Путь Лэйси (fb2)


Настройки текста:



Мадлен БЕЙКЕР ПУТЬ ЛЭЙСИ

Глава 1

Лэйси Монтана невидяще смотрела перед собой. В ее ушах еще отражался стук молотка судьи, когда ее отца приговорили к двадцати годам заключения в Юмской каторжной тюрьме. «Двадцать лет! — с ужасом подумала она. — Отец будет глубоким стариком, когда выйдет из тюрьмы. Если он вообще когда-нибудь выйдет оттуда». Здоровье Ройса Монтана было далеко не из лучших. У него было плохое сердце. Как сказал врач несколько месяцев назад, оно может выйти из строя в любое время. Как отец вынесет тяжелые испытания и лишения тюремной жизни?

Лэйси заставила себя встать и медленно вышла из зала суда, ее глаза были полны слез. Отец был для нее единственным близким человеком с тех пор, как пять лет назад умерла ее мать. Что она будет без него делать? Ей еще не было и восемнадцати, у нее не было ни денег, ни близких друзей, к кому можно было бы обратиться за помощью.

Она медленно побрела вниз по главной улице к южной части города, едва ли осознавая, где находится. Еще несколько недель назад все было прекрасно. Отец имел постоянную работу, он был поваром на ранчо Дабл Л. Лэйси помогала ему на кухне по выходным дням после школы. Тогда будущее ее отца казалось надежным, и Лэйси хотела задержаться на этом месте дольше, чем на месяц или два. У нее была мечта подружиться с кем-нибудь, взяться за какое-то дело, быть полезной. Жизнь на Дабл Л была неплохая. У Лэйси были отдельная комната, лошадь и хороший гардероб. Домоправительница, миссис Дребин, учила ее шить, и девушка сшила себе два платья, которыми очень гордилась. Она познакомилась в церкви с несколькими девушками своего возраста и была уверена, что через некоторое время она войдет в их круг. Да, жизнь, была хороша и обещала стать еще лучше.

И вот в один прекрасный момент все закончилось.

Лэмьюэл Вебстер, владелец Дабл Л, застал Рейса Монтана, когда тот пил на работе. Последовали раздраженные реплики, гневные слова, завязалась драка. Отец ударил мистера Вэбстера по голове бутылкой виски и убил его.

Лэйси с трудом подавила слезы, присев на сломанное дерево. Отец дал слово, что больше не будет пить. Это было одним из тех обещаний, которые он давал множество, раз за последние пять лет. И в этот раз она поверила ему. Он держался уже больше года. И надо же было такому случиться!

Она безучастно смотрела вдаль, не замечая красоты окружающего мира, не обращая внимания на желтые дикие цветы, растущие у ее ног. Последние две недели были ужасными. Посещения отца в тюрьме, вина, раскаяние и жалость в его глазах, мольбы о прощении. Он снова подвел ее. Затем жуткий процесс суда, сожаление и сочувствие на лицах людей, которых она знала…

Солнце спряталось за дальними холмами, и Лэйси пошла назад в город. С тех пор, как арестовали отца, она ночевала на чердаке конюшни. Ей было стыдно возвращаться в Дабл Л, чтобы собрать свои вещи. Слишком стыдно смотреть в глаза миссис Вэбстер и другим, кто был так добр к ней. У нее не было ничего, кроме одежды на плечах да лошади Синдер.

Поднялся ветер. Лэйси дрожала от холода, спускаясь вниз по аллее по направлению к конюшне. Поднявшись по лестнице в западной части здания, она пролезла через узкое окно конюшни и удобно устроилась в сене. Внутри было тепло, свежо и спокойно. Внизу раздавалось мягкое фырканье лошадей в стойлах. Ее кобыла была за стойлом.

Вздохнув, Лэйси закрыла глаза. На следующий день отца должны перевести в территориальную тюрьму. До сих пор она не знала, что будет делать, но вдруг ее осенила мысль, и она решила следовать за тюремной повозкой в Юму. Возможно; неподалеку от тюрьмы будет какой-нибудь пустующий дом. Она сможет найти себе работу, готовить обеды, убирать или заправлять постели. По крайней мере, она будет рядом с отцом, возможно, даже сможет иногда его посещать.

С этой мыслью она уснула.

* * *

Однажды в холодную серую ночь незадолго до рассвета Лэйси выползла из конюшни и побрела по улице. Вдруг она заметила мальчишеские штаны на бельевой веревке. Похоже, они были ее размера, как и фланелевая рубашка, которая висела рядом с ними.

Она почувствовала угрызения совести, когда прятала украденную одежду, и ринулась вниз по аллее. Мать учила ее, что воровать, лгать и мошенничать нехорошо, это нельзя оправдать. Лэйси просто необходимо было сменить одежду, но у нее совсем не было денег. Что еще оставалось делать? Она не могла возвратиться в Дабл Л и просить милостыню, тем более после того, что натворил отец. Никто в городе не дал бы ей кредита, кроме того, ее гордость не позволила бы ей просить у людей, которых она знала.

Лэйси вернулась в конюшню и быстро сменила свое голубое хлопковое платьице на штаны и рубашку. В штанах она как-то странно себя чувствовала. Они обтягивали ее ноги и бедра, словно вторая кожа. Она была уверена, что отец отругал бы ее, если бы увидел в таком наряде. Ни одна приличная леди никогда не носила штанов, но в них было удобно. Ездить верхом в платье — об этом не могло быть и речи.

Собрав в пучок свои длинные волосы красновато-коричневого цвета, она натянула на голову шляпу, тщательно подобрав концы волос под ее широкие поля. Наконец, она надела ботинки. Будем надеяться, что никто не догадается, что она девушка. На расстоянии ее по ошибке можно принять за ковбоя или бродягу. Оседлав Синдер, Лэйси помчалась верхом по главной улице к зданию тюрьмы. Было еще слишком рано, и на улице не было ни одной живой души. Она поскакала медленнее, на горизонте показалась контора шерифа. Тюремную тележку оттаскивали от дощатого настила. Она увидела своего отца, его бледное осунувшееся лицо, опущенные глаза. Он сидел на узкой деревянной скамейке в повозке с железной решеткой. «Он выглядит таким старым, — подумала она, — старым и пристыженным».

Какой-то человек уловил взгляд Лэйси. Ему было немногим больше тридцати. У него были прямые длинные черные волосы, темные глаза. Он пристально смотрел за решетку с кислым выражением лица.

Два охранника в униформе сидели на высоком пружинном сиденье повозки. Один из них правил четырьмя лошадьми, другой держал на коленях дробовик. Два заместителя шерифа ехали верхом рядом с повозкой, они были вооружены до зубов.

Лэйси подождала, пока тяжелая тюремная карета тронется, затем с решительным выражением лица вонзила каблуки в бока Синдер и поехала за телегой. У нее не было ни денег, ни одежды, кроме той, что была на ней, и голубого хлопкового платьица, засунутого внутрь седельного вьюка. Но у нее было много еды благодаря ее ловким пальцам. Ей удалось украсть со склада довольно много гороха, сухарей, вяленого говяжьего мяса и консервированных персиков. Еще у нее была фляга, наполненная свежей водой.

Лэйси печально вздохнула. Если бы ее имя было записано в книге Господа на небесах, то рядом с ним стояло бы сейчас множество черных пометок. Но ничем нельзя помочь. Ведь ей необходимы были удобная одежда для путешествия и еда, чтобы питаться в дороге. Возможно, когда-нибудь она возместит убытки. Если нет, тогда ей остается верить, что Бог поймет ее и простит.

Она пожалела о том, что не украла платок, чтобы защитить нос и рот от пыли.

Обычно нужно было пять дней ехать верхом, чтобы добраться до Юмы, но тюремная телега была тяжелой и громоздкой, поэтому двигалась медленно. Проведя в седле четыре дня, Лэйси стала сомневаться, достигнут ли они вообще места назначения. О Юме она знала немного, только то, что это был маленький городок на берегу реки Колорадо в юго-восточной части Аризоны, а температура там, в летнее время достигала более ста градусов.

К концу дня она жутко уставала. Охранники останавливали телегу только один раз после обеда, чтобы дать отдохнуть лошадям и пообедать. Лэйси сердцем чувствовала отца, зная, что долгие часы, которые его заставляли проводить в телеге, были для него ужасными. Заключенным разрешали выходить только ночью, при этом их привязывали к телеге, чтобы предотвратить побег.

Ночью Лэйси спала беспокойно, опасаясь, что телега тронется до того, как она проснется утром, и она останется, одинокая и потерянная, в огромной пустыне Аризоны. В пустыне было много змей, а она их до смерти боялась. В течение дня Лэйси осторожно выдерживала безопасное расстояние от телеги, чтобы не подъехать слишком близко к тюремным охранникам, боясь, что они заставят ее вернуться назад в Солт Крик.

Охранники были подлые и жестокие. Они легко пускали в ход кулаки, если заключенные не делали то, что им говорили. Она с ужасом наблюдала картину, когда один из охранников ударил ее отца за то, что он не вышел из телеги так быстро, как было нужно. В другой раз охранник пнул в живот одного из заключенных за то, что он пролил воду из чашки. Два заместителя шерифа, которые сопровождали телегу, ни во что не вмешивались, будучи уверенными, что заключенные заслуживают того, что получают.

На пятый вечер Лэйси устало сползла с лошади. Ее ноги, спина и плечи были пронизаны постоянно пульсирующей болью. Девушка была хорошей наездницей, опытной и хорошо осведомленной о лошадях и о том, как с ними обходиться, но почти десять часов она провела верхом, это на восемь часов больше, чем она привыкла ездить. Часто она садилась верхом в Дабл Л, но лишь для удовольствия, а не так, как сейчас.

Подавив зевок, она сняла узду и седло с Синдер, набросила поводья на голову кобылы и привязала ее к высокому дереву. Затем она села на землю, сняла ботинки и толстые шерстяные носки. Со вздохом удовольствия она вытянула затекшие ноги, непрерывно зевая при этом.

Размышляя о еде и еще об одной ночи, проведенной на твердой земле, она уснула.

Проснувшись, Лэйси увидела, что солнце высоко в небе. Она вскочила на ноги и испуганно вскрикнула, увидев, что тюремная телега уехала.

Она натянула носки, ботинки, быстро оседлала лошадь и с неохотой взобралась в седло. Трясясь по глубоким колеям, оставленным тяжелой тюремной повозкой, она грызла жесткий кусок сухого мяса.

Рассеянно Лэйси отметила, что пустыня вся в цветах. Цветы кактуса выделялись яркими пятнами на фоне серовато-коричневого песка. Серовато-зеленые крепкие деревья были усыпаны красивыми бледно-фиолетовыми цветами. Цветы окотилло были красные, как пламя, цветы юкки — белые, как снег. Она проехала мимо гигантского кактуса сагуаро, который был высотой более сорока футов.

Но она была слишком занята, высматривая следы телеги и стараясь держаться подальше от змей и скорпионов, чтобы обращать внимание на красоту природы. Живя в Дабл Л, она не придавала значения дикой жизни Аризоны, но сейчас ее мысли очень часто были заняты этим. Кроме змей и скорпионов в пустыне были ядовитые ящерицы. В своей жизни она видела только одно чудовище Гилы, и то мертвое, но почувствовала отвращение, видя омерзительное толстое черно-оранжевое тело.

Прошел час, затем другой. Телега оставляла глубокие колеи, что облегчало ее задачу, и за это Лэйси была благодарна. Она вздохнула с облегчением, когда, наконец, увидела далеко впереди деревянную телегу.

Мэтт Дрего заворчал, заметив маленькое облако пыли на юго-востоке. Итак, таинственный всадник все еще преследовал их. Он заинтересовался, кто же этот таинственный наездник и что ему нужно. Может быть, это друг одного из заключенных? Может быть, отец или брат? Возможно, он надеялся перехватить своего родственника до того, как телега достигнет Юмы?

Мэтт пожал плечами. Кто бы ни был этот неизвестный наездник, он все равно к нему не имел никакого отношения. На этой части территории у него вообще не было ни друзей, ни знакомых.

Со вздохом он выругался, рассматривая тяжелые железные кандалы на руках и ногах. Их проклятое лязганье постоянно напоминало о свободе, которую он потерял. Последние пять лет он провел, путешествуя через юго-запад, никогда долго не задерживаясь на одном месте и скитаясь из одного города в другой. После страданий и лишений войны было хорошо бродить на воле, снова быть свободным человеком. Он потер запястья, замечая, что они раздражены и покраснели от постоянного трения металла о тело. Проклятье! Он сойдет с ума, если придется провести остаток жизни за решеткой, причем за преступление, которое он не совершал. Если бы он помнил, что случилось в ту ночь.

Закрыв глаза, он мысленно обратился к самому началу своей жизни…

Он родился в дебрях Сьерра-Мадре. Его отец, Сол Дрего, был заядлым путешественником, он скитался повсюду в поисках приключений. Время от времени он возвращался домой в Вирджинию, оставаясь там столько времени, чтобы его жена успела снова забеременеть. Затем он опять уезжал исследовать горы и долины, которые еще не видел. Однажды Сел уехал на Запад. Во время путешествий он овладел индианкой апачи, чтобы согреть свои одеяла, и очень быстро наградил ее ребенком. Мэтт Дрего был результатом их союза. При родах индианка умерла. Сол сначала хотел, чтобы визжащий ребенок, которого он так неосторожно произвел на свет, умер вместе с матерью, но все же взял новорожденного домой в Вирджинию. Летиция Дрего вырастила мальчика, словно он был ее родным сыном. Она была преданной христианкой, хотя всю оставшуюся жизнь ненавидела Сола Дрего за то, что он сделал. Но она не винила ребенка за грехи его отца.

Мэтт вырос в бедности. Он охотился по зеленым холмам, чтобы прокормить свою семью, с тех пор, как научился держать в руках ружье. С самого начала для всех было очевидно, что Мэттью Дрего был врожденным стрелком. В свободное время он тренировался со старым Уолкером Кольтом. У Мэтта была твердая, уверенная рука и острый глаз. Никто во всей Вирджинии не мог стрелять лучше.

Когда Мэтт вырос, он стал часто задумываться, почему он так отличается от своих братьев и сестры, которые были светлокожими блондинами, в то время как он был темнокожим, и волосы у него были темные, как ночь. Ему было шестнадцать, когда Летиция Дрего рассказала ему правду о его происхождении. Ему было очень тяжело поверить в то, что он незаконнорожденный, и еще тяжелее было узнать, что мать, которую он боготворил, не была его родной матерью. После этого он донимал отца, чтобы тот рассказал о его настоящей матери, но Сол говорил, что он ничего о ней не знает, кроме того, что она была индианкой апачи, красивой, как весенний цветок, и что ее имя было Колибри. Пока Мэтт не встретил старого Смоука Джонсона, он не знал ничего о людях апачи. Смоук жил среди апачей и восхищался ими. Они были гордыми и свирепыми. Как сказал Смоук, они были лояльны по отношению к своим друзьям и нетерпимы к врагам. Не было зазорно быть метисом, отметил Смоук, потому что человек был правдив и лоялен к своим родственникам и стране.

Мэтт хотел поехать на Запад и узнать побольше о народе, к которому принадлежала его мать. Истории, которые ему рассказывал Смоук Джонсон, взволновали его, вызывая желание увидеть горы, где он родился, полежать под низким небом и послушать шепот ночного ветра. Но началась война, и он ушел воевать за Юг. Смоук Джонсон также присоединился к нему.

Война была жестокая. Мэтт видел, как людей разрывало на мелкие, кусочки. Его мутило, когда он слышал, как люди и лошади визжали в агонии. Он страдал от голода и усталости, шагал по снегу босой, ел пищу, от которой вытошнило бы даже собаку. Оба его брата были убиты в Виксбурге, а сестра ушла в монастырь. Летиция, которую он больше не называл матерью с тех пор, как узнал о себе правду, умерла от оспы. Сол Дрего ушел на войну, и больше о нем никто не слышал. Нет сомнения, что он давно умер и похоронен в неизвестной могиле.

После того, как Ли капитулировал, Мэтт поселился в штате Техас по той причине, что он там раньше не был и хотел начать новую жизнь на новом месте. Там он встретил Клэр Дьюпрей. Он увидел ее, когда она выходила из кареты. В эту минуту она показалась ему очаровательной в модном платье из бледно-розового сатина с кружевами. Он боготворил ее, конечно, на расстоянии. В конце концов, она была знатной дамой, а он был всего лишь простым ковбоем. Она была богата, красива и хорошо образованна — все, чего не было у него. Он никогда и не мечтал, что она даже взглянет на него. Однажды теплым летним вечером в церкви она его заметила, кажется, в первый раз. Вдохновленный ангельской улыбкой, которой она его одарила, Мэтт призвал все свое мужество и пригласил Клэр на танец. После этого все пошло отлично. Он провожал ее домой, завороженный ее шармом, элегантностью и немного надменным наклоном головы.

Последующие месяцы были заняты поездками в карете, танцами и пикниками. Он был счастлив и уверен в ее любви. Затем она передумала и сменила свою голубую мечту.

— Извини, Мэттью, — сказала Клэр с мягким южным акцентом, — я решила выйти замуж за Росса.

Кто мог ее винить? Росс Килкенни был богатым молодым человеком, манерным, хорошо воспитанным, красивым, как дьявол.

Мэтт не оспаривал решения Клэр. Он был не из тех, кто упрашивает и околачивается там, где он никому не нужен. У него никого не было в Техасе, и не было причины оставаться там. На следующий день он уволился с ранчо Досона, упаковал свои жалкие пожитки, надеясь на свою лошадь, и ускакал прочь не оглядываясь. У него была хорошая лошадь, деньги, и это было все, что ему было нужно, что ему вообще когда-либо было нужно. Он пропивал и проигрывал в азартные игры свои денежки, переезжая из одного коровьего города в другой, проклиная всех женщин вообще и одну черноволосую красавицу в особенности.

Он заливал свои страдания в Аризоне, которая была не больше почтовой марки, и однажды так напился, что потерял рассудок. Когда он очнулся, то оказался в суде, обвиненный в убийстве.

Мэтт Дрего печально покачал головой. Он всегда был очень вспыльчивым и хорошо держал в руке оружие, но никогда никого хладнокровно не убивал, даже во время войны.

Он поднял голову и посмотрел вдаль. Облако пыли все еще было там, и он увидел силуэт лошади.

Мэтт нахмурился, его мысли перенеслись в прошлое. Как назло, человек, в убийстве которого он был обвинен, был единственным сыном местного шерифа. На суде три человека заняли места свидетелей и клятвенно дали показания, что Мэтт Дрего напугал молодого Билли Хендерсона, оскорбляя его. И когда Билли не решился выстрелить, человек, известный как Дрего, хладнокровно в него выстрелил.

Мэтт думал, что его повесят, но шериф Хендерсон отстранил судью и потребовал, чтобы Дрего приговорили к пожизненному заключению. Виселица будет слишком легким наказанием, сказал шериф. Он хотел, чтобы человек, который убил его сына, страдал очень долго.

Мэтт сделал глубокий вздох. Как он мог убить человека, мальчика, и не помнил об этом? Как он мог так напиться? Проклятье!

Он посмотрел на четырех заключенных, которые были вместе с ним в вагоне. Заключенный слева был совсем ребенком, не более семнадцати или восемнадцати лет. Он был осужден за ограбление банка в Солт Крик. Двое напротив Мэтта — родные братья. Они были последними выживающими членами Бельмонтской группы вербовщиков. Сборище пользующихся дурной славой людей, которые терроризировали поезда и почтовые кареты по всему юго-западу. Последний поезд, который они ограбили, вез вооруженных полицейских, а не испуганных пассажиров.

Мэтт перевел взгляд на человека, сидящего справа. Он казался старым разбойником. Он никогда не разговаривал, просто сидел, схватившись за голову, с мрачным выражением на загорелом лице. Охранники называли его Грэмпсом и смеялись над ним за то, что он был самым старым жуликом, какого они вообще когда-либо встречали.

Мэтт устало покачал головой. Они уже шесть дней в пути, и каждый день кажется длиннее предыдущего. Телега подпрыгивала и тряслась по неровной поверхности, поднимая облака сухой желтой пыли, которая раздражала глаза и засоряла горло. Кандалы на его руках и ногах позвякивали, и этот звук показался ему зловещим смехом. Его терпение лопнуло. Когда один из Бельмонтских братьев случайно толкнул его, он набросился на него и ударил кулаком в лицо. Только вмешательство заключенного по кличке Грэмпс сдержало Мэтта, и он не избил Джорджа Бельмонта до полусмерти. После этого остальные заключенные держались как можно дальше от Мэтта.

Он чувствовал себя так, будто сходит с ума. Гордость его была уязвлена. Охранники относились к ним, как к дерьму. Становилось все хуже. Через четыре дня двери Юмской тюрьмы захлопнутся за ним. Ему никогда не нравилось небольшое пространство. Как он сможет провести остаток жизни в тюремной камере за железной решеткой? Проклятье! Он состарится и умрет здесь. Его единственной надеждой была возможность досрочного освобождения. В самом деле, это была слабая надежда.

Реабилитация не была целью Юмы. Главной заботой было предотвратить побег и нарушение порядка. Охранники были жестокими и извращенными. За последние несколько лет было много попыток побегов, поэтому использовалось оружие гатлингс, чтобы отбить всякую охоту у заключенных находиться за пределами тюрьмы. Юма была самым страшным и ненавистным местом. Много людей погибло за этими мрачными серыми стенами, не выжив в холодные зимы и изнемогая от зноя летом, не выдержав непосильной работы, побоев, ужасной пищи, грязной воды.

В сумерках телега остановилась около утеса. Мэтт мечтал выйти из повозки и размять мышцы, которые болели от долгого сидения на жесткой деревянной скамейке. Он выругался про себя, когда охранник отнимал у них сладостные минуты, медленно отпирая дверь. Выползая из телеги, Мэтт толкнул одного из охранников, который при этом пролил напиток.

— Ты, неуклюжий осел! — заорал охранник, ударив Мэтта кулаком в лицо. — Какого черта ты не смотришь перед собой?

Мэтт подавил ругательства, которые вертелись у него на языке, зная, что бы он ни сказал, это принесет ему только вред.

Через несколько минут один из заместителей шерифа позволил заключенным немного отдохнуть. Мэтт нахмурился, раздраженный тем, что полицейский постоянно держал оружие, направленное на него.

Через тридцать минут заключенные сели поесть. Пища состояла из красных бобов, жирного бекона и жесткого печенья. Когда ужин закончился, их привязали к телеге на ночь.

Мэтт лег на спину, положив голову на руки и глядя на звезды, которые сияли над головой, словно миллионы крохотных огоньков. В течение четырех последующих дней, пока они не достигли Юмы, он грустно размышлял обо всем и с ужасом содрогнулся, когда представил себя запертым за железной решеткой на всю оставшуюся жизнь. Неужели он никогда больше не прокатится по степи с ветерком, не насладится вкусом хорошего виски, не почувствует удовольствия с испорченной женщиной?

С трудом он прогнал мрачные мысли и стал пристально смотреть в темноту, размышляя о том, где остановился на ночь таинственный наездник.

На следующее утро Лэйси проснулась рано. Она спала ночью плохо, боясь, что снова проспит и телега уедет. Они сейчас ехали по глубоким ущельям, и она вынуждена была держаться ближе к телеге, чтобы не потерять ее из виду.

Поднявшись, она натянула ботинки и оседлала Синдер. «На лошади тоже начала сказываться долгая скачка», — подумала Лэйси, нежно поглаживая гладкую черную шею. Синдер привыкла к коротким, спокойным походам, а не к долгим, трудным переходам по дикой местности.

Только Лэйси хотела взобраться в седло, как в тихом утреннем воздухе раздался дикий крик. У нее кровь застыла в жилах, когда она увидела дюжину разрисованных индейцев, толпящихся вокруг тюремной повозки.

Заключенным позволили вытянуть ноги и отдохнуть. Сейчас они заползли под повозку, потому что охранники и заместители шерифа стреляли в визжащих индейцев. «Их крики похожи больше на крики животных», — подумала Лэйси. Она закрыла руками уши, чувствуя, как по спине побежали мурашки.

Она затаила дыхание. Драка происходила всего в сорока ярдах от нее. Открыв рот от изумления, она увидела, как один из охранников упал на землю с торчащей в спине стрелой. Боясь пошевелиться, Лэйси съежилась за грудой валунов, которые укрыли ее от чужих глаз. Она закрывала рукой морду Синдер, чтобы та не заржала.

Казалось, время остановилось. Лэйси наблюдала ужасную картину жизни и смерти, происходившую перед ее глазами. Двое индейцев были ранены, а третий лежал неподвижно. Трое оставшихся охранников спланировали хорошую битву. Индейцы численно превосходили их. Один за другим охранники были сражены, и лишь заключенные остались живы, сжавшись под телегой.

Вдруг один из осужденных выкатился из-под повозки, схватил ружье, лежащее на земле, и начал стрелять в индейцев. Это был смелый, но глупый поступок. Двое воинов окружили его, и заключенный упал, сраженный пулей.

Трое остальных запаниковали. Выкарабкавшись из-под телеги, они вслепую бросились через пустыню, спотыкаясь из-за цепей, затрудняющих движение. С дикими криками индейцы бросились в погоню, быстро схватили заключенных и убили всех троих.

Индейцы вернулись к повозке. Отец Лэйси был там, и она наблюдала в ужасе, как Ройс Монтана выполз из укромного места и встал перед индейцами. Один из воинов натянул тетиву лука и прицелился. Лэйси наблюдала это с глазами, полными слез, и ждала, когда он убьет отца. Время, казалось, остановилось, и она улавливала каждую деталь. Она увидела черную краску, размазанную на нижней части лица воина, огромные перья в его длинных черных волосах, издевательскую усмешку на смуглом лице. Стрела была окрашена в черную и красную полоску. «Символ смерти и крови», — уныло подумала Лэйси и перевела взгляд на отца. Он был бледен, его руки, связанные цепями, были крепко зажаты, кулаки побелели. Но голова была высоко поднята, и Лэйси почувствовала, как волна гордости охватила ее. Она знала, что он, должно быть, очень боялся, что его сердце сильно билось от страха, но он не подавал виду. Ни один мускул не дрогнул на его лице.

Остальные воины ждали, их глаза сверкали от предвкушения, ожидания, когда их товарищи отнимут у старика жизнь.

Ройс Монтана не дрогнул, хотя был испуган, как никогда в жизни. «Все равно, если умирать, — подумал он, — то лучше умереть вот так, на открытом воздухе под сияющим летним солнцем, чем медленно загибаться взаперти за железной решеткой в Юмской тюрьме». С поднятой головой он пристально глядел воину в глаза. И вдруг, непонятно почему, воин опустил свой лук. Он сказал пару слов молодому индейцу, и тот грациозно спрыгнул со своего пони и подошел к белому человеку.

Ройс Монтана молча ждал, волосы у него на голове встали дыбом, когда индеец подошел и стал перед ним. Слегка кивнув, молодой индеец набросил на шею Ройса веревку, сел на своего пони и поскакал прочь. Ройс Монтана побежал за ним, позвякивая железными кандалами.

Остальные индейцы не беспокоились о мертвом белом человеке. Они схватили четырех лошадей, которые тащили телегу, а также оседланных лошадей охранников, собрали оружие и снаряжение и удалились, привязав мертвого воина лицом вниз к спине его лошади.

Боясь, что ее обнаружат, Лэйси сдерживала дыхание, пока воины не исчезли из виду. Только тогда она почувствовала, что может снова дышать. Растерянно она погладила шею Синдер. Что теперь делать? Ее отец жив, но он в большой опасности. Должна ли она рисковать, следуя за ним? Но как она могла ничего не делать? Может быть, существует какой-то способ помочь ему бежать. «Надежды нет, — подумала она горестно, — но я должна попытаться». Она горько усмехнулась. Что можно сделать против дюжины вооруженных воинов? И все же она должна попытаться освободить отца. Она не может здесь оставаться долго и не может уехать и оставить отца в руках этих дикарей, не узнав, что с ним случилось.

Приняв решение, Лэйси вскочила в седло и поскакала за повозкой. Возможно, она сможет найти немного пищи и воды, чтобы пополнить истощившиеся запасы.

Она с трудом сглотнула, подгоняя Синдер к телеге. Она никогда еще не была так близка к смерти, никогда не видела, как кто-то гибнет, и не видела столько крови. Стервятники уже собирались, почуяв запах крови и смерти. Синдер стала на дыбы, ее ноздри расширились, глаза завращались, когда они приблизились к телеге.

«Как быстро могла угаснуть жизнь, — печально подумала Лэйси. — Всего лишь мгновение назад эти люди были живы, а сейчас мертвы».

Лэйси вздрогнула, продукты, которые она надеялась найти, потеряли важность на фоне этой кровавой бойни. Лучше ехать голодной, чем задерживаться здесь дольше.

Собираясь отправиться, она услышала тихий стон и насторожилась. Может, ей показалось? Она посмотрела на тела, лежащие на земле, и быстро оглянулась. Все они были мертвы, и она почувствовала, как забилось ее сердце. Она не верила в духов, но вдруг очень испугалась. Затем она снова услышала стон, приглушенный крик боли. Милостивый бог, кто-то жив! Она подогнала Синдер ближе к повозке, переводя взгляд от одного тела к другому. «Может быть, это один из охранников, — подумала она с надеждой, — или один из заключенных?» Спрыгнув с лошади, она осторожно приблизилась, ее сердце ушло в пятки. А что, если это один из осужденных? Он мог оказаться убийцей, насильником, кем угодно.

Человек лежал на спине. Лэйси увидела, что это был тот человек, который атаковал индейцев. Его глаза, темные, как полночное небо, были открыты и затуманены болью. Он взглянул на нее, открыл рот, чтобы сказать что-то, и потерял сознание.

Лэйси долго смотрела на него. Что делать? Если она поможет ему, то, вероятно, потеряет шанс найти отца. С другой стороны, она не могла просто уехать и оставить человека умирать в пустыне.

Со вздохом Лэйси присела на корточки рядом с раненым. Расстегнув его рубашку, она увидела множество ран. Одна рана на левом плече сильно кровоточила. Поднять его стоило больших трудов, но она немного успокоилась, увидев, что пуля прошла сквозь плечо. Вторая рана была тоже на левой руке, чуть выше локтя. Пуля попала в мышцу.

Осторожно опустив человека на землю, Лэйси обыскала весь лагерь, пока не нашла острый нож, бутылку ржаного виски и чистую майку, которую порвала на длинные полоски для повязок. Затем, опустившись на колени рядом с человеком, находившимся без сознания, она намочила повязку виски и стала промывать его раны.

Человек застонал и стал метаться, когда жгучая жидкость попала на открытую рану. Локтем он ударил Лэйси в живот, она резко вскрикнула. С решительным выражением лица она прислонила раненого к дереву, пока он не успокоился. Затем, стиснув зубы, она быстро перевязала рану так крепко, чтобы остановить кровотечение.

Лэйси осмотрела рану выше локтя, затем с гримасой на лице стала искать пулю. К счастью, пуля сидела не слишком глубоко, и через несколько мгновений девушка вытащила ее. Сначала Лэйси прижгла мелкую рану. Раненый громко стонал.

Лэйси вздохнула с облегчением, перевязав рану полоской ткани. Слава богу, все сделано. Теперь осталось только ждать.

Чтобы скоротать время, она порылась в тюках, сваленных на повозке. Ее старания были вознаграждены. Она нашла мешок кофе, кусок бекона, несколько кексов, пару красных яблок, несколько банок персиков, большой запас красной фасоли, буханку черного хлеба и дюжину яиц.

Желудок Лэйси урчал от голода, напоминая, что она ничего не ела с прошлой ночи. Она быстро слезла с телеги, разожгла костер и поджарила немного бекона, запив двумя чашками кофе с консервированным молоком и сахаром.

Почувствовав себя намного лучше, она собрала несколько одеял и накрыла мертвых. Затем, склонив голову, прошептала молитву, благодаря Бога, что ее отец жив.

Глубокий стон прервал молитвы Лэйси. Она посмотрела через плечо и увидела, что раненый смотрит на нее. Лэйси заколебалась, прежде чем подойти к нему, она боялась приближаться слишком близко. Он был преступником несмотря ни на что, и она не была уверена, что он не причинит ей вреда. В любом случае, осторожность не помешает. Никто не знает, в каком ужасном преступлении его обвиняют, какой грязный поступок он совершил.

Мэтт Дрего моргнул несколько раз, не веря своим глазам. Вероятно, молодая женщина, стоящая над ним, была лишь плодом его воображения. Даже в мальчишеской одежде ее ладная фигурка, мягкие изгибы тела были хорошо видны. Волосы, зачесанные назад, были красновато-коричневого цвета. Глаза, широко посаженные, с пушистыми ресницами, были цвета шоколада. На ее щеках и переносице кое-где были веснушки, на подбородке ямочка, притягивающая взгляд.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила Лэйси.

— Отвратительно.

Мэтт Дрего взглянул на повязки на руке и плече.

— Благодарю за оказанную помощь.

— Не за что, — пробормотала Лэйси, смущенная его пристальным взглядом. Раньше она была слишком занята обработкой ран, чтобы обратить внимание на его внешний вид. Но сейчас она заметила, что он очень симпатичный.

С некоторым смущением Лэйси осознала, что тоже рассматривает его.

— Ты хочешь есть? — спросила она, отводя взгляд от его лица.

— Нет.

— Но ты должен что-нибудь съесть, — настаивала Лэйси. — Ты потерял много крови.

Мэтт кивнул. Он не был голоден, но девушка права. Нужно подкрепиться. Он чувствовал себя слабым и беспомощным, как новорожденный волчонок. Кроме того, его левая рука так болела, словно все огни ада горели внутри ярким пламенем.

Прилагая усилия, чтобы не стонать, он наблюдал за девушкой. Она начала жарить кусок бекона и яйца. Это было красивое маленькое создание, и его глаза затуманились от провоцирующего запаха ее груди и формы ее ног, когда она присела к огню. Интересно, сколько ей лет. Не больше семнадцати или восемнадцати, решил он. Молоденькая. Очень молоденькая.

Он покорно съел стряпню, приготовленную девушкой, выпил несколько чашек крепкого черного кофе и уснул.

Когда он проснулся, была ночь, и рядом с ним сидела девушка.

Лэйси улыбнулась, увидев, что заключенный проснулся, и заметила, что он дрожит.

— Холодно, — сказал он сквозь зубы.

Лэйси набросила на него свое одеяло, затем сверху положила еще одно, так как его продолжало трясти. Она подумала об одеялах, которыми накрыла мертвых, но не могла заставить себя подойти к ним в темноте. Она забеспокоилась, когда заключенного стала бить сильная дрожь. Мэтт попытался улыбнуться, но вместо этого из его груди вырвался дикий стон. Его левая рука и плечо безжалостно пульсировали, и он был холодный, такой холодный. Лэйси посидела несколько минут, затем легла рядом с ним, согревая его теплом своего тела.

Вскоре у раненого начался жар, и он беспокойно метался, сбрасывая одеяла. Лэйси укрывала его, пугаясь все больше, когда он начал бессвязно бормотать. Один раз он уставился вдаль, ничего не видя, на его лице была маска сильного гнева. Он кричал: «Я не убивал его! Проклятье! Почему мне никто не верит?»

В другой раз он позвал женщину по имени Клэр. Снова и снова он произносил это имя, иногда его голос был мягким и нежным, а иногда гневным.

Не зная, что делать, Лэйси укрыла его как можно лучше. Когда он успокаивался, она заставляла его пить так много воды, как только он мог.

Это была самая длинная ночь в ее жизни. Мысли об индейцах и диких животных всплыли у нее в голове, и она каждый раз просыпалась, когда раненый вскрикивал. Она молила бога, чтобы утром ему стало лучше. Ее навыки медсестры оставляли желать лучшего. Ее всегда мутило при виде крови. А если его жар усилится или раны начнут гноиться, что тогда ей делать? Ехать за помощью и оставить его здесь одного на съедение диким животным? Или сидеть рядом, наблюдать, как он корчится от боли, пока не умрет?

С наступлением рассвета он крепко уснул. Совершенно измученная, она вытянулась рядом с ним и уже через несколько мгновений спала.

Глава 2

Мэтт Дрего открыл глаза и увидел девушку, прижавшуюся к нему. Ее голова лежала у него на правом плече, ее красновато-коричневые волосы, словно шелк, ласкали его щетинистую щеку. Какое-то время он не двигался, едва дыша, так как рассматривал ее лицо, боясь ее разбудить. Она не была сногсшибательно красива, как Клэр, спокойно размышлял он, но, она, бесспорно, была красивой девушкой. Ее рот был широким и благородным, нос слегка вздернут, брови образовывали изящную дугу над широко посаженными глазами, ресницы длинные и пушистые.

Он почувствовал легкое возбуждение, когда она придвинулась к нему ближе, прижавшись грудью к его боку, скользнув своей стройной ножкой между его ног.

Мэтт чертыхнулся. Он не был с женщиной долгое время. Клэр была знатной дамой, и он до нее дотрагивался лишь тогда, когда целовал при свете луны. Он иногда удовлетворял свои мужские нужды с женщинами, нравственность которых не выдержала бы тщательного исследования.

Осторожно он поднял руки, закованные в кандалы, и погладил щеку девушки. Ее кожа была теплой и гладкой под кончиками его пальцев.

Его прикосновение разбудило Лэйси. Некоторое время они пристально смотрели друг другу в глаза. Лэйси почувствовала особый трепет глубоко внутри, когда его полночно-синие глаза смотрели на нее. Казалось, они задавали ей вопросы, на которые она боялась отвечать, но, тем не менее, она не могла отвести взгляда. Она заметила, что ресницы у него короткие, густые и черные как сажа, а глаза темно-голубые. Казалось, что они исследуют глубину ее сердца, постепенно овладевая ее душой…

Вскрикнув, Лэйси вскочила на ноги. На лице появился яркий румянец, ведь она практически лежала в его объятиях.

Мэтт усмехнулся, его глаза сверкали радостью, пока он не заметил, что она на самом деле расстроена.

— Извини, — сказал он спокойно, — я не хотел тебя разбудить.

— Я… уже пора вставать в любом случае. Как ты себя чувствуешь?

— Лучше. Благодарю тебя.

— Не за что благодарить.

— Но ты спасла мне жизнь. Это много значит. По крайней мере, для меня. Я теперь в долгу перед тобой.

Лэйси пожала плечами. Она не хотела, чтобы этот человек был в долгу перед ней. Он был преступником, и чем меньше она с ним будет возиться, тем лучше. Кроме того, ей не нравилось, как он на нее смотрит, как внутри у нее все тает, когда их глаза встречаются.

— Как насчет того, чтобы найти ключ от этих кандалов? — спросил Мэтт, поднимая руки.

Лэйси осторожно сделала шаг назад.

— Нет.

— Почему нет?

— Потому, что я… Мэтт привстал.

— Ведь ты не боишься меня?

— Конечно, нет, — быстро ответила она. Слишком быстро…

До того, как он начнет спорить, она пошла, готовить завтрак. Она, действительно, боялась его, но не так, как он думал. В нем было что-то такое, что глубоко волновало ее. Он вызвал в ней такие чувства, которым она не могла дать определения. Лэйси боялась глубоко исследовать эти чувства. Она почувствовала, что ее щеки покраснели, когда она вспомнила, как он смотрел на нее. Его глаза были темными, в них было что-то, чего Лэйси не могла понять.

Завтрак прошел спокойно. Мысли Лэйси были сосредоточены на отце. Жив ли он? Как его найти? Что она без него будет делать? Ей некуда идти, не к кому обратиться. Первый раз ей пришло на ум, что она совсем одинока во всем мире. Это было жутко, что никому не было дела до того, что с ней, некому будет ее похоронить, оплакивать и поминать.

Она украдкой посмотрела на человека, сидящего у костра напротив нее.

Как долго она будет оставаться с ним? Пока он не поправится, чтобы дальше идти своим путем? Могла ли она просто уехать и оставить его одного? Он был еще не в состоянии проделать долгий путь в Солт Крик. Конечно, если тюремная телега не достигнет каторжной тюрьмы в намеченное время, кто-нибудь, вероятно, придет искать ее. Сможет ли он выжить здесь один? Конечно, нет.

Будь, проклято ее доброе сердце! Она не сможет заставить себя оставить его одного. Она всегда находила уязвимое место в своем сердце для сирот и раненых. Заблудившиеся собаки и коты, птицы со сломанными крыльями, раненые кролики и белки — все находили у нее приют, она всегда приносила их в дом и выхаживала до тех пор, пока они не могли снова возвратиться в свой дикий мир. Может быть, отец был прав. Ей нужно было стать медсестрой.

— Кто такая Клэр? — коротко спросила Лэйси.

Мэтт Дрего нахмурился.

— Откуда ты знаешь о ней?

— Ты звал ее, когда был без сознания.

— Ох.

Лэйси ждала, что он продолжит, но он не собирался ничего рассказывать.

— Это твоя жена? — спросила Лэйси, зная, что это не ее дело, но она не смогла сдержать свое любопытство.

— Я не женат.

— Это твоя возлюбленная?

— Она мне никто, — отрывисто и грубо сказал он. — Просто знакомая.

— Извини. Я не хотела выпытывать, — сказала Лэйси. Она не могла объяснить, почему так рада услышать, что он не женат.

— Как тебя зовут все-таки?

— Лэйси, — ответила она, немного смущаясь. — Лэйси Монтана.

— Мэтт Дрего. — Он с любопытством посмотрел на нее. — Почему ты ехала за телегой?

— Там был мой отец. Индейцы забрали его. Как только ты… как только кто-нибудь приедет за тобой, я собираюсь ехать за ним.

— За своим отцом? — удивленно воскликнул Мэтт.

—Да.

— Ты не можешь ехать за этими людьми одна, — сказал он с усмешкой. — Они тебя схватят так быстро, что и пикнуть не успеешь.

— Мне все равно, — горячо ответила Лэйси. — Там мой отец, и я хочу помочь ему, во что бы то ни стало.

— Это твоя жизнь, — пробормотал Мэтт. — Я думаю, ты можешь рисковать ею, если хочешь. Тебе решать. Но ты не сможешь спасти своего старика и закончишь очень плохо.

— Это тебя не касается, — резко ответила Лэйси.

Но слова Мэтта были так схожи с ее мыслями, что она растерялась. Вдруг ее осенило.

— Когда люди из Юмы придут искать телегу, возможно, они помогут мне найти отца.

Мэтт Дрего нахмурился. Девушка права. Если тюремная телега не прибудет в Юму, кто-нибудь придет искать ее. И его тоже. Он сердито посмотрел на свои закованные в кандалы руки. Итак, он не собирался сидеть и ждать их. Нет! Как только он будет в состоянии двигаться, он направится в Солт Крик, чтобы выяснить, кто посадил его за убийство молодого Билли Хендерсона.

Погруженный в размышления, Мэтт выпил последний глоток кофе. Индейцы увели лошадей, которые тащили повозку, и лошадей охранников, но лошадь была у девушки, красивая кобыла. Он уставился в пустую чашку. Конечно, он не мог забрать лошадь и оставить здесь девушку одну. Ведь она спасла ему жизнь. В любом случае, ничего не поделаешь, ей придется ехать с ним в Солт Крик, нравится ей это или нет. Может быть, шериф Хендерсон поможет найти старика.

Мэтт решил, что еще денек отдохнет, а затем отправится в путь до того, как кто-нибудь из Юмы появится на горизонте. И горе будет тому, кто несправедливо обвинил его в убийстве Билли Хендерсона.

Он спал почти весь день. Проснувшись, увидел, как Лэйси расчесывает свои длинные волосы красновато-коричневого цвета. Он, как зачарованный, наблюдал, как она проводит щеткой по тяжелой шелковистой массе. Это был женский жест, грациозный и наивно соблазнительный. Он вспомнил, как ее мягкие волосы прикасались к его щеке утром, и у него внезапно появилось желание провести пальцами по этим волосам, погладить ее тонкую шею, прикоснуться к пухлым розовым губам.

Чувствуя его взгляд, Лэйси обернулась и заметила, как он смотрит на нее своими темно-голубыми глазами, в которых горит таинственный огонек. Она хотела бы знать, о чем он думает. Очень странно, но все у нее внутри задрожало под этим взглядом.

— Что случилось? — спросила она.

— Ничего, — его голос показался ему самому странным.

Застенчиво Лэйси отложила в сторону свою щетку. Поднявшись, она пошла прочь от повозки, пока не скрылась за небольшим дубом. Почему он на нее так смотрел?

Внезапно она вспомнила, как некоторые мужчины на ранчо смотрели на нее и смеялись, и как отец предупреждал ее держаться подальше от мужчин. Он говорил ей, что им нужно только одно от девушки. Мать рассказывала ей все о мужчинах и женщинах и об интимной стороне жизни.

— Береги свою девственность, Лэйси, — убеждала она. — Это редкий дар, который должен быть сохранен для твоего мужа. Никакой другой мужчина не заслуживает этого. Ни один приличный, верящий в бога мужчина, не попытается отнять это у тебя.

Этого ли хотел Мэтт Дрего от нее? Эта мысль вызвала у нее отвращение, несмотря на то, что она поклялась себе держаться подальше от него. Все равно ей было приятно, что он так смотрел на нее.

Обеспокоенная, она села на бревно, упершись локтями в колени и подперев подбородок. Он был довольно красивым мужчиной, размышляла она. Его волосы черные как смоль, глаза темные, как небо в полночь. У него были чувственные полные губы. Его сильный подбородок покрыт густой черной щетиной, это придает ему вид пирата Барбари Коуста. Покраснев, она вспомнила, что его кожа была гладкая и безупречная, руки мускулистые, живот был ровным, как поверхность стола, грудь покрыта черными волосами…

Эти мысли были недостойны леди. Мужчина был уголовным преступником, и чем быстрее она избавится от него, тем лучше.

Только она собралась встать с бревна и вернуться в лагерь, как увидела змею. Она свернулась кольцом всего в нескольких футах от того места, где сидела Лэйси, ее треугольная голова была направлена прямо на нее, глаза были черными и угрожающими. Предупреждающее шипение заставило Лэйси застыть на месте.

С трудом сглотнув, она глянула через плечо, думая, что сможет перебраться через бревно и убежать, но густой запутанный клубок колючего кустарника преграждал ей дорогу. Пытаясь подавить панику, она снова взглянула на змею и негромко вскрикнула, когда вилкообразный язык устремился в ее сторону.

Мэтт Дрего шарил по карманам одного из убитых в поисках ключа от кандалов, когда услышал крик Лэйси. С ругательствами он засунул руку в карман рубашки охранника, и ему стало дурно, когда запах разлагающегося тела наполнил его ноздри. Он воскликнул с облегчением, когда его пальцы сомкнулись вокруг связки ключей, и быстро освободил руки и ноги от железа. Каждое движение вызывало приступ боли, пронизывающий его раненую руку, но он старался не замечать этого, когда быстро шел по следам Лэйси, сильно ругаясь, потому что у него не было оружия. Он не смог бы ей помочь, если она попала в настоящую беду. Никакого оружия и поврежденная рука. Проклятье!

Он нашел ее сидящей на бревне с поджатыми ногами. Ее лицо было бледным, как смерть. Она смотрела на гремучую змею, шипевшую на небольшом расстоянии.

— Не двигайся, — тихо сказал Мэтт. — Когда она поймет, что ты не пища и не угроза, она оставит тебя. Будь терпеливой.

«Тебе легко говорить», — подумала Лэйси. Она продолжала смотреть на змею со страхом. Змея выглядела такой угрожающей, ее немигающие черные глаза уставились на нее, вилкообразный язык высовывался, чтобы попробовать воздух. Она вспомнила, как однажды одного из мужчин на Дабл Л укусила змея. Его нашли несколько часов спустя, когда ему уже ничем нельзя было помочь. Его нога вспухла вдвое больше нормального размера и почернела. Он умер ужасной смертью.

Застыв от ужаса, Лэйси не могла отвести взгляда от змеи. Затем она услышала голос Мэтта, глубокий и успокаивающий, с легким южным акцентом.

— Не паникуй, Лэйси. Просто сиди тихо, и все будет хорошо. Я обещаю.

Лэйси кивнула, не веря ему.

— Посмотри на цветы.

Девушка покачала головой, уверенная, что змея нападет на нее, если она отведет взгляд.

Мэтт задумчиво нахмурился, размышляя, что еще сказать, чтобы отвести мысли Лэйси от змеи, и усмехнулся.

— Апачи — очень интересный народ. Он задумался.

— Например, они верят, что любой апачи, который заключит брак с Ютом, превратится после смерти в сову.

— В сову? — переспросила Лэйси, все еще глядя на змею.

— Да. А если апачи заключит брак с Новайо, он превратится в горного льва. Но хуже всего соединить судьбу с мексиканцем. Любой апачи, заключивший брак с мексиканкой, перевоплотится в осла. И если он женится на бледнолицей, он тоже станет ослом.

Лэйси взглянула на Мэтта с робкой улыбкой.

— Ты все это выдумываешь. Мэтт покачал головой.

— Нет, это правда.

— Чепуха!

— Может быть, но это заставляет молодых парней и девушек апачи подумать, стоит ли жениться или выходить замуж за человека из другого племени.

Лэйси хихикнула, на мгновение забыв о змее.

— Сейчас все о'кей, — сказал Мэтт, когда змея скрылась за кустом.

Лэйси робко опустила одну ногу на землю, ее взгляд был сосредоточен на том месте, куда исчезла змея, тело напряжено. Возможно, змея только спряталась, поджидая, когда девушка начнет двигаться, чтобы напасть.

— Все хорошо, Лэйси, — заверил ее Мэтт. — Поверь мне.

Осторожно она опустила на землю вторую ногу, затем встала и побежала к Мэтту, который вдруг показался ей единственным надежным убежищем во всем мире. Его сильные надежные руки обняли ее, и страх медленно отступил. Он гладил ее волосы и спокойно убеждал, что опасность миновала.

Было очень хорошо укрыться в его объятиях. Его голос был тихим и успокаивающим, дыхание у ее щеки теплым. Она чувствовала себя в безопасности и такой защищенной, словно ничто никогда больше не могло ее потревожить.

Мэтт почувствовал возбуждение, когда обнял Лэйси. Ее запах наполнил ноздри, волосы были словно тонкий шелк в его руках, ее груди, прикоснувшиеся к нему, были теплыми. Он почувствовал, как напряглись его мышцы, когда он отгонял желание опустить ее нежно на землю и усыпать лицо поцелуями. Только пульсирующая боль в руке и тот факт, что она полностью доверяла ему, сдерживали его, чтобы не овладеть ею.

Постепенно, когда страх отпустил ее, Лэйси начала ощущать неровное дыхание Мэтта и напряжение в его руках.

— Я… благодарю тебя, — пробормотала она, отстраняясь. — Я боюсь змей. Однажды я видела, как один человек умер от укуса гремучей змеи. Это было ужасно.

Мэтт кивнул, и Лэйси показалось, что он внезапно побледнел.

— Тебе нужно лежать, — сделала она замечание, ее голос был суровее, чем она ожидала. — Ты еще слаб.

— Я в порядке.

Подбоченясь, Лэйси посмотрела на него с сомнением.

— Я немного устал, — признался Мэтт. — Думаю, ты можешь помочь мне добраться до лагеря.

— Конечно.

— Хорошо.

Улыбаясь, он положил правую руку ей на плечо. Только тогда Лэйси заметила, что ему как-то удалось убрать кандалы с рук и ног.

Возвращаясь в лагерь, она ощущала, как нога Мэтта трется о ее ногу. Он был довольно высок, выше, чем она себе представляла. Ее голова едва доставала до его плеча. Но он был больше, чем просто высокий. Он был крупный и широкоплечий, что заставляло ее чувствовать себя маленькой и беспомощной рядом с ним.

— Ты для меня очень хорошая опора, — заметил Мэтт, когда они дошли до лагеря.

— Спасибо, — пробормотала Лэйси. — Как ты думаешь, сколько времени потребуется людям из Юмы, чтобы добраться сюда?

— Не знаю, — отрывисто ответил Мэтт. — Я не собираюсь ждать, пока меня найдут.

— Что ты имеешь в виду?

— Я ухожу. И сделаю это рано утром.

— Уходишь? Но куда ты пойдешь?

— В Солт Крик. У меня там есть незаконченное дело.

Лэйси нахмурилась.

— Но ты же не собираешься всю дорогу идти пешком? — воскликнула она — Ты слишком слаб.

— Я и не пойду.

Некоторое мгновение Лэйси думала и даже открыла рот от удивления, когда до нее дошло.

— О нет, — сказала она, качая головой. — Ты не заберешь мою лошадь.

Мэтт медленно кивнул.

— Твою лошадь и тебя. Лэйси снова покачала головой.

— Нет, я следую за своим отцом. И мне нет никакого дела до того, что ты собираешься делать.

— Боюсь, в данном случае у тебя нет выбора, — сказал Мэтт решительно.

— В самом деле? — резко возразила Лэйси. — Хорошо, мы еще посмотрим.

С этими словами она побежала к Синдер, резко схватила поводья и прыгнула на спину кобылы, собираясь ускакать как можно быстрее от Мэтта Дрего.

Но руки Мэтта схватили ее за талию и стащили со спины лошади.

— Отпусти меня! — закричала Лэйси и начала бить его своими маленькими кулачками. — Отпусти меня сейчас же!

Мэтт еще сильнее прижал девушку к себе, стараясь избежать ее злых кулачков. Он выругался, когда она ударила его по носу. Она открыла рот, заметив тонкую струйку крови, текущую из ноздрей Мэтта. Боже мой, она разбила ему нос! Хорошо, так ему и надо!

— Пусти меня! — потребовала она.

Он все еще держал ее, и она начала пинать его ногой.

— Будь ты проклята, маленькая ведьма! Прекрати, пока я не положил тебя на колено и не научил кое-каким манерам.

— Манерам! Как бы я хотела быть мужчиной, Мэтт Дрего! Я бы научила тебя некоторым манерам! — закричала она и внезапно набросилась на него, ударив кулаком в раненое плечо изо всей силы.

Мэтт сразу отпустил ее. Отвратительные ругательства вырвались из его уст, когда острые копья боли прошлись сверху вниз по его руке.

Триумф Лэйси мгновенно превратился в момент раскаяния, когда она увидела, как побледнело лицо Мэтта, и заметила кровь, сочившуюся сквозь повязку на его плече.

— О, Мэтт, — пробормотала она, раскаиваясь — Извини. Дай взглянуть на твою руку.

Он не стал спорить, со стоном присел, сжав зубы. Глаза его потускнели от боли.

— Тебе больно? — взволнованно спросила Лэйси.

— А как ты, черт тебя побери, думаешь? — заскрежетал он зубами.

Лэйси осторожно сняла промокшую повязку. Рана снова стала кровоточить, и все по ее вине. Тихо укоряя себя за то, что нечестно воспользовалась преимуществом над ним, она сделала чистый перевязочный материал и прижала его к ране, затем перевязала ее полоской чистой ткани.

— Извини, Мэтт.

— Извини и ты меня, — сказал он и до того, как Лэйси полностью осознала, в чем дело, схватил ее руки и связал их вместе окровавленной повязкой, которую она сняла с его руки.

— Как ты смеешь! — гневно закричала Лэйси — Ты, презренная свинья! Надеюсь, что тебя повесят! Дважды!

— Мне нужна эта лошадь, Лэйси, — спокойно сказал Мэтт. — Я не могу оставить тебя одну. И я не собираюсь провести остаток жизни, морозя свои пятки в Юмской камере за то, чего я не делал.

Лэйси повернулась к нему лицом.

— Разве не все заключенные клянутся, что они не виноваты?

— Я не знаю о ком-либо еще. Я знаю, что не убивал этого ребенка. — Он печально покачал головой. — По крайней мере, я абсолютно уверен, что не убивал.

— Абсолютно уверен?

— Я был пьян. Но, черт побери, я не мог убить человека и забыть это. Я никогда не напивался до такого состояния.

— Что ты будешь делать со мной? — спросила Лэйси, потянув за повязку, которая стягивала ее запястья.

— Заберу тебя с собой в Солт Крик, а потом ты будешь свободна.

Лэйси покачала головой, слезы катились по ее щекам.

— Нет, Мэтт, пожалуйста. Я должна спасти своего отца. Разве ты не понимаешь? Я должна найти его. Он единственный, кто остался из моей семьи. Я не могу провести остаток жизни в неведении, что случилось с ним, не зная, жив он или мертв.

Мэтт почувствовал, как у него дрогнуло сердце, когда он посмотрел на Лэйси. По ее щекам катились слезы, руки были связаны окровавленной повязкой, глаза широко открыты и умоляли его. Как он мог ей отказать! Ведь она спасла ему жизнь. А что, если бы его отца забрали индейцы? Разве не свернул бы он небеса и землю, пытаясь спасти его? Почему Лэйси Монтана должна чувствовать по-другому только потому, что она девушка?

Вздохнув, Мэтт сдался.

— Хорошо, Лэйси. Я помогу тебе найти отца. Мы поедем с первыми лучами солнца.

— Спасибо, Мэтт. Развяжи меня, пожалуйста.

— Нет.

— Почему?

— Я буду спокоен, зная, что ты не сможешь убежать.

Лэйси несколько минут ругалась, обзывая Мэтта Дрего отвратительными словами, какие приходили ей на ум, но он не изменил своего решения. В конце концов она опустилась на свои одеяла, кипя от злости. Нахал! Связал ее как преступницу!

Ее глаза сверкали от гнева, а он заботливо укрыл ее одеялом.

— Спи крепко, — пробормотал он и улыбнулся, когда она показала ему язык.

Глава 3

Мэтт Дрего слез с лошади и стал исследовать землю, его глаза сосредоточенно сузились. След трехдневной давности, но все еще хорошо был виден. Индейцы шли неторопливым, размеренным шагом по направлению к югу. Ройс Монтана едва тащился, но был жив.

Мэтт нахмурился, вскочив в седло. «Мы затеяли бесполезное дело, — со злобой подумал он. — Даже если и найдем лагерь индейцев, у нас почти нет шансов спасти отца Лэйси. У нас нет оружия, кроме ножа, который я нашел у одного из убитых охранников». Он сомневался, что человек, вооруженный ножом, сможет испугать индейцев. Апачи были выносливыми и жестокими. Они питали мало уважения к кому-либо или чему-либо, что не принадлежало Динеям, Народу, как они себя называли. Их мужчины были самыми грубыми и беспощадными, самыми воинственными из всех племен юго-запада. Они ели конину и часто загоняли лошадь до смерти, а потом ели тушу. Только к детям апачи были добры. Индейцы приветствовали приход в их племя детей любой расы, принимая их, как родных. Их женщины занимались вигвамом, оберегая там оружие воинов. Они поднимали детей и часто боролись на стороне своих мужей, так же храбро и бесстрашно, как мужчины.

Мэтт печально покачал головой. Дурак он был, согласившись взять Лэйси и следовать за ее отцом, и все же он был как пластилин в ее руках. Один взгляд этих задумчивых темных глаз, и он был пойман на удочку и беспомощен. Она была такой юной, такой наивной и такой ранимой.

Они ехали несколько часов почти не разговаривая. Лэйси сидела сзади, обняв Мэтта за талию. Она старалась не прикасаться к нему больше, чем необходимо, но время от времени ее грудь касалась его широкой спины. Один раз она задремала, удобно прислонившись щекой к его спине. Очнувшись, девушка смутилась и немедленно выпрямилась. Ей показалось, что она услышала, как он засмеялся, когда она отстранилась, но не была в этом уверена. Он суровый человек, но великодушный. Она ожидала, что он похоронит мертвых людей прежде, чем они покинут место побоища, но он только покачал головой, когда она предложила это.

— Они никогда не оказывали мне любезностей.

— Но…

— Моя рана на руке и так чертовски болит. Я не собираюсь усугублять боль, копая могилы этим ублюдкам, — холодно объяснил он и, нахмурившись, посмотрел на нее. — Кроме того, волкам и стервятникам тоже надо есть, так же, как и червям.

Мэтт остановил лошадь после полудня. Пока он занимался лошадью, Лэйси быстро приготовила ленч.

— Ты думаешь, мы найдем его? — спросила она.

Мэтт пожал плечами.

— Не знаю. Это зависит от того, насколько хорошо будут видны следы.

Он сделал глубокий вдох и медленно выдохнул. Он не хотел, чтобы она упала духом, но в то же время было необходимо, чтобы она приготовилась к худшему.

— Послушай, Лэйси, шансы найти твоего отца совсем небольшие. Апачи — не самый великодушный народ в мире. Белые люди относились к ним очень плохо последние несколько лет. Они могут… Я имею в виду, что твой отец может попасть под горячую руку. Он, может быть, уже мертви Тебе нужно быть готовой к этому.

Лэйси покачала головой.

— Нет. С ним все в порядке. Я знаю.

— Надеюсь, ты права, — мягко ответил Мэтт и указал на ее седельный вьюк. — У тебя случайно нет там оружия?

Лэйси уставилась на него. У нее было оружие. Она совсем забыла об этом. Отец дал ей его, когда они переехали на Запад. Он терпеливо учил ее, как заряжать и чистить оружие, и проинструктировал, как стрелять в случае необходимости. Но она не любила оружие и держала маленькое ружье только потому, что отец чувствовал себя спокойнее, зная, что оно у нее под рукой.

— У меня… это небольшой пистолет, — ответила Лэйси. — Отец дал его мне.

— Он заряжен?

— Конечно. Какой толк от незаряженного пистолета?

— Да, небольшой, — пробормотал Мэтт. — Ты не будешь против, если я взгляну на него?

— Пожалуйста, он в моем седельном вьюке. Настроение Мэтта Дрего поднялось, когда он порылся в вещах Лэйси, обнаружив там маленький пистолет. Это было женское оружие. Легкое, небольшое по размеру, с отделанной жемчугом рукояткой. Оно плотно прилегало к запястью его руки.

— Есть запасные патроны?

— Коробка, — сказала Лэйси.

Мэтт нашел патроны и насыпал горсть в карман штанов. Теперь они были не такими беззащитными, хотя пистолет не годился для долгой стрельбы. Все же это лучше, чем ничего.

После ленча Мэтт снова нашел след. Вдруг он выругался, заметив, что следы изменились.

— Не вижу следов твоего старика. Или они посадили его на лошадь, потому что он слишком тормозил движение, или…

— Или убили, — закончила Лэйси тихим голосом.

Мэтт кивнул. Это было то, чего он боялся больше всего. Он обвел взглядом окрестности, пытаясь найти какой-нибудь знак. Индейцы не очень утруждали себя и не похоронили бы старика. Если бы он остался в пустыне, над ним кружились бы стервятники. Если тело было свежим и были разбросаны останки, хищники растерзали бы его.

— Он не мог сесть на лошадь с кандалами на ногах, — сказала Лэйси. Ее глаза, большие и темные, взглянули на Мэтта с надеждой.

Он не смог устоять, увидев, как ее худенькие плечи бессильно опустились.

— Они могли бросить его на спину лошади, — высказал версию Мэтт, придавая бодрость своему голосу. — Не самый удобный способ путешествовать, но все же это возможно. Не могли же они тащить его всю дорогу, а затем убить, не достигнув места назначения.

— Ты прав, — согласилась Лэйси. — Мэтт, давай поторопимся.

Они ехали до ночи. Лэйси постоянно думала об отце, молясь, чтобы с ним ничего не случилось. Несмотря ни на что, он был ее отцом, и она его очень любила.

