Омм (fb2)




Эрик Симон Омм

Ах, будь у нас другие органы, которые творили бы к нашему благу другие чудеса, сколько всего могли бы мы еще открыть вокруг себя!

Мопассан

135-й день. Какой лучезарный день! Этот континент расположен ближе к полюсу, чем та часть двойной материковой массы по другую сторону моря, где находятся мои сотоварищи, и здесь солнце этой планеты создает менее плотную лучевую атмосферу; однако потоки частиц, сообщающие блеск картине окружающего, теперь, пожалуй, даже чуть сильнее, чем раньше.

Водяное море я пересек на плавучем острове, принадлежащем жителям этого мира. Они меня, конечно, не заметили, поскольку так же мало способны воспринимать нас, как и мы их; но с ними я мог преодолеть эту жидкую пустыню, где путнику не на чем удержаться. Теперь поездка моя близится к концу. Что-то ждет меня?

Искусственный остров продвигается по узкой полоске жидкости. Я ощущаю, совсем слабо, доносящийся от далекого вещества призыв-чувство почти как радость. Я следую ему; может быть, я у цели.


139-й день. Похоже, я нашел, что искал: среди многочисленных жителей планеты одного из тех немногих, с которыми мы можем вступать в контакт. Полон надежды на успех моей миссии.

Интересно, каким представляется этот мир тем, что населяют его? Тем, которые, подобно их планете, состоят из мертвой, застывшей в вещественной массе энергии, а не из живой, как мы? Конечно, все их чувства направлены на восприятие тяжелой массы, да сверх того еще, безусловно, нескольких грубейших форм энергии (таких, например, как определенные части электромагнитной лучевой атмосферы, создаваемой их центральной звездой). Некоторые из моих спутников утверждают, что лучевой фон, этот заполняющий собою все слабоструктурированный, грубый энергетический поток, едва замечаемый нами, несет здешним существам информацию, о которой мы и не подозреваем, что именно благодаря ему и ориентируются они в своем царстве массы. А вот более тонкие, более высокоорганизованные энергетические конфигурации, образующие нас и составляющие наш универсум, их восприятию недоступны. И все же туземцы испытывают их воздействие, подобно тому как и мы зависим от скоплений массы, которые тоже ведь воспринимаем лишь опосредованно.

Потому-то нам, с нашими чувствами, так редко удается перекинуть мост к рожденным здесь носителям разума, чью деятельность мы путем сложных экспериментов в конце концов обнаружили в существующей по собственным законам системе на поверхности сей шаровидной планеты и которые, несомненно, являются хозяевами этого мира. Присутствие очень немногих из них способны мы, и то лишь смутно, ощутить, когда их мысли и чувства вызывают колебания в узоре живых энергий, и еще реже среди них такие, которым и мы можем дать знать о себе. Да! Будь у нас другие органы, позволяющие нам открывать иные чудеса, помимо тех вещей, которые мы способны воспринимать вокруг себя!


143-й день. Никакого сомнения, одно из тех существ, что я ищу, находится неподалеку! Я чувствую, оно здесь, более того — мне кажется, между нами установилась связь, так как и это существо, похоже, начинает подозревать о моем присутствии: в его эмоциях уже содержится толика моих чувств. Я различаю ответ, но в нем не слышно пока ничего, кроме неопределенного «что-то происходит».


145-й день. Резонанс сохраняется, но остается по-прежнему слабым, неотчетливым и совершенно пустым.


152-й день. Никакой перемены! Прочный контакт с туземным существом; я могу теперь довольно точно определять его местонахождение и заметил определенный ритм в функционировании его организма, находящийся в соответствии с вращением планеты. Но мне не удалось пока что-либо ему передать, и я не знаю даже, подозревает ли он, смутно ощущающий, по-видимому, мою близость, подозревает ли он хоть в какой-то мере, что я — живое существо, мыслящая конфигурация, личность.

Во второй половине суток мой партнер перемещается на довольно значительные расстояния, и мне на первых порах нелегко было двигаться следом, не теряя его, поскольку другие подобные ему существа, несмотря на то что я воспринимаю их еще слабее, мешают все же контакту, особенно если их собирается сразу много вместе и вызываемые ими модуляции энергетических узоров в беспорядке захлестывают друг друга.

Но вечером, когда эта часть планеты погружается в тень, партнер всякий раз возвращается к тому месту, где я впервые ощутил его, и тогда он всю ночь, а часто и первую половину следующего дня, остается поблизости. Удивительное дело: ночью, когда лучевая атмосфера редеет, так как планета отгораживает собою Солнце, являющееся здесь главным источником излучения, тогда вроде бы понижается и активность туземных существ. При этом мы с несомненностью установили, что они в отличие от нас не черпают своей жизненной силы из лучевого потока, а