Империум человечества: Омнибус (fb2)


Настройки текста:



Warhammer 40000 Империум человечества: Омнибус

Некромунда

Джонатан Грин Приключения Натана Крида

Злые духи

Паника царила в лагере крысокожих. Вновь опустившийся огромный коготь обезглавил старика с тошнотворным хрустом переломанного позвоночника. Среди мерцающих костров с ужасом наблюдал за бойней Серый Паук. Перед ним лежал труп скво, ещё сжимавшей хныкающего младенца в своих руках. Рядом старейшина кашлял и хрипел, а драгоценная жизненная влага хлестала из зияющей дыры в его хрупкой груди. И здесь были высвеченные огнем во тьме Подулья подобные горе очертания зверя. Лишь тотемный столб племени был выше его. Серый Паук передернул затвор дробовика и вскинул к плечам. Теперь существо было у него на прицеле.

Услышавшая двойной щелчок тварь повернула свою изувеченную голову и пронзила Серого Паука пылающим взором. Крысокожий ощутил, как хлад тошнотворного ужаса крадется по его спине, а внутренности скручиваются в тугой узел. Прицел оружия заходил ходуном — Серый Паук задрожал. Оторвав от дробовика одну руку, крысокожий вытер пот со лба. Ревущий зверь устремился вперед. Серый Паук выстрелил.

Набатом прогремевший в широком пустом куполе выстрел робким эхом отразился от далекого пласкритового потолка. Серый Паук ощутил, как из легких выбило воздух отбросившим его назад ударом твердого как железо плеча. Чудовище плавно остановилось, а крысокожий рухнул на пол, пытаясь вдохнуть. Он слышал, как давилось пыхтящее чудовище, чье тело обуял порожденный яростью прилив адреналина.

Крысокожий все ещё плотно сжимал в руке дробовик. Сопротивляющийся боли Серый Паук вновь затравливал оружие порохом. Зверь не был похож ни на одно порождение Подулья, с которым раньше сталкивалось племя. Он казался неуязвимым и не чувствовал жалости. Прогневило ли алкавшее новых охотничьих земель племя непостижимых духов Улья?

Если бы охотники вернулись этой ночью, как ожидалось… Если бы больше мужиков осталось сторожить лагерь… Но если Серый Паук и его Храбры не могут сдержать монстра, то что бы изменилось со всеми остальными крысокожими воинами племени Красной Змеи? Если он умрет этой ночью, то сражаясь и с честью, как и подобает крысокожему воину!

Зверь вновь устремился вперед. Серый Паук вновь выстрелил, но монстр даже не замедлился. Огромный мерцающий коготь опустился, а тьма поглотила мир крысокожего.

Поселение горело.


— Это были подульевики, говорю вам!!! — возопил Трясущийся Купол, яростно размахивая увенчанным черепом посохом. Покрытые нарисованными священными спиралями щеки кричащего в гневе шамана побагровели.

— Успокойтесь, братья мои, — простонал старый вождь, чье изъеденное морщинами лицо исказилось от муки. Охота не была хорошей, ибо в этом сезоне огромные крысы ускользнули в глубокие норы у Подножия Улья, а по возвращении воины обнаружили трупы перерезанной родни. Грохочущий Шлак был бессилен перед лицом горя своих воителей. Ничто, сказанное вождем, не было способно унять их боль. Старый вождь мог лишь попытаться помешать сделать нечто, о чем все потом горько пожалеют, — Всегда были мы в хороших довольно с ульевиками отношениях.

— Что принесли нам они? — заговорил один из самых мятежных крысокожих воинов, нашедший отвагу на дне бутылки «Второго Лучшего».

— Как можешь ты так говаривать, Воющая Вентиляция? Торговали с нами они, шкуры и сумки из кож слепых змей покупая. В обмен мы истинное оружие получали, — Грохочущий Шлак с презрением пристально посмотрел на зажатую в руке воина бутыль, — и отраву, коию ты так жадно глотаешь!

— Торговлей это ты называешь?! — воскликнул Трясущийся Купол. В этот раз никто не прервал шамана, — То была сущая эксплуатация! Посягнувшие никогда не являли уважения к нашим землям святым и истинное лицо свое показали теперь! — он затрясся, а висящие на церемониальном доспехе кости задребезжали в такт его конвульсиям, — Пока добывали еду мы для наших семей, они всех перерезали их, чтоб нас из домов изгнать— и земли наши украсть!

Одобрительный хор голосов откликнулся на тираду шамана. Шок от увиденного в кислородоацителеновой утренней дымке был слишком силен даже для этих закаленных воинов, посему многие нашли утешение в алкоголе.

— Стойте, сейчас же остановитесь! — потребовал отчаявшийся вождь, — Не ульевики это совершили. Духи были потревожены. Понять должны мы, кто или что сделало это. Душам покинувших нас родных мы клялись в этом!

— Ты не понимаешь, о чем говоришь! Ты дряхлеешь, а слова твои ничего не значат для этих людей, — полным ядовитого презрения голосом зашипел повернувшийся к старому вождю Трясущийся Купол, — не вернут они мертвых. Деяния лишь души мятущиеся умиротворят! Должны мы нанести боевую раскраску и умереть приготовиться, скальпы ульевиков пожиная! Такова тропа крысокожих!

С этими словами шаман резко обернулся на пятках и зашагал по лагерю, крикнув через плечо, — Следуйте за мной, если отомстить за истребленные семьи хотите!

За ним последовали остальные скорбящие охотники, пропитанные «Вторым Лучшим».

Грохочущий Шлак одиноко стоял рядом с тотемным столбом, наблюдая, как крысокожих воителей поглощают тени Подулья.

— Вы отступниками станете, ежели тропу войны изберете! — потерянно крикнул вождь им во след, — Более вы не будете моими людьми! И спасти вас в этот раз не смогу я!

Но никто ему не ответил из окружавшей лагерь тьмы.

Грохочущий Шлак повернулся к тотему. Его глаза, как и всегда, притянуло к гротескному изображению, вырезанному на пласкрите под стилизованными очертаниями оскалившейся крысы. Существо выглядело почти как человек, но в нем было нечто неуловимо чудовищное.

— Да, потревожены духи улья были, — прошептал вождь, — принести покой нужно им.

Инстинктивно он ощутил мороз в костях. Вождь знал, что рядом затаилось зло. Он протянул дрожащую руку к висящей на поясе из крысиных хвостов кобуре автопистолета, запнулся, а затем отвел её. Скорбящими глазами он посмотрел на тотем, словно моля о помощи, — Но что я могу?

На самом деле, как и говорил Трясущийся Купол, он постарел. Судя по лежавшим вокруг останкам, даже его природных способностей могло не хватить для убиения зверя — если это был зверь. Но должен же быть способ…

Внезапно задумавшийся старый вождь кивнул и ухмыльнулся. Способ всегда есть.


— Значит, старина Грохочущий Шлак вновь доставляет неприятности? Разве я не говорил, что нельзя доверять этим крысокожим? — просвистел беззубый выпивоха.

— Наверняка говорил, Джемар, — подтвердил его среднего возраста располневший собутыльник Коомс.

— Так, говоришь, это было на ранчо Яйгофа, Калем? — спросил Джек Финниан, бармен и хозяин Салуна Последних Отбросов, опершийся одной рукой на стойку бара и с неподдельным интересом слушавший слова клиентов.

— Точно так, — произнес седеющий шахтер, — Старик Яйгоф, его жена и мелкие детишки мертвы. И со всех сняли скальпы!

— Дикари! — воскликнул перепуганный Коомс, — Нельзя им это спускать с рук!

— Ходят слухи о том, что некоторые семьи уже покинули город, чтобы избежать проблем, — вставил Финниан, понимающе кивнув.

— Нужно преподать им урок, вот что, — решительно заявил Джемар, хлопнув ладонью по барной стойке, — Я вам рассказывал о своей встрече с бандой крысокожих у Водопадов Меркурия?

— Да, — перебил его Коомс.

— Пора кому-то что-то предпринять, — внезапно сказал Калем, — Я бы это сделал, если бы был уверен в том, что смогу выбить действительно большой пласт адамантия.

— В последний раз ты говорил тоже самое, — тихо прошептал Коомс.

— А что с гильдийцами? — протянул Финниан, — Они должны прислать своих дозорных, чтобы раз и навсегда присмирить этих крысокожих.

— Им важно лишь то, что происходит в городе, — печально проворчал Калем.

Со скрипом металла по металлу двери распахнулись, и охотник за головами вошел в туманную дымку Салуна Последних Отбросов. В помещении воцарилась тишина, все глаза напряженно всматривались в гордо шагающего прямо к стойке бара чужака. Полы длинного кожаного плаща развевались вокруг доходивших до колен сапог. На мгновение открылась горсть отмечающих выполненных заказы значков, прикрепленных к внутренней стороне плаща. Все в баре могли видеть две висящие на ногах мужчины длинноствольные стаб-пушки. Охотник был высоким, его спина прямой, а походка полной уверенности в себе. У бара он взял дымящийся окурок сигары с обрезанными краями и сделал длинную шипящую затяжку.

— «Дикого Змея», — протяжно сказал охотник сиплым шепотом.

— Сейчас все будет, — ответил бармен, бросившийся за свежей бутылкой.

— Эй, мистер, не хотели бы вы убить парочку крысокожих? — заговорил Джемар.

— Неа.

— Шо это значит? — недоверчиво воскликнул выпивоха, — Ты же охотник за головами?

— У меня уже есть заказ, — пронзительный взор мужчины упал на старого Джемара. В мерцающем натриевом свете его стальные глаза ярко блестели среди отброшенной широкополой потрепанной шляпой тени.

— Тогда я предлагаю тебе закончить её и уходить, друг, — с другого конца бара раздался новый голос, низкий и культурный, — Сейчас Отстойник Токсинов — не место, где уважающие себя джентльмены вроде нас захотят остаться дольше необходимого.

Говоривший вышел из дымчатого сумрака. На нем тоже был длинный потертый кожаный плащ, под которым мелькали зеленые штаны. Его стройные руки были заключены в плотные черные перчатки. В одной была выпивка. Мужчина был среднего телосложения, а его черты лица угловатыми и запоминающимися. Аккуратно выбритые усы и подстриженная черная борода резко контрастировали с четырехдневной щетиной охотника.

— С чего бы?

— Ну, по правде говоря, Отстойник превращается в город призраков, — бородатый осторожно поставил стакан на бар и повернулся к собеседнику, — Местное племя крысокожих недавно вызвало много проблем. Они прогнали многих поселенцев. По всему куполу бросают участки — здесь больше нет работы ни для кого.

— Он прав, — встрял Коомс, а его приятели одобрительно забормотали.

— Так, когда ты уходишь? — напрямик спросил охотник за головами, спокойно посмотрев на подносившего стакан к губам бородатого человека.

— Я торговец и, увы, должен решить личный финансовый вопрос, иначе бы я уже давно ушел. Я завершу свои дела до появления следующего конвоя гильдийцев и покину город с ним.

Охотник за головами прикончил выпивку одним быстрым глотком, — А я пока никуда не ухожу. Я же говорил, что у меня заказ.

— Я лишь хочу помочь другим людям, — с долей глубокой досады ответил бородатый, — Позволь мне представиться. Меня зовут Сайрус Беккерман.

— Я сам могу присмотреть за собой, — охотник приложил окурок к губам, — Теперь, джентльмены, извините.

Он направился к выходу.

С громким ударом двери салуна распахнулись, а внутрь ввалился оборванный человек. Его вымазанное в угле лицо было изможденным и осунувшимся, а серые волосы всклокочены. Из-за грязного и нездорового вида он казался гораздо старше, чем был.

— Квинн? Все нормально? — удивленно спросил Финниан.

— Быстрее, дай мне выпить, — простонал ошалевший мужчина, завалившись на стул, — Мне нужна выпивка.

Бармену не нужно было повторять дважды. Квинн одним глотком выпил спиртное и стукнул стаканом об барную стойку, — Ещё!

Вторая порция последовала за первой. Чумазый тип потерянно посмотрел на бар.

— Говорю вам, это было ужасно. Я никогда не видел ничего подобного!

— В чем дело, чел? — повторил Финниан. Все в баре беспокойно столпились вокруг. Охотник за головами остановился. Он повернулся обратно к бару, но промолчал. Ему сразу бросились в глаза потеки крови под грязью и красноватые промокшие пятна на разорванной одежде.

— Я был атакован у своего участка на Гребне Черного Пепла, — простонал старатель, — Я платил налоги. Я не заслужил такого!

— Хм, Гряда Черного Пепла? — встрял Беккерман, — Давай-ка я закажу тебе выпивку. «Дикого Змея»! — он щелкнул пальцами, а Финниан вновь начал наполнять стакан Квинна.

— Их были десятки! — продолжил сбитый с толку старатель, — Они все кричали боевые речативы и носили ужасные крысиные шкуры. Их руки покрывали змеиные татуировки! — он с благодарностью принял протянутый Беккерманом стакан.

— Похоже на Племя Красной Змеи, — встрял беззубый Джемар, — Разве я всегда не…

— Это они! — воскликнул Квинн, бросив на старика дикий взгляд, — Они были безумными, изгнанными отступниками. Говорили, что оскальпуют меня и скормят Потрошителям! Они украли мои инструменты и находки. А я только-только наткнулся на нечто особенное, действительно большую жилу! Затем появился монстр, а я бежал!

— Что за монстр? — спросил Коомс.

— Он спятил! — громко захохотал Беккерман и огляделся, — Очевидно, у него бред.

— Дай ему договорить! — прервал его бармен, — Давай, Квинн, расскажи нам больше, — ободряюще сказал Финниан, — На что был похож монстр?

— На кошмар из Клоаки, большой как испытательный костюм, с пылающими глазами и одним огромным когтем! — старатель замолчал, хрипло и тяжело дыша.

— И? — подтолкнул его Коомс, — Не тяни.

Квинн не ответил. Вместо этого старатель вцепился в свое горло, а его лицо начало багроветь. Он пытался заговорить, но из горла вырвались лишь жуткие каркающие звуки.

— Он задыхается! — закричал Финниан, — быстрее, помогите ему!

Но прежде, чем кто-то из напуганной толпы успел вмешаться, Квинн со сдавленным стоном упал на стойку бара лицом вниз и затих. Ошеломленные выпивохи переглянулись. Наконец Калем протянул к старателю руку и осторожно прощупал пульс на его шее.

— Он мертв! — пораженно воскликнул шахтер.

— Похоже, для него это было слишком, — ошеломленный Финниан запнулся, — Должны быть, сердце разорвалось. Шок может сделать такое, — лицо вновь замолчавшего бармена скривилось от гнева, — Должно быть, крысокожие хорошенько его приложили.

— Ну все, — проворчал Коомс, — Говорю вам, пора созвать ополчение, направиться на Гряду Черного Пепла и линчевать Грохочущего Шлака. Пока будем разбираться с ним, женщин и детей отправим к Водопадам Меркурия. Старый змей зашел слишком далеко!

— Даже не думай, — оборвал его Финниан, указав на лежавшее на барной стойке тело, — Что мы будем с ним делать?

— И что это был за монстр? — напомнил всем Джемар.

— Если он был! — фыркнул Беккерман.

— Дааа, но что будем делать с Квинном? — повторил Финниан.

— Думаю, что надо отнести его назад и оставить гильдийцам, — предложил Коомс.

Охотник за головами подозрительно осматривал труп. Инстинкты твердили ему, что здесь что-то не так. Раны старателя не выглядели серьезными, несмотря на уверенность посетителей салуна. И ведь он не был обескровлен, а задохнул…

Внезапно на охотника обрушилось осознание. Перед своей смертью Квинн пил. Стакан старателя все ещё стоял на стойке. Пока остальные разговаривали, охотник исподтишка поднял его и, взболтав оставшуюся на дне жидкость, осторожно принюхался. Едкий запах наполнил ноздри. В свое время там была порядочная порция «Дикого Змея», но запах был странным даже для особенно крепкой выпивки. Охотник задумался, вспомнив, что стакан держали лишь бармен и Беккерман, и молча поставил его обратно на стойку. Нахмурившийся мужчина осмотрелся. Беккермана нигде не было.

— А торговец покинул нас в страшной спешке, — задумчиво протянул он.

— Он занятый человек, — проворчал через плечо Коомс.

Финниан нервно ерзал за стойкой бара, его руки все ещё дрожали, — Давайте, надо отнести Квинна назад, — настойчиво повторил он, — Труп в баре плохо влияет на бизнес. Он нервирует покупателей.

Несколько человек подняли тело старателя. Охотник за головами удивил всех тем, что взял Квинна за ногу и помог отнести его тело в заднюю комнату.

— Нада проявлять уважение к мертвым, — протянул он. И никто не заметил, как охотник исподтишка вытащил нечто из сапога мертвеца и спрятал в длинных полах своего плаща.


Вышедший из салуна Последнего Вздоха охотник за головами Натан Крид достал лоскуток пергамента и развернул, скривившись от затхлой вони сапог мертвеца. Старую карту покрывала паутина каракулей и истершихся линий, но её значение было ясной. Если карта была настоящей — а нечто в кишках Крида говорило ему, что это так — то купол Отстойника Токсинов был построен на крыше другого, гораздо более старого поселения.

Кто знает, какие древние сокровища таяться под пеплом? Крид вынул окурок изо рта и сплюнул. Старатель знал. Теперь он мертв, благодаря помощи маленькой дозы яда.

Подозреваю, что кто-то ещё знает эту тайну, — подумал охотник за головами, — Ну, Беккерман, или кто ты на самом деле, теперь здесь Натан Крид, поэтому тебе лучше быть осторожным.

Вокруг никого не было: Отстойник Токсинов действительно превращался в город призраков. Поднявший край шляпы Натан откинул электронный визор и посмотрел на скалистый отрог на западе за увенчанной колючей проволокой стеной поселения. Там, на Гряде Черного Пепла, была находка мертвого старателя.

Внезапно он заметил блеск пряжки шерстяного ремня на бородатой фигуре, исчезавшей в углу на другой стороне улицы. Крид ухмыльнулся.

Думаю, перед уходом из города мне стоит преподать кое-кому урок, — подумал он. Подозрения охотника за головами росли.

Стараясь держаться в тенях, Крид следовал за мужчиной в шляпе, пока кравшийся человек не остановился пред длинным низким зданием. Похожий на сарай дом стоял неподалеку от городской стены, почти на вершине скалистого пригорка. Окна были изъедены сажей, а сам домик казался давно заброшенным.

Открывший двери скрытный тип огляделся, высматривая возможных преследователей. В тенях ухмыльнулся невидимый Крид. Это был Беккерман, как он и подозревал. Торговец проскользнул в здание и закрыл дверь.

Охотник за головами стрелой промчался по боковой аллее и остановился рядом с мрачным окном. Вытирая полами плаща измазанную грязью оконную раму, он забрался внутрь. Внутри никого не было — Беккерман словно растворился — но все равно было на что посмотреть. Здание было завалено упаковками, которые, судя по состоянию, недавно были плотно набиты. Их размер навел Крида на мысль, что находившийся внутри товар был чертовски большим — и, следовательно, мог быть очень ценным.

Было и кое-что ещё. У задней стены склада охотник за головами рассмотрел приоткрытую широкую дверь.

— Вот куда ты исчез… И куда же ты направляешься? — прошептал Крид. Судя по ржавой поверхности, дверь была запечатана долгое время, но лишь недавно открыта.

Охотник за головами задумался. У него все ёще была работа на Гребне Черного Пепла. Крид раздавил окурок сигары поношенным сапогом и зашагал прочь. Беккерман может подождать.


Висящие на потолке купола люмосферы уже тускнели, когда Крид добрался до вершины заваленной пеплом гряды. Перед ним лежал разоренный лагерь старателя. Из торчавших в грудах булыжников трубок на разваливающиеся машины сочилась шипящая зеленая жидкость. Крид бесстрастно осмотрелся. Повсюду был бардак: рядом с останками костра валялся перевернутый котел, шатер старателя был разорван в клочья, а рабочее сейсмическое снаряжение исчезло. Все было покрыто слоем грязи и пепла, поднятого в суматохе; то тут, то там лежали перья или клочья шерсти. Здесь действительно побывали крысокожие, но было и нечто иное — гораздо более зловещее.

Среди бесчисленных отпечатков мокасинов Крид заметил нечто необычное: следы сапог. Вид их подошвы говорил о точности и системе машинного пресса. Это не было похоже на самодельные мокасины крысокожих.

Охотника озадачило и другое: зачем крысокожие украли машины и сейсмическое снаряжение? Он внимательно осмотрел лагерь. Было общеизвестно, что племена аборигенов Подулья поклонялись древним запасам археотека. Они выходили на тропу войны, чтобы вернуть украденные святые клады, но похищение современного оборудования у одинокого старателя? Такие вещи не были нужны крысокожим, ведь их понимание коварного Подулья было непревзойденным. Здесь происходило нечто действительно странное.

Крид легко нашел то, над чем работал мертвец. В склоне холма рядом с выступающей скалой была пробита дыра. Легким щелчком Крид откинул из-под полы шляпы фото-визор и посмотрев во мрак. Внизу были видны покрытые трещинами стены пещеры и вход в созданный людьми туннель, укрепленный металлическим подпорками.

Вошедший в пещеру охотник ощутил дуновение ветра из нижних проходов. Затхлый воздух подтвердил предположение о том, что нечто, находившееся внизу, было там давно запечатано вместе с гниющими отходами, стекавшими из верхнего города-улья.

В лежавшей на дне пещеры пыли было множество отпечатков крысокожих и тех же сапог, что и в лагере, ведущих внутрь туннелей и наружу. И в земле отпечатались следы чего-то другого, чего-то гораздо более крупного. Крид присел, чтобы осмотреть отпечатки, но не смог их опознать. Они были широкими, плоскими и оканчивались когтями, глубоко вонзавшимися в землю с каждым шагом. Возможно, в словах старика о монстре была доля истины.

Становлюсь суеверным, — подумал он. В его разуме начали вставать на свои места куски головоломки. Перемазанный в пыли охотник за головами начал вставать…

— Ты никуда не идешь! — зашипел культурный голос. Беккерман!

Сидящий на корточках Крид замер, ощутив прижатое к шее холодное дуло. Он настолько погрузился в свои мысли, что не услышал тихих шагов. Теперь он знал обладателя одних отпечатков.

— Так это был ты, — спокойно сказал охотник, — Подозреваю, что ты никакой ни торговец. Какова роль Ван Сааров в этом деле?

Беккерман не ответил на вопрос и почти раздраженно проворчал, — Я думал, что у тебя другой заказ.

— А я думаю, что могу уделить тебе внимание.

— Ты становишься… осложнением, — Беккерман, или как на самом деле звали Ван Саара, собирался убить его. Крид узнал в его голосе привычные после долгих лет охоты на бессчетных убийц интонации.

Плавным движением Крид выхватил нож из сапога. Полы плаща скрыли движение. Охотник за головами перевернул нож в руке и ткнул им назад. Лезвие разрезало сапог и глубоко вонзилось в ногу гангстера, оцарапав кость.

Беккерман закричал от боли. Невольно схватившись руками за рану, он сжал зубы и вырвал лезвие. Времени оказалось достаточно. Крид прыгнул вперед, внутрь туннеля и подальше от пушки. В прыжке он повернулся лицом к врагу. Вновь вставший на ноги охотник за головами держал в каждой руке по стабберу.

Крид нажал оба спусковых крючка и ощутил знакомую взрывную отдачу в запястьях. В то же мгновение выстрелил гангстер. Спустя секунду комбинезон Беккермана разорвало у плеча, на котором появилась рваная рана — повреждена была только плоть, но этого было достаточно для выведения руки из строя. Крид бросился в сторону, когда стучащие по камням пули выбили у его ног фонтаны пыли.

Лежавший в грязи на спине Крид оттолкнулся ладонями от пола и сквозь разлетающуюся пыль увидел пятящегося гангстера, чье оружие валялось на полу. Слишком поздно охотник за головами заметил провода, тянущиеся от входа в туннель. Прежде, чем Крид смог вскинуть стабберы, Ван Саар упал на детонатор. Раздался грохот взрыва, затем с ревом скала начала раскалываться, а проход дико затрясся.

Земля под ногами бегущего по туннелю Натана Крида дрожала. Позади него вход в пещеру завалили обломки. Крид слишком хорошо понимал, что неуправляемый взрыв в поврежденном куполе легко может вызвать ульетрясение. Он не представлял, сколько тонн булыжников может обрушиться в любую секунду, поэтому просто бежал. Можно было сказать точно одно: взрыв отрезал путь назад. Вернуться невозможно. Ему придется идти в запутанную сеть туннелей, чтобы в них не таилось.


Крид замер в полутьме. Искусственное освещение в этой части системы пещер не работало, из-за чего охотнику за головами проходилось всматриваться в фото-визор. Впереди, справа, туннель выходил в крупную пещеру, возможно являвшуюся остатками древнего населенного купола или промышленной зоны. Проход слева ничем не отличался от десятков других, по которым он бродил последние несколько часов, все время спускаясь к Подножию Улья. Он выбрал правый путь.

Он прошел половину пещеры, когда внезапно услышал нежданные звуки. Крид застыл, а его руки метнулись к кобурам стабберов. Это было похоже на то, что он слышал, когда однажды наткнулся на гнездо миллазавров, кормившихся трупами очередной жертвы перестрелок в Дурных Районах. И сейчас он слышал то же самое легко узнаваемое разрывание плоти. Внезапно зловещий шум прекратился.

Несколько секунд спустя Крид вздрогнул, разглядев в полумраке пораженные желтухой глаза на шероховатой голове повернувшегося к нему зомби. Существо было полуодето в грязные обноски, сквозь которые была видна гниющая плоть.

— Чума! — изумленно прохрипел Крид. Все знали, что происходит с жертвами нейронной чумы, но охотнику за головами ещё никогда не приходилось сталкиваться лицом к разлагающейся морде с её результатом.

Некогда бывшая человеком тварь зашипела сквозь изъеденные проказой губы. Мгновенно остальные члены стаи прекратили пожирать трупы, заинтересовавшись свежей нежной плотью. К охотнику за головами со стоном потащились на полусгнивших мускулах зомби, из чьих зияющих пастей текли длинные ручьи слюны. Пока мерзкие твари ковыляли вперед, Крид быстро оглянулся. Уголком глаза он увидел то, что опасался — другая стая зомби подкрадывалась сзади.

Часть охотника за головами знала, что он должен как можно дольше сохранять боеприпасы. Крид понятия не имел, куда приведут его бесчисленные туннели, и что он в них встретит до того, как найдет путь наружу. Если найдет. Но в это мгновение вероятной альтернативой был риск самому подцепить чуму зомби. Крид прицелился в голову ближайшего кошмара и нажал на спусковой крючок стаббера.

Из черепа зомби вырвался фонтан крови, мозгов и осколков костей. Ходячий труп проковылял ещё несколько шагов и упал, продолжая трястись. Но это никак не остановило остальных зомби. Очевидно, разлагающая мозги зараза лишила их боли и страха.

Второй выстрел пробил дыру в боку другого крадущегося зомби, сквозь которую вывалился пучок разлагающихся кишок. Прикинувший свои силы Крид не бежал, но шагал в быстро темпе. Он понимал, что почуявшие запах крови твари едва ли оставят его в покое. Охотник надеялся, что меткие выстрелы удержат ближайших и расчистят путь через пещеру. И в любом случае теперь он не мог повернуть назад. Оставалось лишь идти дальше в неизвестность.

Криду казалось, что во время бесконечной череды выстрелов время замедлилось. Он перезаряжал оружие на ходу, выдерживая приличную дистанцию между зомби и собой. Все инстинкты требовали от него бега, удаления на как можно больше расстояние от этих плотоядных тварей. Но охотник за головами сопротивлялся позыву. Земля под ногами была неровной, покрытой трещинами и переплетенными проводами, готовыми запутать неосторожного бегуна.

Множество существ оторвалось от трудной погони, чтобы попировать телами уже павших зомби. Крид фаталистски улыбнулся.

Как же вы нетерпеливы, уродливые сукины сыны…

Охотник за головами знал, что ему остается только идти вперед. И надеялся, что сможет найти выход их сети пещер прежде, чем упадет без сил. С этими мыслями Крид шагал сквозь адские сумерки.


Натан Крид присел за коробкой и позволил себе глубокий довольный выдох. Большинство зомби осталось в более глубоких и темных уголках пещерной системы, потеряв к нему интерес или начав драться друг с другом. После нескольких часов тяжелого пути по нижнему миру охотник за головами оказался в конце гораздо большей пещеры. Когда он дошел до слабо освещенного прохода, ведущего из бездны, зомби не решились последовать за ним.

Возможно, они боялись того, что лежит впереди, — Крид вздрогнул, — чего-то, на что они реагируют на уровне первобытных инстинктов.

Услышавший впереди громкие голоса Натан осторожно выглянул из-за края ящика. Пещера протянулась больше чем на сотню метров. Множество галогенных ламп освещало помещение, открывая устья ведущих во тьму далеких туннелей. Примерно в двадцати метрах дюжина крысокожих горячо спорила с шестью членами банды Ван Сааров, легко узнаваемым по волокнистым зеленым комбинезонам. Очевидно, две группы объединились.

— Хм… Сборище воров, — прошептал Крид. Похоже, старик действительно что-то нашел. Натан осмотрел пещеру в поисках подтверждения своих догадок.

Это место было мечтой гильдийца. Крид никогда не видел столько невероятного археотека. Странные груды машин, засыпанные пылью панели управления и хромированные артефакты как раз собирали в упаковочные ящики… Так похожие на те, что были в амбаре Беккермана. Крид кивнул.

Здесь больше, чем я думал! Все сходилось. Крид ругал себя за то, что не смог понять это раньше. Это место было настоящим кладом. Кредитов с продажи этого барахлишка хватит на покупку всего Отстойника Токсинов и Водопадов Меркурия в придачу.

Крик привлек его внимание обратно к кипевшему в центре пещеры спору. Что-то пошло не так: крысокожие и гангстеры почти дошли до драки. Вновь и вновь ветер из невидимых вентиляционных шахт доносил до охотника за головами еле слышное эхо разговоров.

— Мало торговых жетонов, волосатое лицо!

— Мало Дикого Змея!

— Вы согласились на сделку.

— Духи были потревожены!

— Чепуха — это лишь суеверные страхи.

— Тотемный зверь ожил!

— Ерунда.

— Предки наблюдают за нами!

Крид прищурился: теперь все стало гораздо интереснее. Гангстеры стояли к нему спиной. Если он сможет подобраться немного поближе, то узнает их. Крид крался вперед, прячась за грудой ящиков. Охотник за головами незаметно подобрался поближе и вновь пригнулся. Затем он осторожно выглянул из-за ящика…

Натану не хватило мгновения, чтобы вовремя ощутить столкнувшуюся с краем шляпы отвертку и не дать ей перевалиться через край высокой коробки, с грохотом обрушившись на каменный пол. Он безмолвно выругался. Все крысокожие и гангстеры смотрели в его сторону. Крид понял, что больше не может прятаться.

— Слишком медленно! — протянул он, выпустив очередь из-за коробки в собравшихся заговорщиков. Один из гангстеров отлетел назад с раздробленными ребрами, а второй завопил, когда пуля «дум-дум» пробила его легкое насквозь.

Затем крысокожие и Ван Саары открыли ответный огонь. Комнату наполнило эхо треска мушкетов дикарей и высоких воплей, вылетающих из стволов гангстерского оружия, пуль. Крид знал, что его безнадежно превосходят по количеству, но он был гораздо лучшим стрелком. Выстрелы Ван Сааров уходили в молоко, несмотря на великолепные прицелы, закрепленные на болтерах и автоганах. Охотник за головами ухмыльнулся. Он любил хорошую перестрелку. На каждые десять выстрелов, ударявших в скрывавший его ящик, Крид отвечал одним прицельным, попадавшим в крысокожего отступника или гангстера.

Очередь снарядов из болтера разорвала пустой ящик.

— Срок годности истек, — буркнул устремившийся к новому укрытию Крид. Он бежал, а позади него извергались щепки взрывающихся деревянных коробок. В прыжке вперед Натан едва избежал пролетевшего прямо над головой сверкающего плазменного разряда, который ударил в бочку у дальней стены. В нем содержалось взрывоопасное вещество. Находившийся в сорока метрах Крид ощутил на себе ударную волну от сверхнагретого багрового огненного шара, моментально осветившего всю пещеру.

— Что за…? — Почудилось ли ему, или нечто большое действительно двигалось в тенях? Затем охотника за головами настиг обжигающий порыв ветра, и даже сквозь толстый плащ он ощутил спиной жар. Крид скривился, почуяв резкий запах обожженной кожи. Кто-то завопил.

Лежащий лицом вниз Натан выбросил из пушек использованные обоймы и вставил новые. После использования этих драгоценных патронов он сможет перезарядить оружие лишь один раз.

— Плохо выглядите, девочки, — прошептал он стабберам, — Похоже, и ваше время почти истекло.

Встреча с зомби дорого ему обошлась…

Внезапно сквозь оглушительные звуки перестрелки прорвался животный механический рев. Пока Крид осматривался, к жуткому звуку присоединился мучительный вопль того, что могло быть лишь умирающим человеком. Охотник за головами рискнул выглядеть из-за служившего ему укрытием древнего механизма. И увидел кошмар. В белом как кости мерцании галогенных ламп зловещий силуэт вздымался над полом почти на три с половиной метра. Тварь вздернула вопящего Ван Саара в воздух на длинном металлическом крюке. Жуткое лезвие вошло в спину мужчины и вышло из его живота. Отвратительное чудовище небрежно отшвырнуло умирающего гангстера в сторону и вломилось в толпу людей, раздавив остолбеневшего крысокожего огромной когтистой стальной ступней.

Сейчас или никогда! — подумал Крид и сделал свой ход, пока его врагов отвлекла свирепая тварь. Двигаясь вдоль края пещеры, он увидел в свете ламп все ужасающее величие монстра. Он некогда был человеком, но мускулы и кости существа были сращены с каркасом дроида, из-за чего тварь шагала по устроенной собой скотобойне на поршневых ногах из чистого металла. Нечто во внешности твари казалось странно знакомым, но Криду было не размышлений.

Внешность обезумевшего киборга была гротескной пародией на человеческое лицо. Налитый кровью глаз свирепо смотрел с головы, изуродованной зазубренными металлическими челюстями. Его бионический багровый сосед с электронной пристальностью осматривал все вокруг. Вокруг имплантатов начали сходить атрофировавшиеся ткани, открывая взору частично металлический череп и заржавевшие цепи эндоскелета.

Крид заметил, что обнаженный торс зверя-машины был перекрещен синевато-багровым шрамами. Огромные усиленные стероидами мускулы левой руки, вдоль которой змеились стальные телескопические провода, удерживали тяжесть железной трехпалой лапы, чьи когти спазматически сжимались. Правая рука отсутствовала. Тяжелое металлическое приспособление на месте руки крепилось к плечу, а пучки покрытых слоем пластали проводов шли от него сквозь кожу к позвоночнику монстра. Из-за внешности и поношенного вида устройств Натан был уверен, что этот устаревший киборг когда-то сбежал из верхнего Улья. Сколько же он провел в заточении здесь, переведя свои аккумуляторы в спящий режим? Возможно, его реактивировало ульетрясение. В программе киборга появились ошибки, а тело медленно разрушалось токсичной атмосферой. Но теперь он снова был на свободе.

Киборг оказался более чем достойным соперником выжившим бандитам — он казался практически неуязвимым к их оружию. Обожженные дыры на вымазанной в крови плоти показывали, что гангстеры и крысокожие попадали в тварь. Однако пластины брони останавливали пули, не давая нанести киборгу серьезные повреждения.

Гангстеры и крысокожие отчаянно сопротивлялись, но не могли противостоять мощи бушующего киборга. В ушах спасающегося с бойни Крида отдавались вопли умирающих.


Охотник за головами бежал по широкому протоптанному туннелю. Проход освещали галогенные лампы, а электропроводка тянулись вдоль стен к верхнему миру. Задыхающийся Крид отчаянно бежал по покатому проходу.

И на выходе из туннеля он столкнулся с последним куском головоломки. Бородатый мужчина с временной перевязью на раненном плече присел у маленькой черной коробки. Беккерман пытался прикрепить два провода к маленькому детонатору, но его ободранные пальцы соскальзывали. Перекрученные куски проволоки тянулись вдоль стен служебного туннеля к электропроводам. Услышавший топот Крида Ван Саар обернулся. На его губах появилась безумная злобная усмешка.

— Не в этот раз, Беккерман! — взревел бегущий Крид.

Игнорирующий оружие на своем поясе охотник за головами устремился вперед, его изнуренные мускулы наполнили новые силы от вызвавшей всплеск адреналина свирепой решимости. Скользкими от собственной крови руками Беккерман цеплялся за рычаг детонатора, но никак не мог ухватиться. Выскочивший из туннеля Крид прыгнул на гангстера прежде, чем тот успел закрутить последний узел на шнуре детонатора.

Упавший Беккерман вцепился в Натана обоими руками и рванул на себя, благодаря весу и собственному движению перебросив охотника за головами через плечо. Крид рухнул и тяжело ударился головой о камни. На мгновение он потерял сознание от ужасной боли. Крид посмотрел вверх, едва перед глазами прояснилось. И словно уставился в лицо Смерти.

У его ног стоял Беккерман, поднявший над головой огромный осколок пласкрита. Гангстер холодно улыбнулся, готовясь раз и навсегда покончить с охотником за головами. Крид отчаянно потянулся к пушкам, пытаясь стряхнуть с себя слабость.

Охотник за головами моргнул, когда на его лицо внезапно что-то капнуло. Поднеся руку к щеке, он ощутил теплую влагу. Грязные пальцы стали красными от крови. Затем Натан услышал жуткий булькающий звук и сквозь туман боли посмотрел на несостоявшегося убийцу. Ноги Беккермана едва касались земли, а конвульсирующее тело было насажено на вонзившийся в грудь огромный коготь. С ревом, похожим на скрип металла по металлу, киборг зажал голову гангстера в тисках своих когтей. И одним резким рывком сорвал её с плеч.

В ту же секунду Крид вскочил на ноги, забыв о боли. У него остался лишь один шанс. Собрав в кулак всю свою силу воли, Натан побежал к чудовищу.

— Пожуй-ка этого, коготок! — прохрипел охотник за головами, вскидывая пушки и стреляя в упор. Драгоценные последние пули полетели в безумного киборга из обоих стабберов. В тесном туннеле грохот выстрелов был оглушительным. От постоянных ударов существо начало пятиться назад. Пытающийся удержать равновесие киборг пошатнулся у входа в туннель.

А затем Крид услышал звук, который боялся услышать: щелканье пустых обойм. Охотник за головами отбросил стабберы и прыгнул к брошенному Беккерманом детонатору. Киборг взревел и тяжело зашагал вперед. Соединение установилось после последнего рывка проводов; щелкнул переключатель, и детонатор был взведен. Крид резко пригнулся, нажал горящую красную кнопку и из последних сил побежал обратно наверх.

Вдали раздался рокот взрыва — то сработала заложенная Беккерманом взрывчатка. Услышавший эхо оживший кошмар обернулся. Рокот сменился ревом цепной реакции заложенных вдоль туннеля зарядов. Из входа в туннель вырвалось огромное облако осколков камня и пыли. Лежавший лицом в пыли и прижимавший руками помятую шляпу охотник за головами ждал, когда его поглотит каменный ураган. В считанных метрах позади его неподвижного тела тонны булыжников обрушились на киборга и изувеченный труп Беккермана.

На распростертого ниц охотника за головами падали осколки, но смертельная лавина так и не началась. Когда рокочущий гул утих, а дрожь земли наконец-то прекратилась, Криду на мгновение послышался стон перегруженных сервомоторов. Но возможно это просто гудели его измученные барабанные перепонки. Затем наступила тишина.

Кашляющий Натан кое-как встал и осмотрелся. Его покрывал плотный слой серой пыли, вымазавший рот и забивший ноздри. Крид стоял у входа туннель, который вел в небольшую пещеру. Сквозь поднявшуюся пыль он заметил тяжелую приоткрытую железную дверь. Сквозь неё сочились лучи дневного освещения. Осторожно прошедший по пещере Натан налег на заржавевшую дверь, которая распахнулась с удивительной легкостью. А когда охотник за головами шагнул внутрь, то оказался на заваленном коробками складе Беккермана.

Хромающий к выходу Крид застонал от боли, словно шедшей от тысячи ушибов. Но он все равно улыбался, сверкая белыми зубами на черном от грязи лице.

— Загадка решена, — сказал охотник за головами, — Полагаю, что работа выполнена.


— Там полный склад таких вещей, — пояснил Крид, указывая на хромированную сферу в открытой коробке у ног старого вождя.

— Как сокровище это должно хранить и почитать, — торжественно сказал крысокожий. Со вздохом он передал мешок продолговатых керамитовых монет в руку Натана, — Я знал, что способ есть.

Крид ничего не сказал.

— Кажется мне, что возможно предал свой народ я, — продолжил Грохочущий Шлак, оглянувшись, — много храбрых юных воинов погибло. Такие нелепые смерти, — он печально пожал плечами, — Но было нужно духов умиротворить. Убиты были семьи наши. По-крайней мере сейчас покой обрели духи вновь, — крысокожий старик посмотрел в лицо Крида, — Что думаешь ты? Предал ли я племя свое?

— Из меня плохой мыслитель, — ответил охотник за головами.

— И не беспокоит тебя то, что берешь ты деньги кровавые? — с оттенком гнева спросил его Грохочущий Шлак.

Крид вытащил изо рта окурок длинной сигары и вновь покосился на гротескное изображение на тотемном столбе. Теперь он заметил это изображение: существо с длинным когтем и уродливым клыкастым квадратным лицом.

— Работа есть работа, старик, — он посмотрел в глаза вождя крысокожих. Лишенные выражения лицо Крида казалось странной маской, не способной отразить истинные чувства носителя, — Прощай.

С этими словами Натан Крид спрятал мешок с деньгами в глубине своего длинного потертого плаща. Низко опустив на лоб потрепанную шляпу, он развернулся и зашагал прочь в гаснущем свете тускнеющих люмосфер.

Мамашины сынки

С металлическим звоном пуля срикошетила от балки, чуть не попав охотнику в голову. Натягивая старую, широкополую шляпу, Натан Крид рванул к укрытию в куче ящиков, сжимая по широкоствольному стабгану в каждой руке. Он бежал, а по стене склада его догоняла цепочка взрывов — один высокотермичный снаряд за другим вырывались из дробовика в руках падалюги. До спасительных ящиков из грибодерева оставалось ещё два метра — Крид нырнул вперёд. Он покатился кубарем как раз в тот момент, когда о стену, где ещё долю секунды назад была его голова, взорвался заряд. Охотник за головами остановился, припав к земле, полы его длинного кожаного плаща хлопнули. В сиянии люмосферы склада-убежища убийцы блеснула связка значков в виде черепа и скрещённых костей — свидетельств успешно выполненных заказов.

"Интересно, где же этот падалюга-потрошилолюб достал высокотермические боеприпасы?" — задался вопросом Крид. "Возможно, забрал у своей предыдущей неудачливой жертвы, после того как освежевал её и сожрал!"

Из укрытия Натан выглянул в щель между двумя ящиками. Он заметил рябую рожу падалюги, маячившую над бочкой в глубине своего логова. Перед маслоцилиндром лежало то, что осталось от последней жертвы каннибала. Крид прервал серийного убийцу как раз в тот момент, когда тот обдирал последнего наёмника, пришедшего по его душу.

И сейчас охотник за головами был вовлечён в перестрелку с Джанго Каинном, младшим из банды клана Каиннов и злобным как миллизавр на "резне", под куполом огромного заброшенного склада, где этот падалюга свил себе гнездо. Сеть ржавых вентиляционных каналов и трубопроводов свисала с потолка на таких же ржавых цепях, на многих из них Джанго развесил трофеи для просушки.

Всего падалюга убил, освежевал и съел шестнадцать мужчин, женщин и детей, и это только те, о которых знали гильдейцы. Согнувшись за ящиками и на ощупь перезаряжая пушки, Натан насчитал по меньшей мере пять лишних кож.

"Джанго Каинн, ты точно больной грязесосов сын", — думал Крид, вставив последний патрон "дум-дум" в камору.

— Хорошо, девочки, — спокойно протянул охотник за головами в характерной манере Подулья, обращаясь к своим стабганам, — мы не сможем достать его, пока он забился в свою нору глубже, чем хлыстовик в чревоточину.

Проблема была в том, что в отличие от падалюги-канибала, который собирался убить и, несомненно, сожрать охотника за головами, Криду Джанго Каинн был нужен живым. Он ещё раз взглянул наверх, на спутанный клубок труб над головой. Но всегда есть выход, — подумал Натан.

— Джанго Каинн, — крикнул охотник за головами, — я иду за тобой!

— Да? — донеслось визгливое ворчание из другой части здания, — и ктой-то с тобой, ищейка награду-хотейка?

— Только я и мои девочки! — ответил Крид, вскакивая и ведя огонь с двух рук.

В россыпи искр порвались ржавые цепи, держащие один конец старой трубы. Тяжёлая металлоконструкция качнулась вниз, над верхушкой бочки врезавшись в голову падалюге и отбросив его.

Спокойным размеренным шагом Натан Крид подошёл к лежащему ничком среди развалин перестрелки убийце, у которого текла кровь из рваной раны на лбу. После удара трубой Джанго выпустил стабган, затерявшийся в куче бочек и коробок. Только обыскав каннибала на предмет скрытого оружия и надев на него наручники, охотник за головами проверил пульс мутанта. Он был, чёткий, как и его собственный.

Живой, только в отрубе, отметил Крид. Убрав стабганы по кобурам и закинув на плечо мёртвый груз бессознательного падалюги, охотник за головами покинул склад-логово.


* * *

Джанго Каинн открыл глаза. Моргнул несколько раз, пытаясь рассеять туман, застилавший ему обзор, попробовал сесть. И немедленно пожалел о своём решении — серые звёзды засверкали внутри его раскалывающейся головы. Зажмурив глаза, он снова лёг и застонал. Ощущение было такое, будто сваебойная машина долбанула ему по черепу. Осторожно, не открывая глаз, он пощупал лоб в поисках шишки размером с яйцо. Ну, точно, вот и она. Он вновь жалобно заныл.

— Уже проснулся, — донёсся голос чуть громче хриплого шёпота.

Джанго ещё раз попытался сесть и преуспел, превозмогая чёрные сверхновые, взрывающиеся у него в мозгу. Он сидел в клетке, которая фактически была частью большей комнаты, разделённой толстыми железными прутьями. На его стороне были незамысловатый соломенный тюфяк и отхожее ведро. Сквозь маленькое квадратное окно с решёткой проливался расколотый свет глобосферы в камеру. За железной перегородкой стояли: другая кровать с тонким матрацем, стол и стул. Ключи от двери клетки висели на крюке в стене, за пределами досягаемости.

Прислонившись к косяку открытой двери и упершись каблуком сапога в шелушащуюся раму, стоял высокий мужчина в длинном кожаном пальто и широкополой шляпе. Чиркнув спичкой о дверную раму, человек зажёг сигару с обрезанным концом и глубоко затянулся. Как только голубой дым вышел из его ноздрей, мужчина устремил стальной взгляд из теней от своей шляпы на Джанго.

— Гдей-то я? — спросил выродок-каннибал.

— А сам как думаешь? — резко ответил силуэт в дверном проёме, — хотя, если ты спрашиваешь, какой это город, то — Серный Ручей. Ты уже мог о нём слышать. Ты убил восемь его горожан, включая семью Ланцо, ты, кровожадная канализационная змея!

Медленно к Джанго вернулась память, и события, приведшие его сюда, сложились в единую картину: тот, кто поставил его в это затруднительное положение — охотник за головами!

— Ты пожалеешь, что не убил меня, када у тя был шанс, труп! — пригрозил падалюга, — я выгрызу твою селезёнку и заставлю тя сожрать её!

Натан ухмыльнулся, показав на железную решётку и надёжно закрытою дверь клетки.

— Я так не думаю, — спокойно заметил он.

— Чой-то ты взял мя живым, парниша-с-пушкой? — спросил Джанго, у которого этот вопрос вызывал неподдельное любопытство.

Охотник за головами достал изнутри пальто пожелтевший кусок бумаги, бережно развернул его и начал громко читать:

— Джанго Каинн, падалюга, объявлен вне закона. Разыскивается живым за убийство и каннибализм. Награда — 50 кредитов, — мужчина сложил объявление и положил его в складки длинного пальто, — если ты умрёшь, то мне не заплатят. Всё просто.

— Хорошо, — прошипел падалюга, пытаясь восстановить хоть часть былого гонора, — ты ж понимашь, что мои братья узнают об этом, ты — паучья жратва? Они прийдут за тобой, ищейка!

Приподняв край шляпы стволом стабгана, охотник за головами холодно ответил:

— Я рассчитываю на это.


* * *

Зелёный метановый туман — удушливый покров из токсичного газа и воздушных, болезнетворных организмов — окутал Грязетину Кислотных топей. Сотня квадратных километров загаженных протоков, гноящихся грибниц и пышные заросли проволочных травы — индустриальная заболоченная рана посреди разрушенных куполов Нижнего Улья, находящаяся восьмьюдесятью метрами ниже Ртутных водопадов и десятью километрами ниже сверкающих пиков Имперского Дома Гельмавр. Фактически, самый близкий контакт с этим Императором забытым местом у нобилитета Пика заключался в ношении браслетов из змеиной кожи, инкрустированных кристальными паучьими глазами — оба вида в изобилии водились в заваленных отходами Кислотных топях.

С возвышенности, где располагалась тюрьма, Натан Крид сквозь сумрак глядел в сторону воняющих нашатырем болот. Покрытая удушливыми серными испарениями, с маленьким, еле живым поселением — Серным Ручьём на самом востоке, Грязетина Кислотных топей была домом для шламовой слизи, миллизавров и кое-чего похуже. Гораздо хуже.

Все от Токсичной трясины до Кабельного перевала слышали о банде клана Каиннов. Даже не надейтесь встретить ”семью” падалюг ублюдочнее по эту сторону Сточной реки. Тайное логово этой банды находилось в глубине Грязетины. Главой банды была матриархальная, одержимая убийствами Мама Каинн. Только клан Каиннов был достаточно сдвинутым, чтобы объявить болота своей территорией. На самом деле, возможно, они вообще единственные мутировали достаточно, чтобы выживать в столь ядовитой среде.

Столь ужасными и печально известными были их преступления, что клан Каиннов стал страшилкой, которой пугают детей, чтобы они лучше себя вели: Если сделаешь так ещё раз, то Мама Каинн придёт за тобой! Падалюги, мутанты и чешуйчатые составляли клан Каиннов, а их верность друг другу и Маме Каинн была непоколебимы. И все они были убийцами. Они убивали, чтобы пожрать, убивали, чтобы поржать и все как один любили свою старую, добрую "мать". Криду не хотелось даже думать над тем, что должна была вытворять Мама Каинн там на болотах, в результате чего появился подобный выводок дегенеративных мутантов.

Жители Серного Ручья были слишком хорошо знакомы с кланом Каиннов. С трудом зарабатывая на жизнь добычей сильных промышленных кислот и углеводородов из болот, продаваемых потом в Верхнеулей, жители небольшого поселения уже давно пришли к соглашению с кланом Каиннов. Поселенцы не лезут в трясину и регулярно платят банде мясом, а падалюги, в свою очередь, скорее всего, оставляют их в покое и охотятся на других несчастных.

Ну и что с того, что время от времени хим-старатель уйдёт из дома и не вернётся, или неразумное дитя навсегда заблудится в загаженных болотах? Удачливый человек мог сколотить состояние в Серном Ручье. Иногда в процессе добычи на болотах натыкались на богатые залежи минералов, и тогда драгоценные минералы можно было бы отфильтровать и рафинировать. Собранного куша было достаточно, чтобы вырваться из Серного Ручья, а может даже и из подулья. Историй о тех, кому это удалось, было достаточно, чтобы бедные и отчаявшиеся рисковали всем, в особенности своими жизнями, испытывая судьбу. Именно жадность и жажда лёгкой наживы удерживали людей в этой зловонной дыре, да, всё именно так — просто и ясно. Кроме того, в Серном Ручье не было проблем с назойливыми и дорого обходящимися стражами или бандами Подулья, пытающимися наложить лапу на нефтепереработку. И, как это уже было много раз, когда до старожилов доходят слухи о новом исчезновении, говорят: В Верхоулье бывает и похуже!

Но гильдейцы видели всё в другом свете. Массовые убийства и вымогательства — очень плохо для бизнеса, конечно если они не совершаются самой Гильдией, в этом случае это — подходящие инструменты повышения рентабельности и поддержки спроса.

Многие пытались достать банду Мамы Каинн, но они все подходили к вопросу не с той стороны. Натан Крид улыбнулся про себя, закурил ещё одну черуту и продолжил ждать.


* * *

Мутант скользил вдоль масляного протока, будто бы рождённый для этого. Хотя… И в самом деле рождённый. Жабогадюки плюхались в чёрные омуты, чувствуя его приближение, а болотные змеи бросались куда подальше из расходящейся от него волны зыби. Только врождённый инстинкт подсказывал им избегать рептилоида, дабы не закончить своё существование в виде закуски — и в этом он был прав. Однако на этот раз Тантэн Каинн преследовал другую добычу.

Мутант, высунув из воды только остекленевшие змеиные глаза и макушку серой чешуйчатой головы, плавно двигался по затопленному лабиринту каналов, толкая себя редкими взмахами саламандрового хвоста. Нитрожуки пели в зелёном сумраке, а галловые клещи, едва касаясь поверхности, быстро носились по куску ржавой трубы, покрытому красными пятнышками и торчащему из багрово-синих зарослей папоротника. Над топью хором раздавалось кваканье и странный стрекочущий плач, когда существо проплывало.

Тантэн остановился и медленно моргнул. Вдали за камышом он наблюдал огни Серного Ручья, трепещущие как болотные огоньки над стоячими лужами Грязетины. Мутант злобно зашипел. Именно там проклятый охотник за головами держал его «брата», который попался как крыса в клетку, по крайней мере, так ему сказал старик-торговец. И у него не было причин не верить мужику — какой смысл врать, когда половина твоих кишок лежит на полу прямо перед тобой?

Свет глобосферы, падающий на крышу дома, померк — улей Прайм вступил в ночную фазу цикла. Тантэну было всё равно, ведь Кислотные топи покрыты постоянной тьмой: от всепронизывающего сумрака до абсолютного отсутствия какого-либо света, кроме слабого мерцания хвостиков фосфорных мух.

Гибрид вытолкнул себя на берег протока и на перепончатых лапах почти бесшумно шёл по следу в сторону трущоб. Крупнее человека и с жёсткой шкурой подвида Некромунды, известного как чешуйчатые, Тантэн Каинн, крадущийся в ночи, представлял собой внушительную фигуру, хотя оценить это было некому. Жители Серного Ручья знали, что лучше не покидать относительную безопасность своих жилищ в ночное время суток.

Подойдя ближе к домам, он потянулся правой рукой за топором, притянутым содранными полосками кожи к его гребенчатой спине. Вместо левой руки у него шевелилось бескостное щупальце. Однако это никоим образом не ослабляло мутанта. С помощью одной только этой извивающейся конечности он мог выдавить жизнь из человека.

Зайдя за угол, мутант застыл и практически не дышал, уставившись в конец аллеи. Улица вела к площади, находившейся в самой высокой точке в центре поселения. На одной из её сторон располагалось белое здание городской тюрьмы. Дверь была открыта, Тантэн сквозь туман различал силуэт в длинном плаще, сидящий на стуле у входа. Человек носил широкополую шляпу, скрывавшую лицо. Угол наклона шляпы позволял мутанту предположить, что мужчина спал, положив подбородок на грудь.

Холодная кровь вскипела при мысли о маленьком брате Джанго, томящемся в камере вот уже пять дней. Но Тантэн не позволил гневу пересилить природную хитрость. Его внешность обитателя болот противоречила злобному интеллекту — Тантэн не был безмозглым чумным зомби. Пусть охотник за головами спал на посту и пусть полукровка мог тихо преодолеть разделяющее их расстояние, прямо как землекостеройка, но Каинн не хотел рисковать, хоть как-то предупредив вольного стрелка о своём приближении. В конце концов, он был достаточно хорош, чтобы поймать Джанго-каннибала.

Мутант скрытно двигался между зданиями, пока не подобрался к сторожевому посту охотника сзади. Прислонившись к задней стене тюрьмы, он не мог уловить никаких звуков, доносящихся изнутри: ни от своего брата, ни от его пленителя. Одним плавным движением Тантэн обогнул стену здания и бросил метательный топор в открытый дверной проём. С дробящим треском топор вошёл в спинку кресла. В момент ужасного осознания мутант ясно увидел длинный плащ, накинутый на кресло, складки пол плаща, скрывающие ножки стула и пустые ботинки до колена. Шляпа, балансирующая на верхушки конструкции, завершала иллюзию.

И во мраке, у дальней стены тюрьмы, в майке без рукавов и дублёных бриджах, со щетиной почти такой же длинной, как и короткостриженные седеющие волосы на голове, притаился Крид. Тантэн Каинн, застыв на виду и без оружия, немигающими глазами смотрел в стволы двух заряженных стабганов.

Щупальценосный мутант словил первые две пули в грудь, отшатнувшись от силы удара. Обычный человек уже был бы мёртв после такого выстрела, но чешуйчатое наследие хорошо послужило полукровке. Тем не менее, у охотника было два магазина полных патронами, и он не собирался останавливаться. Третья пуля попала в плечо, развернув Тантэна, в то время как четвёртая проделала ему дыру в боку.

Натан встал на ноги и, оттолкнув в сторону стул, зашагал из здания тюрьмы, мышцы напряжены от взрывной отдачи короткоствольного оружия, посылая пулю за пулей в бандита-падалюгу.

Тантэн рухнул под бешенным натиском. Растянувшись в пыли, мутант уставился своими жёлтыми змеиными глазами на охотника с квадратной челюстью, кровью окрасив землю в зелёный цвет. Он открыл рот и раздвоенный язык проскользнул между тонкими серыми губами. Попытался заговорить. Он хотел сказать своему убийце, что тот тоже покойник, что это только вопрос времени, когда остальные из клана Каиннов достанут его, но вместе с его последним дыханием вырвалось только шипение.

Блюдца глаз создания остекленели и вязкая, холодная кровь застыла в венах. Тантэн Каинн умер.


* * *

Натан Крид прошагал обратно в здание тюрьмы и ухмыльнулся заткнутому и связанному Джанго Каинну, чей съёжившийся силуэт виднелся в углу клетки.

— Удивительно, как долго можно не спать, если изредка чуть-чуть ширяться «Шпорником», — заметил Крид.

Поставив кресло, охотник за головами поднял и встряхнул плащ. Взяв шляпу, он дал немного слететь пыли, после чего просто надел её.

— Похоже, ты был прав, — вновь обратился он к Джанго, — приглашение принято, и мы знаем, что они идут, так что пусть уже начнётся реальная вечеринка. Да, девчата? — добавил он, кивнув в сторону дымящихся стабганов, закреплённых на поясе.


* * *

Плот из грибодрева причалил к первой твёрдой поверхности на самом восточном крае болота, и разношёрстый сброд сошёл на берег. В этих закутанных в гниющие лохмотья, покрытых застывшей грязью и несущих примитивное оружие существах сторонний наблюдатель сразу опознал бы падалюг. Всё, что в них было человеческого, столь сильно мутировало в токсическом аду, где они обитали вдали от остального населения Подулья Некромунды, что их больше нельзя было назвать ”людьми”.

Всего их было четверо. Огромная человекообразная тварь — по-другому нельзя было описать это существо — вела группу сквозь множество домов, жмущихся друг к другу там, где из земли круто вырастал квартал. Куча гниющих шатких пирсов образовывала причал вокруг жёлтого серного канала, давшего имя поселению.

Огромный получеловек остановился, и чесоточная двухголовая псина у его ног завыла одной из своих глоток, другая голова нюхала воздух. Подобное генетическое отклонение не было чем-то необычным в сильно загрязнённых домах так далеко от Верхнеулья. Все остановились вслед за падалюгой: рыскающая фигура, кутающаяся в блохастые крысиные шкуры; короткое существо, полностью скрытое в лохмотьях, за исключением сморщенных, покрытых нарывами рук, и дико заросший, полуголый мужик с ожерельем из костей пальцев, побрякивающими у него на шее.

Огромная фосфорная муха с радужными крыльями жужжала у них над головами. Короткий укутанный падалюга мгновение наблюдал за насекомым своими угольно-чёрными глазами из-под широкого капюшона. Длинный липкий язык внезапно рванулся из глубин капюшона и, поймав своим кончиком муху, вернулся назад. Затем последовал влажный хруст.

— Не порть се апетит, Бубо, — невнятно промямлил своими уродливыми губами лидер отряда, — Мама приготовит кое-чо вкусенькое на вечер.

— Када‘ж придёт Гатор? — спросил крысокожий.

— Большой брат в пути, — ответил монстр, — не парься.

— Но он пропустит всё веселье, — заметил дико заросший падалюга, прыгая с одной ноги на другую.

— Эт чой то? — спросил Бубо, вытаскивая кусок крыла фосфорной мухи, застрявший у него между зубами.

— Патамущто мы сабираемся первыми достать этого грязесоса и сделать бульон из его мозгов. О, да!

— Ладно, расходимся, — приказал главарь, — первый, кто до него доберётся, первый же и получает самые отборные кусочки.

Банда падалюг разделилась, но все, в конце концов, с разных сторон направились к поселению. Двухголовый мутант остался на месте, роясь в грязи в поиске малейших кусочков пищи, которых только он мог учуять. Его хозяин вернулся и раздраженно рявкнул:

— Потрошитель! К ноге!


Ползучий Паук с мушкетоном в руках бесшумно двигался по улице. Он мог перемещаться столь же скрытно, как и его рождённый в улье тёзка-арахнид. И он знал, как пройти по гигантской паутине, не задев чувствительной нити. Лучшего разведчика или следопыта не было по эту сторону от Гниющей Дыры. "Наполовину крысокожий, но полностью невидимый", — вот так любил он говорить про себя.

Ползучий Паук застыл, почувствовав, как жёсткое дуло упёрлось ему в поясницу.

— Не меня ли ищешь? — послышался медленный, растягивающий слова голос чуть громче шёпота.

Лоб Паука покрылся лезущем в глаза потом. Он несколько раз моргнул, проясняя зрение. Крысокожий начинал паниковать.

— Т-ты ж не застрелишь человека в спину, н-н-не так ли? — спросил он и задержал дыхание, ожидая ответа.

— Не-а, я-то не застрелю, — послышался ответ.

Ползучий Паук выпустил воздух из лёгких, облегчённо выдохнув. Если уж всё пропало, то он лучше провёл бы остаток жизни в Гильдейской тюрьме, вместо того чтобы подохнуть на улице, нашпигованный достаточным количеством свинца, чтобы свалить падалюгу.

— Повернись.

— Чшт…? — Ползучй Паук почувствовал сильный рывок, дёрнувшею его плечо назад, и вместе с тем удар сапогом по заднице, толкающий его вперёд. Тело полукровки развернулось.

Пытаясь сохранить равновесие, он сделал шаг назад. Не успел Ползучий Паук поднять мушкетон, как был завален одиночным выстрелом в лоб.


* * *

Бубо Каинн замер. Где-то справа раздался выстрел. Из осторожности он сменил направление движения, проходя между заброшенных складов вокруг пристани к центру Серного Ручья. Здесь сильно воняло нефтью с болота. Аммиачный туман поднимался над Грязетиной Кислотных топей — результат химической реакции, периодически происходившей после суточной добычи топлива горожанами. Усики ядовитого тумана расползлись вокруг свай зданий причала и разлились вдоль улиц. Химическое зловоние могло бы скрыть несколько резкий запах падалюги, пока он подбирался к охотнику за головами.

Серный Ручей выглядел как город-призрак. Местные были слишком хорошо осведомлены о текущей ситуации и о той куче проблем, которую принёс с собой незнакомец. Они знали обитателей болот лучше, чем какой-то пришлый охотник за головами. Они знали, что не надо злить клан Каиннов, и, если уж клан ступил на тропу войны, то нужно убраться с его пути. При первых признаках надвигающейся катастрофы всё население спряталось в своих лачугах. Неместный охотник за головами и самопровозглашённый шериф мог вести собственную войну, и они точно знали на кого поставить в надвигающемся противостоянии. Городской мясник, подрабатывающий ещё и гробовщиком, уже снял мерки с Крида.

Услышав хруст позади себя, Бубо Каинн развернулся достаточно быстро, чтобы поймать взглядом тень, исчезнувшую среди балок и баков химической переработки возвышающегося пирса. Болезненный падалюга достал из мешка маленькую обвязанную бутылку и прикинул её вес в руке. Он собрал индустриальные отходы для последней партии хим-бомб из сливной трубы старого реактора, чьё ядро было расплавлено несколько лет назад. Смертельный яд заставлял чесаться даже его гноящиеся язвы, но первые опыты над гигантской ульевой крысой дали результаты, превзошедшие его самые смелые ожидания.

И тут он увидел свою добычу, или, по крайней мере, её тень. Хотя охотник за головами скрывался за углом стального сарая, свет от глобосферы за ним отбрасывал на противоположную стену длинную, безошибочно узнаваемую тень. Если Бубо выстрелит из своего дробовика сейчас, то заряд уйдёт в молоко, так что он выбрал хим-бомбу. В любом случае он предпочитал её весьма отвратительный способ убийства.

Умелой рукой Бубо закинул флакон на пристань.

Грубая граната перелетела через стену напротив и разбилась в паре футов от места, где стоял Натан, разметав доски пирса в сиянии радиоактивной слизи. Коррозирующая муть быстро прогрызла себе путь сквозь древесину, толстое облако ядовитого газа поднялось над настилом.


* * *

"Хим-бомба!", — подумал Крид, молниеносно среагировав: охотник достал компактный респиратор из кармана плаща и натянул его на рот и нос. Выдвинув фото-визор изнутри полей шляпы, он взглянул на ядовитый дым.

Благодаря улучшенной оптике визора он смог различить падалюгу сквозь облако газа. Мутант взвалил на плечо грубую пушку, собранную из множества коротких цилиндрических стволов, привязанных к керамитовой рукоятке. Именно так падалюги создавали себе огнестрельное оружие: собирали из всякого хлама, который можно добыть в зонах отчуждения, или крали у своих жертв.

И вот то, что изначально мешало, Натан теперь мог использовать к своей выгоде. Под прикрытием густого дыма он спрыгнул с пирса и занырнул под причал.

"А теперь посмотрим, как тебе это понравится," — сказал про себя Крид.


* * *

Как только смертоносное облако начало рассеиваться, падалюга уже был на месте, целясь из дробовика туда, где охотник за головами должен был сложиться пополам, корчась в муках и задыхаясь ядовитым газом хим-бомбы. Но там никого не было.

Грохот стабберного огня раздался вокруг причала. Вдобавок Бубо послышался треск битой керамики. А мгновение спустя почувствовал резкую, раздирающую боль в пожираемом бедре. В ошеломлённом молчании он взглянул вниз на мешок, свисавший с пояса. Газ уже истекал из пулевого отверстия в мешке и через рваную дыру, которую прожгли коррозирующие составляющие разбитых хим-бомб. Там, где было его правое бедро, сквозь дымящуюся прореху в потрёпанных одеждах виднелась зияющая рана, что продолжала расширяться по мере того, как концентрированная токсичная муть растворяла всё на своём пути.

Облако газа поглощало падалюгу, кожа его морщинистых рук начала плавиться, жёлто-белые гнойники взрывались, язвы кипели. Резкий запах кислотной слизи, вгрызающейся в его собственное тело, ударил в ноздри. А потом к нему вернулся голос.

Крича, пока плоть стекала с его лица и рук, падалюга повернулся, чтобы увидеть охотника за головами, стоящего в тени возвышающихся мостков, тлеющий кончик черуты светился в темноте. Окутанный жёлто-зелёным облаком, последнее, что увидел Бубо Каинн перед тем, как растворились его кости, была ослепительно-белая ухмылка на грязном щетинистом лице Натана Крида.


* * *

Охотник за головами перешёл на боковую улицу: полы его кожаного плаща развевались над пушками в кобурах, руки лежали на рукоятках, а пальцы зудели от желания нажать на спусковые крючки.

— Конец пути, болотный мальчик, — крикнул Натан сутулящейся, монструозной фигуре на перекрытом конце аллеи, — «конец» в смысле «смерть».

— Эт ты, ищейка? — усмехнулась тварь.

— Ну, уж точно не твоя мамка, грязеголовый, — сострил Крид, — смотри-ка как тебе повезло. Ты должно быть…

— Эзра Каинн, — ответил падалюга, коверкая слова изуродованным ртом.

Низкий угрожающий вой донёсся откуда-то снизу, из-за спины Крида, и охотник за головами почувствовал, как волосы на загривке встали дыбом. Быстрый, словно разряд энергии из пробитого плазмопровода, Натан схватился за пушки.

— А эт’ Потрошитель.

Пока пёс прыгал, Крид крутанулся на месте, доставая стаберы из ружейного пояса. В то же мгновение развернулся падалюга, одним резким взмахом руки хлестнув уродливо шипованным концом колючего бича охотника за головами. Уделяя внимание более важной на данный момент угрозе, Натан открылся атаке мутанта с кнутом!

Чрезмерно большие челюсти одной из голов собаки-мутанта вцепились в стаббер стрелка, а кончик бича обвился вокруг запястья другой руки, зарывая ужасные шипы в кожу. Вторая голова пса кусала Крида, терзала рукав его пальто, доставая до плоти под ним. Чудовищный падалюга дёрнул кнутом, и шипованный корд сжал руку охотника за головами, распарывая кровеносные сосуды и заставляя его бросить оружие в левой руке.

