Предначертанный судьбой (fb2)


Настройки текста:



Мэдлин БЕЙКЕР ПРЕДНАЧЕРТАННЫЙ СУДЬБОЙ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Келли Уокер понимала, что смотреть так на незнакомых мужчин неприлично. Но она ничего не могла с собой поделать. Мужчина, на которого она засмотрелась, был, без сомнения, самым великолепным из всех, кого она когда-либо видела. Будучи писательницей, Келли создавала в своих романах образы прекрасных мужчин. С обложек ее книг смотрели великолепные парни, над их внешностью работали модельеры и визажисты, к тому же, чтобы попасть на обложку, нужно было пройти конкурс. Но ни один из этих красавчиков не шел ни в какое сравнение с этим незнакомцем.

Он был воплощением мужского обаяния.

Гладкая загорелая кожа и острые скулы, черные, падающие на плечи волосы, гордая осанка. Футболка четко обрисовывала мышцы широких плеч. А обтягивающие джинсы вносили сексуальный штрих в его образ. Наверняка в жилах этого красавца течет индейская кровь.

Он резко повернулся, и Келли не успела отвести взгляд. Его карие глаза пристально смотрели на нее.

Келли почувствовала, что краснеет.

Мужчина коснулся одним пальцем края своей черной ковбойской шляпы, подмигнул и с плутоватой усмешкой вышел из кафе.

Келли вздохнула и посмотрела на свой недоеденный обед. Если она поспешит, то успеет преодолеть засветло еще сотню миль.

Кед, по прозвищу Сокрушающий Гром, направился к своему грузовику на стоянке. Женщины часто таращились на него. Обычно он просто игнорировал их. Но эта девушка чем-то его заинтересовала. Щеки и нос усеяны веснушками, длинные рыжие волосы стянуты в конский хвост. К тому же невысокого роста. В общем, не его тип, ему нравятся высокие, грациозные, голубоглазые блондинки.

Он всегда предпочитал женщин, которые не прочь погулять, не требуя при этом ничего взамен. А эта девушка с конским хвостиком, Кед готов был поспорить, наверняка следует принципу: только «смерть разлучит нас».

Определенно не его тип.

Продолжая усмехаться, Кед разложил в грузовике постель, чтобы немного отдохнуть перед тем, как снова отправиться в путь.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Келли потянулась и распрямила плечи, прогоняя сон. Она рассчитывала добраться до следующего мотеля, но уже начала засыпать за рулем, а мотель все не появлялся.

Она стала изучать по карте извилистую дорогу штата Монтана. Очевидно, она где-то пропустила поворот или вообще не туда свернула. Келли никогда не умела толком пользоваться картами и сейчас не могла определить, с какого именно места она поехала не правильно.

Это ужасно! Келли потерла лицо руками: глаза слипались. Хорошо бы закрыть их всего на несколько секунд! Но если она закроет глаза, то сразу уснет.

Девушка посмотрела по сторонам: ни уличных фонарей, ни гостеприимных мотелей с цветными неоновыми вывесками. Только акры залитых лунным светом полей и бесконечная черная лента дороги впереди.

Возможно, проще всего в сложившейся ситуации остановиться на обочине и заночевать прямо в машине. Но Келли с ходу отклонила эту мысль. Она с легкостью представила, как на нее, спящую, нападает маньяк. Или ее могут украсть космические пришельцы…

Келли зевнула, сделала громче радио и переключила кондиционер на холодный воздух, надеясь, что шум и холод отгонят от нее сон.

Кед потянулся после сна и сладко зевнул.

Час-другой пути, и он будет дома. Он чувствовал, что нуждается в небольших каникулах. За последнее время он намотал слишком много миль на магистралях и сейчас мечтал об отдыхе на озере рядом с домом, где можно поболтать с друзьями и поиграть в бильярд. И, конечно, немного выпить и потанцевать, а если повезет, закрутить роман с новой официанткой в местном кафе.

К тому же нужно было залатать крышу сарая, пока не начались холода. Не мешало бы также покрасить дом и поменять ворота в загоне.

Да, еще прадед… Задаст ему тот взбучку за столь долгое отсутствие.

Мысли о старике вызвали у Кеда улыбку.

Джекобу, по прозвищу Красный Ворон, было восемьдесят два года. Он был настоящим индейцем и придерживался старых законов и обычаев — летом жил в ветхом вигваме, построенном на заднем дворе. Он жил бы там и зимой, если бы Кед не настоял, чтобы старик зимовал в доме. Правда, у Джекоба было отменное здоровье, он был остер на язык, удивительно зорок и наблюдателен. А заодно упрям, как мул, и назойливо опекал правнука, словно наседка — цыпленка.

Кед внимательно взглянул на дорогу. Вдали показался автомобиль, съехавший на обочину и уткнувшийся капотом в канаву. Кед подъехал и остановился неподалеку.

В машине, навалившись на руль, сидела неподвижно девушка. Было непонятно, мертва она или без сознания. Кед подергал дверцу, но та была заблокирована изнутри. Кед постучал по стеклу. Девушка не отреагировала, и Кед постучал громче.

Наконец она приподняла голову, испуганно посмотрев на него.

— С вами все в порядке? — спросил Кед.

Девушка молчала.

— Эй, рыжеволосая! С вами все в порядке?

Откройте же дверцу!

Она снова испуганно на него уставилась.

— Вам нужна помощь. — Кед показал на лоб. У вас кровь!

Девушка прикоснулась к своему лбу и нахмурилась, увидев на пальцах кровь.

— Откройте дверцу. — Кед снова постучал по стеклу. — Если бы я хотел причинить вам вред, я бы просто разбил лобовое стекло и спокойно добрался до вас. Ну же, открывайте!

Она замерла на мгновение.., и разблокировала дверцу.

Кед открыл дверцу и присел на корточки.

Свет фар от его машины освещал машину и девушку.

— Вы поранились еще где-нибудь?

— Нет.

— А что с вами случилось?

— Наверное, я уснула за рулем. Я открыла глаза, когда машина уже съехала на обочину, и нажала на тормоз.

— И оказались в кювете. Вы легко отделались, чего не скажешь о машине: капот и бампер смяты, колесо лопнуло. — Он вынул из кармана платок и протянул девушке.

— Спасибо. — Она приложила платок ко лбу. Мне нужно вызвать эвакуатор.

— Здесь нет телефонов, дорогая.

— У меня есть сотовый. — Она дотянулась до сумочки и нашла телефон. — Черт! Батарейка села!

— Пойдемте, я отвезу вас к себе домой, оттуда вы позвоните куда нужно. А я пошлю кого-нибудь забрать ваш автомобиль.

— К вам домой? — Она нахмурилась. — Не думаю… — Девушка не договорила: она узнала его. — Подождите, это вы были там, в кафе?

— Да, я. — Он протянул ей руку. — Идемте, вам нельзя здесь оставаться.

Она посмотрела ему в глаза.

— Вы не из тех серийных убийц, что находят себе жертв на безлюдных ночных дорогах? то ли в шутку, то ли всерьез спросила она.

Он рассмеялся:

— А я бы признался, если бы был убийцей?

— Полагаю, нет.

— Как вас зовут?

— Келли. Келли Уокер.

— А меня Кед. Кед Сокрушающий Гром. Я могу показать вам мои водительские права, если хотите. Или кредитные карточки. Или лицензию бойскаута с разрешением помогать незнакомкам, попавшим в беду. Это как-то изменит ваше отношение ко мне?

— Боюсь, у меня нет другого выхода. — Она отняла платок ото лба и, увидев, что он в крови, снова нахмурилась.

— Право же, пойдемте. — Он помог ей выйти из машины. — Вам нужно взять с собой какие-нибудь вещи?

— Да, пожалуйста, они лежат в багажнике.

Кед вынул ключи из замка зажигания, подошел к багажнику и открыл его.

— Что именно вы хотите взять? Все?

— Если можно, — робко попросила она.

Кед вынул из багажника огромный чемодан, небольшую сумку и ноутбук, отнес все это в грузовик и вернулся к девушке. Она стояла около своей машины, чуть не плача.

— Я не могу оставить машину здесь без присмотра.

— Доверьтесь мне, дорогая! Все будет хорошо. — Он закрыл ее машину на ключ. — По этой дороге ездят только те, кто живет в этих местах. И они не сделают вашей машине ничего плохого.

Келли все еще сомневалась.

— Вы знаете, сколько я за нее заплатила!

— Понятия не имею, — соврал он. — Пойдемте! — Он подхватил ее на руки и понес к своему грузовику.

Келли успела разглядеть, что грузовик — белого цвета, а на двери изображен красно-синий орел.

Кед посадил ее на сиденье, закрыл дверцу, обошел машину и сел с другой стороны.

— А далеко отсюда ваш дом? — спросила девушка.

— Миль тридцать пять.

— Тридцать пять?.. И здесь поблизости нет мотеля?

— Боюсь, что нет. А вы что же, ехали, не зная куда?

— Видимо, я пропустила поворот.

— А куда вы направлялись?

— В Вирджинию.

— Тогда вы не один поворот пропустили, а несколько! До Вирджинии миль пятьдесят, не меньше. И другой дорогой.

Келли снова покраснела.

— Я никогда не умела разбираться в картах.

Где же я теперь?

— Диллон — ближайший отсюда город. Так вы просто путешествуете, отдыхаете?

— Не совсем. Я собираю материал для книги.

Он внимательно посмотрел на нее:

— Вы писательница?

— Угу.

Он изогнул одну бровь:

— В самом деле? Никогда раньше не встречал писателей. И о чем ваши книги?

— О романтических встречах и прекрасной любви.

Кед даже не пытался сдержать усмешку:

— Ясно. Выдуманные истории, где все обман, не так ли?

— Нет, не так! — сердито возразила Келли.

Кед хихикнул. Сам он подобных романов не читал, но его сестра Гейл такие книжки просто обожала.

— И сколько книг вы написали?

— Девять.

— Хорошие деньги платят?

— Достаточно хорошие. А сколько лет вы занимаетесь перевозками?

— Двенадцать.

— Хорошо зарабатываете?

«А она не так проста», — подумал он с усмешкой.

— Неплохо. Зависит от расстояния и груза.

— И что перевозите?

Он пожал плечами:

— Что подвернется. Автомобильные запчасти, рогатый скот…

— Двенадцать лет, — повторила она вслух. Вам должна нравиться ваша работа: чувство свободы, дорога, новые города.

Он согласно кивнул. Да, ему нравилась дорога, нравился его грузовик.

Келли заметила, что часть кабины отгорожена серым занавесом.

— А что там?

— Так называемый спальник, — объяснил Кед.

— То есть там есть кровать? — удивилась девушка.

— Да. И телевизор со встроенным видеомагнитофоном. И рефрижератор.

— Прямо дом на колесах, — удивленно пробормотала Келли.

— Что-то вроде, — улыбнулся Кед.

— И много времени вы проводите здесь? Часто смотрите телевизор?

— Довольно часто. — Иногда, после долгого изнурительного дня за рулем, когда перед глазами только дорога, чтобы отвлечься, снять напряжение, Кед включал телевизор и под его бормотание быстро засыпал.

— Значит, ваш удел — дорога длиною в жизнь? Одинокую жизнь? — заметила Келли.

— Именно поэтому мне все это и нравится.

А как ваша голова? — перевел Кед разговор на другую тему.

— Думаю, рана выглядит страшнее, чем есть на самом деле.

— Наверное, стоит показаться врачу. У вас может быть сотрясение.

— Не люблю докторов, — поморщилась Келли.

— Вам виднее, — пожал плечами Кед.

Она затихла, и он вновь уставился на дорогу. На этом участке часто выбегали олени, поэтому узкая извилистая лента асфальта требовала от водителя большой бдительности и осторожности.

Когда дорога стала шире и безопаснее, Кед посмотрел на свою пассажирку и ничуть не был удивлен, увидев, что она спит, свернувшись на сиденье и подложив под голову руки.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Кед остановил грузовик рядом с сараем, заглушил мотор и несколько минут сидел неподвижно, разглядывая спящую пассажирку. У нее на лбу темнела шишка, а в волосах засохла кровь.

Писательница. Он знал немало женщин из разных слоев общества, разных профессий, но никогда не встречал писательниц. Интересно, где она собирает материал для любовных сцен…

Он спрыгнул на землю, обогнул машину и открыл дверцу со стороны пассажирского сиденья.

— Эй. — Он потряс девушку за плечо, — Приехали.

Келли приоткрыла глаза и посмотрела на Кеда непонимающим взглядом.

— Приехали?

— Да, ко мне домой. Выходите. — Его рука скользнула по ее талии, он приподнял Келли, вынес из кабины, хотел было поставить на землю, но передумал, решив, что лучше будет донести ее до дома на руках.

— Я могу сама идти, — слабо возразила девушка.

Входная дверь была открыта. Кед вошел в дом и поднялся по лестнице на второй этаж, направляясь к комнате, где обычно гостила его сестра.

— Думаю, здесь вам будет удобно. — Он усадил Келли на кровать. — Ванная — в конце коридора. В общем, чувствуйте себя как дома.

Я схожу за вашими вещами.

— Спасибо.

Келли огляделась. Комната была большая, обставленная старинной мебелью из дуба.

Стены обклеены зелеными обоями, два больших окна прикрыты белоснежными шторами, на стенах висело несколько фотографий. На одной из них она узнала Кеда, он стоял около симпатичной девочки с длинными черными косами.

Кед вернулся с чемоданом, сумкой и ноутбуком.

— Вам нужно что-нибудь еще? — поинтересовался он.

— А можно попросить вас принести мне таблетку аспирина?

— Конечно.

Он снова ушел и через несколько минут принес воду и таблетки.

— Что-нибудь еще?

— Нет, спасибо. Вы и так много для меня сделали. Только моя машина! — вспомнила Келли. — Отсюда можно позвонить?

— В этом нет необходимости, — заверил Кед девушку, — я пошлю за машиной Сэма, он отвезет вашу машину в город.

— А кто такой Сэм?

— Человек, который может отвезти вашу машину в город, — улыбнулся Кед.

Келли вежливо поблагодарила Кеда, жалея, что диалог получился какой-то натянутый.

— Если я вам понадоблюсь, моя комната в конце коридора слева. — Кед попятился к двери.

Келли кивнула.

Она не знала, как сделать разговор более дружеским. Она редко общалась с такими мужчинами — уверенными в себе, красивыми и мужественными. Она вообще редко общалась с мужчинами.

— Спокойной ночи. — Кед взялся за ручку двери.

— Спокойной ночи, — эхом повторила Келли.

Кед закрыл за собой дверь и спустился вниз.

В кухне он включил кофеварку и заглянул в холодильник в поисках чего-нибудь съестного.

Выбор был невелик — несколько морщинистых зеленых яблок, кола, горчица, желе ежевики, майонез и рассол с укропом.

Кед взял желе и колу. Из буфета достал хлеб и арахисовое масло. Сделав бутерброды, вышел на веранду.

К нему подбежала собака. Кед потрепал ее ласково за ушами.

— Хорошо дома, дружище, а?

Кед подавил вздох. Почему он не поговорил с этой рыжеволосой девушкой о чем-нибудь?

Почему он вообще о ней думает? В его жизни было немало красивых женщин. Он даже был женат. Но ни одну из них не вносил на руках в свой дом. Нет, конечно, он не внес ее сейчас в традиционном смысле… Это не романтичный ритуал.., и все-таки трогательно.

Писательница! Кед усмехнулся. Он всегда думал, что писательницы — это женщины средних лет, пишущие о любви, потому что не имеют любви в жизни.

А эта Келли.., да, она не была красива, ему не нравились такие, но что-то в ней было. Что-то в ней волновало его.

Келли проснулась, сладко зевнула и лениво потянулась, открыла глаза и, увидев незнакомую комнату, резко села в кровати.

— Где я?

Дотронулась до лба и вздрогнула — прикосновение причинило боль. Она сразу все вспомнила…

В это время Кед готовил на кухне завтрак и разговаривал со своим прадедом.

— Мне кажется или в доме есть кто-то? Я слышу шум воды. — Джекоб устремил вопросительный взгляд на правнука.

— Да, мы не одни, — нехотя ответил Кед, переворачивая бекон, шипящий на сковородке.

— Кто?

— Девушка. Я…

— Девушка! — Джекоб широко улыбнулся. Самое время.

— Это не то, о чем ты подумал. Она попала в аварию, я помог ей. Сэм отвез ее машину в город.

— У нее рыжие волосы и серые глаза?

Кед вздрогнул.

— Ты ее видел?

Джекоб торжественно закивал.

— Вчера вечером, в моих мечтах. Тебе нужна жена. Воин не должен жить один.

— Я думал, ты не одобряешь, когда индейцы женятся не на своих.

Джекоб достал из холодильника корм для собаки и вышел из кухни.

Кед продолжал что-то недовольно бормотать себе под нос, когда в кухню вошла Келли.

— Доброе утро, — вежливо произнесла она, слабо улыбнувшись.

— Доброе, — ответил Кед. — Завтрак сейчас будет готов. Присаживайтесь.

Вернулся Джекоб, и Кед нахмурился.

— Познакомьтесь. Это мой прадед, Джекоб Красный Ворон. Джекоб, это Келли Уокер.

Старик широко улыбнулся.

Келли улыбнулась в ответ:

— Рада встрече с вами.

— Называйте меня Джекоб, — предложил старик и, продолжая улыбаться, сел на стул напротив Келли и налил себе кофе.

Она не могла отвести от него взгляда. У него была темная загорелая кожа, черные прямые волосы заплетены в две косички. Он был в джинсах, хлопчатобумажной рубашке, черном кожаном жилете и мокасинах. Ничего необычного, и все-таки Келли чувствовала, что старик непростой.

Келли осмотрелась. Кухня была большая, светлая, никаких безделушек, только в углу висел какой-то странный обруч с перьями.

— Келли — писательница, — заметил Кед.

Джекоб посмотрел на нее с надеждой:

— Как Тони Хиллерман?

— Не совсем, я пишу про любовь.

Джекоб кивнул:

— Тоже хорошо.

Кед уставился на прадеда:

— Откуда ты знаешь?

— Я читал некоторые.

Келли подавила улыбку.

— Под каким именем вы публикуетесь? поинтересовался у нее старик.

— Под своим. Келли Уокер.

Старик хлопнул себя по лбу:

— А я-то думаю, почему мне знакомо ваше имя?

Поспешно встав из-за стола, он вышел из кухни и спустя минуту вернулся с книжкой.

Кед прочитал: «Предначертанный судьбой».

Кед нахмурился: белый мужчина, наряженный индейцем, обнимал белокурую девицу.

— Я могу надписать вам книжку, — улыбнулась Келли старику.

— Почту за честь. — Старик посмотрел на правнука и усмехнулся.

— И что заставило вас стать писательницей? — процедил Кед.

Она пожала плечами:

— Это единственное, что я могу делать дома, не вылезая из своей теплой длинной ночной рубашки. — Чувствуя, что сказала двусмысленность (ведь есть профессия и подревнее, которой можно заниматься, не выходя из спальни), Келли добавила:

— К тому же у меня хорошее воображение. И мне нравится то, чем я занимаюсь.

Джекоб пошутил:

— Надо вам заняться еще и оформительской работой.

Келли внимательно посмотрела на Кеда, представляя его на обложке книги. Ей пришла в голову блестящая идея.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Кед сложил в раковину грязную посуду, и Келли поднялась из-за стола, чтобы помочь ему. Но старик сказал:

— Лучше пойди покажи мисс Уокер окрестности, а я помою посуду.

— Я бы с удовольствием, — встрепенулась Келли, — если вы не возражаете. И, пожалуйста, Джекоб, называйте меня Келли.

— Конечно. Идите, я тут все сделаю.

Они пошли к загонам. В двух загонах были лошади, в одном — небольшой теленок. В четвертом — буйвол.

Раньше Келли видела буйволов только в кино.

Буйвол повернулся и пошел прямо на нее.

Келли отпрыгнула назад. Она заметила, что животное хромает.

Кед улыбнулся:

— Испугались? Не стоит. Клайд — домашнее животное, ручное, можно сказать. Мы его вырастили. Джекоб подобрал его маленьким, раненного, несколько лет назад, в лесу.

— Он поэтому хромает?

— Да. У него была перебита нога. Так до конца и не вылечили.

— Бедняжка.

Они подошли к большому сараю. В сарае было несколько лошадей.

— Вам нравится ездить на лошадях?

— Не знаю, никогда не ездила верхом, — призналась Келли.

— Городская девочка?

Келли кивнула. Она посмотрела на лошадь, стоявшую ближе всего. Лошадь негромко фыркала.

— Красивая, — заметила Келли, указывая на черную с белыми крапинками на морде лошадку.

Кед погладил лошадь по загривку и, вынув из кармана яблоко, протянул его ей. Лошадь с удовольствием захрупала лакомством.

— Хорошая девочка, — похвалил Кед.

Он останавливался около каждой лошади и с каждой разговаривал.

— У вас большое ранчо? — спросила Келли.

— Около ста шестидесяти акров. Мы держим рогатый скот и лошадей.

Они обогнули дом, и Келли увидела старенький, ветхий вигвам. Она вопросительно посмотрела на Кеда.

— Это Джекоба, — пояснил он. — Старик любит спать здесь летом. Хотите посмотреть, что внутри?

— А Джекоб не будет возражать?

— Конечно, нет. Пойдемте.

Кед отодвинул створку и пригласил Келли войти. Внутри оказалось гораздо просторнее, чем представлялось снаружи. Посередине стояла печка, наверху было сделано отверстие для дыма. В глубине вигвам был выстлан большими кусками меха. «Ложе Джекоба», — подумала Келли. Везде были развешаны разные мешочки и пучки трав.

Она пожалела, что не взяла с собой фотоаппарата, — можно было бы сфотографировать вигвам и буйвола. И еще Кеда, этого удивительного человека с медно-красной кожей, длинными черными волосами и карими глазами. Его изображение пришлось бы как нельзя кстати на обложке ее книги. Это была бы самая красивая обложка — Спасибо за экскурсию, — поблагодарила она Кеда, когда они подходили к дому, — а теперь мне пора ехать. Вы не могли бы подбросить меня до города?

Кед кивнул.

Джекоб ждал их на веранде.

— Боюсь, Келли, у меня для вас плохие новости. Звонили из гаража, сказали, что ваша машина нуждается в серьезном ремонте. Нужно заменить радиатор, капот, бампер и произвести другие кузовные работы.

Келли нахмурилась.

— А нельзя где-нибудь арендовать автомобиль? Мне нужно побывать в Вирджинии, чтобы сделать заметки для моей новой книги. И попасть на конференцию.

— Не вижу никакой проблемы, — заверил ее Джекоб. — Кед будет рад свозить вас в Вирджинию. Из него получится прекрасный экскурсовод.

Келли почувствовала легкое волнение: если бы Кед согласился сопровождать ее в город, у нее было бы время уговорить его сняться для обложки на ее книгу.

— Спасибо за предложение, Джекоб, но, боюсь, я и так уже злоупотребила вашей с Кедом добротой.

— Пустяки, Кед будет рад совершить это путешествие, ему полезно развеяться. — Старик толкнул правнука в бок.

— Мы можем отправиться в путь, когда вы пожелаете, — выдавил Кед, зло поглядывая на прадеда.

Джекоб просиял и подмигнул Келли.

Час спустя Келли забиралась в грузовик, а Джекоб сидел на веранде в кресле-качалке, и у его ног спала собака. Кед повернул ключ в замке зажигания, и старик помахал им рукой.