Ночью они нашли укрытие среди низкорослых тополей.

Лэйси готовила ужин, а Мэтт расседлал и чистил кобылу. Лэйси искоса наблюдала за ним, пока бобы и бекон медленно жарились на костре, подмечая то, как он разговаривает с лошадью, как нежно его руки двигаются по шерсти Синдер, как он проворно проводит щеткой по ее гладкой черной шкуре. Он проверил ноги кобылы, почистил копыта, умело, пробежав по ним рукой, чтобы убедиться, что они все еще тугие.

«Он замечательный человек», — подумала Лэйси. Она знала, что его рука, должно быть, еще болит, но он никогда не жаловался. Он упорно ехал дальше, и она восхищалась его силой и выносливостью, а также умением выживать в пустыне. Он был красивым мужчиной, более красивым, чем те, которых она знала. Огонь осветил его черные волосы, и она не могла не обратить внимание на мощные мускулы под рубашкой, когда он тщательно чистил Синдер. «Он очень добрый, — подумала Лэйси. — Может быть, он и не такой уж плохой. И все же он обвинен и осужден за убийство. Возможно, он виновен». Если это так, то почему же она не боится находиться с ним рядом? Она должна быть до безумия напугана, бояться за свою жизнь, но она не боялась. Она была уверена, что Мэтт Дрего защитит ее от любого зла, как он защитил ее от змеи.

Ее уверенность немного поколебалась, когда он подошел и сел рядом. Он был таким высоким, его плечи такими широкими, руки такими мускулистыми, что она чувствовала себя маленькой рядом с ним.

Она не смотрела ему в глаза, подавая бобы, бекон и печенье, а затем принялась за свою трапезу. Девушка почувствовала на себе взгляд Мэтта, и на ее щеках появился румянец. Почему он на нее так уставился? О чем он думает?

— У тебя хорошая лошадь, — заметил Мэтт, чтобы как-то разрядить обстановку.

— Мистер Вебстер подарил ее мне на день рождения.

— Вебстер?

— Он был владельцем ранчо, где работал отец до того… до того, как его арестовали.

Мэтт больше не продолжал разговор на эту тему. По выражению ее лица он заметил, что она не хотела об этом говорить.

Мэтт налил себе и Лэйси кофе. Она медленно пила маленькими глотками горячий напиток. Еще совсем девочка, но ни разу не пожаловалась с тех пор, как он ее встретил. Ни по поводу того, что она за ним ухаживала или долгое время находилась в седле, ни по поводу пищи, которую они ели, ни из-за отсутствия удобств, ведь они спали на земле.

Почувствовав на себе его взгляд, Лэйси подняла глаза. Почему он на нее смотрит так, будто она сделала что-то необыкновенное? В ее животе все начало вибрировать. По рукам и ногам потекло тепло и добралось до щек. Она нервно облизнула губы, удивляясь, почему во рту пересохло.

— Я… Я собираюсь ложиться спать, — произнесла она, заикаясь. — Я… день был очень долгим.

Мэтт кивнул.

— Спокойной ночи, Лэйси.

— Спокойной ночи.

Свернувшись калачиком под одеялом, она не могла уснуть. Ее взгляд был направлен на Мэтта, и она наблюдала сквозь ресницы, как он прикрывает костер валежником, затем медленно обходит лагерь. Его темные глаза искали тени, уши ловили звуки ночи. Удовлетворенный тем, что поблизости нет опасности, он присел и проверил пистолет.

Лэйси продолжала наблюдать за ним, восхищаясь тем, как его руки умело обращаются с оружием. Затем он засунул пистолет в свой карман. У него были длинные пальцы. Это были замечательные нежные руки. Она подумала об этом и почувствовала приятное ощущение внутри живота, вспомнив, какими успокаивающими были его руки, когда они слегка поглаживали ее спину в тот день, когда на нее чуть не напала змея. В руках Мэтта была сила. Она почувствовала стыд, когда осознала, что хочет, чтобы он ее еще раз обнял. Обнял и поцеловал, и… Она отогнала эти мысли. Что бы он подумал, если бы знал, что она жаждет его прикосновений? Похоже, он бы рассмеялся или, еще хуже, воспользовался бы ею.

Она затаила дыхание, когда Мэтт перевел взгляд на нее. Ее щеки запылали. Мэтт слегка улыбнулся и лег под одеяло.

— Спи, Лэйси, — сказал он мягко.

Без слов она глубоко вздохнула. Он все время чувствовал, что она наблюдает за ним. Она долго не могла уснуть.

* * *

Лэйси в полном смятении уставилась на остатки деревни индейцев. — Куда они ушли? Мэтт пожал плечами.

— Невероятно. Похоже, они двинулись к своей зимней стоянке.

Спрыгнув с лошади, он пошел по опустошенному лагерю. Ничего не осталось, кроме следов костра, нескольких столбов вигвама, черепа оленя, кусочков сыромятной плети и груды мусора.

Мэтт нервно покусывал губы. Индейцы разделились на две группы. Одна группа направилась на юг к границе, а вторая — к территории Новой Мексики. Почему они разделились? Обе группы составляли апачи или апачи проводили лето с другим племенем? Он изучал окрестности, надеясь найти какие-нибудь следы их мокасин, но безрезультатно.

— Так, — пробормотал он, — первым делом утром мы отправимся в Солт Крик.

— Назад? — воскликнула Лэйси. — Почему?

— Потому что индейцы разделились на две группы, — резко ответил Мэтт. — Никто не знает, в какой из них твой отец.

— Но…

— Так надо, — раздраженно прервал ее Мэтт. — Лично я не собираюсь тащить своего осла через всю Аризону. Завтра мы отправимся в Солт Крик, я собираюсь защитить себя от обвинения в убийстве.

— Но мы сейчас не можем все бросить, — упрямо повторила Лэйси. — Мы почти у цели.

— Сейчас мы ничуть не ближе, чем когда-либо. Я тебе говорил, что наши шансы найти его равны нулю, а сейчас и того меньше.

Лэйси распрямила плечи.

— Послушай, Мэтт Дрего, мы не повернем назад, пока не найдем моего отца. Ты обещал. Но если хочешь повернуть назад, пожалуйста, иди. Тебе придется долго идти назад в Солт Крик.

Мэтт сердито посмотрел на нее. Упрямая, обидчивая девчонка. Она хочет, чтобы все было так, как она решила. Но он действительно обещал помочь ей найти отца.

— Пожалуйста, Мэтт.

Он пристально посмотрел на нее, и злость начала медленно отступать, когда он увидел выражение ее лица. Проклятье! Она была похожа на маленькую девочку, которая поняла, что Сайта Клауса не существует.

Выругавшись про себя, Мэтт посмотрел вдаль. Допустим, что следы принадлежат апачи. Какая из групп прихватила с собой отца Лэйси, если предположить, что он еще жив? Маленькая группа, которая отправилась к границе, или большая, которая движется в Новую Мексику?

— Что это? — спросила Лэйси, подойдя к нему.

Мэтт указал на следы.

— Никто не знает, в какой из этих групп твой отец.

— Что нам делать?

— Мы не можем идти в двух направлениях сразу. — Мэтт посмотрел в северном направлении. — Через несколько недель наступит зима.

— И дожди смоют все следы, — сказала Лэйси, завершая его мысль.

— Совершенно верно.

— Нам нужно что-то делать.

— Да, — Мэтт прошелся по следам несколько ярдов, затем подошел к другим. — Не знаю, — пробормотал он, качая головой. — Это твой отец, тебе и решать.

— В каком направлении лучше идти? Мэтт пожал плечами.

— В основном апачи проводят зиму на границе, они обычно путешествуют маленькими группами. Я бы посоветовал идти на юг.

— Тогда на юг, — согласилась Лэйси.

* * *

Через три дня показалась окраина маленького городка. Лэйси не хотела останавливаться, желая идти по следам, пока они отчетливо видны. Однако Мэтт был непреклонен.

— Нам нужна пища, нужны лошади и лучшее оружие. Кроме того, необходима теплая одежда.

Они поехали по узкой улице. Это был безобразный маленький городок. Здания старые и запущенные, с облупившейся и выгоревшей краской. Лэйси насчитала три таверны по одной стороне улицы и две по другой. Единственный отель был расположен в центре города. Не было видно ни домов, ни контор адвоката, ни церкви.

— У тебя, конечно, нет денег? — спросил Мэтт.

Лэйси с сожалением покачала головой.

— Тогда мы отдадим в залог твое седло, и я попытаю счастья за карточным столом.

— Ты картежник? — удивленно спросила Лэйси.

— Когда вынужден им стать.

— Ты хорошо играешь?

— Достаточно хорошо.

— А что будет, если тебе не повезет? Мой отец заплатил много денег за это седло. Я не хочу потерять его.

— Мы это делаем ради твоего отца, — напомнил Мэтт. — Пойдем, посмотрим, сколько мы можем получить за твое приспособление.

Лэйси вошла за Мэттом в грязный магазин, находящийся между двух таверн. Она стояла у двери, пока Мэтт договаривался с хозяином, краснолицым мужчиной с большим носом и желтыми зубами.

Они долго торговались. Мэтт ругался себе под нос, когда выходил из здания.

— Проклятый негодяй, — проворчал он. — Поищем какой-нибудь жратвы.

Между таверной и пустым зданием на окраине города стоял крохотный ресторан. Лэйси была очень смущена, когда вошла туда вслед за Мэттом. Ни одна леди не показывалась на публике в штанах. Но Мэтт не дал ей возможности переодеться.

Она опустила голову, когда он заказывал бифштекс и картошку. Женщина, которая принимала заказ, презрительно посмотрела на Лэйси, но улыбнулась, когда перевела взгляд на Мэтта.

После обеда мы закажем комнату и помоемся, — рассуждал Мэтт вслух. — А потом я займусь карточной игрой, а ты немного поспишь.

— Я не останусь в этом городе одна, — заявила Лэйси. — Держу пари, что здесь много бандитов.

— Возможно, ты права, — согласился Мэтт, — но леди не ходят в таверны.

— Но они и не ездят верхом, и не носят штанов, — возразила Лэйси.

Мэтт пристально посмотрел на нее через стол. Какое она упрямое существо! Хочет всегда, чтобы все было так, как ей нравится, и получает это.

Через несколько минут Мэтт набросился на бифштекс. Это была первая приличная пища за последние месяцы. Пищей в тюрьме в Солт Крик нельзя было похвастаться. Учитывая обстоятельства, он полагал, что ему повезло, раз шериф вообще кормил его. Он провел шесть недель в ожидании телеги, которая перевезет его в Юму. Это были долгие недели. Ничего не оставалось, как ходить взад и вперед или сидеть на скамейке и считать кирпичи в стене. Время от времени он думал о ночи в таверне. Вспоминая о ней сейчас, он подумал, не сделал ли это кто-нибудь преднамеренно. Он был чужаком в городе. В ту ночь в таверне было еще пятеро мужчин. Трое из них обвинили его. Все они были жителями Солт Крик. Хендерсон мертв, а хозяин бара отказался давать показания. Он говорил, что ничего не видел. Но остальные трое сказали достаточно. Более чем достаточно.

Погрузившись в свои мысли, Мэтт закончил трапезу, не ощущая вкуса пищи. Они могли подмешать наркотики в виски, убить ребенка и спихнуть вину на него. Он нахмурился, пытаясь вспомнить ту ночь. Очень смутно он помнил разговор с Билли Хенперсоном. Мальчишка был горластым хвастуном, который слишком гордился своим железным из ослепительной стали кольтом с инкрустированной жемчугом рукояткой. Он вспомнил, как сказал мальчику, что отличное оружие еще не значит, что воин хороший, и мальчишка стал хвастаться, что он первоклассный стрелок. Он сказал самодовольно, что уже убил человека, и Мэтт подумал, что он готов убить еще одного…

— Что? — он поднял глаза, услышав, что Лэйси. говорит ему что-то.

— Я готова идти.

— Я тоже.

Мэтт бросил несколько монет на стол, одарил улыбкой официантку, приподняв свою шляпу, и вышел за Лэйси.

— О чем ты думал? — спросила Лэйси, — Ты выглядел так, словно находился на расстоянии в миллион миль.

— Ни о чем.

Оставив лошадь в платной конюшне, они побрели по пыльной улице к отелю. Высокий мужчина в красной рубашке, грязных коричневых брюках и черном котелке сидел за столом. Старый «Уолтер Кольт» был за поясом его брюк. Большая черная сигара зажата в зубах.

— Чем могу служить? — спросил он унылым голосом.

— Я бы хотел снять комнату, — ответил Мэтт, — с ванной, если есть.

— В семнадцатой комнате есть ванна, — сказал мужчина.

Он снял большой медный ключ с крючка на стене и бросил Мэтту.

— Это будет стоить вам на две монеты больше за ванну и еще две монеты за горячую воду. Оплата вперед.

— Отлично.

Мэтт дал мужчине пятьдесят центов.

— Я скажу Розе, чтобы принесла вам чай. Мужчина указал мозолистым пальцем в сторону лестницы.

— Ваша комната наверху слева от лестницы.

— Благодарю, — сказал Мэтт.

Лэйси почувствовала, что ее щеки покраснели, когда мужчина искоса посмотрел на нее. Конечно, он не имел понятия о том, что они с Мэттом не были женаты, но она-то знала. Она спешила за Мэттом вверх по лестнице, боясь встретить кого-нибудь еще. Все выглядело таким неряшливым и убогим.

Комната номер семнадцать была маленькая, квадратная, там почти не было мебели кроме провисшей двуспальной кровати и страшного дубового комода. Ванна стояла в углу, спрятанная за слишком яркой занавеской. На потолке развевалась паутина.

С отвращением Лэйси присела на край кровати. Конюшня в Солт Крик была и то чище, там даже запах был лучше, чем здесь. Сняв шляпу, она провела рукой по волосам. Было бы хорошо принять ванну и вымыть волосы. Она никогда не была такой грязной за всю свою жизнь. Сняв ботинки и носки, она вытянула ноги и пошевелила кончиками пальцев.

Подняв глаза, Лэйси заметила, что Мэтт наблюдает за ней. На некоторое время она забыла, что находится в комнате наедине с мужчиной, который не был ее супругом, и что там только одна кровать. На щеках ее появился румянец. Незамужняя женщина не должна находиться в комнате наедине с мужчиной. Время от времени мать Лэйси вбивала ей это в голову. То, что она была с Мэттом в степи последнюю неделю, не казалось ей странным. Но ее убивала мысль, что она проведет с ним ночь в отеле. Кровать, четыре стены — все делало обстановку более интимной, чем в лесу у костра.

Мэтт лукаво посмотрел на Лэйси. Можно было легко догадаться, о чем она думает. Испуг, что она находится с ним в убогой комнате отеля, был просто написан у нее на лице.

— Ты сама сказала, что не останешься одна в этом городе, — напомнил Мэтт. — Но я могу пойти в другую комнату.

Лэйси покачала головой. Лучше пренебречь приличиями и провести ночь с Мэттом, чем ночевать одной в этой ужасной комнате в чужом городе.

Через несколько минут в комнату вошла довольно тучная мексиканка. Двое крепких мальчиков следовали за ней по пятам. Они принесли воды и наполнили ванну.

Женщина взглянула на Лэйси, затем на Мэтта и многозначительно улыбнулась перед тем, как покинуть комнату. Мальчики тихо вышли за ней.

Лэйси жадно смотрела на ванну, а затем глянула на Мэтта.

— Итак? — Что?

— Ты же не останешься здесь, пока я буду принимать ванну, не так ли? — возмущенно сказала она.

— Я думал, что ты не хочешь оставаться одна, — ответил Мэтт, стараясь подавить усмешку.

— Ты можешь подождать в коридоре.

— Я подожду на кровати.

С этими словами он сел на кровать, снял ботинки и носки.

— Занавес будет прикрывать тебя, не, волнуйся.

— Но…

— Я не буду подсматривать, обещаю. Вздохнув, Лэйси шагнула за занавеску и стала раздеваться, прислушиваясь к шагам Мэтта, подкрадывающегося к ней. Могла ли она доверять ему, будет ли он вести себя как джентльмен? Она чуть не рассмеялась. Джентльмен, в самом деле! Он был преступником, картежником и бог весть кем еще.

Она вынуждена доверять ему. Она погрузилась в ванну, закрыв глаза, когда приятная теплая вода покрыла ее. Она с удовольствием вымылась и прополоскала волосы. Слишком поздно она поняла, что забыла взять с собой полотенце.

— Мэтт? — Да?

Его голос звучал устало, и она подумала, не вздремнул ли он.

— Мне нужно полотенце. — О!

Было ли это ее воображение или он уже совсем проснулся?

— Ты не мог бы подать мне?

— Конечно, Лэйси.

— Только не смотри.

— Не буду, если ты не хочешь, — ответил он с сожалением.

— Спасибо, Мэтт.

— За что?

— За понимание.

Мэтт перебросил два полотенца через занавес, стараясь представить, как выглядит Лэйси. Послышался всплеск воды, когда она встала, и неожиданный жар охватил его, когда он представил ее стоящей в ванне, ее кожу, гладкую и нежную, влажные волосы.

Вдруг он начал беспокойно ходить взад-вперед по крохотной комнатке, засунув руки в карманы. Как он мог провести ночь взаперти в одной комнате с Лэйси и даже не дотронуться до нее? Он так долго не был с женщиной, что, возможно, скоро станет монахом.

Через несколько минут Лэйси вышла из-за занавески в своем охотничьем наряде с завернутыми в полотенце волосами. Ее кожа, вымытая и чистая, сверкала здоровым золотистым загаром. Она выглядела смущенной, встретившись с ним взглядом.

— Вода еще теплая, — сказала она.

Было очень трудно говорить, когда он на нее так смотрел. Его глаза сверкали страстным огнем, который она с неохотой сознавала.

— Благодарю.

Он прошел мимо нее, стараясь не задеть. Будь, проклят этот наряд! Он отчетливо видел каждый изгиб ее тела. Штаны плотно прилегали к ее ногам и бедрам, мягко обтягивая ее попку, словно вторая кожа, а рубашка явно подчеркивала ее полную грудь. Его ладони стали влажными. Он погрузился в ванну, заставляя себя думать о чем-нибудь другом.

Он сидел в ванне, пока вода не остыла, надеясь, что она остудит его пошлые мысли. Он все время говорил себе, что это только страсть и ничего больше. Он напоминал себе, что он слишком стар для нее, что он сбежавший заключенный.

Ничего не помогало. Оставался простой факт, что он ее хочет больше, чем когда-либо хотел женщину в своей жизни. Если бы только она была старше и мудрее и больше разбиралась в мужчинах. Но она не была такой. Она была милой, до чертиков милой. И такой доверчивой. Только это спасало ее.

Он сидел в холодной воде до тех пор, пока очевидные признаки его страсти не исчезли. Он был в отвратительном настроении, когда вышел из ванны и натянул на себя рубашку и штаны.

— Я думала, что ты утонул, — сказала Лэйси, когда Мэтт показался из-за занавески.

— Извини, что расстроил тебя, — раздраженно пробормотал Мэтт.

— Я не это имела в виду, — резко сказала Лэйси, обидевшись.

Они долго смотрели друг на друга. Между ними явно что-то происходило в этой пыльной комнате. Не совсем понимая, что именно, Лэйси почувствовала, что восхищается шириной его плеч. Он был таким мускулистым, таким красивым, сбрив недельную щетину на лице. Его челюсть была сильной и правильной, нос прямой, как клинок. А рот… она покраснела и отвернулась, пока он не догадался, о чем она думает.

Мэтт присел на край кровати и натянул ботинки.

— Ты уверена, что не хочешь здесь остаться? — спросил он, не глядя на нее.

Лэйси обвела взглядом безобразную комнату и покачала головой.

— Уверена.

— Тогда займемся карточной игрой, — кратко сказал Мэтт и направился к двери.

Он должен уйти из этой комнаты, прочь от этой кровати, прочь от Лэйси, пока не схватил ее и не сделал того, о чем они оба будут жалеть.

Лэйси устремилась за Мэттом, но он не замедлил шаг и не оглянулся. Просто вышел из комнаты. Боясь отстать, она захлопнула дверь и побежала за ним.

Мэтт прошел мимо трех таверн перед тем, как зайти в одну, которая называлась «Красный Туз». Лэйси тяжело глотнула и вошла за ним. Она никогда раньше не была в таверне и не смогла сдержать волнения, когда огляделась вокруг. Толстая доска занимала большую часть комнаты. Повсюду стояли грубо обтесанные столы, большую часть которых занимали мужчины, играющие в покер или фарс. Лэйси покраснела, заметив картину над баром. На ней была изображена полная женщина с длинными рыжими волосами, голой грудью и длинными ногами.

Лэйси оглянулась и увидела трех женщин, которых раньше не заметила. «Девочки таверны», — подумала она разочарованно и уставилась на них. Они были молодые, все одеты в короткие красные юбки, блузки с глубоким разрезом, черные чулки. Одна была блондинка, вторая брюнетка, а третья рыжеволосая. Блондинка сидела на коленях у мужчины, небрежно покуривая.

— Невежливо так пристально смотреть, — прошептал Мэтт. — Веди себя хорошо.

— Но она курит! — воскликнула Лэйси.

— Ты тоже хочешь? — спросил Мэтт издевательски.

— Не глупи.

— Держись ближе ко мне, — серьезно предупредил он еще раз. — И держи язык за зубами. Это очень жестокий мир, и я не хочу неприятностей. Понимаешь?

— Да, — угрюмо ответила Лэйси. — Понимаю.

С облегчением, вздохнув, Мэтт подошел к ближайшему столу.

— Не будете против, если я присяду? — спросил он, указывая на свободный стул.

— Пожалуйста, — пригласил худощавый мужчина в светло-голубой рубашке и хлопчатобумажных штанах.

— Благодарю, — сказал Мэтт и сел. Засунув руку в карман, он вытащил немного денег и положил на грязную скатерть.

Лэйси стояла позади него, нервно покручивая локон. Кроме Мэтта в игре участвовали еще четыре человека. Она чувствовала себя не в своей тарелке, находясь среди них. Она слышала жужжание голосов, прерываемое громким женским смехом или грубым ругательством, когда один из игроков терял большую сумму денег.

Лэйси видела, как Мэтт положил доллар на середину стола. Она не имела ни малейшего понятия о том, как играть в покер. Часто отец играл, но он запрещал Лэйси наблюдать за игрой и отказывался научить ее играть, когда она просила. «Покер — мужская игра», — твердо заявил отец.

Мэтт положил десять долларов, и двое игроков тут же бросили карты на середину стола. Покачав головой, третий игрок тоже бросил свои карты, и сейчас в игре оставались только Мэтт и игрок в голубой рубашке.

Лэйси взглянула на стол из-за плеча Мэтта. Он держал три короля и два туза, и она решила, что это хорошая партия, судя по тому, как он делает ставки.

Мужчина в голубой рубашке сердито нахмурился, когда Мэтт положил еще пять долларов. Голубая рубашка бросил свои карты на середину стола и опустил голову. Мэтт молча собрал деньги.

Он выиграл еще четыре партии из следующих шести, и Лэйси вдруг почувствовала напряжение, возникшее за столом. Мэтт выиграл значительную сумму денег. Остальным игрокам это, похоже, не понравилось.

— Тебе ужасно везет, незнакомец, — сказал высокий худощавый мужчина с черной повязкой.

Мэтт кивнул.

— Сегодня мне действительно везет, — любезно согласился он и улыбнулся. — Но я заслужил это. Последние несколько месяцев удача избегала меня.

Человек с черной повязкой проворчал, делая новую ставку.

Лэйси посмотрела через стол, и ее глаза встретились с глазами мужчины в красной шляпе. Он долго на нее смотрел, в его взгляде была какая-то звериная страсть. Затем он задумчиво посмотрел на Мэтта. Лэйси быстро отвела свой взгляд и старалась избегать его недобрых глаз, но чувствовала, как он пристально на нее смотрит. Ей стало неуютно. Он смотрел на нее так, словно пытался представить, как она выглядит без одежды.

Мэтт выиграл одну партию, затем другую, и люди за столом стали возмущаться по поводу его везения. Мужчина в красной шляпе уставился на него.

— Ты слишком удачлив, — проворчал он, погладив рукой отвисшую челюсть.

— Может быть, будет лучше, если ты будешь смотреть в свои карты, а не на мою женщину, — грубо парировал Мэтт.

Красная Шляпа пожал плечами.

— Думаю, что ты постоянно помогаешь госпоже удаче.

— Ты подозреваешь меня в обмане? — спросил Мэтт.

Он сказал это довольно мягко, но таверна вдруг замерла.

Мужчина в красной шляпе вскочил из-за стола.

— Я обвиняю тебя в том, что ты слишком удачлив, — ответил он зловеще.

Глаза Мэтта впились в глаза соперника, мысли метались у него в голове. Он не мог рисковать. Не здесь, не со стоящей рядом Лэйси, прямо на линии огня. Он не мог дать себя убить и оставить Лэйси одну среди этого сброда.

— В этом нет преступления, — сказал Мэтт, пожав плечами. — Если тебя это волнует, я уйду.

Мужчина в красной шляпе кивнул:

— Уходи.

Он медленно встал, размахивая руками.

— Но девушку оставь здесь.

Лэйси с трудом глотнула. Конечно, он шутил!

Мэтт встал.

— Боюсь, я не смогу этого сделать, — сказал он обманчиво мягким голосом. — Это моя жена, я люблю ее.

— Оставь ее, — настаивал Красная Шляпа, — или она станет твоей вдовой.

— Лэйси, выйди и жди меня, — сказал Мэтт, не сводя глаз с Красной Шляпы.

— Нет!

— Делай, что я говорю! — отрывисто сказал Мэтт.

— Пожалуйста, Мэтт.

— Черт тебя возьми, Лэйси. У меня нет времени спорить. Убирайся!

Лэйси повернулась и подошла к дверям. Никто не пытался ее остановить. Она стала за дверьми, не желая идти дальше. Что бы ни произошло между Мэттом и мужчиной в красной шляпе, она останется здесь.

Мэтт и его соперник пристально смотрели друг на друга. Атмосфера в таверне была пронизана нездоровым предвкушением драки. Зрители ожидали, что же будет дальше. Будут стрелять из-за женщины, и один из двоих умрет. Мужчина в полосатом жилете придвинулся к бару и начал делать ставки на исход борьбы.

Остальные трое игроков, которые сидели за столом с Мэттом и мужчиной в красной шляпе, отодвинулись подальше.

Мэтт выругался. Он не мог отступать. Он хотел бы иметь лучшее оружие, чем этот маленький пистолет, засунутый за ремень его штанов.

Лэйси затаила дыхание в ожидании, что произойдет. Ей не пришлось долго ждать. Мужчина в красной шляпе быстро выхватил оружие. Мэтт молниеносно вытащил свой пистолет. Одновременно раздалось несколько выстрелов. Запах пороха наполнил таверну.

Казалось, целую вечность никто не двигался, и Лэйси почувствовала, что все в таверне с ужасом замерли. Затем человек в красной шляпе медленно осел на пол. Лэйси заметила темное кровавое пятно на его рубашке.

Мэтт шагнул назад, пистолет все еще был у него в руке, его глаза сузились, когда он обвел диким взглядом комнату.

— Кто-нибудь еще думает, что я обманывал? Все молчали. Мужчина в голубой рубашке покачал головой.

Человек с черной повязкой сказал:

— Вы не виноваты, что вам так везло сегодня.

— Ты, — сказал Мэтт, обращаясь к человеку, который стоял ближе всех к нему, — подай мне оружие.

Человек повиновался, и Мэтт засунул пистолет Лэйси в карман, взяв оружие убитого. Это был новый кольт.

— Сейчас я уйду, — кратко сказал Мэтт. Он собрал со стола свой выигрыш и засунул зеленые банкноты в карман.

— Никто за мной не пойдет.

Мэтт медленно стал пятиться к двери, его холодные голубые глаза сверлили присутствующих. Выскочив на улицу, он схватил Лэйси за руку и потащил ее на аллею позади таверны.

— Мэтт…

— Тихо!

Он стоял, прислушиваясь несколько минут, пока не убедился, что за ними нет погони.

— Пойдем.

Они побежали по аллее к конюшне. Мэтт уплатил человеку за то, что он присмотрел за лошадью Лэйси, затем купил гнедую лошадь золотистого цвета для себя, и они поехали за седлом.

— Я думаю, нам нельзя оставаться здесь на ночь после всего, что произошло, — заметила Лэйси, когда Мэтт расседлал кобылу.

— Пойдем купим чего-нибудь поесть, приобретем, снаряжение и уберемся отсюда к черту.

Она ничего не спрашивала. Мэтт волновался, что родственники убитого, должно быть, разыскивают их.

Лэйси осталась с лошадьми, а Мэтт пошел за продуктами. Он принес еду, снаряжение, а также колоду карт, пинту виски, черную мягкую широкополую шляпу и мешок табака, и они отправились в путь. Лэйси прислушивалась к каждому звуку, но ничего не слышала кроме стука копыт.

— Расслабься, — сказал Мэтт. — Никто нас не преследует, по крайней мере, пока.

Они ехали больше часа, затем Мэтт почистил свою лошадь, и они остановились под мостом.

— Здесь останемся на ночь, а утром первым делом найдем следы, — сказал он, слезая с лошади.

Лэйси кивнула, вдруг почувствовав усталость. До сих пор она не осознавала, в каком напряжении находилась все время в этом заброшенном городке. Она легла под одеяло и закрыла глаза. Мэтт расседлал лошадей, стреножил их, а затем тоже лег.

Она закрыла глаза, но сон не приходил. Пустячный вопрос не давал ей покоя. Она должна все знать.

— Ты обманывал их? — спросила она, привстав.

Мэтт многозначительно взглянул на нее. Затем, не говоря ни слова, он вытащил колоду карт из седла, перетасовал ее, затем раздал карты. Лэйси подняла свою часть карт. У нее был полный сбор, от десяток до валетов. Она вопросительно посмотрела на Мэтта, и он перевернул свои карты. У него были все тузы и короли.

Он посмотрел на нее, и его черная бровь приподнялась. Он собрал карты, перетасовал их, разделил и раздал во второй раз. Теперь у нее было четыре короля, а у Мэтта четыре туза. Следующие пятнадцать минут он снова тасовал карты. Время от времени у него появлялся пиковый туз, а затем он раздал две партии. У Лэйси были валеты и дамы, у Мэтта — четыре туза.

Лэйси бросила свои карты на землю.

— Ты не ответил на мой вопрос, — сказала она, хотя ответ был очевиден.

Мэтт покачал головой.

— Я не обманывал, но сделал бы это, если бы было необходимо.

Это обеспокоило ее. Какими еще гнусными талантами он обладает? Действительно ли она хочет это знать?

Мэтт долго смотрел в темноту после того, как Лэйси уснула. Он был встревожен. Убить человека — ужасный грех. Если бы он был один, он мог бы избежать стрельбы, но Красная Шляпа был похож на бандита, который выстрелит в спину, не дрогнув. Мэтт не мог рисковать, не мог оставить Лэйси одну в незнакомом городе среди людей, которые не имели никакого уважения к приличной женщине.

Глубоко вздохнув, он закрыл глаза. Он однажды играл на деньги, но это было отвратительно. Проводил большую часть времени в тесных, прокуренных тавернах, полагаясь на удачу или на свои ловкие пальцы, чтобы заработать на жизнь, защищал себя, когда его обвиняли в обмане. Он слышал это обвинение много раз, потому что ему везло в картах, просто везло, как сегодня. Он оставил азартные игры и зарабатывал на жизнь, воруя лошадей, работая то на одном, то на другом ранчо, пока не получал достаточно денег, чтобы жить дальше.

Он заснул, но во сне ему не давали покоя лица людей, которых он убил во время игры. Лицо Красной Шляпы тоже было среди них, только на этот раз он был первым, кто сделал выстрел. Он издал сдавленный крик, когда увидел, как Красная Шляпа нажал на курок. Он увидел, как пуля выскочила из ствола и полетела прямо в него.

— Мэтт, Мэтт!

Голос Лэйси вырвал его из ночного кошмара. Он проснулся, увидев, что она сидит на коленях рядом с ним, ее длинные волосы лежали на плечах.

— С тобой все в порядке? — взволнованно спросила она.

—Да.

Он посмотрел на Лэйси, на лошадей, отдыхающих рядом. Это был только сон.

— Ты видел кошмарный сон? — Да.

Он не хотел признаваться, это было так по-детски. Проклятье! Все казалось таким реальным.

— Ты хочешь поговорить об этом?

— Нет.

— Это поможет тебе.

Это действительно могло помочь. Но как он мог рассказать ей о кошмарах, которые его мучили? Он взрослый человек, а не маленький мальчик, испугавшийся темноты.

— Иди спать, Лэйси.

— Не пойду до тех пор, пока не расскажешь, что тебя беспокоит, — возразила она и вдруг поняла, что его волновало.

— Это тот человек, которого ты убил? Ты его видел во сне?

—Да.

— Тебе часто снятся такие сны?

— Нет.

— Только когда ты… убиваешь кого-нибудь?

— Лэйси…

— Ты убил много людей?

— Не знаю, — резко ответил Мэтт. — Много — это растяжимое понятие. Два? Четыре? Десять?

— Ты убил десять человек? — со страхом выдохнула Лэйси.

— Четырех, считая сегодняшнего. «Десять центов — не так уж много, — вдруг подумала Лэйси, — но десять убитых огромное число».

— Почему ты их убил?

Она не хотела спрашивать, но ее мучило любопытство.

Мэтт поставил кофейник на тлеющие угли. Он не хотел спать. Придется рассказать Лэйси все.

— Я когда-то был заядлым картежником, — сказал он, глядя в пустоту, — и пробивал себе путь с помощью карт. Мне всегда везло. Слишком везло. Если ты выигрываешь очень часто, люди не верят, что ты их не обманываешь. И только немногие этого не высказывают.

Лэйси наблюдала за руками Мэтта, когда он поднял эмалированный кофейник и налил себе чашку кофе. Большие уверенные руки, длинные пальцы, короткие квадратные ногти… Легко представить его в темном костюме и ярком жилете, как он сидит за столом, покрытым зеленым сукном, в шумной таверне. Лэйси вспомнила, что он чувствовал себя в таверне, как дома, какими ловкими были его пальцы, когда он тасовал карты. Итак, он картежник.

— Почему ты оставил это?

— Последним человеком, которого я убил, был почти ребенок. Он проиграл все до цента в покер, обвинил меня в обмане и потребовал, чтобы я вернул ему деньги. Когда я отказался, он направил на меня ружье, и я убил его. — Мэтт покачал головой. — Позже я узнал, что ему было только семнадцать и он украл проигранные деньги у своей матери.

— Как это ужасно!

— Да, ужасно. С тех пор я не брал в руки карты до сегодняшнего вечера.

Лэйси почувствовала симпатию к нему. Он оставил карточную игру, чтобы никогда больше не заниматься этим, но сегодня он сделал это ради нее, ведь они нуждались, а игра в карты была простым способом получить деньги.

— Мэтт… — она не знала, как выразить словами свои чувства, и не была уверена, какие это чувства. Она знала только одно: то, что Мэтт Дрего больше не был ей чужим. Она почувствовала угрызения совести, потому что заставила его делать то, что ему было неприятно, и почувствовала привязанность к нему, ведь он сделал это ради нее.

— Иди спать, Лэйси, — тихо сказал Мэтт. Она благодарно сжала его руку.

— Спасибо, Мэтт.

Он внимательно посмотрел ей в лицо. Она была такая красивая в лунном свете, такая незащищенная

Со стоном он привлек ее к себе и страстно поцеловал, его рот впился в ее губы. Одной рукой он прижал ее бедро, а другой гладил спину. Боже, как она хороша!

Лэйси была слишком ошеломлена, чтобы вырваться, слишком испугана, чтобы думать. Она только чувствовала его губы, то тепло, которое разлилось внутри, словно кровь превратилась в огонь. Она знала, что следует оскорбиться, ведь он повел себя не по-джентльменски, и она хотела дать понять, что чувствует, но ей хотелось, чтобы он целовал ее еще и еще. Это было восхитительное, опьяняющее чувство! Дрожь возбуждения охватила ее, придавая слабость и легкое головокружение. Никто еще не целовал ее с такой страстью, с такой силой. Не дыша, она поцеловала его сама, прижимаясь всем телом, обхватив руками его талию.

И только тогда, когда почувствовала, как его рука гладит ее бедро, она очнулась. С криком, вырвавшись из его объятий, она вскочила.

— Как ты посмел!

— Лэйси, прости.

— Конечно, ты должен извиниться, — сказала она надменно, зная, что ее вина была такой же, как и его.

— Я же попросил прощения, — резко сказал Мэтт, чувствуя, как в нем закипает ярость. «От чего она, черт возьми, взбесилась, — подумал он раздраженно. — Если ей это не понравилось, почему она не сказала об этом?»

Не говоря больше ни слова, Лэйси вскочила и бросилась в постель. Скользнув под одеяло, она натянула его до самого подбородка и уставилась в темноту, слишком возбужденная, чтобы уснуть. Она провела рукой по своим губам, вспоминая его поцелуй.

Улыбаясь в темноте, она уснула.

Глава 4

Рано утром они увидели какие-то следы. Лэйси вообще не понимала, как он что-то видит, но Мэтт был уверен, что они идут в нужном направлении, и это ее успокоило.

В полдень они остановились, чтобы поесть и дать лошадям отдохнуть. Она спросила, где он научился выискивать следы.

— Во время войны, — ответил Мэтт. Он отрезал кусок вяленого мяса и тщательно жевал его. — Старик Смоук Джонсон работал со мной на одном ранчо. Он был военным разведчиком на западе до войны. Когда он услышал, что янки идут через Джорджию, он вернулся домой и присоединился к армии. Старик Смоук был общительным человеком, он рассказал мне все, что знал о выслеживании, индейцах и меховом промысле. Когда он не орал на меня, то учил читать знаки, объяснял, как ориентироваться по звездам. Между боями он обычно шел в лес, и я старался найти его следы. Однажды ночью, когда я шел по его следам, он встретился с дюжиной разведчиков. — Мэтт, вспомнив это, засмеялся. — Это был жуткий бой. Я не знаю, кто был больше удивлен, те янки или я и Смоук. В любом случае, мы опомнились первыми и убили четверых. Другие убежали, как ошпаренные коты.

— А где сейчас мистер Джонсон?

— Его убили в Чикамагуа.

— Прости, — тихо сказала Лэйси. — Ты родился на юге?

— Да. В Вирджинии.

— Почему ты уехал оттуда?

— Слишком много тяжелых воспоминаний. Мои братья были убиты в Виксбурге. Мачеха умерла во время войны, а сестра ушла в монастырь. Незачем было оставаться там, поэтому я решил посмотреть страну и после окончания войны уехал в Техас.

— Я там никогда не была. Там хорошо? Образ Клэр Дьюпрей возник перед его глазами. Мягкая белая кожа, волосы, черные как смоль, глаза, зеленые как изумруд.

— Там было хорошо, — сказал он, вздохнув.

— Почему ты уехал из Техаса?

— Хватит отдыхать, — резко сказал Мэтт, вскочил в седло и пустил лошадь рысью.

Лэйси ничего не оставалось делать, как сесть на свою лошадь и следовать за ним. Она боялась, что он ускачет далеко вперед.

Мэтт молчал весь оставшийся день. Лэйси несколько раз подходила к нему, но он, казалось, не замечал ее присутствия. На его лице проступили морщины, глаза были грустными, будто он вспоминал о чем-то неприятном. Видимо, она напомнила ему о чем-то таком, что он хотел забыть.

Она думала об этом весь день, ее воображение усиленно работало.

В эту ночь они остановились около обрыва. Лэйси терпела до ужина, а затем, когда они пили кофе перед сном, тихо сказала:

— Прости, если рассердила тебя днем. Я не хотела ворошить то, что тебе неприятно.

— Все в порядке, Лэйси. Я не имел права грубо обходиться с тобой.

— Ты больше не сердишься?

— Конечно, нет.

Лэйси улыбнулась ему, и Мэтту стало очень легко. Теплота ее улыбки, казалось, согрела его, и он ощутил неожиданный жар, который проник в кровь. Он вспомнил тот поцелуй, как она прильнула к нему, как вздрогнула при его прикосновении.

— Спокойной ночи, Лэйси, — нежно сказал Мэтт, зная, что если он не отойдет сейчас, то схватит ее и удовлетворит свое страстное желание.

— Спокойной ночи, Мэтт, — пробормотала Лэйси.

Вылив последние капли кофе в огонь, она легла под одеяло, озадаченная его поведением. Если он не сердится, почему его голос звучит так грубо, как будто он не хочет быть рядом с ней? Это было странно, но она слишком устала и вскоре уснула

Мэтт Дрего некоторое время лежал, глядя в темноту, осознавая, что у него появилась настоящая проблема. Это Лэйси, точнее, его страсть к ней. Он знал женщин, которые были более красивы, более образованны, более женственны, чем Лэйси, но он никогда не встречал женщину, которая так сильно влекла. Он не понимал, что особенного в этой Лэйси Монтана, но она завладела его душой. Скакать верхом рядом с ней каждый день было мучением. Он старался не смотреть на нее, старался не замечать, как сверкали ее глаза, когда она видела оленя, пасущегося на холме, или медведицу, играющую со своими детенышами. Он старался не замечать мягких округлостей ее бедер и выпуклости груди под тонкой тканью рубашки. Солнце играло в ее волосах, ее веселый смех перекатывался в горле, когда они поднимались вверх по склону…

Повернувшись на бок, он пристально смотрел на Лэйси, спящую недалеко от него. Волосы обрамляли ее лицо, словно пушистая красно-золотистая тучка. Ее грудь мерно вздымалась, и он старался не думать о ее нежной фигуре под грубым одеялом, но все, о чем он вспоминал, было то, как она поцеловала его, как прелестные губы покорились ему и ее нежное тело прижалось к нему, такое теплое, мягкое и желанное.

Проклятие, она была такой милой! Такой милой и юной. Слишком юной для мужчины, разменявшего третий десяток. Но разница была не только в возрасте. Она была наивна и ранима, верила в чудеса, все еще верила, что если очень сильно чего-то хотеть, это случится. Неужели он был таким же юным, таким же доверчивым?

Выругавшись, он лег на спину и долго смотрел в темноту, пока не уснул.

Лэйси зевнула, посмотрела на Синдер, которая паслась у ручья. Мэтта, видимо, не тяготили долгие часы, которые они проводили в седле. В самом деле, казалось, что он вообще никогда не уставал.

Однажды вечером, почти неделю спустя, Мэтт остановил свою лошадь и жестом приказал Лэйси, чтобы она быстро слезла с лошади.

Лэйси сделала, как он ее просил. Мэтт соскочил с лошади, лег на живот и пополз на покрытый кустарником пригорок. Он оставался там долгое время, и сердце Лэйси сильнее забилось от волнения. Неужели они, наконец, нашли ее отца?

Через двадцать минут Мэтт вернулся.

— Там остановились индейцы, — тихо сказал он. — За холмом около двадцати вигвамов.

— Ты видел моего отца? — спросила Лэйси. В ее глазах была надежда.

— Нет, но это еще ничего не значит. Мы должны убраться отсюда, пока нас кто-нибудь не заметил.

Кивнув, Лэйси последовала за Мэттом.

— Мы подождем ночи, — сказал Мэтт, — а затем я пойду осмотрю окрестности, может быть, где-то рядом твой отец.

Лэйси кивнула. Первый раз она осознала, в какой они опасности. Никто не знал, что может случиться, если индейцы обнаружат их.

Казалось, что солнце никогда не сядет. Лэйси грызла кусок вяленой говядины, чтобы утолить голод. Мэтт сделал сигарету, но не прикурил ее.

Темнота опустилась на землю. Мэтт взял руку Лэйси в свою.

— Послушай меня, оставайся здесь, что бы ни случилось. Понятно? Если я не вернусь к тому времени, когда луна спрячется за ту высокую сосну, садись на свою лошадь и скачи прочь.

— Но, Мэтт…

— Не спорь со мной. Если меня не будет, значит, я не вернусь. Садись на ту лошадь и мчись во весь опор. Если ты направишься на юг, то приедешь в маленький горный городок через день или два. Ты не можешь проехать мимо.

Мэтт засунул руку в карман и вытащил пачку зеленых банкнот.

— Это все, что осталось от тех денег, которые я выиграл в карты. Этого тебе будет достаточно на некоторое время.

— Мэтт, я..

Ее голос прервался. Он говорил так, словно сомневался в том, что вернется. Она так хотела найти отца, что не осознавала опасности.

— Возьми это.

Мэтт отдал ей деньги и, вздохнув, обнял и нежно поцеловал. Ее рот был мягким и теплым, и то, что началось с простого знака любви и уважения, переросло в нечто большее. Это был жгучий поцелуй, наполненный страстью и желанием.

Некоторое время Лэйси стояла неподвижно, ошеломленная силой его поцелуя и своей реакцией. Его губы вдруг стали настойчивыми, и Лэйси прижалась к нему, как к единственному родному существу в мире, потеряв над собой контроль. Ее ноги задрожали, сердце учащенно билось в груди. Тепло его губ разлилось по всему телу, наполнило ее непристойным желанием, это было что-то новое и очень возбуждающее. Если бы он так целовал ее всегда.

Мэтт резко отстранил ее от себя, и Лэйси стала на ноги.

— Пожелай мне удачи, — сказал он и ушел.

Лэйси смотрела ему вслед, потрясенная до глубины души.

Она засунула пачку денег в карман, с трудом осознавая, что делает, и бессильно опустилась на землю. Ее сердце молилось, прося всевидящего бога защитить Мэтта от беды.

Прошло пять минут, десять, двадцать. Где он? Почему так долго? Она уставилась в темноту, надеясь увидеть его, но видела только тень от одинокого дерева вдали. Напрягая слух, она вглядывалась вдаль, надеялась услышать шаги Мэтта, но слышала только легкое дуновение ветра.

Минуты тянулись, как часы. Где же он?

* * *

Мэтт Дрего присел на корточки в тени большого валуна, изучая лагерь апачи. В лагере было около восьмидесяти индейцев, в основном женщины и дети. Но там было более чем достаточно воинов, чтобы устроить хороший бой.

Он сидел больше часа, но никакого намека на присутствие Ройса Монтана не обнаружил. Может быть, старик был давно убит или они последовали не за той группой индейцев. Возможно, хотя сомнительно, что отец Лэйси был в одном из вигвамов. Апачи не отличались дружелюбием по отношению к тому, кого не считали своим.

Индейцы готовились ко сну. Женщины укладывали детей, мужчины тушили общий костер, уходя в тепло своих вигвамов.

Наблюдая за ними, Мэтт думал о Лэйси, о том, как она чувствовала себя в его руках, как сама поцеловала его. Поцеловав ее, он сделал серьезную ошибку. Он не собирался прикасаться к ней больше. Она была красива, слишком хороша для него и чертовски молода. Он все еще помнил, как ее грудь прижалась к его груди, помнил удовольствие, которое отразилось на ее лице, когда он прижал ее к себе, помнил свежесть ее волос и кожи.

Мэтт понимал, почему из этого ничего не получится. И тут вдруг он почувствовал острую боль, кто-то ударил его ниже правого уха. Мэтт застыл с оружием в руках, когда из темноты появились еще два воина.

Индеец, который держал нож у шеи Мэтта, обошел вокруг и выхватил у него оружие.

— Вставай, белый человек, — сказал он низким грубым голосом. Индеец говорил на неестественном английском. Это был коренастый человек. Длинный шрам проходил у него от левого виска до самой челюсти.

Мэтт медленно встал, сжав кулаки, когда другие обыскивали его в поисках оружия. Один воин слегка вскрикнул, когда извлек из набедренного кармана Мэтта пистолет.

— Иди.

Индеец со шрамом толкнул его в направлении лагеря индейцев, и Мэтт медленно стал спускаться по склону. «Все кончено», — подумал он уныло.

Когда они дошли до лагеря, один из воинов связал руки у него за спиной, затем ноги и набросил на шею веревку, привязав к высокому дереву.

Воин со шрамом усмехнулся и приставил палец к горлу Мэтта.

— Завтра, белый человек, ты умрешь! — сказал он угрожающе.

— Иди к черту! — резко ответил Мэтт и получил удар в живот. Он согнулся, стараясь подавить тошноту, а другие воины набросились на него с кулаками, бросив на землю и нанося удар за ударом.

Сжав зубы от боли, Мэтт свернулся в тугой мячик, стараясь защитить лицо и живот. Кровь хлынула из носа и рта и начала пульсировать в ушах, но он старался не потерять сознания. Сплевывая кровь, он отважился взглянуть на своих обидчиков.

— У тебя крепкое сердце, — сказал человек со шрамом. — Завтра мы узнаем, что крепче, ножи Мескалеро или сердце белого человека.

— Ты убил бы своего брата? — спросил Мэтт, как утопающий хватается за соломинку.

— Я не вижу здесь брата, — презрительно усмехнулся человек со шрамом. — Я вижу перед собой только глупого белого человека.

— Моя мать была из рода диней.

— К какому племени она принадлежала? — спросил человек со шрамом, вдруг заинтересовавшись.

— Ее звали Колибри. Она была из Чирика-хуа.

Человек со шрамом покачал головой.

— Я никогда о ней не слышал. Кто был ее отец?

— Не знаю, — ответил Мэтт, и его надежда умерла.

Три индейца быстро что-то сказали друг другу на языке апачи, затем человек со шрамом встал перед Мэттом.

— Мы не верим, что ты из народа диней, белый человек. Не лги нам. — Он некоторое время изучающе смотрел на Мэтта. — Что ты делаешь на земле апачей?

— Просто шел мимо, — ответил Мэтт, сжав зубы.

— Один? — Да.

— Пешком? — скептически спросил воин.

— Моя лошадь сломала ногу пару дней назад. Я хотел украсть одну из ваших лошадей.

Человек со шрамом кивнул. Украсть лошадь у врага было достойным делом, это не считалось грехом у индейцев. Возможно ли, что в жилах белого человека течет кровь апачей? Его волосы были такими же черными и грубыми, как у индейцев. Возможно, однако, что белый человек принадлежит к их народу, и все же он может сказать, что угодно, лишь бы спасти свою жизнь.

Человек со шрамом не знал, что делать с заключенным. Он поднялся на ноги и пошел к своему вигваму. Завтра будет достаточно времени, чтобы решить, что делать с белым человеком.

Остальные воины смотрели на Мэтта несколько минут, а затем тоже ушли.

Мэтт видел, как индейцы скрылись из виду. На самом деле он не надеялся, что они поверят, будто он наполовину апачи. Это была последняя надежда, чтобы спасти себя от долгой мучительной смерти.

Выругавшись, Мэтт устроился поудобнее на твердой земле. Все тело ныло. Сыромятная кожа, связывающая запястья, была туго завязана, и его руки онемели, но боль в запястьях нельзя было сравнить с тупой пульсирующей болью, которая пронизывала его с головы до ног. Во рту он ощущал привкус крови, но сильнее был привкус страха. Он боялся, и это ему не нравилось. Конечно, он боялся и раньше. Ни один нормальный человек не шел в бой, не испытывая страха, но, по крайней мере, тогда у него был шанс выжить. Он не был связан, как овца, и мог защитить себя. Холодный пот выступил у него на лбу, когда он представил, что ждет его впереди. Лучше сгнить в Юмской тюрьме, чем умереть медленной и мучительной смертью от рук апачей.

Он судорожно сглотнул. Было очень страшно. Он боялся боли, боялся оказаться трусом перед лицом врага. Он считал себя смелым человеком, но никогда реально не подвергался таким испытаниям. А что, если он сломается? Все знали, что апачи были мастерами пыток. Разве человек знает, сколько мучений он может вынести? Он не хотел умирать и просить пощады как жалкий трус. Проклятье!

Он старался найти более удобное положение, но каждое движение пронизывало его болью. «Привыкай, — с отвращением подумал он. — Дальше будет еще хуже».

Мэтт посмотрел на полночное небо. Каждый вздох причинял ему новую волну боли, пульсирующую в левом боку. Наверное, индеец сломал ему ребро. По крайней мере, индейцы пока оставили его. Он должен быть и за это благодарен. Лэйси в безопасности. Если она послушалась его, то должна направиться на юг. В любом случае она не пострадает.

Он жалел, что не добился ее хотя бы один раз, и почувствовал ненависть к мужчине, кто бы он ни был, которому повезет быть в постели с Лэйси. Он увидит ее красивые карие глаза, полные страсти, услышит ее учащенное дыхание, когда она испытает удовлетворение в объятиях человека, которого полюбит. Он почувствовал опустошение и понял, что больше никогда не увидит ее.

Чтобы не сойти с ума, Мэтт сосредоточил свое внимание на северной звезде. Он старался не думать о белой коже и пухлых розовых губах, старался не думать о том, что ожидает его завтра, но на ум приходили жуткие истории о пытках, которые рассказывал ему старик Смоук Джонсон, рассказы о людях, которые были сожжены заживо или закопаны по самую шею в муравейник. Неужели это ожидает его?

Он вздрогнул от мрачного предчувствия. Было около полуночи.

* * *

Мэтт все не возвращался. Слишком взволнованная, чтобы спокойно ждать, Лэйси встала, не зная, что ей делать. Мэтт приказал ей уезжать, если он не вернется в назначенное время, но она не могла оставить его здесь. Они путешествовали вместе уже несколько недель. Она заботилась о нем, даже спасла его. И сейчас он рисковал своей жизнью, чтобы найти ее отца. Если он мертв, это по ее вине. Она его больше никогда не увидит. Эта мысль причинила ей такую боль, что она застонала.

Прошло еще некоторое время, и Лэйси решилась пойти к лагерю индейцев. Она должна знать, там ее отец или нет. Она должна убедиться, жив Мэтт или мертв.

Девушка медленно шла, осторожно ступая, чтобы не наступить на сухую ветку, что могло выдать ее.

Через двадцать минут она уже находилась на вершине откоса. Лагерь апачей был внизу. Сначала она почти ничего не видела, затем ее взгляд уловил легкое движение. К дереву был привязан человек. У нее дрогнуло сердце. Возможно, это ее отец или Мэтт!

Двигаясь как можно быстрее, Лэйси вернулась в лесок, взяла под уздцы лошадей и в полумраке вернулась к пленнику. Она с облегчением вздохнула, увидев, Мэтта.

Вытащив нож, Лэйси поползла к нему, сдерживая дыхание. Каждый нерв ее был напряжен.

Мэтт услышал, как кто-то прошептал его имя. Взглянув через плечо, он увидел Лэйси. Слава богу, к нему пришла помощь. Но затем он рассердился. Глупая девчонка! Какого черта она здесь делает, рыская вокруг лагеря апачей в темноте. Неужели она не понимает, что находится в опасности?

— Лэйси, убирайся отсюда, — прошептал он.

Она молча покачала головой и стала пилить веревку, связывающую запястья Мэтта. Нож был острый и быстро перерезал сыромятную кожу, освободив его руки. Мэтт поспешно развязал ноги и снял веревку с шеи.

Он хотел взять Лэйси за руку и убежать. Но позади него раздалось рычание. Обернувшись, он увидел большую охотничью собаку, которая уставилась на него, оскалив острые зубы.

— Не двигайся, — предупредил Мэтт Лэйси, когда собака снова зарычала. — Если она начнет лаять, то разбудит весь лагерь.

Лэйси кивнула, сосредоточив взгляд на собаке. Секунды были как часы. «Нас найдут здесь утром», — уныло подумала она не двигаясь.

— Лэйси, подай мне нож, — прошептал Мэтт. Она протянула нож. Без предупреждения он прыгнул вперед, выставив левую руку, а в правой держа нож. Неожиданное движение ошеломило собаку. Она зарычала и бросилась на Мэтта, схватив его за руку. Мэтт был готов ко всему и всадил нож в ее горло, убив мгновенно и беззвучно.

Быстро вынув клинок, он схватил Лэйси за руку, и они побежали в темноту, подальше от лагеря.

— Сюда, — резко прошептала Лэйси и повела его к лошадям.

Через несколько минут они поскакали прочь, сначала медленно, чтобы не был слышен топот копыт, а затем помчались галопом.

Они ехали всю ночь, стараясь преодолеть как можно большее расстояние.

С первым лучом солнца Мэтт осадил свою взмыленную лошадь. Лэйси остановилась позади него, широко открыв глаза от удивления. Она увидела высохшую кровь вокруг его носа и рта.

— Мэтт, что случилось?

— Результат гостеприимства апачей, — усмехнувшись, ответил он. — Не беспокойся, все в порядке. А вот ты выглядишь очень утомленной.

Лэйси кивнула, слишком уставшая, чтобы отвечать. Он жив, и это самое главное. Напряжение, беспокойство последних дней переполнили ее, она расслабилась и чуть не свалилась с лошади.

Спрыгнув на землю, Мэтт подхватил ее на руки.

— Маленькая глупышка, — ворчал он. — Я тебе приказал уходить отсюда, если не вернусь. Тебя же могли убить.

— Не кричи на меня, — пробормотала Лэйси. — Я слишком устала, чтобы спорить с тобой.

Мэтт уставился на нее. Она фактически спала! Выругавшись, он взял ее на руки, с трудом веря, что она рисковала своей жизнью, чтобы спасти его. Затем со вздохом расстелил постель на земле и положил Лэйси на одеяло. Он заботливо укрыл ее и сам, слишком уставший, чтобы расстелить свои одеяла, вытянулся на земле рядом и сразу же уснул.

Лэйси попыталась перевернуться. В груди и ногах она чувствовала какую-то тяжесть. Она открыла рот от удивления, увидев лежащего рядом Мэтта. Одна его рука лежала на ее груди, а нога покоилась на ее ноге. Она успокоилась, увидев, что он крепко спит.

Он выглядел очень красивым. Даже с почерневшим и припухшим глазом, с отросшей щетиной он был очень красив. Нос был с горбинкой, как будто был когда-то сломан. Она раньше этого не замечала. Рот был красивый, немного широкий, и она вдруг почувствовала желание провести пальцем по его губам. Эта мысль даже согрела ее. А если она осмелится, он проснется?

Она собралась с духом и поняла, что Мэтт не спит и наблюдает за ней. Смущенная, она убрала его руку со своей груди и села, натянув одеяло, словно была обнаженной.

— Как ты можешь? — требовательно спросила она.

— Я слишком устал, чтобы расстелить свою постель, — объяснил Мэтт. — Кроме того, если ты рисковала своей жизнью, чтобы спасти мою, я не подумал, что ты будешь против того, чтобы разделить со мной постель.

— Что за мысли! — воскликнула Лэйси. — Я… я спасла тебе жизнь, потому что… боялась остаться здесь одна.

— Еще одна надежда рушится, — сказал Мэтт.

— Ты видел моего отца? Он там?

— Я не видел его, Лэйси. Думаю, он в другой группе.

Разочарование отразилось в ее глазах. Она была так уверена, что они найдут отца. Бедняжка так этого хотела. Сейчас они вынуждены возвращаться назад, чтобы найти следы индейцев, которые ушли к Новой Мексике.

— Прости, Лэйси, — мягко сказал Мэтт. Она только кивнула, так как ничего не могла сказать из-за проступивших слез.

— Как насчет того, чтобы немного поесть? — предложил Мэтт. — А затем мы посмотрим, можно ли найти другие следы.

— Хорошо. Но сначала я хочу осмотреть твою руку.

Мэтт не возражал, и Лэйси быстро нагрела воды и аккуратно промыла рану. Укус собаки был неглубокий и признака заражения не было.

Мэтт смыл засохшую кровь с лица, каждое движение раздражало его поврежденное ребро.

— Что такое? — спросила Лэйси.

— Мне кажется, что одно ребро сломано. У тебя есть что-нибудь, чтобы сделать повязку?

Лэйси кивнула. Подойдя к седлу, она вытащила свою нижнюю юбку и оторвала несколько полосок от кромки, затем туго обвязала вокруг тела Мэтта.

— Спасибо. Так намного лучше.

Лэйси была в подавленном настроении, когда они ехали назад по той же дороге. Шансы найти следы были невелики даже для такого опытного следопыта, как Мэтт. Ей хотелось знать, жив ли отец. Если да, то хорошо ли к нему относятся или оскорбляют и причиняют боль? Она посмотрела на Мэтта. Его лицо было опухшим и бледным. Гостеприимство апачей, как он сказал. К ее отцу тоже так относятся? Он слишком стар, чтобы долго терпеть такую жестокость.

Перед ними простирались голые равнины. Небо стало темнеть, появились дождевые облака и через тридцать минут солнце закрыли густые черные тучи. Подул сильный ветер.

Лэйси дрожала от холода, жалея, что у нее нет чего-нибудь потеплее, чем хлопковая рубашка. Мэтт был одет не лучше. В спешке они забыли купить теплую одежду.

То тут, то там падали на землю крупные капли дождя, и вдруг разверзлись небеса, дав волю ливню. Вскоре Лэйси и Мэтт промокли до нитки.

Мэтт выругался и стал искать глазами место для укрытия. Он посмотрел вдаль. Ему померещилось или впереди на самом деле стоит дом? Он подъехал ближе и почувствовал облегчение, увидев, что это действительно было что-то похожее на здание. Это была полуразрушенная хижина, но она могла послужить им укрытием от бури.

Мэтт скривился от боли, слезая с лошади. Левый бок все еще болел, но он был рад, что ребра не сломаны. Привязав свою лошадь к дереву рядом с хижиной, он подошел к Лэйси, чтобы помочь ей слезть.

— Скорей в дом! — закричал Мэтт. — Я расседлаю лошадей.

Кивнув, Лэйси побежала к двери, повернула шарообразную ручку и дернула за нее. Но дверь не открылась. Она толкнула изо всей силы и чуть не упала, когда дверь, наконец, отворилась.

В хижине было мрачно, темно и холодно. Там не было мебели кроме ржавой железной плиты со сломанной каменной печью. По крайней мере, там было сухо.

Она стояла посреди комнаты, дрожа от холода. Вошел Мэтт с седлами, бросил их на пол, снял шляпу и стряс с нее капли дождя.

— Не густо, верно? — рассуждал он, оглядывая комнату в надежде отыскать что-нибудь полезное, но напрасно. Отвязав постель Лэйси от седла, он бросил ей одеяло. — Завернись, пока не замерзла до смерти.

— Ты не будешь против, если я попрошу тебя отвернуться?

— Конечно, нет.

Мэтт отвернулся, пока Лэйси раздевалась и укутывалась в одеяло.

— Я поворачиваюсь, — сказал он, поняв, что она уже разделась, и стал снимать мокрую рубашку.

Лэйси взглянула в окно. Молнии сверкали сквозь тяжелые черные облака. Дождь гремел по крыше. Она слышала, как Мэтт раздевается у нее за спиной. Она раньше никогда не видела голого мужчину и не хотела видеть сейчас, но не могла забыть те дни, когда спасала Мэтта, вспомнила его обнаженную грудь, широкие плечи, мускулы, перекатывающиеся на руках с каждым движением.

Он тихо прошептал молитву, чтобы дождь скорее кончился. Лэйси чувствовала себя менее уязвимой, когда они были в лесу. Хижина намекала на какую-то интимность. Она знала не много о мужчинах, но догадывалась, что Мэтт желал ее. Если бы он набросился на нее, она была бы в его власти. Он слишком большой и сильный, чтобы сопротивляться.