Всё это произошло буквально за секунды, а Натан опомнился за один лишь вдох. Засунув дуло стабгана ещё глубже в глотку пса, он выстрелил. Первая голова животного взорвалась в красных брызгах собачей крови, мозгов и костей, а вторая запустила свои клыки ему в руку — вонь из её пасти мгновенно заставила охотника задержать дыхание. Зубы твари всё глубже погружались в мясо, скрежеща о кость, заставляя пальцы разжаться и выпустить стаббер из правой руки. Морщась от боли, Крид круговым движением руки размозжил оставшуюся голову зверя о стену аллеи. Умирающее существо ослабило хватку и рухнуло на землю.

— Потрошитель! — с болью прокричал падалюга.

Схватив бич двумя руками, прокалывая острыми иглами перчатку, охотник за головами резко дёрнул. По жилистой фигуре Крида нельзя было сказать, что он силён как бык. Эзру Каинна внезапно потащило вперёд, и он выпустил кнут. Не пытаясь освободить запястье от ранящего шнура, Натан преодолел расстояние между собой и падалюгой, пока последний пытался восстановить равновесие. Не успел мутант защититься, как охотник оказался у него за спиной. Держа другой конец бича в правой руке, он обвил шипастый и запутанный трос вокруг головы Эзры Каинна, а затем туго затянул.

Падалюга сделал несколько сдавленных вдохов, пока шипы погружались в его шею и бич перетягивал дыхательное горло. Глаза Эзры расширились, лицо покраснело, он отчаянно цеплялся за сжимающийся корд. С булькающим стоном огромный выродок сдался. Крид почувствовал, как обмякло тело в петле импровизированной гарроты, после чего дал трупу упасть лицом в грязь. Перед тем, как искать свои пушки, охотник за головами начал освобождать изодранное запястье от бича.

От пронзительного воя, резкого, словно крик лицееда, охотник чуть не подпрыгнул и принялся осматриваться. Уголком глаза он увидел, будто бы кирпичная кладка за ним ожила, и нечто отделилось от стены аллеи.

"Но здесь же больше никого нет!" — шокированный и потрясённый подумал Крид.

Нечто прыгнуло ему на спину, чьи-то руки схватили его за шею. Жёсткие ноги злобно молотили его по почкам, а тонкие пальцы передавили ему дыхательное горло. И теперь уже была очередь Натана пытаться судорожно поймать воздух.

Крид откинулся назад в попытке раздавить существо у себя на спине о стену. Он услышал сдавленный вдох, как будто бы атакующий задохнулся, но затем последовал кудахтающий хохот. Ноги опять били, а пальцы ещё сильнее давили на горло. Серые тени начали плыть перед взглядом Крида, и он схватил тонкие руки падалюги у себя на спине. До того, как охотник вырубился, он согнулся и потянул руки мутанта, используя инерцию, чтобы помочь себе перекинуть нападающего через голову.

Маленькое жилистое существо было голым, за исключением набедренной повязки из паучьей шкуры, ожерелья из костей пальцев и копны колючих волос; оно упало на землю в пыль перед Натаном. Криду показалось, что кожа мутанта была такой же по цвету и фактуре, как стена. Выкинув это из головы, он достал засапожник из ножен на ноге и воткнул его противнику в грудь. Хамелеонистый падалюга издал злобный вопль и потянулся к клинку, торчащему у него из грудины. Одним поворотом ножа Крид прекратил крики твари.

Мгновенно раскраска кожи мутанта стала блёкнуть, возвращаясь к более «естественному» цвету. До Крида доходили слухи о вирдах, обладающих подобными способностями, их псионические силы позволяли скрывать себя на любом фоне. В любом случае, работало ли это из-за того, что кожа вирда меняла цвет и текстуру, или псайкер тупо заморачивал мозги всем вокруг, скрывая своё присутствие и обманывая сознания, заставляя их думать, что здесь никого нет — не имело никакого значения. Локо ”Бешеный Безумец” Каинн теперь тоже мёртв.

Пять есть, двое на очереди, — подумал Крид.


* * *

Качаясь на задних ножках стула и положив ногу в сапоге на стол перед ним, Крид достал последнюю деталь оружейного механизма из промасленных тряпок, разложенных на поверхности, и легко установил её на своё место. Держа блестящий стабган в одной руке и восхищаясь его сине-серым переливом, другой рукой он вращал патронник.

— Выглядит хорошо, — протянул охотник за головами.

— Те крышка, ищейка! — орал на него Джанго Каинн. Мутант насквозь прогрыз свой кляп и Крид не видел причин засовывать ему новый. Был шанс, что голодный каннибал попытается отгрызть ему несколько пальцев, если он только попытается это сделать. В конце концов, падалюга всё ещё был в наручниках.

— Да ну? — сказал Натан, затягиваясь остатком черуты.

— Большой брат прийдёт за тобой. И тада ты пожалеешь! Гатор хуже, чем мешок голодных потрошил.

Крид аккуратно положил пушку на стол и согнул правую руку. Под разорванным рукавом плаща, на собачьем укусе была туго затянута кровоостанавливающая повязка. После такого надо будет получить укол у Дока Хейза, — подумал он, делая мысленную заметку, — он всё ещё должен мне за то дело в Гнойной Дыре.

— И он ни'де не бывает без своего чешуйчатого друга Ньюта. Ньют не разговорчив, зато может сломать все до последней кости в твоём теле, и он эт’ сделает!

— К ним я готов, — заметил охотник, поправляя жгут, обмотанный вокруг левого запястья, и кивая назад через плечо.

Перед тюрьмой нагромождение нефтяных бочек, перевёрнутых тележек и прочего мусора образовывало укрепление, практически полностью окружавшее здание. Сняв пояс с патронами, Крид начал заряжать прочищенные и смазанные стабганы.

Азотный сумрак подкупольного вечера уступил место нефтяной черноте ульевой ночи. Вдалеке за городом болота Грязетины светились урановым светом поражённых радиацией зон.

Шквал пуль каскадом дюжины мельчайших раскалённых взрывов стремительно вылетел из темноты и врезался в баррикаду. Ящики расщепило, а обломки строительного мусора взлетели на воздух вокруг тюрьмы. Последний снаряд попал в стену напротив открытой двери, подняв облако пыли из штукатурки.

Кто бы это ни был — он хорошо вооружён, — без удовольствия отметил Крид.

— Они здесь! Они здесь! — исступлённо орал заключённый падалюга.

— Ищейка? Я привлёк твоё внимание? — донёсся из ночи гортанный крик.

Натан осторожно посмотрел поверх импровизированного бруствера баррикады. В мерцающем свете коротящей электролампы на противоположной стороне площади он смог различить два силуэта, наполовину скрытых кучей пластиковых контейнеров. Один был высоким и — судя по очертаниям — весьма мускулистым. Другой был тенью размером с сарай, причём ширина плеч практически равнялась высоте его сгорбленного тела. Заговорил первый.

— Меня зовут Гатор Каинн, а это — мой напарник, — высокий показал на тушу возле себя, — поздоровайся, Ньют.

Мутант издал глубокий, гудящий рык.

Заговорили стабганы — Крид послал в падалюг свою собственную бурю ружейного огня. Гатор Каинн ответил. В темноте охотник за головами увидел, как чешуйчатый швырнул что-то в воздух. За долю секунды охотник успел наклониться, прежде чем тяжёлый зубчатый металлический диск прожужжал над головой и прошёл сквозь дверь, как нож сквозь масло. Оба ствола вновь засветились от дульных вспышек — Натан продолжил стрелять.

Сквозь грохочущий рёв пушек обеих сторон Крид мог слышать, как Джанго криками поддерживает своих «братьев». Выстрелы подняли пыль от каменного пола, а обе баррикады были разрушены перекрёстным огнём. Ещё немного, и у всех закончились патроны. Тишина воцарилась на городской площади, пока мутант и охотник за головами спешно перезаряжались.

— Ты всё ещё здесь ищейка, или уже убежал обратно в свою мусорную лачугу? — проорал Гатор, пытаясь заставить добычу действовать необдуманно.

— Я всё ещё здесь, — проворчал охотник, — но удивлён, что ты ещё здесь, болотный мальчик. Ты понимаешь, что это — конец клана Каиннов? И имя ему — Крид.

— Большие слова из большого рта, грязеголовый! — крикнул ему в ответ падалюга, — не тонка ли кишка у тебя ответить за них?

Чем дольше Крид говорил с идиотом-мутантом, тем больше у него было времени для перезарядки обоих стаберов. Магазин одного уже была полностью заполнена, и он дослал первую пулю из дюжины в пустую камору второго.

— Твоя вонючая грязная канализационная родословная закончится здесь! Я прикончил всех твоих братьев-маньяков. И что заставляет тебя думать, что я не доберусь и до тебя?

— Он, — сказал Гатор, и Натан услышал шипение рептилии и скрежет чешуи о камень у себя за спиной.

Охотник за головами развернулся — огромный белый болотный аллигатор ударил его своим толстым хвостом. С болезненным хрустом он попал Криду по правой руке, и охотник почувствовал иглы слепящее-белой боли, пронизывающие конечность. От шока его ноги подкосились. Сжимая зубы от чудовищной муки, охватившей переломанные кости, он уронил драгоценные патроны, а заряженный стабган выпал.

— Гельмаврова задница! — ругнулся Крид. Видимо, чёртов ящер подкрался со спины! Какофония перестрелки заглушила все другие звуки, издаваемые болотогатором, пока он перелезал через баррикаду и подходил к Криду сзади.

— Ату, крок! — орал Джанго, прижимаясь лицом к оконной решётке, — оторви ему руку!

Рептилия-альбинос таращилась на охотника за головами своими ледяными жёлтыми глазами. Его крокодиловы челюсти распахнулись, и монстр вновь зарычал. Двигая свою трёхметровую тушу вперёд с помощью кривых толстых и коротких лап, болотогатор собирался завершить начатое.

С одной пушкой практически пустой, а другой находящейся пока вне досягаемости, Криду приходилось быстро соображать. Он не был уверен, что пуля "дум-дум" пробьёт адамантиево прочный череп чудовища, пусть даже и на столь близкой дистанции. Его отчаянное положение помогало подавить пронзительную боль в сломанной конечности. Крид потянулся левой рукой внутрь плаща. После лихорадочного поиска он достал металлический объект размером с кулак. Нажав на кнопку гранаты, Натан активировал пусковой механизм. Дождавшись момента, когда он мог чувствовать влажное зловонное дыхание на своём лице, Крид швырнул гранату прямо в пасть твари. Болотогатор схватил и проглотил фраг-гранату.

Падалюга-хозяин перепрыгнул через незащищённую баррикаду как раз вовремя, чтобы увидеть, как желудок болотогатора взрывается в облаке крови и хрящей, разрывая монстра на куски. Гатор Каинн приземлился чуть ли не на голову охотнику за головами. Ненависть горела в его обезумевших глазах. Ударом об колено сложив раскрытый стабган, всё ещё сжимаемый в левой руке, Крид поднял рабочую пушку, заряженную единственным заветным патроном, и, уперев её в голову падалюги, выстрелил. Звук выстрела заглушила масса серой плоти, извергнувшаяся из разнесённого вдребезги черепа. Труп Гатора Каинна присоединился к своему питомцу перед неверящим, испуганным взглядом Джанго.

"Остался ещё один мусоролаз," — подумал Крид, неуверенно шагая с бесполезно свисающей правой рукой.

Баррикада взорвалась в вихре древесных щеп и летящих бочек из под масла, когда массивная чешуйчатая туша прорвалась сквозь неё. Крид направил стаббер на громадного мутанта. На автомате, не думая, он нажал на спусковой крючок. Последний заряд был потрачен, и единственным звуком, что издало оружие, был глухой щелчок пустого патронника. Не было больше ни пуль, ни времени на перезарядку.

Зарычав, чешуйчатый бросился вперёд, скача навстречу охотнику за головами с такой скоростью, что столкновение казалось неминуемым. Но в последнюю секунду Крид уклонился. Изменив направление движения, Натан выставил ногу, ставя мутанту-рептилоиду подножку, когда тот проносился мимо. Не способный справиться с инерцией своего спотыкающегося броска, чешуйчатый врезался в тюрьму, в лавине кирпичей и стали, пробивая стену.

Для потрескавшейся конструкции здания это было уже слишком: строительный раствор и болты разъедались многими годами взаимодействия с химическим туманом, клубившемся над загрязнёнными болотами. С треском разрушающейся каменной кладки и стоном гнущихся перекладин тюрьма рухнула на голову чешуйчатого. С тупым хрустом стальная балка крыши прилетела в череп падалюги. Ньют остался недвижим средь булыжников уничтоженного здания тюрьмы.

Натан Крид разглядывал опустошение вокруг себя: руины баррикады, трупы врагов, и груду камней, что когда-то были местной тюрьмой. Счищая желудочный сок рептилии и хрящи с лица, он почувствовал острую боль в сломанной руке.

"Итак, где же ты, старушка?" — удивился он, начиная разбирать и опрокидывать завалы в поисках своего потерянного и заряженного стабгана.

В облаке пластиковой пыли из развалин тюрьмы появилась уродливая голова Джанго Каинна. Каким-то образом он пережил разрушение здания, в отличие от чешуйчатого. Его руки всё ещё были скованы за спиной, и он, шатаясь, отошёл от руин и побежал.

"Побег!" — подумал Крид, — "после всего произошедшего. Убийство куска мрази решено, он у меня получит, сейчас я с ним покончу!"

Он нуждался в оружии, а его было бесполезно: одно разряжено, другое — завалено обломками. Мёртвый Гатор всё ещё сжимал краденный автопистолет в руке. Вырвав его из мёртвой хватки падалюги, Крид поднял орудие с помощью здоровой руки. Мутант был любезен достаточно, чтобы перед смертью вставить свежезаряженную обойму. Устремив взгляд вдоль ствола, охотник прицелился в улепётывающего пленника. Два выстрела прозвучало над городской площадью. С визжащим криком Джанго упал в грязь и пыль — оба колена были прострелены.

Охотник за головами направился к хныкающему и покалеченному падалюге. Заслышав его приближающиеся шаги, Джанго открыл влажные глаза, дабы увидеть, что Крид собирается делать с ним дальше.

— Я думал, что нужен те живым, — рыдал он.

Крид резко поднял голову падалюги за волосы, держа перед его лицом мятый лист пергамента. На нём были карандашом и чернилами грубо изображены члены банды клана Каиннов. Очевидно, что рисовал кто-то, кому рассказали, как должна выглядеть банда, кто-то, никогда не видевший их во плоти. Текст на Готике сопровождал картинки, но для безграмотного каннибала ничего не значил.

— Видишь, что написано, — сипло сказал охотник, растягивая слова, — или тебе прочитать? «Разыскиваются мёртвыми члены банды клана Каиннов!»

Медленно до Джанго начало доходить, что Крид спланировал всё это с самого начала. Он тяжело сглотнул, поскольку его собственная судьба стала очевидной.

— Кто может быть достаточно безумным, чтобы заплатить за живую кучу каннибалов? — сказал Крид, всё ещё стискивая зубами окурок черуты.

— Но тогда почему ты не пришёл за нами в Грязетину, трусливый ты ублюдок?

— А что, я должен был отправится в эту смертельную ловушку слякоти, кишащей паразитами, когда я могу заставить всё безмозглую семейку прийти ко мне? — лицо охотника за головами было непроницаемой маской, когда он упёр дуло автопистолета в голову падалюги.

— Ты покойник, ищейка! Мама будет в бешенстве, када узнает об этом. А она узнает. Она будет выслеживать тя как падалюжья борзая! Она будет! Она придёт за тобой! — Джанго плюнул, впадая в отчаянную ярость от боли и страха.

Уклонившись, Крид достал второе объявление о награде из глубин плаща и встряхнул его, раскрывая перед лицом мутанта. Джанго Каинн уставился на него, его глаза расширились от изумления. Изображение омерзительной волосатой беззубой старухи злобно смотрело на падалюгу.

Охотник за головами холодно улыбнулся:

— Я рассчитываю на это.

Сынки в Улье

Не переведено.

Плохие лекарства

Доктор Лудван Марво в одиночестве стоял рядом с лужей кипящих химикатов. Пузыри медленно поднимались из глубин радужного супа, разрывая желеобразную поверхность пленки отходов подобно тому, как личинки потрошителей вырываются из утроб. В едком воздухе горели розовые и зеленые испарения метана. Доктор нервно прищелкнул каблуками и беспокойно посмотрел на лес подмостков, выросших из наваленных у входа в заброшенную узловую станцию шаттлов обломков.

Марво до сих пор был одет в балаганный наряд: украшенная пером высокая шляпа, багровый фрак, украшенный узорами из паучьего шелка нарядный жилет, когда-то белые бриджи и доходящие до колен ботфорты, обшитые шкурами настоящих крыс. Это нравилось понтерам, людям, уставшим от тусклых мрачных цветов Подулья Некромунды. Поразительно, как легко кричащего цвета костюм с позолоченными пуговицами обеспечивал уважение покупателей. Конечно, Марво не было настоящей фамилией, да и не был он доком, но Доктор Марво хорошо подходило как своего рода эстрадное прозвище.

И он не знал имени высокого как колонна странника в рваной черной мантии, который вышел из тьмы заброшенных туннелей, ибо хозяин не счел нужным сообщить его. Люди всегда придумывали название для чего-то безымянного. Нависшее над доктором Марво тощее почти как скелет существо вырождающиеся обитатели глубин Подулья называли многими именами. Несущий Смерть. Отец Трупов. Властелин Костей. Царь Чумы.

Крысокожим из племени Разбитого Лонжерона нечеловеческое существо — ибо люди не могут так смердеть — было известно, как Мертвый Спортсмен. Для отбросов с Карборундовой Гряды он был Забирающим Души. Для судей Тринадцатого Округа Арбитров имя странника стало синонимом бессчетных нераскрытых дел. Даже примитивные роговые по-своему называли его на хрюкающем и почти непроизносимом языке.

Марво посмотрел на скрытую капюшоном голову нависшего над ним существа — которое его измученному разуму казалось минимум двухметрового роста — и встретился с взором двух налитых кровью и затянутых катарактой очей. Взгляд фигуры погрузился в Марво подобно сверлу, несмотря на кажущуюся слепоту подернутых дымкой и лишенных зрачков глаз. Силы доктора словно улетучивались от этого неумолимого пронзительного странного взора…

И внезапно его наполнил покой — безмятежность человека, чья воля больше ему не принадлежит. Странник наконец-то заговорил. Если бы не погрузившийся в глубины души Марво гипнотический взор катаракт, то голос напомнил бы ему о звуке сломанных лопастей ещё работающего вентилятора, царапающих петли проволочной решетки.

— Ты хорошо поработал, — сказал странник, — Балочный Мост, Купол Якапо и Избавление влились в ряды моих верных последователей.

Если бы не зловещая власть существа над Марво, то шарлатан бы осознал, что идущий из глубин капюшона голос был больше всего похож на предсмертный хрип. Возможно, он услышал бы и ужасное шипение, раздающееся откуда-то из тьмы позади облаченного в черную мантию владыки.

— Ты получишь достойную награду за свое повиновение, — продолжил странник, — Но ещё многое предстоит сделать.

Покрытые струпьями похожие на лапы руки показались из рукавов рваной мантии существа, протягивая закупоренную стеклянную колбу, в которой плескалось чистая пурпурная жидкость. На потускневшей и шелушащейся приклеенной бирке можно было рассмотреть лишь круг, разделенный на три равные части кривыми дуг. Странник положил ёмкость с внешне безобидным содержимым в открытую руку Марво, сомкнув её мертвенно холодными пальцами на стекле.

Впервые после слов существа в черном капюшоне Марво отвел взор и посмотрел на колбу в своей руке, — То, что доктор прописал.


Натан Крид сделал длинную ленивую затяжку обрезанной сигары, которую держал между большим и указательным пальцем, взъерошил другой рукой коротко стриженные серые волосы и вновь завалился на подушку. Лежащий на кровати в безрукавке и брюках охотник закрыл глаза и выдохнул с удовлетворенным вздохом, выпустив большое кольцо дыма. Он вновь глубоко затянулся, напрягая все мускулы своего тела до тех пор, пока в ушах не загудело. Комната пахла табачным дымом, грязными смятыми простынями, потом и дешевыми духами — и он любил это.

Крид открыл глаза. У подножия кровати его подруга, Мэйси-Лю, надевала сетчатые колготки на подвязках. Глазами Натан прошелся от совершенной формы икр по гладкой оливковой коже до бедер и манящей круглой попки. Затем он переключился на украшенное оборками нижнее белье, на маслянисто-синюю баску, выдающуюся грудь, соблазнительные изгибы, лебединую шейку, каскад пурпурных волос с темно-лиловыми и черными прядями, точеные черты лица, похожие на бутон розы губки, и накрашенные густые ресницы, обрамлявшие ласково-теплые карие глаза.

— Мэйси, — протянул он, — ты лучшая, детка. Ты лучшая.

— И когда ты собираешься сделать меня честной женщиной, Крид? — Мэйси натягивала на себя узкую и крайне короткую черную юбку.

— И увести тебя от всего этого? — засмеялся Натан, взмахом руки указывая на отваливающиеся обои, потрескавшуюся штукатурку на потолке, голые доски пола и тусклые ламы комнаты на верхнем этаже, в которой Мэйси-Лю развлекала пришедших к ней джентльменов.

Сидящая у туалетного столика любимица приходивших в Туза Червей мужчин натягивала на ноги сапоги, доходящие до бедер и покрытые крысиным мехом, чьи каблуки были похожи на лезвия стилетов.

— В таком случае, мерзавец, можешь валить отсюда к черту, — спокойно произнесла Мэйси, плотно затягивая шнурки.

— Ах, не надо этого, Мэйси-Лю. Ведь знаешь, что для меня ты единственная.

Салунная девица встала и накинула на шею черноперый боа.

— Мы не можем провести жизнь, валяясь в кровати, — костюм завершила высокая фетровая темно-зеленая шляпа, — У некоторых из нас есть работа.

Внезапно снаружи раздались крики и шипение плазменных разрядов. Кто-то завопил. Затем раздался треск автоматных выстрелов. Вновь зашипела плазма. Затем раздалось ещё больше воплей и выстрелов.

— Какого мусора? — выругался вздрогнувший охотник за головами. После жуткого раската, похожего на взрыв топливных баков, содрогнулась улица и треснули стекла. Крид мгновенно вскочил на ноги. Он распахнул грязное окно и высунул наружу голову.

Туннельный Город, хотя и бывший примечательно большим для поселения Подулья, состоял лишь из одной полукруглой посередине улицы, идущей меж зданий, построенных в стенах широкой водопроводной трубы. На западе туннель вел в пустынные холмы и пепельные дюны, окружавшие осыпающиеся жилые купола. Торговые караваны гильдий прокладывали себе путь через пустоши к поселениям Железное Ущелье и Бездна Павших, а оттуда к Стальному Каньону. К востоку туннели разветвлялись: дороги вели в верхний улей на север и на легендарное проходящее через весь улей — и являющееся территорией мусоров — шоссе «Громовая Дорога» на юге.

Крид осмотрелся. Там, где туннели расходились, находились гофрированные железно-керамитовые стены Оружейного Магазина Хакбута. Пылающий остов мотоцикла — похоже, принадлежавшего Вендреллу Прайну — догорал в середине круга выжженного бетона перед зданием. По улочке между магазином и Тузом Червей были разбросаны тела, по меньшей мере, шести горожан. Рыдающая женщина суетилась на веранде. Почти прямо под Натаном мужчина с кустистой бородой и короткой косичкой, Вендрелл Прайн, скорчился за бочкой воды. На другой стороне улицы крысокожий охотник за головами Каспар Ван Гриль сидел в укрытии за ящиком, на который положил ствол своей снайперки. Похоже, оба только что наслаждались гостеприимством нижних этажей салуна.

Их цель бежала прямо по улице справа от Крида: метис с безумными глазами, размахивающий плазменным пистолетом. Мужчина был в бешенстве. Натан наблюдал, как лунатик выпустил очередь энергетических разрядов. Случайными выстрелами выбивало окна, плавило вывески магазинов и разрывало водосточные трубы…

Прайн открыл огонь из помпового обреза. Судя по брызгам красного тумана, некоторые дробинки попали в психа, но тот лишь пошатнулся. Два быстрых выстрела наудачу из плазменного пистолета устремились к Ван Грилю, первый в щепки разнес его укрытие, а второй разорвал шею крысокожего. Прайн торопливо перезаряжался. У установившего оружие на низкий энергетический уровень убийцы не было такого неудобства. Плазменный разряд задел руку Прайна, отбросив его в сторону и разбросав драгоценные обоймы.

И все это произошло за считанные секунды. Крид отвернулся и мрачно посмотрел на Мэйси-Лю.

— Извини, дорогая, дела! — крикнул Натан, накинув длинный кожаный плащ и подхватив со спины кресла пояс с пистолетами. И выбежал из комнаты.

Перескакивающий по три ступени Натан на ходу одевал пояс. Бар внизу был пустым, не считая нескольких коллег Мэйси, которые напугано и неосторожно столпились у окна. Укрывшийся за пласталевым листом, нанятый мадам Л’Амур работник-бармен не собирался зарабатывать поощрение за храбрость.

Добежавший до качающихся дверей салуна Крид остановился, после чего одним плавным движением выхватил оба стаб-пистолета и открыл патронники. Полностью заряжены патронами «дум-дум». Ловким щелчком пальцев закрыл. Снаружи все ещё с воем проносились плазменные разряды и вопил маньяк. Охотник ухмыльнулся дрожащим протеже Мадам Л’Амур, — Леди.

Крид шагнул на улицу.


Текшая из множества ран на теле психопата кровь говорила о меткости обоих охотников за головами. Но он не падал. Натан Крид молча нажал на два спусковых крючка.

Четыре кружащиеся пули понеслись в воздухе и за доли секунды пролетели двадцать метров между стрелком и убийцей. Первая вошла в живот безумца и вырвалась с другой стороны, забрав с собой большую часть почки. Вторая ударила в бедро, пройдя сквозь артерию и раздробив кость. Третья расколола коленную чашечку, а четвертая ударила в грудную клетку.

Мужчина пошатнулся, повернув к Криду безумные глаза. Следующие три выстрела обезоружили убийцу, разорвав плечо, и ударили в грудь. Безумец обрушился в грязь лицом в низ.

Крид зашагал вперед, держа лунатика на прицеле обоих пистолетов. За ним шел поднявшийся Вендрелл Прайн.

— Хорошо стреляешь, Крид, — сказал он, когда охотники остановились перед телом, — Ублюдок даже не успел понять, что он мертв!

Зарычавший словно бешенный зверь убийца дернул шеей и вцепился зубами в ногу Прайна. Здоровяк закричал от внезапной боли, а Натан Крид спокойно всадил пулю между глаз безумца.

— Так что ты говорил?


Когда все закончилось, горожане собрались у места кровавой бани, словно слетевшиеся на труп мусора летучие мыши-падальщики. Как это всегда бывает после бессмысленных убийц, шокированные жители Города Туннелей хотели узнать, почему началось это безумие.

Щепотки информации начали появляться из трясины сплетен, слухов и пересудов. После некоторых споров между уважаемыми горожанами и чиновниками было составлено относительно достоверное описание убийцы и того, что он делал последние несколько недель.

Безумца звали Плаз Тибурн. Он был полукрысокожим бродягой, продававшим жалящую плесень с полей рядом с Железным Ущельем. Это подтверждал вид его рук, покрытых волдырями, которое вызвало частое среди плесневых фермеров грибковое заболевание, известное как красногниль.

В сердце этих дискуссий был Крид. Поскольку именно Натан положил конец неистовству Тибурна, жители Города Туннелей обратились к нему за расследованием причины — чем бы она ни была.

Охотнику за головами вскоре стало очевидно, что путь серийного убийцы начался вне города. Следы бойни — бессмысленно застреленный человек там, дымящаяся лачуга тут — привели в пустынные западные холмы. Там Крид нашел одинокий брезентовый типи, закрепленный на подветренной стороне кучи шлака. Не обшитая мехом дверь тента качалась от ветра древних вентиляторов.

Крид осторожно откинул дверь типи дулом стаб-пистолета. Внутри было пусто. Охотник за головами засунул пистолеты в кобуры. Внутри находился спальный мешок бродяги, котелок, содержащий остатки его последнего завтрака, и поношенную походную сумку, вероятно содержащий немногие вещи Тибурна. Легким толчком сапога Крид открыл сумку.

Стеклянная бутылка вывалилась наружу и покатилась по полу тента. Внутри мелькали остатки пурпурной жидкости. Натан схватил её одетой в перчатку рукой.

С одной стороны бутылки была приклеена плохо напечатанная этикетка. Выцветшие красные анилиновые чернила образовывали бросающуюся в глаза надпись: «Патентованная Панацея Доктора Марво», под которой был небольшое примечание — «Для Исцеления От Всех Болей, Болячек, Болезней и Язв. Принимать по рецепту».

Хех, исцеление от всех болезней? — подумал Крид — Кажись, здесь осталось ещё на одну дозу.


— Ну и варево, скажу я тебе, — Доктор Хейз поднял глаза от подернутого дымкой помех экрана. От полуметаллической головы и от очков дока отражалась зеленая подсветка потоков закручивающихся на экране рун, из-за чего он был немного похож на инфодрона, — Ручаюсь, такого ты не найдешь ни на одном торговом посте Гильдии.

— Выкладывай, — сказал охотник за головами. Хирург-ученый Подулья не горел желанием помочь, но, когда Крид напомнил Хейзу, что тот задолжал ему после случая с «Игнус Мандером», и предложил доку обсудить тот случай с двумя коллегами Натана, Исайе Хейзу пришлось сменить пластинку.

— Конечно, большей частью оно состоит из воды, 78 %, если точнее, но «ядро» эликсира состряпано из разнообразной дряни. В основном это примитивные основанные алгале стимуляторы — ничего столь утонченного, как Э.К.С.П.Р.О.М.Т. или У.Б.О.И.Н. Но, присмотрись, здесь есть и следы вируса нейронной чумы. Не большой сильно разведенной дозы, но даже такого количества хватит, чтобы за несколько недель вызвать полный распад нервной системы, а в случае регулярного приема… Возможно, за несколько дней.

— Зомбирующая чума?! — воскликнул Крид.

— Она самая.

Натану уже приходилось встречаться с жертвами разлагающей мозг заразы в заброшенных туннелях под Отстойником Токсинов, — Ты уверен?

— Не сомневайся, — сказал доктор, вытирая руки о грязный лабораторный халат, — Если нужны доказательства, то у твоего приятеля была её ранняя стадия, — добавил он, кивнув в сторону лежащего на анатомическом столике вскрытого трупа.

— Думаю, это объясняет его бешенство.

— Горожане попросили меня провести полную аутопсию для уверенности, но это уже за отдельную плату… Явные поражения лобных долей. Очевидно, из-за устроенного твоей пулей месива, — Хейз сердито посмотрел на охотника за головами, — Откуда прибыл этот бедный ублюдок?

— Из Железного Ущелья.

— Патентованная Панацея Доктора Марво, — произнес Исайя, подняв бутылку окровавленной резиновой перчаткой, — Впервые слышу. Я считаю, что нужно отправиться в Железное Ущелья и разузнать побольше про источник наших маленьких неприятностей.

— Я тоже так думаю, поэтому ты идешь со мной, — ехидно ответил Крид.

— Что?

— Ты же мне задолжал, вспомни. Ты ведь не хочешь, чтобы Антробус Ветч прознал о твоем двурушничестве, а, док?


Крид остановился перед мостом и посмотрел на раскинувшееся за лощиной Железное Ущелье. Низкие домишки, гаражи тракторов и наполненные плесневыми чанами сараи сгрудились на краю обрыва. За ними расстилались плантации жалящей плесени. Органические отходы миллионов, кишевших километрами выше в городе-исполине ульевиков стекали по обширным токсичным резервуарам перерабатывающих заводов Гнойной Раны, что была лишь в куполе выше, и раз в месяц затапливали урановые поля. Жар, вырабатываемый происходящей в такие моменты экзотермической реакцией, позволял жалящей плесени разрастаться. Это был оазис среди ничейной земли пустошей.

Рядом с охотником за головами остановился доктор Хейз, запыхавшийся после утомительного пути от Города Туннелей. Позади него навис сервитор Один-Восемь-Семь, чей генератор работал на холостом ходу. Раб-машина бесстрастно смотрел на Крида человеческим глазом и потрескавшейся красной линзой камеры. Чудовищная левая механическая рука сервитора дергалась у плечевого сочленения.

— Ни следа живых, — протянул Крид, — А ты думал, что здесь кто-то есть.

— Мне это не нравиться, — констатировал Хейз, нервно потирая руки.

— Ты задолжал мне, помнишь? — проворчал Крид, протянув руку к кобуре стаб-пистолета.

— Но после этого мы будем в расчете, ведь так?

— Думай как хочешь, док, — ответил охотник за головами, вытаскивая самокрутку изо рта и бросая её на землю. Раздавив сапогом окурок, Натан заметил лежащий в продавленной гусеницами крупного транспорта колее оборванные клочок бумаги. Он поднял её.

Витиеватыми розовыми, зелеными и желтыми буквами титульный лист, похожий на бирку обнаруженной бутылки панацеи, объявлял для тех, кто умел читать, о «Чудесном Медицинском Представлении Доктора Марво», а тем, кто не умел, изображение с энтузиазмом улыбающегося белобородого человека в высокой шляпе и медицинских очках протягивало закупоренную бутылку с лекарствами, пока на заднем плане старик танцевал джигу, отбросив костыли, а женщина подмигивала с сияющей улыбкой на лице.

Увечные ходят, а слепые видят — подумал Крид, — Думаю, что я должен встретиться с этим чудотворцем.

— Ты когда-нибудь бывал на чудесном медицинском представлении, док? — сказал Натан, ухмыляющийся как дюнная акула.

— Хм, нет, — неуверенно ответил Хейз, — хотя я однажды видел шоу уродов в Вечной Смерти внизу. Мужчина за глазами на стебельках, женщина с клешнями вместо рук и тварь, у которой щупалец было больше, чем комков грязи в отстойнике… Мусора и мутанты. Искупители решили, что настало Пробуждение Императора, когда столкнулись с ними рядом с Ущельем Крысиной Глотки.

Крид уже прошел половину моста, — За мной, док, и тащи с собой ходячую отвертку.


Первые подозрения Натана были верны: Железное Ущелье было заброшено. Вентиляционный ветер гонял по улицам шары перекати-поля. Люмосферы прерывисто мерцали на впалой кровле далекого купола. Вывеска Салуна Слайго раскачивалась на ржавых петлях, словно поношенная аугментика. Напротив питейного заведения стоял брошенный мотобайк. Впрочем, здесь были и следы схватки, так же заметные стрелку, как и доносившийся с плесневых плантаций смрад.

Но, если здесь были неприятности, — Крид пытался сложить куски головоломки вместе, — то где тела?

— Если бы ты впервые пришел в город, — произнес охотник за головами и повернулся к нервничающему спутнику, широким жестом показав на главную улицу, — то куда бы пошел знакомится с местными, док?

— Это был риторический вопрос? — буркнул Хейз, чеша воспаленную кожу у шва между его скальпом и металлической черепной пластиной. Крид широко ухмыльнулся, из-за чего доктор ещё больше ощутил себя не в своей тарелке, — Конечно, в бар.

— Выходит, мы снова согласны. Великие умы часто мыслят одинаково, а?

— А глупцы редко по-разному, — тихо проворчал Хейз, когда охотник за головами зашагал к дверям Слайго.

— Мудрые слова, док. Будем держаться вместе, — мрачно добавил Крид, подходя к раскачивающимся дверям Салуна и вытаскивая стабберы из кобур, — Готовы, девочки?

Внутри бара было темно. Чтобы не ждать, пока глаза привыкнут к полумраку, Крид откинул их под полы шляпы фото-визор. Все мгновенно окрасилось в темно-зеленый цвет.

Столы и стулья были разбросаны, словно после пьяной драки, а под сапогами шагающего по салуну Натана трещало битое стекло. Бар казался брошенным. Вот только не было тишины. Уши охотника слышали жутковатое чавканье и хлюпающий звук, словно кто-то высасывал мозг из костей.

Крид осмотрелся, видя все смазанных тенях, перетекающих из почти черного через изумрудный и гагатовый до цвета бриллиантовых самородков. Комната была завалена трупами, лежавшими на полу лицом вниз или неестественно завалившимися на немногие стоящие столы, перевалившимися через стойку бара, лежащими у перевернутых кресел или прислонившимися к ограждению широкой лестницы. Все это место было окутано запахом смерти. И нечто двигалось во тьме.

Крид услышал тяжелую поступь железных ног, говорящую о том, что доктор Хейз и его сервитор вошли в помещение. Нечто тоже это услышало.

Свистящее шипение пронеслось по комнате, когда чумные зомби подняли головы и обратили желтушный взор на гостей.

— Во имя Шпиля! — выдавил из себя Хейз.

Пировавшие трупами полумертвые твари оторвались от трапезы и заковыляли к трем кускам свежего мяса.

— Надеюсь, что ты готов, док, поскольку сейчас начнутся убийства.

Вспышка выстрелов Крида разорвала тьму, а патроны «дум-дум» отбросили назад разлагающуюся тварь. Но только одну. Десятки шатающихся зомби ковыляли вперед, рефлекторно щелкая челюстями и извергая звериный рев из поврежденных глоток.

Полумертвая тварь, ещё носящая разорванные остатки оборчатого нижнего белья, шатающейся походкой направилась к Криду. Клочья заплетенных в косички светлых волос свисали с тонкой как пергамент кожи. Остатки губной помады стекали вместе со слюной с тронутых проказой губ, сквозь мертвецкий оскал которых были видны ободранные десны. Стаб-пистолеты дернулись в руках охотника за головами, всадившего в ходячий труп две пули. От головы зомби остался рассеивающийся туман из осколков костей, крови и гниющих мозгов.

Лучи жгучего сине-белого света врезались в надвигающуюся толпу зомби из-за спины Крида. Бросив взгляд за спину, он увидел наудачу палящего в стаю из помятого лазерного пистолета доктора Хейза. Рядом с ним верный киборг сломал шею зажатому в грозной лапе зомби и преломил хребет другому железной ногой.

Охотник за головами быстро прикинул расстояние между собой и ведущими к спасению дверями. Максимум десять метров, но это пространство заполонили выродившиеся горожане.

И они шли вперед, неутомимо щелкая челюстями. Крид знал, что случиться, если эти зубки погрузятся в его плоть… Резко повернув в сторону стаббер левой руки он столкнулся с челюстями заплесневевшей старой карги, на чьем располневшем перед заражением вырождающей нейронной чумой теле набухли жуткие зеленые гангренозные опухоли. Зубы безмозглой женщины сомкнулись на стволе и раскололись.

— Пожри-ка это! — сплюнул Крид и выбил ей затылок.


Крид выкатился из дверей салуна и врезался в бегущего Хейза. Используя кинетический импульс столкновения, ловкий как крысокожий воин Натан вскочил на ноги и помчался вперед.

Запаркованный байк все ещё стоял на противоположной стороне улицы. Крид вскочил в седло и вдавил руну зажигания. Активированный двигатель взревел, словно заклейменный псевдобизон.

— Сюда! — заорал охотник за головами, перекрикивая хриплый рев бензинового мотора. Доку не нужно было повторять дважды.

На улицы с жуткими стонами вывалились зомби. Затем раздался треск расколотого дерева, и Один-Восемь-Семь проломился через дубовую стену бара. В его лапе все ещё был зажат истекающий слизью и кровью хребет, а на поршневых ногах висела половина восставшей с того света проститутки.

— Пора убираться отсюда к черту!!! — рявкнул Крид сквозь рев жадно пьющего дизель двигателя.

Заднее колесо бешено закрутилось, на мгновение запах жженой резины даже перебил смрад мертвечины. Натан развернул машины, подняв фонтан гравия. Затем с нарастающим ревом байк понесся прочь от Салуна Слайго к мосту через Железное Ущелье. Крид пригнулся к рулю, не желающий умирать доктор Хейз вцепился в его спину, а следом за ними тяжело бежал на искусственных ногах Один-Восемь-Семь.

С головокружительной быстротой они пронеслись по мосту, под колесами ускоряющегося байка гремели пласталевые сегменты. Крид надавил на тормоза, едва они оказались на другой стороне. Машина резко остановилась в облаке дыма.

Охотник за головами выхватил из-под полы плаща две гранаты, вырвал большими пальцами чеки и швырнул на пересекающий обрыв мост. А затес ещё две.

— Хорошо, что я прихватил чуть больше чем обычно у Хакбута, — произнес Крид, размышляя вслух, — даже если это рванет как перегруженная энергоячейка.

— Что? — спросил док, вклинившись в бормотание Натана.

— Сильно.

Опоры моста содрогнулись, на этот раз под тяжелыми механическими шагами пыхтящего сервитора. Катящиеся гранаты подпрыгнули, одна упала между опор. В дальнем конце улицы показалась растущая толпа зомби. Один-Восемь-Семь достиг безопасной дальней стороны разлома.

С разрывающим уши грохотом и слепящей пиротехнической вспышкой гранаты взорвались. Средняя секция моста немедленно обрушилась в бездну. С металлическим стоном остальная часть моста гнулась и выворачивалась, пока со звучным треском, который долетел даже до потока и эхом отразился от стен купола, не ударилась о склоны ущелья. Упавшая граната взорвалась в расщелине и вырвала ржавые опоры из скалы.

— Это их задержит, — произнес Крид, вытирая ладонью вспотевший лоб, — но это ещё не конец.

— Так что теперь? — спросил Хейз, позволяя охотнику за головами взять инициативу в свои руки, чтобы не быть вовлеченным сразу.

— Ты вернешься в Город Туннелей, выйдешь на связь со своими знакомыми арбитрами — и не смотри на меня так, после моего одолжения тебе я о них знаю! Выйдешь на связь со своим знакомым и скажешь, чтобы он передал начальству информацию о вспышке эпидемии в Железном Ущелье. Я пойду по другому следу. За доктором Марво.

— И как ты собираешься его найти? — спросил Хейз, взволнованно потирая руки.

— Следуя по этому, — ответил Крид, показав на неровную колею гусениц транспорта, идущую в сторону поселения и прочь от него, — а теперь слезай с байка.

— Хочешь, чтобы я шел пешком?

— Если хочешь, заставь свою ручную гаечную обезьяну нести себя, но я намерен покончить с этим прежде, чем это, — решительно сказал Натан, показав пальцем на воющую толпу гниющих горожан, запертых на другой стороне ущелья, — повториться в другом месте.

Доктор Хейз спешился.

— Скажи мне, Крид, почему ты это делаешь?

Нагревающий двигатель огромного байка охотник за головами повернулся к доку и громко провозгласил, перекрикивая рычание машины.

— Всегда был падок на тяжелые заказы.

В голове Натана невольно всплыла картина надувшей губки Мэйси-Лю. И он устремился за таинственным Доктором Марво.


А рядом с шахтерским поселением Бездна Павших Чудесное Медицинское Представление Доктора Марво было в полном разгаре.

— А сейчас, леди и джентльмены, то, чего вы так долго ждали, — надевший высокую шляпу и темные очки Доктор Марво провозгласил, словно директор манежа, широким жестом показав, что у него ничего нет в руках и рукавах, — Сваренная из грибов улья и дистиллированного яда слепой змеи по тайному рецепту, который перешел мне от дорогой старой крысокожей прабабушки. Заквашенная на ингредиенте моего личного изобретения, — голос шарлатана поднялся до крещендо, когда он дошел до кульминации рекламной речь, — Омываемая светом фосфорных ламп полный цикл и преподнесенная вам сегодня Патентованная Панацея Доктора Марво!

Ловким движением, подтвердившим, что рука быстрее глаза, Доктор Марво извлек запечатанную бутылку словно из воздуха. Толпа, собравшаяся перед раскладной сценой крикливо раскрашенным вагоном, восхищенно вздохнула. Это всегда было лишь простым фокусом, но каждый раз покупало доверчивых глупцов. Как часто говорил Марво, когда его не слышали состоятельные покупатели, в Подулье были постоянны только три вещи: смерть, Гильдия и факт, что подульевики — легковерные идиоты, готовые расстаться с честным тяжелым трудом заработанными кредитами по взмаху шляпы доброго доктора — или, точнее, по взмаху бутылки «панацеи» доброго доктора.

Марво осмотрел толпу предвкушающих лиц с отпавшими челюстями, словно огромный паук, инспектирующий запутавшихся в его сетях муравьев.

Мгновение была ощутимая тишина. Затем из задних рядов раздался надтреснутый голос, — Как по мне, ты блестишь, сынок.

— Блеском Улья, сэр? Что, даже не Вторым Лучшим? — несколько шахтеров насмешливо захохотали. Марво пристально посмотрел на беззубого мелкого старикашку с крысиными усами. Он опирался на два костыля.

— Ну, я не буду тратить на это деньги, — продолжил старик, — Был калекой с того дня на шахте Номер Шесть семь лет назад. Ни один чудной доктор не мог их вправить. Помочь могут только новой парой кибернетических ног из магазина механики Зиркона, но у мя никада не было на них денег, поэтому сейчас я калека и не могу работать.

— Идите сюда, сэр, — Марво обратился к старику с ободряющей усмешкой потрошителя, — После такой истории, сэр, я охотно помогу вам.

Дед заковылял к фургону сквозь расступающуюся толпу, — Эта чем?

— Попробуете моего блеска?

— Давай. Я никогда не отказывался от выпивки, — опершийся руками на костыли и стоящий спиной к шахтерам старик взял бутылку из рук Марво и сделал глоток.

— Как на вкус? — спросил Лудван Марво с неподдельным предвкушением в глазах.

— Отвратительно! — раздался горячий ответ.

— Ну конечно она не вкусная, — засмеялся Марво, высунув язык и покачав головой, — ведь как иначе вы поймете, что панацея действует! Но как вы себя чувствуете?

Последовало мгновение драматического напряжения, когда воздух можно было резать цепным мечом.

— Фантастически! — закричал калека! — Я чувствую себя просто фанатстически! — он бросил костыли и начал прыгать на месте, — Подозреваю, даже Лорд Хелмаур сейчас чувствует себя хуже! — старик схватил руку Марво и энергично её затряс, — Спасибо, сынок! Спасибо за доброту! Я беру бутылку!

— Как вас зовут, сэр? — спросил Марво скачущего подопытного кролика.

— Абрамс, Ичабод Абрамс.

— Ну, Мистер Абрамс, это за счет заведения, — краем глаза Марво видел, как легковерные шахтеры лезут за кредитками, — Уважаемые, кто хочет первым купить бутылку?

По площади разнесся выстрел. Толпа разом обернулась. Позади людей был высокий человек в кожаном плаще, в тени широкополой шляпы которого была видна лишь щетина. В одной одетой в перчатку руке он держали длинноствольный стаб-пистолет, а в другой пустую стеклянную бутылку.

— Вы! — крикнул он потенциальным покупателям Марво, — Валите отсюда [censored]!

Никто не двинулся.

— Оглохли?! — рявкнул стрелок, — Так может быть услышите это!

Он выпустил очередь. Вопящие и причитающие шахтеры разбежались. Спустя мгновения остались лишь Марво, сыщик и пол десятка уродливых и располневших нанятых доктором ублюдков.

— Я знаю, что ты затеял, Марво! — закричал на всю улицу стрелок, — Подумай, спросил я себя, кто спятил достаточно для распространения нейронной чумы!

— Ты ничего не узнаешь! — злобно выкрикнул Марво, — Ну? Чего вы ждете? — рявкнул балаганщик на своих подручных, — Взять его!


Это действительно не сложно, — подумал почти лениво целившийся Крид, — их всего шестеро против меня одного. Бедные дети клоакососов обречены! Только такому ублюдку, как Марво, могло прийти в голову нанять разжиревший и потерявший форму сброд, а затем натравить его на Крида, который в своё время сталкивался с чумными зомби, ксеносом-орком, шаманом-пироманьяком и, наконец, целой шайкой мусоров в одиночку — и побеждал!

— Ладно, бабули, — обратился Крид к устремившимся к нему выхватывающим пистолеты ничтожествам, — Попляшем?


— Залезай и заводи машину! — закричал Марво чудесно исцеленному старику. Матерящийся Абрамс забирался в кабину транспорта, пока доктор смешно затягивал наверх откидную сцену и запирал борт грузовика. Пули отскакивали от крепкого пластального корпуса, срывая краску с букв надписи: «Чудесное Медицинское Представление Доктора Марво». Когда взревел двигатель, Марво запрыгнул в открытый кузов караванного грузовика.

— Что за нероную чуму он имел в виду? — крикнул через плечо с водительского сиденья Абрамс.

— Что!? — взревел Марво.

— Я ничего не имею против развода тупых грязекопов на кредитки, но не хочу быть связанным с нероной чумой!

— Не сейчас, старый дурак! Просто увози нас отсюда! — крикнул Марво, когда булькающий вопль возвестил о смерти по крайней мере одного нанятого ублюдка, — Или ты хотел попробовать товары просто так?

Извергающая маслянисто-черный дым из выхлопных труб машина устремилась вперед. Марво пошатнулся, пытаясь удержать равновесие, и ударился о привязанную к борту грузовика цистерну. Вдохновение пришло вместе с первым ухабом. С трудом разорвавший веревки доктор тяжелым пинком сбросил цистерну с едущего грузовика.

Полный топливный бак с грохотом рухнул на дорогу. Его дно треснуло, а содержимое выплеснулось на потрескавшийся бетон площади. Вцепившийся в поручни Марво смотрел, как лужа топлива растекается у ног преданных ничтожеств и течет к назойливому чужаку. Теперь было достаточно искры…


Крид заметил опасность прежде ничтожных тугодумов, которых все равно осталось только трое. Быстро растекающаяся нефть вспыхнула, и фонтан оранжево-багрового пламени взлетел на два метра в высоту. Натан побежал к байку, который оставил на краю площади. Сзади доносились истошные вопли горящего сброда.

На полной скорости Крид вывел байк из огненной западни. Пронесшись мимо столпившейся на краю площади черни, он устремился за машиной Марво. Доктор ехал первым, но у Крида был байк, поэтому на неровной поверхности преимущество было у охотника за головами. Достаточно скоро, всего два щелчка спустя, он догнал изрыгающий газ грузовик.

Невысоки шансы моих девочек против этого монстра, — подумал Натан, ветер развевал полы плаща у него за спиной и угрожал сорвать шляпу, — Вдобавок, чтобы контролировать эту зверюгу нужны все мои силы и обе руки на руле. Есть только один способ, а для этого нужно подобраться поближе…Ускорившийся Крид поравнялся с трясущимся и подскакивающим на ухабах грузовиком, едущим к Железному Ущелью. Прежде, чем водитель понял план охотника за головами, все ещё сжимавший руль Крид вскочил на обитое войлоком седло байка.

Не уйдешь!

И жутким прыжком устремился вперед. Он ударился о борт подскочившего грузовика и вцепился за край крыши. Байк отклонился в сторону и рухнул на залежь пепла. Двигатель отрубился.

Мгновение Крид отчаянно цеплялся за крышу, а затем подтянулся наверх и распластался там, пытаясь перевести дух.

Вдали вырисовывались неясные очертания призрачного городка Железное Ущелье. Перед ним черный глубокий шрам самого ущелья открылся подобно ране в грудах пепла и отходов.

Лежащий на крыше Натан слышал злобные ругательства Марво, оступившегося в кузове машины. И решил, что пушки не пригодятся в такой ситуации. Охотник за головами вытащил сапожный нож из ножен из телячьей кожи и плотно сжал зубами. Затем обеими руками схватился за опору крыши кузова и, перекувыркнувшись вперед, запрыгнул внутрь.

Крид выпрямился. Окруженный делом своей жизни и торговли доктор-шарлатан стоял перед кабиной водителя. В одной его руке была стеклянная колба, в которой плескалось чистая шипящая пурпурная жидкость. Он наполнял из неё зажатый в другой руке длинный шприц.

— Это неочищенное вещество, — усмехнулся Марво с маньячным блеском в глазах, — При таких симптомах нужен особый медицинский уход.

Безумный доктор рванулся вперед, зажав шприц как кинжал, словно собираясь вонзить его в сердце Крида. Перед кабиной все росли неясные очертания разлома.

Затем в руках охотника за головами появился нож. Крид запрокинул руку. Затем метнул, а в этот момент грузовик подпрыгнул на особенно большом ухабе. Лезвие промелькнуло мимо уха Марво, вонзившись в шею водителя. Питомец доктора безжизненно завалился на руль. От толчка Марво покатился в сторону шатающегося охотника за головами. Оступившийся Крид завалился на спину. Затем на мгновение под ними был лишь воздух. Оба вывалились из кузова на грязную дорогу. С воем гнущегося металла грохочущий грузовик ударился об опору уничтоженного моста и перевалился через край разлома.

Крид перекатился в грязи, в его ушах звенел пронзительный вой двигателей грузовика. Затем последовали нарастающий рвущий барабанные перепонки грохот и сейсмический взрыв, когда машина достигла дна разлома. Из ущелья вырвалось густое облако черного дыма и бурлящего оранжевого пламени.

Мгновение спустя охотник за головами вскочил, нацелив оба стаб-пистолета на распластавшегося в грязи лицом вниз доктора Марво, — Вставай, безумный сукин сын, медленно и без глупостей.

Марво дернулся. Крид плотнее прижал пальцы к спусковым крючкам, а затем остановился. Услышал тихое, почти неразличимое шипение. Тело доктора вновь содрогнулось. Осторожно подошедший Крид пнул доктора, перевернув на спину. И с невольным вздохом попятился.

Лицо доктора Марво начало разлагаться. Его нос провалился в носовую полость, словно разъеденный кислотой, а зубы вывалились из превращающихся в кровавую кашицу десен. Глаза вздулись, истекая слезами булькающей жидкости, которая разъедала втягивающиеся щеки. Затем Крид понял, что-то же самое происходит с остальными частями тела шарлатана. Его словно разъедала изнутри кислота.

Из жилета Марво торчал шприц, игла глубоко вошла под кожу грудной клетки, а емкость была полностью исчерпана. Доктор упал на собственное оружие. Не надо было быть доком Хейзом, чтобы понять, что тело Марво не смогло выдержать такой дозы недистиллированного вируса нейронной чумы. Результат: полное разрушение клеточных связей.

— Как тебе на вкус собственные лекарства? — прошептал Крид, убрав стабберы в кобуры и отвернувшись.

За головы ублюдков вроде Марво всегда есть награда, — решил Натан, — А я тот, кто её получит.

Ему не пришлось далеко идти за байком. И, наконец, с трудом удалось поднять. Охотник за головами забрался обратно в седло, вдавил руну зажигания и, когда двигатель замурлыкал как довольная киска, направился обратно к Бездне Павших.

Я смогу к этому привыкнуть, — сказал себе Натан, уезжая в серебряно-белую литиевую дымку люмосфер.


Существо в темной мантии, высокое, худое и неподвижное как сталагмит, наблюдало за уходом стрелка. Сгрудившиеся позади полуразложившиеся твари ощущали холодную ярость властелина — хотя и были безмозглыми животными — и пятились назад во тьму водопроводного туннеля. Они неуверенно рычали, инстинктивно реагируя на гнев хозяина, черный как сама Бездна.

— Я знаю, мои любимцы, я знаю, — голос, похожий на когти, царапающие шиферные плиты, раздался из-под капюшона, — Я предвижу, что настанет день расплаты между нами и десперадо нижнего улья. В свое время.

А затем мрачное как могила создание исчезло вместе с порывом вентиляционных ветров, направившись обратно в тени. Назад в мертвые зоны. В самые темные уголки Подулья. Чтобы продолжать свою работу. И ждать.

Джонатан Грин Поджигатель

— Кто-то же должен знать, кто это сделал! — пронзительно орал, постепенно повышая голос, Антроб Ветч на своего съежившегося от страха подчиненного, Гравалакса Мьюна, — кто-то оповестил Арбитрес о том, что груз прибыл в Примус. Нам уже известно, что первыми о нем пронюхали эти пронырливые змеюки Делак из Сети, но ведь не они же сообщили властям, а?

— Нет, господин, — ответил Мьюн, — мы уверены в этом. Сеть — торговцы информацией. Они продали информацию о сделке третьим лицам. Ваши шпионы это подтвердили.

— Да, мои агенты работают весьма тщательно, — сказал Ветч неожиданно спокойным голосом. Затем вонзил в слугу острый как булавка взгляд, — по крайней мере, некоторые из них, — добавил он, — но факт остается фактом, кто-то слил информацию в Адептус Арбитрес, не так ли, а?

— Да, господин, — слабо ответил Мьюн.

— И как ты предлагаешь выяснять, кто именно? — завопил Ветч, брызгая слюной с тонких губ.

Гравалакс Мьюн отвел взгляд от беснующегося гильдера, не в силах вынести его пронизывающий взор. Сердце Мьюна лихорадочно колотилось, он отчаянно пытался думать о решении проблемы Ветча, но разум туманила паника. Думать получалось лишь о том, что хозяин сотворит, или, скорее, заставит своих сервиторов сотворить с ним, если не услышит приемлемого варианта.

Физически Антроб Ветч не выглядел особо внушительным. Низкорослый, ростом намного меньше двух метров, с длинными и тонкими конечностями и головой, относительно остального тела кажущейся непропорционально большой. В целом Ветч создавал впечатление ребенка-переростка. Длинные, нефритового цвета одежды этого впечатления совсем не сглаживали: когда гильдер встал, оказалось, что они полностью скрывают ноги и волочатся по полу.

Внушаемый им ужас обеспечивала власть, которой он обладал. Этот человек контролировал практически всю торговлю сектора, от Туннельного города и Стального каньона до Токсичных отстойников и Ртутных водопадов. Ему платили несколько банд, включая знаменитых Псов Орлока Дангара. Он управлял добычей полезных ископаемых в Нижних Глубинах и фактически владел всем населением Сломанного поршня. По его слову объявлялись вне закона некогда процветающие банды, сравнивались с землей целые поселения мутантов, а половина местных племен крысятников платила ему дань. Казалось, что нет в секторе такого человека, который не задолжал Ветчу или не имеет оснований желать его смерти, причем в большинстве случаев и то и другое. Но гильдер был богат, а богатство позволяло купить хорошую защиту.

Но богатства Антробу Ветчу было недостаточно. Он хотел признания тех, кого считал равными в Шпиле. Хотел выбраться из подулья, и его билетом в верхние ярусы был тот самый орк, но кто-то пока еще неизвестный, или неизвестные, сорвали операцию по контрабанде! Орк предназначался для частного зоопарка планетарного губернатора, самого лорда Хельмора. На подкуп нужных людей за пределами планеты Ветч потратил многие тысячи, ни одного кредита из которых он теперь не увидит, благодаря вмешательству клиента Сети. И теперь перед лицом разгневанного срывом своих планов гильдера предстал Гравалакс Мьюн.

Мысли Мьюна метались, он пытался найти выход из того очевидного тупика, в который они зашли в попытках раскрыть предателей Ветча. Мьюн шарил взглядом по залу, словно пытаясь хоть где-нибудь увидеть подсказку.

Логово Ветча было роскошно украшено, как это приличествует обладающему властью и влиянием гильдеру. На стенах бирюзовая бархатная драпировка соперничала с красочными коврами из паутинного шелка. Сверкающий витражный купол с изображением черепа и эмблемы торговой гильдии поддерживали расположенные на равном удалении друг от друга колонны из мраморного нефрита с Мальволиона. К колоннам были цепями прикованы прячущие лица под вуалями роскошные наложницы Ветча. Ни на одной из них не было надето ни единого предмета одежды, который отвлекал бы внимание от красоты их фигур

Сидящий на троне маленький человек подался вперед, сцепив пальцы рук с такой силой, что побелели суставы.

— Я смотрю, если ждать, пока ты придумаешь план, придется сидеть здесь до праздника вознесения Императора, — усмехнулся Ветч, — хорошо, что план у меня уже есть, не правда ли, а?

Мьюн испустил вздох облегчения.

— Не будете ли Вы столь любезны, что просветите своего слугу, господин?

— Мы ведь уже знаем тех, кому известна личность информатора, — сказал Ветч, позволив своим бледным губам изогнуться в тонкой улыбке.

— Знаем? — переспросил Мьюн. В его сознании мелькнул проблеск надежды. Возможно, он все же не отправится в тюремную шахту Ветча. Сконцентрировавшись, он попытался привести мысли в порядок. Затем к нему пришло понимание, вновь рождая предчувствия:

— Вы же не имеете в виду…

— Конечно, имею! Сеть!

Мьюн тревожно переводил взгляд с одного сервитора на другого и задавался вопросом, как бы он сам выглядел с перфоратором вместо руки.

— Но ведь Вы лично объявили Сеть вне закона за срыв сделки. За их головы назначена награда. Каждая мелкая банда отсюда до Стока будет охотиться за ними, в надежде получить хотя бы часть предлагаемого вознаграждения.

— Именно поэтому тебе придется найти их первым, — резко ответил Ветч, уже без улыбки, — или, если быть более точным, их лидера. Как там его зовут? Сискен, вроде бы, а?

— Думаю, да, господин.

— В таком случае чего же ты ждешь? — Ветч опустился на трон, — если нужно, найми кого-нибудь, чтобы захватить Сискена, а потом сделай все необходимое, чтобы получить нужную информацию.

— Слушаюсь, господин, — ответил Мьюн без особого оптимизма.

Мьюн поклонился, развернулся и неуклюже направился к дверям в противоположном конце зала. Два сервитора заняли места за его спиной.

— Ах, да, Мьюн.

Мьюн снова повернулся к своему жестокому хозяину:

— Господин?

— Никаких ошибок. На дне Третьего глубинного в Шлаковой яме бывает холодновато, знаешь ли.


* * *

Три металлических цилиндра с дробным грохотом упали на территории старой станции водоочистки. Расставленные по периметру члены банды Делак встревожено оглянулись на шум. Фотонные гранаты сдетонировали, взорвавшись одна за другой. Как будто три небольших солнца превратились в сверхновые, заливая очистную установку и бандитов слепящим белым светом.

Заранее опустивший щиток фотовизора Натан Крид, сорвиголова из нижних уровней улья, наемный стрелок и меткий охотник за головами, ухватился за связывающие секции забора цепи и начал карабкаться. Через четыре удара сердца он уже перелезал через протянутую по верху ограждения колючую проволоку. Еще через три пересек территорию. Один потребовался на то, чтобы ударом напряженной раскрытой ладони по затылку отправить в беспамятство вопящего, ничего не соображающего главаря. Когда потерявший сознание бандит начал заваливаться вперед, Крид подхватил его и закинул на плечо. Даже не вспотев, наемник преодолел отделяющие его от ворот двадцать метров.

Крупнокалиберный стабган в руке дважды коротко рявкнул, часовые у ворот рухнули наземь. Третий выстрел уничтожил замок, мешающий открыть створки. Распахнув их ударом ноги в тяжелом ботинке, охотник за головами вышел наружу и направился в пустынные необитаемые земли.

Вся операция с момента взрыва гранат заняла меньше минуты.

К тому моменту, когда первый из бандитов пришел в себя и смог хоть что-то разглядеть, и наемник, и главарь банды, Сискен, давно уже исчезли.


* * *

— Вот он, босс, — сказал волосатый подручный Мьюна, грубо толкая к нему доктора.

Агент гильдера с головы до ног осмотрел ученого, одетого в глухо застегнутый длинный лабораторный халат, измазанный кровью и машинным маслом. Одну половину головы занимала блестящая металлическая пластина, а со второй половины до самых плеч свисали спутанные седые волосы.

— Я полагаю, доктор Исайя Хейз? — произнес Мьюн с мерзкой улыбкой.

— Верно, — ответил Хейз, нервно потирая костлявые руки, — но большинство людей называет меня Доком.

Врач в свою очередь осмотрел стоящего перед ним долговязого человека. Худой как хлысточервь, а по мрачным чертам лица Хейз мог с легкостью догадаться, что и характер у него соответствующий. Человек был одет в просторные фиолетовые одежды, при движении развевающиеся вокруг его наводящей на мысли об огородном пугале фигуры. Колыхания одежды напоминали о движениях лицееда, попавшего в сильный поток воздуха. На шее человека болталась на массивной цепочке эмблема с черепом Торговой гильдии. Но сильнее всего выделялся вытатуированный на лбу герб владельца, переплетенные готические буквы A и В. Зачесанные назад волосы делали их еще более заметными. По бокам агента гильдера стояли два внушительного вида сервитора, оба снабженные мощными на вид механическими конечностями с безжалостно острыми когтями и могучими захватами вместо рук.

— А вы? — спросил Хейз, снова переведя взгляд на пугало.

— Мьюн. Гравалакс Мьюн. Раб гильдера Антроба Ветча.

Док Хейз почувствовал себя определенно неуютно. Два подонка из подулья, которых он принял за нуждающихся в его врачебных навыках бандитов, вытащили его из лаборатории и приволокли сюда, в необитаемые земли, в полуразрушенную часовню Экклезиархии. И поставили перед агентом одного из наиболее влиятельных людей подулья.

Доктор осмотрелся. Закопченные осколки витражей все еще цеплялись за свинцовые края готических оконных проемов. Перед сломанным алтарем стояла гранитная кафедра с выбитыми в камне ликами, которые, впрочем, давно уже были уничтожены еретиками. Десятью метрами выше висел покрытый слоем пыли имперский орел из черного мрамора. Крылья орла простирались до краев нефа, а две головы холодными каменными глазами взирали на происходящее внизу. Похоже, что это место было заброшено несколько столетий назад, в те времена, когда похожий на гору улей Примус продолжал расти ввысь. Вместе с ним поднимались и праведники, а в этом святилище Императора человечества теперь молились лишь нищие, изгои и преступники.

— Чем могу быть полезен, Мьюн?

— Я хочу, чтобы вы провели для меня одну операцию. Весьма деликатную операцию.

— И почему ее нельзя провести в моей лаборатории?

— Как бы сказать? — задумался Мьюн, — все очень сложно. Само собой, вас достойно вознаградят. — Об отказе не шло и речи, и доктор прекрасно понимал, что не стоит и пытаться.

— И где же вы предлагаете мне работать? Где нужные мне инструменты? И где пациент? — раздраженно спросил Хейз, продолжая нервно потирать руки.

— Сюда, — сказал Мьюн, разворачиваясь и направляясь к сводчатому проходу в одной из стен. Огромные телохранители-киборги последовали за ним. Почувствовав упершееся в спину дуло автопистолета, Хейз неохотно двинулся вперед, сопровождаемый вонючими небритыми ''телохранителями'', от каждого шага которых раздавался хруст обломков древней напольной мозаики.

Мьюн провел врача по широкой лестнице в склеп. И там Док Хейз увидел нечто такое, что заставило его сердце взволнованно подпрыгнуть.

В центре помещения стояло наклонное кресло, состоящее из блестящих металлических элементов и медных устройств. К верхней его части крепились многочисленные телескопические конечности, заканчивающиеся линзами, лезвиями и шприцами. Выполненное в готическом стиле древнее устройство стояло на пьедестале, из которого словно росло множество педалей и рычагов. Завершали ансамбль железные зажимы в некоторых местах. Казалось, это устройство спроектировано для причинения максимального неудобства.

— Я понимаю, что это не совсем то, к чему вы привыкли, — сказал Мьюн, обведя склеп жестом руки.

— Поразительно, — выдохнул хирург из подулья. — оно великолепно. Произведение искусства.

— Простите? — наморщив лоб, Мьюн посмотрел на доктора, — а, понимаю. Кресло. Да, думаю, так и есть.

— Я бы многое отдал за такое.

— Доктор?

— А? — встрепенулся Хейз, которого вопрос Мьюна вырвал из мечтаний. — эмм, какую конкретно процедуру я должен осуществить?

— Извлечение церебральной жидкости, — произнес Мьюн. — Насколько я помню, в просторечии она называется «утечкой мозгов».

Док Хейз ошарашенно посмотрел на худого как палка человека.

— Вы ведь уже делали такое прежде, не так ли? — спросил Мьюн. В голосе его проскользнула нотка беспокойства.

— Конечно, — солгал Хейз, взволнованный возможностью использовать тайное хирургическое устройство. За все долгие годы жизни в подулье он никогда не делал такой операции, но знал ее в теории.

Среди врачей подулья эта процедура была почти легендой. Процесс был сложным, но в его основе лежало извлечение и очищение жидкости из мозга. Полученная субстанция, смешанная с коктейлем стимуляторов, могла быть введена в мозг другого человека, наделяя его всеми воспоминаниями «донора». Ходили слухи, что некоторые дворяне из верхних уровней улья использовали процедуру для того, чтобы пережить острые ощущения от захватывающих, опасных или даже угрожающих жизни событий, не покидая безопасного Шпиля. При успешно проведенной «утечке мозгов» единственный побочный эффект для «донора» состоял в том, что у него возникали глубокие провалы в памяти. Те же, кто вводил себе чужую мозговую жидкость, сталкивались с перспективой склонности к насилию, сопровождающейся утратой собственного «Я», поскольку заимствованные воспоминания дробили их разум и личность на бесчисленное множество осколков.

— Само собой, мне будет нужно проверить оборудование, — хитро сказал Док Хейз, проведя рукой по холодному металлу кресла.

— На это нет времени, — ответил Мьюн, — наш ''пациент'' уже вот-вот прибудет.

Словно по сигналу, на лестнице раздались шаги, и Док Хейз оглянулся. В склеп вошел высокий человек, одетый в длинный кожаный плащ и широкополую шляпу, бросающую на лицо густую тень. Перед собой человек толкал лысого бандита, закованного в наручники. На бедрах наемника висели два больших стабгана, каждый в своей кобуре, а еще Хейз заметил на полах плаща череп и скрещенные кости — эмблему охотника за головами.

