Холодная война против России (fb2)


Настройки текста:



Олег ПЛАТОНОВ Холодная война против России

Памяти митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева), благословившего мой труд

В оформлении обложки использованы произведения Г. Мемлинга (1490 г.) и Д. Модены (1410 г.), отображающие адские муки неисправимых преступников против Бога и человечества.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Понятие «холодная война» появилось в конце 1940-х годов после так называемой фултонской речи Черчилля. Оно означало враждебную деятельность Запада против России-СССР, выражаемую в тайной подрывной деятельности внутри нашей страны, финансировании ее врагов как в ее границах, так и за рубежом, выработке планов расчленения нашего Отечества на несколько территорий, зависимых от Запада. Разрабатывались планы военной интервенции и оккупации России, ослабления ее экономики, создание агентуры влияния и пятой колонны внутренних врагов, проведения информационной и психологической войн.

Да, в 1950–2014 годы все было именно так, но с одной очень существенной оговоркой. Холодная война Запада против России началась не в середине XX века, а в XV–XVI столетиях. Именно с этого времени перечисленные выше виды враждебной деятельности использовались Западом против нашей страны. Рим, Лондон, Париж, Берлин, Стокгольм и др. рассматривали Россию как объект возможной колонизации и расчленения ее на ряд территорий. К нам присылали тайных агентов, которые искали слабые места нашего государства, составляли планы военной интервенции. За западное золото готовились агенты влияния, формировалась пятая колонна.

Холодная война западноевропейских стран против России в XV–XVI веках осуществляется в ответ на укрепление русского централизованного государства и возвращения в его состав западнорусских земель, ранее оккупированных Речью Посполитой, находившейся под контролем Ватикана. За период оккупации значительная часть западнорусских феодалов интегрировалась в католическо-иудейский мир современной им Польши. Эта часть феодалов стала своего рода «новыми русскими», у которых сформировался иной, чем у их соотечественников в Центральной России, западный менталитет. Духовные ценности Христианства они воспринимали поверхностно, в католическо-иудизированной форме, практически полностью отрицая такие основополагающие духовные ценности Святой Руси, как добротолюбие, соборность, любовь к Родине, общину. Именно западнорусские феодалы стали главным источником проникновения на Русь западной идеологии. В правление Ивана Грозного часть правящего класса — князья и бояре, прежде всего из западнорусских земель, под влиянием западных «советчиков» вынашивают планы реформирования московского царства на западный лад. Для Руси это реформирование было равнозначно гибели, ибо именно в этот период западная цивилизация фактически отказалась от Христианства.

Кризис Западной церкви и христианских монархий в Европе, начавшийся с отпадения Рима от Православия, перешел к середине II тысячелетия во всеобщую катастрофу западно-христианской цивилизации. С этого момента, по справедливому замечанию русского философа А.Ф. Лосева, осуществляется развертывание и оформление сатанинского духа, ступенями которого был капитализм и социализм. Западный мир вошел в полосу деградации и одичания. Этому способствовало и развитие научно-технического прогресса, который в условиях упадка веры превращал человека в раба возрастающих материальных потребностей. Западный мир становился все более одномерным. Духовная доминанта человечества, ранее определяемая Христианством, ценностями Нового Завета, перемещалась на периферию общественного сознания, а на авансцену истории выходили бездушие, эгоизм и ограниченность человека, живущего только потребительскими, плотскими интересами. Живший по правде Божьей человек Святой Руси не мог принять эту убогую шкалу жизненных ценностей Запада. Столкновение между Русью и западными странами было не простым межгосударственным конфликтом, а борьбой двух противоположных цивилизаций — русской духовной христианской и западной потребительской антихристианской. К середине XVI века под влиянием Запада на Руси сформировалась своего рода «пятая колонна» представителей правящего класса, ориентировавшегося на Запад, явно или неявно отвергающая духовные ценности Святой Руси и готовая пойти на предательский сговор с Римом и др. историческими противниками Руси. «Пятая колонна» формировалась преимущественно из князей и связанных с ними служилых людей, выходцев из западнорусских земель, оказавшихся в составе Великого княжества Литовского, с их землями, княжествами. Так, например, в последней четверти XV века к Москве перешли «верховские» (т. е. владевшие землями по верховьям Оки и Десны) князья Воротынские, Белевские, Одоевские, Вяземские, княжество в Смоленской земле, княжества по рекам Десне и Сожу до самого Днепра.

«Западники» зачастую ставили свои личные интересы превыше русских государственных интересов, а когда встречали отпор со стороны Царя, бежали на Запад. Во 2-й половине царствования Ивана Грозного в его окружении зреет измена. Реакция Ивана Грозного и всех русских патриотов в этих условиях была адекватна опасности, которая стояла перед страной. Чтобы победить изменников-антипатриотов, Иван Грозный из числа преданных ему патриотически настроенных людей создает опричнину («опричный узел») и опричный полк. Русь разбивается на две части: патриотическую опричнину и земщину, в которой наряду с хорошими русскими людьми существовала некоторая часть антипатриотов.

Царь начинает «перебирать своих людишек», «искоренять крамолу». Князья и бояре, замешанные в крамоле, подвергаются казни, их земли отбираются в казну или раздаются опричным дворянам. Всего, по оценкам историков, казнено было 3–4 тыс. чел. Опричнина серьезно подорвала позиции крупной земельной аристократии, ориентировавшейся на Запад, не позволила осуществиться многим преступным замыслам. Так, по данным польских летописцев, в 1568 приближенные к Ивану Грозному изменники-бояре устроили заговор и задумали связать Царя и передать его польскому королю. Изменники были казнены. Решительные действия Ивана Грозного по искоренению крамолы имели важнейшие последствия после пресечения династии Рюриковичей и воцарения Бориса Годунова. Последствия Смутного времени были бы для России гораздо серьезнее, если бы Иван IV не ослабил влияния западников. Верхушка самых активных сторонников перехода в подданство к польскому королю была уничтожена Иваном Грозным, а оставшиеся «западники» не имели достаточно влияния, чтобы заставить русское общество отречься от Православия и идеалов Святой Руси и принять католичество. Поддержанные Римом и польскими королями антиправославные замыслы Лжедмитрия I не нашли поддержки влиятельных сил на Руси, хотя часть русского правящего класса была склонна сделать этот шаг.

Вера в Святую Русь и патриотизм сплотила Русский Народ во время польской оккупации. Патриотическое движение Козьмы Минина и кн. Дмитрия Пожарского объединило лучших людей России. Пятая колонна была разгромлена. Интервенты изгнаны из России. Земский Собор 1613 года призвал на царство Михаила Федоровича Романова. Возникла новая династия, опиравшаяся на патриотизм Русского Народа. Первые цари из этой династии правили, опираясь на Земский Собор, согласуя с его членами многие важные решения. Патриотизм был мощным фактором развития общества на протяжении всего XVII в. Первые Романовы, опираясь на патриотические чувства, укрепили страну, постепенно реформируя ее в национальном духе.

Холодная война Запада против России не прекращалась и в XVII, и в XIX веках. XX век начинался со стремительного возвышения России во всех областях жизни. Никогда еще страна не знала такого бурного роста населения, уровня жизни, темпов экономического развития. Непревзойденных высот достиг расцвет литературы, искусства и науки. Многие русские и иностранные ученые предсказывали России великое будущее и резкое усиление ее роли в мировом сообществе. Крушение Российской державы в 1917 году было неожиданным и вызвало резкое разочарование. Даже некоторые добросовестные историки заговорили о внутренней слабости России, ставшей причиной ее гибели, имевшей якобы неизбежный характер. Заблуждение это бытует и до сих пор.

Однако непредвзятое изучение исторических источников, и, прежде всего, ранее недоступных архивов, в том числе масонских, позволяет полностью опровергнуть это заблуждение. Россия пала не потому, что была слаба и сильны были ее враги, а от удара в спину в результате заговора многочисленных антирусских сил как во вне, так и внутри страны. Заговор этот был инициирован западными странами, с глубоким беспокойством наблюдавшими за возвышением России, видевшими в ней угрозу своим национальным интересам и колониальной политике. «К самым примечательным явлениям момента, — писал в 1902 году германский канцлер Бюлов, — принадлежит постепенное выявление антирусского течения, даже там, где это меньше всего ожидаешь… Для меня растущая русофобия — установленный факт, в достаточной мере объясняющийся событиями последней четверти века». Как мы убедимся в нашей книге, вся западная политика XX века проходила под знаком русофобии. Причем речь шла не о каком-то конъюнктурном моменте, а о глубочайшей закономерности мировой истории. Противоборство между Россией и Западом было неразрешимым противоречием двух разных цивилизаций — русской, духовной, христианской и западной, агрессивно-потребительской, антихристианской, ориентированной на эксплуатацию других народов.

К концу XIX века среди великих цивилизаций (индийской, китайской, арабской и др.) только Россия удерживала свои независимые позиции как в части сохранения уникальной духовной культуры Русского народа, так и в части политической и экономической независимости от западного мира. Шестая часть Земли, наделенная от Бога огромными богатствами, уже давно стала объектом вожделения западных государств. Многочисленные попытки завоевать ее завершились полным поражением. Однако в течение веков в стране образовалась своего рода пятая колонна, состоявшая из некоторой части дворянства и интеллигенции, лишенных национального сознания, предпочитавших русским народным основам жизни формы и представления, заимствованные из Западной Европы и США.

Представители пятой колонны хотели жить в России также, как на Западе, не осознавая, что материальное благополучие западного обывателя основано на эксплуатации других народов. Если еще в конце XVIII века пятая колонна в России была незначительной величиной, то к началу XX века она становится влиятельной силой, приобретая опасный для Русского государства характер. Отказывая России в праве на собственный путь развития, западнически настроенные дворянство и интеллигенция оценивают русскую жизнь по западноевропейской шкале ценностей и решительным образом отвергают ее самобытные черты, предлагая заменить их формами западной цивилизации. Предложения эти носили явно антирусский характер, так как предусматривали уничтожение всех исторических устоев России — народной монархии, Православия, богатейшей народной духовности, самобытных форм органнзации жизни, труда и хозяйства, которые Русский народ пронес через тысячелетия, построив на их основе могучую державу и великую культуру В честной борьбе коренные русские люди легко бы победили врагов исторической России. Но пятая колонна действовала, как правило, тайно, конспирируя свои антирусские планы лозунгами «прогресса» и даже «народного блага», хотя тот кошмар, который она несла за собой, не мог тогда присниться даже в страшном сне.

После прихода к власти большевиков правители западных стран считали, что падение России и распад ее на части является только делом времени. В конце 1920-х годов Западу уже надоело ждать «закономерного разрушения России», и холодная война против нее резко усилилась.

ГЛАВА 1

Запад готовится к войне с СССР. — Интриги Англии и Франции. Агрессивная политика Германии и Японии. — Разгром японских оккупантов. — Мюнхенский сговор против России


Главный итог 30-х годов — освобождение России от прямого владычества коммунистического интернационала, пытавшегося уничтожить Русский народ физически и духовно. Большевизм был побежден Русским народом. Из орудия разрушения России он превращался (хотя и не во всем и не всегда) в орудие Русского народа, предназначенное сохранить территориальную целостность и обеспечить государственное могущество России. Вождем этой новой миссии большевизма стал И.В. Сталин, жестоко, но, по сути дела, справедливо расправившийся с прежней командой своего корабля и заставивший остальных служить в исполнение новых целей. Освобождение страны от большей части старых большевиков и революционеров стабилизировало общество.

Коммунистическая партия на какое-то время становится воплощением территориального, национального, духовного и политического единства Советского государства. Государственная русофобия 20-х годов разрушена, и вместо прежней опоры на антирусские, космополитические элементы центр тяжести передвинулся к опоре на Русский народ, эксплуатации его национальных ценностей, на основе которых возникло тысячелетнее Русское государство.

Центром государственной власти стало Политбюро, управляемое самодержавным властителем, а партийный аппарат — практическим проводником объединительной государственной идеологии, в которой, безусловно, использовались многие элементы духовных ценностей Русской цивилизации.

В стране царила уверенность в правоте своего дела, внешняя политика, безусловно, поддерживалась абсолютным большинством народа не за страх, а за совесть. Вера в «границу на замке» была вполне искренней. Типичное настроение этого периода отразилось в одной из статей «Красной звезды»:

«Советскую границу врагу перейти не удастся, ибо при первой же его агрессивной попытке наша Красная Армия опередит его. Мы перейдем границу врага, и вот там, на его же территории, будем его беспощадно громить… Мы не будем ждать его удара, а сами со всей силой нашего могущества первыми нанесем врагу сокрушительный удар на его же территории. Наши танки помчатся по вражеской земле… Наши самолеты зареют над его территорией».[1]

Доклад Сталина на XVIII съезде партии в марте 1939 года был составлен в большей степени им лично. В нем он уверенно констатировал успехи экономического строительства в СССР, провозгласив, что в результате разгрома «капитулянтов и вредителей» страна стала еще более могучей. В самом деле, успехи СССР были наглядны в сравнении с трудностями, которые испытывали страны Запада. Многие из них только что выходили из экономического кризиса, усиливаемого катастрофическими политическими процессами. Вывод Сталина: мир накануне новых потрясений. Рушится система послевоенных мирных договоров. Экономический кризис провоцирует военную опасность — «новая империалистическая война стала фактом».

В связи с этими ожиданиями Сталин предлагает продолжать поиск мирных средств предотвращения войны или ее отдаления. Идти в направлении выполнения советского плана коллективной безопасности в Европе. Не допустить создания единого антисоветского фронта. Стремясь к миру, Сталин, вместе с тем, призывал всемерно укреплять оборону страны, усиливать боевую мощь Красной Армии. Эти установки Сталина определили советскую политику на ближайшие годы.

Все 30-е годы страна жила ожиданием войны. Официальная пропаганда постоянно твердила о враждебном окружении СССР. И это утверждение было правдой. Западные страны боялись не столько марксистской идеологии, сколько стремительного усиления военного и экономического могущества СССР, который на Западе по-прежнему называли Россией.

Самым последовательным выразителем Запада был А. Гитлер, предлагавший перейти от «колониальной торговой политики» к политике прямого захвата русских земель: «Мы заканчиваем вечное движение германцев на Юг и Запад Европы и обращаем взор к землям на Восток. Мы кончаем колониальную торговую политику и переходим к политике завоевания новых земель. И когда мы сегодня говорим о новой земле в Европе, то мы можем думать только о России и подвластных ей окраинах. Сама судьба как бы указала этот путь».

Этот ефрейтор-недоучка и духовный унтерменш, Гитлер пересказывает созданную в западном мире теорию о том, что организация Русского государства «не была результатом государственной способности славянства в России», а только «блестящим примером государственно-творческой деятельности германского элемента среди нижестоящей расы». Опираясь на этот «научный» вывод, западный монстр заявляет, что будущей целью нашей внешней политики должна быть не западная и не восточная ориентация, а восточная политика в смысле приобретения необходимой для нашего германского народа территории».

Захватнические планы Гитлера распространялись не только на Европу, но и на азиатские территории. Германия и Япония договорились о разделе английских и французских колоний в Азии. Германии должны были достаться французские и английские сферы влияния в Западной Азии, Иран и западная часть Индостана. Японии отходили районы к востоку от долины Ганга и территории, примыкающие к собственно Японии. Таким образом, по планам агрессоров Россия не только вытеснялась за Уральские горы, но и должна была лишиться части своих сибирских территорий, а ее границы охватывались бы германскими и японскими владениями.

Еще в 1936 году советской разведке удалось установить, что между Германией и Японией идут секретные переговоры по вопросу заключения специального соглашения о борьбе с Россией, которое позднее получило название антикоминтерновского пакта. Однако по своей сути это был сговор двух агрессоров против России, предусматривающий разделение сфер влияния при расчленении советской территории. По поводу этих переговоров нарком иностранных дел Литвинов на Съезде Советов заявил: «Что касается опубликованного японско-германского соглашения… это всего лишь прикрытие для другого соглашения, которое обсуждалось и парафировалось одновременно, и которое не было опубликовано и не предназначено для публикации. Я заявляю, с полным чувством ответственности за то, что говорю, что именно выработке этого секретного документа, в котором слово „коммунизм “ даже не упоминается, были посвящены пятнадцать месяцев переговоров между японским военным атташе и высшим немецким дипломатом».[2]

Поощряемая западными странами, Япония в 1938 году совершает вооруженное нападение на российскую территорию в районе озера Хасан близ Владивостока. Ответный удар был молниеносен и жесток. Японские войска с большими потерями были вынуждены отступить. Однако летом 1939 года японские агрессоры повторили свою попытку в районе реки Халхин-Гол (Монголия). СССР, связанный с Монголией договором о взаимной помощи, немедленно выдвинул свои вооруженные силы на разгром японцев. В ходе операции окружается и уничтожается 6-я японская армия. Разгром японских агрессоров вызвал большое разочарование на Западе, политические деятели которого сознательно подталкивали Японию на большую войну против России, стремясь таким образом устранить двух своих главных противников. Однако Япония не собиралась выполнять чужую работу. Втайне она готовила войну против США, Англии и других западных стран, планируя захват их колониальных владений в бассейне Тихого океана. В целях сдерживания агрессивных намерений Японии СССР предоставляет Китаю вооружение для полного оснащения 20 пехотных дивизий. До 22 июня 1941 года в Китай было поставлено 777 боевых самолетов, 1225 орудий, включая тяжелые гаубицы, 1160 автомашин, 9600 пулеметов, миллионы снарядов, сотни миллионов патронов, танки, винтовки, трактора, запчасти, инструменты.[3]

Эти поставки в свое время сыграли немалую роль при выборе решения Японией нападать или не нападать на СССР.

Располагая сведениями о планах Гитлера, Сталин неоднократно предлагал западным странам заключение договора о взаимной помощи, включая и военные обязательства, при германской агрессии. Однако масонские режимы этих стран продолжали вести вероломную политику, направленную на разрушение СССР. Англия и Франция тянули время в поисках выгодного варианта. В их действиях явно проявлялось стремление сделать СССР главным объектом гитлеровской агрессии без каких-либо гарантий своего вклада в борьбу с германским хищником.

Англия и Франция, открыто потворствуя Гитлеру, провоцировали его на агрессию против России, постепенно пододвигая его к границам СССР. Отдав Чехословакию, западные правители с такой же легкостью готовы были отдать и бывшую Русскую Прибалтику — самоназванные «государства» — Литву, Латвию, Эстонию.

Германия не прекращала активную антирусскую политику, но не желала быть орудием «англофранцузских плутократов». В переговорах с Польшей она подстрекала польскую шляхту на выступление против России. Министр иностранных дел Германии И. Риббентроп в беседе с польским министром Ю. Беком подчеркнул: Берлин надеется, что «Польша займет еще более отчетливую антирусскую позицию, так как иначе у нас вряд ли могут быть общие интересы».[4] Неприкрытую антирусскую позицию занимали и фашиствующие правящие режимы Венгрии и Румынии.

Провоцируя Гитлера на агрессию против СССР, западные страны и США не только вступили в мюнхенский сговор против России и других славянских стран, но и заключили с Гитлером договор о ненападении: англо-германский (в сентябре 1938 года), франко-германский (в декабре 1938 года). Этими договоренностями западные страны дали Гитлеру свободу рук на Востоке. Попытки Советского Союза создать объединенный фронт против германской агрессии упирались в страстное желание западных стран сначала покончить с Россией, а потом уже с Гитлером. «Гитлер, — писал в это время М.М. Литвинов, — пока делает вид, что не понимает англофранцузских намеков насчет свободы действий на Востоке, но он, может быть, поймет, если в придачу к намекам кое-что другое будет предложено ему Англией и Францией»[5]

Как справедливо отмечал английский историк Ф. Ротштейн, изучивший политику Англии в годы, предшествовавшие Второй мировой войне, объективно поведение британского правительства в течение 1939 года как в отношениях с СССР, так и в ходе секретных переговоров с Германией — было, начиная с пакта четырех (1934), твердым продолжением линии Лондона: ориентировка на войну Гитлера с СССР, на занятие Великобританией позиции «третьей радующейся» стороны. «Пожалуй, во всей истории дипломатии (включая политическую подготовку народа внутренней пропагандой) не было такого примера длительного подталкивания агрессора (с 1935-го по 1939 год) к нападению на государство, которое уже давно было избрано правящим классом Великобритании в качестве мишени (1926 г., 1933 г. и т. д.)».[6]

Как показывал тот же историк, в первые месяцы войны, когда стало ясно, что расчеты западных государств на то, что Гитлер, «само собой разумеется», решит напасть на СССР, не оправдались, они, тем не менее, стремились убедить его переменить свое решение. Ротштейн приводит следующие факты:

• немецких (и чешских) антифашистов интернировали вместе с немецкими фашистами, которые слишком явно себя показали на свободе и которым давали «свободу рук» против антифашистов-заключенных;

• целый транспорт последних отправили в США без защиты от немецких подлодок, что привело их к гибели;

• хотя была развернута самая озлобленная кампания против СССР в газетах и по радио, т. е., пока настраивали население против СССР, в отношении фашистской Германии сплошь и рядом велась обычная критика.

Тогда же появилась официальная брошюра, написанная губернатором Египта с предисловием лорда Галифакса, в которой Гитлера упрекали в том, что он стал «клятвопреступником», не напав на СССР «врага западной цивилизации».[7]

Вопрос о войне СССР с Германией стоял уже в 1938 году, когда фашистский агрессор делал первые шаги на пути к оккупации соседних с нашей Родиной стран. Ультиматум, предъявленный Гитлером Чехословакии с требованием отдать Германии часть исторических славянских территорий — Судетскую область, — был наглым вызовом Запада всему славянскому миру и нашел гневный отклик в сердцах многих русских людей.

Этот период был очень благоприятен для нанесения упреждающего удара по фашистской Германии. Экономический и военный потенциал советского государства опережал возможности фашистской Германии, к тому времени не завершившей своей военной программы и не готовой к большой войне.

Международное соглашение, заключенное с Чехословакией, позволяло Советскому Союзу оказать военную помощь правительству этой страны.

У советского руководства было достаточно веское основание верить в свою готовность. В 1938 году Генеральный штаб разработал новый план развертывания Красной Армии. Разработчики исходили из наихудшего для СССР варианта — войны на два фронта: на востоке — против Японии, на западе — против военного блока государств во главе с Германией (Италия, Польша, Румыния, Финляндия, Эстония, Латвия, Литва). Согласно анализу, все потенциальные противники СССР вместе взятые могли выставить на обоих фронтах 13077 орудий, 5775 самолетов, 7980 танков. А Советский Союз за один 1938 год произвел более 12 тысяч орудий, более 5 тысяч самолетов, а производство танков еще в 1933 году достигало 3770 — больше половины мирового танкового производства.[8]

Для оказания помощи Чехословакии Красная Армия была приведена в состояние чрезвычайной готовности. Как пишет М.В. Захаров:

«Истребительная авиация должна была перебазироваться на передовые аэродромы у границы для прикрытия себежского, полоцкого, минского и слуцкого направлений, а скоростная бомбардировочная — в районе Витебска, Орши… Одновременно Ленинградскому, Калининскому, Белорусскому, Киевскому, Харьковскому и Московскому военным округам давались указания о приведении в боевую готовность системы ПВО… В боевую готовность были приведены: танковый корпус, 30 стрелковых и 10 кавалерийских дивизий, 7 танковых, мотострелковая и 12 авиационных бригад, 7 укрепленных районов… Частичное отмобилизование войск коснулось не только наших западных приграничных округов вплоть до Урала… В армию было призвано в общей сложности до 330 тысяч человек… Кроме того, десятки тысяч младших командиров и рядовых, выслуживших установленные сроки службы и подлежащих увольнению, были задержаны в рядах армии… Подобные приказы, как известно, отдаются в исключительных случаях».[9]

СССР был готов разгромить Гитлера, и если бы западные державы согласились на совместные действия с СССР, мировая история пошла бы иначе. Однако политика Запада была очень вероломной.

Она основывалась на плане использовать Гитлера для разгрома Советского Союза, но именно тогда, когда военная машина Германии была бы на это готова. В 1938 году, по оценкам западных специалистов, Германия не была к этому готова. Мюнхенское соглашение с Гитлером западные страны заключили не для умиротворения, а для спасения Гитлера от разгрома. Они заставили Чехословакию принять ультиматум Гитлера, в результате чего Германия захватила сначала Судетскую область, а через полгода всю Чехословакию, выйдя к границам Польши, от которых уже рукой подать до СССР.

ГЛАВА 2

Планы Запада уничтожить Россию. — Геополитическая программа Гитлера. — «Мягкие» предложения Розенберга. — Создание «Восточного министерства». — Генеральный план «Ост» по разгрому Русского народа и государства


Великая Отечественная война Русского народа против Германии была не обычным вооруженным конфликтом между двумя странами, а схваткой двух противостоящих цивилизаций, в которой западный мир ставил своей целью окончательное уничтожение России как государства и нации, захват значительной части территории и образование на остальных ее частях подвластных Германии марионеточных режимов.

Основные контуры разрушения России были определены западноевропейскими политиками еще в период революции и гражданской войны. Попытки вычленения из России Малороссии, Белоруссии, Прибалтики, Крыма, кавказской и среднеазиатской областей уже предпринимались ими, хотя тогда в основном закончились крахом. Геополитически Гитлер не вносил ничего нового. Утверждая в своей бредовой книге «Моя борьба» идеи «захвата восточных территорий», германский вождь не был самостоятелен, а лишь отражал вековые чаяния Запада по разрушению России. «Если мы сегодня говорим о новых землях и территориях в Европе, — заявлял этот маньяк-русофоб, — мы обращаем свой взор в первую очередь к России, а также к соседним с ней и зависимым от нее странам… Это громадное государство на Востоке созрело для гибели… Мы избраны судьбой стать свидетелями катастрофы, которая явится самым веским подтверждением правильности расовой теории».[10] В секретных документах этим выразителем западной идеологии обозначаются будущие границы «Большой Европы» и «Большой Германии». В записке (1936) видного германского идеолога оберфюрера СА Б.Каше они определяются так: «Цель будет достигнута, если за Уралом мы выйдем к линии Обь — Иртыш — Тобол, и если граница оттуда пройдет к Аральскому морю и вдоль западного побережья Каспийского моря через южную границу Грузии, через Черное море на Днестр и вдоль Карпат через Чехию к восточной части Австрии, вдоль южной границы на Базель, и если на севере границами будут Балтийское море, старая финская граница и Ледовитый океан. Только вопросом времени является то, что на Западе немецкая граница будет установлена севернее линии Базель — Бордо — Бискайский залив и достигнет открытого моря».

В апреле 1941 года германское руководство создает так называемое Центральное бюро по подготовке решения вопроса о восточном пространстве (позднее преобразованное в «Восточное министерство»), Под руководством А. Розенберга разрабатывается программа управления предполагаемыми к оккупации восточными территориями через «имперские комиссариаты». По окончанию войны на Востоке, которое Гитлер наметил на осень 1941 года, — Крым и Русскую Прибалтику планировалось сразу превратить в немецкие колонии. Белоруссия, Малороссия и Туркестан превращались в буферные государства под протекторатом Германии. Их границы предполагалось отодвинуть далеко на Восток, чтобы как можно сильнее урезать территории Центральной России, государственность которой должна быть уничтожена. На Кавказе, по плану Розенберга, предполагалось создать государственное объединение, федеративно связанное с Германией, во главе с немецким уполномоченным. Россия, заявлял Розенберг, должна перестать быть «субъектом европейской политики» и превратиться в «объект немецкой мировой политики», которая осуществлялась бы по принципу «разделяй и властвуй». Как заявлял Гитлер: «Наша политика относительно народов, населяющих широкие просторы России, должна заключаться в том, чтобы поощрять любую форму разногласий и раскола». Для этого к населению Малороссии, Русской Прибалтики, кавказских областей план Розенберга намечал установить более снисходительные отношения, нежели к русским. Управление русскими территориями предполагалось осуществлять руками литовцев, латышей, кавказцев и т. п. Несмотря на чудовищность этого плана, Гитлер посчитал его «слишком мягким» и приказал переработать в направлении усиления процессов выселения славянских народов (прежде всего русского) в Сибирь, онемечивания, колонизации «восточного пространства» без каких-либо снисхождений к «неарийским народам». «Наш руководящий принцип, — вещал Гитлер, — должен заключаться в том, что эти народы имеют только одно-единственное оправдание для своего существования — быть полезными для нас в экономическом отношении».

Составленный «Восточным министерством» Генеральный план «Ост» предусматривал выселить в течение 30 лет около 31 млн человек с территории Польши и западных районов России (80–85 % польского населения — 16–20 млн человек, 65 % населения Западной Малороссии, 75 % населения Белоруссии, часть населения Русской Прибалтики) и расселить на этих землях 10 млн немцев. Оставшиеся около 15 млн коренного населения германские маньяки предлагали онемечить «путем проведения целого ряда специальных мероприятий».[11]Т. е., для физического сокращения численности русских предлагались «специальные мероприятия», и прежде всего — голод и искусственное сокращение рождаемости. Таким образом германские оккупанты надеялись «подорвать силы Русского народа» с тем, чтобы «сохранить на длительное время немецкое господство». В инструкции от 23 мая 1941 года, касающейся русского сельского хозяйства, отмечалось: «Многие миллионы людей станут излишни на этой территории, они должны будут умереть или переселиться в Сибирь. Попытки спасти там население от голодной смерти могут быть предприняты только в ущерб снабжению Европы. Они подорвут стойкость Германии в войне, они подорвут способность Германии и Европы выстоять блокаду».

Западные теоретики разрабатывали вопросы о будущем обращении с русским населением. При обсуждении Генерального плана «Ост» возобладала позиция «немецкого ученого профессора доктора Абеля». Этот «специалист» выдвинул «следующие возможности решения проблемы: или полное уничтожение Русского народа, или онемечивание той его части, которая имеет явные признаки нордической расы».

На обсуждении Генерального плана «Ост» была выработана общегерманская политика в отношении Русского народа, поэтому я позволю себе процитировать большие куски из документа «Замечания и предложения по Генеральному плану „Ост“ рейхс-фюрера войск СС»:

«Речь идет не только о разгроме государства с центром в Москве. Достижение этой исторической цели никогда не означало бы полного решения проблемы. Дело заключается, скорее всего, в том, чтобы разгромить русских как народ, разобщить их. Только если эта проблема будет рассматриваться с биологической, в особенности с расово-биологической, точки зрения и если в соответствии с этим будет проводиться немецкая политика в восточных районах, появится возможность устранить опасность, которую представляет для нас Русский народ.

Предложенный Абелем путь ликвидации русских как народа, не говоря уже о том, что его осуществление едва ли было бы возможно, не подходит для нас также по политическим и экономическим соображениям. В таком случае нужно идти различными путями, чтобы решить Русскую проблему. Эти пути вкратце заключаются в следующем.

А) Прежде всего надо предусмотреть разделение территории, населяемой русскими, на различные политические районы с собственными органами управления, чтобы обеспечить в каждом из них обособленное национальное развитие…

Пока можно оставить открытым вопрос о том, следует ли учредить имперский комиссариат на Урале или здесь надо создать отдельные районные управления для проживающего на этой территории нерусского населения без специального местного центрального органа управления. Однако решающее значение здесь имеет то, чтобы эти районы административно не подчинялись немецким верховным властям, которые будут созданы в русских центральных областях. Народам, населяющим эти районы, нужно внушить, чтобы они ни при каких обстоятельствах не ориентировались на Москву, даже в том случае, если в Москве будет сидеть немецкий имперский комиссар…

Как на Урале, так и на Кавказе существует много различных народностей и языков. Будет невозможно, а политически, пожалуй, и неправильно делать основным языком на Урале татарский или мордовский, а на Кавказе, скажем, грузинский язык. Это могло бы вызвать раздражение у других народов этих областей. Поэтому стоит подумать о введении немецкого языка в качестве языка, связывающего все эти народы… Тем самым немецкое влияние на Востоке значительно увеличилось бы. Следует также подумать об отделении Северной России в административном отношении от территорий, находящихся под управлением имперского комиссариата по делам России… Не следует отвергать мысль о преобразовании этого района в будущем в великогерманский колониальный район, так как его население еще в большей степени обладает признаками нордической расы. В целом в остальных центральных областях России политика отдельных генеральных комиссариатов должна быть направлена по возможности на разъединение и обособленное развитие этих областей.

Русскому горьковского генерального комиссариата должно быть привито чувство, что он чем-то отличается от русского из тульского генерального комиссариата. Нет сомнения в том, что такое административное дробление русской территории и планомерное обособление отдельных областей являет-ся одним из средств борьбы с усилением Русского народа.

Б) Вторым средством, еще более действенным, чем мероприятия, указанные в пункте «А», является ослабление Русского народа в расовом отношении. Онемечивание всех русских для нас невозможно и нежелательно с расовой точки зрения. Что, однако, можно и нужно сделать, так это отделить имеющиеся в Русском народе нордические группы населения и произвести их постепенное онемечивание…

Важно, чтобы на русской территории население в своем большинстве состояло из людей примитивного полуевропейского типа. Оно не доставит много забот германскому руководству. Эта масса расово неполноценных, тупых людей нуждается, как свидетельствует вековая история этих областей, в руководстве. Если германскому руководству удастся не допустить сближения с русским населением и предотвратить влияние немецкой крови на Русский народ через внебрачные связи, то вполне возможно сохранение германского господства в этом районе при условии, если мы сможем преодолеть такую биологическую опасность, как чудовищная способность этих примитивных людей к размножению.

В) Есть много путей подрыва биологической силы народа…

Целью немецкой политики по отношению к населению на русской территории будет являться доведение рождаемости русских до более низкого уровня, чем у немцев. То же самое относится, между прочим, к чрезвычайно плодовитым народам Кавказа, а в будущем частично и к Украине. Пока мы заинтересованы в том, чтобы увеличить численность украинского населения в противовес русским. Но это не должно привести к тому, что место русских займут со временем украинцы. Для того, чтобы избежать в восточных областях нежелательного для нас увеличения численности населения, настоятельно необходимо избегать на Востоке всех мер, которые мы применяли для увеличения рождаемости в империи. В этих областях мы должны сознательно проводить политику на сокращение населения. Средствами пропаганды, особенно через прессу, радио, кино, листовки, краткие брошюры, доклады и Т.П., мы должны постоянно внушать населению мысль о том, что вредно иметь много детей. Нужно показывать, каких больших средств стоит воспитание детей и что можно было бы приобрести на эти средства. Нужно говорить о большой опасности для здоровья женщины, которой она подвергается, рожая детей, и т. п. Наряду с этим должна быть развернута широчайшая пропаганда противозачаточных средств. Необходимо наладить широкое производство этих средств. Распространение этих средств и аборты ни в коей мере не должны ограничиваться. Следует всячески способствовать расширению сети абортариев. Можно, например, организовать специальную переподготовку акушерок и фельдшериц и обучать их производить аборты. Чем качественнее будут производиться аборты, тем с большим доверием к ним будет относиться население. Вполне понятно, что врачи также должны иметь разрешение производить аборты. И это не должно считаться нарушением врачебной этики. Следует пропагандировать также добровольную стерилизацию, не допускать борьбы за снижение смертности младенцев, не разрешать обучение матерей уходу за грудными детьми и профилактическим мерам против детских болезней. Следует сократить до минимума подготовку русских врачей по этим специальностям, не оказывать никакой поддержки детским садам и другим подобным учреждениям. Наряду с проведением этих мероприятий в области здравоохранения не должно чиниться никаких препятствий разводам. Не должна оказываться помощь внебрачным детям. Не следует допускать каких-либо налоговых привилегий для многодетных, не оказывать им денежной помощи в виде надбавок к заработной плате…

Для нас, немцев, важно ослабить русский народ в такой степени, чтобы он не был больше в состоянии помешать нам установить немецкое господство в Европе. Этой цели мы можем добиться вышеуказанными путями».[12]

Согласно Генеральному плану «Ост» предполагалось уничтожить всю русскую национальную интеллигенцию, заменив ее коллаборационистами и предателями. Новые государства, которые предполагалось создать на территории России по указанию Гитлера, должны быть «социалистскими, но без собственной интеллигенции. Не следует допускать, чтобы образовалась новая интеллигенция. Здесь достаточно будет лишь примитивной социалистской интеллигенции».

Окончательные контуры «судьбы России», как она представлялась руководителям Третьего Рейха, были определены в речах имперского министра А. Розенберга 10 и 20 июня 1941 года[13]:

«Сегодня мы ищем не „крестового похода“ против большевизма, чтобы освободить от него „бедных русских“, а для того, чтобы обезопасить Германскую империю.

Задачи нашей политики должны идти в том направлении, чтобы выкроить из огромной территории СССР государственные образования и восстановить их против Москвы, чтобы обезопасить Германскую империю на будущие века от восточной угрозы.

Четыре больших блока должны будут оградить нас и одновременно продвинуть далеко на Восток Европу: Великая Финляндия, Прибалтика, Украина, Кавказ. При этом приняты во внимание политическая цель, национальная принадлежность и современные границы внутри СССР, которые нельзя изменить немедленно.

Рейхскомиссариат Прибалтики будет иметь 4 генеральных комиссариата, которые будут соответственно подразделены. Граница проходит западнее Петербурга, южнее Гатчины к озеру Ильмень — затем на юг в 250 км западнее Москвы. Граница продвинется далеко на восток, с одной стороны, потому что в этих областях живут остатки древних эстонцев и латышей. Это разумно и с другой стороны, так как мы планируем здесь серьезную германизацию и освежение крови.

Между Эстонией и Россией будет создана полоса, населенная благонадежными эстонцами и латвийцами, жизненные интересы которых связаны с Германией и которые всегда будут сопротивляться русскому влиянию. Непосредственно к этому району примыкает белорусская территория как центр сосредоточения и классификации всех неполноценных и социально опасных элементов. Эта территория будет содержаться подобно заповеднику, но со временем получит право на некоторую автономию.

Украинские границы охватывают собственно Украину, включая области Курска, Воронежа, Тамбова, Саратова. Россию нужно лишить плодородных земель, поэтому Черноземная область может быть спокойно отнесена к новой Украине, которая будет разделена на 8 генеральных комиссариатов с общей территорией в 1,1 млн кв. км.

Границы Кавказского района протянутся восточнее Нижней Волги и немного южнее Ростова. Южные границы Кавказа по-прежнему будут проходить вдоль Турции и Ирана, если фюрер не вознаградит Турцию за ее возможную помощь в разгроме сталинского государства.

Остальная территория является собственно Россией. Она займет территорию в 2,9 млн кв. км с населением не более 60 млн человек. То, что мы должны сделать, чтобы сохранить эти перечисленные области в должном состоянии, является задачей, которую наше поколение не сможет решить окончательно. Это будет задачей столетий».

«Целью германской восточной политики по отношению к русским является то, чтобы первобытную Московию вернуть к старым традициям и повернуть лицом снова на Восток. Мы не берем на себя никакого обязательства по поводу того, чтобы кормить русский народ из изобильных областей ликвидированного Советского Союза. Необходимо будет провести большую эвакуацию. Насколько нами должна быть оставлена промышленность России, это определится позднее.

Если русские будут изолированы от Запада, то они, возможно, вспомнят о том пространстве, к которому принадлежат. Все люди, которые едут в эту примитивную страну, должны учесть, что они приняли на себя годы тяжелейшей колонизаторской работы».

Первым практическим шагом к осуществлению политических установок по уничтожению Русского народа была подготовка плана вторжения в СССР, получившего название «Барбаросса» (подписан Гитлером 18 декабря 1940 года). Согласно ему германские вооруженные силы должны разбить Россию в ходе кратковременной кампании еще до того, как будет закончена война против Англии. В числе соучастников вторжения предполагались Румыния и Финляндия, а также военные части из Франции, Италии, Испании, Голландии, Венгрии. Все приготовления к нападению должны были быть закончены к 15 мая 1941 года. «Решающее значение, — указывалось в плане „Барбаросса“, — должно быть придано тому, чтобы наши намерения напасть не были распознаны».

Черная туча мирового заговора нависла над Россией.

22 июня 1941 года германские вооруженные силы в составе 103 дивизий, в том числе 10 танковых, вторглись на территорию России. Общая численность их насчитывала пять с половиной миллионов человек, из которых более 900 тыс. составляли военнослужащие западных стран-союзников Германии — итальянцы, испанцы, французы, голландцы, финны, румыны, венгры и др. Этому вероломному западному интернационалу было придано 4300 танков и штурмовых орудий, 4980 боевых самолетов, 47200 орудий и минометов.

ГЛАВА 3

Вероломная политика союзников. — Секретный меморандум Черчилля. — Тайные переговоры США и Англии с Германией. — Нежелание выполнять союзнические обязательства. — Оттяжка с открытием второго фронта. — Скромная роль ленд-лиза


Героическая борьба Русского народа с германским нашествием усложнялась двуличной политикой, которую вели против России США и Великобритания.

Отношение правящих кругов Запада к СССР было самым вероломным. Они хотели, чтобы СССР и Германия обескровили друг друга, дабы США и Англия впоследствии уничтожили бы их обоих. Глава американских масонов, будущий президент США Г. Трумэн на следующий день после нападения Гитлера на СССР заявил, что если они увидят, что выигрывает Германия, то следует помогать России, а если — Россия, то надо помогать Германии, и, таким образом, пусть немцы и русские убивают друг друга как можно больше. Влиятельная американская газета «Нью-Йорк дейли ныос» изобразила СССР и фашистскую Германию в виде двух змей, образовавших клубок и пожирающих друг друга. Под рисунком — надпись: «Не мешай им съесть друг друга».[14]

Абсолютное большинство западных политиков считало, что СССР долго не продержится в схватке с Гитлером. Прежде всего, так думал У. Черчилль.

Американский президент-масон Рузвельт говорил своему сыну: «Я знаю, насколько верит премьер (Черчилль) в возможность России выстоять в войне». И, щелкнув пальцем, показал ноль.[15]

В июле 1941-го помощник Рузвельта Г. Гопкинс посетил Сталина со специальным заданием президента. На Гопкинса произвели неотразимое впечатление личность Сталина и его непоколебимая уверенность в победе. Как вспоминал Г. Гопкинс: «Он (Сталин) ни разу не повторился. Речь его напоминала стрельбу его армий — уверенно и прямо в цель. Он поприветствовал меня несколькими словами по-русски. Коротко, крепко и гостеприимно пожал мне руку. Он тепло улыбнулся. Он не тратил попусту ни слов, ни жестов… Он не заискивал. Не сомневался. Он убеждал вас, что Россия устоит перед наступлением немецкой армии. Он подразумевал, что и у вас тоже нет никаких сомнений».[16]

Свою убежденность в победе Сталин сумел внушить Гопкинсу, а тот Рузвельту. По настоянию Сталина и при поддержке Гопкинса был смещен целый ряд антисоветских лиц в американском представительстве в Москве.

В августе 1943 года президентский комитет по вопросам СССР докладывал Рузвельту: «Поскольку Советская Россия является решающим фактором в войне, ей должно быть предоставлено всевозможное содействие и должны быть предприняты все усилия для установления с нею дружеских отношений. Развивать и поддерживать с Россией дружеские отношения крайне важно и потому, что она, без сомнений, будет главенствовать в Европе после победы над фашистами». Тем не менее, позиция США в годы войны носила вероломный характер. Советская разведка получала на этот счет множество доказательств. Однажды в советское консульство в Нью-Йорке пришел бывший полковник Русской Армии, в свое время эмигрировавший в США. Он сообщил, что его сын, работавший в Управлении стратегических служб (американская разведка), рассказал ему, как сотрудники этого ведомства проводят беседы с русскими и украинскими эмигрантами, собирают информацию о портах на Дальнем Востоке, севере и юге Советского Союза, об имеющихся у них там родственниках и знакомых. Сын полковника также сказал, что «американцы готовятся к возможной высадке войск в России, якобы на тот случай, если сопротивление Красной Армии будет сломлено и Восточный фронт развалится».

Доживающий на чужбине свой век русский патриот дрожащим, прерывающимся голосом заключил: «Такого вероломства со стороны американцев я не ожидал. Это же готовится удар ножом в спину России. Остерегайтесь американцев!».[17]

Во время войны американское правительство запрещало своим компаниям продавать СССР ряд стратегических материалов, и прежде всего никель, необходимый для работы советских авиационных заводов. Впоследствии руководитель КГБ генерал Ф.Д. Бобков отмечал: «Видимо, руководителям США было выгодно превосходство немцев в воздухе, а на земле — они отлично это знали — Германии нас не так-то легко победить». [18]

Стараясь использовать войну в своих интересах, англо-американские союзники всеми возможными способами стремились, с одной стороны, как можно дольше затягивать открытие второго фронта, рассчитывая на окончательное истощение главных воюющих держав, а с другой — убедить советское руководство отвести войска с тех территорий, которые Англия и США считали сферой своих национальных притязаний (Закавказье, Иран, Приполярье). В этих стремлениях Англии и США совершенно отчетливо чувствовалось их желание ослабить как можно сильнее не только Германию, но и СССР. США, например, стремились вступить в войну лишь в тот момент, когда обе стороны будут измотаны до крайности или одна из них станет решительно побеждать другую. Роль США в войне, стоившей России огромных жертв, американский президент Ф. Рузвельт рассматривал в категориях азартного игрока, для которого жестокие страдания десятков миллионов русских людей ничего стоили. Он цинично объяснял своему сыну: «Ты представь себе, что это футбольный матч. А мы, скажем, резервные игроки, сидящие на скамье. В данный момент основные игроки — это русские, китайцы и в меньшей степени англичане. Нам предназначена роль игроков, которые вступят в игру в решающий момент… Я думаю, что момент будет выбран правильно».[19]

Уже с осени 1941 года англо-американские войска имели все возможности открыть второй фронт в Европе. Однако намеренно не делали этого, сберегая силы до того момента, когда ослабленные СССР и Германия будут вынуждены подчиниться диктату свежих военных сил США и Англии. В штабах этих стран были разработаны планы операций против Германии, которые ставились в обязательную зависимость от двух условий:

1) если положение на русском фронте станет отчаянным, то есть успех германского оружия будет настолько полным, что создастся угроза неминуемого краха русского сопротивления. В этом случае атаку на Западе следует рассматривать как жертву во имя общего дела;

2) если положение немцев станет критическим.

Сберегая свои силы для будущего диктата над Германией и СССР, англо-американские союзники, вместе с тем, неоднократно предлагали нашей стране заменить советские части в Иране, Закавказье и Заполярье на американские и английские войска. Англо-американских союзников беспокоило усиление советского влияния в направлении Ближнего Востока, которому они всегда придавали особое значение. Чтобы убрать с прилегающих к этому региону территорий советские войска, союзники были готовы пойти на грубое нарушение международного права, предлагая СССР оккупировать и перевести под свою юрисдикцию некоторые территории Норвегии и Финляндии. «С американской стороны, — заявил президент Рузвельт советскому послу в 1942 году, — не встретило бы возражений приобретение Советским Союзом незамерзающего порта на Севере, где-нибудь в Норвегии, вроде Нарвика. Для связи с ним можно было бы выкроить коридор через норвежскую и финскую территории». Советское правительство отклонило предложение Рузвельта и ясно сказало, что у СССР «нет и не было каких-либо территориальных или других претензий к Норвегии и поэтому он не может принять предложение о занятии Нарвика советскими войсками». По поводу замены советских частей американскими на Кавказе и в Заполярье Рузвельту также было отказано. «Мы, — отмечалось в послании советского правительства, — с удовлетворением приняли бы помощь Рузвельта американскими войсками, которые имели бы целью сражаться бок о бок с нашими войсками против войск Гитлера и его союзников». Однако это пожелание советской стороны удовлетворено не было.

Отказ союзников открыть второй фронт в 1942 году вызывал у Сталина резкое усиление недоверия к своим партнерам. В октябре 1942 года, отвечая на вопросы американского корреспондента Кэссиди в отношении второго фронта, Сталин отметил, что реальная помощь союзников СССР малоэффективна по сравнению с той помощью, которую оказывает англичанам и американцам Советский Союз, оттягивая на себя главные силы германских войск. Крайне трудно приходилось Сталину играть свою роль при общении с Рузвельтом и Черчиллем. Ибо из разведывательных источников Сталину была хорошо известна подоплека многих их решений. Под предлогом открытия второго фронта в 1942 году союзники резко сократили свои и без того достаточно скромные военные поставки СССР. Произошло это в самый тяжелый для России период — в преддверии битвы за Сталинград.

Советское командование знало, что за его спиной плетутся интриги мирового заговора против России. Масон У.Черчилль, заверяя Сталина в союзнической поддержке, подготовил секретный меморандум «Об объединенной Европе» (1942), в котором обращался к европейским странам, включая Германию, «объединиться в борьбе против большевистского варварства». Главную роль в этом «объединении» должны были играть Англия и США.