— Иди сюда, — позвал Мэтт, и Лэйси медленно повернулась. Он сидел на своем одеяле перед холодным камином. — Садись. Здесь тебе будет удобно.

Лэйси неуверенно кивнула. Одеяло, на котором сидел Мэтт, было тонкое, и она почувствовала под собой холодный пол. Но еще больше она чувствовала Мэтта. Они почти не касались друг друга, но она ощущала тепло его тела. Если бы они были женаты… По крайней мере, она могла бы согреться в его объятиях. Только мысли согревали ее несколько мгновений. Она представила, что если бы она была женой Мэтта, она могла бы лежать рядом с ним всю ночь. Краска покрыла ее с головы до пят. Лэйси почти не знала этого мужчину. Несомненно, за такого человека она хотела бы выйти замуж. Но он осужден, его обвиняют в убийстве.

Однако ей было так холодно…

Мэтт искоса взглянул на Лэйси. Она дрожала от холода, и ему захотелось обнять ее. Им было бы теплее, но он не был уверен, получит ли согласие.

От порыва холодного ветра стены хижины шатались, и Мэтт сам задрожал от холода.

— Лэйси, нам будет теплее, если мы сядем ближе друг к другу, — предложил он, стараясь, чтобы голос звучал ровно и спокойно. — Что ты на это скажешь?

Она слишком замерзла, чтобы спорить. Кивок, и Мэтт прижался к ней. Лэйси мгновенно стало теплее. Но неожиданное тепло пришло изнутри, когда она осознала, что только два ничтожных одеяла отделяют ее обнаженное тело от его. Эта мысль была ужасной, и она обрадовалась, что тусклый свет скрывает румянец на ее щеках.

Проходили минуты, и веки Лэйси отяжелели. Ровный стук дождя по крыше, темнота, тепло, которое поглотило ее, — все это подействовало усыпляюще.

Мэтт крепче обнял Лэйси, она совсем расслабилась. «Бедный ребенок, — подумал он. — Она столько перенесла за последние дни». Он положил ее на пол, осторожно придерживая одеяло, чтобы оно плотно укрывало ее, хотя ему очень хотелось посмотреть на ее тело. Было ли оно такое же красивое, как он себе представлял?

Крепче завернувшись в свое одеяло, он вытянулся рядом с Лэйси.

Над долиной бушевала буря, но в маленькой хижине было спокойно и тихо.

Глава 5

Лэйси внезапно проснулась, разбуженная стуком дождя по крыше.

Открыв глаза, она вздрогнула и совсем проснулась, увидев лежащего рядом Мэтта. Ночью они выползли из-под одеял и сейчас лежали рядом под общим одеялом, уютно прижавшись, друг к другу.

Она посмотрела на черную голову, удобно лежавшую на ее плече, затем перевела взгляд на крепкую загорелую руку, обнимающую ее за талию. Какое-то мгновение она лежала абсолютно спокойно, едва дыша, боясь, что он проснется и увидит их в столь компрометирующих позах.

Когда первый шок прошел, другой реальный факт потряс ее не меньше. Не только Мэтт лежал полностью обнаженным, но и она тоже!

Все ощущения Лэйси обострились, и она вдруг почувствовала грубые волосы на ногах Мэтта, отросшую бороду на его сильной квадратной челюсти, запах мужчины. Она осознала тот факт, что ее тело прикасалось к его телу от плеч до лодыжек.

«Что делать, — с ужасом думала она, — если я пошевелюсь, и он проснется? Тогда я буду чувствовать себя униженной. А что, если он подумает, что я специально легла так близко к нему? Если он проснется и увидит меня голую? Я умру от стыда».

Мэтт Дрего не двигался. Он знал, что Лэйси не спит и, должно быть, ужасно переживает из-за того, что лежит рядом с ним. Она была такой наивной, такой скромной и застенчивой. Он находил, что лежать рядом с ней очень приятно, хотя знал, что Лэйси, наверное, шокирована. Но, боже, она чувствовала себя хорошо, лежа рядом с ним, ее кожа была такой нежной и теплой, волосы, мягкие и шелковистые, ласкали его щеки. Возбуждение давало о себе знать, и он подумал, что если Лэйси быстро не вылезет из-под этих одеял, без сомнения, узнает, что он не спит. Не спит и думает о чем-то другом, кроме завтрака.

Глубоко вздохнув, Лэйси ухватилась за верхнее одеяло и быстро откатилась от Мэтта. Встав на ноги, она закуталась в одеяло и взглянула на Мэтта. Девушка ожидала увидеть, что он насмехается над ней, но на самом деле он спал. Некоторое время Лэйси смотрела на него. Пожав плечами, она стала натягивать одежду, дрожа от холода. Надела холодные хлопковые джинсы и рубашку в страшной спешке, потому что не хотела, чтобы он проснулся и увидел ее раздетой.

Мэтт наблюдал за Лэйси через щелочки глаз. Ее спина была гладкой и безупречной, ноги длинные и фигурные, попка соблазнительно округлая. Он едва сдержался, чтобы не притронуться к ней, и тихо выругался. Она была даже красивее, чем он себе представлял.

Мэтт деланно зевнул и потянулся, когда Лэйси надевала свои ботинки.

— Доброе утро, — сказала она тихо.

— Доброе утро. Все еще идет дождь? — Да.

— Ты хорошо спала?

Лэйси бросила на него испытующий взгляд. В его голосе был оттенок насмешки или ей показалось?

— Да, спасибо. Ты голоден? Осталось немного вяленого мяса и яблоко.

— Отлично, — сказал Мэтт, хотя все, что он хотел, — было чашкой кофе. Он с удовольствием потянулся.

Лэйси быстро отвела взгляд, когда одеяло сползло на его бедра, выставляя напоказ мускулистое туловище, длинные крепкие руки и широкие плечи. Шаря в одном из пакетов, она старалась не вспоминать густые черные волосы, покрывавшие его грудь, то, как они сужаются в тонкую линию и исчезают в складках одеяла.

— Не могла бы ты подать мои штаны? — попросил Мэтт.

Лэйси подняла его джинсы так, словно они могли укусить ее. Не встречаясь с ним взглядом, она бросила их, затем быстро отвернулась. Ее щеки пылали, так как мысли опять приняли непристойный оборот.

Покусывая нижнюю губу, она старалась сконцентрироваться на яблоке, которое нарезала. Она чувствовала взгляд Мэтта у себя за спиной. Зная, что он наблюдает за ней, она потеряла контроль над собой и вдруг вскрикнула от боли, когда острый нож вонзился в палец.

— Что случилось?

— Я порезала палец.

— Дай взглянуть, — сказал Мэтт, подойдя к ней.

Лэйси вытянула руку и почувствовала помутнение при виде крови.

— Ты сильно порезалась!

Достав носовой платок из своего кармана, он обернул его вокруг пальца Лэйси, затем придержал ткань на месте пореза большим и указательным пальцами.

— С тобой все в порядке? — спросил он. — Ты так бледна.

Лэйси застенчиво улыбнулась.

— Я… я не выношу вида крови, — призналась она.

— Но ты не была так бледна, когда перевязывала меня, — заметил Мэтт.

Лэйси пожала плечами. Он развязал носовой платок и проверил порез.

— Мы промоем рану и продезинфицируем ее, чтобы туда не попала инфекция.

Лэйси кивнула. Прикусив нижнюю губу, она старалась не вздрагивать от боли, когда Мэтт обмывал палец водой из фляги.

— Сейчас чертовски будет болеть, — сказал он и взял бутылку виски.

Лэйси покачала головой. Затаив дыхание, она смотрела на паутину, висевшую на потолке, пока Мэтт прижигал ей рану. Несмотря на свою решимость быть смелой, она вскрикнула от боли, когда виски проникло в рану, ей казалось, что палец охвачен огнем.

Мэтт мягко выругался, завернул палец в лоскуток ткани, оторванный от его рубашки. Он никогда не боялся крови, ни своей собственной, ни чужой. Во время войны он видел людей, разорванных на куски. Он помогал одному из военных врачей ампутировать ногу и даже глазом не моргнул. Он хоронил людей, которые были разрублены штыком или разнесены пушкой на куски, и оставался спокойным, но в его сердце что-то дрогнуло, когда он увидел кровоточащий палец Лэйси и услышал, как она вскрикнула от боли. Почувствовав головокружение, девушка покачнулась. Мэтт быстро подхватил ее, прижимая к себе.

— Ты в порядке? — взволнованно спросил он. — Не собираешься упасть в обморок, не так ли?

— Не думаю.

Лэйси вздохнула, когда Мэтт, поддерживая, обнял ее за талию. Так чудесно, что кто-то о ней заботится. Так хорошо находиться в объятиях Мэтта, чувствовать силу его рук. Не думая о том, что делает, она закрыла глаза и прижалась щекой к его груди. «Это такая надежная грудь, — подумала она сонно, — прочная и сильная». Она слышала, как бьется его сердце, ровно и уверенно, и это было так утешительно.

Мэтт нежно прижал Лэйси к себе. «Бедное маленькое создание», — с нежностью подумал он и начал гладить ее волосы. Нагнувшись, он поцеловал ее в макушку, мягко двигая губами в тяжелой шелковой массе волос. Она чувствовала себя так хорошо в его руках и была сама не своя.

Ничего не говоря, он прижал Лэйси еще сильнее, лаская руками ее спину. Было адом жить с ней рядом все эти недели, хотеть ее и не сметь дотронуться из боязни напугать силой страсти. Она была очень наивной, и он жаждал быть тем, кто научил бы ее удовольствиям и наслаждениям, которые могут разделить мужчина и женщина. Тем не менее, он был научен с самого детства, что джентльмен не насилует леди. Джентльмен удовлетворял свои желания где-нибудь в другом месте, так как было много женщин, которые желали удовлетворить страсть мужчины за любую сумму денег.

Мэтт нахмурился. Он видел много проституток во время войны, женщин, которые хотели продать себя за стоимость обеда, лагерных шлюх, которые меняли свое целомудрие на еду, одежду или укрытие. Доступных женщин нетрудно было найти.

Мэтт взглянул на Лэйси. Было ли это все, что он чувствовал к ней, просто страстью? Он хотел любить ее и защищать от зла. Конечно, это было больше, чем просто страстное желание. Возможно ли, что он влюбился в нее?

Лэйси зашевелилась в его руках. Подняв голову, она нежно улыбнулась ему.

— Спасибо, — пробормотала она. — Сейчас я чувствую себя лучше.

«Она такая красивая, — подумал Мэтт, — невероятно красивая. Волосы, словно тусклое пламя, глаза — огромные и невинные». Взяв ее за подбородок, он наклонил голову и нежно поцеловал ее. Он не был готов к пылкости, которая пронзила его, когда губы коснулись ее, пылкости, которая превратила его тело в пламя и вселилась в поясницу, побуждая его взять то, чего он жаждал с того момента, когда открыл глаза и увидел ее. Жаждущим ртом он поцеловал ее снова.

Лэйси поцеловала его в ответ. Вдруг, забыв всякий стыд, она прижалась к Мэтту, желая, чтобы он целовал ее, желая чувствовать его мускулистое тело рядом с ее телом, его руки, обнимающие ее. Он был единственным надежным существом в мире чужаков, единственным источником безопасности. Ее рот подчинился его рту, губы раскрылись, когда она поддалась опьяняющему теплу, которое проникло к ногам, расслабляя колени и превращая кровь в пламя.

Язык Мэтта нежно исследовал глубины ее рта, смакуя секретную сладость, разжигая неизвестное раньше чувство восхищения в самой глубине ее существа, чувство такого блаженства и восхищения, что она задрожала от удовольствия. Ее сердце забилось в диком ритме, руки охватили его шею, прижимая его сильнее, желая поглотить его.

Мэтт издал тихий стон, когда губы Лэйси раздвинулись под его губами. Его тело, трепещущее, от безумной страсти, ожило. Желание пронизало его, сводя на край безумия. Ее грудь прижалась к его груди, такая мягкая и теплая, возбуждая еще больше. Его руки скользнули по ее спине, гладя ягодицы и прижимая ее бедра к своим, давая ей почувствовать очевидность его страсти.

— Лэйси.

Ее имя прозвучало стоном на его губах. Кровь пульсировала в мозгу, громыхала в ушах, словно отдаленный раскат грома, когда огонь страсти распространился по всему его телу. Неясный слабый голос разума предупреждал, что если он не отпустит ее сейчас, то никогда уже этого не сделает.

Он начал отталкиваться, но Лэйси не хотела отпускать его. Ее руки еще крепче обхватили его шею, она пылко и страстно поцеловала его. Она вся дрожала от ощущения, которого не понимала, но оно было невероятно приятным, притупляя все чувства, пронизывая ее удовольствием, и она не хотела, чтобы оно заканчивалось.

Предупреждающие звонки зазвенели громко и отчетливо в голове Мэтта Дрего. Пора было остановиться. Она была еще ребенком, напомнил он себе, она не знала страсти, опьяненная удовольствием. Она не знает, что она с ним делает, и что он хочет сделать с нею.

С усилием он разжал ее руки.

— Лэйси… — Его голос был тихим, в нем были и страсть, и боль.

— Пожалуйста, Мэтт, — пробормотала она.

— Лэйси, ты не знаешь, чего просишь.

— Покажи мне, — умоляла она и прижала свои губы к его губам, уверенная, что она умрет, если он не поцелует ее снова.

Это был такой соблазн, против которого не устоит ни один мужчина. Зная, что это неправильно, Мэтт опустил Лэйси на одеяло. Его язык ощущал прелесть ее рта, руки нежно гладили живот и бедра.

Лэйси застонала от восхищения, когда неожиданный прилив тепла наполнил ее. Все ее чувства были настроены на Мэтта. Ее губы целовали его, руки прикасались к его телу, ее ноздри были наполнены его запахом, уши слышали только грубое дыхание, когда его рот двигался по ее лицу, усыпая поцелуями глаза, нос и рот. Закрыв глаза, она отдалась волшебству его рук, восторгу его поцелуев. Волны возбуждения потрясли ее, заставляя забыть все кроме прикосновения его рук и губ к жаждущему телу.

Она почти не осознавала, что он раздевает ее, пока не почувствовала прохладный воздух, веющий по обнаженному телу. Она открыла рот от удивления, когда почувствовала его язык, скользнувший по ее груди, дразнящий и досаждающий. Она попыталась остановить его, но когда первый шок прошел, начала подгонять его, охваченная сильной страстью, которая была для нее новой и устрашающей своим накалом. Она была уверена, что умрет, если он не удовлетворит незнакомое желание, бушующее в ней. Ее руки неустанно двигались по его широкой спине и плечам, проникнув под рубашку, чтобы погладить его мускулистое тело. Его кожа была влажной и теплой, глаза сверкали страстью, когда ее пальцы начали ласкать его грудь, а затем опустились ниже, пока не исчезли внутри его брюк.

Мэтт издал хриплый крик, когда ее рука остановилась у него на пояснице. Кое-как, немного удерживая ее, ему удалось выскользнуть из джинсов и рубашки, и сейчас они лежали рядом, их тела и губы были слиты в одно целое.

Снаружи шел сильный ливень. Гром грохотал в темном небе, молния раскалывала черные тучи. Дождь стучал по крыше хижины «и завывал ветер.

«Мы одни во всем мире, — подумала Лэйси. — Только я, Мэтт и буря».

Она была готова, когда он встал над ней, дать ему все, чего бы он ни попросил, только бы он удовлетворил дикую страсть, бушующую в ней. На короткое мгновение она почувствовала страх, когда он развел ее бедра. «Сейчас пути назад нет», — подумала она и почувствовала неожиданную панику.

Мэтт ощутил изменение в ней, увидел неожиданный испуг в ее глазах. Он знал, что должен остановиться. Она была девственницей, невинным ребенком, и он не имел права трогать ее. Но она была нужна ему. Боже, как она ему нужна. Зная; что это неправильно, он опустил голову и страстно поцеловал ее, и когда она поцеловала его сама, он вошел в нее, вздыхая от удовольствия, когда женское тепло сомкнулось вокруг него.

Лэйси почувствовала внезапную боль, когда он овладел ею. Она потерялась в наслаждении его поцелуев, в волшебстве его прикосновений.

Она шептала его имя, когда его жизнь вздымалась внутри нее, наполняя ее восхитительным теплом и чувством бесконечного спокойствия…

Позже ей стало стыдно. Она отдалась мужчине, который не был ей мужем, мужчине, который никогда не говорил, что любит ее. Мужчине, который был сбежавшим заключенным. Как она посмотрит в глаза отцу? Как она будет жить со стыдом оттого, что сделала? Она продала свое целомудрие за несколько мгновений удовольствия.

Она не двигалась и не говорила ни слова, но Мэтт почувствовал, что она отталкивается от него.

— Что случилось, Лэйси? — спросил он, нахмурившись. — Я тебя обидел?

Она покачала головой. «Он обидел меня, — подумала она с горечью, — но не так, как он думал».

— Лэйси…

Он протянул руку, чтобы утешить, но она оттолкнула ее.

— Оставь меня.

— Лэйси, что с тобой?

— Оставь меня! — громко повторила она и расплакалась, словно ее сердце разрывалось.

Несмотря на просьбы оставить ее одну, Мэтт обнял ее и прижал к себе. Она вырывалась, но затем со вздохом, который, казалось, исходил изнутри, растаяла в его руках.

— Лэйси, что-то не так? — нежно спросил Мэтт. — Скажи мне.

— Мне так стыдно.

Ее слова были едва слышны, но были полны вины и раскаяния.

Мэтт похлопал Лэйси по спине — так успокаивают обиженного ребенка. Ум и сердце обвиняли его в том, что он был самым низким мерзавцем. Конечно, ей стыдно. Она была чистой девушкой, а не какой-нибудь дешевой шлюхой. Он не должен был дотрагиваться до нее. Она была молода и невинна, не осознавала того, что делает, легко унесенная новизной страсти, чудом открытия. Он знал, что она будет жалеть о сделанном, как только волшебство рассеется.

— Лэйси, — медленно сказал он, — я не хотел обидеть тебя. У меня никогда этого не было в мыслях.

— Это не твоя вина, — сказала она тихим голосом.

«И это самое ужасное, — подумала она печально. — Он не виноват. Вина была полностью моей».

— Я практически вынудила тебя, — выпалила Лэйси и покраснела с головы до пят.

Мэтт старался не смеяться, но мысль о том, что Лэйси воспользовалась им, была такой смешной, что он не смог сдержаться.

С криком девушка вырвалась из его рук, более униженная, чем когда-либо. На протяжении недель она боялась, что Мэтт оскорбит ее, и когда это, в конце концов, случилось, это было по ее вине. Она стала бесстыдной шлюхой, и сейчас он нагло смеялся над ней.

— Лэйси, прости, — извинился Мэтт. — Я не смеялся над тобой, честно. Ты, должно быть, знаешь, что я хотел тебя тоже, что ничего другого между нами и не должно было произойти.

Лэйси посмотрела на него, ее глаза сверкали от слез.

— Ты красивая молодая женщина, — искренне сказал Мэтт. — Было мучительно держать себя в руках. Если кто-то и виноват, то это я.

— Ты думаешь, что я красива?

— Очень красива, — с чувством сказал он, — и очень желанна.

Эти слова согрели ее, снимая боль и стыд.

— Иди сюда.

Сердце Лэйси сильно забилось, когда она повернулась к нему. Сев рядом, она положила голову ему на плечо.

Мэтт глубоко вздохнул. Он почувствовал угрызения совести, видя на глазах Лэйси слезы. Он никого не лишал девственности раньше и чувствовал себя чертовски виноватым.

— Послушай, Лэйси, я… как только приедем в какой-нибудь город, мы поженимся.

Слова были сказаны еще до того, как он осознал, что сказал.

Лэйси посмотрела на него, моргая глазами.

— Мы поженимся?

— Я обещаю.

— Ты действительно хочешь жениться?

Ее вопрос застиг его врасплох. По правде говоря, он не хотел жениться. Его единственным опытом было то, как он наблюдал за своим отцом и Летицией, и он ничего хорошего не видел в их отношениях. Сол Дрего был ужасным мужем и неудачным отцом. Летиция выполняла обязанности жены и матери, но никогда не испытывала удовольствия ни в одной из этих ролей. Мэтт никогда не видел счастливого брака и после неудачи с Клэр Дьюпрей решил, что никогда не женится.

Но сейчас он смотрел в заплаканные глаза Лэйси Монтана, вспоминая, какой прелестной она была, и мысль о женитьбе не казалась такой уж отвратительной.

— Да, — сказал он, удивившись, сам, — я хочу жениться.

На лице Лэйси появилась сияющая улыбка.

— Я люблю тебя, Мэтт, — прошептала девушка. Она старалась не влюбиться, напоминая себе, что он заключенный, но ухаживала за ним и как-то против своей воли полюбила его.

— Лэйси.

Он прижал ее сильнее, его сердце наполнилось чувством, которое он никогда ни к кому не испытывал, даже к Клэр. «Возможно, это любовь, — подумал он, — возможно, нет. Но что бы это ни было, я хочу это сохранить».

После обеда дождь прекратился. Неохотно они покинули домик. Лэйси оглянулась, стараясь запомнить каждую линию серой маленькой хижины, где Мэтт показал ей, что такое быть женщиной. Она слегка улыбнулась, когда взглянула на прогнувшуюся крышу и скрипучую дверь, на грубые стены. Домик больше не выглядел таким убогим, как раньше.

— Куда мы едем? — спросила Лэйси, когда они отъехали от хижины. В животе у нее урчало от голода. Им было нечего есть в хижине.

— В лагерь Верди, недалеко отсюда, — ответил Мэтт. — Мы там найдем немного продуктов. Может быть, узнаем какие-нибудь новости.

Лэйси покачала головой. Она почти забыла о своем отце, окруженная любовью Мэтта. Но сейчас она вдруг забеспокоилась о нем больше, чем когда-либо. Она слышала ужасные рассказы о людях, которых изувечили и подвергали пыткам индейцы. Несомненно, даже такой безбожный народ, как апачи, не мог быть таким жестоким, как ей рассказывали.

Она старалась выбросить эти мысли из головы. День был слишком чудесным, чтобы размышлять о жестокости и уродстве. Лучше верить в то, что ее отец жив и с ним все в порядке.

Она подогнала свою лошадь ближе к Мэтту, и мило улыбнулась, когда он взглянул на нее. Его добрый взгляд заставил ее сердце петь, и Лэйси подумала, что если бы не несчастье, которое приключилось с ее отцом, она чувствовала бы себя очень счастливой. Небо было светло-голубое, отдаленные деревья изумрудно-зеленые, вымытые дождем, солнце над головой было медового цвета. Синдер бежала очень бойко, и Лэйси вынуждена была сдерживать лошадь, натягивая вожжи. Так хорошо жить!

Сейчас, лежа под своими одеялами у костра, Лэйси не могла спать. Все, о чем она могла думать, был Мэтт. Как хорошо снова оказаться в его объятиях. Ее тело жаждало его прикосновений, губы страстно желали его поцелуя, но она не могла заставить себя позвать его.

Он сидел у костра с задумчивым выражением лица и пристально смотрел на равнину, дымя сигаретой, зажатой в зубах. Его профиль отчетливо выделялся, освещенный костром, и она снова подумала, какой он красивый.

Страсть была новым для нее чувством. Она знала, что нехорошо с ее стороны хотеть Мэтта, знала, что она не должна разрешать ему снова заниматься с ней любовью, пока они не поженятся. Если бы у нее хватило духу позвать его, но что она могла сказать?

Лэйси разочарованно вздохнула. Она знала не много о мужчинах. Может быть, Мэтт не хотел ее снова так скоро. Лучше ничего не говорить, чем выпрашивать любовь и получить отказ.

Мэтт Дрего сделал глубокую затяжку, выпустил облако дыма. Он видел краем глаза, как Лэйси ворочалась под своими одеялами. Он также был встревожен и испытывал желание. Он думал, что, однажды овладев Лэйси, удовлетворит свою страсть, но она только усилилась. Весь день он почти ни о чем другом не думал. Несколько раз он испытывал желание стащить ее с лошади и бросить на траву. Но он знал, что она будет шокирована и не поймет такой грубости. Разве она не дала ясно понять прошлой ночью, что была шокирована тем, что они сделали?

Проклятье! Если бы он мог обнять ее и снова заняться с ней любовью. Если бы только она захотела его так, как он ее хочет. Вскочив, он обошел лагерь, постоянно следя взглядом за Лэйси. Он хотел направиться к своим одеялам, вдруг их взгляды встретились. Они смотрели друг на друга долгое время через тлеющие угольки костра, и Мэтт почувствовал, что все его чувства устремились к ней.

Словно загипнотизированный, он подошел к ней, охваченный страстью. Встав на колени, он отбросил одеяло и взял Лэйси на руки. Она не сопротивлялась, положив голову ему на плечо, ее глаза сияли любовью.

Он все еще колебался, боясь оскорбить ее чувства.

— Лэйси?

Страсть, которую он испытывал к ней, чувствовалась в его голосе.

Она кивнула, надеясь, что он поймет, чего она хочет, даже если она не может ничего сказать.

— Ох, Лэйси, — вздохнул он, и его рот приблизился к ее рту.

Он поцеловал ее со всей страстью, его кровь превратилась в огонь, когда она ответила на его поцелуй с пылом, который удивил его и доставил огромное удовольствие.

— Это ужасно, Мэтт? — трепетно прошептала она.

— Ужасно, что я так хочу тебя?

— Нет.

— Я не могу ничего поделать со своими чувствами. Я…

Она отвернулась не в состоянии сказать ему, что ее тело требовало его ласк.

— Я могу подождать, Лэйси, — сказал Мэтт неровным голосом. — Мы будем в Верди через пару дней, там мы можем пожениться. — Он вздохнул. — Я могу подождать. Это будет нелегко, но я попробую.

— Я не хочу ждать, Мэтт, — призналась она, ее слова звучали нежнее, чем легкое дуновение ветра.

— Я люблю тебя, Лэйси, — хрипло прошептал Мэтт. — Господи, как я люблю тебя!

И когда он поцеловал ее еще раз, у нее не было причин сомневаться в этом.

Глава 6

Они достигли Верди в субботу. Столб, установленный в тысяча восемьсот шестьдесят четвертом году, находился в тридцати пяти милях к востоку от Прескотта, что в Аризоне. Лагерь был построен, чтобы обеспечить защиту горного района Прескотта.

В этот день новобранцы маршировали строем на площадке, а неподалеку сержант-негр ездил верхом на брыкающемся мустанге. Наездника приветствовали громкими возгласами полдюжины солдат в голубой армейской форме.

Высокий худощавый человек с золотыми пряжками лейтенанта подошел к Мэтту и Лэйси, когда они спрыгнули с лошадей.

— Чем могу помочь?

Он как-то странно посмотрел на Мэтта, и Лэйси стало интересно, почему.

— Мы ищем место, где можно было бы переночевать, — ответил Мэтт, стряхивая пыль со своей шляпы. Он нежно улыбнулся Лэйси. — И нам нужен священник.

Лейтенант Уилсон Чарльз Маккей перевел взгляд с Мэтта на Лэйси и почувствовал, как его дыхание участилось, когда он посмотрел на молодую женщину, стоящую рядом с незнакомцем. Она была очень красива, осознал Маккей. Он не видел ни одной красивой женщины долгое время. В любом случае, ни одной приличной женщины.

Взгляд его вернулся к Мэтту. «Мужчина опасен», — подумал лейтенант.

— Я думаю, священник сможет обручить вас, — сказал лейтенант. — Вам нужно отметиться у капитана Слэтера, чтобы провести здесь ночь. — Маккей указал на здание слева. — Там находится кабинет капитана, первая дверь налево. Вы не можете не заметить ее.

Лейтенант повернулся и пошел прочь.

Взяв Лэйси за руку, Мэтт отправился к капитану.

Капитан Том Слэтер сидел за столом, лениво листая потрепанную Полицейскую газету. Он отвлеченно думал о том, что Маргарет приготовила на обед и вернулся ли из Прескотта сержант Карлисл.

Слэтер отложил газету в сторону, когда в кабинет вошли мужчина и женщина.

— Чем могу служить? — спросил он, выпрямившись в своем кресле. Он детально оглядел молодую пару своими глубоко посаженными серыми глазами. Мужчина был высокий и загорелый. Тот факт, что он был наполовину индеец, не остался незамеченным. Капитан прожил пятнадцать лет в стране апачей. Девушка была очень красивая. Они выглядели так, словно путешествовали целый год.

Мэтт внутренне вздрогнул, встретив изучающий взгляд офицера.

— Нам нужно где-то переночевать.

Глаза Слэтера сузились. На руке у девушки не было обручального кольца.

— Вы женаты?

— Пока нет, — быстро ответил Мэтт. — Мы надеялись, что местный священник поможет нам.

Слэтер задумчиво кивнул, думая о том, не сбежала ли девушка из дому, чтобы выйти замуж за человека, которого не одобрили родители. И правильно сделали. Слэтер уважал апачей, но он не доверял метисам, и ему не нравилось, что такая красивая молодая девушка связалась с человеком, который принесет ей только несчастье. Но ему до этого не было дела.

Капитан улыбнулся.

— Прошу прощения, — вежливо сказал он, — боюсь, что не расслышал ваше имя.

— Данбар, — сказал Мэтт, протянув руку. — Мэттью Данбар. А это Лэйси Монтана.

Слэтер пожал Мэтту руку, глядя на Лэйси. Он заметил смущение на ее лице, когда Данбар представился.

— Предполагаю, что вы хотели бы освежиться, мисс Монтана, — заметил капитан. — Почему бы вам не пойти в мои апартаменты? Дом за лазаретом. Это единственный дом, где растут цветы во дворе. Моя супруга будет рада познакомиться с вами.

Лэйси испуганно взглянула на Мэтта.

— Иди, Лэйси, — сказал Мэтт, улыбнувшись. — Я скоро приду.

— Спасибо, капитан, — вежливо сказала Лэйси и вышла из комнаты.

Выйдя на улицу, она медленно пошла к дому капитана и чувствовала себя потерянным ягненком, спускаясь по пыльной дороге. Мужчины оборачивались ей вслед, когда она проходила мимо. Некоторые из них приветствовали ее. Все они улыбались.

Дом капитана был маленький, белый, перед ним были клумбы с цветами. Немного поколебавшись, Лэйси подошла к дому и постучала в дверь.

На стук вышла стройная женщина лет тридцати пяти. У нее были темно-русые волосы, собранные в пучок на затылке, выразительные голубые глаза, она была очень загорелой после долгих лет жизни под солнцем Аризоны.

— Да? — спросила женщина хорошо поставленным голосом. — Чем могу помочь?

— Я… капитан Слэтер сказал мне прийти к вам.

Маргарет Слэтер кивнула, словно чужаки появлялись у ее двери каждый день.

— Конечно, моя дорогая. Ты не зайдешь? Она пропустила Лэйси вперед.

— Меня зовут Маргарет, — сказала она, протягивая наманикюренную руку.

— Лэйси Монтана, — ответила Лэйси, пожав руку женщины.

— Итак, судя по тому, как ты выглядишь, я бы сказала, что ты хочешь сначала принять ванну, а затем познакомиться, — заметила Маргарет Слэтер с дружеской улыбкой. — Я как раз нагрела воду для себя.

— Я могу подождать, — быстро сказала Лэйси.

— Не стоит. Ванна находится на кухне, и вода уже должна быть горячей.

— Нет, в самом деле, — сказала Лэйси, — я не хочу причинять вам неудобства.

Маргарет мягко засмеялась

— Не в обиду будь, сказано, дитя, — любезно сказала она, — но я думаю, что ты больше нуждаешься в ванне, чем я.

Лэйси застенчиво улыбнулась. Ей действительно нужно было принять ванну, это было то, чего она больше всего хотела.

— Кухня находится здесь, — сказала Маргарет Слэтер, указывая на закрытую дверь. — Полотенце на столе. Когда ты вымоешься, я дам халат, который должен тебе подойти, если ты хочешь постирать свою одежду.

— Благодарю вас, миссис Слэтер. Это так мило с вашей стороны.

Вода была действительно горячей, и Лэйси разделась и осторожно легла в цинковую ванну. Горячая вода была приятной, и девушка закрыла глаза, давая теплу проникнуть в ее тело, смягчая уставшие мускулы. Через несколько минут она начала мыться, сначала тело, затем волосы, а потом постирала свой пыльный охотничий наряд.

Через полчаса она уже сидела в гостиной Слэтеров в голубом махровом халате, попивая чай из изящной китайской чашки.

— Я не могу представить, почему задерживается Мэтт, — сказала Лэйси.

Маргарет Слэтер мягко улыбнулась.

— Я думаю, что Том высасывает из него информацию, — сказала она, покачав головой. — Том хочет знать все, что творится на его территории. Вы издалека пришли?

—Да.

— Что вас привело в лагерь Верди? У нас не так много посетителей.

— Мы ищем священника, — ответила Лэйси, слегка покраснев.

— Свадьба! — с восхищением сказала Маргарет. — Как чудесно!

Лэйси кивнула. Женщина ей нравилась все больше и больше.

— Сделай мне одолжение, — сказала Маргарет, наклонившись вперед. — Надень мое свадебное платье.

— Ох, я не могу, — запротестовала Лэйси, ошеломленная предложением.

— Это красивый наряд, весь в кружевах, из старинного сатина. Я надеялась, что моя дочь наденет его однажды, но у нас нет детей.

— Я с радостью надену его, — сказала Лэйси, смущенная щедростью женщины. — Благодарю вас.

— Когда свадьба?

— Не знаю.

— Сегодня вечером не слишком скоро? У нас так давно не было вечеринки.

— Я должна спросить Мэтта, — неуверенно сказала Лэйси.

— Конечно. Вот они уже идут.

У Слэтеров Мэтт и Лэйси чувствовали себя как дома. Маргарет устроила им королевский обед, и все четверо болтали, словно были старыми друзьями. Мэтт согласился, чтобы свадьба была вечером, и капитан послал своего ординарца, чтобы тот обо всем позаботился.

Через два часа Лэйси стояла рядом с капитаном Слэтером позади церкви, одетая в свадебный наряд Маргарет Слэтер.

Это было на самом деле красивое платье. Вырез на шее был округлен и отделан изящными кружевами цвета слоновой кости. Рукава были длинными, зауженными у запястий. Корсаж подходил Лэйси, словно был сшит для нее. Юбка, длинная и пышная, спадала изящными складками.

Стоя у алтаря, Мэтт смотрел на Лэйси с трепетом, уверенный, что никогда не видел более красивой женщины, чем та, которая стала его женой.

По сигналу священника органист заиграл свадебный марш, и Лэйси пошла по узкому проходу, положив свою руку на руку капитана Слэтера.

Она не могла отвести взгляда от Мэтта, когда священник произносил торжественные слова и объявил их мужем и женой. Мэтт был одет в черные брюки и темно-голубую рубашку, которую одолжил у одного из солдат. Он был, несомненно, самым красивым мужчиной из всех, каких она знала. Темно-голубая рубашка оттеняла его смуглую кожу и черные волосы, глаза сверкали бриллиантово-голубым цветом.

Затем Мэтт поднял ее фату, обнял Лэйси, чтобы одарить своим первым супружеским поцелуем. Лэйси закрыла глаза, когда его губы сомкнулись на ее губах. Его поцелуй, мягкий и нежный, словно танцующая на розовом лепестке бабочка, наполнил ее теплым внутренним светом.

Позже была вечеринка в обществе офицеров. Армейский повар испек торт, там было также шампанское и сэндвичи для тех, кто хотел заглянуть и посмотреть на новобрачных.

Лэйси была удивлена, обнаружив, что ее муж прекрасный танцор. Он кружил ее по комнате, пока она не запыхалась. Он мог танцевать под любую музыку.

— Где ты научился так хорошо танцевать? — с любопытством спросила Лэйси.

— Дома, — ответил Мэтт, улыбаясь. — Еще до войны.

Лэйси мило надула губки.

— Я забыла, что ты с юга. Я слышала, там всегда были чудесные танцевальные вечера. Я полагаю, что ты перетанцевал с каждой красавицей в округе.

— По крайней мере, один раз, — важно сказал Мэтт. — И с пожилыми дамами тоже.

— Хам.

— Ангел.

Лэйси мягко улыбнулась, ее сердце трепетало от счастья.

Они танцевали вальс, когда Мэтт заметил, что ординарец зашел в комнату и отозвал капитана в сторону. Мужчины разговаривали несколько минут, капитан изредка поглядывал в сторону Мэтта, затем ординарец вышел с серьезным выражением лица.

Предупредительный звонок прозвенел в мозгу Мэтта. Только он собирался отвести Лэйси с танцевальной площадки, как капитан Слэтер похлопал его по плечу.

— Вы не будете возражать, если я помешаю? Мэтт на мгновение заколебался.

— Конечно, нет.

Он кивнул Лэйси и направился к столу. Немедленно двое вооруженных полицейских стали рядом с ним.

— Капитан хотел бы видеть тебя в своем кабинете, — сказал полицейский Мэтту.

— Прямо сейчас, — добавил другой полицейский. Он приставил пистолет к животу Мэтта. — Понял?

— Вполне, — ответил Мэтт.

Он не сопротивлялся, когда они вывели его из здания.

Через несколько мгновений Том Слэтер вошел в комнату и закрыл за собой дверь.

— Где Лэйси? — отрывисто спросил Мэтт.

— Маргарет забрала ее домой. Не беспокойся, с ней будет все хорошо.

Мэтт покачал головой, не сводя глаз с капитана.

— Обыскать его, — приказал Слэтер, и один из полицейских быстро пробежал руками по спине Мэтта и вниз по его ногам.

— У него ничего нет, — уверенно сказал молодой человек.

Слэтер кивнул. Он разглядывал Мэтта какое-то время.

— Дрего, правильно? — спросил он. — Мы давно искали тебя.

Мэтт кивнул. Внешне он казался спокойным, равнодушным, но укорял себя за то, что был таким дураком. Он должен был знать, что объявлен розыск. Черт побери, он же преступник.

— Мне твое лицо сразу показалось знакомым, — бодро сказал Слэтер, — поэтому я приказал полицейскому проверить всех разыскиваемых и был уверен, что ты один из них.

Мэтт снова кивнул. Капитан был явно доволен собой.

— Ты ничего не хочешь сказать в свою защиту?

— Вам нужно было подождать до утра, чтобы арестовать меня, — сухо сказал Мэтт.

— Прости, — саркастически сказал Слэтер. — Я думаю, что с медовым месяцем придется подождать.

На мгновение Слэтер почувствовал сожаление. Жаль, что молодой человек вынужден пропустить медовый месяц. Он почти разрешил молодоженам вместе провести ночь. Но затем опомнился.

Этот человек был преступником, обвиненным в убийстве. Он не заслуживал ничего хорошего, ничего, кроме веревки. Ему чертовски повезло, что они не повесили его здесь и сейчас.

Слэтер перевел взгляд на полицейских, стоявших позади Мэтта.

— Келлог, отведите мистера Дрего в караульное помещение. Стюарт, скажи, чтобы связались с Юмой. Скажи им, что мы нашли пропавшего бандита, и они могут взять его.

Мэтт пошел по пыльной земле к караульному помещению с приставленным к нему полицейским. Это было маленькое кирпичное здание между лазаретом и прачечной. В карауле стоял капрал.

Капрал открыл дверь тюремной камеры и движением руки приказал Мэтту войти. Солдат дерзко усмехнулся. Было легко угадать, что заключенный уже сидел раньше.

С преувеличенным вздохом смирения Мэтт шагнул вперед. Вдруг он резко развернулся на пятке и ударил солдата кулаком в лицо. Рядовой беззвучно осел на пол.

Выругавшись, Мэтт выхватил ружье полицейского и вышел наружу, закрыв за собой дверь.

Капрал Амос Капали попытался преградить ему путь, когда Мэтт вышел из караульного помещения. Но он слишком поздно схватился за оружие.

— Я бы не стал этого делать, — предупредил Мэтт, нацелив в живот капрала ружье.

Капрал замер. На лбу у него выступил пот, 6н ждал, когда заключенный нажмет на курок.

— Резкий парень, — тихо сказал Мэтт. — Отдай мне свой платок и повернись.

— Ты хочешь меня убить? — спросил капрал дрожащим от страха голосом.

— Это тебе решать, — резко сказал Мэтт и слегка ударил его прикладом по затылку.

Амос Капали упал на пол с глухим звуком, Мэтт быстро связал его руки платком.

Он должен найти Лэйси, и они убегут прочь из лагеря Верди. Тихо ступая, он пошел к караульному помещению.

Лэйси сидела на кровати в запасной спальне Слэтеров, безутешно рыдая. То, что было самым счастливым мгновением в ее жизни, превратилось в кошмар. Она разгладила складку на своем свадебном платье, затем судорожно вздохнула, и новый поток слез заструился по ее щекам.

Это было ужасно! Совсем недавно она была такой счастливой, а сейчас Мэтт заперт в караульном помещении. Скоро приедут из Юмы и посадят его в тюрьму. Она никогда не найдет своего отца, никогда не будет жить с Мэттом. Никогда не родит ему детей. Ее охватила жалость к себе. Она проклинала свою жестокую судьбу, которая подарила ей мгновение счастья, а затем лишила его.

Стук в окно прервал ее слезы. Подняв голову, Лэйси испуганно посмотрела в окно. Лучезарная улыбка осветила ее лицо, когда она увидела Мэтта.

Спрыгнув с кровати, она метнулась к окну и открыла защелку.

— Мэтт!

— Бежим прямо сейчас!

Лэйси подняла свои юбки, привстала на подоконник и прыгнула в руки Мэтта. — Что случилось? — взволнованно спросила она, вглядываясь в темноту.

— Твое платье.

Лэйси посмотрела на свой сильно измятый свадебный наряд.

— А что с ним не так?

— Оно выделяется, словно сигнальный огонь на маяке. Нужно от него избавиться.

— Но у меня больше ничего нет. Миссис Слэтер отдала мою одежду погладить.

— Наденешь мою рубашку. А это платье нужно снять.

Со вздохом смирения Лэйси начала расстегивать длинный ряд крохотных жемчужных пуговиц. С некоторыми из них возникла трудность, и Мэтт убрал ее руки и ловко расстегнул последние несколько петель.

— Избавься от нижних юбок тоже, — сказал Мэтт.

Кивнув, она развязала ленты нижних юбок, и они упали на землю. В глазах Мэтта засверкал, огонек страсти, когда он взглянул на Лэйси. Ее волосы высвободились и спадали на плечи в восхитительном беспорядке. Сорочка оставила немного для воображения, и он ужасно захотел отнести ее назад в спальню. Но для этого не было времени. Не сейчас. Он дал ей свою рубашку, наблюдая, как она ее надевает. Она ей была очень велика.

— Пойдем, — быстро сказал он, взял ее за руки и повел к конюшне, где стояли лошади.

— Подожди здесь.

Оставив Лэйси стоять в темноте, он пробрался в конюшню, глядя по сторонам. Там не было никаких следов охранников. Вздохнув с облегчением, он оседлал лошадь.

«Только бы нам повезло», — тихо молился он, выводя лошадей из конюшни, и быстро подсадил Лэйси на спину Синдер.

Медленно, неслышно они вышли за пределы лагеря, и Мэтт прыгнул в седло.

Только они пустили лошадей рысью, как услышали звук горна.

— Проклятье! Как быстро они обнаружили, что мы ушли. Быстрей, Лэйси!

* * *

Лэйси во весь опор помчалась за Мэттом. Было страшно нестись в темноте, ничего не видя перед собой на расстоянии больше нескольких футов. Низкий кустарник, неожиданный откос — все могло повлечь за собой несчастье.

Ветер дул Лэйси в лицо, обжигая щеки и голые ноги, но страх, что их могут догнать, подгонял ее. Она не могла вынести мысли о том, что Мэтт будет заточен в тюрьму, не могла представить жизни без него.

Они скакали больше часа, подгоняя своих лошадей. Ноги Лэйси окоченели от холода и были натерты о кожу седла, но она стойко держалась, сосредоточив взгляд на голой спине Мэтта. Они должны уехать подальше отсюда, и Лэйси знала, что вынесет любые испытания, лишь бы Мэтт был свободен.

Небо стало бледно-серым. Мэтт натянул поводья, чтобы остановить взмыленную лошадь.

Кобыла Лэйси поскользнулась и остановилась, и Мэтт увидел, что Лэйси упала, одной рукой уцепившись за гриву кобылы, а другой, держась за повод. Ее глаза были закрыты.

— Лэйси?

Она открыла глаза.

— Ничего, — пробормотала она, — поехали дальше.

Мэтт усмехнулся. Он спрыгнул на землю и взял Лэйси на руки. Ее голова упала ему на плечо, глаза были закрыты.

— Мэтт, поехали дальше. Я не устала.

— Нам нужно передохнуть. Лошади устали, даже если ты не устала.

Вздохнув, Лэйси прижалась к нему, и Мэтт увидел, что она крепко спит. Некоторое время он держал ее на руках, не желая отпускать ни да минуту. Затем, вздохнув, положил на сухую траву и расседлал лошадей. Затем лег и укрыл ее и себя одеялами.

Через несколько минут он тоже крепко спал.

Глава 7

Она плыла по реке, все ее беды были позади. Она улыбнулась Мэтту, он взял ее на руки и поцеловал. Его губы были теплыми и мягкими, руки нежными, когда он медленно гладил ее тело. Лэйси проснулась и поняла, что это был совсем не сон.

Открыв глаза, она увидела рядом с собой Мэтта. Он облокотился на одну руку, а другой ласкал ее живот. Он ласково улыбнулся ей.

Тепло. Волны приятного тепла захлестнули тело Лэйси, когда губы Мэтта скользили по ее губам. Обняв руками его шею, она поцеловала его.

— Доброе утро, миссис Дрего, — прошептал он.

Лэйси счастливо улыбнулась.

— Доброе утро, мистер Дрего.

Мэтт наклонился и пощипал мочку ее уха.

— Мы женаты целый день, — пробормотал он, его дыхание было теплым, — у нас еще не было медового месяца.

— Я знаю, — шепотом сказала Лэйси. Было тяжело думать, тяжело говорить, когда Мэтт прижал ее к себе так сильно, осыпая поцелуями ее шею.

— Лэйси…

— У нас есть время? — спросила она. — Солдаты…

— К черту солдат! — резко сказал Мэтт. — Я хочу тебя сейчас.

Лэйси не поверила бы, что Мэтт будет заниматься с ней любовью под открытом небом, при ярком дневном свете.

Солнце ласкало кожу Лэйси, когда Мэтт медленно расстегнул ее рубашку и снял с плеч. Затем он снял ее нижнюю сорочку, она была восхитительно обнаженной.

«Она моя, — подумал он. — Законная жена. Ее волосы душистые, как дикая роза».

Лэйси наблюдала из-под ресниц, как Мэтт снимает свою рубашку.

«Как он красив», — подумала она, улыбнувшись. Ей стало интересно, что он подумает, если она скажет это вслух.

Они долго целовались, их руки жадно исследовали друг друга. Лэйси застонала, почувствовав в нем нарастающую страсть. До Мэтта она не знала мужчин. Было приятно сознавать, что она могла заставить его дрожать от желания, заставить его глаза сверкать страстью, заставить его губы нашептывать слова любви.

Она грелась в лучах любви, сияющей в его глазах, наслаждалась звуком его голоса, когда он восхвалял ее красоту. Она абсолютно обо всем забыла, лишь чувствовала прикосновение его тела, чувство восхищения переполнило ее до краев. Он был ее мужем. Навсегда…

Позже, уже засыпая, она услышала, как Мэтт тихо ругнулся.

— Что случилось? — спросила Лэйси встревоженно.

— Не двигайся, предупредил Мэтт. — Там индейцы наблюдают за нами.

Мэтт медленно встал, набросил свою рубашку на Лэйси, накрыв ее от шеи до бедер.

Он подумал, как вытащить свое ружье, но решил, что такой жест будет равносилен самоубийству, поэтому он молча ждал, сжимая кулаки от ярости.

Индейцы смеялись, рассматривая его и Лэйси. Они догадались, что делали здесь белый человек и белая женщина.

Три воина без слов схватили Мэтта за руки и связали их за спиной. Затем они подошли к Лэйси.

Она съежилась от страха. Господи, что они хотят от нее? Она бросила умоляющий взгляд на Мэтта, но он ничем не мог ей помочь. Один из индейцев показал ей знаками, чтобы она оделась. Она повиновалась, ее щеки пылали от смущения, когда тридцать пар глаз наблюдали, как она надевала рубашку Мэтта.

Через десять минут Мэтт и Лэйси сидели на своих лошадях. Руки Лэйси были связаны за спиной, ноги привязаны к стремени, Мэтт тоже был связан. Индейцы, однако, не позволили ему одеться, они смеялись и делали непристойные замечания по поводу его наготы.

— Мэтт, что с нами будет?

— Ничего хорошего, — ответил Мэтт, и воин, который ехал рядом с ним, ударил его по лицу.

— Молчать! — крикнул индеец.

Они ехали до самой ночи, затем индейцы разбили лагерь в болотистой низине. Лэйси привязали к дереву. Она со страхом наблюдала, как индейцы стащили Мэтта с лошади, окружили его, их глаза сверкали злобой. Один за другим они наносили ему жестокие удары, но увидев, что это не вызвало никакой реакции, стали бить его кулаками и палками до тех пор, пока его тело не покрылось красными рубцами.

Слезы катились из глаз Лэйси. Ужасно было видеть, как индейцы издеваются над ее мужем. Почему они такие жестокие? Что будет с Мэттом? Что они сделают с ней?

Мэтт тяжело дышал, его зубы были сжаты, глаза дерзко сверкали, тело болело от побоев, но он не издал ни звука. Он знал, что индейцы воспримут это как знак слабости и будут издеваться над ним еще больше, чтобы посмотреть, как он корчится в мучениях.

Когда воины поняли, что белый человек не будет выть и просить пощады, они устали от этой игры. Привязав его к дереву, они оставили его, и ушли готовить пищу. Мэтт осторожно опустился на землю.

Он взглянул на Лэйси и улыбнулся, надеясь приободрить ее. Она была такой напуганной, такой бледной. Он посмотрел на оковы, надеясь, что сможет освободить руки, но веревки были очень надежны.

Лэйси не смогла выдавить улыбки. Она была слишком напугана, слишком боялась того, что будущее уготовило для них. Она перевела взгляд на индейцев, но воины, казалось, забыли о своих заключенных и собрались вокруг костра, жадно поедая вяленое мясо. Они совсем ничего не дали Мэтту и Лэйси, и когда закончили свою трапезу, улеглись спать, оставив двух воинов для охраны.

Лэйси была так напугана, что, казалось, не сможет уснуть, но вскоре ее веки отяжелели, и она забылась тяжелым мучительным сном.

Когда она проснулась, был уже рассвет, и индейцы стали собираться в путь. Мэтта и Лэйси резко дернули за ноги и бросили на лошадей.

Они ехали весь день, затем следующий и, наконец, приехали в узкое глубокое ущелье, которое вело к большому каньону. Лэйси воскликнула бы от удовольствия, так красив был каньон. Ручеек весело журчал в нескольких ярдах от нее, вливаясь в маленькое озеро, которое было голубым, как небо. Она увидела многочисленные вигвамы, теснящиеся между отвесными стенами каньона.

Кровь застыла в жилах, когда она увидела, что индейские женщины и дети бегут к ним навстречу. Воины спрыгивали с лошадей и крепко обнимали своих женщин и детей. После первого взрыва восхищения мужчины стали раздавать одеяла, одежду и продукты, которые награбили во время нападений.

Женщины презрительно засмеялись, когда увидели Мэтта, обнаженного и беззащитного. Некоторые стали плевать в него, бить изо всех сил по голой спине, громко ругаясь на своем языке.

Один из воинов набросил веревку на шею Мэтта и увел его. Лэйси смотрела вслед своему мужу, пока он не исчез из виду. Страх за Мэтта вскоре поглотил страх за собственную жизнь, когда коренастый воин стащил ее с лошади и заставил следовать за ним в одну из хижин.

Полная женщина нянчила ребенка в хижине. Она улыбнулась мужчине, но затем нахмурилась, увидев белую женщину.

Воин указал на индианку.

— Моя жена, — сказал он на ломаном английском.

— Ты будешь делать все, что она скажет. Лэйси кивнула, боясь говорить. Итак, это была ее судьба. Она стала рабыней.

Индианка не говорила по-английски. Она быстро дала понять Лэйси, что та была в ее власти и ей лучше вести себя так, как ей говорят, в противном случае ей несдобровать.

Следующие несколько дней были сплошным кошмаром. Лэйси заставляли колоть дрова, носить воду с речки, готовить еду из продуктов, которых она не знала, и выполнять другую работу по дому. Ее хозяйка имела очень вспыльчивый характер и острый язык. Она по любому поводу била Лэйси, если ей что-то не нравилось, что было очень часто. Ее муж, которого звали Солнечный Бобр, вмешивался редко. Белая женщина принадлежала его жене. Фактически вигвам и все, что в нем находилось, принадлежало ей. Как и все апачи, Солнечный Бобр не владел ничем кроме оружия, одежды и лошадей.

Лэйси мечтала поговорить с Мэттом, но пока ей это не удалось. Он не был рабом, как она. Он был просто заключенным. Завернутый в шкуру оленя, он был привязан около вигвама того человека, который захватил его. Его руки были связаны за спиной. Ему давали объедки и позволяли отдохнуть на рассвете и в сумерках. Все остальное время он должен был сидеть прямо. Обычно вокруг него собирались дети, показывая на него и лопоча что-то на своем языке.

Они пробыли в лагере почти неделю. Наконец Лэйси собралась с духом, чтобы пойти к Мэтту. Она дождалась полночи, когда в лагере все было тихо и костры догорели дотла, затем с бьющимся сердцем выползла из вигвама. Мэтт спал, сжавшись в комок, чтобы согреться. У него не было одеяла, чтобы укрыться от холода. Она положила руку ему на плечо и легонько потрясла его.

Мэтт мгновенно проснулся и увидел перед собой стоящую на коленях Лэйси. Она очень рисковала. Если ее обнаружат, то обязательно накажут.

— Ох, Мэтт, — весь ужас пережитого отразился в ее голосе.

— Я все знаю.

Мэтт попытался сесть, и Лэйси обняла его, положив голову ему на плечо.

Веревка мешала ему, а он так хотел обнять жену. Эти дни показались ей долгими, как вечность, а ему — вдвое длиннее. Сидеть целыми днями ничего, не делая, было невыносимо. Несколько раз ему позволяли встать и обойти вокруг дерева, насколько позволяла длина веревки. Он жарился на солнце днем, дрожал от холода ночью и все время думал о Лэйси. Он постоянно наблюдал за ней, иногда случайно ловил ее взгляд, когда она ходила к реке за водой.

— Ты думаешь, мы когда-нибудь выберемся отсюда? — спросила Лэйси.

— Не знаю, дорогая. Лагерь очень хорошо охраняется.

— Мы можем попытаться. Сейчас! Сегодня!

— Нет. Это слишком опасно. Мы не выберемся из каньона, чтобы не быть незамеченными охраной у входа.

— Я не могу здесь больше находиться. Пожалуйста, придумай что-нибудь. Я сделаю все возможное, чтобы помочь.

— Я знаю. Не плачь, пожалуйста.

Они сидели так несколько минут. Мэтт положил подбородок на голову Лэйси, его глаза были задумчивыми.

Он искал способ убежать, но никакой возможности не представлялось. Лэйси только усложняла дело. Один он рискнул бы, но не мог ничего предпринять, чтобы не навредить ей. Она стала еще более дорога ему.

Свежесть ее волос дурманила голову, и он поцеловал ее макушку, и когда она подняла лицо, прижал свои губы к ее губам в долгом страстном поцелуе, словно она была сама жизнь.

Лэйси застонала. Она обняла его за шею, и ее тело сильнее прижалось к нему, пока, наконец, они не оказались на земле. Она забыла, где находится, забыла все, кроме огненных поцелуев Мэтта и своей нарастающей страсти. С закрытыми глазами она потянулась к нему, пока не подумала, что умрет от желания.

Она пыталась развязать веревку с его запястий, но вдруг услышала громкое ругательство. Затем Солнечный Бобр дернул ее за ноги, его черные глаза горели страстью.

— Если тебе нужен мужчина, я здесь. Ярость затуманила мозг Мэтта, он вскочил на ноги.

— Это моя женщина, — сказал он сквозь зубы.

Солнечный Бобр пожал плечами.

— Она была твоей. Сейчас это моя рабыня. Он вытянул руку и сильно ударил Лэйси по лицу. Она пошатнулась, ее глаза наполнились слезами, когда она подняла руку к пылающей щеке.

Мэтт едва подавил злость, видя красный отпечаток руки на лице Лэйси.

Он убил бы Солнечного Бобра на месте, но сейчас ничего не мог сделать.

— Не подходи близко к белому человеку, — предупредил Солнечный Бобр. — Если ты это сделаешь, я его убью. Поняла?

— Поняла, — быстро ответила Лэйси.

Последний раз, взглянув на Мэтта, воин схватил ее за руку и потащил в свой вигвам.

…Группа детей собралась вокруг Мэтта. Он думал, что они когда-нибудь устанут играть с ним, но надежды оказались пустыми. Он был врагом, белым человеком, и они с удовольствием издевались над ним. Время от времени один из мальчиков вырывался вперед и ударял его по ноге или спине, подсчитывая удачный ход, а другие мальчики кричали от восхищения. Их удары почти не причиняли боли, но удар в самый предмет его гордости был ужасным. Как унизительно быть привязанным как бешеная собака, окруженным полураздетыми маленькими дикарями, которые издеваются над тобой! Когда, наконец, мальчики устали от своей игры и ушли, мысли Мэтта вернулись к Лэйси. Как она там? Он видел ее несколько раз с той ночи, когда Солнечный Бобр застал их вместе, и то на расстоянии. Она выглядела достаточно хорошо, но в этом нельзя было быть уверенным.

Ему хотелось знать, как обращаются с ней индианка и ее муж. Мысль о другом мужчине, прикоснувшемся к Лэйси, заставляла его кровь пульсировать и наполняла сердце бешеной яростью. Он был беспомощен, чтобы помочь ей. Эта мысль была самой ненавистной из всех.

* * *

Спустя три недели в лагерь апачей приехала группа воинов Киовас. В эту ночь был какой-то праздник с пением и танцами. Женщины подавали блюда, и когда мужчины наелись, один из воинов вынес бутыль из тыквы с тисвином, что, как узнала Лэйси, было разновидностью пива, изготовленного из растения мескаль.

Казалось, этой ночи не будет конца. Индейцы начали играть в азартные игры. Лэйси наблюдала из тени. По коже побежали мурашки от страха, когда она увидела, что один из воинов показывает на Мэтта.

Она собралась с духом, чтобы спросить у Солнечного Бобра, что случилось.

— Белого человека продали одному из Киовас, — сказал Солнечный Бобр резко, — его увозят утром. — Индеец пристально посмотрел на Лэйси. — Ты помнишь, что я говорил?

— Да, — ответила Лэйси, — помню.

Она легла в постель, свернулась под накидкой и тихо рыдала всю ночь.

На следующее утро она наблюдала с отчаянием, как Мэтта передали одному из индейских воинов Киовас. Мэтт отбивался из последних сил, когда его владелец пытался бросить его на спину лошади.

Лэйси прижала руки ко рту, чтобы сдержать крик. Четверо воинов Киовас внезапно напали на Мэтта и били его луками и копьями до тех пор, пока он не потерял сознание. Воины, смеясь, бросили Мэтта на спину лошади и связали руки и ноги вместе под ее животом.

Лэйси плакала весь день, сердце ныло от горя и одиночества. Быть рабыней в лагере апачей было ужасно, но, по крайней, мере, Мэтт был рядом. Хотя ей запрещали разговаривать с ним, его присутствие помогало вынести все лишения. А сейчас его не было, она осталась одна среди чужих людей.

Ветряная Женщина угрожала и ругала ее, и, в конце концов, несколько раз ударила Лэйси палкой, но девушка продолжала безудержно рыдать. Ее отца увели и Мэтт для нее тоже был потерян. Слишком много для такой юной девушки.

Лэйси плакала, пока внутри не стало пусто. Она почувствовала, что потеряла смысл жизни.

* * *

Мэтт осторожно осматривал окрестности, пока они ехали по дикой степи, благодарный, что его захватчики позволили сидеть прямо, когда он пришел в сознание. Лежать лицом вниз на спине лошади, должно быть, самое худшее из испытаний.

Он безуспешно пытался развязать веревки, связывающие его запястья, но добился только того, что руки стали кровоточить. Он задрожал, когда подул ветер с гор, про себя ругая индейцев, которые отказались дать ему рубашку и гамаши. Колючие кусты кололи ноги, когда его мучители нарочно проходили близко от покрытых шипами кустарников.

На второй день пути полил сильный дождь. Воины ехали, накрывшись мантиями из шкуры буйвола, в то время как Мэтт совсем закоченел от холода. Он готов был взорваться в любую минуту. Было холодно, хотелось есть, но больше всего он беспокоился о Лэйси.

Днем индейцы устроили привал в небольшом укрытии. Спрыгнув с лошадей, они сели рядом и стали грызть вяленое мясо, а Мэтт сидел под дождем со связанными за спиной руками. Он смотрел на своих врагов, молча проклиная их.

Наконец, один из воинов освободил ногу Мэтта и стащил его с лошади. Толкнув его на землю, индеец бросил кусок вяленого мяса в грязь. Если хочешь есть, то можешь есть с земли, как собака.

Мэтт жадно посмотрел на еду, но его аппетит боролся с гордостью. Он не ел два дня, но все же не мог заставить себя есть с земли. Ведь он не животное, черт возьми, человек.

Индейцы наблюдали за ним с удовольствием. У белого человека, оказывается, был характер. Жалко убивать его, хотя это должно было случиться, в конце концов. Человек с таким характером и мужеством не будет хорошим рабом. Рано или поздно он начнет возмущаться или попробует сбежать.

Мэтт присел на корточки, его глаза сверкали от ярости, когда он смотрел на индейцев. Он все время думал о Лэйси. Ей несладко приходилось в жизни, она много вынесла, пока искала своего отца, но она не привыкла к такой тяжелой работе и грубой жизни апачей. Сможет ли она приспособиться к их образу жизни? Сколько понадобится времени, чтобы сломать ее характер? Наконец какой-нибудь мерзавец из апачей возьмет ее в жены. Он тихо ругался при мысли о том, как другой мужчина овладеет ею. Это было невыносимо. Через несколько минут два воина схватили Мэтта за руки и бросили в седло. Он ударил ногой одного из индейцев, когда тот стал привязывать его ногу к стремени.

Это было глупо, и Мэтт сразу же пожалел об этом. Четверо индейцев сбросили его с лошади и стали избивать кулаками и ногами. Он застонал от боли, а индейцы наносили ему удар за ударом в лицо и живот. Кровь струилась по его лицу. Наконец они отпустили его.

Оскорбляя Мэтта на своем языке, апачи бросили его на лошадь и привязали ноги к стременам.

Мэтт с трудом держался в седле. Голова бессильно упала на грудь, тело болело от жестоких ударов. Он был весь в грязи и крови. Зачем он ударил этого индейца? Чертовски глупо. Он должен был делать то, что ему говорят, притворяться, что он смирился со своей участью. И тогда можно было попытаться бежать.

