КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Том 8. Черная Индия. Пятнадцатилетний капитан. Пятьсот миллионов бегумы (fb2)


Настройки текста:



Жюль Верн

Черная Индия

Перевод с французского З. А. Бобырь под редакцией О. В. Волкова

Иллюстрации художника П. И. Луганского

Собрание сочинений в 12 т. Т. 8., М., Государственное Издательство Художественной Литературы, 1957


ГЛАВА ПЕРВАЯ Два противоречивых письма


«Мистеру Дж. Р. Старру, инженеру.

Эдинбург. Канонгэт, 30.

Если мистер Джемс Старр соблаговолит явиться завтра на рудники Эберфойла, шахта Дочерт, ствол Ярроу, то ему будет сделано сообщение, которое может его заинтересовать.

На станции Колландер в течение целого дня мистера Джемса Старра будет ждать Гарри Форд, сын бывшего рудничного мастера Симона Форда.

Просьба хранить это приглашение в тайне».


Таково было письмо, полученное Джемсом Старром с первой почтой 3 декабря 18.. года, - письмо со штемпелем Эберфойлской почтовой конторы, графство Стерлинг, Шотландия.

Любопытство инженера было сильно задето. Ему даже не приходило в голову, что это письмо могло быть мистификацией. Он давно знал Симона Форда, в прошлом рудничного мастера копей Эберфойла, где сам он, Джемс Старр, в течение двадцати лет был директором, или, как говорят на английских шахтах, «управляющим».

Джемс Старр отличался крепким сложением и чувствовал себя в пятьдесят пять лет, словно ему было не больше сорока. Он принадлежал к старинной эдинбургской семье и, несомненно, являлся одним из самых выдающихся ее отпрысков. Его деятельность делала честь почтенной корпорации горных инженеров Соединенного королевства как в Кардиффе и Ньюкасле, так и в равнинных графствах Шотландии. Однако имя Старра завоевало особое признание в связи с его работами в неизведанных глубинах копей Эберфойла, граничащих с копями Аллоа и занимающих часть графства Стерлинг. Именно в Эберфойле протекла почти вся его жизнь. Кроме того, Джемс Старр состоял членом Общества шотландских антиквариев, которые избрали его своим президентом. Он считался также одним из самых деятельных членов Королевского института, и в «Эдинбургском обозрении» нередко печатались его замечательные статьи. Как видим, он был одним из тех ученых-практиков, которым Англия обязана своим благосостоянием. Вообще он занимал видное положение в древней шотландской столице, которая не только своим обликом, но еще более своей культурой заслужила название «Северных Афин».

Известно, что англичане дали своим обширным угольным копям очень выразительное название «Черная Индия», и эта Индия, быть может, еще больше, чем настоящая, способствовала поразительному обогащению Соединенного королевства. Действительно, там днем и ночью работает целая армия шахтеров, добывая из недр Англии драгоценное горючее, без которого не может обойтись современная промышленность.

В те времена копи еще далеко не были истощены, и по вычислениям специалистов в ближайшем будущем нечего было опасаться недостатка угля. Угольные залежи Старого и Нового Света еще можно было широко разрабатывать. Фабрикам, изготовляющим всевозможные предметы, паровозам, локомобилям, пароходам, газовым заводам - никому еще не грозила опасность остаться без минерального топлива. Однако за последние годы потребление угля возросло настолько, что некоторые залежи оказались выработанными вплоть до самых тонких угольных пластов. Заброшенные стволы и опустевшие штреки покинутых шахт отныне без пользы пронизывали и прорезали землю.

Именно такая участь постигла копи Эберфойла.

Десять лет назад последняя вагонетка вывезла из этих рудников последнюю тонну угля. Подземное оборудование - машины, приводившие в движение рельсовый транспорт в штреках, вагонетки, из которых составлялись подземные поезда, шахтные трамваи, клети для спуска и подъема, трубопроводы, подававшие сжатый воздух в перфораторы, - словом, все орудия производства были извлечены из глубины шахт и брошены на поверхности. Истощенная копь походила на труп мастодонта фантастических размеров, у которого изъяли все жизненные органы и оставили только скелет.

Из всего этого оборудования остались на месте лишь длинные деревянные лестницы, по которым можно было спуститься вглубь шахты по стволу Ярроу - единственному, дававшему теперь доступ к нижним штрекам шахты Дочерт.

Лишь уцелевшие надшахтные строения указывали на те места, где уходили под землю стволы этой покинутой шахты, совершенно заброшенной, как и все другие шахты, составлявшие в совокупности копи Эберфойла.

Печален был день, когда шахтеры в последний раз вышли из шахты, в которой они работали столько лет.

По приглашению инженера Джемса Старра в огромном дворе шахты Дочерт, когда-то загроможденном излишками угля, собралось несколько тысяч рабочих, составлявших трудолюбивое и отважное население копей. Тут были отбойщики, откатчики, проводники, закладчики, крепильщики, дорожники, приемщики, весовщики, кузнецы, плотники - все подземные и надземные рабочие со своими семьями.

Эти честные люди, работавшие в шахтах Эберфойла долгие годы, из поколения в поколение, и вынужденные теперь в силу сложившихся обстоятельств разъехаться в разные стороны, собрались все вместе перед тем, как навсегда покинуть свой старый рудник, и ждали последних прощальных слов инженера. Фирма раздала им в виде вознаграждения прибыль текущего года. Правда, деньги были небольшие, так как доход от добычи едва превышал эксплуатационные расходы; но и это было подспорьем для рабочих - ведь они должны были теперь искать себе работы где-нибудь на соседних шахтах или на фермах и заводах в других частях графства.

Джемс Старр стоял перед дверью обширного здания, в котором столько лет работали мощные паровые машины подъемного ствола. Инженера окружали мастера, и среди них был Симон Форд, пятидесятипятилетний мастер шахты Дочерт.

Джемс Старр снял шляпу. Шахтеры, обнажив головы, хранили глубокое молчание. В этой прощальной сцене было нечто трогательное и не лишенное величия.

- Друзья мои, - произнес инженер, - для нас наступило время расстаться. Копи Эберфойла, где мы столько лет работали вместе, ныне истощены. Наши разведки не привели к открытию новых пластов, и из шахты Дочерт только что извлечен последний кусок угля!

В доказательство своих слов Джемс Старр указал шахтерам на глыбу угля, оставленную в бадье.

- Этот кусок угля, друзья мои, - продолжал он, - словно последняя капля крови из жил нашего рудника! Мы сохраним его, как сохранили первый кусок, извлеченный из Эберфойлских залежей полтораста лет назад. От того дня, когда была добыта первая глыба угля, и до дня, когда подняли наверх последний кусок, на наших шахтах сменилось много поколений рабочих. Но теперь все кончено! Последние слова, с которыми обращается к вам ваш инженер, - это слова прощания. Вы жили шахтой, и она выработана вашими руками. Труд был тяжелым, но для вас небезвыгодным. Наша большая семья вынуждена рассеяться, и мало вероятно, чтобы в будущем мы встретились снова. Но не забудьте, что мы долго жили вместе и что помогать друг другу - долг шахтеров Эберфойла. Ваши бывшие начальники тоже не забудут вас. Когда долго работали вместе, нельзя оставаться чужими друг другу. Мы будем следить за вами, и куда бы вы ни обратились в поисках честного заработка, вам обеспечены наши добрые отзывы. Итак, прощайте, друзья мои, и да поможет вам небо!

Сказав это, Джемс Старр крепко обнял старейшего из рабочих шахты, и у старика слезы навернулись на глазах. Потом пожать руку инженеру подошли мастера с различных шахт, а шахтеры размахивали шляпами и кричали:

- Прощайте, Джемс Старр, наш начальник и друг!

Это прощание оставило неизгладимый след в их честных сердцах. Но надо было расходиться, и все разошлись, с грустью покидая обширный двор. Вокруг Джемса Старра стало пусто. На черных дорогах, ведущих к шахте Дочерт, в последний раз отзвучали шаги рабочих, и шумное оживление, ранее наполнявшее Эберфойлские копи, сменилось тишиной.

С Джемсом Старром осталось только два человека.

Это были мастер Симон Форд и его сын Гарри, юноша лет пятнадцати, уже несколько лет работавший под землей.

Джемс Старр и Симон Форд знали и уважали друг друга.

- Прощайте, Симон, - сказал инженер.

- Прощайте, мистер Джемс, - ответил старший мастер, - или, вернее, до свиданья!

- Да, до свиданья, Симон! - продолжал Джемс Старр. - Вы знаете, что я всегда буду рад видеть вас и поговорить с вами о прошлом нашего старого Эберфойла.

- Я в этом уверен, мистер Джемс.

- Мой дом в Эдинбурге всегда открыт для вас.

- Эдинбург далеко, - возразил мастер, покачав головой, - далеко от шахты Дочерт!

- Как далеко, Симон? Где же вы собираетесь жить?

- Здесь, мистер Джемс! Мы не покинем шахту, нашу старую кормилицу, за то, что у нее молоко иссякло! Моя жена, сын и я сам постараемся не изменять ей.

- Прощайте же, Симон, - ответил инженер, голос которого невольно выдавал волнение.

- Нет, мистер Джемс, - я еще раз повторю: до свиданья, - возразил мастер. - Именно до свиданья, а не прощайте. Поверьте слову Симона Форда, Эберфойл еще увидит вас!

Инженер не захотел отнимать у старого мастера эту последнюю иллюзию. Он обнял юного Гарри, который смотрел на него большими взволнованными глазами, еще раз пожал руку Симону Форду и окончательно покинул рудник

Все это произошло десять лет назад; но, несмотря на выраженное стариком мастером желание когда-нибудь увидеться, Джемс Старр все это время ничего о нем не слышал.

И вот после десяти лет разлуки от Симона Форда пришло письмо, приглашающее его немедленно отправиться на старые Эберфойлские копи.

Какое же сообщение могло заинтересовать Джемса Старра? Шахта Дочерт, ствол Ярроу! Сколько воспоминаний вызывали в нем эти имена! Да! Это было хорошее время, заполненное трудом и борьбой, - лучшее время в его жизни!

Джемс Старр перечитал письмо. Потом осмотрел его со всех сторон. По правде сказать, он жалел, что Симон Форд не прибавил больше ни строчки, и даже досадовал на старика за такую краткость.

Неужели старому мастеру удалось открыть какой-нибудь новый, пригодный к разработке пласт? Вряд ли!

Джемс Старр помнил, как тщательно и обстоятельно были обследованы Эберфойлские шахты перед прекращением работ Он сам производил последние разведки и не нашел никаких новых залежей в недрах, истощенных предельной эксплуатацией. Были сделаны даже попытки подсечь угленосные пласты под слоями, обычно подстилающими их вроде красного девонского песчаника. Попытки были безрезультатны. Джемс Старр покинул шахту с твердой уверенностью, что в ней нет больше ни куска угля.

- Нет, - повторял он себе, - нет! Как допустить, что Симону Форду удалось найти то, чего я найти не мог? Однако старый мастер хорошо знает, что меня может интересовать только одно обстоятельство. И почему надо держать в тайне это приглашение на шахту Дочерт?

Мысли Джемса Старра все время возвращались к одному и тому же.

Инженер знал Симона Форда как искусного горняка, в высокой степени одаренного прирожденными качествами, необходимыми для шахтера Он не видел Симона с тех пор, как были оставлены Эберфойлские копи, и не слыхал даже, что сталось со старым мастером. Он не имел никаких сведений о том, чем занимается сейчас Симон Форд и даже где он живет с женой и сыном. Ему известно было только то, что свидание назначено у ствола Ярроу и что Гарри, сын Симона Форда, будет ожидать его на станции Колландер в течение всего следующего дня. Речь шла, очевидно, о том, чтобы посетить шахту Дочерт.

- Поеду, поеду! - повторял Джемс Старр; возбуждение его все возрастало.

Дело в том, что достойный инженер принадлежал к категории тех пылких людей, мозг у которых все время кипит, как котелок на жарком огне. В иных головах мысли кипят ключом, в других они варятся потихоньку. В этот день мысли Джемса Старра бурлили вовсю.

Но тут произошло нечто неожиданное, и словно холодный душ разом охладил кипение этого разгоряченного мозга.

В конце дня слуга Джемса Старра принес второе письмо, доставленное вечерней почтой.

Письмо было вложено в грубый конверт, почерк, которым подписан был адрес, изобличал руку, мало привыкшую к перу.

Джемс Старр разорвал конверт. Там оказался пожелтевший от времени клочок бумаги, словно вырванный из старой тетради.

На клочке стояла только одна фраза:


«Инженеру Джемсу Старру незачем беспокоиться, - письмо Симона Форда теперь утратило всякое значение».


Подписи не было.


ГЛАВА ВТОРАЯ В дороге


Прочтя это письмо, в корне противоречащее первому, Джемс Старр был совершенно озадачен.

«Что все это значит?» - думал он.

Он снова взял полуразорванный конверт. На нем, как и на первом, был штемпель Эберфойлской почтовой конторы. Значит, оно пришло из того же пункта графства Стерлинг. Писал его не Симон Форд - это было очевидно. Но столь же очевидно было и то, что автор письма знал тайну старого мастера, если так решительно отменял полученное инженером приглашение.

Действительно ли первое письмо теперь не имело значения? Или Джемсу Старру просто хотели помешать ехать и поэтому уверяли, что его путешествие бесцельно. Не было ли здесь злого умысла, желания нарушить планы Симона Форда?

К этому выводу и пришел Джемс Старр по зрелом размышлении. Противоречивость обоих писем только усилила его желание ехать на шахту Дочерт. Если здесь была мистификация, то лучше было выяснить все до конца. Однако Джемсу Старру казалось, что следует скорее уж доверять первому письму, чем второму, то есть верить такому человеку, как Симон Форд, а не анонимному автору.

«В самом деле, если на мое решение хотят повлиять, - сказал он себе, - то, значит, сообщение Симона Форда должно быть крайне важным. Завтра в назначенное время я буду в указанном месте!»

Вечером Джемс Старр подготовился к отъезду. Так как его отсутствие могло продлиться несколько дней, он предупредил письмом сэра Эльфистона, председателя Королевского института, что не сможет присутствовать на ближайшем заседании. Он отложил несколько других дел, которыми должен был заниматься в ближайшие дни. Потом, приказав слуге уложить саквояж, он лег спать, взволнованный более, чем этого, быть может, заслуживало дело.

На следующий день в пять часов утра Джемс Старр вскочил с постели, оделся потеплее, так как была холодная, дождливая погода, и вышел из своего дома на Канонгэт[1], намереваясь на пристани Грэнтон сесть на пароход, который за три часа довезет его до Стерлинга по реке Форт.

Вероятно, впервые в жизни Джемс Старр, проходя по Канонгэту, не обернулся, чтобы взглянуть на Холируд - дворец прежних властителей Шотландии. Он не заметил дворцовых часовых, одетых в старинные шотландские костюмы: юбки из зеленой материи, клетчатые пледы и сумки из козьего меха, свисавшие чуть ли не до полу. Хотя инженер, как и всякий истинный сын старой Каледонии, был фанатичным почитателем Вальтера Скотта, он, против обыкновения, даже не взглянул на гостиницу, где останавливался Вэверлей и куда портной принес ему знаменитый боевой наряд из тартана, вызвавший столь наивное восхищение у вдовы Флокхерт. Не приветствовал он и маленькую площадь, где после победы Претендента горцы стреляли из ружей, рискуя убить Флору Мак-Айвор. Часы тюремного замка выставляли посреди улицы свой роковой циферблат: он взглянул на них лишь для того, чтобы удостовериться, что не опоздает. Нужно признаться также, что и в Нелхер Боу он даже не посмотрел на домик великого реформатора Джона Нокса, единственного человека, которого не соблазнили улыбки Марии Стюарт. Свернув на Хай-стрит, оживленную улицу, так подробно описанную в романе «Аббат», он зашагал к гигантскому мосту Бридж-стрит, соединяющему между собой три холма, на которых раскинулся Эдинбург.

Через несколько минут Джемс Старр прибыл на вокзал, а полчаса спустя вышел из поезда в Ньюхейвене, красивом рыбацком поселке в одной миле от «Пейса, который служил Эдинбургу портом. Надвигающийся прилив постепенно покрывал водою черноватую, усеянную камнями песчаную полосу у берега. Первые волны уже омывали эстакаду, род причала, укрепленного цепями. Слева, у пирса Грэнтон, был пришвартован один из пароходов, делающих регулярные рейсы по Форту между Эдинбургом и Стерлингом.

В эту минуту труба «Принца Уэльского» изрыгала клубы черного дыма, котел парохода глухо шумел. На звук колокола, прозвонившего несколько раз, спешили к пароходу запоздавшие пассажиры. На причале толпились торговцы, фермеры, духовные лица, - этих последних можно было узнать по коротким панталонам, длинным сюртукам и узким белым воротничкам, плотно облегавшим шею.

Джемс Старр взошел на палубу «Принца Уэльского» вместе с последними пассажирами. Хотя шел проливной дождь, никто не думал укрываться в салоне парохода. Все стояли неподвижно, кутаясь в дорожные плащи, а некоторые время от времени согревались изнутри - то есть подбадривали себя глотком джина или виски из своих фляг. Раздался последний удар колокола, отдали концы, и «Принц Уэльский» стал разворачиваться, чтобы выйти из бухты, защищенной молом от волн Северного моря. «Ферс оф Форт» - таково название, данное заливу, который врезается в сушу между берегами Файфского графства на севере и побережьем графств Линлитгоу, Эдинбургского и Хаддинггонского - на юге. Он составляет устье Форта, небольшой, но глубоководной реки, вроде Темзы или Мерсея, которая, стекая с западных склонов Бен-Ломонда, впадает в море в Кинкардайне.

От пристани Грэнтон до конца этого залива можно было бы дойти быстро, если бы не необходимость делать бесчисленные повороты, чтобы останавливаться у пристаней по обоим берегам. Берега Форта усеяны городами, поселками, коттеджами, приютившимися среди деревьев. Стоя под широким мостиком, перекинутым между двумя кожухами, Джемс Старр мало интересовался пейзажем, затянутым в тот день тонкой сеткой дождя. Он старательно наблюдал, не следит ли за ним кто-нибудь из пассажиров. Было весьма вероятно, что автор безыменного письма находится на пароходе. Однако инженер не мог подметить ни одного подозрительного взгляда.

Отойдя от пристани Грэнтон, «Принц Уэльский» направился к узкому проливу между двумя мысами Саут-Куинсферри и Норт-Куинсферри, за которыми Форт образует нечто вроде озера, доступного для судов тоннажем до ста тонн.

В просветах, порой разрывающих туман, вдали показывались снежные вершины Грампианских гор.

Вскоре пароход потерял из виду городок Эвердоур, остров Колм, увенчанный развалинами монастыря XII века, миновал остатки замка Барнбугл, потом Донибристл, где был убит зять регента Меррея, потом укрепленный островок Гарви. Он вышел из пролива Куинсферри, оставил влево замок Росайт, древнее гнездо той ветви Стюартов, с которой была в родстве мать Кромвеля; миновал Блэкнесс-Кэстл, все еще укрепленный согласно одной из статей Союзного договора, и прошел вдоль набережных маленького порта Чарлстона, откуда вывозится известь из разработок лорда Элджина. Наконец, колокол «Принца Уэльского» возвестил остановку у пристани Кромби-Пойнт.

Погода была отвратительная. Резкие порывы ветра дробили струи дождя в водяную пыль. Кружа ее, словно смерч, то и дело налетал ревущий шквал.

Джемс Старр испытывал немалое беспокойство. Встретит ли его сын Симона Форда? Он знал по опыту, что шахтеры, привыкшие к глубокой тишине шахт, не очень-то любят выходить в непогоду. Крестьяне мало обращали внимания на дождь и бурю. От Колландера до шахты Дочерт и до ствола Ярроу насчитывалось мили четыре. Из-за всего этого сын старого мастера мог запоздать. Но еще больше инженера тревожила мысль, что письмо второе отменяло встречу, назначенную первым. Это, по правде сказать, больше всего беспокоило Джемса Старра. И Джемс Старр решил, что если он не увидит Гарри Форда на перроне станции в Колландере, то отправится один на шахту Дочерт и даже, если понадобится, в поселок Эберфойл. Там, несомненно, он узнает что-нибудь о Симоне Форде и о том, где в настоящее время живет старый мастер.

Тем временем плицы «Принца Уэльского» продолжали вздымать огромные волны. Оба берега реки были затянуты туманом, в его влажной дымке исчезали и городок Кромби, Торриберн, Торри-хоуз, Ньюмиллс, Кэрриден-хоуз, Керк-грэндж и Солт-пэнс по правому берегу, маленький порт Боунесс, порт Грэнджмоут, построенный в устье Клайдского канала. Густая сетка косого дождя скрывала старое селение Келресс с развалинами аббатства, верфи Кинкардина, куда зашел пароход, Эйрс-Кэстл с квадратной башней XIII века, Клакманнан и его замок, построенный Робертом Брюсом.

«Принц Уэльский» остановился у пристани Аллоа, чтобы высадить нескольких пассажиров. У Джемса Старра сжалось сердце: впервые после десятилетнего отсутствия увидел он этот городок, центр крупного рудничного района, кормившего огромное рабочее население. Воображение увлекло его под землю, где кирка шахтера все еще работала с великой пользой. Рудники Аллоа, почти смежные с Эберфойлскими, по-прежнему обогащали графство, а соседние были давно уже выработаны, и в них не осталось больше ни одного рабочего!

Миновав Аллоа, пароход на протяжении девятнадцати миль быстро двигался вперед бесчисленными излучинами Форта между лесистыми его берегами. Мелькнули в конце просеки развалины монастыря Камбескеннет, восходящего к XII веку, потом замок Стерлинг и королевская крепость того же имени; около нее через Форт перекинуты два моста, не пропускающие судов с высокими мачтами.

Едва «Принц Уэльский» причалил, как инженер ловко спрыгнул на набережную. Через пять минут он был на вокзале. Спустя час уже сошел с поезда в Коллайдере, большом поселке на левом берегу Тейта.

У станционного здания стоял молодой человек, он тотчас же пошел навстречу инженеру.

Это был Гарри, сын Симона Форда.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ Недра Соединенного королевства


Чтобы читатели лучше поняли эту повесть, необходимо напомнить им в нескольких словах, каково происхождение каменного угля.

В течение тех геологических эпох, когда Земной шар находился еще в стадии образования, его окружала густая атмосфера, насыщенная водяными парами и пропитанная углекислотой. Постепенно эти пары сконденсировались в проливные дожди, низвергавшиеся, словно их выбрасывали миллиарды бутылок сельтерской воды. Эта вода, насыщенная углекислотой, изливалась потоками на вязкую, еще не отвердевшую, подверженную быстрым или медленным деформациям почву, полужидкое состояние которой поддерживалось как жаром солнца, так и жаром внутренней массы. Внутренняя теплота еще не была сосредоточена в центре Земного шара. Она проникала на поверхность тонкой и не совсем затвердевшей земной коры через трещины. Поэтому Земля была покрыта роскошной растительностью, - такой, какая, быть может, произрастает на поверхности внутренних планет, Венеры и Меркурия, находящихся ближе к Солнцу, чем Земля.

Итак, почва материков, еще не очень прочная, покрылась обширными лесами. Углекислоты, столь нужной для развития растительного царства, в воздухе было очень много. Поэтому растения принимали форму деревьев. Ни одного травянистого растения не было. Повсюду высились огромные массивы деревьев, без цветов, без плодов, однообразных с виду и совершенно несъедобных для живых существ. Земля не была еще готова для появления животного царства.

Каким был состав этих допотопных лесов? В них преобладал класс сосудистых тайнобрачных. Каламиты - род древовидных хвощей, лепидодендроны - род гигантских плаунов, высотой по двадцать пять - тридцать метров и толщиной у основания в метр, астерофиллы, папоротники, великаны сигиллярии, отпечатки которых находят в Сент-Этьенских шахтах, - все они были тогда грандиозными, а сейчас их родичей можно найти лишь среди самых скромных представителей флоры - такова была мало разнообразная по видам, но громадная по размерам растительность, из которой только и состояли леса той эпохи.

Эти деревья росли на почве, чрезвычайно сырой, болотистой, напоминавшей огромную лагуну, где пресные воды смешивались с морскими. Деревья жадно усваивали углерод, постепенно извлекая его из атмосферы, еще непригодной для жизни животных организмов; можно сказать, деревья эти были предназначены к тому, чтобы отложить запасы углерода в глубоких недрах Земли в виде угля.

Это была эпоха землетрясений, которые вызывались внутренними Сдвигами и плутонической деятельностью и внезапно изменяли еще неустоявшиеся очертания земной поверхности. Здесь - бугры, которые становились горами; там - пропасти, которым предстояло заполниться океанами или морями. При этом целые леса погружались в земную кору сквозь неотвердевшие слои, пока не находили себе точку опоры, вроде первичных гранитоидных слоев, или пока сдавливание не превращало их самих в плотную массу.

В самом деле, внутреннее геологическое строение Земли представляется в следующем виде: поверх первобытных пород лежат осадочные, состоящие из первичных слоев, затем вторичных, в которых нижний ярус занимают угленосные залежи, третичных, а поверх всего этого лежит древний и новый аллювий.

В эту эпоху воды, не сдерживаемые еще никаким руслом и возникавшие вследствие конденсации водяных паров сразу во всех точках земной поверхности, бурно текли и размывали едва образовавшиеся скалы, увлекая с собою материал, из которого впоследствии слагались сланцы, песчаники, известняки. Они заливали болотистые леса и отлагали материал для слоев, которые должны были лечь поверх угленосных. Со временем - периоды здесь исчисляются миллионами лет - эти слои отвердели, нагромоздились друг на друга и похоронили всю массу упавших деревьев под толстым панцырем конгломератов, сланцев, хрупких или твердых песчаников, гравия и щебня.

Что же происходило в гигантском тигле, где накоплялось растительное вещество, погруженное на различную глубину? Там шла подлинная химическая переработка, нечто вроде перегонки. Здесь собирался весь углерод, содержавшийся в растениях, и под двойным влиянием - огромного давления и высокой температуры, исходившей от расплавленной магмы, которая в те времена подходила очень близко к земной коре, - образовался каменный уголь.

Таким образом, в этой медленной, но неотвратимой реакции одно царство сменялось другим. Растение превращалось в минерал. Все растения, прожившие свою жизнь под действием первозданных сил, окаменели. Некоторые из образцов этого колоссального гербария, неполностью превращенные в минерал, оставляли свои отпечатки на других продуктах, которые окаменели быстрее, и сжимали их, словно гидравлический пресс неслыханной мощности. В то же время раковины, зоофиты, - например, морские звезды, - полипы, позвоночные, вплоть до рыб и до увлеченных водою ящериц, оставляли на мягком еще слое угля свои отпечатки, отчетливые, словно великолепные оттиски[2].

Давление, повидимому, играет большую роль в образовании угольных залежей. Именно от его силы зависят различия в сортах углей, применяющихся в промышленности. Так, в самых нижних слоях угольных районов залегает антрацит, почти вовсе лишенный летучих веществ и содержащий наибольшее количество углерода. В верхних слоях, напротив, встречаются лигнит и ископаемое дерево, в которых углерода гораздо меньше. За этими слоями располагаются графиты, жирные и тощие угли: различия между ними зависят от давления, под которым они находились. Можно даже утверждать, что слои торфа не подверглись полному превращению именно потому, что давление на них слишком мало.

Таким образом, происхождение угольных залежей, в каком бы месте Земного шара они ни находились, таково: сначала погружение гигантских лесов каменноугольной эпохи в земную кору, затем минерализация растений под действием времени, давления, тепла и углекислоты.

Однако природа, обычно столь расточительная, не похоронила лесов в таком большом количестве, чтобы их хватило на многие тысячелетия. В один прекрасный день уголь исчезнет - это несомненно. Машины во всем мире окажутся обреченными на бездействие, если уголь не заменят каким-нибудь другим видом топлива. Рано или поздно угольных залежей больше не останется, если не считать тех, которые покрыты вечными льдами в Гренландии, в области Баффинова моря, и разрабатывать которые почти невозможно. Такова неизбежная судьба. Добыча угольных бассейнов Америки, еще очень богатых, - у Соленого озера, в Орегоне в Калифорнии, - начнет когда-нибудь сокращаться. То же произойдет с угольными копями Бретонского мыса, бассейна Святого Лаврентия, с залежами в Аллегени, в Пенсильвании, в Виргинии, в Иллинойсе, в Индиане, в Миссури. Хотя угольные залежи Северной Америки вдесятеро богаче всех остальных в мире, но не пройдет и ста столетий, как промышленность, это миллионноголовое чудовище, поглотит последний кусочек угля на Земле.

В Старом Свете, конечно, этот недостаток станет заметен быстрее. В Абиссинии, в Натале, по берегам Замбези, в Мозамбике, на Мадагаскаре есть много угольных залежей, но правильная разработка их представляет величайшие трудности. Залежи в Бирме, в Китае, в Индокитае, в Японии, в Средней Азии будут исчерпаны довольно быстро. Англичане, конечно, извлекут из недр Австралии, довольно богатой углем, все скрытое там минеральное топливо, прежде чем Соединенное королевство начнет ощущать недостаток в угле. К этому времени угольные районы Европы, выработанные до последних пластов, будут заброшены.

Вот цифры, по которым можно судить о количестве угля, потребленного со времени открытия первых залежей. Угольные бассейны в России, Саксонии и Баварии занимают шестьсот тысяч гектаров; в Испании - сто пятьдесят тысяч; в Богемии и Австрии - сто пятьдесят тысяч. Бельгийские бассейны, длиной в сорок лье и шириной в три, тоже занимают полтораста тысяч гектаров и простираются под территориями Льежа, Намюра, Монса и Шарлеруа. Во Франции бассейн расположен между Луарой и Роной, в Рив-де-Жьер, Сент-Этьене, Живоре, Эпинаке, Бланзи, ле-Крезо, - разработки в Таре, Але, Гранд-Комб, в Авейроне и Обене, месторождения в Кармо, Бассаке, Грессаке; на севере страны - в Анзэне, Валансьене, Лансе, Бетюне - занимают все вместе около трехсот пятидесяти тысяч гектаров.

Соединенное королевство - чрезвычайно богатая углем страна, это несомненно. За исключением Ирландии, почти лишенной минерального топлива, оно обладает огромными угольными богатствами, но, как и всякое богатство, они могут исчерпаться. Важнейший из его бассейнов, Ньюкаслский, охватывающий недра Нортумберлендского графства, дает до тридцати миллионов тонн угля в год, то есть около трети всего английского потребления и больше чем вдвое, сравнительно с добычей во Франции. Уэлский бассейн, сосредоточивший многочисленную армию горняков в Кардиффе, в Свэнси, в Ньюпорте, дает десять миллионов тонн ценного угля, называющегося кардиффским. В центре Англии разрабатываются бассейны в графствах Йорк, Ланкастер, Дерби, Стаффорд; производительность у них меньше, но все же велика. Наконец, в Шотландии, в района между Эдинбургом и Глазго, между двумя морями, врезающимися далеко в сушу навстречу друг другу, находится одно из самых обширных в Англии угольных месторождений. В общем, все эти бассейны занимают не менее миллиона шестисот тысяч гектаров и дают в год до ста миллионов тонн минерального топлива.

Но что из этого! Расход угля на промышленные и торговые нужды станет таким, что все эти богатства будут исчерпаны. Еще не окончится третье тысячелетие нашей эры, как рука шахтера опустошит в Европе эти склады, в которых, по одному меткому сравнению, накоплена первозданная солнечная энергия.

И вот, именно в ту эпоху, когда происходит действие в нашей повести, одно из крупнейших угольных месторождений шотландского бассейна оказалось истощенным слишком быстрыми разработками. Шахты Эберфойла, где инженер Джемс Старр так долго руководил работами, находились на территории между Эдинбургом и Глазго, достигающей в ширину десять - двенадцать миль.

Вот уже десять лет, как эти шахты были заброшены. Новых месторождений не удалось найти, хотя бурение доходило до глубины полутора и даже двух тысяч футов, и Джемс Старр покинул Эберфойл, уверенный, что самый тонкий из пластов был разработан до полного истощения.

Было совершенно очевидно, что в таких обстоятельствах открытие нового угольного бассейна в глубинах английских недр имело бы огромную важность. Но относилось ли сообщение Симона Форда к чему-либо в этом роде? Вот о чем спрашивал себя Джемс Старр, вот на что хотелось ему надеяться.

Одним словом, не приглашали ли его завоевать еще один уголок богатой Черной Индии? Ему хотелось в это верить.

Второе письмо на миг спутало его мысли по этому поводу, но сейчас Джемс Старр не думал о нем. Кроме того, сын старого мастера был перед ним, ожидая его в назначенном месте. Значит, с анонимным письмом можно было не считаться.

Едва только инженер вышел на платформу, как молодой человек поспешил к нему.

- Ты Гарри Форд? - с живостью спросил Джемс Старр без всяких предисловий.

- Да, мистер Старр.

- Я не узнал бы тебя, дружок! За десять лет ты стал совсем взрослым.

- А я вас узнал, - ответил молодой шахтер, держа шляпу в руке. - Вы не изменились, сударь. Вы тот самый человек, который обнимал меня в прощальный день на шахте Дочерт. Такие вещи не забываются!

- Надень шляпу, Гарри, - сказал инженер. - Дождь так и льет, а вежливость не должна доводить до насморка.

- Хотите, где-нибудь укроемся, мистер Старр? - спросил Гарри Форд.

- Нет, Гарри. Ненастная погода установилась надолго. Дождь будет идти весь день, а я спешу. Идем.

- Как вам угодно, - ответил молодой человек.

- Скажи, Гарри, отец здоров?

- Вполне, мистер Старр.

- А мать?

- Мать тоже.

- Это твой отец писал мне, назначая свидание у ствола Ярроу?

- Нет, я.

- А кто написал мне второе письмо с отменой этого свидания - Симон Форд? - живо спросил инженер.

- Нет, мистер Старр, - ответил молодой горняк.

- Так! - отозвался Джемс Старр, не говоря больше об анонимном письме. Потом он снова обратился к молодому человеку: - А можешь ты мне сказать, чего хочет от меня старик Симон?

- Мистер Старр, мой отец намерен сам сказать вам об этом.

- Но ты это знаешь?

- Знаю.

- Пусть так, Гарри, я не стану больше тебя расспрашивать. Итак, в путь. Мне хочется поскорее поговорить с Симоном Фордом. Кстати, где он живет?

- В шахте.

- Как, в шахте Дочерт?

- Да, мистер Старр, - ответил Гарри Форд.

- Значит, твоя семья не покидала старую шахту со времени окончания работ?

- Ни на один день, мистер Старр. Вы же знаете моего отца. Там он родился, там хочет и умереть.

- Понимаю, Гарри, понимаю... Родная шахта! Он не захотел покинуть ее! И вам нравится там?

- Да, мистер Старр, - ответил молодой шахтер, - потому что мы сердечно любим друг друга и нам немного нужно.

- Ладно, Гарри, - повторил инженер. - В путь!

И Джемс Старр вслед за молодым человеком направился по улицам Колландера.

Через десять минут они вышли из города.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Шахта Дочерт


Гарри Форд был высоким молодым человеком лет двадцати пяти, сильным и хорошо сложенным. Несколько серьезное лицо и сосредоточенный вид еще в детские годы выделяли его среди товарищей. Правильные черты лица, глубокие добрые глаза, волосы, скорее каштановые, чем русые, природная привлекательность - все соединилось в нем, чтобы создать законченный тип лоулендера, то есть равнинного шотландца. Закаленный работой в копях, начавшейся почти с детства, он был здоровым юношей и надежным товарищем с отважной и доброй душой. Руководимый своим отцом и побуждаемый собственным стремлением, он рано начал работать и учиться и в том возрасте, когда другие бывают простыми учениками, сумел стать одним из первых в своем кругу, - и это в стране, где почти нет невежд, ибо она делает все, чтобы искоренить невежество. В первые годы своей юности Гарри Форд не расставался с кайлом, но позднее он приобрел достаточно познаний, чтобы выделиться из среды шахтеров, и наверное сменил бы своего отца в качестве старшего горного мастера шахты Дочерт, если бы не прекратили ее разработку.

Джемс Старр был еще хорошим ходоком, но все же не мог бы угнаться за своим проводником, если бы тот не умерил шага.

Дождь утихал. Крупные редкие капли рассыпались водяной пылью, не достигая земли. В воздухе как будто проносились в порывах ветра волны холодной влаги.

Гарри Форд и Джемс Старр прошли около мили по извилистому левому берегу реки. Молодой человек нес легкий багаж инженера. Затем они свернули на дорогу, уходившую вглубь края под большими деревьями, струящимися дождевой водой. С обеих сторон там и тут виднелись одинокие фермы, окруженные обширными пастбищами. Стада мирно щипали траву, всегда зеленую на лугах Нижней Шотландии; это были безрогие коровы или мелкие овцы с шелковистой шерстью, похожие на игрушечных барашков. Пастухов не было видно, они прятались, вероятно, по каким-нибудь дуплистым деревьям; но вокруг стад бродили «колли» - собаки характерной для этой местности породы, известные своей бдительностью.

Ствол Ярроу находился милях в четырех от Колландера. Джемс Старр был взволнован. Он не видел этих мест с тех пор, как последняя тонна эберфойлского угля была погружена в вагон железной дороги в Глазго. Сельская жизнь сменила промышленную, всегда более деятельную и шумную. Контраст был тем разительнее, что зимой полевые работы приостанавливаются. Но в прежнее время горняки оживляли эту местность, работа шла и на поверхности и под землей в любое время года. Большие транспорты с углем проходили днем и ночью. Рельсы, прежде стонавшие под тяжестью вагонов, ныне засыпаны были землей на истлевших шпалах. На смену рельсовым путям пришли простые стародавние дороги, мощеные или даже грунтовые. Джемсу Старру казалось, что он пересекает пустыню.

Инженер грустно оглядывался. Временами он останавливался, чтобы перевести дух. Он слушал. Теперь уже не разносились далекие гудки и грохочущее дыхание машин. На горизонте не было сливающейся с облаками темной дымки, которую любят видеть рабочие. Ни одной высокой трубы, круглой или квадратной, извергающей дым; ни одного трубопровода, который бы изо всех сил выдувал клубы белого пара. Земля, ранее покрытая угольной пылью, теперь имела опрятный вид, непривычный для глаз Джемса Старра.

Когда инженер останавливался, задерживался и Гарри Форд. Молодой горняк ждал молча. Он понимал, что происходит в душе у его спутника, и разделял эти чувства, - он был сыном шахты, и вся его жизнь прошла в глубине недр под этой землей.

- Да, Гарри, все изменилось, - произнес Джемс Старр. - Но здесь добывали столько угля, что копи в один прекрасный день должны были иссякнуть! Ты жалеешь о том времени?

- Жалею, мистер Старр, - ответил Гарри. - Работа была тяжелой, но захватывала, как всякая борьба.

- Без сомнения, дружок! Борьба ежеминутная, опасность обвалов, пожаров, наводнений, взрывов газа, поражающих, как молния... Нужно было отражать все эти опасности. Ты хорошо сказал. Это была борьба и, следовательно, кипучая жизнь!

- Шахтерам в Аллоа повезло больше, чем эберфойлским, мистер Старр.

- Да, Гарри, - согласился инженер.

- Право, - вскричал молодой человек, - можно пожалеть, что не весь Земной шар состоит из каменного угля! Тогда его хватило бы на много миллионов лет!

- Конечно, Гарри. Но нужно признаться, что природа поступила предусмотрительно, создав нашу планету главным образом из песчаника, известняка и гранита, которых огонь не может сжечь.

- Вы хотите сказать, мистер Старр, что люди в конце концов сожгли бы весь Земной шар?

- Вот именно, дружок, - ответил инженер. - Ведь Земля целиком, до последнего кусочка, перешла бы в топки паровозов, пароходов, локомобилей, газовых заводов; так и кончился бы наш мир в один прекрасный день!

- Этого нечего бояться, мистер Старр. Но и запасы углей, несомненно, иссякнут раньше, чем предполагает статистика.

- Весьма вероятно, Гарри. Мне кажется, Англия поступает неправильно, обменивая свое топливо на золою других стран.

- Разумеется, - согласился Гарри.

- Я знаю, конечно, - прибавил инженер, - что ни гидравлика, ни электричество еще не сказали своего последнего слова и что когда-нибудь эти силы будут использованы полнее. Но что из того! Уголь очень удобен и легко может быть использован для любых промышленных целей. К несчастью, люди не могут производить его по своему желанию! Если леса на поверхности растут все время под действием тепла и влаги, то под землей угольные залежи не возобновляются, и наша планета никогда больше не окажется в таких условиях, чтобы они могли образоваться снова!

Беседуя таким образом, Джемс Старр и его проводник зашагали быстрее. Через час после выхода из Колландера они подошли к шахте Дочерт.

Даже самый равнодушный человек был бы растроган грустным видом, какой являла покинутая шахта. Это был словно голый остов того, что раньше жило полной жизнью.

На обширной площади, окаймленной несколькими чахлыми деревьями, почва еще была покрыта черной угольной пылью, но ни штыба, ни более крупных кусков угля уже не было нигде: все давно подобрали и сожгли

На невысоком холме вырисовывался силуэт огромного копра, медленно разрушаемого солнцем и дождем. На вершине этого сооружения еще виднелось большое чугунное колесо или шкив, а ниже круглились большие барабаны, на которые когда-то наматывались канаты для подъема клетей на поверхность.

В нижнем этаже можно было распознать разрушенный зал для машин, некогда сиявших стальными и медными частями. Обломки рухнувшей стены валялись на земле, среди сгнивших, позеленевших от сырости балок. Остатки коромысел, к которым прикреплялись поршни откачивающих насосов, треснувшие, покрытые грязью подшипники, шестерни с отбитыми зубьями, опрокинутые подъемные механизмы, несколько ступенек лестницы, еще державшиеся на «подпорах, похожих на ребра ихтиозавра, рельсы на сгнивших шпалах с торчащими кое-где расшатанными костылями, подвесные канаты, которые не выдержали бы веса даже пустой вагонетки, - таков был унылый вид шахты Дочерт.

Растрескавшаяся каменная кладка по краям стволов исчезала под густым слоем мха. Здесь угадывались остатки клети, там развалины сарая, куда складывали уголь перед тем, как сортировать по размерам кусков и по качеству. Виднелись обломки бадей, на которых еще болтались обрывки цепей, остатки гигантских опор, стальные листы обшивки паровых котлов, исковерканные поршневые штоки, длинные коромысла, свисающие над краем насосного ствола, дрожащие от ветра эстакады, трепещущие под ногою мостики, растрескавшиеся стены, полуобвалившиеея крыши, над которыми поднимались трубы с рассыпающимся кирпичом, похожие на стволы пушек, у которых казенная часть опоясана массивными кольцами; все это создавало впечатление заброшенности, нищеты, уныния, которого не производят ни развалины старинного каменного замка, ни остатки разрушенной крепости.

- Какое запустение! - произнес Джемс Старр, взглянув на Гарри Форда, но тот ничего не ответил.

Они вошли под навес, прикрывавший устье ствола Ярроу; по лестницам можно было спуститься в нижние горизонты шахты.

Инженер склонился над устьем.

Здесь некогда ощущался мощный ток воздуха, всасываемого вентиляторами. Теперь это была немая пропасть, словно жерло потухшего вулкана.

Джемс и Гарри ступили на первую площадку.

В период работ в некоторых прекрасно механизированных стволах Эберфойла действовали остроумные устройства: клети, скользящие по деревянным направляющим, движущиеся лестницы, позволяющие рабочим спускаться без риска и подниматься без усталости.

Но с прекращением работ все эти усовершенствованные приспособления были сняты. В стволе Ярроу остался только длинный ряд лестниц, разделенных узкими площадками на отрезки по пятьдесят - шестьдесят футов. Тридцать таких лестниц, соединенных между собою, позволяли спуститься до самого нижнего горизонта, на глубину полутора тысяч футов. Это было единственным средством сообщения между поверхностью и нижними ярусами шахты Дочерт. Что касается вентиляции, то она происходила по стволу Ярроу, соединенному штреками с другим стволом, устье которого находилось на более высоком уровне: теплый воздух создавал естественную тягу в этом своеобразном опрокинутом сифоне.

- Я вслед за тобой, дружок, - сказал инженер, делая молодому человеку знак спускаться первым.

- Как вам угодно, мистер Старр.

- Лампа с тобой?

- Да, и дай бог, чтобы снова пришлось нам прибегать к безопасной лампе, которой мы пользовались когда-то!

- Действительно, - ответил Джемс Старр, - взрывов газа теперь нечего опасаться.

У Гарри была только простая керосиновая лампа, которую он и зажег. В лишенной угля шахте больше не выделялся метан - следовательно, нечего было бояться взрыва и отгораживать огонь от окружающего воздуха металлической сеткой. Лампа Дэви, столь усовершенствованная в то время, была здесь не нужна. Но если опасности не было, то лишь потому, что исчезла ее причина, а этой причиной было горючее, составлявшее некогда богатство шахты Дочерт.

Гарри спустился по первым ступенькам лестницы, и Джемс Старр последовал за ним. Их обступил глубокий мрак, рассеиваемый лишь лампой, которую молодой человек держал высоко над головой, чтобы лучше светить своему спутнику.

Инженер со своим проводником прошли уже около десятка лестниц, спускаясь мерным, привычным для горняков шагом.

Лестницы все еще были в хорошем состоянии.

Джемс Старр с любопытством оглядывал видневшиеся в скудном освещении стены мрачного колодца, еще обшитые полусгнившими досками.

Дойдя до пятнадцатой площадки, то есть до половины дороги, они остановились на несколько минут.

- Да, ноги у меня не такие, как у тебя, - сказал инженер, глубоко переводя дыхание, - но все-таки еще служат.

- О, вы человек крепкий, мистер Старр, - ответил Гарри, - очевидно, прожить долго в шахтах что-нибудь да значит.

- Верно, Гарри. Когда-то, когда мне было двадцать лет, я мог спуститься одним духом, не останавливаясь. Ну, в путь!

Но в тот момент, когда они готовились сойти с площадки, в глубине ствола раздался отдаленный голос. Он приближался, как постепенно нарастающая волна звука, становился все отчетливее.

- Погоди. Кто там идет? - спросил инженер, останавливая Гарри.

- Право, не знаю, - ответил молодой человек.

- Это не твой отец?

- Отец? Нет, мистер Старр.

- Тогда какой-нибудь сосед?

- У нас в глубине шахты нет соседей, - ответил Гарри. - Мы одни, совсем одни.

- Ладно! Давай пропустим этого пришельца, - произнес Джемс Старр. - Те, кто спускается, должны уступать дорогу тем, кто поднимается.

Оба стали ждать.

Голос звучал великолепно, словно в большом акустическом павильоне, и вскоре Гарри различил несколько слов шотландской песни.

- «Песня озер»! - вскричал молодой горняк. - Ну, я бы очень удивился, услыхав ее от кого-нибудь, кроме Джека Райана!

- А кто такой этот Джек Райан, который так чудесно распевает? - спросил Джемс Старр.

- Прежний товарищ по шахте, - ответил Гарри. Потом, наклонившись с площадки, он крикнул: - Эй, Джек!

- Это ты, Гарри? - послышалось в ответ. - Подожди меня, я иду!

И песня полилась снова, громче прежнего.

Через несколько минут в полосе света, отбрасываемого лампой, появился высокий парень лет двадцати пяти, с веселым лицом, улыбающимися глазами и яркой, золотистой шевелюрой. Он вступил на площадку пятнадцатой лестницы и прежде всего крепко пожал руку Гарри Форду.

- Рад тебя встретить! - воскликнул он. - Но, клянусь святым Мунго, если бы я знал, что ты был сегодня наверху, я мог бы и не спускаться в ствол Ярроу!

- Мистер Джемс Старр, - сказал тогда Гарри, повернув лампу к инженеру, остававшемуся в тени.

- Мистер Старр? - отозвался Джек Райан. - Ах, господин инженер, я не узнал вас! С тех пор как я ушел из шахты, глаза мои отвыкли видеть в темноте, как раньше.

- А, я вспоминаю теперь мальчика, который всегда пел. Вот уже десять лет прошло с тех пор. Это был ты, конечно?

- Я самый, мистер Старр. Работа у меня теперь другая, а характер все тот же, как видите. Чего там! Смеяться и петь, я думаю, лучше, чем стонать и плакать!

- Конечно, Джек. А что ты делаешь с тех пор, как ушел из шахты?

- Я работаю на ферме Мельроз, близ Эрвина, в сорока милях отсюда. Но ферма не стоит наших Эберфойлских копей! Обушок мне больше по руке, чем лопата или мотыга. И потом в старой шахте были звонкие уголки, гулкое эхо, так весело отражавшее голос, - не то что наверху... А вы идете навестить старика Симона, мистер Старр?

- Да, Джек, - ответил инженер.

- Не буду вас задерживать.

- Скажи, Джек, - спросил Гарри, - что тебя привело сегодня к нам?

- Я хотел повидать тебя, приятель, - ответил Джек Райан, - и пригласить на праздник клана Эрвин. Ты ведь знаешь, я там волынщиком! Будем петь, плясать...

- Спасибо, Джек. Но мне нельзя.

- Нельзя?

- Да. Мистер Старр может задержаться у нас, а я должен проводить его обратно в Колландер.

- Э, Гарри, праздник Эрвинского клана будет только через неделю! К тому времени мистер Старр, наверное, уедет, и тебя ничто не задержит.

- Конечно, Гарри, - отозвался Джемс Старр. - Нужно принять приглашение товарища.

- Хорошо, я согласен, Джек, - сказал Гарри. - Через неделю увидимся на Эрвинском празднике.

- Через неделю, ладно, - ответил Джек Райан. - Прощай, Гарри! Ваш слуга, мистер Старр! Очень рад был вас встретить! Теперь могу рассказать о вас всем друзьям. Вас никто не забыл, господин инженер.

- И я никого не забыл, - произнес Джемс Старр.

- Спасибо за всех, сударь.

- Прощай, Джек! - сказал Гарри, пожимая напоследок руку своему другу.

И Джек Райан, снова затянув песню, исчез в верхней части ствола, слабо освещенного светом его лампы.

Через четверть часа Джемс Старр и Гарри спустились с последней лестницы на нижний горизонт шахты.

От круглой площадки, составлявшей основание ствола Ярроу, расходились штреки, служившие для разработки нижнего угольного пласта шахты. Они углублялись в массив сланцев и песчаников, - одни укрепленные окладами из толстых, едва обтесанных бревен, другие выложенные сплошной каменной кладкой. Пустоты, оставленные разработкой, были повсюду заполнены бутом.

Столбы, сложенные из камня, взятого в соседних каменоломнях, поддерживали своды, то есть двойную толщу третичных и четвертичных пород, некогда покоившиеся на самом пласте. Темнота стояла теперь в этих штреках, некогда освещавшихся то шахтерскими лампочками, то электрическим светом, введенным в шахте в последние годы эксплуатации. В темных проходах не раздавалось больше скрежета вагонеток, бегущих по рельсам, шума быстро закрывающихся воздушных заслонок, голосов откатчиков, ржанья лошадей и мулов, ударов кайла и грохота взрывов, разбивавших угольный массив.

- Хотите отдохнуть, мистер Старр? - спросил молодой человек.

- Нет, дружок, - ответил инженер, - мне хочется поскорее дойти до коттеджа старика Симона.

- Так идите за мной, мистер Старр. Я пойду вперед, хотя уверен, что вы отлично нашли бы дорогу в этом темном лабиринте штреков.

- Да, конечно! У меня сохранился в голове весь план шахты.

Гарри высоко поднял лампу и углубился в высокий штрек, похожий на боковой придел собора. Инженер следовал за ним, иногда натыкаясь на деревянные шпалы, уцелевшие от старого рельсового пути.

Но не успели они сделать и пятидесяти шагов, как к ногам Джемса Старра упал огромный камень.

- Осторожнее, мистер Старр! - вскричал Гарри, хватая инженера за руку.

- Это камень, Гарри! Видно, старые своды не так уж прочны, и...

- Мистер Старр, - возразил Гарри, - мне кажется, что камень упал не сам по себе, а был брошен... брошен человеческой рукой!

- Брошен! - воскликнул Джемс Старр. - Что ты хочешь этим сказать, мой мальчик?

- Ничего, ничего, мистер Старр, - уклончиво ответил Гарри, и озабоченный взгляд его, казалось, хотел пронизать толстые стены. - Идемте дальше. Возьмите меня под руку, прошу вас, и не бойтесь оступиться.

- Хорошо, Гарри.

Они пошли дальше. Гарри поминутно оглядывался назад, освещая своей лампой стены штрека.

- Долго еще идти? Скоро ли мы дойдем? - спросил инженер.

- Минут десять.

- Отлично.

- А все-таки странно, - тихо сказал Гарри. - В первый раз со мной случается такое происшествие. Нужно же было, чтобы камень упал как раз когда мы проходили!

- Гарри, это просто случайность!

- Случайность? - повторил молодой человек, качая головой. - Да, случайность...

Он остановился, прислушиваясь.

- Что там? - спросил инженер.

- Мне показалось, что за нами кто-то идет, - ответил Гарри, внимательно вслушиваясь. - Нет, я, наверно, ошибся. Обопритесь, пожалуйста, на мою руку покрепче, мистер Старр. Пусть она послужит для вас костылем.

- Крепким костылем, Гарри, - ответил Джемс Старр. - Нет лучшей опоры, чем славный парень вроде тебя.

Оба молча продолжали путь под мрачными сводами. Гарри, явно встревоженный, то и дело оборачивался, стараясь уловить отдаленный звук или слабый свет. Но впереди и позади были только мрак и безмолвие.


ГЛАВА ПЯТАЯ Семейство Форд


Через десять минут Джемс Старр и Гарри Форд вышли, наконец, из главного штрека.

Молодой горняк со своим спутником подошли к большому гроту, если только можно так назвать обширную и мрачную подземную выработку. Это пространство, однако, не было совершенно темным. Из устья заброшенного ствола, пробитого из верхних горизонтов, в него проникал слабый свет. По этому же стволу происходила и вентиляция шахты Дочерт. Благодаря своей меньшей плотности теплый воздух устремлялся отсюда к стволу Ярроу.

Таким образом сквозь толстый сланцевый свод в это подземелье попадало немного воздуха и света.

Там-то, в подземном жилище, выдолбленном в сланцевых массивах, на том самом месте, где некогда работали могучие подъемные машины, и жил уже десять лет Симон Форд со своей семьей.

Старый мастер охотно называл свое жилище «коттеджем».

Благодаря небольшим сбережениям, накопленным за долгую трудовую жизнь, Симон Форд мог бы жить на солнце, среди деревьев, в любом месте Соединенного королевства; но он и его домашние предпочли не покидать копей, где они были счастливы, - у них были одинаковые мысли и вкусы. Да, им нравился этот коттедж, погребенный в недрах шотландской земли, на глубине в полторы тысячи футов. Одним из достоинств этого жилища являлось то обстоятельство, что здесь нечего было бояться налоговых агентов, которым поручалось производить перепись налогоплательщиков: сюда-то они не придут отыскивать хозяев коттеджа.

В описываемое время Симон Форд, бывший рудничный мастер шахты Дочерт, был еще очень бодр для своих шестидесяти пяти лет. Высокий, сильный, хорошо сложенный, он мог бы считаться одним из самых замечательных уроженцев кантона, поставляющего столько бравых и рослых солдат в полки гайлендеров.

Симон Форд принадлежал к старинной шахтерской семье, - его родословная восходила к тем временам, когда начались первые разработки шотландских угольных залежей.

Не производя археологических изысканий, чтоб узнать, пользовались ли углем древние греки и римляне и разрабатывали ли китайцы угольные копи задолго до нашей эры, не исследуя вопрос о том, действительно ли название минерального топлива происходит от имени одного бельгийского кузнеца XII века, - можно и без этого утверждать, что английские угольные бассейны были первыми, в которых началась правильная разработка. Уже в XI веке Вильгельм Завоеватель делил между своими соратниками добычу Ньюкаслского бассейна. В XIII веке Генрих III выдал патент на разработку «морского угля». Наконец, к тому же веку относится упоминание о залежах в Шотландии и Уэлсе.

Именно в это столетие предки Симона Форда спустились в рудники Каледонии. И с тех пор все Форды, поколение за поколением, трудились там. Они были простыми рабочими. Извлекая драгоценное топливо, они работали, как каторжники. Полагают даже, что рабочие в угольных шахтах, как и в солеварнях, были настоящими рабами. В XVIII веке это мнение было так широко распространено в Шотландии, что в эпоху войны Претендента опасались, не восстанут ли двадцать тысяч шахтеров в Ньюкасле, чтобы отвоевать себе свободу, которой, по их убеждению, они были лишены.

Как бы то ни было, Симон Форд гордился тем, что принадлежит к великому племени шотландских шахтеров. Он работал там же, где и его предки орудовали кайлом, обушком и киркой. К тридцати годам он стал мастером на шахте Дочерт, крупнейшей на Эберфойлских копях. Он страстно любил шахтерское дело и долгие годы усердно выполнял свои обязанности. Единственным его огорчением было то, что он видел, как истощается пласт, и предчувствовал наступление момента, когда месторождение будет выработано.

Тогда-то он занялся разведкой новых пластов во всех шахтах Эберфойла, сообщавшихся между собой под землей. Ему посчастливилось открыть несколько пластов - уже в последний период эксплуатации рудника. Он чудесно пользовался своим шахтерским чутьем, и инженер Джемс Старр высоко ценил его. Можно сказать, что он угадывал залежи в глубине копей, как деревенский вещун обнаруживает скрытые в земле родники.

Но, как уже сказано, настал момент, когда в копях совсем не стало угля. Бурение не давало больше никаких результатов. Ясно было, что угольная залежь полностью выработана. Работы прекратились. Шахтеры разбрелись.

Поверят ли нам? Большинство из них было в отчаянии. Те, кто знает, как человек может любить свой труд, не удивятся этому. Симон Форд, несомненно, был потрясен больше всех. Он был прирожденным шахтером, из тех, чья жизнь тесно связана с жизнью шахты. Он не покидал шахту со дня рождения и, когда работы прекратились, пожелал остаться в ней. И он остался. На Гарри было возложено снабжение подземного жилища всем необходимым; что же касается Симона, то за десять лет он не поднимался на поверхность и десяти раз.

- Идти наверх? Зачем? - говорил он и не покидал своих черных владений.

Впрочем, в этом совершенно здоровом месте, при постоянно ровной температуре, старый мастер не знал ни летней жары, ни зимних холодов. Семья его была здорова. Чего еще он мог желать?

Но в глубине души он был сильно опечален. Он тосковал о шуме, о движении, о жизни прежних дней, когда шахта так деятельно разрабатывалась. Однако его поддерживала одна постоянная мысль.

- Нет! нет! Залежь еще не исчерпана! - повторял он.

И плохо пришлось бы тому, кто при Симоне Форде посмел бы усомниться, что Старый Эберфойл когда-нибудь воскреснет из мертвых! Почтенный мастер не расставался с надеждой открыть новый пласт, который вернет шахте прежнее великолепие. Да! если бы понадобилось, он снова взялся бы за кайло и его старые, но еще крепкие руки уверенно врубились бы в скалу. Итак, он бродил по темным штрекам, то один, то с сыном, наблюдая, ища, и к вечеру возвращался в коттедж усталый, но не отчаявшийся.

Мэдж, высокая и сильная женщина, была достойной подругой Симона Форда, «доброй женой», как говорят в Шотландии. Как и ее муж, Мэдж не захотела уходить из шахты Дочерт. Она разделяла в этом отношении все надежды и мечты Симона. Она ободряла его, побуждала к действию, она твердила с уверенностью, согревавшей сердце старого мастера:

- Эберфойл только спит, Симон! Ты прав. Это только отдых, а не смерть!

Мэдж тоже умела обходиться без внешнего мира и довольствоваться счастьем семейной жизни в темном коттедже.

Туда-то и прибыл Джемс Старр.

Инженера ждали. Хозяин коттеджа Симон Форд, стоявший у порога, бросился навстречу своему бывшему начальнику, лишь только вдали показалась лампа Гарри Форда.

- Добро пожаловать, мистер Джемс! - вскричал он, и голос его громко отдался под сланцевыми сводами. - Добро пожаловать в коттедж шахтного мастера! Если дом семейства Форд и погребен под землей на глубине в полторы тысячи футов, он от этого не стал менее гостеприимным.

- Как поживаете, дорогой Симон? - спросил Джемс Старр, пожимая руку хозяину.

- Очень хорошо, мистер Старр. Да и как могло бы быть иначе? Ведь мы защищены здесь от всякой непогоды. Ваши леди ездят летом подышать воздухом в Ньюхейвен и Порто-Белло[3], а лучше бы они проводили по нескольку месяцев в Эберфойлских копях. Они бы не рисковали схватить насморк, как в осеннюю сырость на улицах старой столицы.

- Не буду вам противоречить, Симон, - ответил Джемс Старр, радуясь, что старый мастер ничуть не изменился. - Право, я сам не знаю, почему не обменяю своего дома в Эдинбурге на какой-нибудь коттедж рядом с вашим!

- Как вам будет угодно, мистер Старр. Я знаю одного из ваших бывших шахтеров, который был бы особенно рад оказаться вашим соседом.

- А как Мэдж?.. - спросил инженер.

- Здорова, еще здоровее меня, если это возможно, - ответил Симон Форд. - И рада случаю угостить вас. Я думаю, она превзойдет самое себя, чтобы достойным образом принять вас!

- Увидим, Симон, увидим! - сказал инженер, который не мог остаться равнодушным при мысли о хорошем завтраке после такой долгой прогулки.

- Вы проголодались, мистер Старр?

- Положительно проголодался. За дорогу у меня разыгрался аппетит. Я приехал в такую ужасную погоду!

- A-а! Там, наверху, идет дождь! - заметил Симон Форд с видом глубокого сострадания.

- Да, Симон, и Форт волнуется, как море!

- Так вот, мистер Джемс, здесь никогда не бывает дождя! Но мне не нужно описывать вам, какие у нас преимущества. Вы знаете их не хуже меня! Вы прибыли в коттедж - это главное, и я еще раз говорю: добро пожаловать!

Симон Форд и Гарри ввели Джемса Старра в большую комнату, освещенную несколькими лампами, из которых одна была подвешена к крашеной потолочной балке. Вокруг стола, накрытого вышитой скатертью, стояло четыре обитых кожей стула.

- Здравствуйте, Мэдж, - произнес инженер.

- Здравствуйте, мистер Джемс, - ответила шотландка, вставая навстречу гостю.

- Очень рад видеть вас, Мэдж.

- Охотно верю, мистер Джемс. Всегда приятно видеть тех, к кому вы были добры.

- Суп ждет, жена, - сказал Симон Форд, - а его нельзя заставлять ждать, да и мистера Джемса тоже. Он проголодался, как шахтер, и должен увидеть, что благодаря нашему мальчику в нашем коттедже ни в чем нет недостатка! Кстати, Гарри, - прибавил старый мастер, обратясь к сыну, - к тебе приходил Джек Райан.

- Я знаю, отец. Мы встретились в стволе Ярроу.

- Он славный и веселый парень, - продолжал Симон Форд. - Но ему, кажется, нравится наверху! У него в жилах не настоящая шахтерская кровь! Пожалуйте к столу, мистер Джемс, надо позавтракать поплотнее, так как возможно, что ужинать нам придется очень поздно.

Готовясь уже сесть за стол, инженер обратился к хозяину:

- Минутку, Симон. Хотите вы, чтобы я ел с аппетитом?

- Это будет для нас величайшей честью, мистер Джемс, - ответил Симон Форд.

- Но для этого нужно душевное спокойствие, а мне так хочется задать вам два вопроса.

- Говорите, мистер Джемс.

- Вы писали, что сообщите мне нечто интересное.

- Действительно, крайне интересное.

- Для вас?

- Для вас и для меня, мистер Джемс. Но я хочу рассказать вам все только после обеда и прямо на месте. Иначе вы мне не поверите.

- Симон, - проговорил инженер, - посмотрите на меня хорошенько... вот так... в глаза... Интересное сообщение? Да? Хорошо, я не прошу у вас дальнейших разъяснений, - прибавил он, словно прочитав в глазах у старого мастера ответ, на который надеялся.

- А второй вопрос? - осведомился мастер.

- Не знаете ли вы, Симон, кто мог написать вот это? - ответил инженер, показывая полученное им анонимное письмо.

Симон Форд взял его, очень внимательно прочел, потом передал сыну.

- Ты знаешь этот почерк? - спросил он.

- Нет, отец, - ответил Гарри.

- И на этом письме был штемпель Эберфойлской почтовой конторы? - спросил Симон Форд у инженера.

- Да, как и на вашем.

- Что ты об этом думаешь, Гарри? - встревоженно спросил Симон Форд.

- Я думаю, отец, - ответил Гарри, - что кому-то было нужно помешать мистеру Старру явиться на назначенное свидание.

- Но кто же, кто мог так хорошо отгадать мои мысли? - вскричал старый горняк.

И Симон Форд впал в глубокую задумчивость, из которой его вскоре вывел голос Мэдж.

- Сядем за стол, мистер Старр, - сказала она. - Суп остывает. Давайте пока не думать об этом письме.

По приглашению старушки все уселись за стол: Джемс Старр - напротив Мэдж, чтобы оказать ей честь, а отец с сыном - друг против друга.

Это был настоящий шотландский обед. Он начался крепким бульоном, в котором плавал основательный кусок мяса. По словам старого Симона, в искусстве приготовления такого супа у его жены не было соперниц.

Впрочем, то же можно было сказать и о курином рагу с пореем, заслуживавшем всяческих похвал.

Все это запивалось прекрасным элем из лучших пивоварен Эдинбурга.

Но главным национальным блюдом был пудинг из мяса и ячменной муки. Это замечательное блюдо, внушившее поэту Бернсу одну из его лучших од, постигла та же судьба, что и все прекрасные вещи в мире: оно исчезло, как сон.

Мэдж с удовольствием выслушала сердечные похвалы гостя.

После обеда подали сыр и превосходно приготовленное овсяное печенье. Десерт сопровождался несколькими стаканчиками превосходной хлебной водки двадцатипятилетнего возраста, то есть ровесницы Гарри.

Пиршество продолжалось добрый час. Джемс Старр и Симон Форд не только плотно поели, но и вдоволь наговорились - главным образом о прошлом старых Эберфойлских копей.

Гарри был молчалив. Дважды он вставал из-за стола и даже выходил из дома. Видно было, что нежданный случай с камнем тревожит его и что ему хочется осмотреть окрестности коттеджа. Анонимное письмо тоже не могло не обеспокоить его.

- Славный у вас сын, друзья мои! - сказал инженер Симону Форду и Мэдж, когда Гарри вышел из комнаты.

- Да, мистер Джемс, Гарри - любящий сын и надежный помощник, - с живостью ответил старый мастер.

- Ему нравится здесь, в коттедже?

- Он ни за что не покинет нас.

- Однако вам придется женить его.

- Женить Гарри! - вскричал Симон Форд. - Но на ком? На девушке сверху, которая любит праздники, танцы и будет предпочитать свой клан нашей шахте? Гарри не захочет этого!

- Симон, - возразила Мэдж, - ведь ты не потребуешь, чтобы наш Гарри никогда не женился?

- Я не буду требовать ничего, - ответил старый шахтер, - но с этим спешить нечего. Кто знает, не найдем ли мы для него хорошую невесту...

В этот момент возвратился Гарри, и Симон Форд умолк.

Когда Мэдж встала из-за стола, все последовали за ней и вышли посидеть у дверей коттеджа.

- Ну, Симон, - сказал инженер, - я вас слушаю.

- Мистер Джемс, - ответил Симон Форд, - мне не уши ваши нужны, а ноги. Хорошо ли вы отдохнули?

- И отдохнул и подкрепился. Я готов сопровождать вас, куда вам угодно.

- Гарри, - сказал Симон Форд, оборачиваясь к сыну, - зажги безопасные лампы.

- Вы берете с собой безопасные лампы? - воскликнул удивленный Джемс Старр.

В шахте, совершенно лишенной угля, нечего было бояться взрыва рудничного газа.

- Да, мистер Джемс, из осторожности.

- Не собираетесь ли вы, дорогой Симон, предложить мне одеться в костюм углекопа?

- Нет еще, мистер Джемс, нет еще! - отвечал старый мастер, глаза которого странно блестели из-под нависших бровей.

Гарри вошел в коттедж и почти тотчас же вышел, неся три безопасных лампы. Одну из них он подал инженеру, другую отцу, а третью оставил себе; она висела у него на левой руке, тогда как в правой он держал длинный шест.

- В путь! - произнес Симон Форд, беря тяжелое кайло, стоявшее у дверей коттеджа.

- В путь! - отозвался инженер. - До свиданья, Мэдж!

- Помоги вам бог, - ответила шотландка.

- Приготовь хороший ужин, жена, слышишь? - вскричал Симон Форд. - Вернувшись, мы будем голодны, как волки, и воздадим ему честь!


ГЛАВА ШЕСТАЯ Несколько необъяснимых явлений


Известно, как распространены суеверия в горных и низменных областях Шотландии. В некоторых кланах арендаторы землевладельца, собравшись вечерком, любят рассказывать друг другу сказки, заимствованные из сокровищницы северной мифологии. Образование, так широко и щедро распространяемое в стране, не смогло еще низвести легенды, которыми словно пропитана самая почва старой Каледонии, до степени простых сказок. Шотландия - это все еще страна духов и привидений, домовых и фей. Там все еще появляются то злой гений, от которого надо откупаться, то «прозорливец» горцев, наделенный даром ясновидения и предсказывающий близкие смерти, то «Мэй Моуллок», появляющаяся в виде девушки с волосатыми руками и предупреждающая избранные ею семьи о грозящих им опасностях, или фея «Бэнши», предвещающая печальные события, или «Броуни», которым поручена охрана домашнего имущества, или «Уриск», обитающий чаще всего в диких ущельях у озера Кэтрайн, и много других.