Кед сосредоточил внимание на дороге, а Келли начала разглядывать сменяющийся пейзаж за окном.

До Диллона они доехали молча. В городе Кед сделал остановку, чтобы заправить машину, и они отправились дальше.

— Красивый город, — заметила Келли, когда они выехали с заправки. — Хотелось бы вернуться сюда и осмотреть, его. А ваша семья всегда жила в здешних местах?

— Последние шестьдесят лет, — ответил Кед. Джекоб привез сюда жену, когда они поженились. Она скончалась несколько лет назад, и я приехал, чтобы быть с Джекобом.

— А ваши бабушка с дедушкой?

— Они умерли.

— Я сожалею. — Келли больно ущипнула себя за руку в наказание за то, что полезла с расспросами. — А ваши родители тоже здесь живут? — снова не удержалась она.

— Они живут на соседнем ранчо. Это такой обычай: когда сын женится, земля делится пополам и одна половина переходит в собственность молодоженов.

— Хороший обычай.

— Да, хороший. К тому же Джекобу не нравилась моя мать. Так что они бы не ужились под одной крышей.

— А почему ему не нравилась ваша мать?

Кед посмотрел на Келли и произнес заговорщическим шепотом:

— У нее не индейская кровь.

— Понятно, — солгала Келли, потому что ничего ей было не понятно.

— Моя мать — итальянка, — продолжал Кед, и Джекоб считает, что она ведьма.

— Боже мой! — выкрикнула Келли. — Ведьма?

— Иногда она предвидит будущее. В основном когда в семье должно случиться что-то плохое. — Кед усмехнулся. — Самое смешное, что у Джекоба тоже есть дар предвидения. Но другого плана.

— В самом деле?

Кед кивнул.

— А ваш прадед все еще расстраивается из-за того, что ваша мать не индейских кровей?

— Нет, он переборол в себе это чувство около года назад. — Кед рассмеялся, посмотрев на Келли. — Я шучу! Он изменил свое отношение к ней, когда она родила меня.

— Вы, наверное, часто видитесь с родителями, раз живете рядом? — спросила Келли.

— Обычно да. Но сейчас они в Италии. Поехали навестить бабушку и сестер мамы.

— Мне всегда хотелось побывать в Италии, заметила Келли. — А где именно в Италии живет ваша бабушка?

— В Палермо.

— А как долго женаты ваши родители?

— Сорок лет.

— Это большой срок. — Келли посмотрела в окно. Ее родители развелись год назад, подруги выходили замуж уже по несколько раз. Но она хотела прожить в браке долго и счастливо.

Это — ее идеал.

Келли перевела взгляд на Кеда и задала нескромный вопрос:

— А почему вы не женаты?

— Я? — Он уставился на нее так, будто она предложила ему раздеться и прыгнуть в заросли кактусов. — Я закоренелый холостяк. Я постоянно в разъездах и в заботах о Джекобе, у меня нет времени для жены. — Он задумался на мгновение, потом добавил:

— А если быть откровенным, то я не из тех мужчин, которые способны посвятить жизнь одной женщине. Я многолюб.

— Зачем покупать корову… — пробормотала Келли.

— Что? — не понял Кед.

— Моя бабушка так говорила: «Зачем мужчине покупать корову, если он может получить молоко бесплатно?»

Кед засмеялся:

— Точно.

— И много бесплатного молока вы получаете? — Она сначала спросила, а потом поняла, что совершила бестактность.

Он громко рассмеялся.

— Я знал немало женщин, дорогая. Но зачем вам это знать?

— Извините, — пробормотала она и всю оставшуюся дорогу молчала.

В Вирджинии Кед припарковал грузовик на стоянке, и они отправились гулять по городу.

Город сразу же очаровал Келли. Она буквально влюбилась в него. Она охала и ахала, то и дело записывая что-то в свой ноутбук.

Кед нашел себе развлечение получше, наблюдая за движением ее бедер, когда она неслась к следующей мемориальной доске, или за игрой солнечных бликов в ее рыжих волосах. Она, конечно, не в его вкусе, но в общем довольно привлекательна…

Келли зашла в магазин, купила справочник по штату Монтана, футболку с видом города и несколько открыток.

— Я проголодался, — наконец умудрился вставить Кед свое веское слово в поток ее восхищений. — Может, перекусим где-нибудь?

Они зашли в кафе. Келли состроила гримаску, когда Кед заказал пирожок с начинкой из мяса буйвола и жаркое.

— Это ведь не Клайд, — сказал он с усмешкой, — так что не стоит смотреть на меня с таким осуждением.

— Извините, просто я подумала, что это ужасно — уничтожать животных.

— Эх, дорогуша, они для этого специально выращиваются.

Келли не ответила. Она заказала салат из зелени и помидоров.

— И как долго вам приходится собирать материал для одной книги? — переменил он тему.

— Все зависит от содержания. Если книга исторического плана, то довольно долго. Нужно проверить названия, имена, даты. Ошибок быть не должно. С современностью в этом плане проще.

Он понимающе кивнул.

— А почему вы пишете об индейцах?

— Они мне нравятся, — просто ответила она.

— Да? — удивился Кед. — И многих из них вы знаете?

— Ни одного. Если, конечно, не считать вас и вашего прадедушку.

Он наклонился вперед.

— Вы уверены, что знаете меня?

Келли отвела взгляд.

— Я.., я имела в виду…

Она не умела флиртовать, как и отвечать на флирт.

Кед тоже почувствовал неловкость.

Обед они закончили в молчании, а потом экскурсия по городу продолжилась.

— Я хотела бы остаться жить в этом городе, мечтательно произнесла Келли, когда они возвращались к грузовику.

— И стать частью музея города Вирджиния? засмеялся Кед.

— Наверное, — улыбнулась она в ответ.

Их взгляды встретились, и внезапно оба перестали смеяться, молча глядя друг на друга.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Кед медленно приблизился к Келли. Она без труда могла отстраниться.., но не отстранилась, осталась стоять, глядя на него широко распахнутыми глазами. Он подошел еще ближе, осторожно обнял ее за талию и замер в ожидании: она либо прильнет к нему, либо одарит пощечиной.

Но Келли не шелохнулась, только продолжала вглядываться в его потемневшие глаза.

Кед нежно прошептал ее имя и, не способный больше сопротивляться нахлынувшим на него чувствам, наклонил голову и поцеловал ее.

Кед любил целоваться, это обычно вело к еще более приятному продолжению. И он никак не ожидал, что поцелуй с Келли Уокер будет отличаться от всех других поцелуев. Словно весь предыдущий опыт Кеда был лишь разминкой, подготовкой к чему-то большему.

Стоя на цыпочках, Келли едва дышала. Ей казалось, что еще чуть-чуть — и она задохнется. Этот поцелуй лишил ее сил.

Она целовалась лишь несколько раз в жизни, но никогда поцелуй не доставлял ей такого блаженства, и с ее губ слетел легкий стон разочарования, когда Кед чуть отстранился от нее.

Тут она заметила, что они не одни. В стороне стояла группа туристов — несколько мужчин, женщин и детей, которые уставились на нее и Кеда.

Что-то бормоча себе под нос. Кед помог ей забраться в кабину, обогнул грузовик, стукнул ногой по колесу, проверяя, не надо ли подкачать, и молча сел в кабину. Мотор взревел, грузовик тронулся с места.

Келли уставилась в окно, отвернувшись от водительского кресла.

Когда они проезжали по улице, она узнала в прохожих тех туристов и отвернулась от окна.

Кед уловил ее движение.

— Думаете, прежде они не видели, как целуются мужчина и женщина? — раздраженно проворчал он.

— Может, и видели, — Келли все еще не пришла в себя, — но в их экскурсионную программу это явно не входило.

Кед заразительно рассмеялся.

— Так, — сказал он, отсмеявшись, — какие у вас планы на будущее? Хотите ехать в Джэксон на конференцию сегодня вечером или предпочитаете вернуться на ранчо и отправиться в город с утра?

— Я думаю, нам стоит отправиться в Джэксон прямо сейчас. Завтра в два тридцать там презентация моей книги.

Через несколько минут грузовик свернул на трассу, ведущую в Джэксон.

Во время поездки Кед поглядывал на свою пассажирку. К восьми часам дорога совсем сморила ее, и, прислонившись к боковому стеклу, она задремала.

Келли снился прекрасный сон: как будто Кед заключил ее в объятия, прижал к своей сильной, широкой груди, нежно провел рукой по волосам и склонился, чтобы поцеловать.

Она уже потянулась ему навстречу.., но тут кто-то потряс ее за плечо.

Келли нехотя открыла глаза и увидела, что над ней склонился герой ее сна…

— Приехали, — сухо сообщил Кед. — Надеюсь, номер в гостинице у вас зарезервирован?

— Что? — Келли постаралась поскорее отогнать сонный дурман. — Ах, да, конечно, номер в гостинице. А что будете делать вы?

— Ничего, найду где переночевать.

Она минуту помолчала, не зная, как сказать.

— В моем номере есть место для второго человека. То есть за это уже заплачено. Если хотите, можете присоединиться. Это то немногое, что я могу предложить вам за вашу доброту…

Она затихла: опять выразилась двусмысленно. Вдруг он подумает, что она предложила ему провести с ней ночь?

— Благодарю, — кивнул Кед.

Он заглушил мотор и вышел из грузовика, потом обошел кабину, открыл дверцу и протянул Келли руку, чтобы помочь выйти.

В гостинице было тихо и уютно.

Келли зарегистрировалась и пошла в номер. Кед сказал, что возьмет вещи и присоединится к ней.

Келли не любила высоты, поэтому заказала номер на первом этаже. Комната оказалась светлой, с прекрасным видом на горы.

Келли заглянула в ванную. Там одну стену занимало большое зеркало, остальные были отделаны плиткой.

Келли вернулась в комнату, услышав, как хлопнула дверь. Это пришел Кед с ее вещами.

— Куда их положить? — спросил он.

— Поставьте, пожалуйста, около кровати, попросила она.

— Какую кровать вы предпочитаете? — спросил он.

— Ту, около окна.

— Хороший номер, — заметил он.

Келли кивнула. Ее смущало, что кровати стояли так близко друг к другу, их разделяла только тумбочка…

Келли открыла чемодан, извлекла из него свою любимую длинную и по-домашнему уютную ночную рубашку и ретировалась в ванную.

Кед присвистнул: теперь идея пользоваться одним номером на двоих не казалась ему такой блестящей. Зачем он вообще согласился на это? Каждый раз, когда он смотрел на эту рыжеволосую писательницу, он вспоминал их поцелуй. И эти воспоминания вызывали в нем желание повторить его снова. И не останавливаться только на поцелуе.

Проклятье! Кед сжал кулаки, но это плохо помогало. Из ванной доносился шум воды, и он не мог отогнать от себя мысли о том, что Келли, обнаженная, стоит сейчас там, струйки воды стекают по ее телу, повторяя все его изгибы и линии…

Кед переложил свои вещи в тумбочку, включил телевизор и упал на кровать. Но даже кино про Дикий Запад не отвлекло его от мыслей о Келли. Дверь ванной открылась, и Келли вошла в комнату. Влажные волосы падали ей на плечи. Кеду потребовались нечеловеческие усилия, чтобы не подойти к ней, не обнять ее, не запустить руки в ее волосы, чтобы проверить, такие ли они мягкие, какими кажутся.

Келли натянуто улыбнулась.

— Ванная свободна, вы можете принять душ, — сказала она.

— Благодарю, — пробормотал он и поскорее вышел из комнаты. Закрыв за собой дверь в ванную, Кед шепотом выругался, скинул с себя одежду и включил воду.

Келли уставился на дверь ванной, воображая, как Кед стоит под душем, вода бежит по его широким плечам и плоскому животу.

Она присела на краешек кровати.

Да что с ней такое происходит? Она никогда не сходила с ума от красивых парней. Она видела многих красавчиков, снимавшихся на обложки ее книг, но ни один из них не пробуждал в ней желания.

А этот поцелуй! «Нет, об этом лучше не думать!» — приказала себе Келли.

Она забралась под одеяло, продолжая прислушиваться к звукам, доносившимся из ванной.

Когда шум воды стих, она закрыла глаза, притворившись, что спит.

Кед вошел в комнату, и Келли, приоткрыв один глаз, украдкой посмотрела на него. На нем были только джинсы. Келли крепко зажмурилась.

Кед выключил телевизор и светильник.

Келли услышала легкое шуршание — это Кед снял джинсы, потом до нее донесся легкий скрип кровати — Кед скользнул под одеяло.

Обычно Келли засыпала быстро, но не этой ночью. Она никак не могла отогнать от себя образ Кеда, вышедшего из ванной. С обнаженным торсом, влажными волосами…

Ее тело помнило его руки, его дыхание щекотало ей лицо, губы ласкали ее…

Она жаждала повторения. Ведь он рядом.

Всего в паре метров спит.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Келли открыла глаза, посмотрела на часы и недовольно вздохнула: одиннадцать часов. Она никогда не спала так долго. Кровать Кеда была пуста.

Келли вздохнула с облегчением. Он ушел или в ванной?

— Кед! — позвала она. — Кед, вы здесь?

Ответа не последовало.

Келли выскользнула из-под одеяла, взяла одежду и белье и бегом устремилась в ванную.

Когда она вышла через полчаса, Кед еще не вернулся.

Келли собрала сумочку, накрасилась, уложила волосы и вышла из номера.

Пролистав расписание конференции, Келли убедилась, что уже пропустила полдюжины выступлений, и теперь была в сомнении, стоит ли ей идти на доклад о расширении рынка книжной продукции.

Нет, важнее позавтракать.

Келли направилась в кафе.

Она заказала себе апельсиновый сок, кофе и булочку из отрубей. Дожидаясь заказа, снова вспомнила о Кеде. Возможно, он надумал вернуться домой.

Не допив кофе, Келли решила вернуться в номер. В холле она заметила шумную компанию. Это были такие же, как она, писатели, редакторы и другие участники конференции. Подойдя ближе, Келли увидела среди них несколько своих хороших знакомых и подошла поздороваться.

— Эй, подруга, а я думаю, куда ты пропала? ослепительно улыбнулась ей Вики.

Вики была идеальной красавицей: синеглазая блондинка с миндалевидными глазами и красивой фигурой. Ее часто принимали за модель, снимающуюся на обложки книг.

— Ты разве не должна была прилететь самолетом раньше? — спросила Ким. Она была самой старшей среди присутствующих.

— Она никогда не летает самолетами, — заметила Джеки, симпатичная, веселая, с короткими каштановыми волосами и карими глазами. У нее были муж и трое детей, так что на конференциях она отдыхала от домашних забот.

— Да, не летаю, — согласилась Келли. И правильно делает: если бы она полетела, то никогда не встретилась бы с Кедом.

Заговорили о книжном рынке, об обложках.

Какое нужно оформление, какие выбирать цветовые гаммы, что больше нравится читателям.

А Кеда все не было.

Из окна было видно, как группу моделей-мужчин обступили женщины, желающие получить автограф.

В этой толпе Келли и увидела Кеда. К нему выстроилась самая длинная очередь. Его, видимо, тоже приняли за модель.

Келли видела только его голову.

Через несколько минут она почувствовала, как кто-то положил ей руку на плечо.

— Давно проснулась, соня?

Разговор мгновенно прекратился, все взгляды устремились на Кеда.

Ким шутливо ткнула Келли в бок.

— Кто этот красавчик? — спросила она, улыбаясь Кеду.

— О, простите. — Келли никак не могла совладать с собой. — Познакомьтесь, это Кед, Кед Сокрушающий Гром. Кед, это Ким Нетеркотт, Хильда Дженсен, Джеки Паттерсон, Вики Браун, Мэриан Льюис и Элен Келли.

— Рад встрече, леди, — вежливо ответил Кед и снова обратился к Келли:

— Я собираюсь подняться в номер и переодеться, а потом, может, что-нибудь перекусим?

— Хорошо. — Келли кивнула.

Как только Кед отошел, на нее обрушился шквал вопросов:

— Кто он?

— Где ты с ним познакомилась?

— Он из моделей?

— Он женат?

— Вы встречаетесь?

— Он настоящий индеец?

Келли как можно более непринужденно рассмеялась:

— Мы просто знакомы. Он помог мне, когда я попала в небольшую аварию. И он не модель. И не женат. И вряд ли скоро женится. Да, он настоящий индеец.

Келли не смогла сдержать самодовольную улыбку — она впервые появилась на конференции в обществе мужчины. Более того, в обществе самого красивого мужчины.

Кед любил женщин, ему нравилось быть в центре их внимания. Но до сегодняшнего дня он еще ни разу не получал столько женского внимания сразу. У него просили автографы, на него оглядывались и хотели с ним сфотографироваться!

Войдя в номер и закрыв за собой дверь, Кед долго смеялся: он чувствовал себя владельцем гарема.

Наскоро приняв душ и переодевшись, он спустился вниз.

Симпатичная молодая женщина с вьющимися каштановыми волосами преградила Кеду дорогу — Вы модель? — спросила она.

— Боюсь, что нет.

— Уверены?

— Вполне.

Девушка выглядела явно разочарованной.

Но быстро справилась с собой.

— Ну, хорошо, это неважно. Можно я вас сфотографирую?

Кед на мгновение задумался.

— Хорошо, валяйте.

Радостно взвизгнув, девушка быстро извлекла из сумки фотоаппарат и начала отщелкивать кадры.

Несколько женщин собрались вокруг, до Кеда донесся шепот: «Кто это?», «Наверное, тот самый…»

Через пару минут Кед оказался окруженным толпой поклонниц. Его просили посмотреть то туда, то сюда, приподнять подбородок, улыбнуться. Кед послушно позировал.

— А, вот вы где! — Сквозь толпу пробилась Келли. — Извините меня, леди, — она решительно взяла Кеда за руку, — мы опаздываем на обед.

— Спасибо, что спасли меня, — усмехнулся Кед. — Я уже начал чувствовать себя последним мужчиной на планете женщин.

— Очень забавно, — сухо ответила Келли.

Посмеиваясь, Кед открыл дверь перед Келли и прошел за ней в ресторан. Им предложили столик у окна.

Ожидая официанта, Келли огляделась по сторонам. Надо быть слепой, чтобы не заметить, что все присутствующие в ресторане женщины — от посетительниц до официанток — уставились на Кеда так, словно он действительно единственный мужчина на планете.

К столику подошла официантка.

Келли заказала салат и чашку зеленого чая, Кед — кофе и бифштекс.

— Интересно, сколько вы получаете за то, что находитесь на этой конференции и раздаете автографы? — деловито спросил Кед.

— Ничего. Это своего рода рекламный проект: читатели покупают книги, а авторы их подписывают. Все устроено для привлечения внимания людей к книгам.

Кед усмехнулся. Он не мог припомнить, когда в последний раз читал книгу. Нет, он, конечно, заглядывал иногда в газеты, просматривал публикации, но читать любовные романы считал ниже своего достоинства. И ему казалось, что и другие относятся к этому так же.

Официантка принесла заказ, и почти одновременно с официанткой к столику подошли Ким, Джеки и Вики. Они напомнили Келли, что через полчаса надо возвращаться на конференцию подписывать книги.

— Спасибо за напоминание, — сухо поблагодарила Келли.

Кед встал из-за стола.

— Вы, леди, присоединитесь к нам? — галантно спросил он.

— Нет, они не могут, — быстро ответила за них Келли.

— Очень жаль, — пожал плечами Кед, продолжая стоять, — может быть, в другой раз.

— Очень может быть, — подмигнула ему Вики.

— Несомненно, — добавила Ким, по-приятельски хлопнув Кеда по плечу.

Келли подавила вздох облегчения, наблюдая за уходящими подругами, и принялась за свой салат. Кед придвинул к себе бифштекс.

Если он все правильно понял, то эта рыжеволосая барышня приревновала его к своим подругам.

— И что будет после того, как у писательниц отвалятся руки от непрерывного подписывания своих книг? — спросил Кед.

— Вечером будет прием в честь гостей. Я надеюсь, что и вы там будете. А на следующий день после завтрака — театрализованное представление, своего рода показ. Я надеюсь, что и на него вы придете.

— Подождите-ка. С этого места поподробнее, пожалуйста, — прервал ее Кед.

— Ну, каждый год издательство проводит соревнование, конкурс моделей. Выбирают лучших, чьи изображения потом помещают на обложки. И уже завтра к вечеру будет известно, кто победит.

— Я бы лучше сходил в кино, — небрежно заметил Кед.

— О!

— Вы огорчены?

— Ну, я надеялась… — Он заметил, что она слегка покраснела.

— На что вы надеялись?

— Ну, что вы будете меня сопровождать завтра. — Она пристально смотрела в тарелку с салатом. — Пойдете со мной и на показ, и на вечерний бал, где будут объявлены результаты.

— Боюсь, у меня нет подходящей одежды для бала. Да и костюма для завтрака тоже, добавил он, лукаво улыбаясь. В ней было что-то такое, что не оставляло его равнодушным.

Но он никак не мог понять — что.

— Если вы позволите, я могла бы оплатить покупку костюма. Но вы можете пойти и так.

К тому же вам очень идет ваша шляпа, без нее я вас просто не представляю.

Выдержав паузу, он сказал:

— Премного благодарен, но я сам могу купить себе одежду.

— Но вы будете моим… — Келли прокашлялась, — вы будете меня сопровождать?

Она не в его вкусе, а вокруг столько женщин, что ему совсем необязательно тратить время на скучные завтраки, показы и балы.

Ему этого не нужно! Но по какой-то необъяснимой причине он не смог отказать.

— Пожалуй, да, — кивнул Кед.

Келли оживилась:

— Только не забудьте надеть вашу шляпу, вы в ней неотразимы.

— Не сомневаюсь.

Лицо Келли озарила нежная улыбка.

— А что делают писатели в воскресенье? — спросил Кед.

— В воскресенье пройдет церемония награждений.

— Каких награждений?

— Книжных. Ну, что-то типа «Лучшая книга года», «Лучший исторический роман», «Лучший дебют», «Лучшая фантастическая книга» и тому подобное.

— Понятно. Вам уже пора?

Келли посмотрела на часы:

— Да, нужно идти подписывать книги. Увидимся позже?

— Конечно.

Она достала из сумочки кошелек и положила рядом с тарелкой десять долларов.

— Что это? — грубо спросил Кед.

— Плата за обед, — пожала плечами Келли.

— Уберите!

— Но…

Он взял деньги и вложил ей в руку:

— Я сказал, уберите.

Келли не стала возмущаться и спорить, она лишь произнесла:

— Спасибо, Кед.

Он смотрел, как она идет между столиками, и размышлял над вопросом, что с ним происходит. Потом отмахнулся от этих мыслей, решив, что чему быть, того не миновать, а значит, не стоит об этом и волноваться.

Доев свой бифштекс и заплатив по счету, Кед вышел из ресторана. Какое-то время он бесцельно бродил по гостинице, ощущая себя в роли петуха в курятнике. Потом направился в зал, где подписывали книги.

Здесь было шумно и многолюдно. За столами сидели женщины-писательницы, вокруг них лежали стопки книг и много мелких сувенирчиков на память для покупателей.

Кед помахал подругам Келли.

Интересно, где она сама?

Наконец он увидел ее за столом, у которого стояло около тридцати женщин.

Кед встал в сторонке. Келли была в темно-голубом костюме. Волосы забраны в хвост, но одна непослушная прядь выбилась, волной падая на плечо. Келли вела себя уверенно, лучезарно улыбалась, кивала, что-то говорила и быстро подписывала книги одну за другой.