Вечером индейцы разбили лагерь.

Мэтт прижался к дереву, пытаясь как-то укрыться от ветра, который пронизывал его тело словно нож. Руки все еще были связаны у него за спиной, ноги, связанные в лодыжках, были крепко привязаны к дереву. Он не ел уже почти три дня, его мучила жажда. Он с тоской смотрел на костер, вокруг которого сидели индейцы, ели жареное кроличье мясо и запивали его водой из бурдюка.

Измученный ужасной жаждой, он припал к земле и стал жадно пить грязную воду из мелкой лужи около дерева. Вода была с песком, но он все равно пил. Воины показывали на него пальцами. Один из индейцев бросил ему кусок мяса, и Мэтт заставил себя наклониться вперед, взять его зубами и съесть. Гордость не наполнила бы его пустой желудок. Он не мог позволить себе ослабеть и заболеть из-за отсутствия пищи и воды. Он должен быть сильным. Нужно во что бы то ни стало остаться в живых. Ради Лэйси, если не ради себя самого.

Индейцы забавлялись, глядя, как белый человек ел в грязи и пил тухлую воду.

Они бросили ему еще один кусок мяса, затем еще один, и Мэтт все съел, глотая мясо вместе со своей гордостью, ведь гордость была роскошью, которую он сейчас не мог себе позволить.

Ночью индейцы грелись у костра, а он дрожал от холода в грязи, согреваясь только нарастающей ненавистью.

Через три дня они достигли лагеря киова. Это была маленькая деревня, расположенная между узкими стенами каньона. Он насчитал около двадцати вигвамов.

Женщины и дети выбежали, чтобы посмотреть на обнаженного белого человека в лохмотьях. Они оживленно болтали, собравшись вокруг Мэтта, показывали на него пальцами и весело смеялись.

Индеец, который променял три лошади на Мэтта, набросил веревку ему на шею и повел к маленькому вигваму в конце деревни. Привязав пленника к дереву, воин пошел в вигвам. Оставшись один, Мэтт опустился на землю и прислонился к дереву. Закрыв глаза, он заставил себя расслабиться. Нужно отдохнуть и собрать силы для того, что ожидало его впереди.

* * *

Лэйси свернулась калачиком на кровати и закрыла глаза. Она устала, так устала, что сон не приходил. Образ Мэтта стоял перед ее глазами. Он улыбался ей и уверял, что все будет хорошо. Где он сейчас? Может, его уже нет в живых… Почему жизнь так несправедлива? Сначала у нее отняли отца, а теперь Мэтта.

Лэйси было до боли жаль себя. Она выполняла всю работу индианки, та лишь ухаживала за своими детьми и встречалась с подругами, которые завидовали ей, потому что у нее была белая рабыня. Лэйси заставляли готовить пищу, ухаживать за маленьким огородом, стирать и штопать одежду, мыть грязные тряпки ребенка и убирать вигвам. «Это несправедливо», — подумала Лэйси, и заплакала, хотя плакать было пустой тратой времени.

Ей очень хотелось домой, но теперь у нее не было дома. Она мечтала о Мэтте, но его увели. Она все отдала бы за свободу, но она была пленницей. Отчаяние пригнуло ее плечи. «Нет никакой надежды, — мрачно подумала Лэйси, — совсем никакой». Лучшее, на что она может надеяться, — это то, что кто-нибудь из апачей женится на ней. По крайней мере, у нее будет свой вигвам и ребенок, которого она будет любить.

Эта мысль несколько успокоила ее. Ей хотелось иметь деревянный дом с плитой и белой печью. Она хотела, чтобы отцом ее детей был Мэтт, а не воин апачей, который никогда ее не поймет, и не будет любить, как Мэтт.

Уставясь в темноту, она даже не пыталась сдержать слезы.

Глава 8

Мэтт сел и вытянул ноги. Его плечи онемели, запястья болели от постоянного трения. Прошло две недели, его освобождали от оков не больше, чем на несколько минут каждый день. Часы тянулись как годы, он страдал от вынужденного безделья. Дважды в день его мучители давали пищу и воду, и дважды в день Мэтт глотал свою гордость, поглощая все, что ему предлагали, прямо с земли, а индейцы наблюдали, открыто забавляясь этим зрелищем. Мэтт был диковинкой в лагере. Киова видели близко лишь несколько белых людей, поэтому они приходили, чтобы поглазеть на Мэтта, восхищаясь его бакенбардами. Индейцы брили волосы на лице, и борода была новинкой для них.

Мэтт наблюдал, как солнце встает над дальними горами. Солнце. Его тепло согревало измученное тело.

Индеец вышел из вигвама и бросил кусок оленины на землю к ногам Мэтта.

Мэтт стал покорно есть. Мясо было жесткое и холодное, но он все равно ел, зная, что ничего больше не получит до ночи, затем сделал глоток воды. Вдруг воин достал нож и разрезал веревки.

Мэтт удивленно посмотрел на него, когда веревки упали на землю.

— Принеси дров, — отрывисто сказал индеец и, повернувшись, исчез в вигваме.

Мэтт встал, разминая руки и плечи и потирая затекшие запястья. Итак, он стал рабом.

Вздохнув, он направился к лесу, который находился в каньоне. Несколько женщин искали дрова. Они возмущенно уставились на Мэтта темными испуганными глазами. Он был белым человеком, врагом.

Игнорируя их, Мэтт стал собирать палки и веточки, какие только мог найти. Он слышал, как женщины смеялись над ним. Трудно представить, что мужчина, даже белый, выполняет женскую работу. Это так забавно.

Он собрал довольно большую охапку дров и хотел возвращаться в лагерь, но вдруг увидел белого человека, ковыляющего к реке. Заинтересовавшись, Мэтт пошел за ним, видя, как сильно он хромает.

Лицо мужчины исказила гримаса боли, когда он согнулся, чтобы наполнить бурдюк водой. «Вода, должно быть, была чертовски холодна для его старых костей», — подумал Мэтт. Мужчина обернулся на звук шагов, его глаза выражали удивление, когда он увидел Мэтта. Некоторое время мужчины изучали друг друга. Затем старик печально улыбнулся.

— Добро пожаловать в ад, — сказал он, протягивая Мэтту тощую руку. — Ты давно здесь?

— Около двух недель, — ответил Мэтт. — А вы? Старик пожал плечами.

— Я не знаю. Потерял счет времени. Год, возможно, два. Какое это теперь имеет значение?

— Для меня имеет, — сказал Мэтт. — Я не собираюсь оставаться здесь долго.

Старик тихо засмеялся.

— Так и я думал, когда они захватили меня, — с горечью сказал он. — Я хотел бежать. Был спокоен, держал глаза открытыми, а рот закрытым, изучал порядки лагеря, чтобы определить время побега. — Он снова глухо засмеялся, без намека на веселье. — Они избили меня, когда я первый раз пытался бежать. Били дубинкой во второй раз, порезали сухожилие правой ноги в третий раз. Сейчас я хожу с трудом. То же самое случится и с тобой, вот увидишь. Из каньона нет выхода, кроме того узкого прохода. Они охраняют его днем и ночью.

Мэтт нахмурился.

— Мне наплевать, даже если все племя будет сидеть там день и ночь, — резко сказал он. — Я должен выбраться отсюда.

Старик печально кивнул, его карие глаза были полны сострадания.

— Удачи тебе, друг, — сказал он, затем встал и забросил бурдюк с водой на плечо. — Было приятно поговорить с тобой.

— Меня зовут Дрего. Мэтт Дрего.

— Том Клэймор.

— Клэймор! — воскликнул Мэтт.

— Мое имя тебе о чем-то говорит? — спросил старик, удивленный реакцией Мэтта.

— Да. Старый Смоук Джонсон, бывало, все время рассказывал о вас, о светлых временах, как он говорил.

— Смоук! — Том Клэймор усмехнулся. — Этот старый осел все еще мародерствует?

Мэтт покачал головой.

— Нет. Он убит в Чикамагуа.

— Нет дурака хуже, чем старый дурак, — усмехнулся Клэймор, качая головой. — У него, должно быть, было достаточно сил, чтобы вынести все. Война — это игры для молодых.

Мэтт улыбнулся.

— Да, но он любил юг. Он был готов умереть за него. — Мэтт стукнул кулаком. — Проклятье, я должен выбраться отсюда любой ценой.

— Звучит так, словно тебя ждет женщина, — предположил Клэймор, улыбнувшись.

— Да. Она тоже в плену. Я должен обязательно найти ее до того…

— До того, как один из козлов затянет ее в кровать, — понимающе продолжил Клэймор.

—Да.

Том Клэймор кивнул.

— Я помогу тебе, сынок, — решительно сказал он.

— Только скажи, что делать.

Мэтт благодарно улыбнулся, и мужчины пожали друг другу руки.

— Итак, — сказал Клэймор, — возвращаемся в деревню. Старая карга, моя владелица, машет палкой, когда злится.

Мэтт печально нахмурился.

— Женскую работу не переделаешь, — проворчал он, подняв свой груз, и пошел к вигваму своего хозяина.

Этой ночью он долго не мог заснуть. Вдвоем они могли бы выйти из каньона. Нужно много времени, чтобы разработать план, и немного везения. Только у него нет плана, и, похоже, ему не везет.

Следующие дни были невыносимыми. Трудно быть рабом, трудно повиноваться, быть голодным и грязным все время. Из одежды у него был кусок шкуры оленя, его заставляли спать на улице в грязи. Единственной радостью было то, что его больше не привязывали к дереву, как собаку. Он был благодарен и за это, а потом разозлился. Проклятые индейцы! Почему он должен испытывать благодарность за то, что эти дикари отвязали его от дерева? Какое право они имеют держать его в плену? Он ничего плохого не сделал ни одному из них.

Мэтт криво усмехнулся. Злость была пустой тратой времени и сил. В последующие дни он делал то же самое, что и Том Клэймор. Старался быть спокойным, не обращая внимания ни на что. Он наблюдал за всем, что происходило вокруг, замечая, когда индейцы встают по утрам, когда ложатся спать ночью, как проводят время. Он следил за входом в каньон, запоминая, где стоят охранники и в какое время они сменяются.

Днем он выполнял все дела, которые ему поручали, но тот факт, что он стал рабом, въедался в его душу и мучил, словно открытая рана. Более того, страх за Лэйси постоянно изводил его. Как она? Что с ней? Здорова ли? Может, ее изнасиловали. Это убивало его. Он с отчаянием представлял, как Лэйси заставляют подчиниться желаниям другого мужчины. Эта мысль преследовала его в течение дня и изводила ночью. Когда он больше не смог ее выносить, он поклялся себе, что сбежит до следующего полнолуния.

В голове у него созрел план. Он мечтал увидеть Лэйси, дотронуться до нее, убедиться в том, что она принадлежит только ему. Он решил, что подождет, пока индейцы уснут, а затем проберется в каньон. Если повезет, он может ускользнуть незамеченным.

* * *

Лэйси сидела у костра, вяло, помешивая в большом котелке варево из тушеной оленины, приправленной шалфеем и овощами. Она была пленницей в лагере апачей вот уже больше месяца, хотя ей казалось, что прошло больше года. Она стала немного понимать язык апачей и осознала, что они не были такими уж безбожными монстрами, как ей казалось раньше. Они были просто народом, который старался выжить на неласковой земле. Женщины больше жаловались, мужчины обеспечивали пищей, защищали. И мужчины, и женщины обожали своих детей. Детей апачей никогда не наказывали, не били. Они беззаботно бегали по деревне, обучаясь на примере других, как нужно себя вести. Когда мальчики достигали возраста зрелости, они становились воинами. Женщины занимались хозяйством, растили детей.

Лэйси посмотрела вдаль. Она никогда не работала так много в своей жизни, как здесь за эти несколько недель. Она не ложилась в постель до поздней ночи и редко находила несколько минут для себя. Ее руки стали шершавыми, нежная кожа загорела и огрубела из-за постоянного пребывания на солнце и ветре. Волосы потеряли блеск. Она больше не заботилась о своей внешности, так как ее самые худшие опасения могли подтвердиться.

Его звали Небесный Бегун. Он был среднего роста с глубоко посаженными черными глазами и веселой улыбкой. Он без памяти влюбился в Лэйси с того момента, когда увидел ее в первый раз. С тех пор он стал приходить к вигваму Солнечного Бобра каждую ночь, принося подарки: пару кроликов, красивое красное одеяло, бусы, сделанные из ракушек, оленью шкуру, выделанную словно вельвет.

Лэйси старалась избегать Небесного Бегуна, но он всегда был рядом, ожидая момента, чтобы застать ее одну. Он ходил за ней следом, когда она шла к речке за водой, и его черные глаза смотрели на нее с обожанием. Он никогда не притрагивался к ней, так как воину запрещалось приставать к незамужней женщине, но находил ее желанной и через какое-то время предложил Солнечному Бобру шесть хороших пони за Лэйси. Такое великодушное предложение для женщины, которая была рабыней, было неслыханным, и апачи говорили об этом целыми днями.

Лэйси пыталась объяснить Солнечному Бобру и Небесному Бегуну, что она замужем, но это, похоже, не имело для них никакого значения. Ее брак с белым человеком, который, по всей вероятности, погиб, был не в счет.

Ветряная Женщина вышла из вигвама. Ее лицо избороздили злые морщины, а пронзительный голос стоял в ушах девушки. Женщина кричала, чтобы Лэйси принесла обед для Солнечного Бобра. Девушка принесла большой котелок с тушеным мясом. Возможно, брак с Небесным Бегуном стал бы для нее спасением. По крайней мере, когда она выйдет замуж, больше не придется терпеть издевательств и придирок Ветряной Женщины. Но как можно жить с человеком, которого не любишь и почти не знаешь! Это невозможно понять.

Лэйси налила себе похлебку и присела около вигвама Солнечного Бобра, чтобы поесть. Она увидела на некотором расстоянии Небесного Бегуна. Он был увлечен игрой с тремя другими воинами, они кричали и дурачились, стараясь перехитрить друг друга.

Небесный Бегун посмотрел на Лэйси и заметил, что она наблюдает за ним. Рисуясь перед ней, он стал показывать свою ловкость в обращении с луком, стрелой и копьем, надеясь произвести на нее впечатление. Он знал, что она не любит его так, как женщина может любить мужчину, но со временем все станет на свои места. Он будет нежно к ней относиться, пока она не преодолеет страх перед ним. Апачи упрекали его за то, что он хочет взять в жены белую женщину вместо того, чтобы выбрать красивую невесту из апачей.

Несмотря ни на что, она была рабыней. За хорошие деньги он мог выкупить ее у Ветряной Женщины и, уложив в постель, наслаждаться ею, пока не устанет, а затем продать кому-нибудь еще. Но Небесный Бегун не хотел поступать с Лэйси так низко. Она была молода и хороша собой, грешно так позорить ее. В самом деле, он хотел, чтобы она стала его женой, матерью его сыновей.

Лэйси опустила взгляд. Небесный Бегун был приличным человеком для дикаря, но она не любит его и никогда не полюбит. Как она сможет заниматься с ним любовью, если страстно желает только одного человека, от прикосновений которого в сердце разгорается пожар.

Если у нее были сомнения и опасения, то у Небесного Бегуна их не было. Он построит свой вигвам для медового месяца в узкой горной долине далеко от лагеря апачей. Обычно невеста и ее мать строят такое укрытие, но Лэйси не из племени апачей и не знает их обычаев. Поэтому Небесный Бегун все взял на себя. Его сестра помогала ему.

Лэйси и Небесный Бегун проведут десять дней в вигваме одни и смогут узнать друг друга получше. Если бы Лэйси знала об этом, она бы ужаснулась. Десять дней наедине с чужаком. Как вынести человека, который говорит на непонятном языке? Как они будут общаться? А что, если она ему не понравится? Он продаст ее другому воину? Она представила страшную картину, как ее будут передавать из рук в руки, от одного воина к другому, пока, в конце концов, не выбросят в степь, и она умрет, старая и одинокая.

* * *

— Вот как! — воскликнул Том Клэймор. — Это твой план? Ты собираешься убежать отсюда и думаешь, что это удастся?

— Что-то вроде этого, — признался Мэтт. — Пока у вас не возникнет лучшей идеи.

— Есть одна мысль, — сказал старик.

— Тогда какого черта вы все еще здесь? Если у вас есть такая великолепная идея, почему не воспользоваться ею?

— Эта мысль пришла мне в голову прошлой ночью, — признался Клэймор. — Послушай внимательно.

— Как вам удастся бежать? — спросил Мэтт. — Вы же с трудом передвигаетесь.

— Может быть, и так, но я могу ехать верхом.

— О'кей, я слушаю.

— Сегодня показалась только четверть луны. Прямо в полночь я украду у пастуха две лошади и осторожно выведу их к каньону. Ты зажжешь костер за одним из вигвамов на дальнем конце лагеря. Сделаешь большой костер. Пока все будут тушить огонь, мы как-нибудь прорвемся.

Мэтт кивнул. Это было так просто, так чертовски просто, что может сработать. В любом случае, стоит попытаться.

— До встречи в полночь, друг, — сказал он с усмешкой.

— Хорошо, — согласился Клэймор и поковылял прочь.

Мэтт Дрего встал, внимательно оглядывая лагерь. Костры догорели дотла, собаки успокоились, деревня мирно спала под темным звездным небом.

Скоро наступит полночь. Он медленно встал и побрел на окраину деревни, осторожно ступая, чтобы не разбудить спящих апачей. Собаки зашевелились, когда он проходил мимо, но по запаху он сейчас не отличался от индейцев, поэтому все обошлось.

Он дошел до крайнего вигвама и зачерпнул горсть углей в котелок, затем добавил сухих веток. Затем он развел костер около задней стены покрытого камышом вигвама.

Огонь медленно охватил хижину, и Мэтт быстро исчез в темноте, убегая в сторону каньона. С криком «Пожар!» апачи стали выбегать из своих вигвамов. Женщины выскакивали с грудными на руках или держали детей постарше за руку.

Мэтт бежал бесшумно, держась ближе к стене каньона. Сейчас вся деревня уже проснулась.

— Сюда, — из темноты раздался голос Тома Клэймора, и Мэтт прыгнул на спину лошади, которую старик привел для него.

— Поехали, — сказал Мэтт, и они поскакали к узкому ущелью — единственному выходу из каньона.

Позади них небо полыхало оранжевым пламенем. Уже горели два вигвама, и мужчины бегали к реке, наполняя бутыли и бурдюки водой в надежде погасить пламя.

Беглецы были уже внутри прохода. Где-то наверху, на краю каньона, Мэтт знал это, за ними следили два воина. Может быть, их отвлечет пожар, и можно будет беспрепятственно выйти из каньона.

Взглянув через плечо, Мэтт увидел, что Том Клэймор мчался за ним по пятам. Они были уже в середине прохода, когда Клэймор вдруг закричал:

— Скорее! Они заметили нас! Выругавшись, Мэтт подстегнул лошадь, и та понеслась галопом. Они услышали громкий выстрел и помчались по узкому проходу в степь.

Мэтт снова посмотрел через плечо и увидел, что Клэймор все еще близко от него. Индейцы, похоже, отстали.

Когда спустились сумерки, Мэтт остановил свою взмыленную лошадь. Спрыгнув на землю, он пошел назад, туда, где Том Клэймор осадил своего скакуна. Лицо старика было белым как мел. Весь его левый бок был пропитан кровью.

— Сукин сын угодил в меня, — слабо пробормотал Клэймор.

— Похоже на то, — сказал Мэтт. — Давайте помогу вам слезть.

Мэтт осторожно снял Клэймора с лошади и положил на землю спиной к реке.

— Старый дурак! — выругался Мэтт. — Почему вы не сказали, что ранены?

— Ты бы ничем не мог помочь. Думаю, что я встречусь со стариком Смоуком раньше, чем ожидал.

— Не разговаривайте, — сказал Мэтт, — берегите силы.

— Я готов, — ответил Клэймор. — Я прожил долгую жизнь и сделал многое из того, что хотел сделать…

Голова старика упала набок. Мэтт знал даже до того, как пощупал пульс Клэймора, что он мертв.

Мэтт долго сидел, глядя в темноту. Солнце садилось за горы, превращая небо в пламя. Он совсем недолго знал Клэймора, но считал старика своим другом, а сейчас его единственный друг мертв.

Мэтт покачал головой. Какая страшная штука жизнь! Минуту назад человек был жив, разговаривал, смеялся, мечтал, а в следующее мгновение он уже мертв, и все надежды и мечты умерли вместе с ним.

С помощью ровного куска дерева Мэтт выкопал узкую яму в песке, осторожно положил старика в могилу и засыпал его песком и камнями. Мэтт остался у реки до ночи, давая лошадям отдохнуть, но сон не шел к нему.

На рассвете он сел на свою лошадь и направился на запад, ведя за собой лошадь Клэймора. Было очень холодно, он дрожал, жалея, что ему не пришло в голову украсть рубашку из шкуры козла и пару штанов, перед тем как уехать из каньона. Тряпка, которую он носил, закрывала лишь его поясницу. Он потер руки, стараясь согреться.

В эту ночь он спал на земле, укрывшись листьями, чтобы как-то согреться.

На рассвете он вскочил на лошадь Клэймора, держа путь на запад.

* * *

Деревня готовилась к свадьбе. Лэйси стояла рядом с Небесным Бегуном, одетая в платье из шкуры оленя, которое было выделано и выбелено, пока не стало таким же мягким и белым, как вельвет. Ее волосы были распущены по плечам, их украшали бусы и ракушки. Мягкие мокасины ладно охватывали ее ноги.

Небесный Бегун был одет в белую рубашку из шкуры оленя, на спине и рукавах украшенную бахромой, штаны из козлиной шкуры, также с бахромой, и белые мокасины.

«Он достаточно красив для индейца», — подумала Лэйси и почувствовала, как ее щеки загорелись, когда он улыбнулся ей. Скоро она будет его женой. Даже сейчас его темные глаза говорили ей, что он находил ее желанной.

Старый индеец говорил им что-то, напутственные незнакомые слова грубо отдавались в ушах Лэйси. Затем, взяв руку Лэйси в свою, старик сделал маленький надрез на ее правой ладони, а затем сжал ладони вместе.

Когда смешалась их кровь, церемония закончилась. Небесный Бегун взял Лэйси за руку как хозяин, жестом собственника и повел ее туда, где стояли их лошади. Он посадил ее на спину Синдер, затем вскочил на спину своего пони, и они поехали к деревне.

Сердце Лэйси сильно билось, когда она ехала за Небесным Бегуном к вигваму, где пройдет их медовый месяц. Солнце ярко светило над головой, но погода была холодная, и все же, еще холодней, было на сердце у Лэйси. На деревьях пели птицы. По тропинке пробежал молодой олень.

Вдруг Лэйси подумала о побеге, но решила, что никогда не сможет убежать от Небесного Бегуна. Ей некуда идти, негде спрятаться. Они были одни в бескрайней степи.

Ее охватило отчаяние. «Это, должно быть, дурной сон, — подумала она. — Скоро я проснусь и окажусь в объятиях Мэтта, и он развеет все мои страхи».

Но это был не сон. Через тридцать минут она стояла около маленького вигвама, а Небесный Бегун привязывал лошадей к дереву. Совсем скоро она будет принадлежать этому мужчине, такому чужому.

* * *

Мэтт Дрего вскочил, разбуженный ржанием лошадей, приближающихся к вигваму, где он провел ночь. Он ехал три дня и остановился прошлой ночью в заброшенном вигваме, хотя, как ни странно, там был запас пищи и одеяла. Сейчас, когда он услышал стук копыт и мужской голос, он понял, что попал в вигвам, куда прибыли новобрачные.

Выругавшись, он стрелой бросился к двери, прижимаясь к стене около дверного прохода. Его единственной надеждой было испугать жениха, украсть оружие у индейца и скорее унести ноги.

Дверь вигвама открылась, и вошла молодая женщина. За ней шел воин. Если бы мужчина пошел в глубь хижины, Мэтт смог бы выскользнуть наружу еще до того, как его обнаружат, но воин остановился прямо у входа, его взор был прикован к женщине, которая, видимо, была его женой.

Дыхание Мэтта участилось, когда женщина медленно повернулась к своему мужу. Это была Лэйси. Некоторое мгновение он не мог двинуться с места. Воин шагнул вперед и притянул Лэйси к себе, бормоча ей что-то на своем языке.

Лэйси стала бороться с ним, когда его руки скользнули по ее талии. Вдруг она вскрикнула, увидев, как темная фигура материализовалась из тени. Небесный Бегун смотрел на нее некоторое время, ошеломленный ее реакцией. Затем, поняв, что она смотрит на что-то позади него, обернулся.

Только тогда Мэтт попытался схватить нож, вложенный в футляр на поясе индейца, но ему это не удалось.

Небесный Бегун выхватил нож, его черные глаза дико сверкали. Он двинулся к белому человеку, посмевшему осквернить вигвам, который он построил для своей невесты.

Не отводя взгляда от лица индейца, Мэтт выскочил из хижины. Снаружи он попытался найти какую-нибудь палку, но ничего не обнаружил. Индеец выскочил за ним, свирепо вращая глазами. Мужчины стояли друг напротив друга, затем Небесный Бегун рванул вперед, целясь в сердце Мэтта. Отскочив в сторону, Мэтт увернулся от удара. Снова и снова Небесный Бегун нападал, и каждый раз Мэтту удавалось отклониться от смертельного острия.

Лэйси с ужасом наблюдала за ними, ее сердце бешено билось. Злость Небесного Бегуна делала его бесстрашным, и только ловкость и устойчивость Мэтта спасали его от яростных ударов.

Прошло несколько минут, и Лэйси подумала, как долго еще будет продолжаться эта борьба.

С диким криком индеец обхватил Мэтта, нож в его руке проскользнул у ребра. Застонав от боли, Мэтт ударил коленом в пах своего врага. Индеец отступил назад, согнувшись от боли, и тогда Мэтт ударил его кулаком в челюсть. Небесный Бегун пошатнулся и завыл, и тогда мощным ударом Мэтт свалил его на землю. Он выхватил нож из руки индейца и крикнул:

— Лэйси! Найди что-нибудь, чем можно связать его.

Через некоторое время индеец был надежно связан.

— Пойдем, — сказал Мэтт.

— Твоя рана…

— Это только шрам. Давай, скорее, выберемся отсюда.

— Подожди, — сказала Лэйси. — Нам нужны еда и одеяла. В вигваме много запасов.

— Тогда скорее.

Найдя сумку, она быстро наполнила ее едой. Вспомнив, что Мэтт почти голый, она взяла одну из рубашек Небесного Бегуна и сунула ее в сумку. Схватив два меховых спальных халата, она выскочила наружу.

Мэтт помог ей взобраться на спину Синдер и вскочил на пони Небесного Бегуна. Его лошадь была привязана в лесу недалеко от вигвама.

Они ехали весь день до самой ночи. Мэтт задрожал, когда подул холодный ветер, заставляя рану на его ребре сильно пульсировать. Но времени отдыхать не было. Им нужно было уйти как можно дальше. Небесный Бегун, наверное, уже освободился и пришел в деревню. Не было сомнения, что индейцы бросились в погоню.

Вдалеке показались огни небольшого городка. Если они смогут добраться туда к утру, они спасены!

В полночь Мэтт остановил свою лошадь.

— Что случилось? — спросила Лэйси.

— Лошадям нужно отдохнуть, — ответил Мэтт. Он посмотрел на Лэйси. — С тобой все в порядке? Они не причинили тебе вреда?

— Нет, все хорошо.

Мэтт крепко обнял Лэйси, прижавшись щекой к ее щеке.

— Я так скучал по тебе, — прошептал он. — Господи, как я тосковал.

— Я тоже скучала, — сказала Лэйси. Ее глаза светились любовью. — Я не думала, что увижу тебя когда-нибудь.

— Лэйси…

Она улыбнулась ему, зная, о чем он думает. Не думала ли она то же самое с тех пор, как впервые увидела его?

— У нас есть время? — спросила она.

— Нет, черт возьми.

Глава 9

Это был маленький городок с полуразвалившимся постоялым двором, грязной столовой, торговой лавкой и выбеленной католической церковью. Лэйси подумала, что церковь не к месту в этом унылом грязном городе. Рядом с церковью стояло несколько кирпичных домов.

Мэтт остановил лошадь у стойла. На грязной улице сидел старик, дремлющий под послеобеденным солнцем, тучная мексиканка вешала белье на гнилой забор.

— Что такое? — спросила Лэйси. — Что случилось?

— Ничего. Я просто чертовски устал. Мэтт спрыгнул с седла и помог Лэйси слезть с лошади.

— Пойдем посмотрим, что можно выменять на твое седло.

Мужчина дал им приличную сумму за седло Лэйси и, оставив своих лошадей в конюшне, Мэтт и Лэйси пошли в отель, чтобы найти комнату для ночлега. В журнале они записались как мистер и миссис Дарбисон, и Лэйси засмеялась. Когда они в прошлый раз оказались в отеле в одной комнате, они не были женаты, и Мэтт написал ее настоящее имя.

Сейчас они были мужем и женой, но он поставил в журнале вымышленные имена.

У них не было никакого багажа, кроме того, что находилось в седельных вьюках, и Лэйси отметила подозрительный взгляд, который управляющий отеля бросил в их сторону, когда они вошли в холл.

Их комната была серой и мрачной. Кровать стояла посреди комнаты, мутное зеркало на стене треснуло. Комод из мореного дуба с четырьмя выдвижными ящиками был ужасно обшарпанным.

Мэтт уловил тревожный взгляд Лэйси и пожал плечами.

— Так будет не всегда, — сказал он. — Только до тех пор, пока мы не сможем достать несколько долларов.

— Я знаю, но…

— Но у нас никогда не было медового месяца, и ты надеялась на что-то получше, — закончил Мэтт ее мысль.

Щеки Лэйси порозовели.

— Да, — призналась она.

— Это действительно имеет большое значение, где мы находимся?

Ее сердце забилось, когда его взгляд задержался на ее лице.

— Ох, Мэтт, — пробормотала она, — прекрати задавать глупые вопросы и поцелуй меня.

— Да, мадам, — сказал он, широко улыбаясь, обнял ее и жадно припал к ее губам.

Лэйси потянулась к Мэтту, ее руки сомкнулись у него за спиной, губы раскрылись для поцелуя. Когда она почувствовала его язык, ее кровь закипела, и она прижалась к нему, наслаждаясь теплом его тела и тем, как он произносил ее имя, а его руки нежно ласкали ее. Она почти забыла волшебство его ласк, и сейчас ее колени ослабели, а все ее существо, казалось, оживало.

Мэтт целовал Лэйси снова и снова. Ему казалось, что он никогда не сможет насытиться. Прошло столько времени с тех пор, как он видел ее так близко, ласкал и любил. Продолжая целовать, он стал медленно раздевать ее, руки нежно скользили по ее обнаженному телу. Ласкать ее, целовать, зная, что она принадлежит ему, — все это наполняло его таким страстным желанием, что он едва сдерживал себя.

Он взял ее на руки и понес на кровать, кровь его бурлила. Лэйси начала раздевать его. Страсть сделала ее смелой, пальцы бесстыдно исследовали каждый дюйм загорелого мускулистого тела. Он стонал от удовольствия, когда она целовала его шрамы, и был потрясен ее безумной нежностью.

И сейчас они лежали рядом, глядя, друг другу в глаза. Мэтт знал, что он никогда не видел такой беспредельной любви и нежности в чьих-то глазах, и почувствовал ком в горле, когда нежно погладил бархатистую щеку Лэйси. Он не мог насладиться ею, с трудом заставляя себя верить, что она любит его, доверяет ему.

Слегка вскрикнув, он уткнулся лицом в золотистое руно ее волос. Его руки ласкали ее грудь, живот, мягкую округлость бедер и ягодиц, гладкую спину. Лэйси застонала, когда его руки и губы быстро возбудили ее, пронзенная каким-то восхитительным ощущением. Она закрыла глаза, когда тело Мэтта стало частью ее, и больше не имело никакого значения, где они находились, а лишь то, что они были вместе, как и должно быть.

Ее пальцы до боли впивались в его широкую спину и плечи, когда он двигался внутри нее, эти ритмичные движения наполняли ее волнами удовольствия. Она прогнула бедра, желая быть ближе к нему, поглотить его в себя так, чтобы они могли быть всегда одним целым.

Она шептала его имя, когда его жизнь вливалась в нее, наполняя ее, удовлетворяя не только физически, но и эмоционально.

Потом они долго лежали, обессиленные и расслабленные, в объятиях друг друга.

Мэтт дотронулся до щеки Лэйси, его глаза были теплыми и нежными.

— В один прекрасный день я одену тебя в шелка и построю дом, и все вокруг позеленеют от зависти, — торжественно пообещал он.

— Если бы все знали, что у нас только что было, они бы уже сейчас позеленели от зависти, — пробормотала Лэйси, лаская могучую грудь Мэтта.

— Позеленели бы как горох, — сказал он, усмехнувшись.

Лэйси улыбнулась:

— Конечно, я не возражала бы против шелковых платьев и большого дома.

— Ведьма, — подразнил Мэтт и стал щекотать ее.

Лэйси визжала, стараясь оттолкнуть его, но не могла сравниться с ним силой, и он щекотал ее до тех пор, пока она не перестала сопротивляться, а затем поцеловал. Его полуночно-голубые глаза искрились любовью и нежностью, губы были мягкими и теплыми, дыхание было таким, словно теплый летний ветерок обдувал ее уши, когда он бормотал ее имя.

Через некоторое время их тела снова сплелись в безумном объятии, они искали сладкого упоения, которое могли дать друг другу. После прикосновений Мэтта все мысли о шелковых платьях и роскошном доме испарились, как утренняя роса. Лэйси хотела бы провести остаток жизни в этой унылой маленькой комнате со своим любимым.

Последующие дни прошли спокойно. Город, хотя и маленький, был окружен несколькими ранчо, и только хозяева ранчо и ковбои поддерживали здесь жизнь.

Мэтт получил работу. Он обслуживал играющих в покер, и Лэйси приспосабливалась к его распорядку дня. Они рано вставали утром, обедали в отеле, затем бродили по городу или проводили время, занимаясь любовью в своей комнате, пока Мэтту не пора было идти на работу.

Чтобы скоротать время, Лэйси купила немного материала, выкройки, иголки и нитки и сшила Мэтту несколько рубашек и пару платьев для себя. Когда она уставала от шитья, то садилась к окну и читала потрепанную книжку Давида Копперфильда, которую нашла на полке в шкафу.

Часы, когда Мэтт находился дома, были самыми приятными. Их любовь, казалось, становится все глубже и сильнее с каждым днем. Лэйси просто поражалась тому, как изменилась ее жизнь. Кто бы мог подумать, что она найдет счастье в объятиях человека, которого обвиняют в убийстве. Конечно, она больше не верила тому, что Мэтт виновен. Сейчас, когда она узнала его лучше, она поняла, что он никогда бы не смог хладнокровно убить Билли Хендерсона или кого-нибудь еще. Пьяный или трезвый, Мэтт Дрего всегда хорошо владел собой.

Со временем они купили несколько вещей: для Мэтта — новый кольт и кобуру, жакет из овечьей шкуры, новые ботинки и пару штанов, для Лэйси — новое пальто, белье, туфли и чулки, украшенную оборками соломенную шляпу. Кроме того, они выкупили ее седло.

Зима выдалась очень суровая. Ночью шел снег. Лэйси спросила, есть ли у них надежда найти отца, когда наступит весна.

Мэтт глубоко вздохнул. Найти отца Лэйси казалось чудом.

— Послушай, дорогая…

Лэйси штопала носки мужа, отложила их в сторону и посмотрела на него.

— Что такое? — робко спросила она. — Ты думаешь, апачи вернутся туда весной?

— Я думаю, вернутся, но ты слишком не надейся. Даже если он и жив, его могли продать в рабство другому племени. Все может быть, дорогая. Это суровая страна, и апачи непредсказуемы. Я не хочу, чтобы они причинили тебе вред.

Лэйси кивнула. Мэтт, конечно, прав, но она не могла не верить. Надежда — это все, что у нее осталось. Она вспомнила, как отец упорно старался сделать ее счастливой, вспомнила тряпичную куклу, которую он купил, когда ей исполнилось восемь лет. Он не может, не должен умереть.

— Лэйси…

Мэтт крепко обнял ее и прижал к себе. Ради нее он готов был на любые лишения, но не думал, что у них много шансов.

Лэйси нежилась в его объятиях, ни о чем, не думая, желая только, чтобы это никогда не кончалось, чтобы он обнимал ее, только бы чувствовать силу его рук, знать, что он ее любит, что она не одинока.

Однажды, когда Мэтт ушел на работу, Лэйси вытянулась на кровати и мысленно вернулась в прошлое. Ее первым воспоминанием было то, как отец учил ее кататься верхом на маленьком пятнистом пони по кличке Кап-кейк. Он гордился ее успехами и тем, что она не боялась. Когда она была ребенком, она была вполне счастлива, уверена в любви родителей, уверена в том, что будущее прекрасно.

Ей было двенадцать лет, когда умерла мать. Отец не мог смириться с этой потерей. Он напился в день похорон и пил на протяжении двух недель, не выходя из спальни, почти ничего не ел и не говорил. И с тех пор пил, всегда пил. Затем он продал их дом, единственный дом, который был у Лэйси, и они стали скитальцами. Это время Лэйси вспоминала как кошмарный сон. Последующие пять лет у отца была работа, но он потерял все, продолжая беспробудно пьянствовать. Лэйси стыдилась своей бедности, того, как они жили, как люди смотрели на нее. В их глазах были сожаление и укор, потому что ее мать умерла, а отец был пьяницей.

Затем они приехали в Аризону. Отец нашел работу повара на ранчо Дабл Л, и, казалось, что все их беды позади. Она была так уверена, что на этот раз отец образумится. Она надеялась, молилась и мечтала…

На глазах Лэйси выступили слезы, она пыталась уснуть, но напрасно. Бессмысленно сгоревшая жизнь отца, их многочисленные беды, мать, которая так рано ушла из жизни, — все это наполняло сердце девушки горечью.

На следующий день она почувствовала себя лучше. Утром она выскользнула из постели, стараясь не разбудить Мэтта, оделась и пошла вниз по пыльной улице к церкви в южной части города. В церкви было темно и холодно. Большой деревянный крест смутно вырисовывался за алтарем.

Как и каждое воскресенье, Лэйси опустилась на церковную скамью и стала тихо молиться за отца, прося господа хранить его, наделить здоровьем и силой и помочь найти его следы весной.

В церкви было тихо. Она сидела долгое время, пристально глядя на деревянный крест, и думала о мученике, который умер такой страшной смертью, и удивительное чувство спокойствия наполнило ее сердце. Все будет хорошо.

Она улыбалась, выходя из церкви. Все будет хорошо.

День был чудесный, холодный и ясный. Она быстро пошла по пустынной улице. Скорее домой, в нежные объятия Мэтта.

Глава 10

Мэтт Дрего с облегчением вздохнул, увидев, что маленький грязный город остался далеко позади. Было приятно вновь очутиться на просторе, вдали от прокуренной закусочной, мрачной гостиничной конуры. Последние три месяца он провел за игрой в покер, и это живо напомнило ему, почему он бросил зарабатывать игрой на жизнь. Часы тянулись безумно долго, воздух в прокуренном помещении был ужасным, а люди — большей частью неудачники, которые надеялись сорвать крупный куш и затем отойти от дел. Но этого никогда не происходило. Азарт проникал в кровь человека, и рано или поздно он терял все, что выиграл, и даже больше.

Тем не менее, Мэтт неплохо заработал. Он и Лэйси были хорошо подготовлены к путешествию. У них были одежда, еда и одеяла, немного денег. Это было приятно.

Мэтт улыбнулся Лэйси, которая ехала рядом. Боже, как она прекрасна! Возможно, это самое лучшее время в его жизни. Месяцы, которые они провели вместе, были подобны райской жизни, он любил свою жену больше, чем мог себе представить.

Лэйси в ответ улыбнулась Мэтту, в ее глазах была безмерная любовь. Она была рада отправиться в путешествие и покинуть этот грязный городок, где они провели всю зиму. Когда они жили в гостинице, ей было тяжело оставаться ночью одной, в то время как Мэтт работал в закусочной. Она беспокоилась о нем, хотя и знала, что он сможет позаботиться о себе сам. Но все равно она не могла не тревожиться, что его могут ранить в драке или убить в перестрелке. Временами, когда он возвращался домой, она чувствовала в его дыхании запах ликера, и ужас охватывал ее. Что, если он начнет пить? Она слишком много пережила из-за отца.

Однажды ночью она излила ему свою душу, умоляя никогда не пить больше. Она сбивчиво говорила, боясь, что он может разозлиться, но чувствовала необходимость рассказать ему о своих переживаниях. После того, как страшные слова были сказаны, Лэйси замерла, затаив дыхание в ожидании его ответа, но он не рассердился. Напротив, Мэтт пообещал, что до конца жизни в рот не возьмет ни капли спиртного, если она этого хочет.

Воспоминание о той ночи даже сейчас согревало ей сердце.

— Сколько времени нам понадобится, чтобы добраться до места? — спросила она.

— Немного.

Так и получилось. Дни были теплые и солнечные, ночи прохладные, с яркими холодными звездами. Рядом с ней всегда был Мэтт, который улыбался ей, любил ее. Ему стоило только взглянуть на нее, и внутри все начинало таять. Сердце билось сильнее, щеки розовели, и она чувствовала, как все ее существо погружается в волны солнечного света. Она расцвела от его ласки, полностью отдаваясь своему чувству и наслаждаясь его любовью. Его руки знали каждый дюйм ее тела, каждый изгиб так же хорошо, как она знала его. Лэйси считала, что подобное чувство, вероятно, ослабнет со временем, но никогда не уставала заниматься с ним любовью, никогда не отвергала его прикосновений. Когда он улыбался, она знала, что никогда не видела раньше более красивого мужчины. Она любила цвет его глаз, вьющиеся волосы, его кожу, ширину его плеч, длину ног, звук его голоса.

В то солнечное апрельское утро они заметили дым. Мэтт остановил лошадь и, прищурившись, стал осматривать местность. У него похолодело внутри от страха, когда из ущелья показалась дюжина индейцев верхом на лошадях.

— Не двигайся, — предупредил он Лэйси и осторожно убрал руки с пояса, где висел револьвер

Индейцы быстро окружили их, пронзая подозрительными и злобными взглядами.

— Вы находитесь на земле Чирикахуа, — на хорошем английском сказал один из воинов. — Что вы здесь делаете?

— Ищем одного человека.

Он изучал ближайшего воина.

— Вы можете помочь нам?

— Возможно.

Глаза индейца задержались на Лэйси.

— Кого вы ищете?

— Белого человека. Воин кивнул.

— В нашей деревне есть белый человек. Он женат на одной из наших женщин.

— Как его зовут?

— Мы знаем его как Бледного Буйвола.

— Как его звали раньше?

— Для нас это не имеет значения.

Его темные глаза снова задержались на Лэйси. Вот уже два лета, как его жена мертва, ее изнасиловали и убили солдаты, напавшие на их деревню, когда большая часть мужчин отсутствовала. С того дня он поклялся мстить каждому белому человеку и каждой белой женщине, с которыми пересечется его путь. Ему понравилась Лэйси. Он решил, что должен любым путем завладеть ею, чтобы получить наслаждение меж ее бедер и услышать, как она будет кричать от страха и боли, как кричала Речная Женщина, когда солдаты насиловали ее. Он невольно улыбнулся, представив себе, как белая женщина корчится под ним, а затем взглянул на Мэтта.

— Это твоя женщина?

Мэтт кивнул. От него не укрылось вожделение в глазах апачи, когда тот смотрел на Лэйси.

— Я дам тебе за нее шесть пони.

— Это моя жена, — сказал Мэтт. — Она не продается.

— Я хочу, чтобы она стала моей женщиной, — решительно сказал воин.

Внезапно у него в руках оказалась винтовка. Он нацелил ее в грудь Мэтта. Другие воины тоже достали оружие и наблюдали, что будет дальше.

— Мэтт!

— Не вмешивайся, Лэйси, — предостерегающе сказал Мэтт. Он сжал руки в кулаки, не отрывая глаз от воина, который, видимо, был главным среди индейцев.

Воин криво усмехнулся. Белый человек боялся, но этого не было видно по его лицу, только крепко сжатые кулаки и выступивший на лбу пот говорили об этом. Убить его сейчас было бы слишком рано и слишком легко. Лучше оставить его живым, дать помучиться, ожидая наступления смерти, пытая его понемногу каждый день.

— Мы поедем в деревню, — решил воин, отобрав у Мэтта винтовку и пояс с револьвером. — Возможно, я смогу убедить тебя продать мне женщину. А если нет…

Воин пожал плечами.

«Если нет, — подумал Мэтт, — он всегда может убить меня и забрать ее в любом случае».

Воин усмехнулся. Повернув лошадь, он направился в лагерь апачей.

Лэйси следом за Мэттом въезжала в индейское селение, и ее охватил страх, когда их со всех сторон окружили индейцы. Мэтта стащили с лошади и привязали к толстому столбу в центре лагеря. Когда Лэйси попыталась подойти к нему, ее схватили и отвели в крытую ветвями хижину.

— Ты останешься здесь, — предупредил воин. — Даже не пытайся выйти.

— Что вы собираетесь сделать с моим мужем?

Воин улыбнулся:

— Я хочу убедить его, что разумнее было бы дать мне то, чего я хочу.

— А если он откажется?

Воин снова улыбнулся. В его улыбке сквозила неприкрытая жестокость.

— Если он умеет думать, то не откажется.

— Пожалуйста, отпустите нас. Мы не хотим вам зла.

Воин ничего не ответил, повернулся и вышел из хижины.

Лэйси стояла посреди хижины, и мысли вихрем кружились у нее в голове. Что с ними будет? На мгновение ее охватило волнение при мысли, что, возможно, где-то здесь ее отец, но в следующую минуту она почувствовала страх за жизнь Мэтта. Опустившись на колени, она выглянула из-под полога жилища. Немедленно в поле зрения появились ноги в мокасинах, как будто кто-то ходил взад-вперед около хижины. Значит, ее охраняют.

Вскочив на ноги, она стала мерить шагами комнату, а мысли носились в голове, как мышь в лабиринте. Что теперь будет? Она металась до тех пор, пока не заболели ноги, затем бессильно опустилась на кучу тряпья. Через несколько секунд она уже спала.

* * *

Мэтт взглядом обвел деревню, его глаза и уши впитывали звуки и запахи лагеря. Его мать родилась и выросла в подобной деревне. Он изучал проходящих мимо женщин. Смеялась ли его мать так же, как смеются эти женщины? Любила ли она Сола Дрего или ненавидела его за то, что он был белым? Если бы она выжила, Мэтт мог вырасти в деревне, очень похожей на эту. Он мог никогда не узнать другой жизни.

Он наблюдал, как несколько мальчиков стреляли в шкуру кролика, прикрепленную к стволу дерева. Каково было бы вырасти здесь, с детства быть обученным охоте, идти по следу и сражаться? Он посмотрел на свою кожу. Он был почти такой же смуглый, как индейцы. У него были черные и длинные волосы. И только глаза выдавали, что в его жилах течет кровь белого человека.

Его взгляд устремился к хижине, куда отвели Лэйси. Со времени их прибытия сюда прошло уже три часа, но никто не входил в жилище. Если бы он мог пойти к ней и успокоить. Он подумал, что она, наверное, смертельно испугана. И для этого были все основания. Они попали в чертовски затруднительное положение, в этом не было никакого сомнения. Он размышлял, что бы сказали индейцы, если бы он сообщил им, что он наполовину апачи. Поверят ли они ему или обвинят во лжи и попытке спасти свою шкуру.

Мэтт раздумывал, в то время как солнце медленно двигалось по небосклону. Пот выступил у него на лбу, струился по спине, рукам и ногам. Он умирал от жажды, но вряд ли ему дадут хоть глоток воды, даже если он унизится, чтобы попросить об этом.

Прошел еще один час, другой, и солнце теперь было в зените. Деревня замерла. Воины развалились в тени своих жилищ, играя в кости и болтая с соседями. Женщины уложили детей. Собаки лежали, растянувшись в тени. Лошади лениво смахивали мух.

Мэтт закрыл глаза от испепеляющего солнечного света. Все его тело было мокрым от пота. В горле было горячо и сухо, как в пустыне в середине июля, и он подумал, что запросто продал бы свою душу всего лишь за один глоток ледяной воды. Жара разморила его, ему смертельно хотелось лечь и поспать хотя бы несколько минут. Прислонившись затылком к столбу, он урывками дремал.

Вечером женщины стали готовить пищу. Желудок Мэтта громко заурчал, когда аромат жареного мяса защекотал его ноздри. Индейцы проходили мимо, занимались своими делами, как будто его здесь и не было. За деревней дюжина молодых храбрецов устроила скачки на лошадях. Несколько молодых девушек прошли к реке за водой, и их темные глаза с любопытством скользнули по нему. Малыши с громким визгом гонялись друг за другом вокруг хижин, а маленькие девочки с оленьими глазами семенили, вцепившись в материнский подол, или играли с куклами, сделанными из кукурузных початков и полосок сырой кожи. Пожилая женщина с чашей тушеного мяса в руках прошла к хижине, где держали Лэйси. «Что ж, хотя бы ее накормят», — с облегчением подумал Мэтт.

Поздним вечером воин, который взял Мэтта в плен, с важным видом подошел к нему. Мэтт раздраженно подумал, что индеец выглядит сытым и весьма довольным собой, и приготовился к самому худшему.

— Меня зовут Высокое Желтое Облако, — высокомерно произнес воин. — Мои храбрость и мудрость хорошо известны в округе. На моем счету много побед над врагом. И я хочу, чтобы твоя жена стала моей женщиной. Я спрашиваю тебя еще раз, ты продашь ее мне?

— Повторяю тебе еще раз, что не продам. Высокое Желтое Облако кивнул, но его глаза потемнели от злости.

— Завтра я снова приду в это же время, чтобы узнать, не изменил ли ты свое решение.

— Не теряй понапрасну время, — отрезал Мэтт, но его слова повисли в воздухе.

* * *

Лэйси слепо смотрела на вход в хижину. Время тянулось очень медленно. За весь день она не видела никого кроме старой женщины, которая принесла ей немного еды. Лэйси жадно поела, но это было много часов назад, и сейчас она снова чувствовала голод и жажду. Она беспокоилась за Мэтта. Хорошо ли с ним обращаются?

Она встала и снова начала мерить шагами хижину. Это ужасно — не знать, что с ними будет дальше. Она уже размышляла, стоит ли ей рискнуть и выйти на улицу, когда вошла старая индианка. В одной руке она несла чашу с вареным мясом и овощами, а в другой держала тунику из оленьей кожи и мокасины. Она жестами объяснила Лэйси, что та должна поесть, а затем сменить одежду.

Лэйси согласно кивнула, индианка одарила ее беззубой улыбкой и вышла из хижины.

Еда была обильной и вкусной. Лэйси все съела, но не отказалась бы и еще. Она со вздохом отставила в сторону пустую чашку и взяла тунику. Она была сделана из оленьей кожи кремового цвета и была невероятно мягкой на ощупь. Нерешительно Лэйси сняла свое платье и натянула тунику. Верх был немного тесен в груди, но юбка опускалась ниже колен. Мокасины были мягкими и удобными.

Она только закончила переодеваться, как в хижину вошел Высокое Желтое Облако. Его темные глаза одобрительно скользнули по Лэйси.

— Ты очень красивая, — сказал он. — Мои люди будут завидовать, когда я сделаю тебя своей женщиной.

— Твоей женщиной! — воскликнула Лэйси. — Я никогда не буду твоей.

Высокое Желтое Облако снисходительно улыбнулся. Ему нравились горячие женщины.

— Где Мэтт? — решительно спросила Лэйси. — Где мой муж?

— С ним все в порядке, пока.

— Что это значит?

— Пусть тебя это не волнует, — отрезал индеец. — Завтра я пришлю за тобой Небесную Женщину, чтобы она отвела тебя помыться к реке. Ты хочешь этого?

— Да, — угрюмо ответила Лэйси. Отказ вертелся у нее на языке, но это лишило бы ее возможности сделать то, что ей хотелось. Кроме того, если она выйдет наружу, то, возможно, увидит Мэтта.

— Хорошо. Тебе нужно еще что-нибудь?

— Да, я… — щеки Лэйси густо покраснели. Ей очень хотелось справить нужду, но внутри жилища для этого не было никакой возможности.

— В чем дело? — спросил, нахмурившись, Высокое Желтое Облако.

— Мне нужно… выйти наружу.

— А-а, — в глазах воина было понимание. — Пойдем, я отведу тебя.

—Ты?

— Я не буду смотреть, — заверил ее Высокое Желтое Облако.

— Ладно, — с сомнением согласилась Лэйси и последовала за воином апачей из хижины. Она кинула быстрый взгляд в сторону Мэтта. Он был до сих пор привязан к дереву в центре лагеря. Его подбородок покоился на груди. Казалось, он крепко спит.

— Проходи, — грубо приказал индеец.

— Могу я поговорить с мужем?

— Нет.

Лэйси с возмущением подумала, что нет смысла спорить, если с ней разговаривают таким тоном, и последовала за своим мучителем к маленькой чахлой рощице за деревней.

— Я подожду тебя здесь, — сказал воин. — Только не задерживайся. И не пытайся убежать. Если ты это сделаешь, бледнолицый заплатит за это.

Кивнув, Лэйси прошла на несколько ярдов дальше, в темноту. Где же тот белый человек, о котором говорил апачи? Ах, если бы это был ее отец!

Позднее, вернувшись в жилище, она растянулась на куче тряпок и закрыла глаза. Что они собираются сделать с ними? Почему Высокое Желтое Облако хочет жениться на ней? Она ведь не индианка. Почему он хочет жениться на чужестранке? И Мэтт. Что случится с Мэттом, если он откажется продать ее? Лэйси содрогнулась. А что она будет делать, если Мэтт продаст ее этому индейцу? Но он никогда не сделает это. Где же ее отец?

* * *

Мэтт Дрего поднял голову. Утро. Каким-то образом ему удалось поспать ночью, но он до сих пор чувствовал усталость. Его руки и ноги налились свинцом, а рот был сухой, как вата. Он был голоден. Чертовски голоден. Его мучила такая жажда, что он смог бы осушить всю Миссури.

Он нахмурился, увидев подошедшего к нему индейца.

— Как тебе спалось, бледнолицый? — с кривой усмешкой спросил Высокое Желтое Облако.

— Неплохо, — с сарказмом ответил Мэтт. — Я спал, как ребенок.

— Так ты продашь мне свою женщину?

— Нет.

Высокое Желтое Облако помедлил.

— Я терпеливый человек, но не слишком. Тебе лучше дать мне то, чего я хочу.

Мэтт упрямо покачал головой.

— Нет.

— Ты ничего не добьешься этим, — уверенно сказал воин. — В конце концов, она станет моей.

— Никогда, — пробормотал Мэтт вслед ушедшему индейцу. — Никогда, пока я жив.

И это, подумал Мэтт, было для индейца тузом в колоде. Если он будет продолжать упорствовать, то единственное, что апачи будет вынужден сделать, — это лишить его жизни. И Лэйси станет вдовой. У нее будет небольшой выбор: либо выйти замуж за индейца, либо стать его рабыней.

Солнце поднималось все выше, и силы Мэтта таяли. Жара и льющийся с него пот высасывали последние остатки сил. Он жадно смотрел на узкую голубую полоску реки, которая блестела позади деревни, смертельно завидуя женщинам и детям, которые играли у кромки воды или спасались от жары в чистой холодной глубине реки.

Его ноги устали под тяжестью тела, и не было никакой надежды на лучшее. Он не мог сесть, он мог лишь час за часом стоять на ногах. Временами он дремал, но во сне его преследовал образ Лэйси, которую обнимает другой мужчина.

На закате воин снова пришел посмотреть на Мэтта.

— Я хочу твою женщину, — сказал он. — Я дам тебе свободу, пищу и воду. Что ты на это скажешь?

— Нет.

Высокое Желтое Облако мрачно кивнул и вытащил из ножен, сделанных из козлиной шкуры, свой нож. Он подошел к ближайшему костру, раскалил докрасна лезвие ножа и вернулся к Мэтту. Он поднял его рубашку и приложил раскаленный металл к животу Мэтта. Тошнотворно сладкий запах горящей человеческой плоти наполнил воздух.

У Мэтта прервалось дыхание, когда его тело содрогнулось от нестерпимой боли.

Высокое Желтое Облако без слов раскалил лезвие во второй раз. Мэтт уставился на пылающую сталь, и его внутренности сжались от страха, когда индеец вновь направился к нему.

— Твоя женщина, — сказал воин.

— Нет, — выдавил Мэтт сквозь стиснутые зубы, когда нож снова коснулся его плоти. — Ты можешь сжечь каждый дюйм моего тела, но она моя жена, и я не брошу ее.

— Я верю тебе, — сказал Высокое Желтое Облако. Он взглянул на Мэтта с невольным восхищением. — Ты смелый человек. Смелый, но глупый. Мне придется убить тебя для того, чтобы взять то, чего я хочу.

— Если ты убьешь меня, она навсегда возненавидит тебя.

— Мне не нужна ее любовь, — возразил воин. — Я хочу только подчинить себе ее волю, посеять мое семя в ее животе. Я думаю, что она даст мне сыновей. Много сыновей.

Он кивнул самому себе.

— Готовься к смерти, бледнолицый. Я слишком долго оставлял тебя в живых. Сегодня вечером она станет моей.

Мэтт встрепенулся, страх за свою собственную жизнь поглотила тревога за Лэйси. Он рвался из веревок, которыми был привязан к столбу, с единственной целью освободиться и убить этого человека, который говорил о Лэйси, как о кобыле для зачатия потомства, как о ком-то, кого можно использовать и оскорблять. Внезапно в его затуманенном мозгу появилась идея. Расправив плечи, он свирепо посмотрел на Высокое Желтое Облако.

— Ты позоришь наш народ, — сказал он с достоинством, которое смог изобразить в подобном положении.

Высокое Желтое Облако нахмурился.

— Что ты хочешь сказать?

— В моих жилах течет кровь Динехов, — надменно заявил Мэтт.

— Ты лжешь!

— Я говорю правду. Моя мать была дочерью Чирикахуа. Ее звали Колибри.

— Мне ничего не говорит это имя, — возразил Высокое Желтое Облако. — Но если ты утверждаешь, что ты нашей крови, то я буду сражаться с тобой за женщину.

— Это меня устраивает, — ответил Мэтт.

Индеец по-волчьи усмехнулся. Никто в деревне не владел ножом и копьем лучше, чем он.

— Мы будем сражаться, — самоуверенно заявил он. — И ты проиграешь.

— Может быть, и так, — ответил Мэтт. — А может быть, и нет.

— Мы будем сражаться сейчас, — решил воин. — Сегодня ночью она будет греть мою постель.

— Я ничего не ел и не пил два дня, — заметил Мэтт. — Как насчет тридцати минут на то, чтобы я смог поесть и размять ноги?

— Как хочешь, — самодовольно согласился Высокое Желтое Облако. — Но это тебе не поможет.

Воин разрезал веревки и сказал Мэтту:

— Я прикажу одной из женщин принести тебе что-нибудь поесть. Не пытайся увидеть свою женщину или уйти отсюда.

Мэтт кивнул, и Высокое Желтое Облако направился к своему жилищу. Оставшись один, Мэтт стал разминать руки и ноги. Он до сих пор чувствовал тупую боль от ожогов на животе, но сейчас это было неважно. Он несколько минут ходил взад и вперед. Старая индианка принесла ему полдюжины ломтиков холодной оленины и маленькую бутыль из тыквы с холодной водой. Усевшись спиной к столбу, Мэтт начал медленно жевать пищу и потягивать маленькими глотками воду. Было бы неразумно проглотить все залпом, чтобы пища осела в желудке тяжелым комом.

Он съел только половину мяса и выпил половину воды, а затем вылил остатки себе на руки и лицо. Затем он прислонил голову к столбу и закрыл глаза, стараясь расслабиться.

Пятнадцать минут спустя Высокое Желтое Облако бросил нож на колени Мэтта.

— Поднимайся. Пора.

Мэтт с приглушенным стоном встал на ноги. Единственным его желанием было поспать. На мгновение ему захотелось попросить Высокое Желтое Облако отложить бой до завтра, но он знал, что воин откажет. Лучше придержать язык и сохранить гордость, чем просить о милости и получить отказ.

Оглянувшись вокруг, Мэтт увидел, что большинство индейцев собралось в центре лагеря, чтобы посмотреть на бой. Сердце замерло у него в груди, когда он заметил Лэйси, стоящую в стороне в окружении двух апачей. «Конечно, — горько подумал Мэтт, — Высокое Желтое Облако захотел, чтобы она была здесь и увидела его победу».

— Ну, — сказал Высокое Желтое Облако и пригнулся, втянув подбородок и выставив вперед руку с ножом.

Мэтт машинально принял ту же стойку, и они начали медленно двигаться по кругу. Высокое Желтое Облако сделал несколько резких выпадов в направлении Мэтта, чтобы проверить реакцию бледнолицего, и нашел ее быстрой и точной. Насторожившись, он двигался теперь с большей бдительностью.

Лэйси наблюдала за ними, зачарованная видом двоих мужчин, ведущих смертельный бой. Она знала, что они сражаются за нее, как две собаки за кость, и эта мысль наполнила ее отвращением. Как она сможет жить дальше, если Мэтта убьют из-за нее? Как она сможет перенести, если ему придется убить человека? Ее одолевало желание отвернуться, но она не могла отвести взгляда от этих двоих, которые продолжали кружиться, а их ножи блестели в свете костра, как змеиные клыки. Высокое Желтое Облако был, возможно, на два дюйма ниже Мэтта, но он был крепкий и сильный. Его глаза свирепо сверкали, губы были решительно сжаты, когда он набрасывался на своего противника. На нем не было ничего, кроме набедренной повязки и мокасин.

Мэтт выглядел уставшим, но решительным, когда отражал выпады индейца, и Лэйси терялась в догадках, как долго он сможет противостоять напору апачи. Она знала, что Мэтт совсем мало спал за последние два дня и был в плохой физической форме для такого боя. У нее вырвался приглушенный крик, когда они сошлись вплотную, их ножи искали плоть, и когда они отступили, кровь стала сочиться из неглубоких ран. Снова и снова они сходились, резкий звук их дыхания и звон стали, ударяющей о сталь, раздавались под возгласы толпы.

Мэтт и Высокое Желтое Облако стремительно сошлись вплотную, их тела напряглись, мускулы собрались в комок, бронзовая кожа блестела от пота. Глаза Лэйси наполнились слезами, когда она увидела, как кровь сочится из бока Мэтта. Она отвела взгляд, почувствовав себя плохо при виде крови и от мысли, что его могут убить. У нее перехватило дыхание, когда ее блуждающий взгляд остановился на группе всадников, въезжающих в деревню. Ехавший впереди человек был одет в штаны из оленьей кожи и мокасины. Его лицо загорело до темно-коричневого цвета. Орлиное перо было прикреплено к длинным серым волосам. Но невозможно было ошибиться в том, что этот человек был белым.

— Папа! — она оттолкнула воинов, охранявших ее, и бросилась навстречу отцу.

