Поцелуй на краю света (fb2)


Настройки текста:



Марион Леннокс Поцелуй на краю света

Глава 1

Финн не собирался иметь ничего общего с Рейчел Коттон, но пожилые пассажиры «Кимберли Темптресс» не были с ним согласны. С момента отплытия из Дарвина они только и делали, что давали ему советы:

— Вам следовало бы за ней поухаживать. Произвести на нее впечатление. Разве может быть круиз без романтики?

Нравится ему это или нет, он обратил на себя ее внимание.

По его вине ее восьмидесятитрехлетняя спутница упала за борт.

Разумеется, это была нелепая случайность. Гиды Эсме и Джейсон помогали пассажирам спускаться по трапу на каменистый берег. Эсме поддерживала их наверху, а Джейсон принимал внизу.

Неожиданно Мод зашаталась. Эсме не сразу это заметила, поэтому не смогла ее удержать. Финн быстро шагнул на трап, но не успел схватить Мод. Она качнулась, ударилась о него и упала в воду. В этом месте у берега было довольно глубоко, и она тут же пошла ко дну и начала уходить под корпус корабля. Рейчел Коттон, стоявшая внизу, закричала в ужасе и стала быстро подниматься по трапу, собираясь нырнуть.

Финн был владельцем компании «Темптресс лайн», занимающейся организацией и проведением круизов премиум-класса. В этот раз он присутствовал на борту под видом обычного пассажира и наблюдал за работой экипажа. Спасение пассажиров не входило в его обязанности, но у него не было выбора.

Он схватил Рейчел за плечи:

— Оставайтесь на месте!

— Отпустите меня! Немедленно! — воскликнула миниатюрная блондинка, извиваясь и пинаясь.

Получив удар коленом в самое уязвимое место, Финн развернулся и толкнул Рейчел в объятия Джейсона.

— Держи ее крепче, — скомандовал он, быстро поднимаясь.

Джейсон был почти так же силен, как Финн, и Рейчел пришлось смирно стоять и в ужасе наблюдать за происходящим. Она могла бы попытаться ударить его в пах, но к ней начал возвращаться здравый смысл.

— Он ее спасет, — заверил ее Джейсон, и у нее не осталось выбора, кроме как понадеяться на это.

Она познакомилась с Финном в тот день, когда судно покинуло Дарвин.

— Это Финн Киннард, — сказала ей старшая горничная. — Судостроитель из Соединенных Штатов. Финн, это Рейчел Коттон, геолог. Вы здесь единственные пассажиры молодого возраста, путешествующие без пары. — Женщина недвусмысленно улыбнулась, и Рейчел поняла, куда она клонит.

Рейчел не нуждалась в этом знакомстве, но спросила из чистого любопытства:

— Какого рода суда вы строите?

Финн, похоже, тоже не хотел с ней знакомиться.

— Маленькие деревянные лодки, — отрывисто произнес он, затем спросил: — А вы чем конкретно занимаетесь?

— Большими камнями, — ответила она таким же тоном, и Финн ухмыльнулся.

Она разозлилась, но ее гнев быстро прошел. Их путешествие было богато событиями и впечатлениями, но всякий раз, когда Финн оказывался поблизости, она ни о чем не могла думать, кроме его присутствия. Он был высоким, мускулистым и загорелым, и от него исходила спокойная уверенность, которая была довольно странной для человека, путешествующего экономклассом.

— Он великолепен, — сказала ей Мод, когда впервые увидела его. — И он кораблестроитель… Обожаю мужчин, которые умеют обращаться с пилой и молотком. Рейчел, дорогая, если бы ты не была в трауре, я бы посоветовала тебе присмотреться к нему.

Рейчел заставила себя вежливо улыбнуться.

— Небольшой курортный роман пошел бы тебе на пользу, — добавила Мод.

Она не нуждалась ни в каком романе, но согласилась с тем, что Финн Киннард был великолепен. Еще он оказался общительным и любезным. Он весело болтал с пожилыми пассажирами и помогал им, когда это было необходимо.

В данный момент в его помощи нуждалась Мод. Ситуация была непростой. Здесь, на северном побережье Австралии, полно крокодилов, но ей не хотелось об этом думать.

— Кажется, он ее нашел, — предположил Джейсон. — Да!

Мгновение спустя Рейчел увидела Финна, выплывающего из-под корпуса корабля, прижимая к себе Мод. Когда он вытолкнул ее на поверхность, она прокашлялась, затем начала оглядываться по сторонам. Найдя своего спасителя, вынырнувшего позади нее, она еще несколько раз кашлянула и, сделав глубокий вдох, произнесла с достоинством:

— Спасибо вам, молодой человек. О боже. Я, кажется, потеряла свою шляпу. Только не вздумайте за ней нырять. Полагаю, моей страховки хватит, чтобы купить новую.

Это было встречено всеобщим смехом. Затем капитан наклонился и помог Финну поднять Мод на борт, после чего матросы помогли ему подняться. Даже в мокрой блузке и юбке Мод держалась достойно. Она дотронулась до своего седого пучка, чтобы убедиться, что ее волосы не растрепались.

Джейсон не смог удержать Рейчел. Вырвавшись, она побежала вверх по трапу, чтобы обнять женщину, которая за короткое время стала для нее близкой подругой.

— Не надо меня обнимать, девочка, — возразила Мод. — Ты промокнешь.

Как будто это имело какое-то значение! Рейчел не послушалась и заключила ее в объятия.

— Мне очень жаль, мэм, — извинился капитан. — Этого не должно было произойти. Экипажу следовало быть осмотрительнее и…

— Экипаж здесь ни при чем, — перебила его Мод. — Это мне следовало быть осторожнее, но, по правде говоря, я давно уже не испытывала такого сильного волнения. Ведь меня спас такой привлекательный мужчина, как мистер Киннард. Этого достаточно, чтобы заставить сердце пожилой дамы трепетать. — Она озорно улыбнулась Финну, затем красноречиво посмотрела на Рейчел, и та поняла, что Мод всерьез намерена устроить ее личную жизнь. — А теперь с вашего позволения я пойду переоденусь, а затем мы отправимся смотреть те рисунки. Не зря же я выбрала именно этот круиз.

— Вам нужно время, чтобы прийти в себя, — сказала ей Рейчел.

Глаза Мод озорно заблестели.

— Вам нужно время, чтобы прийти в себя, молодой человек? — спросила она Финна.

— Э-э… нет, — растерянно пробормотал тот.

— Может, я и не выгляжу так аппетитно в мокрой одежде, — заявила Мод, окинув одобрительным взглядом Финна в футболке и шортах, облепивших его мускулистое тело, — зато я быстро переодеваюсь. Перестань суетиться, Рейчел, и давай продолжим наши приключения.


«Хотел бы я в возрасте Мод быть таким же неунывающим, как она», — подумал Финн, переодевшись и вернувшись на палубу. Эта женщина упряма как сто чертей и относится с юмором к любым жизненным испытаниям.

Он много знал о Мод Терстон. Она была главой «Терстон холдингс», одной из крупнейших австралийских компаний, занимающихся добычей золота. Ее биография ежегодно печаталась в справочнике «Кто есть кто», поэтому навести о ней справки было очень просто.

В отличие от ее спутницы.

За два дня до начала круиза Хьюго Терстон, внук Мод, забронировал каюту на свое имя, но в последний момент отправил вместо себя в путешествие Рейчел. Это шло вразрез с планами Финна, который заранее тщательно изучил список пассажиров, чтобы удостовериться, что на борту никто не сможет его узнать.

Корабли Финна транспортировали небольшие группы туристов в самые удаленные уголки земного шара. Этот круиз из Дарвина в Брум вдоль великолепного северного побережья Австралии мог бы стать одним из самых успешных экскурсионных туров в этом направлении, но в бизнесе, где не последнюю роль играло «сарафанное радио», продажи падали.

Финн уже путешествовал по этому маршруту, когда только вступил во владение отцовской компанией. Это было давно, и никто из нынешнего экипажа не знал его в лицо. Таким образом, никому даже в голову не приходило, что Финн Киннард — это их босс Финеас Джей Сандерсон, который притворился обычным пассажиром, чтобы наблюдать за происходящим на борту.

Он не собирался наблюдать за пассажирами, но не мог не обратить внимания на Рейчел. После того, что произошло с Мод, все его мысли были о Рейчел. Она так перепугалась за Мод, словно та была ее близкой родственницей. Насколько ему было известно, у Мод Терстон был всего один внук. К тому же между ними не было никакого сходства. Мод была высокой и полной, а ее спутница миниатюрной и хрупкой. Одежда Мод была дорогой и элегантной, а Рейчел носила шорты и рубашки и собирала свои светлые кудри в хвост. Одним словом, Рейчел была молодой, неискушенной и беззащитной.

«Держись от нее подальше, — сказал себе Финн. — Не уподобляйся своему отцу».

Не будь даже Рейчел похожа на женщин, с которыми путался его отец, ему все равно не следовало бы заводить с ней роман. Личная жизнь не должна мешать работе.

Наконец женщины появились на палубе. Мод, как всегда, была бодра и весела. Рейчел же выглядела бледной и подавленной.

— Вы быстро управились, дамы, — сказал Финн, улыбаясь обеим.

— Не так быстро, как вы, мистер Киннард. — Мод окинула взглядом его футболку и озорно улыбнулась: — Но вам не нужно было возиться с пуговицами и губной помадой.

— В этот раз помаду я решил оставить дома, — ответил он с широкой улыбкой.

Мод рассмеялась, а Рейчел лишь слегка растянула губы. Она все еще была напугана, и у Финна возникло такое чувство, что она хлебнула горя и знает, что жизнь может в любую секунду преподнести ей неприятный сюрприз.

— Простите, что ударила вас, — пробормотала она. — Я… я была в шоке.

— Я заслужил, чтобы меня ударили, — ответил Финн. — Я не смог предотвратить падение Мод. Но в любом случае катастрофы не произошло бы. Там было много людей, которые были готовы броситься спасать вашу бабушку. Я просто оказался ближе всех.

— Я знаю, — произнесла Рейчел подавленным тоном.

— Рейчел не моя внучка, — сказала ему Мод. — Она моя подруга. Ей сейчас нелегко. Год назад она потеряла ребенка, и я уговорила ее поехать со мной в этот круиз, чтобы немного развеяться.

Глаза Рейчел расширились, лицо еще сильнее побледнело. Посмотрев на Мод, она открыла рот, чтобы возразить, но та не дала ей и слова сказать.

— Мистер Киннард повел себя как настоящий герой, — тихо, но твердо произнесла Мод. — Я не хочу, чтобы он думал, что мы сомневались в его надежности. Он заслуживает знать, почему ты выглядишь такой подавленной.

— Я… — Рейчел покачала головой, словно пытаясь прогнать кошмар, в котором, очевидно, жила весь этот год. — Простите. Я не хотела выглядеть…

— Если вы потеряли ребенка, нет ничего странного в том, что вы выглядите подавленной, — сказал ей Финн. — Я сожалею о вашей утрате и о том ужасе, который вам пришлось пережить сегодня. Но если вы все же хотите сойти на берег… — Он указал на Джейсона, стоящего у трапа. Долговязый юноша выглядел встревоженным. — Эсме и один из матросов повели группу вверх по склону. Джейсон остался ждать нас.

— Есть еще рисунки, которые ближе к кораблю, чем те, которые отправилась смотреть группа. Придется идти вверх по склону, но уверена, что Мод справится.

— Твое бедро… — начала Мод.

— С моим бедром все в порядке, — произнесла Рейчел более уверенно, после чего осторожно посмотрела на Финна: — Со мной произошел несчастный случай. Это было давно. Нога почти полностью восстановилась. Рисунки, должно быть, великолепны. Если мы сможем убедить Джейсона проводить нас к ним…

— Экипаж и нужен для того, чтобы выполнять пожелания пассажиров, — сказал Финн. — Думаю, он не станет возражать. Пойдем спросим у него.


Джейсон знал, какие наскальные рисунки имела в виду Рейчел. Дорога к основной группе изображений, к которой отправились остальные пассажиры, была более долгой, но легкой. Добраться до маленькой группы было немного сложнее, но, по словам Рейчел, она была не менее впечатляющей. «Интересно, откуда Рейчел про них знает?» — подумал Финн.

— Мы можем туда пойти, если хотите, — сказал Джейсон.

Связавшись с Эсме по рации, он помог Мод спуститься на берег, после чего провел для них троих содержательную экскурсию.

Финн решил, что Джейсон хороший гид, и нисколько этому не удивился. Членов экипажа для его кораблей тщательно отбирали. Причем учитывали не только их профессионализм, но и личностные качества. Джейсон с энтузиазмом говорил о древних людях, населявших эту местность, и поддерживал Мод под локоть на трудных участках пути.

Эсме в отличие от него сегодня действовала как робот. Мод упала в воду из-за ее невнимательности. Что занимало мысли Эсме? И почему они причалили к скалистому берегу, когда планировалось высадить пассажиров на более безопасный песчаный участок?

Видимо, они снова выбились из графика из-за технических неполадок и не смогли подойти к пляжу.

Опоздания становились неотъемлемой частью этого тура. Из-за них пассажирам часто не удавалось посмотреть обещанные рифы, которые во время приливов затапливало.

До выхода в море Финн тщательно осмотрел корабль и знал, что серьезных проблем не было. Проблемы, возникающие в ходе круиза, были незначительными, но, накапливаясь, они мешали пассажирам получать удовольствие. Как следствие — продажи путевок падали, а вместе с ними и его прибыль.

Именно об этом Финну сейчас следовало думать, а не гулять с красивой молодой женщиной по одному из самых живописных уголков на свете.

Рейчел слегка прихрамывала, но не позволила ему ей помочь.

— Мне уже пора самой твердо стоять на ногах, — возразила она с улыбкой, которую он нашел очаровательной.

— Мне не верится, что я наконец увижу это собственными глазами, — добавила она, когда они с Финном дошли до дальнего конца пляжа и начали подниматься по склону утеса. Мод с Джейсоном медленно шли позади, весело болтая.

«Жаль, что Рейчел не нужна моя помощь, — подумал Финн. — Я бы с удовольствием подержал ее за руку».

Что он нашел в этой женщине? На ее лице не было ни следа косметики. На ней были джинсовые шорты с бахромой, мешковатая рубашка, потрепанная шляпа и сандалии. Она выглядела юной и беззащитной, как беспризорный ребенок. Наверное, это и привлекло его в ней. Ему следует быть осторожнее. Ведь именно таких женщин предпочитал его отец. Его мать тоже была хрупкой и уязвимой.

Нет, он не будет об этом думать.

— Как вы узнали про эти рисунки? — спросил он вместо этого и едва удержался от того, чтобы снова не предложить ей помощь, когда она ковыляла по глинистому сланцу.

— Мне давно уже известно об этом районе. Я прочитала о нем все, что только было можно, и всегда мечтала его посетить.

— Это ваш первый визит?

— Да. Благодаря Мод я смогла наконец сюда приехать, но я прочитала так много об этом месте, что оно кажется мне хорошо знакомым. Вы знали, что протерозойские окаменелости на плато Кимберли большая редкость? Это место такое древнее, что мы очень мало о нем знаем. К счастью, камни до сих пор хранят его бесценные сокровища. Такие, как эти наскальные изображения. Окаменелые остатки птичьих гнезд, найденные поверх них, свидетельствуют о том, что этим рисункам более семнадцати тысяч лет. Разве не удивительно, что они сохранились по прошествии стольких веков? Ведь это не галерея с современной системой кондиционирования. — Внезапно она замолчала, и ее щеки слегка покраснели. — Ой! Простите, я увлеклась. Моя сестра сказала бы: «Опять она оседлала своего любимого конька». Признаться, я немного одержима.

— Камнями и наскальной живописью?

— Я геолог. Я люблю камни.

«Но в ее жизни явно есть кто-то, кого она любит больше, чем камни», — подумал Финн, наблюдая за тем, как она поднимается на утес. Она потеряла ребенка. Должно быть, у нее есть мужчина».

Ему хотелось узнать о ней больше.

Нет, Она хрупкая и беззащитная. К тому же она его пассажирка. Они еще две недели будут находиться на борту «Кимберли Темптресс». Благодаря своему отцу он слишком хорошо знает, что происходит, когда мужчина и женщина оказываются в живописном месте вдали от их привычной жизни.

Его отец, Чарльз Джей Сандерсон, был владельцем «Сандерсон шиппинг лайн». Его мать Мэри Киннард была юной и уязвимой. Их роман на борту корабля продлился меньше недели. Результатом этих отношений стал нежеланный ребенок.

Финн не собирался повторять отцовскую ошибку.

— Простите, что навела на вас скуку, — сказала Рейчел, и он осознал, что молчание затянулось.

— Что вы, мне с вами совсем не скучно. Расскажите мне еще об этих камнях.

Рейчел подняла брови:

— Вам правда интересно?

— Всю свою жизнь я ждал, когда мне кто-нибудь о них расскажет, — улыбнулся Финн. — Я абсолютно серьезен.

К его удивлению, она улыбнулась в ответ.

— Тогда слушайте. Эти скалы состоят из протерозойских осадочных пород, сложенных поверх архейского кратона[1]. Кратон окружен поясом раннего протерозоя, который включает мафические и фелсические интрузии и, конечно, мигматиты и гранулиты.

— Ну разумеется, — пробормотал он, и она заулыбалась шире.

— Вы тоже это видите? Отлично. Тогда вы, конечно, также заметите многочисленные деформации, произошедшие в процессе напластования. Это сложный процесс.

— Если я как-нибудь приглашу вас на ужин, вы расскажете мне о нем? — спросил Финн.

— Конечно. В мельчайших подробностях, — рассмеялась она.

— В таком случае это свидание никогда не состоится.

Рейчел засмеялась еще громче, и внезапно остатки того напряжения, что было между ними, улетучились.

Как это могло произойти? Как между ними могла установиться дружеская атмосфера? Финн недоумевал, но вместе с тем радовался. Ему не нужно опасаться романа на борту. Это больше похоже на зарождение дружбы.

Иметь на борту друга было бы неплохо, но облегчение, которое он уловил в ее смехе, говорило о том, что она еще больше боялась усложнять ситуацию, чем он.

— Почему вы отправились в круиз в одиночку? — спросила она, обернувшись через плечо.

— Почему я не должен был этого делать?

— Одноместное размещение стоит дорого.

— Я могу себе это позволить.

— Правда? А вот я не могу. Я здесь только потому, что внук Мод полюбил мою сестру и предпочел провести время с ней, а не в круизе со своей бабушкой.

— Какое непостоянство, произнес Финн с притворным неодобрением.

— Что тут странного? Мужчины не отличаются постоянством, — снова рассмеялась она, но за этим смехом Финн услышал что-то еще.

— Не все мужчины, — спокойно сказал он, и она, остановившись, повернулась и посмотрела на него.

— Не все. Хьюго не такой. Они с Эми будут счастливы.

Теперь он понял, что было в ее голосе.

Боль.

Он не стал задавать ей вопросы. Ее личная жизнь его не касается.

Мод и Джейсон прошли дальше и скрылись за поворотом, оставив Финна и Рейчел наедине друг с другом. Над ними нависали массивные скалы, внизу простиралось Тиморское море с сотнями крошечных островков, рассыпанных по водной глади. Низкорослые растения в трещинах скал боролись за выживание. Это место казалось тихим и нетронутым.

Рейчел с благоговением огляделась по сторонам.

— Люди, которые семнадцать тысяч лет назад сделали эти рисунки, тоже стояли здесь и все это видели, — прошептала она. — Теперь нам с вами выпала такая честь.

Финн не ответил. В этом не было необходимости. Ему, как и ей, хотелось насладиться этими чудесными мгновениями. В полной тишине наедине с первозданной природой он испытывал умиротворение, но в то же время остро ощущал присутствие рядом привлекательной женщины. Как много из женщин, которых он знал, могли бы так долго стоять и молчать?

— Нам пора продолжать путь, — наконец произнесла Рейчел, причем с явной неохотой. — А то Мод подумает, что мы упали с обрыва.

— Не подумает. Она отлично проводит время с Джейсоном.

— Это точно, — тепло улыбнулась Рейчел. — Но Мод получает удовольствие от общения с кем бы то ни было. Ее супруг умер несколько месяцев назад. Это стало для нее тяжелым ударом. Она до сих пор переживает, но держится молодцом и продолжает наслаждаться жизнью. Если она встречает приятных людей, то относится к ним как к близким друзьям.

— Как долго вы ее знаете?

— Всего три недели. Забавно, правда? — улыбнулась Рейчел. — Мы все вместе ехали на поезде из Аделаиды в Дарвин. Моя сестра и внук Мод познакомились и полюбили друг друга. Мне нужно на работу в университет только в следующем месяце, поэтому я согласилась отправиться в круиз вместо Хьюго. Он захотел остаться с Эми.

— Быстро же у них все получилось. Любовь с первого взгляда? — Финн не смог сдержать насмешку.

— Вы в нее не верите?

— Конечно нет. А как насчет вас? Вы хотите влюбиться?

— Нет!

Услышав в ее тоне испуг, он мысленно отругал себя. Как у него только язык повернулся?

— Не могу поверить, что задал вам этот вопрос. Учитывая то, что мне о вас известно, это было крайне нетактично. Простите. Это совсем не мое дело.

— Точно так же, как ваша личная жизнь не мое дело, — виновато улыбнулась Рейчел. — Я не имела права спрашивать вас, во что вы верите и почему путешествуете в одиночестве. И даже почему вы оставили дома губную помаду.

Финн рассмеялся, разрядив обстановку.

— Думаю, что в любопытстве нет ничего плохого, — сказал он, и они одновременно снова пришли в движение. — Мы с вами отличаемся от остальных пассажиров.

— Да, среди них три пары молодоженов, а всем остальным за пятьдесят. Мы с вами выбиваемся из общей картины, — ответила Рейчел, и напряжение снова сменилось дружеской атмосферой. — Я должна вас предупредить: Мод прирожденная сводница. Теперь, когда она считает вас героем, она будет всячески пытаться нас с вами свести. Наверное, вам лучше закрутить роман с одной из сестер Таггерт, чтобы сбить ее с толку.

Обеим сестрам было за семьдесят, и Финн снова рассмеялся. Рейчел последовала его примеру.

К счастью, момент неловкости прошел. Финн велел себе быть осмотрительнее. Эта женщина нужна ему только в качестве друга. Ему сейчас не до романов.

Обогнув скалистый выступ, они увидели чуть выше Джейсона и Мод. Пожилая женщина энергично помахала им рукой.

— Они здесь, — восторженно воскликнула она. — Они великолепны! Все это место просто волшебное.

— Узнаю мою дорогую Мод, — улыбнулась Рейчел. — Она находит волшебство всюду, куда бы ни пошла.

«То же самое можно сказать о Рейчел», — подумал Финн и последовал за ней вверх по каменистой осыпи.

Она слегка прихрамывала и морщилась от боли, когда излишне напрягала больную ногу. Финн полностью сосредоточился на ней, готовясь ее поддержать, если она оступится. Она весело поприветствовала Мод, а затем с благоговением принялась рассматривать рисунки, которые мечтала увидеть всю свою жизнь.

Они действительно были великолепны. Среди них были изображения мужчины и женщины, не похожих на представителей ни одной из известных человеческих рас и давно вымерших животных. Некоторые рисунки свидетельствовали о том, что семнадцать тысяч лет назад под этими скалами было не море, а покрытые травой равнины.

Финн видел изображения, подобные этим, во время своего предыдущего круиза, но все равно пришел в восторг. Рейчел, похоже, потеряла дар речи от восхищения. Она ходила от одного изображения к другому, рассматривала их, но не прикасалась к ним, понимая, какую ценность они представляют для всего человечества.

Мод тоже была в восторге от увиденного, но Финн подозревал, что главная причина ее радости — это воодушевление Рейчел. Посмотрев основные рисунки, она проскользнула в расщелину и оказалась в узкой пещере.

— Кажется, здесь изображены вомбаты, — крикнула она. — На потолке. Вот это да! Идите сюда!

— Я не полезу в пещеру ради вомбатов, — заявила Мод.

Джейсон не захотел пачкать униформу, а Финн последовал за Рейчел. В пещере был полумрак. Когда Финн включил фонарик на своем мобильном телефоне и посветил им на потолок, глаза Рейчел расширились от изумления.

— Они не могли нарисовать их здесь, — пробормотала она, глядя на коричневато-желтые изображения, которые выглядели так, словно были только вчера нанесены на камень. — Это была вертикальная поверхность скалы. Под действием постепенно деформирующейся магмы положение породы изменилось, но рисунки удивительным образом сохранились. Эти камни много тысяч лет были молчаливыми хранителями древнего искусства. Но закончилось ли движение породы? Меня это беспокоит.

Финн перевел взгляд с рисунков на Рейчел. Она была полностью сосредоточена на них и не обращала внимания на него. Ее светлые локоны и одежда были покрыты красноватой пылью.

Он минут двадцать думал, что они с этой женщиной могут быть друзьями. Но сейчас, когда они стояли бок о бок в узкой пещерке и ее плечо касалось его плеча, он чувствовал…

Что его жизнь может усложниться, если он не перестанет о ней думать.

Ему не нужны сложности.

Затем она повернулась к нему, и он, увидев ее разрумянившееся от возбуждения лицо, с большим трудом удержался от того, чтобы не взять его в ладони и не накрыть ее губы своими.

Интересно, как она бы на это отреагировала?

Наверное, испугалась бы. Он видел страх, промелькнувший в ее глазах, когда он заговорил о свидании. Ей так же, как и ему, не нужны сейчас отношения.

— Теперь я могу спокойно умереть, — произнесла Рейчел, и чары рассеялись.

— Не думаю, что эта пещера обрушится в ближайшие минуты.

— Вы прекрасно знаете, что я имею в виду.

— Нет, — солгал он, потрясенный тем фактом, что для Рейчел увидеть эти рисунки было смыслом жизни. Что она в минуты горя цеплялась за эту мечту как утопающий за соломинку. Поняв, что должен как-то ей помочь, он добавил: — Есть много вещей, которые я хотел бы сделать, прежде чем умру. Мои цели, возможно, не так прекрасны, как ваша, но все же. Во-первых, я слышал, что на обед сегодня будет баррамунди. Потом мы будем смотреть риф Монтгомери, реку Митчелл и Горизонтальные водопады. После этого, когда мы прибудем в Брум, я хочу прокатиться на верблюде. Кроме того, я слышал, что на одном из утесов в Бруме обнаружены окаменелые следы динозавров. Как я могу умереть, не увидев их?

— Я просто… — прошептала Рейчел после небольшой паузы.

— Вы подумали, что могли бы перестать жить прямо сейчас? Ошибаетесь!

Не удержавшись, Финн придвинулся к ней ближе и легонько коснулся губами ее губ.