Кед смотрел на нее, удивляясь ее преображению. В этой рыжеволосой, уверенной в себе писательнице трудно было узнать перепуганную, робкую девушку, что он нашел в машине в кювете два дня назад.

Келли улыбалась и кивала, подписывая очередной читательнице свою последнюю книгу.

Кед подошел ближе.

Келли автоматически взяла следующую книгу, раскрыла ее и спросила, не глядя на подошедшего:

— Кому подписать? На какое имя?

— Джекобу.

Келли подняла голову.

— Что вы здесь делаете?

Кед пожал плечами:

— Любопытно было посмотреть. Никогда не видел, как писатели раздают автографы.

Она быстро что-то написала и передала Кеду книгу.

— Спасибо. — Он подмигнул ей. — Увидимся вечером.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Прием проходил в непринужденной обстановке. Келли, казалось, знала почти всех присутствующих. Она познакомила Кеда со своим литературным агентом, который оказался довольно приятным парнем, и со своим редактором — Мэри Луизой Кендол, женщиной высокого роста, с каштановыми, до плеч, волосами и светло-карими глазами. Кед подумал, что Мэри больше похожа на топ-модель, чем на редактора.

Мэри Луиза внимательно оглядела его, нисколько не смущаясь тем, что он видит это.

Она словно приценивалась к вещи в магазине, решая, покупать или не стоит.

— Думаю, вы правы, — наконец произнесла она, — но поговорим об этом позже.

Час спустя в зале заиграла музыка. Кед не был хорошим танцором, но танец был прекрасным поводом заключить Келли в объятия.

На ней были длинное зеленое платье без рукавов и туфли на высоких каблуках. Даже на каблуках она едва доставала ему до плеча.

Во время танца Келли думала, как уговорить Кеда участвовать в соревновании и как прекрасно он будет смотреться на обложке ее книги.

Так сладко было находиться рядом с ним, прижиматься к его красивому сильному телу и мечтать.

Келли стало неловко оттого, что они не разговаривают.

В ее книгах такие сцены обычно заканчивались поцелуем. Но это в книгах.

Его рука нежно скользнула по ее спине, вызывая дрожь во всем теле.

Кед почувствовал ее дрожь и притянул ее к себе ближе, медленно наклонился.

И коснулся губами ее губ.

И это был не сон. Не вымысел. Не сцена из книги. Это было реальностью.

Келли забыла обо всем. Прикосновения его сильных, но нежных рук сводили с ума.

Его мужской аромат сладко щекотал ей нос.

Губы — теплые и настойчивые — завладели ее губами, доставляя неописуемое наслаждение.

Келли чувствовала, что просто задыхается от восторга и желания.

Вдруг раздался гром аплодисментов.

Оказалось, что танец давно закончился и присутствующие стояли вокруг, глядя на нее и Кеда. Аплодисменты были предназначены им.

Сгорая от стыда и смущения, Келли поспешила удалиться с танцплощадки.

Ким и еще несколько женщин окружили ее.

— Пока что это самое интересное, что случилось на этом приеме, — смеясь, заметила Ким.

— Хватит, пожалуйста, — попросила Келли.

— Хорошо, дорогая, — растягивая слова, произнесла Мэри, — если он тебе неинтересен, только скажи, и я с удовольствием тебя заменю. — Она игриво накручивала на палец прядь каштановых волос. — Можешь смело передать его мне на попечение.

— В самом деле, — продолжала смеяться Ким, — ты ведь говорила, что этот индеец важен для тебя только как модель для обложки.

— Действительно! — Вики провела рукой по своим роскошным белокурым волосам. — Ты намеренно ввела нас в заблуждение!

— Добрый вечер, леди. — К ним подошел Кед. Разговоры тотчас прекратились.

Кед протянул Келли бокал:

— Я подумал, что вам захочется немного выпить.

— Спасибо. — Судя по цвету содержимого, это клюквенный сок. Залпом осушив бокал, Келли тут же закашлялась. Горло обожгло огнем, на глаза навернулись слезы, дыхание перехватило. — Что это? — уставилась она на Кеда.

— «Морской бриз».

— О! — Она начала обмахиваться, почувствовав, что жар, проникший внутрь, проявился и на лице.

Кед пожал плечами:

— Всего лишь немного водки, немного грейпфрутового сока и клюквенного морса.

Вики усмехнулась.

— Келли не пьет ничего крепче пива.

— Правда? — Кед виновато посмотрел на Келли. — Я не знал.

Келли вернула ему бокал.

— Думаю, мне лучше вернуться в номер.

Спокойной всем ночи!

Щеки у нее горели, голова кружилась.

В номере она обессиленно опустилась на кровать.

Но мгновение спустя появился Кед.

— Почему вы не сказали, что не пьете? — мягко спросил он.

— Не представилось случая.

— Понятно. Я сожалею. — Немного подумав, он спросил:

— Есть ли еще что-то, чего я о вас не знаю?

Он поддразнивал ее, при этом буквально пожирая ее глазами.

Келли почувствовала себя неуютно под этим пристальным взглядом.

— Я жду, — улыбнулся Кед. — Вы любите шоколад, не едите мяса и любите целоваться. У вас есть другие тайны, о которых я еще не знаю?

Он вопросительно приподнял бровь.

У Келли пересохли губы, и она облизнула их. Кед придвинулся еще ближе.

— Кед.., вы.., ты…

— Да, я слушаю тебя, рыжеволосая нимфа.

Расскажи мне о себе, я хочу знать о тебе все. Он легко, дразня, коснулся ее губ. — Что тебе нравится? — Он поцеловал нежную, залитую румянцем щеку. — А что не нравится? — Он обнял ее за плечи, притягивая к себе.

— Я… — Она снова облизала пересохшие губы.

— Ты любишь это? — спросил он, наклоняясь к ней, и снова поцеловал.

Поцелуй был долгим, словно он хотел выпить из ее легких весь воздух.

Келли вцепилась ему в плечи, крепко прижимаясь к его груди. Все тело у нее ныло, требуя ласки и поцелуев.

Прервав поцелуй. Кед внимательно посмотрел в ее затуманенные глаза.

— Проклятье! — пробормотал он, отстранился, снова придвинулся, поцеловал ее почти грубо и быстро вышел из комнаты.

Ошеломленная, Келли несколько минут смотрела на дверь. Она чувствовала одновременно и разочарование и облегчение, потому что боялась того, что могло произойти, если бы он остался.

Выбежав из гостиницы, Кед сел в грузовик и доехал до ближайшего паба.

Сначала он заказал виски, но передумал и заказал апельсиновый сок — сейчас ему нужнее трезвые мозги.

Что произошло там, в номере гостиницы?

Он вспомнил о Келли, представил ее глаза, губы. Ни одна женщина не доводила его до такого состояния. Эта рыжеволосая бестия имела над ним какую-то необъяснимую власть. Ему даже показалось, что она способна лишить его свободы.

Кед не собирался жениться, а эта Келли из тех, кто отдает себя мужчине раз и навсегда, она живет по принципу «они жили долго и счастливо и умерли в один день». Черт, Кед даже не удивился бы, если бы узнал, что она девственница.

Проклятье! Почему из всех женщин в мире ему понадобилась именно эта рыжеволосая!

Да любая из тех, что ночуют сейчас в гостинице, будет рада провести с ним ночь, ничего не требуя взамен.

А может, ему повезло, что Келли именно такая. Что она не одна из тех легкомысленных девиц.

Кед допил сок, вернулся в машину и решил совершить круг почета по городу, чтобы дать Келли время заснуть.

Пусть она будет спать, когда он вернется.

Он не знал, должен ли благодарить прадеда за то, что тот подстроил ему это путешествие, или больше никогда не разговаривать с этим старым сводником.

Келли быстро приняла душ, переоделась в свою длинную ночную рубашку и легла в кровать. Ей не спалось, она прислушивалась к звукам в коридоре, ожидая шаги, приближающиеся к ее двери. Куда Кед пропал? Куда, а главное, почему ушел? Келли была уверена, что их поцелуй произвел на него такое же впечатление, как и на нее.

Она крепко закрыла глаза, но сон не шел.

Руки Кеда, его губы, глаза. Она жаждала испытать волшебство его поцелуя.

Кед вернулся в номер после полуночи.

Затаив дыхание, Келли неподвижно лежала в кровати, прислушиваясь.

Кед разделся и лег. А Келли еще долго лежала без сна, размышляя о том, что носил Кед под джинсами — плавки или шорты.

Этот глупый вопрос еще долго мешал Келли забыться сном.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Утром она обнаружила, что снова в комнате одна. Не спеша умывшись и переодевшись, Келли вышла из номера, чтобы выпить где-нибудь чашечку бодрящего кофе.

В кафе она встретила своего редактора Мэри Луизу, и они провели почти час за приятной болтовней.

Мэри Луиза сообщила, что издательство решило выпускать новую серию романов. Фантастических.

— Тебе было бы интересно написать что-нибудь для этой серии? — поинтересовалась она.

— Я бы с удовольствием! — с энтузиазмом ответила Келли. — У меня есть одна идея, касающаяся одного очень красивого дикого животного.

— Я знала, что мы всегда можем на тебя рассчитывать, — улыбнулась Мэри Луиза. — Когда ты намерена приступить к работе?

— Думаю, как только вернусь домой.

— Тогда пусть твой агент свяжется со мной, и мы подпишем контракт. — Мэри снова улыбнулась.

— Хорошо, он свяжется, — отозвалась Келли.

Это была большая удача, прекрасный шанс начать писать что-то новое, она так долго об этом мечтала. Келли поспешила сообщить о своей удаче подругам.

Когда она вошла в зал, то не была сильно удивлена, заметив, что Кед окружен толпой восхищенных женщин, фотографирующих его и просящих автограф.

— Удивительно, — пробормотала она, наблюдая, как легко Кед справляется с навязанной ему ролью знаменитости.

— Он просто герой дня, — заметила Ким, незаметно подойдя сзади. — Согласись, ему нужно участвовать в конкурсе фотомоделей. Держу пари, он выиграет без труда.

— Ты права, — сухо ответила Келли. — И мой редактор тоже считает, что Кед смотрелся бы идеально на обложке моей следующей книги.

— Действительно? Но это же здорово!

— Да, только самому Кеду эта идея вряд ли понравится.

— А ты уже говорила с ним по этому поводу?

— Нет, собираюсь сделать это, когда мы будем возвращаться обратно.

— Сюжет становится все интереснее, — лукаво прищурилась Ким. — Так вы встречаетесь?

К ним присоединилась еще одна писательница:

— А правда, что он подобрал тебя на дороге, Келли?

— Да, но это не то, о чем вы подумали — зло бросила Келли. — Это длинная история, и мне бы не хотелось ее рассказывать.

— Ну что ж, мне пора идти, у меня встреча с моим редактором, — сказала Ким.

— А мне нужно зайти в салон, поправить прическу, — сказала ее подруга.

— Встретимся на представлении, — сказали они, уходя.

Оставшись одна, Келли пробилась сквозь толпу к Кеду. Ей показалось, что он немного смутился, заметив ее.

— Привет, писательница! — улыбнулся он.

— Привет, последний мужчина! — Она посмотрела по сторонам. — Ну и как? Удается держать оборону?

Кед пожал плечами:

— Я говорил им, что я никто, но им, кажется, все равно, лишь бы фотографировать и получать автографы. — Он улыбнулся в объектив направленного на него фотоаппарата.

— Ладно. — Келли выдавила из себя подобие улыбки. — Увидимся на показе.

— Эй, подожди! — Кед быстро оставил автограф какой-то женщине, вежливо всем улыбнулся, произнеся: «Извините, мне нужно идти!», и догнал Келли.

— С тобой, пожалуй, далеко не уйдешь, — усмехнулась та.

— Ревнуешь! — воскликнул Кед. — Напрасно, я принадлежу только тебе!

Было ясно, что он ее подкалывает, но Келли было не до смеха.

— Я всего лишь не хотела мешать тебе весело проводить время!

— Во сколько начнется показ? — спросил Кед.

— В двенадцать тридцать.

— Никогда не был на таких мероприятиях… должно быть, интересно, — веселился Кед.

— Тебе — вряд ли! В показе участвуют только мужчины!

— Ox, как жаль! — наигранно вздохнул он. Просто ужас! Кошмар!

Келли внимательно посмотрела на него:

— Ты должен быть одним из них!

— Что-о?

— А почему ты так сильно удивился? Все присутствующие здесь женщины думают, что ты и есть модель. Что здесь такого?

— Я модель? — Кед отрицательно мотнул головой. — Это невозможно.

— Все возможно, — парировала Келли. — Знаешь, я получаю письма от читателей! Они хотят, чтобы на обложках были настоящие индейцы.

— Ты получаешь письма от читателей?

— Ага.

— И отвечаешь на них?

— Конечно. Если кто-то потратил время, чтобы написать мне, я не могу оставить это без внимания.

— А письма от парней тоже приходят?

— Да, время от времени. Однажды я получила письмо от одного индейского мальчика. Он написал, что благодаря моей книге изменил ношение к истории своего рода. — Келли посмотрела на часы:

— Нам пора, нужно еще занять места для подруг.

Столы перед подиумом были накрыты темно-синими скатертями, в вазах стояли красные и белые гвоздики.

Зал постепенно заполнялся людьми. Становилось шумно от разговоров и смеха.

Ким и другие девушки пришли через несколько минут.

Организаторы конференции поприветствовали всех присутствующих, официанты начали разносить ланч.

Кеду казалось, что он попал в рай. Вокруг было столько красивых женщин, что голова шла кругом.

Ему стало еще интереснее и веселее, когда за его столиком эти писательницы стали обсуждать любовные сцены своих книг.

Они спорили о том, что больше всего нравится читателю: когда любовные сцены описываются подробно и долго или упоминаются вскользь? Нужно ли ограничиваться поцелуями, а потом опускать занавес или добавить побольше эротики и страсти? И если так, то какими словами описать то, что происходит между мужчиной и женщиной? И как не переборщить с описанием этих подробностей?

Ким лукаво посмотрела на Кеда:

— А что вы думаете по этому поводу?

— О нет, не вовлекайте меня в этот разговор, попытался отбиться Кед.

— Смущаетесь? — рассмеялась Вики.

— Да, вы меня разоблачили, — усмехнулся Кед, пристально посмотрел на Келли и сказал:

— Хотя знаете, мне всегда было интересно, откуда писатели берут идеи для своих книг.

Вот Келли, откуда она берет материал для любовных сцен?

Келли уставилась на него, словно видела в первый раз, и покраснела.

Кто-то подначил ее:

— Да, Келли, действительно: расскажи!

Послышались смешки.

Келли молчала, судорожно пытаясь придумать ответ, когда к микрофону подошла ведущая и объявила, что показ начинается.

Один за другим на подиум выходили модели. Кто-то в костюме рыцаря, кто-то в форме пожарного, полицейского, доктора.

Женщины громко хлопали, приветствуя своих любимчиков.

На подиум вышла ведущая и объявила:

— А теперь имею честь пригласить на эту сцену дебютанта. Встречайте. Кед Сокрушающий Гром.

Темные глаза Кеда стали еще темнее. Зло прищурившись, он посмотрел на Келли:

— Это ты все подстроила?

— Нет, Кед, честно не я, — начала она оправдываться, но ее прервала Ким:

— Потом разберетесь. Идите, Кед, вас ждут.

— Кед! Кед! Кед! — кричали женщины в зале.

— Не заставляйте их ждать, иначе они рассвирепеют! — хихикнула Вики.

Сжав зубы, Кед поднялся из-за стола и направился к подиуму.

Ведущая широко улыбнулась.

— Приветствуйте. Кед Сокрушающий Гром!

— Рубашку! Пусть он снимет рубашку! — крикнула какая-то женщина.

Ведущая озадаченно посмотрела на Кеда:

— Вы можете отказаться, но… — Она показала на толпу и пожала плечами.

Состроив гримасу, Кед расстегнул свою индейскую рубаху и бросил на пол. Под ней не было ничего. Свет прожекторов высветил голые плечи, мускулистые руки, плоский живот.

Толпа женщин ахнула и громко засвистела.

— Он никогда мне этого не простит, — пробормотала Келли.

Но ей никто не ответил, все, как зачарованные, смотрели на Кеда.

— Хорошо, дамы, — ведущая старалась перекричать возгласы присутствующих, — наш показ окончен. Результаты будут объявлены сегодня вечером на бале-маскараде.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Кед поднял рубашку, сунул руки в рукава и спустился с подиума. Он должен сказать кое-что этой мисс Келли Уокер, без свидетелей!

Однако за столиком Келли не было.

— Где она? — спросил он у Ким.

— Думаю, спряталась, — пожала плечами та.

— Смелая девушка! — заметил Кед.

— Но она действительно не имела к этому никакого отношения! — сказала сквозь смех Джеки.

— Тогда почему она сбежала? — резонно спросил Кед.

— Если бы вы видели себя со стороны там, на подиуме, вы бы поняли, почему, — объяснила Ким, усмехнувшись. — До свидания, — сказала она и ушла с остальными.

Заметив нескольких женщин, направлявшихся к нему, Кед попятился и ускользнул через запасный выход.

Куда она могла пойти? Скорее всего, туда, где больше народа, чтобы затеряться в толпе.

На какой-нибудь очередной писательский симпозиум.

Что же, пускай. Кед пошел в бассейн, чтобы немного освежиться. Людей там было мало, и Кед перевел дух.

Его внимание привлекла девушка, собиравшаяся прыгнуть с трамплина.

Она не была красавицей и не походила на модель, но у нее было красивое миниатюрное тело. Она была худа, но нельзя сказать, чтобы это ее портило, нет, все в ней было гармонично.

«Жаль, что она в купальнике», — подумал Кед.

Когда она прыгнула, из-под купальной шапочки выбилась прядь огненно-рыжих волос…

Кед вздрогнул.

Келли, не замечая его, спокойно плыла к бортику.

Он подошел к краю бассейна и терпеливо ждал, когда она подплывет.

Глаза у нее расширились, когда она его увидела.

— Ты пришел сюда, чтобы меня утопить?

— Да, я думал об этом, но здесь слишком много свидетелей.

Он взял ее за руку и помог вылезти из бассейна. Она подошла к месту, где оставила вещи, взяла полотенце и обернула его вокруг головы, словно тюрбан.

— Я не имею к этому никакого отношения, честно.

— Почему я тебе не верю?

Она села на стул и пожала плечами:

— Не знаю.

Он сел напротив, пристально глядя на нее.

Келли заметно волновалась. Да, она не вносила его имя в список соревнующихся, но она сказала своему редактору о намерении заполучить его для обложки своей следующей книги.

— Ты стал бы известной моделью, — сказала она первое, что пришло в голову.

— Забудь об этом, — ответил Кед резко. — Ты что-то скрываешь от меня. Я хочу знать — что?

— Ничего.

— Ну же, рыжеволосая бестия, рассказывай, что спрятано в твоей маленькой головке!

— Ничего! Я же сказала. Но я не понимаю, почему.., почему ты так против этого?

— Значит, это все же была твоя идея.

— Я же уже сказала — нет! Но… — Келли умолкла.

— Но что? — жестко спросил Кед, глядя на нее в упор.

«Ладно, — решила Келли про себя, — я ему расскажу все. Ведь уже ничего не исправить».

— Когда я увидела тебя в первый раз в кафе, еще до аварии, я смотрела и думала, что ты бы смотрелся идеально на обложке моей книги. Келли прокашлялась. — А потом я рассказала об этом моему редактору. И она одобрила эту идею.

— Да ну! — зло вставил Кед.

— Да, — кивнула Келли, стараясь не замечать его раздражения. — Мэри Луиза представила это так: ты на белой лошади с пером в волосах и с крылатым копьем в руках. — Она тяжело вздохнула, набираясь храбрости. — И это стало бы обложкой для моей следующей книги.

Он холодно посмотрел на нее.

— Не бывать этому.

— Но если бы ты только…

Он, не дав ей договорить, развернулся и пошел прочь.

Бормоча себе под нос ругательства, Кед направился в бар.

Значит, все это время единственной ее целью было сделать из него модель, картинку для обложки ее книги. Ничего абсурднее в жизни он не слышал!

Может, и всю эту историю с аварией и разбитой машиной она специально подстроила?..

А тут еще прадед спутал карты своими предсказаниями.

Кед заказал кружку пива и сел за столик.

Неужели после всего этого она думает, что он пойдет с ней на бал?

Но он обещал…

С другой стороны, она может найти себе и другого провожатого… Эта идея ему совсем не понравилась.

Кед закрыл глаза. Как наваждение, перед глазами предстала Келли на краю трамплина.

Он тяжело вздохнул и поднес к губам кружку пива. Эта рыжая бестия просто сводила его с ума.

Нет, он будет сопровождать ее на бал. Хотя это не значит, что он станет с ней танцевать.

Обнимать ее и не коснуться рукой волос, не прижать к груди, не поцеловать, не испытать снова опьяняющий вкус ее губ…

Тогда ее пригласит кто-нибудь другой…

Проклятье! Кед едва не стукнул кулаком по столу.

Келли была в номере, когда через два часа Кед туда вошел.

Она уже переоделась к балу и выглядела…

«Великолепно», — подумал Кед.

На ней была красная короткая юбка, а под жилеткой, тоже красной, — белая шелковая блузка.

Бал предполагался костюмированный, и на Келли был ковбойский наряд: талию обвивала черная кобура, а на голове красовалась белая ковбойская шляпа.

Девушка покраснела, почувствовав его пристальный взгляд.

Кед взял одежду и направился в ванную.

— Тебя подождать? — робко спросила она.

— Как хочешь. — Он пожал плечами и закрыл за собой дверь.

Кед встал под душ. Все, чего он сейчас хотел, — это чтобы Келли оказалась рядом и чтобы они провели ночь в объятиях друг друга.

Он вышел через несколько минут.

Сердце у Келли едва не выскочило из груди: на нем были черные джинсы, белая рубаха, поверх которой Кед накинул кожаный жилет. Да, собственно, неважно, какая на нем одежда, он был неотразим в любой.

«И, наверное, еще неотразимее без одежды», — подумала Келли.

Он присел на кровать, надел носки и ботинки, взял в руки черную шляпу.

— Готова? — коротко спросил он.

Театрально поклонившись и коснувшись кончиками пальцев своей шляпы, Келли кивнула.

Кед вышел следом за ней из номера.

Было ощущение, что наступил Хэллоуин: в коридорах гостиницы, в холле и в зале сновали призраки, вампиры, колдуны, феи и эльфы.

Вики оделась в стиле Скарлетт О'Хары, Ким была Злой Королевой, Джеки выбрала наряд невесты Франкенштейна.

А народ все прибывал.

Келли с подругами и Кед нашли свой столик. Кед вполуха слушал разговор дам, уплетая бутерброды. Они опять говорили о бизнесе, о книгах, о контрактах.

После десерта Мэри Луиза Кендол поднялась к микрофону и сказала, что сейчас объявит победителя, который будет сниматься на обложку нового исторического романа Келли Уокер.

В ее руках был белый конверт. Пока она его открывала, в зале царило напряженное молчание.

Кед сжал кулаки, Келли затаила дыхание.

— И победитель… — Мэри Луиза улыбнулась, — Кед Сокрушающий Гром!

Зал взорвался овациями.

— Келли, — обратилась к писательнице Мэри Луиза, — проводите мистера Кеда на сцену.

Кед зло уставился на Келли, потом, заставив себя улыбнуться, встал из-за стола и протянул ей руку.