Разумеется, население шотландских шахт должно было сделать и свой вклад легенд и преданий в эту сокровищницу мифов. Если добрыми или злыми сверхъестественными существами населены нагорья, то насколько больше их должно быть в мрачной глубине копей. Кто в грозовые ночи заставляет пласты содрогаться? Кто наводит на след еще нетронутой жилы? Кто поджигает рудничный газ и производит страшные взрывы? Кто, если не дух рудника?

По крайней мере таково было общепринятое мнение суеверных шотландцев. Действительно, большинство горняков охотно видит в чисто физических явлениях нечто фантастическое, и разубеждать их было бы напрасной тратой времени. Где легче развиться суеверию, как не в мрачных пропастях.

Не удивительно, что шахты Эберфойла, расположенные в самом центре этой страны легенд, оказались ареной сверхъестественных событий: таинственным рассказам о них не было конца.

Нужно сказать, впрочем, что некоторые явления, до сих пор необъяснимые, давали обильную пищу всеобщему суеверию.

В первом ряду суеверных обитателей шахты Дочерт стоял Джек Райан, приятель Гарри. Это был величайший в мире поклонник сверхъестественного. Все фантастические рассказы он превращал в песни, доставлявшие ему огромный успех на вечеринках.

Но Джек Райан не был единственным, кто обнаруживал свое легковерие. Его товарищи столь же убежденно заявляли, что в шахтах Эберфойла «нечисто», что в них часто появляются какие-то таинственные существа, какие населяют горные ущелья. По их мнению, было бы даже невероятно, если бы дело обстояло иначе. Действительно, есть ли место более пригодное для козней и шуток духов, гномов, кобольдов и прочих актеров фантастических драм, чем глубокая, мрачная угольная шахта? Декорации были готовы, почему бы сверхъестественным существам не появиться и не разыграть своих ролей? Так рассуждали Джек Райан и его товарищи.

Как уже сказано, различные шахты Эберфойлских копей соединялись между собой длинными подземными коридорами, проделанными между пластами. Таким образом, под графством Стерлинг находился огромный массив, пронизанный туннелями, изрытый пещерами, иссверленный стволами шахт, - что-то вроде огромных катакомб или подземного лабиринта, похожего на гигантский муравейник.

Шахтеры с различных горизонтов постоянно встречались друг с другом, когда шли в свои забои либо возвращались оттуда. Поэтому у них было немало случаев обмениваться рассказами и распространять из шахты в шахту легенды, связанные с копями. Рассказы расходились с невероятной быстротой, передаваясь из уст в уста и при этом, как и должно, приукрашиваясь.

Только лишь два человека, более образованные и трезвого склада ума, всегда противились этому общему увлечению и не допускали вмешательства гномов, духов и фей в человеческую жизнь.

То были Симон Форд и его сын. Свое неверие во всякую чертовщину они доказали, поселившись в мрачном подземелье после прекращения работ на шахте Дочерт. Может быть, добрая Мэдж, как всякая шотландка с нагорий, и имела некоторую склонность к сверхъестественному, но ей приходилось рассказывать истории о привидениях только себе самой, что она и делала добросовестно, дабы поддержать старые традиции.

Будь даже Симон Форд и Гарри так же суеверны, как и их товарищи, они и тогда не отдали бы шахту ни духам, ни феям. Надежда открыть новый пласт заставила бы их пренебречь целым сонмом привидений. Они были легковерными только в одном: ни отец, ни сын не могли допустить мыслей, что угольные месторождения Эберфойла истощены окончательно. До некоторой степени справедливо было бы сказать, что у Симона Форда и его сына была в этом отношении своя «шахтерская вера», которую ничто не могло поколебать.

Поэтому уже в течение десяти лет, не пропуская ни одного дня, отец и сын, твердо и пламенно веря в конечный успех своих планов, брали кайло, шест и лампочку и бродили вдвоем по шахте, ища, пробуя короткими ударами породу, прислушиваясь, не ответит ли она благоприятным звуком.

Так как бурение не было доведено до гранитов, то Симон Форд и Гарри полагали, что разведка, не дававшая до сих пор положительных результатов, принесет их в будущем, и поэтому ее нужно продолжать. Они готовы были провести всю свою жизнь в попытках вернуть Эберфойлским копям их прежнее процветание. Если бы отец умер, не дождавшись успеха, сын должен был продолжать поиски один.

Эти горячие друзья шахты заботливо следили за ее сохранностью. Они испытывали прочность закладки и сводов, проверяли, не грозит ли где-нибудь обвал и не нужно ли замуровать какую-нибудь часть шахты, следили за просачиванием поверхностных вод, собирали их, отводили в отстойники. Словом, они стали добровольными защитниками и хранителями этого бесплодного царства, откуда было извлечено столько богатств, ныне развеявшихся дымом.

Во время этих обходов Гарри иногда замечал явления, которые тщетно старался уяснить себе.

Так не раз, идя по узкому встречному забою, он слышал звуки, похожие на стук кайла, с силой врубающегося в закладку.

Гарри, не боявшийся ни естественного, ни сверхъестественного, ускорял шаги, чтобы узнать причину таинственных звуков. Но штрек был пуст. Освещая стены лампой, молодой горняк не обнаруживал никаких свежих следов работы кайла или лома и спрашивал себя, не было ли это обманом чувств или странным причудливым эхом.

Иногда, внезапно осветив какое-нибудь подозрительное углубление, Гарри словно видел чью-то проскользнувшую тень. Он кидался за нею - и не находил ничего, хотя в этом месте не было никакого выхода, который позволил бы живому существу скрыться от него.

Дважды за последний месяц, навещая западную часть шахты, Гарри явственно слышал отдаленные взрывы, словно где-то рвали динамитные шашки.

В последний раз, после тщательных поисков, он обнаружил, что один целик подорван взрывом.

При свете лампы Гарри внимательно осмотрел подорванную стенку. Она состояла не из каменной закладки, а из глыбы сланца, вдавившегося на этой глубине в угольную залежь. Хотели ли взрывом вскрыть новый пласт? Или кто-то намеревался вызвать обвал этой части шахты? Вот о чем спрашивал себя Гарри, и когда он рассказал об этом случае своему отцу, то ни он сам, ни старый мастер не могли удовлетворительно ответить на этот вопрос.

- Странно! - повторил Гарри. - Присутствие неизвестного существа в шахте кажется невозможным, а сомневаться в нем нельзя. Неужели еще кто-нибудь, кроме нас, ищет пригодные к разработке пласты? Или, вернее, хочет уничтожить то, что осталось от Эберфойлских копей? Но с какой целью? Я узнаю это, пусть даже ценою жизни!

За две недели до того дня, когда он вел инженера по лабиринту шахты Дочерт, Гарри чуть не достиг цели своих розысков.

Он обходил юго-западную часть шахты, держа в руке мощный фонарь.

Вдруг ему показалось, что в нескольких сотнях футов впереди, в глубине узкого прохода, наискось прорезавшего массив, мелькнул и погас огонек. Он кинулся туда... Напрасные поиски.

Не допуская сверхъестественного объяснения физических явлений, Гарри заключил, что в шахте наверняка бродит кто-то неизвестный. Однако ни самые тщательные поиски, ни исследование малейших неровностей стен не дали результатов; он не нашел ничего и не смог прийти ни к какому определенному выводу.

Итак, Гарри положился на случай, чтобы раскрыть тайну. Он замечал иногда вдали светлые вспышки, перелетавшие с места на место, как блуждающие огоньки; но они были коротки, как молнии, и ему пришлось отказаться от выяснения их природы.

Если бы эти фантастические огни попались на глаза Джеку Райану и другим суеверным жителям рудников, те, конечно, начали бы кричать о сверхъестественном!

Но Гарри, так же как и его отец, даже не думал об этом. И когда они беседовали об этих явлениях, вызванных, очевидно, чисто физическими причинами, то старый горняк говорил:

- Подождем, мой мальчик. Все когда-нибудь объяснится.

Нужно, однако, заметить, что до сих пор ни на Гарри, ни на Симона Форда не было сделано никаких покушений. Если камень, упавший в этот самый день к ногам Джемса Старра, был брошен злодейской рукой, то это была первая преступная попытка такого рода.

Джемс Старр, с которым говорили об этом происшествии, высказал предположение, что камень оторвался от свода штрека. Но Гарри не допускал столь простого объяснения. По его мнению, камень не упал сам собою, а был брошен. Он никогда не описал бы такой большой траектории, если бы не получил толчка извне.

Итак, Гарри видел здесь прямое покушение на себя, на своего отца или даже на инженера. Взвесив все, что ему пришлось наблюдать, можно согласиться, что он имел основание так думать.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ Опыт Симона Форда


На старых деревянных часах в зале пробило полдень, когда Джемс Старр и два его спутника вышли из коттеджа.

Свет, проникая через вентиляционный ствол, слабо озарял площадку. Тут лампочка Гарри казалась бесполезной, но вскоре должна была понадобиться, так как старый мастер хотел вести инженера в самый дальний конец шахты Дочерт.

Пройдя мили две по главному штреку, три разведчика, - мы увидим, что это была именно разведка, - подошли ко входу в узкий туннель, свод которого опирался на деревянные крепления, обросшие беловатым мхом. Туннель шел примерно в том же направлении, что и верхнее течение Форта, находившееся в полутора тысячах футов над головой.

Джемс Старр и Симон Форд шли, беседуя между собой. Полагая, что инженер мог несколько позабыть расположение шахты Дочерт, Симон Форд напоминал ему очертания и сопоставлял ее план с географическими ориентирами.

Гарри шел впереди, освещая дорогу. Иногда, внезапно направляя свет в сумрачные углубления, он старался уловить в них какую-нибудь подозрительную тень.

- Далеко нам идти, старина Симон? - спросил инженер.

- Еще с полмили, мистер Джемс. Раньше мы сделали бы этот путь в вагонетке, по рельсам... Как давно это было.

- Значит, мы направляемся к концу последнего пласта?

- Да. Я вижу, вы хорошо помните шахту.

- Еще бы, Симон, - произнес инженер, - если «е ошибаюсь, это было трудное место для проходки.

- Верно, мистер Джемс. Там наши кайла отбили последний кусок угля. Я помню это, как сейчас! Я сам нанес этот последний удар, и он отдался у меня в груди еще сильнее, чем в пластах! Дальше шли только песчаники да сланцы, и когда вагонетка покатилась к подъемному стволу, мне показалось, что я иду за гробом бедняка. Словно вся жизнь ушла из шахты с этой вагонеткой!

Глубокая грусть, с которой старый мастер произнес эти слова, взволновала инженера, которому была понятна эта скорбь. Такие чувства испытывает моряк, покидая свое тонущее судно, или фермер, у которого разрушают дом его предков.

Джемс Старр пожал руку Симону Форду. Тот ответил крепким рукопожатием.

- В тот день мы все ошиблись, - сказал он. - Нет, старая шахта не умерла! Шахтеры покидали не труп, и я смею утверждать, что сердце шахты еще бьется!

- Говорите же, Симон! Вы открыли новый пласт? - взволнованно вскричал инженер. - Я так и знал! Ваше письмо не могло иметь другого значения! Такое известие, да еще с шахты Дочерт... Что еще могло бы меня интересовать, кроме открытия угленосного слоя?

- Мистер Джемс, - ответил Симон Форд, - я не хотел говорить об этом никому, кроме вас...

- И хорошо сделали, Симон! Но скажите, как, с помощью какого бурения вы убедились...

- Послушайте, мистер Джемс, - произнес Симон Форд. - Я нашел не залежь...

- А что же?

- Только доказательство того, что эта залежь существует.

- Какое доказательство?..

- Можете ли вы допустить, чтобы из недр земли выделялся рудничный газ, если там нет угля, из которого он получается?

- Конечно, нет! - ответил инженер. - Без угля не может быть и газа. Без причины следствия не бывает...

- Как нет дыма без огня.

- И вы обнаружили присутствие метана?

- Старый горняк не может ошибиться, - ответил Симон Форд. - Я сразу узнал нашего старого врага, рудничный газ.

- Но может быть, это другой газ? - возразил Джемс Старр. - Метан почти лишен запаха, он бесцветен! По-настоящему он выдает свое присутствие только взрывом...

- Мистер Джемс, - ответил Симон Форд, - угодно ли будет вам позволить мне рассказать о том, что я сделал... и как сделал... по-своему, извинив за длинноты?

Джемс Старр хорошо знал старого мастера - почтенному шахтеру нужно было предоставить рассказывать, не перебивая его.

- Мистер Джемс, - продолжал Симон Форд, - за эти десять лет не было дня, когда бы мы с Гарри не думали о том, чтобы вернуть копям их прежнее благосостояние, - ни одного дня! Если существуют какие-нибудь залежи, мы решили во что бы то ни стало их открыть. Но каким способом? Буренье применить мы не могли, но у нас было шахтерское чутье, а чутье часто бывает сильнее разума. По крайней мере я так думаю...

- И я с вами совершенно согласен, - вставил инженер.

- Так вот что раза два Гарри пришлось видеть, когда он бродил по западной части шахты: где-нибудь за поворотом или сквозь щели в закладке крайних штреков появлялись и внезапно исчезали огни. Отчего они вспыхивали - я не понимал и до сих пор не понимаю. Ясно одно - эти огни доказывают присутствие рудничного газа, а наличие этого газа означает, что там есть пласт угля.

- Огни не давали взрывов? - живо спросил инженер.

- Лишь мелкие, частные взрывы, - ответил Симон Форд. - Такие же, какие вызывал я сам, когда хотел убедиться в наличии рудничного газа. Вы помните, каким способом предупреждали взрывы в шахте, пока наш добрый гений Гемфри Дэви не изобрел своей безопасной лампы?

- Да, помню, - ответил Джемс Старр. - Вы говорите о «кающемся». Мне не случалось видеть его за работой.

- Да, мистер Джемс, вы еще слишком молоды, несмотря на свои годы, и не могли этого застать. Но я на десять лет старше вас и видел, как работал последний «кающийся» в копях. Его называли так потому, что он носил рясу вроде монашеской. Его настоящее название было «человек огня». В то время уничтожать вредный газ умели только путем сжигания его мелкими взрывами раньше, чем он благодаря своей легкости накопится в большом количестве в верхних частях штреков. Вот почему «кающийся», с маской на лице, закутанный с головой в рясу с капюшоном, передвигался ползком. Так он мог дышать свободно, потому что в нижнем слое воздух чист, а правой рукой водил у себя над головой горящим факелом. Если в воздухе было достаточно газа, чтобы образовать взрывчатую смесь, то взрыв получался неопасный, и, повторяя эту операцию несколько раз, можно было предотвратить катастрофу. Иногда «кающийся», пораженный сильным взрывом, погибал на месте, и его заменял другой. Так было до тех пор, пока во всех шахтах не ввели лампочки Дэви. Но я знал этот способ. Именно пользуясь им, я и открыл наличие газа, а следовательно, и наличие новой угольной залежи в шахте Дочерт.

Все, что рассказывал старый мастер о «кающемся», было совершенно верно. Именно так поступали когда-то в шахтах, чтобы очищать воздух от метана.

Рудничный газ, иначе называемый болотным газом или метаном, бесцветен, почти лишен запаха, слабо светится при горении и абсолютно непригоден для дыхания. Шахтеры не могут жить в атмосфере этого вредного газа, как нельзя жить в газометре, наполненном светильным газом. Кроме того, как и светильный газ, являющийся окисью углерода, метан образует с воздухом взрывчатую смесь, как только его содержание в нем достигнет восьми или даже -пяти процентов. Если по какой-либо причине эта смесь воспламенится, то происходит взрыв, почти всегда сопровождающийся страшными катастрофами.

Эту-то опасность и предотвращает лампа Дэви, изолирующая пламя в сетчатой металлической трубке. Газ горит только внутри этой трубки, не дающей пламени распространиться. Эту безопасную лампу усовершенствовали десятки раз. Разбиваясь, она гаснет. Если шахтер, несмотря на строгие запреты, откроет ее, она тоже гаснет. Почему же все-таки случаются взрывы? Потому что нельзя избежать ни неосторожности рабочего, который во что бы то ни стало хочет раскурить свою трубку, ни удара инструмента, могущего высечь искру.

Не все шахты богаты рудничным газом. Там, где его нет, разрешается пользоваться обыкновенными лампами. Такова, между прочим, шахта Тьер в Анзэнских копях. Но если разрабатывается месторождение жирного угля, в котором содержится большое количество летучих веществ, газ может выделяться в изобилии. Одна лишь безопасная лампа устроена так, чтобы не допускать взрывов, тем более ужасных, что даже шахтеры, не пострадавшие непосредственно, рискуют задохнуться, когда штреки наполняются газообразным продуктом взрыва - углекислотой.

В пути Симон Форд рассказывал инженеру, что он сделал для достижения своей цели: как он убедился в том, что в глубине крайнего штрека западной части шахты выделяется газ, как ему удалось вызвать в трещинах между слоями сланца частичные взрывы - вернее, воспламенения, не позволяющие сомневаться в природе газа, который выделялся понемногу, но постоянно.

Через час после выхода из коттеджа Джемс Старр со своими спутниками был уже в четырех милях от него. Увлекаемый надеждой и желанием, инженер проделал этот путь, даже не думая о его длине. Он размышлял обо всем, что сообщил ему старый горняк. Он мысленно взвешивал доводы, которые тот приводил в защиту своей идеи. Джемс Старр тоже полагал, что непрерывное выделение метана наверняка указывает на наличие нового угольного месторождения. Если бы это был только «карман», наполненный газом, какие образуются иногда между пластами, то он быстро опустел бы и явление прекратилось бы. Но дело обстояло далеко не так. По словам Симона Форда, метан выделялся непрерывно, и можно было заключить о существовании значительного пласта. Следовательно, богатства шахты Дочерт не были окончательно исчерпаны. Но был ли это только слой незначительного протяжения или же залежь, занимающая целый горизонт угленосного района? Вот в чем состоял главный вопрос.

Гарри, шедший впереди отца и инженера, остановился.

- Ну, вот мы и пришли! - вскричал старый горняк. - Слава богу, мистер Джемс, вы здесь, и мы сейчас узнаем...

Голос старого мастера, всегда такой твердый, слегка дрожал.

- Дорогой мой Симон, успокойтесь, старый друг, - сказал ему инженер. - Я волнуюсь так же, как и вы, но не будем терять хладнокровия.

В этом месте крайний штрек шахты, расширяясь, образовал нечто вроде темной пещеры. Здесь не было стволов, и штрек, глубоко ушедший в недра земли, не имел прямого сообщения с поверхностью графства Стерлинг.

Джемс Старр, сильно заинтересованный, внимательно все разглядывал.

На дальней стене пещеры еще виднелись следы последних ударов кайла и даже несколько отверстий для шпуров, взорвавших скалу при окончании разработки. Тут сланцевая порода была крайне твердой. Поэтому в тупике, в котором работы должны были остановиться, не было сделано закладки. Здесь, упершись в сланцы и песчаники третичной эпохи, угольный пласт окончился. Как раз тут, в этом самом тупике, был вынут последний в шахте Дочерт кусок угля.

- Вот здесь, мистер Джемс, - сказал Симон Форд, поднимая свое кайло, - здесь мы вскроем пустую породу, ибо позади этой стенки на большей или меньшей глубине наверняка находится тот угольный пласт, о котором я говорил.

- Именно на этой стенке вы обнаружили просачивание рудничного газа? - спросил Джемс Старр.

- Да, - подтвердил Симон Форд. - Мне удавалось поджечь его попросту, приблизив лампу к срезу слоев. Гарри делал то же, что и я.

- На какой высоте? - спросил Джемс Старр.

- В десяти футах от пола, - ответил Гарри.

Джемс Старр сел на камень. Казалось, подышав воздухом этой пещеры, он усомнился в рассказах шахтеров, хотя слова их звучали вполне убедительно.

Дело в том, что метан не совсем лишен запаха, и инженер был прежде всего удивлен тем, что его обоняние, вообще очень тонкое, не обнаруживает присутствия взрывчатого газа. Во всяком случае, если здесь газ и примешивался к воздуху, то в очень малом количестве. Следовательно, можно было, не опасаясь взрыва, открыть безопасную лампу, чтобы решиться на опыт. Старый горняк так и сделал.

В этот миг Джемс Старр беспокоился не о том, что в воздухе слишком много газа, а о том, что его слишком мало или даже нет совсем.

- Неужели они ошиблись? - прошептал он. - Нет, эти люди знают свое дело. И все-таки...

Он не без тревоги ожидал, чтобы в его присутствии произошло явление, описанное Симоном Фордом. Но в этот момент Гарри, очевидно, тоже заметил отсутствие характерного запаха рудничного газа, потому что голос его изменился, когда он сказал:

- Отец, кажется, газ не проникает больше сквозь слои сланца.

- Не проникает! - вскричал старый горняк.

Плотно сжав губы, он несколько раз с силой потянул воздух носом, потом резко сказал:

- Лампу, Гарри!

Симон Форд взял лампу дрожащей рукой. Он отвинтил металлическую сетчатую трубку, окружавшую фитиль, и пламя стало гореть в открытом воздухе.

Как они и предвидели, взрыва не произошло. Но, что было важнее, горение даже не сопровождалось тем потрескиванием, которое говорит о наличии небольших количеств газа.

Симон Форд взял у Гарри шест и, прикрепив лампу к его концу, поднял ее вверх, где вследствие своего малого удельного «веса должен был скопиться газ, хотя бы его было в воздухе самое незначительное количество.

Пламя лампы, ровное и белое, не обнаруживало никаких следов газа.

- Подведи ближе к стенке, - сказал инженер.

- Сейчас, - ответил Симон Форд, поднося лампу к той части стенки, где они с Гарри еще вчера наблюдали просачивание газа.

Рука старого мастера дрожала, когда он стал проводить лампу на уровне трещины в сланце.

- Замени меня, Гарри, - сказал он.

Гарри взял шест и поднес лампу поочередно к различным местам стенки, где слои словно раздваивались... но потрескивания, характерного для выходящего рудничного газа, не слышалось, и Гарри угрюмо хмурил брови.

Воспламенения не было. Очевидно, ни одна молекула газа не выходила из трещин в стене.

- Ничего нет! - вскричал Симон Форд, сжимая кулаки скорее от гнева, чем от разочарования.

Вдруг у Гарри вырвался крик.

- Что с тобой? - живо спросил Джемс Старр.

- Трещины в сланце замазаны!

- Не может быть! - воскликнул старый горняк.

- Смотрите!

Гарри не ошибся: замазанные трещины были ясно видны при свете лампы. Свежая известковая шпаклевка оставила на стене длинную беловатую полосу, плохо скрытую под слоем угольной пыли.

- Он! - воскликнул Гарри. - Это может быть только он!

- Он? - переспросил Джемс Старр.

- Да, это он! - ответил Гарри. - Тот самый таинственный человек, который бродит по нашей шахте, кого я сто раз подстерегал и ни разу не мог поймать! Это безусловно автор письма, которое должно было помешать вам, мистер Старр, приехать на свидание, назначенное отцом! Это он и сбросил на нас камень в штреке ствола Ярроу! О, сомнений больше быть не может! Во всем этом видна человеческая рука!

Гарри говорил так горячо, что его уверенность мгновенно передалась инженеру. Что касается старого мастера, то его и не нужно было убеждать. Впрочем, налицо был неоспоримый факт: замазанные трещины, из которых только еще накануне газ выходил свободно.

- Бери кайло, Гарри! - вскричал Симон Форд. - Встань мне на плечи, мальчик! Я еще достаточно крепок, чтобы выдержать тебя.

Гарри понял. Его отец встал вплотную к стене. Гарри взобрался ему на плечи, чтобы достать кайлом до замазанной трещины. Потом несколькими ударами он пробил небольшое отверстие в этой шпаклевке.

Тотчас же послышалось легкое потрескиванье, похожее на звук, который передается у английских шахтеров звукоподражанием: «пуфф».

Гарри схватил лампу и приблизил ее к трещине.

Раздался слабый взрыв, и на стенке запорхало, как блуждающий огонек, небольшое красное пламя, синеватое по краям.

Гарри тотчас же спрыгнул на землю, а старый мастер, не в силах сдержать свою радость, схватил инженера за руку.

- Ура! ура! ура, мистер Джемс! Газ горит! Значит, уголь есть!


ГЛАВА ВОСЬМАЯ Взрыв динамита


Опыт, о котором говорил старый мастер, удался. Метан, как известно, образуется только в угольных залежах. Следовательно, нельзя было сомневаться в том, что здесь есть пласт этого драгоценного топлива. Велики ли его размеры и высоко ли качество - это можно было определить позже.

Таковы были выводы, сделанные инженером из его наблюдений. Они во всем согласовались с теми, к которым уже пришел Симон Форд.

«Да, - сказал себе Джемс Старр, - за этой стенкой простирается угольный пласт, до которого не дошли скважины! Досадно, потому что придется возобновлять все оборудование шахты, покинутой десять лет назад. Ничего! Месторождение считалось выработанным, а мы нашли новый пласт и на этот раз используем его до конца!»

- Ну как, мистер Джемс, - спрашивал Симон Форд, - что вы думаете о нашем открытии? Вы не раскаиваетесь, что посетили шахту Дочерт? Я не зря побеспокоил вас?

- Нет, нет, мой старый товарищ, - ответил Джемс Старр. - Мы пока не потеряли времени, но сейчас можем потерять его, если не отправимся немедленно в коттедж. Нам следует возвратиться сюда завтра. Мы взорвем эту стенку динамитом и вскроем выход нового пласта; если после ряда бурений окажется, что пласт значительный, я организую Общество Нового Эберфойла, к величайшей радости прежних акционеров. Нужно, чтобы не позже чем через три месяца были поданы на-гора первые бадьи угля из новой залежи!

- Золотые слова, мистер Джемс! - вскричал Симон Форд. - Значит, старые копи помолодеют, как вдова, снова выходящая замуж. С ударами лопаты и кайла, с рокотом вагонеток, ржаньем лошадей, скрипом бадей, грохотом машин к шахте снова вернется прежнее оживление! И я увижу все это. Надеюсь, мистер Джемс, вы не считаете меня слишком старым для того, чтобы снова принять обязанности мастера?

- Нет, Симон, конечно нет! Да вы моложе меня, старый друг!

- И да хранит нас святой Мунго! А вы опять будете нашим директором! Пусть новая разработка длится долгие годы, и дай мне бог умереть, не увидев ее конца!

Радость старого мастера била через край; Джемс Старр был счастлив не меньше, чем он, но предоставлял Симону Форду восторгаться за двоих.

Один лишь Гарри оставался задумчивым. Он вспоминал о тех странных, необъяснимых случаях, которыми сопровождалось открытие новой залежи, и это не переставало тревожить его.

Через час Джемс Старр и его спутники вернулись в коттедж.

Инженер поужинал с большим аппетитом, выражая одобрение всем планам старого мастера, и, не жди он с таким нетерпением наступления завтрашнего дня, он нигде не мог бы выспаться лучше, чем в этом коттедже, где стояла такая глубокая тишина.

На следующий день, плотно позавтракав, Джемс Старр, Симон Форд, Гарри и даже Мэдж собрались в путь. На этот раз они снарядились, как настоящие шахтеры, они несли различные инструменты и динамитные патроны для взрыва стенки в конце штрека. Гарри, кроме мощного фонаря, захватил еще большую безопасную лампу, которая могла гореть двенадцать часов. Этого было более чем достаточно, чтобы пройти всю дорогу к штреку и обратно и произвести разведку, если бы оказалось возможным ее произвести.

- За дело! - вскричал Симон Форд, дойдя со своими спутниками до конца штрека, и, схватив тяжелый лом, с силой взмахнул им.

- Минутку, - возразил Джемс Старр. - Посмотрим, не произошло ли каких-нибудь перемен и просачивается ли рудничный газ сквозь трещины в стенке.

- Вы правы, мистер Старр, - ответил Гарри. - То, что было замазано вчера, вполне может быть замазано и сегодня.

Мэдж, сидя на камне, внимательно оглядывала пещеру и стенку, которую предстояло пробить.

Все оставалось таким же, как было накануне. Трещины в сланце нисколько не изменились. Метан сочился сквозь них, но довольно слабо. Это объяснялось, конечно, тем, что со вчерашнего дня у газа был свободный выход. Выделение газа было так незначительно, что он не мог образовать с воздухом взрывчатую смесь. Поэтому Джемс Старр со своими товарищами могли работать в полной безопасности. Впрочем, воздух понемногу очистился бы, и рудничный газ, рассеявшись по всему штреку, не мог бы произвести никакого взрыва.

- Итак, за дело! - повторил Симон Форд, и вскоре под мощными ударами его кайла полетели во все стороны осколки породы.

Слой состоял из кварцевого конгломерата, перемежавшегося песчаниками и сланцами, как это чаще всего встречается у выклинивания угольных пластов.

Джемс Старр подбирал отбитые кайлом осколки и внимательно осматривал их, надеясь обнаружить следы угля.

Первый этап работы продолжался около часа. В стенке образовалось довольно большое углубление.

Джемс Старр выбрал место для бурения. Гарри с помощью бура и кайла быстро пробил отверстие. Туда заложили динамитные патроны, прикрепили к ним длинный просмоленный фитиль безопасного запала, заканчивающийся пироксилиновым капсюлем, и тотчас же подожгли его у самого пола. Джемс Старр и его товарищи отошли в сторону.

- Ах, мистер Джемс, - говорил Симон Форд, даже не стараясь скрыть охватившее его волнение, - никогда, нет, никогда еще мое старое сердце не билось так сильно. Как мне хотелось бы поскорее приняться за разработку пласта!

- Терпение, Симон, - ответил инженер. - Уж не ожидаете ли вы найти за этой стенкой готовый штрек?

- Простите, мистер Джемс, - возразил старый мастер, - я теперь ожидаю всего! Если нам с Гарри посчастливилось открыть эту залежь, то почему бы нашей удаче не продолжаться и дальше?

Динамит взорвался. По сети подземных галерей прокатился глухой рокот.

Джемс Старр, Мэдж, Гарри и Симон Форд тотчас же вернулись к стенке пещеры.

- Мистер Джемс, мистер Джемс! - вскричал старый мастер. - Смотрите, дверь взломана!

Образовавшееся в стене отверстие, глубины которого нельзя было определить, оправдывало такое сравнение.

Гарри готов был кинуться в пробитую брешь, но инженер, хотя и крайне удивленный появлением этой пустоты, удержал его.

- Погоди, пока воздух очистится, - сказал он.

- Да, берегись вредных газов, - подтвердил Симон Форд.

Четверть часа прошло в тревожном ожидании. Потом в отверстие ввели фонарь на конце шеста, и он продолжал гореть так же ярко.

- Ступай вперед, Гарри, - сказал Джемс Старр. - Мы за тобою.

Пробитое динамитом отверстие было более чем достаточно для того, чтобы мог пройти человек. Гарри, не колеблясь, вошел туда с фонарем в руке и исчез во мраке.

Джемс Старр, Симон Форд и Мэдж, не двигаясь, ждали его. Прошла минута, показавшаяся им очень долгой. Гарри не появлялся и не подавал голоса. Подойдя к отверстию, Джемс Старр не увидел даже огонька его лампы, которая должна была освещать эту подземную пещеру.

Не оступился ли как-нибудь Гарри? Не провалился ли молодой горняк в какую-нибудь яму? Или его голос уже не долетал до спутников?

Старый мастер, не слыша ничего, хотел уже в свою очередь лезть в отверстие, когда показался свет, сначала слабый, затем усилившийся, и послышался голос Гарри:

- Идите, мистер Старр! Идите, отец! Путь в Новый Эберфойл свободен!


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ Новый Эберфойл


Если бы с помощью какой-нибудь сверхъестественной силы инженерам удалось сразу приподнять слой земной коры толщиною в тысячу футов в той полосе Англии, где расположены все реки, озера, заливы и береговые области графств Стерлинг, Думбартон и Ренфру, то они нашли бы под этой огромной крышкой колоссальную пустоту, для сравнения с которой в мире найдется только одна подобная ей - знаменитая Мамонтова пещера в Кентукки.

Эта пустота состоит из сотен ячеек всевозможных форм и размеров. Она похожа на причудливо расположенный улей огромных масштабов, который мог бы приютить вместо пчел всех ихтиозавров, мегатериев и птеродактилей доисторических эпох.

Целый лабиринт ходов, то расположенных выше соборных сводов, то низких, узких и извилистых, то идущих горизонтально, то поднимающихся и спускающихся наклонно по всем направлениям, соединял эти ячейки и создавал свободное сообщение между ними.

Опоры этих сводов, славно заимствованных из всех архитектурных стилей, толстые стены, прочно вставшие между проходами, самые своды - все это состояло из песчаника и сланцевых пород. Но между слоями пустых пород шли сильно сдавленные ими превосходные угольные жилы, словно по запутанной сети кровеносных сосудов текла черная кровь этой странной залежи. Залежь простиралась по меридиану на сорок миль, заходя даже под ложе Северного канала. Мощность этого бассейна можно было рассчитать лишь путем разведок, но она, повидимому, превышала мощность угленосных пластов Кардиффа в Уэлсе и Ньюкасла в графстве Нортумберленд.

Эксплуатация этой залежи сильно облегчалась тем, что ввиду причудливого расположения слоев вторичного периода и сжатая минеральных веществ в эпоху затвердевания этого массива сама природа прорыла в Новом Эберфойле множество переплетающихся ходов и туннелей.

Да, сама природа! С первого взгляда могло показаться, что открыты древние, давно покинутые копи. Но это было не так. Подобные богатства не забрасывают. Люди-термиты еще не вгрызались в эту часть шотландских недр, и все это было создано природой. Но, повторяем, никакие подземные гробницы Египта и катакомбы древнего Рима нельзя было с этим сравнить, - разве только знаменитую Мамонтову пещеру, в которой на протяжении более двадцати миль насчитывается двести двадцать шесть коридоров, одиннадцать озер, семь рек, восемь водопадов, тридцать два бездонных колодца и пятьдесят семь куполов, причем некоторые из них достигают более четырехсот пятидесяти футов в высоту.

Как и эта пещера, Новый Эберфойл был созданием не человеческих рук, а самого бога.

Таковы были новые, неслыханно богатые владения, честь открытия которых по праву принадлежала старому мастеру. Десять лет жизни в старых копях, редкостное упорство в розысках, твердая уверенность, поддерживаемая чудесным шахтерским чутьем, - все это привело к тому, что он добился успеха там, где очень многие потерпели бы поражение. Почему скважины, пробуренные некогда под руководством Джемса Старра, остановились именно на этой глубине, на самой границе новой залежи? Случайно, конечно, но в подобных разведках случай играет большую роль.

Как бы то ни было, здесь, в недрах Шотландии, находилось нечто вроде подземного графства, которому, чтобы быть обитаемым, не хватало только лучей солнца или какого-нибудь искусственного светила, которое могло бы его заменить.

Вода была собрана там в нескольких впадинах, образуя большие пруды или даже озера, обширнее озера Кэтрайн, находившегося как раз над ними. Конечно, на этих озерах не было движения воды, течений, прибоя. В них не отражался силуэт какого-нибудь готического замка. Ни березы, ни дубы не склоняли с их берегов свои ветви; горы не отбрасывали длинные тени на поверхность этих вод, пароходы не бороздили их, никакие огни не отражались в них, солнце не заливало их своими яркими лучами, луна никогда не поднималась над их горизонтом. Но все же эти глубокие озера, зеркальная гладь которых никогда не морщилась от ветра, не были бы лишены своеобразной прелести при свете какого-нибудь электрического светила; а если бы их соединить сетью каналов, то они удачно дополнили бы географию этой удивительной подземной страны.

В этом подземелье, хотя и вовсе непригодном для выращивания растений, могло бы укрыться целое население. И кто знает, не найдет ли когда-нибудь бедный класс Соединенного королевства себе убежище в копях Эберфойла, как и в копях Кардиффа и Ньюкасла, когда и там запасы угля будут исчерпаны?


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ Туда и обратно


Услыхав голос Гарри, Джемс Старр, Мэдж и Симон Форд прошли сквозь узкое отверстие, соединявшее шахту Дочерт с Новым Эберфойлом.

Они очутились в довольно широком проходе. Казалось, он пробит рукой человека, проделан кайлом и лопатой для разработки новой залежи. Разведчики недоумевали, не попали ли они, по странной случайности, в какую-то старинную шахту, о существовании которой не было известно даже старейшим углекопам.

Но нет! Геологические пласты в эпоху, когда происходило отложение слоев вторичного периода, «пощадили» этот проход. Может быть, он служил некогда руслом бурному потоку, в котором поверхностные воды смешивались с занесенными илом растениями; но сейчас он был так же сух, как если бы был прорыт несколькими тысячами футов ниже, в гранитоидных породах. Однако воздух проникал сюда свободно: это значило, что проход соединяется какими-нибудь природными «вентиляционными ходами» с поверхностью земли.

Это замечание, сделанное инженером, было вполне справедливо: можно было предвидеть, что устроить вентиляцию на новой шахте будет нетрудно. Что касается рудничного газа, сочившегося сквозь сланцевую стенку, то он скопился, повидимому, в каком-нибудь «кармане», то есть полости, сейчас опустевшей. В галерее, где они находились, не было и признаков газа. Однако Гарри из предосторожности взял с собой только безопасную лампу, которая могла гореть двенадцать часов.

Сделанные открытия превзошли все ожидания Джемса Старра и его спутников. Вокруг них был только уголь! От радостного волнения они не могли говорить, даже Симон Форд проявлял свои чувства лишь в коротких восклицаниях.

Быть может, с их стороны было неосторожностью заходить в подземелье так далеко. Ба! они вовсе не думали о возвращении. Было так хорошо идти по удобному, почти прямому проходу, не опасаясь ни трещин, преграждающих путь, ни воздуха, отравленного вредными газами. Следовательно, не было никаких причин останавливаться, и Джемс Старр, Мэдж, Гарри и Симон Форд шли так в течение часа, причем ничто не указывало им, в какую сторону идет этот неизвестный туннель.

И они, конечно, пошли бы еще дальше, если бы не достигли конца этой широкой галереи, по которой продвигались с первой же минуты, как попали в новое угольное месторождение.

Проход заканчивался огромной пещерой, размеров которой нельзя было определить. На какой высоте закруглялся купол этой пещеры, на каком расстояния находилась ее противоположная стена, - мрак не давал рассмотреть. При свете лампы разведчики могли установить лишь то, что в пещере находится огромный пруд или озеро со стоячей водой, высокие, скалистые берега которого терялись в темноте.

- Стоп! - вскричал Симон Форд, вдруг остановившись. - Еще шаг, и мы можем скатиться в пропасть!

- Давайте отдохнем, друзья мои, - предложил инженер. - Нужно подумать и о возвращении.

- Наша лампа может гореть еще десять часов, - сказал Гарри.

- А все-таки сделаем привал, - повторил Джемс Старр. - Признаюсь, мои ноги нуждаются в отдыхе. А вы, Мэдж, не устали после такой долгой ходьбы?

- Нет, не очень, мистер Джемс, - ответила крепкая шотландка. - Мы привыкли ходить по копям Эберфойла целыми днями.

- Э! - прибавил Симон Форд. - Мэдж пройдет вдесятеро больше, если понадобится. Но я опять спрошу вас, мистер Джемс, заслуживало ли мое сообщение вашего внимания? Посмейте только сказать «нет», мистер Джемс, посмейте!

- Э, дружище, я давно уже не испытывал такой радости! - ответил инженер. - То немногое, что мы уже разведали в этой чудесной залежи, указывает на ее значительную протяженность по крайней мере в длину.

- И вширь и вглубь тоже, мистер Джемс, - возразил Симон Форд.

- Это мы узнаем позже.

- А я за это ручаюсь! Положитесь на чутье старого шахтера, оно меня никогда не обманывало.

- Охотно вам верю, Симон, - ответил инженер улыбаясь.

- Но, насколько можно судить по этой предварительной разведке, тут запасов угля хватит по меньшей мере на несколько веков.

- Конечно, - вскричал Симон Форд. - Я так и думаю, мистер Джемс! Пройдет не меньше тысячи лет, прежде чем из нашей новой шахты будет вынут последний кусок угля!

- Дай-то бог! - произнес Джемс Старр. - Что касается качества угля, выходящего на поверхность этих стен...

- Великолепное, мистер Джемс, великолепное! Да вот, посмотрите сами.

С этими словами Симон Форд отколол ударом кайла кусок от черной стены.

- Взгляните только, - повторял он, поднося уголь к лампе. - Видите, как он блестит! У нас будет жирный, смолистый уголь. А как он разбивается на куски, - почти без пыли! Ах, мистер Джемс, лет двадцать назад это месторождение было бы опасным соперником для свэнсийского и кардиффского угля! Ну, что ж, кочегары и сейчас будут драться из-за этого угля. Если нам он и будет стоить дешево, то все равно будет продаваться дорого наверху.

- Верно, - сказала Мэдж, взяв осколок угля и разглядывая его с видом знатока, - уголь очень хороший. Возьмем его, Симон, с собой, принесем в коттедж. Я хочу, чтобы первый кусок этого угля сгорел в нашей печи.

- Хорошо сказано, жена, - ответил старый мастер. - И ты увидишь, что я не ошибся.

- Мистер Старр, - спросил тут Гарри, - представляете ли вы себе хотя бы приблизительно направление того длинного прохода, по которому мы шли все время?

- Нет, мой мальчик, - ответил инженер. - Будь у меня компас, я мог бы определить его общее направление. Но без компаса я здесь, словно моряк в открытом море среди тумана, когда отсутствие солнца не позволяет ему определиться.

- Конечно, мистер Джемс, - возразил Симон Форд. - Но не сравнивайте, пожалуйста, нашего положения с положением моряка, у которого всегда и везде под ногами бездна. Мы здесь находимся на суше, и нам нечего бояться утонуть.

- Не буду огорчать вас, старина Симон, - ответил инженер, - я нисколько не намеревался обидеть новую эберфойлскую залежь несправедливым сравнением. Я хотел только сказать, что мы не знаем, где находимся.

- Под почвой графства Стерлинг, мистер Джемс, - сказал Симон Форд. - И я в этом уверен, как в...

- Слушайте! - прервал его Гарри.

По примеру старого горняка все стали прислушиваться. Изощренный слух шахтера уловил шум, отдаленный рокот. Вскоре то же услышали и остальные. Из верхних слоев массива доносились, хотя и очень слабо, какие-то раскаты, которые то затихали, то нарастали.

Все четверо прислушивались некоторое время, не произнося ни слова. Потом Симон Форд воскликнул:

- Э, клянусь святым Мунго! Разве в Новом Эберфойле уже бегают по рельсам вагонетки?

- Отец, - сказал Гарри, - мне кажется, что это шумят волны, разбиваясь о берег.

- Но мы ведь находимся не под морем, - возразил старый мастер.

- Нет, - ответил инженер, - но вполне возможно, что над нами лежит озеро Кэтрайн.

- Значит, свод не очень толст в этом месте, если шум воды слышен так ясно?

- Да, не очень, - ответил Джемс Старр. - Потому-то эта пещера так высока и обширна.

- Должно быть, вы правы, мистер Старр, - произнес Гарри.

- Кроме того, наверху такой дождь, - продолжал Джемс Старр, - что вода в озере должна подняться наравне с заливом Форта.

- Э, что за важность в конце концов! - возразил Симон Форд. - Угольный пласт не станет хуже от того, что лежит под озером. Уже не в первый раз за углем отправляются под самое дно морское. Если нам придется разведать все недра и глуби под Северным каналом, - что в этом плохого?

- Прекрасно! - воскликнул инженер и невольно улыбнулся при виде энтузиазма старого мастера. - Проведем наши штреки под морскими волнами! Изрешетим ложе Атлантического океана! Пойдем навстречу нашим американским товарищам, прорубая себе путь под океанским дном! Пробьем Земной шар до самого центра, если нужно, чтобы вырвать оттуда последний кусок каменного угля!

- Вы смеетесь, мистер Джемс? - недоуменно спросил Симон Форд.

- И не думаю, старина Симон! Ничуть! Но вы полны такого энтузиазма, что увлекаете в область несбыточного и меня. Вернемся к действительности, она и без того прекрасна. Оставим здесь кайла, мы вернемся за ними когда-нибудь в другой раз, а сейчас пойдемте обратно в коттедж.

Пока ничего иного и не оставалось делать: позднее сюда придут инженер с бригадой горняков, захватив с собою лампы и необходимые инструменты, и начнут разработку Нового Эберфойла. Теперь же необходимо было вернуться в шахту Дочерт. Впрочем, дорога не представляла трудностей. Проход шел сквозь угольный массив, почти напрямик к отверстию, пробитому динамитом, так что опасности заблудиться не было.

Но в тот момент, когда Джемс Старр повернулся к проходу, Симон Форд остановил его.

- Мистер Джемс, - сказал он. - Видите ли вы эту огромную пещеру, это подземное озеро, чьи воды едва не касаются наших ног? Ну вот, я хочу переселиться сюда, здесь я построю себе новый коттедж, и если какие-нибудь отважные товарищи захотят последовать моему примеру, то меньше чем через год в нашей старой Англии вырастет еще один поселок!

Джемс Старр одобрительно улыбнулся проектам Симона Форда, пожал ему руку, и все трое, а Мэдж за ними, углубились в проход, дабы вернуться на шахту Дочерт.

На первой миле обратного пути не случилось ничего особенного. Гарри шагал впереди и освещал дорогу, поднимая лампу над головой. Он шел все время по главному штреку, не отклоняясь в узкие туннели, расходившиеся вправо и влево. Казалось, обратный путь будет таким же легким, как и путь в новую залежь, но вдруг неожиданный случай поставил разведчиков в затруднительное и опасное положение.

В ту минуту, когда Гарри поднял свою лампу повыше, воздух вдруг всколыхнулся, словно от взмаха невидимых крыльев. Что-то ударило в лампу сбоку, она выскользнула из рук у Гарри, упала на каменистую почву и разбилась.

Джемс Старр со своими спутниками очутились в полной темноте. Керосин из лампы разлился, и она не могла больше служить.

- Эх, Гарри, - воскликнул Симон Форд, - ты хочешь, чтобы мы сломали себе шею, возвращаясь в коттедж?

Гарри не ответил. Он задумался. Должен ли он видеть в этом случае снова руку таинственного существа? Не живет ли в недрах земли какой-то недруг, необъяснимая вражда которого может создать в будущем серьезные осложнения? Заинтересован ли кто-нибудь в том, чтобы охранять новую угольную залежь от всяких попыток к разработке? Правда, это было невероятно, но факты говорили сами за себя, их накопилось так много, что простые догадки могли превратиться в уверенность.

Положение разведчиков оказалось незавидным. Им предстояло пройти в глубочайшем мраке еще миль пять по проходу, ведущему к шахте Дочерт, да оттуда оставалось еще с час пути до коттеджа.

- Идемте, - сказал Симон Форд. - Нельзя терять ни секунды. Будем подвигаться вперед ощупью, как слепые. Заблудиться здесь невозможно. Туннели, которые попадаются на пути, узки, как кротовые норы, а по главному проходу мы непременно придем к пролому, в который вошли. А дальше уже идет старая шахта. Мы ее знаем наизусть, нам с Гарри не в первый раз бродить по ней в темноте. Впрочем, там ведь мы оставили лампы. Итак, в путь! Гарри, ступай вперед! Мистер Джемс, вы - за ним. Мэдж, ты пойдешь за мистером Джемсом, а я буду в арьергарде. Главное, не разбиваться, и если уж нельзя держаться рядом, будем идти след в след.

Оставалось только подчиниться указаниям старого мастера. Как он сказал, сбиться с дороги, идя ощупью, было невозможно. Пришлось только заменить глаза руками и довериться тому инстинкту, который у Симона Форда и его сына был развит в высшей степени.

Итак, Джемс Старр и его спутники двинулись в путь в указанном порядке. Они не разговаривали, но совсем не от недостатка мыслей. Становилось очевидным, что у них есть враг. Но кто он и как защищаться от его коварных, подготовленных нападений? Вот какие тревожные мысли возникали в мозгу у всех. Однако не время было падать духом.

Вытянув руки, Гарри продвигался уверенным шагом. Он переходил от одной стены прохода к другой. Если ему встречались углубления или боковые отверстия, он ощупью убеждался, что уклоняться туда не следует, так как углубление невелико, а отверстие слишком узко; таким образом он не терял направления.

Это трудное возвращение, совершавшееся в полной темноте, где не видно было ни зги, продолжалось около двух часов. Рассчитав время и приняв во внимание, что идти надо было медленно, Джемс Старр полагал, что выход должен быть уже близко.

Действительно, почти тотчас же Гарри остановился.

- Мы что, дошли, Гарри? - спросил Симон Форд.

- Да, - ответил молодой горняк.

- Ну, ищи теперь отверстие, соединяющее Новый Эберфойл с шахтой Дочерт.

- Его нет, - ответил Гарри, руки которого встречали только сплошную стену.

Старый мастер шагнул вперед и начал сам ощупывать слой сланца. Вдруг он вскрикнул.

Либо разведчики заблудились на обратном пути, либо отверстие, пробитое в стене динамитом, было недавно заделано.

Как бы там ни было, Джемс Старр со своими спутниками оказался замурованным в Новом Эберфойле!


ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ Огненные женщины


Через неделю после этих событий друзья Джемса Старра начали сильно беспокоиться. Инженер исчез, и его исчезновения ничем нельзя было объяснить.

Из расспросов его слуги выяснилось, что он сел на пароход на пристани Грэнтон, а от капитана «Принца Уэльского» стало известно, что он высадился в Стерлинге. Но с этого момента следы Джемса Старра терялись. Симон Форд в своем письме просил инженера сохранять тайну, и Джемс Старр не сказал никому, что едет в Эберфойл.

В Эдинбурге только и было разговоров, что о необъяснимом исчезновении инженера. Сэр Эльфистон, председатель Королевского института, сообщил своим коллегам о письме, которое прислал ему Джемс Старр, с извинением, что не сможет быть на очередном заседании. Двое или трое друзей инженера показали подобные же письма. Но если эти документы доказывали, что Джемс Старр уехал из Эдинбурга, - а это и без них было известно, - то они не объясняли, что с ним случилось.

Неожиданная отлучка Джемса Старра, столь несогласная с его привычками, могла вызвать недоумение, а потом и тревогу, так как она затягивалась.

Никто из его друзей не мог предположить, что он отправился на Эберфойлские копи. Все знали, что он вовсе не стремится снова увидеть места своей прежней деятельности. Он не был там с того самого дня, как на поверхность поднялась последняя бадья. Однако поскольку пароход высадил его на пристани Стерлинг, то розыски были направлены в эту сторону.

Но и тут розыски не дали никаких результатов. Никто не помнил, чтобы видел инженера в этих краях. Всеобщее любопытство мог бы удовлетворить лишь Джек Райан, встретивший его вместе с Гарри на одной из площадок в стволе Ярроу. Но веселый парень, как известно, работал на ферме Мельроз, в сорока милях юго-западнее, в графстве Ренфру, и даже не подозревал, что об исчезновении Джемса Старра так тревожатся. А через неделю после своего посещения коттеджа Джек Райан преспокойно распевал бы на вечеринках клана Эрвин, не будь у него тоже повода для серьезной тревоги, о котором будет сказано далее.

Джемс Старр был слишком значительным и уважаемым человеком не только в городе, но и во всей Шотландии, чтобы что-нибудь касающееся его могло пройти незамеченным. Лорд-префект, главное официальное лицо Эдинбурга, судьи, советники - в большинстве своем друзья инженера - приступили к самым деятельным розыскам. Повсюду были разосланы агенты, но они ничего не нашли.

Пришлось поместить в главнейших газетах Соединенного королевства заметку об инженере Джемсе Старре с описанием его примет и датой отъезда из Эдинбурга и ждать результатов. Это не могло не вызвать сильной тревоги. Ученый мир Англии был близок к тому, чтобы поверить в окончательное исчезновение одного из своих выдающихся членов.

В то время как все так тревожились о Джемсе Старре, личность Гарри была предметом не меньшего беспокойства. Но судьба сына старого шахтера не занимала собою общественное мнение, а смущала покой лишь его друга, Джека Райана.

Мы помним, что при встрече в стволе Ярроу Джек Райан просил Гарри быть на празднике Эрвинского клана. Гарри согласился и твердо обещал прийти, а Джек не раз убеждался, что его друг всегда верен своему слову. Что он обещал, то и делал.

И вот на Эрвинском празднике ни в чем не было недостатка - ни в песнях, ни в плясках, ни в развлечениях всякого рода, - не было только Гарри Форда.

Джек Райан начал даже досадовать на него, так как отсутствие друга портило ему настроение. Он даже сбился посреди одной из своих песен и впервые в жизни запнулся во время джиги, обычно снискивавшей ему заслуженные похвалы.

Нужно сказать, что заметка о Джемсе Старре, помещенная в газетах, еще не попадалась на глаза Джеку Райану. Поэтому честный малый тревожился только об отсутствии Гарри и думал, что лишь какое-нибудь важное обстоятельство могло помешать его товарищу выполнить свое обещание. На следующий день после Эрвинского праздника Джек Райан собирался поехать поездом в Глазго, чтобы оттуда отправиться в шахту Дочерт, и он бы так и сделал, если бы не помешало событие, чуть не стоившее ему жизни.

Случай этот был такого рода, что мог бы подтвердить правоту всех суеверных людей, каких было немало на ферме Мельроз. Вот что произошло в ночь на 12 декабря.

Эрвин, приморский городок графства Ренфру, насчитывающий около семи тысяч жителей, расположен в крутом изгибе шотландского побережья, почти у входа в Клайдский залив. Его порт, довольно хорошо защищенный от ветров, дующих с открытого моря, освещается ярким маяком, который указывает место для причала, так что осторожный моряк не может ошибиться. Поэтому в этой части побережья крушения бывают редко, и корабли каботажного или дальнего плавания, если они идут Клайдским заливом, чтобы попасть в Глазго, входя в Эрвинский залив, могут маневрировать вполне безопасно даже в самые темные ночи.

Если у городка есть хотя бы самое маленькое историческое прошлое, да к тому же его замок принадлежал некогда Роберту Стюарту, то у него непременно имеются развалины. В Шотландии же во всех развалинах обитают духи, - по крайней мере так думают везде, в нагорьях и на равнинах. А самыми древними развалинами, пользовавшимися в этой части побережья самой дурной славой, были именно развалины замка Роберта Стюарта, носившие имя Дендональд Кэстль.

В то время замок Дендональд - убежище всех бродячих духов в стране - был совершенно заброшен. Мало кто посещал высокую скалу над морем, в двух милях от города, где возвышался замок. Иногда какой-нибудь проезжий желал осмотреть эти исторические руины, но ему приходилось идти туда одному: жители Эрвина ни за какие деньги не согласились бы послужить проводниками в это страшное место. Здесь ходили рассказы об «Огненных женщинах», населявших старый замок. Самые суеверные люди утверждали даже, что видели эти фантастические создания собственными глазами. Конечно, в числе их был и Джек Райан.

Правда же состояла в том, что время от времени то на полуразрушенной стене, то на вершине башни, возвышающейся над развалинами замка Дендональд, появлялись длинные языки пламени.

Были ли эти языки похожи на человеческие фигуры? Заслуживали ли они названия «Огненных женщин», данного им жителями побережья? Очевидно, это была лишь иллюзия склонных к суеверию умов; наука же могла бы найти этому явлению вполне естественное объяснение.

Во всяком случае, по всей стране твердо знали, что Огненные женщины часто навещают развалины старого замка и иногда, особенно в темные ночи, устраивают там диковинные хороводы. Каким бы храбрецом ни был Джек Райан, он не посмел бы поиграть для них на своей волынке.

- Довольно с них и Старого Ника, - говорил он, - а в его сатанинском оркестре я не нужен!

Понятно, эти необычные привидения были обязательной темой разговоров по вечерам. У Джека Райана был целый запас легенд об Огненных женщинах, и, когда ему приходилось о них рассказывать, он мог говорить без конца.

Итак, в вечер праздника Эрвинского клана, после обильных возлияний эля, брэнди и виски, которым заканчивалось пиршество, Джек Райан не преминул вернуться к своей любимой теме, к великому удовольствию, а быть может, и к великому страху слушателей.

Вечеринка происходила в обширном сарае фермы Мельроз, недалеко от берега. Посредине в большом железном треножнике пылал кокс. Густой туман катился над волнами, гонимыми к берегу сильным юго-западным ветром. Ночь была черная; в облаках не было ни одного просвета; земля, море и небо сливались в глубокой тьме. В такую погоду плохо пришлось бы судну, отваживавшемуся войти в Эрвинскую бухту.

Вообще эта маленькая бухта посещается мало - по крайней мере крупными судами. Торговые суда, парусные или паровые, если хотят войти в Клайдский залив, причаливают к берегу немного севернее.

В этот вечер, однако, запоздалый рыбак подивился бы, увидев корабль, направлявшийся к берегу. А если бы вдруг стало светло, он не только удивился бы, но и испугался, так как этот корабль шел под ветром, распустив все свои паруса.

Узкое устье залива было окаймлено огромными скалами, и войти в него было трудно; к тому же неосторожный корабль рисковал сейчас тем, что, приблизившись к скалам, мог о них разбиться.

Вечер заканчивался последним рассказом Джека Райана. Слушатели перенеслись в мир привидений и были настроены так, что вполне могли в него поверить.

Вдруг снаружи раздались крики.

Джек Райан оборвал свой рассказ, и все выбежали из сарая. Ночь была темная; порывы ветра несли с моря косые струи дождя.

Два или три рыбака, держась за скалу, чтобы противостоять напору бури, громко звали, напрягая голос. Джек Райан со спутниками подбежал к ним.

Рыбаки кричали не обитателям фермы, а кораблю, который несся навстречу гибели, не подозревая об этом.

В самом деле, в нескольких кабельтовых от берега смутно виднелась темная масса. По сигнальным огням было видно, что это корабль: на бизань-мачте у него был белый огонь, на правом борту зеленый, на левом красный. Очевидно, судно на всех парусах приближалось прямо к берегу.

- Погибнет корабль! - вскричал Джек Райан.

- Да, - ответил один из рыбаков, - и теперь уже он не сможет переменить галс, если даже заметит опасность!

- Надо подать сигнал! - закричал один из шотландцев.

- Какой? - возразил рыбак. - Такой ветер затушит любой факел.

Пока они обменивались этими быстрыми словами, крики раздались снова. Но кто мог услышать их при бушующем ветре? Корабль уже не мог избежать своей участи.

- Зачем же он так маневрировал? - вскричал один моряк.

- Неужели хочет подойти к берегу? - спросил другой.

- Разве капитан не знает об Эрвинском маяке? - спросил Джек Райан.

- Вероятно, знает, - ответил один из рыбаков, - если только не обманут каким-нибудь...

Не успел рыбак договорить, как Джек Райан испустил страшный вопль. Был ли он услышан экипажем? Едва ли, да и во всяком случае слишком поздно, чтобы корабль мог отклониться от линии бурунов, белевшей во мраке.

Но этот крик не был, как могло показаться, последней, отчаянной попыткой Джека предупредить гибнущих людей. В эту минуту Джек Райан стоял к морю спиной. Его спутники тоже смотрели на что-то, находившееся в полумиле от них.

Там был замок Дендональд. На вершине башни извивался под порывами ветра длинный язык пламени.

- Огненная женщина! - с ужасом закричали суеверные шотландцы.

По правде говоря, нужно было обладать богатым воображением, чтобы найти в этом пламени сходство с человеком. Развеваясь по ветру, как светящийся флаг, оно порою отрывалось от вершины башни и словно готово было погаснуть, а через мгновенье снова прилеплялось к ней своим синеватым кончиком.

- Огненная женщина! Огненная женщина! - кричали в испуге крестьяне и рыбаки.

Все объяснялось. Очевидно, корабль, затерявшись в тумане, сбился с пути и принял пламя, игравшее на вершине замка Дендональд, за огонь Эрвинского маяка. Капитан думал, что находится у входа в залив, расположенный в десяти милях севернее, и несся прямо к берегу, где для него не было никакого прибежища.

Что предпринять, чтобы спасти судно, если еще не поздно? Может быть, подняться на развалины и погасить пламя, чтобы его не принимали больше за свет маяка?

Конечно, так и нужно было бы сделать, и немедленно; но какой шотландец мог бы подумать, а подумав - найти в себе смелость посягнуть на Огненную женщину? Один разве Джек Райан. Он был отважен, и, как ни укоренились в нем предрассудки, они не могли бы остановить его великодушного порыва.

Но было поздно. Среди грохота стихии раздался страшный треск. Корабль сел кормой на мель. Огни его погасли. Беловатая линия бурунов, казалось, сломалась: корабль остановился на ней, опрокинулся на бок и разбился о рифы.

В тот же миг, по странному совпадению, которое могло быть только случайным, длинное пламя исчезло, словно сорванное сильным порывом ветра. Море, небо, берег снова погрузились в глубочайший мрак.

- Огненная женщина! - в последний раз вскричал Джек Райан, когда это непонятное явление; сверхъестественное для него и его товарищей, вдруг исчезло.

Тут мужество, покинувшее суеверных шотландцев перед призрачной опасностью, вернулось к ним перед лицом реальной опасности, - нужно было спасать своих ближних. Разыгравшиеся стихии не пугали их. Обвязав себя веревками, они кинулись на помощь потерпевшему крушение кораблю, обнаруживая теперь столько же героизма, сколько проявляли до этого суеверия.

К счастью, спасти людей им удалось, хотя некоторые из спасателей, в том числе и отважный Джек Райан, сильно ушиблись о камни. Но капитан корабля и восемь человек экипажа были доставлены на берег живыми и невредимыми.

Корабль оказался норвежским бригом «Мотала», шедшим в Глазго с грузом леса. Капитан, введенный в заблуждение огнем, пылавшим на башне замка Дендональд, направил судно прямо к берегу, вместо того чтобы войти в Клайдский залив.

Теперь от «Мотала» не осталось ничего, кроме обломков, которые прибой разметал по береговым скалам.


ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ Подвиги Джека Райана


Джека Райана и трех его товарищей, тоже раненных, перенесли на ферму Мельроз, где им немедленно была оказана помощь.

Джек пострадал больше всех, так как в тот момент, когда он, обвязавшись веревкой, кинулся в море, яростные волны швырнули его на риф. Еще немного, и товарищи вытащили бы на берег только его безжизненное тело.

Отважный юноша был принужден пролежать два дня в постели, что его страшно бесило. Однако, когда ему позволили петь сколько угодно, он стал терпеливее переносить свою беду, и веселые переливы его голоса постоянно оглашали ферму. Но в этом приключении он почерпнул еще более живое чувство страха перед всякими гномами и духами, которые любят беспокоить бедных людей, и обвинял их в гибели «Мотала». Невозможно было бы уверить его, что никаких Огненных женщин не существует и что пламя, внезапно появившееся на развалинах, вызвано только физическими причинами. Его товарищи еще упорнее, чем он, держались своего суеверия. По их мнению, Огненная женщина умышленно завлекла «Мотала» на берег, а ее не притянешь к ответственности - это все равно что оштрафовать ураган! Судебные чиновники могут возбуждать преследование сколько им вздумается: пламя не посадишь в тюрьму, неосязаемое существо не закуешь в цепи. И нужно сказать, что проведенное в дальнейшем расследование подтвердило, по крайней мере с виду, такой суеверный взгляд.

В самом деле, судейский чиновник, которому поручили расследовать крушение, явился, чтобы опросить свидетелей катастрофы. Все стояли на том, что крушение было вызвано сверхъестественным появлением Огненной женщины на развалинах замка Дендональд.

Разумеется, правосудие не могло удовлетвориться такими объяснениями. Несомненно, в развалинах произошло нечто вполне естественное. Но было ли это случайностью или злым умыслом? Вот что предстояло выяснить следователю.

Пусть слова «злой умысел» не удивляют читателя. Не нужно углубляться в историю, чтобы найти им подтверждение. Многие грабители судов на бретонском берегу занимались тем, что заманивали корабль на рифы и после его крушения делили между собой добычу. То купа смолистых деревьев, зажженных ночью, заводила корабль в такие места, откуда он больше не мог выйти; то факел, привязанный к рогам быка и движущийся по прихоти животного, обманывал экипаж относительно пути, по которому нужно следовать. В результате подобных козней неизбежно следовало кораблекрушение, которым пользовались злоумышленники. Потребовалось вмешательство правосудия, чтобы уничтожить это варварство. Могло случиться, что и в этом случае преступная рука воскресила старые повадки береговых грабителей.

Так думали полицейские агенты, что бы ни говорили Джек Райан и его товарищи. Узнав о расследовании, люди разделились на два лагеря: одни только пожимали плечами, другие, более робкие, заявляли, что такой вызов, брошенный сверхъестественным существам, наверняка приведет к новым катастрофам.

Тем не менее расследование велось очень тщательно. Полицейские агенты отправились в замок Дендональд и провели там самые кропотливые розыски.

Следователь хотел прежде всего установить, не сохранилось ли на земле следов, которые можно было бы приписать кому-либо другому, кроме духов. Но никаких следов, ни старых, «ни позднейших, не обнаружили, хотя земля, размокшая накануне от дождя, сохранила бы малейший отпечаток.

- Следы духов! - вскричал Джек Райан, узнав о неуспехе первых розысков. - Это все равно, что искать на болоте следы блуждающего огонька.

Итак, первая часть расследований не дала результатов. Невероятно было, чтобы вторая дала что-нибудь большее.

Речь шла о том, чтобы определить, каким образом мог быть зажжен огонь на вершине башни, какие материалы послужили горючим и, наконец, что после этого горения осталось.

Обнаружить следов разжигания огня не удалось: ни обгоревших спичек, ни клочков бумаги найдено не было.

Точно так же не нашли ни сухой травы, ни сучьев, ни поленьев, хотя ясно было, что топлива нужно было немало, чтобы поддерживать ночью столь сильное пламя.

Что касается остатков костра - их тоже нигде но оказалось. Полное отсутствие золы, пепла, углей, головешек, сажи даже не позволяло определить, в каком месте был зажжен огонь. Ни на земле, ни на скалах не было никаких черных пятен. Может быть, кто-либо из злоумышленников держал огонь в руках? Это было малоправдоподобно, так как, по словам свидетелей, пламя было огромное, - настолько, что экипаж «Мотала» мог, несмотря на туман, различить его в нескольких милях от берега.

- Так! - вскричал Джек Райан. - Огненная женщина умеет обходиться без спичек! Ей стоит дунуть, чтобы воздух вокруг нее воспламенился, а золы от ее костра никогда не остается!

Таким образом, следственные власти остались при своих хлопотах, а ко множеству местных легенд прибавилась еще одна, которая должна была увековечить гибель «Мотала» и неоспоримо доказать существование Огненных женщин.

Такой храбрый и крепко сложенный юноша, как Джек Райан, не мог, конечно, долго оставаться в постели. Ушибы и растяжение связок не могли уложить его на большой срок. Ему было некогда болеть. А кому в здоровом климате Южной Шотландии некогда болеть, тот и не болеет.

Итак, Джек Райан быстро поправился. Едва встав на ноги, он решил, прежде чем снова взяться за работу на ферме, выполнить одно свое намерение. Он хотел навестить своего друга Гарри и узнать, почему тот не пришел на Эрвинский праздник.

Со стороны такого человека, как Гарри, всегда выполнявшего свои обещания, это отсутствие было необъяснимым. Кроме того, невероятно было, чтобы сын старого мастера не слыхал о катастрофе «Мотала», подробно описанной в газетах. Он должен был узнать о роли, которую Джек Райан играл в спасении погибавших, о том, что с ним случилось. Почему же он не явился на ферму пожать руку своему другу? Что за невнимание!

Нет, если Гарри не пришел, значит он не мог прийти. Джек Райан готов был скорее отрицать существование Огненных женщин, чем поверить, что Гарри способен изменить дружбе.

Итак, уже через два дня после крушения Джек Райан бодро отправился в путь. Крепкий парень уже совершенно не чувствовал своих ушибов. Разбудив веселой песней эхо скалистого берега, он отправился на станцию железной дороги, идущей через Глазго и Стерлинг в Колландер.

Там, пока он ожидал поезда, внимание его привлекли объявления следующего содержания:


«4 декабря инженер Джемс Старр из Эдинбурга сел на пристани Грэнтон на пароход «Принц Уэльский» и в тот же день высадился в Стерлинге. С тех пор о нем ничего не известно.

Все сведения, касающиеся его, просят адресовать председателю Королевского института в Эдинбурге».


Джек Райан, остановившись перед этим объявлением, перечел его дважды, крайне изумляясь.

- Мистер Старр! - вскричал он. - Но как раз четвертого декабря я встретил его с Гарри на лестницах в стволе Ярроу! Прошло вот уже десять дней! И с тех пор он больше не появлялся... Не этим ли объясняется и то, что мой приятель не пришел на Эрвинский праздник?

Не тратя времени на письменное сообщение председателю Королевского института о том, что он знал о Джемсе Старре, честный малый прыгнул в поезд, твердо решив отправиться прежде всего к стволу Ярроу. Там он, если нужно, спустится на дно шахты Дочерт, чтобы найти Гарри, а с ним и инженера Джемса Старра.

Через три часа он вышел из поезда на станции Колландер и быстро направился к стволу Ярроу.

- Они не появлялись больше, - говорил он себе. - Почему? Возникло какое-нибудь препятствие? Или их задержала в глубине шахты важная работа? Я это узнаю!

И Джек Райан, ускорив шаги, достиг ствола Ярроу меньше чем за час.

Снаружи ничто не изменилось. Вокруг такое же молчание. Ни одного живого существа в этой пустыне.

Джек Райан вошел под разрушенный навес, прикрывающий устье ствола. Он вгляделся в пропасть - и ничего не увидел; он прислушался - и ничего не услышал.

- А моя лампа! - вскричал он. - Почему она не на обычном месте?

