрен оттуда. Нам нужно ехать, быстро! – приказал он.

– Нет, – препиралась она, покачав головой. Она никуда с ним не поедет и точно не собирается вылезать из бассейна, пока у нее не появится приемлемый план побега.

– Как долго ты сможешь оставаться там, Иззи? На улице едва ли сорок градусов[4], а в бассейне где-то на двадцать градусов[5] холоднее. Тебе будет очень тяжело продолжать месить воду, и тебе ясно, что одежда потянет тебя ко дну. Почему бы тебе не сэкономить нам обоим время и не вылезти сюда!

– Я останусь здесь столько, сколько пожелаю! – отрезала она в ответ, ее уже тошнило от того, что на нее кричат и ею командуют.

– Если ты не выберешься оттуда прямо сейчас, клянусь, я тебя выпорю!

– Нет! – крикнула она, судорожно высматривая, как выбраться. Она знала, что как только вылезет, ей придется бежать, и прямо сейчас понимала, что это было невозможно.

У нее не осталось сил, руки и ноги устали, она замерзла и, к сожалению, Крис был прав по поводу ее одежды. Ей было тяжело держаться на плаву. Иззи уже хотела найти теплое местечко, свернуться калачиком и уснуть.

Крис сжимал и разжимал кулаки, глядя на нее сверху.

– Ты когда-нибудь слышала о человеке по имени Кейл Куин? – спросил он сквозь стиснутые зубы.

– Нет, – медленно ответила она, у нее появилось плохое предчувствие, что ей не понравится то, что он хочет ей сказать.

– Ему больше девяти сотен лет, – сообщил Крис. Иззи приподняла брови и от изумления открыла рот. – Важнее то, что он Альфа, который не перекидывался в зверя уже много веков. Ты знаешь сколько силы стоит не перекидываться?

– Н-нет, – онемело ответила Иззи. Она вообще ничего не понимала, потому что никто не отвечал на ее гребаные вопросы!

– Он – наемник, Иззи, он выполнит любую работу за подходящую цену, а прямо сейчас у него задание найти тебя, а я не могу позволить ему найти тебя здесь, Иззи. Я никак не могу позволить этой войне подступить к дверям моего дома.

Она уже хотела было напомнить ему, что это он держал ее здесь, но потом Крис сказал то, что убило ее наповал.

– Пожалуйста, – сказал он, протянув ей руку. – Иззи, я не могу позволить моей семье пройти через это. Медисон беременна, и моя бабушка, брат и сестра уязвимы, а если они найдут Марка, – промолвил он, его голос оборвался на имени его брата. Крис сделал судорожный вдох, прежде чем продолжить: – Я просто не могу позволить этому случиться, Иззи. Мы должны уехать.

Она уже плыла к нему, боясь за его семью больше, чем за себя, что о многом говорило, потому что прямо сейчас она была напугана до чертиков.


Переводчики: Shottik, m_red

Редактор: oks9


Глава 21


– Я пойду с тобой, – сказал Ефраим, потянувшись за своим снаряжением.

У Криса и правда нет времени на эту чушь.

– Отец, я займусь этим.

– Дерьмо.

– Ух ты, твоя вера в меня настолько ошеломляющая, что я сейчас расплачусь, – уныло произнес Крис, укладывая ещё два поддельных паспорта и конверт с деньгами в свой рюкзак.

– Это не имеет ничего общего с верой в тебя, все дело в том, что Кейл Куинн у тебя на хвосте! – рявкнул Ефраим, его глаза сверкнули красным, и Крис понимал, что отец за него безумно боялся.

Не то чтобы он винил мужчину, поскольку сейчас и сам чертовски напуган, что Кейл Куинн отыщет ниточку, которая приведёт прямо к его семье. Ему следовало шевелить задницей и отвлечь внимание Куина подальше от его семьи, Нью-Гемпшира, черта с два, всего восточного побережья. Он не хотел, чтобы чёртов Альфа, известный тем, что готов пойти на все, чтобы выполнить свою работу, находился в радиусе сотни миль от его семьи. Каждый в их мире знал, что если Кейл Куинн идёт за тобой, тебе не спрятаться. Никто и ничто не могло встать между Кейлом Куином и его целью, поэтому никто и не жаловался на сумасшедшую цену, которую он просил. Чёрт, он знал о том, что Совет пытался нанять мужчину несколько раз за последние столетия, но тот отказался работать на Защитников. Неважно, что Совет якобы предложил удвоить его гонорар, Куинн прямо им отказал.

Впрочем неудивительно, что оборотень, к тому же наёмник, отказался помогать Защитникам, в любом случае, это чертовски неприятно. Имея такого решительного и способного парня как Куинн, им было бы легче выслеживать опасные стаи и гнёзда, они спасли бы множество человеческих жизней. Крису очень хотелось, чтобы во всей этой неразберихе присутствовал человек с навыками Куина, но не мог винить его за отказ. Каждый оборотень, демон или вампир, как угодно помогавший Защитникам, становился врагом в их мире, а для оборотня-одиночки, даже такого как Куинн, это было опасно.

– Отец, это обычное дело. Я собираюсь отвезти Иззи к Эрику. А потом Эрик перевезет её на один из островов. Это быстро, и нам необязательно идти вдвоём, – солгал он отцу, ненавидя себя за обман, но он должен удостовериться, что Куинн придёт, и знал только один способ это сделать.

Он собирался использовать свою пару в качестве приманки, чтобы отвлечь внимание подальше от его семьи и положить конец этому дерьму. Если она переживёт это, он отдаст её Эрику, но если нет, ему придется смириться с утратой. До тех пор, пока его семья в безопасности, он мог справиться с чем угодно.

Прежде чем заговорить, отец молча на него посмотрел.

– Крис, она твоя пара. Если ты хочешь пойти с ней, мы все поймём, – тихо сказал он.

– А вы моя семья. Тут не с чем сравнивать, – возразил Крис, схватив свой рюкзак и направляясь к лестнице, ведущей из подвала.

– Мне кажется, тебе стоит подумать об этом, Крис. Как только ты примешь решение, она может никогда не простить тебя, – предупредил отец, следуя за ним вверх по лестнице.

– Это неважно, – настаивал Крис, зная, что отец был прав, но сейчас ему на это плевать. Если они переживут грядущие события, Иззи может ненавидеть его хоть до конца жизни, ему все равно до тех пор, пока его семья в безопасности.

– Ты говоришь так сейчас, Крис, но можешь изменить своё...

Он прервал своего отца, когда они прошли через защитную дверь и направились к фойе, туда, где его паре лучше, черт подери, его ждать. Если она что-то рассказала Медисон и Джил, он надерёт её маленькую милую задницу.

– Я скоро вернусь, отец, но если нет, и что-нибудь случится...

– Я разнесу здесь всех к чёртовой матери, – пообещал Ефраим, хватая Криса за руку и останавливая его. – Просто пообещай не делать глупостей, иначе я буду вне себя от бешенства.

– Всё будет хорошо, пап, – выдавив улыбку, ответил Крис.

– Это не то, о чем я говорил, Крис, – сказал отец, выглядя взволнованным, но с этим Крис уже ничего не мог поделать. Пусть лучше отец волнуется только за него, чем еще за братьев и сестру. По крайней мере, он знал, как о себе позаботиться.

– Ты только не скучай по мне очень сильно, – подразнил Крис, отходя от отца, и продолжил спускаться в небольшой зал, который находился рядом с парадной лестницей. Он вздохнул с облегчением, когда зашёл в фойе и увидел свою пару, одетую в его старую фланелевую рубашку и джинсы, которые были немного длинными; возможно, принадлежали Джил, решил он, и огляделся вокруг. Заметил своего брата, прислонившегося к дверному проёму, Медисон пялилась на него из прохода в гостиную, а Джил пыталась успокаивающе улыбнуться Иззи из другого конца комнаты.

– Джош, не мог бы ты подбросить нас в аэропорт, – попросил он, обходя Джил, которая все еще была в бешенстве, но как только он заключил её в свои объятия, она смягчилась и обняла его в ответ.

– Не делай глупостей, – прошептала она.

– Я вернусь раньше, чем ты об этом узнаешь, – ответил он, крепко поцеловав её в макушку.

Он прошёл мимо Медисон и вздохнул: та упорно смотрела в другую сторону.

– Ты обнимешь меня на прощание, Медисон? – мягко спросил он.

– Нет.

– Медисон, – он потянулся к ней, но почувствовал лишь воздух. Он не был удивлен, когда, обернувшись, увидел как она стоит напротив его отца.

– Малыш, не позволяй ему сделать это, – срываясь от слёз, умоляла она, заставляя его чувствовать себя полнейшим козлом, но у него не было выбора.

– Это не мне решать, детка, – мягко сказал Ефраим, пытаясь её обнять, но она отстранилась.

– Это твой сын, и он собирается совершить невероятную глупость! Он разрушит свою жизнь, если увезёт её отсюда! – настаивала она, обхватив лицо Ефраима руками. – Пожалуйста.

– Медисон, слишком опасно оставлять её здесь, – тихо объяснил Ефраим.

– Тогда мы уедем куда-нибудь ещё, туда, где он не найдёт нас, прошу, не позволяй ему это сделать!

В этот раз, когда Медисон попыталась вырваться, Ефраим схватил её и прижал к себе.

– Медисон, нам нигде не спрятаться. Нигде. У него есть только два варианта: либо отпустить её, либо пойти с ней, и знает, что мы поймём, если он захочет уйти, – произнес его отец, подняв глаза, и встретился взглядом с Крисом. Тот осознавал, насколько сильно любил его отец, и как больно ему было это говорить.

– Я вернусь, – твёрдо сказал Крис, собравшись было уходить, но остановился, бросив взгляд через плечо, надеясь, что Медисон к нему подойдет. Но когда она ни на шаг не сдвинулась от Ефраима, у него скрутило живот. Он её любил. Она была лучшим другом и самой важной женщиной в его жизни. Он не мог представить ни дня без общения с ней, и ненавидел себя за то, что причиняет ей боль, но у него не было выбора. Он решил, что обязательно поговорит с ней, когда вернётся, и взяв свою пару за холодную руку, вышел вместе с ней на улицу.

– Какую машину возьмём? – спросил Джошуа, направляясь к дороге.

– Бери какую хочешь. Но нам лучше взять ту, на которой мы сможем незаметно добраться до аэропорта.

– Если хотим добраться незамеченными, то нам стоит взять отцовский грузовик, так мы срежем путь, – сказал Джошуа, направляясь к отцовскому черному пикапу.

Когда Крис помог Иззи забраться в грузовик, то в последний раз посмотрел на свой единственный дом и молился, чтобы ещё когда-нибудь увидеть его вновь, а если нет, то он хотя бы сохранил дом и семью внутри него в безопасности.


***


– Пойдем, гномик, – прошептал Крис ей на ухо как раз тогда, когда она задремала.

– Я устала, – промямлила Изабелла, обхватив руками свою сумку, но, чёрт, этот человек не оставит её в покое. Он взял её на руки и вытащил из машины.

– Ты можешь поспать по пути в аэропорт, – пообещал он, пронося её через открытую дверь гаража.

Поборов зевок, она осмотрела большой и чистый гараж, и насчитала десять автомобиле: хаммер, несколько грузовиков, внедорожник и несколько легковых автомобилей.

– Где это мы?

– Мы просто меняем машину, – сказал он, направляясь к черному внедорожнику.

– М-м, – пробормотала она, слишком уставшая, чтобы спросить что-то еще – он всё равно бы не ответил.

Как только она вылезет из этого дерьма, он притащит домой её промокшую и замершую задницу и подсунет своей сестре и Медисон. Даже если они вывернуться наизнанку, чтобы подлизаться к ней, и станут уверять, что все хорошо, она будет знать, что они лгут. Что бы Крис для неё не задумал, эти женщины разозлятся, и она предполагала, что не зря. Ради его семьи она последует этому маленькому плану, но как только они будут в расчете, и она удостоверится, что ничего из сделанного ею не привлечет к ним внимания, тут же даст деру.

– Я возьму флоридские номера, – сказал Джошуа, подходя к стене, уставленной красными металлическими шкафчиками.

– Хорошо, но нам нужно торопиться, – ответил Крис, ловко взяв Иззи на руки, затем открыл заднюю дверь и аккуратно усадил ее в машину.

Она сильнее прижала к себе сумку, отодвигаясь от него, но он остановил её, нежно взяв за руку.

– Понимаю, что это вовсе нелегко, и, что тебя все бесит, но хочу, чтобы ты знала: я очень ценю твою помощь, – вымолвил Крис, его голос был таким же уставшим, как и она.

– Я делаю это не для тебя, а для твоей семьи, – твёрдо ответила она, когда их взгляды встретились.

– Спасибо, – кивнув, произнес он, прежде чем аккуратно закрыть дверь машины.

На мгновение Изабель задумалась о том, чтобы ускользнуть из гаража и сбежать, но понятия не имела, где они находились, и знала, что это никак не поможет увести Куинна подальше от его семьи. Всё, что сейчас она могла для себя сделать – немного отдохнуть и проветрить голову, чтобы найти выход из этого бардака, не сделав хуже. С этими мыслями она убрала сумку на сиденье, легла, свернулась в клубочек и через минуту уснула.

– Просыпайся, гномик, пора вставать, – позвал Крис, казалось, будто прошло всего несколько минут.

– Прекрати называть меня так, – проворчала она, пытаясь снова уснуть.

– Гномик, даже не думай о том, чтобы снова уснуть, – сказал он, взяв её на руки и вытаскивая из тёплой машины на свежий морозный воздух.

После того, как он опустил её на землю, она заставила себя открыть глаза и нахмурилась. Они в аэропорту? Как долго она спала? Однако, как долго это ни было, этого не достаточно. Пока Крис прощался с братом, она подумала о том, что может вздремнуть в самолёте.

– Ты ведь вернёшься завтра ночью, так?

– Конечно, – ответил Крис, но она знала, что он лжёт, и, судя по выражению лица Джошуа, он тоже это понимал.

– Крис...

– Не волнуйся, братан. Просто береги всех, а я вернусь, как только смогу.

Джошуа с минуту смотрел на старшего брата из машины, затем отрицательно покачал головой.

– Я знаю, что ты не послушаешь, поэтому даже пробовать не буду.

– И я очень ценю это, – ответил Крис, подходя к машине, чтобы потрепать брата по плечу.

– Надеюсь, что это так, – пробормотал Джошуа и перевёл своё внимание на девушку. – Береги себя, Иззи.

– Ты тоже, – улыбнувшись ответила она. Изабель вдруг с изумлением обнаружила, что учитывая все то, что произошло за эти два дня, она ответила абсолютно серьёзно. Ей может не нравиться этот придурок, стоящий рядом, или дерьмо, через которое она прошла, но ей нравилась его семья.

Крис уже подталкивал её к раздвижным дверям небольшого аэропорта, прежде чем Джошуа уехал.

– Если бы я не знал тебя так хорошо, то подумал, что мой брат нравится тебе больше, чем я, – тихо сказал Крис, когда они подходили к стойке регистрации.

– Наверно, потому что это действительно так, – пожав плечами, ответила она.

– Понятно, – сухо ответил он.

– Я рада, что понятно, – сказала она, не обращая внимания на то, взбесила ли она его своим ответом или нет. Вообще, она надеялась, что взбесила, и чтобы в этом убедиться, добавила: – Есть ли какой-нибудь способ заменить тебя на него, потому что, должна признаться, твой брат ух какой горячий! – она практически завизжала в конце, но, к счастью, в утренней толпе этого никто не заметил.

Крис без особой радости усмехнулся, предупреждающе шлёпнув её по заднице.

– Заканчивай эти мыслишки, иначе не сможешь сидеть неделю.

– Я же просто сказала! Отвали наконец-то от моей задницы! – прошипела она, когда они подходили к женщине, сидящей за стойкой, которая посмотрела на неё со скучающим видом, но когда её взгляд переместился на Криса, её глаза изучающе расширились.

– Тогда не пытайся вывести меня из себя, гномик, – сказал он, толкая её к заградительной линии в десяти футах от стойки обслуживания клиентов.

– Я и не пытаюсь, – слукавила она.

– Сейчас это не имеет значения. Мне нужно, чтобы ты подошла к той симпатичной девушке за стойкой и спросила, есть ли билет в один конец на следующий рейс. Неважно куда. Важно поскорее вытащить тебя отсюда. Ты поняла? – спросил он, а она едва остановила себя, чтобы не сообщить ему, что та девушка вовсе не симпатичная, но сейчас это было вовсе неважно. Сейчас он отпускал её, и за это она могла бы даже расцеловать мужчину.

– Хорошо, – ответила она, доставая из сумки паспорт и кредитку. Она не могла поверить, что этот кошмар скоро закончится. Даже взгляд, который на нее бросила девушка, обслуживающая клиентов, когда Крис не присоединился к ней, нисколько не испортил ей настроение.

Через десять минут с билетом в руке она шла к небольшому кафетерию, где ее ждал Крис, и размышляла, а не перекусить ли ей перед вылетом. Теперь, когда она знала, что наконец-то освободится от этого кошмара, "еда" звучало довольно заманчиво.

– У тебя есть компьютер? – небрежно спросил Крис, вскользь оглядев небольшой терминал.

– Да, – ответила Изабель, удивляясь: он что, хочет убедиться, что она сможет послать ему эмейл, чтобы дать знать, что она в безопасности. Это было очень мило и неожиданно со стороны этого идиота, но всё же мило.

– Хорошо, – произнес он, предлагая ей сесть рядом с ним. Она уже собиралась отказаться, объяснив, что у неё очень мало времени, и ей очень нужно что-нибудь съесть, когда то, что он сказал, застало её врасплох: – Ты можешь взломать систему аэропорта?

– Да, а зачем? – фыркнула она.

– Мне нужно, чтобы ты вошла в систему и сделала так, будто ты уже села в самолёт, – рассеянно объяснил он и снова огляделся вокруг. Если бы она не знала, что тут происходит, то подумала, что он параноик.

– Зачем мне это делать? Как только я сдам билет, информация автоматически обновится, – пояснила она. Наверное, он ещё раз хотел убедиться, что она оставила бумажный след для Куина, и тут возник очень интересный вопрос. – И как по-твоему Эрик должен встретить меня в Техасе, если я просто так купила билет? – спросила она, думая, что, возможно, он уже сидел в частном самолёте, в котором её привезли к Крису, и ждал звонка.

– Никак, – сказал Крис, даже не потрудившись взглянуть на неё.

– Я думала, что это часть плана, – заметила она, стараясь не поддаваться панике. После случившегося прошлой ночью ей совсем не нравилось, что одно из этих чудовищ гоняется за ней. Она надеялась, что будет в безопасности с Эриком и его людьми. Если она не сможет рассчитывать на их помощь, то пойдет в полицию, как только появится шанс. Она представила, как они не поверят ей, и, возможно, запрут где-нибудь вместе с безумцами, считающими, будто они превращаются в оборотней, но до тех пор, пока у них не появится шерсть, её это не волновало.

– Не было никакого плана, гномик. Ты будешь делать, что я скажу и когда скажу, – ответил он, всё еще осматриваясь, чем бесил её ещё больше.

– А если не буду? – перекинув сумку через плечо, спросила она и посмотрела на него сверху вниз.

В конце концов, он взглянул на неё и спокойно ответил:

– Тогда ты умрешь.


Переводчики: SophiaS181

Редактор: oks9


Глава 22


– Должен быть другой способ, – сказала Иззи, пятясь и нервно осматривая тускло освещенную крытую автостоянку. Борясь с желанием запихать её задницу в машину, Крис подошел и взял её за руку.

– Нет другого способа, – спокойно объяснил он. – А теперь тащи свою задницу в машину, иначе я тебя отшлёпаю.

– Но я...

– Просто сядь в чёртову машину, – огрызнулся он.

Посмотрев на него, она положила сумку на заднее сидение.

– Хорошо. Только не нужно быть таким козлом.

– Видимо, я такой и есть. А теперь шевели своей милой попочкой, – сказал он и, не сдержавшись, слегка до неё дотронулся, когда она прошла мимо него.

– Эй! – прошипела она, шлёпнув его по руке. – Отвали от моей задницы, извращенец!

– Тогда шевели ей, и я перестану, – отрезал он, и, конечно же, солгал. Он не мог остановить себя, пока находился рядом с ней. Даже, когда он пытался сфокусироваться на том, чтобы вытащить их незамеченными из этого грёбаного штата, у него из головы не выходил тот поцелуй. Он ненавидел себя за то, что хотел её, нуждался в ней. Передать её Эрику будет самым лучшим вариантом в данной ситуации, но он не мог этого сделать. Он должен удостовериться, что все сделано правильно, а значит должен сделать это сам.

– Знаешь, что? С меня хватит. Не хочу иметь ничего общего с тобой. Вообще, – сказала она, убирая волосы с лица, а потом упрямо скрестила руки на груди. – Думаю будет лучше, если мы не станем разговаривать, пока ты не довезешь меня до места.

– Для меня это даже лучше, – ответил Крис, хлопнув дверью и не потрудившись объяснить ей, что он не станет её никуда отвозить, по крайней мере, пока это дерьмо не закончится. Если она будет молчать и позволит ему думать о том, что её здесь нет, тогда ему незачем её злить и информировать о том, что она приманка.


***


– Я думал, что ты не собираешься со мной разговаривать, – сказал Крис, ударив кулаком по приборной панели, и выругался после того, как чуть не выбил кондиционер.

– Я тоже не думала, что придется парить свою задницу в машине 6 часов подряд, – цыкнула Изабелла, потеряв надежду ещё больше отрыть окно. Ей повезло, что стекло опустилось ещё на три дюйма, и теперь пришло время посмотреть фактам в лицо.

Крис замкнул провода.

Ничего из электрики не работало. Блокировка задних дверей не работала совсем. По радио шло только какое-то испанское ток-шоу. Не работал кондиционер, передние фары тоже, а дворники и вовсе включались и выключались, когда хотели.

– Всё не так плохо, – пробормотал Крис.

– Не так плохо? – вскрикнула Изабелла, и, забив на то, что хотела держаться от него подальше, перелезла на переднее сидение и "случайно" двинула ему по голове.

– Эй!

– Упс, извини, – промямлила она, в душе радуясь, что спустя столько попыток, наконец-то его ударила. – И как это "не так уж и плохо"? – спросила она, уставившись прямо на его обнаженную и мокрую от пота грудь.

– Эй, никто не заставлял тебя надевать фланелевую рубашку. Сними её, если тебе жарко, – сказал Крис, допивая последний глоток воды из бутылки, которую они купили час назад.

– Я не могу, – пробормотала она. – У меня ничего под ней нет.

– Ты ведь шутишь? – спросил он, и нахмурился.

– Если бы, – жалобно ответила она.

– Какого чёрта ты не переоделась? Сейчас точно не зима, гномик. Когда я отправил тебя наверх вместе с Медисон и Джил, попросил взять что-нибудь у них. Если бы ты сделала так, как я сказал, то сейчас не парила бы свою задницу, – выбешивая её ещё больше, огрызнулся Крис.

Было жарко, Иззи очень вымоталась, так как спала всего лишь час за последние двое суток, а еще она была жутко голодна, потому что остановились они лишь в одном месте, где продавали вяленое говяжье мясо, свиной окорок и разные соленья. Это далеко не то, что она хотела.

– Послушай, придурок! – рявкнула она, развернувшись к нему на сидении, чтобы лучше его видеть. – Я сделала так, как ты сказал. Пошла с ними наверх и пыталась подобрать себе что-нибудь, но ни у одной женщины в твоей семье не было того, что мне нужно, и, чтобы ты знал, я не могла натянуть ни одну футболку на свои чёртовы сиськи!

– Ну, а ты не могла взять мою футболку? – обвинительным тоном сказал он, и заёрзал на сидении, снова.

– Не могла, потому что отморозила свою задницу, и мне просто не дали выбора. Джошуа бросил рубашку мне в комнату и сказал пошевеливаться.

– Какого чёрта ты орёшь на меня? – рыкнул в ответ Крис.

– Потому что это всё из-за тебя!

– Из-за меня? Я не просил тебя создавать эту грёбаную программу!

Она уже хотела продолжить спор, но осеклась. Придурок был прав.

– Ладно, это не твоя вина. У тебя есть футболка, которую я могу взять?

– Да, у меня есть несколько, бери какую хочешь. Попозже мы подберем еще что-нибудь, – сказал он, а затем повернул голову и застонал.

– Тебе больно? – спросила Иззи, чувствуя себя паршиво, потому что из-за неё они оказались в такой ситуации.

– Да, – ответил он, пытаясь размять шею.

– Давай, я, – предложила она, нагнувшись к нему, чтобы помассировать его шею и плечи, но он огрызнулся на неё.

– Не прикасайся ко мне.

Она перестала, шокированная тем, что услышала возбуждение в его голосе.

– Я просто хотела помочь.

– Не хочу, чтобы ты помогала и, уж тем более, прикасалась, – рявкнул он.

– В чём, чёрта с два, твоя проблема?

– Ты – моя проблема.

Нахмурившись, она задумалась.

– Ведь это из-за поцелуя, да?

– Не знаю, о чём ты говоришь, – пробубнил он и отвернулся в сторону, и она поняла, что попала в точку.

– Не понимаю, какая тебе разница, девственница я или нет. Никакой, это не твоё дело, – продолжила она, наблюдая, как на его щеке дважды дернулся мускул. – На самом деле я не знаю, почему ты решил, что я девственница. В такое время очень сложно дожить до двадцати семи лет и ни разу не заниматься сексом, вот...

– Потому что ты – Защитник, гномик. Вот почему я думал, что ты долбаная девственница, – сказал он, посмотрев на неё как на шлюху.

– Да кем ты себя возомнил? – выкрикнула она, так как ей совсем не понравилось, как он на неё посмотрел.

– Твоей парой, гномик, – тяжело ответил он, его руки, которые лежали на руле, заметно напряглись.

– И что ты думал? Что я буду всю жизнь тебя ждать? Так вот послушай, Крис. До вчерашнего утра я не имела никакого представления о том, что существует другой мир, и немного в шоке, особенно от той части, когда ты посчитал, что владеешь мной! – закричала она.

– Ты хочешь выяснить это прямо сейчас? – резко спросил он.

Не дожидаясь её ответа, он внезапно повернул направо к заброшенному промышленному парку. Он проехал мимо нескольких мрачных больших сооружений, покрытых граффити и следами пожара, а затем завернул за последнее здание, где никто не сможет их увидеть, что было хорошо, потому что Иззи уже давно планировала надрать ему задницу.

Он остановил машину в парке и повернулся к ней.

– Позволь мне прояснить некоторые моменты, гномик, – тихо, но не менее грозно сказал Крис. – Во-первых, мне совершенно насрать, когда ты выяснила, что ты – Защитник. Ты моя жена, и ни один мужчина не смеет и пальцем к тебе прикасаться и уж тем более трахать. – Когда она открыла рот, чтобы высказать всё, что думает по этому поводу, Крис, не дав ей начать, спокойно продолжил говорить дальше. – Ты – Защитник. Твоя работа защищать людей от грёбаного мира, в котором они живут на самом деле, и да, возможно ты захочешь принять тот факт, что ты – не человек. Ты быстрее и сильнее, чем обычный человек, и должна быть рядом со своей парой, но до сих пор я вижу от тебя только одно дерьмо.

– Это всё потому, что ты не дал мне шанс, придурок!

– Нет, это всё потому, что ты жалкая. Ты ничем не лучше обычного человека, и в завершении всего выше сказанного ты – просто шлюха.


***


– Ох, всё становится лучше и лучше, – посмеиваясь, сказал Кейл, просматривая последние действия по кредитке Изабеллы.

"Остин, штат Техас", – подумал он, удрученно покачав головой. Он знал, что все Мастера в мире, как умалишенные, ищут наёмников, чтобы те отправились в Техас сейчас же. Хорошие новости: каждую секунду охотников за его головой становится меньше. По крайней мере, пока они не поймут, что их одурачили. Плохие новости: теперь каждый оборотень и демон знают об Изабелле Макгвайр, и как только они проведают о планах Мастеров, то присоединятся к охоте. Куинн надеялся, что еще есть немного времени до начала войны, но, кажется, время на исходе. Он абсолютно не был удивлён, когда спустя несколько минут зазвонил телефон.

– Она направилась в Остин, Техас. Где ты? – спросил Логан вместо приветствия, не то чтобы Кейл хотел его услышать. Он не хотел.

– Не в Техасе, и даже не рядом, – ответил он, и поприветствовал его так, как обычно приветствуют в Реруме, Нью-Гемпшире.

– Тогда, я полагаю, что ты сядешь в самолёт и направишься туда, прежде чем её кто-то заберёт, – выплюнул Логан, и это выбешивало.

"Становится всё лучше и лучше", – думал он.