Аплодисменты стали еще громче.

Они шли к подиуму под вспышки фотоаппаратов.

Мэри Луиза вручила ему конверт.

— Вы найдете внутри билет на самолет до Нью-Йорка, — сказала она, улыбаясь. — Вам нужно только определиться с числом прилета, и мы зарезервируем вам гостиничный номер.

Поздравляю с победой!

Сунув конверт в задний карман джинсов, Кед пробормотал слова благодарности.

Мэри Луиза обратилась к Келли:

— Хотите сказать что-нибудь?

— Только то, что я очень довольна, что Кед будет сниматься для обложки моей книги. Уверена, мои читатели также рады.

Зал снова громко зааплодировал. Кед и Келли спустились со сцены и прошли к своему столику. Кеда обнимали, поздравляли, но, когда он увидел, что к нему направляются репортер и фотограф, он быстро зашагал к выходу из зала.

В тишине безлюдного коридора Кед облегченно вздохнул. Скорее он отправится в ад, чем по этому билету в Нью-Йорк.

— Кед.

Он обернулся: за спиной стояла Келли.

— Ну спасибо тебе! — раздраженно выкрикнул он.

— Я скажу моему редактору, что ты не заинтересован в съемках, — тихо проговорила Келли. Мы постараемся найти кого-нибудь другого.

Он кивнул:

— Премного благодарен.

— И ты совсем не обязан оставаться здесь против воли, можешь уезжать, если хочешь.

Вики сказала, что подбросит меня до Диллона, где я заберу свою машину. Так что не смею более задерживать тебя.., то есть вас. Вы можете уезжать, если хотите…

— Тогда я, пожалуй, поеду. — Он вложил ей в руки конверт.

— До свидания, Кед.

— Прощай.

Он быстро собрал вещи и через двадцать минут уже ехал по дороге домой.

Она не попросила остаться. Потому что не смогла бы прожить на ранчо и полугода, сбежала бы в большой город.

А ему противопоказаны Нью-Йорк или Лос-Анджелес. Он ни за что не променял бы свежий воздух ранчо и свободу дорог на городские смог и суету.

Так что у них разные дороги, которые никогда больше не пересекутся.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Келли молча смотрела, как уходит Кед, а потом вернулась на банкет. Но праздник больше не радовал, она мечтала только о том, чтобы все это поскорее кончилось.

Подруги, как могли, старались ее подбодрить, но, вернувшись в свой номер, она уже не сдерживала слез.

Если бы не эта сумасшедшая идея с обложкой, он, возможно, был бы сейчас с ней рядом, они бы не расстались вот так.

Но все равно он зря обвинил ее в том, что она подстроила его участие в конкурсе, — она этого не делала. И вообще, все это было странно. Почему Кед так болезненно на все реагировал? Он же сам говорил, что ему нравятся женщины и их внимание.

Келли упаковала вещи и легла спать. Но уснуть не могла, думала о Кеде, вспоминала каждый момент, проведенный рядом с ним.

Наконец она попыталась взять себя в руки.

Чего она себя мучает? В конце концов, он индеец, свободолюбивое дитя природы, а она — городская жительница, избалованная удобствами цивилизации. Глупо думать, что между ними что-то могло быть. Она весь день за компьютером, а он — за рулем. У них ничего общего.

А вдруг случилось бы чудо, такое же прекрасное, как их поцелуй, и они смогли бы быть вместе?

Утром Келли быстро приняла душ и оделась.

В кафе она присоединилась к подругам, и после завтрака они отправились на последнее собрание конференции.

Главные редакторы отвечали на вопросы присутствующих, но мысли Келли возвращались к Кеду. Интересно, поехал он прямо домой или провел ночь в каком-нибудь мотеле?

И что он будет делать дальше — побудет еще немного на ранчо или снова отправится колесить по свету?..

После совещания началась церемония награждения.

Келли сильно волновалась — ее издатель внес ее последний роман в список соревнований.

Номинаций было несколько: лучший дебют, лучший исторический роман, лучшая фантастическая книга и другие.

Ким победила в номинации «Лучшая книга для юношества».

Но вот подошло время для объявления результатов года по историческим романам. Победителей было пять.

Келли сжала кулачки и закрыла глаза, сердце бешено стучало.

Назвали первого победителя, второго, третьего, четвертого.

— И пятый победитель, — объявил ведущий, Келли Уокер!

Келли открыла глаза и недоверчиво посмотрела на Вики:

— Мне не показалось, объявили мое имя?

— Нет, глупышка, давай иди! — подбодрила ее подруга.

Келли неуверенно пошла к сцене.

Сжимая в руках приз — статуэтку, она поблагодарила судей, читателей, редакторов и издателей. К ней со всех сторон подступили люди, ее поздравляли, что-то говорили, спрашивали, аплодировали, просили автограф.

Келли наконец подошла к Вики, собираясь покинуть вместе с ней зал.., и увидела Кеда.

Он стоял перед ней настоящий, реальный и пристально смотрел на нее.

— Поздравляю, — сказал он.

— Ты был здесь все это время?

— Да. И все видел. Ты готова ехать?

— Да, но я думала…

— Привет, Кед, — поздоровалась с ним Вики и обратилась к Келли:

— Я буду ждать тебя у входа.

— Она поедет со мной, — ответил за нее Кед.

Вики вопросительно приподняла бровь.

— Это так, подруга?

Келли посмотрела на Вики, потом на Кеда, затем снова на Вики:

— Я не знаю…

— Я знаю. — Кед приобнял Келли за плечи. — Пойдем.

— Позвони мне, когда вернешься домой, — усмехнулась Вики.

— Хорошо, — пообещала Келли и посмотрела на Кеда. — Я думала, ты уехал…

— Собирался. — Он пожал плечами. — Но передумал.

— По поводу всего? — с надеждой спросила она.

— Нет, только насчет того, чтобы отвезти тебя в Диллон.

Она не смогла скрыть разочарование. Ну почему он такой упрямый?

Однако он все-таки вернулся, и, значит, они какое-то время еще проведут вместе. К тому же остается надежда, что по дороге он передумает.

Полчаса спустя они погрузили ее вещи в грузовик и выехали в Диллон.

Первое время они ехали молча. Келли украдкой наблюдала за Кедом, он время от времени тоже поглядывал на нее.

— На вручении ты выглядела удивленной.

— Да, я не ожидала победы.

— Но почему? Ты успешная писательница, у тебя много читателей.

— На этот раз я соперничала с действительно известными писателями, гораздо более известными, чем я.

— Теперь мне придется прочитать твои книги, — улыбнулся Кед.

Келли почувствовала, что краснеет, — она представила, как он будет читать описанные в ее романах любовные сцены.

Они еще поболтали о том о сем, заехали на заправку, потом в кафе.

А на полпути Келли задремала. Кед разбудил ее, когда они приехали в автосервис Диллона.

Келли в растерянности оглядывалась по сторонам:

— Я не вижу своей машины!

— Может, она стоит где-нибудь в другом месте? — предположил Кед. — Пойду спрошу.

Он вернулся очень скоро.

— Ее отогнали на ранчо. Джекоб забрал ее на днях.

— И зачем он это сделал?

— Есть у меня одно предположение. — Кед раздраженно фыркнул:

— Я думаю, что он старый сводник!

— Он что? — Глаза у Келли удивленно расширились.

— Угу, — Кед неохотно кивнул, — тебе не послышалось: сводник!

Келли отвернулась. Похоже, Кеда все это сильно злило, а ей это сводничество было бы даже по душе, если бы они с Кедом знали друг друга получше.

До ранчо они доехали в молчании.

Еще из окна грузовика Келли увидела свою машину. Она была отремонтирована на славу никаких следов аварии.

Кед помог Келли спуститься из кабины и обнял ее.

Келли осторожно увернулась от его объятий.

— Спасибо, Кед, — пробормотала она. — Извини, что доставила тебе столько хлопот.

Он пожал плечами:

— Будь осторожнее за рулем.

— Спасибо. Я должна рассчитаться за автомобиль. Ничего, если я зайду к Джекобу и спрошу у него счет?

— Конечно.

Она поспешно отвернулась и направилась к дому. Ей хотелось плакать.

Почему в жизни все не так, как в книгах?

Келли постучала в дверь. Никто не ответил.

— Наверное, его нет дома. — Позади нее стоял Кед. Он открыл дверь и пропустил ее вперед. — Я поищу счет, а если не найду, позвоню в сервис и спрошу, сколько стоил ремонт. — Он указал на диван:

— Присядь пока, я сейчас вернусь.

Келли послушно села на диван. Она прислушивалась к удаляющимся шагам Кеда. Вот он поднялся по лестнице, прошел по коридору, открыл дверь. Келли слышала приглушенные голоса, потом снова послышались шаги.

Кед был мрачен.

— Все в порядке? — забеспокоилась Келли.

— Джекоб приболел. Видимо, на него подействовала перемена погоды.

— О, мне очень жаль! — Келли открыла сумочку, достала чековую книжку и вопросительно посмотрела на Кеда:

— Так сколько я должна за машину?

— Джекоб сказал, что не помнит, — пожал плечами Кед.

— О! — Келли прикусила нижнюю губу. — Тогда нужно позвонить в сервис и спросить у рабочих.

— Да, конечно. Джекоб хочет тебя видеть.

— Хорошо, — кивнула Келли. — Я поднимусь к нему.

Она поднялась по лестнице и остановилась у спальни Джекоба.

— Джекоб.

— Келли, заходи.

Девушка вошла в комнату.

— Как вы себя чувствуете? — Она подошла ближе к старику.

Джекоб хотел ответить, но закашлялся.

— Звучит не очень хорошо, — вздохнула Келли, — Вам нужно в больницу.

Старик отрицательно покачал головой:

— Никакой больницы. Те, кто туда попадает, похожи на мух в паутине — обратного пути нет!

Келли подавила улыбку:

— Но вы хотя бы вызывали доктора?

— Да, ко мне приходил Джо. Я не доверяю белым докторам.

— А кто такой Джо? Он врач?

— Знахарь.

— Да? Ну, наверное, это тоже неплохо. И что вам сказал Джо?

— Сказал, что мне нужно полежать в этой кровати несколько дней.

Келли кивнула:

— Понятно. Постельный режим.

— Я рад, что мы снова встретились, Келли, искренне сказал Джекоб. — И, надеюсь, не в последний раз.

Келли улыбнулась:

— Кед пошел звонить в гараж, чтобы выяснить, сколько я вам должна за ремонт. Спасибо, что позаботились о моей машине.

— Оставайся.

— Простите?

— Я хочу, чтобы ты осталась.

— О! Я не думаю, что Кед хочет того же, грустно произнесла Келли.

Джекоб взял ее за руку.

— А чего хочешь ты?

— Я хотела бы остаться, но у меня нет для этого никаких оснований.

— Ты пишешь о Западе, — сказал Джекоб, — о жизни на ранчо. Но ты когда-нибудь жила на ранчо?

— Нет, никогда.

— Значит, здесь ты могла бы лучше узнать жизнь людей, о которых пишешь.

— Но я пишу исторические романы, не современные, — возразила Келли.

— Не все меняется, земля-то та же самая.

Походи по ней, почувствуй ее, научись ее понимать.

В комнату вошел Кед. Джекоб обратился к нему:

— Я попросил Келли остаться с нами на некоторое время. Джо сказал, что я нуждаюсь в уходе, пока болею. Мне нужно, чтобы рядом кто-нибудь был, заботился обо мне.

— Никаких проблем! — согласился Кед. — Я могу заботиться о…

— Тебе нужно крышу сарая починить, — перебил его Джекоб. — А Келли заодно соберет материал для своей книги.

— Понятно, — недовольно протянул Кед.

Джекоб ласково взглянул на Келли:

— Ну вот, вопрос улажен. — Старик выглядел утомленным. — Ты будешь заботиться обо мне, а Кед о тебе…

Джекоб закрыл глаза и скоро уснул.

Осторожно высвободив руку, Келли медленно обернулась к Кеду.

— Он не хотел слышать отказа.

— Хорошо, оставайся в той же комнате, что и прежде.

— Спасибо. Я могу заняться приготовлением еды, если не возражаешь.

— Не возражаю.

Она вышла вслед за ним.

— Это была моя идея.., остаться.

— Я знаю.

Он пристально посмотрел на нее, пробормотал что-то вроде «черт возьми», привлек ее к себе и быстро, почти грубо поцеловал. Затем повернулся и ушел.

Он уже сделал так однажды в гостинице…

— Странная привычка, — попробовала пошутить Келли, но ей было совсем не весело.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Кед вышел на улицу, пересек двор и остановился около загона. Где-то вдалеке завыл волк.

«Одинокий», — подумал про него Кед.

Через несколько минут вой повторился. Теленок в загоне жалобно замычал, одна из лошадей забила копытом.

Легкий ветер шевелил листву деревьев.

Все эти звуки Кеду были хорошо знакомы это были звуки его родины.

Кед посмотрел на дом.

В комнате прадеда было темно, а в спальне Келли горел свет. И он отчетливо видел в окне силуэт.

Да, ему нравится Келли, она необъяснимым образом притягивает его к себе. И сама она уже явно к нему неравнодушна. Всякий раз, как они встречались, между ними словно пробегали искры.

Но, снова поцеловав ее сегодня, он еще раз убедился, что ему этого мало, ему нужна вся Келли…

— Невыносимо, просто невыносимо, — выдохнул Кед, — и Джекоб знает об этом!

Кед посмотрел на звездное небо. Все, что он мог сейчас сделать, — это постараться пореже ее видеть, уйти с головой в работу.

Или можно попросить ее уехать… Или уехать самому, Впрочем, эти идеи Кед отклонил сразу. Не хотелось расстраивать прадеда.

Свет в спальне Келли все еще горел.

Кед пошел на кухню, сварил кофе, сел за стол и поставил перед собой чашку.

Следующие несколько дней обещали быть интересными.

Келли вынула вещи из сушилки, встряхнула и аккуратно развесила на веревке. Она не спешила: когда ей надо будет пройти обратно через кухню, Кед уже допьет свой кофе и уйдет спать.

Келли нервно сглотнула, по телу пробежала дрожь. Они с Кедом могли бы быть семьей…

Она на мгновение закрыла глаза и представила его: длинные черные волосы, широкие плечи, сильные мускулистые руки, кожа цвета меди, чувствительные губы…

Келли открыла глаза и слегка закусила губу.

Господи, что этот человек с ней делает!..

Потом, ворочаясь в кровати без сна, Келли видела его лицо, думала о нем, воображала, что он рядом…

Проснулась она рано, чувствуя себя разбитой после беспокойной ночи.

Было почти семь… А во сколько встает Кед?

Келли надела джинсы и рубашку, сунула ноги в шлепанцы и вышла из комнаты.

Робко постучалась в спальню Кеда и чуть приоткрыла дверь. В комнате было пусто. Она спустилась в кухню — и там никого. Только аромат кофе говорил о том, что недавно здесь кто-то был.

Налив в чашку свежего кофе, Келли пошла к Джекобу. Дверь была открыта, и Келли заглянула внутрь. Старик лежал на кровати, но девушка не могла понять, спит он или нет.

Келли собралась уходить, но старик зашевелился.

— Входи.

Она переступила порог, прошла к окну и отдернула шторы.

— Доброе утро, Джекоб.

— Доброе утро.

— Как вы себя чувствуете сегодня?

— Лучше, спасибо.

— Хорошо. Хотите что-нибудь съесть на завтрак?

— Я бы не отказался от чашки кофе.

— Сейчас приготовлю. — Келли улыбнулась. — А может быть, вам приготовить к кофе пару тостов?

Он кивнул:

— И можно еще яйцо.., или, лучше, два.

— Хорошо. — Келли пошла к двери.

— И кусочек бекона, — добавил Джекоб.

Келли добродушно усмехнулась:

— Что-нибудь еще?

— Немного апельсинового сока.

— Хороший аппетит — признак выздоровления, — хихикнула Келли и пошла на кухню готовить завтрак.

Кед объезжал одну из новых лошадей. Она почему-то боялась воды, и ему едва удалось заставить ее войти в водоем. Кед чувствовал, как она напряжена и пыхтит, словно проскакала десять миль.

Он наклонился и потрепал лошадь по загривку.

— Умница, хорошая девочка.

Пришпорив, Кед развернулся и направил лошадь к дому. Та словно на крыльях понеслась через поле.

Кед издал победный клич племени лакота и рассмеялся, заметив, что спугнул зайца, прятавшегося в траве.

Снова издав воинственный клич, он пустил лошадь вскачь.

Все это напомнило ему о тех днях, когда он был мальчишкой. Джекоб объяснял ему, как нужно охотиться, учил плавать и понимать окружающую природу. Он преподал ему уроки выживания в лесу, учил ориентироваться по луне и звездам, выслеживать оленей и лосей.

Хорошее было время! Светлое!

Впереди показалось ранчо. Кед гордо смотрел на свою землю. Пусть ранчо небольшое, но он разводил на нем отличных коров и лошадей.

Кед спрыгнул возле загона, завел лошадь в сарай, снял седло и огляделся. Надо бы поменять дверь, залатать крышу и подковать одну из лошадей.

И еще кое-что отремонтировать в самом доме.

Работа в доме означала возможность быть ближе к Келли.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Следующие несколько дней прошли мирно.

Джекоб попросил приносить ему еду в комнату, сославшись на слабость, поэтому завтраки и обеды Кед и Келли вынуждены были проводить вместе, за одним столом, стараясь заполнить неловкую тишину какими-нибудь ничего не значащими фразами. Она говорила о работе над книгой, он — о делах на ранчо.

Впрочем, за столом они встречались только за обедом, потому что Кед не завтракал, а только выпивал чашку кофе, пока Келли спала.

Келли все больше привязывалась к Джекобу. Он рассказывал ей о жизни своего племени, и она записала немало историй со слов старика.

Девушка пообещала старику, что он будет прототипом одного из героев ее будущей книги, и Джекоб просиял от радости, словно выиграл в лотерею.

Он поведал ей, что, по представлениям индейцев, у каждого, даже неживого, предмета есть свой дух — и у камня, и у дерева, и у каждой травинки. А священное число племени — четыре.

Джекоб рассказал, как были созданы богами люди его племени. Бог скал и камней поделился материалом для костей, бог земли создал людскую плоть, бог страстей добавил в человека крови, бог солнца дал телу тепло, бог ветров вселил в каждого человека маленький ветерок — дыхание. Бог мудрости дал знания, а бог власти вложил в человека желание бороться со злом, творить добро, умение плодиться, бог луны — способность любить и писать стихи.

Келли была очарована рассказами Джекоба.

Она всегда любила индейцев, увлекалась их верованиями, прочитала о них много книг. Но то, что рассказывал Джекоб, было во сто крат интереснее.

Вдохновленная его рассказами, она все яснее представляла себе главного героя своей книги. С каждой новой строкой он приобретал все большую индивидуальность. И все больше этот герой становился похож на Кеда. Кеда Сокрушающий Гром.

В среду Джекоб объявил, что чувствует себя немного лучше и спустится на обед вниз.

Во время обеда он предложил Кеду сводить Келли на танцы, которые устраивались в городе в субботу ночью.

— Это старинный сельский праздник, — сказал Джекоб. — Там будут играть на скрипке, танцевать и пить сидр.

Келли посмотрела на Кеда, потом на Джекоба.

— Не думаю, что мы можем оставить вас…

— Не надо обо мне думать, — возразил Джекоб. — Вы слишком долго сидели взаперти, вам нужно развеяться, не правда ли, внук?

Кед кивнул. Он слишком хорошо знал Джекоба: если старик что-то решил, с ним лучше не спорить, этот упрямец все равно добьется своего.

— Ты прав, дед, — сухо сказал Кед.

— Вот и хорошо, — просиял старик.

На следующее утро Келли проснулась рано. Она встала, раздвинула занавески и посмотрела в окно.

Как же здесь все-таки красиво!

Кроме красоты, Келли восхищали тишина и покой этих мест.

Приготовив завтрак для Кеда и Джекоба, она поехала в город подыскать себе наряд для танцев. Купила белую блузку с глубоким вырезом и миткалевую юбку. Потом зашла в продовольственный магазин и купила яйца, бекон, пиво и шоколад. И еще фрукты, овощи, сыр и обезжиренное молоко — для себя.

Приятно удивили Келли здешние жители в отличие от вечно спешащих, хмурых людей большого города они были приветливы, внимательны и отзывчивы. Возвращаясь на ранчо, Келли улыбалась, чувствуя прилив сил и радуясь своему хорошему настроению.

Казалось, погода радовалась вместе с ней.

Небо было такое синее и яркое, что слепило глаза. Она любовалась стадами лошадей и овец на пастбищах. Для нее, городской девушки, все это было очень интересно.

И неожиданно для себя она поняла, что мысль о возвращении домой ее совсем не радует.

Это было странно, потому что Келли всегда считала себя городской жительницей, не способной прожить долго за пределами большого города.

Правда, возможно, дело не в красоте этих мест, а в одном из здешних жителей…

Этот житель и был первым, кого она встретила, подъезжая к дому.

С ящиком инструментов в руках он поднимался на крышу сарая.

Келли глубоко вдохнула, стараясь унять волнение.

Она заглушила мотор, открыла дверцу и вышла из машины.

Кед стоял на коленях, придерживая шифер и приготовившись забивать гвозди.

На голову он повязал красный платок, чтобы волосы не падали на глаза. Джинсы плотно облегали тело.

Келли облизала пересохшие губы. Кед передвигался по крыше с изяществом и грацией кошки.

В доме Келли переложила продукты в холодильник.

Она только закончила готовить, когда дверь открылась и Кед шагнул в кухню. Рубашка у него была перекинута через плечо.

Келли вздрогнула, взглянув на блестящие от пота широкие плечи, широкую грудь и плоский живот.

Кед кивнул ей, пересек кухню и подошел к раковине. Вымыл руки и плеснул воды на лицо.

Хорошо было освежиться после палящего солнца. Но ему было жарче во сто крат от той особы, что хлопотала сейчас на кухне.

Кед взял полотенце и.., резко повернулся.

Келли тут же покраснела под его взглядом. Ну конечно, пока он умывался, она разглядывала его, а теперь покраснела, понимая, что он разоблачил ее.

Ему нравилось, когда она вот так краснела!

Келли заправила выпавшую прядь волос за ухо, и этот обычный, ничего не значащий жест распалил Кеда.

Сейчас бы пересечь кухню одним прыжком, поцеловать Келли, подхватить на руки и отнести к себе в спальню. Только.., в кухню вошел Джекоб.

— Келли, Кед, — кивнул он, голос его был слаб.

— Зачем вы поднялись с постели? — забеспокоилась Келли.

— Я подумал, что мог бы поесть сегодня с вами, — ответил старик, выдвигая стул и садясь за стол.

Он внимательно посмотрел на Кеда, потом на Келли, словно видел их впервые.

— Как там крыша? — спросил он.

Кед поскорее сел за стол напротив Джекоба, чтобы тот не заметил, в каком возбужденном состоянии находится его правнук.

— Еще час-другой работы, и все будет сделано.

— Хорошо, — кивнул старик.

Келли поставила перед ним тарелку.

— Хотите чего-нибудь выпить?

— Пива, — улыбнулся Джекоб.

Келли посмотрела на Кеда.

— А ты?

— Пиво — это хорошо, — сказал он.

Келли достала из холодильника две бутылки пива, налила себе в стакан лимонада и отнесла поднос к столу.

