Арт де Строй 3 (fb2)


Настройки текста:



В.В. Миргородов Арт де Строй 3

1

Родной инженерный ремонтный бокс на шестом ярусе республиканского сектора станции «Ван дер Ховер». Трехметровые цифры, единица и, следующая за ней двойка, на квадратной тридцатиметровой двери ангара, видимые издалека. Небольшая дверь входа, чтобы каждый раз не отрывать большую дверь ангара при получении модулей, запасных частей и расходников. Да уж, как много для моего сердца здесь слилось и не меньше отозвалось. Это, конечно, не заветная лавочка в одном из сибирских поселков, а и сам я здесь не так давно, но выйдя из такси, я осознал, что скучал по нему, пока болтался на лечении и профилактике в Медицинском Пункте. Оглянувшись на Мию, та спешила за мной, я шагнул вперед. С тихим жужжанием малая дверь ушла в сторону, позволяя своему хозяину войти внутрь. Остановившись и осмотревшись, слава богу и спасибо СБшинкам, следов стычки уже не было, я прошел к двери в жилую зону своей кандейки. Радовало, что дверь в личную секцию уже была на месте.

— Это я, в качестве практики, установила ее. — Прояснила ситуацию Мия. — Хотелось попробовать. Ну, изучить то изучила, но было сомнение — смогу ли.

— Но ведь у тебя были изучен тот же «массаж». Справляешь же с процедурами, так и тут. — Я открыл дверь.

— Ну, массаж это просто. Знай себе мни, гладь, сотрясай и хлопай, как написано в рекомендациях, а вот сварочный аппарат....

— Ну, да. — Кивнул я и прошел в комнату. Нашарив взглядом место, где должна была лежать сволочь, схватившая меня за горло и дважды ударившая от стену, я успокоился. Обгорелого безголового труппа уже не было, да и не должно было быть.

— Увезли бойцы из охраны ремонтных цехов. — Поймала мой взгляд девушка и, немного помолчав, спросила. — Регина сказала, что вы своей грудью нас закрыли от бандитов?

— Скорее уж они. — Я показал на горшки, откуда торчали обрубки стволов керторнов бифорусов, плотоядных растений с Госты. — Отвлекли на себя внимание, за что и погибли.

— Они не погибли. — Девушка провела рукой над одним из пеньков, вслед за ее рукой появились тонкие зеленые псевдоподии, заблестевшими маленькими зелеными листьями. — Они живы. Я их подкармливала, как объяснила мне Регина. — Мия показала на два дерева у двери и одно, стоящее у двери. — Эти уже полностью поправились.

— Ну и хорошо.

— Я переехала в комнату Регины. — Продолжила говорить девушка, поднявшись на ноги. — Там стоят три и четыре у вас в кабинете. Я подкармливала всех.

— Дверь в кабинет открыта? — Это мне не понравилось.

— Нет, на ней блок, но когда я несу туда мясо, она всегда открывается, как по волшебству. — Девушка, почувствовав мое настроение, повернулась ко мне. — В кабинет никто, кроме меня, не входил.

— Ладно, можно и поесть. — Вспомнил я о словах Мии, желая перевести разговор с моего кабинета в иное русло.

— Сейчас. — На столе быстро появилась кастрюлька, тарелки и тарелочки с подливами, а девушка исчезла, в теперь уже своей, комнате, ранее принадлежавшей Регине. Минут через пять она появилась в коротком и броском платье, с зелеными листьями и яркими красно-фиолетовыми цветами, едва достигавшего ей ягодиц. Через минуту на столе появилась початая бутылка кортеса и стопки. Вскоре, когда ужин был собран, девушка села за стол напротив меня и предложила выпить за мое выздоровление.

— Согласен. — Не стал я отказываться от кортеса, хотя доктор рекомендовал мне воздержаться от спиртного. Сейчас была именно та ситуация, когда мне хотелось расслабиться, поесть и отдохнуть. Казалось бы в медсекции я особо ничем занят не был, но возвращение в родной бокс навевало. Выпили и закусили, Мая сразу, я чуть позже, основательно прочувствовав разливающееся по телу тепло напитка. После пары тефтелек, сбивших легкий голод, предложил повторить. Мая кивнула согласием и стопки, после наполнения, разом опустели — похоже девушке местный коньячок пришел по вкусу. Инициатором третьей была именно она и, так как мне больше не хотелось, я в третью стопку себе налил совсем чуток, за компанию, выпив который, уже всерьез взялся за еду. Мая в этом плане от меня не отставала, хотя я чувствовал, что девушка захмелела и хотела со мной о чем-то серьезно поговорить. Впрочем, волнующая ее тема для меня была полностью ясна — скоро должны были прилететь сестры девушки и она хотела обсудить со мной этот вопрос. Понятно, что судьбы массажисток она для них не хотела и дело было не в низких заработках, которые имели массажисты.

За разговором выяснилось сразу несколько аспектов, которые присущи этой профессии. Оказалось, что ее востребованность чрезвычайно низка, так как низкие квалификации этой профессии было сложно отнести к серьезному медицинскому массажу. Потом стало ясно, что здесь продаются обрезанные базы по этой профессии, что было оправданно низкой покупательской способностью потребителя этих баз — бедных эмигрантов с Горани обоих полов. Мало того, пакет приобретаемых на нелегальных рынках баз, а другие эмигранты себе позволить не могли, был направлен не на профессиональные услуги эскорта, секретариата и лечебного массажа, а был частью пакета специалиста, женщины или мужчины, услуги которых иначе как проституцией назвать было нельзя. Фактически получалось, что я сдернул Маю с дорожки профессиональной проститутки, скрытой под различными цивильными названиями различных профессий, от услуг эскорта и секретаря, до массажиста и специалиста по психологической разгрузке. Что же до оплаты начинающих массажистов, то с каждого сеанса массажа девушка получала едва ли тридцать или сорок бонов, отдавая остаток владельцам заведения, оплачивая место, инвентарь, защиту и саму возможность работы в таком привлекательном месте, как развлекательный центр «Каприз». Впрочем, в других «привлекательных» местах, со слов девушки, было еще хуже. Понятно, что без занятий нелегальной проституцией девушкам было тяжело вытянуть месячный трафик расхода жителя космической станции, но этот путь их толкал в руки профессиональных сутенеров, так как проституция в подобных центрах была официально запрещена. Отсюда и вытекал интерес к подобным молодых девушкам у Служб безопасности, позволяя нечестным на руку деятелям этой службы неплохо иметь, покрывая подобных девиц, мотыльками летевших на запах денежных купюр. Естественно, что взрослые дяди и тети умело обрабатывали подобную молодежь, забирая себе большую часть их заработков, после чего ставили ее в обычный поток, который выносил девиц и молодых парней к новым рангам подобной деятельности, но уже на профессиональной основе. Тетку Маи можно было отнести именно к этой группе людей, прошедших огни и воды подобной профессии и теперь помогающей встать на этот путь молодым землякам и землячкам, естественно, имея часть их дохода за свои связи в подобной среде, рекомендации и советы. Да уж, тетка-сутенерка — это круто....

Весь разговор о сестрах Мии прошел мимо меня, качающегося на волнах алкогольного напитка и уюта кандейки, хотя я и отметил для себя массу излагаемых фактов и проблем местных массажистов. Не затронули меня и потуги Мии показаться мне интересной в сексуальном плане, секс с подчиненными меня абсолютно не интересовал, пусть фигурка девушки и ее задница навевали на определенные мысли. Меня всегда поражала практичность женского пола в отношении мужчин, но говорить об этом мне, естественно, не хотелось. Между тем, Мия убрала со стола и вернулась в комнату, ожидая от меня каких-то слов. Молчание девушки, а до этого говорила в основном только она, так как я отделывался только короткими вопросами да хмыканьем, наконец достигла предела, подталкивая меня к ответным словам или действиям. Когда стало ясно, что хмыканьем в тон и короткими вопросами мне не отделаться, я отогнал сытую усталость и винные пары из своего сознания и поворочался на стуле.

— Ну, и чего ты ждешь от меня? — Поднял я свой взгляд на девушку, так как пока этот аспект проблемы не прозвучал.

— Я бы хотела посоветоваться, но и так понятно, что для них было бы лучшим вариантом контракт с тобой, Арт де Строй. — Перешла Мия на официальный тон и добавила. — Тетка может из них сделать только проституток....

— Девчонки прилетят завтра или послезавтра. — После недолгого молчания продолжила девушка, видя, что я никак не прореагировал на ее предыдущие слова. Ситуация требовала обдумывания, а думать совсем не хотелось.

— До этого момента ты говорила, что тебе достаточно одного выкупа. Они твои — ты их выкупила. Тебя я взял на свой контракт только из-за ухода Регины. Он был запланирован изначально, обеспечивая твое трудоустройство. — Я слегка поморщился от мысли о том, что сам создал эту проблему, взяв Мию на контракт. Платить еще три сотни тысяч за кота в мешке абсолютно не хотелось. С самой Мией пока тоже ясности не было, если не считать ее дар. Тащить людей в специальность, получить которую они не хотят, у меня не было никакого желания.

— Что ты нам посоветуешь? — Понурив голову спросила Мия.

— Лично тебе я бы посоветовал переуступить мне их личные контракты выкупа у родителей. — Начал я непростой разговор. — С меня обучение по специальности техник, но в этом случае о выкупе контракта речи не будет идти раньше пяти или семи лет с момента заключения сделки.

— Но....

— Выслушай меня до конца. — Свел я брови, чем заставил девушку закрыть рот. — Мне не интересен контракт ценой в сто тысяч, что я заключил с тобой. По нему ты получишь второй ранг техника и, это максимум того, что я намерен тебе по нему дать. Серьезные вложения, начиная от третьего ранга, требуют больших денег, а значит и более длительных сроков. Для меня ты никто, как и твои сестры, и я не занимаюсь благотворительностью. Вкладывать в вас деньги, а потом ждать их возврата, у меня нет никакого желания. Интересна только личная преданность и доверие, а мое доверие можно заработать только серьезным отношением к учебе и работе. Со своей стороны я могу гарантировать вам нормальную жизнь и вполне приличные заработки, не связанные с проституцией или иными незаконными видами деятельности. Про медицинское обслуживание и питание я не говорю — это ты видишь сама. Думаю, что слайдер, браском и нейроком тебе тоже понравились, как и условия в которых ты живешь с момента заключения контракта. Советую все обдумать, прежде чем согласиться или не согласиться на мои условия.

— У меня все равно нет выбора.

— Выбор есть всегда, даже если кажется, что его нет. — Я поднялся со своего стула, завершая разговор. — На ночь ставь в обучение первый ранг базы «модули малых кораблей», затем второй по этой же базе.

— Я их уже выучила. — Подняла Мия на меня глаза и пояснила. — Я изучаю базы в той последовательности, какую ты давал Регине.

— Хорошо. Сбрось мне список баз, которые уже успела освоить. На этом у меня пока все. Можешь отдыхать.

— А вечерний сеанс массажа? — Напомнила мне девушка, но мне ничего не хотелось и я отрицательно помотал головой.

После разговора с Мией я неторопливо обошел с осмотром ангар, обнаружив только часть техники, которая в нем была до схватки с дедом Регины. Вникать в дела не хотелось, но пришлось, поэтому сев за терминал прошел по логам движения матерьяльных средств по ангару. Оказалось, что под пожар в ангаре руководство цеха списало большую часть техники с моего подотчета, отправив ее на переплавку. Туда же ушел и мой челнок, переделанный в трехместный курьер из «Репиуса», на котором я собирался свалить со станции в случае крайней необходимости. Оставалось только позавидовать деятельной натуре того, кто смог из ничего сварить приличный навар. Мало того, оставшихся в ангаре кораблей тоже не существовало в природе, о чем свидетельствовали акты их утилизации. Как следовало из документов, у меня в данное время со зрением явно было не в порядке. Я активно галлюцинировал, наблюдая в совершенно пустом ангаре полтора десятка кораблей на разных стадиях ремонта. Впрочем, к чести местных бизнесменов от ремонтных цехов, моя личная ремонтная техника от пожара совсем не пострадала и была собрана в одном из дальних углов ангара. Там же обнаружились ремонтные комплексы и роботы ранее числившиеся за мной, а теперь, по документам, представляющие собой кучи сплавленного металла. Вопрос требовал прояснения, хотя и так было ясно, что раз абсолютно исправная техника оставлена в ангаре, то она отойдет мне. Не бог весь что, но тоже не так и плохо, учитывая тот факт, что меня при разделе «сгоревшего имущества» не забыли.

Последним событием этого дня был осмотр Фомы, выползшего своим ходом из системы вентиляции. Вид у робота был удручающий. Досталось не только внешней броне и манипуляторам, но и внутренностям, о чем свидетельствовал тестовой прогон искина. Радовало только одно — ядро не пострадало, а значит личностная оболочка Фомы была исправна, даже несмотря на то, что кокон получил пробоину и зиял дырой.

— Ну, кости есть, мясо нарастим. — Подвел я итог осмотру, оттрелевав робота в свой кабинет.

— «Спасибо, хозяин». — Отозвалась груда мятого и рваного металла и доложила. — «Невосполнимых потерь после боя в ангаре у нас нет. Первичные задачи по охране территории выполнены».

— «Спасибо, Фома. Я рад, что ты выжил. Это главное». — Я погладил рукой металл и поднялся на ноги. — «Завтра с утра подведем первые итоги и займемся тобой».

— «Можно начать разборку внешнего тела с помощью паучков „Джир-3М“»?

— «Конечно». — Я еще раз оглядел внешние повреждения конструкции робота Фомы. — «С запасными частями для тебя проблем у нас нет. По роботу будем думать — этот оказался слишком хлипким».

— «Не хотелось бы возвращаться на стационар, хозяин». — В голосе искина была некая обеспокоенность и это, насколько я понял из осмотра, при повреждении секторов ответственных за функции очеловечивания. Между тем искин продолжил. — «Не хотелось бы потерять мобильность».

— «Решим»....

2

Проснувшись на следующее утро, я вдруг осознал, что пребывание в медсекции ремонтных цехов меня расслабило. Вставать абсолютно не хотелось, и это при том факте, что меня ждала куча работы. Всего неделя, проведенная там, а мне уже не охота шевелиться. Чертыхнувшись про себя, я нехотя вылез из-под одеяла и забрался в душ, заняв его на добрые полчаса. Струи воды отрезвили и настроили на рабочий лад. Эстафету подхватил Злыдень, когда я запрыгнул в тренировочный комплекс на разминку. Виртуальный тренер выслушал мои оправдания по пропуску тренировок, кивнул и отправил на пробежку. Злыдень он и есть Злыдень, поэтому меня ждал двадцати километровый кросс под конец которого сила тяжести медленно выросла до законной троечки. Молча перенеся тяготы и лишения затяжного подъема и последующей за ним разминки, я без сил вывалился в душевую кабинку под контрастный душ. Отмокнув и восстановившись под струями контрастного душа, я, наконец, получил то что хотел, тело входило в ежедневный рабочий режим, а мне перепал добрый заряд бодрости перед предстоящим днем.

Мия вышла из лечебной камеры с обучающего курса только к восьми утра, когда я уже позавтракал и покидал рембокс. Кивнув девушке и скинув ей план практических работ по переборке модулей, отправился на склады ремонтных цехов. Следовало узнать последние новости и определиться со «сгоревшими» ремонтными комплексами и имуществом, которого по документам уже не существовало в природе. К сожалению старого Моу на складе мне застать не удалось. Он тоже оказался ранней пташкой и успел уйти к начальнику цехов Доуласу Ранди. Решив, что убью двух зайцев, я быстро добрался до управы, но вместо двух зайцев поймал трех. В кабинете у Доуласа находился искомый мной Ранди де Моу и Генс де Моу, начальник моей смены, в которой я работал до получения статуса инженера.

— Проходи. — Начальник ремонтных цехов мне жестом показал на кресло рядом с собой, компания до моего прихода сидела на диванах и креслах, расставленных вокруг столика, и что-то бурно обсуждала.

— Привет, Арс. — Поздоровались со мной представители семьи Моу, старик Ранди де Моу при этом успел мне еще и подмигнуть.

— Мы, кстати, как раз о тебе говорили. — Улыбнулся Доулас.

— И?

— За то время, пока ты отдыхал в Медпункте, нам прислали двух практикантов с инженерного училища. Ждать тебя мы не могли, поэтому ремонт корпусов малых кораблей взвалили на одного из них. Второй занимается аналогичной работой по средним кораблям. Вопрос курирует Ганни Якорс, он грамотный инженер и с подобными вопросами вполне справляется.

— Хм, я полагал, что после Лидо де Корса именно он, как его заместитель, займет место главы инженерной службы ремонтных цехов. — Осторожно поинтересовался я диспозицией главных фигур. Ганни Якорс меня недолюбливал с самого начала, поэтому то, что он начал курировать ремонт силовых корпусов, разом меня отстраняло в сторону от этой темы.

— Нет. — Отрицательно покачал головой Доулас. — Руководителя инженерной службы нам уже назначили сверху. Мы пока его не знаем лично, некий Горо Соотрс, но известно, что он из флотских отставников. Почетная пенсия и все такое. Не думаю, что это может отразиться на нашей работе, хотя мне сказали, что человек имеет богатый опыт и работал с седьмым поколением техники. Нужно рассматривать его как усиление инженерной службы. Кстати, это именно он выбил нам двух практикантов. Они, по завершению практики, останутся у нас.

— Ясно. — Кивнул я, слова говорились для меня, так как остальные уже были в курсе этих новостей. — Есть еще новости, которые мне необходимо знать?

— Только то, что в системе находится грузовой военный транспорт на борту которого масса битой техники для нас. — Сообщил начальник ремонтного цеха. — Будет стыковаться к Ван дер Ховену через семь с половиной часов.

— Понятно.

— Это тебя не затронет. — Весело улыбнулся Доулас и перевел взгляд на Ранди де Моу. — Придется повозиться, старина Моу?

— Ну, это мы завсегда. — Тряхнул головой старик, убирая в сторону мысли, которые явно крутились в его голове, пока шел разговор. Кладовщик повернулся ко мне. — Вопрос не обо мне, а о тебе Арс. Что у тебя с базами на средние корабли?

— Нормально. Отставания подобрал. Вторичку подтянул. А что?

— У тебя стоит в клифе «пилот малых кораблей». А что по средним?

— Базы изучены, но по обоим профессиям практики ноль. — Пояснил я положение дел по базам знаний и навыкам. — А что случилось то?

— Этот транспорт отнюдь не последний. Из республики Ренату идет сброс техники пятого и шестого поколений. Станция в системе «Такси» перегружена и переправила этот корабль нам. Там началось развертывание еще одной ремонтной станции, но это дело не быстрое. Часть потока отдали нам, назначив сюда своего начальника службы. Будем делать складскую зону в космосе и сбрасывать откровенный лом туда.

— На станцию пойдет только то, что подлежит быстрому восстановлению и продаже. — Вклинился в разговор начальник ремонтных цехов. — Такая ситуация будет продолжаться до полной комплектации наших цехов, а это значит, что внешняя площадка хранения обречена на долгую жизнь — людей брать нам не где. Вводить тебя в штат нам не имеет смысла, так что будешь работать на внешних складах.

— Вот блин. — Недовольно нахмурился я. — Мне то это зачем? Мне и на станции живется неплохо.

— Погодь. — Остановил меня Рамди де Моу. — Вопрос лишь в том, что с этого дня ты силовых корпусов на станции у нас не найдешь. За исключением откровенного мусора. При новом начальнике влезть в продажу кораблей уже не выйдет. Он ведь для этого сюда и едет, чтобы пресечь крупные денежные потоки, уходящие налево. Бизнес запасных частей, модулей и блоков мелочь. Его прикрывать не будут, да и не имеет смысла. При перегрузе складов модулями и кораблями внешний склад будет только расширяться. Естественно, что штатных специалистов туда не отправят, а вот внештатный спец, несущий в клювике нештатную прибыль, самое то.

— Неубедительно. — Отрицательно помотал я головой. — Работать в космосе я не подписывался.

— А ты и не будешь. — Рассмеялся Доулас и, видя мое непонимание, пояснил. — Из бригады Генса к тебе в подчинение перейдут три техника с корочками пилотов малых кораблей. Они и будут таскать на станцию битые корабли. Твоя задача прогонять их через стенд, строчить акты технического состояния и передавать второй группе техников, которую возглавит Генс.

— В ситуации, когда пойдет переизбыток кораблей, распродажа хлама с внешнего склада даст корпорации ненормированную прибыль, а поэтому она будет разрешена. Отлично подготовленная бригада во главе с инженером, имеющая отличное техническое оснащение, принесет всем заинтересованным людям приличные дивиденды. — Ухмыльнулся Ранди де Моу и счел нужным добавить. — Естественно, эта бригада должна иметь поддержку руководства ремонтных цехов. Ты же понимаешь, Арс де Строй, что абы кого в такую кормушку не пустят.

— А новый шеф инженерной службы как к этому отнесется? — Поинтересовался я.

— А ему то что? — Усмехнулся старик Моу. — Все что возможно он будет ремонтировать и продавать. Не хватает людей? Это его проблемы. Не укомплектованы штатом бригады техников? Ну, дак об этом руководство уже давно знает. Идет перезатарка внешнего склада и открывается новый? Работай эффективней! Не можешь? Не мешай тем, кто может!

— Ясно. — Я посмотрел на старика Моу. — Склады твоя епархия.

— Не только моя, но и отдела сбыта. — Уже откровенно рассмеялся Ранди де Моу. — Можно даже сказать, что это будет спорная территория. Представляешь, сколько можно наворочать, если подойти к этому делу с умом?

— Нет. Я в складских делах полный ноль. — Равнодушно пожал я плечами. — Я больше к технике и ее ремонту тяготею, да и руководить коллективом не моя епархия. Неужели вы точно хотите на это направление поставить того, кто получил статус инженера почти вчера?

— Хм. — Хмыкнул Доулас, явно не ожидавший от меня подобного.

— У меня была договоренность на ремонт силовых корпусов, стенд и долю с тех кораблей, ремонтом которых занимался я сам. Давайте не будем ничего менять и отходить от тех договоренностей, которые уже есть. Мне и этих проблем хватает с лихвой. Пока я не наберу практику по малым и средним кораблям, квалификацию по которым уже имею, браться за что-то другое не вижу смысла. — Озвучил я свое мнение по обсуждаемому вопросу. — Я не против заниматься силовыми корпусами для бригады Генса, если он уходит за штат и будет платить за мою работу, но сидеть целыми днями на стенде у меня никакого интереса нет, как и руководить коллективом. Деньги мне, конечно, нужны, но не настолько, чтобы забросить практику по своей специальности.

— Ты хочешь отказаться? — Обозначил вопрос Генс де Моу, впервые войдя в разговор с момента, как я зашел в комнату.

— Не вижу никакого смысла влезать в это дело. — Я повернулся к Генсу. — Для меня ничего не меняется. Притащил ты мне силовой корпус на ремонт? Я его тебе сделал и получил денежку. Мне нет разницы, он зашел от тебя или через ворота подачи моего ангара. Помимо оплаты, из одиннадцати силовых корпусов, что ты мне притащишь в ремонт, по существующему договору, я оставляю себе один, так что потребностей с силовыми корпусами у меня не будет. Запчасти на корабли я беру со складов, но в этом тоже нет изменений. Отдать разумную часть денег за спокойную жизнь, стенд и документы на отремонтированные мной корабли у меня жаба не давит. Ума не приложу, зачем мне нужны все эти проблемы на внешнем складе?

— В чем-то ты прав. — Почесал затылок бригадир. — Вопрос только в том, что нам без инженера эту тему не вывезти.

— Ну, это уже не мои проблемы. — Я, видя, что вопросов ко мне больше нет, поднялся с кресла. — Я, кстати, что заходил? У меня в ангаре полтора десятка «сгоревших» в пожаре малых кораблей, два технических ремкомплекса и несколько роботов. Огонь обошелся с ними очень жестоко — все сгорело напрочь. Что делать?

— Корабли на разборку, потом мне на склад. — Сразу отреагировал на мои слова кладовщик. — На комплексы получишь бумагу — это твоя долька с этого «пожара».

— Ясно. — Я немного помялся и озвучил второй вопрос. — Я хочу взять к себе еще учеников. Буду учить техников.

— На свое усмотрение. — В этот раз ответил Доулас Ранди. — Лимит для инженеров твоих рангов равен шести работникам среднего звена. Оплата им идет с того, кто их взял на обучение, поэтому бухгалтерию этот вопрос не затрагивает. Обычно здесь под это дело оформляют семью, чтобы всем вместе жить в республиканском секторе.

— В таком случае из неотложного у меня все.

— А есть еще что-то? — Поднял на меня взгляд старик Моу.

— Ну, да. Раз комплексы сгорели, то хотелось бы получить новые.....

— Буду на складе с обеда. — Остановил меня кладовщик. — Иди. Лучше подумай о том предложении, что тебе сделано.

— Тут и думать нечего — молод я для него. Практики нет, да и лишняя суета не по мне. — Я откочевал к двери из кабинета. — До свидания....

***

Лишь вернувшись в свой ангар я облегченно вздохнул и перекрестился, хотя никогда в бога особо не верил. Влезать на руководство внештатной бригады, которая будет заниматься откровенным грабежом внешних складов мне совсем не хотелось. Нет, это, конечно, повышение и явное признание моих знаний и заслуг, но смысла лезть в это дело для меня не было никакого. Не хотелось мне такого признания своих талантов, не хотелось вплоть до увольнения из ремонтных цехов, что было для меня нежелательно. Схема изначально была прозрачна, как стекло. Молодой придурок на стенде спишет все что хочешь, особенно если со стендом поработает человек с руками, растущими не из задницы. Бригада привезет кораблик, подшаманит и отдаст в продажу, заработав свои кровные и сверх. Инженер получить свою долю и обрадуется — работать не надо, а деньги то идут, причем деньги немалые. По началу так и будет, пока не всплывает один из вполне бодрых кораблей, по «ошибке» сброшенный на свалку, коей будет на деле являться склад внешнего хранения. Результаты тестирования на стенде никого не устроят — корабль то был живой, если судить по документам о передаче имущества в ремонтные цеха, оформленные актами еще в республике. Молодой балбес, до этого момента имеющий очень хорошие деньги за непыльную работу, попадет под следствие. В этом случае гражданство Королевства Лигот ему уже не поможет — воровство, оно и есть воровство. Вскроются еще какие-нибудь факты — оказывается наш балбес успел продать уже пару десятков живых кораблей? Умные люди посмеются — козел отпущения есть — что еще надо? Серьезно копать никто не будет — смысла нет — корабль не вернешь. Извините, фронтир! Молодой балбес отправиться на нары, а умный народ продолжит зарабатывать деньги. Впрочем, в нужное время, наверняка, к балбесу подойдут и сообщат о приезде какой-нибудь комиссии, открыв глаза на незаконное списание одного из кораблей. Балбес запаникует и в бега. Куда побежит? Не вопрос — мы во фронтире и есть друзья, которые помогут перекантоваться первое время. Итог. Все довольны и смеются — концы в воду — балбес в рабах или погиб за фронтиром. Вариантов развития ситуации море, но всегда исход один. Умные люди всегда смеются и хлопают в ладоши! Балбес сначала жирует, потом боится и бежит, теряя накопленный жир, отдавая его опять же «умным дядям», за помощь в решении его проблем, после чего умирает или стучит киркой на пользу государства или хозяина. Банальный расклад работающий веками, причем балбес, по умолчанию, сам лезет в подобную петлю.

Все правильно и честно. В данном мире и данной реальности. Меня посчитали молодым, ненужным, лишним. Тема с силовыми корпусами отдана другим. В ней мне места нет. По сути, Лидо де Корс, бывший начальник инженерной службы, был единственным человеком, который мне реально помог, протолкнув получение мной статуса инженера. Обидно, что судьба в лице Ренда Колаха заставила или обязала его сдать меня. Вот уж действительно несчастный человек, мало того, что потерял глаза, так еще и получит срок. Конечно, знал на что идет, но все же.... Перипетии судьбы.... Надо же именно такие....

Отмахнувшись от навязчивых мыслей о Лидо, я задумался. Явных врагов в данный момент у меня не было, а значит и суетиться не имело никакого смысла. Западни удалось избежать, не купившись на деньги, руководство бригадой и темой. Оставалось только не лезть в новую ловушку. Доулас Ранди и старик де Моу мне не враги, силой втягивать в дело на внешних складах не стали, хотя и могли попытаться приказать или погрозить увольнением. Другое дело, если бы сам пошел. Наверное, еще бы пытались отговорить. Улыбнувшись своим мыслям, я вновь чертыхнулся на отсутствие ментальных возможностей и Ренса Колаха, как причину этого....

— Арс, извини. — Ко мне в кабинет вбежала Мия, отвлекая от раздумий.

— Что? Что случилось?

— Сестры. Сестры прилетели. Я побежала их встречать!

— По контракту надумала? — Переключился я на новую тему.

— Да. Согласна, но хочу сначала переговорить с ними.

— Хорошо. Я бы тоже хотел сначала взглянуть на них, прежде чем брать контракт. — Мия явно была счастлива от приезда сестер. — Своди их в магазины. Прикупите одежду и личные вещи. Можешь быть сегодня свободна....

— Спасибо.

— Не забудь им купить по три комбеза технической службы, если решатся идти ко мне на контракт.

— Сделаю.

— Ну, тогда у меня все, иди встречай свою родню.... — Последние слова были лишними, девушки на пороге кабинета уже не было.

Обдумав ситуацию со всех сторон, я пришел к выводу, что не такая она и плохая. Тема с силовыми корпусами ушла, а значит ушла и обязаловка по их ремонту. Это было очень и очень хорошо, так как теперь мне никто не мог вменить их ремонт. Ганни Якорс, начав курировать эту тему и бросив на нее двух практикантов, отлично прогнулся перед руководством из республики. Умный малый помог мне спрыгнуть с силовых корпусов, которых я уже наелся по самое не хочу. Смерть Лидо де Корса разорвала ситуацию, когда наличие специалиста, подобного мне, ремонтным цехам было очень выгодно. Сейчас же выгоды были сомнительны, поэтому меня и хотели перекинуть на внешний склад битой техники — за ненужностью. Фактически получалось, что инженерный статус отошел мне за красивые глазки. Большая удача, если учесть, что я стал узким специалистом и инженером только по малым и средним кораблям. В должности меня ниже техника четвертого ранга уже не опустишь, а на полноценного инженера я не тяну и потяну очень и очень не скоро, так как на данном этапе это совсем не в моих интересах. Вторичку, конечно, можно и нужно подтянуть и я буду ее подтягивать, вот только официально расширять инженерную специализацию пока не имело никакого смысла. Для работы с малыми и средними кораблями достаточно, а большего мне пока и не требовалось. В итоге и по факту я на данном этапе просто подвис, причем состояние это протянется до вхождения нового главы инженерной службы в должность. Прямого подчинения Доуласу Ранди, а тем более кладовщику, старику де Моу, я не имел, а значит разбираться со мной предстояло моему непосредственному начальнику. Стало ясно, почему меня так быстро отпустили и оставили в покое....

3

Для нормального обдумывания требовалась медленная и монотонная работа, поэтому до обеда я просидел за неторопливой переборкой Фомы, рассчитывая ему новую конфигурацию и прикидывая различные варианты тела. Работала в основном Юлия и сам Фома, управляя ремкомплексом «Джир-3М», хотя и мне пришлось потрудиться. К обеду с ядра было снято все лишнее и поврежденное, выбраны и проверены все блоки замены из кучи запчастей, после чего я созрел и оплатил покупку и доставку пяти модулей сопряжения, обошедшуюся мне в добрых девятьсот тысяч. Шестой модуль у меня был, поэтому к часу дня к сборке Фомы у меня было все готово. Торопиться особого смысла не имело, поэтому плотно пообедав в столовой ремцеха, я засел за сборку. Сначала на ядро были установлены шесть блоков сопряжения, отчего ядро приобрело вид шара с шестью лучами, за счет которых и на которых должен был устанавливаться апгрейд. С того момента и началась сборка, в результате которой сначала образовался кубик Рубика с лучами блоков сопряжения, а потом на каждой грани куба выросли дополнительные этажи, один высотой в четыре сантиметра, а второй в пять. В итоге «кубик Рубика» моего Фомы вырос в гранях с десяти сантиметров до двадцати девяти, получив еще шесть базовых расчетных центров, которыми стали спицы узлов сопряжения. Фома, как минимум, в пять раз увеличивал свои параметры, за что я заплатил одним пустым искином шестого ранга и всеми блоками этого уровня, которые мне достались после переборки искинов, приобретенных у Ранди де Моу. После установки искина в новый защитный кокон, тройной смены геля-консерванта и заливки свежего раствора, когда дело шло к вечеру, основные работы были уже завершены, а Фома занялся тестированием своей конструкции. Теоретически было сделано все верно и правильно, но работа делалась мной впервые, поэтому я серьезно опасался за результат. На данном этапе от меня ничего не зависело, поэтому бросив себя накручивать, я вышел из кабинета и столкнулся с Мией и тремя ее сестрами. Девушки, как сообщила мне Юля, пришли в рембокс уже около трех часов назад и томились в ожидании встречи со своим будущим работодателем.

— Извиняюсь за задержку. — Произнес я первым делом, вывалившись из кабинета. Найдя взглядом Мию, осведомился. — Новичков покормила?

— Да, Арс де Край, девочки сыты. — Пришел ответ, пока я окинул взглядом свое пополнение. Девчонки уже были одеты в комбезы технической службы и выглядели как близнецы. Оно так и оказалось, двое, Роя и Сея, были близняшками, Лия, самая младшая из сестер, опоздала за ними на год, но и в ней так же чувствовалось сильное сходство. Неудивительно, если учесть, что все четверо кровные сестры. Невысокие, коренастые и широкозадые — основные параметры женщин родившихся и выросших на планете с повышенной силой гравитации. Каким образом горянки лидировали на рынке сексуальных услуг, мне оставалось не совсем понятным, хотя некрасивыми их назвать было довольно сложно. Обычные женщины, хорошо сложенные и крепко сбитые. Впрочем, пока Мия у меня была одна, ее приземистость в глаза не кидалась, да и прилично одетая она выглядела очень и очень. Сейчас передо мной стояли ее сестры и с интересом меня разглядывали. Близняшки были шатенками, Лия жгучей брюнеткой. Молоденькие, симпатичные, согласные на контракт и ждущие от меня каких-то слов. Единственное отличие девочек от Мии было только в худобе и возрасте, близняшкам было по шестнадцать, а самой мелкой пятнадцать, хотя и у нее на руках были документы о том, что ей исполнилось шестнадцать лет в прошлом месяце.

— В таком случае по очереди ложимся в регенерационную камеру на обследование. — Обведя взглядом свое пополнение, решил я. — Мия, разместитесь по двое в комнате и разобьетесь на две смены. Сегодня у вас отдых и обустройство, с завтрашнего дня начнем учить. Сейчас закажу нейрокомы, которые каждая из вас должна одеть и активировать....

Разобраться с командой оказалось не сложно, девочки были не избалованы и отнеслись к расселению и медицинскому обследованию так, как надо, учитывая старшинство Мии и ее опыт, поработавшей в моем ангаре экскурсоводом. После доставки нейрокомов, мудрить я не стал, оплатив еще три «Бестла», каждая получила клипсу на ухо и, мое пополнение угомонилось, заняв комнату Мии и Регины. Впрочем, были и курьезы, связанные с кормлением керторнов бифорусов, но и этот этап знакомства с моим ангаром прошел в пределах нормы. Мне было смешно смотреть на ошарашенные лица горянок, когда мясо подхватывалось на лету псевдоподиями, но, вспомнив, что и сам был чрезвычайно удивлен подобным, от смеха удержался и ушел в душ, чтобы не начать откровенно ржать над окайканьем и смешной рожицей очередной кормилицы, в ужасе отпрыгивающей в сторону от моих деревьев.

— «Арс, первичный тестовой прогон в норме». — Пришло сообщение от Фомы, когда я сел ужинать. — «Начинаю полный тест. На данном этапе при необходимости могу задействовать в работу около трех процентов заложенных в новую конфигурацию мощностей».

— «Тестируйся. По твоему носителю я еще ничего не решил, так что пока обходись без внешних модулей охлаждения. Этим вопросом займемся, когда определимся с носителем».

— «Принято».

— «По возможности, вместе с Юлией просмотрите наличие роботов на складах и в сети и подготовьте мне предложения. Я бы предпочел для тебя нечто такое, что бы не бросалось в глаза при хорошей мобильности и боеспособности». — По идее мобильность, как таковая, у Фомы мне не была нужна, вот только ее наличие уже спасло мне жизнь. Этой железяке я был благодарен, поэтому решил его максимально проапгрейдить и поставить на нормальный носитель. В мобильности был и еще один плюс, заключавшийся в возможности самостоятельно следовать за мной.

— «Арс, я бы предпочел установку меня в тяжелый технический робот-сварщик „Рем-5М“. Система охлаждения в ней избыточна, имеется отличный реактор для сварочного аппарата и возможности для апгрейда. Робот достаточно распространен, поэтому не будет привлекать к себе внимания, и достаточно большой, чтобы организовать в нем дополнительные скрытые полости. В силу своей специфики, способен работать как в вертикальном, так и в горизонтальном режиме, что позволяет ему передвигаться по любым поверхностям, двигаясь к месту производимых работ. Достаточная компактность и двенадцать унифицированных манипуляторов создают возможность проведения сварочных работ в полостях, трубах....»

— «Хватит, хватит!» — Остановил я Фому. — «С инструкцией и описанием сварочного „Рем-5М“ я знаком».

— «Он отнесен к тяжелым роботам только из-за больших величин энергообеспечения, вызванных наличием сварочного агрегата». — Не пожелал успокаиваться Фома. — «В остальном это тот же средний робот, если смотреть на габариты и размер, обусловленные необходимостью работы в закрытых помещениях и полостях. У нас три исправных „рема“ и два находятся в убитом, как ты говоришь, виде. Возможно, что перебрав эти два робота, я смогу собрать себе корпус».

— «Похоже, что ты уже определился?»

— «В данное время это оптимальный вариант. Я уже проводил установку в эти роботы капсул искинов, так что необходимый опыт имеется».

— «Делай, раз решил». — Определился я, хотя хотел для Фомы что-нибудь более интересное, но подумав решил, что так будет лучше.

— «Арс, у меня предложение по искину шестого поколения, что стоит у тебя в сейфе кабинета». — Вновь появился в моей сети Фома. — «Думаю, ему тоже подошел бы „Рем-5М“».

— «У нас нет в наличие еще одного кокона под искин шестого размера».

— «Но ведь его можно заказать?»

— «Юлия, заказ двух коконов под шестой размер для того искина, что у меня в сейфе, и того, который стоит у нас в очереди на переборку и активацию». — Решил я сразу разобраться с проблемой искинов. Продавать шестые искины не имело смысла. Один Фома справлялся с работой в ангаре. После апгрейда он должен был серьезно увеличить свою мощность, а значит в разы вырастали и его возможности. В итоге еще оставалось два искина шестого поколения и небольшая кучка запчастей к ним. Следовало их тоже ввести в работу, после чего сбросить на сторону все, что ниже их по поколениям и возможностям. — «Завтра займемся им».

— «Принято». — Отозвалась Юля. — «Заказ оформлен и отправлен».

— «Отлично». — Закончив ужин, я немного посидел за столом, утрясая сытность в желудке и заливая ее горячим напитком.

День шел к завершению, но у меня было еще добрых три с половиной часа до полуночи. Спать совершенно не хотелось, поэтому прошелся по ангару, осмотрев состояние ремонтных комплексов «Тех-5м», которых в моей собственности стало уже четыре. Запустив прогон тестовых программ и, убедившись, что ресурс роботов выше девяноста процентов, погнал их на обслуживание механизмов ремонтного бокса. В этот момент меня и застал долгожданный звонок.

— Да? — Звонила Милли Мадлен и ответил ей с большим удовольствием.

— Не спишь? Хочешь увидеться? — Перешла с места в карьер женщина.

— Конечно.

— Мы готовим презентацию новых продуктов, поэтому задерживаюсь на работе до поздна. Приезжай через полчасика. Думаю к этому времени мы уже закончим.

— Договорились.

— Жду....

Быстро приняв душ и переодевшись в свежий комбез, я хотел отправиться на встречу, но пришлось задержаться на пару минут из-за Мии. Девушка должна была сделать мне вечерний массаж, который сегодня из-за занятости был перенесен на более позднее время.

— Спасибо, Мия. — Отрицательно покачал я головой. — Сегодня обойдусь, так что можешь идти на сеанс обучения.

— Я не только из-за массажа решила вас немного задержать, Арти де Строй. Мне очень нужно с вами поговорить.

— Слушаю. — Я остановился и вопросительно посмотрел на девушку.

— Мне звонила Регина. Она сказала, чтобы я передала вам, что ее мать, Милли Мадлен, скоро выйдет замуж.

— Передай этой мелкой паскуднице.... — Меня вдруг обуяла дикая ярость, но в следующее мгновенье я взял себя в руки и посмотрел на Мию, девушка явно видела вспышку гнева на моем лице, поэтому стояла потупившись. — Ничего передавать Регине не нужно. — Прочистив горло, спокойно произнес я. — Мия, тебе больше не следует передавать мне сообщения от моей бывшей ученицы.

— Я поняла, Арс.

— Хочет меня о чем-то известить, пусть звонит мне сама. — Я взял девушку на подбородок и поднял ее глаза к своим. — Думаю, что у тебя хватит ума, Мия, не становится между мной и Региной посредником, а так же не передавать ей никаких сведений обо мне?

— Она, узнав о том, что ко мне приехали сестры, предложила мне контракт на пять лет с продлением в виде вступления в ее клан. — Произнеся эти слова, Мия слегка поморщилась и добавила. — Я понимаю, что Регина хочет с моей помощью досадить вам, Арс де Строй. Я не забыла, как она надо мной издевалась, когда я впервые вошла в ваш ремонтный бокс.

— Очень рад, что не ошибся в тебе. — Я подвинул девушке стул, предложив ей сесть.

— Я догадываюсь, куда вы пошли. — Подняла на меня свои черные глаза Мия. — Вы понравились лично мне и моим сестрам, Арс де Строй. Любая из нас готова ублажить вас, только стоит намекнуть. Не связывались бы вы с этой семейкой Мадлен....

— Мия. — Поднял я руку в останавливающем жесте. — Спасибо тебе, я очень благодарен тебе за твои слова, но есть некоторые обстоятельства, по которым мне нужна эта встреча. Иди ложись на обучение. Думаю, что со своими делами я смогу разобраться и сам.

— Я очень на это надеюсь, Арс. — Были последние слова Мии, которые я услышал, выходя из кандейки в ангар....

***

При всей простоте подначки, Регина смогла добиться от меня определенного эффекта. Мое настроение было изрядно попорчено, а неожиданная ярость, внезапно обуявшая мной, вызвала массу вопросов. Ничего подобного я за собой раньше не замечал. Анализ причин ярости быстро расставил все по своим местам. При всей моей рассудительности и ясного понимания ситуации, я поймал себя на мысли, что скучаю по Милли Мадлен. Эта женщина меня интересовала и как личность, и как особа, обладающая зрелым, здоровым и интересным мне телом. С этой женщиной мне было очень комфортно трахаться и не менее комфортно обсуждать общие дела. Умом я понимал, что изменение ее социального статуса приведет к неизбежному разрыву, но было очень обидно, что это случилось так быстро. Брошенным я себя не считал, отнюдь, но подспудная мысль зудела, что мной воспользовались и выбросили, как ненужную более вещь. Это было не так, но мысль от понимания этого факта никуда не делась.

Постояв пару минут возле дверей своего ангара, я привел мысли в порядок и вызвал такси, а еще через двадцать минут миновал турникеты, отделяющие гражданскую республиканскую зону от территории корпорации «Рексонс». Поздоровавшись с охранником, я поднялся на лифте на третий этаж, где меня встретила молодая девушка лет двадцати пяти, представившаяся Либорой Вакс, и проводила меня в кабинет к Милли Мадлен.

— Арт! Арт де Строй! — Милли поднялась с кресла и вышла из-за своего стола, отослала девушку и, только когда за той закрылась дверь, неожиданно сердечно меня обняла. — Как я рада тебя видеть.

— Спасибо, Милли. — Я улыбнулся. — Прекрасно выглядишь.

— Ну, положение обязывает. — Женщина выглядела на все сто. Строгий синий костюм из мягкой и нежной ткани, белая рубашка, поясок, синие туфли и серебристая цепочка. Скромно и со вкусом, а учитывая тот факт, что одето это все на красивую женщину, то и восхитительно. — Как кабинетик? Вчера закончили отделку.... — Милли провела рукой вокруг, делая вид, что не замечает, как я ее разглядываю. — Здесь все новое. Решила не оставлять в нем ничего, что принадлежало моему бывшему шефу.

— Теперь я понимаю, почему ты хотела занять этот кабинет. — Усмехнулся я, кабинет действительно был большим и отделанным в самом современном стиле. Одну стену целиком занимал аквариум, в водной толще которого плавали какие-то экзотичные, толи рыбки, толи змеи, переливающиеся разными цветами радуги. Другую стену украшала картина. Я в местном искусстве не разбирался, но и мне понравился вид леса, шевелящего кроной на полотне за рамой. Река, вытекающая с правой стороны леса, делала изгиб и утекала куда то в камыши левой стороны. Удивительно, но у меня даже возникло желание забросить в воды этой реки снасть, настолько реальным было изображение. По центру кабинета стоял большой стол, за которым располагался небольшой лесок из знакомых мне плотоядных деревьев, здесь достигавших потолка.

— Нам с тобой сюда. — Потянула меня в сторону и в куда-то в бок Милли, отчего аквариум, словно штора раздвинулся, и мы оказались в менее просторной комнате с диванами и небольшим столиком.

— Круто. — Пришел я к заключению, осмотревшись по сторонам.

— Все новое, поэтому надо обновить. — Милли нежно обняла меня и завалилась на ближний диван, увлекая меня за собой. — Я скучала по тебе Ар....

4

Что творилось в кабинете руководителя филиала корпорации «Рексонс» в эту ночь, мне сложно описать. Нет, все было вполне прилично, много раз и с присущей Милли Мадлен и мне основательностью. Удивительно удобный кабинет имел не только малую переговорную, но и небольшой обеденный зал с комнатой отдыха старшего менеджера, с душем и кроватью. Удобно, комфортно и чрезвычайно практично. Впервые за все время нашего знакомства Милли Мадлен смогла меня измотать до предела. Я, естественно, уступал ее любым поползновениям и был счастлив тем, что впервые после больнички чувствовал себя в своей тарелке. Учитывая же тот момент, что мной ощущалось уже подзабытое чувство переполнения энергией, то Милли Мадлен дала мне еще и возможность понять, что я на правильном пути. Пусть я по прежнему не мог «видеть» тонкие энергетические структуры, но мне в этот момент казалось, что восстановление моих способностей уже не за горами....

Это была светлая сторона моей встречи с Милли Мадлен, но было и хмурое утро, когда после очередного раунда сексуальных игрищ, мы с ней, наконец, смогли просто поговорить. Как бы это ни прискорбно было узнать, но Регина меня никогда не обманывала. Не обманула она меня и в этот раз. Милли Мадлен, добившись кресла старшего менеджера, вдруг решила, что ей стоит выйти замуж и попробовать построить свою жизнь на новый лад, о чем мне и сообщила.

— Понимаешь, Арти, он оказывается меня не забыл и все это время, пока я была в космосе, он меня помнил и любил. — Проговорил мне этот светоч практичности, после того, как мы приняли душ и сидели завтракали в чем мать родила. — Я, когда его увидела, то сразу все поняла....

— Подожди, Милли. — Попытался я понять смысл того, что мне говорила эта женщина. — Во-первых, кто он? Во-вторых, что ты поняла? В третьих, я вообще не понимаю, о чем и к чему ты мне это говоришь?

— Просто, Арс, я сейчас очень счастлива. — Женщина, вдруг о чем-то вспомнила и вышла из комнаты, но вскоре вернулась и положила передо мной небольшой конверт. — Вот, Арти, это тебе.

— Что там? — Я был голоден, поэтому просто спросил, не прекращая завтракать.

— Банковский вексель на предъявителя на восемнадцать миллионов бонов. — Милли улыбнулась. — Это мы с Региной возвращаем тебе наш долг.

— Рад, что мои деньги смогли вам помочь. — Положил я вилку на стол, закончив есть и налив себе в стакан горячего напитка. — Это не могло подождать того момента, когда мы с тобой закончим завтрак?