Согласно меморандуму, в течение 1943 года предполагались создание общеевропейских конфедеративных организаций и прекращение войны с Германией.

США и Великобритания, подписав в 1941–1942 годах соглашение с СССР «О дружбе, взаимопомощи в антифашистской войне и о сотрудничестве в послевоенный период», вместе с тем в течение всей войны вели тайные переговоры с Германией[20] и ее союзником Турцией. Участниками и посредниками в этих переговорах стали видные представители мондиалистских структур Запада, в частности А. Даллес, кардинал Спеллман, президент Ирландии И. де Валера, папа римский Пий XII, шведский мультимиллионер (связанный со спецслужбами США) Р. Валленберг.

Уже в 1942–1943 годах за спиной СССР представители Германии, Англии и Турции на секретных переговорах согласовали зоны влияния своих стран на Кавказе и в Каспийском регионе в случае поражения России в войне. Германия «получала право» оккупировать часть Грузии с Военно-Грузинской дорогой, Тбилиси, черноморские порты (кроме Батуми), каспийские порты Дагестана и Азербайджана (включая Баку). Великобритания должна была оккупировать такие территории СССР, как южные районы Азербайджана и порты крайнего юга этой республики (Ленкорань, Астара), а также порт Крас-новодск (Туркмения). Турция вводила свои войска в Аджарию (Батуми), юго-западную Грузию (Месхетию), Нахичевань, Карабах и некоторые районы Крыма. Севастополь, Керчь, Приморско-Ахтырск и Новороссийск отходили в подчинение Германии. Из Абхазии, Мингрелии и Сванетии создавался германо-турецкий протекторат. Подобные же «автономные образования» планировалось организовать на Северном Кавказе и в Средней Азии.

Советский флот в Каспийском море делился между Великобританией и Германией, а в Черном море — между Германией, Турцией, Великобританией и Румынией.

По-видимому, в рамках этого плана Черчилль в июле 1942 года обратился к Сталину с предложением ввести англо-канадские войска в некоторые районы Средней Азии якобы дія «совместного отпора германскому наступлению». Однако советский руководитель твердо отверг это вероломное предложение.

Вместо открытия второго фронта англичане и американцы предлагают Сталину ввести свои войска на территорию СССР якобы для охраны от немецкого вторжения.

Черчилль советует Сталину вывести войска с Кавказа и разместить там для «охраны» нефтепромыслов английские войска. Аналогичное предложение он делает в отношении Мурманска.

Рузвельт планирует направить американские дивизии на советский Дальний Восток, а также занять определенные районы СССР. Еще осенью 1941 года под предлогом готовящейся японской агрессии на Дальнем Востоке СССР президент Рузвельт предложил Сталину разместить там ряд американских военно-воздушных баз. У Сталина это предложение вызвало естественное подозрение. Он правильно понял, что американское правительство, знавшее о готовящемся нападении Японии на американские базы на Гавайских островах, стремилось отвести удар от себя, направив его в сторону советских территорий.[21]

Реакция Сталина на все эти «союзнические» акты была однозначна: «Да, нам трудно, так давайте вы эти войска отправьте на фронт, а мы уже сами будем охранять».[22]

В тайные планы США и Англии входили поддержка антирусских сил Восточной Европы и создание там прозападного подполья. В Англии, США и Канаде проходили специальную подготовку националисты из стран Восточной Европы, которых разведка США и Англии нелегально направляла в Польшу, Болгарию, Венгрию, Румынию, Чехословакию, Югославию, Австрию для организации там прозападного, антирусского подполья. Перед разгромом Еитлера советскими войсками перед этими группами ставилась задача поднять восстание и захватить власть до прихода туда частей Красной Армии.

Особое внимание американские и английские спецслужбы обращали на подготовку польских националистов, которым читали специальные лекции по истории с явно антирусским подтекстом. Преподаватели объясняли курсантам, что в результате этой войны с помощью Англии и США может быть создана «Великая Польша — от моря до моря», которая, по мнению западных владык, должна включать многие исторические русские земли — Западную Белоруссию, Западную Украину, большую часть Новороссии, в том числе всю Одесскую область. Весьма показательно, что руководство этими антирусскими операциями осуществлялось из Рокфеллеровского центра в Нью-Йорке.[23]

Вплоть до 1944 года вместо открытия второго фронта в Европе англо-американские союзники продолжали политику, направленную на ослабление сил СССР в борьбе с Германией, а также осуществили ряд операций в Северной Африке, преследуя свои колониальные интересы. Африканские операции союзников не могли серьезно улучшить положение СССР. До самого последнего времени английская делегация всеми возможными способами сопротивлялась принятию решения о высадке союзных войск в Нормандии, предлагая свой вариант десантирования на Балканы. Здесь у союзников имелись свои интересы. Захват Балкан («мягкого подбрюшья Европы») позволял союзникам в короткие сроки оккупировать Восточную Европу до прихода туда советских войск. Сталин сразу понял этот замысел союзников, который был явно направлен на ослабление стратегического и политического положения России, лишая ее плодов победы, доставшейся такой тяжелой ценой.

Единственной реальной помощью союзников России до открытия второго фронта в 1944 году стали поставки продовольствия и вооружения. Однако вклад этих поставок в общую победу был очень скромен. Русские солдаты иронически называли консервы и другие продукты, присылаемые из США, «вторым фронтом».

Поставки по ленд-лизу составляли незначительную часть по отношению к тем военноэкономическим ресурсам, которые Россия произвела самостоятельно. Общие англо-американские поставки в сопоставлении с объемом отечественного производства составляли во время войны всего лишь около 4 %. В последний год войны товары, полученные СССР из США и Англии, составляли менее 3 % от произведенных в нашей стране. Количество зерна, муки, крупы, ввезенных из США и Канады за 1941–1945 годы, в пересчете на зерно равнялось лишь 2,8 % по отношению к среднегодовым заготовкам зерна в СССР этого периода.

Что касается вооружения и боевой техники, то и здесь поставки по ленд-лизу играли также скромную роль. За годы войны промышленность СССР произвела почти 490 тыс. артиллерийских орудий, более 104 тыс. танков и самоходных орудий, около 137 тыс. боевых самолетов. За это время было поставлено из США и Англии 9,6 тыс. орудий, 18,7 тыс. самолетов и 10,8 тыс. танков. По отношению к общему количеству боевых средств, полученных Русской Армией в годы войны, поставки союзников составляли менее 2 % артиллерийских орудий, около 12 % самолетов и 10 % танков. Особенно незначительными были поставки союзников в 1941–1942 годах, т. е. в наиболее тяжелый период Великой Отечественной войны.[24] Как справедливо отмечал английский историк А. Кларк, «русские могли самостоятельно выиграть войну или, по крайней мере, изгнать немцев за пределы своего государства без какой-либо помощи Запада. То облегчение, которое получал Советский Союз в результате нашего участия…. несомненно, сыграло определенную роль, но эта роль была отнюдь не решающей. Эти действия повлияли, так сказать, на продолжительность, а не на исход борьбы».[25]

ГЛАВА 4

Двуличная политика США и Англии. — Задержка с открытием второго фронта. — Тегеранская конференция. — Тайные переговоры о сепаратном мире. — Предложения Запада. — Позиция Германии. — Ялтинские соглашения и антирусская позиция союзников. — Попытки унизить Россию. — Демонстрация «англо-американской силы»


Западная цивилизация всегда превыше всего ставила силу и считала ее главным аргументом всех политических и государственных решений. Триумфальные победы русского оружия убедили США и Англию, что война близится к концу и что решающее слово в установлении мира и выработки условий к побежденным будет принадлежать именно России.

После Сталинграда и Курска проявилась несостоятельность черчиллевского представления о СССР, поставленном Гитлером на колени и вызволенном из беды англичанами и американцами, и, следовательно: играющем неизбежно подчиненную роль за столом мирных переговоров. «Советский Союз, — справедливо отмечал историк Д. Боффа, — обнаружил способность преследовать немецкую армию и за пределами своих границ. В заключительной фазе войны он представал как самая могущественная военно-политическая держава континента, с которой необходимо серьезно считаться по всем вопросам послевоенного устройства в мире».[26]

Сталин прекрасно понимал «дружественные» чувства военных союзников СССР, твердо зная, что они будут считаться с ним, пока на его стороне сила.

Однажды в 1944 году в доверительной беседе он сказал: «Вы думаете, союзники не раздавят нас, если уви дят возможность нас раздавить?»[27]

«Эта война не то, что в прошлые времена, — справедливо отмечал он. — Тот, кто захватил территорию, устанавливает на ней свой общественный строй. Каждый устанавливает свою систему, если его армия достаточно сильна, чтобы сделать это. Иначе и быть не может».[28]

В то время, когда Русская Армия сдерживала германские полчища, союзники СССР США и Англия не только не торопились с открытием второго фронта, но и готовили за спиной Советского Союза новое страшное оружие — атомную бомбу, — используя которую, надеялись диктовать свои условия нашей стране. Данные об этом были получены советской разведкой, сумевшей внедриться в секретные исследовательские центры. В конце 1942-го, в разгар Сталинградской битвы, Сталин дает распоряжение об учреждении при Академии Наук специальной лаборатории по созданию атомной бомбы. Сталин с самого начала понял, какое значение может приобрести новое оружие в послевоенном мире.

30 октября 1943 года Сталин принял окончательное решение начать войну против Японии. На одном из торжественных обедов в честь союзников Сталин сказал государственному секретарю США К. Хэллу, что советское правительство рассмотрело вопрос о положении на Дальнем Востоке и приняло решение сразу же после окончания войны в Европе, когда союзники нанесут поражение гитлеровской Германии, выступить против Японии. Однако до поры до времени Сталин попросил держать это решение в секрете[29]. Дипломатический ход Сталина стал стимулом для союзников в вопросе об открытии второго фронта. США теперь непосредственно связывали срок выступления России против Японии с быстрейшим поражением Германии.

Проводя переговоры с союзниками в Тегеране и Ялте, Сталин не только обладал преимуществами, которые давали победы русского оружия, но и преимуществами эффективной работы советской разведки, сумевшей получить секретную информацию из высших эшелонов власти США и Великобритании и знавшей, о чем союзники пытаются договориться за спиной СССР и как плетутся паутины закулисной дипломатии Запада.

На Тегеранской конференции, проходившей с 28 ноября по 1 декабря 1943 года, советская делегация во главе со Сталиным столкнулась с антисоветским замыслом Запада: во-первых, как можно дольше оттянуть открытие второго фронта и, во-вторых, начать свое наступление не на западе, а на юге. Позиция Черчилля в этом вопросе заключалась в том, что противнику якобы можно нанести поражение серией военных операций с южного направления — в северной части Италии, на Балканах, в Румынии, других странах-союзниках Германии. Как справедливо полагало советское руководство, тайный замысел Англии и США состоял в следующем: помешать продвижению советских армий на Запад и прежде всего к Берлину, а англо-американским войскам обеспечить с занятием ими Юго-Восточной Европы выход к западным рубежам Советского Союза.[30]

Твердая позиция Сталина не позволила англоамериканской стороне навязать нам невыгодное для СССР решение. Более того, на конференции Сталин потребовал от Черчилля назвать точную дату открытия второго фронта и, не получив ответа, он поднялся с кресла и сказал Ворошилову и Молотову: «У нас слишком много дел дома, чтобы здесь тратить время. Ничего путного, как я вижу, не получается…» Черчилль, испугавшись, что конференция может быть сорвана, вынужден был назвать дату — май 1944 (реально же открытие второго фронта состоялось 6 июня).

У союзников не было никаких сомнений в ближайшей победе над Германией. В связи с этим обсуждалась ее судьба после войны. Англо-американская сторона выступала за расчленение Германии на несколько государств — Пруссию, Баварию, Саксонию и др. Однако Сталин не согласился с этим. «По-моему, — сказал он, — решение германской проблемы надо искать не на путях уничтожения германского государства, ибо невозможно уничтожить Германию, как невозможно уничтожить Россию, а на путях ее демилитаризации и демократизации с непременной ликвидацией фашизма, вермахта и передачей преступных руководителей „третьего рейха“ под суд народов».[31]

В Тегеране Черчилль изложил перед Сталиным общую англо-американскую позицию в отношении польского вопроса:

— Очаг польского государства и народа должен быть расположен между так называемой линией Керзона и линией реки Одер с включением в состав Польши Восточной Пруссии и Оппельнской провинции.

На что Сталин ответил:

— Если англичане согласны на передачу нам указанной территории (Кенигсберг и Мемель — О.П.), то мы будем согласны с формулой, предложенной г-ном Черчиллем.[32]

Хотя на Тегеранской конференции были приняты решения, исключающие сепаратные договоренности с Германией[33], западные державы продолжали вести секретные переговоры с врагом.

Еще в октябре 1943 года американский разведчик Т.А. Морде, выдававший себя за журналиста, встречался в Турции с германским послом фон Папеном и передал ему проект документа, составленный определенными политическими силами Соединенных Штатов, который должен был стать основой тайного политического соглашения между США, Англией и Германией. В нем выражалась готовность признать господствующее положение Германии в «континентальной Европе», включая Польшу, Прибалтику и Украину. По этому документу предполагалось расчленение СССР и передача Германии части его территории. В свою очередь Германия открывала для США и Англии свой фронт в Западной Европе.

Опасаясь России больше, чем Германии, представители США и Англии ищут все новые варианты заключения сепаратного мира с немцами, чтобы совместными силами противостоять СССР.

В 1944–1945 годах в Швейцарии проходят секретные переговоры между англо-американскими представителями (среди них, в частности, был американский резидент в Швейцарии А. Даллес) и руководителем гестапо в Италии генералом СС К. Вольфом. Это была закулисная сделка за спиной России. Под прикрытием переговоров в Берне гитлеровцы начали перебрасывать войска из Италии на советско-германский фронт.[34] Черчилль дает указание маршалу Монтгомери: «Берегите немецкое оружие, оно еще может пригодиться против СССР».[35]

Стараясь убедить германских представителей (представленных оппозиционной Гитлеру верхушкой генералитета) пойти на сепаратный договор, Лондон и Вашингтон предлагают Германии границы 1914-го или марта 1939-го года, признавая тем самым оккупацию ею Австрии, Данцига (Гданьска), Мемеля (Клайпеды), Саара и чешских Судетов. Стратеги мировой закулисы говорят о необходимости «расширения Польши в сторону Востока», об образовании «сильной Венгрии и под ее патронажем Дунайской конфедерации» и все это за счет территорий России. Западные эмиссары убеждают германское руководство задержать наступление Русской Армии на линии Карелия — Прибалтика — Минск — Галиция — Днестр — Крым, которая мыслилась как новая граница России на Западе. Особые планы у западных владык были и в отношении «новых» южных границ СССР (о чем я уже говорил выше). Установление господства Запада над отчлененными от России территориями мыслилось путем создания на них «независимых» государств.

У германской стороны на секретных переговорах была своя концепция послевоенного устройства мира и расчленения СССР. Она, в частности, предполагала: Германия сохраняется в границах на 1 января 1940 года; образуются автономные от Берлина польское, чешское «государства» и хорвато-словено-австро-словацкая федерация; Белоруссия присоединяется к Польше; Прибалтика, Западная Украина (Галиция) и Крым получают независимость и союз с Германией; Карелию, Кронштадт и Выборгский район получает Финляндия, а Мурманск и Кольский полуостров передаются под германо-британо-американо-финский контроль.

Молдавия присоединялась к Румынии. Остров Змеиный на Черном море превращался в совместную военно-морскую базу Германии, Румынии и Турции. Венгрии отходили часть Словакии, Закарпатья и вся Трансильвания. Турция совместно с Германией осуществляет протекторат над Крымом.[36]

Немецкая делегация предложила также «Проект послевоенной объединенной Европы и мирового устройства», согласно которому устанавливался новый мировой порядок, предусматривавший абсолютное господство традиционных ценностей западной цивилизации и установление системы эксплуатации всех народов, в нее не входящих.

«Проект» предусматривал создание Балтийского, Скандинавского, Балканского союзов и Среднеевропейской конфедерации. Все вышеназванные союзы учреждают Общеевропейский союз с участием Германии. Предусматривались создание общеевропейского парламента и совета министров, введение европейского гражданства. В свою очередь Общеевропейский союз должен был войти в некий Мировой союз вместе с США, Панамериканским союзом, Британской империей, СССР (в новых границах, без многих исторических территорий России), Китаем (без Маньчжурии, Тибета, Внутренней Монголии), Союзом мусульманских стран и Японией. Во главе Мирового союза учреждался «верховный орган власти, располагающий полицейскими войсками».

Сокрушительные победы русских войск опрокинули многие планы мировой закулисы, в том числе заключение сепаратного договора с Германией. Быстрое продвижение нашей армии по Европе перепутало карты заговорщиков. Тем не менее Гитлер и многие другие руководители Третьего Рейха до последних дней мистически верили, что на каком-то этапе им удастся договориться с англоамериканским командованием и убедить его повернуть оружие против России.

А союзники тем временем пытались воспользоваться преимуществами русской победы, стремясь выговорить для себя как можно больший кусок пирога, который по справедливости почти полностью принадлежал России. В октябре 1944 года в Москве было заключено негласное соглашение о разграничении сфер влияния в Европе между странами-победителями. По этому соглашению в сферу преимущественного влияния СССР относились Румыния, Болгария и Венгрия, а в сферу Великобритании — Ереция. Югославия рассматривалась с позиции общих интересов, хотя позднее эта договоренность была пересмотрена в пользу СССР. Естественно, что касалось стран, на территории которых проходили основные военные действия, — Польши, Чехословакии, Франции, Италии и собственно Германии, то здесь сферы влияния определялись степенью военных успехов союзников. Сталин также ставил вопрос о передаче в юрисдикцию СССР проливов Босфор и Дарданеллы. Черчилль, проводивший последовательную вероломную политику, рассчитывая на поддержку Сталина в Греции, на словах благосклонно относился к пересмотру режима проливов в пользу СССР, однако на деле предпринимал все возможное, чтобы не допустить этого, видя в этом сильнейший фактор дальнейшего усиления России.

Открытие второго фронта летом 1944 года, когда Россия в основном разгромила Германию, уже ничего не могло поменять. Германский режим был обречен. Союзники спешили принять участие в предстоящем дележе немецкого наследства.

Однако с самого начала высадки в Нормандии их операции против немцев проходили не очень удачно. В декабре 1944 американские войска в Арденнах были даже на грани сокрушительного поражения. Немцы провели ряд успешных операций, отбросив союзников на Запад. В любой момент англоамериканский фронт мог быть прорван и вся группировка, войсками которой командовал генерал Эйзенхауэр, попадала в окружение. В этот момент Черчилль, как в свое время союзники России в первой мировой войне, обратился к Сталину, умоляя его как можно скорее начать наступление на Восточном фронте, чтобы заставить немцев снять часть своих сил с западного направления.

Несмотря на неблагоприятные условия для наступления советских войск, Сталин все же пошел навстречу союзникам и отдал приказ о широких наступательных действиях по всему Центральному фронту протяженностью 700 км. Лавина советских войск, пришедших в движение 12–15 января 1945 года, подавила сопротивление противника и за две с небольшим недели прошла 500 км, освободила Варшаву и вышла на реку Одер. А к моменту открытия Ялтинской конференции 4 февраля 1945 года — находилась в 60 км от Берлина.

На Ялтинской конференции был выработан порядок оккупации Германии. Она разбивалась на четыре зоны, из которых одна, самая большая, отходила под контроль России.

Советская делегация представила свой план по вопросу о германских репарациях. Согласно ему на немцев накладывалось обязательство выплатить 20 млрд, долл., из которых половину должна была получить Россия. Советская делегация при этом подчеркнула, что упомянутая сумма не покрывает размеров причиненного нашей стране ущерба. Репарации должны были выплачиваться не деньгами, а в натуральной форме — как путем вывоза целых промышленных предприятий, так и путем ежегодных поставок промышленной продукции. Оскорбительную позицию в отношении советских предложений заняла английская сторона. Она была против цифр, предложенных Россией.

Кроме того, советская делегация настаивала на предоставлении американских долгосрочных кредитов, которые, безусловно, были бы справедливой формой компенсации за тяготы войны, вынесенные Россией из-за задержки открытия второго фронта. В частности, благожелательно настроенными к СССР американскими политиками разрабатывались документы, предлагавшие предоставить СССР кредит в 10 млрд, долларов сроком на 35 лет под 2 % годовых с возможной оплатой стратегическими материалами. Однако антирусские силы в правительстве США блокировали эти предложения.

На Ялтинской конференции Россия приняла на себя официальное обязательство начать военные действия против Японии не позже, чем через три месяца после окончания войны в Европе. За это Россия получала право восстановить свой суверенитет на все территории, которыми она обладала на Дальнем Востоке до навязанного ей в 1905 году договора с Японией: южную часть острова Сахалин и Курильские острова, военную базу Порт-Артур в Китае и объявление Дайрена открытым портом при соблюдении преимущественных интересов СССР, а также мажоритарное участие в авуарах двух главных железных дорог Маньчжурии.

В Крыму Сталин сделал заявление о позиции СССР в отношении польского вопроса, четко сформулировав национальные интересы России:

«Дело не только в том, что Польша — пограничная с нами страна. Это, конечно, имеет значение. Но суть проблемы гораздо глубже. На протяжении истории Польша всегда была коридором, через который проходил враг, нападавший на Россию… Почему враги до сих пор так легко проходили через Польшу? Прежде всего потому, что Польша была слаба. Польский коридор не может быть закрыт механически извне только русскими силами. Он может быть надежно закрыт только изнутри собственными силами Польши. Для этого нужно, чтобы Польша была сильна. Вот почему Советский Союз заинтересован в создании сильной, свободной и независимой Польши».[37]

Обозначая новые границы Польши, намеченные еще на Тегеранской конференции, союзники пришли к общему мнению о том, что ее восточные части должны пройти по так называемой «линии Керзона». На западе граница прошла по Одеру и Нейсе, обусловив приращение польских земель. Такое же приращение предусматривалось и на севере. Приращение территории Польши произошло только по настоятельному требованию СССР, сумевшего преодолеть сопротивление англо-американской стороны, утверждавшей, что польский народ якобы не сумеет освоить ресурсы новых территорий.

Было достигнуто и соглашение о польском правительстве. Англо-американской стороне не удалось навязать Польше прозападное, антирусское правительство, располагавшееся в Лондоне. СССР согласился на создание Временного польского правительства национального единства, в состав которого включались некоторые не скомпрометировавшие себя польские министры из Лондона, а само эмигрантское правительство прекращало существование. Решение польского вопроса стало крупной политической победой советского руководства, создавшего основу для существования на западных границах СССР дружественного и сильного славянского государства.

Ялтинская конференция антигерманской коалиции была последней, на которой союзники еще держались более или менее корректно в отношении России, выдержавшей всю тяжесть войны. Некоторым тогда казалось, что серьезные противоречия, старательно углубляемые мировой закулисой, будут успешно преодолены и мир вместе с Россией шагнет в новое светлое будущее. Большая надежда в этом возлагалась на Сталина.

Кадоган, помощник министра иностранных дел Англии, писал своей жене из Ялты: «Никогда не думал, что с русскими так легко общаться. Джо (Сталин — О.П.), в частности, просто великолепен. Это великий человек. Он очень выгодно отличается от двух других престарелых руководителей. Наш президент проявляет удивительную мягкость и нерешительность». А личный представитель президента США и его близкий друг Г.Гопкинс, уезжая из Ялты, откровенно восхищался гением Сталина: «Мы искренно верили, что это рассвет нового дня, о котором мы все молились и говорили в течение многих лет… Русские доказали, что могут мыслить рационально и перспективно. Ни у президента, ни у кого из нас не было и тени сомнения, что мы сможем мирно существовать с ними многие и многие годы. Здесь нужно сделать оговорку мне кажется, что все мы в глубине души сознавали, что не можем предвидеть поворота событий, если что-то случится со Сталиным. Мы были уверены, что можем рассчитывать на него, как на человека разумного, рационального и понимающего, но мы не могли быть уверены в том, что происходит или произойдет в Кремле».

Г. Гопкинс считал, что для блага мира Соединенные Штаты должны смириться с господствующим положением СССР в Европе после разгрома Германии. Он справедливо полагал, что советскоамериканские отношения станут ключевым вопросом в послевоенном мире. В отношении Великобритании он придерживался позиции, что она должна согласиться со второй ролью в англо-американском союзе, что определялось как присутствием американских войск в Европе, так и большими поставками военного снаряжения. Конечно, для правительства Великобритании такая позиция казалась унизительной, но таким образом Западная Европа расплачивалась за бездарную и опасную антирусскую политику предвоенных лет.

Однако сразу же после смерти Ф. Рузвельта в апреле 1945 года новый президент США, руководитель масонства этой страны Трумэн отказывается от взвешенной и разумной внешней политики, предполагающей учет новых, рожденных победой над агрессивной Германией, реалий и усилившуюся роль России и переходит к политике грубого и наглого диктата в отношении нашей страны. Конечно, это была не его личная точка зрения, а позиция мировой закулисы, не желавшей смириться с новой ролью России в мире.

Через два дня после смерти Рузвельта Г. Трумэн посылает У. Черчиллю секретное письмо, в котором предлагает направить Сталину совместное послание с ультимативным требованием согласиться с западными условиями решения польского вопроса. На это Черчилль незамедлительно отвечает, что отношения с Россией могут основываться только на «признании русскими англо-американской силы».[38]

Через несколько дней эта политическая установка используется Трумэном в беседе с Молотовым. Трумэн позволил себе недопустимый тон в отношении представителя державы, усилиями которой была разгромлена агрессивная Германия.

Этот масонский функционер нагло заявил Молотову, что заставит Россию «выполнять свои обязательства». И это смел говорить представителю России, вынесшей все главные тяготы войны, представитель США, страны, которая в течение трех лет то ли трусливо, то ли лукаво нарушала свое главное обязательство — открытие второго фронта против Германии! «Со мной за всю жизнь так не разговаривали», — сказал Молотов. На что Трумэн нагло заявил: «Соблюдайте соглашения, и с вами никто не будет так разговаривать».[39]

В отношении компенсации СССР за ущерб, нанесенный Германией нашей стране, США и Англия заняли явно антисоветскую, антирусскую позицию, отказываясь поддержать справедливые требования советского руководства, полагая, что держать СССР в ослабленном войной состоянии выгодно для западного мира. Сталина позиция англо-американской стороны глубоко возмутила. «Позиция (эта), — сказал он, — является несправедливой, аморальной. Так не ведут себя настоящие союзники. Если бы США и Англия даже согласились на возмещение Советскому Союзу хотя бы части нанесенного ущерба, то все равно Советский Союз был бы обделен. И обделен потому, что с германской территории, оккупированной англо-американскими войсками, уже усиленно вывозится лучшее оборудование в США. Прежде всего, это относится к оборудованию с соответствующей документацией из разного рода технических лабораторий, которых на территории Германии было довольно много. Позиция Англии и США по этому вопросу бесчестная…». [40]

ГЛАВА 5

Холодная война Запада против России. — Планы атомной бомбардировки и расчленения СССР. — Преступная стратегия США как наследника гитлеровской Германии. — Сталин в борьбе за мир. — Готовность России к отпору агрессору. —

В страхе ответного удара Запад отказывается от нападения на СССР. — Новая программа тайной борьбы против России


Холодная война Запада против России, начало которой прослеживается с эпохи Петра I, не прекращалась никогда, а только видоизменялась в своих формах, от тайных до вполне открытых, перемежаясь безуспешными попытками разгромить Россию на поле боя, организуя против нее многоплеменные нашествия.

«Живя в дореволюционной России, никто из нас не учитывал, до какой степени организованное общественное мнение Запада настроено против России и против Православной Церкви, — писал Иван Ильин, раньше и яснее других понявший причины патологической ненависти Запада к России. — Западные народы боятся нашего числа, нашего пространства, нашего единства, нашей возрастающей мощи (пока она, действительно, вырастает), нашего душевно-духовного уклада, нашей веры и Церкви, наших намерений, нашего хозяйства и нашей армии. Они боятся нас: и для самоуспокоения внушают себе… что Русский народ есть народ варварский, тупой, ничтожный, привыкший к рабству и деспотизму, к бесправию и жестокости; что религиозность его состоит из суеверия и пустых обрядов…

Европейцам нужна дурная Россия: варварская, чтобы «цивилизовать» ее по-своему; угрожающая своими размерами, чтобы ее можно было расчленить; завоевательная, чтобы организовать коалицию против нее; реакционная, религиозно-разлагающаяся,

чтобы вломиться в нее с пропагандой реформации или католицизма; хозяйственно несостоятельная, чтобы претендовать на ее «неиспользованные» пространства, на ее сырье или, по крайней мере, на выгодные договоры и концессии».

После великой победы Русского народа над самым ярким выразителем идеологии Запала — гитлеровской Германией, Россия обрела невиданные прежде мощь и влияние во всем мире. Она сумела доказать, что сила государства не сводится только к показателям развития экономики (по ним она еще заметно отставала от США), а определяется духом ее народа, его способностью жертвенно выполнять государственные задачи, отождествляя их с собственными, личными интересами. В минувшей войне западные страны проявили свою неспособность противостоять наглой агрессии Гитлера, который с необычайной легкостью разгромил Францию, Бельгию, Голландию, почти полностью парализовал Великобританию, по-настоящему запугал США (столько лет не решавшиеся вступить с ним в открытую борьбу). Только Россия, принявшая на себя непомерную тяжесть войны, жертвенно и решительно определила ее исход. Час торжества России был вместе с тем временем позора и посрамления западного мира.

Однако все эти годы правители западных стран, рассчитывая на ослабление России в результате войны, готовились к реваншу. Еще не окончились военные действия, а Черчилль был готов объединиться с германской армией, чтобы бороться против СССР.[41] День великой победы России над Германией стал днем начала тайной, а затем и открытой холодной войны Запада против России.

9 мая 1945 года, когда миллионы москвичей ликовали по поводу победы, американский журналист Р. Паркер, прорвавшийся сквозь толпы москвичей в посольство США, внезапно столкнулся с главным советником посольства масоном Дж. Кеннаном.

Он стоял у закрытого окна так, чтобы его не было видно, чуть отодвинув длинную портьеру, и молча наблюдал за толпой ликующих людей, по праву гордившихся своей страной, армией и их вождем-генералиссимусом. Я заметил на лице Кеннана странно-раздраженное выражение. Бросив последний взгляд на людей, он, отойдя от окна, злобно сказал: «Ликуют. Они думают, что война кончилась. А она еще только начинается!».[42]

Подготовка к холодной войне правительствами США и Англии началась еще в период создания атомной бомбы. Из разведывательных источников Сталин еще в 1943–1944 годах достоверно знал, что за спиной России западные правительства вынашивают планы владения атомным сверхоружием, которое даст им возможность повысить свой статус в мире и с позиции силы добиваться уступок у других стран и прежде всего у СССР. Несмотря на декларативные утверждения Рузвельта и Черчилля о желании послевоенного мирного сотрудничества, советское руководство располагало данными, что союзники предпринимают все возможное для монопольного владения атомным оружием, стараясь не допустить к нему СССР. Причем острие этого оружия направлялось скорее против СССР, чем против еще не побежденной Германии. Руководитель Манхэттенского атомного проекта, генерал Гровс, признавался: «У меня не было никаких сомнений, что Россия наш враг, и Манхэттенский проект осуществляется на этой основе». Летом 1943 года втайне от СССР на Квебекской конференции Рузвельт и Черчилль подписывают секретное соглашение, в котором говорилось, что атомная бомба явится «решающим фактором в послевоенном мире и даст абсолютный контроль тем, кто обладает ее секретом». Два высокопоставленных масонских конспиратора обязались не передавать третьей стороне никакой информации об этом страшном оружии, несмотря на то, что между СССР и Англией существовало соглашение об обмене военной и технической информацией. Через год оба эти деятеля подписали Декларацию об опеке, где указывалось, что США и Великобритания будут сотрудничать в целях установления контроля над имеющимися запасами урана и других расщепляющихся материалов.[43]

Всю работу по созданию атомного оружия американцы и англичане проводили втайне, не поставив в известность СССР хотя бы в общей форме. «Рузвельт, — говорил Сталин, — почему-то не счел возможным поставить нас в известность ранее. Ну хотя бы во время Ялтинской встречи… Ведь он мог просто мне сказать, что ядерное оружие проходит стадию изготовления. Мы же союзники». И как бы делая вывод, заключил: «Вашингтон и Лондон надеются, что мы не скоро сможем смастерить атомную бомбу. А они тем временем будут, пользуясь монополией США, а фактически Англии и США, навязывать нам свои планы как в вопросах оружия, так и вопросах положения в Европе и в мире в целом. Нет, такого не будет!»[44]

Нежелание англо-американских союзников поделиться секретом атомной бомбы совершенно справедливо рассматривалось Сталиным как угроза национальной безопасности СССР. Более того, Сталин еще задолго до окончания войны понял, что США и Англия готовятся после войны не к мирному сотрудничеству, а к атомному диктату в отношении СССР. Гонка вооружения между союзниками в войне против Германии была развязана США и Англией еще до ее завершения.

С самого начала американская сторона рассматривала атомное оружие как инструмент политического давления на СССР. Впервые это проявилось перед Потсдамской конференцией. Так как намеченные сроки создания бомбы не выдерживались, президент Трумэн, очень рассчитывавший на этот «аргумент» в переговорах, всячески оттягивал проведение встречи в верхах в Потсдаме. По его предложению встречу перенесли с июня на июль.[45]

Атомная бомбардировка Японии являлась первой большой операцией в холодной войне против России. Как позднее признавался госсекретарь США Д. Бирнс, применение Соединенными Штатами атомных бомб против Японии было необходимо для того, чтобы «сделать Россию более сговорчивой в Европе» или, по выражению Г Трумэна, «найти управу на этих русских». Американская администрация хорошо знала, что необходимости в атомной бомбардировке не было. В секретном докладе американских специалистов с полной уверенностью отмечалось, что Япония капитулировала бы определенно до 31 декабря 1945 года, а по всей вероятности — до 1 ноября 1945 года, даже если бы атомные бомбы не были сброшены.[46]

Испытывая головокружение от успеха после взрыва атомной бомбы, американское правительство приняло решение встать на путь силовой политики в международных делах, и прежде всего в отношении СССР. Чувствуя себя монополистами в обладании атомным оружием, Г. Трумэн и его единомышленники из масонских лож сочинили так называемый план Баруха (1946), призванный навечно закрепить эту монополию за Соединенными Штатами. По «плану Баруха» право собственности на атомные предприятия во всем мире, а также монопольное право на изыскания и разработку атомного сырья переходили специальному органу, находившемуся под полным контролем США. Причем, в течение неопределенного периода предприятия, связанные с атомным оружием, должны были бы находиться на территории США.[47] Советскому Союзу предлагалось отказаться от своего суверенного права производить это оружие. Естественно, советское правительство отвергло «план Баруха».

Американский масон Б. Барух, от имени которого был предложен этот план, отражал интересы мировой закулисы, предполагавшей сконцентрировать в своих руках власть над человечеством, которую давало монопольное владение атомным оружием. Хотя сам Барух не употреблял выражение «мировое правительство», логика его действий подразумевала, что речь идет именно о нем. «Международная власть, — заявлял Барух, — другими словами международный орган, должна обеспечить полный контроль над промышленностью всех государств мира, занимающихся производством расщепляющихся материалов». Причем контролерами, по предложению Баруха, должны быть только представители США как «компетентные и авторитетные эксперты».[48]

После войны западный мир признал в США своего лидера. «Центром власти, — считал Черчилль, — является Вашингтон». Как справедливо отмечалось, «в США господствовало всеобщее убеждение в превосходстве своей страны над всеми другими. Все были согласны не только с амбициозной целью руководить миром, но даже со стремлением, выраженным в еще более сильной формулировке, — перестроить мир по образу и подобию Соединенных Штатов».[49]

В марте 1946 года в американском городе Фултоне в присутствии президента США Трумэна У. Черчилль излагает идеологическую программу холодной войны против России. Утверждая, что США находятся на «вершине мирового могущества», Черчилль предлагает американскому правительству роль планетарного жандарма, вооруженного атомной бомбой. Черчилль призвал создать «братскую ассоциацию народов, говорящих на английском языке», точнее — военный блок в противовес России. Английский премьер подстрекает применить силу против СССР, и притом немедленно, пока Советский Союз еще не создал атомное оружие. В Фултоне прозвучало выражение «железный занавес», которое впервые употребил Геббельс в своей статье  в феврале 1945 года: «“Железный занавес” против коммунизма». Только теперь «железный занавес» против России устанавливался наследниками Гитлера в США и Англии. Хорошо, заявлял Черчилль, что только Америка обладает атомным оружием, а пока его не создала Россия, необходимо объединение политических и военных усилий США и Англии для совместной борьбы «за великие принципы англоязычного мира». Агрессивная, но примитивная по своему содержанию речь Черчилля стала как бы декларацией о конце союзнических отношений с Россией и объявлением ей холодной войны.

Враждебной антирусской речи У. Черчилля предшествовала телеграмма американского поверенного в делах в Москве Дж. Кеннана, лживо утверждавшего, что советские руководители считают третью мировую войну неизбежной. В качестве доказательства Кеннан передавал своему правительству намеренно искаженную цитату из речи Сталина, в которой глава государства призывал Русский народ к бдительности перед лицом атомного шантажа Запада.

Масон Дж. Кеннан становится одним из главных идеологов холодной войны, изложив в своей статье «Источники советского поведения» (1947) основы «политики сдерживания», а точнее, удушения СССР. Прикрываясь словами о борьбе с коммунизмом, этот радикальный русофоб предлагает американскому правительству осуществлять против СССР постоянное агрессивное давление с тем, чтобы вызвать «крах» или «ослабление» Русского государства.

Позднее этот масон на праздновании своего 90-летия в 1994 году в благодарственной речи признался, что инициаторами холодной войны были США, выступавшие принципиально против каких-либо переговоров с Россией. «Через три года после этого (создания основ „политики сдерживания“ — О.П.), — писал Дж. Кеннан, — случилось одно из величайших разочарований в моей жизни — я выяснил, что ни наше правительство, ни наши западноевропейские союзники совершенно не заинтересованы в ведении каких-либо переговоров с Советским Союзом. Те и другие хотели от Москвы применительно к будущему Европы только одного — безоговорочной капитуляции. Они были готовы ждать ее. Это и было начало сорокалетней холодной войны».[50]

С 1946–1947 года западный мир начинает следовать доктрине «сдерживания» и «отбрасывания» коммунизма (т. е. России).

Согласно этой доктрине западные державы, прежде всего США и Англия, договариваются вести политику в отношении СССР только с позиции силы, жестко рекомендуя функционерам своих стран ограничить или совсем прекратить экономические и культурные отношения с Советским Союзом. Категорически запрещались предоставление Советскому Союзу кредитов и ввоз в СССР современных технологий. По планам, разработанным на основе этой доктрины, Советскому Союзу, только что пережившему страшную войну, навязывалась безумная и неограниченная гонка атомного и обычных вооружений, вынуждающая его расходовать большие средства на оборону, вместо того чтобы использовать их на восстановление народного хозяйства. Все это делалось с одной целью — поставить Россию на колени.

В рамках доктрины «сдерживания» и «отбрасывания» коммунизма был разработан также и так называемый план Маршалла, одним из создателей которого стал уже известный нам русофоб Дж. Кеннан. Главной целью этого плана было развалить Россию и поставить ее под контроль США экономическими методами. Правительство США предлагает выделение значительных кредитов России и странам Восточной Европы при условии, если они откажутся от самостоятельной экономической политики и будут исполнять все указания американского правительства. Как позднее признавался Г. Трумэн: «Маршалл своей концепцией выдвигал цель — освободить Европу от угрозы порабощения, которое готовит для нее русский коммунизм». План Маршалла потерпел полный крах. Как Россия, так и восточноевропейские страны отвергли и это притязание Америки на мировое господство.

Приоритет СССР после окончания войны состоял в обеспечении безопасности своих границ и развитии внутренних ресурсов страны. Измученной войной державе требовался мир для восстановления экономики, агрессивный вызов со стороны Запада нарушал мирные планы России, втягивая ее в гонку вооружения с США.

На эту наглую и подстрекающую к войне речь Черчилля Сталин ответил резкой отповедью в газете «Правда»: «По сути дела, г. Черчилль стоит на позициях поджигателей войны. Иг. Черчилль здесь не одинок — у него имеются друзья не только в Англии, но и в Соединенных Штатах Америки». В интервью было отмечено, что своим выступлением в Фултоне Черчилль поразительно напоминает Гитлера: «Гитлер начал дело развязывания войны с того, что только люди, говорящие на немецком языке, представляют полноценную нацию. Г-н Черчилль начинает дело развязывания войны тоже с расовой теории, утверждая, что только нации, говорящие на английском языке, являются полноценными нациями, призванными вершить судьбы всего мира… По сути дела, г. Черчилль и его друзья в Англии и США предъявляют нациям, не говорящим на английском языке, нечто вроде ультиматума: признайте наше господство добровольно, и тогда все будет в порядке — в противном случае неизбежна война… Несомненно, что установка г. Черчилля есть установка на войну, призыв к войне с СССР».

Упадочный, морально деградированный мир, живущий перевернутыми, извращенными ценностями и бесстыдной эксплуатацией других народов, пытался объявить свое превосходство над великой Русской цивилизацией. «Нации, — заявил Сталин, — проливали кровь в течение пяти лет жестокой войны ради свободы и независимости своих стран, а не ради того, чтобы заменить господство гитлеров господством Черчиллей».

Сталин не поддался на угрозы Запада, выбрал путь противоборства возмутительному диктату зарвавшейся масонской клики. Он не мог пойти по пути, по которому уже пошли страны Западной Европы, признавшие руководящую роль Америки и ставшие, по сути дела, ее сателлитами. Ответ Сталина прозвучал звонкой пощечиной всему западному миру. И он был созвучен настроению умов Русского народа, вполне искренне осуждавшего новых «поджигателей войны» в лице правительств США и Англии.

Враждебность против России со стороны США и Англии становилась все более открытой.

Еще до речи Черчилля в Фултоне при создании ООН и США, и Англия пытались навязать СССР такой порядок принятия решений в Совете Безопасности, который превращал бы его в инструмент навязывания воли западных государств всем другим странам, и прежде всего СССР. Англо-американская сторона предлагала, что, когда один из членов Совета Безопасности сам замешан в споре, его голос не должен учитываться при вынесении Советом соответствующего решения. Такой порядок давал бы западным странам право принимать решения о применении санкций, в том числе военных, исходя только из своих интересов. Страны, которые располагали бы большинством в Совете Безопасности, получали возможность вместо поиска мирных решений обращаться к военной силе.[51]

Представители СССР сумели отвести предложение западных стран, противопоставив ему справедливый принцип единогласия пяти держав — постоянных членов Совета Безопасности (СССР, США, Англии, Франции и Китая).

Империалистический характер политики Запада проявился во время обсуждения вопросов об освобождении колониальных владений. Англия (открыто) и США (в завуалированной форме) выступали за сохранение колоний и эксплуатации их Западом. СССР стоял на твердой позиции предоставления свободы и национальной независимости колониальным странам. Как отмечалось советскими дипломатами, во время переговоров по этому вопросу американцы явно стремились из нового положения с бывшими колониями извлечь выгоды прежде всего для себя. Ими вынашивались планы завладеть некоторыми подопечными территориями, в первую очередь островами Микронезии в Тихом океане — Марианскими, Каролинскими и Маршалловыми, то есть теми, которые США впоследствии на самом деле захватили в нарушение Устава ООН и соответствующего решения Совета Безопасности.[52]

Западный мир всячески препятствовал выплате Германией репараций, причитающихся СССР согласно решениям Ялтинской и Потсдамской конференций. Руководители западных стран заявляли, что Германия должна сначала восстановить свою промышленность, рассчитаться за предоставленные ей США и Англией кредиты, а уж затем думать о выплате репараций Советскому Союзу. Таким же образом западные деятели противодействовали попыткам советского руководства в создании общегерманского правительства и заключения с ним мирного договора.

В 1949 году США и их сателлиты создают официальные структуры холодной войны против России. Ими становятся НАТО (Североатлантический союз) и сепаратно организованное германское государство.

НАТО создается как военно-политическое объединение западных стран под руководством США. Острие его деятельности направляется против России. В документах НАТО она рассматривалась как враг № 1.

В мае 1949 года Германия была расчленена. Вопреки решению Потсдамской конференции США, Великобритания и Франция на основе своих оккупационных зон создают сепаратное германское государство ФРГ, ориентированное на противостояние России. Как справедливо отмечал министр иностранных дел СССР Громыко, «Германия расчленена не с востока, а с запада». При поддержке ведущих западных стран, под наблюдением которых осуществлялась разработка Конституции ФРГ, в нее включили статью 116, гласившую, что «немцем является каждый, кто имеет немецкое подданство, а также беженец, равно как и изгнанный немецкого происхождения… нашедший приют на территории германского рейха по состоянию на 31 декабря 1937 года». В «Комментариях Бундестага» (1950) к этой статье Конституции в отношении принадлежавших СССР Калининградской области и Клайпеды указано: «Жители всех районов Восточной Пруссии, включая Мемель (Клайпеду), считаются немецкими гражданами». Причем в тех же самых «Комментариях» ничего не говорилось о немецкой принадлежности ряда территорий Франции, Бельгии и Дании, насильственно присоединенных к Германии в 1940 году и находившихся в ее составе до 1945 года. Это означало, что Запад подталкивал ФРГ к реваншу в строго определенном направлении — СССР и соседних с ним славянских стран. Делалось это вопреки решениям Ялтинской и Потсдамской конференций и по сути дела являлось пересмотром итогов второй мировой войны.

В марте 1952 года по поручению Сталина советское правительство выступило с проектом основ мирного договора с Германией, в котором предлагалось восстановить ее как единое суверенное государство и обеспечить ему равноправное положение среди прочих стран Европы. Согласно этому проекту Германия получала право иметь свои национальные вооруженные силы для обороны страны, а также производить для них военные материалы и технику. Однако она должна была отказаться от участия в военных коалициях и союзах, направленных против любой страны, воевавшей с фашистской Германией. Предлагалось вести дело к скорейшему образованию общегерманского правительства, а также провести свободные выборы по всей Германии.[53] Однако Запад уклонился от рассмотрения этого проекта.

Вскоре после речи Черчилля в Фултоне по указанию Трумэна подготавливается секретный доклад «Американская политика в отношении Советского Союза», где излагались основные принципы и методы будущей войны против СССР. В частности в докладе отмечалось: «Адепты силы понимают только язык силы. Соединенные Штаты и должны говорить таким языком… Надо указать советскому правительству, что мы располагаем достаточной мощью не только для отражения нападения, но и для быстрого сокрушения СССР в войне… США должны быть готовы вести атомную и бактериологическую войну. Нужна высокомеханизированная армия, перебрасываемая морем или по воздуху, способная захватывать и удерживать ключевые стратегические районы, которую должны поддержать мощные морские и воздушные силы. Война против СССР будет „тотальной “ в куда более страшном смысле, чем любая прошедшая война».

В секретной директиве Совета национальной безопасности США, утвержденной американским правительством 18 августа 1948 года, формулируются цели и задачи тайной антирусской политики, тональность которых была созвучна разработкам гитлеровского Восточного министерства под руководством А. Розенберга. Приведу ряд выдержек из этого документа:

«Наши основные цели в отношении России, в сущности, сводятся всего к двум:

а) свести до минимума мощь и влияние Москвы;

б) провести коренные изменения в теории и практике внешней политики, которых придерживается правительство, стоящее у власти в России».

«Наши усилия, чтобы Москва приняла наши концепции, равносильны заявлению: наша цель — свержение Советской власти. Отправляясь от этой точки зрения, можно сказать, что эти цели недостижимы без войны, и, следовательно, мы тем самым признаем: наша конечная цель в отношении Советского Союза — война и свержение силой Советской власти. Было бы ошибочно придерживаться такой линии рассуждений.

Во-первых, мы не связаны определенным сроком ддя достижения наших целей в мирное время. У нас нет строгого чередования периодов войны и мира, что побуждало бы нас заявить: мы должны достичь наших целей в мирное время к такой-то дате или прибегнем к другим средствам…

Во-вторых, мы обоснованно не должны испытывать решительно никакого чувства вины, добиваясь уничтожения концепций, несовместимых с международным миром и стабильностью, и замены их концепциями терпимости и международного сотрудничества. Не наше дело раздумывать над внутренними последствиями, к каким может привести принятие такого рода концепций в другой стране, равным образом мы не должны думать, что несем хоть какую-нибудь ответственность за эти события… Если советские лидеры сочтут, что растущее значение более просвещенных концепций международных отношений несовместимо с сохранением их власти в России, то это их, а не наше дело. Наше дело работать и добиться того, чтобы там свершились внутренние события… Как правительство мы не несем ответственности за внутренние условия в России…»

«Речь идет, прежде всего, о том, чтобы сделать и держать Советский Союз слабым в политическом, военном и психологическом отношениях по сравнению с внешними силами, находящимися вне пределов его контроля».