— Крид, — холодно сказал врач.

— Еще раз привет, Док, — растягивая слова на манер произношения жителей нижних ярусов улья, ответил Крид. Очевидно, он был рад видеть Хейза ровно настолько, насколько доктор был рад видеть его самого. С силой толкнув пленника, наемник заставил его упасть на колени перед агентом гильдера.

— Вот тот, кто вам нужен, Мьюн.

Когда бандит поднял голову, Хейзу внезапно стало плохо. Он знал этого человека, и теперь понял, за чем охотится Антроб Ветч. Доктор ощутил рвотный позыв.

— А, Сискен, — обратился к бандиту Мьюн, — как пали сильные… Лидер Сети у ног Гравалакса Мьюна.

Хотя глаза бандита были скрыты темными очками, было очевидно, что он буквально впился в Мьюна взглядом.

— Я знаю, что тебе нужно, — прошипел Сискен, — но ничего не скажу! — Ты от меня ничего не узнаешь!

— Ничего не скажешь? — задумался Мьюн, — Охотно верю. Ничего не узнаю? — Он перевел взгляд на устройство в готическом стиле и стоящего рядом с ним грязного ученого, — Я бы на твоем месте не был в этом столь уверен, — лицо Сискена вытянулось, когда он проследил за взглядом Мьюна. И без того болезненный цвет лица бандита сменился на совершенно белый.

— Привязать его.

Два головореза сняли с пытающегося сопротивляться главаря банды Делак наручники, а сервиторы-телохранители силой уложили в кресло. Док Хейз окончательно зафиксировал голову бандита.

— Работайте быстро, доктор, — приказал Мьюн, — но помните: никакой ошибки!

Что-то неразборчиво пробормотав себе под нос, хирург принялся за работу.

Охотник за головами наблюдал за происходящим с каменным выражением лица. Когда доктор направил шприц в основание черепа пленника, Крид достал из кармана мятую пачку сигар. Засунув одну из них в рот, начал искать зажигалку.

Хейз поднял взгляд.

— Ты же знаешь, что я не люблю, когда курят во время операции.

Охотник за головами бросил на него мрачный взгляд и, достав из кармана блестящую зажигалку, прикурил.

— Не отвлекайтесь, — бросил Мьюн. Жужжание сервомоторов клешни-протеза одного из сервиторов заставило Хейза отбросить все мысли о гигиене и молча продолжать работу.

Но мозг доктора лихорадочно работал. Он знал Сискена, главаря банды Делак, работающей на торговцев информацией, называющих себя Сетью. Именно они продали ему информацию об операции Антроба Ветча по доставке орка в улей Примус, в частный зоопарк лорда Хельмора. Именно Хейз слил эту информацию властям, вынудив Ветча забросить нелегального чужака в подулье. Хейз планировал изучить регенеративные способности орка, чтобы скомбинировать их со своими навыками хирурга, сделавшись незаменимым человеком для любой банды подулья. Что еще могло понадобиться Антробу Ветчу от лидера Сети, кроме информации о том, кто его сдал? Как только Хейз сделает Сискену «утечку мозгов», любой, кто введет себе его мозговую жидкость, узнает, что разыскиваемый Ветчем преступник — на самом деле Док Хейз, и тогда хирург будет все равно что мертв.

Но как выйти из этой безвыходной ситуации? Если специально сорвать операцию, Мьюн убьет его на месте! И даже если каким-то невероятным образом избавиться от Мьюна и всех его телохранителей — не говоря уже о Криде — Ветч только пошлет новых людей, чтобы узнать, что произошло. С какой стороны ни посмотри, Док обречен! Если бы только у него было больше времени, он смог бы фальсифицировать доказательства, но как раз времени и не было. Но тут Хейз заметил стоящую на подносе рядом с креслом маленькую склянку со смазкой, и его губы растянулись в улыбке, а в голове начал зарождаться план.

Внезапно из часовни наверху раздался грохот выстрелов и звон бьющегося стекла. Хейз подскочил, едва не ударив шприцем пациента.

— На нас напали! — взвизгнул Мьюн.

Крид выхватил два крупнокалиберных стабгана и выбежал из склепа, перескакивая через ступеньки.

— А вот теперь вы пожалеете, — прошипел Сискен свистящим шепотом.

— Вперед! — заорал Мьюн на двух головорезов, которые посмотрели сперва на агента гильдера, а затем друг на друга. Выглядели они взволнованными и ошарашенными, — операция должна быть закончена!

По сигналу Мьюна один из огромных сервиторов погнал нерасторопных подонков прочь из склепа.


* * *

Крид пробежал по разбитому полу часовни. В ветхую стену за его спиной вонзались пули и лазерные заряды. Присев за одним из лишенных стекол окон часовни, охотник за головами глубоко вдохнул и медленно выдохнул, готовясь к действию.

— Начинаем, девочки, — пробормотал он едва слышно, привстал и прицелился сквозь проем окна.

Бегло оглядев усыпанную щебнем площадь, Крид заметил восемь бледных лысых людей, прячущихся за обломками бетонной стены в тридцати шагах от часовни, хотя наемник подозревал, что вне поля зрения их еще больше. Все нападавшие были одеты в бледно-коричневые кожаные плащи, мало отличающиеся от его собственного, если не считать эмблемы с изображением змеи отстойников на отворотах — герба дома Делак. Глаза были скрыты черными очками или светофильтрующими имплантатами. Из вооружения имелись различные автоганы, несколько болт-пистолетов и лазерное оружие.

Стену рядом с позицией Крида изрешетило попаданиями, но на сей раз он ответил двумя почти одновременными выстрелами. Крупный бандит Делак, высунувший ствол автогана в брешь баррикады, завалился назад. Из двух пулевых отверстий в груди медленно вытекала кровь. Легкая цель, подумал Крид.

Раздался треск очереди из автогана — указательный палец бьющегося в агонии бандита рефлекторно сжался на спусковом крючке. Послышались крики боли и ярости. Крид ухмыльнулся.

— Ну, давайте, парни, — пробормотал он себе под нос, — никакого веселья, если вы развлекаетесь сами с собой!

Захрустели осколки мозаичной плитки под ботинками — головорезы, сопровождаемые угрожающими силуэтами сервиторов-телохранителей, бросились занимать укрытия в часовне.

В ветхое здание впился еще один залп. Крид снова приподнялся, выпустил пару пуль дум-дум, отчего еще один Делак свалился с сочащейся кровью дырой в светофильтре. Охотник за головами нырнул назад в укрытие, поскольку остальные осаждающие часовню бандиты ответили на его атаку множеством лазерных и болтерных выстрелов.

Двое шестерок Мьюна смотрели на него испуганно и ошеломленно, Крид услышал, как один из них выдохнул:

— А он хорош!

Наемник посмотрел на них с негодованием. Лазерные заряды пролетали сквозь ничем не защищенное окно.

— Когда вы, дамочки, будете готовы, — процедил он, — возможно, вам захочется заслужить право и дальше носить на себе свои вонючие шкуры?

Со смятением на лицах наемные подонки сняли с предохранителей автопистолеты и открыли беглый огонь по бандитам Делак, попадая куда угодно кроме самих бандитов. Ситуацию уравновешивала стрельба Крида, который берег каждый патрон. Одна из пуль дум-дум попала противнику в плечо, отчего его выстрелы ушли в сторону купола. Второй заряд разорвал другому противнику колено, бандит закричал и выронил пистолет, падая наземь и зажимая рваную рану там, где только что была нога. Третий выстрел Крида угодил в лазган яростно рычащего бандита Делак с изуродованным шрамами лицом, уничтожив спусковой механизм и выбив оружие из рук.

В оглушительный грохот семнадцатимиллиметровых стабганов Крида и беспорядочный треск автопистолетов шестерок вплелся низкочастотный рев. Это сервитор, зафиксировав металлические ноги на земле, открыл огонь из автопушки, установленной на гротескно огромной механической правой руке.

Под зорким взглядом имперского орла защитники часовни изо всех сил старались отразить нападение банды Делак.


* * *

Склеп содрогнулся от мощного взрыва. Скользкая от пота ладонь Дока Хейза легла на рычаг управления.

— Никаких ошибок, ты помнишь? — взвизгнул посланный гильдером надзиратель, когда вместо того, чтобы выйти наружу, игла шприца вонзилась еще глубже в мозг главаря Делак.

— Делаю, что могу, — огрызнулся Хейз, — учитывая обстоятельства!

Гравалакс Мьюн промолчал, лишь мотнув головой в сторону стоящего рядом чудовищного механического слуги. Бормоча проклятья, доктор вытащил иглу шприца из тихого, наполовину лоботомированного Сискена и отсоединил емкость с образцом мозговой жидкости. Хейз крепко держал контейнер, чтобы он не выскользнул из потных ладоней. Доктор вспотел не потому, что работал в зоне боевых действий, а скорее из-за растущего чувства беспокойства о том, как ему лишить агента Антроба Ветча доказательств собственноручного саботажа планов гильдера!

В голове мелькнула мысль просто выронить стеклянный контейнер — можно было притвориться, что он выскользнул из рук от силы очередного взрыва в часовне наверху — но док сразу понял, что это бесполезно. Мьюн сначала убьет его, а уже потом будет задавать вопросы. Нужно было придумать другой способ. И такой способ нашелся.

— Мне нужно очистить образец, — объяснил Хейз агенту гильдера, — и все будет готово.

Встав так, чтобы находиться между Мьюном и установленной на задней части операционного кресла центрифугой, Хейз одной рукой установил в устройство образец мозговой жидкости Сискена, а вторую руку сунул в карман грязного лабораторного халата.


* * *

Еще один огненный шар со свистом перегретого воздуха влетел в окно часовни и врезался в огромного имперского орла.

— Хельморово охвостье! — выругался Крид, почувствовав кожей волну жара. Кто-то притащил огнемет, подумал он. Кажется, здесь становится жарковато!

Впервые за долгое время Крид почувствовал себя почти безоружным. Все свои гранаты он израсходовал во время первого нападения на Сеть. Все, что у него оставалось — это два стабгана с дюжиной патронов и, в качестве последнего шанса, засапожный нож. «Если выберусь отсюда», — подумал он, — «то обязательно загляну, хоть и с запозданием, на оружейный двор Аркебуза».

Защитников часовни осталось всего трое. Тот из подонков, что был повыше, глупо высунулся из-за колонны, чтобы оценить ситуацию, но его голову словно сдуло болтерным выстрелом. Толстого преступника после этого начала бить дрожь, отчего еще сильнее пострадала его и без того никудышная меткость.

Бойцы Делак, похоже, вызвали подкрепление. Сквозь дым Крид мельком увидел среди лысых бандитов человека с копной оранжевых волос. «Наемный стрелок», — подумал охотник за головами. Вероятно, огнемет именно у него.

В эту секунду третий огненный шар как комета влетел в сводчатый проем и врезался в сервитора. Взрыв отбросил неповоротливую машину назад к алтарю. От жара расплавились пучки кабелей и загорелись боеприпасы автопушки. Раздавшийся взрыв разметал органические части сервитора и разрушил бионические имплантаты.

Крид оглянулся на толстяка и увидел, что тот уже валяется в луже собственной крови. Несколько зарядов из взорвавшейся руки сервитора поразили его в спину. «Огонь по своим», — угрюмо пробормотал охотник за головами.

После еще двух выстрелов вышли из строя два бандита и опустели оба стабгана. Присев и прижавшись спиной к стене, Крид с наработанной годами легкостью перезарядил оружие. Нужно считать каждый патрон: когда закончатся эти, заряжать станет нечем.

Сделав глубокий вдох, наемник рванулся вбок, в перекате снимая двух молодых бандитов, решивших приблизиться, пока он перезаряжал пистолеты. Снова нырнув в укрытие, Крид выглянул из-за косяка и оценил количество оставшихся врагов.

— Ну что, девочки, — сказал он, обращаясь к дымящимся пистолетам, — трое наших готовы, остался один. По меньшей мере пятеро снаружи, плюс новенький удалец. Вот такая игра мне нравится!

Крид положил одного бандита за другим. По сравнению с опытным стрелком все они казались способными лишь поливать стены часовни болтерным огнем.

И вдруг Крида что-то насторожило. Непрерывный огонь прекратился. Все, что он мог слышать, было потрескивание огня вокруг, свист охлаждающихся стволов пистолетов и топот бегущих по площади ног. Охотник за головами осторожно выглянул из-за косяка и увидел лишь развевающиеся плащи убегающих в темноту безлюдных земель бойцов Делак. Но человек с оранжевыми волосами все еще мелькал между остатками бетонных стен, игнорируя бегущих бандитов.

— Ну вот, девочки, — произнес Крид, — остался один.

С ревом, похожим на выстрелы плазменной пушки, в часовню врезались три огненных снаряда. Силой взрывов Крида бросило наземь, он прикрыл голову, спасаясь от падающих сверху осколков стекла и горящего камня.

— Похоже, пора менять план, — пробормотал наемник. Имперский орел пылал.


* * *

Док Хейз вылил последнюю каплю образца мозговой жидкости в центрифугу и с ловкостью шулера из балаганного шоу сунул обе емкости в карман. Щелкнул выключателем. Устройство начало вращаться. Склеп сотряс еще один взрыв, из трещин в сводчатом потолке посыпалась пыль.

— Долго еще? — резко спросил Мьюн.

— Пара минут, — рискнул ответить Хейз.

— Это примерно на две минуты больше, чем у тебя есть.

Ученый и агент гильдера обернулись на характерное протяжное произношение Крида.

— Что ты имеешь в виду? — требовательно спросил Мьюн.

— Сам-то как думаешь? — ощерился охотник за головами, указывая на лежащего без сознания Сискена, — друзья вашего гостя пришли его спасать, причем пришли не одни. Самое время сваливать!

— Но как? — запаниковал док Хейз, размахивая руками. — Единственный путь отсюда — тот, которым ты только что пришел!

— О, не думаю, — сказал Крид, пристально взглянув на Мьюна, — я сомневаюсь, что ручной хлысточервь Антроба Ветча заварил бы всю эту кашу, не имея запасного пути отхода. Где он? — сказал Крид, оборачиваясь и направляя ствол стабгана в середину татуировки на лбу слуги гильдера.

Мьюн стрельнул глазами в сторону оставшегося телохранителя.

— Даже не думай об этом, — прошипел Крид, — если ты хоть моргнешь, я всажу тебе пулю промеж глаз.

Склеп сотряс еще один взрыв. Потолок задрожал — в часовне на пол упало что-то очень тяжелое.

— Сперва отдайте образец, — сказал Мьюн, протягивая руку.

Док Хейз посмотрел на наемника.

— Отдай, — произнес Крид.

Хирург остановил вращающуюся центрифугу и достал склянку с «очищенной» субстанцией. Бросил гильдеру, который поймал ее с гримасой недовольства на лице.

— Теперь уходим, — заявил Крид, взводя курок стабгана.

Не проронив ни слова, Мьюн развернулся и стремительно пошел к темному сводчатому проходу, скрытому в тенях в дальнем углу склепа. Спустя мгновение он уже вошел внутрь, сопровождаемый сервитором. Охотник за головами и ученый быстро пересекли склеп. Когда они были уже в нескольки метрах от сводчатого прохода, над головами пронесся шар раскаленного добела пламени, опалив волосы на затылке Крида. Клубок огня врезался в потолок над проходом, засыпав пол перед проемом дымящимися обломками камня.

Крид резко развернулся. У начала лестницы стоял человек с оранжевыми волосами, тот самый, что был с бандитами. Наемник заметил, что помимо копны оранжевых волос, на голове человека имеется неприятный шрам от правого виска до линии волос под правым ухом. На ногах черные кожаные сапоги до колен. Неаккуратно сделанные из крысиных шкур штаны, обнажающая мускулистые руки мятая грязная безрукавка черного цвета, словно сшитая из паучьей кожи. На лице застыла ярость. Или боль — Крид не смог понять, что именно. И никакого оружия на виду.

В голове Крида роились вопросы. Почему наемный стрелок, несколько секунд назад пользовавшийся огнеметом с таким разрушительным эффектом сейчас стоит перед ними безоружным? И почему он все еще здесь, в то время, как нанявшие его люди сбежали?

Крид почувствовал, что его дергают за руку, и, обернувшись, увидел, что сумасшедший ученый дрожит, а все выражение его лица умоляет двигаться дальше.

— Почему ты испугался? — раздраженно спросил Хейза наемник, — он здесь один и без оружия.

— Потому что добрый доктор меня узнал, — произнес человек, скривив лицо в жестокой ухмылке. — ты ведь узнаешь меня, правда, док? Нет, нет, не утруждайся ответом. По твоему бледному от ужаса лицу я вижу, что узнаешь.

— Не думаю, что имел удовольствие быть представленным, — прорычал Крид, направляя на незнакомца оба стаббера.

— Меня зовут Игнус Мандер, — сказал человек и поежился, — между нами нет вражды, охотник за головами, но если ты встанешь на моем пути, я тебя убью.

— Любой, кто помешает Натану Криду, огребет целую кучу проблем! — парировал Крид, потянув за спусковые крючки обоих пистолетов.

— Будь по-твоему, — холодно ответил Мандер.

— Крид! — прошипел док Хейз, все еще прячущийся за высокой, внушительной фигурой охотника за головами, — Просто пристрели его, и убираемся отсюда! — Несмотря на отчаянное желание уйти, доктор, казалось, прирос к месту.

Крид усилил давление указательных пальцев, но внезапно издал крик боли и уронил оба пистолета. Он посмотрел на свои ладони. Они были покрыты большими красными волдырями, а кожа горела как от укуса миллиазавра. Необъяснимо, но за несколько мгновений металл стабберов раскалился добела, как будто побывал в печи. Крид засунул ладони под мышки, пытаясь унять боль.

— А теперь бежим! — крикнул Хейз, таща наемника за руку.

Забыв от острой, притупляющей восприятие боли подобрать свое драгоценное оружие, охотник за головами позволил отчаянному доктору, который, похоже, нашел для себя стимул убежать, утащить себя прочь.

Они пробежали через сводчатый проход и устремились по отходному пути Мьюна. Агент Ветча и его мощный телохранитель уже исчезли, и ни Крид, ни доктор не знали, не заведет ли их туннель, к примеру, в логово потрошилки. Они знали лишь то, что он уведет их от Игнуса Мандера, и этого знания им хватало.

Крид слышал, как Мандер кричит им в спину:

— Беги, доктор! Беги!

И они бежали.


* * *

Когда они остановились у силовой подстанции, док Хейз ловил ртом воздух жадно, как умирающий астматик. Охотник за головами, казалось, опомнился от первичного шока, вызванного атакой Мандера, но его ладони были сплошь покрыты сочащимися жидкостью волдырями. Врач постоял пару минут, опершись руками о колени и восстанавливая дыхание, затем достал из кармана бинт и перевязал руки Крида.

— Как себя чувствуешь? — спросил док Хейз.

— Как будто окунул руки в химический отстойник, — проворчал Крид, — но жить буду. Слушай, мы не можем торчать здесь и дожидаться появления этого самого Мандера, поэтому, когда закончишь, давай пошевеливаться. И, может быть, ты все же расскажешь, кому ты наступил на хвост в этот раз?

Док Хейз вспомнил свою прошлую встречу с Игнусом Мандером и почувствовал слабость в животе.

— Если я расскажу тебе эту историю, Крид, ты должен пообещать защитить меня от него. Этот человек псих! Ты должен его убить! Помоги мне, а я в долгу не останусь.

— Как в прошлый раз? — угрюмо буркнул охотник за головами.

— Но мы же заключили сделку.

— Ха! — рыкнул Крид, — прямо как после инцидента в Гнойной Дыре.

— Но ведь я же восстановил твою руку после стычки с бандой клана Кайнн? — возразил доктор, — а на этот раз я ее улучшу. Любая модификация на твой выбор. — После этих слов доктор поколебался, словно обдумывая, что сказать охотнику за головами, — Мы что-нибудь придумаем.

Крид бесстрастно оглядел пустошь, которую они пересекали.

— Хорошо, Док, — сказал он наконец, — хотя здравый смысл подсказывает мне, что поступив так, я стану похож на мусорщика, похоже, что мы теперь в одной связке, так что в моих интересах знать побольше об этом поганце, если я хочу вывести его из игры.

Подавив охвативший его тошнотворный страх, Док Хейз начал рассказывать потенциальному защитнику свою грустную историю.

— Это было пару лет назад. Я оперировал Мандера после того, как его зацепили в перестрелке в Стальном Каньоне. Семь пуль я вытащил, но одна осталась: та, что угодила в мозг. По идее она должна была его убить, но не убила. Я пытался ее удалить, но что-то пошло не так.

Хейз виновато посмотрел на Крида и сразу заметил, что обычно равнодушное выражение на лице охотника за головами сменилось гримасой ужаса.

— А сколько раз ты латал меня, Док?

— Такого со мной больше никогда не случалось. Честно! До сих пор не могу понять, что случилось, — затараторил доктор, — Чем больше я пытался извлечь пулю, тем глубже она входила в мозжечок. Ты знаешь, что об этой части мозга говорят некоторые технобиологи?'

— Нет, Док, но что-то мне подсказывает, что это имеет отношение к тому, как Мандер заставил моих девочек подарить мне прощальный поцелуй.

— В научных кругах бытует мнение, что мозжечок — источник психических сил.

— Вирды, — угрюмо сказал охотник за головами.

— Именно, — подтвердил Хейз, — только у некоторых людей эти силы скрыты в подсознании. В большинстве случаев они никогда себя не проявляют, но иногда под воздействием какого-нибудь катализатора пробуждаются. Период созревания, сильный удар по голове…

— Пуля, вдавленная в мозг сумасшедшим хирургом…

Хейз отвел взгляд и нервно потер руки.

— И как эти силы проявляются? — надавил Крид.

— Одни псайкеры могут своей волей управлять людьми, другие силой мысли двигают предметы, третьи управляют молекулами этих предметов или даже окружающего воздуха таким образом, что могут нагреть их и даже довести до кипения или плавления.

— Значит, Мандер пирокинетик.

— Похоже на то.

— А почему он не добрался до тебя раньше? Я бы точно добрался! — мрачно сказал Крид.

— Я тогда жил в Погибели. По мере сил подлатав Мандера, я отдал его, накачанного успокоительным, его друзьям-бандитам, а затем мы с Вералом собрали вещички и съехали. Думаю, рано или поздно он все равно бы меня нашел, — Хейз на мгновение задумался, — если подумать, то это было неизбежно, с учетом того, что здесь замешана Сеть. Эти информационные наркоманы и их ''Отец'' ворон не считают, к сожалению! По всей видимости, Мандеру выпал шанс отомстить и в то же самое время получить за это деньги.

— Да какая разница, — протянул охотник за головами, — будем оперировать фактами. Рано или поздно Мандер нас нагонит, у меня нет оружия, и при нападении на часовню он использовал совсем не огнемет.

— Это было коротко и по существу, — Игнус Мандер, гримасничая, вышел из-за трансформаторной подстанции. Сжатые кулаки он держал перед собой.

— И давно ты там стоишь? — взвизгнул Хейз.

— Достаточно давно, — ответил Мандер и снова вздрогнул, — по-моему, ты кое-что упустил, Док. Например, тот факт, что пуля, которую ты оставил в моей голове, означает, что я живу в непрерывных мучениях, и даже наркотики не могут их подавить!

— Я знаю прекрасное средство от головной боли, — прорычал Крид, — какая жалость, что мои болеутоляющие не при мне.

— Повторяю, ты мне не враг, — произнес Мандер, обращаясь к наемнику, — но если будешь продолжать в том же духе, скоро им станешь.

— Это мы еще посмотрим, — парировал Док Хейз, более смелый теперь, когда знал, что за него сражается Крид, — ты пожалеешь о том дне, когда явился за Доком Хе— ааааааа! — завопил доктор и сложился пополам в рвущей тело огненной агонии.

— Док? — выдохнул Крид, — что ты с ним делаешь? — требовательно рявкнул охотник за головами, развернувшись к Мандеру. Пироманьяк пристально смотрел на доктора, и наемник мог поклясться, что видел языки мерцающего пламени, пляшущие вокруг сжатых кулаков псайкера.

— Ну уж нет, — прошипел Крид и бросился на вирда.

Мандер тут же обратил свой пронзающий взгляд на бегущего охотника за головами. Крид был уверен, что видел далекие огни, горящие в немигающих глазах пирокинетика как холодные звезды. Крид пошатнулся, чувствуя, что все его тело обдает жаром, как будто он пробежал не пять метров, а пять километров. Наемник моргнул, его глаза заливал пот.

Он рукой вытер пот со лба. Лоб буквально горел, резко подскочила температура. Ощущения были такими, словно он подхватил тяжелейшую форму сточной лихорадки. Набрякшая от пота рубашка прилипала к спине. Даже повязки намокли — пот тек по рукам. Появилось головокружение — еще немного, и высокая температура его доконает.

Оказавшись без оружия и под угрозой прямо здесь лишиться сознания, Крид отреагировал инстинктивно. Развернулся, сквозь залитые потом глаза разглядел на расстоянии нескольких метров искаженное ужасом лицо Дока Хейза. Заставив перегретые мышцы привести в движение ноги, охотник за головами двинулся вперед, толкая перед собой паникующего ученого. Помотав головой, Крид заметил впереди черный эллипс открытой шахты. Преодолев дистанцию до провала, Крид услышал звук текущей воды, заглушающий даже стук бешено колотящегося сердца. Одновременно с этим в ноздри ударил запах паленой кожи.

Посмотрев на свой плащ, Крид увидел поднимающийся от испорченного материала дым. С тихим хлопком вспыхнули полы. Не колеблясь, охотник за головами сбросил плащ и откинув его в сторону, одновременно потеряв шляпу. Черный провал был уже перед ними и Крид, толкнув вперед доктора, наполовину спрыгнул, наполовину свалился в холодную, обволакивающую тьму.

Наемник рухнул в стремнину рядом с ошеломленным доктором. От соприкосновения с ним вода испустила облако пара. Крид тут же почувствовал, что температура тела упала до более приемлемого уровня. Он сел и испустил долгий вздох. Дезориентированный Док Хейз сидел в самом центре слабо светящегося потока сточных вод.

— Ни за что не захочу снова пройти через такое, — сказал Крид, проведя мокрой рукой по коротко подстриженным седеющим волосам.

Доктор посмотрел на него, раскрыв рот в изумлении.

— Как ты можешь быть таким спокойным? — наконец сумел он задать вопрос, — Мандер только что пытался тебя сжечь!

— Пошли, док, — мрачно сказал Крид, игнорируя вопрос, — мы должны продолжать двигаться. Этот ублюдок не остановится, пока мы оба не станем выглядеть как главное блюдо на барбекю у мусорщиков.

Диаметр трубы почти позволял стоять в полный рост. Следуя за потоком грязной воды, охотник за головами и ученый, чуть пригнувшись, быстро двинулись в темноту.


* * *

Гравалакс Мьюн стоял перед тяжелой дверью, отряхиваясь от пыли и нетерпеливо постукивая ногой в ожидании подтверждения допуска. Сервитор безмолвной статуей возвышался сзади, в его перепрограммированном мозгу даже не было заложено таких понятий, как «заставляют ждать» или «нетерпение».

Неожиданно раздался щелчок, затем электронный писк. В глазнице гильдийского черепа, являющегося частью двери, открылось отверстие. Из него на телескопическом креплении выдвинулся оптический зонд, похожий на сделанный из железа и стекла глаз. Прибор замер на расстоянии нескольких сантиметров от лица Мьюна. Агент гильдера смотрел прямо на зонд. Устройство трещало и пощелкивало, когда глаз камеры приближал и отдалял фокус.

Искусственный глаз опустился на своем металлическом стебле таким образом, чтобы видеть висящий на шее Мьюна знак гильдии. Через несколько секунд раздался электронный писк, и сканер убрался обратно в свое отверстие, которое тут же за ним закрылось. Со скрипом стержней и шипением стравливаемого воздуха дверь начала медленно открываться.

— Доступ разрешен, — монотонно произнес металлический голос. Сделав глубокий вдох, Мьюн вошел в логово Антроба Ветча. Безмолвный сервитор последовал за ним.


* * *

Крид осторожно выглядывал из-за края трубы, задыхающийся доктор стоял у него за спиной. Труба извивалась и поворачивала, как и все трубы между куполами улья Примус, пока не оборвалась резко, доведя их до еще одного заброшенного купола.

— Ну что там, — крикнул Хейз, пытаясь перекричать шум, — большая высота?

Фосфоресцирующая жидкость бурлила вокруг ботинок Крида, вытекала из трубы и пролетала несколько метров, прежде чем присоединиться к сотням галлонов грязной коричневой воды, льющейся из расположенной чуть ниже более широкой трубы. Ноздри Крида терзал запах сероводорода. В сточное озеро двадцатью метрами ниже с грохотом низвергался непрерывный поток нечистот.

— Скажем так, док, падение тебя не убьет, — ответил охотник за головами без тени улыбки, — «Но содержимое озера явно может убить, что бы там ни плескалось», — добавил он про себя.

— Ты знаешь, где мы находимся?

— Да. Местные хим-старатели зовут это место Сливной Бочкой. Мало кого из них можно увидеть здесь без противогазов и защитных костюмов, ведь под куполом постоянно скапливаются токсины. Здешние системы регенерации воздуха работают не очень хорошо.

— Ну и куда мы двинемся дальше?

Крид посмотрел назад, в туннель:

— В той стороне находится наш друг-пироманьяк. Поэтому, похоже, у нас один путь — вниз.

Крепко зацепившись за трубу, охотник за головами перегнулся через край и осмотрел окрестности в поисках другого пути вниз. На расстоянии броска потрошилки он увидел изъеденную коррозией лестницу, заканчивающуюся ржавой, орошаемой брызгами нечистот площадкой. Крид втянул себя обратно в трубу и осмотрел ученого с ног до головы.

— Видок не очень, — вздохнул наемник.

— Пониже спуститься получится? — спросил Хейз, которого, очевидно, не вдохновляла перспектива прыжка.

— А веревка есть?

Доктор придвинулся ближе к охотнику за головами и отважился взглянуть за край трубы.

— Во имя Шпиля! — выдохнул он.

— Док! — заорал Крид, перекрикивая шум воды, — ты плавать умеешь?

Внезапно наемник почувствовал, что снова начинает нагреваться. Надеясь, что его худшие страхи необоснованны, он медленно развернулся. В десяти метрах от него, в середине потока стоял Игнус Мандер. Исходящее от воды слабое свечение выхватывало из темноты его лицо, на котором застыла гримаса боли и ярости. Температура тела Крида начала расти, и ему показалось, что кончики оранжевых волос Мандера охвачены пламенем.

Мандер расслабил руки, языки пламени потухли, и ощущение горения в теле пропало.

— Застряли между молотом и наковальней, — издевательски произнес пирокинетик, — или мне лучше сказать «между пропастью и пожаром»?

Крид быстро перебрал различные варианты. Можно было попытаться одолеть Мандера: наемник был уверен, что победит в ближнем бою, несмотря на очевидную физическую силу пирокинетика. Но удастся ли добраться до Мандера прежде, чем тот поджарит его изнутри?

— Ты знаешь, Док, на что похожа жизнь в постоянных мучениях? — Мандер медленно подходил поближе, — Когда тысяча раскаленных добела игл пронзает каждое нервное окончание при любом движении?

— Это была случайность!

— Хотя, наверное, мне бы следовало быть тебе благодарным, — сказал Мандер, проигнорировав слова Хейза, — ведь если бы не ты, я бы не смог сделать вот так!

Кулаки маньяка сжались. Крид и Док Хейз скорчились в агонии под ударом пирокинетической энергии.

Выход только один, решил наемник, почувствовав сильное головокружение. Сжав зубы от пронизывающей боли, Крид схватил доктора за воротник халата и бросился наружу из трубы. Под ними был лишь воздух. Почти лишившиеся сознания от атаки Мандера мужчины упали как камни, едва ощущая вонь тухлых яиц, исходящую от поглотившего их водопада. С громким всплеском они упали в грязное озеро. Маслянистая жижа сомкнулась над головами беглецов, и они погрузились в мутные серые глубины.


* * *

Натан Крид открыл глаза, которые тут же обожгло грязной жидкостью. Обволакивающие воды озера унесли боль, вызванную перегревом тела, и заработал инстинкт самосохранения. В пробивающемся сквозь воду свете, исходящем от светосферы наверху, наемник видел доктора, неуклюже барахтающегося на расстоянии нескольких метров. Немногие жители подулья вообще умели плавать — вблизи подножия улья не было достаточно больших водоемов, безопасных для плавания. Но Крид уже так давно жил в безлюдных землях, что давно утонул бы, не умей он плавать.

Мужчины выкарабкались из зловонного зеленого водоема и принялись с отвращением счищать с себя грязь. Док Хейз стер с металлической части головы комок пенистой слизи и судорожно дернулся, после чего его вырвало грязной водой.

— Тебе лучше не глотать слишком много этой дряни, Док, — сказал Крид, старательно стирая поблескивающую желеобразную массу с покалеченной правой руки.

— Я и не собирался, — сквозь кашель проговорил Хейз, после чего его снова вырвало.

— Нам не стоит здесь торчать, — высказал охотник за головами то, что было и так известно обоим, — Мандер рано или поздно найдет способ спуститься.

Внезапно Крида охватило незнакомое чувство. У него был противник, который не остановится ни перед чем, враг, ведомый болью и ненавистью, жаждущий отомстить несмотря ни на что. Никогда раньше Крид не попадал в такую ситуацию, и она ему не нравилась. Впервые за всю свою жизнь в подулье он чувствовал себя совершенно беспомощным.

Охотник за головами осмотрел окружающие развалины.

— Хотя, возможно, я не так уж и беспомощен.

Неподалеку в токсичную атмосферу купола вырывался слабо светящийся зеленый газ, и среди других резких запахов обоняние Крида уловило характерный запах метана. Они стояли на границе поля газовых гейзеров: облака огнеопасного газа, вырабатываемые различными производственными установками и системами жизнеобеспечения улья, собирались в газовых карманах, периодически взрываясь, когда давление достигало критической отметки. Крид улыбнулся. Пришло время использовать это негостеприимное место в собственных целях.

Хейз, наконец, выплюнул последний комок грязи.

— Куда двинемся дальше?

— Туда, — ответил Крид, Указав левой рукой на изломанный ландшафт и газовые гейзеры.


* * *

— Куда ты побежишь теперь, мистер охотник за головами? — с иронией в голосе спросил Игнус Мандер. Охотник за головами стоял на расстоянии одного метра от края простирающейся на сто метров в обе стороны пропасти. Док Хейз, захлебываясь кашлем, валялся около большого обломка скалобетона. Было похоже, что доктор вскоре станет частью этого токсичного места. Мандер наконец загнал их в угол. Бежать им теперь было некуда, если они только не собирались облегчить Мандеру его задачу — но какой в этом смысл?

Внешний вид охотника за головами оставлял желать лучшего. Короткие седеющие волосы блестели из-за покрывающей их маслянистой пленки, рубашка испачкана слизью и сточной грязью, безвольно висящая правая рука была покрыта мерзкими красными язвами и небрежно перевязана уже успевшими пропитаться гноем повязками. Доктор называл его Кридом, припомнил Мандер.

— Кого бы из вас убить первым? — Мандер наслаждался моментом, несмотря на терзающие мозг раскаленные добела иглы. Он переводил взгляд с одного беглеца на другого и обратно.

Охотник за головами рванулся вперед, быстро сократив дистанцию. Пирокинетик поразил его сгустком энергии, но в своем высокомерном самодовольстве он дал наемнику столько времени, сколько тому требовалось.

Крид врезался в Мандера и рухнул вместе с ним в угольно-черную пыль. Мандер инстинктивно выбросил руки вперед, чтобы смягчить падение, но психическое воздействие прервалось.

— Теперь ты не так уж и крут, да? — выдохнул охотник за головами, прижимая Мандера к земле плечом.

— Это мы еще посмотрим, — парировал Мандер и врезал коленом Криду в живот. Охотник за головами согнулся и ослабил хватку. Мандер оттолкнул противника. Быстрее, чем любой обычный человек, седой стрелок, придя в себя, набросился на противника, и каждый его удар был подобен удару молота. Мандер всеми силами сопротивлялся.

Они колотили друг друга, не оставляя без ответа ни одного удачного попадания. Крид был полон решимости связать Мандера рукопашным боем, чтобы у него не было возможности использовать пирокинетические силы. Однако, несмотря на стойкость охотника за головами, было очевидно, что Крид ослаблен погоней.

Медленно, но верно, Мандер побеждал. Наконец, проведя хитрый прием, пирокинетик подбил Крида под ноги, заставив упасть на колени, и нанес два удара в подбородок. Охотник за головами рухнул в грязь, хватая ртом загрязненный воздух.

Мандер сжал кулаки, готовя смертельный взрыв пирокинетической энергии.

— Ну что, хочешь что-нибудь сказать, прежде чем я поджарю тебя, как вонючую свинью?

— Да, — ответил Крид, выплюнув из кровоточащего рта целую горсть пепла, — разрешишь обреченному человеку закурить напоследок? Ты все равно победил, Мандер, так дай мне умереть в момент, когда мои легкие наполнены добрым табачным дымом.

Возбужденный победой Мандер был великодушен. Он даже почти смог забыть о непрекращающейся сильной головной боли, наполнявшей каждую минуту его жизни.

— Почему бы и нет?

Левой рукой Крид вытащил из кармана штанов помятый портсигар.

— Они немного подмокли, — сказал он почти извиняющимся тоном.

— Не проблема, — ответил Мандер.

Пирокинетик склонился над поверженным врагом, поднес руку к кончику мокрой сигары, зажатой в зубах Крида. По щелчку пальцев Мандера кончик сигары тут же превратился в уголек, а плотно свернутый табак высох за пару секунд.

— Спасибо, придурок! — сказал Крид.

Самодовольство опять сработало против самого Мандера. Он не видел, что в напрягшейся правой руке Крид сжимал обломок трубы. Импровизированная дубинка с треском встретилась с головой вирда. Удар ошеломил пироманьяка. Внезапно утратив равновесие и способность держаться на ногах, Мандер тяжело рухнул на землю.

Голова болела, но Мандер внезапно понял, что это уже не те пронизывающие уколы, которыми мозг отвечал на засевшую в нем пулю. Боль туманила взгляд, тупо пульсируя в висках. «Похоже, мне пробили череп», — подумал он почти счастливо, — «но пуля сместилась, возможно, лишь слегка, но больше никаких непрерывных мучений!»

И в этот же миг Мандер осознал, даже не проверяя этот факт, что его силы ушли вместе с выворачивающей наизнанку болью.

Мутным расфокусированным взглядом Мандер смотрел, как на него надвигается фигура Крида. Охотник за головами все еще держал ржавую трубу в перевязанной правой руке, а зажженная сигара дымилась между указательным и большим пальцами левой. Слышалось шипение газа под давлением, силуэт Крида вырисовывался на фоне светящегося зеленого облака. Чуть повернув голову, Мандер заметил еще несколько трещин, а прижатым к земле ухом услышал грохот прорывающихся газовых карманов.

Освободившись от боли, с которой он жил с того момента, как Док Хейз провалил операцию по извлечению пули из мозга, Мандер внезапно ясно осознал: Крид заманил его прямо в сердце газовых гейзеров.

Мандера, словно струей сжатого воздуха, обдало потоком газа из ожившего прямо под ним гейзера. Сквозь искаженный воздух и пелену перед глазами он увидел, как Крид щелчком отправляет сигару в его сторону, а затем была лишь яркая белая вспышка и охватывающий тело жар, словно в плавильной печи.


* * *

Антроб Ветч принял в своем похожем на трон кресле настолько царственную позу, насколько смог, и уставился на Гравалакса Мьюна алчным взглядом.

— Итак, ты его заполучил, — утверждающе произнес гильдер, глядя на лежащий в открытой ладони агента шприц.

— Да, повелитель, — самодовольно ответил Мьюн, — Образец очищен и готов к внедрению.

— Великолепно, превосходно! — Ветч почти хихикал от волнительного предвкушения, — чего же мы тогда ждем, а? Отдай шприц триста шестьдесят четвертому…

Мьюн вложил образец в бледную руку сервитора.

— … и закрой глаза.

Агент ощутил, как за его плечо крепко ухватился металлический зажим бывшего телохранителя.

— Повелитель?

— Я слышал, что, если блокировать все остальные чувства, внедренные воспоминания принимаются легче.

По позвоночнику Мьюна пробежал холодок, а на лбу выступили бисеринки пота.

— Также случается период некоторой дезориентации, но он обычно недолог.

— Но, повелитель! — заверещал агент в панике.

— Не думаешь же ты, что я вколю образец самому себе, а? — Произнес Ветч, перебивая протестующего Мьюна, — В этом шприце может быть что угодно! К тому же, разве ты не слышал выражения «зачем копать самому, если у тебя есть раб?» Теперь мы узнаем, кто в ответе за срыв нашей самой крупномасштабной операции!

Ветч азартно кивнул держащему Мьюна сервитору. Человек почувствовал заставившую его судорожно вдохнуть внезапную вспышку боли в основании черепа, а затем поршень шприца пошел вниз.

Разум Мьюна наводнился потоком изображений, когда мозговая жидкость Сискена вместе со смазкой попала в мозг. Сетчатка глаз буквально пылала, и Мьюн зажмурился, пытаясь смягчить болезненные ощущения. Одно за другим в кору головного мозга вливались воспоминания.

Он стоял перед аварийным когитатором в залитой красным светом комнате, слушая инструкции ''Отца''. Затем пил в игорном заведении Сэма по прозвищу «Змеиный глаз». Стоял в центре огражденной колючей проволокой территории, когда внезапно все стало белым. Он стоял перед самим собой, Гравалаксом Мьюном, и слушал свой собственный голос, который приказывал привести доктора Исайю Хейза. Затем ощущал себя на спине человека в длинном кожаном плаще.

Изображения продолжали меняться. Постепенно ошарашенное сознание начало разбираться в потоке воспоминаний. Он «вспомнил» что находился в заведение «Змеиного глаза». «Вспомнил», как участвовал в планировании операции по доставке орка, предназначенного зоопарку лорда Хельмора, в улей Примус. «Вспомнил», как говорил с Доком Хейзом…, и наконец, Мьюн пришел к ужасному выводу.

— Ну и? — словно издалека донесся до него визгливый голос Антроба Ветча, — кто саботировал операцию, а?

Мьюн начал говорить, буйствующие от влияния серотонина нейромедиаторы оказались неспособны сдерживать речь.

— Я… я… Это был я, — прохрипел он, пустив из уголка рта струйку слюны, — это я предал вас!


* * *

— Куда-то собрался, док?

Хейз обернулся, сердце его яростно колотилось. В покореженном дверном проеме лаборатории, в которой копался ученый, стоял Натан Крид. Он гораздо больше походил на себя прежнего по сравнению с прошлым разом, когда Хейз видел его. Он снова надел свои подлатанные шляпу и плащ, хотя края последнего были чуть подпалены, и на поясе у него снова висели стабганы в кобуре. Рубашка, однако, была все еще почти черной от грязи, а для защиты обожженных рук охотник за головами где-то раздобыл перчатки.

— Мне бы конечно хотелось просто поболтать, но мне нужно паковать вещички! — прорычал Хейз, вываливая в объемистую сумку содержимое ящика с инструментами. Сервитор доктора, Сто восемьдесят седьмой, уже держал два полных пакета.

— Почему? — протянул Крид, глубоко затянувшись тлеющей сигарой.

— Потому, если ты сам еще не додумался, что Антроб Ветч теперь знает, что это я саботировал его операцию по провозу орка, и в любой момент сюда может нагрянуть толпа рабов и наемных головорезов, чтобы этот мстительный ублюдок потрошилки мог утолить свою жажду крови! Вот почему!

— О, не думаю, что это возможно, — все еще улыбаясь, произнес охотник за головами, — Видишь ли, Ветч полагает, что на самом деле его предал Мьюн.

— Что?

— Наш общий друг Гравалакс Мьюн в этот самый момент готовится к тому, чтобы «получить место» в Шлаковой яме.

Док Хейз шагнул к охотнику за головами и дружески потряс его за плечи.

— Тогда я свободен! Мне не нужно уезжать! Я твой должник, Крид. Ты спас меня от этого маньяка Мандера, а теперь я могу спокойно жить дальше!

— До следующего раза, — пробормотал Крид, — и фактически ты дважды мой должник.

— Дважды? — Хейз отпустил своего спасителя и отошел назад, подозрительно глядя на человека из подулья, — Что ты имеешь в виду?

— Я знаю, почему Ветч думает, что его предал Мьюн. Я видел, как ты смешивал мозговую жидкость со смазкой, когда вошел в склеп во второй раз. Я уверен, что Ветч захотел бы выслушать твои объяснения, как и соображения по поводу срыва операции по контрабанде орка. Я сразу заподозрил, что это сделал ты, доктор.

Хейз почувствовал, как кровь отливает от лица.

— Чего ты хочешь, Крид? — неприязненно спросил он.

Охотник за головами снова глубоко затянулся и выдохнул большое облако сизого дыма.

— Я дам тебе знать, — сказал Натан Крид и, приподняв перед Хейзом шляпу, развернулся и вышел из лаборатории.

Хейз мог поклясться, что, когда охотник за головами ушел, он еще слышал его смех.

Уилл Макдермотт Кал Джерико

Королевская кровь

Не переведено.

Красный кардинал

Не переведено.

Лазганы на свадьбе

Не переведено.

Статус: Мёртвая зона

Талли Саммерс День жажды

Не переведено.

Мэтью Фаррер Шоу монстров из Подулья

Не переведено.

Ричард Уильямс Знак воина

Не переведено.

Алекс Хаммонд Мир над головой

Поверхность тоннеля бежала навстречу, жёлтые направляющие огни отбрасывали резкие тени на лицо водителя. Высокий гул электродвигателя, резиновые колёса неслись по стальным плитам, резко налетали порывы ветра. Соединительные коридоры были пустынным, безлюдным местом. Альдус Харкон проверял свой лаз-пистолет. Со стороны могло показаться, что он просто почёсывается. Альдус внимательно рассматривал водителя. С виду совершенно невыразительный тип. Но все враги Альдуса знали, что он серьёзно опасается наёмных убийц. Именно поэтому его сопровождающие всегда были готовы к любому повороту событий.

— Посадочный отсек «5Б», сэр, — водитель говорил с произношением средних уровней улья.

— Карьера идёт в гору? — Альдус незаметно вернул руку на трость, лежавшую на коленях.

— Да, сэр. Работал на производственном уровне. Брат ушёл в подулье, а меня наняли. Защищал диспетчеров от покушений убийц дома Делакью.

— Твои хозяева, вне всяких сомнений, гордились тобой.

Благодарно кивнув, водитель указал рукой на въезд в док:

— Шаттл «Ран Ло» номер пять должен скоро подлететь.

Краткий скрип тормозов транспорта тут же был заглушен свистом исходящего воздушного потока, когда карт въехал в посадочный отсек. Почти сразу удушающие вихри паров ударили Альдуса в лицо. Несмотря на то, что это могло быть вредно, Альдус сделал глубокий вдох. Сегодня этот док станет свидетелем величайшей в жизни Альдуса сделки.

Маленькие колёса, как будто обгоняя друг друга, быстро умчали транспортный карт. Отряхнув пальто, Альдус опёрся на трость, покачиваясь почти на самом краю пропасти миль в восемь глубиной. Неподалёку несколько человек сражались с топливными шлангами, готовили магнитные зажимы, цепляясь за внешние части посадочной платформы, несмотря на то, что вся эта громадина в любой момент могла накрениться и сбросить их всех в ночное небо, под которым далеко внизу проглядывала через ядовитые облака кровоточащая мякоть шлаковых пустошей.

Альдус обожал Улей Примус. Если ты был крепок духом, здесь ты мог найти своё место. Место, где можно обрести величие, построить свою жизнь в гигантском городе, почти взрывающемся под давлением миллионов душ. Здесь можно было далеко пойти, если ты сам, как город, отлит из стали. Альдус встал на самый край посадочной площадки. Ветер трепал его, хлестал по лицу, жалил его старые хитрые глаза. Вглядываясь в ночной воздух, Альдус дышал глубоко. Незнакомая его больному телу свежесть наполняла его лёгкие. Звёзды в небе, каждая — новая солнечная система, каждая была домом для жаждущих величия людей стальной воли.

Альдус сильно откашлялся, и потом долго собирал слюну, катая на языке, пока не накопил достаточно. Он подался вперёд. Служитель посадочного отсека за его спиной резко вскрикнул. Альдус успокоил его мягким жестом руки и, наклонившись над пропастью, выплюнул комок мокроты. Порыв ветра подхватил тёмно жёлтую каплю и, закрутив, унёс. Теперь его часть будет долго путешествовать в пустоте перед тем, как упасть на мёртвую землю далеко внизу, за добрый десяток или даже сотню миль от этого места.

— Сэр! — служитель, руки которого были заменены механическими погрузочными манипуляторами, прокричал прямо в ухо Альдусу. — Охотничья команда… их шаттл!

Альдус кивнул и медленно пошагал к концу посадочной полосы.

Сквозь тёмное небо резко полыхнули огни, залив всё вокруг ярким зелёным светом.

— Они идут слишком быстро! — техножрец вглядывался в мелькающие освящённые панели экранов. В отблесках зеленоватого свечения мониторов пот заливал всё его лицо, прокладывая влажные дорожки через линзы оптических имплантов, заменяющих ему глаза.

Альдус невозмутимо стоял на краю полосы, когда всё пространство отсека внезапно осветилось яркими красными огнями аварийных маяков, подающих сигнал повышенной готовности для противопожарных бригад.

Зубчатый силуэт шаттла рос на глазах. Альдус уже мог разглядеть герб дома Ран Ло на корпусе корабля. Витиеватые литеры «Р» и «Л», заключённые в окружность белого цвета, резко контрастировали со стреловидными арками окон чуть выше них.

— Сэр, в укрытие!

За исключением мягкого движения пальцев, поглаживающих набалдашник трости, не один мускул не шевельнулся в теле Альдуса.

Шаттл продолжал своё непредсказуемое падение. Служители в панике попадали на пол. Частые резкие всполохи строб-огней аварийных маяков разбивали окружающий вид на отдельные кадры. Раздался дикий визг обдираемого металлического покрытия посадочной полосы. Корпус шаттла разбрасывал искры в наполняющееся дымом окружающее пространство. Крылья чиркнули по стенам отсека. Вспученные колёса визжали, как агонизирующие звери, пытаясь замедлить движение машины. Небольшие лужицы разлитого горючего вспыхнули, осыпанные раскалёнными добела искрами.

Выпуская соплами ядовитые газы, шаттл скользил в направлении Альдуса. В последний миг корабль резко вильнул в сторону, чуть не врезавшись в стену, и скользнул рядом с местом, где стоял Альдус.

С невыразимо оглушительным визгом колеса всё-таки поддались натиску тормозов и шаттл, скрипнув, замер. Его стальной носовой обтекатель оказался настолько близко к скорченному больному телу Альдуса, что он мог бы протянуть руку и похлопать по шелушащейся металлической обшивке. Через выпуклое окно кабины неподвижной фигуре Альдуса улыбалось сияющее лицо молодого пилота. Он помахал и Альдус поднял руку, поприветствовав в ответ.

Служители суетились на площадке, распыляя пену прямо из своих аугментированных манипуляторов на воспламенившиеся лужицы горючего. Тем временем жрецы благословляли удачную посадку машины, обрабатывая её части освящёнными маслами и смазкой. Среди этой суеты от корпуса судна отделился трап и начал опускаться. Его размеренное движение совсем не соотносилось со скоростью людей, выпрыгивающих через образовавшийся проход. Четверо молодых людей, одетых в облегающие костюмы, два парня и две девушки, уже в следующее мгновение оказались на площадке перед трапом. Только облачённый в парадное одеяние пожилой мужчина покинул шаттл, воспользовавшись лестницей. Его Альдус Харкон узнал незамедлительно. Это был Террак Ран Ло.

Умудрённого вида старик величавой походкой шёл к Альдусу. Седая шевелюра и ухоженная эспаньолка, местами выкрашенная красным. Вокруг него прыгала и шумела молодёжь, разминаясь и хлопая друг дружку по спинам. Их боевая подготовка сразу бросалась в глаза по тому, как точно были нацелены их ложные выпады, и как они атаковали друг друга, нанося резкие удары своим заточенным оружием и останавливая лезвия в каких-то миллиметрах от лиц противников.

— Я должен извиниться… — начал Террак Ран Ло.

— Перепугался, как жалкая крыса! — Из корабля Альдусу скалился, как большой пёс, молодой пилот, наклонив коротко стриженую голову. Через волосы проглядывали вытатуированные отметки опытного охотника. Каждая означала убитую жертву.

— Аадон, ты болван! Ты чуть на куски корабль не порвал! — бросила своему компаньону молодая женщина в обтягивающем фигуру костюме. Её тёмные волосы были заплетены в тугую налакированную косу в традиционном стиле всех женщин-воинов дома Ран Ло.

— Да не важно! Зато повеселились. Разве нет? — парировал Аадон.

— Аадон, ты гений! Видел, как они попрятались по укрытиям? — рассмеялся здоровенный парень. Он был выше всех остальных на целую голову. — Меня зовут Такарр. Спасибо за предоставленную возможность поохотиться, мистер Харкон.

— Не благодарите меня, — ответил Альдус. — Поблагодарите лучше Лорда Террака за то, что посчитал возможным прибыть сюда на встречу со мной.

— Вы можете гарантировать, что всё будет на своих местах к тому времени, когда они спустятся туда? — спросил Террак Ран Ло выдержанным, величественным голосом.

— Да. До тех пор, пока они будут придерживаться графика, у них будет лучшая в их жизни охота.

— Вы бы лучше надеялись, что именно так и будет, мистер Харкон, — подковырнула темноволосая девушка, выйдя вперёд. — Вам платят целое состояние, чтобы вы были уверенны в своём успехе.

— У меня за плечами десятилетний опыт сотрудничества с обитателями подулья. Четырьмя милями ниже этого места у меня более тридцати опытных кандидатур, к шести будет ещё сорок. Мне бы хотелось думать, что мои взаимоотношения с этим отребьем предоставляют мне достаточно информации для понимания истинной ценности того или иного в их среде.

— Прелестно, — промурлыкала девушка, развернувшись на каблуках. — Сегодня мышки будут в беде.


* * *

«Там, в вышине, над подульем, воздух очень холодный. Там, в разряженной атмосфере, нечем дышать. На высоте десяти миль над дикими пустошами у подножия улья поднимается городская вершина. Там путешествуют души умерших. Там они собираются. Там они разносятся ветрами на все четыре стороны. Разлетаются осколками стекла, разбитые, лишённые воспоминаний. Кровь…»

Кровь стекала по лицу Лиз по прозвищу «Острие Ножа». Она чувствовала, как капли соскальзывали с подбородка, вычерчивая рисунок старых шрамов, пересекая свежие раны. Лиз попробовала поднять руку к лицу. С таким же успехом можно было попытаться поднять стальную балку. Лиз уронила руку обратно на пол, перед глазами снова медленно поплыли багровые волны.

«Высоко над ульем воздух очень холодный». Лиз не чувствовала своих ног. «Высоко над ульем в разряженной атмосфере нечем дышать». Лиз попыталась сделать вдох. Он получился коротким и проник только на глубину её гортани. Лиз шарила рукой по земле, пытаясь нащупать хоть что-нибудь, что могло бы помочь.

Рука наткнулась на что-то мягкое и влажное. Лиз наощупь пыталась понять, что это. Маленькое колечко серьги, холодная, как камень кожа, кукольное девчачье личико, глаза распахнуты. Большие круглые глаза, как у котёнка.

Котёнок Кэт.

Кэт была мертва.

Лиз отдёрнула руку. Кровь прилила к голове. Девушка отпрянула от трупа, резко оттолкнувшись ногами. Вскочив, она не устояла и, покачнувшись, снова свалилась на что-то мягкое. Руки скользнули в луже чьей-то крови. Лиз чувствовала холодные объятия смерти. Под ней кто-то был. Мёртвый. Лиз начала тереть глаза, будто забитые песком. Лицо было покрыто слоями крови, и было уже не ясно, её это была кровь или чужая.

— Да чтоб меня демоны улья забрали! — простонала Лиз, в панике скатываясь с мёртвого тела.

В панике она начала хлопать руками по земле, пытаясь отыскать какое-нибудь сухое место, сухую металлическую поверхность, где не было бы луж крови. Кулак сильно ткнулся в стальной ящик. Боль пронзила руку, промчавшись спазмом до плеча, будто утыкав все нервные окончания острыми иглами. Стальной ящик. Лиз начала перебирать сетчатую поверхность, отыскивая какую-нибудь отметину. Она развернула ящик и стала искать снова. Маленькие перекрёстные насечки, как в сети переходов, которые, как она точно знала, были у неё над головой. Перекрестья под её руками резко оборвались, Лиз засунула руку вовнутрь. На дне ящика лежал гладкий диск с выгравированным на крышке медицинским крестом.

Лиз щёлкнула застежкой медкомплекта и дрожащими пальцами начала рыться внутри. Она проглотила несколько пилюль и перетянула бинтами раны. Отыскав шприц со стимулятором, встряхнула его, с удовлетворением услышав всплеск жидкости внутри. Четыре раза пришлось уколоть, прежде чем она попала в вену. Рука наполнилась теплом. Лиз откинулась на спину и впала в забытье.

«В темноте очень жарко. В темноте звуки улья так далеки». Лиз перевернулась. Болеутоляющие, как руки любовника, крепко обнимали и нежно касались тела. Они проникали глубоко под кожу. Глубоко в душу. Рисовали узоры на коже спины. Шептали непонятные слова. Втирали мысли в уставший разум.

Кэт умерла…

Она пришла с улиц. Хотела вступить в банду. Искала свой путь обрести смысл. Смысл для существования в подулье. Ей и шестнадцати то не было. Умерла такой молодой. Половина жизни больше, чем ничего. Наполовину жизнь, наполовину ложь…

Лиз молниеносно пришла в себя. Ложь. Где-то во всём этом была ложь.

Лиз озиралась, часто моргая. Над воронками в земле всё ещё поднимались струйки дыма. Электрокабели покачивались и искрили, свисая с платформ прямо над ней. Возле неё валялся распотрошённый медкомплект. Несколько ярко красных стимуляторов были разбросаны по земле вокруг неё. Лиз аккуратно подобрала их все и спрятала за отворот ботинка.

Что-то в ботинке мешало, упираясь в лодыжку. Немного повозившись с ботинком, она достала жесткую белую карточку. Гилдейские кредиты. Ложь потихоньку раскрывалась. Лиз поняла, что находится в «великолепии» накопителя сточных вод. Её облегающие брюки были порваны. Глубокие порезы рассекали мягкие ткани ноги. Её волосы, ещё недавно выкрашенные в синий цвет, сейчас стали тёмно-коричневыми, приблизившись к своему натуральному оттенку.

Лиз лежала недалеко от Бекки, Бекки Жницы. Лиз уставилась на труп. Маленькая отметка сквозного отверстия взломала кажущуюся неуязвимость тела Бекки. Сотни часов изнурительной работы с тяжёлыми грузами, сделавшей её тело по-настоящему крепким, были отброшены за ненадобностью, как и сама Бекка сейчас. Как смятая тряпичная кукла. Бекка была образцом для многих женщин подулья: сконцентрированная, сильная, с духом крепким, как сталь.

Возле Бекки лежала её пушка. Метки, за каждого убитого из этого оружия, всё ещё были такими же чёткими, как и в день, когда они были поставлены. Тот день, когда они отобрали этот тяжёлый болтган у своих соперников, Пиратов Отстойника, стал для них величайшим. Пушка из внешнего мира! Ещё и с боеприпасами! Суперприз! Эта была настоящая победа, отмечая которую они прошлись по всем барам Глубокого Города. Они надрались «Вторым Лучшим» и повырубались прямо на барном уровне.

Из мелких деталей окружающей обстановки начинал вырисовываться весь ход недавних событий. По забрызганным кровью стенам, по рваным ранам на телах её погибших товарищей становилось понятно, что они попали в чью-то засаду. Видимо, напасть на них было не сложно. Какая-то ошибка? Уж больно быстро всё произошло. Отчаявшиеся лица, испуганные глаза — выражения лиц мертвецов о многом могли поведать. Бекка. Её усиленное аугметикой зрение и мощное оружие должны были дать ей определённое преимущество при любом нападении. Тем не менее, по рубиновым отметинам, оставшимся глубоко в теле Бекки, можно было предположить, что она погибла одной из первых. В глаза бросилась цепочка еле заметных следов, которая не вязалась со скоростью движений нападавших. Лиз аккуратно поднялась, зажав, как смогла, раны на ноге. При каждом шаге порезы расходились сильнее.

Следы привели её к телу незнакомца, который был облачен в маскировочный свето-импульсный боевой костюм. Окровавленные спутавшиеся волосы, пустые глазницы. Рядом валялись вырванные и разбитые оптические импланты, которые были предназначены для усиления зрения парня. Он был молод. Возможно, такого же возраста, что и Кэт. Пара боевых рукавиц, снабжённых отточенными лезвиями, всё ещё сырые от крови, были надеты на кисти раскинутых рук. Лиз посмотрела на свою израненную ногу.


* * *

— Лиз! — кто-то крикнул за спиной. Она обернулась, вскинув лазган. Кэт подстрелили. Она пряталась за куском каменной плиты. Тяжёлые заряды, похоже, с разрывными боеголовками, прошивали камень вокруг неё. Кэт пригибала голову, как могла. Лиз осмотрела задымлённые тоннели в поисках нападающего. Огонь вёлся откуда-то сверху, оттуда, где стены сходились, сужая проход. Засада, как по учебнику — в узком месте. Они были окружены.

— Лиз, помо… — крик Кэт захлебнулся и смолк.

Лиз обернулась к подруге. Над местом, где пряталась Кэт, стояла тёмная фигура. Наглец держал голову девочки дома Эшер в высоко поднятой руке, как охотничий трофей.

— Ах ты, сук…! — Лиз кинулась к нему, пока он пританцовывал над обезглавленным телом.

Прямо у Лиз за спиной разрывающиеся заряды раскололи бетонные опоры, наполнив воздух мелкой пылью. Лиз, сломя голову, бросилась сквозь эту завесу на тёмную фигуру, выпуская смертельные огненные лучи из лазгана. Горячие разрывы плясали вокруг Лиз, обжигая кожу, врезаясь в землю и стены. Незнакомец отреагировал молниеносно, метнувшись навстречу Лиз. С острых лезвий капала кровь, как с мясницких тесаков.

Лиз увернулась и, точно подгадав скорость противника, подрезала его разрядом лазгана. Правая рука незнакомца превратилась в искалеченные ошмётки. Но от левой увернуться не удалось. Лезвия глубоко вонзились в ногу Лиз. Острая боль внезапно затуманила сознание. Лиз кувыркнулась по земле, уходя от очередного выпада соперника. Грязь набилась в свежую рану, практически остановив кровотечение. Лиз вынула из ножен цепной меч и щелкнула активатором. Зубья хищно зажужжали, вступив в игру. Соперник завалился набок, растянувшись по земле. Его автоматическое оснащение закачивало стимуляторы в израненное тело.

Цепной меч гудел. Лиз приставила оружие к шее противника. Неожиданная передышка в поединке скоро должна была кончиться. Лиз выжидала, как при ловле болотного угря, когда её соперник шелохнётся. Тут зубья меча зацепились за выступающую на голове нападающего аугметику. Натужно загудев, зубчатая цепь меча выдернула оптические импланты вместе с защитными пластинами. При этом умирающие механизмы стелс-костюма издали напоследок возмущённый треск. Оба противника попадали на землю. Лиз перевернулась и приготовила лазган. Оперев руку с оружием в поваленную балку, она уставилась в темноту, выцеливая скрытую позицию снайпера.

— Помоги мне, — раздался голос неподалёку.


* * *

— Помоги мне, — раздался голос неподалёку. Лиз очнулась.

Потеряв сознание, она упала возле тела напавшего на них парня. Рука Лиз лежала поперёк его туловища. Вокруг было тихо. Раны на голове и ноге были перевязаны. Лиз достала из ботинка ещё несколько пилюль стимуляторов и проглотила их. Маленькие красные капсулы почти начали снова действовать. Похоже, где-то было внутреннее кровотечение. Это каким-то образом усиливало действие препаратов. Лиз с трудом сглотнула несколько раз, проталкивая капсулы по пересохшему горлу.

— Олаана? — снова раздался слабеющий голос.

Лиз поднялась на ноги и двинулась на голос. У основания прошитой выстрелами бетонной стены жалась ещё одна фигура в боевом костюме. Девушка была молода… Как и тот, первый, тоже не старше Кэт. Косы заплетённых тёмных волос свисали с головы. Рана от попадания лаз-луча в грудь заполнилась запекшейся кровью.

— Мышки, Олаана. Мышки дали сдачи, — простонала девушка.

Лиз молча наблюдала за ней. Девушка безрезультатно пыталась дотянуться до висящего сбоку респиратора. Лиз проследила взглядом за трубками, идущими от основания черепа девушки и уходящими куда-то за спину. Маска девушки была порвана, и из повреждённых трубок по лицу и распахнутым глазам стекала жидкость. Глаза не мигали, уставившись белыми зрачками в пустоту.

— Проклятый костюм так накачал меня стимуляторами, что я и умереть то не могу теперь нормально. Олаана? — девушка вперилась невидящим взглядом прямо в Лиз.

— Да? — промямлила Лиз, прислонившись спиной к гигантской колонне.

— Я… Я ничего не вижу, — голос девушки сорвался в слабое рыдание.

— Я знаю.

— Слава Императору, что это ты. Я думала, что это кто-то из тех подульевых выродков.

Лиз помолчала, раздумывая:

— Нет. Они все мертвы.

— Мы победили? — девушка немного приподнялась, усилие сделало её дыхание прерывистым.

— Да.

— Ты возьмёшь голову? Правда? — спросила девушка, улыбаясь из последних сил.

— Почему ты думаешь, я должна это сделать? — Лиз присела возле девушки и потихоньку направила на неё лазган.

— Ты делаешь так после каждой охоты.

Лиз молчала. Девушка замерла в тишине. Лиз разглядывала ствол своего лазгана. Маслянистые капли падали откуда-то с верхних коридоров прямо на накалившуюся батарею оружия. Тихое шипение испаряющейся влаги было единственным звуком в бетонном укрытии. Начался грязный дождь. Он заглушил звук шипящего лазгана. Где-то вверху, в городе над ними, фабричные цеха заправляли тонны свежей технической жидкости, сливая отработанные хладагенты прямо на нижние уровни.

— Помнишь, когда мы спускались поохотиться на то отребье в пепельных пустошах? Мы загнали их тогда на поле бритвенной травы. Они настолько впали в отчаяние, что поломились прямо через поле. Помнишь? Как стая обезумевших болотных крыс. Только один добрался до противоположного края. Так много крови потерял, даже курок взвести не мог. Самая простая охота, которая была… у нас когда-либо, — голос девушки слабел.

— Да, эта охота была посложнее, — прошептала Лиз.

— Хуже не бывает. Лучше бы я пропустила. Всё должно было быть очень просто… смешно. Знаешь, рана всё ещё жутко жжёт, Олаана. Я чувствую даже через болеутоляющие… Олаана? Они там, в пустошах, не будут долго ждать. Ты лучше иди… а то никогда не сможешь вернуться.

Лиз вскочила на ноги. Голова тут же резко закружилась.

— Олаана? — девушка потянулась к Лиз. — Подержишь меня за руку?

Лиз задержалась на секунду. Она оглянулась через плечо на своих мёртвых друзей. Её банда. Она отвечала за них.

— Олаана?

Лиз протянула руку и сжала кисть девушки. Кожа была мягкой, без шрамов. Лиз молча уставилась на это рукопожатие.

— Почему так вышло? Так… тяжело. У них же ничего не было. Никакой спецподготовки, бросовое оружие. Они животные. Варварский сброд, точно уж без права убивать нас. Мы же благородных кровей. Нам весь этот проклятый улей принадлежит. Они должны были быть благодарны, что мы спустились сюда освободить их от страданий… Харкон обещал нам простую охоту.

Лиз выпустила руку девушки.

— Олаана? Я не хочу умирать, — девушка расплакалась.

Лиз поднялась, оглядывая место стычки. «Харкон». Лиз знала это имя.


* * *

— Кто такой этот Альдус Харкон? Он наш контакт с верхних уровней, — голос Лиз отражался от стен тоннеля, когда они шагали к месту запланированной засады.

— И это партия груза дома Орлок? — спросила Бекка, завязывая ленты на своих толстых татуированных руках. Лиз всегда восхищала сила, которой светилось лицо Бекки. Всё покрытое сеткой шрамов от крысиных когтей, полученных в детстве. Оно внушало уверенность.

— Да, так и есть. Он авансом расплатился с нами оружием, вместо обычного финансирования сделки, чтобы быть уверенным, что мы позаботимся о грузе. По крайней мере, он мне так сказал.

— Звучит как-то путано.

— Вот такие там, на верхних уровнях, люди — вышники, шпилевики. Нечему удивляться, — Лиз наморщила нос, будто учуяв какую-то вонь. — Своих матерей готовы убить, если заплатят хорошо. Хуже мутантов.

— Мы на месте, — Лиз повернулась к своей команде. — Занимайте позиции. Мы в «бутылочном горлышке», поэтому у них не будет возможности уйти.

Люди Лиз тихо и быстро спустились по лестницам и пандусам на уровень сточного канала.

Тишина. Воздух будто застыл.

— Лиз? — зашептала Бекка, заглядывая Лиз в глаза, — ты доверяешь этому Харкону?