— Жизнь прекрасна, — произнес он с уверенностью. — Даже несмотря на ужасные вещи, что порой случаются. — Ты вспоминаешь о том, что потерял, с сожалением, но все равно продолжаешь идти дальше, веря, что впереди тебя еще ждет что-то хорошее.

— Вы говорите так, будто знаете, что это такое.

— Меня пока еще нельзя назвать мудрым человеком, но я знаю, что жизнь хороша и что если бы я умер вчера, я не стоял бы сейчас здесь с вами. Также я знаю, что нас ждет вкусный обед. Пойдемте проверим?

Рейчел смотрела на него в тусклом свете фонарика. Она была так близко, что Финн мог бы заключить ее в объятия и поцеловать еще раз, но он знал, что это было бы неправильно. Нечестно по отношению к Рейчел.

Он не такой, как его отец.

О чем они там говорили? Ах да, об обеде.

— Помимо баррамунди нам подадут трайфл с манго, — сказал Финн. — Разве можно желать большего?

— Откуда вы знаете?

— Я шпионил, — ответил он. — Взломал код меню на сегодня.

Улыбка вернулась на лицо Рейчел. Он обнаружил, что ему нравится эта улыбка.

— Трайфл с манго? Правда?

— Даю честное слово.

— Полагаю, искусство пятнадцатого тысячелетия до нашей эры уступает по значимости этому празднику живота.

— Думаю, они примерно равны, — с улыбкой ответил Финн. — Хотите, чтобы я выбрался первым и помог вам?

— Спасибо, сама справлюсь.


На корабль они возвращались вчетвером, делясь впечатлениями от увиденного. Финн обнаружил, что Джейсон больше знает об этом районе, чем он сам, но меньше, чем Рейчел. Он мог бы предложить ей работу в качестве гида, если бы не ее больная нога. К тому времени, когда они дошли до корабля, ее хромота стала заметнее.

— Держите Рейчел за руку, когда она будет идти по трапу, — сказала Мод Финну. — Я не хочу, чтобы еще кто-нибудь упал в воду.

Он протянул Рейчел руку, но она покачала головой.

— Возьмите меня за руку, — произнес он тоном, не терпящим возражений, и в конце концов она подчинилась.

Финн помог Рейчел подняться на борт, затем повернулся, чтобы убедиться, что Джейсон помогает Мод.

— Я в порядке, — сказала пожилая женщина, ловко ступая на палубу. — Не желаете пообедать с нами, мистер Киннард?

— Нет, спасибо.

— Почему? — Мод пронзила его взглядом, напомнив ему двух его двоюродных бабушек, которые часто ругали его в детстве. Он почувствовал себя шестилетним мальчишкой, которого застукали за воровством конфет.

— Я бы предпочел побыть один, — ответил он. — Мне нужно прочесть несколько книг.

— Рейчел тоже постоянно что-нибудь читает, — пробурчала Мод. — Но разве ей есть какая-нибудь польза от этих книг? Почему вы предпочитаете одиночество? Вы женаты?

Мод смотрела на него с дерзостью. Она прекрасно знала, что расспрашивать малознакомого человека о его личной жизни бестактно, но разве преклонный возраст не дает права на некоторые вольности?

— Нет, — ответил он.

— Вы гей?

Рейчел возмущенно ахнула, но Финну удалось сохранить бесстрастное выражение лица.

— Снова не угадали.

— Может, у вас расстроилась свадьба, но вы в одиночку отправились в свадебное путешествие, чтобы не пропадать путевке? — предположила Мод.

Рейчел снова ахнула:

— Мод! Это уже слишком!

— Я просто спросила, — произнесла та с невинным видом. — Мисер Киннард очень хорош собой. Должна же быть причина, по которой он путешествует в одиночестве.

Финн вздохнул. Он мог бы сказать Мод, что ее это совершенно не касается, но не захотел ее обижать. Все же ему было нужно что-то ей ответить, пока эта хитрая проницательная дама не докопалась до правды.

— Вам не нужно ничего нам рассказывать, — заверила его Рейчел. — Мод, оставьте человека в покое.

— Я не делаю из своей личной жизни никаких секретов, — ответил он с улыбкой. — Может, я и не женат, но это вовсе не означает, что я одинок. Мне выдалась возможность провести три недели без двоих детей, и я намерен использовать ее по максимуму.

Посмотрев на Рейчел, он увидел в ее глазах грусть. Выражение лица Мод сказало ему, что он, наверное, зря упомянул о детях. Что это может вызвать дальнейшие расспросы. Тогда он решил пресечь их раз и навсегда.

— Конни и Ричард являются плодами романов на борту, — серьезно произнес он. — Я люблю путешествовать, но мне не всегда нравятся последствия. Рейчел говорит, что вы, Мод, любите сводничать. На вашем месте я бы держал от меня подальше вашу драгоценную Рейчел. Поэтому сделайте одолжение, оставьте меня наедине с моими книгами.

Глава 2

Почему он это сказал?

Финн видел, как изменились выражения лиц обеих женщин. Он ждал, когда к Мод вернется смелость и она продолжит задавать ему вопросы, но, встретившись с ней взглядом, понял, что она не станет этого делать.

— Спасибо за предупреждение, мистер Киннард, — произнесла она вместо этого. — И еще раз спасибо за то, что спасли меня сегодня утром.

— Мы вам очень благодарны, — с улыбкой добавила Рейчел. — Но в вашем предупреждении не было необходимости. Сватовство Мод было изначально обречено на провал. Мод воодушевлена тем, что ее внук влюбился в мою сестру, но этого достаточно. Я не собираюсь падать в ваши объятия. Точнее, я вообще не собираюсь падать ни в чьи объятия. Вы перегнули палку, Мод. Даю вам слово, мистер Киннард, мы не будем нарушать ваше уединение.

Прекрасно, не так ли?

Попрощавшись с ними, Финн отправился в душ и долго стоял под струями воды, думая о том, почему он сказал то, что сказал.

Рейчел Коттон его заинтересовала, и он с удовольствием продолжил бы с ней общаться.

Но, может, именно такие мысли приходили в голову его отцу в начале каждой из его интрижек на борту?

Дед Финна основал компанию морских путешествий, известную на весь мир своими роскошными кораблями, доставляющими пассажиров в экзотические места. Он был без ума от кораблей и с энтузиазмом внедрял новые идеи по их обустройству и разрабатывал новые маршруты.

Отец Финна унаследовал от него только любовь к роскоши. Он путешествовал по миру на своих кораблях, соблазняя женщин, с которыми знакомился на борту. Это было его страстью. Он предпочитал хрупких неопытных девушек, путешествующих в одиночку.

Финн был старшим из трех его детей, рожденных разными матерями. Отцу-плейбою не было до его детей никакого дела.

Девятнадцатилетняя мать Финна вернулась из круиза беременная и лишенная всяких надежд. Пять лет спустя она умерла, оставив Финна на попечение своих пожилых родителей. Только через много лет Финн узнал, что у него есть сводные брат и сестра.

Отец оставил Финну свою компанию при условии, что тот возьмет его фамилию. Сначала Финн хотел отказаться. Он почти тридцать лет обходился без отца и не нуждался в его помощи. Но затем он узнал, что его сводные брат и сестра еле сводят концы с концами. Ричард хотел учиться на программиста, но вместо этого ему приходилось раскладывать товары по полкам супермаркета. Конни работала на конвейере на текстильной фабрике, и у нее болели суставы рук.

Тогда Финн занимался строительством кораблей. Возможно, именно поэтому отец выбрал его в качестве своего наследника. Должно быть, он откуда-то узнал о страсти Финна к кораблям. А может, дело было в том, что мать Финна и дедушка с бабушкой не просили у его отца денег.

— Он дал нам тебя. Разве мы можем его ненавидеть? — сказал Финну однажды его дедушка. — Но будь я проклят, если мы возьмем у него что-то еще.

Финн не нуждался в отцовском наследстве. Компания его отца испытывала финансовые затруднения. Даже продав ее, он не выручил бы много. Но его беспокоило будущее Конни и Ричарда. Без его помощи они не могли получить достойное образование и выбиться в люди.

Простой кораблестроитель не мог им помочь, поэтому он решил пойти на риск. Взяв отцовскую фамилию, он продал крупные корабли, купил несколько поменьше и сделал своими главными приоритетами комфорт пассажиров и бережное отношение к окружающей среде. Часть прибыли он тратил на выплату жалованья сотрудникам и оснащение кораблей, остальные же средства вкладывал в семейный трастовый фонд, который в равных долях принадлежал ему, его брату и сестре.

В какой-то момент Финн осознал, что доволен своей новой жизнью. Ему удалось подружиться с Конни и Ричардом, которые поначалу относились к нему с недоверием.

Все шло хорошо, пока он не начал подозревать, что на борту «Кимберли Темптресс» творится что-то неладное. Он решил обязательно это выяснить, и влечение к Рейчел Коттон ему бы только мешало. Именно поэтому он ей солгал.

Сейчас Конни и Ричард живут вместе с ним в огромном доме, принадлежавшем когда-то их отцу. За последние несколько лет он привязался к ним, а они к нему. Конни уже двадцать пять, а Ричарду двадцать один, но он по-прежнему считает их детьми. Они росли в неполных семьях и терпели лишения. Они все еще достаточно уязвимы и нуждаются в его поддержке.

Как бы там ни было, они не его дети, но обмануть Рейчел было необходимо, чтобы защитить ее и самого себя.

— Ты обманул их с Мод. Они этого не заслужили, — произнес Финн вслух.

В отличие от своего непутевого отца он не привык обманывать женщин. Но что сделано, то сделано. Теперь ему придется избегать Рейчел, зато он сможет полностью сосредоточиться на своей цели.

Сегодня они в очередной раз выбились из расписания, поэтому на осмотр рисунков было отведено меньше времени, чем было указано в программе круиза. Пассажиры будут недовольны, и в Интернете скоро появятся негативные отзывы.

Эсме сегодня какая-то рассеянная. Она либо устала, либо ее что-то беспокоит.

Все это, конечно, мелочи, но они лишь усилили его подозрения.

Поэтому ему следует сосредоточиться на работе, а не ругать себя за то, что он обманул женщину, с которой у него не может быть ничего общего.


— Он что-то нам недоговаривает. — Опустившись на кровать, Мод сердито посмотрела на Рейчел. — Этот мужчина загадка.

— Мистер Киннард сказал нам больше, чем мы имели права спрашивать, — возразила та, краснея. — Загадка он или нет, вы перегнули палку, Мод.

— Я знаю, — согласилась пожилая женщина, вздохнув. — Он казался мне безупречным. К сожалению, он, видимо, часто заводит романы на борту. Только зачем ему было нас об этом предупреждать? Какой был в этом смысл? Он честный мерзавец?

Рейчел рассмеялась:

— Мне нравится, как это звучит. Значит, он здесь для того, чтобы соблазнить какую-нибудь одинокую женщину. И эта женщина не я. Но кто в таком случае? Разве у нас на корабле много одиноких женщин? — Она подмигнула Мод: — Разве что вас.

— По крайней мере со мной можно не беспокоиться о нежелательной беременности, — рассмеялась та. — Знаешь, в Финне что-то есть, но все же тебе, наверное, следует держаться от него подальше.

— Я сама могу о себе позаботиться.

— Если ты не сможешь, тогда ему придется иметь дело со мной, — заявила Мод. — Но очевидно, что у него нет никаких намерений на твой счет.

— Он поцеловал меня в пещере, — сказала Рейчел, снова краснея.

— Что? — Мод резко выпрямилась. — Что ты сказала?

— Вы не ослышались. Он меня поцеловал.

Мод уставилась на нее с открытым ртом.

— Что это был за поцелуй? — наконец спросила она.

Рейчел сделала вид, что задумалась:

— Легкое прикосновение губ к губам. Так, ничего особенного. Возможно, ему не понравилось.

— А тебе понравилось? — спросила Мод, и Рейчел почувствовала, как у нее горят щеки.

— Я не возражала, — призналась она, — но большего не хотела.

— Может, все дело в том, что я рассказала ему о твоей утрате, — смущенно предположила Мод. — Может, он именно поэтому признался? Наверное, так даже лучше. Учитывая то, что с тобой произошло, тебе совсем не нужен мерзавец.

— Даже честный мерзавец? — улыбнулась Рейчел.

По правде говоря, она пребывала в еще большей растерянности, чем Мод. Почему там, в темной пещере, она так отреагировала на близость Финна?

Она чуть было не ответила на его поцелуй. Она чувствовала, что он хотел снова ее поцеловать, и часть ее была к этому готова.

Причем довольно большая часть.


После обеда была еще одна экскурсия, затем ужин и просмотр фильма. Рейчел надеялась, что после такой насыщенной программы сможет забыться сном до утра, но не тут-то было. Она проснулась среди ночи от жуткого кошмара. Должно быть, испуг, вызванный падением Мод, вернул воспоминания о том ужасном моменте, который навсегда изменил ее жизнь.

Когда она наконец сможет смириться со своей потерей?

Ей было бы легче, не вини она во всем себя. Ведь это она влюбилась в красивого очаровательного Рамона, ведущего танцора из балетной труппы ее сестры, и вышла за него замуж. Он только и делал, что постоянно лгал Рейчел. Она помнила тот злополучный день, когда они встретились после работы в баре. Он был с друзьями, и она подозрительно посмотрела на пустые бокалы на столе. Он успокоил ее, сказав: «Я выпил всего один бокал вина, малышка, и разумеется, могу вести машину».

После аварии тест на уровень алкоголя в его крови доказал, что он в очередной раз ей солгал. Только на этот раз результат его лжи был непоправимым. Она была на седьмом месяце беременности и потеряла ребенка.

Ее маленькая девочка погибла, потому что она слепо верила Рамону. Что самое ужасное, ему было все равно.

— Успокойся. У женщин часто случаются выкидыши. А вот моя нога… Я несколько месяцев не смогу танцевать. Тебе следовало бы беспокоиться обо мне.

Со временем боль утихла. За те несколько недель, что она проездила с Эми, Мод и ее внуком по малонаселенным районам Австралии, мрак в ее душе рассеялся. Она была свидетелем того, как ее сестра влюбилась. Она рассеяла прах своей малышки рядом с Улуру. Ей казалось, что она успокоилась, но сейчас, в три часа ночи, проснулась с руками на животе и бешено колотящимся сердцем.

Она лежала в темноте и глубоко дышала, ожидая, когда остатки кошмара рассеятся. На память ей пришли слова Финна:

Жизнь прекрасна, даже несмотря на ужасные вещи, что порой случаются. Ты вспоминаешь о том, что потерял, с сожалением, но все равно продолжаешь идти дальше, веря, что впереди тебя еще ждет что-то хорошее.

Финн поцеловал ее.

Какой пустяк!

Но пустяк это или нет, она вспоминает тот поцелуй и улыбается в темноте. Финн не оказывал на нее давления. Он просто предупредил ее, что ей не следует с ним связываться, и оставил ее в покое. Он плейбой, хотя и повел себя по отношению к ней как порядочный человек.

Проворочавшись еще какое-то время с боку на бок, Рейчел поняла, что уснуть ей не удастся. Ее бедро болело. Впрочем, она давно уже не обращает внимания на постоянную ноющую боль. Значит, ей не дает уснуть что-то другое.

На верхней палубе «Кимберли Темптресс» есть спа-бассейн. Поскольку на борту присутствуют только взрослые, и глубина его всего четыре фута, им можно пользоваться круглосуточно.

Днем после экскурсий там всегда полно народу, а сейчас он наверняка пуст.

«Можно полюбоваться ночным небом, — подумала Рейчел. — И теплая вода пойдет на пользу ноге».

У нее отдельная каюта, поэтому она никому не помешает, если поднимется наверх и немного поплескается в бассейне.

Хватит лежать здесь и предаваться грустным мыслям. Ей выдалась возможность отправиться в это замечательное путешествие, и она должна наслаждаться каждой его минутой.


Финн находился в задней части верхней палубы за шезлонгами, которые сложили в стопки, чтобы освободить место для вечернего коктейля. Утром их снова расставят, но сейчас в ночной темноте они представляют собой надежное укрытие.

Он был вынужден прятаться здесь как шпион, потому что подозревал судовую команду в контрабанде наркотиков. Ему не хотелось в это верить, но чем больше он наблюдал за экипажем, тем больше убеждался в правильности своей догадки.

Когда он в прошлый раз отправился в круиз по этому маршруту, команда работала безупречно, и никаких опозданий не было. Это плавание не шло ни в какое сравнение с тем.

Прошлой ночью корабль немного отклонился от курса. Финн не вовремя задремал, а когда проснулся, увидел небольшую моторную лодку, отплывающую от корабля.

Наверное, он плохой шпион. Хороший шпион не проспал бы самый важный момент.

До Индонезии было недалеко. «Кимберли Темптресс» не покидал территориальные воды Австралии, и сотрудники таможни его никогда не обыскивали. Поэтому на нем можно было без труда перевозить наркотики.

При мысли о том, что этим занимались его люди на его корабле, Финну стало не по себе.

Он дал себе слово, что сегодня ночью не сомкнет глаз.

Неожиданно появилась Рейчел.

Впереди у спа-бассейна в целях безопасности горел один фонарь. В промежуток между шезлонгами Финн видел, как она сняла банный халат, под которым у нее оказался купальник, и погрузилась в теплую воду. Довольно вздохнув, она запрокинула голову. Он тоже поднял глаза и увидел Млечный Путь на бескрайнем звездном небе. У него возникло такое чувство, что он находится на краю света, где нет никого, кроме них двоих.

Ему не следует наблюдать за ней, нарушать ее уединение. Нужно выйти из укрытия и подойти к ней. Но как это сделать, чтобы не напугать ее?

— Кто здесь?

Финн нахмурился. Она определенно не может его видеть, поскольку его укрытие находится в темноте. Он видит ее потому, что на нее падает свет. Может, на палубе есть кто-то еще? Нет, он бы услышал шаги.

— Кто здесь? — взволнованно повторила она, схватилась за края бассейна и начала из него выбираться.

Должно быть, она почувствовала, что за ней наблюдают, и испугалась.

— Рейчел, это Финн, — сказал он.

Продолжать прятаться не имело смысла. Сегодня экипаж корабля, кажется, не собирается заниматься своими грязными делишками.

— Ф-финн? — Наполовину высунувшись из воды, Рейчел вгляделась в темноту: — Что вы здесь делаете?

Он выбрался из своего укрытия.

— Медитирую, — ответил он небрежным тоном, словно сидеть среди ночи на палубе за стопками шезлонгов было чем-то обыденным.

— Как вы узнали, что я здесь? — спросил он.

— Моя бабушка была коренной жительницей Австралии. — В ее голосе по-прежнему слышалось волнение. — В молодости она была очень восприимчивой, а став старше, потеряла зрение. Она считала, что раз ей пришлось научиться ориентироваться по слуху, нам тоже следовало это сделать. По ночам она водила нас в парк, выключала фонарь и заставляла нас рассказывать ей, что происходит вокруг. Потом она говорила, правильно мы выполнили задание или нет. Ваш шезлонг тихонько скрипнул. Кроме того, мне показалось, что я услышала ваше дыхание.

— Это внушает ужас.

— Не больший, чем человек, прячущийся среди ночи за шезлонгами, — сказала Рейчел, потянувшись за своим халатом.

— Не выходите из воды. — Финн не стал к ней приближаться, чтобы не напугать ее еще сильнее. — Я не собирался нарушать ваше уединение. Я уже закончил медитировать и сейчас уйду.

Рейчел снова погрузилась в воду по шею. В лунном свете она походила на прекрасную нимфу.

— Медитация, — задумчиво произнесла она. — Дзен-буддизм?

— Йони Мудра, — ответил Финн.

Однажды он строил яхту для одной экстравагантной пожилой миллионерши, и та всячески пыталась обратить его в восточную религию, которую исповедовала сама.

К его удивлению, Рейчел знала, о чем идет речь.

— Я слышала о Йони, — сказала она. — Во время медитации нужно закрыть глаза, заткнуть уши, зажать нос и плотно сжать губы. Дышать не обязательно.

Финн обнаружил, что улыбается. Рейчел и вправду удивительная женщина.

— Когда я пребываю в состоянии глубокой медитации, я могу не дышать минут десять.

Она рассмеялась:

— Вы лжете.

— Как вы можете во мне сомневаться? Обычно я предпочитаю повторять мантры, но боюсь, что от моих «ом» проснется весь корабль.

Рейчел снова рассмеялась, но тут же посерьезнела и пристально на него посмотрела:

— Почему вы прятались за шезлонгами?

— Я нашел один в заднем ряду. Очень удобный.

— Могли бы перенести его вперед.

— Не хотел пугать других полуночников своим зловещим дыханием.

— И как много их здесь было?

— Ни одного.

— Но вы кого-то ожидали здесь увидеть.

— И оказался прав. Сюда пришли вы и, похоже, не прочь немного поболтать.

— Ладно, — сухо ответила она. — Возвращайтесь к своей медитации. Я не буду вам мешать.

— Я закончил медитировать. Мои чакры открылись, и я вряд ли смогу уснуть. Вижу, вам тоже не спится.

— Это лучшее время суток, — сказал Финн и, засунув руки в карманы, подошел к ограждению. — В детстве я часто убегал из дома по ночам. К девяти вечера мои бабушка с дедушкой уже крепко спали, и я вылезал в окно, спускался вниз по дереву, которое росло под ним, и отправлялся на поиски приключений.

— Вы тоже жили с бабушкой и дедушкой?

— Моя мать умерла, когда мне было пять лет, — ответил он. — У нее был бронхоэктаз. Я ее почти не помню.

— Наши родители оставили нас с Эми на попечение бабушки, когда мы были еще совсем маленькими. Им надоело играть в дочки-матери. К счастью, у нас была бабушка.

— Я тоже могу про себя такое сказать. Бабушки и дедушки никогда не подводят. Так же, как и собаки. Когда мне было шесть, у меня появилась моя первая собака. Вульф даже лазил вместе со мной по деревьям.

— Вульф[2]?

Финн улыбнулся:

— Он был дворнягой и, несмотря на свою грозную кличку, мог скорее зализать, нежели загрызть до смерти. Все же его присутствие придавало мне смелости во время моих ночных вылазок. Гулять по темным улицам с собакой по кличке Вульф было круто. Вряд ли я бы чувствовал себя так же уверенно, если бы мою собаку звали Флаффи[3].

— Своего пса я назвала Бастер[4], — с улыбкой ответила Рейчел, и Финн почувствовал, что ее напряжение полностью прошло. — Возможно, было бы лучше, если бы я назвала его Вульфом, но подозреваю, что люди смеялись бы над нами.

— У вас была всего одна собака?

— Да, и она до сих пор жива. Пока я в круизе, за Бастером присматривает Эми.

— Сколько ему лет?

— Он очень старый. Я завела его, когда была подростком, и с тех самых пор он со мной. Он единственная собака, которая у меня когда-либо была. В доме, где мы жили с бабушкой, было запрещено держать животных. Бастера я нашла уже после бабушкиной смерти. Нам с Эми с трудом удалось уговорить наших приемных родителей его оставить.

Приемные родители.

Эти слова заставили Финна мысленно сделать шаг назад. Эта женщина еще более уязвима, чем он думал.

— У нас не было собаки по кличке Вульф, поэтому нам пришлось изучать боевые искусства, — продолжила она. — У нас обеих черный пояс. Это помогало нам не хуже, чем вам ваш Вульф.

— Теперь понятно, чем можно объяснить тот мощный удар.

Рейчел задумчиво посмотрела на него:

— Если бы мне действительно было нужно освободиться… Мы с Эми можем дать отпор парням в два раза крупнее нас. Хотите докажу?

— Нет!

— Струсили?

— Я крутой, только когда рядом Вульф, — пошутил он, все больше и больше очаровываясь Рейчел.

Позволить ей выбраться из бассейна и повалить ее на палубу было заманчиво, но он не поддался искушению. Привлекательная женщина в купальнике, темнота, физический контакт… Кто знает, к чему это могло бы привести?

Рейчел пристально на него смотрела. Он должен что-то сказать. Что-то, что поможет ему отвлечься от возмутительных мыслей.

— Вульф умер, когда мне было пятнадцать, — произнес он, развивая тему их разговора. — После Вульфа был Фэнг, лабрадор, который за сосиску мог перепрыгнуть через любой барьер. Сейчас у нас дома живет кот Фли.

— Фли[5]? — удивилась Рейчел. — Какая ужасная кличка.

— И блохи у него тоже были ужасные. Конни выкупила его за несколько баксов у мальчишек, которые его мучили. Блохи нам достались в качестве бесплатного приложения, но мы их у него вывели.

— Я рада.

Решительно кивнув, она опустила подбородок на руки, лежащие на бортике бассейна, и продолжила смотреть на Финна. От ее взгляда ему было не по себе. У него было такое чувство, что она видит его насквозь, и он не может ничего от нее скрыть.

Чему еще ее научила бабушка-аборигенка? Проникать через внутренние защитные барьеры людей? Отличать ложь от правды?

Может, она уже поняла, что у него нет никаких детей?

«Пожалуйста, не спрашивай меня о них», — мысленно взмолился он, жалея о том, что упомянул о своей сестре.

— Ваши дети… Не хотите поговорить со мной о них?

— Не хочу.

К его большому удивлению, она кивнула и задала ему лишь еще один вопрос, касающийся его «детей».

— Когда закончится круиз, вы вернетесь к ним домой?

— Да. — По крайней мере тут он не солгал.

— Так и должно быть. — Рейчел подняла взгляд на небо и сменила тему разговора: — Вы знаете южное небо?

Ее вопрос удивил Финна. Она геолог, но разбирается в видах медитации. Неужели еще и в астрономии?

— Вы собираетесь мне о нем рассказать? — осторожно спросил он.

Рейчел рассмеялась.

— Это не свидание, — ответила она, — поэтому никаких лекций не будет. По правде говоря, я не очень хорошо разбираюсь в созвездиях. Хотя Южный Крест красив, правда?

— Да.

Финн снова сказал правду. Последние несколько часов он только и делал, что смотрел на звезды. Они были ослепительны, но меркли рядом с улыбкой этой женщины. Желание прыгнуть к ней в бассейн было непреодолимым.

Человек благоразумный повернулся бы и ушел. Он не мог этого сделать физически Возможно, ему удастся пойти на небольшой компромисс.

Сняв ботинки, он закатал брючины до колен, сел на край бассейна и опустил ноги в воду.

Рейчел посмотрела на него, подняв бровь:

— Не желаете присоединиться ко мне?

— Вашей Мод следовало бы лучше о вас заботиться, — пробурчал он. — Я вас предупреждал. Вам не следует плескаться в бассейне с…

— С честным мерзавцем…

— Прошу прощения?

— Мы с Мод так вас охарактеризовали, — весело ответила она. — Мы не знаем, верим мы вам или нет, но презумпцию невиновности никто не отменял.

Финн пришел в замешательство. Солгать насчет детей, чтобы расстроить матримониальные планы Мод, было спонтанным решением. Ему не нужен был роман с Рейчел, но в то же время большая его часть не хотела, чтобы она думала о нем плохо. Что ж, он сам виноват.