Лампа, которой пользовался Джек Райан, посещая шахту, стояла обычно в углу, возле площадки верхней лестницы. Сейчас ее там не было.

- Вот и первое осложнение, - сказал Джек Райан, начиная беспокоиться. Потом, не колеблясь, несмотря на все свое суеверие, он воскликнул: - Я пойду, будь там темнее, чем в преисподней!

И он стал спускаться по длинному ряду лестниц, уходивших в бездонный колодец.

Чтобы решиться на это, Джек Райан должен был хорошо помнить свои прежние шахтерские привычки и знать наизусть шахту Дочерт.

Впрочем, он спускался очень осторожно. Ноги его ощупывали каждую ступеньку. Некоторые из них были источены червем. Всякий неверный шаг означал гибельное падение в пропасть глубиною в полторы тысячи футов. Поэтому Джек Райан считал каждую пройденную площадку между лестницами. Он знал, что ступит на дно шахты только после тридцатой. А там уж будет нетрудно, как он думал, найти коттедж, находившийся, как известно, в конце главного штрека.

Так достиг он двадцать шестой площадки. От дна шахты его отделяло только двести футов. Он опустил ногу, чтобы нащупать первую ступеньку двадцать седьмой лестницы. Но его нога повисла в пустоте, не встретив никакой опоры.

Он опустился на колени и попытался рукой найти конец лестницы... Напрасно.

Было ясно, что двадцать седьмой лестницы на месте нет. Следовательно, ее убрали.

- Уж не прошел ли здесь Старый Ник! - сказал он себе с некоторым страхом.

Джек Райан стоял, скрестив руки, стараясь разглядеть что-нибудь в этой непроницаемой тьме. Потом ему пришло в голову, что если он не может спуститься, то, значит, обитатели шахты не могут подняться. Действительно, между внешним миром и глубинами шахты не было больше никакого сообщения. И если нижние лестницы ствола Ярроу были сняты после его последнего посещения, то что сталось со старым Симоном Фордом, с его женой, сыном и с инженером? Длительное отсутствие Джемса Старра доказывало, что он не покидал шахты с того дня, как Джек Райан встретил его в стволе Ярроу. Как же существовали с тех пор обитатели коттеджа? Хватило ли съестных припасов этим несчастным, запертым под землей на глубине полутора тысяч футов?

Все эти мысли мгновенно промелькнули в голове у Джека Райана. Он понял, что один не сможет сделать ничего, чтобы добраться до коттеджа. В том, что за этим перерывом сообщения в стволе кроется злой умысел, он не сомневался. Судебные чиновники, конечно, убедятся в этом, но их нужно поскорее предупредить.

Джек Райан наклонился с площадки.

- Гарри! Гарри! - закричал он своим могучим голосом.

Эхо повторило несколько раз имя Гарри и замерло в глубинах ствола Ярроу.

Джек Райан быстро поднялся по верхним лестницам и вышел на дневной свет. Он решил не терять времени. Без отдыха, одним духом добежал он до станции Колландер. Там ему пришлось подождать лишь несколько минут, пока подошел эдинбургский экспресс, и в три часа пополудни он уже явился к лорду-префекту столицы.

Там его сообщение выслушали. Точность приводимых им подробностей не оставляла сомнений в их правдивости. Немедленно дали знать сэру Эльфистону - не только коллеге, но и личному другу Джемса Старра, - и он попросил разрешения руководить розысками, которые решено было провести в шахте Дочерт незамедлительно. В распоряжение сэра Эльфистона предоставили несколько агентов. Они взяли с собой лампы, кайла, длинные веревочные лестницы, не забыв также о пище и лекарствах. Затем под предводительством Джека Райана все отправились на Эберфойлские копи.

В тот же вечер сэр Эльфистон, Джек Райан и агенты прибыли к устью ствола Ярроу и спустились до двадцать шестой площадки, на которой Джек останавливался несколькими часами раньше. В глубину ствола спустили лампы, привязанные к длинным веревкам, и убедились, что четырех последних лестниц нет.

Не было сомнений, что всякое сообщение между поверхностью и недрами шахты намеренно прервано.

- Чего мы ждем, сударь? - нетерпеливо спрашивал Джек Райан.

- Ждем, чтобы лампы были подняты, мой друг, - ответил сэр Эльфистон. - Потом мы спустимся в нижний штрек, и ты поведешь нас...

- К коттеджу! - вскричал Джек Райан. - А если нужно, то и в самые глубокие пропасти шахты!

Как только лампы были подняты, агенты прикрепили к площадке веревочную лестницу. Она, разворачиваясь, упала вниз. Нижние площадки были целы, и ими можно было пользоваться, чтобы спускаться с одной на другую.

Спуск был очень труден. Джек Райан первым повис на колеблющейся лестнице и первым достиг дна шахты. Вскоре к нему присоединились сэр Эльфистон и агенты.

Круглая площадка, составлявшая дно ствола Ярроу, была совершенно пуста, и сэр Эльфистон немало удивился, услыхав восклицание Джека Райана:

- Вот обломки лестницы, - они наполовину обгорели!

- Обгорели? - повторил сэр Эльфистон. - Да, верно, вот и головешки.

- Как вы думаете, сэр, - спросил Джек Райан, - зачем понадобилось инженеру Джемсу Старру сжигать эти лестницы и прерывать всякое сообщение с внешним миром?

- Да, - задумчиво ответил сэр Эльфистон. - В путь, друг мой, в коттедж! Там все выяснится!

Джек Райан с сомнением покачал головой и, взяв лампу у одного из агентов, быстро направился по главному штреку шахты Дочерт. Остальные последовали за ним.

Через четверть часа сэр Эльфистон со спутниками достигли углубления, в конце которого был выстроен коттедж Симона Форда. Света в окнах не было.

Джек Райан кинулся к двери и быстро распахнул ее. Коттедж был пуст.

Комнаты темного жилища были тщательно осмотрены. Внутри - никаких следов насилия. Все оказалось в порядке, словно старая Мэдж еще была здесь. Запас провизии был еще достаточно велик, чтобы семейству Форд его хватило на несколько дней.

Таким образом, отсутствие хозяев было необъяснимым. Но представлялось ли возможным установить, когда они ушли? Вполне, так как в этом подземелье, где нельзя было отличить день от ночи, Мэдж обычно помечала каждый день крестиком в своем календаре.

Этот календарь висел на стене в гостиной. Последний крестик был сделан 6 декабря, то есть через день после прибытия Джемса Старра, что мог подтвердить и Джек Райан. Очевидно, 6 декабря, десять дней назад, Симон Форд, его жена, сын и гость покинули коттедж. Могло ли такое долгое отсутствие объясняться тем, что инженер предпринял новую разведку? Повидимому, нет. Так по крайней мере думал сэр Эльфистон. Тщательно осмотрев коттедж, он положительно не знал, что предпринять.

Тьма была непроглядная. Только лампы в руках агентов освещали, как звезды, этот непроницаемый мрак.

И вдруг Джек Райан вскрикнул.

- Там! Там! - повторял он, и его рука указывала на довольно яркое пятно света, двигавшееся в темной глубине штрека.

- Друзья, бежим на этот свет! - сказал сэр Эльфистон.

- На огонек духа? - вскричал Джек Райан. - К чему? Мы его никогда не догоним.

Председатель Королевского института и агенты, мало склонные к суеверию, кинулись к мелькающему огню. Джек Райан, поборов свой страх, бросился за ними.

Это была долгая и утомительная погоня. Казалось, светлый огонек находится в руках у небольшого, но поразительно проворного существа, которое ежеминутно исчезало за поворотами и снова показывалось в глубине какого-нибудь поперечного штрека. Быстро кидаясь из стороны в сторону, оно скрывалось из виду. Казалось, что оно пропало окончательно, но вдруг фонарик снова бросал свой яркий луч. В общем, расстояние между ним и преследователями сокращалось медленно, и Джек Райан не без основания думал, что догнать его невозможно.

Бесполезная погоня длилась уже час. Сэр Эльфистон со спутниками углубились в юго-восточную часть шахты Дочерт. Они тоже начали спрашивать себя, не имеют ли дела с неуловимым блуждающим огоньком.

В этот момент, однако, расстояние между огоньком и его преследователями начало как будто уменьшаться. Утомилось ли убегавшее существо, или оно хотело увлечь сэра Эльфистона и его спутников туда, куда, быть может, были завлечены обитатели коттеджа, - трудно сказать. Во всяком случае, агенты, видя, что цель стала ближе, удвоили усилия. Огонек, блестевший все время больше, чем в двухстах шагах, находился теперь ближе, чем в пятидесяти, и это расстояние продолжало сокращаться. Тот, кто нес фонарик, стал виден яснее. Иногда, когда он поворачивал голову, можно было смутно различить профиль человеческого лица, - если только не дух принял этот облик. Джек Райан был вынужден признать, что имеет дело с существом отнюдь не сверхъестественным.

- Смелее, товарищи! - кричал он, прибавляя ходу. - Оно устает! Мы скоро догоним его, и если оно говорит так же хорошо, как и бегает, то многое сможет рассказать нам!

Однако погоня становилась все труднее. В самой глубокой части шахты штреки скрещивались, как ходы лабиринта. В такой путанице беглец легко мог ускользнуть: для этого ему было достаточно погасить свой фонарик и броситься в сторону, в какой-нибудь темный проход

«В сущности, - думал сэр Эльфистон, - если он хочет скрыться от нас, почему он этого не делает?»

Неуловимое существо до сих пор не гасило фонарь, но едва подобная мысль промелькнула у сэра Эльфистона, как огонек вдруг исчез, и агенты, продолжая погоню, почти тотчас же очутились перед узким отверстием между сланцевыми пластами, в конце низкого прохода.

Проскользнуть туда, поправив свои лампы, было для сэра Эльфистона, Джека Райана и их спутников минутным делом.

Но не сделали они и сотни шагов по новому проходу, более широкому и высокому, как внезапно остановились.

У стены лежали на земле четыре тела - четыре трупа, быть может.

- Джемс Старр! - проговорил сэр Эльфистон.

- Гарри! Гарри! - вскричал Джек Райан, бросаясь к своему другу.

Действительно, это были инженер, Мэдж, Симон Форд и Гарри. Они лежали без движения. Но вдруг одно из распростертых тел приподнялось, и послышался слабый шепот старой Мэдж:

- Их!.. Сначала их...

Сэр Эльфистон, Джек Райан и агенты поспешили привести в чувство инженера и его спутников, дав им выпить несколько капель укрепляющего лекарства. Это им удалось почти сразу. Несчастные, десять дней погребенные в Новом Эберфойле, умирали от истощения.

И если они не умерли за время своего долгого заключения, - как сказал Джемс Старр сэру Эльфистону, - то лишь потому, что трижды находили подле себя хлеб и кувшин воды. Несомненно, сострадательное существо, которому они были обязаны жизнью, не могло сделать для них большего.

Сэр Эльфистон спросил себя, не было ли это делом того же неуловимого создания, которое привело их прямо к месту, где лежали Джемс Старр и его товарищи.

Как бы то ни было, инженер, Мэдж, Симон Форд и Гарри были спасены. Их отвели в коттедж, пройдя через то самое отверстие, которое неуловимый проводник как будто нарочно указал сэру Эльфистону.

Того отверстия, которое Джемс Старр и его товарищи пробили динамитом, они не могли найти потому, что оно было плотно заделано нагроможденными друг на друга каменными глыбами. В глубокой тьме им не удалось ни распознать, ни разрушить эту преграду.

Значит, пока они обследовали огромное подземелье, чья-то враждебная рука намеренно прервала всякое сообщение между Старым и Новым Эберфойлом!


ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ Колсити


Через три года после описанных событий печатные путеводители Жоанна или Муррея стали рекомендовать многочисленным туристам, посещающим графство Стерлинг, «провести несколько часов в копях Нового Эберфойла».

Никакие копи ни в какой стране Старого или Нового Света не представляли более любопытного зрелища.

Прежде всего посетитель спускался без всякого труда и риска до самого дна разработки, на глубину полутора тысяч футов. В семи милях юго-западнее Колландера на поверхность земли выходил наклонный туннель с монументальным входом, украшенным зубцами и башенками. Этот широкий, со слабым уклоном туннель вел прямо в подземелье, так чудесно созданное природой в толще шотландской почвы.

Возникший под землей графства поселок с гордым названием «Колсити»[4] обслуживался двухколейным рельсовым путем, поезда приводились в движение гидравлической тягой.

Посетитель, прибывавший в Колсити, оказывался в особой обстановке, - электричество служило здесь главным источником света и тепла.

Действительно, вентиляционные стволы, хотя и многочисленные, не могли бы в достаточной мере разогнать мрак Нового Эберфойла. Тем не менее эту темную пещеру заливал яркий свет, так как множество электрических дисков заменяло диск солнечный. Подвешенные к сводам, укрепленные на естественных колоннах, непрерывно питаясь током, доставляемым электромагнитными машинами, эти светила, попеременно игравшие роль то звезд, то солнца, щедро освещали подземный мир. Когда наступало время отдыха, довольно было повернуть выключатель, чтобы создать в глубинах этих копей искусственную ночь.

Все осветительные аппараты, большие и маленькие, работали в вакууме, то есть их светящиеся дуги вовсе не соприкасались с окружающим воздухом. Если бы даже к воздуху был примешан в опасном количестве рудничный газ, бояться взрыва было нечего. Поэтому электричество широко применялось для всех нужд домашнего хозяйства и промышленности как в коттеджах Колсити, так и в забоях Нового Эберфойла.

Нужно сказать прежде всего, что предположения Джемса Старра относительно новой залежи вполне оправдались. Богатства угольных месторождений были неисчерпаемы. Кайло шахтеров впервые вонзилось в новые пласты в западной части пещеры, в четверти мили от Колсити. Следовательно, новый поселок не был центром разработок. Подземные работы связывались с надземными непосредственно по вентиляционным и подъемным стволам, по которым происходило сообщение между различными горизонтами шахты, а также с поверхностью земли. Большой туннель, по которому ходили поезда с гидравлической тягой, предназначался только для перевозки пассажиров.

Читатель помнит ту замечательную, громадную пещеру, в которой старый мастер остановился со своими спутниками во время первой разведки. Над ними где-то высоко возносился стрельчатый купол. Устои, на которых он покоился, терялись на высоте трехсот футов, - грот мог равняться высотою с Мамонтовым залом в Кентуккийской пещере.

Известно, что этот огромный зал, самый крупный во всех американских пещерах, может вместить пять тысяч человек. В этой части Нового Эберфойла зал был таких же размеров и почти такого же вида. Но вместо великолепных сталактитов знаменитой пещеры взгляд останавливался здесь на выступах угольных пластов, которые повсюду торчали из стен, словно под давлением сланцевых слоев. Они походили на рельефы из черного янтаря, грани которых сверкали под лучами осветительных дисков.

Под этим сводом расстилалось озеро, протяжением примерно такое же, как Мертвое море в Мамонтовой пещере, - глубокое озеро, прозрачные воды которого кишели безглазыми рыбами и которое инженер назвал озером Малькольм.

Здесь, в этом огромном естественном подземелье, Симон Форд выстроил себе новый коттедж, который не променял бы на лучший особняк на улице Принцев в Эдинбурге. Это жилище стояло на берегу озера, и пять его окон глядели на мрачные воды, простиравшиеся далеко за пределы человеческого зрения.

Через два месяца рядом с коттеджем Симона Форда появилось другое жилище: это был дом Джемса Старра. Инженер отдался Новому Эберфойлу душой и телом. Он тоже захотел жить там, и только неотложные дела могли заставить его подняться на поверхность. Здесь, внизу, он был среди углекопов и жил их жизнью.

С открытием новых залежей все рабочие старых копей забросили плуг и борону, чтобы снова взяться за лом и кайло. Привлеченные уверенностью, что в работе не будет недостатка, и высокой платой, которую успешные разработки позволяли дать рабочим, они покинули поверхность земли ради ее недр и устроились в шахте, по своему природному строению удобной для таких поселков.

Кирпичные домики шахтеров живописно расположились по берегам озера Малькольм и под арками, как контрфорсы собора поддерживающими своды. Забойщики, дробящие породу, десятники, руководящие работами, откатчики, перевозящие уголь, крепильщики, подпирающие стойками галереи, дорожники, которым поручен ремонт путей, бутовщики, заполняющие камнем выработанные забои, - словом, все рабочие, занятые на подземных работах, поселились в Новом Эберфойле, и так постепенно образовался Колсити, расположенный под восточной оконечностью озера Кэтрайн, в северной части графства Стерлинг.

Таким образом на берегах озера Малькольм возникло что-то вроде фламандского селения. Над ним, на огромной скале, подножье которой омывалось водами подземного озера, возвышалась часовня, посвященная святому Жилю.

Когда этот подземный город освещался лучами электрических солнц, подвешенных к пилястрам сводов или под арками куполов, он являл вид несколько фантастический, необычный, вполне оправдывавший рекомендацию путеводителей. Поэтому туристов там всегда было много.

Разумеется, жители Колсити гордились своим подземным городом. Они редко покидали его, по примеру Симона Форда, никогда не желавшего подниматься на поверхность. Старый мастер утверждал, что там, наверху, всегда идет дождь. И, принимая во внимание климат Соединенного королевства, нужно признать, что он был не совсем неправ.

Итак, жители Нового Эберфойла процветали. За три года они достигли известного благосостояния, которого никогда не добились бы наверху. Многие из детей, рожденных после возобновления работ, никогда не дышали вольным воздухом.

Джек Райан говорил поэтому:

- Вот уже полтора года, как их отняли от груди, а они все еще не появлялись на свет!

Нужно сказать, что Джек Райан одним из первых откликнулся на призыв инженера. Веселый малый счел своим долгом вернуться к прежнему ремеслу, и ферма Мельроз потеряла своего певца и музыканта. Но это не значило, что Джек Райан перестал петь. Наоборот, звонкое эхо Нового Эберфойла надрывало свои каменные легкие, вторя ему.

Джек Райан поселился в новом коттедже Симона Форда. Ему предложили комнату, и он принял ее не чинясь, как и подобает такому простому, открытому человеку. Старая Мэдж любила его за доброту и неизменно хорошее настроение. Она почти целиком разделяла его представления о фантастических существах, будто бы населяющих шахту; и, оставаясь одни, они рассказывали друг другу страшные сказки, вполне достойные того, чтобы обогатить северную мифологию.

Итак, Джек Райан пришелся в коттедже всем по душе. Впрочем, он действительно был славный парень и хороший работник. Через полгода после возобновления работ его уже назначили бригадиром.

- Вот как хорошо пошло дело, мистер Форд, - говорил он через несколько дней после своего переселения. - Вы нашли новый пласт, и если чуть не заплатили за это открытие своей жизнью, так это не слишком дорого!

- Нет, Джек, и не было бы дорого, даже если бы мы действительно заплатили своей жизнью, - ответил старый мастер. - Но ни мистер Старр, ни я никогда не забудем, что мы обязаны своим спасением тебе.

- Ну, нет, - возразил Джек Райан. - Вы обязаны этим своему сыну Гарри, потому что он так любезно принял мое приглашение на Эрвинский праздник...

- И не пришел туда, не так ли? - ответил Гарри, пожимая руку своему другу. - Нет, Джек, тем, что нас нашли в этой шахте живыми, мы обязаны тебе: ты едва оправился от своих ран, но не потерял ни дня, ни часа...

- Ну, нет! - повторил упрямый малый. - Я не позволю говорить то, чего нет! Я, конечно, поторопился узнать, почему ты не пришел, Гарри, вот и вся моя роль. Но, чтобы воздать должное каждому, я прибавлю, что без этого неуловимого духа...

- А! я так и знал! - вскричал Симон Форд. - Духа!

- Духа, гнома, сына феи, - повторил Джек Райан, - внука Огненных женщин, уриска, кого хотите! А все-таки верно то, что без него мы никогда не попали бы в галерею, из которой вы не могли больше выйти!

- Несомненно, Джек, - ответил Гарри. - Остается только узнать, настолько ли сверхъестественно это существо, как тебе хочется думать.

- Еще бы! - вскричал Джек Райан. - Такое же сверхъестественное, как и домовой, которого ты бы увидел с огоньком в руке и захотел бы поймать, а он ускользал бы, как сильф. Существо это появилось перед нами с огоньком в руке и исчезло, словно тень. Но будь покоен, Гарри, рано или поздно мы его разыщем.

- Правильно, Джек, - сказал Симон Форд, - домовой это или нет, но мы будем его разыскивать, а ты нам поможешь.

- Наживете вы себе с этим хлопот, мистер Форд, - ответил Джек Райан.

- Ничего, Джек, пусть только представится случай!

Легко представить себе, как освоилось с Новым Эберфойлом семейство Форд, особенно Гарри. Молодой шахтер изучил самые тайные закоулки его. Он даже научился определять, какой точке поверхности соответствует та или иная точка копей. Он знал, что вот над этим пластом простирается Клайдский залив, а вон там протянулось озеро Ломонд или Кэтрайн; такие-то столбы служат опорой для Грампианских гор, тог свод - фундаментом Думбартона; над этим большим прудом проходит железная дорога в Боллок; там кончается шотландское побережье, а здесь начинается море, шум которого ясно слышен во время великих бурь поры равноденствия. Гарри был бы великолепным проводником по этим естественным катакомбам; то, что альпийские проводники делают среди снежных вершин, при ярком свете, он мог бы делать в шахте, в полной тьме, но с тою же несравненной верностью инстинкта.

А как он любил свой Новый Эберфойл! Сколько раз, прикрепив к шляпе лампочку, проникал он в самые дальние уголки копей! Он исследовал озера на челноке, которым ловко управлял. Он даже охотился, так как в пещеру налетало множество дикой птицы, куликов, шилохвостов, чистиков, питавшихся рыбой, которой кишели эти черные воды. Казалось, глаза Гарри созданы для темных подземелий, как глаза моряка - для дальних горизонтов.

Но, странствуя, Гарри был увлечен надеждой найти таинственное существо, чье вмешательство, правду сказать, более всего способствовало спасению жизни его спутников и его самого. Удастся ли ему это? Да, конечно, - если верить предчувствиям. Нет, - если судить по тому, что до сих пор он ничего не достиг своими поисками.

Что касается нападений, которым семейство старого мастера подвергалось до открытия Нового Эберфойла, то они не возобновлялись больше.

Так обстояли дела в этой необычной местности.

Не нужно думать, что в то время, когда Колсити только еще начинало обстраиваться, в подземном городе не было никаких развлечений и что жизнь там была скучная. Напротив. Население города, спаянное одинаковыми интересами, одинаковыми вкусами и обладавшее почти одинаковым достатком, составляло в сущности одну большую семью. Все знали друг друга, все жили вместе, и потребности подниматься за развлечениями наверх почти не ощущалось.

Кроме того, приятными развлечениями служили по воскресеньям прогулки по шахте, экскурсии по прудам и озерам.

Нередко на берегах озера Малькольм раздавались звуки волынки. Шотландцы сходились на зов своего родного инструмента. Начинались танцы, и Джек Райан в своем костюме горца был королем праздника.

Словом, Колсити, по словам Симона Форда, уже мог бы соперничать со столицей Шотландии, городом, который подвержен зимним холодам, летнему зною, непогодам, а из-за своего воздуха, загрязненного дымом заводов, вполне справедливо заслужил название «Старой коптильни».


ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ На волоске


Итак, все заветные желания семейства Форд были исполнены, и оно было счастливо. Но все же можно было заметить, что Гарри, всегда несколько мрачный по характеру, все больше «замыкается в себе», по выражению Мэдж. И даже Джеку Райану, несмотря на свое заразительное добродушие, не удавалось развеселить его.

Однажды, в июньское воскресенье, два друга прогуливались по берегу озера Малькольм. Колсити отдыхал. Наверху свирепствовали грозы. Сильные дожди и жара вызывали густые испарения. На поверхности графства нечем было дышать. Напротив, в Колсити царили полное спокойствие, приятная температура: ни дождя, ни ветра. Борьба стихий здесь не чувствовалась. Поэтому туристы из Стерлинга и окрестностей спустились сюда в поисках прохлады.

Электрические диски сияли так, что им наверняка позавидовало бы британское солнце, более тусклое, чем полагалось бы для воскресного дня.

Джек Райан старался обратить внимание Гарри на шумное сборище туристов, но тот, казалось, едва вслушивался в его слова.

- Посмотри же, Гарри, - восклицал Джек Райан, - как они торопятся взглянуть на нас! Полно, друг, отгони свои печальные мысли, чтобы не создать превратного представления о нашем царстве! А то эти люди сверху подумают, что мы можем позавидовать их судьбе.

- Джек, - ответил Гарри, - не беспокойся обо мне. Ты весел за двоих, и этого довольно.

- Забери меня Старый Ник, - возразил Джек Райан, - если твоя меланхолия не отражается в конце концов и на мне! Глаза у меня туманятся, губы сжимаются, смех застревает в горле, песни ускользают из памяти... Ну, Гарри, в чем же дело?

- Ты знаешь, Джек.

- Ты думаешь все о том же?

- Все о том же.

- Ах, бедный мой Гарри! - воскликнул Джек Райан, пожав плечами. - Если бы ты приписал все это духам шахты, как я, у тебя на сердце было бы спокойнее.

- Ты знаешь хорошо, Джек, что духи существуют только в твоем воображении. Со времени возобновления работ в Эберфойле ни одного из них не видели.

- Пусть так, Гарри! Но если духи не показываются, то, повидимому, и те, кому ты хочешь приписать все эти необычайные происшествия, тоже не показываются.

- Я их разыщу, Джек!

- Ах, Гарри, Гарри! Духов Нового Эберфойла поймать нелегко!

- Я их найду, твоих предполагаемых духов, - повторил Гарри с величайшей убежденностью.

- Значит, ты хочешь покарать?..

- Покарать и вознаградить, Джек. Если одна рука замуровала нас в этом проходе, то я не забываю, что другая нас спасла. Нет, я не забуду этого!

- Э, Гарри, - возразил Джек Райан, - уверен ли ты, что эти руки не принадлежат одному и тому же существу?

- Почему, Джек? Откуда тебе могла прийти в голову такая мысль?

- Ну... знаешь, Гарри... Существа, живущие в этих глубинах... они не такие, как мы...

- Такие же, Джек!

- Нет, Гарри, нет... Да и нельзя предположить, чтобы какому-нибудь сумасшедшему удалось...

- Сумасшедшему! - прервал Гарри. - Это у сумасшедшего такая последовательность в мыслях? По-твоему, тот злодей, который с того дня, как он бросил камень в стволе Ярроу, не переставал делать нам зло, - сумасшедший?

- Но он больше его не делает, Гарри. Вот уже три года как ни против тебя, ни против твоих близких не было предпринято ничего дурного.

- Все равно, Джек, - возразил Гарри. - Я чувствую, что это злобное существо, кем бы оно ни было, не отказалось от своих планов. На чем я основываюсь, говоря так, я не смогу тебе объяснить, но ради всех нас и ради новых копей я хочу знать, кто он такой и откуда взялся!

- Ради всех нас? - удивленно спросил Джек Райан.

- Да, Джек, - продолжал Гарри. - Возможно, что я неправ, но во всем этом деле я вижу враждебный умысел. Я часто об этом думал и едва ли ошибаюсь. Вспомни весь ряд необъяснимых явлений, логически связанных между собою. Анонимное письмо, противоречащее письму моего отца, доказывает прежде всего, что кто-то узнал о наших планах и хотел нам помешать. Затем, мистер Старр приезжает к нам в шахту Дочерт. Едва я ввожу его туда, как на нас сбрасывают огромный камень; лестницы в стволе Ярроу сжигают, чтобы прервать сообщение с поверхностью. Начинается наша разведка. Опыт, который должен доказать существование новой залежи, терпит неудачу, так как трещины в сланце замазаны. Несмотря на это, опыт проделан, пласт найден. Мы возвращаемся. Вдруг - необычайное движение воздуха, лампа разбита, мы оказываемся в непроницаемой тьме. Нам удается, однако, пройти по главной галерее... но из нее нет выхода: отверстие заделано, мы замурованы, отрезаны от мира... Ну, Джек, разве ты не видишь во всем этом преступного умысла? Да! В копях скрывалось существо, до сих пор неуловимое, но не сверхъестественное, как ты упорно думаешь. С целью, которой я не могу понять, оно хотело преградить нам доступ в шахту. Оно было здесь!.. Предчувствие говорит мне, что оно здесь и сейчас, и кто знает, не готовит ли оно нам еще какого-нибудь ужасного удара!.. Так вот, Джек, пусть даже с опасностью для жизни, но я найду его!

Гарри говорил с такой убежденностью, что сильно поколебал своего друга.

Джек Райан чувствовал, что Гарри прав, - по крайней мере относительно прошлого. Каковы бы ни были причины всех этих фактов - естественные или сверхъестественные, - сами они были от этого не менее очевидными.

Однако добрый малый не отказывался от своего собственного объяснения этих явлений. Но, понимая, что Гарри никогда не поверит во вмешательство таинственных духов, он ухватился за случай, казавшийся несовместимым с враждебными чувствами, направленными против семейства Форд.

- Пусть так, Гарри, - произнес он, - я должен в некоторых пунктах согласиться с тобою. Но не думаешь ли и ты, что какой-нибудь благодетельный дух, принося вам хлеб и воду, мог спасти вас от...

- Джек, - прервал его Гарри, - благородное создание, которое ты считаешь сверхъестественным, существует так же реально, как и злодей, о котором я говорю, и я буду искать их везде, вплоть до самых отдаленных глубин.

- Но есть ли у тебя какие-нибудь указания, которые помогли бы тебе в твоих поисках?

- Может быть, - ответил Гарри. - Слушай внимательно. В пяти милях от Нового Эберфойла, в тон части массива, которая находится под озером Ломонд, есть природный колодец, спускающийся отвесно на огромную глубину. Неделю назад я захотел его измерить. И вот, пока мой отвес опускался, а сам я наклонился над колодцем, мне показалось, что воздух внутри колышется, как от взмахов больших крыльев.

- Какая-нибудь большая птица залетела в глубинные штреки, - заметил Джек.

- Это не все, Джек, - продолжал Гарри. - Сегодня утром я вернулся к этому колодцу и, прислушавшись, уловил в нем какие-то стоны.

- Стоны? - вскричал Джек. - Ты ошибся, Гарри! Это был порыв ветра... если только какой-нибудь дух не...

- Завтра, Джек, - продолжал Гарри, - я узнаю, в чем дело.

- Завтра? - переспросил Джек, взглянув на своего друга.

- Да! Завтра я спущусь в эту пропасть.

- Гарри, это значит искушать провидение!

- Нет, Джек, нисколько, потому что я буду просить бога помочь мне в моем предприятии. Завтра мы с тобой пойдем к этому колодцу вместе с товарищами. Длинная веревка, которой я обвяжусь, позволит вам опускать и поднимать меня по сигналу. Могу я рассчитывать на тебя?

- Гарри, - ответил Джек Райан, покачав головой, - я сделаю все, чего ты просишь, но, повторяю, ты поступаешь неправильно.

- Лучше поступить ошибочно, чем мучиться оттого, что ничего не сделал, - решительно возразил Гарри. - Итак, завтра утром, в шесть часов, и никому ни слова! Прощай, Джек!

И, чтобы не продолжать разговора, в котором Джек Райан попытался бы снова возражать против его планов, Гарри поспешил проститься со своим товарищем и вернулся в коттедж.

Нужно, однако, согласиться, что опасения Джека не были преувеличены. Если молодому горняку угрожал личный враг и находился он в глубине колодца, куда Гарри намеревался спуститься, то молодой горняк подвергался несомненной опасности. Однако можно ли было допустить, чтобы враг скрывался именно там?

- Кроме того, - твердил Джек Райан, - зачем искать причины всех этих случаев, если их так легко объяснить сверхъестественным вмешательством духов нашей шахты?

Как бы то ни было, на следующее утро Джек Райан и трое шахтеров из его бригады сопровождали Гарри к таинственному колодцу. Гарри ничего не сказал о своем плане ни Джемсу Старру, ни своему отцу, а Джек Райан умел держать язык за зубами. Остальные рабочие, видя их сборы, подумали, что дело идет просто о разведке залежи по вертикальному направлению.

Гарри запасся веревкой длиною около двухсот футов. Она была нетолстая, но прочная и вполне могла выдержать его вес. Гарри не должен был ни спускаться в колодец, ни подниматься. Этот труд доставался на долю его товарищей. Сигналом должно было служите подергивание веревки.

Отверстие колодца было довольно широкое - около двенадцати футов в диаметре. Поперек него положили балку, так, чтобы веревка, скользя по ней, разматывалась как раз посредине колодца. Это было необходимо для того, чтобы Гарри при спуске не ударялся о стены.

Гарри был готов.

- Ты настаиваешь на том, чтобы исследовать эту пропасть? - тихо спросил у него Джек Райан.

- Да, Джек, - ответил Гарри.

Его обвязали веревкой вокруг стана, потом подмышками, - чтобы он не перевернулся. Таким образом руки у Гарри оставались свободными. К поясу он подвесил безопасную лампочку и широкий шотландский нож в кожаных ножнах. Он добрался до середины балки, через которую была перекинута веревка, и товарищи начали медленно опускать его в колодец.

Так как веревка слегка крутилась, то свет лампочки последовательно поворачивался кругом, и Гарри мог тщательно осматривать стены.

Стены колодца состояли из углистого сланца и были такими гладкими, что по ним невозможно было бы взобраться наверх.

Гарри рассчитал, что спускается с умеренной скоростью около фута в секунду. Таким образом у него была возможность все хорошо видеть вокруг и подготовиться ко всякой неожиданности.

В течение двух минут, то есть до глубины около ста двадцати футов, спуск происходил без всяких задержек или осложнений. В стенках колодца, суживавшегося наподобие воронки, не было никаких боковых ходов. Но снизу тянуло свежим воздухом, и Гарри решил, что нижний конец колодца сообщается с каким-нибудь ходом нижнего яруса пещеры.

Веревка постепенно разматывалась. Темнота была абсолютная, тишина тоже. Если живое существо, кем бы оно ни было, нашло себе убежище в этой таинственной бездне, то либо его сейчас здесь не было, либо оно затаилось, не выдавая своего присутствия ни малейшим движением.

Гарри, все более настораживавшийся по мере своего спуска, обнажил нож и держал его наготове в правой руке.

На глубине ста восьмидесяти футов он почувствовал, что ноги его коснулись дна колодца, а веревка ослабела и не разматывалась больше.

Гарри перевел дыхание. Одно из его опасений не оправдалось: никто во время спуска не перерезал у него над головой веревку. Впрочем, он не заметил в стенках колодца никаких углублений, где могло бы спрятаться живое существо.

Нижний конец колодца был сильно сужен. Сняв лампу с пояса, Гарри стал освещать почву. Он не ошибся в своих заключениях: отсюда шел узкий проход в сторону, в нижние горизонты залежи. Войти туда можно было лишь согнувшись и двигаться дальше на четвереньках.

Гарри хотел узнать, куда ведет этот ход и не оканчивается ли он новой пропастью. Он опустился на землю и пополз, но почти тотчас же наткнулся на препятствие. На ощупь ему показалось, что поперек туннеля лежит труп, и он в ужасе отпрянул назад, но потом вновь вернулся.

Он не ошибся: действительно, дорогу загораживало человеческое тело. Гарри ощупал его и убедился, что хотя конечности его похолодели, но жизнь в нем еще теплилась. Притянуть его к себе, оттащить на дно колодца, направить на него свет лампы - все это заняло меньше времени, чем нужно, чтобы рассказать об этом.

- Ребенок! - вскричал Гарри.

Ребенок, найденный на дне этой пропасти, еще дышал, но так слабо, что Гарри боялся услышать его последний вздох. Надо было, не теряя времени, поднять бедное маленькое создание наверх, отнести в коттедж и поручить заботам Мэдж.

Забыв обо всем остальном, Гарри привязал веревку к поясу, подвесил к нему лампу, взял ребенка, прижимая его к груди левой рукой, и, оставив правую с оружием свободной, дал условный сигнал осторожного подъема.

Веревка натянулась, и Гарри начал медленно подниматься.

Теперь он осматривался с удвоенным вниманием: опасность грозила уже не ему одному.

В первые минуты все шло хорошо; казалось, ничего не могло случиться. Но внезапно Гарри ощутил словно мощное дыхание, всколыхнувшее воздух в глубине колодца. Он взглянул вниз и увидел в полумраке темную массу, которая, медленно поднимаясь, слегка задела его.

Огромная птица (но какая - он не мог различить) поднималась за ним могучими взмахами крыльев.

Пернатое чудовище на миг повисло в воздухе, потом со свирепым ожесточением кинулось на Гарри.

Юноша мог отбиваться от ударов грозного клюва хищника только одной рукой. Он стал защищаться, стараясь как можно лучше оградить ребенка. Однако птица не трогала ребенка и нападала только на него самого. Вращение веревки мешало ему нанести ей смертельный удар.

Борьба затягивалась. Гарри закричал во всю силу легких, надеясь, что его крики будут услышаны наверху. Так и случилось, ибо веревка сразу же пошла быстрее.

Оставалось преодолеть еще футов восемьдесят. Птица перестала кидаться на Гарри. Но - что было еще опаснее - она набросилась на веревку, футах в двух у него над головой, там, где он не мог достать ее, вцепилась в веревку и стала рвать ее клювом.

Волосы у Гарри встали дыбом.

Птице удалось перервать одну из прядей. На высоте более ста футов над пропастью веревка стала постепенно сдавать.

Гарри испустил отчаянный вопль.

Еще одна прядь веревки лопнула под двойным грузом. Гарри выпустил нож и, сделав нечеловеческое усилие, схватился за веревку выше поврежденного места - в то самое мгновенье, когда она была готова оборваться. Но хотя рука у него была железная, он почувствовал, что веревка мало-помалу выскальзывает у него из пальцев.

Он мог бы схватиться за нее обеими руками, пожертвовав ребенком, но это ему даже не пришло» в голову.

Тем временем Джек Райан и остальные, встревоженные криками Гарри, тянули веревку все сильнее.

Гарри чувствовал, что не выдержит. Лицо у него налилось кровью. Он закрыл глаза, ожидая, что упадет в пропасть, потом снова открыл их...

Птица, без сомнения испугавшись, исчезла.

Что касается Гарри, то в тот миг, когда он готов был выпустить веревку, которую уже едва удерживал, его подхватили и вытащили из колодца вместе с ребенком.

Тогда наступила реакция, и он без сознания упал на руки товарищей.


ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ Нелль в коттедже


Через два часа Гарри, не сразу пришедший в себя, и едва живой ребенок с помощью Джека Райана и его товарищей добрались до коттеджа. Здесь они рассказали старому мастеру все происшедшее, и Мэдж окружила заботами бедное создание, спасенное ее сыном.

Гарри думал, что спас из пропасти ребенка. Но это была девушка лет пятнадцать - шестнадцати. Ее затуманенный, полный удивления взгляд, худенькое, осунувшееся от страданий личико, словно никогда не видевшее дневного света, и хрупкая, невысокая фигурка придавали ей странную прелесть. Джек Райан с некоторым основанием сравнил ее с миловидным эльфом. Вероятно, благодаря особым условиям, в которых она, быть может, жила до сих пор, девушка казалась не вполне человеческим существом. Выражение лица у нее было странное; в глазах, видимо утомленных светом лампы в коттедже, сквозило недоумение, словно все вокруг было новым для них.

Когда девушку уложили в постель и стало ясно, что она возвращается к жизни, будто приходит в себя после долгого сна, старая шотландка спросила ее:

- Как тебя зовут?

- Нелль, - ответила девушка.

- Нелль, - продолжала Мэдж, - ты больна?

- Я голодна, - ответила Нелль. - Я не ела уже... уже...

По этим немногим словам чувствовалось, что Нелль не привыкла говорить. Она объяснялась на старом гаэльском наречии, принятом в семье Симона Форда.

Услыхав ответ девушки, Мэдж тотчас же принесла ей поесть. Нелль умирала от голода. Сколько времени она пробыла в глубине колодца - никто не мог сказать.

- Сколько дней ты пробыла там внизу, дитя мое? - спросила Мэдж.

Нелль не ответила. Казалось, она не поняла заданного ей вопроса.

- Сколько дней? - повторила Мэдж.

- Дней? - переспросила Нелль, - это слово, по-видимому, ничего ей не говорило; потом она покачала головой, как человек, не понимающий, о чем его спрашивают.

Мэдж взяла руку Нелль и, тихонько поглаживая ее, спросила, ласково глядя на девушку:

- Сколько тебе лет, дитя мое?

Нелль опять покачала головой.

- Да, да, - повторила Мэдж, - сколько лет?

- Лет? - переспросила Нелль, - это слово, видимо, имело для нее не больше смысла, чем слово «день».

Симон Форд, Гарри, Джек Райан и его товарищи смотрели на нее со смешанным чувством жалости и симпатии. Это бедное хрупкое существо, одетое в жалкое рубище из грубой ткани, глубоко трогало их.

Гарри более всего в Нелль привлекала именно ее странность. Он подошел к ней и, взяв за руку, которую его мать только что выпустила, взглянул девушке прямо в лицо; на губах у нее появилось что-то вроде улыбки. Он спросил:

- Нелль... там, внизу... в шахте... ты была одна?

- Одна! одна! - воскликнула девушка, приподнимаясь. В чертах у нее выразился испуг, глаза, смягчившиеся было под взглядом молодого человека, снова стали дикими. - Одна! одна! - повторила она и вновь упала на подушку: силы вдруг оставили ее.

- Бедная девочка еще слишком слаба и не может говорить, - сказала Мэдж, уложив ее опять. - Несколько часов сна и хорошая еда вернут ей силы. Идем, Симон! Идем, Гарри! Уйдемте все, друзья мои, и дадим ей уснуть.

По совету Мэдж Нелль оставили одну, и через минуту она заснула крепким сном.

Это происшествие наделало немало шуму не только в копях, но и в графстве Стерлинг, а вскоре и во всем Соединенном королевстве. Ореол таинственности вокруг Нелль все усиливался. Если бы девушку нашли внутри сланцевого пласта, подобно тем допотопным созданиям, которых удар кайла вызволяет из каменного плена, то и тогда этот случай не вызвал бы таких шумных толков.

Сама того не зная, Нелль прославилась. Ее приключения послужили суеверным людям новой темой для фантастических рассказов. Они охотно считали Нелль духом Нового Эберфойла, и когда Джек Райан говорил об этом своему другу Гарри, тот отвечал:

- Пусть так, Джек. Во всяком случае, это добрый дух. Он помогал нам, приносил хлеб и воду, когда мы были замурованы в шахте. Этим духом могла быть только она! А что касается злого духа, то если он остался в шахте, мы его непременно разыщем!

Разумеется, инженера Джемса Старра тотчас же известили о случившемся. Он с величайшей осторожностью расспросил девушку, к которой уже на следующий день после появления в коттедже вернулись силы. Она показалась ему существом, совершенно не знающим жизни. Нелль была умна, и это обнаружилось очень быстро, но не имела представления о некоторых простейших вещах, - между прочим, о времени. Было очевидно, что она не привыкла делить время ни на часы, ни на дни, и даже слова эти были ей незнакомы. Кроме того, ее глаза, привыкшие к темноте, с трудом переносили блеск электричества; в темноте же ее зрение было необычайно острым, а сильно расширенный зрачок позволял ей видеть в самом глубоком мраке. Было ясно также, что ей никогда не приходилось воспринимать впечатления внешнего мира, что никакой горизонт, кроме горизонта копей, не развертывался перед ее глазами, что весь мир для нее ограничивался этими мрачными подземельями. Знала ли бедная девушка, что в мире существуют солнце и звезды, города и села, вселенная, где движутся бесчисленные миры? Это нельзя было выяснить до тех пор, пока некоторые слова, до сих пор неизвестные ей, не получат для нее определенного значения.

Что касается вопроса о том, жила ли Нелль в недрах Нового Эберфойла одна, то Джемсу Старру пришлось отказаться от его разрешения. Всякий намек на это приводил странное создание в ужас. Нелль или не могла, или не хотела отвечать; в ее молчании, несомненно, крылась какая-то тайна.

- Хочешь ты остаться с нами? Хочешь ли вернуться туда, где была? - спросил ее Джемс Старр.

На первый из этих вопросов она ответила «О да!», на второй лишь вскрикнула от ужаса, но не сказала ни слова.

Упорное молчание Нелль тревожило Джемса Старра, Симона Форда и Гарри. Они не могли забыть о странных событиях, сопровождавших открытие копей. И несмотря на то, что за три года не случилось ничего дурного, они продолжали ожидать от своего незримого врага какого-нибудь нового нападения. Собравшись большой группой и хорошо вооружившись, они исследовали таинственный колодец, но не нашли там никаких подозрительных признаков. Колодец сообщался с нижними ярусами пещеры, расположенными в угленосных слоях.

Джемс Старр, Симон Форд и Гарри часто обсуждали все это. Если в шахте скрывается один или несколько злоумышленников, если они готовят новое нападение, Нелль, вероятно, могла бы сказать об этом, - но она молчала. Малейший намек на прошлое вызывал у нее слезы, и лучше было не настаивать. Со временем ее тайна, несомненно, откроется.

Через две недели после своего появления в коттедже Нелль уже стала понятливой и усердной помощницей старой Мэдж. Очевидно, ей казалось вполне естественным остаться в доме, где ее так радушно приняли сострадательные люди; возможно также, что она не представляла себе, что могла бы жить где-либо в ином месте. Она вполне удовлетворялась обществом семейства Форд, а эти добрые люди само собой стали считать ее своей приемной дочерью с того мгновения, как она вошла в их дом.

Нелль действительно была прелестна, а в новой жизни стала еще красивее. Несомненно, это были первые счастливые дни в ее жизни. Она чувствовала глубокую благодарность к людям, которым была обязана этим счастьем. Мэдж относилась к Нелль с материнской нежностью; старый мастер не чаял в ней души. Впрочем, ее любили все, и Джек Райан сожалел только о том, что не спас ее сам. Он часто приходил в коттедж. Он часто пел, и Нелль, никогда ранее не слышавшей пения, это очень нравилось; но видно было, что песням Джека Райана девушка предпочитает более серьезные беседы с Гарри, который мало-помалу учил ее всему, чего она не знала о внешнем мире.

Нужно сказать, что с тех пор как Нелль приняла вполне естественный вид прелестной девушки, Джеку Райану пришлось признаться, что его вера в духов значительно ослабела.

Кроме того, через два месяца его суеверию был нанесен новый удар. К этому времени Гарри сделал довольно неожиданное открытие, которым отчасти объяснялось появление Огненных женщин на развалинах замка Дендональд в Эрвине.

Однажды, обследуя самые дальние закоулки южной части шахты, что продолжалось несколько дней, Гарри с трудом пробрался в узкий штрек между слоями сланца. Внезапно он, к своему удивлению, очутился на открытом воздухе. Штрек, поднимавшийся наклонно к поверхности земли, кончался как раз в развалинах замка Дендональд. Следовательно, между Новым Эберфойлом и холмом, на котором возвышался старый замок, существовал тайный ход. Верхнее устье его, скрытое камнями и кустарником, было совершенно невидимо извне, и не удивительно, что при расследовании его не нашли.

Через несколько дней Джемс Старр, которого привел сюда Гарри, сам осмотрел этот естественный выход из угольных копей.

- Вот убедительное доказательство для суеверных людей, - сказал он. - Прощайте, духи, гномы и Огненные женщины!

- Не думаю, мистер Старр, - возразил Гарри, - что мы должны этому радоваться. Их преемники вряд ли лучше, чем они, а может быть, и хуже.

- Это верно, Гарри, - ответил инженер, - но что же делать? Очевидно, существа, скрывающиеся в шахте, сообщаются по этому проходу с поверхностью земли. Это они, конечно, завлекли своим факелом в ту бурную ночь судно «Мотала» к берегу и, как старинные береговые пираты, ограбили бы его, не будь там Джека Райана с товарищами. Во всяком случае, все объясняется. Вот и вход в их притон! Но там ли они?

- Там, потому что Нелль дрожит, когда ей говорят об этом, - убежденно ответил Гарри. - Конечно, там. Но она не хочет или не смеет об этом говорить!

Очевидно, Гарри был прав. Если бы таинственные хозяева шахты покинули ее или умерли, то у девушки не было бы причин хранить молчание.

Однако Джемс Старр непременно хотел проникнуть в ее тайну. Он чувствовал, что от этого может зависеть будущее новых копей. И тогда были предприняты новые, очень тщательные розыски. Предупредили судебные власти. Агенты устроили засаду в развалинах замка Дендональд. Гарри сам в течение нескольких ночей прятался в чаще кустарников, покрывавших холм. Напрасный труд. Ничего не удалось открыть. Никто не появлялся в устье прохода.

Вскоре пришлось заключить, что злоумышленники, должно быть, окончательно покинули Новый Эберфойл; что касается Нелль, то они, вероятно, считают ее погибшей в колодце, где она была оставлена. До начала разработок копь служила им надежным убежищем, безопасным от всяких преследований. Но теперь обстоятельства изменились. Притон стало затруднительно скрыть. Итак, вполне разумно было предположить, что за будущее опасаться нечего.

Однако Джемс Старр не был вполне уверен в этом. Гарри тоже не хотел сдаваться и часто повторял:

- Нелль явно была замешана во всей этой тайне. Если ей бояться нечего, то почему она молчит? Она счастлива с нами, - в этом сомневаться нельзя. Она любит всех нас, обожает мою мать. А если она не рассказывает о своем прошлом, о том, что могло бы успокоить нас за будущее, то, значит, над ней тяготеет какая-то тайна, раскрыть которую запрещает ей совесть. Может быть также, она считает своим долгом хранить это необъяснимое молчание больше ради нас, чем ради себя!

По всем этим соображениям решено было не касаться в разговорах ничего, что могло бы напомнить девушке о ее прошлом.

Но все же Гарри случилось однажды открыть ей, насколько Джемс Старр, он сам и его родители считают себя обязанными ей.

Был праздничный день. Все отдыхали как на поверхности графства Стерлинг, так и в подземном царстве. Рабочие гуляли; под звонкими сводами Нового Эберфойла всюду раздавались песни.

Гарри и Нелль покинули коттедж и медленно шли вдоль левого берега озера Малькольм. Электрические фонари горели здесь не так ярко, и их лучи причудливо дробились на живописных утесах, поддерживавших своды. Эта полутьма была приятна для Нелль, с трудом привыкавшей к свету.

После прогулки, длившейся час, Гарри со своей спутницей остановились перед часовней святого Жиля на природной площадке, возвышавшейся над водами озера.

- Твои глаза, Нелль, еще не привыкли к свету, - сказал Гарри, - и тебе не вынести солнечного блеска.

- Нет, конечно, - ответила девушка, - если солнце таково, каким ты мне его описывал, Гарри.

- Нелль, - возразил Гарри, - рассказывая тебе о солнце, я не мог дать тебе верного представления ни о его великолепии, ни о красотах того мира, которого ты еще не видела. Но скажи мне, возможно ли, чтобы со дня своего рождения в глубинах шахты ты никогда не поднималась на поверхность?

- Никогда, Гарри, - ответила Нелль. - И не думаю, чтобы отец или мать носили меня туда даже маленькой. Я, несомненно, помнила бы об этом.

- Пожалуй, - сказал Гарри. - Впрочем, в те времена, Нелль, многие, не только ты, не покидали шахты. Сообщение с внешним миром было трудное, и я знавал немало юношей и девушек, которые в твоем возрасте совсем не знали, какая жизнь идет наверху, как не знаешь и ты. Но теперь поезд за несколько минут выносит нас по большому туннелю на поверхность земли. И я с нетерпением жду, Нелль, чтобы ты сказала мне: «Идем, Гарри, мои глаза вынесут дневной свет! Я хочу увидеть солнце! Я хочу увидеть божий мир!»

- Я и скажу это, Гарри, и надеюсь, что скоро. Я пойду с тобой полюбоваться миром, и все же...

- Что ты хочешь сказать, Нелль? - с живостью спросил Гарри. - Неужели ты будешь жалеть о том, что покинула черную пропасть, где ты провела первые годы своей жизни и откуда тебя извлекли почти мертвой?

- Нет, Гарри, - ответила девушка. - Я лишь думала, что мрак тоже прекрасен. Если бы ты знал, что видят глаза, привыкшие к нему! В нем есть тени, они скользят, и за их полетом хочется последовать. Иногда взору представляются переплетенные круги, от которых не хочется оторвать глаз! В самой глубине копи есть черные углубления, полные смутных отсветов. А то слышатся шорохи, словно говорящие о чем-то. Знаешь, Гарри, нужно прожить здесь долго, чтобы понять то, что я чувствую и чего не могу выразить словами!

- И тебе, Нелль, было не страшно оставаться одной?

- Гарри, - ответила девушка, - я ничего не боялась, именно когда я была одна.

Голос Нелль слегка изменился при этих словах. Гарри, однако, счел своим долгом расспросить ее и потому продолжал:

- Но ведь ты могла заблудиться в длинных коридорах, Нелль. Разве ты не боялась этого?

- Нет, Гарри. Я давно знала все закоулки новых копей.

- Ты выходила оттуда когда-нибудь?

- Да... иногда... - ответила девушка нерешительно. - Мне случалось доходить до Старого Эберфойла.

- Значит, ты знала старый коттедж?

- Коттедж - да... но тех, кто там жил, видела только издали.

- Это были мои отец и мать, - сказал Гарри, - это был я! Мы не хотели покинуть нашу старую шахту.

- Может быть, это было бы лучше для вас, - прошептала девушка.

- Но почему, Нелль? Разве открытием новой залежи мы обязаны не тому, что решили остаться здесь? И разве это открытие не было благодеянием для множества людей, нашедших заработок? Оно было счастьем и для тебя, Нелль, - ты вернулась к жизни и встретила любящие сердца!

- Для меня это, конечно, счастье! - воскликнула Нелль. - Да, что бы ни случилось! Но для других... кто знает...

- Что ты хочешь сказать?

- Ничего... ничего!.. Но тогда - тогда было очень опасно ходить в новые копи. Да, очень опасно, Гарри! Однажды неосторожные люди проникли в эти глубины. Они зашли далеко, очень далеко... Они заблудились...

- Заблудились? - переспросил Гарри, взглянув на Нелль.

- Да, заблудились, - дрожащим голосом ответила девушка. - Лампа у них погасла... они не могли найти дорогу...

- И там, - вскричал Гарри, - замурованные в течение недели, они были близки к смерти! И без сострадательного существа, тайком приносившего им немного пищи, без таинственного проводника, который привел к ним избавителей, они никогда не вышли бы из этой могилы!

- Почему ты это знаешь? - спросила девушка.

- Потому, что эти люди были Джемс Старр, мой отец, мать и я!

Нелль, подняв голову, схватила молодого человека за руку и взглянула на него так пристально, что он почувствовал глубокое смущение.

- Ты? - прошептала она.

- Да, - ответил Гарри, помолчав. - А та, кому мы обязаны жизнью, - это ты, Нелль: это не мог быть никто другой, кроме тебя.

Нелль закрыла лицо руками, не отвечая. Гарри никогда еще не видел ее такой взволнованной.

- Те, кто спас тебя, Нелль, - прибавил он с волнением, - сами были обязаны тебе жизнью. Неужели ты думаешь, что они могли забыть об этом?


ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ На движущейся лестнице


Разработка Нового Эберфойла давала громадную прибыль. Разумеется, значительную долю ее получали инженер Джемс Старр и Симон Форд, открывшие этот богатейший угольный бассейн. Гарри становился поэтому завидным женихом. Но он не собирался покидать коттедж. Он заменил своего отца в должности старшего мастера и ревностно следил за всеми работами. Джек Райан гордился удачей своего друга и радовался ей. Собственные его дела тоже шли хорошо. Оба виделись часто - то в коттедже, то на подземных работах. Джек Райан быстро подметил чувства, которые Гарри питал к девушке. Гарри не признавался в них, но Джек Райан хохотал от души, когда на расспросы его товарищ отвечал отрицательно.

Одним из самых страстных желаний Джека Райана было сопровождать Нелль, когда она впервые выйдет на поверхность графства. Ему хотелось видеть, как девушка будет удивлена, как восхитят ее картины природы - зрелище, еще незнакомое ей. Он надеялся, что Гарри пригласит его на эту прогулку, но Гарри что-то молчал, и это несколько беспокоило его друга.

Однажды Джек Райан спускался по вентиляционному стволу, которым нижний горизонт копей сообщался с поверхностью. Он воспользовался механической лестницей, одной из тех лестниц, которые, равномерно покачиваясь, сами двигались то вверх, то вниз, что позволяло подниматься и спускаться не утомляясь. Двадцать таких качаний механизма уже опустили его примерно на полтораста футов, и на одной из узких площадок лестницы он повстречался с Гарри, поднимавшимся на поверхность.

- Это ты? - спросил Джек, глядя на своего товарища, ярко освещенного электрическими лампами.

- Да, Джек, - ответил Гарри, - и рад тебя видеть. Я хочу предложить тебе кое-что...

- Я ничего не стану слушать, пока не узнаю новостей о Нелль! - воскликнул Джек Райан.

- Нелль здорова, Джек, и даже настолько, что через месяц или полтора я надеюсь...

- Жениться на ней?

- Ты сам не знаешь, что говоришь, Джек.

- Может быть, Гарри; зато я знаю, что сделаю.

- Что же?

- Сам женюсь на ней, если ты не женишься! - ответил Джек Райан, расхохотавшись. - Сохрани меня святой Мунго. Она мне нравится. Очень милая, славная девушка и к тому же никогда не покидала шахты, - как раз такая жена и нужна шахтеру! Нелль - сирота, как и я, и если ты, Гарри, сам о ней не думаешь, а она захочет взглянуть на твоего друга...

Гарри молча смотрел на Джека, даже и не думая отвечать ему.

- Ты слышишь, Гарри, что я говорю? Не ревнуешь? - спросил Джек Райан несколько серьезнее.

- Нет, Джек, - спокойно ответил Гарри.

- Но если ты не собираешься жениться на Нелль, то не предполагаешь же ты, что она останется старой девой?

- Я вовсе ничего не предполагаю, - ответил Гарри.

Движение лестницы позволило бы в эту минуту друзьям разойтись, одному вверх, другому вниз по стволу. Однако они не разошлись.

- Гарри, - сказал Джек, - ты думаешь, я серьезно говорил о Нелль?

- Нет, Джек, - ответил Гарри.

- Ну, а вот сейчас будет серьезный разговор.

- Ты - и вдруг серьезный разговор?

- Мой дорогой Гарри, - произнес Джек, - поверь, что я могу дать другу добрый совет.

- Говори, Джек.

- Так вот что. Ты любишь Нелль, и она достойна твоей любви. Твои родители, старик Симон, старая Мэдж, любят ее, как дочь. И тебе так легко сделать, чтобы она стала им настоящей дочерью. Почему ты не женишься на ней?

- Разве ты настолько знаешь чувства Нелль, Джек, - возразил Гарри, - чтобы говорить так?

- Их знают все, и даже ты сам, потому-то ты не ревнуешь ни ко мне, ни к другим. Но вот лестница спускается, и я...

- Погоди, Джек, - сказал Гарри, удерживая товарища, уже спустившего ногу с площадки, чтобы встать на движущуюся ступеньку.

- Ну, вот, Гарри, - со смехом вскричал Джек, - ты добьешься того, что меня разорвет пополам!

- Слушай внимательно, Джек, - ответил Гарри, - потому что на этот раз серьезно буду говорить я.

- Слушаю. До следующего звена лестницы, не дольше.

- Джек, - продолжал Гарри, - я не хочу скрывать, что люблю Нелль. Мое заветное желание - назвать ее своей женой...

- Вот и отлично...

- Но пока она в таком состоянии, как сейчас, совесть не позволяет мне просить ее принять решение, которое должно быть бесповоротным.

- Что ты хочешь сказать, Гарри?

- Я хочу сказать, Джек, что Нелль никогда не покидала шахты, где, вероятно, и родилась. Она не знает ничего о внешнем мире, она его не видела. Ее глазам нужно ознакомиться с ним, - и сердцу, вероятно, тоже. Кто знает, какими станут ее мысли, когда она испытает новые впечатления? Ей не с чем сравнить то, что она до сих пор знала, и мне кажется, было бы обманом добиваться ее согласия, пока она не решится вполне сознательно предпочесть жизнь под землей всему остальному. Ты понимаешь меня, Джек?

- Да... смутно... Я понимаю... и особенно то, что из-за тебя пропущу еще одно звено лестницы!

- Джек, - серьезно возразил Гарри, - пусть эти механизмы перестанут работать, пусть даже площадка обрушится у нас под ногами, но ты выслушаешь то, что я хочу тебе сказать.

- В добрый час, Гарри! Вот такой разговор мне по душе! Итак, мы говорили, что раньше, чем жениться на Нелль, ты пошлешь ее в пансион в Старой коптильне?

- Нет, Джек, - возразил Гарри, - я сам могу дать образование той, которая должна стать моей женой.

- Тем лучше, Гарри!

- Но перед тем, - продолжал Гарри, - я хочу, как уже сказал тебе, чтобы Нелль по-настоящему познакомилась с внешним миром. Вот тебе сравнение, Джек. Если бы ты любил слепую девушку и тебе бы сказали: «Через месяц она прозреет», - неужели бы ты не подождал жениться на ней, пока она не выздоровеет?

- Да, честное слово, да! - ответил Джек Райан.

- Ну, вот, Джек, Нелль еще слепа, и прежде, чем связать себя словом, она должна убедиться, что предпочитает именно меня и условия моего существования. Я хочу, чтобы глаза ее увидели, наконец, дневной свет!

- Хорошо, Гарри, очень хорошо! - воскликнул Джек Райан. - Теперь я тебя понимаю. А когда будет произведен опыт?

- Через месяц, Джек. Глаза у Нелль постепенно привыкают к свету наших ламп. Это подготовка. Через месяц, надеюсь, она увидит землю с ее чудесами и небо во всем его блеске. Она узнает, что природа открыла человеческому взору более широкие горизонты, чем горизонт мрачной копи! Она увидит, что вселенная беспредельна.

Но пока Гарри с увлечением говорил о своих планах, Джек соскочил с площадки на ступеньку движущейся лестницы.

- Эй, Джек, - крикнул Гарри, - где же ты?

- Под тобой! - ответил, смеясь, его веселый друг. - Пока ты возносишься к небесам, я спускаюсь в бездну.

- Так прощай, Джек! - крикнул Гарри, прыгнув на ступеньку поднимающейся лестницы. - Пожалуйста, не говори никому о том, что я тебе сказал!

- Никому, - ответил Джек Райан. - Но с одним условием...

- С каким?

- Что вы и меня возьмете с собой в первое путешествие Нелль по поверхности Земли.

- Конечно, Джек, это я тебе обещаю, - ответил Гарри.

Новое скольжение механизма еще больше увеличило расстояние между друзьями, и голоса их доносились уже слабо. Тем не менее Гарри еще расслышал, когда Джек крикнул ему:

- А когда Нелль увидит звезды, луну и солнце, - знаешь, что она им предпочтет?

- Нет, Джек, не знаю!

- Тебя, дружище; снова тебя, и всегда тебя!

И голос Джека Райана затих, наконец, в далеком возгласе «ура».

Гарри посвящал все свое свободное время обучению Нелль. Он научил ее читать и писать, и девушка делала большие успехи. Она словно понимала и угадывала все интуитивно. Никогда более живой ум не торжествовал над более полным невежеством. Это удивляло всех, кто с ней сталкивался.

Симон и Мэдж с каждым днем все сильнее привязывались к своей приемной дочери, прошлое которой, однако, не переставало их тревожить. Они прекрасно видели чувство Гарри к ней и одобряли его.

Читатель помнит, как при первом посещении Джемсом Старром коттеджа Симон Форд говорил инженеру:

- Зачем моему сыну жениться? Разве девушка «сверху» годится в жены человеку, вся жизнь которого проходит в глубине шахты?

Не выглядело ли теперь все так, точно провидение послало его сыну единственную подходящую для него подругу? Не было ли это даром неба?

И старый мастер давал себе слово, что если эта свадьба когда-нибудь состоится, то он устроит такой пир, что шахтеры Колсити будут долго о нем вспоминать!

Симон Форд и не думал, что так хорошо читает в сердцах влюбленных. Нужно добавить, что брака между Нелль и Гарри не менее горячо желал еще один человек. Это был инженер Джемс Старр. Конечно, больше всего он желал счастья молодым людям, но у него к этому прибавлялись и другие соображения.

Как известно, у Джемса Старра оставались некоторые опасения, хотя теперь для них как будто и не было оснований. Однако то, что произошло не так давно, могло повториться. Тайну новой копи знала, очевидно, одна только Нелль. А если в будущем перед шахтерами Нового Эберфойла возникнут новые опасности, то как предотвратить их, не зная, чем они вызваны?

- Нелль не хотела рассказывать, - повторял нередко Джемс Старр. - Но то, о чем она до сих пор •не говорила никому, она не станет скрывать от своего мужа. Ведь опасность, которая будет грозить нам всем, нависнет и над Гарри. А если брак принесет молодым супругам счастье, друзьям же их безопасность, - значит, это хороший брак, или таких браков вообще не бывает на свете!

Рассуждение инженера Джемса Старра было вполне логично. Он поделился своими соображениями со стариком Симоном, и тот не мог их не одобрить. Итак, ничто, повидимому, не препятствовало союзу Гарри и Нелль.

Да и что могло бы ему препятствовать? Гарри и Нелль любили друг друга. Старики родители не желали сыну лучшей подруги. Товарищи Гарри завидовали его счастью, но признавали, что он заслужил его. Девушка зависела только от себя самой и должна была спрашивать согласия только у своего сердца.

Но если никто не собирался мешать этому браку, то почему, когда в час отдыха гасли электрические фонари, когда над рабочим городом спускалась ночь и жители Колсити расходились по своим домам, - почему тогда из самого темного закоулка Нового Эберфойла во мраке выползало какое-то таинственное существо? Какой инстинкт руководил этим призраком, ведя его по узким, казалось бы, недоступным человеку проходам? Почему это загадочное создание, чьи глаза пронизывали глубочайший мрак, прокрадывалось к берегам озера Малькольм? Почему оно так упорно направлялось к жилищу Симона Форда, двигаясь с осторожностью, ускользая от всякого наблюдения? Зачем оно прикладывало ухо к окнам коттеджа и старалось уловить сквозь ставни обрывки разговора?

И когда некоторые слова достигали его слуха, почему оно злобно грозило кулаком мирному жилищу? Почему, наконец, с его искривленных гневом губ срывались слова:

- Она и он? Никогда!


ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ Восход солнца


Через месяц, вечером 20 августа, Симон Форд и Мэдж провожали наилучшими пожеланиями четырех туристов, собиравшихся покинуть коттедж. Джемс Старр, Джек Райан и Гарри сопровождали Нелль на поверхность земли, туда, куда ее нога еще не ступала ни разу, - в тот ослепительный мир, блеска которого ее глаза еще не знали.

Поездка должна была продолжаться два дня. Джемс Старр, а с ним и Гарри хотели, чтобы за эти сорок восемь часов, проведенных на поверхности, девушка увидела все, чего нельзя увидеть в мрачной шахте, то есть самые различные пейзажи, - чтобы ее глазам открылась панорама города, поля и горы, реки, озера, заливы, море.

В этой части Шотландии, между Эдинбургом и Глазго, природа словно собрала воедино все земные чудеса, а небо было таким же, как и везде: с вечно бегущими облаками, с ясной иль затуманенной луной, с сияющим солнцем, с россыпью звезд.

Поездка была задумана так, чтобы удовлетворить всем требованиям программы.

Симон Форд и Мэдж были бы рады сопровождать Нелль; но, как известно, они были домоседами и не могли решиться хотя бы на один день покинуть свое подземное царство.

Джемс Старр поехал как наблюдатель и философ; с точки зрения психологии, ему было очень интересно наблюдать наивные впечатления Нелль, - быть может, угадать что-нибудь из тех таинственных событий, которые были связаны с ее детством.

Гарри с тревогой спрашивал себя, не изменится ли Нелль при этом быстром посвящении в тайны внешнего мира, не станет ли она во всем отличной от той девушки, которую он до сих пор знал и любил.

Что касается Джека Райана, то он радовался, как зяблик, порхающий в первых лучах солнца. Юноша надеялся, что его заразительная веселость сообщится и остальным путникам: этим он хотел отблагодарить их за приглашение.

Нелль была задумчива и сосредоточенна.

Джемс Старр благоразумно рассудил, что выехать нужно вечером. Действительно, для девушки было лучше перейти от ночного мрака к дневному свету постепенно. С полуночи до полудня она должна была последовательно увидеть все переходы теней и света, и ее глаза могли мало-помалу приспособиться к ним.

Выходя из коттеджа, Нелль взяла Гарри за руку и сказала:

- Гарри, значит, мне непременно нужно оставить нашу старую шахту хотя бы на несколько дней?

- Да, Нелль, - ответил молодой человек, - это необходимо. Необходимо и для тебя и для меня.

- Но, Гарри, - продолжала Нелль, - с тех пор как ты меня нашел, я счастлива, совершенно счастлива. Ты меня многому научил. Разве этого не довольно? Что я буду делать наверху?

Гарри взглянул на нее, не отвечая. Доводы, высказанные девушкой, совпадали с его собственными мыслями.

- Дитя мое, - сказал тогда Джемс Старр, - я понимаю твои колебания, но все же тебе следует идти с нами. Те, кого ты любишь, сопровождают тебя, и с ними ты вернешься. Если ты захочешь после этого продолжать жить в шахте, как старый Симон, как Мэдж, как Гарри, - будь по-твоему! Я не сомневаюсь, что именно так и будет, и одобряю тебя. Но ты по крайней мере получишь возможность сравнить то, что оставляешь, с тем, что ты выберешь, и действовать свободно. Идем же!

- Идем, милая Нелль, - произнес Гарри.

- Я готова, - ответила девушка.