— Я… — Взрыв прервал Лиз. Осколки взметнулись высоко в воздух. Трубопроводы полопались, заполнив тоннели струями пара.

— Засада! — заорала Кэт из глубины коридора.

— Орлоки прознали? — крикнула Бекка.

— Нет, это шпилевики! — Лиз поймала в прицел перекрестье балочной фермы высоко над ними. Фигура, затянутая в тёмный чешуйчатый костюм. — Снайпер! Пригнись! — закричала Лиз Бекке.

Мышцы Лиз долгую секунду отказывались ей подчиняться. Бекка уперлась ногами в пол прямо напротив железобетонной конструкции, на которую указывала Лиз, и начала поливать сектор из тяжёлого болтера. Раскалённые гильзы вылетали из камеры выбрасывателя, поджигая маленькие масляные лужицы возле ног Бекки. Снайпер молниеносно вытянулся за узкой балкой. Болты со звоном отскакивали от окружающих стальных конструкций, но не могли достать противника.

— Бекка, ложись! — вопила Лиз сквозь шум.

Из канала прямо под ней Лиз слышала крики своих людей.

— Харкон, сволочь, — проворчала она, прыгая в канал. Она укрылась за выступающей опорой и вперилась взглядом в край пандуса, нависающий над ней.

— Бекка, ты идёшь? — прокричала Лиз через вой тяжёлого болтера. — Бекка? — шум болтерного огня затих. Лента с болтерными зарядами, развернувшись, свесилась с края верхней площадки.

— Бекка!

— Лиз! Помоги! — звала Кэт с другой стороны канала.

— Наше тяжёлое прикрытие потеряно! — прокричала Лиз, стараясь, чтобы её услышали через визг рикошетов. — Отступаем!

Лиз поискала взглядом Кэт. Девчушка была зажата вражеским огнём за крупным валуном. Лиз глянула на край площадки, потянулась и, схватившись за свисающую болтерную ленту, втащила себя наверх.

— Бекка? — Лиз распласталась по настилу вдоль повалившейся опоры. — Бекка? — зашипела она.

Ящик с болтерной лентой валялся возле заклинившего орудия. Конструкция перекрытия вокруг Лиз была раскурочена разрывами попаданий. Лиз прищурилась, вглядываясь в плотный дым. Широкий силуэт шагал к позиции снайпера.

— Бекка!

Лиз видела, как Бекка начала карабкаться к снайперу. Прижавшись спиной к стене, Лиз потянула к себе тяжёлое орудие. Заправив ленту, она упёрлась ступнёй в бетонный блок, положив пушку на бедро. Со всей силы сжав болтер в руках, Лиз нажала на спуск. Тяжёлая вибрация прошила руки и бешено затрясла её плечи. Лиз пыталась удержать линию огня в области снайперской позиции. Заряды зазвенели по стальной балке.

— Надеюсь, это немного тебя прикроет, — пыхтела Лиз, пытаясь совладать с бешеной болтанкой ствола. За считанные секунды возле Лиз выросла дымящаяся куча стреляных гильз.

Лиз остановилась перевести дыхание, ошеломлённо наблюдая за продолжением боя. Дым клубился над площадкой, усеянной телами большинства членов её группы. В воздух взлетали маленькие фонтанчики их жизненных соков, вырванные очередным попаданием пуль. Бетонное крошево подпрыгивало и оседало с каждой следующей очередью. Их отряд просто порвали в клочья.

В ушах перестало звенеть, только тоненькие струйки крови, собирающиеся в ушных раковинах, остались единственным напоминанием о свирепости оружия. Лиз поглядела ввысь, высматривая расположение Бекки. Опорные балки и переходы вздымались вверх, как индустриальные скалы. Бекки нигде не было. Вспышка света. Лазерный огонь прошил темный пролёт прямо над Лиз. Она вытянула шею, напряжённо вглядываясь в темноту. Из тьмы в вышине, прорываясь через путаницу болтающихся цепей, Бекка пронеслась, паря свободно, как никогда в жизни и не мечтала, на краткое мгновение завертелась над пропастью, прям как профессиональная танцовщица. И упала. Тело Бекки свернулось в позе зародыша, прежде чем врезаться в площадку неподалёку от Лиз.

— Ублюдки! — закричала Лиз, увидев в первый раз лицо снайпера. Тощий мужчина, голова затянута в облегающий капюшон костюма, основная часть которого состояла из угловатых металлических пластин и заточенных чешуек. Лиз в ярости схватила новую патронную ленту и принялась запихивать в пушку.

Мужчина спрыгнул вниз следом за телом Бекки. Во время падения он развернул тонкие металлические перепонки, протянувшиеся от лодыжек до локтей. Вместо того чтобы упасть камнем, как ожидала Лиз, он быстро планировал прямо к ней, выпуская заряды огненных лучей в её направлении. В это время Лиз пыталась нацелить тяжёлое оружие на тонкую фигуру нападающего.

Лента вошла в приёмник тяжёлого болтера, и он наконец ожил. Крылатый снайпер стремительно приближался к Лиз, проносясь между переходами и платформами. Лиз вскинула ствол и вдавила спусковой крючок, позволяя отдаче отбросить её назад, пытаясь в это время повторить движением ствола траекторию полёта снайпера.

Раскалённые добела гильзы сыпались дождём вокруг неё, оставляя опалины на руках, пока она старалась попасть в такт манёвров противника. Снаряды стучали по стальным уровням у Лиз над головой, прошивая платформы и трубы, срезая кабели. Снайпер изящно приземлился на платформе прямо над Лиз и опустил дуло своей лазвинтовки, направив его на девушку. Сейчас он напоминал гадюку, выслеживающую мышь в первый раз.

Лиз резко оттолкнулась ногами от балки, опрокинувшись на спину. Тяжёлый болтер обрушился на верхнюю часть её тела. В грудной клетке что-то щёлкнуло. Луч сине-зелёного света впился в то место, где только что была Лиз. Изнемогая от боли по всему телу, ощущая серьёзные внутренние повреждения, девушка из последних сил прицелилась в опорные конструкции, поддерживающие трап над головой снайпера. Болтер снова загремел, выплёвывая очередь горячего металла в цель. Секундой позже массивная конструкция трапа стала осыпаться. Снайпер, глянув вверх, тут же бросил выцеливать Лиз. Больше она не могла за ним наблюдать, совсем не было времени. Перевернув тяжёлый болтер на один конец, удерживая его в вертикальном положении, Лиз сгрудилась вокруг приклада и стала молиться. Трап обрушился, проломив платформу, на которой стоял снайпер. Обломки посыпались на Лиз. Стальные балки и решётчатые настилы врезались в поверхность вокруг неё. Жёстко ударяя по болтеру, куски конструкций били по плечам и спине.

Лиз открыла глаза. Болтер остался в вертикальном положении. Железные листы, ячейки ограждений и стальные балки завалили её поспешно возведённое укрепление. Тяжёлое орудие защитило Лиз от наиболее крупных обломков. Окровавленная девушка-гангер нажала спуск, позволив пушке прорубить выход из завала.

Внизу, на уровне сточного канала бой захлёбнулся. Основная часть банды Лиз, при попытке выбраться в верхний проход, была отброшена обратно в канаву. Пока Лиз спускалась по стоку вниз, она осматривала пространство в поисках нападающих. Криста, одна из ветеранов ганга Лиз, раскинув ноги, привалилась спиной к уступу неподалёку. Лиз подобралась к ней и проверила пульс. Криста подняла глаза, взглянув на Лиз из-под окровавленных бровей, и покачала головой.

— Я вытащу тебя отсюда, — прошептала Лиз.

Криста вновь покачала головой, её глаза расширились. Лиз вздрогнула, в глазах Кристы мелькнуло отражение крупной фигуры. Ловушка. Лиз схватила автоган Кристы и метнулась в сторону. В тот же миг, очередь прошила тело Кристы, выбив мелкие осколки из бетонной стены вокруг неё. Лиз окатило брызгами камня и крови. Лиз перевернулась, пытаясь вытащить из бока стальной осколок. Противник шагал к ней. Мужик в массивной чешуйчатой броне. Увеличенные руки и плечи обеспечивали прикрытие всего тела, кроме разве что головы. Волоконные кабели крепились к основанию шеи. Приближаясь, он разминал пальцы, как пианист, готовящийся к игре. Огромные кулаки, затянутые в перчатки, при этом потрескивали и звонко щелкали суставами. Лиз вырвала осколок из тела и вдавила спусковой крючок автогана. По сравнению с болтером, отдачу автогана компенсировать было гораздо легче. Поэтому первые выстрелы ушли в сторону. Бронированный противник кинулся в атаку. Лиз немного скорректировала линию огня и послала несколько пуль прямо ему в грудь.

— Умри! — крикнула Лиз.

Мужик продолжал наступать, совершенно невредимый.

Лиз врезала автоганом по его голове. Приклад попал в висок и распорол кожу на лбу здоровяка. Мужик выбил оружие из рук Лиз и бросился на неё, до того как она смогла увернуться. Он сжал её, как в тисках, и оторвал от земли, тяжело дыша в лицо. Его дыхание было по-юношески свежим, неиспорченным годами фильтрованного воздуха. Единственное, что она могла разглядеть под его боевой маской, так это прищуренные глаза стального цвета.

Руки мужчины напряглись, и позвоночник Лиз свело от боли. Лиз хлопала по подсумкам на бедрах, пытаясь достать что-нибудь, что смогло бы помочь. Бронированный сильно встряхнул её, чтобы закрепить своё преимущество. Лиз снова попыталась дотянуться до содержимого карманов. Достала. Спину свело сильной судорогой. В голове застучало, и поле боя закружилось вокруг неё.

Лиз посмотрела в лицо противника, кровь из рассечённого лба стекала в цельнолитые изгибы его непробиваемой брони. Его глаза сузились от напряжения. Лиз улыбнулась. Мужчина удивлённо распахнул глаза. Лиз подняла руку к его лицу и, разжав кулак, показала гранату.

Наклонив голову, Лиз ткнула рукой вглубь сплетения волоконных кабелей за головой бронированного. Девушка ощутила, как её рука скользнула по влажной коже спины под бронёй. Лиз оттолкнулась изо всех сил ногами, пытаясь повалиться на пол. Мужчина всё ещё пытался её удержать. Раздался взрыв. Лиз отбросило на противоположную стену. Броня выглядела неповреждённой, но человека в ней уже не было.

Лиз оттолкнулась от стены, резкая боль тут же пронзила всю руку. Поле боя затихло. Она потрясла головой, возможно, она получила серьёзное сотрясение от взрыва. Раскидывая ногами кучи стреляных гильз, Лиз, шаркая и покачиваясь, двинулась в направлении ямы, где последний раз видела своих товарищей. Девушка выпрямилась, подняв голову, и в этот момент начал рассеиваться дым, ранее скрывавший её от окружающих, обнаружив местоположение Лиз.

Девчонка Эшер пригнулась и побежала почти вслепую через дым к последней позиции своей банды. Земля под её ногами снова стала разбрасывать осколки от попадания зарядов. Её противники проявляли настойчивость. Нога наткнулась на поваленную опору. Почти упав, Лиз долетела до края трапа, ведущего вниз. Неловко перевалившись через него и больно рухнув на пол уровня сточного канала, Лиз поняла, что ей на самом деле очень повезло вовремя уйти с линии огня.

Падая, Лиз вывихнула запястье и сломала, по крайней мере, одно ребро. Живот свело, и её вывернуло наизнанку от вида кровавого месива перед ней. Весь её ганг, все члены её банды, кое-кто, успев обнажить мечи лишь наполовину, лежали мёртвые. Их убийца оставил свою подпись рваными ранами и бордовыми кровоподтёками. Почерк был размашистым и плавным. Глубокие порезы пересекали друг друга со смертельной выверенностью.

— Лиз! — раздался крик за спиной. Кэт лежала ничком, почти незаметная за куском бетона. Сейчас она была в самом центре шквала вражеского огня. Такой же, как у первого снайпера, тип лаз-лучей, тот же угол обстрела. Ещё один стрелок. Нет, их двое. Поднимаясь прямо над прячущейся Кэт, расправлял, как гигантское насекомое, свои лезвия ещё один атакующий. Он был облачён в покрытый острыми шипами облегающий костюм. К каждой перчатке крепились усиленные пневматикой длинные ножи. Противник завис над Кэт, как богомол, готовящейся к атаке.

Молоденькая девчонка-гангер была прижата непрекращающимся огнём вражеского лазгана и ничего не могла сделать, кроме как оставаться на месте, в бессилии теребя свой боевой нож. Струя крови медленно взмыла в воздух. Лиз сорвалась с места, в последний миг выдергивая из ножен свой цепной меч, перед тем как схлестнуться с убийцей Кэт. Схватка была стремительной. Быстрый обмен жуткими ранениями. Длина жужжащего лезвия меча Лиз давала ей неплохое преимущество, и шипованный шпилевик был вскоре повержен.

Лиз вскарабкалась по разваливающейся лестнице, отчаянно пытаясь убраться с линии огня. Яростный обстрел прекратился. Эшер внимательно осматривала перегородки, ниши и пучки кабелей, заполняющих проходы и выжженные подвалы «бутылочного горлышка». Включился воздушный фильтр, вмонтированный в одну из переборок, подняв в воздух пыль. Слабый ветерок прошёлся по затылку. Лиз замерла в тишине.

Закрыв глаза, она максимально напрягла слух, сперва различив шипение батарейного блока своего оружия. Маленькие электрические разряды, слабые и прерывистые. Звук то нарастал, то убывал, как накатывающиеся волны. Сложный обмен энергией заряженных частиц, звук которого еле улавливался её ушами, происходил где-то в глубине меча в её руке. По сравнению с этим звуком приближающиеся шаги громыхали как отбойный молот.

Лиз сохраняла неподвижность. Голова плыла, всё тело изнывало от боли. Оставалось мало времени, надо было срочно решить, что ей делать. Сотни таких же секунд пролетают незамеченными каждый день. Теперь, в неподвижном ожидании последней схватки они кажутся восхитительными часами, наполненными великими надеждами.

Лиз ждала. Раздался щелчок взведённого курка за спиной.

Резко расслабив сразу все мышцы тела, Лиз осела на пол, как марионетка с перерезанными нитями. В этот же миг разряд прошипел в миллиметре над головой. Лиз крутанулась на решетчатом полу, врезав ногой в живот приблизившегося врага.

Противник оказался девушкой с длинной, туго заплетённой косой тёмных волос. Девушка была облачена в чёрный стелс-костюм, который напоминал костюм подорванного мужчины в маске. Скорость девицы была нереальной. Усиленные аугметикой ноги, не остановившись ни на долю секунды, оттолкнулись от пола и ударили Лиз, и без того еле стоящую на ногах. Обе девушки полетели кувырком, жёстко врезавшись в металлический пол.

Незнакомка выпустила несколько зарядов из плазменного оружия, удерживаемого левой рукой. Лиз кувыркнулась по бетонной крошке. При этом она молниеносно вытащила гранату из кармана на бедре и, выдернув чеку, бросила её в том направлении, откуда только что были выпущены плазменные заряды.

Девушка в стелс-костюме высоко перепрыгнула траекторию полёта гранаты. Время задержки детонации кончилось. Граната рванула. Лиз отбросило взрывной волной, кинув следом и её противницу. В такой неловкой ситуации столкновения было не избежать. Вышница рухнула всей массой своего натренированного тела на Лиз, которая сама ещё не успела опомниться после жёсткого падения. Пешеходный трап под ними тревожно заскрипел. Общий вес девушек чуть не сорвал решетчатую платформу с повреждённых взрывом креплений. Они зависли высоко над полом нижнего уровня. Одно неверное движение и обе девушки камнем полетят вниз.

Лиз уставилась в глаза соперницы. Наверное, в какой-нибудь другой жизни они могли бы быть сёстрами. На один мимолётный, странный момент, напряжённо вцепившись друг в друга, они стали союзниками, их кровь смешалась. Опасная ситуация вынудила их обрести что-то общее.

Девушка в костюме молчала, короткий вдох был единственным произведённым ей звуком. Лиз быстро огляделась. Через решётку трапа она могла разглядеть задымлённое поле боя внизу. Заклёпки, щёлкая, вылетали одна за другой из выдержавших встряску креплений и падали вниз. Девушка осторожно поднялась, отпуская Лиз. Её взгляд метался между Лиз и выпадающими заклёпками.

Девочка Эшер снова глянула вниз, лихорадочно высчитывая. Принимая решение. Она щёлкнула выключателем цепного меча и разрубила решётку одним резким взмахом. Они вместе рухнули сквозь трап. Сначала ухватив было соперницу, в падении Лиз всё же выпустила её из рук. Разогнавшись, их тела ударились о землю. При этом никто даже не вскрикнул.


* * *

— Я думала, падение убьёт меня.

Вздрогнув, Лиз обернулась и заглянула в лицо хрипящей девчонки с верхних уровней.

— Я думала, падение убьёт меня, Олаана. Я падала с одной мольбой в мыслях. Никакого уважения к её жизни. Как зверь. Пусть мы обе погибнем.

— Ты… ты умираешь…

— Да, — голос девушки был необыкновенно спокоен. — Костюм будет пытаться исправить то, что может, но это безуспешная борьба. Скоро стимуляторы не смогут блокировать боль. Если костюм повреждён система его восстановления начнёт вплетать структуру моей кожи в свои механизмы. Бывало, так происходило с нашими здесь, внизу.

— Я слышала об этом, — соврала Лиз.

— Боль — это всего лишь…

— Что? Что такое? — выпалила девушка Эшер.

— Вот, начинается, — девушка начала лупить по собственной руке от дикой боли.

— Костюм повреждён?

— Пневматические поршни в правой руке. Проклятие! Мммм!.. — девушка неистово заскребла броню на руке.

— Дай посмотрю, — Лиз оттолкнула руку девушки-шпильки, зажимавшую рану. Жуткий порез глубоко рассекал плоть. Таинственная технология из внешнего мира пыталась восстановить сразу и тело вышницы, и повреждения костюма. Сращивая и то и другое воедино, вплетая механизмы в кости.

— Аааахкх!!! — крик был почти нереальным, безумным.

— Быстро снимай костюм! — закричала Лиз, руки лихорадочно шарили по застёжкам.

— Олаана!

— Снимай! — Лиз притянула девчонку к себе и начала разжимать магнитные защёлки, стягивающие стык костюма.

— Код доступа! Без него не откроешь!

— Говори! Скорее, давай вытащим тебя!

— Это запрещено…

— Ты помрёшь сейчас!

— Олаана, пообещай, что ты… мммм… — боль заставила слова застрять в гортани. — Альфа два-пять… уухгх… двенадцать.

Магнитные защёлки, зашипев, открылись. Лиз расплетала кабели, стягивала облегающие элементы брони, отсоединяя имплантированные интерфейсы. Девушка выскользнула из окровавленного костюма, как новорожденный из плацентарного мешка. Её правая рука стала смесью механизмов и мышц.

— Олаана… — жалобно застонала девчонка.

— Вот. Прими это, — Лиз засунула несколько стимов в рот девушке. — Они помогут унять боль.

Девчонка затихла. На мгновение Эшер подумала, что вышница умерла. Вдруг шпилька выплюнула стимы. Красный цвет пилюль сливался с цветом крови.

— Что? — Лиз посмотрела на ослепшую вышницу.

Девушка ничего не отвечала.

— Ты поняла, — мрачно сказала Лиз. Её слова повисли в тишине.

— Ты — та, что упала вместе со мной. Их лидер, — презрительно выпалила девушка треснувшим голосом.

— Да, так и есть.

Внезапно шпилька начала шарить рукой по земле и схватила обломок трубы. Девчонка в бешенстве швырнула его в Лиз. Девушка Эшер даже не двинулась, замерев в ступоре. Труба больно стукнула по колену. Лиз упала.

— Вонючая подвальная крыса! — вышница дрожала от напряжения, кровь струилась из её ран. На висках пульсировали жилки, лицо исказилось от боли. — Ты ничем не лучше животного. Ты всего лишь грязь под ногами достойнейших. Ты что, думала своей добротой купить себе спасение?

— Нет, — рявкнула Эшер в ответ. — Было бы лучше, если бы ты сдохла, как и все остальные твои. Медленно. Позволить тебе истечь кровью. Здесь, одной в темноте. Ты друзей моих убила!

— Ты тоже.

— Нас подставили.

— Ты думала, что это ты устраиваешь засаду. Чем тогда ты отличаешься от меня? Я ненавижу твоих, а ты — моих! — шпилька в изнеможении плюхнулась в грязь.

Лиз медленно поднялась. Она задумчиво оглядывала повреждённое тело соперницы. Смотрела на металл, вплавившийся в плоть её руки. На костюм. На своих мёртвых подруг.


* * *

Второй вечер подряд Альдус Харкон стоял на краю посадочной площадки, уставившись в ночное небо. Город под ним светился тысячами круглосуточно полыхающих печей. Высоко над ним горели огни посадочных доков, подобно горгульям, выступающих за внешние контуры улья. Городские огни. Огни звёзд. Маленьких горящих точек на внешней поверхности Улья Примус было почти также много, как звёзд в небе. Альдусу почти казалось, что он смотрит на отражение в водной глади.

Альдус проводил в таком созерцании очень много времени. В эти моменты он отпускал свои мысли на волю, чтобы остановить скуку, просачивающуюся в его мозг и отравляющую сознание. Он проводил очень много времени в ожидании. Но это было частью его работы. Ему требовалось это время, чтобы обдумать свои дела и отточить будущие планы. Он занимался этим постоянно, с тех пор как понял, что завышенная цена на услуги не всегда верный и быстрый путь в Высший Шпиль. Протекция правильных людей, безопасность, особые знакомства и могущественные покровители в долгосрочной перспективе были гораздо полезнее.

В небе над собой Альдус увидел, как двинулась одна из звёзд. Он откинул с глаз свои длинные седые волосы. Минуты шли. Звезда становилась всё больше, и больше, пока Харкон не различил герб дома Ран Ло на носу шаттла. Направляющие огни высветили полосу для посадки шаттла. Альдус потихоньку поковылял к ограничительному барьеру в конце посадочной полосы. Яркий свет сигнальных фонарей отбрасывал на стены длинные тени старика.

Харкон остановился и стал наблюдать, примечая, что скорость приземления шаттла, на удивление, находится в разумных рамках. Как только шасси транспорта остановились, качнув напоследок громоздкий корпус, и струи пара хлынули из сопел вспомогательных систем, Харкон стал подходить поближе. Ступени скользнули вниз, и в проёме входа в салон появилась одинокая фигура. Альдус узнал охотницу из одной из прошлых сделок. Мономолекулярный меч в ножнах на поясе, раскованная походка, заплетённые в косу чёрные волосы. Двигалась девушка медленно, видимо, из-за полученных ранений. А её компаньоны? Мертвы? Альдус подался вперёд, потирая руки.

— Добро пожаловать домой, — широко улыбаясь, старик тяжело поклонился девушке. — Я надеюсь, охота доставила вам достаточно удовольствия, как я и обещал.

— Охота, Альдус Харкон, — промолвила Лиз по прозвищу «Острие Ножа». — Охота только началась.

Алекс Хаммонд Дьявольская бутылка

07:00

— …И падёт огонь с небес, и праведные болтеры разгонят и вычистят даже самые глубокие щели подулья! Всё, что нечисто и заразно, будет сметено! Ибо так учит Искупление и дом Кавдоров!

Сперва появился звук. Словно вспышка огня, что растормошила смутное бормотание у меня в голове. Где-то на краю сознания женщина из моих грёз — прекрасное тело, нежное и лишённое всяких шрамов — ещё танцевала в верхнем улье.

— Взгляните на эту шваль! Самым глубоким выгребным ямам не сравниться с его грехами в мерзости и грязи!

Мысли стали громче. Танцовщица исчезла.

— Смотрите: он выходит от забытья, но бутылку из рук не выпускает!

Голос был ближе, чем я помнил из сна. И громче. Яростнее. Я открыл глаза.

Ноги. Лес ног — обмотанных тряпьём, обутых в тяжёлые башмаки — стоял передо мной. Я проследил по ним до верха и обнаружил суровые, истощённые лица толпы поселенцев. Их внимание металось между моим распростёртым телом и кем-то позади меня. Проповедник, что ли? Я начал подниматься на подгибающихся ногах, пытаясь прийти в себя после бутылки «Дикой змеи»

— Встань и узри пророка вселенского уничтожения!

Твёрдый башмак в спину отправил меня барахтаться в вонючей грязи.

Толпа одобрительно засвистела. Я перевернулся на спину, утонув локтями в жиже. И сквозь залепившую глаза грязь разглядел проповедника в балахоне: рваные полосы бордовой ткани спускались от шеи до самой земли. Кожаная маска закрывала всё, кроме пары бешеных глаз и рта, плюющего кровью. В городке объявился проповедник из Дома Искупления.

— Подонок! Встань и держи ответ перед домом Кавдоров — истинным провозвестником искупительного пламени!

Один глаз за чёрной кожаной маской особенно привлекал внимание: лопнувшие сосуды как бы сходились к зрачку, чёрному, как смола. Башмак со всего размаху врезался мне в лицо.

— Послушай, старик, — прохрипел мой голос откуда-то из-за пелены вчерашнего возлияния, — я бы смог встать, если бы ты перестал играть в крысобол моим лицом.

Позади воцарилось ошарашенное молчание. Сам проповедник сначала застыл, а потом яростно затрясся. Театральное представление это или трясучка религиозного психопата — выяснять желания не было.

Кое-как я поднялся. Проповедник Кавдоров опять замер. Толпа поспешно расступилась.

— Твою мать… — буркнул я: рука в кожаной перчатке держала ручной огнемёт.

— Огрызаешься, крысёныш? Насмехаешься над предвестником очищающего пламени? — Белёсый язык высунулся изо рта священника и спрятался обратно. — Ищешь себе кары небесной?

— Слушай, я с радостью уйду проспаться куда-нибудь в другую часть города…

Проповедник ткнул огнемётом в мою сторону. Толпа раздалась ещё шире.

— Этому городу крысокожее отребье ни к чему. Отправляю тебя пообщаться со твоими богохульными духами улья!

— Я наполовину крысокожий, ты, слизеед! — Я рванул в толпу в надежде, что расстояние и тела остальных защитят от огня.

«Щёлк!»

— А-а-а-а-а! — Я бросился в кучу мусора.

«Чпок!»

Шквала огня не последовало. Я глянул через плечо.

Фанатик стоял на месте. Старомодное оружие по-прежнему было направлено в мою сторону, но не работало. Возле меня в грязь шлёпнулся пустой баллон.

Старик полез за другим в свою рванину.

В руку мне очень удобно легла свинцовая труба с толстым болтом, приржавевшим к одному концу. Я вырвал её из мешанины древнего металлолома и замахнулся.

Священник, поковырявшись в своих обрывках, выудил новый баллон.

— А-а-а-а-а! — заорал я в ужасе и панике.

— А-а-а! — Служитель Искупления свёл руки, заряжая огнемёт.

Тёплая струйка потекла у меня по ноге. Хоть что-то приятное. Я прыгнул к священнику, прикидывая варианты…

…у него наверняка есть друзья…

…но уже поздно.

Труба глубоко ушла в кожаную маску. Где-то в голове у него что-то хрустнуло. Глухо шмякнувшись в грязь, проповедник распростёрся по земле. Я подхватил его огнемёт и развернулся к толпе. Лишь серебристый снегопад из пепла — и ни одного поселенца в поле зрения.

Серебристый пеплопад стал гуще. Где-то в улье, в нескольких милях надо мной, древние механизмы заскрежетали, двигая поршнями, вращая шестерни и запуская тысячелетние машины улья Примус.


08:00

Пеплопад усиливался. Я смотрел, сидя в салуне Карага, как подульевики лихорадочно разбегаются в поисках укрытия, стараясь вдыхать частицы пепла по минимуму. Превысишь ежегодную норму — и укоротишь свой срок на столько рад, сколько вдохнул. Внутри бара дым почти не задерживался: воздушные фильтры почти сразу высасывали его в баки испарителей Нижнего города. Деньжата старого фанатика пошли на новую бутылку «Дикой змеи» и пару таблеток у одного знакомого барыги. Я принялся обдумывать ситуацию. Жизнь у крысокожих, ошивающихся в городе, стала портиться — причём так сильно, что, похоже, даже полукровки вроде меня теперь стали целью для Искупления. Нужно бы переселиться повыше, устроиться на фабрику к Орлокам, пока не накоплю достаточно кредов, чтобы заплатить за часть «новакожи» и денёк под капельницей с сывороткой (лёгочный насос мне не нужен: респиратор, который я нарыл ещё молодым, спасал от ядовитого воздуха). Как только подлатаюсь, у меня будет больше шансов наняться на работу к какой-нибудь знатной семье из шпиля.

Вытяжной вентилятор над баром залопотал, издал предсмертный хруст и смолк. Взгляды всех присутствующих почти тотчас обратились на меня. Караг — здоровенный мужик с кучей зубов — вытянул руку. Между двух его настоящих пальцев были зажаты несколько гильдейских кредитов.

— Сарак, ты всех нас сильно обяжешь, если выудишь то, что там застряло.

— Я больше дымоходы не чищу.

— Даже для друзей? — Караг накинул ещё пару монет.

— Попробуй как-нибудь выковырять оттуда катаканского лицееда — и посмотрим, как тебе захочется лазить туда второй раз.

— Если согласишься, с меня ещё бутылка «Дикой змеи».


08:50

В вентиляции был кто-то полуживой. Его писк метался внутри стального лёгкого, что подавало воздух в бар подо мной. Влажная среда воздуховодов подулья вообще служила пристанищем для тварей, которые не вынесли бы жизни в другом месте: миллиазавров-альбиносов, светящихся плетечервей, а также самых разнообразных тропических спор и жуков.

Я дюйм за дюймом пробирался к вытяжному вентилятору, и тут под рукой хрустнуло несколько мелких панцирей. Скулёж прекратился. Тварь меня услышала. Я повозился с фонариком и направил луч вперёд — на механизм.

— И-и-и-и! — Нечто, словно кожистая стрела, метнулось вперёд, щёлкнув иглами зубов у меня перед лицом.

— Что за… — Руки мои соскользнули.

Фонарик выскочил и закувыркался, выписывая лучом спирали по стенах. И замер, направив свет на тварь. Четыре глаза в ряд торчали у неё над головой, уставившись в мои и не мигая. Множество ног с перепонками. Тварь прыгнула.

— А-а-а!

«Клац-клац!»

Зубы оказались всего в нескольких дюймах от моего лица. Но и только.

За спиной у твари длинный хвост, похожий на рубчатую полоску кожи, тянулся до самого вентилятора. Вот что её держало.

— Караг! — крикнул я вниз, в бубнящий бар, через дырку вентиляции.

— Тихо! — Караг сунулся в воздуховод с метлой. — Это ты, Сарак?

— Пусти вентилятор на пару сек.

— Уверен?

— Караг, эта тварь откусит мне нос, если не пошевелишься!

Торопливые шаги где-то внизу.

Вентилятор провернулся на полный оборот и подтянул тварь на восемь дюймов ближе к жёстким лопастям.

— Ещё! — крикнул я.

Тварь заверещала и, скребнув когтями по металлу, сорвалась. Вентилятор, получив свободу, взвыл и, затянув тварь в лопасти, перемолол её в фарш, осыпая кишками, ногами и ярко-жёлтой сукровицей трубы, всего меня и бар внизу.

— Готов! — проницательно отметил Караг снизу.


10:00

С непочатой бутылкой «Дикой змеи» в руках, обернув ноги парой кусков от шкуры гигантской крысы, я устроился в переулке за лавкой кожевника. Откупорил бутылку и дал резкому запаху ударить в нос. И не зря: винокур недоглядел в этой бутылке кусок переваренной змеи. Нет, похоже, ребро. Я сделал глоток и кинул в рот одну из добытых таблеток.

Где-то вдалеке прозвучало стаккато выстрелов: бандюки просыпались. Откинувшись на спину, я уставился в «небо». Тысячи мостков исчезали во тьме, словно тысячи чёрных стальных артерий, питающих жизненными соками тёмное сердце города-улья. На уровнях пониже можно было даже различить подульевиков.

Маленькие люди двигались. Маленькие люди, у которых шрамов больше, чем здравого смысла. Это место битком набито самым низким отребьем, какое только может предложить человечество. И вот он я: по колени в пепле, за душой бутылка «Дикой змеи», пылевой респиратор, оружие мертвеца да счётчик радиации. Нужно двигаться наверх. Сегодня я дважды чуть не расстался с жизнью — и третьего ждать не собираюсь. В шпиле улья нет жуков. Нет ни жуков, ни шрамов.

Крошечные огоньки города надо мной были похожи на галактику, полную звёзд, — отблеск больших дел. Лица коснулся лёгкий ветерок… и я понял, что поплыл. Тихие звуки музыки, лёгкие, словно из-под пальцев самого воздуха — яркая птичка в клетке — чистое ночное небо, свободное от покрова ядовитых облаков — звёздные грузовозы, ярко-голубые огни уносят их в дальний космос — женщина, без шрамов и с белой кожей, танцует, кружась снова и снова, и зовёт меня по имени мягким мелодичным голосом — никакого треска выстрелов — только мягкий ветерок, танцовщица и запах настоящих растений.


12:00

Я очнулся второй раз за день. Видения шпиля улья ещё играли в голове, когда я вышел из переулка на улицы городка, стянув потуже куски шкуры на плечах.

В первый раз за эти годы я улыбнулся женщине с ребёнком, которые шли мимо, свежие крысы болтались у них на поясе. Я знал, куда мне идти и что делать. Я собирался наверх.


12:30

Когда у тебя почти ничего нет, а сам ты ещё не совсем отошёл от эйфории наркотического коктейля, вещи кажутся намного проще. Наверное, будь я трезв, то обставил свой исход малость по-другому. Наверное, я бы не пошёл через главные ворота.

— Ты крысолюд Сарак? — Человек в маске. Ещё трое с ним.

— А? — Я уставился сквозь пару древних колонн, которые отмечали главные ворота Нижнего города. До них было метров пять, но дурь у меня в крови утроила это расстояние.

— Крысолюд Сарак тебя звать, полукровка? — Человек был одет в длинный плащ, пара обезьяньих губ выпирала из-под кожаной маски.

— А, да?

— Кое-кто заплатил кучу денег, чтобы решить проблему с тобой вместо нас, — проговорил другой, тонкогубый, с автопистолетом в руках, из-под такой же маски, как у приятеля.

— О?

— Хорош, — Громила отдавал тут приказы. — Пакуйте его, и доставим посылку заказчику.

Я всё не мог вспомнить, куда же засунул огнемёт. Один из бандитов ткнул меня шприцом с чёрной жидкостью. Тело обмякло — и тогда я понял, что натворил…


14:00

— Привет, дорогуша.

Танцующая женщина? Я бы смог открыть глаза, если бы голова перестала кружиться. В комнате был кто-то ещё.

Усилием воли я остановил вращение и распахнул глаза.

— О?

Складки заплывшей шеи, идущие до самого затылка бритой головы.

— Он очнулся, — Фигура повернулась. Сверху, из всего это изобилия плоти, на меня уставилась пара застеклённых глаз. Здоровенный гильдейский значок на парадном месте костюма из дорогой ткани и драгоценных металлов.

— Приветствую вас, мистер Гунта, — Язык у меня заплетался.

— Э, Сарак, формальности нам ни к чему. Такие крутые долги делают нас партнёрами по бизнесу. Зови меня Отто.

Отто Гунта, черноязыкий король гильдейцев подулья. Мы встретились впервые, хотя я прекрасно знал его агентов. Гильдеец, на счету у которого трупов столько же, сколько гильдейских бондов.

— Хорошо, Отто, — Я попытался протянуть руку, но, оказалось, что она крепко прикована железной скобой.

— Дурачок. Ты не в том состоянии, чтобы двигаться. У тебя в крови столько яда спор, что, не привяжи мы тебя, ты бы бился на полу, как рыба.

Его чёрный, как смола, язык облизнул губы.

— Каких спор?

— Лугтекк, какой там цвет был? — Отто глянул через плечо.

— Жёлтый, — Металлический голос из сумрака, ещё кто-то в этом большом и пустом — складе?

— Ладно, Сарак. У меня есть для тебя противоядие, если ты уплатишь долг прямо сейчас.

— Я пустой.

— Твой старый респиратор, счётчик и тот ручной огнемёт, который ты так умно спрятал за поясом, пойдут, скажем, кредитов за тридцать. Как ты заплатишь остальные шестьдесят?

— Нет у меня денег.

— Ах так? Ну что ж, это не хорошо. Может, ты находил какой-нибудь археотех в последнее время? — Пухлые пальцы гильдейца заплясали при упоминании о древних технологиях.

— Нет.

— Какие-нибудь зелёные ульевики, с которых я мог бы отжать денежек?

— Нет.

— Что ж, тогда, пожалуй, придётся продать твой труп банку доноров…

— Погоди… Я мог бы предложить свои услуги, — Наверное, мой голос звучал не слишком отчаянно.

— Боюсь, тебе слегка не хватает умений. Ты же городской пьяница — и наркоша вдобавок. Цена тебе — кредитов десять у щедрого труполова.

— Серьёзно, я могу устранять заражения.

— Заражения?

— Вредителей.

— Вредителей?.. Так, ладно, Сарак. Работа, считай, у тебя есть. Устранишь заражение — и мы спишем твой долг подчистую. Я, может, даже посмотрю, что можно сделать с этой танцующей девушкой.

— Что? — Гаденький ротик Отто растянулся в улыбке. — Только позволь прикоснуться к моим мозгам несанкционированному псайкеру — и я…

— Я не вожу дел с псайкерами, Сарак. Ты тут наизнанку выворачивался, пока был под… один раз — метафорически, а второй, ну…

— Я не шучу, толстяк! — пробормотал я.

— Ты не в том положении, чтобы шутить, ты, нежное дерьмо! — В лицо мне полетели брызги слюны. — Лугтекк, дай ему антидот и снаряди его жалкую задницу, чтобы он мог пробраться к мусарям.

— Что?

— Ты же избрал себе род занятий истреблять вредителей? Так вот, у меня тут по горло мутантского отребья со дна улья, и они портят мне прибыль, — выплюнул Отто, постучав пальцем по значку гильдии. — Ты что думал: я отправлю тебя по складам с палкой крыс ловить?

— Да.

— Уа-ха! — Отто аж заколыхался, издав тонкий визг. — Ну-ка, выводите это шапито на дорогу! — Склад внезапно ожил, по сторонам метнулись тени, пол вздрогнул и равномерно затрясся.

— Куда мы едем? — Я спотыкался на каждом слове, не скрывая страха.

— Загоним эту шарагу поглубже в улей, — ухмыльнулся Отто.


15:00

— Что мистер Гунта хочет — это просто. И когда мистер Гунта хочет, чтобы это просто было сделано — за кучу денег — мы это делаем. Верно? — Ремень у меня на груди затянулся туже.

— Послушай… Лугтекк? — Человек, который состоял больше из механических частей, чем из настоящей плоти, уставился на меня. — Ты ведь не хочешь первым штурмовать этих грязных людоедов — и я не хочу забираться к ним в логово и травить там всех.

— Не всех. Только главаря. Без него — это жареные крысы.

— Вопрос спорный. Меня прикончат раньше, чем я подберусь к любому из них.

— Не, с этим не прикончат, — Лугтекк затянул ещё один ремень и приложил к моей голове электрод.

— Это что?

— Голокостюм. Мистер Гунта планировал загнать их таллоранским мятежникам, — Металлические пальцы Лугтекка без церемоний прилепили второй электрод, — но имперский патруль прижал его космопорт, так что груз и ныне там.

— Что он делает?

— Переключается так, чтобы ты смахивал на мусаря. На, — Лугтекк сверкнул куском зеркала мне в лицо.

Ничего себе! Мою голову украсили рубцы и третий глаз.

— Да брось, Лугтекк. Ты же понимаешь, что реалистичнее будет обмазать мне лицо донной тюрей.

— Костюм ещё не настроился на твои размеры.

— Ты правда хочешь с ними воевать? Давай, мы бы могли слинять из фургона и отправиться наверх вместе.

— Извини, малец. Напомни, когда конкретно ты стал моим другом?

— Но…

— Глянь-ка сюда, — Лугтекк вытащил пачку снимков.

— О, чёрт…

Освежёванные, точно донные крысы.

— Это лица бандюков, которых мистер Гунта велел мне убрать из города. Эти голоснимки — всё, что от них осталось. Теперь это корм для угрей. Быть милашкой — это не по моей части. Я наёмник, малец. Давай, готовься к выходу.

Больше мы с Лугтекком не разговаривали. Отто, сидя за пультом управления в голове фургона, раздавал приказы шайке наёмников и мордоворотов, которых набрали в самых крутых барах подулья.

Я сидел и думал, во что влип. В мокрых от пота руках лежали пять тающих капсул. Яд, как сказал Лугтекк, только у меня на этот счёт были свои соображения. Сквозь мерцание голокостюма я подтянул баллон с горючим, который Отто вернул мне вместе с ручным огнемётом. Баллон был новый. Абсолютно новый.

Отто закончил раздавать указания.

— Так, Сарак.

— Ага?

— Мы снарядили тебя огнемётом, чтобы придать тебе немного уверенности. Подбодрить, так сказать, слегка. Всё будет нормально.

— Ага?

— Мы планировали это несколько недель. Так что всё, что тебе нужно сделать, это притащить им вот этот труп с хорошей наживкой, сунуть таблетки в еду их главарю и — пока-пока! — убежать домой к мамочке.


21:00

Рокот машин сверху всегда действовал на меня успокаивающе. Однако здесь, внизу, на дне улья их не слышно, только мягко чмокал ковёр из плесени под ногами. Огромные колонны, забуренные в землю, походили на комли стального леса. Светящиеся жуки перебегали по ним вверх и вниз, точно кровь в венах древнего великана.

В темноте я глянул на мёртвого бандюка, которого тащил с собой всю дорогу. Глаза у него были налиты кровью, на подбородке, точно оспина, дырка с рваными краями. Умер он явно не быстро. За поясом у мертвеца торчали карта и гильдейское расписание — причём довольно качественные: даже я не смог разглядеть подделку. Будем надеяться, что запах крови не выманит каких-нибудь гадких тварей из нор.

— Мусарь ты? — Голос из темноты. Низкорослая фигура.

— Ум, — ответил я, стараясь как можно меньше показать, что я с верха.

— Большая Еда идёт. Хёгаса ты?

Я не понял ни слова.

— Ум, — Я держался того, что сработало.

— Донная тюря и человечина есть.

— Это восхитительно, — буркнул я под нос.

Тёмная фигура шла впереди, волоча ноги в сторону тусклого свечения вдалеке. Скоро мы подошли к оплоту мусарей, где два десятка фигур сгрудились вокруг большого костра в центре скопища хибар. Меня едва не стошнило, когда я глянул на рожи этих уродов. Слепящие отсветы пламени высвечивали покрытые волдырями конечности, заскорузлые черепа и воспалённые раны.

На огне стояла гигантская гильза от снаряда, которую использовали в качестве котла. Раздутый мусарь помешал варево, и оттуда вывалилась чья-то конечность. Мои самые худшие наркотические мороки с их бескожими обезьянами и марионетками с провалами вместо глаз не шли ни в какое сравнение с этим зрелищем.

— Тоже в горшок? — Завёрнутый в пластик человек, с кривой улыбкой и заострёнными зубами, выступил из массы людоедов. — Принёс хорош еду?

— Ум, — буркнул я, следуя проторенным путём.

— Я Хёгас, главный, — Получеловек протянул замотанную в пластик руку.

Я передал ему тело.

— Ты убил? — Он двинул глазами.

— Угум. Вроде гильд.

Хёгас глянул вниз. Улыбка сползла с его лица. Голокостюм на секунду замерцал.

— Что?

Главарь мусарей нагнулся и снял с трупа рваную куртку.

— У него есть слова!

Мусари бросили котёл и сгрудились вокруг. Под кожей у них копошились мелкие светящиеся червячки. Я прикрыл глаза.

— Слова говорят о гильдах: едут тихо через старую стену. Везут хорош вещь! — перевёл Хёгас.

— Хорош вещь! — оживились мусари, словно хор демонов, почти в унисон издавая стоны и визг.

— Новый мусарь, иди к огню. Дайте ему поесть, — Хёгас помахал мне своей клешнёй.

Мне было бы намного приятнее, если бы меня живьём закопали в братскую могилу. Эти черти битый час поглощали полуразложившиеся трупы бывших собратьев и свежатину, которую притащил я. Главарь периодически потягивал из личной фляги, стоявшей рядом, «Дикую змею». Когда он, хрустя и скрипя пластиком, поднялся, чтобы набрать в миску ещё мясного варева из котла, я заковылял через толпу мусарей. Полусгнившие руки хлопали меня по спине. Я протянул руку к фляге. Как только ладонь моя сомкнулась на горлышке, вокруг всё замерло. Все взгляды нацелились на меня.

Хёгас развернулся. Его глаза встретились с моими. Крошечные завитки псайкерского электричества заплясали у него между пальцев. Нужно было что-то придумать и быстро. Я откупорил крышку и, припав на колено, протянул флягу Хёгасу.

— Слава Хёгасу, королю-ведуну! — Идеи у меня закончились быстро.

— Слава! — хором отозвались мусари. Хёгас осклабился неровной зубастой ухмылкой в сторону своих уродливых собратьев. Как только он отвернулся, я раздавил таблетки в кулаке и пропустил их сквозь пальцы.

— Слава Хёгасу!

Хёгас хмыкнул и потянулся к фляге.

Прогремел выстрел. Мусари попадали на землю, вытаскивая древние клинки и мушкеты. Хёгас тоже упал — хватаясь за грудь.

Большой чешуйчатый мусарь стоял с дымящимся пистолетом в руке.

— Не слава Хёгасу. Слава Блотте, слава всем мусарям!

Ну отлично! Я оказался в самом центре революции мусарей. В окружении людоедов.

Хёгас булькал, мерцающие голубые огоньки танцевали вокруг раны на груди.

— Блотта! — крикнул Хёгас, а потом взорвался волной голубого пламени и искр. Котёл людоедов выплеснул свою жижу на землю. Я поскользнулся на гнилых внутренностях.

— Блотта хорош мусарь, даст пить всем мусарям!

Блотта — три руки, один глаз — выхватил флягу «Дикой змеи» у меня из рук и сделал могучий глоток. Я торопливо отскочил, ища глазами в толпе путь к бегству. Блотта осклабился обоими ртами.

— Хорош питьё! — Его глаза встретились с моими. — Новый мусарь пей! Всем мусарям пить!

Я помотал головой. Блотта пока не выказывал никаких признаков отравления. Может, нужно время, чтобы яд подействовал?

— Пей! — Блотта махнул пистолетом.

Остальные мусари стихли. Я нащупал пальцем спусковой крючок огнемёта под рубашкой. Если широко махнуть, можно зацепить струёй большую часть из них — да что я говорю? Я ни разу не стрелял даже из пистолета, чего уж говорить о весьма капризном антиквариате?

«Чик-щёлк» — Пей! — Блотта взвёл курок и уткнул пистолет мне в голову.

Пожалуй, они начали что-то подозревать. Я протянул руку к бутылке, как мог, растягивая время. Блотта по-прежнему ничем не показывал отравления. Медленно я взялся за горлышко и приставил флягу к губам. В голове тикали часики, отсчитывая время, я изо всех сил пытался подтолкнуть стрелки вперёд. Дав лишь самому малому количеству «Дикой змеи» коснуться губ, я пропустил струйку в пересохшее горло.

— Ещё! — Блотта цапнул мою руку и приподнял, выливая флягу мне в рот.

Я захлебнулся и отскочил, упав на землю, чем вызвал взрыв хохота. Пока я валялся, мусари хлестали «Дикую змею». Отравлен… Я попробовал сунуть два пальца в рот, но ничего не выходило.

— Новый мусарь, пошли убивать гильдов! — Блотта. Похоже, прежний план Хёгиса остался в силе.

Я с трудом поднялся на ноги. Может быть, у Отто есть антидот. Всё, что мне нужно, это переключить обратно голокостюм и добраться до фургона. Полшанса лучше, чем ни одного. Мусари вооружались краденым оружием и ржавыми клинками. Пока они были заняты, я возился с телом Хёгиса, пытаясь добыть хоть какое-то доказательство его смерти. В конце концов, срезал кольцо у него с пальца.

— Новый мусарь! — Блотта и его собратья-мутанты были готовы.

— Ум.


Сейчас (00:00)

Хорошо, что бежим. Радует, что бежим. Может быть, успеем. А что, если противоядия нет? Яд тогда никак не остановить. Отравленным я себя не чувствовал, однако это может оказаться одно из Оттовских зелий погаже: то, которое постепенно всасывается и пожирает тебя изнутри. Отто, наверное, планировал, что яд подействует, когда мусари сунутся в ловушку. Почему он мне об этом не сказал? И как он мог предугадать, что они заявятся именно сейчас? Что, если..?

Мы прибыли. Старый купольный город. Металлические балки, что прежде держали крышу, ещё стояли, похожие на старый железный скелет. Отличное место для засады. Гильдейский фургон торчал под самым центром купола. Мусари, увидев машину, радостно завопили и, паля из мушкетов, ринулись вперёд. Я бежал следом, но держался на расстоянии, в надежде попасться Отто на глаза.

Ничего… а потом началось. Мусари ещё не успели добежать до фургона, как один из них рухнул. Он схватился за голову и забился на покрытой пеплом земле. Ноги его взбивали пыль, а вокруг головы потрескивали тонкие завитки света. Мусарь последний раз дрыгнул ногами и замер. По бездыханному телу ползали разряды электричества. Блотта завопил, бешено паля в воздух. Один выстрел случайно попал в наёмника, засевшего среди балок.

Сверху на мусарей обрушился град пуль и калёно-красных лучей лазера. Несколько выстрелов попало в цель, но мутанты словно получили заряд невероятной скорости. Блотта вопил не переставая, а потом начал медленно подниматься в воздух. Колдовство? Кружась, он поднимался выше, его дробовик согнулся, когда силы, не подвластные Блотте, принялись корёжить его тело. Другие мусари, попрятавшиеся среди старых механизмов и разбитых бетонных плит, начали пускать огонь из пальцев, гореть ярко-белым пламенем и зависать в воздухе.

— Гунта! — заорал я, пытаясь перекричать вопли и грохот стрельбы. В мою сторону по земле поползла красная точка. Я повозился с электродами, прилепленными к голове. Потом побежал. Пули дырявили землю вслед за мной, взметая пепел и отскакивая от металла. Я нырнул в старый дверной проём и распластался на земле.

Здесь прятался один из мусарей. Он вытащил старый мушкет.

Я направил на него огнемёт.

— Мусарь? — простонал он. — Другие думают в моей голове.

— Что?

— Толстяк смеётся, железный человек стреляет железом сверху. Мусари думают о мёртвых, — Он ткнул себя в лоб: — Все в моей голове. Все в моей голове.

И тут я понял. «Жутик». Уличное название дури, которой желающие стать псайкерами закидываются, чтобы получить малость психического прихода. «Жутик» запрещён по всему подулью, но некоторые всё не могут отказаться от возможности наложить лапу на частичку потусторонних сил. Отто наверняка решил выжечь боссу мусарей мозги, устроить ему короткое замыкание психическим током или что-нибудь вроде этого. Но теперь отрава сворачивала мозги всем.

— Ты думаешь человеческими мыслями. Ты не мусарь. Ты друг того, кто смеётся! — Мусарь нацелил в меня мушкет.

Я надавил на спуск огнемёта так, что скоба ушла до упора.

«Фууууух!» Огнемёт залил горящим напалмом мусаря и всю комнату, где мы прятались. Я выскочил, спасаясь от пламени. Откуда-то сверху по голове царапнула пуля. Снайпер наверняка поджидал меня. Я опять побежал, тяжело пыхтя и отчаянно. Сверху хлынуло пламя и лизнуло мне ногу.

Сцену снаружи заполнили разрушение и кровавая бойня. Мусарь оборотился на мусаря, дико галлюцинируя, в то время как наёмники постепенно стягивали вокруг петлю. По всему куполу хлестали потоки пуль. Я упал на землю и сбил пламя с ноги. Сорвал электроды и хлопнул по замку голокостюма. Глаза заливало кровью.

— Гунта! Ты, слизеед! — заорал я.

«Не переживай. Он своё получит», — Голос у меня в голове.

— Что? — охнул я, лежа на спине и глядя на древний купол надо мной. Голова пошла кругом. Какая-то тварь у меня в голове. Дух улья?

«Не совсем».

— Что ты делаешь у меня в голове?

«Ты же ел таблетки?»

Что? Верхний улей. Мечты о верхнем улье. Думай… Сосредоточься!

Я пополз, подтягиваясь, по земле. Мусари валялись, скрученные и изломанные в позах мучительной смерти. Многие горели.

«Ты остался последний в живых».

— Откуда ты знаешь?

Голоса в отдалении. Снаружи головы.

«Поверь. Я был с каждым из них, когда они умирали».

Отто Гунта, черноязыкий король гильдейцев, неторопливо шествовал между трупов в окружении своих людей, отмечая каждого мёртвого мусаря у себя в планшете.

— Мы неплохо потрудились, Лугтекк, — обратился он к человеку-механоиду рядом. — Очень неплохо.

— Гунта! — позвал я.

«Он тебя не слышит».

И правда: Гунта не реагировал.

— Гунта! — заорал я так громко, что, думал, лопнут лёгкие.

«Я не дам ему тебя услышать. Не дам, пока мы с тобой не поболтаем».

— Кто ты? — Резкая боль прострелила всё тело. — Убирайся из моей головы!

Я перекатился и уткнулся лицом в пепел.

«Она танцует очень недурно».

— Что? — Пепел на вкус был, как жжённая кость.

«Девушка у тебя в голове».

— Оставь её в покое!

«О-хо-хо, глупыш! Шпиль совсем не такой. Нет, нет. Можешь поставить крест на ярких птицах и тёплом ветерке. Там наверху все цепляются за жизнь с помощью систем жизнеобеспечения. Воздух слишком разрежен, чтобы дышать», — Голос ершился цинизмом.

— Врёшь!

«Почём тебе знать?» — Словно вспышка боли в затылке. — «Не заплачь только».

— Будь ты проклят!

«Так-то лучше. Выпусти все свои эмоции», — Я ощутил, что моё тело поднимается. — «Давай-ка поставим нас на ноги, ага?»

Я встал, ногами двигала сила, которая была не моей. Наёмники подступали с осторожностью. Отто же подошёл как ни в чём ни бывало.

— Отличная работа, Сарак.

— Зачем ты использовал «жутик»? — Голос мой грохотал, как раскаты грома.

— О, нет. Я же не занимаюсь нелегальными веществами.

«Хлоп!»

Грудь пронзила боль.

— Вот мы и в расчёте, — Жирный гильдеец опустил пистолет обратно в кобуру.

«Больно? Наверняка, больно».

— Ты труп! — Я неуклюже двинулся вперёд, ткнув огнемётом в сторону Отто.

— Что? — Отто повернулся, мои неожиданные действия заставили толстяка подвигать ножками. — Убить его!

Град пуль столкнулся, словно на рыцарском турнире, с волной огня из моего оружия. Меня било по всему телу, горячий металл впивался в плоть. Пули отдавали теплом внутри моего остывшего тела. Не очень-то и больно.

«Вот это присутствие духа!»

Я вспыхнул как факел, огнемёт упал к моим ногам. Люди Отто катались и корчились на земле, пытаясь сбить пламя.

«Давай-ка попляшем».

Несколько оставшихся наёмников кинулись на меня, отрывистые очереди превратились в бешеную пальбу, когда я не рухнул наземь окровавленной грудой.

— Что ты со мной делаешь? — закричал я, болтаясь из стороны в сторону, точно марионетка, которую дёргают за нитки.

«Ты теперь одержим варпом, парень. Это урок за баловство с психической дурью».

Когти, о наличии которых я у себя даже не подозревал, покромсали сражающихся в клочья. Только Лугтекк продолжал драться. Из него хлестали кровь вперемешку с машинным маслом, механические члены забивались его собственными жизненными соками. Скоро и он рухнул в горящую кучу на земле.

Вот и всё. Скоро я умру. Но осталось исполнить ещё один, заключительный, номер.

«Какой номер?»

— Не твоё дело, — отозвался я вслух.

Я сделал пару глубоких вдохов и кинулся к Отто. Тот заверещал и попытался бежать, но я ему не позволил.

— Сарак, возьми мой кредитный значок! Я могу всё исправить! У меня есть друзья в улье. Я могу устроить тебя на работу! — Отто хныкал, как ребёнок.

— Нет, — спокойно ответил я. Я почувствовал боль. — Нет, Отто. Мы оба скоро умрём.

Боль волнами растеклась по телу.

«Что ты со мной делаешь?» — Голос становился всё тише.

— У меня для тебя подарок, Отто, — Я отпустил от себя всё, что мне было дорого, позволил своим эмоциям раствориться в пустоте. Заваливаясь вперёд, я рухнул на Отто сверху, придавив того к земле.

Отто завопил. Оцепенение смерти уже охватывало моё тело.

«Ты умираешь».

— Я знаю, — Я вогнал окровавленную руку в глотку вопящему гильдейцу. И отпустил танцующую девушку…

Глаза мои стекленели. Сознание уходило вместе с последними каплями крови. Последнее, что отпечаталось у меня на сетчатке: исходящий криком одержимый гильдеец, обречённый умирать и гореть до скончания веков.

Гордон Ренни Право прохода

Не переведено.

Саймон Джоветт Схождение

Не переведено.

Нейл Рутледж Сёстры

Не переведено.

Гордон Ренни Обряды

Не переведено.

Талли Саммерс Озеро

Не переведено.

Алекс Хаммонд Крысы в стенах

Не переведено.

Энди Чамберс Инстинкт выживания

Не переведено.

К.С. Гото Спасение

Не переведено.

Мэтью Фаррер Джанкшен

Не переведено.

Лусьен Соулбан Работа по плоти

Не переведено.

Ник Кайм Восставший из мёртвых

Не переведено.

Мэтт Кииф Иноземец

Не переведено.

Майкл Даксбури Фантом-Клаус

Бой перед Дрождеством

Дрождество на пороге, вансааровцы спят.
Не шевелится банда — с десяток ребят.
Юнцы без сознанья, бандиты мертвы:
Их злой Фантом-Клаус лишил головы.
Попалась вся банда в коварный капкан,
Навеки их спать уложил старикан.
Бойцы побежали, но он был шустрей,
Напал из засады подземный злодей.
Так быстро, что мог бы орлов обгонять,
Он ринулся к ним, чтоб клинками кромсать,
Тела раздирая, Фантом-Клаус кричал,
По имени жертв он своих называл:
«Сдох Модан! Сдох Крендель! Сдох Сардон и Триксен!
Сдох Толстый! Сдох Мудельм! Сдох Гектус и Китсен!
А вы, коль хотите спастись от когтей —
Бегите в туннели! Бегите скорей!»
Весь кровью покрыт с головы и до пят,
Красно-белая шапка, пугающий взгляд,
Улыбка — безумней не видел вовек! —
Тут в страхе сбежал бы любой человек.
Как всех победил он, так взялся за дело,
Тела расчленяя любовно, умело.
Кивнул, созерцая кровавый шедевр,
Как будто художником был изувер.
Исчез он. Лишь ветром слова донесло:
“Всех-всех с Дрождеством! Я вернусь! Добрых снов!”

Легенда о Фантом-Клаусе

Аброр Флинтор по прозвищу «Молоторукий» рассмеялся, разрывая цепным мечом грудь своего противника. Жалкая попытка Делакью прорваться в лагерь Голиафов оказалась сущим разочарованием, он-то ждал хорошей заварушки. И все равно они продолжали сопротивляться, как будто действительно верили, что могут одолеть Флинтора и его людей. Когда Флинтор уже готовился наброситься на оставшихся Делакью и прикончить их лично, он услыхал звериный рык и повернулся. К нему скачками мчался монстр невероятных размеров, вытянув навстречу когти.

Флинтор быстро сообразил, что делать, и вскинул меч как раз вовремя, чтобы отбить когти и не дать им вцепиться в лицо. Мутант рухнул наземь, но тут же снова поднялся и со сверхъестественной легкостью заблокировал взмах цепного меча. Ответная атака чудовища была быстрой и свирепой. Оно теснило Флинтора, а тот безнадежно пытался защититься. Когти твари вспороли его ногу, он вскрикнул от боли и потерял равновесие. Флинтор упал, а мутант поднялся над ним во весь рост, готовясь нанести смертельный удар. В последней попытке спастись Флинтор ударил мечом снизу вверх, и клинок миновал когти мутанта, войдя прямо в неприкрытое брюхо. Чувство облегчения быстро обратилось отчаянием: мутант лишь бросил взгляд на цепной меч, торчащий из живота, и без усилия отбросил его в сторону. Прежде чем Флинтор успел отреагировать, когти монстра вонзились ему в шею, и он почувствовал, как его жизненная сила утекает прочь. Чудовище триумфально возвышалось над ним, и лишь тогда Флинтор смог разглядеть своего убийцу, разодетого в роскошную красную шубу с белыми манжетами. На голове покачивалась шапка. Но это ведь не мог быть… не мог быть…

«Хо. Хо. Хо».

Дико оскалясь, Фантом-Клаус вырвал когти из шеи главаря банды. Со смертью лидера Голиафы дрогнули и побежали, оставив лагерь без защиты. Фантом-Клаус подумал о материальных дарах и человеческой плоти, что ждали его в долине за лагерем, и ухмыльнулся кровожадной улыбкой.

В город скоро придет Фантом-Клаус…


Каждую зиму и взрослые, и дети собираются вместе, чтобы отметить некромундский праздник Дрождество. От аристократов, обитающих на высочайших пиках Шпиля, и до подульевиков, борющихся за выживание в глубинах улья, все стекаются друг к другу, поют праздничные песни, дарят подарки и, в общем, веселятся. Несмотря на всеобщую благожелательность, по сей день существует зловещая Дрождественская легенда, от которой все, кто ее слышат, либо фыркают, либо дрожат в ужасе — легенда о Фантом-Клаусе.

Корни этого мифа уходят в глубины веков и в историю самого Дрождества. Десять тысяч лет тому назад, во времена, когда Император свободно ходил среди своего народа, на Некромунде шла великая война, ибо на планету вторглись орки. К счастью для некромундцев, против орочьего Вааагха на просторах Пепельных пустошей вышла огромная армия Имперских Кулаков — легиона Космического Десанта. Как гласят исторические хроники, сам Рогал Дорн, примарх Имперских Кулаков, присутствовал на поле боя. Под умелым командованием Дорна они потеснили орков и заставили их сбежать с Некромунды. В космосе врагов настиг флот Космического Десанта и истребил их полностью. В память о храбрых деяниях Дорна и его десантников был учрежден праздник — Дорново Торжество, название которого со временем сократилось до Дрождества.

Как гласят некоторые (весьма сомнительные) истории, в разгар битвы на Пепельных пустошах появилась небольшая армия мутантов и немедленно атаковала ряды Имперских Кулаков. Хотя смертоносные залпы болтерного огня унесли жизни большинства еретиков, среди них был один, которого не могли сразить даже космодесантники. Это существо имело чудовищные размеры и, подобно фантому, скрывалось между кучами трупов, наваленных на поле боя. Когда оно добралось до линии Кулаков, то начало кромсать их когтями, пробивающими силовую броню, и многие из лучших воинов Императора пали в тот день. В конце концов монстр пробился к самому Рогалу Дорну. Дьявольская тварь перемещалась быстро, как ртуть, но Дорн был примархом, воплощением воли Императора, и никто не мог устоять перед ним в тот день. В итоге мутант был повержен, а Дорн торжествовал.

Он занес клинок, чтобы сразить богохульную тварь, но тут ему в голову пришла мысль о жителях Некромунды, чьи дома и средства к существованию были уничтожены вторжением орков. Чтобы восстановить свой мир, им нужна была надежда и что-то, чему они могли бы радоваться. И поэтому Дорн позволил монстру остаться в живых, но за определенную плату. С этого дня и впредь мутант и все его потомство были обязаны собирать материалы, делать из них подарки и раздаривать их всем, кто хорошо себя вел в прошлом году, в канун Дрождества. Искаженное чудовище было наречено Фантом-Клаусом и по сей день носит это имя.

Это, конечно, неплохая сказка для детей, но обширные исследования именитых ученых демонстрируют, что существование Фантом-Клауса — не более, чем выдумка. Взять хотя бы то, что указанное сражение произошло во время Великого крестового похода десять тысяч лет тому назад — просто глупо думать, что это существо и его потомство смогли дожить до наших дней. И все же на нижних уровнях продолжают жить слухи, утверждающие, будто Фантом-Клаус по-прежнему рыщет в глубинах подулья.

Как болтают бандиты, Фантом-Клаусы получают большое удовольствие от выполнения миссии, предназначенной им Дорном; они разрывают на куски одиноких торговцев и забирают все их богатства, чтобы их слуги — карлики-мутанты — сделали из них подарки на канун Дрождества. Очевидно, они боятся, что Дорн может вернуться и покарать их, поэтому до сих пор выполняют его приказ. И поэтому время от времени они вынуждены выбираться из теней, чтобы набрать ресурсов для изготовления дрождественских подарков. В таких обстоятельствах Фантом-Клаусы могут даже явиться к состоятельным главарям банд и предложить им свои смертоносные услуги в обмен на материалы и деньги, на которые можно купить сырье. Немного таких главарей, которым хватило бы отваги отказать.

Есть много бандитов, которые утверждают, будто сражались рядом с такими монстрами (или против них), которые соответствовали описанию Фантом-Клаусов — огромными чудовищами с острыми когтями, идеально подходящими для разрывания человеческой плоти. Они настолько крупны, что могут выдержать град болтерного огня, и достаточно быстры, чтобы нагнать вражеских бандитов и вырвать им глотки, и потому считаются одними из самых свирепых и опасных убийц подулья. Разумеется, все подобные заявления следует воспринимать как признаки безумия, ведь ни один человек в своем уме не может серьезно говорить, что верит в Фантом-Клауса…

Дрождественская схватка

Дверь бара распахнулась, и порыв ветра с воем ударил ее об стену. Ледяной холод пронесся по помещению, и посетителям пришлось похватать свои напитки, чтобы они не упали. Некоторые оказались недостаточно быстры, и сквозь шум ветра послышался острый звон битого стекла, а потом смело и осколки, и лужи выпивки.

На пороге показался силуэт молодого мужчины. На его поясе демонстративно красовались две кобуры, а за спиной театрально развевался длинный толстый плащ. Сзади его озаряло сияние фонарей снаружи, отчего лицо скрывала тень, делая его еще более загадочным. Новости быстро распространялись в Норе Сквоттеров, особенно насчет приезда чужеземцев, но никто не мог узнать фигуру новоприбывшего воина.

Мужчина задержался на пороге еще на миг ради драматического эффекта, но внезапный порыв ветра замотал плащ вокруг его ног и чуть было не повалил на пол. Он пошатнулся, пытаясь восстановить равновесие, быстро просеменил внутрь бара и со всей силы захлопнул дверь. Затем повернулся лицом к собранию завсегдатаев. Помещение полностью затихло, и каждый посетитель сердито смотрел на новичка.

— Извините, — тихо пробормотал Лаксс.

Прошло несколько неловких секунд, прежде чем посетители вернулись к своим напиткам. Троица панков-Голиафов продолжала угрожающе посматривать на Лаксса из своего угла, но в конце концов и они вернулись к своему разговору. Лаксс тихо вздохнул и решил приписать их пацифизм своему угрожающему виду. Хотя, скорее всего, он просто был настолько зеленым новичком, что его убийство не стоило риска привлечь внимание Часовых. Он осмотрел таверну в поисках человека, который был ему нужен, но не нашел никого похожего. Незаметно вытащив фото из-под плаща, Лаксс еще раз сверил изображенное на нем лицо с местными пьяницами, но снова ничего не добился. Он вздохнул, прошел к бару, обойдя пьяного тяжеловеса-Орлока, который ковылял навстречу, и привлек внимание ближайшей официантки. Уродливая девка подошла и встала напротив, глядя на него с отвращением.

— Чего будешь? — пробурчала она отдаленно женоподобным голосом.

— Что самое дешевое, — ответил Лаксс, памятуя о быстро сокращающемся запасе кредитов. Женщина пожала плечами.

— Гной-вода, значит, — сказала она, потянулась куда-то под барную стойку и вытащила стакан с налипшей грязью. Лаксс терпеливо ждал, пока официантка закончит наливать напиток. Наконец, она протянула ему стакан, и он осторожно отпил глоток. Напиток был мерзейший из тех, что ему доводилось пробовать, и после него во рту оставался привкус спирта и мочи. Он сплюнул, а женщина тем временем пошла к другому клиенту, ожидающему обслуживания. Поставив стакан, он схватил ее за руку.

— Мне кое-что от тебя нужно, — быстро прошептал Лаксс. Женщина осмотрела его с головы до пят и стряхнула руку.

— У тебя на меня денег не хватит, парень, — ответила она. Лаксс содрогнулся, но все равно продолжил:

— Нет, мне нужна твоя помощь. Я пытаюсь найти человека по имени Лукас Хольт…

— Никогда о таком не слышала, — честно ответила она, и тогда Лаксс протянул ей фото. Она бросила взгляд на него и рассмеялась.

— А, ты про Чокнутого Люко? — уточнила она.

— Ты его знаешь? — воскликнул Лаксс с волнением в сердце. — Где его найти?

— А мне-то что с этого будет? — парировала она, и он, закатив глаза, неловко сунул ей несколько гильдейских жетонов. Официантка прикарманила жетоны и показала пальцем в дальний угол, где в одиночестве сидел мужчина, которого искал Лаксс, и хлебал свой напиток. Тень от лестницы позади надежно прикрывала его.

