Сказка про Колдуна и Викторию (fb2)


Настройки текста:



Светлана Гольшанская Сказка про Колдуна и Викторию

В одном большом городе жила-была девушка. Звали ее Вика…


Вика вошла в свою комнату, стянула с себя неудобную одежду, кинула ее на стул и, наспех натянув на себя мягкую плюшевую пижаму, запрыгнула под одеяло. Это был трудный день. И следующий тоже не предвещал ничего хорошего. Но сейчас спать хотелось настолько, что она не могла даже думать об этом. Как только Викина голова коснулась подушки, морфей принял ее в свои объятия.

Она проснулась от того, что больно ударилась о что-то твердое. «Опять с кровати скатилась?» — подумала Вика, встряхивая головой, чтобы отогнать кружившие вокруг нее звезды. Обстановка обрела очертания, и она поняла, что действительно упала на пол. Только не в своей квартире, а в каком-то хлеву, смердящем и обкуренном едким дымом. Вика лежала в центре замысловатой пентаграммы, по углам которой стояли банки с пылающей жидкостью. Пижама промокла и измазалась в грязи, а голые ноги стыли на холодном воздухе.

Из полупрозрачной дымки материализовалось бородатое лицо. Вика истошно заверещала от страха. Лицо тут же отодвинулось и залепетало какую-то тарабарщину.

— Где я? Как я здесь оказалась? И кто ты такой? Это ты меня сюда притащил? — начала тараторить ему в ответ девушка.

Дым потихоньку рассеивался. Теперь можно было разглядеть не только лицо незнакомца, но и всю его фигуру. Он был высок, худощав, с длинными каштановыми волосами и необычными фиалковыми глазами. Мужчина воздел руку в воздух, призывая ее к молчанию, и куда-то отошел, что позволило Вике оглядеться по сторонам.

На самом деле это был вовсе не хлев, а довольно просторный каменный дом. Вдоль стен тянулись бесконечные стеллажи книг, по бокам ютились странные приспособления из стеклянных колб и мензурок, рядом с ним крутил шестеренки диковинный металлический механизм, на полу валялись чернильные чертежи и наброски, в углу стоял стол с подозрительными порошками и жидкостями. Довершал чудную картину кипевший на медленном огне котел.

Мужчина меж тем вернулся и надел Вике на шею странного вида кулон с полудрагоценным фиолетовым камнем.

— Я говорю, ты в порядке, парень? Нигде не болит? — спросил он на понятном человеческом языке.

Вика поморщилась и заозиралась по сторонам. Вроде никого больше здесь не была.

— Ты ненароком не глухой? Или переводчик не действует? — нетерпеливо поинтересовался мужчина.

— Ты ко мне обращаешься? — наконец, вымолвила девушка.

— Странно, какой голос высокий. А еще цвет глаз и лицо безбородое, причем абсолютно. Одежда легкая, украшенная сложным орнаментом, ноги босые — он схватил листок бумаги и сделал несколько заметок потрепанным гусиным пером.

— Можно узнать, где я и как попасть домой. Мне завтра рано на работу.

— … на работу, — повторил мужчина. — Не бойся, я тебя не обижу.

— Еще бы. Верни меня обратно, а не то…

— Сейчас-сейчас, не переживай так. Еще пару минут, и я отправлю тебя обратно.

В его руке блеснуло лезвие. Мужчина закатал Вике рукав и сделал неглубокий надрез.

— Что? — испуганно вскричала девушка.

Крови она не боялась, да и больно особо не было — сама ситуация казалась крайне тревожной.

— Помоги-и-и-те, помоги-и-и-и-те, меня схватил сумасшедший, — завопила Вика.

— Да тихо ты. Я один живу на отшибе. Никто тебя не услышит. Я же сказал, пару минут, и ты отправишься обратно, — зашипел на нее убивец. — Кровь алая, время свертывания в пределах нормы. Ладно, не буду больше тебя мучить.