«Мы должны прежде всего исходить из того, что для нас не будет выгодным или практически осуществимым полностью оккупировать всю территорию Советского Союза, установив на ней нашу военную администрацию. Это невозможно как ввиду обширности территории, так и численности населения… Иными словами, не следует надеяться достичь полного осуществления нашей воли на русской территории, как мы пытались сделать это в Германии и Японии. Мы должны понять, что конечное урегулирование должно быть политическим».

«Если взять худший случай, то есть сохранение Советской власти над всей или почти всей нынешней советской территорией, то мы должны потребовать:

а) выполнения чисто военных условий (сдача вооружения, эвакуация ключевых районов и т. д.), с тем чтобы надолго обеспечить военную беспомощность;

б) выполнения условий с целью обеспечить значительную экономическую зависимость от внешнего мира».

«Все условия должны быть жесткими и явно унизительными для этого коммунистического режима.

Они могут примерно напоминать Брест-Литовский мир 1918 г., который заслуживает самого внимательного изучения в этой связи».

«Мы должны принять в качестве безусловной предпосылки, что не заключим мирного договора и не возобновим обычных дипломатических отношений с любым режимом в России, в котором будет доминировать кто-нибудь из нынешних советских лидеров или лица, разделяющие их образ мышления. Мы слишком натерпелись в минувшие пятнадцать лет, действуя так, как будто нормальные отношения с таким режимом были возможны».

«Так какие цели мы должны искать в отношении любой некоммунистической власти, которая может возникнуть на части или всей русской территории в результате событий войны? Следует со всей силой подчеркнуть, что независимо от идеологической основы любого такого некоммунистического режима и независимо от того, в какой мере он будет готов на словах воздавать хвалу демократии и либерализму, мы должны добиться осуществления наших целей, вытекающих из уже упомянутых требований».

«В случае если такой режим будет выражать враждебность к коммунистам и дружбу к нам, мы должны позаботиться, чтобы эти условия были навязаны не оскорбительным или унизительным образом. Но мы обязаны не мытьем, так катаньем навязать их для защиты наших интересов».

«В настоящее время есть ряд интересных и сильных эмигрантских группировок… любая из них… подходит, с нашей точки зрения, в качестве правителей России».

«Мы должны ожидать, что различные группы предпримут энергичные усилия с тем, чтобы побудить нас пойти на такие меры во внутренних делах России, которые свяжут нас и явятся поводом для политических групп в России продолжать выпрашивать нашу помощь. Следовательно, нам нужно принять решительные меры, дабы избежать ответственности за решение, кто именно будет править Россией после распада советского режима. Наилучший выход для нас — разрешить всем эмигрантским элементам вернуться в Россию максимально быстро и позаботиться о том, в какой мере это зависит от нас, чтобы они получили примерно равные возможности в заявках на власть… Вероятно, между различными группами вспыхнет вооруженная борьба. Даже в этом случае мы не должны вмешиваться, если только эта борьба не затронет наши военные интересы».

«На любой территории, освобожденной от правления Советов, перед нами встанет проблема человеческих остатков советского аппарата власти. В случае упорядоченного отхода советских войск с нынешней советской территории местный аппарат Коммунистической партии, вероятно, уйдет в подполье, как случилось в областях, занятых немцами в недавнюю войну. Затем он вновь заявит о себе в форме партизанских банд.

В этом отношении проблема, как справиться с ним, относительно проста: нам окажется достаточным раздать оружие и оказать военную поддержку любой некоммунистической власти, контролирующей данный район, и разрешить расправиться с коммунистическими бандами до конца традиционными методами русской гражданской войны. Куда более трудную проблему создадут рядовые члены Коммунистической партии или работники (советского аппарата), которых обнаружат или арестуют или которые отдадутся на милость наших войск или любой Русской власти. И в этом случае мы не должны брать на себя ответственность за расправу с этими людьми или отдавать прямые приказы местным властям, как поступить с ними. Это дело любой Русской власти, которая придет на смену коммунистическому режиму. Мы можем быть уверены, что такая власть сможет много лучше судить об опасности бывших коммунистов для безопасности нового режима и расправиться с ними так, чтобы они в будущем не наносили вреда… Мы должны неизменно помнить: репрессии руками иностранцев неизбежно создают местных мучеников… Итак, мы не должны ставить своей целью проведение нашими войсками на территории, освобожденной от коммунизма, широкой программы декоммунизации и в целом должны оставить это на долю любых местных властей, которые придут на смену Советской власти».

Соединенные Штаты активно готовились к войне против России. В 1945–1948 годах, когда наша страна еще не обладала атомным оружием, в США создаются десятки военных баз, на которых разместились тяжелые бомбардировщики Б-52, оснащенные атомными бомбами и способные достигать территории СССР. В те же годы по соглашению с британским правительством в Англии размещаются 90 средних бомбардировщиков Б-29, часть из которых тоже несли атомные бомбы, предназначенные для бомбардировки СССР. К 1952 году обладателем атомного оружия стала и сама Англия, также направившая его против нашей страны.[54]

В 1945–1950 годах американское правительство под руководством масона Г. Трумэна разрабатывает ряд глобальных планов атомной бомбардировки, вооруженного вторжения и военной оккупации России. Все эти планы по тайным каналам советской разведки становятся известными советскому руководству

Первый план атомного нападения на Россию был подготовлен еще в ноябре 1945 года под кодовым названием «Тоталити», еще два — «Чариотир» и «Флитвуд» — составлены в 1948 году, и один, самый чудовищный план «Дропшот» — в 1949 году

Согласно этим планам предполагалось нанесение атомного удара по главным административным, промышленным и стратегическим центрам СССР. Причем, как и Гитлер, американское руководство делало главную ставку на внезапное, молниеносное нападение, к которому, по их мнению, Советский Союз не был готов.

План «Тоталити» (т. е. глобальной войны против России) предполагал разрушение 20 самых важных советских городов атомными и обычными бомбами, сброшенными с самолетов, которые вылетят с военных баз в Англии и других западноевропейских стран.

Согласно плану наследников Гитлера, в первые дни должны были быть разрушены такие города, как Москва, Ленинград, Горький, Куйбышев, Свердловск, Новосибирск, Омск, Саратов, Казань, Баку, Ташкент, Челябинск, Нижний Тагил, Магнитогорск, Пермь, Тбилиси, Новокузнецк, Грозный, Иркутск, Ярославль. Минск и Киев сюда не включались, по-видимому, из-за того, что были и без того сильно тогда разрушены.

Предполагалось также, что в результате этой бомбардировки будет убито и ранено не менее 10 млн человек.

Однако следующие планы были еще более чудовищны. Планы «Чариотир» и «Флитвуд» исходили из того, что в первые 30 дней войны будут сброшены 133 атомных заряда уже на 70 пунктов. Из них 8 — на Москву и 7 — на Ленинград. Войну намечалось начать 1 апреля 1949 года. По плану «Дропшот» наносился еще более мощный бомбовый удар. Начало военных действий назначалось на 1 января 1950 года. В течение трех месяцев планировалось сбросить 300 атомных бомб и 20 тыс. т обычных бомб на объекты в 100 городах.

После атомной бомбардировки предполагалась оккупация СССР американскими войсками. По уже цитированной мною секретной директиве Совета национальной безопасности США 1948 года, в России должен быть установлен новый режим, который:

а) не располагал бы большой военной мощью;

б) в экономическом отношении сильно зависел бы от США и западного мира;

в) не имел бы большой власти над главными национальными меньшинствами СССР (фактически предполагалось расчленение России);

г) не создавал бы «железный занавес» или нечто похожее на него на своих границах.[55]

В 1949 году советские разведчики сумели добыть совершенно секретные планы англо-американского штабного комитета, в которых говорилось, что наилучшее время для начала войны против СССР 1952–1953 годы. [56]

На рубеже 50-х годов западный мир готов был из состояния холодной войны против СССР перейти к военным действиям. В 1950 году вдова президента США Ф.Д. Рузвельта посещает СССР, а затем на сессии ООН доводит до мнения мировой общественности, что в Советском Союзе содержатся 20 млн заключенных (что в 7–8 раз превышало реальную цифру). Со стороны США это был пропагандистский трюк, направленный на то, чтобы в случае начала третьей мировой войны, боевые действия США и других западных стран против СССР, могущие повлечь за собой его разгром, в представлении мирового общественного мнения выглядели бы как «освободительная миссия».

В секретной директиве Совета национальной безопасности США, утвержденной президентом Трумэном в 1950 году, тайная война против России приобретала еще более широкие масштабы. Стремясь к мировому господству, американское масонское правительство пыталось безосновательно приписать эти стремления СССР. В высокопарных рассуждениях этого документа о необходимости «фундаментальных изменений природы советской системы» совершенно отчетливо просматривались главные цели его авторов — уничтожение и расчленение России. С этим секретным документом советское руководство познакомилось сразу же после его выхода, что не увеличило его симпатий к американскому правительству. Более того, директива отвергала возможность переговоров с СССР об ослаблении напряженности и давала только одно направление разрешения противоречий с нашей страной развязывание войны против нее.

Война в Корее, спровоцированная американским правительством, резко ухудшила обстановку в мире.

Позиция Сталина в этом конфликте была достаточно определенной: он опасался последствий этой войны и пытался убедить Ким Ир Сена не отвечать на эту американскую провокацию. Только после того как корейского лидера поддержал Мао Цзэдун, Сталин был вынужден поддержать своих союзников.

Американское правительство готовится применить в Корее атомное оружие. В декабре 1950 года Трумэн в ответ на вопрос о возможности использования в корейском конфликте атомной бомбы заявил: «Само по себе наличие оружия уже заставляет задуматься о его применении». Однако страх ответного удара со стороны СССР вынудил американского агрессора отказаться от этого плана. Тем не менее американское правительство не оставляет надежду запугать Русский народ. В октябре 1951 года близкий к вашингтонским кругам американский журнал «Колиерс» посвятил целый номер будущей американской оккупации СССР. На обложке был изображен американский солдат со штыком в руках на фоне карты Советского Союза с надписью «Разгром и оккупация России в 1952–1960». «Советское правительство должно изменить свои взгляды и свою политику… А если советские политики откажутся от перемен, то они должны понимать, что свободный мир будет бороться с ними. Будет бороться и победит». На следующей странице — красочная картина взрыва атомной бомбы в центре Москвы. Показаны разрушенный Кремль, руины храма Василия Блаженного — стертый с лица земли исторический центр русской столицы. С подробностями показаны высадка американского десанта, захват и массовые убийства плененных русских людей, освобождение уголовников и снабжение их оружием. Конечно, выпуск такого журнала был санкционирован американским правительством с тем, чтобы запугать советское руководство и заставить его пойти на уступки.[57]

После таких наглых демонстраций американского правительства против России холодная война еще более усиливается. С 1952 года американскими спецслужбами создается радиостанция «Освобождение» (позднее получившая название «Свобода»), Работали на ней преимущественно отъявленные русофобы, изменники Родины: власовцы, оуновцы и подобные им отщепенцы.[58] Работа радиостанции, по словам американского сенатора В. Фулбрайта, являлась неотъемлемой частью системы лжи и заговоров, построенной на дезориентации и обмане как американского народа, так и всех тех, кто слушал эту радиостанцию. Простым американцам навязывалось враждебное отношение к России, ненависть к Русскому народу как «империалисту и тюремщику других народов». Аморальные личности, вещавшие на СССР, почище еврейских большевиков очерняли русскую историю, подстрекали к разрушению русской государственности.

Американское правительство втягивало в холодную войну против России не только страны-члены НАТО, но и нейтральные государства. 13 июня 1952 года шведский самолет-шпион ДС-3 был сбит советским истребителем в небе над Прибалтикой.

События, связанные с этим самолетом, позволили установить тайное сотрудничество нейтральной Швеции с НАТО, а сбитый самолет выполнял задание американского правительства. Позднее также было установлено, что такое же сотрудничество с НАТО осуществляли и другие скандинавские страны, и прежде всего Финляндия, ставшая одной из главных баз переброски американских шпионов на территорию России.

Взрыв первой советской атомной бомбы в августе 1949 года многое переменил в мировой политике, укрепив международную позицию СССР.

Такой же характер имели победа китайской революции и провозглашение 1 октября 1949 года Китайской Народной Республики. Мировая геополитическая обстановка изменилась в пользу СССР.

Создание советской атомной бомбы потрясло американскую администрацию, рассчитывавшую, что превосходство США в этом виде вооружений продлится еще долго. Волна полицейских репрессий охватила многих, причастных к американскому атомному проекту. Был арестован ряд добровольных идейных помощников советской разведки, которые передавали технические сведения о конструкции атомной бомбы. Многие получили длительные тюремные сроки, а двое — супруги Розенберги — казнены на электрическом стуле в присутствии сорока репортеров. «Мы первые жертвы американского фашизма», — написала в последнем письме Э. Розенберг.

В тяжелых условиях антирусской кампании, которая проводилась западными странами, советское правительство занимало достаточно выдержанную, миротворческую позицию. В 1951 году Сталин выступил с инициативой строить отношения СССР с Западом на основе принципа мирного сосуществования государств с разным социальным строем. В рамках этого предложения в 1952 году в Москве созывается Международное экономическое совещание.

Тем не менее, зная тайные планы США и Англии о подготовке к нападению на СССР и атомной бомбардировке советских городов, Сталин, по-видимому, не сомневался в грядущей третьей мировой войне, в которой он видел особый, чуть ли не мистический смысл. Как рассказывал Молотов, Сталин рассуждал так: «Первая мировая война вырвала одну страну из капиталистического рабства. Вторая мировая война создала социалистическую систему, а третья навсегда покончит с империализмом».[59] Вместе с тем Сталин всеми силами стремился оттянуть начало войны, которую западный мир навязывал России.

По инициативе Сталина советские общественные деятели принимают участие в сборе подписей под Стокгольмским воззванием мира. На Всемирном конгрессе сторонников мира в составе советской делегации, в частности, присутствовали А.А. Фадеев, А.Е. Корнейчук, В.П. Волгин, П.Н. Федосеев, Л.Т. Космодемьянская, А.П. Маресьев. На этом конгрессе многие зарубежные делегаты признавали СССР ведущей миротворческой силой планеты. Американский певец Поль Робсон, заканчивая свое выступление, с трибуны конгресса запел на русском языке арию из оперы И.И. Дзержинского «Тихий Дон» «От края до края».[60]

Выдающийся английский драматург Б. Шоу передал советскому правительству 20 тыс. фунтов стерлингов. «Пусть мой гонорар, — сказал он, — пойдет на благо советского народа. Своим геройством в борьбе против врага человечества — гитлеровской Германии — советские люди заслужили величайшее уважение всех честных мужчин и женщин на земле и мое тоже. Мы все обязаны Советскому Союзу, что сейчас мир».[61]

Стремление России к миру ярко выражалось в таком факте, что, имея в начале 50-х годов огромное военное преимущество над США, Россия, несмотря на непрекращающуюся враждебность Запада, не попыталась наказать его, хотя и имела для этого все возможности. Как отмечал академик П.Л. Капица, после успешного осуществления термоядерного взрыва в СССР каждая советская атомная бомба с помощью специальной технологии использования легкого изотопа лития превращалась в термоядерную. Взрывная сила запасов атомных бомб в СССР практически сразу увеличивалась в 1000 раз, в то время как в США она оставалась на том же уровне. «Если даже допустить, — писал П.Л. Капица, — что американские запасы активного продукта для бомб в то время были в несколько раз больше, чем в СССР, то все же несомненно, что при помножений на 1000 атомная мощь СССР в сотни раз превосходила атомную мощь США. Можно с уверенностью сказать, что такого решающего военного преимущества по своему масштабу одной стороны над другой не знала история (конечно, не считая колониальных войн). Это положение длилось 7 месяцев».[62] И за все это время советское  руководство ни разу не попыталось использовать свое преимущество.

Тем не менее, страна готовилась к третьей мировой войне. На Чукотке, например, была дислоцирована 14-я десантная армия под командованием генерала Олешева. Армия имела стратегическую задачу, поставленную Сталиным: если американцы совершают на СССР атомное нападение, то она высаживается на Аляску, идет по побережью и развивает наступление на США. Однако впоследствии из-за высокой стоимости от этого плана отказались.[63]

Для нанесения ответного удара американскому агрессору на территории ГДР было создано мощное бронетанковое соединение, насчитывавшее несколько десятков тысяч танков и других военных машин.[64]

Агрессивная кампания Запада против СССР заставила советское руководство воссоздать некоторые организационные структуры бывшего Коминтерна, но уже под другой вывеской. В сентябре 1947 года в городе Шклярска Поремба, в Польше, было собрано совещание представителей девяти коммунистических партий Европы, на котором было создано Информационное бюро коммунистических и рабочих партий (Информбюро), ставшее международным орудием проведения советской внешней политики.

Готовность России к немедленному возмездию агрессору заметно охлаждала пыл американского правительства. К моменту смерти Сталина оно уже не решается продолжать провокационную политику на разжигание третьей мировой войны.

В секретных разработках вашингтонских аналитиков приводятся разные доводы, почему США не сумеют победить СССР.

Чаще всего в числе прочих аргументов назывались:

• прирожденные мужество, терпение, стойкость и патриотизм подавляющей части населения Советского Союза;

• отлаженный и четкий механизм, с помощью которого Кремль централизованно управляет СССР и всем социалистическим блоком;

• идейная привлекательность теоретического коммунизма с его установками на построение справедливого общества;

• способность советского правительства мобилизовывать население в поддержку военных усилий, что было доказано в войне против Германии;

• удивительное упорство Советской Армии вести боевые действия в труднейших условиях, как это показали первые два года Великой Отечественной войны.

По оценкам некоторых здравомыслящих американских аналитиков, война против СССР закончится неизбежным крахом западной системы. По их прогнозам, несмотря на большие потери от атомных бомбардировок в первые дни, СССР сможет в течение 20 суток занять Западную Европу, а через 60 с помощью интенсивных бомбардировок вывести из строя главного американского союзника — Англию с ее базами, имеющими первостепенное значение для американской бомбардировочной авиации. К исходу 6 месяцев боевых действий СССР может захватить северное побережье Средиземного моря от Пиренеев до Сирии, станет контролировать Гибралтарский пролив и захватит нефтяные районы на Ближнем Востоке.[65] Русские атомные бомбардировщики и партизанская война в США значительно подорвут способность и волю Америки к продолжению войны; Америка не сможет защитить свои собственные города.[66]

После того как американское правительство поняло, что США не удастся победить Россию в атомной войне, разрабатывается новый долгосрочный план разрушения Русского государства. Состоял он из двух основных разделов:

Первый. Вести массированную, широкомасштабную холодную войну, направленную на подрыв строя, с целью его развала мирным путем.

Этот раздел разрабатывали ранее существовавшие и вновь созданные научные центры.

Особо были выделены три направления:

1. Компрометация компартии как руководящего органа страны с целью полного ее развала и ликвидации.

2. Разжигание национальной вражды.

3. Использование авторитета Церкви.

Второй. Максимально наращивать новейшие виды вооружений, чтобы втянуть Советский Союз в непосильную гонку вооружения и истощить экономически.

Был разработан так называемый «проект демократии», он предусматривал широкомасштабную помощь тем кругам в СССР и в странах Восточной Европы, которые находились в оппозиции к правящему режиму, в виде предоставления денежных средств, вооружения, типографского оборудования, налаживания среди населения подрывной деятельности в этих странах и осуществления тайных операций, вплоть до физического устранения неугодных лиц.

Таким образом, планировались не просто акции пропагандистского характера — идеологическая диверсия (или, по западной терминологии, психологическая война) имела две совершенно определенные позиции.

Первая — это гласные формы: радиопропаганда, печать, телевидение, которые ловко и умело использовали просчеты и ошибки лидеров партии и государства, сопровождая свои комментарии потоками лжи и клеветы и призывая людей к открытой борьбе с существующим режимом.

Вторая — закрытая деятельность: поиск сообщников, объединение их в группы, оказание им материальной помощи, с тем чтобы они создавали внутри страны так называемые очаги сопротивления, которые способны были бы в нужный момент выступить, поддержать тех, кто возьмет на себя смелость начать открытую борьбу против существующего строя.

«Психологическая война, — отмечалось в директиве США СНБ 20/1, — чрезвычайно важное оружие для содействия диссидентству и предательству среди советского народа; она подорвет его мораль, будет сеять смятение и создавать дезорганизацию в стране.

Широкая психологическая война — одна из важнейших задач Соединенных Штатов. Основная ее цель — уничтожение поддержки народами СССР и его сателлитов установившейся в этих странах системы правления и внедрение среди них сознания того, что свержение Политбюро — в пределах реальности».

ГЛАВА 6

Еврейское засилье в Русском государстве. — Сталин и евреи. — Сионистский характер Еврейского антифашистского комитета. — Попытки создания еврейского государства на территории России. — Сионистское подполье в СССР. — Борьба с еврейским национализмом. «Дело врачей-убийц»


Когда Сталин произносил свой знаменитый тост за Русский народ, «патриарх космополитов» Илья Эренбург вдруг заплакал. Как пишет очевидец, Эренбургу это показалось обидным.[67] Эренбург выражал чувства многих советских евреев, не желавших признать эту очевидную для всего мира истину и уступить русским людям большую часть тех мест, которые евреи несправедливо заняли, а точнее, отняли у русских во время господства их кровожадных соплеменников — еврейских большевиков с 1917-ГО по 1930-е годы.

Несмотря на чистки конца 30-х годов, удельный вес лиц еврейской национальности в госаппарате, а также в учреждениях культуры, науки, искусства и других привилегированных сфер деятельности был непомерно высок. Как я уже отмечал, во многих учреждениях этих сфер доля евреев составляла 40–60 % от числа всех работников.

Еще в августе 1942 года Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) подготовило докладную записку о подборе и выдвижении кадров в искусстве. В ней говорилось, что «отсутствие правильной и твердой партийной линии в деле развития советского искусства в Комитете по делам искусств при СНК СССР привело к извращениям политики партии в деле подбора, выдвижения и воспитания руководящего состава учреждений искусства, а также вокалистов, музыкантов, режиссеров, критиков и поставило наши театры и музыкальные учреждения в крайне тяжелое положение». «В управлениях Комитета по делам искусств и во главе учреждений русского искусства оказались нерусские люди (преимущественно евреи)».[68] В записке приводилось множество примеров. В Комитете по делам искусств руководящие должности занимали евреи Фалковский, Владимирский, Плоткин, Шлифштейн, Гольцман; в Большом театре СССР — Леонтьев (главный режиссер), Самосуд (главный дирижер), дирижеры Файер, Штейнберг, Габович, Мессерер, Купер-Кауман, Жук, Садовников; в Московской государственной консерватории — Гольденвейзер (директор), Столяров (зам. директора), заведующие основными кафедрами (Цетлин, Ямпольский, Дорлиак, Гедике, Пекелис и др.); в Ленинградской государственной консерватории — Островский, Штейнберг, Эйддин, Гинзбург. В записке также отмечалось, что музыкальная критика находится полностью в руках евреев, сознательно поддерживавших только «своих» и замалчивавших достижения русских музыкантов (приводятся примеры ведущих критиков — Рабинович, Гринберг, Коган, Шлифштейн, Житомирский, Цукерман). Позднее, уже в 1943 году, поднимался вопрос и о ведущем органе художественной критики газете «Литература и искусство». Оказывается, что ее сотрудники состояли сплошь из евреев, проводивших протекционистскую политику в отношении «своих».

После войны во Всероссийском театральном обществе только 15 % членов были русские[69], свыше 50 % — евреи, остальные 35 % — лица других нерусских национальностей.

То же наблюдалось в Союзе советских композиторов, где насчитывалось 435 русских, 239 евреев, 89 армян и т. д. Приводились данные и по региональным отделениям Союза: в Москве — 174 русских, 116 евреев, 13 армян; в Казахской организации — 6 казахов, 6 евреев; в Молдавской — 8 евреев, 5 молдаван, 3 русских; в Ростовском отделении — 5 русских, 5 евреев.[70]

Документы тех лет свидетельствуют: «…Β Московской филармонии на протяжении длительного времени работает большая группа бывших антрепренеров, людей, связанных между собой круговой порукой „…“ В течение ряда лет, особенно в военные и послевоенные годы, в столичной филармонии скапливались артисты и руководители различных разделов концертной работы преимущественно одной национальности. Из 312 штатных работников филармонии 111 евреев. Из 33 руководящих работников, организующих концерты, 17 — русских, 14 — евреев, 2 — других национальностей. Из 34 кассиров районных касс только 15 — русских, из 13 администраторов-организаторов концертов только 5 — русских».[71]

Похожая картина была в цирках, где из 87 директоров, главных режиссеров и главных администраторов 44 — евреи, 42 — русские.[72]

Особенно заметно еврейское засилье чувствовалось в области идеологии, где после войны сложилось просто удручающее положение. Весной 1949 года Отделом пропаганды и агитации ЦК совместно с Министерством высшего образования СССР была проведена проверка кадрового состава кафедр марксизма-ленинизма, политической экономии и философии 213 вузов Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова, Ростова-на-Дону, Саратова, Казани, Свердловска. При этом главное внимание уделялось численности преподавателей-евреев на общественно-политических кафедрах. В итоге получилась следующая статистика: в обследованных учебных заведениях марксизм-ленинизм преподавали 720 русских, 350 евреев и 318 представителей других национальностей; политэкономию — 263 русских, 157 евреев и 85 преподавателей других национальностей; философию — 25 русских, 24 еврея и 19 представителей других национальностей.[73]

В Московском юридическом институте национальный состав профессорско-преподавательских кадров был таков: русских 74 человека, евреев — 56, представителей других национальностей — 12.[74]

В ряде учебных заведений прием студентов был чуть ли не наполовину монополизирован евреями. Так, в МГУ на физическом факультете на одного русского приходился один еврей[75]:

Евреи монополизировали и большую часть учреждений экономического профиля. Среди студентов экономических учебных заведений евреи составляли до трети всех учащихся. На расширенном заседании Академии наук 25 августа 1949 года отмечалось, что «среди научных сотрудников Института экономики слабо представлены ученые русской национальности». Из 34 работавших в институте членов-корреспондентов и докторов наук было 20 евреев, всего 12 русских и 2 представителя других национальностей. Среди 83 старших научных сотрудников института насчитывалось 44 русских, 34 еврея и 5 представителей других национальностей.[76]

В медицинских учреждениях доля евреев была настолько высока, что во многих из них на работу принимали только евреев. Боткинская больница, например, по словам самих евреев, стала их «вотчиной». Главврачом здесь в течение 18 лет был известный сионист Б.А. Шимелиович, выделявший на прием русского персонала небольшую квоту предпочитая брать на работу только своих соплеменников.

Как крик отчаяния звучат слова письма в ЦК партии одного из русских людей северной столицы:

«Санкт-Петербург, Петроград, Ленинград — искони русский город и даже построенный на костях только русских рабочих. Его население всегда в основном русское. Все звенья хозяйства города всегда управлялись русскими. В настоящее время в некоторых звеньях хозяйства города для русских создалось невыносимое положение. Торговля, местная промышленность, разного рода институты, наука, здравоохранение и прочее уверенно подбираются в руки евреев. А для русских в системе здравоохранения создалось уже совершенно невыносимое положение, здесь все русское решительно вытеснено. Нет больше мочи терпеть, как тяжело русским работать в органах здравоохранения. Все центральные позиции здравоохранения находятся в руках евреев, которые на пушечный выстрел не допускают русских к делу управления здравоохранением в г. Ленинграде».[77]

В другом письме в ЦК партии, присланном в сентябре 1949 года врачами-психиатрами, говорилось: «В июне месяце сего года состоялась научная сессия Института психиатрии Министерства здравоохранения СССР. Присутствовало около 300 человек, среди них было много врачей, приехавших из отдаленных мест Советского Союза. Мы… не могли не обратить внимания, что тон в науках невропатологии и психиатрии задают исключительно евреи».[78]

По материалам письма провели проверку, которая, в частности, выявила следующее: «…Β Москве имеются 3 института психиатрии, 4 клиники и 5 нервно-психиатрических больниц. В руководстве всех этих учреждений, за исключением одного института, стоят врачи еврейской национальности. По отдельным научным психиатрическим институтам и лечебным учреждениям состав научных работников и врачей следующий: в Центральном институте психиатрии Министерства здравоохранения РСФСР (директор Посвянский) имеется 65 научных сотрудников, из них евреев 43 человека, из которых 28 состоят в должности старшего научного сотрудника; в Центральном научно-исследовательском институте судебной психиатрии им. Сербского (директор Фейнберг) из 82 научных сотрудников 52 по национальности евреи, причем все руководящие и административные должности института заняты евреями; в клинической психиатрической больнице им. Ганнушкина (главврач Посвянский) из 35 врачей евреев — 21; в психиатрической больнице им. Кащенко из 79 работающих врачей 43 еврея: в клинике нервных болезней 1-го Московского медицинского института из 10 человек научных сотрудников — 8 евреев, в клинике нервных болезней 2-го Московского медицинского института (зав. кафедрой проф. Гринштейн) из 7 преподавателей 4 — еврейской национальности.

Правильным также является утверждение автора письма, что психиатрическую помощь по Министерству здравоохранения СССР, Министерству здравоохранения РСФСР, Мособлздравотделу возглавляют лица еврейской национальности».[79]

Непомерно высокая концентрация евреев в госаппарате, науке, культуре, искусстве служила питательной средой сионизма, развитие которого в послевоенный период протекало в два этапа.

На первом этапе организованная сионистская деятельность советских евреев развивалась в рамках так называемого Еврейского антифашистского комитета и акцентировалась главным образом на борьбе за создание еврейского государства на территории России.

На втором этапе развитие сионизма было связано с образованием в мае 1948 года еврейского государства в Палестине и поддержкой войны Израиля за вытеснение арабского народа с его территории. На этом этапе деятельность сионизма в СССР приобрела крайне агрессивный характер, открыто противопоставляя евреев всему советскому народу, и прежде всего русским.

Весьма показательно, что позиция Сталина в еврейском вопросе до осени 1948 года имела достаточно спокойный, сдержанный характер, без внешнего проявления какой-либо враждебности к этой нации. Отношение Сталина к евреям всегда носило принципиальный и идейный характер. Еще в 30-х годах Сталин возмущается космополитическим духом многих евреев, коробившим его патриотические чувства. Как отмечал Молотов, Сталин «был настороже в отношении евреев». Он не любил, когда евреи меняли свою фамилию на русскую и спрашивал: «А русской нации он не изменит?»[80]

После войны Сталин понял, что сионизм и космополитизм являются главными внутренними противниками Русского государства. Видя вокруг себя такое большое количество евреев на самых ответственных постах в госаппарате, науке, культуре, искусстве, он, возможно, вспоминал слова Т. Герцля по поводу тайной миссии сионистских организаций: «Настоящая организация не бравирует по поводу и без повода своими действительными возможностями. При нужде, однако, нельзя упускать из виду и эту форму демонстрации. Великая сила американской сионистской организации заключается в неисчислимости ее контактов и связей, в доскональной осведомленности о тех, кто распоряжается людскими ресурсами, являющимися базой этих контактов. Разве у англичан не возникла необходимость заполучить надежного информатора в Одессе, разве им не нужен был в Харбине довереннейший агент? А когда президент Вильсон потребовал в кратчайший срок представить ему обобщенную информацию в тысячу слов, детально излагающую, какие силы стоят за Керенским, пришедшим к власти в России?.. Все эти услуги обеспечил нью-йоркский (сионистский) центр, не претендуя ни на что, но получая многое — уважение и расположение деятелей, чьи подписи скрепляли великие дела. Тысячи сионистов работали повсюду и служили верно на своих глубоко эшелонированных позициях».[81]

О том, что Сталин понимал угрозу сионизма, свидетельствует его дочь Светлана, которая однажды в конце 1948 года услышала от него такую фразу: «…Ты не понимаешь! Сионизмом заражено все старшее поколение (евреев — О.П.), а они и молодежь учат… Сионисты подбросили и тебе твоего первого муженька».[82]

После войны в Политбюро было 2 еврея — Каганович и Берия. Однако влияние евреев на высшую власть этим не ограничивалось. Такие ключевые фигуры советского руководства, как Молотов, Калинин, Ворошилов, Андреев, а также многолетний личный секретарь Сталина Поскребышев имели жен-евреек. Зятя-еврея имел Маленков.[83]

Сталин, говоря своей дочери о том, что старшее поколение евреев заражено сионизмом, имел в виду, конечно, примеры, с которыми сталкивался сам. На его глазах происходило перерождение некоторых еврейских большевиков в деятелей сионистского движения. Открывались настоящие корни большевистской идеологии, и за нагромождением партийных лозунгов высвечивались эгоистические национальные интересы еврейского народа. Шелуха партийных одежд сбрасывалась, и вместо пламенного революционера-интернационалиста появлялся пламенный еврейский националист. Так, например, жена маршала К.Е. Ворошилова Голда Горбман — фанатичная еврейская большевичка — в дни создания Израиля изумила своих родственников фразой: «Вот теперь и у нас есть родина».

Одним из активистов еврейского националистического движения в СССР стала жена В.М. Молотова, член ЦК КПСС П. Жемчужина. Ее сионистские симпатии проявлялись еще до войны, когда ее даже хотели арестовать, но спасло вмешательство Берии[84].Брат Жемчужиной был известным в еврейских кругах США капиталистом. А сама Жемчужина училась в гимназии вместе с будущим первым послом Израиля в СССР Еолдой Меир. Очутившись в Москве, последняя не преминула восстановить старую связь. Они часто ходили друг к другу пить чай, много времени проводили вместе».[85] Жемчужина стала главным лоббистом сионистских кругов в СССР.

В начале 1942 года по инициативе Л.И. Берии, связанного с международными сионистскими организациями, был образован Еврейский антифашистский комитет (ЕАК), ставший центром развития сионистского движения в СССР. Среди активистов этого комитета были еврейский артист С.М. Михо-элс (председатель), поэт И.С. Фефер (секретарь и одновременно тайный агент МЕБ), директор института физиологии АН СССР Л. Штерн, поэт И. Маркиш, главный врач ЦКБ им. Боткина Б. Шимелиович, журналист Л. Тальми и др. Фактическим руководителем и правительственным куратором ЕАК стал старый еврейский большевик С.А. Лозовский.

С самого начала деятельность этого комитета приобрела националистический, а точнее, сионистский характер, ибо все его руководители были единодушны в вопросе о необходимости создания на территории Русского государства еврейской республики. Сам замысел образования такой республики на территории Русского государства являлся преступлением против Русского народа, так как посягал на его волю и суверенитет.

Как позднее показало следствие, разработка идеи создания еврейской республики в Крыму осуществлялась уже в 1943 году совместно с советскими и американскими сионистами, хотя инициатива, по-видимому, принадлежала последним. Американских сионистов в этом вопросе поддерживало правительство США. Руководитель сионистской организации «Джойнт» Д. Розенберг заявлял, что «Крым интересует нас не только как евреев, но и как американцев, поскольку Крым — это Черное море, Балканы и Турция».[86]

Американские покровители обещают советским сионистам материальную помощь при организации еврейской республики. Хотя первоначально разрабатывались 2 варианта такой республики — крымский и немецкий (волжский). Как позднее показал на допросе один из руководителей ЕАК Фефер:

«Мы уже знали о том, что из Крыма выселили часть населения и что будет ставиться вопрос о заселении его. Мы решили не писать письмо до тех пор, пока не поговорим с одним или двумя членами Политбюро, так как это очень серьезный вопрос, и до того, как писать письмо, мы попросились на прием к В.М. Молотову.[87] Он нас принял (меня, Михоэлса и Эпштейна). Там среди других вопросов мы поставили вопрос о создании еврейской республики в Крыму или на территории, где была республика немцев Поволжья. Тогда нам это нравилось и красиво звучало: «Где раньше была республика немцев, должна стать еврейская республика». Молотов сказал, что это демографически хорошо звучит, но не стоит ставить этого вопроса и создавать еврейскую республику на этой территории, так как евреи народ городской и нельзя сажать евреев на трактор. Далее Молотов сказал: «Что касается Крыма, то пишите письмо, и мы его посмотрим». После этого мы посоветовались с Лозовским. Мы посоветовались с Юзефовичем, Шимелиовичем и показали проект письма Маркишу. Текст письма, как видите, получился неудачным. Здесь сказалась больше наша психика, чем сознание. По сути говоря, это националистическая затея, и в этом я признаю себя виновным».[88]

15 февраля 1944 года на имя Сталина поступило письмо с предложением о создании на территории Крыма Еврейской социалистической республики, подписанное руководством Еврейского антифашистского комитета: С.М. Михоэлсом, Ш. Эпштейном, И.С. Фефером (под редакцией С.А. Лозовского).

Однако Сталин отклонил это посягательство еврейских националистов на суверенные права Русского народа. Как позднее вспоминал Н.С. Хрущев:

«Когда из Крыма выселили татар, тогда некоторые евреи начали развивать идею о переселении туда  евреев, чтобы создать в Крыму еврейское государство. А что это было бы за государство? Это был бы американский плацдарм на юге нашей страны. Я был прот ив этой идеи и полностью соглашался в этом вопросе со Сталиным. Нельзя идти на поводу у даллесов, которые не прочь бы создать плацдарм против нас».[89]

Несмотря на то, что члены ЕАК совершили государственное преступление, Сталин тогда не стал их наказывать, так как это могло испортить его отношения с союзниками. Тем не менее, он ничего не забыл и не простил, вернувшись к этому случаю в 1948 году, в период возникновения государства Израиль в Палестине. Роковая идея поддержать создание государства Израиль за счет территорий арабских народов ради торжества сионизма была подсказана Сталину скорее всего Л.И. Берией, находившимся, по признанию его сына, в близких контактах с деятелями сионистского движения. Берия убеждал Сталина, что очень большое число людей еврейской национальности, включая техническую интеллигенцию, рассеяно по всему миру и в интересах Советского Союза этих людей сделать своими союзниками. Создание еврейского государства, утверждал Берия, станет актом восстановления исторической справедливости, а поддержка Советского Союза будет воспринята с благодарностью. [90]

В заявлении руководителя советской делегации А.А. Громыко на Генеральной Ассамблее ООН 20 апреля 1948 года, подготовленном еврейскими большевиками (Б.Е. Штейном и др.), говорилось:

«Тяжелые жертвы, которые понес еврейский народ в результате произвола гитлеровцев в Европе, еще больше подчеркивают необходимость для евреев иметь свое собственное государство и справедливость требований о создании самостоятельного еврейского государства в Палестине».

СССР был первой страной, официально признавшей незаконно возникшее на арабской территории сионистское государство. Образование Израиля сразу же привело к войне в Палестине и вытеснению из нее около 500 тыс. арабов. По указанию Сталина на помощь Израилю через Чехословакию было направлено оружие. 12 июля израильская газета «Кол-Гаам» сообщила, что «транспорты оружия, которые прибыли в нашу страну в первые недели существования государства Израиль, дали возможность нашему государству устоять».

Дело дошло до того, что по инициативе еврейских большевиков выдвигается предложение решить арабо-израильский конфликт за счет СССР и Русского народа. Постоянный представитель Украинской ССР в Совете Безопасности ООН еврейский большевик Д. 3. Мануильский осенью 1948 года предлагал переселить палестинских арабов-беженцев (свыше 500 тыс. человек) в советскую Среднюю Азию и создать там арабскую союзную республику или автономную область.[91]

Сталин рассчитывал, что Израиль станет форпостом СССР на Ближнем Востоке и поможет ему закрепиться на Средиземном море.

Однако уже во 2-й половине 1948 года стало ясно, что Израиль не собирается ориентироваться на СССР, а находится в тайном союзе с США, Англией и другими странами. Полученные советской разведкой документы свидетельствовали, что правительство Израиля однозначно заняло прозападную, проамериканскую позицию, враждебную СССР.

Более того, Сталин вскоре понял, что политика поддержки Израиля усиливает позиции националистических еврейских организаций, а также провоцирует сионизацию советских евреев, «вдруг почувствовавших себя неотъемлемой частью международного еврейства».

В связи с образованием Израиля Еврейский антифашистский комитет направляет его временному президенту приветственную телеграмму, в которой поддерживаются массовые убийства арабов на захваченных у них территориях. Еврейские активисты шлют в ЕАК предложения о сборе средств на закупку вооружения для израильской армии и направлении добровольцев на войну против арабов. Поддерживается идея создания на базе ЕАК Еврейского комитета помощи борцам за независимость Израиля.

В те дни в ЕАК приходили Д.А. Драгунский (тогда еще полковник) и сионистский активист И.Е Рогачевский, предлагавшие сформировать для отправки в Палестину специальную еврейскую дивизию. «Сейчас, — писал в ЕАК сионистский активист Ю.Б. Шмерлер, — когда борьба идет не на жизнь, а на смерть, когда война становится все более ожесточенной, когда льется кровь наших братьев и сестер, когда арабские фашистские банды…хотят задушить, потопить в крови героический еврейский народ, мы, советские евреи, не можем молчать и сидеть в ожидании. Мы должны активно помочь беззаветным героям добиться победы, а активно участвовать — это бороться, сражаться плечом к плечу с нашими братьями. Это наш священный долг. Когда идет священная отечественная война, нельзя ждать, нужно воевать».[92]

Из этого письма ясно, каким кровожадным духом были охвачены еврейские националисты в СССР.

По стране проходят массовые сионистские демонстрации. В связи с созданием Израиля в июне 1948 года московская хоральная синагога организовала торжественное богослужение, на котором присутствовало 10 тыс. человек. Молящиеся заполнили не только помещение синагоги, но и улицы, ведущие к ней. Внутри синагоги были вывешены плакаты, на некоторых из них написано: «Еврейский народ жив», «14 мая 1948 года провозглашено Государство Израиль». Такие же богослужения прошли тогда в Ташкенте, Черновцах и других городах.[93]

Еще более широкомасштабная сионистская демонстрация прошла в Москве осенью 1948 года. Связана она была с посещением московской синагоги первым послом Израиля в СССР Голдой Меир и членами израильского дипломатического представительства на еврейский Новый год 4 октября 1948 года. Около синагоги собралось 30 тыс. евреев, большая часть которых желала уехать в Израиль. Расследование показало, что в манифестации участвовали не только московские евреи, но и приехавшие из самых отдаленных местечек СССР. Выяснилось, что собравшиеся евреи являются частью неформальной организации с хорошей системой взаимного оповещения, позволившей в короткий срок (без всякой официальной информации в газетах и по радио) собрать в одном месте десятки тысяч человек. По сути, впервые советское правительство узнало о существовании в СССР массового сионистского подполья, во многом враждебного СССР и явно ориентировавшегося на западный мир.

Весьма характерно для этого времени, что сионисты и еврейские большевики нередко существовали в одном лице. Так, воронежский раввин Шиф не прекращал своей антирусской деятельности и даже усилил ее, вступив в КПСС и достигнув там должности второго секретаря самаркандского горкома. Конечно, главное свое призвание он скрывал. Днем он вел коммунистическую пропаганду, а по вечерам в узком кругу доверенных местных евреев «раввинствовал».[94]

В Сталинске в ноябре 1949 года на квартире некоего Израиля Рапопорта была раскрыта нелегальная синагога, созданная еще в 1942–1943 годах евреями, эвакуированными из западных областей Малороссии, Белоруссии, Прибалтики, беженцами из Польши и местными жителями. После того как в 1945–1946 годах произошла репатриация польских граждан и многие из эвакуированных советских евреев возвратились обратно в европейскую часть СССР, руководство синагогой перешло к тем, кто жил в Сталинске постоянно, — Рапопорту, Левенсо-ну, Шильдкрауту.

Было установлено, что многие руководители-евреи, работавшие на Кузнецком металлургическом комбинате (КМК), в том числе заместитель директора Я.Г. Минц, главный прокатчик С.А. Либерман, начальники финансового отдела С.З. Аршавский, отдела снабжения Надот, отдела оборудования — Уральский-Троцкий, планового отдела — Г.Ш. Зельцер, отдела технического контроля — А.Я. Дехтярь и другие, через своих жен и родственников передавали денежные взносы синагоге. Собранные средства шли на вспомоществование нуждавшимся евреям, и в первую очередь тем из них, кто оказался в лагерях, тюрьмах и ссылке. Еврейская община, объединившаяся вокруг городской синагоги, несмотря на свое нелегальное положение, действовала довольно активно. В 1948 году она направила даже свою делегацию в Москву для встречи прибывавшей в Советский Союз Голды Меир. В 1949 году община насчитывала более 70 активных членов.[95]

Сионистские организации существовали на целом ряде промышленных предприятий, в руководстве которых находились евреи. Особенно большая сионистская ячейка находилась на знаменитом Московском автомобильном заводе им. И.В. Сталина (ЗИС). Сионистские сборища проводились в кабинетах некоторых руководителей-евреев. На них, в частности, обсуждались планы создания еврейского государства на территории России и заявлялось:

«Советским евреям не нужен маленький неблагоустроенный Биробиджан. Это унизительно для еврейского народа. Нужно создать союзную еврейскую республику в Крыму или на территории бывшей Республики немцев Поволжья».[96]

Сионистская организация ЗИСа устраивала, в частности, коллективные походы в театр Михоэлса, на похороны которого в январе 1948 года евреи-автозаводцы послали свою делегацию. В мае того же года еврейские рабочие и инженеры этого предприятия направили в Еврейский антифашистский комитет телеграмму, в которой были и такие строки: «От глубины души приветствуем образование государства Израиль. Еврейский народ наравне со всеми другими народами имеет полное право на независимость и свободное развитие».

Сионистские настроения в СССР все более усиливались, и как следствие этого, среди евреев росла враждебность к России и Русскому народу, якобы угнетающему «людей Израилевых». Параллельно среди евреев возрастают симпатии к США как стране, где евреям даны все права.

Весьма характерно эти настроения проявились в еврейском театре, ставшем в это время своего рода барометром сионизации. «Еврейский Драматический театр в БССР, — отмечалось в аналитических материалах, направленных 6 февраля 1949 года руководителями БССР в ЦК партии, — до последнего времени вел идеологически неверную репертуарную политику… В ряде своих постановок (например, в пьесе Балкина, Музыкант“) театр изображал Америку „обетованной страной“, в которой только и могут расцветать и находить применение еврейские таланты. Театр поставил по Шолом-Алейхему „Блуждающие звезды“ (в постановке И. Добруши-на), в которой извратил содержание произведения Шолом-Алейхема, пропагандировал проамериканские настроения, ставил своей целью внедрить в сознание еврейского населения мысль, что еврейский театр — не обычное культурное учреждение, а центр особого „еврейского дела“.