– Ты не хочешь, чтобы я садился в самолёт и летел в Техас. Доверься мне, – сказал он, сворачивая на главную дорогу, ведущую в город, и остановился на светофоре.

– Почему нет?

– Потому что её там нет.

– С чего ты решил? – требовательно спросил Логан, продолжая выбешивать Кейла.

– Я знаю, что она не в самолёте. Подумай, Логан. Сейчас Защитники знают, что мы идём за ней, и я полагаю, твои люди уже сказали другим наёмникам, что я берусь за дело.

– Мои люди бы никогда…

– Они бы сказали и уже сделали это, – перебил его Кейл, ожидая зеленого сигнала чёртова светофора. – Я уже получил весточку об этом час назад. Насколько понял, по её кредитке был продан только один билет на её же имя.

– Ты прав, – подтвердил Логан. – Есть идеи, куда они могли поехать?

– Нет, но я собираюсь это выяснить. По какой-то причине в этой местности около десяти отделений Защитников. Мне очень любопытно почему, но это подождёт. Это займёт пару дней, но я выясню в каком из отделений она была, – произнес он, перемещая ногу с педали тормоза, когда загорелся зелёный свет, и тут же нажал на него до упора, так как несколько подростков на скейтбордах выскочили прямо перед ним.

– Я не могу ждать несколько дней, Кейл. Мне нужно найти её как можно скорее.

– Я сделаю всё, что в моих силах, но…

– Скажи мне, где ты, и я смогу помочь, – отчаянно сказал Логан, что не удивительно, потому что почти всё его клиенты были в отчаянии, если они звонили ему, но это другой случай. Это же Логан.

– Ты мне расскажешь, зачем она тебе так нужна?

– Нет.

– В таком случае, не могу тебе помочь. Я позвоню, как только узнаю больше информации, – ответил Кейл, заканчивая разговор, когда Логан начал что-то обещать, но Куинн знал, что тот их не сдержит.

"Какого чёрта я взялся за эту работу?" – дивился он, когда уловил запах, которого не чувствовал уже несколько веков. Тот, из-за которого рык хотел вырваться на свободу, пока он искал его источник, а когда нашёл, то за многие века встал в ступор, потому что увидел маленького мальчика с короткими чёрными волосами, который улыбался ему через улицу, держа за руку престарелую женщину.

Когда малыш помахал ему и поблагодарил за то, что тот позволил ему пересечь улицу, Кейл с трудом сдержался, чтобы не вылезти из машины и не вырвать мальцу горло.


Переводчики: SophiaS181

Редактор: oks9


Глава 23


– Как ты меня только что назвал?

– Какую часть из того, что я сказал, ты не поняла? Что я назвал тебя человеком или шлюхой? – спросил Крис, понимая, что ведет себя как последнее дерьмо, но на тот момент ему было все равно. Он задолго предугадал, что его ударят, и перехватил удар, прежде чем ему вмазали по подбородку. – Ты – слабачка, – сказал он с нескрываемым отвращением и отпихнул ее руку.

– А ты – лицемер, – выпалила Иззи, уставившись на него.

– И в чем же я лицемерю? – потребовал он.

– Тот поцелуй, – практически прошипела она.

– А что с ним? – спросил он, желая больше не думать о нем, но не получалось. Чем дольше он находился рядом с ней, тем больше ему хотелось обнимать ее снова, и это раздражало. Крис не хотел слабую женщину, тем более женщину, похожую на его мать.

– Меня и прежде целовали, – заявила Иззи, что заставило Криса сжать кулаки, – и я знаю разницу между тем, кто никогда не целовался, и тем, кто имеет немалый опыт, и понимаю, что я не первая, кого ты целовал.

– И?– спросил он, нахмурившись.

– И? – повторила она, недоверчиво фыркнув. – Где именно ты отрабатывал навыки целования женщин, будучи женатым?

Крис посмотрел на нее, затем ответил:

– Я не знал о твоем существовании, когда целовал других, и не прикоснулся ни к одной из женщин, когда узнал о тебе.

– И сколько было женщин, прежде чем ты узнал обо мне?

– Какое это имеет значение? – спросил он, отпрянув от Иззи, когда она взглянула на него так, как смотрела Джил, когда считала, что права. Этот взгляд вызывал мурашки.

– Я не знаю, Мистер Двойные Стандарты, а какое это имеет значение? – спросила она, передразнивая Криса, что ему совершенно не понравилось.

– Ты хочешь знать со сколькими женщинами я был? – спросил он, снова глядя ей в лицо.

– Да, – ответила она, стараясь, чтобы голос звучал твердо, но у нее ничего не получилось. Ему польстило, что она не желала слышать о женщинах из его прошлого, но он хотел узнать о ее мужчинах.

– Я потерял счет, но их было много.

– И вы делали, что-то большее нежели поцелуи? – потребовала она, всматриваясь в его лицо.

Когда Крис запнулся, Иззи ринулась в атаку.

– То есть нормально, если у тебя секс с другими женщинами, но у меня не должно быть того же с другими мужчинами? – уточнила она, пыхтя от негодования.

– У меня не было секса ни с одной из них!

– Почему?

– По той же самой причине, по которой ты не должна была трахаться с другими, Защитников не возбуждает никто, кроме их пары. Ты понимала, что не хочешь их, и все равно трахалась.

Она посмотрела на него, и ее нижняя губа задрожала.

– Крис, я спала с ними, потому что это был мой выбор, МОЙ выбор, – сделала она ударение. – Плевать, если ты думаешь, что владеешь мной, или что там это родимое пятно, – произнесла она, махнув рукой в сторону живота, – значит, позволь сказать тебе вот что, – сказала она и оттолкнула его от себя, Крис поддался. – ...это не значит, что ты можешь говорить мне, что делать. Это не значит, что ты можешь обращаться со мной как со шлюхой, потому что я позволила двум мужчинам, с которыми у меня были отношения и которые мне были не безразличны, прикоснуться ко мне. Скажу тебе прямо – это не твое дело. Я не твоя, и ты, конечно же, не мой. Ты мне не нравишься, и я, черт возьми, не хочу тебя, поэтому можешь катиться в ад, – выпалила она, протянула руку на заднее сидение и схватила рюкзак, – держись от меня подальше.

Своей тирадой она разозлила его сильнее, чем он ожидал. Иззи вылезла из машины и захлопнула дверцу перед его лицом. Но далеко она не ушла. Он выбрался из машины и пригвоздил ее к автомобилю, прежде чем она смогла умчаться бог знает куда. Крис выдернул рюкзак из ее рук и закинул его на крышу машины.

– Отстань от меня, Крис, – рявкнула она, толкнув его в грудь, но тот не сдвинулся с места. Сначала он хотел прояснить несколько моментов.

– Кажется, ты запуталась, гномик, поэтому позволь тебе кое-что объяснить, – произнес он и наклонился так, что они оказались практически нос к носу. Она снова попыталась его оттолкнуть, но он едва ли это заметил. Крис едва сдерживался, чтобы не пробить кулаками стекло. Он не знал, что больше его разозлило, то, что она была с двумя мужчинами, или то, что они были ей не безразличны, а он совершенно очевидно ей не нравился. Годами он мечтал о ней, думал о ней, страстно желая, чтобы она была рядом, но не для того, чтобы услышать, что он ей не нравится, она его не хочет. Это злило как ничто другое. Казалось, что ей нравится кто угодно, но не он. Крис понимал, что по большей части это неважно, в особенности учитывая то, что он не собирался оставаться с ней, но ему было не все равно. И не важно, как это называется мужским самолюбием или ревностью. – Во-первых, твоя задница принадлежит мне, гномик, – сказал он и подкрепил свои слова тем, что опустил руку вниз и сжал, а потом погладил ее попку. Ему нравилось то, как она ощущалась, но еще больше ему нравился легкий вздох, который она пыталась утаить.

– Не принадлежит, – возразила она, стараясь увернуться от его руки, но места для маневра, будучи зажатой между его телом и машиной, не было.

– Ага, но мы оба знаем, что это так, – прошептал он и чмокнул ее в кончик носа, – Ведь глубоко внутри, гномик, тебе известно, что ты моя?

– Все что я знаю: я ненавижу тебя! – выпалила она, стараясь одновременно увернуться и оттолкнуть его.

– Ты ненавидишь меня, да? – спросил он, поцеловав ее в лоб, снова ласково сжал ее соблазнительную попку и чуть не застонал, а его член почти выскакивал наружу, но был зажат слишком узкими джинсами.

– Да! – прошипела она, а Крис скользнул рукой ниже и прижал ее между ног Иззи.

– Кого бы ты хотела себе в пару? – поинтересовался он, опустил другую руку с капота машины на ее бедро, а кончиками пальцев другой руки начал дразнить ее между ног, страстно желая, чтобы на ней ничего не было, чтобы он мог прикасаться к ней без преград.

– К-кого угодно, – сказала она, облизав губы и отодвинувшись от его руки.

– Правда?

– Да! – выкрикнула она в ответ то ли на его прикосновения, то ли злясь на него и его слова. Он не знал, и ему было все равно, когда он запустил руку под фланелевую рубашку. Его охватила дрожь, когда он рукой скользнул по ее гладкой теплой коже и дотронулся до большой тяжелой груди. Никогда раньше он не испытывал подобных ощущений.

До этого, когда он использовал женщин, а по сути девочек, чтобы казаться нормальным, он не получал никакого удовольствия от прикосновений к ним. Нельзя не признать, что ему было любопытно то, что они чувствуют, какие они на вкус, или как будут реагировать на его прикосновения, но дотрагиваясь к ним, он никогда не желал большего.

– Крис, ты меня не хочешь. Почему тебе не все равно, что я делаю или с кем я это делаю? – потребовала Иззи, зацепившись пальцами за пояс его джинс, чтобы не упасть, пока он продолжал тереть и возбуждать ее через джинсы.

– Дело не в том, хочу ли я тебя, – выпалил он, ненавидя то, как сильно ее хочет. Они не должны быть тут. Они не должны делать то, что делают, и не важно сколько раз он говорил себе отпустить ее и убраться отсюда. – Ты моя, Иззи, если другой мужчина прикоснется к тебе, я убью его на хрен. Ты меня поняла? – спросил он, резко убирая от нее руки.

– Ты кем себя считаешь... о Боже! – воскликнула она, когда он рывком разодрал рубашку и обхватил ее грудь.

Крис приподнял ее полную грудь, сжал и помял, стараясь не касаться больших твердых сосков, что требовали его внимания. Он смотрел, как Иззи облизывает губы, как она с трудом держит глаза открытыми. В конечном итоге, она сдалась и откинула голову назад на крышу машины. Она крепче сжала пальцы на его джинсах, пока он ласкал ее грудь. Контраст между ее большой грудью и маленьким телом оказался неожиданно возбуждающим для Криса.

Каждый раз, когда он представлял, как она будет выглядеть, никогда не задумывался о сексуальных предпочтениях, потому что никогда не испытывал возбуждения. Он всегда рисовал ее в своем воображении выше ростом, но ниже, чем он сам. Брюнеткой, с карими глазами, может, голубыми и с обычной фигурой. Он всегда больше думал о том, какого это будет, когда рядом с ним кто-то, кто принадлежит ему, поэтому никогда не задумывался над тем, каким человеком она будет. Его всегда заботило то, что она сделает для его семьи. Но стоя на просторной стоянке, он не мог не радоваться тому, что она принадлежала ему. Не имело значение хочет ли он ее, разочаровывала ли она его. В тот момент единственное, что было важно, – это страсть, которую вызывали прикосновения к ней. Крис хотел ее. Он хотел целовать ее, облизывать и прикасаться везде. Он хотел скользнуть своим членом между ее губ, по груди, а затем между ее ног.

Как только представил себе, как трахает Иззи, давление между его ног стало болезненным. Задыхаясь, он пытался побороть желание взять больше от нее, овладеть ею.

"Не следовало этого делать, – кричал внутренний голос. – Иззи лишила его самообладания, при этом даже не трогала его", – подумал он раздраженно, сделал движение, чтобы убрать от нее руки, но его маленькая пара была с ним не согласна. Рывком, который впечатлил Криса, она притянула его ближе, убрала руку от его джинс и, схватив его за затылок, дернула вниз, чтобы поцеловать. Тело Криса тотчас охватил жар. Это было совсем не похоже на сдержанные поцелуи в фойе. Этот поцелуй был голодным, горячим и заставил каждый нерв его тела требовать больше. Он жестче схватил ее за грудь и провел руками по соскам. Он гладил, щипал и тянул их, а Иззи стонала ему в рот, посасывая язык. Она отпустила его волосы, провела рукой по подбородку, шее, груди. Пока ее пальчики путешествовали по его телу, в джинсах стало невыносимо узко.

– Нам нужно остановиться, – пробормотал он у ее губ, но не сделал ни малейшего движения, чтобы отступить. В ответ она выпустила из захвата его джинсы, и он поблагодарил Бога, что, по крайней мере, один из них может думать связно и остановиться, пока они совсем не потеряли контроль над собой. Все разумные мысли вылетели у него из головы, когда она обхватила его через джинсы. Когда Иззи почти безумно сжала и погладила его эрекцию, то застонала и громко ахнула, словно была также одержима, как и он.

– Я хочу тебя, – прохныкала она у его губ.

– Я тоже тебя хочу, – признался он, не имея сил спастись.

Возможно, Крис и не хотел, чтобы она присутствовала в его жизни, но не мог приказать своему телу не хотеть ее. Он убрал руки с ее груди, чтобы снять с нее рубашку. Быстро дернув, он снял ее и отбросил через плечо. Крепко прижал ее к себе, постанывая ей в рот, пока ее соски дразнили его грудь. Так приятно держать ее в своих руках, думал Крис, проводя руками по влажной спине вниз к обтянутой джинсами попке. Когда она расстегнула молнию и протянула руку, чтобы освободить его, он думал, как же хороша она на ощупь.

Первое прикосновение заставило его задохнуться, потому что неведомое доселе сильное чувство наслаждения пронеслось по его члену, сжало его яйца и вызвало покалывающее давление у него в позвоночнике. А второе поглаживание вынудило его оторваться от ее губ и посмотреть вниз. Он громко сглотнул, жадно облизал губы, глядя, как она водит рукой по его стволу вверх и вниз. Его завораживал вид того, что она делала. Он едва мог шевелиться, не говоря уже о том, чтобы дышать.

– Как же хорошо, – простонал он, не имея сил, чтобы не двигаться у нее в руке.

– Я знаю способ, от которого ты почувствуешь себя еще лучше, – сказала она, прильнула к нему и поцеловала в грудь. Они оба стонали, пока она лизала и целовала его грудь, спускаясь все ниже и ниже и уделяя особое внимание его татуировкам и шрамам. Когда она прошлась по шрамам на его животе, у Криса зазвенело в ушах, и ему пришлось признать, что она права – ему действительно было хорошо.

Когда Иззи схватила его ствол и взяла головку в рот, он был вынужден опереться руками в стекло, иначе бы упал. Он судорожно хватал воздух ртом, пока она скользила языком по его члену, обхватывала его головку губами и сосала. Жестко сосала. Слишком быстро сильное наслаждение снова стало болезненным. Его член затвердел, а яйца сжались требуя освобождения, и Крис понимал, что продул. Он, возможно, никогда раньше и не занимался сексом, но знал, что ему нужно кончить и не собирался выяснять, как это делается, сейчас. По крайней мере, не прямо сейчас.

Почти одиннадцать лет назад у него состоялся разговор с Эриком о сексе Защитников, многое стерлось из памяти, но он точно помнил, как Эрик объяснял, что ему нужно быть внутри своей пары, когда он кончит в первый раз, чтобы сломалась клеймо. Он все еще не сможет кончать сам, но она доведет его до оргазма любым способом, каким только пожелает ее сердечко, вспомнил он с болезненным рыком.

Крис отстранился от горячего влажного ротика Иззи, не в силах больше терпеть. Не говоря ни слова, он поднял ее и посадил на капот машины. И только тогда понял, что с ней что-то не так.

– Что случилось? – процедил он сквозь сжатые зубы, его член еще сильнее напрягся, требуя чтобы он кончил. Иззи заметно сжала бедра.

– Больно.

– Шшш. Я сейчас позабочусь об этом. Доверься мне, – сказал он, заставляя себя быть осторожным, укладывая ее на капот машины. Когда он протянул руку к ней, его посетила пугающая мысль, та, которую он ни за что не оставит без внимания, не важно насколько ему больно на данный момент. Он прижался к ней, поставив локти на машину по обе стороны от ее живота, и постарался отдышаться и уменьшить боль.

Ему уже давно не было так больно. Яйца и член пульсировали, посылая мощную волну за волной боли по всему телу. Он сжал руки в кулаки и уронил голову между красивых покрасневших грудей Иззи, отчаянно борясь за самообладание. Даже если бы он захотел остановиться сейчас, а Крис хотел, они зашли уже слишком далеко. Тела требовали завершения процесса образования пары и объединения их душ. Все, что он хотел сейчас, – это оказаться как можно дальше от нее, и боль помогала ему мыслить немного яснее.

Зря он прикоснулся к ней и понял, что теперь придется расплачиваться. И не будет путей отступления. Они должны покончить с этим или станет хуже, намного хуже. Если бы только он помнил эту крупицу информации раньше, он смог бы избежать большей части проблем.

– Крис? – позвала Иззи, голос ее срывался от слез, когда она прижала его голову к своей груди. – Мне больно!

– Я не смогу тебе ничем помочь, пока не найду презерватив, – с нажимом произнес он. Им нужно срочно найти магазин. Его самообладание таяло, пока он лежал у нее в руках.

"Она была такой мягкой, теплой", – думал он, протянул дрожащую руку между их тел и впервые в жизни потрогал себя. Он понимал, что лучше не станет, скорее всего, станет даже хуже, но ничего не мог с этим поделать.

Как же было хорошо, думал он и провел языком дорожку к правому соску Иззи, а затем облизал его, обхватил губами и начал сосать.

– Он тебе не нужен! – чуть не прокричала Иззи, приподняв бедра к нему навстречу.

– Нужен, – отрубил он, не выпуская ее грудь изо рта. Единственное, чем он не будет рисковать, так это тем, что она забеременеет. Он не хотел детей и был чертовски уверен, что не нуждался в причинах, чтобы его заставили остаться рядом с ней.

– Нет, не нужен, – повторила она, схватила его за волосы и дернула вверх так, что он выпустил ее грудь и посмотрел на нее.

– Я не хочу детей, гномик, – огрызнулся он, поймав взглядом другой сосок, который совершенно точно нуждался в его внимании. Крис облизал губы и увеличил темп.

– Я пытаюсь тебе сказать, что у меня не может быть детей, говнюк. А теперь либо трахни меня, либо убирайся с моей дороги, чтобы я смогла найти того, кто это сделает!

Что-то щелкнуло у него в голове при мысли, что кто-то другой прикоснется к ней. Он убрал руку и отстранился, чтобы снять с нее джинсы. Как только он расстегнул молнию, то больше не терял ни минуты. Он на шесть дюймов стянул с нее штаны и толкнул ее ноги вверх, так что колени касались груди, выставив на показ ее лоно. Его член качнулся в одобрении, пока он смотрел на коротко стриженные влажные кудряшки, что покрывали ее набухшие розовые губы. Как бы сильно ему ни хотелось попробовать ее на вкус, он должен был вытащить их обоих из этого дерьма. Крис только надеялся, что боли не станет больше.

– Пожалуйста, Крис! – хныкала она, извиваясь.

– Только не ври мне, что у тебя не может быть детей, – выпалил он и направил свой член между ее ног.

– Можешь позвонить моему врачу, когда закончишь. Он все тебе расскажет о моих закупоренных трубах, но сейчас сделай одолжение и трахни уже меня!

Рывком Крис толкнулся вперед и полностью погрузился в нее. Он сжал зубы, когда наслаждение сменило боль. Она оказалась такой чертовски мокрой и горячей, что ему было все равно, когда стенки лона неожиданно сжались, не давая ему сделать ни единого толчка. Тепло разлилось по позвоночнику, и в тот же миг невероятное наслаждение окутало его пупок и пронеслось к кончику его члена. Колени подкосились, и Крис схватился за капот машины. Его яйца сжались, и тут же лоно Иззи стиснуло его. Он едва ли слышал ее крики, пока она содрогалась вокруг него. Сначала он облизал губы, пытаясь двигаться в ней, а в следующую секунду он сдерживает крик, чувствуя, как кончает в ней. Как же чертовски хорошо было. Так правильно, и он понимал, что это самая большая ошибка в его жизни.


Переводчики: m_red

Редактор: oks9


Глава 24


– Одевайся, – сказал Крис строго, вышел из Иззи и опустил ее ноги на машину.

Все, на что Иззи хватило сил, так это лежать на капоте машины и пытаться восстановить дыхание. Он швырнул ей рубашку в клетку.

– Одевайся, – повторил он, на этот раз тон был холоднее.

Иззи прижала рубашку к груди и попыталась сесть, что удалось ей сделать только со второй попытки. Скорее всего, дело было в том, что ее сотрясала сильная дрожь от отголосков оргазма. Ей с трудом удалось осознать, что она не только хотела секса, но наслаждалась им, действительно наслаждалась. Для нее был удивителен тот факт, что самый лучший секс в ее жизни оказался также и самым быстрым. Он едва ли длился полминуты и не было движения, хотя она и пыталась несколько раз двигаться, но при ее позе не имелось возможности принимать участие в процессе.

– Нам нужно ехать, гномик.

Несколько секунд Иззи сидела, пытаясь осознать происходящее. Она старалась понять, как так встреча в три часа ночи закончилась сексом с парнем, который ей не особо-то нравится, и ничто не остановило ее от того, чтобы забраться на машину посреди заброшенной парковки.

– Гномик, забирайся в машину. Нам нужно сейчас же ехать, – отрезал Крис раздраженно и натянул на себя серую футболку.

"Разве мужчины не становятся мягче после секса? Или мужчины ведут себя так только после секса с ней", – подумала она горько, надевая рубашку. В своей жизни она занималась сексом с тремя мужчинами, и ни один из них не обнял ее после секса и не сказал, как много она для них значит. Нет, вместо этого она слышала жалобы, получала злобные взгляды и целый театр в придачу. Ей так надоело, что с ней обращаются, как с мусором, и уходят разочарованные. В ее жизни нет ни единого человека, кто бы был счастлив, действительно счастлив с ней с такой, какая она есть. Родители даже не старались скрыть тот факт, что хотели бы, чтобы при рождении выжил ее брат, а не она. Черт, каждый год на ее день рождения они пекли огромный торт для ребенка, которого не существовало, как-то совсем забывая о ней. Рождество было таким радостным праздником в доме: несколько жалких подарков для нее и пять дней депрессии у родителей. Конечно, это длилось до тех пор, пока ей не исполнилось двенадцать, и ее родители не посчитали, что она уже достаточно взрослая, чтобы быть самостоятельной несколько дней, чтобы никто хотя бы несколько дней не напоминал им о том, чего никогда не могло быть. Они так часто уезжали, что Иззи сомневалась, а заметили ли они, когда она уехала на несколько месяцев в шестнадцать лет. И опять же она не знала, заметили или нет, потому что они никогда ее не навещали.

По глупости она оставила адрес, где они смогут ее найти, и даже оставалась в том крысятнике в надежде, что они приедут за ней. Когда стало мучительно ясно, что они не приедут, она пересекла страну, даже не оглянувшись. А потом Иззи приходилось иметь дело с людьми, которые злились на нее из-за того, что она не желала отдавать им свою программу, не бралась за работу, которую великодушно предлагали, но была ей не по душе. Ее друзья перестали с ней общаться, когда поняли, что было более чем очевидно для любого зрячего, что она социально ошибочна. Затем пошли парни, которые сразу давали ей знать, что она может стать подругой только на короткое время, потому что она к ним не подлизывается, не бросает все на свете лишь бы быть с ними, и расписывали в красках, каким же разочарованием она оказалась в постели. Но последней каплей во всей истории стал Крис. Как же приятно узнать, что первый парень, к которому у нее была мало-мальская реакция, считал ее слабой и недостойной.

О, и не забываем о том, что он считает ее шлюхой, – мнение, которое она вероятнее всего заслужила, после того как он трахнул ее на капоте украденной тачки.

После сногсшибательного секса они вернулись к тому, что он злился на нее. В действительности, судя по тому, что он даже не взглянул в ее сторону, она бы сказала, что теперь он ненавидит ее даже больше.

Великолепно, иронично думала она.

И конечно же, не забываем про так называемое заявление, что они были парой, женатой парой. Разве не прекрасно то, что она – разочарование для того, с кем она должна провести всю свою жизнь?

Оборвав депрессивные мысли, не имея абсолютно никакого контроля над своей жизнью и завися от того, кто считал ее чем-то хуже собачьего дерьма, Иззи закончила застегивать рубашку, схватила свою сумку, игнорируя открытую Крисом дверцу машины с пассажирской стороны, и пошла в сторону дороги.

– Ну, и куда же ты собралась? – потребовал Крис.

– Куда глаза глядят, – отрезала она, не потрудившись оглянуться, и ускорила шаг. Спаси Господь, если он притронется к ней хоть пальцем. Она больше не хотела, чтобы ее перекидывали через плечо, хватали за попу и говорили шевелить задом.

– Верни свою задницу в машину, гномик. У меня нет времени для подобного дерьма, – рявкнул Крис.

– Тогда убирайся отсюда, Крис, потому что я закончила с тобой и со всей этой гребаной заварухой! – огрызнулась Иззи, ненавидя себя больше, чем думала за то, что в конце голос дрогнул.

– Подожди, – сказал он, схватив ее за руку, чтобы остановить, но она стряхнула ее, резко дернув рукой, и продолжила идти.

– Да, что, черт возьми, происходит, – спросил он, преграждая ей путь.

Иззи обошла его и продолжила идти, заставив его снова оказаться перед ней, но в этот раз он просто шел задом наперед и делал шаг в сторону, если она пыталась его обойти.

– Скажи мне, что происходит, – потребовал Крис, с легкостью поспевая за ней и пресекая любые попытки пройти мимо него.

– Я ухожу. Вот что происходит, – сказала она, вытирая слезы слишком длинными рукавами рубашки и даже не заботясь о том, что ее плачь делал ее еще более жалкой в его глазах. Изабеллу больше не заботило, является ли она тем, кем ее хотят видеть, и оправдывает ли она чужие ожидания. Если они не могли принять ее такой, какая она есть, пусть катятся к чертям, в особенности тот, кто более чем четко дал понять, что она годится только лишь для быстрого перепихона на капоте автомобиля.

– Какого черта ты рыдаешь? – потребовал Крис.

Вместо того, чтобы ответить, Иззи крепче прижала рюкзак к груди и обежала Криса прежде, чем он понял, что происходит. Ей нужно убраться подальше от него, всего происходящего и разъяснить ситуацию для себя. Она была абсолютно уверена в том, что не вернется в его семью, но и так, как есть, не может продолжаться. Быть рядом с тем, кто тебя ненавидит, – это больше, чем она могла выдержать.

– Я так не считаю, гномик, – сказал Крис и обхватил ее руками. Иззи осознала, что ее подняли с земли.

– Отпусти меня! – закричала она, стараясь отпихнуть его и вывернуться из его рук, но он просто взял ее покрепче и направился в сторону машины, но будь она проклята, если позволит, чтобы ее бросили в машину и увезли Бог знает куда и обращались с ней, как с мусором, хотя бы еще минуту.

– Успокойся, черт тебя подери, – выпалил Крис.

"Хрен с ним, – подумала она, когда поняла, что не сможет выкрутиться. – А если попробовать что-нибудь такое, отчего ему станет противно ее тащить".

Может быть, она и не умеет драться, но умеет очень хорошо кричать, что Иззи и сделала.

– Помогите! Кто-нибудь помогите! Помо...

Ее слова превратились в мычание, когда он зажал ей рот рукой.

– Не знаю, в чем твоя проблема, но тебе надо успокоиться, – произнес Крис, игнорируя очередную попытку отбиться от него. Иззи пыталась его укусить, но он держал руку так, что она не могла до нее дотянуться.

Больше не сказав ни слова, он донес ее до машины и закинул ее задницу на пассажирское сиденье, но прежде достал наручники и сковал ей руки за спиной. Когда Иззи попыталась пнуть его по яйцам, он просто отошел в сторону и привязал ее ремнем к сидению, так что она не могла ничего сделать, кроме как просто беспомощно биться и обзывать его.

И этот кусочек свободы закончился для нее, когда он затолкал ей в рот чистый, как она надеялась, носок. Не имея возможности ни кричать, ни пинаться, все что ей оставалось – это зло смотреть на него.

– Каким бы веселым не был перерыв, но думаю, что нам пора.

Иззи покачала головой, но Крис просто не обратил на нее внимания и завел машину. Последующие несколько часов она молилась о ванной комнате, воде, еде и свободе, чтобы у нее появилась еще одна возможность пнуть его по яйцам. Прежде чем все закончится, она собиралась надрать ему задницу и долго смеяться над этим.