Он подлил в потухшие банки подозрительной вонючей жидкости, насыпал три ложки сиреневого порошка, кинул горсть синих шариков и щепотку пряной травы. Высек кремнем искру и по очереди зажег содержимое каждой банки. Потом выпрямился и начал на распев произносить отрывочные фразы на языке, отдаленно напоминающем латинский. Он набрал в легкие побольше воздуха и хлопнул в ладоши. Раздался оглушительный взрыв. Вику как из ведра окатило мерзкой жижей. Очистив глаза, она обнаружила, что находится все в том же каменном доме, только теперь его до потолка заполнил удушливый дым. Вика поднялась на ноги и, выставив руки вперед, сделала несколько шагов, пока не столкнулась с мужчиной. Она упала на пол, придавленная тяжестью его тела.

— Странно, по физиологии больше похоже на женскую особь, — наглец тут же схлопотал знатную оплеуху. Это заставило его подняться.

— Скотина! Живо отправляй меня обратно! — заорала на него Вика, воодушевленная первой победой.

— Не могу. Кажется, в формулу закралась ошибка. Нужно повторить все расчеты, учитывая внешние факторы и…

— Как мне попасть домой?!

— Никак. Мой способ вернуть тебя не сработал. Боюсь, ты останешься здесь.

— Как прямо здесь? Вместе с тобой?

— Нет, конечно, не здесь. В деревне. Попросись на ночлег. Думаю, кто-нибудь над тобой смилостивиться на одну ночь. А там что-нибудь придумаешь.

— Что?! Ты меня гонишь на улицу? Сами притащил сюда, а теперь гонишь?

— Нет, ну точно баба. Мужики так не орут.

— Да я тебя сейчас!

На этот раз он успел увернуться, и Вика упала, подвернув лодыжку. Девушка громко застонала, обхватывая руками больную ногу. Мужчине пришлось на руках тащить ее в соседнюю комнату, где рнаходилась единственная в доме кровать.

— Послушай, можешь остаться здесь на некоторое время. Я понимаю, я виноват, что выдернул тебя из родного мира и все такое. Просто я не очень уживаюсь с женщинами. Поэтому умоляю, не кричи и не бейся больше.

— Зачем ты это сделал? — насупившись, спросила девушка.

— В целях научного эксперимента. Я хотел опробовать свой способ перемещения между мирами. Для этого мне нужен был опытный образец. И им по чистой случайности оказалась ты.

— И ты сделал это, не имея представления, как вернуть меня обратно?!

— Нет, просто я ошибся с расчетами. Все мы смертные, в конце концов, никто не совершенен, даже природа.

— И нет никакого способа?

— Почему? Способ есть всегда, просто его надо найти. Но на это потребуется время.

— Что ты за ученый такой?

— Магистр колдовства, если быть точным.

— Как тебя зовут хоть, магистр колдовства?

— Мелькор.

Девушка с трудом подавила рвавшийся наружу смех.

— Как-как?

— Мелькор. Что тут смешного?

— Ничего, просто в моем мире это имя имеет определенные ассоциации.

— Да? Интересно, какие? — кажется и этот странный тип не был лишен тщеславия, но его ждало жестокое разочарование.

— Так звали одного очень плохого волшебника.

— Ну, я не волшебник, а колдун. И совсем не плохой.

— Не сомневаюсь.

— Ну а как твое имя?

— Виктория.

— Наверное, оно означает «верещащая ведьма».

— Нет, оно означает «победа».

Мелькор болезненно скривился.

— Ну а еда у тебя какая-нибудь есть? И чистая одежда?

— Еда закончилась еще утром. Надо будет завтра у деревенских что-нибудь выторговать. А одежда… есть только моя.

Он открыл шкаф и достал оттуда светлый сверток.

— Вот. Это мой лучший балахон.

— Больше похож на палатку, — скептически хмыкнула Вика. — А ты наколдовать ничего лучше не можешь?

— Я такими пустяками не занимаюсь! — обиделся Мелькор.

— Девушек бедных он из другого мира крадет, а одежду наколдовать не может.