— Не могло, после завтрака мне надо лететь на Госту. — Отрицательно покачала головой женщина и продолжила говорить. — Но это еще не все. В конверте знаки «Друг Дасторс», «Друг Дотри» и документ, подтверждающий твое право владения ими.

Немного помолчав, женщина подошла ко мне, обняла и поцеловала.

— Ну, а мою признательность в конверт не положишь. — Расцвело улыбкой лицо Милли. — Регина на тебя за что-то дуется, но благодарна тебе не меньше.

— Спасибо, Милли. Пожалуй нам стоит одеться.

— Согласна. — Женщина потянулась и произнесла. — Ты должен понять меня, Арс. Я женщина и хочу не так уж и много от жизни. Может я еще буду счастлива.....

— Не говори мне больше ничего. — Слегка нахмурился я, начав собираться. — Ты мне друг. Я все прекрасно понял и не хочу тебе мешать, тем более, что ты вроде, как счастлива. Если ты считаешь, что нам стоит перестать встречаться, то так оно и будет.

— Других слов я от тебя и не ждала....

***

Слов действительно было не нужно, но на душе скребли кошки и.... было чертовки больно....

***

— Мистер де Строй, — Обратилась ко мне Либора Вакс, провожающая меня, когда я покидал офис корпорации, идя по пустынным утренним коридорам к лифту, — я из семьи Дотри. Милли Мадлен моя подруга и я в курсе того, что вы для нас сделали. В данное время я первый помощник и секретарь Милли, поэтому всегда буду готова оказать вам любую услугу, если вам что-то потребуется от нас, а госпожи Мадлен не будет на месте.

— Ну да, я понимаю, Милли теперь большой начальник и будет постоянно занята. — Хмыкнул я, прекрасно поняв, что Либора и есть тот человек, который будет заниматься каналом сбыта кораблей и иными вопросами, если они возникнут. На душе от этого понимания стало еще хуже, тем не менее, у меня хватило сил и здравомыслия, чтобы переключиться с личных переживаний на рабочий лад и стряхнуть разочарование.

— Спасибо, госпожа Вакс. Боюсь, что у меня вряд ли возникнет.... — Я остановился и задумался, понимая, что не решил всех проблем, которые мне требовалось прояснить. — Вы сказали, что вы из семьи Дотри?

— Да. — С готовностью кивнула мне молодая женщина.

— У меня есть к вам пару вопросов. Не могли бы вы меня по ним проконсультировать? — Я взглянул на время — семь тридцать утра, до восьми часов, когда люди приходят на работу или начинаются смены, время еще было.

— А что вас интересует? — Остановилась девушка и, немного подумав, предложила. — Может быть пройдем ко мне в кабинет? Возможно, что в нем говорить будет гораздо удобнее? — Ага, не хочет, чтобы меня видели работники офиса, покрывает свою начальницу.

— Пожалуй, я не против.

— Прошу следовать за мной....

***

Через пару минут, когда мы оказались к кабинете с табличкой «Либора Вакс», я мгновенно понял, что когда Милли Мадлен говорила о подруге, способной взломать искин, она имела в виду Либору. На стене в небольшом кабинете этой молодой женщины на стене в рамочке висели диплом об окончании какого-то учебного заведения и несколько грамот за участие в различных соревнованиях и конкурсах по программированию. В остальном обычный кабинет менеджера среднего звена и аккуратистки в одном флаконе, судя по чистоте в помещении и расставленным в определенном порядке предметам мебели.

— Слушаю вас, мистер де Строй. — Продолжила разговор Либор, когда я уселся в кресло напротив ее стола..

— Полагаю, что можно перейти сразу к делу, оставив формальности в стороне? — Поинтересовался я и, получив кивок головой, продолжил. — В данное время у меня имеется четыре кристалла, где записана программная оболочка очень близкая к программной оболочке ядра искина. Мне хотелось бы перенести ее с кристаллов на искин, причем сделать таким образом, чтобы не потерять ничего из того, что записано на этих кристаллах. Это возможно?

— Вполне. — Сразу ответила Либор. — Единственное условие такого переноса — наличие искина пятого поколения и выше. В этом случае перенос оболочки и информации с кристаллов возможен со стопроцентной гарантией сохранности информации. Для подобного переноса нужна соответствующая аппаратура, но у нас она есть и поэтому перенос никакой проблемы не составит.

— Отлично. Сколько будет стоит мне такая услуга? — Теперь было ясно, откуда взялся Фома и кто с ним работал, устанавливая в ремонтный комплекс. Было похоже, что взлом военного искина был произведен здесь, возможно, именно этой молодой женщиной.

— В пределах двадцати или тридцати тысяч, но не выше. — Последовал ответ. — Когда надумаете, позвоните мне по этому контакту — я решу вам эту проблему. — На мой нейроком упал контакт девушки.

— Спасибо. Искин и кристаллы я могу вам доставить через час. Это время вам будет удобно?

— Вполне.

— Полагаю, что не стоит говорить о полной конфиденциальности этой услуги?

— Для меня, мистер Арт де Строй, хранить тайны клиентов нашей корпорации так же естественно, как и дышать. — Пафосное заявление, но мне оно понравилось, заставив улыбнуться.

— В таком случае, встретимся через час. — Я счел что для первого знакомства достаточно, поэтому встал из кресла.

— Вы говорили, что у вас пара вопросов? — Напомнила мне Либора и добавила. — Милли говорила о поставках малых кораблей. Может обсудим заодно и эту тему?

— В Ремонтные Цеха приходит новый глава инженерной службы. — Я взглянул на девушку. — Пока этот вопрос не актуален, но мне есть, что вам предложить.

— И что же?

— Обсудим этот вопрос, после того, как вы перенесете мне оболочку с кристаллов на искин. Думаю, это прояснит наши позиции по некоторым вопросам.

— Как скажете, друг семьи Дорти....

***

Выйдя из кабинета Либоры Вакс, я посетил медицинский пункт доктора Неша де Вирде, расположенный этажом ниже. Доктор встретил меня как старого доброго друга, но, к сожалению, долго задерживаться я у него стал, договорившись с ним о выкупе у него еще одной лечебной камеры. Мое пополнение требовалось учить, поэтому вторая лечебная камера была просто необходима. Решив этот вопрос и, оплатив покупку и доставку, я прямиком отравился в Ремонтные Цеха, на склады, застав старого Ранди де Моу на своем рабочем месте.

— Здравствуй, здравствуй Арт. — Кивнул мне на мое приветствие кладовщик и ощерился в улыбке. — За документами на два ремонтных комплекса?

— И за этим тоже. — Не стал я отрицать очевидного и плюхнулся в кресло, на которое показал мне старик.

— Зря ты вчера отказался от работы на внешнем складе. — Произнес старик, наполняя чайник и ставя его на разогрев. — Вчера разгрузка транспорта началась. Внешний склад уже сформирован. Вояки завершили развертывание системы охраны. Принято решение о развертывании рядом со складом небольшой модульной станции с несколькими доками. Она бы могла стать твоим хозяйством.

— Не, пусть более опытные инженеры этим занимаются. У меня толком нет ни опыта, ни практики. — Вяло отмахнулся я от слов старика. — Мне и на станции неплохо живется, да и лишние головные боли мне не нужны.

— С чем пришел? — Перешел к делу старик, видя, что мне не интересен разговор о внешнем складе.

— Помнится ты мне один раз продал несколько искинов. Будут еще — позвони. — Я принял серьезный вид. — Но это так лирика. Меня интересуют ремонтные комплексы для ангара, раз уж эти отошли в личную собственность.

— Не вопрос получишь.

— Я сейчас иду в бухгалтерию, буду оформлять еще трех учеников. Получается, что мне потребуется ремонтный комплекс для меня и еще четыре — для учеников.

— Не многовато ли? — Удивленно воззрился на меня Моу.

— В самый раз. — Я мило улыбнулся и добавил. — Свои продам. Они у меня все в отличном состоянии, поэтому заплатят за них хорошо.

— Могу помочь с реализацией. — Старый хрыч был в своем репертуаре.

— Что, дашь больше чем «Дотри»? Они сейчас пойдут в подъем, поэтому техника им понадобится. Их глава у меня в учениках обреталась. Поди не забыла моей доброты.

— Хм.... — Буркнул Моу, нахмурился и занялся чайником, сбросив туда заварку и переключив в режим медленного огня. — Я бы не был на твоем месте столь оптимистичен.

— Я и не радуюсь. Я обижаюсь — не успел в больничку попасть, как силовые корпуса у меня увели. Я в клювике денежку нес для коллектива, а теперь что?

— А теперь тот же коленкор, только с другого входа. — Старик посмотрел на чайник, решил, что еще рано и тяжело вздохнул. — Когда Ганни Якорс прогнуться под начальство из республики решил, ему нужна была тема. Твоя была лучшей из имеющихся — дополнительная прибыль на ровном месте. Хотел на ней на главу службы запрыгнуть, но обломали. По возрасту и опыту практической работы не прошел. — Ранди переключил чайник еще на одно деление, снижая температуру нагрева. — Я ему говорил, что не выйдет у него ничего, но он не послушал. Доулас был против, но Ганни обещал ему, что корпуса для бригад он даст. Это и послужило основным аргументов в пользу Ганни, ведь левые с кораблей оставались.

— Получается я могу получить корпус, собрать корабль и продать?

— Получается, что так, но тебе корпус никто не даст. — Ухмыльнулся старик и начал разливать чай по чашкам. — Зачем они тебе? Ты и сам можешь себе его собрать из битых. Тебя выгоднее держать на сборке кораблей, чем на корпусах, тем более, что и сбыт у тебя есть.

— А что по новому начальнику службы скажешь?

— А что по нему говорить? Доулас его старше на административных вопросах, он старше по инженерной службе. Имеет связи в головном офисе? Ну дак и мы не пальцем деланы. Подергается и, если не дурак, будет с нами договариваться. Доулас, когда принял цеха, тоже выпендривался. Ничего воспитали, теперь вполне разумный руководитель и человек. Лидо жалко, но тут уже ничего не попишешь. — Старик долго дул на настой в своей чашке и усмехнулся. — Для тебя все по старому, поэтому можешь радоваться, что избавился от рутины с корпусами. Что с внешних складов спрыгнул — молодец. Хватило ума не лезть в эту клоаку.

— Ну, мне ведь и правда опыта нужно набираться....

— Ага, а там его не будет, твоего опыта? — Рассмеялся старик и спросил. — Четыре девки в ангаре — уверен, что справишься?

— Ту, на вас.... Я ведь не трахать их беру....

— Ладно, ладно. — Отмахнулся от меня Моу. — Когда их еще трахать, как не будучи молодым?

— Похоже, что мне пора. — Засобирался я по своим делам.

— Подожди. — Тормознул меня кладовщик. — В связи с открытием наружного склада, тебе, как имеющему квалификацию пилота, стал положен корабль технической службы для работы на складах и производства ремонта в космосе. Я бы на твоем месте воспользовался бы такой возможностью, тем более, что не возбраняется их выкупать.

— Чем это мне грозит? — Сразу поинтересовался я.

— Да, особо-то, ничем. Могут, как самого молодого, отправить на склады с разовым заданием, но эта не такая и большая плата за возможность иметь в доке своего ангара корабль.

— Ясно.

— Теперь по искинам. — Продолжил разговор Ранди де Моу. — Насколько я понял, ты нашел канал их сбыта?

— Ну, не совсем так, но близок к этому.

— Тогда сделаем так. — Было видно, что старик мне не поверил. — Пока мне некогда этим заниматься, но после разгрузки корабля подойди. Денька так через два. Думаю мне найдется, что тебе предложить.

— Хорошо.

— Это не все. — Строго посмотрел на меня Моу. — Цену увеличь в полтора раза, тогда этот товар пойдет только тебе.

— Умеете вы, старики, молодежь без ножа резать. — Усмехнулся я.

— Да, и не болтай об этой теме где попало, чтобы она от тебя не ушла. Не люблю я халявных нахлебников....

5

Визит к старому Ранди де Моу полностью прояснил ситуацию и дал мне понять, что кладовщик относится ко мне очень хорошо. Настолько хорошо, что счел возможным делать со мной отдельный небольшой бизнес. Учитывая тот факт, что он был самым старым работником ремонтных цехов, я мог надеяться на относительно спокойную работу. Стало ясно, что руководство сочло мою возню с силовыми корпусами непродуктивной, перебросив на сборку кораблей. Ход Ганни Якорса оказался им на руку и, после обдумывания ситуации, Доулас и старик Моу решили, что стоит отдать эту тему ему, причем так, что тот им еще и должен остался. Поистине гениальная прозорливость и, я был на сто процентов уверен, что эта идея родилась в голове старого Моу, явного столпа житейской мудрости.

После старика я пробежался в отделе кадров и бухгалтерии, оформив свое пополнение техниками в статусе учеников, и полетел на встречу с Либорой Вакс, захватив с собой кристаллы со Злыднем и искин шестого уровня, лежавший у меня в сейфе. За ночь этот искин обзавелся коконом, но на этом все остановилось, Юлия и Фома были заняты работой над телом для самого Фомы, полностью раскидав двух роботов сварщиков «Рем-5М». Работу с искином шестого уровня и кристаллами Либора Вакс провела лично. Оказалось, что ее статуса работника компании «Рексонс» было достаточно для открытия программной оболочки Злыдня, по сути устаревшей программы центра военной подготовки республики Ренату. С искином тоже проблем не возникло, он был мной укрощен, поэтому через час я стал счастливым обладателем Злыдня, уже в образе корабельного искина шестого поколения. Уничтожать оболочку ядра искина не пришлось, Либора произвела наложение на нее оболочки Злыдня, чем только усилила моего красавца-мучителя. По завершению работ состоялось продолжение разговора с девушкой.

— Насколько я поняла, вы довольны моей работой? — Произнесла Либора, когда я оплатил ей двадцать пять тысяч за перенос Злыдня на искин.

— Вполне. Думаю, что еще не раз воспользуюсь вашим оборудованием и услугами.

— Не сочтете меня слишком любопытной, если я частным порядком поинтересуюсь у вас происхождением искина? Говоря про конфиденциальность, я совсем не шутила.

— Это я понял. Думаю, что вам будет интересно познакомиться я этим файликом. — На нейроком девушки ушел файл с искинами, приобретенными мной у Ранди де Моу.

— Да, очень интересно, но было бы еще интересней, если бы в этом списке было шестое поколение. — Либора показала глазами на кокон моего Злыдня, а мне на нейроком упал список с ценами на искины. — Нас интересуют не только главные, но и второго звена. Одно из направлений деятельности клана «Дотри» беспилотники, поэтому их очень интересуют искины, побывавшие в бою. У них был постоянный поставщик, но так случилось, что он погиб.

— Соболезную. Я не против помочь вам в этом вопросе, но ведь вы в курсе того, что главные корабельные искины редки и стоят в три раза дороже того, что обозначено в файлике. Увеличите цены в два раза и я сегодня же отправлю вам контейнер со своим предложением. Поверьте, мне есть куда их отправить и, если бы не звание друга «Дотри», я бы не стал к вам с этим подходить.

— В полтора раза и это только потому, что вы друг «Дотри». — Произнеся эти слова Либора мне проиграла. Не нужно было обладать ментальными способностями, чтобы понять ее интерес к товару. Оставалось только выжать из нее максимум того, что она готова платить. Меня устраивала и ее начальная цена, на ней я уже зарабатывал более чем хорошо, но не раздоить эту умную суку я не мог. Побрыкавшись для приличия минут сорок в борьбе аргументов, я сдался, согласившись уступить двадцать процентов.

— Хорошо, Либора, я вам уступаю, но вы мне за эту уступку будете должны. — Произнес я, когда понял, что она не может мне заплатить больше. — Я делаю это исключение только для вас и то, только потому, что Милли хорошо о вас отзывалась.

— Нисколько не сомневалась в вашем благоразумии, мистер де Строй. — Девушка чувствовала себя победительницей в торге и была довольна.

— Я могу вам к этому списку добавить и один искин шестого поколения, раз уж они вам так необходимы. — Немного подумав, решил я. — Вопрос только в том, сможете ли вы отблагодарить меня за уступку? — После этих слов я пристально посмотрел в глаза девушки, слегка смутившейся под моим взглядом. Ну, да. Кто о чем, а вшивый о бане.

— Милли, когда говорила о вас, не подразумевала ничего подобного. — Промямлила эта дура, подумав, что я хочу обладать ее телом.

— Либора, я готов вам дать уступку в цене еще на пять процентов, но за это вы не должны отказывать мне в моих маленьких просьбах. Поверьте, я умею быть благодарным. — Меня понесло от одного вида смущающейся девушки, которая до этого момента держалась со мной несколько высокомерно, этакая умная и целомудренная мадамочка, знающая толк в одежде, нравах и бизнесе. Ничего в этой Либоре не было, по мне так обычная мелкая стерва, осознающая себя симпатичной и ухоженной молодой женщиной. Среднего роста шатенка с нормальной и уже сложившейся фигурой, большие глаза неясного серо-голубого цвета, тонкие брови и губы, прямой, слегка вздернутый нос и небольшая родинка чуть ниже правого уха. Вот собственно и все, если не считать грудь между вторым и третьим размером, да костюм, явно хорошей фирмы или мастера. Зная нрав Милли Мадлен, я очень сильно сомневался, что Либора Вакс имела на этой работе большие доходы. Как и все женщины карьеристки, Либора наверняка отдавала все свое свободное время работе, поэтому можно было быть уверенным, что не имела нормальных половых партнеров. Кому понравиться такая подруга, которая постоянно торчит на работе?

— Я понимаю ваши чувства, — между тем продолжил я, мягко положив свою руку на колено девушки, сидевшей за терминалом, — но мне сейчас очень и очень одиноко. Я корю себя за эту слабость, но увидев вас.... — слова журчали неторопливым потоком, пока я легонько поглаживал бедро Либоры. Она меня не оттолкнула, возможно оторопев от моей наглости, но и сейчас не убирала в сторону своего бедра, позволяя мне его гладить.

— Это, это так неожиданно для меня. — Наконец пришла в себе девушка и посмотрела мне в лицо. — Я не могла и подумать, что.... — Я остановил слова девушки поцелуем, нежно притянув ее к себе и удивляясь тому, что мне позволили проникнуть под платье и нежно гладить внутреннюю сторону бедер.

— Подожди.... — Вдохнула в себя воздух Либора, когда я ее отпустил. — Я не против, но мне нужно привыкнуть к мысли, что....

— Это наваждение, Либо. — Не давая девушке много свободы, я медленно проник рукой в ее плавки и слегка их приспустил, поглаживая нежную, быстро ставшую влажной поросль. — Я хочу тебя, малышка, прямо сейчас....

— Но, ведь....

— Неужели ты не хочешь? — Я медленно стянул с девушки трусики и пристроился у нее между ног, вводя восставшую плоть в узкое и влажное отверстие, одновременно проникнув рукой под ее блузку и лаская молодую горячую грудь.

— Нет, я согласна, но мне хотелось, чтобы это было не так. — Наконец более внятно выразила свое отношение к происходящему Либора.

— Ну, можно и по другому, — я задрал ей ноги вверх, забросив их себе на плечи и продолжая поддерживать неторопливый и равномерный ритм движений, — так лучше?

— Да, — промямлило это чудо, — нет, я не об этом, но вообще мне нравиться.... — В следующую минуту меня затрясло как осиновый лист на ветру, что-то замкнуло в голове и я едва сдержался от боли, которая в одно мгновенье заполнила мое сознание целиков. Сделав несколько фрикций, я потерял сознание прямо на Либоре, провалившись в бездонный омут....

В следующее мгновенье я ощутил себя парящим над своим телом в виде прозрачного облака, имеющего форму моего физического тела. Развернувшись в сторону своего тела и Либоры, открывшей рот в беззвучном крике, я в одно мгновенье осознал, что произошло. Девушка в этот момент неожиданно кончила, выбросив в мое физическое тело все свое возбуждение, этим переполнив структуры моего сознания до предела. Вместе с этим пониманием, я вдруг понял, что во мне что-то изменилось и.... я опять могу видеть тонкие структуры. Вдаваться я подробности этого события я не стал, но разглядеть начавший быстро увеличиваться энергетический шар за грудиной смог, прежде чем меня втянуло назад в тело. В следующую секунду меня охватило ликование и я кончил вслед за девушкой, растягивая ее оргазм и заставляя содрогаться от спазмов удовлетворения....

— Это было что-то с чем-то. — Первой пришла в себя девушка.

— Согласен. — Поднявшись на ноги, я вернул штаны комбеза на место и сел на стул рядом с терминалом. — Надо будет как-нибудь при случае повторить.

— Ну, ты и наглец. — Притворно удивилась Либора. — Не при случае, я сегодня вечером у меня дома. Милли еще пару дней будет на Лигате, поэтому это время я буду свободна.

— Видно будет. — Я застегнул пуговицы на комбезе. — Вот за что я люблю этот комбез, так это за его универсальность. Не мнется и грязь к нему не пристает. — Ладно, Либора, мне пора. Контейнер с товаром отправлю через час, так что будь готова его получить, проверить и сразу оплатить.

— На счет скидки ты не пошутил? — Женщины меня всегда удивляли своей практичностью, Либора не стала исключением.

— Нет. Оставишь их себе. Заработала.

— Сволочь. — Буркнула девушка и спросила. — Вечером позвонишь?

— Малыш, я бываю часто очень занят. Ты в моем вкусе, но в моей жизни есть еще масса важных дел, которые за меня никто не будет делать. Будет у меня свободное время — ты первой об этом узнаешь.

— Я буду ждать звонка.

— Ясно. До встречи. — Я чмокнул эту милашку в губки и вышел в коридор, захлопнув за собой дверь в ее кабинет на замок....

Оплата за контейнер с ненужными мне искинами пришла через тридцать минут после извещения службы доставки о приеме его Либорой Вакс, застав меня в душе моей кандейки. Обдумав положение дел, я отдал Либоре и третий искин шестого ранга. Можно было оставить его и себе, но платили за искины неплохо, а мне и двух искинов шестого поколения хватало с лихвой. Фома и без апгрейда справлялся с работой в ангаре, поэтому можно было обойтись и им одним. Появление у меня Злыдня было заделом на будущее, причем то, которое наступит еще очень и очень не скоро. Под эту сделку ушли от меня и Паря с Воякой, принеся мне дополнительную прибыль, правда пришлось их быстро избавить от лишних знаний, но это было изначально запланировано. В итоге у меня остались только Фома, Злыдень и Юлия, что перекрывало все мои потребности в искинах с большим запасом. Немного пообсохнув после душа, я одел свежее белье и комбез и вышел в кандейку.

— Арт, со склада пришли пять ремонтных комплексов «Тех-5». — Доложилась мне Мия. — С ними прибыло несколько коробов с запасными частями и деталями. Тебя не было, поэтому мне пришлось расписаться в акте приемки.

— Спасибо, Мия. — Старик де Моу, чтобы не ждать от меня заявки на ЗИПы и расходники, в этот раз прислал их сразу.

— Также пришел пакет с офиса местного отделения «Нейрокома».

— Это кристаллы с базами знаний для вас. — Кивнул я. — Заказал утром.

— Еще доставили лечебную камеру.

— Это радует. — Я взглянул на девушку и улыбнулся, та бубнила сквозь губу, видимо, была на меня обижена, как же предпочли ее и ее сестричек неизвестно кому. — С обеда подключу ее и настрою. Вы разбились на две пары, как я сказал?

— Да. Близняшки, Роя и Сея, будут одной парой. Я и малышка Лия — второй.

— Сколько осталось времени до активации нейрокомов? — Задал я очередной вопрос.

— К обеду все созреют. У Лии уже активировался.

— Ясно. — Я вызвал из памяти Юлии результаты обследования младшей из сестер. — До обеда еще четыре часа. Лию в душ, оттуда в регенерационную камеру. Пусть ставит в слайдер на обучение «Модули малого корабля» сразу первого и второго ранга. Третий кристалл база «Техник малых кораблей» второго. Сеанс до завтрашнего утра.

— Ясно.

— В обед отправим на обучение Рою и Сею, тоже до утра. Ты в эту ночь отдохнешь. — Я взглянул на девушку. — Сейчас нам нужно быстро подтянуть их до твоего уровня. Завтра с утра от вас нужна работа по ремонту модулей.

— Я и сейчас могу. Кибернетика у меня уже второй ранг. Модули и техник тоже.

— Секундочку. — Я быстро поднял логи лечебной камеры по Мии и выяснил, что девушка все дни, пока я был в медпункте пролежала в камере, поднимаясь из нее только для того, чтобы сходить ко мне в медпункт с сеансом массажа. Похвальное стремление овладеть профессией, вот только мозг не машина и ему надо давать отдыхать. Камера у меня стояла по умолчанию на тройном разгоне, так что было удивительно, как девушка не сорвала учебными трансами нервную систему. — Ясно. Мия, не нужно тебе было так спешить с обучением. Базы знаний, это конечно, хорошо и меня радует твое желание учится, но от перегрузок можно сорвать нервную систему и стать полной дурой. Сегодня и завтра ты от обучающих трансов отстранена.

— У меня все нормально, Арт.

— А будет еще лучше. — Улыбнулся я. — Продлим обучающий транс твоим сестрам еще на сутки. Я буду вести его сам. Поднимем их послезавтра утром, а ты это время отдохнешь и попрактикуешься.

— Ясно.

— Ну, если ясно, то готовь Лию к обучающему сеансу. Не забудь ее плотно накормить. Все-таки ложится почти на два дня. — Напомнил я девушке.

— Сделаю....

6

Сидеть в ангаре смысла не было, поэтому уложив Лию в обучающий транс и, медленно подняв разгон до пятерочки, девушка вполне нормально переносила нагрузку, я отправился к начальнику ремонтных мастерских, Доуласу Рамди. Причин для того, чтобы его навестить, у меня было целых две. Во-первых, меня интересовал, расположенный рядом с моим, ангар под номером одиннадцать, предназначенный для ремонта средних кораблей и сейчас пустующий. Не воспользоваться моментом и не забрать его себе меня давила жаба. Ангар был законсервирован два с половиной года назад и так и стоял пустым, как и добрая половина его собратьев. В данное время мне вполне хватало площадей моего ангара, но следовало застолбить этот ангар за собой, тем более, что он пустовал уже давно и расконсервировать его никто не собирался. Второй причиной для посещения начальника мастерских было заявление о предоставлении мне корабля технической службы, раз уж я имел на него право. Проанализировав этот вопрос, я пришел к выводу, что никто мне такой корабль не даст. Их просто не было на складах, так как здесь все шло с молотка. Малые корабли технической службы искин ремонтных цехов рассматривал как обычную единицу хранения, присланную в эту систему для продажи. Собственно, искин был абсолютно прав, база работала на сбыт модулей и кораблей, малые технические корабли ничем в этом плане не отличались от любых других. Заявление, подписанное начальником цеха, ни к чему его не обязывало, зато давало мне возможность на приобретение корабля за свой счет и, самое главное, бесплатное хранение его в доке своего ангара. Пройти мимо такой халявы я просто не смог, тем более, что вполне мог собрать корабль из мусора, приобретая большую часть модулей за треть цены.

— Кораблей у меня нет. — Вынес решение Доулас, выслушав меня и ознакомившись с моим заявлением.

— Я и не прошу у вас сам корабль. — Прояснил я ситуацию. — Я прошу вас только разрешить мне его. Корабль я куплю на свои. Битых через нас проходит много. Да и не так скоро это будет.

— Ну, тогда мне ясна твоя позиция. — Подписал мне заявление Доулас. — Учти, что наличие корабля, дает мне право отправить тебя на нем на ремонт в космос. При острой необходимости, естественно.

— Это я понимаю, как и то, что будет оплата аренды личной техники.

— Ну, с кораблем мне все более или менее ясно, но зачем тебе этот ангар, я никак не пойму?

— Он у меня через стенку. Больше моего, если не в три, то в два раза точно. Я туда не прочь бы переехать, просто времени для этого пока нет, работать надо, а так, со временем, отремонтирую механизмы, построю нормальную кандейку с приличным кабинетом и перееду. Док у него, опять же, больше моего. На моем ярусе инженеров нет, поэтому почему бы мне и не занять этот бокс? Все равно пустует уже несколько лет.

— Уговорил, — решил после моих слов Доулас, — пиши бумагу и забирай.

— Пару минут....

Написав заявление и сразу его подписав, я отнес его в бухгалтерию и стал владельцев второго ремонтного бокса. Задел на будущее был сделал серьезный, а самое главное, новый ангар позволял столбить за собой технику. По «Репиусам», тяжелому космическому истребителю-перехватчику, у меня была наработана серьезная база ремонта и повреждений, поэтому я собирался ими забить этот ангар. При их разборке моего личного присутствия почти не требовалось, Фома уже справлялся и сам, поэтому я реально мог вести их разборку и сборку почти в автоматическом режиме, параллельно нарабатывая практическую базу ремонта по другим кораблям. Помимо этой, прямой выгоды, имелись и масса других. К примеру, я хотел отдать кандейку двенадцатого бокса своему «девичьему батальону», а сам переселиться в аналогичного помещение одиннадцатого бокса. В этом случае я мог избежать постоянного пересечения с девчонками по теме и без, а так же пригласить к себе кого-либо без лишних глаз и ушей. Не нужно было забывать и о ментальных тренировках, знать о которых девицам совсем не требовалось. В общем, цех мне был нужен, как воздух, и я его получил, разом расширив свою территорию.

Больше в этот день я никуда не ходил, озадачившись быстрым вводом в строй Фомы. Мне было достаточно того, чтобы он получил возможность двигаться и отличную систему отвода тепла, поэтому я в первую очередь озадачился именно этим. На момент моего возвращения в ангар, большая часть деталей была отдефектована, поэтому я до обеда успел установить кокон Фомы в робота-сварщика и добиться того, что он начал вполне прилично ползать по цеху. Мощность искина к этому моменту поднялась до восьмидесяти процентов от расчетной. Конечно, требовалась более точная настройка и доводка Фомы до оптимальных кондиций, но сейчас мне это было совсем не нужно. Главным было запустить работы в цехе, поэтому Фома получил задание активировать четыре моих технических комплекса и заняться разборкой четырнадцати битых кораблей, до сих пор стоящих в моем ангаре. Работа в цехе закипела и начала набирать обороты.

Пообедав, я подключил вторую лечебную камеру, провел ее настройку и полное обслуживание и разом отправил на учебу Рояну и Сеяту, сестер близняшек, у которых нейроком прошел активацию. С ними мне пришлось немного повозиться, восприятие у них было равно единице и шести десятым, поэтому пришлось их оставить на трехкратном ускорении, но и это было хорошим результатом. Отправив Мию на дефектоскопию и ремонт модулей, сам занялся тестированием, диагностикой и вводом в строй пяти ремонтных комплексов, что прислал мне кладовщик. При всем хорошем ко мне отношении, Ранди де Моу наградил меня порядком изношенной техникой. Из этого стада в работу удалось включить только два комплекса, собрав их из пяти. Впрочем и это было вполне приличным результатом, учитывая тот момент, что комплексы подлежали восстановлению и не были откровенным хламом. К этому моменту мне уже стало ясно, что если со средними ремонтными комплексами у меня более или меня вполне нормально, то моего «Джир-3М» уже никуда не хватало. Он вполне справлялся с ремонтом модулей, мог справиться с ремонтом роботов или диагностикой малых кораблей, но при моем объеме работ, таких комплексов требовалось, как минимум, пять.

— Юлия, просмотри в файле складов или сети станции комплексы малых роботов. — Отдал я приказ, когда пришел к выводу, что без дополнительных роботов не обойтись. — Нам нужен один хороший комплекс для ремонта роботов и пять комплексов малых роботов для диагностики и ремонта модулей и блоков. Желательно в этом вопросе придерживаться единообразия, чтобы потом не мучится с ЗИПами или запасными частями к ним.

— Принято. — Отозвался искин и тут же доложил. — На складах ремонтных цехов имеется абсолютно новый ремонтный комплекс «Робо-17», предназначенный для ремонта малых и средних роботов. Стоимость один миллион восемьсот тридцать две тысячи. Состоит из восемнадцати малых и шести средних роботов. Для наших условий это оптимальная конфигурация.

— Дорого, но будем брать. Что по малым роботам?

— Лучшим из всего имеющегося на складах является комплекс малых роботов «Лекси-8М», в наличие тридцать два комплекса с ресурсом не выше сорока процентов и двести тридцать девять комплектов ЗИПов с расходниками к ним. Средняя цена на эти комплексы в пределах шестидесяти тысяч.

— Ясно. — Немного подумав и прокрутив несколько разных вариантов, я счел правильным остановится на этих «Лекси». Подкупало большое количество ЗИпов и самих комплексов. Это давало возможность со временем восстановить купленных роботов за счет пылящихся на складах. Комплекс был достаточно универсальным и предназначался для ремонта небольшой техники и модулей. Шесть роботов в комплекте с возможностью увеличения до девяти. — Заказывай пока шесть комплексов. — Определился я. — В выборе приоритет делай на наиболее комплектные и менее изношенные комплексы.

— Принято. Заявка ушла, обещали доставку к семи вечера.

— Хорошо....

Чтобы не терять времени, я занялся установкой кокона Злыдня во второго робота сварщика. С этим пришлось серьезно повозиться, слишком уж убитое состояние было у последнего «Рема-5М», тем не менее к ужину кокон получил полностью отремонтированную систему отбора тепла и сварщик начал ползать по рембоксу. Подчинив его Фоме, я счел, что на данный момент это вполне устраивающий меня результат. Еще через сорок минут Злыдень получил от Фомы копии файлов по ремонту, ожил, уполз в противоположную сторону ангара, к дверям дока, где включился в работу. К семи часам вечера со складов пришла платформа с действительно новым «Робо-17» и шестью «Лекси-8м». Оплатив покупку и убедившись в комплектности комплексов и ЗИпов к ним, я отправился ужинать, предпочтя скинуть диагностику на Фому. Предстоял огромный фронт работ по приведению роботокомплексов в должный вид, но я считал, что овчинка стоила выделки. На выходе я мог получить ни что иное, как некий автоматический комплекс, позволяющий провести полный спектр ремонтных работ по малым и средним кораблям с минимумом затрат моего личного времени. Понятно, что достичь этого будет не просто, но система у меня уже работала и не было никаких оснований для того, что она не будет работать и дальше....

***

В этот вечер на встречу с Либорой Вакс я не пошел, вместо этого после ужина пробежав кросс на двадцать километров по пересеченной горной местности и получив часовой массаж от Мии. Прошлая ночь с Милли Мадлен и случайный утренний секс с миссис Вакс полностью решили все мои проблемы, поэтому в ближайшие дни активное общение с женским полом мне не требовалось. Отзвонившись девушке и сославшись на занятость и работу, я занялся изучением своего приобретения, ремонтного комплекса «Робо-17», ознакомившись со всеми инструкциями к нему от корки до корки. Нет, это была не книжка, это был кристалл, загрузив который к себе на нейроком, я закрыл глаза и в быстром темпе просмотрел, останавливаясь на сложных местах или повторно изучая сложные моменты его работы. За тот час, что ладошки Мии порхали по моему телу, я смог разобраться с основными аспектами и особенностями работы этого комплекса. Отданных за него денег, «Робо-17» однозначно стоил, позволяя не только ремонт и замену неисправных деталей, но и их восстановление несколькими методами, от нечто подобного гальванизации и электролиза, до наварки дополнительного металла на необходимые места и доведения шлифовкой до необходимых кондиций. Главный робот комплекса, где помещался искин, имел необходимые для подобных процессов полости, где и велось подобное восстановление. Очень удобная функция, учитывая тот момент, что к тому же моему устаревшему «ДжиР-3М» найти запчасти было затруднительно. Единственная сложность подобных работ было только в дороговизне расходников и большой продолжительности циклов восстановления, поэтому при подобных работах требовалось считать денежку, чтобы не пойти по миру, восстанавливая то, что можно просто купить. Впрочем, был и огромный плюс подобных методик, позволяя наносить на сложные поверхности тончайшие слои различных сплавов, резко увеличивающие срок службы деталей. Конечно, в этом случае стоимость работ и самого робота поднималась, но в отдельных случаях это было очень выгодно, так как основными местами износа были именно такие сложные поверхности сопряжения деталей. В умелых руках «Робо-17» мог многое, поэтому ознакомившись с руководством и инструкциями по работе с ним, я сделал вывод, что совершил отличную покупку, которая со временем не только окупит себя, но и принесет прибыль. Помимо моих собственных роботов, требующих постоянной заботы и поддержания в работоспособном состоянии, на станции имелась и куча чужих, причем не каждый техник мог провести полноценный ремонт своему комплексу или отдельному роботу. Специалистов, оказывающих подобные услуги, можно было пересчитать по пальцам, да и сама подобная услуга была не только востребованной, но и довольно дорогой. Грамотный техник предпочитал содержать свой инструмент в отличном состоянии, поэтому был готов потратиться на ремонт своего комплекса или робота, если ими владел и использовал в своей работе, вполне приличные деньги.

Отработав после ужина и массажа еще три с половиной часа на активации и восстановлении роботов, сейчас я сбивал комплексы малых роботов «Лекси», собирая из шести хотя бы два или три, но относительно исправных и годных к работе, я вдруг поймал себя на мысли, что подспудно боюсь пользоваться своими вернувшимися ментальными способностями. До сих пор я уходил от одной мысли даже о трансе, хотя он был чрезвычайно необходим для того чтобы понять, что случилось и каким изменениям подверглась система моего сознания. Меня страшила мысль, что все пойдет не так или я по неосторожности или неопытности опять лишусь своих способностей. Подобные мысли меня тяготили, хотя по зрелому размышлению подобного случиться было не должно. Обдумывание это вопроса, привело меня к мысли, что рано или поздно мне все равно придется с чего-то начинать и оттягивать неизбежное не стоит. Чувствовал я себя превосходно, физическая форма была в норме, так что не следовало особо затягивать с изучением своей ментальной системы, так как предпосылок к каким-то негативным последствиям или результатом просто не существовало в природе. Убедив себя в правильности подобных шагов, я решил перед сном немного помедитировать и, если удастся, то войти в транс и попробовать посмотреть хотя бы общую картину.

— Арт, — подошла ко мне Мия и присела рядом со мной на корточки, я стоял на коленях рядом с роботом и закрывал лючки, после проведении ревизии его основных энерговодов, — теперь я начинаю понимать, что такое настоящий техник. — Девушка показала мне взглядом на роботов, копошащихся около малых кораблей и ведущих, казалось бы, неспешную их разборку.

— Ты права только отчасти, чтобы работать подобным образом одного техника маловато, но ты начала делать первые шаги в нужном направлении и со временем придешь к аналогичным результатам. — У Мии кибернетика была во втором ранге, она пока только начинала работать с роботами, контролируя пока только одного, помогающего ей в ремонте модулей. — Теория и практика, практика, практика.

— Я стараюсь.

— Я вижу. — Захлопнув последний лючок, я решил, что на сегодня с меня хватит и поднялся на ноги. — Кстати, Мия, я открыл вам всем счета. Часть вашего заработка будет зачислятся туда автоматически. Оценку стоимости выполненных вами работ будет исчисляться на основании оценки общего объема работ искином ремонтных мастерских. Половина денег пойдет на компенсацию моих затрат по контракту, выданному вам имуществу и оплату вашего обучения, вторая половина в вашем полном распоряжении.

— Спасибо, но пока у нас денег хватает. — Нахмурилась девушка. — После того, как ты вернул мне шестьдесят тысяч по контрактам сестер, у меня на счете лежит неполные девяносто тысяч. Немного ушло на покупки сестрам одежды и комбезов, но это все. Тратить деньги особо пока и некуда.

— Я это говорю к тому, Мия, что может быть вам что-то не хватает или еще чего. Я мужчина с небольшими потребностями и беру на цех только то, что действительно нужно. У вас будет вполне нормальный заработок и его вы можете тратить на полное свое усмотрение.

— Я поняла. — Кивнула мне девушка.

— Ну, и хорошо. — Я собрал инструмент и сложил его в коробку. — Нам отошел второй ремонтный бокс. Я, когда разберусь с неотложными проблемами, перееду в его служебные помещения, поэтому вам отойдет кандейка. Вы сможете расселиться в ней более свободно и обустроить ее по своему вкусу.

— Не хотите перекусить перед сном? — Поинтересовалась у меня Мия, выслушав мои слова и никак не обозначив своему к этому отношение. — Я заварила свежий настой и напекла оладушек, как делала это моя мама. Вам должно понравится.

— С удовольствием, только сначала приму душ и переоденусь....

7

Закрывшись в своей комнатке перед сном, я с силой втянул носом воздух, как это делал раньше, переходя на видение тонких структур. Не сразу, но полумрак комнаты начал расцвечиваться тонкими силовыми линиями, постепенно набиравшими силу. Я облегченно вздохнул, все-таки некоторая неуверенность и переживания оставались, и огляделся, проясняя для себя происхождение силовых линий. Это оказались три плотоядных дерева, стоявших в моей комнате и не пострадавших в результате нападения на ангар. В центре их ствола проходила тонкая вертикальная «спица», которая и являлась источником ментальной энергии. Три дерева керторнов бифорусов в моем ментальном зрении являлись опорой тончайшей ментальной сети, в которую сплетались их силовые линии, образуя неповторимый узор. Меня силовые линии обходили, но я чувствовал хороший ментальный настрой деревьев ко мне и слышал, на самом пределе ощущений, их довольное урчание. Мельчайшие флюиды, выделяемые этими деревьями, создавали в комнате и кандейке не только повышенный фон ментальной энергии, но и тихий, благостный настрой.

Успокоившись и пообвыкнув к ментальному зрению, я перенес взор на себя, погружаясь дальше в транс и пытаясь увидеть линии своей энергетической системы. Идти по проторенной дороге легче, поэтому через некоторое время я нащупал необходимое состояние и смог увидеть искомое. Зрелище было потрясающее, энергетическая система не выгорела дотла, как я опасался, а полностью перестроилась, возможно, вобрав в себя часть узлов и конструкций погибшего шамана. Об этом говорило несколько десятков новых узлов, которых у меня раньше не было, и мои силовые линии, сейчас представляющие собой пучки из нескольких довольно толстых и перекрученных между собой нитей. Общее количество тончайших нитей в теле увеличилось в несколько раз, а шар за грудиной трансформировался в некую яйцеобразную конструкцию, расположенную вертикально по центру тела, длиной не меньше восемнадцати сантиметров и диаметром около пятнадцати, мерно пульсирующую энергией в такт сердца. Даже невооруженным взглядом было видно, что внутренний объем системы увеличился в несколько раз, а цвет пульсирующего яйца достиг такой насыщенности энергией, что казался мне бело-синим. Впрочем, такой цвет имело только ядро, тогда как общее состояние ментальной системы можно было оценить как наполненной едва ли на четверть, но и это количество мной ощущалось, как превосходящее трехкратно все то, что у меня было перед нападением. Ничем иным, как перерождением и перестройкой системы под новые требования, мою потерю способностей объяснить было нельзя. Было похоже, что переизбыток энергий, полученный в бою с шаманом, вытолкнул мою систему на новый уровень развития.

Уяснив суть изменений, я вышел из транса, вернувшись к ментальному зрению, пробуя его на «вкус» и осознавая, что вижу тоньше и глубже, раз тончайшей сети плотоядных растений раньше мне видеть не доводилось. Сразу стало ясно, что зона видения расширилась достигая радиуса около пятнадцати метров и первый же силовой жгут, выброшенный мной на максимальную длину, это доказал, заодно вселив в меня уверенность в своих силах. Вскоре стало ясно, что это явно качественный скачок, так как на грани чувств, я слышал «сон» Мии и всплески мышления в полусне-полутрансе ее сестер. Я смог даже понять, что каждая из сестер изучает в этот момент, и что Мия во сне бежит по поляне навстречу восходящему солнцу. Последним испытанием в этот вечер было мое желание попробовать приподнять в воздух мои стальные шарики, с которыми я раньше тренировался. Это мне удалось без особых проблем, причем работал я сразу тремя жгутами. Дальнейшие испытания привели к выводу, что пределом моих возможностей является вес в четыреста грамм, который я могу удержать в воздухе около тридцати пяти секунд. В кратком и моментальном усилии я смог сдвинуть с места вес около трех килограмм, это были мои ботинки, за неимением ничего под рукой, причем это был явно не предел этого достижения. Перенапрягаться я в этот вечер не стал, поэтому почувствовав легкую усталость, закрыл глаза и медленно провалился в сон с ощущением, что чувствую себя почти счастливым....

***

Следующую неделю я полностью провел в боксе, изредка посещая склады и отыскивая замены запасным частям для роботов. Ранди де Моу от меня в эти дни только отмахивался, переправляя в руки помощника, молодого парня с фамилией Моу, толи племенника, толи внука. В силу небольшой разницы в возрасте, парень относился ко мне с некоторой долей покровительства, чем я и пользовался, вышибая из него запасные части и расходники. Брал я это все бесплатно, аргументируя тем, что занимаюсь восстановлением выданных мне роботокомплексов «Тех-5М», а их у меня было пять штук, но под эту гребенку смог восстановить и пять «Лекси» до вполне приличного уровня, разобрав несколько комплектов прямо на складах. Естественно, что племяша старика Моу я отблагодарил пятью бутылками кортеса, но подобный расход ни в какие рамки не лез с реальной стоимостью запасных частей. К концу недели в результате моей деятельности, у меня в ангаре шевелилось восемь полноценных ремкомлексов «Тех-5М» и пять «Лекси-8М», причем последних я усилил, добавив к шести роботам комплекта еще по одному. Последний, девятый ремкомплекс «Тех-5М» пришлось вернуть на склад. После моей переборки ловить в нем уже было абсолютно нечего, все лучшее ушло на его побратимов, сейчас активно шевелящих манипуляторами в моем ангаре.

Это был не единственный результат этой недели. Оказалось, что мой инженерный статус по умолчанию дает мне доступ к памяти искинов тех, кто ниже меня по рангу. Естественно не всех, а тех кто не закрывает память своего искина специальным приказом. Обнаружив подобную брешь, я дал задание Фоме прошерстить память всех доступных цеховых искинов, результатом чего стала серьезная база поломок и повреждений кораблей, прошедших через Ремонтные Цеха, и список операций и манипуляций ремонтных комплексов по работе с этими кораблями. Над анализом данных Фома и Злыдень «гудели» не меньше трех дней, зато результатом их плодотворной работы стали программные алгоритмы действий по более чем сотне различных малых и средних кораблей. То, что я нарабатывал на разборке и сборке «Репиусов», фактически упало нам без особых усилий, если не считать время, затраченное на анализ информации, и энергию, потраченную искинами на это. Естественно, что базу требовалось доработать и довести до ума, но сам факт того, что основной костяк программы у нас есть, сильно упрощал задачу.

Параллельно ремонту и настройке роботокомплексов, Фома безостановочно вел разборку кораблей, после чего проводился ремонт, дефектоскопия и наладка модулей и блоков и обратная сборка. С силовыми конструкциями, естественно, пришлось работать уже мне, но работать с ними только под себя было гораздо комфортнее. Из четырнадцати силовых конструкций «Репиусов-12» мне удалось восстановить девять, что привело к тому, что они после сборки и тонкой настройки были упакованы в контейнера и стояли в моем доке. Со складов мне удалось забрать еще тридцать шесть «Репиусов», больше просто не влезало в мой и переданный мне второй ангар, и начать работу уже с ними. К концу недели, по выходу на полную мощность, стало ясно, что выдавать по два, а то и три, малых корабля в сутки моему рембоксу вполне по силам. Пока я с этим не светился, выдавая рапорты о полной разборке откровенно убитых кораблей и сдавая не менее убитые модули на склад, но было ясно, что это только до первой сделки. Расчет говорил, что даже в самом худшем случае, мы сможем выдавать в неделю не меньше семи кораблей на продажу. При хорошем же раскладе эту цифру можно было смело умножать на три.

Обдумав ситуацию, я счел, что мне уже не стоит излишне напрягаться, а перейти в режим спокойной и планомерной работы, результатом чего стал восьмичасовой рабочий день и твердый режим тренировок и отдыха. К концу этой недели, я начал подниматься в шесть часов, проходить полуторачасовой кросс или тренировку у Злыдня, после чего принимать душ, завтракать и начинать работать. Далее следовал обед с получасовым отдыхом и медитацией, следующие четыре или пять часов работы, после которой поужинав, я вновь прыгал в тренировочный комплекс к Злыдню. Вечер завершала тренировка ментальных способностей и регенерационная камера с четырехкратным режимом обучения. Подобная практика очень удобно сочетала в себе спокойную работу, учебу с постоянными тренировками и наращиванием ментальных способностей. Жизнь начала приобретать ритмичность и цикличность, характерную для обжитого пространства, коим для меня в данное время стали Ремонтные Цеха.