— Вы играете в скрэббл? — спросила она, снова сбив его с толку.

— Скрэббл?

Она уставилась на него так, словно он прилетел с другой планеты.

— Вы не слышали про скрэббл?

— Э-э… конечно, слышал.

В детстве он часто в него играл с дедушкой и бабушкой. Более скучного времяпрепровождения для него было придумать трудно.

— Сейчас я сделаю вам предложение, перед которым не может устоять ни один плейбой. Каждый день после ланча, когда все остальные расходятся по своим каютам, мы с Мод играем в скрэббл в комнате отдыха. Если вы любите вызов, присоединяйтесь к нам. Только имейте в виду, что американское написание слов не годится, и что мы с Мод безжалостные соперники.

Играть в скрэббл с Мод.

И Рейчел.

Утром у него появилась мысль о том, что эта женщина могла бы стать для него другом, и вот она предлагает ему дружбу. Но сейчас, окутанная лунным светом, она была так хороша, что он захотел большего. Корабль, плавно покачивающийся на волнах под бескрайним звездным небом, теплый бриз, серебристая лунная дорожка на воде, красивая женщина в купальнике, нежащаяся в бассейне, — что еще нужно для красивого романа на борту?

Нет, он не должен даже думать об этом. Он здесь для того, чтобы узнать, чем занимается экипаж его корабля, и у него нет времени ни на что другое. Может, по окончании круиза, когда он решит свою проблему, он скажет Рейчел правду, но пока ему придется довольствоваться дружбой.

— Завтра я обязательно приду, — сказал он.

— Мы хорошо играем, — предупредила его Рейчел.

— Я тоже.

— Это мы еще посмотрим, — улыбнулась она. — Ладно, мне пора идти. Я не хочу проиграть из-за недосыпания.

Подтянувшись на руках, Рейчел стала выбираться из бассейна. Ее больная нога задрожала, и она пошатнулась. Финн тут же вскочил и поддержал ее, чтобы она не упала в бассейн.

«Она так прекрасна. И она так близко»…

— Пассажирам не рекомендуется находиться на палубах после полуночи.

Повернувшись, Финн увидел Эсме, стоящую на лестнице. В руке она держала фонарь, направляя его свет на них. Выражение ее лица было сердитым, как у вожатой летнего лагеря, застукавшей юную парочку за непристойным занятием.

— Не светите нам в лицо, — сказал Финн.

Прошло несколько секунд, прежде чем она опустила фонарь. За это время Финн успел разозлиться.

Это круиз премиум-класса, и пассажиры не должны ни в чем себе отказывать. Капитанский мостик постоянно открыт. Они могут общаться с капитаном и командой. По желанию любого гостя ему проведут экскурсию по машинному отделению.

— Кто сказал, что нам не следует здесь находиться? — спросил Финн, с трудом скрывая свое возмущение.

— Это небезопасно. Если что-то случится…

— Море спокойное, ограждения высокие. В чем проблема?

— Мы не рекомендуем…

— В информационном буклете говорится, что мы можем находиться на палубах в любое время.

— А если что-нибудь случится?

«Если только по вашей вине. Именно поэтому я сейчас и нахожусь здесь», — мрачно подумал Финн.

Поведение Эсме противоречит правилам, установленным на его кораблях. У нее отличная квалификация, но сейчас она ведет себя как педантичная школьная учительница.

— Я иду спать, — сказала Рейчел, отстранившись от него.

— Рейчел, вы имеете право находиться на любой палубе в любое время, — произнес он тоном, не терпящим возражений. — Пока капитан не вывесил предупреждение о начинающемся шторме, мы можем здесь находиться. Разве это не так, Эсме?

— Да, так написано в наших должностных инструкциях, — неохотно уступила она, — но мы надеемся на благоразумие пассажиров. На корабле есть комнаты для отдыха. — Она перевела взгляд с него на Рейчел. В нем читалась неприязнь. — Если вам нужно уединиться…

«По возвращении я ее уволю, — подумал Финн. — Несмотря на ее квалификацию, ей не место на моем корабле».

— Я все равно собиралась идти спать. Спокойной ночи, — сказала Рейчел и удалилась.

Финн выругался про себя и вернулся в мыслях к своим подозрениям.

Вполне возможно, что Эсме печется о безопасности пассажиров, потому что не хочет потерять работу из-за своей оплошности. Или, может, она прогоняет пассажиров ночью с палубы совсем по другой причине?

— Простите, что помешала вам, — сказала она Финну, — но внутри вам, правда, было бы комфортнее.

— Я знаю, за что я заплатил, — отрезал он.

— По крайней мере, у мисс Коттон есть здравый смысл, — пробурчала Эсме. — Не свалитесь за борт.

— Постараюсь, — ответил Финн и, когда она ушла, продолжил думать о том, что происходит на его корабле.

Наверное, это было глупо, но эти размышления быстро сменились фантазиями о Рейчел Коттон.

Глава 3

Следующим утром они сошли на берег в бухте, где больше ста лет назад сел на мель корабль королевских ВМС «Русалка». Судно получило пробоину, и пока на нем шел ремонт, кто-то из членов команды вырезал его название и дату его прибытия в бухту на стволе баобаба, который уже в то время был огромным.

Бухта с австралийскими баобабами, стволы которых напоминали огромные бутылки, была очень живописной. Финн с удовольствием прогулялся бы по ней вместе с Рейчел, но она была постоянно окружена пожилыми дамами. Утром она тепло поприветствовала его, и на этом их общение закончилось.

Вдоволь сфотографировавшись на фоне баобабов, пассажиры разделились на две группы. Одна пошла по более крутой тропинке с Джейсоном, другая — по более пологой с Эсме. Джейсон предложил Финну пойти с ним. Видя, что Рейчел выбрала другую группу, он неохотно кивнул. Он не присоединился к группе Эсме, состоящей в основном из пожилых женщин, потому что не хотел, чтобы о нем и Рейчел сплетничали.

Почему Рейчел пошла с пожилыми дамами? У нее болит нога или она его избегает?

Он сказал себе, что это не имеет значения. Что Рейчел его не интересует. Но когда группы начали расходиться в противоположные стороны, они с Рейчел одновременно обернулись, и их взгляды встретились.

Тогда он понял, что больше не может себя обманывать.


После ланча Финн, как и обещал Рейчел, пошел в комнату отдыха, где играли в скрэббл.

Если бы его сейчас только видели парни, вместе с которыми он когда-то строил корабли.

Улыбнувшись, он вспомнил забавную историю, которая произошла с одним из них — здоровым детиной с грубыми мозолистыми руками. Проходя однажды мимо дома невесты Шона, двое ребят из их бригады увидели в окно, как он помогает ей перематывать розовую пряжу.

Все смеялись над Шоном, но он, к всеобщему удивлению, лишь пожал плечами и ответил с глуповатой улыбкой:

— Я готов делать все, что угодно, чтобы ей было хорошо. Она того стоит.

Может, Финн ведет себя сейчас так же? Может, он собирается играть в скучную настольную игру только для того, чтобы сделать приятное Рейчел?

Нет. Они просто друзья.

— Заходите, — произнесла Рейчел с приветливой улыбкой, когда он открыл дверь. — Мы готовы. Мы нашли еще двух игроков. Это обе мисс Таггерт. Давайте разделимся на два столика. Я буду играть с Мод и мисс Вероникой, а вы, Финн, с мисс Маргарет.

Старушка просияла:

— Зовите меня Мэг, молодой человек.


Финн по разу сыграл в скрэббл с каждой из пожилых женщин. Все они оказались достойными соперницами, и он, к своему удивлению, получил удовольствие. Его омрачало лишь то, что он не сыграл с Рейчел. Она наблюдала за ним с одобрением, но одобрения ему внезапно оказалось недостаточно.

Что изменилось? Почему эта женщина стала так важна для него?

Он давно дал себе слово, что не будет заводить романы с пассажирками, и сейчас впервые был близок к тому, чтобы его нарушить.

— Сыграем завтра еще? — спросила его Мод, когда по громкой связи объявили о начале очередной экскурсии.

— С удовольствием, — ответил он с деланным энтузиазмом.

— Рейчел заказала на завтра телефонный разговор со своей сестрой, поэтому мы будем вчетвером. Что, если нам сыграть двое на двое?

Губы Рейчел дрогнули, и Финн увидел в ее красивых карих глазах озорные огоньки.

— Для мерзавца вы слишком хорошо себя ведете, — сказала она ему, направляясь в выходу.


Прошло два дня. За это время ничего не произошло. Финна уже начало тошнить от экскурсий и скрэббла.

Ожидание было томительным.

Сегодня вечером, после того как все разошлись по своим каютам, он снова не лег спать, в надежде получить наконец доказательства противозаконных действий экипажа.

Также он с нетерпением ждал, когда закончится этот круиз. Тогда он наконец сможет…

Вдруг корабль остановился, и посторонние мысли вылетели у него из головы.

Он уже несколько часов следил по своему навигатору за перемещениями корабля и сравнивал их с маршрутом, обозначенном на электронной карте. Они снова отклонились от курса, и он хотел выяснить причину.

Когда шум мотора стих, Финн выскользнул из своей каюты и направился в заднюю часть средней палубы, откуда открывался обзор кормы. Если экипаж собирается получить какой-то груз, все произойдет внизу.

На Финне были черные брюки карго и черная футболка. Ему следовало бы покрыть лицо черной краской для маскировки, но если бы его кто-нибудь увидел с черным лицом, возникли бы подозрения.

Пройдя мимо тихих пассажирских кают, он нашел темный уголок с хорошим обзором и стал ждать.


Корабль остановился.

Они достигли очередного места назначения? Как странно. Вчера вечером Рейчел заглянула в расписание и знала, что это произойдет только утром. Наверное, они плыли с большей скоростью.

Рейчел смотрела в иллюминатор и думала, где они находятся. Ветер поднялся, и море покрылось рябью.

Последние несколько часов она ворочалась с боку на бок в своей постели, раздираемая мучительными мыслями. Жаль, что здесь нет телевизора. Она бы включила какую-нибудь ерунду, чтобы не думать о своей умершей малышке и о Финне Киннарде.

Она бы с удовольствием посидела сейчас в спа-бассейне, но наутро после неприятного инцидента на верхней палубе Эсме отвела ее в сторону и прочитала ей лекцию о правилах безопасности.

Но Финн с уверенностью сказал, что там безопасно. Что ограждения высокие, и упасть за борт невозможно.

Ей надоело торчать взаперти. Она хочет подышать свежим воздухом. На верхнюю палубу она не пойдет. Финн может сейчас быть там, и ей совсем не хочется снова с ним столкнуться. Поэтому она спустится вниз, осмотрится и немного полюбуется лунной дорожкой.

Приняв решение, Рейчел надела ветровку поверх ночной рубашки и вышла из каюты.


Они не должны были здесь оказаться. В этом месте полно подводных скал, не обозначенных на карте. Маршрут «Кимберли Темптресс» был специально проложен мимо него, потому что Финн, как владелец компании, не хотел рисковать жизнью пассажиров.

GPS-навигатор в его каюте сказал ему, что они отклонились на несколько миль к северу от выбранного маршрута.

Корабль был почти полностью погружен в темноту, что тоже было подозрительно. По периметру ограждений должны были гореть огоньки, но освещен был только капитанский мостик, и то слабо.

Финн подобрался ближе к ограждению и посмотрел вниз. Под ним на корме были темные фигуры. Две. Нет, три. Они стояли у ограждения лицом к морю.

Через некоторое время послышался такой тихий плеск весел, что если бы Финн не напряг слух, он бы его не услышал. Похож, гребец настоящий профессионал.

Когда лодка подплыла к борту корабля, люди на нижней палубе открыли ограждение. Человек в лодке бросил им канат, и они подтянули ее ближе. Зажглись ручные фонари. Кто-то из членов экипажа корабля, в котором Финн, присмотревшись, узнал худую, как щепка, Эсме, опустился на колени, взял что-то у человека в лодке и передал назад остальным.

— Ты должен был привезти весь товар во время прошлой ходки, — яростно прошипела Эсме. — Во время следующего круиза будет всего одна ходка, ясно? Капитан нервничает и требует с нас все больше денег.

— Погода была слишком ясная. Кроме того, неподалеку находилась чья-то яхта. Было небезопасно.

— Это нам решать, когда безопасно, а когда нет.

— Я не собираюсь засовывать свою голову в петлю.

— Если ты будешь трусить, мы найдем кого-нибудь посмелее.

Вместо ответа человек в лодке выругался и швырнул на палубу второй сверток с такой силой, что никто его не поймал, и он с глухим стуком упал на доски. Серебристая бумага при этом порвалась, из дыры начало сыпаться на палубу что-то белое.

— Что вы поймали, ребята? Можно мне взглянуть?

Финн, который снимал происходящее на мобильный телефон, узнал голос Рейчел, и внутри у него все оборвалось. Боже, только не это!

Резко повернувшись, Эсме направила луч фонарика на Рейчел, которая выглядела трогательно в ветровке, надетой поверх ночной рубашки. Ее лицо выражало смущение. Днем двое пожилых мужчин ловили рыбу с палубы, и она, должно быть, решила, что они продолжили рыбалку ночью. Серебристый сверток в темноте можно было принять за большую плоскую рыбину.

Один из подельников Эсме в это время тупо смотрел на разорвавшийся пакет, светя на него фонарем.

— Выключи фонарь, — приказала ему Эсме, но было уже слишком поздно. Рейчел, как и Финн, уже увидела белый порошок, высыпающийся из него на палубу.

— Простите, что помешала. Я сейчас вернусь в свою каюту, — пробормотала она и сделала шаг в сторону, но Эсме успела схватить ее за руку и дернуть на себя.

— Отпустите меня.

— Не причините ей вреда, босс, — узнал Финн голос одного из механиков. — Она пассажир.

— Она все видела, — зловеще прошипела Эсме. — Черт побери, у нас нет выбора. Я не позволю ей все испортить. Ее нужно немедленно выбросить за борт.

К Рейчел подошел третий человек и подтолкнул ее к бортику.

Трое против одной. Здесь черный пояс Рейчел не поможет.

Он должен что-то предпринять. Он мог бы сходить за подмогой, но для этого нужно время, а в его распоряжении всего несколько секунд. Подельники Эсме уже тащили Рейчел к борту.

— Отпустите ее! — крикнул он, быстро спустившись по лестнице.

Трое членов судовой команды неожиданно достали оружие.

Он не ожидал увидеть оружие.

Мысль о том, что кто-то из команды «Темптресс» занимался контрабандой, была невыносимой, но только сейчас, когда его люди нацелили два пистолета на него и один на Рейчел, он осознал, насколько все серьезно.

— Подойдите к ней, — приказала ему Эсме и толкнула Рейчел к открытому проему борта. Рейчел удалось схватиться за ограждение. — Немедленно, — продолжила Эсме. — Если один из вас произнесет хоть слово, я буду стрелять.

Финн надеялся, что кто-то услышит шум и придет к ним на помощь, но никто не шел.

— Ты не можешь их пристрелить, — в ужасе произнес механик. — Черт побери, Эс, они граждане Австралии. Будет международный скандал.

— Погода ухудшается, — отрезала Эсме. — Если они сейчас упадут в воду, нас никто ни в чем не заподозрит. Этих двоих уже заставали среди ночи на верхней палубе. Мы бросим на палубу пару бутылок из-под шампанского, чтобы все выглядело так, будто здесь была вечеринка. Насчет содержания алкоголя в их крови можно не беспокоиться. Крокодилы утащут их тела. — С этими словами она подняла руку с пистолетом и нацелила его на Рейчел. Тогда Финн бросился на Рейчел и упал вместе с ней за борт.


Рейчел умела плавать и не паниковала в воде. Вместо того чтобы устремиться к поверхности, она подплыла под водой к Финну и схватила его за руку, и он понял, что она готова доверить ему свою жизнь. Он нырнул вместе с ней под корпус корабля и поплыл в сторону. Ему пришлось отпустить ее руку, чтобы им обоим было легче грести, но держался рядом с ней. К счастью, корабль стоял на месте, и двигатели не вращались.

Они вынырнули на поверхность рядом с носом корабля как можно ближе к его корпусу. Обнаружить их можно было, только придя в носовую часть корабля и перегнувшись через борт с фонариком.

Эсме и ее подельники скоро их найдут, если они что-нибудь не предпримут.

— Я могу закричать, — прошептала Рейчел. — Мои крики мертвого поднимут.

Финн тут же отмел эту идею.

— Ты их слышала, — тихо сказал он. — Даже если кто-нибудь услышит шум, они скажут, что мы напились и упали в воду. Что они увидели рядом с нами крокодила и им пришлось стрелять.

— Тогда… — растерянно пробормотала Рейчел.

— Нам нужно плыть, — прошептал Финн, понимая, что это их единственный шанс на спасение. — Они не станут включать прожектора, чтобы нас искать. Если они это сделают, то разбудят весь корабль. На воде рябь, так что без прожекторов им нас не найти. Ты хорошо плаваешь?

— Да, неплохо, — ответила она, и Финн снова поразился ее спокойствию.

— Вода убывает, так что течение отнесет нас на север, — сказал он, держа одной рукой Рейчел, а другую положив на корпус корабля. — В нескольких сотнях ярдов к северу отсюда есть скалистый островок. За ним есть островки поменьше. Ну что, ты готова?

— Дай мне минуту.

— У нас нет…

Но Рейчел уже приступила к действиям. Сняв с себя ветровку, она обвязала ее вокруг своей талии.

— Я просто хотела ее снять, чтобы она не сковывала мои движения, — пояснила она, и они поплыли прочь от корабля.

* * *

Это было похоже на ночной кошмар. Вода была черной, как небо над головой, а позади них были люди, которые хотели их убить. Финн подумал о человеке в весельной лодке. Он явно приплыл с судна побольше. Но тот парень зол на Эсме, и это может сыграть им на руку. Он не является членом команды «Темптресс», следовательно, ни Финн, ни Рейчел не смогут его узнать. Они не видели его лица, поэтому не представляют для него опасности. Зачем ему их искать?

Финн уцепился за эту мысль, чтобы не думать о других опасностях. Таких, как рифовые акулы и крокодилы.

Они с Рейчел сейчас в открытом море. Крокодилы обитают в устьях рек и в бухтах, но иногда в поисках пищи заплывают дальше.

А рифовые акулы?

«Забудь о них», — сказал он себе. Если он будет думать, что они с Рейчел в любую минуту могут стать закуской для акул, это ни к чему хорошему не приведет.

Рейчел. Вот ключевое слово. Рядом с ним сейчас хрупкая женщина, нуждающаяся в его защите, и ему нельзя поддаваться панике.

Они плыли так близко друг к другу, что во время каждого гребка их руки соприкасались. Они работали слаженно, в одном ритме, словно гребцы на весельной лодке, словно члены одной команды, и это действовало ободряюще. Против них сейчас море, темнота и страх, но вместе они обязательно справятся.

Иногда они останавливались, чтобы перевести дух. Финн хватал Рейчел за руку и пристально всматривался в горизонт, пока не находил глазами то, что искал, — скалистый утес, едва различимый при бледном свете луны. Затем, подкорректировав их курс, он ободряюще пожимал руку Рейчел, и они продолжали свой путь.

Они не разговаривали, чтобы не тратить впустую время и энергию. Кто знает, как долго они плыли и как долго им еще придется плыть. Финн обнаружил, что смертельная опасность сближает.

Ему не нужны близкие отношения. Он единственный сын хрупкой болезненной женщины, которая разрушила свою жизнь, пойдя на поводу у своих чувств. Его бабушка была еще более чувствительной. Смерть дочери подкосила ее, и она так и не оправилась от потрясения. Бабушка умерла, когда Финну было пятнадцать, и к тому времени он уже понял, что излишняя эмоциональность до добра не доведет.

— Держи свои чувства внутри себя, — часто говорил ему его дед. — Не открывай и не навязывай их другим. Это не приведет ни к чему хорошему.

Когда в день похорон бабушки Финн спросил дедушку, почему у того каменное лицо, тот выплеснул на внука все, что накопилось у него на душе.

— Нельзя привязываться к людям, — отрезал он. — Посмотри на свою покойную бабку. Когда умерла твоя мать, она решила, что ее жизнь тоже закончилась. Все эти десять лет она только и делала, что плакала, пока не умерла. Такая сильная привязанность разрушает человека, поэтому лучше обходиться без нее. Учись у меня, мой мальчик. Не нуждайся в других людях.

Финн много лет следовал совету своего деда, но сейчас обнаружил, что нуждается в Рейчел. Она не так хорошо плавает, как он. Если бы не она, он бы уже подобрался ближе к островку. Но без нее он был бы совсем один в этой пугающей черноте.

Впрочем, если бы не Рейчел, его бы сейчас здесь не было. Если бы не она, он бы остался в укрытии, узнал все, что ему было нужно, и по прибытии в Брум обратился в полицию. Это Рейчел, спустившись среди ночи на палубу, подвергла их обоих смертельному риску.

Но разве можно ее винить? Это нелепая случайность. Он сам настаивал на том, что пассажиры могут разгуливать по кораблю в любое время суток.

Отбросив эти бесполезные мысли, он сосредоточился на остатке пути. С каждой минутой им становилось все труднее бороться с течением. Последняя сотня ярдов показалась им самой длинной. Рейчел теперь почти не продвигалась вперед. Другая женщина на ее месте запаниковала бы, но она упрямо продолжала делать гребок за гребком.

Ближе к рифам приливные течения боролись друг с другом, образуя пенистые буруны, но они не сдавались и по-прежнему держались бок о бок.

И вдруг как по волшебству перед ними возник спокойный участок, где не было волн. Присмотревшись, Финн увидел платформу из плоского камня, выступающую над поверхностью воды.

Он схватил Рейчел за руку. Она остановилась, подняла голову и тоже увидела камень. Они оба глубоко вдохнули и поплыли к платформе.

Достигнув ее, Финн подтянулся и забрался на выступ, затем повернулся, чтобы помочь Рейчел. Течение начало ее сносить, но он успел схватить ее и вытащить из воды. Она обмякла в его руках.

— Не сейчас, дорогая. Нам нужно залезть выше, — твердо сказал он.

Как бы сильно они ни устали, они должны поторапливаться. Плоские выступы на этих скалистых островках довольно редки. Это излюбленные места для крокодилов. Ему не хотелось, чтобы на них напала кровожадная рептилия, поэтому он выпрямился и поднял Рейчел на ноги.

— Нет, — прошептала она.

— Да, — неумолимо возразил он, и, крепче сжав ее руку, полез выше.

Они спотыкались в темноте, острые камни царапали их босые ступни, но Финн не останавливался. Она хромала, и он знал, что у нее болит нога, но лишь мысленно просил ее потерпеть, пока они не будут в безопасности.

И вот наконец он нашел то, что искал, — плоский утес, высоко поднимающийся над морем и защищенный от ветра скалой. Покрытый песком, он представлял собой безопасное убежище.

Чувство облегчения было таким сильным, что у Финна чуть не подкосились ноги. Он помог Рейчел преодолеть последний уступ, затем повернулся и опустился на колени. Она сделала то же самое, и он крепко прижал ее к себе и опустил подбородок на ее мокрые кудри.

— Мы сделали это, дорогая, — пробормотал он, даже не пытаясь сдержать дрожь в голосе. — Теперь мы в безопасности.

Глава 4

Финн и Рейчел долго лежали на песке в объятиях друг друга. В этом не было и намека на секс. Лишь необходимость в человеческом тепле и заверение друг друга в том, что пережитый ими кошмар остался позади.

Песок все еще хранил остатки солнечного тепла, изгиб скалы защищал их от ночного ветра. Рейчел прижималась всем телом к большому мускулистому телу Финна, и в конце концов ее потрясение прошло. Финн крепко сжимал ее в объятиях, шептал слова утешения, в котором они оба так нуждались.

Через некоторое время усталость взяла свое, и она погрузилась в сон. Финн обнаружил, что хочет защищать эту женщину от всех и вся. Она познала горе, и сегодняшний инцидент стал для нее новым ужасным испытанием. Сейчас она в безопасности. Он пока не может развести сигнальный огонь, потому что у него для этого ничего нет. В любом случае, он не стал бы этого делать, потому что огонь мог привлечь тех, кто пытался их убить. Он подумает о средствах спасения завтра, а сейчас попробует уснуть.

Это оказалось непросто. Разве можно уснуть, когда держишь в объятиях такую красивую женщину?

В какой-то момент Рейчел пошевелилась и напряглась.

— Они будут нас искать, — пробормотала она.

— Нет, — мягко ответил Финн, крепче прижимая ее к себе. — Они думают, что мы утонули. Без знания карты течений мы бы не смогли досюда добраться.

— Как ты узнал, куда нам нужно плыть? — прошептала Рейчел.

— Мужская интуиция, — ответил Финн, и она тихо рассмеялась, прежде чем снова погрузиться в сон.

Разумеется, своим спасением они были обязаны вовсе не его интуиции, а навигационным картам и схемам морских течений, которые он внимательно изучал с того момента, как покинул Дарвин.

Он спас Рейчел, но она попала в эту передрягу по его вине. Он мог бы отменить круиз или поделиться своими подозрениями с полицией Дарвина.

Нет, сейчас не время винить себя. Он все равно ничего не может поделать. Сейчас он может только сжимать Рейчел в объятиях и благодарить небеса за то, что они остались живы.


Они оба проснулись, когда над горизонтом забрезжили первые лучи рассвета. Какое-то время они молчали, наслаждаясь тишиной и первозданной красотой места, в котором оказались. И еще близостью друг друга. Ни один из них не хотел размыкать объятия. Вместе им было легче противостоять неизвестности.

Они находились на скалистом островке, возвышающемся над морем. Вдалеке виднелся берег материка, чуть ближе было несколько островков, похожих на этот. Они могли бы укрыться на любом из них, но течения отнесли их к самому дальнему.

— О боже, — наконец пробормотала Рейчел. — Где мы?

— Где-то в Тиморском море.

— Очень полезная информация. — Она высвободилась из его объятий, и ему стало не хватать ее тепла. — Я голодна.

Рейчел не жаловалась, не ждала, что он раздобудет для нее еду. Просто констатировала факт.

— Кажется, в кармане моей ветровки все еще лежит пакетик леденцов, — сказала она. — Мне посмотреть, есть они там или нет?

— Лучшего завтрака я и пожелать бы не мог, — ответил Финн.

Тогда она развязала узел у себя на талии.

Подумать только, ей угрожала смертельная опасность, но она, выплыв из-под корпуса корабля, спокойно сняла с себя ветровку и, вместо того чтобы ее выбросить, обвязала ее вокруг талии. Как много женщин на ее месте поступили бы так же?

— Почему ты не избавилась от куртки?