В девять часов Нелль и ее спутники отправились на поверхность с последним поездом. Через двадцать минут он доставил их на станцию, куда подходила короткая ветка пути из Думбартона в Стерлинг, обслуживавшая Новый Эберфойл.

Уже стемнело. По небу бежали редкие облачка, гонимые северо-восточным ветерком, освежавшим воздух. На смену погожему дню спускалась теплая ясная ночь.

В Стерлинге Нелль и ее спутники вышли из вокзала. Перед ними тянулась дорога к Форту, окаймленная высокими деревьями.

Девушка жадно вдыхала свежий воздух, испытывая приятное ощущение прохлады.

- Дыши хорошенько, - сказал Джемс Старр. - Дыши этим воздухом, насыщенным живительными ароматами полей!

- Что это за клубы дыма несутся у нас над головами? - спрашивала Нелль.

- Это облака, - ответил Гарри, - полусгустившиеся водяные испарения, ветер их гонит к востоку.

- Ах! - сказала Нелль. - Как было бы чудесно нестись вместе с их беззвучной вереницей! А что это за светлые точки мерцают меж облаками?

- Это звезды, о которых я тебе говорил, Нелль. Это все солнца, центры миров, быть может, подобных нашему.

Созвездия вырисовывались все яснее на темной синеве неба. Ветер постепенно разгонял тучи. Нелль долго смотрела на эти тысячи сверкающих звезд.

- Но если это солнца, - спросила она, - то как могут мои глаза выносить их блеск?

- Дитя мое, - ответил Джемс Старр, - это действительно солнца, но они находятся от нас на огромном расстоянии. Самая близкая звезда из многих тысяч звезд, посылающих нам свои лучи, - это Вега, в созвездии Лиры. Погляди, она сверкает почти в зените, а от нее до нас пятьдесят тысяч миллиардов лье. Поэтому твои глаза могут выдержать ее блеск. А солнце поднимется завтра всего в тридцати восьми миллионах лье от нас, и на него никакой человеческий глаз смотреть не может, ибо оно пылает сильнее самого раскаленного горна. Но идем, Нелль, идем!

Они пошли по дороге. Джемс Старр вел девушку под руку, Гарри шел рядом с ней, а Джек Райан то убегал вперед, то возвращался, словно щенок, которого медлительность хозяев выводит из терпения.

Дорога была пустынна. Нелль смотрела на силуэты больших деревьев, колеблемых ветром; она могла бы принять их в потемках за великанов, размахивающих руками. Шелест ветра в густых ветвях, глубокая тишина в те минуты, когда он спадал, горизонт, выделявшийся отчетливой чертой в открытых местах, - все вызывало в ней новые чувства, оставляло неизгладимое впечатление. После первых расспросов Нель умолкла, и ее спутники, словно по общему согласию, не мешали ее задумчивости. Они не хотели повлиять своими речами на чуткое воображение девушки и предпочитали дать мыслям самостоятельно зарождаться у нее в уме.

Около половины двенадцатого они дошли до северного берега Форта. Там их ждала лодка, нанятая Джемсом Старром; она должна была за несколько часов доставить их в Эдинбургский порт.

Нелль увидела у своих ног блестящую воду, колеблемую приливом и словно усеянную дрожащими звездами.

- Это озеро? - спросила она.

- Нет, - ответил Гарри, - это большой залив с проточной водой, это устье реки, почти морской рукав. Зачерпни рукой этой воды, Нелль, и ты увидишь, что она не пресная, как в озере Малькольм.

Девушка наклонилась, обмакнула руку в набежавшие волны и поднесла ее к губам.

- Вода соленая, - заметила она.

- Да, - ответил Гарри, - море дошло сюда, потому что сейчас прилив. Такой соленой водой, которой ты сейчас отведала, покрыто почти три четверти Земного шара.

- Но если вода в реках та же, которая падает из туч, образуемых из морской воды, то почему она пресная? - спросила Нелль.

- Потому что, испаряясь, вода теряет соль, - ответил Джемс Старр. - Тучи образуются из испарений и изливают на землю эту пресную воду обратно в виде дождя.

- Гарри, Гарри! - вскричала вдруг девушка. - Что это за красноватый свет на горизонте? Не лесной ли это пожар?

И она указала на восток, где небо, подернутое дымкой, было слегка окрашено в красный цвет.

- Нет, Нелль, - ответил Гарри. - Это восходит луна.

- Да, луна! - воскликнул Джек Райан. - Великолепное серебряное блюдо, которое духи проносят по небу, чтобы собрать целую россыпь звездных монет!

- Право, Джек, - заметил, смеясь, инженер, - я и не знал за тобой такой склонности к смелым сравнениям!

- Что ж, мистер Старр, мое сравнение верно. Вы видите, звезды исчезают по мере того, как луна движется. Потому я и думаю, что они на нее падают.

- Это значит, Джек, - возразил инженер, - что луна затмевает своим блеском звезды до шестой величины, и потому они как будто исчезают на ее пути.

- Как это прекрасно, - повторяла Нелль, вся обратившаяся в зрение. - Но я думала, что луна совсем круглая.

. - Она бывает круглой в полнолуние, - ответил Джемс Старр, - то есть когда стоит против солнца. Но сейчас она на ущербе, в последней четверти, и от серебряного блюда нашего друга Джека остался лишь тазик для бритья.

- Ах, мистер Старр, - воскликнул Джек Райан, - какое недостойное сравнение! Я как раз хотел запеть песню в честь луны:


Светило ночи, что лучом

Своим ласкаешь...


Но нет, теперь это невозможно! Ваш бритвенный таз сбрил все мое вдохновение!

Тем временем луна постепенно поднималась над горизонтом. Последние облачка вокруг нее растаяли. В зените и на западе звезды еще блистали на черном фоне, который должен был вскоре побледнеть в лунном сиянии. Нелль молча созерцала это прекрасное зрелище, глаза ее не утомлялись от этого мягкого, серебристого света, но рука дрожала в руке Гарри и говорила за нее.

- Сядем в лодку, друзья мои, - произнес инженер. - Нам нужно подняться на Трон Артура до восхода солнца.

Лодка была привязана у берега; ее сторожил моряк. Нелль и ее спутники заняли свои места. Подняли парус, и его сейчас же надул северо-восточный ветер.

Какое неизведанное ощущение для Нелль! Она каталась несколько раз по озерам Нового Эберфойла, но как бы плавно Гарри ни двигал веслом, оно всегда выдавало усилия гребца. Здесь же Нелль впервые почувствовала себя увлекаемой вперед, скользящей почти так же плавно, как скользит воздушный шар в атмосфере. Залив был спокоен, словно озеро. Полулежа на корме, Нелль отдавалась этому движению. Иногда, при перемене галса, лунные блики дробились блестками на поверхности воды, и тогда лодка плыла словно по мерцающему серебряному покрывалу. Это было восхитительно!

Глаза у Нелль невольно закрывались. Ею овладела неодолимая дремота, и, склонившись головой на плечо Гарри, она уснула спокойным сном.

Гарри хотел разбудить ее, чтобы она не пропустила ни одного из чудес этой ночи.

- Дай ей поспать, мой мальчик, - сказал ему инженер. - Два часа отдыха помогут ей перенести впечатления дня.

В два часа ночи лодка достигла пристани Грэнтон. Едва она коснулась берега, как Нелль пробудилась.

- Я спала? - спросила она.

- Нет, дитя мое, - ответил Джемс Старр. - Тебе только снилось, что ты спишь.

Ночь была очень ясная. Луна, на полпути от горизонта к зениту, разливала по небу свои лучи.

В маленьком Грэнтонском порту стояли только две-три рыбачьих лодки, тихо покачиваясь на волнах. С приближением зари ветер утих. Небо очистилось от туч, все предвещало один из тех дивных августовских дней, которые так прекрасны близ моря. Вдали поднимался теплый пар, такой тонкий и прозрачный, что первые же лучи солнца должны были рассеять его без остатка. Девушка могла видеть море, сливавшееся с краем небосклона. Это расширяло ее горизонт, но все же она еще не получала того особого впечатления, какое дает океан, когда свет словно раздвигает его пределы до бесконечности.

Гарри взял Нелль за руку, и они пошли за Джемсом Старром и Джеком Райаном по пустынным улицам. В представлении Нелль это предместье столицы было лишь скоплением темных домов, напоминавшим ей Колсити, с той лишь разницей, что свод здесь был выше и мерцал блестящими точками. Она шла легко, и Гарри ни разу не пришлось замедлять шага, из боязни утомить ее.

- Ты не устала? - спросил он после получасовой ходьбы.

- Нет, - ответила она. - Мои ноги словно не касаются земли. Небо так высоко над нами, что мне хочется улететь туда, будто у меня есть крылья.

- Держи ее крепче! - вскричал Джек Райан. - Нам нужно сохранить нашу маленькую Нелль! У меня тоже иной раз бывает такое ощущение, когда я некоторое время безвыходно проведу в шахте.

- Оно вызвано тем, - пояснил Джемс Старр, - что мы больше не чувствуем давления сланцевых сводов, поднимающихся над Колсити. Тут нам кажется, что небо - это глубокая бездна, и хочется в него устремиться. Не это ли ты ощущаешь, Нелль?

- Да, мистер Старр, - ответила девушка, - именно это. У меня, право, кружится голова.

- Ты привыкнешь, Нелль, - возразил Гарри. - Ты привыкнешь к бесконечности внешнего мира и. быть может, забудешь нашу мрачную шахту...

- Никогда, Гарри! - ответила Нелль и прикрыла глаза рукою, словно хотела оживить в душе воспоминание обо всем, что она покинула недавно.

Дома вокруг спали. Джемс Старр со своими спутниками пересекли Лейс-Уок, обогнули Колтон-Хилл, где в полумраке возвышались Обсерватория и памятник Нельсону; потом они пошли по Реджент-стрит и, сделав после моста небольшой крюк, достигли конца Канонгэт.

В городе еще не было движения. На готической колокольне канонгэтской церкви пробило два часа.

Здесь Нелль остановилась.

- Что это за темная масса? - спросила она, указывая на здание, стоявшее отдельно в глубине небольшой площади.

- Это дворец прежних властелинов Шотландии, Холируд, где совершилось столько печальных событий! - ответил Джемс Старр. - Историк мог бы вызвать тут немало царственных теней, начиная с злосчастной Марии Стюарт и кончая старым французским королем Карлом Десятым. И все-таки, несмотря на эти мрачные воспоминания, когда рассветет, Нелль, вид этого дворца не покажется тебе чересчур угрюмым. Со своими четырьмя толстыми зубчатыми башнями Холируд похож на загородную резиденцию, у которой каприз ее владельца сохранил феодальный облик. Но двинемся дальше. Там, в ограде старинного Холирудского аббатства, возвышаются живописные скалы Солсбюри, а над ними господствует Трон Артура. Туда-то мы и поднимемся. С его вершины, Нелль, ты увидишь, как восходит солнце над морским горизонтом.

Они вошли в Королевский парк, потом, постепенно поднимаясь, миновали Виктория-Драйв - прекрасную круговую дорогу, удобную для экипажей и удостоившуюся нескольких строк в романе Вальтера Скотта.

В сущности Трон Артура представляет собою лишь холм высотой в семьсот пятьдесят футов, одинокая вершина которого господствует над окружающими возвышенностями. Поднимаясь по тропе, извивавшейся по его склону, Джемс Старр и его спутники меньше чем за полчаса достигли вершины, похожей на львиную голову, если смотреть на нее с запада.

Там все четверо сели, и Джемс Старр, у которого всегда была наготове цитата из сочинений великого шотландского романиста, сказал:

- Вот что написал Вальтер Скотт в главе восьмой «Эдинбургской темницы»: «Если бы мне нужно было выбрать место, откуда лучше всего видны восход или закат солнца, я выбрал бы именно это». Погоди же, Нелль, вскоре появится солнце, и ты увидишь его во всем великолепии.

Взоры девушки обратились к востоку. Гарри, сидевший рядом, внимательно и тревожно наблюдал за нею: не окажется ли восход солнца слишком сильным для нее впечатлением? Все молчали; притих даже Джек Райан.

В прозрачной дымке над горизонтом обозначилась узкая светлая полоса с розовым оттенком. Воздушные облачка, заблудившиеся в зените, были тронуты нежным светом. У подножья Трона Артура смутно виднелся еще окутанный сумраком спящий Эдинбург; в темноте там и сям виднелись светлые точки - первые огоньки, засветившиеся в окнах старого города. На западе горный хребет, поднимавшийся вдали причудливыми зубцами, замыкался линией острых вершин, каждую из которых солнечные лучи должны были вскоре украсить огненным султаном.

Тем временем на востоке морская даль вырисовывалась все яснее. Гамма красок возникала постепенно, в том же порядке, что и в радуге. Красный цвет дымки на горизонте мало-помалу переходил к зениту в фиолетовый. С каждой секундой палитра становилась все ярче. Розовый цвет переходил в красный, красный - в огненный. В точке пересечения светозарной дуги е окружностью моря рождался день.

Нелль переносила взгляд от подножья холма к городу, отдельные кварталы которого начали постепенно выступать из общей массы. Там и сям поднимались высокие строения, остроконечные колокольни, и контуры их рисовались все отчетливее. В воздухе разливался словно какой-то пепельный свет. Наконец, первый солнечный луч коснулся глаз девушки; это был тот самый зеленоватый луч, который поднимается утром или вечером из моря, когда горизонт совершенно чист.

Еще через полминуты Нелль выпрямилась, указывая рукой на какую-то одну точку над новым городом.

- Огонь! - воскликнула она.

- Нет, Нелль, - ответил Гарри, - это не огонь. Это золотой венец, которым солнце отмечает вершину памятника Вальтеру Скотту!

Действительно, верхушка колокольни высотою в двести футов блистала, как маяк первого класса.

День настал. Взошло солнце. Его диск казался влажным, точно действительно вышел из морских волн. Сначала сплюснутый вследствие рефракции, он постепенно принял круглую форму. Его сияние вскоре стало нестерпимым, словно открылся в небе зев раскаленного горна.

Нелль была вынуждена тотчас же зажмуриться и даже прикрыть слишком тонкие веки плотно сжатыми пальцами.

Гарри хотел, чтобы она отвернулась в другую сторону.

- Нет, Гарри, - возразила она, - нужно, чтобы мои глаза привыкли видеть то, что видят твои.

Сквозь ладони Нелль видела свет, еще розовый, но белевший по мере того, как солнце поднималось над горизонтом. Постепенно ее глаза привыкли к нему. Потом ее веки разомкнулись, и глаза наполнились, наконец, сиянием дня.

Девушка упала на колени и взволнованно воскликнула:

- Бог мой, как прекрасен твой мир!

Потом она опустила глаза и огляделась. У ее ног расстилалась панорама Эдинбурга: чистенькие, прямые кварталы нового города, нагромождение домов и причудливая сетка улиц Старой коптильни. Надо всем этим господствовали две высоты: замок, прилепившийся к базальтовой скале, и Колтон-Хилл с руинами современного греческого памятника на своем округа лом хребте. От столицы лучами расходились прекрасные, обсаженные деревьями дороги. На севере Фортский залив, подобно морскому рукаву, глубоко врезывался в берег, в котором открывался Лейсский порт. Выше, на третьем плане, развертывалось живописное побережье Файфского графства. Эти северные Афины соединялись с морем дорогой, прямой, как Пирей. К западу расстилались прекрасные песчаные пляжи Ньюхейвена и Портобелло, где песок окрашивал в желтый цвет первые волны прилива. Даль оживляли рыбачьи лодки и два-три парохода, поднимавших к небу султаны черного дыма. За всем этим зеленели необозримые поля.

Равнина была там и сям слегка всхолмлена. Ломонд-Хилл на севере, Бен-Ломонд и Бен-Лиди на западе отражали солнечные лучи так, словно их вершины были покрыты вечными снегами.

Нелль не могла говорить. Уста ее шептали несвязные слова. Руки у нее дрожали, голова кружилась. Силы на миг оставили ее. На этом свежем воздухе, перед этим дивным зрелищем она вдруг почувствовала, что слабеет, и упала без сознания на руки Гарри, успевшего подхватить ее.

Эта девушка, жизнь которой до сих пор протекала в глубине шахты, увидела, наконец, все то, что составляет мир, каким его создала природа и человек. Ее взгляд, обежав город и поля, впервые обратился к необъятности моря и к бесконечности небес.


ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ От озера Ломонд к озеру Кэтрайн


Неся Нелль на руках, Гарри вместе с Джемсом Старром и Джеком Райаном спустился с Трона Артура. После нескольких часов отдыха и завтрака в «Ламберт-отеле» решено было закончить экскурсию прогулкой по стране озер.

Силы вернулись к Нелль. Глаза ее могли теперь спокойно переносить солнечный свет, а легкие - вдыхать свежий, живительный воздух. Зелень деревьев, изменчивые оттенки растений, небесная лазурь развертывали перед ее глазами богатую гамму красок.

Поезд, на который они сели, привез Нелль и ее спутников в Глазго. С моста, переброшенного через Клайд, они любовались движением морских судов на реке. Ночь они провели в «Королевском отеле».

На следующий день они поехали поездом, идущим через Думбартон и Баллох к южной оконечности озера Ломонд.

- Это родина Роб-Роя и Фергуса Мак-Грегора, так поэтично воспетая Вальтером Скоттом, - воскликнул Джемс Старр. - Ты знаешь эти места, Джек?

- Знаю по песням, мистер Старр, - ответил Джек Райан, - а когда край так дивно воспет, он должен быть великолепным!

- Так оно и есть, - произнес инженер, - и наша милая Нелль сохранит о нем самые лучшие воспоминания.

- С таким проводником, как вы, мистер Старр, - ответил Гарри, - путешествовать вдвойне полезно: пока мы будем осматривать страну, вы будете рассказывать нам ее историю.

- Согласен, Гарри, - сказал инженер, - насколько мне позволит память, но с одним условием: пусть наш веселый Джек помогает мне. Когда я устану рассказывать, он должен петь.

- Ну, меня упрашивать не придется, - ответил Джек и взял вибрирующую ноту, словно желая настроить горло на основной тон.

Между торговой столицей Шотландии и южной оконечностью озера Ломонд по железной дороге Глазго - Баллох насчитывается не более двадцати миль.

Поезд миновал Думбартон, королевский город и столицу графства, замок которого, все еще укрепленный согласно Союзному договору, живописно венчает обе вершины огромного базальтового утеса.

Думбартон построен при слиянии Клайда с Ливеном. По этому поводу Джемс Старр рассказал несколько эпизодов из полной приключений жизни Марии Стюарт. Из этого замка отправлялась она во Францию, чтобы стать женой Франциска II и французской королевой. Там же в 1815 году английское правительство намеревалось заточить Наполеона, но потом выбор пал на остров Святой Елены, и пленник Англии отправился умирать на скалу в Атлантическом океане, что еще более умножило его легендарную славу.

Вскоре поезд остановился в Баллохе, возле деревянной эстакады, у самого берега озера. Туристов, совершающих экскурсию по озерам, ожидал пароход «Синклер». Нелль и ее спутники сели на него, купив билеты до Инверснайда, на северной оконечности озера Ломонд.


День начинался ясный и солнечный, без обычного британского тумана. Ни одна из деталей пейзажа, разворачивающегося на протяжение тридцати миль, не должна была ускользнуть от пассажиров «Синклера». Нелль, сидя на корме между Джемсом Старром и Гарри, всем своим существом впитывала величавую поэзию, столь щедро разлитую в прекрасной природе Шотландии.

Джек Райан ходил взад и вперед по палубе «Синклера», без конца расспрашивая инженера, который, впрочем, и без расспросов с энтузиазмом описывал страну Роб-Роя по мере того, как она проходила перед глазами.

Прежде всего показались многочисленные мелкие островки. Словно целый выводок их рассыпался тут по озеру. «Синклер» обходил их крутые берега, пробираясь в проливах между ними, и тогда перед путниками открывались то одинокие долины, то дикие ущелья, ощетинившиеся отвесными утесами.

- Нелль, - говорил Джемс Старр, - у каждого из этих островов есть своя легенда и, быть может, своя песня, как и у гор, окаймляющих озеро. Без особого преувеличения можно сказать, что история этой страны написана гигантскими буквами - островами и скалами.

- Знаете, мистер Старр, - сказал Гарри, - что мне напоминает эта часть озера Ломонд?

- Что же, Гарри?

- Тысячу островов озера Онтарио, так восхитительно описанного Купером. Это сходство должно поразить тебя так же, как и меня, милая Нелль, - ведь несколько дней назад я читал тебе роман, который по справедливости можно назвать шедевром американского писателя.

- В самом деле, Гарри, - ответила девушка, - пейзаж здесь такой же, а «Синклер» скользит среди этих островов, как скользил по водам Онтарио куттер Джаспера Пресная Вода.

- Ну, вот, - продолжал инженер, - это доказывает, что обе местности одинаково заслуживали быть воспетыми большими писателями. Я не знаю тысячи островов на Онтарио, Гарри, но не думаю, чтобы они являли вид более разнообразный, чем архипелаг озера Ломонд. Взгляните на этот пейзаж! Вот остров Меррей со своим старым фортом Леннокс, где жила престарелая герцогиня Олбени после того, как ее отец, муж и двое сыновей были обезглавлены по приказанию Иакова Первого. Вот остров Клар, остров Кро, остров Торр, - одни скалистые, дикие, другие округлые и зеленые. Вот лиственницы и березы. Вот целые поля пожелтевшего, засохшего вереска. Право, мне трудно поверить, чтобы острова озера Онтарио были столь же разнообразны по виду!

- Что это за маленький порт? - спросила Нелль, смотревшая на восточный берег озера.

- Это Балма, врата в нагорья, - ответил Джемс Старр. - Отсюда начинается горная Шотландия. Вон там, - погляди, Нелль, - развалины старинного женского монастыря, а в этих разбросанных могилах погребены члены рода Мак-Грегор, который еще славится по всей стране.

- Славится пролитой кровью, своей и чужой, - заметил Гарри.

- Ты прав, - ответил Джемс Старр, - и нужно заметить, что слава, купленная в битвах, всегда бывает самой громкой. Эти сказания о битвах идут из глубины веков...

- И увековечиваются в песнях, - прибавил Джек Райан и в подтверждение своих слов затянул первую строфу старинной боевой песни о подвигах Александра Мак-Грегора в его войне с сэром Гемфри Колкхоуром из Лесской долины.

Нелль слушала, но все эти воинственные сказания навевали на нее грусть. Зачем пролито столько крови на этих равнинах, где было, казалось, достаточно места для всех?

С приближением к маленькому порту Лесс ширина озера, достигавшая от трех до четырех миль, несколько уменьшилась. На мгновение мелькнула старая башня древнего замка. Потом «Синклер» снова взял курс на север, и взорам туристов открылась гора Бен-Ломонд, возвышающаяся почти на три тысячи футов над уровнем озера.

- Какая чудесная гора! - воскликнула Нелль. - И как, верно, прекрасен вид с ее вершины!

- Да, Нелль, - ответил Джемс Старр. - Смотри, как гордо вздымается эта вершина над ковром из дубов, берез, лиственниц, одевшим нижнюю часть горы! Отсюда видны две трети нашей старой Каледонии. Здесь, у восточного берега озера, обычно жил клан Мак-Грегор. Невдалеке отсюда пустынные ущелья не раз обагрялись кровью в стычках между якобитами и ганноверцами. В ясные ночи здесь льет свой таинственный свет бледная луна, называемая в старых легендах «фонарем Мак-Фарлана». Здесь эхо еще повторяет бессмертные имена Роб-Роя и Мак-Грегора Кэмпбелла!

Бен-Ломонд, последняя вершина Грампианской цепи, вполне заслуженно воспета великим шотландским романистом. Как заметил Джемс Старр, есть горы более высокие, вершины которых одеты вечными снегами, но, вероятно, во всем мире нет горы более поэтической.

- И подумать только, - прибавил он, - что этот Бен-Ломонд целиком принадлежит герцогу Монтрозу! Его светлость владеет целой горой, как лондонский горожанин - клумбой в своем цветнике!

Тем временем «Синклер» подошел к селению Тар-бет, на противоположном берегу озера, где высадил пассажиров, направляющихся в Инверери. Отсюда Бен-Ломонд открывался взгляду во всей своей красоте. Его склоны, изрезанные потоками, блестели, словно обрызганные расплавленным серебром.

По мере того как «Синклер» огибал гору, берег становился все более скалистым и голым. Лишь изредка попадались деревья, в том числе ивы, на гибких ветвях которых в старину вешали людей низшего сословия.

- Чтобы не тратить веревки, - заметил Джемс Старр.

Озеро постепенно суживалось и вытягивалось к северу. Горы все теснее сжимали его с двух сторон. Пароход обогнул еще несколько островов и островков, Инверюглес, Эйлед-Уо, где возвышаются остатки крепости, принадлежавшей Мак-Фарланам. Наконец, оба берега сошлись, и «Синклер» остановился у пристани Инверснайда.

Там, пока для них готовился завтрак, Нелль и ее спутники отправились осматривать поток, низвергавшийся в озеро с большой высоты. Он казался декорацией, поставленной для удовольствия туристов. В клубах водяной пыли над его струями повис зыбкий мостик. С этой высоты взгляд охватывал большую часть озера, на поверхности которого «Синклер» казался лишь точкой.

После завтрака решено было отправиться на озеро Кэтрайн. В распоряжении туристов было несколько экипажей с гербом семьи Бредалбэн - той самой, которая некогда снабжала водой и дровами изгнанника Роб-Роя; эти экипажи отличались всеми удобствами, какими славятся изделия английских каретников.

Гарри усадил Нелль на империале, как требовал обычай; остальные сели позади нее. Великолепный кучер в красной ливрее собрал в левой руке вожжи своей четверки, и экипаж стал подниматься по склону горы вдоль русла извилистого потока.

Дорога была очень крутая. По мере подъема форма окружающих вершин словно изменялась. На противоположном берегу озера гордо вырастала вся горная цепь и над ней - вершины Аррохара, господствующие над долиной Инверюглеса. Слева возвышался Бен-Ломонд, обращенный к озеру крутыми обрывами своего северного склона.

Местность между озерами Ломонд и Кэтрайн хранила дикий вид. Долина начиналась узкими ущельями, заканчивавшимися лощиной Эберфойл. Это название болезненно отозвалось в сердце девушки, напомнив ей полные ужасов пропасти, в глубине которых проходило ее детство; поэтому Джемс Старр поспешил отвлечь ее своими рассказами.

Впрочем, местность благоприятствовала этому. На берегах озера Ард происходили главнейшие события жизни Роб-Роя. Там высились зловещего вида утесы из известняка с каменистыми вкраплениями, затвердевшего под действием климата и времени, словно цемент. Меж разрушенных овечьих загонов виднелись жалкие хижины, похожие на звериные логовища; трудно было сказать, кто в них живет, - люди или дикие звери. Белоголовые ребятишки, у которых волосы выцвели от постоянных непогод, провожали экипаж большими изумленными глазами.

- Вот места, которые особенно заслуживают названия страны Роб-Роя, - сказал Джемс Старр. - Здесь добродетельный олдермен Николь Джарви, достойный сын своего отца - декана, был схвачен людьми графа Леннокса. Вот на этом самом месте он повис, зацепившись штанами, которые, к счастью, были сшиты из добротного шотландского сукна, а не из легкого французского камлота! Недалеко от истоков Форта, питаемого ручьями Бен-Ломонда, еще можно найти брод, которым переправился герой, чтобы уйти от солдат герцога Монтроза. Ах, если бы он знал о мрачных пещерах нашей копи! Там он мог бы не бояться никаких преследований! Вы видите, друзья мои, по этой стране, замечательной во многих отношениях, нельзя ступить ни шагу, не столкнувшись с воспоминаниями прошлого, вдохновившими Вальтера Скотта, когда он перелагал в великолепные строфы боевую песнь клана Мак-Грегор.

- Все это очень хорошо сказано, мистер Старр, - возразил Джек Райан, - но если верно, что Николь Джарви был подвешен за штаны, то как быть с нашей поговоркой: «Хитер тот, кто снимет штаны с горца»?

- Честное слово, Джек, ты прав, - ответил, смеясь, Джемс Старр, - и это доказывает только, что в тот день наш судья не был одет по моде своих предков.

- И вышло хуже для него, мистер Старр!

- Не спорю, Джек.

С крутого берега потока экипаж спустился в безводную, безлесную долину, покрытую тощим вереском. В нескольких местах возвышались кучи камней, похожие на пирамиды.

- Это «кэрны», - сказал Джемс Старр. - В старину каждый прохожий должен был принести сюда камень, чтобы почтить героев, спящих в этих могилах. Ведь старинная гаэльская поговорка гласила: «Горе тому, кто пройдет мимо кэрна, не положив на него камня вечного спасения!» Если бы сыновья сохранили веру отцов, то эти каменные кучи превратились бы теперь в холмы. Действительно, в этих краях все способствует развитию врожденной поэзии в сердцах горцев! Так всегда бывает в горных странах. Чудеса природы возбуждают воображение, и если бы греки жили среди равнин, они никогда не создали бы античной мифологии!

Пока путники вели беседу, затрагивая многие темы, экипаж углубился в узкую долину, которая очень подходила для проделок домашних духов великой Мег Мериллис. Маленькое озеро Арклет осталось слева, показав дорогу, поднимавшуюся по крутому склону к гостинице на берегу озера Кэтрайн.

Там, у самого конца мостков, покачивался пароходик, носивший, разумеется, гордое имя «Роб-Рой». Путешественники тотчас же сели на него: он готовился отплыть.

Озеро Кэтрайн имеет в длину не более десяти миль при ширине не свыше двух. Ближайшие береговые холмы не лишены величия.

- Так вот это озеро, которое справедливо сравнивают с длинным угрем! - воскликнул Джемс Старр. - Говорят, оно никогда не замерзает. Об этом я не знаю, но нельзя забывать, что оно служило местом подвигов «Девы Озера». Я уверен, что если бы наш друг Джек Райан присмотрелся, он еще увидел бы, как по поверхности воды скользит легкая тень прекрасной Елены Дуглас!

- Конечно, мистер Старр, - ответил Джек Райан, - и почему бы мне ее не увидеть? Почему бы этой красавице не показываться на водах озера Кэтрайн, как духам Нового Эберфойла - на водах озера Малькольм?

В этот момент с кормы «Роб-Роя» раздались звонкие звуки волынки. Горец в национальном костюме играл на волынке с тремя трубками, из которых самая большая издавала ноту «соль», вторая - ноту «си», а меньшая - октаву первой трубки. Что касается дудочки с восемью отверстиями, то она давала гамму соль-мажор с чистым «фа».

Напев горда был прост, нежен и не лишен наивной прелести. Можно было подумать, что эти народные напевы не сочинены никем, что они - естественное сочетание дуновения ветра, шепота волн и шелеста листьев. Форма рефрена, повторявшегося с правильными промежутками, была необычной. Его фраза состояла из трех двухдольных тактов и одного трехдольного, заканчивавшегося на слабой доле. В противоположность другим старинным песням рефрен был мажорным, и по цифровой системе, дающей не ноты, а интервалы тонов, его можно записать следующим образом:



Джек Райан был в этот момент поистине счастлив. Он знал эту шотландскую песню. Поэтому, пока горец играл на волынке, он запел звонким голосом гимн, посвященный поэтическим легендам старой Каледонии:


Шотландские озера!

На лоне тишины

Храните все преданья

Далекой старины!


На ваших берегах остались

Следы героев прежних дней,

Воспетых Вальтером достойно

И славных доблестью своей!

Вот эта башня, где колдуний

Зловещий ужин собирал;

Вот вересковые равнины,

Где бродит тень твоя, Фингал!


Сквозь тьму полночную несется

Здесь эльфов резвый хоровод,

А там из сумрака, суровый,

Лик Пуританина встает;

И между скал крутых прибрежных

Увидишь ты, в тиши ночей,

Как вместе с Флорою Мак-Айвор

Отважный мчится Вэверлей.


Там Дева Озера несется

На благородном скакуне,

И рогу дальнему Роб-Роя

Диана внемлет в тишине;

Могучий Фергус там когда-то

Свой клан отважный собирал

И боевым своим пиброхом[5]

Нагорий эхо пробуждал!


О легендарные озера!

Куда бы рок ни бросил нас, -

Кто ваши берега увидел.

Тот вечно будет помнить вас!

О быстролетное виденье,

Ужель вернуть тебя нельзя?

Тебе все помыслы и чувства,

Тебе, Шотландия моя!


Шотландские озера!

На лоне тишины

Храните все преданья

Далекой старины!


Было три часа пополудни. Западные берега озера Кэтрайн, не столь крутые, вырисовывались в двойной рамке Бен-Ана и Бен-Винью. В полумиле оттуда виднелась узкая бухточка, в глубине которой «Роб-Рой» должен был высадить пассажиров, возвращавшихся в Стерлинг через Колландер.

Нелль изнемогала от непрерывного душевного напряжения. Гарри снова взял ее за руку и сказал, с волнением глядя на девушку:

- Нелль, дорогая Нелль, скоро мы вернемся в наше мрачное царство. Не пожалеешь ли ты о том, что видела за эти часы при дневном свете?

- Нет, Гарри, - ответила девушка. - Я всегда буду вспоминать об этом путешествии, но вернусь в наши любимые копи с радостью.

- Нелль, - продолжал Гарри, стараясь сдержать волнение, - хочешь ли, чтобы священные узы навсегда соединили нас? Хочешь ли, чтобы я был твоим мужем?

- Хочу, Гарри, - ответила Нелль, глядя на него своими ясными глазами. - Хочу, если ты думаешь, что я смогу наполнить твою жизнь...

Не успела Нелль закончить фразу, в которой для Гарри заключалось все его будущее, как случилось нечто необъяснимое.

«Роб-Рой», находившийся еще в полумиле от берега, ощутил резкий толчок. Киль его стукнулся о дно озера, и машина, несмотря на все усилия, не могла сдвинуть судно с места.

Это произошло потому, что озеро Кэтрайн внезапно обмелело в своей восточной части, словно в его ложе открылась огромная трещина. В несколько секунд озеро высохло, как морской берег во время самого большого отлива. Почти все его воды ушли в недра земли.

- Друзья мои! - воскликнул Джемс Старр, внезапно догадавшись о причине этого явления. - Да спасет бог Новый Эберфойл!


ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ Последняя угроза


В этот день работы в Новом Эберфойле шли, как обычно. Грохот взрывов, подрывавших угольные пласты, слышался издали. Здесь раздавались удары кайла и лома, отбивающих уголь, там - скрежет перфораторов, буры которых пробивались сквозь прослойки песчаника и сланца. В шахтах стоял непрерывный глухой шум. Воздух, всасываемый машинами, устремлялся в вентиляционные ходы, и деревянные заслонки со стуком захлопывались под его напором. В нижних штреках двигались со скоростью пятнадцати миль в час вагонетки поездов с механической тягой, и автоматические сигналы предупреждали рабочих о том, что нужно укрыться в нишах. Клети опускались и поднимались безостановочно с помощью огромных барабанов, установленных на поверхности земли. Лампы, накаленные до предела, ярко освещали Колсити.

Работа шла с величайшей интенсивностью. Уголь, добытый из пласта, ссыпался в вагонетки, - сотни вагонеток непрерывно опоражнивались в бадьи у нижнего конца подъемного ствола. Пока одна часть рабочих отдыхала после ночной смены, дневные бригады работали, не теряя ни часа. После обеда Симон Форд и Мэдж, как обычно, сидели во дворе коттеджа. Старый мастер отдыхал, покуривая свою трубку, набитую превосходным французским табаком. Если супруги разговаривали, то лишь о Нелль, о своем мальчике, о Джемсе Старре, об их поездке на поверхность земли. Где они? Что делают в эту минуту? Как могут оставаться так долго наверху, не скучая о шахте?

Вдруг раздался рев неслыханной силы, словно в шахту ворвался огромный водопад. Симон Форд и Мэдж вскочили. Почти тотчас же воды озера Малькольм вздулись. Высокая волна, набежав, как вал прилива, залила берег и разбилась о стену коттеджа.

Симон Форд, схватив Мэдж, быстро увлек ее в верхний этаж дома. В то же время со всех концов Колсити, которому угрожало это внезапное наводнение, донеслись крики и вопли. Жители города искали спасения на высоких сланцевых скалах, окаймлявших озеро. Ужас достиг предела. Несколько шахтерских семейств, обезумев от страха, кинулось к туннелю, чтобы бежать в верхние горизонты. Можно было опасаться, что в копи, штреки которых проходили под ложем Северного канала, прорвалось море. Как ни была обширна пещера, ее тогда затопило бы целиком и никто из обитателей Нового Эберфойла не избежал бы смерти.

Но первые же беглецы, достигнув устья туннеля, столкнулись с Симоном Фордом, уже покинувшим коттедж.

- Остановитесь, остановитесь, друзья мои! - кричал старый мастер. - Если городу грозит наводнение, то вода все равно побежит быстрее вас и никто от нее не уйдет! Но вода не поднимается больше. Опасность как будто миновала.

- А наши товарищи? Те, что работают внизу? - крикнул кто-то из шахтеров.

- За них бояться нечего, - ответил Симон Форд. - Работы ведутся выше уровня озера.

Слова старого мастера подтвердились. Наводнение произошло внезапно; но, распространившись по нижнему ярусу обширных копей, оно только подняло на несколько футов уровень озера Малькольм. Следовательно, Колсити не угрожала опасность, и можно было надеяться, что наводнение, затопив самые нижние, еще не разрабатываемые горизонты, никого не погубит.

Было ли наводнение вызвано разливом какого-нибудь подземного водоема по трещинам в массиве или то прорвался подземный поток, ложе которого было пробито разработкой, - Симон Форд и его товарищи не могли этого сказать. Но никто не сомневался, что это был несчастный случай, какие иногда бывают в шахтах.

В тот же вечер стало известно, что нужно думать о происшествии. Газеты графства поместили описание странного явления на озере Кэтрайн.

Нелль, Гарри, Джемс Старр и Джек Райан, поспешно вернувшиеся в коттедж, подтвердили эту новость и с радостью узнали, что для Нового Эберфойла все ограничилось лишь материальным ущербом.

Итак, дно озера Кэтрайн внезапно провалилось. Его воды ворвались в шахту сквозь широкую трещину. От любимого озера шотландского романиста - по крайней мере во всей его южной части - не осталось даже лужицы, где могла бы промочить ножки Дева Озера. Пруд в несколько акров - вот и все, что от него осталось, вода сохранилась лишь там, где дно озера оказалось ниже обрушившейся части.

Сколько шума наделало это странное явление! Впервые случалось, чтобы целое озеро вдруг ушло в недра земли. Оставалось только вычеркнуть его из карт Соединенного королевства, пока его не наполнят снова, предварительно организовав для этой цели всеобщую подписку. Вальтер Скотт умер бы от огорчения, случись это событие при его жизни.

В конечном счете странное явление было объяснимым. Вторичные пласты между обширной пещерой и ложем озера были очень тонкими вследствие особенностей геологического строения массива.

Однако хотя обвал мог быть вызван и естественными причинами, но Джемс Старр, Симон и Гарри Форд спрашивали себя, не следует ли приписать его злому умыслу. Прежние подозрения пробудились в них с новой силой. Неужели какой-то злой гений возобновил свои покушения на тех, кто разрабатывает новую копь?

Через несколько дней Джемс Старр завел об этом разговор в коттедже со старым мастером и его сыном.

- Симон, - говорил он, - хотя этот случай может объясниться и сам собой, но я чувствую, что он относится к разряду тех, причины которых мы до сих пор ищем.

- Я держусь того же мнения, мистер Старр, - ответил Симон Форд, - но поверьте мне - лучше не разглашать ничего. Поведемте расследование сами, без посторонних.

- Да я заранее знаю результаты! - воскликнул инженер.

- А именно?

- Мы обнаружим доказательства злого умысла, но самого злоумышленника не найдем.

- Однако он существует, - возразил Симон Форд. - Где он прячется? И неужели один человек, каким бы злодеем он ни был, может осуществить такой адский замысел, как обвал целого озера? Право же, я в конце концов начну думать вместе с Джеком Райаном, что всему виной какой-нибудь дух шахты, разозлившийся на нас за то, что мы проникли в его царство!

Разумеется, Нелль старались держать в стороне от всех этих совещаний. Впрочем, она и сама словно шла навстречу желанию своих покровителей не посвящать никого в эти тайны. Однако по ее поведению было видно, что она разделяет заботы своей приемной семьи. На ее печальном личике отражалась тяжелая внутренняя борьба.

Было решено, что Джемс Старр, Симон Форд и Гарри отправятся на место обвала и попытаются выяснить его причины. Они не говорили никому о своем намерении. Всякому, незнакомому с теми фактами, на которых оно основывалось, их предположения могли показаться совершенно невероятными.

Через несколько дней все трое отправились в легком челноке, которым правил Гарри: они решили осмотреть природные устои, на которых покоилась часть массива, находившаяся под ложем озера Кэтрайн. Осмотр подтвердил их предположения. Устои были подорваны динамитом, и черные следы копоти были еще заметны, так как вода, впитавшись, обнажила их.

Этот частичный обвал сводов купола был задуман заранее и, несомненно, выполнен человеческими руками.

- Сомневаться невозможно, - сказал Джемс Старр. - И кто знает, что произошло бы, если бы вместо этого маленького озера обвал открыл доступ в копи морским водам!

- Да! - вскричал с гордостью старый мастер. - Чтобы затопить Новый Эберфойл, понадобилось бы целое море, не меньше! Но я опять спрашиваю, кому и для какой цели может послужить гибель наших копей?

- Непонятно, - ответил Джемс Старр. - Тут и речи быть не может о шайке обыкновенных разбойников, которые скрываются в пещере и делают оттуда вылазки, чтобы воровать и грабить. Таких злодеев обнаружили бы за три года. Нельзя предполагать также, хотя мне это и приходило иногда в голову, что к этому причастны контрабандисты или фальшивомонетчики, скрывающие свой преступный промысел в каком-нибудь еще неизвестном закоулке здешних огромных пещер и, следовательно, заинтересованные в том, чтобы выгнать нас отсюда. Ни контрабандой, ни фальшивой монетой не занимаются для того, чтобы держать их при себе! Очевидно, однако, что некий безжалостный враг поклялся погубить Эберфойл и какая-то цель заставляет его искать всевозможные способы, чтобы утолить свою ненависть к нам. Несомненно, он слишком слаб, чтобы действовать открыто, и готовит свои покушения в тени, но обнаруживает при этом такой разум, что превращается в опаснейшее существо. Друзья мои, он знает все тайны нашего царства лучше, чем мы, так как давно уже ускользает от всех наших поисков! Он большой мастер своего подлого дела, искуснейший из искусных, - в этом нет сомнения, Симон! Это явствует из всего, что мы узнали о его образе действий. Вспомните, нет ли у вас личного врага, которого вы могли бы заподозрить? Поройтесь хорошенько в своей памяти. Бывают случаи, когда время не угашает ненависти. Обратитесь к своему прошлому, к самому далекому, если нужно. Все, что здесь происходит, продиктовано холодной, терпеливой ненавистью какого-то безумца. Постарайтесь же воскресить самые свои отдаленные воспоминания.

Симон Форд молчал. Видно было, что честный мастер прежде, чем ответить, добросовестно вглядывается в свое прошлое.

Наконец, он поднял голову.

- Нет, как перед богом клянусь вам, ни я, ни Мэдж не делали зла никогда и никому. Мы не думаем, чтобы у нас был хотя бы один враг!

- Ах, - вскричал инженер, - если бы Нелль захотела говорить!

- Мистер Старр и вы, отец, - возразил Гарри, - умоляю вас, сохраним пока в тайне наши розыски! Не расспрашивайте мою бедную Нелль! Я чувствую, что она уже встревожена и мучается. Для меня несомненно, что ее сердце с трудом сдерживает тайну, от которой она задыхается. Если она молчит, то либо потому, что ей нечего сказать, либо потому, что считает молчание своим долгом. Мы не можем сомневаться в ее любви, в ее привязанности ко всем нам! Возможно, позднее она расскажет мне все, о чем до сих пор молчала, и тогда вы тотчас же узнаете об этом.

- Пусть так, Гарри, - ответил инженер. - Но если Нелль знает что-нибудь, ее молчание необъяснимо.

Гарри хотел возразить, но инженер прибавил:

- Будь спокоен, мы ничего не скажем ей. Ведь она должна стать твоей женой.

- И станет ею немедленно, если вы этого захотите, отец!

- Мой мальчик, - произнес Симон Форд, - ровно через месяц день в день будет твоя свадьба. Вы будете у Нелль посаженым отцом, мистер Джемс?

- Рассчитывайте на меня, Симон, - ответил инженер.

Джемс Старр и его спутники вернулись в коттедж. Они никому не сказали о результатах своего расследования, к для всех обвал шахты остался простой случайностью. В Шотландии стало одним озером меньше, вот и все.

Нелль мало-помалу вернулась к своим прежним занятиям. О недавнем путешествии у нее остались неувядаемые светлые воспоминания, которыми Гарри пользовался, чтобы пополнять ее образование. Но это знакомство с жизнью внешнего мира не оставило в ней никаких сожалений: как и раньше, она любила свое мрачное царство, где должна была жить, став замужней женщиной, как жила, будучи ребенком и девушкой.

Весть о предстоящей свадьбе Гарри Форда и Нелль разнеслась по всему Новому Эберфойлу. В коттедж отовсюду стекались поздравления, и Джек Райан поспешил, конечно, принести свои. Теперь его не раз заставали где-нибудь в укромном уголке, где он разучивал свои лучшие песни для праздника, в котором должно было участвовать все население Колсити.

Но случилось так, что в течение месяца, предшествовавшего свадьбе, Новый Эберфойл подвергся еще большим испытаниям, чем прежде. Близость брака Нелль и Гарри словно вызывала одну катастрофу за другой. Несчастные случаи происходили главным образом на подземных работах, и настоящую причину их невозможно было установить.

Так, в одном из нижних штреков пожар истребил деревянные крепления; была найдена лампа, которой воспользовался поджигатель. Гарри и его товарищи с риском для жизни затушили пожар, угрожавший гибелью всей шахте; это удалось им только благодаря огнетушителям, которыми предусмотрительно были снабжены шахты: вода в них была насыщена углекислотой.

В другой раз произошел обвал, оттого что лопнули распорки ствола, - Джемс Старр установил, что они были предварительно подпилены. Гарри Форда, руководившего работами в этом месте, засыпало обломками, и он спасся от смерти только чудом.

Через несколько дней подземный поезд, на котором ехал Гарри, наткнулся на какое-то препятствие и опрокинулся. Позже обнаружилось, что поперек рельсов была положена балка.

Словом, несчастные случаи стали повторяться так часто, что среди шахтеров началась паника. Нужно было присутствие начальников, чтобы люди оставались на работе.

- Значит, здесь орудует целая шайка злодеев, - повторял Симон Форд. - А мы не можем поймать ни одного!

Снова начались розыски. Была поставлена на ноги вся полиция графства, но ничего не смогла открыть. Джемс Старр запретил Гарри, на которого были, по-видимому, направлены все эти покушения, выходить одному за пределы центрального участка работ.

Так же поступили и с Нелль, от которой, однако, по настоянию Гарри, были скрыты все преступные покушения, которые могли напомнить ей о прошлом. Симон Форд и Мэдж охраняли ее строго, - вернее, с суровой заботливостью, - днем и ночью. Бедная девушка видела это, но у нее не вырвалось ни одной жалобы, ни одного замечания. Понимала ли она, что это делается для ее пользы? Вероятно, да. Но и она по-своему охраняла других и казалась спокойной лишь после того, как те, кого она любила, сходились в коттедже. Вечером, когда Гарри возвращался, она не могла удержать безумной радости, мало совместимой с ее характером, скорее сдержанным, чем экспансивным. Не успевала пройти ночь, как она была на ногах раньше всех: тревога охватывала ее уже с утра, в час выхода на работу.

Оберегая ее покой, Гарри очень хотел, чтобы их брак был уже совершившимся фактом. Ему казалось, что пред лицом этого бесповоротного события злоба, отныне бесполезная, должна будет сложить оружие и что Нелль почувствует себя в безопасности, только когда станет его женой. Впрочем, его нетерпение одинаково разделяли Джемс Старр, Симон Форд и Мэдж. Каждый считал дни, оставшиеся до свадьбы.

Дело в том, что каждого обуревали самые тревожные предчувствия. Шепотом говорили, что скрытый враг, о котором никто не знал, где его искать или как с ним бороться, - этот враг, очевидно, не может оставаться равнодушным ни к чему, связанному с Нелль. Торжество ее бракосочетания с Гарри может поэтому послужить поводом для какого-нибудь нового проявления его ненависти.

Однажды утром, за неделю до свадьбы, Нелль - очевидно, под влиянием какого-то мрачного предчувствия - захотелось выйти из коттеджа первой, чтобы осмотреть окрестности. Едва она переступила порог, как у нее вырвался крик невыразимого ужаса; он раздался по всему дому, на этот вопль сбежались Мэдж, Симон и Гарри.

Нелль была бледна как смерть, и в ее искаженном лице отражался величайший ужас. Она не могла говорить, не спуская глаз с двери коттеджа, которую только что отворила, и дрожащей рукой указывала на строки, приводившие ее в трепет и, очевидно, написанные ночью:


«Симон Форд, ты украл у меня последний пласт наших старых копей! Гарри, твой сын, украл у меня Нелль! Горе вам! Горе всем! Горе Новому Эберфойлу!

Сильфакс».


- Сильфакс! - вскричали разом Симон Форд и Мэдж.

- Кто это? - спросил Гарри, переводя взгляд с отца на девушку.

- Сильфакс! - повторяла с отчаянием Нелль. - Сильфакс!

Она вся трепетала, повторяя это имя, пока Мэдж почти силой не увела ее в комнату.

Прибежал Джемс Старр. Прочитав угрожающие слова, он произнес:

- Эти строки написаны той же рукой, которая написала мне письмо, противоречившее вашему, Симон! Человек этот называется Сильфаксом. По вашему волнению я вижу, что вы его знаете? Кто такой этот Сильфакс?


ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ «Кающийся»


Это имя было откровением для старого мастера.

Так звали последнего «кающегося» в шахте Дочерт.

Некогда, еще до изобретения безопасной лампы, Симон Форд знавал этого нелюдимого человека, который должен был, рискуя жизнью, каждый день вызывать частичные взрывы рудничного газа. Он видел это странное существо, блуждавшее по шахте всегда в сопровождении огромного гарфанга - чудовищной совы, помогавшей ему в его опасном ремесле. Птица держала в клюве горящий фитиль и проникала туда, куда не могла достать рука Сильфакса. Однажды этот старик исчез, а с ним исчезла и маленькая сиротка, родившаяся в шахте и не имевшая других родственников, кроме Сильфакса, своего прадеда. Это дитя, очевидно, и была Нелль.

Значит, они пятнадцать лет прожили в каком-нибудь потаенном ущелье, вплоть до того дня, когда Гарри спас Нелль.

Старый мастер, охваченный и жалостью и гневом, рассказал инженеру и своему сыну все, о чем напомнило ему имя Сильфакса.

Теперь все объяснялось. Сильфакс и был тем таинственным существом, которого они тщетно разыскивали в недрах Нового Эберфойла!

- Так вы его знали, Симон? - спросил инженер.

- Хорошо знал, - ответил мастер. - Человек с гарфангом! Он был уже немолод, лет на пятнадцать - двадцать старше меня. Совершеннейший дикарь, он не знался ни с кем; говорили, что он не боится ни огня, ни воды! Он сам выбрал себе ремесло «кающегося», на которое было немного охотников. Эта опасная работа повлияла на его рассудок. Его считали злым, но, возможно, он был только сумасшедшим. Сила у него была необычайная. Он знал копи, как никто, - по крайней мере так же, как я сам. Говорили, что он человек довольно состоятельный. Но, право же, я давно считал его мертвым!

- Но, - продолжал Джемс Старр, - что он хочет сказать этими словами: «Ты украл у меня последний пласт наших старых копей»?

- Ах, вот что! - ответил Симон Форд. - Давно уже старик Сильфакс, мозг которого, как я уже сказал, был расстроен, вообразил, что у него есть права на Старый Эберфойл. Поэтому его характер становился все более диким по мере того, как истощалась шахта Дочерт - его шахта! Помилуйте, ему казалось, что каждый удар кайла вырывает у него внутренности. Ты, должно быть, помнишь это, Мэдж?

- Да, Симон, - ответила старая шотландка.

- Все это вспомнилось мне, - продолжал Симон Форд, - когда я увидел имя Сильфакса на двери; но, повторяю, я считал его мертвым и не мог представить себе, чтобы злобное создание, которое мы так долго искали, было старым «кающимся» шахты Дочерт!

- В самом деле, - произнес Джемс Старр, - теперь все объясняется. Случай открыл Сильфаксу существование новой залежи. Помешанный старик решил стать ее защитником. Живя в шахте, он бродил в ней днем и ночью и проник в вашу тайну. Он узнал, что вы спешно вызываете меня в коттедж. Отсюда - это письмо, противоречившее вашему; отсюда - камень, брошенный в Гарри в день моего приезда, и разрушенные лестницы в стволе Ярроу; отсюда - заделка трещин в стене новой залежи; отсюда, наконец, наше заточение и освобождение, которым мы обязаны Нелль, но, конечно, оно произошло без ведома и против воли Сильфакса!

- Все, вероятно, так и было, как говорит мистер Джемс, - ответил Симон Форд. - Теперь старый «кающийся», несомненно, совсем уж сошел с ума.

- Это и лучше, - заметила Мэдж.

- Не знаю, - возразил Джемс Старр, покачав голевой. - Его безумие должно быть страшным. Я понимаю, почему Нелль не может думать о нем без ужаса, и понимаю также, что она не хотела выдавать его, своего деда. Какие тяжелые годы она провела рядом с этим стариком!

- Убийственные! - подтвердил Симон Форд. - Она жила в обществе этого дикого старика и его не менее дикого гарфанга, - ведь эта птица, конечно, тоже жива! Как раз она и погасила нашу лампу, она чуть не оборвала веревку, на которой повисли Гарри и Нелль!

- И я понимаю, - прибавила Мэдж, - что известие о браке его внучки с нашим сыном усилило его злобу и ненависть.

- Брак Нелль с сыном человека, который, как он думает, украл у него последний пласт Эберфойла, может действительно довести до предела его бешеную злобу, - подтвердил Симон Форд.

- Ему, однако, придется примириться с нашим браком! - вскричал Гарри. - Как ни чуждается он людей, он в конце концов убедится, что новая жизнь Нелль лучше той, какую он заставлял ее вести в глубине шахты! Я уверен, мистер Старр, что если бы нам удалось захватить его, мы бы его убедили!

- Нельзя убедить безумца, мой бедный Гарри, - возразил инженер. - Разумеется, лучше знать своего врага, чем не знать, но нельзя на этом успокаиваться. Будем настороже, друзья мои. Прежде всего, Гарри, нужно расспросить Нелль. Это необходимо! Она поймет, что теперь ее молчание не имеет смысла. Даже в интересах ее деда нужно, чтобы она заговорила. И для него и для нас одинаково важно, чтобы мы положили конец его злодейским замыслам.

- Я не сомневаюсь, мистер Старр, - ответил Гарри, - что Нелль теперь сама все окажет, не ожидая ваших расспросов. Вы знаете, что она молчала из чувства долга. И это же чувство заставит ее заговорить, как только вы захотите. Моя мать хорошо сделала, что увела ее. Ей нужно было оправиться, но я сейчас схожу за ней...

- Не нужно, Гарри, - твердым и ясным голосом сказала девушка, входя в комнату.

Нелль была бледна. Глаза ее покраснели от слез, но чувствовалось, что она решилась поступить так, как требовала ее совесть.

- Нелль! - вскричал Гарри, бросаясь к ней.

- Гарри, - заговорила Нелль, жестом останавливая жениха, - ты и твои родители должны сегодня узнать все. Нужно, чтобы и вы, мистер Старр, узнали все о девушке, которую вы приняли, не зная, кто она, и которую Гарри - на свое несчастье, увы! - спас из пропасти.

- Нелль!.. - снова вскричал Гарри.

- Дай Нелль говорить, - остановил его Джемс Старр.

- Я внучка старого Сильфакса, - продолжала Нелль. - Я не знала матери, пока не пришла сюда, - прибавила она, взглянув на Мэдж.

- Будь благословен этот день, дитя мое! - отозвалась старая шотландка.

- Я не знала отца, пока не увидела Симона Форда, - продолжала Нелль. - Не знала и друга, пока рука Гарри не коснулась моей руки. Пятнадцать лет я жила одиноко в самых отдаленных уголках шахты вместе с дедом. Вместе с ним - не совсем точно сказано. Вернее - с его помощью. Я редко видела его. Исчезнув из Старого Эберфойла, он укрылся в глубинах, известных ему одному. Он был по-своему добр ко мне, хотя и страшен. Он кормил меня тем, что приносил с поверхности земли, но я смутно помню, что в самые ранние годы моей кормилицей была коза, потеря которой маня очень огорчила. Дедушка, видя, что я так опечалена, заменил ее другим животным - собакой, как он мне сказал. К несчастью, собака была веселая и лаяла. Мой дед не любил веселья и ненавидел шум. Меня он заставлял молчать, но собаку не мог приучить к молчанию, и бедное животное очень быстро исчезло. Товарищем дедушки была большая птица, гарфанг; я сначала ее боялась, но она так полюбила меня, что мое отвращение рассеялось, и я, наконец, тоже к ней привязалась. Она стала слушаться меня даже больше, чем своего хозяина, и это внушало мне тревогу за нее: дедушка был ревнив. Мы с гарфангом всячески скрывали свою дружбу. Мы понимали, что это необходимо. Но я слишком много говорю о себе. Дело касается вас...

- Нет, дитя мое, - ответил Джемс Старр, - говори как тебе хочется.

- Мой дедушка, - продолжала Нелль, - всегда был недоволен вашим соседством, хотя места в шахте было довольно. Он выбирал себе убежища далеко, очень далеко от вас. Ваше присутствие было ему неприятно. Когда я его расспрашивала о людях, живущих наверху, он становился мрачным и долго не разговаривал со мной. Но особенно гнев его усилился, когда он заметил, что вы, не довольствуясь старыми владениями, хотите захватить те, что он считал своими. Он поклялся, что, если вам удастся проникнуть в новую залежь, о которой до сих пор знал только он, вы погибнете! Несмотря на возраст, он был еще необычайно силен, и его угрозы заставили меня бояться за вас и за него.

- Продолжай, Нелль, - сказал Симон Форд, когда девушка умолкла на минуту, словно для того, чтобы лучше разобраться в воспоминаниях.

- Как только дедушка увидел, что вы проникли в Новый Эберфойл, он заделал ход и запер вас, как в тюрьме. Для меня вы были просто тени, промелькнувшие во мраке; но мне была непереносима мысль, что вы умрете от голода в этих глубинах, и, рискуя быть застигнутой на месте «преступления», я посмела несколько раз принести вам немного воды и хлеба. Я хотела бы вывести вас на поверхность земли, но обмануть бдительность деда было так трудно! Вас ждала смерть... Но тут пришли Джек Райан и его товарищи... По воле божией я встретила их в этот день и привела к вам. На обратном пути дедушка застиг меня. Гнев его был ужасен. Я думала, что погибну от его руки! С тех пор жизнь для меня стала невыносимой. Рассудок дедушки окончательно помрачился. Он провозгласил себя царем огня и мрака... Когда доносились удары кайла по пластам, которые он считал своими, он приходил в ярость и бил меня. Я хотела бежать, но это было невозможно: он зорко следил за мной. Наконец, три месяца назад, в приступе несказанной ярости, он спустил меня в пропасть, где вы меня нашли, и исчез, тщетно зовя гарфанга, который остался со мной. Сколько времени я пробыла там - не знаю. Знаю только, что я умирала, когда пришел ты, мой Гарри, и спас меня. Но ты видишь, внучке старого Сильфакса нельзя быть женою Гарри Форда.

- Нелль! - прошептал Гарри.

- Нет, - продолжала девушка, - я должна пожертвовать собой. Есть только один способ предотвратить вашу гибель - это вернуться к деду. Он угрожает всему Новому Эберфойлу... Это человек, неспособный прощать, и никто не может угадать, что внушит ему жажда мщения! Мой долг ясен. Я была бы презреннейшим созданием, если бы поколебалась выполнить его. Прощайте! Благодаря вам я познала счастье в этом мире. Спасибо вам! Что бы ни случилось, - знайте, что мое сердце остается с вами!

При этих словах Симон Форд, Мэдж я Гарри вскочили с мест, обезумев от горя.

- Как, Нелль! - воскликнули они с отчаянием. - Ты хочешь покинуть нас?

Джемс Старр властным жестом отстранил их, подошел прямо к Нелль и взял ее за обе руки.

- Хорошо, дитя мое, - оказал он. - Ты оказала все, что должна была сказать; «о вот что мы должны тебе ответить. Мы не дадим тебе уйти и, если понадобится, удержим тебя силой. Неужели, по-твоему, мы настолько низкие люди, что можем принять твое великодушное предложение? Угрозы Сильфакса опасны, - пусть так! Но в конце концов человек - это только человек, « мы примем меры предосторожности. Но не можешь ли ты, в интересах самого Сильфакса, рассказать нам о его привычках, о том, где он скрывается? Мы хотим только одного: лишить его возможности вредить и, может быть, вернуть ему рассудок.

- Вы хотите невозможного, - ответила Нелль. - Мой дед везде и нигде. Я никогда не знала его убежищ. Я никогда не видела его спящим. Найдя себе какой-нибудь тайник, он оставлял меня одну и скрывался. Принимая решение, мистер Старр, я знала все, что вы можете мне возразить. Верьте мне! Есть только один способ обезоружить моего деда: искать его мне самой! Он невидим, но сам видит все. Спросите себя, как он узнал бы ваши самые тайные замыслы, начиная с письма, написанного мистеру Старру, и кончая моей помолвкой с Гарри, если бы у него не было чудесной способности узнавать все? Насколько я могу судить, его разум даже в безумии остался могучим. Раньше он говорил мне замечательные вещи. Он рассказывал мне о боге и обманул меня лишь в одном: он уверял меня, что люди вероломны, и хотел внушить мне ненависть к человечеству. Когда Гарри принес меня в коттедж, вы думали, что я была только невежественна? Нет, я была еще и запугана. Ах, простите меня, но несколько дней я считала себя во власти злодеев и хотела убежать от вас! Но постепенно, благодаря вам, Мэдж, мне открылась истина. И вы сделали это не словами, это показал мне весь уклад вашей жизни, ваше взаимное уважение, уважение и любовь. Потом, наблюдая, как эти добрые, счастливые труженики чтут мистера Старра, рабами которого я их считала, увидев впервые, как все население Эберфойла преклоняет колена в часовне и молится богу, благодаря его за безграничные милости, - я сказала себе: «Дедушка обманул меня». Но теперь, когда вы многому научили меня, я поняла, что он обманывался сам. Теперь я снова пойду по тайным путям, по которым раньше сопровождала его. Он, наверно, караулит меня! Я позову его... он услышит... И кто знает, может быть, возвратившись к нему, я верну его к истине?

Все молча слушали девушку. Каждый чувствовал, что ей нужно открыть свою душу перед друзьями в тот момент, когда в своем великодушном заблуждении она думала, что должна покинуть их навсегда...

Она умолкла, изнемогая от волнения, и опустила глаза, полные слез, и тогда Гарри сказал матери:

- Матушка, что подумали бы вы о человеке, который покинул бы эту благородную девушку?

- Я подумала бы, - ответила Мэдж, - что этот человек подлый трус, и если бы он был моим сыном, я отреклась бы от него и прокляла его!

- Нелль, ты слышала, что сказала наша мать, - продолжал Гарри. - Куда ты пойдешь, пойду и я. Если ты настаиваешь на том, чтобы уйти, мы уйдем вместе.

- Гарри! Гарри! - вскричала Нелль.

Но волнение было слишком сильно. Губы у девушки побелели, и она упала на руки своей приемной матери. Мэдж попросила инженера, Симона и Гарри оставить их одних.


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ Свадьба Нелль


Все разошлись, условившись, что обитатели коттеджа будут настороже более, чем когда-либо.

Угроза старого Сильфакса была слишком прямой, чтобы пренебречь ею. Можно было предположить, что старый «кающийся» знает какой-нибудь страшный способ уничтожить весь Новый Эберфойл.

У входов »в шахты был расставлен вооруженный караул с приказанием бодрствовать днем и ночью. Всякого незнакомого человека приводили к Джемсу Старру «для выяснения личности». Жителей Колсити предупредили об угрозах, направленных против подземной колонии. Так как у Сильфакса там не было никаких знакомств, то опасаться измены было нечего. Нелль сообщили о принятых мерах предосторожности, и она немного успокоилась. Впрочем, больше, чем все остальное, на нее повлияло решение Гарри следовать за нею повсюду, так что она обещала не уходить.

В течение недели, предшествовавшей свадьбе Нелль и Гарри, в Новом Эберфойле не произошло никаких событий. Поэтому шахтеры понемногу опомнились от страха, едва не поставившего эксплуатацию копей под угрозу, но они не ослабляли бдительности.

Тем временем Джемс Старр продолжал разыскивать старого Сильфакса. Так как мстительный старик заявил, что Нелль не будет женою Гарри, то нужно было полагать, что он не отступит ни перед чем, чтобы помешать свадьбе. Лучше всего было бы захватить безумца, пощадив его жизнь. Снова начались тщательные розыски. Штреки были обследованы до верхних горизонтов, выходивших на поверхность земли в развалинах замка Дендональд в Эрвине. Предполагали, и не без основания, что именно этим путем старый Сильфакс сообщался с внешним миром, где он покупал или похищал все, что нужно было для его жалкого существования.

Что касается Огненных женщин, то, по мнению Джемса Старра, Сильфакс поджег струю рудничного газа, выделявшегося в этой части шахты, чем и вызвал это странное явление. Джемс Старр не ошибался. Но все поиски были напрасными.

Тайная борьба с неуловимым существом стоила Джемсу Старру большого напряжения, хотя он и скрывал его. С приближением дня свадьбы его опасения росли, и он счел нужным поделиться ими со старым мастером; тот тревожился не меньше самого инженера.

Наконец, долгожданный день настал.

Сильфакс не подавал признаков жизни.

С утра все население Колсити было на ногах. Работы в Новом Эберфойле были приостановлены. Начальникам и рабочим хотелось поздравить старого мастера и его сына: это было только долгом благодарности двум смелым и упорным людям, вернувшим шахте ее былое благосостояние.

Венчание должно было совершиться в одиннадцать часов, в часовне у озера Малькольм. В назначенный час из коттеджа вышли Гарри под руку с матерью и Симон Форд, который вел Нелль. За ними следовали Джемс Старр, невозмутимый с виду, но приготовившийся ко всему, и Джек Райан, великолепный в своем наряде волынщика. Затем шли инженеры, лучшие люди колонии, друзья старого мастера, все члены огромной шахтерской семьи, составлявшей население Нового Эберфойла.

На поверхности земли был один из тех знойных августовских дней, которые на севере бывают особенно тягостными. Грозовой воздух проникал даже в глубину шахты, где температура поднялась выше обычного. Воздух насыщался электричеством через вентиляционные стволы и широкий туннель Малькольм.

Было отмечено довольно редкое явление: барометр в Колсити сильно упал. Право, можно было думать, что под сланцевым куполом, который служил небом огромной пещере, того и гляди разразится настоящая гроза.

Но, оказать правду, никого внизу не беспокоили атмосферные угрозы внешнего мира.

Разумеется, все надели свои лучшие наряды. На Мэдж был старинный костюм и клетчатая мантилья на плечах, которую шотландки носят с особым изяществом.

Нелль обещала себе не выказывать волнения. Она запретила своему сердцу биться, своим тайным страхам проявляться; лицо отважной девушки показалось всем спокойным и сосредоточенным.

Она была одета просто, и простота наряда, которую она предпочла более роскошным уборам, еще больше подчеркивала ее природную привлекательность. Единственным ее украшением была пестрая лента на голове - обычный убор молодых девушек Каледонии.

Симон Форд облекся в наряд, от которого не отказался бы и достойный олдермен Николь Джарви в романе Вальтера Скотта.

Все направились к часовне, роскошно украшенной по случаю торжества. Фонари в небе Колсити, питаемые мощным током, сияли, как множество солнц. Весь Новый Эберфойл был залит ярким светом.

Электрические лампы в часовне тоже разливали ослепительный свет, и цветные стекла в окнах сверкали, как огненный калейдоскоп.

Брачную церемонию должен был совершать достопочтенный Уильям Гобсон. Он ожидал жениха и невесту перед входом в часовню.

Торжественное шествие приближалось, огибая озеро Малькольм. Раздались звуки органа, и обе четы вслед за достопочтенным Гобсоном направились к алтарю.

На всех присутствующих было призвано небесное благословение; потом Гарри и Нелль остались одни перед пастором, державшим в руках священную книгу.

- Гарри, - спросил достопочтенный Гобсон, - хотите ли вы взять Нелль в жены и клянетесь ли любить ее вечно?

- Клянусь! - с силой ответил молодой человек.

- А вы, Нелль, - продолжал священник, - хотите ли вы взять Гарри Форда в мужья и...

Не успела девушка ответить, как раздался страшный грохот.

Один из огромных утесов, образующих террасу над озером Малькольм, шагах в ста от часовни, внезапно отвалился без всякого взрыва, словно его падение было подготовлено заранее. Вода устремилась в черную впадину, о существовании которой никто не подозревал.

Потом из углубления между утесами показался челнок, могучим ударом весел вынесенный на середину озера.

В челноке стоял старик в темной рясе, со взъерошенными волосами, с длинной седой бородой, падавшей ему на грудь. В руке у него была лампа Дэви, пламя которой было защищено металлической сеткой.

Старик громко кричал:

- Газ! газ! Горе всем! горе!

В воздухе мгновенно разлился легкий запах метана.