— Прямо там, — с фальшивой вежливостью улыбнулась официантка, и Лаксс сердито выдернул у нее фотографию. Неслышно ругаясь на женщину, выманившую у него плату, Лаксс обошел все препятствия забегаловки и приблизился к столу мужчины. Одна рука сжимала стакан, другая витала над кобурой. Мужчина, похоже, его не заметил.

— Ты — Лукас Хольт, — заявил Лаксс, подойдя к столу своей цели. Чокнутый Люко поднял взгляд и тут же вернул его к своему напитку.

— Пошел к фрагу, — четко произнес он.

Лаксс прошел долгий путь, чтобы добраться до этого пункта. Он покинул свой дом в улье, бросив при этом маму, папу и девушку. Все, что он имел, пришлось оставить позади, чтобы начать эту безумную охоту за Риком, так что черта с два он теперь сдастся.

— Я так не думаю, — ответил он гораздо увереннее, чем себя чувствовал. — Я останусь здесь, и ты ответишь на мои вопросы.

— И с чего мне это делать? — сказал Люко и слегка сдвинулся, так что стало ясно видно его кобуру с болтпистолетом. Лаксс подумал о своих возможностях и начал быстро просчитывать альтернативные варианты.

— Потому что я проставляюсь, — пообещал он. Люко фыркнул и вытолкнул ногами табурет из-под своего стола. Лаксс благодарно принял место, а Люко подозвал еще одну официантку.

— Ты откуда? — спросил Люко.

— Из улья. Ван Саар.

Старый ветеран снова фыркнул.

— А выглядишь не как Ван Саар.

— Да и ты тоже.

Люко метнул подозрительный взгляд на молодого собеседника.

— У меня свои причины. Уверен, что и у тебя они есть.

Подошла официантка.

— Что будете, мальчики?

— Что самое дорогое, — весело отозвался Люко. Лаксс мысленно застонал и махнул рукой, чтобы показать, что ему достаточно того, что есть. Люко осушил свой стакан и протянул его девушке, а Лаксс хмуро уставился в свою гной-воду. Официантка ушла, и Люко снова повернулся лицом к Лакссу.

— У тебя есть время, пока я не допью следующий напиток. Чего ты хочешь? — с нажимом спросил он.

— Я ищу человека по имени Рик Нарлон. Мне сказали, что ты — последний человек, который видел его перед тем, как он исчез.

Люко покачал головой.

— Никогда о нем не слыхал.

Лаксс приподнял бровь.

— Может быть, мне отменить твой заказ?

— Ладно, ну допустим, я его знаю. А кому он нужен?

— Я — Лаксс Нарлон, брат Рика. Все последние шесть месяцев я пытаюсь его найти.

Люко кивнул. Тем временем официантка вернулась с заказом — бутылкой относительно качественного пойла. Ветеран выхватил у нее бутыль, хлебнул и посмаковал вкус, прежде чем махнуть девушке рукой, чтобы она ушла.

— Ты похож на Рика, — наконец сказал он с легкой улыбкой. — Правда, пожиже.

— Ты знаешь, где он?

Еще один глоток. После этого Люко поставил напиток и заговорил медленно и серьезно.

— Лаксс, Рик мертв. Я — единственный, кто выжил.

Сердце Лаксса упало от этой новости, и на миг он ощутил давящую тяжесть горя и отчаяния. Но это чувство быстро прошло. Он уже давно ожидал худшего.

— Как это случилось? — тихо спросил он. Воин покачал головой.

— Ты мне не поверишь.

— А ты проверь.

Ухмылка.

— Думаешь, я хочу, чтобы меня опять осмеяли? Ты не хочешь знать правду, парень. Лучше притворись, что Рик погиб в каком-нибудь героическом сражении.

Люко снова протянул руку к бутылке, но Лаксс схватил ее первым.

— Расскажи, — настойчиво потребовал он. — Я зашел так далеко, что я обязан это знать. Пожалуйста. Ради Рика.

Люко помедлил, потом пожал плечами, сделал еще один глоток и начал свою историю.

— Скажи мне, Лаксс, — спросил он, — ты веришь в Фантом-Клауса?


* * *

Крэг мрачно улыбнулся, застрелив кавдорского бойца на балконе. Его стаббер взревел, когда он повернулся к следующей непосредственной угрозе. Пара молодых людей в красно-синих одеждах выскочила из-за угла, поднимая пистолеты дрожащими руками. Несколько выстрелов из пушки Крэга обратили их в бегство, и он побежал следом, надеясь разнести их на части. Когда они обогнули стену здания, он понял, что юнцов совсем подвели нервы и что они бегут со всех ног, буквально спасая свои шкуры. И хотя они уже не представляли опасности, Крэг все равно выстрелил и попал одному бойцу в ногу.

Он повернулся туда, где шла битва, и стал осматривать поле боя через балкон, с которого сбросил первого бандита. На уровне земли, где бойцы обеих сторон отчаянно метались от одной кучи обломков к другой, бой между его бандой Ван Саар и врагами из дома Кавдор, похоже, пришел в равновесное состояние. Безумный Чед был занят тем, что пытался заставить новичка привлечь на себя огонь вражеских снайперов. Когда он пинками выгнал юнца на открытое место, раздался треск лазганов, и парень в ужасе помчался к противоположному краю купола. Пока стрелки отвлеклись, Безумный Чед спокойно вышел из-за угла и открыл огонь из болтера. Ему удалось свалить первого снайпера, прежде чем залп крупнокалиберной автопушки заставил его нырнуть обратно в укрытие.

Перестрелка двух банд охватила и верхние уровни руин, но здесь она была более односторонней: эти недо-Искупленцы ни за что не сравнились бы в стрельбе с лучшими бойцами дома Ван Саар. Защищенный прикрывающим огнем своих друзей, Крэг смотрел, как Рик и Люко осторожно крадутся по мосту, ведущему к последнему укреплению кавдорцев. Эти двое имели при себе пистолеты и оружие для рукопашного боя — большие и страшные топоры и булавы, по которым было видно, что их изготавливали с большой заботой, как и по всему снаряжению Ван Саара. Зоркий Крэг заметил, что кавдорская дрянь могла сбежать из своей башни лишь по одному пути — второму мосту в нескольких метрах от него. Он коротко улыбнулся и кивнул подбежавшим к нему Биллу Остроглазу и Оружейному Королю. Сделав жест двоим последователям, он пересек крышу и, крадучись, преодолел ближний мост.

Кавдорцы, возглавляемые Хакрой, заметили, что вокруг них закрывается ловушка, и немедленно обратили огонь на Крэга и его людей. Он припал к полу, и поток лазерных лучей и пуль прошел над его головой. А вот Билл оказался слишком медлительным и получил в грудь несколько выстрелов, которые тут же сшибли его с ног.

Крэг услышал вопли и, уловив момент, глянул вверх. Он нахмурился: крики звучали так, будто ребята Хакры угодили в рукопашную, но Рик и Люко еще находились в нескольких ярдах от них. С кем же они дрались?

Он выкинул из головы недоумение, когда два его храбрейших бойца добрались до врага и, размахивая оружием над головой, врезались в троих кавдорцев. Увидев этот шанс возглавить бой в передних рядах, Крэг вскочил и рванулся вперед. Он выхватил свой цепной меч и нажал на кнопку активации. На его пути оказался кавдорский тяжеловес, и Крэг увидел, как глаза обреченного расширились под золотой маской. Крэг обрушил цепной меч сверху вниз. Инерция его разбега придала удару дополнительную силу, так что клинок разрубил ствол автопушки, неуклюже выставленный навстречу, и врезался в туловище тяжеловеса.

Он поискал взглядом следующую цель, но никого не нашел. Он повернулся направо и увидел, как Рик добивает последнего противника, в то время как Люко ищет другие угрозы. Крэг снова нахмурился: он ожидал, что для захвата башни понадобится тяжкий бой, но нет, она казалась брошенной. Зловещая тишина пала на поле боя, и он спросил себя, почему затихли звуки боя между Безумным Чедом и бандитами Кавдора внизу.

— Где все? — спросил он, ничего не понимая. Он услышал дикий рык, вскрикнул в страхе и повернулся на звук. Перед ним было существо из самых страшных кошмаров. Монстр отдаленно походил на человека, но его гигантский размер и звериные глаза совершенно точно не были людскими. Громадные кривые когти торчали из его пальцев на вытянутых руках и босых ногах, и каждый был столь остер, что мог бы пробить сплошной адамантий. На кратчайший миг Крэгу померещились очертания кустистой белой бороды и покачивающейся на голове красной шапки, но прежде чем он успел разглядеть существо, оно атаковало.

Первым делом оно набросилось на него, и Крэг перекатился вбок, увернувшись от первого взмаха когтей и отбив второй плоской стороной цепного меча. Тварь отскочила назад и, заметив, что остальные бойцы окружают ее, злобно зашипела на них. Она нырнула в сторону и ударила Оружейного Короля — одной лапой разодрала ногу, а другой вырвала здоровенный кусок из живота. Несчастный рухнул, монстр тут же оказался над ним и со злобным гоготом вырвал горло распростертой жертве.

Крэг пришел в чувство и выпалил из стаббера, промахнувшись всего на волосок. Тварь, не обратив на него внимания, бросилась к двум другим, издавая кровожадный рев. Люко сдрейфил и побежал назад, а Рик отважно, но глупо попытался вступить в бой. Он размахнулся топором, но монстр отшвырнул его в сторону. Рик ответил еще одним ударом, но существо просто схватило его оружие за рукоять и вырвало из руки. Крэг и Рик одновременно выстрелили из пистолетов, и мутант взвыл от боли, но прежде чем они успели сделать хоть что-то еще, он контратаковал и полоснул Рика по лицу. Тот рухнул и уже не встал. Кровь хлынула из его изуродованного лица, заливая пол башни.

Разъяренный гибелью своих подчиненных и друзей, Крэг занес цепной меч и ринулся на монстра. Тот ухмыльнулся в предвкушении, нырнул под клинок Крэга и ударил по его пистолету. Это был самый обычный прием, предназначенный для того, чтобы отвести в сторону очередной выстрел Крэга, но монстр был настолько силен, что оружие просто вылетело из хватки главаря. Перехватив цепной меч обеими руками, Крэг взревел и стал рубить направо и налево, нанося все более сложные удары. Монстр медленно попятился, опасаясь крутящихся лезвий, и Крэг поднял моторизованный клинок над головой, готовясь обрушить его на своего злейшего врага.

И тут его пронзил страх: клинок врезался в низко нависший над ним мост. Крэг напряг силы, тщетно пытаясь высвободить оружие. Слишком медленно. В тот краткий миг, что он отвлекся, противник-нелюдь дважды полоснул его когтями поперек торса, а потом вонзил их глубоко в шею. Крег захрипел, и пальцы соскользнули с рукояти цепного меча. Жизнь покидала его тело. На один последний миг он полностью увидел лицо своего убийцы, мрачно ухмылявшееся навстречу.

Бородатое лицо Фантом-Клауса оказалось в дюйме от лица умирающего, и он зашипел на искаженном низком готике.

— Счастливого Дрождества, — оскалился он и с силой вырвал когти из шеи мертвого главаря.


* * *

Лаксс недоверчиво глядел на Люко. По крайней мере, теперь он знал, как тот заработал прозвище «Чокнутый».

— Ты говоришь, что моего брата убил Фантом-Клаус, — уточнил он. — То есть, вымышленный персонаж детских сказок?

Люко, который уже успел снова приложиться к бутылке, громыхнул ею по столу и с яростью уставился на Лаксса.

— Я был там, — прошипел он. — Я был там, когда монстр убил Рика, и Крэга, и многих других хороших парней. Я все это видел, и я клянусь самим Золотым Троном, что увиденное мною в тот день было чем угодно, только не выдумкой.

Он наклонился ближе к Лакссу и перешел на угрожающий шепот.

— Ты слышал эти истории, не правда ли? Байки о существе, что живет с рассвета Империума, которому сами примархи завещали выполнять его кровавые труды? Говорят, что оно составляет два списка. Первый — это список хороших людей, и если ты в него попал, то ты в безопасности, оно тебя не тронет. Но если не попал, тогда у тебя проблемы. Если ты окажешься в списке жертв Фантом-Клауса, то все, конец игре. Нельзя спастись от этих окровавленных когтей и острых как бритва зубов, и от его звериной хитрости. Это существо — идеальный охотник, обезумевший от неутолимой жажды единственной вещи, которая приносит ему удовольствие — человеческой крови.

Люко злобно ухмыльнулся, и Лаксс отшатнулся, чувствуя тревогу. На краткий миг ему показалось, что он услышал голос, принесенный студеным ветром снаружи, и он содрогнулся от страха.

Он оглядел бар, и его тревога преобразилась в ужас. Голос ему не померещился. По всей таверне другие посетители оглядывались на двери и окна, прислушиваясь к чудовищному вою существа, что жило уже много тысячелетий. Как ни странно, только Люко не демонстрировал страха, и Лаксс снова пораженно уставился на рассказчика.

— Не стоило мне тогда сбегать, — горько сказал Люко. — Я должен был понять, что сбежать невозможно. Только теперь, в конце концов, я осознал правду. Он составил свой список. Он проверил и перепроверил его. В город скоро придет Фантом-Клаус.

Энди Хоар Незаконная торговля

Адептус Астра Картографика числила этот мир в своих реестрах под кратким обозначением SK0402/78, однако сами местные называли его «Трясина». Неприглядное имечко для неприглядного мирка, но у Бриель Геррит, дочери небезызвестного вольного торговца Люсьена Геррита и ближайшей наследницы торгового патента семьи Аркадиев, были веские причины его навестить. Скривив уголок рта в алчной ухмылке, Бриель невольно потянулась к тайному карману из нуль-ткани в форменной куртке и небольшому предмету, уютно устроившемуся внутри. Её наряд был похож на те, что носили самые высокопоставленные офицеры Имперского военно-космического флота одного далёкого-далёкого сектора, и уж конечно у неё не было офицерского патента, который давал право носить эту форму. Но это как раз и делало ношение длинного тёмно-синего кителя с блестящими золотыми эполетами и затейливыми галунами ещё более забавным.


— Выходим на посадочную прямую, госпожа, — объявил пилот из кабины, вернув Бриель в настоящее. Дочь вольного торговца сидела в астрокуполе своей «Аквилы» — небольшого челнока, переоборудованного под личный транспорт и отделанного в красно-золотые цвета клана Аркадиев. На самом деле, ей полагалось сидеть накрепко пристёгнутой к своему гравиложу в пассажирском отсеке, но она всегда предпочитала наблюдать за входом в атмосферу собственными глазами, нежели через пикт-планшет. Её пилот, Ганна, доверенный вассал клана, уже много лет назад отказался от пустого занятия возражать привычкам хозяйки.

— Долго ещё? — спросила Бриель через вокс-сниматель. Рёв атмосферы Трясины, пытающейся сжечь внешнюю обшивку челнока, делал обычный разговор невозможным.

— Верхний слой облаков пройдём через несколько минут, госпожа, — откликнулся Ганна. Едва заметные машинные нотки в голосе выдавали самую современную механическую аугментацию, которой его недавно подвергли по его же собственной инициативе. — Приготовьтесь…

Бриель ухватилась за поручни под бронированным стеклом купола и привстала, чтобы видеть, что творится снаружи. В этот момент языки пламени, лизавшие внешнюю обшивку челнока, иссякли, и перед ней открылся весь пейзаж. Поверхность мира внизу пошла вверх — Ганна положил челнок на новый курс. Из кружащейся мути постепенно проступала местность.

— Ну и дыра! — усмехнулась Бриель, резким движением отбросив непослушную косицу, упавшую на лицо. — А где само поселение?

— Пока вне пределов видимости, госпожа, — отозвался Ганна. — И, если позволите сказать, я полностью с вами согласен. Действительно, дыра!

— Хм, — ответила Бриель, устраиваясь, чтобы посмотреть заход на посадку, даже если это будет посадка в самый отвратительный гнойник планеты. Челнок постепенно сбрасывал скорость и высоту — пейзаж становился виден чётче, хотя Бриель не очень обращала на это внимание. Всю поверхность Трясины занимали, в полном соответствии с названием, бесконечные вереницы болот, топей, заболоченных мест и, пожалуй, всего разнообразия на тему вонючей и булькающей грязи. Единственное, что отличало мелководные моря планеты от её материков, так это относительное отсутствие деревьев, но даже на так называемой суше эти кривые, приземистые растения больше напоминали иссохшие руки скелетов, тянущиеся к серому небу. Приятным такое место не назовёшь.

Когда челнок опустился ниже, то и дело взбрыкивая от завихрений атмосферы, Бриель углядела несколько мелких скоплений огоньков среди болот, от каждого из которых до соседнего было не меньше сотни километров. Ухмылка вновь вернулась на её лицо, когда Бриель рассмотрела эти одинокие мерцающие точки. Она в точности знала, что они означают, но это знание она прибережёт на попозже.


В тот самый момент, когда вокс-сеть разразилась потоком машинной трескотни, Бриель засекла то место, куда направлялся челнок. Трясиновка, как его называли некоторые из местных. Другие предпочитали — Поселение. Слово, каким бы сама Бриель его назвала, не очень подходило, чтобы произносить его возле местных, хотя большинство в душе согласилось бы с её определением этого гиблого места, которое в этот самый момент показалось на горизонте. Если сама планета Трясина была выгребной ямой, то её главное поселение там внизу было местом, куда всё это стекалось.

— Три минуты, госпожа, — объявил Ганна. — Передаю коды.

Пока на заднем плане неприятно бормотал машинный код, Бриель смотрела, как растёт, становясь всё ближе, Трясиновка. Первым, что она увидела, был нависший над окружающей местностью каменный столп, на вершине которого, словно на насесте, и ютилось поселение. Столп был природным образованием, хотя выглядел чем угодно, но только не порождением природы. Столп был единственным в своём роде на всей планете, напоминая плоский сверху сталагмит, возносящийся на километр в высоту. На вершине примостилось поселение, чьи самые древние кварталы были построены на макушке, а самые новые опасно цеплялись за самый край. С расстояния город выглядел так, словно гниющий металлолом уложили слоями один поверх другого, хотя вблизи, если уж честно, смотрелось ничуть не лучше.


И Бриель, и Ганна сохраняли молчание, дожидаясь, пока затихнет машинная трескотня, и Бриель ради развлечения попыталась вообразить, не получится ли разобрать что-нибудь из этого атонального потока электронных переговоров. Спустя минуту или около того, в это время челнок продолжал приближаться к разваливающемуся городу, трескотня утихла, уступив место непрерывному скрипучему тоновому сигналу.

— Они приняли коды? — спросила Бриель, не отрывая взгляда от панели управления перед собой. Небольшой планшет для передачи данных показывал строку какого-то текста, но, хотя Бриель довольно сносно разбиралась в таких вещах, код был ей не знаком.

— Полагаю, что приняли, госпожа, — отозвался Ганна, которому черепной разъём позволял читать информацию куда быстрее, чем её можно было расшифровать и передать на панель управления. — Погодите… подтверждено. Сектор три — девять — ноль верхний, — сообщил он, и Бриель увидела, как тот кивнул в сторону быстро приближающегося поселения.

Следуя указке, Бриель увидела, куда показывает пилот, ибо челнок находился сейчас всего в километре от вершины столпа, а Ганна вёл судно кругом по широкой вальяжной дуге. Мерцающий огонь, который горел на макушке тонкой и шаткой с виду вышки, собранной из мешанины металлических опор, на которой вращались многочисленные решетки и тарелки антенн. Когда расстояние сократилось ещё, Бриель сумела разглядеть небольшие фигурки, цепляющиеся за конструкцию, многие из которых держали у глаз приборы наблюдения. И все они явно были хорошо вооружены.


Когда челнок лёг на крыло, Бриель заметила у подножия вышки движение — и, всего на миг, у неё перехватило дух. То, что выглядело, как многозарядный реактивный комплекс, отслеживало приближающийся челнок как минимум дюжиной тупорылых ракет, сидящих в чересчур большом для них контейнере, готовых, только дай, сбить челнок и по-настоящему угробить ей день.

Но, поняла Бриель, на это и указывал Ганна. Если бы реактивная установка собиралась стрелять, то давно бы уже это сделала. Выдохнув, она осмотрела уродливую тушу поселения, пока челнок завершал облёт и запускал маневровые двигатели для посадки. Вблизи открылись подробности конструкции города — и то, что всё это держалось вместе, было настоящим чудом, к которому Бог-Император Человечества не имел никакого отношения. Трясиновку выстроили из причудливой смеси лома, большая часть которого явно была добыта с малых космолётов и наземных машин, судя по хаотичности её внешних деталей. Этот разнобой подпирала и скрепляла перекрученная масса дерева, добытого на болотах далеко внизу, и перевязанная, как казалось, сотнями тысяч метров лозы, опять-таки собранной в окружающих землях.

И на вершине запутанной, невообразимой мешанины этого нецивилизованного строительного искусства сидела приблизительно круглая посадочная площадка метров пятидесяти в поперечнике. Рябая, с пятнами ожогов окружность была собрана из сотен кусков палубного настила, кое-как сваренных воедино; её поддерживал целый лес деревянных и металлических подпорок. По самой площадке, переползая друг через друга, змеились десятки кабелей и шлангов, по краям громоздились кое-как сваленные контейнеры с грузами. Навигационные люмены, утопленные в настил, перемигивались явно в случайном порядке, причём цвет у каждого был свой. Ганна аккуратно вёл челнок, подрабатывая посадочными двигателями, пока корабль не завис на тем местом, которое, видимо, решила Бриель, им выделили для стоянки.


Сверху, из астрокупола, Бриель открывался вид на всю посадочную площадку, и она увидела, что там уже стоят три других судна. Одним был видавший виды старый лихтер «Арвус», и на опытный взгляд Бриель было ясно, что когда-то он принадлежал оборонительному флоту системы, расположенной ближе к краю Галактики от Трясины. Его новый владелец сделал весьма неуклюжую попытку закрасить отличительные цвета судна, которое явно заполучил не самым законным путём, и картина эта вызвала у Бриель саркастическую усмешку.

Корабли такой марки, как второе судно, Бриель никогда прежде не видела вживую, хотя точно встречала их изображения в клановых архивах Аркадиев в Зеаландии. По внешнему виду корабль напоминал массивное насекомое-переростка, чьи фасетчатые глаза-полусферы служили кабиной для пилотов. На крыльях, сейчас сложенных сзади, располагался комплекс антигравов, который придавал малому кораблю такой вёрткости и изящества, что неудивительно, что заполучить его стремились всякие экзотические, а то и просто опасные, личности. Кто был владельцем конкретно этого корабля: барон подпольного мира, могущественный охотник за головами или даже другой такой же вольный торговец, как она сама, — Бриель сказать не могла, однако про себя решила быть осторожнее.

Третьим судном на неровной посадочной палубе была приземистая бронированная коробка челнока, за которым сейчас приглядывала бригада подневольных рабочих, за которыми в свою очередь зорко приглядывала бригада обильно аугментированных и наверняка снабжённых боевыми железами головорезов. Что свидетельствовало о двух основных фактах. Первый: челнок лишь недавно прибыл в Трясиновку, и владелец заплатил за неотложную и быструю перезаправку, чтобы точно знать, что корабль готов к срочному вылету. И второй: человек, на встречу с которым она прилетела в эту гниющую дыру вместо города, прибыл раньше — в точности как она и предвидела.

— Ганна, сажай нас, — приказала Бриель, чувствуя в животе трепет опасности и предвкушения. — Сделаем то, ради чего прилетели…


Не успели они выбраться из «Аквилы» и вдохнуть местной атмосферы, как Бриель встала как вкопанная.

— Чёрт! — выругалась она, когда лёгкие наполнились затхлым воздухом. — Фильтры забыла. Тут воняет, как у орка в жо…

— Возьмите мою маску, госпожа, — прервал Ганна неподобающую для воспитанной леди тираду, отцепил дыхательную маску с шеи и протянул Бриель.

Но та уже шагала прочь от челнока и, пренебрежительно отмахнувшись, крикнула:

— Проследи за разгрузкой!

Разрываясь между беспокойством за хозяйку и выполнением приказа, Ганна ругнулся под нос и торопливо вернулся к открытому выходу пассажирского отсека. На верху короткой сходни стояли две дюжие фигуры, обе — равная смесь машины и живого тела. Биомеханические, со стёртым разумом и пустыми глазами на ничего не выражающих лицах — гибридах металла и кожи, — сервиторы держали между собой тяжёлый бронированный ящик.

— Императив мета-девять, — коротко приказал Ганна. Услышав кодовую фразу от уполномоченного руководителя, сервиторы встрепенулись. — Отслеживать сигнал зеро — зеро, — велел Ганна и отступил в сторону. Безмозглые автоматы промаршировали вниз по трапу чётко в ногу и двинулись за Бриель. Напоследок окинув взглядом челнок, Ганна ткнул руну на светящейся панели возле люка, возвращая пассажирский отсек в герметичное состояние, и отправился следом за хозяйкой.


Металлическая поверхность звякала под тяжёлыми, по колено, сапогами Бриель, и Ганне потребовалось несколько секунд, чтобы её догнать. Рядом с ожидающими челнокам было жарко и воняло тошнотворной смесью топлива, грязи и греха. Зная, что случись с Бриель какая-нибудь неожиданность, её отец найдёт его и скормит помойным крысам в трюмах своего крейсера, Ганна твёрдо решил держаться к хозяйке как можно ближе, хоть по опыту и знал, как сильно это действует ей на нервы.

— Эй, там! — крикнула Бриель кучке палубной обслуги, сражавшейся с толстым топливопроводом, который пыталась присоединить к впускному клапану бронированного челнока, делившего с «Аквилой» посадочную площадку. Когда работяги явно проигнорировали её, решив не отвлекаться от работы, Бриель вскинула бровь и упёрла руки в боки.

Не успел Ганна поравнялся с ней, Бриель уже ринулась в сторону палубной обслуги, но в этот момент пара здоровенных охранников неподалёку шагнула вперёд, чтобы преградить ей путь. Явные братья, эти двое по всей видимости состояли на службе у местного подпольного мира, ибо были обильно аугментированны и так же обильно покрыты наколками, которые свидетельствовали о запутанной сети покровителей, пользующихся их преданностью. Бриель прочла всё это одним махом и тотчас уяснила, что парочка принадлежит одному из мелких сутенёров, который работает отсюда, из Трясиновки.

Кинув внешне небрежный взгляд на тушу бронированного челнока, которым занималась обслуга, Бриель подняла голову, чтобы взглянуть в лицо ближайшему верзиле. «Клянусь всеми святыми, они здесь не заморачиваются с красотой породы», — подумала она про себя.

— Послушайте, мальчики, — начала Бриель сладко, вызвав у обоих скептические взгляды. — Я хочу, чтобы мой корабль посторожили, пока я занята делами в городе. Какие деньги у вас тут в ходу?

Бриель прекрасно знала, какой вид наличности предпочитают местные и сколько попросят, но решила попридержать этот козырь, во всяком случае — пока. После минуты серьёзных умственных усилий один из верзил ответил:

— Сколько нужно сторожей?

— Все, какие есть, — не задумываясь, брякнула Бриель, вызвав безмолвное удивление Ганны. По правде говоря, сколько и чего она выложит местной охране — не имело никакого значения, но следовало произвести нужное впечатление в нужных кварталах.

— Половина бригады занята там, — более разговорчивый из братьев ткнул большим пальцем механической руки в сторону бронированного челнока.

— Плачу вдвое, — ответила Бриель бесшабашно. — Клановыми «черепами».

Верзилы переглянулись, глаза у них явно загорелись, и к безмолвному согласию они пришли за какие-то несколько секунд.

— Половина сейчас, — вмешалась она прежде, чем кто-то из них успел ответить, достала монету, которая стоила больше, чем оба обычно получали за месяц, и показала так, чтобы стало видно обоим. — Половина потом, если сделаете всё, чтобы я была довольна.

— Замётано! — хором ответили братья, явно поверив, что Бриель сдержит слово.

— Тогда оставляю корабль на вас, — Бриель перебросила монету в ладонь ближайшему из парочки. Она проследила, как два громилы отозвали своих дружков и переправили на охрану её судна. Когда парочка в сопровождении сервиторов удалилась, посадочная площадка аж загомонила: местные мордовороты принялись трезвонить о халявной работёнке. Зная, что не подобает смеяться над тупыми людьми, Бриель спрятала лукавую усмешку и двинулась в Трясиновку.


— Святая Терра! — пробормотала она, когда четвёрка вывернула на то, что считалось здесь главной улицей. — Это, на самом деле, ещё большая дыра, чем говорили …

Главную улицу улицей назвать было весьма сложно: она больше походила на ущелье между ветхими, кое-как сколоченными зданиями, и путь по ней представлял собой не прямую и ровную линию, а скакал то вверх, то вниз по многочисленным мосткам, площадкам, лестницам и переходам, соединяющим одно здание с другим. Сами строения представляли собой ветхую смесь листового металла и неподдающихся опознанию кусков машин со всевозможными грузовыми контейнерами, так что недвижимость здесь явно оставляла желать лучшего. Мостками чаще всего служила просто пара брусьев или гнилых жердей с рифлёным настилом или сеткой сверху, кое-как примотанной длиннющими кусками сухой лозы.

Но хуже всего были жители. Каждый свободный пятачок на переходах и мостках занимало трясиновское отребье всевозможного пошиба. У входа в каждую дыру тянули руки попрошайки в рваном тряпье, а в глубине, среди сумрака, тряслись и потели страдальцы с разнообразными химическими пристрастиями. Ворьё и жульё умильно поедало глазами Бриель с её свитой, а накачанные мордовороты и покрытые рубцами наёмники пытались высмотреть в ней скрытую угрозу. Публика побогаче — понятие относительное для такой удалённой адской дыры, ибо по-настоящему богатый отдал бы любые деньги, чтобы только оказаться подальше отсюда, — прогуливалась по мосткам, гордо демонстрируя то носильное богатство, которое могла доверить защищать своей охране, а за полуоткрытыми дверями призывно трепетали ресницами раскрашенные потаскухи.

Глаза Бриель сузились, когда она увидела среди общей толчеи немало мутантов — особей, чьи тела были искривлены и уродливы, а лица больше походили на звериные. Некоторые щеголяли кожей и волосами кричащих расцветок, хотя, вполне возможно, что эффект был искусственным, так как у множества субкультур по всему Империуму была своя, нередко самая причудливая мода. У некоторых были лишние конечности, но за такое могли заплатить — и платили! — лишь самые богатые, ибо требовались услуги самых искусных мастеров плоти, чтобы сделать всё как следует. Так что мутанты были явно настоящие, рождённые в своей генетической ереси.

На многих из более миллиона миров Империума подобным порченым особям светил бы строжайший контроль, а то и зачистка. Разве что, им могли позволить искупить грех нечистоты тем, чтобы провести недолгую и горькую жизнь, безвылазно горбатясь в цехах и литейных какой-нибудь бесчеловечной трудовой тюрьмы, но редко где им дозволялось так выставлять напоказ свои уродливые лица. Лишь в пограничье и за его пределами подобные твари могли расхаживать открыто, не опасаясь кары властей.

Если присутствие мутантов в человеческом мире было редким событием, то тварь, шагавшая по самым верхним мосткам, была самым настоящим явлением. Худое и тонкое существо, отдалённо напоминающее гуманоида, но чересчур длинные, похожие на ходули руки использующее как дополнительную пару ног, передвигалось с некоторым даже изяществом от одного здания к другому. Кожа у него была шершаво-серой и вдоль спины пестрела более тёмными пятнами, а вместо одежды существо носило то, что могло служить только боевой экипировкой: некую форму разгрузки со множеством подсумков и кармашков. Удлинённая голова походила на орлиную, щеголяя тремя парами глаз по бокам и ртом в виде крошечного, похожего на присоску отверстия на конце хоботка. У Бриель захватило дух: никогда прежде она не встречала такую расу и даже не читала о ней за всё время обучения.

Грубый хрюкающий рык с другого перехода тут же оповестил Бриель о наличии ещё одного вида чужаков — и уж этот она повидала весьма на многих мирах. И действительно: неотёсанные зеленокожие варвары свирепствовали на всей изведанной Галактике. Их беззаконные империи порождали огромные очаги войны и смуты, и, следовательно, ни один имперский сектор не был избавлен от их беспрестанных вторжений и миграций. Распихивая в стороны встречных и рявкая на проходящих мимо, кучка здоровенных ксеносов прокладывала себе путь по переходу, опасно цепляющемуся за стенку здания, сооружённого из огромного цилиндра топливного транспортника. Бриель брезгливо скривилась, ибо эти звери были настоящим отребьем вселенной, и подобных им редко терпели даже в таких дырах, полных рецидивистов, как Трясиновка. Городишко упал в её глазах ещё ниже.


Бриель остановилась на относительно открытой галерее, уступив дорогу группе пьяных вдрызг мирских технарей, и окинула взглядом строения и переходы впереди. Потом сунула руку в карман и достала небольшой инфопланшет, тут же ощутив притянутые движением взгляды прохожих, старавшихся не подавать при этом виду. Щёлкнув по руне активации, она разбудила спящую машинку, и на светящейся зелёным поверхности возник грубый план города.

По мере изучения карты, брови Бриель всё больше и больше сходились. Она щедро за неё заплатила, но сейчас, на месте, вдруг оказалось, что карта с реальностью имеет очень мало общего. Информация была куплена у наёмного капитана каботажника, который, как предполагалось, был знаком с местными «дикими» зонами лучше, чем кто другой в этих местах, и капитан ручался своим именем, что карта настолько точная и свежая, насколько это вообще возможно. Бриель позаботилась обзавестись на капитана компроматом и в точности знала, какие из грязных портов межзонья он предпочитает навещать в свободное от службы время. Случись что, его выследят и позволят осознать совершённую ошибку наиболее несовместимым с жизнью способом. Об этом она позаботилась ещё до отлёта.

Однако, несмотря на неточности карты, Бриель всё-таки сумела разобраться, и вскоре стало ясно, что частично причины неточности крылись в постоянных перестройках этой свалки. Не имея для постройки ничего крепче обломков и отбросов, местные вынуждены были менять те части, которые ломались или отваливались со своих ненадёжных мест. Постепенно вырисовалась некая схема, и Бриель смогла наконец сориентироваться. До строения, которое она искала, оставалось всего каких-то пятьдесят метров, просто пока его скрывал запутанный винегрет домов. Чтобы добраться до цели, ей придётся забраться наверх, потом спуститься и перейти по безумной мешанине переходов и галерей, пробираясь сквозь толчею пропитых местных. С чувством холодного ужаса она увидела, что почти наверняка придётся пересечься с орками, и с усталой обречённостью поняла, что неприятностей не избежать…


Взойдя по винтовым лестницам и переходам, мимо кисло бурчащих местных, недовольных тем, что приходится уступать неуклюжим сервиторам, которые двигались сквозь толпу, не особо заботясь о том, кого спихивают с дороги, небольшой отряд Бриель лицом к лицу столкнулся с орками на узком мостике в вышине над главной улицей.

Едва ступив на дорожку и глянув вниз, Бриель остановилась: до неё дошло, что сквозь сетку под ногами видно переполненную улицу метрах в двадцати внизу. Подняв глаза, она увидела, что головной орк тоже остановился. Он хрюкнул что-то остроумное на своём орочьем трём дружкам, и те в ответ громогласно захохотали.

— Что смешного? — окликнула их Бриель, зная по опыту, что орки — показушники и потому уважают готовность к действию и понты гораздо больше, чем слова и раздумья. Самый крупный орк окинул её взглядом пренебрежительно, и Бриель, в свою очередь, воспользовалась возможностью, чтобы осмотреть его самого.

Как и большинство представителей своего вида, орк был массивным, ростом выше среднего человека и минимум в три раза крупнее. Короткие мощные ноги выгнуты колесом, туловище сгорблено и расширяется кверху. Бугристые руки длинные настолько, что могут достать до земли, а впечатляюще уродливая голова посажена так низко, что шеи, казалось, у орка просто нет. Зеленокожий был вооружён целым рядом самого разного оружия — от пистолетов до тесаков, — заткнутого за ярко-красный кушак. Наряд варвара представлял собой чудную смесь грубо сшитых лоскутов и кусков, явно подражающих человеческой манере одеваться. Орк носил драный длинный сюртук с потрёпанным, грязным подолом. На голове зеленокожего сидела двууголка, один свинячий глаз-пуговку закрывала повязка.

Бриель ухмыльнулась чуть шире, разглядев ряд медалей и прочих украшений, грубо притороченных на груди орка. Каждая финтифлюшка представляла собой грубо отштампованный значок, который служил для идентификации своего владельца, если знать, как его читать.

— Вали! — рыкнула тварь низким, угрожающим голосом. Ганна бросил на хозяйку опасливый взгляд, но Бриель осталась стоять, где стояла, сложив руки на груди и самодовольно кивнув самой себе.

— Хорошо говоришь! — сказала она, вполне, впрочем, серьёзно. Факт того, что орк умел использовать даже одно слово из имперского готика, указывал, что это уникально одарённая личность. — Для одного из парней Шрамубивца, во всяком случае.

По реакции орка на её заявление Бриель сообразила, что прочла медали-глифы правильно. Это на самом деле был член того же клана, что и вышеназванный военный вождь. Орк тоже сложил руки на груди, явно вторя позе Бриель, — и это простое действие лишь подкрепило догадки Бриель. Подражая людям в манере одеваться и говорить, копируя её позу да и одним своим присутствием в принадлежащем людям поселении, орк выдал свою принадлежность к клану Кровавых Топоров. Что, в свою очередь, означало, что он почти наверняка является соратником военного вождя Шрамубивца — личности, с которой семья Бриель сталкивалась несколько раз в этой области космоса.

— Ты кто? — рыкнул орк. Единственный, светящийся злобой красный глаз смерил Бриель с головы до ног. — Ты адмирал какиво? Вонекрут Третий?

— Нет, — ответила Бриель сухо, — я не лорд-адмирал Аласандре Воннекурт Третий. — Офицер, о котором шла речь, служил на флоте двести лет и славился исключительно большой окружностью талии и необычайно богатой растительностью на лице. Орков, конечно, самыми наблюдательными из чужаков не назвать, но всё же…

— Я Бриель Геррит, — заявила она свысока, усилием воли подавив вспышку раздражения, — из вольноторгового клана Аркадиев.

Орк призадумался, ибо явно узнал имя, несмотря на то, что не мог отличить одного человека от другого. Бриель побарабанила пальцами по руке и бросила Ганне многозначительный взгляд, в котором выразила всю глубину своего мнения о мыслительных способностях зеленокожего. Тут до неё дошло, что шумный говор на главной улице почти затих и десятки обращённых кверху лиц с интересом следят за их беседой. И то, что сейчас здесь произойдёт, может повлиять на весь её визит в Трясиновку. Через некоторое время зверюга глухо рыкнул и прищурился:

— Брал ватагу Шрамубивца? Большая драка на храмовой планете?

— Ну наконец-то! — произнесла Бриель, с облегчением поняв, что орк действительно принадлежал к тому клану, к которому она думала, и был подчинённым вождя Шрамубивца. — Аркадиям требовались услуги вашего клана на Бриганта-Регис. Армия Шрамубивца взяла город и почти его не разграбила, так что все вышли из дела с прибылью, и Шрамубивец сказал моему отцу несколько добрых слов. Ты помнишь, что он сказал?

Теперь замолчала вся улица: сотни местных ждали, чем всё закончится. Бриель не сомневалась, что зеленокожий наёмник затерроризировал уже многих, и немалая их часть страстно желала увидеть, как ему укажут на место. У других, возможно, был шкурный интерес, чтобы с потерями вышла она сама…

— Он сказал, — невнятно проговорил орк: усилия вспомнить слова вождя явно дорого стоили крошечному мозгу, — «Если что нужно, только скажи».

— Так он и сказал, — отозвалась Бриель, приближаясь к развязке разговора. — И сейчас мне кое-что нужно, понял?

— Хочешь кого убить? — наёмник вдруг оживился, почуяв себя снова в своей тарелке.

— Нет, — ответила Бриель, вызвав видимое разочарование у орка. Понизив голос так, чтобы слышно было только тем, кто стоял на мосту, она отчётливо произнесла: — Я хочу, чтобы ты отошёл в сторону и дал мне пройти.

Толпа внизу не слышала, о чём говорит Бриель, отметив лишь продолжительное молчание, во время которого женщина в длинном мундире со сложным макияжем на глазах и по-диковинному заплетёнными волосами, похоже, нагло осадила чужацкого воина в несколько раз крупнее себя, который ни разу не уступил дороги никому за всё своё время пребывания в Трясиновке. По толпе прошла волна возбуждения, кто-то начал предлагать пари. Вскоре ставки были сделаны, деньги тайком перешли из рук в руки — и тут противостояние подошло к своей развязке.

Массивный зеленокожий дикарь кивнул в сторону женщины и рыкнул что-то своим спутникам. Теперь уже в абсолютной тишине толпа явно ждала бурной и крайне увлекательной вспышки насилия.

Но тут орк шагнул в сторону, уступая дорогу Бриель и её свите. Толпа в шоке и негодовании ахнула, несколько разорённых букмекеров дали дёру, ища спасения в ближайших переулках.

— Благодарю, — проходя мимо орка, вполголоса и не без облегчения бросила Бриель, изо всех сил стараясь, чтобы голос не дрожал, ибо сердце у неё груди сейчас грохотало, как барабан. — Шрамубивец с моим отцом будут очень довольны твоей услугой, и, уверена, ты получишь хорошую награду.

Секунду спустя Бриель и Ганна перешли мосток, два сервитора топали следом, а орки двинулись своей дорогой.


— Госпожа, — зашипел Ганна, как только удостоверился, что их никто не слышит, — если ваш отец узнает, что я позволил вам сделать то, что вы только что сделали, он…

— Знаю, — ответила Бриель, пренебрежительно отмахнувшись от жалоб пилота. — Он на тебя прогневается. Только на меня он прогневается ещё больше…

Осознав, что хозяйка говорит о чём-то, что выходит за рамки его осведомлённости, Ганна замедлил шаг и вперил в Бриель мрачный взгляд:

— Могу я узнать почему, госпожа?

— Потому, что это не он нанимал Кровавых Топоров на Бриганта — Регис. Их наняли повстанцы. Мы были на другой стороне.

Теперь Ганна вообще остановился и накинулся на Бриель, совсем спав с лица:

— А что, если бы он…

— Вспомнил о такой мелочи? — оборвала его Бриель. — Я рассчитывала, что он не сумеет отличить одного человека от другого, как не смог отличить меня от этой свиньи — адмирала Воннекурта. У него был выбор: рискнуть навлечь на себя гнев вождя или потерять лицо перед несколькими людишками. К счастью, он решил, что его больше волнует, что подумает о нём босс, а не мы.

Дерзость Бриель оказалась для Ганны настолько вопиющией, что он просто не нашёл, что ответить, так что она выудила планшет из кармана и оглянулась в поисках нужного здания.

— Вон оно, — сказал она, вновь отправляясь в путь. — Ты идёшь?

— Госпожа, я, наверное, лучше… — забормотал Ганна в спину удаляющейся Бриель. — Я, наверное, лучше…


— Стоять на месте, мисс! — потребовал дуболом, охраняющий дверь здания без опознавательных знаков. — Что в ящике?

Бриель смерила его взглядом, меньше чем в две секунды определив, что под потёртым комбинезоном и стёганой курткой на нём надет бронежилет, и вооружён он по меньшей мере одним спрятанным пистолетом. Она бы его уложила, если потребуется, но неподалёку ошивалось ещё трое таких же, видимо, думавших, что ведут себя как ни в чём не бывало, но явно бывших при деле.

— Ничего, о чём тебе стоит беспокоиться, — ответила Бриель, не чувствуя и десятой доли той самоуверенности, какую вложила в голос. — Дай пройти, и у нас всех будет гораздо более приятный день. Ясно говорю?

Дуболом метнул, как он, видимо, считал, незаметный взгляд группе поддержки, и теперь Бриель точно уверилась, что они тоже имеют отношение к охране.

— Я говорю, что в ящике? — повторил охранник свой вопрос уже тише и более грозно, чем в первый раз. Дружки его подтягивались ближе.

— А я говорю, здесь нет ничего, о чём тебе стоит беспокоиться, — ответила Бриель. — Похоже, мы зашли в тупик, да?

— Не совсем, — произнёс дуболом, и три его дружка, точно так же неплохо вооружённые и бронированные, возникли у Бриель и Ганны за спиной. Парочка оказалась в окружении людей, сильно превосходящих её размерами, однако по-прежнему отказывалась подчиниться.

— Послушай меня, — сказала Бриель, понижая голос так, что охранники были вынуждены прислушаться и сосредоточиться, чтобы различить слова. Этому приёму она научилась у особо садистичного наставника, когда росла на Чогорисе: так слушателю волей-неволей приходилось сосредоточить внимание на говорящем. — Сегодня я уже осадила кучку орков, а они были куда побольше тебя. Дай. Мне. Пройти.

Охранник моргнул, не выдержав пристального взгляда. Слухи в городишке явно расходились быстро. «Что неудивительно, — подумалось ей, — учитывая характер обитателей». Охранник метнул взгляд в сторону ящика, крепко зажатого между двух сервиторов, явственно измеряя желание узнать, что внутри, с чувством самосохранения. Он, конечно, мог бы попробовать прикрыться необходимостью проверять, что ничего опасного внутрь здания, которое нанялся охранять, не попадёт, но Бриель знала, что на самом деле охранник надеялся, что в ящике найдётся что-нибудь, что может прилипнуть к его рукам. Что ж, тут он явно ошибся.

Сглотнув комок, дуболом принял решение. Он кивнул дружкам и гораздо неохотнее, чем орк на мосту, отступил в сторону, пропуская Бриель и её спутников внутрь. Сияя театрально приветливой улыбкой, Бриель миновала охранника и позволила Ганне толкнуть видавшую виды дверь, которая, судя по всему, прежде служила кормовым люком на бронетранспортёре «Химера», и шагнула в поджидавшую внутри темноту.


Бриель окунулась в сумрак, который превратился в абсолютную темень, как только охранник захлопнул за сервиторами люк. С колотящимся сердцем она глубоко вздохнула и выпрямила спину, прежде чем шагнуть в неизвестное, чуть выставив перед собой руку. Вскоре оказалось, что пол усеян мелким мусором, однако, на что наступает, она точно сказать не смогла бы, да и не очень хотела, на самом деле, знать.

Секунду спустя Бриель поняла, что слышит приглушённый, но бурный шум откуда-то спереди, и осторожно двинулась вперёд, пока рука не коснулась металлической на ощупь поверхности. Звук определённо шёл с другой стороны того, что, как она решила, было вторым люком, и, прислушавшись, Бриель различила голоса и звуки буйной мелодии.

— Готовы? — спросила она, обращаясь больше к себе, чем к своему преданному вассалу. Не дожидаясь ответа, толкнула люк и впервые увидела изнутри то место, куда пришла, чтобы заработать себе немного на жизнь.


Помещение оказалось куда просторнее, чем можно было предположить снаружи: то, что выглядело случайным нагромождением грузовых контейнеров и ветхих лачуг, на деле оказалось ловко скроенным зданием, внутри которого разместилось заведение, знаменитое, — по крайней мере, в определённых кругах, — на весь местный космос. У него не было официального названия, хотя те, кто был в курсе, именовали его «Палас-Трясиновка» и ещё рядом схожих титулов, в насмешку награждая заведение абсолютно незаслуженной напыщенностью.

Переполненное помещение по сути представляло собой просторный, довольно потрёпанный театр, большую часть которого занимала сцена на дальней стороне в обрамлении огромных завитков грубой, но с претензией вычурной отделки. Сцена сияла огнями, однако её заслоняли висящие в воздухе пласты едкого дыма, так что, ступив внутрь, Бриель обнаружила, что почти не различает происходящее на сцене, хотя сидящая публика, очевидно, прекрасно всё видела. Ряды разнокалиберных и драных бархатных и кожаных сидений, по большей части снятых с самых разных машин, вмещали несколько сотен зрителей. И каждый кричал, улюлюкал и хлопал происходящему на далёкой, скрытой за пеленой дыма сцене.

Глухие звуки, которые Бриель услышала через люк, внезапно оказались настолько громкими, что заставили её поморщиться. Беспорядочная какофония шумной толпы и пронзительные, бешеные коленца, издаваемые невидимым оркестром, соревновались с галдежом, весёлым гомоном и звяканьем питейных сосудов.

Подвинувшись вперёд, чтобы дать Ганне войти, Бриель получше разглядела творящееся вокруг. Вдоль стен шли ряды укромных уголков и стоек, где продавались всевозможные товары, по большей части — алкогольные и, скорее всего, решительно вредные для здоровья, если употреблять их, не приняв загодя лошадиной дозы противоядия.

Вокруг барной зоны расселось разношёрстное отребье подпольного мира. Бриель признала типчиков из сотни пограничных космопортов и путевых станций: свободные от работы экипажи, угрюмые вербовщики, измождённые мирские технари, а среди них — мрачные и напряжённые шкиперы и прочий старший состав. Обслуга лавировала среди тумана, разнося подносы с закусками и напитками и настойчиво выспрашивая у клиентов побогаче, чего бы те ещё желали. От увиденного Бриель брезгливо скривилась, однако какая-то часть её находила весь этот грязноватый балаган некоторым образом привлекательным, хотя выросла она в тенетах Имперского Кредо.

— Это то место? — поинтересовался возникший сбоку Ганна. Сервиторы остались ждать в проходе. — Выглядит как-то…

— Забавно, — перебила Бриель. — И — да, это то место. Не поискать ли нам столик?


— Что-нибудь выпьете, мэм? — через несколько минут после того, как Бриель и Ганна нашли где сесть, у столика возникла официантка. Место было далеко не идеальным, но, если дело пойдёт как надо, всё равно очень скоро его придётся сменить. Сервиторы стояли прямо у неё за спиной, привлекая многочисленные взгляды украдкой сидящих вокруг. Взгляды рассказывали Бриель, кто есть кто, и зачем сюда пришёл. Многим действительно хотелось знать, что в ящике, однако ещё больше было тех, кто делали всё, чтобы глядеть в сторону, осознанно пытаясь слиться с толпой и не привлекать внимания. «Эти — опасные», — подумала она с кривоватой усмешкой.

— Хм? — снова откинувшись назад в потёртом мягком сиденье и уперев локти в спинку, Бриель в последний раз оглядела толпу перед тем, как ответить на вопрос официантки.

— Вряд ли у вас найдётся эридийский ор-д’аж? — спросила она, прекрасно зная ответ.

Официантка тупо уставилась на неё в ответ, и Бриель на миг заподозрила, что девчонка подверглась какой-нибудь предлобной нейрохирургии, хотя на лбу у той никаких видимых шрамов не было.

— Ганимедский мар? — продолжила она ехидно. Продолжающееся молчание официантки её только раззадорило. Бриель даже подумала, не находится ли та под влиянием какого-нибудь ксеноса, как те жрецы на Бриганта-Регис…

— Азуав? — наконец спросила она, поняв, что никакой забавной реакции не дождётся.

— Конечно, мэм, — откликнулась официантка. — Терранского урожая? Запаянное в пустоте для придания богатого букета?..

Бриель сузила глаза, а Ганна смущённо откашлялся.

— Две порции того, что у вас есть, — наконец сообщила она, слегка выведенная из себя неожиданным ощущением, что издевались как раз над ней. Прежде, чем она успела сказать что-нибудь ещё, официантка исчезла в толпе, оставив Бриель с Ганной наслаждаться большой сценой, занимающей немалую часть заведения.

— Госпожа, — позвал Ганна. Было очевидно, что он снова решил выговорить ей. В той мере, в какой может посметь лишь столь ценимый вассал, — мы на самом деле хотим привлечь к себе столько внимания?

Бриель широко ухмыльнулась, усаживаясь поудобнее в ожидании заказа.

— Да, Ганна. Именно этого мы и хотим. А сейчас, может, ты уже расслабишься?

При этом Бриель закинула ноги на низкий столик, скрестив тяжёлые сапоги, и попыталась разобрать, что происходит на золочёной сцене. По всему Империуму виды развлечений так сильно разнились, что часто было чертовски трудно расшифровать происходящее: каждый стиль основывался на таком количестве разнообразных культурных идиом, что посторонние почти ничего не могли понять. Даже для тех культур, которые не были привязаны к одному месту, Галактика была настолько огромна, что то, что развлекало одну публику, было совершенно непроницаемо для другой. Но, как бы там ни было, Бриель выросла в по-уникальному свободной и много путешествующей культуре клана вольных торговцев и конечно же считала себя человеком широких взглядов в таких вещах. Однако, то, что разворачивалось на сцене перед ней, довольно сильно отличалось от всего, что она видывала прежде.


Сцену заслоняли плавающие слои дыма, который подсвечивали красным, лиловым и багряным ряды люменов на рампе, но, по мере того, как Бриель смотрела, дым уплыл в сторону, превратив размытые пятна в нечто поразительно чёткое. Посереди сцены стоял невообразимо высокий, худой как скелет мужчина, одетый в диковинный костюм, составленный, похоже, из сотни разных предметов одежды, надетых как попало. На голове у него торчал высокий цилиндр; глаза, благодаря паре тяжёлых промышленных очков со вставленными увеличительными стёклами, казались выпученными, как у рыбы. В одной руке человек держал древний бронзовый вокс-рожок, а другой жестикулировал в сторону ещё примерно десятка фигур, деливших с ним сцену.

На сцене проходило что-то вроде выставки: экспонатами служила группа мутантов, чьи тела были настолько деформированы генетическими отклонениями, что на любой цивилизованной планете такого пристрелили бы на месте. Да и на большинстве пограничных и пропащих миров, вроде Трясины, тоже. Первой реакцией Бриель было схватиться за кобуру на поясе, но она взяла себя в руки прежде, чем ладонь сжалась на рукояти лазпистолета. Понятно, что если мутанты были опасными, то их бы не выставляли так открыто, но такой довод, сказать по правде, звучал не очень убедительно.

Самый крупный из мутантов был здоровенным зверюгой, но Бриель слегка успокоилась, увидев, что лодыжки у него закованы в железо, и тяжёлая длинная цепь уходит за полосатый занавес за сценой. Размерами мутант не уступал огрину — одной из стабильных и более-менее терпимых пород мутантов, которых большая часть Империума признавала дозволенной ветвью фамильного древа человечества. На размерах сходство зверюги с огрином, однако, заканчивалось. Шкура его походила на щербатую древесную кору; руки с накрученными полосами железа представляли собой длинные зазубренные клешни. Морда едва виднелась где-то сбоку от середины груди и состояла из огромной нижней челюсти, массивного лба и угнездившейся в складках кожи между ними пары чёрных глаз-пуговок.

И, словно одна эта зверюга была недостаточно экзотичной, остальные мутанты, собранные на сцене, были столь же уродливы, хотя, по счастью, ни один даже близко не был таким большим. У одного были многосуставчатые руки в три раза длиннее обычных, у второго — три головы и ни одного видимого рта. Один мутант был просто головой на диковинном механическом устройстве, а у другого не было головы вообще: лицо торчало посреди уродливо раздутого живота.

Взмахом руки, который вызвал очередную бурю аплодисментов, похожий на пугало импресарио дал начало следующему акту. Свет погас, уступив слепящему лучу прожектора, и, когда аплодисменты стихли, внимание Бриель привлекло какое-то движение наверху.

В ответ на внезапный шквал хриплой атональной музыки, исходящей из невидимой оркестровой ямы перед сценой, со стропил спустился ярко раскрашенный обруч, в котором изящно устроилась женская фигура, при виде которой толпа сошла с ума совершенно. Ноги у женщины срослись между собой, напоминая рыбий хвост, но это была не самая странная её черта. На плечах женщины сидело две головы, и на каждой выделялись огромные, выпуклые, ярко-алые губы. Никаких других деталей у лиц не было, однако толпа явно видела в этом существе венец женской красоты. Не успела Бриель толком присмотреться, как фигура задвигалась, двусмысленно поводя бёдрами, и обруч начал раскачиваться вперёд-назад, с каждым взмахом пролетая всё дальше над восхищённой толпой. Из толпы тянулись жадные руки, пытаясь хотя бы прикоснуться к объекту своего обожания.

— Наслаждаетесь представлением? — раздался голос за спиной у Бриель. Она застыла, чтобы не показать, что не слышала, как подошёл гость. Фигура, раскачивающаяся в обруче, завораживала — поистине диковинное, гипнотизирующее зрелище, но, в отличие от взгляда, всё внимание Бриель теперь сосредоточила на говорившем.

— Видала и получше, — лениво произнесла она, в то время как Ганна обернулся взглянуть на подошедшего. Бриель выждала несколько секунд и лишь затем лениво повернула голову, одновременно молясь, чтобы прикрытие сработало.

Говоривший, как она и предполагала, бы тем самым человеком, на встречу с которым они прилетели на Трясину. Звали его Барон Разукрас, хотя Бриель так и не сумела выведать, титул это, претензия на вычурность или прозвище. На первый взгляд он показался высоким, худощавым мужчиной неопределённого возраста, но это было лишь поверхностное впечатление. Барон был одет в платье какого-то древнего князька, состоящее из колета, сшитого из яркой переливающейся ткани, рукавов с буфами, пёстрых рейтуз и неправдоподобно большого гульфика, при виде которого на губах Бриель заиграла скабрезная ухмылка. Однако, каким бы диковинным не казался наряд, необычайной внешность барона делал не он. Его лицо.


Барон Разукрас был лоскутным человеком в полном смысле этого слова. Все до единой части его лица были куплены, а чаще — просто изъяты, у кого-то другого и соединены в стоящем сейчас над Бриель человеке. Лицо его представляло собой мозаику, каждый кусочек которой был сращен с соседними. Бриель понятия не имела, что Барон думает о получившемся эффекте, но его никак нельзя было назвать естественным, ибо в лице его не было ни единого совпадающего фрагмента. Но тут до неё дошло, что, скорее всего, в этом и смысл. Барон, видно, специально хотел добиться эффекта эдакой макабрической эксцентричности, чтобы заранее ставить тех, с кем имеет дело, в проигрышное положение.

Источник Бриель сообщал, что эффект не ограничивался лицом барона, и каждый орган его тела был взят от кого-то другого, чтобы создать, как Разукрас хвастался болтливым потаскушкам, что согревали его по ночам, яркий образчик всего человечества в целом. Сама Бриель ничего такого в этом не видела.


Скривив неравные губы в приторной улыбке, барон коротко согнулся и вычурным жестом указал на затемнённый альков под охраной нескольких дуболомов того же типа, с которым она имела дело на входе. Поднимаясь, Бриель не могла не заметить взгляд, украдкой брошенный бароном на ящик, зажатый между двух сервиторов.

— Не уединиться ли нам в более приватном месте, мадам Геррит? — предложил барон. Проходя мимо, Бриель не могла также не заметить взглядов украдкой, брошенных в её сторону из публики. Многих мучило нездоровое любопытство, но ядовитые взгляды парочки богато одетых дам неподалёку заставили её сердито нахмуриться: ясно, что эти две особы приняли её за очередной лакомый кусочек, подобранный бароном для развлечения.

— Идём, Ганна! — резко велела Бриель. Тут вернулась официантка с азуавом и гаденьким блеском в обыкновенно пустых глазах.

В сопровождении троицы явно снабжённых боевыми железами личных дуболомов, барон Разукрас повёл Бриель с её спутниками через переполненное заведение. Толпа расступалась перед ними, даже не пикнув. Бриель переборола желание пощупать карман под кителем на груди и заставила себя успокоиться. «Я знаю, что делаю! — сказала она себе. — Шагаю прямо в капкан, вот что я делаю, но в этом и смысл всей этой маленькой экспедиции…»


Наконец передний дуболом подошёл к арке входа, украшенной по замыслу какого-то безумного художника кичливым и вычурным убранством, и развернулся, поджидая остальных. Воспользовавшись коротким моментом, Бриель осмотрелась, точно зная, что скоро им может понадобиться убраться отсюда исключительно быстро, если всё пойдёт не по плану. Невысокая арка вела в укромный кабинет с низким столиком в окружении бархатных диванов. Низко висящая люстра с мерцающими голубым газовыми огоньками давала как раз столько света, чтобы можно было с удобством вести подпольные дела в укромном полутёмном уголке.

— Прошу, — барон посторонился. Дуболом горой возвышался у него за спиной. — Устраивайтесь поудобнее. Но сначала, мадам Геррит, не поймите меня неправильно, если я приму некоторые… предосторожности.

Бриель подозрительно сощурилась, однако решила помолчать, пока не получит хоть какое-то представление о том, что подразумевал барон. «Глаза открыты, рот — на замке», — учил её отец, и неплохо, надо сказать, в этом преуспел.

По кивку барона дуболом, шедший сзади, сунул руку в карман. Бриель затаила дыхание и молча переглянулась с Ганной. Вряд ли Разукрас задумал причинить ей вред, по крайней мере — пока, но она всё равно почувствовала облегчение, когда дуболом не извлёк на свет ничего опаснее ручного сканирующего устройства.

Бриель сглотнула, однако постаралась по мере сил держать себя как ни в чём не бывало, пока дуболом ковылял к ней с основным блоком сканера в одной руке и палочкой-детектрицей в другой. Она приподняла бровь, слегка удивлённая, что такой тупица обладает навыками обращения с прибором. Но, с другой стороны, как-то раз она видела птеробелку, которую научили подавать напитки шишкам из одного небольшого дома навигаторов. Вот только тварь вошла во вторую фазу своего жизненного цикла, превратившись в кровожадное чудовище из зубов и когтей, и перерезала половину семьи ещё до того, как закончили подавать десерт.

— Звиняюсь, мэм, — подходя, пробормотал громила и палочкой указал Бриель поднять руки. Она ощутила волну раздражения и сильное желание врезать дубине коленом между ног. Желание становилось тем сильнее, чем дольше он водил палочкой вдоль тела; основной блок при этом булькал и попискивал. Даже когда машина мелодичным звоном возвестила, что скрытого оружия не найдено, дуболом продолжал водить палочкой по Бриель, пока хозяин его намекающее не кашлянул, после отчего громила шагнул назад с глумливой ухмылкой на уродливой гроксовой роже.

— Чисто! — объявил ухмыляющийся бандит и заковылял к Ганне, правда, с гораздо меньшим энтузиазмом. — Подними! — велел он, но прежде, чем пилот успел поднять руки, вмешалась Бриель:

— Он сильно аугментирован. От него ваша штука завопит даже на самой низкой чувствительности.

Дуболом замялся и взглянул на барона.

— Тогда он может подождать здесь, — объявил Разукрас, и от тона его голоса по спине у Бриель побежали мурашки отвращения. — О нём хорошо позаботятся. Это я вам обещаю. Мадам Геррит, пойдёмте?

Бриель встретилась глазами с Ганной — пилот незаметно кивнул, подтверждая, что согласен подождать снаружи, хотя явно был не очень доволен тем, что позволяет ей войти в логово барона одной. Твердя себе, что всё пройдёт по плану, Бриель указала сервиторам на вход.

— В этом нет необходимости, мадам, — произнёс барон Разукрас с едва заметным оттенком торжества в голосе.

Сердце в груди у Бриель грохотало, но она сумела удержать голос ровным:

— А как же наш обмен, барон?

— К нашему обмену этот ящик никакого отношения не имеет. Я в этом бизнесе не первый день, знаете ли, и распознать обманку труда мне не составит. Предположу, что предмет спрятан у вас при себе, в каком-нибудь потайном кармане, возможно?

Бриель одарила самодовольного ублюдка лёгким наклоном головы и блеснула щекочущей «эго» оппонента улыбкой.

— Логично, — она согласилась и приказала сервиторам поставить ящик в сторону, после чего вступила под невысокую арку входа.


Не дожидаясь приглашения, Бриель уселась среди бархатных подушек и откинулась назад, стараясь выглядеть как можно более расслабленно. В воздухе сладко пахло благовониями, однако не теми, что жгут в храмах Экклезиархии. Несмотря на внешний налёт роскоши, место это было дешёвым и грязным и пропиталось терпкой смесью греха и скуки.

— Ага! — произнёс барон. Его голос сочился тем, что он явно принимал за утончённость и шарм. К Бриель, случалось, свысока относились мужчины куда получше, но всякий раз она сносила это, только если представлялся случай погреть руки. Сейчас, к сожалению, был именно такой случай.

— Устраивайтесь поудобнее, моя дорогая, и приступим.

Коротким жестом поставив одного из дуболомов у входа, барон уселся за столик напротив Бриель. Мерцающий свет, льющийся из газовой люстры, как оказалось, не только усилил лоскутный эффект его кожи, но и вдобавок выявил тот факт, что глаза у барона разного размера и цвета. И вообще: судя по тому, как он сидел, можно было догадаться, что и ноги у него разной длины, и с суставами что-то не то.

— Боюсь, эридийский ор-д’аж у меня весь вышел, — сказал барон с лукавым блеском в одном глазу — в том, который был поменьше, карий. — Хотя мне как-то предложили амасек начала первого столетия М37 с экваториальных холмов Сан-Леора.

«Опять амасек, — подумала про себя Бриель. — В Империуме миллион миров, и думаешь, что люди могли бы уже попробовать что-то другое …»

— Нет, спасибо, — отказалась Бриель, не очень-то желая рисковать пить то, что перед ней могут поставить.

— Вполне благоразумно, — согласился барон. — Может быть, позже, после того, как покончим с делами, а?

«Да сейчас!» — подумала Бриель зло, но мило ответила:

— Было бы неплохо. И, к слову, о делах…

— Конечно, — отозвался барон, откидываясь на мягкие подушки. По хищному блеску в глазах было ясно, что барон решил разыграть сразу все свои козыри, как Бриель и рассчитывала. — У вас есть при себе вещица. Прошу, положите её на стол так, чтобы я её видел.

Слегка помявшись для эффекта, Бриель жеманно улыбнулась и запустила пальцы в подкладку кителя на левой груди, глядя, как барон провожает её движение разнокалиберными глазами. Ловким движением расстегнув потайной, укрытый нуль-тканью карман, Бриель достала предмет, по форме и размерам напоминающий простое кольцо.

Медленно подавшись вперёд, она положила кольцо на середину стола, затем откинулась обратно, следя за реакцией барона. По блеску в глазу — на этот раз в том, что покрупнее, голубом, — стало ясно, что Разукрас заглотнул крючок.

— Какая у него родословная? — спросил он, прикипев глазами к маленькой вещице.

— Его вывезли с одного из вновь открытых храмовых миров к краю от Кольца Огня, — ответила Бриель, и, насколько ей было известно, так оно и было.

— Кто? — вопросил барон. В голосе его сквозило нечто сродни вожделению.

— Клан «мясников» из четвёртого квадранта, — ответила она, хотя эта часть рассказа была далеко не бесспорной.

— И вы овладели им каким образом? — плотоядно уставился на неё барон. Маска утончённости и шарма сошла почти целиком. — Расскажите мне, как вы нашли это… чудо.

— «Мясники» заключили контракт с… конкурентом Аркадиев, — ответила Бриель, более уверенная в этой части истории, так как сама присутствовала почти на всём её протяжении. — Но они вышли проигравшими из небольшой войны за торговые права с отделением Ультима Центавра. Это, — она лениво повела рукой в сторону кольца, — было частью соглашения.

— Вы его… пробовали? — барон почти шептал.

«Да ты спятил!» — подумала Бриель. Она прекрасно знала, на что, по слухам, способно кольцо. Говорили, что кольцо было заряжено силой какими-то невероятно древними и, слава богу, исчезнувшими ксеносами, и, будучи надетым, придаст телу носителя новые и абсолютно другие формы. Говорили, что для управления столь глубоким процессом требуется разум величайшей мощи, но результат будет впечатляющим — или жутким, в зависимости от силы воли владельца. И хотя Бриель для себя ещё не решила, насколько правдивы эти слухи, она почти не сомневалась, что барон Разукрас достаточно безумен, чтобы поверить в них и попытаться воспользоваться силой артефакта, — отсюда и сделка с обменом.

«Кстати, про обмен», — подумала Бриель. — Свой образок приготовили? — спросила она, прилагая все силы, чтобы голос звучал как ни в чём не бывало, несмотря на трепыхание в животе. Если бы он сейчас вынул образок и дал ей уйти, Бриель знала принца эльдарских корсаров, который в обмен на эту безделушку был готов уступить целый райский мир.

Однако она знала, что всё будет не так просто.

Оторвав взгляд от кольца на столе, барон Разукрас откинулся на спинку дивана и потянулся к воротнику, как это сделала Бриель пару минут назад. Расстегнув несколько пуговиц на колете и рубашке, он открыл больше, чем лоскутную кожу на груди: на шее, удерживаемый простым кожаным шнурком, светился кулон цвета выбеленной кости — священный образок, за владение которым безумный чужак был готов заплатить целым миром.

— Насколько это для вас дорого? — спросил Разукрас.

«Началось!» — подумала Бриель. Она знала, что барон не сможет устоять, хотя каким-то уголком души посмела надеяться, что здравый смысл в нём возобладает.

— На сколько ты потянешь? — продолжил барон.

— Барон, — ответила Бриель, перебив его в надежде, что Разукрас даст сменить тему, и тем самым избежать неминуемых неприятностей, — я бы лучше…

— Ты бы лучше слушала, моя дорогая, — вклинился он, — чем перебивать. Это так невоспитанно.

Бриель неохотно кивнула, позволив этому глупцу насладиться моментом тщеславия.

— Я решил, что хочу расширить свои дела. Думаю, сейчас самое время приступить к вымогательству.

Бриель вздохнула и возвела очи горе, изобразив, как она надеялась, равнодушное отрешение:

— Ладно, давай. Назови цену.

Небольшой спектакль возымел тот эффект, на который надеялась Бриель: выражение лица у барона моментально сменилось с вальяжной псевдоутончённости на вспышку раздражения. «Странно, — подумала Бриель, — как каждый лоскут у него на лице краснеет по-своему».