— Это разные вещи.

— Ну чего ты ждешь? Проваливай, я переодеваться буду.

Мелькор недовольно хмыкнул и вышел за дверь, но у Вики сложилось впечатление, что он продолжает подглядывать за ней в замочную скважину. «Ну и пусть себе смотрит. Девушек он не любит. Ага, конечно». Вика стянула с себя грязную пижаму и надела белый балахон. К ее удивлению, он оказался мягким и теплым. Девушка тут же накрылась одеялом и крепко заснула, надеясь, что на утро она окажется дома.

Проснулась Вика от громкого требовательного стука в дверь. В комнате все так же пахло парами снадобий колдуна, а вокруг царил все такой же беспорядок. Девушка встала и выглянула в щель между дверью и стеной.

— Господин Колдун, — низко кланяясь, обратился к Мелькору простоватого вида мужик. — У нашего Пана чирь на горле вскочил. Задыхается он. Срочно велел вас звать.

— Чирь на горле. Ну конечно, делать мне больше нечего, как чири вскрывать, — заворчал Колдун. — Сейчас, погоди, только инструмент соберу.

— Я с вами, — выскочила из комнаты Вика.

Мужик испуганно на нее уставился.

— Это… моя гостья из дальних стран, госпожа Ведьма, — ни моргнув глазом, солгал колдун. — И она с нами никуда не пойдет!

— Нет, пойду!

— Нет, не пойдешь!

— А вот и да!

— А вот и нет!

— А я все равно пойду-пойду-пойду! — ее голос снова сорвался на оглушительный визг. Мелькор упредительно заткнул уши.

— Ведьма! Ладно, только не ори!

Бедный мужик затравленно вжался в угол.

* * *

Пану действительно было худо. Огромный волдырь вздулся прямо на шее и сдавливал горло, перекрывая доступ воздуха в легкие. Колдун внимательно изучил его болячку и достал из своей сумки подозрительно похожий на скальпель инструмент, обмакнул его в жидкость, сильно пахнущую спиртом, и уже приготовился сделать прокол, как вдруг Вика остановила его властным жестом.

— Вначале надо договориться об оплате.

— Какой еще оплате? Я умираю! — просипел Пан.

— Я видела, как от ваших ворот гнали стадо коров на пастбище. Дайте нам одну дойную корову!

— Какая еще корова? На кой мне корова? — возмутился Колдун.

— Я, конечно, не эксперт в натуральном хозяйстве и товарно-обменных отношениях, но корова — это главный источник продуктов в натуральном хозяйстве. Будет корова, будут молоко, сметана, масло, творог и сыр.

— Но за ней же ухаживать надо! У меня нет времени на такие пустяки.

— На еду у тебя тоже времени нет? Так и от голода умереть не долго. Делай, что говорю!

— Эй, а как же я! — подал голос Пан. — Отдам я вам корову, только умоляю, быстрее!

Колдун издал непонятный рычащий звук и принялся за работу. Из небольшого надреза хлынул бело-желтый гной. Дышать сразу стало легче. Мелькор обработал рану и наложил наверх повязку.

На улице дворовые тут же вывели им корову, крупную, в теле, с полным выменем молока. Вика потребовала, что ей показали, как доить корову. Возражать Ведьме с дурным характером никто не решился.

Возвращались они уже втроем. Мелькор всю дорогу причитал о своей недоле.

— Как мы ее кормить-то будем?

— Ну, летом ее можно на выгон с другими коровами отправлять, а на зиму хорошо бы сено заготовить.

— Я не стану этим заниматься!

— Посмотрите, какая белоручка.

— Хочешь, чтобы тебе сено заготавливали, иди в деревню.

Вика обиженно поджала губы.

— Я видела, у тебя есть огород. Можно попробовать сделать какой-нибудь салат из зелени и овощей на завтрак, — девушка хотела увести разговор на более мирную стезю.

— Я выращиваю редкие растения для опытов, а не для салата, — брезгливо поморщился Мелькор.