Очевидно, падение утеса дало выход большому количеству взрывчатого газа, скопившегося в огромных «карманах», закрытых слоями сланца. Струи газа летели к сводам купола под давлением в пять-шесть атмосфер.

Старик знал о существовании этих карманов и открыл их сразу, чтобы воздух в пещере стал взрывчатым.

Тем временем Джемс Старр и некоторые другие, выбежав из часовни, кинулись на берег.

- Бегите из шахты! Бегите из шахты! - закричал с порога часовни инженер, понявший неизбежность катастрофы.

- Газ! Газ! - повторял старик, плывя дальше в своем челне по озеру.

Гарри, увлекая свою невесту, отца и мать, поспешно выбежал из часовни.

- Бегите из шахты! Бегите из шахты! - повторял Джемс Старр.

Но бежать было поздно. Старый Сильфакс был здесь, готовый выполнить свою последнюю угрозу и похоронить все население Колсити под развалинами копей, лишь бы помешать браку Гарри и Нелль.

Над головой у него летал огромный гарфанг с черными пятнами на белых перьях.

Вдруг какой-то человек кинулся в воду и быстро поплыл к челноку. Это был Джек Райан. Он хотел добраться до сумасшедшего прежде, чем тот успеет сделать свое гибельное дело.

Сильфакс увидел его. Он разбил стекло своей лампы и, выхватив горящий фитиль, провел им по воздуху.

Мертвое молчание повисло над потрясенной толпой. Джемс Старр, покорившись неизбежности, удивлялся, что неотвратимый взрыв еще не уничтожил Нового Эберфойла.

Сильфакс, черты которого исказились, понял, что рудничный газ, слишком легкий, не мог удержаться в нижних слоях воздуха и скопился под самым куполом.

Тогда гарфанг по знаку Сильфакса схватил в лапы горящий фитиль, как он привык это делать в штреках шахты Дочерт, и начал подниматься к куполу, куда старик указал ему рукой.

Еще несколько секунд, и Нового Эберфойла не станет...

Но в этот момент Нелль вырвалась из объятий Гарри. Спокойная и вдохновенная, она подбежала к берегу озера, к самому краю воды.

- Гарфанг! Гарфанг! - звонко закричала она. - Ко мне! Лети ко мне!

Верная птица, удивившись, заколебалась на мгновение. Но вдруг, узнав голос Нелль, она уронила горящий фитиль в озеро и, описав широкий круг, опустилась к ногам девушки.

Верхние, взрывчатые слои воздуха, насыщенные рудничным газом, не успели воспламениться.

Тогда своды огласил страшный крик. Это был последний крик старого Сильфакса.

В тот момент, когда Джек Райан схватился рукой за борт челнока, старик, видя, что мщение ускользнуло от него, кинулся в озеро.

- Спасите его! Спасите! - раздирающим голосом закричала Нелль.

Гарри услышал ее. Бросившись в воду в свою очередь, он быстро доплыл до Джека Райана и нырнул несколько раз.

Но усилия его были напрасны.

Воды озера Малькольм не отдали своей добычи. Они навсегда сомкнулись над старым Сильфаксом.


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ Легенда о старом Сильфаксе


Через полгода после этих событий в часовне над озером Малькольм происходила свадьба Гарри Форда и Нелль, ранее так странно прерванная.

Достопочтенный Гобсон благословил их союз, и молодые супруги, еще в трауре, вернулись в коттедж.

Джемс Старр и Симон Форд, отныне свободные от всяких тревог, весело открыли свадебный пир. Торжество продолжалось до следующего дня.

На этом памятном празднике Джек Райан, одетый в костюм волынщика, надул мех своей волынки и ухитрился одновременно петь, играть и плясать при рукоплесканиях всех собравшихся.

А через день возобновились подземные и надземные работы под руководством Джемса Старра.

Излишне говорить, что Гарри и Нелль были счастливы. Два сердца, перенесшие столько испытаний, обрели в своем союзе заслуженное счастье.

Что касается Симона Форда, почетного мастера Нового Эберфойла, то он собирался прожить столько, чтобы отпраздновать пятидесятилетие своей свадьбы с доброй Мэдж, которая, надо сказать, ничего не имела против этого.

- А после первой золотой свадьбы справим и вторую, - говорил Джек Райан. - Два пятидесятилетия - не слишком много для вас, мистер Симон.

- Ты прав, мальчик, - отвечал спокойно старый мастер. - В чудном климате Нового Эберфойла, где неизвестны перемены погоды, не удивительно прожить целых два столетия.

Смогут ли жители Колсити присутствовать на этом новом празднике? Будущее покажет.

Во всяком случае, одно существо собиралось, повидимому, достигнуть необычайного долголетия: это был гарфанг старого Сильфакса. Он все летал по своему мрачному царству. Но, несмотря на все старания Нелль удержать его, через несколько дней после смерти старика он улетел совсем.

Положительно, общество людей не нравилось ему так же, как и его бывшему хозяину; кроме того, он, казалось, питал особенную злобу к Гарри. Похоже было, что ревнивая птица всегда узнавала и ненавидела первого похитителя Нелль, того, которому она тщетно пыталась помешать при подъеме из пропасти.

С тех пор Нелль лишь изредка видела, как гарфанг парит над озером Малькольм.

Хотел ли он снова увидеть свою прежнюю подругу? Хотел ли проникнуть своим острым зрением до самого дна пропасти, поглотившей старого Сильфакса?

Приняты были оба объяснения, так как гарфанг стал легендарной птицей и внушил Джеку Райану немало фантастических историй.

Именно благодаря этому веселому малому на шотландских вечеринках до сих пор поют легенду о птице старого Сильфакса, последнего «кающегося» в Эберфойлских копях.


Пятнадцатилетний капитан

Перевод с французского И. Петрова под редакцией Л. Савельева

Иллюстрации художника П. И. Луганского

Собрание сочинений в 12 т. Т. 8., М., Государственное Издательство Художественной Литературы, 1957


Часть первая

ГЛАВА ПЕРВАЯ Шкуна-бриг «Пилигрим»


Второго февраля 1873 года шкуна-бриг «Пилигрим» находилась под 43°57’ южной широты и 165°19' западной долготы от Гринвича. Это судно водоизмещением в четыреста тонн было снаряжено в Сан-Франциско для охоты на китов в южных морях.

«Пилигрим» принадлежал богатому калифорнийскому судовладельцу Джемсу Уэлдону; командовал судном в продолжение многих лет капитан Гуль.

Джемс Уэлдон ежегодно отправлял целую флотилию судов в северные моря, за Берингов пролив, а также в моря Южного полушария, к Тасмании и к мысу Горн. «Пилигрим» считался одним из лучших кораблей флотилии. Ход у него был отличный. Превосходная оснастка позволяла ему с небольшой командой доходить до самой границы сплошных льдов Южного полушария.

Капитан Гуль умел лавировать, как говорят моряки, среди пловучих льдин, дрейфующих летом южнее Новой Зеландии и мыса Доброй Надежды, то есть на более низких широтах, чем в северных морях. Правда, это только небольшие айсберги, уже потрескавшиеся и размытые теплой водой, и большая часть их быстро тает в Атлантическом или Тихом океанах.

На «Пилигриме» под началом капитана Гуля, прекрасного моряка и одного из лучших гарпунщиков южной флотилии, находилось пять опытных матросов и один новичок. Этого было недостаточно: охота на китов требует довольно большого экипажа для обслуживания шлюпок и для разделки добытых туш. Но мистер Джемс Уэлдон, как и другие судовладельцы, считал выгодным вербовать в Сан-Франциско лишь матросов, необходимых для управления кораблем. В Новой Зеландии среди местных жителей и дезертиров всех национальностей не было недостатка в искусных гарпунщиках и матросах, готовых «наняться на один сезон. По окончании кампании они получали расчет и на берегу дожидались следующего года, когда их услуги снова могли понадобиться китобойным судам. При такой системе судовладельцы экономили немалые суммы на жалованье судовой команды и увеличивали свои доходы от промысла.

Именно так поступил и Джемс Уэлдон, снаряжая в плавание «Пилигрим».

Шкуна-бриг только что закончила китобойную кампанию на границе южного Полярного круга, но в ее трюмах оставалось еще много места для китового уса и немало бочек, не заполненных ворванью. Уже в то время китовый промысел был нелегким делом. Киты стали редкостью: сказывались результаты их беспощадного истребления. Настоящие киты начали вымирать, и охотникам приходилось промышлять полосатиков[6], охота на которых представляет немалую опасность.

То же самое вынужден был делать и капитан Гуль, но он рассчитывал пройти в следующее плавание в более высокие широты, - если понадобится, вплоть до земель Клары и Адели, открытых, как это твердо установлено, французом Дюмоном д’Юрвилем, как бы это ни оспаривал американец Уилкс.

«Пилигриму» не повезло в этом году. В начале января, в самый разгар лета в Южном полушарии и, следовательно, задолго до конца промыслового сезона, капитану Гулю пришлось покинуть место охоты. Вспомогательная команда - сборище довольно темных личностей - вела себя дерзко, нанятые матросы отлынивали от работы, и капитан Гуль вынужден был расстаться с ней.

«Пилигрим» взял курс на северо-запад и 15 января прибыл в Вайтемату, порт Окленда, расположенный в глубине залива Хаураки на восточном берегу северного острова Новой Зеландии. Здесь капитан высадил китобоев, нанятых на сезон.

Постоянная команда «Пилигрима» была недовольна: шкуна-бриг не добрала по меньшей мере двести бочек ворвани. Никогда еще результаты промысла не были столь плачевны.

Больше всех недоволен был капитан Гуль. Самолюбие прославленного китобоя было глубоко уязвлено неудачей: впервые он возвращался с такой скудной добычей; он проклинал лодырей и тунеядцев, которые сорвали промысел.

Напрасно пытался он набрать в Окленде новый экипаж: моряки были уже заняты на других китобойных судах. Пришлось, таким образом, отказаться от надежды дополна нагрузить «Пилигрим». Капитан Гуль собирался уже уйти из Окленда, когда к нему обратились с просьбой принять на борт пассажиров. Отказать в этом он не мог.

Миссис Уэлдон, жена владельца «Пилигрима», ее пятилетний сын Джек и ее родственник, которого все называли «кузен Бенедикт», находились в это время в Окленде. Они приехали туда с Джемсом Уэлдоном, который изредка посещал Новую Зеландию по торговым делам, и предполагали вместе с ним вернуться в Сан-Франциско. Но перед самым отъездом маленький Джек серьезно занемог. Джемса Уэлдона призывали в Америку неотложные дела, и он уехал, оставив жену, заболевшего ребенка и кузена Бенедикта в Окленде.

Прошло три месяца, три тяжких месяца разлуки, показавшихся бесконечно долгими бедной миссис Уэлдон. Когда маленький Джек оправился от болезни, она стала собираться в дорогу. Как раз в это время «Пилигрим» пришел в Оклендский порт.

В ту пору прямого сообщения между Оклендом и Калифорнией не существовало. Миссис Уэлдон предстояло сначала поехать в Австралию, чтобы там пересесть на один из трансокеанских пароходов компании «Золотой век», связывающих пассажирскими рейсами Мельбурн с Панамским перешейком через Папеэте. Добравшись до Панамы, она должна была ждать американского парохода, курсировавшего между перешейком и Калифорнией.

Такой маршрут предвещал длительные задержки и пересадки, особенно неприятные для женщин, путешествующих с детьми. Поэтому, узнав о прибытии «Пилигрима», миссис Уэлдон обратилась к капитану Гулю с просьбой доставить ее в Сан-Франциско вместе с Джеком, кузеном Бенедиктом и Нан - старухой негритянкой, которая вынянчила еще самое миссис Уэлдон.

Совершить путешествие в три тысячи лье на парусном судне! Но судно капитана Гуля всегда содержалось в безукоризненном порядке, а время года было еще благоприятно по обе стороны экватора.

Капитан Гуль согласился и тотчас предоставил в распоряжение пассажирки свою каюту. Ему хотелось, чтобы во время плаванья, которое должно было продлиться дней сорок - пятьдесят, миссис Уэлдон была окружена возможно большим комфортом на борту китобойного судна.

Таким образом, для миссис Уэлдон путешествие на «Пилигриме» имело много преимуществ. Правда, шкуна-бриг должна была сначала зайти для разгрузки в порт Вальпарайсо в Чили, лежащий в стороне от прямого курса. Зато от Вальпарайсо до самого Сан-Франциско судну предстояло идти вдоль американского побережья при попутных береговых ветрах.

Миссис Уэлдон, опытная путешественница, не раз делившая с мужем тяготы дальних странствований, была храбрая женщина и не боялась моря; ей было около тридцати лет, и она отличалась завидным здоровьем. Она знала, что капитан Гуль отличный моряк, которому Джемс Уэлдон вполне доверял, а «Пилигрим» - надежный корабль и на отличном счету среди американских китобойных судов. Случай представился, - надо было им воспользоваться. И миссис Уэлдон решилась совершить плавание на борту судна небольшого тоннажа. Разумеется, кузен Бенедикт должен был сопровождать ее.

Кузену было лет пятьдесят. Несмотря на солидный возраст, его нельзя было выпускать одного из дому. Скорее сухопарый, чем худой, и не то чтобы высокий, но какой-то длинный, с огромной взлохмаченной головой, с золотыми очками на носу - таков был кузен Бенедикт. С первого взгляда в этом долговязом человеке можно было распознать одного из тех почтенных ученых, безобидных и добрых, которым на роду написано всегда оставаться взрослыми детьми, жить на свете лет до ста и умереть с младенческой душой.

«Кузеном Бенедиктом» звали его не только члены семьи, но и посторонние: такие простодушные добряки, как он, кажутся всеобщими родственниками. Кузен Бенедикт никогда не знал, куда ему девать свои длинные руки и ноги; трудно было найти человека более беспомощного и несамостоятельного, особенно в тех случаях, когда ему приходилось разрешать обыденные, житейские вопросы.

Нельзя сказать, что он был обузой для окружающих, но он как-то ухитрялся стеснять каждого и сам чувствовал себя стесненным собственной неуклюжестью. Впрочем, он был неприхотлив, покладист, нетребователен, нечувствителен к жаре и холоду, мог не есть и не пить целыми днями, если его забывали накормить и напоить. Казалось, кузен Бенедикт принадлежит не столько к животному, сколько к растительному царству. Он был как бесплодное, почти лишенное листьев дерево, не способное ни приютить, ни накормить путника. Но у него было доброе сердце. Он охотно оказывал бы услуги людям, если бы в состоянии был оказывать их, как сказал бы Прюдом, и его все любили, несмотря на его слабости, а может быть, именно за них. Миссис Уэлдон смотрела на него как на своего сына, как на старшего брата маленького Джека.

Следует, однако, оговориться, что кузена Бенедикта никто бы не назвал бездельником. Напротив, это был неутомимый труженик. Единственная страсть - естественная история - поглощала его целиком.

Сказать «естественная история» - это значит сказать очень многое. Известно, что эта наука включает в себя зоологию, ботанику, минералогию и геологию. Но кузен Бенедикт ни в какой мере не был ни ботаником, ни минералогом, ни геологом.

Был ли он в таком случае зоологом в полном смысле слова - кем-то вроде Кювье[7] Нового Света, способным аналитически разложить или синтетически воссоздать любое животное? Посвятил ли он свою жизнь изучению тех четырех типов - позвоночных, мягкотелых, суставчатых и лучистых, - на какие современное естествознание делит весь животный мир? Изучал ли этот наивный, но прилежный ученый разнообразные отряды, подотряды, семейства и подсемейства, роды и виды этих четырех типов?

Нет!

Посвятил ли себя кузен Бенедикт изучению позвоночных: млекопитающих, птиц, пресмыкающихся и рыб?

Нет и нет!

Быть может, его занимали моллюски? Быть может, головоногие и мшанки раскрыли перед ним все свои тайны?

Тоже нет!

Значит, это ради изучения медуз, полипов, иглокожих, простейших и других представителей лучистых он до глубокой ночи жег керосин в лампе?

Надо прямо оказать, что не лучистые поглощали внимание кузена Бенедикта.

А так как из всей зоологии остается только раздел суставчатых, то само собой разумеется, что именно этот раздел и был предметом всепоглощающей страсти кузена Бенедикта. Однако и тут требуется сделать уточнение.

Суставчатых насчитывают шесть отрядов: насекомые, многоногие, паукообразные, ракообразные, усоногие, кольчатые черви.

Кузен Бенедикт, откровенно говоря, не сумел бы отличить земляного червя от медицинской пиявки, домашнего паука от лжескорпиона, морского желудя от креветки, кивсяка от сколопендры.

Кем же был в таком случае кузен Бенедикт?

Только энтомологом и никем иным!

На это могут возразить, что энтомология есть часть естественной истории, занимающаяся изучением всех суставчатых. Вообще говоря, это верно. Но обычно в понятие «энтомология» вкладывается более ограниченное содержание. Этот термин применяется только для обозначения науки о насекомых, то есть суставчатых беспозвоночных, в теле которых различаются три отдела - голова, грудь и брюшко - и которые снабжены одной парой сяжков и тремя парами ног, почему их и назвали шестиногими.

Итак, кузен Бенедикт был энтомологом, посвятившим свою жизнь изучению насекомых.

Из этого не следует, что кузену Бенедикту нечего было делать. В этом классе не менее десяти отрядов:

Прямокрылые (представители: кузнечики, сверчки и т. д.).

Сетчатокрылые (представители: муравьиные львы, стрекозы).

Перепончатокрылые (представители: пчелы, осы, муравьи).

Чешуекрылые (представители: бабочки).

Полужесткокрылые (представители: цикады, блохи).

Жесткокрылые (представители: майские жуки, бронзовки).

Двукрылые (представители: комары, москиты, мухи).

Веерокрылые (представители: стилопсы, или веерокрылы).

Паразиты (представители: клещи).

Низшие насекомые (представители: чешуйницы).

Но среди одних лишь жесткокрылых насчитывается не менее тридцати тысяч разных видов, а среди двукрылых - шестьдесят тысяч[8], поэтому нельзя не признать, что работы для одного человека здесь больше чем достаточно.

Жизнь кузена Бенедикта была посвящена безраздельно и исключительно энтомологии. Этой науке он отдавал все свое время, ее только часы бодрствования, но также и часы она, потому что ему даже во сне неизменно грезились насекомые. Немыслимо сосчитать, сколько булавок было вколото в обшлага его рукавов, в отвороты и полы его пиджака, в поля его шляпы. Когда кузен Бенедикт возвращался домой с загородной прогулки, всегда предпринимаемой с научной целью, его шляпа представляла собою витрину с коллекцией самых разнообразных насекомых. Наколотые на булавки, они были пришпилены к шляпе как снаружи, так и изнутри.

Чтобы дорисовать портрет этого чудака, скажем, что он решил сопровождать мистера и миссис Уэлдон в Новую Зеландию исключительно ради того, чтобы удовлетворить свою страсть к новым открытиям в энтомологии. В Новой Зеландии ему удалось обогатить свою коллекцию несколькими редкими экземплярами, и теперь кузен Бенедикт с понятным нетерпением рвался назад, в Сан-Франциско, желая поскорее рассортировать драгоценные приобретения по ящикам в своем рабочем кабинете.

Так как миссис Уэлдон с сыном возвращались домой на «Пилигриме», то вполне понятно, что кузен Бенедикт ехал вместе с ними.

Миссис Уэлдон меньше всего могла рассчитывать на помощь кузена Бенедикта в случае какой-нибудь опасности. К счастью, ей предстояло совершить лишь приятное путешествие по морю, спокойному в это время года, и на борту судна, которое вел капитан, заслуживающий полного доверия.

В продолжение трех дней стоянки «Пилигрима» в Вайтемате миссис Уэлдон успела сделать все приготовления к отъезду. Она очень торопилась, так как не хотела задерживать отправление судна. Рассчитав туземную прислугу, она 22 января перебралась на «Пилигрим» вместе с Джеком, кузеном Бенедиктом и старой негритянкой Нан.

Кузен Бенедикт со всеми предосторожностями уложил свою драгоценную коллекцию в особую жестяную коробку, которую он носил на ремне через плечо. В этой коллекции, между прочим, хранился экземпляр жука-стафилина - плотоядного жесткокрылого, с глазами, расположенными в верхней части головки, которого до этого времени считали присущим только новокаледонской фауне. Кузену Бенедикту предлагали захватить с собой ядовитого паука «катипо», как его называют маори[9], укус которого смертелен для человека. Но паук не принадлежит к насекомым, его место среди паукообразных, - и, следовательно, он не представлял никакого интереса для кузена Бенедикта; наш энтомолог пренебрежительно отказался от паука и считал самым ценным экземпляром своей коллекции новозеландского жука-стафилина.

Конечно, кузен Бенедикт застраховал свою коллекцию, не пожалев денег на уплату страхового взноса. Эта коллекция на его взгляд была дороже, чем весь груз ворвани и китового уса, хранившийся в трюме «Пилигрима».

Когда миссис Уэлдон и ее спутники поднялись на борт шкуны-брига, и настала минута сниматься с якоря, капитан Гуль подошел к своей пассажирке и сказал:

- Само собой разумеется, миссис Уэлдон, вы принимаете на себя всю ответственность за то, что выбрали «Пилигрим» для плавания через океан.

- Что за странные слова, капитан Гуль?

- Я вынужден напомнить вам это, миссис Уэлдон, потому что не получил никаких указаний от вашего супруга. Это во-первых. А во-вторых, шкуна-бриг в смысле безопасности, конечно, уступает пакетботам[10], специально приспособленным для перевозки пассажиров.

- Как вы думаете, мистер Гуль, если бы муж был здесь, решился бы он совершить это плавание на «Пилигриме» вместе со мной и с нашим сыном?

- О да, несомненно! - ответил капитан. - Сам я, не задумываясь, взял бы на борт «Пилигрима» свою семью. «Пилигрим» - отличное судно, хоть в этом году оно неудачно закончило промысловый сезон. Я уверен в нем так, как только может быть уверен в своем судне моряк, командующий им много лет. Я задал вам этот вопрос, миссис Уэлдон, только для очистки совести да еще для того, чтобы лишний раз извиниться за то, что у меня нет возможности окружить вас удобствами, к которым вы привыкли.

- Если все дело сводится к удобствам, капитан Гуль, это не остановит меня. Я не принадлежу к числу тех капризных пассажирок, которые досаждают капитанам жалобами на тесноту кают и плохой стол.

Посмотрев на своего маленького сына, которого она держала за руку, миссис Уэлдон закончила:

- Итак, в путь, капитан!

Капитан Гуль тотчас же приказал поднять якорь. Через короткое время «Пилигрим», поставив паруса, вышел из Оклендского порта и взял курс к американскому побережью.

Однако через три дня после отплытия с востока задул сильный ветер, и шкуна-бриг вынуждена была лечь на левый галс, чтобы следовать против ветра. Поэтому 2 февраля капитан Гуль еще находился в широтах более высоких, чем он желал, - в положении моряка, который намеревался бы обогнуть мыс Горн, а не плыть кратчайшим путем к западному берегу Нового Света.


ГЛАВА ВТОРАЯ Дик Сэнд


Погода стояла хорошая, и, если не считать отклонения от курса и удлинения пути, плавание совершалось в сносных условиях.

Миссис Уэлдон устроили на борту «Пилигрима» как можно удобнее. На корме не было ни юта, ни рубки, и, следовательно, отсутствовали каюты для пассажиров. Миссис Уэлдон предоставили крошечную каюту капитана Гуля. Это было лучшее помещение на судне. Да еще пришлось уговаривать деликатную женщину занять его. В этой тесной каморке с нею поселились маленький Джек и старуха Нан. Там они завтракали и обедали вместе с капитаном и кузеном Бенедиктом, которому отвели клетушку на носу судна. Капитан Гуль перебрался в каюту, предназначенную для его помощника. Но экипаж «Пилигрима» ради экономии не был укомплектован полностью, и капитан обходился без помощника.

Команда «Пилигрима» - пять искусных и опытных моряков, державшихся одинаковых взглядов и одинаковых привычек, - жила мирно и дружно. Они плавали вместе уже четвертый промысловый сезон. Все матросы были американцами, все с побережья Калифорнии и с давних пор знали друг друга.

Эти славные люди были очень предупредительны по отношению к миссис Уэлдон как к жене судовладельца, к которому они питали беспредельную преданность. Надо сказать, что все они были широко заинтересованы в прибылях китобойного промысла и до сих пор получали немалый доход от каждого плавания. Если они и трудились, не жалея сил, так как судовая команда была весьма невелика, то всякая лишняя работа увеличивала их долю в доходах при подведении баланса по окончании сезона. На этот раз, правда, не ожидалось почти никакого дохода, и потому они с достаточным основанием проклинали «этих негодяев из Новой Зеландии».

Только один человек на судне не был американцем по происхождению. Негоро, выполнявший на «Пилигриме» скромные обязанности судового кока, родился в Португалии. Впрочем, и он отлично говорил по-английски. После того как в Окленде сбежал прежний кок, Негоро предложил свои услуги. Этот хмурый на вид, неразговорчивый человек сторонился товарищей, но дело свое знал неплохо. У капитана Гуля, который его нанял, очевидно, был верный глаз: за время своей работы на «Пилигриме» Негоро не заслужил ни малейшего упрека.

И все-таки капитан Гуль сожалел, что не успел навести оправок о прошлом нового кока. Внешность португальца, вернее - его бегающий взгляд, не очень нравились капитану. В том крохотном, тесном мирке, каким является китобойное судно, каждый человек на счету, и, прежде чем допустить незнакомца в этот мирок, необходимо все узнать о его прежней жизни.

Негоро было около сорока лет. Худощавый, жилистый, черноволосый и смуглый, он, несмотря на небольшой рост, производил впечатление сильного человека. Получил ли он какое-нибудь образование? Повидимому, да, если судить по замечаниям, которые у него изредка вырывались. Негоро никогда не говорил о своем прошлом, о своей семье. Никто не знал, где он жил и что делал раньше. Никто не ведал, чего ждет он от будущего. Известно было только, что он намерен списаться на берег в Вальпарайсо. Окружающие считали его странным человеком.

Негоро, очевидно, не был моряком. Больше того - товарищи по шкуне заметили, что в морских делах он смыслит меньше, чем всякий кок, который значительную часть своей жизни провел в плаваниях. Но ни боковая, ни килевая качка на него не действовали, морской болезнью, которой подвержены новички, он не страдал, а это уже немалое преимущество для судового повара.

Негоро редко выходил на палубу. Весь день он проводил в своем крохотном камбузе, большую часть площади которого занимала кухонная плита. С наступлением ночи, погасив огонь в плите, Негоро удалялся в свою каморку, отведенную ему на носу. Там он тотчас же ложился спать.

Как уже было сказано, экипаж «Пилигрима» состоял из пяти бывалых матросов и одного юного новичка.

Этот пятнадцатилетний матрос был сыном неизвестных родителей. В младенческом возрасте его нашли у чужих дверей, и вырос он в воспитательном доме.

Дик Сэнд - так звали его - повидимому, родился в штате Нью-Йорк, а может быть, и в самом городе Нью-Йорке.

Имя Дик, уменьшительное от Ричарда, было дано подкидышу в честь сострадательного прохожего, который подобрал его и доставил в воспитательный дом. Фамилия Сэнд служила напоминанием о том месте, где был найден Дик, - о песчаной косе Сэнди-Гук в устье реки Гудзона, у входа в Нью-йоркский порт.

Дик Сэнд был не высок и не обещал стать в дальнейшем выше среднего роста, но крепко сколочен. В нем сразу чувствовался англосакс, хотя он был темноволос и с огненным взглядом голубых глаз. Трудная работа моряка уже подготовила его к житейским битвам. Его умное лицо дышало энергией. Это было лицо человека не только смелого, но и способного дерзать.

Часто цитируют три слова незаконченного стиха Виргилия: «Audaces fortuna juvat...» («Смелым судьба помогает...»), но цитируют неправильно. Поэт сказал: «Audentes fortuna juvat...» («Дерзающим судьба помогает...») Дерзающим, а не просто смелым почти всегда улыбается судьба. Смелый может иной раз действовать необдуманно. Дерзающий сначала думает, затем действует. В этом тонкое различие. Дик Сэнд был «audens» - дерзающий.

В пятнадцать лет он умел уже принимать решения и доводить до конца все то, на что обдуманно решился. Его оживленное и серьезное лицо привлекало внимание. В отличие от большинства своих сверстников Дик был скуп на слова и жесты. В возрасте, когда дети еще не задумываются о будущем, Дик осознал свою участь и пообещал себе «стать человеком» своими силами.

И он добился своего: он был уже взрослым в ту пору, когда его сверстники еще оставались детьми. Ловкий, подвижный и сильный, Дик был одним из тех одаренных людей, о которых можно сказать, что они родились с двумя правыми руками и двумя левыми ногами: что бы они ни делали - им все «с руки», с кем бы они ни шли - они всегда ступают «в ногу».

Как уже было сказано, Дика воспитывали за счет общественной благотворительности. Сначала поместили его в приют для подкидышей, каких много в Америке. В четыре года стали учить его чтению, письму и счету в одной из тех школ штата Нью-Йорк, которые содержатся на пожертвования великодушных благотворителей. Восьми лет его пристроили юнгой на судно, совершавшее рейсы в южные страны; к морю у него было врожденное влечение. На корабле он стал изучать морское дело, которому и следует учиться с детских лет. Судовые офицеры хорошо относились к пытливому мальчугану и охотно руководили его занятиями. Юнга вскоре должен был стать младшим матросом в ожидании лучшего.

Тот, кто с детства знает, что труд есть закон жизни, кто смолоду понял, что хлеб добывается только в поте лица (заповедь библии, ставшая правилом для человечества), тот предназначен для больших дел, ибо в нужный день и час у него найдется воля и силы для свершения их.

Капитан Гуль, командовавший торговым судном, на котором служил Дик, обратил внимание на способного юнгу. Бравый моряк полюбил смелого мальчика, а вернувшись в Сан-Франциско, рассказал о нем Джемсу Уэлдону. Тот заинтересовался судьбой Дика, определил его в школу в Сан-Франциоко и помог окончить ее; воспитывали его в католической вере, которой придерживалась и семья самого судовладельца.

Дик жадно поглощал знания, особенно его интересовали география и история путешествий; он ждал, когда вырастет и начнет изучать ту часть математики, которая имеет отношение к навигации. Окончив школу, он поступил младшим матросом на китобойное судно своего благодетеля Джемса Уэлдона. Дик знал, что «большая охота» - китобойный промысел не менее важна для воспитания настоящего моряка, чем дальние плавания. Это отличная подготовка к профессии моряка, чреватой всяческими неожиданностями. К тому же этим учебным судном оказался «Пилигрим», плававший под командованием его покровителя капитана Гуля. Таким образом, молодому матросу были обеспечены наилучшие условия для обучения.

Стоит ли говорить, что юноша был глубоко предан семье Уэлдона, которой он был стольким обязан? Пусть факты говорят сами за себя. Легко представить себе, как обрадовался Дик, когда узнал, что миссис Уэлдон с сыном совершат плаванье на «Пилигриме». Миссис Уэлдон в продолжение нескольких лет заменяла Дику мать, а маленького Джека он любил, как родного брата, хотя и понимал, что положение у него совсем иное, чем у сына богатого судовладельца. Но его благодетели отлично знали, что семена добра, которые они посеяли, пали на плодородную почву. Сердце сироты Дика было полно благодарности, и он, не колеблясь, отдал бы жизнь за тех, кто помог ему получить образование и научил любить бога.

В общем, пятнадцатилетний юноша действовал и мыслил, как взрослый человек тридцати лет, - таков был Дик Сэнд.

Миссис Уэлдон высоко ценила Дика и понимала, что может всецело положиться на его преданность. Она охотно доверяла ему своего маленького Джека. Ребенок льнул к Дику, понимая, что «старший братец» любит его.

Плавание в хорошую погоду в открытом море, когда все паруса поставлены и не требуют маневрирования, оставляет матросам много досуга. Дик все свободное время отдавал маленькому Джеку. Молодой матрос развлекал ребенка, показывал ему все, что могло быть для мальчика занимательным в морском деле. Миссис Уэлдон без страха смотрела на то, как Джек взбирался по вантам на мачту или даже на салинг брам-стеньги[11] и стрелой скользил по снастям вниз на палубу. Дик Сэнд всегда был возле малыша, готовый поддержать, подхватить его, если бы ручонки пятилетнего Джека вдруг ослабели. Упражнения на вольном воздухе шли на пользу ребенку, только что перенесшему тяжелую болезнь; морской ветер и ежедневная гимнастика быстро возвратили здоровый румянец его побледневшим щечкам.

В таких условиях совершался переход из Новой Зеландии в Америку. Не будь восточных ветров, у экипажа «Пилигрима» и пассажиров не было бы никаких оснований к недовольству.

Однако упорство восточного ветра не нравилось капитану Гулю. Ему никак не удавалось лечь на более благоприятный курс. К тому же он опасался на дальнейшем пути попасть в полосу штилей у тропика Козерога, не говоря о том, что экваториальное течение могло больше отбросить его на запад. Капитан беспокоился главным образом о миссис Уэлдон, хотя и сознавал, что он неповинен в этой задержке. Если бы неподалеку от «Пилигрима» прошел какой-нибудь океанский пароход, направляющийся в Америку, он непременно уговорил бы свою пассажирку пересесть на него. Но, к несчастью, «Пилигрим» находился под такой высокой широтой, что трудно было надеяться встретить пароход, следующий в Панаму. Да и сообщение между Австралией и Новым Светом через Тихий океан в то время не было столь частым, каким оно стало впоследствии.

Капитану Гулю оставалось только ждать, пока погода не смилостивится над ним. Казалось, ничто не должно было нарушить однообразия этого морского перехода, как вдруг 2 февраля, под широтой и долготой, указанными в начале этой повести, произошло неожиданное событие.

День был солнечный и ясный. Часов около девяти утра Дик Сэнд и Джек забрались на салинг фор-брам-стеньги; оттуда им видна была вся палуба корабля и плещущий далеко внизу океан. Кормовая часть горизонта заслонялась грот-мачтой, которая несла косой грот и топсель. Перед их глазами над волнами поднимался острый бушприт с тремя туго натянутыми кливерами, похожими на три крыла неравной величины. Под ногами у них вздувалось полотнище фока, а над головой - фор-марсель и брамсель. Шкуна-бриг держалась возможно круче к ветру.

Дик Сэнд объяснял Джеку, почему правильно нагруженный и уравновешенный во всех своих частях «Пилигрим» не может опрокинуться, хотя он и дает довольно сильный крен на штирборт[12], как вдруг мальчик прервал его восклицанием:

- Что это?!

- Ты что-нибудь увидел, Джек? - спросил Дик Сэнд, выпрямившись во весь рост на рее.

- Да, да! Вон там! - сказал Джек, указывая пальчиком на какую-то точку, видневшуюся в просвете между кливером и стакселем.

Вглядевшись а ту сторону, куда указывал Джек, Дик Сэнд крикнул во весь голос:

- С правого борта, впереди, под ветром, обломок судна!


ГЛАВА ТРЕТЬЯ Судно, потерпевшее крушение


Возглас Дика Сэнда всполошил весь экипаж. Свободные от вахты матросы бросились на палубу. Капитан Гуль вышел из своей каюты. Миссис Уэлдон, Нан и даже невозмутимый кузен Бенедикт, облокотившись о поручни штирборта, с пристальным вниманием разглядывали обломок судна, видневшийся на море.

Только Негоро остался в каморке, которая служила на судне камбузом. Из всей команды лишь его одного не заинтересовала эта неожиданная встреча.

Замеченный мальчиком предмет покачивался на волнах примерно в трех милях от «Пилигрима».

- Что бы это могло быть? - спросил один из матросов.

- По-моему, плот! - ответил другой.

- Может быть, там люди?.. Несчастные терпят бедствие... - сказала миссис Уэлдон.

- Подойдем поближе - узнаем, - ответил капитан Гуль. - Однако мне кажется, что это не плот, скорее это опрокинувшийся набок корпус корабля...

- Нет!.. По-моему, это гигантское морское животное! - заявил кузен Бенедикт.

- Не думаю, - сказал юноша.

- А что же это, по-твоему, Дик? - спросила миссис Уэлдон.

- Я полагаю так же, как и капитан Гуль, что это накренившийся набок корпус судна, миссис Уэлдон. Мне сдается, что я различаю даже, как блестит на солнце его обшитый медью киль.

- Да... да... теперь и я вижу, - подтвердил капитан.

И, повернувшись к рулевому, он скомандовал:

- Спускайся под ветер, Болтон, держи прямо на это судно!

- Есть, капитан! - ответил рулевой.

- Я остаюсь при своем мнении, - заявил кузен Бенедикт. - Бесспорно, перед нами морское животное.

- В таком случае это медный кит, - сказал капитан Гуль. - Глядите, как он сверкает на солнце.

- Если это и кит, кузен Бенедикт, то во всяком случае мертвый, - заметила миссис Уэлдон. - Ясно видно, что он лежит без движения.

- Что ж из этого, кузина Уэлдон? - настаивал на своем ученый. - Мало ли было случаев, когда корабли встречали спящих на воде китов!

- Совершенно верно, - сказал капитан Гуль. - И все-таки перед нами не спящий кит, а судно.

- Посмотрим, - ответил упрямец.

Впрочем, кузену Бенедикту не было никакого дела до китов, и он променял бы всех млекопитающих арктических и антарктических морей на одно редкое насекомое.

- Одерживай, Болтон, одерживай! - крикнул капитан Гуль. - Не надо подходить к судну ближе чем на кабельтов[13]. Мы-то уж ничем не можем повредить этому обломку, но мне вовсе не улыбается, чтобы он помял бока «Пилигриму». Приводи в бейдевинд![14]

Легким движением руля «Пилигрим» повернули немного влево.

Шкуна-бриг находилась на расстоянии одной мили от погибшего корабля. Матросы с жадным любопытством вглядывались в опрокинувшееся набок судно. Быть может, в трюмах его хранился ценный груз, который удастся перегрузить на «Пилигрим»? Известно, что за опасение груза с тонущего корабля выдается премия в размере одной трети его стоимости. Если содержимое трюма не повреждено водой, экипаж «Пилигрима» мог получить «хороший улов» - за один день возместить неудачу целого сезона.

Через четверть часа «Пилигрим» был уже в полумиле от плавающего предмета. Теперь не осталось никаких сомнений: это действительно был корпус опрокинувшегося набок корабля. Палуба его стояла почти отвесно. Мачты были снесены. От всех снастей остались лишь повисшие обрывки троса и порванные такелажные цепи. На скуле правого борта зияла большая пробоина. Крепление и обшивка были вмяты внутрь пробоины.

- Этот корабль столкнулся с каким-то другим судном! - воскликнул Дик Сэнд.

- Да, несомненно, - подтвердил капитан Гуль. - Но меня поражает, что он тут же не затонул. Это просто чудо.

- Будем надеяться, что корабль, который налетел на это судно, снял с него всю команду, - заметила миссис Уэлдон.

- Да, будем надеяться, миссис Уэлдон, - ответил капитан Гуль. - Но вполне возможно, что экипажу после столкновения пришлось спасаться на собственных шлюпках. К сожалению, морская практика знает случаи, когда виновники аварии, не заботясь об участи пострадавшей команды, спокойно продолжали свой путь.

- Не может быть, капитан! Ведь это ужаснейшая бесчеловечность!

- К сожалению, так бывает, миссис Уэлдон. Примеров сколько угодно. Судя по тому, что на этом корабле не осталось ни одной шлюпки, надо полагать, что команда покинула его. Будем надеяться, что несчастных подобрало встречное судно. Ведь отсюда почти невозможно добраться до суши на шлюпках - слишком велико расстояние до ближайших островов и тем более до американского континента.

- Удастся ли когда-нибудь разгадать тайну этой катастрофы? - сказала миссис Уэлдон. - Как вы думаете, капитан Гуль, остался на судне кто-нибудь из команды?

- Это мало вероятно, миссис Уэлдон, - ответил капитан Гуль. - Нас бы уже давно заметили и подали какой-нибудь сигнал. Впрочем, мы сейчас проверим это... Держи немного круче к ветру, Болтон, приводи в крутой бейдевинд! - крикнул капитан, указывая рукой направление.

«Пилигрим» был всего в трех кабельтовых от потерпевшего крушение корабля. Теперь уже не было никаких сомнений, что команда покинула его.

Внезапно Дик Сэнд жестом попросил всех замолчать.

- Слушайте! Слушайте! - воскликнул он.

Все насторожились.

- Кажется, собака лает...

Из корпуса тонущего корабля действительно доносился собачий лай. Там, несомненно, была живая собака. Должно быть, она не могла выйти, потому что люки были закрыты. Во всяком случае, ее не было видно.

- Если даже там осталась одна лишь собака, - спасем ее, капитан, - сказала миссис Уэлдон.

- Да, да, - воскликнул маленький Джек. - Надо спасти собачку! Я сам буду кормить ее. Она нас полюбит... Мама, я сейчас сбегаю принесу ей кусочек сахару!

- Стой на месте, сынок, - улыбаясь, сказала миссис Уэлдон. - Бедное животное, должно быть, умирает с голоду и, вероятно, предпочло бы похлебку твоему сахару.

- Так отдай ей мой суп, - сказал мальчик. - Я могу обойтись без супа!

Между тем лай с каждой минутой слышался все явственнее. Между двумя кораблями было теперь менее трехсот футов расстояния. Вдруг над бортом показалась голова крупного пса. Уцепившись передними лапами за фальшборт, животное отчаянно лаяло.

- Говик! - позвал капитан боцмана. - Ложитесь в дрейф и велите спустить на воду шлюпку.

- Держись, собачка! Держись! - кричал Джек, и собака, казалось, отвечала ему глухим лаем.

Паруса «Пилигрима» быстро были обрасоплены[15] таким образом, что он оставался почти неподвижным в полукабельтове от потерпевшего крушение судна.

Шлюпка уже покачивалась на волне. Капитан Гуль, Дик Сэнд и два матроса соскочили в нее.

Собака цеплялась за фальшборт, срываясь с него, падала на палубу и лаяла, не переставая; но казалось, что она лаяла не на быстро приближавшуюся шлюпку. Может быть, она звала пассажиров или матросов, запертых, как в тюрьме, на потерпевшем крушение судне?

«Неужели там есть живые люди?» - думала миссис Уэлдон.

Шлюпка была уже близка к цели, - еще несколько взмахов весел, и она подойдет к опрокинувшемуся корпусу судна.

Собака снова залаяла. Но теперь она уже не призывала своим лаем спасителей на помощь. Наоборот, в ее лае и рычанье слышалась яростная злоба. Всех удивила такая странная перемена.

- Что с собакой? - спросил капитан Гуль, когда шлюпка огибала корму судна, чтобы пристать к борту, погрузившемуся в воду.

Ни капитан Гуль, ни даже оставшиеся на «Пилигриме» матросы не заметили, что собака стала угрожающе рычать как раз в ту минуту, когда Негоро, выйдя из камбуза, появился на баке.

Неужели собака знала судового кока? Предположение совершенно неправдоподобное.

Как бы там ни было, но, мельком взглянув на бешено лающего пса и ничем не выразив удивления, Негоро только нахмурился на мгновенье, повернулся и ушел обратно в камбуз.

Шлюпка обогнула корму судна. Надпись на корме гласила: «Вальдек».

Наименование порта, к которому приписано судно, не было обозначено. Но по форме корпуса, по некоторым особенностям конструкции, которые сразу бросаются в глаза моряку, капитан Гуль установил, что корабль американский. Да и название подтверждало эту догадку. Корпус - вот все, что уцелело от большого брига водоизмещением в пятьсот тонн.

На носу «Вальдека» зияла широкая пробоина - след рокового столкновения. Благодаря тому, что судно дало крен, пробоина поднялась над водой на пять-шесть футов, и «Вальдек» не затонул.

На палубе не было ни души.

Собака, оставив борт, добралась по наклонной палубе до открытого центрального люка и, просунув в него голову, отчаянно залаяла.

- Очевидно, этот пес - не единственное живое существо на корабле, - заметил Дик Сэнд.

- Я и сам так думаю, - сказал капитан Гуль.

Шлюпка плыла теперь вдоль полузатонувшего борта. Первая же большая волна неминуемо должна была пустить «Вальдек» ко дну.

На палубе брига все было начисто сметено. Торчали только основания грот-мачты и фок-мачты, переломленные в двух футах от пяртнерса[16]. Очевидно, мачты рухнули при столкновении и упали за борт, увлекая за собой паруса и снасти. Однако, сколько видел глаз, нельзя было обнаружить никаких обломков. Из этого можно было сделать только один вывод: катастрофа с «Вальдеком» произошла уже много дней назад.

- Если люди и уцелели после столкновения, - сказал капитан Гуль, - то, вероятнее всего, они погибли от жажды и голода: ведь камбуз залит водой. Должно быть, на борту судна остались одни трупы.

- Нет! - воскликнул Дик Сэнд. - Нет! Собака не стала бы так лаять. Тут есть живые.

И он позвал собаку. Умное животное тотчас же соскользнуло в море и, едва перебирая лапами от слабости, поплыло к шлюпке. Когда собаку втащили в лодку, она с жадностью набросилась не на сухарь, который протянул ей Дик Сэнд, а на ведерко с пресной водой.

- Бедная собака умирает от жажды! - воскликнул Дик Сэнд.

В поисках удобного места для причала шлюпка отошла на несколько футов от палубы тонувшего корабля. Собака, очевидно, решила, что ее спасители не хотят подняться на борт. Схватив Дика Сэнда за полу куртки, она громко и жалобно залаяла.

Все движения собаки и ее лай были понятнее всяких слов.

Шлюпка подошла к крамболу левого борта. Матросы надежно закрепили ее, а капитан Гуль с Диком Сэндом поднялись на палубу, взяв с собой собаку. Не без труда, ползком, добрались они до отверстия центрального люка, зиявшего между двумя обломками мачт, и спустились в трюм.

В наполовину затопленном трюме не было никаких товаров. Балластом бригу служил песок; теперь он пересыпался на бакборт[17] и своей тяжестью удерживал судно на боку. Надежды на ценный груз не оправдались. Тут нечего было спасать.

- Здесь нет никого, - сказал капитан Гуль.

- Никого, - подтвердил юноша, пройдя в переднюю часть трюма.

Но собака на палубе продолжала заливаться лаем, как будто настойчиво требовала внимания людей.

- Здесь делать нечего, - сказал капитан Гуль. - Идем назад.

Они поднялись на палубу.

Собака подбежала к ним, потом поползла к юту[18], как будто звала их туда.

И люди пошли за нею.

Пять человек - вероятно, пять трупов - лежали в кубрике[19].

При ярком дневном свете, проникавшем в отверстие меж двумя балками, капитан Гуль увидел, что это были негры.

Дику Сэнду, переходившему от одного к другому, показалось, что несчастные еще дышат.

- На борт «Пилигрима»! Всех на борт! - приказал капитан Гуль.

Матросы, оставшиеся в шлюпке, были призваны на помощь. Они помогли вынести потерпевших крушение из кубрика.

Это было нелегкое дело, но через несколько минут всех пятерых спустили в шлюпку. Никто из них не приходил в сознание. Однако капитан Гуль надеялся, что несколько капель лекарства и глоток-другой воды возвратят этих людей к жизни.

«Пилигрим» лежал в дрейфе всего в полукабельтове, и шлюпка быстро подплыла к нему.

При помощи подъемного горденя[20], спущенного с грот-мачты, потерпевших крушение поочередно подняли на палубу «Пилигрима». Собака также не была забыта.

- О, несчастные! - воскликнула миссис Уэлдон при виде пяти распростертых неподвижных тел.

- Они живы, миссис Уэлдон! - сказал Дик Сэнд. - Они еще живы. Мы их спасем!

- Что с ними случилось? - спросил кузен Бенедикт.

- Дайте им прийти в себя, и они расскажут нам свою историю, - ответил капитан Гуль. - Но сначала их надо напоить водой и дать им немножко рому.

И, повернувшись к камбузу, он громко крикнул:

- Негоро!

При этом имени собака вся вытянулась, словно делая стойку, глухо заворчала, а шерсть у нее поднялась дыбом.

Кок не показывался и не отвечал.

- Негоро! - еще громче крикнул капитан Гуль

Собака яростно зарычала.

Негоро вышел из камбуза.

Не успел он сделать и шагу, как собака прыгнула, стремясь вцепиться ему в горло.

Португалец отшвырнул ее ударом кочерги, которой он вооружился, выходя из камбуза. Двое матросов схватили собаку и удержали ее силой.

- Вы знаете этого пса? - спросил капитан Гуль у кока.

- Я? - удивленно воскликнул Негоро. - И в глаза его никогда не видел!

- Вот странно! - прошептал Дик Сэнд.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Спасенные с «Вальдека»


Работорговля все еще широко распространена во всей Экваториальной Африке. Несмотря на то, что вдоль берегов континента крейсируют английские и французские военные корабли, суда работорговцев по-прежнему вывозят из Анголы и Мозамбика негров-невольников. Спрос на «черный товар» все еще велик во многих странах, и, надо сказать, - даже цивилизованного мира.

Капитану Гулю это было известно.

Хотя та часть океана, где сейчас находился «Пилигрим», лежала в стороне от обычных путей невольничьих судов, капитан Гуль подумал, что спасенные негры, вероятно, принадлежали к партии рабов, которых «Вальдек» вез для продажи в какую-нибудь колонию на Тихом океане.

На «Пилигриме» спасенных негров окружили самым заботливым уходом. Миссис Уэлдон с помощью Нан и Дика Сэнда поила их с ложки холодной водой, которой они, вероятно, были лишены несколько дней.

В конце концов вода, которой они так долго были лишены, и несколько глотков бульона вернули бедных негров к жизни. Один из них - на вид старик лет шестидесяти - говорил по-английски; вскоре он уже был в состоянии отвечать на вопросы.

- Что случилось с «Вальдеком»? - спросил прежде всего капитан Гуль. - Он столкнулся с другим судном?

- Дней десять тому назад, темной ночью, когда все спали, на нас налетел какой-то корабль, - ответил старый негр.

- Что сталось с командой «Вальдека»?

- Не знаю. Когда мы поднялись на палубу, там уже никого не было, господин.

- Вы думаете, что экипаж «Вальдека» успел перебраться на борт того судна, которое столкнулось с «Вальдеком»?

- Надо надеяться, что так было, господин.

- И это судно после столкновения не остановилось, чтобы подобрать пострадавших?

- Нет.

- Может быть, оно затонуло?

- О нет, - покачав головой, ответил старый негр, - мы видели, как оно удалялось.

То же самое утверждали и все спасенные с «Вальдека». Как бы это ни казалось невероятным, однако действительно часто случается, что капитан корабля, по вине которого произошло какое-нибудь ужасное столкновение, спешит поскорее скрыться, нимало не заботясь о несчастных, которых он обрек на гибель, и даже не пытается оказать им помощь!

Строгого осуждения заслуживает возница, наехавший на улице на прохожего и пытающийся скрыться, предоставляя другим заботу о жертве своей неосторожности. Но пострадавшему от несчастного случая на улице быстро окажут первую помощь. А что же сказать о людях, которые бросают на произвол судьбы утопающих в открытом море? Такие люди позорят человеческий род!

Капитан Гуль мог бы рассказать о многих случаях такой бесчеловечной жестокости. Он повторил миссис Уэлдон, что, как ни чудовищны подобные факты, они, к сожалению, не так уж редки.

Затем он продолжал допрос:

- Откуда шел «Вальдек»?

- Из Мельбурна.

- Значит, вы не рабы?

- Нет, господин, - живо ответил негр, выпрямившись во весь рост. - Мы жители Пенсильвании, граждане свободной Америки.

- Друзья мои, - сказал капитан, - знайте, что на борту «Пилигрима», американского брига, никто не будет покушаться на вашу свободу.

Действительно, пять негров, спасенных «Пилигримом», были из штата Пенсильвания. Самого старого из них продали в рабство шестилетним ребенком. Из Африки его доставили в Соединенные Штаты. Здесь он получил свободу после отмены рабства. Младшие его спутники родились свободными гражданами, и никто из белых не вправе был назвать их своей собственностью. Они даже не знали того жаргона, на котором говорили негры перед войной[21], жаргона, где не существовало спряжения и глаголы всегда употреблялись только в неопределенном наклонении. Эти негры, как свободные граждане, покинули Америку и свободными же гражданами возвращались обратно...

Старик негр рассказал капитану Гулю, что его спутники и сам он поступили на плантацию некоего англичанина неподалеку от Мельбурна, в Южной Австралии. Они проработали там три года и, скопив денег, по окончании контракта решили вернуться на родину.

Они уплатили за проезд на «Вальдеке», как обыкновенные пассажиры, и 5 января отплыли из Мельбурна. Спустя семнадцать суток, темной ночью, «Вальдек» столкнулся с каким-то большим кораблем. Негры спали. Их разбудил страшный толчок. Через несколько секунд они выбежали на палубу.

Мачты уже рухнули за борт, и «Вальдек» лежал на боку; но он не пошел ко дну, так как в трюм попало сравнительно немного воды.

Капитан и команда «Вальдека» исчезли: вероятно, одних сбросило в море, другие уцепились за снасти налетевшего корабля, который после столкновения с «Вальдеком» поспешил скрыться.

Пятеро негров остались на потерпевшем крушение судне, в тысяче двухстах милях от ближайшей земли.

Старшего из негров звали Томом. Спутники признавали его своим руководителем. Этим Том был обязан не только возрасту, но и своей энергии и большому опыту, накопленному за долгую трудовую жизнь. Остальные негры были молодые люди в возрасте от двадцати пяти до тридцати лет. Звали их: Бат, Остин, Актеон и Геркулес. Бат был сыном старика Тома.

Все четверо были рослыми и широкоплечими молодцами, - на невольничьих рынках Центральной Африки за них дали бы высокую цену. Сейчас они были изнурены, измучились, но все же сразу бросалась в глаза могучая стать этих великолепных представителей крепкой черной расы и чувствовалось также, что на них наложило свою печать некоторое воспитание, полученное ими в одной из многочисленных школ Северной Америки.

Итак, после катастрофы Том и его товарищи остались в одиночестве. Они не могли ни исправить повреждения «Вальдека», ни покинуть его, потому что обе шлюпки разбились при столкновении. Спасти их могла только встреча с каким-нибудь кораблем. Потеряв управление, «Вальдек» стал игрушкой ветра и течения. Этим и объясняется, что «Пилигрим» встретил потерпевшее крушение судно в стороне от его курса, много южнее обычного пути кораблей, следующих из Мельбурна в Соединенные Штаты.

В течение десяти дней, которые прошли с момента катастрофы до появления «Пилигрима», пятеро негров питались продуктами, найденными в буфете кают-компании. Бочки с пресной водой, хранившиеся на палубе, разбились при столкновении, а камбуз, в котором можно было достать спиртные напитки, был залит водой.

На девятый день Том и его товарищи, жестоко страдавшие от жажды, потеряли сознание; «Пилигрим» как раз во-время подоспел на помощь.

В немногих словах Том рассказал все это капитану Гулю. Не было никаких оснований сомневаться в правдивости рассказа старого негра. Сами факты говорили за это, да и спутники Тома подтверждали его слова.

Другое живое существо, спасенное с тонущего корабля, вероятно, повторило бы то же самое, будь оно наделено даром речи. Речь идет о собаке, которая пришла в такую ярость, когда увидела Негоро. Было что-то странное в этой антипатии животного к судовому коку.

Динго - так авали собаку - был из породы крупных сторожевых собак, какие водятся в Навой Голландии[22]. Однако капитан «Вальдека» приобрел Динго не в Австралии. Два года назад капитан нашел полумертвую от голода собаку на западном берегу Африки близ устья реки Конго. Ему понравилось прекрасное животное, и он взял его к себе на корабль. Однако Динго не привязался к новому владельцу. Можно было подумать, что он тоскует по прежнему хозяину, с которым его насильно разлучили и которого невозможно было разыскать в этой пустынной местности.

Две буквы - «С» и «В», выгравированные на ошейнике, - вот все, что связывало собаку с ее прошлым, остававшимся для нового хозяина неразрешимой загадкой.

Динго был большим, сильным псом, крупнее пиренейских собак, и мог считаться превосходным образцом новоголландской породы собак. Когда он вставал на задние лапы и вскидывал голову, то был ростом с человека. Мускулистые, сильные, необычайно подвижные родичи Динго, не колеблясь, нападают на ягуара и пантеру и не боятся в одиночку бороться с медведем. Шерсть у Динго была густая, темнорыжая, с белесоватыми подпалинами на морде, хвост длинный, пушистый и упругий, как у льва. Такая собака в разъяренном состоянии могла стать опасным врагом, и не удивительно, что Негоро не был в восторге от приема, который ему оказал этот сильный пес.

Динго не отличался общительностью, но его нельзя было назвать и злым. Скорее он казался грустным. Старый Том еще на «Вальдеке» заметил, что Динго как будто недолюбливает негров. Он не пытался причинить им зло, но неизменно держался от них в стороне. Быть может, во время его блужданий по африканскому побережью туземцы дурно обращались с ним? Так или иначе, но он не подходил к Тому и его товарищам, хотя это были славные, добрые люди. В те десять дней, которые они провели вместе на борту потерпевшего крушение корабля, Динго попрежнему сторонился товарищей по несчастью. Как и чем он питался в эти дни, осталось неизвестным, но так же, как и люди, он жестоко страдал от жажды.

Вот и все, кто уцелел на потерпевшем крушение судне. При первом же волнении на море оно должно было затонуть и, конечно, унесло бы с собой в пучину океана лишь трупы. Но неожиданная встреча с «Пилигримом», который задержался в пути из-за штилей и противных ветров, дала возможность капитану Гулю совершить доброе дело.

Надо было только довести это дело до конца, вернув на родину спасенных с «Вальдека» негров, которые в довершение несчастья лишились всех своих сбережений, скопленных за три года работы. Это и предполагалось сделать. «Пилигрим», разгрузившись в Вальпарайсо, должен был подняться вдоль американского побережья до берегов Калифорнии. И миссис Уэлдон великодушно обещала Тому и его спутникам, что там они найдут приют у ее мужа, мистера Джемса Уэлдона, и он снабдит их всем необходимым для возвращения в Пенсильванию. Несчастные могли теперь быть уверенными в будущем, и им оставалось лишь благодарить миссис Уэлдон и капитана Гуля. Действительно, бедные негры были им многим обязаны и, чувствуя себя в долгу перед ними, надеялись когда-нибудь доказать им на деле свою благодарность.


ГЛАВА ПЯТАЯ «С» и «В»


«Пилигрим» пошел дальше, стараясь, насколько возможно, держать курс на восток. Упорные штили немало беспокоили капитана Гуля. В том, что переход из Новой Зеландии в Вальпарайсо продлится лишнюю неделю или две, не было ничего тревожного. Однако эта непредвиденная задержка могла утомить пассажиров.

Но миссис Уэлдон не жаловалась и терпеливо сносила все неудобства плавания.

К вечеру этого дня, 2 февраля, корпус «Вальдека» исчез из виду.

Капитан Гуль первым долгом постарался поудобнее устроить Тома и его спутников. Тесный кубрик «Пилигрима» не мог вместить лишних пять человек, и капитан решил отвести им место на баке[23]. Впрочем, эти закаленные люди, привыкшие работать в тяжелых условиях, были непривередливы. В хорошую погоду - а дни стояли жаркие и сухие - они вполне могли там оставаться на все время плаванья.

Жизнь на судне, однообразное течение которой лишь ненадолго нарушила встреча с «Вальдеком», снова вошла в колею.

Том, Остин, Бат, Актеон и Геркулес рады были всякой работе. Но когда ветер дует все время в одном направлении и паруса уже поставлены, на судне нечего делать. Зато, когда нужно было лечь на другой галс[24], старый негр и его товарищи спешили на помощь экипажу. И надо сказать, что, когда гигант Геркулес принимался тянуть какую-нибудь снасть, остальные матросы могли стоять сложа руки. Этот могучий человек, ростом в шесть футов с лишком, мог заменить собой лебедку.

Маленький Джек с восхищением смотрел, как работает великан. Он нисколько не боялся Геркулеса, когда тот высоко подкидывал его в воздух, словно куклу. Джек визжал от восторга.

- Еще выше, Геркулес! - кричал он.

- Извольте, мистер Джек, - отвечал Геркулес.

- А тебе не тяжело?

- Да вы, как перышко!

- Тогда подними меня высоко-высоко! Как можно выше!

И когда Геркулес, подставив свою широкую ладонь, предлагал Джеку стать на нее обеими ножками и, вытянув руку, ходил с мальчиком по палубе, словно цирковой атлет, Джек глядел на всех сверху вниз и, воображая себя великаном, от души веселился. Он старался «сделаться тяжелее», но Геркулес даже не замечал его усилий.

Таким образом, у маленького Джека уже стало два друга: Дик Сэнд и Геркулес.

Вскоре он приобрел и третьего друга - Динго.

Как уже упоминалось, Динго был необщительным псом. Возможно, это свойство развилось у него на «Вальдеке», где люди пришлись ему не по вкусу. Но на «Пилигриме» характер собаки быстро изменился. Джек, очевидно, сумел завоевать сердце Динго. Собака с удовольствием играла с мальчиком, а ему эти игры доставляли большую радость. Скоро стало видно, что Динго был из тех собак, которые особенно любят детей. Правда, Джек никогда не мучил его. Но превращать пса в резвого скакуна, разве это не заманчиво? Можно смело сказать, что всякий ребенок предпочтет такую лошадку самому красивому деревянному коню, даже если у того к ногам привинчены колесики. Джек часто с упоением скакал верхом на Динго, который охотно выполнял эту прихоть своего маленького друга; худенький мальчуган был для него не более тяжелой ношей, чем жокей для скакового коня.

Зато какой урон терпел ежедневно запас сахара в камбузе!

Динго скоро стал любимцем всего экипажа. Один Негоро старался избегать встреч с Динго, который с первого же мгновения, непонятно почему, возненавидел его.

Однако увлечение собакой не охладило любви Джека к старому другу - Дику Сэнду. Попрежнему юноша проводил со своим маленьким приятелем все часы, свободные от вахты. Миссис Уэлдон, само собой разумеется, была очень довольна этой дружбой.

Однажды - это было 6 февраля - она заговорила с капитаном Гулем о Дике Сэнде. Капитан горячо хвалил молодого матроса.

- Ручаюсь вам, - говорил он миссис Уэлдон, - что этот мальчик станет замечательным моряком. Право, у него врожденный инстинкт моряка. Меня поражает, с какой быстротой он усваивает знания в нашем деле, хотя не имеет теоретической подготовки, и как много он узнал за короткое время!

- К этому надо добавить, - сказала миссис Уэлдон, - что он честный и добрый юноша, не по летам серьезный и очень прилежный. За все годы, что мы знаем его, ни разу он не подал ни малейшего повода к недовольству им.

- Что и говорить! - подхватил капитан Гуль. - Славный малый этот Дик! Недаром все его так любят.

- Когда мы вернемся в Сан-Франциско, - продолжала миссис Уэлдон, - муж отдаст его в морское училище, чтобы он мог впоследствии получить диплом капитана.

- И очень хорошо сделает мистер Уэлдон, - заметил капитан Гуль. - Я уверен, что Дик Сэнд когда-нибудь станет гордостью американского флота.

- У бедного мальчика было тяжелое, сиротское детство. Он прошел трудную школу, - сказала миссис Уэлдон.

- Уроки ее не пропали даром. Дик понял, что только упорный труд поможет ему выбиться в люди, и сейчас он на правильном пути.

- Да, он будет человеком долга.

- Вот посмотрите на него, миссис Уэлдон, - продолжал капитан Гуль. - Он несет сейчас вахту у штурвала и не спускает глаз с фока. Он весь - сосредоточенность и внимание, поэтому судно не рыскает, а идет прямо по курсу. У мальчика уже сейчас сноровка старого рулевого. Хорошее начало для моряка! Знаете, миссис Уэлдон, ремеслом моряка надо заниматься с детства. Кто не начал службы юнгой, тот никогда не будет настоящим моряком, по крайней мере в торговом флоте. В детстве из всего извлекаешь уроки, и постепенно твои действия становятся не только сознательными, но и инстинктивными, и в результате моряк привыкает принимать решения так же быстро, как и маневрировать парусами.

- Однако, капитан, есть ведь немало отличных моряков и в военном флоте, - заметила миссис Уэлдон.

- Разумеется. Но насколько я знаю, почти все лучшие моряки с детства начали службу. Достаточно вспомнить Нельсона[25], да и многих других, начинавших службу юнгами.

В эту минуту из каюты вышел кузен Бенедикт. Погруженный, по обыкновению, в свои мысли, он с рассеянным видом блуждал по палубе, заглядывая во все щели, шаря под клетками с курами, проводя пальцами по швам в обшивке борта, - там, где вар облупился.

- Как вы себя чувствуете, кузен Бенедикт? - спросила миссис Уэлдон.

- Благодарю вас, хорошо, кузина. Как всегда... Но мне не терпится поскорее вернуться на землю.

- Что вы там ищете под скамьей, мистер Бенедикт? - спросил капитан Гуль.

- Насекомых, сударь, насекомых! - сердито ответил кузен Бенедикт. - Что, по-вашему, я могу искать, если не насекомых?

- Насекомых? К сожалению, вам придется потерпеть: в открытом море вам вряд ли удастся пополнить свою коллекцию.

- Почему же так, сударь? Разве нельзя себе представить, что на корабле окажется несколько экземпляров...

- Нет, кузен Бенедикт, вы ничего тут не найдете, - прервала его миссис Уэлдон. - Сердитесь, не сердитесь на капитана Гуля, но он содержит свой корабль такой безукоризненной чистоте, что все ваши поиски будут напрасны.

Капитан Гуль рассмеялся.

- Миссис Уэлдон преувеличивает, - сказал он. - Однако, мне кажется, вы действительно потеряете напрасно время, если будете искать насекомых в каютах.

- Знаю, знаю! - досадливо пожав плечами, воскликнул кузен Бенедикт. - Я уже обшарил все каюты сверху донизу...

- Но в трюме, - продолжал капитан Гуль, - вы, пожалуй, найдете несколько тараканов, если они вас, конечно, интересуют.

- Разумеется, интересуют! Как могут не интересовать меня эти ночные прямокрылые насекомые, которые навлекли на себя проклятия Виргилия и Горация! - возразил кузен Бенедикт, гордо выпрямившись во весь рост. - Как могут не интересовать меня эти близкие родственники «Periplaneta orientalis» и американского альбиноса, тараканы, обитающие...

- Грязнящие... - сказал капитан Гуль.

- Царящие на борту! - гордо поправил его кузен Бенедикт.

- Тараканье царство!

- О, сразу видно, что вы не энтомолог, сударь!

- Ни в какой мере!

- Послушайте, кузен Бенедикт, - улыбаясь, сказала миссис Уэлдон, - надеюсь, вы не потребуете, чтобы из любви к науке мы безропотно отдали себя на съедение тараканам?

- Я ничего не требую, кузина! - ответил пылкий энтомолог. - Единственно, чего я добиваюсь, - это украсить свою коллекцию каким-нибудь редким экземпляром.

- Вы недовольны своими новозеландскими находками?

- Напротив, очень доволен, кузина. Мне посчастливилось поймать там экземпляр жука-стафилина, которого до меня находили только в Новой Каледонии, то есть на несколько сот миль дальше.

В эту минуту Динго, который все время играл с Джеком, подбежал к кузену Бенедикту.

- Поди прочь, поди прочь! - закричал тот, отталкивая собаку.

- О мистер Бенедикт! - воскликнул капитан Гуль. - Как можно любить тараканов и ненавидеть собак?

- Да еще таких хороших собачек! - сказал маленький Джек, обхватив обеими ручками голову Динго.

- Да... может быть... - проворчал кузен Бенедикт. - Но это мерзкое животное обмануло мои надежды.

- Как, кузен Бенедикт! - воскликнула миссис Уэлдон. - Неужели вы и Динго собирались зачислить в отряд двукрылых или перепончатокрылых?

- Нет, конечно, - вполне серьезно ответил ученый. - Но ведь Динго, хоть он и принадлежит к австралийской породе собак, был подобран на западно-африканском побережье!

- Совершенно верно, - подтвердила миссис Уэлдон. - Том слышал, как об этом говорил капитан «Вальдека».

- Так вот... я думал... я надеялся... что на этом животном окажутся какие-нибудь насекомые, присущие только западноафриканской фауне...

- О, небо! - воскликнула миссис Уэлдон.

- И я полагал, что, может быть, на нем найдется какая-нибудь особенно злая блоха еще неизвестного, нового вида...

- Слышишь, Динго? - сказал капитан Гуль. - Слышишь, пес? Ты не выполнил своих обязанностей!

- Но я напрасно вычесал ему шерсть, - продолжал с нескрываемым огорчением энтомолог, - на нем не оказалось ни одной блохи!

- Если бы вам удалось найти блох, надеюсь, вы бы немедленно уничтожили их? - воскликнул капитан.

- Сударь, - сухо ответил кузен Бенедикт, - вам не мешает знать, что сэр Джон Франклин[26] никогда напрасно не убивал насекомых, даже американских комаров, укусы которых несравненно болезненнее блошиных укусов. Полагаю, вы не станете оспаривать, что сэр Джон Франклин в морском деле кое-что смыслил?

- Верно! - с поклонам ответил капитан Гуль.

- Однажды его страшно искусал москит. Но Франклин только дунул на него и, отогнав, учтиво сказал: «Пожалуйста, уйдите. Мир достаточно велик для вас и для меня!»

- Ага! - произнес капитан Гуль.

- Да, сударь!

- А знаете ли вы, господин Бенедикт, - заметил капитан Гуль, - что другой человек сказал это много раньше, чем Франклин?

- Другой?!

- Да. Звали его дядюшка Тоби.

- Кто он? Энтомолог? - живо спросил кузен Бенедикт.