Мия с сестрами пока шли по отдельному графику, работая в две смены по восемь часов и попарно выпадая из жизни в лечебных камерах на учебе. Пока в этом плане лидировала Мия, но ее младшая сестричка ее активно догоняла. Близняшки, Роя и Сея, шли раза в полтора медленнее, но обоим нравилось возиться с техникой, а усидчивый и спокойный характер позволял им быть лучше в практической работе. Мия в этой небольшой семейной ячейке была вожаком, одновременно являясь и отцом и матерью, причем ее авторитет признавался всеми безоговорочно. Девушка тяготела к семейственности и заботилась о своих сестренках так, как не каждая мать заботиться о своих детях. Мне нравилась в ней подобная черта и я ее всячески приветствовал, называя в своих мыслях Мию «семейственнецей». Самая младшая из сестер, Лия, обладающая быстрым мышлением и непоседливостью, была общей любимицей и душой этого небольшого коллектива. Умная, смешливая и проказливая, как бодливая коза, эта девушка обладала неординарной внешностью, имея природные черные волосы и синие глаза. На мой неискушенный взгляд, Лия была самой красивой из сестер и самой худой из-за несколько повышенного метаболизма. Близняшки являлись в этой семейке «золотой серединой» и обладали простым покладистым нравом и неторопливой рассудительностью. В ангаре девушки обжились и чувствовали себя почти как дома, хотя я иногда и чувствовал, что все четверо очень сильно скучают по дому.

Впрочем, жизнью они были вполне довольны, а узнав, что им автоматически искин начисляет заработную плату за диагностику и наладку модулей изрядно повеселели, начав планировать какие-то покупки и развлечения. С первой заработной платы, деньги Мии у них стали неприкосновенным запасом, девушки планировали себе купить объемный визор и еще что-то по мелочам. Меня их желание позабавило, времени у них не добавиться в ближайшие пару месяцев, но я смолчал и счел, что их устроят и те передачи, что идут во время обеда. Сам я телевизор не особо жаловал и в прошлой жизни, поэтому и здесь был равнодушен к объемному визору. Впрочем, девушки мне напомнили о том, что вокруг течет обычная жизнь, в которой есть небольшие житейские радости, а потом вдруг ко мне пришло осознание того, что я влился в этот мир и стал в нем своим, причем мостом в него стали вот эти четыре девчонки, приютить которых мне довелось. На душе вдруг стало светло и радостно и, это ощущение меня не отпускало до самого вечера этого дня, пока я не улегся в регенерационную камеру.

***

На восьмой день, когда я только закончил утренний кросс и разминку, раздался звонок. Звонил Ранди де Моу, причем говорить со мной он не стал, бросив мне всего два слова:

-«Жду у себя».

Тон и фраза старика Моу были такими, что я быстро закончил мыться и уже через пару минут выходил из ангара, решив позавтракать позже. Добраться до складов можно было за десять минут спокойной ходьбы, поэтому уже на одиннадцатой минуте я сидел в каптерке старика, рядом с Генсом де Моу, и слушал известие о том, что пропал Доулас Ранди, начальник Ремонтных Цехов.

— Как это возможно? — Возмутился Генс. — Что вот так взял и пропал?

— Ты не кипишись и голос на старших не повышай. — Рыкнул на бригадира старик, сбросил заварку в свой чайник, поставил его на медленный нагрев и сел в кресло напротив меня. — Забрали его с дома вчера вечером. Республиканская Служба Безопасности. Наш Юн Рокоу сидит со вчерашнего вечера тише воды ниже травы. С тяжелого носителя, который вчера от нас отчалил, мне передали, что Доулас на нем. Сидит под охраной в арестантском ошейнике.

— Ого! — Генс в одно мгновение сдулся, я буквально физически ощутил его страх.

— Съели нашего Доуласа с потрохами. — Старик поставил на столик блюдце с небольшой чашечкой, налил в него настой и подвинул ко мне. — Ты, Арти, поди еще и не завтракал.

— Пока нет. — Что удивительно, но от старика веяло буквально железобетонной непоколебимостью. — От чашечки не откажусь.

— Да, вот еще печенье есть. — Старик распечатал пачку и, положив печенье на блюдце, поставил его на столик.

— И что теперь? — Осторожно поинтересовался я.

— Во избежании беды, нужно подчистить все хвосты. — Задумчиво произнес Моу и, после недолгого молчания, повернулся к Генсу. — Ты знаешь, что тебе надо делать. Иди занимайся.

— А....? — Что то хотел спросить бригадир, но был оборван на полуслове стариком.

— Потом переговорим. Иди. — Дождавшись, когда за Генсом закроется дверь, старик повернулся ко мне. — Арт, сколько у тебя кораблей готово к продаже?

— Девять. — Скрывать не имело никакого смысла. — Еще два будут готовы к обеду.

— Лады. — Кивнул своим мыслям кладовщик, встал, прошел к столу и вернулся ко мне с пакетом, а на мой нейроком упал файлик. — Здесь сертификаты на корабли за подписью Доуласа. К обеду на республиканских складах будет тридцать два малых корабля, минимальные цены за них в файлике. Надо, чтобы их сегодня же оплатили и забрали. Сможешь?

— Состояние?

— В среднем восемьдесят процентов по ресурсу. Стандарт.

— Думаю, что проблем не возникнет, но для полной уверенности мне нужно сделать пару звонков.

— Перезвонишь мне, как только ситуация прояснится. — Старик сел на свое кресло и улыбнулся. — Легко тебе, ты один работаешь. Тут же, ..... ! (непереводимое эмоциональное выражение)

— Бывает. — Равнодушно пожал я плечами.

— Да, и еще один момент, Арт. — Взял себя в руки старик Моу. — Контейнер я тебе подготовил. Отравлю тебе его через полчаса. Опись здесь. — На мой нейроком упал файлик. Цена, как уговаривались.

— Хорошо.

— Со своих кораблей можешь никому не платишь, если справишься с моим поручением. — Старик прикрыл глаза. — Все, Арт, иди.

— Не прощаюсь. — Буркнул я и вышел из кабинета.

***

К себе не пошел, вместо этого покинув ремонтные цеха и позвонив Либоре Вакс. Ответила девушка почти сразу, видимо, уже не спала.

— Ага, Появилась пропажа. Что у тебя? — Либора явно была не в духе.

— Сегодня выставлю на продажу сорок три малых корабля. — Я следом за этим словами кинул файлик с перечнем и ценами, добавив в список свои корабли и набросив скромные комиссионные на товар Моу. — Справишься?

— Легко. — После минутного молчания ответила девушка явно повеселевшим голосом. — Будешь должен.

— Это я завсегда. — Либоре полетел второй файлик. — Это к размышлениям о долге.

— Ты сегодня решил предстать передо мной мешком с подарками? — Съехидничали на другой стороне связи.

— Нет, просто это напоминание о том, что всю неделю был занят не просто так. Либора, я отдам тебе всех этих ребят, но с условием, что одного шестого ты подшаманить для меня. Договорились?

— Только если ты его лично заберешь сегодня вечером у меня дома.

— Согласен.

***

Возможно, что руководство цеха в этот день лихорадило, но на мне это никак не сказалось. Спокойно доведя на стенде два «Репиуса» до приемлемых девяносто пяти процентов, я отправил на республиканский склад хранения все свои одиннадцать контейнеров. Сделка прошла ровно и в обычном рабочем режиме, после чего я спокойно перегнал старику Моу деньги за его корабли и те, которые был должен за модули, расходники и списанные силовые конструкции, этим погасив все свои долги перед ремонтными цехами. Следом ушла долька Милли Мадлен, после чего сразу отзвонилась Либора и перечислила деньги за искины. Перегнав кладовщику с этих денег его долю, я понял, что это утро чрезвычайно удачное для меня. Счет в банке разом удвоил свое первоначальное значение, достигнув шестидесяти семи миллионов. Старик Ранди де Моу с перепугу бросил мне кость, размеры которой были удивительно большими. Обдумав ситуацию, я велел Фоме вести только разборку кораблей с дефектовкой и наладкой модулей, а сам оправился за новостями на склады.

— А, Арти. — Встретил меня старикан, только что сделавший меня в два раза богаче. — Проходи. Ты, мне кажется, сейчас единственный, кому на все эти дела плевать в большой высоты.

— Ну, не совсем, раз я здесь, а не в своем ангаре.

— Интересуешься ситуацией? — Усмехнулся старик. — Правильно. Вопрос только не в ситуации, а в фактах которые ты видишь и том, как их оцениваешь.

— С этим согласен. — Не стал я спорить с подобным умозаключением.

— Вежливый. Это хорошо. — Кивнул мне старик и, предложив садиться на диван, спросил. — Знаешь, что Рен Лаус у себя в кабинете повешался?

— Это начальник отдела сбыта который? — Сориентировался я, сразу вспомнив невысокого толстячка однажды заходившего в мой рембокс. — А что это он так?

— Я не в курсе, — нахмурился Ранди де Моу, — у него на столе нашли петицию в Республиканскую Службу Безопасности, мол оболгал он Доуласа, сам метил на это место. Мне сказали, что Рен Лаус взял вину на себя и во всем сознался. Стыдно стало негодяю, аж в петлю полез....

— Ну и дела. — Состроил я удивленное лицо, хотя явно чувствовал, что в этом замешал сам старик. Стало теперь полностью ясно, почему именно через меня была сброшена левая техника, — старик еще утром планировал разборки с начальником отдела сбыта, видимо, сдавшего республиканскому СБ своего непосредственного начальника. Каша заваривалась знатная.

— Ага. — Согласился со мной Моу и проговорил. — Поэтому мне пришлось просить тебя об услуге. Готовых каналов сбыта не было ни у кого, так что свои деньги ты полностью заработал. Ложка, как говорят, дорога к обеду.

— Ясно, а я то думал, с каких это дел, вы меня так облагодетельствовали?

— Дерзишь? — Ухмыльнулся кладовщик. — Ты еще главной новости не знаешь, а вернее целых двух.

— Каких это?

— Ну, как же так, Арт? — Ощерился улыбкой Ранди. — Твоего друга, Лидо де Корса, из под следствия отпустили. Эксперты дали заключение, что подручный шаманов, Ренд Колах, взял его под контроль и вынудил провести боевую группу в ремонтные цеха. Сейчас он у докторов, готовится к протезированию левого глаза. Правый ему обещают восстановить, а вот левый все — только протезирование.

— Ага, ясно. Значит проделки шаманов? А вторая новость какая?

— Ну, эта новость и не новость вовсе. Так, слухи от диспетчерской службы станции. Говорят этот придурок, которого к нам назначили главой инженерной службы скончался сегодня утром. Официально пока не сообщили, но и так ясно, что дело это мутное. Наверное, неосторожно кому-то дорогу перешел. — Старик весело рассмеялся. — Представляешь?

— Бывает. — Я, глядя на этого весело смеющегося старика, этакого дона Карлеоне ремонтных цехов, опасался прикасаться к его ментальной сфере, чтобы наверняка не узнать того, о чем думало это чудовище. По-своему он был прав, выдергивая своих подельников из неприятностей, но две смерти подряд на меня совсем не навевали веселые мысли. Смеяться на его месте, я бы точно не стал. — Получается, что со временем все вернется на круги своя.

— Получается, что так. — Охотно согласился со мной старик и счел нужным добавить. — Доуласа, конечно, вернут, но начальником цеха теперь ему уже точно не быть, слишком грязно у него будет в личном деле. Статус ему сохранят, так что максимум, что ему светит, это работа простым инженером. Вот так вот, бывает.

— Получается Лидо станет начальником цехов, раз с него обвинения сняли? — Поинтересовался я.

— Нет, останется на своей должности. Кто ему руководство теперь доверит? Он же, получается, слабый, раз его ученик шамана под контроль взял.

— Ясно. — Диспозиция была теперь полностью ясна, как и то, для чего потребовалась такая большая сумма денег. Старый хрыч, уже наверняка проплатил нужную ему кандидатуру начальника цеха и в курсе, кто займет эту должность. Матерый стариканище с кучей связей и возможностей, раз смог быстро завалить агрессора, а им, без всяких сомнений, был новый начальник инженерной службы, отбить подачу и вытащить друзей. Подобная оперативность невзрачного старичка кладовщика просто не могла не впечатлять.

— Дак вот, Арти де Строй. — Ранди де Моу посмотрел на меня, немного подумал и спросил. — Я просмотрел твое дело и пришел к выводу, что мы с тобой можем договориться. Ты кем себя видишь в ближайшем будущем?

— Интересный вопрос. А что?

— Ну, анализ изученных тобой баз говорит мне, что руководство цеха использует тебя неправильно. — Выдал мне старик.

— Это почему же? — Не сдержал я вопроса.

— Ну, вот сам посуди. — Старик загнул на своей руке один палец. — Пилот малых кораблей и изученные базы знаний на пилота среднего корабля. Это первое. Второе — ты по статусу инженер.

— Ну, да.

— Третье самое интересное. — Улыбнулся старик. — Статусы друга двух семей, что равнозначно полноправному гражданину королевства Лигат. Юридически такое гражданство эмигрантам дают за серьезные достижения, но по факту ты его уже имеешь, хотя служба эмиграции тебе его не даст.

— И что? В чем тут интерес? — С любопытством посмотрел я на старика.

— Прямой, если вернуться к нашим баранам. Это означает инженера на среднем корабле технической службы внутри оборонительного пояса этой системы. Именно поэтому я хочу тебе предложить вариант.

— Какой?

— Я помогаю тебе купить в республике Ренату средний корабль технической поддержки. К тому времени, когда ты пригонишь его сюда, Генс станет начальником внешнего склада. Один из практикантов получит статус инженера и сядет на стенд. Бригаду Генса возглавит его заместитель, а я со своей стороны дам Рига де Моу, это мой помощник, ты с ним знаком. В итоге, на малой модульной станции на внешнем складе будет отдельное подразделение ремонтных цехов.

— Ясно. — Хмыкнул я. — Ты пускаешь меня на внешний склад, я восстанавливаю корабли.

— А ты думаешь, что тебе дадут на станции продавать по тридцать или сорок кораблей в месяц? — Деланно удивился старик. — У нас приказ выгружать на станцию только те единицы, которые подлежат быстрому ремонту и восстановлению. Все, что требует капитального ремонта или больших сроков, пойдет на внешний склад. Ты со своими кораблями нам будешь совсем не в жилу, так как любой нормальный проверяющий скажет, что мы недорабатываем, раз кто-то собирает корабли на продажу. Докажи ему потом, что ты делаешь ремонт силовых каркасов и собираешь корабли с нуля.

— Хм....

— Вот тебе и «хмы»! — Лицо старика было серьезным. — Ты же понимаешь, что мы тебе все зарубим на корню? Вот так! — Старик рубанул ребром ладони воздух и улыбнулся. — Другое дело, если ты будешь покупать у нас битый хлам с внешнего склада. Это пойдет уже нам, как внеплановая прибыль. Можно будет сказать, что стараемся сбагрить и то, что никому не нужно. Вертимся и крутимся, чтобы дать внеплановый доход для предприятия. Нам за подобный прогиб еще и премии начислять будут!

— И что ты потребуешь с меня за помощь в покупке корабля и возможность работать на внешнем складе? — Задал я вполне резонный вопрос.

— Твоя техника — мои возможности. — Улыбнулся старик Моу. — Думаю, что пятьдесят на пятьдесят будет правильным раскладом для этого варианта.

— Принципиально согласен, но пока у меня нет корочек пилота средних кораблей, навыки управления средним кораблем равны нулю.

— Пилотский сертификат я тебе договорюсь, а навыки дело наживное, да и не придется тебе никуда летать. Будешь потихоньку дрейфовать у внешнего склада, а большего от тебя и не потребуется.

— Ладно. — Кивнул я принимая слова старика. — Ты уверен, что внешний склад просуществует достаточно долго, чтобы окупить покупку корабля? Сколько, кстати, он стоит?

— Во-первых, ты купишь самый маленький из них, а во-вторых, брать ты его будешь не по номиналу. — Старик вдруг вспомнил о чае и поставил воду кипятиться. — В третьих, ты совсем не разбираешься в политике. Этот регион не просто так забивается устаревшей военной техникой. Уверяю тебя, что меньше ее не станет, а вот больше будет наверняка.

— На чем основывается такая уверенность? — Решил полюбопытствовать я.

— На том, что республика, руками авантюристов всех мастей, искусственно нагнетает напряженность в этом регионе, так как его границей с противоположной стороны является Империи Хатхов. Это довольно старое человеческое государство, которое уже давно дышит на ладан, но каким-то невообразимым образом до сих пор еще не распалось на несколько крупных кусков. Пираты за последние двадцать лет довольно сильно ослабили его внешнюю границу. Мне говорили, что они уже туда летают за рабами, как к себе домой. Помимо этой цели, сброс в этот регион военной техники не дает местным объединиться в общее мультисистемное государство. Республике Ренату не нужны сильные соседи из-за ее выраженных имперских амбиций. В прямую тебе в этом никто не признается, но на деле так и происходит развал соседних государств, которые потом почти даром прибираются к рукам. Полагаю, что этих двух целей более чем достаточно для того, чтобы нормально существовать в этом секторе добрый десяток лет. Я не предлагаю лезть за фронтир, там и без нас рисковых парней хватает, а вот помочь им избавиться от деньжат, цель более чем достойная.

— Ясно. — Я для себя отметил, что имею большие пробелы общих знаний, увлекшись погоней за профессией и специальными знаниями. Это был огромный недочет, с которым я хотел разобраться со временем. — Будем считать, что предварительный разговор состоялся, но мне надо время, чтобы все обдумать и взвесить.

— Это твое право, но не советую с этим затягивать, так как мне удалось найти для тебя хороший вариант и долго его держать для нас не будут. — Кивнул мне старик....

8

Бывают дни чрезвычайно удачные и этот день был именно таким. Либора Вакс меня не подвела, не только оставив мне один искин шестого уровня, но и проведя ему взлом, а потом полную программную оптимизацию. Видимо, я очень вовремя ей подкинул эту партию, так как вечером она буквально светилась от удовольствия. Естественно, что сначала меня отругали, назвав бесчувственным гадом, не отвечающим на звонки одинокой девушки, зато потом Либора расстаралась, подарив мне пару часов чувственных наслаждений. Против Милли Мадлен она, конечно, была слаба, но, тем не менее, обмен энергиями прошел как требовался, полностью восстановив мои недельные затраты. Немного перепало и самой Либоре, от чего она после секса не могла долго угомониться. Впрочем, меня это устраивало, как и ее ласки были именно тем, что требовалось моей одинокой душе, поглощенной раздумьями о будущем.

Я прекрасно отдавал себе отчет в том, что старик меня полностью просчитал, купив идеей технического корабля. Подобные проекты, как следовало из общей информации по теме, не особо прижились в действующих частях флота, им не нужен был капитальный ремонт на поле боя, да и задачи у них были другие. Максимум на что была рассчитана техническая служба боевых частей, так это на подбор пилотов и кораблей, замену блоков и устранение мелких неполадок, дозарядку и отправку корабля на боевое задание. В случае невозможности быстро вернуть корабль в строй, техническая служба передавала его тыловым частям и на этом ее функции заканчивались. Дальше в действие вступала тыловая служба, но она была нацелена на обеспечение частей всем необходимым и больше представляла собой систему подвоза к фронту боеприпасов и эвакуации раненых и техники. По окончанию боев, если поле боя отходило флоту, на нем появлялись военные транспорты, которые производили сбор битой техники для отправки ее к месту дислокации тыла флота и далее на стационарные базы, где и производился уже серьезный ремонт, вплоть до капитального, если это было экономически выгодно и рационально. Для отдельных случаев, когда крупное войсковое соединение действовало в отдалении от основных сил и при ограничении возможности подвоза боеприпасов и расходников с эвакуацией раненых и поврежденной техники, были созданы корабли технической поддержки, представляющие в своем лице мобильный завод, ремонтную верфь и базу снабжения в одном лице. В основном это были тяжелые транспортные корабли, представляющие собой огромные базы, плывущие в космосе вслед за своим флотом и имеющие мощные щиты и вооружение. Разогнать подобного монстра до прыжковой скорости для ухода в гиперпространство требовало огромных затрат энергии, тем не менее, применение подобных кораблей было оправдано, так как они могли служить опорными точками для флота, которыми, по своей сути, и являлись, неся на себе десятки средних и сотни мелких кораблей обеспечения.

Когда старик Рамди де Моу говорил о среднем техническом корабле, он не имел в виду ничего подобного, подразумевая под этим понятием военный грузовик, несущий на себе малую модульную станцию обеспечения. Прибыв к месту дислокации, такой транспорт разворачивал в космосе малую станцию, где и велись работы по ремонту кораблей, если в состав станции входил ремонтный док или малая верфь. По мысли старика я должен был купить именно такой корабль, только возить он должен был только одну малую верфь, на приобретение которой он и договорился на одной из центральных военных баз военного хранения. Обдумав его предложение, я согласился с ним, что приобретение подобного было бы не плохой идеей, тем более, что корабль и верфь всегда легко можно было продать любой шахтерской корпорации. Понятно, что разворачивать верфь за фронтиром было чревато самоубийству, но работать в самом фронтире, вблизи военных баз или внутри охраняемых объемов было вполне реально. Впрочем, малая верфь военного производства вполне могла за себя постоять, но, естественно, не в тех случаях, когда противником являлись линкоры или небольшая эскадра крейсеров. За далеко не новую, но вполне исправную малую военную верфь, со старика Моу просили шестьдесят миллионов бонов и это было очень и очень по божески, так как гражданских аналогов дешевле ста миллионов на рынке не было вообще. Когда я узнал у Ранди цену, то счел это отличным вариантом, но все же взял время на обдумывание ситуации, так как мои шестьдесят семь миллионов бонов, лежащие на счету, для меня были совсем не тем ресурсом, которым я бы стал рисковать. Мое поведение и задумчивость вызвали некоторое неудовольствие старика, но он сделал вид, что согласен с тем, что я взял время на обдумывание. По его последним словам, которыми завершилась наша беседа, было понятно, что он считает этот вариант для меня большой удачей и именно тем, за что ухватится любой начинающий инженер. Он был абсолютно прав. Подобными предложениями не разбрасываются. Именно поэтому я предпочел сегодня заночевать у Либоры Вакс, разом отбросив от себя все предложения и проблемы, чтобы после нормального отдыха вновь вернутся к обдумыванию ситуации.

Либора, между тем, в отличие от меня, полностью отдалась возможности побыть в одной постели с нормальным молодым мужчиной, видимо, редкого гостя в ее небольшой квартирке. Молодая женщина, как это говорят, буквально дорвалась до бесплатного, желая многократных повторений. Куда делась та сдержанная и адекватная девушка, которая меня встретила в офисе «Рексонс», мне было совершенно не понятно, хотя меня в ней в данное время все устраивало. Миссис Вакс сейчас зажигала и пыталась оторваться по полной, чему я только способствовал, иногда и сам забываясь и уходя в нирвану. Впрочем, на что то большее девушка не рассчитывала, так как была полностью удовлетворена нашей встречей. Либоре и этого пока хватало за глаза, рассчитывать на большее она просто опасалась, боясь потерять и то, что появилось. Меня ее мысли просто смешили, так как мне союз с ней, а тем более брак, был не нужен, я считал себя пока к подобным шагам абсолютно неготовым. При всем том, что матрица сознания тянула тело подростка к быстрому взрослению и, внешне я выглядел молодым парнем от восемнадцати до девятнадцати лет, на деле тело подростка оставалось всего лишь телом подростка, которому надо было развиваться и расти. Либора видела, что я физически младше ее, но не догадывалась, что эта разница еще больше, а потому и не строила насчет меня никаких планов. Для меня подобное отношение было выгодным и полностью устраивало, тем более, что Милли Мадлен я потерял, а беспорядочных половых связей не желал....

***

Вернувшись под утро в ангар и, подчинив новый искин Фоме, я велел провести ему полную проверку на закладки и был приятно удивлен тем, что Либора оказалась со мной честна. Закладок или неясностей в новом искине не было, если не считать того, что он говорил голосом девушки, напоминая мне о ней. Вбив во внутреннюю панель управления искина свои данные и полное подчинение, я задумался о том, как его назвать и куда определить. В данное время этот искин мне пока был не нужен, фактически став для меня внешним проявлением моего внутреннего грозного Хомяка, желающего прибрать искин к своим загребущим лапкам. Ничего так и не придумав, я убрал искин в сейф и повернулся к подошедшим ко мне Мии и Лии, девушки к этому времени только проснулись, хотя успели привести себя в порядок. Близняшки Роя и Сея лежали в лечебных камерах на обучении до следующего утра.

— Есть новости, Арт? — Обратилась ко мне Мия, как старшая из сестер, Лиата в это время набрала воды в чайник и поставила воду кипятиться.

— По работе особых нет. Начальство лихорадит, но нас это не касается. — Улыбнулся я девушкам, мне горянки нравились, тем, что стремились разорвать круг обыденности и отчаянно учились специальности.

— Мы волновались, ты не ночевал дома. — В словах Мии не было ничего, кроме констатации самого факта моего отсутствия ночью в ангаре и легкой горечи недовольства, едва заметной, но все же присутствующей, хотя и только в эмоциональном плане.

— Засиделся в лаборатории корпорации «Рексонс». Увлекся работой. — Взглядом показав на «кубик-рубик» нового искина, я закрыл дверь сейфа и улыбнулся. — Пятерочка в «программировании», без навыков и опыта практической работы может остаться только теоретической базой.

— Ясно. — Девушки быстро переглянулись между собой, после чего на столе быстро был собран завтрак.

— Извини Мия. В следующий раз позвоню и предупрежу. — Решил я сгладить обстановку и собственный промах.

— Ты вправе поступать так, как считаешь нужным. — Нахмурилась девушка. — Фома сказал, что ты в пределах республиканской зоны и очень занят.

— Он был абсолютно прав. — Кивнул я, не желая и дальше оправдываться и, тем более, что-то выдумывать или врать. — После завтрака я на склады. Поступило интересное предложение для нас, но пока я еще не принял по нему окончательного решения.

— Какое предложение? — Мгновенно среагировала младшая из сестер, заинтересованно смотря на меня синевой своих глаз.

— Организуются внешние склады, куда пойдет на хранение весь неликвид. На станции будут производиться работы только по быстрому восстановлению кораблей и их предпродажной подготовке. Все остальные направления работ, в том числе и капитальный ремонт, чем мы по сути занимаемся сейчас, будут переданы на внешние склады. — Я допил чай, давая девушкам осмыслить мои слова, и продолжил. — Для нас это значит то, что на станции останется, в лучшем случае, только ремонт модулей. Ну и, естественно, мы сможем принять участие в ремонте кораблей, имеющих небольшие повреждения или требующих регламентных работ по предпродажной подготовке. Если перевести мои слова на нормальный язык, то это значит, что работы для техников третьего ранга здесь не будет. Ремонтные цеха откроют вакансии для техников низкой квалификации и, пусть их заработная плата будет не такой и высокой, но, полагаю, штат будет заполнен, если учесть что заработки в системе выше, чем в республике и есть поправочный коэффициент на работу за фронтиром. Жить в республиканском секторе достаточно безопасно, а заработок будет выше, чем в республике. Думаю, что часть техников с головного предприятия в системе Такси охотно переведется сюда, закрыв все вакансии, тем более, что будут требоваться техники первого и второго ранга, квалификации которых будет достаточно для регламентных работ и устранения мелких неисправностей.

— И в чем предложение? — Спросила Мия.

— Мне предлагают перебираться на внешние склады, если я хочу и дальше работать на капитальном ремонте. Обещали помочь с приобретением малой верфи, что позволит нам заниматься достаточно сложным ремонтом, в том числе и средних кораблей.

— Малая верфь? — Не совсем поняла меня Мия.

— Это небольшая модульная станция. — Пояснил я. — Установив ее в космосе, мы сможем загонять в нее на ремонт малые и средние корабли. Жизнь на ней почти не отличается от жизни на этой станции, но это все же отдельный объект и для посещения станции нам потребуется шатл или бот, из тех, что самые маленькие. У меня открыт сертификат пилота малых кораблей, так что с этим проблем не будет.

— Это опасно? — Сразу спросила Лия, уяснив о чем я говорю.

— Не опасней, чем жить на «Ван дер Ховене», но определенные неудобства все же есть. — Не стал я отрицать очевидного и счел необходимым добавить. — Естественно, что верфь мы установим рядом с внешними складами. Это значит, что мы будем находиться внутри охраняемого Королевством Лигат пространства системы Роксат. Помимо этого, периметр внешних складов будет находиться под охраной размещенного на станции военного контингента ВКС республики Ренату. Фактически это двойная гарантия безопасности, если вести речь о нападении пиратов или иных бандитов.

— Что то еще? — Правильно поняла мои последние слова Мия.

— Да. — Кивнул я одобрительно девушке. — Станция «Ван дер Ховен» размещена не так и далеко от внешней границы охраняемого Королевством Лигат объема космического пространства. Внутрь системы Роксат, где размещены планеты и станции Королевства, внешние склады Ремонтных Цехов никто не пустит. Они, наверняка, будут размещены ближе к внешней границе охраняемого объема, хотя и в его пределах. Это может создать некоторые неудобства, учитывая тот факт, что в этом случае он выйдет за пределы дальности работы автоматических станций противометеоритной защиты. Естественно, что о метеоритных дождях и им подобных природных явлениях Астроконтроль заранее предупреждает, но всегда есть вероятность попасть под удар единичного объекта, пропущенного этой службой ввиду его малых размеров. Обычно силовые щиты кораблей и станций их отклоняют или гасят их импульс, сводя опасность к нулю, но бывают и редкие исключения, когда небольшая песчинка может насквозь пробить корабельную броню. Чаще подобные инциденты происходят по недосмотру или халатности персонала станций или кораблей, поэтому они весьма и весьма редки. Собственно, я говорю об этом только для того, что если я соглашусь на это предложение, то нам придется с большей ответственностью подходить к вопросам обслуживания и ремонта собственного оборудования. Ничем особенно страшным природные явления современному кораблю не грозят, особенно в пределах изученной системы.

— Ясно.

— Могу лишь добавить, что большинство добывающих корпораций Королевства Лигат и различных вольных шахтерских объединений работает за пределами орбиты четвертой планеты системы Роксат, то есть за пределами охраняемого Королевством Лигат объема космического пространства системы Роксат. Ничего страшного с ними не случается и они не гибнут от метеоритных дождей. Зона, от орбиты четвертой и до орбиты восьмой планеты, считается относительно безопасной, где силы ВКС Королевства Лигат полностью контролируют ситуацию и обязательно придут на помощь любому, кому она потребуется. Собственно, если говорить о Королевстве Лигат, то его юридическая и фактическая граница проходит по орбите восьмой планеты, за которой начинается межзвездное пространство. — Я усмехнулся, заканчивая краткую лекцию по прикладной астрологии системы Роксат, после чего поставил пустую чашку на стол. — Никакой опасности для нас, если мы будем работать на внешних складах, я не вижу. Вопрос здесь заключается только в том, что лично я пока не пришел к окончательному решению по приобретению для нас малой верфи.

— Дорого стоит? — Правильно поняла меня Мия.

— Очень. — Кивнул я девушке, все-таки шестьдесят миллионов для меня были далеко не рядовой суммой.

— Здесь мы тебе не советчики. — Нахмурилась девушка, посмотрела на свою младшую сестру и, немного подумав, произнесла. — Мы примем любое твое решение, Арт.

— Спасибо, Мия.

— Думаю, что нам пора отправляться в бокс. — Почти синхронно поднялись сестры из-за стола. — Надо нарабатывать навыки.

— Согласен. — Я проследил за тем, как девушки вышли из кандейки, после чего закрыл глаза и серьезно задумался, благо что после отдыха и, пусть и небольшого сна, голова была кристально чистой и отлично работала....

9

Принять решение я совсем не торопился, вместо этого в первую, потом во вторую и в третью очередь обдумывая только то, что было интересно и важно лично для меня. По факту, следовало признать, что первой цели, которую я ставил перед собой перед прилетом в Королевство Лигат, я полностью добился. Изначально мне нужен был рынок сбыта. За те неполные половину года, что я здесь провел, эта задача была полностью решена, после чего обкатана реальными сделками. Клан «Дотри», пусть и являясь посредником, в последнюю сделку спокойно проплатил мне четыре десятка малых кораблей, параллельно прикупив у меня контейнер с искинами. Деньги прошли по моему счету просто сумасшедшие, причем прошло все без сучка и задоринки. Помощь Милли Мадлен и ее дочери Регине полностью оправдала себя, а я заручился поддержкой сразу двух кланов. Честно говоря, когда я переводил деньги в республику, помогая Милли, я совсем не был уверен в том, что все пройдет гладко и эти деньги мне вернут. Расчет полностью себя оправдал. Риск, конечно, был, но все обошлось только моим двухнедельным пребыванием в Медицинском отсеке Ремонтных Цехов. Естественно, что пройдя по краю лезвия, я больше на нечто подобное никогда не подпишусь, пусть даже за подобное мне предложат пол царства и принцессу в придачу к нему. Ничем, кроме личной удачливости, объяснить мое везение было невозможно, но, как бы то ни было, следовало признать, что подобные авантюры слишком опасны для моего здоровья. Чрезвычайно опасны. Поэтому от них следовало держаться как можно дальше, если мне хотелось и дальше носить свою голову на плечах.

Предложение старика де Моу я сразу отнес именно к таким вариантам своего дальнейшего профессионального роста, хотя соблазн пойти по этому пути был чрезвычайно большим. Естественно, что предложение старика на партнерство, тем более, что он хотел прибыль поделить пятьдесят на пятьдесят, я сразу отбросил. Паук хотел, не вкладывая в дело ничего, проехаться на моей шее, если учитывать тот факт, что сбыт обеспечиваю я. Конечно, в пределах системы Роксат, кладовщик имел большие возможности по уценке и списанию необходимых запасных частей, модулей и расходников, но мои возможности по сбыту малых и средних кораблей в этом вопросе нас полностью уравнивали. Мало того, но в данном случае, сбыт был важнее покупки, учитывая находящуюся в трех сутках гиперпрыжка транспортника систему Такси, затаренную по самое не могу устаревшей военной техникой. Помимо этого, Такси являлась пограничной системой республики Ренату, тогда как система Роксат находилась за ее фронтиром. Фактически, если смотреть на этот вопрос со стороны безопасности личных вложений, то верфь в системе Такси, где господствуют республиканская законность, и верфь в системе Роксат, относятся совершенно к разным степеням риска. Понятно, что и в республике Ренату, без солидной крыши, имущество могут отобрать у любого, вот только там для этого нужно гораздо больше оснований и мощное прикрытие, которое не каждый может себе позволить. В Королевстве Лигат подобные вопросы решались на порядок проще, хотя нельзя сказать, что за законностью здесь не следили. С законами в Королевстве было гораздо строже, но здесь они были совсем другими, гарантируя своим гражданам гораздо больше свобод. Принципиальной разницы лично для меня не было, если иметь в виду звание друга двух кланов, «Дотри» и «Дасторс», вот только пользоваться их поддержкой мне было совсем не с руки. Понятно, что обратившись за помощью один раз, я вряд ли что потеряю, но после второго и третьего раза шансы на то, что меня затянут в один из этих кланов, будут равняться почти ста процентам.

Если уж говорить откровенно, то Ремонтные Цеха почти ничем не отличались от обычного клана, если смотреть на них под этим углом зрения. Здесь так же был свой центр притяжения, вокруг которого шло вращение ресурсов и денег. Не знаю как до меня, но сейчас в руководстве Ремонтных Цехов образовались крупные бреши, выдвинув вперед старика де Моу, державшего в своих руках всю полноту неофициальной власти на этом государственном предприятии. Нельзя думать, что подобное положение пришло к нему просто так, если учесть что фамилия де Моу была не такой и редкой среди работников среднего звена. Понятно, что такую кормушку ему официально никогда не отдадут, но это не отменяло реального веса одного из самых старых работников предприятия, сидящего на складах модулей, роботов и иного имущества ремонтных цехов. Огромный житейский опыт, знание ситуации и хорошие связи давали старику неслабые преимущества, чем он без всякой задней мысли пользовался, установив на предприятии собственные правила, заодно подмяв под себя все неофициальные доходы, организовав из них полноводный денежный поток, с которого подпитывались не только работники предприятия, но и нужные люди из республики. С мозгами у старика де Моу было все в порядке, чем он мне, собственно, и нравился.

При всем моем личном к нему уважении, я никак не мог не отметить тот факт, что он разом потерял Начальника Ремонтных Цехов. Факт, указывающий любому внимательному человеку, что в нашем королевстве не все так хорошо, как это может показаться со стороны. Грядет новое назначение и, пусть Ранди де Моу проплатит нужную ему кандидатуру, ресурсы у него на это есть, это совсем не значит, что новый глава ремонтных цехов станет его ручной домашней собачкой. Только именно этим фактом можно объяснить возвращение в цех на должность главы инженерной службы Лидо де Корса. Старику нужно усиление своих позиций, но триумфата, начальник цехов, глава инженерной службы и глава хозяйственной части, больше не будет. Старик вытягивает Доуласа Ранди, одновременно «срубив» начальника отдела сбыта, явно не свою креатуру, раз он сдал Начальника Цеха Доуласа Ранди Имперской СБ. О чем это говорит? Только о том, что для нового начальника цеха кем-то очень сильным расчищается площадка. Идет размен фигур, причем договор о дальнейшей работе с руководством головного предприятия уже состоялся, раз нет санкций за погибшего будущего Главу инженерной службы. Скорее всего, уже известно имя будущего Начальника ремонтных цехов, устроившее каждую из заинтересованных сторон. Одновременно с этим, нашего старичка обязывают немного подвинуться, хотя и ничем особо-то и не ограничивают. Он остается на станции, имеет здесь свое, не потеряв в должности и функциях, вот только все то, что реально сегодня работает в сторону нелегальных доходов, выметают на внешние склады. Умный и сильный человек или группа людей из республики явно не хотят терять нелегальные доходы с нашего паучка, поэтому выдается разрешение на образование внешнего склада, разом убивающего любые разногласия. Новый передел сфер влияния всех устраивает. Наш старик довольно кивает, его заслуги и опыт при новом разделе учитываются на все сто процентов. Начинается работа по организации внешнего склада, куда уходит Генс де Моу и внучок старика, как «око всевышнего». От нового Начальника цехов пока ничего кардинального не требуется, система уже начинает запускаться и, я уверен, он еще не скоро сможет полностью сориентироваться в этом гадюшнике, на что и ведется расчет нашего Монстра внешней и внутренней политики Ремонтных Цехов.

Собственно на этом анализ текущей ситуации можно было бы и закончить, собирать вещички и отчаливать в республику, чтобы осесть в системе Такси. В моем положении этот самое лучшее, тем более, что рынок сбыта готов. Сомнений в том, что я найду себе место во фронтире республики, где желающих продать больше, чем реальных покупателей, у меня нет. Оптового покупателя любят везде, а уж того, кто имеет концы в Королевстве и подходы к «Сталт-Лигату», уж точно никто своим вниманием не обидит. Основной капитал для работы в этом направлении у меня уже есть. Можно сбросить и мое личное оборудование, здесь оно все равно стоит дороже, а там за эти деньги можно купить что-нибудь посвежее или хорошей модификации. Девчонкам можно быстро подтянуть ранги и тут же официально их узаконить. Инженер с двумя техниками второго и двумя техниками первого ранга звучит не так и плохо. Это если не говорить о наработанных программах ремонта и базе данных клана «Сартана», основное направление деятельности которого контрабанда в республику. Личных досье на несколько десятков крупных и несколько сотен средних и мелких чиновников с таможни и администрации системы более чем достаточно, чтобы без лишнего шума и пыли спокойно осесть в системе, через которую идет основной поток контрабанды из-за фронтира.

Чем, лично для меня, выгоднее республиканский фронтир? Ответ очень прост — республиканскими базами знаний, открывающих для дальнейшего развития больший простор. Помимо этого в системе имеется вполне нормальная планета с нормальной, чуть превышающей, причем очень незначительно, силой тяжести. Сбрасывать рекомендации медиков и психологов об обязательном прерывании космического стажа следует выполнять, а у меня он уже превышает полтора года. Лететь за этим на Госту и Лигат, где есть возможность встретить какого-нибудь шамана, мне совсем не хочется. Схватка с Рендом Колахом мне уже явно показала, что для подобного я откровенно слабоват. Учитывая общее отношение к эмигрантам в Королевстве, внутрь системы, дальше станции «Ван дер Ховен», могут попасть только проверенные люди, получившие гражданство, вряд ли местные окажут мне радушие, даже несмотря на статус друга двух кланов. Я не маньяк, у меня нет причин для беззаветной преданности этой системе, нет ее и к собственной работе, выполняемой только для того, чтобы двигаться вперед, не утруждая себя мыслями о пустом кармане и отсутствия денег на обязательный минимум благ. Кстати, еще год назад это было моей первой задачей и целью, наравне с желанием влиться в местное общество без привлечения к себе дополнительного внимания....

Что дает мне личная верфь и болтанка на ней около внешнего склада ремонтных цехов в космосе? Ничего, кроме сокращения расходов на доставку техники из фронтира республики. Существенная экономия средств, но если учесть факт того, что в цену местной техники уже включена подобная надбавка, то экономия по этому пункту уже не выглядит столько значительной. Мало того, но выбор модулей и техники здесь изначально предопределен поставщиком и не настолько он и широк, как хотелось бы. Базовая цена идет от военного ведомства, ниже никак не прыгнешь, если не идти на незаконное списание по методу нашего уважаемого старика. Подобных ему ухарей хватает и в республике, там их в разы больше, как и списанной техники....

***

Постепенно мои мысли выкристаллизовались из размышлений в четкое решение и план, по которому следовало двигаться, разом вызвав в моей душе большое облегчение. Естественно, вызывать негодование своим отказом у старика Ранди де Моу я не собирался, этому моменту так же было посвящено некоторое время. В моем положение и в данный момент, спешить не следовало, поэтому закончив с размышлениями и придя к определенным выводам, я покинул кандейку, присоединившись к работе в боксе. У меня еще оставались забронированные мной и стоящие в двух боксах тридцать шесть малых кораблей, следовало ускорить по ним работу — отказывать от такого дохода не следовало, а вот ускорение по ним работ могло мне очень помочь, даже если часть прибыли с них уйдет Ремонтным Цехам и матерому паучище....

***

Всю следующую неделю старик Моу меня не трогал, позволив спокойно работать, но срок на «обдумывание» не мог длиться вечно. Впрочем, у него из без меня забот хватало. Завершалось формирование внешнего склада, куда отдали целую среднюю модульную станцию, развернув ее под нужны охраны и расширенную рабочую бригаду нового начальника внешних складов, Генса де Моу. К станции подцепили пару больших складских модуля и модуль среднего дока, чем и ограничились, но и этого было очень и очень немало. Фактически бригаду Генса садили на внешние склады за счет государственных ресурсов, то есть бесплатно, тогда как мне предлагалось купить для себя верфь. Естественно, что подобное положение мне очень не понравилось, но высказывать свое мнение по этому вопросу я воздержался. К концу недели из республики пришел еще один тяжелый военный транспорт, три четверти содержимого которого выгрузили на внешний склад. Понятно, что туда ушла только сильно битая техника, но ее количество впечатляло. Отличный задел на будущее, похоже, что склад внешнего хранения просуществует не один год. Генс был на общем совещании ремонтных цехов, его морда светилась от удовольствия. Грех было не воспользоваться моментом и не предложить ему покупку всех моих технических ремкомплексов, тем более, что ремонт партии кораблей в моем боксе подходил к концу. Удалось восстановить двадцать четыре единицы, остальное в виде запасных частей вернулись на общие склады — ловить с них больше было нечего. Генс мою технику, девять комплексов «Тех-5М» и все «Лекси» проглотил на раз, что было вполне понятно. Бригада разрослась, руководство ждет прибыли, которую без хорошей техники не взять. Естественно, что без торга не обошлось, но и аргумент — «иди и получи на складе» — оказал решающее действие. Цена, заломленная мной, легко прошла, как и оплата на мой счет, после чего меня вызвал к себе Ранди де Моу, старик решил, что время на «обдумывание» подходит к концу. Мне это было на руку, помещенные в контейнера двадцать четыре «Репиуса» ожидали своей дальнейшей судьбы.

— Ну, и чего надумал, Мыслитель? — Обратился ко мне кладовщик, когда я уселся в кресло, а он поставил чайник на медленный разогрев.

— Всю неделю впахивал. — Изобразил я на своем лице саму усталость. — Готовил на продажу малые корабли, что были мной забронированы и хранились в моем боксе. Сегодня планирую их сброс покупателю.

— И как успехи?

— Вам ли не знать, уважаемый Ранди де Моу? — Хмыкнул я и продолжил говорить. — Вы, я так полагаю, знаете, что реально большой суммы у меня на руках нет, а брать заем в банке я не хочу. Шестьдесят миллионов для меня очень большие деньги, вот я и хочу их понемногу наскрести. Кстати, ремонтные комплексы, что купил у меня Генс, отдал ему только потому, что собираю деньги под наш с вами проект. Это была моя личная техника, восстановить которую мне стоило немало нервов и денег.

— Против твоей цены у меня никаких возражений не было. — Отмахнулся от меня старик. — Генс идет в правильном направлении, он ведет эту тему, так что ему виднее.

— Уверен, что он не прогадал. — Согласился я со стариком и перешел к более важному вопросу. — У меня к продаже готово двадцать четыре корабля. Я, собственно, к вам с вопросом. У вас есть что-либо, что надо быстро продать?

— Понравилось торговать? — Ухмыльнулся старик моему вопросу.

— Понравилось не иметь обязательного налога с продаж. — Не стал я скрывать очевидного и, сделав глоток чая из кружки, которую старик поставил передо мной, спросил. — Какие у нас на сегодня расценки? По затратам у меня на приобретение корпусов, модулей и прочего ушло два восемьсот. Их я пока Ремонтным Цехам не оплачивал, как мы раньше и договаривались. Уйдут они по пять. Два миллиона двести прибыли с каждого.

— Половину на расчетный счет за сертификацию. — После короткого обдумывания определился кладовщик.

— Ясно. — Кивнул я и связался с Либорой, сбросив ей спецификации на двадцать четыре Репиуса, обозначив их место хранения на складе реализации. — Думаю, что через час их оплатят и заберут. — Продолжил я разговор, поставив чашку на стол. — Деньги внесу на счет, как только появятся. Задержки по оплате не будет. Долг по бухгалтерии будет погашен сразу.

— Ну, это понятно. — Старик наполнил мою чашку чаем, не забыв и про себя, после чего спросил. — Ты так и не дал ясного ответа по моему предложению.

— На работу на внешнем складе согласен, на половинную долю согласен, денег на приобретении малой верфи у меня нет. Начал распродавать личное имущество, чтобы собрать деньги на что-то более или менее серьезное.

— Хм.... — Моу задумался, он явно не ждал от меня подобного ответа.

— Цена в шестьдесят миллионов на малую верфь очень интересная. — Продолжил я наступление на старика. — Очень интересная цена. Вопрос лишь в том, что для приведения верфи в порядок потребуется вложить в нее еще столько же, чтобы она начала работать на полную мощь. Таких денег у меня точно нет и не планируется в ближайшем будущем.

— Мне сказали, что верфь будет в рабочем состоянии. — Взглянул на меня старик с некоторой укоризной.

— Ранди де Моу, ну, вы же видите своими глазами, что у нас сейчас идет обычный стандарт с ресурсом в восемьдесят процентов. Это в лучшем случае. Именно такую технику мы сегодня продаем. Думаю, что для вас не является секретом, что приобретя у нас технику, компании тратят еще кучу средств и времени своего технического персонала на ее доводку до более приемлемых кондиций, когда ее без опаски можно будет пустить в дело. После этого ее вылизывают боевые техники конечного покупателя, перед тем как кинуть ее в любой серьезный бой.

— Об этом я знаю.

— А теперь возьмем этот пример и повернем его в другую сторону. На станцию хранения поступила техника со стандартным ресурсом, то есть у нее стоит ресурс в восемьдесят процентов. — Я улыбнулся, видя что до старика начал доходить смысл того, о чем я говорю. — Ну, персонал станции обычные люди. Они каждый день хотят кушать. С нашей верфи он скручивает пятое поколение датчиков, меняя его, скажем, на третье. Ресурс у верфи упадет на полпроцента, но реальный урон работоспособности будет гораздо выше. Она будет продолжать считаться в рабочем состоянии, но по факту рабочие характеристики упадут ниже плинтуса, так как дело одними датчиками пятого поколения не обойдется.