Джекоб откусил бутерброд и усмехнулся:

— Мы никогда не ели ничего… — старик помолчал секунду, подбирая слова, — ничего более восхитительного.

Келли улыбнулась, довольная комплиментом.

— Еда для гурманов, — заметил Кед.

Келли ела молча, слушая, как Кед и Джекоб обсуждают дела ранчо.

После обеда Джекоб вернулся к себе и скоро задремал.

Кед вышел на улицу. Келли подошла к раковине, чтобы вымыть посуду, и украдкой взглянула в окно. Кед снял рубашку и снова забрался на крышу.

Устроившись в кресле-качалке на веранде, Келли включила свой ноутбук и решила немного пописать.

Но в голову полезли совсем другие мысли.

Медленно раскачиваясь, она наблюдала за тем, как работает Кед.

Келли закрыла глаза, представляя его на обложке своей книги. Длинные черные волосы развеваются по ветру, в руках — ружье или копье. На дальнем плане — снежные горы или индейская деревня на берегу реки. А он — верхом на коне. Столь же диком, неприрученном, как и он сам. Она улыбнулась.

— Эй, дорогуша, о чем мечтаешь?

Келли медленно открыла глаза. Кед присел на корточки возле кресла, его рубашка была перекинута через плечо.

— Должно быть, хорошая была мечта, — заметил Кед, — раз ты так улыбалась. Надеюсь, обо мне?

— Конечно, нет! — слишком поспешно ответила Келли.

— Нет? — Немного приподнявшись, он наклонился вперед и коснулся ее губ.

Келли не смогла сдержать легкий стон удовольствия.

— Точно не обо мне? — снова поинтересовался Кед. — Может быть, в твоих мечтах я целовал тебя здесь? — Его губы коснулись ее шеи. Или здесь… — Губы скользнули вверх, потом опять вниз.

Келли не стала сопротивляться, когда он приподнял ее с кресла и посадил себе на колени, нежно провел рукой по спине. Она подалась вперед, обняла его за шею, провела рукой по его волосам. Наслаждаясь его ласками, она не заметила, как оказалась на полу, а он возвышался над ней, удерживая тело на локтях.

Она затаила дыхание.

— Что ты делаешь?

— Исследую свой путь, — ответил он хрипло. Я никогда не езжу незнакомыми дорогами, не изучив их вначале. — Он медленно провел рукой по ее бедру. — Мне надо знать ландшафт. — Рука скользила по телу. — Чтобы выбрать лучший маршрут. — Он накрыл ладонью ее грудь. — Важно знать все: где находятся горы, какие они. А где низменности и равнины.

Крепче обняв, он снова поцеловал ее, и Келли вскрикнула от боли.

Кед приподнялся на локтях, недоуменно изогнув бровь и глядя на нее темными от желания, голодными глазами.

— Очень больно, — сказала она. — Не из-за тебя.

Он поднялся, предложил ей руку и помог встать. Келли обернулась и подняла с пола осколок стекла, на краях которого была кровь.

Кед нахмурился и взял осколок.

— Пойдем, надо обработать рану.

Взяв за руку, он отвел девушку в ванную, промыл рану, смазал антисептическим бальзамом и наложил повязку.

— Так лучше?

— Да, спасибо.

Он пристально смотрел на нее.

— Тогда мы можем продолжить в более удобном месте, — предложил он.

— Нет, я не могу.., мне нужно идти работать.

Мне надо много успеть написать, чтобы уложиться в сроки и…

— Хорошо, хорошо, — сказал он с кривой усмешкой, — не хочу мешать появлению нового бестселлера.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

После того, что произошло между ними на веранде, Келли было неловко находиться в обществе Кеда. Тот старался вести себя так, будто ничего не случилось, но всякий раз, глядя на него, ловя на себе его взгляд, Келли вспоминала, какие у него были глаза в тот момент — на веранде.

— Так, — сказал Кед, — и много ты написала сегодня днем?

Она уставилась на него: сказать правду или безобидную ложь?

Правда была в том, что сначала Келли не могла сосредоточиться на работе, вспоминая, что между ними произошло, а потом написала горячую любовную сцену.

— Келли.

— Я написала немного, — девушка решила не врать, — но получилось очень хорошо.

— Я хотел бы почитать, — сказал сидевший за столом напротив Кеда Джекоб.

— О. — Она скорее умрет, чем позволит Джекобу прочитать эту любовную сцену. — Я.., то есть.., ну.., я надеюсь, вы правильно меня поймете, но я никогда не даю читать свою рукопись, пока не закончу ее.

Джекоб выглядел разочарованным, но кивнул.

— Почему это? — спросил Кед.

— Примета плохая.

— А-а, понятно.

Почти всю ночь Келли провела в мечтаниях, представляя, как они с Кедом закончили то, что начали на веранде.

Она проснулась в волнении и тревоге. Сон, в котором она всю ночь провела с Кедом, был настолько реальным, что некоторое время Келли лежала на кровати неподвижно, боясь повернуть голову и посмотреть, нет ли в кровати кого-то еще, кроме нее. Она бы не удивилась, увидев лежащего рядом Кеда.

Келли быстро приняла душ, оделась и спустилась вниз.

Занятая хлопотами на кухне, она не заметила, как Кед вошел и остановился у нее за спиной.

— Откуда этот вкусный, ароматный запах? спросил он вкрадчивым голосом.

Келли задрожала.

— Вероятно, бекон, — едва справившись с дрожью в голосе, ответила она.

— Это не бекон, Келли. — Кед растягивал слова. — Это ты!

Он наклонился к ее шее, нарочито громко вдыхая воздух.

— Так, — Кед сделал паузу, — что ты делаешь после завтрака?

— В смысле?

— Джекоб хочет, чтобы я объездил его лошадь; я подумал, может, ты составишь мне компанию?

— Но я не умею ездить верхом.

— Не волнуйся, дорогая, я тебя научу.

Келли почувствовала жар во всем теле, решив, что Кед имеет в виду вовсе не езду на лошади.

Час спустя она стояла перед сараем, глядя, как Кед убрал грязь с копыт лошади, заботливо почистил круп, поднял тяжелое седло и приладил его.

Как он грациозен и красив!

Потом подошел ко второй лошади — маленькой коричневой кобылке. Закрепил на ней седло, перекинул через шею уздечку и обратился к Келли:

— Готова?

Она робко кивнула.

— Ее зовут Облачко. Она уже старенькая и объезженная, как раз для новичка, — заверил Кед.

Подсадив Келли и вручив ей поводья, он вкратце объяснил, как нужно обращаться с лошадью.

Потом подошел к лошади Джекоба и сел на нее.

— Не волнуйся, дорогая, — усмехнулся Кед, заметив, что Келли побледнела, — мы поедем медленно. Все у тебя получится.

Они выехали со двора.

Келли вцепилась в уздечку так, что костяшки пальцев побелели.

— Расслабься, — посоветовал Кед, взглянув на нее через плечо.

— Да, тебе легко говорить, — пробормотала Келли.

Облачко послушно шагала за лошадью Кеда, и постепенно Келли успокоилась.

Она взвизгнула от удовольствия, когда они выехали на огромный луг, посреди которого протекала небольшая речушка.

Кед ускакал вперед и теперь стоял невдалеке, дожидаясь Келли.

— Ну как? — спросил он, когда девушка подъехала ближе.

— Прекрасно! — не скрывая радости, ответила та. — Облачко такая милая. Никогда не думал, что мне понравится ездить верхом. Это замечательно!

Кед улыбнулся, любуясь Келли, Один только взгляд на эту рыжеволосую нимфу — и он чувствовал жар страсти.

— Я могу спросить тебя кое о чем?

Кед пожал плечами:

— Спрашивай.

— Ты считаешь, что в каждом камне есть живой дух?

Кед недоуменно посмотрел на нее, потом усмехнулся:

— Тебе об этом Джекоб рассказал?

— Да. Так как, в камнях живут духи?

— Боюсь, что да. — Он внимательно посмотрел на нее. — А ты не веришь в это?

— Ну.., я допускаю, что у каждой скалы и камня есть душа. Но только я не представляю их живыми. Чтобы камень вдруг ожил, зашагал, сказал что-нибудь, начал расти. Но если живы камни, то и сама земля живая, и все на ней. Каждая песчинка обладает своей душой.

Ведь так получается?

— Из тебя вышел бы хороший индеец, улыбнулся Кед.

— Мне бы хотелось этого.

Они проехали милю-другую в тишине. Потом Кед остановил свою лошадь:

— Думаю, для первой прогулки достаточно.

Мне бы не хотелось тебя переутомлять. Подожди меня здесь, пока я объезжаю лошадь Джекоба.

Келли кивнула.

Кед пришпорил коня и помчался вперед.

Келли невольно залюбовалась и впервые в жизни пожалела, что не брала уроков верховой езды.

Спустя полчаса вернулся довольный Кед.

— Поехали? — спросил он. — Может, хочешь попробовать поехать быстрее?

Сначала у нее не очень хорошо получалось, но, выполняя указания Кеда, девушка стала увереннее держаться в седле.

— Уже лучше, — похвалил Кед.

Он подъехал к Келли так близко, что их колени соприкоснулись.

— Думаю, из тебя получится неплохая наездница, — сказал он.

— А раньше ты говорил, что из меня получится неплохой индеец, — в тон ему ответила Келли.

— И это тоже, — кивнул он.

Их взгляды встретились. Кед медленно наклонился, его рука скользнула вокруг ее талии, а губы прильнули к губам.

Лошадь Кеда шарахнулась в сторону, увеличив расстояние между ними.

Кед с неудовольствием отстранился.

— Все время тебя приходится изучать, вздохнул он.

Голос у него был с хрипотцой. Кед поудобнее устроился в седле и спросил:

— Возвращаемся?

Келли с трудом подавила разочарование.

На ранчо Кед повел лошадей к сараю, а Келли попросил подняться к Джекобу.

Она улыбнулась, думая о том, что завтра вечером, во время танцев, ей не нужно будет искать предлога, чтобы оказаться в его объятиях.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Оставшуюся часть дня Келли провела в обществе Джекоба. Старик вспоминал своего прадеда, который жил еще в те светлые времена, когда белый человек не вторгся сюда и не завладел землями коренного населения — индейцев.

— То были лучшие времена. Мы жили свободные и дикие! А затем, — Джекоб тяжело вздохнул, — пришел белый человек. И наша жизнь изменилась.

Келли сочувствовала индейским племенам, которых постигла такая судьба. Она рассказала Джекобу о том, как прочитала однажды об одном сражении индейского племени с белыми людьми. Как индейский вождь, решив, что пролито много крови и сражение выиграно, приказал своим людям уходить.

Джекоб кивнул:

— Да, мой прадед был свидетелем такой битвы. Он, как и все индейцы, ненавидел белых людей, но признавал, что те сражались бесстрашно.

Когда Джекоб задремал, Келли вышла на улицу и решила прогуляться по ранчо. Она уверяла себя, что хочет подышать свежим воздухом, проветриться. Но зачем себя обманывать? Она надеялась увидеть Кеда.

Келли заглянула в конюшню и заметила, что лошади, на которой вчера ездил Кед, в стойле не было. Значит, Кеда не было на ранчо, он объезжал лошадь.

Келли немного постояла в конюшне, любуясь лошадьми, затем вышла наружу. Возле загона с буйволом девушка остановилась, чтобы разглядеть его получше, и сначала испугалась, когда он стал приближаться к ней.

— Клайд — домашнее животное, — напомнила она себе. Клайд прислонился головой к изгороди. Келли робко протянула руку и погладила его.

Какая мягкая шерсть!

Должно быть, это захватывающее зрелище охота на буйволов. Преследование, погоня по равнинам и густым лесам… Келли живо представила себе стук копыт убегающего от травли животного, крик воинов, свист стрел.

Индейцы всегда считали буйволов равноправными жителями этой земли, поэтому всегда благодарили животное за то, что оно рассталось с жизнью ради того, чтобы люди могли выжить.

И индейцы никогда не охотились ради забавы.

Келли снова легонько погладила Клайда и в первый раз подумала о том, что на вечеринке Кед, должно быть, встретит своих друзей. Эта мысль взволновала ее: вдруг она не произведет на них должного впечатления? Она ведь даже не спросила, в чем принято приходить на эти вечеринки.

Хорошо бы произвести на знакомых Кеда такое же впечатление, какое Кед произвел на ее подруг. Но это вряд ли, ведь Келли не обладала такой голливудской красотой, как Кед.

Максимум, что она могла сделать, — это постараться быть привлекательной.

Она занялась приготовлением обеда, и это хоть как-то отвлекло от мыслей о наряде и о том, какое впечатление она произведет на друзей Кеда.

Кед вошел в кухню почти сразу вслед за Джекобом.

За обедом Келли слушала их разговоры о том, следует ли завести еще лошадей, сколько будет стоить исправить водопровод, какие еще ремонтные работы нужно провести на ранчо.

После обеда Джекоб достал из холодильника корм для собаки и отправился кормить пса.

Кед отодвинул тарелку, откинулся на спинку стула и довольно произнес:

— Ты хорошо готовишь.

— Спасибо, — слабо улыбнулась Келли.

— Нам нужно выезжать около семи, — заметил Кед как бы между прочим.

— Хорошо, я буду готова к этому времени, кивнула девушка.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Побрившись и убрав с подбородка пену, Кед придирчиво осмотрел себя в зеркале.

— Да, — усмехнулся он, — во мне умирает брадобрей.

Он еще не решил, что ему делать с прадедом: то ли задушить его подушкой за то, что тот навязал ему поход с Келли на танцы; то ли купить ему за это телевизор с большим экраном, о котором Джекоб давно мечтал.

Но, если честно, Кед с нетерпением ждал этого вечера. Он разве что минуты не считал до того момента, как они с Келли поедут на танцы. А после их совместной прогулки верхом Кед и вовсе потерял голову. Присутствие Келли рядом мгновенно рождало в нем мучительную, сладкую боль. Он сгорал от страсти и сам удивлялся, как ему удается сдерживать свои чувства.

Он давно уже перестал отрицать, что общество Келли ему приятнее любого другого.

Каждую ночь он мечтал о ней, представляя жаркие, нежные объятия, праздник любви и страсти, нежности и ласк. Но, не получая ничего, был готов довольствоваться пока лишь малым — поцелуем.

Кед усмехнулся. В последний раз такие романтические мечты его посещали лет в шестнадцать. С тех пор много воды утекло. Кед привык получать сразу то, что хотел. Может, дело именно в этом? В недоступности Келли?

Если бы она стала его любовницей, он бы очень быстро охладел к ней. Как ко всякой другой женщине.

Нет, вряд ли. Ведь, поцеловав Келли один раз, ему захотелось испытывать этот поцелуй снова и снова. Эта рыжеволосая бестия сводила его с ума, и чем дальше, тем больше.

Келли ждала его в гостиной.

— Проклятье, — буркнул Кед, пристально глядя на нее.

Она была.., восхитительна в блузке, плавно повторяющей изгибы тела, и пышной юбке, которая легко шелестела при ходьбе. Ее огненно-рыжие волосы волнами лежали на плечах.

Она была такая очаровательная, такая трогательная.

— Добрый вечер.

— Привет. — Она улыбнулась, видимо довольная тем, какое впечатление произвела.

«Маленькая рыжая бестия!» — усмехнулся про себя Кед.

— Итак, можем отправляться?

— Да.

— Но тебе, наверное, следует взять с собой какую-нибудь накидку. Ночью будет прохладно. Принести что-нибудь?

— Нет, я возьму с собой это…

Келли взяла с дивана длинное черное пальто.

— Что ж, тогда пойдем.

Он открыл перед ней дверь, пропуская девушку вперед. Ее духи щекотали ему ноздри.

— Мы поедем на моей машине? — спросила она.

— Если не возражаешь.

— Не возражаю.

Келли достала ключи из сумочки и протянула ему. Когда он брал ключи, кончики их пальцев соприкоснулись. Кеду показалось, что его ударило электричеством. Он вздрогнул.

Да, ночь обещала быть долгой и.., интересной…

По дороге в город они изредка обменивались незначительными фразами, но разговора не получалось.

Келли пристально смотрела сквозь лобовое стекло, словно была сильно увлечена разглядыванием сменяющегося за окном пейзажа.

На самом деле она никак не могла справиться с волнением.

— Как думаешь, Джекоб скоро поправится? спросила она, чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей о Кеде, от случайных прикосновений, будоражащих воображение.

— Надеюсь, что скоро. А тебе, наверное, не терпится вернуться домой? — спросил он в свою очередь.

— О нет, — поспешила ответить Келли и тут же прикусила нижнюю губу. Еще подумает, что она навязывается.

Кед, на секунду отвлекшись от дороги, внимательно посмотрел на нее. Только ли из-за сбора материала для своей книги она не хочет уезжать?

— Ты можешь оставаться у нас сколько хочешь, — вежливо произнес он. И мучить его своим присутствием и недоступностью…

— Спасибо, — кивнула Келли. Интересно, будет ли он столь же гостеприимен, если она пожелает остаться на его ранчо навсегда? Вряд ли.

Танцы были в полном разгаре, когда они приехали на вечеринку.

Обстановка была такой, какую Келли себе и представляла: стены задрапированы красными и бело-синими тканями, столы накрыты льняными скатертями и заставлены тарелками с пирогами, пирожными, сдобами и булочками.

Около каждого стола стояли бутыли с водой и содовой, в дальнем углу — бочки с пивом.

Келли перестала интересоваться интерьером, когда заметила, что многие из присутствующих смотрят на Кеда и улыбаются как старому знакомому.

— Эй, сладенький, когда ты вернулся домой? — раздался мурлыкающий женский голос.

— Только что, — кивнул Кед. — Как дела?

— Почему бы тебе не нанести мне визит и не увидеть все своими глазами? — вызывающе улыбаясь, спросила женщина.

Кед засмеялся:

— Как-нибудь в другой раз.

— Старая знакомая?

— Что-то вроде того, — усмехнулся Кед.

— Думаю, у тебя должно быть много старых знакомых, — философски заметила Келли, всеми силами стараясь скрыть под маской вежливого равнодушия досаду и жгучую ревность.

Усмешка дернула уголки рта Кеда.

— Старых знакомых… Ну, может, один или два.

«Десять или двадцать, — подумала Келли. И не старых знакомых, а страстных поклонниц».

Народ все прибывал. Келли казалось, что каждая присутствующая женщина знает Кеда, разве что не ведет себя так же нагло и открыто, как та, первая…

— Пойдем, — предложил Кед, — что-нибудь выпьем. Чего ты хочешь? Пива или содовой?

— Содовой.

Он принес ей содовую в бокале, а себе взял кружку пива.

После очередного танца Кед поинтересовался:

— Хочешь потанцевать?

Келли неуверенно посмотрела на него:

— Я не умею.

— Пойдем. — Он взял из ее рук бокал с недопитой содовой и поставил на стол. — Там нет ничего сложного, только следи за тем, что делают другие.

— Хорошо.

Келли танцевала первую в своей жизни кадриль. Это оказалось не так-то просто. Она несколько раз сбилась с ритма и пришла в восторг, когда Кед, взяв ее за руки, кружился вместе с ней. Немного освоившись в танце, она призналась себе, что все происходящее очень весело и забавно. Руки Кеда у нее на талии, его прикосновения заставляли сердце замирать, дыхание было неровным то ли от быстрых движений, то ли от восхитительной близости партнера.

Кед нашел свободный столик на улице и, вежливо выдвинув для Келли стул, пошел принести чего-нибудь выпить и закусить.

Келли наслаждалась красотой ночи. Небо было усыпано миллионами сверкающих звезд, полная луна словно бы улыбалась, наблюдая своим желтым оком за людьми и звездами.

Заметив приближающегося к столику Кеда, Келли снова почувствовала волнение. Самая обычная одежда — джинсы и рубашка — на нем смотрелась сексуально, словно для того только и была предназначена, чтобы соблазнять женщин.

Он поставил перед ней тарелку с шоколадным пирогом и бумажный стакан с лимонадом.

— Выглядит вроде бы неплохо.

— Шоколад — это всегда здорово, — заверила Келли, откусывая большой кусок пирога.

Себе Кед принес яблочного пирога.

— Это повкуснее твоего шоколада. Не хочешь попробовать? — Он протянул Келли свой пирог.

Когда Келли наклонилась вперед. Кед не смог отвести глаз от ее пухлых губ.

Он живо представил себе, как эти губы касаются его…

— Готова еще танцевать?

— Да, только я не уверена, что у меня выходит.

— А я уверен. Пойдем. — Кед встал из-за стола и предложил ей руку. — Все когда-то танцевали в первый раз.

Они ступили на танцплощадку. Зазвучала романтичная песня, время медленного танца.

Келли оказалась в объятиях Кеда и доверчиво прижалась головой к его плечу, наслаждаясь и музыкой, и танцем. Она закрыла глаза — мир перестал существовать.

И Кеду, этому самоуверенному донжуану, свободолюбивому индейцу, мужчине, бравшему у женщин все, что ему хотелось, странно было ощущать себя робким и пылким поклонником.

Его возбуждал запах ее духов, ее шампуня.

Он зарылся носом в мягкие пушистые волосы, вдыхая цветочный аромат, и на мгновение закрыл глаза, представив их в своей спальне: как он ласкает нежную кожу, гладит мягкие волосы. Он нежно расстегивал бы пуговку за пуговкой на ее блузке, высвобождая прелестное стройное тело…

Кед открыл глаза и посмотрел на Келли.

Судя по легкому румянцу на щеках, Келли почувствовала его состояние.

Танец закончился, и они отошли в сторонку.

К ним тотчас приблизились трое молодых людей.

— Эй, Сокрушающий Гром, — сказал Нортон, по-дружески хлопнув Кеда по плечу, давно не виделись! Где ты пропадал?

— Как дела, приятель? — натянуто улыбнулся Кед.

— У нас все прекрасно. — Нортон бесцеремонно разглядывал Келли. — Кто это? — Он махнул рукой в ее сторону.

— Келли, это Френк Нортон. — Рука Кеда скользнула вокруг ее талии, как бы говоря всем: «Она моя. Только попробуйте подойти к ней поближе — и узнаете силу моего кулака». А эти двое, — небрежно сказал Кед, — Кнут Хасли и Карл Докстедер.

— Добрый вечер, господа, — вежливо кивнула Келли.

— Вы писательница, не так ли? — спросил Карл Докстедер, и Кед почувствовал легкое раздражение. Он-то откуда знает?

— Да, так оно и есть, — слабо улыбнувшись, ответила Келли.

Докстедер ткнул Нортона в бок, довольно констатируя: «Видишь, я же говорил!»

Нортон кивнул:

— В жизни вы намного симпатичнее, чем на фотографии.

— На какой фотографии? — Келли удивленно подняла бровь.

Докстедер сунул руку в карман и вытащил изрядно помятый кусок газеты.

— Вот.

Кед тоже посмотрел на фотографию. На снимке действительно была Келли — ей вручали премию на конференции.

— Но лично мне, — усмехаясь, продолжал Нортон, — больше нравится другое изображение.

Нортон достал из кармана другую часть газеты.

Кед почувствовал, как у него участился пульс. Он хорошо знал Нортона, и, когда тот так ехидно усмехался, можно было ждать неприятностей.

На фотографии был запечатлен Кед в тот момент, когда он шел по подиуму.., без рубашки!

— Итак, Кед, — сквозь смех проговорил Нортон, — когда мы сможем увидеть тебя на обложке одной из этих книжиц? Надеюсь, ты будешь более обнажен, чем на этой фотографии! — Он буквально захлебнулся смехом.