- О нет, стерновский дядюшка Тоби[27] не был энтомологом, но это не помешало ему, без излишней, правда, учтивости, сказать мухе, которая жужжала около его носа: «Убирайся, бедняга! Свет велик, и мы можем жить, не стесняя друг друга».

- Молодчина этот дядюшка Тоби! - воскликнул кузен Бенедикт. - Он умер?

- Полагаю, что да, - невозмутимо ответил капитан Гуль, - так как он никогда не существовал.

Все смеялись, глядя на кузена Бенедикта.

Такие дружеские беседы помогали коротать долгие часы затянувшегося плавания. Само собой разумеется, что в присутствии кузена Бенедикта разговор неизменно вращался вокруг каких-нибудь вопросов энтомологической науки.

Море все время было спокойное, но слабый ветер еле надувал паруса шкуны-брига, и «Пилигрим» почти не подвигался на восток. Капитан Гуль с нетерпением ждал, когда же судно достигнет, наконец, тех мест, где подуют более благоприятные ветры.

Надо сказать, что кузен Бенедикт пытался посвятить Дика Сэнда в тайны энтомологии. Но юноша уклонился от этой чести; тогда ученый начал читать лекции неграм. Дело кончилось тем, что Том, Бат, Остин и Актеон стали убегать от кузена Бенедикта, как только он показывался на палубе. Почтенному энтомологу приходилось довольствоваться только одним слушателем - Геркулесом, у которого он обнаружил врожденную способность отличать паразитов от вилохвостых насекомых.

Великан негр жил теперь окруженный жуками-кожеедами, жужелицами, щелкунами, рогачами, жуками-могильщиками, долгоносиками, навозниками, божьими коровками, короедами, хрущами, зерновками. Он исследовал всю коллекцию кузена Бенедикта, который трепетал от страха, видя своих хрупких насекомых в толстых и крепких, как тиски, пальцах Геркулеса. Но великан ученик так внимательно слушал лекции, что профессор решил даже рискнуть ради него своими сокровищами.

В то время как кузен Бенедикт занимался с Геркулесом, миссис Уэлдон учила чтению и письму маленького Джека, а его друг, Дик Сэнд, знакомил его с начатками арифметики.

Пятилетний ребенок легче усваивает знания, когда уроки похожи на занимательную игру. Миссис Уэлдон учила Джека чтению не по азбуке, а при помощи деревянных кубиков, на которых были нарисованы большие красные буквы. Малыша забавляло, что от сочетания их получаются слова. Сначала мать сама складывала какое-нибудь слово, затем, перемешав кубики, предлагала Джеку самостоятельно сложить то же слово.

Мальчику нравилось учиться играючи. Каждый день он подолгу возился со своими кубиками в каюте или на палубе, то складывал слова, то вновь перемешивал все буквы алфавита.

Эта игра послужила причиной происшествия, настолько необычайного и неожиданного, что о нем стоит рассказать подробнее.

Случилось это утром 9 февраля.

Джек полулежал на палубе и составлял из кубиков какое-то слово; старик Том должен был вновь составить это слово после того, как мальчик перемешает кубики. Соблюдая правила игры, Том закрыл глаза ладонью, чтобы не видеть, какое слово складывает Джек.

В наборе кубиков были не только заглавные и строчные буквы, но также и цифры, - таким образом, эта игра служила пособием для обучения не только чтению, но и счету.

Джек выстроил все кубики в один ряд и, нахмурив брови, выбирал нужные ему буквы. Работа нелегкая, и мальчик так увлекся ею, что не обращал внимания на Динго, который кружил возле него. Вдруг собака замерла на месте, уставившись на один кубик. Потом подняла переднюю правую лапу и завиляла хвостом. Затем схватила в зубы кубик, отбежала в сторону и положила его на палубу.

На этом кубике была изображена заглавная буква «С».

- Динго, отдай! - крикнул мальчик, испугавшись, что собака проглотит кубик.

Но Динго вернулся, взял еще один кубик и положил его рядом с первым.

На втором кубике было нарисовано заглавное «В».

Тут Джек вскрикнул.

На его крик прибежали миссис Уэлдон, капитан Гуль и Дик Сэнд, гулявшие по палубе.

Джек рассказал о том, что произошло.

Динго различал буквы! Динго умел читать! Да, да! Джек видел это собственными глазами.

Дик Сэнд пошел за кубиками, чтобы вернуть их Джеку. Динго встретил его рычаньем.

Тем не менее юноша поднял кубики с палубы и поставил их в выстроенную шеренгу. Динго опять бросился к ней, снова выбрал те же две буквы и отнес их в сторонку. Он лег и, положив лапы на кубики, вызывающе смотрел на людей, ясно показывая, что никому не намерен их отдать. Другие буквы алфавита его не занимали и как будто и не существовали для него.

- Как странно! - воскликнула миссис Уэлдон.

- Действительно, очень странно, - сказал капитан Гуль, пристально глядя на кубики.

- С, В, - прочитала миссис Уэлдон.

- С, В, - повторил капитан Гуль. - Те же буквы, что и на ошейнике Динго!

И, внезапно обернувшись к старому негру, он спросил:

- Том, вы, кажется, говорили, что эта собака лишь с недавних пор принадлежала капитану «Вальдека»?

- Да, сударь. Динго попал на «Вальдек» всего года два тому назад.

- Капитан «Вальдека» нашел его на западном побережье Африки?

- Да, сударь, близ устья Конго. Я не раз слышал, как капитан «Вальдека» говорил об этом.

- И никто не знает, кому раньше принадлежал Динго и как он попал в Африку?

- Никто, капитан. Ведь с собаками дело обстоит хуже, чем с брошенными детьми: документов у них нет никаких, да и рассказать они ничего не могут.

Капитан Гуль умолк и задумался.

- Разве эти две буквы что-нибудь говорят вам, капитан? - спросила миссис Уэлдон, решившись, наконец, нарушить молчание.

- Да, миссис Уэлдон. Они наводят меня на мысль... А впрочем, может быть, это просто случайное совпадение.

- Какое?

- Может быть, в этих двух буквах есть смысл и они помогут выяснить судьбу одного отважного путешественника.

- Не понимаю. Что вы хотите сказать?

- Сейчас объясню, миссис Уэлдон. В тысяча восемьсот семьдесят первом году, то есть два года назад, один путешественник-француз отправился в Африку по инициативе парижского Географического общества, предпринимая попытку пересечь континент с запада на восток. Исходным пунктом его экспедиции как раз было устье реки Конго. Конечной точкой, по возможности, должен был быть мыс Дельгадо в устье реки Рувума, по течению которой путешественник намеревался спуститься. Этого человека звали Самюэль Вернон.

- Самюэль Вернон?! - повторила миссис Уэлдон.

- Да, миссис Уэлдон. Заметьте, что имя и фамилия начинаются как раз с тех букв, которые Динго выбрал из всею алфавита, и они же выгравированы на его ошейнике.

- В самом деле, - сказала миссис Уэлдон. - А что сталось с путешественником?

- Он отправился в экспедицию, - ответил капитан Гуль, - и с тех пор от него не было известий.

- Ни одной весточки? - спросил Дик Сэнд.

- Ни одной, - сказал капитан.

- Какой же из всего этого вывод вы делаете? - спросила миссис Уэлдон.

- Я полагаю, что Самюэлю Вернону не удалось добраться до восточного берега Африки. Либо он погиб в пути, либо его взяли в плен туземцы.

- Значит, эта собака...

- Эта собака могла принадлежать Самюэлю Вернону. Но если мое предположение правильное, Динго оказался счастливее своего хозяина: ему удалось вернуться назад к устью Конго, где его нашел капитан «Вальдека».

- А вы уверены, что француза-путешественника действительно сопровождала собака, или это только ваша догадка?

- Нет, миссис Уэлдон, это только моя догадка, - ответил капитан Гуль. - Зато бесспорным фактом является то, что Динго знает буквы «С» и «В», инициалы путешественника. Каким образом и где собака научилась различать эти две буквы, я, разумеется, не могу вам сказать. Но Динго отлично знает их. Глядите, он подталкивает кубики лапой, точно просит нас прочитать буквы.

И правда, поведение Динго нельзя было иначе истолковать.

- Разве Самюэль Вернон один предпринял такую трудную экспедицию? - спросил Дик Сэнд.

- Не знаю, - ответил капитан Гуль. - Но весьма вероятно, что он взял с собой отряд носильщиков-туземцев.

В эту минуту Негоро вышел из каюты на палубу. Сначала никто не обратил внимания на его приход, и поэтому никто не заметил странного взгляда, который португалец бросил на собаку, попрежнему оберегавшую два кубика с буквами «С» и «В». Но Динго, увидев судового кока, яростно зарычал и оскалил зубы.

Негоро тотчас же ушел назад в каюту, но взгляд, который он бросил на собаку, и угрожающий жест, который вырвался у него, не предвещали Динго ничего хорошего.

- Здесь кроется какая-то тайна, - прошептал капитан Гуль, от глаз которого не ускользнула ни одна подробность этой краткой сцены.

- А все-таки странно, мистер Гуль, - заметил Дик Сэнд. - Как же это собака научилась различать буквы алфавита?

- И ничего тут нет странного! - заявил маленький Джек. - Мама часто рассказывала мне про собаку, которая умела читать и писать, как настоящий школьный учитель, и даже играла в домино.

- Дорогой мой мальчик, - улыбаясь, сказала миссис Уэлдон, - собака Мунито, о которой я тебе рассказывала, совсем не была такой ученой, как тебе кажется. Если верить тому, что мне говорили, Мунито не умела отличить одну от другой буквы, из которых она составляла слова. Весь секрет ее «учености» заключался в замечательно остром слухе. Ее хозяин, ловкий американец, заметил это качество у Мунито, стал развивать его и в конце концов добился удивительных результатов.

- Как же он достиг этого, миссис Уэлдон? - спросил Дик Сэнд. Тайна ученой собаки заинтересовала его не меньше, чем Джека.

- Вот как, друг мой. Когда Мунито предстояло «сработать» перед публикой, на столе расставляли кубики с буквами, вроде кубиков Джека. Собака ходила по столу в ожидании, пока из публики назовут слово, которое ей надлежало сложить. Обязательным условием было, чтобы это слово знал хозяин Мунито.

- Значит, в отсутствие хозяина... - начал юноша.

- ...собака ничего не могла сделать, - сказала миссис Уэлдон. - И вот почему. Буквы были расставлены на столе, собака расхаживала взад и вперед вдоль этого алфавита. Подойдя к букве, которая входила в заданное слово, она останавливалась, но не потому, что знала эту букву, а потому, что различала звук, неуловимый ни для кого другого; слышала, как американец щелкал зубочисткой, спрятанной в кармане. Это служило для нее сигналом, Мунито брала кубик и ставила его рядом с другим кубиком в определенном порядке.

- И в этом заключался весь секрет? - воскликнул Дик Сэнд.

- Да. Секрет, как видишь, несложный, - ответила миссис Уэлдон. - Впрочем, и большинство других фокусов обычно так же просты. Когда хозяина не было вблизи, Мунито теряла свой «дар». Поэтому-то меня так удивляет, что и в отсутствие Самюэля Вернона, - если только он действительно был хозяином собаки, - Динго сумел распознать эти две буквы.

- В самом деле, - заметил капитан Гуль, - это достойно удивления. Впрочем, здесь ведь собака не складывает из букв любое слово, по выбору публики: она выбирает только две буквы - всегда одни и те же. В конце концов собака, которая звонила у дверей монастыря, чтобы получить остатки обеда, предназначенные к раздаче нищим, или та собака, которая поочередно с другой через день должна была вращать вертел и отказывалась работать не в свою очередь, - быть может, эти собаки гораздо сообразительнее нашего Динго. Но не в этом дело. Перед нами неоспоримый факт: из всех букв алфавита Динго выбрал только две - «С» и «В». Других букв он, повидимому, не знает. Из этого можно сделать только один вывод, что существовали какие-то причины, которые заставили собаку запомнить именно эти две буквы.

- Ах, капитан Гуль, - вздохнул Дик Сэнд, - если бы Динго мог говорить! Он объяснил бы нам, что означают эти буквы и почему он точит зубы на нашего кока!

- Да еще какие зубы! - рассмеялся капитан Гуль, указывая на Динго, который в эту минуту зевнул, обнажив свои страшные клыки.


ГЛАВА ШЕСТАЯ Кит на горизонте


Легко себе представить, что этот странный случай с Динго не раз служил темой бесед, которые вели на корме «Пилигрима» миссис Уэлдон, капитан Гуль и Дик Сэнд. Молодой матрос инстинктивно не доверял Негоро, хотя поведение судового кока попрежнему было безупречным. На баке, в помещении команды, тоже немало говорили о Динго, но пришли к другому выводу: он был признан ученейшим псом, который не только читает, но, может быть, и пишет получше иного матроса. И если он еще не заговорил на человеческом языке, то только потому, что у него, очевидно, имеются веские основания хранить молчание.

- Вот увидите, - ораторствовал рулевой Болтон, - в один прекрасный день этот пес подойдет ко мне и спросит: «Куда мы держим курс, Болтон? Какой ветер нынче дует? Норд-вест или вест-норд-вест?» И мне придется ответить.

- Мало ли есть говорящих животных, - рассуждал другой матрос, - сороки, попугаи!.. Почему бы и собаке не заговорить, если ей захочется? Кажется, клювом говорить труднее, чем пастью.

- Правильно, - подтвердил боцман Говик, - а все-таки говорящих собак никогда не бывало.

Команда «Пилигрима» чрезвычайно удивилась бы, узнав, что говорящие собаки существуют. У одного датского ученого была собака, которая отчетливо произносила слов двадцать. Но непроходимая пропасть отделяет такое умение от настоящей осмысленной речи. У собаки датского ученого голосовые связки были устроены так, что она могла издавать членораздельные звуки. Но смысл произносимых слов она понимала не больше, чем, скажем, попугаи, сойки или сороки. Для всех «говорящих» животных слова - это только разновидность пения или крика, - значение этих звуков остается для них непостижимым.

Как бы там ни было, но Динго стал героем дня на борту «Пилигрима». К чести его надо сказать, что он от этого не возгордился. Капитан Гуль неоднократно повторял опыт: он раскладывал деревянные кубики перед собакой, и Динго без ошибок и колебаний всякий раз вытаскивал два кубика с буквами «С» и «В», не обращая внимания на остальные буквы алфавита.

Несколько раз капитан этот опыт проделывал и при кузене Бенедикте. Но ученого занимали только насекомые, и поведение Динго нисколько не заинтересовало его.

- Не следует думать, - сказал он однажды, - что только собаки одарены подобной сообразительностью. Есть немало и других умных животных. Но и они, так же как собаки, лишь подчиняются инстинкту. Вспомните хотя бы крыс, которые бегут с кораблей, обреченных на гибель; вспомните бобров: они предвидят подъем воды в реке и надстраивают свои плотины; вспомните ослов, у которых замечательная память; вспомните, наконец, трех коней, принадлежавших Никомеду, Скандербегу и Оппиену, - они умерли от горя после смерти своих хозяев. Были и другие животные, которые делают честь всему миру животных. Известны случаи, когда на диво обученные птицы писали без ошибки слова под диктовку своего учителя, когда попугаи считали, сколько гостей в комнате с точностью, которой позавидовал бы вычислитель Бюро долгот и широт. Разве не существовало попугая, за которого заплатили сто золотых, ибо он читал некоему кардиналу, своему хозяину, весь символ веры без запинки. Разве энтомолог не должен испытывать законного чувства гордости, когда видит, как простые насекомые дают доказательства высоко развитого интеллекта и убедительно подтверждают изречение: «In minimis maximus Deus»[28]. Ведь муравьи могли бы поспорить со строителями наших больших городов. Я бесконечно горжусь тем, что некоторые крохотные насекомые также обнаруживают развитой интеллект. Водяные пауки-серебрянки, не знающие законов физики, строят воздушные колокола, блохи везут экипажи, как заправские рысаки, выполняют строевые упражнения не хуже карабинеров, стреляют из пушек лучше, чем дипломированные артиллеристы, окончившие Вест-Пойнт[29]. Нет, Динго не заслужил чрезмерных похвал. Если он так сведущ в азбуке, - это не его заслуга: он принадлежит к еще не получившей своего места в зоологии породе canis alphabeticus - «собак-грамотеев», как видно, встречающихся в Новой Зеландии.

Но такие речи завистливого энтомолога нисколько не унизили Динго в общественном мнении, и на баке о нем попрежнему говорили, как о настоящем чуде.

Один лишь Негоро не разделял общего восхищения собакой. Быть может, он считал ее слишком умной. Динго относился к судовому коку все так же враждебно, и Негоро не преминул бы отплатить ему за это, если бы Динго не был способен «постоять за себя», во-первых, и если бы, во-вторых, он не стал любимцем всего экипажа.

Негоро теперь больше, чем когда-либо, избегал показываться на глаза Динго. Это не помешало Дику Сэнду заметить, что после случая с кубиками взаимная ненависть человека и собаки усилилась. В этом было нечто необъяснимое.

Десятого февраля томительные штили, во время которых «Пилигрим» не двигался с места, чередовались с порывами налетавшего встречного ветра. Но в этот день норд-ост заметно стих, и капитан Гуль стал надеяться на скорую перемену ветра. Он мечтал о северо-западном ветре, который позволил бы шкуне-бригу поднять все паруса. Из Оклендского порта «Пилигрим» вышел всего девятнадцать дней тому назад. Задержка была не так уж велика, и при попутном ветре отлично оснащенная шкуна-бриг могла быстро наверстать потерянное время. Но желанная перемена ветра еще не наступила. Надо было ждать еще несколько дней.

Попрежнему океан простирался водной пустыней. Ни одно судно не заглядывало в эти широты. Мореплаватели покинули их. Китобои, охотившиеся в южных полярных морях, не собирались еще возвращаться на родину, и «Пилигрим», в силу чрезвычайных обстоятельств оставивший место охоты раньше времени, не мог надеяться на встречу с каким-нибудь кораблем, идущим к тропику Козерога.

Трансокеанские пакетботы, как уже говорилось, совершали рейсы между Америкой и Австралией под более низкими широтами.

Однако именно потому, что море было таким пустынным, оно особенно привлекало к себе внимание. Однообразное на взгляд поверхностного наблюдателя, оно представляется настоящим морякам, людям, которые умеют видеть и угадывать, бесконечно разнообразным. Неуловимая его изменчивость восхищает людей, обладающих воображением и чувствующих поэзию океана. Вот плывет пучок морской травы; вот длинная водоросль оставляет на поверхности воды легкий волнистый след; а вот волны колышут обломок доски, и так хочется отгадать, какое происшествие связано с этим обломком. Бесконечный простор дает богатую пищу воображению. В каждой из этих молекул воды, то поднимающихся в дымке пара к облакам, то проливающихся дождем в море, заключается, быть может, тайна какой-нибудь катастрофы. Как надо завидовать тем пытливым умам, которые умеют выведывать у океана его тайны, подниматься от его вечно движущихся вод к небесным высотам.

Всюду жизнь - и под водой и над водой! Пассажиры «Пилигрима» наблюдали, как охотятся на маленьких рыбок стаи перелетных птиц, покинувших приполярные области перед наступлением зимних холодов. Дик Сэнд, перенявший у Джемса Уэлдона наряду со многими другими полезными навыками также и искусство меткой стрельбы, доказал, что он одинаково хорошо владеет ружьем и револьвером: юноша подстрелил на лету несколько птиц.

Над водой кружили буревестники - одни совершенно белые, другие с темной каймой на крыльях. Иногда пролетали стаи капских буревестников, а в воде проносились пингвины, у которых на земле такая неуклюжая и смешная походка. Однако, как отметил капитан Гуль, обрубки крыльев служат пингвинам настоящими плавниками, в воде птицы эти могут состязаться с самыми быстрыми рыбами, так что моряки иногда принимают их за тунцов. Высоко в небе реяли гигантские альбатросы, раскинув крылья в десять футов шириной. Они спускались на воду и клювом искали себе в ней пищу.

Эти непрестанно сменяющиеся картины представляют собой увлекательное зрелище. Только человеку, глубоко равнодушному к природе, море может показаться однообразным.

Днем 10 февраля миссис Уэлдон, прогуливаясь по палубе «Пилигрима», заметила, что поверхность моря внезапно стала красноватой. Казалось, вода окрасилась кровью. Сколько видел глаз, во все стороны простиралось это загадочное красное поле.

Дик Сэнд играл с маленьким Джеком недалеко от миссис Уэлдон, она сказала ему:

- Посмотри, Дик, что за странный цвет у моря. Откуда эта окраска? Может быть, тут какая-нибудь морская трава?

- Нет, миссис Уэлдон, - ответил юноша, - эту окраску воде придают мириады крохотных ракообразных, которые служат обычно пищей крупным морским млекопитающим. Рыбаки метко прозвали этих рачков «китовой похлебкой».

- Рачки! - сказала миссис Уэлдон. - Но они такие крохотные, что их, пожалуй, можно назвать морскими насекомыми! Кузен Бенедикт, наверное, с радостью включит их в свою коллекцию.

И миссис Уэлдон громко позвала:

- Кузен Бенедикт! Идите сюда.

Кузен Бенедикт вышел из каюты почти одновременно с капитаном Гулем.

- Поглядите, кузен Бенедикт! Видите огромное красное пятно на море? - спросила миссис Уэлдон.

- Ага! - воскликнул капитан Гуль. - Китовая похлебка! Вот удобный случай изучить весьма любопытных рачков, господин Бенедикт!

- Ерунда! - сказал энтомолог.

- Как «ерунда»?! - вскричал капитан. - Вы не имеете права проявлять такое равнодушие! Если не ошибаюсь, эти рачки относятся к одному из шести классов суставчатых и в качестве таковых...

- Ерунда! - повторил кузен Бенедикт, замотав головой.

- Однако! Такое равнодушие у энтомолога...

- Не забывайте, капитан Гуль, - прервал его кузен Бенедикт, - что я изучаю насекомых, в особенности шестиногих.

- Значит, вас эти рачки мало занимают, господин Бенедикт? Но если бы вы обладали желудком кита, как бы вы обрадовались этому пиру! Знаете, миссис Уэлдон, когда нам, китобоям, случается наткнуться в море на такую стаю рачков, мы спешим привести в готовность гарпуны и шлюпки. В таких случаях можно не сомневаться, что добыча близка...

- Но как могут такие крохотные рачки насытить огромного кита? - спросил Джек.

- Что ж тут удивительного, дружок? - ответил капитан Гуль. - Ведь готовят вкусные кушанья из манной крупы, из крахмала, из муки тончайшего помола. Так уж пожелала природа: когда кит плывет в этой красной воде, похлебка для него готова, - ему стоит только открыть свою огромную пасть. Мириады рачков попадают туда, и он закрывает рот. Тогда роговые пластинки, - так называемый «китовый ус», - которые щеткой свисают с его нёба, выполняют роль рыбачьих сетей. Ничто не может ускользнуть из его рта, и масса рачков отправляется в обширный желудок кита так же просто, как суп в твой животик.

- Ты понимаешь, Джек, - добавил Дик Сэнд, - что господин кит не тратит времени на то, чтобы очищать от скорлупы каждого рачка в отдельности, как ты очищаешь креветок.

- В то время как огромный обжора лакомится своей «похлебкой», - сказал капитан Гуль, - кораблю легче подойти к нему, не возбуждая у кита тревоги. Самая подходящая минута пустить в ход гарпун...

В это мгновение, как бы в подтверждение слов капитана Гуля, вахтенный матрос крикнул:

- Кит на горизонте - впереди по левому борту!

Капитан Гуль выпрямился во весь рост.

- Кит! - воскликнул он и, побуждаемый инстинктом охотника, побежал на нос.

Миссис Уэлдон, Джек, Дик Сэнд и даже кузен Бенедикт последовали за ним.

Действительно, в четырех милях, под ветром, в одном месте море как бы кипело. Опытный китобой не мог ошибиться: среди красных волн двигалось крупное морское млекопитающее. Но расстояние еще было слишком велико, чтобы можно было определить породу этого млекопитающего. Пород этих несколько, и каждая довольно резко отличается от других.

Может быть, это один из видов настоящих китов, за которыми главным образом и охотятся китобои северных морей? У настоящих китов нет спинного плавника, под кожей у них толстый слой жира. Длина настоящих китов иногда достигает восьмидесяти футов, но средняя их длина не больше шестидесяти футов. От одного такого чудища можно получить до ста бочек ворвани.

А может, это полосатик, принадлежащий к породе спиноперых китов, - одно уже это название должно, как-никак, внушать уважение энтомологу. У полосатиков - похожие на крылья спинные белые плавники длиной в половину туловища, это своего рода летающий кит.

Но это мог быть и большой полосатик, известный также под названием полосатика-горбача, у него тоже есть спинной плавник, а по длине он не уступает настоящим китам.

Пока еще нельзя было решить, к какому виду принадлежит кит, замеченный вахтенным.

Капитан Гуль и весь экипаж «Пилигрима» с жадностью следили за млекопитающим.

Если часовщик, глядя на стенные часы в чужой комнате, испытывает непреодолимую потребность их завести, то какое страстное желание загарпунить добычу охватывает китобоя при виде плавающего в океане кита? Говорят, охота на крупного зверя увлекает больше, чем охота на мелкую дичь. Если охотничий пыл тем сильнее, чем крупнее дичь, то что же должны ощущать ловцы слонов и китобои?

Экипаж «Пилигрима» волновался еще и потому, что судно возвращалось на родину с неполным грузом!..

Капитан Гуль пристально всматривался вдаль. Кита еще трудно было рассмотреть на таком расстоянии, но искушенный глаз китобоя безошибочно улавливал некоторые признаки, различимые даже издали: по фонтанам, вырывавшимся из водометных отверстий кита, уже можно было определить, к какой породе он принадлежит.

- Это не настоящий кит! - воскликнул капитан Гуль. - У настоящих китов фонтаны выше и тоньше. И несомненно это не горбач! Когда фонтан вылетает с шумом, похожим на отдаленный гул канонады, можно с уверенностью сказать, что имеешь дело с горбачом. Но тут ничего такого нет. Прислушайтесь хорошенько. Тут фонтан производит шум совсем другого рода. Что ты скажешь об этом, Дик? - спросил капитан Гуль, обернувшись к юноше.

- Мне кажется, капитан, что это полосатик, - ответил Дик Сэнд. - Посмотрите, с какой силой взлетают в воздух фонтаны. И как будто водяных струй в них больше, чем пара. Если я не ошибаюсь, эта особенность присуща полосатикам?

- Правильно, Дик! - ответил капитан Гуль. - Сомневаться уж не приходится! Там, в красной воде, плывет полосатик.

- Как красиво! - воскликнул маленький Джек.

- Да, голубчик! Подумать только, что это огромное животное спокойно кормится и даже не подозревает, что за ним наблюдают китобои!

- Мне думается, - скромно заметил Дик, - что это очень крупный экземпляр полосатика.

- Несомненно! - ответил капитан Гуль, у которого сверкали глаза от волнения. - Длины в нем по меньшей мере семьдесят футов.

- Здорово! - воскликнул боцман. - Загарпунить бы с полдюжины таких китов, и тогда полностью нагрузили бы все трюмы нашего корабля.

- Да, полдюжины вполне было бы достаточно, - со вздохом сказал капитан Гуль.

Чтобы лучше рассмотреть кита, он влез на бушприт.

- У нас пустуют двести бочек. Вот если поймать этого кита, - прибавил боцман, - сразу заполнили бы ворванью не меньше сотни бочек...

- Да... Не меньше сотни! - шептал капитан Гуль.

- Это правда, - подтвердил Дик Сэнд, - но напасть на такого огромного полосатика - дело далеко не легкое.

- Верно. Дело трудное, очень трудное. У больших полосатиков хвост чудовищной силы, и к ним надо приближаться очень осторожно. Самая крепкая шлюпка разлетается в щепки от удара их хвоста. Но ради такой поживы стоит рискнуть.

- Большой полосатик - большая добыча! - сказал один из матросов.

- И выгодная! - добавил другой.

- Жаль пройти мимо и не поздороваться с таким китом! - заключил третий.

Всей команде страстно хотелось поохотиться. Сколько ворвани было заключено в туше, плававшей на поверхности воды так близко, рукой подать! Казалось, стоило только подставить бочки - и ворвань польется в них широкой струей. Немного усилий - и трюм «Пилигрима» будет заполнен.

Взобравшись на ванты фок-мачты, матросы жадным взглядом следили за каждым движением кита, и нетерпеливые возгласы выдавали их чувства.

Капитан Гуль умолк и грыз от досады ногти.

Словно мощный магнит, полосатик притягивал к себе «Пилигрим» и весь его экипаж.

- Мама! Мама! - воскликнул вдруг маленький Джек. - Я хочу посмотреть, как устроен кит!

- Ах, ты хочешь посмотреть кита вблизи, дружок? Что ж, почему бы не доставить тебе такого удовольствия? Не правда ли, друзья? - обратился капитан Гуль к матросам, будучи уже не в силах противостоять соблазну. - Людей у нас маловато... Ну, да как-нибудь справимся...

- Справимся, справимся! - в один голос закричали матросы.

- Мне не в первый раз придется выполнять обязанности гарпунщика, - продолжал капитан Гуль. - Посмотрим, не разучился ли я метать гарпун...

- Ура, ура, ура! - закричали матросы.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ Приготовления к охоте


Понятно, почему появление огромного морского животного привело в такое возбуждение экипаж «Пилигрима». Кит, плававший посреди красного водного поля, казался гигантским.

Добыть его и заполнить трюм корабля - искушение было велико! Могли ли китобои пропустить такой случай?

Миссис Уэлдон задала капитану Гулю вопрос: не опасна ли в таких условиях для команды и для него самого охота на кита.

- Нет, миссис Уэлдон, - ответил капитан Гуль. - Опасности нет никакой. С одной шлюпкой мне не раз приходилось охотиться на китов, и не было случая, чтобы я не добился цели. Повторяю, никакая опасность не грозит нам, а следовательно, и вам.

Миссис Уэлдон успокоилась и прекратила расспросы.

Капитан Гуль тотчас же распорядился сделать все необходимые приготовления к охоте на полосатика. Он по опыту знал, что охота будет трудной, и решил принять все меры предосторожности.

На «Пилигриме» была шлюпка, установленная на кильблоках между грот-мачтой и фок-мачтой, затем три китобойные шлюпки: одна была подвешена с левого, другая с правого борта, а третья - на корме, за гакабортом.

Обычно эти три китобойные лодки шли все разом в погоню за китами.

Но капитан Гуль мог выслать против полосатика только одну шлюпку. Как известно, при стоянке в Новой Зеландии вербовались матросы и гарпунщики, которые помогали постоянной команде «Пилигрима» во время промыслового сезона. Теперь же этой вспомогательной команды не было, и «Пилигрим» мог снарядить на охоту только пять матросов, то есть столько, сколько нужно для обслуживания одной шлюпки. От помощи Тома и его товарищей, которые поспешили предложить свои услуги, капитан Гуль должен был отказаться: управление шлюпкой во время охоты на кита под силу только опытным морякам. Неверный поворот руля или несвоевременный взмах весла в момент нападения угрожают шлюпке гибелью.

С другой стороны, капитан Гуль не мог покинуть свое судно, не оставив на борту хотя бы одного опытного моряка: мало ли что могло случиться.

Но так как на китобойной шлюпке нужны сильные люди, капитану Гулю волей-неволей пришлось поручить судно Дику Сэнду.

- Дик, - сказал он, - оставляю тебя своим заместителем на время охоты. Надеюсь, что она будет непродолжительной.

- Есть, капитан! - ответил юноша.

Дику Сэнду самому хотелось принять участие в охоте, но он понимал, что на шлюпке больше пользы принесет опытный китобой, да, кроме того, лишь он один может заменить капитана Гуля на «Пилигриме». Поэтому он беспрекословно повиновался.

Итак, на охоту отправлялась вся команда «Пилигрима». Четверо матросов сядут на весла, а боцман Говик станет у кормового весла, заменяющего руль обычного типа. Руль не позволяет мгновенно выполнить маневры. Если во время охоты гребные весла сломаются, то кормовое весло в умелых руках может вывести шлюпку из-под ударов разъяренного кита.

Капитан Гуль займет место гарпунщика - ему не впервой была эта работа. Он должен был бросить гарпун, следить за разматыванием длинной веревки, закрепленной на конце гарпуна, и, наконец, добить раненого кита копьем, когда тот всплывет на поверхность океана.

Иногда для китобойного промысла пользуются огнестрельным оружием. На борту корабля или на носу шлюпки устанавливается особая пушка, она стреляет разрывными пулями, которые кромсают тело кита, или же при помощи ее выбрасывают гарпун, к концу которого привязана веревка. Но на «Пилигриме» не было таких приспособлений. Кстати сказать, моряки не очень любят новшества, предпочитая этим дорогим и трудным для управления приборам простой гарпун и копье, которыми они владеют очень искусно. И капитан Гуль тоже пускался на охоту, снабженный только обычным холодным оружием китобоев.

Полосатик находился милях в пяти от «Пилигрима».

Погода как будто благоприятствовала охоте. Море было спокойно - значит, шлюпке легче будет маневрировать. Ветра почти не было, и не приходилось опасаться, что «Пилигрим» отнесет далеко в сторону, пока экипаж будет охотиться.

Штирбортную шлюпку спустили на воду, и четверо матросов заняли в ней места.

Боцман Говик сбросил им два гарпуна и несколько длинных копий с острыми наконечниками. К этим орудиям нападения он добавил пять бухт[30] гибкого и прочного троса, по шестисот футов в каждой бухте. Когда одна бухта размотается, матросы подвязывают к концу троса вторую, третью и т. д. Но иногда и трех тысяч футов троса оказывается недостаточно, - так глубоко ныряет кит.

Гарпуны, копья и трос - все снаряжение для китобоев было уложено в порядке на носу лодки. Заняв свои места, Говик и четверо матросов ожидали только приказа отдать концы. Теперь осталось только одно свободное место на носу шлюпки, его должен был занять капитан Гуль.

Перед отправлением на охоту экипаж «Пилигрима» положил корабль в дрейф, то есть реи были обрасоплены так, что паруса оказывали взаимное противодействие, и судно оставалось на месте почти неподвижно.

Перед тем как сесть в шлюпку, капитан Гуль бросил последний взгляд на шкуну. Паруса были надежно закреплены, снасти хорошо вытянуты. Дику Сэнду предстояло остаться одному на судне, быть может, в продолжение многих часов. Капитан хотел избавить его от необходимости переставлять паруса и маневрировать, если только не потребуют этого особые обстоятельства.

Удостоверившись, что все в порядке, капитан подозвал к себе юношу и сказал ему:

- Дик, оставляю тебя одного. Смотри в оба! Может быть, против ожидания, «Пилигриму» придется пойти нам навстречу, если мы уплывем слишком далеко, тогда Том и его товарищи помогут тебе поставить паруса. Ты хорошенько растолкуешь им, что надо делать, и я уверен, что они отлично справятся с работой.

- Капитан Гуль, - сказал старый Том. - Мистер Дик может рассчитывать на нас.

- Приказывайте, приказывайте! - воскликнул Бат. - Мы покажем, как мы умеем работать!

- Что тянуть? - спросил Геркулес, засучивая рукава.

- Пока что ничего, - улыбаясь, ответил юноша.

- Я готов! - сказал гигант.

- Погода сегодня отличная, - продолжал капитан Гуль, - да и ветер, надо полагать, не посвежеет. Но, что бы ни случилось, Дик, не спускай на воду шлюпку и не покидай судна!

- Есть, капитан!

- Если, преследуя кита, мы уйдем далеко в сторону и нужно будет, чтобы «Пилигрим» пошел за нами, я подам тебе сигнал: подниму вымпел на конце багра.

- Будьте покойны, капитан. Я глаз не спущу с вашей шлюпки, - ответил Дик Сэнд.

- Отлично, голубчик, - сказал капитан Гуль. - Побольше хладнокровия и храбрости! Помни, ты теперь помощник капитана. Смотри, Дик, не посрами своего звания. Никому еще не случалось носить его в твоем возрасте.

Дик не ответил, только улыбнулся и покраснел. Капитан Гуль понял значение этой улыбки и румянца.

«Какой славный мальчик! - подумал он. - Скромность и доброта - в этих двух словах весь характер Дика!»

Судя по прощальным наставлениям, легко было догадаться, что капитан Гуль неохотно покидает корабль даже на несколько часов, хотя никакой опасности не предвиделось. Но всесильная страсть охотника и, главное, горячее желание пополнить груз ворвани, чтобы выполнить обязательства, взятые на себя Джемсом Уэлдоном в Вальпарайсо, - все это побуждало его отважиться на опасную экспедицию.

Спокойное море сулило легкую погоню за китом. Ни команда «Пилигрима», ни сам капитан не могли устоять перед искушением. К тому же китобойная экспедиция будет, наконец, окончена, - и это последнее соображение взяло верх над всем остальным в душе капитана.

Он решительно шагнул к шторм-трапу, спущенному в шлюпку.

- Счастливой охоты! - напутствовала его миссис Уэлдон.

- Спасибо!

- Пожалуйста, капитан Гуль, не бейте больно этого бедного кита! - крикнул маленький Джек.

- Постараюсь, мой мальчик! - ответил капитан Гуль.

- Поймайте его тихонько!..

- Да... да... Я надену перчатки!

- Иногда на спинах этих млекопитающих находят довольно любопытных насекомых! - заметил кузен Бенедикт.

- Что ж, господин Бенедикт, - смеясь, ответил капитан Гуль, - никто не помешает и вам «поохотиться», когда наш полосатик будет пришвартован к борту «Пилигрима»!

И, повернувшись к Тому, он добавил:

- Том, я рассчитываю, что вы и ваши товарищи поможете нам разделать тушу... когда мы притащим кита к кораблю... Мы с ним живо управимся.

- К вашим услугам, господин капитан! - ответил старик негр.

- Спасибо! - сказал капитан Гуль. - Дик, эти славные люди помогут тебе выкатить на палубу пустые бочки, пока мы будем охотиться. И когда мы вернемся, работа пойдет быстро

- Есть, капитан! Будет сделано!

Людям несведущим следует пояснить, что в случае удачной охоты убитого кита предстояло дотянуть на буксире до «Пилигрима» и крепко пришвартовать его к судну с правого борта. Тогда матросы, надев сапоги с шипами на подошвах, должны были взобраться на спину гиганта, рассечь слой покрывающего его жира на параллельные полосы от головы до хвоста, затем эти полосы разделить поперек на ломти толщиной в полтора фута, разрезать каждый на куски, уложить в бочки и спустить их в трюм.

Обычно китобойное судно по окончании охоты маневрирует так, чтобы скорее причалить к берегу и там довести до конца обработку туши. Экипаж сходит на берег и приступает к выплавке жира; растопившись на огне, китовый жир выделяет всю свою полезную часть, то есть ворвань[31].

Но теперь капитан Гуль не мог бы после охоты повернуть обратно к суше, чтобы закончить эту операцию. Он рассчитывал «выплавить» дополнительно добытый жир только в Вальпарайсо. Ветер должен был вскоре измениться на западный, и капитан «Пилигрима» надеялся подойти к американскому побережью недели через три - за такой срок добыча не могла испортиться.

Наступил момент отплытия. Прежде чем лечь в дрейф, «Пилигрим» несколько приблизился к тому месту, где полосатик попрежнему выдавал свое присутствие, выбрасывая фонтаном струи пара и воды.

Полосатик все плавал по обширному водному полю, красному от крохотных рачков, и, поминутно разевая широкую пасть, захватывал при каждом глотке мириады микроскопических существ.

По мнению опытных китобоев, следивших за ним, нечего было опасаться, что он попытается скрыться. Это, несомненно, был один из тех китов, которых гарпунщики называют «боевыми».

Капитан Гуль перелез через борт и по шторм-трапу спустился на нос шлюпки.

Миссис Уэлдон, Джек, кузен Бенедикт, Том и его товарищи в последний раз пожелали капитану удачи.

Даже Динго, поднявшись на задние лапы и выставив голову за борт, как будто прощался с экипажем.

Затем пассажиры «Пилигрима» перешли на нос, чтобы не упустить ни одной подробности увлекательной охоты.

Шлюпка отчалила, и равномерные сильные взмахи четырех весел быстро погнали ее вдаль от «Пилигрима».

- Дик, следи за всем, следи хорошенько! - в последний раз крикнул капитан Гуль юноше.

- Положитесь на меня, капитан.

- Следи, дружок, одним глазом за судном, а другим - за шлюпкой. Не забывай этого!

- Будет сделано, капитан, - ответил Дик и, подойдя к румпелю, встал возле него.

Легкое суденышко было уже на расстоянии в несколько сот футов от «Пилигрима». Капитан Гуль стоял на носу. Он еще что-то говорил, но уже голоса его не было слышно, и только по выразительным жестам капитана Дик понял, что тот повторяет свои наставления.

В эту минуту Динго, не отходивший от борта, жалобно завыл. Протяжный вой собаки обычно производит тяжелое впечатление на людей, склонных к суеверию. Миссис Уэлдон даже вздрогнула.

- Молчи, Динго! - сказала она. - Стыдись! Разве так провожают друзей на охоту! Ну-ка, залай повеселее!

Но Динго молчал. Сняв лапы с поручней, он медленно подошел к миссис Уэлдон и лизнул ей руку.

- Динго не машет хвостом, - прошептал Том. - Плохой знак!.. Плохой знак!

Вдруг Динго, охваченный сильнейшей и совершенно необъяснимой яростью, ощетинился и зарычал. Миссис Уэлдон обернулась. Негоро вышел из своей каюты. Видно, его заинтересовала предстоящая охота и он намеревался посмотреть на маневры шлюпки.

Динго кинулся к судовому коку, весь дрожа от совершенно явной и непонятной ненависти.

Негоро поднял с палубы вымбовку[32] и стал в оборонительную позицию.

Собака бросилась на него и хотела вцепиться ему в горло.

- Динго, назад! - крикнул Дик Сэнд.

Покинув на мгновение свой наблюдательный пост, юноша бросился на бак. Миссис Уэлдон, со своей стороны, старалась успокоить собаку. Динго нехотя повиновался и, глухо рыча, отошел к юноше.

Негоро не вымолвил ни слова, только сильно побледнел. Бросив на палубу вымбовку, он повернулся и ушел в свою каюту.

- Геркулес! - сказал Дик Сэнд. - Я поручаю вам следить за этим человеком.

- Буду следить, - просто ответил великан, сжимая огромные кулачищи.

Миссис Уэлдон и Дик Сэнд снова обратили взгляд к шлюпке, быстро удалявшейся от судна.

Теперь она казалась уже маленькой точкой среди бесконечного моря.


ГЛАВА ВОСЬМАЯ Полосатик


Опытный китобой, капитан Гуль не полагался на счастливый случай. Охота на полосатика - дело трудное, - тут никакие меры предосторожности не будут лишними. И капитан Гуль не пренебрег ни одной из них.

Прежде всего он приказал рулевому подойти к киту с подветренной стороны, и так, чтобы шум не выдал приближения охотников.

Говик повел шлюпку в обход границ красного поля, посреди которого плавал кит. Таким образом, охотники должны были его обогнуть.

Боцман был старым, опытным моряком и отличался редким хладнокровием. Капитан Гуль знал, что может всецело положиться на своего рулевого: он не растеряется в решительную минуту, быстро и точно выполнит нужный маневр.

- Внимание, Говик! - сказал капитан Гуль. - Попробуем застать полосатика врасплох. Постарайтесь незаметно подойти на такое расстояние, откуда можно уже бросить гарпун.

- Есть, капитан! - ответил боцман. - Если идти по краю красного поля, ветер все время будет в нашу сторону.

- Хорошо! - сказал капитан.

И, обращаясь к матросам, он добавил:

- Гребите без шума, ребята! Как можно меньше шума!

Весла, предусмотрительно обмотанные кожей, не скрипели в уключинах и бесшумно погружались в воду.

Искусно направляемая боцманом шлюпка подошла вплотную к полю красных рачков. Весла правого борта погружались еще в зеленую прозрачную воду, а по веслам левого борта уже стекали струйки красной, похожей на кровь жидкости.

- Вино и вода, - заметил один из матросов.

- Да, - ответил капитан Гуль, - но это вода не утолит жажды, а вино не напоит пьяным! Ну, друзья, теперь помалкивайте! И приналягте на весла!

Шлюпка скользила по воде, точно по слою масла, - совершенно бесшумно Полосатик не шевелился и как будто не замечал шлюпки, которая описывала круг, обходя его.

Следуя по этому кругу, шлюпка, разумеется, удалялась от «Пилигрима»; корабль казался все меньше и меньше.

Все предметы в океане, когда удаляешься от них, быстро уменьшаются в размерах, и это всегда производит странное впечатление, словно смотришь в перевернутую подзорную трубу. Оптический обман в данном случае, очевидно, объясняется тем, что на широком морском просторе не с чем сравнивать удаляющийся предмет.

Так было и с «Пилигримом» - он уменьшался на глазах с каждой минутой, и людям в шлюпке казалось, что он находится гораздо дальше, чем это было в действительности.

Через полчаса после того как шлюпка отвалила от корабля, она находилась как раз под ветром от кита, занимавшего теперь положение между шлюпкой и «Пилигримом». Настала пора подойти поближе к полосатику. Это нужно было сделать бесшумно. Быть может, удастся незаметно подойти к киту сбоку и бросить гарпун с близкого расстояния.

- Медленнее, ребята! - тихо скомандовал гребцам капитан Гуль.

- Кажется, наша рыбка что-то учуяла, - сказал Говик. - Дышит сейчас не так шумно, как раньше.

- Тише! Тише! - повторил капитан Гуль.

Через пять минут охотники были всего в одном кабельтове от кита.

Боцман Говик, стоя во весь рост на корме, направил шлюпку так, чтоб подойти к левому боку кита, стараясь, однако, держаться в некотором отдалении от страшного хвоста, ибо одного его удара было достаточно, чтоб сокрушить шлюпку.

Капитан Гуль стоял на носу шлюпки, расставив ноги для устойчивости, и держал в руке гарпун. Орудие это, брошенное его ловкой рукой, несомненно должно было крепко вонзиться в мясистую спину кита, горбом выступавшую из воды.

Рядом с капитаном в бадье лежала первая из пяти бухт каната, прочно привязанная к тупому концу гарпуна. Остальные четыре находились под рукою, чтобы без задержки подвязывать одну к другой, если кит уйдет на большую глубину.

- Готовься! - прошептал капитан Гуль.

- Есть! - ответил Говик, крепче сжав рулевое весло.

- Подходи!

Боцман выполнил команду, и шлюпка поровнялась с полосатиком. Едва ли разделяло их расстояние в десять футов.

Животное не шевелилось. Казалось, оно спало. Кит, застигнутый во время сна, легко становится добычей охотника. Иногда удается прикончить его с первого удара.

«Какая-неподвижность! Что-то странно! - подумал капитан Гуль. - Вряд ли эта бестия спит... Нет, здесь что-то кроется!»

Такая же мысль мелькнула и у боцмана Говика, который старался рассмотреть другой бок кита, но это ему никак не удавалось.

Однако времени для размышлений не было: пришла пора действовать.

Ухватив гарпун посредине древка, капитан Гуль несколько раз взмахнул им, чтобы лучше прицелиться, и затем с силой бросил его в полосатика.

- Назад, назад! - крикнул он тотчас же.

Матросы, дружно навалившись на весла, рванули шлюпку назад, чтобы вывести ее из-под ударов хвоста раненого кита.

В эту минуту возглас боцмана объяснил всем причину загадочного поведения полосатика, его длительную неподвижность.

- Детеныш! - воскликнул Говик.

Раненая самка, судорожно метнувшись, почти перевернулась на бок, и тогда моряки тоже увидели ее детеныша. Гарпун застиг их во время кормления.

Капитан Гуль знал: присутствие детеныша делает охоту опасной. Самка, несомненно, станет защищаться с удвоенной яростью, спасая не только себя, но и своего «малыша», если только так можно назвать животное длиною в двадцать футов.

Однако, вопреки опасениям капитана Гуля, полосатик не набросился сразу на шлюпку, и команде не пришлось рубить привязанный к гарпуну канат, чтобы бежать от разъяренного животного.

Напротив, как это часто бывает, кит нырнул и, описав в воде дугу, мощным рывком поднялся на поверхность и с невероятной быстротой поплыл. Детеныш последовал за маткой.

Капитан Гуль и боцман Говик успели рассмотреть кита, прежде чем он нырнул, и, следовательно, оценить его по достоинству. Полосатик оказался могучим животным длиной не меньше восьмидесяти футов. Желтовато-коричневая кожа его была испещрена множеством темнокоричневых пятен.

Было бы досадно после удачного начала отказаться от такой богатой добычи. Началось преследование. Шлюпка с поднятыми веслами стрелой неслась по волнам. Говик невозмутимо направлял ее следом за китом, несмотря на то, что шлюпку отчаянно бросало из стороны в сторону.

Капитан Гуль, не спускавший глаз со своей добычи, неустанно повторял:

- Внимание, Говик! Внимание!

Но и без этого предупреждения боцман был настороже.

Шлюпка шла медленнее кита, и бухта разматывалась с такой скоростью, что капитан Гуль опасался, как бы канат не загорелся от трения о борт лодки. Он поспешил поэтому наполнить морской водой бадью, в которой лежала бухта.

Полосатик, видимо, не собирался ни останавливаться, ни умерять быстроту своего бега. Капитан Гуль подвязал вторую бухту. Но и ее хватило ненадолго. Через пять минут пришлось подвязать третью, которая тоже скоро размоталась под водой.

Полосатик стремглав несся вперед. Очевидно, гарпун не задел каких-нибудь важных для его жизни органов. Судя по наклону каната, можно было догадаться, что кит не только не собирается выйти на поверхность, но, наоборот, все глубже и глубже уходит в воду.

- Черт возьми! - воскликнул капитан Гуль. - Кажется, эта тварь намерена сожрать все пять бухт!

- И оттащит нас далеко от «Пилигрима», - добавил боцман Говик.

- А все-таки киту придется подняться на поверхность, чтобы набрать воздуха, - заметил капитан Гуль. - Ведь кит - не рыба: воздух ему нужен так же, как человеку.

- Он задерживает дыхание, чтобы быстрее плыть, - смеясь, сказал один из матросов.

В самом деле, канат продолжал разматываться с прежней быстротой. К третьей бухте вскоре пришлось привязать четвертую.

Матросы, уже подсчитавшие в уме свою долю барыша от поимки кита, приуныли.

- Вот проклятая тварь! - бормотал капитан Гуль. - Ничего подобного я не видел в своей жизни.

Наконец, и пятая бухта была пущена в дело. Она размоталась почти наполовину, и вдруг натяжение каната ослабло.

- Ура! - воскликнул капитан Гуль. - Канат провисает - значит, полосатик устал!

В эту минуту шлюпка находилась в пяти милях от «Пилигрима».

Капитан Гуль, подняв вымпел на конце багра, дал кораблю сигнал приблизиться.

Через мгновение он увидел, как на «Пилигриме» брасопили реи, наполняя паруса[33]. Этот маневр Дик Сэнд с помощью Тома и его товарищей проделал четко и быстро.

Но ветер был слабый, он задувал порывами и очень быстро спадал. При этих условиях «Пилигриму» трудно было настигнуть шлюпку.

Тем временем, как и предвидел капитан Гуль, полосатик поднялся на поверхность океана подышать. Гарпун попрежнему торчал у него в боку. Раненое животное несколько времени неподвижно лежало на воде, дожидаясь детеныша, который, должно быть, отстал во время этого бешеного бега.

Капитан Гуль приказал гребцам налечь на весла, и скоро шлюпка снова очутилась вблизи полосатика.

Двое матросов сложили весла и, так же как сам капитан, вооружились длинными копьями, которыми добивают раненого кита.

Говик насторожился. Минута была опасная: кит мог броситься на них, и нужно было держаться начеку, чтобы тотчас же отвести шлюпку на безопасное расстояние.

- Внимание! - крикнул капитан Гуль. - Цельтесь хорошенько, ребята, бейте без промаха! Ты готов, Говик?

- Я-то готов, капитан, - ответил боцман, - но меня смущает, что после такого бешеного бега наш полосатик вдруг затих!

- Мне это тоже кажется подозрительным.

- Надо поостеречься!

- Да. Однако не бросать же охоты! Вперед!

Капитан Гуль пришел в возбуждение.

Шлюпка приблизилась к киту, который только вертелся на одном месте. Детеныша возле него не было, и, может быть, мать искала его.

Вдруг полосатик взмахнул хвостовым плавником и сразу уплыл вперед футов на тридцать.

Неужели он снова собирался бежать? Неужели придется возобновить это бесконечное преследование?

- Берегись! - крикнул капитан Гуль. - Полосатик сейчас возьмет разгон и бросится на нас. Поворачивай, Говик! Поворачивай!

И действительно, полосатик повернулся головой к шлюпке. Затем, с силой ударяя по воде плавниками, ринулся на людей.

Боцман, верно рассчитав направление атаки, рванул шлюпку в сторону, и кит с разбегу проплыл мимо, не задев ее. Капитан Гуль и оба матроса воспользовались этим, чтобы всадить копья в тело чудовища, стараясь задеть какой-нибудь важный для жизни орган.

Полосатик остановился, выбросил высоко вверх два окрашенных кровью фонтана и снова ринулся на шлюпку. Нужно было обладать большим мужеством, чтобы не потерять головы при виде разъяренного гиганта. Но Говик опять успел отвести шлюпку в сторону и уклониться от удара.

Снова в тот миг, когда полосатик проносился мимо шлюпки, ему нанесли три глубокие раны. Кит с такой силой ударил своим страшным хвостом по воде, что поднялась огромная волна, как будто внезапно налетел шквал. Шлюпка чуть не перевернулась. Волна переплеснула через борт и наполовину затопила шлюпку.

- Ведра! Ведра! - крикнул капитан Гуль.

Матросы бросили весла и с лихорадочной быстротой стали вычерпывать воду. Тем временем капитан Гуль обрубил канат, теперь уже бесполезный, - обезумевшее от боли животное и не помышляло больше о бегстве. Кит в свою очередь нападал сам, его агония становилась страшной.

В третий раз полосатик повернулся к шлюпке. Но отяжелевшее от воды суденышко потеряло подвижность: оно не могло ни отступить, ни увернуться от нападения. Как ему теперь избежать грозящего удара? Уже нельзя было управлять им и тем более нельзя было спастись бегством.

Как ни усердно гребли матросы, теперь полосатик несколькими рывками мог настигнуть шлюпку.

Надо было прекратить нападение и подумать о самозащите. Капитан Гуль хорошо это понимал.

При третьей атаке Говику удалось только ослабить удар, но не избежать его. Полосатик задел шлюпку своим огромным спинным плавником. Толчок был так силен, что Говик опрокинулся на спину.

От того же толчка неверным стал прицел трех копий: на этот раз они не попали в цель.

- Говик! Говик! - крикнул капитан Гуль, который сам едва удержался на ногах.

- Здесь, капитан! - ответил боцман и, поднявшись, встал на свое место.

Но тут он увидел, что кормовое весло переломилось посредине. Он молча показал обломок капитану Гулю.

- Бери другое!

- Есть! - ответил Говик.

В эту минуту вода неподалеку от шлюпки словно закипела. В нескольких саженях показался детеныш кита.

Полосатик его увидел и стремительно поплыл к нему.

С этой минуты полосатик должен был сражаться за двоих. Борьба становилась еще более ожесточенной.

Капитан Гуль бросил взгляд в сторону «Пилигрима» и отчаянно замахал вымпелом, поднятым на конце багра.

Но Дик Сэнд уже по первому сигналу капитана сделал все, что мог. Паруса на «Пилигриме» были поставлены, и ветер начал наполнять их. К несчастью, шкуна-бриг ничем больше не могла ускорить своего хода, на ней не было винтового двигателя. Что оставалось делать Дику? Спустить на воду еще одну шлюпку и спешить с неграми на помощь капитану? Но гребной шлюпке понадобилось бы немало времени, чтобы одолеть такое расстояние, да и сам капитан запретил юноше покидать корабль, что бы ни случилось.

Все же Дик приказал спустить на воду кормовую шлюпку и повел ее за судном на буксире, чтобы капитан и его товарищи могли ею воспользоваться, если понадобится.

В это время, прикрывая своим телом детеныша, полосатик опять стремительно понесся прямо на охотников.

- Берегись, Говик! - в последний раз крикнул капитан Гуль.

Но рулевой теперь был безоружен. Вместо длинного кормового весла, которым можно было пользоваться как рычагом, у Говика было гребное, довольно короткое, весло.

Он попытался повернуть шлюпку.

Это было невозможно.

Матросы поняли, что они погибли. Все они вскочили на ноги и закричали. Быть может, ужасный крик этот донесся до «Пилигрима».

Страшный удар хвоста подбросил шлюпку, чудовищная сила взметнула ее на воздух. Расколовшись на три части, она упала в водоворот, поднятый китом.

Несчастные матросы, хотя все они были тяжело ранены, могли бы еще удержаться на поверхности. С «Пилигрима» видно было, как капитан Гуль помогал боцману Говику уцепиться за обломок шлюпки... Но кит в предсмертных судорогах яростно заколотил хвостом по воде.

В продолжение нескольких минут не было видно ничего, кроме бешено крутившегося водяного смерча, брызг и пены. Дик Сэнд бросился с неграми в шлюпку, но когда они достигли места сражения, там не было уже ничего живого. На поверхности красной от крови воды плавали только обломки шлюпки.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ Капитан Сэнд


Скорбь и ужас - вот первые чувства, охватившие пассажиров «Пилигрима» при виде ужасной катастрофы. Всех потрясла гибель капитана Гуля и пятерых матросов. Быть свидетелями страшного бедствия, бессильными помочь погибающим товарищам!.. Дик и его спутники не могли даже подоспеть во-время, чтобы вытащить из воды раненых, но еще живых людей, и, подняв их на борт, защитить корпусом корабля от ужасных ударов разъяренного кита.

Когда «Пилигрим» подплыл, наконец, к месту катастрофы, ничто уже не могло вернуть к жизни капитана Гуля и пятерых матросов, - океан поглотил их...

Миссис Уэлдон упала на колени и простерла руки к небу.

- Помолимся! - сказала она.

Маленький Джек, плача, опустился на колени рядом с матерью. Бедный ребенок все понял. Дик Сэнд, Нан, Том и остальные негры стояли, склонив голову. Все повторяли слова молитвы, которую миссис Уэлдон воссылала к богу, прося его беспредельного милосердия для тех, кто только что предстал перед ним.

Затем миссис Уэлдон, повернувшись к своим спутникам, сказала:

- А теперь, друзья мои, попросим у всевышнего силы и мужества для нас самих!

Ведь им так нужна была помощь всемогущего, ибо положение их было очень тяжелое.

Затерянный среди бескрайнего простора Тихого океана, в сотнях миль от ближайшей земли, корабль, лишившийся капитана и матросов, должен был стать беспомощной игрушкой ветров и течений.

Какой злой рок послал этого кита навстречу «Пилигриму»? Какой злой рок побудил капитана Гуля, обычно такого осторожного и благоразумного, пуститься на охоту ради того, чтобы пополнить груз?

В истории китобойного промысла случаи, когда погибает весь экипаж шлюпки и никого не удается спасти, насчитываются единицами.

Да, гибель капитана Гуля и его сотоварищей была страшным бедствием! На «Пилигриме» не осталось ни одного человека из команды. Остался в живых Дик Сэнд. Но ведь Дик был юношей пятнадцати лет, почти мальчиком. И этот мальчик должен был заменить теперь капитана, боцмана, весь экипаж!..

На борту судна находились пассажиры - мать с малым ребенком, их присутствие еще более осложняло положение.

Правда, было еще пятеро негров, и эти честные, храбрые и усердные люди готовы были выполнять любую команду, но ведь они ничего не понимали в морском деле.

Дик Сэнд долго неподвижно стоял на палубе. Скрестив на груди руки, он смотрел на воду, поглотившую капитана Гуля, его покровителя, человека, которого он любил, как отца.

Потом он обвел взглядом горизонт. Он искал какое-нибудь судно, чтобы попросить у него помощи, содействия или хотя бы отправить с ним миссис Уэлдон.

Сам он не собирался покинуть «Пилигрим». О нет! Сначала он сделает все, чтобы довести судно до ближайшею порта. Но на другом корабле миссис Уэлдон и ее сын были бы в безопасности и Дику не приходилось бы тревожиться за жизнь этих двух существ, к которым он привязался всей душой.

Но океан был пустынен. После исчезновения полосатика вокруг «Пилигрима» были только небо да вода.

Дик Сэнд прекрасно знал, что «Пилигрим» находится в стороне от обычных путей торговых судов и что все китобойные флотилии в это время года плавают еще далеко, занятые промыслом.

Он понимал, что опасности нужно глядеть прямо в глаза, не приукрашая свое положение. И, вознеся в глубине сердца молитву к небу о помощи и покровительстве, Дик глубоко задумался.

Какое же решение примет он?

В эту минуту на палубу вышел судовой кок, куда-то уходивший после катастрофы.

Негоро с величайшим вниманием следил за всеми перипетиями злосчастной охоты, но не промолвил ни слова, не сделал ни одного движения. Никто не мог сказать, какое впечатление произвело на него непоправимое несчастье. Если бы в такую минуту кому-нибудь пришла мысль понаблюдать за ним, то всякого бы поразило равнодушное выражение его лица, на котором ни один мускул не дрогнул. Он как будто и не слыхал благочестивого призыва миссис Уэлдон, молившейся за утонувших, и не отозвался на него.

Негоро не спеша прошел на корму, где стоял Дик Сэнд, и остановился в трех шагах от юноши.

- Вы хотите поговорить со мной? - спросил Дик Сэнд.

- Нет, - холодно ответил кок. - Я хотел бы поговорить с капитаном Гулем или хотя бы с боцманом Говиком.

- Вы же знаете, что они погибли! - воскликнул Дик.

- Кто же теперь командир судна? - нагло спросил Негоро.

- Я! - не колеблясь, ответил Дик Сэнд.

- Вы?! - Негоро пожал плечами. - Пятнадцатилетний капитан!

- Да, пятнадцатилетний капитан! - ответил Дик, наступая на него.

Негоро попятился.

- На «Пилигриме» есть капитан, - сказала миссис Уэлдон. - Это Дик Сэнд. И не мешает всем знать, что новый капитан Дик Сэнд сумеет каждого заставить повиноваться ему.

Негоро поклонился, насмешливо пробормотав под нос несколько слов, которых никто не разобрал, и удалился в свой камбуз.

Итак, Дик Сэнд принял решение!

Тем временем ветер начал свежеть, и шкуна-бриг уже оставила позади обширное водное пространство, где кишели красные рачки.

Дик Сэнд осмотрел паруса, а затем обвел внимательным взглядом людей, стоявших на палубе. Юноша почувствовал, что, как ни тяжела ответственность, которую он принимал на себя, он не вправе от нее уклониться. Глаза всех путников были теперь устремлены на него, и, прочитав в них, что он может положиться на этих людей, юноша просто сказал, что и они могут положиться на него.

Дик не переоценивал своих сил. При помощи Тома и его товарищей он мог в зависимости от обстоятельств ставить или убирать паруса. Но он сознавал, что у него нет достаточных знаний, чтобы определять с помощью приборов место судна в открытом море.

Еще года четыре или пять, и Дик Сэнд основательно подготовился бы к трудной и увлекательной профессии моряка. Он научился бы обращаться с секстаном - прибором, при помощи которого капитан Гуль ежедневно измерял высоту светил, а по ней определял широту судна. Пользуясь хронометром, указывающим время Гринвичского меридиана, он высчитывал бы долготу по часовому углу. Солнце было бы его верным советчиком. Луна и планеты говорили бы ему: «Твой корабль находится в такой-то точке океана!» Совершеннейшие и непогрешимые часы, в которых циферблатом служит небосвод, а стрелками - звезды, ежедневно докладывали бы ему о пройденном расстоянии. По астрономическим наблюдениям он мог бы ежедневно, как это делал капитан Гуль, определять с точностью до одной мили место «Пилигрима», курс судна и курс, которого следует держаться.

А Дик Сэнд мог определять место судна лишь приблизительно, руководствуясь компасом и показаниями лага[34], с поправками, вызванными дрейфом.

Однако Дик не испугался.

Миссис Уэлдон поняла все, что творилось в душе отважного юноши.

- Спасибо, Дик! - сказала она не дрогнувшим голосом. - Капитана Гуля больше нет на свете, весь экипаж погиб вместе с ним. Судьба корабля в твоих руках. Я верю, Дик, ты спасешь корабль и всех нас!

- Да, миссис Уэлдон, - ответил Дик, - я постараюсь это сделать с помощью божьей.

- Том и его товарищи - славные люди. Ты можешь всецело положиться на них.

- Я знаю это. Я обучу их морскому делу, и мы вместе будем управлять судном. В хорошую погоду это нетрудно. Если же погода испортится... Ну, что ж, мы преодолеем и дурную погоду, миссис Уэлдон, и спасем вас, маленького Джека и всех остальных! Я чувствую себя в силах это сделать! - И он повторил: - С божьей помощью.

- Ты знаешь, Дик, где сейчас находится «Пилигрим»? - спросила миссис Уэлдон.

- Это легко узнать, - ответил Дик. - Достаточно взглянуть на карту: капитан Гуль вчера нанес на нее нашу точку.

- А ты сможешь повести судно в нужном направлении?

- Надеюсь. Я буду держать курс на восток, на тот пункт американского побережья, к которому мы должны пристать.

- Но ты, конечно, понимаешь, Дик, что после случившегося бедствия надо изменить наш первоначальный маршрут? Разумеется, «Пилигрим» не пойдет теперь в Вальпарайсо. Ближайший американский порт - вот куда ты должен вести судно!

- Конечно, миссис Уэлдон, - ответил Дик. - Не тревожьтесь. Американский континент простирается так далеко на юг, что мы никак его не минуем.

- В какой стороне он находится? - спросила миссис Уэлдон.

- Вон там... - сказал Дик, указывая рукой на восток, который он определил по компасу.

- Итак, Дик, теперь ведь безразлично, придет ли судно в Вальпарайсо или в какой-нибудь другой американский порт. Единственная наша цель - добраться до суши!

- И мы доберемся до нее, миссис Уэлдон! - уверенно ответил юноша. - Я ручаюсь, что доставлю вас в безопасное место. Впрочем, я не теряю надежды, что вблизи от суши мы встретим какое-нибудь судно, совершающее каботажные рейсы[35]. Видите, миссис Уэлдон, поднимается северо-западный ветер. Даст бог, он удержится, а тогда мы и оглянуться не успеем, как доберемся до берега. Поставим все паруса - от грота до кливера и полетим стрелой!

Молодой матрос говорил с уверенностью бывалого моряка, знающего цену своему кораблю и не сомневающегося, что при любой скорости этот корабль не выйдет у него из повиновения.

Дик уже собирался созвать своих спутников, чтобы поставить паруса и стать самому за штурвал, но миссис Уэлдон напомнила ему, что прежде всего необходимо выяснить, где находится «Пилигрим».

Действительно, это была первоочередная задача. Дик сбегал в каюту капитана Гуля и принес оттуда карту, на которую было нанесено вчерашнее положение судна. Теперь он мог показать миссис Уэлдон, что «Пилигрим» находится под 43°35' южной широты и 164°13' западной долготы, - за истекшие сутки он почти не двинулся с места.

Миссис Уэлдон склонилась над картой. Она пристально смотрела на коричневое пятно, изображавшее землю, по правую сторону океана. Это был материк Южной Америки, огромный барьер, протянувшийся от мыса Горн до берегов Колумбии и отгораживающий Тихий океан от Атлантического. При взгляде на разостланную карту, где умещался не только южноамериканский континент, но и весь океан, казалось, что земля совсем близко и пассажирам «Пилигрима» легко будет вернуться на родину. Это обманчивое впечатление неизменно возникает у всех, кто не привык к масштабам морских карт.

Увидев землю на листе бумаги, миссис Уэлдон вообразила, что и настоящая земля вот-вот предстанет перед ее глазами.

Между тем, если бы «Пилигрим» был изображен на этом листе бумаги в правильном масштабе, он оказался бы меньше самой малой инфузории. И тогда эта математическая точка, не имеющая ощутимого размера, оказалась бы такой же одинокой и затерянной на карте, каким был и «Пилигрим» среди бесконечного простора океана.

Дик был иного мнения, чем миссис Уэлдон. Он знал, что земля далеко, что много сотен миль отделяют ее от корабля. Но это не могло поколебать его решимость. Ответственность за судьбы людей преобразила Дика во взрослого мужчину.

Пришла пора действовать. Нужно было воспользоваться попутным северо-западным ветром, который с каждым часом становился все свежее. Перистые облака, плывшие высоко в небе, предвещали, что ветер не скоро спадет.

Дик Сэнд позвал Тома и его товарищей.

- Друзья мои, - сказал он, - на «Пилигриме» нет другого экипажа, кроме вас. Без вашей помощи я не могу выполнить ни одного маневра. Вы не моряки, конечно, но у вас умелые руки. Если вы не пожалеете труда, мы сумеем управлять «Пилигримом». От этого зависит наше спасение.

- Капитан Дик, - ответил Том, - мои товарищи и я сам охотно станем вашими матросами. В доброй воле у нас нет недостатка. Все, что могут сделать пять человек под вашим командованием, мы сделаем!

- Отлично сказано, старина Том! - воскликнула миссис Уэлдон.

- Однако мы должны соблюдать величайшую осторожность, - сказал Дик Сэнд. - Я не пойду ни на какой риск и зря не стану поднимать всех парусов. Пусть мы проиграем немного в скорости, зато выиграем в безопасности. Такое решение диктуют нам обстоятельства. Сейчас я укажу каждому из вас его обязанности. Сам я буду стоять у штурвала, сколько хватит сил. Время от времени я позволю себе поспать часок-другой. Но, как ни короток будет мой сон, кому-нибудь из вас придется заменять меня. Хотите, Том, я обучу вас? Не так уж трудно вести корабль по компасу. При желании вы быстро научитесь держать судно на курсе.