Ройс Монтана открыл от удивления рот, увидев бегущую к нему Лэйси. Спрыгнув с лошади, он схватил ее в объятия, и слезы затуманили его взор, когда он прижал к себе дочь.

— Лэйси, — пробормотал он, — боже, Лэйси, что ты здесь делаешь?

— Ищу тебя, папа. Останови их, пожалуйста.

Ройс Монтана посмотрел поверх головы дочери на двоих мужчин, сцепившихся в смертельной схватке. Он сразу же узнал Высокое Желтое Облако и предположил, что страх Лэйси относился к тому белому, который, очевидно, сражался за свою жизнь.

— Я не могу остановить это, Лэйси, — печально произнес Ройс Монтана. — Они должны довести бой до конца.

Плечи Лэйси опустились в отчаянии. Бой, казалось, длился уже вечность, хотя на самом деле прошло всего несколько минут. Оба получили уже несколько ран. Везде была кровь, но они продолжали сражаться, рыча и огрызаясь, как голодные волки. Это было жестокое, дикое и отвратительное, но в то же время, странно захватывающее зрелище.

Лэйси отвела взгляд в сторону, когда нож индейца оставил длинную неглубокую рану на правом боку Мэтта. На мгновение она увидела лица воинов, пораженная, как они могут получать удовольствие, видя, что двое мужчин сражаются за свою жизнь. Неужели индейцы настолько примитивные и дикие люди, что их не волнуют вопросы жизни и смерти? Они громко подбадривали Высокое Желтое Облако, когда он ранил Мэтта. С готовностью выражали свое одобрение ловкости Мэтта, когда тот сумел избежать резкого выпада, который мог стоить ему жизни. Смутно она поняла, что воины не были жестокими или хладнокровными. Они ценили мужскую храбрость и умение обращаться с ножом. Она понимала, что хотя Мэтт и был для них врагом, они все равно приветствовали его мужество и ловкость.

Тяжелый скрежет металла о металл снова привлек внимание Лэйси, и она взглянула на сражающихся. Она увидела, что Мэтт обессилел. Его движения стали вялыми, реакция замедленной, и она увидела, что он едва не падает с ног. Она прижала руку к горлу, когда Высокое Желтое Облако стремительно приблизился для последнего удара. Но Мэтт чудом восстановил равновесие. Повернувшись, он направил сжатый кулак в челюсть индейца. Высокое Желтое Облако тяжело рухнул на землю, и Мэтт уже стоял над ним. Его грудь тяжело вздымалась, а тело было покрыто кровью и потом. Мэтт приставил острие ножа к горлу воина.

— Жить или умереть, — прошипел Мэтт. — Решай сам.

Высокое Желтое Облако свирепо смотрел на Мэтта, его темные глаза сверкали от злобы и унижения.

— Я буду жить, — хрипло сказал он. — Но знай, бледнолицый, мы еще не закончили. Это случится, когда один из нас будет мертв.

— Можешь говорить что угодно, — с усмешкой ответил Мэтт. — Но если я смог надрать тебе задницу, пробыв два дня без пищи и воды, то подумай, на что я буду способен, когда почувствую себя лучше.

Высокое Желтое Облако подавил в горле крик ненависти.

— Тебе не испугать меня, — презрительно сказал он. — Женщина все равно будет моей.

— Забудь об этом, — устало произнес Мэтт, поднявшись на ноги, и побрел прочь от поверженного воина.

— Мэтт! Мэтт, иди сюда.

Он обернулся на голос Лэйси и увидел, что она стоит рядом с человеком, в котором Мэтт узнал Ройса Монтана. «Что ж, — подумал он, — она была права, что не отказалась от поисков».

Ройс Монтана видел, как лицо дочери озарилось радостью, когда этот человек направился к ним. «Итак, — подумал он, — это случилось. Моя маленькая девочка влюбилась».

— Мэтт, это мой отец. Папа, это Мэтт Дрего. Он мой муж.

— Муж!

Ройс Монтана не смог скрыть удивления.

— И давно?

— Уже несколько месяцев, — сказала Лэйси. — Мы поговорим об этом позже, папа. Мэтт ранен.

— Конечно, — быстро согласился Ройс Монтана. — Пойдем в хижину, там моя женщина позаботится о нем.

— Твоя женщина? — изумленно повторила Лэйси. — Какая женщина?

— Я тоже женился, милая, — сказал Ройс Монтана и повел их к хижине в конце деревни.

Лэйси уставилась на отца. Смутно она помнила, что Высокое Желтое Облако упомянул о том, что белый человек в деревне женился на одной из их женщин. «Великий боже, — с ужасом подумала Лэйси, — он женат на апачи!»

После этого все происходило как во сне. Вслед за Рейсом Монтана они вошли в большую хижину, где их встретила женщина апачи, которая позволила им чувствовать себя как дома. Лэйси наблюдала, как женщина умело обработала раны Мэтта, которые оказались не настолько серьезными, как боялась Лэйси, а затем приготовила для них ужин.

— Это Голубая Ива, — сказал Ройс Монтана, когда они сидели у костра.

— Рада познакомиться с вами, — вежливо ответила Лэйси, хотя она не вполне осознала тот факт, что ее отец женился на индианке.

— Она почти не говорит по-английски, — заметил Рейс, улыбаясь своей жене, — и я не могу полностью говорить на языке апачей, но мы прекрасно общаемся.

— Да, — сухо сказала Лэйси. — Я вижу. Тем не менее, было легко заметить, что Ройс Монтана и Голубая Ива любят друг друга. Лэйси решила, что индианке около тридцати. У нее были длинные прямые черные волосы, красивые миндалевидные глаза и округлое приятное лицо.

Целый час Ройс Монтана рассказывал о том, как апачи захватили его и сделали своим рабом. Он пережил много лишений и унижений до того дня, как спас тонувшего в реке ребенка апачи. Этим героическим поступком он заслужил место в племени и намеревался весной оставить индейцев и вернуться к своему народу. Но долгой холодной зимой он полюбил Голубую Иву, и они поженились.

— Я не могу оставить ее, — сказал Ройс, обнимая жену. — Она не будет счастлива среди белых, а я не буду счастлив без нее, так что… — Он пожал плечами. — Я решил остаться.

Он перевел взгляд с Лэйси на Мэтта и нахмурил брови.

— Я тебя где-то раньше видел, не так ли?

— Да. Мы были попутчиками.

Рейс медленно кивнул.

— Теперь вспомнил. Мы направлялись в Юму. Я думал, тебя схватили индейцы.

— Так и было, но Лэйси спасла мне жизнь.

— Понятно.

— Я не могу вас винить за то, что вы не прыгаете от радости, узнав, что ваша дочь вышла замуж за человека, осужденного за убийство, — спокойно произнес Мэтт, — но я не убивал того парня, клянусь.

— Извини меня, — сухо ответил Ройс Монтана, — но каждый в том вагоне клялся, что он невиновен.

— Включая вас?

— Нет. Я был виновен, как дьявол.

— Папа!

— Это правда, Лэйси. Я убил Лемюэля Вебстера. В тот момент я был пьян, но это ничего не меняет.

Ройс Монтана погладил руку жены. Его глаза блуждали.

— Это то, с чем мне придется жить до конца своих дней.

Он печально улыбнулся и продолжал с напускной веселостью:

— Хватит на сегодня печальных рассказов. Я рад, что ты здесь, Лэйси. Вы можете пока устроиться у меня. Завтра я поговорю с Хромым Медведем. Это отец Голубой Ивы, к тому же, один из вождей. Уверен, что он позволит вам остаться здесь на некоторое время, если вы этого хотите.

Лэйси с надеждой посмотрела на Мэтта:

— Мы можем остаться, Мэтт. Хотя бы на несколько дней.

— Ты хочешь этого? — Да.

— Значит, решено, — сказал Ройс Монтана. — Я не знаю как вы, но я чертовски устал. Давайте спать.

— Неплохая мысль, — согласился Мэтт. — Я выйду на несколько минут.

— Я тоже, — сказала Лэйси, взяв Мэтта за руку, и вышла вместе с ним из хижины.

— Ты счастлива? — спросил Мэтт.

— Да. Он хорошо выглядит, правда? Я думаю, что здесь, среди индейцев, он живет в согласии с самим собой.

— Хорошо бы, — ответил Мэтт, — но мне от этого не легче. Я ощущаю ужасную боль.

Лэйси подошла к мужу, в ее глазах была тревога.

— Очень сильно болит? — спросила она, нежно коснувшись его рукой.

— Что болит? Ты имеешь в виду ожоги на животе или ножевые раны?

— Мэтт, я серьезно. Сильно болит? — Нет.

Он притянул ее к себе и жадно поцеловал.

— Лэйси…

— Я знаю. Я тоже хочу тебя.

Его губы прижались к ее губам. Лэйси обвила руками шею Мэтта, прижимаясь к нему, обожая каждую частичку его мускулистого тела. Ей казалось, что все ее существо оживает от его прикосновений. Она не возражала, когда он начал развязывать ремешки, которые стягивали ее тунику, и медленно опустил ее на землю. Трава была холодная, но нежные и ласковые прикосновения его рук и губ быстро согрели Лэйси. С тихим вздохом удовольствия она начала раздевать Мэтта. Ее пальцы с наслаждением касались его тела. У него перехватило дыхание, когда она нежно погладила его живот и бедра, а затем начала смело ласкать его.

Лэйси почувствовала себя полной жизненных сил, когда Мэтт накрыл ее своим телом, и содрогнулась от удовольствия, когда он коснулся ее. Время, казалось, остановилось, и она ощутила все, что окружало ее: запах шалфея, влажную траву, на которой лежала, мерцающие звезды, кружащиеся в танце на темном небосклоне, далекий звук барабана. Сердце забилось в груди, и она почувствовала себя дикаркой, первобытной и свободной.

Лэйси вздрогнула, когда руки Мэтта ласково стали гладить ее тело. Его губы впились в нее, поцелуй был длинным, страстным и требовательным. Вначале она старалась сдерживать себя, боясь причинить Мэтту боль, но он, казалось, забыл о своих ранах и обо всем остальном, кроме своего желания обладать ею, чтобы их тела слились воедино. Она закричала, когда его жизненная сила вливалась в нее, и сладострастно застонала, когда одна волна удовольствия за другой накатывались на нее, наполняя сладким экстазом.

Чувствуя себя уставшим и полностью удовлетворенным, Мэтт скатился с Лэйси, но не выпустил ее из своих объятий. Любить ее было подобно бальзаму для души и тела. Это исцеляло его раны и облегчало боль. Прижав ее к себе, он уснул.

— Мэтт? — Лэйси прошептала его имя, не в силах поверить, что он уснул так быстро. Она вспомнила, что он практически не спал эти два дня. Если добавить к этому тяжелый поединок и то, что он был несколько раз ранен, не удивительно, что он так измучен. Она слабо улыбнулась, удивляясь, где он нашел силы, чтобы заниматься с ней любовью.

Так, улыбаясь, она тоже погрузилась в сон.

Глава 11

Лэйси, тихо напевая, собрала охапку хвороста и пошла к хижине своего отца. Со времени их прибытия в лагерь апачей прошло уже три недели. Хромой Медведь, вождь Чирика-хуа, согласился, чтобы Мэтт и Лэйси остались в деревне как гости белого человека по имени Бледный Буйвол. Мэтт подозревал, что они были скорее не гостями, а пленниками, но им позволили ходить по деревне, хотя Мэтту и не разрешили носить оружие. Кроме того, их предупредили, чтобы они не пытались выйти за пределы лагеря.

В последующие дни Лэйси много узнала о жизни индейцев. Если раньше она считала апачей дикими, необузданными существами, то теперь, живя вместе с ними, наблюдая их жизнь, она обнаружила, что это достаточно сложный, удивительный народ. Если им не хватало мяса, они съедали своих собак и лошадей. Однако они никогда не ели рыбу, которой было полно в реке, потому что верили, что рыба, как и змеи, проклята и не годится в пищу. Воины могли быть жестокими, грубыми, но они были заботливыми отцами, способными на большую нежность и любовь к своим детям. Женщины были такими же отважными, как их мужья. Они часто сражались вместе с ними бок о бок и были такими же любящими матерями и преданными женами.

У Чирика-хуа была своя религия, они молились своему богу Юсену, Дарующему Жизнь. У них были молитвы и песнопения на случай болезни и смерти. Были также песни для сева и сбора урожая, песни во имя войны и любви. Несмотря на воинственный характер, индейцы испытывали глубокое уважение к жизни и всему живому. Они с почтением относились к людям, растениям, животным и к земле в целом. Они верили, что каждый камень, каждое дерево, каждая травинка наделены душой. Кровные узы были сильными и фактически неразрывными. К друзьям индейцы относились как к своим родственникам, всячески поддерживали и защищали их. Законы и табу племени были очень строгими, а наказание скорым и беспощадным.

Жизнь среди Чирикахуа отличалась от жизни Мескалеро. Лэйси теперь не была рабыней. Хотя жизнь апачей и была очень суровой, девушка была счастлива, как никогда в жизни, и это удивляло ее. После нескольких встреч с индейцами она не ожидала, что будет чувствовать себя уютно среди них, но она научилась уважать их как народ. Лэйси даже напевала во время работы, улыбалась женщинам, смеялась вместе с детьми. Жизнь была тяжелой, но все же радостной. Отец был жив и здоров, раны Мэтта быстро заживали, а Голубая Ива стала ее лучшей подругой.

Единственным темным пятном в жизни был Высокое Желтое Облако. Он еще не оправился после поражения, которое нанес Мэтт, и Лэйси боялась, что рано или поздно воин апачей отомстит за то унижение, которому подверг его Мэтт. Часто она ловила на себе его взгляд. Его глаза были полны злобы и безумного желания. Он все равно хотел, чтобы она стала его женщиной, и это угнетало Лэйси.

Она подошла к отцовской хижине, сложила около двери дрова и стала помогать Голубой Иве готовить пищу. Девушка ласково улыбнулась Мэтту, который брился под восторженными взглядами ребятишек. У индейцев не было щетины на лице, а те редкие волосы, что появлялись, они выдергивали.

Лэйси рассмеялась, когда Мэтт порезался, а маленькие апачи завопили от восторга. «Ах, как приятно жить и любить в такое прелестное утро», — счастливо подумала она.

Сейчас Мэтт носил штаны из оленьей кожи и мокасины. Его коричневая от загара кожа стала еще темнее. Волосы, черные и прямые, как у индейцев, лежали на плечах. Да и сам он, по мнению Лэйси, выглядел, как апачи.

Остальные в деревне думали то же самое, и когда Высокое Желтое Облако упомянул, что белый объявил себя сыном Колибри, эта новость быстро распространилась по деревне. Один из воинов, Красный Нож, проявил особый интерес к этому заявлению Мэтта. Колибри была его двоюродной сестрой. Ее отец, к вечному стыду своей семьи, продал ее белому за новое ружье и кувшин кукурузного ликера.

Когда однажды Мэтт и Лэйси сидели около хижины, к ним подошел Красный Нож со своей семьей. Лэйси взглянула на Мэтта, и сердце затрепетало в ее груди. Что-то было не так. Почему индейцы пришли к ним с такими мрачными лицами?

Мэтт встал, когда к нему подошел Красный Нож.

— Добро пожаловать в наш дом, — по традиции сказал Мэтт. — Пообедайте с нами.

Красный Нож кивнул. Он: сел справа от Мэтта, а его родственники уселись позади него.

Лэйси встала, быстро приготовила пищу и предложила индейцам. Каждый взял свою долю, кивнув в знак благодарности.

Лэйси знала, что они съели бы все, что она им предложила. Отказаться было невежливо. Она знала, что апачи так же сурово придерживаются правил хорошего тона, как и белые люди.

После того, как индейцы поели, Красный Нож и Мэтт обсудили возможность совместной охоты. Затем Красный Нож поведал об истинной причине своего прихода.

— Высокое Желтое Облако сказал мне, что твоя мать была из Динехов, — сказал воин, и его глаза остановились на Мэтте.

— Да. Ее звали Колибри.

Красный Нож кивнул. Обернувшись к своей семье, он повторил на своем языке слова Мэтта. Они оживленно заговорили между собой, и их глаза устремились на Мэтта. Их выражение уже не было таким холодным, они как бы потеплели.

— Мы твоя семья, — сказал Красный Нож, и его голос задрожал от волнения. — Твоя мать была моей двоюродной сестрой.

Мэтт кивнул, его сердце переполнилось радостью, когда он посмотрел на мужчин, женщин и детей, столпившихся у хижины. Эти люди были его родней.

Лэйси взглянула на Мэтта, пытаясь понять, что сказал Красный Нож. Мэтт был индейцем. Эти люди как-то связаны с ним. Она вышла замуж за человека, который был наполовину апачи.

Она не знала, смеяться ей или плакать.

На следующий день родственники Мэтта соорудили для них жилище. Кто-то принес подарки: одеяла и одежду, посуду, горшки для приготовления пищи, пару скамеек из ивовых прутьев.

Мэтт был тронут щедростью обретенной семьи. С помощью Голубой Ивы и Ройса Монтана он устроил пир для всего племени. Индейцам понравился такой красивый жест, и Мэтт и Лэйси из непрошеных гостей превратились в членов племени.

В течение следующих недель Мэтт много времени проводил с Красным Ножом. Когда Лэйси спросила его, чем они занимаются, то он немного смущенно ответил, что Красный Нож обучает его искусству воина.

— Воина! — воскликнула Лэйси. — Зачем? Мэтт пожал плечами.

— Если бы мой отец остался здесь, то меня воспитали бы как апачи. Я всегда испытывал некоторое любопытство к ним, пытался представить себе, каково вырасти среди индейцев. Это, может быть, мой единственный шанс узнать об этом.

Лэйси кивнула. Она знала, что не сможет винить Мэтта за то, что он хочет узнать больше о народе, к которому принадлежала его мать.

Вскоре Лэйси заметила перемену в своем муже. Он стал постигать язык апачей с поразительной легкостью. Мэтт научился стрелять из лука и метать копье. Он участвовал в состязаниях воинов, таких, как охота и борьба, игра в кости и скачки на лошадях.

Лэйси обижалась, что он проводит так много времени вдали от нее. В конце концов, они ведь молодожены. Он должен чаще находиться рядом с ней. Однако Мэтт был слишком поглощен своими занятиями, чтобы догадываться о ее чувствах, слишком занят своим стремлением стать воином.

Голубая Ива лишь пожала плечами, когда Лэйси пожаловалась ей.

— Такова наша жизнь, — спокойно ответила индианка. — Может показаться, что мужчины не утруждают себя работой, но в этих состязаниях на силу и ловкость они оттачивают свои воинские навыки. Они должны быть всегда готовы защитить деревню. Мужчина, который занимается сбором хвороста или носит воду, становится податливым и ленивым. В нашей деревне есть несколько мужчин, которых не заботят мужские дела.

Голубая Ива жестом указала на ближайшую хижину, где около костра сидел мужчина. Он держал на коленях ребенка и молол кукурузную муку.

— Его никогда не заботили ни охота, ни сражения. Он любит проводить время с женщинами, присматривает за детьми или готовит пищу. Он хороший человек, добрый, но не воин.

Голубая Ива бросила на Лэйси испытующий взгляд.

— Ты предпочла бы иметь такого мужчину?

— Конечно, нет, — быстро ответила Лэйси.

— Не думай, что мужчина любит меньше, если проводит так много времени с Красным Ножом. Мэтт хочет узнать, кто он на самом деле. Я уверена, что он будет к тебе более внимателен после того, как познает, кто он и что он.

— Спасибо, Голубая Ива. Я вела себя глупо.

Возвращаясь в свое жилище, Лэйси остановилась, чтобы понаблюдать за Мэттом и другими воинами, которые увлеченно занимались борьбой. На ее муже были только короткая набедренная повязка из оленьей кожи и мокасины. Лэйси не могла не заметить, что он крепче всех стоял на ногах и был, очевидно, самым сильным и самым красивым мужчиной в этой группе. С ним боролись, один за другим, четыре воина, и он каждый раз одерживал победу.

Лэйси испытала чувство гордости за него, когда он победил последнего воина. Она с удовольствием наблюдала за ним. Его темно-голубые глаза сверкали от возбуждения, а мускулы перекатывались как ртуть под коричневой от загара кожей, когда он уложил последнего воина на землю, а затем примирительно протянул ему руку, чтобы подняться.

На апачей произвела большое впечатление ловкость Мэтта. Храбрость, ловкость, сила и выносливость были теми качествами, которыми восхищались, и Мэтт обладал ими в полной мере. Конечно, были среди них и такие индейцы, как Высокое Желтое Облако, которые ненавидели Мэтта только за то, что он был наполовину апачи. Для них этого было достаточно, и Мэтт ничего не мог сказать или сделать, чтобы изменить их отношение к нему.

Некоторые женщины были настроены таким же образом. Они избегали Лэйси, отказывались говорить с ней или всячески игнорировали ее. Они отпускали грязные замечания за ее спиной, грубо и непристойно указывая на нее. Самое лучшее, что могла делать Лэйси, — не обращать на них внимания, но ей было больно сознавать, что они ненавидят ее только за цвет кожи.

К своему удивлению, она быстро вникла в повседневную жизнь деревни. Еды в лагере было всегда вдоволь, и воины не придерживались установленного времени, а ели тогда, когда чувствовали голод. Лэйси поддерживала чистоту в жилище, готовила пищу, приносила дрова и воду, купалась каждое утро до завтрака, обычно с Голубой Ивой. Она научилась печь в золе лепешки из земляных бобов, жира и меда, стала хорошо разбираться в дичи, которую приносил Мэтт, научилась разыскивать желуди, семена подсолнечника, сосновые шишки, ягоды можжевельника и земляные бобы, которые составляли значительную часть пищи апачей.

Мужчины проводили большую часть времени на охоте. Олень был самой желанной добычей. Охоте предшествовал особый ритуал. Мужчины постились, им нельзя было мыться или натираться какими-либо благовониями, чтобы олень не учуял запах. Охотник должен быть почтительным и щедрым, делиться добычей с остальными.

Кроме оленей воины охотились на опоссумов, кугуаров, скунсов, лесных крыс, енотов и кроликов. Зайцев они никогда не ели. Не употребляли также мясо диких свиней и степных собак, потому что те питались змеями, которые были табу. Чирикахуа не прикасались и к свинине, рыбе и лягушкам, последних они отождествляли со змеями. Лэйси находила странным, что индейцы едят скунсов и лесных крыс, но не едят свинину и рыбу. На барсука, бобра и выдру охотились из-за меха.

День за днем Лэйси узнавала все больше об обычаях и верованиях апачей. Чирикахуа не упоминали вслух имен мертвых. Мужчина не разговаривал с тещей. Единственное, чем владел воин, были его лошадь и оружие. Все остальное, включая жилище, принадлежало его жене. Чирикахуа верили, что все на свете является живым. Деревья, горы, камни и трава, земля и вода — все было наделено душой. Дарующему Жизнь приписывали сотворение мира. Землю наделяли женскими качествами и во всех ритуальных песнях упоминали как Женщину-Землю. Гром и молнию считали существами, от которых можно получить силу. Молния была стрелой Людей Грома, ее сверкание было полетом стрелы в небе. Согласно их верованиям, Люди Грома когда-то охотились для людей, и их стрелы убили столько дичи, сколько люди могли съесть. Но, по легенде, люди плохо распорядились полученным даром, и Люди Грома обиделись за это и перестали охотиться для них.

Лэйси особенно любила предания о Койоте. Часто поздно вечером у костра старики рассказывали о Койоте, который был обманщиком и плутом, за небольшим исключением. Койот открыл сумку, которую ему не разрешали трогать, и тем самым выпустил в мир мрак. Именно Койот распространил среди людей зло: обжорство, ложь, воровство, прелюбодеяние и другие пороки. Воинам, которые были в чем-то виноваты, говорили, что они идут по тропе Койота.

Ребенок Вод был героем апачей. Его матерью была Ихста-недлехех, или Раскрашенная Белым Женщина, которая существовала от основания мира и получила зачатие от Вод. Другим героем был Убийца Врагов. Согласно поверью, Раскрашенная Белым Женщина и Убийца Врагов когда-то делили землю с людьми.

Мэтт и Лэйси прожили в деревне почти два месяца. Когда у одной из молодых девушек начались месячные, это превратило ее в женщину в глазах всего племени. Вечером был устроен обряд вступления в половую зрелость.

Апачи верили, что во время этой церемонии девушка становится Раскрашенной Белой Женщиной. Голубая Ива объяснила, что этот обряд воспроизводит сотворение Земли и человека, показывая девушке все этапы ее будущей жизни, от детства до счастливой старости. Все племя было приглашено на церемонию. Это было довольно накладно. Гостям раздавали еду и подарки, знахарю заплатили дань.

Шаман апачей, Синий Сокол, пользовался большим уважением племени. Верили, что он обладает большой властью над сверхъестественными силами. Знахарей, которые могли причинить зло, вызывая духов, считали колдунами. Их могли победить только знахари, обладающие большей властью и непорочностью. Так, Синий Сокол был человеком, которого глубоко почитали и уважали.

Лэйси, как зачарованная, следила за церемонией. Девушку посадили в особом вигваме, она была одета в чудесную белую тунику и белые мокасины. Искусно сделанный головной убор придавал ей вид королевы, дарующей милости. Верили, что в это время она обладает особыми священными силами, даже может увидеть будущее и залечить старые раны.

Через некоторое время начался танец Гэнов. Черные маски танцоров, их головные уборы из дерева и дикие пляски внушили Лэйси трепет. Гэны представляли духов гор, которые приносят дождь, даруют здоровье и все хорошее в жизни. Танцоры были одеты в юбки и мокасины, их тела были испещрены различными рисунками.

Лэйси с удивлением узнала, что праздник продлится четыре дня. Число четыре, как она узнала, было священным: четыре времени года, четыре стороны света.

Мэтт был тоже потрясен великолепным зрелищем. Он никогда раньше не видел ничего подобного, хотя эти песни, танцы, долгое празднование и пиры каким-то образом казались ему знакомыми. Здесь, в самом сердце земли апачей, мир белых людей был таким далеким. Мэтту нравилось спать под звериными шкурами, купаться в прохладной речной воде, есть мясо дичи и печеные в золе лепешки, носить только набедренную повязку и мокасины.

Как быстро забываются плоды цивилизации, размышлял он, наблюдая за танцами Гэнов в центре деревни. Как быстро человек возвращается к дикости. Он взглянул на Лэйси, сидящую рядом. Ее красивое лицо озарял свет факелов в руках танцующих. Что еще нужно мужчине кроме места, где можно прилечь, вкусной пищи, костра, чтобы согреться, и женщины для любви?

Звук барабанов грохотал в ушах. Лэйси повернулась и взглянула на него. Она была Женщиной, вечной и первобытной. Он внезапно почувствовал острую необходимость погрузиться в ее теплоту. Туника из оленьей кожи лишь подчеркивала красоту ее зрелого тела. Ее волосы отливали красным в бешеном пламени костра, ее кожа была чистой и безупречной. У реки продолжался танец Гэнов, звук барабанов вибрировал в ночи. Мэтт внезапно забыл обо всем, кроме сидящей рядом женщины. Она была его женой. Когда-нибудь она будет вынашивать его детей. Он проглотил комок в горле, с каждой минутой желание заняться с ней любовью становилось все более нестерпимым.

Он уже подумывал отвести ее в постель, но вдруг ритм барабанов изменился, и вот уже все молодые незамужние девушки стали танцевать у костра. Их ноги медленно двигались в такт барабанам.

Мэтт взял руку Лэйси в свою.

— Пошли, — прошептал он.

— Подожди, — с улыбкой ответила Лэйси. — Я хочу посмотреть на них.

— Они танцуют уже целый день, — раздраженно проворчал Мэтт.

— Пожалуйста, Мэтт… Это так красиво. Мэтт кивнул. Это красиво. Если Лэйси хочет остаться, он останется.

Бой барабанов замер, и каждая девушка, покинув круг, легонько коснулась плеча мужчины, с которым хотела бы танцевать. Когда барабаны зазвучали снова, образовалось два круга танцующих. Мужчины стояли во внешнем круге, а женщины — лицом к ним. Они медленно двигались вперед и назад, не касаясь друг друга. Лэйси подумала, что этот танец был удивительно чувственным.

Следующим был танец женатых. Лэйси с восхищением усмехнулась, увидев, как ее отец и Голубая Ива присоединились к танцующим. Было видно, что он влюблен в индианку и наслаждается жизнью среди апачей. Лэйси была очень рада за него. Он так долго был несчастлив, что заслужил, наконец, свое счастье.

Глаза Лэйси весело искрились, когда она взглянула на своего мужа.

— Потанцуем?

Мэтт выглядел слегка смущенным. Совсем не танцами были заняты его мысли, но он все же согласился.

— Почему бы и нет, если ты хочешь, — сказал он, и они встали позади отца Лэйси.

Движения были простые, и Мэтт с Лэйси быстро освоились. Это было совсем не похоже на вальс, польку или любой другой известный танец, но было так замечательно танцевать с Мэттом, смотреть в его глаза и видеть в них безмерную любовь. Казалось, бой барабана вливается ей прямо в душу, и она внезапно почувствовала себя лесной дикаркой. В ушах Лэйси звучал ритмичный бой барабана, созвучный бешеному стуку ее сердца. По мере того, как барабанный бой звучал все быстрее, зрители стали хлопать в ладоши, подбадривая танцующих, пока музыка не стихла.

Тяжело дыша, Лэйси взяла Мэтта за руку и направилась к своему месту в толпе, но он повел ее в темноту за деревню. Что-то возбужденно затрепетало внизу ее живота, когда она вошла с ним в лес. Когда лагерь и его жители скрылись из виду, Мэтт обнял Лэйси и стал пылко и страстно целовать. Она охотно подчинилась напору его рта. Ее губы раскрылись, а руки обвились вокруг его шеи. Дикий восторг усилил ее чувства, как будто каждый нерв в ее теле откликался на его прикосновения. Кровь сладко забурлила, когда он схватил ее грудь, а сердце заколотилось, когда его язык проник в ее рот. Она была огнем, а он воздухом, которым она дышала. Без него она обессилела бы и погибла.

Из горла Мэтта вырвался приглушенный стон, когда Лэйси прижалась к его паху. Танцы, первобытный бой барабана, вид Лэйси в тунике из оленьей кожи, волосы, спадающие ей на спину, — все это разожгло его желание до такой степени, что он не мог больше сдерживаться.

Движения его рук были торопливыми, когда он снимал с нее платье, нежными, когда ласкал ее теплое тело. Он страстно поцеловал ее. Его губы заскользили от ее рта к изгибу горла, плечам. Руки гладили ее спину, мягкие округлые ягодицы и спустились ниже, к нежному изгибу ее бедер. Каждое прикосновение усиливало бьющееся в нем желание. Он осторожно опустил Лэйси на землю, жаждая ее, как никогда раньше.

Они сблизились в одном порыве, их рты слились, а все остальное поблекло за исключением их желания обладать друг другом.

Позднее, чувствуя необыкновенную радость, Лэйси улыбнулась мужу.

— Ты, в самом деле, дикарь…

— Ты недовольна этим?

— Нет, — быстро ответила она. — Я просто думаю, что для нас было бы лучше остаться здесь навсегда.

— Ты будешь счастлива здесь?

— С тобой я буду счастлива везде. Тронутый ее словами, Мэтт поцеловал ее.

Он уже хотел сказать ей, что любит ее больше жизни, но его слух уловил, как кто-то украдкой пробирается через лес. Прижав ладонь ко рту Лэйси, он жестом приказал ей молчать, затем осторожно встал на ноги. Его глаза и уши напряглись, он пытался определить местонахождение незваного гостя.

Только он повернулся, чтобы посмотреть в сторону деревни, как у него над ухом раздался свистящий звук, и стрела вонзилась в дерево в нескольких дюймах от его головы. Изрыгая ругательства, Мэтт бросился на землю. Он затаил дыхание. Его глаза блуждали в поисках тени, но он ничего не видел, ничего не слышал.

Несколько минут он был неподвижен, давая понять Лэйси, чтобы она хранила молчание, а затем какое-то внутреннее чувство подсказало ему, что опасность миновала, и они остались одни.

Поднявшись, Мэтт подошел к Лэйси.

— С тобой все в порядке?

— Все хорошо.

Было заметно, как она дрожит.

— Кто это был?

— А кто, черт возьми, мог быть?

— Высокое Желтое Облако, — медленно сказала она.

— Я тоже так думаю.

— Давай уйдем отсюда поскорее, пока он не вернулся, — быстро сказала Лэйси. Схватив тунику, она натянула ее через голову и стала завязывать ремешки.

— Не волнуйся, Лэйси. Он ушел. Я думаю, что он хотел таким образом предупредить меня, что не забыл, как я избил его, и что противостояние продолжается, пока один из нас не будет мертв.

— Ах, Мэтт, нужно уехать отсюда. Как можно скорее.

— А я думал, что ты хочешь остаться здесь навсегда.

— Теперь нет. Если все время бояться, что Высокое Желтое Облако выстрелит тебе в спину…

— Он мог это сделать сегодня вечером. Я не думаю, что он из тех, кто может выстрелить в спину. Возможно, он хочет держать нас в напряжении.

— Мэтт, мне так страшно. Пожалуйста, давай уедем отсюда.

— Я не готов к этому, Лэйси, — покачав головой, ответил Мэтт. — Это мой народ. Я хотел бы узнать о нем больше. Я чувствую себя здесь как дома.

— Хорошо, Мэтт, если это так много значит для тебя, — неохотно согласилась Лэйси. — Только обещай быть осторожным.

— Я всегда осторожен. Пойдем обратно. Лэйси кивнула, оглядываясь по сторонам, пока Мэтт натягивал рубашку и штаны. Чувство радости покинуло ее и снова вернулся страх. В отличие от Мэтта, она не считала, что Высокое Желтое Облако не может нанести удар в спину.

Мэтт обнял Лэйси за плечи, и они пошли в лагерь. Высокое Желтое Облако стоял у костра. Он понимающе усмехнулся.

Мэтт почувствовал, как в нем клокочет ярость, но постарался держать себя в руках. Ему так хотелось ударить индейца кулаком в лицо, но вместо этого он остановился у входа в свою хижину и страстно поцеловал Лэйси. Затем с довольной усмешкой взглянул на Высокое Желтое Облако, взял Лэйси за руку и вошел в жилище.

— Ты считаешь, мы поступили правильно? — спросила Лэйси.

— Возможно, нет, — ответил Мэтт. — Но я не смог удержаться.

— Пожалуйста, будь осторожен, Мэтт. Я умру, если с тобой что-нибудь случится.

— Ничего со мной не случится. Давай немного поспим. Эти танцы так меня утомили.

— Это странно, — улыбнулась Лэйси.

Она с вызовом расстегнула свою тунику, и та медленно упала к ее ногам.

— А вот я совсем не устала.

У Мэтта перехватило дыхание при виде ее восхитительного тела. Силы внезапно вернулись к нему. Он был снова охвачен желанием.

Шепотом повторяя ее имя, он взял Лэйси на руки и понес к постели.

На следующее утро в лагере была суматоха. Ночью команчи совершили набег, увели лошадей и убили мальчика-пастуха.

Хромой Медведь созвал военный совет, на который собрались все воины и знахарь. Все были единодушны: апачи должны отомстить. Юсен, Высшее Существо, не учил людей любить своих врагов, как не учил тому, что расплатой будет жизнь за жизнь. За каждого убитого апачи нужно заплатить многими жизнями. Пастух был двоюродным братом Высокого Желтого Облака. В связи с тем, что у мальчика не было взрослых родственников мужчин, Высокое Желтое Облако должен был возглавить поход. Большинство молодых воинов заявили, что они отправятся с ним, а старшие решили остаться охранять деревню.

Лэйси ужаснулась, когда Мэтт известил ее о том, что отправляется в военный поход.

— Ты, наверное, шутишь?

— Нет. Красный Нож попросил меня поехать вместе с ним.

— Но они едут сражаться. Мэтт пожал плечами.

— Мне доводилось участвовать и раньше в сражениях.

— Но не в таких.

— Это как раз то, что мне нужно.

— Не понимаю.

— Я, наверное, тоже. Мэтт ласково улыбнулся ей.

— Со мной все будет в порядке, Лэйси. Не волнуйся.

— Но тебя могут убить, — сказала она, задыхаясь от волнения. — Пожалуйста, не делай этого.

— Я должен поехать, — сказал Мэтт, взяв ее руки в свои. — Я сказал Красному Ножу, что поеду с ним, и не могу взять свои слова обратно. Он еще подумает, что я трус, или, что еще хуже, что ты заставила меня.

Лэйси хотелось рыдать, кричать, обвинять его в том, что он не любит ее, но она знала, что это ничего не изменит. Он уже принял решение, и никакие уговоры не остановят его.

Этой же ночью был устроен танец войны, который назывался хаскегожитал, что означало, как узнала Лэйси, танец злости. В нем участвовали все мужчины, которые отправлялись в поход.

Этот танец был совсем не таким, как думала Лэйси. Мужчины тихо повторяли песню под глухие удары барабана. Они не повышали голос, потому что в битве это означало бы верную смерть. Один из воинов случайно выстрелил в воздух. Тела воинов не были раскрашены. На них были только мокасины, набедренные повязки и ленты в волосах.

Четверо индейцев начали танец, затем к ним присоединились остальные воины. Всех женщин, которые участвовали в танце, называли Раскрашенными Белым Женщинами. Их нельзя было называть их собственными именами. Танец закончился, когда воины четыре раза обошли по кругу костер. «Снова четыре», — подумала Лэйси. После хаскегожитал начался танец по кругу, а затем танцевали парами.

Лэйси хотела отказаться, когда Мэтт попросил, чтобы она станцевала с ним, но он потянул ее в круг, не обращая внимания на ее протесты. Его настойчивость рассердила ее. Она не хотела, чтобы он шел сражаться, не хотела участвовать в танце, который продлится всю ночь. Мэтт был без рубашки, его волосы лежали на плечах, а лицо в пламени костра казалось бронзовым, и она подумала, что он такой же индеец, как любой из них. Он выглядел таким диким и необузданным, что она ощутила странный трепет при мысли, что он с каждым днем становится все больше нецивилизованным. Ей хотелось, чтобы он забыл о предстоящем походе и вместо этого занялся с ней любовью.

Слишком скоро наступило утро. Пришло время отправляться в путь. Воины собрались вместе, большинство из них было вооружено луками и стрелами. Луки были сделаны из тутового дерева, прочного и долговечного, стрелы — из тростника, который рос в речной пойме. У некоторых были копья из сандалового дерева или боевые дубинки. И лишь несколько воинов, включая Мэтта, были вооружены винтовками.

Среди собравшихся воцарилась тишина, когда к воинам подошел знахарь. Подняв руки к небу, старый шаман попросил богов апачей отнестись благосклонно к предстоящему походу. После окончания молитвы он вручил каждому воину маленький мешочек с пыльцой и травами.

Высокое Желтое Облако внезапно отделился от остальных. Подбежав к своей лошади, он вскочил на нее и поднял над головой копье.

— Ай-и-и-е-е! — прокричал он. — В дорогу! Остальные воины с криками бросились к лошадям. Мэтт оседлал свою лошадь и подъехал к месту, где стояла Лэйси. Как и у остальных воинов, на нем были только набедренная повязка, высокие до колен мокасины и повязка на голове. Он нагнулся, схватил Лэйси за талию, поднял ее и крепко поцеловал.

— Молись за меня.

Лэйси следила за ним, пока он не скрылся из виду, затем побежала к хижине. Там она бросилась на колени и стала горячо молиться, чтобы бог защитил ее мужа от ран и он вернулся живым и здоровым.

Никогда еще день не тянулся так медленно. Отец и Голубая Ива старались занять Лэйси чем-нибудь, но снова и снова ее мысли устремлялись к Мэтту и воинам. Нашли ли они команчей? Как прошло сражение?

Голубая Ива сказала Лэйси, что пока Мэтт не вернется, она должна мешать угли в костре только одним концом кочерги, в противном случае с Мэттом может что-нибудь случиться. Хотя Лэйси считала это чепухой, она тщательно соблюдала правило. Зачем искушать судьбу? Голубая Ива также поведала ей, что жена должна каждое утро в течение четырех дней молиться, после того, как ее муж отправился в поход, и делать это всякий раз, когда она снимает с огня горшок с мясом. Беременным женщинам не разрешалось трогать оружие или даже наступать на него, потому что боялись, что после этого его владелец не сможет метко стрелять.

Отец рассказал ей, что индейцы верят в инда ке'хо'нди (сила против врагов). Это боевая сила, которая исходит от найезгане, Убийцы Чудовищ. После сотворения мира он прошел по всей земле, выискивая и убивая чудовищ. Для этого он впервые и применил силу.

Рассказы о верованиях апачей помогли Лэйси провести время. Но она постоянно была в тревоге за Мэтта. Она провела бессонную ночь. Каждый раз, когда она закрывала глаза, ее преследовали кошмарные образы. Она видела Мэтта, лежащего мертвым, в луже крови, раненого, убитого или скальпированного.

Лэйси встала на заре. Одевшись, вышла из хижины и сделала глубокий вдох. Прохладный свежий воздух наполнил легкие. Индейцы медленно начали выходить из своих жилищ, и вскоре деревня ожила. Мужчины отправились к реке, женщины одевали детей и готовили пищу. Дети бегали по деревне, играя в прятки.

День сменил утро, и с каждой минутой в Лэйси нарастал страх. Всматриваясь вдаль, она молилась за благополучное возвращение Мэтта. Вдруг она увидела воина, появившегося на возвышенности недалеко от деревни. Он повернул лошадь и погнал ее по направлению к деревне, следом за ним показалась остальная часть боевого отряда.

Когда всадник приблизился, Лэйси узнала в нем Высокое Желтое Облако. Она отвела глаза и стала высматривать среди воинов Мэтта.

И тут, как будто во сне, он подъехал, схватил ее и посадил на свою лошадь. Она хотела спросить, не ранен ли он, но он накрыл ее рот таким обжигающе страстным поцелуем, что это убедило ее, что с ним все хорошо. Он направил лошадь, к их жилищу, соскочил с нее, схватил Лэйси на руки и внес ее в приятный полумрак хижины.

— Я соскучился по тебе, — хрипло пробормотал он, и его губы, оставив пылающий след, прошлись по ее телу и прижались к шее.

Лэйси ощутила жар его губ на всем их пути вниз до пальцев ног. Затем он стал раздевать ее. Движения его рук были быстрыми и жаждущими, глаза страстно вспыхивали, когда его взгляд задерживался на ее шелковистой коже.

Обнаженный по пояс, он быстрым движением сорвал свою набедренную повязку, затем упал на одеяла, потянув за собой Лэйси.

Его дикая кровь бурлила от переполнявшего желания обладать ею. Возбуждение от битвы, воспоминание о том, как близок он был к смерти, заставили его по-новому оценить жизнь и понять, как быстро можно ее потерять. Он ласкал Лэйси, его рот и руки боготворили ее красоту.

Лэйси отвечала на прикосновения Мэтта, не зная, что движет им, но осознавая, что его потребность в ней была в этот момент больше, чем просто физическое желание. Он был необузданный, но нежный, мягкий, властный, незнакомый и горячо любимый друг.

Позднее, лежа в его объятиях, она спросила о битве.

— Она была короткой, — ответил Мэтт, — короткой и кровавой.

— Ты убил кого-нибудь?

— Да-а, — произнес он невнятно и с раскаянием.

—Ах.

Лэйси уставилась на дымовое отверстие в крыше, ее глаза замерли на крошечном пятне голубого неба. Она не могла представить себе, как можно отнять у человека жизнь, даже для того, чтобы защитить свою собственную.

— Было страшно?

Мэтт невесело улыбнулся.

— На это не было времени. Мы быстро помчались и перехватили команчей перед наступлением ночи. Они разбивали лагерь, когда мы напали на них.

Мэтт покачал головой.

— Они сражались как черти, но нас было больше.

— Они все погибли?

— Да-а.

Мэтт глубоко вздохнул, казалось, что этот — вздох вырвался из глубины его души. Он убил двоих в рукопашном бою. В то время он не испытывал страха. Кровь бурлила, а сердце колотилось от волнения. Шла жестокая битва, воины сражались за свою жизнь, но он не замечал этого. Его собственная жизнь была поставлена на карту, а все остальное не имело значения. И лишь позднее, когда битва закончилась, а земля была покрыта трупами и пропитана кровью, он понял, как близко был от смерти и мог никогда не увидеть Лэйси. Апачи немедленно покинули место сражения, подгоняя впереди себя табун пони, желая побыстрее избежать неприятного соседства еще теплых трупов.

— Ты… ты снял с кого-нибудь скальп? — с ужасом спросила Лэйси.

— Чирикахуа не снимают скальпов, — ответил Мэтт. — Они боятся мертвых. Взять скальп врага для них — немыслимая жестокость.

— А ты мог бы это сделать?

— Не думаю, — с кривой усмешкой ответил Мэтт. — Я не настолько индеец, чтобы сделать это.

* * *

Этой же ночью был устроен танец победы, с песнями, плясками и многочисленными пересказами похода. Высокое Желтое Облако удостоился множества похвал за участие в походе. Его хвалили за то, что он отыскал и победил врага и привел своих людей домой целыми и невредимыми.

Красный Нож встал перед племенем и стал восхвалять Мэтта за проявленную в бою храбрость.

— Белый человек сражался, как разъяренный гризли, — гордо провозгласил Красный Нож, — и поэтому заслуживает, чтобы ему дали новое имя. В будущем он будет известен как Железная Рука.

Он закончил пламенную речь, вынул из своих волос два орлиных пера и вручил их Мэтту.

Лэйси задрожала, когда Мэтт с уважением принял эти длинные белые перья. Каждое перо означало человека, убитого в бою.

Танцы и песни длились всю ночь. Высокое Желтое Облако на время стал героем, и его имя было у всех на устах. Отряд не только вернул украденных лошадей, но и привел лошадей команчей, которых поделили между мужчинами племени и тем самым пополнили их богатство.

Лэйси избегала Высокое Желтое Облако, но не могла избежать взгляда его глаз. Казалось, что он постоянно наблюдает за ней, с его смуглого лица не сходило выражение тревожного ожидания. Однажды, когда их глаза встретились, он усмехнулся ей и кивнул, как бы говоря: «Скоро ты будешь моей».

У нее побежали мурашки по коже, она отвернулась с бьющимся от страха сердцем.

В последние дни Высокое Желтое Облако постоянно преследовал Лэйси. Куда бы она ни шла, он всегда был там. Он никогда не разговаривал с ней, никогда не подходил, но всегда был поблизости, выжидая. Он следовал за ней к реке, когда она по утрам ходила за водой, шел за ней в лес, если она собиралась сходить за дровами. Если она сидела у своей хижины, то он занимал место поблизости, чтобы она могла его видеть.

Ее нервы были натянуты до предела. Было невыносимо знать, что он все время наблюдает за ней, и если она выйдет прогуляться, он будет там. Даже находясь в безопасности в своей хижине, она чувствовала, что каким-то образом Высокое Желтое Облако наблюдает за ней. Дошло до того, что она перестала в одиночку ходить к реке или в лес и оставалась дома как можно дольше, выходя только в случае крайней необходимости.

Она не рассказывала Мэтту о своем беспокойстве из страха, что он совершит какую-нибудь глупость, но рассказала об этом отцу.

Ройс Монтана посоветовал дочери успокоиться, так как рано или поздно Высокое Желтое Облако прекратит эту глупую игру в кота и мышь и займется своими делами. Он сказал, что она придает этому слишком большое значение, но Лэйси никак не могла успокоиться. Она боялась воина, и самый мудрый совет не смог бы убедить ее.

Развязка наступила однажды солнечным днем. Собрав все свое мужество, Лэйси вышла из хижины и направилась к реке, чтобы искупаться. Ни один воин апачей никогда не приставал к женщине, когда она купалась, и она была уверена, что даже Высокое Желтое Облако не осмелится последовать за ней вверх по реке, где обычно купались женщины.

Лэйси со вздохом сбросила свою тунику из оленьей кожи и вошла в прохладную чистую воду. Закрыв глаза, она поплыла по воле медленного течения. Так хорошо побыть одной, расслабиться и ни о чем не думать. Солнце согревало ей лицо, вода была прохладной и освежающей. Сегодня вечером состоится праздник в честь старшей дочери Черного Сокола, которая недавно стала женщиной в глазах всего племени. Будут пир и танцы, и Лэйси надеялась снова потанцевать с Мэттом.

С довольной улыбкой она быстро вымыла лицо и волосы, намылила тело и смыла с себя пену, а затем направилась к берегу. И тут она увидела Высокое Желтое Облако. Он стоял под деревом, держа в руке ее тунику.

Лэйси резко остановилась, закрыв руками грудь, ее сердце заколотилось от страха.

Высокое Желтое Облако улыбнулся и поднял руку с ее платьем.

— Убирайся, — сказала Лэйси. — Ты не должен находиться здесь.

— Я хочу поговорить с тобой.

— Убирайся и оставь меня одну.

— Выходи, — стал уговаривать индеец. — Я не причиню тебе вреда.

— Я не боюсь тебя, — солгала Лэйси. — А теперь уходи и оставь меня одну.

Высокое Желтое Облако тихо рассмеялся.

— Я терпеливый человек. Можешь не спешить.

И в этот момент появился Мэтт. Он понял все с первого взгляда. Лэйси стояла в воде, закрывая грудь, со злыми и испуганными глазами. Высокое Желтое Облако стоял на берегу с туникой Лэйси в руке. На его лице было выражение ожидания, неприкрытое желание читалось в его глазах.

С криком ярости Мэтт бросился на него. Застигнув индейца врасплох, он повалил его на землю, нанося мощные удары. Высокое Желтое Облако быстро пришел в себя, и несколько минут они яростно боролись, пока индеец не вырвался из рук Мэтта и не выхватил нож.

— Давай, белый, — усмехнулся апачи. — Ощути лезвие моего ножа в своем животе.

— Трус, — презрительно сказал Мэтт. — У меня нет оружия.

Воин победоносно усмехнулся. Затем с диким криком бросился на Мэтта и поднял для удара руку с ножом. Инстинктивно Мэтт выбросил вперед руку, чтобы отбить удар, и лезвие вонзилось в его левую руку чуть пониже локтя. Повернувшись, он рванулся в сторону с рычанием, выдернув нож из руки Высокого Желтого Облака.

Затем Мэтт повернулся лицом к индейцу. Сейчас он улыбался.

— Ощути лезвие моего ножа в своем животе. Лэйси затаила дыхание, в то время как эти двое яростно смотрели друг на друга. Отступит ли Высокое Желтое Облако или станет выжидать, пока Мэтт ослабеет от потери крови, что не сможет сражаться?

Мэтт, казалось, не замечал льющейся из руки крови. Его темно-голубые глаза светились жаждой мести, губы раскрылись в зверином оскале. Он замер в ожидании следующего движения Высокого Желтого Облака.

Внезапно Мэтт опустил нож, и тихий смех вырвался у него из горла.

— Я знал это, — насмешливо произнес он. — Ты трус.

Губы индейца расплылись в победоносной усмешке, когда он вытащил нож для разделки дичи из своих высоких мокасин. С диким криком он бросился на Мэтта, и они рухнули на землю, сцепившись в клубок мелькающих рук и ног, пытаясь нанести друг другу смертельный удар.

Лэйси выбралась на берег, не обращая внимания на свою наготу. Ее лицо было бледным, а глаза потемнели от страха. Она с ужасом смотрела на мужчин, барахтающихся в грязи. «Это будет смертельный бой, — беспомощно подумала она, — и у Мэтта все меньше шансов выиграть его».

Она закричала, когда нож Высокого Желтого Облака вонзился в правый бок Мэтта.

Испуганный крик Лэйси эхом отозвался в ушах Мэтта. Его быстрый мимолетный взгляд запечатлел обнаженную Лэйси, ее красоту и выражение тревоги на лице. Если он проиграет бой, то его страдания на этом и закончатся, а Лэйси придется вынести все последствия его поражения.

— Образ Лэйси, живущей в хижине Высокого Желтого Облака и делящей с воином постель, пронзил мозг Мэтта, вызвав вспышку бешеной ярости. Из неких глубин своего тела он собрал последние силы, чтобы освободиться от хватки апачи. Откатившись от индейца в сторону, он вскочил на ноги.

Высокое Желтое Облако тоже встал и с довольной усмешкой рассматривал раны, которые нанес своему врагу.

— Ты сейчас умрешь, белый, — ликующе произнес он, — и твоя женщина станет моей. Но не волнуйся. Она будет слишком занята, чтобы горевать о твоей смерти.

— Мэтт, — в отчаянии прошептала Лэйси. — О боже, Мэтт.

Медленно, не спеша, Высокое Желтое Облако двинулся на Мэтта. Бой скоро будет закончен, и белая женщина станет его собственностью. «Она даст мне много сыновей, — самодовольно подумал он, — много замечательных сыновей».

С ликующим криком он бросился вперед, его нож был нацелен прямо в сердце Мэтта. Мэтт неподвижно стоял на месте, и Лэйси в отчаянии закричала, когда лезвие ножа оказалось на уровне его груди. В самый последний Момент Мэтт отскочил в сторону, избежав удара воина, и всадил нож в спину Высокого Желтого Облака, пронзив сердце. Индеец по инерции пробежал еще несколько футов и упал лицом в грязь, все еще сжимая в руке нож. Долгая судорога свела его тело, а затем он замер, уставившись потухшими глазами в небо.

Лэйси подбежала к мужу и обхватила его рукой за пояс, когда он стал медленно оседать на землю.

— Мэтт, боже, Мэтт, не умирай. Пожалуйста, не умирай.

— Я не собираюсь умирать, Лэйси, — пробормотал Мэтт, — не бойся.

Она расплакалась и со слезами на глазах стала разрезать ножом свою юбку на полосы, чтобы перевязать его.

— Грязь, — прохрипел Мэтт. — Возьми грязь… чтобы остановить кровотечение.

— Грязь? — повторила ошеломленная Лэйси.

— Делай, как я сказал.

Лэйси взяла пригоршню грязи и с убеждением, что поступает неправильно, наложила ее на раны мужа. И что удивительно, кровотечение прекратилось.

— Старое лекарство индейцев, — выдохнул Мэтт.

Лэйси кивнула, бинтуя его грудь полоской ткани.

— Лэйси… приведи лошадей.

— Лошадей? Зачем?

— Нам нужно убираться отсюда.

— Нет. Тебе нужна помощь, и именно сейчас.

— Беда, — пробормотал Мэтт.

Лэйси кивнула. Когда станет известно о смерти Высокого Желтого Облака, то они попадут в большую беду, но сейчас Мэтту была нужна помощь. Ей стало дурно, когда она представила, сколько крови он потерял. Сколько же крови может потерять человек и оставаться живым?

— Отдохни, — сказала Лэйси. — Я схожу за помощью.

Мэтт слабо кивнул, и Лэйси, натянув через голову тунику, побежала в деревню, к хижине своего отца. Ройс Монтана мрачно выслушал рассказ Лэйси о случившемся.

— Да, быть беде, — пробормотал он. Но сейчас нужно беспокоиться о другом. Он взял свою лошадь и поскакал к реке. Мэтт застонал, когда Ройс поднял его на спину лошади.

— Лэйси, было бы лучше, если бы ты поехала позади него, — посоветовал отец. — Он может покачнуться и упасть.

Путь в деревню длился, казалось, целую вечность. Лэйси поддерживала Мэтта, зная, что каждый шаг лошади причиняет ему нестерпимую боль. Теплая липкая кровь струилась из бока на ее руку. Кровь Мэтта. Только это сдерживало ее от приступов рвоты.

Голубая Ива не стала тратить понапрасну время на расспросы, когда Ройс втащил Мэтта в хижину. Она сразу же послала мужа за знахарем и в ожидании прихода шамана стала смывать с тела Мэтта грязь и кровь. Он каждый раз вздрагивал от боли, когда индианка касалась его, и Лэйси тоже вздрагивала, ее сердце ныло при виде его страданий. Его могли убить, и это было бы по ее вине.

Наконец, в жилище вошел знахарь. Это был невысокий, коренастый мужчина с длинными седыми косами и загрубевшим лицом, которое говорило о лишениях и тяжелой жизни, но его глубоко посаженные темные глаза светились добротой. Он встал на колени рядом с Мэттом, легкими движениями рук ощупал его раны и затем достал несколько мешочков с различными травами и целебными снадобьями.

Лэйси стояла рядом с отцом, в отчаянии ломая руки. Шаман начал тихо петь. Он размолол в неглубокой чаше несколько листьев, добавил немного воды, размешал эту смесь, пока она не превратилась в вязкую желтую мазь, которой он смазал раны на боку и руке Мэтта. Все это время он тихо напевал, его песнь была мелодичной и удивительно чарующей.

Закончив накладывать мазь на раны Мэтта, он бросил священную пыльцу в огонь и, продолжая мелодично напевать, вытянул ладони над огнем, направив дым в сторону Мэтта.

Лэйси хотелось закричать, что пыльца, дым и бесконечное пение не вылечат ее мужа. Ему нужно лекарство, настоящее лекарство.

— Я видел, как старый Синий Сокол творил настоящие чудеса, — сказал Ройс Монтана, с сочувствием сжав ее плечо. — Ты заблуждаешься, если считаешь наших знахарей жуликами. Они прожили долгую жизнь. Некоторые из этих трав замечательно действуют.

Лэйси кивнула, но слова не убедили ее. Когда Синий Сокол покинул их жилище, она села на колени рядом с Мэттом. Он тяжело дышал, лицо и тело были мокрыми от пота. Рана в боку была очень глубокой. Она не вынесет, если он умрет.

—Почувствовав ее присутствие, Мэтт открыл глаза и слабо улыбнулся.

— Не волнуйся, — прошептал он, — со мной все будет хорошо.

Лэйси кивнула, ей так хотелось верить ему, но она не могла заставить себя сделать это. Она все время проводила у его постели, отказываясь сдвинуться с места, отказываясь спать. Поздно вечером вернулся Синий Сокол, вновь повторил весь ритуал со священной пыльцой и песнопениями. Он приложил к боку Мэтта вонючую припарку, молча кивнул и вышел из хижины. Он сел у входа в вигвам и провел там всю ночь, тихо напевая.

К песнопениям Синего Сокола Лэйси добавляла свои молитвы, умоляя Господа исцелить любимого человека. Если Мэтт умрет, она никогда не простит себе этого. Она никогда не стала бы упрашивать Мэтта помочь ей найти отца, если бы знала, что это может стоить ему жизни.

Известие о гибели Высокого Желтого Облака вызвало оживленные споры. Его друзья и семья требовали немедленно убить белого человека. Для апачей пролить кровь другого апачи было строгим табу, и наказанием за это была смерть или изгнание из племени. Семья Высокого Желтого Облака требовала смерти Мэтта.

Красный Нож был не согласен с этим решением. Все знали, что Высокое Желтое Облако хотел белую женщину. Бледнолицый правильно поступил, защитив свою жену от его посягательств. Он чуть не лишился жизни, защищая честь своей женщины.

Среди этой суматохи Лэйси оставалась рядом с Мэттом. Прошло два дня, а она не отходила от его постели больше, чем на несколько минут. И теперь, поздно ночью, она сидела рядом с ним и временами дремала, боясь, что сможет уснуть и не услышит, если он проснется и позовет ее. Была уже вторая половина ночи, когда усталость одолела ее, и она погрузилась в глубокий сон.

Тихо, так тихо. Раздумывая, умер он или нет, Мэтт открыл глаза и взглядом обвел жилище. Лэйси лежала рядом, подложив под голову руку. Ее лицо было измученным и осунувшимся, а под глазами залегли темные тени, как будто она в течение долгого времени не спала.

Какое-то время он продолжал неподвижно лежать, рассматривая ее. Рана напоминала о себе тупой болью. Он подумал, что жизнь все-таки приносит удивительные сюрпризы. Он четыре года провел в Армии Конфедерации и не получил ни единой царапины. А теперь меньше чем за один год его ранили столько раз, что он уже сбился со счета.

Он попытался переместить вес своего тела на другую сторону постели и беззвучно ругнулся, когда это движение резко усилило боль в боку.

Лэйси сразу же проснулась.

— Что такое? — озабоченно спросила она. — Что случилось?

— Ты выглядишь ужасно, — прохрипел Мэтт.

—Мэтт…

— Я в порядке, Лэйси, — успокоил он ее. — Приляг рядом со мной и поспи немного.

Чувствуя себя слишком слабой, чтобы спорить, она вытянулась рядом с ним, стараясь не задеть его, чтобы не причинить боль. Мэтт обнял ее и придвинул ближе к себе.

— Я скучал по тебе все это время, — пробормотал он.

Его губы коснулись ее щеки, мягко и легко, как садится бабочка на лепесток розы.

— Ох, Мэтт.

— Не волнуйся, Лэйси. Все будет хорошо. Лэйси кивнула, но на сердце у нее было неспокойно. Смерть Высокого Желтого Облака до сих пор вызывала разногласия в лагере апачей. В последующие дни прошло много собраний. Отцу Лэйси не разрешили на них присутствовать, но Красный Нож держал их в курсе дел. На этих собраниях решалась судьба Мэтта. Каждый воин племени имел право изложить свое мнение о том, что следует сделать с белым человеком, который убил Высокое Желтое Облако, а после того, как все мужчины выскажутся, будет проведено голосование.

— Хромой Медведь не может сам принять решение, — объяснил Лэйси Ройс Монтана. — Он вождь, но он не единственный вождь. Каждый мужчина племени имеет право высказать свое мнение.

Наконец было принято решение, что за смерть Высокого Желтого Облака должна наступить расплата, и ею станет жизнь Мэтта.

Он был наполовину апачи, но пролил кровь своего брата. Если бы Высокое Желтое Облако убил Мэтта, то наказание было бы таким же. Лэйси при ее желании разрешалось остаться с отцом или она могла покинуть деревню и вернуться к своему народу.

У Лэйси окаменело сердце, когда отец сообщил ей решение совета.

— Нет.

Она затрясла головой, отказываясь верить в то, что Мэтт умрет. Им столько пришлось пережить. Несомненно, они заслужили право на счастье.

— Лэйси.

Голос Ройса Монтана был полон нежности и сочувствия, он положил свою руку на плечо дочери.

— Нет! — закричала она.

Со слезами на глазах она взглянула на отца, умоляя его сделать что-нибудь. Ройс Монтана глубоко вздохнул.

— Тебе нужно смириться с этим, Лэйси, — сурово произнес он. — Если ты попытаешься вмешаться, то подвергнешь свою жизнь опасности. Ты ничего не можешь сделать.

— Он прав, Лэйси, — сказал Мэтт. — Делай, как говорит твой отец.

Она пыталась понять суть происшедшего.

Вдруг двое воинов ворвались в хижину и схватили Мэтта. Они рывком поставили его на ноги и потащили тащили на улицу.

Лэйси бросилась за ними, но отец остановил ее

— Лэйси, постой.

— Пусти меня!

— Ты ничем не сможешь помочь ему, дочка. Смирись с этим.

— Пожалуйста, папа, сделай что-нибудь.

— Ничего нельзя сделать, — мрачно ответил Ройс Монтана. — Извини, моя милая.