— Какую красотку будешь обнимать? — добавил Карл Докстедер. — Надеюсь, она тоже будет без одежды, а? И сразу же после съемок вы проследуете в уютную спаленку… Вот там бы получились отличные фотографии.

Все трое загоготали.

— Поумерьте свой пыл, — зло оборвал их Кед, — я не участвую ни в каких съемках!

— Да ты что, старик, — продолжал смеяться Хасли, — я бы снялся только ради того, чтобы подержать в объятиях какую-нибудь из этих пышногрудых моделей. Раз ты не хочешь, я снимусь вместо тебя.

— Да, Кнут, давай, — подбадривал его, смеясь, Докстедер, — бьюсь об заклад, все цыпочки будут от тебя без ума!

Мужчины снова громко рассмеялись.

— Я поговорю с вами позже, парни! — угрожающе сказал Кед, взял Келли за руку и повел к выходу.

— Мы уезжаем? — Келли едва поспевала за его широкими шагами.

Когда они уже подходили к машине, кто-то окликнул Кеда по имени.

Кед не остановился и не обратил внимания на окликнувшего. Это был Лютер Пендлтон, вечный нарушитель спокойствия.

— Эй, постой! Я хочу поговорить с тобой.

Слышишь? Стой, я тебе говорю! Давай поговорим!

— Иди домой, проспись, Лютер. И говорить тебе уже не захочется! — крикнул ему Кед.

— Думаешь, я пьян?

— Трезвым я тебя никогда не видел.

Лютер догнал Кеда и ухватился за рукав его рубахи.

— Ты что, думаешь, что ты лучше других?

Думаешь, ты самый умный и красивый? Ха!

Видел я твое изображение в газете! Не слишком ли ты высоко замахнулся, решив стать моделью? Это призвание только для белых, а ты позорный гибрид грязного индейца с белой ш…

Это случилось так быстро, что Келли ничего не успела сообразить. Лютер лежал на земле с разбитым носом.

Кед обхватил Келли рукой и фактически понес ее к машине.

Он открыл дверцу и помог Келли сесть, потом с силой захлопнул дверцу.

Кед рывком выехал со стоянки, резко повернув при выезде на дорогу.

Черт бы побрал этого Лютера и тех троих!

Испортили такой прекрасный вечер!

Возле дома Кед заглушил мотор. Келли не стала дожидаться, пока он ей поможет, быстро выскочила из машины и, пробормотав «Спокойной ночи», направилась к дому. В комнате она закрыла дверь на щеколду.

Ею овладело отчаяние: несколько минут этого вечера испортили все, что собиралось по крупицам несколько дней.

Если бы не эти дурацкие фотографии и не ехидные знакомые Кеда, они до сих пор наслаждались бы танцами и компанией друг друга.

Кто же такой этот Лютер? И почему между ними такая враждебность?

Тяжело вздохнув, Келли подошла к окну, чтобы задернуть шторы, и увидела Кеда.

Он скакал на большой лошади, без седла.

На нем не было рубашки, и он был босой.

Кед ехал легко, держа уздечку в одной руке, другая рука опиралась на бедро.

Проскакав немного в одну сторону, Кед повернул и поскакал по кругу. Он скомандовал лошади перепрыгнуть через небольшой забор, и лошадь без труда перескочила через преграду. В игре теней и лунного света казалось, что скачут не лошадь и человек, а резвящийся кентавр.

Келли вообразила себя рядом с Кедом. Ей захотелось сесть позади него, обнять его за талию, прижаться щекой к его спине. Что сказал бы Кед, выйди она к нему? Да, их притягивает друг к другу невидимый магнит страсти и чувственности, но ведь они никогда не говорили об этом. И если бы не Джекоб, Келли давно была бы уже дома.

Прикусив нижнюю губу, она смотрела на Кеда. Может, как раз пришло время хотя бы одному из них приоткрыть душу и сказать другому о своих чувствах? И если Кед не захочет ее выслушать или не согласится с ней, она немедленно и навсегда уедет домой.

А если он не отвернется, если окажется, что их чувства взаимны, желания и стремления одинаковы, если он скажет ей что-то очень важное.., ей не придется уезжать утром отсюда. Ей никогда не придется уезжать отсюда.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Келли вышла из комнаты. У нее есть шанс, возможно единственный, поговорить с ним. И надо воспользоваться этим шансом.

Пока ее решимость не угасла.

Келли сбежала по лестнице. Только бы не передумать, успеть выйти из дома и подойти к Кеду, тогда уже поздно будет отступать.

Открывая входную дверь, она услышала грохот. Девушка остановилась как вкопанная.

Грохот раздался в той части дома, где была спальня Джекоба.

Келли быстро взбежала по лестнице, открыла дверь и щелкнула выключателем.

Джекоб лежал на полу.

— Джекоб! — крикнула девушка.

Старик не ответил. Келли опустилась около него на колени и осторожно перевернула его на спину.

Над бровью она увидела ссадину. Дыхание у старика было неровное и прерывистое.

— Джекоб! О боже! Джекоб!

Взяв с кровати одеяло, Келли укутала старика и побежала к загону. Внутри никого не было.

— Кед! Кед! Где ты?!

— Что ты так вопишь? — недовольно сказал Кед, выходя из сарая.

— Кед, Джекоб.., он…

Но Кед уже не слушал, он бежал к дому.

Келли побежала за ним и остановилась в дверях спальни Джекоба.

— Позвони в больницу, — сказал Кед, не оборачиваясь, — скажи, что прадеду плохо и я уже везу его к ним.

Он пробежал мимо нее, неся на руках Джекоба, словно ребенка.

Келли сообщила в больницу, что едет Кед с Джекобом, и пошла на кухню приготовить кофе — надо было взбодриться и ехать вслед за Кедом.

Дорога была пустынной, и Келли неслась, нарушая все скоростные режимы.

Она нашла Кеда в одной из комнат ожидания.

— Ну, что сказали врачи? — нетерпеливо спросила она.

Кед сидел, низко опустив голову.

— Пока ничего. Это мог быть инфаркт или сильный сердечный приступ. Сейчас они знают только, что он сильно ударился головой, когда падал.

— Я уверена, что все будет в порядке, — как можно тверже произнесла девушка, хотя абсолютно ни в чем не была уверена.

— Да, — кивнул в ответ Кед.

Часы на стене показывали чуть за полночь.

Келли ненавидела больницы, ненавидела эти пропитанные запахом антисептиков палаты, невыносимо тяжелые минуты ожидания и отвратительные зеленые стены, обшарпанный линолеум, казенную мебель. Ей казалось, что за каждой тенью здесь пряталась смерть.

— Я выпью еще кофе, — сказал Кед, поднимаясь. — Тебе принести что-нибудь?

— Кофе не помешал бы, спасибо, — ответила Келли.

Кивнув, Кед вышел из комнаты.

Он вернулся через несколько минут с двумя чашками кофе.

Прошел час, но для них он был вечностью.

В комнату ожидания вошел врач. Кед вскочил на ноги:

— Как он?

— Сейчас он отдыхает, кризис миновал, успокаивающим тоном заверил врач. — У него был небольшой сердечный приступ, так что ему лучше пробыть несколько дней в больнице, под нашим наблюдением.

— Я могу его видеть?

— Да, можете.

— Благодарю. — Кед пожал доктору руку.

Тот улыбнулся:

— Не волнуйтесь, ваш прадед скоро вернется домой.

Келли вздохнула с облегчением и, повернувшись к Кеду, хотела сказать что-нибудь утешительное, но застыла в изумлении, заметив, что глаза Кеда полны слез.

Она подошла к нему и робко его обняла.

— Все в порядке?

— Конечно, — охрипшим голосом ответил он.

— Все хорошо. И врач сказал, что Джекоб скоро поправится.

— Да. — Он глубоко вздохнул, опершись подбородком о ее голову.

Так они стояли молча несколько минут.

— Почему бы тебе не вернуться на ранчо? — предложил он. — А я останусь здесь.

— Если ты хочешь…

Он заглянул ей в глаза:

— Что ты имеешь в виду?

— Только то, что я могу составить тебе компанию, если ты, конечно, не против.

Опять его пристальный взгляд, от которого она моментально краснела!

Кед крепче сжал ее в объятиях и опустил руки.

— Какой смысл нам обоим сидеть всю ночь на этих стульях, без сна? Лучше, если кто-то из нас будет на ранчо. Ты сможешь последить за домом?

— Думаю, да, — пожала плечами Келли.

— Нужно только кормить лошадей и цыплят.

— Хорошо. Но если что.., позвони мне сразу же…

— Конечно. — Он провел рукой по ее волосам. — Нужно еще позвонить родителям и вызвать их сюда.

— Хорошо. Тогда я, пожалуй, пойду? — Ожидание замерло в ее глазах. А вдруг он попросит остаться с ним.., навсегда?

Он снова пристально посмотрел на нее:

— Спасибо тебе, Келли.

Всего лишь «Спасибо тебе, Келли», но она была безмерно счастлива и этими его словами, потому что они были сказаны с душевной теплотой, а может, и с любовью.

Улыбаясь, Келли вышла из больницы. Она все еще улыбалась, когда приехала на ранчо, поднялась к себе в комнату и легла спать.

На следующий день она проснулась поздно. Хотелось еще немного полежать, но она вспомнила о просьбе Кеда покормить животных.

Что, если он уже приехал из больницы, уставший и невыспавшийся, и увидел, что ничего не сделано?

Быстро одевшись, Келли выбежала из дома и пошла к сараю. По шаткой лестнице она поднялась на чердак и скинула вниз сено для лошадей.

Потом нашла корм для птиц и пошла во двор. Она видела, как это делают: корм рассеивают вокруг, а птицы его клюют. Но когда эти вечно голодные петухи, куры и цыплята окружили ее, склевывая зерно, а потом и вовсе двинулись на нее, махая крыльями, Келли ретировалась в дом.

Переведя дух, она снова вышла на улицу и пошла к загонам. Перебросила через изгородь сено для буйвола, погладила за ушами пса, положила ему еды в миску и, быстро поднявшись к себе в комнату, включила ноутбук, надеясь написать хотя бы одну главу.

Но она не могла думать ни о чем, кроме Кеда и Джекоба.

Чтобы хоть как-то отвлечься от грустных размышлений, Келли позвонила домой, чтобы проверить сообщения.

Было сообщение от матери, чтобы Келли не забыла, что вся семья встречается у озера, как они это делают каждый год. Несколько сообщений от подруг и одно срочное сообщение от редактора — Мэри Луиза спрашивала о гранках ее следующей книги.

Келли хлопнула себя по лбу — она собиралась взять гранки с собой и закончить их читать на конференции, но совсем забыла. А должна была отдать их три дня назад.

Келли позвонила Мэри Луизе и сбивчиво объяснила, что работа еще не сделана. Как только она произнесла имя Кеда, на том конце провода раздалось длинное «А-ах» и Мэри Луиза вежливо заметила:

— Что ж, это все объясняет. Но нам нужны эти гранки как можно скорее!

— Я знаю. Но нет ли какой-нибудь возможности переправить их по электронной почте?

— Да, конечно.

— Очень вам благодарна. — Теперь ей придется перечитывать все сначала, все четыреста двадцать страниц, которые она уже успела сделать.

— Есть ли вероятность того, что Кед приедет в Нью-Йорк? — поинтересовалась Мэри Луиза.

— Боюсь, что нет. После той сцены на вечеринке боже упаси даже заикаться об этом.

Мэри Луиза огорченно вздохнула.

— Плохо, очень плохо, — заметила она. — Его изображение идеально подходило бы для обложки вашей книги.

— Да, — со вздохом согласилась Келли.

Она повесила трубку. Ничто так хорошо не успокаивает и не прогоняет тоску, как физические нагрузки.

Пес, видимо тоскующий без Джекоба, бегал за Келли по пятам и поскуливал.

Келли стерла пыль с мебели в прихожей, подмела пол и вычистила ковры. Закончив уборку на первом этаже, на кухне и в ванной, она поднялась на второй.

Несколько минут постояла в нерешительности, а потом, не удержавшись от любопытства, вошла в комнату Кеда.

Комната оказалась квадратной, просторной.

Бледно-бежевые стены, большая кровать застлана сине-бежевым покрывалом, на окнах — темно-синие шторы.

И никаких сувениров, никаких фотографий и картин на стенах.

На тумбочке возле кровати — несколько квитанций, пепельница и коробок спичек.

Здесь же лежала трубка с изображением черепахи.

У входных дверей снова заскулил пес.

Келли поднялась к себе, переоделась, взяла ключи от машины и поехала в больницу.

Кед сидел у кровати Джекоба в палате.

Когда Келли вошла, Джекоб улыбнулся.

— Некоторые люди чего только не сделают, чтобы привлечь к себе внимание, — шутливо сказала девушка, целуя его в щеку. — Как вы себя чувствуете?

— Как глупый дряхлый старик.

Келли пододвинула свободный стул, села и взяла Джекоба за руку:

— Вы выглядите намного лучше.

Джекоб усмехнулся.

— Доктор сказал, что я смогу уйти; завтра днем.

— Так скоро? — обрадовалась Келли и перевела взгляд на Кеда. Он осунулся, под глазами у него были темные круги. Сейчас он задремал.

Джекоб проследил за взглядом Келли.

— Ты нужна ему.

Келли удивленно уставилась на старика.

— Что?

— Ты нужна ему. Он слишком упрям, чтобы признать это. Возможно, еще до конца не понимает. Но я думаю, что и он тебе нужен.

— Возможно, — сказала Келли и, выдержав паузу, добавила:

— Боюсь, мы слишком разные, чтобы быть счастливыми вместе.

Этому проницательному старику она призналась в том, в чем боялась все это время признаться даже себе. Она мечтает создать семью, прожить всю жизнь с одним мужчиной, посвятить всю себя ему и детям. Но Кед был другим человеком, с другими ценностями и взглядами на жизнь. Он любил путешествия, свободу.

Еще в начале их знакомства он сказал, что ему не нужны семья и семейные отношения: все, что ему нужно от женщин, он получает и без брачных уз.

Кед, просыпаясь, потянулся и сладко зевнул.

Открыв глаза, он пристально посмотрел на кровать Джекоба:

— Ты не спишь? Как себя чувствуешь?

— Думаю, что лучше, чем ты, — ответил Джекоб.

— Да, ну, в общем, этот стул мало похож на пуховую перину. — Кед поглядел на Келли. — Ты давно приехала?

— Несколько минут назад.

— На ранчо все в порядке?

— Да, я накормила всех животных, — кивнула Келли.

Они смотрели друг на друга, сидя по разные стороны кровати Джекоба.

Старик внимательно посмотрел на Келли, потом на Кеда и усмехнулся.

— Почему бы вам обоим не отправиться домой? Чего тут сидеть со мной? Думаю, у вас найдутся дела поважнее.

— Я не хочу оставлять тебя одного. — Кед продолжал смотреть на Келли.

— Со мной уже все в порядке. — Джекоб махнул рукой в сторону двери. — Идите домой, примите душ, хорошенько отдохните. Со мной все в порядке.

Келли наклонилась и поцеловала старика в лоб.

Кед легонько похлопал прадеда по плечу:

— Если что, сразу же мне позвони, хорошо?

— Конечно, конечно, — послушно закивал головой Джекоб.

— Тогда я пошел. Выздоравливай. — Кед направился в коридор следом за Келли.

Когда они вышли, он спросил:

— Думаю, не имеет смысла возвращаться на ранчо на двух машинах? На чем поедем: на моем грузовике или на твоей машине?

Келли пожала плечами.

— Мне абсолютно все равно.

— Тогда, — Кед хитро улыбнулся, — поедем на твоей. Люблю ездить на легковушках, тем более таких, как твоя.

— Мне жаль, что ты не любишь меня, — неожиданно для самой себя сказала Келли. Она прикрыла рот рукой, глаза у нее от удивления округлились. Единственным ее желанием сейчас было провалиться сквозь землю, оказаться где угодно, только не здесь.

— Келли… — Кед удивленно уставился на нее.

— Нет, — запротестовала она, отчаянно жестикулируя, чтобы он помолчал, — не говори ничего, забудь, что я сказала. — Она протянула руку к нему. — Просто отдай ключи, и я уеду домой.

— Подожди минутку, Келли…

Девушка решительно мотнула головой.

— Отдай ключи, и я поеду домой.

— Но я не хочу, чтобы ты уезжала…

Искра надежды согрела Келли. Может, все не так плохо, может, он просто не решался заговорить первым?

— А чего ты хочешь? — робко спросила Келли, не осмеливаясь посмотреть Кеду в глаза.

— Я хочу, чтобы ты осталась. — Кед глубоко вздохнул, обдумывая, что сказать дальше, как предложить ей то, что он так легко предлагал другим женщинам. — Почему бы тебе не остаться со мной? Переехать из своей квартиры ко мне на ранчо…

Она уставилась на него, не понимая. Он предлагает ей жить вместе? Как муж и жена?

Но разве сначала не следуют объяснение в любви и предложение руки и сердца? В ее книгах и в ее мечтах влюбленные сначала раскрывают свои чувства, а потом уже решают вопрос о совместном проживании.

— Переехать к тебе? — переспросила Келли.

— Ну да, — кивнул Кед, — а почему нет? Сейчас ведь не пятидесятые, и многие пары живут так. И счастливы. И никто им слова не говорит.

Ах вот оно что… В груди больно защемило.

— Конечно. — Келли изо всех сил старалась не заплакать. — Но мои родители много чего могли бы сказать против.

— Да ладно тебе, — как можно непринужденнее постарался сказать Кед, — ты ведь уже большая девочка. При чем тут родители? Ты хочешь меня, я хочу тебя — разве этого мало? Он провел рукой по ее щеке. — Ну же, соглашайся.

— Нет!

— Но почему? Почему нет? — Кед, казалось, искренне не понимал причину ее отказа. Что такого в том, что он предлагал? — Приведи мне хоть один серьезный аргумент.

— Хорошо. — Голос у Келли дрожал. — Просто это противоречит всему, во что я верю. Я хочу создать семью и жить со своей семьей долго и счастливо. Мне не нужны муж на час и возможность ходить налево. Я хочу прожить жизнь с человеком, который не боится связать себя узами брака, который не боится ответственности и для которого свадебные клятвы не пустой звук. Я хочу быть честна и предана одному мужчине, которого выберу раз и навсегда. — Келли гордо подняла подбородок и распрямила плечи. — Я хочу жить с человеком, который не боится признаться всему миру, что любит меня, меня одну, навеки! — Она понимала, что все это просто смешно, на дворе двадцать первый век, но остановиться уже не могла. — И я не хочу, чтобы этим мужчиной был тот, кто не купит корову, потому что молоко можно получить бесплатно!

Келли выхватила из рук Кеда ключи от машины и пошла прочь. Она почти бежала и уговаривала себя не плакать. «Запомни все, что ты сейчас сказала, — говорила она себе. — Из этого получится отличный монолог для книги».

Она быстро скользнула на сиденье, заблокировала дверцу изнутри и вставила ключ в замок зажигания.

Кед постучал в окно.

— Черт возьми, Келли, — кричал он, — да подожди ты минутку!

Она ничего не ответила, завела машину, нажала на газ и выехала со стоянки.

Возможно, она поступила глупо, что не дала Кеду шанс высказаться. Но что еще он мог ей сказать? Что любит ее? На это Келли даже не надеялась. Если бы любил — сказал бы сразу. И тогда, возможно, она бы согласилась на его предложение. В конце концов, поклясться друг другу в вечной любви можно и без свидетелей, и не на свадьбе.

Она сбавила скорость.

Может, она слишком остро на все отреагировала? Может, стоило подождать и выслушать Кеда? И возможно, жить с ним было бы не так уж плохо? Ведь сейчас действительно многие так живут. И счастливы…

Только с Кедом все не так просто: он любит женщин и на однолюба он не похож. Смиряться с изменами, ждать, пока он, нагулявшись, вернется? А на свои обиды слышать: «Ну что такое, дорогая? Мы же просто живем вместе и ничего друг другу не обещали!» Келли поежилась.

А вдруг он изменился бы со временем? Нет, вряд ли. Келли даже покачала головой. Кроме того, родители никогда не одобрили бы ее решение. А бабушка! Сколько разочарования было бы в ее глазах.

И еще она не смогла бы смотреть в глаза Джекобу. Келли была уверена, что, согласись она с Кедом, она потеряла бы всякое уважение Джекоба.

Она остановилась возле дома и поспешила внутрь, чтобы поскорее упаковать вещи и покинуть это место раньше, чем вернется Кед.

Но едва она открыла дверь, как услышала шум приближающегося автомобиля. Кто-то подъехал и остановился во дворе. Бежать и прятаться было глупо, и Келли остановилась посреди гостиной и стала ждать.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Сердце бешено заколотилось, когда она услышала скрип открывающейся входной двери. Келли уже открыла рот, чтобы сказать Кеду, что уезжает, но в дом вошел не Кед.

Вошедший был выше Кеда и много старше.

Но такие же черные волосы, такие же глубокие карие глаза, такая же гладкая медно-красная кожа. Копия Кеда в старости.

Следом в дом вошла женщина.

Келли поняла, что это родители Кеда.

Женщина с каштановыми волосами, оливковой кожей и карими глазами спросила:

— Кто вы?

— Келли Уокер. Я знакомая… Джекоба.

— Действительно? — Женщина, казалось, была еще больше удивлена. — А где Джекоб?

— А вы не знаете? — шепотом спросила Келли.

Женщина укоризненно посмотрела на мужа.

— Я же говорила: что-то случилось! — Она снова повернулась к Келли:

— Что случилось?

— У Джекоба был сердечный приступ. Сейчас он в больнице. Разве Кед не звонил вам вчера вечером?

Мужчина поставил на пол две сумки.

— Жена почувствовала что-то неладное, объяснил он, — и мы выехали раньше. Вероятно, звонок Кеда нас уже не застал. А как себя чувствует Джекоб?

— Врачи сказали, что с ним все будет в порядке.

— А что вы здесь делаете? — спросила женщина подозрительно.

— Я провела на ранчо вместе с Кедом и Джекобом несколько дней. Сейчас я как раз упаковываю вещи, потому что мне пора уезжать.

— Конечно, но я думаю, вам придется поехать с нами в больницу, — сказал мужчина.

Келли отрицательно покачала головой:

— Извините, но я не смогу, мне пора ехать.

— Только когда я узнаю, кто вы такая и что здесь делаете, — заметил мужчина.

— Я же сказала, кто я и что здесь делала! — с негодованием ответила Келли.

— Не хочу оскорблять вас, мисс, — мужчина встал в дверях, преграждая ей путь, — но, согласитесь, это странно, что я застаю в доме своего деда незнакомую женщину, и притом одну.

Келли запаниковала.

— Послушайте, мне действительно пора.

Меня зовут Келли Уокер, я писательница. Я провела на этом ранчо несколько дней, собирала материал для своей новой книги. Мои вещи и одежда наверху, в комнате для гостей. В комнате Джекоба около его кровати лежит моя книга с автографом для него.

Женщина быстро поднялась с дивана и пошла наверх, в спальню Джекоба. Она вернулась несколько минут спустя с книгой в руках.

— Похоже, она говорит правду. — Мать Кеда открыла книгу на последней странице и показала мужу фотографию Келли.

— Жаль, что нам пришлось сомневаться относительно вас, — с сожалением проговорил тот. — Я отец Кеда, Зак. А это моя жена Луиза.

Келли улыбнулась:

— Рада встрече.