— Тогда надо сделать несколько грядок для чего-нибудь съедобного: лука, укропа, петрушки, бураков.

— Никаких бураков! Я тебе не батрак!

— Это точно. Батраки и то лучше живут, — пробормотала девушка. — Что ж придется обустраивать эту хибару самой.

* * *

Прошло несколько месяцев. Вике благополучно удалось развести Колдуна на пяток грядок и небольшой курятник в самом углу делянки, на которой стояла его хижина. У девушки появилось несколько новых платьев. Коротко стриженые волосы потихоньку отрастали. Теперь бы ее уже точно никто не спутал с мальчиком.

Жизнь стала почти сносной. Вика уже не замечала странного запаха в доме, а вечное ворчание Мелькора начало даже забавлять. Главное было не пытаться навести порядок в его вещах. Бардак служил главной музой в его исследованиях, к тому же Колдун очень злился, когда не мог что-то найти. А в царившем в доме хаосе это выходило, как ни странно, гораздо проще, чем когда все было разложено по полочкам.

В один вечер Вика застала Мелькора за написанием длинного трактата. Удивительно, но он практически никогда не работал за столом. Его заметки валялись в кипах по всему дому. Мелькор делал их прямо на ходу и кидал там, где писал. Но сейчас все было по-другому. Лоб прорезала вертикальная морщинка, кожу покрыла легкая испарина.

— Что ты пишешь? — не смогла удержать свое любопытство девушка.

— Отчет о проведенных исследованиях и планах на будущее. Не мешай, если удастся изложить все достаточно убедительно, мне выделят грант, и я смогу полностью посвятить себя работе. И тогда точно найду нужную формулу, чтобы отправить тебя домой.

Вика скептически хмыкнула. В родном мире она работала в НИИ младшим научным сотрудником и прекрасно помнила, как и за что выдавались гранты на исследования. Шансы Колдуна стремились к нулю.

На следующий день Мелькор оставил ее одну, а сам отправился разбираться с повадившимся воровать деревенских овец волком. Дело решилось неожиданно быстро, когда выяснилось, что никакого волка в помине не было, а нерадивый пастух потерял животных по недосмотру. На обратном пути Мелькору встретился Пан, и они разговорились.

— Слушай, а девка-то твоя похорошела.

— Чего? А ты про Ведьму.

— Да и хозяйственная она у тебя такая, толковая. За работой любо-дорого посмотреть. Не терял бы ты время зря, а то сведут ее от тебя.

— Кто? — поперхнулся Мелькор. Он сильно сомневался, что кто-нибудь кроме него сможет выдержать эту вредную взбалмошную девчонку.

— Да хоть Купец наш. Видел, как он на нее все время заглядывает?

— Но он же старый и толстый. Она в жизни за такого не пойдет.

— За этого может и нет, а появится кто-нибудь помоложе… Девки, они такие, ради замужества на все готовы. Трудно им без мужика одним.

— К чему ты клонишь?

— Да ни к чему. Смотреть на тебя жалко просто. Ну, бывай. И над словами моими хорошенько подумай.

Мелькор почесал затылок и свернул с дороги в лес.

Когда он вернулся, Вика как раз доила корову. Щеки от натуги налились ярким румянцем. Непослушная прядка выбилась из платка.

— Вика, мне надо с тобой поговорить, — начал издалека Колдун.

Девушка испуганно вздрогнула. Он никогда не называл ее по имени, только Ведьмой. Изо всех сил стараясь не показывать своего смущения, она продолжила работу.

— Не видишь, я занята. Надо корову подоить, курей покормить, ужин сготовить.

— Оставь, — настойчиво попросил он. — Она сама сейчас подоится.

Струйки парного молока сами начали сочиться из вымени в ведро.

— Тогда я побегу к курам.

— Вика! Да прекрати же ты. Мне надо с тобой серьезно поговорить.

— Ты что, побрился?

Колдун неожиданно смутился. Надо сказать, без буйной растительности на лице он выглядел значительно лучше.