***


– Ты что-то сказала? – спросил Крис, разозлив ее до чертиков, потому что было ясно, как день, что ей нужно. Изабелла пританцовывала от того, как сильно хотела в туалет.

Она сощурила глаза, ожидая, что он либо снимет наручники, либо вытащит из ее рта носок. Когда стало мучительно ясно, что он не собирается ничего делать, а только бросает на нее непонятливые взгляды через плечо, осматривая комнату отеля, в которую ее принес, Иззи шлепнулась на попу и перекинула связанные руки через ноги вперед.

Как только руки оказались впереди, она вытащила изо рта носок и хотела уже все ему высказать, когда поняла, что во рту настолько сухо, что не может говорить, а еще, что она в полушаге от того, чтобы опозориться. Поэтому она показала Крису средний палец, на что он, конечно же, не обратил внимания, понеслась в ванную комнату, хлопнув дверью за собой, заперла ту, что заняло лишних пять секунд. Она была на волоске, но все-таки смогла расстегнуть штаны и стянуть их вниз, чтобы сесть на унитаз и облегчиться. Как только Иззи закончила, то почувствовала себя немного лучше, все еще негодовала, но немного меньше. Она скинула ботинки, стащила штаны и трусики до конца, попыталась сорвать рубашку и тут поняла, что не может снять ее полностью.

Иззи уже собиралась разорвать ее, когда увидела за туалетом бесплатный набор принадлежностей от отеля. После недолгих поисков она нашла маленький швейный набор. Иззи потребовалось несколько минут, чтобы крошечными ножницами разрезать рубашку, а затем откинуть ее в сторону.

Как же она мечтала взломать замок, чтобы избавиться от чертовых наручников, но не умела, а прямо сейчас ей не хотелось звать ублюдка, чтобы тот их снял. Схватив зубную пасту мини размера, зубную щетку, шампунь, бальзам и кусок мыла из набора отеля, Иззи шагнула в душевую кабину отвратительно зеленого цвета и включила воду, желая смыть последние сорок восемь часов жизни, но для начала – сладкий, въевшийся и тягучий запах секса. Она сложила ладошки вместе, стараясь набрать столько тепловатой воды, сколько могла, и выпила ее, и продолжала так делать, пока не почувствовала, что во рту нет привкуса, а голова перестала кружиться.

Несколько минут Иззи раздумывала, не занять ли ванну надолго, но потом решила, что не хотела бы, чтобы придурок вытащил ее всю в мыле, поэтому быстро приняла душ. Закончив мыться, она постояла под льющейся водой и почувствовала, что впервые за два дня расслабилась. Она бы все отдала за огромную плитку шоколада и короткий сон, подумала Иззи, когда ее желудок заурчал, а глаза начали закрываться. Она была такой уставшей. Все, чего хотела – это забраться в кровать и свернуться там пока...

– Что же ты не сказала, что хочешь принять душ, – произнес Крис, тяжело вздохнув, отодвинул занавеску и заработал очередной смущенный вскрик от нее.

Прижав руку к груди, она желала бы, чтобы ее сердце не пыталось выскочить наружу, затем повернулась к придурку из придурков.

– Давай, – сказал он, махнув ей, чтобы она вытянула руки, – давай облегчим тебе задачу.

Она прищурила глаза прежде, чем посмотреть на его руки и маленький ключик, который тот держал. Она не доверяла этому поступку милого парня, но была слишком усталой, чтобы спорить. Прикусив нижнюю губу, она протянула руки и была в шоке, потому что он не только снял наручники, но и помассировал нежную кожу запястий.

– Я хочу сбегать и принести нам что-нибудь из еды и одежды. У тебя какой размер? – спросил он, что прозвучало почти мило.

Иззи не знала, было ли это переутомление, но когда он улыбнулся ей ободряюще, она решила ему довериться. Может быть, он чувствовал вину за то, как с ней обращался, размышляла она. Кроме того, если он уйдет, у нее появится шанс сбежать, и она собиралась им воспользоваться. Когда Изабелла дала ему свои размеры, то подумала, есть ли поблизости автобусная остановка. У нее все еще было немного наличных и кредитные карты, поэтому ей не придется беспокоиться о деньгах какое-то время. Единственное, что ее волновало, – как добраться до автобусной станции раньше, чем Крис вернется. И опять же у нее был компьютер, и она с легкостью могла найти самый короткий маршрут или даже железнодорожную станцию.

Ей все равно, куда идти, главное – подальше от него.

"Она должна будет купить несколько билетов на всякий случай, чтобы его запутать", – решила Иззи.

– Окей, я скоро вернусь, – сказал Крис, привлекая ее внимание. – С тобой ничего не случится, пока меня не будет?

Она попыталась сдержать улыбку.

– Да, уверена, все будет типи-топи. Какого черта ты делаешь?– потребовала она, когда он поднял ее руку над головой и пристегнул к толстой трубе душа, которая, к сожалению, прикручивалась к стене. А еще она была высоко, поэтому Иззи приходилось стоять на носочках.

– Я скоро вернусь, – пообещал Крис и, легонько шлепнув ее по попе, направился к двери. – Постарайся не скучать по мне.

– Вернись! – потребовала Иззи.

– Прости, не могу.

– Я буду кричать, – пригрозила она, зная, что на самом деле так и сделает, даже если это будет значить, что ее найдут голой, мокрой и пристегнутой к трубе душа. Все, чего хотела Иззи, – это убраться подальше от Криса и найти милую теплую кровать, где она сможет выспаться и забыть обо всем, что случилось.

– Начинай. Я позаботился о том, чтобы у нас была комната подальше ото всех, так что можешь не сдерживаться, – оповестил он из другой комнаты.

– Я. Тебя. Ненавижу! – рявкнула Иззи, выделяя каждое слово и наступая на край ванной, чтобы уменьшить давление на руку.

– О, какая прелесть, гномик, – сказал он за секунду до того, как она услышала щелчок сигнального устройства двери, а потом звук запираемой двери.

– Придурок! – выкрикнула она, не потому что думала, что он услышит, и ему будет не все равно, а для того чтобы что-то сделать, так как не могла дать пощечину ублюдку.


Переводчики: m_red

Редактор: oks9


Глава 25


– Уверен, ты слышишь это каждый день, но ты очень красивая женщина, – промолвил мужчина, от которого слишком сильно разило парфюмом, красивой рыжеволосой девушке. Логан пренебрежительно фыркнул.

Последние два часа ему приходилось слушать этого мудака, который подкатывал к каждой женщине, что появлялась в районе десяти футов от бара, с одной и той же фразой. Если бы не нужно было дожидаться Кейла, он бы уже вытащил ублюдка на улицу и высушил его за то, что тот надоел ему до чертиков. К сожалению для него и, очевидно, для каждой женщины в баре, он пока не мог убить ублюдка. Логану нужно было поговорить с Кейлом и не дать тому ни малейшего шанса кинуть его и знал, что это единственный способ. Немногие об этом знали, а если кто-то узнает, то, скорее всего, окажется мертвым, потому что Кейл не любил, когда кто-то знал о нем хоть что-то, что можно использовать против него, но Кейл предпочитал ужинать в пабе с высоким стаканом медового вина. И так как этот бар был единственным в городе, где подавали еду, Логан полагал, что если у Кейла появится возможность поесть, то тот придет сюда, и Логан получит свои гребаные ответы. Если бы кто-то другой отказался отвечать на его вопросы, не говоря уже о том, чтобы повесить трубку, Логан уже бы наслаждался, выдирая ублюдку позвоночник и заставляя его съесть.

Увы, но он не мог так поступить с этим ублюдком, поэтому казалось, что Логан застрял тут, выслушивая говеные подкаты этого мудака, пока тот не найдет отчаявшуюся бабу, которая раздвинет перед ним ноги. Логан сомневался, что эта женщина тому подойдет. Она была слишком красивой и то, как себя держала, оповещало всех в зале, что ей об этом прекрасно известно.

Потягивая виски, напиток, без которого не мог жить, хотя и знал, что будет мочиться им в первозданном виде к концу ночи, он снова позволил себе взглянуть на красавицу. Она была прекрасна, потрясающе, ее темно-рыжие волосы отливали больше шоколадом нежели рыжим. Красивые ярко-голубые глаза, маленькое аккуратное личико с симпатичным маленьким носиком и маленькими пухлыми губками заставили проклясть Кейла до небес. Если тот не пошевелит своей задницей и не придет сюда в скором времени, он боялся, что этот мудак спугнет женщину, которая, как Логан решил, станет его блюдом на сегодня. Логан метнул свой взгляд на мудака, что его злил, и решил, что тот тоже станет его едой, а рыжеволосая – закуской – маленький сладенький бонус за все то дерьмо, через которое ему предстоит пройти позже и преждевременный приз победителю.

Как только у него будет Изабелла Макгвайр, он, наконец, получит свою империю. С ее помощью его враги не смогут спрятать ничего на этой земле. Он отвоюет систему подачи крови и выкосит гребаных предателей. Благодаря зависимости от технологий и способностям Изабеллы Макгвайр он получит все, что когда-либо хотел, включая месть. Он найдет сукиного сына, который забрал сладкую душу Элизабет, и убьет его вместе с Кейлом. Может, поначалу он и не будет убивать Кейла, пока не найдет другого ублюдка. А потом убьет их всех.

А пока он не мог ничего предпринять, нужно добраться до этой чертовой женщины, а это значит, нужно выяснить, что известно Кейлу. Ублюдок не будет рад тому, что Логан тут, но ему все равно. Слишком многое поставлено на карту, чтобы просто сидеть в сторонке и ждать. Кейл хорош, возможно, даже был лучшим, но всегда существовала вероятность того, что кто-нибудь налетит и схватит мисс Макгвайр, а этого Логан не собирался допускать.

Началась война, и хотя все, чего он хотел, так это увидеть, как последний Защитники исчезнет с лица земли, сейчас они были ему нужны. Как только он получит контроль над достаточным количеством территорий, он собирался в плотную заняться проблемой с Защитниками, но прямо сейчас их существование было ему выгодно, поэтому Логан собирался отступить и дать им возможность продолжать жить.

– Почему бы нам не пойти ко мне? – спросил парень, и Логан осознал, что у парня стальные яйца, потому что совершенно очевидно, женщина была не его уровня.

– Думаю, я воздержусь, – ответила она, вежливо улыбнувшись, и снова обратила свое внимание на игру, что показывал плоский телевизор, который висел над стойкой бара и ее ужином.

– Сука, – пробормотал мужчина и отошел.

Логан сощурил глаза, глядя на того, и увидел, что тот направился к группе людей, которых никак иначе, чем "барные лохи" нельзя было назвать. Прежде чем Логан уедет из города, он высушит этого мужика.

– Карл? Можешь меня рассчитать? Думаю, уже ночь на дворе, – промолвила рыжеволосая красавица, снова привлекая его внимание.

– Конечно, Джил, – ответил бармен, и перед женщиной, которую очевидно звали Джил, скользнул написанный от руки счет.

Джил....

Логан вдруг осознал, что ему нравится ее имя, оно было необычным, потому что Логану в принципе никогда и ничто ни в ком не нравилось. Он смотрел, как она копается в своем маленьком розовом кошельке, и решил, что хочет от нее большего нежели простой перекус. Он хотел ее увидеть в своей кровати, под ним, на нем и везде, где сможет получить ее и сегодня обязательно получит.

А потом он ее убьет.

Как и во всем в своем бытии, он стремился к простоте в сексе, к его примитивности. Он не давал обещаний, не заводил привязанностей или отношений. Секс был всего лишь физической потребностью. Что-то, на что он шел только, когда действительно надо, в остальных случаях ему было все равно. Он брал женщину, трахал ее, пока не кончал. Он никогда не занимался и не будет заниматься любовью. Женщины, которые попадали к нему в постель, понимали это, и если настаивали на чем-то большем, он их убивал.

Хотя нужно заметить, что, как правило, имел дело с вампирами, демонами и время от времени с оборотнями, и все они знали, на что он способен, поэтому обычно проблем не возникало. Логан никогда не имел дело с людьми, за исключением, когда они выступали едой. Другие Мастера доставляли себе удовольствие тем, что заводили любимчиков для секса, но он не относился к их числу.

Человеческие женщины были слабыми, прилипчивыми и слишком простыми. Когда женщина попадала в его постель, он старался взять от них все. Логан не любил сдерживаться, трахаясь, а с человеком такого не получалось, но так как он собирался выпить ее досуха, ему не придется сдерживаться, размышлял он, пересилив порыв пойти взять ее прямо сейчас. Вообще-то это было несколько удивительно, понять, что его тянет к человеку. Она очень быстро превращалась в одержимость то, чего он не мог себе позволить.

– Эм, Карл? – сказала Джил, взволновано пожевав нижнюю губу, бросив на бармена робкий взгляд.

Тот тяжело вздохнул, но Логан увидел смешинки у того в глазах и как дернулись губы.

– Опять?

– Возможно, – пробормотала она, выглядя смущенной.

Карл сложил руки на своей тощей груди и с насмешкой посмотрел на маленькую женщину сверху вниз.

– Ты ведь знаешь, что слишком доверчивая?

Она ответила ему тем же взглядом, что у нее получилось очень мило.

– Доверие – моя работа. Как мне отработать свою еду: помыть пол или тарелки?

– Туалеты, – ответил Карл с серьезным лицом.

Джил задумчиво поджала губы.

– В этом случае я бы потребовала десерт.

– Хорошо торгуешься, Джил, – сказал он, улыбнувшись, что заставило Логана заскрежетать зубами.

– Может, мы просто сможем записать все на мой счет и не говорить об этом брату и отцу?– спросила она, голос был полон надежды.

Улыбка резко пропала с лица Карла, когда он поднял руки и сделал шаг назад от Джил.

– Я никак не смогу это скрыть от них, Джил. Они надерут мне задницу.

– Но я же тебя люблю, разве это ничего не значит? – спросила она, мило хлопая глазами.

И с каких это пор он находил человеческих женщин милыми? Видимо с сего момента, раздумывал он.

Карл упрямо покачал головой.

– Не тогда, когда дело касается твоего отца, Джил. Прости.

– Крысы, – пробубнила она.

– Не беспокойся об оплате. На прошлой неделе после того, как тоже самое произошло во вторник, заходил твой брат и открыл счет на пять сотен долларов, – объяснил Карл, бросив взгляд на часы, – Кстати к слову, мне позвонить Крису или отцу, чтобы проводили тебя домой?

– Ни тому, ни другому. Я и сама смогу дойти до дома, – сказала она и слезла со стула, подарив Логану мимолетный впечатление о стройных, красивых светлых ножках.

– Джил...

– Доброй ночи, Карл,– сказала Джил и, слегка махнув рукой, направилась к двери.

– Они убьют меня, – начал жаловаться Карл, но Логана больше не заботили проблемы парня, потому что его еда и развлечение на сегодняшнюю ночь только что вышла из дверей.

Логан бросил стодолларовую купюру на стол и пошел на выход. Предвкушение охоты разливалось по венам, заставляя напрячься тело, а клыки начало покалывать в деснах. Кейлу придется какое-то время подождать, но к счастью тот ел медленно. Следует надеяться, что когда Логан вернется, тот только приступит к еде. Сейчас он бы отдал все за обоняние оборотня, размышлял он, выходя на тротуар, и осмотрел тускло освещенную улицу. Не обнаружив ее среди прохожих, закрыл глаза и глубоко вдохнул. Когда почувствовал кровь сладкую и немного острую, то сразу понял, кому та принадлежала. Он последовал за запахом в ту сторону, где были уже закрытые магазины, и нахмурился. Какого черта, эта крошка пошла через небезопасный район? Он отбросил беспокойство, потому что это было ему только на руку.

– Долго же тебе понадобилось, – произнес нежный голос, удивив его до чертиков, но Логан этого не показал, повернулся и увидел рыжеволосую красотку, она стояла прислонившись к кирпичной стене в широком переулке.

– Ты знала, что я последую за тобой? – спросил он, делая шаг вперед. Когда она не сделала попытки тут же убежать, он не смог сдержать улыбки.

– Да, – сказала она, улыбку можно было назвать не иначе как дразнящей.

– Тогда ты знаешь, зачем я пришел? – спросил он, гадая, знает ли она на самом деле. Даже спустя все годы он удивлялся тому, что люди не замечали мир вокруг себя.

– Конечно, знаю, – промолвила она совсем без страха или промедления.

Логан понимал, что должен переспросить и задуматься, а не была ли это какая-то ловушка, но на тот момент ничего не имело значение, кроме женщины. Не раздумывая ни минуты, он пошел к переулку и встал перед ней так, что ее грудь почти касалась его живота.

Она была очень маленькой, заметил он.

– Тогда расскажи мне, чего я хочу, – сказал он, протянул руку, чтобы погладить кончиками пальцев ее подбородок.

– Кое-что чего нет в меню, – хрипло прошептала она.

– Да?– пробормотал он, проведя подушечкой большого пальца по ее нижней губе. – А что если все, чего я хочу – это снять пробу?

– Тогда тебе стоит поискать где-нибудь еще. В другом городе.

– Но мне здесь нравится, – промолвил он, позволив появиться клыкам, а глазам стать серебряного цвета, так чтобы он мог лучше ее видеть. В считанные секунды исчезла темнота ночи, и он смог видеть все настолько четко, словно светило солнце.

– Это очень плохо, потому что тебе придется уехать, – сказала она, протянула руку вверх и, словно не могла сдержаться, провела по его губам пальчиками, затем опустила руку с разочарованным легким вздохом.

– Прежде чем я смогу отведать самую прекрасную сладость, что может предложить этот город? – спросил он, с сожалением качая головой. – Боюсь, что это невозможно, Джил.

Удивление блеснуло у нее в глазах, прежде чем она сумела его скрыть.

– Ты знаешь как меня зовут?

– Да.

– А что еще ты знаешь обо мне? – спросила она, подавшись навстречу его прикосновениям.

– Что ты красивая, сладкая и сегодня ночью вся моя, – сказал он, наклонившись вниз, чтобы попробовать ее губы или кровь, он не знал, и ему было все равно. Он хотел эту женщину больше, чем следующий ненужный ему вдох, и ничто не могло его остановить.

– Спокойно, парень, – сказала она, и тут же он почувствовал что-то твердое и острое, прижатое к его яйцам через брюки.

– Парень? – спросил он, немного удивленный, и, отстранившись, посмотрел вниз. И приподнял брови, когда узрел в ее маленькой ручке, такой же маленький, но очень острый клинок у себя между ног.

– Ммхмм, – равнодушно промычала она. – Я в курсе, что ты можешь регенерировать потерянную конечность или эм... – она позволила голосу оборваться, а на щеках загорелся милый румянец, который он посчитал очень привлекательным. – Но мне сказали, что серебро в этом ноже было охлаждено в святой воде, начищено в святом масле и окроплено кровью Защитника, – объяснил она, когда страх наполнил его. – Я, конечно, не специалист, но как сказали мой брат и отец, если что-то отрежу, – произнесла она, сделав ударение на слове "что-то" и слегка повернув руку, что заставило его покрыться потом, – ты никогда не сможешь его отрастить.

Когда он сделал шаг назад, она прижала нож выше с явной угрозой.

Он уронил руку с ее лица к горлу.

– Ты понимаешь, что я могу тебя убить, просто сжав руку, Ангел? – потребовал он.

Она слегка пожала плечами.

– А я могу заставить тебя петь сопрано остаток твоей неестественной жизни, всего лишь повернув руку. Что ты выберешь?

Нехотя он уронил руку.

– Ты выиграла, Ангел, – объявил он, желая сотни других вещей в тот момент.

– Так обычно и бывает, – сказала она с проказливой улыбкой, а другой рукой махнула ему, чтобы он отошел, – А теперь будь хорошим вампирчиком и вали из моего города.

– Ты будешь по мне скучать, если я уеду? – спросил он, уже осознавая, что не сможет уехать из города без нее.

Она рассмеялась легким красивым смехом, что заставило его захотеть рассмешить ее снова.

– Просто уезжай прежде, чем мой брат или отец тебя найдут. Ты слишком хорош, красив, чтобы тебя превратили в пыль, – посоветовала она, подняла руку, чтобы покровительственно похлопать его по щеке, прежде чем отступить и уйти от него прочь.

– Красив? – выпалил он с отвращением.

– Ммхмм, очень красив, – бросила она через плечо, не спеша уходя, словно не угрожала ему снова.

Он был ни фига не красивым. Щенки и дети красивые, и он адски уверен, что не был ни щенком, ни ребенком, отрешенно размышлял он, наблюдая, как самая сладкая задница, которую он когда-либо видел, медленно уплывает прочь. Он потер нетвердой рукой лицо, пообещал себе, что попробует Ангела, прежде чем покинет город, но этому придется подождать. А прямо сейчас у него были проблемы посерьезнее, чем маленькая рыжеволосая красотка, от которой кипела кровь.

Но он вернется и, когда это произойдет, она станет его.


Переводчики: m_red

Редактор: oks9


Глава 26


– Крис, где тебя черти носят? – потребовал Эрик в тот момент, когда Крис ответил на телефонный звонок.

– На пути познания моей пары, – сказал Крис, толчком закрывая за собой дверь отеля и с удивлением заметив, что его пара не кричит во все горло.

Хотя прошло два часа с тех пор, как он ушел, и сейчас велика вероятность того, что голос у нее охрип от крика. Без сомнения, теперь она ненавидела его, а это то, чего он хотел, что ему было нужно. С того момента, как он ее встретил, его чувства к ней смягчились, а этого он совсем не мог себе позволить. Крис должен был держать эту женщину на расстоянии, чтобы иметь возможность сосредоточиться на своей гребаной работе, но Иззи только мешала. После того, как у них был секс на капоте машине, и из них двоих только он потерял девственность, размышлял Крис с холодцой, он должен прекратить сдувать с нее пылинки и липнуть к ней.

Нужно как-то устроить все так, чтобы не стало хуже не только для него, но и для нее. Она должна уехать. В этом вопросе выбора не было, и не важно, как он к ней относился, Крис не мог с ней так поступить. Он никогда не покинет свою семью ради нее, и было бы не правильным заставить ее думать, что есть хотя бы отдаленная вероятность, что он предпочтет ее своей семье. Они пришли из двух разных миров, и он, несомненно, понимал, что она добровольно не бросит свою жизнь ради него, и абсолютно уверен, что не изменит свою ради кого бы то ни было. Ему нравилось, то чем он занимается и не мог представить себе ничего другого. Помимо всего прочего, его мир даже не рассматривался, как возможная жизнь для нее.

Она была слабой, очень слабой, и он уже начал привязываться к ней. У ее способностей осталось сорок восемь часов, чтобы проявиться, но ничего не произошло. Она была все еще такой же слабой и медленной, как человек, и у Криса уже появилось чувство вины за то, что он таскал ее за собой. Если они попадут в настоящую переделку, она будет полностью беспомощной. Этим утром он точно знал, что следует делать, но теперь...

Пугало то, что могут сотворить с мужчиной пара часов и завершение процесса образования пары, подумал Крис и вздохнул. Он надеялся, что сможет использовать ее для того, чтобы выманить Мастера, который нанял Куина, но, возможно, подождет еще день, а потом вернет ее Эрику. Он мог найти женщину-Защитника, которая выглядела бы, как Гномик, и вместе они могли бы выловить Мастера и прижать его. Если им повезет, они доберутся и до Куина, но также Крис понимал, что преимущество в этой ситуации было не на их стороне.

– На пути? Ты о чем, блин, говоришь, Крис? Вы должны были встретиться со мной в Бостоне с Изабеллой, чтобы можно было вывезти ее из страны? – кричал Эрик совсем уж рассерженно.

– Планы поменялись. Я привезу ее к тебе через несколько дней, – сообщил Крис, чувствуя, как переутомление снова кусает за задницу. Он так чертовски устал, но понимал, что пройдет еще несколько недель или месяцев, прежде чем сможет как следует отдохнуть снова.

– Она нужна нам сейчас, Крис.

– Что случилось? – спросил Крис, свалив сумки с едой на середину кровати.

– Что случилось? – повторил Эрик. – Ты шутишь? Война, черт побери, случилась. У нас есть вампирские гнезда по всему миру, которые считают, что пришло время наехать друг на друга, на Защитников, а все Стаи их просто бесят. У нас есть Стаи, которые нападают на дома Защитников и вампирские гнезда. Демоны сидят и ржут, что в кои-то веки они не вызывают больше проблем, и у нас все гребаные Мастера с ума посходили.

Как только проявятся способности Изабеллы, мне нужно, чтобы ты привез ее сюда как можно скорее, чтобы я мог вывести ее на хрен из страны и сосредоточиться на том, чтобы остановить этот бред, прежде чем он попадет в одиннадцатичасовые новости и не вызовет неразбериху среди людей.

– Черт, – пробормотал Крис, проведя пальцами по волосам. Плохо. Было очень плохо. – Я привезу ее к тебе завтра ночью, – сказал он, бросив взгляд в окно. – Если я приведу ее прямо сейчас, нас поймают.

– Черт, ты прав, – ворчал Эрик. – Ненавижу, когда ты прав.

– Многие ненавидят, – произнес он, выглянув наружу и вздохнув с облегчением, когда не обнаружил никого, кто прятался бы на большой парковке.

– Тебе не следовало уезжать с ней, – заметил Эрик.

Крис фыркнул в ответ.

– Бред, ты не оставил мне выбора, Эрик. Ты принес войну прямо к дверям моего дома.

И что же по-твоему я должен был делать?

– Мы перевезем твою семью, – оправдываясь, промолвил Эрик, что заставило Криса невесело рассмеяться.

– Вы собирались попытаться увезти мою семью из единственного дома, который они когда-либо знали и любили? Пока Медисон беременна? Вы, черт возьми, с ума посходили? Она бы выцарапала тебе глаза, посмей ты хотя бы заикнуться об этом.

– Вообще-то, – пробормотал Эрик, – я собирался предложить это Ефраиму.

Крис вздрогнул при упоминании имени отца. Он даже не хотел думать о том, что сделала бы Медисон с его отцом, если бы он предложил ей поменять ее дом на что-то неизвестное.

– Ой, чуть не забыл. Когда твой отец узнал о том, что ты сделал, он просил передать тебе, что у тебя двадцать четыре часа на то, чтобы вернуть свою задницу домой или он придет за тобой, – сообщил Эрик, усмехнувшись.

– Только этого мне не хватало, гипер заботливый Страж у меня на хвосте, – сказал Крис, зная, что отец дал ему двадцать четыре часа потому, что тому понадобилось время, чтобы убедить Медисон не пойти за Крисом самой.

– Как все это переносит Изабелла?

– Хорошо, – ответил Крис, удивляясь, почему она такая тихая.

– Ты сказал ей, куда ее отвезут?

– Нет еще.

– Сделай одолжение и скажи. Объясни, почему мы это делаем. Я не хочу, чтобы она ощущала себя пленницей, – сказал Эрик, хотя они оба знали, что так оно и было.

– Сделаю. Не волнуйся. Увидимся завтра, Эрик, – заверил Крис, начиная нервничать.

Какого черта так тихо?

– Где?

– В бостонском убежище, – произнес Крис, понимая, что им придется вернуться на север, и ему это было ненавистно, но другого выбора нет. Если Эрик не сможет до них добраться, так, по крайней мере, у них будет место, где можно прятаться несколько дней. Единственная проблема – это, чтобы его семья оставалась в тени. Он не хотел, чтобы они еще больше вляпались в это дерьмо.

– Ладно, до завтра, – проговорил Эрик, прежде чем положить трубку.

Крис вернул телефон в карман и осторожно направился к прикрытой двери ванной комнаты. Он прислушался, а когда услышал дыхание Иззи, почувствовал неимоверное облегчение. Еще одно напоминание, почему он не может ее оставить. Она слабая, и ей всегда будет необходима его защита, он не мог ее этим обеспечить. На его плечах уже и так большой груз. Заставив вести себя, как последний ублюдок, которого она ожидала увидеть, и которым он должен быть, если все пойдет не по плану, Крис открыл дверь и вошел в комнату и чуть не прикусил язык.

Как на хрен он забыл, что оставил ее голой?

Он начал с ее маленьких, милых пальчиков ног, медленно прошелся взглядом вверх по ее маленьким ножкам к красивой в форме сердца попке, которую так хотел ущипнуть, к ее потрясающей спине и светлым волосам, вверх к аккуратным ручкам, что безрезультатно пытались вытащить трубу душа из стены. Тем не менее, от напряжения ее маленькая задница слегка покачивалась, от чего его яйца сжались.

– Привет, Гномик, скучала по мне? – спросил он, входя в комнату и стараясь не улыбаться от умилительного легкого вскрика, когда она повернулась слишком быстро и чуть не упала. Если бы она упала, то повредила бы запястье, но Иззи удержалась и посмотрела на него.