Пропаганда этого особого «еврейского дела» приобретает характер противопоставления его социалистическим интересам трудящихся всех других национальностей СССР. Среди работников театра длительное время распространялись националистические настроения, будто бы русские и белорусы повинны в смерти тысяч евреев, так как не защитили их от немцев и помогали немцам в истреблении евреев. Особенно усилились такие клеветнические измышления после пребывания в Минске лидера еврейских националистов Михоэлса».[97]

В Большом театре Союза ССР еврейские националисты переиначили на свой лад либретто оперы К. Сен-Санса «Самсон и Далила» (готовилась к постановке в 1950 году), превратив ее в своего рода сионистский агитационный материал. Как справедливо отмечалось в заключении экспертов, «в опере безусловно имеются мессианские, библейскосионистские черты… Новый текст оперы, улучшенный в стилистическом отношении, идеологически по-прежнему остается весьма сомнительным. Больше того, основная тема гонимых и презираемых евреев, мстящих за свою судьбу, в некоторых случаях оказалась усиленной… В новом тексте либретто резче, острее противопоставлены два лагеря — евреи и филистимляне. Так, например, Далила „повышена в ранге “ и действует вместе с верховным жрецом филистимлян. Евреи, во главе с Самсоном, „снижены “ во второй половине оперы до положения рабов. Но это только сильнее подчеркнуло мессианские мотивы и слова еврейского старейшины, обращенные к евреям „как поучение толпящимся вокруг молодым“: «Пусть око за око, зуб за зуб! Да будет так до срока дней!» (здесь и далее выделено в мною — О.П.), приобретают совершенно определенный символический смысл. Можно привести еще целый ряд примеров из текста либретто, вызывающих аналогичные ассоциации: хор евреев «Настало наше время», проходящий лейтмотивом в финале первого акта, монолог Самсона, указывающего на «гриву назорея» — символ могущества древних евреев, или, например, такие «вещие» слова Самсона, обращенные к филистимлянам: «Но тысячи нас и тьма нас и всех ты не сочтешь». В тексте встречается большое количество слов-символов из Библии и древнееврейского эпоса, например, «земля Ханаанская», «назореи», или в начале второй картины: «Празднуй, Израиль, солнце вновь засияло. Пал извечный твой враг». Следует… указать, что замена в большинстве случаев многократно повторяющегося в старом тексте либретто слова «Израиль» — «Адонаем» не меняет дела, ибо Адонай — это только вариант древнееврейского слова «господь», «господин». Даже самый финал оперы вызывает большое возражение. Если в старом тексте Самсон обращался к Богу и просил Его дать силы разрушить храм, чтобы за Него (Бога) отомстить, то в новом тексте заключительные реплики Самсона приобретают опять-таки многозначительное, символическое значение: «Пришла, пришла пора отмщенья!» Все эти примеры… вызывают большое сомнение в целесообразности постановки этого произведения с таким текстом на сцене Большого театра. Постановка этой оперы, отдельные ее эпизоды могут сыграть отрицательную роль… стимула для разжигания сионистских настроений среди еврейского населения, особенно если учесть некоторые известные факты последних лет».[98]

Взгляды многих представителей еврейской интеллигенции носили агрессивный националистический характер. Весьма показательны в этом смысле сообщения тайного агента МЕБ (по кличке Зорин), еврейского поэта И.С. Фефера по поводу высказываний некоторых деятелей ЕАК:

Националистические взгляды (Я.Г. Этингера — О.П.) полностью разделяли академик Б.И. Збар-ский, профессор 2-го Московского медицинского института А.Б. Топчан, руководитель клиники лечебного питания М.И. Певзнер, главный терапевт Советской Армии М.С. Вовси… Этингер весьма недоволен тем, что Советский Союз не оказывает помощи государству Израиль, и обвинял Советское правительство в том, что оно ведет якобы враждебную политику в отношении евреев. Он говорил: «Мои друзья (имея в виду Збарского, Певзнера и других лиц, мною названных выше) просто удивлены этим невозможным положением. Евреи всего мира помогают воинам Израиля… а мы лишены этой возможности. Если Советское правительство не хочет помогать израильским евреям, пусть оно разрешит нам это сделать».

Осенью 1948 года Сталин понял огромные масштабы сионистского подполья в СССР, угрожающего самим основам Русского государства.

В условиях холодной войны, которую западный мир вел против России, еврейские националистические организации, ненавидевшие русских и симпатизировавшие Америке, представляли собой «пятую колонну» Запада, готовую ударить в спину Русского народа.

По указанию Сталина МЕБ начинает операцию по ликвидации сионистского подполья в СССР. Зимой 1948–1949 годов производятся аресты многих еврейских националистов, действовавших, как правило, под крышей разных гуманитарных организаций. 13 января 1949 года ЕМ. Маленков вызвал к себе С.А. Лозовского и в присутствии председателя Комиссии партийного контроля М.Ф. Шкирятова потребовал объяснение по поводу письма Сталину, направленного руководством ЕАК о создании в Крыму еврейской республики. Осенью этого же года Лозовского арестовали.

За 1948–1952 годы по делу Еврейского антифашистского комитета были арестованы свыше 100 человек, 10 из них приговорены к расстрелу, 20 — к 25 годам исправительно-трудовых лагерей.[99] В тюрьме оказались руководители подпольной синагоги в Сталинске, сионистской организации Московского автомобильного завода и других подобных подпольных заведений. Специальным закрытым постановлением ликвидировались ставшие очагами сионистской идеологии еврейские театры в Москве, Киеве, Минске и Черновцах. Некоторое число активистов еврейского националистического движения уволили с работы. Однако по сравнению с действительным числом участников сионистского движения масштабы репрессий были незначительны — сказывалось то, что большинство еврейских националистов имело высокопоставленных покровителей в правительстве и госаппарате. В высших эшелонах власти никто, кроме П. Жемчужиной, не пострадал, да и она отделалась только ссылкой.

Новая волна репрессий в отношении активистов сионистского подполья ожидалась в связи с так называемым делом врачей.

Дело это имело под собой серьезное основание в загадочной смерти ближайшего соратника Сталина А.А. Жданова. Электрокардиограмма Жданова констатировала инфаркт миокарда. Однако кремлевские врачи упорно настаивали на диагнозе: «функциональное расстройство на почве склероза и гипертонической болезни». И вместо того чтобы лечить больного от инфаркта, лечили его от гипертонии, став таким образом виновниками его смерти. Сейчас уже не определить, было ли это задумано самими врачами или главную роль здесь сыграл Берия, но 31 августа 1948 года Жданов умер. Уход его изменил соотношение сил в политическом руководстве в пользу еврейских большевиков и сионистского подполья.

Заведующая кабинетом электрокардиографии кремлевской больницы Л.Ф. Тимашук, имевшая непосредственное отношение к лечению Жданова, открыто обвинила руководство больницы в неправильном лечении и смерти Жданова, написав об этом Сталину. Еврейские врачи кремлевской больницы стали преследовать Тимашук, заставляя отказаться от сделанного ею правильного диагноза, а когда это не получилось, уволили ее. В 1952 году, отталкиваясь от диагноза Тимашук, следственные органы под руководством М.Д. Рюмина выявили серьезные нарушения в организации лечения членов правительства и других лиц, принадлежащих к высшим эшелонам власти.

В январе 1953 года в советских газетах было опубликовано сообщение ТАСС, ставшее важным документом эпохи:

«Арест группы врачей-вредителей

Некоторое время тому назад органами Государственной безопасности была раскрыта террористическая группа врачей, ставивших своей целью путем вредительского лечения сократить жизнь активным деятелям Советского Союза.

В числе участников этой террористической группы оказались: профессор Вовси М.С., врач-терапевт; профессор Виноградов В.Н., врач-терапевт; профессор Коган М.Б., врач-терапевт; профессор Коган Б.Б., врач-терапевт; профессор Егоров П.И., врач-терапевт; профессор Фельдман А. И., врач-отоларинголог; профессор ЭтингерЯ.Г., врач-терапевт; профессор Гринштейн А.М., врач-невропатолог; Майоров Г.И., врач-терапевт.

Документальными данными, исследованиями, заключениями медицинских экспертов и признаниями арестованных установлено, что преступники, являясь скрытыми врагами народа, осуществляли вредительское лечение больных и подрывали их здоровье.

Следствием установлено, что участники террористической группы, используя свое положение врачей и злоупотребляя доверием больных, преднамеренно злодейски подрывали здоровье последних, умышленно игнорировали данные объективного обследования больных, ставили им неправильные диагнозы, не соответствовавшие действительному характеру их заболеваний, а затем неправильным лечением губили их.

Преступники признались, что они, воспользовавшись болезнью товарища А.А. Жданова, неправильно диагностировали его заболевание, скрыв имевшийся у него инфаркт миокарда, назначили противопоказанный этому тяжелому заболеванию режим и тем самым умертвили товарища А.А. Жданова. Следствием установлено, что преступники также сократили жизнь товарища А.С. Щербакова, неправильно применяли при его лечении сильнодействующие лекарственные средства, установили пагубный для него режим и довели его таким путем до смерти.[100]

Врачи-преступники старались в первую очередь подорвать здоровье советских руководящих военных кадров, вывести их из строя и ослабить оборону страны. Они старались вывести из строя маршала Василевского А.М., маршала Говорова Л.А., маршала Конева И.С., генерала армии Штеменко С.М., адмирала Левченко Г.И. и других, однако арест расстроил их злодейские планы, и преступникам не удалось добиться своей цели.

Установлено, что все эти врачи-убийцы, ставшие извергами человеческого рода, растоптавшие священное знамя науки и осквернившие честь деятелей науки, состояли в наемных агентах у иностранной разведки.

Большинство участников террористической группы (Вовси М. С., Коган Б.Б., Фельдман А.И., Гринштейн А.М., Этингер Я.Г. и др.) были связаны с международной еврейской буржуазно-националистической организацией «Джойнт», созданной американской разведкой якобы для оказания материальной помощи евреям в других странах. На самом же деле эта организация проводит под руководством американской разведки широкую шпионскую, террористическую и иную подрывную деятельность в ряде стран, в том числе и в Советском Союзе. Арестованный Вовси заявил следствию, что он получил директиву «об истреблении руководящих кадров СССР» из США от организации «Джойнт» через врача в Москве Шимелиовича и известного еврейского буржуазного националиста Михоэлса.

Другие участники террористической группы (Виноградов В.Н., Коган М.Б., Егоров П.И.) оказались давнишними агентами английской разведки.

Следствие будет закончено в ближайшее время»

В такой обстановке в среде близкого к кремлевским кругам еврейства было составлено коллективное письмо в редакцию газеты «Правда», в котором «кремлевские евреи» решительно отмежевывались от своих соплеменников — врачей, обвиненных в участии в антиправительственном заговоре. Письмо подписали десятки известных еврейских общественных деятелей, в том числе литератор Д. Заславский, историк И. Минц, философ М. Митин, генерал Д. Драгунский, композитор М. Блантер, писатель В. Гроссман.

Кроме этого письма существовало и другое, которое составил И. Эренбург, предназначенное лично Сталину. В этом письме еврейский писатель пошел еще дальше, чем вышеуказанные «кремлевские евреи», и требовал у советского правительства как можно строже наказать «врачей-убийц», опозоривших еврейский народ. Эренбург и другие подписанты этого письма верноподданнически просили Сталина «милости» — депортировать всех евреев из Москвы и других городов в Биробиджан, с тем, чтобы спасти их от справедливого гнева советского народа.[101] Сбором подписей под письмом-обращением о депортации евреев на восток страны занимался лично Л.М. Каганович.

Впрочем, «дело врачей» не было расследовано до конца. Предварительные итоги свидетельствовали о том, что лечение многих лиц велось действительно неправильно.

Был ли здесь злой умысел или просто преступная некомпетентность еврейских врачей, предстояло еще выяснить. В ходе первых допросов выявились связи многих обвиняемых с сионистским подпольем, их активные националистические симпатии. Сразу после смерти Сталина дело закрыли, а человека, который больше всего мог бы рассказать о нем, — М.Д. Рюмина, по указанию Берии спешно расстреляли. [102]

С апреля 1953 года в такой же спешке стали отпускать на свободу всех осужденных участников сионистского подполья и еврейских националистических организаций. Освобождены были и врачи, чья некомпетентность (или злой умысел?) привела к смерти нескольких человек; их даже не лишили права медицинской практики.

ГЛАВА 7

Вторая волна русской эмиграции. — Участие либерально-масонской эмиграции в холодной войне против России. — Сращение эмигрантских организаций с западными спецслужбами. — Подготовка ЦРУ кадров «независимых правительств» на случай оккупации СССР


В конце войны и сразу же после нее советские посольства получили от Сталина разрешение на контакты с российскими эмигрантами, с тем чтобы, пользуясь присутствием своих соотечественников в зарубежных странах, пропагандировать новый образ СССР. Так, посол в США Громыко вместе с одним из советников посольства отправился в русский ресторан в Нью-Йорке «поесть блинов», давая понять русским эмигрантам, что отношение советского правительства к ним изменилось.

После войны из Франции и других европейских стран идет поток возвращений на Родину. Вернулось около 6 тыс. человек. Советские паспорта получили митрополит Евлогий, писатели Н. Тэффи, А. Ремизов и многие другие.

Однако ручеек возвращений русских людей на Родину захлестывала настоящая река новых русских эмигрантов, попавших за границу во время войны и не пожелавших вернуться на Родину. Эта так называемая вторая волна эмиграции, насчитывавшая несколько сот тысяч бывших советских граждан, состояла в основном из лиц, сотрудничавших с врагом, власовцев, военнопленных, угнанных в Германию и т. п. Этим русским людям выпала нелегкая доля перемещенных лиц, нежелательных, беспаспортных иностранцев, многие годы мытарств на чужбине в поисках своего счастья, одинокая смерть вдали от родных и близких.

Как и на Родине, в русской эмиграции протекают, хотя в иных формах, те же самые процессы борьбы за Россию.

Холодная война Запада против нашего Отечества втягивает и русскую эмиграцию, заставляя ее сделать выбор. Коренная русская идеология вступает в смертельную схватку с космополитическими, либерально-масонскими началами, которые приносили в русскую эмиграцию масонские деятели типа Керенского или Маклакова.

Последние пытаются на деньги иностранных правительств взять контроль над русскими людьми за рубежом. В эмиграции снова оживают русские масонские ложи, генераторы самого вульгарного и антирусского космополитизма.

Победа Русского народа над самым последовательным выразителем интересов Запада — германским фашизмом, на какое-то время очистила атмосферу в мире, умерив многие притязания закулисных владык на мировое господство. Героическая борьба России против фашистского монстра Запада порвала многие нити подпольных заговоров масонских конспираторов. Масонские руководители западных правительств, выпестовавшие преступный режим Гитлера для разрушения России, были жестоко наказаны их же детищем. Большое количество «вольных каменщиков» были арестованы как обыкновенные уголовники и государственные преступники, сотрудничавшие с криминальными элементами и агентами иностранных держав. Опубликованные нацистами документы и список масонов раскрыли не только их преступную сущность, но и духовнонравственное убожество, прикрываемое мишурой ритуала.

Вторая мировая война показала, что с масонством нужно и можно безжалостно бороться, вскрывая его человеконенавистническую сущность и антихристианскую (прежде всего антиправославную) направленность.

В 1945 году в одном из немецких замков Нижней Силезии Советская Армия захватила десятки вагонов архивов, содержащих самые секретные сведения Западной Европы, и прежде всего тайные архивы масонских организаций Германии, Франции, Бельгии, Голландии, Люксембурга, Польши, Чехословакии. Эти архивы были свезены сюда по приказу Гитлера после его победоносного шествия по Европе.

Собранные документы давали глубочайшие представления о механизме тайной власти и подрывной заговорщической деятельности «вольных каменщиков» во всем мире. Переписка, личные досье, списки масонских функционеров и агентов, циркулярные письма, финансовые документы, протоколы собраний давали полную информацию о технологии «незаметной» работы мировой закулисы.

Сталин и политическое руководство СССР сразу поняли огромное значение масонских архивов даже для укрепления их собственного режима. Немедленно отдается приказ перевезти архив в Москву, где для него руками военнопленных строится здание с глухими окнами и железными дверями. С самого начала устанавливаются режим сверхсекретности и статус Особого Архива СССР.

О существовании его знают единицы даже в высших эшелонах власти. В первые годы существования Архива, примерно до смерти Сталина, его документы серьезно изучаются, даже делаются переводы ряда материалов, относящихся к XVIII веку, то есть исследуются технология и эволюция тайной власти Запада.

Ставшие трофеем СССР, масонские архивы Западной Европы открыли перед советским руководством всю подноготную предвоенной европейской политики, которая, как оказалось, плелась преимущественно в стенах масонских лож. Конечно, о многом советское руководство знало и раньше, однако не имело документального подтверждения.

Захваченные документы позволяли Сталину воздействовать на определенную часть правящих кругов Запада, не заинтересованных в оглашении, а значит помогли укрепить свои позиции в мировой политике.

Захваченные документы подтвердили ранее известные факты о связи масонства и сионизма и о господствующем положении последнего в рядах «вольных каменщиков». Факты о финансировании масонства еврейскими кругами и сионистскими организациями усилили беспокойство Сталина в период образования еврейского государства в Палестине и при попытке создать такое «государство» в Крыму. По-видимому, именно это подтолкнуло его на политику борьбы против космополитов, главным в которой было противостояние масонству и сионизму.

Из кого же составлялись кадры российского масонства после войны?

Во-первых, из членов масонских лож в эмиграции. Их сохранилось сотни, в том числе целый ряд высокопоставленных, высших степеней (В. Маклаков, 33°; П. Бобринский, 33°; В. Антов, 33°; И. Кривошеин, 32°; А. Давыдов, 33°).

Во-вторых, из тех осколков масонских организаций, которые до 20-х годов существовали в СССР, отдельные представители которых сумели выжить. Весьма характерно, что даже в 50-е годы масонка Кускова не давала разрешения на опубликование списка масонов, «так как в Советском Союзе остались члены этой группы и, в частности, в самых высших партийных кругах (!), и она не вправе поставить их жизнь под угрозу».[103] Из этих людей мы можем назвать только старого большевика Петровского, но были, очевидно, и другие.

В-третьих, из новой (после 1953 года) генерации российских партийных и государственных руководителей, деятелей науки, культуры и искусства, вначале, конечно, не состоявших в масонских ложах, но принимавших участие в их работе и поддерживавших их.

Однако что касается старых масонских кадров, то эта часть была «засвечена», так как масонские архивы оказались в руках советской разведки. По-видимому, вначале масоны об этом не знали, ибо считалось, что архивы погибли во время войны. Иначе трудно объяснить ряд их операций, предпринятых в первые годы после войны.

Перестройка масонской работы на новый лад началась сразу же после того, как победа Русской Армии над Гитлером стала неминуемой. Еще не была подписана капитуляция Германии, а группа российских масонов под видом русских патриотов приходит в советское посольство в Париже, чтобы наладить контакты с советской властью. Возглавлял группу «патриотов» масон 33°, известный политикан и участник убийства Г. Распутина В. Маклаков. В группу, в частности, входили масоны: адмиралы Д.Н. Вердеревский и М.А. Кедров, литератор С.К. Маковский (сын известного художника), историк Д.М. Одинец, а также масонские функционеры Г.В. Адамович, А.С. Альперин, А.Ф. Ступницкий и В.Е. Татаринов. Масоны подняли бокалы за здоровье Сталина, а Маклаков произнес речь о сближении эмиграции (имея в виду ее масонскую часть) с СССР. Позднее одним из участников этой группы А.С. Альпериным было основано «Объединение русской эмиграции для сближения с советской Россией».

«Объединение» с СССР рассматривается как важный момент возобновления и активизации масонской работы. Конечно, инициаторами возобновления масонской деятельности были масоны высших степеней. Так, сразу же после войны тот же В.А. Маклаков собирает в своем доме масонские собрания. В конце 40-х годов он выступил в возобновленной ложе с чтением своих воспоминаний «братьям» обоих Уставов.[104] Масон А.С. Альперин выступает с докладами об Учредительном собрании, по-видимому, с целью осмысления старого опыта масонской конспирации применительно к новым условиям. Практически под полный контроль масонов подпадают созданные в Париже Союз советских патриотов (председатель масон Д.М. Одинец) и газета «Советский патриот», в деятельности которых принимает участие целый ряд известных масонов: сын царского министра, один из руководителей теневого масонского правительства в эмиграции И.А. Кривошеин, писатели В.Л. Андреев, Н.К. Волков, Б. Сосинский, А.П. Ладинский, Л.Д. Любимов, поэты Ю.Н. Софиев, М.А. Струве, известный адвокат М.М. Филонен-ко и многие другие. Часть из них в конце 40-х годов переселяется в СССР, по-видимому, не без особых заданий масонских организаций по налаживанию «братских» связей и лож.[105] По-видимому, именно с такой миссией выехал в 1948 году вместе с семьей в СССР высокопоставленный масон, член теневого масонского правительства И.А. Кривошеин. Однако чекисты, опираясь на хранившиеся у них масонские архивы, сразу поняли характер его миссии. Он был арестован, отсидел срок в лагере, а затем направлен в ссылку. Лишь позднее из нее его выручили французские «братья», и он снова вернулся во Францию в 1974 году.

Приехал в СССР в конце 40-х годов и видный масонский функционер писатель Б. Сосинский (мастер церемоний ложи «Северная Звезда», 1935). Вместе с ним отправилась и жена, дочь лидера партии эсеров В. Чернова.

В конце 40-х годов происходит почти полное сращение либерально-масонских эмигрантских организаций с западными спецслужбами.

Деньги ЦРУ и других западных спецслужб становятся главным источником финансирования многих эмигрантских организаций. Несмотря на вывеску — антисоветских и антикоммунистических — основное содержание их работы носило антирусский характер.

В самом начале холодной войны против России, в 1948 году, сколачивается «Антибольшевистский Центр Освободительного движения Народов России». По своей сути это был идейный преемник гитлеровского «Комитета освобождения народов России». Он включал власовцев, Народно-Трудовой Союз (НТС) и сотрудничавшую с гитлеровцами часть монархистов. Однако этот ранний плод холодной войны быстро распался на ряд враждующих между собой организаций: Комитет, объединивший власовцев (включая примкнувший к ним Союз воинов освободительного движения), Союз борьбы за освобождение народов России, Российское Общенациональное Народно-Державное Движение. Несмотря на громкие названия, все эти объединения носили искусственный характер, существуя на финансовые вливания ЦРУ. Не имевшие никакого политического и общественного значения, они использовались Западом в пропагандистской борьбе против России.

Холодная война против России приобретает характер крестового похода. ЦРУ решает сколотить из русских эмигрантов своего рода «правительство» в изгнании. В Мюнхене на американские деньги создается антирусский центр — Институт изучения СССР, призванный готовить кадры «независимых правительств», которые будут править Россией после оккупации ее Западом, руководитель Б.А. Яковлев (Нарейкис).

В том же Мюнхене в 40-х — начале 50-х годов американские спецслужбы осуществляют так называемый Гарвардский проект, главную роль в котором играл еврейский исследователь Натан Лейтес, автор книги «Московские процессы 1935–1937 годов». Сохранилось описание этого проекта, сделанное профессором Стратфордского университета С.П. Новиковым. По его сведениям, проект содержал широкое психологическое исследование новой эмиграции из СССР — гомо советикус. Над ним работали лучшие американские советологи. На проект было ассигновано несколько миллионов долларов. В процессе работы над этим проектом сотни советских беженцев подверглись специальным психологическим исследованиям. Для этого использовались так называемые Рошарх-тесты, тесты с чернильными пятнами, тесты с незаконченными предложениями, вплоть до интимных интервью на сексуальные темы, где каждое слово записывалось на магнитофон. А также другие тесты, где с помощью психоанализа выясняли различные щекотливые психологические комплексы.[106]

При поддержке ЦРУ формируется так называемая «Лига Борьбы за Народную Свободу» (1949). Ее руководство было почти полностью масонским (реанимированный Керенский, Зензинов, Р. Абрамович и тому подобные деятели) и антипатриотическим. Однако успеха эта «Лига» не имела. В 1951 году с помощью того же Керенского и на деньги ЦРУ активизируется (созданное еще в 1948 году) «Российское народное движение», а ему в «помощь» — «Комитет друзей русского народа», состоявший почти сплошь из евреев во главе с Исааком Дон Левиным, кадровым русофобом американских спецслужб.

По примеру гитлеровского режима американцы не жалеют денег на создание организации, которая бы объединила все эмигрантские силы в борьбе против СССР. На конференции в Штутгарте в августе 1951 года создается «Совет освобождения народов России», вскоре вступивший в постыдный альянс с откровенно антирусскими организациями, ратовавшими за расчленение России. А в 1952 году на базе этого объединения (исключая НТС и белорусских националистов) опять же на американские деньги формируется «Координационный Центр Антибольшевистской борьбы», возглавляемый Мельгуновым, с радиостанцией «Освобождение» (позднее переименованной в «Свободу»), Используя все возможные средства, и прежде всего радиостанцию, этот «Центр», опираясь на кадровых идеологических работников американской разведки, стал рупором западного образа жизни, орудием очернения и фальсификации истории России, клеветы на ее народ.

Естественно, патриотическая часть российской эмиграции отвергла предложение участвовать в работе организации, ставившей целью расчленение России и установление в ней американского порядка. Для организованного противостояния космополитизму и русофобии русские патриоты собираются на Второй Российский Зарубежный Съезд (апрель 1952 г., Нью-Йорк). На этом съезде, в котором приняли участие 103 делегата от разных русских организаций, был создан «Всероссийский Комитет Освобождения» (руководитель князь С.С. Белосельский-Белозерский). Параллельно съезду в Нью-Йорке прошли совещания национальных русских организаций в Париже и Брюсселе и в частности Европейский съезд Российского Национального Объединения, полностью поддержавший решения Зарубежного Съезда в Нью-Йорке. Возник даже «Фонд защиты правды о России и Русском народе и борьбы с русофобством».

ЦРУ осуществляет не только финансирование многих эмигрантских организаций, но и фактически полностью руководит разработкой программ их деятельности, исходя из интересов западного мира, и прежде всего США. Характерный пример — Народно-Трудовой Союз. На базе НТС ЦРУ создает несколько школ, готовивших агентов в СССР для проведения диверсионной и шпионской работы. Советская разведка сумела внедрить туда своих агентов. Первые «выпускники» этих школ, заброшенные в СССР в 1949 году, были сразу же арестованы. Такая же участь ожидала «выпускников» и на следующий год.

На средства ЦРУ действовала и подрывная антирусская Организация украинских националистов (ОУН), собравшая в своих рядах несколько десятков тысяч врагов России, большей частью из бывших немецких пособников. Антирусские операции ОУН в конце 1940-х годов разрабатывались совместно с ЦРУ и английской разведкой.[107] Цель — подрыв политической и экономической стабильности западных регионов России и, конечно, шпионаж в пользу Запада. Однако эффективность подрывной работы украинских националистов-агентов западных спецслужб фактически сводилась к нулю в результате успешной деятельности советской разведки, получавшей подробные данные о готовящихся операциях. Большая заслуга в выявлении подрывной работы антирусских сил принадлежит советскому разведчику К. Филби, сумевшему внедриться в высшие эшелоны руководства англо-американскими спецслужбами. Возглавляя базы английской разведки в Турции с 1947 по 1949 год, Филби передавал в СССР имена агентов, направляемых туда на подрывную работу, раскрывал их связи и адреса семей. Пост офицера по взаимодействию английской разведки и ЦРУ, который он занимал в Вашингтоне с 1949 по 1951 год, позволял Филби снабжать советское руководство материалами о готовящихся подрывных акциях против нашей страны. С помощью К. Филби были захвачены сотни специально подготовленных агентов из числа эмигрантов, сорваны десятки подрывных операций.[108] А это заставило западные правительства во многом умерить свои планы холодной войны против России с помощью русских эмигрантов.

Американская разведка любыми способами стремится усилить эмиграцию из СССР, подстрекая советских граждан бежать за границу. Как рассказывал советский эмигрант Г. Климов, ЦРУ даже использовало проституток для переманивания офицеров, выплачивая им солидную премию.

Для финансового обеспечения и поддержки перебежчиков из СССР американское правительство создает «Центральное объединение послевоенных эмигрантов».

ГЛАВА 8

Усиление холодной войны Запада против России. — «Железный занавес» НАТО вокруг СССР. — Агрессивная политика США. — Американское ядерное преимущество. — Разрушение единого антизападного лагеря. Слабость внешней политики СССР. — Берлинская стена. — Карибский кризис. — Американский шпионаж и провокации против СССР. — Антирусское восстание в Венгрии


После смерти Сталина холодная война Запада против России приобрела еще более широкий и изощренный характер. Успеху многих ее операций способствовали серьезные внешнеполитические ошибки советского руководства, ориентировавшего свои усилия на установление отношений с США и западными странами и противостояние некоторым потенциальным союзникам (прежде всего в лице Китая и Албании).

Если внешняя политика СССР в послесталинский период была чередой постепенных уступок Западу и ослаблением своих международных позиций, то политика США и западных стран носила более цельный, последовательный характер без каких-либо серьезных компромиссов с Россией по принципиальным вопросам. После войны США сумели объединить вокруг себя большой блок стран, противостоящих России, и шаг за шагом завоевывали себе все новых союзников, тогда как СССР в результате недальновидной внешней политики послесталинского руководства терял своих союзников. Вместо наращивания реальной силы и объединения своих союзников в один кулак советское руководство выпустило инициативу из рук, выбрав путь бесконечных переговоров, действенность которых была очень мала.

Агрессивный антирусский блок НАТО, ставивший своей главной стратегической целью завоевание и расчленение СССР, был основным международным инструментом Запада в диалоге с Россией. Рассуждения о сдерживании коммунизма в своей основе имели явно антирусский характер. Политическая подготовка солдат в армиях НАТО базировалась на отождествлении коммунистов и русских.

Одним из главных идеологов холодной войны против СССР стал брат директора ЦРУ государственный секретарь США с 1953 года Д.Ф. Даллес. Именно ему принадлежала формула: «Балансирование на грани войны».[109] Такой же законченный русофоб, как и его брат, Д.Ф. Даллес руководил внешнеполитической деятельностью США на крайних антирусских принципах, стремился объединить вокруг США все враждебные России силы, добиться размещения на территории стран, граничащих с СССР, американских атомных баз.

С целью задушить Россию Запад образует вокруг нее «железный занавес», наступательным форпостом которого становится опасное кольцо из сотен военных баз, в большинстве своем предназначенных для ядерной бомбардировки нашей страны. В течение 1954–1958 годов в Англии, Италии, ФРГ, Турции размещаются американские ядерные ракеты «Матадор», «Топ», «Юпитер», самолеты-снаряды «Мейс». В 1961 году атомное оружие появляется на территории Франции.[110] НАТО втягивает в свою орбиту ряд государств, возглавляемых диктаторскими проамериканскими режимами, — Японию, Тайвань, Южную Корею, Южный Вьетнам, Пакистан, Иран, Турцию и др. Опираясь на эти режимы, НАТО сколотил вокруг СССР кордоны недоброжелательства и русофобии, воплощенные в Багдадский пакт (СЕН-ТО), Манильский договор (СЕАТО) и многочисленные военные базы в Индийском, Атлантическом и Тихом океанах. Основателями и долгое время руководителями этой политики были ярые русофобы-масоны Д.Ф. Даллес и Д. Ачесон. Огромное количество американского ядерного оружия тайно размещается в Южной Корее сравнительно недалеко от границ СССР. По словам А.А. Громыко, она была просто «нашпигована ядерным оружием».[111]

К концу 50-х годов стратегический баланс ядерных сил складывался явно не в нашу пользу. Требовалось незамедлительно принимать ответные меры, чтобы нейтрализовать ядерную угрозу со стороны США и их союзников по НАТО. Для этого в 1959 году в Европейской части СССР устанавливаются ракеты средней дальности, которые хотя и улучшили наше положение, но не могли устранить стратегическое ядерное превосходство Запада.

Ядерные арсеналы СССР и США в 1962 году[112]

                                                                         СССР         США

Межконтинентальных баллистических ракет        50            300

Баллистических ракет на подводных лодках    около 5    более 100

Тяжелых бомбардировщиках                               190             600

с ядерным оружием

Кроме того, США имели в Западной Европе и другие ядерные средства передового базирования. Если ко всему этому добавить ядерное оружие Англии и Франции, то перевес становился еще более подавляющим. Всего в начале 60-х годов США обладали пятью тысячами единиц ядерного оружия, обеспеченного средствами доставки, тогда как у СССР этот арсенал составлял только триста единиц.[113]

В середине 50-х годов США разрабатывают шестнадцатый (!) план атомной бомбардировки России «Дропшот». Согласно этому плану Америка собиралась совершить нападение на СССР 1 января 1957 года. Для уничтожения России предполагалось сбросить 300 атомных бомб на 100 советских городов. Однако успехи русских ученых и инженеров, создавших мощное оружие возмездия, охладили пыл американских агрессоров. По данным американских экспертов, число прорвавшихся с целью возмездия на территорию США русских атомных бомбардировщиков может быть таким, что после их ударов 8,5 млн американцев погибнет и около 8 млн будет ранено, «пострадает основа американского образа жизни — собственность», «погибнет демократия». Замышлявшие агрессию американские правители не без основания боялись развала НАТО — европейские члены его настойчиво требовали отказа от планов ядерной бомбардировки СССР, так как понимали, что первый удар возмездия придется именно по ним.

В начале 60-х годов министр обороны США Р. Макнамара с горечью признал, что в случае ядерной войны общие потери будут до 100 млн человек. Ядерное превосходство США над СССР не гарантировало избежания громадных жертв и потерь американской стороне.

В 1955 году в Женеве проходило совещание глав правительств СССР, США, Англии и Франции, на котором советская сторона была представлена делегацией в составе Н.С. Хрущева, Н.А. Булганина, В.М. Молотова, Г.К. Жукова и А.А. Громыко. На этом совещании делегация СССР объявила странам Запада о своей готовности вступить в Северо-Атлантический союз — «если блок НАТО поставлен на службу делу мира, то он не может не согласиться с включением в него Советского Союза». Заявление на этот счет было оглашено председателем Совета Министров СССР Булганиным. Представители Запада были ошеломлены. «В течение нескольких минут, — пишет А.А. Громыко, ни одна из западных делегаций не произнесла ни слова в ответ на поставленный вопрос».[114] Опомнившись, западные делегации отказались это предложение даже обсуждать. Более того, в средствах массовой информации это предложение старательно замалчивалось.

Советское предложение о вступлении СССР в НАТО было первым предвозвестником горбачевских реформ по сдаче российских внешнеполитических позиций Западу. Не случайно, что в этом же году СССР без всяких условий выводит свои войска из Австрии, наряду с войсками трех других оккупационных держав. Однако последние установили там угодный им режим, а Россия уходила оттуда, даже не получив сполна выплаты по репарациям.

Перед выводом западных оккупационных войск ЦРУ устроило на территории Австрии специальные тайники, в которых спрятало винтовки, пистолеты, взрывчатку, канистры со слезоточивым газом, предназначенные для раздачи «бойцам сопротивления» против вероятного нападения Русской Армии. Подобные склады были устроены и в других европейских странах.[115]

Еще более грубый дипломатический просчет хрущевский режим допустил во время переговоров с Японией в 1955 году. В это время при тайной поддержке СШАЯпония поднимает вопрос о возвращении якобы принадлежавших ей трех островов Южных Курил. Собственно, инициативной стороной здесь были Соединенные Штаты, рассчитывавшие в случае передачи этих островов Японии разместить на них еще несколько своих ядерных баз, предназначенных для войны с СССР, которую они хотели развязать в 1957 году.

Ни исторически, ни юридически Япония не имела на эти острова никаких прав. Тем более, что принадлежность этих территорий России была определена Каирским и Ялтинским соглашениями 1945 года и подтверждена Сан-Францисским совещанием 1951 года.

В ответ на предложение Японии обсудить вопрос об островах Москва предлагает привлечь к решению вопроса в Международный суд. Токио отвергает эту инициативу и просит обсудить вопрос на двухсторонних переговорах. Хрущев почему-то соглашается на это, чем совершает грубую дипломатическую ошибку.

В ноябре 1955 года Хрущев и Булганин на переговорах в Москве с японской правительственной делегацией заявили, что СССР готов рассмотреть вопрос о передаче Японии островов Шикотан, Хабомаи и Кунашир «в обмен» на отказ Токио от военного сотрудничества с США и на подписание мирного договора с СССР. Министр иностранных дел В.М. Молотов, еще до приезда японской делегации выступавший против предложения Хрущева и Булганина, был исключен из состава советской делегации, проводившей переговоры.

В 1956 году инициатива Хрущева и Булганина была оформлена в текст советско-японской декларации о восстановлении дипломатических отношений между двумя странами. Непродуманные действия Хрущева создают для Русского государства опасный прецедент, ибо советско-японская декларация 1956 года стала основой для территориальных притязаний Японии к России.

Тем не менее, было бы неверно рассматривать внешнюю политику СССР в те годы как полностью ошибочную. На Ближнем Востоке советское правительство добилось значительных успехов, сделав своим союзником президента Египта А. Насера. В 1955 году оно провело с ним секретные переговоры о продаже Египту советского оружия. В результате подписания договора влияние США на эту страну резко упало, был положен конец западной монополии торговли оружием.

Летом 1956 года А. Насер национализировал Суэцкий канал, который незаконно эксплуатировали западные страны. В ноябре этого же года Англия, Франция и Израиль военными средствами попытались вновь захватить Суэцкий канал. Однако энергичные действия арабского руководства не позволили осуществиться преступным планам Израиля и западных держав. СССР и большая часть арабского мира чествовали А. Насера как героя. В 1958 году он совершил трехнедельную поездку по СССР, был почетным гостем на трибуне Мавзолея. Проведенные во время визита переговоры закрепили дружеские отношения СССР с арабским миром, противостоявшим западному империализму и сионизму. Таким образом, в тот период попытка Запада полностью господствовать на Ближнем Востоке провалилась. Однако это не означало, что Запад отступился от своих намерений.

В 1957 году США начинают новый этап в холодной войне против России. Провозглашается так называемая доктрина Эйзенхауэра — Даллеса. Согласно ей Соединенные Штаты присваивали себе право применения военной силы для навязывания своего господства на Ближнем и Среднем Востоке под предлогом борьбы против коммунистической угрозы, а на самом деле для военного противостояния СССР. В рамках этой доктрины были осуществлены политические интриги против Сирии и агрессивные военные операции против Ливана.[116]

Одним из главных внешнеполитических преступлений режима Хрущева стало разрушение единого политического пространства от Албании и ГДР до Китая и Кореи. Спровоцированный недалекой политикой послесталинского руководства разрыв между СССР и Китаем сильно подорвал устойчивость международных позиций нашей страны, подтолкнув ее к проведению невыгодной дая России западно-центристской политики. Сознательно вступив в конфронтацию с Китаем, Хрущев дал начало расколу международного антизападного лагеря. Испортив отношения с Китаем, он был вынужден отойти от принципиальной позиции в отношении США и других западных стран. Движение в сторону Запада стало реакцией на спровоцированную им конфронтацию с Китаем. От такой политики выигрывал только Запад, который всячески старался усилить противоречия между великими антизападными державами, предлагая каждой стороне свою поддержку против другой стороны.[117]

Конечно, не следует упрощать и позицию Китая. По мере укрепления режима личной власти Мао Цзэдуна усиливались и его гегемонистские устремления. Безусловно, они носили естественный характер, объясняясь растущим потенциалом громадной азиатской державы. Также естественно, что у СССР великодержавные тенденции Китая вызывали тревогу за стабильность своих южных границ. После смерти Сталина Мао стал претендовать на роль руководителя социалистического мира или хотя бы всей Азии. В этих условиях вполне разумно было бы принять предложение Мао о разграничении сфер влияния между Китаем и СССР, что позволило бы сохранить единое антизападное пространство. Однако Хрущев отверг это предложение. На переговоры в Пекин, где первый секретарь ЦК КПСС отказался от геополитического союза с Китаем, он прибыл после встречи на высшем уровне в Кэмп-Дэвиде (США), которая, возможно, и предопределила его выбор. Тогда Мао сказал ему: «Берите на себя Европу, Азию оставьте нам». Хрущев ответил: «Нам никто не поручал смотреть за Европой. Кто поручил Вам смотреть за Азией?»[118]

Разногласия между СССР и Китаем резко обострились, когда «советские друзья» отказались передать китайским «образец» атомной бомбы, вынудив Китай создавать ее самостоятельно. Постепенно отношения между двумя великими антизападными державами ухудшаются. В 1960 году СССР отзывает большую часть своих специалистов из этой страны, а также сворачивает военную и экономическую помощь.

В 1963 году по инициативе СССР, горячо поддержанной США, был подписан договор о запрещении ядерных испытаний, который в значительной степени был направлен против Китая, тогда не имевшего ядерного оружия. Мао Цзедун совершенно справедливо оценил этот договор как недружественный акт со стороны СССР.

Со времен Хрущева в аппарате ЦК формируется целый клан закулисных политиков, заинтересованных в продолжении этой конфронтации и ориентирующихся на Запад. Трудно сказать, что больше определяло здесь их мотивы — боязнь ответственности за участие в первоначальном ошибочном решении на конфронтацию с Китаем или просто тщательно скрываемая ненависть к Русскому государству, стремление нанести ему ущерб любой ценой. Скорее всего, присутствовали оба мотива. К числу подобных политиков следует отнести таких еврейских большевиков, как Бурлацкий, Арбатов, Иноземцев, Бовин. Именно этими деятелями, впоследствии выявленными как агенты влияния США, по поручению Хрущева было составлено печально известное «Открытое письмо ЦК КПСС» китайскому руководству, в котором по сути дела Китаю объявлялась холодная война.[119]

Разрыв с Китаем, а впоследствии и с Албанией, резко ухудшил международное геополитическое положение СССР. Морские и воздушные коммуникации Китая и Албании имели большое стратегическое значение для развития обороны нашей страны. Кроме того, единое союзническое пространство обеспечивало эффективный общий фронт, противостоящий западному экспансионизму и агрессии. В результате СССР не только ослабил свои мировые позиции, но и получил по всей советско-китайской границе постоянный очаг напряженности. Все это отвлекало силы СССР и позволило США начать осенью 1954 года агрессию против Вьетнама и не особенно стесняться в провокационных действиях против Кубы, Северной Кореи, ГДР, а также государств Ближнего Востока.

В ноябре 1958 года СССР выступил с инициативой заключения странами-победительницами мирного договора с двумя германскими государствами — ГДР и ФРГ — и придания статуса «вольного города» Западному Берлину. Однако США всяческим образом препятствовали этой инициативе. На встрече Хрущева и Кеннеди в Вене летом 1961 года советская сторона заявила, что в случае отказа США и других западных стран подписать мирный договор, СССР в одностороннем порядке подпишет договор с ГДР и преградит им доступ в Западный Берлин. В ответ на мирное предложение СССР президент Кеннеди раздраженно заявил, что он не остановится перед войной, чтобы «защитить» Западный Берлин. По его приказу усиленно проводятся военные приготовления, призываются на службу 250 тыс. резервистов, военный бюджет увеличивается на 6 млрд. долл. Американские войска и техника в огромных масштабах направляются в ФРГ. Оккупация Западного Берлина американскими войсками ставит мир перед угрозой новой войны. «Мы, — сказал Хрущев, — войны не хотим, но если вы ее навяжете, то она будет». Агрессивный тон, принятый американской стороной, вынудил СССР и его союзников пойти на решительные шаги. Чтобы избежать военного конфликта, в ночь с 12 на 13 августа 1961 года были закрыты границы между Восточным и Западным Берлином. Первоначальные проволочные заграждения устанавливаются по всему периметру границ (позднее они были заменены бетонными). Так в результате агрессивной политики США возникла Берлинская стена.

1 сентября 1961 года СССР после трехлетнего моратория взорвал на полигоне на Новой Земле водородную бомбу мощностью более пятидесяти мегатонн, что послужило отрезвляющим душем для американской стороны и заставило ее задуматься над возможными последствиями агрессивной политики.

Слабость советского руководства, возглавляемого Н.С. Хрущевым, особенно явно проявилась во время так называемого Карибского кризиса в октябре 1962 года, в основе которого, конечно, лежала агрессивная политика Соединенных Штатов, предполагавшая двойной стандарт в отношениях с другими странами. Суть этого кризиса заключалась в том, что СССР на основании дружественного договора с Кубой и для ее защиты от нападения США[120]начал там установку 42 ракет с ядерными боеголовками, способными нанести сокрушительные удары возмездия по городам американского агрессора в радиусе 3000 км, а на восточном побережье США поразить основные объекты в течение нескольких минут. Шаг этот соответствовал нормам международного права и был адекватен мероприятиям американской стороны, разместившей в Турции на границе с СССР военные базы с ракетами «Юпитер», направленными на советские города. Руководство США в ультимативной форме потребовало от СССР вывезти ракеты с Кубы, что по сути дела было грубым вмешательством в суверенные права СССР и Кубы. С точки зрения международного права, ничто не противоречило заключению договора на их установку между СССР и Кубой. США сами создали прецедент, разместив свои ракеты в Англии, Италии, ФРГ и Турции (рядом с советской границей). Таким образом, претензии США в своей основе были безосновательны. Помощник президента Кеннеди Т. Соренсен позднее признавался, что сам Кеннеди был озабочен, что в мире скажут: «А какая разница между советскими ракетами на расстоянии 90 миль от Флориды и американскими ракетами в Турции, прямо у порога Советского Союза [121]

Многие понимали правомерность предпринятых СССР действий. Как справедливо отмечалось американскими исследователями:

«Советское решение разместить на Кубе баллистические ракеты средней и промежуточной дальности, похоже, явилось ответом на три главные озабоченности:

• ощущавшуюся необходимость удержать США от вторжения на Кубу;

• ощущавшуюся необходимость подправить существовавший в пользу США огромный дисбаланс по числу обеспеченных средствами доставки ядерных вооружений;

• желание, порожденное соображениями национальной гордости и престижа, осуществить в противовес развертыванию Соединенными Штатами ядерного оружия по периметру Советского Союза «равное право» Советского Союза развернуть свои собственные ракеты на территории, примыкающей к Соединенным Штатам».[122]

Требовать от СССР вывода своих ракет из страны, куда они были введены с согласия дружественного правительства, американские власти не имели права. Советскому правительству следовало бы проводить твердую линию на обуздание зарвавшегося агрессора. Однако авантюрист от политики Хрущев с самого начала проявил слабость и колебания, которые по разведывательным каналам ЦРУ стали известны американскому руководству.

По команде Белого дома американские средства массовой информации начали оголтелую кампанию против СССР, лживо обвиняя его в проведении «агрессивной политики». Приказом президента США вводится военная блокада Кубы, все суда, направляющиеся в кубинские порты, подвергаются незаконному осмотру. Приводятся в состояние боевой готовности вооруженные силы. На Кубу готовится армия вторжения — 250 тыс. военнослужащих сухопутных войск, 90 тыс. морских пехотинцев и десантников, авиационная группировка, способная произвести две тысячи самолетовылетов в один день для удара по различным объектам острова. Из числа американских марионеток формируется новое правительство Кубы. Американское правительство намечает и ядерную бомбардировку. На юго-востоке США в воздухе круглосуточно дежурили стратегические бомбардировщики Б-52 с ядерным оружием на борту. Как только один из них приземлялся для заправки, другой немедленно поднимался в воздух. Когда советские торговые суда подошли к границе блокады, одни из них получили приказ остановиться, другие — возвращаться в СССР.

Ошибка советского руководства состояла в том, что размещение советских ракет на Кубе осуществлялось тайно, хотя в этом не было необходимости. Комплекс неполноценности, который все время владел Хрущевым, не позволил ему сделать это открыто, как США в Турции. Американская администрация сразу же увидела здесь слабость позиции советского руководства. Более того, измена офицера советской военной разведки Пеньковского, передавшего в США сведения о реальном ядерном потенциале СССР (оказавшемся значительно меньшим, чем в США), вызвала в американских верхах нездоровое эйфорическое состояние, соблазн немедленно показать свое ядерное превосходство.

В общем, реакция США была неадекватной угрозе их национальной безопасности и объяснялась стремлением следовать путем силовой политики. Под угрозой войны администрация Кеннеди потребовала от советского руководства вывести ракеты с Кубы. С 16 по 28 октября 1962 года США держали мир на грани ядерной катастрофы, американские вооруженные силы впервые за всю послевоенную историю были приведены в наивысшую степень боевой готовности.

В этой ситуации советское руководство растерялось и вновь проявило слабость, выразившуюся в непоследовательных и поспешных действиях. Только на 13 день была заключена взаимная договоренность, что СССР выводит ракеты с Кубы, за что США дает обязательство не нападать на Кубу, а через несколько месяцев демонтировать свои ракеты в Турции.

Соединенные Штаты не прекращали активный шпионаж и провокационные действия против СССР. Со второй половины 50-х годов по распоряжению президента Эйзенхауэра американские самолеты У-2 осуществляют постоянные облеты и фотографирование советской территории. В 1960 году один из самолетов-шпионов был сбит, а над летчиком (фактически над правительством США) устроен показательный процесс. Однако этот процесс не остановил американского шпионажа. Через несколько месяцев после него американцы запустили спутник-шпион.

Американское правительство постоянно давало задания своим спецслужбам по организации провокаций и восстаний против России.

Еще летом 1953 года американские агенты в Восточном Берлине организовали «стихийные беспорядки», имевшие антирусский характер. Беспорядки были подавлены советскими войсками, хотя не обошлось без жертв.

Еще более серьезной провокацией против России стало инициированное американскими и западногерманскими агентами антирусское восстание в Венгрии.

Не последнюю роль в этом антирусском восстании сыграл Имре Надь, в свое время предложенный на роль премьер-министра Венгрии Берией. С 30-х годов этот антирусски настроенный венгерский большевик, по некоторым данным, участвовавший в убийстве русского Царя Николая II и его семьи, был штатным агентом НКВД (под кличкой «Володя»)[123] и, по-видимому, одновременно агентом американской разведки.