— Побрился, но не в этом дело. Вот, гм касп… — он достал из-за спины букет полевых цветов. — Это каспио…

На этот раз его перебил стук копыт. К дому Колдуна приближалась большая конная процессия. Вика быстро стянула с волос косынку.

— Мелькор, давно не виделись. Вижу, у тебя теперь хозяйство, — один из всадников, престарелый, невысокий, грузный с презрительно ухмылкой оглядел двор Колдуна.

— Чем обязаны, господин Архимаг? — с трудом сдерживаясь, спросил Колдун.

— Решил проинспектировать твоих крестьян. Все живы? Не взорвал еще деревню своими опытами?

— С деревней все в порядке. Можете проверить.

— А как же параллельные миры? Нашел свой портал?

— Результаты моих исследований подробно описаны в ежегодном отчете. Больше мне нечего добавить.

Ну, если нечего, то не видать тебе нашего гранта, как собственных ушей. Так, Ваше Величество?

Он обратился к рослому красивому мужчине с золотистыми волосами, яркими фиалковыми глазами и заостренным ушами.

— О, какая прелесть! — мужчина спешился и подошел к Вике.

Девушка быстро сделала реверанс, чтобы как-то сгладить неудобство сложившейся ситуации.

— А глаза-то какие, гляньте! Никогда прежде такого цвета не видел, — восхитился мужчина и галантно поцеловал ей руку.

Лицо Колдуна залилось пунцовой краской. Старик тоже спешился и встал между ними. На всякий случай.

— Как вас зовут, моя госпожа?

— Виктория.

— Имя достойное королевы! Я эльфийский принц Кельбриар. Как такое чудное создание забрело в эту глушь?

Мелькор снова издал странный рычащий звук. Архимаг схватил его за шиворот и уволок в дом.

— Я ехала с обозом в столицу, на нас напали разбойники. Господин Колдун спас меня и любезно предложил остаться у себя, — на ходу начала выдумывать девушка.

— И выполнять за него всю грязную работу? — покачал головой принц. — Так не пойдет. Я просто обязан увезти вас отсюда в свой замок.

— Но…

— О, я не потерплю возражений.

— Дайте я хотя бы с господином Колдуном попрощаюсь. Он был так добр ко мне.

— Хорошо, только не слишком долго, а то я буду волноваться, что он от злости превратит вас в лягушку.

Вика вымученно улыбнулась в ответ на его шутку. Когда она зашла в дом, Колдун с Архимагом пытались испепелить друг друга яростными взглядами.

— Запомни мои слова, — с явной угрозой в голосе сказал старик и удалился.

— Ты хотел мне что-то сказать? — неловко спросила Вика.

— Ничего. Это не так важно, — старательно избегая ее взгляда, ответил Мелькор.

— Принц Кель…

— Кельбриар, — помог ей Мелькор.

— Да, он хочет забрать меня к себе в замок, но…

— Поезжай.

— Что?

— Поезжай. Ты ему приглянулась. И цвет глаз… Голубой цвет глаз считается у нас признаком королевской крови. Готов поспорить, что он предложит тебе руку и сердце и пол королевства в придачу.

— Но я все еще надеюсь вернуться домой.

— Если… — у него будто комок стал в горле. — Если ты уедешь вместе с принцем, то мне выделят грант на исследования. Тогда у меня хватит времени и средств, чтобы найти нужную формулу. Когда все будет готово, я пришлю за тобой.

Девушка чуть не расплакалась от обиды. Ее только что продали за какой-то грант. Не сказав Колдуну ни слова, девушка решительно вышла во двор. Принц деликатно усадил ее впереди себя на коня и, преобняв за талию, поехал вперед. Вика так и не обернулась. А Колдун все стоял и не смел оторвать взгляд от дороги, за поворотом которой скрылась королевская процессия.

* * *

Вика жила во дворце вот уже три недели. Вовсю шла подготовка к свадьбе с принцем. Дворец в честь невесты украсили великолепными голубыми цветами. Пышные залы освещали тысячи свечей в золоченых канделябрах. В саду был разбит небольшой пруд с белыми лебедями. Но даже он не радовал девушку.