– Тебе повезло, что я прикована к трубе, потому что иначе я бы надрала тебе задницу за то, что ты сделал со мной, – сыпала она угрозами, вероятно считая, что выглядит грозной, а на самом деле – очень милой.

– Ну, – сказал он, вынимая маленький ключик из кармана, – вот он твой шанс, Гномик. Надери мне задницу.

– И не надейся, что не надеру, – пробормотала она, глядя на него прищуренными глазами, когда он протянул руки вверх и отстегнул ее руки от трубы.

Он бросил наручники на раковину и поднял руки.

– Ну что, я готов.

– Ты знал, что так и будет, – сказала она, опуская руки. – Я получу удовольствие от... ой! ой! ай!– выкрикнула Иззи, яростно тряся рукой, прежде чем обнять себя.

– Кровь прилила руке? – размышлял он. – Ага, наверное, больно. А теперь, если не возражаешь, я приму душ, поэтому было бы круто, если бы ты поплясала в другой комнате. Спасибо, – бросил он пренебрежительно, снял футболку и бросил ее на горку грязного белья Иззи.

– Придурок! – выпалили Иззи, даже несмотря на то, что взгляд опустился на его голую грудь, и она облизала губы. – Вернусь через пять минут надрать твою задницу.

– Сожмусь в уголочке в ожидании, – сказал он, усмехнувшись, когда она, позабыв о том, что болит рука, подошла к нему, чтобы ударить его, но лишь мило зарычала, снова прижав руку к груди, и выбежала из ванной.

Он еще только снимал штаны, когда она снова залетела в ванную.

– Так не терпится надрать мне задницу? – спросил он, бросив штаны на горку грязного белья.

– Я думала, ты принесешь одежду, – осуждающе произнесла она, стараясь не смотреть вниз, но взгляд так и притягивало туда.

– Что я и сделал, – сказал он, решив оставаться в боксерах, пока она в комнате. Не стоило показывать ей, какое действие она на него оказывала.

И опять же будет сложно прятать реакцию, если она что-нибудь не накинет на себя.

– Вот, – сказал он, схватив большое белое полотенце из стопки на углу тумбочки на раковине, и протянул ей, – надень.

Она оттолкнула полотенце, словно оно оскорбляло ее, хотя на самом деле защитило бы. Ему и правда пора прекратить думать о сексе с ней. Не то чтобы мог назвать это сексом, потому что он даже не двинулся ни разу, но ему хотелось этого снова, на этот раз избежав быстрого финала. Снова заняться с ней сексом не было хорошей идеей. Ему не стоило знать, какого это будет трахать ее до тех пор, пока они оба не смогут ходить. От этого станет только хуже. Итак плохо, что опыт того, что он однажды побывал в ней будет преследовать остаток его жизни. Не стоит добавлять проблем.

– Я бы хотела одеться, – заявила она, сложив руки на груди и глядя на него.

"Она вообще не замечает, что голая?" – раздумывал он, смотря на нее.

– Понимаю, но пока я не готов ехать, твоя одежда будет в недосягаемости, Гномик. Поэтому будь хорошей девочкой и иди поешь, потом ложись. Завтра у нас будет длинный день, – сказал он, повернувшись, чтобы включить душ и спрятать огромную "палатку" на своем нижнем белье.

После краткого молчания Иззи вздохнула и вышла. Он был несколько шокирован, но благодарен, что она ушла. Бросив свои боксеры на все увеличивающуюся кучу белья, он осторожно потянул за не совсем белую повязку на руке и вздохнул в облегчением, когда увидел, что швы рассосались, оставив толстые шрамы. Выкинул повязку в корзину для мусора и зашел в кабинку, настроил температуру воды так, что был вынужден скрежетать зубами от ледяной воды, льющейся на него. Прошло несколько минут прежде, чем его член упал, и когда это произошло, Крис с облегчением вздохнул.

Еще день и все закончится, напомнил он сам себе.

Через пять минут он был помыт, вытерт и одет в пару чистых трусов и джинсы. Он вышел из ванной и резко замер, когда до слуха донесся первый всхлип. Он метнул взгляд в сторону кровати и увидел свою пару, свернувшуюся клубочком на своей половине. Она лежала спиной к нему, а ее тело вздрагивало от каждого душераздирающего всхлипа. Она выглядела такой маленькой и беспомощной в этой большой кровати, подумал он, сделав шаг к ней, но остановился. Он не мог позволить себе стать мягче по отношению к ней. Сегодня он уже облажался. Если подойдет к ней, все станет только хуже, запутает ее, что будет неправильно и нечестно по отношению к ней.

– Крис? – тихо хлюпнула она носом.

– Что? – спросил он, желая надрать самому себе задницу.

Ему следует выйти и дать ей пару часов успокоиться и поспать.

– Не мог бы ты, – всхлип, – обнять меня, пожалуйста?

– Гномик, я не думаю, что это хорошая...

– Пожалуйста, Крис? Мне так страшно.

Он покорно закрыл глаза. Он не мог оставить ее в таком состоянии. В конечном итоге это была его вина, что она была так напугана. Все, что он мог сделать, – это обнимать ее, пока она не уснет, решил Крис, подошел к кровати, сел и облокотился спиной о голую стену.

– Ты не мог бы лечь и обнять меня? – тихо попросила она.

Скрепя сердцем, он так и сделал. Лег и открыл для нее свои объятия. Она не теряла ни минуты перекатилась и...

"Какого хрена она гладит мой живот?" – лениво размышлял он, чувствуя ее тепло, влажное лоно прижалось к его животу, а большая грудь качалась у него перед лицом. Надо было бы скинуть ее с себя, но понял, что не хочет. Назовите его эгоистичной свиньей, но он хотел ее.

– Хрен с ним, – пробормотал он и потянулся, чтобы обхватить губами розовый сосок.

– Так-то лучше, – сказала Иззи, садясь, и выдернула грудь у него изо рта с прямо таки довольным выражением лица.

Из-за затуманенного возбуждением сознания Крису понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что она сделала, и когда до него дошло, он скинул ее.

– Ну что ж, как бы мне ни хотелось сказать, что было приятно познакомиться, это не так, – произнесла она, игнорируя его яростные попытки освободиться.

– Освободи меня, черт подери! – выпалил Крис, протянув руки между матрасами и вздрогнув, когда наручники впились в запястья, и увидел толстую металлическую раму кровати, к которой она его пристегнула.

– Извини, – вымолвила она, беззаботно пожав плечами и отрешенно почесав над ухом. – Как бы ни хотелось отпустить тебя, чтобы ты мог и дальше тащить меня Бог знает куда и обращаться со мной, как с дерьмом, мне надо идти. Помимо всего прочего, у меня такое чувство, что мне совсем не понравится то, что вы с Эриком приготовили для меня.

– Дай мне чертов ключ! – приказал он, когда она ушла в ванную.

Минуту спустя она появилась в его джинсах и футболке.

– Прости, не могу. Зато могу сказать милому парню на регистрации не беспокоить тебя и, – сказала она, широко улыбнувшись и вынимая его кошелек из кармана штанов, – заплатить еще за ночку, чтобы ты мог в полной мере насладиться приятной удобной кроватью, а я – убраться подальше от тебя.

– Я найду тебя, – заскрежетал он зубами.

Она беззаботно пожала плечами.

– Может. А может, и нет.

– Не может быть никаких "может", Гномик, – рявкнул он, пытаясь сесть, но не смог, – когда я до тебя доберусь, то заставлю заплатить за каждую минуту, проведенную здесь. Затем я отправлю твою задницу на остров, который ты никогда не покинешь! – прорычал он.


Переводчики: m_red

Редактор: oks9


Глава 27


– Ч-что ты только что сказал? – спросила Изабелла, молясь о том, чтобы ослышалась.

– Ты меня услышала, – отрезал Крис холодно и снова дернул наручники.

– Я не хочу ехать на остров, – пробормотала она, почесав шею. Она собиралась раздобыть алое для царапин, когда сбежит, но, похоже, этому не суждено сбыться.

По меньшей мере день или около того. Ей бы какое-то время отсидеться и избегать мест, где есть камеры или мало людей. А сейчас она ставила на толпы людей и анонимность. Ей придется путешествовать ночью, чтобы было сложнее ее засечь, но у нее должно получиться. Теперь ей нельзя пользоваться кредитными картами, но к счастью у Криса в бумажнике достаточно денег, так что она сможет прятаться где-нибудь пару недель, пока не переведет часть своих денег на новый онлайн-счет, и ей не доставят кредитные карты. У нее получится, она сможет.

– У тебя нет выбора, Гномик. Твоя жизнь, как ты понимаешь, закончилась. Прямо сейчас тебе нужно быть хорошей маленькой девочкой, отстегнуть меня, чтобы я мог тебя защитить, – жестко сказал Крис, снова дернув наручники.

– Мне не нужна твоя защита. Я сама могу о себе позаботиться, – выпалила она, протянула руки и схватила штаны, когда те начали спадать.

Ей не понравилось, когда он начал над ней смеяться.

– Могу, – повторила она.

– Я тебя умоляю, Гномик. Ты не протянешь и часа без моей помощи.

– Да ладно? Не смогу? Очень смешно, потому что я как-то прожила последние двадцать семь лет без твоей помощи, – отрезала она, направляясь к двери, и тут же замерла, услышав его слова.

– До этого за тобой не гнались демоны, вампиры и оборотни. Ситуация изменилась. Если ты выйдешь из этой двери, Гномик, меня там не будет, чтобы защитить тебя. Выгляни наружу, – непринужденно говорил он, – Солнце зашло, и сейчас время после полнолуния. Каждый оборотень, который знает о твоем существовании, будет охотиться за тобой, также как и каждый вампир, который хочет угодить своему Мастеру. Как только ты выйдешь, тебя ожидает скверный сюрприз. И опять же, если ты выйдешь туда днем без меня, тебе придется беспокоиться о подручных вампиров, демонах и оборотнях, которые разыскивают тебя. Тебе будет негде спрятаться, Гномик. У тебя нет ни способностей, ни средств, чтобы там выжить одной.

– Не правда, – пробормотала она слабо, когда до нее начали доходить его слова.

– Если ты сейчас уйдешь, то уже утром будешь мертва, потому что кто-то чрезмерно постарается, или ты закончишь питомцем Мастера. Или тебя могут убить в перестрелке, пока они будут за тебя бороться. Если тебе повезет, то тебя будут только мучать и использовать твои способности.

– Ты говоришь, что у меня мало шансов, – тихо промолвила она, понимая, что он был прав. Она не знала, как драться, не говоря уже о том, какая борьба ожидает ее там снаружи.

– Выходишь за дверь и ты мертва, или освобождаешь меня, я защищаю тебя и в целости и сохранности увожу на остров, где никто не сможет тебя найти, где ты сможешь жить полной жизнью и быть полезной, – сказал он уже спокойнее. – Все, что тебе нужно сделать, – это отпустить меня, Гномик, и я смогу тебя защитить.

– И быть узником? – спросила она, гадая, где же положительная сторона.

– Все лучше, чем быть мертвой. И опять же, если ты не пожелаешь делать, что от тебя хотят, то пожалеешь, что не мертва, – отрезал он холодно, безуспешно дергая за наручники.

Она покачала головой.

– Такого не может быть. Наверняка есть другой выход. Почему я не могу остаться в этой стране? Я слышала, как кто-то говорил про убежище. Почему я не смогу остаться там и работать?

Какое-то время он не произносил ни слова, но она не упустила того, как выражения его лица стало настороженным.

– О Боже, это ведь возможно? Но ты не хочешь, чтобы я оставалась. Именно ты хочешь, чтобы я уехала подальше, – сказала она, понимая, что права, пока произносила слова.

– Ты слабая, Гномик, – резко произнес он. – Если до тебя кто-то доберется...

– Ты боишься, что я что-то расскажу. Что-то, о чем никто не должен знать, – заключила она, оборвав его.

Когда он не ответил, Иззи поняла, что движется в нужную сторону. Она прислонилась к стене, вопросительно подняв бровь. Что могло быть так чертовски важно, ради чего он готов пожертвовать ее счастьем и свободой?

Ответ поразил ее. Его семья или, скорее всего, кто-то из его семьи.

– Ты так поступаешь со мной, чтобы обезопасить своего брата? – спросила она, чувствуя тошноту. Не потому что он был готов на все ради брата.

Если бы у нее был кто-то, кого она любила больше жизни, она бы сделала тоже самое, но тот факт, что он считал, будто она пожертвует маленьким мальчиком, чтобы спасти свою задницу, ранил.

– Я делаю это ради всех них.

– Тебе не нужно отправлять меня. Я бы никогда...

– Только не говори мне, что не станешь ничего рассказывать, потому что мы оба знаем, что ты выдашь все в течение первых гребаных минут любому, кто пригрозит тебе, – рявкнул он.

– Да ладно? – огрызнулась она, делая шаг в сторону кровати, чтобы посмотреть на него сверху вниз. – Ты меня так хорошо знаешь, да?

– Я знаю, что как только твой комфорт оказался под угрозой, ты выдала чертову информацию, – выдал он с отвращением.

– И что же я выдала, Крис? – потребовала она.

– Ты выдала информацию о своей программе и свой пароль!

Она закатила глаза.

– Та-дам, Крис.

Его глаза опасно сузились, когда он снова тщетно дернул за наручники.

– Позволь-ка мне объяснить тебе, что ничто из этого не имеет значения. Во-первых, тот пароль только приостановил мою программу, но та все еще работает в фоновом режиме. Тебе также следует знать, что пароль, который я дала, одноразовый. "Ябеда" больше никогда не примет его. Зная об этом, я в любой момент могу снова активизировать программу из любой точки, поэтому постарайся не злить меня, – выпалила она, наслаждаясь шокированным выражением его лица. – Во-вторых, кому какое дело, что тебе известно, что делает моя программа. Ее ведь у тебя нет? Ты не имеешь ни малейшего понятия, где она, и ты никогда не найдешь ее, – закончила она, разбив его в пух и прах.

Она уже собиралась уйти, когда решила поделиться с ним еще одной новостью, просто чтобы позлить.

– Ты, наверное, уже знаешь, что "Ябеда" заразила вашу систему, если захочу, могу продать всю вашу компашку, как только мне заблагорассудится, если ты попытаешься снова угрожать закрыть меня на острове.

– Ты блефуешь, – отрезал Крис, но не выглядел таким уж уверенным.

"Хорошо. Пусть корчится", – подумала она, направляясь к двери.

– Наслаждайся свободой, пока можешь, Гномик, потому что как только я отсюда выберусь, твоя задница принадлежит мне!


***


– Черт, – пробормотал Кейл, когда уловил тягучий запах Логана.

"Конечно же, ублюдок был в городе", – думал он, в душе проклиная свою удачливость. Вмешательство Логана – последнее, что Кейлу было нужно, в особенности сейчас. Впервые за века он раздумывал, а не нарушить ли букву контракта. Обычно он был сосредоточен и не позволял никому встать между ним и своей работой, но сегодня...

Сегодня Кейл сидел в баре, цедил теплое, словно моча пиво, и вместо того, чтобы искать какую-то Изабеллу Макгвайр, обдумывал, как убить маленького мальчика. Он не мог позволить, чтобы до мальца добрался Мастер или позволить тому обрести истинное бессмертие. Он прекрасно знал, где Изабелла и куда направляется, но не мог заставить себя уехать.

Не сейчас.

Был ли смысл ехать и завершать свою работу? Как только сделает, что должен, то станет самым разыскиваемым Защитниками человеком на земле. Они схватят его, будут пытать, а потом отрубят голову. Это в том случае, если родители мальчика не доберутся до него первыми, что, скорее всего, и будет. Марк Уильямс – любимый ребенок бывшего полицейского Нью-Гемпшира и бывшей школьной учительницы. Они были уважаемыми членами общества и родителями троих взрослых детей. И конечно же, самой популярной темой для сплетен, именно так он собрал всю информацию. Они не старели.

Ефраим Уильямс приехал в Рерум в Нью-Гемпшире более пятнадцати лет назад, а Медисон – около десяти, и оба выглядели на двадцать пять, как сообщали пожилые дамы, которые продавали, как они сразу сообщили, для церкви сгоревшее печенье перед почтой. Из всего сказанного он заключил, что имеет дело с парой взрослых Стражей. Другая сплетня убила его наповал. Женщина, Медисон, была беременна близнецами согласно ее бабушке, которая позвонила всем и каждому в городе, чтобы поделиться новостью. Это, пожалуй, последнее, что он хотел бы услышать, и такая новость усложняла жизнь в тысячу раз. Он мог либо убить мальчишку и сбежать, а потом вернуться за детьми, когда они родятся, либо выкрасть пацана и собственноручно разорвать мать и молиться, что он навредит настолько, что беременность прервется, потому что дети защищены, и убить их можно только, если жизни матери будет угрожать серьезная опасность.

Ни один из вариантов его не привлекал, но Кейл понимал, что не может просто так отсиживаться и рисковать появлением еще трех Стражей в мире. Чтобы он ни надумал, ему предстоит действовать как можно скорее, пока они не почувствовали его присутствие и не перехватили инициативу из его рук.

Первое, что он сделает, – это выкрадет Марка Уильямса.


***


– Пожалуйста, заводись, – шептала Иззи тихо, боясь, что любой звук привлечет ненужное внимание к тому, что она возилась у открытой передней двери машины, которую Крис украл, и пытается замкнуть кабель напряжение этого куска металла.

"Да, почему она не заводится?" – размышляла она в сотый раз. Она все сделала как в видео. По крайней мере, так считала. Бросив осторожный взгляд через плечо, чтобы убедиться, что она все еще одна на очень темной парковке, которая ее пугала, Иззи снова посмотрела в свой нетбук и обновила видео.

– Я так и сделала, – бормотала она, смотря, как парень в видео соединил два провода вместе. – Какого черта у меня не получается?

– Потому что ты не держишь их достаточно долго, Гномик, – оповестил ее Крис откуда-то сзади, отчего она замерла в ужасе.

– Ой, – пискнула она и громко сглотнула, стараясь не делать резких движений, чтобы не выдать себя.

– Ты ничего не хочешь мне сказать? – небрежно поинтересовался он, но Иззи определенно смогла различить гнев в его тоне, да и правда, кто бы его стал винить за это?

Она, наверное, переусердствовала, когда позволила ему себя разозлить, чтобы чуточку на нем отыграться в отместку, пока он был пристегнут наручниками к кровати. Оставить его закованным наручниками к постели было итак достаточно, и этим можно было бы ограничиться, но он ее взбесил. Как бы ни хотела сказать, что является взрослым человеком и поступает здраво и просто выйти из комнаты, но она не смогла. После всего того, через что прошла, она не могла уйти, не отомстив хотя бы чуть-чуть. Пусть она и понимала, что он свернет ей шею, если когда-нибудь ее поймает, ей было все равно. Ну, не совсем, но Иззи определенно слишком злилась на него, чтобы трезво мыслить. За украденный шоколад, за то, что она висела вверх ногами, за то, что мучил ее, перевернув всю ее жизнь, за то, что обращался с ней, как с мусором, и за то, что подарил ей самый лучший секс в жизни, только лишь с тем, чтобы отвернуться и превратиться в суперпридурка, запихнув ей в рот носок, при этом не чистый.

Хотя она не разобрала его бормотания в тот момент, была абсолютно уверена, что он пригрозил ее заднице чем угодно, но не нежной, ласковой заботой. После этого она вытащила свою попку оттуда, пусть и понимала, что должна сделать что-то этому большому говнюку за все то, что он с ней сотворил. Любой другой человек, наверное, не пожалел бы времени ему отомстить, но она не могла заставить себя так поступить.

Не то чтобы ведро льда, опрокинутое на его штаны, не пошло ему на пользу, или что-то такое же подлое, но она просто не могла заставить себя это сделать. Как бы ее ни злило, как он с ней обращался, она понимала, что Крис защищает свою семью, несмотря на то, что по ее мнению он был слегка нечутким большим говнюком. Конечно, она бы соврала, сказав, что только из-за его семьи отказывается от сладкой маленькой мести. Это не правда. С той самой секунды, как он вкатился в столовую, она почувствовала странную связь с ним, связь, которая стала практически удушающей после секса. Пристегивая его к кровати, она ощущала будто предает его, а выходя из комнаты, – словно сердце разбивается. Иззи не могла поверить, что может испытывать такое по отношению к мужчине, в особенности к кому-то, кто способствовал ее похищению и планировал отправить ее жить на остров, на весь остаток ее жизни, насколько она знала. Она должна была его ненавидеть, но не могла. Возможно, она не могла ненавидеть его так, как должна бы, но это не значило, что она позволит ему таскать ее повсюду. Она однажды от него сбежала, сможет и еще раз.

– Ну? – потребовал Крис, когда она не ответила.

– Что "ну"? – спросила Иззи, выпрямившись, медленно повернувшись и кое-как заставив себя не вздрагивать, когда увидела, как дергается нерв у него под глазом. Для ее задницы будет только хуже, если она не уберется от него подальше.

– Ты не считаешь, что задолжала мне извинения? – тихо спросил он, при этом выглядел изумительно, чем кто-либо, со спутанными волосами, с суточной щетиной и в мятой серой футболке, пока с отсутствующим видом поигрывал наручниками, которые на данный момент пугали ее больше, чем поляна, полная оборотней.

– Да, да, конечно, – сказала она, делая шаг из-за двери.

Крис тяжело вздохнул.

– Ты же не собираешься попробовать сбежать?

– Нет, конечно, нет. Бежать сейчас было бы глупо, – сказала она, пытаясь выглядеть невинно. Судя по тому, что нерв дергался с удвоенной скоростью, и взгляду, которым он ее наградил, у нее получалось плохо.

Настало время для плана "Б".

– О Боже, сзади! – выкрикнула она и, не потрудившись убедиться, что он посмотрел в указанном направлении, начала убегать. Но не пробежала и пяти футов, как ее крепко обхватили.

– Нет так быстро, Гномик, – хрипло прошептал он ей на ухо. – У нас есть пара незавершенных дел.

– Нет у нас никаких дел, – отрезала она, пытаясь вырваться.

– Точно есть, Гномик, – сказал он, крепко прижав ее к своему телу.

Она втянула воздух от удивления, когда почувствовала эрекцию, прижатую к своей пояснице.

– О, Боже... – задохнулась она, когда ее тело отреагировало на его прикосновение, тут же стало жарко и влажно. Это было сумасшествие. Ей даже не нравился этот придурок, но она до боли его хотела.

– Я считаю, что нам нужно закончить один разговор.


Переводчики: m_red

Редактор: oks9


Глава 28


– Сукин сын! Ты сказал, что мы поговорим!

– Ага, – ответил Крис скучающим тоном, заталкивая ее на заднее сидение внедорожника, который решил украсть.

– Так не разговаривают! – кричала Иззи, стараясь принять сидячее положение, но потребовалось слишком много времени, потому что руки закованы за спиной, а ноги связаны тонкой веревкой, сделанной из мотельного покрывала.

– Да, так не разговаривают! Это по ходу похищение, думаю, так ты могла бы это назвать, – сказал он, протянул руку и закинул их сумки назад.

– Могла бы назвать? А как ты назвал бы то, как ты связал меня и закинул на заднее сидение машины?

– Прелюдия? – предложил Крис, тут же пожалев о выборе слов. Не из-за милого убийственного взгляда, обещавшего его яйцам все виды насилия, но только мысли о прелюдии или простом прикосновении к Иззи, заставляли его член подергиваться.

Крис все еще не мог поверить в то, что она умудрилась обмануть его, соблазнив. Он был таким чертовски твердым и готовым трахать ее, пока они не смогут даже пошевелиться, а все, о чем она думала, – это как бы заставить его делать то, что хочет она только лишь затем, чтобы унести свою задницу подальше. Это было небольшое напоминание о том, с кем он имел дело, и только подтверждало его подозрения о том, что она трахалась с теми мужиками для того, чтобы получить от них что-то. Ему было отвратительно и противно, что он с такой готовностью откликнулся на ее вранье.

Что ж он получил свой урок в том, что касалось Изабеллы. Она оказалась не просто слабой, ей нельзя было доверять, а доверие значило для него очень много. Существовало очень мало людей, которым он полностью доверял, и она не принадлежала и не будет принадлежать к их числу. Ему нужно покончить с этим гребаным поручением и вернуться к защите своей семьи. Все дерьмо всплыло наружу, и он не хотел оставлять свою семью уязвимой.

– Ты говнюк, – отрезала она.

Крис лишь пожал плечами и захлопнул дверцу. Если она хотела считать его плохим парнем, он с этим справится. Это поможет им держать дистанцию, и ей будет проще расстаться с ним через пару часов. Тогда он вернется к своей жизни и своей семье, и все будет в порядке.

"Чертовски в порядке", – горько размышлял он. То, чего он желал. После всех этих лет его ожидает чертовски депрессивное будущее впереди. Он будет всю жизнь один, но на этот раз по собственной инициативе.

Он мог выбирать из двух вариантов будущего. Жизнь со своей семьей, с людьми, которых любил, и которые приняли его, когда он был на самом дне, или с женщиной, которой не доверял, которая ему не нравилась и притащила к ним с собой все свои проблемы. Выбор оказался не таким уж и сложным.

По крайней мере, не должен быть. Каждый раз, когда он думал о том, чтобы оставить ее в убежище в Бостоне, паника грозила захлестнуть его. Он не хотел ни заботиться, ни нуждаться в ней, но уже испытывал обе потребности и боялся, что если в скором времени не уберется от нее подальше, то не сможет без Изабеллы. Она должна жить в безопасности, а это произойдет только под строгой защитой, – защитой, которую он не сможет ей дать.

– Куда мы едем? – потребовала Иззи, когда он скользнул на водительское сиденье.

– Не беспокойся об этом, – пробормотал он, разорвав пластиковое покрытие под рулевым колесом, и попытался завести машину.

– Ты серьезно только что посоветовал мне не беспокоиться? – переспросила она разгневано.

– Ага.

– Слушай, я понимаю, что там до фига всего, о чем не знаю, но я хочу узнать и пока учусь, обещаю быть внимательной. Ты также можешь не беспокоиться о том, что я скажу кому-нибудь о твоей семье, поэтому если ты отпустишь меня, то обещаю...

– Я бы не трудился давать обещания, которые не смогу сдержать, Гномик, – сказал он, перебив ее и желая, чтобы она уже сдалась от переутомления и поспала, и следующие несколько часов он мог хотя бы прикинуться, что не рискует их жизнями.

– Но я смогу, Крис. Даже если до меня кто-нибудь доберется, хочу, чтобы ты знал, что я не стану болтать. Обещаю!

– Ты никак не сможешь сдержать обещание, Гномик, – произнес он тихо, выворачивая на шоссе.

– Ты не можешь быть в этом уверен! Ты ни хрена обо мне не знаешь, кроме того, в чем ты себя сам убедил! Крис, я не сделала ничего плохого и не заслужила, чтобы со мной обращались, как с заключенной! Не делай этого! – промолвила она голосом, полным слез.

Крис сжал руки на рулевом колесе, заставляя себя смотреть на дорогу, а не назад, потому что знал, что она сломает его, а он этого не вынесет.


***


– Я тебя везде искал, – резанул Логан. Кейл, не сводя взгляда с дома вдалеке, отодвинул телефон подальше от своего чувствительного уха. – Какого черта ты прячешься, если я нанял тебя?

– Я как раз выполняю свою работу, – ответил Кейл, довольный, что Логан не может последовать за ним из города, потому что последнее, что нужно Кейлу – заинтересовавшийся той семьей Логан. Который был Мастером, и как большинство Мастеров, он жаждал больше власти и контроля и понимал, что если в его рядах появится Страж, то того будет практически не остановить. Как только мальчик станет воистину бессмертным, его заставят обратить всех, кто попадет в руки Логана, так он сможет создать смертельную армию вампиров. Кейл никогда не позволит этому случиться.

Не позволит снова этому случиться.

Он сглупил, позволив первому ребенку-Стражу выжить. И эту ошибку не повторит. Какое бы отвращение не испытывал к своей обязанности, он сделает все.

"Но сейчас этому придется подождать", – решил Кейл, когда ему на глаза попался выворачивающий из-за угла Логан.

Из-за того, что в городе находился Логан, Кейл не мог больше откладывать это дело, потому что как только один из оборотней или демонов, что работали на Логана, почувствуют запах этой семьи, они предупредят Логана. Он должен выполнить эту задачу и быстро выдворить Логана из города, пока взрослые Стражи не привлекли его внимание. С каким бы удовольствием он увидел гребаного Стража за решеткой, но не мог позволить, чтобы Мастер стал тем, кто это сделает. Одна мысль о том, что Мастер будет контролировать Стража, заставляла сжиматься его желудок, но взрослые Стражи не являлись проблемой, потому как те, скорее всего, прикончат его, как только он завершит свое дело. Вся надежда была на то, что Защитники, которые наверняка и жили в доме, и охраняли его, поумнеют однажды и скинут их обоих в яму с цементом и забудут о них. И опять же, вероятно, Совету Защитников нравилось, что у них в тылу есть Страж, и они могут их позвать. И, скорее всего, считали, что и правда работают вместе и могут доверять паре Стражей.