— Потому что я бережливая, — улыбнулась она. — Я заплатила за эту ветровку восемьдесят долларов, но я с радостью поделюсь с тобой своими леденцами.

Финн залюбовался ею. Она вся была в песке и соли, ее короткая ночная рубашка облепила ее стройную фигуру, светлые кудри растрепались, но он никогда еще не видел такой красивой женщины.

Расстегнув молнию на кармане, она достала оттуда пакетик с леденцами. К счастью, они были целы.

Финн и Рейчел взяли по две штуки и молча сосали их, наслаждаясь их сладким вкусом. Затем Рейчел убрала пакетик в карман, словно он был сокровищем.

— Завтрак закончен. Теперь я бы с удовольствием приняла ванну, — весело произнесла она. — Как ты думаешь, где здесь может быть ванная комната?

— Может, за той скалой? — пошутил Финн.

Обхватив руками колени, Рейчел уставилась на горизонт:

— Ты понял, что произошло прошлой ночью?

Финн застонал про себя. У него не было выбора, кроме как сказать ей правду.

— Я подозреваю, что команда корабля занимается контрабандой наркотиков. Нас хотели убить, потому что мы не вовремя появились внизу и стали нежелательными свидетелями происходящего.

— Это я не вовремя спустилась вниз, — ответила она. — Ты все слышал?

— Я находился уровнем выше.

— Ты мог бы пойти за помощью, — задумчиво произнесла Рейчел, — но, подозреваю, что к твоему возвращению я была бы уже мертва. Ты попал в эту передрягу из-за меня.

— Я попал в эту передрягу из-за контрабандистов. Не нужно никого винить, кроме этих…

— Тише. — Рейчел прижала палец к его губам. — Не пугай ящериц.

Поймав направление ее взгляда, он увидел несколько маленьких ящерок, выползших из расщелины, чтобы погреться на солнышке.

— Это территория Робинзона Крузо. — К своему удивлению, Финн увидел в ее красивых карих глазах искорки смеха. — Готов поспорить, что эти ребята никогда не встречали никого похожего на нас. Ты хочешь, чтобы их первое впечатление о людях было плохим?

— Возможно, нам придется вести переговоры с местным населением. Или даже торговый обмен. Думаешь, их заинтересовали бы обертки от наших леденцов?

— На что мы могли бы их обменять?

— Я бы не отказался от воды.

— Да, вода бы нам сейчас не помешала, — согласилась Рейчел. — Как же нам повезло, что я надела свою непромокаемую ветровку.

— Будешь размахивать ею, чтобы вызвать духов дождя? — спросил он.

— Нет. Я собираюсь сделать из нее дистиллятор.

— Что?

— Дистиллятор для воды. Для этого нам понадобится ямка, — ответила Рейчел с энтузиазмом. — На солнцепеке. Мы найдем камень с углублением, который будет использоваться как контейнер. Его нужно будет обложить зелеными растениями. Их здесь вполне достаточно. Потом мы накроем всю конструкцию моей водонепроницаемой ветровкой и прижмем ее края к земле камнями. На жаре из растений будет выделяться вода, собираться на куртке и стекать в контейнер.

— Откуда ты все это знаешь?

— Я геолог. Наш преподаватель показал нам этот способ во время практики. На всякий случай. Я никогда не испытывала нехватку воды, но знаю, что это устройство отлично работает.

— Значит, вот по какой причине ты не избавилась от куртки.

Рейчел смущенно улыбнулась:

— Я оставила ее скорее из приличия. Моя ночная рубашка очень короткая.

— Я заметил, — сказал Финн, и она сердито посмотрела на него.

— Перестань замечать. На мне даже нет тр… — Прервавшись на полуслове, она покраснела. — Просто перестань, и все.

Как он может не обращать на нее внимания? Это все равно что не дышать. Она так красива. Ночная рубашка открывает ее стройные ноги. Под ней даже нет тр…

— Думаешь, они будут нас искать? — спросила Рейчел, нахмурившись, и Финн понял, что она все еще боится.

— Нет, — решительно ответил он, чтобы ее успокоить.

Черты ее лица немного расслабились.

— Как ты можешь быть так в этом уверен?

— Эсме и ее подельники решили не включать прожектора и не искать нас сразу, чтобы не рисковать. Они не знают, что я изучил карты течений, и думают, что мы утонули. Они бросят на палубу бутылки из-под шампанского и будут ждать, когда нас хватятся. — Он посмотрел на часы: — Думаю, этого еще не произошло. Завтрак еще не начался, и если вы с Мод не привыкли встречаться перед завтраком…

— Не привыкли.

— В таком случае, до него нас не хватятся. К этому времени корабль будет уже в сотне миль отсюда. Лодка, которая доставила наркотики на «Темптресс», тоже не будет нас искать, потому что мы не могли разглядеть сидевшего в ней человека. Мы проблема Эсме, не его.

— Значит, мы запасемся терпением и будем ждать спасателей.

— Да.

Должно быть, это прозвучало неуверенно, потому что Рейчел снова нахмурилась.

— Ты не думаешь, что нас найдут.

— Разумеется, нас найдут.

Но…

Но отыскать их здесь все равно что отыскать иголку в стоге сена. Спасателям придется обследовать огромную территорию. Сколько вертолетов для этого понадобится? Их, конечно, будут искать, но спасатели будут исходить из того, что они покинули корабль в интервале между ужином и завтраком. Это означает, что их шансы на спасение невелики.

— Не беспокойся, Мод найдет нас, — заверила его Рейчел. — Мне неприятно думать, что она находится на корабле с преступниками.

— Они не представляют никакого вреда для остальных пассажиров. Мод в безопасности. Но я не думаю, что она…

— Ты ошибаешься, если думаешь, что Мод доверит наши поиски властям, — улыбнулась она. — Я видела Мод в действии и знаю, на что она способна. Я горжусь тем, что у меня есть такая подруга, как она. Мод не захочет мириться с моей пропажей. Она и ее внук владеют золотыми приисками по всему северу Австралии, так что их возможности почти безграничны. Нас начнут искать еще до того, как пассажирам «Темптресс» подадут кофе.

— Но ты сама сказала, что знаешь Мод всего несколько недель.

— Мод меня любит. Этого достаточно.

— Правда?

— Даже не смей сомневаться в Мод, — отрезала Рейчел. — Она просто удивительная.

— Но полюбить за три недели…

— Сколько времени, по-твоему, нужно, чтобы кого-то полюбить?

— Понятия не имею. За три недели невозможно даже кого-то узнать.

— Как насчет твоих родителей? — поинтересовалась она.

— Они были знакомы еще меньше, — отрезал Финн, не в силах скрыть свое раздражение. Обычно он никому об этом не рассказывал, однако эта хрупкая женщина слепо верит в любовь с первого взгляда, и он должен ее разубедить. — Они были вместе неделю, во время которой я и был зачат. После этого они больше никогда друг друга не видели. Три недели на то, чтобы полюбить? Мне бы понадобилось, по меньшей мере, три года, но даже тогда я бы потребовал рекомендации.

— О, Финн…

— А как насчет отца твоего ребенка? — спросил он, все еще злясь на нее за любопытство.

— Наши отношения тоже были ошибкой, — прошептала Рейчел. — Так что, возможно, твое правило трех лет лучше. Возможно, мне тоже надо бы ему следовать. — Закусив губу, она закрыла глаза, а когда снова их открыла, в них уже появилась решимость. — Благоразумно это или нет, Мод меня любит, и они с ее внуком Хьюго и моей сестрой Эми будут меня искать и найдут. А твои родственники? Они будут им помогать?

— Нет.

Конни и Ричард даже не знают, что он путешествует под другим именем. Они втроем живут под одной крышей, но их отношения нельзя назвать слишком близкими. Перед этим круизом он сказал им, что ему нужно уехать по делам, и они не задавали ему вопросов.

Финн оставил распоряжения своим юристам на случай, если не вернется. Они, безусловно, их выполнят, но он предпочел бы, чтобы этого не понадобилось.

Может, Рейчел права насчет Мод. Ее пожилая подруга упряма и решительна. Что бы там ни наговорила Эсме, Мод не поверит, что она напилась и упала за борт, и не станет сидеть сложа руки. Совершенно очевидно, что она любит Рейчел. Такое искреннее чувство в современном мире большая редкость.

Любовь.

Он посмотрел на Рейчел и подумал, что ее ночная рубашка слишком коротка и что этот остров слишком мал.

Поймав его взгляд, Рейчел надела куртку и застегнула пуговицы.

— Тебе будет жарко.

— Не будет, — твердо сказала она. — Нам нужно найти воду. Дистиллятор, безусловно, отличное устройство, но оно работает медленно. Если понадобится, я его, конечно, сделаю, но было бы глупо добывать воду по капле, не поискав сначала ее источник на острове. Может, за той скалой водопад.

— Два дня назад здесь прошел дождь.

— Откуда ты знаешь? — удивилась она.

— Из прогноза погоды. Во время круиза я по несколько раз в день просматривал его в Интернете.

— Интернет на корабле вышел из строя.

Это был еще один из подозрительных фактов. Разрыв интернет-соединения был еще одной из причин, вызвавших недовольство пассажиров. Эсме и ее подельники, очевидно, приняли меры предосторожности, чтобы в случае, если кто-нибудь увидел что-нибудь подозрительное, он не смог бы обратиться к властям. Единственным видом связи с внешним миром на корабле была радиосвязь. Пассажирам разрешалось ею пользоваться при необходимости, но сеанс связи нужно было заказать заранее, и он осуществлялся в присутствии капитана. Несомненно, капитан был сообщником контрабандистов. Без его участия они не смогли бы изменить курс корабля.

Но сейчас не время думать о том, как преступники осуществляли свой план. Рейчел смотрела на него так, словно что-то подозревала.

— Ты знаешь все течения, острова и прогноз погоды.

— В моей каюте есть спутниковый Интернет. Я путешествую один, поэтому провожу свободное время во Всемирной паутине.

— Ты, случайно, не полицейский, участвующий в секретной операции?

Эта женщина не только красива, но и сообразительна.

— Нет, — ответил Финн.

Она задумчиво посмотрела на него:

— Жаль. Если бы ты работал в полиции, я могла бы подать в суд на правительство за то, что мне не была обеспечена надлежащая защита.

— Ты можешь подать в суд на владельца круизной компании.

— Это идея. Когда я вернусь домой, я проконсультируюсь со своим юристом. А пока нам нужно найти воду.

— Да, мэм, — ответил Финн, и они отправились на поиски.


Они нашли три лужи с чистой водой. Две из них были три-четыре дюйма в глубину и фута четыре в ширину, третья была дюймов двадцать в ширину, зато фута два в глубину.

При виде их Рейчел облегченно вздохнула, затем опустилась на колени перед самой глубокой из луж, чтобы попить, но Финн остановил ее.

В глубокой луже была вода, стекшая с гладких скал. Две широкие постепенно высыхали. Пара жарких дней, и от них ничего не останется. Кто знает, сколько времени им с Рейчел придется здесь провести.

— Без еды мы сможем продержаться несколько недель, — сказал он, не отпуская ее руку, а вот без воды не протянем и несколько дней. Дождя в обозримом будущем не предвидится.

— Думаешь, речь идет о нескольких неделях? — тихо спросила Рейчел. — Боюсь, леденцов нам не хватит.

— Мы всегда можем съесть друг друга, — произнес он так, словно предлагал ей продегустировать деликатесы в одном из лучших ресторанов мира.

Рейчел подняла на него глаза, и он улыбнулся.

— Будем тянуть жребий? — спросила она с улыбкой.

— Только после того, как съедим всех ящериц, — ответил Финн с притворной серьезностью. — Надеюсь, что твоя Мод найдет нас до того, как у нас закончатся леденцы. Но воду нам в любом случае нужно экономить.

— Итак, что ты предлагаешь?

— Сейчас мы попьем из мелких луж, затем перенесем из них как можно больше воды в глубокую лужу и накроем ее курткой, чтобы она не испарялась.

— Ты хочешь, чтобы я снова сняла куртку, — вздохнула она, но уже начала расстегивать пуговицы. — Предупреждаю, ботаник, если ты будешь заглядывать мне под ночную рубашку, я расскажу об этом Мод.

— Ботаник?

— Человек, который во время круиза торчит в своей каюте и штудирует карты течений, определенно ботан. Готова поспорить, в свободное время ты читаешь заумные книги. — Она снова вздохнула: — В чем мы будем переносить воду?

— В рукавах куртки, — ответил Финн и, прежде чем она успела возразить, оторвал один рукав и завязал его узлом, получив что-то наподобие длинного узкого пакета. Затем он начал аккуратно зачерпывать им воду из мелкой лужи и переносить ее в более глубокую.

Рейчел наблюдала за ним с восхищением. Этот человек умен и смекалист. Пока их не нашли, она может спокойно доверить ему свою жизнь. С этой мыслью она оторвала второй рукав и стала ему помогать.

Они работали до тех пор, пока воды в обеих широких лужах не осталось так мало, что ее было уже невозможно вычерпать. Финн накрыл их запас воды оставшейся частью куртки, прижал края камнями, после чего с улыбкой посмотрел на Рейчел.

— Теперь небольшое вознаграждение, — мягко сказал он. — Мы не сможем собрать все до последней капли. Когда будет жарко, остатки воды испарятся. Как ты смотришь на то, чтобы умыться? Нам повезло. Здесь целых две ванны.

Рейчел подумала о чистой воде. Пусть ее всего лишь дюйм, зато она сможет наконец смыть с себя соль.

Склонившись над одной из «ванн», Рейчел выпила столько воды, сколько смогла, после чего велела Финну отвернуться.

— Прошу прощения?

— Я собираюсь принять ванну. Может пройти довольно много времени, прежде чем я смогу сделать это снова, поэтому я собираюсь использовать эту возможность по максимуму. Только не смотри на меня. Если ты будешь мыться в своей ванне, я обещаю, что не буду на тебя смотреть.

Финн уставился на нее.

— Отвернись, — скомандовала она, и он подчинился.

«Ему можно доверять. Он спас тебе жизнь», — сказала себе Рейчел, сняла ночную рубашку и легла в импровизированную ванну.

Она переворачивалась с боку на бок, промывала спутанные кудри. Воды было не больше дюйма, но этого ей хватило, чтобы смыть с себя соль.

— Хорошо?

Голос Финна прозвучал немного сдавленно. Рейчел повернула голову и посмотрела на него. Он выглядел напряженным. Наверное, для него было слишком серьезным испытанием находиться рядом с обнаженной женщиной и не смотреть на нее.

— Божественно. Почему ты не делаешь то же самое? Обещаю, что не буду подглядывать, — добавила она и снова отвернулась, чтобы не смотреть на его широкую спину, по которой так и хотелось провести ладонями.

Десять секунд спустя она услышала плеск воды и поняла, что он последовал ее примеру.


Все было бы замечательно, если бы не один орел. Точнее, скопа.

Рейчел спокойно плескалась в воде, когда неожиданно в небе над ней возникла большая черная тень. Пронзительно закричав, птица растопырила когти и начала пикировать прямо на нее.

— Рейчел, беги! — крикнул Финн.

Дальше все произошло так быстро, что Рейчел не успела отдать себе в этом отчет. Каким-то образом она оказалась в «ванне» Финна, находящейся ближе к скале, в его объятиях. Должно быть, это он ее туда притащил.

— Она улетела, — сказал Финн, и Рейчел обнаружила, что тихонько хнычет.

Опасность миновала, но он продолжал прижимать ее к себе, и она не возражала. Они оба были полностью обнажены, но ей было все равно. Крепкое мускулистое тело этого мужчины было единственным, что стояло между ней и смертельным страхом.

Если бы он не закричал… Если бы он не схватил ее.

— Вот это сюрприз, — наконец пробормотал он, уткнувшись лицом в ее волосы. — Я даже не подозревал, что мы здесь не одни. Думаю, что где-то на этом острове есть гнездо скопы. Может, нам позвонить в «Нэшнл джеографик»?

Должно быть, он прав. Во время круиза Рейчел много раз видела скоп и их огромные гнезда на вершинах самых неприступных утесов. «С этими ребятами лучше не связываться», — сказал Джейсон во время одной из экскурсий.

— Она… она напала бы на нас? — тихо спросила Рейчел Финна.

— Мы для нее слишком большие, и она не причинила бы нам особого вреда.

— Мне приятно это сознавать.

— Мне тоже, — ответил Финн и теснее прижал ее к себе.

Она слышала стук его сердца, чувствовала его теплое дыхание на своей коже, надежную твердость его мышц. Наверное, он регулярно посещает спортзал. Если так, то на «Темптресс» ему этого не хватало. Спортзал — это, похоже, единственное, чего там нет.

Черт побери, ее обнимает такой привлекательный мужчина, а она думает о всяких пустяках.

— Тебе лучше? — мягко спросил Финн, и она лишь кивнула в ответ. — Мы останемся здесь в укрытии. В любом случае нам никуда не следует отсюда уходить, потому что скоро начнется жара. Если мы не будем забираться выше, птица перестанет видеть в нас угрозу.

— З-здорово.

— Рейчел?

— Ммм?

Он слегка повернул ее подбородок, чтобы она посмотрела в сторону моря.

— Видишь вон тот остров?

Остров, о котором он говорил, был намного больше этого. Окруженный рифами, он находился в полумиле от них. В отличие от этого он был покрыт растительностью.

Помимо него, Рейчел увидела множество таких же маленьких клочков суши, как тот, на котором находились они. Вдалеке виднелись бледные очертания материка.

— Тот остров был ближе всех к тому месту, где ночью остановился наш корабль, — сказал Финн. — Если бы Эсме захотела нас найти, она в первую очередь отправилась бы туда. На то, чтобы обыскать остров, у нее ушло бы полдня. Они не могли вернуться, поскольку не хотели, чтобы кто-нибудь заподозрил, что они знают, что с нами произошло. Человек, который доставил им груз, точно не будет нас искать. Что касается скопы, она защищает своих птенцов. Если мы не будем их трогать, она оставит нас в покое. У нас есть вода и леденцы. Мы знаем, что Мод будет нас искать. Мы в безопасности.

Впервые после инцидента на корабле Рейчел в это поверила.

Безопасность — странное слово, когда речь идет о людях, оказавшихся на необитаемом островке, точнее, на голом скалистом утесе посреди моря. Но его слова успокоили ее, и она расслабилась в его объятиях.

Финн крепче обнял ее и коснулся губами ее волос.

— Ты устала, дорогая.

— Так же, как ты.

— Именно поэтому я и продолжаю тебя обнимать.

Судя по его тону, он улыбался.

— Меня не нужно обнимать.

— Но ты бы хотела, чтобы я продолжал тебя обнимать.

Отрицать правду не было смысла.

— Э-э… да.

— Я бы хотел тебя поцеловать, — добавил Финн мгновение спустя, и ее сердце замерло.

— Правда? — произнесла она и, поняв, как глупо это прозвучало, добавила: — И что же тебе мешает?

Глава 5

Когда Финн услышал ответ Рейчел, у него перехватило дыхание.

Он держал в объятиях обнаженную женщину, и она разрешила ему ее поцеловать.

Чтобы ее успокоить?

Возможно.

Но что в этом плохого? Они оба взрослые люди, не связанные никакими обязательствами. Они вместе пережили тяжелое потрясение, и это их сблизило. Им обоим необходимо утешение.

С этой мыслью он повернул ее лицом к себе и поцеловал.


Рейчел Коттон уже давно никто не целовал, поэтому она решила наверстать упущенное и ответить на поцелуй Финна, вложив в него всю свою страсть.

Но она не знала, насколько страстной может быть, до того момента, как его губы коснулись ее губ. По ее телу разлился расплавленный огонь, и она забыла обо всем, кроме этого мужчины, его сильных рук и горячих губ и позволила себе просто наслаждаться его близостью.

Они начали целоваться, чтобы друг друга утешить, но неожиданно страх уступил место первобытному желанию.

Финн. Кораблестроитель. Человек, который разбирается в морских течениях.

У него есть дети.

Эта мысль отрезвила ее. Она ничего не знает об этом мужчине. Он оставил детей с их матерью? Или матерями? Какого черта она целует его так, словно собирается ему отдаться? Если бы они могли предохраниться, она бы, наверное, не устояла перед ним.

Возможно, отправляясь в круиз, он положил в чемодан предохраняющие средства.

Как только она об этом подумала, к ней окончательно вернулся здравый смысл.

— Мы… не можем, — сказала она, оторвавшись от его губ, но ей не удалось скрыть свое сожаление.

Что с ней такое? Она отдалась Рамону, потому что была точно так же ослеплена желанием. Она проигнорировала здравый смысл и потеряла голову.

Она ничего не значила для бывшего мужа и ничего не значит для этого мужчины. Финн предупредил ее о своей репутации плейбоя. Его можно назвать честным человеком.

Да, он честен с ней. Он отстранился от нее, и его взгляд был полон грусти и сожаления.

— Полагаю, это не самая хорошая идея, — сказал он. — Если мы застрянем здесь на девять месяцев, нам будет негде покупать подгузники.

Рейчел удалось издать смешок, который получился больше похожим на всхлипывание. Финн взял в ладони ее лицо и нежно провел большими пальцами по щекам.

— Но мы не застрянем здесь на девять месяцев, — сказал он. — Мы положимся на Мод. Я не сомневаюсь, что она нас найдет. А теперь давай оденемся, приведем себя в порядок и будем ждать спасателей.

— Ты уверен, что сюда не прибудет…

— Сюда прибудут только люди, нанятые Мод, — твердо произнес Финн, и Рейчел, заглянув в его глаза, поверила ему. — Думаешь, Мод догадается упаковать предохраняющие средства?

Они оба рассмеялись, и обстановка немного разрядилась.

— Интересно, каковы на вкус жареные ящерицы, — продолжил Финн, сходив за их одеждой. — Нам придется это выяснить. — Он принялся натягивать на себя влажные брюки.

— Жареные ящерицы, — задумчиво повторила Рейчел, надевая ночную рубашку. Она, наверное, в тысячный раз пожалела о том, что взяла в круиз не фланелевую пижаму, а эту фривольную вещицу, которую подарила ей Эми, когда она лежала в больнице. — У тебя есть сковорода и коробок спичек?

Бросив взгляд на его брюки, она увидела внушительный бугорок под молнией и покраснела.

— Нет, но у меня есть то, что нам тоже пригодится. — Открыв водонепроницаемый чехол, прикрепленный к ремню, он достал оттуда мобильный телефон с фотокамерой и складной многоцелевой нож. — В рекламе этого ножа говорится, что там есть все необходимое, чтобы пережить конец света.

— Телефон, — с тоской произнесла Рейчел.

— Сигнала не было уже несколько дней, — ответил он. — Мой спутниковый телефон, по которому я разговаривал, к сожалению, остался на корабле. Этот я использовал для других целей.

Они сели на выступ скалы. Финн включил телефон, открыл папку с файлами и протянул его Рейчел.

— Здесь фото, — сказал он, и Рейчел подумала, что он собирается показать ей фотографии своих детей, чтобы ее отвлечь.

Она ошиблась. Там было с дюжину фотографий того, что произошло на борту корабля прошлой ночью. Рейчел увидела очертания лодки, Эсме, принимающую груз, ее подельников, блестящие свертки, белый порошок, высыпавшийся из одного из них. В расплывчатом пятне в углу последнего снимка она узнала себя.

— К счастью, чехол не пропускает воду, — мрачно произнес Финн. Обещаю, что как только Мод нас найдет, эти ребята за все ответят. Здесь достаточно улик, чтобы упрятать их за решетку на много лет. Но все это потом, а пока нам нужно развести огонь.

— Огонь?

— Чтобы жарить ящериц.

— Ты серьезно?

— Если поиски затянутся, нам придется это делать.

— Моя бабушка говорила, что они довольно вкусные.

— Она их пробовала? — удивился Финн.

— Ее родители происходили из Алис-Спрингс. Это рядом с Улуру. В детстве она жила в глуши.

— Она научила тебя готовить ящериц?

— Нет.

— В таком случае мы будем импровизировать, — ответил Финн. — И начнем прямо сейчас. Подозреваю, что на то, чтобы развести огонь с помощью трения, у нас уйдет много времени. В любом случае к вечеру нам придется это сделать. А пока нам нужно забраться на вершину скалы и прикрепить к ней сигнальный флаг. Это будет моя футболка.

— Ты собираешься сделать флаг из своей футболки?

— Конечно, твоя ночная рубашка подошла бы лучше для этой цели, — улыбнулся он. — Но ты уже пожертвовала свою куртку. Теперь моя очередь.

— А как насчет скоп?

— Мы будем за ними наблюдать. Когда и самец, и самка улетят охотиться, я полезу наверх, а ты продолжишь вести наблюдение. Если они вернутся раньше, чем я повешу флаг, ты закричишь, и я убегу. Я очень хорошо бегаю.

Финн улыбался, но в глазах его была смелость и решимость. Мерзавец он или нет, она может на него положиться. У нее нет выбора.

Глава 6

— Сомневаюсь, что в твоем водонепроницаемом чехле есть доска для скрэббла, — сказала Рейчел. Было три часа пополудни. Жара за пределами их укрытия стояла просто изнурительная. Как и сказал Финн, остатки воды из их «ванн» испарились. Рейчел хотелось пить, но она не могла заставить себя выйти из тени. Почему их запас воды не мог быть поближе?

Почему все так, как есть?

У нее слишком много вопросов и ни одного ответа.

— Прости, я забыл ее туда положить, — пошутил Финн.

— Она бы нам сейчас пригодилась. Или хотя бы колода карт.

— В следующий раз буду практичнее.

Им обоим порядком надоело здесь сидеть. Они могли бы спуститься вниз и искупаться, но не хотели рисковать. У берега могли быть крокодилы. Кроме того, отсюда открывался лучший обзор.

Они все еще не прикрепили сигнальный флаг к скале. Проблема состояла в том, что края склона осыпались всякий раз, когда Финн пытался вскарабкаться наверх. Рейчел уже целый час сидела и думала, не следует ли ей попытаться это сделать. Она намного меньше и легче Финна. Она владеет боевыми искусствами. Кроме того, она много занималась в спортзале. Все это означает, что она сильная, гибкая и проворная.

Но ее нога еще не до конца восстановилась. Если бы Финн знал, насколько серьезной была ее травма…

Но она ничего ему не скажет, иначе он не позволит ей попытаться взобраться на скалу. А это, похоже, их единственный шанс повесить сигнальный флаг.

Рейчел перевела взгляд с мужчины, который сидел рядом и что-то сосредоточенно вырезал из куска древесины, на вершину скалы. Вторая скопа тем временем поднялась с гнезда и улетела. Первая сделала это еще пять минут назад.

Они следили за птицами. Каждая их отлучка длилась около получаса.

У нее есть двадцать пять минут.

— Футболка, — сказала она, вставая.

Нахмурившись, Финн посмотрел на нее:

— Что?

— Дай ее мне. Я полезу наверх.

Он покачал головой:

— Ты не можешь. Я пытался. Это слишком опасно.