— Мы должны идти, Зак, — торопила мужа Луиза.

— Да, конечно. Передать что-нибудь Кеду от вас, мисс Уокер?

— Нет.

Зак улыбнулся:

— Искренне сожалею, что подумал о вас… ну, в общем, вы понимаете.

— Ничего страшного, — кивнула Келли. — На вашем месте я бы тоже была подозрительна.

Надеюсь, Джекоб скоро поправится. Пожалуйста, пожелайте ему от меня скорейшего выздоровления и огромную благодарность за его гостеприимство.

— Конечно, передам.

Келли подождала, пока они уехали, быстро поднялась в свою комнату и начала собираться, чтобы успеть уехать до возвращения Кеда.

Кед услышал шаги, приближающиеся к палате, и подумал, что Келли вернулась.

— Папа, мама. Как вы оказались здесь так скоро?

— Мы выехали вчера утром, — ответил отец. У твоей мамы было нехорошее предчувствие…

— И я оказалась права. — Луиза подошла к постели Джекоба. Старик дремал. — С ним все будет в порядке?

— Да. Врачи сказали, что уже завтра он сможет вернуться домой.

— Насколько это серьезно? — спросил отец.

Луиза посмотрела на мужа:

— Любая ситуация, когда человек оказывается в больнице, серьезна. — Она села на стул около кровати больного и как бы между прочим заметила:

— В доме была женщина.

Глаза Кеда загорелись надеждой: значит, она все-таки не уехала!

— Это Келли, — стараясь не выдать волнения, сказал он. — Она заботилась о Джекобе, пока он болел.

— Заботилась о Джекобе? Он что, болел, прежде чем это случилось?

— Он простудился. Хотя я подозреваю, что он симулировал, чтобы удержать Келли на ранчо.

Родители Кеда обменялись удивленными взглядами.

— Зачем ему это было нужно? — спросил отец.

— Она понравилась ему, — уклончиво ответил Кед.

— А как тык этому относишься? — спросила мать.

— Она рыжеволосая, к тому же писательница, — ответил Кед, будто это все объясняло.

— Кажется, я читала ее книги, — заметила Луиза.

— Так она еще на ранчо? — как можно беспечнее спросил Кед.

— Она собиралась уезжать, когда мы приехали, — ответил Зак. — Думаю, уже уехала.

— О! — Кеду показалось, что кто-то невидимый, но сильный больно ударил его в грудь.

— Интересно, — внимательно наблюдая за сыном, спросила Луиза, — как эта Келли Уокер оказалась у нас на ранчо?

— Ну, это длинная история… — попытался уклониться Кед.

— А у нас много времени, — резонно заметила мать.

Что ж, рано или поздно все равно пришлось бы рассказать, и Кед быстро протараторил, как нашел ее в машине на обочине, как Джекоб настоял, чтобы Кед сопровождал ее в город, а потом забрал автомобиль на ранчо. А потом заболел или сделал вид, что заболел.

— Да, Джекоб — хитрец, — заметила Луиза.

— А что, она действительно хотела, чтобы ты позировал для обложки ее книги? — Отец Кеда, как ни старался, не мог скрыть смешинки в глазах.

— Ты должен был согласиться, — заметила Луиза.

Кед и Зак уставились на нее.

— Что ты такое говоришь? — почти закричал Кед. — Да я стал бы посмешищем для всего рода человеческого!

Луиза пожала плечами:

— Готова держать пари, что ни один мужчина, по крайней мере в этом городе, не упустил бы такой шанс!

Зак отрицательно покачал головой:

— Не слушай маму, сын, ты поступил правильно.

— Нет, не правильно!

Это сказал Джекоб, и три пары глаз обратились на старика.

— Почему же это? — недовольно спросил Кед.

— Потому что это дало бы тебе больше времени побыть с Келли. А теперь ты ее потерял.

Навсегда.

— Но я ей был не нужен! — возразил Кед. Ей нужна модель для обложки ее книги!

Джекоб насмешливо фыркнул:

— Ты что, ослеп? Я старик, но и я заметил, как она смотрела на тебя. — Джекоб выдержал паузу и вздохнул. — И как ты смотрел на нее!

Кед замотал головой:

— Но, дедушка…

Джекоб посмотрел мимо него.

— Зак, что вы здесь делаете?

— Ты же знаешь Луизу. У нее возникло неприятное предчувствие, и она настояла, чтобы мы вернулись домой раньше.

— Ах, ведьма действует. — Джекоб улыбался.

Луиза подошла к нему и взяла его за руку:

— Говори что хочешь, но я опять оказалась права.

Сжав ей руку, Джекоб кивнул:

— Хорошо, что вы здесь. Может, хотя бы вам удастся вразумить вашего упрямого сына.

— Боюсь, я ничем не могу помочь. — Луиза посмотрела на Кеда. — Я начинаю думать, что это бесполезно. Внуков мне, видимо не дождаться.

— Прекрати жаловаться, мама, — сказал Кед, Гейл облагодетельствовала тебя четырьмя за последние пять лет.

Луиза кивнула:

— Но она не может иметь больше!

Кед едва не рассмеялся.

— Прекрати волноваться, Луиза, — посоветовал ей Джекоб. — Я видел Келли в своих видениях еще за день до того, как она приехала на ранчо. Она его судьба, а еще никому не удавалось идти против судьбы. Она предназначена для него.

Кед впился взглядом в прадеда:

— И ты думаешь, это правда?

— Ты и сам знаешь, что это правда.

Кед подумал, что действительно до этого момента был слепым. И не понимал, что Келли — его единственная женщина! Только его!

Для него! Навсегда! Ему нравилось в ней все как она краснеет, как говорит, дерзит, улыбается. Он восхищался ее внешностью, ее душой.

И она возбуждала в нем не только страсть, волновала не только плоть! Она подарила ему способность любить.

Да, Джекоб был прав.

Быстро поднявшись, Кед чмокнул мать в щеку, пожал руку отцу, похлопал по плечу прадеда и выбежал из больницы.

Ему многое надо было обдумать и решить, чтобы избежать страшного приговора «слишком поздно».

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Келли сказала себе, что не будет плакать.

Не должна. Он не стоит ни одной ее слезинки и, тем более, рыданий. Но не могла остановиться. Сквозь слезы она почти не видела дорогу и понимала, что быть за рулем в таком состоянии крайне опасно.

И как она могла быть такой дурой? На что вообще надеялась? Ведь это Джекоб предложил Кеду сопровождать ее в Вирджинию, Джекоб велел отбуксировать машину на ранчо, надеясь удержать Келли еще несколько дней.

Это Джекоб предложил Келли и Кеду пойти на танцы. Это Джекоб хотел, чтобы она была с Кедом.

Как она сразу не поняла, что все идеи по поводу их совместного времяпрепровождения исходили от Джекоба, а не от Кеда?

Конечно, нельзя сказать, что вся ее поездка оказалась бесполезной тратой времени. Она получила желанную награду на конференции, чуть-чуть пожила на настоящем ранчо и познакомилась с таким замечательным человеком, как Джекоб. Она обязательно сделает его героем своей следующей книги. И надо будет обязательно послать Джекобу экземпляр этой книги, с автографом.

Когда стемнело, Келли остановилась в ближайшем мотеле и сняла номер на ночь. Поблизости был небольшой ресторанчик, и, хотя Келли совсем не хотелось есть, она пошла туда, чтобы только не оставаться в одиночестве в номере.

В ресторанчике она заказала бутерброд, салат и шоколадное пирожное. Аппетит приходит во время еды, и, откусив пару кусков, Келли поняла, что ужасно проголодалась.

В мотель она вернулась в лучшем настроении, быстро приняла душ, переоделась в свою любимую рубашку и, поработав час над очередной главой, легла спать.

Натянув одеяло до подбородка, она закрыла глаза. И тут же перед ней предстал образ Кеда.

В мечтах Кед был такой же реальный, как в жизни. Казалось, прикоснись к нему — и он не исчезнет.

В ее мыслях он мчался к ней верхом на большой белой лошади, радостно что-то выкрикивая, а она стояла посреди луга в длинном зеленом платье. Еще мгновение, и он спрыгнет с лошади, и их губы сольются в долгом поцелуе.

Келли открыла глаза — она проснулась с именем Кеда на губах. И.., разочарованно вздохнула: это был всего лишь сон, а ее разбудил шум, доносившийся с дороги.

Час спустя, быстро позавтракав в придорожном ресторанчике, Келли снова отправилась в путь.

Квартира показалась меньше. Словно с тех пор, как Келли уехала на конференцию, стены сдвинулись, потолки опустились ниже. Сейчас в ней стало тесно.

К тому же вся мебель покрылась толстым слоем пыли.

На автоответчике было девять сообщений.

Келли отнесла сумки в спальню, но распаковывать не хотелось, и она только вынула свой ноутбук, а сумки задвинула под кровать.

Счастливого возвращения не получилось, наоборот, Келли казалось, что она приехала к кому-то в гости, только вчера покинув свой дом.

Холодильник был пуст, значит, нужно идти в магазин. А еще на почту за письмами из абонентского ящика; потом дочитать гранки и переслать их редактору. Срочно собрать вещи и отнести в прачечную, протереть мебель и помыть пол.

Но все это могло подождать, сначала она прочитает письма, которые пришли по электронной почте.

Включив компьютер, Келли открыла свой электронный ящик и начала читать.

Первым она открыла письмо от Вики и увидела на фотографии себя с Кедом. Внизу была подпись: «Будущие господин и госпожа Сокрушающий Гром????????????»

Очень смешно! Особенно хороша эта дюжина вопросительных знаков!

И все же она не отправила это письмо с фотографией в корзину.

Келли внимательно прочитала остальные письма. Среди них было несколько от ее постоянных читателей. Им она сразу же отправила ответ. Потом написала письма редактору и агенту, сообщив о возвращении в город и о некоторых своих планах по поводу работы.

Хотя какая может быть работа, когда у нее только Кед на уме?

Она не дала ему своего электронного адреса, хотя он мог случайно увидеть его на последней странице ее книги. Он не знал номера ее телефона и домашнего адреса. Впрочем, как и она его телефона.

Но это-то как раз к лучшему, иначе она бы не удержалась и позвонила ему. Естественно, только затем, чтобы узнать, как чувствует себя Джекоб.

Нет, с этим надо кончать! Схватив сумочку и ключи от машины, Келли пулей вылетела из дома. Как никогда раньше, она нуждалась сейчас в огромной порции шоколада. Ей жизненно необходимо купить шоколадный пудинг, булочки с шоколадной глазурью, пару плиток шоколада, шоколадное мороженое.., ну и другие продукты, чтобы холодильник не пустовал.

Кед прислонился к стене, в руке он держал стакан с виски, но даже не пригубил его, поскольку наблюдал за Кнутом Хасли и Френком Нортоном. Те старались привлечь внимание женщин, стоявших неподалеку. Нортон и Хасли поспорили с другими мужчинами на пять долларов, что Нортон закадрит какую-нибудь из этих красоток. Кед готов был поспорить, что Нортону это не удастся.

— Эй, Гром, давно не виделись!

Кед обернулся и увидел Молли, так, кажется, ее зовут.

— Как дела, Молли? — вежливо поинтересовался Кед, разглядывая свою знакомую. Девушка была в обтягивающей, с откровенным вырезом кофточке, в узких джинсах и туфлях на высоких каблуках.

— У меня все прекрасно, как всегда, — пролепетала Молли, обворожительно улыбнувшись. — Но я давно не видела тебя в наших краях. Где ты пропадал?

— У меня были дела на ранчо, — сухо ответил Кед и усмехнулся, заметив, как неприступные красотки отправили Нортона и Хасли по известному адресу.

Молли провела пальцем по щеке Кеда и заглянула ему в глаза.

— Ну, хорошо, ковбой. Надеюсь, сегодня вечером.., и ночью на ранчо не ожидается никаких дел? — Она прижалась к нему и привстала на цыпочки, явно давая понять, что жаждет поцелуя.

Кед перевел взгляд с Нортона и Хасли на Молли. Трудно поверить, что когда-то он считал ее симпатичной. Он внимательно посмотрел на нее.

Крашеные соломенно-белокурые волосы, на губах вызывающе красная помада, на ресницах затвердела тушь. Ничего настоящего и естественного.

Кед огорченно вздохнул. Вот он, идеал его прежней жизни, стоит подле него и всем своим видом показывает, что хочет его.

А ему неинтересно. Он не испытывал к стоявшей рядом женщине ровным счетом никакого влечения.

Образ Келли стоял у Кеда перед глазами, и он не мог и подумать о возможности сойтись с другой женщиной.

Молли положила ему на руку ладонь.

— Как насчет того, чтобы угостить одинокую девушку выпивкой?

Кед кивнул:

— Конечно, — и попросил бармена принести даме, что она пожелает.

Раньше он не стал бы раздумывать и легко согласился бы провести с Молли ночь. А наутро — без всяких угрызений совести, со словами «Благодарю, все было восхитительно» — уйти, чтобы больше не возвращаться.

Да, раньше его не пришлось бы уговаривать. Но в том-то и дело, что это было раньше, до того, как он встретил Келли.

Келли заставила его задуматься о таких вещах, как брак, семья, дети, ответственность, верность.

Раньше все эти слова были для него пустым звуком. Он рассмеялся бы в лицо каждому, кто сказал бы ему, что он свяжет свою жизнь с одной-единственной женщиной и никогда даже не взглянет на остальных представительниц прекрасного пола.

Хмурые Нортон и Хасли бродили по залу, молча раздавая проспоренные деньги.

Они приблизились к Кеду, и, заметив его усмешку, Хасли взвился:

— Держу пари, что ты не сможешь закадрить ни одну из тех девиц!

— Да! — Нортон тоже оживился и, достав из кармана пять долларов, положил их на стойку перед Кедом. — Спорим, что у тебя ничего не выйдет!

Хасли с готовностью положил на пять долларов Нортона свои пять.

— Я тоже участвую в этом!

— А я нет. — Усмехнувшись, Кед вложил руку Молли в руку Нортона. — Развлекайтесь, а мне пора.

— Уже? — воскликнул Нортон. — Но вечер же только начинается! Впереди самое интересное!

— Куда ты собрался? — Хасли недоверчиво посмотрел на Кеда. — Сейчас же только половина десятого!

— Как раз время, чтобы отправиться спать, беспечно заметил Кед и повернулся к Молли. Доброй ночи!

Закрыв за собой дверь, он понял, что закрывает эту дверь навсегда, больше он сюда не вернется.

На следующий вечер Кед вышел из дома и подошел к загону. Делать ничего не хотелось.

Жизнь без Келли, казалось, потеряла всякий смысл.

Поняв, что, развлекаясь, боль утраты заглушить не удастся. Кед решил вылечить себя трудотерапией. И в течение пяти дней буквально истязал себя работой. Покрасил забор, поменял штакетник, выправил загоны, починил ворота.

Джекоб спросил, с чего это Кед так старается, уж не ожидает ли гостей. В ответ Кед прорычал какие-то ругательства и теперь чувствовал себя виноватым. Его прадед только несколько дней как вернулся из больницы, и, хотя он уверял, что чувствует себя прекрасно, Кед понимал, что старику необходимы покой, постоянное внимание, забота и присмотр. И все это ложилось на плечи Кеда, потому что, как Джекоб ни убеждал его, что нечего о нем беспокоиться, Кед старался не оставлять его надолго одного.

Если бы он был честен с собой, то признался бы, что плохое самочувствие Джекоба только повод не покидать ранчо.

Каждый раз, когда звонил телефон, Кеда словно ударяло током, и те несколько секунд, пока поднимал трубку и говорил «Да, слушаю», он надеялся, как надеются на чудо, что это Келли. Возможно, она позвонит, чтобы узнать, как себя чувствует Джекоб. Лишь бы услышать ее голос.

Но она не позвонила. Однажды поздно ночью, мучаясь бессонницей и думая о Келли, Кед не удержался и позвонил в справочное бюро, но там номер телефона Келли не значился.

Кед было расстроился, но ему пришла в голову еще одна идея. Он включил компьютер, которым почти никогда не пользовался, и нашел сайт Келли.

Первое, что он увидел, было ее улыбающееся изображение.

Сердце у Кеда заныло. Ну как он мог быть таким дураком?

В низу страницы был написан адрес ее электронной почты.

Написав несколько предложений, Кед быстро все стер. И решил ничего ей не писать. Если бы она хотела получить от него весточку, то оставила бы ему номер своего телефона.

Он раздраженно стукнул кулаком по столу.

Его-то телефон был в телефонном справочнике, и если бы она захотела — позвонила бы!

Она явно не хотела его видеть и слышать.

Так что не стоит и пытаться с ней связываться.

Но родители Кеда и его прадед так не считали. Всякий раз при встрече Луиза спрашивала, не было ли известий от Келли. А потом предложила написать ей.

— У нее же есть сайт, и ее читатели могут писать ей письма, — заметила она.

Кед уставился на мать с укором, мол, не лезьте вы не в свое дело, и без вас тошно.

Но в разговор вступил Джекоб:

— Я читал последнюю ее книгу. Замечательная! Лучше прежних. И, кстати, неплохая идея написать ей!

— Вот и напишите ей сами! — огрызнулся Кед и вышел из дома, громко хлопнув дверью.

Позже, ночью, после того как его родители уехали домой, а Джекоб лег спать. Кед, не удержавшись, включил компьютер и, открыв сайт Келли, долго смотрел на ее фотографию.

Он чувствовал себя глупым мальчишкой, школьником или поклонником ее романов.

На следующий день он нашел в Интернете электронный адрес Вики Браун.

А еще через день Кед собрался в Лос-Анджелес.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Келли нетерпеливо постукивала пальцами по своему рабочему столу и равнодушно отвечала «нет» на предложения Вики встретиться завтра днем. Но всякий раз, когда Вики слышала отказ, она придумывала новую причину, почему им обязательно нужно встретиться.

Келли порядком надоела настойчивость подруги.

— Хорошо, я приду!

— Ты не пожалеешь, — сладким голоском заверила Вики. — За тобой заехать?

— В чем дело, Вики? Ты мне не доверяешь?

— Я бы сказала тебе, в чем дело, но вряд ли ты это хочешь услышать. Серьезно, Келли, могу обещать, что ты будешь счастлива.

— Я знаю, о чем ты думаешь. Ты думаешь, что я должна позвонить ему и…

— Нет, что ты, — перебила Вики, — думаю, что нет ужаснее идеи, чем эта!

— Ты так думаешь? — поспешила спросить Келли, не сумев скрыть разочарование. — Но почему?

— Почему? — растерялась Вики. — Ну, потому что ты сама говорила, что он тебе не пара.

И кому нужен водитель грузовика и по совместительству бабник, пусть даже самый красивый мужчина на свете?

«Мне нужен!» — подумала Келли.

— Ладно, мне пора, — сказала Вики. — Надо внести правку в книгу. Знаешь, иногда я думаю, что выбрала себе не ту работу. — Вики вздохнула. — А когда я начинаю перечитывать рукопись, мне хочется ее в итоге всю переписать!

Келли рассмеялась:

— Как я тебя понимаю! У меня тоже бывает такое настроение. — Келли замолчала. — Мне уже не кажется, что эта книга будет иметь успех. Ее действительно следует переписать.

— Ты всегда так говоришь, — сказала Вики, смеясь. — Я уверена, что твоя книга, как всегда, получилась замечательной.

— Надеюсь, что так, — вяло согласилась Келли.

— Ладно, увидимся завтра, — сказала Вики. И не забудь принарядиться.

— Зачем? — удивилась Келли.

— Ну, я просто подумала, что после того, как мы прогуляемся по парку, можно было бы зайти в ресторанчик. Встретиться с Джеки и с другими девчонками. Мы же не виделись с тех пор, как вернулись с конференции. Было бы здорово встретиться и поболтать.

— Хорошо, — согласилась Келли. — Тогда до завтра.

Она повесила трубку. Да, хорошо будет встретиться. Может, это позволит ей развеяться, хоть ненадолго забыть о Кеде?

Впервые за последнее время Келли с нетерпением ждала наступления завтрашнего дня, чтобы выйти из дома и проветриться.

Парк располагался в старинной части города. На небольшой площадке около входа стояло несколько лошадей. Их можно было арендовать и покататься по парку. Келли с улыбкой наблюдала за маленькой девочкой, катающейся на сереньком пони. Как было восхитительно кататься на лошади с Кедом…

Келли посмотрела на часы — Вики опаздывала, что вообще-то ей несвойственно. На все их встречи Вики обычно приезжала первая.

Вчера вечером Келли едва удержалась, чтобы не позвонить на ранчо и не поинтересоваться, как себя чувствует Джекоб. (Она все-таки нашла телефон ранчо в справочнике.) Это был замечательный повод. Келли уже набрала номер, но после первого же гудка повесила трубку. Она боялась, что, услышав голос Кеда, потеряет голову и согласится на его предложение, забыв обо всех своих принципах. И скажет, что безумно тоскует по нему и жить без него не может.

Келли снова посмотрела на часы — Вики опаздывала больше чем на пятнадцать минут.

Вздохнув, Келли решила подождать еще пять минут, и если за это время Вики не появится, она со спокойной совестью отправится домой.

В конце концов, ей так не хотелось вчера соглашаться приезжать сюда.

Внезапно за ее спиной раздался приближающийся цокот копыт.

Она обомлела, увидев, что высокий смуглый мужчина едет к ней на большом белом коне.

Наездник был в индейском костюме, в длинные черные волосы было воткнуто перо орла. В правой руке он держал копье.

На лице были нарисованы красные и черные линии, напоминавшие раскраску воина-индейца.

Келли закрыла глаза и снова открыла. Мужчина продолжал скакать к ней. Но это невозможно, этого не может быть.

И самым удивительным было то, что в качестве наездника выступал Кед.

Келли не могла поверить своим глазам.

Остановившись за пару метров от нее, Кед спрыгнул с лошади, взял ее за уздечку и пошел к Келли.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она, когда Кед приблизился. Ее всю трясло от волнения. — Как ты меня нашел? И откуда эта лошадь?

— Ты задаешь слишком много вопросов, ответил он, наслаждаясь произведенным эффектом.

Она хотела было возразить, но он выпустил из рук уздечку и крепко обнял ее. Оказавшись прижатой к его телу, Келли почувствовала, что задыхается.

Он быстро наклонился и завладел ее губами. Она не сопротивлялась, с готовностью отвечая на его поцелуй. Для нее не было ничего желаннее, чем прикосновение этих губ.

Когда он наконец выпустил ее из объятий, Келли показалось, что она сейчас упадет.

У нее кружилась голова, в ногах появилась такая слабость, словно она пробежала марафонскую дистанцию.

— Так что ты здесь делаешь? — неровно дыша, спросила Келли.

Он медленно, не без лукавства улыбнулся:

— А как ты думаешь?

— Если бы я знала, не стала бы спрашивать.

— Я тосковал без тебя. И тоске моей не видно конца-краю. Я даже прочитал книгу, которую ты подписала для Джекоба. А когда я прочел ее до конца и увидел на последней странице твою фотографию… — он пожал плечами, то понял, что моя жизнь потеряет всякий смысл, если одна маленькая рыжеволосая леди не согласится жить вместе со мной…

Она молча смотрела на него, затаив дыхание, чувствуя, как напряжена каждая клеточка ее тела.

— Я приехал, чтобы сказать тебе, что буду позировать для обложки твоей книги, если это то, чего ты хочешь…

— Действительно? Ты сделаешь это?

— Да, — кивнул Кед. — Если не веришь, спроси у своего редактора.