— Ты остаешься здесь, — сказал он холодно. Вся притворная цивилизованность с него спала. — Твой отец получит мои требования, когда я решу, на сколько ты можешь потянуть.

— Ты даже выговорить не сможешь, на сколько я могу потянуть, — ответила Бриель тихим и угрожающим голосом. Этот идиот уже начинал злить по-настоящему.

— О, я бы не был так уверен, — сказал Разукрас. — Мне сказали, что торговые пути на восточной окраине уже несколько лет иссякают. Говорят, что там наступает некая тень и миры просто умолкают, по целой системе за раз.

Бриель не сказала ничего. Глаза открыты, рот — на замке.

— Напомни мне, — сказал Разукрас, — откуда Аркадии черпают большую часть своего богатства?

— Ты даже наполовину не понимаешь, что творишь, барон, — Бриель почти рычала, хотя, по правде, было довольно неожиданно услышать, насколько Разукрас знаком с положением её семьи. Это правда, что на восточную окраину наползало нечто, и это нечто наносило ущерб торговым путям, на которых зиждились многие поколения клана Аркадиев, но это была далеко не вся картина.

— Я понимаю достаточно, — огрызнулся барон. — Достаточно, чтобы знать, что твой отец с радостью избавится от кое-каких второстепенных активов, чтобы ты вернулась к нему целой и невредимой.

— Второстепенных активов? О чём ты?..

— Мне известно, что Аркадии владеют половиной Зеаландии. Как насчёт этого для начальной ставки, м?

Бриель остолбенела. С чего этот жалкий подпольный воротила решил, что у него выйдет побороться за владение значительной частью терранской конурбации, она просто ума не могла приложить. Его эго явно несколько превосходило его возможности.

— Хватит! — Бриель пренебрежительно отмахнулась и снова откинулась назад. Затем вдруг закинула ноги на низкий столик, отчего бесценное кольцо ксеносов со стуком покатилось по пятнистому ковру. Разукрас изо всех сил постарался сохранить равнодушие, однако его разные глаза всё-таки проследили за кольцом, пока то не остановилось, а затем вернулись обратно к Бриель. — Я предлагаю тебе один шанс сыграть по правилам, барон Разукрас, потом начнём играть грязно. Понятно?

Губы барона скривились в насмешливой и злобной ухмылке. Значит, играем грязно.

Мотнув головой назад, так чтобы это можно было принять за изъявление высокомерия, Бриель заставила одну из своих затейливо плетёных тёмных косиц упасть на лицо. Потянулась рукой к волосам, но вместо того, чтобы заправить непослушную прядь обратно, сжала её между пальцами и активировала спрятанное внутри небольшое устройство, сделанное расой джокаеро.

— Это, — поведала Бриель барону, — передатчик «земля — орбита».

— Чепуха, — откликнулся барон, правда, облизнув губы с явной нервозностью, — ты не смогла бы протащить его мимо сканера.

— Может, и не смогла бы, если бы твой громила был занят делом, а не моими…

— Ты блефуешь!

— Мой лёгкий крейсер прямо сейчас держит геосинхронную орбиту у нас над головой. Мои шпионы передали расположение некоторого числа твоих владений в болотах, и, пока мы тут разговариваем, по нескольку макробатарей наводятся на каждое из них. Если я не вернусь скоро и с образком, твои владения вбомбят прямиком обратно в Тёмную эру. Дошло?

— Ты блефуешь! — повторил барон и поднялся, точно пытаясь припугнуть.

Глядя прямо в глаза барону и не мигая, Бриель поднесла прядь волос к губам, сжала и произнесла:

— «Фэрлайт», цель «Альфа», огонь.

На одном из лоскутов кожи на лбу барона появилась бисеринка пота. Разукрас, замерший над откинувшейся на подушки Бриель, сжал кулаки в бархатных перчатках. Миг, казалось, растянулся на целую эпоху, и тут на губах у барона заиграл призрак деланной ухмылки: Разукрас явно решил, что Бриель, как он и надеялся, блефует.


Однако никакого блефа не было. Улыбка барона испарилась, как только над Трясиновкой прокатились отдалённые раскаты грома, и низкая, рокочущая дрожь прошла по скале, передавшись через металл и дерево конструкции и заставив люстру качнуться — тихонько, но весьма зловеще.

Разукрас первым нарушил молчаливое противостояние и развернулся к верзиле у входа:

— Узнайте, что это было! Быстро!

— Это была твоя блатхата в двадцати километрах к северу, которую накрыло прямым попаданием орбитальной бомбардировки, — ответила Бриель, не особенно стараясь скрыть издёвку в голосе.

— Что..? — запнулся барон. — Откуда ты..?

— А это, — повторила она, когда второй, куда сильнее, рокот вызвал всплеск панических воплей среди толпы в главной части заведения, — была твоя секретная счётная контора на водоразделе в семидесяти километрах к востоку.

— Ах ты, распутная ведьма! — взорвался барон. Несколько охранников сунулись внутрь с видимой тревогой и замешательством на рожах. Бриель просто улыбнулась и осталась внешне беспечной, хотя понимала, что момент истины вот-вот настанет.

— Отдай мне образок, — объявила она, — и из твоего домика для утех на берегу не сделают лепёшку.

Выпучив глаза в тупом ужасе, барон потянулся к шее и зажал образок в кулак:

— Да ты спятила! Я не отдам тебе…

Во мгновение ока Бриель вскочила с дивана, по-кошачьи перелетела через столик и вцепилась в ошарашенного барона. Оба рухнули на пол беспорядочной кучей, а когда снова поднялись и охрана полезла внутрь с пистолетами в руках, Бриель держала Разукраса за глотку. На одну руку был накручен шнурок, на котором висел эльдарский кулон, сдавливая шею и перекрывая доступ воздуху. Даже сейчас каждый лоскут на лице барона принял свой, отличный от других, лиловый оттенок. Вторая рука Бриель шарила под перевёрнутым столиком в поисках чего-то, всего минуту назад лежавшего на месте.

— Назад, тупицы! — крикнула Бриель, вкладывая в приказ как можно больше властности. — Ганна! Ты там, Ганна? — крикнула она, когда охрана отступила, явно не зная, что, чёрт возьми, делать.

— Здесь, госпожа! — напряжённый голос пилота прозвучал откуда-то из-за стены наёмных мускулов. — Меня тут малость…

— Отпустите его — или ваш босс схлопочет! — потребовала Бриель, одной рукой скрутив шнурок ещё сильнее, отчего барон взвизгнул от внезапного приступа паники, а другой рукой вкладывая небольшой предмет в просторный карман кителя.

— Назад! — сумел выдавить тонким, задушенным голосом барон. — Делайте, как она говорит!

Наступил момент напряжённого и шаткого молчания, затем охрана опустила пистолеты и начала задом отступать из кабинета. Правда, двигались они медленно и явно были готовы среагировать на любое внезапное движение.

Бриель дёрнула за шнурок и толкнула Разукраса вперёд, используя спотыкающееся тело как щит на случай, если кто-то из бандитов решит открыть огонь. Это был довольно бессмысленный шаг, и она скорее полагалась на то, что охрана больше озабочена тем, чтобы сохранить жизнь хозяину, нежели отнять её, однако желаемого эффекта этот шаг, похоже, достиг. Через несколько секунд бандиты очистили кабинет, открыв взору Ганну и сервиторов: лицо первого выражало тревогу, лица последних, как всегда, не выражали ровным счётом ничего.

— А теперь мы уходим! — сообщила Бриель, спиной продвигаясь к выходу. Ганна отдал голосовую команду и вместе с сервиторами отправился следом. Напуганная толпа уже разбегалась при виде такого количества обнажённого оружия.

И в этот момент один из охранников сделал самый опрометчивый шаг в своей карьере. Вскинув обрез арбитрского стаббера, он крикнул:

— Отпусти его, или отстрелю тебе башку…

Закончить фразу этот идиот так и не успел: раздался оглушительный взрыв — и грудная клетка бандита превратилась в дымящее рваное месиво, на которое тот уставился в полном недоумении. Мгновение спустя тупица рухнул на спину. За ним стоял Ганна с наручным болт-пистолетом, прятавшимся под рукавом, готовый пристрелить любого, кто ещё решил подумать о ранней отставке.

— А теперь мы уходим… — сказала Бриель, перетаскивая за шею извивающегося барона Разукраса через порог.


Бегство обратно к посадочной площадке заняло много больше времени, чем Бриель рассчитывала: весь город пришёл в смятение. Жителей перебудоражила не паника, которую посеяла Бриель в «Палас-Трясиновке», а непрерывный поток огненных копий, которые, прошивая свинцовые облака, несли смерть и разрушение, казалось, в совершенно случайные места среди болот, окружающих поселение. На деле, целью каждого залпа служило одно из владений барона, однако остальная преступная братия об этом не знала. Каждый, вплоть до последнего мелкого воротилы, в городе решил, что цель нападения — он сам, а напал на него какой-то заклятый враг, вдруг разжившийся серьёзной огневой мощью на орбите.

Тем не менее, через какое-то время Бриель, её пленник, которого сейчас тащили между собой два сервитора, и Ганна добрались до верха шаткой железной лестницы, ведущей к посадочной площадке. На палубе царила суматоха: бригада обслуги выбивалась из сил, готовя корабль к спешному отлёту, но челнок Бриель, к счастью, остался цел и невредим. Охрана, которую она наняла присматривать за судном больше для того, чтобы заявить о себе среди местной братвы, крутилась неподалёку, больше увлечённая распускающимися вдалеке цветками взрывов, чем своей работой.

Зная, что у её небольшого отряда есть всего несколько секунд, прежде чем их заметят, Бриель кинулась к барону и ухватилась за чужацкий образок у того на шее:

— По-моему, это моё! — и, безжалостно повернув кулак, порвала шнурок.

— К челноку! — крикнула Бриель пилоту. — Бегом!

Ганна и Бриель ринулись вперёд, а сервиторы остались на месте, железной биомеханической хваткой зажав между собой брыкающегося барона. За какие-то секунды парочка добралась до челнока, и сходня пошла вниз, гудя гидравликой. Барон заорал на охранников, чтобы те задержали Бриель и пилота.

Бриель казалось, что сходня опускается куда дольше, чем раньше. Воздух расколол грохот ручного оружия — и пуля со звоном отскочила от корпуса прямо возле головы Бриель, заставив её пригнуться, а Ганна в то время выцеливал стрелка из своего скрытого болт-пистолета.

Очередь стабберных выстрелов слева подсказала парочке, что открытая перестрелка — не самый лучший план, и мгновением позже корпус рядом с тем местом, где всего секунду назад стояла Бриель, изрешетило пулями, высекая фонтанчики разъярённых искр.

К счастью, сходня опустилась достаточно, чтобы Бриель сумела нырнуть внутрь, через пару секунд Ганна последовал за ней и бросился в кабину. Бриель запустила люк на обратный ход. Пули продолжали рикошетить от корпуса челнока.

При звуке выходящих на полную мощь двигателей Бриель повалилась на пол. Голова шла кругом от крепкой смеси адреналина пополам с облегчением. «И ещё от кое-чего», — подумала она, заходясь в припадке злорадного хихиканья.


Подручным барона Разукраса потребовался почти час, что оторвать безмозглых сервиторов с его рук, и к этому времени барон уже истратил всю свою ярость. Шагая обратно в «Палас-Трясиновку», он злился, переживая неудачный поворот событий, а охрана отпихивала паникующих местных у него с дороги. Барон хотел поживиться на слухах, что богатство Аркадиев убывает, благодаря спаду в торговле на восточной окраине, но повезло хоть сохранить жизнь. Дочка Люсьена Геррита оказалась настоящей дьяволицей, но совершила одну серьёзнейшую ошибку: оставила его в живых, оставила за спиной у себя врага. От этой мысли в бароне вспыхнула щекочущая нервы смесь ужаса и желания. Как давно ему хотелось сломить Аркадиев, и как бы он хотел…

Не заметив, как дошёл обратно, барон оказался в своём заведении. Главный зал пустовал, пол усыпали следы панического бегства. Повсюду валялись питейные сосуды и осколки, столы и стулья опрокинуты. Скривив губы в гадкой ухмылке, Разукрас направился в кабинет, решив хотя бы отыскать кольцо, которое Бриель предлагала обменять на эльдарский образок.

Но кольца там не оказалось. «Конечно, не оказалось», — подумал он. Эта гарпия, должно быть, подхватила кольцо в неразберихе, оставив барона с носом за то, что попытался её кинуть.

Сейчас бы не мешало выпить, но, похоже, вся обслуга сбежала вместе с паникующими клиентами. Решив налить стакан самому, барон огляделся в поисках какой-нибудь брошенной бутылки, и тут его взгляд остановился на стазисном ящике, который притащили сервиторы Бриель. «Она ведь сама приказала поставить ящик у входа в кабинет», — вспомнил он, сузив глаза в страшном подозрении…

— Нет! — ахнул барон. Глаза его нервно метались по тёмному и пустому залу. Несколько сшитых рядом лоскутков на лбу начали потеть, один разнокалиберный глаз непроизвольно задёргался. — Нет, нет, нет! — зачастил он, приближаясь к ящику и не сводя глаз с контрольной панели на боку, где красный глазок показал, что стазисное поле только что отключилось. — Ты не могла…

Но она смогла. Три секунды спустя мигающий огонёк сменился непрерывным, и перегруженное ядро плазменного заряда, который был сунут в стазис за миг до разрушения, взорвалось. Барон Разукрас увидел свою судьбу за миг до того, как она его постигла, и предпоследнее, что пришло ему в голову, было проклятие на Аркадиев со всеми их дочерьми. Последним ему в голову пришло неистовое атомное пламя заряда плазмы, ядро которого пошло вразнос. Скромная взрывная волна целиком, но аккуратно уничтожила убогие внутренности «Палас-Трясиновки», снаружи не сделав почти ни царапинки. Для обитателей Трясиновки басовитый рокот взрыва стал ещё более явным доказательством неминуемой гибели и вызвал паническое бегство, во время которого сотни жителей бежали куда угодно, лишь бы подальше от центра своего разваливающегося городка.


В течение многих месяцев после, радиацию внутри выжженной скорлупы «Палас-Трясиновки» смогут вынести лишь самые стойкие из мутантов. К тому времени Бриель Геррит будет уже во многих световых годах отсюда, вполне вероятно, навещая золотистые берега райского мира, который совсем недавно перешёл в её полное владение…

Саймон Джоветт Награда за преданность

Созывающий на вечерню перезвон колоколов ближайшей часовни Экклезиархии искаженно звучал в вокс-динамиках, когда Клейста разыскали. Они только что вошли в бар. Их было трое — все хорошо одеты и отнюдь не для вида. Среди толпы в жилых районах города или ресторанах их вид не бросался бы в глаза, но здесь, так близко к посадочным площадкам, они выделялись среди праздно болтающихся грузчиков и упаковщиков, составляющих постоянную клиентуру «Разделанной свиньи».

Несколько голов повернулись в сторону вновь прибывших, пока они медленно шли в сторону барной стойки — но быстро повернулись назад, чтобы снова разглядывать содержимое бокалов и болтать с собутыльниками. Богатые одеяния незнакомцев не могли скрыть мощную мускулатуру и ту жестокость, что витала в воздухе вокруг них, словно темное облако. Даже Эрнст — вечно пьяный «талисман» бара — не стал предлагать вновь прибывшим бесплатную порцию выпивки.

Стены бара задрожали и, заглушая звуки колокольни, воздух наполнился гулом взлетающего тяжелого грузового челнока, направляющегося с взлетной площадки к висящему на низкой орбите транспортнику Торговой Гильдии. Взлетно-посадочные площадки работали круглосуточно; Эквус III был самым богатым рудой миром на этом краю сегментума, а Праксис был самым богатым из его городов. Но «Разделанная свинья» была не тем местом, где можно мирно и спокойно провести время.

Из своей кабинки в задней части бара Леон Клейст пытался разглядеть в тусклом свете заведения группу солдат Имперской Гвардии, получивших увольнительную с их орбитального судна. Среди гвардейцев, которые получали увольнительные на несколько часов между прыжками в варп, «Разделанная свинья» пользовалась наибольшей популярностью. Но не сейчас.

Клейст опять обратил внимание на барную стойку и увидел, как один из вновь прибывших подзывает бармена. Юноша закончил укладывать стаканы и направился к незнакомцу принять заказ, вытирая попутно руки о передник. Клейст знал, что незнакомец и не собирается заказывать выпивку; ему и его сообщникам нужна была информация.

Пока один разговаривал с барменом, остальные оглядывали зал. Клейст забился как можно дальше в свою кабинку так, чтобы не терять из виду всех троих. Он ощутил, как паника зарождается внизу живота. О чем он вообще думал? Ему следовало держать рот на замке! Он бросил нервный взгляд на дверь зала. Всё, что ему сейчас надо, это шанс…

Рокочущий гул взлетающего челнока заставил зазвенеть стаканы на полках. Ни один из завсегдатаев не обратил на это внимания. Бармен продолжал разговор; Клейст увидел, как он указал на его кабинку. Но все трое незнакомцев в это время смотрели вверх, удивленные воздушным ударом от прошедшего челнока. Один из них сунул руку под пиджак, по привычке схватившись за спрятанное оружие.

Клейст рванул к дверям.

Позади него раздались звуки опрокинутых стульев, крики и звон разбитых стаканов. С размаху открыв дверь, он побежал вниз по короткому темному коридорчику, ведущему в уборную. Дверь за ним захлопнулась, отрезав все звуки из зала.

Прежде, чем упереться в уборную, коридор сворачивал направо. Клейст повернул и бросился к дверям, ведущим в переулок позади бара. Он понимал, что лишь секунды разделяют его и троих преследователей — в зале было не так много людей, чтобы надолго их задержать — но как только он окажется на улице, шансы оторваться от них возрастут.

На бегу Клейст проклинал себя. Если бы он не стал пить ту последнюю рюмку. Если бы пьяная беседа не закончилась смертью старого Годи.

И если бы он не начал болтать лишнее.

Ударом рук он распахнул дверь в конце коридора и очутился в заваленном мусором переулке. Отсюда он мог направиться налево, пересечь главную улицу и побежать домой — хотя лишь Император знает, что сказать жене — или направо и вернуться к посадочным площадкам. На входе к ним было местное подразделение Арбитрес, но Клейст не хотел рисковать, ведь планетарные представители Имперского закона могли слишком глубоко залезть в его деловые связи. Больше всего ему хотелось оказаться сейчас на каком-нибудь отдаленном мире. И, к сожалению, он был не один.

— Эй, Леон, а я всё это время за тобой наблюдал.

Человек был высок и столь же хорошо одет, как и незнакомцы в баре, и при этом вел себя уверенно, зная, что в случае возникновения между ними конфронтации, все шансы были бы в его пользу. По правой стороне его лица, из-под заглаженных назад песочного цвета волос и до низа узкого подбородка, бежал тонкий шрам. И он был знаком Клейсту.

— Мистер… мистер Крави… — заикаясь, выдавил Клейст. А затем его мир взорвался.


Он не помнил, как рухнул в грязь у стенки. Он еле-еле перевернулся на живот и встал на четвереньки. Рот был чем-то забит — ему казалось, что он наглотался навоза, что покрывал и его одежду. Он сплюнул. Большой сгусток крови шлепнулся на тыльную часть левой ладони. Пока он смотрел на него, смаргивая невесть откуда навернувшиеся слезы, застилающие взор, еще один сгусток присоединился к первому, на этот раз из носа. Подняв дрожащую руку к лицу, он легонько дотронулся до него и ощутил пальцами разбитые хрящи и голую кость. Из глаз вновь хлынули слезы.

— Что, больно, Леон? — над ним кто-то навис. Пара дорогих ботинок стояла в грязи рядом. Клейст поднял голову и посмотрел на человека, разговаривающего с ним.

В лицо врезался кулак. В глазах заплясали звезды и руки подогнулись. Задыхаясь от боли и удивления, он вновь набрал полный рот грязи.

Руки вцепились в плечи и перевернули его на спину. Кашляя и пытаясь подавить приступ рвоты, Клейст взглянул на Михаила Крави, правую руку Альдо Груменна, который был Покровителем у главы Дома Годи, который правил этой частью улья так долго, что никто уже и не помнит.

— Я… Я извиняюсь! — выдавил Клейст. Скользя ногами в склизкой грязи, покрывающей каменные плиты, он пытался отползти от Крави к стене бара, ожидая, что любой удар сердца может стать последним.

— Извиняешься за что, Леон? Извиняешься за то, что пристрелил своих приятелей в Транспортной Конфедерации или за то, что заставил меня сюда спуститься и познакомить твою морду с моими кулаками?

Крави забавлялся, глядя, как он ползет по грязи и садится, прислонившись к стене. Лишь сейчас Клейст осмелился взглянуть в лицо Михаила.

Он увидел, что трое незнакомцев из бара стоят, скрестив руки на груди, чуть позади своего главаря, словно немые свидетели его унижения.

Крави присел на корточки перед Клейстом и упер в него свой взгляд.

— Видишь ли, Леон, до мистера Груменна дошли слухи, что ты беседовал со своими приятелями, и теперь граф Годи мертв, благослови Император его отлетевшую душу. А тебе не кажется, что ты должен выплатить дань… как ты там его назвал… «его спермотоксикозному щенку»? Не так ли?

Слабо мотая головой, Клейст начал бессмысленно протестовать. Крави протянул руку и схватил его за подбородок.

— Это графского внука ты назвал щенком, Леон. Нового графа. Ты думаешь, что из-за того, что граф молод и любит хорошо провести время, он не собирается заниматься делами своей семьи?

— Н-нет, — пролепетал Клейст. По его подбородку вперемешку текли кровь и уличная грязь. Ему хотелось сказать что-то такое, что заставило бы Крави прекратить дальнейшее избиение. — Это… это всё из-за того, что я был пьян.

— Ты знаешь, именно об этом я и подумал, когда мистер Груменн рассказал мне о том, что он слышал. Ты встретился с какими-то своими друзьями и коллегами, ты ел и пил вина немного больше, чем надо, оно дало тебе в голову и заставило тебя говорить нечто сумасбродное, — голос Крави был мягким и понимающим. — Я знаю, что ты не забываешь всю ту помощь, что оказывал тебе старый граф, все контракты, что он предоставлял тебе, как он уговаривал конкурентов, чтобы они не работали на твоих маршрутах. Он дал тебе маршрут поставок от перегонных заводов до взлетно-посадочных площадок, и я знаю, что ты благодарен ему за всё это.

Клейст попытался кивнуть, но рука железной хваткой держала его за челюсть.

— Я знаю, что если бы у тебя было время подумать, ты начал бы уважать нового графа точно также. Может быть, даже больше. Я полагаю, что ты именно за этим приехал в этот отстойник, предпочтя его более лучшим местам близь своего дома: как раз это и обдумать. Я прав?

Крави отпустил его, и взрослый тучный человек закивал как наказанный ребенок.

— Это хорошо, — Крави приглаживал назад упавшие на лицо пряди волос. — Ну а скоро начнется собрание в честь вступления в должность нового графа. Все должны там быть и заплатить дань. И я даже знаю, чья дань будет самой большой, не так ли, Леон?

Клейст снова кивнул. Он почувствовал что-то липкое между ног и понял, что в какой-то момент обмочился как новорожденный. Горячие слезы — уже не от боли, но от стыда — потекли по его щекам.

— Я рад, что у нас сложилась эта маленькая беседа, — Крави сделал жест своим людям, и они выступили вперед, в то время как сам Крави отступил от Клейста. — Мои помощники помогут тебе привести себя в порядок и благополучно сопроводят домой к любимой жене и очень красивой дочери. Собрание состоится послезавтра в комплексе. У тебя еще есть время собрать свою дань в надлежащем виде. Если ты за это время выглянешь из окна своего дома и увидишь снаружи одного из моих людей — не волнуйся. Он будет там для того, чтобы ничто и никто не мешало твоей подготовке.

— В конце концов, — добавил Крави, когда двое его людей подняли Клейста на ноги, — ты должен понимать, что мы делаем это исключительно для твоей же пользы.


Внешний вид Дома Годи ненамного изменился с тех пор как был выстроен в конце Первой эпохи Вендетт, кровавых десятилетий, последовавших вслед за основанием Эквуса III как индустриальной колонии. Это был богатый мир; возможности для обогащения — как законные, так и не очень — были поистине безграничны. Дома, которые однажды взяли под свой контроль темную экономику Эквуса III, поднялись из развязных уличных банд, предпринимателей, разорившихся на законной торговле, утомленных корабельной жизнью матросов с кораблей Торговой гильдии, отслуживших своё имперских гвардейцев, чьи полки сопровождали первых поселенцев.

Первая эпоха Вендетт видела, как закалялась верность в крови преданных, когда банды боролись за положение и власть. Слабые Дома поглощались более сильными, лучше организованными, или же попросту истреблялись. Те, кто наблюдал лишь за тем, как растут шпили и башни быстро расширяющихся городов Эквуса III, или как увеличиваются огромные богатства за счет процветающей торговли очищенной рудой, не осознавали, что в тенях ведется такая война.

Франц Годи, первый граф, понимал, что в этот раз его Дом близок к исчезновению. И решил, что не может позволить этому случиться. Строение, возведенное на берегу озера на окраине Праксиса, за стенами, отмечающими границы улья, большинство конструкций которого было ниже уровня земли и обнесено высокими стенами, образующими шестиугольник, и было результатом этого решения.

Вторая эпоха Вендетт была потише, не такой кровавой, отмеченная лишь убийствами и редкими схватками за территории. Словно игроки в некую заумную интеллектуальную игру, графы оставшихся Домов направили своих уличных бойцов против конкурентов, получая контроль над незаконным бизнесом в одной области, и теряя её в другой. Если Первая эпоха длилась десятилетия, то Вторая — века.

Бруно Годи был еще молод и амбициозен, когда стал очередным графом. Шло время, он видел, как убили обоих его сыновей — один погиб от клинка убийцы, второй от выстрела на углу улицы — и пришел к выводу, что за все время Второй эпохи Вендетт произошла одна единственная настоящая катастрофа: нажива.

К концу Первой эпохи Вендетт малоперспективный Дом Годи стал одним из самых влиятельных преступных Домов в Праксисе. Когда граф Годи говорил, люди слушали. Для Бруно стало приятной неожиданностью то, с какой готовностью остальные графы соглашались с ним. Бесконечные вендетты, используемые при ведении дел, опустошили фонды и людские ресурсы Домов. Единственным решением стал мир, на который все согласились. Ритуалы и уважение должны были придти на смену ножам и пистолетам. И после этого каждый Дом мог сосредоточить свои усилия на взимании дани с тех, кто работает на его территории; насилие может быть направлено лишь против тех, кто не согласен её платить. После длительных переговоров Второй эпохе Вендетт пришел конец за длинным столом в подземном святилище поместья Годи.


— Граф Годи, в честь памяти о вашем дедушке — пусть Император благословит его душу — и вашего вступления в должность, я преподношу свою дань.

Дрожащими руками Леон Клейст положил инфопланшет на полированную поверхность длинного стола. Виктор Годи, бледнокожий и с острыми чертами лица, одетый в костюм темно-красного бархата с высоким воротом, потянулся вперед и подобрал планшет худой наманикюренной рукой. Нажатием пальца он заставил экран ожить.

Комната была отделана панелями темного дерева и едва заметно освещена; подсветка экрана осветила лицо Виктора бледно-зеленым свечением. Прочитав то, что было написано на экране, он приподнял брови и передал планшет человеку чуть постарше его, стоящему по левую сторону у его плеча — Филипу Бреку, бывшему младшему члену внутреннего круга умершего графа и компаньону Виктора при посещении злачных мест Праксиса, а ныне возведенному в роль графсбератора, самого ценного советника графа.

— Вы оказались самым щедрым, — тихо сказал Годи. — Исключительно. В память о своем любимом дедушке, я говорю вам спасибо.

— Это честь для меня, — скрывая своё волнение, Клейст ответил громче, чем необходимо. Крави и его босс Груменн, стояли у него за спиной по сторонам двери, наблюдая за данью с их части улья. Клейст был последним; он чувствовал, как их взгляды жгут его спину. Перед тем, как провести Клейста и других по длинному коридору в святая святых, Крави проверил список и показал его Груменну.

Тот оценивающе присвистнул — и было от чего. Клейст избавился от более чем трети своего имущества, чтобы эта непомерная дань могла точно избавить его от дальнейших избиений.

— Дом Годи не забывает своих друзей, — Годи кивком указал на дверь, давая понять, что разговор закончен. — Альдо, останься ненадолго, — добавил он, как только Клейст сделал неуверенный шаг назад и развернулся. Крави шагнул вперед, открывая перед ним дверь. Как только Клейст вышел, Крави поклонился и самодовольно ощерился улыбкой хищника, прежде чем проследовать за ним и закрыть за собой дверь.

— Ты всё правильно сделал там, Леон, — промолвил Крави, пока они шли в одиночестве обратно по коридору. Стены здесь были отделаны теми же самыми панелями темного дерева, что и в кабинете графа, но тут был еще и ряд ниш, в каждой из которых на каменном постаменте стоял бюст одного из давно почивших графов. Крави шел в ногу с Клейстом, на шаг или два позади него, и в его голосе сквозила угроза: — Есть еще одна вещь, о которой я хочу спросить тебя.

— Твоя дочь — как она к этому отнеслась?


— Граф доволен тобой, мой мальчик, — Груменн моргал, пока глаза не привыкли к яркому послеполуденному свету. Второе из солнц-близнецов Эквуса III медленно опускалось к верхушкам деревьев, которые росли по берегам озера. Он нашел Крави стоящим на вершине одного из зубцов шестиугольной стены, окружающей поместье. За все те годы, что прошли с момента её возведения, никто не пытался проломить её, но эта многометровая каменно-пласталевая громада казалось, могла бы выдержать небольшую орбитальную бомбардировку.

— Да? — голос Крави звучал спокойно и равнодушно, но Груменн знал, что это только притворство. Он вспомнил вспыльчивого юного ловкача с улицы, которого поймали при воровстве ликеров из машины, принадлежавшей одному из торговцев под покровительством Дома Годи. Его уже обработали люди Груменна, но он все еще вызывающе дерзко смотрел на него глазами с избитого лица. Обычно Груменна не беспокоили по таким пустякам, но Крави был сыном другого торговца, которого защищал Годи. Очевидно, паренек увидел людей Груменна, их дорогую одежду и машины, и решил, что их работа является более привлекательной. Груменн поймал себя на мысли, что он восхищается характером парня, и решил дать ему шанс обучиться делу изнутри.

— Вы не пожалеете об этом, — сказал тогда Крави сквозь сжатые губы. Груменн громко засмеялся — даже теперь, когда большинство людей были бы просто благодарны за то, что еще живы, этот парень пытался наехать на него! Но Крави сдержал свое обещание: Груменн никогда не пожалел о том, что взял его.

— Граф спрашивал о дани Клейста, — сказал Груменн. Достав из кармана шелковый платок, он промокнул на лбу пот, выступивший после подъема на стену. Он был уже стар, старше, чем мог признаться даже самому себе. — Я сказал ему, что ты надавил на лучшие природные черты Леона. Ему это понравилось. У него на уме что-то есть, скажу я тебе. Теперь, когда старый граф мертв — благослови его Император — он будет по-другому смотреть на вещи.

— Смотреть на вещи как? — на этот раз в голосе Крави безошибочно угадывался интерес.

— Он не сказал, но, когда я уходил, кто-то еще вошел в кабинет через другую дверь. И это был не человек Дома. И с Бреком он вел себя довольно дружественно.

Он похлопал себя по широким отворотам куртки, закрывающим грудь:

— Что-то вот здесь подсказывает мне, что самое интересное еще только начинается.


Когда он нажал на курок оружия ксеносов, отдачи не последовало. На краткий миг Крави испугался, что спусковой механизм дал сбой. Если это так, и всё оружие, что он поставил команде Груменна неисправно, то все его люди умрут здесь, на деповском складе под защитой Дома Райзигер.

И тут тот, в кого он стрелял — громила-силовик Райзигеров — упал на колени, черты его лица расплылись, а верхушка черепа раскололась. Лазпистолет, который он вытаскивал из спрятанной под пиджаком наплечной кобуры выпал из обессилевших пальцев. А затем труп упал ничком и затих.

Напарники жмурика — четверо бойцов, выполняющих очередной обход вокруг владений Дома Райзигер для сбора дани с фирм, работающих под патронажем их Дома — отреагировали на это, выхватив свое оружие с криками гнева и удивления.

Крави и трое его парней уложили их тихими короткими выстрелами из элегантных винтовок. Их гладкие изогнутые линии и длинные тонкие стволы делали их больше похожими на произведение искусства, чем на оружие; ручки, перед которыми выступали вперед изогнутые магазины, похожие на зубы некоего морского чудища, были рассчитаны на стройные руки с длинными, более тонкими пальцами. Это в сочетании с массой — а они были намного легче автомата или болтера — создавало у Крави впечатление, что он держит в руках детскую игрушку, а не огнестрельное оружие, но кровавые куски, разбросанные по полу хранилища, были немыми свидетелями его смертоносных возможностей.

Крави сделал жест пальцами, приказывая своим людям занять позиции по сторонам открытых дверей, и побежал вперед, держа оружие у бедра. Как он и предполагал, еще двое солдат оставались снаружи, охраняя скрытые за секцией склада депо машины. Вытаскивая пистолет, первый из них показался в дверном проеме, привлеченный криками изнутри. Крави выстрелил и головореза отбросило назад с развороченной грудной клеткой. Второй, видя, как упал товарищ, метнулся за угол, уходя с линии огня.

— Стена — там! — Крави указал на металлическую стену сбоку от дверей. Его люди какое-то мгновение смотрели на него озадаченно.

— Стреляйте в чертову стену, — приказал он. Если верить Груменну, то Брек утверждал, что эти хрупкие на вид штучки могли с легкостью пробить легкую бронепластину.

Мужчины сосредоточили огонь своего оружия на металлической стене. К тому времени, как они сняли пальцы с курков, металл стены висел клочьями, и то же было с человеком, лежащим за ней. Двое из людей Крави — Грегор и Руди — уставились на свое оружие с комическим выражением лица и чуть ли не с религиозным страхом.

Откуда-то из депо раздался визг резиновых покрышек. Крави подбежал к дверям как раз вовремя, чтобы увидеть, как машина убитых ими бандитов на полной скорости, виляя, уносится прочь к воротам депо. Опасаясь попасть под колеса машины, деповские работники бросились врассыпную, но успели не все. Занятые ремонтом фургонов и тракторов рабочие отвлеклись, чтобы посмотреть на эту бойню.

Грегор вышел следом за Крави. Он поднял винтовку, прицеливаясь в набирающую скорость машину. Крави положил ладонь на ствол и опустил его.

— Пусть уходит, — сказал он. — Будет нашим посланником. Он видел, как мы управляемся с этим.

Крави поднял винтовку. В солнечном свете радужное сияние завихрилось под её поверхностью. Металл, из которого она была сделана — если это вообще был металл — нельзя было добыть на Эквусе III или на любом другом мире Империума. Глядя на переливающиеся в оружии цвета, Крави испытал трепет — смесь страха и восторга.

— Он скажет своему Покровителю, а тот доложит Дому Райзигер: к власти приходит Дом Годи.


* * *

В святилище под фамильным особняком Виктор Годи выслушивал донесения. Дом Волпоне теряет позиции в доках, поскольку Дом Зайниц теснит их. Людей графа Маленко разбили в районе плавилен — надо будет посмотреть, осмелятся ли они вновь напасть на территорию Дома Годи. Виктор сомневался в этом — до них наверняка дошли слухи об убийстве графа Райзигера, застреленного в своем любимом ресторане во время военного совета. Согласно доклада, из Райзигеров едва ли кто остался, все его ближайшие советники и телохранители стали тушеным мясом, какое очень любил старый граф. А после этого большинство людей из их Дома, Покровителей и лучших солдат перешли на сторону Дома Годи.

Этот смелый шаг — планирование убийства и его проведение — был осуществлен протеже Груменна, Михаилом Крави. Он и его команда напали на фургон для перевозки мебели, направляющийся в этот ресторан, и, переодевшись в форму фирмы, под видом доставки мебели, спокойно прошли через кухню в личный зал Райзигера. К тому времени, как телохранители заподозрили что-то неладное, воздух был наполнен высокоскоростными мономолекулярными дисками. Одним ударом молодой лейтенант Груменна вырвал сердце дома Райзигер. Взращенные в тихие года, безвольные наследники Дома Райзигер не смогли сплотить свои союзные Дома, чтобы воспрепятствовать Дому Годи прибрать себе их территории. Виктор уже приказал известить Крави, что тот по праву признается Покровителем и ему отдается под контроль деповской район, бывший прежде вотчиной Дома Райзигер.

— Я надеюсь, наши товары получили ваше одобрение, граф, — торговец стоял перед длинным столом, глядя на Виктора темными глазами из-под тяжелых век. У него было тоже самое мягкое, неопределенное выражение лица, как и тогда, когда Филип представил его Виктору в салоне «Кожаная Венера» — одном из самых целебных учреждений в районе удовольствий Праксиса. Используя множество вежливых, замысловатых выражений высокого готика, он попросил аудиенции. Виктор, уставший от ночной гулянки и еще больше от выпитого, согласился и оставил Филипа заниматься делами. Торговец явился в назначенный день, один, неся с собой длинный тонкий кейс, сделанный из чего-то похожего на дерево, инкрустированный декоративными изображениями. Это напомнило Виктору о кейсе, в котором его дед хранил свое любимое антикварное охотничье ружьё. Содержимое этого вряд ли могло сильно отличаться.

— Мы были бы просто счастливы, если бы знали, откуда появились эти нечестивые реликвии, — проворчал Фредрик Энджел прежде, чем Виктор успел что-нибудь сказать. Сидевший слева от Виктора Брек стрельнул взглядом вдоль стола на старика, сидевшего справа от графа. Он открыл было рот, чтобы что-то сказать в его адрес, но Виктор поднял руку, призывая Брека к тишине. Энджела, графсбератора своего деда, Виктор держал лишь для успокоения слуг старого графа — убрать его будет легче, когда положение Виктора укрепиться. Энджел не одобрял планов нового графа и средств, которыми он их осуществлял, но преданность семье до сих пор его сдерживала.

— Как я уже объяснял вашему новому графу, — вежливо ответил торговец, словно, не замечая возникшей в комнате напряженности. — Я просто представитель большого концерна, специализирующегося на поставках — мы доставляем необычные материалы тем, кто лучше всех их сможет использовать.

Несмотря на то, что слова адресовались Энджелу, он смотрел на Виктора. Тон торговца был вежлив, мягок, но предельно ясен: он вел дела с новым графом, а не со старым советником. Виктор улыбнулся, почувствовав, что старик рассвирепел.

— Наши корабли наткнулись на дрейфующий скиталец. Его местоположение не имеет значения. Внутри нашлись некие артефакты. А когда до нас дошли новости о вступлении в должность нового графа Дома Годи, нам пришло в голову, что другие могут воспользоваться ситуацией — выступить против Дома, пока новый глава не занял прочной позиции — и предложили наши услуги. Насколько я слышал, дела у вашего Дома идут хорошо.

— Это так, — согласился Виктор. — Несмотря на то, что слова Божественного Императора учат нас с опаской, относится к тому, что изготовлено ксеносами, в действительности это оружие как оружие, ничего более. И гораздо лучше, если это оружие будет в наших руках, чем в руках наших врагов.

Эти слова были сказаны Энджелу, и теперь улыбнулся уже Брек. Юноша практически дословно повторил рассуждения Брека, касающиеся возникших у Виктора опасений при виде изогнутой, с мерцающей поверхностью, сюрикеновой катапульты, угнездившейся внутри принесенного торговцем кейса.

— Когда вы связывались со мной, прося аудиенции, то сказали, что у вас много товаров, которое могут нам пригодиться, — обратился Брек к торговцу и тот кивнул.

— О, да, — ответил он. Виктор подумал, что в первый раз на тонких губах посланника мелькнуло подобие улыбки. — Их намного больше, чем мы сможем вам показать.


Крави получил сообщение во время молитвы. Стоя на коленях в темной и душной от благовоний атмосфере часовни Экклезиархии, он благодарил за свое повышение в ранг Покровителя первого района, который он и его команда вырвали из-под контроля Дома Райзигер. И в том, что они совершили это, была без сомнения воля Императора. Разве не написано в Священных книгах Терры, что Император человечества помогает тем, кто добивается всего сам?

Несомненно, он был тем центром, вокруг которого сосредоточились возможности, которых он достиг за столь короткое время. После смерти графа Райзигер один лишь вид сюрикеновых катапульт оказывал деморализовывающее влияние на людей, сталкивающихся с командой Крави. Он улыбнулся, вспомнив, как Покровитель соседнего района только увидев в руках Крави это оружие, поклялся, заикаясь, в верности Дому Годи.

Не соблазняйтесь изделиями ксеносов, ибо они мерзостны. Эквус III был верным Империуму миром, а Праксис — довольно набожным городом. Как и все остальные жители, Крави знал большую часть Книги Императора наизусть. Для членов каждого Дома планеты регулярное посещение часовни было само собой разумеющимся. И ни у кого не вызывало удивления, если члены конкурирующих Домов Годи, Райзигер или Маленко молились, стоя на коленях рядом друг с другом или с судьей из Арбитрес. Чтобы не происходило на улицах, священная земля, на которой стояли церкви Экклезиархии, считались нейтральной территорией.

Здесь нельзя было отрицать, что оружие, которое разнесло графа Райзигер на кровавые куски, было создано чуждым разумом для чуждых же рук, и возможно, для использования против верных слуг Империума. Опустившись на колени в часовне, Крави задержал дыхание, прежде чем возблагодарить за то, что оно попало в руки Дома Годи. Затем он замер, опустив голову, и с бешено стучащим сердцем ожидая осуждения, как знак того, что он проклят.

Вместо этого он почувствовал на плече руку и знакомый голос прошептал:

— Тебя ожидают в особняке.

Пока они быстро шагали вниз по ступеням часовни в вечерних сумерках, Грегор поведал ему, что Виктор срочно вызвал всех Покровителей. Грегор пригнал к часовне личную машину Крави — блестящую, двухместную и очень мощную, которую он принял как дань от торговца, чьи склады находились на вновь приобретенной территории Крави — для того, чтобы он мог быстро попасть в особняк. Сев за руль, он поручил своему лейтенанту известить Марию Клейст о том, что опоздает на вечернее свидание.

Выехав из ущелий городских улиц на поля и пролески, он посмеялся над своими недавними сомнениями. Не было удара молнии из стропил часовни, вызванного Императором в наказание за то, что он использовал оружие ксеносов. Ни один из жрецов не осудил его с высокого алтаря как помеченного скверной. При всех своих мерцающих странностях это «изделие ксеносов» ничем не отличалось от лазпистолета или болтера.

Когда он подъехал к особняку Годи, второе солнце Эквуса III уже садилось, бросая багровые блики на высокую стену. На зубчатых стенах стояли часовые; изогнутый металл и тонкие узкие дула их оружия сверкали в сумерках.

Особняк за стенами напоминал приземлившийся на посадочное поле транспортник. Крави был одним из последних прибывших Покровителей. Груменн был уже в подземелье, как сообщил ему охранник, когда он спешно подошел к низкому, похожему на бункер строению, которое являлось лишь надземной частью святая святых Дома Годи. Шагнув за тяжелые двери бункера, Крави почувствовал — сердце замирало так же, как и перед убийством графа Райзигер — что он делает еще один решающий шаг к своей судьбе.


Пронзительный визг угрожал взорвать его череп изнутри, когда он ввалился в ванную. Врезавшись головой в косяк, он увидел перед туманным взором звездочки и на ощупь двинулся к раковине.

И вовремя — живот скрутило так, что он чуть не упал на колени, и его сильно вырвало в металлическую чашу раковины. Оперевшись локтями в её край, он жадно хватал ртом воздух. Крави мельком увидел свое отражение в декоративно гравированном зеркале над раковиной — налитые кровью глаза на опухшем и покрытом пятнами лице, обрамленном спутанными потными волосами — прежде чем его снова скрутил спазм, и зеленый поток рвоты брызнул в слив.

На этот раз он смог хорошо отдышаться и издал низкий животный стон. Визг поутих, но колени все еще дрожали также сильно, как и крутило живот. Он боялся, что, если его скрутит в третий раз, руки не выдержат его вес и он окажется на полу в луже собственной блевотины.

Крави сблеванул, закашлялся и выплюнул последний комок желчи. Кажется, больше в желудке ничего не осталось. Он закрыл глаза и сделал глубокий судорожный вздох.

«Должно быть, была какая-то вечеринка, — сказал он себе. — Жаль, что я ничего не могу вспомнить».

Было какое-то очертание в мерцающей звездами темноте перед закрытыми глазами. Темное очертание на фоне тьмы. Её форма представляла собой правильный многогранник. На поверхности было что-то написано…

Когда ноги достаточно окрепли, чтобы не подломиться под его весом, он встал и дотронулся рукой до больного места на голове. Шишка, полученная при ударе об косяк, уже набухала, но это был просто синяк. Сделав еще один глубокий вздох, Крави открыл глаза.

Свет, подобно осколкам стекла, впился в глазные яблоки. Охнув, он часто заморгал и поднятой рукой заслонился от него прежде, чем смог с трудом сфокусироваться на отражении в зеркале.

Выглядел он хреново, так, словно только что встал с кровати после недельной лихорадки. Изо всех сил пытаясь вспомнить события прошлой ночи, он пристальнее всмотрелся в свое отражение. В уголке глаза он заметил нечто, выглядевшее как вытянутая слеза ржаво-коричневого цвета. Он дотронулся пальцем, и она отвалилась. Кровь?

Вокруг ноздрей тоже была запекшаяся кровь. Встревоженный, он повернул голову в сторону. Там её было еще больше — тонкая линия, бегущая от уха до нижней челюсти. Поворот головы в другую сторону. На мочке уха тоже была сухая кровь, выглядевшая как большой коричневый струп.

Что же, во имя Императора, произошло в особняке прошлой ночью? Может, произошла какая-то пьяная ссора? Крави помнил визг, давящий изнутри на череп, словно что-то пыталось пробить себе путь наружу сквозь его голову.

Там что-то было, в комнате. Не в святилище, а в одном из его флигелей. Для этого оттуда даже вынесли всю мебель. Монолит, вырезанный из цельного куска черного камня — многогранник. На его поверхности были отметки — фигуры, символы какие-то — которые едва можно было разобрать, потому что камень, пусть и сильно отполированный, практически не отражал свет свечей, расставленных по периметру комнаты. И там были все Покровители; Груменн приветливо кивнул ему с дальней стороны комнаты. Также были и граф, и Брек, но старого графсбератора Энджела он не припомнил. Рядом с графом был кто-то еще, кто-то незнакомый, с прищуренными глазами и противной усмешкой на тонких губах.

Крави застонал, и судорога вновь прошла по телу. Несмотря на быстрое опорожнение, желудок ощущался тяжелым и раздутым. В голову пришла идея, что выпивка поможет его успокоить — и словно в ответ его снова скрутило и сжало.

Посмотрев в раковину, он увидел, что желтая и зеленая вязкая рвота медленно стекает в слив. Он открыл кран, брызнул в лицо холодной водой и, набрав в сложенные ладони воду, промыл глаза, пытаясь снять режущую их боль.

Похмелье или нет, но надо работать, сказал себе Крави. Как новый Покровитель, он должен показать себя, доказать своим людям и тем, кто платит дань, что у него все под контролем.

Но он не ощущал, что у него всё под контролем. Он не чувствовал, что у него похмелье. Желудок еще раз скрутило. Было такое чувство, что они двигались, как им вздумается, устраиваясь в более удобное положение. Крави посмотрел на свой плоский, мускулистый живот и только тут понял, что абсолютно гол. Он не помнил, как пришел домой этой ночью; не помнил, как раздевался. Проснулся он, весь дрожа, на диване в своих новых апартаментах, отделанных деревянными панелями и с мягким освещением в подражание святилищу Дома Годи.

Разглядывая свой живот, он почти ждал, что что-то начнет двигаться под кожей.

— Нравиться это или нет, но мне надо выпить, — пробормотал он.

Первый глоток ликера вернулся так же быстро, как он его проглотил. Желудок сжимало и крутило, но Крави был упорен. Второй глоток прожег себе путь сквозь помятое горло, но не вернулся. После пятого и шестого глотка из бутылки по телу растеклось приятное онемение, и он почувствовал, что готов встретить новый день. Он принял душ, оделся и вызвал Грегора. Когда тот приехал за ним, Крави взял с собой полупустую бутылку.


— Прости, Михаил, но старик не отвечает на вызовы, — донесся из трубки вокс-устройства голос Гриши Волка. — Он даже отменил все встречи. Не сказал почему. Он выглядит не слишком хорошо, знаешь ли.

Сидя на заднем сиденье бронированного лимузина, который он «унаследовал» от графа Райзигера, Крави знал, что Волк, заменивший его на должности лейтенанта у Груменна, невозмутимый и верный солдат, говорит правду. Он вспомнил удивленный взгляд Грегора, когда открыл ему дверь своей квартиры.

— Он конкретно нажрался прошлой ночью — мы все нажрались, — ответил Крави — так же он ответил и на немой вопрос Грегора.

— Да я уж понял, — сказал Волк со смехом.

— Скажи ему, что я появлюсь завтра, — сказал Крави, затем оборвал связь и сидел в тишине, наблюдая, как городские улицы — его улицы — проплывают мимо тонированных стекол. Что-то ворочалось в памяти: слова графа, произнесенные прошлым вечером, о том, что блестящее оружие ксеносов лишь начало, и что он хочет показать собравшимся Покровителям средства, которые позволят Дому Годи захватить власть над городом на долгие годы.

Что было потом? Потом было пение — сначала на высоком готике, потом на языке, слов которого Крави совершенно не помнил. Он больше походил на шум, чем на слова: щелчки и визги…

При воспоминании о визге внутри головы вновь появилось давление. Дрожащими руками он откупорил бутылку и поднес к губам.

— Куда, Михаил? — раздался по вокс-связи с кабиной, отделенной от пассажира темным стеклом, голос Грегора. Крави в два глотка осушил бутылку прежде, чем ответить:

— Домой.


Груменн не отвечал на звонки еще два дня. То же самое было и с другими Покровителями. Некоторые даже еще не выходили из своих домов после того вечера в особняке. Для тех, чьи территории были под властью Годи уже много поколений, это не было проблемой. Для Крави же было жизненно необходимо показать себя тем торговцам и владельцам магазинов и ресторанов, которые еще недавно платили дань Дому Райзигер.

Алкоголь помогает. Руки перестают трястись и проходят будящие его ежеутренние судороги. Однако и сон безмятежным не назовешь. Воспоминания об омерзительных и зловещих снах витают над ним после пробуждения, слишком нечеткие, чтобы ясно их помнить, хотя их фрагменты внезапно всплывают в памяти в течении всего дня: святилище Годи, лица собравшихся там Покровителей, изящно и чудовищно изменяющиеся, поющие вдалеке голоса, неизмеримо древние голоса, предлагающие силу в обмен на повиновение. В такие моменты Крави всегда тянулся к бутылке.

У выпивки было еще одна польза: она затуманивала разум, позволяя ему не обращать внимания на вопросы, которые грызли его по трезвости. Как оружие ксеносов попало на Эквус III? Как тут очутился этот черный каменный многогранник и что означают символы на его поверхности? Этих вопросов и боялся Крави, потому что уже знал на них ответы.

Оружие это одно. А вот Темные Боги совсем уже другое.

На следующий день он получил повестку и, дождавшись темноты, направился во Дворец Экклезиархии.

Стоя у подножия широкой мраморной лестницы и глядя на огромные двойные двери, украшенные сложным барельефом, изображающим победу Императора над еретиком Хорусом, он поймал себя на мысли, что думает о своем отце. Войцек Крави был набожным человеком, воспитавшим своих сыновей в вере в бесконечную мудрость Императора и никогда не скрывающим своё отвращение к людям, которые приходили собирать дань для Дома Годи.

Но когда они приходили, он был с ними неизменно вежливым и учтивым, и это для Михаила, его старшего сына, было доказательством того, что и они и люди, на которых они работают, имеют власть над его отцом.

Эта власть манила его, перерастая в желание стать одним из них. Поначалу он держал в тайне от отца своё участие в мелких преступлениях, но, когда Груменн принял его в свою команду, Михаил уже не мог уклонится от посещения офиса своего отца. Одетый в новый дорогой костюм и с приобретенным высокомерием человека из Дома Годи.

Он ждал отцовского гнева, но все, что увидел в его глазах — это разочарование. И всякий раз за все эти годы, когда им приходилось встречаться по делам Дома Годи, ни отец, ни сын не признавали своего родства. Лишь один раз Михаил спросил о Эмиле, своем младшем брате, который мечтал вступить в ряды Экклезиархии. Войцек Крави посмотрел на своего сына твердым взглядом и сообщил, что Эмиль принят студентом в Семинариум при Дворце.

Две латунные кадильницы, каждая высотой в два человеческих роста, стояли за главными воротами. Когда Крави проходил мимо них, сильный запах ладана окутал его. Он вступил в длинный проход нефа, и ряды скамеек поплыли мимо него. Люди молились, сидя на них или стоя на коленях, как и многие сотни тысяч подобных им во всех часовнях города. Низкий, еле слышный гул наполнил воздух. Он исходил из хоров в дальнем конце прохода, располагающихся перед высоким алтарем: мольбы о доброте и могуществе Императора бесконечно исполнялись и повторялись меняющимися священниками и послушниками. Хвалебные гимны не прекращались ни днем, ни ночью.

Крави огладывал всё это, пока не заметил того, кого искал: священника, перешагивающего порог железных врат, вделанных в решетку, отделяющую помещение для частных богослужений от остальной части здания. Священник запер врата, нарисовал ритуальный символ защиты в воздухе перед ними и двинулся вдоль бокового прохода. Ускорив шаг, Крави поспешил за ним.

— Отец, — голос Крави был чуть громче шепота. Священник развернулся. Михаил почти ожидал увидеть лицо брата под капюшоном рясы. К счастью, перед ним незнакомый человек.

— Меня зовут Михаил Крави, — сказал он священнику и замолчал. На территории, контролируемой Груменном, а теперь и им, упоминание его имени всегда производило какую-нибудь реакцию. Но не в этот раз. Священник лишь молча смотрел на него.

— Я… я предприниматель и верный последователь Императора, да святится имя Его, — продолжил Крави, уже сомневаясь в правильности своего решения придти сюда. Сюда привел его страх, страх того, что может поджидать его в особняке Годи, в котором он был три дня назад. Этот страх сменился ледяным, ужасным чувством того, что он собирается сделать: нарушить первое правило, с которого начинается обучение пехотинцев Домов, правило, которое он должен соблюдать до самой смерти. Никогда не разговаривать о делах Дома с посторонними.

— Так оно и должно быть, — ответил священник. Крави заметил мимолетную вспышку нетерпения, промелькнувшую в чертах лица служителя. — Император наблюдает за нами, чтобы мы могли спокойно жить под Его защитой от происков нечисти, богохульства и ксеносов. Если вы пришли укрепить свою веру в Его добродетели, то займите место. Обязанности требуют моего присутствия в другом месте, но я пришлю послушника, чтобы он направлял вас в Литании Восстановления.

— Нет!

От неожиданности священник отступил от него на шаг. Крави не собирался повышать голос, но знал, что если не выскажется сейчас, то не выскажется никогда:

— Моя вера сильна. Если б это было не так, то меня бы тут не было. Это… это что-то, о чем вы должны знать. Темные Боги. Они здесь… — он согнулся от боли в животе. Глубоко вздохнув, чтобы сбить позыв рвоты, он продолжил. — Они здесь. На Праксисе. Я видел их.


Церемония началась. Замкнутое пространство флигеля святилища было наполнено звуком тридцати голосов, поющих в унисон. Виктор стоял в центре освещенной свечами комнаты, вместе с Бреком и торговцем, греясь в ощутимом чувстве могущества, которое уже начало проявляться в воздухе.

На приглашение ответили все Покровители, кроме одного. Виктор заметил в каждом нервозность и чувство предвкушения. Он понимал их состояние — тоже самое ощущал и он сам, когда Брек и торговец доставили многогранник, стоящий у него за спиной. Еще были боль и неуверенность, но они прошли. Когда он разглядывал символы на каменной поверхности, он видел лишь свое будущее: невообразимые богатства и власть, о каких даже не могли помыслить все предыдущие графы, и, если верить скрипучим голосам, говорящим с ним из глубин черного камня, бессмертие.

Лишь Крави, новоиспеченный Покровитель, не ответил на приглашение. Его надо убрать и заменить. Виктор послал Груменна, наставника этого мальчишки, выполнить работу. Пение росло, и теперь сопровождалось глубоким, резонирующим тоном, который казалось, исходит из невообразимых глубин прошлого, из измерений, неподвластных человеку. Виктор почувствовал смутную грусть от того, что Крави не разделит с ними будущие богатства.

Внезапная вспышка экстаза смела все мысли из головы. Под треск позвоночника тело выгнулось назад, вдоль позвонков пробежал разряд энергии и взорвался внутри черепной коробки. Перед глазами расплылись буйные краски — человеческий разум был не в состоянии различить весь их спектр. Со сдавленным полустоном нечестивого блаженства он упал сначала на колени, а затем на четвереньки. Нечто внутри билось о его ребра, заставляя корчиться в сладострастном безумстве.

Запрокинув голову в очередном экстазе, он увидел, что с другими происходит то же самое. Большинство Покровителей стояли на коленях, некоторые лежали на полу, корчась и стоня.

Он увидел Груменна, дрожащего как парализованный зверь. Пока он смотрел на него, лицо старика начало плавиться, кожа стекала словно масло, на нем начали проявляться новые лица, все более и более невообразимые — сила Повелителя Перемен текла сквозь него.

Сперва Виктор подумал, что серия монотонных приглушенных ударов произошла внутри него, как еще одно проявление силы, что пронизало комнату, выходя из монолита. И лишь когда услышал проклятья торговца, то понял, что это не так. Борясь с туманом экстаза, что заволок его разум, он огляделся. Другие тоже заметили это. Стены и пол вибрировали от последовательных ударов — звуков атаки, идущих с поверхности.


С ночных небес на особняк Годи вертикально падал «Громовой ястреб» с открытой рампой. Бронированный груз вылетел в воздух, вспышки прыжковых ранцев замедлили его головокружительный спуск. Еще в падении их болт-пистолеты хрипло закашляли, очищая стену от охранников. И вот керамитовые подошвы коснулись земли.

Более расторопные охранники припаркованных возле особняка машин начали обстрел нападавших сюрикенами. Все выстрелы ушли мимо, кроме последнего, нашедшего свою цель — топливный шланг прыжкового ранца. Тот сразу превратился в огненный шар, и бронированная фигура полетела на землю, пробив крышу лимузина. Некоторые охранники закричали в восторге от триумфа, но быстро затихли, когда пылающая фигура вырвалась из разбитой машины, посылая снаряд за снарядом во внутренний двор — огонь был безвреден для его силовой брони.

Боевики Дома Годи поняли, что бой проигран. Но пойманные в ловушку в стенах, которые должны были их защищать, они не могли сделать ничего другого, как сражаться с убийцами, что оказались среди них. Они были огромны, вдвое шире и вполовину выше, чем обычные люди, одеты в тусклую серую броню, украшенную печатью Императора. Сюрикены отскакивали от их брони, как капли летнего дождя, когда они смертоносно и неуклонно двигались через двор к своей цели. Те, кто бросили инопланетное оружие, кончили не лучше, чем те, кто сражался. У Серых Рыцарей Ордо Маллеус был приказ: любой, кто держал в своих руках оружие ксеносов, должен умереть.

К тому времени, как ворота в вихре огня и осколков рухнули вовнутрь, во дворе особняка было тихо. В образовавшуюся дыру ворвался «Рино», выгруженный из «Громового ястреба» достаточно далеко, чтобы не быть замеченным, пока челнок доставил свой оставшийся груз. «Рино» резко затормозил в центре двора, гусеницы были покрыты размолотыми останками охранников Годи, люки по его сторонам открылись и десять огромных фигур, закованных в серую броню быстро выскочили оттуда и рассредоточились по периметру.

Последний появившийся пассажир был гораздо меньше своих попутчиков. В отличие от облаченных в керамит и пласталь фигур, собирающих по двору оружие ксеносов и складывающих его в «Рино», он носил костюм, который был бы более уместным на улице делового района Праксиса. Он был высок, но все равно едва достигал плеча Серого Рыцаря, который поприветствовал его.

— Особняк зачищен. Ждем ваших распоряжений, — раздался отфильтрованный электроникой голос из шлема космодесантника. На нем больше не было прыжкового ранца, и, несмотря на то, что его броня носила следы ожогов и подпалин, знаки отличия на наплечнике выдавали в нем сержанта четвертой роты, Pax Mortuus. Его звали Алексос, командир штурмовой воздушно-десантной роты.

— Я и так это вижу, — инквизитор Белаэль жестом указал на приземистый бункер, который был единственным видимым знаком того, что особняк состоит не только из разрушенного внутреннего двора, в котором они стояли. — Информатор предоставил нам подробный план подземных помещений. Возьмите людей. Очистите там всё, каждую комнату. Как только обнаружите эту мерзость, незамедлительно сообщите мне.

— Во имя Императора, — кивнул Серый Рыцарь и, развернувшись, направился к входу в бункер. По пути к нему присоединилась ударная группа. Кто-то уже сменил болт-пистолеты на болтеры, кто-то на мелты. Крак-граната позаботилась об одинокой двери в стене здания, и они осторожно проникли внутрь.

Почти тут же из открытого проема раздались звуки стрельбы. Оставшиеся снаружи Серые Рыцари вскинули оружие. Как и ожидалось, некоторые защитники особняка ждали внизу, пока во дворе убивали их товарищей. Судя по слабеющим звукам боя, они мало что могли противопоставить продвигающейся вниз команде сержанта.

Стоящий возле «Рино» Белаэль зевнул. Он практически не спал в течение трех дней с того момента, как Дворец Экклезиархии на Эквусе III сообщил Инквизиции о том, что в Праксисе объявился культ хаосопоклонников. Он никогда не мог нормально спать в полете и когда прибыл в город, сразу провел допрос информатора. Рота Серых Рыцарей, только что завершившая операцию по уничтожению других последователей Хаоса, прибыла во время допроса Крави.

Оказалось, что Крави был тупицей, едва ли осознающим силы, в которых он завяз. Но даже большие глупцы могут выполнить свой долг в войне, бушующей в Империуме и за его пределами. Белаэль улыбнулся, вспомнив детское выражение признательности, озарившее лицо информатора, когда он сказал ему, что его верность Императору и человечеству будет вознаграждена.

О да, уверил его Белаэль, он лично проследит, чтобы Крави был надлежащим образом вознагражден.


По флигелю прошел огненный дождь. В воздухе висело зловоние жареного мяса. Белаэль смотрел на знаки, выгравированные на поверхности черного монолита: нечестивые имена, среди которых выделялось одно — Тзинч, Повелитель Перемен. Многогранник был проводником его мерзкой энергии, но сейчас он уже был закрыт. Одним из свежих трупов на полу был служитель Тзинча. Должно быть, он предупредил своих хозяев сразу после начала атаки. Так или иначе, монолит стал не более чем бесполезным куском камня. Но вскоре не будет даже этого.

— Устанавливайте заряды, — приказал Белаэль Алексосу. — Затем заминируйте весь особняк. А я пока вызову «Громовой ястреб». Обряд Изгнания я проведу прямо в воздухе.

— Во имя Императора, — откликнулся Серый Рыцарь.

— Несомненно, — кивнул Белаэль. — Как только от этого места останутся лишь мерзкие воспоминания, у меня будет еще кое-какая работа. Во имя Императора.


Сидя на низкой жесткой койке в одиночке, Михаил потерял счет времени и уже не помнил, сколько раз повторял свой рассказ — сначала священнику в нефе, затем вышестоящим священнослужителям, в маленьких комнатках на вершине одного из дворцовых шпилей, а потом уже здесь, в камере, инквизитору. С каждым разом события, о которых он рассказывал, все более удалялись, становясь все менее реальными. Может, он неправильно понял то, что произошло в особняке? Что если он напрасно нарушил обет молчания? Если это так, то ему надо ожидать быстрой и смертоносной мести Дома Годи. И если он хочет избежать этого, ему понадобиться защита — такая защита, что даже Дом оценил бы.

— Ваша преданность Императору и его делам не будет забыта — вы получите свое вознаграждение, — говорил ему инквизитор.

Сейчас Михаил уже знал какая награда будет самой лучшей: возведение во священство. Представителю Экклезиархии не могут навредить ни Дома Праксиса, ни любого другого города. То, что его родной брат уже в сане священника — сослужит ему хорошую службу. Конечно, ему придется начинать с самого низа, но он уже сделал это в банде Груменна, а Экклезиархия просто другая организация, но подобная Домам. Он был умен, умел добиваться своих целей, знал, как показаться на глаза начальству и подниматься по служебной лестнице. Возможно, его даже отправят на другой мир, где возможности для продвижения могут быть безграничны.

«Проповедник Крави» — этот титул пошел бы ему.

Тяжелые шаги раздались из-за дверей камеры. Его живот свело от страха. Это просто нервы, сказал он себе, положив на него ладонь, просто нервы.

Дверь распахнулась и в камеру вошел инквизитор, а за ним высокая фигура: живая статуя, отлитая из тусклого серого металла, поглощающая, казалось бы, свет одинокой камерной лампочки. На её груди расправил крылья Имперский орел, над плечами возвышалась человеческая голова, в глазах которой Михаил увидел холод, который мог существовать лишь в межзвездной пустоте.

— Вы нашли их? — Михаилу удалось оторвать взгляд от ледяных глаз и посмотреть на инквизитора. — Я был прав? Я ожидал…

Он замолчал, подбирая слова, чтобы начать разговор о своем прошении в Экклезиархию. Если имперский инквизитор даст свое согласие на его просьбу, то никто уже оспаривать не будет.

— Я молился, чтобы вы нашли богохульников прежде, чем их сила возросла бы, — спешно продолжил Михаил. — Я… я знаю, что не жил обычной жизнью. Я совершал вещи, которые другие считали неправильными, но… но я всегда любил Императора. Я всегда был верен Ему. И единственная возможность загладить свое прошлое, доказать свою преданность еще больше…

Белаэль улыбнулся и жестом прервал речь Михаила.

— Мы нашли их. Как вы и думали, они собрались, чтобы провести еще один нечестивый обряд. Мы неожиданно быстро закончили его и стерли грязь с этого мира. Если бы её пятно расползлось, то пришлось бы пожертвовать городом, а возможно, и всем миром для её искоренения.

— Хвала Императору! — выпалил Михаил, всячески стараясь показать свою набожность. — Я прошу лишь о службе Золотому Трону. Мое заветное желание заключается в служении. Возможно, если…

Он запнулся, увидев, как улыбка сползает с лица инквизитора.

— Есть еще одна услуга, которую вы можете сослужить Императору, — Михаил заметил в его глазах частичку той холодности, которая была в глазах серой громадины, что стояла за спиной у Белаэля. — Осталось последнее из нечестивых семян, что стремились посеять на Эквусе III ваши бывшие хозяева. Оно должно быть уничтожено.

— Ну конечно! — затараторил Михаил. — Если вам нужен проводник, кто-то, кто знает все улочки Праксиса, я…

Тут смысл слов, сказанных инквизитором, наконец дошел до него, заставив замолкнуть на полуслове.

— Нет! — выдохнул он, скривясь от боли — что-то внутри него начало биться и крутиться, когтями царапая изнутри грудную клетку. Белаэль кивнул. Восприняв это как сигнал, Серый Рыцарь выступил вперед, подняв руку в массивной перчатке. Увидев, что эта рука держит болт-пистолет, украшенный Имперской печатью и символами власти, Михаил попытался что-нибудь сказать, что-то, чтобы отсрочить неизбежное. Но он смог выдавить из себя лишь сдавленный рык, словно тварь внутри него завладела его голосом.

— Я призываю очищающий огонь Императора, чтобы очистить этот грязный сосуд, — начал нараспев читать Белаэль Обряд Изгнания уже второй раз за этот день. Не обращая внимания на его слова, Михаил отползал по койке, пока не прижался спиной к стене камеры.

— Так как Император принес Себя в жертву в вечные объятия Золотого Трона, то верно и справедливо, что все эти порченные скверной и богохульством должны предстать перед Ним на суд Его, — слова Белаэля вгрызались в разум Михаила. Ноги продолжали сучить в бесплодных попытках унести свое тело как можно дальше от ствола болт-пистолета. И под холодным пристальным взглядом фигуры, державшей его на прицеле, он поднял руки в последнем умоляющем жесте. Нелепо, но Михаил сейчас думал о Леоне Клейсте, ползающем в грязи на заднем дворе «Разделанной свиньи».

— Огнем и пулями будут они очищены. Через жертву получат они награду свою.

Болт-пистолет кашлянул и Михаил Крави, верный слуга Императора, получил свою награду.

Шторм Константайн Лакримата

Он вдыхал пар звёзд, и каждая частица света ярко вспыхивала в лёгких, донося до языка горячий и сладкий вкус. Пространство, время? Что значат эти пустяки?

Солонэйц Ди Каваньи, навигатор имперского торгового корабля "Дэа Брава", двигался по волнам нейронного экстаза. Он сконцентрировал свои измученные чувства только на кричащем свете Астрономикона — психическом маяке самого Императора, обжигающем даже сквозь жар Хаоса. Он и корабль казались единым, несущимся сквозь варп сверкающим мирком, питаемым, подобно благодушному богу, сознанием навигатора.