Восставшие убивали русских солдат и офицеров. Делалось это преимущественно из-за угла, в спину, самым зверским образом. Зарубежные радиостанции подстрекали венгров убивать русских как оккупантов и насильников. Из-за границы поступали оружие и деньги. Только решительными действиями советского командования антирусский мятеж был подавлен. У мятежников было отобрано и изъято 182 тыс. единиц стрелкового оружия, 3178 пулеметов, 40 орудий и минометов, 64 тыс. штук гранат и снарядов.[124]

Во время событий в Венгрии в 1956 году в Москве произошли студенческие митинги. Студенты призывали выступить в поддержку венгров и протестовать против действий советского правительства. На этих митингах выдвигались антисоветские (а фактически антирусские) лозунги. Хотя очевидно, что к этим беспорядкам приложили руку западные спецслужбы (программа Даллеса была в действии), чиновники из КГБ подошли к этому делу формально и расценили эти беспорядки как недовольство Хрущевым.[125]

ГЛАВА 9

Психологическая война против России. — Программы, морального разложения и подготовки агентов влияния. — Ставка на потомков еврейских большевиков. — Антирусский закон о «порабощенных нациях». Американский комитет по борьбе с Русским народом


После того, как американская администрация осознала невозможность уничтожить Россию обычными военными методами, в недрах государственного аппарата США вырабатываются планы всеобщей психологической и пропагандистской войны против СССР, на которую выделяются многие миллиарды долларов.

Определяя характер этой войны, военно-теоретический журнал НАТО «Дженерал милитари ревью» откровенно писал: «Единственный способ выиграть третью мировую войну — это взорвать Советский Союз изнутри с помощью подрывных средств и разложения».[126]

Главный метод войны — противопоставление России всем остальным странам, Русского народа — всему остальному миру, а внутри страны — стравливание одних групп населения с другими.

Документы западных разведслужб формулируют методику борьбы против Русского народа:

«В политическом плане мы стремимся лишить русских того сотрудничества, какое готовы были бы осуществить миллионы людей, к которым мы обращаемся. В военном плане мы хотим, чтобы этот район оставался для русских ненадежной зоной коммуникаций». [127]

«Используйте прием натравливания… одной группы населения на другую, если возможно — большинства против меньшинства. Это очень важно. Всегда стойте на стороне тех…. кого вы можете лучше всего использовать для осуществления вашей цели. Если вам некого поддерживать, создавайте таких сами».[128]

«Цели и задачи психологической войны против России определялись западными стратегами в двух основных направлениях. Во-первых, по подготовке „единомышленников, союзников и помощников в России“, т. е. агентов влияния. Во-вторых, по моральному разложению Русского народа, разрушению его духовных ценностей и навязыванию чуждых установок в жизни.

Жизненное кредо агентов влияния, работавших по планам ЦРУ над развалом нашей Родины, выразил еще в последние месяцы второй мировой войны высокопоставленный масон и будущий директор ЦРУ А. Даллес: «Окончится война, кое-как все утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем, все золото, всю материальную помощь или ресурсы на оболванивание и одурачивание людей. Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Из литературы и искусства мы, например, постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театр, кино — все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху…

Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство, наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов — все это мы будем насаждать ловко и незаметно… Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением… Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, будем всегда главную ставку делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них шпионов, космополитов. Вот так мы это и сделаем».[129]

С 1953 по 1962 год масон А. Даллес в качестве директора ЦРУ разрабатывает ряд секретных программ и директив, которые принимаются Советом национальной безопасности США. В основу их закладываются высказанные выше мысли и идеи. Несмотря на всю чудовищность и цинизм этих разработок, они являлись прямым продолжением идей разрушения СССР, выдвинутых в годы войны начальником УСС Доннованом, предложившим способствовать Гитлеру в завоевании СССР.

Одним из главных пунктов этих программ была подготовка агентов влияния в России.

По-видимому, среди первых подобных опытов подготовки агентов влияния стала попытка американских спецслужб завербовать некоторых лиц из группы советских стажеров, находившихся в конце 50-х — начале 60-х годов в Колумбийском университете, среди которых были, в частности, будущие «прорабы перестройки» А. Яковлев и О. Калугин. Как отмечал бывший председатель КГБ СССР В. Крючков, «Яковлев отлично понимал, что находится под пристальным наблюдением американцев, чувствовал, к чему клонят его новые американские друзья, но правильных выводов для себя почему-то не сделал. Он пошел на несанкционированный контакт с американцами, а когда нам стало об этом известно, изобразил дело таким образом, будто сделал это в стремлении получить нужные для советской стороны материалы из закрытой библиотеки».[130]Другой его соратник по стажировке, О. Калугин (будущий генерал КГБ), чтобы уйти от ответственности, донес на своего товарища, у которого после этого были крупные неприятности. Сохранилась фотография еще 50-х годов, опубликованная в эмигрантской газете «Русский голос», на которой запечатлены А.Н. Яковлев и О. Калугин в компании кадровых сотрудников ЦРУ.[131]

Уже в 60-е годы США и западные спецслужбы создают себе единомышленников в лице так называемых диссидентов, значительная часть которых являлись генетическими наследниками палачей Русского народа, еврейских большевиков и масонов — Литвинова, Красина, Антонова-Овсеенко и др. Именно на осколки кланов еврейских большевиков ЦРУ возлагает особые надежды. Антирусская радиостанция «Свобода» и подобные ей формируют свои кадры преимущественно из евреев, обозленных потомков пламенных революционеров.

Потомки еврейских большевиков становятся главными исполнителями программы «психологической войны» против России. Участником разработки одной из таких программ был председатель Центрального объединения послевоенных эмигрантов (ЦОПЭ) писатель Г.П. Климов. Объединение это работало рука об руку с ЦРУ и на его деньги. В частности, был подготовлен так называемый Гарвардский проект «спасения страны от большевиков руками троцкистов и меньшевиков», как шутили в ЦРУ.[132] В 60-е годы главные органы психологической войны против СССР были забиты потомками советских и досоветских революционных деятелей, в основном еврейских большевиков.

Из своих мытарств на чужбине Г. Климов вынес, что «война сейчас идет совершенно не там и „линия фронта“ проходит не по расстановке сил в, как всегда лживой прессе; что „пятая колонна“ всех стран и народов — это подлинный интернационал определенного психического и генетического склада. Именно они, эти люди, сея ненависть и разрушение, пытаются столкнуть здоровых и не подозревающих лбами. И понял я, что Запад хорошо это знает и в отсутствие „железного занавеса“ вся зараза, которую они так усердно вскармливали, поплыла к ним».

«Работая на кадрах, — говорил Климов, — я всегда удивлялся политике КГБ в отношении политических придурков. Не государственная безопасность, а санаторий! Вместо того, чтобы изолировать всевозможных извращенцев — ведь они-то ж пополняют штат перманентных революционеров, — им дают все больше и больше прав: Горбачев действует в том же духе. Или этот Сахаров. Политический дебил. Это же ставленник Берии в атомном шпионаже! Думаете, в Союзе не было более талантливых ученых, чем этот Сахаров? Берия и от службы в армии его освободил как дебила… Ворон к ворону летит».[133]

Среди методов ЦРУ в психологической войне против СССР особое место в то время занимали попытки склонить граждан России к невозвращению на Родину во время пребывания за границей. Со стороны западных спецслужб велась настоящая охота за советскими людьми, выезжавшими за границу. «Был даже специальный план ЦРУ, где давались рекомендации, как склонять наших граждан остаться за рубежом».

ЦРУ использовало все возможное для поддержки на территории России антирусских подпольных организаций и бандформирований. На его деньги в СССР переправлялись оружие, литература, а также шпионское снаряжение, ибо практически все члены антирусского подполья выполняли разведывательные и подрывные задачи западных спецслужб.

За счет ЦРУ антирусское подполье в СССР держалось довольно-таки долго. Последний схрон оуновцев в Западной Украине был ликвидирован в 1962 году, а националистические движения в Латвии, Литве и Эстонии продолжали действовать нелегально и в 60-е годы.[134]

Для идеологического обоснования «справедливости» этой войны Конгресс США единогласно принимает так называемый закон о порабощенных нациях. Являясь ярчайшим примером воинствующей русофобии, закон этот предписывал отмечать третью неделю июля как неделю порабощенных наций. Заявлялось, что эти нации порабощены Русским народом, который по этому закону отождествлялся с коммунизмом и коммунистами. Закон был разработан рядом антирусских деятелей преимущественно еврейского происхождения по инициативе некоего Добрянского, сенаторов Дугласа и Джейвица, конгрессменов Фейгана и Бентла. Как образец классической русофобии Запада я процитирую этот закон почти полностью:

«Империалистическая и агрессивная политика русского коммунизма привела к созданию обширной империи, которая представляет собой зловещую угрозу безопасности Соединенных Штатов и всех свободных народов мира, и так как империалистическая политика коммунистической России привела путем прямой и косвенной агрессии к порабощению и лишению национальной независимости Польши, Венгрии, Литвы, Украины, Чехословакии, Латвии, Эстонии, Белоруссии, Румынии, Восточной Германии, Болгарии, континентального Китая, Армении, Азербайджана, Грузии, Северной Кореи, Албании, Идель-Урала, Тибета, Казахии, Туркестана, Северного Вьетнама и других, и так как эти порабощенные нации, видя в Соединенных Штатах цитадель человеческой свободы, ищут их водительства в деле своего освобождения и обретения независимости и в деле восстановления религиозных свобод христианского, иудейского, мусульманского, буддийского и других вероисповеданий, а также личных свобод, и так как стремление к свободе и независимости подавляющего большинства народов этих порабощенных наций являет собою сильнейшую преграду войне и одну из лучших надежд на осуществление справедливого и прочного мира, и так как именно нам следует надлежащим официальным образом ясно показать народам тот исторический факт, что народ Соединенных Штатов разделяет их чаяния вновь обрести свободу и независимость, то отныне да будет: постановлено Сенатом и Палатой представителей Соединенных Штатов Америки, собранных в Конгрессе, что:

Президент Соединенных Штатов уполномочивается и его просят обнародовать прокламацию, объявляющую третью неделю июля 1959 года «Неделей Порабощенных Наций» и призывающую народ Соединенных Штатов отметить эту неделю церемониями и выступлениями. Президента далее уполномочивают и просят обнародовать подобную же прокламацию ежегодно, пока не будет достигнута свобода и независимость для всех порабощенных наций мира».

Патриотическая часть русской эмиграции выступила резко против антирусского закона, принятого Конгрессом США. Так, в письме к правящим американским кругам двух выдающихся русских людей в США А.Толстой и И. Сикорского отмечалось:

«Печально, что резолюция пренебрегла включением в список Русского народа как жертвы коммунизма. Более того, включение в этот список некоторых неотъемлемых частей России, названных „порабощенными нациями “, дает Хрущеву в руки мощное пропагандное оружие, выставляя его защитником русского единства… Мы знаем, что политика Соединенных Штатов не пытается предрешить границ и политического строя территорий, входящих в состав Советского Союза, но Русский народ не знает этого, и для него резолюция Конгресса может означать опасное намерение расчленить его родину. Такое мнение Русского народа может оказаться причиной серьезного ослабления позиции свободного мира в борьбе с коммунизмом.

Мы знаем, что Русский народ был одной из первых жертв коммунистического заговора, в котором — чего нельзя отрицать — участвовали и русские ренегаты, но который по существу был заговором интернациональным. Мы твердо надеемся, что недоразумение, порожденное резолюцией Конгресса, будет в будущем исправлено».

На средства правительства США создается «Американский Комитет Освобождения Народов России», который было бы правильнее назвать Комитетом по борьбе с Русским народом. Его председатель адмирал А. Г. Кэрк однозначно определил цели этого комитета как борьбу с Русским народом, справедливо (со своей, масонской точки зрения) поставив в один ряд всех врагов коренного Русского государства «от жаждавших свободы декабристов 1825 года до приветствуемых нами сегодня беглецов из Советского Союза».

Этот антирусский комитет, по оценке немецкого историка Х.Е. Фолькмана, «однозначно склонялся к тому, чтобы поощрять, прежде всего, финансово, процесс отделения „российских" национальностей. Эта позиция не в последнюю очередь преследовала цель — вместе с разгромом большевистского господства произвести также расчленение России и тем самым исключить ее как политического и экономического противника Америки».[135] Поэтому (а не «по недомыслию», как казалось некоторым эмигрантам) американцы поддерживали сепаратистские политические организации (например, Антибольшевистский Блок Народов), для которых «борьба с большевиками означала одновременно борьбу с русскими».

ГЛАВА 10

Слабость внешней политики СССР. — «Разрядка» как уступка Западу. — Хельсинкское совещание против России. — Двуличие восточноевропейских лидеров. — Попытки советского руководства нормализовать отношения с Китаем и Албанией. — Отношения с третьим миром. Ввод советских войск в Афганистан


Так называемая политика разрядки, продолжавшаяся с конца 60-х до конца 70-х годов, на самом деле была политикой постепенной капитуляции СССР как сверхдержавы перед Западом, и прежде всего США. Именно в условиях этой политики Запад по-настоящему оценил внутреннюю слабость, беспринципность и духовную несостоятельность советского партийного руководства.[136]

Как справедливо отмечал генерал КГБ Н.С. Леонов, психологически США никогда не признавали Советский Союз равным партнером, и вся работа американских дипломатов строилась на исходном принципе превосходства США над СССР, которое только надо было закрепить в итоговых документах. Многие темы, тесно связанные с международной безопасностью, вообще исключались американцами из переговоров как не соответствующие их национальным интересам. Такая судьба постигла предложения об отказе от инициативы ядерного нападения, об отказе от воздействия на природные силы в военных целях, о демилитаризации космоса, об ограничении военного противостояния в Индийском океане и т. д., и т. п. Другие проблемы — противоракетная оборона, сокращение стратегических наступательных вооружений, прекращение подземных ядерных испытаний — порождали многолетние тягучие «посиделки», в ходе которых США, следившие за все увеличивавшейся экономической слабостью СССР, просто ждали момента, когда, наконец, руководство СССР, а потом России дрогнет и согласится на их условия. Как бы это ни звучало горько для наших дипломатов, но в переговорной борьбе США неизменно переигрывали нас и постепенно ограничивали, связывали наши амбиции, более расчетливо ставили вехи для будущего вероятного хода развития мира.[137]

«Разрядка», начатая советским руководством в тот период, когда США вели агрессивную войну во Вьетнаме против наших союзников, стала позором внешней политики СССР, предоставив агрессору односторонние преимущества и возможность ослабить давление на себя с Востока.

Именно после унизительной «разрядки» стала возможной провозглашенная Рейганом агрессивная гегемонистская политика: «Пусть Америка встанет во весь рост», а также успешное осуществление программы подрывных действий против России (о которой я буду говорить в следующей главе).

Результатом политики «разрядки» во второй половине 60-х — в 70-е годы стало подписание ряда международных договоров и соглашений, к числу важнейших из которых следует отнести:

• Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (1967);

• Договор о нераспространении ядерного оружия (1968);

• Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в их недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения (1971);

• Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсичного оружия и об их уничтожении (1972);

• Конвенция о запрещении военного или иного враждебного использования средств воздействия на природную среду (1977);

• Договор об ограничении систем противоракетной обороны СССР и США — ПРО (1972) и Протокол к нему (1974);

• Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений СССР и США — ОСВ-1 (1972).

Переговоры об ограничении стратегических наступательных вооружений между СССР и США начались в ноябре 1972 года, но только в 1974 году на встрече во Владивостоке были достигнуты определенные успехи. Переговоры были напряженными и трудными. Американская сторона сумела убедить уже тогда больного Л.И. Брежнева пойти на уступки по ряду позиций, которые явно нарушали национальные интересы нашей страны.

Каждая сторона принимала на себя обязательство не переходить установленный предел вооружений. Ограничению подлежали наряду с межконтинентальными баллистическими ракетами наземного базирования и баллистическими ракетами на подводных лодках также и тяжелые бомбардировщики. Однако при этом в общем количестве единиц вооружений, которое разрешалось иметь каждой стороне, не учитывались американские ядерные средства передового базирования, достигающие территории СССР, и соответствующие виды ядерного оружия союзников США по НАТО. Против подписания договора резко выступили министр обороны Гречко и председатель Верховного Совета СССР Подгорный. Однако Брежнев, опираясь на мнение Андропова, Косыгина, Устинова, все же подписал невыгодный для страны договор, тем самым создав опасный прецедент на будущее.

В процессе переговоров по ОСВ-1 американская сторона увидела в готовности советского руководства уступить не столько стремлением к миру, сколько, прежде всего, выражение слабости и отставания в экономических возможностях вести дальнейшую гонку вооружения. Опираясь на мнение своих экспертов, американцы считали, что СССР готов идти на односторонние уступки с тем, чтобы уменьшить свои военные расходы в тех направлениях, где они были особенно тяжелы.

Согласившись на политику «разрядки», США исходили из тяжелых условий, в которых они очутились в результате поражения во вьетнамской войне. Когда во второй половине 70-х годов «вьетнамский синдром» прошел, и США снова обрели возможность продолжать гонку вооружения, они постепенно отказываются от политики «разрядки», рассчитывая победить СССР военным путем.

Хотя задним числом американская администрация объясняла свой отход от «разрядки» советской войной в Афганистане, факты свидетельствуют об ином: отход США и их партнеров по НАТО произошел задолго до событий в Афганистане.

Прежде всего, это проявилось в вероломстве в отношении подписания договора ОСВ-2, который американская сторона, несмотря на договоренности, отказалась подписать, настаивая на дополнительных односторонних уступках СССР.

В мае 1978 года Совет НАТО принял решение о ежегодном увеличении военных бюджетов членов этой организации на протяжении пятнадцати лет, а в следующем году президент США подписывает документ о «пятилетке» наращивания военного потенциала США до высочайшего уровня. До войны в Афганистане принимается и опасное решение НАТО о «довооружении» — размещении в Европе новых американских ракет средней дальности.

Серьезным поражением советской дипломатии был Заключительный акт Хельсинкского совещания в 1975 году. Впадавшие в старческий маразм Брежнев и Громыко и их космополитически настроенные советники фактически пошли на поводу у западных стран, которые сумели навязать им свои условия и правила игры. В результате получился документ, который отвечал интересам США и их союзников, но не Советского Союза.

В документе хотя и утверждались послевоенные границы в Европе, но, вместе с тем, допускалось их изменение «мирными средствами». Именно эта формулировка была впоследствии использована Западом при разрушении СССР, ГДР и Югославии.

В вопросах гуманитарного сотрудничества, свободы передвижения людей, обмена идеями и информацией советская сторона приняла полностью позиции Запада, тем самым поставив под удар духовные ценности России и ее государственный суверенитет. Благодаря этой уступке западные страны в значительной степени легализовали свою подрывную работу против СССР, сделав проводниками идей «свободного мира» кучку далеких от интересов Русского народа еврейских диссидентов.

И, наконец, по экономическим вопросам западные дипломаты тоже достигли победы, сумев сохранить нетронутой «всю капитально возведенную вокруг СССР стену торгово-экономической блокады, валютно-финансового карантина».

Непоследовательность и уступчивость в отношениях СССР с западными странами, а также ухудшение положения отечественной экономики сказались и на советских связях со странами — членами Варшавского договора. За внешней лояльностью последних к России, все сильнее проявлялось закулисное западное влияние. В руководстве восточноевропейских стран существовали, как правило, две группы политиков: одна ориентировалась на СССР, другая — на Запад. К первой относились министры обороны и внутренних дел, руководители партийных органов; ко второй — премьер-министры, министры иностранных дел и экономических ведомств. «Прозападная ориентация части партийногосударственного аппарата тщательно скрывалась, маскировалась многочисленными заявлениями дружественного характера».[138] Втайне от руководства СССР некоторые восточноевропейские союзники вели переговоры с Западом о кредитах (Венгрия, Польша), постепенно попадая в экономическую зависимость от него. Механизм Совета Экономической Взаимопомощи действовал формально и не ориентировал страны-участницы на развитие действительно взаимовыгодных торговых и экономических отношений. СССР фактически брал на свое содержание часть экономики восточноевропейских стран в форме поставок сырья и энергоресурсов по ценам гораздо ниже мировых (нефть, например, — 50 % мировой цены), получая взамен товары низкого качества и по высоким ценам. Получив сырье и энергоносители из СССР, восточноевропейские союзники (чаще Румыния и ГДР) перепродавали их на Запад. Например, ГДР, настойчиво добивавшаяся увеличения поставок нефти, организовала ее перегонку на своих заводах, а продукты перегонки (бензин, смазочные масла) продавала по мировым ценам на Запад.

Сильно упало идейное влияние СССР и на международное коммунистическое движение. На созванное в 1969 году международное Совещание коммунистических и рабочих партий многие партии не прислали свои делегации, а те, кто приехал, не могли договориться по важнейшим проблемам. Тем не менее, у КПСС оставались еще рычаги тайного воздействия на некоторые зарубежные (прежде всего коммунистические) партии.

В ЦК КПСС существовал секретный фонд левых и рабочих партий, куда КПСС вносила взнос в размере до 22 млн долл. Кроме того, существовала иная форма участия ЦК КПСС и КГБ СССР в финансировании зарубежных политических партий. Осуществлялось это по схеме, по которой в 1915–1917 годах финансировал большевиков немецкий Генштаб. «Дружественная» западная фирма X покупала какой-то товар у всесоюзного внешнеторгового объединения Υ. Вырученная сумма у Υ изымалась и по каналам КГБ возвращалась фирме X, которая осуществляла субсидирование соответствующей партии. Убытки Υ обеспечивались рублевым покрытием из бюджета КГБ.[139]

Ухудшение международного положения СССР, связанное с вводом советских войск в Чехословакию (1968), и кровавые конфликты на советско-китайской границе (1968–1969)[140] вынудили советское руководство искать разрешение кризиса в нормализации отношений с Китаем и Албанией. Инициатором этого шага выступило советское военное руководство, поддержанное Косыгиным, Андроповым, Соломенцевым. Они справедливо считали, что «обострение конфронтации с Пекином в условиях противостояния СССР и его союзников с НАТО и с учетом кризисных тенденций в экономике и внешней торговле нашей страны приведет к „окружению “ Советского Союза, ввергнет его в изоляцию и хаос».[141] Подчеркивалась стратегическая значимость морских и воздушных коммуникаций Китая и Албании, отмечалось, что налаживание союзнических отношений с Пекином и Тираной улучшит отношения СССР с Румынией и Северной Кореей, облегчит помощь Вьетнаму, Кубе и государствам Ближнего Востока.

Одним из главных моментов, разделявших позиции СССР и Китая (а также Албании), был отказ советского руководства от объективной оценки роли и значения Сталина в построении социализма. Китай и Албания настаивали на восстановлении исторической справедливости в отношении личности Сталина как основном залоге единства социалистических стран.

По указанию Брежнева и Андропова к предстоящему 90-летию со дня рождения Сталина подготавливается статья в газете «Правда», осуждающая «субъективные и предвзятые оценки деятельности Сталина, характерные для предшествующих лет». Предполагалось, что эта статья должна была послужить основой специального постановления ЦК КПСС. Подготовка статьи предусматривалась предварительными договоренностями Косыгина и премьера КНР Чжоу Эньлая, в ходе их переговоров в Пекинском аэропорту (11 сентября 1969 года) обсуждались военно-политические и пограничные вопросы. Оба премьера пришли также к выводу, что «реабилитация Сталина» является составной частью советско-китайских отношений, основанных на договоре о дружбе и взаимной помощи между СССР и Китаем (1950). В коммюнике об их переговорах отмечалось, что «разлад между СССР и КНР выгоден лишь империалистам и их наймитам». Китайская сторона обещала содействовать организации переговоров между СССР и Албанией.

Однако космополитически настроенные советники политического руководства СССР сумели найти возможности похоронить эту договоренность. В ответ на открытое предложение КНР обсудить вопрос о Сталине на международном совещании компартий в присутствии делегаций Китая и Албании начались дипломатические проволочки, закончившиеся отказом. Более того, не вышла в свет уже подготовленная и даже набранная статья в «Правде». По оценкам исследователей, статью в «Правде» остановили по указанию М. Суслова и круга связанных с ним лиц, игравших неблаговидную политическую роль еще при Хрущеве.

Внешняя политика СССР в странах третьего мира также была не совсем успешна. Как отмечал начальник Аналитического управления КГБ СССР Н.С. Леонов: «Во все крупные пертурбации того времени в „третьем мире“ Советский Союз вовлекался стихийно, сплошь и рядом против своей воли».

В Африке опорой советской политики стал ряд государств, провозгласивших социалистический путь развития, прежде всего Ангола, Мозамбик, Эфиопия; в Азии — Вьетнам и Северная Корея; в Америке Куба и Чили (до свержения президента С. Альенде). Поддержание отношений с этими странами требовало больших финансовых затрат и поставок вооружений, не гарантируя серьезного стратегического партнерства со стороны их политических режимов.

Определенным успехом советской внешней политики начала 70-х годов было подписание Договора о мире, дружбе и сотрудничестве с Индией. Подготовка и заключение договора велись в полной тайне. В результате действия договора СССР гарантировалась поддержка ведущего государства в движении неприсоединения, а Индия могла рассчитывать на дипломатическую поддержку и на поставки оружия в войне с Пакистаном, занимавшим прозападную позицию. В короткой войне между Индией и Пакистаном последний потерпел сокрушительное поражение, его восточная часть приобрела независимость и стала государством Бангладеш. Для СССР это означало ослабление западного напора на южных границах. Укрепление позиции Индии улучшило ее баланс сил с Китаем. Как справедливо отмечалось советским дипломатом в ООН: «Впервые в истории США и Китай вместе потерпели поражение».

Вероломная агрессия Израиля против союзников СССР Египта и Сирии в 1967 году была осуществлена при поддержке и даже подстрекательстве США. Используя американское оружие и инструкторов, еврейские оккупанты захватили египетский Синай, сирийские Голанские высоты, Западный берег реки Иордан и район Газы. Захват территорий сопровождался массовыми убийствами мирного арабского населения. В ответ на военные преступления, совершенные Израилем, СССР порвал с ним дипломатические отношения.

Западные спецслужбы и средства массовой информации проводят оголтелую антирусскую кампанию, обвиняя Россию в антисемитизме и, более того, даже в желании оккупировать Израиль. В США выходит книга, авторы которой запугивали евреев грядущим нападением со стороны СССР: «Русские собираются захватить Израиль». Ссылаясь на пророка Иезекииля, они рисовали разные варианты нападения русских на Палестину.[142]

При активной поддержке СССР на 30-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (ноябрь 1975) была принята резолюция, которая квалифицировала сионизм как форму расизма и расовой дискриминации, что еще более усилило антирусские настроения со стороны Израиля и США.

Соединенные Штаты всеми возможными способами стремились не допустить СССР справедливо, с учетом интересов всех сторон решить проблему отношений арабского мира и Израиля. В 1977 году СССР и США подписали совместное заявление о необходимости урегулирования арабо-израильского конфликта, где определенная роль отводилась и советской стороне. Однако «под давлением Израиля администрация Картера предательски нарушила это соглашение». Оказалось, что одновременно с переговорами с Москвой Вашингтон договаривался с Каиром и Тель-Авивом, преследуя американоизраильские интересы. Закулисные переговоры завершились в сентябре 1978 года подписанием в Кэмп-Дэвиде соглашения о мире на Ближнем Востоке между Д. Картером, М. Бегином и А. Садатом. Однако из-за того, что от участия в переговорах были отстранены другие заинтересованные стороны, договор оказался фикцией. Мир на Ближнем Востоке установлен не был. Однако США и Израиль добились главного — значительного уменьшения влияния СССР в этом регионе, чего не могла изменить даже гибель А. Садата, расстрелянного возмущенным арабским патриотом после предательства Садата, разрушившего многолетние союзнические отношения Египта с СССР; главными арабскими государствами, на которые ориентировался Советский Союз, стали Ирак, Сирия и Йемен.

Наиболее трагической страницей внешней политики СССР в последние годы правления Брежнева стало введение советских войск в Афганистан. Осознавая задним числом ошибочность этого шага, можно, вместе с тем, понять, что он был в значительной степени спровоцирован агрессивными действиями США и НАТО как в Европе, так и на южных границах нашей Родины.

Как я уже писал выше, попытки нашей страны дать ход подписанному в июне 1979 года Договору по ОСВ-2 оказались безуспешными. Антирусское лобби в США провалило его ратификацию Конгрессом. В то же время американская администрация усилила курс на демонстрацию своей военной мощи. Осенью 1979 года она вводит свои военные корабли в Персидский залив. Идет подготовка к вторжению США в Иран, занявший бескомпромиссные антиамериканские позиции. Эти события вели к изменению военно-стратегического положения в этом регионе, ущемляя национальные интересы СССР.

В декабре 1979 года Совет НАТО принимает решение о размещении в Европе американских ракет средней дальности, нацеленных на русские города.

Американская разведка ведет усиленную обработку окружения руководителя Афганистана Амина,[143] стремясь проникнуть в эту страну, чтобы компенсировать потерю своего влияния в Иране. Однако насколько успешны были интриги ЦРУ в этом направлении, до сих пор не вполне ясно. Во всяком случае, советскому руководству поступала во многом преувеличенная информация о степени влияния американцев на Амина, по сведениям КГБ он считался американским агентом. Хотя совершенно явно традиционная дружественная позиция афганских руководителей к СССР с приходом к власти Амина приобретала все более двусмысленный характер. Возникли серьезные опасения, что в Кабуле может укрепиться проамериканский, антирусский режим, угрожающий национальной безопасности

России. В этих условиях в декабре 1979 года на Политбюро, которое в тот день заседало не полным составом, было принято решение о введении советских войск в Афганистан.[144]

Как отмечал впоследствии в частной беседе министр иностранных дел А.А. Громыко, «решение о военной помощи Советского Союза Афганистану принималось… под влиянием как объективных, и они были основными, так и субъективных обстоятельств. Объективными были следующие. Стремление правительства США дестабилизировать обстановку на южном фланге советской границы и создать угрозу нашей безопасности. После потери шахского Ирана и вывода оттуда оружия, нацеленного на СССР, стали реальными намерения замены Ирана Пакистаном и, если бы это стало возможным, Афганистаном. Что касается Пакистана, то так и произошло. Он стал военно-политическим союзником США и стремился свергнуть законное правительство Афганистана».[145]

Вступление 40-й советской армии в Афганистан вызвало на Западе панику. Американские деятели стали заявлять, что русские начали прорыв к Индийскому океану для контроля над теплыми морями. Западные пропагандисты утверждали, что русские вошли в Афганистан не для оказания помощи партии своих сторонников, а для дальнейшего броска к югу, например, к Ормузскому проливу, ведущему в Персидский залив, к ближневосточной нефти. Но еще больше всполошились сионистские организации во всем мире, усмотрев в Афганистане русскую угрозу Израилю и всему иудейскому миру.

К осознанию ошибки совершенного в Афганистане советское правительство пришло уже в 1981 году, начав поиск политического решения. С приходом к власти Андропова процесс этот приобрел активный характер, ибо безуспешная афганская война наносила нашей стране ощутимый моральный и материальный ущерб. Как отмечал сам Андропов, сложившаяся ситуация наносила серьезный ущерб отношениям Советского Союза во-первых, с Западом; во-вторых, с социалистическими странами; в-третьих, с исламским миром; в-четвертых, с другими странами «третьего мира»; наконец, в-пятых, она весьма болезненна для внутреннего положения СССР, для его экономики и общества.[146]

Запад, и прежде всего США, со злорадством смотрел на положение, в котором оказался СССР, считая его выгодным для себя, так как оно подрывало международные позиции нашей страны (в первую очередь, в «третьем мире»).

На переговорах с Б. Кармалем Андропов заявил, что афганское правительство должно стремиться к расширению своей социальной базы политическими методами и не рассчитывать на долговременное пребывание в Афганистане Советской армии.

ГЛАВА 11

Новые формы холодной войны против России. — Разжигание антирусских настроений в Восточной Европе. — Заговор космополитических сил и западных спецслужб в Чехословакии. — США разыгрывают «китайскую карту». — «Агрессивная война идей». — «Разрядка» (задушить врага в объятиях). — Эскалация холодной войны при Рейгане. Новые программы подрывных действий. — Американские генералы готовят нападение на СССР. — Западная провокация с южнокорейским самолетом. — Усиление шпионажа и диверсионной работы против России. — Подготовка агентов влияния


Разжигание антирусских настроений среди населения Восточной Европы (прежде всего в славянских странах) было одним из главных средств борьбы Запада в холодной войне против России. Особые подразделения западных спецслужб по специальным методикам из года в год распространяли антирусскую литературу, распускали по разным каналам (через радиостанции или через своих агентов) клеветнические слухи. Русский народ, оказывавший в ущерб себе странам Восточной Европы огромную материальную помощь, объявлялся клеветниками чуть ли не колонизатором и угнетателем. О русских солдатах и офицерах распускались слухи как о грабителях, насильниках и т. п.

К середине 60-х годов в ряде восточноевропейских стран создается организованное антирусское подполье, управляемое и финансируемое западными спецслужбами (прежде всего ЦРУ и западногерманской разведкой), агентурой католической церкви и масонских лож. Наиболее мощное подполье возникло в Чехословакии, где оно активно инициировалось, кроме перечисленных выше сил, Центром чехословацкой эмиграции в Париже (члены которого в большинстве своем принадлежали к масонским ложам) и международной сионистской организацией «Джойнт». Подполье объединяло в себе большое количество космополитически настроенных деятелей культуры (вроде масона Гавела) и даже крупных коммунистических функционеров.[147]

В 1968 году, опираясь на это подполье, ЦРУ проводит активную операцию по созданию в Чехословакии вооруженной оппозиции, прихода к власти прозападных космополитических сил и отрыву этой славянской страны от союза с Россией. Проводя эту операцию, ЦРУ особенно не рассчитывало на успех. Главной целью ее, по-видимому, было отвлечь внимание мировой общественности от войны во Вьетнаме, в которой США терпели позорное поражение.

В короткий срок в Чехословакии сколачивается целый ряд подрывных антирусских организаций (типа «Клуба-23», «Клуба беспартийных активистов» и др.), руководителями которых были члены масонских лож и сионистских организаций. С помощью западных спецслужб организуются десятки радиостанций и подпольных типографий, печатавших антирусские листовки клеветнического содержания. По тайным каналам западногерманской разведки в страну ввозится большое количество оружия и взрывчатых веществ. Под лозунгом «демократизации» начались вооруженные провокации, взрывы, распространение лживой и клеветнической информации. Провокаторы стремились поссорить чехословацкий народ с русским, разрушить славянское единство. В качестве советников от правительства США в Чехословакии прибыли кадровые сотрудники ЦРУ и Госдепа, в том числе известный антирусский «специалист» 3. Бжезинский, который еще в 1965 году предлагал Чехословакию в качестве первого объекта «западной либерализации».

Действия советского правительства опрокинули все надежды на успех западных конспираторов. В течение суток войска пяти стран Варшавского договора организованно вошли в Чехословакию, заняли все стратегические пункты, полностью блокировали рубежи в направлении Западной Германии, которая была избрана плацдармом западной агрессии. Части чехословацкой армии не оказывали никакого сопротивления, руководители мятежа были изолированы, беспорядки быстро прекращены.

В ответ на ввод советских войск западные спецслужбы организуют и вооружают из местного населения группы террористов, которые нападали на русских солдат, убивая их из-за угла в спину, устраивая взрывы автомобилей и казарм. Деятельность бандитов хорошо оплачивалась из различных «демократических фондов», возглавляемых американскими «специалистами» типа 3. Бжезинского. Подпольное радио обращалось к девушкам и молодым женщинам с призывом к компрометации русских военнослужащих «как насильников». В некоторых местах к солдатам, находившимся в одиночных нарядах, подъезжали автомашины, из которых выходили обнаженные женщины и обнимали их, а прятавшиеся рядом зарубежные корреспонденты фотографировали «акт насилия».

В одном из населенных пунктов русский солдат спас упавшую с моста в реку пятилетнюю чешскую девочку. Около полусотни жителей, в том числе и родители девочки, видели все это, восхищались поступком солдата и сердечно благодарили его. Однако подготовленные западными спецслужбами провокаторы превратили этот благородный поступок русского воина в «убийство». Они выпустили фотолистовку с изображением поселковой улицы и огромного венка цветов на булыжнике мостовой и надписью: «Здесь от руки советского солдата-оккупанта погибла пятилетняя девочка. Проклятье! Месть!»[148]

Запад, потерпевший в Чехословакии сокрушительное поражение, обрушился на Россию с лживыми обвинениями в нарушении демократии и суверенитета. Западные средства массовой информации стали распространять сочиненные специалистами из ЦРУ сведения о так называемой доктрине Брежнева, якобы разработанной советским руководством в отношении восточноевропейских стран, предполагающей «ограничение их суверенитета». Распространение этих лживых измышлений преследовало цель посеять вражду и недоверие между Россией и восточноевропейскими странами.

Спровоцированное американским руководством ухудшение отношений России с Китаем стало одной из главных страниц холодной войны. Искусно используя противоречия, возникающие между СССР и Китаем, ЦРУ и американская закулисная дипломатия сумели столкнуть и развести в разные стороны потенциальных стратегических союзников, получив в результате важные политические преимущества для США. Никсон и Киссинджер целенаправленно углубляли советско-китайские разногласия, «размахивая перед Китаем приманкой экономического, технического и даже военного сотрудничества и одновременно отказывая в сотрудничестве Советскому Союзу».[149]

В 60—70-е годы ЦРУ проводит тайную операцию, чтобы запугать Китай угрозой ядерного удара со стороны СССР. В средствах массовой информации Запада публикуются сфабрикованные американскими спецслужбами сведения о готовности СССР нанести упреждающий ядерный удар по Китаю. Конечно, главной задачей ЦРУ было стремление подтолкнуть Китай на сотрудничество с США, что и было в дальнейшем достигнуто путем тайных переговоров.

В свою очередь США запугивали советское руководство угрозой нападения Китая, предлагая Брежневу объединиться для совместного противостояния «китайской угрозе».

Во время войны во Вьетнаме представители США вели неофициальный зондаж настроений советского руководства, пытаясь выяснить, как бы оно отнеслось к удару американской стратегической авиации по китайским объектам, связанным с производством ядерного оружия. Позднее Киссинджер писал в своих воспоминаниях, что Брежнев во время встречи с Никсоном в 1974 году якобы предлагал ему совместные действия против Китая.

Киссинджер любил вспоминать, как удачно он в то время разыграл «китайскую карту», проводя вероломную политику — предлагая СССР помощь США против Китая и то же самое Китаю против СССР. Самое главное, что это понимали и советские руководители. Один из советников, ответственных за провальную политику советского руководства в отношении с Китаем, Г. Арбатов писал, что США стремились «использовать остроту советско-китайских отношений, чтобы, нормализуя отношения с КНР, ослабить советские позиции для „торга“ (т. е. для переговоров), прежде чем начинать с нами серьезный диалог».[150]

Летом 1971 года Киссинджер провел переговоры в Пекине и достиг соглашения о проведении китайско-американской встречи в верхах в 1972 году. Это соглашение показало, что советская внешняя политика в отношении Китая потерпела крах. У советского руководства это вызвало чувство шока. Требовалось немедленно убрать с политической арены деятелей, которые завели внешнюю политику страны в тупик. Но вместо этого политическое руководство продолжало ту же опасную для национальных интересов России политику. Уже упомянутый мной Арбатов написал статью в «Правду», где пытался убедить общественность, что «ничего трагического не произошло», что «нет оснований опасаться угрозы антисоветского союза»,[151] хотя именно это и произошло. Политическое руководство страны, консультируемое подобными «советниками», походило на страуса, скрывавшего свою голову в песке.

Тайное сотрудничество Пекина и Вашингтона в 70—80-е годы активизировало холодную войну против России. Китай помогал США отслеживать запуски советских баллистических ракет. Разведки этих стран взаимодействовали в ходе тайных американских операций в Афганистане.[152] При поддержке США Китай усилил свои территориальные требования к СССР, заявляя, что претендует на 3 млн кв. км Русской земли.[153]

Американское руководство негласно поддерживало территориальные претензии и со стороны других стран, и прежде всего Японии и ФРГ.

Под протекторатом США находилась и реваншистская политика Западной Германии, продолжавшей оспаривать сложившиеся границы в Центральной и Восточной Европе, и прежде всего линию Одер-Нейсе, и существование Калининградской области. «Общий министерский вестник» ФРГ[154]подтверждает, что Силезия, Поморье и Восточная Пруссия находятся в данный момент под польским и советским управлением, но по-прежнему являются составной частью Германии. Официальные власти и американские спецслужбы негласно поддерживают и финансируют оголтелую антирусскую и антиславянскую пропаганду различных «союзов», «землячеств», «ассоциации изгнанных с Востока».

Западные спецслужбы и средства массовой информации вели постоянную пропаганду по дискредитации России, вокруг имени и образа которой формировалось неблагоприятное общественное мнение. Делалось все, чтобы ошельмовать Русский народ и его историю, представить нашу жизнь как сплошное черное пятно преступлений и ошибок. На деньги ЦРУ выходит множество антирусских книг, лишенных какого-либо объективного подхода и ставивших только одну цель — очернить Россию. В оплачиваемых ЦРУ «трудах» Пайпса, X. Смита, Кайзера и подобных им официальных американских русофобов Русский народ представлен пьяным, бессмысленным рабом, управляемым глупыми и жестокими правителями. Как заявлял президент США масон Р. Никсон, гораздо выгоднее вложить доллар в пропаганду, чем 10 долл, в создание новых видов вооружения.[155]

В документах ЦРУ отмечалось: «Нужна более агрессивная война идей, которая могла бы широко поставить антисоветскую пропаганду. Решающим фактором в нашем наступлении является усиленный поиск союзников в лагере социализма, „сил разложения“, способных вызвать серьезные осложнения в политической и экономической жизни СССР».[156]

Под предлогом борьбы с коммунизмом Запад вел борьбу с Россией и Русским народом. В 1968 году в рамках Конгресса Соединенных Штатов вырабатывается документ, определяющий задачи идеологической борьбы против России, определяя ее формы и методы, ставшие руководством к действию в ближайшие десятилетия. В документе, в частности, говорилось, что для эффективного отражения коммунистического вызова одних только военных усилий недостаточно. Запад должен разработать такие мероприятия, размах и воздействие которых позволили бы благополучно вести борьбу против огромного «вражеского» аппарата. В этих целях предлагалось создать:

1. Институт по борьбе с коммунистической пропагандой в рамках НАТО. Перед этим институтом ставились задачи:

а) собирать и исследовать все факты, связанные с открытой или замаскированной советской пропагандой, направленной против Запада, а также анализировать ее методы, воздействие и механизм;

б) информировать об объеме коммунистической активности правительства стран-участниц НАТО;

в) при помощи сообщений и лекций просвещать общественность;

г) разрабатывать темы и методы для действенной контрпропаганды и контрпроникновения, распространения их среди правительств;

д) проводить семинары для руководящих государственных и политических деятелей, а также журналистов о методах коммунистической пропаганды;

е) вести подготовительную работу с целью включения дополнительного положения в конституции стран-участниц НАТО об ограничении коммунистического проникновения и пропагандистской деятельности;

ж) на специальных курсах знакомить журналистов, учителей, инженеров стран Азии и Африки с основами «демократического правления» и коммунистической тактикой политической борьбы

2. Всемирную федерацию свободы, которая должна работать не в рамках правительства, а как якобы независимая частная корпорация, непосредственно Бездействующая на общественное мнение. Основной задачей Всемирной федерации свободы должна быть активная контрпропаганда. Опираясь на современные средства массовой информации — печать, радио, телевидение, издательства, — Всемирная федерация могла бы взять на себя следующие задачи уже существующих организаций с их согласия и при сотрудничестве:

а) убедительно опровергать неправильные выводы, оправдывающие внешнюю политику Кремля;

б) демаскировать в глазах свободного мира все хитрости, маневры и тактику заговоров Москвы;

в) распространять среди общественности материалы о действительной сущности господства коммунистической системы;

г) организовывать митинги и демонстрации с целью мобилизации общественного мнения против открытых или замаскированных действий Москвы;

д) поддерживать создание «святого союза» всех «свободных» наций и всех «свободно» выбираемых политических партий, несмотря на их национальность и мировоззрение, с целью всеобщей борьбы против коммунистической угрозы.

Институт по борьбе с коммунистической пропагандой и Всемирная федерация свободы должны были открыть во всех странах сеть школ различных направлений, в которых «мужчинам и женщинам всех национальностей разъяснялись бы методы политической войны» СССР и способы защиты «свободы».

Одновременно с этим предлагалось в широких размерах организовать моральную и финансовую помощь открытому или замаскированному сопротивлению «тотальному коммунизму» со стороны «порабощенных наций».

Эти подрывные центры должны были соблюдать необходимую конспирацию, использовать все новейшие технические средства, чтобы доставлять сообщения и информацию за «железный занавес» (переправлять при помощи баллонов и парашютов брошюры, миниатюрные радиопередатчики и радиоприемники со свободным от помех приемом для прослушивания зарубежных радиопередач, миниатюрные грампластинки и магнитофонные ленты и т. д.). Кроме того, эти учреждения должны были готовить материалы для советских граждан, выезжающих за границу, а также формировать «бригады для проведения собеседований» с этими гражданами.

Принималось решение о создании института миссионеров-распространителей «демократических» идей «свободного мира», которые были бы ознакомлены с самыми необходимыми сведениями о современных достижениях в различных областях, с местными языками и диалектами, а также с методами и тактикой политической борьбы. Каждая «миссия» идеологической диверсии обеспечивалась мастерской, радиоаппаратурой, патефоном, любительским киноаппаратом и миниатюрной типографией.[157]

Советская система контрпропаганды была слаба и малоэффективна. Серьезная политическая работа подменялась «радиоглушилкой» и забивкой «вражеских голосов». Как справедливо отмечал генерал КГБ Н.С. Леонов: «В последние годы наша партия идеологической борьбой всерьез не занималась, хотя разговоров об этом велось много, даже слишком много. Мы занимались лишь мелким декларативным обличением врага, вместо того чтобы противопоставить ему свои успехи и достижения — а они у нас, несомненно, были».[158]

Отсутствие настоящей контрпропагандистской работы объяснялось в значительной степени тем, что в руководстве ее стояли люди, по сути дела, враждебные России, далекие от ее интересов, двуличные, космополитически и прозападно настроенные и даже связанные с западными спецслужбами, вроде зам. зав. отделом пропаганды ЦК А.Н. Яковлева, начальника политуправления Советской Армии Волкогонова или зав. отделом журнала «Коммунист» Е.Т. Гайдара.

Подобные руководители намеренно подрывали эффективность советской системы контрпропаганды. Вот пример: американская пропаганда разворачивает кампанию по поводу нарушений прав человека в СССР. И словно по команде наши средства массовой информации начинают на все лады твердить, что права человека нарушаются не в Советском Союзе, а в США, при этом приводимые западными средствами информации факты нарушения у нас прав человека никак не опровергаются и попросту замалчиваются.[159]

Конечно, такой ответ был неубедителен и только вызывал недоверие населения к официальной советской пропаганде. И тем самым усиливал позиции Запада в холодной войне против России.

В холодной войне против России Запад пытается использовать все возможные методы. В частности, США пытаются превратить международные организации, и прежде всего ООН, в орудие осуществления своих антирусских планов. Аппарат ООН был переполнен сотрудниками ЦРУ, которые стремились придать ему антирусское направление. Как признавался Генеральный секретарь ООН У Тан: «В Секретариате ООН работает армия граждан США, многие из которых сотрудники спецслужб. Они постоянно заявляют, что я к США несправедлив… Они хотят добиться, чтобы я вел себя необъективно в отношении СССР». [160]

В декабре 1974 года американский конгресс принимает так называемую поправку Джексона — Вэника, фактически запретившую нормальную торговлю между Россией и США. В результате уже в первый год товарооборот СССР и США сократился почти в два раза.[161]

Гонка вооружения, которую Запад навязал России, сильно измотала нашу страну, но не подорвала ее военно-экономической мощи. Надежды мировой закулисы достичь решающего военного превосходства над СССР провалились. Более того, к середине 70-х годов СССР добился паритета с НАТО по ядерному оружию и даже некоторого превосходства в обычных видах вооружения. Однако соотношение по ядерным боезарядам на стратегических носителях составляло 3:1 в пользу США.[162] Тем не менее ядерного оружия, которым располагал СССР, было достаточно, чтобы полностью уничтожить США и страны Западной Европы.

В этих условиях Западу не оставалось ничего другого, как искать другие пути противоборства с Россией. Поддержанная Западом политика так называемой разрядки изначально планировалась им с позиций теории конвергенции, которая среди американских советологов объяснялась как возможность «задушить противника в объятиях».