— Не для меня. Я легкая, сильная и проворная.

— С больной ногой?

— Она уже восстановилась. Я с детства лазаю по скалам. Кроме того, я участвовала во множестве геологических экспедиций и разбираюсь в горных породах. Я знаю, какие из них прочные, а какие нет. Пока ты тут сидишь и вырезаешь сувениры…

— Сувениры? — возмутился он. — Думаешь, я сижу и вырезаю деревянных крокодилов?

— Уверена, они получатся очень красивыми, — парировала она. — Пока ты тут упражнялся в резьбе по дереву, я изучила скалу и мысленно проложила маршрут. Снимай футболку.

Финн положил на камень деревяшку и нож:

— Ты никуда не полезешь.

— Кто мне запретит?

— Рейчел…

— У нас нет выбора. В бинокль нас издалека не увидят, и ты это знаешь. — Она протянула ему руку. — Развевающуюся на ветру футболку могут заметить. Не тяни время. Давай ее мне.

— Нет. Ты разобьешься.

— Если я не полезу наверх, нас не найдут, и мы оба умрем здесь с голоду.

— Я сам…

— Ты не полезешь, — отрезала она. — Под твоим весом склон осыпается, и наши шансы на спасение тают.

— Значит, ты предлагаешь мне стоять внизу и ловить тебя?

— Я не упаду.

За этим последовало напряженное молчание, после которого Финн снял с себя футболку и протянул ей.

— Тогда я буду стоять внизу и наблюдать. Если птицы вернутся, я тебе крикну.

— Спасибо, — ответила Рейчел, выиграв эту маленькую битву характеров.


Сказать, что Финн был удивлен, было бы преуменьшением. Разве он мог себе представить, что он, Финн Киннард, будет однажды стоять и наблюдать за тем, как маленькая, хрупкая женщина забирается на осыпающийся склон скалы, чтобы оставить наверху сигнальный флаг для спасателей?

Наверное, правильнее было бы сказать, что мнение Финна о маленьких, хрупких женщинах изменилось.

Его мать была беззащитным, слабовольным созданием, полностью зависящим от своего отца. Конечно, плохое здоровье могло послужить ей оправданием, но разве его вполне здоровая бабушка не была такой же?

Рейчел уже преодолела половину высоты скалы. К ее плечу с помощью его ремня была прикреплена тяжелая палка. Внизу она смогла бы защититься с ее помощью от огромных птиц, но если они нападут на нее наверху, она может потерять равновесие.

Финн пристально наблюдал за ней. Он видел, как она всякий раз медлила, прежде чем переложить вес своего тела на левое бедро, видел решимость в каждом ее движении, и неожиданно ему на ум пришла мысль о мифических амазонках, рослых женщинах-воительницах, которые для удобства стрельбы из лука выжигали себе правую грудь, и внутри него словно что-то переключилось.

Прошлой ночью она не раздумывая поплыла с ним. Вместе того, чтобы поддаться панике, она сняла куртку и привязала ее себе на пояс. Она ни о чем его не просила, ни на что не жаловалась. Да, она испугалась, когда утром на нее чуть не напала скопа, но причиной этого был эффект внезапности. После этого она действовала разумно и практично. Наблюдая за тем, как он тщетно пытался вскарабкаться на скалу, она оценивала свои шансы и мысленно прокладывала для себя маршрут. Взвесив все «за» и «против», она пришла к собственному выводу и поделилась им с Финном.

Все это навело его на мысль, что ему не следует быть таким категоричным по отношению ко всем маленьким, хрупким женщинам. Возможно, не только смелость и практичность Рейчел сделали ее исключением из правила. Когда она, обнаженная и мокрая, прижалась к нему всем телом, когда она дюйм за дюймом продвигалась вверх по скале, он чувствовал…

Финн не мог понять, что чувствовал. Он не узнавал охватившие его эмоции, что при сложившихся обстоятельствах было неудивительно. Конечно, еще было сексуальное желание, но сейчас не время об этом думать.

Рейчел добралась до вершины скалы. Он мог наблюдать за ней только краем глаза, потому что все его внимание было приковано к горизонту. Птицы вот-вот должны были вернуться.

Они с Рейчел договорились, что она просто прижмет край футболки к верхнему краю скалы камнями, но вместо этого она открепила от ремня палку, привязала к ней порванный рукав футболки, воткнула ее в расщелину и начала спускаться.

В этот момент на горизонте появилась темная тень.

— Рейчел…

— Уже иду.

Она уже отошла от того места, где поставила флаг, и Финн выругался. Ей нужна палка. Она взяла ее, чтобы защищаться ею от птиц, но вместо этого сделала из нее древко флага, чтобы закрепить его повыше.

Он попытался немного подняться, чтоб ей помочь, но под его весом выветрившийся склон снова начал осыпаться.

— Поторопись! — отчаянно крикнул он.

— Веришь ты мне или нет, — весело прокричала в ответ Рейчел, — но я тороплюсь.

Она двигалась недостаточно быстро. Птица уже увидела ее и, пронзительно крича, приближалась к ней.

Финн подбросил вверх камень. Он, конечно, не попал в птицу, но она повернула в сторону и сделала круг.

Он бросил еще один камень. Еще и еще.

Наконец, когда Рейчел оказалась на уровне его плеч, он схватил ее и отнес в их убежище, где еще долго держал ее в объятиях.


Рейчел оставалась в объятиях Финна не ради себя. Ради него.

Утром она прижималась к нему, потому что очень испугалась, но сейчас это он был напуган и нуждался в успокоении. Поэтому она не должна думать о том, как ей хорошо в его руках. Не слушать стук его сердца.

Нужно думать о чем-нибудь другом. Например, о том, что у нее болят ноги.

— У меня болят ступни, — пробормотала она, и он крепче прижал ее к себе, после чего неохотно отстранился. — Мне нужна обувь.

Ему она тоже не помешала бы. Он избавился от своих ботинок в море, чтобы они не мешали плыть. После тщетных попыток забраться на скалу его ступни кровоточили. Что уж говорить о нежной женской коже?

— Дай посмотрю, — сказал он, и Рейчел, сев по-турецки, стала изучать исцарапанные подошвы своих ступней.

— Ой! Твои выглядят так же?

Прочитав его ответ на его лице, она поморщилась:

— Ты пытался забраться три раза!

— А ты попыталась всего один раз, и тебе удалось.

— Да, и теперь я даже не могу тебе поплакаться.

— Зато ты можешь смотреть на свой флаг.

— Да. — Она подняла глаза на кусок черной материи, слегка развевающийся на ветру, и ее лицо просветлело. — Если его не сорвут птицы.

— В отличие от нас он им не мешает.

— Они к нам привыкнут. — Рейчел вздохнула: — Я бы все отдала, чтобы опустить ноги в нашу яму с водой.

— Тогда у воды появился бы вкус.

— Хочешь леденец? — спросила она с улыбкой.

— После завтрака прошло много времени. Думаю, нам пора подкрепиться.

— Давай сделаем это.

Рейчел достала каждому из них по леденцу, и они сосали их, молча глядя на море. Обоих обуревали разного рода мысли, но им не хватало смелости поделиться ими друг с другом.

Глава 7

Наконец Рейчел догадалась, что Финн так старательно вырезал. Сначала он сделал в плоском куске древесины прорезь длиной в шесть дюймов и шириной в один дюйм, а затем вырезал длинную закругленную палочку. После этого он вставил ее в прорезь и начал водить ей туда-сюда, чтобы с помощью трения получить огонь. При этом он держал руки на солнце, чтобы древесина максимально нагрелась.

— Я где-то читал, что это эффективнее, чем тереть две деревяшки друг о друга, — заметил он.

Рейчел предложила ему свою помощь, но он от нее отказался.

— Это мужская работа.

— Значит, мы будем распределять работу согласно полу? Ты хочешь, чтобы я пошла на охоту, пока ты разводишь огонь?

— Пожалуйста, — улыбнулся он. — Можешь пойти нанести смертельный удар леденцам.

— Я слишком чувствительна. Они смотрят на меня своими большими карими глазами. — Затем она увидела его руки и тут же посерьезнела: — Ты должен мне позволить тебе помочь. Твои руки обгорели на солнце и покрылись волдырями.

— А с твоими пока все в порядке. Зачем портить четыре руки? Но ты могла бы поохотиться за дровами. Если, конечно, они не смотрят на тебя жалобно.

Желая хоть как-то ему помочь, Рейчел пошла собирать куски древесины, принесенные на остров приливами. Для этого ей пришлось спуститься почти к самой воде. Там могли быть крокодилы, и это беспокоило Финна, но они оба знали, что у них нет выбора. Сигнальный огонь — это лучший способ привлечь внимание спасателей ночью.

Рейчел раз за разом ходила вниз и собрала большую кучу дров, которых хватит, чтобы до утра поддерживать огонь.

К моменту ее возвращения Финну уже удалось разжечь костер, и он смотрел на него с благоговением.

— Я чувствую себя бойскаутом младшей дружины, который успешно справился с заданием, — сказал он.

При этом он так очаровательно улыбался, что Рейчел, поддавшись сиюминутному порыву, опустилась рядом с ним на корточки и обняла его. Затем она отстранилась и посмотрела на огонь, после чего перевела взгляд на Финна:

— Твои бедные руки… Нужно окунуть их в воду.

— А у тебя ярко-красный нос. Его тоже нужно окунуть в воду?

Когда солнце наконец перестало жечь, они пошли к своей яме с водой, попили пригоршнями и умылись.

— Когда останется половина воды, нам придется ее экономить, — заметил Финн.

Об этом они пока могли не беспокоиться, а вот леденцов было недостаточно, чтобы утолить голод.

— Попробуем завтра пожарить ящериц? — предложила Рейчел.

— Может, нам лучше разорить гнездо скоп? Если они только что отложили яйца, мы сможем приготовить яичницу.

— Только чур ты за ними полезешь. — Рейчел с тоской посмотрела на оставшиеся леденцы: — Интересно, что сейчас едят на корабле.

— Ничего, — ответил Финн. — Все надели траур и ничего не едят из уважения к нам. Они роняют слезы в пустые тарелки, поглядывая за борт в надежде найти наши тела.

— «Темптресс» точно не вернется нас искать?

— Они не могут, — мягко произнес Финн. — Капитан несет ответственность за жизнь всех пассажиров. Здесь полно рифов и подводных скал, поэтому он не станет рисковать.

— Значит, нам остается надеяться на Мод, — прошептала Рейчел, и Финн, глядя на ее лицо, подумал, что они зависят от восьмидесятитрехлетней женщины. От женщины, которая любит Рейчел.

От чувства, которое он только начал постигать.


С наступлением темноты они разожгли три костра в разных частях островка, чтобы спасатели смогли их увидеть с любой стороны.

— Я буду поддерживать огонь всю ночь, — заявил Финн. — К утру дрова закончатся, и костры прогорят, но дым от углей будет виден за много миль.

— Ты уверен?.. — Рейчел не договорила, но Финн знал, о чем она хотела его спросить.

— Что нас не будут искать контрабандисты? Абсолютно уверен, — ответил он, встретившись с ней взглядом. — Они думают о том, как доставить груз в место назначения, а не о нас.

— Как таких людей только земля носит?

Они устроились на ночлег на том же уступе, где провели прошлую ночь. Солнце достаточно нагрело камни и песок, и они могли чувствовать себя вполне комфортно. Но в наступившей темноте Рейчел никак не могла успокоиться. Услышав дрожь в ее голосе, Финн притянул ее к себе. Она начала сопротивляться, но он не отпустил ее и мягко сказал ей:

— Нам нужно обняться. Мы оба напуганы.

Повернувшись в его объятиях, она слегка отстранилась и посмотрела на него с недоверием.

— Ты не напуган. Бойскауты ничего не боятся. Они хорошо подготовлены.

— Будь я хорошо подготовлен, я бы взял с собой предохраняющие средства, — пробурчал он, и Рейчел рассмеялась.

Именно на такую реакцию он и рассчитывал.

— Даже если бы они у тебя и были, ты смог бы ими воспользоваться только в своих мечтах. Готовиться следует только к тому, что может произойти.

— А как же надежда? Она ведь умирает последней.

— Только не в твоем случае, — улыбнулась она. — Ты правда был бойскаутом?

— Лишь членом младшей дружины. В среднюю я не попал.

В раннем подростковом возрасте он уже работал на полставки, и у него не было времени на развлечения. Их семья нуждалась, и дедушка нашел ему работу на судостроительном заводе. Там он получил больше полезных навыков, чем в лагере скаутов.

— Где ты вырос? — спросила Рейчел.

Финн обнял ее крепче, поскольку это показалось ему вполне естественным. Рейчел замерла на мгновение, но затем, очевидно, решила, что им обоим нужно тепло и успокоение, и прижалась спиной к его груди.

Но о каком успокоении могла идти речь, когда он всем своим телом ощущал пьянящую близость этой женщины? Будь он таким же, как его отец, он бы овладел ею. Но этого не случится, потому что он человек порядочный и не пользуется слабостью женщин.

Нужно сосредоточиться на разговоре. Итак, о чем она спросила? Кажется, о том, где он вырос.

— В штате Мэн, — ответил он. — На восточном побережье Соединенных Штатов.

— Расскажи поподробнее.

Финн слегка напрягся.

— Что бы ты хотела узнать?

— Рассказывай все, что хочешь. Ты всегда жил там? Ты жил у моря? Лично я никогда не покидала пределов Австралии.

Ее вопросы были вполне безобидными, и он снова расслабился. Тепло ее тела проникало в поры его кожи, и он чувствовал, как рушатся его внутренние защитные барьеры. Обычно он никому не рассказывал о своей семье, но сейчас ему вдруг захотелось это сделать.

— Мой дедушка был кораблестроителем, поэтому мы жили на побережье, — начал он. — Когда он не строил корабли, он ходил под парусом. У него были золотые руки, и он обучил меня всему, что умел сам. Когда я немного подрос, меня взял к себе подмастерьем его знакомый. По словам дедушки, этот человек строил лучшие в мире деревянные корабли. У дедушки была яхта, которую он построил сам, и он брал меня с собой в океан, сколько я себя помню. Я был его тенью. Он называл себя капитаном, а меня старшим помощником.

— Похоже, он замечательный человек.

— Да, он был таким.

— Он умер? — осторожно спросила Рейчел, и Финн подумал, что может еще немного рассказать ей о своей семье.

Разговор — это то, что поможет им обоим отвлечься от происходящего.

— Моя мать была поздним ребенком. Бабушка и дедушка уже и не надеялись, что у них когда-нибудь будут дети. Они ее обожали, и когда она умерла, бабушка потеряла интерес к жизни. Бабушка умерла, когда мне было пятнадцать, а вскоре после этого ушел и дедушка.

— Ты знал родителей своего отца?

«Стоп. Не нужно рассказывать ей больше», — мысленно сказал он себе, но необходимость поговорить оказалась сильнее. К тому же Рейчел не была для него чужим человеком. Смертельная опасность их сблизила.

— Нет, — ответил он. — Я даже никогда не видел своего отца. Он не хотел меня знать.

— Я тоже не знала своего отца, — сказала Рейчел. — Возможно, он все еще жив.

— Мой точно умер.

— Это хорошо? — наивно спросила Рейчел, и он обнаружил, что улыбается.

Она открывалась сама и просила его сделать то же самое.

— Наверное, да. Он подло поступил по отношению к моей матери.

— Не хочешь об этом поговорить?

Финн никогда никому не рассказывал о семейной трагедии, но обнаружил, что готов наконец это сделать.

— У моей матери было слабое здоровье, — начал он. — В девятнадцать лет она заболела гриппом, который перешел в пневмонию. Ее выздоровление заняло много времени, и когда болезнь наконец отступила, бабушка с дедушкой отправили ее в круиз по тропическим морям. В Мэне тогда была середина зимы, и доктор сказал им, что это пойдет ей на пользу. У бабушки с дедушкой не было денег на три путевки, поэтому они не смогли ее сопровождать. Ей было страшно ехать одной, но в то же время она жаждала новых впечатлений. В общем, беззащитная девятнадцатилетняя девчонка стала легкой добычей для такого завзятого ловеласа, как мой отец. Домой она вернулась в положении, и мой отец, разумеется, не хотел ничего обо мне знать. Тогда еще не делали анализ ДНК, а даже если бы и делали, бабушка и дедушка не стали бы на нем настаивать. Они любили меня, и для них было важнее хорошо меня воспитать, чем найти негодяя, который соблазнил их дочь.

Рейчел молчала, испытующе глядя на него в свете луны, словно пыталась собрать вместе все факты, а они никак не укладывались в одну картину.

Затем внезапно он понял, о чем она думает, и его догадка тут же подтвердилась.

— Значит, теперь у тебя двое детей, которые были зачаты при таких же обстоятельствах? — произнесла она обвиняющим тоном. — Я не верю тебе.

Он совершил ошибку, рассказав ей о своей семье. Что ему теперь делать? Сказать ей правду.

Если он это сделает, то у нее появятся новые вопросы. Наверное, лучше оставить все как есть.

— Это твое дело, — мягко сказал он. За этим последовало долгое молчание. Взгляд Рейчел был мрачным и задумчивым. Когда Финн уже начал думать, что разговор окончен, он просветлел, словно ее осенило.

— Ты сказал это, чтобы расстроить матримониальные планы Мод, — медленно произнесла она. — У тебя нет никаких детей.

— Они есть, Рейчел.

— Как их зовут?

— Конни и Ричард.

— Мне не нравятся мужчины, которые мне лгут.

— Ты не обязана мне симпатизировать.

— Тогда к чему был весь тот разговор про предохраняющие средства?

— По-твоему, мужчина и женщина занимаются сексом только когда испытывают друг к другу привязанность?

Рейчел не ответила. Это был жестокий вопрос, который должен был отдалить их друг от друга. Обычно Финн прогонял с его помощью женщин, которые хотели от него больше, чем он от них, но на этот раз пожалел о своих словах сразу, как только они сорвались с его губ. Это была инстинктивная защитная реакция. Ему не нужно было отдалять от себя Рейчел. Он не хотел ее терять.

Но, возможно, он ее и не потерял. Вместо того чтобы отвернуться, она продолжала спокойно на него смотреть. Финн чувствовал себя не в своей тарелке, словно ее взгляд мог проникнуть в те уголки его души, которые он считал надежно закрытыми.

— Что ты делал ночью на палубе с телефоном со встроенной фотокамерой? — внезапно спросила она.

— Фотографировал контрабандистов.

— Ты ожидал их там увидеть?

— Э-э… да, — признался Финн, поняв, что у него нет выбора. — Пару раз по ночам корабль останавливался, когда не должен был, и я решил провести небольшое расследование.

— Кто ты? — спросила Рейчел, пристально уставившись на него.

— Финн Киннард. Кораблестроитель.

— Нет, ты не обычный кораблестроитель. Может, ты частный сыщик?

— Что-то в этом роде.

— Ради бога! — раздраженно выпалила она. — К чему эта таинственность? Ты один из тех крутых парней, которые приклеивают себе фальшивые усы и по распоряжению правительства выполняют работу, которую обычные люди могут видеть только в шпионских триллерах?

— Нет, — ответил он с улыбкой. — У меня нет фальшивых усов.

— Но что-то определенно есть, — проницательно заметила она. — Я думаю…

— Тебе не нужно думать, — мягко сказал Финн. — Мы оба прекрасно знаем, что за фасадом, который любой человек демонстрирует остальным, прячется намного больше, чем он хочет показать. Я говорю тебе правду по мере возможности.

— Но есть что-то, о чем ты мне не говоришь?

— Да, так же, как и у тебя. Я многого о тебе не знаю. Как ты смотришь на то, чтобы опустить свои защитные барьеры и рассказать мне все?

— Что ты хочешь узнать?

— Что произошло с твоим ребенком и кто разбил тебе сердце.

Глава 8

Финн думал, что Рейчел ему не ответит. Она долго смотрела на него, словно пытаясь его разгадать, затем вздохнула и легла. Очевидно, она пришла к какому-то выводу, но пока не была в нем уверена.

Он снова прижал ее к себе. Какое-то время она была напряжена, затем немного расслабилась и произнесла:

— Ты не до конца откровенен со мной. Почему я должна откровенничать с тобой?

— Тебе нет необходимости ничего мне рассказывать, — спокойно ответил Финн. — Я просто пытаюсь отвлечь нас обоих от оставшихся леденцов.

— Завтра на завтрак у нас будут жареные ящерицы, — сказала она, теснее прижавшись к нему, и он с облегчением понял, что продолжение допроса отложено.

— Как мы будем это делать?

— Мы можем заглянуть на какой-нибудь кулинарный форум, если в твоем бойскаутском ноже есть встроенный компьютер со спутниковым Интернетом. Или мы можем использовать метод, которому меня научила моя бабушка.

— Бабушка научила тебя готовить ящериц?

— Теоретически. Практики у нас не было. В квартире, где мы жили, ящериц не было. Да и костры мы там тоже не могли разводить.

Наверное, это от бабушки-аборигенки Рейчел унаследовала свои красивые темные глаза и смуглый цвет лица.

— Твоя бабушка была специалистом по приготовлению ящериц?

— Самым лучшим, — рассмеялась Рейчел. — И костры она разводила лучше всех. Если бы она сейчас была здесь с нами, ей не понадобился бы твой чудо-нож.

— Ты хочешь, чтобы я на тебя обиделся?

— Прости, — сказала она. — Я пошутила.

Наступило молчание, и Финн уже подумал, что Рейчел уснула, как вдруг она неожиданно спросила:

— Ты правда хочешь узнать о моем ребенке?

У Финна перехватило дыхание. Почему он чувствует себя так, словно она предлагает ему бесценный дар?

Ему следовало ответить «нет». Ему не нужна такая близость. Он спросил ее о ребенке, чтобы сбить с толку, но сейчас…

Он хотел узнать, что произошло. Очень хотел.

— Если ты готова мне о нем рассказать.

— Готова, — призналась Рейчел. — Я редко говорю о своей малышке, но когда делаю это, она словно на какое-то время возвращается.

— Тогда расскажи мне о ней, — попросил Финн, и она услышала в его тоне искренность.

Финн молча держал ее в объятиях, пока она рассказывала ему о том, как влюбилась без памяти в ведущего танцора из балетной труппы ее сестры, об их коротком браке, о вспышках гнева Рамона, которые так ее пугали. О тех напряженных периодах, когда у труппы наступал перерыв в работе, и Рамон прикладывался к бутылке. О той роковой ночи, когда по его вине произошла автоавария, и Рейчел произвела на свет семимесячную девочку, которая оказалась слишком слаба, чтобы выжить. О том, что она назвала ее Элизабет в честь своей бабушки.

— Я была в сознании и смогла ее подержать, — прошептала Рейчел. — Я помню, что она дышала. Помню, как она обхватила своими крошечными пальчиками мой палец. Она была со мной очень недолго, но навсегда останется в моем сердце. Я пострадала в аварии, но совсем не помню боли. Я всегда буду благодарна врачам за то, что они не сразу стали заниматься моими ранами и позволили мне побыть с моей малышкой, пока она была жива и нуждалась во мне.

Когда Рейчел замолчала, Финн подумал о том, что натворил ее бывший муж, и внутри у него все закипело от ярости. Он хотел найти и как следует проучить Рамона за то, что тот заставил Рейчел страдать, но сейчас в его силах было только держать ее в объятиях.

Через некоторое время она уснула, но он по-прежнему ее не отпускал. Разве он мог это сделать, когда, прежде чем погрузиться в сон, она пробормотала: «Я рада, что ты здесь»?

«Я тоже рад», — подумал Финн.

Но почему он продолжает скрывать от нее правду о Конни и Ричарде? Почему не хочет ей открыться?

Нет, так больше не может продолжаться.


Он должен был поддерживать огонь, и в конце концов ему пришлось разомкнуть объятия и оставить ее. Она что-то недовольно пробормотала во сне, и он ее поцеловал, прежде чем пошел подкладывать дрова в костры.

Рейчел потрудилась на славу. Пока он пытался добыть огонь, она спускалась вниз и собирала куски древесины, застрявшие в камнях на берегу.

Ему было тяжело наблюдать за тем, как она это делала. На нее мог напасть крокодил. Эти кровожадные твари любят отдыхать на плоских камнях у воды. Они пока не видели ни одного, но в вылазках Рейчел риск все равно был.

Ее нога явно еще не восстановилась до конца, но она ни разу не пожаловалась ему и собрала больше дров, чем он мог ожидать. Неудивительно, что она сейчас спит.

Он находился всего в двух десятках метров от нее, но его тело уже соскучилось по ней. Его переполняло новое непонятное чувство, и он не знал, что с этим делать.

Когда он впервые увидел эту женщину, он мысленно отнес ее к той же категории, к которой принадлежала его мать и другие жертвы его отца. Но потом Рейчел доказала ему, что она, несмотря на внешнюю хрупкость, не является беззащитным созданием, с которого нужно сдувать пылинки. Она сильная, уверенная в себе женщина, которая может за себя постоять.

Ему следовало сказать ей правду. Она не верит, что у него есть дети. Она думает, что он солгал, чтобы сбить с толку Мод.

Он ей объяснит, как в его жизни появились Конни и Ричард. А как насчет всего остального? Должен ли он ей говорить, что он владелец компании морских путешествий, которая организовала этот злополучный круиз?

Наверное, пока нет, потому что он не уверен в своих чувствах к Рейчел и не хочет, чтобы что-то постороннее влияло на развитие их отношений.

Особенно его деньги. С тех пор как он унаследовал отцовскую компанию, он неоднократно получал доказательства того, как деньги подогревают интерес женщины к мужчине.

Когда умер его отец, он встречался с девушкой, которая жила по соседству. Их отношения не были серьезными. Они были скорее друзьями, чем парой, но когда он получил наследство, она стала назойливой и без конца повторяла, что всегда считала их женихом и невестой. Когда Финн сказал ей, что она выдает желаемое за действительное, она пригрозила, что подаст на него в суд.

Ее реакция на его деньги привела его в ужас, поэтому женщинам он чаще всего представлялся простым кораблестроителем, каким всегда себя считал.

Это уже не первый раз, когда он использовал сводного брата и сестру, чтобы не брать на себя обязательства. «Мне не нужны серьезные отношения. Я уже забочусь о двоих детях», — говорил он в таких случаях.

Готов ли он сейчас убрать броню, которой окружил свой внутренний мир? Готов ли отказаться от свободы ради женщины, которую знает меньше недели?

Здравый смысл говорил, что это безумие, но он его не слушал.

Должно быть, новые чувства вызваны мощным выбросом адреналина. Ничто больше не могло это объяснить.

А может, все дело в том, что Рейчел не похожа ни на одну из тех женщин, которых он знал раньше? Рядом с ней он чувствовал себя по-другому. Рядом с ней он хотел верить.

Во что? В счастливую любовь до гроба?

Положив в огонь самый большой кусок древесины, Финн удивился, как ей удалось затащить наверх такую тяжесть.