Пятьдесят минут до входа в реальное пространство…

Солонэйц перестроил сознание. Изображение варпа на рулевом дисплее перед ним скучно мерцало, показывая клубящиеся судороги имматериума снаружи. Не о чем беспокоиться. Он посмотрел вверх, сквозь прозрачный плас-хрусталь навигационного блистера, за которым бурлило болезненное буйство цвета и оптического шума. Варп-взор третьего глаза (мутации, свойственной навигаторам) любезно перекрывал эти хаотические флюиды варпа, трансформируя их в узнаваемые символы. Призрачное лицо его матери, возникшее за пределами блистера, вызвало мысль: «Проклятье! Я забыл послать сообщение!». Это значило, что перед прыжком в варп-пространство, нужно было отослать сообщение назад на Терру. Из уважения к Летиции, своей матери, Солонэйц всегда старался отправлять краткие сообщения, потому что знал, что она волнуется о нём гораздо больше, чем об остальных членах семьи. Клочок вины в его разуме спроецировал мыслеформу в варп, которая теперь печально скреблась о корабль, как бы пытаясь дотянуться до него.

Десять минут до входа в реальное пространство…

Навигатор почувствовал, как Дэа Брава шевелится вокруг него, включая автоматические навигационные системы для реального пространства, готовясь освободить его от служебных обязанностей. Она была небесной королевой-ведьмой, холёной маленькой потаскухой, переходящей по наследству от одного к другому представителю богатой купеческой семьи Фиддеус, которая столетиями наслаждалась прибыльными контрактами от Администратума. Солонэйц уже некоторое время работал на клан Фиддеус после ранений, которые он получил на военной службе.

До этого он водил через варп линейный крейсер Вуаль Гекаты (эта леди была жестока, и не так красива как Дэа Брава). Его служба продолжалась три миссии, до ужасного случая, который должен был быть рутинной чисткой мелочных диссидентов, но окончился обезглавливанием экипажа. После этого от Солонэйца осталось беспорядочное нагромождение костей, торчащих из кровоточащего мешка плоти. На счастье, престиж его семьи обеспечил ему лучшую медицинскую помощь, после которой он был отправлен на восстановление домой в замороженном виде.

Лечение было долгим и трудным, его тело до сих пор периодически сводило от старой боли. Однако навигатор утешал себя мыслью, что однажды Администратум снова примет его на службу, решив что его способности достаточно восстановились, чтобы доверить ему вождение крейсера. Солонэйц всё ещё приходил в дрожь, думая об этих полномочиях, но также подозревал, что его мания вернуться в Имперский Флот немного нездорова. Он уже получил уютное место во флоте семьи Фиддеус, и работа с Дэа Брава была просто мечтой. За три года, проведенных в её компании, он стал по-настоящему ценить её личность. Дэа Брава обожала безрассудства и приключения, и как сам Солонэйц, раздражалась вменяемыми ей функциями грузовоза.

Призрак Летиции оторвался от скользкой поверхности блистера, и затерялся в бурунах за кормой корабля. Солонэйц скривился, снова заболела шея. Это была ещё одна вещь, которую он забыл сделать до входа в варп: проконсультироваться с корабельным медиком. Совсем не лёгкий рейс на этот раз. Он бы очень хотел попасть домой. Ещё одна доставка, и…

Пять минут до входа в реальное пространство…

Солонэйц улыбнулся. Варп-портал в реальное пространство в этот раз был потрясающем зрелищем. Дэа Брава казалась крошечной, по сравнению с невероятным зрелищем впереди: бронзовые врата в мили высотой, мили шириной, инкрустированные затейливой резьбой. Вокруг бродили гигантские звери, их головы были невидимы в звёздном дыму, ревели огромные горны, словно прощальные фанфары отходящему кораблю.

Солонэйц покачал головой. Было ли это представление вызвано его психическим влиянием, или творением-прихотью другого навигатора, изнывающего от одиночества во время долгого путешествия? Быть может, эта иллюзия была рождена творческими мыслями ошеломлённого эльдарского поэта, что плыл однажды по течениям варпа, превращая мечты в реальность? Неважно. Кто-то когда-то захотел оставить собственную подпись в варпе. Три рейса назад Солонэйц выходил с кораблём из зевающей зубастой пасти в реальное пространство одного из миров Министорума. У кого-то, похоже, было чувство юмора?

Неизбежный, но, к счастью краткий спазм тошноты прошел через плоть навигатора, когда Дэа Брава покидала варп. Он не удержался, и бросил взгляд через плечо, одновременно надевая повязку на третий глаз. Позади корабля не было никаких огромных врат, конечно нет.


Путешествие закончилось. Солонэйц набрал последовательность рун на клавиатуре рулевого устройства и мягко коснулся пальцами лба.

— Я благодарю тебя, Господь Император, Божественный Отец всего живущего, за Твою бесконечную любовь, которая простирается к углам вечности и несёт всех нас, детей твоих, в безопасность. Благословлён будь и уважаем.

Когда молитва благодарности была прочитана до конца, он протёр глаза и начал отстёгивать себя от штурманского трона. Шея снова запела в агонии. Нужно обязательно показаться врачу до новой варп-вахты.

Какими бы средствами защиты Дэа Брава ни была оснащена, Солонэйц всегда чувствовал глубокое облегчение, когда они снова попадали в реальное пространство, хоть и не признавал это. Иногда вещи, которые он видел в варпе, были слишком соблазнительными. Однажды во время сна он увидел кошмар: Астрономикон внезапно исчез, оставив его одного, без путеводной нити в корабле, слепо кричащем в энтропию. Он проснулся в поту, судорожно глотая воздух, будучи несомненно в ужасе от этого, но всё же наслаждаясь бурной радостью. Он жаждал окончательных объятий Хаоса. Навигатор хорошо знал, что, если его подсознание играет с такими настроениями во сне, он может быть уязвим во время варп-перелёта.

Но тогда… кто не был? Солонэйц видел выгоревших, охраняемых своими семьями навигаторов, отпущенных из Министорума после попыток жрецов вычистить их измученные мозги. Он вовлечён в рискованный бизнес, но это его хлеб насущный.

Потирая шею, Солонэйц спустился к дорожке, ведущей в camera recreata. Всегда было одно и тоже — смутная депрессия и неуверенность. Он хорошо знал, что к тому времени, как наступит следующая варп-вахта, он будет изнывать от нетерпения вновь кататься по волнам Хаоса.


Капитан Граян Фиддеус проводил привычный для себя ритуал проверки груза после того как судно вернулось в реальное пространство. Он сознавал, что по большому счёту в этом нет нужды, ведь Дэа Брава сама бы дала знать, если что-либо было не так, однако не мог признаться себе, что делает лишнюю работу. Может быть, со временем он научится меньше волноваться об этом.

Он был молод, и Брава, будучи одним из меньших судов семьи, была доверена ему совсем недавно. Как и Солонэйц, он жаждал вернуться домой. Это путешествие сопровождалось серией неудач: неожиданная вспышка заболеваний среди экипажа; варп-шторм, в который они чуть было не угодили недалеко от врат в Ховиа Неста; проблемы с партией товара на Фаэтон-Юг вызвали раздражающие задержки, также расстраивая заказчиков на следующем рейсе. Проблемы, проблемы.

Граяна также тревожила мысль о новом корабельном астропате, Шивании. Это было её первое путешествие на Дэа Брава. На самом деле, это было её первое путешествие на космическом судне вообще. Она была зачислена в экипаж, чтобы заменить старого Бассоса, который служил семье Фиддеус всю жизнь. Астропаты были жизненно необходимы для дальней связи, и Граян был смущён явственной хрупкостью девушки, и странной аурой некоей чудаковатости. Бассосу же он доверял безоговорочно, тот был прямолинейным и надёжным человеком.

Несмотря на впечатляющий набор рекомендаций от Схоластики Адептус Астра Телепатика, Граян сомневался в способностях Шивании. Она казалась просто ребёнком, хотя Граян неохотно признавал, что у неё довольно острый ум. Во всяком случае, её навыки передавать и принимать информацию значительно превосходили навыки Бассоса. Его опасения были скорее инстинктивными, и пока он не обнаружил ни одной ошибки, у него не было повода для недовольства.

Шагая по грузовому трюму, Граян рефлекторно провёл пальцами по шпангоуту хранилища. Похоже, что корабль довольно быстро стал частью его души. Он чувствовал её движения и вздохи, слышал каждый скрип и стон, как будто делал их сам. Её арочные своды, покрытые чёрной матовой пласталью, были густо исписаны защитными рунами и тотемами; он мнил корабль своей крепостью.

Как капитан и ожидал, всё было в порядке. Его нервозность была вызвана нехорошими предчувствиями касательно следующего груза. Возможно эта работа и была честью, которой отец почтил его, но Граян подозревал, что даже самый опытный капитан дважды подумает перед тем, как принимать груз лакриматы на борт. Естественно, что большинство легенд об этой субстанции были преувеличением, но после неудач, с которыми Граян столкнулся в этом рейсе, он боролся с суеверным страхом того, что погрузка лакриматы только усилит возможные опасности путешествия.

Оглянувшись вокруг напоследок, Граян заставил себя покинуть трюм и направиться в camera recreata. Все корабли Фиддеусов имели на борту адепта Министорума, чтобы очищающие ритуалы проводились после каждого варп-перехода. Помимо того, что ритуалы эффективно очищали корабль от психического мусора, это ещё и поднимало мораль экипажа.

Капитан встретил Солонэйца двумя палубами выше, подумав при встрече, что навигатор сейчас выглядит также чудно, как и Шивания. Навигаторы всегда были склонны к утончённости, но сейчас большие тёмные глаза Солонэйца выдавали лихорадочную возбуждённость. Граян сделал небольшой формальный поклон, от чего рот навигатора дёрнулся в улыбке, не лишённой насмешки.

— Тяжко было, Каваньи?

— Нет.

— Ты выглядишь уставшим.

— Я устал!

Солонэйцу периодически приходилось подавлять недовольство навязчивой манерой общения капитана. Он ожидал, что навигаторы будут выбегать из навигационного блистера, прыгая от радости и расцвета сил? Фиддеус выглядел задетым тоном навигатора, и Солонэйц улыбнулся чтобы сгладить ситуацию.

— Я всегда выгляжу уставшим после вахты.

— Что случилось с твоей шеей?

Солонэйц резко убрал руку от шеи.

— Ничего особенного.

— Хорошо, ещё поговорим.

Граян попытался изобразить отеческую улыбку, но Солонэйц мелочно воспринял её как снисходительную.

— Мы не должны заставлять брата Габреуса ждать.

Солонэйц устало покачал головой, глядя на удаляющуюся спину капитана, и побрёл за ним.

— Терпение. Терпение. — сказал он себе.


Дэа Брава безмятежно следовала к миру, казавшимся из узких стрельчатых окон зала отдыха холодным голубым самоцветом. Солонэйц едва мог сосредоточиться на словах, произносимых братом Габреусом молитв, его глаза постоянно обращались к приближающейся планете. Как он знал, корабль здесь не для доставки, а для подбора груза, который Фиддеусы особенно стремятся получить в свои руки. Поэтому всему экипажу была обещана премия по их возвращению домой. Солонэйц полагал, что это пересилит любые опасения экипажа по поводу возможной опасности лакриматы.

Сам навигатор не испытывал опасений. Известные фатальные инциденты с лакриматой происходили из-за халатности, которая, конечно, не была одним из недостатков Фиддеусов.

Солонэйц часто терялся, испытывать к капитану уважение или же раздражаться из-за его придирок. Он был не сильно старше Граяна, но иногда чувствовал его явную незрелость, которая, по его мнению, проистекала из его слишком беззаботной жизни до этого. Капитан действительно старался установить с навигатором дружеские отношения, о чём Солонэйц несомненно догадывался, но оба не умели быть достаточно раскрепощёнными для установления дружбы. Граян подозревал, что это из-за его мутации, совершенно не догадываясь, каким он был мастером выводить людей из себя.

Как обычно, Граян спросил Солонэйца, не хочет ли он составить ему компанию в спуске на поверхность планеты. Саломея Нигра была одним из тех легендарных мест на космических маршрутах, где, по слухам, можно было найти тысячи запрещённых видов наслаждений, каждый из которых был доступен для взыскательных путешественников при соответствующей плате.

Солонэйц, будучи неисправимым циником (это было обременительной чертой всего семейства) знал, что сами жители целенаправленно создали и поддерживали такую репутацию планеты. Он считал, что такой туризм — ужасная безвкусица, и предпочёл бы скорее уйти на боковую в своей спальной ячейке, чем разыгрывать пантомиму, что он удивлён или восторжен чем-то, что они могут найти внизу. Фиддеус однако настаивал на прогулке, которая будет для Солонэйца полезной, пока навигатор с кислой миной на лице не сдался.

— Сначала мы посетим наше доверенное лицо, Гвидо Паламу, организуем доставку груза, ну а после всё оставшееся время до отбытия — наше… — сказал Граян. При этом на лице у него была мальчишеская улыбка, которую Солонэйц даже счёл милой в своей невинности.

— Если так хочешь, ладно. Но, как ты заметил, я испытываю небольшие боли.

— Твои тотемы выглядят потёртыми, Сол. Думаю, брат Габреус смог бы подыскать тебе новые.

Рука Солонэйца рассеянно схватила амулеты Навис Нобилитэ, висящие на шее.

— Боюсь показаться грубым, но это не духовные травмы. — сказал он, старательно избегая резких интонаций. — Ароматические мази должны помочь. Я намеревался посетить Гермеса Фосса до этого рейса, но это вылетело из головы. А эти амулеты — реликвия со старого места службы, ты понимаешь.

Граян угрюмо кивнул. До этого он только вскользь упоминал предыдущую службу Солонэйца, выражаясь слишком сдержанно, что Солонэйц воспринимал как будто он был лишённым сана жрецом. На самом же деле он хотел, чтобы люди задавали ему откровенные вопросы о его прошлом, проявляли человеческое любопытство. Он чувствовал, что должен был говорить об этом, но подозревал, что старший Фиддеус приказал всему экипажу не расстраивать его, бередя старые раны. Гомери Фиддеус был хорошим другом отца Солонэйца, именно поэтому ему досталась эта работа.

— Ладно! — громко сказал Граян, потирая руки. — Может, мы найдём сладкую юную гетеру, искушённую в искусстве массажа. Как ты знаешь, город Ассирион славится своими лечебными святилищами.

— Гораздо приятнее, в любом случае, чем старый Фосс будет месить тебе кости, а Сол? — засмеялся Граян.

Солонэйц тонко улыбнулся и наклонил голову.

— Если мы осторожно выберем благовония перед применением, разумеется.

Он почувствовал слабый всплеск ожиданий. Возможно, вояж на планету не будет столь изнурительным, как он боялся.


Несколько других членов экипажа собрались в шаттле, намереваясь посетить Ассирион. Брат Габреус был среди них, что стало поводом для добродушного смеха в его адрес. Габреус с оскорблённым видом поспешил устроиться на сиденье.

— Чтоб ваши языки почернели! — пафосно процедил он. — Вы сами знаете, мне там интересен только ассортимент могущественных благовоний, так что хватит каркать! Посмотрим, как улыбочки сойдут с ваших лиц, когда мы снова войдём в варп, и только мои благовония сохранят ваши незапятнанные умы от влияния Хаоса!

Он заелозил своим крупным телом, принимая позу поудобнее.

— Ну же, пилот, полетели! Ночь уже раскрыла свои чернопёрые крылья над грудью Ассириона, и я, к примеру, хочу стоять перед магазином эссенций до его закрытия!

— Хорошо сказано, брат! — согласился Граян. — Пилот, задраивайте люки, отправляемся.

В тесном шаттле царила возбужденная атмосфера предвкушения весёлого загула. Пилот внял приказу капитана, отданного с беззаботным жестом, и потянулся к пульту.

Резкий крик остановил его руку.

— Подождите!

Кто-то карабкался в дверной проём, шурша голубовато-зелеными одеждами. Это была астропат, Шивания.

— Шивания! — в крайнем удивлении воскликнул Граян. — Я сильно сомневаюсь, что Ассирион подходящее место для…

— Хватит, капитан. У меня есть глаза на затылке! Я буду в достаточной безопасности, особенно со всеми этими джентльменами!

Никто из собравшихся в шаттле не выглядел польщённым честью эскортировать слепую девушку, вместо того чтобы следовать своим планам.

Шивания, казалось, не заметила ропота, либо проигнорировала его. Так же ловко, как и зрячие, она быстро нашла пустое место, и повернула голову к Граяну. Верхнюю часть её лица закрывала украшенная вышивкой маска. Два вышитых нитками глаза по-совиному уставились на капитана.

— Вы же не собираетесь отменить вылет, сэр? — Спросила она сладким голосом.

— Ну, у нас… дело. — начал Граян, лихорадочно соображая, как бы под благовидным предлогом высадить девушку.

— Ох, оставьте её. — неожиданно подал голос Солонэйц.

— Буду рад предложить вам свою руку, Шивания. — улыбаясь капитану добавил он.

— А как же твоя шея? — осведомился Граян. Вид его был весьма расстроенный.

Солонэйц пожал плечами.

— Это может подождать. Все мы были заперты несколько недель на корабле. Я не могу отказать человеку в шансе размять ноги по твёрдой земле, если ему так хочется.

— Благодарю вас, навигатор, за вашу любезность! — учтиво ответила Шивания. Однако в её голосе была весёлость. Насмешливая.

Она перенаправила иглу своего внимания на жреца.

— Духовные дела на поверхности, брат?

— В некотором роде. — заёрзал в своём сиденье Габреус.

— Я бы, естественно, вызвался сопровождать вас, но… — начал он извинения, но Граян прервал его.

— Ладно, ладно! С этим мы разберёмся. Полетели.


Ассирион был впечатляюще обустроенным местом. Его улицы были вымощены жемчужным мрамором, ярус за ярусом возвышались его башни, развевались рекламные вымпелы, сообщающие о различных предоставляемых в округе услугах. Трепеща от бриза, вышитые на шёлке хмурые глаза казались живыми. Граян уже решил отправиться с навигатором в резиденцию Паламы, как Шивания решила всё-таки присоединиться к ним. Вместо того, чтобы воспользоваться транспортом, капитан настоял, что лучше будет пойти пешком, полюбоваться городскими достопримечательностями. Солонэйц был разочарован. Основным способом передвижения в Ассирионе, служили элегантные открытые повозки, приводимыми в движение местным видом животных; эти существа выглядели как абсурдная помесь верблюда с дикой собакой. Он хотел бы прокатиться. Может быть позже, они с астропатом наймут такую повозку.

Шивания расширила все свои чувства, чтобы объять всё, что они встречали, постоянно благоговейно комментируя. Солонэйц чувствовал, что это скоро начнёт действовать Граяну на нервы.

Дом Палама располагался в сердце Ароматного квартала. Это был широкий серый левиафан, со множеством низеньких пристроек. Воздух был так обильно наполнен ароматами духов, что глаза Граяна и Солонэйца начали слезиться. Шивания не испытывала этого дискомфорта.

Когда Граян с компаньонами подошли к взмывающему ввысь главному входу, подчёркивающим своей классической простотой элегантность здания, показался надменный слуга, и провёл их в изысканно меблированный салон, находящийся в передней части дома. Было подано белое ароматизированное вино, и нежные, пахнущие местными цветами вафли. Шивания воскликнула, что Саломея Нигра, должно быть создана исключительно для удовольствия астропатов.

— Стимул для носа, для носа! — восторгалась она.

— Кто нуждается в физическом зрении в таком месте?

Граян и Солонэйц, всё ещё вытирая глаза платками, были склонны согласиться с ней.


Когда назначенное время пришло, состоялся торжественный выход Гвидо Паламы. Это был высокий, хорошо сложенный мужчина, с его симпатичного лица не сходила улыбка. После коротких вежливых вопросов гостям о путешествии, здоровье и впечатлениях о городе, он немедленно перешёл к делу.

— Итак, — сказал он, откинувшись на шелковую подушку спинки стула — Вы обратились с мольбой к Тёмной Леди Нефенте!

Гвидо взял с тарелки бисквит и стал задумчиво его покусывать. Граян с Солонэйцем выжидающе наклонились вперёд.

— Моя семья хранит эссенцию мистического цветка столетиями. — продолжил он. — Mysteria Hypno Morta, это молитва, её имя как молитва! — он вздохнул.

— Мы зовём её «лакримата», лунная кожа, последнее дыхание любимой наложницы. Mysteria — тёмная дева скрытых пещер. Благоухающее, хрупкое соцветие, мимолетный поцелуй которого — духовная отрада, чей горький сок — забвение! — улыбаясь закончил он.

Солонэйц решил, что эта речь — обычное расхваливание товара. Всё-таки в незатейливой правде недостаёт романтики. Семья Палама выращивала в подземных катакомбах редкие цветы, духи из которых были сильным наркотиком, а эфирное масло при проглатывании было смертельным ядом. Также, это можно было продать в этой части Империума за воистину возмутительные суммы. Естественно, такое честное описание не заинтересовало бы Грайана в покупке, но был ли смысл беспокоиться об этом? Семья Палама была очень разборчива в выборе покупателей своего товара. Тот факт, что Граян был здесь, уже свидетельствовал о том, что сделка была заключена кланом Фиддеусов ещё на Терре. Граян был всего лишь курьером, а Гвидо Палама просто любил романтизировать свой товар.

Солонэйц заметил, что Гвидо пристально на него смотрит.

— Вы, конечно же, хотите увидеть… Своими глазами. — сказал тот, широко улыбаясь.


Доступ в катакомбы осуществлялся через единственную дверь в сердце мастерских Палама. Фиолетовые светящиеся полоски озаряли каменные ступени, ведущие во влажную мглу. Шивания проскользнула рукой под руку Солонэйца, когда они спускались.

— Чувствуете её запах? — прошептала она. Навигатор почувствовал её дрожь.

— Это то, зачем вы пришли сюда? — спросил он вполголоса. Это было возможно. Астропаты, будучи псайкерами, были повёрнуты на всём мистическом, и потому наверняка питали интерес к лакримате. Шивания сжала его руку. Она не ответила на вопрос.

— Здесь ложе младших дев. — произнёс Палама, когда они достигли дна. Террасы торфяной почвы, чёрные как могильная грязь, простирались в полумраке, едва освещаемые бледными звёздочками, самими цветками.

— Mysteria Puella, — сказал Палама. — Она предназначена для теплых глоток дам из великих домов. Декорация, едва подобная запретной чувственности своей старшей сестры.

Он сорвал одно соцветие и преподнёс Шивании.

— Это для вас, моя дорогая. Зажмите её и между страницами вашего mеа libra, и она будет приветствовать вас благословениями, когда вы будете записывать свои размышления.

— Благодарю вас, сэр! — сказала она, осторожно нюхая цветок.

— Ммм. Понюхайте, Солонэйц.

Он наклонился ощутить аромат. Первая нота была яркой и фруктовой, потихоньку убывающей к флиртующей ароматом телесного мускуса, чтобы потом подняться к финальному крещендо буйных весенних цветов.

— Великолепно! Думаю, вы уже с нетерпением ждёте момента, когда будете делать новую запись.

Палама повёл их дальше в колыхающуюся темноту. Кожу Солонэйца покалывало со странным возбуждением. Он чувствовал, как будто тысячи вздыхающих творений ночи, беспокойно шевелились на чёрных атласных диванах вокруг него. Вампирическая красота скрывалась от взгляда под ядовитой завесой плоти наркотического цветка.

— И вот, — благоговейно прошептал Палама. — Будуар самой леди. Осторожно, друзья мои, она спит и видит сны.

Солонэйц услышал вздох Граяна. Сам он пока сдерживал дыхание, но это продолжалось недолго. Перед ними раскинулась мрачная крипта, уходящая в бесконечность. Её ярусы извивались между массивными колоннами и арками. Каждый ярус был переполнен, или скорее брюхат зловредными и живыми, изогнутыми и мерцающими побегами. Цветок на цветок, сестра карабкалась на сестру, заглатывая, душа, выпуская распухшие гирлянды присосок с ароматическими почками.

Солонэйц подавил стон. Колдовской эликсир бурлил и извивался на языке, в горле, спустил вниз твёрдые пальцы, снующие в животе и пахе. Это был не просто каданс, а суматошная симфония ароматических нот. Первая из них, также была наполнена фруктами, но перезревшими, это было головокружительное извержение осени. Дальше аромат с вожделением простирался к лесному краю мускуса и сандала, приправленных циветом и амброй. Затем наступал оргазмический рост к буйному крику весны, тут были жасмин, златоцветник и кремовая роза. Цветы плоти. Солонэйц судорожно сглотнул, голова кружилась от аромата, опустошавшего его чувство реальности, не говоря уже об органах чувств. Сбоку неподвижно стояла Шивания. Её рука, которой она держалась за Солонэйца, обмякла.

Палама дал им ощутить мучительный экстаз ещё несколько мгновений, после чего громко прочистил горло.

— Ну что же, надеюсь вы удовлетворены, капитан Фиддеус. Думаю, мы можем вернуться в салон, чтобы организовать доставку вашего груза.


Измождённые, и потому молчаливые, Граян, Солонэйц и Шивания в конце концов вышли на улицу. Шивания осторожно поигрывала с цветком, что дал ей Палама, приколов его к одеждам булавкой. Они достигли туристического квартала, почти не понимая, как туда попали. Кафе и бары располагались вдоль улиц, выходящих из причудливых площадей. Некоторые улицы пересекали освещённые красными фонарями аллеи, ведущие к более распутным утехам. Аромат готовящейся пищи развеял дурман склепа Палама, и Солонэйц предложил выбрать кафе, чтобы попробовать блюда местной кухни. Шивания согласилась с предложением, но Грайан робко пробормотал что-то, о необходимости найти остальную часть высадившейся на планету команды. Солонэйц, борясь с желанием засмеяться и поддеть капитана, улыбнулся, и сказал, что он и Шивания встретятся с ним снова на космодроме, через три часа по корабельному времени. Граян признательно посмотрел на него, и поспешил вниз по одной из аллей.

— Ты уверен, что не хочешь пойти с ним? — спросила Шивания, прекрасно понимая, что искал Граян. — Я не возражаю. Я буду достаточно счастлива посидеть здесь в одиночку. Правда.

— Нет! — настоял Солонэйц, твёрдо беря девушку под ручку. — Пойдем. Это место выглядит интересным. Тут повсюду подвешена копчёная дичь. Принюхайся!

Шивания радостно засмеялась, и они вошли внутрь.


— Я хотела бы увидеть тебя, — задумчиво произнесла Шивания, когда они сидели и пили после еды десертный напиток.

— Я имею в виду, по-настоящему видеть тебя. Твоя аура красива, навигатор, и все же… — она пожала плечами. — Какая я глупая. Это, наверное, эффект от этой маленькой леди! — она коснулась цветка в своей мантии. — Полагаю, я кажусь тебе уродливой. Слепая, как пещерная летучая мышь, кто я и есть!

— Шивания, прекрати. — ответил Солонэйц. — Ты очень красивая девушка, и сама это знаешь, а вот я похож на довольно потрёпанное привидение. Пей свой десерт!

— Ты не видел меня без этого. — печально спросила она, указывая на маску.

— Покажи мне тогда!

— Ты не будешь кричать?

Солонэйц рассмеялся. Она шутит, конечно.

— Только прикрыв рот рукой. Я не брезглив, Шивания.

Сгоряча она протянула руку и развязала тесёмки своей маски, резко снимая её с вызывающим видом. Её веки открыли слепые, молочно белые шары, глубоко утопленные в глазницы, как будто усохшие. Тонкие, словно нарисованные карандашом, брови. Это не было ужасным, и Солонэйц был уверен, что она сама это знает. Это тест? Она ждёт какого-то физического отклика от него?

— Отвратительно! — смеясь сказал он. — Немедленно одевай маску!

Она улыбнулась, и вернула маску на место.

— Я бы попросила тебя снять твою тоже, но в этом немного смысла. Неужели глаз не чешется под повязкой?

— Совсем нет.

— Ты смог бы заглянуть в варп, здесь, если бы снял повязку и открыл глаз?

— Я увидел бы только отражение нашей реальности в варпе. В таком месте это возможно стало бы поучительным, но чувствую, что и печальным.

— Странно. Ты ведь сказал, что не брезгливый.

— Это так. Я просто осторожный. Итак, ты расскажешь мне, в чем твой интерес, который привёл тебя сюда? Я имею ввиду, что ты напросилась сопровождать Фиддеуса до клиента, конечно.

— Варп-взор придаёт тебе острое восприятие, навигатор. — Ответила Шивания. Она изящно потягивала свой напиток, явно наслаждаясь собой. — Лакримата — легенда. Мне было любопытно. Кроме того, если верить россказням, что его её окружают, она обладает бесчисленными свойствами, не все из которых известны.

— Действительно. И какая из этих легенд привлекла вас?

Шивания рассмеялась.

Ты разговариваешь как инквизитор. Разве мне не простительно девичье любопытство?

— Конечно простительно, но я сомневаюсь, что только оно двигало тобой.

Она пожала плечами.

— Интерес был случайным, правда. Это был всего лишь слух. Я слышала, лакримата стимулирует психическое зрение, делает его гораздо сильнее, чем скромный астропат можете себе представить. — она снова пожала плечами. — Тем не менее, я понюхала эту штуку, и мой внутренний взор не улучшился.

— Я должен надеяться, что нет! — воскликнул Солонэйц. — Какими бы свойствами эти «духи» не обладали, они наверняка опасны! И кроме того, могут привлечь враждебные силы.

— И что с того, дорогой навигатор? Это, вероятно, такие же сказки, как и любые другие, связанные с лакриматой. Палама продаёт всё это, не так ли? Это просто повод позубоскалить.

Солонэйц вспомнил эффект, который оказали не него цветы лакриматы, и подавил дрожь. Он не разделял кажущийся скептицизм Шивании.

— В любом случае, мне наскучила эта тема. Мне больше интересен ты. Насколько стары твои раны?

— Что?!

Шивания хитро улыбнулась.

— Ну же, навигатор, ты должен знать, что я вижу больше, чем другие, с лакриматой или без. Твоя аура имеет шрамы. Как ты их получил, и где?

Солонэйц был впечатлён.

— Это случилось довольно давно, и меня зовут Солонэйц! Помнишь?

Она пожала плечами.

— Итак?

Когда он закончил изливать девушке историю своей жизни, у них осталось совсем немного времени, чтобы вернуться на место встречи с другими членами экипажа Дэа Брава. Солонэйц чувствовал головокружение, как будто он был взволнованным мальчиком, пока они спешили по улицам; очищенный и обновлённый.

Он давно ждал того, с кем мог бы изгнать прошлое, пройдясь заново по жизни, того, кто будет свободен от приторной жалости. Кто бы мог подумать, что это будет молодая, немного странная девушка? Что толку от залов удовольствия Ассириона? Солонэйц сомневался, что этот простой разговор мог быть замещён какими-либо плотскими утехами, что испытывали в этот день Граян и другие.


Конечно, она пришла, постучав в дверь его каюты, когда он беспокойно лежал в своей спальной ячейке, уставший до смерти, но не способный заснуть. Конечно она пришла со словами утешения.

— Отдыхай спокойно, Солонэйц. Это единственное, что мне нужно.

Конечно, это была ложь. И она, гибкая аватара утешения, накинула шаль своих смуглых волос на его грудь, и погладила его лоб.

— Посмотри на меня, навигатор. Посмотри своим оком, что может узреть мою душу!

Она сняла его повязку, и поцеловала закрытое веко, возвращая воспоминания об аромате лакриматы. Она была так прекрасна и умела в своей тёмной чувственности, что в разгар их ласк он открыл свой третий глаз. «Та ли это женщина, которую я вижу?» — подумал он.

Сама женственность; накладывающиеся на её образ потоки души могли бы посоперничать даже с хаосом варпа. Он никогда не думал о таком, никто никогда не просил о таком. Его глаз был опасностью и загадкой. Один взгляд мог убить. Шивания была защищена от этого своей слепотой, однако закричала, почувствовав излучаемый из его лба свет, который она сравнила в яркости с маяком самого Императора. Ересь? Может быть.

— Ах, если бы у нас был образчик груза. Подумай, Солонэйц, какие наслаждения мы могли бы разделить?

— Или, какую боль? — добавил он.

Дрожь предчувствия вызвала видение следующего варп перехода: он в одиночку, в своей капсуле, в темноте, а внизу плещется жидкая лакримата, поющая свою коварную песню вечно бдительным силам Хаоса.

— Ты боишься! — засмеялась Шивания. — Лёд и страсть раненого навигатора! — она погладила шрамы на его груди и животе. — Я завидую твоему взору.


Она свернулась в его объятиях, напевая странную мелодию, и поглаживая его гладкую, белую кожу и длинные, тонкие волосы.

— Божественный мутант. — пропела она.

— Эй! Не говори так.

— Но ты же такой. Как и я, по правде. Нас терпят только из-за нашей полезности. Благословлён будь Отец Империума, за то, что мы смогли найти утешение друг с другом.

— Иногда, Шивания, ты говоришь опасные вещи.

— Верный навигатор, всегда охотно исполняет приказы, гнёт свою спину под кнутом Имперской доктрины. — высмеяла она ласково.

— Шивания! — он попытался отстраниться от неё, внезапно почувствовав, что она стала чем-то обвивающим и удушающим — Что ты говоришь? Прислушайся к себе!

— Я делаю это в течении многих лет! — резко сказала она. — Всегда слушаю только себя, с тех пор, как чёрный корабль пришёл, и забрал меня из дома!

— Ты астропат. Привилегированный, уважаемый! Твоя душа связана с Императором!

Она усмехнулась.

— Ха! Это выжгло мои глаза. Связывание — разве не синоним рабства?

Солонэйц покачал головой в замешательстве.

— Я не буду спорить с тобой. Но когда говоришь подобные вещи, помни, какой могла бы стать твоя судьба.

— И ты думаешь, что это лучше?

Она села и зачесала волосы назад. Её голос звучал сухо, будто голос опытного, утомлённого убийцы; женщины, чья плоть была покрыта шрамами. Солонэйц осознал, что нельзя по-настоящему узнать кого-либо, пока не разделишь с ним постель.

— Тебе легко быть таким благодушным, — горько сказала она. — Корабль здесь, корабль там. Можно менять места, пользуясь влиянием большой семьи. А что я? В сравнении, просто рабыня, сданная в аренду Схоластикой. Я не выбирала своё назначение сюда, навигатор. Твоя жизнь принадлежит тебе. А моя?

Она повернулась к нему лицом, и белые глаза между прикрытыми веками показались змеиными.

— Я принадлежу Фиддеусу и его клану. Моя свобода на борту этого корабля — лишь иллюзия.

— Ничего хорошего из этой беседы не выйдет, Шивания.

Она пожала плечами.

— Неважно. Я тебя обидела, шокировала. За это я прошу прощения. Ты мне нравишься. Тем не менее… — она вздохнула, её голос приобрёл задумчивый оттенок. — Наверное, было ошибкой покинуть корабль. Понимаешь, я не хочу возвращаться.

Солонэйц прикоснулся к ней.

— Забудь. Не говори ничего. Вернись ко мне.

Неохотно она прижалась к его боку.

— Иногда, великий страх приходит ко мне. Я чувствую, как бездонная пропасть ждёт, чтобы открыться у моих ног.

— Не сейчас. — прошептал Солонэйц, и крепко обнял её.


Граян Фиддеус руководил размещением груза, беспокойно шагая по грузовому трюму, в то время как члены экипажа тщательно закрепляли ящики. По настоянию Граяна, в трюм пыхтя и ворча, также спустился брат Габреус, сжимая в руках курящееся кадило с приобретенным в Ассирионе ладаном, и горсть недавно протравленных талисманов.

— Мы не можем быть слишком осторожными. — сказал Граян. — Этот материал, при всей своей ценности, довольно опасен. Я опасаюсь, что это может вызвать варп-протечку внутрь корабля. Габреус, я хочу, чтобы вся Дэа Брава была освящена заново; каждый уголок, каждый проход, каждая руна должна быть благословлена и умащена. Это понятно?

— Как ореол туманности, капитан. Не бойтесь, беспримерный дух Габреуса сокрушит и подавит любые миазмы варпа, ищущие входа!

Граян улыбнулся и похлопал по грузному плечу жреца.

— Я знаю, что могу доверять тебе, брат. Теперь я должен выследить наша маленькую «коммуникационную систему», и попросить её передать сообщение моему отцу. Я намерен попросить его устроить банкет для моего экипажа, в знак признательности от клана Фиддеус!

— Он наверняка успеет вырастить несколько поколений бычков, к тому времени как мы будем дома. — Усмехнулся Габреус.


От Граяна не укрылось, что между его навигатором и астропатом имеет место чувственная связь. По некоторым причинам это вызывало у него сильный дискомфорт. Он решил, что внутри Шивании кроется разнузданность. Быть может поэтому он не доверял ей. Иногда, когда он отдавал ей приказ, он чувствовал недоброжелательность в её поведении; в мимике лица. Он опасался, что она может изменить смысл его сообщений, когда она передаёт их, просто из озорства, чтобы вызвать конфуз и неудобство. Могло ли действительно такое случится? Шивания могла быть лазером, по сравнению с ровной, но маленькой свечой Бассоса, но Граян не мог заставить себя полагаться на неё.

Также он боялся, что она может плохо повлиять на Солонэйца. Кто знает, что твориться в голове навигатора? Ни для кого уже не секрет, что в прошлом он получил ужасные ранения, и после этого душевный срыв. Гомери просил его относится к навигатору с заботой, и приглядывать за ним. Инстинкты Граяна натягивались как удила, когда он представлял себе Солонэйца, находящимся в тисках непредсказуемой Шивании. Он решил, что серьёзно поговорит об этом с отцом по возвращении, нельзя больше брать на борт эту девушку. Экипаж корабля — закрытое сообщество, существующее почти что вне времени и пространства, поэтому для благополучия всего экипажа на корабле, нужно чтобы отношения между его членами были гармоничными. Один эксцесс, и вся деликатная структура может развалиться, особенно при возможности враждебного вмешательства варпа. Эта возможность тревожила Граяна больше, чем отказ двигателя или варп-шторм. Дэа Брава была его царством, и он был чувствителен к его настроениям.


Спустя несколько дней корабль приблизился к точке прыжка в варп, чтобы наконец отправиться на Землю. Граян, одолеваемый своими тревожными мыслями, сопровождал Солонэйца к навигационному блистеру, заодно пытаясь увидеть признаки напряжения и утомления в нём.

— Ты разобрался со своей шеей?

— Что? Ах, да. Фосс поработал над ней. Теперь всё в норме.

Граян выпятив губу, стоял на рампе, ведущей к навигационному посту, и внимательно наблюдал как Солонэйц втискивает себя в тесное пространство блистера и опускается на кресло.

— Сол, могу я говорить с тобой…честно?

Солонэйц повернул голову, и посмотрел вниз на рампу.

— Это приказ?

— Сол!

— Извини, в чём дело?

— Шивания…

— Ох…

Солонэйц начал возиться с органами управления на варп-дисплее, его лицо приняло упрямое выражение. Граян нервно заёрзал.

— Я должен сказать, Сол, как друг и капитан. Будь осторожен.

Солонэйц посмотрел на него снова, выражение лица осталось прежним. Он хотел сказать: «Кто дал тебе право называть себя моим другом?», но излил раздражение с другими словами.

— Я не инвалид, Граян! Я хочу, чтобы ты перестал относиться ко мне, как к полупьяному, покалеченному ветерану! Откровенно говоря, ещё немного, и я буду вынужден уйти со своей должности. Я вполне осознаю, что произошло. Это не делает меня уязвимым. Я взрослый и…

— Хорошо, хорошо! Я должен был с тобой поговорить, пойми меня.

— Она знает, что ты её не любишь. — резко сказал Солонэйц, снова уставившись в экран. — Как этот разговор исправит ситуацию?

— Рискуя дальнейшими упрёками: как серьёзно это… дело у тебя с ней?

— Так серьезно, как могут быть любые отношения для людей в похожих условиях. Мы живём одним днём. Тебя это не касается, Граян. Не бойся, что это повлияет на мою работу, или её. Теперь, мог бы я заняться подготовкой к следующему варп-переходу?

Граян пожал плечами, протянул руку и похлопал по бедру Солонэйца в качестве успокаивающего жеста, и отправился обратно в camera operati, где он поработает с бумагами, оставляя Дэа Брава в распоряжении Солонэйца. Разговор состоялся совсем не так, как он планировал.


Солонэйц вздохнул и откинулся на спинку кресла, зажмурившись от яркого мерцания звёзд. Если бы только Граян знал, какие сомнения относительно Шивании гложут его, сомнения эти, однако не могли конкурировать с искушением её тела, её сладостным успокоением. Что-то в ней отталкивало Солонэйца, также сильно, как и привлекало. Это, сказал он себе, просто потому, что время от времени она вела неразумные еретические речи. Она была молода, обижена. С его помощью она сможет преодолеть обиды. Эти короткие темпераментные вспышки не могут означать чего-то худшего, чем недовольство. Это было бы немыслимо, ведь она были обучена Адептус Астра Телепатика. Их процесс отбраковки испорченного материала был непогрешим; должен быть.

— Должен быть. — сказал он вслух, снимая повязку.


Варп был тих. Потоки чистого имматериума лениво бурлили по обе стороны корабля, но было непохоже, что они смогут объединяться в вихрь. Варп-дисплей также не показывал ничего угрожающего. Солонэйц посмел надеяться, что это будет лёгкое путешествие. Несколько мыслеформ мелькали из варпа, но эти психические выбросы были незначительными. Солонэйц вознёс молитву Императору, чтобы получить защиту, и изгнать страхи. Спокойная психика была очень важна для путешествий в варпе. Он поцеловал тотемы, и сосредоточился на путешествии. Короткий прыжок. Дэа Брава никогда не ставилась на карту, чтобы совершать дальние прыжки.

Солонэйц начал напевать мантру в импровизированном ритме. Это подняло ему настроение, и он дрейфовал в возвышенной связи с кораблем, становясь единым с её телом. Быстрее света, быстрее мысли, как ликующая серебряная рыба, на просторе этого скрытого моря. Он вдохнул эссенцию соли и морской пены, в эйфории оседлав волну Астрономикона, что несёт его домой. Соль. Море. Дюны. Песчаные цветы. Цветы. Фрукты. Мускат. Сандал… «Сандал?» Солонэйц сглотнул и вернулся в сиюминутную реальность. Он вдохнул. «Что это? Сладкая кровь Императора, что это было? Лакримата? Невозможно!» Он сверился с варп-дисплеем, голова кружилась от коварного парфюма. Блистер был полон этим! Экран пульсировал, что означало высокую активность варпа. Но где? Солонэйц был в состоянии отчаянного удивления. «Позади нас? Перед нами? Где? Так близко. Так близко!»

Он устремил свой взгляд в варп. Ничего определенного, и все же что-то назревает. Имматериум был взволнован! Солонэйц проверил наличие эманаций Хаоса. Возможно, что-то прицепилось к кораблю. Экран казалось завис, будучи не в состоянии вывести информацию, лишив его знания обстановки. Он напрягал свои чувства, чтобы проникнуть в причину происходящего, в то время как парфюм тёк вокруг него восхитительными, злыми волнами, извращая чистоту его концентрации. Его кожу защипало от пота. «Груз! Нужно сконцентрироваться!» Он должен игнорировать эту отраву, изгнать её. Запах был иллюзией. Он должен…

— Солонэйц! — послышался хриплый зов.

Копьё боли пронзило мышцы его шеи, когда навигатор повернул голову к выходу из блистера. Люк был открыт вовнутрь, и через него вползала обнажённая, и сияющая, как горячее пламя, Шивания. Рот её был приоткрыт, красный язык облизывал губы, волосы текли как облако, пальцы лениво поглаживали её грудь. Волны парфюма снова атаковали его. Он попытался заговорить. Шивания засмеялась и открыла сморщенные веки. Думал ли он, что там будут мёртвые молочно-белые глаза? Нет, они были похожи на опалы, горели и мерцали сотней оттенков.

— Солонэйц. — сказала она, качая головой так, что её блестящие волосы бурлили как гнездо меховых гадюк.

— Иди ко мне. Эссенция — есть плоть моя. Она дала мне зрение! Я помазала ей глаза! Я вижу! Я вижу так много! Я вижу тебя, Солонэйц!

— Нет! — сдавленно произнёс навигатор. Он чувствовал, будто сама субстанция Дэa Брава таяла перед глазами. Всем, что ещё существовало, были бледная, сияющая сущность астропата, и отвратительные соблазны варпа, желающие наконец сжать его в свои вечные объятия.

— Нет, Солонэйц? Что значит нет? Мы на своём месте, разве нет? Мы мутанты! Я слышу зов моих сестёр, он парит на волнах варпа! Здесь все те, кто умер, Солонэйц! Все те, кто умер! Ты скользишь на этом корабле в потоках их крови! Открой свой большой глаз, увидишь это! Посмотри на меня! Прикоснись ко мне! Открой блистер, и отвези меня домой!

Несколько мгновений Солонэйц думал, не галлюцинации ли это, отражают его скрытые желания. «Это то, чего я хочу, чего я всегда хотел?» Шивания протянула руку, чтобы прикоснуться к нему, её пальцы сжимались, застывшие глаза вяло моргали и слезились. Она зашипела и улыбнулась.

— Я плюну твоё семя в Хаос! — крикнула она, и рванула вперёд, чтобы броситься в блистер над ним.

Действуя рефлекторно, Солонэйц отшатнулся назад, а затем, собрав всю силу мышц и воли, швырнул себя со стула, и захлопнул ногами входной люк. Он услышал мучительный визг, и бесконечность агрессивных оттенков ударила в его варп-взор, вызывая раскаты агонии, боль, которую он не мог себе представить и в худших кошмарах. Его тело скорчилось, и желудок наполнился конвульсиями. Внешняя поверхность блистера кишела нечистивыми формами, все они улыбались, и скребли плас-хрусталь, показывая ему омерзительными жестами, что планируют сделать с его телом, когда доберутся до него.

Солонэйц почувствовал солёный вкус, и понял, что прокусил язык. Он стукнулся головой о консоль, и закричал.

— Граян! Габреус! Кто-нибудь!

Но узел связи находился словно на расстоянии в миллион миль от него. Изменил ли корабль курс? Его глаз не видел пути, только клубок чувственных форм, которые манили и искушали, обещали вечную боль, вечный экстаз. Он слышал, как Шивания царапала люк, её голос был хриплым шёпотом желания.

— Господь Император! — закричал Солонэйц. — Помоги мне! Помоги!

Сконцентрированный луч чистейшей мысли пробился к нему, словно меч сквозь ряды врагов.

— Возьми меня за руку. — сказал он. — Я с тобой, навигатор. Возьми меня за руку.

И он сосредоточился на этом луче, его сознание потекло с ним, слилось с ним. Хотя Солонэйц знал, что Император замурован в своем дворце на Земле, и его престарелое, измученное тело продолжают питать машины, дух навигатора увидел фигуру, шагающую по лучу Астрономикона. Это был блестящий путь, спасающий Дэa Брава от опасности, развевая миазмы варпа силой и скорбью своей души. Это был мираж, вызванный верой? Но для Солонэйца это был сам Император, его дух, бороздящий пустоту.

Некоторое время спустя, он пришел в ясное сознание, и обнаружил что флюиды имматериума снаружи были чисты, варп-дисплей не показывал никаких сгустков. Никаких звуков не доносилось из-за люка, и аромат лакриматы покинул блистер. С ним была только Дэа Брава, и они плыли на волне Астрономикона, подхваченные духовной сущностью тысяч мучеников. Они плыли домой.


— Ты звал меня, Солонэйц?

Снова в реальном пространстве. Граян Фиддеус был в блистере ещё до того, как Солонэйц отстегнул себя от кресла.

— Я думал, что слышал, как ты вызываешь меня, но разум корабля сказал, что это не так. Несмотря на это, я решил, что лучше проверить. Ты в порядке?

Солонэйц выглядел ужасно, его белое лицо было покрыто потом, вокруг глаз были тёмные тени. Он даже не снял свою повязку, просто лежал в кресле как труп, третий глаз пялился на варп-дисплей. Отводя взгляд, Граян втиснулся в блистер рядом с ним, и осторожно повязал платок на лбу навигатора.

— Что случилось? Сол?

Он потряс навигатора. Солонэйц вздрогнул, а затем заглотнул воздух. Воздух корабля на вкус был слегка металлическим, резиново-сладким, и к счастью, свободным от парфюма.

Он вздохнул и на мгновение наклонился к капитану. На несколько секунд повисла тишина, не нарушаемая даже биением сердец, затем он отстранился.

— Многие умирают, чтобы не дать Астрономикону погаснуть, не так ли? — сказал он.

— По своей воле. Ты знаешь это. — Фиддеус ужасно испугался, что Солонэйц перенёс дальнейший нервный срыв. — Что…?

Солонэйц покачал головой, заставляя капитана замолчать.

— Нет. Груз. Он был вскрыт.

— Что?! Невозможно! Я был бы в курсе!

— Тем не менее, я говорю правду.

— Он же был защищён.

Солонэйц посмотрел на него мрачно.

— Да, ты прав. Как и я. Поверьте мне, Граян, я не ошибаюсь.

Фиддеус потёр лицо, чувствуя себя неловко.

— Ты болен, Солонэйц. Вылезай отсюда. Я отведу тебя к Фоссу.

Солонэйц откинулся на спинку стула и издал низкий, горький смешок.

— Я? Болен? Отведи меня туда, где мы сможем поговорить, Граян Фиддеус. Сыграй роль хорошего друга, которым себя называешь. У меня есть просьба к тебе.


Она была в своей каюте, одетая в лучшие одежды, расчёсывая свои волосы. Маска была на ней, уставив свои нарисованные глаза в никуда.

— Я думала, когда же ты придёшь, — сказала она, опуская гребень.

— У меня есть кое-что для тебя. — сказал Солонэйц. — Подарок. Это лучшее, что я могу дать тебе в сложившихся обстоятельствах, Шивания. Я знаю, ты поймёшь, и используешь его мудро.

Она приняла подарок, сжимая пальцами маленький, хрустальный флакон. Зазвучал тихий смех.

— Ах, Солонэйц! Это твоя премия, подозреваю я? Какая щедрость!

— Не щедрость, Шивания. Я любил тебя по-своему. Это сострадание. Всё потому, что когда мы вернёмся, в Схоластику будет представлен доклад. Ты знаешь, каков будет вердикт, и каковы его последствия. Ты испорчена, и знаешь это. Ты жаловалась на свою неволю. Но если ты достигнешь Терры, твоя жизнь на борту этого корабля покажется тебе раем. Они пошлют тебя кормить душу Императора. Благодаря тому, что мы разделили, я хочу отдать тебе это. Поблагодари меня за это. Я исполню твоё заветное желание: полный глоток девы забвения. Если тебе повезёт, на мгновение ты получишь взор, которого жаждала.

Он немедленно вышел, и некоторое время Шивания сидела неподвижно, держа флакон на коленях. Она не могла плакать, несмотря на то, как сильно этого хотела. Её губы беззвучно прошептали его имя. Она обладала силой, о которой не подозревала раньше. Эта сила была ей отвратительна.

Она открыла флакон.

Томный, чувственный аромат хлынул в её каюту, сладостный желанием, ядовитый потерей. Его крещендо показало последние влажные пожары осени, когда до прихода зимы всё сжигалось: мусор с полей, мёртвая древесина. Шивания почувствовала запах тёмной почвы, и приветствовала это. Отчасти.

Трясущимися руками, она наклонила флакон, плеснула на палец, и облизала. Лунная кожа, лакримата, леди слёз, тёмная сестра. Это не для слабых, о нет.

С громкостью сирены заблагоухали розы в охватывающем её облаке. Шивания наклонила назад свою прекрасную голову, сидящую на совершенной шее, и вылила содержимое флакона в горло. В течение нескольких жгучих секунд, её тело танцевало маниакальный танец, исполненный невыносимой красотой и страстью. Но только несколько секунд.

Это была быстрая смерть.


— Я знаю, это было тяжело для тебя, — сказал Габреус, — но ты поступил благородно, Солонэйц.

Священник заботливо похлопал по плечу навигатора. Они сидели в его часовне-убежище, под сенью благословения. Это была трудная исповедь.

— Ну же, подними голову, юнец. — пробубнил Фиддеус, прохаживаясь снаружи, словно охраняющий потомство леопард. — Не давай ему повода для беспокойства. Будь сильным!

— Почему? — беспомощно спросил Солонэйц. — Почему она? Она была так…

— Испорчена! — резко прервал его Габреус. — Верь, Солонэйц! Лакримата была лишь катализатором, и нам повезло, что всё случилось так. Могло быть и хуже, подумай об этом. Ты одолел силы Хаоса своими действиями. Не тривиальное свершение, уверяю тебя. Ни одна система не бывает непогрешима, всегда будут ошибки. Адептус Астра достаточно дотошны, но их владения слишком обширны, поэтому их система отбора дала сбой. Да, это правда, она могла никогда не поддаться варпу, если бы не эссенция. Но это не имеет значения. Живи своей жизнью, навигатор. Забудь о ней! Скоро мы прибудем домой, и твоя семья будет ждать. — жрец улыбнулся. — И не забудьте про торжество, которое Фиддеус обещал нам!

Солонэйц кивнул, поцеловал пояс священника и вышел из часовни.


Граян ждал снаружи, как и сказал ему Габреус.

— Ещё одна вещь, которую я должен знать. — сказал Солонэйц увидев Граяна. — Лакримата, для чего она? Адептус Терра никогда не позволит продавать такое вещество свободно. Кто заказал доставку?

Граян Фиддеус почесал шею, и поморщился в нерешительности.

— Хорошо… Гвидо Палама связан с одной организацией на Терре, только с одной. Дисперсия парфюма, настоящая лакримата, строго учитывается.

— Кто это купил, Граян?

— Инквизиция. — вздохнул Граян.

Солонэйц рассмеялся.

— Я должен был догадаться! Орудие пыток!

— Вряд ли это смешно!

— Думаешь нет? Мы живём во вселенной противоречий, друг мой, к нашему постоянному восхищению. Теперь, мы проследуем в camera recreata, чтобы полюбоваться на священную Терру, когда она покажется. Инквизиция! — он покачал головой.

— Ты выглядишь лучше, Солонэйц. — холодно сказал Фиддеус.

Навигатор уже шагал прочь. Он бросил замечание через плечо.

— Это ненадолго, друг мой, ненадолго.

Грэм Макнилл Расплата

Зловонный воздух обстреливаемой снаружи спальни заполнили запах пороховой гари и кирпичная пыль. Корнелий сидел под окном, прижавшись спиной к стене, и перезаряжал зажатый между коленей стаббер. Топот множества ног и звуки отдаваемых команд дали ему понять, что недолго осталось ждать того момента, когда за ним явятся люди Константина. Заряжая оружие, он держал на прицеле лазпистолета разбитую зеркальную дверь. Снаружи доносились глухие стоны и мучительные крики, а пронзительный визг лежащей на кровати шлюхи-мутанта действовал на и без того натянутые нервы.

Корнелий поставил на место барабан стаббера и направил ствол на вопящую мутантку.

— Тебе лучше заткнуться, если не хочешь быть следующей, — проворчал он, кивнув в сторону изрешеченного пулями голого тела Траска, лежащего на окровавленных простынях.

Тяжелые ботинки Траска свисали с кровати, шнурки на них болтались до самого пола. Корнелий покачал головой от плохого вкуса своего бывшего подельника. Только такой подонок как Траск мог снять одну из девочек Мамы Поллианы и упасть с ней в кровать, не сняв ботинок.

Означенная девочка куталась в разодранное одеяло и оглашала окрестности криком, причем ее мечущийся из стороны в сторону язык высовывался изо рта на целый фут. Густая грива огненно-рыжих волос обрамляла кошачье лицо и спускалась ниже, превращаясь во что-то вроде идущего вдоль позвоночника ирокеза. Нежная кожа бронзового оттенка напоминала мед. Понятно, почему Траск выбрал именно ее. Можно было только догадываться о том, какие еще полезные в ее работе таланты подарила ей мутация.

Корнелий услышал тяжелые шаги и приглушенные голоса снаружи комнаты, и вдруг окно осыпалось вниз дождем осколков под градом пуль и лазерных зарядов. Девчонка снова завизжала и метнулась с кровати, вцепившись в Корнелия. В комнату ворвались двое головорезов Константина с взятыми наизготовку дробовиками.

Корнелий выстрелил дважды, но оба выстрела прошли мимо цели, поскольку обнаженная девчонка дралась и лягалась, вопя как баньши и стараясь проехаться своими длинными накрашенными ногтями по лицу. Он уклонился и заехал мутантке локтем по лицу, отчего ее голова откинулась назад. Один из бандитов выстрелил, выбив из кирпичной кладки кусок диаметром с блюдо.

Корнелий толкнул на стрелка потерявшую сознание девчонку, используя ее тело в качестве щита, и одним лазерным зарядом снес головорезу заднюю часть головы. Второй бандит медлил, пытаясь поймать в прицел Корнелия, чтобы не попасть в самую прибыльную девочку Мамы. Корнелий не дал ему шанса пожалеть об ошибке и выстрелил из стаббера в корпус. Человек закричал и рухнул, зажимая руками окровавленный живот.

Корнелий бросил девчонку-мутанта на кровать, и вдруг взрыв над головой обдал его дождем щепок и штукатурки из образовавшейся в потолке дыры. Сквозь завесу дыма он увидел силуэты и нырнул вперед, подхватил упавший дробовик и перекатился на спину под самой дырой.

Его пронзила боль, когда порвался наложенный Монком пластырь из синтеплоти, и кровь начала заливать бок. Он передернул затвор и выстрелил вверх три раза, слыша после выстрелов крики раненых и звук падающих тел.

Продолжая держать на прицеле дыру в потолке, Корнелий поднялся на колени, с трудом добрался до лежащего на полу лазпистолета, затем резко развернулся и всадил лазерный заряд в череп вошедшего в дверь человека.

Он отполз обратно под окно. Лицо заливал пот, а снаружи слышалось завывание сирен приближающихся «Носорогов» Специального Агентства Безопасности.

Корнелий тихо выругался себе под нос.

Почему же все пошло наперекосяк?


* * *

— Корнелий Барден? — переспросила девушка, — никогда о тебе не слышала.

— Да и откуда бы тебе? — ответил Корнелий. — Я недавно в Карис Цефалоне.

Девушка кивнула, затем склонила голову набок.

— Траск говорит, ты убил в космопорте шесть человек, когда вы воровали это оружие.

— Траск слишком много болтает, — буркнул Корнелий.

Девушка согласно улыбнулась, и он вновь поразился тому, насколько она молода. Связи Траска помогли устроить эту встречу, но было трудно поверить в то, что эта девушка, Латезия, действительно является лидером подполья мутантов здесь, в Цефалоне. Но она знала свое дело, и Корнелий был впечатлен ее легкостью и уверенностью в себе.

— Эй, полегче, Кон! Я же все-таки здесь, — жалобно произнес партнер Корнелия, Милош Траск.

И Корнелий и Латезия проигнорировали его.

— Так, правда это или нет? Ты убил их? — надавила она.

— Да, убил. Ну и что? — поддался Корнелий.

— И правда, ну и что? — согласилась Латезия. Ее черные глаза сверкнули в тусклом свете ламп, когда она опустилась на колени и вытащила из одного из стоящих перед ней на земле ящиков блеснувший вороненой сталью плазмаган.

— Кому они принадлежали? — спросила она, постукивая пальцами по обожженному боку ящика, где когда-то была нанесена маркировка.

— Тебе-то какое дело? — огрызнулся Корнелий.

— Никакого.

— Тогда зачем спрашиваешь?

— Было интересно, ответишь ли ты, — пожала плечами Латезия, передавая плазмаган одному из двух стоящих по бокам крепко сложенных людей. Оба были мутантами с фиолетовой кожей и чрезвычайно раздутыми конечностями. Корнелий мог с уверенностью сказать, что для того, чтобы применить свои потрепанные винтовки — старые запасы СПО — им нужен лишь повод. Хотя, если сделка пройдет успешно, мутантское сопротивление внезапно станет намного лучше вооруженным, а он, Корнелий, намного богаче.

Но была одна загвоздка.

''Рыжий'' Иван Константин.

Продавать оружие мутантам означало перейти дорогу Константину, и если бы торговец оружием знал об этой сделке, то всеми силами постарался бы ее не допустить.

Корнелий знал, что сделка опасна, и его чувства были обострены до предела. Все нервничали. Все, кроме него и Латезии.

Эта сделка пахла странно. Она пахла неправильно.

Траск был напряжен, как барабан. Запах пота и нервная энергия исходили от него волнами. Корнелию это не нравилось. Это пахло подставой. Но чьей?

Улыбнувшись, он тряхнул головой.

— В следующий раз обращайтесь напрямую. Посредники ни к чему.

— Что-то вроде того, — кивнула девушка, проведя рукой по темным волосам, и даже в тусклом свете Корнелий увидел, что кожа на ее руке покрыта струпьями. Помимо глаз, это был один из немногих видимых признаков мутации.

Где-нибудь в другом месте она стала бы изгоем, но здесь, в мутантском гетто, чужим был именно он.

Она поймала его пристальный взгляд и улыбнулась одними губами.

— Какие-то проблемы с тем, что я мутант?

— Никаких проблем, пока ты нам платишь, малышка, — сказал Траск, нагло обшаривая взглядом изгибы ее тела.

Самый большой из мутантов-охранников Латезии, сжав губы, вышел вперед.

— Назови ее так еще раз, и я всажу в тебя пулю, Траск, — рявкнул он.

Траск поднял руки в притворном ужасе и рассмеялся:

— Ой-ой-ой, мутанты на меня рассердились! Мне так страшно.

Мутант поднял винтовку, но Латезия остановила его коротким жестом.

Корнелий скрыл свое недовольство Траском, еще раз пожалев о решении провернуть дело вместе с ним. Деньги казались легкими; продажа оружия по заоблачным ценам мутантам Карис Цефалона, которые были слишком тупыми, чтобы понять, что их обдирают. С того момента, как они похитили из космопорта оружие, Траск стал обузой, его длинный язык и отсутствие личной гигиены контрастировали со сдержанностью и опрятностью Корнелия. Если бы не его связи в подполье мутантов, Корнелий прикончил бы его в ту же секунду, как они покинули место преступления.

— Мне, черт возьми, все равно, мутант ты, ксенос или чистокровный человек, — сказал Корнелий, — твои денежки такие же, как и у всех остальных.

Латезия поймала его взгляд и удерживала в течение нескольких секунд, затем кивнула, очевидно, удовлетворенная его ответом. Она махнула рукой менее агрессивным своим спутникам, и те вынесли вперед мешок, перехваченный на горловине веревкой. Бросили его под ноги Корнелию, где его тут же с улюлюканьем подхватил Траск. Корнелий не спускал глаз с Латезии, пока Траск доставал пачки банкнот и скармливал их автоматическому счетчику. Машина быстро перебирала деньги, крошечный машинный дух проверял номинал и подлинность.

Росту Корнелий Барден был выше среднего, не дотягивая, впрочем, до двух метров, а телосложением напоминал бойца без правил. Широкие сильные плечи, узкая талия и бугрящаяся тугими мышцами грудь. Он носил длинный плащ, на поясе его висел стаббер, а в серебристых волосах и бороде играл свет факелов. Каждое движение говорило о контроле.

На фоне бормотания считающего деньги Траска Корнелий слышал какое-то металлическое царапанье. Он был уверен, что не шевелился, и его чувства заострили внимание на звуке. Там кто-то есть. Не САБ. Не так глубоко в мутантском гетто; они бы уже давно подняли тревогу, орали в мегафоны и сверкали прожекторами. Нет, там что-то другое. Константин? Пока отметим этот вариант как возможный.

Траск закончил считать деньги и застегнул тугую молнию сумки.

— Мы довольны? — спросил Корнелий.

— Да мы, черт побери, просто счастливы, Кон, — ответил Траск, кинув счетчик в мешок. Затем забросил мешок за спину и отступил от мутантов. Корнелий потерял Траска из виду, когда тот вышел из поля периферийного зрения. И снова услышал царапанье. Ботинки по гравию. Вариант с Константином из возможного превратился в довольно вероятный.

Снова шаги, еще ближе. Теперь их услышала и Латезия. Она прищурилась, поскольку из-за света факелов было сложно разглядеть что-то в темноте, затем бросила быстрый взгляд на Корнелия. Он покачал головой и потянулся за стаббером. Девушка выхватила тяжелый револьвер и рванулась в укрытие.

Ночь разорвали выстрелы пистолетов и лазганов. Корнелий почувствовал, как его щеку словно обожгло близко пролетевшей пулей. Что-то пробило край плаща, когда он нырнул за сваленные в кучу обломки.

Один из мутантов погиб, когда его кишки выпустило наружу и поджарило двойное попадание лазерных зарядов. Второй открыл в темноту ответный огонь, криком бросая нападающим вызов.

Совсем тупой, подумал Корнелий, когда грудь мутанта пробил поток пуль. Последний выстрел лишил его половины головы. Корнелий услышал звук выстрела оружия Латезии и пополз обратно тем же путем, которым пришел, стараясь разглядеть нападавших и, что еще более важно, Траска с деньгами. Латезия пусть выбирается сама. Он ничего ей не должен.

Он услышал шаркающие шаги в десяти метрах к западу и уже начал пробираться в том направлении, когда до него из темноты донесся голос.

— Барден! Я знаю, что ты меня слышишь, так что слушай внимательно, а? Мне нужны только мои деньги. Ты влез в мои дела, и ты это знаешь. Просто отдай деньги, и мы квиты! Что скажешь, а?

Корнелий видел Ивана Константина, хотя никогда с ним и не разговаривал. Но инстинктивно он знал, что этот голос с тяжелым акцентом принадлежит именно Константину. Он тихо отступил от источника голоса. Если Константин считает его настолько тупым, чтобы отозваться, то ему многое предстоит узнать о Корнелии Бардене.

Он крался через развалины мутантского гетто, стараясь как можно больше увеличить расстояние между собой и Константином. Сделка была заключена, и он хотел убраться отсюда прежде, чем люди торговца оружием поймут, что он ушел. Он должен был найти Траска. Быстро. Если ему дать десять минут, он спустит все деньги на игру в кости или девочек. Подельник без малейшего раскаяния бросил Корнелия в трудный момент, но Корнелий его не винил. Он поступил бы точно так же.

Шум, к которому он приближался, как оказалось, издавал пригнувшийся человек с длинноствольной лазерной винтовкой. Корнелий достал силовой нож и нажал руну активации. Лезвие слабо засветилось смертоносной энергией.

В два шага преодолев отделяющее его от человека расстояние, он обхватил шею крепкими руками. Руки жертвы взметнулись вверх, стараясь уцепиться. Корнелий вогнал нож на всю длину в подмышку, достав до сердца. Человек тут же прекратил сопротивляться. Корнелий опустил труп на землю и с запозданием услышал сзади щелчок курка.

Его развернуло. Он успел увидеть вспышку и силуэт. Огненно-красная боль охватила бок. Он упал, быстро истекая горячей кровью. Несколько раз выстрелил — мимо. Зрение помутилось от удара о землю. Перед глазами словно начали летать светлячки. Сзади раздались крики. Его настигали люди Константина.

Тот, кто подстрелил его, побежал прочь от криков. Направление бега и запах пота сказали Корнелию, кто это был.

Траск.


* * *

Он бежал. Спотыкался. Падал. Но продолжал бежать. Стиснув зубы и с силой зажав рукой рану. Несколько раз его преследователи приближались, но каждый раз он прятался от них, с усилием делая дыхание тихим и ровным. Дважды он почти отключался, но до крови закусывал губу, чтобы не потерять сознание. Тело бежало на чистом адреналине, но он чувствовал, что силы быстро уходят. Нужно было продолжать двигаться, остановиться означало умереть.

Корнелий достал из кармана ингалятор со стимом и сделал глубокий вдох. Конечности налились энергией, когда «Стимул» начал действовать. Было рискованно принимать стим, потеряв столько крови, но какой оставался выбор?

Кровь пропитала одежду и залила ботинки, оставляя за ним кровавые следы. Он сильно нуждался в помощи, и во всем Цефалоне было лишь одно место, где он мог ее получить.

Это место находилось почти в километре, в старом королевском квартале, но выбора не было.


* * *

Хирургеон Монк оттянул задвижку на двери, отпирая шесть замков, на которые закрывалась стальная дверь в его специально оборудованную операционную. Ночные визиты незнакомцев не были для него чем-то необычным, поэтому он не удивился, увидев скрюченного человека, хватающегося за металлический косяк двери. Здесь и раньше постреливали, но после того, как САБ закрутило гайки и тут и там начали вспыхивать бунты, стрельба и вовсе стала обычным делом.

Хирургеон опустился на колени, прижав пальцы к шее человека. Пульс прослушивался. Нестабильный, но отчетливый.

Монк проверил улицу в обоих направлениях, чтобы удостовериться, что человек не притащил на хвосте проблемы, но не заметил ничего особенного. Обычный набор подозрительных личностей, бродящих по ночному Цефалону.

Он стащил с гостя окровавленный плащ и поморщился, увидев на боку огнестрельное ранение. Перевернул на другую сторону и покачал головой, не увидев выходного отверстия. Это означало, что пуля, вероятно, засела в одном из жизненно важных органов или раздробила кость, кромсая осколками кишечник.

Монк вздохнул и прикрыл рану человека краем его же одежды.

— Похоже, удача покинула тебя, друг мой, — сказал он.

Но когда он собирался встать, рука раненого дернулась, крепко его схватив, и Монк поразился ее силе.

— У меня есть деньги, — прошептал гость, протягивая Монку горсть банкнот.

Хирургеон выхватил деньги из протянутой руки и улыбнулся.

— Что ж ты сразу не сказал? — произнес Монк и втащил Корнелия внутрь.