«Разрядка» не только не умерила холодную войну Запада против России, но стала ее новым, еще более жестким этапом. Под видом улучшения отношений между Западом и Востоком мировая закулиса усилила свою тайную работу против СССР, ярким примером чего стала ее политика стравливания России и Китая.

При президенте Картере США грубо нарушают элементарные международные нормы, объявив множество отдаленных от Америки регионов мира, в том числе примыкающие к России, «сферой жизненных интересов США». Картер проводит оголтелую политику вмешательства в дела независимых государств. Для обеспечения «жизненных интересов Америки» создаются жандармские «силы быстрого развертывания», имевшие целью военное давление на народы Азии, Африки и Латинской Америки. По инициативе Картера ЦРУ развязывает шумную антирусскую кампанию в защиту «прав человека» в СССР, используя при этом личность диссидента Сахарова. Сам президент принимает в Белом доме еврейского диссидента, состоявшего на службе ЦРУ, В. Буковского.

Американский конгресс отказывается ратифицировать подписанный в июне 1979 года Договор об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-2). 12 декабря 1979 года Совет НАТО принимает решение о размещении в Европе американских ракет средней дальности, нацеленных на СССР. Осенью 1979 года корабли США входят в Персидский залив, подготавливаясь к вторжению в Иран, а возможно и в Афганистан.

Приход к власти очередного масона Р. Рейгана поднял со дна американского общества самые агрессивные антирусские силы, пытавшиеся перевести холодную войну в «горячую». Хитрый и жестокий демагог Р. Рейган присвоил себе непозволительную для государственного деятеля такого ранга терминологию по отношению к России, которую он назвал «империей зла», а ее руководство — «средоточием зла в современном мире», утверждая, что «Советский Союз использовал разрядку только в своих целях». Отвергнув «разрядку», новый президент США заявил, что не продолжит переговоров по сокращению вооружений, пока еще больше не укрепит ядерные силы США. При Рейгане оборонный бюджет Америки вырос на десять процентов и вдвое превысил цифры, приводимые Рейганом в своей предвыборной кампании. Ускоряется разработка новых видов вооружений. Миллиарды долларов выделяются на проведение антирусской кампании, поддержку подрывных элементов и агентов влияния внутри России.

Соединенные Штаты, внешняя политика которых традиционно строилась на началах авантюризма, насилия и государственного терроризма, в лице своего госдепартамента пытаются давать «уроки хорошего тона» СССР. Первый госсекретарь Рейгана, тоже масон, А. Хейг заявлял: «Наш сигнал Советам заключается в простом предупреждении, что время их необузданного авантюризма в третьем мире закончилось, что терпение Америки смотреть на козни ставленников Москвы на Кубе и в Ливии иссякло». Подобные наглые заявления, естественно, не могли способствовать нормальному развитию советско-американских отношений. По сути дела американская администрация провоцировала конфликт, который мог приобрести и военные формы.

Советское правительство расценивало новую американскую внешнюю политику как подготовку к войне. На закрытом совещании работников советских спецслужб в мае 1981 года Ю. Андропов сообщил, что американская администрация активно готовится к ядерной войне, создается возможность нанесения Соединенными Штатами первого ракетно-ядерного удара по СССР. Советская разведка ориентируется на сбор военно-стратегических сведений о ядерной угрозе, исходящей от США и НАТО, которые явно наращивали концентрацию вооружения в Западной Европе, прежде всего путем размещения здесь крылатых ракет и «Першингов».

Ядерная угроза, исходившая от США, приобрела особое значение с принятием правительством Рейгана программы стратегической оборонной инициативы (СОИ). Программа эта, основанная на высоких (прежде всего лазерных) технологиях, была направлена на уничтожение оборонительного комплекса СССР, в результате чего США могли осуществить агрессию, не опасаясь ядерного возмездия со стороны Советского Союза.

В начале 80-х годов бывший начальник штабов США масон М. Тайлор, выступая вместе с рядом высокопоставленных отставных американских военных за нанесение по Советскому Союзу столь сильного первого удара, чтобы парализовать работу его государственного аппарата, экономику и способность вести длительную войну, заявил: «Я считаю, что наши вооруженные силы могут нанести такой удар в настоящее время и они должны сохранить такую способность в будущем». «Стратегические силы, обладающие единственной способностью причинения массового разрушения, должны иметь единственную задачу предотвращения Советского Союза от применения его вооруженных сил в любой форме… Они должны быть способны спастись от массивного первого удара и быть в состоянии уничтожить достаточно целей врага, чтобы уничтожить Советский Союз, его правительство, общество и экономику». Генерал Тайлор, ставя перед американскими вооруженны — ми силами задачу уничтожения Советского Союза, предписывал: «По возможности эти цели должны находиться в областях, населенных преимущественно русскими по происхождению людьми, чтобы не причинить вреда нерусским республикам». Генерал считал, что задачу окончательного уничтожения остатков Русского народа, переживших американский ядерный удар, охотно возьмут на себя соседи России и нерусская часть населения СССР Он пишет:

То, что останется (от Русского народа — 0.1Ί.), достанется на расправу враждебным соседям, мстительным сателлитам и нерусским элементам населения страны. На наличие такого этнического фактора обратил мое внимание профессор Л. Гуртнер своей статьей «Стратегическая уязвимость многонационального государства: устрашение Советского Союза» в журнале «Political Science Quartery».[163]

В начале 1982 года Рейган вместе со своими советниками разрабатывает стратегию, основанную на атаке на главные самые слабые места политической и экономической системы России. «Для этих целей, — вспоминал президентский советник К. Уайнбер-гер, — была принята широкая стратегия, включающая также и экономическую войну. Эта была супертайная операция, проводимая в содействии с союзниками, а также с использованием других средств».[164]

Руководителем подрывных операций против России назначается директор ЦРУ У. Кейси, получивший в этой области широчайшие полномочия. Вокруг него сколачивается команда профессиональных русофобов, среди которых особенно колоритную роль играли два польских еврея — Р. Пайпс и 3. Бжезинский, непременные участники всех подрывных антирусских акций.

С помощью этих специалистов подготавливаются несколько совершенно секретных директив, ориентирующих всю государственную машину США на тайную подрывную деятельность против России.

Директива «NSDD-32», подписанная Рейганом в марте 1982 года, рекомендовала «нейтрализацию» советского влияния в Восточной Европе и применение тайных мер и прочих методов поддержки антисоветских организаций в этом регионе. Документ фактически отменял Ялтинские соглашения.

Директива «NSDD-бб», подписанная в ноябре 1982, устанавливала цель политики США — подрыв советской экономики методом атаки на ее «стратегическую триаду», т. е. на базовые средства, считавшиеся основой народного хозяйства России.

Директива «NSDD-75», январь 1983, ориентировала США не столько на сосуществование с советской системой, сколько на ее фундаментальные изменения.[165]

Разработанная по указанию Рейгана в 1982–1983 годах стратегия холодной войны против России включала следующие основные направления:

— тайную финансовую, разведывательную и политическую помощь движению «Солидарность» в Польше, что гарантировало сохранение оппозиции в странах Варшавского договора;

— значительную военную и финансовую помощь движению сопротивления в Афганистане, а также поставки для моджахедов, дающие им возможность распространения войны на территорию Советского Союза;

— кампании по резкому уменьшению поступления твердой валюты в Советский Союз в результате снижения цен на нефть в сотрудничестве с Саудовской Аравией, а также ограничение экспорта советского газа на Запад;

— всестороннюю и детально разработанную психологическую войну, направленную на то, чтобы посеять страх и неуверенность среди советского руководства;

— комплексные акции мирового масштаба с применением тайной дипломатии, с целью максимального ограничения доступа Советского Союза к западным технологиям;

— широко организованную техническую дезинформацию с целью разрушения советской экономики;

— рост вооружений и поддержание их на высоком техническом уровне, что должно было подорвать советскую экономику и обострить кризис ресурсов.

К осуществлению программы холодной войны против России привлекаются все влиятельные силы мировой закулисы, масонских лож, западных разведок и католической церкви.

Руководитель программы Кейси лично встретился с начальником израильской разведки «Моссад» и договорился о совместной деятельности против России. «Моссад» создала активную шпионскую сеть в Центральной Европе. Опираясь на эмигрантов из Польши, России и Венгрии, «Моссад» организовала каналы, ведущие от Албании к Польше, и дальше, вглубь СССР. Эту сеть составляли преимущественно еврейские диссиденты, католические священники и раввины.[166]

В Ватикане состоялись аналогичные переговоры Кейси с представителями папы римского, подкрепленные впоследствии личной встречей Рейгана с Иоанном Павлом II. В результате между ЦРУ и верхушкой католической церкви произошел тайный сговор, и значительная часть католических священников стала секретной агентурой американской разведки, поставляя ей информацию из Польши и СССР. Осуществлялось это явочным порядком без подписания каких-либо письменных договоров[167].Через организации католической церкви ЦРУ стало поставлять в Польшу множительную и другую технику для подрывной антирусской работы, деньги на содержание функционеров «Солидарности», многие из которых одновременно были агентами ЦРУ.

С помощью различных манипуляций Рейгану удалось оказать давление на Саудовскую Аравию, чтобы убедить ее снизить цены на нефть, тем самым сократив валютные поступления России. Разменной монетой в переговорах с Эр-Риядом стали льготные поставки в Саудовскую Аравию американского оружия. «Мы стремились к понижению цен на нефть, — признавался военный министр СШАУайнбергер, — по этой причине мы продавали им оружие»[168]. В результате этой тайной операции Рейгана Россия потеряла десятки миллиардов долларов прибыли от экспорта нефти.

По инициативе Рейгана осуществляются бесплатные поставки оружия моджахедам Афганистана, а также подготовка их формирований на территории Пакистана. Для борьбы против России «мы должны пустить им (русским — О.П.) кровь», заявлял директор ЦРУ Кейси на одном из заседаний.[169] Поставки шли из Египта через Пакистан с помощью Саудовской Аравии. Часть оружия доставлялась из Китая.

И наконец, Рейган и другие официальные американские русофобы разрабатывают план финансирования и поддержки антикоммунистических (а фактически антирусских) восстаний во всем мире. «Советы вторгаются к нашим союзникам везде, — заявлял У. Кейси. — Почти на каждом континенте они создали основы своей власти. У нас есть возможность положить этому конец. В странах „третьего мира“ такая разруха, как при антиколониальном движении 50—60-х годов, а потом при коммунистических режимах 60—70-х. Только сейчас там начались антикоммунистические восстания. Мы должны поддержать эти движения финансово и политически. Если нам удастся заставить Советы вкладывать все больше средств для сохранения своего влияния, то это в конце концов развалит их систему. Нам нужно еще несколько Афганистанов».[170]

Весной и летом 1983 года усиливаются провокационные акции военных и разведывательных служб США против России. Особенная активность проявляется в районе Дальнего Востока, где специальным решением президента Рейгана американским военным кораблям разрешается плавать и проводить учения вблизи границ России. В район Камчатки и Курильских островов направляются три авианосных соединения ВМС США — 40 боевых кораблей с приданными им бомбардировщиками Б-52, разведывательно-командным самолетом типа «Авакс», истребителями Ф-15. В районе обычного  патрулирования советских подводных лодок появились американские подводные лодки и самолеты противолодочной авиации. Осуществляется целый ряд и других явно провокационных нарушений границы. Так, в апреле 1983 года боевые самолеты с американских авианосцев «Мидуэй» и «Энтерпрайз» 6 раз нарушали советскую границу на Южных Курилах, демонстративно пролетая над военными объектами. Американские самолеты-шпионы РС-135, оснащенные специальной аппаратурой, постоянно как бы случайно зависали над нашими военными объектами.[171]

В конце августа — сентябре 1983 года западные спецслужбы осуществили против СССР тщательно подготовленную провокацию, заказчиком которой, по всей видимости, стал сам президент Рейган. Эта провокация проводилась в связи с намечавшимся на конец 1983 года размещением американских ракет средней дальности в Европе. Американской администрации и ее натовским союзникам требовался отвлекающий маневр для осуществления своей агрессивной акции в Европе.

В данном случае американские спецслужбы пошли на самую чудовищную провокацию, приведшую к гибели сотен ни в чем не повинных людей. Суть ее состояла в том, что гражданский пассажирский самолет южнокорейской авиакомпании использовался американскими разведывательными службами в качестве специальной мишени для выявления параметров системы ПВО на Дальнем Востоке, чтобы определить ее характеристики с помощью других разведывательных средств, включая спутники. Для этого вылет южнокорейского самолета был специально задержан и осуществлен так, чтобы синхронизировать его полет с витками американского спутника-шпиона «Феррет-Д», снабженного специальной аппаратурой слежения за системами ПВО. Специальное расследование позднее установило, что южнокорейский самолет далеко отклонился от международной трассы и вошел в воздушное пространство СССР не по ошибке, а повинуясь сознательным действиям его экипажа. Находясь на территории СССР несколько часов и не отвечая на радиозапросы (хотя, как показали черные ящики, пилоты знали, где они находились), он, в конце концов, был сбит как военный самолет-разведчик. Международные эксперты признали действия советских военных властей правильными. Настоящими виновниками гибели самолета стали не советские ракеты, а те, кто намеренно поставил его под удар, т. е. американские спецслужбы (даже в 1993 году отказывавшиеся предоставить пленки радиоперехватов того дня).

Американская администрация самым бессовестным образом представила эту трагедию как «намеренное злодейство Кремля» и раздула из нее клеветническую кампанию против России. Недобросовестный характер этой кампании подтверждался тем, что в Москве было достоверно известно о наличии у американского правительства доказательств обратного.[172]

Пропагандистская шумиха, затеянная западными спецслужбами и средствами массовой информации по поводу корейского самолета, позволила Рейгану получить ряд политических преимуществ: во-первых, при утверждении конгрессом новой военной программы США, представлявшей собой высшее выражение мирового милитаризма; во-вторых, дало западным правительствам повод заморозить переговоры о сокращении ядерного вооружения в Европе; в-третьих, развернуть беспрецедентную антирусскую кампанию, в том числе за отказ от многих товаров из России. На деньги американского правительства «патриоты» США под камерами десятков тележурналистов выбрасывали в море ящик с русской водкой.

Один из самых подлых и вероломных президентов в истории США, Рейган окружил Россию шпионской сетью и подпольными диверсионными организациями. Только на технический шпионаж против СССР американское правительство выделяло ежегодно около 20 млрд. долл. Над территорией России было запущено около 40 спутников-шпионов, 6 из которых предназначались для перехвата с радиорелейных линий связи СССР. Вдоль границ нашей страны расположилось около 2000 американских постов слежения, 150 разведывательных самолетовылетов совершалось ежемесячно вдоль западных границ СССР и 70 восточных технических разведок США производилось в глубине территории СССР».[173]

Советские спецслужбы неоднократно арестовывали иностранных агентов, прошедших обучение в спеццентрах морских разведывательнодиверсионных формирований, осуществлявших подрывную деятельность против СССР. Разоблаченные агенты показывали, что в сопредельных с Советским Союзом странах (прежде всего в ФРГ) создавались законспирированные базы (опорные пункты) для заброски в СССР диверсантов, отрабатывались маршруты движения сверхмалых подводных лодок с этих баз к советскому побережью. В Русской Прибалтике, например, основными объектами разведки являлись Клайпеда, Лиепая, Вент-спилс, Рижский залив и некоторые острова Балтийского моря.[174]

Особым направлением подрывной деятельности против России американских спецслужб стала подготовка «внутренних профессиональных врагов» нашей Родины — так называемых агентов влияния. В терминах разведывательных служб «агент влияния» — гражданин одного государства, который действует в интересах другого государства, используя для этого свое высокое служебное положение в верхних эшелонах власти — руководстве страны, политической партии, парламенте, средствах массовой информации, а также в науке, искусстве и культуре. В моей книге я коснусь только той части этих лиц, которые работали в пользу США и были подготовлены ЦРУ.

Специалисты, занимавшиеся этой проблемой, отмечают ряд характерных признаков, присущих агентам влияния, работавшим в пользу США. [175]

Это, во-первых, способность влиять на общественное сознание, на все общество в целом или отдельные официальные и региональные группы (что, собственно, присуще всем агентам влияния).

Во-вторых, непременное включение в определенную сеть. Агент влияния — всегда только винтик в сложнейшей машине «делания политики», которая управляется по программам, созданным ЦРУ еще в 60—70-е годы.

В-третьих, объективное способствование достижению целей, поставленных «хозяином», в данном случае ЦРУ как органом мировой закулисы. На определенном этапе эти цели даже могут выдаваться за соответствующие интересы нашей страны, но они на самом деле являются только промежуточным пунктом на пути к достижению целей «хозяина».

В-четвертых, обязательное обучение, которое ведется групповым или индивидуальным методами. Формы обучения многогранны и многообразны, от обыкновенных лекций до интимных бесед в непринужденной обстановке. На этот счет существуют специальные инструкции.

В-пятых, принадлежность к числу функционеров «заднего плана». Чем сильнее агент, тем глубже он запрятан. Это «теневики» от политики, «серые кардиналы». Они не правят, а направляют, подсказывают нужное для «хозяина» и вредное для страны решение того или иного вопроса.

В-шестых, приверженность, чаще всего шкурная, некоторым «общечеловеческим ценностям» и достижениям мировой цивилизации, за которой, как правило, скрывается в лучшем случае отсутствие русского национального сознания (национальное невежество), а в худшем — обыкновенная русофобия и ненависть к историческим ценностям России.

Первые пять характеристик могут быть у агентов влияния самыми разнообразными, но последняя удивительно одинакова как для агентов влияния, воспитанных ЦРУ в 60-х годах, так и для прорабов перестройки 80-х годов.

Характерным примером агента влияния служит личность А.Н. Яковлева. Его поведение после вербовки в конце 50-х годов по многим признакам соответствовало требованиям, которые предъявлял агентам влияния А. Даллес. Это, в частности, проявилось в статье Яковлева в «Литературной газете», где он резко высказывался против еще робких ростков русского национального возрождения, допуская грубые антирусские выпады. По сути дела, Яковлев призывал к административной расправе с его носителями, и она незамедлительно наступила.

В начале 70-х годов Яковлев получает назначение послом в Канаду, где активно поддерживает связи с широким кругом лиц, среди которых особо доверительные отношения сложились у него с премьер-министром, видным масоном П. Трюдо. По-видимому, именно в тот период происходит «братание» этого деятеля с мировой масонской за-кулисой.

В 60—70-е годы в окружении высших руководителей ЦК КПСС возникает группа агентов влияния, в которую, в частности, входили Ф.М. Бурлацкий (до 1964), Г. X. Шахназаров, Г.И. Герасимов, Г.А. Арбатов, А.Е. Бовин. Маскируя свою антигосударственную деятельность привычной марксистской фразеологией, эти партийные советники постепенно подталкивали политическое руководство страны к принятию решений, ставших первыми шагами на пути к разрушению СССР.

С конца 60-х годов важным элементом агентуры влияния США стали А.Д. Сахаров и Е.Г. Боннэр. Их безудержное восхваление западной политической системы и тенденциозная критика советского режима с помощью пропаганды, финансируемой ЦРУ, сыграли большую роль в холодной войне Запада против России. Бывший ученый-физик, порвавший с наукой, и его жена, дочь оголтелых еврейских коммунистов, заняли ведущее место среди других еврейско-советских общественных деятелей и диссидентов антирусского толка, став своего рода символом противостояния историческим ценностям России, знаменем борьбы за ее расчленение и унижение.

Обострение активности агентов влияния в нашей стране связано с проектами мировой закулисы, проводимыми в рамках масонских координирующих центров — Бильдербергского клуба и Трехсторонней комиссии. Еще в конце 50—60-х годов в секретных материалах этих центров высказываются опасения по характеру процессов, протекающих в СССР. Подчеркивалась опасность возрождения России на национально-патриотических началах, еще большего усиления влияния нашей страны в мировом сообществе, резко возросшего в результате второй мировой войны. Чувство страха у мировой заку-лисы вызывала даже теоретическая возможность консолидации России, возрождающейся на национальных началах, со странами «третьего мира», ибо только такая консолидация могла остановить хищническое использование Западом природных ресурсов, принадлежащих всему человечеству.

Масонская футурологическая организация «Римский клуб» разрабатывает доклад «Пределы роста» (1972), получивший широкую известность во всем мире. Данные этого доклада показывали, что с катастрофической быстротой происходит сокращение ресурсов, и что западные страны стоят перед угрозой сокращения уровня своего потребления.

На секретных совещаниях руководителями мировой закулисы вновь реанимируется старый масонский тезис об установлении нового мирового порядка, при котором вся мировая власть будет сконцентрирована в их руках, а использование ресурсов контролироваться специальными программами в интересах узкой кучки западных стран. Препятствием на пути установления такого паразитического порядка стал СССР, к тому же обладавший значительной частью мировых ресурсов.

В 70—80-е годы американская программа подготовки агентов влияния в СССР приобретает законченный и целеустремленный характер. Нельзя сказать, что эта программа не была известна советскому руководству. Факты говорят, что была. Но на нее намеренно закрывали глаза те люди, которых мы сегодня с полной ответственностью можем назвать агентами влияния, часть из них, по-видимому, входила в ближайшее окружение главы КГБ Ю.В. Андропова.

ГЛАВА 12

Усиление подрывной работы Запада против России. — Объединение антирусских сил. — Американское правительство, Ватикан и масонство. — Экономическая война. — Стремление к «децентрализации СССР». — Группы глубокого прикрытия. — Агенты влияния


Анализируя главные причины, сделавшие возможным разрушение СССР по планам, выработанным мировой закулисой, прежде всего следует отметить печальную реальность: ядро советского общества — Русский народ потерял многие свои качества, которые позволяли ему в течение столетий духовно и державно господствовать в государстве. В результате исторических катаклизмов XX века погибли самые лучшие и самые активные представители Русского народа. Оставшаяся более слабая его часть уже не выдерживала гигантского напряжения духовного и державного служения, у многих ощущалась усталость и апатия. После гибели Сталина Русский народ не имел вождей, способных повести его к национальному возрождению, а те, кто стоял у власти, были далеки от выражения интересов строительства Русского государства. Остановив проводимую Сталиным национальную русскую реформу советского общества, коммунистические правители обрекали его на медленное умирание. Происшедшее вследствие этого торможение в развитии главной творческой и связующей силы СССР — Русского народа, привело к его ослаблению, а значит, и дестабилизации политического и экономического положения в стране. Кроме того, если Сталин пытался превратить партию в инструмент русской национальной политики, то его недостойные наследники снова, как в правление еврейских большевиков, сделали из нее чужеродный России космополитический механизм, не способный дать творческого импульса развитию общества. Потеряв способность к развитию, партия и советский аппарат стали разлагаться, постепенно преобразуясь во враждебное РОССИИ космополитическое стадо безнравственных людей, тесно связанное с интеллигенцией «малого народа» и живущее потребительскими интересами Запада. Многие из этого стада еще задолго до так называемой перестройки были готовы покинуть страну и послужить ее врагам. Внутреннее разложение значительной части правящего слоя СССР по времени совпало с усилением агрессивной антирусской политики американской администрации. Как позднее признавался известный американский политолог-русофоб Р. Пайпс, в начале 80-х годов «администрация Рейгана сформулировала и осуществила систематическую стратегию подрыва Советского Союза, и именно эта стратегия привела к распаду СССР». В директиве НСДД-75, подписанной президентом Рейганом в 1983 году, формулировались основы политики США по отношению к СССР: «США обладают необходимой мощью для разрушения СССР… Следовательно, США должны приложить все силы в стремлении развалить СССР, что привело бы не только к силовому переделу мира, но и к глобализации американской сферы влияния и установлению американского мирового господства. Основной постулат директивы — отрицание принципа мирного совместного сосуществования с Советским Союзом, являющегося фундаментом и основным принципом существующего международного права. Основная политическая цель — дестабилизация и, в конечном счете, разрушение СССР при помощи массированных подрывных операций и огромных денежных субсидий пятой колонне». Первой вехой на пути к разрушению СССР стало объединение в начале 80-х годов главных антирусских сил в один ударный кулак «крестового похода против России».[176] Под патронатом американского президента Рейгана и с благословения папы римского против нашей страны создается преступный тайный союз американского государства (прежде всего ЦРУ) и сионистских организаций с католической церковью и мировой сетью масонских лож. В 1983 году папа римский отменяет более чем двухвековой запрет на вхождение католиков в масонские ложи и негласно разрешает католическим организациям и священникам сотрудничать как с ЦРУ,[177] так и с масонскими ложами.[178] Подпольные структуры значительной части организации «вольных каменщиков» целенаправленно ориентируются на войну против России. Многие стратегические вопросы тайной войны решаются на уровне самых влиятельных масонских организаций, таких, как Бельдербергский клуб, Трехсторонняя комиссия, Совет по международным отношениям, Международный валютный фонд и Всемирный банк. На оперативном уровне в борьбе против России объединились спецслужбы и агентурная сеть США, Израиля и сионистских организаций, Ватикана и западноевропейских стран. Для деятельности в СССР еврейская разведка «Моссад» в обмен на финансовую помощь предоставила ЦРУ свою разветвленную агентурную сеть,[179] существовавшую под видом различных культурных и религиозных организаций. Тайная антирусская коалиция разрабатывает общую программу подрывных операций в самых уязвимых местах политической и экономической системы СССР. Цели и средства этих операций были обозначены в серии секретных директив по национальной безопасности, подписанных президентом Рейганом в 1982 и 1983 годах (см. главу 11). Были определены главные направления тайной войны против России:

— экономическое — по подрыву финансово-хозяйственной мощи СССР;

— национально-религиозное — по «децентрализации (т. е. расчленению — О.П.) СССР», стравливанию народов нашей страны и провоцированию антирусских настроений среди других народов; по подрыву Православия, всегда являвшегося объединительным духовным центром Русского народа; по поддержке ЦРУ католиков и сектантов;

— психологическое — по подрыву морального духа Русского и других народов СССР, дискредитации власти, истории, идеологии и традиционных духовно-нравственных ценностей России;

— международное — по подрыву положения стран-союзников СССР, а также «финансированию и поддержке антикоммунистических (правильнее, антирусских — О.П.) восстаний во всем мире» (доктрина Рейгана).

Главными координаторами и оперативными руководителями тайных операций против СССР в первые годы осуществления программы стали личные друзья Р Рейгана — директор ЦРУ У. Кейси, министр обороны США К. Уайнбергер, вицепрезидент Д. Буш и госсекретарь А. Хейг. Им были даны практически неограниченные полномочия. Чтобы сохранить полную секретность, решения по исполнению программы тайной войны против России принимались только членами этой группы, без участия персонала. О проводимых операциях не знали даже многие высокопоставленные чиновники, занимавшиеся вопросами СССР. Директор по делам Советского Союза и восточноевропейских стран Д. Ленчовски вспоминал: «Мы мало знали о тайных операциях. Кейси вел эти дела сам, и мы их редко обсуждали. Боялись утечки информации».[180] Для обеспечения секретности Русский отдел был выведен из общего здания ЦРУ и размещен в особом помещении. Как отмечалось впоследствии во влиятельной американской газете «Вашингтон Пост», «ЦРУразрешили действовать без ограничений законов и здравого смысла. ЦРУ проводило эксперименты на людях, стремилось убирать иностранных лидеров, лгало, обманывало, воровало. То было любимым правительственным ведомством Джорджа Буша. Для него ЦРУ было сбывшейся мечтой — субсидируемое из федеральной казны общество „Череп и кости“ (масонская ложа, членом которой состоял Д. Буш — О. П.)»[181]. Проанализировав экономическое и политическое положение СССР, У. Кейси делает доклад президенту Рейгану: «Ситуация хуже, чем мы себе представляли. Я хочу, чтобы вы сами увидели, насколько больна их экономика и насколько легкой мишенью они могут являться. Они обречены. В экономике полный хаос. В Польше восстание. Они застряли в Афганистане, Кубе, Анголе и во Вьетнаме; для них самих империя стала грузом. Господин президент, у нас есть исторический шанс — мы можем нанести им серьезный ущерб».[182] Констатируя слабость советской экономики, Кейси вместе с тем считал, что относительной мощи США недостаточно. Нужно иметь в виду силу и состояние здоровья советской системы — наращивание мощи Америки не воспрепятствует угрозе, а может лишь только приостановить ее. Целью Соединенных Штатов, утверждал Кейси, не должно быть просто увеличение американской мощи, а сокращение советской мощи в абсолютном смысле. Для достижения этого директор ЦРУ предлагает план тайной экономической войны против СССР, главными элементами которой стали:

— тайные операции правительства США с целью снижения цен на нефть, что вело к резкому уменьшению поступления твердой валюты в СССР;

— нажим на западноевропейские страны с целью ограничения экспорта советского природного газа; — применение тайной дипломатии с целью максимального ограничения доступа СССР к современным технологиям;

— подстегивание гонки вооружения на высоком техническом уровне, чтобы «вымотать силы» советской экономики.

Американской администрации в обмен на поставки современного оружия удалось убедить руководство Саудовской Аравии снизить цены на нефть,[183] что сразу сильно ударило по СССР (вместе с тем улучшив экономическое положение США). В ноябре 1985 года цена нефти-сырца составляла 30 долл, за баррель, а через пять месяцев — лишь 12 долл. В результате Россия только в середине 80-х годов потеряла несколько десятков миллиардов долларов валютных средств. Чтобы поддержать поступление твердой валюты на прежнем уровне, СССР пришлось удвоить продажу золота. Баланс советской торговли с Западом был нарушен. Если в 1984 году сальдо от торговли с Западом было положительным, то в 1985 стало отрицательным. Другим серьезным ударом по экономике СССР стало введение по инициативе Рейгана эмбарго, запрещающего американским предпринимателям участвовать в строительстве газопровода из России в Западную Европу. Кроме того, путем закулисных переговоров с западными банкирами, воздействуя через Международный валютный фонд и Всемирный банк, американская администрация подрывает доверие к платежеспособности СССР, затрудняя, а в некоторых случаях даже лишая его возможности получения кредитов на Западе. В целом расчет организаторов тайной экономической войны против России оказался точен. Как я уже отмечал, за счет валютных поступлений обеспечивались закупки оборудования и потребительских товаров, что в какой-то степени компенсировало малоэффективное функционирование советской экономики. Сокращение валютных поступлений останавливал поток товаров с Запада, создав серьезные хозяйственные трудности для нашей страны. В начале 80-х годов масон 3. Бжезинский подготовил для Госдепартамента США специальную разработку о методах борьбы с Россией и Русским народом, которую он озаглавил «План игры. Геостратегическая структура ведения борьбы между США и СССР». Создатель разработки не ограничивался констатацией слабых мест СССР, но предлагал свой план как руководство к действию в холодной войне против России. В основу предложений легло изучение опыта русской истории, и в том числе опыта российских масонов, не сумевших, по мнению Бжезинского, привести в действие некую программу, направленную на расчленение России.

Опираясь на данные о сокращении доли русских в общей численности населения СССР, Бжезинский отмечал ослабление положения русских среди других народов и поэтому рекомендовал сделать ставку на организованное разжигание ненависти к русским среди других народов СССР. Бжезинский предлагал резко увеличить финансирование руководимого ЦРУ националистического подполья в союзных республиках СССР и спровоцировать процессы децентрализации СССР, отпадения от него национальных областей, активизации антирусских движений, расчленения великой страны. «Децентрализовать империю, — писал этот еврейский исследователь и масон, — значит вызвать ее распад… любая значительная децентрализация — даже исключительно в экономической сфере — усилит потенциальные сепаратистские настроения среди граждан Советского Союза нерусской национальности. Экономическая децентрализация будет неизбежно означать политическую децентрализацию».[184] Предлагая американскому правительству тайно регулировать процесс децентрализации СССР, Бжезинский указывал на те регионы нашей страны, в которых можно провести разграничительную линию (т. е. спровоцировать рознь. — О.П.) между великороссами и другими нациями. «Реальные конфликты, — планировал Бжезинский, — прежде всего могут разразиться (при поддержке ЦРУ — О.П.) в прибалтийских республиках, густо заселенных непрошеными великороссами, в близких России в культурном отношении Белоруссии и на Украине, и особенно на Кавказе и в среднеазиатских республиках».[185] В общем главная стратегическая задача американского правительства в отношении СССР состояла в том, чтобы вовлечь его в изматывающие региональные конфликты. К началу 80-х годов вопросами борьбы с Россией и Русским народом под ширмой «борьбы против коммунизма» на Западе занимались свыше 400 крупных центров. Кроме того, в большинстве западных университетов существовало множество кафедр славистики и русской истории, значительная часть которых состояла из сионистски— и русофобски настроенных евреев. Только в США изучением России-СССР занимались 170 университетов и исследовательских центров. Свыше 50 университетов и 20 «русских» центров делали это на постоянной основе. Особое внимание антирусский союз Вашингтона, Ватикана и масонства уделяет подготовке кадровых специалистов по борьбе с Россией, а также агентов влияния.

По данным, приводимым русским контрразведчиком генерал-майором КГБ В. Широкиным, в 80-е годы ЦРУ осуществляло в жизнь программу так называемых глубоких прикрытий. Для этого было сформировано кадровое ядро разведчиков, работавших под коммерческим прикрытием в СССР и восточноевропейских странах. Группами по 4–5 человек эти специалисты не поддерживали контактов с резидентурой посольства США, а замыкались на своего руководителя, отвечавшего за деятельность нескольких групп. По данным, которые удалось добыть КГБ, общая численность сотрудников ЦРУ, находившихся под «глубоким прикрытием», в середине 80-х годов составляла около трех тысяч человек. Примерно 99 % из них использовали неофициальные прикрытия, т. е. работали под видом служащих различных коммерческих и промышленных фирм, предпринимателей, сотрудников благотворительных обществ, международных и религиозных организаций, студентов и т. д.[186] На внедренные в СССР группы глубокого прикрытия американское правительство возлагало следующие задачи: во-первых, собирать широкомасштабную разведывательную упреждающую, или, как ее еще называли, «индикаторную», информацию о России; во-вторых, оценивать и прогнозировать вероятное развитие обстановки и вырабатывать предложения по формированию политики воздействия (влияния) в стратегических интересах США на предстоящие внутриполитические события в стране пребывания; в-третьих, обеспечивать агентурное проникновение в ведущие государственные учреждения, в окружение политических руководителей, в законодательные и общественные организации путем «выращивания и продвижения во властные структуры своих агентов влияния».[187] Секретная подрывная директива президента США № 75 предусматривала финансирование подготовки агентов влияния США во многих странах мира, но прежде всего в СССР. В 1983–1984 годах предусматривалось выделение 85 млн долл, для подготовки будущих руководящих кадров и создания прозападных политических партий и профсоюзов в соцстранах, а также странах «третьего мира», придерживающихся социалистической ориентации. На создание национального и интернационального рабочего движений ассигновывалось 17,8 млн долл.[188] Однако это была только небольшая часть финансированных программ по подготовке изменников Родины — основные средства финансирования проходили по специальным целевым каналам. Как отмечал русский контрразведчик генерал КГБ В. Широнин, «подготовка кадров неизбежно включала в себя денежные дотации, бесплатные зарубежные поездки, снабжение дорогостоящей техникой компьютерного типа и т. п. Короче говоря, это была самая настоящая вербовка агентуры, для вида прикрытая обучением ведению партийных и профсоюзных дел. Далеко не всегда речь при этом шла о подготовке шпионов, перед которыми ставится задача добывать разведданные. Нет, для западных спецслужб порой было важнее создать сеть своих агентов влияния, которые проводили бы нужную для США политику».[189]

КГБ СССР по этому поводу был подготовлен специальный документ, который назывался «О планах ЦРУ по приобретению агентуры влияния среди советских граждан». «По достоверным данным, полученным Комитетом государственной безопасности, в последнее время ЦРУ США на основе анализа и прогнозов своих специалистов о дальнейших путях развития СССР разрабатывает планы по активизации враждебной деятельности, направленной на разложение советского общества и дезорганизацию социалистической экономики. В этих целях американская разведка ставит задачу осуществлять вербовку агентуры влияния из числа советских граждан, проводить их обучение и в дальнейшем продвигать в сферу управления политикой, экономикой и наукой Советского Союза. ЦРУ разработало программу индивидуальной подготовки агентов влияния, предусматривающую приобретение ими навыков шпионской деятельности, а также их концентрированную политическую и идеологическую обработку. Кроме того, одним из важнейших аспектов подготовки такой агентуры является преподавание методов управления в руководящем звене народного хозяйства. Руководство американской разведки планирует целенаправленно и настойчиво, не считаясь с затратами, вести поиск лиц, способных по своим личным и деловым качествам в перспективе занять административные должности в аппарате управления и выполнять сформулированные противником задачи. При этом ЦРУ исходит из того, что деятельность отдельных, не связанных между собой агентов влияния, проводящих в жизнь политику саботажа в народном хозяйстве и искривление руководящих указаний, будет координироваться и направляться из единого центра, созданного в рамках американской разведки. По замыслу ЦРУ, целенаправленная деятельность агентуры влияния будет способствовать созданию определенных трудностей внутриполитического характера в Советском Союзе, задержит развитие нашей экономики, заставит вести научные изыскания в Советском Союзе по тупиковым направлениям. При выработке указанных планов американская разведка исходит из того, что возрастающие контакты Советского Союза с Западом создают благоприятные предпосылки для их реализации в современных условиях. По заявлениям американских разведчиков, призванных непосредственно заниматься работой с такой агентурой из числа советских граждан, осуществляемая в настоящее время американскими спецслужбами программа будет способствовать качественным изменениям в различных сферах жизни нашего общества. И прежде всего в экономике. И приведет, в конечном счете, к принятию Советским Союзом многих западных идеалов. КГБ учитывает полученную информацию для организации мероприятий по вскрытию и пресечению планов американской разведки».[190]

После 1985 года финансирование этих программ усиливается. По данным, сообщенным министром иностранных дел Латвии, с 1985 по 1992 год Запад (прежде всего США) инвестировал «в процесс демократизации СССР» (т. е. разрушения России) 90 млрд, долл.[191] На эти деньги покупались услуги нужных людей, подготавливались и оплачивались агенты влияния, направлялись специальная техника, инструкторы, литература и т. п. Какими сребрениками и в каком размере расплачивались с агентами влияния хозяева мировой закулисы, мы не знаем,[192] но известно, что именно с середины 80-х годов эти агенты резко активизируются. Не меньшее внимание ЦРУ уделяло обработке, а иногда прямому подкупу советских граждан, находившихся на работе в зарубежных (прежде всего западных) странах. Служащих посольств, внешнеторговых организаций, корреспондентов советских газет и телевидения ставили под особую опеку специально подготовленных работников ЦРУ, которые искали у своих подопечных слабые места. Одним за высокий гонорар могли предложить опубликовать статью или книгу, другим тоже за хорошее вознаграждение выступить в университете или по телевидению, третьим — помочь в выгодной покупке. А так как контингент советских служащих за рубежом состоял в основном из «деток» государственных и партийных чиновников, воспитанных в духе космополитизма, потребительства и преклонения перед Западом, ЦРУ удавалось достигать здесь больших успехов.

ГЛАВА 13

Предательство под лозунгами «нового мышления». — Одностороннее разоружение СССР. — Агенты влияния США за сокращение военных расходов СССР. — Ослабление национальной безопасности и обороноспособности. — Пренебрежение государственными интересами России. — Территориальные уступки. — Измена союзникам. — «Сдача» ГДР. — Бегство из Восточной Европы. — Конец войны в Афганистане


Внешняя политика, проводимая Горбачевым и его окружением, нанесла непоправимый ущерб национальной безопасности нашей страны, нарушив военный паритет в пользу стран НАТО, а также создав все предпосылки для расчленения СССР и потери его экономической и политической самостоятельности. Как справедливо отмечал бывший заместитель министра иностранных дел СССР Г.М. Корниенко, «новое мышление» Горбачева-Шеварднадзе являлось фактическим предательством государственных интересов Советского Союза на завершающем этапе холодной войны, что серьезно исказило к односторонней выгоде Запада ход этого ее этапа и во многом извратило ее общий итог».[193]

Если со стороны Запада ставка делалась только на силу, то правительство СССР со своей стороны все время шло на односторонние уступки. В начале 80-х годов США стремятся к созданию нового сверхоружия, при помощи которого они хотели навязать свою волю СССР. В американских военных лабораториях разрабатывается программа «звездных войн», получившая название «Стратегическая оборонная инициатива» (СОИ).

Министр обороны США Уайнбергер заявлял: «Если нам удастся создать систему, которая сделает советские вооружения неэффективными, мы сможем вернуться к ситуации, когда США были единственной страной, обладающей ядерным оружием».[194]Силовой стратегии Запада Горбачев и его ближайшие советники в области внешней политики Шеварднадзе и Яковлев «противопоставили» утопическую программу полного ядерного разоружения, рассчитанную на 15 лет. Как позднее отмечал генерал КГБ Н.С. Леонов, советские специалисты были поражены не только тем, что их никто не привлекал к работе над этим документом, но и самим его содержанием, волюнтаристским характером, оторванностью от реальной мировой действительности, политической, пропагандистской направленностью. Даже самый элементарный просчет возможной реакции в мире на это выступление мог бы убедить авторов в том, что оно не встретит никакой поддержки со стороны ядерных держав. Все четыре члена ядерного клуба не проявляли ни малейшего намерения всерьез приступить к ликвидации своих ядерных арсеналов. Для России же такой подход носил характер самоубийства. При обширности и малонаселенности нашего государства, при наличии серьезных территориальных претензий со стороны ряда государств, при неблагополучном положении в обычных вооруженных силах только ядерное оружие в состоянии надежно защитить российскую территорию.[195]

Важнейшим этапом антирусского наступления Запада стала встреча Генерального секретаря КПСС Горбачева и президента США Рейгана в октябре 1986 года в Рейкьявике. Американский президент считал ее своей личной победой. В 1993 году этот факт признал и сам Горбачев в интервью французской газете «Фигаро». По заявлению корреспондента этой газеты, Горбачев признал, что в Рейкьявике он фактически вручил судьбу СССР в руки американского правительства. «Рейкьявик, — сказал Горбачев, — на деле был драмой, большой драмой. Вы скоро узнаете, почему. Я считаю, что без такой сильной личности, как Рональд Рейган, процесс не пошел бы… На той встрече в верхах мы, знаете ли, зашли так далеко, что обратно уже повернуть было нельзя».[196]

Именно в Рейкьявике был открыт счет односторонним уступкам советского руководства антирусской коалиции Запада. Переговоры о сокращении вооруженных сил с США и блоком НАТО руководство СССР вело не на равноправных началах, игнорируя мнение военных о том, что предметом переговоров должны являться все виды вооруженных сил: стратегические ядерные силы, сухопутные войска, военно-воздушные силы и военно-морские флоты сторон. Поскольку США и другие государства блока НАТО категорически отказывались идти на переговоры о сокращении военно-морских сил и по существу на этой основе блокировали вообще переговоры, Горбачев настоял на уступке им, и военноморские силы были выведены за рамки переговоров. В результате этой уступки господство на морях и океанах США и блока НАТО стало еще значительней.[197]

Горбачев также пошел на односторонние уступки Западу, согласившись при заключении договора об ограничении стратегических вооружений между СССР и США не учитывать потенциалы Великобритании и Франции, которые были неразрывны с американскими и координировались в рамках общих планов НАТО. Переговоры, которые Горбачев и Шеварднадзе вели с США по вопросам разоружения, были цепью односторонних уступок США и НАТО. Как позднее писала газета «Нью-Йорк Таймс», «американские руководители переговоров признают, что их избаловали в те дни, когда очень услужливый господин Шеварднадзе был министром иностранных дел и каждый спорный вопрос, похоже, решался так, что Советы уступали 80 %, а американцы — 20 %».[198]

При подписании Договора СНВ-1 Горбачев и Шеварднадзе игнорировали тот факт, что с военной точки зрения он был более выгодным для США, чем для СССР. Более того, он не был увязан с Договором по противоракетной обороне (хотя это предлагалось добросовестными экспертами). В результате подписания договора о сокращении ракет меньшей и средней дальности СССР сократил в 2,5 раза больше своих носителей и в 3,5 раза больше своих боеголовок, чем США.[199]

Как писал бывший заместитель министра иностранных дел СССР Г.М. Корниенко, «к приятному удивлению американцев», на переговорах в апреле 1987 года «почти походя» не за понюх табака была отдана наша ракета «Ока». Инициаторами ее передачи были Горбачев и Шеварднадзе. Государственный секретарь США Шульц после этой удачи по пути из Москвы сказал, что согласие Горбачева на включение ракет СС-23 («Ока») в договор РСМД «было настолько односторонне выгодным для Запада, что он не уверен, смогли бы советские руководители провернуть это, будь в Москве демократический законодательный орган».[200] Аналогичный характер носила односторонняя уступка США в вопросе об уничтожении Красноярской радиолокационной станции, предназначенной для «просматривания» ракетного нападения на СССР с северо-востока. Эта станция была просто пожертвована США, хотя последние имели аналогичные станции в Гренландии и Великобритании и по логике договора тоже должны были бы быть уничтожены. Госсекретарь США Бейкер после переговоров с Шеварднадзе откровенничал в своем кругу, что «советский министр казался почти просителем» и советское руководство «нуждается лишь в небольшом поощрении, чтобы вести дела по существу на западных условиях». [201]  Бейкер не говорил о характере или размерах этого поощрения, но его презрительное отношение к советскому руководству проявлялось во всем. Он, в частности, считал ненужным идти «навстречу Горбачеву», ибо «он (Горбачев — О.П.) идет в нашу сторону. Вот и пусть идет».[202]

В официальном документе Совета национальной безопасности США от 13 марта 1989 года говорится, что американская политика строится так, чтобы не «помогать» Горбачеву, а подталкивать СССР в желательном для США направлении, что и делалось при помощи спецслужб и закулисной политики. Встреча на высшем уровне в Париже в ноябре 1990 года означала для нашей страны добровольную капитуляцию в холодной войне. Россия теряла всех союзников и сокращала свои вооружения до уровня, продиктованного антирусской коалицией Запада. В результате подписания соглашения о сокращении обычных вооружений и вооруженных сил в Европе у СССР оставалось 5150 самолетов против 6800 у НАТО (при качественном превосходстве натовских самолетов по всем параметрам); 1500 вертолетов — против 2000 у НАТО; 13,1 тыс. танков — против 20 тыс. у НАТО; 20 тыс. бронемашин — против 30 тыс. у НАТО; 13 тыс. стволов артиллерии — против 20 тыс. у НАТО.[203] Несмотря на значительно большую, чем у США, протяженность границ, Горбачев дал согласие на чрезвычайное сокращение сухопутных войск. Все это значительно ослабило обороноспособность нашей страны.

Параллельно с односторонним разоружением СССР в Верховном Совете нашей страны и в советской печати начинается кампания за сокращение военных расходов. Агент влияния США директор Института США и Канады Арбатов публично утверждал, что военный бюджет СССР значительно превышает бюджет США. На самом деле военные расходы СССР равнялись 70 млрд. руб. против 300 млрд. долл, соответствующих расходов США.[204] Несмотря на эту бессовестную ложь, антирусские силы, не утруждая себя доказательствами, требовали сократить ассигнования на армию. Антиармейская кампания, начатая с националистической провокации в Тбилиси в 1990 году, развернулась с новой силой.

Предательством национальных интересов нашей страны и памяти многих поколений людей, отдавших свою жизнь в борьбе с германской агрессией, было поведение Горбачева на переговорах об объединении Германии. На них Генеральный секретарь КПСС практически полностью игнорировал условия национальной безопасности СССР и предоставил Западу самому решать, в каких формах произойдет объединение Германии и каков будет ее военнополитический статус. Это противоречило не только моральному праву нашего народа определять эти условия, но и международно-правовым основаниям, вытекавшим из Потсдамских соглашений и ст.107 Устава ООН. В результате фактически произошло не объединение Германии, а механическое включение ГДР в состав ФРГ (3 октября 1990 года), власти которой почти немедленно начали репрессии против бывшего руководства ГДР, являвшейся недавно союзником нашей страны. Не было оговорено неучастие объединенной Германии и в агрессивном блоке НАТО.[205] Позднее западные деятели признавались, что были приятно удивлены, почему Горбачев не выдвинул этого условия.[206] «Откровенно говоря, — заявил западногерманский политик Э. Бар, — я поражен согласием Горбачева на включение Германии в НАТО… Можно сказать, что Североатлантическим союзом одержан величайший триумф».