- Я готов, капитан Дик, - ответил старый негр.

- Хорошо, - сказал юноша. - Постойте до вечера со мной у штурвала, и, если я свалюсь от усталости, вы сегодня же с успехом замените меня на короткое время.

- А я? - спросил маленький Джек. - Разве я ничем не могу помочь моему другу Дику?

- Разумеется, дорогой мальчик! - ответила миссис Уэлдон, прижимая Джека к груди. - И тебя тоже научат управлять судном. Я уверена, что когда ты будешь стоять у штурвала, уж обязательно ветер будет попутный.

- Конечно, мама, конечно! - воскликнул мальчик, хлопая в ладоши. - Я тебе это обещаю!

- Да, - улыбаясь, сказал Дик, - старые моряки говорят, что хороший юнга приносит судну счастье и попутный ветер.

И, обращаясь к Тому и остальным неграм, Дик добавил:

- За дело, друзья! Пошли брасопить реи в полный бакштаг[36]. Я покажу, что делать, а вы в точности выполняйте мои указания.

- Приказывайте, капитан Сэнд, - сказал Том, - мы готовы!


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ Следующие четыре дня


Итак, Дик Сэнд стал капитаном «Пилигрима». Не теряя времени он решил поднять все паруса.

У пассажиров было только одно желание: поскорее добраться до Вальпарайсо или до какого-нибудь другого порта на американском побережье. Дик Сэнд намеревался следить за направлением и скоростью хода «Пилигрима» и, вычислив среднюю скорость, наносить ежедневно на карту пройденный путь. Для этого достаточно было располагать компасом и лагом.

На судне как раз имелся патент-лаг с вертушкой и циферблатом. Стрелка на циферблате показывала скорость движения судна в течение какого-нибудь определенного промежутка времени. Патент-лаг мог сослужить большую службу; прибор был весьма прост, и обучить пользоваться им даже неопытных новых матросов «Пилигрима» было нетрудно.

Но существовал один неустранимый источник ошибок в счислении - это океанские течения.

Лаг и компас не учитывают скорости и направления течения. Только астрономические наблюдения позволяют определить точное место судна в открытом море. Но, к несчастью, молодой капитан еще не умел делать астрономических наблюдений.

Сперва у Дика Сэнда мелькнула мысль отвести «Пилигрим» обратно к берегам Новой Зеландии. Этот переход был бы короче. Вероятно, Дик так бы и поступил, если бы ветер, дувший все время навстречу судну, не сменился вдруг попутным. Поэтому легче было продолжать путь к Америке.

Ветер переменил направление почти на 180°; теперь он дул с северо-запада и как будто крепчал. Этим следовало воспользоваться, чтобы пройти при попутном ветре как можно дальше.

Дик Сэнд намеревался идти в полный бакштаг.

На шкуне-бриге фок-мачта несет четыре прямых паруса: фок - на мачте, выше - марсель на стеньге, затем на брам-стеньге брамсель и бом-брамсель.

Грот-мачта несет меньше парусов: только косой грот, а над ним - топсель.

Между этими двумя мачтами на штагах, которые крепят грот-мачту спереди, можно поднять еще три яруса косых парусов-стакселей.

Наконец, на бушприте - наклонной мачте, торчащей впереди носа, - поднимают три кливера: наружный, внутренний и бом-кливер.

Кливер, стаксели, косой грот и топсель легко ставить и убирать прямо с палубы, не поднимаясь на реи. Но постановка парусов на фок-мачте требует морской сноровки. Для того чтобы произвести какой-нибудь маневр с этими парусами, нужно взобраться по вантам на стеньгу, брам-стеньгу или бом-брам-стеньгу. Лазать на мачту приходится не только для того, чтобы поднять или убрать парус, но и тогда, когда нужно уменьшить площадь, подставленную парусом ветру, - «взять рифы»[37], как говорят моряки. Поэтому матросы должны уметь лазать по пертам[38] - канатам, свободно подвязанным под реями, и работать одной рукой, держась другой за канат. Маневр этот опасен, особенно для непривычных людей. Не говоря уже о бортовой и килевой качке, которая ощущается тем сильнее, чем выше матрос поднимается на мачты, порыв мало-мальски свежего ветра, внезапно наполнившего паруса, может сбросить матроса за борт.

Итак, Тому и его товарищам предстояла опасная работа.

К счастью, ветер дул с умеренной силой. На море не успело еще подняться волнение, и качка была невелика.

Когда Дик Сэнд, по сигналу капитана Гуля, повел «Пилигрим» к месту катастрофы, на судне были подняты косой грот, кливер, фок и марсель. Чтобы сняться с дрейфа, нужно было перебрасопить все паруса на фок-мачте. Негры без особого труда помогли ему в этом маневре. А чтобы идти в полный бакштаг, теперь достаточно было поднять брамсель, бом-брамсель, топсель и стаксели.

- Друзья мои, - сказал молодой капитан своим помощникам, - исполняйте в точности все мои приказания, и дело у нас пойдет замечательно.

Стоя у штурвала, Дик Сэнд скомандовал:

- Том, травите шкот!

- Травить?

Том недоуменно взялся за трос, не зная, что с ним делать.

- Ну да, травите! Это значит - ослабить шкот! И вы, Бат, делайте то же самое! Так, хорошо! Теперь вытягивайте! Вытягивайте же, Бат!

- Вот так?

- Да, да! Очень хорошо! Геркулес, ваша очередь! Ну-ка, понатужьтесь, здесь нужна сила!

Просить Геркулеса «понатужиться» было по меньшей мере неосторожно: великан рванул снасть с такой силой, что чуть не оторвал ее совсем.

- Не так сильно! - закричал Дик Сэнд улыбаясь. - Этак вы вырвете мачту из гнезда!

- Да ведь я только чуть-чуть потянул, - оправдывался Геркулес.

- Это называется «чуть-чуть»?.. Вот что, Геркулес: вы уж лучше только делайте вид, что тянете. Этого будет достаточно. Внимание, друзья! Потравите еще... Ослабьте!.. Так... Крепите... Да крепите же!.. Не понимают! Ах, да привязывайте! Так, так! Хорошо! Дружнее! Выбирайте брасы!..

И все паруса фока, у которого с левой стороны брасы были ослаблены, медленно повернулись.

Ветер наполнил их, и судно рванулось вперед.

Затем Дик велел ослабить шкоты кливера и созвал после этого негров на корме.

- Отлично работали, друзья мои! - похвалил Дик Сэнд матросов. - А теперь займемся грот-мачтой. Только смотрите, Геркулес, ничего не рвите и не ломайте.

- Постараюсь, - кротко ответил великан, не решаясь дать твердое обязательство.

Второй маневр дался матросам уже легче. Косой грот был поставлен под нужным углом, он сразу наполнился ветром, и его мощное действие прибавилось к действию передних парусов.

Затем над косым гротом подняли топсель, и, так как он был просто взят на гитовы[39], достаточно было подобрать фал, выбрать галс, а затем закрепить их. Но Геркулес, его друг Актеон, не считая маленького Джека, взявшегося помогать им, выбирали фал с такой силой, что он лопнул.

Все трое опрокинулись навзничь, к счастью, не причинив себе ни малейшего вреда. Мальчик был в восторге!

- Ничего, ничего! - крикнул молодой капитан. - Свяжите концы фала и тяните, только послабее!

Наконец, паруса были закреплены надлежащим образом, и Дику Сэнду не пришлось даже отойти от штурвала. Теперь «Пилигрим» быстро шел на восток, и оставалось лишь следить за тем, чтобы судно не отклонялось от курса. Это было проще простого, так как ветер был умеренный, и судно не рыскало.

- Отлично, друзья мои, - сказал Дик Сэнд. Скоро вы станете настоящими моряками.

- Постараемся, капитан Сэнд, - ответил за всех старый Том.

Миссис Уэлдон тоже похвалила старательных матросов. Немало похвал заслужил и маленький Джек: ведь он трудился не покладая рук.

- Мне кажется, Джек, что это ты оборвал фал, - улыбаясь, сказал Геркулес. - Ты такой сильный! Не знаю, что бы мы делали без тебя!

Мальчик покраснел от удовольствия и крепко потряс руку своего друга Геркулеса.

Однако «Пилигрим» нес еще не все паруса. Не были подняты брамсель, бом-брамсель и стаксели. А между тем при ходе в бакштаг они могли значительно ускорить ход «Пилигрима». Дик Сэнд решил поднять и эти паруса.

Если стаксели можно было поставить без особенного труда, прямо с палубы, то с прямыми парусами фок-мачты дело обстояло хуже: чтобы поднять их, нужно было взобраться на реи. Не желая подвергать риску свою неопытную команду, Дик Сэнд сам занялся этим делом.

Он передал Тому штурвал и показал, как следует вести судно. Затем, поставив Геркулеса, Бата, Актеона и Остина у горденей брамселя и бом-брамселя, он полез на мачту.

Взобраться по выбленкам вант фок-мачты, достигнуть марса, добраться до рея - для Дика было сущей игрой. Подвижной и ловкий юноша мигом побежал по пертам брам-реи и отдал сезни, стягивающие брамсель.

Потом он перебрался на бом-брам-рей[40] и быстро распустил парус. Покончив с этим делом, Дик Сэнд соскользнул по одному из фордунов[41] правого борта прямо на палубу.

Здесь по его указанию матросы растянули оба паруса, то есть притянули их шкотами за нижние углы к нокам[42] нижележащих реев, и прочно закрепили шкоты.

Затем были подняты стаксели между грот-мачтой и фок-мачтой, и этим кончилась работа по подъему парусов.

Геркулес старался не тянуть снасти изо всех сил и ничего не разорвал на этот раз.

«Пилигрим» шел теперь на всех парусах.

Дик мог поставить еще лисели, но при таких условиях их было трудно ставить, еще труднее было бы быстро убрать их в случае шквала. Поэтому молодой капитан решил ограничиться уже поднятыми парусами.

Том получил разрешение отойти от штурвала, и Дик Сэнд снова стал на свое место.

Ветер свежел. «Пилигрим», слегка накренившись на правый борт, быстро скользил по морю. Плоский след, оставляемый им на воде, свидетельствовал об отличной форме подводной части судна.

- Вот мы и на правильном пути, миссис Уэлдон, - сказал Дик Сэнд. - Только бы, дай бог, удержался попутный ветер!

Миссис Уэлдон пожала руку юноше. И вдруг она почувствовала сильную усталость от всех пережитых за последние часы волнений, ушла в свою каюту и задремала. Это было какое-то тяжелое забытье, а не сон.

Новая команда шкуны-брига осталась на палубе. Негры-матросы несли вахту на баке, готовые по первому слову Дика Сэнда выполнить любую работу, переменить положение парусов. Но, пока сила и направление ветра не изменились, команде нечего было делать.

Однако чем же занят был в это время кузен Бенедикт?

Кузен Бенедикт изучал при помощи лупы членистоногое насекомое, которое ему, наконец, удалось разыскать на борту «Пилигрима». Это было простое прямокрылое; головка его исчезала под выступающим краем переднегрудия, усики были длинные, а кожистые передние крылья превратились в надкрылья. Насекомое это принадлежало к отряду тараканов и к виду американских тараканов.

Кузену Бенедикту посчастливилось сделать эту находку в камбузе, - он подоспел как раз во-время: Негоро только что занес ногу, чтобы безжалостно раздавить драгоценное насекомое. Ученый с негодованием обрушился на португальца. Заметим, впрочем, что гнев кузена Бенедикта не произвел никакого впечатления на кока.

Знал ли кузен Бенедикт, какие события разыгрались после того, как капитан Гуль и его спутники отправились на злополучную охоту за полосатиком? Конечно, знал. Больше того: он был на палубе, когда «Пилигрим» подошел к месту катастрофы, где еще плавали обломки разбитой шлюпки. Следовательно, экипаж шкуны-брига погиб на его глазах.

Предположить, что эта катастрофа не огорчила его, значило бы обвинить кузена Бенедикта в жестокосердии. Чувство сострадания не было ему чуждо, он жалел несчастных охотников. Он скорбел также о том, что кузина его оказалась в тяжелом положении. Он подошел к миссис Уэлдон и пожал ей руку, как бы говоря: «Не бойтесь! Разве я не с вами? При мне вам не грозит ничто!»

Затем он вернулся в свою каюту. Вероятно, он намеревался хорошенько обдумать, какие «могут быть последствия этого прискорбного события, и наметить план решительных действий.

Но по дороге он наткнулся на упомянутого уже таракана, и таракан целиком поглотил его внимание. Ведь кузен Бенедикт намеревался доказать, и вполне основательно, что, вопреки мнению некоторых энтомологов, нравы тараканов, принадлежащих к роду фораспеев, замечательных своей окраской, совершенно отличны от нравов тараканов обыкновенных, и теперь он принялся за исследование, мгновенно позабыв, что на свете существует шкуна-бриг «Пилигрим», что ею командовал капитал Гуль и что этот несчастный погиб вместе со всем своим экипажем. Он любовался своим тараканом, как будто это противное насекомое было редчайшим золотым жуком.

Жизнь на борту снова вошла в колею, хотя все еще долго пассажиры оставались под впечатлением страшной катастрофы, стоившей жизни шести человекам.

В первый день Дик Сэнд прямо разрывался на части: он стремился привести судно в полный порядок, чтобы быть готовым ко всяким неожиданностям. Негры-матросы усердно исполняли все распоряжения. К вечеру на борту «Пилигрима» уже царил образцовый порядок. Можно было надеяться, что и дальше все пойдет хорошо.

Негоро не пытался больше оспаривать авторитет пятнадцатилетнего капитана. Казалось, он безмолвно признал Дика Сэнда начальством. Он попрежнему много времени проводил в своем тесном камбузе и редко выходил на палубу.

Дик Сэнд твердо решил посадить Негоро под арест на все время плавания при малейшей попытке его нарушить дисциплину. По первому знаку молодого капитана Геркулес схватил бы кока за шиворот и отнес бы его в трюм. Эта операция нисколько не затруднила бы великана. Старая Нан, умелая кухарка, отлично могла бы исполнять в камбузе обязанности кока. Очевидно, Негоро понимал, что он не является незаменимым, и, чувствуя, что за ним зорко следят, не желал навлечь на себя нареканий.

Ветер к вечеру усилился, но направление его оставалось неизменным, и до наступления ночи не пришлось переставлять паруса. Солидные мачты, железные крепления их, хорошее состояние всей оснастки корабля позволят сохранять такую большую парусность даже и при более сильном ветре.

К ночи корабли обычно уменьшают парусность главным образом за счет спуска верхних парусов - брамселя, бом-брамселя, топселя и других парусов. Тогда кораблю не страшны внезапно налетевшие шквалы. Но Дик Сэнд не стал принимать этих мер предосторожности: погода не предвещала никаких неприятных неожиданностей, и ему не хотелось уменьшать скорость судна, пока оно не выбралось из этой пустынной части океана. Кроме того, молодой капитан намеревался простоять на вахте первую ночь и лично следить за всем.

Мы уже упоминали, что лаг и компас были единственными приборами, которыми Дик Сэнд мог пользоваться для приблизительного счисления пути, пройденного «Пилигримом».

Молодой капитан приказал бросать лаг каждые полчаса и записывал показания прибора.

Что касается компаса, который называют также буссолью, то на борту их было два: один был установлен в нактоузе[43], перед глазами рулевого. Его картушка, днем освещенная солнечным светом, а ночью двумя боковыми лампами, каждую минуту указывала направление, по которому следует судно.

Второй компас представлял собою перевернутую буссоль и был укреплен в каюте, которую занимал раньше капитан Гуль. Таким образом капитан, не выходя из каюты, мог всегда знать, ведет ли рулевой корабль точно по заданному курсу, или, напротив, по неопытности или вследствие небрежности позволяет ему рыскать.

Все суда, совершающие дальние плавания, обычно имеют не меньше двух компасов, так же как они запасаются по меньшей мере двумя хронометрами. Время от времени приходится сличать показания этих приборов, чтобы удостовериться, исправны ли они. «Пилигрим», как видим, не отставал в этом отношении от других судов.

Дик Сэнд предложил своему экипажу с величайшей осторожностью обращаться с обоими компасами, которые были ему так необходимы.

Но в ночь с 12 на 13 февраля, когда юноша нес вахту у штурвала, случилась беда с компасом, находившимся в капитанской каюте. Медный крючок, на котором он висел, вырвался из дерева, и компас упал на пол. Заметили это только на следующее утро.

Каким образом вырвался крючок?

Никто не мог объяснить, как произошло это несчастье. Оставалось предположить, что боковая качка постепенно расшатала крючок, а килевая, встряхивая прибор, довершила дело. Ночью было довольно сильное волнение. Но так или иначе, а второй компас разбился, и починить его было невозможно.

Дик Сэнд очень огорчился. Теперь он вынужден был доверяться показаниям компаса, заключенного в нактоузе. Никто не был ответственен за поломку второго компаса, и все же она могла иметь весьма неприятные последствия.

Дику Сэнду оставалось лишь принять меры к тому, чтобы оградить от всяких случайностей последний компас.

Если не считать этого происшествия, то на «Пилигриме» до сих пор все обстояло благополучно.

Видя, как спокоен Дик, миссис Уэлдон снова поверила в счастливый исход путешествия. Впрочем, она никогда не поддавалась отчаянию, ибо прежде всего полагалась на милость неба и черпала душевную бодрость в искренней вере и молитве.

Дик Сэнд распределил время так, что на его долю выпали ночные вахты у штурвала. Днем он спал пять-шесть часов, и, повидимому, этот недолгий сон восстанавливал его силы, - он не чувствовал большой усталости. Когда молодой капитан отдыхал, у штурвала стояли Том или его сын Бат. Благодаря толковому руководству Дика они мало-помалу становились неплохими рулевыми.

Часто миссис Уэлдон беседовала с Диком. Юноша очень ценил советы этой отважной и умной женщины. Ежедневно он показывал ей на карте путь, пройденный «Пилигримом» за сутки, определяя его лишь по направлению судна и средней скорости его хода.

- Вот видите, миссис Уэлдон, - говорил он, - при таком попутном ветре перед нами скоро откроются берега Южной Америки. Я не решаюсь утверждать, но очень надеюсь, что мы окажемся тогда близ Вальпарайсо.

Миссис Уэлдон не сомневалась, что «Пилигрим» держит правильный курс и что попутный северо-западный ветер несет его к намеченной дели. Но каким еще далеким казался берег Америки! Сколько опасностей подстерегало судно на пути к суше, хотя бы от тех перемен, какими грозят и небо и море!

Беспечный, как все дети его возраста, Джек попрежнему шалил, бегал по палубе, играл с Динго. Он замечал, конечно, что Дик уделяет ему теперь меньше времени, но миссис Уэлдон сумела внушить сыну, что не следует отрывать Дика от работы, и послушный мальчик не приставал больше к «капитану Сэнду».

Так текла жизнь на борту «Пилигрима». Негры все больше усваивали свое матросское ремесло и толково справлялись с делом. Старый Том выполнял обязанности боцмана, и, несомненно, сотоварищи сами выбрали бы его на эту должность. В те часы, когда молодой капитан отдыхал, Том был начальником вахты; вместе с ним дежурили Бат и Остин; Актеон и Геркулес составляли вторую вахту под начальством Дика Сэнда. Таким образом, каждый раз один правил, а двое других несли вахту на носу.

Судно находилось в пустынной части океана, и здесь можно было не опасаться столкновения с встречным кораблем. Но Дик Сэнд требовал от вахтенных настороженной бдительности. С наступлением темноты он приказывал зажигать ходовые огни: зеленый фонарь по правому борту и красный - по левому, - требование, конечно, вполне разумное.

Ночь за ночью Дик Сэнд проводил у штурвала. Иногда он совсем изнемогал, чувствовал непреодолимую слабость, рука его почти инстинктивно правила тогда рулем. Усталость, с которой он не хотел считаться, брала свое.

В ночь с 13 на 14 февраля Дику пришлось разрешить себе несколько часов отдыха. У штурвала его заменил старик Том.

Небо сплошь затягивали облака; к вечеру, когда похолодало, они нависли очень низко. Было так темно, что с палубы нельзя было разглядеть верхние паруса, терявшиеся во мраке. Геркулес и Актеон несли вахту на баке.

На корме слабо светился нактоуз, и этот мягкий свет отражался в металлической отделке штурвала. Ходовые огни бросали свет лишь за борт, а палуба судна погружена была в темноту.

Около трех часов ночи со старым Томом, утомленным долгой вахтой, произошло что-то похожее на явление гипнотизма: глаза его, слишком долго устремлявшиеся на светящийся круг нактоуза, вдруг перестали видеть, и он оцепенел в сковавшей его дремоте. Он не только ничего не видел, но если бы даже его сильно ущипнули, он, вероятно, ничего не почувствовал бы.

Он не заметил, как по палубе скользнула какая-то тень.

Это был Негоро.

Судовой кок подкрался к компасу и подложил под нактоуз какой-то тяжелый предмет, который он принес с собой.

С минуту он смотрел на освещенную в нактоузе картушку и затем бесшумно исчез.

Если бы Дик Сэнд, сменивший поутру Тома, заметил предмет, положенный Негоро под нактоуз, он поспешил бы убрать его, потому что Негоро положил под компас железный брусок. Под влиянием этого куска железа показания компаса изменились, и вместо того, чтобы указывать направление на магнитный полюс, которое немного отличается от направления на полюс мира, стрелка указывала теперь на северо-восток; девиация компаса достигла четырех румбов[44], то есть половины прямого угла.

Том через мгновение очнулся. Он бросил взгляд на компас... Ему показалось - могло ли быть иначе? - что «Пилигрим» сошел с курса.

Том повернул штурвал и направил корабль прямо на восток... Так ему по крайней мере казалось.

Но вследствие отклонения стрелки, о котором вахтенный рулевой, конечно, и не подозревал, курс корабля, измененный на четыре румба, взят был теперь на юго-восток.

Таким образом «Пилигрим» уклонился от заданного курса на 45°, продолжая нестись вперед с прежней скоростью!


ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ Буря


За всю следующую неделю, с 14 по 21 февраля, на судне не произошло ничего примечательного. Северо-западный ветер все усиливался, и «Пилигрим» быстро продвигался вперед, делая в среднем по сто шестьдесят миль в сутки. Большего и нельзя было требовать от судна такого тоннажа.

Дик Сэнд предполагал, что шкуна-бриг приближается к водам, посещаемым трансокеанскими пароходами, которые поддерживают пассажирское сообщение между двумя полушариями.

Юноша все надеялся встретить один из таких пароходов и твердо решил либо переправить на него своих пассажиров, либо добиться у капитана помощи: получить на «Пилигрим» временное подкрепление из нескольких матросов, а может быть, и офицера. Зорким взглядом он неустанно всматривался вдаль и все не обнаруживал ни одного судна. Море попрежнему оставалось пустынным.

Это не могло не удивлять Дика Сэнда. Молодой матрос, участвовавший уже в трех дальних плаваниях на китобойных судах, несколько раз пересекал эту часть Тихого океана, где, по его расчетам, находился сейчас «Пилигрим». При этом он неизменно встречал то американское, то английское судно, которые либо поднимались от мыса Горн к экватору, либо спускались к этой крайней южной точке американского континента.

Но Дик Сэнд не знал и не мог даже подозревать, что сейчас «Пилигрим» идет на более высокой широте, то есть гораздо южнее, чем он предполагал. Это обусловливалось двумя причинами.

Во-первых, течениями. Дик Сэнд имел лишь смутное представление об их скорости. Между тем течения здесь были сильные, и они незаметно для глаз, но непрерывно сносили корабль в сторону от курса, а Дик не мог установить это.

Во-вторых, компас, испорченный преступной рукой Негоро, давал неправильные показания, а Дик Сэнд не мог их проверить, так как второй компас был сломан.

Итак, молодой капитан считал, - и не мог не считать, - что ведет судно на восток, в действительности же вел его на юго-восток!

Компас всегда находился перед его глазами. Лаг регулярно опускали за борт. Эти два прибора позволяли приблизительно определять число пройденных миль и вести судно по курсу. Но достаточно ли этого было?

Дик Сэнд всячески старался внушить бодрость миссис Уэлдон, которую иногда тревожили тяжелые мысли.

- Неделей раньше или неделей позже, - говорил он ей, - но мы доберемся до американского побережья. И не так уж важно, в каком месте мы пристанем... Главное то, что мы все-таки выйдем на берег!

- Я не сомневаюсь в этом, Дик!

- Разумеется, миссис Уэлдон, я был бы куда спокойнее, если бы вас не было на борту, если бы мне приходилось нести ответственность только за экипаж, но...

- Но если бы случай не привел меня на борт, - ответила мисс Уэлдон, - и если бы кузен Бенедикт, Джек, Нан и я не плыли на «Пилигриме», если бы в море не подобрали Тома и его товарищей, то ведь тебе, мой мальчик, пришлось бы остаться с глазу на глаз с Негоро... А разве ты можешь питать доверие к этому злому человеку? Что бы ты тогда сделал?

- Прежде всего, - решительно сказал юноша, - я лишил бы Негоро возможности вредить...

- И один управился бы с судном?

- Да, один... с помощью божьей.

Твердый и решительный тон юноши успокаивал миссис Уэлдон. И все же она не могла отделаться от тревожного чувства, когда смотрела на своего маленького сына. Мужественная женщина старалась ничем не проявлять своего беспокойства, не как щемило материнское сердце от тайной тоски!

Если молодой капитан еще не обладал достаточными знаниями по гидрографии, чтобы определять место своего корабля в море, зато у него было чутье истого моряка и «чувство погоды». Вид неба и моря, во-первых, и показания барометра, во-вторых, подготавливали его наперед ко всем неожиданностям.

Капитан Гуль, хороший метеоролог, научил его понимать показания барометра. Мы вкратце расскажем, как надо пользоваться этим замечательным прибором[45].

«1. Когда после долгого периода хорошей погоды барометр начинает резке и непрерывно падать, - это верный признак дождя. Однако если хорошая погода стояла очень долго, то ртутный столбик может опускаться два-три дня, и лишь после этого произойдут в атмосфере сколько-нибудь заметные изменения. В таких случаях чем больше времени прошло между началом падения ртутного столба и началом дождей, тем дольше будет стоять дождливая погода.

2. Напротив, если во время долгого периода дождей барометр начнет медленно, но непрерывно подниматься, можно с уверенностью предсказать наступление хорошей погоды. И хорошая погона удержится тем дольше, чем больше времени прошло между началом подъема ртутного столба и первым ясным днем.

3. В обоих случаях изменение погоды, происшедшее сразу после подъема или падения ртутного столба, удерживается весьма непродолжительное время.

4. Если барометр медленно, но беспрерывно поднимается в течение двух-трех дней и дольше, это предвещает хорошую погоду, хотя бы все эти дни и лил, не переставая, дождь, и vico versa[46]. Но если барометр медленно поднимается в дождливые дни, а с наступлением хорошей погоды тотчас же начинает падать, - хорошая погода удержится очень недолго, и vice versa.

5. Весной и осенью резкое падение барометра предвещает ветреную погоду. Летом, в сильную жару, оно предсказывает грозу. Зимой, особенно после продолжительных морозов, быстрое падение ртутного столба говорит о предстоящей перемене направления ветра, сопровождающейся оттепелью и дождем. Напротив, повышение ртутного столба во время продолжительных морозов предвещает снегопад.

6. Частые колебания уровня ртутного столба, то поднимающегося, то падающего, ни в коем случае не следует рассматривать как признак приближения длительного периода сухой либо дождливой погоды. Только постепенное и медленное падение или повышение ртутного столба предвещает наступление долгого периода устойчивой погоды.

7. Когда в конце осени, после долгого периода ветров и дождей, барометр начинает подниматься, это предвещает северный ветер и наступление морозов».

Вот общие выводы, которые можно сделать из показаний этого ценного прибора.

Дик Сэнд отлично умел разбираться в предсказаниях барометра и много раз убеждался, насколько они правильны. Каждый день он советовался со своим барометром, чтобы не быть застигнутым врасплох переменой погоды.

Двадцатого февраля юношу обеспокоили показания барометра, и несколько раз в день он подходил к прибору, чтобы записать колебания ртутного столба. Барометр медленно и непрерывно падал. Это предсказывало дождь. Но так как дождь все не начинался, Дик Сэнд пришел к выводу, что дурная погода продержится долго. Так и должно было произойти.

Но вместе с дождем в это время года должен был прийти и сильный ветер. В самом деле, через день ветер посвежел настолько, что скорость перемещения воздуха достигла шестидесяти футов в секунду, то есть тридцати одной мили в час[47].

Молодому капитану пришлось принять некоторые «меры предосторожности, чтобы ветер не изорвал парусов «Пилигрима» и не сломал мачт.

Он велел убрать бом-брамсель, топсель и кливер, но, сочтя это недостаточным, вскоре приказал еще опустить брамсель и взять два рифа на марселе.

Этот последний маневр нелегко было выполнить с таким неопытным экипажем. Но нельзя было останавливаться перед трудностями, и действительно они никого не остановили.

Дик Сэнд в сопровождении Бата и Остина взобрался на рей и, правда не без труда, убрал брамсель. Если бы падение барометра не было таким зловещим, он оставил бы на мачте оба рея. Но когда ветер переходит в ураган, нужно уменьшить не только площадь парусов, но и облегчить мачты: чем меньше они нагружены, тем лучше переносят сильную качку. Поэтому Дик спустил оба рея на палубу.

Когда работа была закончена, - а она отняла около двух часов, - Дик Сэнд и его помощники взяли два рифа на марселе. У «Пилигрима» не было двойного марселя, какой ставят теперь на большинстве судов. Экипажу пришлось, как в старину, бегать по пертам, ловить хлопающий по ветру конец паруса, притягивать его и затем уже накрепко привязывать линями[48]. Работа была трудная, долгая и опасная; но в конце концов площадь марселя была уменьшена, и шкуна-бриг пошла ровнее.

Дик Сэнд, Бат и Остин опустились на палубу только тогда, когда «Пилигрим» был подготовлен к плаванию при очень свежем ветре, как называют моряки погоду, именуемую на суше бурей.

В течение следующих трех дней - 20, 21 и 22 февраля - ни сила, ни направление ветра заметно не изменились. Барометр неуклонно падал, и двадцать второго Дик отметил, что он стоит ниже двадцати восьми и семи десятых дюйма[49].

Не было никакой надежды на то, что барометр начнет в ближайшие дни подниматься. Небо грозно хмурилось, пронзительно свистел ветер. Над морем все время стоял туман. Темные тучи так плотно затягивали небо, что почти невозможно было определить место восхода и захода солнца.

Дик Сэнд начал тревожиться. Он не покидал палубы, он почти не спал. Но силой воли он заставлял себя хранить невозмутимый вид.

Двадцать третьего февраля утром ветер как будто начал утихать, но Дик Сэнд не верил, что погода улучшится. И он оказался прав: после полудня задул крепкий ветер, и волнение на море усилилось.

Около четырех часов пополудни Негоро, редко покидавший свой камбуз, вышел на палубу. Динго, очевидно, спал в каком-нибудь уголке: на этот раз он, против своего обыкновения, не залаял на судового кока.

Молчаливый, как всегда, Негоро с полчаса простоял на палубе, пристально всматриваясь в горизонт.

По океану катились длинные волны. Они сменяли одна другую, но еще не сталкивались. Волны были выше, чем обычно бывают при ветре такой силы. Отсюда следовало заключить, что неподалеку на западе свирепствовал сильнейший шторм и что он в самом скором времени догонит корабль.

Негоро обвел глазами взбаламученную водную ширь вокруг «Пилигрима», а затем поднял к небу всегда спокойные холодные глаза.

Вид неба внушал тревогу.

Облака перемещались с неодинаковой скоростью, - верхние тучи бежали гораздо быстрее нижних. Нужно было ожидать, что в непродолжительном времени воздушные потоки, несущиеся в небе, опустятся к самой поверхности океана. Тогда вместо очень свежего ветра разыграется буря, то есть воздух будет перемещаться со скоростью сорока трех миль в час.

Негоро либо ничего не смыслил в морском деле, либо это был человек бесстрашный: на лице его не отразилось и тени беспокойства. Больше того: злая улыбка скривила его губы. Можно было подумать, что такое состояние погоды скорее радует, чем огорчает его.

Он влез верхом «а бушприт и пополз к бом-утлегарю. Казалось, что он силится что-то разглядеть на горизонте. Затем он спокойно слез на палубу и, «е вымолвив ми слова, скрылся в своей каюте.

Среди всех этих тревожных предзнаменований одно обстоятельство оставалось неизменно благоприятным для «Пилигрима»: ветер, как бы силен он «и был, оставался попутным. Все на борту знали, что, превратись он даже в ураган, «Пилигрим» только скорее приблизится к американскому берегу. Сама по себе буря еще ничем не угрожала такому надежному судну, как «Пилигрим», и действительные опасности начнутся лишь тогда, когда нужно будет пристать к незнакомому берегу.

Эта мысль весьма беспокоила Дика Сэнд а. Как поступить, если судно очутится в виду пустынной земли, где нельзя найти лоцмана или рыбака, знающего ее берега? Что делать, если непогода заставит искать убежище в каком-нибудь совершенно неизвестном уголке побережья? Без сомнения, сейчас еще не время было ломать себе голову над такими вопросами, но рано или поздно они могут возникнуть, и тогда нужно будет решать быстро.

Что ж, когда настанет час, Дик Сэнд примет решение!

В продолжение следующих тринадцати дней - от 24 февраля до 9 марта - погода почти не изменилась. Небо попрежнему заволакивали тяжелые темные тучи. Иногда ветер утихал, но через несколько часов снова начинал дуть с прежней силой. Раза два-три ртутный столб в барометре начинал ползти вверх; но, поднявшись на несколько линий, снова падал. Колебания атмосферного давления были резкими, и это не предвещало перемены погоды к лучшему, по крайней мере на ближайшее время.

Несколько раз разражались сильные грозы; они очень тревожили Дика Сэнда. Молнии ударяли в воду в расстоянии всего лишь одного кабельтова от судна. Часто выпадали проливные дожди, и «Пилигрим» теперь почти все время был окружен густым клубившимся туманом. Случалось, вахтенный часами ничего не мог разглядеть, и судно шло наугад.

Корабль хорошо держался на волнах, но его все-таки жестоко качало. К счастью, миссис Уэлдон прекрасно выносила и боковую и килевую качку. Но бедный Джек очень мучился, и мать заботливо ухаживала за ним.

Кузен Бенедикт страдал от качки не больше, чем американские тараканы, в обществе которых он проводил все свое время. По целым дням энтомолог изучал свои коллекции, словно сидел в своем спокойном кабинете в Сан-Франциско.

По счастью, и Том и остальные негры не были подвержены морской болезни: они попрежнему исполняли все судовые работы по указанию молодого капитана. А уж он-то сам давно привык ко всякой качке на корабле, гонимом буйным ветром.

«Пилигрим» быстро несся вперед, несмотря на малую парусность, и Дик Сэнд предвидел, что скоро придется еще уменьшить ее. Однако он не спешил с этим, пока не было непосредственной опасности.

По расчетам Дика земля была уже близко. Он приказал вахтенным быть настороже. Но молодой капитан не надеялся, что неопытные матросы заметят издалека появление земли. Ведь недостаточно обладать хорошим зрением, чтобы различить смутные контуры земли на горизонте, затянутом туманом. Поэтому Дик Сэнд часто сам взбирался на мачту и подолгу вглядывался в горизонт.

Но берег Америки все не показывался.

Молодой капитан недоумевал. По нескольким словам, вырвавшимся у него, миссис Уэлдон догадалась об этом.

Девятого марта Дик Сэнд стоял на носу. Он то смотрел на море и на небо, то переводил взгляд на мачты «Пилигрима», которые гнулись под сильными порывами ветра.

- Ничего не видно, Дик? - спросила миссис Уэлдон, когда юноша отвел от глаз подзорную трубу.

- Ничего, миссис Уэлдон, решительно ничего... А между тем ветер - кстати, он как будто еще усиливается - разогнал туман на горизонте…

- А ты попрежнему считаешь, что теперь американский берег недалеко?

- Несомненно, миссис Уэлдон. Меня очень удивляет, что мы еще его не видим.

- Но корабль ведь все время шел правильным курсом?

- О да! Все время, с тех пор как подул северо-западный ветер, - ответил Дик Сэнд. - Если помните, это произошло десятого февраля, в тот злополучный день, когда погиб капитан Гуль и весь экипаж «Пилигрима». Сегодня девятое марта, значит прошло двадцать семь дней!

- На каком расстоянии от материка мы были тогда? - спросила миссис Уэлдон.

- Примерно в четырех тысячах пятистах милях, миссис Уэлдон. Если что-нибудь другое и может вызывать у меня сомнения, то уж в этой цифре я уверен. Ошибка не может превышать двадцать миль в ту или другую сторону.

- А с какой скоростью шел корабль?

- С тех пор как ветер усилился, мы в среднем проходим по сто восемьдесят миль в день. Поэтому-то я и удавлен, что до сих пор не видно земли. Но еще удивительнее то, что мы за последние дни не встретили ей одного корабля, а между тем эти воды часто посещаются судами.

- Не ошибся ли ты в вычислении скорости хода? - спросила миссис Уэлдон.

- Нет, миссис Уэлдон! На этот счет я совершенно спокоен. Никакой ошибки быть не может. Лаг бросали каждые полчаса, и я всякий раз сам записывал его показания. Хотите, я сейчас прикажу снова бросить лаг: вы увидите, что мы идем со скоростью десяти миль в час, то есть с суточной скоростью свыше двухсот миль!

Дик Сэнд позвал Тома и велел ему бросить лаг. Эту операцию старый негр проделывал теперь с большим искусством. Принесли лаг, Том проверил, прочно ли он привязан к линю, и бросил его за борт. Но едва он вытравил двадцать пять ярдов[50], как вдруг линь провис.

- Ах, капитан! - воскликнул Том.

- Что случилось, Том?

- Линь лопнул!

- Лопнул линь? - воскликнул Дик. - Значит, лаг пропал!

Старый негр вместо ответа показал обрывок линя, оставшийся у него в руке.

Несчастье действительно произошло. Лаг привязан был прочно, линь оборвался посредине. А между тем линь был скручен из прядей наилучшего качества. Он мог лопнуть только в том случае, если волокна на месте обрыва основательно перетерлись. Так оно и оказалось, - Дик Сэнд убедился в этом, когда взял в руки конец линя. «Но почему перетерлись волокна? Неужели от частого употребления лага?» - недоверчиво думал юноша и не находил ответа на этот вопрос.

Как бы там ни было, лаг пропал безвозвратно, и Дик Сэнд лишился теперь возможности определять скорость движения судна. У него оставался только один прибор - компас

Но Дик не знал, что показания этого компаса неверны!

Видя, что Дик очень огорчен этим происшествием, миссис Уэлдон не стала продолжать расспросы. С тяжелым сердцем она удалилась в каюту.

Но хотя теперь уже нельзя было определять скорость хода «Пилигрима», а следовательно и вычислять пройденный им путь, однако и без лага легко было заметить, что скорость судна не уменьшается.

На следующий день, 10 марта, барометр упал до двадцати восьми и двух десятых дюйма[51]. Это предвещало приближение порывов ветра, несущегося со скоростью около шестидесяти миль в час.

Безопасность судна требовала, чтобы площадь подмятых парусов была немедленно уменьшена, иначе судну грозила опасность.

Дик Сэнд решил спустить фор-брам-стеньгу и грот-стеньгу, убрать основные паруса и следовать дальше только под стакселем и зарифленным марселем.

Он вызвал Тома и всех его товарищей на палубу, - этот трудный маневр мог выполнить только весь экипаж сообща. К несчастью, уборка парусов требовала довольно продолжительного времени, а между тем буря с каждой минутой все усиливалась.

Дик Сэнд, Остин, Актеон и Бат поднялись на реи. Том встал у штурвала, а Геркулес остался на палубе, чтобы травить шкоты, когда это понадобится.

После долгих безуспешных попыток фор-брам-стеньга и грот-стеньга были, наконец, спущены. Мачты так раскачивались и ветер задувал с такой бешеной силой, что этот маневр едва не стоил жизни смельчакам матросам, - сотни раз они рисковали полететь в воду. Затем взяли рифы на марселе, фок убрали, и шкуна-бриг не несла теперь других парусов, кроме стакселя и зарифленного марселя.

Несмотря на малую парусность, «Пилигрим» продолжал быстро нестись по волнам.

Двенадцатого марта погода стала еще хуже. В этот день, взглянув на барометр, Дик Сэнд похолодел от ужаса: ртутный столб упал до двадцати семи и девяти десятых дюйма[52].

Это предвещало сильнейший ураган. «Пилигрим» не мог нести даже немногих оставленных парусов.

Видя, что ветер, того и гляди, изорвет марсель, Дик Сэнд приказал убрать парус.

Но приказание его запоздало. Страшный шквал, налетевший в это время на судно, мигом сорвал и унес парус. Остина, находившегося на брам-рее, ударило свободным концом горденя. Он получил довольно легкий ушиб и мог сам спуститься на палубу.

Дика Сэнда охватила страшная тревога: по ею расчетам с минуты на минуту должен был показаться берег, и он боялся, что мчавшееся с огромной скоростью судно с разбегу налетит на прибрежные рифы.

Он бросился на нос и стал вглядываться вдаль. Однако впереди не было видно никаких признаков земли.

Дик вернулся к штурвалу. Через минуту на палубу вышел Негоро. Словно против воли, он вытянул руку, указывая на какую-то точку на горизонте. Можно было подумать, что он видит знакомый берег в тумане...

Снова злая усмешка мелькнула на лице португальца, и, не промолвив ни слова, он вернулся в камбуз.


ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ Остров на горизонте


В этот день разразился ураган - самая ужасная форма бури. Воздушные потоки неслись теперь с юго-запада со скоростью девяноста миль в час.

Это был настоящий ураган, один из тех, которые швыряют на берег суда, стоящие в порту на якорях, срывают с домов крыши и валят на землю прочные строения. Такав был ураган, разрушивший 23 июля 1825 года Гваделупу.

Если ураганный ветер может сбросить с лафетов тяжелые орудия, то легко себе представить, как он швыряет судно, не имеющее другой точки опоры, кроме разбушевавшихся волн.

Но в этой подвижности и заключается для корабля единственная надежда на спасение. Корабль не пытается противостоять страшным порывам ветра, он уступает им, и, если только его конструкция прочна, он может устоять перед любым неистовством бури.

Так было и с «Пилигримом».

Через несколько минут после того, как ветер унес марсель, новый порыв изодрал в клочья стаксель. Дик Сэнд не мог поставить даже трисель, хотя этот маленький кусок прочной парусины значительно облегчил бы управление судном.

Все паруса на «Пилигриме» были убраны, но ветер давил на корпус судна, на мачты, на такелаж, и корабль мчался с огромной скоростью. Порой казалось даже, что он выскакивает из волн и мчится, едва касаясь воды. Судно отчаянно подбрасывало на громадных валах, катившихся по океану, и эта килевая качка была страшна.

Но волны угрожали судну и предательским ударом сзади, потому что целые горы воды неслись по морю и скорее, чем шкуна-бриг. Когда корма недостаточно быстро поднималась на гребень набегавшего сзади вала, он грозил обрушиться на нее и утопить корабль. В этом-то и заключалась главная опасность для судов, убегающих от бури.

Но как бороться с этой опасностью? Ускорить ход «Пилигрима» было нельзя - ведь на судне все паруса были убраны, а поставить их - не уцелел бы даже крошечный лоскутик. Единственно, что оставалось делать, - это держать нос вразрез волне при посредстве руля, но судно часто не слушалось руля.

Дик Сэнд не отходил от штурвала. Он привязал себя веревкой, чтобы какая-нибудь шальная волна не смыла его в море. Том и Бат, также привязанные, стояли рядом, готовые прийти на помощь своему капитану. На носу дежурили, ухватившись за битенг[53], Геркулес и Актеон.

Миссис Уэлдон, маленький Джек, старая Нан и кузен Бенедикт, повинуясь приказу Дика Сэнда, не покидали своих кают Миссис Уэлдон охотнее осталась бы на палубе, но Дик категорически воспротивился этому, - он не мог позволить ей без нужды рисковать жизнью.

Все люки были наглухо задраены. Дик надеялся, что они выдержат даже в том случае, если, по несчастью, волна обрушится на судно. Но если они не выдержат тяжести воды, случится беда - корабль наполнится водой, потеряет пловучесть и пойдет ко дну. К счастью, «Пилигрим» был правильно нагружен, и, несмотря на страшную качку, груз в трюмах не сдвинулся с места.

Дик еще больше сократил часы, отведенные им для она. Миссис Уэлдон начала даже тревожиться, как бы он не заболел от переутомления. Она настояла, чтобы Дик хотя бы ненадолго лег спать.

В ночь с 13 на 14 марта, в то время как Дик отдыхал, произошла следующее.

Том и Бат находились на корме. Негоро, - он редко появлялся в этой части корабля, - неожиданно подошел к ним и даже попытался завести разговор. Но ни старик Том, ни его сын ничего не ответили ему.

Вдруг судно резко накренилось на борт. Негоро упал и, наверное, был бы снесен в море, если бы не успел уцепиться за нактоуз

Том вскрикнул: он испугался за компас.

Дик Сэнд, расслышав сквозь сон этот крик, мгновенно выбежал на палубу и бросился на корму.

Но Негоро уже поднялся на ноги. В руках у него был железный брусок, который он вынул из-под нактоуза. Он выбросил этот брусок в воду, прежде чем Дик увидел его.

Значит, Негоро хотел, чтобы стрелка компаса снова указывала правильное направление? Повидимому, юго-западный ветер, гнавший теперь судно вперед, служил его тайным целям.

- Что случилось? - спросил юноша.

- Да вот проклятый кок упал на компас! - ответил Том.

В страшной тревоге Дик нагнулся к нактоузу, - он был невредим, и компас, освещенный лампочками, по-прежнему покоился на двух концентрических кругах своего подвеса.

Молодой капитан вздохнул с облегчением. Если бы испортился единственный компас, это было бы непоправимым несчастьем.

Но Дик Сэнд не мог знать, что после того, как из-под нактоуза был убран железный брусок, стрелка компаса заняла вновь нормальное положение и указывала своим острием прямо на магнитный полюс.

Негоро нельзя было винить за то, что он упал на компас (это могло быть простой случайностью), но все же Дик Сэнд вправе был удивиться, застав его в такой поздний час на корме судна.

- Что вы делаете здесь? - спросил он.

- То, что мне нравится, - отвечал Негоро.

- Что вы сказали? - сердито крикнул Дик.

- Я сказал, - спокойно ответил судовой кок, - что нет правила, которое запрещало бы гулять по корме.

- Такого правила не было, но с этого часа я его устанавливаю, - сказал Дик Сэнд. - Я запрещаю вам ходить на корму!

- Вот как! - насмешливо протянул Негоро

И этот человек, обычно так хорошо владевший собой, сделал угрожающее движение

Молодой капитан выхватил из кармана револьвер и прицелился в судового кока.

- Негоро, - сказал он, - знайте, что я никогда не расстаюсь с револьвером и что при первом же случае нарушения дисциплины я прострелю вам голову!

Негоро вдруг почувствовал, что какая-то непреодолимая сила клонит его к палубе.

Это Геркулес положил свою тяжелую руку ему на плечо.

- Капитан Сэнд, - сказал великан, - разрешите мне выбросить этого негодяя за борт? Акулы будут довольны. Они ведь ничем не брезгают.

- Нет, еще не время, Геркулес, - ответил Дик Сэнд.

Негоро выпрямился, когда гигант снял руку с его плеча. Проходя мимо Геркулеса, он пробормотал сквозь зубы:

- Погоди, проклятый негр, ты дорого заплатишь мне за это!

Направление ветра изменилось, по крайней мере так подумал Дик Сэнд, посмотрев на компас, - ан перескочил сразу на четыре румба. Юношу очень удивило, что такая резкая перемена никак не отразилась на море.

Судно шло прежним курсом, но волны, вместо того чтобы ударять в корму, били теперь под углом в левый борт. Такое положение было опасным, и Дику Сэнду пришлось, спасаясь от этих коварных ударов волн, изменить курс на четыре румба.

Тревожные мысли не давали покоя молодому капитану. Он спрашивал себя, не существовало ли связи между сегодняшним нечаянным падением Негоро и поломкой первого компаса. Зачем пришел на корму судовой кок? Что ему было делать там? Может быть, он почему-либо заинтересован в том, чтобы и второй компас пришел в негодность? Для чего это могло ему понадобиться? Дик не мог найти объяснения этой загадке. Ведь Негоро не меньше, чем все остальные, должен был желать поскорее добраться до американского материка.

Миссис Уэлдон, когда Дик Сэнд рассказал ей об этом происшествии, заметила, что и она не доверяет Негоро, но не видит оснований подозревать его в предумышленной порче навигационных приборов.

Все же осторожности ради Дик решил постоянно наблюдать за Негоро. Не довольствуясь этим, он переселил Динго на корму, зная, что судовой кок избегает собаки. Но Негоро помнил запрет молодого капитана и больше не показывался на корме, где ему решительно нечего было делать по своим служебным обязанностям.

Всю неделю буря свирепствовала с прежней силой. Барометр упал еще ниже. С 14 по 26 марта ветер не спадал ни на минуту, так что нельзя было выбрать момента затишья, чтобы поставить паруса.

«Пилигрим» несся на северо-восток со скоростью не менее двухсот миль в сутки, а земля все не показывалась! Между тем эта земля - континент Америки - огромным барьером протянулась более чем на сто двадцать градусов между Тихим и Атлантическим океаном.

Дик Сэнд спрашивал себя, не потерял ли он рассудка, не совершил ли он какой-нибудь ужасной ошибки в счислении, - ошибки, вследствие которой «Пилигрим» уже много дней идет по неправильному курсу. Но нет, он не мог так ошибиться. Солнце, хоть и пряталось за тучами, неизменно всходило перед носом корабля и закатывалось позади кормы. Что же в таком случае произошло с землей, о которую его корабль мог разбиться? Куда девалась эта Америка, если ее нет здесь? Северная или Южная Америка - все было возможно в этом хаосе, - но к одной из двух должен был пристать «Пилигрим». Что произошло с начала этой ужасной бури? Что происходит сейчас, если этот берег - к счастью или несчастью путников - все не появлялся перед их глазами? И не следовало ли предположить, что компас обманул их? Ведь Дик не мог проверять его показания после того, как был испорчен второй компас? Предположение это все крепло у Дика, потому что только оно одно могло объяснить, почему до сих пор не видно никакой земли.

Все время, свободное от дежурства у штурвала, Дик внимательно изучал карту. Но сколько он ни вопрошал карту, он не находил объяснения непостижимой загадки.

Около восьми часов утра 26 марта произошло событие величайшей важности.

Вахтенный - это был Геркулес - вдруг закричал:

- Земля! Земля!

Дик Сэнд ринулся на бак. Геркулес не был моряком. Может быть, глаза обманывали его?

- Где земля? - крикнул Дик.

- Там! - ответил Геркулес, указывая рукой на едва различимую точку на северо-восточной части горизонта.

Голос его был едва слышан среди отчаянного рева ветра и моря.

- Вы видели землю? - переспросил юноша.

- Да! - ответил Геркулес, кивая головой.

И он снова протянул руку, указывая на северо-восток. Юноша вперил глаза вдаль... и ничего не увидел.

В эту минуту, нарушая обещание, данное Дику, на палубу вышла миссис Уэлдон, - она услышала восклицание Геркулеса.

- Миссис Уэлдон! - крикнул Дик.

Слов миссис Уэлдон нельзя было расслышать; она тоже пыталась разглядеть землю, которую заметил Геркулес, и, казалось, вся жизнь ее сосредоточилась в этом взгляде.

Но, очевидно, Геркулес указывал неверное направление, - ни миссис Уэлдон, ни Дик ничего не обнаружили на горизонте.

Но вдруг Дик в свою очередь вытянул руку вперед.

- Да! Земля! Земля! - крикнул он.

В просвете между тучами показалось что-то похожее на горную вершину. Глаза моряка не могли ошибиться: это была земля.

- Наконец-то, наконец-то! - повторял он вне себя от радости.

Дик крепко ухватился за поручни; миссис Уэлдон поддерживал Геркулес, она не сводила глаз с земли, которую уже не чаяла увидеть.

Берег находился в десяти милях с подветренной стороны, по левому борту. Просвет между тучами увеличился, показался кусок неба. И теперь уже явственно можно было различить высокую вершину горы. Без сомнения, это был какой-нибудь мыс на американском континенте.

«Пилигрим», плывший с оголенными мачтами, не мог держать курс на этот мыс. Но судно неизбежно должно было подойти к земле, - это стало вопросом нескольких часов. Было уже восемь часов утра; значит, до наступления полудня «Пилигрим» подойдет к самому берегу.

По знаку юного капитана Геркулес отвел в каюту миссис Уэлдон: в такую сильную качку она не могла бы сама пройти по палубе.

Постояв еще минутку на носу, молодой капитан вернулся к штурвалу, у которого стоял Том.

Наконец-то Дик увидел эту долгожданную и такую желанную землю! Почему же вместо радости он испытывал страх? Потому что появление земли под ураганным ветром перед быстро несущимся кораблем означало крушение со всеми его ужасными последствиями.

Прошло два часа. Скалистый мыс был уже виден на траверсе[54].

В этот момент Негоро снова появился на палубе. Он пристально посмотрел на берег, кивнул головой с многозначительным видом человека, знающего то, чего не знают другие, и, пробормотав какое-то слово, которое никто не расслышал, тотчас же ушел в свой камбуз.

Дик Сэнд тщетно старался разглядеть за мысом низкую линию побережья.

На исходе второго часа мыс остался справа за кормой судна, но очертания берега все еще не обрисовались.

Между тем горизонт прояснился, и высокий американский берег, окаймленный горной цепью Андов, должен был бы отчетливо виднеться даже на расстоянии двадцати миль.

Дик Сэнд вооружился подзорной трубой и, медленно переводя ее, осмотрел всю восточную сторону горизонта.

Земли в виду не было.

В два часа пополудни замеченная утром земля исчезла бесследно позади «Пилигрима».

Впереди подзорная труба не могла обнаружить ни высоких, ни низких берегов.

Тогда Дик, громко вскрикнув, бросился вниз по трапу и вбежал в каюту, где находились миссис Уэлдон, маленький Джек, Нан и кузен Бенедикт.

- Остров! Это был остров! - воскликнул он. - Только остров!

- Остров, Дик? Но какой? - спросила миссис Уэлдон.

- Сейчас посмотрим по карте! - ответил юноша.

И, сбегав в каюту, он принес корабельную карту.

- Вот, миссис Уэлдон, вот! - сказал он, развернув карту. - Земля, которую мы заметили, может быть только этой точкой, затерянной среди Тихого океана. Это остров Пасхи. Других островов в этих местах нет.

- Значит, земля осталась позади? спросила миссис Уэлдон.

- Да, нас уже далеко отнесло ветром…

Миссис Уэлдон пристально всматривалась в едва заметную точку на карте - остров Пасхи.

- На каком расстоянии от американского берега находится этот остров?

- В тридцати пяти градусах.

- Сколько это миль?

- Около двух тысяч.

- Но, значит, «Пилигрим» почти не сдвинулся с места! Как могло случиться, что мы все еще находимся так далеко от земли?

- Миссис Уэлдон... - начал Дик Сэнд и несколько раз провел рукой по лбу, как бы для того, чтобы собраться с мыслями. - Я не знаю... Я не могу объяснить... Да, не могу... Разве что компас у нас неисправен... Но этот остров может быть только островом Пасхи - ветер все время гнал нас к северо-востоку... Да, это остров Пасхи, и надо бога благодарить, что мы, наконец, узнали, где мы находимся. Мы в двух тысячах миль от берега - что ж!.. Зато я теперь знаю, куда нас загнала буря! Когда она утихнет, мы высадимся на американском побережье! У нас есть надежда на спасение! По крайней мере теперь наш корабль не затерян в беспредельности Тихого океана.

Уверенность молодого капитана передалась всем окружающим. Даже миссис Уэлдон повеселела. Несчастным путешественникам казалось, что уже все беды миновали, и «Пилигрим» как будто находится близ надежной гавани, и надо теперь только подождать прилива, чтобы войти в нее.

Остров Пасхи - его настоящее название Вай-Гу, или Рап-Нуи - был открыт Дэвидом в 1686 году; его посетили Кук и Лаперуз. Он расположен под 27° южной широты и 112° восточной долготы. Так выяснилось, что шкуна-бриг на пятнадцать градусов уклонилась «на север от своего курса. Дик Сэнд приписал это буре, которая гнала корабль на северо-запад.

Итак, «Пилигрим» все еще находился в двух тысячах миль от суши. Если ветер будет дуть с той же ураганной силой, судно пробежит это расстояние дней за десять и достигнет побережья Южной Америки. Но неужели за это время погода не улучшится? Неужели нельзя будет поднять паруса даже тогда, когда «Пилигрим» окажется в виду земли?

Дик Сэнд надеялся на это, он говорил себе, что ураган, бушующий уже много дней подряд, в конце концов утихнет. Появление острова Пасхи юноша считал счастливым предзнаменованием: ведь теперь он точно знал, в каком месте океана находится «Пилигрим». Это вернуло ему веру в самого себя и надежду на благополучный исход путешествия.

Да, словно по милости провидения, путники заметили средь беспредельного простора океана одинокий остров, малую точку, и это сразу подняло в них бодрость. Корабль их все еще был игрушкой ветра, но по крайней мере они плыли теперь не вслепую.

Прочно построенный и хорошо оснащенный «Пилигрим» мало пострадал от неистовых натисков бури. Он лишился только марселя и стакселя, но этот ущерб нетрудно будет возместить. Ни одна капля воды не просочилась внутрь судна сквозь тщательно законопаченные швы корпуса и палубы. Помпы были в полной исправности.

В этом отношении опасность не грозила «Пилигриму».

Но ураган все еще продолжал бушевать, и казалось - ничто не могло умерить ярость стихий. Молодой капитан в какой-то мере вооружил свое судно для борьбы с ними, но не в его силах было заставить ветер утихнуть, волны - успокоиться, небо - проясниться... На борту своего корабля он был первым после бога, а за бортом - один лишь бог повелевал ветрами и волнами.


ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ «Земля! Земля!»


Надеждам Дика как будто суждено было сбыться.

Уже на другой день, 27 марта, ртутный столбик барометра поднялся, правда, всего на несколько делений. Увеличение атмосферного давления было незначительным, но обещало быть стойким. Буря, очевидно, шла на убыль, и хотя волнение на море было очень велико, ветер начал спадать и поворачивать к западу.

Дик понимал, что еще рано думать о том, чтобы ставить паруса. Ветер сорвал бы даже самый малый клочок парусины. Все же молодой капитан надеялся, что не позже как через двадцать четыре часа можно будет поставить хотя бы один из стакселей.

И верно: ночью ветер заметно ослабел, да и качка уже не так свирепо встряхивала корабль, а ведь накануне она грозила разнести его на куски.

Утром на палубу начали выходить пассажиры. Они уже не опасались, что внезапно набежавшая волна смоет их за борт.

Миссис Уэлдон первая покинула каюту, где она по требованию Дика просидела взаперти все время, пока длилась буря. Она подошла к Дику.

Сверхчеловеческая сила воли этого юноши помогла ему преодолеть неслыханные трудности. Он стоял похудевший, побледневший, обветренный. Тяжелее всего в его возрасте были, может быть, бессонные ночи. Казалось, силы отважного юноши должны были ослабеть. Но нет, его мужественная натура устояла перед всеми испытаниями. Быть может, перенесенные лишения когда-нибудь и скажутся на нем. Но сейчас не время было сдаваться, говорил себе Дик. И миссис Уэлдон видела, что он так же полон энергии, как и раньше. К тому же у смелого юноши появилась теперь уверенность в своих действиях, - ее насильно не внушишь, а сколько она прибавляет силы!

- Дорогой мой мальчик, мой дорогой капитан! - сказала миссис Уэлдон, протягивая ему руку.

- Ах, миссис Уэлдон, - улыбаясь, ответил Дик, - вы не слушаетесь своего капитана. Ну зачем вы вышли на палубу? Я ведь просил вас...

- Да, я ослушалась тебя, - призналась миссис Уэлдон, - но что-то подсказало мне, что буря проходит.

- В самом деле, погода улучшается, миссис Уэлдон, - ответил юноша. - Вы не ошиблись. Со вчерашнего дня столбик ртути в барометре не понизился. Ветер утихает, и мне кажется, что самое тяжелое уже позади.

- Дай бог, дорогой мой, дай бог! Но сколько ты выстрадал, бедный мальчик! Знаешь, ты вел себя, как...

- Я только выполнил свой долг, миссис Уэлдон.

- Теперь тебе необходимо отдохнуть.

- Отдохнуть? - возразил юноша. - Я нисколько не нуждаюсь в отдыхе, миссис Уэлдон. Я чувствую себя великолепно и надеюсь продержаться до конца. Вы назначили меня капитаном «Пилигрима», и я сохраню это звание до тех пор, пока все пассажиры моего корабля не окажутся в безопасности!

- Дик, - сказала миссис Уэлдон, - ни я, ни мой муж никогда не забудем того, что ты сделал!

- Ну, что вы... миссис Уэлдон! - пробормотал Дик. - Господь бог нам помог.

- Милый мой мальчик, я повторяю, ты вел себя, как настоящий мужчина. Ты проявил себя умелым и достойным командиром судна. И в недалеком будущем, как только ты закончишь свое образование, ты станешь капитаном судна, принадлежащего торговому дому Джемса Уэлдона. Я уверена, что мой муж скажет то же самое.

- Я... я... - начал Дик, и глаза его наполнились слезами.

- Дик, - продолжала миссис Уэлдон, - ты был нашим приемным сыном, а теперь ты поистине родной мой сын. Ты спас свою мать и своего маленького брата Джека! Дорогой мой, дай я тебя поцелую за мужа и за себя!

Миссис Уэлдон не могла сдержать свое волнение. Сердце этой мужественной женщины было переполнено, и слезы выступили у нее на глазах, когда она обнимала юношу. Что сказать о чувствах, которые испытывал Дик? Он рад был бы отдать жизнь за своих благодетелей, больше чем жизнь, и ради них он заранее принимал все испытания, которые готовит ему будущее.

После этого разговора Дик почувствовал себя сильнее. Он не сомневался, что сумеет привести судно в безопасный порт и спасти пассажиров. Только бы утих ветер, хотя бы настолько, чтобы можно было поставить паруса!

Двадцать девятого марта ветер стал слабее. Дик решил поставить фок и марсель, чтоб увеличить скорость хода своего судна и вести его по определенному направлению.

- Друзья мои, - сказал он матросам, поднявшись на палубу на заре этого дня. - Идите сюда. Мне нужна ваша помощь.

- Мы готовы, капитан Сэнд, - ответил за всех старик Том.

- Конечно, готовы! - добавил Геркулес. - В бурю нам нечего было делать, и я начал уже покрываться ржавчиной.

- А ты дул бы в паруса своим большим ртом, - сказал маленький Джек. - Я уверен, ты можешь дуть так же сильно, как ветер.

- Вот замечательная мысль, Джек! - рассмеялся Дик Сэнд. - Как только наступит штиль, мы попросим Геркулеса надувать наши паруса.

- Прикажите только, капитан Сэнд, - ответил великан, надувая щеки, как Борей.

- Начнем с того, друзья мои, - сказал Дик, - что поставим новый марсель на смену изодранному бурей. Работа нелегкая, но ее нужно сделать.

- Сделаем! - ответил Актеон.

- А мне можно вам помогать? - спросил маленький Джек, всегда готовый трудиться вместе с матросами.

- Разумеется, Джек, - ответил Дик Сэнд. - Ты станешь за штурвал с нашим другом Батом и будешь помогать ему править.

Конечно, маленький Джек с гордостью принял свою новую должность помощника рулевого.

- А теперь, - продолжал Дик Сэнд, - за дело! Только помните, друзья: не рисковать собой без нужды!

Негры энергично взялись за дело под руководством молодого капитана. Надо было скатанный парус поднять на мачту и там привязать его к рею. Дело нелегкое. Но Дик Сэнд так умело распоряжался работой, а матросы повиновались ему с таким усердием и готовностью, что по истечении часа парус был привязан, рей поднят и на марселе взяты два рифа.

Несмотря на сильный ветер, команда без особого труда подняла паруса, убранные перед бурей, и к десяти часам утра «Пилигрим» уже бежал под фоком, марселем и одним из кливеров.

Дик Сэнд из осторожности решил не ставить остальных парусов. Те, что были подняты, обеспечивали суточный пробег в двести с лишним миль, а этой скорости было достаточно, чтобы меньше чем в десять дней достигнуть американского континента.

Дик с удовлетворением подумал, что теперь «Пилигрим» перестал всецело зависеть от капризов ветра и волн. Он бежал с достаточной скоростью и в нужном направлении. Радость Дика должны понять все, кто хоть немного знает морское дело.

Молодой капитан вернулся к штурвалу и, поблагодарив маленького помощника рулевого, стал на свой пост.

На следующий день по небу все так же быстро неслись тучи, но между ними уже возникали широкие просветы, и лучи солнца пробивались сквозь них, золотя поверхность океана. Временами «Пилигрим» попадал в полосу солнечного света. Какое счастье - этот животворящий свет! Иногда набегавшие облака затемняли его, но ветер отгонял их к востоку, и солнце снова показывалось во всем своем блеске. Погода явно улучшалась.

На судне открыли все люки, чтобы проветрить помещения. Свежий, напоенный солью воздух ворвался в трюм, в кубрик, в кают-компанию. Мокрые паруса разложили для просушки на рострах[55]. На палубе началась генеральная уборка. Дик Сэнд не мог допустить, чтобы его корабль пришел в порт грязным и неубранным. Достаточно было нескольких часов ежедневной работы, чтобы, не переутомляя экипажа, привести судно в надлежащий вид.

Теперь на корабле уже не могли бросать лаг, Дик измерял скорость хода судна только по следу, оставляемому на поверхности океана. Способ этот был неточен, и все же Дик Сэнд не сомневался, что судно окажется в виду земли не позже как через неделю. Он сумел убедить в этом и миссис Уэлдон, показав ей на карте то место, где, по его предположениям, находился «Пилигрим».

- Хорошо, Дик, - сказала миссис Уэлдон. - Теперь скажи мне, к какому пункту побережья мы подойдем?

- Вот сюда, миссис Уэлдон, - ответил Дик, указывая на длинную полосу берега, тянущуюся от Перу до Чили. - Точнее указать я не могу. Глядите, вот остров Пасхи, который мы оставили на западе. Ветер не менял направления все последние дни, и, следовательно, мы должны увидеть землю вот здесь, на востоке. Вдоль этого побережья разбросано немало портов, но сказать с уверенностью, какой порт окажется ближе других, когда «Пилигрим» подойдет к земле, я сейчас не могу.

- Да это и не важно, Дик... Лишь бы добраться до какого-нибудь порта!

- Разумеется, миссис Уэлдон. Куда бы мы ни пришли, вы отовсюду сможете вернуться в Сан-Франциско. «Тихоокеанская мореходная компания» превосходно обслуживает это побережье. Ее пароходы заходят во все главные порты, а из них легко уж попасть в Калифорнию.

- Разве ты не собираешься привести «Пилигрим» обратно в Сан-Франциско? - спросила миссис Уэлдон.

- Ну, конечно! Но только после того, как вы пересядете на какой-нибудь пассажирский пароход, миссис Уэлдон. Если нам удастся заполучить офицера и команду, мы отправимся в Вальпарайсо, чтобы сдать груз ворвани, - несомненно, так поступил бы капитан Гуль. Оттуда мы пойдем в Сан-Франциско. Но для вас это было бы лишней задержкой, и как мне ни грустно расставаться с вами...

- Хорошо, Дик, - прервала его миссис Уэлдон. - Об этом мы еще поговорим. Скажи мне - раньше ты как будто боялся приблизиться к незнакомому берегу?..

- Я и сейчас боюсь, - признался юноша. - Но я надеюсь встретить в тех водах какое-нибудь судно. Меня, по правде сказать, очень удивляет, что этого еще не случилось... О, если бы показалось хоть какое-нибудь судно! Мы бы связались с ним, узнали точно, где находится «Пилигрим», и тогда можно было бы без опаски причалить к берегу.

- Разве в этих местах нет лоцманов, которые проводят суда в гавани? - спросила миссис Уэлдон.

- Наверно, есть, - ответил Дик Сэнд. - Но они плавают у самого берега. Поэтому мы должны стараться подойти как можно ближе к земле.

- А если мы не встретим лоцмана? - спросила миссис Уэлдон. Она настойчиво допрашивала молодого капитана, чтобы выяснить, подготовился ли он ко всяким случайностям.

- В этом случае, миссис Уэлдон... если погода будет хорошая и ветер умеренный, я направлю судно вдоль берега и буду плыть до тех пор, пока не найду какого-нибудь безопасного места для высадки. Если же ветер снова посвежеет...

- Что тогда, Дик?..

- Видите ли, если ветер прибьет «Пилигрим» к земле...

- То?.. - спросила миссис Уэлдон.

- То я буду вынужден выбросить корабль на берег, - ответил юноша, и лицо его на мгновенье омрачилось. - Но это в самом крайнем случае. Я надеюсь, что нам не придется прибегнуть к этому последнему средству. Вы не тревожьтесь напрасно, миссис Уэлдон: погода, повидимому, улучшается. Не может быть, чтобы мы не встретили ни одного судна или лоцманского катера. Будем надеяться, что «Пилигрим» идет прямо к земле и скоро мы ее увидим.

Выбросить судно на берег! На такую последнюю крайность даже самые смелые моряки не решаются без трепета. Не удивительно, что Дик Сэнд также не хотел думать о ней, пока у него еще была надежда на иной исход.