Эта женщина все больше и больше его восхищала, и он в глубине души надеялся, что его чувства к ней все-таки не вызваны избытком адреналина.

— Ты поэтому не говоришь ей, что ты владелец «Темптресс»? Ты боишься ее реакции? Боишься, что иллюзия рассеется, и она станет такой же алчной и корыстной, как другие женщины? — произнес он вслух.

«Вот докатился! Всего две ночи на необитаемом острове, а ты уже разговариваешь с самим собой», — ответил ему внутренний голос.

— Возьми себя в руки. Ты должен думать о том, как выполнишь свою задачу и отправишь контрабандистов за решетку.

«И продолжать лгать женщине?»

— Я ей не лгу. Просто не говорю ей, что я владелец компании, организующей морские круизы. Я не хочу, чтобы она изменилась.

«Она не изменится. Она не такая, как другие».

— Слишком много эмоций, — сказал он, глядя в пламя костра. Слишком много сложностей. Прежде чем принимать какие-либо решения, нужно выбраться с этого острова.


Проснувшись на рассвете, они направились к своей яме с водой. Несмотря на то что она была накрыта курткой, уровень воды в ней начал падать, и они не могли ничего с этим поделать. Вернувшись в свое убежище, они взяли по леденцу, легли рядом и стали смотреть на океан.

— Расскажи мне о детях, — неожиданно попросила Рейчел, и Финн осознал, что за полчаса они не произнесли ни слова.

— Что ты хочешь узнать?

— Они твои?

«Только не лги», — прочитал Финн в ее глазах.

— Моего отца, — ответил он. — Они мои сводные брат и сестра.

Рейчел задумалась на мгновение.

— Мод будет довольна, — сказала она наконец.

— Этого-то я и боюсь.

Рейчел улыбнулась, после чего ее лицо снова стало задумчивым.

— Их мать о них не заботилась?

— У них разные матери.

— Ты им помогаешь?

— Средств, оставленных отцом, хватает на их содержание.

Рейчел повернулась и посмотрела на него:

— Где они сейчас?

— В моем доме. Мы живем вместе. У нас есть домработница. Очень хорошая.

— Значит, ты не простой кораблестроитель, — произнесла она с убежденностью. — Ты многое недоговариваешь. Возьмем, к примеру, инцидент с контрабандистами. Ты ведь неслучайно оказался ночью на палубе с фотокамерой.

— Неслучайно, — подтвердил он, понимая, что у него нет другого выбора.

— Но ты предпочел бы не рассказывать, зачем тебе это было нужно?

— Да.

Рейчел долго смотрела на него, затем решительно кивнула:

— Я могу с этим смириться. Я пришла к выводу, что ты супергерой, борющийся с мировым злом. Под загорелой кожей ты носишь облегающий костюм из лайкры с большой буквой «С» на груди. Если на нас нападут крокодилы, ты сбросишь кожу, подхватишь меня на руки и унесешь в небеса.

Финн рассмеялся и покачал головой:

— Я видел, какие тяжелые деревяшки ты таскала наверх. Если у кого и есть буква «С», то только у тебя под ночной рубашкой.

— Если бы она была, ты бы ее уже увидел, — ответила она, затем они улыбнулись друг другу, и воз дух между ними наэлектризовался. Финн посмотрел на ее губы, их взгляды встретились, и он понял, что они думают об одном и том же.

— Расскажи мне о кораблях, которые ты построил, — поспешно произнесла Рейчел.

— Для меня корабли все равно что для тебя камни. Это моя страсть. Вряд ли тебе будет интересно.

— Правда? — Наклонившись вперед, она взяла его руки в свои и начала их изучать. — Ты кораблестроитель, — задумчиво произнесла она. — Точнее, был им. Твои руки знакомы с физическим трудом, но в последнее время ты им явно не занимался. Твои руки мягкие, как у «белого воротничка».

— Рейчел! — возмутился он.

— Я не хотела тебя обидеть, — улыбнулась Рейчел. — Может, ты и не занимаешься теперь физической работой, но вчера ты отлично потрудился. Об этом говорят волдыри на твоих руках. И сегодня появятся новые. Сегодня ты будешь собирать дрова, а я поддерживать огонь.

— Да, мэм, — ответил Финн, глядя на ее губы.

Были вещи, которыми ему хотелось заняться больше, чем собиранием дров. Рейчел считает его человеком порядочным, но ему с каждой минутой становится все труднее соответствовать этой характеристике.


Утро тянулось медленно. Слишком медленно, учитывая то, как мало у них осталось леденцов.

Они положили в костры сырую древесину, чтобы было больше дыма, после чего переключили свое внимание на охоту.

— Нам понадобится вади, — заявила Рейчел.

— Что такое вади?

— Нечто среднее между копьем и дубинкой. У бабушки была эта штуковина. Она хранила ее в шкафу на случай вторжения грабителей. Не знаю, куда она подевалась после бабушкиной смерти. В дом наших приемных родителей мы ее точно не брали. — Она улыбнулась: — Ты можешь себе представить, как они отреагировали бы, если бы представитель органов соцзащиты им сказал: «Вы готовы заботиться об этих милых маленьких девочках? Кстати, у них есть вади, и они умеют им пользоваться».

— Нет, не могу, — пробормотал Финн. — Значит, без вади…

— Мы в беде. — Ее улыбка исчезла, и она уставилась на горизонт. — Люди Мод прилетят за нами. А твои родные? Они не будут нас искать?

Когда Ричард и Конни только переехали к нему, они держались отчужденно, даже побаивались его, но постепенно стали ему доверять. Он проводил с ними свободное время, помогал становлению обоих. Он даже смирился с ужасным музыкальным вкусом Конни. Они, безусловно, расстроятся, узнав о его исчезновении, но это ничего не изменит. Они слишком долго были сами по себе и научились ни в ком не нуждаться. Его потеря определенно не станет для них тяжелым ударом.

Словно прочитав его мысли, Рейчел придвинулась к нему и обняла его.

— Не беспокойся, — мягко сказала она. — Я поделюсь с тобой любовью Мод.

— Как это великодушно с твоей стороны. Спасибо.

Рейчел рассмеялась:

— Не за что.

Как она может так весело смеяться, когда ее ночная рубашка порвалась, волосы спутались, а нос облупился? Несомненно, она так же голодна, как и он, и, несмотря на свою веру в Мод, осознает, в каком опасном положении они находятся.

— Когда нас спасут, я скажу Мод, что одному порядочному негодяю нужна хорошая женщина, которая заботилась бы о нем, его брате и сестре. Я не знаю, кто ты, Финн Киннард, но я чувствую, что ты человек серьезный и порядочный.

— Ты можешь мне доверять.

— Думаю, да. Ты мне не лжешь, хотя явно что-то от меня скрываешь. Мне бы хотелось, чтобы ты был со мной полностью откровенным.

«Скажи ей прямо сейчас», — услышал Финн свой внутренний голос.

Из-под камня у их ног выбежала ящерица. Рейчел попыталась ее схватить, но ей это не удалось.

— Без вади тут не обойтись, — сказала она.

— Придется обойтись, поскольку на этом острове я не видел ни одного магазина, где можно купить вади.

— А ты на что, мой супергерой с бойскаутским ножом? Я начерчу на песке схему, а ты изготовишь по ней вади. Для любого супергероя это пара пустяков.

— Правда?

— Правда, — ответила она с улыбкой, от которой защитные барьеры вокруг его сердца, которые он считал неуязвимыми, начали рушиться.

Тогда Финн поспешно сказал себе, что все дело в опасной ситуации, в которой они вместе оказались. Но, наблюдая за тем, как она ищет подходящую палку, он понял, что причина гораздо сложнее.

Эта женщина перевернула его привычный мир с ног на голову. Если она снова будет задавать ему вопросы, он все ей расскажет.

— Поточи пока свой чудо-нож, супергерой, — крикнула ему Рейчел.

— Да, мэм, — ответил он. — Я сделаю все, что вы скажете.


Через два часа они сделали отличный вади. Работа помогла им на это время забыть о голоде, а затем с юга неожиданно прилетел вертолет.

Сначала он был точкой, покачивающейся между отдаленными островами. Потом, должно быть, кто-то на его борту увидел дым, потому что он изменил направление и быстро полетел к ним.

Это спасатели или?..

Финн посмотрел на Рейчел, которая резко побледнела.

— Ты думаешь?.. — прошептала она.

Он обхватил ее рукой и крепко прижал к себе.

— Что это хорошие ребята? Да, я в этом уверен, — твердо сказал он, желая убедить не только ее, но и самого себя.

— Он красный. — Рейчел приложила ладонь козырьком ко лбу: — Эми говорила, что, что у Хьюго красный вертолет.

— Хьюго?

— Моего будущего зятя.

Какова вероятность того, что их нашел именно жених ее сестры? Крайне невелика.

«Скорее всего, это поисково-спасательная служба или даже военные, если влияние Мод настолько велико», — подумал Финн, но вертолет действительно был красным и стремительно приближался.

— Нам следует помахать им рукой? — Голос Рейчел дрожал, и он крепче ее обнял.

— У нас нет выбора. Если мы спрячемся, нас не найдут. Жареные ящерицы нам надоедят. Кроме того, я не взял с собой бритву. Поэтому если ты не хочешь застрять на необитаемом острове с человеком, похожим на пирата, нам придется им помахать.

Она рассмеялась, и они, выйдя из укрытия, принялись энергично размахивать руками.

Когда вертолет завис прямо над ними, они увидели, как человек на пассажирском месте машет им в ответ.

— Это Эми, — прорыдала Рейчел. — Моя сестра и ее жених Хьюго. Моя семья. Я знала, что они меня найдут.

Ее семья. Люди, которые ее любят.

Их нашли, и они скоро покинут этот остров. Ему следовало прыгать от радости, но почему-то у него было такое ощущение, словно он теряет что-то важное.

То, что он никогда раньше не имел, но обрел на этом острове.

Испугавшись этой мысли, он поспешно сказал:

— Жаль, что нам не удалось воспользоваться таким хорошим вади. Может, скажешь им, чтобы они прилетели за нами завтра?

— Вади мы заберем с собой, — улыбнулась Рейчел. — Ящерицы смогут вздохнуть с облегчением. Я собираюсь приготовить с помощью вади бифштекс и съесть его вместе с горой жареного картофеля. Ты составишь мне компанию?

Глава 9

Хьюго и Эми облетели крошечный островок полдюжины раз, чтобы у Финна и Рейчел не осталось сомнений в том, что их нашли. Они не могли их забрать, поэтому сбросили им ящик с бутылками воды, печеньем и сухофруктами. Ящик раскололся, и большая часть его содержимого разлетелась по сторонам. Того, что Рейчел и Финну удалось собрать, оказалось достаточно, чтобы забыть о ящерицах. Хьюго и Эми снова помахали им, после чего полетели назад.

— У их вертолета ограниченная дальность полета, — сказал Финн Рейчел, которая с грустью смотрела на удаляющуюся красную точку. — То, что они нас нашли, настоящее чудо. Их вертолету скоро понадобится дозаправка. За нами прилетит более серьезная техника.

Он не ошибся. Вскоре прибыли два мощных военных вертолета. Из одного из них спустили на троссе человека со спасательным оборудованием.

— Мы рады вас видеть, ребята, — сказал он Рейчел и Финну вместо приветствия. — Вы не ранены?

— Нет, если не считать укусов муравьев, царапин и солнечных ожогов. В общем, ничего серьезного. И вряд ли вы так же рады нас видеть, как мы вас.

— Вы должны благодарить за свое спасение одну упрямую пожилую даму. И всю империю Терстон. Мод Терстон не жалела ни средств, ни других ресурсов, чтобы вас найти, несмотря на то что капитан «Темптресс» считал вас погибшими. Вся команда была уверена, что вас нет в живых. Они будут прыгать до потолка, когда узнают, что вас нашли.

— Вы не могли бы ничего им не говорить? — попросил Финн.

Спасатель вопросительно поднял бровь.

— Мне нужно срочно обратиться в полицию, — сказал Финн. — То, что произошло с нами, не было несчастным случаем.

— Говорят, что у вас было ночное свидание на палубе в шторм. Что вы перебрали шампанского и упали за борт. Значит… это неправда? Никакого свидания не было?

— Скорее случайная встреча.

— Зато сейчас у вас свидание, — заметил мужчина с улыбкой.

— Это отличная тактика выживания, — улыбнулась в ответ Рейчел. — Финн, разве мы не можем все рассказать Мод?

— Мод все еще на «Темптресс»?

— Насколько мне известно, — ответил спасатель, — круиз продолжился. Мы предложили забрать ее с корабля, но она отдала необходимые распоряжения по радиосвязи и осталась.

— Команда корабля перевозит на борту наркотики, — сказал Финн. — Мы стали случайными свидетелями этого, и нам пришлось прыгать за борт, чтобы нас не застрелили. Если бы мы тогда напились, вы бы сейчас с нами не разговаривали. Я хочу быть уверен, что виновные будут наказаны.

— Неужели ваше затянувшееся свидание было таким плохим? — спросил спасатель, надевая на Рейчел специальный пояс.

— Нет, не было, — ответил Финн, глядя на Рейчел. Та покраснела и улыбнулась, затем встретилась с ним взглядом, и его снова охватило чувство, которое он уже начал постигать.

— Да, было несколько неплохих моментов, — согласилась она, после чего ее начали поднимать на троссе.

«Что делать дальше?» — спросил себя Финн.

Возвращаться к реальности.

К принципам, которым он следовал всю свою взрослую жизнь?

Наверное, нет.

Наверное, этот круиз изменил его жизнь навсегда.


Они приземлились на одном из приисков Терстонов в пятидесяти милях от берега. Там их уже ждал маленький красный вертолет. Молодая женщина, очень похожая на Рейчел, расплакалась и крепко обняла ее.

Хьюго Терстон, пилот красного вертолета, которого Рейчел поспешно представила Финну, пожал ему руку.

— Признаться, я сомневался, что нам удастся вас найти, — сказал Хьюго. — Как вы оказались в том районе?

— Корабль отклонился от курса.

— Это объясняет, почему ты хочешь поговорить с копами, прежде чем сообщать на «Темптресс» о том, что с вами все в порядке.

Хьюго Терстон показался Финну человеком суровым. Во время их заточения на острове Рейчел рассказала ему о внуке Мод. Прежде чем встать у руля империи Терстонов он служил в отряде специального назначения. Это отразилось на внешности и характере Хьюго.

— Если я узнаю, что ты втянул ее в это, — произнес Хьюго приятным тоном, словно они вели светскую беседу. — Если я узнаю, что ты тоже замешан в контрабанде наркотиков…

— Вообще-то я в этой истории положительный герой, — ответил Финн, хотя понимал, что у Хьюго есть основания для подобных обвинений. Если Финн подозревал экипаж корабля в контрабанде, почему он не принял меры до начала круиза?

Но, с другой стороны, как он мог уволить всю команду только из-за подозрения, что в ней есть несколько преступников? У него не было доказательств.

Пока он искал доказательства, Рейчел чуть не погибла, но то была не его вина.

— Я ни за что на свете не причинил бы ей вреда, — сказал он, и выражение лица Хьюго стало мягче. Должно быть, голос Финна выдал больше, чем он хотел выдать.

— Да, сестры Коттон такие, — пробормотал Хьюго, глядя на обнимающихся женщин. — Они способны изменить жизнь мужчины. Ты выглядишь так, словно твоя жизнь уже изменилась. Добро пожаловать в клуб парней, влюбленных в сестер Коттон, приятель. Удачи тебе.


События развивались быстро. Информация, которой располагал Финн, отказалась очень важной. Они находились в одном из самых отдаленных уголков Австралии, но уже через два часа к ним присоединились офицеры полиции и таможенные инспектора. Все эти люди обладали высокой компетенцией, и на них можно было положиться.

— Наркотики попадают в нашу страну через северные порты, — сказал старший таможенник. — Если все так, как вы говорите, эти люди действуют давно по четко налаженной схеме.

Рейчел и Эми отправились в душ, предупредив, что задержатся. Финн разговаривал с представителями власти, а Хьюго стоял в стороне и внимательно слушал. Похоже, он был хорошо знаком со всеми этими людьми, и они ему доверяли.

Сначала Финн объяснил, кто он на самом деле. Хьюго нахмурился, но ничего не сказал. Один из таможенников подключил телефон Финна к ноутбуку и скопировал фотографии. Глядя на его довольное лицо, Фини понял, что Эсме и ее подельникам недолго осталось гулять на свободе.

— Мы отправим пару вертолетов со спецназом и застигнем преступников врасплох, чтобы они не успели избавиться от наркотиков, — сказал Финну старший офицер. — Мы не сообщали на корабль о вашем спасении. Они считают вас погибшими, поэтому у них нет причин выбрасывать груз за борт. Если мы будем действовать быстро и четко, вся троица и капитан, который, несомненно, был с ними заодно, будут арестованы. Возможно, замешан кто-то еще, но это выяснится уж в ходе допроса в порту. Мы развернем корабль и отправим его назад в Дарвин.

— Почему бы не продолжить круиз? — предложил Финн. — В случае непредвиденных обстоятельств компания имеет право поменять часть персонала в ходе круиза. Мы избавим команду от преступников, и все вернется в нормальное русло.

— Там могут быть еще…

— Именно поэтому я и хотел бы вернуться на борт в качестве пассажира и продолжить следить за происходящим.

— Мы должны забрать Мод, — сказал Хьюго, и Финн, повернувшись, встретился с ним взглядом.

— Если она захочет, то, разумеется, сможет уехать. Но я хорошо ее узнал и сомневаюсь, что она захочет.

— Если она останется, Рейчел захочет вернуться. Мне бы не хотелось подвергать ее риску.

— Ты правда думаешь, что ей рискованно возвращаться на корабль?

Присутствующие замолчали, взвешивая все «за» и «против». Никто не сказал ни слова. Очевидно, все были согласны с тем, что после ареста преступников продолжать круиз будет безопасно.

— Рейчел знает, что ты владелец компании, которой принадлежит «Кимберли Темптресс»? — спросил Хьюго.

— Нет, — ответил Финн. — И если она вернется на корабль, я бы предпочел, чтобы она ничего не узнала.

— Почему?

— Насколько хорошо они с Мод умеют притворяться? Смогут ли они относиться ко мне как к обычному пассажиру, который чуть не стал жертвой преступников? Если все на борту узнают, кто я, мое присутствие там будет бесполезным. Интернет на корабле не работает, а радиосвязь новый капитан сможет контролировать. Я бы предпочел остаться на корабле в качестве пассажира до окончания круиза. Рейчел считает меня кем-то вроде секретного агента, но до конца не уверена. Я бы не стал ее просить мне помогать. С нее и так уже достаточно.

За этим последовала продолжительная пауза.

— Мне понятны твои доводы, — наконец сказал Хьюго, — но я не могу с ними согласиться. Не говорить им правду…

— Я сделаю это сразу, как только мы прибудем в Брум.

— Ты хочешь, чтобы они спокойно продолжили круиз?

— Подозреваю, что они могут этого захотеть. Они заслужили хороший отпуск, и я не хочу оказывать на них давление, поэтому не буду ничего им рассказывать и просить их молчать.

Как ему объяснить Хьюго, что он тоже этого хочет. Что ему нужно несколько спокойных дней, чтобы ближе познакомиться с Рейчел и разобраться в своих чувствах к ней.

Его жизнь была полна внезапностей. Он не ожидал, что у него есть сводные брат и сестра. Не ожидал, что получит наследство от отца и превратится из обычного кораблестроителя во владельца компании. Не ожидал, что способен испытывать такие сильные чувства к женщине. Как он может попросить Рейчел стать частью того, что не до конца принимает сам?

Он даже не уверен, хочет ли этого. Ему нужно время.

Рейчел тоже нужно время. Ей снятся кошмары. Во время ночей на острове она металась и стонала во сне, звала своего умершего ребенка. Прошлое никак не хочет ее отпускать. Может, если она продолжит круиз, ей удастся отвлечься от грустных мыслей.

— Вижу, ты настроен решительно, — пробурчал Хьюго.

— Я буду постоянно поддерживать связь с полицией, — заверил его Финн.

— Обещай, что не будешь к ней прикасаться, пока она не узнает, кто ты на самом деле.

— Ты ее защитник?

— Я собираюсь жениться на ее сестре. Из-за тебя Рейчел оказалась в смертельной опасности, и мне это не нравится. Мне также не нравится, что ты ее обманываешь. Я бы хотел, чтобы ты держался от нее подальше, пока все не закончится.

Сердитый взгляд Хьюго говорил, что он не шутит, но как можно держаться подальше от Рейчел?

Все же ему не следует пока торопить события. Это будет справедливо по отношению к Рейчел. Но после Брума…

После Брума они станут обычными людьми.

Обычные люди влюбляются.

Рейчел и Эми вернулись из душа. На Рейчел были шорты цвета хаки на пару размеров больше и мужская рубашка. Мокрые кудри рассыпались по ее плечам, и он подумал…

Он подумал, что, хотя всячески пытается это отрицать, уже влюбился в нее.

— Ты играешь с огнем, — предупредил его Хьюго. — Не нужно недооценивать ее ум. Она очень не любит, когда ей лгут.

— Я ей не лгу.

— Ты не говоришь ей всю правду. Это одно и то же.


Пара мощных вертолетов неожиданно появилась со стороны материка и зависла над стоящим на якоре «Кимберли Темптресс». Прежде чем кто-то успел понять, что происходит, на палубу высадилась группа вооруженных людей.

Поиск наркотиков и арест четверых членов команды шокировал пассажиров, но их настроение улучшилось, когда им сообщили, что Финн и Рейчел найдены целыми и невредимыми.

Эсме и ее подельники не сопротивлялись, поняв, что у них не было никаких шансов противостоять вооруженным профессионалам. Финн уже вызвал из Дарвина людей, которые их заменят.

Когда он и Рейчел вернутся на корабль, их встретят как героев. Подобная шумиха пойдет на пользу его бизнесу, но он возвращается не поэтому. Он просто хочет провести несколько дней на борту как обычный пассажир и помочь Рейчел справиться с ее кошмарами. Посмотреть, сможет ли она в него влюбиться, не зная о его богатстве.

— Это справедливо. Мы заплатили за этот круиз, — сказал он ей, когда они ждали вертолет, который должен был доставить их на корабль. Рейчел хотела туда вернуться не меньше его.

— За меня заплатила Мод. Что касается тебя, сомневаюсь, что ты вообще платил.

— Правда?

— Я думаю, что ты сотрудник службы безопасности компании, которой принадлежит «Темптресс». Твоя задача находиться на борту под видом обычного пассажира и предотвращать преступления. Да или нет?

Финн задумался. Что ей ответить, чтобы не усугубить ложь?

— Я не просто сотрудник службы безопасности, я ее начальник, — сказал он.

— Я догадывалась.

— Ты очень проницательна. Но, пожалуйста, не говори никому.

— Хьюго знает?

— Да.

— Значит, Эми тоже узнает, что я кручу роман с крутым парнем, а не простым дамским угодником, — довольно произнесла она.

— У нас роман?

— Я не уверена, — призналась Рейчел. — Два дня назад я бы сказала «нет», но сейчас… сейчас я чувствую… — Она осеклась. — Из-за того, что с нами произошло, все мои чувства перепутались. Еще рано говорить, что я к тебе чувствую.

— Да, еще слишком рано, — согласился он, чтобы ослабить установившееся между ними напряжение.

Рейчел слегка покраснела, и он в очередной раз подумал, что она самая красивая женщина на свете.

— У меня есть к тебе вопрос, Финн.

— Какой?

— Он касается твоих брата и сестры.

— Конни и Ричарда?

— Да. Ты их любишь?

Он подумал о том, как в его жизни появились Конни и Ричард. О том, кем они были и кем стали. О том, как они преодолели трудности и стали строить свое будущее. Он очень ими гордился, но не говорил им об этом. Он так же, как и они, не привык открыто выражать свои эмоции.

— Почему ты спрашиваешь?

— Потому что это меня беспокоит. Ты находишься на другом конце земного шара, выполняешь опасную работу…

— У меня и в мыслях не было, что во время этого путешествия мне придется рисковать жизнью.

— Значит, ты их любишь?

— Думаю, да, — признался он, вспомнив с улыбкой свою последнюю встречу с Конни. Она валялась на диване в обнимку с котом и под громко орущую музыку разговаривала по мобильному телефону. — Только они немного… резковаты.

— Я тоже была резкой.

— Мне с трудом в это верится.

— Ты связался с ними, чтобы сообщить, что с тобой все в порядке?

— Они не знали, что я был в опасности. Нас быстро нашли.

Но впредь ему следует быть осторожнее. Конни и Ричард все еще в нем нуждаются.

Вертолет вернулся и начал снижаться.

— Итак, ты готова? — мягко спросил он. — Ты уверена в том, что доверяешь мне достаточно, чтобы провести следующие несколько дней со мной и другими пассажирами? И множеством камней?

— Камни, — произнесла она с улыбкой. — Как ты можешь сомневаться в том, что я хочу вернуться?

С этими словами она пошла прощаться со своей сестрой.

Глава 10

Если бы кто-то сказал Мод, что несчастный случай, который произошел с Рейчел, пойдет ей на пользу, она бы решила, что он спятил.

Она с радостным волнением встретила свою молодую подругу, с которой незадолго до этого общалась по радиосвязи.

— Ты уверена, что хочешь продолжить круиз? Мы обе могли бы вернуться в Дарвин.

— Ни в коем случае, — категорично заявила Рейчел. — Я не позволю этим бандитам испортить нам отпуск.

— Ты ведь возвращаешься не только ради меня, правда?

Рейчел задумалась на мгновение.

— Я возвращаюсь ради самой себя.

Но когда они наконец встретились, Мод поняла, что главная причина ее возвращения — это Финн Киннард. Два дня на необитаемом острове с этим очаровательным мужчиной определенно пошли Рейчел на пользу. На ее щеках появился румянец. Даже язык ее тела изменился.

Рейчел очень устала и пропустила две экскурсии, чтобы восстановить силы, но затем присоединилась к остальным. Разве могла она этого не сделать, когда на борту был Финн?


«Ты должна контролировать свое сердце».

Рейчел говорила себе это снова и снова, но сказать оказалось легче, чем сделать. Этот мужчина плыл рядом с ней, когда она почти попрощалась с жизнью. Этот мужчина прижимал ее к себе, когда она была напугана.

Этот мужчина заставлял ее улыбаться.

«Осторожнее, Рейчел, — прошептал тихий голосок у нее в голове. — Однажды ты уже совершила серьезную ошибку. Ты вышла замуж за человека, которого не знала. За человека, которому тебе не следовало доверять».

Но Рамон это Рамон, а Финн это Финн.

Она так мало знает о Финне Киннарде. Ей бы очень хотелось, чтобы он пригласил ее к себе домой и познакомил со своими братом и сестрой. Только его дом в Соединенных Штатах. Вся его жизнь в Соединенных Штатах, и она ничего о ней не знает.