Вику одевали в дорогие наряды, приносили изысканные яства, купали в ванне с лепестками роз, только она все больше скучала по пушистому мягкому балахону Мелькора. Не хватало странного запаха его снадобий, тиканья сложных механизмов, маленьких взрывов, разбросанных по полу бумаг и такого милого родного ворчания. За него можно было отдать все сокровища на свете.

От высокой прически сильно разболелась голова. Вика начала вытягивать из волос шпильки, глядя на свое отражение в зеркале. Кто бы мог подумать, ей даже домой так не хотелось, как вернуться обратно к Колдуну. Но он ее не примет. Он предпочел грант. Правильно, сама виновата. Незачем было так на него давить.

А еще этот принц. Он, кажется, не слышал и половины ее слов. Даже насчет свадьбы забыл ее мнением поинтересоваться.

В дверь тихо постучали. На пороге стоял крестьянский мальчик и сжимал в руках бумагу.

— Я это… от Колдуна из деревни. Он просил вам передать.

Вика взяла бумагу и пробежала глазами по строчкам.

«Нашел формулу. На этот раз точно. Приезжай».

Девушка кивнула, дала мальчику монету и выглянула за дверь. Возле нее как обычно дежурил стражник. Принц не отпускал Вику гулять без охраны. Девушка вернулась к себе. Теперь в ее глазах горела отчаянная решительность. Она схватила постельное белье, разодрала его на лоскуты и сделала канат. Спустишь по нему до земли, она тайком пробралась в конюшню, взяла лошадь и помчалась в лес.

Было уже далеко за полночь, когда она добралась до хижины Колдуна. Несмотря на поздний час в окнах горел свет. Вика тихонько отворила дверь и вошла внутрь. Мелькор был настолько поглощен какой-то книгой, что даже не заметил ее прихода.

Вика на цыпочках подобралась к нему поближе и захлопнула книгу, которую он держал в руках. Мелькор испуганно дернулся и уставился на нее. Его лицо освятила счастливая улыбка:

— Ты приехала!

Но вспомнив текст своей записки он тут же помрачнел.

— Формула, вот она. У меня все готово. Я могу отправить тебя домой прямо сейчас.

Вика молчаливо изучала его лицо. Он сильно осунулся. Снова отрастил бороду. Под глазами красовались черные круги.

— Или ты хочешь выйти замуж за принца? — спросил Колдун, неверно истолковав ее молчание. — Не то, чтобы я хотел помешать твоему счастью… Просто ты так хотела вернуться домой, что я чувствовал себя обязанным сообщить об успехе.

Мелькор начал захлебываться словами. Вика поняла, что затягивать молчание больше нельзя.

— Как там моя корова?

— Что?

— Корова, я оставила на тебя свою корову, курей и грядки. С ними все в порядке?

— О, да. Я ухаживал за ними, как мог. Но без тебя это сложно.

Мелькор оборвался на полуслове и опустил голову.

— Я хочу… — начали они одновременно.

— Ты первая.

— Нет, ты.

— Хорошо, — он сделал глубокий вдох. — Я хочу, чтобы ты осталась. Я понимаю, что я жалкий, нищий и никчемный, но ты… Я не могу без тебя. И не могу с этим ничего поделать.

Колдун снова понурился. Вика склонилась над ним и коснулась губами его лба.

— Я хочу остаться, — шепнула она ему на ухо. — Здесь с тобой. Навсегда.

Мелькор крепко сжал ее в объятиях, боясь отпустить хоть на мгновение, как будто Вика могла просто исчезнуть.

— Я люблю тебя, — сказал он те самые важные слова.

— Люблю тебя, — отозвалась эхом девушка.

Так они сидели, обнявшись всю ночь. А на следующее утро обвенчались.


И стали они жить-поживать и добра наживать…

© Copyright: Светлана Гольшанская, 2011