— Я понимаю, о чем ты сейчас говоришь, но речь велась о реальном состоянии, которое всегда можно оценить.

— Это значит, что верфь можно оценить и только после этого начинать разговор о ее цене? — Мгновенно сориентировался я в ситуации.

— Да.

— Тогда возникает вполне резонный вопрос. — Я усмехнулся и продолжил говорить. — Малая военная верфь предполагает носитель — средний транспортный корабль. Чаще ее монтируют на таком носителе, чтобы за счет его ресурсов, таких как реактор и генератор гравитации, уменьшить количество необходимых для ее работы модулей. Демонтаж такой верфи с носителя можно сразу оценивать как падение ее ресурса на пятьдесят процентов, даже если к ней добавят модуль реактора и модуль генератора гравитации. Подобная верфь изначально ведет к дополнительным расходам, как и отдельный станционный модуль малой верфи, предполагающий свою дальнейшую работу в составе модульной станции, где есть модуль реактора и модуль генератора гравитации.

— Хм....

— Я думаю, что вам это понятно, тем более, что на внешних складах к средней модульной станции, где уже имелся модуль реактора и модуль генератора гравитации, прицепили два больших складских и модуль среднего дока. — О том, что нагрузка на реактор такой станции должна быть чрезмерной, я говорить не стал, как и о том, что два больших складских модуля быстро подсадят генератор гравитации, особенно, когда склады забьют под завязку. В конечном счете, это были не мои проблемы и не мне это имущество принадлежит. Связка требовала дополнительный модуль энергообеспечения и второй модуль искусственной гравитации, но пока о них речи никто не вел. — Именно такие же функции для малой верфи берет на себя ее носитель, одновременно являясь для нее топливным бачком, генератором энергии и искусственной гравитации.

— С этим понятно.

— Вот и я говорю, что одному мне такой проект не потянуть, а влазить в долги к банку, беря у него кредит, не имеет смысла, так как помимо покупки верфи потребуется куча денег для ее доводки до рабочего состояния. Быстрой отдачи от нее не будет, а значит платить проценты по кредиту будет нечем.

— Возможно, что ты прав.

— Могу предложить менее рискованный вариант. — Не замедлил я с предложением.

— Слушаю.

— Я покупаю в республике или здесь средний транспортник, трюм которого по размерам будет не меньше обычного ремонтного бокса. Корабль изначально будет иметь реактор и модуль искусственной гравитации. В трюм монтируется дополнительный шлюз и устанавливается комплект оборудования для ведения ремонтных работ. В этом случае его всегда можно состыковать с малой модульной станцией внешнего склада или поставить на разгрузку на грузовой терминал любой станции в системе. Дополнительный шлюз позволит брать на ремонт малые корабли прямо в космосе, а жилой сектор корабля обеспечит нормальные условия жизни экипажа и бригады техников.

— Предложение интересное. — Не стал сразу отмахиваться от меня кладовщик.

— Самое главное, что его реализация по деньгам обойдется в разы дешевле, чем приобретении верфи и ее ремонт. Стоимость среднего транспортника от тридцати до пятидесяти миллионов, причем корабль будет сразу на ходу, пусть и не новый, а подержанный. Покупка и монтаж оборудования дело не долгое, как и установка дополнительного шлюза. — Я улыбнулся и подлил в блюдо немного медка. — С вашими связями корабль можно купить еще дешевле, как и оборудование для него. В итоге он обойдется в двадцать миллионов, что полностью окупит себя после ремонта двадцати малых кораблей. Дальше он будет нести только прибыль, исключая расходы на свое содержание и топливо.

— Звучит не так и плохо, но полностью лишает нас возможности заработать на ремонте средних кораблей. — Хмыкнул старик, разом показав мне, куда направлен его интерес.

— Я не против работы по средним кораблям. На модульной станции внешнего склада прицепили модуль среднего дока, для ремонта средних кораблей это самый оптимальный вариант.

— С последним я полностью согласен, но модуль уже отдан конкретному человеку.

— Может стоит заказать из республики еще один?

— Для этого нужны полномочия Начальника ремонтных цехов, а у нас его пока в наличии нет, хотя приказ о назначение уже подписан. Прибудет к нам к концу месяца, то есть ждать еще три недели.

— На мой взгляд это лучше, чем вкладывать деньги в покупку верфи.

— Частная верфь даст прибыль гораздо быстрее. — От своей идеи по приобретению верфи старик, похоже, отказываться не желал.

— Тогда купите ее в себе в личную собственность. С вашими возможностями ее приведение в божеский вид не будет особой проблемой.

— Мне никто не даст ее здесь развернуть. Корабли, не принадлежащие гражданам Королевства, имеют право на проход только к станции «Ван дер Ховен», причем проход через зону относительной безопасности разрешено совершать в пределах маршрута, выданного Диспетчерской Службой Системы. Отклонения от маршрута отслеживаются автоматической системой общей безопасности, куда входят постоянно перемещающиеся минные объемы, система автоматических станций и несколько сотен боевых станций Королевских ВКС, где несут дежурство люди, которым плевать на твою жизнь, если ты не являешься их соотечественником. К этому можно смело плюсовать и систему «Метеоритный Щит», для которой нет никакой разницы между кораблем и крупным метеоритом. Можешь представить сколько времени и денег надо на согласование, когда ты не являешься гражданином Королевства?

— Но по внешнему складу ведь не было проблем?

— Откуда им взяться, если все шло по межгосударственным каналам и Королевство Лигат напрямую заинтересовано в расширении объема поставок военной техники?

— В таком случае, мои варианты полностью исчерпаны. — Я равнодушно пожал плечами, ожидая завершение разговора. — Свое предложение снимаю, дрейфовать на транспортнике под сотнями прицелов систем автоматического наведения, мне как то не очень хочется.

— Ну, все не так и страшно. — Рассмеялся старик. — Граждан королевства и «лиц, к ним приравненных», куда относишься ты, это не касается никоим боком. Не гражданин, но к ним приравнен. Звучит неплохо, статус определен и равен статусу любого гражданина Королевства. Для местных это не пустые слова.

— Тем не менее, это меня нисколько не успокаивает. — Отмахнулся я от аргументов старика, разговор потерял свою остроту и принципиальность, поэтому продолжать его не имело смыла. — В любом случае, у меня появились некоторые проблемы, поэтому я готов ждать вашего решения эти три недели, пока здесь не появится новый Начальник ремонтных цехов.

— О чем ты? — Нахмурился старик, ожидая от меня подвоха.

— Работы у меня сейчас нет. — Развел я руки в стороны. — Комплексы ремонтных роботов ушли к Генсу. За оставшуюся неделю я распродам остальное имущество и соберу деньги на своем счету. Станет понятно, на какую сумму я могу рассчитывать, если речь пойдет о приобретении чего-то серьезного.

— О каком имуществе сейчас идет речь? — Решил уточнить у меня кладовщик.

— Регенерационная камера шестого технического уровня, три лечебных камеры пятого, модуль «Диагностик», модуль «Терапевт», модуль «Хирург». Фактически это можно приравнять к комплексу «Медблок-5МГ», если говорить о военных аналогах, только здесь все компактно и более продуманно. Регенерационная камера имеет шестой уровень, такое здесь не достать, но и она отлично вписывается в указанный мной аналог военного образца.

— Минуточку. — Остановил меня кладовщик и через десяток секунд произнес. — Шесть миллионов базовая цена.

— Если мне эту сумму оплатят сразу, то готов отдать без торга.

— Сбрось мне их спецификации. Думаю, что могу помочь с их реализацией.

— Спасибо. — Спецификации ушли на нейроком старика. — Остальное у меня разойдется без особых проблем. Это было самое трудное из-за того, что не хотелось разбивать комплекс оборудования.

— Ну, и сколько у тебя собирается?

— Пока рано об этом говорить. — Вопрос старика был не корректен, мы не были с ним настолько близки, чтобы можно было делиться подобной информацией.

— В любом случае, после распродажи имущества, я собираюсь лететь в систему «Такси», чтобы прервать свой пустотный стаж. У меня он, вместе с училищем, сейчас равен полутора годам. Мне необходимо спуститься на планету и прожить на ней не менее двух недель, а лучше месяц.

— Хы.... Я думал, что речь идет о чем-то более серьезном. — Усмехнулся старик.

— Когда вы знакомились с моим досье, Ранди де Моу, вы посмотрели на дату моего рождения?

— Конечно, тебе сейчас полных семнадцать лет. Выглядишь немного старше, но это обычное дело среди тех, кто пытается пробиться наверх, не имея хороших стартовых данных.

— Согласен с вами. Не имея хорошей стартовой площадки, мне ничего другого на ум не пришло, кроме как начать старт немного раньше, приписав себе пару лет при регистрации в одном из заведений социальной помощи.

— Это возможно? Обойти генкод и остальную медицинскую муть? Говорят, что возраст можно установить с точностью до одной недели?

— А можно попасть в реестр пилотов средних кораблей, имея за плечами только теоретическую базу? — Ответил я вопросом на вопрос, заодно напомнив старику об его словах.

— За пятьсот тысяч бонов вопрос решается в течении одного дня.

— Деньги перевести?

— Да. — Старик повернулся к своему терминалу и, немного покопавшись в одном из выдвижных ящиков, повернулся ко мне, положив на стол конверт. — Хорошо, что напомнил, а то я совсем о нем забыл. Регистрация в реестре уже есть.

— Ага, вижу. — Я вышел с сайта реестра пилотов и перевел деньги старику, после чего забрал конверт со стола. — Вы говорите, что невозможно обойти какую-то медицинскую процедуру там, где за ее пультом сидит медсестра? Думаете, что она откажется от благодарности, если ей это ничего не стоит и ничем не грозит?

— Уже понимаю, что был не прав. — Старик довольно рассмеялся. — Далеко пойдешь, если вовремя не остановят.

— Лучше поговорим о моих ближайших планах. — Улыбнулся я. — За неделю или чуть раньше я закончу распродажу своего имущества и аккумулирую средства на счете. После этого я отправляюсь республику Ренату, где жду вашего звонка или сообщения. Думаю, что трех недель, начиная с завтрашнего дня, мне хватит для прерывания пустотного стажа и небольшого отдыха. К этому времени вы определяетесь с возможностью моей работы на модуле среднего дока.

— Мне обещали полную лояльность со стороны нового человека. На заявку мне потребуется всего пара дней, но лучше неделю.

— Я жду вашего звонка четыре недели, после чего еще неделя уйдет на то, чтобы этот модуль привезли в систему и пара дней на установку его на малой станции.

— Согласен.

— В таком случае, раз мы с вами договорились по основным вопросам, у меня есть к вам дополнительное предложение.

— Слушаю.

— Может имеет смысл слетать по вашему адресу и посмотреть на реальное состояние верфи, что вам предлагают за шестьдесят миллионов? — Я посмотрел на старика, удивленного моими словами, и продолжил развивать тему. — Сейчас я говорю о том, чтобы приобрести ее на короткий срок, немного подшаманить подручными средствами и сбросить в Королевстве, а не о вложении денег и ожидании от нее отдачи в долговременном периоде времени. Думаю, что накинув на цену покупки стоимость доставки в систему Роксат и десять миллионов прибыли, которые разделим пополам, можно ее тут же продать. Получим по пять миллионов бонов, причем сразу и не заморачиваясь с большим и обстоятельным ремонтом, который мне не по карману. В своем покупателе я полностью уверен, поэтому без особой опаски возьму под эту сделку в банке кредит. Кроме того, после осмотра реального положения дел, я буду знать, что я собираюсь приобрести и что собираюсь предложить покупателю. В этом случае, деньгами буду рисковать только я, поэтому оставляю за собой право отказаться от сделки, если верфь не будет соответствовать минимальным требованиям, то есть не подлежит восстановлению или требует для этого чрезмерно большую сумму денег.

— В этом случае работают мои связи. — Улыбнулся кладовщик. — Дав тебе канал, я свою работу, фактически, полностью выполню. От меня уже не будет ничего зависеть, тогда как у тебя совершенно другая ситуация. Ты сможешь, сославшись на меня, купить эту и другую верфь, а можешь купить какой-нибудь корабль, который стоит на реализации. Скидку в цене для тебя сделают, поэтому я уверен, что пустым ты оттуда не улетишь.

— Если у вас есть гарантии, что я приобрету корабль за половину его реальной стоимости, то вообще не вижу ничего, что помешает нам заработать на перепродаже.

— С тебя пять миллионов и ты получаешь от меня адрес, где тебя будет ждать надежный человек и несколько кораблей, включая верфь, стоимостью в шестьдесят миллионов, которые его база хранения выставит на продажу.

— При совершении сделки к вам сразу уйдут ваши пять миллионов. Я их могу вручить вашему надежному человеку, если у вас есть какие-либо сомнения в моей порядочности.

— Два по получению от меня адреса, три отправишь в момент сделки. — Решил завершить спор Ранди де Моу, недовольно на меня посмотрев, словно упрекая в моем к нему недоверии. — Думаю, что на этом нам пора завершить встречу, так как меня еще ждут дела.

— Договорились. — Не стал я выпендриваться. — Как только закончу с распродажей и буду готов к поездке в республику, обязательно зайду попрощаться.

— Ага, топай давай....

10

Нужно ли говорить о том, что от старика я вылетел как на крыльях? Конечно, нет. От него я вышел с хмурым и задумчивым лицом, хотя внутри меня все ликовало. Мне отдали выход на нужного человека за пять миллионов. Мне отошла вервь за шестьдесят, в словах этого человека я не сомневался. Мне удалось осадить старика, явно желающего загребать жар моими руками и отбрыкаться от серьезных материальных затрат. Меня внесли в реестр пилотов средних кораблей. Ну, и на закуску, под меня обещали выбить станционный модуль среднего дока и отпустили на прогулку в республику Рената. Нет, я свободный человек и сам решаю, куда направлю свои стопы, вот только ссориться со стариком из-за его планов на меня не имело никакого смысла. Зачем ссориться с человеком, который решает в Ремонтных Цехах почти все, пусть и его медленно сдвигают с Олимпа? Может быть лучше подождать пока его оттуда кто-нибудь столкнет или он сам свалится? За его любую услугу я всегда отсчитывал купюры. Нужен сертификат пилота? Ранди де Моу, вот вам пятьсот тысяч. Нужен технический ремонтный комплекс, запчасти и расходники? Ранди де Моу, вот вам небольшой презент, он только что ушел вам на счет. Можно ли подобные отношения расценивать кроме как нечто большее, чем работа? Он симпатизировал мне, возможно, в силу мое возраста, резко контрастирующего с навыками, статусом и знаниями. Мне нравилось его умение работать с людьми и огромный практический житейский опыт. Мы симпатизировали друг другу, но дальше этого отношения не заходили. Люди разных возможностей и круга. Лично для меня древняя заповедь, «не плоди долгов, отдай сразу и лучше деньгами, а не услугой, тем более отложенной на неопределенное время», в этих отношениях была главнейшим правилом. Слишком мощный, сильный и опасный человек, чтобы с ним шутить шутки или брать на себя какие-то обязательства. Увольте, но задолжать подобному человеку я не хотел, делая все, чтобы дистанцироваться от его круга личных интересов. Я ему не родственник, не зять и не сват, поэтому меня не простят при ошибке, вместо этого вывернув наизнанку карманы. И, если это будут карманы, то можно будет считать, что обошлось, что очень повезло отделаться легким испугом. Никаких иллюзий по отношению к этому матерому человечищу я не питал. Это не значило, что если его столкнут, а это рано или поздно случиться в силу диалектики природы жизни, я буду просто стоять и смотреть на его падение. Нет, я не буду стоять, но мое решение в тот момент будет сильно зависеть от текущего положения и расклада. У меня нет перед ним никаких долгов, как и у него нет никаких иллюзий в отношении меня. Вопрос в тот момент решится сам собой и, я больше, чем уверен, что Ранди де Моу в тот момент расплатиться со мной по самому высокому тарифу, естественно, если я ему подам руку, уверенный в том, что ее не откусят, а не пройду равнодушно мимо....

***

Тяжелейший поединок был закончен, планы на ближайшее время составлены, поэтому вернувшись в ангар, я занялся их непосредственным воплощением в жизнь. Вскоре выяснилось, что поездка в республику мне была просто необходима и, если такого варианта не было, то его следовало бы обязательно придумать. Причиной подобной мысли была большая гора имущества, накопленная мной за последние полгода. Начал я со слайдеров, дешевых нейрокомов с браскомами и вычищенных накопителей информации, которые были сданы в скупки, находящиеся вне пределов республиканской зоны. Там можно было скинуть любое барахло, привозимое охотниками за удачей из своих забегов за фронтиром. Естественно, что брали недорого, зато оплата велась сразу и небольшой торг был вполне уместен. Мне торговаться было недосуг, но и отдавать барахло даром я не собирался, поэтому сначала была названа цена, которая меня устраивала, после чего пробежка по списку, решение и оценка каждой вещи и получение денег за оптовую продажу, так как торговцы предпочитали соглашаться на нее, вместо оценки состояния каждого предмета, разом повышающую цену сделки на ходовой, в общем-то, товар. Туда же улетели не нужные мне стволы, ножи и прочее более или менее ценное барахло, собранное роботами в виде трофеев с бара «Восточный Экспресс», раньше принадлежащий клану «Сартана». Отдельной строкой стояли элементы системы безопасности бара, четыре охранных робота и куча роботов уборщиков, которые мне настолько примелькались в ремонтном боксе, что я со временем перестал замечать их суету. Эти позиции, особенно роботы охраны и система безопасности бара, ушли одним лотом и без особых проблем, покупателей на подобное имущество за пределами республиканской зоны было хоть отбавляй. Естественно, что и принесли они гораздо больше, чем остальная вместе взятая мелочевка.

Старик Ранди де Моу меня не подвел. В этот же вечер мне оплатили и забрали регенерационную и лечебные камеры с остальным медицинским имуществом. Себе я оставлял только «Синтез-5», но только потому, что он не имел больших габаритов и достать подобное оборудования в республике было не так и просто. Для меня же подобное имело большую ценность, тем более, что я имел личные наработки в этом направлении. К примеру, для своей поездки я готовил лекарственную смесь, приняв которую можно было получить состояние близкое к обучающему трансу с четко обозначенным периодом времени работы. В этом случае не требовалась медицинская камера, вы просто вводите инъектором себе один кубик препарата, переводите нейроком в режим обучения и ложитесь спать. Два часа обучения под разгоном вам гарантировано, после чего вы и сами не заметите, как перешли в обычный сон, проснувшись только к утру. Естественно, что в подобном случае речь не велась о серьезном разгоне, но двукратный, или чуть выше, уже был неплохим подспорьем, если в наличии не имелось обучающей или лечебной камеры. Приняв два кубика, вы получите двукратный разгон на четыре часа, то есть можете сами определять для себя время вашего обучения, причем все это в походных условиях, когда вам нужно с толком скоротать свое время. Удобно и практично. При этом нельзя было сказать, что это лично мое ноу-хау, подобные разработки велись и до меня, вот только приобрести подобные капсулы и смеси стоило не таких и маленьких денег. Даже мне, при том, что я сам покупал в аптеках различные исподники и сырье, один кубик обходился в двадцать бонов. Собственно, именно поэтому «Синтез-5М» купить в республике было невозможно. Представьте, что может натворить начинающий наркоман, приобретя или накосив в лесу исходное сырье для синтеза наркотика в домашних условиях. Понятно, что для полноценной работы на нем, нужно специально образование и база «фармакология» в пятом ранге, но для одержимого наркотой это не является очень уж большой проблемой, если знать только одну цепочку синтеза, которую ему подскажет более образованный друг или недоучившийся и не чистый на руку докторишко. Отличный бизнес для городских трущоб, где полицию днем с огнем не сыщешь....

***

— Насколько я поняла, Арт, ты уже пришел к определенному решению по дальнейшей работе? — Осторожно поинтересовалась у меня Мия, когда я завершил сделку с медицинским оборудованием, превратив его в цифры на своем счету и вернулся в бокс после его отгрузки на платформу.

— Эту тему я хотел обговорить с вами за ужином. — Слегка поморщился я. — По основным статьям мне удалось договориться, но дело в том, что будущее слишком неопределенно. В Ремонтные Цеха приходит новый начальник. Кандидатуру уже утвердили, но без его личного присутствия и визы дело с места не стронется. Его прилет на станцию ожидается только через три недели.

— Ясно. — Раздался в кандейке веселый голосок Лии, девушка закончила работу и, как и всегда, хотела принять участие в разговоре, считая, что без нее ничего не решиться.

— Лиата, займись готовкой ужина. Арт обещал, что за ним, он посвятит нас в те подробности, знать которые нам, он сочтет, нужным и необходимым.

— Слушаюсь. — Младшая приложила руку в голове, якобы отдавая честь, и строевым шагом протопала к пищевому агрегату. — Ваше приказание будет исполнено....

— Не паясничай. — Буркнула, улыбнувшись Мия, смотрелась ее младшая сестренка и правда очень забавно.

— Так вот. — Я посмотрел через окно в бокс, где близняшки только приступили к работе, начав свою смену. — Раз уж зашел разговор, то следует позвать и Рояну с Сеятой.

— Близняшки. — Тут же оказалась у двери Лия. — На ковер к шефу!

— Лия, твоя забота ужин, позвать сестер я могла и сама. — Нотки неудовольствия в голосе Мии слышались очень отчетливо....

***

— Будем мы или нет работать на внешнем складе пока не известно. — Начал я разговор, когда все собрались за столом в кандейке. — В данное время для нас это не является самым важным вопросом. Гораздо важнее тот факт, что разгрузка на станцию битых кораблей полностью прекращена, а из того, что имелось, большая часть отгружается на внешние склады хранения. Те корабли, ремонтом которых я занимался, были последним из того, ремонтом чего заниматься было прибыльно для техников имеющих высокие ранги квалификации. Остаются только предпродажная подготовка кораблей, небольшие повреждения кораблей, ремонт которых доступен техникам первого и второго ранга, и ремонт модулей. От себя могу добавить, что это отличная практика для ваших рангов, которая позволит вам накопить достаточно опыта и навыков по работе с разными моделями малых кораблей.

— Получается, что пока для нас ничего не меняется. — Мия сидела в задумчивым лицом.

— Бокс остается за мной, ремонт модулей для складов хранения станции никогда не закончится, закончить обучение до второго ранга техников малых кораблей не представляется чем-то сложным. — Продолжил я разговор, перейдя к более конкретным вещам, касающихся жизни девушек. — Регенерационные и лечебные камеры я сегодня продал, но у меня есть возможность обеспечить вам обучение под разгоном и без них, так что особых изменений в вашей жизни не будет и свои обязательства перед вами я выполню.

— С этим понятно. — Кивнула мне Мия.

— В таком случае перейдем к моим личным планам на ближайший месяц. — Не стал я затягивать и толочь воду в ступке. — Ближайшие три или четыре недели, пока не будет принято решение о привлечении нас к работе на внешних складах, мне не имеет никакого смысла торчать здесь без дела. У меня уже накопилось полтора года беспрерывного стажа работы в космосе. Нужно его прервать. Для этого надо провести неделю, две или три на любой планете. Обычно прерывание стажа народ совмещает с отпусками. Мне придется его совместить с ожиданием решения нового Начальника ремонтных цехов. Момент, я считаю, очень удобный, поэтому решил отправиться в республику Ренату, где проведу от трех до четырех недель. Это время вам предстоит работать и учиться без меня. Думаю, что вы справитесь, тем более, что вам начисляется зарплата от Ремонтных Цехов, которую вы всегда можете получить.

Я обвел взглядом девушек и, видя, что им нужно время для обдумывания вываленной на них информации, решил сократить свой монолог до предельного размера.

— Самое важное, что вы должны для себя уяснить, это то, что я для вас подготовил нормальные условия. Кандейка полностью в вашем распоряжении. Рембокс у меня никогда не заберут. Квалификации для полноценной работы в нем хватит на этой станции у тех людей, которых можно посчитать по пальцам. Это первое и самое главное, что нужно понять. — Я перевел взгляд на Мию, в ее глазах было видно, что она меня внимательно слушает и, что самое главное, в них сквозит понимание того, что я хочу до них донести.

— Второе. — Я замолк, привлекая к себе внимание близняшек, девушки о чем-то шептались между собой, возможно, обсуждали то, что я им сообщил. Последнее было очень сомнительно, они хихикали. Понять их было можно, им всего по шестнадцать лет. Шпана. Ничего не понимают в жизни, зацикливаясь только на себе и не понимают того, что мир вращается не вокруг них. Банальная истина и ошибка молодых, которые еще не доросли до понимания вообще чего-либо. Другое дело Мия. Успела хлебнуть. Явно не игристого шампанского. Внимает. Понимает о том, что то, что я сейчас говорю, пригодится ей не только в течение месяца, который я буду отсутствовать. — Второе, что я хочу сказать, не менее важно. За это время вы сможете доучить базы знаний и набрать навыков. Чего вы добьетесь, что будете уметь. Теперь это зависит только от вас. Естественно, бонусом за ваше старание, будет та плата, которую вам начислит бухгалтерия. Со складов вы всегда можете заказать модули. Их там хватает. За ремонт начисляются деньги. Сколько вы отремонтируете и сколько за это начислит вам бухгалтерия это целиком в ваших руках.

— С этим я все поняла, Арт. — Мия посмотрела на близняшек и перевела на Лию, девчонки под ее взглядом понимающе кивали головой. — У меня есть вопрос.

— Да, Мия.

— Я уже подхожу к концу по технику второго ранга. Несколько вторичных баз и все.

— У меня тоже. — Не могла не обратить внимание на себя Лия, самая младшая.

— Дак вот. У меня вопрос. Нам дадут работать с малыми кораблями? Мелкий ремонт, небольшие повреждения, предпродажная подготовка. Уверена, что за это будут больше платить.

— Конечно. — Я перевел взгляд с Лия и ее старшую сестру, ожидающую ответа. — Я уже давно жду ответа из канцелярии о присвоении вам рангов. Перед отъездом я ее обязательно навещу и узнаю у них в чем задержка. Я присвою вам квалификацию авансом. Доучить вторичку можно в процессе. Имя официальный статус техника и официально являясь работниками предприятия, вы будете иметь те же права. что и все, а не числиться чьими-то учениками. Это дает право на самостоятельную работу. Для этого у вас есть все. Дерзайте.

— Спасибо, Арт. — Поблагодарила Мия.

— Не за что. — Я кивнул Мии и решил закругляться. — Последнее. Каждый из вас должен четко знать. Вы всегда находитесь под моей защитой. Никто на этой станции не будет вас обижать. Это совсем не значит, что нужно вести себя так, чтобы на вас было интересно напасть или воспользоваться вашей неопытностью. В любом случае я вас поддержу. Мы одна команда, а своих я не бросаю и не продаю. Естественно, что если вы будете посещать злачные места, о которых обычная девчонка вашего возраста даже не догадывается, то в этом случае я с себя ответственность снимаю. В любом другом случае за вами присмотрят и не дадут в обиду. В крайнем случае Мия знает куда и кому позвонить. На этой станции есть люди которые не откажут мне в подобной мелочи.

— Это мы знаем.

— Отлично. — Я улыбнулся. — В таком случае заканчиваем с разговорами, нас ждет ужин от Лии. Она уже закончила суету с его приготовлением....

***

На следующий день с утра я в первую очередь сходил в эмиграционный центр Королевства Лигот. Вопрос уже становился насущным, учитывая то, что старик мне все уши прожужжал вокруг моего статуса. Пора было понять, что и как он мне дает. После предъявления свидетельства о регистрации, на стол клерка легли сертификаты о моем звании друга двух кланов, «Дотри» и «Дасторс». Глаза от этого у пожилой женщины расширились.

— Семья Джема Дасторса одна из уважаемых в системе. Он входит в Высший Совет Кланов.

— Сейчас у меня возникли две проблемы, уважаемая Мак Дорс. — Имя я прочел на подставке ее стола.

— Я вся внимание.

— Я собираюсь посетить систему «Такси», это уже территория республики Ренату. Документы и регистрацию гражданина республики я выбросил, решив связать свою судьбу с Королевством. Сейчас я бы хотел получить у вас документ о том, что являюсь жителем этой системы.

— Я вас поняла. — После недолгого обдумывания и работы на своем терминале, женщина подняла свой взгляд на меня. — На настоящий момент вы являетесь эмигрантом, подавшим заявление на принятие гражданства Королевства. Гражданство шестой степени вам присвоят по истечении годового срока, но можно сделать исключение. Друг «Дасторс» нам легко это позволяет, как и друг «Дотри». У вас два клана в друзьях, один из них голос в Совете Кланов. Это заставляет задуматься, каким нам с вами путем пойти.

Я стаял у ее стола и ждал, понимая, что сейчас определяется мой статус. Женщина разговаривала сама с собой, что-то в своей голове обдумывая.

— Профессиональный статус — инженер. Два друга от «Дотри». Хм....

— Если есть какие-то проблемы с гражданством пятой степени, который приравнивается к статусу полноценного гражданина Королевства, то я не возражаю в получении гражданства шестой.

— Вы уже приравнены в своих правах к уроженцу этой системы, Арт де Строй. Вы работаете в нашей системе на инженерной должности, подали заявление на гражданство, смогли стать другом для двух кланов, причем одного их старейших, а второй известен своими инженерами и техниками. У каждого из кланов есть свое постоянное местоположение, приобретенное ими в собственность. В первом случае земельные участки на Госте и Лигате и две станции, во втором случае только станция. Отказать человеку, другу таких кланов, я просто не имею права.

— Очень вам благодарен. — Женщина отмахнулась от моих слов и поднялась со своего стула.

— Поздравляю вас, Арт де Строй. Вы полностью соответствуете гражданину Королевства Лигат по своим профессиональным и личным качествам. Мы принимаем вас в Королевстве и вручаем вас звание гражданина Королевства. Носите это звание с честью и достоинством, как носили его и носят граждане.

— Спасибо. Уверен. Не подведу.

— Отличные слова. — Перешла на менее торжественный тон женщина. — Сегодня я вас внесу в общую базу данных населения Королевства. За документом зайдите завтра с обеда. На документе нужна подпись начальника, а он будет только завтра с утра.

— Не волнуйтесь, я пока никуда не улетаю.

— Тогда жду вас завтра в два часа....

В принципе меня устраивало гражданство шестой степени. Имея такой документ, я вполне мог по нему путешествовать по республике. Конечно, нечто подобное общегражданскому паспорту Королевства, гораздо лучше. В любом случае и там и там, мое имя указывалось в Лигатской транскрипции. Обратный перевод с лигатской на республиканскую делал из меня уже не Арта де Строя, а Арта Дестроя. Удачная транскрипция мгновенно делавшая из меня совершенно другого человека. Я до сих пор находился в сомнениях, что на мне висят какие-нибудь старые дела, поэтому хотел избежать их любым приемлемым способом. Это был один из них, так как я мог говорить, что являюсь уроженцем Королевства. Достаточно было смены фамилии, но этот вариант был еще лучше. Помимо этого я получался не «приравненным к гражданину», как говорил кладовщик, а полноценным «гражданином». Реально для меня это ничего не меняло, но старик де Моу считал по-другому. Сообщать ему о своем статусе я не собирался, его это не касалось никаким боком. Сам же я хотел об этом больше узнать и, был уверен, что при вручении документа мне вручат какой-нибудь талмуд или информационный кристалл, который полностью развеет все мои пробелы знаний по этой теме....

***

В остальном этот день был посвящен распродаже ненужного имущества, что дало мне к вечеру понять, что продавать мне больше нечего. В боксе оставалось только то, что требовалось для жизни сестер, и то, что не имело большой ценности. Счет вырос до такой отместки, которой я никак не ожидал. Сто двенадцать миллионов семьсот восемьдесят тысяч с небольшим хвостиком. Сумма меня не могла не впечатлить, но я знал, что она заслуженна и о каждом миллионе в ней я знал как и где он получен или заработан. Собственно, к этому вечеру я был полностью готов отправляться в республику. Оставалось получить паспорт на следующий обед и меня здесь больше ничего не держало.

— Я бы хотела с тобой переговорить. — Заглянула ко мне после ужина в кабинет Мия, где я укладывал имущество, которое собирался взять с собой, в рюкзак.

— Не возражаю. — Я показал на кресло и продолжил свою работу.

— Дело у меня к тебе очень не простое. — Задумалась девушка, усевшись напротив меня.

— Решим любое.

— Арт, я много думала и пришла к выводу, что близняшек надо отправлять домой. — Поняла на меня взгляд девушка и затараторила. — Космос это не их. Их предназначение в другом. Они никогда не станут техниками высокого ранга. Смысл их здесь держать нет. Готова выкупить их контракты и отправить домой. Пусть выходят замуж и будут счастливы, рожая детей. Специальность техник даст им на Горани хорошую работу и превратит в выгодных невест.

— Ясно. — Мысли девушки мне были понятны, хотя и несколько неожиданными. Еще более неожиданным был звон перевода на мой счет девяноста одной тысячи бонов, заставив перевести вопросительный взгляд на девушку.

— Это деньги, которые я внесла за выкуп контрактов Сеи и Рои. — Девушка смутилась и добавила. — За обучение, кристаллы, браскомы, нейрокомы и остальное можно вычесть с меня. Я все отработаю.

— И с меня. — Раздался голос от двери, это была Лия, шустрая егоза, же почти догнавшая в обучении свою сестру.

— Хорошо. — Не стал я настаивать. — Мия, поднимешь расходные статьи у Фомы, подсчитаешь сама, что ушло на обучение твоих сестер близняшек. После этого решим с тобой и Лией. Внесем дополнения в ваши контракты. Согласны?

— Да.

— В таком случае бери им билеты домой. Пусть летят и будут счастливы. Деньги с расходного счета цеха, потом сама все собьешь в кучу.

— Сделаю.

— Когда определишься с билетами и ситуацией зайдешь ко мне.

— Хорошо. — Девушка мгновенно устремилась к дверям.

— Заходи, непоседа. — Обратился я к Лии, когда Мия ушла.

— Шла к вам, хотела переговорить. — Объяснила свое появление девушка и села в кресло, где до этого сидела ее сестра.

— Я весь внимание. — Разбираться с вещами я не перестал.

— Почему вы так легко отпустили близняшек? — Вдруг спросила девушка.

— Потому что ты и Мия высказали пожелание оплатить их обучения и компенсировать затраты, включив эту сумму в свой контракт. — Я положил в рюкзак коробку с ДжиР-3М, старым ремонтным комплексом, который передумал продавать, и взглянул на Лию. — Ты и Мия тянете на второй ранг. Близняшки за тот же период времени подходят только к первому. Полагаю, что Мия права и это будет лучшим выходом из ситуации, чем неволить их тем, что они будут жить в космосе. Пусть все идет своим чередом, тем более, в финансовом плане я ничего не теряю.

— Понятно, но поговорить я хотела о другом. — Выражение лица девушки стало серьезным и она попросила. — Арт, я хотела бы полететь в республику с тобой.

— Хм....

— Согласна на то, что ты расходы включишь в мой контракт. — Оттолкнула от моих слов Лия и спросила. — Возьмешь?

— Я подумаю. — Равнодушно пожал я плечами. — Хотелось бы знать, почему ты так хочешь поехать в республику?

— Я хочу поехать с тобой. — Акцентировала интонацией на слове «тобой» мое внимание девушка, поднялась с кресла и села мне на колени, отчего ее юбка, как бы невзначай, показала мне те места, которые обычно всем мужчинам нравятся.

— Агрессивный сексуальный маньяк. — Комментировал я поведение Лии и спросил. — Сейчас будут домогательства?

— Если ты этого хочешь, то «да». — С легкой хрипотцой проговорила девушка, приблизившись к моему уху. — Я согласна на все.

— Да ты что? — Удивился я. — Точно?

— Да.

— Для меня это большая честь, мисс Лия.

— Я девственница и хотела бы свою девственность подарить тебе.

— Тем более, мисс Лия. Готов с гордостью и достоинством оправдать возложенное вами на меня доверие.

— Хм.... — Рука девушки бесцеремонно проникла по мне между ног и отдернулась. — Ничего ты не готов оправдать. Да и не готов ты, как говоришь.

— Хм.... — Я изобразил задумчивость. — Да? Хм... Очень жаль.

— Ты издеваешься надо мной. — Осенила мысль девушку, подскочившую на ноги и покинув мои колени, чего я добивался от нее.

— Ни в коем разе. — Я подвинул к себе рюкзак. — Я собираю вещи в поездку, а кто-то это делать мне не дает.

— Ты не принимаешь меня всерьез. — Девушка упала в кресло напротив меня.

— Будешь мешать, выгоню за дверь. Там и будешь возмущаться.

— Ах так!

— Скажи мне, Лия, а почему ты не хочешь улететь на Горани. Уверен, что и за твое обучение Мия была бы готова продлить со мной контракт? — Желая отвлечь девушку, поинтересовался я.

— Близняшек тяготит станция и долгий контракт. Дуры они. Не понимают, что нам достался хороший частный наниматель. Такого надо еще поискать, найти будет очень не просто. Каких-то пара месяцев и мы подходим к специальности, которая пользуется уважением везде. Техники нужны и на Горани. Их везде не хватает, особенно имеющих полноценные базы, а не обрезанные.

— Понимаю. Образование важно.

— Мы уже начали зарабатывать. За предыдущий месяц мне с бухгалтерии пришло четыре тысячи бонов. Еще четыре ушло на погашение затрат на обучение и остальное. Получается я уже могу зарабатывать восемь тысяч в месяц. Откинем четыре. Получаем по сто тридцать бонов в сутки. Мия говорила, что на массаже она имела в месяц меньше. Она, как другие, не трахалась с клиентами. Ты нас к этому не принуждаешь, хотя имеешь полное право на нашу благодарность. С жильем, питанием и работой проблем нет. Обучение. Скажи, чего мне еще желать? Зачем мне возвращаться на Горани, где ничего такого я не имела и не буду иметь? Четвертая дочь. Родители все внимание отдают единственному младшему брату. Я только обременяла их, хотя они меня и любили. Выйти замуж и стать четвертой или пятой женой у меня никакого интереса нет. Максимум на что я могу рассчитывать, так это на место третьей жены, любимой своим мужем. Третьей из пяти или шести. Мне даже будут завидовать....

— Жестко у вас на Горани.

— Красивая планета. Мы ее любим и, рано или поздно, вернемся на нее....

11

Близняшки улетели на следующее утро. Пришлось сходить в канцелярию и выписать им сертификаты техников малых кораблей первого ранга. Заодно, естественно, протолкнул вторые ранги для Мии и Лии, вручив им их авансом и внеся дополнения в их контракты. Проводили мы их до трапа попутного транспорта, были сцены прощанья и слезу. Куда же без них. Меня близняшки поблагодарили, обняли и поцеловали, попросив присмотреть за сестрами....

С обеда я сходил на местным аусвайсом. Вручили, как и ожидалось, вместе с информационным кристаллом. Поздравили. Ну, и все этому соответствующее и ожидаемое. Даже клятву произнес верности Высшему Совету Клана, принятую у меня начальником вчерашней тетки. На заполнения дополнительный анкет ушло еще около часа времени, поэтому вернулся в ангар ближе к полднику. Мия с Лией уже были там и сидели притихшие и о чем-то негромко разговаривали.

— Вот что, девчата. — Решил я для себя очередную задачу. Оставлять девушек на станции уже не имело никакого смысла, тогда как при решении о приобретении верфи или корабля они могли мне очень сильно пригодиться. Их было не четверо, а двое. Причем, проверку на лояльность они прошли и были согласны и дальше оставаться со мной. — Я тут прикинул и решил, что беру в республику вас обоих. У нас там будут еще и дела. Думаю, что вы мне пригодитесь.

— Ура! — Подпрыгнула с меня младшая.

— Я рада, что мы летим с тобой. — Проявила сдержанность Мия, хотя и чувствовалось, что она моим решением довольна не меньше.

— Займитесь сборами своих вещей. Здесь оставляем только ненужное, как будто уезжаем навсегда.

— Есть, шеф!

— Мия, подумай о том, что нам может пригодится в пути. Я все собрал, но может быть чего-то не учитываю, ведь нас будет трое.

— Хорошо....

***

Повезло мне или нет, но в этот вечер был рейс грузопассажирского корабля в систему «Такси». На него я и взял билеты, после чего пришлось поторапливаться. Посетил Ранди де Моу, где ушли два миллиона и были получены координаты нужного человека. Заскочил к Либоре Вакс, причем даже успел ей оказать все знаки внимания, необходимые при прощании. Она была огорчена, но удалось полностью компенсировать ее огорчение и сказать, что уезжаю не на такой и долгий срок и обязательно вернусь. В общем, быстро уладил все мелки дела и к положенному времени наша тройка стояла на причальном пандусе грузопассажирского терминала. Особо порадовало то, что перед отлетом мне позвонил сначала старик де Моу, а потом Милли и Регина Мадлен, по очереди. Все просили им звонить, если потребуется их помощь или будут потребности с деньгами. Подобные слова от старика, да и Милли с Региной, дорогого стоили. От старика я подобного точно не ожидал и надеялся, что это не пустые слова. Милли и Регина просили долго в республике не задерживаться, если на то не будет веских причин, чтобы они не переживали. Если подобное услышать от Регины я был готов, но что имела в виду Милли Мадлен, вышедшая замуж, было не совсем ясно. Впрочем, я особо над этим не задумывался и тепло с ними попрощался.

С собой я брал только те вещи, которые могли пригодиться. Остальное было к этому моменту продано и особых сожалений о себе не вызывало. За мне вновь вернулось чувство полной мобильности. Естественно, что вещей у меня сильно прибавилось, но погружены они были на двух роботов, следующих за мной и девушками, как привязанные. На этих двух полуразобранных, но вполне рабочих «Ремов-5», то есть Фому и Злыдня, я нагрузил два бокса с переведенным в транспортное состояние «Робо-17», довольно редкого ремкомплекса даже в республике. На Злыдня дополнительно был упакован гравитационный диск, за что Фоме пришлось тащить мой кофр с личными вещами, куда я уложил третий искин шестого поколения и кейс с «Джир-3м». Вот собственно и все, что я счел необходимым мне в поездке, что называется «все свое ношу с собой». Впрочем, не забыл я и свой станер, но это я уже относил к мелочам и личным вещам. Там же в кофре лежал мой рюкзак и собранный в транспортное положение «Синтез-5», с боксом новенького «Лекси-5», который подарил мне на прощание старик. Вот как после этого относиться к нему плохо? Понятно, что это мелочи, но комплекс Лекси в разы перекрывал возможности «ДжиР-3М», пусть и мной и модернизированного. Для мелкого и ремонта модулей Лекси был просто идеален. Впрочем, от своего Джи я отказываться не собирался, тем более, что его кейс был не большим.

У девушек имущества было в разы меньше. За плечами рюкзаки, в руках по небольшому чемоданчику. Особо вещей они пока не нажили, но каждая имела небольшой запас одежды, помимо обязательных трех комплектов комбезов техников. На двоих я им выкупил на складах одного «Лекси», для тренировок в пути. Сейчас он лежал в их рюкзачках, разделенный на две равные части по три робота. Вес был не большим, поэтому я их им подарил. Пусть привыкают таскать свое сами. Лишним комплекс точно не станет, тем более, стоил он не дорого. Мия настояла на покупке небольшого запаса продуктов. Отказывать я не стал, не зная, что нас ждет впереди, хотя и был уверен, что голодными на грузопассажирском корабле мы не останемся. Вот, собственно, и все, что мы сочли с собой взять, перед тем как отправиться по шлюзу корабля в его глубь. Впрочем, была и еще одна особенность — я не стал сдавать Фому и Злыдня в багаж, поэтому они застыли в нашей трехместной каюте гротескными изваяниями, на которых был навьючен основной багаж. Вскоре, после того, как мы разместились в каюте, а девушки закончили ее обследование, пришло извещение об отправление и, мы отчалили от станции «Ван дер Ховен», на которой я провел не свою самую худшую половину года....

***

Разница между пассажирским и грузовым кораблями очень большая, это я почувствовал в этот полет в полной мере. Во-первых скорость полета была выше. Вместо трех дней гиперпространства между системами «Такси» и «Роксат» пассажирскому кораблю на это расстояние хватило одних суток и пяти часов с учетом разгона и торможения. Во-вторых, пассажирская каюта разительно отличается от таковой на военном или грузовом корабле. Уют вместо голых стальных стен, действительно делает полет гораздо более приятным, причем, в разы. В третьих, что мне понравилось, это общий комфорт корабля и возможность прогулок по нему во время полета в гипере. Лично я обошел корабль несколько раз, прогуливаясь и присматриваясь к самому кораблю и доступным механизмам и устройством. Нашлось много любопытных вещей, в том числе информационный и развлекательный терминал, расположенные в каждой каюте, откуда Фома сдул все, что было бесплатным. Нерационально, конечно, использовать как накопитель информации искин шестого поколения, кокон которого лежал в моем кофре, но возражать я не стал, выкачивались не только развлекательный фильмы и концерты знаменитых музыкантов и их груб, но все общеобразовательные программы, знакомящие неискушенного пассажира с информацией о том, куда он летит, что интересного в системе, какие места стоит посетить, кто может обеспечить хороший отдых, кинозалы, гостиницы, центры отдыха в которых можно заночевать, чтобы не брать номер в гостинице. Куча мелкой и, казалось бы не очень нужной, информации. Естественно, что все это смазано шапкой из политической и экономической информации, за которой шел углубленный блок, для желающих узнать больше. Масса информации для анализа и создания базовой структуры информационной базы по системе «Такси», ну, и конечно республики Ренату, составной частью которой эта система являлась. Два искина у меня есть, нужно будет — задействуем третьего. Пусть ведут анализ и собирают информацию, тем более, что были и другие общеобразовательные программы, направленные по интересам пассажиров, а они были очень разными. Мнение компании-перевозчика было простым до безобразия: «Клиент не должен скучать!» Отсюда бары и рестораны, развлекательная площадка на первом и втором ярусе, бассейн, услуги доктора, массаж. Очень неплохо для государственной компании....

Ну и последним достоинством пассажирского корабля, ни уступающим любому другому и далеко не последним, было наличие массы никуда не спешащих людей, вынужденных ожидать окончания полета. Три неполных тысячи людей, собранных на ограниченном стенами корабля маленьком кусочке пространства. Удалось полностью восстановить навыки сбора ментальной энергии таким образом, что человек даже не замечал того, что-то неуловимо изменилось в его самочувствие. Достаточно сложная и кропотливая работа, особенно в самом начале, когда твоя ментальная система стала другой. Сильнее в несколько раз. Слышать мысли большого количества людей одновременно очень неприятное ощущение. Помогла методика самовнушения. Представил свою голову окруженной непрозрачной для мыслей коконом. Как ни странно, но сработало. Никакой ментальной сферы не появилось над головой, но количество посторонних шумов разом снизилось. Стало легче дышать и исследовать окружающее пространство ментально. Это позволило понять, что сила и количество жгутов далеко не самое главное. Виртуозная работа тонкой силовой нитью, которую и сам едва «видишь», это довольно непростое занятие, требующее навыков. Много я не брал, мы с Либорой Вакс полностью восстановили потерянную мной энергию, но и отказываться от бесплатной дармовщинки никакого смысла не было, а заодно и потренироваться. Потом мне это понравилось, но чуть позже, когда надо было оттачивать быстрый и не заметный забор небольшого количества энергии.

Только глубокой ночью удалось полностью наполнить энергией шар за грудиной. В ресторанах и барах было полно желающих побузить или дать в рыло за косой взгляд, как казалось опьяненному мозгу лигатца, уроженца системы Роксат. Эти люди любили кучковаться, веселиться и выпивать. Именно поэтому они сидели в барах, тогда как республиканцы предпочитали более спокойные места — рестораны. Мне было все равно, где пить сок или посидеть, поэтому познакомился с предпочтения обоих групп. С любителей побузить брал столько, чтобы человек чувствовал усталость, первый признак ментального истощения. Это и позволило добиться восемнадцати сбросов энергии за грудину. Почувствовав боль от переполнения, я отправился спать в свою каюту, ехали в третьем классе — эконом. Мия к этому времени уже спала, а Лия при моем появлении, подняла голову с кровати и поинтересовалась тем, как у меня дела. После душа заметил только то, она заснула, не дождавшись меня. Спасла Лия под одной простыней в чем мать родила. В каюте было жарковато, поэтому простынь была сброшена с части тела, демонстрируя зрителям черный пушок на лобке, бархатную чистую кожу и стройную форму ног. С хорошей перспективы — отличное зрелище. У меня болела голова от переполнения и хотелось спать, целый день на ногах, поэтому меня оно не заинтересовало. Впрочем, мысль о том, что Лия уже давно не девчонка, в молодая совершеннолетняя девушка, сумела как то зацепиться с моей голове.