Они получат урок.

– Почему ты не выполняешь работу, на которую я тебя нанял? – поинтересовался Логан тем резким тоном, который так пугал его людей, но даже не задел Кейла.

– Просто проверяю кое-что, прежде чем завершить дело, – ответил он, подвинувшись.

– И что же?

– Ничего существенного, – сказал Кейл, надеясь, что Логан оставит все как есть.

– Куда ты направляешься? – спросил Логан, вероятно, не ожидая ответа, и обычно он бы не ответил, но сегодня изменил своей привычке. Ему было нужно, чтобы Логан забрал своих людей и убрался из города.

– В Бостон.

– В Бостон... ты уверен? – спросил Логан с опаской.

– Очень даже.

В следующие двадцать четыре часа небольшая группа Защитников попытается тайно вывезти Изабеллу Макгвайр из страны, и если удача на его стороне, то он будет жив, чтобы им помешать.


***


До конца не проснувшись, Медисон поняла, что умирает от голода. С тихим стоном она перевернулась на спину и жалобно захныкала от одной мысли, что нужно встать и спуститься вниз, чтобы найти что-нибудь поесть. Прежде чем она забеременела, а Ефраим разочаровал ее, все что ей нужно было сделать, когда она просыпалась голодной посреди ночи, – это перекатиться и впиться в шею Ефраима, впуская его в свое тело. Теперь Медисон придется встать, а она чертовски устала и, признаться, ленилась подниматься и идти вниз. И опять же, если бы она не выставила Ефраима и не отправила его спать в комнату Криса, все что нужно было сделать, – это попросить его принести что-нибудь поесть, но она все еще расстроена по поводу того, что тот натворил.

Как только он мог позволить Крису разрушить собственную жизнь?

Десять лет Крис терпеливо ждал свою пару и за одну ночь ни за что был готов выставить ее за дверь. Только из-за того, что она не могла драться. "Большая" проблема. Крис и так мог прекрасно драться, чтобы защитить и прикрыть свою пару, пока ее способности не проявились бы, и он смог бы научить ее сражаться. Если бы кто и мог обучить ее этому, так это Крис.

Даже ребенком Крис показывал себя очень хорошим борцом, умелым, решительным и безжалостным. Так, по крайней мере, говорили Эрик и Ефраим. Когда она впервые встретила Криса, посчитала его замечательным ребенком, но он мог вести себя как подлый сукин сын, если его провоцировали. Такое мнение у нее сложилось в течение первой недели преподавания, когда она поймала его на том, как он выбивал дерьмо из двух старшеклассников, которые вывалили содержимое своих подносов на робкого новичка, который сделал огромную ошибку, усевшись за их стол. Его уязвимым местом оказались те, кто слабее, в особенности, если дело касалось женщин, что только смущало Медисон еще больше, потому что он должен быть более понимающим и терпимым к Изабелле. Она совсем не понимала, чего они ожидали от бедной женщины, когда привели ее на поляну. Таким образом они взволновали ее еще больше, от чего ее способностям стало еще труднее проявиться.

Испугав ее до чертиков, ситуации они не помогли, и вместо того, чтобы отступить и попытаться облегчить ей вступление в их мир и действовать с другой стороны, Крис из ложного чувства верности был готов и хотел признать поражение в борьбе за настоящее будущее и за свою собственную семью. Крис ничего им не должен. Он часть семьи, и если быть честной, она могла сказать, что он та искра, что сплачивала их. Они все его любили и хотели видеть счастливым. Он хотел бы встретить пару и получить партнера, но все они очень хотели увидеть его счастливым и снова весело улыбающимся.

С того нападения на дом много лет назад Крис стал серьезнее, смертоноснее и чертовски сосредоточенным на их безопасности и счастье, чтобы даже задуматься о себе. Медисон не хотела, чтобы всю оставшуюся жизнь он жил для них. Она хотела, чтобы он был счастлив. Боже, она бы все отдала, лишь бы хоть на минуту вернуть добродушного Криса. Он был добрым и милым со всеми ними и при каждом подходящем случае поддразнивал их, но глаза никогда не светились юмором, а улыбки казались вынужденными.

С Изабеллой он казался более расслабленным и счастливым в самом начале, прежде чем позволил своему разочарованию в ее недостатках повлиять на свои суждения. Она понимала, что все они находились в опасности, но поняла бы и даже приняла, если бы Крис уехал на какое-то время, чтобы защитить свою пару. Он собирался жить последующие сто семьдесят лет, если будет осторожен, а может и дольше, если она сможет найти способ обратить его, не убив, и она бы поняла, если бы ему понадобилось несколько лет на то, чтобы уединиться и обезопасить их всех, пока не закончится это глупая война. Нет нужды жертвовать своей жизнью ради них. Она не хотела этого, да и остальные тоже. Они только хотели, чтобы Крис был счастлив, а если он доведет ситуацию до конца, этого не случится.

– Медисон? – позвал нерешительно Ефраим с другой стороны закрытой двери ванной комнаты, заставив ее вздрогнуть. Она терпеть не могла, когда он вот так к ней подкрадывался. С гребаными способностями Стража она должна была бы знать в ту же секунду, когда он шевелился. – Ты голодная?– спросил он, и запах горячей еды защекотал нос, заставив заурчать желудок.

Она уже открыла рот, чтобы послать его, потому что все еще злилась на него, но упрямый Ефраим просто зашел в комнату, не дожидаясь ее ответа. Она сощурила глаза, глядя на него, и заметила жалобное выражение лица, затем глянула на поднос в его руках. И жадно облизала губы, увидев большой кусок запеченного сэндвича с сыром и полную чашку макарон с сыром.

Десять лет назад ради детей Ефраим научился готовить, но смог осилить всего два блюда: макароны с сыром и запеченный сэндвич с сыром, который, если ей не изменяет память, были запредельно вкусными.

– Держи, – сказал он, поставив поднос на кровать возле нее.

– Спасибо, – произнесла она, не в силах оторвать взгляд от еды. Она так хорошо пахла, но была маленькая проблема. Она не могла есть человеческую еду, не имея немного крови в желудке, иначе утром начиналась тошнота.

– Если хочешь я схожу вниз и принесу пакет крови, но я бы предпочел, чтобы ты взяла у меня. Я знаю, что ты на меня злишься, дорогая, и понимаю, но хочу, чтобы ты знала, что мне тоже не нравится, что делает Крис, – тихо объяснил Ефраим.

Впервые с того момента, как Медисон увидела еду, она посмотрела на Ефраима и чуть не заплакала, увидев выражение боли на его лице. Она знала, как сильно он любил Криса и хотел, чтобы тот был счастлив. Зная об этом, она понимала, что он более чем в ужасе от того, что случилось, и почувствовала вину, за то что прибавила ему забот.

– Я возьму у тебя, если ты не против, – согласилась она, чуть улыбнувшись, когда Ефраим с облегчением выдохнул.

Он убрал поднос и, сев спиной к кровати, открыл для нее свои объятия. Медисон обошла его и, усевшись к нему на колени, нежно поцеловала его в губы.

– Извини, что была такой врединой, Ефраим, – сказала она, снова поцеловав его.

Он обхватил руками ее попку, нежно массируя ягодицы, ответил на поцелуй.

– Ты не была врединой, детка. Я понимаю, что ты расстроена. Все мы были.

– Твой сын – идиот, – пробормотала она у его губ

– Знаю, – вздохнул он, – Я отправлюсь за ним через пару часов. Надеюсь втолковать в него кое-что.

– Надеюсь, он послушается.

Он выдавил улыбку.

– Давай подумаем об этом позже, детка.

Медисон хотелось спорить, просить и умолять его о том, чтобы он заставил Криса поступить правильно, но не смогла. Он уже был напряжен, и она не хотела волновать его еще больше. Не специально.

– Хорошо, – неохотно согласилась она.

– Возьми, сколько нужно, – сказал он, наклонив голову набок.

Медисон наклонилась и поцеловала его в шею, затем позволила выскользнуть клыкам и впилась в его шею. Ефраим громко и протяжно застонал, крепче схватив ее ягодицы. Запах его возбуждения секунды спустя достиг ее, и она не смогла его проигнорировать. Они уже несколько дней не занимались любовью, и это была ее вина. Желая помириться, она протянула руку между ними, освободила его член из пижамных штанов и начала медленно гладить.

– Ты не должна этого делать, Медисон, – отрезал он, застонав.

В ответ она ускорила свои движения и сильнее потянула его шею, зная, как ему это нравится. Когда почувствовала, что он затих, она оторвалась от его шеи и склонилась над ним, чтобы взять его в рот.

– Черт, – простонал Ефраим, когда его член набух у нее во рту за секунду до того, как он кончил. Она проглотила все до последней капли и отодвинулась, чтобы облизать головку.

– Иди сюда, – прорычал он, и она подчинилась, более чем готовая к тому, что как знала будет очень длинной ночью, наполненной сексом. Она уже собиралась сесть, когда услышала что-то странное. Ефраим замер под ней, резко повернул голову и обнажил клыки, когда почувствовал запах оборотня в комнате.

– Мама! Папа!


Переводчики: m_red

Редактор: oks9


Глава 29


– Пожалуйста!

– Нет! – отрезал Крис.

– Но я...

– Тебе придется потерпеть.

– Не могу.

– Можешь!

– Не могу, ты, большой придурок, поэтому отвези меня к ближайшей заправке или куда-то, где есть туалет, пока я не написала в штаны!– выпалила Иззи, более чем раздраженная и готовая удавить его собственными руками. Она бы так и сделала, не будь все еще связанной. К счастью, чуть больше трех часов назад она умудрилась сделать так, чтобы ее все еще закованные руки оказались впереди, и даже смогла освободить ноги, по крайней мере, у нее имелся минимальный комфорт. Признаться, ей стало бы еще лучше, если бы она могла посетить ванную, не умирала от голода и не была до тошноты изнурена.

– Ты сказала "написала"? – спросил Крис, прозвучало так, словно он забавлялся, и Боже упаси, если это так, и она увидит хотя бы отсвет улыбки в зеркале заднего вида, Иззи переберется на переднее сиденье и выбьет из него дух.

– Да, – процедила она сквозь стиснутые зубы. – Мне надо пописать, ты, бесчувственный ублюдок!

Он тяжело вздохнул.

– Теперь отстань, ты ранила мои чувства, – сказал он, прозвучало так, будто он еще больше забавлялся, и Иззи поняла, что большего повода надрать ему задницу ей не требуется! Изабелла уже намеревалась так и поступить, но ей напомнили, что уже невмоготу.

– Я не шучу! Мне и правда надо!

– Хорошо, – ответил он и начал останавливать машину.

– Ты какого черта творишь? – спросила она, глядя, как машины проносятся мимо них.

– Останавливаюсь, чтобы ты могла сходить в туалет. Как ты думаешь, что я делаю?

У нее отвалилась челюсть, когда она посмотрела направо и увидела редкий лесок. Господь Всемогущий, да она могла видеть тридцать метров вглубь. Она не собиралась идти писать около шоссе, где каждый может ее видеть.

– Не получится.

– Почему? Я думал, ты сказала, что тебе надо, вот иди, – настаивал он, повернувшись и махнув ей, чтобы она шла.

Она упрямо покачала головой.

– Не-а. Я хочу пописать цивилизовано.

– Вот тебе дорога, машины, технологии, – промолвил он, указав рукой на башню сотовой связи. – Невозможно найти еще более цивилизованное место. А теперь хватай в руки свою маленькую симпатичную попку и дуй писать.

– Я. Тебя. Ненавижу, – сделала она ударение на каждом слове и попыталась открыть заднюю дверь.

– Мне с тобой пойти, чтобы защитить от бешеный белочек? – спросил Крис, смеясь, но она не считала, что над этим стоит смеяться. Совсем нет. Ровно через пять секунд она вернулась в машину и громко хлопнула дверью.

– Отвези меня туда, где есть водопровод под крышей, и Бог помоги мне, когда я, наконец, возьму уроки кикбоксинга и надеру тебе задницу!

Все еще усмехаясь и, очевидно, чрезвычайно гордый собой, он снова вырулил на полосу движения и ускорился. Как только Иззи увидела первый придорожный щит с рекламой о том, что Уол-Март всего в десяти милях езды, она чуть не заплакала от счастья. Когда показалось, что Крис собирается проехать мимо, Иззи замыслила человекоубийство.

– Ты что делаешь? Давай сворачивай! – крикнула она, когда они почти проехали мимо съезда.

– Хорошо, – тяжело выдохнул он и свернул.

Спустя минуты он подъезжал к парковке около садового центра, а Иззи была чертовски близка к тому, чтобы лопнуть. Когда он повернулся и махнул ей, чтобы она протянула руки, Изабелла чуть его не расцеловала. Мысль о том, чтобы снова его поцеловать, заставила ее смущенно поежиться, поэтому она заставила себя сосредоточиться.

– Воспользуйся туалетом в передней части магазина, – промолвил Крис, отстегивая правую руку. – Даже не думай о том, чтобы смыться, – предупредил он, когда она уже хотела сказать ему пару ласковых о скрытой угрозе, но как только он освободил вторую руку, выпрыгнула из машины и припустила к магазину. Когда он рявкнул ей, чтобы она шла помедленнее, Иззи даже не потрудилась обернуться, а только показала ему всем известный жест со средним пальцем.


***


"Куда все подевались", – размышлял Крис, снова убрав телефон в передний карман, и направился в сторону уборных в передней части магазина. Он позвонил брату, отцу, сестре, бабушке и даже Медисон, и никто не ответил. Он не слишком удивился, когда Медисон не ответила: она была на него зла. Последнее, чего он желал, – это разочаровать Медисон, но выбор у него невелик, и со временем она поймет. Знал, что она хотела, чтобы у него был кто-то, но должна понять, что он не собирался принимать Иззи, если при этом ему придется покинуть свою семью. Это уж слишком. Он не мог провести остаток жизни, беспокоясь о своей семье и не имея возможности им помочь.

По крайней мере, отправив Иззи на остров, ему не нужно будет беспокоиться о ее безопасности. Он в любой момент сможет узнать, как она. Крис и не ожидал, что Иззи с ним заговорит после этого. Нет, он понимал, что как только ее проводят на самолет, она будет вдалеке от всех и всего, что ей знакомо, и по-настоящему его возненавидит. Она может утверждать, что ненавидит его, но он понимал, что это враньё наряду с тем, что Джошуа нравится ей больше, чем он сам. Если эта связь скручивала ее так же, как и его, то она предпочитает быть рядом с ним, к ней приходит спокойствие, и она чувствует себя цельной.

Без вопросов, Медисон и его отец были его лучшими друзьями, людьми, с которыми ему комфортно, которых он любил, и кому доверял, но никогда не ощущал ничего подобного рядом с ними. Когда он рядом с Иззи, то чувствовал себя уютно, расслаблено, целостно и счастливо. Он встретил ее всего несколько дней назад и уже не мог подавить те чувства, в особенности после того, как их пара стала завершенной – ошибка, которую не собирался повторять, не важно как сильно хотел бы в нее погрузиться. Одна мысль о том, чтобы трахнуть, ее заставила его яйца сжаться, а член напрячься.

"Не совсем то, что мне нужно посреди переполненного магазина", – размышлял он и, остановившись напротив туалетов, почти застонал, когда увидел таблички "Не входить" почти на всех дверях. Через двадцать секунд Крис активировал маячок, который поместил в задний карман ее джинс, когда щупал ее красивую задницу.

"Мне пора прекратить думать о ее попке", – решил он и незаметно поправил штаны, чтобы скрыть растущую эрекцию. Криса охватило облегчение, когда увидел, что Иззи все еще в магазине, не то чтобы не смог бы отследить ее, но не хотел затягивать их путешествие дольше, чем положено. Чем скорее они выберутся отсюда и попадут в Бостон, тем лучше. И совсем не представлял, как долго выдержит рядом с ней, не прикасаясь. Это еще одна причина, по которой она должна уйти. Крис не сможет справиться с подобными чувствами к кому бы то ни было. Ему нужна ясная голова, а член должен лежать, если Крис собирается продолжать и дальше выполнять свою работу, а такое невозможно, пока Иззи вызывала в нем чувства расслабленности и возбуждения. Он надеялся, что когда она уедет, его член вернется в игру и будет вести себя прилично.

Крис едва ли замечал свой член в течение двадцати семи лет. А теперь не мог не видеть и даже побаивался, что начал им думать. С момента встречи с ней, он был по большей части полу-возбужден.

"Может стоит купить джинсы пошире, пока я здесь", – подумал Крис, как раз когда зазвонил его телефон Защитника.

– Слава Богу, – пробормотал он, когда увидел, что ему звонит Эрик. Его задница должна быть уже в машине и готова забрать его маленькое мучение.

– Эй, Эрик, – сказал он, направляясь в тыльную часть магазина.

– Крис, сделай мне одолжение, – ответил Эрик вместо приветствия, и Крис понял, что тот сейчас его разочарует. – Мне нужно, чтобы ты спрятался в отеле на день-два максимум.

Да этого, блин, не случится.

– Почему? – спросил он, пытаясь не показывать раздражения. Он не мог больше находится рядом с Иззи ни дня. Итак уже тяжело для обоих, когда они не вместе. Продление неизбежного – не самое лучшее, по крайней мере, для него. Он уже понял, что наслаждается ее близостью, и не мог пойти на риск, чтобы она тоже получала от этого удовольствие. Крис, может, и гавнюк, но это не значит, что он хотел сделать ей больно, а если так и дальше продолжится, ей будет больно, в конце концов.

– Дело – дрянь, и я не смогу без риска привести тебя и Изабеллу в Бостон. Мне нужно, чтобы вы затаились, пока найду способ провести вас в город. Я не знаю, выяснили ли они или это тупая удача, но Бостон переполнен демонами, вампирами и наемниками, и все они ищут твою пару.

– Дерьмо, – выпалил Крис, заработав охи от пожилой дамы, когда проходил отдел с мужскими вещами.

– Оно самое. Дай мне день или два разобраться, и я провезу вас в город, – пообещал Эрик. Для них это не сулит ничего хорошего, и прямо сейчас было не время и не место спорить с Эриком.

– А если так? Я отвезу ее в Манхэттенское убежище и там подожду тебя, – предложил Крис. Он застрял с ней еще на несколько дней, но был уверен, что сможет избегать ее в большом небоскребе, пока Эрик не сможет ее забрать.

– Нет, она нужна мне в Бостоне, – ответил Эрик, и Крис чуть не разразился потоком проклятий, которые готовы уже были вырваться наружу.

– Так давай я ее привезу. Мы оба знаем, что я смогу доставить незаметно, – предложил Крис, надеясь и молясь всем Богам, чтобы Эрик пошел на это. С каждой секундой, проведенной с его маленькой парой, он становился все мягче и мягче.

Спустя короткую паузу, Эрик сказал:

– Нет, прости, Крис. Ты хорош, очень хорош, но на данный момент мне нужна гарантия, что ничего, абсолютно ничего не случится с Изабеллой, – сообщил он, что прозвучало почти отчаянно.

Криса нахмурился.

– Что происходит, Эрик?

– У меня сейчас действительно нет времени, потому что веду еще несколько дел, которые тоже важны, но мы хотим ее программу "Ябеду". После того, что ты мне рассказал, я пообщался с несколькими контактами в ФБР, и скажем коротко, ее программа сыграет важную роль в том, чтобы снова лишить Мастеров влияния, – объяснил Эрик. – Но для этого мне нужно, чтобы Изабелла была в безопасности и счастлива.

– Что значит, – подтолкнул Крис, у которого появилось забавное ощущение, что ему это совсем не понравится.

– Мне нужно, чтобы ты вел себя с ней хорошо. Используй свою связь с ней, чтобы она была спокойна и счастлива. Нам нужно, чтобы она чувствовала себя комфортно с нами и приняла ту жизнь, которую мы ей предложим, – указал Эрик, а Крис сделал все, чтобы не содрогнуться. – Только не говори ей о том, чего мы хотим. Я хочу убедить ее отдать программу нам. Из того, что я прочитал и услышал, это будет наш единственный козырь.

А сейчас нет никаких шансов, что Иззи им поможет, в особенности после того, как он с ней обращался. Так как Крис не считал, что есть хоть малая вероятность того, что сможет изменить ее мнение о нем, то, решил он, даже не станет пытаться. Но Эрику об этом не скажет. Нет, самое лучшее для них обоих – продолжать вести себя как говнюк, каким она и ожидает его видеть, а он использует это время, чтобы убедить ее сделать, что хочет Эрик, или просто напросто напугать ее до чертиков. В любом случае он найдет способ добиться своего. Как только у него получится, затолкает ее задницу в самолет до Европы и с глаз долой.

– Хорошо, – сказал он, понимая, что выбора практически нет, но они собираются действовать именно так. Она будет тихой, оставаться подальше от него и держаться подальше от него, потому что он не мог обещать того, что не поставит крест на их жизнях, трахая ее.

– Ладно, мне пора. Позвони, если будут проблемы.

– Подожди, – остановил Крис Эрика.

– Ты что-нибудь слышал о моей семье? Я не могу до них дозвониться.

– У них все в порядке насколько мне известно.

– Спасибо.

– Не проблема. Береги себя и помни, что я тебе сказал, осчастливь ее, – проговорил Эрик и повесил трубку.

Осчастливь ее? Даже пусть не мечтает об этом. Но он мог заботиться о ней и заставить ее захотеть отдать им программу. Ради своей работы и семьи он сделает что угодно, но не мог заставить себя специально ранить ее, даже когда она его злила.

"Но вот отшлепать ее по попке точно могу", – думал Крис через несколько секунд, когда его улыбающаяся пара подошла к нему, толкая перед собой переполненную тележку, что было впечатляюще, потому что она провела в магазине всего двадцать минут.

– Что это за дерьмо? – потребовал он.

Она посмотрела на него, невинно моргнула и произнесла:

– Предметы первой необходимости.

Он приподнял бровь, взял один из "предметов первой необходимость" и поднял его.

– Тебе и правда нужны пять упаковок "Hershey's kisses"?[6]

Она торжественно кивнула.

– Да.

– Почему?

– Потому что если ты не купишь мне шоколада, я оторву тебе яйца, – пообещала она с милой невинной улыбкой, которую он посчитал сексуальной и одновременно пугающей.


Переводчики: m_red

Редактор: oks9


Глава 30


– Ай! Перестань бить меня по руке! – выкрикнул Крис, а потом снова потянулся через стол.

Иззи, не медля, снова его шлепнула.

– Не трогай мой бекон, – просто сказала она, направив нож для масла в его сторону и в душе желая применить его, если Крис встанет на пути к ее первой еде за последние дни.

– Не похоже, что ты сможешь все это съесть, Гномик, – пробубнил Крис.

– Это ты так считаешь, – ответила она, предупреждающе сощурив на него глаза, затем снова сконцентрировала все свое внимание на большой тарелке с блинами, яичницей, сосисками, беконом и картофельными оладьями.

"Как же хорошо", – думала Иззи и застонала, откусив большой кусок блина с кленовым сиропом. Увидев, как Крис медленно тянет руку в сторону ее тарелки, подняла нож. Крис поднял глаза и посмотрел на нож, затем снова на нее, а затем протянул руку и спер сосиску. Крис усмехнулся, когда Иззи пнула его под маленьким столом и, подмигнув, забрал тарелку с дополнительной порцией бекона, который она заказала.

– Почему ты заказал только кофе, если голоден? – потребовала Иззи ответа, придвинув остальные тарелки к себе поближе, чтобы суметь их защитить от большого придурка, правда, достаточного пространства для маневра на маленьком столе в комнате отеля не имелось, поэтому она начала с отпугивания его взглядом.

– Я не был голоден тогда, – просто ответил он, снова протянул руку и на этот раз спер большой толстый блин.

– Тогда закажи сам себе гребаную еду! – отрезала она, протянула руку, чтобы спасти бедный блин, но придурок его уже свернул и запихнул в рот.

– Зачем, если я могу украсть у тебя? – поинтересовался он с усмешкой и беззаботной улыбкой, которая ей так нравилась. Поэтому она дала украсть ему еще один блин, пока сама занималась картофельными оладьями. Изабелла не могла припомнить, чтобы когда-либо было такой голодной.

Прошло уже больше двадцати четырех часов с того момента, как она ела в последний раз, но такое случалось не в первый раз, и ей никогда раньше не становилось плохо от того, что ничего не ела.

Иногда, когда работала, то забывала о таких простых вещах, как еда и сон. Иззи настолько концентрировалась на программе, над которой работала, что забывала обо всем, кроме потребности бежать в ванную, что откладывала как можно дольше, но при этом у нее никогда не заканчивался запас колы. Кстати о коле...

После того, как запихнула пять больших кусков в рот, она встала, стянула сосиску у самого рта Криса и направилась к узкому, высокому дубовому комоду, разворошила там мелочь, которую час назад закинул туда Крис, и выудила доллар.

– И куда это мы собрались, Гномик? – спросил Крис, поднявшись из-за стола, но сначала запихнул последний блин в рот.

– Мы никуда не собрались, – ответил она, присев на край кожаного двухместного дивана, и натянула свою новую обувь. – Пойду вниз поищу торговые автоматы и куплю колу.

Он сложил руки на голой груди, и Иззи чуть не забыла, куда собиралась. Он что не понимает, что она считает его голую грудь немного отвлекающей? Она облизала губы, вспомнив, как приятно к нему прикасаться. Жаль, что нет никакого шанса проделать это снова. Не то чтобы секс не был потрясающим, но просто он был коротким... очень коротким. Если бы он не выглядел таким чертовски привлекательным и все еще не заставлял поджимать пальцы ног при одной только мысли о нем, она могла бы посочувствовать Крису. Это его первый раз, ну, по крайней мере, так он говорил, и она должна признать, что не особо ему поверила, но после произошедшего сомнений у нее не осталось. Наверное, по этой причине после секса он стал таким угрюмым ублюдком. Он, видимо, сгорал от стыда, что так быстро кончил и не смог сделать ни единого толчка. Она хотела успокоить его, что со временем у него станет получаться лучше, но не считала, что ему понравится, если снова напомнит ему об этом. Еще она плохо контролировала свою ревность и злость, когда думала о нем и других женщинах.

Иззи совсем не нравилось думать о том, что другая женщина будет на него смотреть, не говоря уже о прикосновениях. Каждый раз, когда думала о нем с другой женщиной, ей хотелось убить кого-нибудь, что на самом деле ее пугало, потому что Иззи не относила себя к приверженцам насилия. А самое сумасшедшее заключалось в том, что Крис ей даже не нравился. Ладно, он ей нравился, ей было приятно находиться рядом с ним, когда тот не вел себя как придурок, и ей с ним спокойно. Крис – ее похититель, и она должна бы его ненавидеть, но не могла. То, что Изабелла к нему чувствовала, то, как ее тело реагировало при простом взгляде на него, то, что у нее появлялась паника без Криса рядом – только подтверждало, что они были связаны. Черт, она чувствовала связь с ним, которая стала еще сильней после секса с ним. Это пугало Иззи и еще одна причина, по которой ей нужно убраться от него подальше.

– Планируешь свой большой побег? – иронично спросил Крис, но она не упустила, как он следил за каждым ее движением.

– Ты меня раскусил. Пока поглощаешь мой завтрак, я сбегу с менее чем шестью баксами, – сказала она, показав ему язык.

– У тебя десять минут, Гномик, – предупредил он, снова вернув все свое внимание к ее еде, но она заметила веселую улыбку на его лице. Иззи нравилось, когда он улыбался и переставал быть таким чертовски серьезным. Возможно, она не знала его настолько хорошо, но видела, что парень в состоянии сильного стресса. Ее передергивало от понимания, что вскоре добавит ему проблем. Не сегодня. Нет, сегодня и, вероятно, завтра, она собиралась начать новую жизнь с помощью компьютера. Ей нужно сделать новый паспорт, перевести деньги и найти место, где бы она хотела спрятаться надолго. Иззи нравилась идея с тропиками, в особенности, если у них не медленный интернет, есть много шоколада и колы.

– Мне хватит пяти, – бросила она, направляясь к двери, удивленная, что он не последовал за ней. Иззи не захватила с собой свою огромную спортивную сумку и шоколад, поэтому он, вероятно, был уверен, что она вернется. Он, наверное, забыл о двух тысячах, что у нее в кармане, и которые она могла использовать, чтобы сбежать от него, но не собиралась делать ничего подобного. Пока он остается здесь, она будет с ним для защиты, и чтобы претворить в жизнь свои планы, но как только попытается увезти ее отсюда в направлении будущей изоляции, сбежит. Две минуты спустя она стояла перед автоматом с напитками, который сожрал все ее деньги и отказывался выдать ей драгоценную колу.