— Она что, тоже здесь? — Келли удивленно посмотрела на Кеда, потом огляделась по сторонам. В нескольких шагах от них стояла Мэри Луиза, а рядом с ней фотограф. Они что-то весело обсуждали.

— Подожди, Келли, я кое о чем спросил тебя. И спрашиваю второй раз: согласишься ли ты жить со мной… — он глубоко вздохнул, — как моя жена?

Она молча смотрела на него. Он действительно сказал эти три слова? Или ее разыгравшееся воображение подшутило над ней, выдавая желаемое за действительное?

Прошла минута, другая, а Келли молчала, боясь поверить в то, что услышала.

— Эй, Келли! Это — да?

Она закивала так усердно, словно боялась, что Кед передумает:

— Да! О да! Ах, Кед!

Смеясь, она прижалась к нему и обняла его крепко-крепко, желая никогда больше не выпускать из своих объятий.

К ним подошли Вики, Джеки, Элен, Мэриан, Ким и Хильда. Все обнимали Келли и поздравляли.

А когда все чуть успокоились, Мэри Луиза сказала Келли, что они хотят сделать фотографии для книги прямо в парке и чтобы Келли снималась вместе с Кедом.

— Я? — воскликнула Келли. — Но я не могу. Я невысокая, и у меня не правильный цвет волос… Да какая же из меня модель?

Мэри Луиза перебила ее тоном, не терпящим возражений:

— Наш фотограф — лучший в мире, и он может творить чудеса. Так что при желании уже на фотографии он изменит цвет волос и глаз, если нужно, и создаст иллюзию, что ты выше ростом. Так что давай, готовься к съемкам!

— Келли, ты должна сделать это! — настаивала Вики.

— Конечно, — подтвердила Джеки, — вы будете прекрасной парой.

Но убедил Келли Кед:

— Я не буду сниматься ни с кем, кроме тебя!

Ну, так что скажешь, Келли?

Что она могла ответить?

— Хорошо, я готова.

Мэри Луиза принесла для Келли платье длинное, с пышной юбкой из зеленого миткаля.

Фотограф объяснял Келли и Кеду, как нужно встать, и делал снимки.

Сначала Келли стояла рядом с Кедом, он слегка обнимал ее за талию, а она, запрокинув голову, смотрела ему в глаза.

Потом они позировали на лошади. Келли сидела впереди Кеда, слегка повернувшись к нему, а он нежно обнимал ее, вдыхая аромат ее волос.

Затем они лежали на траве в объятиях друг Друга.

На другом снимке Кед нежно притянул к себе Келли, его рука покоилась на ее плече.

Затем сделали несколько фотографий Кеда на лошади.

Келли отвела фотографа в сторонку и попросила прислать ей копии фотографий, особенно тех, где Кед позировал верхом на лошади.

После того как съемки закончились, Мэри Луиза пригласила всех на обед.

Было около десяти часов, когда Келли и Кед остались наконец одни и вернулись в ее квартиру.

В гостиной Кед притянул Келли в объятия и прошептал:

— Скажи мне, что ты тосковала без меня так же сильно, как я тосковал без тебя!

— Я ужасно тосковала без тебя! — призналась она, нежно проведя рукой по его волосам. — И до сих пор не верю, что ты нашел меня и приехал ко мне на белом коне. — Она улыбнулась, вспомнив их встречу в парке. — Ты мой герой! — Она помолчала немного. — И спасибо, что согласился на съемки.

Он улыбнулся:

— Я бы не сделал ничего подобного ни для кого, кроме тебя. Вероятно, когда книга выйдет, мне будет непросто: дальнобойщики сделают из меня посмешище.

Она ободряюще улыбнулась, ее глаза светились любовью.

— Я позвоню завтра Мэри Луизе и скажу, что ты передумал. И чтобы сделали другие снимки для обложки. Все равно я договорилась с фотографом, что он пришлет мне эти фотографии, так что неважно, что никто, кроме нас, их больше не увидит. Зато я буду любоваться тобою на этих снимках.

Кед внимательно посмотрел на нее. Она никогда не перестанет его удивлять. Она разве что на коленях не стояла, чтобы уговорить его сниматься, а теперь, когда он сделал, как она хотела, спокойно и без сожалений предлагает ему отказаться от идеи с этой обложкой.

— Не нужно ничего отменять, Келли, — просто сказал он, — возможно, это единственный шанс для меня прославиться! Должен же я хоть как-то сравняться со своей знаменитой и известной дамой сердца!

Он вынул из кармана небольшую бархатную коробочку.

Келли приоткрыла крышечку, внутри лежало кольцо с бриллиантом.

— Я постараюсь сделать тебя счастливой, сказал Кед.

— Я уже счастлива.

Он приподнял ее подбородок рукой и посмотрел ей в глаза:

— Я люблю тебя!

— Я люблю тебя больше, — не сдерживая слез счастья, ответила Келли.

— Назови день и место, дорогая, — Кед взял в руки кольцо и надел ей на средний палец, — и я буду там, в смокинге или в индейском костюме. — Он усмехнулся. — Или вообще без ничего.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Келли решила, что хочет жить вместе с Кедом на ранчо, в штате Монтана. И чем скорее это произойдет, тем лучше.

Она выставила квартиру на продажу и обрадовалась, когда покупатели нашлись в первую же неделю.

Она попросила Вики быть свидетельницей на свадьбе, а Хильду, Мэриан, Ким, Элен и Джеки быть подружками невесты.

Всю субботу они потратили на выбор свадебного платья, а следующие выходные провели в поисках платьев для Вики и подружек невесты.

Ее подруги очень удивились, узнав, что Кед один, не дождавшись Келли, вернулся на ранчо, но она знала, что он не может надолго оставлять Джекоба. К тому же его тоже ожидают разного рода предсвадебные хлопоты.

Завершив все дела, Келли отправилась на встречу с подругами — пришло время прощаться. Келли надо было отправляться вслед за Кедом на ранчо.

Она договорилась с подружками, что они приедут к свадьбе, которая состоится через несколько недель.

— Пообещай, что не забудешь нас, — сказала Вики.

— Конечно, не забуду, — улыбнулась Келли. Мы будем созваниваться и писать друг другу письма. К тому же мы сможем видеться на конференциях и книжных выставках.

— А может, мы тоже решим перебраться в Монтану, — предположила Мэриан.

— Неплохая идея, — согласилась Ким. — Может, у Кеда есть кузен или парочка кузенов, таких же красавчиков, как он сам.

— Я все еще не могу поверить, что ты уезжаешь, — сказала Элен. — Это такой героический поступок — поменять жизнь в Лос-Анджелесе на пребывание на ранчо. Должно быть, это любовь!

Кед забрал автомобиль Келли с собой, поэтому ей ничего не оставалось, как лететь на самолете.

Он ждал ее в аэропорту. Она подошла к нему и крепко его обняла, словно они не виделись целую вечность.

— Привет, Келли. — Он склонился над ней, чтобы поцеловать. Тепло окутало все ее тело от прикосновения его губ.

— Я так скучала без тебя! — сказала она.

— Я тоже скучал без тебя, — нежно произнес Кед и, обняв за плечи, повел ее к выходу. — Пойдем, надо забрать багаж и ехать на ранчо.

В машине, Келли не могла убрать руки от Кеда, она то водила пальцем по его щеке, то пропускала сквозь пальцы его длинные волосы, потом положила руку ему на ногу и стала ее слегка массировать.

— Ты должна прекратить это, — прохрипел Кед, — иначе мы окажемся в ближайшей канаве.

Они свернули с трассы на дорогу к ранчо.

Келли казалось, что она возвращается домой.

— Как Джекоб? — спросила она.

— Намного лучше. И с нетерпением ждет тебя.

— Я скучала по нему тоже. Он такой замечательный!

— И такой вредный сводник!

— Не без этого, — с усмешкой согласилась Келли.

Родители Кеда тепло ее встретили. Они настаивали, чтобы свадебный прием проходил у них на ранчо. Келли было немного грустно, что ее родители были не очень рады за нее.

Отец сказал, как это замечательно, что Келли наконец решила выйти замуж, но он всегда надеялся, что ее избранником будет доктор или адвокат. А мама запаниковала, узнав, что ее будущий зять не только наполовину индеец и его профессия — водитель-дальнобойщик, но и недавно принял участие в съемках на обложку книги Келли.

Келли радостно обняла Джекоба.

— Я сразу сказал Кеду, что ты его судьба. Джекоб загадочно улыбнулся.

— Откуда вы знали?

— За день до того, как Кед привез тебя на ранчо, я видел тебя в своих мечтах!

Следующие несколько недель прошли незаметно в суете и приготовлениях к свадьбе.

Они нашли небольшую старинную церковь, в которой и решили обвенчаться.

Родители Келли прибыли за несколько дней до свадьбы и, к радости Келли, подружились с родителями Кеда.

Вики и компания, состоящая из подружек невесты, прибыли на следующий день.

Оставшиеся дни прошли в репетициях и предсвадебных приготовлениях обедов и вечера.

Так неожиданно подошел день венчания.

Келли проснулась поздно после беспокойной ночи. Думая о том, что завтра день свадьбы, она никак не могла уснуть.

На улице было тепло, и даже в воздухе чувствовалась атмосфера праздника.

Посмотрев на часы, Келли поняла, что у нее меньше полутора часов на то, чтобы принять душ, позавтракать и одеться.

Только она встала, как в дверь постучали.

Кей Уокер, улыбаясь, вошла в комнату с чашкой кофе в руке.

— Кед внизу, завтракает. Я не была уверена, захочешь ли ты спуститься вниз поесть, и принесла тебе кофе сюда.

— Это нехорошая примета, чтобы жених видел невесту перед свадьбой. — Келли отпила глоток кофе.

Кей усмехнулась и повернула голову к зеркалу, проверяя, не выбились ли пряди волос из прически.

— Не уверена, что нынешняя молодежь верит в подобные приметы.

— Я верю. — Келли пожала плечами. — А Кед волнуется? Как он выглядит?

— Не больше, чем ты. Прими пока душ, а я спущусь вниз и принесу тебе что-нибудь перекусить.

— Спасибо, мама!

Кей обняла дочь, в ее глазах блестели слезы.

Келли быстро приняла душ. Когда она вернулась в комнату, Кей уже ждала ее.

— Я сделала твое любимое, французский тост.

— Спасибо, мамуля. Но мне что-то не хочется.

— Ты должна что-нибудь поесть.

Одеваясь, Келли подумала, что скажет Кед, увидев сегодня вечером на ней это шелковое кружевное белье. И покраснела.

Кей помогла дочери застегнуть платье и надела на нее фату.

Отец ждал Келли в низу лестницы.

— Ты выглядишь замечательно, принцесса, сказал он и поцеловал ее в щеку. — Кеду крупно повезло!

— Спасибо, папа, ты тоже прекрасно выглядишь!

— Итак, ты готова?

Келли кивнула.

В церкви ее тотчас окружили подруги.

— Ничего себе! — воскликнула Вики. — Не знаю, что на тебя так подействовало, может быть, платье, а может, то, что ты влюблена, но выглядишь ты просто потрясающе!

— Невесты всегда красивы, — сказала Келли, смущаясь.

Кей поцеловала дочь в щеку и поспешила в зал церемоний. За ней последовали Келли и ее подруги.

Заиграла музыка, по рядам пробежал шепоток: «Сейчас появится невеста!»

Отец Келли взял ее за руку:

— Наш выход!

Келли смотрела, как пошли по проходу Вики и подружки невесты, а потом она увидела Кеда.

«О господи! — подумала она. — Нет никого прекраснее этого мужчины!»

Он стоял перед алтарем в черном смокинге, и Келли была поражена его видом. Не придумано еще слов, решила она, чтобы описать красоту ее жениха.

Как будто почувствовав, что за ним наблюдают, Кед слегка повернул голову и улыбнулся. Келли сразу поняла, что эта улыбка предназначена ей одной.

Отец сделал шаг вперед, и Келли пошла следом за ним по проходу. Она едва ли слышала музыку, вряд ли видела, что люди с обеих сторон поднялись и провожают ее взглядами.

Она шла к Кеду.

Отец подвел ее к жениху и передал ему ее руку — Моя красавица! — шепнул Кед и улыбнулся.

Прижавшись друг к другу и не разжимая рук, они слушали советы и напутствия священника, повторяли клятвы.

— А теперь можете поцеловать невесту.

Медленно, с вежливой почтительностью Кед поднял фату и откинул ее назад. Несколько секунд он пристально смотрел на Келли, словно хотел запечатлеть в своей памяти этот момент своей жизни навсегда, потом наклонился к ней, чтобы получить свой первый законный поцелуй.

У Келли закружилась голова, и, когда Кед выпустил ее из своих объятий, она едва могла идти.

Взявшись за руки, сопровождаемые улыбками и пожеланиями счастья и долгой совместной жизни, слезами счастья и аплодисментами, Кед и Келли покинули церковь.

На улице, окруженные друзьями и родственниками, молодожены подошли к лимузину и, сев в него, отправились на ранчо к родителям Кеда, где было решено проводить празднование.

Едва они остались в машине наедине. Кед притянул к себе Келли и покрыл поцелуями ее лицо и шею.

Он завладел ее губами, и в этом поцелуе было столько страсти, нежности и ненасытности, что сердце девушки замирало от восторга и предвкушения вечной любви.

— Счастлива ли ты? — спросил он между горячими поцелуями.

— О да. — Она уперлась рукой в его грудь, удерживая на расстоянии. — Ты что же, действительно хотел прийти на эту церемонию в одной набедренной повязке, — Келли хихикнула, — или вообще без нее?

Его пристальный взгляд ласкал ее.

— А ты как думаешь?

— Я думаю, что у всех женщин в церкви был бы сердечный приступ, они лежали бы на стульях в полубессознательном состоянии, томно вздыхая: «0-о-о-ох!» — С ее губ сорвался стон, когда он притянул ее к себе.

Решив поучаствовать в его Игре обольщения, она провела рукой по внутренней стороне его бедра и почувствовала, как тело у него напряглось.

— Думаю, тебе лучше остановиться и подождать до вечера, — предупредил он охрипшим голосом, — не дразни тигра!

Она засмеялась.

— Вот, значит, как! — Кед навалился на нее и крепко ее обнял. — Что ж, проведем небольшое исследование.

— Кед… — она уперлась руками в его грудь, ты помнешь мне платье!

Он, притворно обидевшись, удивленно посмотрел на нее:

— И это все, что тебя волнует?!

— Нет, не все, но… — Ее протесты были прерваны его горячими, страстными поцелуями.

Одурманенные страстью, они не заметили, когда лимузин прибыл на ранчо. Их привел в чувство только звук открывающейся дверцы, и Келли вся залилась румянцем, заметив появившуюся в дверном проеме голову Вики:

— Эй! Вы когда-нибудь выйдете из машины?

Кед пробормотал что-то невразумительное.

Если он выйдет сейчас, то всякий присутствующий сразу заметит, какие пылкие чувства он испытывает к своей невесте.

— Иди первая, — попросил Кед, и Келли понимающе хихикнула.

Остальная часть дня прошла словно в тумане. Был прием, праздничный стол, танцы, и все это время Келли считала минуты до того момента, когда они с Кедом останутся наедине.

Словно прочитав ее мысли. Кед сказал:

— Уже скоро, дорогая!

Келли шепотом повторила, как заклинание:

— Скоро.

Они уехали после объятий, поцелуев и пожеланий счастья.

Келли улыбнулась Кеду, думая о том, что с его появлением ее жизнь стала прекраснее, удивительнее и счастливее во сто крат тех жизней, о которых она писала в своих любовных романах.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

— Когда ты так улыбаешься, я не могу отвести от тебя взгляд, — сказал Кед, внося Келли на руках в их номер.

Келли беспечно пожала плечами. За несколько минут до этого они зарегистрировались в гостинице и администратор, ласково улыбаясь, спросила их:

— Вы молодожены? Я всегда по лицам могу определить, что люди только что поженились!

Вы просто светитесь от счастья!

Кед ногой открыл дверь в номер, и они оказались в полутьме гостиничного номера. Не выпуская Келли из рук, он сказал:

— Никогда в жизни я не видел ничего более прекрасного и завораживающего, чем то, что было в церкви. Когда ты шла ко мне по проходу, Я только думал, что теперь ты — самая прекрасная в мире женщина — будешь моей. До сих пор не могу поверить своему счастью! Он запечатлел на ее губах долгий поцелуй. — Я люблю тебя, Келли!

— А ты не хочешь опустить меня на пол? Тебе ведь, наверное, тяжело держать меня на руках!

— Мне тяжело? — Кед засмеялся. — Да я могу держать тебя на руках хоть всю ночь.

— Правда? — Она лукаво посмотрела на него. — А по-моему, есть кое-что поинтереснее…

— Поинтереснее? — переспросил он, хитро прищурившись. Хочешь узнать, насколько?

— Ха! — воскликнула Келли. — Держу пари, что знаю.

— Ты знаешь? — поддразнил ее Кед.

— Ну да! Я же писательница! — не без гордости заметила Келли.

Кед громко рассмеялся и опустил ее на пол, крепко прижимая к себе и давая ей почувствовать всю переполнявшую его страсть.

— О, мой бог! — Келли закатила глаза. — У тебя что, в кармане пушка? Или ты так рад видеть меня?

— Я намереваюсь увидеть тебя получше, прохрипел он, — увидеть тебя всю!

Нежно проведя руками по ее спине, он стал расстегивать ее платье.

Сердце Келли бешено застучало, когда его пальцы заскользили по коже. Наконец платье упало к ее ногам. Кед коснулся кружевного белья и потянул его за завязки. Кружева последовали за платьем.

— Ты так прекрасна, Келли! — пробормотал он.

— А ты? — Сгорая от нетерпения, она расстегнула рубашку, нежно провела руками по его груди и животу. Расстегнула ремень на брюках.

Кед подхватил Келли и отнес на кровать.

Быстро скинул с себя ботинки и носки, а когда Келли стянула с себя туфли, стал помогать ей снимать колготки.

Медленно он скользил рукой по ее ноге, от бедра вниз. Высвободив ее из нейлоновой тюрьмы, он проложил дорожку из поцелуев на ее бедрах. Потом, поднявшись с колен, привлек ее в свои объятия.

Келли не могла справиться с дрожью, сотрясавшей ее тело. Кед не спешил снимать брюки.

— Почему ты медлишь? — спросила она. — Я думаю, ты знаешь, что нужно делать, и делал это не один раз?

В ее словах не было упрека, ну, может быть, тень ревности.

— Я никого не любил до тебя, — прошептал Кед, — и никогда прежде не был с женщиной, у которой до меня не было мужчин. Я боюсь причинить тебе боль…

— Глупый, ты и не причинишь, — улыбнулась она, почувствовав, как слезы комком застряли в горле. Она расстегнула его брюки и вспомнила, как тогда, на конференции в гостинице, лежала на кровати без сна, размышляя, что он носит под джинсами. Теперь она знала — это были короткие черные шорты. И возбужденное тело Кеда требовало, чтобы этих шорт на нем не было.

Кед остановил ее, положив руки ей на запястья. Приподняв ее, он откинул покрывало и одеяло и медленно положил ее на шелковые простыни. Сам опустился рядом с ней и, удерживая свое тело на локтях, накрыл ее собою.

Покрывая ее тело поцелуями, он медленно двигался вниз. Келли дрожала как в лихорадке, по телу распространялось жгучее, колющее горячими иголочками тепло.

Она не видела, когда он снял с себя шорты, но в тот момент, когда он приподнялся, заглядывая ей в глаза, она была готова принять его.

С трепетом и волнением она ждала этой минуты.

Боль, длящаяся не более нескольких минут, быстро забылась, когда они соединились. Чувства, никогда не испытанные прежде, переполняли Келли, с ее губ сорвался легкий стон.

— Расслабься, Келли, — нежно прошептал ей на ухо Кед, — любовь моя, я отведу тебя на вершины блаженства!

И, совершая это путешествие сквозь пламенный огонь страсти, утопая в агонии блаженства, Келли прошептала его имя.

ЭПИЛОГ

Два года спустя

Келли стояла перед окном в гостиной, держа на руках свою пятимесячную дочь Мариссу.

Она следила за Кедом, который объезжал нового жеребца.

Два последних года прошли как в счастливой сказке. Келли жила на ранчо с Кедом и Джекобом, и ей казалось, что на свете нет ничего прекраснее, чем быть матерью и женой.

Она посмотрела на малышку, которую прижимала к груди, и подумала, что нет на свете ребенка прекраснее ее с Кедом дочери. У Мариссы были медно-красная кожа и черные волосы, как у отца, и вздернутый носик и серо-голубые глаза, как у матери.

Улыбнувшись, Келли посмотрела на книжную полку, где хранились ее книги. Любуясь, она поглядела на обложку своей последней книги. С нее смотрел ее Кед, Кед Сокрушающий Гром.

Эта книга моментально стала бестселлером. Издательству пришлось допечатывать тираж, потому что было много дополнительных заказов от книжных магазинов.

Во всех рейтингах книга Келли стояла на первом месте и не сдавала позиций уже который месяц.

Келли получала множество писем от своих читательниц, и почти в каждом письме был вопрос о том, кто этот красавец, изображенный на обложке.

Кед получал массу предложений от различных издательств принять участие в съемках для обложек книг и журналов, но всем отказывал, сообщая, что его контракт с издательством Келли был исключением.

Как и всегда, Келли почувствовала, что сердце у нее забилось быстрее, когда она услышала позади себя шаги.

Кед вошел в комнату, улыбаясь:

— Как себя чувствуют две мои самые лучшие в мире девочки?

— Мы чувствуем себя прекрасно. А как себя чувствует наш герой и супермодель?

Кед состроил гримасу:

— Все еще не могу поверить, что ты снова уговорила меня сняться для обложки твоей книги!

— Это любовь! — поддразнила она.

Он нежно посмотрел ей в глаза:

— Не иначе! — и заговорщически добавил: А разве маленькую мисс Мари не пора уложить в кроватку?

— О, не знаю, она выглядит такой счастливой.

Кед посмотрел на свою дочь, блаженствующую в руках матери.

— Да, — сухо сказал он, — она наверняка счастлива! Но…

— Но?..

— Но прямо сейчас ее папа нуждается в небольшом количестве внимания! И сам желает оказаться там, где пребывает она!

— Ах! — Келли вздохнула. — Какое еще внимание ты имеешь в виду?

Наклонясь, Кед слегка коснулся ее губ:

— Как будто ты не понимаешь!

— Совсем не понимаю. Ты о чем? — невинно моргая, поинтересовалась Келли.

— Не дразни! — надвигаясь на Келли, сказал Кед. — Иначе я не останусь в долгу и задразню тебя!

— Ты? Меня?

— Угу. — Его губы слегка дернулись, он едва удерживался от смеха. — Но ты можешь воспринимать это как сбор материала для любовных сцен своей книги!

Келли разразилась смехом:

— Ну разве я могу отказаться от такого заманчивого предложения?

— Надеюсь, нет!

Кед поцеловал Келли в шею, потом склонился над дочерью и, чмокнув ее в лобик, произнес:

— Она столь же красива, как и ты!

Подхватив девочку, он начал подниматься по лестнице к спальне, увлекая за собой Келли.

Келли шла, мысленно благодаря Бога за то, что все это происходило с ней на самом деле, а не было повествованием ее книги. Она благодарила судьбу, которая преподнесла ей столь щедрый подарок — счастье и неугасимую любовь!


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ
  • ЭПИЛОГ