Сразу заснуть не удалось, хотя и хотелось спать. Пришли мысли о том, что в полностью заполненном энергии состоянии мои способности резко повышаются. Вместо пятнадцати в обычном, я сейчас легко уходил метальным видением за двадцать один метр. Силовой жгут, естественно, на этом расстоянии работал без особых проблем. Казалось бы, ну что тут такого, но это если не знать, что резким и осознанным движением тончайшего жгута можно пробить стальной лист, а обернув широкой полосой человека, полностью его обездвижить. Откуда я узнал, что подобный прием шаманы называют «путы» было не понятно, хотя нечто подобное предполагал. Да и эксперимент с крысой показывал, что ментальная энергия способна передавать информацию. Больше пока никаких знаний не всплыло, разве что то, что при вливании энергии в структуры тела они начинают лучше работать из-за ускорения обмена, но я это и так знал, хотя и не пробовал применять на практике. Мысленный удар силовым жгутом, называемый шаманами «шило» и «путы», я пробовать и испытывать не стал, отложив их на более удобное время. Переполнение энергией системы явно сказывалось и сейчас. Я был готов прыгать, бегать и скакать, как горный козел.

Вспомнив, что Ренд Колах рубил руками стволы плотоядных деревьев, я мгновенно понял, каким образом он это делал. Это понимание теперь мне казалось неким послезнанием, которое я вобрал в себя вместе с энергией этого ученика шаманов или шамана. В варианте послезнания предполагалось, что практикующий мысленно представляет что его руки до локтей окутывает энергия духа, которую следовало мысленным усилием трансформировать в острые лезвия. Практикующий должен был в это безоговорочно верить, как и в то, что он легко разрубит твердые стволы. Попробовав эту методику, я пришел к выводу, что проще представить силовой жгут идущий от грудины к кончикам пальцев кистей. В этом случае удержание силового жгута в руках удается легко и просто, особенно, если согнуть фаланги кистей и удерживать их в этом положении. Образование ментального лезвия вокруг предплечий было несложно, но требовало концентрации. Попробовав создать нечто подобное и ударить, я ничего не получил, зато когда начал нагнетать в руки энергию, мог пальцами сжать лезвие стального ножа так, что на нем остались явные следы вдавлений. Было ясно, что при методических тренировка я смогу добиться и того, что смогу рубить руками стволы деревьев, хотя уровень владения энергией ученика шамана поражал. Он, в отличие от меня, подобный прием провел абсолютно на полном автомате.

На этот день ощущений и мыслей было более чем достаточно, поэтому я поставил себе пару инъекций четырехчасовой дозы разгонного коктейля и перевел слайдер на обучающий режим. Сейчас я учил вторичную пилотскую базу «сканирование пространства» в четвертый ранг, поэтому было интересно узнать, к каким изменениям приведет переполнении системы энергией и приведет ли вообще. Взглянув на лицо спящей Лии, ее поместили на кровать в центре комнаты, я медленно закрыл глаза и забылся в обучающем трансе....

***

За счет дальнейшего движения только на пассажирских кораблях нам удалось существенно быстрее достигнуть системы «Сартра», где на космической станции «Легион» Службы Тыла Пятого Флота ВКС Республики меня ждала встреча со знакомым старика Ранди де Моу. Перебравшись с гражданской транзитной станции в системе на «Легион», я устроился в гостиницу, взяв двухкомнатный номер, завел в него роботов и девушек с вещами, после чего прошелся по станции, чтобы узнать обстановку. Первым, что я здесь узнал, это то, что гражданский сектор на этой станции ограничен и без пропуска можно ходить только внутри небольшого гостевого сектора. Естественно, что мне это не понравилось, но возмущаться не имело смысла и я вернулся в номер. Лия к этому времени приняла душ, переоделась и ждала меня сидя с бутылочкой напитка. Мии же лежала на кровати, уставившись в потолок. Не только девушки устали от постоянных смен кораблей, но и расслабляться не следовало, все только начиналось.

— Что там?

— Военная станция. Идти не куда, да и не пускают никуда.

— Плохо. — Констатировала факт Лия, надо сказать, что девушка стойко перенесла наши бесконечные пересадки и большую часть пути провела в полудреме обучающего транса, каждый раз убеждаясь, что смотреть на станциях и переходах между кораблями нечего. Сейчас она не сказала, но подумала, что лучше бы осталась дома.

— Мы сюда по делу. — Напомнил я и сжалился над страдалицей. — Обещаю, что если все пройдет удачно, то найду время, чтобы посетить какое-нибудь интересное место. Думаю, что даже пару дней отдохнем на какой-нибудь планете, если оно будет этого стоить.

— Спасибо. — Я сразу почувствовал, что мысли Мии побежали повеселей, а Лия довольно улыбнулась и закивала головой.

— А сейчас что делаем? — Вопрос от младшей.

— Вы отдыхаете и ждете, я звоню нужному человеку....

***

На встречу пришел седой как лунь пожилой мужчина в форме полковника ВКС. Представившись, военного звали Дери Оурон, мужчина задал пару вопросов про Ранди де Моу и, убедившись, что перед ним тот, о ком его предупреждали, сразу перешел к делу.

— На складах хранения у нас сейчас три малых верфи и одну я вам отдам, как мы и уговаривались с Моу, за шестьдесят миллионов. Состояние у них у всех одинаковое, поэтому можешь выбрать из них любую. — Прояснил полковник мне ситуацию. — После оплаты на счет Казначейства, около суток у нас уйдет на то, чтобы снять ее с носителя. После этого верфь ваша и мы отгрузим ее туда, куда укажете.

— Ясно. — Остановил я рубленную речь мужчины. — Я хотел у вас уточнить, вы снимаете ее с носителя?

— Ранди просил только верфь. Говорил у покупателя, то есть у вас, сложно с деньгами.

— Он прав и с деньгами не просто, но могу я узнать, сколько вы попросите за носитель?

— В зависимости от того, какую вервь вы выберете. — Произнес мужчина и положил на стол информационный кристаллик. — Здесь техническая сторона дела и результаты тестирования. Цены в нем есть, но скажу сразу, что если возьмете с носителем, я готов сделать по нему серьезную уступку, чтобы не получить неликвид. Я дам вам гостевой доступ на склад хранения. На нем вы сможете посмотреть и другое имущество, подлежащее реализации. Скажу сразу, что больше верфей вы там не найдете, но может вас привлечет что-нибудь другое.

— Ясно. Сегодня же ознакомлюсь с информацией и определюсь.

— В таком случае, позвоните мне, как только придете к какому либо решению. — Мужчина поднялся со своего места. — Желаю здравствовать.

— Спасибо, до встречи.....

***

Разговор с мужчиной мне не понравился. Чувствовалось, что ему приказали провести сделку, а то и принудили. В любом случае, она ему точно не нравилась. Мне было плевать на его чувства, но неприятный осадок от беседы у меня остался. Вернувшись в номер, я, чтобы не откладывать дело в долгий ящик, вставил кристалл в слайдер и упал на кровать, занявшись просмотром информации, одновременно скопировав его в память Фомы. Цены за верфи с носителями стояли в девяносто два миллиона, в сто семь и сто восемнадцать и напрямую зависели от комплектности корабля и его модели. Вникнув в детали, я быстро понял, что два заезженных транспортника мне не подходят, так как они по прилету на место сбрасывали верфь и в дальнейшем работали на подвозе битых кораблей с поля боя. Сами верфи были небольшого размера, что ограничивало размеры кораблей, которые на них можно было ремонтировать. Третий корабль в этом плане выгодно отличался от двух своих побратимов уже тем, что участвовал в ее работе своим реактором и генератором гравитации. На мой взгляд, более лучший вариант, разом решающий несколько проблем. Фактически верфь разворачивалась на его базе, хотя можно было ее сбросить и в космос, но в этом случае она была меньше тех верфей, что были на двух других кораблях. Стоил этот корабль дороже всех, но чем больше я вникал в детали, тем больше он мне нравился. С этим кораблем, в случае снятия с него верфи в ее полном варианте развертывания, было хуже всего, так как он становился настоящим неликвидом. По технологической схеме работы этой верфи, корабль являлся ее составной частью, но если на верфь можно было повесить реактор и гравитационные модули, то снятие с носителя этих двух модулей, абсолютно ему не нужных без верфи, превращало корабль в калеку. В принципе нет нерешаемых проблем, но замена реактора, на меньший по размерам и мощности, ослабляло силовую конструкцию носителя. Аналогичная ситуация была и с генератором гравитации. Малого того, основной калибр был установлен таким образом, что местные техники отказались его снимать из-за слишком большого объема работ по восстановлению конструкции силового корпуса корабля после его удаления. «Умники» от технической службы блокировали ствол на программном уровне искина, сняли систему наведения и, установив на него заглушки, выдали акт о завершении программы демилитаризации корабля. Отличное решения для любого желающего приобрести рабочий ствол первого калибра. Такой ствол мечта любого пирата из-за фронтира. Им можно напугать до обсерания штанов любой крейсер, в том числе и тяжелый. Официально таких стволов не продавали, только, если вот так повезет, но он стоял на среднем носителе верфи, не таком уж и маневренном корабле. Наверное, на это и списали.

Внешне корабль представлял собой плоский брусок длиной в сто пятьдесят девять метров, шириной шестьдесят и толщиной в тридцать, на верхней поверхности которого, в его передней части, вздымалась прямоугольная надстройка высотой в двадцать метров и длинной в тридцать. Съедая часть верхней наружной палубы и, укорачивая ее до ста двадцати девяти метров, надстройка делала носитель похожим на земной танкер, у которого рубка вынесена вперед, а не находится сзади, как это обычно принято. Собственно верхняя палуба и являлась площадкой, на которой разворачивалась верфь, служа ее основанием и нижней внутренней поверхностью ангара для приема корабля на ремонт. Общее состояние корабля и верфи оставляло желать лучшего, но, по крайней мере, вложение в него сил, времени и денежных средств могли принести очень серьезную прибыль. При цене в сто восемнадцать миллионов и реальном ресурсе в тридцать два процента, стоимость полностью восстановленного комплекса с ресурсом близким к девяноста процентам сразу уходил за триста пятьдесят миллионов. В условиях же фронтира цену на корабль можно смело умножать в полтора раза. Естественно, что он сам по себе давал богатую практику ремонта среднего корабля, что тоже служило большим плюсом. Обдумав ситуацию, я подготовил аргументы и факты для предстоящей беседы, после чего набрал полковника, чтобы опять сесть за стол переговоров в рекреации гостиницы.

— Полагаю, что вы определились с верфью? — Терять время полковник не хотел.

— Да. Остановился на «Реглане» и, если вы готовы уступить мне его носитель «Ортон», но могу забрать и его. — Я решил не тянуть, раз человек был мне не рад. — Скажу сразу, что после снятия «Реглана» в полной комплектации, носитель потеряет свою коммерческую привлекательность и за него вряд ли дадут больше пятнадцати миллионов и только потому, что он имеет относительно живой прыжковый двигатель. В остальном это просто куча модулей, которые растащат по другим кораблям.

— Вообще-то это средний транспортник. — Попытался возразить полковник.

— Согласен. — Не стал я оспаривать факт, демонстрируя, что полностью разделяю мнение собеседника по этому очень и очень не простому вопросу. — Вопрос только в том, что удаление ненужных модулей приведет к потере прочности силовых конструкций. В этом случае он не пройдет стенд и техническую комиссию. Это потребует дополнительного ремонта, сил, времени и денег. Могу даже рассчитать вам сумму, но вы наверняка ее и без меня знаете. Потратить деньги, чтобы ничего не получить в конце, за такое начальство по головке не погладит. Ценность этого корабля только в малой верфи, остальное проще сдать модулями, которые мало кого заинтересуют. Разве что завод по переплавке обрадуется такому подарку....

— И что вы предлагаете? — Спросил мужчина после недолгого осмысления моих слов.

— Провести оценку корабля по остаточному ресурсу его модулей, а не как носителя верфи. В этом случае он вряд ли у вас вытянет и десять миллионов, так как корпус и крупные узлы пойдут по цене металлолома. Мое предложение — он уходит мне за десять миллионов, а вам идет пять за правильное понимание ситуации.

— Значит, вы готовы заплатить за «Ортон» семьдесят пять. — Подбил суть моих слов мужчина, обдумывая мое предложение. — Я был готов уценить его до девяноста пяти, но вы просите гораздо больше. Мне кажется, что это невозможно.

— Ничего невозможного в этом нет. — Доброжелательно улыбнулся я полковнику. — Уж вы-то знаете, как это делается. Вы проводите по документам снятие верфи, далее идет ее повторная оценка во избежание ее продажи по более низкой цене. В итоге верфь уходит мне за пятьдесят, а повторно оцененный как совокупность модулей корабль, в виду его полной коммерческой непривлекательности, оценивается в двадцать миллионов. Я получаю нужную цену, а вы свой навар со сделки.

— Хм.... — Полковник на пару минут подвис, обдумывая мои слова и просчитывая варианты.

— Свое предложение я озвучил. — Я прекрасно «слышал» как крутились шарики в голове собеседника, изначально внутренне согласного с моими словами. Осторожно стараясь направить мышление по нужному мне руслу, я мысленно слился с сидящим напротив меня человеком, одновременно частью сознания оставаясь в стороне и четко проговаривая новые аргументы. — Вы так же должны учитывать, что корабль всего лишь пятое поколение, общий износ по малой верфи и носителю достигает шестидесяти восьми процентов. Корабль и верфь с ресурсом в тридцать два процента от положенной сотни — это даже не смешно. Это очень и очень много! Я готов заплатить реальные деньги за реальный товар, так что решать вам, снимать или не снимать верфь, отдав мне его целиком. Я готов к любому варианту, но покупка целиком меня бы больше устроила, да и вам это на руку — вы разом избавляетесь от неликвида и головной боли, коим станет «Ортон», если снять с него верфь.

— Плюс пять и мы договорились. — Нехотя выдавил из себя мужчина, это было согласие на сделку, я слегка расслабился, ослабляя напряжение и ощущая удовлетворение и облегчение, что должно было передаться и моему собеседнику.

— Я не могу платить за вещь больше того, чем она реально стоит. Предложите что-нибудь еще, чтобы обмен стал равноценным, и мне не было обидно оттого, что вам ушло больше, чем стоит эта гора металлолома, только из уважения называемая кораблем. — Отрицательно покачал я головой и спросил. — Куда перевести деньги за верфь и носитель?

— Плюс пять и на корабль вернется кузница, манипуляторы и ЗИПы.

— За пять я их просто куплю на любом складе хранения, причем мне принесут за эти деньги заодно и все остальное, что снято с этого корабля. — Выучка постоянного вышибания запасных частей с кладовщиков ремонтных мастерских для меня не прошла даром, получив согласие по основному вопросу, торопиться платить за что-то еще было просто глупо. Серьезно улучшал расклад тот факт, что склады были хранения, а не реализации и снабжения. Залетных пассажиров, типа меня, тут было немного, о чем говорила маленькая гостевая зона довольно большой по размерам станции. — Я же сказал, что готов платить деньги только за реальный товар. — Повторил я свои предыдущие слова. — Я готов у вас потратиться, но вы, уважаемый, до сих пор ничего дельного мне не предложил.

— Что конкретно интересует? — Наконец до мужчины дошло, что на слабо ему меня раскачать не получится.

— Я дам вам пять, как вы просите, но мне нужны не только кузница, манипуляторы и ЗИП в двойном комплекте, но и потребуется вернуть на корабль его родной бот, системы наведения и довести парк робототехники до предпродажного состояния, причем весь, а не только роботов техников и технических дронов.

— Не, ты много просишь! — Возмутился полковник.

— Да, кому нужно твое пятое поколение? Люди уже на седьмом работают. Продержишь, снимут с хранения и отправят на склады реализации. Что тогда лично ты с этого поимеешь?

— Резвые у Моу друзья, молодые и наглые.

— Я бы еще взял полноценный медпункт шестого поколения, — пропустил я слова полковника мимо ушей, — но не дорого. Он уже устарел, гражданские лечатся на седьмом. Востребованность низкая, но мне бы подошел....

— Недорого это сколько?

— Два и не больше, но только если ресурс не меньше восьмидесяти.

— Есть новый, стоял на хранении, но если....

— Пойдет. — Кивнул я, обрезая торг по этому вопросу и катясь дальше по интересующим меня позициям. — Пилотский тренажер интересует, но только если есть свежее программное обеспечение.

— У нас их вообще нет.

— Ладно, нет, так нет. — Нахмурился я. — Могу ремкомплексы взять шестого поколения. Есть такое?

— Только пятое.

— А что-то из инженерного оборудования?

— Нету ничего.

— Да, что у вас есть то? — Деланно рассердился я и спросил. — Командирские сейфы на кораблях еще целы или уже вынесли?

— Кристаллы из НЗ для верхнего звена? — Мгновенно понял мою мысль полковник. — Что плотишь за кейс? Они дорогие....

— Без всякого торга пятьсот за кейс с тяжелого крейсера или линкора. Они у тебя явно устаревшие, да и кроме вояк никому не нужны, а тем выдаются бесплатно.

— Два года назад менялись.

— Ну, вот видишь. — Кисло усмехнулся я и добавил. — Могу еще взять инженерный скаф, чтобы добить до миллиона.

— Нету, технические только для среднего звена.

— Тогда четыре. — Решил я, но счел нужным спросить. — Может, стоит поискать по сусекам?

— Гляну, но уверен, что нет.

— Ну, тогда у меня все. Куда семьдесят миллионов перегнать?

— Сюда. — На нейроком упали один за другим два файлика. — Тринадцать на второй.

— Семьдесят ушло, остальное, когда приму комплектность и акт приемки-передачи подпишу. — Отмахнулся я от полковника, перегнав деньги по основной сделке. — Доверяй, но проверяй. Это меня так Ранди учил. Когда смогу забрать? Только чтобы точно и без повторной комплектации?

— Завтра с утра. — Вздохнул полковник, после чего мы распрощались и расстались, пусть не друзьями, но уже и не совсем посторонними людьми....

***

— Как дела? Получается? — Раскрыла мне навстречу глаза Лия, когда я вернулся с переговоров полностью выдохнувшимся. При всей относительной простоте пользования ментальными способностями, я считал, что «слушать» мысли собеседника мне стало гораздо сложнее. Если просто «слушать», отпустив способности, все в пределах двадцати метров в округе начинает «фонить» ментальными флюидами, а посторонние люди неосознанно создают лишние наводки и шумы. Сконцентрироваться на собеседнике нельзя, это внесет в его мышление некую тревожность и беспокойство. Можно лишь легко касаться сферой, очень легко и нежно, но для этого требуется навык и практика. При этом надо еще и отгораживаться от окружающего пространства, стараться его не видеть и не «слышать». В итоге, «слышать» выливается в кропотливую работу в нескольких направлениях, что выматывает, причем сами мысли «читать» невозможно, видны лишь легкие оттенки неясных образов и их теней. Как итог, взаимодействие сознаний сложный процесс, требующий от оператора высокой внутренней дисциплины, анализа, постоянного наблюдения за собеседником и малейшими изменениями его мимики и неосознанной моторики, фактического слияния с абонентом, но без копирования его движений и поз, способных привести к полному непониманию и негативной реакции. Сложно, трудно, но возможно..... при хорошей практике...., а ее нет. Гораздо проще было при низкой чувствительности, но и что-то понять раньше было в разы сложнее, а уж влиять, так и совсем невозможно. Сейчас же ко мне пришла усталость и головная боль....

— Оплатил. — Плюхнулся я на кресло и слегка расслабился, расплывшись по нему киселем. — Сложный товарищ, тяжело с ним разговаривать.

— Значит скоро домой. — Подвела итог моим словам Мия, старшая из сестер, подошла ко мне, положила руки на плечи и начала разминать шею. — Устал? Выглядишь как то не очень.

— Есть такое дела. — Я прикрыл глаза и расслабился. — Платеж через Казначейство прошел. Корабль фактически наш. Осталось его принять и расписаться в ведомостях. Решил заняться этим завтра с утра. — Я тяжело вздохнул. — Возможно, придется с ними ругаться до упора. Явно что-нибудь будут пытаться зажилить. Кладовщики, одним словом. Станция не узловая, клиентов мало. Голодные....

— Как хоть корабль то называется? — Поинтересовалась девушка.

— «Ортон». По документам только корпус в более или менее приличном состоянии, что на деле будем завтра смотреть. Основные крупные агрегаты и модули должны быть в относительном порядке, но двадцать восемь лет стоянки не фунт лиха, любого до кондрашки доведут, учитывая наличие вороватых смотрителей. Крупные агрегаты так просто не снимешь, да и в глаза будет бросаться, а вот мелочевку обычно растаскивают. Здесь, правда, и в крупные и узловые умудрились залезть. Я и подумать не мог, что манипуляторы и кузнецу можно стянуть. Совсем страх божий потеряли. Завтра надо сборщик глянуть, поди, и туда залезли.

— Это что такое?

— Малый завод автоматической сборки малых расходников и комплектующих. Называют «сборщиками» из-за того, что клепает мелкие запасные части составных конструкций. Очень высокотехнологическая вещь, а вместе с кузницей, это дуговая печь для изготовления сплавов и деталей из них, становится и вообще незаменимой в деле ремонта кораблей. В информации по кораблю, у сборщика стоит ресурс двенадцать процентов, дуговую печь с него списали и сняли, но завтра вернут, хотя и у нее ресурс ниже плинтуса. Основные конструкции по верфи и кораблю во вполне приличном состоянии, а вот эти позиции и некомплектность сильно тянут его вниз. В том и проблема подобных кораблей, что будь он в эксплуатации, то и ресурс бы экипаж поддерживал. На хранении же он падает из-за медленного и целенаправленного растаскивания ходовых модулей. Стало на поток шестое поколение — «Ортон» пошел в отстой на хранение. Зашла речь о седьмом — корабль начали растаскивать. В итоге, после стольких лет хранения корабль продают едва ли за четверть цены и готовы к скидке, чтобы не мозолил глаза себе и начальству. Это еще совсем не так и плохо, потому, что через десять или пятнадцать лет его бы ждала только переплавка. Грустно становится как то от таких раскладов.

— Может, сходим куда-нибудь покушать? — Вернула меня в реальность Лия, которую вряд ли интересовали детали, о которых я ей говорил. — Как прилетели, так никуда и не выходили.

— Ага, собирайтесь. — Открыл я глаза. — Поесть нам сейчас самое то.

— Стало легче? — С улыбкой поинтересовалась Мия.

— У тебя золотые руки, но об этом я тебе и раньше говорил. Спасибо.

— Всегда готова помочь.

— Сейчас твоя помощь будет нужна на уничтожении продуктов в ресторане.

— С этим поможем. Попробуем что-нибудь новое?

— Из местных продуктов.

— Обязательно. — Окинув девушек взглядом, я открыл дверь номера. — Нам пора....

10.

Вечер провели в немноголюдном баре, немноголюдном потому что, как выяснилось, в жилой зоне станции есть неплохие бары, куда народ и ходит. Меня это в какой-то мере радовало, на перегонах насмотрелся людей по полной программе, теперь хотелось спокойствия и тишины. Кормили в баре вполне, отлично прожаренный бифштекс с отварной кашей, посыпанный зеленью и кусочками овощей, хорошо пошел под пару стопок кортеса, единственная бутылка которого нашлась где-то в подсобке бармена. Сделка по кораблю прошла, теперь я счел, что вполне могу позволить себе слегка расслабиться. После третьей рюмашки, наконец, накатило легкое тепло, я улыбнулся, медленно пережевывая мяско и кусочек местного овоща. Настроение было отличным и медленно, но верно, ползло вверх. Рядом под моим взглядом похрустывали кусочками овощей две симпатичных девушки, одна из которых поблескивала на меня огоньками синих глаз, а вторая мысленно обожала и ставила себе в пример. Лепота! Что еще нужно настоящему мужчине, когда у него отлично идут дела?

Мии я налил только одну стопку кортеса. Девушке действительно нужно было расслабиться. Прыжки с корабля на корабль не для спокойной и хозяйственной девушки, умеющий вокруг себя создать уют из небольшого набора привычных вещей. Чтобы не обижать вниманием ее младшую сестру, плеснул и той, на самом донышке. Получил сверкнувший синим упрек, но в слух ничего сказано не было. Девушка растет, взрослеет. Из нее мог бы получиться и нормальный пилот. Скорость мышления и реакция очень высокие. Стоило обратить внимание на эти параметры. В команде можно получить своего второго пилота на буксир или бот. С мозгами девушке повезло, но и Мия не отстает. Ей просто не позволяет этого делать авторитет старшей сестры, но уже и сейчас ясно, что еще чуть-чуть и ее младшая сестра вырвется вперед. Она это уже понимает. Рывок младшей сравняет их значимость, но конфликта не будет. Я этого не позволю.

Через пару столиков от нас, двое приезжих военных наливаются шнапсом и о чем-то спорят между собой. Чуть дальше гражданский, явный комерс, уныло ковыряется вилкой в тарелке с салатом и вяло жестикулирует, явно говоря по сети и непроизвольно шевеля губами. День прошел удачно не для всех. Я его понимаю, если он планировал сделку в секторе полковника ВКС Дери Оуэна. Отвратительный тип, с тяжелым характером. Я его просто припер к стене аргументами, но и опыт у меня за спиной не такой и маленький. Молодому комерсу до него далеко, даже если за его спиной будет стоять старик. На противоположной стороне зала молодежь что-то празднует, сдвинув в ряд три столика, но отмечают тихо, без криков, битых харь и летающих бутылок. Здесь не «Ван дер Ховен», где на многое смотрят другими глазами. Завтра они не полетят на опасный промысел за пределы охраняемой системы, где царит полный беспредел, как мне говорили. Впрочем, бугай бармен, он же владелец бара, прямая гарантия того, что посетитель в этом баре за свое здоровье может не опасаться. Две симпатичные официантки скучают за столиком у входа, у одной довольно свободное декольте, да и задница себе так ничего , есть за что ухватиться.... Тычок острого кулачка в бок и злое шипение сбоку.

— Ты в какое положение нас ставишь, Арт?

— Ты это о чем? — Благодушие утрачено, момент рассеян, я недоуменно посмотрел на Лию.

— Что скажут об нас люди? — Шипит недовольно младшая и сама отвечает на свой вопрос, потому как я понять не могу, чего на меня так взъелся этот мелкий шлепок. Взглянул вопросительно на Мию, но та опустила голову, что-то выбирая на блюде. — А скажут они, что пришли в бар с парнем, а удержать его не могут, раз он на чужие коленки и сиськи заглядывается. Ну, вот что ты там нашел, когда такая ладненькая и стройная красавица рядом, причем не одна, а с симпатичной старшей сестрой. Не такой и старой, даже в сравнении со мной.

— Лия. — В голосе Мии было столько холода, что от этого мог замерзнуть в стопке кортес. Я, чтобы не терять это сокровище, больше в баре подобного напитка не было, медленно забросил его в рот, покатал и сглотнул, обретая понимания своего положения.

— Все нормально, Мия. — Я слегка улыбнулся. — У Лии в крови бушует гормональная буря. Для ее возраста это вполне нормальное явление. Не вижу в этом ничего предосудительного.

— Ты как всегда в своем репертуаре. — Меня удостоили взглядом, оценивая мою реакцию на предыдущие события.

— Не понимаю, чего ты заводишься и настраиваешь себя на конфликт со мной? — Не повышая голоса произнес я, с интересом рассматривая это недовольное существо женского рода.

— Обидно вдруг стало. — Сверкнула на меня синью глаз девушка, разом поникнув, боевой задор куда-то слетел, сменившись попыткой воздействовать на меня с другой стороны. — Давно высказать тебе все хочу, да все момента не было. Раз нами пренебрегаешь, то зачем брал? Мия, да и я тоже, все понять не можем, почему к чужим бегаешь, если свои есть? Получается некрасиво, Арт. Получается, что чужим лахудрам все, а своим девчатам ничего? Нет, но понятно, когда свои старые да кривые, но у нас-то все в порядке.

— Кхм.... — Поперхнулся я кусочком мяса, не успев его сглотнуть.

— Будешь пялиться на других, встану и демонстративно уйду! Получишь от меня молчанку на неделю! Я не Мия, молчать и ходить вокруг да около не буду! Прямо говорю — хочу. Надеюсь, что ты меня услышал.

— Предлагаю, на этой веселой ноте закончить ужин и перебраться в номер. — Решил я, что отдыха на этот вечер хватит и подозвал оффициатку.

— Будете еще что-то заказывать? — Подошла к столику та.

— Этот графинчик отправьте в номер. — Быстро определился я. — Сделайте для меня овощную и мясную нарезки. Для девушек фрукты и пару кувшинчиков сока с бокалами. Счет пришлете туда. Мы, как я думаю, станем у вас частыми гостями.

— Сделаю. Можете отправляться. Всего хорошего.

— Спасибо.....

***

В номере посидел немного у визора, выпил пару стопок кортеса и, сочтя, что с меня достаточно, отправился спать. День предстоял сложный и болтать о чем-то совсем не хотелось. Девушки решили досмотреть очередную серию какого знакомого им сериала. На меня вновь напало благостное настроение и, покачиваясь на волнах легкого опьянения, я ушел в свою комнату и завалился спать. Отличное окончание дня....

Ночью проснулся от тихих всхлипов. Даже показалось, что рядом кто-то тихо плачет. Соблюдая тишину, осторожно поднялся с кровати и заглянул через дверной проем в соседнюю комнату, где спали девушки. Мгновенно стало ясно, в чем дело, отсутствие в комнате света мне не помешало. Девушки допили мой кортес, что возмущало, и теперь пьяненькие барахтались на одной из кроватей, занимаясь с соблазнительный позах лесбийской любовью. Это было резким ударом по моей нервной системе, она у меня была далеко не стальной. Следовало отметить, что Мия уже давно была готова, судя по фигурке, на подвиги в кровати, да и Лия от нее отставала не так уж и намного. Вступление в тандем третьего прошло без особых проблем, хотя и прошло не так, как я это планировал. Меня остановили, обласкали, после чего я сначала распробовал Мию по полной программе.

— Позаботься обо мне. — Тихо шепнула девушка, когда я медленным движением вошел в нее, убирая все препоны на своей дороге и, после нескольких моих движений, тихо кончила, чего я никак не ожидал. Пришлось переключаться на Лию. Впрочем, она пошла за мной в душ, где я решил сделать небольшую передышку, где я вновь услышал фразу-просьбу позаботиться о ней. Это не помешало мне пройтись по ее узкой и тугой пещерке и, так как здесь заканчивать не спешили, прийти к желанному результату, учитывая интересы партнерши. Собственно, на этом все и закончилось. Эффект смешения энергий был небольшим, но вполне достаточным для первого раза. На, давай еще, не ответил, сочтя правильным погрузиться в сон, тем более, до утра еще было несколько часов....

Утром проснулся от легкий поглаживаний. Сразу узнал руки старшей, видимо, проснувшейся раньше своей младшей сестры. Девушка хотела повтора, отказывать не имело смыла, все что могло случиться уже случилось, поэтому немного ее побаловал под звуки легкого храпа Лии. Было и так понятно, что неопытность сестер в постели много энергии не даст, но и отчаиваться не имело смысла, тем более что это дело было в надежных руках. В том, что мне удастся заточить под себя эту парочку, никаких сомнений у меня не было. На это требовалось время, конечно, но впереди его было большой вагон и маленькая тележка.

— Буди сестру, приводим себя в порядок, завтракаем и за работу. — Показал я взглядом на синеглазку перед тем как отправиться в душ.

— Спасибо. — Меня поблагодарили.

— Ты о чем.

— У нас это было в первый раз. Говорили это больно, но все прошло хорошо. Спасибо.

— Да, ладно. — Отмахнулся я и закрыл за собой дверь в душевую комнату....

***

— Довольна? — Поинтересовался за завтраком у Лии, он проходил во вчерашнем баре, та пришла на него самой последней и продолжая зевать.

— Как то все быстро прошло, я даже не успела ничего понять.

— Пить надо меньше. — Хмыкнул я и усмехнулся, глядя на смутившуюся Мию. — За мой кортес я с вас еще три шкурки сдеру и сошью себе новую шапку.

— Да, ну. — Равнодушно отмахнулась от меня младшая. — Подумаешь кортес. Купим еще, если надо. По мне так, это слишком крепкое вино. Бьет в голову не хуже профи на ринге.

— Я так полагаю, что ты там бывала?

— Где?

— На ринге? Ну, там бои без правил и все остальное.

— Не, только смотрела по визору. — Девчушка нежно погладила под столом мою коленку и спросила, глядя в глаза. — Когда продолжение?

— Посмотрим на твое поведение.

— Оно хорошее.

— Угу.

— Молодые люди, вы не будете против, если я вам присоединюсь. — Оторвал меня от легкой перепалки с Лией чуть хрипловатый мужской голос, обернувшись на который, я увидел пожилого мужчину лет под семьдесят в комбезе технической службы, лицо помятое, чувствовалось, что вчера он хорошо принял на грудь. — Я думаю, что много времени я у вас не займу.

— Присоединяйтесь. — Разрешил я, с интересом разглядывая незнакомца. Поджарый, с упрямыми складками у рта, шрамом на левой щеке и серыми, со стальным отливом, глазами, мужчина мне показался достаточно интересным, чтобы его выслушать, ведь не ради праздного интереса он подсел к нам за завтраком.

— Ян, Ян Строкс. — Представился пожилой человек и кивнул официантке, подзывая ее к нам. — Натана, принеси мне как обычно и флес.

— Секундочку, мистер Строкс. — Девушка исчезла на кухне, появившись через минуту со стопкой какого-то бурого пойла и бутербродиком на одну закусь.

— Приятного аппетита. — Обратил, наконец, к нам пожилой техник. Наши изучающие взгляды его нисколько не смущали.

— Спасибо. — В разговор девушки не вмешивались, поэтому ответить ему пришлось мне, хотя он обращался больше к моим спутницам. — Так, что вас привело к нам, мистер Строкс. — Поинтересовался я, когда мужчина выпил свою стопочку и закусил.

— Во-первых, я готов вам помочь с приобретением инженерного скафа. — Прояснил свою позицию Ян Строкс. — На складах их точно нет.

— Готов выслушать ваше предложение.

— Вы сказали Дери Оурону, что готовы заплатить пятьсот тысяч. Я согласен уступить вам за эти деньги свой.

— Вы инженер?

— Нет, но скаф у меня есть. Если вам интересно, то можно его доставить в рекреационную зону гостиницы, где вы остановились.

— Какое поколение, название и изготовитель? — Спросил я, чтобы не толочь без толку воду в ступе.

— Шестое, «Олень» с модификацией, имперской. Трофей.

— Империя Хатхов? — Стало ясно, почему цена не так и высока: программные сбои при работе с оборудованием республики, а замена искина скафа дело не дешевое. Собственно искин и программы делали инженерный скаф для меня интересным приобретением, это если не считать инструментария и возможности ворочать в нем блоки весом до трех тонн. В общем-то, ворочать тяжести можно было бы в любом, а инструментарий есть и в обычном скафе для техника. — Почему вы думаете, что мне захочется его приобрести?

— Потому, что модификация направлена на бронирование, а у искина полностью снесена оболочка и установлена новая, республиканского образца. Цена скафу около миллиона, несмотря на нестандарт, но мне срочно нужны деньги. У вас они есть, как и потребность в скафе.

— Что же, я готов взглянуть на ваш скаф.

— Уверен, что вы его у меня купите и за это я вам кое-что расскажу. — Усмехнулся Ян и продолжил говорить. — Вы забираете с хранения «Ортона», поэтому должны знать, что у этого корабля очень и очень плохая репутация.

-О чем это вы? — Удивился я, не совсем понимая, что имеет в виду старик, говоря о плохой репутации корабля.

— Последний его капитан повешался, — прояснил ситуацию мужчина и начал быстро говорить, неся явную чушь, — а у двух техников, что на нем работали, потекла крыша. С момента появления этого корабля в пятом секторе, там он стоит на хранении, началась твориться какая-то чертовщина. Человек может идти по коридору, а потом вдруг прийти в себя сидящим на полу в другом секторе станции. Людям иногда в этом секторе слышатся голоса. В общем, с одной стороны полная хрень, с другой так не скажешь, если знать, что как-то Дери Оурон с подружкой заночевал у себя в кабинете, а утром его нашли полностью седым и без сознания. Подружка отыскалась на следующий день, летающей в вакууме, а Дери пришел в себя только через неделю и ничего не помнил. Доктора лишь пожимали плечами — ментоскопия показала полную потерю памяти на этот период. Этот корабль все техники предпочитают обходить стороной, чтобы не слететь с катушек. Мой совет вам — откажитесь от него пока не поздно и возьмите любой другой.

— Спасибо за совет, — я взглянул на девушек, те с большим недоверием смотрели на старика, показывая мне взглядами, что считают его спятившим, — но вернемся к скафу. Я готов его посмотреть и, если он меня устроит, то и купить.

— Вы мне не доверяете? — Похоже, мистер Строкс расценил мое желание сменить тему, как недоверие его словам.

— Ну, почему же, мистер Строкс, доверяю. — Закончив есть, я подозвал официантку, что рассчитаться за завтрак, тем более, что все поели, а старик от второй стопки своего пойла отказался, когда я ему его предложил.

— С утра не пью, а вторая стопка опьянит. — Мотивировал он свой отказ, немного приподнявшись в моих глазах. Впрочем, он не был похож на спившегося алкоголика, а на станциях, где делать особенно-то и нечего, в свое свободное время, пили все, правда, в разных количества.

— В таком случае не будем терять время и посмотрим на ваш скафандр.

— Да, вы правы, не стоит терять время. — Старик поднялся на ноги. — Скаф на подходе, так что пока мы дойдем до рекреации, его уже доставят. И все-таки, молодой человек, я думаю, что вам стоит прислушаться к мнению старших и заново обдумать приобретение этого корабля.

— Я уже прислушался. — Мы вышли из бара и отправились к гостинице. — Мне очень жаль вас разочаровать, но от корабля я отказываться не собираюсь. Слишком у него много плюсов перед двумя другими, да и цена у него отличная.

— Надурил вас, получается, Дери Оурон. — Грустно вздохнул старик. — Доволен поди, что избавился от него.

— Ну, может. — Разговаривать на эту тему мне не хотелось, хотя словам старика я поверил. — Вы бы лучше мне посоветовали с кем на складах по запасным частям, роботам и комплектующим поговорить.

— Этот человек перед вами, а что надо-то?

— Вот приму корабль и решу, но и так понятно, что мне потребуется доукомплектовать «Ортона» до состояния, чтобы дальше он шел своим ходом.

— Тогда наберите меня, когда определитесь с тем, что вам потребуется для этого. — Старик кинул мне на нейроком свой контакт. — Думаю, что смогу вам найти все, что потребуется.

— Договорились....

***

В рекреации гостиницы нас ждал инженерный скафандр, довольно редкий скаф, учитывая, что инженеры не любят гулять по космосу, предпочитая ему уют кабинета. В отличие от обычных скафандров, инженерный скаф имеет искин, причем искин мощный, позволяющий его владельцу контролировать десятки параметров, вести руководство работами людей и роботов и выполнять различные тонкие манипуляции, требующие высокой степени точности. Пожалуй, как следовало из описания этих скафов, это был самый высокотехнологичный скафандр, отличающийся высокой степенью бронированности и высшей степенью защиты от любых неблагоприятных условий внешней среды, позволяющий вести ремонт корабля в условиях метеоритного дождя, менять рефритовые стержни в топке неостывшего до конца ректора и ползать по колено в кислоте или щелочи, отыскивая упавшую туда гайку. В остальном это был почти обычный скафандр, если не считать того количества слотов, которые обеспечивают инженеру большой выбор инструментария в работе за бортом корабля. Вторым преимуществом этих скафандров над другими являлась его большая сила, позволяющая ему переноску и работу с объектами большой массы, и большая, чем у других, автономность. Естественно, что в разъемы можно было так же подключить любое современное оружие или взять в руки нож или гранатомет.

Предлагаемый мне скафандр был черного цвета и, как и следовало ожидать, выше меня почти на метр. Этакая груда металла, способная на бегу проломить бетонную стену и руками порвать, как бумагу, на две части стальной лист толщиной в сантиметр. Получив доступ к искину скафа, я прогнал тестирование и подчинил его Юлии, а через него Фоме. Минут пять шла проверка физфункций, за которые скаф едва ли не на голове ходил, после чего Фома выдал результат и по программной части искина, опознав его программную оболочку, как республиканский искин класса «Волкодав», ставящегося на командирские скафандры космической пехоты. К сожалению, инженерного набора программ не было, но и цена была гораздо ниже номинала, делая покупку выгодной даже без программного обеспечения.

— Беру, — определился я с покупкой, ознакомившись с результатами тестов. Скафандр действительно тянул на не полный миллион, хотя продавался за пятьсот тысяч. Впрочем, старику он был вряд ли нужен, почему и продавался с сильной уценкой.

— Я так и думал. — Довольно улыбнулся мистер Строкс, получая деньги и передавая мне коды от искина и скидывая договор купли продажи на нейроком. — Что же, буду ждать вашего звонка.

— До завтра. — Пожал я руку старика, решив очередной вопрос плана своей поездки в республику. Время уже нас серьезно поджимало, следовало поторопиться на встречу с половником Дери Оуэном, но в Королевстве Лигат, как и во фронтире, инженерный скаф мне было точно не достать. Их там просто не было. Здесь же мне удалось его купить без особых и нудных поисков и не за такие уж и большие деньги. С программным обеспечением было гораздо легче, чем с самим скафандром, поэтому его отсутствие меня не особо и смущало. У меня теперь должен был появиться мой первый космический корабль, само наличие которого предполагало скафандр. Теперь он у меня был и покупкой я был доволен, тем более что это был скафандр, наиболее оптимально отвечающий требованиям моей профессии.

***

Вернувшись в номер и, поставив новую покупку в ряд с роботами, я задумался о том, что может водиться на моем будущем корабле. Слов продавца скафандра о чертовщине я мимо ушей не пропустил, как могло показаться со стороны. Слухи на голом месте не рождаются, а тут были даже не слухи, а повторяющиеся симптомы у людей, каким-либо образом попавших в зону действия неизвестного фактора. Погиб командир корабля, двое техников, служивших на корабле, сошли с ума. Это серьезное основание опасаться неизвестного фактора, но с другой стороны были двадцать восемь лет хранения и всего одна смерть при попытке переночевать в пятом секторе. Со слов Яна, люди иногда временно теряли сознание и не помнили что с ними происходило в последний час. Подобных случаев, с его же слов, было много, а это уже говорило о том, что контакт с феноменом не так и часто заканчивался смертью. При осмыслении этой проблемы выходило, что только длительный или близкий контакт мог закончится печально и то не для всех, так как в штат корабля входило двадцать шесть человек. Почему не погибли и не сошли с ума все? Неясностей было много, но и отступать от покупки корабля я не хотел, как минимум, до того момента, пока не пойму, что это действительно опасно. За такие деньги мне подобный корабль точно не купить, да и таких скидок добиться от военных уж точно больше не получится. В этой сделке у меня за спиной стоял Ранди до Моу, с кем-то договорившийся о покупке верфи, и пусть я и сам приложил немало усилий, но оспаривал мои слова продавец как то вяло. Возможно, с очень большой вероятностью, Дери Оурону самому хотелось избавиться от «проклятого» корабля в своем секторе, тем более, что у него наверняка с ним были связаны не самые лучшие ассоциации и воспоминания. За этими размышлениями и прошел путь на встречу с полковником и двумя техниками со станции. Представив друг другу своих спутников, мы с Дери Оуэном отправились в пятый сектор, где я смог познакомиться со своим приобретением.

Здесь я по-настоящему понял в какую глухую задницу попал. При первом взгляде на корабль мне стало ясно, почему полковник так легко пошел мне на уступки. Мама дорогая! С этого корабля было снято все, в том числе и дешевые датчики на броне. Сволочи сдернули с него все антенны и разграбили все ЗИПы, вытряхнув все до последней гайки. Создавалось впечатление, что здесь частная шарашка, а не государственная база хранения, а в руках у меня не договор купли-продажи корабля с базы резерва пятого флота, а филькина грамота. Впрочем, полковник Оурон обещанное выполнил, в пустом трюме лежали манипуляторы в количестве тридцати шести штук, стояла дуговая печь и большая груда коробок с ЗИПами. Отдельной группой стояли два десятка технических роботов, ящики с дронами и одним ремонтным комплексом на консервации. С правой стороны от ящиков было видно упакованный медицинский пункт и четыре контейнера со скафандрами технической службы.

— Начнем с рубки. — Решил я и потопал в сторону передней части корабля, за мной потащились мои роботы и Лия с полковником. Мия занялась приемом спецификаций на коробки и ящики, отойдя в сторону с одним из техников. В ангаре остался только самый молодой техник, присевший на трап и доставший сигарету.

— Да, чего там смотреть, подписывай акт приемки, расплачивайся и в добрый путь. — Проворчал мне вслед полковник, явно куда-то торопящийся.

— Ну, я же обещал, что буду принимать у тебя корабль по описи, так чего торопиться? Прогоним тесты систем, посмотрим все ли на месте. — Договор купли продажи у меня был на руках, корабль по нему уже был мой, так как оплата на счет казначейства прошла. — Дело-то серьезное. Мне ведь на этом корыте летать.

— Да я и так знаю, что у него и в каком состоянии.

— А теперь это узнаю я. — Войдя в рубку, я опустил свой кофр на пол и осмотрелся, разруха и запустение. Нащупав нейрокомом корабельную сеть, ввел кода доступа в искин, подтвердился на хозяина корабля и запустил тестирование систем, одновременно открыв внутреннюю панель и проведя его перенастройку, после чего перевел в подчинение Фомы. Работа пошла веселее, так как Фома сам занялся тестированием, по командирской панели побежали циферки отчетов. — Вы, если торопитесь, то оставьте мне кого-нибудь из подчиненных, кто в курсе дел корабля, и идите. Полное тестирование это надолго. Подойдете к обеду, и совершим все формальности.

— Ну, в общем то, ты в своем праве, но пятерочку мне переведи. Я работу уже сделал. — Полковник кивнул на командирскую панель корабля. — Искин тебя уже опознал, корабль уже твой.

— Лови. — Договор и в самом деле был полковником исполнен. — Кинь коды на железяки в трюме, чтобы я мог их прогнать через тест.

— Лови. — Отправив мне файлик с кодами, Дери Оурон отвалил, оставив нас с Лией наедине с кораблем. Вместе с полковником из ангара ушли и техники, а в рубку подтянулась Мия, кивнув мне головой и подтвердив, что там все соответствует описи.

— Здоровенный. — Произнесла Лия, когда полковник ушел. — Не думала, что мы купили такой большой корабль.

— Корабль не такой и большой. — Хмуро ответил я. — Бывают и здоровее. Чувствую придется с ним серьезно повозится. Ладно пора заняться делом. Далеко от меня не отходить. — Предупредил я девушек, видя, что Лия вышла из командного центра, осматриваясь по сторонам.

— Ты поверил в россказни этого старика? — Вдруг спросила меня старшая из сестер.

— Поверил или нет, но будьте рядом со мной. — Я не счел нужным продолжать разговор, занявшись распаковкой двух боксов с комплексом «Робо-17», предназначенных для ремонта роботов. — Лучше займитесь делом, распаковывайте ящики и короба, что ты приняла у техника.

— Хорошо. — Мия позвала сестру и они отправились к пандусу грузового отсека, через который мы зашли на корабль.

11.

После прогона первого предварительного этапа тестирования стало понятно, что несмотря на то, что корабль плотно пограбили на навесное оборудование, главные узлы остались на своих местах. Исключение составляла дуговая печь, но ее сняли не техники базы хранения, а родной экипаж. Местные лишь вытащили ее из трюма и, так как износ ее был предельным, то продать ее они не смогли, как и манипуляторы. Было похоже, что местные серьезно относили к слухам о корабле. К этому выводу я пришел, просмотрев последние записи внутренней системы наблюдения, так как по кораблю техники ходили только парами или большими группами. Кстати, просмотрев эти данные, я вскоре узнал, кто и что снял с корабля и на каком основании. Естественно, что оснований не было, зато появились документы для возбуждения уголовных дел по пяти сотням случаев воровства или нанесении умышленных повреждений имуществу стоящего на хранении. К большому моему сожалению, но обнаружить источник необычных явлений мне не удалось. Внутренние датчики не фиксировали никакой иной жизни на корабле, кроме нас. Впрочем, это не было удивительным, учитывая тот факт, что часть из них просто отсутствовала. Здесь не велись замены, здесь работали нагло, просто снимая все, до чего дотягивались руки техников.