За спиной у Русского народа космополитический режим Горбачева передал или готовил к передаче Западу целый ряд территорий России. В частности на тайных переговорах с американской делегацией Горбачев и Шеварднадзе подписали соглашение о передаче США 51 тыс. кв. км акватории в Беринговом море. В результате этого СССР потерял важный стратегический район, 10 % от всего улова рыбы в стране. Кроме этого, в момент подписания соглашения им было известно, что эта часть дна моря содержит огромные запасы газа и нефти, которые оцениваются специалистами как равные запасам нефти в Кувейте[207]. Само соглашение Горбачев и Шеварднадзе пытались скрыть от Верховного Совета СССР. В 1990–1991 годах также в тайне подготавливается договор о передаче русских Южных Курил Японии в обмен на получение 20 млрд. долл. Пренебрежением национальных интересов нашей страны стала позиция Горбачева и его окружения в отношении США со странами «третьего мира». По сути дела, Горбачев предоставил США свободу действий в качестве мирового жандарма.

СССР стал сознательным пособником США в военных операциях, подрывавших основы международной стабильности. Уже летом 1990 года предательская позиция Горбачева проявилась в вопросе урегулирования взаимоотношений Ирака и Кувейта. На заседании ООН именно по предложению соратника Горбачева Шеварднадзе (26 сентября) впервые ставится вопрос о применении военной силы против Ирака, а позднее Совет Безопасности ООН при личном участии Шеварднадзе принимает резолюцию 678, опираясь на которую США и другие западные страны осуществили агрессию против этой страны.

Война западных стран против Ирака, много лет являвшегося стратегическим союзником СССР в этом регионе, необратимо подорвала наши позиции на Ближнем Востоке. Кроме того, в результате варварских разрушений, нанесенных этой стране американской авиацией, и экономических санкций против нее СССР потерял десятки миллиардов долларов в виде долга Ирака по советским кредитам. Делая односторонние уступки во внешней политике США и другим западным странам, Горбачев и его окружение не могли не знать о той тайной войне, которую те вели против СССР в Афганистане. США разработали многолетнюю программу ослабления советской военной мощи в Афганистане, вытеснения из него советской армии, создания на базе определенной части моджахедов проамериканской группировки, ориентированной на захват власти в стране. Впоследствии еврейский политолог 3. Бжезинский признавался, что именно ему принадлежит идея использовать ввод советских войск в Афганистан для того, чтобы «затянуть Советский Союз в его собственный эквивалент Вьетнама». Ознакомившись с его соображениями, правительство США согласилось с рекомендациями спецслужб «впервые за все время холодной войны принять политику прямой поддержки действий, направленных на уничтожение советских военнослужащих». Запад сколачивает тайную антирусскую коалицию, в которую кроме США и западноевропейских стран были втянуты Пакистан, Китай, Саудовская Аравия и Египет. На территории Пакистана Запад создает лагеря и базы для подготовки и отдыха афганских моджахедов. Американские инструкторы готовили боевиков для диверсий на территории Афганистана.

Через Пакистан с Запада моджахедам поступало самое совершенное оружие, и прежде всего переносные зенитно-ракетные комплексы «Стингер». Американское правительство использовало в Афганистане самые подлые методы борьбы против СССР. Афганские моджахеды с агентами ЦРУ под видом советников, переодетые в форму советских военнослужащих, грабили духанщиков, горожан, убивали жителей. Все это снималось на пленку, а затем представлялось в западной печати и на телевидении как «преступления русских».[208] Агенты американских спецслужб разбрасывали на рынках или в местах детских игр взрывающиеся игрушки, что привело к гибели и инвалидности тысяч афганских детей, — все это записывалось на счет «русских варваров». Советское руководство фактически закрывало глаза на провокации американских спецслужб, которые дошли даже до того, что стали организовывать бандитские вылазки на территорию СССР. Вместо того чтобы решительными действиями подавить финансируемое США сопротивление моджахедов, введя в Афганистан для поддержки дружественного режима дополнительные военные части, советское руководство продолжало сохранять там явно недостаточный для военного решения вопроса контингент советских войск. [209]

Нерешительная и бездарная политика советского политического и военного руководства по сути дела предопределила неудачные итоги войны в Афганистане, позволившие США укрепиться в этом регионе. Спланированный Горбачевым и Шеварднадзе вывод советских войск из Афганистана напоминал отступление разбитой армии, хотя на самом деле положение было совсем иным. Перед советской 40-й армией никто и никогда не ставил задачу одержать военную победу в Афганистане. Все боевые действия с российской стороны носили либо упреждающий, либо ответный характер. Семьдесят процентов сил и средств армии направлялось не на войну, а на то, чтобы обеспечить перевозку на территории страны гуманитарных грузов, и с этими задачами армия справилась с честью.[210] Тем не менее, идя на поводу у западных средств массовой информации, Горбачев и советское политическое руководство не сделали ничего, чтобы провести вывод советских войск из Афганистана достойным образом. Как писал командующий 40-й армией генерал Б.В. Громов: «Яне мог даже предположить, что после девятилетнего пребывания 40-й армии в Афганистане нас так никто из руководства страны и Министерства обороны и не встретит… Попытка не заметить выхода 40-й армии из Афганистана стала очередной бестактностью тех, кто работал в Кремле.».[211] Однако это была не просто бестактность, а один из актов антирусской внешней политики, которую проводило политическое руководство СССР.

Вслед за выводом 40-й армии Горбачев сводит к минимуму и фактически прекращает материальную поддержку дружественному СССР афганскому правительству. В условиях, когда тайная помощь из США продолжала поступать моджахедам, одностороннее прекращение советских поставок неизбежно вело к поражению нашего союзника, практически полной потере российского влияния в этом регионе и замещению его американским.

ГЛАВА 14

Усиление тайной войны Запада против российской экономики.Советское правительство ориентирует производство на заграницу. Новый механизм разрушения народного хозяйства СССР. — Наступление доллара. — Его завышенный курс по отношению к рублю. — Планы мировой закулисы по превращению СССР в сырьевой придаток. — От компенсационных сделок к кабальным совместным предприятиям


Экономическая политика советского правительства, начиная с 1987 года, приобретает откровенно антинародный, авантюристический характер, выражавшийся прежде всего в том, что энергия хозяйственной деятельности ориентируется не внутрь страны и не на внутреннее производство, а на то, что вне ее — за границей. В организованном порядке принимается ряд постановлений и законов, которые делают невыгодными расширение производства и капиталовложений в народное хозяйство, дают зеленый свет для вывоза советских товаров за рубеж в ущерб внутреннему потреблению, подрывают позиции отечественной валюты.

19 августа 1986 года было опубликовано постановление ЦК и Совмина «О мерах по совершенствованию управления внешнеэкономическими связями». С этого постановления началось разрушение складывавшейся десятилетиями системы внешней торговли. Выпущено оно было без серьезной проработки и предоставляло широкое поле для махинаций и фантастического обогащения за государственный счет. Вначале право самостоятельного ведения внешней торговли получили 20 министерств и 60 крупных хозяйственных объединений, но постепенно их количество росло. Постановлением от 1 января 1987 года частично отменялась монополия внешней торговли. Было разрешено продавать за рубеж предприятиям и отдельным лицам без дифференцированных валютных коэффициентов (ДВК) большой круг товаров: золото, товары бытового назначения, комплектующие изделия, продовольственные товары, минеральное сырье, химтовары, пушнину, лесоматериалы, удобрения. Законом о совместных предприятиях (1987) предоставлялись льготные условия экспортерам отечественного сырья, а Законом о государственных предприятиях от 30 июня 1987 года предусматривалось приоритетное производство продукции, предназначенной для продажи за рубеж. Приоритет экспортных ориентиров проходил красной нитью и через Закон о кооперации (1988), и через постановление «О дальнейшем развитии государственных, кооперативных и иных общественных организаций», согласно которому с 1 апреля 1989 года были вообще отменены дифференцированные валютные коэффициенты и практически полностью ликвидирована монополия внешней торговли. Постановлением Совмина СССР от 7 марта 1989 года разрешается продажа природных ресурсов республикам и ведомствам, а квотирование и лицензирование товаров за рубеж отдается союзным и республиканским ведомствам, образовав огромный источник наживы для чиновничества и теневых структур. И наконец, в декабре 1989 — январе 1990 года по «просьбе» заинтересованных теневых структур правительство окончательно добило рубль, отменив надбавки к нему от курсового соотношения валют и повысив в два раза цены на золото.

Все эти законодательные акты и постановления ликвидировали заинтересованность производителей во внутреннем рынке, создали условия для оттока отечественных товаров за рубеж и полностью подорвали позиции рубля как универсального платежного средства, функции которого заменил доллар США. В течение двух лет курс рубля понизился в десятки раз. Как отмечалось в одной из крупнейших американских газет в августе 1989 года, «великое долларовое наступление на Советский Союз успешно развивается. 30 тысяч ядерных боеголовок и оснащенная по последнему слову техники самая большая армия в мире оказались не в состоянии прикрыть территорию своей страны от всепроникающего доллара, который уже наполовину уничтожил русскую промышленность, добил коммунистическую идеологию и разъел советское общество. СССР уже не может сопротивляться, и его падение специалисты предсказывают в течение ближайших двух-трех лет…»[212]

После успешной операции США по снижению цен на нефть, вызвавшей резкое сокращение валютных поступлений в СССР, главным механизмом тайной войны против советской экономики стали закулисные финансовые манипуляции, ориентированные на установление неравноправного паритета рубля и доллара, а также превращение доллара в форму сбережения денежных средств населения.

К середине 80-х годов в условиях искусственно созданного ажиотажного спроса на доллар устанавливается завышенный курс американской валюты. Стремление определенной (небольшой) части населения приобретать западные товары, видеотехнику и т. п. распространялось как бы на все население СССР и обслуживающую его денежную массу Безусловно, по определенным группам товаров покупательная способность доллара была значительно выше рубля. Однако в общем по всей совокупности товаров широкого потребления и сырьевых ресурсов страны покупательная способность рубля ненамного отставала от доллара. В секретных бюллетенях советского Конъюнктурного института, рассчитывавшего паритеты рубля и доллара по большому количеству товаров-представителей, стоимость доллара в целом по всем группам товаров никогда не превышала двух рублей. Структура цен, сложившаяся в СССР, значительно отличалась от структуры цен, действовавших на мировом рынке. Во многих случаях это было благоприятно для подавляющего большинства советских граждан. Специально созданные барьеры защищали население СССР от агрессивных процессов мирового рынка, правила игры которого диктовались интересами мировой закулисы и транснациональных монополий. Барьер монополии внешней торговли в руках государства сдерживал, например, вывоз природных ресурсов за границу по бросовым ценам. Во второй половине 80-х годов цена тонны нефти на мировом рынке составляла 100 долл., а внутренняя цена — 60 руб. (т. е. покупательная способность рубля по ценам на нефть составляла 1,7 долл.).

Примерно такие же соотношения были и на все другие ресурсы — лес, руду, химические продукты и др. Одностороннее снятие барьеров, в частности ослабление монополии внешней торговли, нанесло страшный удар по советской экономике. Накачивание узких каналов советской торговли иностранными товарами и их широкая реклама вызвали ажиотажный спрос на доллар, искусственно подняв его курс до нескольких десятков рублей за одну единицу Завышение курса доллара на определенные виды иностранных товаров распространялось на всю рублевую денежную массу и подталкивало ее к инфляционным процессам, которые в условиях ограничения валютного контроля стали регулироваться зарубежными банками. Для этого зарубежные банки (чаще всего при поддержке соответствующих спецслужб) организовывали особые финансовые фонды. Чтобы переправить средства этих фондов в СССР, на его территории через подставных лиц создавались совместные предприятия, которые на средства этих особых фондов в больших масштабах скупали рубли по заниженному для советской валюты курсу. Полученные рубли «выбрасывались» на советский рынок, а так как они были обменены по заниженному для рубля курсу, то резко усиливалась инфляция. Рубль обесценивался не только и не столько пропорционально росту денежной массы, но гораздо интенсивнее за счет создания финансовой неустойчивости и нарушения пропорций. Последнее осуществлялось также путем организованного завышения цен на импортную продукцию и занижение цен на советское сырье. В этой экономической диверсии против Российского государства были заинтересованы не только зарубежные коммерческие структуры и спецслужбы, но и новоиспеченные советские предприниматели, сколачивавшие огромные состояния на разницах внутренних и внешних цен.

Истоки многих катастрофических событий, происшедших в нашей стране в 80—90-е годы, следует искать в планах и разработках Всемирного банка и Международного валютного фонда, и в частности, в докладе последнего «Социальные аспекты структурной перестройки», а также в докладе организации ООН по промышленному развитию (ЮНИДО) «Перестройка мирового промышленного производства». Суть этих документов сводилась к следующему:

• возросло загрязнение окружающей среды в развитых странах, вывоз сырья себя не оправдывает, малая окупаемость;

• необходимость вывода за пределы стран с развитой рыночной экономикой не только добывающих, но и многих перерабатывающих предприятий.

Научно-информационные общества, как США, Япония, Западная Европа, в результате завершения своей структурной перестройки, начавшейся со времен кризиса 1973–1975 годов, отказываются от традиционной политики «консервирования» СССР и ряда других стран в качестве аграрно-сырьевых колоний и переводят их в разряд промышленных колоний, так называемый нижний этаж мировой цивилизации, вынося на территорию этих стран все материалоемкие, трудоемкие, экологически грязные производства.[213] В русле этих решений международная экономическая политика западных корпораций в 70—80-е годы ориентируется на торможение развития в СССР отраслей передовой технологии и поощрение развития топливно-сырьевых отраслей с направлением значительной части их продукции на

Запад. В 70-х годах широкое распространение получают так называемые компенсационные сделки, при которых Запад поставлял СССР комплектное оборудование и участвовал в сооружении промышленных объектов в обмен на произведенные на них сырьевые товары. В результате «компенсационных соглашений» СССР все глубже увязал в сырьевой и околосырьевой специализации в ущерб развитию передовых отраслей и выпуска наукоемкой продукции.

Из 100 предприятий «компенсационного типа», построенных в СССР с 1976-го по 1986 год, 31 предназначалось для выпуска минеральных удобрений, 49 — для производства другой химической и нефтехимической продукции (крупнотоннажная химия), остальные были сооружены в газовой, угольной, лесоперерабатывающей отраслях. В XI пятилетке на «компенсационные сделки» приходилось 100 % советского экспорта газа на Запад, 67 % аммиака, 40 % деловой древесины, 75 % метанола, 35 % каменного угля и т. д. Экспортные поставки шли по нарастающей: в 1976 году они составляли лишь 0,2 млрд, руб., в 1985 — уже 4,0 млрд. Всего за это десятилетие в счет «компенсации» на Запад было отправлено топлива, сырья, химических товаров на 22,5 млрд. руб. Ресурсы за границу идут практически за бесценок, так как большинство из них вообще не подвергается обработке: 84 % экспортных поставок приходилось на природный газ, уголь и деловую древесину.[214]

Большинство предприятий «компенсационного типа» наносили серьезный ущерб природной среде нашей страны. В результате их деятельности после «откачки» сырьевых ресурсов за рубеж нашей стране оставались изношенные производственные мощности и катастрофические нарушения природной среды. В условиях «перестройки» резко усилились притязания западных корпораций на топливносырьевые ресурсы нашей страны. В рамках общей экономической политики Запада ориентации нашей страны на сырьевую специализацию происходит эволюция от так называемых компенсационных сделок к созданию совместных предприятий, в которых главную роль играл иностранный капитал. Как заявлял директор монополии «Бизнес Интернешнл» Джордж Скиннер: «Западные фирмы, заинтересованные в создании крупных совместных предприятий, преследуют в основном две цели: проникновение на советский рынок и переработку имеющихся там природных ресурсов с последующим экспортом». Иностранных бизнесменов привлекает обилие и дешевизна природных ресурсов в СССР: в 1988 году сырье и топливо на нашем внутреннем рынке были в 2–2,5 раза дешевле, чем на мировом. На практике технология создания совместных предприятий на базе эксплуатации российских природных ресурсов сводилась к следующей формуле: «Мы им землю, они нам железки». В форме совместных предприятий советские министерства получили новую возможность паразитировать на отечественных ресурсах. В качестве своего пая министерства вносили в совместные предприятия землю с ее недрами (принадлежавшими государству), а зарубежным партнерам «предоставлялось право» на сооружение производственных объектов и обеспечение оборудованием. Таким образом, министерства, практически не затрачивая своего труда, пытались «доить» одновременно и государство, и иностранный капитал. Однако послед-ний, используя дешевые сырье и топливо, многократно окупал свои затраты и присоединялся к министерским чиновникам в эксплуатации достояния Русского народа.

Сразу же после принятия Закона о совместных предприятиях (1987) на советские министерства обрушился поток предложений. Характерно, что все они относились только к созданию совместных предприятий по использованию российских топливно-сырьевых ресурсов, а совсем не к развитию высокотехнологичных производств — компьютеров, точного машиностроения, лазерной и прочей передовой техники. Уже в марте 1988 года Миннефтепром СССР подписал протокол о намерениях по созданию СП «Тенгизполимер» с капиталом 6 млрд. долл. Иностранные партнеры — итальянские корпорации «ЭНИ», «Монтэдисон», американская «Оксидентал петролеум», японская «Марубени». Предусматривалось создание на базе богатейшего месторождения углеводородного сырья в Тенгизе (сравнимое с такими всемирно известными месторождениями, как Самотлор или аляскинское ПрадхоБей) самого крупного в Восточном полушарии газохимического комплекса. Он должен был производить ежегодно для поставки как на внутренний, так и внешний рынки 1 млн т гранулированной серы, 600 тыс. т полиэтилена, 400 тыс. т пропилена, значительное количество других пластмасс. 1 ноября 1988 года Минхимпром СССР и японская фирма «Мицубиси корпорейшн» (от лица международного консорциума других японских и американских фирм) подписали соглашение о строительстве в рамках совместного предприятия химического комплекса в Нижневартовске на базе местного углеводородного сырья. В течение XIII и XIV пятилеток предполагалось возвести 15 заводов по производству конструкционных и рядовых полимерных материалов. Стоимость проекта оценивалась в 5 млрд. долл. Наконец, в самом конце 1988 года Мингазпром СССР и корпорация «Макдермот Интернешнл» подписали соглашение о создании на Уренгое крупного комплекса по производству полиэтилена. В Тюменской области на базе совместного предпринимательства предполагалось создать еще, по крайней мере, три нефтегазохимических комбината: в Сургуте, Увате, Тобольске. Решение об этом было записано в постановлении Совета Министров СССР «О мерах по созданию нефтегазохимических комплексов в Тюменской области на базе углеводородного сырья месторождений Западной Сибири с использованием передовых технологических процессов», принятом 2 декабря 1988 года. Эти проекты «программировали» развитие крупномасштабной добычи природных ресурсов на период, далеко выходящий за рамки 2000 года. Готовились другие подобные соглашения. Так, «Шеврон» и близкие к ней корпорации, входящие в консорциум американских компаний, изучали возможность создания СП по освоению нефтяных богатств Средней Азии и Тюменского края. Скандинавские бизнесмены прорабатывали варианты освоения на базе СП лесных и минеральных ресурсов европейского Севера СССР. Советская сторона выдвигала проекты привлечения «капитала зарубежных фирм и организаций», а также создания «транснационального фонда» для освоения природных ресурсов БАМа. Япония вела активный зондаж по поводу создания СП в Сибири и на Дальнем Востоке (лесозаготовки, добыча угля, калийных солей, добыча нефти на шельфе). По предложению ряда японских фирм на Дальнем Востоке планировалось создание совместной компании, которая взяла бы в аренду на 60 лет участок площадью в 100 кв. км на побережье моря (в Посьето-Хасанском районе, на стыке трех границ — СССР, КНР и КНДР). Совместная компания должна была построить новый торговый порт, проложить дороги, нефте- и газопроводы, линии связи, т. е. создать инфраструктуру, необходимую для выкачивания природных богатств из внутренних районов нашей страны. Японская сторона готова была выложить на проект 4 млрд, долл, (по другим оценкам — 5–6 млрд.).

ГЛАВА 15

Экономическое ограбление России Западом. — Перекачка капиталов и топливно-сырьевых ресурсов. — Захват контроля над крупнейшими российскими предприятиями. — «Утечка умов». — Продажа культурных ценностей и книг. — Торговля живым товаром и человеческими органами.800 миллиардов долл., изъятых у Русского народа


Разрушив российскую экономику и традиционный хозяйственный уклад, криминально-космополитический режим обеспечил бесперебойную перекачку национальных ресурсов Русского народа на Запад. Богатства страны стали объектом самого наглого и безжалостного ограбления. За несколько лет был создан отлаженный механизм паразитирования западных стран на российских ресурсах, возникла инфраструктура обслуживания этого процесса в виде многочисленных посреднических организаций и преступных группировок, контролируемых в большинстве случаев еврейскими финансовыми кланами. Разрушение российской экономики, закрытие многих предприятий и производств, совершенные по рекомендациям западных экономических институтов, и прежде всего Международного валютного фонда, имело целью сократить в России уровень потребления сырья и энергоносителей. Снижение более чем в 2 раза промышленного производства в России освободило для Запада громадное количество энергетических и сырьевых ресурсов.

Структура внешней торговли России стала практически колониальной. За семь лет, начиная с 1986 года, доля энергоносителей, сырья и металлов в российском экспорте увеличилась с 55 до более чем 80 %, одновременно с этим в полтора раза — с 15 до 10 % — упала доля в экспорте машин и оборудования.[215]

По данным Минтопэнерго РФ, российская нефть уходила за границу по цене в несколько раз ниже мировой. Значительно ниже мировых цен продаются и российские металлы. На мировой рынок было выброшено цветных металлов (прежде всего алюминия, меди, цинка) в 2–4 раза больше, чем предполагалось западными специалистами, только за счет разницы между экспортом и импортом за границу уходило ежегодно около 30 млрд. долл. Это означало, что российские предприниматели инвестировали западную экономику в размерах, которые не снились ни Международному валютному фонду, ни Мировому банку. В обмен на реальные экономические ценности Россия «получала» от Запада «финансовые требования к иностранным контрагентам». Кроме чистых потерь отечественной экономики за счет катастрофического для России сальдо платежного баланса, огромный ущерб наносился так называемыми бартерными операциями (поставки товара в обмен на товар), за которыми скрывались валютные махинации. Российские предприниматели (аферисты) отправляли товары за границу, однако оттуда товары в нашу страну не приходили, а деньги оседали на зарубежных счетах этих аферистов. По данным Государственного таможенного комитета, например в первом полугодии 1995 года, экспорт из России посредством бартерных операций почти в 2 раза превышал российский импорт.[216]

Таким образом, только по этой статье в результате сговора российских предпринимателей-аферистов с западными фирмами Россия теряла не менее 1 млрд. долл. Согласно оценкам Всемирного банка в 1992 году из России было вывезено от 10 млрд, до 15 млрд. долл. Из них 6,5 млрд, было переведено за границу коммерческими банками на законных основаниях. Остальные средства оказались за пределами России незаконно.[217]

В докладах других западных организаций приводится приблизительно та же оценка величины экспорта капитала. Так, газета «Файнэншл тайме» 1 ноября 1993 года упоминает об исследовании, проведенном компанией «Еврозис Раша», созданной консультативной фирмой «Еврозис», которая базируется в Париже:

«Тринадцать банков, производящих 80 % операций с твердой валютой в России, на 1 января этого (1993) года имели 10,03 млрд. долл, на корреспондентских и инвестиционных счетах западных банков… те же банки предоставили своим клиентам внутри России займов на сумму менее 300 млн долл. К июню этого года, по данным Центробанка, все российские банки держали около 15,5 млрд. долл, за границей. Займы, выданные внутри России, составляли около 3 % от этой суммы (470 млн долл.)… Если доллары не даются взаймы клиентам внутри России, они автоматически переводятся на корреспондентские счета в США, где из этих сумм выдаются займы на рынках капитала».

Помимо законного перевода денег, «в 1992 г. Россия потеряла 6,4 млрд. долл, вследствие невыгодных бартерных сделок, при которых российские экспортеры оценивали стоимость объектов бартера ниже их реальной стоимости для того, чтобы держать разницу за границей на необъявленных счетах». В 1993 году эти процессы усилились. 14 января 1994 года «Интернэшнл геральд трибюн» писала:

«За последние несколько недель отток капитала из России увеличился и составил более 1 млрд. долл, в месяц. По словам представителей западной промышленности, многие экспортеры металла хранят не менее половины своих доходов в твердой валюте за границей, куда из России стабильно текут деньги на их банковские счета в США, Швейцарии и на Нормандских островах… По мнению Кейта Сэвар-да, главного экономиста находящегося в Вашингтоне Института международных финансов, общая сумма утечки с 1990 года составила 30 млрд. долл. Хэралд Малмгрен, бывший торговый представитель США, тесно сотрудничающий с российскими деловыми кругами, утверждает, что ежемесячный отток капитала может достичь 2 млрд, долл.».[218]

Как писал Д. Росс:

Вывоз денег из России в страны «большой семерки» намного превосходит перевод средств из стран «большой семерки» в Россию. Вопреки расхожему мнению совершенно ясно, что не «большая семерка» предоставляет свои ресурсы России, а Россия помогает «большой семерке».[219]

Росс приводит данные западных экономических источников. Прямой перевод российского капитала на Запад согласно оценкам западных спецслужб составляет приблизительно 15 млрд. долл, в год. Выгодность низких цен на металл и энергию для «большой семерки» определить труднее, так как не-обходимо учесть значительные косвенные преимущества от снижения уровня инфляции и повышения прибыльности промышленного производства. Однако, рассматривая только прямые последствия, можно увидеть, что если бы цены на нефть постоянно держались на уровне 1992 года, Россия в 1993-ем получила бы на 1,7 млрд. долл, больше от экспорта сырой нефти, на 2,3 млрд. долл, больше от экспорта очищенных нефтепродуктов, на 0,9 млрд. долл, больше от экспорта природного газа, а если бы цены на алюминий оставались постоянными на уровне 1990 года (это был последний год перед началом роста экспорта из России), в 1993-ем Россия получила бы от вывоза алюминия на 0,6 млрд. долл, больше.

Хотя снижение цен на нефть и на алюминий так или иначе произошло бы в условиях спада во всех странах, события в России значительно усугубили этот процесс. К тому же косвенная помощь «большой семерке» существенно превышает величину прямой прибыли. С учетом приведенных цифр чистый доход Запада от вывоза капитала из России и снижения цен на металлы и энергоносители, по самым скромным оценкам, составляет 20 млрд. долл, в год.[220]

Войдя в преступный сговор с высшими должностными лицами правительства РФ, западные финансисты наложили руку на русское золото и алмазы. Контроль над золотым рынком России установила международная банковская группа Ротшильдов. Ее глава в мае 1995 года приезжал в Москву, где встречался с высшими функционерами правительства РФ. Ротшильд изучал возможность выпуска в обращение нового вида ценных бумаг — золотого векселя. Предполагалось, что вексель будет обеспечен гарантиями банка Ротшильда и золотым запасом России, что означает полную потерю контроля нашей страны над национальным золотым запасом и золотоносными месторождениями.[221]

Аналогичная ситуация сложилась с алмазами. Самая крупная компания «Алмазы России — Саха» (АРС), которая производит 99 % отечественных алмазов, практически перестала сдавать свою продукцию Российскому государству, задолжав ему огромные суммы. Тем не менее, вне нашей страны АРС на российские деньги создает совместные предприятия в Африке и Азии по добыче золота, алмазов и изумрудов. АРС выступает на стороне еврейского алмазного картеля «Де Бирс», продающего российские алмазы на мировом рынке на невыгодных для России условиях.[222]

Еще одной формой практически безвозмездной перекачки российских ресурсов за рубеж являлось использование в нашей стране доллара как средства внутреннего денежного обращения. В середине 90-х годов стоимость долларов, используемых в России как средство обмена и сбережения, более чем в два раза превысила объем рублевой денежной массы и составляла по крайней мере 60–80 млрд. долл. За эти денежные знаки Запад получил реальные материальные ценности, но в нашей стране большая часть этих денег не идет в инвестиции, а используется как чисто техническое средство обмена и сбережения, т. е. не служит возрастанию материальных благ, а наоборот, приводит к их сокращению.

Но, пожалуй, самой главной формой перекачки российских ресурсов за рубеж является переход в собственность западных корпораций и финансовых групп преобладающей части промышленного потенциала нашей страны. В результате преступного сговора с высшими должностными лицами правительства РФ (А. Чубайсом, Е. Гайдаром, П. Авеном, Д. Васильевым и мн. др.) и мафиозными группировками западные собственники за бесценок завладели многими промышленными предприятиями России и откачивают создаваемую на них продукцию на Запад. В частных руках иностранных компаний и криминальных структур оказались такие основополагающие для экономики России отрасли, как машиностроение, нефтегазодобыча и переработка, производство электроэнергии, водный, речной и авиационный транспорт, объекты связи. Фактически потеряно государственное влияние в цветной металлургии, более 90 % акций предприятий которой принадлежат западным компаниям. Доля участия государства в приватизированных предприятиях промышленности Дальнего Востока составляет 5–7 %.

В докладе руководителя Госкомимущества В.П. Полеванова приводятся данные о захвате западным капиталом российской промышленности:

1. 19 % акций АО «Электросила» (Санкт-Петербург) приобрела фирма «Мардима» (Великобритания). 20–25 % акций планирует приобрести «Сименс». Цель — вытеснение «Электросилы» с аукционных рынков сбыта; использование «Электросилы» для трудоемких, неквалифицированных и малооплачиваемых операций, а основную продукцию производить на своих предприятиях и реализовывать с торговым знаком «Сименса».

2. Специалисты консалтинговых фирм Западной Европы и США полагают, что эти портфельные инвестиции носят спекулятивный, краткосрочный характер. Они во многом основаны на заниженной стоимости ценных бумаг российских акционерных обществ (по сравнению с аналогичными фирмами других стран) и возможном быстром росте их котировок.

3. Устойчивый характер в Приморье приобрел вызванный ошибками и злоупотреблениями в ходе приватизации и перераспределения собственности процесс расслоения общества, ход реформы во многом контролируется коррумпированными элементами и уголовной средой.

4. В целом Запад приобрел в России столь большой объем ценных технологий, что НАТО учредило для их обработки специальную программу «Информационно-технологическая совместимость информационных технологий и глобальных сетей стран Восточной Европы». В рамках данной программы организуется приглашение российских специалистов для классификации в соответствии с европейскими стандартами полученных из России технологий и формирования предложений по их применению.

5. Иностранные инвесторы активно пытаются приобретать акции предприятий нефте- и газодобычи, цветной металлургии, транспорта, связи, электроэнергетики, а также оборонного комплекса.

6. Акции авиационной промышленности через подставные фирмы покупает компания «Nick corporation» (США). Ей уже удалось скупить 30 % акций предприятия «Авиазапчасть» (Москва).

7. Акции алюминиевых заводов приобретают фирмы: США («Ай ок» на Красноярском алюминиевом заводе); Израиля (братья Черные на Саянском заводе); Ирландии (27 % акций Кандалакшского алюминиевого завода приобрела фирма «Чантон Интернейшнл Лтд»),

8. Американская компания «New Century investments holding» через подставные фирмы скупает акции перспективных предприятий электросвязи во многих регионах страны.

9. Общее количество акций, приобретенных инофирмами в акционерном обществе «ЕЭС России», составляет 17 %.

10. Американским инвестиционным банком «CS First Boston» приобретено 2,8 % акций нефтяной компании «Лукойл», 5 % акций АО «Кагалымнефте-газ», 14 % акций «Пурнефтегаз».

11. Фирма «Baldwin Enterprises Inc» (США) через подставную фирму АООТ «БК Брансвил» купила более 10 % акций оборонного завода «Компонент», который на 87 % от общего объема выпуска продукции выполняет оборонные заказы Еенштаба Вооруженных Сил и ФСК России. Уставом завода «Компонент» предусмотрено, что владение одним из инвесторов 10 % акций и более дает ему право введения в совет директоров предприятия своего представителя.

12. Концерн «Сименс» приобрел 20,8 % акций АО «Калужский турбинный завод» — объекта, связанного с разработкой и производством паротурбинных установок для атомных подводных лодок.

13. Американские авиационные фирмы «Боинг» и «Сикорский» с использованием фирм АО «МММ» и «Садко-аркада» через чековые аукционы провели скупку 28 % акций вертолетного завода М.Л. Миля. Реальные цели фирмы «Боинг» — устранить отечественное производство авиатехники аналогичного класса как конкурента на мировом рынке. С этой целью через подставную коммерческую структуру «Авиабанка» фирмы «Боинг» намерены взять под контроль производство авиатехники АО «АВИС» (бывший Самарский авиазавод).

14. Около 30 % акций Московского электродного завода, куда передана площадка НИИ «Графит», производящая стратегический графит для военного ракетостроения, принадлежит подставной российской фирме «Граникс», средства которой были представлены связанным с ЦРУ гражданином США Д. Хэйем. В результате этого НИИ «Графит» под давлением американцев отказался принимать заказы Военно-космических сил России и начинает производство изделий для США по технологии «Стелз».

15. 500 крупнейших приватизируемых предприятий России реальной стоимостью не менее 200 млрд, долл, были фактически проданы за бесценок (около 7,2 млрд. долл. США) и оказались в руках иностранных компаний и их подставных структур.[223]

По преступному сговору правительства РФ и западных финансово-промышленных групп и спецслужб были расчленены единые российские оборонные комплексы, а часть их скуплена иностранными фирмами. Отмечен повышенный интерес иностранных инвесторов к таким отраслям, как электроника, авиация, ракетостроение, атомная энергетика, выпускающим конкурентоспособную гражданскую продукцию. Действуя через посредников, они пытаются взять под контроль не только отдельные предприятия, но и целые отрасли промышленности. Так, например, американская фирма «Нью сенчери инвестментс холдинг» активно скупала акции российских предприятий электросвязи. Другая американская фирма «Ниж энд К. Корпорейшн» внедрялась в авиастроение.

Особое внимание Запад обращает на захват российских сырьевых и энергетических источников. Криминально-космополитический режим распродает шахты, рудники, нефтегазоносные бассейны. Крупнейшее месторождение рудного золота «Сухой Лог» в Иркутской области отдано в промышленную разработку австралийской фирме «Стар Технолоджи Системе лимитед». В 1995–1996 годах более 60 иностранных фирм и компаний вели переговоры с Роскомдрагметом и Правительством РФ о совместной деятельности в сфере добычи и переработки драгметаллов. 28 сентября 1994 года первый вице-премьер России О. Сосковец в соответствии с договоренностью между Б. Ельциным и Б. Клинтоном подписал в Вашингтоне с правительством США протокол о передаче в разработку трем американским и одной норвежской компаниям Тимано-Печорского бассейна с запасами нефти в 2 млрд, баррелей на условиях дележа добытой продукции. Две трети алюминиевого производства в России попало под контроль иностранных фирм, зарегистрированных в Монте-Карло, Лондоне, на Гибралтаре. На примере деятельности этих фирм прослеживается тесное сотрудничество западного капитала с российскими преступными группировками. Оплата по контрактам, заключенным этими фирмами с сибирскими заводами, осуществлялась через подставные структуры за счет денежных средств, похищенных с помощью фальшивых авизо, подложных чеков «Россия», безвозвратных кредитов фиктивным фирмам. Российские индустриальные гиганты «отмыли» грязные капиталы. Металл потек за границу. Деньги за него осели в зарубежных банках.[224]

Американское правительство разработало секретную программу содействия приватизации в России под контролем ЦРУ. В этой программе приватизация рассматривается с точки зрения сокрушения военно-промышленного потенциала и подготовки будущего захвата значительной части территории нашей страны, и прежде всего Сибири. Создан секретный фонд, который гарантирует крупным американским корпорациям поддержку и компенсацию потерь в том случае, если эти корпорации будут согласовывать свои планы с ЦРУ. Приоритет в американской приватизации российских предприятий отдается военно-промышленному комплексу и топливно-сырьевым объектам Сибири. План распространения американской юрисдикции на Сибирь неоднократно обсуждался на закрытых заседаниях ряда комиссий Конгресса США. В рамках этого плана идет подготовка строительства трансконтинентальной магистрали Америка-Сибирь и тоннеля через Берингов пролив, параллельно которым из Сибири в США будет протянута высоковольтная линия электропередач, которая станет качать дешевую сибирскую энергию.[225]

Американские советники по приватизации при российском правительстве в основном были кадровыми сотрудниками ЦРУ, и в частности руководитель Российского центра по приватизации при правительстве РФ Б. Гарднер. Одним из основных банков, через которые американские спецслужбы проводили свой план российской приватизации, был «Креди Сюисс Ферст Бостон» (КСФБ), принадлежащий к транснациональной империи Мелонов. Осенью 1994 года на московский филиал этого банка приходилось до 50 % всех операций (не считая негласных) на российском фондовом рынке. К весне 1995 года КСФБ приобрел акции более 80 крупнейших предприятий. Среди них — «Лукойл», РАО «ЕЭС России», Ростелеком, Коминефть, «Норильский никель», Ново-Липецкий металлургический комбинат, предприятия военнопромышленного комплекса «Ломо».[226]

Позднее московский филиал КСФБ был преобразован в самостоятельную финансовую группу «Ренессанс капитал», среди главных учредителей которой был банк «Международная финансовая компания», личной унией связанный с ОНЭКСИМбанком, руководитель которого В. Потанин в 1996 году стал первым вице-премьером правительства РФ.[227] Для западных дельцов акции российских приватизированных предприятий являются объектом баснословной наживы и спекуляций. По сообщению газеты «Уолл стрит джорнэл», американские эксперты-финансисты считают обвальное падение рубля в России 11 октября 1994 года, так называемый черный вторник, результатом махинаций ряда финансовых групп, возглавляемых еврейским финансовым аферистом Д. Соросом. Обращается внимание на то, что к началу лета 1994 года «Фондом Сороса» были приобретены акции российских предприятий на сумму 10 млн долл. В конце августа — начале сентября Сорос, дождавшись роста курса акций, распродал их. По оценкам экспертов, на этой операции он получил прибыль, эквивалентную 400 млн долл. В конце сентября «Фондом Сороса» была начата покупка долларов за рубли, что, по мнению американских экспертов, и вызвало быстрый рост курса доллара. В результате этой финансовой аферы, в которой Соросу помогали руководители крупнейших российских банков, наша страна понесла ущерб на многие миллиарды долларов, был нарушен механизм производства и торговли.

Антирусская деятельность Запада не ограничивалась чисто экономическими формами ограбления России. Массовым объектом вывоза стали и граждане, и культурные ценности. Западные эмиссары и организации (например, тот же «Фонд Сороса») ведут целенаправленный поиск наиболее талантливых и перспективных русских ученых и специалистов, с тем, чтобы использовать их на работе за рубежом. Ежегодно тысячи молодых людей покидают Родину, чтобы усиливать экономическую и военную мощь западных государств. Расчеты, проведенные по методике ООН, показали, что «утечка умов» и соответствующая ей кража научных идей и технологий за рубеж приносят нашей стране ущерб, по разным вариантам, от 20 до 60–70 млрд. долл, в год.[228]

В западных странах созданы сотни организаций, которые занимаются продажей детей из России для усыновления новыми родителями. Рекламные страницы многих иностранных газет пестрят предложениями такого рода. Ежегодно родную землю покидают не менее 40–50 тыс. русских детей. Однако усыновляют не всех, некоторые становятся донорами для трансплантации органов. Параллельно деятельности организаций по усыновлению действуют иностранные преступные группировки, подбирающие девушек на работу за рубеж (большую часть для публичных домов). Сотрудники ФСК РФ считают, что «часть девушек, выезжающих на работу за рубеж, используются как живой контейнер для перевозки трансплантируемых органов. Многие люди пропадали именно по этой причине».[229] Торговля человеческими органами стала широким бизнесом для части западных коммерсантов. 21 ноября 1993 года по каналу Би-би-си был показан фильм под названием «Торговля человеческими органами». В этом фильме, который англичане Брюс Харрисон и Джуди Джексон снимали несколько лет, рассказывалось о незаконной торговле человеческими органами (трансплантатами), вывезенными из России. Авторы фильма утверждали, что существуют банды, похищающие детей-бродяг для изъятия органов, служащих затем трансплантатами. Участвующие в этом криминальном бизнесе врачи якобы получают по 7 тыс. долл, за каждый изъятый орган. Группы врачей-преступников работают в строго охраняемых помещениях в обстановке полной секретности. По оценкам Харрисона и Джексон, в 1992 году в Москве было 124 таких случая.

Невиданный прежде размах приобрела торговля русскими художественными ценностями и редкими книгами, представляющими национальное достояние России. По подсчетам специалистов ФСК, за 1987–1994 годы из страны было вывезено около 80 % икон, сохранявшихся в России к началу перестройки.[230] Постоянным ограблениям подвергались русские музеи и библиотеки. Большую роль в этом играл еврейский аферист Д. Якубовский, связанный со многими видными деятелями криминально-космополитического режима, но впоследствии арестованный с поличным при краже книг и манускриптов из Петербургской публичной библиотеки, которые он пытался вывезти в Израиль. Общий ущерб, нанесенный России в результате перекачки ее материальных и культурных ценностей на Запад во время правления криминальнокосмополитического режима (1991–1996), оценивается мною в размере не менее 800 млрд. долл.

Эта сумма складывалась из следующих основных статей (в млрд, долл.): [231]

Таким образом, только за 6 лет правления криминально-космополитического режима в России западные страны стали на 800 млрд. долл, богаче, а Русский народ, соответственно, беднее. Около 70 % экономического ущерба, нанесенного нашей стране, следует отнести на счет США.

ГЛАВА 16

Эскалация холодной войны против Русского народа.США как всемирный агрессор. — Антирусская подрывная работа ЦРУ. — Западная программа борьбы с Россией. — Американская доктрина нового сдерживания


Разрушение СССР не остановило холодную войну Запада против России. Более того, после отпадения бывших союзных республик западное наступление на Россию усилилось и приобрело открыто агрессивный и экономическо-грабительский характер. Западный мир торжествовал и уже не скрывал, что десятилетия вел тайную подрывную работу против России. «Мы, — заявлял госсекретарь США Д. Бейкер, — истратили триллионы долларов за сорок лет, чтобы оформить победу в холодной войне против СССР».

Один из руководителей мировой закулисы и глава еврейской масонской ложи «Бнай Брит» Г. Киссинджер со знанием дела отмечал, что «распад Советского Союза — это, безусловно, важнейшее событие современности, и администрация Буша проявила в своем подходе к этой проблеме поразительное искусство». «Победа США в холодной войне, — писал директор Центра политики и безопасности Ф. Гафней, — была результатом целенаправленной, планомерной и многосторонней стратегии США, направленной на сокрушение Советского Союза. Ход исторических событий был предопределен стратегическими директивами Рейгана. В конечном счете, скрытая война против СССР и создала условия для победы над Советским Союзом». «Россия — побежденная держава, — заявил секретарь Трехсторонней комиссии, польский еврей 3. Бжезинский. — Она проиграла титаническую борьбу. И говорить „это была не Россия, а Советский Союз“, значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена. Сейчас не надо подпитывать иллюзии о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей».[232]

В другом своем высказывании секретарь Трехсторонней комиссии был еще более откровенен:

«Холодная война окончилась победой одной стороны и поражением другой. Эту реальность нельзя от рицать, несмотря на то, что такой вывод, понятно, затронет чувства мягкосердечных лиц на Западе и некоторых бывших руководителей побежденной стороны. Важнее всего то, что сам Советский Союз развалился, и Центральная Европа сейчас представляет собой геополитический вакуум. Бывшая Советская Армия демобилизуется и уже деморализована. Балтийские государства свободны. Украина укрепляет свою независимую государственность, так же как и среднеазиатские республики. Единство собственно России может скоро тоже оказаться под вопросом, и у дальневосточных провинций, вероятно, в недалеком будущем появится искушение создать свою собственную сепаратную сибирско-дальневосточную республику. И действительно, экономическая и даже политическая судьба того, что не так давно было грозной сверхдержавой, сейчас все более переходит под фактическую западную опеку. Вместо когда-то превозносимой теории „конвергенции “ двух конкурирующих систем, реальность обернулась односторонней конверсией. Такой исход в историческом плане является не менее решающим и не менее односторонним, чем пора-женив наполеоновской Франции в 1815 году или императорской Германии в 1918 году, или нацистской Германии и императорской Японии в 1945 году. Как и при окончании предыдущих войн, имеет место явно различимый момент капитуляции, за которым последуют послевоенные политические волнения в проигравшем государстве. Этот момент, вероятнее всего, настал в Париже 19 ноября 1990 года. На совещании, которое было отмечено внешними проявлениями дружбы, предназначенными для маскировки действительной реальности, бывший советский лидер Михаил Горбачев, который руководил Советским Союзом на финальных этапах холодной войны, принял условия победителей, охарактеризовав в завуалированных и элегантных выражениях объединение Германии, осуществленное полностью на западных условиях, как „важное событие “. Через год советский руководитель, который согласил ся с едва замаскированным поражением Советского Союза, был свергнут сам. Более того, прошлое было официально осуждено, красный флаг был официально спущен, отныне будут официально имитироваться идеология и характерные черты победившей стороны. Холодная война была действительно закончена».

Главной задачей холодной войны Запада после разрушения СССР стала задача разрушения и расчленения России, захват ее сырьевых и энергетических ресурсов. Стратегией холодной войны при достижении этих задач, по мнению руководителей Запада, является разжигание в России гражданской войны.

Как писал один из ведущих руководителей мировой закулисы, член одновременно Трехсторонней комиссии, Совета по международным отношениям, Бильдербергского клуба, глава ордена «Бнай-Брит», тесно связанный с ЦРУ Г. Киссинджер: «Я предпочту в России хаос и гражданскую войну тенденции воссоединения ее в единое, крепкое, централизованное государство». А его коллега по ордену «Бнай-Брит» 3. Бжезинский жестко заявил: «Россия будет раздробленной и под опекой». Западные конспираторы разрабатывают самые разные планы ослабления и расчленения России. В числе этих планов — разрушение российской экономики и превращение ее в придаток хозяйственных систем западных стран. Именно с этой целью были осуществлены по рекомендациям западных советников так называемые приватизация государственной собственности и либерализация цен, отбросившие экономику страны на несколько десятилетий назад, вызвавшие смерть и страдания многих миллионов людей.

На повестке дня стоит программа расчленения России и передачи ряда российских территорий иностранным государствам:

Калининградской области — Германии, части Ленинградской области и Карелии — Финляндии, части Псковской области — Эстонии, ряда дальневосточных территорий — Японии, большей части Сибири — США.

Вполне определенно прорабатывается даже вопрос о возможной оккупации России под предлогом контроля «мирового сообщества» (правильнее сказать «мирового правительства») над ее ядерными арсеналами.

В качестве первого шага к осуществлению этих крайних и опасных планов Запада стали разработки идеи так называемой Европы без границ, или Большой Европы. В июне 1992 года под «крышей» Совета Европы и под патронажем его генерального секретаря Катрин Лалюмьер проходил коллоквиум «Социальные права гражданина Европы», который на самом деле был чисто масонским мероприятием, ставившим своей целью объединение масонства под девизом «Европа без границ». Как явствовало из программы, организаторами мероприятия были Великий Восток Франции, Великая Ложа Франции, Великая Ложа Турции, Великая символическая Ложа Испании, Великая символическая Ложа Мемфис и Мицраим, Великая Ложа Италии и ряд других масонских организаций. На коллоквиуме были представлены и российские масоны. Среди приглашенных из России по программе значились А. Собчак, бывший помощник М. Горбачева и бывший ответственный работник Π,Κ КПСС А. Грачев, член редколлегии «Московских новостей» А. Еельман, советник Ельцина Владимир Колосов.[233]

Спустя год было созвано новое международное масонское совещание почти в том же составе. На его заседаниях вырабатывается документ, учреждающий Европейскую масонскую конференцию и ее рабочий комитет, в котором представлены руководители всех лож-участниц, в том числе и Великого Востока России. Таким образом, возникает единый координирующий орган основных масонских лож Запада и Востока Европы, поставивший своей целью создание «Европы без границ». В рамках этого движения и была учреждена комиссия «Большая Европа», в которую вошли мэр Парижа Ж. Ширак, председатель Либерального интернационала граф О. Ламбсдорф, его заместитель У. Шоттли, бывший премьер-министр Бельгии У. Мартенс, бывший министр обороны Великобритании Д. Пэтти и др.

От России в комиссии были представлены такие видные функционеры, как А. Чубайс, Е. Амбарцумов, Г. Сидорова (советник Козырева), Г. Бурбулис, К. Боровой, А. Собчак, В. Третьяков (главный редактор «Независимой газеты»), Г. Якунин (бывший священник, депутат Госдумы). В результате работы комиссии 21 декабря 1993 года была принята хартия «Большая Европа»[234], представляющая собой типичный образец масонского творчества. Внимательное прочтение этого уникального документа позволяет увидеть за привычными масонскими рассуждениями о свободе, демократии и мире реальные цели, преследуемые Западом в отношении России.