"Как он посмел?" – думала она, дергая гнездо для возврата денег.

Ничего.

– Да, ладно, – сказала она, дернув сильнее.

– Нужна помощь, детка? – спросил мужчина, едва ли отвлекая ее внимание от автомата, который отказывался выдать ее столь нужную дозу кофеина. Она посмотрела через плечо и увидела крупного мужчину, но опять же любой человек больше нее, его светлые волосы были зализаны вперед, и он в открытую пялился на ее пятую точку, словно это его любимая конфетка.

– Все в порядке, спасибо, – ответила она, надеясь, что он уйдет и оставит ее спокойно выбивать дерьмо из гребаного автомата, потому что, видимо, это все, что ей остается делать. Если он не отдаст ей холодные двенадцать унций[7] колы, она выбьет их из него.

– Давай помогу, – предложил мужчина спокойно, положил руку ей на поясницу, побуждая отодвинуться в сторону, при этом рука скользнула вниз и сжала ее попку, сильно.

– Эй! – выкрикнула она, повернувшись, что оказалось ошибкой, потому что он увидел ее спереди. Иззи шлепнула его по руке. Он опустил глаза на грудь и, не отрывая взгляда, снова протянул к ней руку.

– Хватит! – рявкнула она, снова убирая его руки.

– Не будь такой, детка. Я просто пытаюсь тебе помочь, – сказал он, усмехнувшись.

– Я в порядке, спасибо, – повторила она, решив найти другой способ получить столь нужный кофеин, и направилась к двери, только для того, чтобы увидеть, что ублюдок преградил ей путь.

– Почему ты так торопишься? – спросил он тоном, который, вероятно, считал очаровательным, но на самом деле действовал на нервы. Уже не в первый раз парень считал, что может с ней повеселиться, потому что у нее такая грудь и фигура. По каким-то причинам некоторые, бросив один взгляд на ее фигуру, думали, что она легкомысленна. Чтобы дать подержать себя хотя бы за руку, Изабелла должна была чувствовать доверие, а такого не произойдет, если мужчина смотрит на нее с вожделением.

Она терпеть не могла, как некоторые мужчины смотрели на нее и обращались с ней. Они считали, что только из-за того, что у нее большая грудь, она должна работать в стрип-клубе и радушно принимать их любопытные руки. Она помнила, как в первый раз парень попытался прикоснуться к ней. Ей было четырнадцать, а ему около тридцати пяти. Он попытался зажать ее в аллее, но, к счастью, ей удалось от него сбежать.

– Почему бы нам не подняться наверх в мою комнату и не познакомиться поближе? – предложил он, протянул руку, чтобы ее схватить.

Она отступила, чтобы он не мог до нее дотянуться, пытаясь не паниковать и оглядываясь в поисках другого выхода, но не нашла.

– Моему мужу может не понравится, – произнесла Иззи, желая, чтобы Крис не поверил ей и пошел на поиски. Она воспользовалась бы мышцами большого придурка.

Мужчина дернулся, сделал выпад и схватил ее за запястье.

– Он не узнает, – пообещал он, стискивая ее руку до боли, и дернул вперед.

– Хватит! – крикнул она, когда он наклонился, чтобы ее поцеловать.

Прежде чем его губы коснулись ее, парня резко дернули, и тот полетел через комнату. Он врезался в стену и рухнул на пол с болезненным стоном. Тяжело сглотнув, она оглянулась в сторону двери и увидела Криса, стоящего в дверном проеме, готового убить кого-нибудь, судя по тому как он на нее смотрел. Иззи очень боялась стать этим кем-то. Не сказав ни слова, он взял ее за руку и вывел из зала с торговыми автоматами.

– А как же моя кола? – спросила Иззи, ей требовалась кофеиновая доза как никогда.

Крис проигнорировал ее, что разозлило бы Иззи, если бы она не боялась, что в конечном итоге он не отшлепает ее, как и обещал. Ее задница болела от одной мысли об этом. Она не хотела быть отшлепанной и совершенно точно не хотела быть прикованной в туалете на следующие пару дней. Если он попытается сделать хоть что-то из этого, она сбежит, вот и все дела.

– Может нам стоит воспользоваться лифтом, – предложила она, когда он потащил ее в сторону лестницы. Дело не в том, что она не могла одолеть ступеньки, просто понимала, что нарваться на свидетелей больше шансов, если они поедут на лифте. Либо Крис ее не услышал, либо ему было все равно, потому что он продолжил идти в сторону лестницы, чуть не выдрал дверь, дернув ее на себя, и затащил ее на лестничный пролет. Когда она не решилась идти наверх, потому что, положа руку на сердце, она совсем не торопилась получить саднящий зад или что бы там он ни собирался с ней сделать. Крис отпустил ее руку, схватил ее и перекинул через плечо.

– Я могу идти!

Но снова он проигнорировал ее слова и, ступая через ступеньку, пошел наверх, что впечатлило ее и заставило еще больше нервничать. Что бы он ни запланировал для нее, явно торопился начать.

– Слушай, ты, очевидно, на что-то злишься, и я думаю, может, нам стоит сесть и обговорить это? Разве это плохая мысль? – живо поинтересовалась она, надеясь его уговорить.

Крис не обронил ни слова. Как только они дошли до своего этажа, он вышел из лестничной шахты и понес ее в их номер. Иззи схватилась за пояс его джинсов и поднялась так, чтобы можно было осмотреть коридор. Она надеялась, что обнаружит кого-нибудь и сможет попросить о помощи. Конечно, с ее удачей в коридоре никого не оказалось. У нее пересохло во рту, когда он захлопнул за ними дверь номера.

"Вот и все, – подумала она, пытаясь морально подготовиться к тому что произойдет, но не смогла. – Как можно быть готовой к порке?" – размышляла она, когда Крис поставил ее на ноги.

– Сними обувь, – сурово произнес он, снял свои кроссовки и отпихнул их в сторону.

– Зачем? – спросила она обеспокоенно, осторожно пятясь от него.

– Потому что я хочу научить тебя драться. Давай шевели задницей, Гномик, пока я не передумал.


Переводчики: m_red

Редактор: oks9


Глава 31


– Прекрати смеяться! Я пытаюсь надрать тебе задницу! – сказала Иззи, явно стараясь сдержать смех и выглядеть серьёзной, и в тоже время крепче обхватила Криса за талию, силясь уложить его на землю.

– Помощь нужна? – спросил он, довольный собой больше, чем когда-либо мог представить, что весьма забавно, учитывая, что менее часа назад был близок к тому, чтобы кого-нибудь убить. Ему не стоило смеяться и гордиться собой. А все ещё нужно быть взбешённым и готовым спустить свой гнев на чем-то или ком-то, но его маленький Гномик успокоила его неведомым ему ранее способом. Если уж на то пошло, он на самом деле должен злиться, поскольку Иззи забавлялась и не воспринимала все всерьез, особенно потому, что его выводило из себя, что она не умела драться, и какой-то придурок ее лапал, а его пара стояла беспомощная не в силах его остановить.

Никогда в жизни ему не хотелось убить кого-либо больше, чем того сукина сына, который посмел дотронуться до его пары, его жены. Ему хотелось разорвать на части ублюдка, и, возможно, он так бы и сделал, если бы ему не нужно было отвезти Иззи отсюда в безопасное место. Это побуждение, которое он не мог игнорировать, и которое чертовски его смутило. Она значила для него слишком много, и её безопасность – его главная забота. После того, как он увидел её беспомощной и загнанной в угол этим козлом, то понял, что не может положиться на тех, кто должен был заботиться о ней каждую секунду и следить, чтобы с ней ничего не случилось. Ей нужно тренироваться независимо от того, проявятся её способности или нет. К счастью, она училась быстро. Она могла смеяться и заигрывать с ним, но училась, и впервые за долгое время он был по-настоящему доволен собой.

Работать с его отцом замечательно. Он любил его, любил проводить с ним время и тренироваться, но для него это всегда было работой. То, что он должен выполнять на высшем уровне, чтобы защищать свою семью. Но так было не всегда. Поначалу, когда отец начал учить его, ему это нравилось. Он отлично проводил время с Ефраимом. Они смеялись, шутили, и он наслаждался каждой минутой. Но всё изменилось, когда его подстрелили. Тренировки стали способом подчинения тела контролю разума.

Спарринги с отцом или кем-то другим превратились в способ улучшения его навыков, и работа постепенно поглотила его целиком. Он перестал общаться с друзьями, смотреть телевизор, играть с братом в видео игры и делать то, что делает обычный подросток, как Джил и Джошуа. Он принимал любую грёбаную мелочь в жизни всерьез.

С Гномиком он чувствовал себя живым, беззаботным и счастливым. Он знал, что вёл себя как эгоистичный ублюдок, позволяя себе наслаждаться временем, проведённым с ней, так как одним из первых хотел отослать её подальше при первой же возможности. Ему нравилось, как она улыбается, её подпрыгивание, когда собиралась "атаковать" его и то, что всегда была весёлой, даже когда делала то, что он просил.

– Я хочу ещё раз попробовать перекинуть тебя через плечо, – объявила Иззи, от нетерпения балансируя на носочках вверх и вниз.

– Хорошо, хочешь покажу, как это делается? – спросил он и положил руку ей на голову, чтобы удержать на месте.

– Да! – засмеявшись, ответила она, обошла Криса и забралась на небольшой кофейный столик, чтобы обхватить рукой его за шею.

Перед тем как начать, он подождал, пока она встанет смирно.

– Готова, Гномик?

– Да! – с нетерпением вскрикнула Иззи, и Крис не смог сдержать улыбки.

Иззи не первая его ученица, но самая любимая. Когда отец поручил ему научить Джил сражаться, так как был слишком слабовольным и не мог вынести даже мысли о том, что его малышке навредят, Крис сделал всё, чтобы его сестра смогла постоять за себя в любой ситуации. Конечно, она чертовски постаралась, чтобы Крис узнал о том, какой он ублюдок, напоминая ему об этом каждый раз и каждый день, когда выходила, прихрамывая, из подвала вся в синяках и проклинала всё на свете, из-за чего часто получала от бабушки, но когда закончилось её обучение, и она знала всё свои недочёты, то перестал сильно за неё беспокоиться. То же самое происходило, когда отец попросил его научить сражаться Медисон, потому что ублюдок не мог навредить жене, это, а также то, что любая попытка научить её чему-то постоянно заканчивалась срыванием одежды друг с друга. Крис был более чем счастлив обучать её, да и она тоже – более чем счастлива вырвать ему горло каждый раз, когда он выводил её из себя.

Джошуа оказался самым нетерпеливым учеником. В течение многих лет он наблюдал за их тренировками с отцом, и они разрешали ему играть рядом раз-два. В пятнадцать его брат пришёл в подвал чертовски самоуверенным, а ушёл оттуда весь в синяках и крови, стараясь не плакать перед отцом и Крисом. Когда они сопротивлялись, не слушались и жаловались, он заставлял их работать усерднее, пока не чувствовал, что те смогут постоять за себя в бою. Он всё еще тренировался с ними раз в месяц, чтобы убедиться, что их навыки совершенствуются. Если бы они перестали это делать, то он бы ловил их и тащил в подвал и не отпускал до тех пор, пока не выполнят его требований. Само собой, в эти дни он не был для них самым любимым человеком, но это его работа, и он должен увериться, что выполнил её.

По крайней мере, Марку нравилось с ним тренироваться. Конечно, в основном он то только играл со своим братом, но был уверен, что у него есть навыки, которые помогут ему на детской площадке, или если какой-нибудь придурок захочет его схватить. Его брат, по меньшей мере, знал около двух десятков способов поставить на колени взрослого человека, и большинство способов состояло из ударов ногами, которые его младший братишка с нетерпением хотел выучить и сделал это быстро.

– Готова?

– Да!

– Хорошо, я собираюсь переместить левую руку к своей груди, чтобы перехватить твою руку, для этого я слегка согнусь, чтобы приподнять тебя и дать себе преимущество. Затем я перенесу правую руку себе за спину, чтобы схватить тебя за голову или шею, смотря до чего дотянусь, и использовать этот захват, чтобы ты не смогла отойти, а затем отправлю тебя в полёт, – медленно объяснял он, сопровождая слова движениями. – Теперь запомни, я собираюсь встать на колено и быстрым движением опрокинуть тебя.

Когда он перешёл к тому пункту, когда он её опрокидывает, Иззи завизжала от нетерпения, разрезая своим визгом воздух. Он убедился, что она приземлится на матрац, в то время как его отец и Джошуа падали на тонкий коврик, лежащий на полу, но это его маленький Гномик, поэтому, чёрта с два, он должен убедиться, что с ней всё будет хорошо.

– Моя очередь! – воскликнула она, слезая с кровати и сгорая от нетерпения, Крис не удержался и улыбнулся. В последнее время он замечал, что делает это часто, когда она рядом.

– Постарайся не навредить мне, – поддразнил он и отошёл, чтобы дать ей пространства.

Она игриво показала язык, когда встала перед ним. Это уже десятая попытка бросить его через плечо, и хотя у неё не получалось сделать больше, чем просто прыгнуть на него, он всё равно ею гордился. Она была полна энергии и довольна собой.

– Хорошо, я готова, – сказала она, вставая позади него.

Одной рукой он обхватил её шею, а другой бедро, сильно прижав к себе. Если она заметила его эрекцию, то ничего не сказала. Потом она снова ничего не сказала или не придала значения, так как это происходило с самого начала тренировки, и он ценил это, потому что ни черта не мог сделать. Она положила свою руку ему на предплечье, прижавшись к нему сильнее.

– Вот и всё, Гномик. Используй свой рост как преимущество. Тебе не нужно полностью опускать колено на... чёрт!

Он действительно не ожидал того, что она сможет сделать больше, чем просто на него прыгнуть. Чёрта с два, он был уверен, что она не сможет бросить его задницу через плечо на жесткий пол гостиничного номера и выбить весь воздух из его лёгких.

– У меня получилось! – вскрикнула Иззи и села на него сверху, расставив колени. – Ты видел? Я сделала это! – гордо выпалила она.

Он едва кивнул головой, когда увидел проскользнувшую победную улыбку на её лице, так как пытался снова наполнить лёгкие воздухом.

– Ты в порядке? – спросила она, нервно покусывая губу и обхватив руками его лицо. – Крис?

Он потряс головой, зная, что ведёт себя как ублюдок, но ничего не мог поделать. Если он не поцелует её в ближайшие тридцать секунд, то умрёт.

– Что-то не так? Позвать помощь? – склонившись над ним, спросила она.

– Ты осталась открыта, Гномик, – прошептал он, резко подняв бёдра, от чего она свалилась в его объятия. Он не терял времени, поглощая её удивленный вздох.


***


На долю секунды Иззи ничего не могла делать, только лежать, в то время как Крис мягко коснулся её губ своими. Поцелуй был последним, чего она от него ожидала, но чего так отчаянно хотела. Прошедший час оказался для неё тяжелыми. Он прикасался и держал её, но не так, как её тело отчаянно желало, и это было настоящей пыткой. Каждый раз, когда он обнимал её, или они находись в позиции, когда она чувствовала его эрекцию сквозь тонкие штаны, ей приходилось игнорировать это, когда всё, что ей хотелось – потереться об него или поласкать рукой.

Если бы он до сих пор вёл себя как придурок, то она бы возненавидела его и смогла спокойно это игнорировать и сосредоточиться на том, как надрать задницы, но не в этот раз. Впервые за долгое время ей на самом деле нравилось находиться рядом с другим человеком. Он был добрым, терпеливым, смешным и понимающим, даже когда у неё что-то не получалось, все равно улыбался так, будто она отлично справилась с заданием.

Этот Крис ей нравился, очень нравился. Такой человек мог бы разбить ей сердце, но ей было всё равно. Она хотела его, нуждалась в нем и больше не могла сдерживать своё тело ни секундой больше, хотя даже и не собиралась.

Иззи прижалась своими губами к его, обожая то, как он поглаживал руками её тело и крепко прижимал к себе, будто боялся, что она отстранится. Она не сделает этого. Не сейчас. Неизвестно, в какой момент исчезнет этот Крис и вернётся тот, который разорвал её сердце на части. Она хотела того, который не мог перестать улыбаться и занялся с ней любовью. Её губы приоткрылись, и Крис, не теряя времени, этим воспользовался. Когда его язык скользнул в её рот, она впустила его, ласкала и посасывала, скользнув пальцами по его коротким влажным волосам. Ей нравилось прикасаться к нему, нравилось, как его прикосновения её возбуждали. Его руки блуждали по её спине, пока не остановились на попке, затем он прижал её к себе, заставляя прикоснутся к твёрдому, жаждущему вырваться из тонких штанов члену. Когда Крис нежно потёрся об неё, она простонала ему в рот.

Иззи раздвинула ноги пошире, жадно требуя большего. Когда он отстранился от её припухших губ и начал покрывать поцелуями подбородок и шею, она размякла под ним, жалея, что их разделяло столько одежды. Она была готова для него, хотела его, и если в ближайшее время его не получит, то, скорее всего, сорвётся и расплачется. Но ей также хотелось сделать все правильно. Она хотела насладиться им, так как не знала, как долго они будут вместе. Глубоко вздохнув и попытавшись взять себя в руки, она села, отстраняясь от очень талантливого рта Криса.

– Что-то не так, Гномик? – облизывая свои губы, спросил Крис, поднявшись с ней, но Иззи уже высвободилась из его объятий, её пробила сильная дрожь, так как она приложила не мало усилий, чтобы оторваться от него. Она надеялась, что её тело не станет так реагировать, когда его не будет рядом. Иначе, она не сможет этого выдержать. Получится ли у неё? Сможет ли она сдержать непреодолимое желание быть с ним? Сможет ли снова доверять, несмотря на то, что в прошлый раз он причинил ей боль? Посмотрев в его прекрасные зеленые глаза, от которых исходило тепло и желание, Иззи решила, что оно того стоит. Тем более, если после такого он снова причинит ей боль, она всегда может использовать на нем "удар по мячикам".

Не отрывая от него взгляда, она дотянулась до края своей футболки и сняла ее через голову, наслаждаясь тем, как Крис следил за каждым её движением голодным взглядом. Когда она потянулась к передней застежке бюстгальтера, он резко поднялся и, снова поцеловав её, начал трясущимися руками расстегивать на ней джинсы. Он стянул с неё джинсы вместе с трусиками, оставив её абсолютно голой. Вместе они сняли с него штаны и, когда его член оказался на свободе, Иззи крепко прижалась к нему всем телом.

Она обвила шею Криса руками и поднялась на носочки, чтобы его поцеловать. Не сказав ни слова, Крис взял её на руки, отнес на кровать и нежно уложил. Не переставая целовать её, – она любила то, как он делал это – Крис лёг рядом. Он положил руку ей на живот, продолжая целовать, и она подготовила себя быстрым касанием, чтобы наверняка быть готовой для него, и тогда он возьмет её быстро и жестко, как делали другие мужчины. Но сейчас все происходило не совсем так, как раньше. Любовники, как правило, наезжали на неё, потому что она не была мокрой, когда они ее брали, но с Крисом такой проблемы не возникнет.

Она была более чем готова, но, сама от себя не ожидая, расстроилась при мысли о том, что поцелуй кончится.

Когда она целовалась с другими парнями, это не приносило ей никакого удовольствия и быстро надоедало, поэтому приходилось всегда претворяться, будто у неё насморк, чтобы поскорее прервать поцелуй, но не с Крисом. Его губы были тёплыми и мягкими, он ласкал своим языком её язычок, заставляя Иззи дрожать от удовольствия. Она обхватила ладонями его лицо и хотела повернуться набок, чтобы оказаться к нему лицом, но он рукой придавил ее к кровати. Ей хотелось обнимать его, прикасаться к нему, но у Криса были другие планы. Он лег на нее, не переставая целовать, и когда головка его члена скользнула по её бедру, Иззи заставила себя не печалиться из-за того, что это скоро закончится.

Когда Крис оторвался от неё, она попыталась притянуть его обратно, и её не волновало то, что ее губы надулись. Он мягко ухмыльнулся и поцеловал её кончик носа, губы и подбородок, прежде чем провести дорожку из поцелуев вниз по её шее. Затем Крис языком проложил путь между её грудей, заставляя соски твердеть в ожидании его очень талантливого языка, но он проигнорировал их призыв, спускаясь вниз по её животу и уделив особое внимание знаку Защитника. Иззи задохнулась, когда шквал удовольствия прокатился по её телу, заставляя покалывать соски и пульсировать самый сокровенный уголок.

Иззи задумалась о том, реагирует ли тело Криса так же, когда она прикасается к его метке, и мысленно сделала себе заметку, чтобы позже проверить свою теорию. Сейчас она была слишком занята, чтобы не застонать, так как Крис добрался до её влажных складочек.

Не в состоянии себя сдержать, она села, опершись на локти, и смотрела за тем, как он её вылизывал. Ей было так хорошо, настолько, что она даже и представить не могла. Она никогда не понимала, почему некоторым женщинам это так нравилось, но теперь осознала и никак не могла насытиться.

Когда Крис мягко раздвинул её ноги, она с удовольствием поддалась и смотрела, как он медленно поглощал её, и почувствовала, что стала более влажной, а её дыхание участилось. Вскоре ей уже было невыносимо наблюдать за ним, поэтому она закрыла глаза и позволила себе откинуться на кровать, сосредоточившись на восхитительном языке, который заставлял её извиваться на кровати. Он дразнил её, ласкал, посасывал и трахал своим языком, и Иззи старалась изо всех сил, чтобы не сжать его голову своими бедрами. У Криса был действительно талантливый язык, и как бы сильно ей это не нравилось, она не могла испытывать его весь день. Ей нужно больше, ей нужен он.

– Ложись на спину, – со стоном сказала Иззи, в то время как он губами ласкал её клитор.

– Нет, – также простонав, ответил он и принялся дразнить её клитор языком.

Позволив ему ещё немного повеселиться, она быстро села. Подняв голову и выглядя слегка ошеломленным, он жадно облизнул губы и снова двинулся к ней, но она сделала то, о чем только и могла думать. Отодвинулась в сторону и повалила его на спину, застав его в врасплох, и себя, черта с два, тоже. Если бы она так отчаянно не хотела его, то, возможно, станцевала бы маленький танец счастья прямо сейчас.

– Что ты делаешь, Гномик? – охрипшим голосом спросил Крис, потянувшись к ней, но, прежде чем успел притянуть её к себе, она перенесла ногу над его головой и оказалась лицом к его ногам. Её колени коснулись его широких плеч, когда она склонилась вперёд. Одобрительно застонав, Крис обхватил руками её бедра и снова впился в её лоно. Он жадно вылизывал её, в то время как Иззи изо всех сил старалась сосредоточиться.

Когда она заметила его черную метку Защитника, то не смогла сдержаться и провела по ней языком.

– Чёрт, да, – Крис застонал в ответ на её действия.

Конечно же, Иззи делала это снова и снова, затем нежно пососала её, заставляя Криса стонать без остановки в то время, как он жестко её вылизывал. Двухдневная щетина дразнила её чувствительные складочки, и наконец его язык скользнул внутрь неё. Она в последний раз лизнула его метку, чтобы перейти к большому тяжелому члену, который уже давно жаждал её внимания. Иззи провела язычком по нему, слизывая несколько капель, упавших на живот. Добравшись до головки, она легонько обвела ее языком, услышав очередной одобрительный стон Криса, которые уже начинала любить.

Прижавшись плотнее к его рту, она в экстазе закрыла глаза, взяла кончик члена в рот и начала посасывать. Крис отреагировал немедленно, его руки сильнее сжали её, и он продолжил вылизывать её с новой силой. Она не знала, что было лучше: его язык или его член, который скользил у неё во рту. Иззи сжала основание члена, наслаждаясь ощущениями того, как он скользил по руке в ее рот. Она жестко сосала его, лениво проводя рукой вверх и вниз по всей длине, и он как будто стал больше, а Крис в то время орудовал в ней своим языком. Иззи сжала одеяло в руке, когда её живот почти сжался от боли, и когда поняла, что больше не выдержит, кончила. Застонав, Крис толкнулся в её в рот ещё раз и тоже кончил. Иззи продолжила медленно посасывать его член, наслаждаясь его вкусом до тех пор, пока Крис не перестал её вылизывать.

– Какого черта это было? – спросил он, переводя дыхание.

Иззи улыбнулась и поцеловала его метку, заставив его член снова встать.

– Если ты не уверен до конца, то мы можем это повторить.

Он промолчал, и она ждала от него игривый шлепок по попке за самоуверенное замечание. Но никак не ожидала того, что он резко перевернёт её на спину и, тяжело дыша, уляжется между её ног.

– Я не уверен, – с грустной улыбкой сказал он, и его рот накрыл ее губы.


Переводчики: SophiaS181

Редактор: oks9


Глава 32


Еще даже не открыв глаза, Крис резко протянул руку и запустил ее под подушку справа и ничего там не обнаружил.

"Какого черта?" – подумал он, полностью проснувшись и открыв глаза, понял, что находится в тускло освещенном номере отеля.

Черт!

Впервые за много лет, засыпая, он забыл спрятать оружие рядом с собой. Последнее время я делаю слишком много гребаных ошибок, подумал Крис, переведя взгляд на большой бугор справа от себя, что медленно шевелился под покрывалом там, где должна была отдыхать его маленькая пара после дня секса, размышлял он с ухмылкой. Он должен бы злиться на себя за эту слабость и, может, так и будет позже, но прямо сейчас все, о чем мог думать, – это снова скользнуть в ее горячую влажную щелку и снова поцеловать Иззи.

Теперь он понимал, почему мужчины теряют рассудок из-за секса. Это казалось чертовски нереальным. Ему нравилось все, абсолютно все. Он понимал, что появятся проблемы, когда их разлучат, но справится с этим позже. Прямо сейчас он был бы идиотом, позволив своему беспокойству и страхам встать между ними, в особенности, когда у них так мало времени. Это было их время. Время, которое принадлежало только им, и Крис не хотел терять ни минуты на ерунду.

Сдерживая смех, он схватил покрывало и сдернул его, тем самым заработав прелестный вскрик от своей маленькой пары, которая попыталась спрятать то, что держала руками на коленях. Протяжно вздохнув, он сел, обхватил руками свою маленькую пару и выдернул маленькую пластиковую коробку у нее из рук.

– Эй! Я выигрывала! – закричала она, стараясь снова получить свою портативную игру.

"Какого черта?" – удивлялся он, глядя на маленький экран. Прошло много времени с тех пор, как он в последний раз играл в видео игры, не говоря уже о том, чтобы просто смотреть их, и никак не мог поверить, что с тех пор так изменилась графика.

– Я сейчас проиграю из-за тебя, – дулась Иззи.

Краем глаза он наблюдал, как она запихнула шоколад в рот и бросила на него взгляд исподлобья. Когда он не вернул ей игру, она что-то пробормотала и съела еще кусочек шоколада. Крис на мгновение оторвал взгляд от игры, сел и прислонился спиной к стене, чтобы на нее посмотреть. Волосы были в беспорядке, губы все еще немного опухшие после последнего раза, когда они занимались любовью, и все вокруг завалено серебряными обертками. Крис не смог сдержать улыбку.

"Она была таким милым маленьким созданием", – решил он, когда она сделала резкий выпад, чтобы забрать игру.

Конечно же, он отвел руку и, устроившись поудобнее, начал, по крайней мере, попытался, начать играть.

– Могу я снова получить свою игру?

– Нет.

– Пожалуйста?

– Дай подумать... эээ, нет, – снова сказал он, усмехнувшись, когда она пробубнила что-то и закинула очередной кусочек шоколада в рот.

– Когда ты ее купила? – спросил он, уверенный, что запомнил бы, если бы она лежала у Иззи в сумке.

– Я купила ее, когда мы ходили в магазин, – объяснила она, потянувшись, чтобы снова выхватить игру, но Крис вновь убрал ее за предел досягаемости и начал, по крайней мере, он так считал, надирать задницу какому-то серьезному призраку.

– Ты заплатила наличкой? – спросил он отстранено.

– Да, – сказала она нерешительно.

Иззи считает, он рассердится, что она потратила его деньги? Он не такой гавнюк. Даже если проведенное вместе время будет таким коротким, его работой все еще была ее защита и еще сделать ее счастливой и, очевидно, что видео игры и шоколад делали ее счастливой, поэтому он с удовольствием даст ей все это.