Бросив маяться дурью с поиском источника слухов, я занялся реальным делом, проверив всех роботов и дронов и сняв с консервации комплекс технических роботов. Вскоре стало ясно, что полковник собрал мне на комплектацию один хлам, но другого я от него и не ожидал. Впрочем, медкомплекс оказался действительно новым, как и четыре скафандра технической службы. В общем, Дери Оурон оказался нормальным человеком, поступившим вполне разумно и относительно честно. Из всего обещанного не хватало нескольких ЗИПов, но эта нехватка не была критической, поэтому заострять на ней внимания я не стал, когда он появился в командном центре корабля.

— Ну и как?

— Половина систем в нерабочем состоянии. — Я скинул на нейроком полковнику данные тестирования. — С подобным состоянием вылететь из ангара я не смогу.

— Понимаю. — Усмехнулся Дери Оурон. — Могу поспособствовать с запасными частями, но за отдельную плату. Тут большинство тех, кто прилетает за техникой, покупают то, что не хватает.

— Дело твое, но мне бы не хотелось с тобой портить отношения. Корабль должен быть на ходу. — Я кинул полковнику на счет его деньги и спросил. — С тебя еще кейс.

— Сейчас принесут. — Полковник с кем-то связался и через пять минут появился молодой парень с кейсом в руках. Забрав кейс и взломав пломбы, я кивнул полковнику — содержимое было на месте и согласно описи.

— Ну и что решим по кораблю? — Спросил я, когда молодой парень ушел.

— Я же говорю, что готов помочь с запасными частями, но без денег никак.

— А может быть будет проще отправить эти данные в военную прокуратуру и службу безопасности? — Я перекинул полковнику часть данных с системы наблюдения корабля. — У меня материал на кучу уголовных дел. Думаю, что прокуратуре понравиться идея поймать банду, занимающуюся воровством на этой станции в течение нескольких лет, да и республиканская служба безопасности обрадуется возможности отловить группу лиц, умышленно снижающую боеспособность флота и явно работающих на агентуру врагов отечества. Тебе тоже прилетит, этот твоя территория и подчиненные. Может быть, ты от обвинений в халатности и попустительстве отмашешься, но в деле будет грязновато, да и десяток твоих подчиненных точно отправится кирками в шахтах махать или родину защищать. Я понимаю, что у вас обычная база хранения и люди хотят иметь больше, все как везде, но и ты меня пойми — мне надо улететь, а денег в обрез. Скажу прямо, ты отнесся ко мне с пониманием, поэтому и я не хочу кидать какашку в твой огород. — Я немного помолчал, давая осмысливать мои слова полковнику, в общем-то, не такому и плохому человеку. — Хотелось бы решить все полюбовно. Ты просто сообщи свое мнение по этому вопросу, чтобы я знал, как ты решил судьбу этих людей. Уверяю тебя, что копии уйдут в управление СБ в столицу и это дело так не оставят.

— Ладно. — Немного подумав, решил Дери Оурон. — Я отправлю к тебе этих людей, будешь сам с ними решать.

— Э нет, так не пойдет. — Отрицательно покачал я головой. — Это твои подчиненные, тебе с ними разбираться и объяснять, что не следует лезть к кораблям, на которых стоят искины первого класса. Мне просто предоставь запчасти для ремонта и все. Мне лишнего не надо, только самое необходимое. — Сбросив файл с данными на нейроком Дери Оурона, я решил закругляться. — Не будет нужного в течение суток — данные уйдут туда, куда я сказал.

— Ладно, посмотрим, что можно сделать, но мне за помощь ты будешь должен.

— Смотря, какая будет помощь.....

***

Помощь оказалась той, какая мне и требовалась. Через два с половиной часа в ангар привезли все требуемое и даже чуть больше. Лишнего я не просил, поэтому полковник счел возможным дать мне просимое в обмен за свободу своих подчиненных и собственное спокойствие. Полагаю, что на этой станции среднее звено технического персонала не сильно обеднело, подкинув мне расходники и модули для ремонта корабля. Нашлись и внешние датчики и антенны и вся та мелочевка столь необходимая для нормальной работы систем корабля. Естественно, что ничего нового мне не дали, сняв это с соседних кораблей, но меня этот вариант полностью устраивал. Полковник предлагал помощь людьми, но я отказался, все-таки нас было трое техников, пусть девушки только получили свои вторые ранги. Я знал что они умеют, поэтому их технические задания должен был составлять сам. Пускать на корабль посторонних я не хотел, тем более, что к рукам этих товарищей могло прилипнуть что-нибудь ценное. Корабль не имел массы датчиков, а своими глазами за всем не уследишь. Собственно, на этом приемка корабля заканчивалась, сделка была совершена, поэтому пришлось перевести еще три миллиона посреднических старику Ранди де Моу. Это было для него знаком, что у меня все нормально и списывало с меня мой условный долг. Больше по этой сделке я старику ничем обязан не был, он получал с нее свое и его вмешательство или звонки нужным людям мне не требовались.

Закрыв этот вопрос, я еще раз осмотрел рубку и ближайшие к ней помещения, где нам предстояло жить и работать ближайшее время. Смысла платить за гостиницу больше не имело, а здесь во всех каютах царила полная разруха. Мебель в них полностью отсутствовала, как класс. Одни голые стены и разбросанные по полу листки бумаги и мусор, который никто не удосужился выбросить, когда экипаж покидал корабль. Пустые пластиковые и стеклянные бутылки, высыпанная на пол пепельница, лежащая тут же на полу, куски каких-то пластин. Все говорило о том, что экипаж быстро сняли с корабля и перекинули на что-то другое, причем в спешном порядке.

— Все нормально, Арт? — В рубке появилась Мия.

— В общем-то, да. — Я покачал головой. — Никогда не думал, что в моей собственности будет нечто подобное, пусть и временно.

— Я так понимаю, что это и есть та малая верфь, о которой ты когда-то говорил, когда речь велась о работе на внешних складах?

— Ты ничего не забываешь. — Встретился я взглядом с девушкой. — Да, это она, но пока я ее взял с целью дальнейшей продажи в Роксате. У нас есть несколько недель, которые можно провести с большой пользой для себя и заработать немного денег. Пока стоит задача быстро ее реанимировать и перегнать в Королевство, где ее заберет покупатель.

— Не хочешь его оставить себе?

— Это очень дорогое приобретение, Мия. — Я пожал плечами и подошел к девушке. — Ты сама видишь, в каком она состоянии. Чтобы привести ее в божеский вид потребуются очень и очень немалые вложения. Гораздо проще подготовить ее к перегону и отдать тем, кто способен к такому вложению. — Говорить о том, что с моего счета разом ушло восемьдесят шесть миллионов я не стал, как и том, что остаток на счету равен всего двадцати шести миллионам. С таким остатком говорить о восстановлении корабля не стоило.

— Арти, технический ремонтный комплекс я сняла с консервации. — Забежала в рубку Лия.

— Молодец. — Я похвалил девушку и обратился к ее сестре. — Мия, возьми с собой Злыдня и сходи в гостиницу. Он перегонит сюда мой скафандр, а ты сдашь номер и посетишь жилую зону станции. Нам уже открыли туда допуск. Твоя задача навести порядок в каюте капитана корабля и главного инженера. Это первые двери, как выйдешь из рубки. Купишь туда все необходимое, но не дорогое. Такое, которое будет потом легко продать или не жалко выбросить, когда мы перегоним корабль в Роксат.

— Арти, можно я пойду с сестрой?

— Уверен, что без тебя, Лия, Мия не справиться, хотя хотел тебе поручить наведения порядка на корабле.

— Я могу и остаться.

— Ангар, до тех пор пока мы его не покинем, по умолчанию закреплен за нами. В нем, наверняка, есть пара роботов уборщиков. — Я показал рукой на мусор на полу рубки. — Это надо убрать. Пройдешься по всем помещениям корабля. Будет надо, подключишь к работе Фому и ремонтный комплекс, который активировала, к вечеру в корабле должен быть наведен полный порядок.

— Сделаю.

— Начни с рубки. — Определился я с тем, чем предстояло заниматься мне. — Я, когда здесь будет чисто, начну здесь работать с главным искином корабля. Уверен, что он забыл о том, когда последний раз проходил регламентные работы по своему обслуживанию.

— Минут через тридцать здесь будет чистота.

— Тогда за дело. — Я взглянул на Мию и решил добавить ей работы, раз уж она идет в гостевой сектор, а потом в жилую зону станции. — Мия, закажи в баре нам обед с доставкой сюда на два часа дня....

***

Озадачив помощниц, я прошелся по кораблю, осматривая его помещения и трюм, где хранились модули для развертывания верфи. Сразу стало ясно, что по большому счету мной было приобретен не такой уж и хлам. Силовые конструкции носителя были в отличном состоянии. Несмотря на длительный срок службы в ВКС республики Ренату, «Ортон» ни разу не попал под удары, хотя в его служебном списке значилось участие в боевых операциях. Понятно, что подобный корабль никто не бросал в активные боевые действия, у него другие задачи, но на войне бывает всякое. Могла и ему достаться хорошая плюха и то, что он ее избежал, не могло меня не радовать. Естественно, что о развертывании верфи сейчас никакой речи не шло. Мне было достаточно и того, что большая часть металлоконструкций и блоков находилась на своих местах, пусть и большая часть оборудования была отсоединена от энергосети корабля при его постановке на хранение. Не верить данным главного корабельного искина у меня пока оснований не было, но и без них было понятно, что верфь придется доукомплектовывать, если я захочу ее развернуть.

Принципы ее развертывания были мне полностью понятны. Из боковых стен носителя выдвигались четыре десятка силовых балок, образуя над верхней палубой и задней частью корабля большой силовой кокон несущей конструкции верфи. По этому силовому каркасу двигалось четыре десятка манипуляторов, которые удерживали внутри верфи ремонтирующийся корабль, позволяя его вращать, снимать с него крупные и габаритные узлы и вести любые работы по ремонту его корпуса и брони. Внутренний объем силового кокона определял размеры кораблей, которые можно было брать на ремонт, а он был не таким и маленьким. Вместе с выдвижной из кормы платформой, длина верфи вырастала до ста шестидесяти метров, при диаметре внутреннего объема силовых конструкций в пятьдесят девять. В этот объем можно было поместить любой средний крейсер, за исключением тяжелых, габариты которых не укладывались в эти параметры. Впрочем, таких было не так и много, так как всегда можно было завести в этот объем его кормовую или носовую часть, в зависимости от того, где он получил пробоины или повреждения. Естественно, что в этом случае, оказать помощь по ремонту средней части тяжелого крейсера верфь не могла, но подобные повреждения и не следовало ремонтировать в космосе. Для этого существовали станционные доки. От верфи требовалось только его подлатать, чтобы он дотянул до базы тыла флота. Все более мелкое можно было ремонтировать уже здесь, если позволял запас модулей и расходников. Трюм корабля использовался как ремонтная мастерская для крупных модулей, снятых со среднего корабля, заодно позволяя вести ремонт малых кораблей, судя по дополнительному шлюзу в передней части корабля. Очень и очень не плохо, особенно для меня, если я хотел оставить этот корабль себе.

Конечно, ремонт среднего корабля велся фактически в космосе, но это и не было особой проблемой, тем более, что неисправные блоки и модули, скажем тот же двигатель, подавались в трюм. Работа там ничем не отличалась от работы на станции, где имелась нормальная атмосфера и гравитация. По размерам трюм ничем не отличался от обычного станционного бокса и позволял размещение любого оборудования. Впрочем, насколько мне удалось понять, здесь так же вместо обычной для ремонтного бокса машинерии, использовались в работе манипуляторы, позволяющие вертеть крупными модулями среднего корабля и малыми кораблями так, как захочется технику. Мощный генератор гравитации позволял манипуляции с весом, что тоже было довольно удобно. Меня немного смущала работа в открытом космосе на ремонте средних кораблей, но, как выяснилось при работе с документацией на верфь и ее носитель, не таким он был и открытым. При необходимости, вокруг носителя с развернутой верфью создавался силовой защитный кокон, соответствующий стандартам обычного среднего корабля. Это позволяло вести эвакуацию кораблей даже с поля боя, естественно, не подставляясь под прямые выстрелы. Платой за подобное являлся повышенный расход топлива и включение в работу второго генератора силового поля. Проектировщики не поскупились на безопасность корабля, поэтому даже в развернутом виде верфь вполне могла какой-то промежуток времени выдерживать давление на свои силовые щиты. Это, кстати, полностью объясняло и то факт, почему за длительный срок службы по кораблю ни разу не досталось хорошей плюхи по силовому корпусу и броне. Отрицать заслуг капитана корабля я не собирался, но и силовые защитные щиты играли в это не малую роль.

В общем, чем больше я знакомился с верфью и ее носителем, тем больше мне этот корабль нравился. Конечно, он требовал на свое восстановление кучу денег, но уже тот факт, что после переделки трюма и ремонта шлюза, в нем можно будет заниматься ремонтом малых кораблей, вносило в мои размышления определенную долю оптимизма. Я пока не хотел его оставлять себя, но мысли в этом направлении уже начали появляться под действием размышлений о том, каким образом можно использовать этот корабль для ремонта на внешних складах.

— Арти, я закончила уборку в рубке корабля. — Отвлекла меня от размышлений Лия. — С тебя причитается.

— С этим к Фоме. Он у нас ведет учет объемов работ и их оплату. — Отмахнулся я от намеков на личную благодарность. — Ему можно довериться, все-таки искин шестого поколения.

— Я не о том.

— Уверен, что у него найдется ответ на любой твой вопрос. — Я отключился и поспешил в рубку, предстояла масса работы и делать ее за меня никто не собирался.

***

Объем работ предстоял большой, но следовало с чего-то начинать, поэтому я взялся за приведение в порядок корабельного искина. Вскрыв в рубке его шахту, я довольно улыбнулся. Искин занимал ее почти целиком, но места там хватало, чем я решил воспользоваться. Как и ожидалось, в коконе главного искина пришлось полностью сливать весь консервант. Во первых, он потерял прозрачность и имел светло-коричневый цвет, что говорило о том, что ему довелось работать на пределе мощности. Вторым, что меня смутило, такое я видел первый раз, так это толстый слой выпавшего осадка черного цвета. Пришлось заказывать на складах станции промывочную жидкость. Операция по регламентному обслуживанию искина разом растянулась по времени. Промывка велась до полного снятия осадка и приобретения жидкостью нормального белого цвета. Лишь после это я залил в кокон и систему отбора тепла новый гель-консервант, гоняя его по системе и кокону до тех пор, пока не убедился, что он не меняет своих свойств и полностью соответствует стандарту. Впрочем, это время не было потрачено зря. Пока шла промывка системы, я установил в шахту свой третий искин шестого поколения, подключив его кокон с общей системе охлаждения. Пришлось повозиться со шлейфами совмещения, разный технический уровень искинов предполагал разные системы подключения, но и эта проблема была решена, после чего пошла проверка и тестирование совмещения. После моей ревизии и обслуживания, главный искин корабля резко добавил ресурс и производительность, сразу выйдя на стандартный режим. Подключение к нему дополнительных мощностей искина шестого поколения разом подняло возможности этой связки до возможностей искинов шестого поколения, прошедших апгрейд и модификацию. Этого, по моим предположениям, должно было хватить кораблю на многое.

— С реанимацией мозга пациента закончено. — Выполз я из шахты назад в рубку. — Теперь он в порядке, но надо заняться тестированием и установкой датчиков на место. Без этого он мало что видит.

— С обеда займемся. — Мия уже пришла и распаковывала коробки со своими приобретениями. — Заказ на обед уже принесли, так что можно поесть.

— Согласен. — Я отметил, что за работой время полетело гораздо быстрее.

— Осталось только позвать Лию.

— Зови. — Я убрал инструмент и закрыл кейс «ДжиР-3М», наблюдая как его паучки вылазят из шахты, управляемые Юлией. — Мне осталось только герметично закрыть шахту главного искина и подать на него напряжение, после этого я в твоем распоряжении.

— Лия не отвечает, только что была на связи. — В голосе девушки была тревога.

— Минутку. — Я быстро закрыл шахту и провел ее герметизацию, одновременно ища по сети корабля место, где Лия была последний раз. Меня опередил Фома, он, скинув мне данные устремился в трюм корабля, откуда Лия последний раз выходила на связь. Туда побежал я, ожидая больших неприятностей.

Синеглазку нашли лежащей на полу без сознания в тамбуре переходного шлюза между жилой зоной корабля и трюмом. Я прибыл туда сражу же, как Фома скинул мне ее местонахождение. Быстро проверив пульс и, убедившись, что непосредственной опасности для ее жизни нет, я облегченно вздохнул и тут же замер от охватившего меня ужаса. На затылке девушки, ближе к шее, медленно наливалась энергией какое-то непонятное ментальное образование. Мгновенно стало ясно, почему Лия находится без сознания. Шумно втянув носом воздух и перейдя на ментальное зрение, я получил подтверждение своим мыслям, энергетическая система девушки была почти пуста. Непонятное образование медленно тянула с девушки энергию.

— Арт, что с ней? — Понятно, в тамбур прибежала Мия, в голосе которой слышалось отчаяние и страх за младшую сестру.

— Успокойся. Опасности нет. Разбираюсь в ситуации. — Я достал инъектор и вставив в него капсулу с успокоительным ввел ее Мии в плечо. — Выйди из тамбура и жди меня снаружи. Поняла?

— Да.

— Вперед. — Я уже сменил капсулы в инъекторе на стимуляторы и быстро ввел их Лиате, вреда они принести не могли, зато ускоряли приход ее в сознание. Не будь на ее затылке непонятного образования, я бы мог не беспокоиться за состояние девушки, но сейчас был не тот момент.

— В любом случае тебе это не повредит. — Я медленно положил свою руку Лии на грудь и начал вливать в нее энергию, заполняя пустые силовые нити, узлы и сплетения. Сразу почувствовалось, что девушке полегчало и она скоро придет в себя. Переключившись на непонятное образование, я внимательно его осмотрел. Это было тончайшее плетения силовых нитей, часть из которых, словно щупальца, прицепились к силовым линиям и узлам Лии. Просто взять и сдернуть эту пакость я не решился, опасаясь за девушку, поэтому продолжил вливать в нее энергию. В этом был определенный смысл. Я поддерживал ее состояние, при этом наблюдая, как образование постепенно насыщается энергии, высасывая ее с Лии. Установилось равновесие, которое в какой-то момент времени разом разрешилось. То ли почувствовав мое медленно растущее бешенство, то ли полностью насытившись и, решив заканчивать процесс питания, непонятное образование разом собрало свои нити-щупальца, покинуло затылок девушки и быстро покатилось по вертикальной стене тамбура вверх, к одному из окошек системы воздухообмена.

— «Не так быстро». — Улыбнулся я, когда смог оказаться между девушкой и этим существом. Сейчас я был готов разорвать эту жгутиковую многоножку, быстро перебирающую силовыми нитями, чтобы свалить от меня. Через мгновение мой силовой жгут пробил насквозь ее небольшое тельце, едва ли достигающее в диаметре пяти сантиметров.

— «......». — Беззвучно взвизгнуло нечто и, резко откусив часть моего жгута, остановило движение, резко сжавшись и уменьшившись в размерах. Было ясно, что мои действия ему не понравились, как мне не понравилась резкая боль от потери части жгута, которую эта тварь на моих глазах впитала в себя.

— «Хм, а так?»— Я мысленным усилием вытянул сразу несколько силовых жгутов, одновременно беря ими существо за силовые нити и распяв его в воздухе. — «Вижу, что не нравится. Не стоило тебе нападать на тех, кто находится под моей защитой!» — Существо оказалось неспособно произвольно менять длину своих силовых жгутиков, поэтому просто пыталось вырваться из моих лап. Я, наученный тем, что оно может откусить ментальный жгут, выбросил еще парочку, ухватив его прочнее и подведя ближе к себе, чтобы рассмотреть. Смотреть особо было не на что, небольшой шарик тела, диаметром около пяти сантиметров, и двадцать шесть тонких силовых жгутиков, длиной около пятнадцати сантиметров, сейчас отчаянно пытающихся дотянутся до моего лица и извивающихся подобно змеям. Рана в теле этого монстрика от моего силового жгута уже затянулась, но в ментальном фоне существа было «слышно», что ему все еще больно. «Ужас „Ортона“, летящий на крыльях ночи» оказался не таким и страшным, для меня уж точно.

— «И что прикажешь с тобой делать?» — Обратился я мысленно к существу, после того, как составил о нем свое мнение, как о не особо опасном, но могущем доставить неприятности, монстрике. Вариантов было не особо много. Я мог его выбросить с корабля, чтобы оно продолжило тиранить местных служащих станции, а мог просто поглотить, о чем свидетельствовали тонкие вторичные силовые нити моего сознания, мгновенно начинавшие появляться, когда я приближал монстрика к лицу при изучении. Убивать это существо мне не хотелось, это было полу разумное животное, судя по простым эмоциональным вспышкам в его ментальном фоне.

— «......». — Неожиданно тоскливо завыло существо, перестав пытаться освободиться из моих силовых жгутов. Мне вдруг пришел ясный ментальный образ одинокого комочка, потерявшего родных и близких. В следующий миг, я увидел, что комочек живет рядом с молодой девушкой, которая его подкармливает и ласкает. Череда образов начала быстро меняться, пока до меня не дошло, что мне рассказывают историю о том, как девушку обманом вывезли с его родной планеты и изнасиловали, после чего она умерла. Последовавший за своей подружкой комочек, опять остался один, но у него хватило ума понять, кто стал виновником его одиночества. Умирает капитан корабля, потом сходят с ума два его друга, участвующих в насилии над девушкой. Опять одинокое существо ищет себе друга....

— «Да, уж». — Я отпустил из силовых жгутов существо и погрозил ему пальцем. — «Живи, но не смей безобразничать. В друзья я тебя не возьму, но присмотреть за тобой присмотрю».

— «......». — Образ маленького комочка, купающегося в лучах энергии большого комка с несколькими силовыми жгутами.

— «Ну, выгонять я тебя точно не собираюсь». — Я строго погрозил существу пальцем и показал на Лию, лежащую без сознания. — «Нельзя! Нельзя!» — От моих слов существо сократилось и заметно уменьшилось в размерах. — «Ага, будет больно. Очень больно!» — Не знаю, понял ли меня этот комок со жгутиками, но он откатился от Лии в сторону, закатился вверх по вертикальной поверхности к модулю контроля воздушной смеси, забрался на него, где и замер.

— Ну, вот и отлично. — Я еще раз осмотрел девушку и пришел к выводу, что она скоро очнется и сама. Энергия в ее системе восстанавливалась вполне нормально. Было понятно, что потеря сознания обусловлена потерей энергии и особого вреда для здоровья от этого не будет. Конечно, убить человека это существо могло, но для этого ему надо было надолго к нему присосаться. Только одно мне в этом деле было не совсем понятно, как оно смогло разом лишить памяти полковника и заставить выброситься в вакуум его подружку. Этот вопрос пока оставался открытым, поэтому расслабляться я не собирался, решив обойти корабль и осмотреть его ментально.

— Ну, как, Арт? — Это была Мия, заглянувшая в тамбур.

— Все нормально. Через пару минут придет в себя. — Я поднял Лию на руки и улыбнулся ее старшей сестре. — До конца дня ей лучше полежать.

— Я купила раскладушки. Пока ты ее донесешь, расставлю одну и застелю белье.

— Беги, я иду следом.

— Ага. — Проследив взглядом, как Мия исчезла за поворотом коридора, я мысленно представил картинку, где маленькое существо следует за большим. Было похоже, что меня поняли, существо скатилось со стены и пристроилось за мной следом. Мысленно одобрив его действия, я понес девушку в рубку корабля.

— Сюда. — Мия уже успела расставить раскладушку и застелить ее бельем. — Как она?

— Нормально. — Положив девушку, я посмотрел, как шарик с жгутиками закатился на терминал и замер, медленно сканируя окружающее пространство.

— «Будешь жить здесь». — Отправил я мысль существу, с которым еще предстояло разбираться. — «Девушек трогать нельзя! Нельзя!»

— «.....». — Было похоже, что меня поняли, мне пришла картинка, где рядом с большим энергетическим шаром и маленьким шариком появились еще две среднего размера.

— «Молодец, правильно понимаешь диспозицию!» — Похвалил я существо и, не опуская его и вида, посмотрел на зашевелившуюся Лию.

— Что со мной было? — В синих глазах, обращенных на меня, стоял вопрос.

— Потеряла сознание. Мы нашли тебя в тамбуре, ведущего в трюм. Сейчас уже все в порядке. Через часик полностью отойдешь и можешь подниматься, но не рекомендую впрягать в работу. У тебя сегодня выходной.

— Что с тобой было? — Спросила у сестры Мия.

— Все вроде было нормально. — Начала вспоминать Лия. — С утра меня немного тошнило. На корабле едва не вырвало, а потом, уже в тамбуре, как-то резко стало хуже, а потом не помню....

— Сказалась вчерашняя ночная пьянка. — Высказал я свое отношение. — Не выспалась, а здоровье не позволяет больше, чем просто отлежаться с похмелья. В общем, Лия у нас доходяга с низким уровнем здоровья и выносливости.

— Нет, утром я чувствовала себя вполне....

— Ага, — закивал я головой в согласии, — именно поэтому у тебя и случился обморок? У тебя сейчас нет слабости? При резких движениях не кружится голова?

— Кружится....

— Ладно, об этом поговорим вечером. — Решил я, что больше не стоит терять времени на разговоры. — Мия, ты говорила, что нам доставили обед из бара?

— Да, сейчас все будет. — Старшая из сестер показала на коробку. — В ней стол, а маленьких стулья из пластика. — Ты пока расставляй, а я принесу посуду и обед....

12

С обеда обошел корабль еще раз, ментально сканируя и прислушиваясь к каждому закутку и помещению. Хотя, существо на картинке было одиноко, я хотел исключить любую возможность повторения того, что случилось с Лией. Шарик, быстро перебирая своими силовыми нитями, все это время катался за мной, как привязанный, пока я не остановился и показал ему картинку, где маленькое существо сидит на плече у большого. В ответ пришла картинка, где оно сидела на плече у девушки. Стало понятно, что ему знаком подобный способ транспортировки, после чего он закатился по моей руке на плечо. Так мы с ним и обошли весь корабль, пока я не пришел к выводу, что на нем больше никого и ничего нет опасного. По ходу движения немного «подкормил» существо, коснувшись его силовой нитью и влив в него энергию. Подкормка ему понравилась, оно довольно заурчало в ментальном фоне.

— «Будешь Мурзиком». — Определился я с именем для существа, ведущего себя подобно земному котенку.

Жалея, что нет времени на изучение этого существа, я вернулся к своей работе, занявшись монтажом датчиков. Вскоре ко мне присоединилась Мия, а затем, через пару часов, и ее младшая сестра, которой надоело валяться на кровати. Ее поставил на прозвон каналов датчиков, за ней шла Мия, которая вкручивала, вставляла или защелкивала датчики на место. Сам я занимался их тестированием и регулировкой, по ходу дела откладывая в сторону неисправные. Датчики нам дали снятые с других кораблей, поэтому тестирование и настройка для них были совсем не лишними. За этим занятием и провели следующие два дня, облазив все помещения, пройдясь вдоль всех систем и их модулей и проползя на коленях каждый квадратный метр брони, установив на место не только датчики, но и антенны. «Восстановление внутренней и наружной информационной системы», так называлось то, чем мы эти два дня занимались. Впрочем, на второй день эту работу я скинул на сестер, сам занявшись процедурами снятия корабля с консервации и проведением внепланового технического обслуживания модулей и систем.

К концу третьего дня, когда закончилась расконсервация корабля с хранения, удалось добиться отклика всех систем и вновь запустить тестирование корабля. С этого момента «Ортон» уже более уверенно пошел на поправку. Платить за это пришлось бесконечной переборкой модулей и блоков, часть которых удалось реанимировать, поменяв в них узлы, изношенные детали и выгоревшие блоки. Хотел я того или нет, но за первую неделю ремонта я сильно похудел и выглядел, как выжатый лимон. Приходилось вставать раньше всех и ложиться тогда, когда сестры уже давно спали. Перемалывался колоссальный объем работ, причем Фома, Злыдень и Главный искин корабля вообще не спали, управляя роботами технического обеспечения, которых пришлось взять в аренду у одного из техников сектора. Я был обязан проверить и пощупать своими руками каждый модуль, блок или шину, прежде чем она устанавливалась на свое место. Учитывая размеры корабля и количество дублирующих систем, то я был нужен в одно время в десятке мест, что не могло не наложиться на мой общий уровень измотанности.

К концу недели искин корабля начал выдавать готовность к полету, но работы еще оставалось непочатый край. К этому моменту я только добился уверенного отклика системы предпрыжковой подготовки и, медленно но верно, поднимал ресурс прыжкового движка, перебирая один за другим блоки и модули системы управления, подачи топлива и постановки защитной сферы в гиперпространстве. Сам двигатель, как агрегат, тоже требовал смены части деталей и точной настройки. Пока я этого сделать не мог, так как все модули «плавали» по параметрам и, хотя после проверки, ремонта или проведения полного объема работ по своему обслуживания, начинали давать работу, говорить о возможности точной настройки каждого отдельного модуля в полностью синхронизированный оркестр было пока рано. Прыжок совершить мы могли, но пока не выходили по параметрам ни на его длину, ни на время нахождения в гипере, ни на скорость его прохождения. Впрочем, уже то, что была уверенность в том, что прыжок пройдет и пройдет по заданным параметрам было хорошим достижением для семидневной работы.

С остальными системами дела обстояли гораздо хуже, но я пока на это внимания не обращал. Самой худшей по состоянию была система силовой защиты и энергетическая система корабля. Здесь требовалось прозванивать и, при необходимости, ремонтировать или менять каждый кабель и каждую силовую шину, пожалуй за исключением главной связки, двигатель — реактор, над которой я бился последние три дня. С системой защиты, завязанной на энергосистеме корабля, именно поэтому дела обстояли так плохо. На следующем месте, от худшего к лучшему, стояла система контроля внешнего пространства. На этом сказывалось отсутствие специальных датчиков на внешней оболочке корабля. Они были заказаны, но на станции их не было, поэтому посылка с ними шла к нам с планеты. Обычные не годились, приходилось ждать. Система жизнеобеспечения тоже требовала наладки и настройки, но того что было вполне хватало на создание нормальных условий в рубке и паре кают корабля. Этой системой я хотел заняться уже в полете, расширяя постепенно жилую зону. Примерно в таком же состоянии, как и система обеспечения жизнедеятельности находилось большинство систем, но на данный момент это было не так и актуально. Впрочем, я подозревал, что и модули верфи, к которым я пока не подходил, занимающие половину трюма, так же еще дадут о себе знать.

Самой лучшей системой на корабле оказалась система навигации. После установки на место антенн, она начала давать вполне приличный результат, особенно после того, как я подшаманил сканеры. Собственно, работа этой системы и блока двигатель-реактор и давала возможность начать движение домой. По совокупности, вместе с полностью рабочим искином и восстановленной информационной системой сбора данных, носитель уже можно было признать готовым к полету и работе. Следовало подновить ему звездный атлас, все-таки он стоял на отстое больше двадцати лет, но это я собирался сделать по выходу из дока, закачав обновления у диспетчерской службы и астроконтроля. Обновления были платными и цена на них была высока, но учитывая, что можно было купить только атлас той области, куда совершался прыжок, то цена становилась терпимой и вполне подъемной, тем более, что обновления выходили не так и часто и плата шла за объем информации. Пропрыгивая через республику, я не собирался брать полное обновление по тем системам, по которым собирался идти. Достаточно было и основных объектов астронавигации, тогда как на систему «Такси» и «Роксат» информация нужна была полной, так как я собрался задержаться в «Такси» и жил в «Роксате».

***

За раздумьями о состоянии корабля отремонтировался и прошел обслуживание очередной модуль, вставив и защелкнув его крышку на место, я хотел взяться за следующий, но позвонила Мия, сообщив, что ужин в наш ангар только что доставили. Сложив инструмент и дав направление работы Фоме, я отправился в рубку, где мы все это время жили и работали. Сестры не захотели отделяться от меня, хотя я им отдал каюту главного инженера корабля. Сам я собирался со временам поселиться в каюте командира корабля, но сейчас это было вторичным. Все свои силы и время я бросил в быстрое привидение корабля в более или менее приличное состояние. Ресурс систем медленно, но верно шел в подъем, что давало повод надеяться, что когда-то авральные работы сменятся на планомерное обслуживание.

— Арт, как у нас дела? — Села рядом со мной Мия, пока я приходил в себя. Девушки тоже сильно уставали, но пока к откровенному бунту готовы не были.

— На мой взгляд, нам осталось еще два или три дня до того момента, когда можно будет с уверенностью сказать, что мы долетим до дома, а не будем останавливаться в космосе, ремонтируя тот или иной сгоревший модуль или блок.

— Это радует. — Девушка активно пользовались моими выражениями. — Но я хотела с тобой поговорить о другом.

— Да?

— А вот и я. — Появилась в рубке Лия. — Арти, мне будет нужно твое присутствие. Я вскрыла кожух систем управления дополнительного шлюза. Большая часть модулей и блоков в порядке, но часть кабелей придется точно менять.

— Иногда я думаю, что Ортон попал под удар энергетической пушки. — Я кивнул девушке, соглашаясь сходить с ней и посмотреть, как там обстоят дела. — Только этим обстоятельством можно объяснить такое состояние энергосистемы.

— Я бы не была столько категоричной. Сдается мне, что командир корабля излишне часто ее перегружал, ставя силовые щиты предельной плотности. Возможно поэтому кораблю удалось выжить.

— Нам уже нет особой разницы, что и почему. Нам все равно придется все передирать. — Я повернулся к Мии. — Извини, о чем ты хотела переговорить?

— Она переживает за тебя. — Усмехнулась Лия. — Ты сильно похудел за эту неделю.

— Ну, осталось не так и много. Закончим с основным, можно будет слетать на планету.

— Помню, кто-то говорил, что ему надо прервать космический стаж. Мне даже кажется, что это было перед тем, когда мы полетели в республику. Как же давно это было. — Девушка села за стол напротив меня. — Кстати, я больше ни разу не упала в обморок. Ты мне обещал объяснить, что со мной было, но так увлекся ремонтом, что я вижу тебя только за завтраком, обедом и ужином, когда ты занят пережевыванием пищи.

— У меня, Арт, тоже был по этой теме вопрос. — Присоединилась к разговору Мия, поставив на стол кастрюлю и принявшись накладывать ее содержимое в тарелки. — Еще я хотела узнать, когда ты решишь возобновить сеансы массажа. Отдых нужен все, в том числе и тебе. Не может так случиться, что именно ты, а не я или Лия, грохнется в обморок в тамбуре? Что нам в этом случае делать? У нас нет медицинского образования, как у тебя! Ты знаешь, что будет с нами, если с тобой что-нибудь случиться? Куда мы пойдем? Кому, кроме тебя, мы нужны? Ты обещал о нас позаботиться! Как ты это сделаешь, если не щадись своего здоровья и работаешь на износ?

— Стоп! — Остановил я наезд на меня женской половины своего небольшого коллектива. — Нам осталось всего пара дней. Я не хочу останавливаться, пока не завершу работу. Это мой принцип и отказываться от него не стану.

— Хорошо. Через два дня объявляем на корабле выходной. Согласен? — Спросила у меня Лия.

— Договорились. — Не стал я возражать, хотя в этом случае следовало поднапрячься, чтобы завершить основные работы. — Думаю, что через пару дней корабль будет готов к полету....

***

В принципе, я был внутренне согласен со словами Мии. Пора была заканчивать с авральными работами. Ничего хорошего это не несло. Обдумав ситуацию, я после ужина вновь прошелся по жилой зоне. Рубка, каюты командира корабля и главного инженера замыкали первый уровень допуска и были отсечены от остального бронированной дверью. За ней находился сектор с каютами техников и офицеров среднего звена, каюты под медицинский пункт и небольшую столовую. В этот сектор, по умолчанию, стоял второй уровень допуска. Экипаж корабля состоял из двадцати шести человек, но для нашего размещения хватало и зоны первого уровня допуска. Обдумав эту ситуацию, я решил заняться обустройством и разом решить все проблемы с нормальным отдыхом. Для этого я в каюте главного инженера, довольно большом и просторном помещении, занялся развертыванием медицинского комплекса с названием «МедБлок-6М». В процессе его развертывания стало ясно, что тех двух миллионов, что я за него отдал, он полностью заслуживает. В его составе были две регенерационные камеры, одна диагностическая и пять лечебных. Из моделей шли «Автохирург», «Диагност» и «Терапевт» все шестого уровня и с расширенным объемом процедур. В любом случае он был ничуть не хуже того, что я продал на станции в Роксате. Естественно, что весь комплекс я разворачивать не стал, установив только две регенерационные и диагностическую с одной лечебной камерой. К автохирургу, терапевту и диагносту был добавлен мой Синтез-5М, после чего вопрос с отдыхом, обучением и медицинским обеспечением отпал сам собой. Оборудование заняло едва ли треть комнаты. Отправив ящики с тремя лечебными камерами на склад, я занялся подключением и настройкой комплекса, заодно вызвав Фому и поручив ему разделить каюту перегородкой на две части с отдельным входом в новый «Медицинский Пункт».

— Давно бы так. — Буркнула Лия, когда увидела, чем я занят.

— Хочешь, чтобы было быстрее, помогай.

— Что делать?

— Присоединяйся к Фоме. Снесите в трюме одну из перегородок с дверным проходом. Эту каюту разделим на две части, отделив дверью от основного помещения медицинский блок. — Пояснил я то, что хочу сделать. — Во второй части установим виртуальный тренажер Злыдня и купим какой-нибудь спортивный комплекс. Думаю, их можно купить не станции. Санузел трогать не будем, его нам на троих хватит с лихвой. В итоге получим медблок и комнату отдыха в одном флаконе. На время ремонта и перегона корабля этого будет достаточно.

— Согласна.

— Тогда присоединяйся к Фоме.

— Есть, шеф. — Девушка упылила в трюм, куда ушел Фома.

— Давно хотела с тобой поговорить на эту тему. — Мия, закончила с посудой и тоже зашла посмотреть, чего я творю.

— Твоя задача разделить временной перегородкой каюту капитана. — Сразу выдал ей задание я. — На общий зал и спальню. Скажешь Фоме, чтобы готовил стенку с дверным проемом и туда. В зал купим визор и кухонный агрегат. Выбери что-нибудь подходящее через станционную сеть и закажи их доставку. Кровать я сделаю сам, из металла, поэтому нужны будут матрасы и все остальное. Это тоже на тебе. С рубки управления кораблем сегодня надо переехать в капитанскую каюту. На раскладушках больше не будем спать....

— Отличная новость, Арти.

Пришлось повозиться, чтобы все сделать к полуночи, но зато у меня и девушек появились нормальные условия для жизни, а мои нововведения сразу отразились на их настроении. До сих пор я считал, что нам достаточно как-то перекантоваться на время ремонта и перегона корабля, но постепенно до меня начала доходить мысль о том, что мне нравиться этот корабль и мне его совсем не хочется продавать. Чем больше я вкладывал в него своего времени и сил, тем больше мне не хотелось с ним расставаться. Умом я понимал, что подобный корабль отличная мишень для массы алчных людей, как в республике, так и в Королевстве, но сердце говорило по другому. На корабле уже не было живого места, куда бы не я не заглянул. С каждым днем он становился для меня ближе и роднее. Тем не менее, мой рассудок упорно твердил, что удержать его в своих руках будет трудно. Вызывать на себя большую кучу алчных взглядов я не хотел, поэтому не хотел даже в мыслях считать его своим. Отсюда вытекало мое нежелание в нем обустраиваться и разворачивать виртуальный тренажер и медицинский блок, основные составляющие моего понимания обустроенного быта. Спать в регенерационной камере было гораздо удобнее, чем на кровати. Ну, естественно, я не имею в виду случаи, когда на кровати «спят» особи противоположного пола. Во всех остальных случаях камера предпочтительнее, так как она ведет отслеживание состояния здоровья и сразу его корректирует в нужную сторону. После нее нет такого понятия, как «не выспался» или «плохо отдохнул», в ней невозможно проснуться «с похмелья». Конечно, спать на собственной кровати тоже не так и плохо, но не в моем случае, когда еще есть недоученные базы знаний. Возможно, что в более зрелом и солидном возрасте я изменю свое мнение, предпочитая кровать, но сейчас я обеими руками голосую за камеру.

Что же касается кровати, то в спальне капитанской каюты я создал настоящий танкодром, четыре на три метра. Мии пришлось нелегко, матрасов такого размера в продаже не было. Впрочем, обещали изготовить к полуночи матрас по индивидуальному заказу, как и пошить простыни одеяла и подушки. Всего две с половиной тысячи бонов и у нас появилось все нужное для нормального сна. Закончив с работами по благоустройству, я принял душ, пожелал девушкам приятного сна и завалился спать..... в регенерационную камеру, сразу войдя в обучающий транс. Нет, от общения с девушками я не отказывался и не сменил свою ориентацию, но чувствовал я себя действительно сильно измотанным, поэтому предпочел просто отдохнуть, перед двумя днями упорной работы....

13

На следующий день истекал срок аренды двух комплексов роботов. Пришлось продлять его еще на два дня, этого срока было вполне достаточно, чтобы завершить вторую фазу ремонтных работ. Девушки на меня с утра как-то хмуро поглядывали, хотя я чувствовал, что они хорошо выспались и готовы к очередному рабочему дню. Отдав им за завтраком необходимые распоряжения и дневные задания, я, чтобы не получить против себя сплоченный фронт из чем-то обиженных и недовольных, быстро свалил в реакторный отсек, где занимался доводкой до ума его блоков управления и утонченной настройке его самого и связки «двигатель-реактор». Дело быстро шло на лад, регенерационная камера позволила в эту ночь отлично отдохнуть и выспаться, полностью убрав из головы перевозбуждение из-за постоянных перегрузок при решении тех или иных проблем. Было даже жалко, что я не поставил камеру раньше, это могло серьезно ускорить процесс ремонта. Собственно, на этом этапе ремонта, как такового, было немного, я его передал Фоме и Злыдню, управляющих тремя ремонтными комплексами средних роботов. Юлии и главному искину корабля отошли два комплекса Лекси, Джир-3М и Робо-17. Вся эта машинерия беспрестанно шевелилась и двигалась по кораблю как ошпаренная, зато параметры корабля быстро приходили в норму и росли как на дрожжах. Нет, до окончания ремонта было еще далеко, но уже сейчас можно было вести речь о перегоне, к чему я и стремился.

К концу второго дня, вернув два комплекса ремонтных роботов хозяину, я вдруг осознал, что скоро смогу отчалить с этой станции. Пора было подвести первые итоги. Как я не жался и, как ни стенал мой хомяк, счет за это время сократился еще на два с половиной миллиона. Деньги ушли полковнику Дери Оуэну и его заместителю, главному инженеру сектора хранения Соуку Сади, обеспечивших меня бесперебойным снабжением комплектующих, расходниками и запасными частями. Несколько модулей пришлось у них покупать, но могло бы быть и гораздо хуже, если бы наша тройка не имела навыков ремонта модулей, а шла на их замену, как поступает большинство нормальных техников республики. Фактически пока корабль обошелся мне в неполных восемьдесят восемь с половиной миллионов, но зато теперь его спокойно можно было предлагать в Королевстве Лигат за сто шестьдесят, я был полностью уверен, что его сразу заберут и попросят прибавки. Большего выжать из корабля, находясь на Легионе и, не вкладывая в него больших сумм, я не мог. Следовало собирать вещички и отчаливать, пытаясь приобрести еще что-нибудь на него по дороге домой. Оплаты по кораблю и его ремонту я проводил со счета корабля, который открыл и забросил туда три миллиона, чтобы не путаться с расходной частью.

Рассчитавшись за аренду технических комплексов тоже с этого счета, который вел главный искин корабля, я пожал их владельцу руку и отправился в свой ангар, но меня перехватил по дороге туда Дери Оуэн. Надо сказать, что его отношение ко мне быстро переменились на доброжелательность. При первой нашей встрече он явно видел во мне молодого аристократа, которому богатый папа дал денег на покупку военной верфи. Сейчас для него было не секретом то, какой объем работ я провел. Возможно, что не веря отчетам своего заместителя Соука Сади, он не раз навещал меня на моем корабле, пробираясь в рубку через летающих по палубам корабля ремонтных роботов и шлейфы кабелей систем корабля, чтобы лично убедиться в том, о чем ему говорил инженер. Возможно, что проведенный мной ремонт и то, с какой скоростью и как это делалось, заставило полковника пересмотреть свое отношение ко мне. Несомненно, что и сумма в два с половиной миллиона, потраченная на закуп расходников, так же сыграла свою роль, но скорее всего, не такую и значительную, по сравнению с тем, что он видел на корабле. Больше выскочкой, купившей инженерные корочки, он меня не считал. Отношения потеплели еще и из-за того, что я не стал пускать в ход записи искина, отдав ему весь пакет информации и в его присутствии стерев ее из баз данных корабля.

— Как дела, Арт? — Поинтересовался полковник, когда мы обменялись взаимными приветствиями.

— Мое пребывание на вашей гостеприимной станции Легион постепенно подходит к концу. — Решил я известить его о том, что скоро закончу с ремонтом и улечу. — Еще два или три дня и собираюсь отправиться домой в Роксат.

— Уверен? — Переспросил меня полковник.

— Ага, даже предлагаю отметить это дело завтра в обед. — Отношения с этим человеком мне позволяли пригласить его на совместный обед, тем более, что повод был серьезным. Это было приглашение обмыть сделку, так как окончание ремонта и отлет означало ее полное завершение к взаимному удовлетворению участвующих в ней сторон. От нее можно было отмахнуться, но народ по негласному обычаю предпочитал такие приглашения принимать, закладывая фундамент для дальнейшего сотрудничества.

— Тогда уж лучше вечером где-нибудь посидеть. — Предложил Дери Оурон. — Куда пойдем?

— В «У Листка». Кухня там вполне и лишних у него не бывает. — Я назвал бар, где мы заказывали еду и познакомились с Яном Строксом, продавцом скафа, которому я так и не позвонил из-за ненадобности и нежелании слушать мистических историй о своем корабле. — Пойдет?

— Вполне. — Полковник кивнул и на минуту задумался. — Куда отсюда будешь прыгать?

— Пойду по ветке Делир, Ухта на Верстан. — Назвал я свой предполагаемый маршрут. — Оттуда на Такси. Шесть прыжков, два торговых поворота и военный на Такси.

— Получается дольше. Отсюда на Арку, оттуда на Верстан, там на Такси. Короче почти в два раза.

— Короче, но я хочу попутку брать, чтобы топливо окупалось, да и отдохнуть где-нибудь хочется. По планете пройтись. У меня непрерывной «пустотки» уже много накопилось.

— Я могу тебе на Арку груз дать. Металлолом. Мне все равно план по нему сдавать. В Арке государственный завод по переработке металла. Оттуда на Верстан возьмешь уже металл для верфей на Верстане. — Полковник на минуту задумался и улыбнулся. — Ага, а с меня плату за перевоз возьмешь топливом. Оно хоть у нас по качеству не очень, все-таки со сроком годности у нас не айс, зато я залью тебя под завязку. И мне выгодно, я деньги сэкономлю, и тебе хорошо — топлива на весь рейс хватит.

— Ага, это ты мне какую норму груза считаешь? — Улыбнулся я. — Наверняка только половину трюма, а я ведь могу взять еще на внешнюю палубу. Это будет больше в три раза от того, что ты посчитал. Под такой вес одного топлива маловато будет.

— Хм, про внешний подвес я как то и не подумал. — Лицо Дери Оурона на минуту приобрело хмурое выражение, но потом быстро просветлело. — Эй, ты сейчас, как мне кажется, наглеешь. Металлолом у меня ого какой, там нормальному технику всегда найдется что снять.

— Ну, если так, то может мне топливо и треть металлолома отпишешь, по весу? Ну, а я уже сам потом отберу из него себе все, что сочту нужным?