Может, ей нанять частного детектива, чтобы он навел справки о Финне?

Какая глупость! Неужели она настолько не доверяет собственным умозаключениям?

Когда с ней нет Финна, ее инстинкты могут ошибаться. Но когда он рядом…

Когда он рядом, она чувствует себя счастливой. Когда он рядом, ей кажется, что ее кошмары постепенно становятся частью прошлого и перед ней открывается дверь в будущее.

— Вы не хотите сегодня немного полазить по скалам? — спросил ее Джейсон, который после ареста Эсме стал старшим гидом. — Я поведу группу к водопадам. Вы там сможете искупаться в чистейшей воде. Кроме того, там есть интересные горные образования. — Немного помедлив, он добавил: — Мы были бы вам очень благодарны, если бы вы нам про них рассказали.

— Конечно, расскажет, — сказал подошедший к ним Финн. — И я тоже с удовольствием ее послушаю.

— Значит, ты тоже собираешься пойти? — спросила Рейчел.

— Мое место там, где ты, — мягко ответил он.

— Финн…

— Я знаю, — произнес он с немного грустной улыбкой. — Для этого еще слишком рано. Но совсем не рано пойти к водопадам и немного поплавать.


Он вернулся на корабль для того, чтобы наблюдать за командой своего корабля. Еще двое ее членов нервничали, и это означало, что в Бруме их ждет серьезная беседа с полицией. Больше Финн ничего подозрительного не выявил. Это означало, что его расследование подошло к концу и он может побыть простым отпускником, который встретил женщину своей мечты.

Или нет?

Он никогда не думал о том, что где-то может быть женщина, созданная специально для него. Не мечтал о ней.

Итак, он пошел на водопады и вместе с остальными слушал увлекательный рассказ Рейчел об образовании горных пород. Она говорила об этих камнях так, словно они были живыми, открывала тайны, которые они хранили тысячи лет.

Над водопадами были углубления в породе, наполненные чистой водой и связанные друг с другом протоками. Джейсон повел пожилых экскурсантов к пещерам, а молодых предупредил, что если они хотят искупаться, то им придется идти наверх одним.

— Мы называем это место Отель для новобрачных, — сказал он смеясь. — Там полно ям с водой, находящихся на расстоянии друг от друга. Подъем к ним довольно сложен, но безопасен. Когда настанет время уходить, я свистну. Предупреждаю: я буду свистеть десять минут, а потом пойду к вам. Поэтому чем бы вы там ни занимались, не прослушайте мой свист. Мы вернемся через час.

Все дружно рассмеялись, после чего основная группа ушла, и остались только несколько пар молодоженов и Рейчел с Финном.

Рейчел поначалу колебалась, но затем Финн взял ее за руку, и она пошла с ним наверх.

Подъем был трудным, но то, что они нашли наверху, стоило затраченных сил. Финн помогал Рейчел на самых трудных участках. Она не сопротивлялась. Ей было все равно, как это выглядит со стороны. Остальные пассажиры уже давно считали их парой.


Финн уже бывал в этом месте. Он знал лучшую яму с водой. Она была самой дальней из всех. Подведя Рейчел к ее краю, он уставился на чистую воду.

Большинство ям окружала поросль кустарника, создавая интимную атмосферу. Издалека доносился смех других пар, которые обрадовались неожиданному уединению.

Рейчел тоже уставилась в яму, только ее интересовала не вода, а структура природной ванны.

— Чувствую, сейчас начнется лекция, — простонал Финн, отстегнул от пояса небольшую сумку, стянул с себя футболку и прыгнул в воду.

Вынырнув рядом с тем местом, где сидела Рейчел, Финн высунулся по пояс из воды:

— Приступайте, мисс. Я весь внимание. На что вы так внимательно смотрите?

— На камни.

— На что еще?

— На воду.

— И я проделал такой долгий путь, чтобы услышать это?

— А чего ты хотел?

— После всех твоих лекций у меня такое ощущение, будто я изучил начальный курс геологии.

— Не смейся надо мной!

— Я никогда не смеялся над тобой. Только вместе с тобой, — мягко ответил он. — Это большая разница.

Рейчел долго смотрела на него. Он попросил ее доверять ему. Наверное, это слишком много.

Что творится в ее душе? Насколько сильна та боль, которую ей причинил ее муж мерзавец?

Потерять ребенка… Для женщины это самый тяжелый удар.

Он никогда так сильно не страдал. Да, он горевал, когда потерял бабушку и дедушку, но они оба были в преклонном возрасте, и их смерть не была чем-то из рада вон выходящим. В отличие от смерти новорожденного ребенка. Рейчел вряд ли когда-нибудь смирится со своей потерей.

Посмотрев ей в глаза, он понял, что не знает, как ему со всем этим быть.

Неожиданно выражение лица Рейчел изменилось, словно она приняла какое-то решение. Прежде чем Финн успел понять ее намерения, она, полностью одетая, присоединилась к нему и обвила руками его шею.

— Я знаю, что разница есть, — сказала она. — Просто мне нужно время от времени об этом напоминать.

— Как я могу тебе напомнить?

— Догадайся сам.

Как ему убедить ее, что он говорил серьезно? Как убедить ее, что она особенная? Что она пробудила в нем чувства, которых он никогда раньше не испытывал?

На ум ему пришел всего один способ, и он, притянув ее к себе, накрыл ее губы своими.

Этот поцелуй отличался от тех, которые были на острове. Там с помощью поцелуев и объятий они утешали друг друга, защищались от страха и неизвестности. Этот поцелуй был признанием того, что у них может быть общее будущее.

Рейчел запустила пальцы в его волосы и обхватила ногами его бедра. В воде ее светлая рубашка и шорты из тонкого хлопка прилипли к ее коже и перестали быть барьером. Она была так близко, что он чувствовал каждый изгиб ее тела. Она страстно ответила на его поцелуй, и он в очередной раз удивился тому, как сильно ошибался на ее счет. За ее хрупким обликом прячется сильная страстная натура.

Она хочет его не меньше, чем он ее.

— Финн, — отчаянно простонала она, и все его тело напряглось, а разум затуманился. — Я не могу… Нам не следует. О, Финн, я тебя хочу…

Не в силах больше сдерживаться, он запустил руки ей под рубашку и накрыл ладонями ее упругую грудь с затвердевшими сосками. Он никогда никого так не хотел, как сейчас эту женщину. Хорошо, что вода была прохладной, иначе бы он сгорел в огне желания.

— Мы не можем… Финн, мы не можем…

Этого оказалось достаточно, чтобы туман в его голове немного рассеялся.

— Моя сумка… Она лежит там на камнях… — хрипло произнес он.

— Твоя сумка… — Рейчел слегка отклонилась назад: — Думаешь, здесь где-нибудь есть ларек, где мы сможем купить то, что нам нужно?

— Возможно, я взял то, что нам нужно. Одинокие мужчины обычно носят эти резиновые штучки с собой на всякий случай, — добавил он с улыбкой.

— На острове у тебя их не было, — заметила Рейчел.

— Я забыл спросить у Эсме, могу ли я сходить за ними в каюту, прежде чем нас выбросят за борт. Я знаю, это глупая шутка, но, в любом случае, сейчас мы можем наверстать упущенное.

— Разговорами о том, что в твоей сумке есть предохраняющие средства?

— Всего одна штука, — грустно ответил он. — Я бы взял больше, но не был уверен, что они понадобятся.

— Значит, у нас это будет всего один раз? — прошептала Рейчел.

— В любом случае на большее у нас нет времени. Мы долго поднимались сюда. Джейсон скоро будет свистеть.

Застонав, Финн упал на спину, так что Рейчел оказалась поверх него.

— Мне нужна моя сумка, — пробормотал он.

Вздохнув, Рейчел накрыла его губы своими, и они ушли под воду и оставались там до тех пор, пока не начали задыхаться.

— Сумка и воздух, — пробормотал он, тяжело дыша.

— Воздух — это не обязательно, — пошутила Рейчел, — а вот сумка… — Она задумалась на мгновение. — Видишь вон ту песчаную отмель футах в десяти от нас?

— Нет.

— Постарайся ее увидеть. Это очень важно.

— Почему?

— Потому что это отличное место для свидания. Если мы сейчас разомкнем объятия, то прибудем туда по одиночке, как и полагается.

— Отличный план, — ответил Финн и поцеловал ее. — Во сколько встретимся?

— Сразу, как только ты достанешь из своей сумки то, что нужно, а я расстегну бюстгальтер.

— В этом нет необходимости, — улыбнулся он. — Даже бойскауты младшей дружины умеют справляться с застежками бюстгальтеров, так что я во всеоружии.

— Нет, пока не нашел сумку, — пробормотала она, отталкивая его. — Давай скорее.

— Да, мэм, — ответил он, подплыл к краю ямы, открыл свою сумку, достал из нее маленький пакетик из фольги и повернулся лицом к Рейчел.

Она времени даром не теряла. Она полулежала на песчаной отмели, полностью обнаженная. От ее красоты у него захватило дух.

— Скоро Джейсон засвистит, — сказала она с улыбкой. — Плыви ко мне.

Его не пришлось долго упрашивать.


Свистка все не было. Причину было трудно установить. То ли пещеры оказались интереснее, чем ожидалось, то ли пожилые экскурсанты устали, и группа сделали остановку на обратном пути. А может, Джейсон был настоящим романтиком и позволил влюбленным подольше побыть наедине друг с другом.

Единственное, что Рейчел могла сказать наверняка, — это то, что она была счастлива как никогда. Они с Финном лежали на нагретом солнце песке, в объятиях друг друга и отдыхали после бурной близости.

Она чувствовала себя любимой и желанной. Встреча с Финном — лучшее, что произошло в ее жизни. Он отдал ей всю себя без остатка. Он честный, настоящий.

Выходя замуж за Рамона, она знала, что часть его никогда не будет принадлежать ей.

— Я артист, — предупредил ее он. — Мне необходимо личное пространство.

Позже она узнала, что это пространство заполнялось другими женщинами.

Рамон растоптал ее чувства, погубил ее ребенка, и она уже думала, что больше никогда никому не сможет доверять. Что больше никогда никого не полюбит.

И вот сейчас она здесь с Финном, и он возвращает ей надежду на счастливое будущее.

Она пошевелилась в объятиях Финна, и он так нежно ее поцеловал, что каждая клеточка ее тела затрепетала. Ей казалось, что они две половинки одного целого и ближе быть уже невозможно.

— Возможно, у Джейсона сломался свисток, — пробормотала она.

— Велика беда, — рассмеялся он. — У нас полно пресной воды. Я умею добывать огонь, а ты жарить ящериц. Что еще нам нужно?

— Через некоторое время у нас закончится солнцезащитный крем, да и еще кое-что у нас уже закончилось.

— Я лучше подготовился, чем в прошлый раз. У меня с собой спутниковый телефон. Всего один звонок — и нам с вертолета сбросят груз.

— С презервативами?

— Ага.

Рейчел рассмеялась.

— Ты хоть представляешь себе, во сколько нам обойдется доставка груза на северную конечность плато Кимберли? Чем мы будем расплачиваться? Жареными ящерицами?

— У меня с собой кредитная карта, — ответил он, покрывая поцелуями ее шею и грудь.

По ее телу снова прокатилась огненная волна желания.

— Подозреваю, что у университетского преподавателя и офицера службы безопасности не хватит средств на оплату такой посылки, — сказала она. — Думаю, нам придется рискнуть.

К ее удивлению, Финн перестал ее целовать и слегка отстранился. Их уединение по-прежнему ничто не нарушало, свистка не было. Так что же произошло?


Он не мог этого сделать. Он не ожидал, что эта женщина так ему доверяет, что готова пойти на риск. Он даже мечтать о таком не мог.

Рейчел рассказала ему о себе все, а он был с ней не конца откровенным.

Если он любит эту женщину и хочет построить с ней будущее, он должен прямо сейчас сказать ей правду.

* * *

— Мы здесь одни, как Адам и Ева в раю, — прошептала Рейчел. — Почему ты медлишь? Что-то не так?

— Рейчел, дорогая, я должен кое в чем тебе признаться. Мне следовало сделать это раньше. Я просто не ожидал, что наши отношения будут развиваться столь стремительно.

— Ты собираешься сказать мне, что ты женат? — Это была шутка, но ей не удалось убрать дрожь из своего голоса.

— Я не женат, Рейчел, но я был с тобой не до конца откровенен. Я не офицер службы безопасности.

За этим последовало молчание, во время которого Рейчел вглядывалась в его лицо, пытаясь угадать, что он скажет дальше.

— Значит, ты полицейский? — наконец произнесла она. — Но ты же говорил, что ты не…

— Да, я не коп.

— Тогда кто? — Какое значение имеет его род занятий? Главное, что рядом с ним она чувствует себя счастливой.

— Владелец компании, организующей морские круизы, — ответил он, и внутри у нее все замерло. — Мне принадлежит «Кимберли Темптресс» и семь других круизных кораблей. Мой отец унаследовал компанию от моего деда. При деде компания процветала, но отец был плейбоем и потратил большую часть своего состояния на женщин и развлечения. Когда я унаследовал бизнес, он был в плачевном состоянии, но мне удалось его реорганизовать. Поначалу я хотел отказаться от наследства, но мои сводные брат с сестрой нуждались, и мне пришлось переступить через свою гордость.

Ошеломленная, Рейчел молчала. Ей казалось, что прошлое вернулось и жестоко обрушилось на нее. Лишив ее будущего.

Глядя на лицо Финна, она отчаянно пыталась убедить себя в том, что его признание ничего не меняет, но воспоминания оказались сильнее здравого смысла.

«Ну и что с того, что я тебе солгал? Подумаешь, какое дело. Сейчас я говорю тебе правду, и ты можешь мне верить».

Она так часто слышала это оправдание от своего лживого бывшего мужа, что выучила его наизусть.

— Ты… ты лгал мне. — Эти слова дались ей с трудом после того, как она поклялась себе, что больше никогда их не произнесет. Что больше не окажется в унизительном положении, не позволит ни одному мужчине ее обманывать.

— Я не лгал, просто кое-что недоговаривал.

Эта уловка тоже была ей хорошо знакома.

— Ты заставил меня поверить в то, что ты сотрудник службы безопасности, — прошептала она.

— Я отправился в этот круиз как обычный пассажир, чтобы выяснить, что происходит на борту, поэтому в каком-то смысле меня можно считать сотрудником службы безопасности. Я не хотел, чтобы кто-то узнал, кто я на самом деле. Но есть более важная причина, по которой я не хотел ничего тебе говорить. Когда я познакомился с тобой, мне почему-то захотелось стать тем, кем я был раньше. Финном Киннардом, простым кораблестроителем, зарабатывающим хлеб насущный физическим трудом. Я знал, что стать тем человеком невозможно. В глубине души я понимал, что мое признание не должно было ничего изменить, но все равно боялся, что оно негативно повлияет на наши отношения, которыми я слишком дорожил.

— И ты сказал мне то, что я, по-твоему, хотела услышать?

— Нет.

— Да, — невыразительно произнесла она. — Я к этому привыкла.

— Рейчел…

— Ты прав, твоя безобидная ложь по идее не должна была ничего изменить, но изменила.

Прежде чем он успел что-то на это сказать, она прыгнула в воду, быстро доплыла до противоположного края ямы, взяла дрожащими руками свою рубашку и шорты и начала одеваться.

— Рейчел. — Финн доплыл до нее, но не стал выбираться из воды. — Рейчел, это не имеет значения.

Это было худшее из того, что он мог сейчас сказать.

Он солгал ей два раза, но считает, что это не имеет значения.

Он объяснил ей причину своей лжи. Умом она ее понимала, но не сердцем. Если бы она продолжила его слушать, он подобно Рамону убедил ее в том, что она слишком остро на все реагирует, и она почувствовала бы себя глупо.

Ей надоело чувствовать себя глупо, но еще больше она до смерти устала от лжи.

Посмотрев на Финна, она подумала: «Я только что занималась любовью с мужчиной, которого, как оказалось, совсем не знаю».

Ему принадлежит компания морских путешествий, которая организовала этот круиз. Корабли у Финна шикарные. Сама она не смогла бы себе позволить такое дорогостоящее путешествие.

Как часто Финн плавает на своих кораблях? Сколько одиноких дурочек он соблазнил?

Она несправедлива к нему. Это же Финн. Ее Финн. Она его знает. Ее сердце его знает. Он не мог…

Откуда ей знать, как он мог поступить и как не мог?

Она потеряла ребенка, когда позволила своим чувствам возобладать над разумом. Когда поверила лжецу.

Снизу донесся свист.

Это конец?

К горлу подкатился огромный комок. Она закрыла глаза, чтобы притупить боль.

— Рейчел, пожалуйста, выслушай меня… — Выбравшись из воды, Финн попытался взять ее за руку, но она резко отстранилась.

— Я не хочу иметь ничего общего с лжецами.

— Ты же знаешь, что у меня были причины солгать тебе.

Рейчел знала эти причины, но ничего не могла с собой поделать и перенеслась в своих воспоминаниях в больничную палату, где лежала опустошенная, похожая на тень. В тот раз обман любимого мужчины обошелся ей слишком дорого.

— Оставь меня в покое, — произнесла она безжизненным тоном. — Когда Рамон погубил нашего ребенка, я дала себе слово, что больше никогда не открою свою душу мужчине. На время я забыла об этой клятве, но быстро вернулась с небес на землю и обрела контроль над своими чувствами. — Отвернувшись, она уставилась в воду, словно ища там ответы. — У меня было замечательное утро. — Ее тон стал теплее. — Именно таким я и хочу его запомнить. Наша близость доставила мне удовольствие. Я знаю, что твой обман не должен ничего для меня значить, но значит слишком много. Возможно, это нелогично, необъяснимо, но нам нужно расстаться. Мод скажет, что я сошла с ума. Возможно, я действительно спятила, но мне не нужно богатство, и я не терплю лжецов. Это означает, Финн Киннард, что ты мне не нужен.

Глава 11

Финн был не в силах ничего сделать, чтобы поколебать решимость Рейчел. Всю оставшуюся часть экскурсии она вела себя как второй гид, дополняя рассказ Джейсона своими профессиональными комментариями. К удивлению и разочарованию Финна, она даже получала удовольствие без него.

Она порвала с ним и не делала из этого трагедии. Она была с ним любезной, но в ее улыбке не было тепла. Разговаривая с ним, она отгораживалась от него невидимой стеной.

Отчаявшись, он пришел к Мод, все ей рассказал и попросил у нее совета.

— Я прекрасно понимаю, почему вы солгали, мистер Киннард, — ответила мудрая женщина. — Ваш обман был вполне безобидным, но речь идет о Рейчел, которую едва не погубила ложь мужчины. Она сильная и справилась с ударом судьбы, но больше никому не позволит ее обманывать. Она тщательно взвесила все «за» и «против», и пришла к выводу, что вы ей не нужны. Она лишь недавно научилась снова быть самой собой. У нее нет причин вам доверять. Я бы посоветовала вам вернуться к вашей работе и забыть Рейчел.

— Я люблю ее, — сказал он, понимая, что должен быть откровенным с Мод, если хочет заручиться ее поддержкой.

— Разве это странно? — Ее строгие черты смягчились. — Рейчел удивительная женщина, и если вы по-настоящему ее любите, вам придется сделать невозможное, чтобы ей это доказать. К сожалению, тут я вам не советчик.

— Похоже, я уже проиграл, — обреченно произнес он.

Мод кивнула:

— Думаю, да.


Риф Монтгомери был одним из красивейших мест в мире, и ничто не могло помешать пассажирам «Кимберли Темптресс» им насладиться. Во время прошлого круиза люди не увидели этот риф, потому что из-за махинаций Эсме корабль выбился из графика и проходил мимо рифа, когда тот был скрыт под водой. Но в этот раз они заранее встали на якорь в ожидании отлива. В ожидании чуда.

Во время прилива риф был скрыт под четырьмя ярдами воды, а с падением уровня моря это чудо природы длиной в десять миль поднималось из воды на два ярда и походило на огромное морское чудовище.

Финн много раз видел риф Монтгомери, но не переставал им восхищаться. На него производило впечатление не только подъем рифа из воды, но и его погружение в море, когда его бока походили на огромные водопады. Оба зрелища были восхитительны, но на этот раз ему было интереснее смотреть на реакцию Рейчел. Они с Мод стояли у ограждения и наблюдали за медленным подъемом рифа и рыбами, соскальзывающими с его поверхности.

Повсюду были черепахи. Казалось, что, если перегнуться через борт нижней палубы, можно было коснуться их рукой, когда они проплывали мимо.

Лицо Рейчел выражало удивление и восхищение. Финну хотелось стоять рядом и обмениваться с ней впечатлениями. Она что-то сказала Мод, и та улыбнулась. Финн обнаружил, что завидует восьмидесятитрехлетней женщине.

Рейчел больше не хочет иметь с ним ничего общего, и ему придется пока оставить ее в покое.

Он придумал план своих дальнейших действий. Он даст ей несколько недель на то, чтобы успокоиться и вернуться к привычной жизни, затем свяжется с ней, скажет, что был не прав, и предложит ей начать все сначала.

Это была единственная идея, которая пришла ему в голову. Надо сказать, весьма посредственная.

Джейсон помог Мод и Рейчел спуститься в надувную лодку. После того как пассажиры прослушали лекцию о бережном отношении к хрупкой структуре рифа, им разрешили его посетить.

— Осталось одно свободное место, — крикнул Джейсон. — Вы его займете, Финн?

— Да, конечно, — ответил Финн, потому что свободное место было рядом с Рейчел.

— Вы двое, похоже, поссорились, — сказал Джейсон и, улыбнувшись, направил маленькую лодку в сторону рифа. Избавленный от влияния Эсме, он стал держаться более уверенно, даже нагловато. — Никаких ссор у меня на борту. Поцелуйтесь и помиритесь.

— Во время поцелуя от одного партнера другому передаются микробы, — невозмутимо ответила Рейчел. — Безопаснее обменяться рукопожатием. Добрый день, мистер Киннард. Присоединяйтесь к нам и любуйтесь черепахами.

Под веселый смех остальных пассажиров Финн занял место в лодке, и они поплыли вдоль рифа.

Мод сидела впереди и непринужденно болтала с Джейсоном, а Рейчел наблюдала за черепахами. Финн сидел в середине лодки, поэтому ему пришлось смотреть на животных поверх головы Рейчел.

В какой-то момент он случайно к ней прикоснулся, и она вздрогнула. Она тут же придала своему лицу непроницаемое выражение, но Финн знал, что ее спокойствие обманчиво.

Он причинил ей боль.

Любая другая женщина, узнав, что любящий ее мужчина богат, пришла бы в восторг и не обратила бы никакого внимания на его ложь. Рейчел же оскорбилась и порвала с ним.

— Прости, — пробормотал он.

— Ты уже видел этот риф раньше? — спросила его Рейчел, продолжая смотреть на черепах.

— Да.

— Ну и как он тебе?

— По-моему, весь этот круиз особенный, — сухо ответил он.

— Ты имеешь в виду, что тебя не каждый раз выбрасывают за борт?

— И то, что я не каждый раз встречаю тебя.

— Давай не будем об этом, — произнесла она строгим тоном, и Финн представил ее читающей лекции в университете. Наверное, все студенты мужского пола влюблены в нее.

— Ты знал все то, что я рассказывала о горных породах? — внезапно спросила она. — Ты притворялся несведущим, чтобы сделать мне приятное?

— Да, я все знал.

Наконец Рейчел отвлеклась от черепах и изумленно посмотрела на него. Он насмешливо поднял бровь, и ее губы дернулись.

— Это очередная ложь.

— Я неисправим.

— Финн…

— Да, я действительно неисправим. Но я также испытываю раскаяние. Может, со временем…

— Может, — ответила Рейчел и тут же снова переключила свое внимание на черепах.

Похоже, что она сама только что солгала.


Риф привел Рейчел в восхищение. Им разрешили погулять по рифу, пока он не начал снова уходить под воду.

Джейсон и новый экскурсовод, бойкая девушка по имени Мэри, следили за тем, чтобы пассажиры неукоснительно соблюдали правила. Им было разрешено фотографировать и снимать на видео обитателей рифа, но запрещено брать оттуда что-либо в качестве сувениров. Убедившись в том, что никто не собирается нарушать правила, Джейсон расслабился и дал им большую свободу. У Рейчел появилась возможность отделиться от группы и исследовать риф в одиночку.

Одиночество было настоящей роскошью во время такого круиза, как этот.

С корабля риф Монтгомери выглядел огромным блестящим куском серой породы, но при ближайшем его рассмотрении у Рейчел перехватило дыхание. Гигантские двустворчатые моллюски, затаившись в наполненных водой углублениях, поедали своих крошечных жертв, оказавшихся в ловушке. Помимо них, она увидела множество рыб, крабов, ярких кораллов и столько разных видов горных пород, что с удовольствием сделала бы их объектом своего научного исследования.

Если бы смогла выбросить из головы Финна Киннарда.

Он разговаривал с Мод, которая о чем-то его спрашивала, указывая на одно из углублений с водой.

Мод единственная из остальных пассажиров, кто знает о нем правду, поэтому с ней он может расслабиться.

«Он мог бы расслабиться со мной», — подумала Рейчел и тут же попыталась прогнать эту мысль, но у нее ничего не вышло.

Почему она не может простить Финна, подойти к ним и включиться в их разговор?

Почему она не может впустить его в свое сердце?

— Потому что ты не доверяешь своему сердцу, — произнесла она вслух, решив, что вдали от остальной группы может немного поговорить сама с собой. — Вот что происходит, когда ты опускаешь свои защитные барьеры. Ты становишься свидетельницей преступления, прыгаешь за борт, оказываешься на необитаемом острове и влюбляешься в мужчину, по вине которого все это произошло.

— Я не влюблена, — твердо сказала себе Рейчел. — Не влюблена.

Она снова посмотрела на Финна. Он выглядел…

— Опасным, — произнесла она вслух и перевела взгляд на крошечную черную с оранжевым рыбку, которая подплыла слишком близко к гигантским створкам моллюска.

Створки резко захлопнулись, и Рейчел содрогнулась.

— Ты приняла моллюска за камень, — сказала она исчезнувшей рыбке. — Ты доверилась ему. Это было глупо.

Она глупа, как эта рыбка. Она находится в одном из самых красивых и труднодоступных уголков земного шара, но вместо того, чтобы этим наслаждаться, ведет себя как влюбленная школьница.

— Выбрось его из головы, достань наконец фотоаппарат и сделай несколько снимков, — приказала она себе.

Она должна быть благоразумной. У нее нет выбора.

Глава 12

Корабль причалил в Бруме жарким утром в понедельник. Одни пассажиры отправились в аэропорт, другие — на курорт, чтобы продолжить отпуск. Каждому из них в качестве моральной компенсации за разыгравшуюся на борту драму Финн подарил по корзине фруктов.