– Отлично. Пусть будет твоя очередь. Я все равно собиралась в душ, – пробормотала она, бросив на него обиженный взгляд, который он с легкостью проигнорировал. А вот удар между ног так просто нельзя было проигнорировать. Черт, стало больно, и, конечно же, невероятно приятно. Его маленький Гномик справлялась очень хорошо, решил он, следя глазами, как она возбуждающе покачивает сладенькой попкой. Крис уронил игру на кровать, сделав заметку в уме, купить такую младшему брату и последовал за ней, чуть не истекая слюной. Может, он и выглядел жалко, но ему было по фигу.

Когда Крис направился в душ, где его маленькая пара нескладно напевала, он схватил бутылки с шампунем и кондиционером с запахом персика и взбитых сливок, которые она купила и, поставив их на край ванной, забрался внутрь.

Иззи повернулась и протянула к нему руки. Он с удовольствием подался ей навстречу, более чем готовый дать ей то, что она хочет. Она обвила руками его шею, встала на носочки и ждала на полпути, когда Крис к ней наклонится, и он не заставил себя ждать. Не сдерживаясь, он пожирал ее рот и почти рычал, чувствуя вкус шоколада. Он проскользнул руками между их телами и провел ими по мокрой коже, пока не добрался до ее большой груди. Иззи изогнулась и как-то умудрилась побудить его поднять руки выше к соскам.

– Вот чего ты хочешь, Гномик? – прошептал он ей в губы, лаская ее твердые соски пальцами и останавливаясь лишь, чтобы ущипнуть их.

– Да, – вздохнула она ему в рот и, осторожно пробравшись рукой межу ними, обхватила его яйца. – Вот чего ты хочешь? – спросила она, что прозвучало чертовски сексуально.

– Ммхмм, – промычал он.

Даже несмотря на то, что они занимались любовью весь день, они все еще неторопливо прикасались друг к другу, исследуя, словно это был первый и последний раз, вдруг понял он. Мысль о том, что он не сможет снова прикоснуться к ней, Крису не понравилась, но он знал, что сделает все, что угодно, лишь бы она была в безопасности. Возможно, Иззи будет его ненавидеть всю оставшуюся жизнь, но пока она в безопасности – это не имеет значения.

Иззи отстранилась, нахмурив брови.

– Ты в порядке? – спросила она, обхватив маленькими ручками его лицо.

– Все просто прекрасно, – солгал он, выдавив улыбку, наклонился и завладел ее губами.

Громкий стук в стену заставил их обоих вздрогнуть.

– Эй! Час ночи, и кое-кто пытается тут поспать! Выключите долбаный душ!

На лице Иззи появился интересный оттенок красного, когда он рассмеялся и схватил кусок мыла. Крис быстро помыл их обоих, и Иззи, без сомнения смущенная, старалась сделать все от нее зависящее, чтобы ускорить процесс. Пять минут и две угрозы позвонить управляющему отелем, и Крис уже вытирал Иззи большим, не совсем белым полотенцем.

– Итак, на чем мы остановились? – спросила Иззи, проведя пальцами по его волосам и дернув его голову вниз для поцелуя. Крису было приятно, что она, также как и он сам, ненасытна.

– Думаю, мы были как раз вот здесь, – сказал он, поднял ее и посадил на край раковины.

– Хмм, возможно, ты и прав, – ответила она, улыбнувшись так чертовски красиво, что аж на сердце стало больно.

– Ты такая красивая, – произнес Крис, осторожно откинув ее влажные светлые волосы медового цвета.

Она закатила глаза, отведя их.

– Нет, не красивая. Хорошенькая, может быть, но совершенно точно не красивая.

Он наклонился так, что его рот оказался у ее уха.

– Ты очень красивая, Гномик.

– Спасибо, – пробормотала Иззи, и ему не понравилось, что она сомневается в его словах, и ей нужно много времени, чтобы принять комплимент. Они поработают над этим в оставшееся им время, решил он и направил себя в Иззи. Ее тихое удовлетворенное шипение отправило вибрации к его яйцам и заставило в считанные секунды напрячься. Он наклонил голову, чтобы поцеловать ее, подтянул ее ноги и поставил их на край раковины, еще больше открыв ее для себя.

– Так хорошо?– спросил он, отстраняясь.

– Более чем, – ответила Иззи. Она поставила руки на раковину позади себя, чтобы было удобнее, и они оба посмотрели вниз туда, где его член медленно входил и выходил из нее. Крис облизал губы, глядя на то, как его блестящий член выскальзывает, и ему пришлось подавить желание заменить его ртом.

В прошлом, когда он слонялся по девочкам, чтобы защитить свою репутацию, то совсем не заботился о том, что делает. Он только думал о том, был ли он хорош, и о том, чтобы они кончили. Ничего больше не имело значения, но Иззи он не мог насытиться. Один вкус ее соков заставлял его бороться с желание тут же кончить. Крис стиснул зубы, когда увидел, как Иззи дрожащей рукой провела по груди, вниз по животу, а когда потрогала себя и застонала, он замедлил толчки, глядя как она ласкает себя. Было очевидно, судя по тихим охам, что до этого Иззи никогда себя не трогала, а то, что он смотрел на то, как она ласкает себя впервые, заставило его член почти болезненно пульсировать.

Он мог с легкостью кончить, но сдерживался, давая ей возможность наслаждаться собой. Когда она облизала губы, откинула голову назад и выкрикнула его имя, он сдался. Обхватил ее руками, прижав тесно к себе, отступил от раковины и прижал ее к стене. Она обхватила ногами его талию, пока он вбивался в нее, не заботясь о том, что потерял контроль, или что идиот-сосед заходился в истошном крике.

Он не мог ею насытиться. Трахая ее, Крис схватил руку, которой она ласкала себя, и начал жадно сосать ее пальчики. Ему нравился ее вкус, то, как она сжимала его член, стоны, которые практически выкрикивала ему в ухо, и он боялся до чертиков, что уже, скорее всего, ее любит.

– Крис! – завопила она, и у него снесло крышу. Он толкнулся в нее еще два раза и уткнулся лицом в изгиб ее шеи.

Крис повернул голову, чтобы поцеловать ее влажную шею, и тогда он это почувствовал. Посчитав, что у него только разыгралось воображение, он отстранился, но почувствовал, как рушится мир, когда увидел темно-розовый круг под ухом у Иззи.

Оу, черт, нет...


***


– Ты начинаешь меня пугать, Крис, – сказала Изабелла, положив ноги на кровать, когда Крис носился и бросал некоторые их вещи в сумку и рявкал на Эрика, чтобы тот шевелил задом. Она совсем не понимала, что происходит. Сначала он стонет ей в ухо и сладко целует в шею, а в следующий момент наполнил для нее горячую ванну и сказал отмокнуть пару минут, а он в это время решит несколько вопросов. Десять минут она лежала и слушала, как он рявкает на кого-то в соседней комнате. В конечном итоге, ей надоело, она вылезла из ванной, вытерлась и надела брюки бледно-лилового цвета и подходящую кофточку и вышла из ванной и была вынуждена забраться на кровать, потому что иначе оказалась бы сбита с ног Крисом, который мерил шагами комнату.

– Да мне плевать готов ты или нет. Я везу ее сейчас! – отрубил Крис, испугав ее. – Она, наверное, произнесла какой-то звук, потому что он остановился и тут же сел рядом, взяв ее руку в свою, продолжая говорить по телефону с Эриком. – Да мне по хрену что происходит. Я хочу, чтобы моя жена была защищена! – чуть не орал он.

"А разве он не защищает ее?" – подумала она, размышляя, что могло измениться за столь короткий промежуток времени. Она не хотела ехать в бостонское убежище, потому что это будет еще одно место, откуда ей придется бежать, но так, как себя вел Крис, пугало ее и наводило на мысль, что, скорее всего, ей лучше уйти. И она бы хотела принять такое решение, обладая хотя бы толикой информации. Она хотела знать, какого черта творилось вокруг.

– Тогда позволь мне отвезти ее в другое убежище. В любом случае, ей нужно больше защиты сейчас, – объяснил он, успокаивающе сжав ее руку, но если быть честной, совсем не помог ей. Нет, он испугал ее еще больше. – У нее, – он посмотрел вниз на Иззи, затем продолжил, – розовый круг под ухом, – твердо сказал он, судя по голосу не очень-то этим довольный.

"Он говорит о моей сыпи?" – удивлялась она. Она забрала у него руку, поспешила в ванную комнату и включила свет. Когда она увидела, что царапины прошли, то не удивилась, потому что у нее всегда подобное проходило быстро. Изабелла наклонила голову вбок и нахмурилась, когда увидела источник зуда, только он больше не чесался. Нет, теперь это был маленький темно-розовый пустой круг размером с пятицентовую монетку, и чтобы это ни было, оно напугало Криса до чертиков. Что сделал с ней тот оборотень?

– Эрик пришлет команду, они помогут нам добраться до убежища, – произнес Крис с вынужденной улыбкой.

– Что со мной не так? – спросила она, прикусив губу и пытаясь не расплакаться. Она не хотела бешенства или чумки или что у них там есть у оборотней

– С тобой все в порядке, Гномик, – сказал он с вымученной улыбкой. – Это всего лишь предосторожность.

– Какого черта эта штука значит? – потребовала она, указав на шею.

Крис, не глядя на нее, покачал головой.

– Не о чем беспокоиться, – спокойно ответил он, и она хотела бы ему поверить, если бы не тот нерв, что дергаясь у него на скуле, сообщал совсем другую новость.


Переводчики: m_red

Редактор: oks9


Глава 33


Убежище Защитников

Бостон, Массачусетс

Кейл прикрыл глаза и вдохнул. Среди непреодолимо сладких ароматов он уловил запах своей цели. Чёрт, далеко не совпадением было то, что он работал здесь уже несколько дней, и то, что его цель теперь надежно спрятана в особняке, где целая армия стражей готовилась к войне.

Он прижал руку к животу, не обращая внимания на ожог, когда его кожа медленно начала затягиваться. Сейчас Кейл ждал, но когда Изабелла Макгвайр, наконец-то, появится, он будет готов. А затем закончит работу в Нью-Гемпшире.


***


Посмотрев на свою спящую пару, Крис тихо вздохнул. Она была чертовски красивая, веселая, милая и имела крутой нрав, и он не думал, что может полюбить её еще больше. Не имело никакого значения то, что он знаком с ней всего несколько дней и, возможно, завтра с ней придется прощаться, он всё равно любил её.

И был по уши влюблён в свою малышку и больше ничего не мог с этим сделать, как бы ни пытался. Конечно, Крис пытался, но его усилия лишь цапали его за задницу. Он старался сделать всё правильно и оттолкнуть её, но если бы причинил ей боль, Иззи убила бы его. Даже его гнев на других мужчин и её маленький побег были прощены, но не забыты.

Крис не сомневался в том, что злится от того, что другой мужчина на свой страх и риск прикасался к его паре, но не мог больше винить в этом своего Гномика. Все эти годы она не знала о его существовании, так же как и он о её. Ему не стало от этого легче, но сейчас уже ничего не поделаешь, и он не станет тратить оставшееся у них время на то, чтобы строить из себя придурка.

Крис наслаждался проведенным с Иззи временем. Понимал, что это эгоистично с его стороны, но ничего не мог сделать. Это их единственная возможность провести время вместе, потому, что ничего не изменилось. Она всё еще подвергалась опасности, а у него всё еще оставалась семья, о которой нужно заботиться.

Тот факт, что он влюбился в неё, заставил его ещё больше волноваться о том, чтобы она была в безопасности. Крис взглянул на новую метку у неё на шее, которая означала, что они здорово накосячили. Он не знал её достаточно хорошо и поэтому просто не заметил, что она скрывает что-то важное.

Крис нежно пробежал кончиками пальцев вниз по её спине, затем по попке и по ноге. Ему потребовалось почти пять часов, чтобы утомить её. Каждый раз, когда она о чем-то спрашивала, или ему казалось, что она напугана, он делал абсолютно всё, чтобы увести её мысли подальше от всего этого.

Его руки дрожали, когда он потянул простыню на себя, думая о том, что они вытворяли. Одно мог сказать точно: его пара не была стеснительной в постели. Она с энтузиазмом соглашалась на любые экперименты, предложенные Крисом. Он ставил ее на четвереньки, брал сбоку, сзади и просто отымел её, и, казалось, ей нравилась каждая секунда этого момента.

Его член уже начал шевелиться, когда должен бы молить о пощаде. Крис заставил себя отойти от кровати и от Иззи. Ему нужно оставаться сосредоточенным. Скоро они встретятся с командой, чтобы выяснить, как незаметно доставить Изабеллу в Бостон. Им повезло добраться так далеко, но по словам Эрика всё дерьмо вылезло наружу и война уже началась.

Он взял в руки телефон и тихо выругался.

Ни одного пропущенного звонка. Где, черт возьми, его семья, и почему они ему не перезвонили? Это еще одна причина, по которой ему следует шевелить задом в направлении дома. Ему не нравилось сваливать всё это дерьмо на них. Крис знал, что их отец безусловно сможет постоять за родных, но Медисон беременна, Джил и Марк всё еще люди, еще Джошуа и их бабушка, он не сможет защитить всех.

И тем более, всё, что нужно сделать их врагам – выстрелить его отцу в голову или в сердце, тогда он перестанет быть помехой, и его семья станет беспомощной. Возможно, Крису не стоит дожидаться команды, чтобы попасть сюда. Может, он просто должен взять Иззи, попытать удачу и отвезти её в Бостон.

Он опять выругался, посмотрев на чёртову метку, которую едва прикрывали волосы Изабеллы. Если сейчас он попытается отвезти её Бостон, тогда каждый грёбаный альфа или демон в округе сможет почувствовать её запах на расстоянии двух миль. Спасибо этой чёртовой метке, из-за которой её запах стал в десять раз сильнее. Единственным плюсом было то, что и её кровь теперь более ядовита, но в данной ситуации это не спасёт. Им нужна Иззи и её проклятая программа, и они сделают абсолютно всё, чтобы их заполучить.

Даже мысль о том, что кто-то навредит его Гномику, заставила живот скрутиться до боли. Если команда не доберётся сюда заблаговременно, чтобы они продумали планы передвижения и планы отступления, то они застрянут здесь ещё на одну ночь, так как Крису совсем не хочется перевозить Иззи в Бостон под покровом ночи. Как бы сильно он не хотел вернуться к своей семье и убедиться, что они в порядке, не мог рисковать безопасностью Изабеллы.

Её способности уже начали проявляться, и он уверен, что она вполне сможет пройти обучение в течение года, но это всё еще было слишком опасно для неё. Отправить её на остров – не самая лучшая идея, но это единственное, что пришло ему в голову, и в то же время то единственное, которое скрыло бы её от загребущих лап Мастеров. Он слишком сильно её любил, чтобы рисковать.

Не то чтобы Крис когда-либо говорил ей это. Нет, он не стал бы. Это будет слишком сложно при том, что он собирался отправить её подальше. Она вовсе не нуждалась в его заморочках, и уж тем более Крис не хотел, чтобы Иззи чахла на острове, ожидая, пока он её спасет.

Именно поэтому он не будет ничего говорить.


***


– Мастер?

– Что такое? – спросил Логан, пытаясь не думать об одном рыжеволосом ангеле. Сейчас не время отвлекаться, так как он уже в полушаге от всего, что ему необходимо. Наверное, в тысячный раз он пообещал себе, что после того, как все дела будут сделаны, вернётся в Рерум, Нью-Гемпшир и заберёт свою награду.

Его член затвердел почти до боли при мысли о том, как он возьмет её. Она была смелой, красивой, смешной, и он поспорил бы на что угодно, что она чертовски сладкая, и при этой мысли у него заныли клыки. Но она станет его. Он хотел оставить её в живых на недельку другую, трахать ее до тех пор, пока не заскучает, а затем поступить так же, как с другими – высушить её до последней капли.

– Рамсес прибыл, Мастер, – стоя в дверях, сказал Ричард – слуга, который был с ним почти пять лет.

Логан не перестал расхаживать по комнате и даже не удостоил своего подданного взглядом. А зачем? Если мужчина рассердит его или сделает хоть шаг в его сторону, то через секунду будет мертв.

– Скольких вы в состоянии обеспечить? – спросил он, надеясь, по крайней мере, на восьмерых. С шестью он заполучит Изабеллу Макгвайр и её приятеля, но с восемью приберет еще и Кейла.

Тот не сможет обнаружить рамджисов. Такие демоны не источали запаха, выглядели в точности, как обычные люди, и были в пять раз сильнее, чем оборотни, и даже чем альфа, как Кейл. Их вид очень редкий, они ненавидят мир людей, с ними невозможно сторговаться, но если они дали слово, никогда не заберут его назад.

– Десять, Мастер.

Эти слова привлекли его внимание. Он поднял взгляд на человека, который выглядел очень довольным.

– И сколько это будет мне стоить? – безразлично спросил он. Логан готов заплатить любую цену, лишь бы девчонка оказалась в его руках.

– Пять миллионов за каждого, и Кейл Куин, Мастер. Они хотят получить право на его убийство.

Нет, жизнь Кейла в его руках. Он даже торговаться не станет.

– Дай им еще по два миллиона за каждого, но Кейл мой, – отчеканил он, бесцеремонно продолжив мерить шагами комнату и считая часы до наступления ночи, чтобы присоединиться к поискам Изабеллы.

– Они передали, что их условия больше не обсуждаются, Мастер. Они понимают, что у вас есть счёты с этим парнем, и хотят присутствовать там, когда все закончится, чтобы проводить его, так сказать, на "ту сторону", – с осторожностью объяснил Ричард.

Логан перестал расхаживать, упёр руки в бока и старался сохранить последние крохи спокойствия.

– Мне необходимо быть там, когда все закончится.

– Они согласны на это, Мастер.

– Тогда покажи им дорогу. Изабелла Макгвайр должна быть здесь через день.


***


– Вставай, Гномик, нам нужно идти, – слегка тряхнув её, позвал Крис.

Иззи застонала и попыталась заползти под одеяло и свернуться калачиком, но этот гаденыш схватил её за лодыжку и потащил, пока её задница не свесилась на краю кровати.

– Дай мне поспать, – проворчала она, хватая подушку и пытаясь уснуть в таком положении, чтобы снова вернуться в свои эротические сны.

– Нам нужно уходить, Гномик. Нас нашли, – сказал Крис, хватая Иззи за руку и лодыжку, чтобы заставить сесть. – Ты меня слышала? Нам нужно уходить сейчас.

Потребовалось мгновение для ее сонного ума, чтобы понять, о чем он говорил.

– Кто нас нашёл? – громко зевнув, спросила Иззи.

– Пара джахийских демонов и оборотни, – ответил он.

– Джахи... кто? – пробормотала она, вставая с кровати и едва удерживая одежду, которую он сунул ей в руки.

– Джахийские демоны, – повторил он, затем взял их рюкзаки и начал копаться в них. – Наглые мелкие уродцы. Они могут принять облик человека, но их выдают чертовы рога, которые они срезают, когда появляются на земле, чтобы слиться с толпой.

– Демоны? Серьёзно? – взволнованно спросила Иззи, стараясь побыстрее одеться и сдерживая себя, чтобы не подойти к окну и хотя бы глазком их увидеть.

– Не следует так радоваться, Гномик. Это совсем не те демоны, с которыми тебе стоит иметь дело, – произнес Крис, доставая шоколадку из её сумки.

– Если ты сейчас же не положишь её обратно, я тебя побью, – невозмутимо сказала она.

Он сжал губы, чтобы не рассмеяться, и положил шоколадку в свою сумку.

– Я почти забыл, что моя малышка ещё та кровожадная девчонка, – сказал намного спокойнее, чем Иззи себя чувствовала. Вероятно, потом он еще будет пользоваться этим трюком в таких ситуациях.

– К-как ты узнал, что это чёртовы демоны? – спросила Иззи, пытаясь казаться смелой, но у неё не очень-то получалось.

– Я заметил, как они выкачивали топливо из двух пикапов. -

ответил он, пожимая плечами, как будто это всё объясняет.

Ничего это не объясняет.

– Люди тоже воруют топливо, ведь так?

Крис натянул на неё кеды.

– Да, но люди не пьют его словно воду.

– Почему?

– Почему они пьют его? – спросил он, засовывая за спину пистолет. – Потому что для них это наркотик. Он делает их сильными и, к сожалению, тормознутыми. Они потрясающие ищейки, но как наемники – никто. Они обычно работают с другими демонами или оборотнями, и этот раз не исключение, поэтому нам нужно быть очень осторожными, чтобы уйти от них, – пояснил Крис, повесив сумку на плечо и протягивая Иззи её сумку. Она была легче, чем раньше, но, очевидно, это потому, что Крис переложил почти всё к себе.

Он взял её за руку и нежно подтолкнул к двери.

– Нам нужно торопиться. Что бы ты ни делала, не отходи от меня, поняла?

– Поняла, – нервно сглотнув, ответила девушка.

– Всё будет хорошо, Гномик, – успокоил Крис и наклонился, чтобы поцеловать её. – Мы уйдем отсюда прежде, чем ты об этом узнаешь, – сказал он, сексуально подмигнув, и это немного её успокоило, вроде как.

Иззи просто надеялась, что всё пройдет легко и быстро.


Переводчики: SophiaS181

Редактор: oks9


Глава 34


"Да где она блин?"

Крис посмотрел на хаос, что творился вокруг, игнорируя крики гостей отеля, что толкали и пихали друг друга, стараясь выкарабкаться на лестничный пролет.

– Иззи! – позвал он через крики и вопящий звук пожарной сирены, пытаясь рассмотреть ее сквозь гребаный дым.

Те проклятые придурки подожгли отель. Кто-нибудь другой просто включил бы пожарную сигнализацию и наблюдал, ждал бы, пока всех эвакуируют из отеля, но не джахийские демоны. Такой план был бы слишком сложным для них. Они любили ваять простые планы, очень простые, и какой бы оборотень их не нанял, тот серьезно оплошал, если хоть на секунду спустил глаз с этих гребаных ублюдков.

– Крис! – услышал он слабый крик, но этого было достаточно, чтобы понять основное направление, где находилась Иззи. Он проталкивался через толпу, пробираясь к противоположному концу коридора.

– Иззи!

– Крис! – прокричала она на этот раз намного громче.

– Гномик! – рявкнул он, приостановившись у дверей отеля.

– Крис, убери их от меня! – вопила она, как казалось, из соседнего номера.

Он понес свою задницу в сторону двери и не медля взломал ее. Там могли бы стоять двадцать вооруженных бойцов, ожидая его, чтобы убить, но Крису было все равно. Он должен добраться до своей пары.

Дверь разлетелась на щепки, он зашел и споткнулся, когда увидел четырех очень крупных джахийских демонов, которые ходили вокруг Иззи и... принюхивались к ней? Да, они совершенно точно ее обнюхивали.

– Это не может быть она, – пробормотал один, что встал на колени и практически уткнулся носом Иззи в живот.

– Джонатан ничего не говорил по поводу, того что она беременна, а эта беременна. Это не она.

Крис не обратил внимания на удивленное аханье Иззи, а медленно достал свой пистолет. Серебряные пули не убьют никого из них, но нанесут достаточно урона, чтобы отвлечь их ненадолго.

– Отпустите мою пару, – приказал он спокойно и прицелился.

Демон, что обнюхивал запястье Иззи, нахмурился.

– Он ничего не говорил по поводу пары.

– Я не думаю, что это она, – сказал тот, что принюхивался к ее шее, и уверенно покачал головой.

Крис упорно продвигался дальше внутрь комнаты, следя, чтобы за его спиной оставалась стена. Он знал одну вещь о джахийских демонах: у них займет чертову тучу времени на то, чтобы принять решение или заметить что-либо еще, пока что-то занимало их внимание.

– Это точно не она. Джонатан сказал бы нам, если бы она была беременна и с парой, – вставил последний, вставая и отпуская руку Иззи с разочарованным вздохом.

– Но она пахнет так же, как и футболка, которую нам дал Джонатан, – настаивал тот, что до этого обнюхивал живот Иззи.

Иззи бросила на него умоляющий взгляд, но Крис покачал головой, продолжая медленно к ним приближаться. Последнее чего он хотел, так это до чертиков испугать джахийских демонов, потому что они обычно сначала ударялись в панику, а потом думали.

– Нет, она пахнет сильнее, чем футболка, и беременна. Это не она! – продолжал тот, что обнюхивал ее запястье, и оттолкнул руку, и Крис почти застонал, когда понял, что смотрит на четверых почти идентичных братьев, у которых один мозг на всех. У них были волосы цвета красного песка с красными прядками, темные бусинки глаз, они неуклюже сложены и, очевидно, медленно соображали, потому что выглядели ошарашенными, когда увидели его наконец.

Да, джахийские демоны – отличные следопыты, но хреновые наемники.

– Вы должны отойти от моей пары. Быстро, – приказал Крис и прицелился.

Застыв на месте, все четыре демона обменялись смущенными взглядами.

– И что мы должны делать теперь? – спросил один, кто из них Крис не знал, да ему было все равно, лишь бы начали шевелить задницами, но он имел дело с джахийскими демонами, которые могли простоять часов пять в растерянности.

– У меня предложение, – пропищала Иззи, и Крис поклялся, что отшлепает ее не только за то, что позволила себе оторваться от него, но и за то, что напугала его до чертиков таким трюком. – Так как отель, похоже, горит, а вы последовали за запахом сюда, может, вам стоит подождать снаружи, пока она не выйдет?

Все четыре демона посмотрели вниз на нее. К ее чести его маленький Гномик сделала все от нее зависящее, чтобы выглядеть спокойной и расслабленной, но по тому как она водила кончиком языка по нижней губе, он догадывался, что она испугана до потери сознания, и не винил ее за это. Джахийские демоны были не только глупыми, но и непредсказуемыми.

– Если вы не хотите расстроить этого Джонатана, тогда вам стоит выйти наружу и поискать ее там, – предложила Иззи, и проклятье, если все четверо не кивнули в знак согласия и не вынеслись из номера, не проронив ни слова. – Не могу поверить, что они повелись, – пробормотала Иззи, когда он протянул руку и схватил ее за запястье.

– Они не очень смышленые, но кто бы ни дирижировал оркестром, он быстро поймет, что случилось. Мы должны удрать, Гномик, прежде чем они вернутся, – сказал он, толкая ее к окну.

– Эмм, дверь же там, – указала она, кашляя.

Крис оглянулся и выругался, когда увидел серый дым, что просачивался под дверью.

– Нам придется идти так, Гномик, – вымолвил он, крепче схватив ее, и потащил ее в сторону закрытой балконной двери.

– Ты с ума сошел? – предположила Иззи и попыталась отдернуть свою руку. – Мы на третьем этаже! – указала она отчаянно, пока он тащил ее последние пять футов к маленькому балкону и осматривал проклятое расстояние до земли.

"Какого черта они построили этот отель на вершине крутой скалы?" – размышлял он и, кинув сумку, наблюдал, как та упала, покатилась и начала набирать скорость, спускаясь вниз по горе и натыкаясь на камни и деревца, пока в конце концов не остановилась в нескольких футах от широкой бурной реки. Ландшафт для красивых декораций, но учитывая все пороги, камни и, без сомнения, замораживающую кости температуру воды, от их тел ничего не останется.

– Нет! – прокричала Иззи, когда он схватил ее сумку и тоже бросил вниз. – Там был мой нетбук, – сказала она, надувая губы и выглядя так чертовски мило, что Крис не удержался и поцеловал ее в кончик носа.

– В нем было что-нибудь важное?

– Нет, – брюзжала она, все еще недовольная. – Но на экране стояла такая милая картинка, – бубнила она, глядя вниз и делая торопливый шаг назад.

– Я найду тебе другую картинку, Гномик, но нам и правда нужно делать ноги, – пообещал Крис и потянулся к ней. Когда она стукнула по его рукам, он постарался не морщится. "О да, у моего Гномика совершенно определенно проявляются способности", – гордо подумал он.

В конце концов, разницы никакой, но, по крайней мере, он будет знать, что она в состоянии себя защитить, что бы ни случилось на острове, куда Эрик ее отправит, а лучше, если ни черта с ней не случится.

– Ага, только это не то, о чем я беспокоюсь на данный момент.

– Тогда что? – спросил он, подталкивая ее ближе к краю.

– Твое небольшое отключение мозгов, – пояснила она, задохнувшись, когда он перебросил ногу через ограждение. – Крис, я не прыгну, и если ты считаешь, что прыгну, то ты такой же сумасшедший, как и те четверо, – сказала она, махнув рукой в сторону задымленного номера.

Он демонстративно посмотрел мимо нее.

– Не похоже, чтобы у тебя был выбор, Гномик.

Она проследила за его взглядом и нервно сглотнула.

– Пора, Гномик, – позвал Крис, и дернул ее так, что все, что ей оставалось сделать, – это перекинуть ногу через бетонные перила.

– К-крис, – пролепетала она взволновано, рискнув взглянуть вниз. Она заметно побледнела, бросив тоскливый взгляд на заполненный дымом номер отеля. – Есть хоть малейшая вероятность того, что мы умеем летать, а ты забыл мне об этом рассказать?