* * *

Корнелий отхлебнул из бутылки, чувствуя, как дешевое пойло обжигающим комком катится по пищеводу. Столь же омерзительное на вкус, как и на вид, оно, тем не менее, притупляло адскую боль в боку. Он глотнул еще и уронил голову обратно на стол.

— Я внесу стоимость в счет, — предупредил Монк, подкатывая нагруженную хирургическими инструментами каталку.

— Да как хочешь. Просто займись чертовым делом, — сказал Корнелий, когда Монк нацепил пару хирургических перчаток.

Хирургеон забрал из руки Корнелия бутылку, поставил на стоящий рядом шкафчик, наполненный пузырьками с разноцветными микстурами. Булькающее устройство для переливания перекачивало в тело Корнелия новую кровь, и он ощутил секундную панику, внезапно задавшись вопросом о ее происхождении. Не была ли это кровь мутанта? Не заражена ли она чумой, свирепствующей среди мутантов последние несколько недель? Станет ли он таким же, как те измененные отбросы, что влачат рабское существование в мутантском гетто?

Монк заметил его беспокойство и хихикнул.

— Не волнуйся, она чистая. В любом случае, несмотря на болтовню священников, кровь у мутантов точно такая же, как у тебя и у меня. Их порча идет из души, а не из крови.

Хирургеон взял с подноса пластиковый шприц и воткнул иглу в бутылку, полную темной жидкости. Он наполнил шприц наполовину и, выпуская оставшийся воздух, давил на поршень до тех пор, пока на кончике иглы не показались капли.

— Он стерильный?

— Возможно, нет, — признал Монк, — но это облегчит боль. На самом деле, это состав моего изобретения. Я называю его «Облегчение»… Ну, знаешь, потому что он помогает…

— Облегчить боль, ага, понял, — простонал Корнелий.

Монк фыркнул, задетый тем, что его перебили, и вонзил иглу в руку Корнелия сильнее, чем было необходимо. Корнелий вздрогнул, но сонно улыбнулся, когда болеутоляющее почти мгновенно начало действовать. Какими бы недостатками ни обладал Монк, лекарства он варил чертовски хорошие.

Корнелий видел, как Монк положил шприц на поднос и взял несколько щипцов с тонкими концами. Боль от раны еще не ушла окончательно, обжигая живот как горячий уголь, но чувствовалась словно издалека, как будто принадлежала другому человеку.

Мысли, обычно быстрые и острые, текли как сироп, приводя к выводам, цель которых ошеломленный мозг уже успевал забыть. Корнелий не особенно любил такие ощущения.

Монк убрал от раны окровавленную кожу плаща и снова покачал головой.

— Пуля занесла в рану грязь и обожженную кожу. Тебе сильно повезет, если после этого не начнется заражение.

Корнелий попытался ответить, но язык казался слишком тяжелым, чтобы издавать слова. Монк улыбнулся.

— Не пытайся говорить, под «Облегчением» это почти невозможно.

— Точно, — нечленораздельно буркнул Корнелий, и бровь Монка поднялась.

Хирургеон вновь посмотрел на рану и протер ее влажной тряпицей. Из отверстия слабыми толчками истекала кровь.

Он вытянул мизинец и сунул его в пулевое отверстие, крутя и сгибая в животе Корнелия. Затем покачал головой и продвинулся глубже, мимо сустава, ковыряясь вокруг в поисках пули.

— Хорошо, по крайней мере, нет костей и осколков, — пробормотал Монк себе под нос.

Корнелий видел, как кровь разливается по его животу, собирается в лужу на столе и капает вниз, на кафельный пол. Он застонал от пробившейся сквозь туман «Облегчения» боли, вызванной совсем не мягкими манипуляциями Монка. Почувствовал толчок щипцов в плоть. Это хирургеон копался в животе в поисках пули.

Монк скривился.

— Я чувствую эту проклятую Императором штуковину, но никак не могу до нее дотянуться.

Он сменил щипцы на скальпель, надавил острым лезвием на край раны, расширяя ее. Затем снова взял щипцы и запустил их в Корнелия, стараясь зацепить непослушную пулю.

Корнелий вцепился в металлические поручни с боковой стороны стола, костяшки пальцев побелели.

Еще три раза Монк расширял рану скальпелем, прежде, чем пуля, в конечном счете, вышла наружу вместе с целой лужей крови.

От боли Корнелий взревел, отрывая поручни от стола.

И шлепнулся назад в липкую красную лужу, на залитый его кровью стол.

Монк поднял щипцы и поднес их к глазам Корнелия.

Длиной пуля была чуть меньше сантиметра, гладкий овал серебристой стали, запятнанной красным.

Почувствовав, что силы вновь покидают его, Корнелий услышал, как хирургеон сказал:

— Ну вот, не так уж и плохо, да?

И потерял сознание.


* * *

Его разбудил свет солнца, льющийся через прозрачное политеновое окно. Корнелий разомкнул тяжелые ресницы, облизал пересохшие губы. И застонал от резкого приступа боли. Он лежал на зловонной убогой кровати, накрытый вонючей грязной простыней. Он откинул ее и посмотрел на истерзанную голую плоть. Рану прикрывал пластырь из синтеплоти.

Он попытался принять вертикальное положение, но сдался, когда боль захлестнула бок и зажгла звезды в голове. Он удовольствовался тем, что приподнялся на локтях и осмотрелся.

В окно был виден шпиль Аметистового Дворца, который местные жители называли Иглой Зеннамиса. Значит, Корнелий все еще находился в старом королевском квартале. Вероятно, до сих пор у Монка. Сколько времени он был в отключке? Он провел рукой по лицу, оценив щетину как выросшую примерно за одну ночь.

Комната была грязной, остатки плитки на стенах были сломаны и поросли пятнами зеленой плесени. На голом деревянном полу лежал дюймовый слой пыли, в котором отпечатались ведущие от двери к кровати следы. Около кровати стоял импровизированный столик в виду перевернутого ящика с выцветшей медицинской маркировкой. Оружие Корнелия лежало на ящике. Он проверил оба ствола и ничуть не удивился, найдя обоймы пустыми.

Дверь открылась. Корнелий тут же направил на нее лазпистолет.

— Надеюсь, ты не собираешься использовать здесь эту штуку, — сказал Монк, положив рядом со стаббером шприц и пузырек.

— Возможны варианты.

— Хм, и какие же?

— Зависит от того, кто входит в дверь.

Хирургеон кивнул, наполняя еще один шприц содержимым бутылки.

— Увидев тебя, я сразу понял, что ты — одна сплошная проблема.

— Почему тогда помог мне? — спросил Корнелий, убирая пистолет.

— У меня множество слабостей, друг мой, и главная из них — деньги. Вчера вечером ты мне хорошо заплатил. Разве не помнишь?

— Нет.

— Ну, сумма была достаточной, чтобы заткнуть мой чрезвычайно чуткий инстинкт самосохранения, скажу я тебе. Однако раз уж зашел разговор о самосохранении, я хочу, чтоб ты убрался отсюда. Я чувствую исходящий от тебя запах проблем, и когда они тебя найдут, будь где-нибудь в другом месте. У меня достаточно проблем и без того, чтобы такие, как ты, мне их добавляли.

— Я уйду в течение часа, — пообещал Корнелий, — мне нужно кое-кого найти.

— Готов поспорить, что найдешь. Не хотел бы я быть этим человеком, кто бы он ни был, — сказал Монк.

— Это точно, не хотел бы, — согласился Корнелий, схватив руку Монка, когда тот поднес к его предплечью иглу.

— Что внутри?

— Доза «Облегчения», но не волнуйся, она намного слабее, чем та, что я вколол тебе вечером. Она снимет боль, но не будет выворачивать мозги наизнанку.

Корнелий отпустил руку хирургеона и позволил сделать себе укол.

Поршень продвинулся лишь наполовину, когда Корнелий услышал скрип двери внизу. Он отдернул руку от Монка и ухватил его за шею.

— Ты кому-то сказал, что я здесь? — прошипел Корнелий.

Монк задохнулся, уронил шприц и яростно замотал головой.

— Нет! Клянусь! Зачем бы мне это делать?

— А как иначе люди Константина узнали, что меня можно найти здесь?

— Константин? Иван Константин? — пролепетал Монк, — Святая кровь Императора! Я знал, что ты — одна сплошная проблема.

Он слышал тяжелые шаги на лестнице. Щелчок снимаемого с предохранителя оружия.

— Как они узнали, что я здесь? — снова спросил Корнелий.

— Вчера вечером на улице было около дюжины человек! — прохрипел Монк, лицо его побагровело, — любой из них мог сказать Рыжему Ивану, что ты здесь, если его люди хотели тебя найти.

Корнелий выругался, понимая, что Монк прав.

— Где элемент питания? Быстро, пока я не сломал твою чертову шею!

Монк торопливо кивнул. Шаги приблизились к двери. Скрипнули половицы.

Хирургеон потянулся к мешочку на поясе и вытащил серебристо-стальной элемент питания лазпистолета.

Корнелий схватил его и с щелчком вставил на место.

Дверь распахнулась от взрыва. Корнелий прицелился.

Монк шлепнулся на пол. Засвистели пули, дырявя стену над ним. Корнелий скатился с кровати, вскрикнув от охватившей бок боли. Выпустил в дверной проем лазерный заряд, но не увидел, попал ли в кого-нибудь.

В проеме показался ствол автогана, испустивший разорвавшую кровать очередь. Пыль, дым и рев выстрелов заполнили комнату. В дыму мелькнул размытый силуэт, поливающий комнату пулями.

Лежащий на спине Корнелий схватил пистолет двумя руками и три раза нажал на спусковой крючок.

Силуэт заворчал и отшатнулся. На всякий случай Корнелий выстрелил еще три раза, выцеливая жертву сквозь окно.

Монк поднял голову над кроватью, осматривая порванный, колеблющийся политен.

— Ты убил его? — спросил он.

— Я, черт возьми, на это очень надеюсь, — сказал Корнелий, — потому что зарядов у меня не осталось.

Монк бросил в Корнелия мешочком с боеприпасами.

— А теперь уходи, — решительно сказал он.


* * *

Корнелий сдержал слово, в течение нескольких минут покинул операционную Монка, по пути бросив на залитый кровью операционный стол еще пригоршню мятых банкнот. Перезарядив оружие, Корнелий вышел через черный ход, предельно внимательно всматриваясь, не следит ли за ним кто-нибудь.

Пластырь туго стягивал рану. Она немного кровоточила. И очень сильно болела.

Но ему повезло. Если бы пуля Траска прошла несколькими сантиметрами правее, он уже лежал бы в земле. Он пробирался через улицы Цефалона, душного, зловонного жаркого города. Над ним пролетали антигравитационные платформы, над головой ревели несущиеся к космопорту челноки. Корнелий вышел из королевского квартала. Он держался в стороне от главных улиц города и направлялся на север, к гетто мутантов.

Он прошел мимо изображенных на плакате космодесантников, говорящих, что Его воины защищают, мимо намалеванных на стенах здания религиозных лозунгов и агитационных плакатов СПО.

Он не мог вернуться туда, где оставил свои вещи; Траск, конечно, сдал это место Константину.

Это не имело значения. Там не было ничего, без чего нельзя обойтись.

Все деньги он носил при себе, а все остальное можно было купить или украсть.

Но сперва нужно было найти место, где можно отсидеться в течение нескольких дней. Чтобы выйти против Константина, сил пока не хватало.

Найти жилье было довольно легко. Корнелий заплатил за три ночи в захудалой ночлежке, которой управлял одноглазый толстяк с дробовиком. Корнелию пришлось подмазать его несколькими бумажками. Комната оказалась грязной, кишащей насекомыми парилкой. Он проспал шестнадцать часов.

Он провел время, восстанавливая силы и обдумывая стратегию.

Найти Траска. Убить Траска. Забрать остатки денег. На самом деле довольно просто.

Проносились дни. Корнелий перебрал свое оружие, изготовил устройства быстрого снаряжания для стаббера. Пули дум-дум и останавливающие патроны. Патроны одного выстрела.

Он ел в своей комнате, пил в местном жалком подобии бара. Слушал разговоры.

В мутантском гетто вновь разгорались беспорядки. Группы захвата САБ налетали на квартиры, в которых заподозрили явки подполья мутантов, и убивали всех, кто попадался им на глаза. Мутанты платили им той же монетой, заманив два патруля САБ в засаду и забросав бомбами несколько торговых домов.

Ходили слухи, что в засадах применялось какое-то совершенно новое оружие. Оружие, которого у мутантов, по идее, быть не могло. Старшие чины САБ, безусловно, не могли не задавать вопросов, и Корнелий знал, что им не понадобится много времени, чтобы узнать его имя. Даже если это имя не произнесет Константин, шпионы САБ услышат его из болтливого рта Траска.

Над улицами повисла кипящая напряженность. Выстрелы стали все более частыми.

Люди говорили о революции. Корнелий видел возможности.

Политики и пропагандисты Цефалона пытались смягчить развитие событий. В голо-трансляциях святой кардинал Кодажка проповедовал с кафедры о спокойствии. Влиятельные торговые дома призывали губернатора поддерживать порядок и защитить их владения. Из Аметистового Дворца не доносилось ничего, кроме гробовой тишины. Ходили слухи, что губернатор пропал. Впрочем, эти слухи начисто отрицались.

Когда подошла к концу ночь третьего дня, Корнелий спрятал пистолеты в кобуру, заполнил ячейки на поясе устройствами быстрого снаряжания и надел плащ. Он уже достаточно отдохнул, и, хотя он еще не пришел в себя до конца, чувствовал в себе достаточно сил, чтобы достать Траска.

Пора начинать. Куда пошел бы Траск?

Ответ пришел сразу: игорные заведения и публичные дома.


* * *

Северо-восточный квартал Цефалона служил приютом для мутантов, отчаявшихся людей, убийц, воров и инакомыслящих. Если бы Траск куда и направился, то именно сюда. Ночью Цефалон был громким, дерзким и бесстыдным. Разнузданные отпрыски богатых семей развлекались тут, шлясь по публичным домам и наркопритонам в поисках острых ощущений, которых не могли найти в другом месте.

Улицы кишели людьми. Дилеры продавали свой товар на углах улиц. Женщины продавали себя в темных подворотнях. Звучали громкие голоса, и неоновые вспышки заливали все радужным болезненным светом.

Корнелий начал продвигаться сквозь толпу, глаза его бегали, взгляд перескакивал с лица на лицо. Он часто менял направление, проверяя, не следят ли за ним. Он никого не заметил, но здесь мог быть десяток человек, выслеживающих его, а он бы об этом даже не узнал.

Траск был где-то неподалеку. Корнелий чуял его запах.

Он представил себе узкое, бледное лицо Траска, пытаясь думать, как он. Бордели, наркопритоны и игровые залы шли вдоль улицы сплошной чередой. С чего начать? Он выбрал наугад, вошел в одну из дверей и осмотрелся.

Под потолком висел дым бак-палочек и дешевых сигар. Притон был полон игроков и катал, но Корнелий понял, что это место Траску не подходит. Его обчистили бы здесь прежде, чем он прикончил бы первый стакан.

Корнелий исключил еще двенадцать мест, а потом нашел заведение Мамы Поллианы.

Увидев это место, он понял, что попал в яблочко. Траск не смог бы пройти мимо.

Над крышей уродливой, расползающейся горы штукатурки мерцали неоновые надписи и голо-проекции. По обе стороны овального дверного проема возвышались как будто объятые пламенем колонны. Перед зданием пили и орали гуляки. Перед самым входом расхаживала необычайно толстая женщина с мегафоном, расхваливающая достоинства девочек Мамы.

— Эй, мутант! Поторопись. Заходи и оторвись.

Корнелий поднялся по стертым ступеням и оттолкнул протянувшуюся к нему руку толстухи, отметив краем внимания покрытую шрамами мутантскую плоть.

Траск здесь. Без сомнения, здесь.


* * *

Бармен был мутантом. Все работники в заведении Мамы Поллианы были мутантами: персонал бара, вышибалы, шлюхи, певицы и прячущиеся в тенях стрелки. Он заметил четырех мутантов с оружием. Ни один из них не выглядел угрожающим. Двое охраняли лестницу, ведущую наверх, в личные комнаты. Если Траск и поблизости, то именно там.

Корнелий заказал стакан амасека. Медленно потягивая напиток, он слонялся по залу. На сцене в дальнем конце широкого помещения три девочки извивались под бухающую музыку, изгибая свои измененные тела перед завывающей толпой. В отличие от подавляющего большинства мутантов, многие из этих девочек избежали худших ужасов своего состояния: атрофированных конечностей, чешуйчатой кожи или раздутых оплывших лиц.

Верх бикини одной из танцовщиц был сильно изменен, чтобы соответствовать ее мутировавшему телу, за второй извивался гибкий цепкий хвост. Ростом она была не более метра, однако ей была адресована весомая часть криков зрителей. Корнелий не замечал видимых мутаций на последней девочке, пока она не прыгнула на серебристый шест и не изогнулась вокруг него, выкручивая каждый сустав в неестественное положение. Она прогнулась назад, провела ноги сквозь кольцо сомкнутых рук и подпрыгнула над головами других танцовщиц. Она приземлилась на руки и тут же встала на ноги, вызвав бурю аплодисментов.

Корнелий усмехнулся, представив себе, насколько универсальной могла она быть в своей работе. По бару сновали работающие девушки, и Корнелий поймал взгляд молодой женщины, одетой в обтягивающее фигуру как перчатка алое платье, снабженное в стратегически выверенных местах разрезами, наиболее выгодно демонстрирующими все ее богатства. Под покрытой красными пятнами кожей переливались десятки разноцветных электу, создающие калейдоскоп цветов и изображений. Рождение звезды, разгорающаяся заря и кровоточащее сердце.

Она улыбнулась, кокетливо наклонив голову, и грациозно приблизилась, ослабив шнуровку в верхней части платья. Облокотилась на стойку рядом с Корнелием, взяла его стакан с амасеком и осушила его одним глотком.

— Не хочешь заказать мне еще один? — спросила она, наклоняясь вперед и открывая Корнелию вид на переливающуюся всеми цветами плоть.

Корнелий покачал головой.

— Нет. Я хочу пойти наверх.

Она усмехнулась.

— А ты не теряешь времени даром, верно?

— Нет, если это зависит от меня, — сказал Корнелий, пододвигая к ней свернутые трубочкой банкноты.

— Ну ладно, сладенький, — промурлыкала девушка, засовывая деньги в вырез платья и теребя его воротник, — я могу быть с тобой по-настоящему нежной, или хорошенько тебя наказать, если ты плохо себя вел. Если ты понимаешь, о чем я.

Корнелий кивнул и позволил увести себя к лестнице. Он вел себя спокойно, когда его проверяли вооруженные мутанты. Девушка шла перед ним, латекс платья переливался и туго натягивался на ее заднице.

Лестница заканчивалась площадкой над нижним залом. Обшитые деревом стены, непрозрачные изнутри и прозрачные снаружи двери были созданы для того, чтобы вызывать возбуждение.

Мерцали электросвечи, удерживаемые под потолком дрожащими суспензорными полями. Похоже, бизнес процветал.

Девушка повернула налево, поманив его согнутым пальчиком. Вместо этого Корнелий повернул направо, проверяя комнаты в противоположной стороне помещения. Он слышал, как девушка зовет его, но не обратил внимания, прижимаясь лицом по очереди к стеклу каждой двери.

Вот он. Корнелий улыбнулся одними губами, увидев торчащие из-под простыни тощие ноги Траска и шлепающие по телу девушки с ярко-рыжей гривой прямые волосы.

Он открыл дверь и достал лазпистолет. Траск вскочил с кровати, выражение его лица в течение секунды изменилось от негодования и гнева до незамутненного страха.

— Кон! Ты жив!

— Явно не благодаря тебе, ублюдок, — ответил Корнелий, нанося удар рукояткой пистолета по челюсти Траска. Траск отлетел, потеряв пару зубов и забрызгав кровью стену. Девчонка завизжала.

Корнелий слышал, как где-то сзади проводившая его наверх мутантка кричит и зовет вооруженную охрану из нижнего зала. Он поднял Траска, пускающего на ковер кровавые слюни.

— Где мои деньги? — потребовал Корнелий.

Траск затряс головой, и Корнелий врезал ему еще. Сильно. Один раз в лицо, один раз в живот. Траск начал сползать вниз, но Корнелий удержал его.

— Я задам вопрос еще раз, Траск. А затем пробью тебе голову кулаком.

Прежде, чем Траск смог ответить, Корнелий услышал приближающихся стрелков-мутантов. Он отпустил Траска и упал на колени, разворачиваясь и опустошая обойму в зеркальную дверь. Раздались крики и звук падающих тел.

Траск схватил лежащий около кровати пистолет, но Корнелий ждал этого и выбил ствол, ударом послав его в окно. Сквозь разбитое стекло Корнелий увидел задранные вверх головы и группу вооруженных людей, пробивающихся сквозь толпу к борделю. В центре группы он узнал Константина и выругался, поняв, что его подставили.

Они знали, что он придет за Траском, и просто ждали, когда он сам сунет голову в петлю.

Он поймал взгляд Константина, услышал отрывистую команду и увидел, что люди поднимают оружие. Он упал на пол за мгновение до того, как вихрь пуль и лазерных зарядов ворвался в окно и начал выбивать куски кирпичей из стены.

Очередь разорвала тело Траска на части. Он шлепнулся на кровать, отчего крики шлюхи-мутанта достигли новых высот.

Корнелий не высовывался под град дырявящих наружную стену пуль. Стоя на коленях, он стрелял из обоих стволов в людей Константина. Большинство его выстрелов ушли в молоко, но четверо людей Константина остались лежать на земле. Улица огласилась криками.

Бойцы Константина рассредоточились и побежали к входу в заведение Мамы Поллианы. Корнелий расстрелял остатки патронов стаббера и нырнул в укрытие, чтобы перезарядить обойму.

А вот теперь действительно начались неприятности.


* * *

Вой сирен возвестил о приближении САБ. Корнелий рискнул выглянуть в разбитое окно и увидел, как три черных «Носорога» проехали по улице и затормозили у дверей борделя.

Константина видно не было. Он был уже внутри, или сумел смыться, услышав сирены? Сейчас это было не важно, Корнелию сперва нужно было не попасться. Если агенты САБ схватят его, им не понадобится много времени, чтобы связать его с украденным оружием и засадами мутантского подполья.

Он пригнулся, вздрогнув, когда из раны в боку вылилось еще немного крови, и покачал головой, вспомнив глупость Траска. Вытащил из-под кровати мешок, который им дала Латезия. Некоторой суммы там, без сомнения, недоставало, но вес все еще был приятным.

Он быстро забросил сумку за спину и убрал пистолеты в кобуру. Бросил дробовик, из которого стрелял в потолок — САБ мгновенно пристрелит человека с ружьем — и выскользнул из комнаты.

Переступив через трупы двух застреленных сквозь дверь мутантов, он попал в полнейший бедлам. По меньшей мере две дюжины агентов САБ громили помещение, избивали дубинками мутантов и чистокровных и тащили наружу всех, до кого могли дотянуться. Шоковые дубинки взлетали и опускались в такт бьющей по ушам музыке. Вспышки стробоскопов делали картину совсем ирреальной.

Посетители борделя кричали, отчаявшись скрыться.

Корнелий заметил за барной стойкой одинокого агента САБ. Агент колотил бармена, уже успев расколоть ему череп и вышибить мозги. Корнелий перепрыгнул через перила, приземлился ногами на шею агента и сломал ему шею. Перекатился, оставаясь невидимым за стойкой, стиснул от боли зубы. Держась за простреленный бок, потянул к себе мертвого агента.

Корнелий сбросил плащ и начал быстро стаскивать с агента броню и униформу. Брошенная кем-то пивная кружка разбила над головой зеркальное стекло и бутылки с напитками.

Он действовал быстро, и вскоре уже натягивал на себя серые брюки и китель. Быстро застегнул тяжелый нагрудник, надел шлем агента и опустил визор. Схватив силовую дубинку, он встал и нанес мощный удар по мертвому бармену, крича:

— Мерзкое мутантское отродье!

Прихватив мешок, он вышел из-за стойки и углубился в толпу, пробиваясь к главной двери.

Агенты САБ не обращали на него внимания, но какой-то юнец в дорогой одежде попытался увязаться за ним. Корнелий дважды ударил его кулаком по лицу, ломая нос и лишая сознания. Выволок его в дверь и потащил к ждущим у борделя «Носорогам».

Здание борделя озарялось мигающими огнями транспортников. За черными машинами собралась толпа зевак. Агенты САБ заняли позиции за укрепленным на штифтах тяжелым оружием, когда бойцы начали загонять посетителей борделя в камеры в задней части «Носорогов».

Корнелий уверенно двигался к стоящему возле дальнего «Носорога» агенту САБ, таща за собой молодого человека. Огляделся. Все внимание было сосредоточено на Маме Поллиане.

— Еще одного в клетку, — сказал Корнелий. Толкнул свою жертву в агента, тут же подхватившего тело. Затем подошел на шаг ближе и вбил в трахею агента ребро ладони. Человек упал, разевая рот в тщетной попытке сделать вдох, и Корнелий затолкал обоих жертв в заднюю часть транспорта.

Снял украденный шлем и сбросил нагрудник. Прихватил шоковую дубинку и быстро побежал подальше от «Носорогов», вскоре затерявшись в плотной толпе. Пробиваясь сквозь скопление людей, одной рукой он крепко держал тяжелый мешок, другой зажимал пластырь из синтеплоти.

Отойдя от заведения Мамы Поллианы на приличное расстояние, он по-волчьи оскалил клыки, когда увидел скрывающегося в темном дверном проеме за спинами людей Ивана Константина. Двое его головорезов стояли по бокам, одежда их отчетливо топорщилась от огнестрельного оружия.

Пройдя окольным путем, Корнелий приблизился к ним и положил палец на руну активации силовой дубинки. Вокруг торговца оружием образовалось небольшое пустое пространство. Телохранители не давали никому подойти к боссу слишком близко. Корнелий знал, что тихо подобраться не получится, поэтому активировал дубинку и, не таясь, пошел к Константину.

Ближайший телохранитель заметил его и двинулся наперерез.

Корнелий врезал ему дубинкой по лицу, сломав челюсть. Второй телохранитель направил на Корнелия пистолет. Корнелий не дал ему шанса выстрелить, ударив его потрескивающей дубинкой в пах и бросив на землю. В ноздри ударил запах паленой плоти.

Константин достал серебряный лазпистолет. Корнелий сначала ударил по руке, ломая пальцы, затем с силой вонзил дубинку в брюхо торговца оружием. Константин упал на колени.

Корнелий ударом ноги распахнул ветхую дверь за спиной Константина и за волосы втащил его внутрь. И поволок в дальний конец выжженного здания.

Вытащил стаббер, вытащил половину патронов и крутанул барабан. Показал револьвер Константину, затем упер ствол ему под челюсть.

— Ты знаешь, кто я? — спросил Корнелий.

— Покойник, — ощерился Константин.

— Ответ неверный, — сказал Корнелий и нажал на спусковой крючок.

Боек ударил в пустоту. Константин взвизгнул.

— А сейчас я предположу, что это было просто необходимой демонстрацией бравады, — продолжил Корнелий, — и что ты готов меня выслушать.

Константин закусил губу, и Корнелий улыбнулся, кладя рядом полученные от Латезии деньги.

— Я мог бы убить тебя, Иван, но не буду. Я убил несколько твоих людей, но тебя я убивать не собираюсь.

Видя на лице торговца замешательство, Корнелий продолжил:

— Вот условия сделки. Ты покупаешь свою жизнь этими деньгами. Я не убиваю тебя, ухожу со всем, что мне оставил Траск, и мы просто забываем весь этот бардак. Живи и дай жить другим, согласен?

Константин промолчал, глаза его сверкали ненавистью.

Корнелий снова нажал на спусковой крючок.

Боек опять ударил в пустоту.

— Ладно, ладно! — выпалил Константин, но его глаза говорили совсем иное.

Корнелий кивнул и встал.

— Мудрое решение, Иван. Полагаю, на этой забытой Императором планете можно сделать достаточно денег, чтобы сделать нас обоих счастливыми. И я просто уверен, что ты достаточно умен, чтобы понимать, что мы можем быть друг другу полезны.

— Ладно, — прошипел Константин, — я не убью тебя на этот раз, но выкинь такой трюк еще раз, и ты покойник, Корнелий Барден.

Корнелий пожал плечами.

— Меня это устраивает. Это лишь часть игры, Иван, — сказал он.

Развернулся и исчез в мерцающей ночи Цефалона.

Дэн Абнетт Чума

Враг несёт заразу всей Вселенной.

Но если мы не победим болезнь здесь,

то какой смысл нести нашу борьбу к звёздам?


Апотекарий Ингейн,

Трактат об Имперской медицине.

I

Я верю, что память — величайший дар для человечества. При помощи памяти мы можем накапливать, хранить и передавать любые знания во благо человечества и к вящей славе нашего Бога-Императора, пусть Его Золотой Трон стоит вечно!

Как учат нас проповеди Тора: забыть ошибку — значит потерпеть поражение ещё раз. Сможет ли великий лидер спланировать кампанию без знания предыдущих побед и поражений? Смогут ли солдаты понять его приказы и добиться победы без этого дара? Сможет ли Экклезиархия нести свою миротворческую миссию по Вселенной, если люди не будут способны удержать в памяти её учение? Учёные, клерки, историки и летописцы — кто они, как не инструменты памяти?

И что есть забытие, как не отторжение памяти, гибель бесценного знания и забвение?


Всю свою жизнь, служа Его Высочайшему Величеству Императору Терры, я веду войну с забвением. Я прилагаю все силы, чтобы найти и вновь обрести забытое, вернув его под охрану памяти. Я тот, кто рыщет в потёмках, озаряет светом тени, переворачивает давно забытые страницы, задаёт вопросы, давно потерявшие свою значимость, вечно охотится за ответами, которые могли бы остаться невысказанными. Я — реколлектор, открывающий утерянные тайны молчаливой Вселенной и возвращающий их под надёжное крыло памяти, где они могут вновь послужить на благо нашей судьбе под холодными звёздами.

Моя основная дисциплина — Материа Медика, моей первой профессией была медицина человека. Наши достижения в области познания собственных жизненных процессов обширны и достойны восхищения, но ещё большие знания о своей биологии, способах её защиты, восстановления и улучшения никогда не будут лишними. Выживать в раздираемой войнами галактике — вот тяжкая доля человечества, и там, где идёт война, процветает и её свита — ранения и смерть. Каждое продвижение фронта продвигает и медицину, если можно так выразиться. И там, где войска отступают и уничтожаются, там же забываются и пропадают достижения медицины. Я пытаюсь восстановить эти потери.

С подобными намерениями я прибыл, в свои неполные сорок восемь лет, на Симбал Иота в поисках Эбхо. Для полноты картины позвольте добавить: шёл третий год Геновингской кампании в Сегментум Обскурус, и почти девять звёздных месяцев минуло после первой вспышки оспы Ульрена среди легионов Гвардии, расквартированных на Геновингии. Считается, что кровавая оспа Ульрена названа по имени её первой жертвы — флаг-сержанта Густава Ульрена. Пятнадцатый Мордианский, если мне не изменяет память. А я горжусь твёрдостью своей памяти.

Если Вы изучали имперскую историю, а также Материа Медика, Вы должны помнить оспу Ульрена. Разъедающая тело и душу смертельная болезнь, разрушающая человека изнутри, загрязняющая обменные жидкости организма и истощающая костный мозг, покрывающая кожу жертвы отвратительными волдырями и бубонами. Период между заражением и смертью редко превышает четыре дня. На поздних стадиях внутренние органы разрушаются, кровь сворачивается и выступает сквозь поры кожи, жертва впадает в глубокий бред. Кое-кто предполагает, что на этой стадии даже самая душа жертвы подвергается разложению. Почти в каждом случае смерть неминуема.

Вспышка болезни возникла на Геновингии неожиданно, и уже через месяц Медика Регименталис фиксировали по двадцать смертей в день. Не было найдено ни одного средства или способа лечения, чтобы хотя бы замедлить течение болезни. Не была выявлена природа заболевания. И что хуже всего, несмотря на усиленные меры карантина и санитарной обработки, не было найдено способа остановить повсеместное распространение болезни. Не было обнаружено никаких переносчиков эпидемии и путей её распространения.

Как живой человек заболевает и слабеет, так и силы Имперской Гвардии в целом начали истощаться и слабеть, когда самых лучших из них стала уносить эпидемия. Через два месяца в штабе главнокомандующего Рингольда уже сомневались в жизнеспособности всей кампании в целом. К третьему месяцу, оспа Ульрена вспыхнула также на Геновингии Минор, Лорхесе и Адаманаксере Дельта (на первый взгляд опять сверхъестественно и самопроизвольно, так как процесс распространения оставался неизвестным). Четыре отдельных эпицентра заражения, протянувшихся вдоль линии наступления имперских сил в секторе. К этому моменту заражение распространилось на гражданское население Геновингии, и Администратум издал "Декларацию о пандемии". Говорили, что небо над городами этого некогда могучего мира стало черным от трупных мух, а зловоние биологического загрязнения пропитало каждый клочок планеты.

В то время я занимал бюрократический пост на Лорхесе и был включён в экстренную группу, брошенную на поиски решения проблемы. Это был изнуряющий труд. Я лично безвылазно провёл в архиве, не видя дневного света, больше недели, просматривая систематические запросы этого обширного и пыльного сосредоточия информации. Первым, кто обратил наше внимание на Пироди и Пытку, оказался мой друг и коллега, администратор медика Ленид Ваммель. Он проделал впечатляющую работу, совершил настоящий подвиг изучения, использования перекрёстных ссылок и запоминания. У Ваммеля всегда была хорошая память.

Следуя указаниям верховного администратора медика Юнаса Мейкера, более шестидесяти процентов состава нашей группы было выделено исключительно на дальнейшие поиски данных о Пироди. Также были разосланы запросы в архивы других миров Геновингии. Ваммель и я, обрабатывая поступающие данные, всё больше и больше уверялись, что вступили на правильный путь и движемся в верном направлении.

Уцелевшие записи о событиях Пытки на Пироди подтвердили наши предположения, хотя и были весьма скупы. Всё-таки, это произошло тридцать четыре года назад. Выживших было немного, но мы смогли отследить сто девяносто одного кандидата из тех, кто, возможно, был ещё жив. Они были разбросаны космическими ветрами по всему свету.

Просмотрев наши находки, верховный администратор Мейкер санкционировал личный сбор воспоминаний, положение было уже очень серьёзным, и сорок из нас, все в звании от высшего администратора и старше, немедленно отправились в путь. Ваммель, упокой его душу, отправился на Гандийскую Сатурналию, прибыл туда в разгар гражданской войны, где и был убит. Нашёл ли он человека, которого искал, мне не известно. Память в этом месте немилостива.

А я… я отправился на Симбал Иота.

II

Симбал Иота — жаркое, богатое зеленью место, по большей части покрытое океаном глубокого розовато-лилового цвета (вследствие разрастания водорослей, как я понимаю). Вдоль экватора планету охватывает широкий пояс островов, покрытых тропическими лесами.

Я совершил посадку на плоской вершине потухшего вулкана, склоны которого были облеплены, как ракушками, сооружениями улья Симбалополис, откуда и был доставлен на тримаран, который вёз меня в течение пяти дней вдоль цепочки островов к Святому Бастиану.

Я проклинал медлительность судна, хотя, по правде говоря, оно скользило по розовому морю на скорости более чем в тридцать узлов, и несколько раз пытался вызвать орнитоптер или какой-ибудь другой воздушный транспорт. Но симбальцы — морской народ и не полагаются на путешествия по воздуху.

Стояла жара, и я проводил всё своё время на нижней палубе, читая инфопланшеты. Солнце и морской ветер Симбала жгли мою кожу, привыкшую годами ощущать лишь свет библиотечных ламп. Поэтому, выходя на палубу, я каждый раз надевал поверх администраторского облачения широкополую соломенную шляпу, которая беспрестанно веселила моего сервитора Калибана.

На пятое утро над лиловыми водами океана возник остров Святого Бастиана — коническое жерло потухшего вулкана, облачённое в зелень джунглей. Над нашими головами закружилась стая бирюзовых морских птиц. Но, даже переплыв залив на электрокатере, перевёзшем меня с тримарана на берег, я не заметил каких-либо признаков жилья. Густое покрывало леса спускалось к самому берегу, оставляя по краю лишь узкую полоску белого пляжа.

Катер вошёл в небольшую бухту с древней каменной пристанью, выступающей из-под деревьев подобно недостроенному мосту. Калибан, жужжа бионическими конечностями, перенёс на пристань багаж и помог перебраться мне. Там я и остался стоять, потея в своём облачении, опираясь на посох — знак моей официальной принадлежности, и отгоняя жуков, кружащих во влажной духоте бухты.

Меня никто не встречал, хотя по дороге я несколько раз отправлял воксом предупреждение о своём прибытии. Я оглянулся на сурового симбальца, управлявшего катером, но тот, видимо, сам ничего не знал. Калибан прошаркал к входу на пристань и обратил моё внимание на позеленевший от времени и морских брызг медный колокол, висевший на крюке, вбитом в столб пирса.

— Звони, — приказал я. Он осторожно стукнул своими обезьяньими пальцами по металлическому куполу колокола, затем нервно оглянулся на меня, пощёлкивая фокусировкой оптических имплантантов, расположенных под низким лбом.

Некоторое время спустя, появились две сестры Экклезиархии, одетые в безупречные белые одежды, такие же жёсткие и накрахмаленные, как и двурогие апостольники на их головах. Похоже, моё появление вызвало у них какое-то весёлое удивление, но они безмолвно пригласили меня следовать за ними.

Я ступал на шаг позади них, Калибан с багажом следовал за мной.

Мы шли по грязной тропинке сквозь разросшиеся джунгли, вскоре перешедшие в настоящий тропический лес. Копья солнечного света пронзали сплетённые кроны деревьев, влажный воздух был полон пения экзотических птиц и суеты насекомых.

Неожиданный поворот тропы открыл нам Приют святого отшельника Бастиана. Величественное строение из камня, возведённое с простотой, характерной для раннего Империума; древние арки контрфорсов и мрачные стены почти скрывала зелень плюща и лианы. Я успел разглядеть основное здание в пять этажей, рядом — часовню, которая, похоже, была здесь самым старым сооружением, какие-то пристройки, кухни и отгороженный стеной сад. Вычурный железный вход венчала обветрившаяся статуя Возлюбленного нашего Бога-Императора, сокрушающего Врага.

Аккуратная дорожка вела от тронутых ржавчиной ворот через подстриженную лужайку, тут и там утыканную могильными камнями и обелисками. Провожаемый взглядами каменных ангелов и резных изображений Адептус Астартес, мимо которых проходил, я последовал за сестрами к главному входу.

Мимоходом я заметил, что окна двух верхних этажей забраны крепкими металлическими решётками.

Оставив Калибана с пожитками на улице, я вошёл внутрь вслед за сёстрами. Главный атриум приюта показался мне тёмным и безумно тихим оазисом из мрамора; известняковые колонны терялись в сумраке высокого свода. Неожиданно я натолкнулся взглядом на стену алтаря под разноцветным окном, на которой был изображён чудесный триптих, перед которым я тут же склонился в молитве. Триптих, шириной в размах рук человека, изображал три сцены из бытия святого. Слева, он отшельником скитался по пустыне, отвергая демонов воды и огня, справа — являл чудо над искалеченными душами. На центральном изображении, окружённый сиянием, скорбящий Император держал на руках истерзанное тело святого, облачённое в синие одежды. Девять болтерных ран чётко выделялись на мертвенно-бледном теле мученика.

Восстав от молитвы, я обнаружил, что сёстры исчезли. Подсознание ощутило где-то неподалёку мысленное пение психического хора. Неподвижный воздух вздрогнул. Позади меня возникла фигура высокого, похожего на статую человека. Его белые крахмальные одежды резко контрастировали с чёрной кожей. Он рассматривал меня с таким же весёлым удивлением, что и сёстры до этого.

Сообразив, что на мне всё ещё надета эта дурацкая соломенная шляпа, я торопливо сдёрнул её, бросил на спинку скамьи и достал удостоверительную пикт-пластину, вручённую мне верховным администратором Мейкером перед отъездом с Лорхеса.

— Я — Баптрис, — представился он тихим и добрым голосом. — Добро пожаловать в Приют Святого.

— Высший администратор медика Лемуаль Сарк, — ответил я. — Моя священная должность — реколлектор, настоящее место работы — Лорхес, основное скопление Геновингия 4577 десятичное, в штате вспомогательного канцелярского архива кампании.

— Добро пожаловать, Лемуаль, — сказал он. — Реколлектор. Вот так да. Таких у нас ещё не было.

Тогда я не совсем понял, что он имел в виду, но сейчас, когда я оглядываюсь в прошлое, память об этом небольшом недоразумении всё ещё вызывает у меня досаду. Я спросил:

— Вы ждали меня? Я отправлял воксом предупреждение о своём прибытии.

— У нас в приюте нет вокс-передатчика, — ответил Баптрис. — Внешний мир нас не касается. Наши заботы направлены на то, что находится внутри… внутри этого здания, внутри нас самих. Но не волнуйтесь. Вы желанный гость. Мы приветствуем всех, кто приходит сюда. Нет нужды предупреждать о своём прибытии.

Я вежливо улыбнулся столь загадочному ответу и постучал пальцами по посоху. Я-то рассчитывал, что к моему приезду всё будет готово, и я смогу приступить к работе немедленно. Неторопливый уклад жизни на Симбал Иота опять тормозил меня.

— Поспешим, брат Баптрис. Я хотел бы приступить к делу немедленно.

Он кивнул:

— Разумеется. Почти каждый прибывший на Святой Бастиан горит желанием приступить к делу немедленно. Позвольте мне сопроводить Вас и предложить пищу и место для купания.

— Давайте сразу отправимся к Эбхо. Как можно скорее.

Он остановился в недоумении:

— Эбхо?

— К полковнику Феджи Эбхо, последнее место службы — 23-й полк Ламмарских улан. Прошу вас, скажите, что он всё ещё здесь! Что он ещё жив!

— Он… жив, — Баптрис замолчал и впервые внимательно посмотрел на мою пикт-пластину. Нечто вроде понимания появилось на его добродушном лице.

— Примите мои извинения, высший Сарк. Я неверно истолковал цель Вашего прибытия. Теперь я вижу, что Вы — настоящий реколлектор, присланный сюда с официальным визитом.

— Конечно! — резко ответил я. — Кем ещё я могу быть?

— Просителем, пришедшим сюда в поисках утешения. Пациентом. Каждый, кто прибывает на пристань и звонит в колокол, ищет нашей помощи. Других посетителей у нас не бывает.

— Пациентом? — недоумевающе спросил я.

— Разве Вы не знаете, куда прибыли? — спросил он. — Это Приют Святого Бастиана, дом для умалишённых.

III

Сумасшедший дом! Такое начало миссии не предвещало ничего хорошего. Согласно моим данным, Приют Святого Бастиана служил домом для святого ордена, дававшего пристанище и утешение тем отважным воинам легионов Императора, чьи тяжелые ранения и увечья не позволяли продолжать военную службу. Я знал, что здесь принимают людей, сломленных морально и физически, со всех зон боевых действий сектора. Но я понятия не имел, что повреждения, по которым они специализируются — это повреждения ума и рассудка! Это была больница для душевнобольных, для тех, кто добровольно пришёл к её воротам в надежде обрести избавление.

И что хуже всего — Баптрис и сёстры приняли меня за такого просителя. Эта проклятая соломенная шляпа выдала меня за сумасшедшего, никого иного они, собственно, и не ждали! Мне ещё повезло, что меня без лишних церемоний не засунули в смирительную рубашку и не заперли под замок.

Поразмыслив, я пришёл к выводу, что должен был догадаться сам. Бастиан, которому был посвящён приют, был сумасшедшим, обрётшим здравый рассудок в любви к Императору, и который впоследствии чудесным образом исцелял душевные болезни.

Баптрис дёрнул за шнур, призывая служителей, Калибана с багажом проводили внутрь. Оставив нас одних, Баптрис удалился, чтобы произвести необходимые приготовления. Пока мы ждали, в зал вошёл седовласый человек. Вместо левой руки у него была культя, покрытая сеткой старых шрамов. Он был полностью обнажён, если не считать пустой потрёпанной патронной ленты, перетягивавшей грудь. Тихонько кивая головой, человек окинул нас бессмысленным взглядом, потом двинулся дальше и исчез из виду.

Где-то в отдалении слышались рыдания и чей-то голос, настойчиво повторявший что-то снова и снова. Сгорбленный Калибан, опираясь костяшками пальцев в плиты пола рядом со мной, оглянулся с тревогой, и мне пришлось ободряюще положить ему руку на широкое волосатое плечо.

Вокруг задвигались какие-то фигуры, и вскоре мы оказались в обществе нескольких иссохших священников с тонзурами на головах и в чёрных длинных одеяниях Экклезиархии, а также безмолвной группы сестёр в снежно-белых одеждах и рогатых капюшонах. Сёстры, оставаясь в тени, выстроились по сторонам атриума и молча уставились на нас. Один из священников тихо зачитывал что-то с длинного свитка, который разворачивал из обитой железом шкатулки мальчик. Другой священник записывал что-то пером в небольшую книжицу. Третий раскачивал бронзовое кадило, распространяя сухой и резкий запах благовоний.

Снова появился Баптрис:

— Братья, поприветствуйте высшего администратора Сарка, прибывшего к нам с официальным визитом. Относитесь к нему с любезностью и оказывайте полное содействие.

— В чём состоит причина Вашего визита? — спросил старый священник с книжицей, подняв на меня пытливый взгляд. В его переносицу были встроены полукруглые увеличительные линзы, зёрна чёток обвивали морщинистую шею подобно цветочному венку победителя.

— Сбор воспоминаний, — ответил я.

— Касательно чего? — продолжал выпытывать он.

— Брат Ярдон — наш архивариус, высший Сарк. Вы должны простить его настойчивость, — я кивнул Баптрису и улыбнулся престарелому Ярдону. Однако ответной улыбки не последовало.

— Вижу, что мы с вами родственные души, брат Ярдон. Мы оба посвятили себя служению памяти.

Тот едва пожал плечами.

— Я здесь, чтобы побеседовать с одним из ваших… пациентов. Возможно, он обладает некоторыми фактами, которые могут спасти миллионы жизней в скоплении Геновингия.

Ярдон закрыл свою книжицу и уставился на меня, ожидая продолжения. Верховный Мейкер приказал мне как можно меньше распространяться о пандемии; вести о подобном бедствии могут вызвать волнения. Но я понимал, что мне придётся сказать им больше.

— Главнокомандующий Рингольд возглавляет крупную военную экспедицию в скоплении Геновингия. Болезнь, называемая оспой Ульрена, поразила наши войска. Исследования показали, что она похожа на чуму, известную как Пытка, опустошившую мир Пироди около тридцати лет назад. Один из переживших эпидемию находится здесь. Любые подробности о случившемся, которые он сможет поведать мне, могут оказаться полезными в поисках лекарства.

— Насколько всё серьёзно там, на Геновингии? — спросил священник с кадилом.

— Пока удаётся сдерживать, — соврал я.

Ярдон фыркнул:

— Конечно, удаётся сдерживать. Потому-то высший администратор и проделал такой путь сюда. Ты задаёшь совершенно глупые вопросы, брат Жирод.

Заговорил ещё один священник. Сгорбленный и полуслепой, он был самым старым из них, его морщинистую голову усеивали старческие пятна. На плече, вцепившись в одежду тонкими механическими лапками, сидел слуховой рожок.

— Меня беспокоит то, что расспросы и нарушения режима могут встревожить приют. Я не желаю, чтобы проживающих здесь что-либо беспокоило.

— Твоё замечание принято, брат Ниро, — сказал Баптрис. — Я уверен, что высший Сарк будет благоразумен.

— Вне всяких сомнений, — заверил их я.

Было уже далеко за полдень, когда Баптрис наконец-то повёл меня наверх, в самое сердце приюта. Калибан следовал за нами, нагруженный несколькими ящиками из моего багажа. Сёстры, похожие на привидения в двурогих капюшонах, наблюдали за нами из каждой арки и тени.

Лестница привела нас в большой зал на четвёртом этаже. Воздух здесь был спёртым. Десятки пациентов бродили там и тут, но ни один из них даже не взглянул на нас. Некоторые были одеты в выцветшие, бесформенные халаты, другие всё ещё носили старые, изношенные комбинезоны или обмундирование Имперской Гвардии. Все знаки различия, нашивки и эмблемы были срезаны; ремней и шнурков также не наблюдалось. У окна двое сосредоточенно играли на старой жестяной доске в регицид. Другие, сидя прямо на дощатом полу, играли в кости. Кто-то невнятно бормотал, разговаривая сам с собой, кто-то застыл, уставившись в пространство бессмысленным взглядом.

— Они… безопасны? — шепотом спросил я Баптриса.

— Мы предоставляем самым спокойным свободу в передвижении и пользовании этим общим залом. Само собой, их лечение находится под тщательным наблюдением. Все, кто находится здесь — "безопасны", как и все те, кто прибыл к нам по доброй воле. Конечно, есть здесь и такие, кто скрывается от каких-то событий, сделавших обычную жизнь для них невозможной.

Это не прибавило мне спокойствия.

Пройдя в дальний конец общего зала, мы вошли в длинный коридор, по обеим сторонам которого располагались камеры. Двери некоторых были заперты снаружи на засов. Некоторые были закрыты решётками. На всех дверях имелись задвижки смотровых окошек. Везде ощущался запах дезинфицирующего средства и нечистот.

Мы прошли мимо запертой двери, в которую кто-то (или что-то) тихо стучал изнутри. Из-за другой двери слышалось пение.

Некоторые двери были открыты. Я увидел двух служителей, моющих губкой древнего старика, привязанного к металлической койке матерчатыми ремнями. Старик жалобно плакал. В другой палате, дверь которой была открыта, но внешняя решётка крепко заперта, мы увидели огромного, мускулистого человека, сидящего на стуле и глядящего сквозь решётку. Его тело покрывали вытатуированные эмблемы полка, девизы, цифры убитых. Глаза светились маниакальным огнём. Из нижней челюсти торчали имплантированные клыки какого-то хищника, настолько длинные, что заходили на верхнюю губу.

Когда мы поравнялись с камерой, он бросился к решётке и попытался достать нас сквозь прутья огромной рукой. Из горла слышалось сдавленное рычание.

— Успокойся, Иок! — приказал Баптрис.

Дверь, бывшая целью нашего путешествия, была следующей за камерой Иока. Она была открыта, сестра и служитель поджидали нас. Внутреннее убранство камеры скрывала полная темнота. Баптрис коротко переговорил со служителем и сестрой, затем повернулся ко мне:

— Эбхо отказывался, но сестра всё же смогла его убедить, что поговорить с Вами будет правильнее. Внутрь Вам входить нельзя. Пожалуйста, присядьте у двери.

Служитель принёс табурет, и я уселся у дверного проёма, подобрав длинные полы облачения. Калибан тут же раскрыл ящики и установил на треногу механического летописца.

Я вперил взгляд в темноту комнаты, пытаясь разглядеть внутреннее убранство, но не смог ничего увидеть.

— Почему внутри так темно?

— Эбхо, помимо всего прочего, страдает светобоязнью. Ему нужна полная темнота, — пожал плечами Баптрис.

Я хмуро кивнул и прочистил горло.

— Милостью Бога-Императора Терры я прибыл сюда по Его священному заданию. Моё имя — Лемуаль Сарк, высший администратор медика, приписанный к Администратуму Лорхеса.

Я взглянул на летописца. Тот негромко застрекотал и выдал начало пергаментного свитка, который, как я надеялся, вскоре станет длинным и заполненным записями.

— Я разыскиваю Феджи Эбхо, бывшего полковника Двадцать третьего полка Ламмарских улан.

Тишина.

— Полковник Эбхо?

Голос, тонкий как лезвие ножа и холодный как труп, проскрипел из тьмы комнаты:

— Он — это я. Что Вам нужно?

Я подался вперёд:

— Я хочу поговорить с Вами о Пироди. О Пытке, которую Вы пережили.

— Мне нечего сказать. Я не буду ничего вспоминать.

— Ну же, полковник. Я уверен, вы вспомните, если постараетесь.

— Вы не поняли. Я не сказал "не могу". Я сказал "не буду".

— Вы уверены?

— Да. Я отказываюсь.

Я вытер губы и понял, что язык у меня пересох.

— Почему, полковник?

— Из-за Пироди я здесь. Тридцать четыре года я стараюсь всё забыть. И не хочу возвращаться к этому снова.

Баптрис глянул на меня и бессильно развёл руками. Похоже, он намекал, что всё кончено и мне следует сдаться.

— На Геновингии люди умирают от болезни, которую мы называем оспой Ульрена. Эта болезнь носит все признаки Пытки. Всё, что вы сможете мне рассказать, может спасти жизнь людей.

— Я не смог тогда. Пятьдесят девять тысяч человек умерло на Пироди. Я не смог спасти их тогда, хотя старался изо всех сил. Почему сейчас будет по-другому?

Я посмотрел в сторону невидимого собеседника:

— Я не знаю. Но думаю, что стоит попробовать.

Долгое молчание. Летописец стрекотал вхолостую. Калибан кашлянул, и машина записала этот звук легким перестуком клавиш.

— Сколько?

— Прошу прощения, полковник. О чём вы?

— Сколько людей умирает?

Я глубоко вздохнул:

— Когда я отбыл с Лорхеса, там было девятьсот умерших и ещё полторы тысячи заболевших. На Геновингии Минор — шестьсот умерших и вдвое больше больных. На Адаманаксере Дельта — двести, но там всё только началось. На самой Геновингии… два с половиной миллиона.

Раздался потрясённый вздох Баптриса. Мне оставалось надеяться, что он будет держать язык за зубами.

— Полковник?

Тишина.

— Полковник, прошу Вас…

Холодный, скрипучий голос раздался вновь, ещё резче, чем раньше:

— Пироди была пустынным миром…

IV

Пироди была пустынным миром. Мы не хотели туда идти. Но Враг, захватив восточный континент, разрушил города-ульи, и северные города оказались под угрозой.

Главнокомандующий Гетус отправил нас — сорок тысяч ламмарских улан, почти весь личный состав ламмарских воинских формирований, двадцать тысяч фанчовских танкистов с их машинами и полную роту Астартес, серо-красных Обрекающих Орлов.

Место, куда мы прибыли, называлось Пироди Полярный. Бог знает насколько древнее. Циклопические башни и колонны зелёного мрамора, высеченные в древние времена руками, которые я не уверен, что были человеческими. Была какая-то странность в геометрии этого места, как будто все углы выглядели неправильно.

Было чертовски холодно. Нас защищала зимняя униформа — белые плотные стёганые шинели с меховыми капюшонами, но холод проникал в оружие, истощая батареи лазганов, а чёртовы фанчовские танки вечно отказывались заводиться. И был день. Всё время был день. Ночей не было — не то время года. Мы были слишком далеко к северу. Самым тёмным временем суток были короткие сумерки, когда одно из двух солнц ненадолго садилось, и небо окрашивалось в цвет розовой плоти. И снова начинался день.

Два месяца мы то сражались, то нет. В основном это были артиллерийские дуэли на большом расстоянии, лишь перемалывавшие ледовые поля в крошево. Из-за бесконечного дневного света спать не мог никто. Я знал двух солдат, выдавивших себе глаза. Один из них был ламмарцем, что не добавляет мне гордости. Второй был с Фанчо.

Потом пришли они. Чёрные точки среди ледовых полей, тысячи точек, с развевающимися штандартами, настолько мерзкими, что…

Неважно. Мы были не в том состоянии, чтобы сражаться. Доведённые до безумия светом и бессонницей, ослабленные странной геометрией места, которое защищали, мы стали лёгкой добычей. Войска Хаоса разгромили нас и загнали обратно в город. Гражданские, численностью примерно в два миллиона, были даже хуже, чем бесполезны. Слабые, вялые существа, лишенные интересов и аппетита. Когда пришёл их час, они просто сдались.

Осада длилась пять месяцев, несмотря на шесть попыток Обрекающих Орлов прорвать окружение. Господи, как они были страшны! Гиганты, перед каждым боем с лязгом скрещивающие свои болтеры, орущие на врага, убивающие пятьдесят там, где мы убивали одного.

Но это всё равно, что воевать с приливом. Даже со всей их мощью, их было всего шестьдесят.

Мы требовали подкреплений. Гетус обещал их нам, но сам уже давно был на борту своего военного корабля, прячась за флотским охранением на случай, если что-то пойдёт не так.

Первым, кто на моих глазах пал жертвой Пытки, был капитан моего семнадцатого взвода. Однажды он просто свалился с лихорадкой. Мы поместили его в инфирмиум Пироди Полярного, которым заправлял Субъюнкт Валис, апотекарий роты Обрекающих Орлов. Час спустя капитан был мёртв. Его кожа была покрыта пузырями и язвами. Глаза вытекли. Он попытался убить Валиса куском железной койки, который вырвал из настенных креплений. А потом он просто истёк кровью.

Знаете, как это? Его тело истекало кровью через каждое отверстие, через каждую пору. Когда всё закончилось, от капитана осталась только пустая оболочка.

Через день после его смерти заболели сразу шестьдесят человек. Ещё через день — двести. Ещё через день — тысяча. Большинство умирали через два часа. Другие умирали медленно… несколько дней, покрытые язвами, агонизирующие в страшных мучениях.

Люди, которых я знал всю жизнь, превращались в покрытые волдырями мешки костей прямо на моих глазах. Будь ты проклят, Сарк, за то, что заставил меня вспомнить это!

На седьмой день болезнь добралась и до солдат Фанчо. На девятый — до гражданского населения. Валис вводил всевозможные карантины, но бесполезно. Он работал без перерыва весь бесконечный день напролёт, пытаясь найти лекарство, стараясь обуздать беспощадную болезнь.

На десятый день заболел один из Обрекающих Орлов. В муках Пытки, выплёскивая кровь сквозь прорези лицевого щитка, он убил двух своих товарищей и девятнадцать моих солдат. Болезнь преодолела даже печати чистоты Астартес.

Я пришёл к Валису в надежде на добрые вести. Он организовал лабораторию в инфирмиуме; образцы крови и срезы тканей бурлили в перегонных кубах и отстаивались в склянках с растворами. Он заверил меня, что Пытка может быть остановлена. Объяснил, как это необычно для эпидемии — распространяться в таком холодном климате, где недостаточно тепла для инкубации и процесса разложения. И ещё Валис считал, что болезнь не развивается при свете. Поэтому он приказал развесить фонари в каждом закоулке города, чтобы нигде не оставалось темноты.

Не оставалось темноты. Там, где её не было от природы. Был изгнан даже полумрак глухих помещений. Всё сияло. Наверное, теперь Вы понимаете, почему я не выношу света и сижу в темноте.

Зловоние сгнившей крови было страшным. Валис делал всё, что мог, но мы продолжали умирать. Через двадцать один день я потерял тридцать семь процентов своего полка. Фанчо вымерли практически полностью. Двенадцать тысяч пиродийцев умирали или уже были мертвы. Девятнадцать Обрекающих Орлов пали жертвой болезни.

Вот Вам факты, если они нужны: чума выживает в климате, который должен был бы убить её; она не передаётся обычными путями; она не поддаётся никаким попыткам сдерживать или контролировать её распространение, несмотря на все меры усиленного карантина и санитарную обработку заражённых мест огнемётами; она имеет очень высокую вероятность заражения, даже печати чистоты Астартес не являются для неё преградой; её жертвы умирают в страшных мучениях.

А потом один из Обрекающих Орлов расшифровал мерзкие надписи на одном из штандартов Хаоса, развевавшихся снаружи у стен.

Там было…

Там было одно слово. Одно грязное слово. Одно проклятое, мерзкое слово, забыть которое я пытаюсь всю свою жизнь.

V

Я вытянул шею в темный проём двери:

— Слово? Какое слово, полковник?

С сильнейшим отвращением он произнес его. Это было даже не слово. Отвратительное бульканье, почти целиком состоящее из согласных. Имя, символ самого демона-чумы, одно из девяносто семи Богохульств, Которые Нельзя Облекать В Слова. При его звуках я свалился с табурета, тошнота скрутила мои внутренности. Калибан пронзительно заверещал. Сестра упала в обморок, служитель бежал. Баптрис сделал несколько шагов прочь от двери, развернулся и его театрально вырвало.

Температура в коридоре упала на пятнадцать градусов.

Дрожжа, я пытался поставить перевёрнутый табурет и поднять летописца, сбитого служителем. В том месте, где машина напечатала это слово, пергамент начал тлеть.

Крики и стоны из разных палат эхом заметались по залу.

А затем вырвался Иок.

За соседней дверью, вжав испещрённую шрамами голову в прутья решётки, он слышал каждое слово. И теперь дверь решётки выскочила из креплений и грохнулась на пол коридора. Огромный обезумевший бывший гвардеец продрался наружу и развернулся в нашу сторону.

Я уверен, он убил бы меня, я был потрясен, от резкого падения ноги мои отказали. Но Калибан, благослови его храброе сердце, преградил Иоку путь. Мой верный сервитор поднялся на короткие задние конечности, предупреждающе подняв усиленные бионикой передние. От кривых ступней до вытянутых пальцев рук Калибан достигал трёх метров в высоту. Он ощерил стальные клыки и пронзительно заверещал.

Брызжа слюной из клыкастого рта, Иок одним мощным ударом отбросил Калибана в сторону. Сервитор оставил на стене внушительную выбоину.

Иок двинулся на меня.

Я дотянулся до своего официального посоха, крутанул его и утопил скрытую под набалдашником кнопку.

С конца посоха раздался треск электрических разрядов. Иок задёргался в конвульсиях и упал. Судорожно извиваясь, он валялся на дощатом полу и непроизвольно испражнялся. Баптрис уже был на ногах. Звучала тревога, и служители торопливо сбегались в коридор, неся смирительные рубашки и шест с петлёй.

Я поднялся на ноги и оглянулся на тёмный проём.

— Полковник Эбхо?

Дверь с треском захлопнулась.

VI

Брат Баптрис ясно дал понять, что сегодня, несмотря на мои протесты, никаких допросов больше не будет. Служители сопроводили меня в гостевую келью на третьем этаже. Белёные стены, чистая обстановка, жёсткая деревянная кровать и небольшой столик-скрипториум. Решётчатое окно выходило на кладбище и джунгли позади него.

В сильном волнении я мерил комнату шагами из угла в угол, пока Калибан распаковывал мои вещи. Я был так близок к цели, уже потихоньку начав вытягивать сопротивляющегося Эбхо наружу. Лишь чтобы оказаться лишённым возможности продолжить как раз в тот момент, когда стали открываться по-настоящему тёмные секреты!

Я замер у окна. Ослепительное красное солнце погружалось в лиловый океан, отбрасывая на густые джунгли чёрные изломанные тени. Морские птицы кружились над бухтой в лучах умирающего солнца. На тёмно-синем краю неба появились первые звёзды.

Успокоившись, я понял, что каким бы не был мой внутренний беспорядок, беспорядок в самом приюте был гораздо сильнее.

Стоя у окна, я слышал многочисленные вопли, рыдания, крики, хлопанье дверей, топот ног, звон ключей. Богохульство, произнесённое Эбхо, взбаламутило хрупкие умы обитателей этого сумасшедшего дома подобно раскалённому докрасна железу, опущенному в холодную воду. Теперь, чтобы успокоить пациентов, требовалось приложить огромные усилия.

Я присел ненадолго к скриториуму, просматривая записи, Калибан дремал на скамье у двери. Эбхо много упоминал о Субъюнкте Валисе, апотекарии Обрекающих Орлов. Я просмотрел копии старых свидетельств с Пироди, привезённые с собой, но имя Валиса нашлось только в списках личного состава. Выжил ли он? Ответ мог дать только прямой запрос в цитадель Ордена Обрекающих Орлов, но это могло занять месяцы.

Замкнутость Астартес, а иногда и откровенное нежелание сотрудничать с Администратумом, были печально известны. В лучшем случае, запрос повлёк бы за собой вереницу формальностей, рутинных затягиваний и согласований. Но, даже несмотря на это, я всё же собирался оповестить моих собратьев на Лорхесе о вероятной зацепке. Будь проклят Святой Бастиан, здесь ведь нет вокс-передатчика! Я даже не могу переслать сообщение в Астропатический анклав Симбалополиса, чтобы они отправили его за пределы этого мира.

Сестра принесла поднос с ужином. Как только я закончил трапезу, а Калибан зажёг светильники, в келью вошли Ниро и Ярдон.

— Братья?

Ярдон, уставившись на меня сквозь полукруглые линзы, перешёл сразу к делу:

— Собрание братства приюта решило, что Вы должны покинуть нас. Завтра. Последующие обращения будут отвергнуты. Наше судно отвезёт Вас в рыбачий порт на острове Мос. Оттуда Вы сможете добраться до Симбалополиса.

— Вы расстраиваете меня, Ярдон. Я не хочу уезжать. Моя работа ещё не завершена.

— Вы уже сделали достаточно! — огрызнулся он.

— Приют никогда прежде не был так потревожен, — негромко проговорил Ниро. — Произошло несколько стычек. Два служителя ранены. Три пациента попытались покончить с собой. Годы работы погублены за несколько минут.

Я склонил голову:

— Сожалею о причинённом беспокойстве, но…

— Никаких но! — рявкнул Ярдон.

— Мне очень жаль, высший Сарк, — произнёс Ниро. — Но всё уже решено.


На узкой койке спалось плохо. Я без конца прокручивал в памяти подробности разговора с Эбхо. Несомненно, случившееся серьёзно потрясло и травмировало его. Но было что-то ещё. За всем, что он рассказал мне, я чувствовал какой-то секрет, какую-то скрытую в глубине его памяти тайну.

Они не смогут так просто отделаться от меня. Слишком много жизней поставлено на кон.

Калибан крепко спал, когда я тихо покинул келью. По тёмной лестнице на четвёртый этаж пришлось пробираться на ощупь. В воздухе чувствовалось беспокойство. Проходя мимо запертых камер, я слышал стоны спящих и бормотание страдавших бессонницей.

Время от времени приходилось нырять в тень, пропуская служителей с фонарями, совершавших дежурный обход. Дорога до блока, где содержался Эбхо, заняла почти три четверти часа. Мимо запертой на засов двери Иока я прокрался с особой осторожностью.

Смотровое окошко распахнулось от моего прикосновения.

— Эбхо? Полковник Эбхо? — негромко позвал я в темноту.

— Кто это? — отозвался неприветливый голос.

— Это Сарк. Мы не закончили.

— Уходите.

— Я не уйду, пока Вы не расскажете мне всё до конца.

— Уходите.

Я лихорадочно поразмыслил, и необходимость прибавила мне жестокости:

— У меня в руках фонарь, Эбхо. С мощной лампой. Хотите, посвечу вам через окошко?

Когда он заговорил снова, голос его был полон ужаса. Да простит мне Император этот шантаж.

— Чего Вам ещё? — спросил он. — Пытка распространялась. Мы умирали тысячами. Мне жаль всех этих людей на Геновингии, но я не смогу им помочь.

— Вы так и не рассказали, чем всё закончилось.

— Разве Вы не читали отчёты?

Я оглянулся по сторонам, чтобы убедиться, что мы в блоке всё ещё одни.

— Читал. Они довольно… туманны. Там сказано, что главнокомандующий Гатус приказал сжечь противника с орбиты, а затем отправил в Пироди Полярный корабли к вам на выручку. Отчёты потрясают количеством жертв эпидемии. Пятьдесят девять тысяч умерших. Потери среди гражданского населения никто даже не подсчитывал. Также там говорится, что к моменту прибытия спасательных кораблей, Пытка уже была ликвидирована. Эвакуировано четыреста человек. Согласно записям, из них до сегодняшнего дня дожили сто девяносто один.

— Вот вам и ответ.

— Нет, полковник, это не ответ! Как она была ликвидирована?

— Мы обнаружили источник заражения и провели санитарную обработку. Вот как.

— Как, Эбхо? Во имя Бога-Императора, как?

— Пытка была в самом разгаре. Тысячи мёртвых…

VII

Пытка была в самом разгаре. Тысячи мёртвых, повсюду трупы, реки крови и гноя из отвратительно сияющих зданий.

Я снова пришёл к Валису, умоляя о новостях. Он был в инфирмиуме, работал. Проверял очередную партию вакцины, как он сказал. Последние шесть не подействовали и похоже, даже наоборот — усилили воздействие болезни.

Люди сражались между собой, убивая другу друга от страха и отвращения. Я рассказал об этом Валису и он замолчал, работая с горелкой у железного стола. Он был, конечно, огромен… Астартес, на полторы головы выше меня, красная монашеская сутана наброшена поверх брони Обрекающих Орлов. Он вынул из нартециума склянки с образцами и поднял их, держа напротив вездесущего света.

Я был уставшим, таким уставшим, что Вы не поверите. Я не спал много дней. Бросив огнемёт, которым проводил санитарную обработку, я опустился на табурет.

— Мы все сгниём? — спросил я огромного апотекария.

— Славный, доблестный Эбхо, — ответил он со смехом. — Бедный маленький человечек. Нет, конечно. Я не дам этому случиться.

Он повернулся ко мне и наполнил шприц из закупоренного флакона. Несмотря на долгое знакомство, он всё ещё внушал мне благоговейный страх.

— Ты — один из счастливчиков, Эбхо. Всё ещё здоровый. Я не хотел бы увидеть, как ты поддашься болезни. Ты был мне верным помощником все эти горькие дни, помогая распространять мои вакцины. Я непременно сообщу об этом твоему командованию.

— Благодарю, апотекарий.

— Эбхо, — сказал он. — Я думаю, будет чест