Мэтт не сопротивлялся, когда воины привязали его к дереву в центре лагеря. Это только еще больше разозлило бы индейцев, и их мог пасть на Лэйси и ее отца. Он взглядом обводил деревню. Сколько времени ему осталось? Какая смерть уготована ему? Быстрая и милосердная или долгая, мучительная и болезненная? Он проглотил комок в горле, раздумывая, хватит ли у него силы воли, чтобы умереть, как подобает мужчине, или он станет кричать и плакать, моля о пощаде. Разве может человек знать, как он будет вести себя в таком случае, пока не столкнется с этим лицом к лицу? Говорили, что индейцы никогда не показывают страха или боли в присутствии врага. Как им удается сдерживать свои эмоции? Сможет ли он поступить так же? Мэтт довернул голову, пытаясь разглядеть свою хижину. Проклятье! Если бы он мог в последний рез заняться любовью с Лэйси. Если бы только его ранение не было таким чертовски тяжелым. Если бы он встретил Лэйси в другое время, в другом месте…

* * *

Лэйси уставилась в темноту, ее щеки были мокрыми от слез, сердце ныло от боли. Мэтт умрет, если она не сможет как-то помочь ему. Она никогда не отличалась самообладанием, а теперь, когда оно было нужно ей как никогда, чувствовала, что оно покидает ее. Любой ценой она должна освободить Мэтта, даже если подвергнет риску собственную жизнь. Это была пугающая мысль. Но что остается делать? Она не может сидеть спокойно и наблюдать, как будут издеваться над Мэттом. Отец ей не поможет. Она не сомневалась, что Ройс Монтана попытается остановить ее. Во всяком случае, отцу хорошо здесь, среди апачей. И она не имеет права заставить его рисковать, как и не сможет подвергнуть его жизнь опасности.

Поднявшись, она подошла к двери и осторожно выглянула. В лагере было темно и тихо. Одинокий воин сидел у небольшого костра, охраняя Мэтта. Ей показалось, что индеец дремлет. Более подходящего случая, видимо, не будет.

Она быстро собрала все вещи и сложила их в одну из сумок Мэтта. Вытащив один камень, из которых был сложен камин, она глубоко вдохнула, затем медленно выдохнула воздух и вышла наружу. Сжав в кулаке камень, она осторожно пошла по направлению к воину, ее сердце билось в груди так громко, что, казалось, оно разбудит весь лагерь. Осторожно, шаг за шагом, он подкрадывалась к воину.

Мэтт внезапно проснулся, не понимая, что происходит. Он поднял голову и увидел Лэйси, подкрадывающуюся к воину, охранявшему его, с камнем в одной руке и с его седельной сумкой в другой. Он решительно затряс головой, пытаясь предостеречь ее. Он смирился с тем, что его ждет смерть, зная, что Лэйси будет в безопасности со своим отцом. А теперь из-за него она подвергала свою жизнь опасности.

Лэйси не смотрела на Мэтта. Ее взгляд был устремлен только на воина, все ее внимание было сосредоточено на том, что ей предстояло сделать. Дрожащей рукой она подняла камень и опустила его на затылок воина. С приглушенным стуком апачи боком повалился на землю.

Она внезапно почувствовала тошноту, когда поняла, что, возможно, убила его, но у нее не было времени, чтобы беспокоиться об этом. Она быстро схватила нож индейца и освободила Мэтта.

— Маленькая глупышка, — прошипел Мэтт. — Ты соображаешь, что делаешь?

— Я спасаю тебе жизнь.

Мэтт быстро взял из ее рук нож и засунул себе за пояс.

— Думаю, ты права, — согласился он. — Давай убираться отсюда к черту.

Мэтт связал воину руки и ноги, затолкал в рот кляп, забрал винтовку, и бесшумно, как тени, они выскользнули из деревни.

Не говоря ни слова, Мэтт направился к месту, где паслись лошади. Резким ударом он оглушил мальчика, который был пастухом. Вскоре они уже скакали прочь от деревни.

— Как ты думаешь, они бросятся в погоню? — спросила Лэйси, когда они были уже достаточно далеко от лагеря апачей.

Мэтт пожал плечами.

— Кто знает? Это непредсказуемые бестии.

Лэйси кивнула в знак согласия. Трудно сказать, что сделают индейцы. Можно было только надеяться на лучшее.

Они проскакали без устали несколько часов. Мэтт остановился, спрыгнул на землю и, отдав Лэйси поводья своей лошади, стал затаптывать за собой следы. Это было утомительное занятие, но когда он закончил, то мог быть уверен, что индейцы не смогут догадаться, в каком направлении они поехали. Вполне возможно, что апачи не захотят тратить так много времени и усилий на то, чтобы найти их.

* * *

Занималась заря, когда Мэтт помог Лэйси соскочить с лошади. Он расседлал и стреножил лошадей. Затем взял попону, и они с Лэйси стали пробираться через кустарник в глубь леса. Там он расстелил на земле одеяло и обнял жену.

— Не думал, что ты способна на такой отчаянный поступок, — сказал он. — Если бы тебя схватили, то могли бы убить.

— Необходимо было использовать этот шанс, я не могла позволить им убить тебя.

— Тебе не нужно было этого делать, — спокойно возразил Мэтт.

Он посмотрел ей в глаза, и его сердце переполнилось любовью и благодарностью к женщине, которую он держал в объятиях. При всей робости и нерешительности она обладает сердцем львицы.

Лэйси ответила ему любящим взглядом и только потом почувствовала радость от того, что они оба живы и здоровы, и улыбнулась Мэтту

— Что-то не видно, что ты очень благодарен, — улыбнулась она.

Мэтт удивленно поднял брови.

— Я?

— Ты. Если бы ты действительно был благодарен, то немедленно поцеловал бы меня и…

Его губы закрыли ей рот, он целовал ее снова и снова.

С трудом сознавая, что делает, он опустился на землю, потянув за собой Лэйси. Его поцелуи становились все более глубокими и пылкими, пока огонь желания не охватил его. Его руки скользнули по ее спине и плечам, лаская шелковистую кожу, он нетерпеливо снимал с нее одежду, восхищаясь плавным совершенством каждого изгиба ее прекрасного тела.

Лэйси страстно, с желанием и радостью ответила на его прикосновения. Она сорвала с Мэтта одежду, чтобы ощутить на себе его тело, кончики ее пальцев ощупывали мускулы его рук в восторге от силы, которая в них таилась. Ее язык заскользил по его плоскому животу, и она тихо, соблазняюще рассмеялась, когда он вздрогнул от удовольствия. Он был здесь, он был с ней.

Она вскочила, когда ее пальцы натолкнулись на повязку, которой был перевязан его бок. В нахлынувшем возбуждении она забыла о его ране. Она увидела, что на повязке выступила кровь. У него началось кровотечение, а она настолько обезумела от желания, что даже не заметила этого.

— Лэйси…

Мэтт простонал ее имя, когда она отпрянула от него.

— Ах, Мэтт, — прошептала она, ошибочно приняв его возглас за стон боли. — Извини. Я не думала… Я имею в виду, что забыла о том, что ты ранен.

— Болит совсем не бок… — сказал Мэтт, озорно сверкая глазами.

— Мэтт, мы не должны.

— Я в порядке, — заверил он. — Иди сюда, я докажу это.

Но Лэйси не сдавалась. Как бы сильно ей ни хотелось заняться с ним любовью, его выздоровление было важнее. Будут еще другие дни, другие ночи.

— Упрямая девчонка, — проворчал он и повалил ее на землю рядом с собой, наклонился над ней и, обхватив руками голову, завладел ее губами.

Прикосновение его губ рассекло остатки ее сопротивления. Со вздохом она подалась ему навстречу, ее бедра раздвинулись, чтобы принять ту часть его, которая делала ее целостной и совершенной. Стон наслаждения вырвался у нее из горла, когда руки Мэтта нежно ласкали ее грудь, бедра, живот, и вот их тела слились в одно целое, а души почти коснулись друг друга, когда они вознеслись на вершину наслаждения, которую знают только истинные любовники.

Позже Мэтт тесно прижал Лэйси, его пальцы нежно обегали очертания ее лица, скользили по губам, стройному изгибу ее шеи.

— Тебя ведь могли убить, — пробормотал он, эта мысль до сих пор преследовала его. — Никогда больше не подвергай себя подобному риску. Обещай мне.

— Нет, — сказала Лэйси, качая головой. — Что бы ни случилось, я буду всегда с тобой.

Она улыбнулась ему в надежде улучшить его настроение.

— Я думаю полететь за тобой прямо на небеса.

— А если в ад? — спросил он с улыбкой.

— Даже в ад, — прошептала она и подставила ему губы для поцелуя.

* * *

На рассвете они снова отправились в путь по серой унылой пустыне, покрытой кактусами и редким кустарником.

— Куда мы едем? — спросила Лэйси.

— В Таксон, — ответил Мэтт и рассмеялся. — Мне кажется, мы всегда начинаем с того, что остаемся без гроша в кармане.

— Ты ошибаешься…

— Разве?

Лэйси тряхнула головой.

— У нас еще остались деньги, которые ты выиграл в том ужасном городке, помнишь?

— Да-а, теперь вспомнил.

— Зачем мы едем в Таксон?

— За одеждой и едой.

— А что потом?

— Я должен найти того, кто убил Билли Хендерсона. Мне нужно восстановить свое доброе имя.

— Как ты найдешь того, кто убил его?

— Откуда мне знать, черт возьми.

— Что же нам делать?

— Слухами земля полнится, девочка, — с легкой усмешкой ответил Мэтт.

Глава 12

Через несколько дней Мэтт и Лэйси прибыли в Таксон. Это был старый город в окружении отвесных скал. Он был расположен на низком хребте вдоль берегов реки Санта-Круз. Место было довольно оживленное. Приземистые глинобитные постройки с толстыми стенами были разбросаны по обеим сторонам улиц. Пешеходных дорожек не было и в помине. После дождя улицы покрывал толстый слой грязи.

Когда они въехали в город, первой мыслью Лэйси было, что все здания в городе похожи на закусочные. Мимо проходили женщины в длинных платьях, отправляясь за покупками или в церковь. Можно было увидеть солдат, дельцов, а также множество детей и собак.

Она сморщила нос, когда смесь запахов кофе, жира, острой пищи, перца чили, дыма от мескитового дерева и пыли стала раздражать ее ноздри. Откуда-то донесся тихий звук гитары, но быстро затерялся в стуке вагонных колес и печальном звоне церковного колокола.

Мэтт направил лошадей к гостинице, снял комнату и вместе с Лэйси отправился за покупками. Он купил ей новое платье, нижнее белье, туфли и чулки, белый кружевной зонтик, веселую шляпку с розовой и голубой лентами и бледно-голубую шаль с длинной бахромой. Себе он приобрел костюм из черного сукна с шелковистой отделкой, белую в полоску рубашку и винного цвета жилет с вышитыми атласными цветочками. Он купил также черную широкополую стетсоновскую шляпу, пару дорогих кожаных сапог и пояс с кобурой в комплекте с новым кольтом 44.

Лэйси безмолвно уставилась на него, когда в гостиничной комнате он надел обновки. Он выглядел, без всякого сомнения, как игрок, и к тому же очень красивый. Черное сукно костюма плотно облегало его широкие плечи и длинные мускулистые ноги, белоснежная рубашка отлично дополняла темные волосы и темно-голубые глаза, подчеркивая коричневый загар. Она почувствовала, что ее сердце трепетно забилось от восхищения. Он был прекрасен, он принадлежал ей.

— Я решил, что лучше всего посидеть в салуне в Солт Крик, — размышлял вслух Мэтт. — Знаешь, нет лучше места, чтобы услышать последние сплетни. К тому же, здесь меня не подумают искать.

Лэйси кивнула. Слишком долго им сопутствовала удача. Мэтт видел объявление о розыске на доске объявлений у конторы шерифа. Ему было немного не по себе, когда он читал свое имя. Пока никто из видевших его раньше не мог опознать его. У него отросли волосы за последние несколько месяцев, появились большие усы, длинные баки и густая борода, которая делала его дьявольски красивым.

Лэйси надела свое новое платье и с восхищением посмотрела в зеркало. Приятно снова быть чистой и одетой, как леди.

Она нахмурилась, когда ее отражение напомнило о том времени, когда Мэтт в последний раз работал в салуне.

— Я не собираюсь ночами просиживать в гостинице, как в прошлый раз, — с вызовом сказала она.

— Тогда что же ты будешь делать? — спросил Мэтт, хотя уже предчувствовал ее ответ. И он оказался прав.

— Я буду с тобой. Если ты собираешься проводить все свое время в салуне, то и я тоже.

— Не будь смешной.

— Я не хочу даже говорить об этом, Мэттью Дрего, — решительно заявила Лэйси. — Если ты претендуешь на то, чтобы быть игроком, то я могу претендовать на то, чтобы быть прислугой в дансинге.

— Но я не претендую, — сухо подчеркнул Мэтт. — Я игрок. И к тому же, чертовски хороший.

— А я могу быть служанкой в дансинге, могу подавать напитки не хуже других.

— Нет, Лэйси. Этого не будет.

— Пожалуйста, Мэтт, — Лэйси восхитительно надула губки. — Я хочу быть там же, где и ты. Встав на цыпочки, она поцеловала его, ее пальцы начали ласково перебирать его волосы.

— Можно мне хотя бы попробовать?

— Посмотрим…

Его рука легла ей на грудь, а рот неторопливо проделал путь от глаз к носу и к сладким розовым губкам.

Прилив возбуждения охватил ее, когда Мэтт начал свои ласки. Она никогда не переставала удивляться, что такой невероятно красивый мужчина находит ее желанной. Она обожала смотреть на него, видеть бьющееся в его глазах пламя желания, слышать, как его голос становится хриплым от страсти, когда он произносит ее имя. Ему стоило только коснуться ее, и она начинала таять в его руках, как масло над огнем. Она забывала обо всем, наслаждаясь его ласками, его любовью, тем, что этот мужчина целиком принадлежит ей.

Вскоре они уже лежали бок о бок в постели, а их новая одежда была беспорядочно брошена на полу. Вначале Лэйси краснела, что позволила Мэтту заниматься с ней любовью при дневном свете, но недолго. Она получала удовольствие, видя его мускулистое тело, и ей было радостно видеть, что он тоже находит ее тело прекрасным. Она коснулась кончиками пальцев его лица, вновь испытывая восторг от того, что мужчина может быть таким красивым, и что в ее власти пробудить его чувства.

Мэтт поднялся над ней, его тело вытеснило из головы Лэйси все остальные мысли и образы. Она жаждала его прикосновений, его поцелуев, его ласки. Только вместе с Мэттом она ощущала себя целостной и полной. Вдали от него она всегда чувствовала себя лишенной чего-то, как будто некая жизненно важная часть ее тела отсутствовала.

Она со вздохом обвила руками и ногами его талию, прижимая его все ближе и ближе, испытывая желание слиться вместе с ним в одну плоть, одно тело, одну душу.

Позднее, лежа в его объятиях, она поняла, что пока Мэтт находится рядом с ней, все будет хорошо.

* * *

Они провели в Таксоне целую неделю. Мэтт купил Лэйси еще несколько платьев. Они обедали в лучшем ресторане, бродили по городу, смотрели пьесу бродячей труппы, а воскресным утром Лэйси уговорила Мэтта пойти в церковь.

Мэтт чувствовал себя очень неуютно, сидя со шляпой в руке на жесткой церковной скамье. Он не был в церкви с тех пор, как двадцать лет назад Летиция Дрего заставила его посещать воскресную школу. Он никогда не считал себя отъявленным грешником, хотя и понимал, что совершил массу вещей, которые, заслуживали решительного неодобрения сидящих вокруг людей.

Лэйси знала церковные гимны, у нее был красивый чистый голос. Проповедь была долгой и скучной, но Лэйси внимательно слушала проповедника. Он говорил о любви к своему врагу и о возмещении причиненного вами зла. Мэтт был рад, когда служба закончилась и они вышли на солнечный свет.

Когда они возвращались в гостиницу, Лэйси казалась озабоченной. У входа в отель она остановилась и взяла его за руку.

— Мэтт, сделай кое-что для меня, — нерешительно попросила Лэйси.

— Все, что угодно, милая. Ты же знаешь. — Он озорно улыбнулся. — Разве мы не были в церкви?

Лэйси кивнула.

— Когда я уезжала из Солт Крик вслед за отцом, то украла немного еды и одежду. Можешь ли ты дать мне достаточно денег, чтобы заплатить за них?

— Я вижу, ты приняла слова проповедника слишком близко к сердцу, не так ли?

— Не смейся надо мной.

— Я и не смеюсь.

— Я хотела заплатить за взятые вещи, — сказала Лэйси. — Ты поможешь мне?

— Конечно.

Ее лицо прояснилось.

— Спасибо, дорогой.

Мэтт Дрего усмехнулся. Он подумал, что женился на порядочной женщине, и это его радовало и слегка смущало. Не было сомнения, что в свое время она позаботится о том, чтобы он стал праведным и богобоязненным человеком. Он не станет возражать, совсем нет. Он сделает все, о чем она попросит.

Но вначале нужно восстановить свое доброе имя.

* * *

Солт Крик изменился за время их отсутствия. Город разрастался с каждым днем, по мере того, как все больше людей пересекало равнину, чтобы обосноваться на западе.

Мэтт и Лэйси сняли комнату в гостинице и направились в салун, где Мэтт был обвинен в убийстве Билли Хендерсона. Мэтт надел свой костюм из черного сукна, и несколько женщин окинули его заинтересованным взглядом, когда они шли по улице. Ревность кольнула Лэйси прямо в сердце, и она положила свою руку на руку Мэтта стародавним жестом, который ясно говорил: «Он мой».

Лэйси взглянула на мужа. Ей никогда не приходило в голову, что другие женщины находят Мэтта привлекательным. А теперь, изучая его резко очерченный профиль, она поняла, что только мертвые или слепые могли оставаться равнодушными к мужественной красоте Мэтта Дрего, к его силе. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы заставить трепетать женское сердце.

Она никогда не считала себя ревнивой, но когда Мэтт улыбнулся на улице хорошенькой женщине, едва не задохнулась от приступа ревности. Что с ней происходит?

Мэтт похлопал ее по руке, когда они подошли к салуну «Черная Лошадь».

— Нервничаешь?

— Немного, — призналась она. — Ты ведь знаешь, что я только один раз бывала в салуне.

— Да-а. И помнишь, что из этого вышло? — проворчал Мэтт. — Лэйси, может, ты все-таки вернешься в гостиницу?

— Мэтт…

— Знаю, знаю, что ты хочешь стать служанкой в салуне. Что сказал бы твой отец?

— Он никогда не узнает. — Лэйси сделала глубокий вдох. — Я готова.

Мэтт мрачно кивнул. Что еще может мужчина сделать с женщиной, упрямой, как Лэйси.

— Сюда, — пробормотал он и вошел в салун.

В это время дня в салуне было тихо. Бармен стоял за стойкой, неторопливо протирая стаканы. Двое мужчин сидели за дальним столом. Один из них, казалось, спал, другой играл в солитер.

— Как найти хозяина? — спросила Лэйси.

— Думаю, что он как раз направляется к вам.

Лэйси неуверенно улыбнулась высокому мужчине в коричневом костюме в мелкую полоску, который появился из тени.

— Я Таккер, — представился он, внимательно разглядывая их, когда Мэтт представился Мэттью Уолкером и спросил о работе.

— Умеете обращаться с картами?

— Можете проверить.

— У меня приличное заведение, — сказал Таккер. — Никакой раздачи снизу колоды, никаких лишних тузов и разных трюков.

— Я могу раздавать, как вы захотите. Таккер кивнул. Он хорошо разбирался в людях и инстинктивно понимал, что этот человек справится с делом.

— Кто эта девушка?

— Моя жена Лэйси.

Брови Таккера взметнулись вверх.

— Твоя жена! Какого черта она здесь делает? — Она хочет найти работу.

Таккер скептически улыбнулся. Лэйси Уолкер совсем не была похожа на девушку из салуна.

— Что она может делать?

— Мэтт усмехнулся:

— Она хочет подавать напитки.

— И это все?

—Да.

Таккер задумчиво нахмурился. Болыпинство девушек в салуне делали больше, чем просто подавали напитки. Но жена игрока была все-таки красивая женщина. А мужчин всегда привлекает то, что им недоступно. Может быть, и неплохо иметь такую девушку, просто чтобы украсить салун, придать ему небольшой шик. Другие девушки в салуне не были уродливыми, но они выглядели слегка потасканными в отличие от свеженькой жены незнакомца.

— Я дам вам обоим шанс показать себя, начиная с сегодняшнего вечера, — решил Таккер. — С восьми часов до двух. Не опаздывайте.

* * *

…Лэйси нервно пригладила волосы, всматриваясь в свое отражение. На ней было платье, которое Таккер прислал в гостиницу. Платье огненно-красного цвета с длинными рукавами и короткой юбкой с оборками. Вырез на шее был квадратной формы и опускался вызывающе низко.

— Что ты думаешь об этом, Мэтт? — спросила она, сделав легкий реверанс.

— Я думаю, тебе лучше сидеть дома, — недовольно ответил он.

— Нет. Я иду с тобой.

— Проклятие, Лэйси, я не хочу, чтобы целая стая ковбоев пожирала тебя глазами, пока ты будешь разгуливать среди этого сброда. Великий Боже, что сказал бы твой отец, если бы увидел тебя сейчас.

— Не знаю, — пробормотала Лэйси. Она, конечно, знала. Отец был бы шокирован тем, что его дочь надела подобный наряд, и был бы еще больше шокирован, узнав, что она собирается подавать напитки в салуне.

— Да, я знаю, что он сказал бы, — проворчал Мэтт. — Он был бы прав.

— Мэтт, пожалуйста, позволь мне заняться этим. Может, я смогу разузнать, кто убил Билли Хендерсона.

«Она права, — мрачно подумал Мэтт. — Всего несколько стаканов виски, и большинство мужчин расскажут хорошенькой женщине что угодно».

Энтузиазм в какой-то мере иссяк, когда тем же вечером Лэйси вошла в салун. Была суббота, и салун был битком набит ковбоями и горожанами, жаждавшими немного расслабиться после тяжелого дня. В воздухе висело облако дыма от множества сигар и сигарет. Мужчины разговаривали и смеялись под негромкий звук пианино. Несколько женщин в таких же, как у Лэйси платьях, бродили по салуну, разнося напитки, улыбаясь, смеясь и заигрывая с посетителями. Щеки Лэйси запылали, когда она увидела, как одна из девушек, работавших в салуне, пошла наверх с пожилым ковбоем.

Таккер пробрался через толпу поприветствовать их. Он довольно долго изучал Лэйси холодными бледно-зелеными глазами.

— Ты выглядишь замечательно, просто замечательно, — заметил владелец салуна. — Похаживай туда-сюда и принимай заказы. Я замолвил слово, что у тебя есть мужчина, так что не должно быть никаких неприятностей, но кто знает? — Таккер пожал плечами. — Если кто-либо из клиентов станет досаждать тебе, подходи ко мне, и я все улажу.

Таккер взглянул на Мэтта.

— Ты заменишь Брилля за пятым столом. У тебя есть оружие?

— А как вы думаете? Таккер кивнул.

— Старайся не пользоваться им. Когда Таккер отошел от них, Мэтт обнял Лэйси и звучно поцеловал. Она была его женой, и он хотел, чтобы каждый в салуне знал об этом.

Лэйси вспыхнула до корней волос, когда губы Мэтта опалили ее. Задыхаясь, она взглянула ему в глаза, ощутив внутренний трепет от волнения. Ее никто не целовал раньше при людях, кроме родственников, и это новое чувство было захватывающим. Раздались бурные аплодисменты, когда Мэтт отпустил ее.

Следующие несколько часов прошли незаметно. Мэтт легко раздавал карты, его пальцы проворно двигались, а сам он был настроен расслабленно и дружелюбно. Когда он сел за стол с новой колодой в руках и поставил на колено стакан виски, его охватило чувство, что он вернулся домой. Может быть, именно здесь его место, здесь ему определено судьбой провести жизнь, ведь что бы ни происходило с ним, он всегда в конце оказывался в салуне с колодой карт в руках. Он почувствовал искушение сдать снизу туза или двух, черт знает зачем. Он никогда не думал, что снова станет зарабатывать этим на жизнь. Напротив, то короткое время, что он провел за игрой прошлой зимой, напомнило ему, почему он перед этим бросил играть. Но сейчас, сидя здесь и неторопливо тасуя колоду, он чувствовал себя как дома.

Он медленно раздал карты. Он дал слово играть теми картами, которые ему выпадут, и должен сдержать его. Как обычно, казино выигрывало больше, чем теряло, но этого от него и ждали.

Мэтт присматривал за Лэйси вне зависимости от того, что происходило за столом. Она уже поборола свое волнение и замешательство и держалась молодцом. Она улыбалась посетителям, но ее улыбка была прохладной, без намека на игривость. Она часто посматривала в его сторону, будто хотела убедиться на случай необходимости, что он все еще здесь. Но мужчины вели себя вежливо, им было приятно увидеть новое лицо, к тому же такое красивое. Быстро разошелся слух, что она не обычная девушка, что она здесь только, чтобы разносить напитки, и больше ничего.

Глаза Дж. Дж. Таккера часто останавливались на новенькой. Она была хорошенькая, красивая, как картинка, но вместе с тем ее окружал ореол невинности, который интриговал его. Ее фигура была почти совершенной, лицо без изъянов, а волосы струились огненно-золотыми волнами. Многие мужчины проигрывали партию в покер или фараона лишь потому, что посматривали на соблазнительную фигурку Лэйси вместо того, чтобы смотреть в свои карты.

Он также пристально наблюдал за человеком, который назвался Мэттом Уолкером. Он был великолепным игроком. Джи-Джи подсел к нему на пару партий и заметил, что движения рук игрока были ловкими и уверенными, Когда он раздавал карты, и это не оставило у Таккера и тени сомнения, что при желании Уолкер сможет так же легко и незаметно сдать туза снизу колоды, как и сверху.

В десять часов в салун вошел шериф с вечерним обходом. Мэтт почувствовал, как у него пересохло во рту, когда Хендерсон направился его столу.

— Ты новенький в городе, — сказал шериф и оглядел его долгим оценивающим взглядом.

— Это так, шериф, — спокойно ответил Мэтт. Он встретился с ним взглядом, одна рука Мэтта лежала на столе, другая — на бедре.

Хендерсон кивнул:

— Я не хочу неприятностей в городе. Если хочешь остаться, то заруби себе это на носу.

Мэтт кивнул, его сердце заколотилось, когда шериф окинул его еще одним долгим взглядом.

— Помни о том, что я тебе сказал, — кратко заметил Хендерсон и отошел от стола.

Мэтт проводил шерифа взглядом, пока тот не вышел из салуна, и только тогда его напряжение понемногу спало.

Был одиннадцатый час, когда двери салуна широко распахнулись, и вошли трое. Мэтт почувствовал, как напряглись все его мышцы. Двое из этих людей были в салуне «Черная Лошадь» в ту ночь, когда погиб Билли Хендерсон. Оба показали под присягой, что Мэтт хладнокровно застрелил парня.

Мэтт проследил, как они подошли к бару. Они задержались лишь для того, чтобы выпить пива, а затем ушли, но Мэтт был доволен. По крайней мере, двое из разыскиваемых им людей все еще в городе.

Лэйси бросила взгляд на часы. Еще один час, и пора уходить. Она валилась с ног, но работа все же понравилась ей. Большинство мужчин относились к ней с уважением. Некоторые пытались приставать, но ей было достаточно лишь упомянуть, что ее муж очень ревнивый человек, который быстро охладит их пыл. В лице Мэтта было что-то такое, что заставляло мужчин опасаться его, хотя Лэйси и не могла распознать этого. Для нее он выглядел как обычно, хотя ближе к полуночи она ощутила в нем некую перемену.

Эта мысль не оставляла ее в течение последующих дней, и она вновь заметила в его глазах настороженность. Он казался напряженным, как змея, которая выгнула спину, чтобы напасть в любую минуту. Вначале она решила, что это плод ее живого воображения, но затем поняла, что в Мэтте произошла разительная перемена. Когда он садился за покерный стол, его чувства, казалось, обострялись, нервы были до предела напряжены, как будто он ждал удара и хотел быть готовым к нему. Лэйси осознала даже больше, чем это: Мэтт Дрего слишком опасный человек, чтобы с ним можно было шутить. И люди, которые играли с ним в карты, тоже понимали это.

* * *

Лэйси подавила зевок, неся через комнату поднос с напитками. Она проработала в салуне, почти две недели, и чувство новизны давно покинуло ее. Временами ей казалось, что она проработала здесь всю жизнь.

Она натянуто улыбнулась, поставила поднос на стол и заменила стаканы.

— Потанцуем? — спросил один из мужчин. Это был высокий и широкоплечий человек с пронзительными карими глазами и квадратной челюстью. Длинный шрам пересекал его щеку.

— Нет, спасибо, — ответила Лэйси.

Она уже направилась прочь от стола, когда человек со шрамом вскочил и схватил ее за руку.

— Только один танец, — продолжал настаивать он.

— Я уже сказала вам, — холодно ответила Лэйси.

— А я сказал, ты будешь танцевать!

Забрав из ее рук поднос, он притянул ее к себе и закружил в вальсе. Лэйси озиралась вокруг в поисках Таккера, но его нигде не было видно. У нее перехватило дыхание, когда человек со шрамом прижал ее к себе и его глаза скользнули к ее груди.

— Убери свои грязные руки!

Голос Мэтта был твердый и холодный. Пианист убрал руки с клавиш, и весь салун внезапно замер, а человек со шрамом обернулся, продолжая держать Лэйси за талию.

— Кто ты, черт тебя побери? — спросил он.

— Я ее муж.

— Муж? Без шуток?

— Без шуток. А теперь убери свои руки.

— Конечно, — сказал человек со шрамом. — Я не хочу неприятностей.

Он выпустил из объятий Лэйси, сделав вид, что уходит, а затем внезапно повернулся и нанес мощный удар кулаком в лицо Мэтта. Тот покачнулся назад. Его рука, когда он поднес ее ко рту, была в крови.

Мэтт отскочил в сторону, когда человек со шрамом снова бросился на него. Затем он схватил его сзади за руку, заломил ее и ударил кулаком в живот. Когда нападавший согнулся пополам, Мэтт схватил его за волосы, задрал голову вверх и нанес сильный удар в лицо. Второй удар в челюсть свалил нападавшего на пол.

— О'кей, ребята, представление закончилось.

Дж. Дж. Таккер с трудом проталкивался через толпу.

Он бросил быстрый взгляд на здорового парня, валявшегося на полу, и на Мэтта. Значит, это наконец произошло. Его удивляло, что подобное не случилось раньше. Не удивительно, что Уолкер так же хорошо владеет кулаками, как и карточной колодой.

— Давайте, расходитесь. Мэтт ответ Лэйси в сторону.

— Ты в порядке?

— Да. — Она коснулась его рта полотенцем. — А ты?

— Ага.

— Мой герой, — едва слышно пробормотала она.

— Я говорил тебе, что твое место дома, — проворчал Мэтт. — Но тебе понадобилось работать в салуне.

— А тебе понадобилось стать игроком.

— Хорошо, хорошо, я сдаюсь.

Его руки обхватили ее лицо, а губы прильнули, к ее губам. Дж. Дж. Таккер прочистил горло.

— Вы сможете вернуться к работе? — с кривой усмешкой спросил он.

— Конечно, — ответил Мэтт. Пожав Лэйси руку, он, тихонько насвистывая, направился к своему столу.

* * *

По мере того, как шло время, Лэйси все больше знакомилась с постоянными посетителями салуна. Большинство из них были дельцами, которые заглядывали выпить холодного пива и немного поболтать перед тем, как возвратиться домой к своим женам и детям. Ковбои с отдаленных ранчо приезжали на выходные, желая потратить свои деньги на хороший виски и плохих девушек. Лэйси часто видела тех двоих, обвинивших Мэтта в убийстве Билли Хендерсона. Третий человек не показывался в салуне, и Мэтт решил, что он, возможно, уехал или умер, или просто находится за пределами города.

Дж. Дж. Таккер часто под разными предлогами отводил Лэйси в сторону, чтобы поговорить с ней, и она начала понимать, что нравится владельцу салуна. Это очень беспокоило ее, в основном потому, что она не знала, как держать себя с ним. Таккер никогда не говорил или делал что-либо, что могло быть истолковано превратно, но женским чутьем она понимала, что он находил ее привлекательной. Это был красивый мужчина. У него были темно-коричневые волосы, бледно-зеленые глаза, холодные, как Тихий океан зимой. Он опрятно одевался, предпочитая темные костюмы и расшитые цветами жилеты. Он носил большое кольцо с бриллиантом на правой руке и рубиновую заколку в галстуке. Таккер был почти такого же роста, как Мэтт, но Мэтт более гибкий и мускулистый, в то время как Таккер немного полноват. Несмотря на то, что он был неизменно вежлив, Лэйси ему не доверяла. В нем было нечто необъяснимое, что тревожило ее.

Лэйси предполагала, что Таккер живет в одной из комнат над салуном, но Мэтт сказал, что он владеет большим домом на окраине города. Там жила и его сестра. Люди говорили, что она вроде затворницы, но Мэтт упомянул о том, что слышал от одного из посетителей, будто она немного не в своем уме.

Лэйси, нахмурившись, посмотрела на Мэтта.

— Ты чего-то не договариваешь.

У Мэтта на лице заиграли мускулы, а глаза стали жесткими и холодными.

— Она была помолвлена с Билли Хендерсоном. Говорят, что она не выходила из дому с тех пор, как его убили, даже не пришла на его похороны.

— Мэтт, это не твоя вина.

— Может быть, и так. А может, это я убил парня. — Он ударил по стене кулаком. — Если бы я мог вспомнить, что произошло той ночью.

—Мэтт…

— Я слышал, что она очень красивая, — заметил Мэтт, — или была такой до того, как стала скрываться в доме. Говорят, что она не выходила наружу с тех пор, как он умер. Просто сидит в гостиной и ждет, что он придет к ней.

Лэйси покачала головой, ее сердце было полно сочувствия к женщине, которая добровольно ушла от мира.

— Наверное, она очень сильно любила Билли, — сказала Лэйси и попыталась представить себе свою реакцию в том случае, если бы подобная трагедия случилась с Мэттом.

— Возможно. Но люди умирают, а жизнь продолжается. Нельзя изменить прошлое, делая вид, что ничего не случилось.

— Я бы не стала жить без тебя, — пробормотала Лэйси.

— Но ты станешь, — ответил Мэтт. — Ты будешь продолжать жить.

Лэйси пожала плечами. Кто сможет предсказать свою реакцию на нечто столь ужасное, как смерть любимого, пока это не случилось?

— Я не хочу больше говорить об этом, — сказала Лэйси.

Но она не могла освободиться от мыслей об этой женщине. Когда в следующий раз она отправилась в город за покупками, то пошла в конец улицы и посмотрела на большой дом, где жила сестра Таккера. Дом казался добротным. Краска была еще свежая, трава зеленая и тщательно подстриженная, у переднего крыльца росли цветы и кусты. Лэйси заметила, что все занавески задернуты, а передняя дверь закрыта.

Лэйси с любопытством обошла дом, высматривая какие-нибудь признаки жизни. На мгновение ей показалось, что она увидела лицо в окне, потом решила, что это тень или ее собственное отражение. Мысль о женщине не давала ей покоя, и она днями раздумывала и терзала себя этим. Она думала о Мэтте, о том, как глубоко он ее любит и как много для нее значит. Что бы она делала, если бы потеряла его? Захотела бы она жить дальше? Хватило бы ей мужества смотреть в лицо людям, не ощущая рядом его присутствия, или она поступила бы, как сестра Таккера, и просто ушла от реальности?

Однажды вечером, когда дела шли довольно вяло, она собрала все свое мужество и поведала об этом Таккеру.

— Я… я слышала, как кто-то говорил о вашей сестре, — неуверенно начала Лэйси.

— Неужели? — ответил лишенным выражения голосом Таккер.

— Да. Они сказали, что она никогда не выходит.

— Это правда, — Таккер пожал плечами. — Вначале я пытался ободрить ее, пытался заставить ее понять, что жизнь не закончилась, но она лишь уставилась на меня, как на пустое место.

Таккер возмущенно фыркнул.

—Я. пытался рассказать ей, что Хендерсон совсем не заслуживает ее слез. Эта скотина вечно совал всюду в салуне свой нос, как будто имел на это право только потому, что был помолвлен с Сюзанной…

Таккер внезапно замолчал, и его лицо снова, приняло бесстрастное выражение.

— Мне не нужно было говорить об этом.

— Совсем нет, — успокоила его Лэйси, озадаченная такой вспышкой ярости. Что мог найти Билли Хендерсон, чего боялся Джи-Джи?

— Сколько лет вашей сестре? — спросила Лэйси.

Таккер нахмурился.

— Двадцать два, двадцать три, я не уверен.

— Она так молода! — воскликнула Лэйси. — Вы не должны позволять ей тратить понапрасну лучшие годы своей жизни.

— Так что же вы предлагаете? — спросил Таккер. — Я испробовал все, что только мог придумать.

— Не знаю. Не возражаете, если я приду навестить ее?

— Вы можете попытаться, но я сомневаюсь, что она пустит вас.

Лэйси закусила губу, пытаясь понять, во что она может быть втянута.

— А она не… опасна, как вы думаете?

— Сюзанна? — Таккер рассмеялся. — Нет, она не опасна. Она просто одинокая.

* * *

Мэтт заволновался, когда Лэйси сказала, что собирается нанести визит сестре Таккера.

— Зачем тебе лезть в это дело? — недовольно спросил он. — Разве у нас недостаточно своих неприятностей, чтобы искать новых?

— Я не ищу неприятностей, — возразила Лэйси. — Я только…

Мэтт покачал головой.

— Мне не нравится это, но ты можешь делать все, что считаешь нужным.

Лэйси кивнула.

— Мэтт, как ты думаешь, Таккер мог иметь какое-то отношение к смерти Билли Хендерсона?

— Джи-Джи? — Мэтт пожал плечами. — Почему та спрашиваешь?

— Не знаю. Я разговаривала с ним прошлой ночью, и мне показалось, что он не очень-то любил Билли. Он сказал, что Билли вечно совал всюду свой нос и… ах, я не знаю. Это только мысли.

— Будь осторожна, Лэйси. Не вздумай и ты совать свой нос, куда не следует.

* * *

На следующее утро Лэйси подошла к дому Таккера. Она с трепетом поднялась по ступенькам и постучала в дверь.

Прошла минута, две. Никто не подошел к двери.

Лэйси снова постучала, на этот раз громче. Опять нет ответа. Она попыталась в третий раз, заколотив кулаком в дверь.

— Сюзанна? Я знаю, что ты здесь. Пожалуйста, впусти меня. Я друг Джи-Джи.

Прошла еще минута, и Лэйси уже хотела все бросить и пойти домой, как дверь приоткрылась и показалось бледное лицо.

— Сюзанна? — спросила Лэйси. — Меня зовут Лэйси Уолкер, я работаю у твоего брата.

— Чего вы хотите? — голос Сюзанны был тихим и хриплым, как будто она редко говорила вслух.

Что она хочет? Лэйси задумалась.

— Я… я никого не знаю в городе и подумала, что мы могли бы стать друзьями.

— Нет, спасибо, — ответила Сюзанна безразличным вежливым тоном, как будто она отказывалась от бисквита за ужином.

— Сюзанна, подожди, пожалуйста.

— До свидания, — сказала Сюзанна и закрыла дверь.

Лэйси не была обескуражена. Подружиться с Сюзанной стало для нее целью, вершиной, которую нужно было покорить, препятствием, которое нужно преодолеть, и она не собиралась сдаваться. Кроме того, это помогло бы ей занять себя. По ночам она работала в салуне с Мэттом. Днем они занимались любовью, ходили за покупками или наводили порядок в своей комнате. Иногда Мэтт на несколько часов ходил в салун днем, чтобы поиграть на свои собственные деньги. И как раз в это время Лэйси отправлялась к дому Таккера.

Сюзанна всегда открывала ей дверь, но никогда не приглашала войти и редко разговаривала больше минуты или двух. Но все равно, Лэйси считала это достижением.

Она посетила Сюзанну уже четыре раза за последние две недели, и когда в очередной раз стояла на ее крыльце, Сюзанна открыла дверь и пригласила ее в дом.

Довольная и взволнованная таким неожиданным поворотом событий, Лэйси вошла в дом. Дом был чудесный. Полы были сделаны из твердой древесины и отполированы до блеска. Стены покрывали бледно-голубые обои. Мебель красного дерева была обита темно-голубой дамасковой тканью, изящно расшитой золотыми нитями. На шелковых шнурах со стен свисали картины и зеркала.

Сюзанна провела ее в гостиную.

— Садитесь, пожалуйста, — пригласила она. Она присела на диван и указала Лэйси на место рядом с собой. — Вы моя первая гостья больше чем за год, — добавила она.

Лэйси улыбнулась, не зная, о чем говорить. — Могу я предложить вам чашку чая?

— Спасибо, с удовольствием.

Лэйси пыталась не задерживать на Сюзанне взгляд, но девушка была поистине красавицей. У нее была бледная кожа, огромные изумрудаые глаза. Ее волосы были такого же коричневого оттенка, как у Таккера, она укладывала их в строгий узел на затылке. У нее были миловидные черты лица, прекрасно очерченный прямой нос, брови и ресницы были темными на фоне прозрачной кожи. Ее руки были маленькие и изящные, а движения изысканные, когда она наливала чай в фарфоровые чашки. Она была одета в платье из черного шелка с высоким воротником и длинны ми рукавами.

Итак, — сказала Сюзанна тихим хриплым голосом — расскажите мне о себе.

Я даже не знаю, с чего начать, — сказала Лэйси и в течение часа рассказала Сюзанне о своем детстве, о том, как отреагировал ее отец на смерть матери, как она спасла Мэтта и влюбилась в него. Она не упомянула о том, что настоящая фамилия Мэтта была Дрего и он был в этом городе раньше.

Зеленые глаза Сюзанны были печальны, когда Лэйси закончила свой рассказ.

— Я была также влюблена когда-то, — тоскливо сказала она. — Наверное, Джи-Джи рассказывал вам.

— Да, мне очень жаль. Я попыталась представить себе, какой станет моя жизнь без Мэтта, и поэтому пришла сюда. Хочу сказать вам, что не нужно от всего отрекаться. Жизнь слишком ценна сама по себе, чтобы растрачивать ее впустую.

Сюзанна пожала плечами, ее глаза увлажнились.

— Я знаю, что вы говорите правду, и я сама говорила себе то же самое много раз, но я не могу жить без него.

Сюзанна встала. В своем строгом черном платье она была похожа на привидение.

— Я немного устала, Лэйси. Спасибо, что пришли. Было очень приятно побеседовать с вами.

Лэйси поднялась. Повинуясь порыву, она взяла Сюзанну за руку и пожала ее.

— Сюзанна, не сидите больше, закрывшись в доме. Это все напрасно. Вы красивая женщина. Я верю, что вы можете многое дать другим.

Сюзанна медленно покачала головой.

— У меня внутри ничего не осталось, — печально ответила она. — Билли все унес с собой.

Она положила свою руку на плечо Лэйси.

— Пожалуйста, не приходите сюда больше. Это слишком больно.

— Мне очень жаль, Сюзанна, — искренне произнесла Лэйси. — Я не хотела сделать вам больно. Надеюсь, что вы будете думать обо мне как о друге. И если я что-то смогу сделать для вас, пожалуйста, дайте знать.

— Спасибо, Лэйси, — пробормотала Сюзанна. — До свидания.

Ночью, лежа в теплых объятиях Мэтта, Лэйси рассказала ему о своей встрече с сестрой Таккера.

— Мне кажется, что она немного похожа на сумасшедшую, — заметил Мэтт.

— Совсем нет! Она просто печальная и одинокая. Я бы хотела сделать что-нибудь для нее, что-то такое сказать, чтобы пробудить ее к жизни.

— Ты пыталась это сделать, — сказал Мэтт и легонько провел пальцами по руке и плечу Лэйси. — Ты единственная, кого она впустила в дом за год. Я бы сказал, что это очень много.

— Я полагаю.

—Лэйси взглянула в его темно-голубые глаза и ее охватила волна нежности. Она внезапно почувствовала, что он нужен ей, нужен, чтобы чувствовать его силу, наслаждаться его любовью, знать, что он принадлежит ей и всегда будет принадлежать.

— Люби меня, Мэтт, — прошептала она. — Люби меня и никогда не забывай об этом.

Он, казалось, понимал охватившие ее чувства. Он любил ее нежно, давая понять ей каждым поцелуем, каждой лаской о том, что любит ее и будет любить всегда.


ГЛАВА 13


— Значит, — сверкнув глазами, произнес Джи-Джи Таккер, — ты впустила ее?

— Да, — ответила Сюзанна. — Она замечательная девушка, Джи-Джи.

Таккер кивнул. «Замечательная» было не то слово, которым можно описать Лэйси Уолкер. Прекрасная, пленительная, соблазнительная, желанная. Именно эти слова пришли ему на ум, когда он подумал о ней, а затем появились и другие.

Они очень любят друг друга, — заметила Сюзанна. — Я иногда вижу, как они прогуливаются по улице. Я заметила, как муж Лэйси смотрит на нее, так на меня смотрел Билли.

Таккер раздраженно затряс головой.

Билли мертв, Сюзанна. Тебе пора устраивать свою жизнь.

Не говори так! — пронзительно закричала Сюзанна. — Не говори этого. Никогда не говори.

— Извини, — быстро сказал Таккер. — Прости меня.

Он выругался про себя, когда по щекам сестры потекли слезы и она затряслась от рыданий. Для женщины неестественно так долго о своем поклоннике. Почему Сюзанна не может смириться с фактом, что Билли мертв, и заняться своей собственной жизнью? Как долго она собирается скрываться в доме, отказываясь от действительности? Джи-Джи почувствовал угрызения совести. Если бы он был более сдержанным. Если бы он только не вышел тогда из себя…

Джи-Джи нежно обнял Сюзанну и погладил ее по голове. Она была единственным человеком в мире, кого он действительно любил, и он почти уничтожил ее.

Он держал ее в своих объятиях, пока она не успокоилась, а затем помог подняться по ступенькам в свою комнату. Он отвернулся, пока она укладывалась в постель, затем сел рядом с ней и держал ее руку до тех пор, пока она не заснула.

Когда Джи-Джи вошел в салун «Черная Лошадь», там было оживленное столпотворение, и он довольно улыбнулся. Сегодня будет хороший сбор. Он обвел глазами комнату. Мэтт играл в покер с четырьмя мужчинами. Над столом висело тяжелое сизое облако дыма, на кону стояла большая куча денег. Таккер почувствовал восхищение, когда увидел, как Мэтт тасует колоду карт. Это был поразительный человек, поистине поразительный. Движения его пальцев были быстрыми и проворными.

Таккер увидел, как Лэйси подошла к столу мужа с бутылкой виски и стаканами. Он купил для нее новое платье, и она выглядела восхитительно. Платье было из черного атласа с низким вырезом, оно плотно облегало талию и переливалось на бедрах. Дж. Дж. Таккер ощутил в груди укол ревности, когда Лэйси нагнулась и быстро поцеловала мужа.

Случилось так, что как раз в этот момент поднял глаза и встретился взглядом с Таккером. Он безошибочно разгадал кроющуюся в его глазах ревность. У него не осталось никаких сомнений, что Таккер испытывает желание. Его лицо окаменело, а глаза предупреждающе вспыхнули, что не осталось незамеченным. Пожав плечами и натянуто улыбаясь, владелец салуна пошел к бару и налил себе порцию бурбона.

Мэтт тяжело вздохнул. Рано или поздно у него с Таккером будут неприятности. Он видел, как Джи-Джи следит глазами за Лэйси. Часто во время разговора с ней он находил предлог, чтобы дотронуться до нее. Временами это было только короткое поглаживание по спине, а временами он клал ей на плечи руку и ободряюще сжимал, особенно когда у нее была тяжелая ночь. Лэйси считала, что Таккер просто дружески относится к ней. Но Мэтт думал другое. У Джи-Джи не было интереса быть другом Лэйси. Он хотел ее, хотел так, как мужчина хочет женщину.

Лишь после полуночи толпа посетителей рассеялась, и в салуне наступила тишина. Лэйси сидела рядом с Мортом, пианистом, весело болтая с ним, пока он наигрывал меланхолическую балладу. Мэтт отдыхал за карточным столом, раскладывая солитер. В этот момент в салун вошли трое. Мэтт почувствовал толчок внутри, когда они направились к его столу и сели. Они были все здесь, три человека, которые обвинили его в убийстве Билли Хендерсона.

Мэтт почувствовал, как у него пересохло во рту, пока он тасовал карты.

— Ты ведь новенький здесь, так? — спросил Тоби Питмэн.

Мэтт кивнул. Он помнил Питмэна еще с суда. Питмэн был самым настойчивым из обвинителей, его свидетельские показания были настолько достоверными и убедительными, что лишили присяжных тени сомнения.

Питмэн хмыкнул.

— Твое лицо мне кажется знакомым. Может, я тебя видел в городе раньше?

— Сомневаюсь, — ответил Мэтт. Он быстро и уверенно раздал карты.

Питмэн снова хмыкнул.

— Я не расслышал твое имя.

— Я не называл его.

— Есть причины? Мэтт пожал плечами.

— Я не думал, что это важно. Лайдж Таннер прочистил горло.

— Нам просто всегда хочется, чтобы игра была дружеской. Меня зовут Лайдж. Этот человек — Рауль Гонсалес, а это Тоби Питмэн. Мы работаем на ранчо Рокин Дабл Ю. Тоби у нас за старшего.

Мэтт кивнул.

— Моя фамилия Уолкер.

Они доиграли партию без разговоров, заявляя лишь о своих ставках или пасуя. Таннер выиграл партию и с усмешкой сгреб свой выигрыш.

В течение следующего часа Мэтт внимательно изучал их. Тоби Питмэн был отчаянный спорщик и горький неудачник. У него было ястребиное лицо с бледно-голубыми пронзительными глазами. Его руки были похожи на бревна, таких огромных ладоней Мэтт еще не видел. Лайдж Таннер был молодым парнем с песочными волосами и карими глазами. Он был плохим игроком, потому что по его глазам можно было легко определить, хорошие у него карты или плохие. Рауль Гонсалес редко открывал рот. Это был осторожный игрок, которого было не так легко обвести вокруг пальца, да и сам он не давал для этого особых шансов.

Мэтт раз за разом ловил на себе взгляд Питмэна. Его глаза были задумчивыми, и Мэтт понял, что Тоби Питмэн пытается вспомнить, где он мог видеть игрока раньше.

Они играли до часу ночи, а затем по приказу Питмэна все трое вышли из салуна.

Мэтт глубоко вздохнул, когда увидел, что ковбои ушли. Пройдет не так уж много времени, когда Питмэн вспомнит, где видел Мэтта, а тогда, похоже, все черти набросятся на него.

—Ты выглядишь озабоченным, — заметила Лэйси, подойдя сзади к Мэтту и положив руки ему на плечи. — Что случилось?

У нас остается все меньше времени, — ответил Мэтт. — Я должен выяснить, кто убил Билли Хендерсона до того, как Тоби Питмэн вспомнит, где мы встречались раньше.

Он задумчиво стал тасовать карты, и каждый раз сверху оказывался пиковый туз. Но он думал совсем не о картах. Он думал о той ночи, когда был убит юный Билли Хендерсон, пытаясь вспомнить, что же тогда произошло. Он уставился на картину, висевшую на стене за стойкой бара. Той ночью он в одиночестве сидел за последним столом в глубине комнаты. Питмэн, Гонсалес и Таннер стояли в дальнем конце бара с Билли Хендерсоном. Они были уже довольно пьяные и с каждой новой порцией виски вели себя все более шумно и вызывающе. Бармен попросил их утихомириться, но они лишь рассмеялись и посоветовали ему заниматься своим делом. Мэтт вспомнил, как Хендерсон стал хвастаться, как хорошо он держит в руках револьвер…

— Мэтт, пошли домой.

— Хорошо.

Бросив на стол карты, Мэтт взял пальто и шляпу, и они вышли из салуна.

— Я просто валюсь с ног, — сказала Лэйси, когда они шли по дороге к гостинице.

— Почему бы тебе не бросить эту проклятую работу? — сердито спросил Мэтт. — Мне ненавистно видеть тебя каждую ночь в этом проклятом салуне, видеть, как мужчины пялятся на тебя, как будто ты кусок свежего мяса.

— Это совсем не так, — запротестовала Лэйси. — Большинство из них относятся ко мне с уважением.

— Они могут относиться с уважением, — возразил Мэтт, — но они все думают, как бы затащитьтебя минут на десять в постель.

—Мэтт!

— Это правда, и ты знаешь это.

Лэйси уставилась на Мэтта в немом изумлении. Она все это время знала, что Мэтт не одобряет работу в салуне «Черная Лошадь», но он никогда раньше так не злился из-за этого.

— Что действительно тебя беспокоит? — спросила Лэйси.

Мэтт глубоко вздохнул, и напряжение, которое он ощущал в течение всей ночи, немного спало.

— Таккер. Его глаза следят за каждым твоим движением.

— Джи-Джи? Он никогда словом или делом не переходил черту. Ни разу.

— Он все время думает об этом.

Мэтт внезапно остановился, когда они прибзились к аллее около гостиницы.

— Тише, — прошептал он низким голосом.

— В чем дело? — Лэйси тоже перешла на шепот.

— Я думаю, за нами следят. Перейди на другую сторону улицы и иди к гостинице.

— Что ты собираешься делать?

— У меня нет времени на объяснения. Делай то, что я говорю.

Он легонько толкнул ее, а затем громко и сердито произнес:

— Ах ты, шлюха! Если я еще раз увижу, что ты заигрываешь с кем-то, то сниму ремень и надаю тебе.

Он снова пошел вперед, а затем нырнул в аллею и стал прислушиваться, склонив набок голову, к звукам, которые указывали, что за ним продолжают следить.

Темный силуэт появился у входа в аллею, замер на мгновение, а затем продолжил свой путь. Бесшумно, как кошка, Мэтт зашел сзади и ткнул ему в спину ствол револьвера.

— Ты меня ищешь? — вкрадчиво спросил он. Лайдж Таннер энергично затряс головой.

— Нет. Я иду домой.

— Действительно? С каких пор Рокин Дабл Ю переместилось в город?

Лайдж Таннер проглотил ком в горле.

— Я шел совсем не на ранчо. Я хотел повидать свою мать. Она живет в пансионе у Адамсов.

— Не слишком ли поздно, чтобы ходить в гости, а?

— Она… она больна. Я был с ней все последние несколько дней.

— Ты лжешь, — спокойно сказал Мэтт. — Зачем ты следил за мной?

— Мне приказал Питмэн. Он сказал мне проверить книгу в гостинице, чтобы узнать, под каким именем ты записан. Он думает, что видел тебя, и мучается, что никак не может вспомнить.

— Почему бы ему самому не заняться вынюхиванием?

Таннер пожал плечами.

Не знаю. Он мой босс, и я делаю, как он скажет. Он не любит лишних вопросов.

— Ты был в салуне в ту ночь, когда убили Билли Хендерсона? — спросил Мэтт, сильнее ткнув стволом револьвера в спину Таннера. — Что там случилось?

— Какой-то незнакомец хладнокровно застрелил Билли.

— Просто так? Застрелил без всякой причины?

— Он был пьян. Незнакомец, я имею в виду. Не знаю, может, это был несчастный случай.

— Двигайся, — отрывисто сказал Мэтт. — Иди, откуда пришел, и не оглядывайся.

Таннер кивнул, у него пересохло во рту, а ладони внезапно стали влажными от пота. Сжав по бокам руки, он двинулся в обратном направлении, в любой момент ожидая получить пулю в спину.

Мэтт остался на месте, глазами провожая Лайджа Таннера. Когда тот подошел к салуну, К нему приблизилась темная фигура. Мэтт нахмурился, узнав Дж. Дж. Таккера. Он не покидал своего укрытия в аллее до тех пор, пока оба не скрылись из виду.

Лэйси ожидала его в вестибюле гостиницы, ее лицо было бледным.

— Все в порядке? — озабоченно спросила она.

— Да-а. Пойдем спать. Я устал.

B комнате Мэтт поднес спичку к лампе и сел на край кровати, наблюдая, как Лэйси раздевается. Она двигалась с подлинно женским изяществом, наблюдать за ней было сплошным удовольствием, и он улыбнулся, понимая, что своей соблазнительной манерой поведения она пыталась вытеснить у него из головы мысли о неприятностях. И это сработало. У Мэтта пересохло в горле, когда она выскользнула из платья и медленно, вызывающе сняла с себя нижнее белье, оставшись перед ним только в черных вязаных чулках и подвязках. Он почувствовал, что сердце заколотилось в груди, когда она расстегнула чулки, скатала их с ног, сняла пояс с подвязками, а затем скользнула в постель и похлопала по месту рядом с собой приглашающим жестом.

— Потаскуха, — проворчал Мэтт, быстро сбросив с себя одежду, и скользнул в постель.

Ее кожа была мягкая и теплая, а губы покорные и страстные. Его руки проникли в копну ее волос, любовно поглаживая длинные шелковистые пряди, которые извивались между его пальцев так, будто жили своей собственной жизнью. Его руки скользнули по ее плечам и спине, нежно обвели очертания ее бедер и мягких округлых ягодиц.

Она была здесь, с ним, и на несколько коротких мгновений он забыл обо всем кроме наслаждения от ее ласки и радости обладания ею.

И только позднее, когда Лэйси мирно спала рядом, положив голову ему на плечо и обвив ногами его ноги, к Мэтту снова вернулись мрачные мысли. Он поступил глупо, что привез Лэйси в Солт Крик. Если он не сможет восстановить события той ночи, то его, скорее всего, прикончат или он угодит в тюрьму. В любом случае, Лэйси останется одна, и Дж. Таккер бросится на нее, как волк на запах свежей крови. Таккер. Без всякого сомнения, он хочет Лэйси. Будь он проклят.

Мэтт уставился в темноту. Лайдж Таннер, Тоби Питмэн, Рауль Гонсалес. Кто из них убил Билли Хендерсона? Это то, что ему необходимо узнать, и поскорее, пока Питмэн не сложил два и два и не вспомнил, где он видел Мэтта раньше. А что Таккер? Где его место в этой головоломке? Мог ли Джи-Джи убить Билли Хендерсона? Это было бы смешно. Какой смысл ему убивать парня своей сестры? И по какой причине ему понадобилось встречаться с Лайджем Таннером на темной аллее поздно ночью? Вопросы, одни вопросы, на которые пока нет ответа.

* * *

Следующие три дня Таннер, Питмэн и Гонсалес каждый вечер наведывались в салун «Черная Лошадь». И каждый вечер они садились за стол Мэтта.

«Действуют мне на нервы», — мрачно решил Мэтт. И это им удавалось. Питмэн следил за каждым его движением, его глаза были настороженные и задумчивые, когда он пытался определить, где он видел Мэтта раньше.

Черт знает для чего, Мэтт раздавал карты так, что Питмэн проигрывал каждую партию. Танер и Гонсалес подшучивали над его неудачей до тех пор, пока Питмэн не обрушил свой мясистый кулак на стол. Виски Таннера выплеснулось через край стакана, и на зеленом сукне образовалось темное пятно.

— Может быть, не в удаче дело, — пробурчал Питмэн, сверля Мэтта бледно-голубыми глазами. — Может быть, дело в том, кто раздает карты.

— Значит, вы считаете, что я мошенничаю? — мягким голосом спросил Мэтт.

— Чертовски верно!

— Я требую, чтобы вы доказали это.

— Я докажу. Дайте мне взглянуть на эту колоду.

Пожав плечами, Мэтт подвинул карты Питмэну и снисходительно улыбался, пока тот просматривал одну за другой все карты.

— Что случилось? — раздался низкий требовательный голос Таккера.

Мэтт отодвинулся от стола, его рука упала на колено.

— Этот человек считает, что я мошенничаю.

— Это так?

— Конечно, нет, — ответил Мэтт, и эта ложь легко слетела с его языка.

— Если тебе не везет за этим столом, садись за другой, — сказал Таккер Питмэну. — Я не хочу никаких неприятностей.

— Он мошенничает, говорю вам, — настаивал Питмэн.

Таккер сунул руку в карман и вытащил новую колоду карт.

— Вот, вскрой эту колоду сам, Тоби. Она совсем новая. Печать еще не сломана.

Питмэн взял колоду и проверил печать, затем поддел ее ногтем большого пальца и сорвал. Он перетасовал карты и раздал их. Мэтт не рассмеялся вслух, когда взял свои карты. У него была пара тузов и пара королей. Лицо Питмэна побагровело от злости, когда он вновь проиграл Мэтту партию.

Позднее дома Лэйси качала головой, слушая рассказ Мэтта.

— Даже после того, как он сам раздал карты, все равно он не мог выиграть, — рассмеялся Мэтт. — Ты бы видела его лицо, когда я собирал выигрыш.

— Я видела, — с тревогой сказала Лэйси. — Он выглядел так, будто хотел убить тебя.

— Думаю, да, Лэйси, девочка. Думаю, что хочет.

— Тогда над чем же ты смеешься?

— Черт его знает, — сказал Мэтт.

— Мэтт, может, нам уехать отсюда?

— Куда? Я не могу всю оставшуюся жизнь оглядываться через плечо, постоянно ожидая чего-либо, и собирать эти объявления о розыске. Я не смогу так жить, Лэйси, и я уверен, что ты тоже.

— Мэтт.

Что-то в ее голосе заставило его сердце биться сильнее.

— Что, милая?

— Я беременна.

— Беременна! — Его глаза скользнули по ее животу. Он был все еще плоский, и он поднял на ее лицо. Затем медленно покачал головой, отказываясь верить ее словам. Только ребенка им сейчас не хватало. — Ты уверена?

— Да. Пожалуйста, давай уедем отсюда, пока не стало слишком поздно. Я хочу, чтобы у моего ребенка был отец.

— Лэйси, я не могу уехать, не сейчас. Пожалуйста, постарайся понять это.

— Мы можем отправиться в Канзас.

— Канзас! — воскликнул Мэтт. — Какого черта мы будем делать в Канзасе?

Лэйси развернула письмо, которое получила от отца.

— Я посылаю это письмо в Солт Крик в надежде, что оно случайно найдет вас там, — читала она. — На апачей устроили облаву и сослали в резервацию. Голубой Иве там не понравилось, и мы отправились в Канзас. — Лэйси взглянула на Мэтта. — Он говорит, что будет рад, если мы присоединимся к ним. Мы сможем вести нормальную жизнь, создать дом для нашего ребенка.

«Это соблазнительно, — подумал Мэтт. — Чертовски соблазнительно, но я не смогу провести остаток жизни, скрывая свое имя, не смогу успокоиться, пока не узнаю, кто убил Хендерсона».

— Пожалуйста, Мэтт.

— Я не могу, Лэйси, — устало ответил он. — Я просто не могу.

Она проглотила ком, подступивший к горлу. Почему он такой упрямый? Как поиски убийцы Билли Хендерсона могут быть более важными, чем жизнь, которую они смогут вести вместе, более важными, чем их ребенок? Обиженная и злая, она отвернулась от него, слезы жгли ей глаза.

Мэтт пробормотал ругательство, уставившись в спину Лэйси. Ее хрупкие плечи дрожали, она пыталась сдержать рыдания.