– Нет, но я более чем уверен, что мы не умрем от этой высоты.

Она прищурила глаза, глядя на него.

– Я. Тебя. Ненавижу.

– Ой, да ладно, все меня любят, – заявил он, притянув ее к себе, прежде чем она смогла остановить его, и оттолкнулся от стены, молясь, чтобы не натолкнуться на один из зазубренных серых камней справа.


***


– Когда ты до них доберешься, тебе придется двигаться очень быстро.

Я расположу семь команд по городу, чтобы отвлечь их, и помочь вам провезти ее в город.

Как только въедете, вы мне понадобитесь, чтобы...

– Эта та команда, которую ты отправляешь за моим сыном? – спросил Ефраим, врываясь в зал заседаний, в котором также находилась половина оружия убежища.

– Да, – произнес Эрик, указав в сторону десяти Защитников, двух женщин и восьми мужчин. Ефраим посмотрел на них и покачал головой.

– Нет, – просто сказал он, прошел мимо Эрика и начал хозяйничать на столе с освященным оружием.

– Что ты блин хочешь сказать своим "нет"? – потребовал Эрик.

– У нас нет времени для этого дерьма. Мне нужно привезти их сюда сейчас.

– Они не пойдут, – заявил Ефраим, не потрудившись оглянуться, схватил маленькую коробочку пуль, кончики которых были смазаны святым елеем. – Я пойду и сам их заберу. Мне не нужны десять Защитников, которые будут привлекать внимание.

– Вы можете идти, – сказал Эрик маленькой группе. – Я позову вас, когда понадобитесь.

Ефраим покачал головой.

– Они тебе не понадобятся.

Эрик встал перед ним, когда Ефраим повернулся, чтобы уйти, и Стражу понадобилась вся его выдержка, чтобы напомнить себе, что перед ним его друг и не нужно бросать его задницу через весь зал.

– Убирайся с моего пути, Эрик, – спокойно потребовал он.

– Послушай, – начал Эрик, предусмотрительно отступив. – Я понимаю, что ты хочешь позаботится о том, чтобы Крис вернулся назад, но должен позволить нам организовать это, Ефраим. Мы привезем их сюда до полуночи. Даю тебе слово, – пообещал Эрик.

Если бы речь шла о ком-то другом, о чьем-то еще ребенке, Ефраим бы сказал черт с ним и позволил им выполнять их работу, но все не так. Это был его сын, его невестка и, возможно, внук. Он все еще не мог привыкнуть к подобной мысли, поверит, когда почувствует запах Иззи, но это не значит, что он будет просиживать штаны и ждать.

– Не пойдет. Я иду за своими детьми, – проговорил он, обходя Эрика, но тот разъяренно преградил ему путь.

Эрик провел рукой по волосам. Он выглядел изможденным, что неудивительно, потому что вот уже несколько дней, все, кто мог, пытался давать им под зад . Эта еще одна причина, по которой Ефраим не даст этой группе Защитников идти за своим сыном. Они были измотаны и станут слишком сильно торопиться вернуться в Бостон, чтобы оборонять город, думая о том, что им нужно защищать своих детей.

– Я не хотел бы говорить тебе об этом, но ты нужен мне здесь, – сказал Эрик, уронив руки по бокам, и выглядел так, как будто с большим удовольствием делал все что угодно, но не вел этот разговор.

– Почему?

Ефраим знал, что у города куча проблем. За последние сорок восемь часов обнаружено более сотни трупов. Демоны, оборотни и вампиры, те, кто не раздирал город на части в поисках Изабеллы, творили беспредел, и люди были напуганы до чертиков. Те, кто не сидел в ужасе дома, ходили по улицами, создавая проблемы, мародерствуя и пользуясь тем, что в городе хаос. Черт, он патрулировал город всего двенадцать часов, а уже был изможден, но он должен доставить своих детей в безопасное место.

– Не думаю, что могу гарантировать нужную твоей семье защиту. У меня круглосуточно ходят патрули, но у нас не хватает людей, и некого позвать на помощь, – объяснил Эрик.

– Пока они находятся в убежище, все в порядке, Эрик. Медисон – Страж и может разорвать глотку любому, кто посягнет на детей, – успокоил Ефраим, схватил черный рюкзак и начал заполнять его. – Марк никуда не пойдет без нее. Крис лично тренировал Джил, поэтому я не слишком беспокоюсь за нее, – сообщил он и подмигнул, от чего Эрик вздрогнул.

Крис никогда не смягчал удары и не делал скидку ни Джил, ни Медисон. Когда они пытались протестовать и просили, чтобы их учил Эрик, а не Крис, он наотрез отказывался. Эрик понимал, что не сможет быть необходимо твердым. Затем, конечно, они умоляли Эрика приехать и тренировать их хотя бы несколько дней. Он соглашался скрепя сердце, но не усердствовал с женщинами: с Джил, потому что она была человеком, и он боялся причинить ей боль; Медисон, потому что боялся навредить ей и тем самым разозлить Ефраима.

Когда Эрик послал все к черту и ушел, женщины остались с Крисом, который не переставал лыбиться, подталкивая их к оружию. Сын Ефраима был хорош, очень хорош, и все об этом знали. Уже шли разговоры о том, чтобы он взял под свою ответственность подготовку в регионе, но Эрик понимал, что Крис не пойдет на это.

Иногда он был чертовски упрям. Он мог жить где угодно в мире и выполнять свою работу, но упрямый ублюдок отказывался покидать дом, потому что у него имелось гребаное чувство вины, в которое он слишком долго верил. Теперь у него была пара и скоро появится Богом данный ребенок. Пришло время Крису жить своей жизнью и, наконец, позволить себе стать счастливым.

– Я ведь не могу тебя отговорить?

– Нет, – сказал Ефраим, закинув рюкзак на плечо,-

Мы выдвигаемся сейчас, – добавил он, направляясь к двери.

– Мы? Ты о ком?

– Джошуа.

– Ты отказался от десятерых Защитников в пользу человека? – спросил Эрик, не стараясь спрятать недоверие в голосе.

– Запах Джошуа может помочь скрыть запах Изабеллы, в то время как твои солдаты привлекут всех альф и демонов в округе, – пояснил Ефраим, вводя код, чтобы открыть дверь.

– Точно, но зато они не притащат свои задницы обратно сюда, чтобы любой желающий мог по их запаху нас обнаружить.

Ефраим пожал плечами.

– К тому же навряд ли я вырву ему глотку, если он разозлит меня.


Переводчики: m_red

Редактор: oks9


Глава 35


– Видишь? Ведь не так уж плохо? – спросил Крис бодрым голосом, осторожно, но спешно снимая Иззи с себя. – Как бы мне ни хотелось обниматься, Гномик, но нам нужно уносить ноги.

– Я. Тебя. Ненавижу, – выпалила Иззи, желая, чтобы тело поскорее перестало дрожать, и она могла надрать Крису задницу, ведь теперь точно уверена, что у нее получится. Изабелла ощущала себя сильной и быстрой.

Ладно, может, не прямо сейчас. Прямо сейчас она хотела, чтобы тело прекратило трястись, а сердце не пыталось вырваться из груди. Иззи убрала волосы с лица и рискнула посмотреть наверх и чуть не потеряла сознание. Она не могла поверить, что они упали, поправка, спрыгнули с третьего этажа.

Да там наверняка сорок-пятьдесят футов высоты.

Удивительно, что они не убились и даже не получили серьезных травм, на Иззи не было ни царапинки, и она более чем уверена, что позже не появится ни единого синяка. Вряд ли это связано с тем, что она Защитник, а скорее с тем, как Крис спустил их. Он крепко прижимал ее к себе, когда они падали, а когда приземлились, он повернулся, приняв на себя удар, и они покатились по земле. Это была самая сумасшедшая и самая пугающая вещь, которую она совершила в своей жизни, и не хотела повторять.

– Оу, спасибо, Гномик. Это так мило, но нам нужно продолжать двигаться, – сказал он, выхватил мешочек на молнии из сумки, закинул туда свои телефоны и кошелек и запихнул мешочек в передний карман. А когда подошел к ее сумке и поднял с земли, Иззи не могла не заметить, что он хромает, а челюсть крепко сжата.

– Ты в порядке? – спросила она, размышляя о том, что, возможно, им не так уж и повезло с этим прыжком.

Крис отмахнулся, схватил ее сумку и передал ей.

– Болит в паре мест, Гномик. Не о чем волноваться, тем более холодная вода поможет.

– Холодная вода? – пробормотала она в замешательстве и проследила за его взглядом направо. У нее отвалилась челюсть. Он же это не серьезно.

Оказалось, серьезно.

Крис схватил ее за руку и потащил прямо за собой в холодную воду. Менее чем за минуту она была насквозь мокрой, замерзшей и раздумывала, когда это он успел сойти с ума. Когда Крис не направился в сторону другого берега, а повернул направо и пошел дальше, утягивая ее за собой в воду, на этот раз против течения, она подумала, что он повредил голову при падении.

– Крис, какого черта мы делаем? – потребовала она, подскользнувшись на скользком камне и почти нырнув лицом в воду. К счастью, Крис успел дернуть ее вверх и поставить на ноги.

– С помощью воды мы маскируем наш запах, – объяснил он запыхавшимся голосом, что вполне понятно, предположила Иззи, потому что двигаться в воде, которая доходит до середины бедра, не так уж и просто.

– Ладно... – произнесла она медленно, на самом деле мало, что поняв. – А они не смогут вычислить, что мы просто ушли по воде?

Он сжал ее руку и покачал головой.

Ну, Иззи подумала, что Крис покачал головой, но не могла сказать с уверенностью, потому что плелась позади него, а двигался он быстро.

– Дым от огня накроет всю территорию надолго и затруднит им поиски. Добавь запах почти сотни испуганных людей, и станет практически невозможно отличить наш запах, – объяснил он, услышав ее страдальческое ворчание.

– Но если дым и запах людей ненадолго скроют нас, тогда почему мы идем по воде? Почему бы нам не перейти на другой берег и не пойти по земле, где теплее? – предложила она, пытаясь освободиться от его руки, чтобы так и поступить.

– Э нет, не так быстро, мой маленький Гномик, – сказал Крис, притянув ее к себе поближе. – Другие запахи смутят их и прикроют нас, но у них не займет много времени, чтобы понять, что мы не вышли через главный вход. Они будут искать нас и, когда не учуют наш запах, разделятся, и не знаю, как ты, но я бы предпочел столкнуться только с одним из тех тупых ублюдков.

При таком выборе Иззи предпочла бы с ними совсем не связываться. Они напугали ее до чертиков, когда схватили и затащили в тот номер. Она действительно думала, что они разорвут ее на части.

Чего она не ожидала, так это обнюхивания. И раз уж речь зашла об этой жути. Кстати.

– Крис?

– Да, гномик? – спросил он отстраненно, осматривая лес вокруг них на предмет движения, предположила она.

– Я не думаю, что нам стоит беспокоиться по поводу того, что они смогут нас учуять и последовать за нами. Они решили, что вынюхали беременность у меня, поэтому нам нечего бояться, если мы пойдем по земле, да? – пояснила она, удивляясь, почему он не пришел к тому же логическому заключению быстрее нее. Она подергала его за руку, пытаясь идти к земле, но он снова притянул ее к себе.

– Они не ошиблись, Гномик, – произнес он четко и недовольно.

– Да нет, ошиблись, – сказала Иззи, чувствуя, как иссякает ее терпение. Тот факт, что у нее не может быть детей, ее сильно задевал, и она не могла шутить по этому поводу. Иззи всегда хотела детей, и то, что она бесплодна, почти ее уничтожило.

– Нет, Иззи, не ошиблись. Та метка у тебя на шее – ясный показатель, а те тупые ублюдки развеяли все оставшиеся сомнения, – ровно промолвил он, удваивая скорость и заставив ее практически бежать за ним в воде, чтобы не отставать.

– Ты имеешь в виду мою сыпь? – спросила она, не понимаю, что происходило с окружающими. Она видела пробку на ультразвуковых снимках и знала, что нет ни малейшей возможности забеременеть.

Абсолютно никакой.

– По началу выглядело как сыпь, а теперь это круг – знак того, что ты носишь человеческого ребенка. Если бы ты сохранила ребенка, то вынашивала бы его всего четыре месяца. Беременность у Защитников длится только половину срока беременности нормального человека, не важно вынашиваешь ты человека или Защитника, – объяснил он, но Иззи едва слушала его. Она подняла дрожащую руку к маленькому кругу под ухом, где раньше была сыпь.

– Что ты имеешь в виду, говоря "если я сохраню ребенка"? – спросила она, боясь даже моргнуть и узнать, что все это сон. "Это не может быть по-настоящему, – думала она с улыбкой сквозь слезы. – Ребенок?" Она даже не мечтала, что такое случится, но что если это и правда так?

С появлением ребенка многое изменится, ей нужно задуматься о том, чтобы купить дом с лучшей охраной, который только можно купить, но она справится, сделает все, чтобы дать ребенку детство, о котором сама мечтала. Она не могла этому поверить. Словно выиграла в лотерею. Иззи хотелось кричать, прыгать и обнять кого-нибудь.

– Это именно так, как прозвучало, Гномик. Ты не можешь сохранить ребенка. Как только мы доберемся до убежища, я найду врача, который прервет твою беременность, – сказал Крис, заставив ее мир упасть к ногам.


***


"Как же больно", – думал Крис, сжав зубы, пока изо всех сил старался вывести их оттуда. По меньшей мере, четыре ребра были сломаны, одно давило на легкое, если только боль, которую он чувствовал каждый раз, когда делал вдох, считалась показателем. Плечо и нога ныли.

"Ну, хотя бы мы не упали на камни", – подумал он, вздрогнув, когда острая боль прострелила легкое.

Иззи выдернула свою руку, и Крис едва удержался, чтобы не оступиться. Ей не нужно знать, что он в плохом состоянии. Не хотел пугать ее, но если их сейчас найдут, он не сможет драться и её защитить. Сможет только выстрелить в джахийских демонов, а это совсем не поможет, а только разозлит их еще больше.

Как бы он ни ненавидел звать на помощь, но ради своей пары ему придется пойти на это. Это та возможность, которой он не хотел бы воспользоваться, но выбора не было. Он только надеялся, что у того, кто ответит на его зов, хватит мозгов на то, чтобы отвезти ее в убежище до наступления ночи и защитить. Если она задержится в доме Защитников, то это вызовет проблемы, которые этой паре придется решать самим. Иззи нужно доставить в убежище, где будет более чем достаточно Защитников, чтобы ее охранять и помочь вывести ее задницу из страны.

– Ты на полном серьезе только что сказал мне, что я беременна только для того, чтобы тут же заявить, что я не сохраню ребенка? – потребовала Иззи, к счастью, пользуясь своей злостью, чтобы тащить свою задницу впереди него.

Сделав болезненный вдох, Крис достал свой телефон Защитника из чехла и просканировал большой палец. Как только телефон открылся, снова прижал большой палец к экрану и нажал один-один-два-пять – SOS код, который, как он надеялся, принесет его маленькой паре необходимую защиту.

Когда он не ответил, потому что не мог, Иззи продолжила:

– Поэтому доведу до твоего сведения прямо сейчас, дружочек, – это не твой выбор! Я никогда не ожидала, что такое случится, и совершенно уверена, что никогда не планировала этого, но скажу тебе вот что: я сохраню ребенка, и тебе придется держаться подальше от меня, – чуть не вопила Иззи, что на тот момент его устраивало, потому что она не могла слышать, как он борется за каждый вдох.

Дрожащей рукой он снова сунул телефон в чехол, закрыл и положил в карман, прежде чем совершит что-то глупое, например, уронит его. Обхватил рукой грудь, чтобы уменьшить боль, но легче не стало. "Охренеть, как же больно!"

При каждом вдохе, казалось, будто кто-то вонзает раскаленный прут в легкие.

– Я не хочу детей, Гномик, – удалось ему выпалить. Крис никогда не позволял себе хотеть собственных детей. Он более чем счастлив со своими братьями, сестрами, будущими племянницами и племянниками, но собственных детей у него никогда не будет. Он не мог рисковать тем, что причинит боль своему ребенку, просто не мог.

– Рада за тебя, дружок. Ты не хочешь этого ребенка, и это нормально, – сказала она, почти плача. Если бы ему не было так чертовски больно и не приходилось с трудом переставлять ноги, медленно идя за ней, Крис схватил бы ее в охапку и объяснил бы ей все, но не мог.

– По... медленнее, – произнес он, закашлявшись.

Конечно же, она не замедлилась. Для такой маленькой женщины она двигалась чертовски быстро, будучи разозленной, удивлялся он, потом поскользнулся, оступился и упал на колени на мелкие острые камушки, в то время как течение грозило его смыть. Задохнувшись, он с трудом медленно встал на ноги. Его маленькая пара была уже на добрых тридцать ярдов[8] впереди.

Крис оступился, сделав шаг назад, – было слишком больно, чтобы двигаться.

– Гномик, – выдохнул он, согнувшись, когда боль прострелила грудную клетку.

– Что?! – потребовала она и повернулась, чтобы посмотреть на него.

– Я...

– Точно, дружок, – сказала она, восприняв его зов, как повод, чтобы подскочить к нему. – У тебя очень крепкие нервы, – сообщила она, зло вытирая слезы с лица. – Вы, люди, похитили меня, вертели моей жизнью, испугали до одури, угрожали выкинуть на остров, и, когда произошло что-то хорошее, что-то, что я думала никогда со мной не случится, ты считаешь, что можешь продолжать мною командовать, – сказала она, подлетев к нему, а Крис в этот момент молился, чтобы пришла помощь для его Гномика. – Так вот послушай, дружок, ты больше не будешь мною командовать, – отрезала она, уперев кулаки в бока, глядя на него снизу вверх.

– Это, – он хватал воздух ртом, пытаясь сделать вдох, – для твоего же блага.

– Для моего блага? – визгливо кричала она.

– Должны быть, – он втянул воздух, – тихо, – сказал он, надеясь, что никто его не услышит. Он махнул ей, чтобы она развернулась и продолжала идти, но Иззи, конечно же, проигнорировала его и продолжила смотреть на него.

– Ты не хочешь быть моей парой. Ты не хочешь ребенка. Знаешь что? Я тебя не хочу, – сказала она, громко всхлипнула и пихнула его. Проклятье, как же это было больно, и вовсе не от того, что она рукой врезала ему по сломанным ребрам.

Сознание Криса помутнело, когда боль пронзила легкие, и он услышал крики Иззи о помощи.

– Беги, Гномик, – смог он выдавить, прежде чем свет перед его глазами померк.


Переводчики: m_red

Редактор: oks9


Глава 36


– Крис! Крис! – кричала Иззи, но глаза парня уже закрылись, и прежде чем, она успела его схватить, он упал в ледяную воду.

Она не хотела делать ему больно. О боже, неужели она его убила? Сердце ёкнуло у неё в груди при мысли о том, что Крис мёртв. Этого не может быть. Она злилась на него, вот и всё. Она злилась из-за того, что он не хотел ребёнка и что всё еще планировал отослать её после того, как они стали настолько близки.

Не то что бы она ожидала, будто он станет умолять её остаться с ним или что-то в таком духе. Она не идиотка. Ну ладно, десять или двадцать раз за последние десять часов она может и представляла себе, каково это – засыпать в его объятиях каждую ночь и так же просыпаться каждое утро, после того как он превратился в милого и смешного Криса, в которого она боялась влюбиться.

Он заставлял её чувствовать себя на седьмом небе от счастья из-за их сильной связи, и она привязалась к нему, не в силах сопротивляться. Знала, что он не хотел постоянных отношений, но надеялась, что Крис хоть что-то к ней чувствует. Что-то, что позволит ей считать, что она не одинока в этом мире, и, возможно, впервые кто-то действительно заботится о ней.

Но нет. На самом деле, ничего между ними не изменилось. Он всё еще хотел отослать её, но забыл о том, что у Изабеллы есть одна черта – без боя она не сдается.

Если он не хочет, чтобы их пара существовала, то она тем более или, по крайней мере, позже ей станет все равно. Сейчас же ей необходимо убедиться, что с ним всё хорошо, чтобы она могла спокойно наорать на Криса за то, что он до чёртиков её напугал.

– Крис! – кричала она, когда бежала за ним, то и дело постоянно спотыкаясь из-за течения, которое постоянно подталкивало её под зад.

Он начал уходить под воду, которая несла его туда, откуда они пришли.

– Крис! – чувствуя себя абсолютно беспомощной, кричала она, в то время как течение несло его к скале, торчавшей из воды. Молясь о том, чтобы не упустить его, Иззи нырнула. Она оказалась практически рядом, чуть промахнувшись, но смогла оттолкнуть его подальше от скалы.

В надежде на то, что Крис не нахлебался воды, девушка подплыла и схватила его за лодыжку, но своим плечом врезалась в скалу, кое-как удержав Криса, несмотря на сильную боль.

Иззи облокотилась на скалу и притянула его к себе, не обращая внимания на то, что острые края скалы впивались в её кожу. Как только он оказался достаточно близко, она схватила его за пояс штанов и начала тащить, пока его голова не оказалась над водой.

"Черт, какой же тяжелый", – подумала Изабелла, обхватив свою пару руками, понемногу толкая к берегу. В конце концов, она сдалась и вместо того, чтобы держать его, схватила Криса за рюкзак, который, слава богу, не утонул, и потащила к земле, сопротивляясь сильному течению.

– Пожалуйста, дыши, малыш, – сказала она, едва сдерживая слёзы. С ним всё будет хорошо. Он сильный парень, а это всего лишь небольшое происшествие.

Кое-как она наполовину вытащила его из воды – этого ей и было нужно.

– Крис? Милый? – позвала она, пытаясь сообразить, что делать дальше.

Какого чёрта она не прошла курс первой помощи в университете? Ну конечно, потому что каждый вечер по телевизору был мини марафон сериала "Баффи – истребительница вампиров", который она просто не могла пропустить, жаль, что она была такой дурой.

Она вытерла воду с его красивого лица и провела рукой по волосам, раздумывая, как быть дальше. Ее внимание привлек резкий звук, и она выдохнула с облегчением, когда поняла, что он исходит от Криса. Звук его дыхания должен был ее напугать и напугал, но прямо сейчас она так чертовски обрадовалась, что тот дышал, что решила принимать то, что есть.

– Милый, ты можешь открыть глаза? – спросила она, прижавшись к нему.

Он только застонал. Она посмотрела вокруг, но в густом лесу неоткуда взяться помощи. Только она могла вытащить его отсюда, из леса и туда, где безопасно.

Ну и попали они в переделку.

Она не знала, как оказывать первую помощь, имела ноль знаний об ориентировании в лесу и была совершенно уверена, что не сможет его поднять.

Крис был мускулист, более чем на фут выше нее и весил где-то фунтов на сто больше Иззи.

"Господи, чем они его кормят?" – раздумывала она, выходя из воды и пытаясь его вытянуть.

Быстро стало ясно, что она не сможет тащить его всю дорогу по грязи и каменистому склону к ровной земле. Также было ясно, что ей нужна помощь, но сначала необходимо вытащить его из воды, пока он не заболел, не то чтобы он не заболеет от сочетания холодного свежего воздуха и полностью промокшей одежды, но это единственное, что она могла придумать.

Через пять минут Иззи вытащила его из воды, положила на влажный песок и обыскала карманы. У нее не заняло много времени найти чехол с двумя телефонами и бумажник. Она взяла телефон, лежавший сверху, серебряный, который не производил никакого впечатления и заставил ее истекать слюной фаната.

– Проклятье, сигнала нет, – сказала она, снова закинув телефон в чехол. Схватила тонкий черный телефон и заметила мигающую зеленую лампочку. Вероятно, пришло сообщение, подумала она, пытаясь вычислить, как открыть чертову штуковину.

Через пять минут она была зла и своего рода впечатлена, но все же зла, что не смогла открыть телефон. Засунула его в чехол, застегнула тот и осторожно положила в карман Криса, затем обратила свое внимание на его сумку. Конечно же, у него имелся небольшой комплект предметов первой необходимости со спичками и прочим, но это может подождать, пока она не найдет способ перетащить его на твердую землю, подальше от воды.

Или может, ей стоило развести огонь и надеяться, что кто-нибудь увидит и придет на помощь, думала она просматривая содержимое его сумки. Когда обнаружила большой черный пистолет, замерла. Если Крис вскоре не очнется, ей придется защищать их обоих.

Дрожащими руками она подняла пистолет, предусмотрительно стараясь держать пальцы подальше от спускового крючка, и положила его на плоский серый камень рядом с собой.

Достала из сумки большую черную футболку и прикрыла ею Криса, совершенно не зная, что делать, но понимала, что Криса надо держать в тепле и сухости, а значит необходимо оттащить его вверх на холм.

Она должна попытаться, и ни в коем случае не даст ему замерзнуть. Иззи мало что знала о том, как выживать в экстремальных условиях, но быть мокрым в холодную сентябрьскую ночь – точно нехорошо. Возможно, она провозится полночи, но должна попробовать.

Надеясь, что не добавит Крису ран, она присела позади него, схватила под руки и почти заскулила, когда не смогла обхватить его бицепсы. Тогда схватилась за его рюкзак, надеясь, что тот не порвется.


***


Почему было так чертовски холодно?

Он открыл глаза и оказался в абсолютной темноте.

"Вот черт, я ослеп?" – удивился он, когда под ним затрясся матрас. Грудь болела с каждым вдохом, ну хоть ушла острая боль в легких.

По ощущениям ребра все еще сломаны, но легкие уже исцелились, по крайней мере, до той степени, что он не желал умереть. Это был прогресс. Мягкие ткани всегда заживали быстрее, но все еще требовался отдых и время.

– Гномик? – пробормотал он, голос походил на хриплый шепот.

Матрас издал облегченный вздох.

– Ты до чертиком меня напугал! – осуждающе прошептала она, что прозвучало одновременно и облегченно, и испуганно.

– Что происходит? Где мы? – спросил он, обхватив рукой грудь и пытаясь сесть, но чертовы ребра сдавило, и он остался там, где был.

– Ах, так ты о том, что произошло помимо того, что ты напугал меня до чертиков? – потребовала она.

– Да, именно, – ответил он сухо, попытался осмотреться, но ничего не получилось.

Учитывая, что прохладный воздух овевает его тело, и судя по звуку льющейся воды, они все еще были у реки. Она вообще когда-нибудь слушается?

– Я думал, что сказал тебе бежать, Гномик. Тебя не должно быть здесь, – выпалил он, желая опрокинуть ее через колено и выпороть всю дурь из ее красивой задницы.

Она очаровательно фыркнула, крепче сжав его плечи.

– Ты правда думал, что я убегу и оставлю тебя беззащитным?

Беззащитным...

Это чертовски неправильный подбор слов в отношении него. Давно забытые ненавистные воспоминания грозились прорваться на поверхность, и он, отмахнувшись от них, сосредоточил свое внимание на женщине, что игнорировала его и приводила в бешенство.

– Я не был беззащитным, – процедил он сквозь сжатые зубы.

– Да? Тогда как ты назовешь отрубиться и оставаться без сознания почти двенадцать часов? – спросила она, и ему совсем не понравился сарказм в ее голосе.

– Я не отключился. Я отдыхал.

– Тооочно, – произнесла она так, словно не верила ему. – То есть когда ты почти утонул, тебя тащили почти час, и ты валялся бревном почти три часа – это ты так дремал?

– Именно, – сказал он, скрывая улыбку от ее забавной болтовни, а его злость испарилась. Как только ей это удается? Он был рассержен, более чем рассержен, потому что она его не послушалась и не унесла свою задницу подальше отсюда, но сейчас он... спокоен. Он все еще досадовал на то, что она его не послушалась, и беспокоился из-за ее безопасности, но не злился, по крайней мере, не на нее.

Он сердился на себя за то, что испытывал к ней слабость. Когда она нуждалось в нем большего всего, он облажался, оставив ее одну и уязвимой. Крис даже боялся думать, что могло случиться, пока он находился без сознания. Ее способности могли и проявиться, но она все еще оставалась слабой, нетренированной женщиной, беременной женщиной.

Когда он начал гадать все ли в порядке с ребенком, то заставил себя откинуть эти мысли.

"Это не ребенок, а проблема", – напомнил он себе. Он не мог позволить себе думать об этом или желать. Ее беременность – очередная промашка в череде последних неудач, и об этом он позаботится, как только они доберутся до убежища. Ему было все равно, что Иззи скажет, он не даст ей сохранить беременность.

Он не сможет находиться рядом с ней, не допускал и мысли, что она одна вырастит ребенка. Не желал думать о ребенке, плачущем по ночам, гадающем, где же его отец, и совершенно точно не хотел обнаружить, что от суки родившей его самого, ребенок унаследует не только его тем