В следующие дни погода была неустойчивой, и это очень тревожило молодого капитана. Ветер дул с неослабевающей силой, и падение ртутного столбика в барометре предвещало новый натиск урагана.

Дик Сэнд начал опасаться, что снова придется, убрав все паруса, бежать от бури. А ведь так важно было сохранить хотя бы один парус, и он решил не спускать марселя, пока не явится опасность, что его снесет ветер.

Чтобы укрепить мачты, он распорядился вытянуть ванты и фордуны. Это была необходимая предосторожность: положение «Пилигрима» стало бы чрезвычайно тяжелым, если бы он лишился своего рангоута[56].

За последние дни барометр два раза делал скачок кверху - это заставляло опасаться резкой перемены в направлении ветра. Что делать, если ветер будет дуть с востока, прямо в лоб кораблю? Лавировать? Но если обстоятельства принудят его лавировать, - какая задержка, какой риск снова быть отброшенным в открытое море!

К счастью, его опасения не оправдались. В продолжение нескольких дней ветер метался по румбам, перескакивая с севера на юг, но в конце концов снова задул с запада. Ветер был очень свежий и расшатывал рангоут.

Наступило 5 апреля. Уже прошло больше двух месяцев с тех пор, как «Пилигрим» покинул Новую Зеландию. В течение первых двадцати дней то штили, то встречные ветры препятствовали продвижению судна. Затем подул попутный ветер, и «Пилигрим» быстро стал приближаться к земле. Особенно велика была скорость хода во время урагана: Дик Сэнд считал, что судно проходило в среднем не менее двухсот миль в сутки. Почему же в таком случае оно до сих пор не достигло берега? Это было совершенно необъяснимо!

Один из матросов непрерывно высматривал сушу с высоты бом-брам-рея. Часто Дик Сэнд сам поднимался на мачту. Он подолгу смотрел в подзорную трубу, не мелькнет ли среди облаков темный контур какой-нибудь горы: цепь Андов, как известно, изобилует высокими вершинами, и с большого расстояния их нужно было искать на горизонте в поднебесье.

Много раз Том и его товарищи ошибались, принимая за сушу какое-нибудь отдаленное облако необычной формы. Случалось, что они упорно утверждали, будто действительно обнаружили землю, и признавали свою ошибку только тогда, когда очертания мнимой земли расплывались и она терялась бесследно среди других облаков.

Но 6 апреля сомнениям не осталось места.

Было восемь часов утра. Дик Сэнд только что взобрался на рей. Первые лучи солнца разогнали туман, и линия горизонта виднелась достаточно отчетливо.

Из уст Дика Сэнда вырвался, наконец, долгожданный возглас:

- Земля! Перед нами земля!

При этих словах все выбежали на палубу: маленький Джек, любопытный, как все дети; миссис Уэлдон, надеявшаяся, что возникшая вдали суша положит конец всем ее страданиям; Том и его товарищи, которым не терпелось ступить на свою землю; даже кузен Бенедикт, который мечтал обогатить свою коллекцию новыми насекомыми.

Один лишь Негоро не вышел на палубу.

Землю видели теперь все; одним острое зрение действительно позволяло различить ее, а другие так стосковались по земле, что принимали ее появление на веру.

Но юноша был опытным моряком, привыкшим всматриваться в морские дали. Он не мог ошибиться. И действительно, через час всем стало ясно, что на этот раз надежда их не обманула.

На востоке, на расстоянии около четырех миль, виднелся контур довольно низкого берега, - таким по крайней мере он казался. Нависшие облака не позволяли разглядеть горную цепь Андов, которая тянется невдалеке от морского берега.

«Пилигрим» направлялся прямо к берегу, полоса его ширилась и приближалась с каждой минутой.

Через два часа судно было уже в трех милях от суши. Береговая линия замыкалась на северо-востоке довольно высоким мысом, у основания которого виднелось нечто вроде открытого рейда. На юго-востоке земля вдавалась в океан узкой и низменной косой.

У берега поднималась гряда невысоких утесов, на которых вырисовывались в небе деревья. Судя по характеру местности, эти утесы являлись только предгорьями высокой цепи Андов.

Ни человеческого жилья, ни порта, ни устья реки, где корабль мог бы найти безопасное убежище!

Ветер гнал «Пилигрим» прямо к земле. Уменьшенная парусность и сильный прижимной ветер не давали Дику возможности изменить курс и отойти в открытое море.

Впереди вырисовывалась длинная полоса прибрежных рифов. Над ними бурлило и пенилось море. Прибой, несомненно, был чудовищный. Видно было, как волны взлетают до середины высоты утесов.

Молодой капитан постоял некоторое время на носу, пристально всматриваясь в берег. Затем, не промолвив ни слова, он возвратился на корму и стал за штурвал.

Ветер все крепчал. Скоро шкуна-бриг оказалась всего лишь в одной миле от берега.

Тогда Дик Сэнд мог разглядеть маленькую бухту. Он решил направить в нее корабль. Но вход в бухту преграждал барьер подводных скал, между которыми пройти кораблю было очень трудно. Буруны указывали на малую глубину воды над всей полосой рифов.

В эту минуту Динго, бегавший взад и вперед по палубе, бросился на нос и, уставившись на землю, протяжно и жалобно завыл. Казалось, собака узнала этот берег и его вид разбудил в ней какие-то горестные воспоминания.

Услышав этот вой, Негоро вышел из своей каюты и, хотя имел все основания опасаться соседства собаки, встал на баке, прислонившись к борту. Но Динго продолжал жалобно выть, глядя на берег и, к счастью для судового кока, не обращая на него никакого внимания.

Негоро смотрел на свирепые буруны без тени страха. Наблюдавшей за ним миссис Уэлдон показалось, однако, что в лицо ему бросилась краска и черты его исказились.

Быть может, Негоро знал этот берег, к которому ветер нес «Пилигрим»?

Дик Сэнд в это время передал штурвал старому Тому и пошел на нос, чтобы в последний раз посмотреть «а постепенно открывавшийся вход в бухту. Через несколько минут он твердым голосом сказал:

- Миссис Уэлдон, у меня нет никакой надежды найти безопасное убежище для «Пилигрима». Не позже как через полчаса корабль, несмотря на все мои усилия, будет на рифах... Придется выброситься на берег. Мне не удалось привести «Пилигрим» в порт. Чтобы спасти вас, я должен погубить корабль. Иного выхода нет... и колебаться тут не приходится.

- Ты сделал все, что от тебя зависело, Дик? - спросила миссис Уэлдон.

- Все! - коротко ответил юноша.

И тотчас же он занялся приготовлениями к предстоящему опасному маневру.

Прежде всего он заставил миссис Уэлдон, Джека, кузена Бенедикта и Нан надеть спасательные пояса. Негры-матросы и сам Дик были искусными пловцами, но и они приняли меры на случай, если их толчком сбросит в море.

Геркулесу поручили помогать миссис Уэлдон. Молодой капитан взял на себя заботу о Джеке. Кузен Бенедикт, очень спокойный, вышел на палубу: на ремне через плечо у него висела металлическая коробка с насекомыми. Дик поручил его Бату и Актеону. Что касается Негоро, то поразительное его хладнокровие говорило о том, что он не нуждается ни в чьей помощи.

На всякий случай Дик Сэнд велел поднять на палубу десяток бочек с ворванью.

Если вылить китовый жир на поверхность воды, когда «Пилигрим» будет проходить сквозь буруны, это на миг успокоит волнение и облегчит кораблю проход через рифы. Дик решил не пренебрегать ничем, лишь бы спасти жизнь экипажа и пассажиров.

Покончив со всеми приготовлениями, юноша вернулся на корму и стал к штурвалу.

«Пилигрим» был теперь всего в двух кабельтовых от берега, иными словами - почти у самых рифов. Правый борт его уже купался в белой пене прибоя. Молодой капитан ждал, что с секунды на секунду киль судна наткнется на какую-нибудь подводную скалу.

Вдруг по цвету воды Дик догадался, что перед ним проход между рифами. Необходимо было смело войти в него, чтобы выброситься на мель как можно ближе к берегу.

Молодой капитан не колебался ни одной минуты. Он круто повернул штурвал и направил корабль в узкий извилистый проход.

В этом месте море бушевало особенно яростно. Волны стали заливать палубу.

Матросы стояли на носу возле бочек с жиром, ожидая приказа капитана.

- Лей ворвань! - крикнул Дик. - Живей!

Под слоем жира, который потоками лился на волны, море успокоилось, словно по волшебству, с тем чтобы через минуту забушевать с удвоенной яростью.

Но этой минуты затишья было достаточно, чтобы «Пилигрим» проскочил за линию рифов. Теперь его несло на берег.

Страшный толчок. Огромная волна подняла корабль и бросила его на камни. Мачты рухнули, но никого не поранило.

При ударе корпус судна получил пробоину, и в нее хлынула вода. Но до берега было меньше полкабельтова. До него легко было добраться по цепочке торчащих из воды черных камней.

Через десять минут после катастрофы все пассажиры и команда «Пилигрима» очутились на суше, у подножия прибрежного утеса.


ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ Что делать?


Итак, после перехода, длившегося не менее семидесяти четырех дней, после упорной борьбы со штилями, противными ветрами и ураганом «Пилигрим» кончил тем, что выбросился на берег и разбился о рифы.

Однако миссис Уэлдон и ее спутники возблагодарили провидение, почувствовав себя бесконечно счастливыми, когда очутились на суше. Ведь они были на материке, а не на каком-нибудь злосчастном острове Полинезии, куда буря могла бы их забросить. В каком бы месте Южной Америки они ни высадились, все равно они без особого труда возвратятся на родину.

Но «Пилигрим» погиб безвозвратно; за несколько часов прибой разбросает во все стороны обломки его остова. Нечего и думать о спасении груза.

Если Дику Сэнду и не удалось сберечь корабль и доставить его владельцу, все же он вправе был гордиться тем, что целыми и невредимыми доставил на берег всех находившихся на борту и среди них жену и сына Джемса Уэлдона.

В какой же часта южноамериканского побережья потерпел крушение «Пилигрим»? На побережье Перу, как предполагал Дик Сэнд? Вполне возможно: ведь после того как корабль миновал остров Пасхи, экваториальные течения и ветры гнали его к северо-востоку. При этих условиях он, разумеется, мог с сорок третьего градуса южной широты попасть на пятнадцатый градус.

Необходимо было как можно скорее установить, где именно потерпел крушение «Пилигрим». На побережье Перу много портов, городков и селений, и если предположение Дика Сэнда окажется правильным, легко будет добраться до какого-нибудь населенного пункта.

Крутой, но не слишком высокий берег у места крушения казался пустынным... Узкая песчаная полоса была усеяна черными обломками скал. Кое-где в скалах зияли широкие трещины, кое-где по более отлогим местам можно было взобраться на гребень утеса.

В четверти мили к северу скалы расступались, давая выход маленькой речке, которую с моря не было видно. Над речкой склонились многочисленные ризофоры - разновидность мангового дерева, имеющая существенные отличия от своих индийских родичей.

Густой зеленый лес, начинавшийся у самого обрыва, тянулся вдаль, до линии гор, возвышавшихся на горизонте. Будь кузен Бенедикт ботаником, он пришел бы в восторг от бесконечного разнообразия древесных пород, - тут росли высокие баобабы, которым раньше приписывали невероятное долголетие, а кору их сравнивали с египетским сиенитом, тут росли веерники, белые сосны, тамаринды, перечники и сотни других растений, не встречающихся в северной части Нового Света и непривычные для американцев.

Но любопытным обстоятельством было то, что среди этих древесных пород не встречалось ни единого представителя многочисленного семейства пальм, которое насчитывает более тысячи видов и распространено почти по всему земному шару.

Над берегом реяли стаи крикливых птичек - главным образом ласточек с иссиня-черным оперением и светлокаштановыми головками. Кое-где взлетали и куропатки - серые птицы со стройным телом и голой шейкой.

Миссис Уэлдон и Дик Сэнд заметили, что птицы не очень боятся людей. Они позволяли приближаться к себе, не проявляя страха. Неужели они никогда не видели человека и не научились остерегаться его? Неужели тишину этого пустынного берега никогда еще не нарушали ружейные выстрелы?

У берега меж камней прогуливались неуклюжие птицы, принадлежащие к роду малых пеликанов. Они набивали мелкой рыбешкой кожистый мешок, который висит у них под нижней створкой клюва.

Над обломками «Пилигрима» уже кружились чайки, прилетевшие с океана.

Птицы, видимо, были единственными живыми существами, посещавшими эту часть побережья. Разумеется, здесь водилось также немало насекомых, представлявших интерес для кузена Бенедикта.

Однако ни у птиц, ни у насекомых не спросишь, что это за берег. Сообщить его название мог только какой-нибудь местный житель. А жителей-то как раз и не было. По крайней мере ни один из них не показывался.

Ни дома, ни хижины, ни шалаша. Ни один дымок не поднимался в воздух ни на севере - по ту сторону речки, ни на юге, ни в густом лесу, уходившем вглубь континента. Ничто не указывало, что этот берег когда-либо посещал человек.

Дика Сэнда это очень удивляло.

- Где же мы? Куда мы попали? Неужели не найдется человека, который мог бы нам это сказать?

Но такого человека не было: если бы какой-нибудь туземец находился вблизи, Динго поднял бы тревогу. Между тем собака бегала взад и вперед по песчаному берегу, обнюхивая землю и опустив хвост. Она глухо ворчала. Ее поведение казалось странным, но ясно было, что Динго не чуял ни человека, ни животного.

- Дик, посмотри-ка на Динго! - сказала миссис Уэлдон.

- Как странно! - промолвил юноша. - Можно подумать, что собака разыскивает чей-то след.

- Действительно странно, - прошептала миссис Уэлдон.

Затем, спохватившись, она добавила:

- Что делает Негоро?

- То же, что и Динго, - ответил Сэнд, - рыскает взад и вперед по берегу. Впрочем, здесь он волен поступать, как ему угодно. Я уже не вправе отдавать ему приказания. Его служба кончилась после крушения «Пилигрима».

Негоро осматривал песчаную косу, речку и прибрежные скалы с видом человека, попавшего в знакомые, но забытые места. Бывал ли он здесь? Вероятно, он отказался бы ответить, если бы ему задали такой вопрос. Однако не стоило обращать внимания на этого необщительного португальца. Дик Сэнд следил за -ним, пока Негоро шагал по направлению к речке, но как только он скрылся за прибрежными утесами, юноша перестал им интересоваться.

Динго злобно залаял, увидев Негоро, но тотчас же перестал.

Пора было подумать о том, что предпринять. Сначала надо было найти какой-нибудь приют, чтобы отдохнуть и поесть. После этого можно будет держать совет и наметить план дальнейших действий.

Легче всего разрешился вопрос о пропитании. Кроме пледов и дичи, которыми изобиловала эта земля, потерпевшие крушение могли воспользоваться тем, что было в кладовых корабля. Прибой выбросил на обмелевшие с наступлением отлива рифы много разных предметов с погибшего судна. Том и его товарищи собрали несколько бочек с сухарями, коробки консервов, ящики с сушеным мясом. Вода не успела еще их испортить. Маленький отряд с избытком был обеспечен пищей на все время, какое понадобится, чтобы добраться до ближайшего селения. Запасы провизии были переправлены в сухое место на берегу, куда не мог достигнуть прилив.

В пресной воде также не было недостатка. Дик Сэнд попросил Геркулеса принести немного воды из речки. Силач негр принес на плече полный бочонок. Хотя во время прилива море и заходило в устье речки, вода в ней в часы отлива была пресная и вполне годная для питья.

Об огне не приходилось беспокоиться: если бы понадобилось развести костер, кругом было сколько угодно топлива - сучьев и высохших корней мангифер. Старик Том, рьяный курильщик, захватил с собой герметически закрывавшуюся жестяную коробку с трутом. В любой момент он мог высечь искру при помощи огнива и кремня, подобранного на берегу моря.

Оставалось только отыскать убежище, где маленький отряд мог бы отдохнуть и переночевать перед выступлением в поход.

«Гостиницу» нашел маленький Джек. Бегая у подножья скал, мальчик случайно обнаружил просторную, гладко отполированную пещеру - один из тех гротов, какие море вымывает в скалах, когда волны прибоя налетают на них во время бури.

Мальчик радостно закричал и позвал мать полюбоваться своей находкой.

- Молодец, Джек! - сказала миссис Уэлдон. - Если бы мы были Робинзонами и принуждены были поселиться на этом берегу, мы непременно назвали бы грот твоим именем.

Пещера была небольшая: десять - двенадцать футов в глубину и столько же в ширину, но Джеку она казалась огромной. Потерпевшие крушение могли удобно в ней разместиться. Миссис Уэлдон и Нан с удовольствием отметили, что пещера совершенно сухая. Луна была в первой четверти, - следовательно, не приходилось опасаться особенно сильных приливов, которые могли дойти до подножия скал и до пещеры.

Итак, все необходимое для отдыха было налицо.

Через десять минут пассажиры «Пилигрима» уже лежали в гроте на подстилке из сухих водорослей. Даже Негоро пожелал присоединиться к ним и получить свою долю завтрака. Очевидно, он не решился пуститься в одиночку странствовать по глухому лесу, через который пробивалась извилистая речка.

Было около часу пополудни. Завтрак состоял из сухарей и сушеного мяса. Запивали его свежей водой с несколькими каплями рома, - Бат среди продуктов нашел бочонок рома.

Негоро завтракал со всеми, но не вмешивался в общую беседу, в которой обсуждался план дальнейших действий. Однако, не подавая вида, он внимательно прислушивался к разговору и, без сомнения, делал из него какие-то выводы.

Динго, получивший свою долю пищи, караулил у входа в пещеру. С таким стражем можно было спокойно отдыхать. Ни одно живое существо не могло появиться на песчаном берегу без того, чтобы верный пес не поднял тревоги.

Миссис Уэлдон, посадив к себе на колени сонного Джека, заговорила первая.

- Дик, друг мой, - сказала она, - все мы благодарны тебе за преданность, которую ты проявил в эти трудные дни. Но освободить тебя от твоих обязанностей мы еще не можем. Ты должен быть нашим проводником на суше, как был нашим капитаном на море. Все мы доверяем тебе. Говори же, что нужно предпринять?

Миссис Уэлдон, Нан, старик Том и остальные негры не спускали глаз с Дика Сэнда. Даже Негоро пристально смотрел на него. Очевидно, португальца чрезвычайно интересовало, что же ответит юноша.

Дик Сэнд несколько минут размышлял. Потом он сказал:

- Прежде всего, миссис Уэлдон, нужно выяснить, где мы находимся. Я думаю, что наш корабль потерпел крушение у берегов Перу. Ветер и течения должны были унести его примерно к этим широтам. Быть может, мы находимся в одной из южных, наименее населенных провинций Перу, которые граничат с пампой, Я бы сказал даже, что это весьма вероятно: ведь берег кажется совсем безлюдным. Если мое предположение правильно, нам, к несчастью, придется довольно долго идти до ближайшего поселения.

- Что же ты хочешь делать? - спросила миссис Уэлдон.

- Я считаю, что мы не должны покидать грот до тех пор, пока не выясним точно, где мы находимся. Завтра после отдыха двое из нас пойдут на разведку. Они постараются, не очень удаляясь от лагеря, разыскать туземцев; выяснив у них все, что нас интересует, они вернутся назад. Не может быть, чтобы в радиусе десяти - двенадцати миль не нашлось людей.

- Неужели мы расстанемся? - воскликнула миссис Уэлдон.

- Это необходимо, - ответил юноша. - Если же не удастся ничего разузнать, если против ожидания окажется, что местность совершенно пустынна, что ж... тогда мы придумаем что-нибудь другое!

- А кто пойдет на разведку? - спросила миссис Уэлдон после минутного раздумья.

- Это мы сейчас решим, - ответил Дик Сэнд. - Во всяком случае, вы, миссис Уэлдон, Джек, мистер Бенедикт и Нан не должны уходить из грота. Бат, Геркулес, Актеон и Остин могут остаться с вами, а Том и я отправимся на разведку. Вероятно, и Негоро предпочтет остаться здесь, - добавил юноша, глядя на судового кока.

- Вероятно, - уклончиво ответил тот, не желая связывать себя никакими обязательствами.

- Мы заберем с собой Динго, - продолжал Дик, - он может сослужить нам хорошую службу.

Услышав свое имя, Динго показался у входа в грот и коротко залаял, словно выражая этим свое согласие.

Миссис Уэлдон задумалась. Разлука, даже самая непродолжительная, очень смущала ее. Весть о крушении «Пилигрима», возможно, уже облетела соседние туземные племена, появлявшиеся на этом берегу, в южной или северной его части; в любой час могли нагрянуть местные жители с намерением поживиться кое-чем с погибшего корабля, - стоило ли дробить силы отряда, если нужно будет отразить нападение.

Это замечание миссис Уэлдон следовало серьезно обсудить.

Однако у Дика Сэнда нашлись веские доводы против него. Индейцев нельзя сравнивать с африканскими или полинезийскими дикарями, говорил юноша, и нет оснований предполагать, что они способны совершить разбойничий набег. А пускаться в странствия по этой незнакомой местности, даже не представляя себе, в какой части Южной Америки она расположена и на каком расстоянии находится ближайшее поселение, - это значило бы напрасно расходовать силы. Слов нет, неприятно расставаться, но все же это лучше, нежели всем отрядом вслепую пускаться в поход через чащу девственного леса, который простирается до самых гор.

- И наконец, - закончил Дик свою речь, - я не допускаю и мысли, что мы расстанемся надолго. Если в продолжение двух дней Том и я не найдем какого-нибудь селения или туземца, мы вернемся в грот. Но этого быть не может! Я убежден, что мы не пройдем и двадцати миль вглубь страны, как уже определим ее географическое положение. Быть может, я ошибся в счислении, - в конце концов ведь я не делал астрономических наблюдений. Что, если мы находимся в других широтах?

- Да... ты, конечно, прав, мой мальчик, - грустно ответила миссис Уэлдон.

- А как вы относитесь к моему плану, господин Бенедикт? - спросил Дик Сэнд.

- Я? - переспросил энтомолог.

- Да. Каково ваше мнение?

- У меня нет своего мнения на этот счет, - ответил кузен Бенедикт, - я согласен со всем, что мне предложат, и готов делать все, что мне прикажут. Если вы решите остаться здесь на день-другой, я буду очень доволен: я воспользуюсь этим, чтобы изучить побережье... с точки зрения энтомолога, конечно.

- Итак, поступай, как знаешь, Дик, - сказала миссис Уэлдон. - Отправляйся на разведку с Томом, а мы будем дожидаться вас здесь.

- Решено! - сказал кузен Бенедикт самым спокойным тоном. - А я пойду знакомиться с местными насекомыми.

- Только, пожалуйста, не заходите далеко, господин Бенедикт, - сказал Дик Сэнд, - очень просим вас об этом.

- Не беспокойся, мой милый.

- А главное - не натравите на нас москитов! - добавил Том.

Через несколько минут, перекинув через плечо свою драгоценную жестяную коробку, энтомолог ушел.

Негоро вышел из грота почти одновременно с ним. Казалось, этот человек считал совершенно естественным всегда заботиться только о самом себе. Но в то время как кузен Бенедикт карабкался вверх по откосу, чтобы выбраться на опушку леса, Негоро не спеша направился к устью речки и зашагал вверх по ее течению.

Миссис Уэлдон, положив заснувшего ребенка на колени к Нан, вышла на песчаный берег. Дик Сэнд и негры последовали за нею.

Нужно было, пользуясь отливом, добраться до разбитого судка, где оставалось еще немало вещей, которые могли пригодиться маленькому отряду.

Рифы, у которых разбился «Пилигрим», были теперь обнажены. Посреди разных обломков высился остов корабля. Раньше море почти целиком закрывало его, и Дик Сэнд очень удивился тому, что судно было сейчас обнажено. Он знал, что на американском побережье Тихого океана не бывает сильных приливов и отливов. Юноша объяснил это странное явление сильным ветром, который дул к берегу.

Миссис Уэлдон и ее спутники испытывали тягостное чувство при виде своего корабля. На его борту они провели столько дней, пережили столько страданий! Больно сжималось сердце при взгляде на бедный, искалеченный корабль, без парусов и без мачт, лежавший на боку, как существо, лишенное жизни.

И, однако, необходимо было побывать на корабле раньше, чем океан довершит его разрушение.

Дик Сэнд и пятеро негров легко поднялись на палубу, цепляясь за снасти, которые свисали с бортов. Том, Геркулес, Бати Остин занялись переноской хранившихся в камбузе съестных припасов и напитков, а Дик Сэнд отправился в главную кладовую. К счастью, вода не проникла в эту часть судна, - корма его и после крушения выступала над водой.

Юноша нашел здесь четыре вполне исправных великолепных карабина оружейного завода Пурдей и К° и около сотни патронов, тщательно уложенных в патронташи. Маленький отряд был теперь вооружен и мог оказать сопротивление индейцам, если бы они вздумали напасть на него.

Дик Сэнд не позабыл захватить и карманный фонарик. К несчастью, географические карты, хранившиеся в каюте на носу, оказались попорченными водой, и пользоваться ими было невозможно.

Дик Сэнд взял также из арсенала «Пилигрима» шесть штук больших ножей, служащих для разделки китовых туш, - ножи должны были дополнить вооружение его спутников. Заодно он захватил еще одно безобидное оружие - игрушечное ружьецо, принадлежавшее маленькому Джеку.

Остальное имущество, находившееся на корабле, либо погибло при крушении, либо было приведено водой в негодность. Впрочем, не было нужды перегружать отряд поклажей, если переход до ближайшего населенного места должен был продлиться всего несколько дней. Продовольствия и оружия было больше чем достаточно.

В последнюю минуту Дик Сэнд вспомнил, что миссис Уэлдон посоветовала забрать с корабля деньги. Он нашел всего лишь пятьсот долларов, между тем как одна миссис Уэлдон везла с собой гораздо большую сумму. Куда же они девались?

Только Негоро мог опередить Дика Сэнда в этих поисках. Один он мог взять деньги миссис Уэлдон и сбережения капитана Гуля. Никого другого нельзя было заподозрить в этой краже. И все же Дик Сэнд вначале колебался. Что он знал об этом человеке? Только то, что Негоро был замкнутым и нелюдимым, что чужое горе вызывало у него злую усмешку. Но значило ли это, что он был преступником? Дик не знал, что подумать. Но кого другого можно было заподозрить в похищении денег? Кого-нибудь из негров? Но это были честные люди, да к тому же они ни на секунду не отходили от миссис Уэлдон и Дика, а Негоро долго бродил по берегу. Нет, Негоро, и только Негоро, совершил кражу!

Дик Сэнд решил допросить Негоро, как только тот вернется, и в случае необходимости даже обыскать его. Этот вопрос он должен был выяснить до конца.

Солнце склонялось к закату. В эту пору года оно еще не перешло экватор, неся вешнее тепло и свет Северному полушарию, но день этот уже приближался. Солнце опускалось почти перпендикулярно к той линии, где небо соединяется с морем. Сумерки были короткими и очень скоро сменились полной темнотой. Это подтвердило предположение Дика Сэнда, что судно потерпело крушение где-то между тропиком Козерога и экватором.

Все вернулись в грот, где они должны были расположиться и отдохнуть несколько часов.

- Ночь будет бурной! - заметил старый Том, указывая на черные тучи, скопившиеся на горизонте.

- Да, - подтвердил Дик, - ветер, видно, разыграется не на шутку. Но что нам теперь до этого! Бедный корабль наш погиб, и бури уже не могут причинить нам вреда!

- Да поможет нам бог! - промолвила миссис Уэлдон.

Было решено, что всю ночь, которая обещала быть очень темной, негры по очереди станут сторожить у входа в грот. Кроме того, можно было смело рассчитывать на чутье Динго.

Возвратившись в грот, заметили, что кузена Бенедикта все еще нет.

Геркулес позвал его во всю силу своих богатырских легких, и тотчас же энтомолог спустился с крутого откоса, рискуя сломать себе шею.

Кузен Бенедикт был взбешен. Он не нашел в лесу ни одного нового «насекомого, ни одного, достойного занять место в его коллекции. Сороконожек, сколопендр и других многоногих было сколько угодно, даже слишком много, «но кроме них - ничего! А ведь известно, что кузену Венедикту не было никакого дела до многоногих!

- Стоило ли проехать пять, а может быть, и все шесть тысяч миль, - жаловался он, - попасть в сильнейшую бурю, потерпеть крушение, чтобы не найти ни одного из тех американских шестиногих, которые являются украшением всякого энтомологического музея?! Нет, нет, решительно игра не стоила свеч!

В заключение кузен Бенедикт заявил, что он и часа не останется на этом презренном берегу, и потребовал, чтобы все тотчас же пустились в путь.

Миссис Уэлдон успокоила этого большого ребенка. Она уверила его, что завтра он будет счастливее в своих поисках. Затем все вошли в грот, чтобы поспать до восхода солнца.

Тут Том заметил, что Негоро еще не вернулся, хотя уже наступила ночь.

- Где он пропадает? - спросила миссис Уэлдон.

- Нам до этого дела нет, - сказал Бат.

- Напротив, - возразила миссис Уэлдон, - я предпочла бы, чтобы этот человек все время был у нас на глазах.

- Вы правы, миссис Уэлдон, - сказал Дик Сэнд, - но если он добровольно покинул нас, я не представляю себе, как можно заставить его вернуться. Кто знает, нет ли у Негоро причин навсегда скрыться от нас.

И, отведя миссис Уэлдон в сторону, Дик поделился с ней своими подозрениями. Миссис Уэлдон нисколько не была удивлена рассказом Дика Она также подозревала бывшего судового кока и не сходилась с Диком лишь в одном: как держать себя с Негоро.

- Если Негоро вернется, - заметила она, - это значит, что он припрягал украденные деньги в надежном месте. Так как мы не можем поймать его с поличным, по-моему, лучше всего сделать вид, что мы не заметили покражи, и умолчать о наших подозрениях.

Миссис Уэлдон была права, и Дик согласился с ее мнением.

Между тем Геркулес несколько раз окликнул Негоро. Тот не отвечал: либо он зашел слишком далеко и не мог расслышать призывов, либо не хотел вернуться.

Негры нисколько не сожалели о том, что избавились от португальца. Но, как правильно сказала миссис Уэлдон, Негоро был, пожалуй, менее опасен вблизи, чем вдали.

Как, однако, объяснить, что судовой кок осмелился в одиночку пуститься в путешествие по этой незнакомой местности?

Не заблудился ли он? Может быть, он искал и не нашел в кромешной тьме дорогу в грот?

Миссис Уэлдон и Дик Сэнд «е знали, что и подумать. Но, как бы то ни было, обитатели грота не имели права лишать себя столь необходимого отдыха из-за Негоро.

Вдруг Динго, бегавший по песчаному берегу, залился отчаянным лаем.

- Почему лает Динго? - спросила миссис Уэлдон.

- Сейчас узнаю, - ответил Дик Сэнд. - Может быть, Негоро возвращается?

Тотчас же Дик, Геркулес, Остин и Бат вышли из грота и направились к речке. Но они никого не увидели на берегу. Динго больше не лаял.

Дик Сэнд и его спутники вернулись в грот и постарались как можно лучше устроиться там на ночлег. Негры распределили между собой дежурство, и все путники легли спать.

Не могла заснуть лишь одна миссис Уэлдон. Ей почему-то казалось, что этот долгожданный берег не оправдал надежд, которые она возлагала на него, - не принес ни безопасности для ее близких, ни покоя для нее самой.


ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ Гэррис


Наутро 7 апреля Остин, который нес караул в предрассветные часы, увидел, как Динго с сердитым лаем бросился к речке. Тотчас же из грота выбежали миссис Уэлдон, Дик Сэнд и негры. Вероятно, что-то произошло.

- Динго учуял человека или какое-то животное, - сказал юноша.

- Во всяком случае, не Негоро, - заметил Том, - на него Динго лает с особенной злостью.

- Но куда же девался Негоро? - спросила миссис Уэлдон, бросив искоса на Дика взгляд, значение которого понял только он один. - И если это не Негоро, то кто бы это мог быть?

- Сейчас узнаем, миссис Уэлдон, - ответил Дик, и, обращаясь к Бату, Остину и Геркулесу, он добавил: - Возьмите ружья и ножи, друзья мои, и идите за мной.

По примеру Дика Сэнда каждый негр заткнул за пояс нож и взял ружье. Затем все четверо зарядили ружья и быстро двинулись к берегу речки.

Миссис Уэлдон, Том и Актеон остались у входа в грот, где под присмотром старой Нан спал маленький Джек.

Солнце только что взошло. Скалы, поднимавшиеся на востоке, еще скрывали его, и песчаное прибрежье было в тени. Но на западе до самого горизонта море уже сверкало под первыми солнечными лучами.

Дик Сэнд и его спутники быстро шли по берегу к устью речки.

Там они увидели Динго. Собака неподвижно стояла на месте, словно делала стойку, и лаяла не переставая. Ясно было, что она увидела или учуяла кого-то постороннего.

Старый Том был прав: Динго лаял не на Негоро, своего давнишнего врага. Какой-то человек спустился по откосу крутого берега. Очутившись на пляже, он медленно зашагал вперед, стараясь голосом и жестами успокоить Динго. Видно было, что он побаивается сердитого пса.

- Это не Негоро! - сказал Геркулес.

- Мы ничего не потеряем от такой замены, - заметил Бат.

- Вероятно, это туземец, - сказал юноша. - Его приход избавит нас от неприятной необходимости разлучаться друг с другом. Наконец-то мы узнаем, где мы находимся!

И все четверо, закинув ружья за спину, быстро зашагали навстречу незнакомцу.

Незнакомец, увидев их, явно был весьма удивлен. Он как будто не ожидал встретить людей в этой части побережья. Вероятно, он еще не заметил обломков «Пилигрима», иначе появление на берегу моря жертв крушения показалось бы ему совершенно естественным. Кстати сказать, ночью прибой разломал на части корпус корабля, и теперь в море плавали только обломки его

Заметив, что идущие навстречу люди вооружены, незнакомец остановился и даже сделал шаг назад. Ружье висело у него за спиной; он быстро взял его в руки и вскинул к плечу. Его опасения были понятны.

Но Дик Сэнд сделал приветственный жест. Незнакомец, несомненно, понял, что у пришельцев намерения мирные, и после некоторого колебания подошел к ним.

Дик Сэнд мог теперь рассмотреть его.

Это был рослый мужчина, лет сорока на вид, с седеющими волосами и бородой, с живыми, быстрыми глазами и загорелый почти до черноты. Такой загар бывает у кочевников, вечно странствующих на вольном воздухе по лесам и равнинам. Незнакомец носил широкополую шляпу, куртку из дубленой кожи, похожую на камзол, и штаны; к высоким - до колен - кожаным сапогам были прикреплены большие шпоры, звеневшие при каждом шаге.

Дик Сэнд с первого взгляда понял, - и так оно и оказалось, - что перед ним не коренной житель пампы. Это был скорее иностранец, сомнительный авантюрист, каких немало в отдаленных и полудиких краях. Судя по его манере держаться, словно на вытяжку, и по рыжеватой бороде, он, вероятно, был по происхождению англосакс. Во всяком случае, он не был ни индейцем, ни испанцем.

Догадка перешла в уверенность, когда в ответ на английское приветствие Дика Сэнда незнакомец ответил на том же языке без какого бы то ни было акцента:

- Добро пожаловать, юный друг!

И, подойдя поближе, он крепко пожал руку Дика Сэнда.

Неграм, спутникам Дика, незнакомец только кивнул головой, не сказав им ни слова.

- Вы англичанин? - спросил он у Дика.

- Американец, - ответил юноша.

- Южанин?

- Нет, северянин.

Этот ответ как будто обрадовал незнакомца. Он еще раз чисто по-американски, размашисто потряс руку Дику Сэнду.

- Могу ли я спросить вас, мой юный друг, каким образом вы очутились на этом берегу?

Но прежде чем Дик Сэнд успел ответить на вопрос, незнакомец сорвал с головы шляпу и низко поклонился.

Миссис Уэлдон, неслышно ступая по песку, подошла и остановилась перед ним.

Она сама ответила на вопрос незнакомца.

- Сударь, - сказала она, - мы потерпели крушение. Наш корабль вчера разбился о прибрежные рифы!

На лице незнакомца отразилось чувство жалости. Повернувшись лицом к океану, он искал взглядом следы крушения.

- От нашего корабля ничего не осталось, - сказал Дик. - Прибой разбил его в щепы этой ночью.

- И прежде всего мы хотим знать, - добавила миссис Уэлдон, - где мы находимся.

- На южноамериканском побережье, - ответил незнакомец. Казалось, вопрос миссис Уэлдон очень удивил его. - Неужели вы этого не знаете?

- Да, сударь, - ответил Дик Сэнд. - Мы сомневались в этом, потому что в бурю корабль мог отклониться в сторону от курса, а я не имел возможности определить его место. Но я прошу вас точнее указать, где мы. На побережье Перу, не правда ли?

- Нет, нет, юный друг мой! Немного южнее. Вы потерпели крушение у берегов Боливии[57].

- Ах! - воскликнул Дик Сэнд.

- Точнее - вы находитесь в южной части Боливии, почти на границе Чили.

- Как называется этот мыс? - спросил Дик Сэнд, указывая на север.

- К сожалению, не знаю, - ответил незнакомец. - Я хорошо знаком с центральными областями страны, где мне часто приходилось бывать, но на этот берег я попал впервые.

Дик Сэнд задумался над тем, что услышал от незнакомца. В общем, он был не очень удивлен. Не зная силы течений, он легко мог ошибиться в счислении. Но ошибка эта оказалась не столь значительной. Дик, основываясь на том, что он заметил остров Пасхи, предполагал, что «Пилигрим» потерпел крушение где-то между двадцать седьмой и тридцатой параллелью южной широты. Оказалось - на двадцать пятой параллели. Судно проделало длинный путь, и такая незначительная ошибка в счислении была вполне вероятной.

У Дика не было ни малейших оснований сомневаться в правдивости слов незнакомца. Узнав, что «Пилигрим» потерпел крушение в Нижней Боливии, Дик уже не удивлялся пустынности берега.

- Сударь, - сказал он незнакомцу, - судя по вашему ответу, я должен предположить, что мы находимся на довольно большом расстоянии от Лимы?

- О, Лима далеко... Лима там! - Незнакомец махнул рукой, указав на север.

Миссис Уэлдон, которую исчезновение Негоро заставило насторожиться, с величайшим вниманием следила за этим человеком. Но ни в его поведении, ни в его ответах она не заметила ничего подозрительного.

- Сударь, - начала она, - извините, если мой вопрос покажется вам нескромным. Ведь вы не уроженец Боливии?

- Я такой же американец, как и вы, миссис...

Незнакомец умолк, ожидая, что ему подскажут имя.

- Миссис Уэлдон, - сказал Дик.

- Моя фамилия Гэррис, - продолжал незнакомец. - Я родился в Южной Каролине. Но вот уже двадцать лет как я покинул свою родину и живу в пампе Боливии. Мне очень приятно встретить соотечественников!

- Вы постоянно живете в этой части Боливии, мистер Гэррис? - спросила миссис Уэлдон.

- Нет, миссис Уэлдон, я живу на юге, на чилийской границе. Но в настоящее время я еду на северо-восток, в Атакаму.

- Значит, мы находимся недалеко от Атакамской пустыни? - спросил Дик Сэнд.

- Совершенно верно, мой юный друг. Эта пустыня начинается за горным хребтом, который виден на горизонте.

- Пустыня Атакама! - повторил Дик Сэнд.

- Да, мой юный струг, - подтвердил Гэррис. - Атакамская пустыня, пожалуй, самая любопытная и наименее исследованная часть Южной Америки. Эта своеобразная местность резко отличается от всей остальной страны.

- Неужели вы рискуете в одиночку путешествовать по пустыне? - спросила миссис Уэлдон.

- О, я уже не раз совершал такие переходы! - ответил Гэррис. - В двухстах милях отсюда расположена крупная ферма - гациенда Сан-Феличе. Она принадлежит моему брату. Я часто бываю у него по своим торговым делам и сейчас направляюсь к нему. Если вы пожелаете отправиться со мной, - могу поручиться, что вас встретит там самый сердечный прием. Оттуда уже легко добраться до города Атакамы: мой брат с величайшей радостью предоставит вам средства передвижения.

Это любезное предложение, сделанное как будто от чистого сердца, говорило в пользу американца. Гэррис, не ожидая ответа, снова обратился к миссис Уэлдон:

- Эти негры - ваши невольники?

Он указал на Тома и его товарищей.

- В Соединенных Штатах нет больше рабов, - живо возразила миссис Уэлдон. - Северные штаты давно уничтожили рабство, и южанам пришлось последовать примеру северян.

- Ах да, верно, - сказал Гэррис. - Я и позабыл, что война тысяча восемьсот шестьдесят второго года разрешила этот важный вопрос. Прошу извинения у этих господ, - добавил Гэррис с оттенком иронии в голосе; так говорили с неграми американцы из южных штатов. - Но, видя, что эти джентльмены служат у вас, я подумал...

- Они не служили и не служат у меня, сударь, - прервала его миссис Уэлдон.

- Мы почли бы за честь служить вам, миссис Уэлдон, - сказал старый Том. - Но - пусть это будет известно мистеру Гэррису - мы никому не принадлежим! Правда, я был рабом. Когда мне было шесть лет, меня захватили в Африке работорговцы и продали в Америку. Но мой сын Бат родился, когда я уже был свободным человеком, да и все мои спутники - дети свободных людей.

- С чем вас и поздравляю, - ответил Гэррис тоном, в котором миссис Уэлдон почудилась насмешка. - Впрочем, на земле Боливии нет рабов. Следовательно, вам нечего бояться, и вы можете путешествовать здесь с такой же безопасностью, как и по штатам Новой Англии[58].

В эту минуту из грота вышел маленький Джек в сопровождении Нан. Мальчик протирал глазки.

Увидев мать, он бегом бросился к ней. Миссис Уэлдон нежно поцеловала сына.

- Какой славный мальчуган! - сказал американец, подходя к Джеку.

- Это мой сын, - ответила миссис Уэлдон.

- О миссис Уэлдон! Вы, верно, страдали вдвойне во время этих тяжких испытаний: за себя и за сына!

- Теперь это все в прошлом, мистер Гэррис. Благодарение богу, Джек цел и невредим, как и все мы.

- Разрешите поцеловать это прелестное дитя? - спросил Гэррис.

- Охотно, сударь.

Но, очевидно, мистер Гэррис не понравился маленькому Джеку: он только теснее прижался к матери.

- Вот как! - сказал Гэррис. - Ты не хочешь поцеловать меня, крошка? Значит, я кажусь тебе страшным?

- Извините его, сударь, - поспешила сказать миссис Уэлдон. - Джек очень застенчивый ребенок.

- Ну, хорошо, позже мы с тобой познакомимся поближе, - ответил Гэррис. - Когда мы придем в гациенду, там для тебя найдется славный пони, который поможет нам подружиться.

Но и упоминание о «славном пони» не смягчило маленького Джека.

Миссис Уэлдон поспешила переменить тему разговора: она боялась, что неприветливость Джека заденет человека, который так любезно предложил ей свои услуги.

Дик Сэнд раздумывал о приглашении Гэрриса идти с ним на гациенду Сан-Феличе. Оно пришлось очень кстати, но переход в двести миль то по лесам, то по голой равнине должен был очень утомить миссис Уэлдон и Джека: ведь никаких средств передвижения не было.

Дик поделился своими сомнениями с Гэррисом и с интересом ждал его ответа.

- Действительно, это длинный переход, - сказал Гэррис. - Но в лесу, в сотне шагов от берега, маня ждет лошадь. Я охотно предоставлю ее в распоряжение миссис Уэлдон и ее сына. Мужчины пойдут пешком, но смею вас уверить, что и пеший переход не представит никаких трудностей и не будет слишком утомителен. Кстати, когда я говорил о двухстах милях, я имел в виду путь вдоль извилистого берега: этим путем я только что прошел сам. Но если мы пойдем напрямик, через лес, дорога сократится по меньшей мере на восемьдесят миль. Делая в день до десяти миль, мы незаметно доберемся до гациенды.

Миссис Уэлдон поблагодарила американца.

- Если действительно хотите доказать свою благодарность, примите приглашение, которое я вам сделал, - ответил Гэррис. - Мне, правда, еще ни разу не приходилось бывать в этом лесу, но я не сомневаюсь, что без труда найду дорогу: я ведь привык странствовать по лесам. Вот с продовольствием дело обстоит хуже. Я захватил с собой в дорогу ровно столько провизии, сколько нужно мне одному, чтобы добраться до Сан-Феличе.

- Мистер Гэррис, - сказала миссис Уэлдон, - у нас, к счастью, провизии больше чем достаточно, и мы охотно поделимся с вами.

- Вот и отлично, миссис Уэлдон! - воскликнул Гэррис. - Все устраивается как нельзя лучше, и, мне кажется, нам остается только двинуться в путь.

Гэррис пошел было к лесу, чтобы привести оставленную там лошадь, но Дик Сэнд остановил его новым вопросом.

Юноше не улыбалась перспектива отойти от берега моря и углубиться в девственный лес, тянущийся на сотни миль. Дик Сэнд был истым моряком, и ему не хотелось покидать побережья.

- Мистер Гэррис, - сказал он, - меня смущает этот переход в сто двадцать миль по Атакамской пустыне. Не лучше ли нам идти вдоль берега? На север или на юг - мне все равно, лишь бы добраться до ближайшего приморского города.

Гэррис слегка нахмурил брови.

- Юный друг мой, - сказал он, - как ни плохо я знаю это побережье, мне известно, что ближайший приморский город отстоит от нас в трехстах или четырехстах милях...

- К северу - это верно, - прервал его Дик, - но к югу?..

- А к югу, - возразил американец, - нужно будет спуститься до самого Чили. Следовательно, переход будет не короче. Кроме того, на вашем месте я постарался бы не приближаться к пампе Аргентинской республики. Сам я, к великому сожалению, не могу сопровождать вас туда...

- Разве корабли, следующие из Чили в Перу, не проходят в виду этого берега? - спросила миссис Уэлдон.

- Нет, - ответил Гэррис. - Курс их проложен в открытом море. Вероятно, вы не встретили ни одного судна?

- Вы правы, - сказала миссис Уэлдон. - Итак, Дик, есть ли у тебя еще какие-нибудь вопросы к мистеру Гэррису?

- Только один, миссис Уэлдон, - ответил юноша, которому очень не хотелось соглашаться. - Я хотел бы узнать у мистера Гэрриса, в каком порту мы найдем судно, которое доставит нас в Сан-Франциско.

- Право, мой юный друг, я затрудняюсь ответить на этот вопрос, - сказал американец. - Я знаю только, что из гациенды Сан-Феличе мы найдем способ доставить вас в город Атакаму, а оттуда...

- Мистер Гэррис, - прервала его миссис Уэлдон, - не думайте, пожалуйста, что Дику не по душе ваше приглашение!

- Нет, миссис Уэлдон, нет! - воскликнул юноша. - Я с благодарностью готов принять предложение мистера Гэрриса. Единственно, о чем я сожалею, это о том, что «Пилигрим» не потерпел крушения несколькими градусами севернее или южнее. Тогда бы мы были вблизи порта, нам легче было бы вернуться на родину и не пришлось бы злоупотреблять любезностью мистера Гэрриса.

- Помилуйте, я очень рад, - сказал Гэррис. - Ведь я вам уже говорил, что здесь редко удается встретить соотечественников. Для меня истинное удовольствие оказать вам эту услугу.

- Мы принимаем ваше предложение, мистер Гэррис, - ответила миссис Уэлдон. - Но все же я не хочу лишать вас лошади. Я хороший ходок...

- А я еще лучший, - с поклоном сказал Гэррис. - Я привык странствовать по пампе, и если наш отряд задержится в пути, то, смею думать, это произойдет не по моей вине. Нет, миссис Уэлдон, на лошади поедете вы и ваш маленький Джек. Впрочем, нет ничего невозможного в том, что дорогой мы встретим кого-либо из служащих гациенды. И если они будут ехать верхом, то охотно уступят нам своих лошадей.

Дик Сэнд видел, что, выдвигая новые возражения против предложения Гэрриса, он только огорчит миссис Уэлдон.

- Мистер Гэррис, - сказал он, - когда мы выступаем?

- Сегодня же, мой юный друг! - ответил Гэррис. - Дождливый период начинается здесь в апреле, и надо постараться до его наступления прибыть в гациенду Сан-Феличе. Дорога через лес - кратчайшая и, пожалуй, самая безопасная. Кочевники-индейцы редко забираются в лес: они предпочитают грабить на побережье.

- Том и вы, друзья мои, - сказал Дик, обращаясь к неграм, - нам остается сейчас же заняться приготовлением к походу. Отберем из запаса провизии то, что всего легче нести, и все упакуем в тюки; поклажу мы распределим между собой.

- Мистер Дик, - сказал Геркулес, - если хотите, я один понесу весь груз.

- Нет, мой славный Геркулес, - ответил юноша, - лучше поделить ношу между всеми.

- Вы, видно, силач, Геркулес, - сказал мистер Гэррис, оглядывая с головы до ног негра, словно тог был выставлен для продажи. - На африканских невольничьих рынках за вас дали бы немало.

- Не больше, чем я стою, - смеясь, ответил Геркулес. - Только покупателям пришлось бы здорово побегать, чтобы поймать меня.

Условившись обо всем, принялись за дело, чтобы ускорить выступление в поход. Сборы были непродолжительны, ведь путь от побережья до гациенды Сан-Феличе должен был отнять не больше десяти дней.

- Мистер Гэррис, прежде чем мы воспользуемся вашим гостеприимством, мы хотели бы видеть вас у себя в гостях, - сказала миссис Уэлдон. - Надеюсь, вы не откажетесь позавтракать с нами?

- С удовольствием, миссис Уэлдон, с удовольствием, - весело ответил Гэррис.

- Через несколько минут завтрак будет готов.

- Отлично, миссис Уэлдон. Я использую это время, чтобы сходить за лошадью. Она-то уже позавтракала.

- Разрешите сопровождать вас? - спросил Дик Сэнд американца.

- Если хотите, мой юный друг, - ответил Гэррис, - пойдемте, я покажу вам нижнее течение этой реки.

И они ушли вдвоем.

Тем временем миссис Уэлдон послала Геркулеса на поиски энтомолога. Кузену Бенедикту было мало дела до того, что творилось вокруг. Он бродил по опушке леса в поисках редкостных насекомых, но ничего не нашел.

Геркулесу пришлось чуть не насильно привести его. Миссис Уэлдон сообщила кузену Бенедикту, что решено отправиться пешком через лес вглубь страны и что поход будет продолжаться дней десять.

Кузен Бенедикт ответил, что он готов отправиться в любую минуту. Он согласен пройти пешком через всю Америку из конца в конец, если только ему разрешат дорогой коллекционировать насекомых.

Затем миссис Уэлдон с помощью Нан приготовила вкусный и плотный завтрак. Он был отнюдь не лишним перед дальней дорогой.

Тем временем Гэррис и Дик прошли берегом к устью реки и поднялись на несколько сот шагов вверх по ее течению. Там они увидели привязанную к дереву лошадь, которая веселым ржанием приветствовала своего хозяина.

Это была прекрасная лошадь неизвестной Дику Сэнду породы. Но для опытного человека достаточно было кинуть взгляд на тонкую шею, маленькую голову, длинный круп, покатые плечи, почти горбоносую морду, чтобы узнать отличительные признаки арабской породы.

- Вы видите, мой юный друг, - сказал Гэррис, - какое это сильное животное. Вполне можно рассчитывать, что оно не подведет в дороге.

Гэррис отвязал лошадь, взял ее под уздцы и, шагая впереди Дика, пошел к гроту. Юноша следовал за ним, пристально всматриваясь, оглядывая лес и оба берега реки. Но он не заметил ничего подозрительного.

Уже подходя к гроту, он задал американцу вопрос, которого тот никак не мог ожидать.

- Мистер Гэррис, - спросил он, - не встретили ли вы этой ночью португальца по имени Негоро?

- Негоро? - переспросил Гэррис тоном человека, не понимающего, чего от него хотят. - Кто такой этот Негоро?

- Судовой кок «Пилигрима», - ответил Дик Сэнд. - Он куда-то исчез.

- Утонул? - спросил Гэррис.

- Нет, нет, - ответил юноша. - Вчера вечером он еще был с нами, а ночью ушел. Вероятно, он поднялся вверх по течению реки. Я потому и спрашиваю вас, что вы пришли с той стороны. Вы не встретили его?

- Я не встретил никого, - сказал американец. - Если ваш кок один забрался в лесную чащу, он рискует заблудиться... Впрочем, быть может, мы нагоним его дорогой.

- Да, может быть... - пробормотал юноша.

Когда Дик Сэнд и Гэррис подошли к гроту, завтрак был уже готов. Как и вчерашний ужин, он состоял из всяких консервов и сухарей. Гэррис накинулся на еду с волчьим аппетитом.

- Я вижу, - сказал он, - что мы не умрем с голоду дорогой. Но что будет с этим несчастным португальцем, о котором мне рассказал наш юный друг?

- А! - прервала его миссис Уэлдон. - Дик Сэнд уже сказал вам, что Негоро исчез?

- Да, миссис Уэлдон, - ответил юноша. - Я хотел узнать, не встретил ли Негоро мистер Гэррис.

- Нет, не встретил, - сказал американец. - Не стоит думать об этом дезертире, лучше займемся нашими делами. Мы можем выступить в поход, миссис Уэлдон, когда вы пожелаете.

Каждый взял предназначенный ему тюк. Миссис Уэлдон при помощи Геркулеса уселась в седло. Маленький Джек, с игрушечным ружьем за плечами, сел впереди нее, даже не думая поблагодарить человека, который предоставил в его распоряжение такого великолепного коня.

Джек немедленно заявил матери, что он сам будет править лошадью «чужого господина».

Ему дали держать повод, и Джек сразу почувствовал себя признанным начальником отряда.


ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ В пути


Пройдя шагов триста по берегу реки, маленький отряд вступил под покров девственного леса, по извилистым тропинкам которого ему предстояло странствовать в течение десяти дней. Дик Сэнд не без страха посматривал на лесную чащу, хотя, собственно говоря, у него не было никаких оснований тревожиться.

Напротив, миссис Уэлдон - женщина и мать, которую неизвестные опасности должны были пугать вдвойне, - была совершенно спокойна. Она знала, что ни люди, ни звери, встречающиеся в области пампы, не опасны, - в этом заключалась первая причина ее спокойствия. Во-вторых, она верила, что с таким надежным проводником, каким ей казался Гэррис, нет риска заблудиться в лесу.

Впереди маленького отряда шли Дик Сэнд и Гэррис - один с длинноствольным ружьем, другой с карабином. За ним следовали Бат и Остин, также вооруженные карабинами и ножами.

Позади них ехали на лошади миссис Уэлдон и Джек.

За ними шли Том и старая Нан.

Арьергард составляли Актеон, вооруженный четвертым карабином, и Геркулес с топором за поясом.

Этот строй должен был по возможности соблюдаться в продолжение всего перехода.

Динго кружил возле отряда, то отставая, то забегая вперед. Дик Сэнд обратил внимание на то, что собака как будто бы все время ищет след. Динго вел себя очень странно с тех пор, как он попал на сушу после крушения «Пилигрима». Собака все время была в состоянии сильного возбуждения. Часто она глухо рычала, но и в этом рычании скорее слышалась жалоба, чем угроза. Странное поведение собаки заметили все путники, но никто не мог его объяснить.

Кузена Бенедикта, так же как и Динго, невозможно было заставить шагать в строю. Для этого его нужно было бы держать на привязи. С жестяной коробкой на боку, с сеткой в руке, с большой лупой, висевшей на груди, он рыскал по чаще, забирался в высокую траву в поисках прямокрылых, сетчатокрылых и прочих «крылых», рискуя, что его укусит какая-нибудь ядовитая змея.

В начале похода встревоженная миссис Уэлдон то и дело звала его. Но с энтомологом невозможно было сладить.

- Кузен Бенедикт, - сказала она ему наконец, - не искушайте моего терпения. В последний раз предлагаю вам никуда не отходить от нас!

- Позвольте, кузина, - возразил несговорчивый энтомолог, - а если я увижу насекомое...

- Если вы увидите насекомое, - сразу прервала ученого миссис Уэлдон, - вы оставите его в покое, иначе мне придется отобрать у вас ящик с коллекцией.

- Как, отобрать у меня коллекцию?! - воскликнул кузен Бенедикт таким тоном, словно миссис Уэлдон угрожала вырвать ему сердце.

- Да! И, кроме ящика, сетку! - ответила неумолимая миссис Уэлдон.

- И сетку, кузина?! Может быть, и очки? Нет! Вы не посмеете! Вы не посмеете!

- Да. И очки! Благодарю вас, кузен Бенедикт. Вы мне напомнили, что я могу сделать вас слепым и хоть таким способом заставить вас вести себя разумно!

Эта тройная угроза усмирила непоседу кузена почти на целый час. А потом он снова стал отходить в сторону. Так как ясно было, что он все равно будет охотиться за насекомыми, даже оставшись без очков, сетки я ящика, пришлось махнуть на него рукой и предоставить ему свободу действий. Геркулес обязался следить за кузеном Бенедиктом. Миссис Уэлдон уполномочила негра-великана поступать с кузеном Бенедиктом так же, как сам энтомолог поступал с редкими насекомыми. Иными словами, если бы понадобилось, Геркулес должен был поймать его и водворить на место так же деликатно, как сам кузен Бенедикт сделал бы это с редкостным чешуекрылым.

После такого распоряжения кузеном Бенедиктом перестали заниматься.

Маленький отряд, как видно из сказанного, был хорошо вооружен и готов ко всяким неожиданностям, хотя Гэррис и утверждал, что в этом лесу не приходится опасаться неприятных встреч, разве только с кочевниками-индейцами. Во всяком случае, принятых мер предосторожности было достаточно, чтобы держать всех встречных на почтительном расстоянии.

Тропинки, проложенные в густом лесу, походили скорее на звериные тропы, и продвигаться по ним было нелегко. Гэррис не ошибся, говоря, что при двенадцати часах ходьбы отряд будет делать в день в среднем от пяти до шести миль.

Погода стояла прекрасная. Солнце поднялось по безоблачному небу к зениту. Лучи его падали на землю почти отвесно. На открытой равнине жара была бы нестерпимая, но под непроницаемым зеленым сводом ее нетрудно было переносить. Гэррис не преминул обратить на это внимание своих спутников.

Большинство древесных пород в лесу было незнакомо миссис Уэлдон и ее спутникам, как белым, так и черным. Однако сведущий человек заметил бы, что при всех своих ценных качествах они не отличаются большой высотой.

Здесь росла баугиния, или «железное дерево», моломпи, сходная с индийским деревом птерокарпом, легкая и прочная древесина которого идет на выделку весел; из его ствола обильно сочилась камедь. Кое-где виднелись сумахи, иначе называемые «красильными желтниками», они содержат большое количество красящих веществ. Были тут и бакауты с толстыми стволами, футов по двенадцати в диаметре, но менее ценные, чем обыкновенные гваяковые деревья.

Дик Сэнд спрашивал у Гэрриса названия деревьев.

- Разве вам никогда не приходилось бывать в Южной Америке? - спросил тот, прежде чем ответить на вопрос юноши.

- Никогда, - сказал Дик Сэнд. - Я уже немало поездил по свету, но ни разу не бывал в этих местах. По правде говоря, я даже не сталкивался с людьми, которые хорошо знали бы побережье Южной Америки.

- А в Колумбии, Чили или Патагонии вы не бывали? - спросил Гэррис.

- Нет, никогда...

- И миссис Уэлдон тоже никогда не посещала этой части материка? - продолжал Гэррис. - Ведь американки такие неутомимые путешественницы...

- Нет, мистер Гэррис, - ответила молодая женщина. - Мой муж ездит по делам только в Новую Зеландию, поэтому и мне не довелось побывать в других местах. Никто из нас не знает Нижней Боливии.

- Что ж, миссис Уэлдон, вам и вашим спутникам предстоит познакомиться с удивительной местностью, природа которой резко отличается от природы Перу, Бразилии и Аргентины. Флора и фауна Боливии поразят любого естествоиспытателя. Вы можете только радоваться, что потерпели крушение в таких интересных местах. Вот уж действительно можно сказать: «Не было бы счастья, да несчастье помогло...»

- Я хочу верить, что привел нас сюда не случай, мистер Гэррис, а бог...

- Бог? Да, да, конечно бог, - ответил Гэррис тоном человека, который не допускает вмешательства провидения в дела земные.

И так как никто из путешественников не знал этой страны, Гэррис любезно указывал им на различные образцы местной флоры и сообщал названия самых оригинальных деревьев в лесу. Кузен Бенедикт мог пожалеть, что интересуется только одной энтомологией. О, если бы он был еще т ботаник! Какое множество открытий и находок сделал бы он в этом лесу! Сколько здесь было растений, о существовании которых в тропических лесах Нового Света наука и не подозревала! Кузен Бенедикт мог бы навеки прославить свое имя. Но, к несчастью, он не любил ботаники и ничего в ней не понимал. Скажем больше: он даже испытывал отвращение к цветам, - ведь некоторые разновидности цветов, говорил он, осмеливаются ловить насекомых и, замкнув их в свои венчики, отравляют своими ядовитыми соками.

Все чаще в лесу стали встречаться заболоченные места. Под ногами хлюпала вода. Сливаясь вместе, ее струйки питали притоки уже знакомой путешественникам речки. Некоторые притоки были так широки и полноводны, что приходилось искать брод, чтобы переправиться на другой берег.

Низкие и топкие берега речек густо заросли тростником. Гэррис сказал, что это папирус, и не ошибся в названии.

Миновав болота, путешественники снова вступили под сень высоких деревьев. Узенькие тропинки зазмеились в лесу.

Гэррис показал миссис Уэлдон и Дику на прекрасное эбеновое дерево, черная древесина которого красивее и тверже обычных сортов. Хотя отряд удалился уже на довольно большое расстояние от берега моря, в лесу росло много манговых деревьев. От корня и до ветвей их стволы были как мехом окутаны лишайниками. Манговые деревья дают густую тень, они приносят изумительно вкусные плоды, и все же, рассказывал Гэррис, ли один туземец не осмеливается разводить их: «Кто посадит манговое дерево, тот умрет», - гласило местное поверье.

Во второй половине дня, после недолгого отдыха, маленький отряд начал взбираться на пологие холмы, которые служили как бы предгорьями высокого хребта, тянувшегося параллельно берегу, и соединяли с ним равнину.

Здесь лес поредел, деревья уже не теснились сплошными рядами. Однако дорога не улучшилась: земля сплошь была покрыта буйными высокими травами. Казалось, отряд перенесся в джунгли Восточной Индии. Растительность была не такой обильной, как в низовьях впадающей в океан речки, но все же более густой, чем в странах умеренного пояса Старого и Нового Света. Повсюду виднелись индигоноски[59]. Это стручковое растение обладает необычайной жизнеспособностью. По словам Гэрриса, стоило земледельцу забросить поле, как тотчас же его захватывали индигоноски, к которым здесь относились с таким пренебрежением, как в Европе относятся к крапиве и чертополоху.

Но зато в лесу совершенно отсутствовали каучуковые деревья. А между тем «Ficus prinoïdes», «Castillia elastica», «Cecropia peltata», «Collophora utilis», «Cameraria latifolia» и в особенности «Syphonia elastica», принадлежащие к различным семействам, в изобилии встречаются в южноамериканских лесах. К удивлению путешественников, они не находили ни одного каучуконоса.

А Дик Сэнд давно уже обещал показать своему другу Джеку каучуковое дерево. Мальчик, конечно, был очень разочарован: он воображал, что мячи, резиновые куклы, пищащие паяцы и резиновые шары растут прямо на ветвях этих деревьев.

Джек пожаловался матери.

- Терпение, дружок, - ответил Гэррис. - Мы увидим сотни каучуковых деревьев вокруг гациенды.

- Они настоящие резиновые? - спросил маленький Джек.

- Самые настоящие. А пока что не хочешь ли попробовать вот эти плоды? Очень вкусные и утоляют жажду.

И с этими словами Гэррис сорвал с дерева несколько плодов, на вид таких же сочных, как персики.

- А вы уверены, что эти плоды не принесут вреда? - спросила миссис Уэлдон.

- Могу поручиться, миссис Уэлдон, - ответил Гэррис, - в доказательство я попробую их сам. Это плод мангового дерева.

И Гэррис вонзил в сочный плод свои крепкие белые зубы. Маленький Джек не заставил себя долго просить и последовал его примеру. Он заявил, что «груши очень вкусные», и дерево тотчас стали обирать. У этой разновидности манговых деревьев плоды поспевают в марте и в апреле, тогда как у других - только в сентябре, и потому пришлись они очень кстати.

- Очень вкусно, очень вкусно, - с полным ртом говорил мальчик. - Но мой друг Дик обещал показать мне резиновое дерево, если я буду хорошо вести себя. Я хочу резиновое дерево!

- Потерпи немножко, сынок! - успокаивала мальчика миссис Уэлдон. - Ведь мистер Гэррис обещал тебе.

- Это не все, - не уступал Джек. - Дик обещал мне еще...

- Что же еще обещал тебе Дик? - улыбаясь, спросил мистер Гэррис.

- Птичку-муху!

- Увидишь и птичку-муху, мой мальчик! Только подальше... подальше отсюда! - ответил Гэррис.

Джек вправе был требовать, чтобы ему показали очаровательных колибри: ведь он попал в страну, где они водятся во множестве. Индейцы, которые умеют артистически плести перья колибри, наделили этих прелестных представителей пернатых поэтическими именами. Они называют колибри «солнечным лучом» или «солнечными кудрями». Для них колибри - «царица цветов», «небесный цветок, прилетевший с лаской к цветку земному», «букет из самоцветов, сверкающий при свете дня», и т. д. Говорят, что у индейцев есть поэтические названия для каждого из ста пятидесяти видов, составляющих чудесное семейство колибри.

Однако, хотя все путешественники согласно утверждают, что в боливийских лесах водится множество колибри, маленькому Джеку пришлось довольствоваться лишь обещаниями Гэрриса. По словам американца, отряд двигался еще слишком близко от берега океана, а колибри не любят пустынных мест на океанском побережье. Гэррис рассказывал Джеку, что эти птички не боятся людей; на гациенде Сан-Феличе только и слышен их крик «тэр-тэр» и хлопанье крылышек, похожее на жужжание прялки.

- Ах, как бы я хотел уже быть там! - восклицал маленький Джек.

Для того чтобы скорее добраться до гациенды Сан-Феличе, надо было поменьше останавливаться в пути. Поэтому миссис Уэлдон я ее спутники решили сократить время остановок.

Облик леса уже изменялся. Все чаще встречались широкие полянки. Сквозь зеленый ковер трав проглядывал розоватый гранит и голубоватый камень, похожий на ляпис-лазурь. Иные холмы покрывала сассапарель - растение с мясистыми клубнями. Непроходимые заросли ее временами заставляли путешественников с сожалением вспоминать об узких тропинках в лесной чаще, где все же легче было пробираться.

До захода солнца маленький отряд прошел приблизительно восемь миль. Этот переход закончился без всяких приключений и никого не утомил. Правда, то был лишь первый день пути, - следовало ожидать, что следующие этапы окажутся более трудными.

С общего согласия решено было остановиться на отдых. Разбивать лагерь по всем правилам не стоило на одну ночь, и путешественники расположились прямо на земле. Так как не приходилось опасаться нападения со стороны туземцев или диких зверей, то для охраны достаточно было выставить одного караульного, сменяя его каждые два часа.

Привал устроили под огромным манговым деревом; его раскидистые ветви, покрытые густой листвой, образовали как бы естественную беседку. В случае необходимости можно было бы укрыться в его листве.

Но как только прибыл маленький отряд, на верхушке дерева поднялся оглушительный концерт.

Манговое дерево служило насестом для целой стаи серых попугаев, болтливых, задорных и яростных пернатых, которые обычно нападают на других птиц. Было бы весьма ошибочно судить о них по их сородичам, которых в Европе содержат в клешах.

Попугаи подняли такой шум, что Дик Сэнд намеревался ружейным выстрелом заставить их замолчать или разлететься. Но Гэррис отговорил его от этого под тем предлогом, что в этих безлюдных местах лучше не выдавать своего присутствия звуком огнестрельного оружия.

- Пройдем без шума, и не будет никакой опасности, - сказал он.

Ужин был вскоре ютов, не пришлось даже приготовлять продукты на огне: он состоял из консервов и сухарей. Ручеек, протекавший под травой, снабдил путников водой; ее пили, прибавляя в нее по нескольку капель рома. Десерт в виде сочных плодов висел на ветках мангового дерева и был сорван, несмотря на пронзительные крики попугаев.

К концу ужина стало темнеть. Тени медленно поднимались от земли к верхушкам деревьев. Тонкая резьба листвы вскоре выделилась на более светлом фоне неба. Первые звезды казались яркими цветами, вспыхнувшими на концах верхних веток. Ветер с наступлением ночи стал утихать и не шелестел уже в ветвях. Умолкли даже попугаи. Природа отходила ко сну и призывала к тому же все живые существа.

Приготовления к ночлегу были очень несложными.

- Не развести ли нам на ночь костер? - спросил Дик Сэнд у американца.

- Не стоит, - ответил Гэррис - Ночи, к счастью, стоят теперь теплые, а крона этого гигантского дерева задерживает испарения. Таким образом, нам не грозит ни холод, ни сырость. Я повторяю, мой друг, то, что уже говорил: постараемся проскользнуть незамеченными. Не надо ни стрелять, ни разводить костров

- Я знаю, - вмешалась в разговор миссис Уэлдон, - что нам нечего опасаться индейцев, даже тех кочевых лесных жителей, о которых вы нам говорили, мистер Гэррис… Но ведь есть и другие обитатели лесов - четвероногие... Не лучше ли отогнать их ярк