Он уже почти решился, но затем подумал о ребенке, которого Лэйси носила под сердцем. Ему нужно вернуть свое доброе имя если не ради себя, то ради ребенка. Он не сможет уехать отсюда и поселиться в каком-нибудь месте, если будет постоянно ждать, пока какой-нибудь охотник за денежной премией или полицейский опознают его. Он не сможет жить с этим, не сможет позволить своему сыну расти в тени его прошлого.

— Может быть, тебе одной стоит поехать в Канзас, — предложил Мэтт.

— Одной? — чуть слышно спросила Лэйси.

— Да-а. Может быть, так будет лучше на данный момент.

«Не отправляй меня, Мэтт, — с мукой кричало ее сердце. — Я не могу жить без тебя».

— Может быть, так и будет лучше, — сказала она, и голос эхом отозвался в ее ушах.

— Над этим стоит подумать, — хрипло сказал Мэтт, не понимая, зачем причиняет боль и ей и себе. Она не хотела оставлять его, он знал и не хотел, чтобы она уезжала. Но слова сказаны, и он не мог взять их обратно. Возможно, так действительно будет лучше. Здесь прольется кровь, пока он не уладит дело с Питмэном. Он не хотел, чтобы Лэйси попала под перекрестный огонь.

Лэйси повернулась, положила руку на руку Мэтта, решившись заставить его взглянуть на вещи ее глазами.

— Мэтт, пожалуйста, забудь о том, чтобы найти убийцу Билли Хендерсона. Мы здесь уже несколько месяцев, но нисколько не приблизились к разгадке.

— Питмэн убил его, — твердо ответил Мэтт. — Все, что мне осталось сделать, — это найти способ доказать это.

— А если тебя самого убьют? — закричала Лэйси. — Что тогда?

— Я уверен, что Джи-Джи хорошо позаботится о тебе, — резко ответил Мэтт. — Он не спускает с тебя глаз с самого первого дня. И не говори мне, что ты не заметила! Я видел, как ты смотришь на него.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь?

— Не понимаешь?

— Я никогда не смотрела ни на кого, кроме тебя, — сказала Лэйси ледяным голосом. — И ты прекрасно знаешь об этом.

— Какого черта! Я видел, как вы жметесь друг к другу около бара, когда нет работы. Я видел, как ты улыбаешься ему и как он смотрит на тебя.

Лэйси уставилась на Мэтта, отказываясь верить своим ушам.

— Ты сошел с ума, — холодно сказала она. — Джи-Джи совсем не такой.

— Да ну? А может, он как раз то, что ты ищешь? У него куча денег, и он может дать тебе все, что ты захочешь. Может, тебе стоит броситься к нему?

— Может быть, и стоит! — зло сказала Лэйси. — По крайней мере, у меня будет свой дом и свое собственное имя.

— О чем ты, черт возьми, говоришь?

— Мы даже женаты незаконно! — воскликнула Лэйси. Злость сделала ее безрассудной. — Мы поженились под чужой фамилией и сейчас живем под вымышленными именами. Которое из них мне дать своему ребенку, Мэтт? То, что стоит на брачном свидетельстве или то, что записано в гостиничной книге регистрации?

— Дай ему имя Таккера, — ответил Мэтт, чеканя каждое слово. — Из того, что мне известно, ребенок принадлежит ему.

Лэйси вздрогнула, как будто ее ударили. Как он может говорить ей такие ужасные слова? Ей хотелось закричать, наброситься на него кулаками, сделать ему так же больно, как он сделал ей, но она не могла выдавить ни слова. Она почувствовала, будто некая железная рука рвет на куски ее внутренности, сжимает стальной хваткой горло. И снова в ее ушах звучал злой голос, жестокая насмешка: «Из того, что мне известно, ребенок принадлежит ему».

Она ждала, что Мэтт извинится, попросит простить его за это ужасное обвинение, скажет что-нибудь, но он хранил молчание, его темные глаза были холодными и чужими.

Мэтт выругался про себя, увидев, что лицо Лэйси смертельно побледнело. Он больно ранил ее и знал об этом, но было слишком поздно. Он никогда раньше не осознавал, как глубоко ревность пустила корни в его сердце, никогда не осознавал, какие мерзкие мысли таились в глубинах его мозга.

В эту ночь они впервые легли спать раздельно. Лэйси, съежившись, легла на своей стороне кровати, тщательно стараясь не касаться его, хотя ей ничего не хотелось больше, чем быть в его объятиях, заглушить свою боль его поцелуями и убедиться, что он любит ее, что его обвинения надуманные, и у них снова будет все хорошо. Как может он быть таким упрямым? Почему он не может забыть о Билли Хендерсоне? Почему бы им не поехать в Канзас и не создать там новую жизнь? Она не будет возражать против вымышленного имени, если это единственный шанс вести мирную жизнь с человеком, которого она любит.

Она долго лежала без сна, надеясь, что Мэтт смягчится и обнимет ее, но он неподвижно лежал на своей стороне постели. Она свернулась калачиком, прикрыв руками живот, слезы безмолвным дождем стекали по щекам. Так она и уснула.

* * *

Мэтт провел беспокойную ночь и проснулся рано в мрачном и неопределенном настроении. Он бросил взгляд на Лэйси, которая спала так далеко от него, насколько это было возможно, и почувствовал, как злость вернулась к нему. Почему она не может понять его? Понимает ли она хоть немного, каково это знать, что любой охотник за денежной премией и полицейский в этой части Миссисипи считает его законной добычей? Проклятие!

Выскользнув из постели, он быстро и бесшумно оделся и пошел вниз. Выйдя наружу, да стал на крыльце, оперся о перила и стал прокручивать в голове вчерашнюю ссору. Он наговорил Лэйси мерзостей, сделал обвинения, которые казались теперь абсурдными при свете дня. Он криво усмехнулся. Она беременна. Это создает некоторые сложности. Он никогда не думал о себе в качестве отца, и эта мысль внезапно взволновала его. Он хотел разбудить ее, сказать, как он раскаивается в том, что наговорил ей столько ужасных вещей, а затем решил дать ей немного поспать. У них была тяжелая ночь. Он не сомневался, что ей нужно отдохнуть.

Он станет отцом. Усмехаясь, Мэтт направился в «Черную Лошадь». Было еще рано, но он собирался выпить в честь такого события.

Он был на полпути к салуну, когда к нему подошли Тоби Питмэн и Лайдж Таннер. Мэтт выругался, почувствовав упершийся в бок ствол револьвера.

— Продолжай идти, — посоветовал Питмэн.

— Чего ты хочешь, Тоби?

— Мы просто поговорим немного, и все. Когда дойдем до угла, переходи улицу и иди к тому старому сараю на участке за домом Таккера.

Мэтт кивнул. Его мускулы напряглись, когда Таннер сунул руку в карман его пальто и вытащил револьвер.

Было раннее воскресное утро, и на улице было мало людей. Питмэн приветливо кивнул старой миссис Адаме, когда они проходили мимо пансиона, а затем пересекли улицу. Таннер открыл замок на двери сарая. Когда Мэтт начал упираться, Питмэн втолкнул его внутрь.

Таннер запер за ними дверь и поднес спичку к старой керосиновой лампе, которая висела на гвозде.

— Руки за спину! — приказал Питмэн Мэтту.

— Я думал, мы просто поговорим, — заметил Мэтт, когда Таннер связал ему за спиной руки.

— Так оно и будет, — ответил Питмэн. Он засунул свой револьвер за пояс брюк, затем стал широко расставив ноги и уперев кулаки в бедра. — Я спрашиваю в последний раз, кто ты?

— Я же говорил тебе, — с готовностью ответил Мэтт. — Меня зовут Уолкер.

Питмэн кивнул.

— У меня такое чувство, будто ты что-то скрываешь. Побрей его, Лайдж. Посмотрим, как он выглядит без бороды.

Таннер вытащил из кармана бритву и быстро сбрил бороду и усы Мэтта, усмехаясь, когда лезвие разрезало до крови кожу.

Когда Таннер закончил, бледные глаза Питмэна засветились — он узнал Мэтта.

— Дрего, — пробормотал Питмэн. — Какого черта ты вернулся сюда?

— А какого черта ты думаешь?

— Это чертовски глупо с твоей стороны, — Питмэн покачал головой. — Мы слышали, что ты сбежал, но я никогда не думал, что ты будешь настолько глуп, чтобы показаться здесь. Лайдж сходи, приведи шерифа. Думаю, он будет доволен, как ломовая лошадь, когда увидит, кто у нас здесь есть.

Лайдж Таннер медлил в нерешительности. Затем, пожав плечами, вышел из сарая.

— Значит, это был ты, — сказал Мэтт. — Именно ты убил Хендерсона.

— Наш разговор закончен, — грубо оборвал его Питмен.

— Что я не могу понять, так это почему, — продолжил Мэтт. — Он ведь был почти ребенком.

— Я сказал, заткнись, — прорычал Питмен и приставил свой мясистый кулак к носу Мэтта.

Удар отбросил Мэтта назад, он тяжело упал и хрипло вскрикнул от боли, ударившись о ручку топора. Он громко выругался, когда под весом его тела треснула кость предплечья.

Питмэн наклонился, чтобы поднять Мэтта на ноги, и в этот момент дверь сарая со скрипом отворилась. Не глядя назад, Питмэн сказал: «Лайдж, иди сюда, помоги мне». Затем он тихо хрюкнул и рухнул вперед головой.

С усилием Мэтт откатился в сторону. Он бросил взгляд в сторону двери и слабо усмехнулся, увидев стоящую с лопатой в руке Сюзанну Таккер.

— Поднимайтесь скорее, — сказала она. — У нас мало времени.

Мэтт кивнул, кое-как встал на ноги и поковылял за ней. Его глаза настороженно метались из стороны в сторону, но улицы были пустынными, и никто не видел, как они быстро пробежали вдоль участка Таккера и вошли в дом через заднюю дверь.

В кухне Мэтт опустился на колени, его лицо было мокрым от пота, а в руке пульсировала боль.

— В чем дело? — спросила Сюзанна.

— Моя рука, — сдавленно произнес Мэтт, — она сломана.

— О боже!

Она уставилась на Мэтта, не зная, что делать дальше. Она видела, как Питмэн и Таннер втащили Мэтта в сарай, и поняла, что он попал в беду. Сначала она почувствовала удовлетворение, и ей захотелось, чтобы Тоби Питмэн убил его. В конце концов, Мэтт убил Билли. Но она вспомнила, что Мэтт был мужем Лэйси, а Лэйси была очень добра к ней. Разрываясь между желанием помочь ее мужу и наказать его, она украдкой вышла из дома, точно не представляя себе, что будет делать. Она остановилась у окна сарая. Хотя она не смогла ничего увидеть, так как окно было заколочено досками, но смогла услышать большую часть разговора. Повинуясь порыву, она взяла ржавую лопату, стоявшую у стены, вошла в сарай и ударила по голове Тоби Питмэна. Этот поступок так взволновал ее, что она до сих пор чувствовала слабость и дрожь во всем теле.

У Мэтта закружилась голова от приступа боли, которая волнами вздымалась и опадала в его правой руке. Его взгляд скользнул в сторону Сюзанны, и он забеспокоился, все ли с ней в порядке. Она выглядела хуже, чем чувствовал себя он, а он чувствовал себя чертовски плохо.

— Сюзанна?

—Что?

Она посмотрела на него с таким видом, будто не могла вспомнить, кто он такой.

— Не могла бы ты развязать мне руки? Она моргнула несколько раз, не понимая, что делает муж Лэйси у нее в кухне.

— Сюзанна?

Она тряхнула головой, затем нерешительно улыбнулась и начала возиться с веревкой, которой были связаны руки Мэтта.

Мэтт подавил стон, когда она задела его сломанную руку, а затем его руки освободились. Левой рукой он осторожно поднял вверх свою правую руку и пристроил ее на груди. От этого усилия его лоб заблестел от пота. Сломанная кость не повредила кожу, но рука опухла и покраснела.

Сюзанна склонилась над ним, в ее глазах были сочувствие и беспомощность. Она не могла видеть кого-либо, кто страдал от боли, а рана Мэтта, как она заметила, была ужасной. Он часто и напряженно дышал, а его глаза, глубокие и темные как полночное небо, затуманились от страданий.

— Мэтт, тебе нельзя оставаться здесь, — торопливо пробормотала она, как будто эта мысль только сейчас пришла ей в голову. — Джи-Джи спит наверху.

— Мне больше некуда идти, — задыхаясь, произнес Мэтт. Надежда на то, что Таккер не выдаст его, была слишком слабой. Чертовски слабой.

— Подвал, — сказала Сюзанна. — Вы сможете спуститься в подвал?

— Конечно.

Стиснув зубы, Мэтт поднялся на ноги.

— Я помогу вам, — сказала Сюзанна. Она робко обхватила его за пояс, и они начали медленно спускаться по узкой лестнице в подвал. Каждый шаг отдавался пронизывающей болью в руке, и когда они, наконец, спустились в подвал, он весь обливался потом. Там он бессильно опустился на холодный каменный пол.

— Я принесу вам одеяло, свечу и что-нибудь поесть, — сказала Сюзанна. — Вам нужно еще что-нибудь?

— Как вы думаете, сможете ли вы наложить мне шину на руку? Болит чертовски.

Лицо Сюзанны стало еще более бледным, чем обычно.

— Нет, не смогу. Я… позову доктора.

— Нет.

— Может, Лэйси? — предложила Сюзанна. Она улыбнулась при мысли о своей подруге. Лэйси точно знает, что делать.

— Нет, — сказал Мэтт. — Лучше, чтобы никто не знал, где я сейчас.

Сюзанна кивнула.

— Я понимаю, но… я не знаю, как вправить сломанную кость.

— Я скажу тебе, что нужно делать. Останется только сделать это как можно лучше.

— Я попытаюсь.

— Хорошо. Есть у вас виски?

— Да. У Джи-Джи есть немного.

— Хорошо. Нам понадобится что-нибудь для шины и немного ткани, чтобы закрепить ее.

— Хорошо.

Мэтт бросил на нее испытующий взгляд. Она была такой отрешенной, что он не был уверен, что она действительно понимает его.

— Вы можете мне сейчас принести немного виски?

— Да, если хотите. — Она тихо вышла из подвала и направилась в столовую.

Мэтт закрыл глаза, пытаясь силой воли отогнать боль. Он раздумывал, сколько времени понадобится Питмэну и шерифу, чтобы догадаться, где он находится. Он размышлял, что подумает Лэйси, когда проснется и увидит, что он ушел.

— Мэтт.

Он открыл глаза и, моргая, посмотрел на Сюзанну, от боли у него помутилось в голове.

— Виски?

Она протянула ему хрустальный графин, наполненный чистой янтарной жидкостью.

— Спасибо.

Осторожно двигаясь, чтобы не побеспокоить поврежденную руку, он взял графин и сделал большой глоток. Виски, мягкое, как бархат сразу же согрело его и притупило боль в груди. Он сделал еще один глоток, за ним другой.

Сюзанна испуганно наблюдала, как он пьет виски прямо из графина, забыв про стакан в руке. Джи-Джи лишь изредка выпивал стаканчик виски по вечерам, да и то обычно разбавлял его водой. Он никогда не пил прямо из бутылки.

Мэтт на несколько минут присел на корточки, закрыл глаза, пристроив сломанную руку на груди. Боль в руке теперь уменьшилась, а виски, выпитое быстро и на пустой желудок, сильно ударило ему в голову.

— Мэтт?

Он открыл глаза и взглянул на нее.

— Что?

— Твоя рука. Что я должна делать?

Ему потребовалось мгновение, чтобы понять, о чем она говорит, а затем он, как смог, рассказал ей, что нужно делать.

* * *

Был уже одиннадцатый час, когда Лэйси проснулась. Она сразу же поняла, даже не поворачивая головы, что Мэтта нет. В комнате было ощущение пустоты, она была одна.

Неужели он ее бросил? Быстро поднявшись, она бросилась к платяному шкафу и распахнула дверцы. Его одежда была на месте, и она с облегчением перевела дух. Куда бы он ни ушел, он вернется.

Лэйси накинула халат и села в кресло у окна, глядя сверху на улицу и размышляя, что скажет Мэтту, когда он вернется. Она совсем не хотела ошарашивать его новостью о том, что беременна. Она думала сказать ему об этом, они будут лежать, нежась в постели, он будет держать ее в своих объятиях, а отношения между ними будут теплыми и любовными. Ей казалось, что он согласится оставить ужасный город, когда узнает о ребенке, и поймет, что им необходимо уехать к ее отцу в Канзас, прочь от той беды, которая подстерегает их в Солт Крик. Она попыталась поставить себя на место Мэтта и понять, что он чувствует. Конечно, ужасно сознавать, что тебя разыскивает полиция за преступление, которого ты не совершал, но они пробыли в Солт Крик уже несколько месяцев, а Мэтт нисколько не приблизился к тому, чтобы выяснить, кто убил Билли Хендерсона.

0на просидела у окна довольно долго, ожидая возвращения Мэтта. Когда прошло почти три часа, она начала беспокоиться. Где он может быть?

0девшись, Лэйси вышла из комнаты и пошла в гостиничный ресторан. Возможно, он засиделся там с чашечкой кофе. Но там его не было. Тогда Лэйси вышла из гостиницы и быстро прошла к конюшне. Его лошадь еще была там и спокойно жевала сено. Его и уздечка тоже были на месте вместе сумками и флягой.

— Чем могу помочь, мэм? Лэйси обернулась к подошедшему сзади Клайду Букеру. Она приветливо улыбнулась владельцу конюшни.

— Я ищу своего мужа.

Клайд Букер покачал головой.

— Я не видал его сегодня, миссис Уолкер.

— Спасибо, — сказала Лэйси и, приподняв юбку, вышла из конюшни и медленно побрела к гостинице. Где же Мэтт?

Она заглянула через двери в «Черную Лошадь», но Мэтта нигде не было. Лэйси вернулась в гостиницу и около часа просидела в вестибюле, просматривая старую газету, в то время как ее мысли беспорядочно метались в догадках о его местонахождении.

В шесть тридцать она начала собираться на работу. Определенно, Мэтт появится в салуне. Она потратила немало усилий, желая выглядеть особенно красивой при встрече. Что бы между ними ни произошло, все можно исправить. Она не могла себе представить будущее без Мэтта. Даже эти несколько часов многому научили ее.

Она вошла в салун с небольшим опозданием, задыхаясь от быстрой ходьбы, и сразу же окинула взглядом комнату, но Мэтта нигде не было видно. Стол, за которым он обычно сидел, был пуст.

И только тогда ее охватил настоящий приступ страха. Что-то случилось.

— Добрый вечер, Лэйси, — сказал Джи-Джи, остановившись рядом. — Где же твой муж?

— Не знаю, — ответила Лэйси и разрыдалась. Нахмурившись, Джи-Джи положил ей на плечо руку и повел в свой кабинет — большую и богато обставленную комнату позади бара.

Закрыв дверь, он налил ей порцию бурбона. — Вот, выпей это. Почувствуешь себя лучше.

Лэйси, всхлипывая, взяла стакан и покорно выпила. Виски проложило пылающую дорожку в ее желудок, и на ее щеках выступил румянец.

— А теперь объясни, почему ты не знаешь, он? — доброжелательно спросил Таккер.

— Это значит, что я не знаю, — сказала Лэйси, вытирая глаза тыльной стороной ладони. — Когда я встала утром, его уже не было, и я не видела его весь день.

Выражение лица Таккера не изменилось. Было досадно потерять Мэтта Уолкера. Этот парень был чертовски отличным игроком, возможно, лучшим из тех, кого видел Джи-Джи, а он повидал их множество. С другой стороны, если Уолкер вышел из игры, то у Джи-Джи будет прямая дорога к сердцу Лэйси. Немножко доброты, немножко понимания в трудную минуту, вскоре она уже будет есть у него из рук… и спать в его постели.

Лэйси уставилась на Таккера глазами, полными слез. Она никогда раньше особо не восторгалась этим человеком, но в этот момент он казался ей единственным другом, который мог ей помочь.

— Сюда, сюда, — сказал Джи-Джи, притянув ее к себе. — Давай, поплачь, тебе полегчает.

И она плакала. Слезы, казалось, лились бесконечно, а Таккер все это время прижимал ее к себе, его руки успокаивающе гладили ее спину, а его мягкий сочувствующий голос уверял, что все будет хорошо.

— Может, тебе не стоит сегодня работать, — предложил Джи-Джи. — Почему бы тебе не остаться здесь и не отдохнуть. Я закажу попозже ужин из гостиницы, мы сможем прекрасно поговорить. А между тем я расспрошу людей и посмотрю, можно ли что-нибудь узнать о местонахождении твоего мужа.

— Спасибо, Джи-Джи, — поблагодарила Лэйси. — Я действительно чувствую себя не в состоянии работать.

— Значит, договорились, — сказал Таккер, улыбнувшись ей обезоруживающей улыбкой. — Ты пока отдохни немного, а я загляну к тебе попозже.

Лэйси кивнула. Наверное, она недооценивала этого человека. Он действительно очень добрый. Она несколько минут бродила по богато обставленному кабинету: там стояли большой стол из красного дерева, черное кожаное кресло, пара медных масляных ламп, удобный диван и маленький бар, в котором было несколько сортов виски и поднос с хрустальным прибором.

Чувствуя себя уставшей и опустошенной, Лэйси свернулась на диване и сразу же уснула,

* * *

Таккер, тихо насвистывая, вышел из кабинета. Около восьми часов салун стал заполняться людьми, и Таккер двигался от стола к столу, перекидываясь парой слов с постоянными клиентами, останавливался у игорных столов, чтобы убедиться, что там полный порядок.

Некоторое время спустя в салун вошел Тоби Питмэн в сопровождении шерифа. Таккер нахмурился. Нога Хендерсона никогда не ступала салун, за исключением тех случаев, когда совершал вечерний обход или собирался арестовать кого-либо.

Добрый вечер, шериф, — любезно произнес Таккер. Он вопросительно взглянул на повязку, которая украшала голову Питмэна, и предупреждение в его глазах. — Что-то случилось?

— Сейчас скажу, — кратко ответил Хендерсон. — Я приехал в город несколько минут назад. Проверял жалобу на Дабл Эл. В любом случае Питмэн опознал в твоем новом дилере Мэтта Дрего.

Таккера утратило свое обычное спокойное выражение, и его брови удивленно взметнулись вверх.

— Дрего! Это человек, который убил Билли?

— Тот самый, — ответил шериф.

— Да, но его здесь нет, — сказал Таккер. — Посмотрите сами.

Шериф кивнул.

— Питмэн задержал его, но Дрего удалось скрыться. Мы проверили конюшню. Его лошадь все еще там, так что мы полагаем, что он укрылся где-то в городе.

Таккер кивнул.

— Как я уже сказал, его здесь нет, но вы можете все осмотреть.

— Обязательно, — сказал Хендерсон и в течение следующих десяти минут обшарил все комнаты наверху, вызвав серьезное недовольство нескольких ковбоев, которые искали уединения в обществе девушек из салуна.

Таккер стоял у бара с задумчивым выражением лица, поставив на перила ногу. Он не возражал, когда Хендерсон попросил взглянуть на его кабинет, хотя и понимал, что будет довольно трудно объяснить, что там делает Лэйси.

Шериф бросил на Джи-Джи насмешливый взгляд, когда увидел спящую на диване Лэйси.

— Значит, — сказал он, закрывая дверь, — вот оно как.

— Не делайте поспешных выводов, шериф, — предупредил его Таккер. — Она была расстроена исчезновением своего мужа, вот и все. Лэйси обратилась ко мне за помощью, и я позволил ей не выходить сегодня на работу.

— Мне до этого нет никакого дела, — понимающе ухмыляясь, ответил Хендерсон. — Я хочу только посадить этого кровожадного ублюдка за решетку. Меня не волнует, что делает его жена и с кем она милуется.

— Если я что-нибудь услышу, то дам вам знать.

— Уверен в этом, — сказал Хендерсон. — Я чертовски уверен в этом.

— Сволочь, — пробормотал про себя Таккер, когда шериф вышел. Он проводил его взглядом до выхода из салуна, а затем перевел свои тяжелые зеленые глаза на Питмэна.

— Выкладывай, Тоби. Что, черт побери, случилось?

Питмэн пожал плечами.

— Я связал его, но кто-то ударил меня сзади, — Тоби поднес руку к голове. — Я не знаю, кто это был, но от удара я потерял сознание. Когда я пришел в себя, то был у дока, и он меня немного подлатал. Он дал мне что-то, от чего я заснул. Я пошел сюда, как только проснулся.

— Где Таннер?

— Ищет Дрего.

— Почему ты сначала не пришел ко мне?

— Я хотел убедиться, что моя догадка верна, перед тем, как сказать вам.

— Проклятый дурак. Теперь мы упустили его.

Таккер уставился на Питмэна испепеляющим взглядом.

— Ты ведь ничего не сказал ему?

— Конечно, нет, — быстро ответил Питмэн.

— Убирайся отсюда. Я не желаю видеть тебя до тех пор, пока Мэтт Дрего не окажется за решеткой. Понял?

— Да-а, сэр.

Таккер задумчиво потер челюсть, его глаза стали холодными как лед. Питмэн совершил слишком много ошибок.

Через несколько минут Таккер вошел в свой кабинет. Лэйси уже проснулась. Ее глаза слегка пипухли, а волосы были в беспорядке. Таккер подумал, что она выглядит как никогда более очаровательной и уязвимой.

— Проголодалась?

Лэйси кивнула. Она ничего не ела с прошлого вечера.

— Хорошо. Я минут двадцать назад заказал ужин. Скоро должны принести. Может, хочешь выпить?

— Нет, спасибо.

Она внезапно осознала, что находится в кабинете Таккера. Что подумает Мэтт, если узнает об этом? Она почувствовала на себе взгляд Таккера и задрожала от необъяснимого беспокойства, вызванного выражением его зеленых ледяных глаз. Она внезапно почувствовала себя как мышь, к которой подкрался кот. Лэйси проглотила комок в горле, когда Джи-Джи присел на диван и взял ее за руку. Он мягко погладил пальцем ее ладонь, восхищаясь ее нежной кожей. «Да, она теперь уязвима», — подумал он, и эта мысль наполнила его возбуждением, как охотника, который приблизился к своей добыче.

— Недавно сюда заходил шериф, — заметил он. — Он знает, кто на самом деле Мэтт.

Страх кольнул Лэйси и сдавил ей горло, лишив дара речи. Она лишь смотрела на Джи-Джи широко раскрытыми глазами, отказываясь верить в то, что подтвердились ее самые худшие опасения.

Джи-Джи с сочувствием погладил ее руку.

— Они не поймали его, но это вопрос времени.

— Он не сделал этого.

— Не сделал?

—Нет.

Джи-Джи пожал плечами.

— Три человека выступили в суде и показали на него.

— Они солгали, — сказала Лэйси, ее глаза умоляли его поверить.

Может быть, — ответил Джи-Джи. — А может, это Мэтт лгал, когда говорил, что невиновен.

Лэйси нахмурилась. Лгал ли ей Мэтт? Мог ли он быть виновен?

— Что я могу сделать для тебя? — заботливо упросил Джи-Джи.

— Ничего не нужно, спасибо. — В ее голосе слышалась боль.

— Хочешь остаться здесь на ночь?

— Я не могу, — ответила Лэйси. — Это неприлично.

Таккер кивнул, в его глазах было понимание, но он был в недоумении. Для нее неприлично остаться на ночь в его кабинете, но она работает в салуне. Странная все-таки женская логика.

Раздался стук в дверь, и в кабинет вошел официант из ресторана гостиницы. С бесстрастным лицом он расстелил на столе скатерть и накрыл стол. Ужин был королевский.

Лэйси ковырялась в тарелке, совершенно не чувствуя вкуса еды. Шериф знал, кто на самом деле Мэтт. Найти и снова арестовать его было делом времени. Их долгий путь в Солт-Крик, вчерашняя ссора — все это сейчас не имело никакого значения.

— Лэйси?

— Извините, — сказала она, отложив в сторону вилку. — Наверное, я еще не проголодалась.

— Понимаю, — успокоил ее Джи-Джи. — Можно проводить тебя домой?

Лэйси кивнула, и Джи-Джи поднялся. Он взял свое пальто, набросил ей на плечи и, взяв под руку, отвел обратно в гостиницу.

По просьбе Лэйси они расстались в вестибюле.

— Если я понадоблюсь, пошли за мной в любое время дня и ночи, — сказал Джи-Джи и пожал ей руку.

— Хорошо.

— Я загляну к тебе утром.

— Спасибо, Джи-Джи. Ты очень добр.

— Я просто хочу помочь тебе, — сказал он и, наклонившись, коснулся губами ее руки. — Только не волнуйся.

Лэйси кивнула. Она поднялась по лестнице в свою комнату, вошла и закрыла дверь. «Как пусто и сумрачно, — печально подумала она, — так же пусто, как сейчас в моем сердце».

Она долго стояла так, не обращая внимания на текущие по щекам слезы, а затем, рыдая, упала на кровать. Ей было так плохо, как никогда в жизни.

Глава 14

Мэтт пришел в себя сразу, как только услышал шаги на лестнице. Он почувствовал тупую боль в руке и ощутил во рту привкус выпитого виски. В подвале стоял резкий запах

и гнили.

Открыв глаза, он не увидел ничего кроме темноты, и задумался, сколько времени он был без сознания. Он упал в обморок, когда Сюзанна вправила ему руку. Посмотрев на руку, он увидел, что на нее заботливо наложена шина и слой повязки, которая белела призрачным пятном в темноте.

Его мускулы напряглись, когда он услышал, как дверь подвала открылась и кто-то стал жаться по лестнице. Он с облегчением вздохнул, увидев, что это Сюзанна. Она держала в одной руке керосиновую лампу, а в другой — накрытую тканью корзину. Я принесла вам немного поесть, — с сияющей улыбкой сказала она. — Надеюсь, вы продлись.

Он не был голоден, но умолчал об этом, чтобы доставить ей удовольствие. В конце концов она ввязалась из-за него в большую передрягу, и он не хотел оскорблять ее чувства.

— Как долго я был без сознания? — спросил Мэтт, когда она достала из корзины тарелку с отбивной и жареным картофелем и поставила на пол рядом с ним.

— Весь день. Я очень беспокоилась.

— Весь день? Сколько же сейчас времени?

— Почти десять.

Мэтт тихо выругался, а щеки Сюзанны окрасились стыдливым румянцем.

— Извините, — пробормотал Мэтт.

Сюзанна кивнула, склонив голову над тарелкой, чтобы скрыть смущение. Она изящными движениями разрезала отбивную на маленькие кусочки. Глядя на его сломанную руку, она подумала, что могла бы предложить покормить его, но инстинктивно поняла, что он не позволит, чтобы с ним обращались как с калекой. Поэтому она пододвинула тарелку ближе к нему и протянула вилку.

— Спасибо.

Сюзанна кивнула. Подобрав под себя юбку, она присела рядом и стала безмолвно и внимательно наблюдать, как он ест. Он был такой большой. Его кожа была темной, а глаза цвета ночного неба. У него были большие руки с длинными и гибкими пальцами. Она посмотрела на свои руки, маленькие, хрупкие и бледные, как молоко, а затем снова взглянула на него, пытаясь представить себе ощущение от его рук на своем лице. Она почувствовала скрытое искушение протянуть руку и погладить его по щеке, разгладить морщинки боли на его лице и стереть тревогу из глаз. Но она, конечно не сделала. Он был мужем Лэйси, незнакомцем, которого Сюзанна выручила, что он был ранен, и он принадлежал женщине, которая хотела стать ей другом. Ты хорошо готовишь, — заметил Мэтт, отложив сторону вилку. Он посмотрел ей в глаза и на его губах появилась слабая улыбка. — Я еще не поблагодарил тебя за помощь. — В этом нет необходимости. Есть, черт побери, — возразил он, усмехнувшись. — Извини. Думаю, что работа в салуне заставила меня забыть, как разговаривают приличные люди.

— Не страшно, — с грустной улыбкой успокоила его Сюзанна. — Джи-Джи тоже иногда ругается.

Она опустила глаза, чувствуя себя неловко под его пристальным взглядом. «Жизнь так несправедлива», — печально подумала Сюзанна. Она заперлась от всего мира, уверенная, что ей больше не для чего жить, уверенная, что никогда больше не встретит мужчину, которого сможет полюбить. И вот здесь Мэтт, и она знает, что сможет полюбить его. Он высокий, сильный и красивый, доброжелательный, отзывчивый, каким был и Билли. Он, во многом, напоминал ей возлюбленного.

Мэтт подвинулся на каменном полу, тихо вскрикнув от боли, пронзившей сломанную руку.

С вами все в порядке?

— Да-а. Ты прекрасно проделала работу, вправив мне руку. Я очень обязан тебе.

Сюзанна покраснела от радости, услышав его одобрение. Он смотрел на нее с теплой и дружеской улыбкой, и она внезапно почувствовала зависть к Лэйси, к ее счастью. Как приятно иметь такого мужа.

— Я лучше пойду, — сказала Сюзанна.

— Я хочу, чтобы ты осталась. Здесь тоскливо сидеть одному.

— Хорошо. — Она снова подобрала юбку и села, сложив на коленях руки. Джи-Джи еще не скоро придет домой. — Поговорим немного?

— Конечно.

— О чем? — спросила, улыбаясь, Сюзанна.

— О тебе, — с улыбкой ответил Мэтт. — Расскажи о себе. Что ты делаешь, похоронив себя в этом огромном старом доме?

Если, бы кто-нибудь другой осмелился задать подобный вопрос, она отказалась бы отвечать. Но Мэтту она могла рассказать, потому что он поймет ее.

— Мои родители умерли, когда я была еще совсем маленькой, — начала Сюзанна тихим голосом. — Джи-Джи забрал меня к себе. До четырнадцати лет я жила с ним на востоке, а затем он решил перебраться на запад. Там могла подвернуться удача, и он решил попытать счастья. Какое-то время он искал золото, но работа была тяжелой, а за два года он нашел не больше горсти пыли, и поэтому мы вскоре уехали из Калифорнии и направились на восток. Когда мы добрались до Солт Крик, Джи-Джи встретил здесь человека, вместе с которым занялся каким-то бизнесом. Я точно не знаю, но, по-моему, это было связано с оружием. В любом случае, Джи-Джи заработал много денег и построил этот салун, который приносит ему хороший доход. Здесь я познакомилась с Билли…

Сюзанна внезапно смолкла и уставилась на Мэтта, как будто видела его впервые. Почему она разговаривает с этим человеком, ведь он убийца!

— Зачем? — вскрикнула она, ее голос звенел от боли. — Зачем вы убили его? Он так хорошо относился ко мне. Он любил меня. Зачем?

— Я не убивал его, — твердо ответил Мэтт. — Поверь мне.

— Джи-Джи говорит другое, — всхлипнула она. — Брат никогда не лгал мне.

— Сюзанна, послушай меня. — Он положил ей на запястье руку и сжал. — Я не убивал его. Клянусь. Но я знаю, кто это сделал.

Сюзанна смахнула слезы. Она посмотрела Мэтту в глаза и поняла, что он говорит правду.

— Кто? Кто убил моего Билли?

— Питмэн

—Тоби? Зачем ему было убивать Билли?

— Не знаю, но хочу выяснить это. Обещаю тебе — Мэтт нахмурился. — Что случилось с партнером Джи-Джи по бизнесу?

— Кто-то ударил его ножом в спину. Его тело нашли в реке.

— Как давно это было?

— Не знаю. Думаю, что как раз перед тем, как Джи-Джи построил салун. Не помню. — Она вопросительно взглянула на Мэтта. — Люди в городе считают меня сумасшедшей, а вы?

Этот вопрос застал Мэтта врасплох. То она убивается, то спрашивает, считает ли он ее сумасшедшей. Может, она и есть сумасшедшая.

— Я не считаю тебя такой, — медленно ответил он. — Но думаю, что ты очень долго горюешь. Ты слишком молода и красива, чтобы сидеть, запершись в этом доме.

Сюзанна улыбнулась.

— Вы действительно считаете, что я красивая? — просияла она. — Джи-Джи всегда это говорит, но он мой брат, и это можно не принимать во внимание.

— Ты более чем красивая, — убежденно сказал Мэтт. — Если бы я не был женат, то сам стал бы ухаживать за тобой.

— Правда?

Она залилась румянцем, довольная его комплиментом.

— Правда. Не прячься от мира, Сюзанна. У тебя должны быть любящий мужчина, дети, жизнь, наполненная каким-то смыслом и счастьем.

— Да, — медленно ответила Сюзанна. — Возможно, вы и правы.

«Видимо, он прав», — задумалась Сюзанна. Она провела достаточно времени, печалясь о том, что могло бы быть. Билли ушел и никогда не вернется. Возможно, она сможет когда-нибудь найти другого человека, которого полюбит. Такого человека, как Мэтт Дрего.

— Уже поздно, — сказала она. — Мне лучше уйти до того, как Джи-Джи вернется домой.

Мэтт кивнул.

— Еще раз спасибо, Сюзанна.

Девушка улыбнулась ему, испытывая желание поцеловать его на прощание. Но вместо этого она собрала посуду и сложила в корзину. — Спокойной ночи, — тихо сказала она и стала подниматься по лестнице, оставляя позади себя шелест длинных юбок.

Мэтт долгое время просидел, предаваясь мрачным размышлениям. Он пытался представить, что делает Лэйси и о чем думает. Ему отчаянно хотелось послать ей записку, что он не бросил ее и не верит во все те ужасные вещи, которые ей наговорил. Но этого делать не стоит. Записку могут перехватить. Возможно, Питмэн следит за ней, ждет, когда Лэйси приведет его к Мэтту.

Питмэн… Мэтт потер челюсть в том месте, где его ударил Питмэн. Щека болела и сильно распухла. Он был уверен, что Тоби Питмэн убил Билли Хендерсона. Как только его рука заживет, он найдет способ доказать это. Когда он это сделает, то снова сможет жить своей собственной жизнью. Он возьмет Лэйси и отправится вместе с ней в Канзас, где они заживут в свое удовольствие.

* * *

Следующие два дня Сюзанна чувствовала себя счастливой, впервые со времени смерти Билли. Она знала, ради чего живет, у нее появилась возможность о ком-то заботиться или любить. Она знала, что Мэтт никогда не будет с ней, он принадлежит Лэйси, но она часами мечтала, пытаясь представить себя его женой. Она знала, что это невозможно, но ее воображение рождало грезы о том, что каким-то образом она сможет держать Мэтта в подвале вечно, что она сможет заставить его полюбить.

Она стала заботиться о своей внешности и сменила свои черные шелковые платья на нежно-голубые и зеленые. Ее платья выглядели теперь старомодными, но они были ей к лицу и прекрасно подходили к ее фигуре, и Мэтт часто говорил ей комплименты, сравнивая ее красоту с распустившимся в горах цветком. Они часами разговаривали на различные темы, и вскоре Сюзанна почувствовала, как ее горе и несчастье растаяли благодаря подлинному интересу, который проявлял к ней Мэтт.

Она готовила изысканные блюда и подавала их в самой лучшей фарфоровой и хрустальной посуде. Она выпекала причудливые сладости, приносила ему лучшие сигары Джи-Джи и самые дорогие напитки.

И продолжала грезить своими девичьими мечтами.

Таккер также заметил эту внезапную перемену. Она снова почувствовала интерес к жизни, напевала, когда готовила пищу. В кухне стали появляться искусно приготовленные десерты, их лучший фарфор был наконец-то извлечен из шкафа, а ее траурные одежды сменили платья из светлой хлопковой ткани и яркого шелка. Она все время улыбалась, ее глаза посветлели и ожили, смех снова зазвучал в доме.

* * *

Сюзанна расширившимися глазами уставилась на брата, ее губы побелели.

— Я не знаю, о чем ты говоришь, — сказала она — Ты говоришь чепуху.

— Разве? — спросил Джи-Джи. Он откинулся в кресле, скрестил на груди руки и пристально наблюдал за лицом сестры.

— Конечно. — Сюзанна встала. Ее руки, спрятанные в складках голубого льняного платья, судорожно сжаты в кулаки. — Я иду спать. Встретимся утром.

— Где он, Сюзанна? — со злостью спросил Джи-Джи. — Я знаю, ты прячешь его где-то в доме. Где? В твоей комнате или в подвале?

— Нет! — она попыталась сказать это спокойно, но ее голос сорвался, и в нем прозвучали виноватые нотки.

Джи-Джи вскочил, его лицо приняло бесстрастное выражение.

Шериф обыскал каждую пядь земли в этом городе, каждый дом, каждую лавку, — терпеливо объяснял он. — Он осмотрел каждое заброшенное здание и даже заглянул под крыльцо тюрьмы. Я говорил с Питменом. Он сказал мне, что Дрего был ранен. Так, где же он?

— В подвале, — тихо призналась Сюзанна. Джи-Джи, пожалуйста, не трогай его.

Таккер взглянул на сестру с выражением, похожим на насмешку.

— Ты любишь его, так?

—Да.

— Будь я проклят, — пробормотал Джи-Джи, недоверчиво качая головой.

— Джи-Джи?

Голос Сюзанны достиг его ушей, вернув его к сути возникшей проблемы.

— Шериф уже в пути, — сказал Джи-Джи. — Я думаю, что тебе лучше подняться наверх.

— Шериф? — слабо переспросила Сюзанна. — Идет сюда?

Джи-Джи кивнул, и в одночасье все мечты Сюзанны разбились. Она мечтала, что каким-то образом сможет заставить Мэтта Дрего полюбить ее, хотя бы ненадолго. Она часто наслаждалась грезами, как они сидят вдвоем бок о бок в темноте, целуя и лаская друг друга. Он принадлежал Лэйси. Она знала это, но надеялась, что он будет с ней хотя бы ненадолго, до тех пор, пока его рука заживет, и он снова сможет защитить себя.

— Сюзанна?

— Ах, Джи-Джи, как ты мог? — всхлипнула она, повернулась и, подобрав юбку, бросилась по лестнице в свою комнату.

* * *

Мэтт дремал. Вдруг дверь подвала распахнулась. Он моментально проснулся, и его охватило чувство беспомощности при звуке голоса шерифа. А затем он увидел Джи-Джи Таккера и Билли Хендерсона, стоящих рядом с ним. В руке шерифа был револьвер.

— Поднимайся, — прорычал Хендерсон, в его глазах была ненависть.

Мэтт неуклюже поднялся на ноги. Он встретился глазами с Джи-Джи и медленно кивнул. «Значит, — мрачно подумал он, — так оно и случилось». Таккер хотел Лэйси, хотел ее настолько сильно, что выдал Мэтта шерифу и тем убрал его с дороги.

Таккер заметил взгляд Дрего и пожал плечами, его рот расплылся в насмешливой улыбке.

— Пошли, — сказал Хендерсон и подтолкнул Мэтта к ступенькам.

Дорога в тюрьму показалась очень долгой. Когда они проходили мимо гостиницы, Мэтт взглянул на окно своей комнаты, пытаясь определить, спит ли Лэйси.

— Не беспокойся, — сказал Таккер. Он зажег сигару и передвинул ее в угол рта. — Я хорошо позабочусь о ней.

— Можешь попробовать, — возразил Мэтт. В глубине души он не знал, как долго Лэйси сможет противостоять напору Таккера. Джи-Джи был мастер заговаривать зубы, а Лэйси была такая одинокая, растерянная и уязвимая.

В тюрьме Мэтт на мгновение заколебался перед тем, как войти в камеру. Он с горечью увидел, что это была та же самая камера, в которую он попал раньше. Он вздрогнул, когда Хендерсон с грохотом закрыл дверь и повернул в замке ключ.

— Проваливай, — бросил шериф Джи-Джи, и тот покорно вышел из здания тюрьмы, тихонько насвистывая себе под нос.

Мэтт повернулся к Хендерсону.

— Я не убивал вашего сына, — спокойно сказал он.

Шериф с трудом подавил в горле звук отвращения.

— У меня есть три свидетеля, — с презрительной усмешкой сказал он. — Три достойнейших гражданина Солт Крик. Они показали, что ты убийца Билли.

Хендерсон подошел ближе к решетке, его лицо было воплощением ненависти, а глаза пылали, как костры в аду.

— Тебе повезло, что я законопослушный человек. Если бы не это, то ты был бы уже мертв. Моя жена умоляла убить тебя, когда узнала, что ты вернулся в город. Она встала на колени и умоляла не оставлять тебя в живых. А ведь она богобоязненная женщина. Это искушение, великое искушение, но я уже двадцать лет стою на страже закона, и как бы сильно мне ни хотелось тебя сейчас пристрелить, я не могу этого сделать. Поэтому ты отправишься в тюрьму, но в этот раз я лично прослежу за тем, чтобы ты не вышел оттуда.

Мэтт не находил слов перед лицом такой ненависти. Что он мог сказать, чтобы убедить шерифа в своей невиновности? Шериф никогда не признает вину Тоби Питмэна. Питмэн управлял огромным ранчо за пределами города. Его уважали, он был гражданином города. А Мэтт чужак, бродяга, игрок. Подходящий козел отпущения.

— Шериф, — сказал Мэтт, когда Хендерсон повернулся, чтобы выйти из тюремного блока.

—Что?

— Вы можете передать записку моей жене и дать ей знать, что я здесь?

Нет. — Шериф захлопнул дверь тюремного блока, и камера погрузилась в темноту.

«Все кончено, — мрачно подумал Мэтт. — Теперь все кончено».

* * *

Лэйси села в постели, проснувшись от стука нахмурившись, она выскользнула из кровати и стала натягивать халат, затем внезапно ощутила проблеск надежды. Может, это Мэтт.

Она бросилась через комнату и распахнула дверь, но ее радостная улыбка сразу погасла, когда она увидела стоящую в темном коридоре Сюзанну Таккер.

Сюзанна! Что ты делаешь здесь среди ночи?

—Мэтт в тюрьме. — Сюзанна совсем не так хотела выпалить эту новость, хотела сначала подготовить Лэйси к потрясению, но слова стремительно слетели с ее языка. — Он ранен. Не очень тяжело. У него сломана рука, и он в тюрьме.

Мысли закружились в голове Лэйси. Мэтт ранен, он в тюрьме. Откуда это известно Сюзанне?

— Ты войдешь?

Сюзанна шагнула в комнату, и Лэйси закрыла за ней дверь.

— Расскажи мне, — сказала Лэйси. — Расскажи мне все.

* * *

Уже давно миновала полночь, когда Сюзанна закончила свой рассказ. Она рассказала Лэйси все, начиная с того момента, как она ударила Питмэна лопатой, и закончила тем, как шериф увел Мэтта. Все, кроме чувств, которые она испытывала к мужу Лэйси.

— Спасибо тебе, Сюзанна, — с благодарностью сказала Лэйси. — Спасибо за все, а особенно за помощь Мэтту.

— Ты бы сделала то же самое для меня, — ответила Сюзанна.

Женщины обнялись, и Сюзанна пошла домой. Оставшись одна, Лэйси присела на край кровати и уставилась в темноту. Мэтт в тюрьме. Произошло то, чего она боялась. Через день или два его отправят в Юму, и она его потеряет.

Взволнованная, она поднялась и стала мерить шагами комнату. Что с ней происходит? Ведь она уже взрослая женщина, а не ребенок, чтобы сидеть и плакать в темноте. Первый дилижанс в Юму будет на следующей неделе, и она отправится с ним. Юма — большой город. Там, несомненно, есть салуны. При необходимости можно найти в одном из них работу и прилично зарабатывать на жизнь. Она будет близко от Мэтта, как когда-то хотела быть близко к своему отцу.

Чувствуя необходимость чем-то заняться, Лэйси вытащила из-под кровати чемодан и стала укладывать вещи. Она не знала часы посещения в Юмской тюрьме — раз в неделю, раз в месяц или раз в год, — но это не имело значения. Она постарается видеть Мэтта так часто, как это будет возможно. Он должен знать, что она поблизости, ждет его, молится за него. Для него очень важно, что он не одинок.

Она почувствовала себя лучше после того, как собрала чемодан. Завтра она пойдет в тюрьму и увидит Мэтта. Их ссора теперь не имеет значения. Свернувшись под одеялом, она попыталась уснуть, чтобы поскорее наступило завтра. Завтра она увидит Мэтта.

* * *

Лэйси уставилась на шерифа, ее глаза сверкали от злости и разочарования.

— Почему я не могу видеть его? — настаивала она. — Он мой муж.

— Но он заключенный, — холодно ответил Хендерсон. — У него не может быть посетителей. А теперь убирайтесь к черту из тюрьмы и больше не возвращайтесь.

Лэйси задыхалась от злости, слова застряли у нее в горле. Не было смысла спорить с этим человеком, не стоит злить его еще больше. Завернувшись как в мантию, в свое достоинство, Лэйси повернулась и гордо вышла из конторы шерифа. Она вышла на крыльцо тюрьмы, прислонилась к одному из столбов, пытаясь перебороть в себе желание расплакаться. Она должна увидеть Мэтта.

Расправив плечи, она пошла в «Черную Лошадь» и постучала в дверь кабинета Джи-Джи. Ей больше не к кому было обратиться.

— Лэйси? — удивленно воскликнул Таккер. — Что привело тебя сюда в столь ранний час?

— Шериф не разрешил мне увидеться с Мэттом, — ответила она. Ее решимость быть сильной вдруг растаяла, и она разрыдалась.

Дж. Дж. Таккер тихонько фыркнул, ввел Лэйси в свой кабинет и закрыл дверь. «Моя доброта и понимание начинают приносить плоды, — подумал он. — Скоро она станет моей. Это всего лишь вопрос времени».

— Не плачь, милая, — промурлыкал он, гладя ее по спине. — Джи-Джи все устроит.

Лэйси всхлипывая, подняла голову, пытаясь заглянуть ему в глаза, а ее сердце не осмеливалось поверить в лучшее.

— Вы можете помочь Мэтту?

— Конечно, могу, — ответил Таккер. А затем его голос внезапно стал жестким, а глаза острыми, как осколки разбитого стекла. — У меня есть к тебе деловое предложение.

Лэйси смахнула слезы, оцепенев под хищным взглядом Джи-Джи.

— Предложение? Я не понимаю.

— Я сделаю его четким и понятным. Я хочу тебя, и я буду обладать тобой так или иначе.

Потрясенная, Лэйси попятилась назад, но Таккер железной хваткой взял ее за руку.

— Послушай меня, — грубо сказал он. — У тебя есть выбор. Ты можешь отказаться, и в этом случае Дрего отправится на всю оставшуюся жизнь в тюрьму, или ты станешь моей любовницей, и тогда я скажу Хендерсону, кто убил его сына, и Дрего освободят.

Любовница. Это слово жгло ее и вызывало отвращение. Любовница…

Лэйси вскинула голову.

— Вы знаете, кто убил Билли Хендерсона?

— Конечно, знаю. Это ведь случилось в моем салуне, а я знаю обо всем, что здесь происходит.

Лэйси уставилась на Таккера, будто видела в первый раз. Он совсем не был добрым. Это грубый, жестокий и эгоистичный человек. Он все время знал, кто убил Билли Хендерсона, но позволил взвалить вину на невиновного, хотел, чтобы Мэтт провел остаток жизни за решеткой за преступление, которого не совершал.

—Я жду твоего ответа, — нетерпеливо напомнил Таккер.

— Но я люблю Мэтта.

—Тебе было бы лучше принять мое предложение.

Лэйси беспомощно уставилась на Джи-Джи. Как сможет она стать его любовницей? Это шло вразрез со всем, чему ее учили. «Мэтт, ах, Мэтт, — с мукой подумала она».

Джи-Джи изучал свои ногти.

— Ты была когда-нибудь в Юме?

— Конечно, нет, — настороженно ответила Лэйси.

— А я был. — Его холодные зеленые глаза впились в нее. — Поверь мне, что это не самое приятное место. Вшивые одеяла. Затхлая вода и гнилая пища. Люди сидят взаперти, как животные. Умирают от побоев, голода. И это никого не волнует. Большинство из них просто сдаются и вскоре умирают.

— Джи-Джи, не надо… — Лэйси затрясла головой, не желая больше слушать.

— Такому человеку, как Дрего, придется тяжело, — продолжал Таккер. — Он гордый человек, упрямый. Они попытаются сломить его дух, и ему будет тяжело. Чертовски тяжело.

— Пожалуйста… — Лэйси задохнулась от ужаса, представив Мэтта в этом страшном месте, избитого, осунувшегося от голода, упавшего духом, с синяками на теле.

— Ты можешь разделить с ним все это, — заметил Джи-Джи. — Тебе решать.

Лэйси в отчаянии уставилась на него. У нее мелькнула мысль встать перед ним на колени, умолять передумать, но она знала, что это будет напрасной тратой времени. Джи-Джи был эгоистичным человеком, его не волновало ничего, кроме самого себя и того, что он хотел. А он хотел ее.

— Я беременна, — она выпалила эту новость в последней отчаянной попытке заставить его передумать.

— Я люблю детей, — пожав плечами, ответил Таккер, и Лэйси поникла, чувствуя полное поражение.

— Хорошо, — выдавила она — Я стану твоей… любовницей. Но не раньше, чем родится мой ребенок.

Таккер покачал головой.

— Ты станешь моей любовницей прямо сейчас, в эту минуту.

— Сейчас? — вскрикнула Лэйси.

— Сейчас.

— Я не буду спать с тобой! — закричала Лэйси. — Подожди, пока родится мой ребенок!

Джи-Джи долго разглядывал ее сузившимися глазами, а затем кивнул. Он был по натуре игрок и знал, когда нужно сделать ход, а лучше придержать карты. Сейчас было придержать. Если он слишком сильно надавит на Лэйси, то может и вовсе проиграть. А он хотел увидеть Лэйси в своей постели больше, чем Дрего за решеткой.

— Ладно, — согласился Джи-Джи. — Но ты сегодня же переедешь в мой дом. Ты будешь делать все, о чем я тебя попрошу, охотно и с улыбкой. Согласна?

Лэйси кивнула.

— Кроме того, ты как можно скорее разведешься с Дрего.

Лэйси едва не рассмеялась вслух. Развестись с Мэттом? По всей вероятности, они даже не были законно женаты, но она не видела причин говорить об этом.

— Что-нибудь еще? — горько спросила она. Всего одна вещь. Если в будущем ты забеременеешь, то мы поженимся. В моем доме не будет ублюдков.

— За исключением тебя.

Глаза Таккера сузились, и своей тяжелой рукой он дал ей пощечину.

— Никогда не говори больше так.

Лэйси пошатнулась. Было ужасно больно, но она переборола в себе желание приложить руку к горящей щеке.

— После того, как я поговорю с Хендерсоном, ты уже не сможешь отказаться, — предупредил Джи-Джи, его голос был холодным как лед. — Ты должна строго соблюдать мои условия. Если ты скажешь Дрего, что я вынудил тебя к этому, или попытаешься сбежать вместе с ним, то увидишь его мертвым, а вместе с ним и своего ребенка.

Лэйси взглянула на Таккера, и ей показалось, что она смотрит в лицо сатане. Он выполнит свои угрозы. Она не сомневалась в этом ни секунды.

— Я верю тебе, — прошептала она.

— Да-а, — протянул Таккер. — Я тоже так думаю. А теперь иди сюда.

Лэйси нерешительно сделала шаг вперед, все ее существо отчаянно противилось этому.

— Охотно и с улыбкой, — напомнил ей Джи-Джи.

Лэйси покорно выдавила натянутую улыбку. Холодными, застывшими губами она приняла поцелуй Джи-Джи. От прикосновения его рук у нее мурашки побежали по коже.

— Нужно будет поработать над твоим поцелуем, дорогая, — сказал Таккер и взял ее за руку. — Идем, пора сообщить Дрего хорошую новость.

* * *

Лэйси, опустив глаза, стояла рядом с Джи-Джи, в то время как он рассказывал Хендерсону, что Тоби Питмэн убил его сына.

— Почему ты не сказал об этом раньше? — закричал Хендерсон с красным от гнева лицом.

Джи-Джи пожал плечами.

— Допустим, я скажу, что случайно получил некоторые новые сведения. Тоби ведь свой человек.

— Где он сейчас?

— Насколько я знаю, его все еще нет в городе. Он повез свою жену в Лидвилл проведать ее мать. Он вернется в следующем месяце.

— Ты уверен, что он вернется?

— В этой жизни ни в чем нельзя быть уверенным, шериф. Вы, должно быть, знаете это.

— А что же Таннер и Гонсалес? — спросил Хендерсон. — Ведь они засвидетельствовали, что Дрего убил моего парня.

— Да-а. Вы ведь знаете, что они работают на Питмэна. Они оба выгораживали его, но теперь решили, что настало время свершиться правосудию.

Хендерсон фыркнул.

— Я не думаю, что кто-либо еще что-то видел.

— Мой бармен.

— Он отказался выступить свидетелем в суде.

— Теперь он это сделает. — Джи-Джи мило улыбнулся. — Я полагаю, что он готов сделать это. До встречи, шериф.

— Подождите, — Сюзанна потянула Джи-Джи за руку. — А что с Мэттом?

— Что с Мэттом? — раздраженно переспросил Джи-Джи. — Он теперь свободен?

— Пока еще нет, Таккер, — сказал Хендерсон. — Понимаешь, я не сомневаюсь в твоих словах, но мне нужно что-нибудь более существенное, чтобы я мог освободить Дрего. Он останется здесь до тех пор, пока Питмэн не будет осужден.

Лэйси взглянула на Таккера.

— Ты свинья! Ты знал, что это случится.

— Такая вероятность была, — согласился Таккер. Он отвел Лэйси в сторону. — Веди себя лучше, моя дорогая, — тихо предупредил он. — Особенно, если хочешь, чтобы Таннер и Гонсалес подтвердили, что Питмэн убил Билли.

— Что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду, что Таннер и Гонсалес скажут то, что я им прикажу. Без их свидетельских показаний остается лишь слово Питмэна против слова Дрего. Как ты думаешь, кому поверит суд присяжных? Управляющему благополучного ранчо или какому-то бродяге?

Джи-Джи прав. Тоби Питмэн — уважаемый член общества, хороший семьянин, имеющий благочестивую жену и двоих ребятишек.

— Это нечестно, — сказала Лэйси. — Я думала, что Мэтта сегодня же освободят. Он может провести еще несколько месяцев в тюрьме.

— Лучше несколько месяцев, чем остаток жизни, — сказал Таккер. — Но это не меняет сути дела. Мы заключили соглашение. Я выполнил свое слово, теперь ты должна сдержать свое или испытать последствия в случае отказа.

Лэйси кивнула. Разве она может забыть на мгновение, что Джи-Джи угрожает жизни Мэтта и жизни ее ребенка.

— Я думаю, что ты смотришь на вещи также, как и я, — самодовольно произнес Таккер. Он слегка подтолкнул ее к тюремному блоку. — Сходи, сообщи Дрего, что уходишь от него, чтобы стать моей любовницей. Я хочу, чтобы он поразмыслил над этим немного.

Лэйси медленно побрела к камере Мэтта, ноги будто налились свинцом. Она повторяла себе, что делает это ради Мэтта, но от этого не становилось легче. Он возненавидит ее.

Мэтт вскочил, в его глазах были удивление и радость. Но затем он нахмурился. Она выглядела бледной и расстроенной. Ее глаза, всегда такие полные жизни, как-то потускнели.

— Я пришла сюда для того, чтобы сообщить, что ты во всем был прав, — решительно сказала она. — Это ребенок Джи-Джи. Сегодня я перебираюсь к нему.

— Ты уходишь к нему? — Мэтт вцепился в прутья решетки и ошеломленно смотрел на нее.

— Он предложил мне стать его женщиной, и я согласилась. Я подумала, что ты должен узнать об этом, — торопливо произнесла она, повернулась и бросилась прочь, пока он не успел заметить ее слез.

Мэтт закричал ей вслед:

— Лэйси! Проклятие, Лэйси, вернись!

Она выскочила из тюрьмы, пробежала мимо конторы шерифа и помчалась вниз по улице, пока Джи-Джи не догнал ее.

— Пойдем! — победоносно сказал он. — И отведу тебя домой.

Глава 15

Мэтт сидел за столом в темном углу салуна, прислонившись спиной к стене, с бутылкой ржаного виски в одной руке и стаканом в другой.

Прошло уже пять недель с тех пор, как Лэйси перебралась к Дж. Дж. Таккеру. Мэтт видел ее несколько раз, но, конечно, всегда издалека. Всякий раз, когда она была с Джи-Джи, она улыбалась ему, ловила каждое его слово. И была всегда роскошно одета. Было очевидно, что Джи-Джи не скупится на свою шлюху, покупая ей дорогие шелковые, атласные и бархатные платья. После того, как Мэтт впервые увидел их вдвоем, он напился до беспамятства. Теперь он днями просиживал в «Красном Тузе» и много пил, пытаясь вырвать ее из сердца, но все было напрасно. Стоило ему закрыть глаза, как она появлялась перед ним снова.

Он сделал очередной глоток, и его глаза потемнели при мысли о Лэйси, которая вынашивала ребенка Джи-Джи, спала в постели Джи-Джи, отвечала на его ласки. Он был просто не в силах это вынести.

Он подумал, что за последние пять недель произошло только одно хорошее событие. Тоби Питмэна нашли мертвым, его убили из засады по дороге из Лидвилла в Солт Крик.

Мэтт тихо рассмеялся. Питмэн мертв, застрелен в спину неизвестным убийцей, а у Дрего прекрасное алиби. «Они не смогут приписать мне это, — подумал он. — Нет, сэр. Я все это время находился в тюрьме». Потом провели дознание. Рауль Гонсалес, Лайдж Таннер показали, что Тоби Питмэн убил Билли Хендерсона. Их обоих оштрафовали на большую сумму за лжесвидетельство, а потом они исчезли. Гонсалеса через несколько дней тоже нашли мертвым.

Мэтт нахмурился. Питмэн убит. За что? За то, что убил сына шерифа, или потому, что знал имя настоящего убийцы? И где Таннер?

Он выругался про себя. Ему больше нет до этого дела. Он на свободе, и его больше ничего не должно волновать, за исключением Лэйси. Он никак не мог выбросить ее из головы.

За последнее время он десятки раз порывался уехать из города, но никогда не доезжал дальше Мэйн Стрит и всегда поворачивал обратно. Он не мог уехать, не мог оставить ее. Он проклинал тот день, когда встретил ее, проклинал себя за то, что его тянет к ней, что он не может без нее. Несмотря ни на что, он продолжал любить ее.

Мэтт резко встал, стул громко ударился о стену. Он сделал последний глоток, швырнул бутылку на стол и схватил шляпу. Нахлобучив ее на голову, он нетвердой походкой вышел из салуна и лицом к лицу столкнулся с Лэйси.

Какое-то мгновение они молча смотрели друг на друга. Она была ошеломляюще красива в темно-голубом шелковом платье. Черные лайковые туфли облегали ее ноги. Усыпанный бриллиантами гребень сверкал в роскошных волосах.

Лэйси не отрывала взгляда от Мэтта, ее глаза впитывали в себя его черты, будто она умирала от жажды, а он был ее единственной надеждой на спасение. У нее замерло сердце от его близости.

— Извините, мисс Монтана, — полным безразличия голосом произнес Мэтт. Он бросил взгляд на ее слегка округлившийся живот, а затем снова посмотрел в лицо.