— Не больше пятой части. Я не жмусь, так по приказам идет, по стоимости вместе с топливом.

— Блин, маловато.

— А ты мне пару миллионов отстегни, может в металлолом уйдет какая старая дуговая печь, а может и сборщик какой найдется. Тут ведь дело то такое. Как на него посмотреть. Ну, я думаю, что ты сам все понимаешь.

— Договорились. Люблю высокотехнологичный лом.

— Ага, вот и я говорю, что все зависит от полноты налитого стакана....

***

Получив такой подарок о Дери Оуэна я совсем не ожидал, поэтому вернулся на корабль едва не улыбаясь от столь удачной прогулки. Полковник принял мое предложение отметить окончание ремонта. Это уже было немало, так как он этим показывал, что видит во мне равноправного партнера для дальнейших сделок. Больше для работы с ним мне не нужна была протекция старика де Моу, что было очень и очень хорошо. Можно было сбросить верфь на Роксате, после чего вернуться и купить у Дери еще чего-нибудь, например, оставшиеся две верфи. Просто отличный расклад. Сейчас же полковник и без моего приглашения давал мне неплохой вариант заработать. Попутный груз на Арку сейчас мне был очень в жилу. Здесь мне доверяли. Ясно и без лишних слов, что топливо с кораблей слили и уже давно списали. Полковник отдавал его мне, сам получая деньги за него с казначейства по текущему оптовому прайсу. Плюсом ему шли два моих миллиона за ценный лом. Очень не плохо. Я же со своей стороны отметал пятую часть лома и был обеспечен топливом на весь перелет до дома. Тот, кто скажет, что это не выгодно, а топливо действительно не соответствует кондициям, будет полностью прав, но для меня время разгона не критично, даже если оно будет больше в два или три раза стандартных норм. Поползем медленно, зато нахаляву. В том, что мне подкинут в лом сборщик или дуговую печь в убитом состоянии я не сомневался, но мне она и не нужна. Выпотрошив из нее все, что можно на запчасти, я ее и сам сброшу в кучу металлома. Для меня сейчас важен любой процент ресурса дуговой печи или сборщика, а запчасти, пусть и сильно изношенные, дадут не меньше пяти. Нужно только к этому приложить руки и, естественно, голову.

— А где Лия? — Поинтересовался я у Мии, когда вернулся на корабль. Обычно ее не заметить было трудно.

— Минут тридцать как легла на обучение в камеру. — Сообщили мне и поинтересовались. — Ужинать будешь? Мы уже поели.

— Ага, давай. — Я присел к столу. — В сеансе массажа мне не откажешь?

— Что случилось, Арт? — Сразу отреагировала на мой вопрос девушка.

— Все нормально, но решил, что этот этап ремонта завершен и хотел это отметить. — Я поставил на стол бутылку кортеса, купленную в жилой зоне станции откуда я вернулся.

— Лию позвать?

— Не надо. — Отмахнулся я. — Все равно завтра у нас официальный выходной, как вы настаивали. Завтра куплю для нее чего-нибудь полегче.

— Тогда соберу на стол. — Минут за пять девушка настрогала овощной салат и нарезала мяса. Мне же, как пропустившему ужин, досталась тарелка местной картошки с мясом, этакое жаркое, которую я подвинул к центру стола, достал стопки и разлил спиртное.

— Нет, нет, секундочку. — Мию словно ветром сдуло, но через пять минут она вернулся поменяв свой комбез технической службы на платье с цветами, которое я у нее впервые увидел, когда выписался из Медицинской части, подаренное ей Региной.

— Отлично выглядишь, Мия. — Не удержался я от комплимента.

— Спасибо. — Девушка смутилась и слегка покраснела от моей похвалы.

— Я бы хотел выпить за приобретение корабля и окончание второй фазы его ремонта. — Предложил я тост, подняв стопку.

— Поддерживаю. — Девушка предложила мне чокнуться, после чего мы молча выпили и закусили.

— У меня появились еще новости. — После недолго молчания, продолжил я разговор, заодно наполнив стопки.

— Да?

— Мне предлагают лететь отсюда на Арку. Можно взять туда металлом. Оплата нормальная, так что не вижу смысла отказываться. Забьем им трюм под завязку и разместим контейнера на верхней палубе. В общем, должны хорошо заработать.

— Хорошая новость.

— Я бы сказал, что чрезвычайно. — Я поднял стопку. — Нам за это зальют топливо под крышки баков. Запаса хода должно хватить до системы Роксат.

— Очень хорошая новость. — Девушка подняла свою стопку. — За то, чтобы наши желания исполнялись?

— Согласен. — Мы выпили и принялись закусывать. Мне, выпившему на пустой желудок, резко похорошело и я, отложив ложку, откинулся на спинку стула и закрыл глаза.

— Наелся?

— Ага. — Я открыв глаза встретился взглядом с Мией. — Я еще стопочку и мне хорош.

— Половинку.

— Как скажешь. — Я разлил спиртное, подвинул стопку к девушке и торжественным голосом произнес. — За успешное окончание ремонта Мия и Лия Загз премируются от лица командования кораблем Ортон денежной премией в пять тысяч бонов каждой. Заработную плату и премию можно снять с расходного счета корабля в удобное для вас время.

— Принято. — Подтвердил мой приказ Главный искин корабля.

— Спасибо.

— За вас с Лией, лучших, чем вы с Лиатой, помощников я для себя не мечтал и найти. — Я поднял стопку за свой тост. Мия смутилась, но поддержала и мы с ней выпили.

— Я понимаю, что ты мне и сестре льстишь. — Мия закусила кусочком овоща и начала задумчиво жевать.

— Ну, это ведь не я за три месяца освоил техника во второй ранг и помогал своему начальнику в ремонте среднего корабля. — Я прикрыл глаза, из-под ресниц наблюдая за Мией. — Мне нравиться ваши целеустремленность и желание добиться в жизни большего.

— Хочешь разомну шею?

— Может сразу на полный сеанс массажа?

— Тогда перебирайся в спальню на кровать. — Девушка поднялась со своего стула. — Я гляну, как там дела у Лии, и сразу вернусь.

Сеанс от Мии Загз это что-то с чем-то. Особенно для меня, видящего как циркулирует энергия в ее и моем теле. В принципе, мне секс с ней был не нужен, достаточно было и того, что она вкладывается в массаж. Чтобы как-то поблагодарить девушку, я ради интереса пощекотал ее силовым жгутом между ног и плеснул в низ ее живота немного энергии, когда она разминала мне спину. Эффект моего нового воздействия был впечатляющ. Девушка и без этого явно хотела, но после моего воздействия поплыла.

— Переворачивайся на спину. — Последовал приказ, пока я прислушивался ментально к мыслям в ее голове.

Перевернувшись на спину, я ожидал всего, но не того, что девушка стянет с меня плавки и в засос поцелует моего малыша. Отталкивать я ее не хотел и не собирался, вместо этого проникнув рукой под ее платье, где ничего не было. Поласкал попку, погладил между ног и, убедившись, что Мия текет, затянул ее на себя сверху, одновременно стягивая с нее платье....

— Арт, я давно хотел тебе сказать, что извиняюсь за то, что мы с Лией тебя тогда спровоцировали на близость. — Девушка прижалась ко мне грудью и начала пальчиками перебирать волосы на моем лобке. — На Горани, где мужчин не так и много, четыре или пять жен считается обычным делом, а ведь есть еще и любовницы и любимые жены, ради которых мужчины пропускаю очередь других. Мужчины работают, поэтому желание у них появляется не часто, один раз в два или три дня. Жены ждут своей очереди по десять дней, а то и дольше. Внимание хочется всем, поэтому любовь между женщинами одной семьи не возбраняется.

— Я ни разу вас не упрекнул за то, что увидел. — Я погладил девушку по спине. — Мне не за что извинять вас. Я был не против.

— Скажи, мы действительно тебе нравимся?

— Ну, как сказать? — Я невольно задумался. — Нравитесь.

— Ты не думай, мы с Лией отлично понимаем, что любовь такого человека как ты нам не достанется. — Подняла голову девушка и посмотрела мне в глаза. — Тогда на станции, ты и сам не знаешь, что сделал для меня. Тетка решила отдать мой контракт в дом свиданий. Я не приносила ей никакого дохода. Ее это злило, она заплатила за базы знаний, а дохода нет. Я упорно не соглашалась спать с клиентами, а без этого массажист не такая и прибыльная специальность. Именно в тот день, когда это должно было произойти, ты пригласил меня на контракт. Тетка на меня за это взбесилась. Меня искали, но когда узнали, что это за тобой приходили в «Каприз» какие-то головорезы, с тобой не захотели связываться. Тетка может быть и питала какие-то надежды меня вернуть, но после известия о том, что Регина, внучка Джема Дасторса, работает в твоем ангаре обычной ученицей, от меня отстали.

— Почему об этом ты тогда мне ничего не сказала?

— Я боялась поверить своей удаче и думала, что ты меня выгонишь прочь.

— Хм....

— Ты смог изменить мою судьбу. Причем, сделал это походя и ничего не требуя взамен.

— Мы с тобой заключили контракт. — Напомнил я девушке.

— Он в разы был дороже, чем то, что мне могли тогда дать. Я не о деньгах говорю, но и они важны.

— Может быть хватит разговоров и полежим молча? — Решил я остановить словоизлияния Мии. — К тому же хочется спать. Если ты не настаиваешь на повторе, то мне лучше вздремнуть.

— Арт, я чувствую, что моя судьба связана с тобой. — Не угомонилась девушка.

— .....

— Я не настаиваю ни на чем и верю, что ты обо мне позаботишься. — Мия переместилась ниже и мерно зачмокала. Пришлось моему зацелованному малышу опять побывать в ее узкой и тугой норке и довести это до слияния аур. Лишь после этого девушка устала и угомонилась, а я смог спокойно уснуть.....

***

Из-за того, что заснуть прошлой ночью удалось довольно поздно, утром я впервые за все время проспал. Разбудила меня уже Лия, забравшаяся ко мне под одеяло и прижавшаяся к правому боку. Спросонья я отходил и ее, тем более, что она любезно раздвинула ноги, чтобы с входом в нее у меня даже сонного не было никаких проблем. Впрочем, быстро разобравшись с тем, кто тут хочет меня побаловать с утра, я заставил баловницу застонать от наслаждения и несколько раз кончить, пока я добирался до желанного конца. Это было не трудно, но слияние аур с синеглазкой оказалось полнее, чем это происходило с ее сестрой. Энергии от этого получалось чуть меньше, но зато я чувствовал ощущения Лиаты, как свои. Это было довольно необычно.

— Лия, если вы закончили, то вставайте, принимайте душ и идите к столу. Завтрак готов. — Позвал нас голос Мии из залы командирской каюты.

— Я первая. — Смылась из кровати синеглазка.

— Хорошо. — Я последовал за ней, чего она не ожидала, за что я ее наказал, войдя сзади....

***

— Какие у нас сегодня планы? — Спросила Мия, когда мы позавтракали.

— У вас выходной. — Пожал я плечами. — У меня вечером встреча. С полковником. Нужно с ним обстоятельно поговорить насчет дальнейших отношений и работы.

— Я чего-то не знаю? — Поинтересовалась Лия, видя как с переглянулся с Мией.

— Нам дают рейс до Арки. Пойдем с металлоломом. Это нам по дороге, платят хорошо, так что надо закрепить с ним договоренности. — Пояснил я ситуацию для синеглазки.

— Понятно.

— Люди в космосе пьют от скуки безбожно. — Продолжил я развивать тему. — Придется составить ему компанию. Вернусь поздно, так что меня вечером не ждите. Занимайтесь своими делами или ложитесь спать.

— Хм....

— Лично ты, Лия, ляжешь на ночь под обучающий транс. — Повернулся я к хмыкающей девушке. — Ладно, кто куда. Можете пройтись по магазинам в жилой зоне. Деньги с премии и зарплаты у вас есть.

— А ты?

— Теперь я полностью высыпаюсь, нормально питаюсь и не обделен вашим вниманием, поэтому мне можно немного и поработать. Прогоню еще раз тесты и покопаюсь в модулях и системах, если меня что-то не устроит.

— Арти, сегодня с утра я загрузила работой искин корабля на максимальную загрузку корабля металлоломом в средних стандартных контейнерах. В общем, они предлагают снести все не капитальные стены в трюме и перегрузить по новой модули верфи ближе к реактору и двигателю корабля. По их расчетам выходит, что мы сможем взять в трюм семьдесят два стандартных контейнера.

— Не плохо. — Я открыл файл и начал с ним знакомиться. Один стандартный средний контейнер был размером десять на десять и длинной в двадцать метров, объемом в две тысячи кубометров. — Вижу по расчетам в трюм тогда мы возьмем восемьсот шестьдесят четыре тысячи тонн. Нам с этого падает сто семьдесят две.

— Ты взгляни сколько они предлагают загрузить на наружную палубу. Сто пятьдесят четыре контейнера. Общий вес груза будет чуть больше двух с половиной миллионов тонн. Мы хоть с таким весом сможем выпрыгнуть из системы?

— Ну, раз искины считают, что сможем, то не стоит сомневаться. — Я в одно мгновенье почувствовал, что такое значит быть хозяином среднего грузового корабля. При этом вес верфи был около пятисот тысяч тонн, а корабль тянул под миллион тонн массой покоя. Большие цифры, если задуматься об их значении.

— Фома, режем все лишние перегородки и чистим трюм. — Обратился я вслух к искину робота сварщика.

— «Принято».

— Нам в любом случае трюм еще может понадобиться. Верфь, верфью, но и трюм будем переделывать под ремонтный бокс. — Пояснил я свое решение Лиате. — Я в любом случае собирался делать перепланировку внутреннего пространства корабля.

— Это понятно.

— Так! — Собрался я с мыслями. — Мия, большое спасибо на помощь и обсчет груза. Очень своевременно. Молодец.

— Спасибо.

— Раз уж у вас сегодня выходной и вы пойдете в жилую зону за покупками, то у меня есть к вам просьба. Не могли бы вы попутно купить небольшую холодильную камеру и продукты на дорогу. Шкаф на кухне нам бы тоже не помешал.

— Сделаем.

— Мия, я открываю тебе разрешение на ограниченное пользование счетом корабля. Думаю, что ты поняла для чего. На тебе лежит питание экипажа в полете. На этом не стоит экономить.

— Арти, а нельзя выделить мне денег на покупку базы знаний «массаж» третьей степени? — Спросила у меня Лия. — Я бы тоже могла делать тебе массаж, когда Мия занята.

— Думаю, что достаточно и второго ранга. — Определился я с пожеланиями синеглазки. — Что еще я упускаю?

— Я бы прикупила немного мебели. — Высказалась Мия.

— Не возражаю, но не стоит забывать, что мы на корабле временно.

— Надувной диван с креслами. Из них всегда можно спустить воздух и упаковать в сумку.

— Уговорила. Что еще? — Не услышав предложений, я встал из-за стола. — Вижу понимание нашего положения, поэтому с покупками для полета разберетесь без меня. Я в рубку, у меня работа. Будут проблемы — всегда можно созвониться. Пока....

14

Обмыли покупку и отпраздновали завершение сделки мы с полковником Дери Оуэном в тот вечер неплохо. Так не плохо, что утром я проснулся с трещащей от боли головой и долго не мог понять, где я нахожусь. В памяти всплыли воспоминания, но не все. Было лишь чувство огромной дозы выпитого, долгого сидения за столиком, танцы с какими-то девицами, бассейн с плавающим столиком, где стояли бутылки и закусь, а после этого полная тишина, как будто в этом бассейне я утонул.

— «Юля». — Счастливы те пьяницы у которых есть персональный искин. — «Не напомнишь мне где я был и что было после бассейна?»

— «Хм». — Было что-то осуждающее в этом посыле, а потом я увидел, что вытворял. Впрочем, полковник тоже себя не сдерживал. Мне даже стало немного стыдно, так как в бассейн были приглашены девушки, с двумя из которых я планомерно перекочевал в гостиничный номер.

— «А две девушки куда подевались?» — Обвел я взглядом номер.

— «После многочисленных совокуплений вы, под самое утро, пожелали с ними расстаться». — Я взглянул на время на панели нейрокома — шесть тридцать утра.

— «Ну, хоть что-то сделал правильно». — Подвел я итог вчерашних посиделок с полковником Дери Оуроном.

— «.....» — Юлия ничего не сказала, но в ее молчании было осуждение, чертова программа очеловечивания искинов.

— «Молчать, железяка». — Буркнул я, немного постоял под контрастным душем, помылся, обсох и выбрался из душа, чувствуя себя в разы лучше, но еще не совсем хорошо.

— «Вчера вечером на наш контакт много раз звонили мисс Мия мисс Лия». — Потянула Юлия. — «Я взяла на себя смелость и им ответила, что с вами все в порядке и никакой опасности рядом с вами нет. Мисс интересовали подробности того, что с вами происходит. Сообщила им, что вы выпиваете с полковником Оуэном и ведете обстоятельные беседы на деловые темы».

— «Молодец, Юлия. Так держать!»

— «Спасибо».

— «Эх ты ж, твою мать!» — Удивился я, когда «увидел» в комнате выкатывающийся из-под кровати мохнатый комок, лучащийся довольством и радостью при встрече со мной. Ему было отчего быть довольным, это был уже не комок с тычинками, а отожравшийся футбольный мяч со штырями, светившийся от переполнения энергией. На меня прямо лились волны бесконечного обожания от этого засранца, сумевшего так отожраться за вчерашний вечер и ночь. Было похоже, что мои вчерашние посиделки ему пошли на пользу. Впрочем, быстро взглянув на состояние своих систем и отметив переполнение энергией, я счел, что ничего плохого, в том что малец подкормился, не было.

— «Иди сюда, малыш». — Я потянулся к существу силовым жгутом, но этого не потребовалось, так как оно одним прыжком оказалось у меня на плече. — «Да, ну и жрать же ты. Буду теперь звать тебя Жорка. Так что теперь у тебя есть второе имя, заслуженное в эту ночь. Пошли домой Мурзик-Жорка, или тебя уже называть Мурз-Жорка? Все, домой. Нам еще сегодня работать и работать....»

***

До восьми часов, когда на станции начинается рабочий день, было еще полтора часа, поэтому вернувшись на корабль, я после недолгих раздумий залез в регенерационную камеру, бороться в похмельным синдромом. Как бы то ни было, но в эту ночь я не выспался, поэтому помимо приведения организма в порядок, выставил себе еще часик спокойного сна. Вскоре мягкий сон взял меня в свои объятья, но, хотя сон и был мягким, но вот пробуждение у меня было резко болезненным. Очень и очень болезненным. Очнувшись от сна, я мгновенно перешел на видение, так как боль была очень знакомой. Сразу стал понятен источник боли. Им оказался Жорик, вкачивающий в мою систему ментальную энергию и тут же забирающий избыток назад. Все это делалась с чувством обожания и любви, поэтому я не стал возмущаться, а вникнув в процесс, понял, что Жорик пытается раскачать мою систему подобным образом. Больно то, конечно, больно, но польза от этой боли прослеживалась явная. Стряхнув с себя Жорку, я выбрался из регенерационной камеры и, почувствовав себя в норме, вышел из медпункта.

— Иди завтракать. — Сразу стало ясно, что меня здесь ждали.

— И тебе привет, Мия. — Я кивнул девушке и показал на дверь душевой. — Сначала туда.

— Ты как? Выспался? — В вопросе была полколка, но я не стал на нее обращать внимания.

— Да, чувствую себя бодрячком.

— В душевой Лия. Хочешь быстрее — иди в каюту главного инженера.

— Ладно, потом. — Я сел за стол и взял себе в тарелку омлет. — Сегодня тяжелый день. Первая погрузка. Полковник сказал, что они начнут с восьми утра.

— Фома и Главный искин корабля предложили свою схему размещения контейнеров в трюме и верхней палубе. Мы с Лией уже ее изучили. Я думала, что ты эту работу получишь нам с сестрой.

— Ну хорошо, будете следить за ней вместе с Лией, но ответственность на тебе. — Не стал я особо возражать, загребая на свою тарелку еще кусок омлета. — Мне надо поработать с разгонными двигателями и модулями к ним. К концу погрузки попытаюсь от них добиться хотя бы пару процентиков. — Я ухмыльнулся и напомнил. — Нам в оплату идет каждый пятый контейнер, так что надо втолкнуть побольше, чтобы немного заработать. В трюме только модули от верфи, так что придется их потеснить.

— Вчера, после удаления в трюме перегородок, модули и блоки мы перегрузили ближе к отсекам двигателя и реакторов.

— У вас же был выходной?

— Не страшно. Это было уже вечером, без тебя было скучно. Развлеклись....

***

День целиком ушел под погрузку контейнеров, заправку и крепеж грузов на внешней палубе. Два миллиона ушли Дери Оурону за пять контейнеров, где находилась разобранные сборщик и дуговая печь. Состояние их было отвратительным, но и те, которые стояли у меня на корабле, были не лучше. Было бы у Дери еще, я бы взял и их, так как появлялась хоть какая-то возможность перебрать агрегаты и на выходе получить хоть какое-то улучшение по этому вопросу. По деньгам к этому времени осталось двадцать один с лишним миллиона, но брать на «Легионе» было решительно нечего, поэтому деньги я решил приберечь на будущее. Корабль был полностью заправлен и я рассчитывал немного заработать на металлоломе, все-таки пятьсот тысяч тонн отходило мне. В любом случае цена на него была в пределах восьми бонов за тонну и на меньше чем четыре миллиона с него я не рассчитывал. Деньги не большие, но для меня и они были хорошим подспорьем. Впрочем, когда мы вышли из дока и я доложился диспетчеру астроконтроля о цели полета, то ушел еще один миллион за общее обновление звездного атласа и пятьсот семьдесят тысяч пришлось оплатить за сбор по переименованию корабля. Оказалось, что родное имя оставить было нельзя, так как корабль был снят с военного учета и должен был пройти перерегистрацию уже под новым, гражданским, именем. Именно за перерегистрацию с меня и был сдернут сбор на государственную пошлину и оплату услуг диспетчера, который эту перерегистрацию провел. Оформление новых документов и регистрация прошли довольно быстро, всего-то три с половиной часа, поэтому обид у меня не было, тем более, что это делалось на ходу и в процессе неторопливого разгона моего корабля. Имя кораблю я дал простое, не было времени ломать голову еще и этим, поэтому в прыжок мы уже ушли на «Иртыше» в честь знакомой мне реки с моей родины.

Как бы то ни было, но формальности были улажены, мой пилотский статус подтвержден, я был впервые на капитанском мостике, диспетчеру пришлось пробить мои данные по системе, а корабль получил разрешение следовать дальше. Мы и последовали, разгоняясь в этой системе еще добрых полутора суток. Я, как бы мне не хотелось быстрее уйти в прыжок, шел по рекомендованной искинами схеме разгона, наиболее щадящей четыре разгонных двигателя корабля. Это был жутко длинный по времени разгон, но он был оправдан и меня полностью устраивал, тем более, что я был эти полутора суток очень занят, шерстя контейнера с металлоломом на предмет ценных для меня модулей, блоков и деталей, заодно выделяя из металлолома лом, состоящий из ценных сплавов, полагая, что стоит он дороже. Надо сказать, что ничего особо ценного найти не удалось, мы везли распиленные корпуса двух или трех средних кораблей, но все же совсем без находок не обошлось и наш склад пополнился некоторым количеством деталей и запасных частей. Наконец, к концу тридцать седьмого часа разгона наша скорость достигла нужной величины, был запущен прыжковый двигатель и, с жутким хлопком, мы ушли в гиперпространство. Это был мой первый самостоятельный полет, поэтому даже несмотря на чудовищные перекосы в работе оборудования корабля, я был очень рад, что мы летим и, как следовало из приборов, летим правильно. Через трое суток полета в гиперпространстве нас ждала система Арка и металлоперерабатывающий завод, просто обязанный нам подарить первую прибыль. Да, полет был долгим, но и мы сейчас были загружены по самые уши, поэтому оставалось только ждать и надеяться, что все идет нормально....

13.

По истечении шести суток, полтора ушло на торможение и маневрирование с причаливанием к терминалу разгрузки, оказалось, что отбор более дорогих сплавов полностью оправдал возложенные на него надежды. Сдав весь пустой металл на перерабатывающий завод и, закрыв контракт с военной станцией и полковником Дери Оуроном, я стал обладателем четырехсот тысяч тонн обычного металлолома и сотни тысяч тонн, состоящих из различных сплавов металлов. В системе имелось более сотни крупных компаний перекупщиков, берущих металлолом у продавцов по цене завода или с небольшой наценкой, после чего его пересортировывающих и ловящих прибыль на более высокой цене приемки заводом сплавов или цветных металлов. Мы, по счастливой случайности, оказались в очень выгодном положении, поэтому торопиться я не стал и, после анализа рынка и цен на нем, сбросил четыреста тысяч тонн одному из перекупщиков по восемь с половиной бонов за тонну, тогда как завод брал чуть ниже восьми. Остаток в неполные сто тысяч тонн я продал заводу, так как именно он брал сплавы в системе дороже всех, на чем и базировалась прибыль перекупщиков. В итоге получилось гораздо лучше, чем я изначально рассчитывал, а счет сразу прыгнул вверх на пять с хвостиком, перевалив отметку в двадцать шесть миллионов. Подбив итоги по этому рейсу я признался себе, что мне очень понравилось летать на космическом корабле, хотя на Земле я редко летал на самолетах. Вторым выводом из сложившейся ситуации было то, что в республике торговая деятельность вполне может принести доход, пусть и небольшой, хотя нужно было держать с местными ухо востро и никогда не торопиться с принятием решения.

В общем, после получения денег и улаживания процедур по закрытию контракта с военными, я находился в приподнятом расположении духа. Еще бы, в баке было еще три четверти объема топлива и, пусть корабль на нем медленно разгонялся, тем не менее, мы могли продолжить полет. Все неполных семь дней в полете мы с сестрами не только сортировали металлолом, но и занимались ремонтом корабля, учились и тренировались у Злыдня, поэтому даже пройди этот рейс с нулевым результатом, я бы его все равно оценил бы в плюс. Помимо этого я учитывал и бесценный опыт, который принес мне этот полет, а иных способов его получить, кроме как попробовать, у меня не имелось. Полный радужных надежд я перегнал корабль в отстойник, оплатил в нем суточное пребывание и собрал девушек за столом командирской каюты.

— Я обещал всем нам отдых на планете. Планета под нами, но Арка это добывающая планета с высоким содержанием в коре железных руд, на базе которых развернуты металлоперерабатывающие заводы. За годы разработки месторождений железа и других металлов, Арка превращена в ископанный котлованами булыжник, где смотреть не на что. Вся биосфера у нее изувечена, в атмосфере постоянно стоят пылевые облака. В общем, предлагаю обождать с отдыхом и посетить только станцию «Арка-1». Посмотрим магазины, пройдемся по офисам фирм и посетим ресторан. В этой системе это максимум, что я могу предложить для посещения. — Я перекинул на счет девушек по пять тысяч бонов, они это заслужили проведя погрузку и разгрузку корабля и перебирая лом в полете, впрочем, я за ними приглядывал. — Можете считать это своей первой заработной платой и тратить деньги на покупки.

— Спасибо. — Мия внешне виду не подала, в отличие от Лии, засветившейся радостью, как же их труд оценили. — Когда выходим?

— Как только будете готовы, форма выхода — технический комбез. Нам не стоит особо привлекать к себе внимание.

***

Сбросив в местную сеть готовность к найму и, выставив его условием полет в сторону Верстана, как желаемый, я переоделся в свежую форму технической службы. Девушки долго жать себя не заставила, как и Жорик-Мурзик, постоянно следующий за мной как на веревочке. В прошлый раз он вел себя прилично, по крайней мере до тех пор, пока я был в себе, поэтому причин отказывать ему в посещении станции я не видел. Он, конечно, не напрашивался, но это не значило, что ему будет приятно остаться одному на корабле. Девушки о нем не знали, как и мои искины, но он был и я его считал живым, а значит членом экипажа. Впрочем, я настолько к нему привык, что относился к его тихому присутствию рядом с собой, как к чему-то самом собой разумеющемуся. Раскачка моей системы с помощью переполнения энергией, чередующегося с ее отбором, постепенно начала приносить результаты и, пусть они были не такими и большими, но я их чувствовал и был этому рад. Помимо этого Жорик занимался и раздуванием отдельных узлов и силовых линий, что постепенно отразилось на том, что за неделю полета радиус моего ментального зрения увеличился на целый метр. Столь благотворное влияние на мои системы я оценил по достоинству, поэтому ложась в регенерационную камеру на обучение, постоянно начал брать с собой и этого лохматика.

Отправились на станцию мы на подержанном боте, втором исправном корабле нашего «Иртыша». Первым была абсолютно новая спасательная капсула, подаренная мне полковником Дери Оуроном при расставании. Естественно, что ее где-то и с чего-то сняли, но мне было приятно получить такой подарок от полковника, говорящий о многом. Правильно говорят, что встречают по одежке, а провожают по уму, поэтому подарок от Дери о многом мне сказал и немало порадовал. Отдариваться мне было не чем, но заметив мое смущение полковник лишь отмахнулся, уверив меня, что вполне доволен и тем, что давно так не гулял и что я помог ему вспомнить его молодость, а это дорогого стоит. Расстались мы с полковником добрыми друзьями, он предлагал мне при случае прилетать к нему....

Оставив бот на платной стоянке под охраной местного дроида охраны, я с Лией отправился в ближайший офис «Нейрокома». В первую очередь меня интересовали кристаллы по производству, так как без знаний в этой области вести разговор о ремонте дуговой печи и сборщика было не серьезно. Я надеялся найти что-то подобное в чемодане НЗ, купленном у полковника, но в нем были лишь кристаллы предназначенные для офицера, оставшегося в живых после боя при гибели высшего руководящего состава, или для капитана корабля, потерявшего специалиста, необходимого для того, чтобы привести корабль домой. В основном там были кристаллы, предназначенные для ремонта корабля, навигации, медицине и знания по ведению боевых действий на уровне капитана корабля. Все на уровне тяжелого крейсера. Несомненно для меня это было очень ценное приобретение, несмотря на то, что кристаллы были устаревшие, вот только это был задел на будущее, а жить и работать нужно было сейчас. Цены за четвертый и пятый ранг здесь оказались относительно низкими, все-таки планета под нами была завязана на производстве, но и они были довольно для меня велики. Отдавать половину миллиона за кристалл «Производство» меня нешуточно ломило, а ведь нужен был еще «Производственные процессы» и «Обслуживание и ремонт производственных комплексов». Эти кристаллы, кстати, входили в перечень обязательных для изучения по специальности «инженер», поэтому я попробовал пойти по проторенной дорожке, оправившись в местный Медицинский Центр, оказывающий услуги по быстрой загрузке и изучению баз знаний.

Рыбак рыбака видит издалека, в Медицинском Центре удалось познакомиться с молодым парнем и найти с ним общий язык по методам изучения и сокращению переплат при изучении тяжелых бах знаний. Не сразу, а только после длительных переговоров и торга, мне удалось купить у него «производство», «производственные процессы» и «обслуживание производственных комплексов» за девятьсот тысяч бонов, причем не такие и старые, всего двухлетней выдержки. Почувствовав, что нахожусь в ударе, я оставил у него еще два миллиона, честно заработанных бонов, забрав четыре кристалла «технические роботы», «дроны», «боевые роботы» и «робототехника» в пятом ранге. Очень и очень неплохое приобретение, причем все до одного кристалла из этой четверки мне были в жилу. После получения с меня таких денег парень, вошедший во вкус, долго не хотел меня отпускать, но я был непреклонен в трате средств и выложил еще один миллион за десяток кристаллов общеобразовательной направленности, бывшими у него неходовыми. «Биология», «Ксенология», «История человеческой цивилизации», «Ксенобиология», «Военное дело», «Космическая геология», «Археология», «Культура человеческих миров», «Религия» и «Планетология». Десять кристаллов в пятом ранге всего за один миллион. Парень был действительно в ударе, втолкнув мне за бесценок этот десяток кристаллов, причем я, как смог, отказывался от них. Впрочем, «ксенологию», «ксенобиологию» я взял исходя из надежды понять, к какой расе или виду принадлежит Жорик. «Религия» меня интересовала из других соображений, к которым относятся чудеса, которые я рассматривал со стороны ментальных возможностей. Все остальное я взял для общего развития, так как в этом у меня был большущий пробел, который я со временем собирался восполнить.

Из Медицинского Центра я вышел почти счастливый, сразу поставив галочку выполнения напротив кристаллов с базами знаний в моем плане на поездку в республику. Того, что я смог урвать за неполные четыре миллиона бонов должно было мне хватить на долго. Вместе с чемоданчиком НЗ от Дери Оурона, покупка почти полностью перекрывала мои запросы на ближайший период времени, довольно большой, если судить по объемам кристаллов. До сих пор вложения в знания себя полностью окупали. Это позволяло надеяться, что и эти деньги, вложенные в устаревшие версии кристаллов принесут мне прибыль. Будь я немного свободнее в денежном ресурсе, я бы без сомнений весь избыток вложил сюда, но сейчас ситуация обстояла по-другому и опускать свой баланс ниже двадцати миллионов мне упорно не хотелось, поэтому я скрипел, мялся, но отрывал этот ресурс от себя, чтобы в будущем получить иную прибыль — прибыль в знаниях, которые невозможно ни отобрать, ни украсть и ни утратить. Это было моим самым ценным ресурсом, который постепенно рос, выливаясь уже в более реальную прибыль, которую можно было пощупать руками.

***

Девушки, пока я пропадал в Медицинском Центре, время тоже зря не теряли, судя по их довольным лицам, когда я отловил их в одном из больших торговых центров, что было не трудно, с ними был Злыдень, исполняющий роль грузчика, тогда как меня сопровождал Фома. Интересоваться их покупками я не стал, все равно не выдержат и устроят на корабле показ местных мод. Судя по хозяйственности Мии, вряд ли они будут брать что-то лишнее, так что за их траты я был абсолютно спокоен. За время полета девушки быстро сообразили, что я предпочитаю спокойную и предсказуемую жизнь в своих отношениях с женским полом, поэтому по этому вопросу было достигнуто между нами полное взаимопонимание. Образовалось нечто подобное семейной ячейки с Горани, когда все члены семьи получают желаемое не притесняя интересы других. Меня это полностью устраивало, да и гормональных заскоков у меня не было, я выходил из возраста юношеской гиперсексуальности и меня не трясло от желания при виде соблазнительных частей женского тела. Впрочем, я и раньше умел держать покерфейс, хотя внутри меня бушевала буря. Что-то во мне необратимо менялось, контроль над чувствами и эмоциями начал возрастать, позволяя мне работать с ментальной энергией гораздо тоньше.

Убедившись, что у девушек все нормально и покидать торговый центр они не спешат, я перешел ко второму пункту своего плана по посещению этой станции и направил свои стопы в офис какой-то производственной фирмы, найденной по объявлению. Что это была за фирма и почему она распродавалась вникать я не стал, да и меня это особо не интересовало. Объявлений о банкротстве и распродаже имущества банкротов в сети системы было много, что говорило о высокой конкуренция на этом рынке. Мелкие и средние компании разорялись не так и редко, как следовало из собранной Фомой и Злыднем информации. Меня интересовали схемы производственных процессов, данные и исходники параметров для расчетов по работе с ними. Без подобной базы работа с дуговой печью и сборщиком была возможна, но открывать Америку снова я не хотел. Гораздо проще было разжиться схемами на производственных предприятиях, где подобные схемы были отработаны до тонкости. Пройдя в офис, я поднялся на верхний этаж, где меня ждал молодой мужчина, которому я и изложил свое желание приобрести несколько искинов этой компании, если их состояние меня устроит. Вскоре стало ясно, что мужчина, временный управляющий предприятия банкрота, распродающий имущество с молотка, был не плохим менеджером и торгашом, но совершенно не разбирался в производстве и инженерии. Не воспользоваться подобной возможностью было грех, тем более, что стремясь мне продать офисные искины, он дал возможность с ними поработать, показывая как у них организовано информационное пространство. Подобной оплошностью я мгновенно воспользовался открыв канал для Фомы, после чего долго обсуждал с управляющим условия сделки. Естественно, что ни о чем мы с этим торгашом не договорились, хотя я не отказался бы от приобретения главного искина этой компании за треть или даже половину цены, аналога главного искина Ортона до моей модификации. Торговаться мужчина умел и не хотел отдавать искин, стоимостью три с половиной миллиона, за предлагаемые мной деньги. В конце концов договорились на том, что стороны еще раз обдумают свои аргументы, после чего созвонятся и встретятся еще раз. Меня такая договоренность полностью устраивала, поэтому пожав друг другу руки мы расстались.

Надо ли говорить о том, что за этот час Фома, а потом и присоединившийся к нему по сети Злыдень, выпотрошили искин пятого ранга этой компании до основания? Для меня это не было секретом уже через полчаса, после того, как мои парни получили допуск в информаторий банкрота. Трофеем операции стало все программное обеспечение и приличные базы информации по ремонту и обслуживанию производственных комплексов. Это не считая общего блока информации по текущим операциям предприятия вплоть до момента банкротства, когда они были остановлены судом. Очередная брешь в знаниях была закрыта, теперь было куда заглянуть, чтобы проконсультироваться или свериться с расчетами по тому или иному процессу. Впрочем, это было не единственным, что нам досталось. Из базы поставщиков и клиентов компании нам удалось узнать несколько адресов, где приобретались расходники и комплектующие на устаревшее оборудование. Появилась возможность купить расходники и комплектующие к моей дуговой печи и сборщику. Обзвонив несколько компаний из списка фирм, я нашел для себя еще один отличный вариант. За семьсот тысяч мне предложили технический комплекс роботов, имеющий программное обеспечение по ремонту и обслуживанию производственного оборудования с кучей расходников и комплектующих по моей дуговой печи и сборщику. Отказываться от такого предложения я не стал и, после посещений офиса продавца и торга, на мой корабль был отправлен контейнер в который за тех же семьсот тысяч мне отгрузили вдвое больше расходников и запасных частей.

Собственно это была последняя покупка на этой станции, после которой я отыскал девушек в одном из бутиков, откуда мы отправились в ресторан. На этом день был завершен и мы, довольные посещением станции, неплохо отпраздновали свои покупки, после чего вернулись на корабль....

***

С наймом на Верстан не заладилось. В системе было полно пустых кораблей, разгрузивших металлолом, поэтому после суток в платном отстойнике, мы перекочевали на стоянку в свободное пространство. Здесь можно было стоять бесплатно, но зато и без охраны. Система была безопасной, поэтому так делали многие, не стали исключением в этом плане и мы. Обдумав все варианты, груза было мало, а ждать не хотелось, я сбросил в сеть объявление о покупке контейнеров, арендовав под них на складе общего хранения место. На торговой площадке они стояли по цене от десяти до пятнадцати тысяч за штуку и заявок на продажу было пруд пруди. Номинальная цена завода изготовителя на них была двадцать пять, но избыток их в системе уронил цену в два раза. По моей информации, да и полковник Дери Оуэн говорил об этом, в системе Верстан, крупном промышленном, торговом и производственном узле региона на контейнера был всегда повышенный спрос. Исходя из подобных размышлений, я и действовал, указав цену покупки в три с половиной тысячи за контейнер. Полагаю, что это было верхом наглости, но контейнера в системе никто не покупал, а мое объявление было единственным. Конечно, крупные и средние компании перевозчиков пройдут мимо подобного предложения, слишком уж цена низкая, но расчет ставился на мелких разовых перевозчиков, которым тащить дальше пустые контейнера не имело никакого смысла. Самое удивительное, но через несколько дней на складе скопилось три с половиной сотни контейнеров, купленных искином корабля партиями от одного до восьми штук, а моя заявка была закрыта. Встали на погрузку и к концу восьмых суток своего пребывания в Арке ушли в прыжок, потратив на разгон всего восемь часов. Конечно, это в два раза превышало все нормы, но меня это нисколько не смущало, даже плохое топливо следовало экономить, как и беречь ресурс корабля.

Скупка контейнеров мелкими партиями занятие очень утомительное, но, как выяснилось чуть позже, довольно выгодное. Сидеть и ждать не самое лучшее занятие, поэтому я, когда понял, что план работает и контейнера мне продают, пусть и очень маленькими партиями, забрался в регенерационную камеру на пятидневный непрерывный курс разгона под высокими кратностями. Базы «производство», «производственные процессы» и «производственные комплексы, их ремонт и обслуживание» уже не могли ждать. Фактически, у меня уже появились ресурсы для ремонта дуговой печи и сборщика, но пока отсутствовали необходимые знания. Требовалось срочно решить этот вопрос. Время было, контейнера скупались очень медленно, поэтому был синтезированы препараты и составлена смесь по рецепту доктора Снайка. Пришлось еще прогуляться вечером по станции Арка-1, собирая энергию до чрезмерной головной боли, но это был уже чисто технический вопрос....

***

При всей переполненности моих систем энергией и новых возможностей сознания, под конец разгона по рецептуре доктора Снайка, мне с трудом удалось выскользнуть из обучающего транса. Весь сеанс я буквально летал, пожирая огромные массивы информации и восторгаясь своей силой и невообразимыми возможностями...., пока не долетался до полного опустошения системы и ядра за грудиной. Когда до меня дошло, что я полностью истощен, а сеанс разгона продолжается, перегружая мой мозг информацией, было уже поздно. Я не мог вырваться из огненной лавы, куда неожиданно для себя провалился. На мозг накинулась боль и, уже понимая, что это конец, я закричал.... и получил помощь. Энергии было немного, но зацепившись за силовой жгут, по которой она поступала, я смог выбраться в реальность, с трудом переводя дыхание, когда понял, что тело вновь послушно мне. Это был Жорик, мой невидимый никому зверек, относившийся ко мне как к старшему в стае. Этому полуразумному существу хватило разумения понять, что мне грозит смертельная опасность и помочь.

— «Спасибо, малыш». — Послал я ментальный образ с благодарностью своему спасителю и попробовал открыть глаза. Не сразу, но удалось понять, что я продолжаю находиться в регенерационной камере и меня никто не встречает. Тревога в голове забилась с новой силой.

— «Регенерационную камеру открыть». — Отослал я приказ в сеть корабля, когда ее нащупал. — «Доклад по состоянию дел».

— «На корабле никаких происшествий за период отсутствия командира корабля не произошло». — Донесся до моего сознания голос искина «Иртыша».

— «Ясно». — Преодолевая стоящую муть перед глазами и, едва дождавшись, когда прозрачная крышка камеры поднялась вверх, выпуская меня в Медблок, я медленно поднялся и сел. За все время обучения меня впервые мутило, но справившись с собой и пробив муть перед глазами, я смог увидеть лежащую на полу рядом с камерой Мию. Чуть дальше в аналогичном состоянии на стуле сидела ее младшая сестра, глядя куда-то в даль бессмысленным взглядом. В следующую минуту передо мной появилась тень моего Мурзика-Жорика. Он был прозрачным и едва виделся мне, что говорила о его крайнем истощении. Перед глазами всплыла картинка, где рядом с маленьким огоньком горят еще два средних и один большой. Маленький огонек выкачивал энергию из средних и все это отдавалось большому, полностью опустевшему шару.

— «Спасибо». — Я медленно выбрался из регенерационной камеры. Сил не было, но я все равно смог втолкнуть на мое место Мию, включить диагностику и ввести стимуляторы. Больше пока помочь было нечем, энергии у меня не было, она только начала регенерацию. Тем не менее, движения мне давались все легче и легче, поэтому удалось поднять Лию, девушка весила не так и много, и положить ее в другую камеру. Введя ей стимуляторы и запустив процесс диагностики, я медленно опустился на пол, чтобы немного отдохнуть.

Нахождение девушек в регенерационных камерах давало мне время на то, чтобы обдумать и понять случившееся. Было понятно, что Жорик-Мурзик вытянул из девушек, оказавшихся рядом, и отдал мне все, что было на тот момент возможно и доступно ему. Вина за произошедшее целиком лежала на мне, оказавшегося по недомыслию и неосмотрительности в критической ситуации. Жорик сделал все, чтобы меня спасти и вытянуть из транса, за что ему честь и хвала. Мне же следовало думать головой, а не задним местом, ведь я знал о том, чем грозит мне обучающий транс от доктора Снайка.

Почувствовав себя чуть легче, я медленно дополз до душевой, где сразу включил на себя холодную воду, чтобы прочистить голову и смыть муть, продолжающую стоять у меня перед глазами. Помогло это далеко не сразу, но холодная вода все же сделала свою работу, заставив бежать кровь чуть-чуть, но быстрее. Замерзнув, я переключил воду на подогрев, после этого как-то вяло помылся, обсох и вышел из душевой. Меня ждали, поэтому чистый комплект одежды нашелся сразу, но я прошел мимо, вернувшись в медблок. Состояние сестер было критическим. Получалось, что под откачкой энергии они находились довольно долгое время и, как из этого следовало, Мурзику-Жорику довольно долго не удавалось вытянуть меня в реальность. Впрочем, пульс был у обоих, и пусть сердца сестер бились слабо и медленно, но они бились и была надежда, что они скоро придут в себя, хотя и скорость регенерации ментальной энергии у них была в разы меньше чем у меня.

— «Фома, готовь бот. Мы летим на станцию». — Пришел я к решению, когда закончил изучение данных диагностики состояние девушек.

— «Принято».....

14.

Полагаю, что в тот день медицинские учреждения станции Арка-1 немного лихорадило от потока людей жаловавших на приступы слабости, головокружения и другие аналогичные им симптомы, но зато уже через час, я смог вернутся на свой корабль в сопровождении Мурза, который едва ли не светился от переполнявшей его энергии. За это время мне удалось полностью восполнить свой баланс и пережить пять сбросов ментальной энергии в шар за грудиной. Впрочем, я зря так сильно торопился, к моему возвращению состояние девушек было гораздо лучше. Опасности для их жизни уже не было, а в ментальных системах виднелись крохи начавшей регенерировать энергии. Восстановив в их системах объемы энергий, я успокоился и впервые с момента пробуждения вздохнул спокойно. Беспокоиться больше не следовало, девушки должны были скоро прейти в себя.

— Юлия, протокол моего пребывания в регенерационной камеры.

— Принято. — Перед внутренним взором развернулся файл и стало ясно, что в обучающем трансе я находился пять с половиной суток и девушки не могли меня разбудить. Отключать камеру они опасались, но и сделать ничего не могли, чтобы вывести меня из обучающего транса.

— Юлия, протокол обучения.

— Ох. — Посмотреть в протоколе было на что. Три производственных базы были уже у меня в голове, но это мной планировалось изначально.

— Согласно вашего указания, Мия меняла кристаллы по мере их изучения. — Пояснила мне Юлия по своему интерпретировав мое «ох». — «Робототехника», «Технические роботы» и «Дроны» в слайдер были установлены ею. «Дроны» пятого ранга изучена на девяносто семь процентов.

— Это не стоило риска. — Я снял с себя комбез технической службы, натянул футболку и шорты, что отправился на тренировку к Злыдню. Следовало как можно быстрее привести себя в форму, тем более, что требовалось время, чтобы базы уложились в моих мозгах на место. Знаниями можно было пользоваться и сейчас, но было лучше им дать отстояться.

Из-за моей забывчивости, я так и не приобрел ландшафтные кристаллы, пришлось три часа прыгать по горам. Злыдень в обычной своей манере сначала устроил мне обычный кросс на двадцать пять километров, но этим его издевательства не ограничились. В самом конце, когда, медленно но верно, сила тяжести поднялась до троечки мне пришлось не сладко, так как пришлось преодолевать трассу скача горным козлом с одного скального выступа на другой. Это был далеко не паркур, это было что-то запредельное. Сволочь лишь спокойно улыбалась, когда я принялся высказывать ему свои претензии, когда рухнул в пропасть, которую пришлось перепрыгнуть. В общем-то, я с ней справился, сумев зацепиться кончиками пальцев на ее край на противоположной стороне, но прыжок через нее мне дался нелегко, при ударе о поверхность скалы из груди выбило весь воздух. Это меня завело и я обозлился. Улыбок от Злыдня для самоуспокоения мне не хватило, поэтому я попытался отделать эту тварь по полной программе. Ага. Отделал. Мне даже не хватило времени понять что этот монстр со мной сделал, как в глазах потемнело и я уже катился по полу к дверям медбокса, а сфера медленно свернулась и погасла.

— «Эй, Злыдень, ты что, обалдел?» — Обратился я по корабельной сети к мучителю, когда осознал, что меня одним единственным ударом выбросили из тренажера.