Прежде всего ставится целью лишить ее национального своеобразия путем втягивания в сферу «приверженности европейским принципам свободы и демократии», главным из которых провозглашается абсолютно чуждый для России принцип индивидуализма. «Есть общее, — утверждают масонские мудрецы, — что придает этому разнообразию черты, свойственные именно Европе: стремление к индивидуализму и плюрализму, борьба за эти ценности, которая при благоприятном стечении обстоятельств приводила к успеху». Западные принципы, предлагаемые русскому народу в качестве образца, на самом деле являются выражением духовной деградации и по своему внутреннему содержанию неизмеримо качественно ниже духовных ценностей Православия и соборной коллективности, исповедуемых нашим народом тысячелетие. Более того, они противоречат им и поэтому ни при каких обстоятельствах не могут быть приняты.

Безусловно, руководители холодной войны это прекрасно понимают и включают в хартию мысль о необходимости борьбы со всеми инакомыслящими — «агрессивным национализмом» (подразумевая здесь всех несогласных с идеей «Большой Европы») и религиозным фундаментализмом (включая в него как мусульманство, таки Православие, несогласные мириться с гидрой плюрализма).

Предполагается выработка некоей великой хартии в качестве конституции «Большой Европы», которая должна предусмотреть создание надгосударственных сверхструктур, своего рода общеевропейского правительства, наблюдающего за соблюдением законов и контролирующего власть, что для России будет означать полную потерю самостоятельности.

Такую же потерю самостоятельности хартия «Большая Европа» планирует и в области экономической. В качестве исходных пунктов для реализации идеи Большого европейского рынка предлагается, во-первых, «создать общее энергетическое сообщество «Большой Европы». У Западной Европы, как известно, энергетических ресурсов очень мало, а это значит — речь идет о поставке Россией дешевых энергоресурсов в Европу. Во-вторых, хартия призывает к быстрейшей либерализации торговли. В условиях неравноправного соотношения рубля и западных валют, а также ввиду отсутствия в России эффективного контроля за качеством продукции это приведет, с одной стороны, к перекачке всего ценного, что есть в нашей стране, на Запад, а с другой — захлестнет ее сбросом второсортной, некачественной и даже вредной для здоровья продукции, не находящей сбыт на Западе. В-третьих, хартия требует обеспечения государственных гарантий хозяйничанья в России западного капитала.

И наконец, крайне незавидна роль, которую мировая закулиса отводит России в геополитике, предлагая сделать ее своего рода бастионом против Азии, противопоставив всему азиатскому миру Для этого заключается военный пакт о совместной безопасности (включающий, кроме Западной Европы, США и Канаду). Причем, предполагается «защита общих европейских (читай, западных. — О.П.) интересов безопасности, включающих не только военную угрозу, но и целый набор вызовов цивилизационного характера». Учитывая географическое положение России, это означает, что Запад не только стремится превратить Россию в инструмент военного сдерживания в Азии, но и втянуть нашу страну в борьбу с другими, кстати, более близкими нам по своей духовности, цивилизациями. Чтобы осуществить проект «Большой Европы», мировой закупнее потребуется произвести тектонические изменения в сознании русского человека.

Для усиления влияния США на развитие Российской Федерации в нужном для Запада направлении создается целый ряд секретных структур, сформированных в своей основе из кадровых разведчиков П,РУ. После разрушения СССР наряду с функционировавшими раньше американской разведывательной резидентурой, группами глубокого прикрытия и агентурой влияния создается штаб «Модернизация». Его задачей было обеспечение совместных координированных действий всех антирусских сил как внутри России, так и за ее пределами в целях нейтрализации, дискредитации или даже уничтожения национально-патриотического сопротивления, препятствующего деятельности поставленного Западом космополитического режима. Согласно секретным установкам штаба «Модернизация» любой поворот в России, осуществленный без одобрения мировой закулисы и согласования с ее руководителями, рассматривается как антизападный и должен быть остановлен всеми имеющимися средствами. Перед западными разведками ставится задача постоянно отслеживать события, происходящие в республиках бывшего СССР, и прежде всего России, с тем, чтобы в случае необходимости вмешаться в них. В политической записке американской резидентуры, составленной после августа 1991 года, давалась следующая оценка положения:

— «властные позиции в стране принадлежат демократии (т. е. космополитическим, антирусским силам — О.П.) только в отдельных ее центрах, и даже эти позиции еще далеки от необходимой прочности;

— не произошло сознательного и окончательного разворота масс в сторону демократии, о чем свидетельствует пассивность большинства населения в дни августовских событий;

— основная часть государственного аппарата, несмотря на его департизацию, остается на прежних идеологических позициях, и им до сих пор нет альтернативы;

— в кругах интеллигенции преобладает отрицательное отношение к частному предпринимательству, так как оно отталкивает от себя своим бескультурьем и откровенным рвачеством, что, как известно, является характерной чертой любого начального периода становления капиталистических рыночных отношений;

— рыночная реформа ведет к мощной безработице;

— сокращение центральных государственных структур бывшего Союза, массовое сокращение армии и конверсии военного производства дадут дополнительные огромные массы безработных и социально ущемленных людей, которые могут постепенно сформировать огромную армию контрреформы;

— существуют еще недостаточно организованные, но многочисленные группы людей, которые по своим убеждениям готовы при определенных условиях пойти на создание идеологического центра контрреформы. Создание идеологического центра при наличии огромной контрреформистской массы в случае их слияния обречет реформу на неминуемый провал. Механизм же возможной маргинальной оппозиции еще только начал складываться».[235]

Особое место в подрывной работе американских спецслужб уделялось русскому патриотическому движению. По имеющимся у меня данным, в ЦРУ создано специальное подразделение для борьбы с ним. ЦРУ проводит операции по внедрению в патриотическое движение своих агентов. Судя по событиям, используются два основных варианта.

Во-первых, прямое внедрение своих агентов в разные патриотические организации, а также вербовка некоторых «патриотов».[236]

Во-вторых, подготовка лиц, которые были бы способны возглавить и увести в сторону от реальных национальных проблем хотя бы часть русского патриотического движения. К такой функции, по-видимому, готовили С. Станкевича, Руцкого, Хасбулатова и др.

В начале 1992 года американские газеты опубликовали подробные выдержки из секретной директивы Пентагона на 1994–1999 годы. В ней отмечалось, что в ближайшем будущем Соединенные Штаты станут непререкаемым лидером в мире, единственной сверхдержавой, у которой не должно быть соперников. В случае необходимости США откажутся от коллективных действий в рамках ООН и будут совершать односторонние военные акции, а также наносить превентивные удары, прежде всего по странам, имеющим оружие массового уничтожения. Президент Клинтон при вступлении в должность 20 января 1993 года заявил о готовности американской администрации продолжать политику обеспечения американских интересов во всем мире, сохранения для страны роли лидера и, когда нужно, использовать силу.[237]

После разрушения СССР американская внешняя политика приобрела вызывающе агрессивный и экспансионистский характер, допуская преступное вмешательство во внутренние дела любой страны мира. Американская политика установления нового мирового порядка стала носить откровенно тоталитарный характер, сравнимый, пожалуй, только с периодом господства Гитлера и фашистского режима. Однако в 90-хгодах, каки в 1941-м, главным препятствием для всемирного агрессора является Россия, «единственная страна на земном шаре, способная до сих пор уничтожить США» (Р. Никсон). В связи с этим, по словам того же Никсона, «Россия остается для США на верхней строчке ее внешнеполитических приоритетов».[238] Главная цель США — лишить Россию ее ядерной мощи. Для этого политически допускается нанесение России превентивного ядерного удара. На основании этих предпосылок строилась стратегия национальной безопасности США в отношении России.

В 1994 году специалисты Государственной Думы России проанализировали доклад президента Клинтона Конгрессу «Стратегия национальной безопасности Соединенных Штатов Америки» и пришли к следующим основным выводам:

— Соединенные Штаты Америки в одностороннем порядке объявляют себя безоговорочным лидером в мировом сообществе;

— в основу стратегии безопасности США положена концепция глобализма и идея стирания грани между внутренней и внешней политикой Соединенных Штатов;

— одним из основных элементов стратегии безопасности США является милитаризация экономики в целях поддержания высокого уровня боеготовности вооруженных сил страны;

— к числу важнейших элементов стратегии США относится присутствие их многочисленных вооруженных сил на заморских территориях, и прежде всего в Западной Европе, на Ближнем Востоке, в Восточной Азии и на Тихом океане;

— стратегия безопасности США носит наступательный, агрессивный характер, поскольку она предусматривает способность наносить в одностороннем порядке удары по объектам других стран, с одной стороны, а с другой — всемерно укреплять свои ядерные силы при одновременном их сокращении Россией;

— стратегия безопасности США предусматривает всемерное усиление разведывательной деятельности, направленной на отслеживание политических, экономических, социальных и военных аспектов в тех регионах и странах мира, где серьезно затрагиваются интересы Соединенных Штатов;

— американская стратегия безопасности закрепляет за Соединенными Штатами право вмешиваться во внутренние дела других стран, предусматривая использование на их территории своих местных «естественных союзников», каковыми являются профсоюзы, правозащитные организации, защитники окружающей среды, торговые палаты, наблюдатели за ходом выборов и тому подобное.

В Директиве № 13 (подписанной в феврале 1992 года) давалась установка на «распространение „доктрины Монро“ на территории бывшего СССР». «Цель НАТО, — утверждалось в этом документе, — в будущем ввести миротворческие силы в регионы этнических конфликтов и пограничных разногласий от Атлантического океана до Уральских гор». Под предлогом миротворческой миссии НАТО готовились планы захвата значительных территорий России американскими войсками. На первых этапах главным потенциальным объектом агрессии является Сибирь. На закрытых заседаниях комитетов американского Конгресса прорабатываются различные варианты и «силовой» и «добровольной» передачи Сибири под юрисдикцию США. В частности, рассматриваются варианты «покупки» этой российской территории для устройства там еще семи американских штатов. Один акр сибирской земли, наполненной неисчислимыми природными богатствами, оценивается американскими «специалистами» по смехотворной цене — в 1000 долл. Вся Сибирь должна обойтись Америке в 3 трлн. долл, с рассрочкой на 20 лет. Территорию России американское руководство рассматривает как потенциальный театр военных действии и осуществляет практическую подготовку к ним. Как, в частности, установила российская военная разведка, российско-американские командно-штабные учения «Миротворец-94» на Тоцком полигоне в Поволжье рассматривались американской стороной как повод для осуществления шпионских акций против России. Выяснилось, что в составе «миротворцев» 3-й пехотной дивизии армии США находятся «зеленые береты» из диверсионно-разведывательных подразделений сил специальных операций, региональная ориентация которых предусматривает ведение операций в глубине российской территории в угрожающий и военный периоды. Под прикрытием принадлежности к 3-й пехотной дивизии офицеры американского спецназа планировали провести рекогносцировку на театре военных действий в зоне своей оперативной ответственности, отработать методы ведения радиоразведки для вскрытия полевых узлов связи российских войск, а также на практике уточнить концептуальные положения боевого применения американских сил специальных операций на территории России.[239]

Изучением территории России с точки зрения будущего театра военных действий в 90-х годах занимаются многие тысячи агентов ЦРУ под разными прикрытиями, в том числе и под такой традиционной «крышей» многих американских шпионов, как Корпус мира (действует в нашей стране с 1992 года), различных «демократических», «природоохранных» и «правозащитных» организаций. В Самаре, например, волонтеры американского Корпуса мира, не сделав ничего полезного, были высланы по подозрению в шпионаже (в частности, за нездоровый интерес к местному режимному заводу).[240]

Антирусский характер подпольной деятельности американской администрации на территории бывшего СССР подтверждается также тем фактом, что печально известный антирусский «Закон о порабощенных нациях» не был отменен даже после событий августа 1991 года. Не имея уже юридических оснований обвинять Россию в угнетении бывших союзных республик, американские дипломаты и агенты спецслужб продолжают кулуарно клеветнически утверждать, что русские продолжают «порабощать» народы, проживающие на территории Российской Федерации (татар, башкир, калмыков, тувинцев и др.). Среди народов Российской Федерации работают множество агентов ЦРУ, преследовавших цель вызвать ненависть к русским. Из тайных фондов американского правительства финансируются практически все националистические движения Татарстана, Башкирии, республики Коми, Тувы, Якутии и др. Бывшие республики СССР объявляются США сферой их национальных интересов, допускаются любые формы вмешательства, в том числе и военные.

Вместе с тем американская официальная политика требует невмешательства России в дела «марионеточных» государств, возникших на ее границах, подрывающих основы национальной безопасности нашей страны, попирающих элементарные права русских. В феврале 1992 года в американской газете «Вашингтон пост» был опубликован секретный документ Пентагона, содержащий план основных оборонных мероприятий. Согласно американским планам, Русская Прибалтика была включена в «сферу жизненных интересов США». В случае вступления русских войск на территорию прибалтийских «республик» для защиты прав русского населения США и НАТО намерены развернуть агрессивные военные действия против России.

По данным одного из иностранных источников российских спецслужб:

«США… уделяют особое внимание усилению влияния на правительственные круги Грузии и Армении. С этой целью в регион направляются разного рода советники, как правило, располагающие здесь родственными связями. Некоторые из них проходят предварительную подготовку на законспирированных „точках" ЦРУ. Деятельность таких лиц ориент ирована прежде всего на дестабилизацию обстановки в Грузии и Армении, инспирирование конфликтов на их границах с тем, чтобы под видом „голубых касок“ ввести в регион американские войска, а затем разместить здесь тактическое ядерное оружие. Что касается России, то США стремятся поставить под свой контроль вопросы сокращения и уничтожения ее стратегических ядерных сил, чтобы в последующем диктовать свои условия, располагая тактическим потенциалом на Кавказе».[241]

Президенты и высшие руководители практически всех бывших республик СССР — прибалтийских, закавказских, среднеазиатских — имеют советников из ЦРУ. В прибалтийских республиках и Грузии специалисты из ЦРУ составляют кадровый костяк местных спецслужб и военных ведомств.

Специального советника кадрового офицера ЦРУ Ф. Вудраффа имел руководитель марионеточного проамериканского режима Грузии, сам недавний сотрудник ЦРУ Шеварднадзе. По сообщению канадской печати, в начале 1993 года президент США Клинтон секретным распоряжением поручил ЦРУ и специальным вооруженным силам — коммандос — выполнять специальную программу, подразумевающую намерение удержать Эдуарда Шеварднадзе у власти в этой бывшей советской республике, терзаемой ныне гражданской войной.[242] По мнению русского контрразведчика генерала КГБ Широнина, «невозможно избавиться от впечатления, что кровавые события в Тбилиси (закончившиеся таинственной гибелью 3. Гамсахурдии — О.П.) расчищали путь к тому, чтобы единовластным правителем Грузии стал Э. Шеварднадзе».[243] В 1994 году Шеварднадзе побывал в США, где подписал соглашение об открытии военных представительств двух стран и осуществлении «программы военного сотрудничества», включающей в себя американскую помощь и финансовое содействие перестройке вооруженных сил Грузии.[244]

Участие американского правительства и ЦРУ ощущается во всех горячих точках бывшего Советского Союза. Из средств американских налогоплательщиков финансируются многочисленные террористические акции против русских в Чечне, Таджикистане, Молдавии, деятельность бандформирований таких националистических организаций, как украинская УНА-УНСО и белорусский «Народный фронт» 3. Поздняка. Американская дипломатия и тайная работа спецслужб осуществляют особое противодействие любым попыткам Русского народа снова объединиться в общем государстве. Недовольство большей части населения Украины разрывом с Россией, активное сближение с ней Белоруссии беспокоят американское правительство и расцениваются им как опасность для своей гегемонистской политики. В качестве противовеса российскому «неоимпериализму» американское руководство пытается создать марионеточную Украину, полностью управляемую из Вашингтона и жестко противостоящую Российской Федерации. Сотни агентов ЦРУ и миллионы долларов были брошены на свержение белорусского президента Лукашенко, поставившего вопрос об объединении Белоруссии с Россией.

С ведома американского правительства и руководства НАТО Турция вынашивает идею создания конфедерации Средней Азии под своим протекторатом. Даже выпущена географическая карта, в которой среднеазиатские республики, Крым и Татарстан даны тем же цветом, что и Турция. В 1991–1993 годах идет закулисная борьба турецких властей за их выход на прямую границу с Азербайджаном, которую сейчас отделяют армянские территории. При поддержке Запада предлагается «поменять» эту территорию на кусок Азербайджана. Опираясь на поддержку НАТО, Турция намерена воспрепятствовать транспортировке нефти российскими танкерами через проливы Босфор и Дарданеллы.[245]

Все эти враждебные для нашей страны акты находят объяснение в американской доктрине «нового сдерживания» России, которая по сути дела негласно легла в основу внешнеполитической программы правительства США. «Наша главная цель, — утверждалось в одном из внешнеполитических документов американской администрации, предотвратить восстановление нового конкурента где бы ни было, на территории бывшего Советского Союза или в другом регионе, который представлял бы угрозу для США того уровня, которую нес Советский Союз».

Утверждая громогласно о своей победе в холодной войне, Запад наедине с собой не вполне верит в нее. В конце марта 1992 года бывший президент США, радикальный русофоб Р. Никсон, предостерегал американское руководство в отношении России и призывал его не ослаблять внимания к российским делам, находить новые формы тайной поддержки космополитического режима в Москве. «Запад, — заявлял Никсон, — должен сделать все возможное… иначе США и Запад рискуют выпустить из рук победу в холодной войне, которая обернется в результате поражением… Россия — ключ к успеху. Именно там будет выиграна или проиграна последняя битва холодной войны. Не может быть более высоких ставок».

Россия — ключ к успеху, но дорога к окончательной победе в холодной войне, по мнению западных политиков, лежит через Украину. Американские политики считают, что на ее территории нужно разместить натовские военные базы. Особые планы американского руководства существовали в отношении Крыма. На этом полуострове планировалось разместить самую крупную базу с ядерным оружием. На подготовку к этому Запад истратил в начале 1990-х годов более 100 млрд, долларов.

Возвращение Крыма России в марте 2014 года вызвало у руководителей Запада чувство ярости.

Раскрывая свои планы ведения холодной войны против России, американский президент Обама заявил, что Россия после присоединения Крыма — усилиями США и союзников — полностью изолирована, едва ли не обезврежена. «Наши возможности по формированию общественного мнения позволили сразу изолировать Россию. Благодаря лидерству США мир немедленно осудил действия России. Европа и «большая семерка» присоединились к нам в применении санкций», — говорит американский президент. Угрожая нашей стране, Обама заявил об исключительности Америки, ее особом праве управлять миром, опираясь на грубую силу. «По общему мнению, Америка редко была столь сильна в отношении остального мира. Те, кто считают по-другому и предполагают, что Америка в упадке или упустила глобальное лидерство, либо неправильно трактуют историю, либо занимаются партийной политикой. Только подумайте: наша армия не имеет равных, а возможность прямой угрозы нам со стороны какой-либо страны низка и даже близко не стоит к угрозам, с которыми мы сталкивались на протяжении холодной войны».

Холодная война продолжается.

Примечания

1

Красная звезда. 17.10.1938.

(обратно)

2

Цит. по: Эндрю К., Гордиевский О. КГБ: История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачева, Нота Бене, 1992 (далее: КГБ). С.197.

(обратно)

3

Военная помощь СССР в освободительной борьбе китайского народа. Μ., 1975. С, 51–80.

(обратно)

4

Документы и материалы кануна второй мировой войны 1937–1939. Μ., 1981. Т. 2. С. 10–11.

(обратно)

5

СССР в борьбе против фашистской агрессии. 1933–1945, Μ., 1976. С. 74.

(обратно)

6

Там же. С. 183.???просы истории. 1989, № 4. С. 18–183.

(обратно)

7

Захаров М. В. Генеральный штаб в предвоенные годы. Μ., 1989. С. 85–130.

(обратно)

8

Захаров М. В. Указ. соч. С. 114–115

(обратно)

9

Сталин. М., 1995. С. 411.

(обратно)

10

Hitter A. Mybattle. Boston; New York, 1933. Р. 281–287.

(обратно)

11

Военно-исторический журнал. 1960, № 1. С. 87–98.

(обратно)

12

Военно-исторический журнал. 1960, № 1. С. 87–98.

(обратно)

13

ШАРФ, ф. 7445, д. 144, л. 330–352.

(обратно)

14

Феклисов А.С. За океаном и на острове. Записки разведчика. Μ., 1994. С. 64–65. Советская экономика в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. С. 35.

(обратно)

15

Феклисов А. С. За океаном и на острове. Записки разведчика. Μ., 1994. С. 64–65. КГБ. С. 304.

(обратно)

16

Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс. Глазами очевидца. Μ., 1958. Τ. 1. С.

(обратно)

17

Феклисов А. С. Указ. соч. С. 64–65.

(обратно)

18

Бобков Ф. Д. КГБ и власть. С. 122.

(обратно)

19

Бережков В. Указ. соч. С. 360.

(обратно)

20

Первые попытки определенной части правящих кругов Германии и Англии договориться о совместной борьбе против России предпринимались еще до 22 июня 1941 года. Миссия в Англию второго человека нацистской партии Р. Гесса ставила целью заключение антисоветского (а точнее антирусского) соглашения между Германией и Англией. Гесс — последователь геополитика К. Хаусхофера, принадлежавшего к той части фашистского руководства, которая считала необходимым быстрейший разгром СССР на основе англо-германского альянса.

(обратно)

21

Беседы с Молотовым. С. 65.

(обратно)

22

Бережков В. Указ. соч. С. 278.

(обратно)

23

Феклисов А. С. Указ. соч. С. 65–66.

(обратно)

24

История социалистической экономики СССР 1978. Т. 5 С. 186.546

(обратно)

25

Цит. по Плановое хозяйство, 1974. № 5. С. 22

(обратно)

26

Боффа Д. История Советского Союза. Μ., 1994. Τ. 2. С. 152.

(обратно)

27

Байбаков Н. К. Указ. соч. С. 48.

(обратно)

28

КГБ. С. 354.

(обратно)

29

Бережков В. Указ. соч. С. 280.

(обратно)

30

Громыко А. А. Памятное. Μ., 1990. Τ. 1. С. 215.

(обратно)

31

Громыко А. А. Памятное. Μ., 1990. Τ. 1. С. 215.

(обратно)

32

Тегеранская конференция руководителей трех союзных держав. Сборник документов. Μ., 1978. Τ. II. С. 167. Между союзниками шли споры, как провести границы: по «линии Керзона» (ущемлявшей Россию) или по линии Риббентропа-Молотова. Сталин сказал: «Назовите, как хотите! Но наша граница пройдет так!» Черчилль возразил: «Но Львов никогда не был русским городом!» «А Варшава была», — спокойно ответил Сталин (Беседы с Молотовым. С. 78).

(обратно)

33

Декларация о принципах «всеобщей безопасности».

(обратно)

34

Бережков В. Указ. соч. С. 305.

(обратно)

35

Беседы с Молотовым. С. 65.

(обратно)

36

Чичкин А. Двойная игра. За кулисами антигитлеровской коалиции // Литературная Россия. 8.9.1995.

(обратно)

37

Цит. по: Громыко А. А. Памятное. Τ. 1. С. 236.

(обратно)

38

Цит. по: Корниенко Г. М. Холодная война. Свидетельство ее очевидца. Μ., 1994. С. 24.

(обратно)

39

КГБ. С. 360.

(обратно)

40

Громыко А. А. Указ. соч. Τ. 1. С. 275.

(обратно)

41

Боффа Д. Указ. соч. С. 230.

(обратно)

42

Паркер Р. Заговор против мира. Μ., 1949.

(обратно)

43

Бережков В. Указ. соч. С. 283.

(обратно)

44

Громыко А. А. Указ. соч. Τ. 1. С. 277.

(обратно)

45

Там же. Τ. 1.С. 271.

(обратно)

46

Корниенко Г. М. Холодная война. Μ., 1994. С. 13.

(обратно)

47

Корниенко Г. М. Указ. соч. С. 30.

(обратно)

48

Громыко А. А. Указ. соч. Τ. 1. С. 351.

(обратно)

49

Боффа Д. Указ. соч. С. 260.

(обратно)

50

New York Times. 14.3.1994.

(обратно)

51

Громыко А. А. Указ. соч. Τ. 1. С. 293

(обратно)

52

Громыко А. А. Указ. соч. Τ. 1. С. 307

(обратно)

53

Громыко А. А. Указ. соч. Τ. 2. С. 59

(обратно)

54

Корниенко Г. М. Указ. соч. С. 236

(обратно)

55

Феклисов А. С. Указ. соч. С. 117–118.

(обратно)

56

Там же. С. 182.

(обратно)

57

Comer's. 27.10.1951.

(обратно)

58

Все сотрудники радио «Свобода» являлись фактически сотрудниками ЦРУ и при поступлении на службу давали следующую расписку: «Нижеподписавшийся поставлен в известность о том, что радиостанция „Свобода" создана ЦРУ и функционирует на его средства. За разглашение этих данных виновные будут подвергаться штрафу до 10 000 долларов и тюремному заключению сроком до 10 лет». (Цит. по: Широнин В. Под колпаком контрразведки. Тайная подоплека перестройки. M., 1996. С. 98.)

(обратно)

59

Беседы с Молотовым. С. 90.

(обратно)

60

 Правда. 21.4.1949.

(обратно)

61

 Феклисов А. С. Указ. соч. С. 133.

(обратно)

62

 Исторический архив. 1994, № 6. С. 120.

(обратно)

63

Беседы с Молотовым. С. 100.

(обратно)

64

 Леонов Н. С. Лихолетье. Μ., 1995. С. 56.

(обратно)

65

Феклисов А. С. Указ. соч. С. 119

(обратно)

66

Бобков Ф. Д. Указ. соч. С. 34.

(обратно)

67

Чуковский К. Дневник 1930–1969. Μ., 1994. С. 214.

(обратно)

68

Цит. по: Совершенно секретно. 1991, № 11. С. 88.

(обратно)

69

Костырченко Г. В плену у красного фараона. Μ., 1994. С. 189.

(обратно)

70

Там же. С. 227–228.

(обратно)

71

Там же.

(обратно)

72

Там же.

(обратно)

73

Костырченко Г. Указ. соч. С. 242.

(обратно)

74

Там же.

(обратно)

75

Там же. С. 286.

(обратно)

76

Костырченко Г. Указ. соч. С. 257.

(обратно)

77

Неправедный суд. Последний сталинский расстрел /Стенограмма судебного процесса над членами Еврейского антифашистского комитета. М., 1994. С. 35.

(обратно)

78

Костырченко Г. Указ. соч. С. 294.

(обратно)

79

Костырченко Г. Указ. соч. С. 295.

(обратно)

80

Беседы с Молотовым. С. 274, 276.

(обратно)

81

Цит. по: Костырченко Г. Указ. соч. С. 130.

(обратно)

82

Аллилуева С. И. Двадцать писем к другу. Μ., 1990. С. 149.

(обратно)

83

Костырченко Г. Указ. соч. С. 131.

(обратно)

84

Берия С. Указ. соч. С. 57–58.

(обратно)

85

Бережков В. Указ. соч. С. 360.

(обратно)

86

Неправедный суд. С. 25.

(обратно)

87

Прием был организован с помощью жены Молотова активистки ЕАК И. Жемчужиной.

(обратно)

88

Неправедный суд. С. 28.

(обратно)

89

Источник. 1994, № 3. С. 99.

(обратно)

90

Берия С. Указ. соч. С. 339.

(обратно)

91

Костырченко Г. Указ. соч. С. 110-111.

(обратно)

92

Цит. по: Костырченко Г. Указ. соч. С. 113.

(обратно)

93

Костырченко Г. Известия. 10.6.1994. Г. Указ. соч. С. 112.

(обратно)

94

Костырченко Г. Указ. соч. С. 274

(обратно)

95

Костырченко Г. Указ. соч. С. 266.

(обратно)

96

Там же. С. 265.

(обратно)

97

Костырченко Г. Указ. соч. С. 163

(обратно)

98

Костырченко Г. Указ. соч. С. 2225

(обратно)

99

Берия С. Указ. соч. С. 342

(обратно)

100

Это признавали даже еврейские исследователи. Так, в книге Г. Костырченко «В плену у красного фараона» указывается, что профессор Виноградов в своей записке Берии от 27 марта 1953 года писал: «Все же необходимо признать, что у А.А. Жданова имелся инфаркт, и отрицание его мною, профессорами Василенко, Егоровым, докторами Майоровым и Карпай было с нашей стороны ошибкой. При этом злого умысла в постановке диагноза и метода лечения у нас не было» (С. 315). Таким образом, сведения, сообщенные Тимашук следствию в 1952 году о болезни и лечении Жданова, носили достаточно квалифицированный и в значительной мере обоснованный характер. Тем более, что 29 августа главный терапевт Минздрава СССР, профессор П.Е. Лукомский, дал заключение, подтверждающее диагноз Тимашук.

(обратно)

101

См. воспоминания Э. Маркиш «Столь долгое возвращение» (Тель-Авив, 1989); впоследствии Эренбург свое предложение о депортации евреев пытался лживо представить как идею, принадлежавшую лично Сталину. Однако не существует ни одного документа, подтверждающего эту ложь. Даже Л.М. Каганович в своих воспоминаниях категорически отвергал распространяемый среди евреев слух о том, что незадолго до смерти Сталин принял решение о выселении всех евреев в Биробиджан (Чуев Ф. Так говорил Каганович. Μ., 1994. С. 175–176).

(обратно)

102

Сталин, возвысивший Рюмина до генеральского звания и должности зам. министра МГБ, быстро разочаровался в нем. На деле Рюмин оказался не способным разобраться в сложных хитросплетениях заговорщической деятельности иностранных спецслужб с сионистскими и масонскими кругами. Дальше общих посылок и эмоциональных выводов Рюмин не сумел продвинуться. А Сталин ждал от него конкретных сведений, раскрытия связей, источников финансирования и планов сионистского и масонского подполья. Убедившись, что от Рюмина большего не добиться, он приказывает «убрать шибздика». Рюмина «перекидывают» на рядовую должность в Министерство госконтроля. На этой должности его и арестовали.

(обратно)

103

Цит. по: Назаров М. Заговор против России. Потсдам, 1993.

(обратно)

104

Вопросы литературы. 1990, № 4. С. 200.

(обратно)

105

Конечно, можно допустить, что некоторые рядовые масоны, например Любимов, порвали с масонским подпольем и возвращались на Родину с чистым сердцем. Но таких были единицы.

(обратно)

106

Широнин В. Под колпаком контрразведки. Тайная подоплека перестройки. Μ., 1996. С. 82-83

(обратно)

107

Широнин В. Под колпаком контрразведки. Тайная подоплека перестройки. Μ., 1996. С. 306-398

(обратно)

108

Широнин В. Под колпаком контрразведки. Тайная подоплека перестройки. Μ., 1996. С. 397

(обратно)

109

Громыко А.А. Указ. соч. Τ. 1. С. 471

(обратно)

110

Корниенко Г. М. Указ. соч. С. 235

(обратно)

111

Громыко А.А. Указ. соч. Τ. 1. С. 491

(обратно)

112

Корниенко Г. М. Указ. соч. С. 236

(обратно)

113

Корниенко Г. М. Указ. соч. С. 80

(обратно)

114

Громыко А.А. Указ. соч. Τ. 1. С. 442

(обратно)

115

Михеев В. Американцы зарыли оружие в нейтральной Австрии //Известия. 21.1.1996.

(обратно)

116

Громыко А.А. Указ. соч. Τ. 1. С. 462.

(обратно)

117

В 1959 году американское руководство через своего министра обороны И. Макэлроя предлагает правительству СССР «объединиться против Китая». В разговоре с А.А. Громыко на борту самолета, где в то же время летел и государственный секретарь США, Макэлрой заявил, что «„желтая опасность" (то есть, Китай) сейчас настолько велика, что от нее отмахиваться просто так нельзя. Более того, ее не только надо учитывать, но с нею надо бороться» (Громыко А.А. Указ. соч. Τ. 1. С. 473).

(обратно)

118

Кауль Т. Н. Указ. соч. С. 174.

(обратно)

119

Арбатов Г. А. Затянувшееся выздоровление (1953–1985). Свидетельство современника. Μ., 1991. С. 93—100.

(обратно)

120

Незадолго до этого Соединенные Штаты провели против Кубы масштабную военную операцию, которая с позором провалилась.

(обратно)

121

Цит. по: Корниенко Г. М. Указ. соч. С. 80.

(обратно)

122

International Security, 1989/1990 V. 14. № 3. Р. 138.

(обратно)

123

Судоплатов П. Указ. соч. С. 419.

(обратно)

124

Берия С. Указ. соч. С. 374.

(обратно)

125

Бобков Ф. Д. Указ. соч. С. 144.

(обратно)

126

Секреты секретных служб США. Μ., 1973. С. 293

(обратно)

127

Секреты секретных служб США. Μ., 1973. С. 290.

(обратно)

128

Секреты секретных служб США. Μ., 1973. С. 296–297.

(обратно)

129

Правда. 11.3.1994.

(обратно)

130

Цит. по: Советская Россия. 13.2.1993.

(обратно)

131

Молодая гвардия. 1992. № 10. С. 84.

(обратно)

132

Молодая гвардия. 1991, № 10. С. 154.

(обратно)

133

Молодая гвардия. 1991, № 10. С. 154-155

(обратно)

134

Источник. 1993, № 4. С. 88

(обратно)

135

Цит. по: Русский Вестник. 1994, № 18/20

(обратно)

136

О том, какой смысл вкладывала в «разрядку» западная сторона, я расскажу в главе 11.

(обратно)

137

Леонов Н. С. Указ. соч. С. 160.

(обратно)

138

Леонов Н. С. Указ. соч. С. 199.

(обратно)

139

См. Бакатим В. Указ. соч. С. 65.

(обратно)

140

В 1969 году китайское правительство стало инициатором кровавой провокации на острове Даманском на р. Амур, который исторически принадлежал России. Слабонаселенные районы Сибири, граничившие с Китаем, были связаны с центром России только одной железнодорожной магистралью, проходившей вблизи от китайской границы. Защититься от территориальных посягательств Китая наша страна могла здесь только с помощью ядерного оружия. Однако советское правительство не хотело использовать его против своего потенциального союзника.

(обратно)

141

Чикин А. Почему не состоялась реабилитация Сталина? //Аль-Кодс. 1994, № 20.

(обратно)

142

In Call О., Leviff Z. The coming Russian invasion of Israel. Chicago, 1974.

(обратно)

143

Амин захватил власть после убийства по его приказу законного президента Афганистана Тараки.

(обратно)

144

Корниенко Г. М. Указ. соч. С. 194; на Политбюро в тот день присутствовали Брежнев, Суслов, Андропов, Устинов, Громыко.

(обратно)

145

Брежнев Л. И. Материалы к биографии. С. 307.

(обратно)

146

Корниенко Г. М. Указ. соч. С. 198

(обратно)

147

См. например: Источник. 1993, № 5/6. С. 96—117; К событиям в Чехословакии. Μ.. 1968. С. 97–147.

(обратно)

148

Источник. 1993, № 5/6. С. 116.

(обратно)

149

Кауль Т. Н. Указ. соч. С. 82.

(обратно)

150

Арбатов Г. Указ. соч. С. 201.

(обратно)

151

Там же. Указ. соч. С. 264.

(обратно)

152

Известия. 12.11.94.

(обратно)

153

Леонов Н. С. Указ. соч. С. 147.

(обратно)

154

1965, № 24. С. 227.

(обратно)

155

Леонов Н. С. Указ. соч. С. 252.

(обратно)

156

Бобков Ф. Д. Указ. соч. С. 42.

(обратно)

157

Источник. 1993, № 3. С. 81–82.

(обратно)

158

Леонов Н. С. Указ. соч. С. 38. Там же.

(обратно)

159

Леонов Н. С. Указ. соч. С. 38.

(обратно)

160

Громыко А. А. Указ. соч. Τ. 1. С. 334.

(обратно)

161

Правда. 27.6.1989.

(обратно)

162

Корниенко Г. М. Указ. соч. С. 237.

(обратно)

163

Washington Post. 14.1.1982; Вече. 1982, № 4.

(обратно)

164

Швейцер П. Победа. Минск, 1995. С. 13.

(обратно)

165

Швейцер П. Победа. Минск, 1995. С. 13–14.

(обратно)

166

Швейцер П. Указ. соч. С. 75

(обратно)

167

Швейцер П. Указ. соч. С. 78–83.

(обратно)

168

Там же. С. 71

(обратно)

169

Швейцер П. Указ. соч. С. 38.

(обратно)

170

Там же. С. 57–58.

(обратно)

171

Корниенко Г. М. Указ. соч. С. 215

(обратно)

172

Корниенко Г. М. Указ. соч. С. 222-229

(обратно)

173

Аргументы и факты. 1989, № 32. С. 7.

(обратно)

174

Широнин В. Под колпаком контрразведки. Μ., 1996. С. 393.

(обратно)

175

Советская Россия. 21.11.1992.

(обратно)

176

Лозунг президента Р. Рейгана.

(обратно)

177

Как впоследствии признавался высокопоставленный сотрудник ЦРУ: «Мы в действительности не подписывали никаких договоров о сотрудничестве относительно разведывательной деятельности и ознакомления с ними друг друга, но Ватикан и так очень помог» (Швейцер П. Победа. Минск, 1995. С. 83).

(обратно)

178

Почти одновременно Ватикан и Израиль начали тайные переговоры, в результате которых через десять лет было заключено секретное политическое соглашение, предусматривающее порядок нормализации двусторонних отношений, признание друг друга и установление дипломатических связей. Завершение противостояния католической церкви и иудаизма в момент резкого ослабления России свидетельствовало о том, что в мире стало еще больше места тайне беззакония, а от католицизма как христианской религии осталась одна внешняя оболочка.

(обратно)

179

Швейцер П. Указ. соч. С. 77.

(обратно)

180

Швейцер П. Указ. соч. С. 52.

(обратно)

181

Washington Post. 28.10.1993

(обратно)

182

Швейцер П. Указ. соч. С. 29.

(обратно)

183

Как впоследствии отмечал бывший министр обороны США Уайн-бергер: «Мы стремились к понижению цен на нефть. По этой причине мы продавали им оружие» (Швейцер П. Указ. соч. С. 71).

(обратно)

184

Цит. по: Широнин В. Под колпаком контрразведки. Тайная подоплека перестройки. Μ., 1996. С. 87.

(обратно)

185

Тамже. С. 88.

(обратно)

186

Широнин В. Указ. соч. С. 60.

(обратно)

187

В 1991 году генерал КГБ О.Д. Калугин в интервью газете «Нью-Йорк дейли Ньюс» сообщил, что знал, что ЦРУ «внедрилось в советский истеблишмент» (Советская Россия. 29.1.1992).

(обратно)

188

Широнин В. Указ. соч. С. 104.

(обратно)

189

Широнин В. Указ. соч. С. 105.

(обратно)

190

Цит. по: Советская Россия. 3.3.1993.

(обратно)

191

Диена (Рига). 30.7.1992.

(обратно)

192

Впрочем, хорошо известны формы, в которых производилась эта оплата, прежде всего оплата поездок за рубеж с выплатой огромных суточных, большие гонорары за книги, статьи, выступления, лекции, предоставление разных «грантов» и т. п.

(обратно)

193

Корниенко Г. М. Указ. соч. С. 261.

(обратно)

194

Корниенко Г. М. Указ. соч. С. 151.

(обратно)

195

Леонов Н. С. Указ. соч. С. 319–320.

(обратно)

196

Цит. по: Широнин В. Указ. соч. С. 193–194.

(обратно)

197

Ахромеев С. Вооруженные силы СССР //Молодая гвардия. 1991, № 6. С. 10.

(обратно)

198

The New York Times. 31.3.1991.

(обратно)

199

Варенников В. И. Чья измена? // Советская Россия. 19.2.1994.

(обратно)

200

Корниенко Г. М. Указ. соч. С. 253; по договору подлежали ликвидации ракеты наземного базирования с дальностью 500 км и выше (кроме межконтинентальных), а у «Оки» — до 400 км.

(обратно)

201

Корниенко Г. М. Указ. соч. С. 261.

(обратно)

202

Беннюсс М., Тэлботт С. На самом высоком уровне. Закулисная история окончания холодной войны. Μ., 1994. С. 35.

(обратно)

203

Леонов Н. С. Указ. соч. С. 356.

(обратно)

204

Завтра. 1994, № 14.

(обратно)

205

Корниенко Г. М. Указ. соч. С. 264

(обратно)

206

Беннюсс М., Тэлботт С. Указ. соч. С. 187

(обратно)

207

Илюхин В. Указ. соч. С. 195.

(обратно)

208

Широнин В. Указ. соч. С. 141–142.

(обратно)

209

Как справедливо отмечал генерал КГБ H.C. Леонов: «Мы не могли ответить убедительно и на такой вопрос: почему СССР, неся все возможные политические издержки в связи с военной интервенцией, ограничился вводом всего стотысячного войска, которого было явно недостаточно для решения военных проблем? Ведь было известно, что американцы во время вьетнамской войны ввели туда армию, насчитывавшую до 500 тысяч человек, а театр боевых действий во Вьетнаме был значительно меньше и компактнее, чем в Афганистане» (Леонов Н. С. Указ. соч. С. 267).

(обратно)

210

Громов Б. В. Ограниченный контингент. Μ., 1994. С. 331–332. За 10 лет войны в Афганистане Русская Армия потеряла 13 тыс. убитыми, тогда как американцы за 3,5 года войны во Вьетнаме — 54 тыс. убитыми.

(обратно)

211

Громов Б. В. Указ. соч. С. 345.

(обратно)

212

Christian Science Monitor. 15.8.1989.

(обратно)

213

Цикупов А.К. (А. Кузьмич). Заговор мирового правительства. Μ., 1992. С. 10. В США в настоящее время принята следующая классификация производств: 1) предприятия, которые могут создаваться на территории страны; 2. предприятия, которые могут быть размещены в пределах морского бассейна; 3) предприятия, которые должны быть вынесены как можно дальше от границ США — в развивающиеся страны Азии, Африки и СССР при сколь угодно дорогой транспортировке.

(обратно)

214

Знания — народу. 1989, № 8. С. 10.

(обратно)

215

Wall street journal central European review. 31.1.1994. P. 7; Советская Россия. 1.2.1994.

(обратно)

216

Финансовые известия. 15.12.1995.

(обратно)

217

Wall street journal. 15.11.1993. Приведенные данные практически не включают капиталы, переведенные на Запад российскими преступными группировками.

(обратно)

218

Вопросы экономики. 1995, № 3. С. 21

(обратно)

219

Вопросы экономики. 1995, № 3. С. 22

(обратно)

220

Вопросы экономики. 1995, № 3. С. 23; по сравнению с этим доходом Запада кредиты, которые он предоставлял России (за кабальные проценты), ничтожны: 1–2 млрд. долл, в год.

(обратно)

221

Кто есть кто. 1995, № 1.

(обратно)

222

Известия. 6.2.1996.

(обратно)

223

Полеванов В. П. Указ. соч. С. 15–17.

(обратно)

224

Известия. 21.12.1994.

(обратно)

225

Финансовые известия. 9.4.1996.

(обратно)

226

Московский комсомолец. 2.2.1996.

(обратно)

227

В 1996 году по инициативе первого вице-премьера В. Потанина, одного из физических учредителей «Ренессанс капитал», правительство РФ решило продать 7,5 % акций из своей 60-процентной доли в РАО «ЕЭС России», что якобы даст 13,5 трлн. руб. (2–2,5 млрд. долл.). Однако, по мнению специалистов, реально от продажи акций за рубеж поступит всего 1,5 трлн. руб. Ведь если подсчитать как положено, то выяснится, что 7,5 % акций обеспечены собственностью до 100 трлн, руб.!!! И главное, что, приобретая 7,5 % акций, иностранный консорциум, уже владеющий 20 % таких акций, станет обладателем блокирующего пакета ценных бумаг РАО «ЕЭС России», а значит, сможет качать электроэнергию за рубеж, где она в 2–3 раза дороже. Само РАО предлагает пакет акций продать не иностранцам, а на внутреннем рынке через систему Сбербанка России (Русский Вестник. 1996, № 49/51).

(обратно)

228

Илюхин В. Указ. соч. С. 16; Независимая газета. 18.5.1994.

(обратно)

229

Московская правда. 28.5.1994.

(обратно)

230

Московская правда. 28.5.1994.

(обратно)

231

По данным Интерпола, общий вывоз капитала из России за 90-е годы составил к 1997 году около 300 млрд. долл, (сообщение по ВГТРК, 5-й канал. 16.2.1997).

(обратно)

232

Сегодня. 19.8.1994.

(обратно)

233

Правда. 1993. 21.07.

(обратно)

234

Независимая газета. 1993. 22.12.

(обратно)

235

Цит. по: Широнин В. Указ. соч. С. 157; этот же автор приводит копию отчета одного из американских резидентов под крышей дипломата, работавшего в одной из бывших советских республик. В отчете говорилось, что ЦРУ в СССР не до конца удалось осуществить вариант по типу «Восточная Европа», как это произошло в ГДР и других странах Восточной Европы. Из анализа разведчика следовало, что, в отличие от ГДР, в СССР не выполнено задание по нейтрализации республиканских партийных органов. «Выстояли» (так в переводе с английского) областные и районные звенья КПСС. Не ясно, какую позицию займет армия. Она еще недостаточно деморализована, говорилось в документе, как это могло вытекать из прежних разведывательных оценок. Что касается КГБ, то «инициировать» (так в переводе) его разгром, захват зданий и архивов вообще не удалось. В заключение американский резидент делал вывод о том, что переход России к политической модернизации по «восточноевропейскому варианту» может оказаться невозможным прежде всего из-за крайне сильных антизападных традиций в стране. Он категорически заключал, что имеющиеся в ней слабые либерально-западнические силы будут не в состоянии справиться с ними без массированной помощи извне. Резидент предлагал срочно задействовать «объединенные усилия спецслужб партнеров» для развала российской армии и служб государственной безопасности. В разведсводках сообщалось, что независимо от складывающихся международных и, в частности, американо-российских отношений, Россия сохраняет потенциальную возможность начать ядерную войну против Запада, нанести упреждающие или ответные удары своими ядерными силами. В связи с этим главной задачей на предстоящие годы, по их заключению, является лишение России этой возможности. По мнению американской разведки, распад стратегических ядерных сил бывшего СССР должен быт происходить под неусыпным контролем Запада. Под такой контроль должна быть поставлена и «эмиграция» в страны «третьего мира» квалифицированных российских специалистов-ядерщиков. Предотвращение нелегальной доставит, а также производства в этих странах средств массового поражения считается весьма важной задачей. Поэтому США уделяют большое внимание созданию и финансированию нового центра по нераспространению ядерного оружия, который отслеживал бы вероятную возможность его обладания такими странами как Северная Корея и Иран. Вторая группа тактических задач была ориентирована на дезинтеграцию бывшей Советской Армии, снижение боеготовности Вооруженных Сил России и каждой из стран СНГ. Развал Советской Армии, согласно стратегии США, не менее важен, чем лишение СССР и его правопреемницы России стратегических ядерных сил. На этом направлении подрывной работы также были сконцентрированы мощные коалиционные силы, созданные на основе спецслужб. Третья группа первоочередных тактических задач была связана непосредственно с нейтрализацией органов государственной безопасности как наиболее организованной силы, способной оказать самостоятельное сопротивление иностранным и отечественным «реформаторам», поставившим своей целью политическую «модернизацию» России (Широнин В. Указ. соч. С.156).

(обратно)

236

Например, в 1992 году ЦРУ пыталось завербовать русского предпринимателя-патриота Г. Стерлигова. Но он, естественно, выгнал вербовщиков и сообщил об этом случае в печати.

(обратно)

237

Феклисов А. С. Указ. соч. С. 274.

(обратно)

238

Известия. 31.3.1994.

(обратно)

239

Независимая газета. 7.9.1994.

(обратно)

240

Комсомольская правда. 8.10.1996; волонтеры Корпуса мира «свозили в Америку для обучения бизнесу 30 тольяттинских бизнесменов и чиновников (если можно чему-то научиться за две недели)» (там же).

(обратно)

241

Широнин В. Указ. соч. С. 171

(обратно)

242

Toronto star. 16.8.1993.

(обратно)

243

Широнин В. Указ. соч. С. 172.

(обратно)

244

Там же.

(обратно)

245

Труд. 8.5.1996.

(обратно)

Оглавление

  • ПРЕДИСЛОВИЕ
  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16