—Мэтт…

Он жестом указал на пакеты в ее руке.

— Тратишь денежки старого Джи-Джи, — презрительно усмехнулся он. — Нравится быть его шлюхой?

Его слова прозвучали как пощечина.

— Пусть это тебя не волнует, — холодно ответила она. — Всего хорошего.

— Всего хорошего, — передразнил он ее. — И это все, что ты можешь сказать мне.

— Что же еще?

— Что же еще, в самом деле, — прохрипел он и, схватив ее за руку, почти потащил по улице.

— Мэтт, пожалуйста.

—Заткнись, — прошипел он. — Заткнись, черт тебя побери!

Его пальцы глубоко вонзились ей в руку, он тащил ее за собой, не обращая внимания на то, что причиняет ей боль, не обращая внимания на взгляды, которыми их провожали. Его не волновало ничего, кроме злости, которая, как медленно действующий яд, впиталась в него.

Лэйси почти бежала, не успевая за ним, прикосновение его пальцев жгло ей руку, заставляя быстро биться сердце, а пульс участился от охватившего ее желания. Он замедлил шаг лишь тогда, когда они оказались одни за городом, и втащил ее в приятный полумрак небольшой рощи.

— Почему, Лэйси? — резким и злым голосом требовал он ответа.

Лэйси смотрела на него, не в состоянии придумать какую-нибудь правдоподобную ложь, не в силах вообще о чем-либо думать, когда он был так близко. Она все это время мечтала о нем, страстно желала его, и вот сейчас он здесь, так близко, что она могла ощутить исходящий от него пьянящий мужской запах.

— Почему, черт побери!

— Я не обязана тебе ничего объяснять.

Она забыла, какой он высокий, широкоплечий и дьявольски красивый. На нем были черные штаны и темно-серая рубашка, он выглядел огрубевшим и, ах, таким желанным. Его глаза, темные и злые, впились в ее глаза, как будто он мог увидеть в них ответ. Его волосы были аккуратно подстрижены. Он навис над ней, источая ощущение силы и мужественности, и все ее тело затрепетало от желания ощутить его прикосновение. Ей отчаянно хотелось рассказать ему, что это его ребенка она носит в себе, что она ненавидит Таккера и согласилась стать его любовницей только потому, чтобы вызволить Мэтта из-за решетки. Она едва не выпалила ему всю эту историю, но угроза Джи-Джи сковала ей губы.

— Еще как, черт побери, обязана.

— Я устала жить в бедности, — солгала она, подняв голову, и встретила его пылающий взгляд. — Джи-Джи может дать мне все, что я захочу.

— Может ли он дать тебе это? — прохрипел Мэтт, и она очутилась в его объятиях, даже не успев осознать, что происходит.

Пакеты вывалились у нее из рук, когда его рот приник к ее губам, его губы были твердые, поцелуй зверский, и она погрузилась в него с наслаждением, вздохнув, когда его рука скользнула по ее спине, чтобы притянуть ближе. Его тело напряглось, охваченное неистовым желанием, и она помимо воли ответила на этот призыв, прильнув к нему. Она подняла к его груди руку, расстегнула рубашку и провела пальцами по мускулистой груди, плавно огибая волны густых черных волос. Она прижалась к нему всем телом, чувствуя его жар через слой одежды и накидку, которые были на ней.

Мэтт глухо застонал, когда ее ищущая рука скользнула по его груди и стала спускаться все ниже и ниже, пока не коснулась пояса. Он обезумел от одного лишь ее прикосновения и начал дико целовать ее снова, все сильнее и глубже, стремясь слить воедино их уста. Он поднял руку к ее груди, тихо ругая слой одежды, отделявший его от ее тела.

Мэтт отодвинулся немного назад, чтобы взглянуть на ее лицо. Ее глаза затуманились от желания, а губы распухли от его страстных поцелуев. Она не протестовала, когда он медленно опустил ее на землю и быстро снял с нее одежду, а затем разделся сам.

— Лэйси, — простонал Мэтт ее имя, устранив последнее препятствие, которое было между ними. Она была здесь, в ее глазах была страсть, а голос был хриплым от желания, когда она шептала его имя. Она принадлежала ему, и только ему.

Их тела слились в едином порыве. Лэйси пожирал огонь страсти.

Все ее мысли улетели прочь, кроме одной: любить и быть любимой. Она задрожала от наслаждения, когда он стал частью ее, а все остальное, как прошлое, так и будущее, потеряло значение, не затронув лишь настоящее и рот Мэтта, сомкнувшийся на ее устах.

Мэтт вздохнул, когда чувство реальности вновь вернулось к нему. Он медленно сел. Он совсем не хотел заниматься с ней любовью, но оказаться рядом с ней было достаточно, чтобы пробудить в нем желание и воспоминания о тех днях и ночах, которые они провели вместе до того, как Джи-Джи разрушил их счастье. Джи-Джи. Глаза Мэтта сузились, когда он взглянул на округлившийся живот Лэйси, и вся та нежность, которую он чувствовал к ней несколько мгновений назад, растаяла под грузом его ревности.

— Мэтт, что с тобой?

Он встал и схватил свои штаны.

— Одевайся.

Она вздрогнула от резкого тона его голоса и презрения в глазах. Что случилось? То он занимается с ней любовью так, будто никогда не позволит ей уйти, то смотрит на нее с глубочайшим презрением. А затем она заметила, как он бросил взгляд на ее живот, и сразу же отвел в сторону. Так вот в чем дело. Мгновение назад его не заботило, что она беременна, а сейчас он испытывает ревность и злость от мысли, что она переспала с Джи-Джи, а теперь вынашивает его ребенка.

Чувствуя гнев и боль, она поднялась и стала торопливо натягивать одежду.

Будь он проклят! Почему он никак не может понять, что она презирает Джи-Джи Таккера? Почему он так быстро подумал о ней самое худшее? Как он мог делать вид, что любит ее, верит в ее любовь и одновременно считает, что она позволит Джи-Джи или любому другому мужчине дотронуться до нее?

— Ты хам! — прошипела она. — Я не хочу тебя больше видеть.

До того, как он смог придумать ответ, она собрала свои пакеты и ушла с высоко поднятой головой, вне себя от ярости.

Он не стал догонять ее.

* * *

Что-то необъяснимое привело его этим вечером в салун «Черная Лошадь». Он взглянул на Таккера с кривой усмешкой, опустился на стул и швырнул пачку зеленых банкнот на игорный стол. В первых трех партиях он выиграл больше сотни долларов.

Таккер медленно приблизился к столу, когда Мэтт сгребал очередной выигрыш.

— Отдохни, Макс, — сказал он, похлопав дилера по плечу. — Я посижу немного вместо тебя.

Человек, которого он назвал Максом, встал из-за стола, и Таккер сел в кресло. Он вскрыл новую колоду карт, перетасовал и протянул колоду Мэтту.

— Снимешь?

Мэтт снял карты, и Таккер раздал на троих: Мэтту, еще одному игроку за столом и себе.

Лицо Мэтта ничего не выражало, когда он посмотрел на свои карты: пара тузов, два короля и тройка треф. Он сбросил три карты лицевой стороной вниз на стол.

— Еще одну, — тихо сказал Мэтт. Выражение лица Таккера не изменилось, когда он сдал четверку червей снизу колоды и протянул ее Дрего. Другой игрок взял три карты. Таккер взял одну.

Мэтт посмотрел, удивленно приподняв брови, на Таккера, когда тот скинул ему в руку четверку, но ничего не сказал.

Таккер выиграл эту партию, собрав полный набор карт.

— Почему бы тебе не вернуться в «Красный Туз», Дрего? — спокойно предложил он. — Я думаю, что удача отвернулась от тебя.

— С удачей ничего не случилось, — бесстрастно возразил Мэтт. — Я сам раздам следующую партию.

Джи-Джи перевел взгляд на другого игрока за столом.

— Гарри, почему бы тебе не попытать счастья другой игре? Эта на сегодня закрыта.

— Я думаю, что попытаю счастья в «Красном Тузе», — пробормотал Гарри, смахнув в шляпу свой выигрыш, и отошел от стола.

Джи-Джи наклонился вперед, его зеленые глаза зловеще прищурились.

— Почему ты все еще в городе, Дрего? Тебе здесь больше нечего делать. Нечего…

— Мне также нечего делать в любом другом месте, — спокойно ответил Мэтт. — Кроме того, я считаю, что нравлюсь твоей сестре.

— Оставь Сюзанну в покое, — огрызнулся Таккер — Она слишком хороша для таких, как ты.

Мэтт пожал плечами.

— Может быть. А может, я попрошу ее выйти за меня замуж, и тогда мы станем одной большой счастливой семьей.

— Раньше я увижу тебя мертвым.

— Не угрожай мне, Джи-Джи. Ты, может, и застрелил из-за кустов Питмэна, но тебе не удастся выстрелить мне в спину. Я не думаю, что у тебя хватит мужества, чтобы встретиться со мной, как мужчина с мужчиной.

Его предположение насчет Питмэна было сделано наугад, но оно попало в цель. Глаза Таккера на мгновение расширились, а лицо внезапно побледнело, будто он получил неожиданный удар. Но вскоре оно снова приняло бесстрастное выражение, а глаза стали непроницаемыми.

— Я не знаю, о чем ты говоришь, — спокойно ответил Джи-Джи.

Мэтт негромко фыркнул.

— Это твоих рук дело. Ты заставил Питмэна убить Билли Хендерсона, а когда он стал тебе не нужен, ты убил и его. Почему?

Таккер встал, сжав кулаки.

— Не приходи сюда больше.

Мэтт поднялся на ноги, его рука нависла над кобурой с револьвером, висевшей на правом бедре.

— Ты испугался, Джи-Джи. Я вижу это по твоим глазам. А когда я выясню, чего ты боишься, то узнаю, почему умер Билли.

— Убирайся.

— Я ухожу, — сказал Мэтт. Он медленно попятился к двери и не спускал глаз с лица Таккера, пока не вышел из салуна.

Глава 16

Лэйси уставилась на записку. Корявым почерком Мэтта там было написано: «Удачи тебе, милая. Надеюсь, ты получишь все, чего заслуживаешь».

Она прижала записку к груди, чувствуя, что ее сердце сейчас разорвется. Мэтт уехал из города. Он всегда будет думать, что она изменила ему и отцом ее ребенка является Таккер. Но, возможно, это к лучшему. Ей было тяжело знать, что Мэтт находится поблизости, знать, что она в любую минуту может встретить его. Как долго она смогла бы делать вид, что не любит его? Сколько времени пришлось бы сдерживать себя, пока она не выдала бы ему всю правду, подвергнув опасности жизнь не только Мэтта, но и своего ребенка?

Она заботливо сложила записку и спрятала ее в ящике своего шкафа под чулками.

* * *

Таккер не смог скрыть радости, когда узнал, что Мэтт уехал из города. Его глаза, зеленые как море, победоносно сверкали, когда он смотрел на Лэйси. Теперь она была его женщиной, полностью принадлежала ему. Когда родится ребенок, он сделает ее своей не только на деле, но и даст ей свою фамилию. И возможно, если он правильно разыграет свои карты, то сможет найти способ избавиться от ребенка. Билли мертв, Питмэн мертв, его тайна умерла вместе с ними. От Гонсалеса он тоже избавился, а Таннер никогда не осмелится выдать то немногое, что знает.

Таккер с чувством удовлетворения закурил сигару. В следующем году он продаст «Черную Лошадь» и начнет добропорядочную жизнь. Начнет какое-нибудь респектабельное дело, станет посещать церковь, будет жертвовать на благотворительность. Он станет уважаемым гражданином, а Лэйси будет его входным билетом в общество. Когда она забеременеет от него, то будет вынуждена выйти за него замуж. Она красивая, образованная и благовоспитанная. Не нужно говорить, как высоко он сможет подняться вместе с ней. Он станет мэром, а затем, возможно, и губернатором. Имея достаточно денег и нужные связи, можно всего добиться.

* * *

Сюзанна отказывалась верить, что Мэтт уехал из города, не попрощавшись с ней. Она пришла в его комнату в гостинице и только тогда поверила, что его нет.

С безмолвным криком отчаяния она села на край кровати и разрыдалась. После смерти Билли другие люди были ей безразличны. Она больше года оплакивала его с уверенностью, что ее жизнь закончилась, а затем появился Мэтт, и она поняла, что может полюбить снова. Глубоко в душе она знала, что Мэтт любит Лэйси, но лелеяла надежду, мечтала, и у нее появились силы к жизни.

А сейчас он уехал, и, казалось, будто его никогда не существовало. Лэйси переехала к Джи-Джи, а Мэтт покинул город.

Сюзанна слепо уставилась на грубый деревянный пол. Она не решилась спросить Джи-Джи, чем вызвана эта внезапная перемена, как не смогла набраться смелости спросить у Лэйси, почему она решила стать любовницей ее брата.

Сюзанна не выходила из своей комнаты несколько дней и постепенно осознала, что она совсем не любила Мэтта Дрего, хотя чувствовала к нему влечение. Просто он был первым человеком, о котором она проявила заботу, первым человеком кроме Джи-Джи, который оказался рядом за все это время.

* * *

Для Лэйси дни и ночи тянулись очень медленно с тех пор как Мэтт покинул город. Она большую часть времени проводила в доме, украшая комнату для своего ребенка, который должен был родиться весной. Она распорядилась покрасить стены в нежный желтый цвет и повесила на окна пышные белые занавески. Она заказала самую дорогую детскую кроватку, которую смогла найти в каталоге заказов по почте, а также высокий стульчик и детскую коляску. Теперь у нее было столько денег, сколько она хотела, и она тратила их, не задумываясь. Если Джи-Джи хочет, чтобы она была его любовницей, то пусть платит за это. Она часами просиживала за шитьем, приготовив столько детской одежды и белья, что этого хватило бы не на одного ребенка. Это давало ей возможность хоть чем-то занять себя. Мэтт уехал, но у нее будет ребенок, ради которого стоит жить.

Она проводила много времени с Сюзанной. Они вместе ходили за покупками, приобретая все, что приходило им в голову. Сюзанна полностью обновила свой гардероб: платья, шляпы и туфли, кружевные зонтики, изящное нижнее белье, шелковые чулки. Они говорили, как замечательно иметь в доме ребенка, и купили для него игрушки, кукол и деревянного коня-качалку.

Постепенно Сюзанна стала все меньше времени проводить дома, а когда все же была, то сидела с мечтательным выражением лица и часто не слышала того, что ей говорили. В конце концов, она поведала, что потеряла голову от любви к Роберту Моррисону, новому владельцу «Солт Крик Газетт». Сюзанна считала его замечательным человеком, и когда Лэйси встретилась с ним, то поняла, почему. Роберт был умный, внимательный и вежливый. У него были восхитительное чувство юмора и обворожительная улыбка. Было очевидно, что он обожает Сюзанну.

Никто не был удивлен, когда они объявили о своей помолвке. Джи-Джи пообещал Сюзанне устроить свадьбу, пышнее которой не видел город, и они немедленно начали строить планы, хотя свадьба должна была состояться не раньше первого марта.

Лэйси не смогла удержаться от зависти к счастью Сюзанны. Сестра Джи-Джи сияла. Она беззаботно смеялась, напевала, когда ходила по дому, и для каждого у нее находилось доброе слово. Она относила растущую раздражительность Лэйси за счет ее беременности и постоянно делала замечания Джи-Джи, чтобы тот был добрее и терпимее к перепадам настроения Лэйси, не представляя себе, что именно Джи-Джи был причиной ее страданий.

Внешне Джи-Джи был проникнут искренней заботой. Он никогда не повышал на Лэйси голос, никогда не жаловался, если обед запаздывал или в доме было не убрано. Он постоянно приносил ей подарки, одежду и драгоценности, потакал каждому ее капризу, восхвалял ее красоту.

Только когда они были одни, он позволял говорить все, что он действительно думал. Однажды он обозвал ее двуличной шлюхой и обвинил в том, что она поселилась у него лишь того, чтобы спасти шкуру Дрего. Лэйси чувствовала недоумение. Конечно, именно поэтому она живет у него. Какая же еще может быть причина?

Он постоянно напоминал ей, что она пообещала отдаться ему, как только родится ребенок.

— Я заставлю тебя забыть Дрего, — клялся он, больно вцепившись пальцами в ее руку и пожирая ее глазами. — Ты забудешь вообще, что когда-либо его знала.

Она была рада, когда наступила зима. Темные облака и мрачное грозовое небо лучше всего подходили ее настроению. Она все дни проводила в детской, мягко покачиваясь в кресле, положив руку на округлившийся живот и уставившись в окно. Это была ее любимая комната в доме. Ее ребенок вырастет в этой комнате. Ее ребенок. Ребенок Мэтта. Она надеялась, что это будет мальчик с черными упругими волосами и темно-голубыми глазами.

Покачиваясь взад и вперед, она увидела, как молния разорвала черноту неба, и попыталась представить себе, где сейчас Мэтт. Думает ли он когда-нибудь о ней? Нашел ли он кого-нибудь?

Она услышала, как часы внизу пробили час, а затем звук открывшейся двери, и поняла, что домой вернулся Джи-Джи. Ее тело напряглось, когда она услышала, как он взбирается по ступенькам, и вот он уже стоит в дверях, его зеленые глаза сверкают как осколки стекла, а рот скривился в жестокой насмешливой улыбке.

— Добрый вечер, дорогая, — презрительно произнес он. — Что же ты не приветствуешь меня, не встречаешь поцелуем?

— Добро пожаловать домой, Джи-Джи.

— А поцелуй?

Она неуклюже поднялась на ноги и прижалась к его губам. Когда она уже собиралась отойти, он железной хваткой обхватил ее руками за талию.

— Охотно и с улыбкой, — предостерег он. — Помни.

— Джи-Джи, ты делаешь мне больно.

— Ты моя, — прорычал он. — Не его. Моя!

Лэйси оцепенела, увидев сверкающую в его глазах ревность, почувствовав запах виски в дыхании и ощутив его вкус у себя во рту, когда он начал сильно и жестоко целовать ее, будто хотел причинить ей боль. Она вскрикнула от боли, когда его рот едва не раздавил ей гу5ы.

— Я устал ждать, когда, наконец, родится этот ублюдок, — прохрипел он, придавив ее своим телом к стене. — Я был терпеливым, Лэйси. Разве я не был терпеливым? Но я сделан не из камня.

Она попыталась оттолкнуть его, но он был слишком тяжелый и сильный.

— Джи-Джи, ты обещал!

— Ты позволила ему, не так ли? Ты ведь не казала Дрего.

— Джи-Джи, оставь меня в покое.

Он хрипло рассмеялся, отодвинулся от нее, и она уже решила, что победила. Но затем он схватил ее на руки, пронес через зал вниз в комнату и закрыл дверь.

— Ты ведь никогда раньше не была в моей комнате, правда? — спросил Джи-Джи.

Лэйси не ответила. Она была слишком испугана тем, что должно было произойти. Боясь еще больше разозлить Джи-Джи каким-либо словом или поступком, она покачала головой.

— Это… это чудесная комната, — запинаясь, сказала она.

— Я хочу, чтобы с этого момента, ты спала здесь, — сказал Джи-Джи. — Отдельных спален больше не будет.

Она заметила его взгляд и не осмелилась перечить ему. Она не сопротивлялась, когда он уложил ее на кровать и начал целовать. Она почувствовала, как его руки роются в ее платье, почувствовала его рот, его язык, скользнувший по ее губам, и ее наполнило отвращение.

— Джи-Джи, остановись, — выдавила она. — Мне сейчас станет плохо.

— Это не сработает, — ответил Джи-Джи. — Сегодня ты станешь моей.

Она со стоном оттолкнула его, отвернула голову и ее стошнило. Приступы рвоты сотрясали ее тело, пока она не почувствовала пустоту и боль в желудке, а затем свернулась на кровати, с трудом осознавая, что Джи-Джи неожиданно протрезвел и позвал Сюзанну. Пока Сюзанна помогала Лэйси умыться и переодеться в чистое платье, он вышел из комнаты. Лэйси ненадолго присела у окна, пока Сюзанна быстро сменила постельное белье, а затем помогла ей лечь в постель.

— Спасибо, — прошептала Лэйси.

— Может, тебе что-нибудь принести? — предложила Сюзанна. — Стакан воды или, может, чашку чая?

— Нет, спасибо. Я просто хочу побыть одна.

Сюзанна улыбнулась.

— Ты почувствуешь себя лучше, когда родится ребенок. Увидишь.

— Да, — согласилась Лэйси.

Разве она могла объяснить, что ей становится плохо не потому, что она беременна, а от прикосновений Джи-Джи.

Оставшись в одиночестве, она дала волю слезам.

— Неужели это все, чего я заслуживаю, Мэтт? — прошептала она в темноту.

Но ответом ей была тишина.

Глава 17

Мэтт Дрего с улыбкой положил карты лицом вверх на покрытый зеленым сукном стол.

— Четыре короля, — пробормотал Трой Блэкберн. — Проклятие! Я был уверен, что ты блефуешь.

— Только не в этот раз.

Мэтт вытащил из выигранной им кучи денег пятидолларовую золотую монету и бросил ее в широкую выемку на груди черноволосой женщины, сидевшей у него на коленях.

Принеси мне удачу, — тихо сказал он.

— Когда угодно, hombre (исп. парень), — ответила Консуэло. Она провела рукой по внутренней стороне его бедра. — Что угодно, когда угодно.

— Банк пуст, Дрего, — пожаловался Том Сулли. — Ты пас или играешь?

— Играю.

Он бросил десять долларов на стол и взял карты, которые ему раздали. У него были пара королей, валет, десятка и двойка, Он усмехнулся, когда Консуэло поцеловала его в щеку. Она была хорошенькой штучкой с огромными карими глазами и соблазнительной, слегка пухленькой фигуркой.

— Проклятие, Мэтт, — пробурчал Блэкберн. — Ты собираешься заниматься любовью или играть в покер?

— Извини.

— Извини, черт тебя побери. Ты пас или играешь

— Я играю.

Он бросил на стол еще десять долларов.

— Карту?

— Две, — ответил Мэтт.

Он сбросил десятку и двойку на стол и поднял свои новые карты. Еще один король и валет. «Везет в картах и не везет в любви». Эта фраза пронеслась в его голове, когда он поднял свою ставку еще на десять долларов. Он пробыл в этом городе уже больше месяца, за выпивкой и картами пытаясь забыть женщину с золотистыми волосами.

Оставив Солт Крик, он бесцельно переезжал одного города в другой, никогда не задерживаясь надолго в одном месте, пока не наступила зима, и он решил задержаться здесь по той причине, что ему понравился единственный в городе салун. Он достаточно долго играл с Блэкберном и Сулли, чтобы знать, что Блэкборн поставит на что угодно, а Сулли может угодно обвести вокруг пальца. Они все были игроками. Им были хорошо известны все трюки, и это делало игру самой захватывающей из всех, в которые приходилось играть Мэтту. По его подсчетам, он вел сейчас в игре, выиграв около восьмисот долларов.

Консуэло взвизгнула от восторга, когда Мэтт сгреб в кучу очередной выигрыш и сунул пригоршню зеленых банкнот ей за платье. Он определенно был самым красивым и внимательным мужчиной из тех, кого она знала. Другие девушки в салуне завидовали ей, потому что он никогда не обращал на них внимания, никогда не отводил их наверх. Конечно, он и Консуэло не отводил наверх, но он позволял ей сидеть у него на коленях, обнимал ее и осыпал поцелуями и деньгами. Ей приходилось довольствоваться этим. Она много раз пыталась заманить его в свою постель, но он всегда отказывался. Это озадачивало ее, потому что он, несомненно, был сильным мужчиной, из тех, которым нравятся женщины. А она ему нравилась, она была уверена в этом.

Она улыбнулась, когда Мэтт поцеловал ее в щеку.

— Принесешь мне пива? — спросил он, и она соскользнула с его колен и направилась к бару, соблазнительно покачивая бедрами в надежде, что он смотрит на нее. «Может быть, сегодня ночью, — подумала она. — Сегодня ночью».

Мэтт закончил играть в покер, когда уже миновала полночь, сунул в карман свой выигрыш, расстался с Блэкберном и Сулли, поцеловал на прощание Консуэло и вышел из салуна.

На улице шел дождь, холодный, непрерывно моросящий дождь, превративший улицы в грязное месиво. Надвинув пониже на лицо шляпу, он съежился и зашагал по темной улице. Как всегда, когда он оставался один, его мысли вернулись к Лэйси. Как бы далеко он ни забрался в своих скитаниях, как бы сильно ни был пьян, он все равно не мог забыть ее.

Лэйси… Он вспомнил, как она без единой, жалобы ехала рядом с ним, когда они искали ее отца. Вспомнил ее нежную заботу, когда он был ранен, ее застенчивость, когда они впервые занимались любовью, ее мужество перед лицом опасности и смерти. Потребность в ней была постоянно терзающей его болью, которую не могли задушить ни время, ни расстояние. Он любил ее, как не любил никого и никогда, а она изменила ему, отдавшись другому мужчине.

Проклятие! Почему он не может забыть ее? Он резко повернулся и быстро направился обратно в салун. Консуэло сидела за одним из столов, болтая с несколькими девушками, когда Мэтт схватил ее за руку и не очень учтиво поднял на ноги.

— Пошли, — грубо сказал он и направился в комнаты над салуном.

Настало время, чтобы забыть Лэйси, время, чтобы начать жить своей жизнью. Он и так слишком долго вел себя как влюбленный мальчишка.

Огромные карие глаза Консуэло засверкали от радости, когда Мэтт закрыл дверь и обнял ее. Его поцелуй был тяжелым, диким, но она не возражала.

Мэтт долго целовал ее, его руки прошлись по ее груди, спустились к бедрам и обвели ее ягодицы. Его ноздри наполнил исходивший от нее запах, и хотя он сморщил нос, чтобы не чувствовать впитавшийся в нее запах дешевых духов, пива и табака, он все равно вспомнил Лэйси. Она всегда пахла свежестью и чистотой, как розы в летний день.

Со стоном отчаяния он уложил Консуэло в постель и быстро раздел ее. У нее была светло-коричневая, гладкая, слегка припухлая кожа. Он не противился, когда она начала раздевать его. Ему была нужна женщина, любая женщина.

Она тихо застонала, когда он начал ласкать ее, ее губы охотно подчинились ему, руки нежно скользили по его широкой спине. Она приподняла бедра, приглашая его взять ее.

Мэтт тихо выругался, взглянув в глаза Консуэло. Он думал найти облегчение в объятиях другой женщины, но все было тщетно. Он может удовлетворить свое желание меж пухлых бедер Консуэло, но он никогда не сможет удовлетворить в объятиях другой женщины свою потребность в Лэйси. Даже через сотню лет.

— Что случилось, hombre? — промурлыкала Консуэло, ее голос был глубокий и хриплый, а глаза ласково смотрели на него. Она протянула к нему руку, когда он стал вставать. — Куда ты?

— Если бы я, черт побери, знал, — пробормотал Мэтт. Он быстро оделся, бросил Консуэло двадцать долларов и вышел из комнаты.

* * *

«Куда ты?»

Этот вопрос не давал Мэтту покоя, когда на следующее утро он выехал из города. Куда он идет? Он устал от тянущейся день за днем жизни, устал от прокуренных салунов и продавленных кроватей в дешевых гостиничных номерах. Чертовски устал.

Был холодный ветреный день, когда он оставил позади очередной безликий город. Он скакал, не зная, куда, предоставив лошади право выбирать скорость и направление.

Он остановился в унылом городке к югу от границы. Это место не имело ничего примечательного кроме того факта, что он еще ни разу здесь не был.

Он почти неделю пил и играл в карты в единственной в городе закусочной, когда однажды туда зашел Лайдж Таннер. Мэтту потребовалось несколько минут, чтобы узнать его. Таннер отрастил большую бороду и усы. Его волосы были длинными и взъерошенными, а в глазах застыло настороженное выражение.

— Как жизнь, Лайдж? — спросил Мэтт.

Лайдж Таннер обернулся и с диким взглядом потянулся к револьверу. Он сглотнул застрявший в горле ком, почувствовав упершийся ему в бок ствол револьвера Мэтта.

— Удивляюсь, что ты еще жив, — сказал Мэтт — Моя бабушка не смогла изменить выпавший ей жребий.

Чего ты хочешь, Дрего? — спросил Таннер. Его голос был испуганным, как и его глаза.

— Я хочу угостить тебя виски. Таннер подозрительно взглянул на него.

— Зачем?

Мэтт пожал плечами.

— Я угощу тебя виски, а ты дашь мне немного кое-какой информации.

— Я ничего не знаю, — быстро ответил Таннер.

— Почему Питмэн убил Билли Хендерсона? Ты был там в ту ночь. Я хочу знать, что случилось.

Таннер покачал головой.

— Я ничего не знаю.

Мэтт взвел курок своего кольта.

— Кого ты покрываешь, Лайдж? Кого ты боишься?

— Никого, честно. Пожалуйста, дай мне уйти.

— Это был Таккер, правда? Питмэн спустил курок, но именно Таккер хотел, чтобы Билли был убит. А я как раз в это время оказался в салуне, мертвецки пьяный, поэтому Питмэн повесил это убийство на меня, а вы с Гонсалесом подтвердили это. Я прав?

— Я не знаю, о чем ты говоришь.

— Не знаешь? Пойдем, выйдем отсюда.

— Зачем?

Мэтт по-волчьи усмехнулся:

— Здесь слишком много свидетелей. Я не хочу, чтобы кто-нибудь видел, как я убью тебя.

— Подожди минутку, проклятие…

Мэтт кивнул:

— Теперь ты мне начинаешь нравиться. Так зачем Таккер хотел убить Билли?

Лайдж Таннер проглотил застрявший в горле ком. Он смотрел сейчас смерти в глаза и знал об этом. Таккер был за много миль отсюда, а Дрего был здесь, сейчас, и приставил ему между ребер револьвер.

— Билли был слишком любопытен, — сказал Таннер, и слова полились у него с языка. — Он начал строить догадки, где Таккер взял деньги, чтобы построить «Черную Лошадь». Билли возомнил себя чуть ли не сыщиком. Он выписывал какие-то курсы по почте, считал себя Шерлоком Холмсом или чем-то вроде этого. Он начал расспрашивать кое-кого из старожилов, всюду совал свой нос, куда не следовало. Он выяснил, кто был партнером Джи-Джи, и черт побери, я не знаю, каким образом, но он обнаружил, что Джи-Джи со своим партнером продавал оружие индейцам. Я думаю, что это продолжалось недолго, до того, как в Солт Крик пришла цивилизация. Вскоре после этого партнер Джи-Джи оказался мертв, а Джи-Джи построил салун.

— Откуда ты все это знаешь?

— Билли однажды ночью рассказал мне все это, когда был слишком пьян. Я случайно упомянул об этом Питмэну и думаю, что он сказал Джи-Джи. Я не знал, что Питмэн хотел убить Билли. Все случилось очень быстро. В ту ночь Билли был пьян и хвастался, как он станет большим человеком в городе. Он стал показывать, как быстро выхватывает свой револьвер. Он уговорил Питмэна стать напротив него и посмотреть, кто из них сделает это быстрее. Все думали, что у них не было патронов, но следующее, что я узнал, это то, что Билли был мертв. Когда бармен отвернулся, Питмэн что-то подсыпал тебе в стакан, а когда ты потерял сознание, он выстрелил из твоего револьвера и позвал шерифа.

Мэтт тихо свистнул.

— Так значит, это случилось потому, что Джи-Джи не хотел, чтобы люди узнали о том, что он сколотил свой начальный капитал, продавая оружие апачам?

— Да-а. Люди косо смотрят на тех, кто продает оружие врагу. Я думаю, что Джи-Джи боялся, что горожане вздернут его на дереве или вышвырнут из Солт Крик.

— Зачем он убил Питмэна?

— Не знаю. Мы с Гонсалесом испугались. Я думаю, он направился домой в Эль Пасо. А я до сих пор в бегах.

— Гонсалес мертв.

Лицо Таннера побелело как мел.

— Ты уверен?

— Уверен.

Мэтт постукивал кончиками пальцев по стойке бара. Он мог понять, почему Таннер не хотел, чтобы кто-либо копался в его прошлом. Много местных жителей потеряли друзей и любимых во время войны с индейцами. У людей долгая память на такие вещи. Но, кроме этого, Мэтт подозревал, что Джи-Джи боялся, что Сюзанна сможет узнать, что он нанял Питмэна, чтобы тот убил Билли. По этой причине он и убил Тоби. Он не хотел видеть, как обожание его сестры сменится ненавистью, он не мог допустить возможность того, что Питмэн пойдет в суд и выдаст все, что ему известно. Оставался только один вопрос.

— Кто убил Питмэна?

— Не знаю.

— Не знаешь или не скажешь?

— Я не знаю. Клянусь.

Мэтт сунул револьвер в кобуру, его глаза были задумчивыми.

— Спасибо. — Он бросил на стойку серебряный доллар. — Тебе на выпивку.

— Благодарю, — сказал Таннер. Он отвернулся, чтобы сделать бармену заказ. Когда он повернулся обратно, Дрего уже не было.

Глава 18

Наступил день свадьбы Сюзанны, и Джи-Джи не жалел расходов. Каждый в городе получил приглашение. После свадебной церемонии предстоял роскошный прием. Джи-Джи нанял оркестр из шести музыкантов из самого Сент-Луиса. Пищи и шампанского должно было быть вдоволь, а свадебный торт был почти в три фута высотой. Платье Сюзанны, с высоким воротником и длинной, спадающей складками юбкой, которая шелестела при ходьбе, было просто великолепным. Рукава платья, широкие у плеч, постепенно сужались к запястьям. Лиф платья был украшен сотнями крошечных жемчужин, расположенных в замысловатом узоре. По мнению Лэйси, это платье было достойно королевы, и когда Сюзанна надела его, то у нее был поистине королевский вид.

Лэйси посмотрела в зеркало. Ее платье было из темно-розового шелка с квадратным вырезом и высокой расширенной талией, которая скрывала ее полноту. Она положила руку на свой раздувшийся живот и улыбнулась, почувствовав сильные толчки. Оставалось несколько недель до рождения ребенка, и она с нетерпением ожидала, когда сможет взять его на руки. Это будет мальчик, она была уверена, крошечная копия Мэтта, которого она будет любить.

Мэтт… Ее любовь к нему никогда не иссякала, и не было такого дня, чтобы она не думала о нем. Где он сейчас? Покинул ли Солт Крик навсегда? Мысль о том, что она никогда больше не увидит его, до сих пор причиняла ей боль, даже спустя столько месяцев.

Она услышала, как часы внизу пробили час. Пора идти в церковь. Она слышала, как Сюзанна ходит в соседней комнате. Было мучительно больно помогать Сюзанне одеваться, видеть счастье, сияющее в ее глазах. Сестра Джи-Джи была так молода, так прекрасна и так счастлива. Все ее существо светилось от сознания того, что ее любят.

— Я думала, что любила Мэтта, — призналась накануне Сюзанна. — Но теперь поняла, что это было лишь мимолетное увлечение. Роберт — это все, о чем я мечтала.

Лэйси радовалась за свою подругу, но ей было тяжело улыбаться, так как ее собственное сердце разрывалось от горя. Ей было тяжело знать, что Сюзанне предстоит счастливая жизнь с человеком которого она любит, в то время как ее жизнь была наполнена такой мукой и ужасом. Ее ребенок должен появиться на свет через четыре недели. И Джи-Джи стал напоминать ей, что намерен привести в исполнение их сделку как можно скорее после рождения ребенка. Он несколько раз подступался к ней, и Лэйси съеживалась от страха, когда он касался ее. Его поцелуи вызывали у нее отвращение, ее тошнило, когда он касался руками ее груди. Но она пообещала ему отдаться, если он вызволит Мэтта из тюрьмы. Джи-Джи выполнил свою часть сделки. Он напоминал ей об этом по меньшей мере раз в день. Скоро ей придется выполнить свое обещание, но она старалась не думать об этом.

Со вздохом Лэйси посмотрела на свое отражение в зеркале. Она критически подумала, что стала толстой и уродливой. Возможно, даже и лучше, что Мэтт не видит ее сейчас.

Она обернулась, ощутив на себе чей-то взгляд, и раскрыла от изумления рот, увидев стоящего у открытого окна Мэтта. С открытым ртом и расширившимися глазами она уставилась на него, пытаясь понять, настоящий он или это просто призрак, рожденный ее страждущим сердцем.

Он выглядел здоровым и преуспевающим. На нем были новые сапоги, а черные брюки и темно-синяя рубашка были хорошего качества. Серый шелковый платок небрежно повязан вокруг горла, черная шляпа сдвинута на затылок. Его стройную талию облегал ручной выделки ремень, а из кобуры виднелась перламутровая рукоятка кольта 44.

Глаза Мэтта, холодные и голубые, как зимнее небо, окинули ее долгим изучающим взглядом. Ее волосы были уложены в элегантную прическу, а лицо было бледным, несмотря на румяна и подкрашенные губы. Но именно выражение ее глаз больше всего поразило его в самое сердце. Они были печальны и безжизненны, как будто вся радость, которую она познала в жизни, ушла из ее души. Он почувствовал жалость к ней, но она сама сделала свой выбор, и если сейчас сожалеет об этом, то он здесь ни при чем.

— Мэтт, — она прошептала его имя, ее глаза не отрывались от его лица, любимого лица.

Он жестом указал на ее платье.

— По какому случаю?

— Сюзанна выходит замуж.

— Я знаю его?

Лэйси покачала головой.

— Его зовут Роберт Моррисон. Он редактор «Солт Крик Газетт». — Ее взгляд погрустнел. — Они очень любят друг друга.

— Надеюсь, что она будет счастлива, — сказал Мэтт. — Она заслуживает этого.

— А чего заслуживаю я?

Она не хотела сказать это вслух, но слова вырвались помимо воли, резкие, проникнутые горечью.

— В чем дело, милая? — скептически спросил Мэтт. — Разве Джи-Джи не дал тебе все, ты хотела?

Лэйси закусила губу, чтобы не рассказать все. Если бы она смогла излить ему свою душу, объяснить, почему переехала к Джи-Джи рассказать, что ребенок, которого она носит, — его ребенок. Но угроза Джи-Джи убить Мэтта и ее ребенка сдерживала ее. Теперь она лучше знала Джи-Джи, знала и была уверена, он без колебаний убьет Мэтта.

— Ответь мне. Разве Джи-Джи не сделал тебя счастливой?

— Конечно, я счастлива, — солгала она и жестом обвела комнату, показывая ее убранство. — У меня есть все, чего я хочу.

Мэтт склонил голову. Она лгала. Он видел, какая печаль таится в ее глазах, слышал боль в ее голосе. Он задумчиво потер подбородок рукой. Его ошибка в том, что он пришел сюда и увидел ее снова. Он считал до этого, что уже избавился от чувств к ней.

За прошедшую зиму он смирился со своим прошлым и начал строить планы на будущее. Он узнал, почему Джи-Джи убил Билли Хендерсона, но это сейчас не имело никакого значения, за исключением того, что он снова стал свободным человеком. Не было смысла обнародовать грязные делишки Джи-Джи, этим он только разрушил бы идеальное представление Сюзанны о своем братце. Все это осталось в прошлом, и лучше это забыть. Что касалось будущего, то он хотел вернуться домой, в Вирджинию, и попробовать начать новую жизнь. Но какое-то смутное чувство, которое он не мог определить, привело его в Солт Крик. Он должен был в последний раз увидеть Лэйси, как бы тяжело это ни было для него.

Он не ожидал, что будет так больно.

Сжав руки, он сделал шаг к ней.

— Ты счастлива, Лэйси? — его голос был глухим от неприкрытой боли. — Это все, чего ты хотела?

— Да! — воскликнула она. — Сколько раз повторять одно и то же!

Он сделал к ней еще один шаг, а его сердце заныло от муки, которую он увидел в ее глазах.

— Лэйси…

— Уходи.

Она отступила назад, зная, что потеряет контроль над собой, если он коснется ее.

Он в недоумении наблюдал смену чувств на ее лице. Чего она боится? Она тянется к нему, если не руками, то всей душой. Он чувствовал, что она несчастна, он видел это по ее лицу.

Мэтт без предупреждения приблизился к ней и обнял, его руки скользнули вдоль талии. Он забыл уже, как идеально их тела подходили друг другу. Он поднял руку к ее волосам, вытащил все шпильки, и тяжелая масса золотисто-коричневых волос волнами упала ей на спину. Он вдохнул аромат ее волос и кожи, позволил своим губам бесцельно блуждать по ее лицу.

Лэйси качнулась к нему, и кровь запела в венах, когда она вложила в ответный поцелуй всю любовь и страсть, которые переполняли ее сердце. Она всем телом окунулась в исходящую от него волну мужественности, ее ноздри наполнил запах лошади, кожи и мужчины. Ее мужчины. Она принадлежала Мэтту душой и телом, так, как никогда не будет принадлежать Джи-Джи или любому другому.

Мэтт попытался заглянуть ей в глаза.

— Ты не любишь Джи-Джи, — медленно произнес он. — И никогда не любила. Тогда почему? Почему ты ушла к этой сволочи?

Страх и реальность вновь вернулись к ней, как только он отстранился от нее.

— Я люблю его, — ответила Лэйси, стараясь не встречаться с Мэттом взглядом. — Я просто рада видеть тебя, вот и все.

— Рада, черт побери. Да ты просто изголодалась по мне.

Она не стала отрицать.

— Лэйси, давай уедем. Сейчас.

Это было искушением, огромным искушением.

— Я знаю, ты хочешь этого.

Его губы нежно куснули мочку ее уха, скользнули вниз по шее, оставив за собой пылающий след, и вернулись ко рту, став внезапно горячими, голодными и требовательными. Его язык исследовал нежную глубину ее рта, заставив ее тело задрожать от желания, и она впервые за эти месяцы почувствовала себя согретой радостью и ожившей. Она прижалась к нему, услышала вырвавшийся у него из горла приглушенный стон и почувствовала, как его руки скользнули по ее ягодицам и притянули к себе.

— Я люблю тебя, Мэтт, — прошептала она, прижавшись губами к его шее и понимая, что она должна либо сказать ему эти слова, либо умереть. — Я никогда не переставала тебя любить.

— Тогда почему, Лэйси? Ради бога, скажи мне правду.

— В конце концов, дорогая. Скажи ему правду.

У Лэйси перехватило дыхание от звука этого голоса. Она высвободилась из объятий Мэтта, ее лицо побелело до цвета льняной рубашки Таккера и страх сжал ей горло, когда она увидела в руке Джи-Джи револьвер.

Мэтт стоял неподвижно. Прищурившись, он перевел взгляд с Лэйси на Таккера, и его взгляд замер на кольте в руке Джи-Джи. Курок был взведен, и Таккер мог выстрелить в любую минуту.

— Давай, дорогая, — с усмешкой сказал Джи-Джи. — Думаю, он должен узнать правду перед смертью.

— Джи-Джи, пожалуйста. Я сделаю все, что ты скажешь. Только дай ему уйти.

— Расскажи ему, — потребовал Таккер.

— Мэтт, я… — Лэйси облизнула губы, надеясь, что он поверит ей. — Я ушла к Джи-Джи, чтобы освободить тебя из тюрьмы. Он сказал, что если я стану его любовницей, он скажет шерифу, кто убил Билли. Все очень просто. Я никогда не любила его. Никогда!

— Продолжай, — подтолкнул он ее. — Расскажи ему остальное…

— Ребенок… не Джи-Джи. Он твой. — Лэйси пристально взглянула на Мэтта, пытаясь определить, что он чувствует, о чем думает, но лицо было бесстрастным, а глаза лишены выражения. — Я сделала это ради тебя! — закричала она. «Он должен поверить мне, — с отчаянием подумала она. — Он не может умереть с мыслью, что я была ему неверна. О боже, он не может умереть!»

Мэтт медленно повернулся к Лэйси. На мгновение он разозлился на нее, как никогда в жизни. Все эти месяцы он ненавидел ее за измену, проклинал тот день, когда они встретились, смертельно страдая каждый раз при мысли, что она носит ребенка другого мужчины.

Но это был его ребенок. Его злость исчезла, как только он взглянул в чистые карие глаза Лэйси и ощутил прилив любви к ней, сильнее которой не знал. Она продала себя нелюбимому человеку за то, чтобы вызволить его из тюрьмы.

— Лэйси.

Его голос дрожал от волнения, когда он произнес ее имя. Его глаза скользнули взглядом по ее набухшей груди, остановились на выпуклости живота, едва заметной под складками платья. Там спал ребенок. Его ребенок. Ребенок, которого он никогда не увидит.

Слезы хлынули из глаз Лэйси, когда она ощутила силу любви Мэтта.

— Я никогда не спала с Джи-Джи. — Она окинула Таккера холодным взглядом. — И никогда не буду.

— А вот в этом ты ошибаешься, дорогая, — самодовольно улыбаясь, заметил Таккер. — Я намерен скрепить нашу сделку сегодня ночью. — Джи-Джи играл револьвером. — Куда ты хочешь получить пулю, Дрего? В грудь или в спину?

— Какая разница, черт возьми.

— Думаю, никакой, — криво усмехнулся Джи-Джи.

— Скажи мне только одно. Зачем ты убил Питмэна?

Таккер пожал плечами.

— Он слишком много знал. Я не мог ему доверять, он не умел держать язык за зубами. Ты должен был догадаться об этом.

— Поэтому ты убил и Гонсалеса?

Джи-Джи кивнул.

— А как же Таннер?

— Я найду его, — уверенно сказал Джи-Джи.

— Этому ведь нет конца, так? Ты убил Питмэна для того, чтобы скрыть, что ты убил Билли Хендерсона. А затем тебе пришлось убить Гонсалеса.

— И Таннеру недолго осталось жить, — сказал Таккер. — Так же, как и тебе.

Со стороны дверей послышался какой-то приглушенный звук. Таккер не обернулся, но Мэтт бросил в ту сторону взгляд и увидел стоящую в дверях Сюзанну, ее лицо было такое же белое, как и свадебное платье.

— Что он сказал, Джи-Джи? — спросила она дрожащим от волнения голосом. — Что он сказал о том, что ты убил Билли?

— Ничего, Сюзанна. Уходи отсюда.

— Что он сказал, Джи-Джи? — ее голос, сорвался на визг. — Скажи мне, что это неправда.

— Он лжет, — резко ответил Таккер.

— Мэтт? — Глаза Сюзанны расширились и блестели от выступивших слез. — Лэйси?

— Это правда, — сказал Мэтт. — Джи-Джи убил Билли, потому что он совал нос в дела, которые его не касались.

— Будь ты проклят, Дрего, — прошипел Джи-Джи и надавил на курок.

Лэйси вскрикнула и бросилась к Таккеру, протянув руку к его револьверу, в это время Сюзанна набросилась на брата сзади.

— Ты убил его! — пронзительно закричала она. — Ты убил моего Билли. Я никогда тебе этого не прощу! — она толкнула Таккера кулаком в спину.

Револьвер в руке Таккера выстрелил, и Лэйси вскрикнула, когда пуля, предназначенная Мэтту, попала ей в грудь. В воздухе еще не смолк звук выстрела, когда Мэтт выхватил свой револьвер и нажал на курок. Его пуля сразила Джи-Джи прямо в сердце.

Время после этого будто замедлило свой ход. Револьвер выпал из руки Таккера, он какое-то время неподвижно стоял с ошеломленным выражением на лице.

Сюзанна зарыдала, видя, как ее брат стал медленно оседать на пол, затем повалился вперед и замер.

Глаза Мэтта были прикованы к Лэйси. Она лежала, съежившись в комок, на полу, в лице не было ни кровинки, и малиновое пятно расплывалось на ее платье.

— Позовите доктора! — хрипло закричал Мэтт. Он сорвал с шеи платок, прижал его в ране на груди Лэйси и с ужасом увидел, как быстро серый шелк пропитался кровью.

— Джи-Джи… — жалобно шептала Сюзанна имя брата.

— Ему уже не нужна помощь, — резко сказал Мэтт. — Пожалуйста, Сюзанна, — умоляюще произнес он, — сходи за доктором.

Сюзанна поднялась на ноги и выбежала из комнаты.

— Лэйси, — кричал Мэтт, — умоляю, не умирай! Но она неподвижно лежала, безмолвная, как смерть. Он сжал ее руки, пытаясь влить в нее свои силы. Снова и снова он смотрел на дверь. Где же доктор? Почему так долго?

Казалось, прошло уже много времени, когда в комнату вошел доктор, а следом за ним шериф Хендерсон. Хирург нес в руке большой черный саквояж. Хендерсон крепко держал в руке револьвер.

Доктор не стал осматривать Таккера. Было очевидно, что он мертв. Он стал на колени рядом с Лэйси. Его лицо помрачнело, когда он определил тяжесть ранения. Пуля прошла насквозь. К счастью, жизненно важные органы не были задеты. Он открыл саквояж и стал обрабатывать рану.

— Я возьму револьвер, Дрего, — отрывисто сказал Хендерсон, и Мэтт без слов протянул ему револьвер, слишком беспокоясь за Лэйси, чтобы с ним спорить.

Хендерсон вытащил из заднего кармана пару наручников и бросил их Мэтту.

— Надевай.

Мэтт сам защелкнул их, не отрывая глаз от Лэйси. Она тихо стонала.

— Она будет жить, док?

— Еще слишком рано говорить. Пуля прошла мимо сердца, женщина потеряла много крови. К тому же, у нее начинаются роды.

Доктор наложил на рану повязку, вытер руки и встал.

— Билл, помоги мне положить ее на кровать.

Хендерсон взглянул на Мэтта и засунул свой револьвер в кобуру. Дрего никуда не денется.

Они осторожно подняли Лэйси и положили ее на кровать. Она стонала, обхватив руками живот, а голова ее металась из стороны в сторону на подушке.

— Я подожду снаружи, — сказал Хендерсон. Перед тем, как выйти из комнаты, он подобрал револьвер Таккера и набросил на тело одеяло.

Мэтт стоял рядом с кроватью, пока доктор раздевал Лэйси, а затем накрыл ее простыней.

Через несколько минут в комнату вошла Сюзанна в сопровождении Роберта Моррисона. Перед этим они зашли в церковь и отложили венчание, объяснив, что это вызвано чрезвычайными обстоятельствами, и оставили людей гадать о том, что случилось.

Сюзанна посмотрела на Мэтта, затем на Лэйси, а потом на укрытое одеялом тело своего брата. Она с печалью подумала, что все произошло по вине Джи-Джи. Она всю жизнь боготворила его. Слишком поздно она поняла, что поклонялась идолу, которого не существовало.

— Как Лэйси? — спросила Сюзанна.

Мэтт пожал плечами.

— Она потеряла много крови, и у нее начались схватки.

Сюзанна чувствовала себя удивительно спокойной. Почему нет слез? Ведь Джи-Джи мертв, и вся ее жизнь разбита.

— Я еще не говорила с шерифом, — сказала она, увидев на запястьях Мэтта наручники. — Когда я пришла, он пил кофе с доктором Брэдли.

— Это неважно, — сказал Мэтт. Он вздрогнул, услышав, как закричала от боли Лэйси. — Держись, Лэйси, — умолял он ее.

Он встал у кровати на колени, взял ее руку и сжал в своей.

— Мэтт, я хочу видеть Мэтта.

— Я здесь.

Она открыла глаза, и он увидел, что они потемнели от боли и страха.

— Мэтт, мне страшно…

— Не бойся. Все будет хорошо.

— Болит, — простонала она. — Все болит. Почему? Что со мной происходит?

— У тебя начались роды.

— Но это слишком рано.

— Расслабься, милая. Просто расслабься.

— Я не могу. Мне больно. — Она закричала, когда боль пронзила ее тело. Лэйси вцепилась в руку Мэтта, не отрывая глаз от его лица, и отпустила ее, когда схватки прошли. Она посмотрела вниз и увидела на своем теле повязку — Что случилось?

— Тебя ранили. Таккер… — слезы застлали ему глаза. Это он виноват во всем. Если бы он держался от нее подальше, то ничего бы не случилось.

— Он стрелял в тебя, — сказала Лэйси. — Теперь я вспомнила.

Она всматривалась в лицо Мэтта.

— С тобой все в порядке?

— Да. Пуля, предназначенная для меня, попала в тебя, к сожалению…

До того, как она успела осмыслить это, очередная волна боли настигла ее, затем вторая…

— Я думаю, вам лучше уйти, мисс Таккер и мистер Моррисон. И ты тоже, Дрего.

— Я остаюсь, — сказал Мэтт.

— Мы уходим, — произнес Моррисон, взял Сюзанну за руку, и они направились к двери. — Мы будем внизу, если понадобимся.

Доктор задумчиво взглянул на Мэтта.

— Тебе приходилось раньше принимать роды?

— Нет, никогда.

— Думаешь, ты сможешь работать с такими манжетами?

— Я справлюсь.

Затем события стали развиваться стремительно. Лэйси погрузилась в омут боли, в то время как ее ребенок прокладывал себе путь в этот мир. Именно Мэтт подхватил ребенка, когда тот появился, и невольно вскрикнул, уставившись на крошечный комочек человеческой плоти, лежащий в его руках. Это был мальчик с густыми черными волосами и темно-голубыми глазами.

Доктор обрезал пуповину, быстро осмотрел ребенка и сказал, что он здоров, несмотря на то, что родился почти на месяц раньше срока, а затем снова вернулся к Лэйси.

Мэтт держал на руках только что вымытого и завернутого в одеяло сына, а доктор продолжал сражаться за жизнь Лэйси. В какой-то момент этой бесконечной ночи вошла Сюзанна и взяла малыша, но Мэтт едва ли заметил это. Он отказался покинуть свое место рядом с Лэйси. Некоторое время спустя Моррисон принес ему еды и чашку кофе. Мэтт выпил кофе, но еду оставил нетронутой.

— Ты должен поесть, — посоветовал ему доктор. — Это вкусно, и тебе нужны силы.

Мэтт покачал головой. Он смутно осознавал, что Сюзанна входит и выходит из комнаты. Медленно тянулись часы. Почти наступила полночь, когда Сюзанна ушла спать. Доктор заснул в кресле у окна, а Мэтт по-прежнему сидел рядом с Лэйси. Ее лицо было бледным, очень бледным, губы почти посинели, а руки были холодные как лед.

Он стал у кровати на колени и полными слез глазами смотрел на Лэйси.

— Не умирай, — сдавленным голосом умолял он ее. — Пожалуйста не умирай. Ты нужна мне, нужна нашему сыну.

Он все еще сидел у ее постели, когда на горизонте занялась заря. Брэдли проснулся на рассвете, встал и приложил стетоскоп к груди Лэйси. Когда он посмотрел на Мэтта, его лицо несколько прояснилось.

— Я сделал все, что мог, — сказал Брэдли. — Теперь все зависит от нее. Остается только молиться. — Он тихо двигался по комнате, собирая свои инструменты. — Позовете меня, если будут какие-нибудь изменения.

— Спасибо, док.

Как только доктор вышел, в комнату вошел Хендерсон.

— Пошли, Дрего, — грубо сказал он. — Мне нужно работать.

Мэтт покачал головой.

— Я не могу оставить ее.

— А я не могу просиживать здесь весь день, чтобы присматривать за тобой. Мисс Таккер даст тебе знать, если что-нибудь случится.

— В любом случае, шериф, за что вы меня хотите задержать? — резко спросил Мэтт. — Я убил Джи-Джи в порядке самообороны.

— Может быть, и так. Это решать суду присяжных.

— Спросите Сюзанну. Она была здесь и все видела.

— Все равно нужно провести следствие.

Мэтт раздраженно вздохнул.

— Черт побери, Хендерсон. Я никуда не пойду. Ночью родился ребенок, о котором нужно заботиться, и жена, которая… Черт побери, я не оставлю ее.

— Что здесь происходит? — спросила Сюзанна. Она переводила взгляд с шерифа на Мэтта. — Вы слишком шумите. Ребенок спит, и Лэйси нуждается в покое. Если вам хочется поспорить, выйдите наружу.

— Сюзанна, скажи ему, что я застрелил Джи-Джи в порядке самообороны. Может, он тебя послушает.

Сюзанна бросила взгляд на кровавое пятно на полу спальни. Ночью Роберт убрал тело. Она рассеянно подумала, смогут ли они когда-нибудь отмыть эту кровь.

— Сюзанна?

Она взглянула на Мэтта, а затем на шерифа.

— Да, все так и было. — Она заморгала, прогоняя подступившие слезы. — Джи-Джи хотел убить Мэтта, но он промахнулся, потому что я ударила его по руке, и пуля попала в Лэйси. Мэтт выстрелил из своего револьвера, защищаясь.

Хендерсон кивнул. Он не сомневался, что она говорит правду. Каждый знал о том, как сильно она любила Джи-Джи. Она не смогла бы солгать сейчас.

Со вздохом сожаления Хендерсон снял наручники с рук Мэтта.

— Не уезжай из города, Дрего, — пробормотал он. — Всего хорошего, мисс Таккер. Примите мои соболезнования.

— Спасибо, шериф.

Сюзанна слабо улыбнулась Мэтту, вышла за шерифом из комнаты и закрыла дверь.

Глава 19

Плач ребенка проник сквозь тьму, заботливо укрывшую Лэйси от боли, которая только и ждала, чтобы снова заявить о себе.

«Ребенок, — подумала Лэйси. — Откуда в доме ребенок?» Она попыталась вспомнить, чей это ребенок, но тьма снова сомкнулась над ней, укутав покрывалом из черного бархата.

Ей казалось, что она погружается все глубже и глубже в окружавшую ее темноту. «Иди сюда, — нашептывал ей манящий и убеждающий голос. — Иди сюда».

Это был голос Смерти, тихий и соблазняющий, уговаривающий ее отвернуться от жизни и отправиться в мир вечного блаженства и забытья.

«Иди сюда…» Она чувствовала, как медленно погружается в бесконечность небытия, у нее не осталось больше сил сопротивляться этому.

— Лэйси!

Какой-то голос разорвал темноту, голос, наполненный невыносимой болью.

— Лэйси! — Он послышался снова, зовя ее назад, умоляя не умирать. Голос мужчины. Знакомый голос.

С огромным усилием она вырвалась из объятий тьмы, услышав, как кто-то снова и снова сквозь рыдания повторяет ее имя.

Мэтт. Это голос Мэтта, зовущий ее обратно, умоляющий не оставлять его.

Он плакал. Эта мысль болью отозвалась в ее сердце. Она так сильно любила его, а он плакал. Ее Мэтт, такой большой, такой сильный, такой уверенный в себе, плакал из-за нее.

Этого она не смогла вынести.

Она стала бороться с опутавшей ее паутиной тьмы, пробиваясь назад, к свету, к звуку голоса Мэтта.

Слабый стон слетел с ее губ, когда темнота отступила, оставив ее наедине с болью, терзающей измученное тело. Она с большим трудом раскрыла глаза, но ее усилия не были напрасными. Первое, что она увидела, было лицо Мэтта. Его темные глаза были затянуты тенью и печалью. Подбородок покрывала трехдневная щетина.

— Лэйси, — выдохнул он. — Слава богу.

— Ты выглядишь ужасно, — слабо пробормотала она.

— А ты выглядишь прекрасно, — он нежно — поцеловал ее в щеку. — Я думал, что потерял тебя.

— Я услышала твой голос, ты звал меня, — сказала Лэйси и нахмурила брови, пытаясь вспомнить. — Я услышала твой голос, поняла, что ты плачешь, и не смогла вынести, что ты несчастен. — Она взглянула в его лицо, любимое лицо. — Мэтт, я слышала плач ребенка.

— Это твой сын. Наш сын.

Лэйси ощупала живот. Значит, это был не сон.

— Где он? Я хочу его видеть.

— Сейчас я принесу его.

Мэтт встал, поцеловал ее в щеку и вышел из комнаты.

Он вскоре вернулся, неся в руках крошечный, завернутый в одеяло комочек. Благоговейно положив ребенка в протянутые руки Лэйси, он не смог сдержать слез радости и признательности, наблюдая, как его жена перебирает крошечные пальчики на руках и ногах ребенка.

— Он просто чудесный, — взволнованно прошептала она. — Он так похож на тебя.

Мэтт облегченно вздохнул, глубоко убежденный, что не видел ничего более прекрасного, чем Лэйси с ребенком на руках.

Она улыбнулась Мэтту, чувствуя, как безмерная любовь в его глазах согревает ее своим теплом.

— Сядь рядом с нами, папочка.

Мэтт присел на кровать, обняв Лэйси за талию.

— Папочка… Как приятно звучит!

— Ах, Мэтт, разве он не прекрасен?

— Как и ты.

Его рука легонько сжала ее талию. Она была такой бледной, такой худенькой и такой прекрасной.

— Ты уже придумал имя? — спросила Лэйси. Мэтт покачал головой, с восхищением наблюдая, как ребенок схватил его за палец.

— Нет, я ждал, пока тебе не станет лучше. Думаю, это нужно сделать тебе.

Лэйси посмотрела на своего сына. Он был такой прекрасный, живое воплощение ее любви.

— Я думаю, нам нужно назвать его Мэттью Ройс Дрего, в честь его отца и деда. Ах, Мэтт, как обрадуется отец!

Мэтт кивнул. Их взгляды встретились поверх головки сына. Они медленно прильнули друг к другу, и их губы соединились в счастливом поцелуе, проникнутом любовью и надеждами, которые сулило им будущее.

Эпилог

Лэйси сидела на поросшем травой берегу реки, покачивая босыми ногами в переливающейся на солнце воде. Рядом с ней Мэтт-младший безмятежно спал на одеяле, засунув палец в рот и подогнув к груди коленки. Это был прелестный мальчик с жесткими черными волосами, темно-голубыми глазами и смуглой кожей. Не было ребенка более сообразительного, ловкого и прекрасного.

Прошлое, наконец, было забыто. После смерти Джи-Джи было проведено следствие. Сюзанна рассказала, что Мэтт застрелил ее брата в порядке самообороны, и дело было закрыто. Состоялись похороны. Доктор Брэдли не разрешил Лэйси присутствовать, и она была благодарна ему.

Спустя шесть недель после рождения сына доктор разрешил Лэйси встать с постели. Еще через две недели Сюзанна в скромной обстановке вышла замуж за Роберта Моррисона. Мэтт и Лэйси на следующий день уехали в Канзас. Там в тихой деревенской церкви они венчались. Ройс Монтана и Голубая Ива присутствовали на свадьбе.

А теперь, несколько месяцев спустя, у них есть свой дом в зеленой долине недалеко от того места, где живет отец Лэйси.

Она улыбнулась Мэтту, когда он подошел и сел рядом с ней, а ее сердце забилось от его близости. Какой он красивый, и как она его любит!

Ее сердце переполнилось нежностью, когда она увидела, как он погладил мягкую щеку сына мозолистым пальцем. Они так прекрасно смотрелись вместе: ее муж, такой высокий и красивый, и ее сын, крошечная копия отца.

Она вздохнула, когда Мэтт обнял ее и притянул к себе.

— Ты счастлива, милая?

— Я очень счастлива, дорогой, — прошептала Лэйси.

Она знала, что ей больше ничего не нужно в жизни, кроме безмятежно спящего рядом сына и темно-голубых глаз Мэтта, которые с любовью смотрели на нее.

— Как хорошо, — сказала она и подняла голову для поцелуя, горячего, как летнее солнце, и прекрасного, как любовь, которая связывала их.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Эпилог