Поскольку все закончилось хорошо, можно было не сомневаться, что произошедшее положительно отразится на имидже его компании. О «Кимберли Темптресс» напишут крупнейшие австралийские и, возможно, даже мировые издания.

Он не знал, как отреагируют пассажиры последнего круиза на новость о том, что в действительности он Финеас Джей Сандерсон, владелец «Темптресс лайн».

Это не имеет значения. Рейчел уже все знает.

Он мог бы отправиться в аэропорт и полететь домой, но Мод сказала ему, что они с Рейчел решили провести неделю в Бруме.

Мод была на его стороне и надеялась, что ему удастся заслужить прощение Рейчел.

Как ему быть? Попытаться поговорить с ней сейчас или приехать к ней в Дарвин через несколько месяцев?

— Настало время прощаться, — с притворной улыбкой произнесла Рейчел, протягивая ему руку.

— Нет, — ответил Финн, и улыбка исчезла с ее лица.

— Финн…

— Мне нужно пообщаться с полицией. От тебя, кстати, тоже ждут показаний. Может, сходим вместе?

— В этом нет необходимости. Я пойду одна.

— Где вы остановились? — спросила нарядно одетая Мод, готовая к новым приключениям.

Финн сказал ей, и она просияла:

— Мы тоже. Какое чудесное совпадение! Тогда встретимся у бассейна. Или, может, вечером покатаемся по пляжу на верблюдах?

— Мистер Киннард слишком занят, чтобы с нами встречаться, — сухо сказала Рейчел. — У него здесь дела.

Разумеется, никакого совпадения не было. Финн спросил у Мод, где они остановились, и забронировал номер в том же отеле. Они с Мод могли бы еще что-нибудь придумать, но ему не хотелось больше лгать Рейчел, поэтому он просто сказал ей:

— Я бы хотел встретиться с тобой снова.

Ее щеки вспыхнули.

— В этом нет необходимости.

— Разве? — спросил он, встретившись с ним взглядом, и она покраснела еще гуще.

— Не надо.

— Ну что ж, если ты действительно этого хочешь, я больше не буду искать с тобой встреч.

— Я должна этого хотеть, — яростно бросила она. — Я больше никому не позволю делать из меня идиотку.


— Рейчел, в Интернете только и пишут что о нем. Пресса просто сошла с ума. Он никогда не был публичным человеком, но благодаря этой истории стал настоящей знаменитостью. Если верить всем этим отзывам, он замечательный человек.

— Вы о Финне? — спросила Рейчел Мод.

Разобрав свои вещи и приняв душ, Рейчел вошла в комнату Мод через смежную дверь. Пожилая женщина сидела за своим ноутбуком и просматривала интернет-издания. Несмотря на свой почтенный возраст, она была уверенным пользователем и негодовала, когда на «Темптресс» вышел из строя Интернет.

— Его настоящее имя Финеас Джей Сандерсон.

— Он даже не назвал мне своего настоящего имени, — горько произнесла Рейчел.

— Он много лет был Киннардом. Это фамилия его матери, — сказала Мод, и она, не удержавшись, села на диван рядом с ней и уставилась на экран. — Здесь говорится, что у его отца не было законных детей, поэтому он завещал свой бизнес Финну при условии, что тот возьмет его фамилию.

— Финн везунчик.

Мод пробежала глазами несколько абзацев.

— Журналистка из газеты, выходящей в американском штате Мэн, откуда родом Финн, проделала серьезную работу. История с контрабандистами и вашим чудесным спасением привлекла внимание общественности, и она навела справки о Финне. Согласно статье, у мистера Сандерсона было трое незаконнорожденных детей, но он оставил все старшему сыну то ли потому, что тот строил корабли, то ли по какой-то другой причине. Финн принял наследство и реорганизовал компанию, испытывавшую серьезные трудности, но всю прибыль делит на три равные части.

Рейчел вспомнила большие сильные руки Финна и подумала о нем как о молодом кораблестроителе, который зарабатывал себе на жизнь физическим трудом. Который переступил через свою гордость и принял отцовское наследство, чтобы позаботиться о сводных брате и сестре.

— Нельзя верить всему, что пишут, — сказала Рейчел, и Мод задумчиво посмотрела на нее.

— Не верить тоже нельзя.

— Мод…

— Ты, правда, хочешь его отпустить?

— Он лгал мне.

— Он выполнял свою работу.

— На острове он не выполнял работу.

— Как бы ты отреагировала, если бы он сказал тебе тогда, что он владелец корабля, и ты оказалась в смертельной опасности по вине его команды?

— Наверное, плохо, — честно призналась Рейчел.

— Мы обе обязаны ему жизнью. Сначала он вытащил меня из воды, когда я упала за борт.

— На его месте так поступил бы каждый. Он просто среагировал быстрее остальных. Кроме того, это он столкнул вас в воду.

— Это не так. Он попытался меня схватить, а я, теряя равновесие, столкнулась с ним и упала, — возразила Мод, и Рейчел подумала, что она защищает Финна как хороший адвокат. — Затем он пришел на помощь тебе. Кто его заставлял выходить из укрытия и подвергать себя опасности?

— Это была его команда.

— Но он не был замешан в контрабанде.

— Да, но все время, что мы с ним провели на острове, он молчал о своем богатстве. Позволял мне думать, что он сотрудник службы безопасности. Я ненавижу ложь.

Поднявшись, Мод подошла к зеркалу и, окинув взглядом свое отражение в синем купальнике в белый горошек, поморщилась и спросила:

— Как я выгляжу?

Рейчел посмотрела на нее и смущенно пробормотала:

— Хорошо.

— Восьмидесятитрехлетняя женщина не может хорошо выглядеть в купальнике, — сердито ответила Мод. — Вот видишь? Ты тоже лжешь, когда это необходимо. Твой никчемный муж приучил тебя делить все на черное и белое, но ты должна знать, что серое тоже существует, и иногда маленькая ложь более приятна и уместна, чем правда. Подумай над этим. Я сказала все, что хотела, и собираюсь искупаться в бассейне. Ты идешь со мной?

— Да.

— Обещай, что если мы встретим там Финна, ты будешь с ним любезной.

— Хорошо, но только если вы больше не будете мне его сватать.

Пожилая женщина мудро посмотрела на нее:

— Я просто хочу, чтобы ты как следует все обдумала и потом ни о чем не жалела.


Финну было некогда прохлаждаться у бассейна. Почти весь первый день своего пребывания в Бруме он провел в отделении полиции. Властям были нужны показания Рейчел, но он убедил их дать ей еще немного времени, чтобы она окончательно успокоилась после того, что с ней произошло во время круиза.

На самом деле у него была еще одна причина отсрочить ее встречу с полицией. Пресса хотела узнать больше о «загадочной подруге крупного американского бизнесмена, с которой тот провел два дня на необитаемом острове», и он счел необходимым оградить Рейчел от лишнего внимания. К счастью, отель, в котором они остановились, был эксклюзивным и не разглашал сведения о своих постояльцах. Поэтому частная жизнь Рейчел будет надежно защищена, пока она не пошла в полицию или не появилась в общественном месте в компании Финна.

Вернувшись в отель, он позвонил домой, чтобы рассказать Конни и Ричарду о том, что с ним приключилось, прежде чем они все узнали из Интернета. Мобильные телефоны обоих не отвечали, и он забеспокоился.

Ему не следовало переживать. Они оба взрослые люди, и у каждого из них своя жизнь. Они всегда настаивали на своей независимости, и он уважал их и без особой надобности не лез в их дела.

Если они оба куда-то уехали, их домработница определенно должна что-то знать. Он может ей позвонить и проверить.

Но зачем? Конни и Ричард вряд ли о нем беспокоятся, и ему тоже не следует беспокоиться о них.

Но он беспокоится. Пожалуй, даже больше, чем следовало бы, но он напугал бы обоих, если бы признался им в этом. Они снова замкнулись бы в себе, и ему пришлось бы заново налаживать с ними контакт.

Наверное, ему следует вернуться домой. Еще несколько встреч с властями и своими сотрудниками, и он сможет это сделать. Разве его что-то держит в Австралии?

Рейчел. Она живет в этой части света.

Он безразличен Рейчел.

Нет, не безразличен. Она просто не может простить его за ту боль, которую он причинил ей своей ложью.


В течение двух следующих дней у Финна состоялось несколько встреч с таможенными чиновниками и портовыми инспекторами. Помимо этого, он ближе познакомился с новыми членами команды «Темптресс», чтобы быть уверенным, что следующий круиз пройдет без эксцессов.

Рейчел избегала его. Мод искренне ему сочувствовала, но ничего не могла с этим поделать. Понимая, что до конца недели вряд ли что-то изменится, он решил на днях вернуться в Штаты. Здесь он чувствовал себя глубоко несчастным.

Этим вечером он сидел на берегу и с грустью наблюдал за тем, как постояльцы отеля катаются на верблюдах по Кэрнс-Бич. На спине у каждого животного было по два человека. Наконец он увидел Мод и Рейчел.

Заметив его, Мод энергично помахала ему рукой, а Рейчел лишь вежливо кивнула.

«Для нее будет лучше, если я уеду», — подумал Финн.

Сегодня он ужинает с новым капитаном «Кимберли Темптресс». После этого у него больше не останется здесь никаких дел.

Разве что посмотреть на следы динозавра.

Они видны, только когда уровень воды низкий. Во время двух его прошлых приездов в Брум вода была слишком высоко, и он не смог их увидеть. Завтрашнее утро вполне подходящее время. Он посмотрит на них на рассвете, после чего соберет вещи и поедет в аэропорт.

Теперь у него есть план. Не бог весть какой, но все же лучше, чем вообще никакого. Осталось только узнать расписание рейсов и забронировать билет.

Возвращаясь из города после ужина с новым капитаном, он встретил в фойе отеля Мод и Рейчел, выходящих из ресторана.

Мод весело его поприветствовала. Рейчел натянуто улыбнулась.

— Я хотел вас найти, чтобы попрощаться, — сказал он им. — Завтра в полдень я возвращаюсь в Штаты. До судебного слушания еще много времени, так что я могу вернуться к своим делам.

На лице Рейчел не дрогнул ни один мускул.

— Ты даже представить себе не можешь, как я сожалею о том, что с тобой произошло во время круиза. — Он встретился с ней взглядом: — О том, что я причинил тебе боль.

— Вы не причинили ей боли, — пробормотала Мод. — Она ведет себя глупо.

— У нее есть все основания…

— Вести себя глупо? — спросила Рейчел. — Спасибо.

Она сердито посмотрела на Мод. Затем заставила себя вежливо улыбнуться Финну.

— Ты еще не катался на верблюде и не видел следов динозавра.

— Я видел, как вы катались. Этого достаточно. Может быть, мы с тобой встретимся, когда я приеду в Дарвин на судебное слушание.

— Может быть…

«Все уже сказано. Пора прощаться и уходить», — грустно подумал Финн, но в следующую секунду кто-то громко прокричал его имя.


Услышав крик, Рейчел резко повернулась и увидела девушку, мчащуюся по фойе подобно урагану. Ее светлые кудри и разноцветные оборки длинной юбки развевались, глаза были подведены черным, а губы накрашены яркой помадой. На обеих ее руках было по несколько маленьких татуировок в виде пчелок. Судя по ее неординарному облику, она была творческой натурой.

Бросившись Финну на шею, девушка расплакалась и принялась его целовать и что-то несвязно бормотать.

— Смотри не задуши его, — произнес направляющийся к ним юноша, одетый во все черное. У него были длинные светлые волосы, жалкое подобие бородки и серьга в левом ухе. Его улыбка показалась Рейчел очень знакомой. — Конни, отойди, теперь моя очередь.

Шмыгнув носом, девушка принялась рыться в огромной мохнатой сумке в поисках носового платка. Мод протянула ей свой с монограммой Терстонов, и она высморкалась в него.

— Мы должны были приехать, — произнес молодой человек, от деланого спокойствия которого не осталось и следа. — Как же ты нас напугал, Финн. Когда мы узнали, что с тобой произошло, мы оба чуть не поседели. Затем мы наткнулись на статью той журналистки. Конни была вне себя.

Неожиданно атмосфера изменилась. Конни опустила руку с платком и сердито уставилась на Финна. Рейчел и Мод продолжали стоять как вкопанные. Обе были слишком ошеломлены, чтобы пошевелиться.

— Это правда, что наш отец ничего нам не оставил? — спросила Конни.

«Мы здесь лишние», — подумала Рейчел.

— Мод… — начала она, глядя на дверь.

— Ребята, это Рейчел, женщина, с которой я провел два дня на необитаемом острове. — Неожиданно Финн взял ее за руку и притянул ближе к себе. — А это миссис Терстон. Рейчел, Мод, это мои сводные брат и сестра Ричард и Конни.

— Значит, вы не дети, — сказала Рейчел.

— Привет, Рейчел, — поздоровалась Конни. — Здравствуйте, миссис Терстон. Нет, мы не дети, хотя Финн ведет себя так, словно мы все еще ими остаемся. Только потому, что мы оба были беспомощны, когда он нас нашел. Только потому, что мы так нуждались в его поддержке… — Сделав глубокий вдох, Конни добавила более спокойно: — Финн, та журналистка отлично покопалась в твоем прошлом. Мы с Ричардом, конечно, знали, что ты крупный бизнесмен. Владелец «Темптресс лайн». Чего мы не знали, так это содержания отцовского завещания. Ты сказал нам…

— Что отец создал семейный трастовый фонд, — произнес вместо нее Ричард таким же обвиняющим тоном. — Что ты на правах старшего из нас распоряжаешься этим фондом, но он принадлежит нам троим в равных частях.

— Журналистка утверждает, что это неправда, — сказала Конни. — В ее статье говорится, что он все оставил тебе. Она раздобыла копию завещания и называет тебя «великодушным Финеасом Сандерсоном».

— Я Финеас Сандерсон только по документам. На самом деле я всегда был и остаюсь Финном Киннардом. Что касается «великодушного», вы прекрасно знаете, что это преувеличение, — улыбнулся Финн. Я обычный человек. У меня полно недостатков.

— В таком случае, почему ты солгал насчет завещания? — не унималась Конни.

Улыбка Финна поблекла. Он выглядел так, словно его загнали в угол.

— Никакого проявления великодушия с моей стороны не было. Только восстановление справедливости, — ответил он. — Я имел не больше прав на отцовские деньги, чем каждый из вас, и сразу все исправил. Я решил, что вам не нужно ничего знать, и мне жаль, что вы узнали.

— Почему ты решил взять нас к себе? Ведь мы были тебе чужими? — спросила Конни, глотая слезы.

— Потому что вы оба едва сводили концы с концами и вас было некому защитить, — мягко ответил Финн. — Я решил, что из вас обоих может выйти толк, и не ошибся. — На его лице появилась теплая улыбка. — Рейчел, Мод, эти ребята очень талантливы. Конни подающий надежды художник по тканям, а Ричард без пяти минут дипломированный специалист в области информационных технологий. Я так горжусь ими обоими.

— А мы гордимся тобой, — взволнованно произнес Ричард. — Когда мы узнали, что ты чуть не погиб…

— Мы подумали, что ты не будешь против, если мы потратим немного твоих денег на авиабилеты до Австралии и навестим тебя.

— Что значит, моих денег? — возмутился Финн. — Они такие же ваши, как и мои.

Конни улыбнулась сквозь слезы:

— Это безумие. Ты нам солгал, и мы полюбили тебя за это еще сильнее. Да, мы с Ричардом сначала расстроились из-за того, что отец перед смертью даже не вспомнил про нас, но затем поняли, что это не имеет значения. В отличие от того, что ты нас нашел и помог нам встать на ноги. — Ее голос задрожал. — Это самый ценный подарок, который только могла нам преподнести жизнь.

— Получить наследство, конечно, хорошо, но иметь такого замечательного старшего брата, как ты, намного лучше, — сказал Ричард. — Только больше не лги нам и не пропадай неизвестно где.

— Мы твоя семья, — заявила Конни, — и мы за тебя переживаем. А сейчас, может, поужинаем? Мы проголодались. Рейчел, миссис Терстон, вы пойдете с нами?

Рейчел наконец высвободила свою руку, и они с Мод покачали головой.

— Мы только что поели, — сказала она. — Кроме того, нам не хотелось бы мешать воссоединению семьи.

— Но в газете говорилось, что вы с Финном… — Во взгляде Конни была надежда, и Рейчел почувствовала, что краснеет.

— Нет, — ответила она.

— Нет, — подтвердил Финн.

— Финн, вы все еще собираетесь уехать завтра? — спросила его Мод, и он пришел в замешательство.

— Я не уверен.

— Это лучше, чем «уверен», — весело произнесла Мод. — Уверенные люди делят все на черное и белое. Я думаю, что вам обоим пора начать замечать цвета, которые находятся между этими двумя. Начать видеть радугу.


Рейчел ворочалась с боку на бок. Сон никак не шел.

Будь она сейчас на борту «Кимберли Темптресс», она бы поднялась на верхнюю палубу и понежилась в спа-бассейне.

Она вспомнила их с Финном неожиданную ночную встречу на верхней палубе.

Если Финн завтра уедет, воспоминания о нем — это все, что у нее останется.

Открыв глаза, она уставилась в потолок.

Вся ее жизнь сплошная ложь.

Ложь Рамона. Ложь Финна.

Черное, белое и серое?

Подумав о лжи, которую Финн сказал Конни и Ричарду, она пришла к другому выводу.

Черное, белое и радуга!

Но что ей делать? Она не может пойти к Финну, броситься в его объятия и сказать, что ошибалась.

Почему не может? Что ей мешает бороться за свое счастье?

Рейчел посмотрела на часы. Они показывали четыре утра. Это не самое подходящее время для того, чтобы звонить Финну или стучать в дверь его номера.

Она продолжила лежать и думать, слушая шум волн.

Пять часов. Скоро рассвет.

И отлив.

Финн рассказывал ей, что на одном из здешних утесов при низком уровне воды можно увидеть окаменелые следы динозавров.

Как я могу умереть, не увидев их?

Это почти то же, что «Как я могу уехать, не увидев их».

Может, он сейчас…

Гадать бесполезно. Пришло время действовать.

Встав с кровати, Рейчел надела шорты и рубашку и направилась к двери. Затем немного помедлила. Мод будет беспокоиться, если проснется и не найдет ее. Поэтому она взяла листок бумаги и написала:

«Ушла искать радугу».

Утро было теплым и тихим. Над морем уже забрезжили первые лучи рассвета.

Вода отошла так далеко от берега, что ширина песчаного пляжа достигла полмили. В конце пляжа был скалистый утес. На нем стоял маяк, а внизу находился риф, где когда-то обитали динозавры.

Вряд ли Финн сейчас там.

Это не имеет значения. Она пришла посмотреть на следы динозавров.

«Лгунья», — сказало ей сердце.


Финн сидел на камне и смотрел на бледную полосу рассвета над горизонтом.

Ему не следовало сюда приходить.

Ему пришлось отложить свое возвращение домой, поскольку Конни и Ричард захотели на несколько дней задержаться в Австралии. Он не мог им отказать. Как только они проснутся и позавтракают, он устроит им экскурсию по городу. То, что они прилетели на другой конец земного шара, чтобы убедиться, что с ним все в порядке, тронуло его до глубины души.

— Что было бы с нами, если бы ты утонул или умер от голода на острове? — спросила его Конни вчера за ужином.

Он объяснил им, что распорядился, чтобы в случае его смерти его доля бизнеса будет поровну поделена между ними. Они посмотрели на него как на умалишенного, и Ричард сказал, что им нужны не деньги, а он, живой и здоровый.

Тогда он впервые по-настоящему осознал, что они одна семья. Это было невероятное ощущение, но ему хотелось большего.

Для полного счастья ему не хватало одной хрупкой на вид, но сильной и смелой женщины, которой он предложил свое сердце. Она отказалась от него, потому что не могла довериться мужчине, который ей солгал.

— Эй, парень, ты сидишь на моем камне, — послышался за его спиной знакомый женский голос, и время словно остановилось. — А я-то думала, что если сделаю над собой усилие и встану в пять утра, никто не помешает мне искать следы динозавров.

Повернувшись, он увидел улыбающуюся Рейчел и улыбнулся в ответ. Она была так прекрасна в бледном утреннем свете, что внутри у него все затрепетало.

— Увидеть следы динозавров и умереть? Или увидеть их и вернуться в Штаты?

За деланой веселостью ее тона Финн услышал волнение.

— Я не уеду сегодня, — сказал он, встретившись с ней взглядом. — Конни и Ричард хотят покататься на верблюдах.

— И ты будешь за ними наблюдать так же, как наблюдал за мной и Мод.

— Точно.

— Тебе не одиноко наблюдать за тем, как другие веселятся?

— Я привык к одиночеству.

— Я привыкла не доверять мужчинам, — прошептала она. — Но люди меняются.

Между ними было ярдов двадцать, однако их связывало друг с другом что-то крепкое, настоящее, что было невозможно выразить словами. Впрочем, слова здесь были и не нужны.

— Я тебя ждал.

— А если бы я не пришла?

— Эти следы были здесь сто двадцать миллионов лет. Они могут ждать, и я решил, что буду ждать тебя столько, сколько понадобится.

— Ничего себе, — пробормотала она. — Сто двадцать миллионов лет. Ты бы пропустил завтрак. Должно быть, эти следы действительно представляют собой невероятное зрелище. Ты хочешь их поискать?

Поднявшись, Финн протянул руку.

— Хочу, если ты захочешь пойти со мной.

Не теряя ни секунды, Рейчел подошла к нему, вложила свою ладонь в его, и они вместе спустились к рифу.


Окаменевшие следы динозавров было трудно найти, но Рейчел, похоже, инстинктивно знала, где нужно искать.

Когда они дошли до того, что Финн принял за обычные неглубокие ямки в камнях, она села на корточки и принялась вымывать из них песок.

Финн стоял рядом и терпеливо ждал. Наконец она выпрямилась, вытерла руки о шорты и окинула довольным взглядом то, что было перед ней.

Без песка эти ямки в породе действительно выглядели как огромные следы.

— Их оставил крупный теропод, — сказала Рейчел. — Неудивительно, что его следы остались в песчанике. Они великолепны.

Следы и вправду были потрясающие, но Финн чувствовал, что ее что-то гнетет, и она не может полностью сосредоточиться на своей находке.

Финн не стал ее торопить. Она сама все ему расскажет, когда наберется смелости.

Рейчел долго смотрела на следы, затем наконец повернулась к нему лицом и произнесла:

— Мне жаль.

— Что теропод умер?

— Да, — улыбнулась она. — Вряд ли это произошло из-за того, что его выбросили за борт контрабандисты.

— Может, его съели крокодилы?

— Крокодилы тогда уже существовали, но этот парень был для них слишком велик:

— В таком случае, давай считать, что он дожил до преклонного возраста. Сколько это лет для динозавра?

Рейчел нахмурилась:

— Не знаю. Нужно посмотреть в справочнике.

— Но не сегодня.

— Нет, — ответила она и встретилась с ним взглядом. — Сегодня я буду просить у тебя прощения. Прости меня за то, что я сравнивала тебя с Рамоном. Ты совсем на него не похож.

— Он хорош собой?

Рейчел сердито посмотрела на него. Он улыбнулся, и она немного расслабилась.

— Да, но это единственное, что вас объединяет.

Финн улыбнулся шире:

— Я плохо танцую.

— И врешь ты тоже плохо.

— Это точно, — согласился он, привлекая ее ближе к себе. — Прости, что лгал тебе. Обещаю, что больше не буду.

Рейчел внезапно посерьезнела:

— Не надо этого обещать. Возможно, однажды возникнет ситуация, когда ложь будет не так жестока, как правда. Ты уже был в такой ситуации, когда сказал Конни и Ричарду, что их отец позаботился о них перед смертью. Ты подарил им надежду на будущее, и я тобой восхищаюсь.

— Означает ли это, что ты готова разделить со мной будущее? Ты выйдешь за меня замуж?

— Финн…

Она выглядела растерянной, и его сердце пропустило удар.

— Если еще слишком рано, попроси меня подождать. Скажи, что подумаешь. Только не говори сразу «нет». Не лишай меня надежды.

— Почему ты хочешь на мне жениться? Зачем тебе женщина, которая имеет негативный опыт замужества? — осторожно спросила она.

Финн взял обе ее руки в свои:

— Рейчел, я прошу тебя внимательно меня выслушать и поверить мне на слово. Я начал в тебя влюбляться в тот момент, когда мы с тобой в пещере рассматривали древние рисунки. Я продолжил в тебя влюбляться, когда мы, напуганные до полусмерти, плыли в темноте бок о бок. Я окончательно влюбился в тебя, когда мы с тобой лежали в луже, и ты прижималась ко мне, обнаженная. Я люблю тебя, Рейчел. Это и есть причина, по которой я хочу на тебе жениться.

Рейчел опустила глаза и уставилась на черно-белую картинку на его футболке. Она разглядывала ее так, словно это было произведение искусства.

— Тебе нужно время. Я прекрасно тебя понимаю. У меня есть обязательства. Брат с сестрой. Восемь кораблей.

— Я познакомилась с твоими братом и сестрой. Они замечательные. Один из твоих кораблей мне тоже очень понравился.

— Я мог бы перебраться в Дарвин, — сказал он, — но мне пришлось бы время от времени летать в Штаты к Конни и Ричарду. Они еще недостаточно твердо стоят на ногах.

Рейчел подняла голову, и ее лицо озарила такая улыбка, какой он никогда раньше не видел. Она вселила в него надежду.

— Твои брат и сестра в тебе нуждаются. Я тоже, и готова следовать за тобой, куда бы ты ни пошел. Я геолог. Камни есть повсюду. Если я не найду работу преподавателя, то продолжу учебу.

Финн крепче сжал ее руки:

— Ты правда готова стать моей женой?

— Ты честный мерзавец, — прошептала Рейчел, заглянув в его глаза. — Мы с Мод пришли к выводу, что это лучший тип мужчины.

— Я люблю тебя, Рейчел.

Ей показалось, что окружающий мир наполнился разноцветными красками.

— Я тоже тебя люблю, но кроме этой любви, я пока больше ничего не могу тебе предложить. Преподаватели геологии немного зарабатывают.

Мягко рассмеявшись, Финн крепко прижал ее к себе и почувствовал, как бьется ее сердце.

— Уверен, что нашей любви друг к другу будет более чем достаточно, чтобы мы были счастливы до конца наших дней. Так ты выйдешь за меня замуж?

— Да! Да! Да! — воскликнула она, и их губы слились в страстном поцелуе.


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

Примечания

1

Ядро континентальной коры.

(обратно)

2

От англ. «wolf» — волк.

(обратно)

3

От англ. «fluffy» — мягкий, пушистый.

(обратно)

4

От англ. «buster» — парень, малый.

(обратно)

5

От англ. «flea» — блоха.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12