— «К спаррингам со мной ты не готов». — Удостоили меня ответом и больше мне ничего от него добиться не удалось.

— «Вот же гад». — Пришлось подниматься на ноги и идти в душ. Несмотря на злость, я был доволен Злыднем, собой и тренировкой. Мне реально стало легче, я чувствовал, что осталось только выспаться и можно забыть о последствиях передозировки химии в моей крови.

Проверив состояние девушек, оно было стабильным, кризис миновал, благодаря влитым в их системы объемам энергии, я провел им дополнительную укрепляющую терапию и счел, что этого более, чем достаточно. Единственное, что было необходимо сделать, так это поставить через три часа пару инъекций легкого снотворного, чтобы они плавно перешли от потери сознания в сон. Назначив необходимые для этого препараты, я ввел задание и вышел из медблока. Автоматика регенерационной камеры учтет мои назначения и позволит девушкам выспаться по полной программе. Мне не хотелось себя обманывать, но излишнее стремление к знаниям и постоянные обучающие трансы понемногу подточили здоровье сестер. Нормальный отдых и прерывание пустотного стажа требовался не только мне одному. Жизнь на корабле, это не жизнь на станции, где условия долго остаются без изменений. Гиперпереходы, разгоны и торможения, смена систем, все это обязательно сказывается на организме, причем не лучшую сторону. Не зря шаманы системы Роксат сидят на планете. Понимают, что резкие смены условий жизни отрицательно скажется не только на их способностях, но и на здоровье, сокращая срок жизни. В моем положении, а девушки не так и далеко от меня ушли, тем более, что с Лией мы были ровесниками, не следовало сильно увлекаться космосом.

***

Девушки проснулись только к вечеру, когда я сидел за составлением плана погрузки пустых контейнеров. В трюм входило восемьдесят два и это был его предел, как не ломай голову. Верхняя палуба тоже не была безразмерной. Здесь я пришел к выводу, что можно выдвинуть из кормы стальную платформу, которая разом удлиняла верхнюю палубу на добрых двадцать шесть метров. Расчет работы разгонных двигателей и двигателя гиперперехода дали однозначный ответ — прыжок с выдвинутой платформой вполне возможен. Это разом увеличивало объем размещаемых на верхней палубе контейнеров до ста восьмидесяти шести штук. Решив эту проблему, размещение на боковых стенах корабля по сорок одному контейнеру не представляло трудностей, я подвел итог. Мы вполне могли увезти и больше чем триста пятьдесят пустых контейнеров, хотя это было сопряжено с большими сложностями. Естественно, что на подобный подвиг не стоило соглашаться, если контейнера были груженые, но и тогда это было возможно, если запустить генератор гравитации на полную мощь. При перевозке пустых контейнеров он тоже требовался, но пока разговора об изменении параметров его работы и поднятии силы тяжести на корабле речи не велось. Крепеж контейнеров мной был рассчитан так, что потерять его мы не могли. Прогнав схему размещения и крепления контейнеров через искин корабля и, убедившись, что это вполне реально, я отправился в медблок, девушки должны были с минуту на минуту проснуться.

Первой пришла в себя Мия, а еще через минуту в своей регенерационной камере зашевелилась синеглазка. Девушки полностью выспались, их настроение было благодушным, так как пока не помнили чем вызвано их пребывание в камере. Вскоре из камеры пружиной выпрыгнула Лия и тут же успокоилась, увидев меня сидящим на стуле у терминала.

— Что это было?

— Ты о чем? — Повернулся я, посмотрел на девушку и, предваряя вопросы, рассказал о своем видении ситуации. — Мне было странно после сеанса обучения увидеть, что Мия и ты вырубились там, где были последний раз. Ты спала на стуле, Мия привалившись к камере. Мне оставалось только положить вас обеих в камеры, провести диагностику и назначить для обеих лечебный сон.

— Это невозможно. — Раздалось из камеры Мии, та села в своей камере. — Я помню, как у меня закружилась голова и обдало сильной болью. Потом сознание померкло.

— У меня было тоже что-то подобное. — Закивала головой Лия.

— Не знаю, может вы и правы, но когда я провел полный диагностический тест, кстати, он остался в памяти регенерационных камер, вы его можете сами посмотреть, мои выводы были неутешительные.

— Какие выводы?

— У обоих была высокая степень усталости. Я подумал, что вам стоит отдохнуть и назначил препараты укрепляющие здоровье и легкое снотворное. — Я перевел взгляд с Мии на Лию, а потом назад и спросил. — Как вы сейчас себя чувствуете?

— Вполне.

— Хорошо.

— Это только подтверждает мои мысли. — Подвел я итоги разговора.

— А ты как себя чувствуешь? — Вспомнила Мия обо мне. — Мы не могли тебя вывести из транса, а сам ты не выходил.

— На будущее, Мия. — Я подошел к ней и помог выбраться из камеры. — Не нужно волноваться. Это первое. Второе — ты могла отключить слайдер. В этом случае я бы перестал получать информацию и вынужден был бы проснуться. Это не самое лучшее решение, кристалл с базой был бы утрачен, но если нет выхода....

— Поняла.

— В крайнем случае ты могла не вставлять новый кристалл, пока не изучена предыдущая база.

— Так буду и делать, если ты мне поручишь постановку кристаллов в слайдер.

— Для следующего раза, если такой будет, я подготовлю смесь лекарственных препаратов для быстрого вывода из транса. Он будет в регенерационной камере. Чтобы разбудить меня будет достаточно ввести в терминал кодовую фразу.

— Это самое лучшее из возможных вариантов.

— Я тоже с этим согласен. — Я посмотрел на Лию. — К вашему состоянию, до которого вы себя довели, мы еще вернемся позже. Сейчас нам пора поесть. Быстро в душ, жду вас в капитанской каюте....

***

О том, что навешать лапши на уши сестрам мне не удастся, я сразу знал, когда ее вешал. В любом случае, я мог сказать, что я проснулся, вы лежите, спите. Это абсолютно равноценно тому, что они говорили. В голове помутилася, я потеряла сознание. В моем случае, так сказать, выгодно. Пора приводить их к пониманию ситуации. Совсем расслабились. Спортом не занимаются. Лия, синеглазая чертовка, «бегает по утрам в трюм». Ага, круги наматывает. Сама ставила туда датчик видиообзора. А теперь она забыла об этом и садится на стульчик, где досматривает сны. Прямо под датчиком. Ортон, так я называю искин «Иртыша», естественно, докладывает Фоме, ну и Злыдень и без Ортона знает уже давно. Передают Юлии. Я в курсе, но махаю рукой. Лия, точно, молодец. Три ремонтных робота держит в работе. Пробует задействовать четвертого. С Мией такая история. Она вместо утренней тренировки идет готовить завтрак. Вот так, просто, идет и готовить завтрак. И никто не возражает. Кстати, обе были на тренировке у Злыдня. Сказали, что тяжело и морщатся. Обещали, что будут делать утреннюю зарядку. А ведь я помню, как Злыдень гонял Регину, и то, как она подобрела, какой стала внимательной и начала прислушиваться. Все лишние проблемы из головы вылетели полностью. Отличное средство воспитательной работы.

Девушки не замедлили появиться следом за мной. Согласен. После хорошего сна, затянувшегося, я тоже постоянно хочу есть. Ем все, даже не вкусное. Облегчает ситуацию то, что понимаю — полезно и нужно.

— Я сначала не хотел вам говорить, но я знаю, что с вами произошло. Почему вы потеряли сознание, я знаю ответ на этот вопрос. — С задумчивым видом проговорил я, сев на стул, пока доставали разогретое и ставили на стол, после этого замолчал, раздумывая.

— Что? — Встревожилась Мия, как старшая и ответственная.

— Я не засыпала на стуле. — Обрадовалась младшая.

— Именно об этом я и говорю. — Кивнул я. Посмотрел на Мию, перевел взгляд на синеглазку. — Ты не засыпала на стуле, Лия. — Ты потеряла сознание.

— Да. — Гордо произнесла та, чтобы все знали, что он была права, и перевела взгляд с меня на сестру.

— Что с нами произошло, Арт. — Впилась в меня глазами Мия, даже не поворачиваясь к младшей сестре.

— Вы потеряли сознание! У вас был обморок! Обморок! — Проговорил я, заостряя внимание сестер, пусть почитают в сети корабля, что это такое. Лия будет быстрее.

— Да, Я потеряла сознание.

— У тебя был обморок. — Согласился я и пояснил. — Случился обморок. Ты потеряла сознание. В глазах померкло и затуманилось. — Я повернулся к Мии. — Когда затуманилось и начала чувствовать сильную боль, ты упала и ударилась головой. Ты почувствовала боль! Когда ударилась головой.

— Было больно. Очень.

— Вы удали в обморок.

— И что? Отчего они случаются?

— Они случаются только у девушек. Мужчины мало этому подвержены. У женщин выносливость ниже. Поэтому было переутомление. Это не удивительно. Мы работает и мало отдыхаем. Переутомление все объясняет. Мужчина устает меньше. Мы другие. У нас другая физиология. — Я смолк и показал на стол. — Пора есть. Я разогрел все самое вкусное.

Есть хотели все. Я ел еще раз. У меня постепенно рос обмен веществ. Я едой быстрее восполнял энергию. Наверное в сознании были узлы отвечающие за этот вопрос. При полном желудке регенерация энергии шла быстрее. Зависимость установленная опытным путем. Сто процентная.

— Низкая выносливость. Женщины ей подвержены больше мужчин, у которых этого не случается. — Сказал я таким образом, как будто это распространенное заболевание. — Они слабее изначально. Поэтому подвержены обморокам.

— Вот еще. — Ожидаемо фыркнула Лия.

— Арт, это решаемо? — Не обращая на сестру внимания, спросила Мия.

— Да. — Бескомпромиссно сказал я.

— Я знала, что ты всегда можешь помочь.

— Избежать обмороков, чтобы не терять сознание, можно повысив выносливость. Будет выше выносливость, не будет обмороков. С этим помочь я могу. — Я закончил есть и отложил в сторону вилку. — Это можно решить.

— Как. — В один голос спросили сестры.

— Тренировками. Выносливость повышается тренировками. Поэтому с завтрашнего дня у вас отменяются зарядки и гимнастические упражнения. Вы переходите на тренировки. Злыдень отличный наставник. Он знает, как повышается выносливость и какие упражнения для этого нужны. Выделите по два часа на посещение виртуального тренажера. Обязательное посещение. Согласуйте график. Мое время с шести утра до восьми. Это первостепенно. Каждый день. Время для себя выберете сами.

— Теперь насчет твоего фырканья, Лия. — Я повернулся к девушке. — Никогда не оспаривай то, что я говорю. Даже мысленно. Я говорю только то, что знаю точно.

— Я в медицинской базе первого ранга, когда заканчивала вторичку на техника второго ранга, нашла, что мужчины и женщины почти ничем не отличаются, кроме половых органов. — Блеснула эрудиций девушка.

Я показал на тарелку Лии взглядом, она была полна на половину.

— Ешь давай.

— Я наелась. — Отмахнулась синеглазка.

— Доешь — объясню, чем мужчина отличается от женщины, помимо половых признаков. — Я подтянул к себе тарелку с жаренной местной рыбой. Мне она не нравилась. Экология на планете Арка была ужасной. Как она там выживала, бедная? Я опасался ее есть, но рыба вкусная. Особенно жареная. Пачки с ней продавались в маркетах на станции. Народ брал ее хорошо. Купили попробовать. — Ну, если тебе не нужны такие знания, то можешь не есть. Кстати, самый быстроусвояемый протеин. Белок для выносливости очень важен. — Я показал на рыбу и перевел взгляд на мясо, лежащее в тарелке Лии. — Мясо еще лучше. В нем протеина в разы больше.

— Я доем все.

— Хорошо. — Девушка никогда меня не обманывала. — Начнем с кондиций. Я тебя выше на голову, ну и, естественно, я мужчина. По идее на выносливость, о которой мы с тобой сейчас говорим, это не должно отражаться, но отражается и причин тому много. Самая простая заключена в том, что в крови мужчины больше на двадцать процентов эритроцитов. Уже одно это делает их менее склонными падать в обморок и дает прямую зависимость к такому параметру как выносливость. Про более развитый верхний торс и прочие особенности строения тела мужчины я и не говорю. Именно поэтому нет никакого смыла сравнивать себя со мной в этом плане. Это тоже самое, что меня сравнить в Фомой, который может работать без отдыха сутками. Мужчины и женщины природой изначально предназначены для разного, поэтому любое сравнение их не имеет никакого смысла.

— Хм....

— Ты ложкой работай, а не хмыкай. Пережевывание пищи слушать не мешает. — Я отправил очередную порцию рыбы в рот. — Дак вот, изначально мужчина имеет больший уровень базального метаболизма, больший объем легких и большее сердце, при меньших, чем у женщины, печени, желудке, почках и аппендиксе. Мужчина сильнее и выносливее, но женщина более жизнестойка и легче переносит боль. Опять же гормональный фон и уникальные генетические различия. Мы очень разные и глупо равнять нас по одной гребенке, о чем я тебе и сообщил. Что же касается лично тебя, то в твоем случае вообще неуместно вести разговор о какой-то выносливости.

— Это почему?

— Кто спит на табуретке в трюме под видиосенсором, который сам устанавливал? — Аргумент был убивающим, от которого Мия возмущенно нахмурилась, погладывая на младшую сестру.

— Завтра утром вместе и готовим завтрак вместе, раз уж больше нет зарядок. — Спокойно улыбнулась она Лии.

— Лучше я возьму на себя посуду после того, как все поедят. — Предложила синеглазка, ей вставать утром было труднее всех.

— С этим разберетесь сами. — Я привлек к себе внимание обоих. — Завтра у нас погрузка. Схему я разработал, искин корабля просчитал. Завтра будем весь день заниматься погрузкой пустых контейнеров. На время тренировки у Злыдня вы освобождаетесь....

15

— «Вот так и живу. — Подумалось мне, когда я покидал девушек, сидящих за столом. — „Робо“ занимался ремонтом технического комплекса. Что там у него?»

— «Комплекс собран и готов к работе». — Отозвался на мой вопрос Фома. — «Расчистили от стен первый и второй этаж передней надстройки. Установили корпус дуговой печи. Подвели к ней энерговоды от второго реактора. Они расположены рядом. Технический комплекс ведет разборку и дефектовку деталей, блоков и модулей».

— «Спасибо. Рад слышать эти слова».

— «Нужно личное присутствие».

— «По окончании разборки и дефектовки». — Определился я и спросил. — «Что с моим заданием по проверке агрегатов выдвижной платформы?»

— «Провели полное техническое обслуживание. Проверили в работе. Исправна». — Вмешался в разговор Ортон.

— «У меня все». — Я добрался терминала.

— «Проанализирован рынок продажи роботов погрузчиков». — Вновь взял слово Фома. — «Управляемых бесконтактно мало. В основном требуют непосредственного контакта с нейрокомом оператора».

— «И что?»

— «Продают либо сразу по десять штук, либо по одному, изношенные до предела».

— «Ну, понятно почему. Бывшие военные погонщики?»

— «Да».

— «Сколько стоят?»

— «В среднем десяток за полтора миллиона. Все зависит от состояния».

— «Устраивает, берем, с условием что прилагается нормальный чемодан центра к которому подключается „погонщик“».

— «Не меньше десятка адресов».

— «Бот на подготовку к полету. Адрес — самый ближний к посадочной площадке „Арки-1“»

— «Принято».

Через час я уже разговаривал с продавцом. Молодой парнишка, лет тринадцати. Хозяин роботов его отец, который недавно скончался. Впрочем, парнишка ими управляет без особых проблем. Роботы стоят рядом, вертят манипуляторами, показывая готовность к работе и, что самое главное, возможности пацана, который стоит в раздумьях.

— Ну, чего решил? — Посмотрев на роботов и переведя взгляд на тонкую пластины обруча на его голове, я перевел взгляд на клипсу на мочке уха. Обруч стоил дорого, нейроком — обычный дешевый стандарт.

— Я покупаю у тебя роботов вместе с обручем. Ты идешь работать ко мне на стандартный контракт. — Повторил я свои условия. — С меня работа, обучение и нормальные условия жизни. Контракт на пять лет.

— Санкции на расторжение слишком жесткие. — Буркнул парнишка, но я в его мыслях читал, что у него на иждивении находится сестра, о которой он думает.

— Значит так. — Решил я, что пора заканчивать, оплачивать роботов и обруч, раз он согласен их продать, и перегнал деньги на счет, который он мне называл. — Деньги уплачены.

— Да. — Парнишке пришло извещение.

— Тогда это снимай. — Я подошел к парню ближе и взял из его рук обруч, который он снял очень неохотно, надев его на свою голову. — Пока.

— До свидания.

— «Фома, Юлия, возьмите их в подчинение к себе». — Отдал я распоряжение по роботам.

— «Запускаю тест». — Взял на себя роботов Фома.

— Я согласен, но у меня еще сестра. Мы остались вдвоем после смерти отца.

— Сколько лет?

— Двенадцать, младше меня на год. — Поднял на меня глаза малец. — Водит не хуже меня.

— Завтра с утра жду вас обоих на посадочном терминале станции в шесть утра. — Определился я. — Завтра покажете мне, что умеете. После этого решим что и как. Договорились?

— Хорошо. — Мальчишке захотелось убежать, чтобы поделиться новостью с сестрой.

— Живете где?

— Квартиру забрал банк по невыплаченному полностью кредиту. На возврат части денег, после перерасчета, сняли квартиру. Перебиваемся заработками на погрузке и разгрузке, но нас в бригады берут редко. В основном работают слаженными коллективами и на контрактниках. Мы им не в жилу да и зона контроля расширяется из-за живых пилотов, они ведь менее предсказуемы, чем роботы.

— Собирайте вещички и завтра в шесть жду. — Я развернулся и потопал к посадочной площадке, где стоял бот. Настроение было отличным. Мало того, что купил роботов с обручем, высокотехнологичное оборудование, его можно в Роксате продать за две цены, так еще и двух погонщиков нашел, готовых работать за жилье и хлеб. Отличная комбинация. Если сестра водит не хуже брата, то с восприятием у обоих нормально. Такие быстрее учатся. Делай из них хоть техников, хоть пилотов. Мелковатый, конечно, пацан. За вариант ухватился сразу. Понимает, продаст роботов — останется на мели и скатиться вниз. Вместе с любимой сестренкой, которую отправят на панель. За долги или еще что. Добрые люди найдутся. Завтра придут и проверим их на погрузке контейнеров, а то местные за погрузку просто шкуру дерут. Вот и покажут на что способны. Место на корабле для хороших погонщиков всегда найдется....

***

На следующее утро, вместо тренировки у Злыдня, я стоял на площадке и рассматривал двух подростков. Не знаю, какую квартиру они снимали, но было ясно, что она находится в трущобах этой старой, как мир, станции. С нее и начиналась колонизации этой системы, еще когда республика только начинала собирать под свою руку окружающее пространство. Выглядели они для такого сектора станции вполне прилично, но все же жизнь в трущобах сказалась на обоих.

— Забирайтесь в бот. Нам пора. Заключим предварительный контракт. Позавтракаем.

— Сестру зовут Яна. — Представил мне девушку парень. — Меня Влад.

— Поехали. — Я вернулся в рубку бота, слыша как за мной затопали шаги двух подростков....

***

Загрузились за отведенные девять часов. Закрепили груз. Подростки показали себя хорошо, причем оба. Наконец, оформив формальности, отчалили и встали в разгон. Закончилось наше пребывание в системе Арка....

***

Очередные трое суток в гиперпространстве я провел за работой по ремонту дуговой печи, одновременно контролируя работу технического комплекса обслуживания на разборке сборщика. Запасных частей, что мы сняли с дуговой печи и сборщика, корпуса которых сдали на металлолом, как более старые и изношенные, хватало. Это, вместе с последним приобретением расходников, комплектующих и запасных частей, было достаточно для восстановления моих. Поэтому начал с дуговой печи, оно было проще и менее технологично, чем сборщик. На нем и следовало отрабатывать ремонт подобного оборудования, после чего браться за более высокотехнологичный сборщик.

Влада и Яну разместили на раскладушках. Постельное белье было. Оба прошли процедуры — душевая, диагностическая камера и пробный сеанс обучения под разгоном. Восприятие информации на уровне Лии, отличный результат. В коллектив влились спокойно. Мия с Лией недовольно поблескивали глазами на Яну, но быстро успокоились, сочтя, что она мне не интересна. Так оно и было. Оба подростка были низкорослыми. Отчего казались детьми, но опыта жизни без родителей хлебнули оба по полной. Отсюда трезвое понимание ситуации и холодный расчет. Не знаю, какая у них была личная ситуация, но за мой контракт они ухватились двумя руками, что показала работа на погрузке контейнеров. У девчонки пошла носом кровь от перегрузки, но брат ее быстро сменил, а я сделал вид, что не заметил. Оба к концу погрузки выдохлись под ноль, но делали вид, что способны на большее. Оба не желали возвращаться в трущобы на станцию, поэтому работали на пределе своих сил и возможностей. В общем, в своем приобретении я не разочаровался, но следовало определиться с тем, что из них лепить, чтобы заказать кристаллы на следующей станции, уже в Верстане.

Весь полет я провозился с дуговой печью. До окончания ее ремонта было далеко. Тем не менее, к концу перелета успели разобрать сборщик и установить его корпус рядом с дуговой печью и вторым реактором. Я уже разбирался в изученных базах и соблюдал технологическую цепочку, завязывая в единый технологический процесс дуговую печь и сборщик для будущей работы на них. Корабль после его установки, в голом виде начал представлять собой пустую коробку, с максимально заполненной надстройкой и кормой, где размещалась связка двигатель-реактор и были уложены блоки и модули верфи, за которую я пока даже не брался, за исключением выдвижной платформы. Остальное пространство корпуса, от носа под надстройкой и до семидесяти метров от дюз двигателей, занимал пустой трюм, сейчас заполненный пустыми контейнерами. Фактически пустота трюма к этому моменту стала составлять восемьдесят пять метров в длину, шестьдесят в ширину и тридцать метров в высоту. Приличный объем, в котором можно смело заниматься ремонтом малых кораблей без разворачивания на верхней палубе модулей верфи. По завершению ремонта дуговой печи и сборщика я мог получить процессы по изготовлению прямо на борту расходников и запасных частей. Не завод по изготовлению, но где-то рядом, если учесть и тот факт, что в дуговой печи не только можно было работать со сплавами, но и с помощью силовых полей отливать конструкции со сложными поверхностями. Подбираешь из металлома детали с нужными составами, смешиваешь и отправляешь в печь. На выходе — детали с заданными тобой параметрами сплава. Можно наносить сплавы по поверхности деталей. Это дуговая печь в работе и ее возможности, которые еще нужно осваивать.

***

На третьи сутки полета в гипере, вывалились в системе Верстан. Я, естественно, как это и было задумано, просмотрел продажу и покупку контейнеров на торговых площадках. Система была поворотной и очень насыщенной кораблями, идущими как транзитом через нее, так и пришедшими сюда за товаром. Здесь находились три довольно обжитые планеты и не меньше полусотни развернутых к космосе производств. Сюда со всего «Южно-восточного региона» Республики Ренату свозилась масса полуфабрикатов, чтобы в конечном виде выйти с верфи кораблем или с завода — прибором, роботом или инструментом. Большая масса трудоспособного населения, жившего на трех чрезвычайно мягких для людей планетах, сделали из этой системы Мекку торговцев всего «Южного» и «Восточного», а проще говоря, «Юго-восточного региона». В этой системе изготавливалось очень большое количество высокотехнологичных товаров, что значило большие объемы товарооборота и, соответственно, не такие высокие цены на подобную продукцию, как в других, менее развитых местах. Вынырнув из гиперпространства в этой очень развитой в технологическом и торговом плане системе и, определив, что контейнеров здесь хватает, я тем не менее счел, что совсем не прогадал, взяв их в Арке. При всем достатке их в системе, за них здесь платили по тринадцать тысяч за штуку, а при определенном везении можно было сдать и по четырнадцать. Выставив контейнера в торг по четырнадцать, я начал торможение для захода в систему, одновременно обозначившись в системе найма, как готовый к рейсу по маршруту Верстан — Такси — Роксат. В следующую минуту, после ухода объявления в сеть, я понял, что такое везение в полном объеме. Меня заказала по связи местная военная база Тыла Пятого Флота. Естественно, что я бросил все работы по кораблю и вышел на связь.

— Добрый день, Арт де Строй. — Поздоровалась со мной молодая девушка. — Меня зовут Рая де Моинт, я личный секретарь заместителя начальника по снабжению Юма Шольца.

— Очень рад знакомству. — Вежливо кивнул я в ответ девушке.

— Я вычленила вашу заявку из всех по двум критериям. — Продолжила говорить Рая. — У вас есть груз контейнеров и вы летите в систему Роксат. У нас есть груз для вас и нам осталось только договориться по объемам и цене.

— Я весь внимание, госпожа де Моинт. — Я, выслушав такое радужное известие, решил прояснить ситуацию. — В данное время я располагаю тремя с половиной сотнями пустых средних контейнеров и готов вам их уступить под погрузку, но вы должны так же знать, что я способен взять на корабль восемьдесят два контейнера для внутреннего хранения в трюме и сто пятьдесят четыре на внешнюю площадку.

— Ясно. — Кивнула мне девушка. — Ваши возможности я у себя отметила.

— Спасибо. Что предлагаете по оплате за рейс? — Поинтересовался я. — Хочу напомнить, что это два прыжка, причем второй за пределы фронтира.

— У вас будет всего один прыжок, господин де Строй. — Удивила меня девушка и пояснила. — Мы имеем возможность помочь вам с разгоном, отправив вас в систему Роксата через разгонные ворота.

— Это меня полностью устраивает. — Системой разгонных ворот назывался комплекс гравитационных ускорителей, позволяющих кораблю разогнаться до предельной скорости, после чего он уходил в гиперпространство на более долгий срок. Высокая скорость входа позволяла быстрее пройти гиперпространство и увеличивала общую дальность прыжка. Подобные системы позволяли грузовым кораблям прыгать не из системы в систему, как это делалось с помощью обычного прыжкового двигателя, а сразу через две или три системы. Военный же корабль, более мелкий по размерам и не отягощенный миллионами тонн, через систему разгонных ворот увеличивал длину прыжка, как минимум, в два раза. За счет системы разгонных ворот, находившихся в собственности государства, республика Ренату могла в краткие сроки создать большой перевес вооруженных сил в определенной точке пространства для отражения нападения. Естественно, что подобная система использовалась и в нападении, давая ощутимые козыри в войне. В мирное время подобные системы работали на торговлю, принося государству ощутимый доход и ускоряя товарооборот обычных торговцев, пользующихся ими. — Осталось определиться с ценой за контейнеры и оговорить оплату за перевозку вашего груза.

— На контейнера в данное время по системе стоит прайс в тринадцать тысяч двести бонов. — Констатировала факт девушка и, получив от меня согласный кивок головой, произнесла. — В цене на доставку, при нашей оплате разгона вашего корабля, мы готовы вам заплатить цену в пятнадцать тысяч за каждый контейнер, который вы к себе погрузите.

— Госпожа Рая де Моинт. — Улыбнулся я девушке, видимо решившей со мной пошутить. — При всем моем уважении к вашей организации и Флоту в целом, я должен отметить, что тариф на подобный рейс без разгонных ворот стоит двенадцать миллионов бонов, по шесть миллионов за один прыжок. В нашем случае оплата за разгон обойдется вам в три миллиона. Полагаю, что меня бы могла устроить сумма в девять миллионов за доставку вашего груза, то есть по тридцать восемь тысяч за контейнер. Ваша цена слишком уж низка, чтобы браться за подобную работу.

— Для нас подобная цена неприемлема. — Строго посмотрела на меня девушка и развела руками. — Мы связаны рамками приказов и инструкций.

— Минимум, за который я готов лететь на такое расстояние, это тридцать тысяч за контейнер или семь миллионов бонов.

— Я могу вам дать не больше двадцати. — Отрицательно покачала головой девушка.

— Я могу согласиться на вашу цену, но в этом случае вы выделяете мне топливо на прыжок и разрешаете приобретение с вашей базы необходимой мне техники со скидкой в тридцать процентов. — Предложил я новые условия. — Вам все равно это будет выгодно, тем более, что я потрачу деньги за перевозку и контейнера у вас. По итогам получится, что вы отписали мне топливо по государственной цене, сами ничего не теряя при этом, и еще смогли сделать выручку на реализации военной техники, прошедшей демилитаризацию.

— Что конкретно из техники вас интересует? — Заинтересовалась моим предложение Рая де Моинт.

— Ремкомплексы роботов «Тех-6М», тяжелые ремонтные роботы, комплекс ремонтных дронов шестого поколения, манипуляторы, расходники и запасные части к дуговой печи «Жар-5М» и сборщику «Деклон-5МГ». — Обозначил я свой интерес.

— Скидку больше двадцати процентов на это дать не могу. — Просмотрев позиции на своем терминале, девушка подняла на меня глаза. — Устроит?

— Договорились. — Согласился я, так как условия для меня теперь стали вполне приемлемые.

— Через пару минут на вас выйдет диспетчер нашей станции и даст маршрут к нашим погрузочным докам. Желаю всего хорошего. — Девушка кивнула мне головой и отключилась....

***

За контейнера и рейс до Роксата, по договору с базой Тыловой Службы Пятого Флота, мне приходилось семь миллионов триста тысяч и топливо. Очень неплохой расклад, если учитывать скидку на приобретение нужных мне позиций, и зная, что изначально они стоят здесь дешевле в два раза, чем в Королевстве Лигат. Сделка закрывала последнюю позицию плана приобретений в моей поездке по роботам и ремкомплексам. На руках было еще восемнадцать с половиной миллионов и я собирался потратить и их, вложив все до последнего бона в дело. Как обернется продажа корабля я не знал, поэтому это было хорошим моментом, чтобы потратиться на то, что в королевстве стоило гораздо дороже. Причалив к погрузочной площадке в доке базы службы тыла, я сдал приемщику свои контейнера и узнал у него, что у меня есть пара дней, пока в контейнера погрузят боевые малые корабли шестого поколения. Оказалось, что я повезу груз для Королевских ВКС, поставляемых Космическим Флотом Республики. Закончив с разгрузкой и отправив Яну с Владом отдыхать, я дождался, когда пройдет оплата за контейнера по тринадцать тысяч двести за штуку. Три с половиной миллиона я заработал, а мог получить одни расходы по топливу. Счет оптимистично поднялся за пределы двадцати двух миллионов. Нормально. Заправил корабль отличным топливом, старого оставалось еще половина, поэтому смесь стала гораздо лучше. Теперь не нужно было плестись на разгоне, как беременная корова. От этой мысли настроение, и без того хорошее, только улучшилось. Перегнав корабль на охраняемую стоянку, провел быстрое совещание.

— Мия и Лия, собирайтесь по-походному. Яна и Влад, остаетесь на корабле. Старший Влад. Получите возможность сходить на станцию позже. О вас никто не забудет, такую возможность вы получите.

— Хорошо, капитан. — За двоих, себя и сестру, ответил Влад.

— На этом все. Дополнительные распоряжения и информация по сети....

***

За что я уважаю военных, так как это за то, что мне предоставили бесплатно не только отстойник в зоне охраны станции, но и номер в гостинице. Выбрал трехместный, зарезервировав его за собой на весь период пребывания на станции. Что еще радовало, так это прямой челнок на планету, ходивший со станции два раза в сутки, воспользоваться которым можно было бесплатно.

Посмотрел номер, очень прилично, заодно перекачав с сайта базы информацию по выставляемым на продажу лотам военной продукции, после чего взглянул на Лиату и Мию, буквально светившихся предвкушением посещения планеты.

— У нас есть одни сутки. — Сразу я решил поставить рамки девушек. — Вторые мне нужны на приобретение у военных техники и роботов. Отсюда мы сразу уйдем домой, поэтому другой такой возможности для покупки техники у нас не будет, как не будет такой хорошей возможности посетить планету.

— Суток на прерывание стажа тебе хватит? — Спросила Мия.

— Не знаю, но если не хватит, то будем думать. — Поморщился я, прыгнуть сразу в систему Роксат было очень соблазнительно. Разом завершался перегон. Можно было определиться с прибылью и понять, чего в финансовом выражении стоила моя суета с верфью. Сердце дрогнуло предвкушающе, но тут же забило в набат. Я осознал, что уже прикипел к кораблю и расставаться с ним не хочется. Это было не мудрено. Я о нем все знал. Ремонт и решение торговых вопросов по маршруту движения меня еще больше приблизило к понимаю, что это мое. Это было лучше того, что могла мне предложить система Роксат. Отягощало ситуацию понимание, что с вводом в работу дуговой печи и сборщика, мне еще труднее будет оторваться от корабля. В том, что я смогу восстановить и запустить в работу верфь, я же не сомневался. Появились задумки по решению вопроса о более быстром разгоне для ухода гипер. Вариант с улучшением маневренности корабля имелся, причем отлично совмещался с разгоном и гипером.

— Так, все, выдвигаемся. — Я взглянул на таймер времени и прервал размышления. — Челнок на планету вылетает через час.

14.

На планету мы попали очень и очень удачно, с первыми лучами солнца и в ясный день. Сойдя с челнока и покинув территорию военной базы, поняли, что она расположена в пригороде огромного мегаполиса, видневшегося где-то вдали. У ворот я стоял целых полчаса, приходя в себя и понимая насколько правы психологи, говоря о пустотном стаже и желательности его постоянного прерывания. Как бы не была хороша станционная гравитация, но это нечто другое, чем планетарная сила тяжести. Здесь я делал шаги на ощупь, настолько непривычным было чувство ходьбы по земле. Вторым ощущением, от которого я уже отвык, была тишина. Нет, в пригороде было не так и спокойно и тихо, но тут не было постоянного гула корабельного реактора или двигателей. Шум здесь имел прерывистый характер с мгновениями, секундами, а то и минутами тишины, которые мои уши неосознанно улавливали и отмечали. Мало того, здесь не было ставшей уже привычной мелкой вибрации, которую создают механизмы при своей работе. В первые минуты мне вообще казалось, что я оказался в другом мире, где все не так и все по другому. Чрезвычайно необычное и любопытное чувство.

— Я торможу таксомотор. — Лия, видимо, быстрее пришла всех пришла в себя и, видя мое торможение, решила взять руководство в свои руки. — Куда отправимся?

— Озеро Архей, база отдыха «Горный приют». — Такси остановилось, поэтому говорил я уже не девушке, а мужчине за рулем.

— Это далеко. Очень далеко. Семьсот бонов устроит в один конец?

— А по времени?

— Полтора часа, на поезде быстрее и дешевле, но вам придется его ждать тех же полтора часа. — После некоторого раздумья сообщил водитель. — Могу подкинуть на станцию глайдеров, но там, если у вас нет прав, вам то на то и выйдет.

— Лады, вези нас лучше ты, шеф. — Определился я и мы сели в машину.

Что забавно, но когда машина тронулась, я едва не потерял Жорика, сидевшего у меня на плече. Видимо на него каким-то образом оказала влияние сила тяжести, так как когда машина тронулась, он слетел у меня с плеча.

— Притормози-ка на минутку. — Велел остановиться я водителю и, посмотрев на девушек, спросил. — У вас все в порядке?

— Да, а что? — Этих секунд хватило, чтобы перепуганный Жорик догнал машину и вцепился в меня клещами.

— А, ну все тогда, поехали, шеф. — Больше таких эксцессов с Жориком не случалось, при передвижении на транспорте он держался за мои силовые линии и этого было достаточно, чтобы его почти невесомое тело было всегда со мной рядом.

— Лады....

Машина постепенно разогналась, немного попетляла по улица и, наконец, вырвалась на большую автостраду, разогнавшись до очень и очень приличной скорости. Я думаю, что машина мчалась не меньше чем пару сотен километров в час, хотя в машине этого почти не ощущалось, а водитель спокойно рассказывал нам местные новости, как будто водит с такой скоростью постоянно. Возможно, что так оно и было, если судить по его спокойной реакции. Примерно через сорок минут езды по автостраде кончился пригород, растянувшийся на добрых полторы сотни километров, и мы помчались вдоль какой-то реки, шириной в добрые полтора километра. Вскоре наша дорога сошла с автострады и углубилась в горы, постоянно идя вверх и, уже перед самым концом, мы въехали в живописную лесную долину, жемчужиной которого было озеро Архей со стоящей на его берегу базой отдыха. Здесь я и намеревался провести день отдыха, а заодно дать отдохнуть от космоса и работы девчатам.

— Как же здесь хорошо. — Воскликнула Мия, когда мы вышли из машины. Здесь действительно было очень хорошо. Расположенное на небольшой горной возвышенности, озеро буквально утопало в лесной зелени, которой на его берегу было столько, что глаз приятно радовался, стараясь отвыкнуть от стальных стен космического корабля. Домики для отдыхающих были расположены вдоль берега озера и установлены на деревянных сваях, причем сделано это было таким образом, что пройдя по мостику к домику, ты мгновенно оказывался в зарослях похожего на камыши тростника. С платформы дома невозможно было разглядеть ни соседнего домика, ни, собственно, берега, так как мостики, ведущие к домикам, делали небольшой изгиб, отгораживая отдыхающих от прелестей цивилизации, которых здесь было не так и много.

Отказываться от цивилизации мне так резко не хотелось, поэтому пройдясь по арендованному домику и деревянному пирсу вокруг него, я позвал девушек завтракать во вполне современный ресторан, расположенный на берегу. К моему удивлению и большой радости в ресторане оказалось нормальное меню, а не одни рыбные блюда из жителей местного озера. Не люблю когда на базе отдыха у озер и поесть-то нечего, кроме одной рыбы, причем не всегда вкусной и крупной. После шикарного мясного завтрака, сдобренного хорошей порцией спиртного, мы купили себе плавательные принадлежности, называемые плавками и купальным костюмом, из плавок и лифчика, для женского пола, и вернулись на нашу фазенду в сопровождении местного жителя тащившего за нами большую корзину снеди и пару бутылок местного пойла, аналогичного земному коньяку. Почин был сделан и я хотел продолжения. Впрочем, девушки тоже не стали отказываться и по аналогии со мной приняли на грудь пару стаканчиков крепленого вина. По прибытию в наш домик, туземец был отпущен, а мы продолжили банкет купанием в прозрачных озерных водах. Я изначально никогда не был водогреем, поэтому первой испытала прелести парной воды горного озера Лия, добровольно-принудительно заброшенная мной в воду, за которой вслед полетела Мия, и лишь потом в озеро сиганул и я. В общем было довольно весело.

Выбрались из воды примерно через час и упали отдыхать на кресла качалки, слушая местную птичью трель и стрекотания насекомых в камышах. Выпили, закусили, понежились на солнце и опять купались. Такой отдых был до позднего обеда, после которого катались на водных мотоциклах, рассекая воду на бешенных скоростях пока это дело нам не надоело и мы не отправились в «конное» путешествие по окрестностям. Коней здесь не было и в помине, местные ездили на местном подобии земных страусов, поэтому и нам пришлось получить короткий урок управления подобным животным, после чего отправиться по натоптанной этими птицами тропе с морем указателей о том, куда и зачем мы едем. Здесь, в глубине местного леса, на меня накатила такая благодать, что мне разом расхотелось уезжать с этой планеты. Я чувствовал себя в таком состоянии, что казалось еще чуть-чуть и, я взлечу в воздух и буду парить в голубой синеве небес. Закрыв глаза, я чувствовал такое единение с местной природой, что мне удавалось «видеть» ментальным зрением любую травинку и любую мельчайшую букашку, не говоря уже о крупных зверьках, напоминающих мне о земных белках и бурундуках, и птиц, чем-то похожих на попугаев. Птиц подо мной, чувствуя мое умиротворение, медленно сел на тропу, давая мне сойти в него и прикоснуться к мягкой коре деревьев и лозняка, росшего тут повсюду. Я, пьянея от единения с природой, тянул из нее столько живой природной энергии, что казалось лопну или начну светиться лампочкой от переполнения....

— Арти, Арти, что с тобой! — Привел меня в чувство испуганный голос Лиаты, тормошившей меня за воротник комбеза. — Арти, Арти, да очнись же ты наконец. Не пугай меня!

— Извини, Лия. — Я открыл глаза и встретил испуганную синеву глаз девушки. — Извини. Все прошло. Я в норме.

— А что было то? Ты сидел на земле с открытыми глазами, что-то бормотал и держался руками за ствол этого дерева.

— Да, ерунда. Вспомнилась моя планета и мой мир. Он такой же, правда, только там, где его не успели загадить. — Я сидел на земле, оперевшись на ствол исполинского дерева, похожего на канадскую секвойю. — Сам не ожидал, что на меня найдет такое....

— А какая она, твоя планета? — Присоединилась к разговору Мия, сих пор тихо сидевшая рядом и смотревшая в глубь леса, где с дерева на дерево перелетали птицы. Девушка подвинулась ко мне ближе, сорвала травинку и попробовала ее на вкус.

— Про нее можно только сказать, что она родная.... — Я улыбнулся, вспомнив ширь сибирских рек, голубое небо и безмерную зелень лесов, уходящую за горизонт.

— Ты по ней скучаешь?

— Как и ты по своей Горани, как ты и Лия. — Нахмурился я, стараясь успокоить расстроенные чувства и собрать волю в кулак. — Я там жил, а здесь я выживаю....

— У тебя все, как у нас, Арт. — Улыбнулась Лия, пододвигаясь ко мне, сидевшему оперевшись спиной на ствол дерева, с другой стороны.

— Ну, можно сказать и так. — Не стал я спорить или что-то уточнять, вместо этого достав из кармана фляжку с местным коньячком, которую купил и наполнил, пока нам выдавали птиц для прогулки верхом. — Будешь?

— Если только один глоточек.

— Ну, я ведь тебе его не навязываю и не заставляю. — Я сделал пару хороших глотков и протянул фляжку девушкам. Ехать никуда пока не хотелось, а это место было ни чем не хуже других. — Хорошо здесь.

— Арти, я хотела у тебя спросить. — Сделав глоток, Лия передала фляжку своей старшей сестре.

— Можешь спрашивать, я сегодня добрый и тянет на поговорить. — Мне передала фляжку Мия, я сделал из нее глоток и положил в карман на груди. — И что ты хотела узнать?

— В другой раз. — Девушка закрыла глаза и расслабилась. — Хорошо тут, тихо.

— Люди рождаются на планетах. — Задумчиво произнесла Мия.

— Согласен. — Поддержал я ее. — Мы планетарные жители. Нам здесь гораздо комфортнее, чем в космосе. Космос дает нам многое, но далеко не все из того, в чем мы нуждаемся.

После моих слов на полянке установилась тишины. Мне тоже не хотелось ее нарушать. Было здорово вот так посидеть в тени большого раскидистого дерева, наслаждаясь прохладой легкого ветерка дующего с озера. Я буквально всем нутром чувствовал, как мне сейчас хорошо, как волне бесконечного океана живой энергией проходят через меня ничего не ломая или нарушая, а наоборот что-то выправляя и налаживая. Сидя так, в полной тишине и умиротворенности я и не заметил, как впал в легкую дрему, которая перешла в сон....

***

Остаток пути до базы отдыха мы проехали молча, каждый обдумывая свои мысли. На подходе к ней, я вызвал такси, поэтому, когда мы сдали птиц и рассчитались за отдых, машина нас уже ждала. Через добрых два с половиной часа, когда на планету опустилась ночь, мы были уже на станции и прошли в жилую зону, чтобы перекусить в ближайшем ресторане, а потом пройтись по круглосуточным маркетам. День был давно обещан и подарен девушкам, да и мне самому хотелось немного отдохнуть и слегка расслабиться. В итоге получилось, что мы приобрели еще кучу необходимых, как считала Мия, вещей и прибыли на корабль глубоко за полночь. Я на с Владом уже давно спали, им я выделил одну из кают второй зоны доступа, где они установили свои раскладушки. Не дело, конечно, на них спать, но это было временным явлением. В эту ночь спать в камере мне не хотелось, поэтому вернувшись на корабль я завалился спать на кровать в спальне капитанской каюты. Ко мне вскоре присоединились девушки, но я об этом уже не знал, быстро провалившись в сон, едва моя голова коснулась подушки....

15.

Когда знаешь что тебе надо, где это искать и систему работы складов, всегда можно найти и того, кто желает за отдельную плату помочь с приобретением. На оплату у меня в документах стояло семь триста, со скидкой в приобретении техники в двадцать процентов, деньги на откаты были, поэтому ничто не мешало мне договориться с начальником складов и его командой кладовщиков. Здесь был не забытый богом «Легион», станция хранения резерва Пятого флота в отдаленной системе, здесь была база снабжения флота с большими полномочиями по продаже имущества по программе демилитаризации. Отсюда вытекала большая гостевая зона, умелые и обученные менеджеры в военной форме и масса предложений, как на сайте станции, так и личных, неофициальных, когда можно было приобрести даже луну, если она подлежала списанию по истечению сроков хранения. Были бы у вас деньги, а потратить их вам здесь всегда поможет грамотный и обученный персонал. Именно поэтому я старался поприжать расходы, понимая, что впереди обязательно будут такие хабы, где вам всегда найдут что предложить, причем гораздо дешевле, чем на любом «Легионе» или других станциях флота. Найдя нужных людей и, что важнее, поняв, что меня отлично понимают, я договорился с ними о замене по количеству роботов и ремонтных комплексов на их аналоги шестого поколения. Один миллион ушел именно на это, послужив весомым аргументом в пользу моего предложения. Пришлось даже снять Фому и Злыдня с «Рем-5М», что получить двух вполне исправных тяжелых роботов «Рем-6МГ». В итоге, мое разваливающееся на ходу стадо из трех десятков роботов и ремонтного комплекса «Тех-5», чудесным образом обновилось на шестое поколение однотипных универсальных роботов «Ятра-6МГ» и первый ремонтный комплекс «Тех-6М». Второй миллион был отдан за аналогичную операцию с дуговой печью, когда за мою полуразобранную дуговую печь пятого поколения с кучей запасных частей и расходников, мне отдали шестого поколения с ресурсом в шестьдесят два процента, причем большую по размерам и едва вставшую на нужное место. Вместе с печью ко мне ушло и ее программное обеспечение с двумя с лишним сотнями процессов, которые на ней производились. Чтобы достичь такого обмена мне пришлось сначала отдать один миллион начальнику складов, после чего уже на месте договариваться с кладовщиком. Этот прижимистый дядюшка долго думал, но потом сразу согласился, едва я завел речь о том, что к дуговой печи шестого поколения мне потребуются несколько ремонтных комплектов и кучу запасных частей с расходниками. Пришлось переплачивать ему половину миллиона, но зато появилась уверенность, что вопрос по дуговой печи закроется в ближайшее время.

Окрыленный подобной удачей, я пробовал уболтать начальника склада на сборщик, но как с ним ни бился, достигнуть договоренности мне не удалось. Мой сборщик был слишком старым и имел слишком низкий ресурс, чтобы он всерьез отнесся к моему предложению, предлагая мне отправить его на металлолом. По его словам, мне не стоило с ним мучится, а взять у него разу новый, в упаковке с завода, шестого поколения, с хорошей скидкой. Просил он за него восемь миллионов и в цене не двигался ни на грош. С деньгами расставаться мне очень и очень не хотелось. К дуговой печи и сборщику шестого поколения, если их приобретать оба и ставить в единый комплекс, требовался новый реактор, так же желательно шестого поколения. Мой реактор подобной нагрузки мог и не вытянуть, а учитывая тот факт, что энергия на корабле это вопрос не только нормальной работы этих модулей, но и общей безопасности из-за силовых щитов, то реактор нужно было однозначно брать. Просмотрев позиции по реакторам и их характеристикам, я вновь подступился к начальнику склада.

— Может согласишься у меня взять в доплату к сборщику еще и абсолютно новую капсулу экстренной эвакуации, фактически, это шатл для полетов на планету? — Забросил я в дело самый новый свой ресурс, бота нам пока было достаточно, а капсулу можно было взять и пятого поколения. — Она стоит никак не меньше трех, уйдет у тебя за эти деньги с руками?

— Какая капсула? — Заинтересовался делец с военных складов.

— «Спас-12М», кстати, тоже шестое поколение. — Воспрял духом я. — Я не убеждаю тебя, но сборщик мне там, куда я лечу, не достать ни за какие коврижки, а собирать из того, что у меня по нему есть, муторно и долго.

— Секунду. — Сжалился надо мной начальник склада и переговорил с кем-то по сети, после чего, наконец, мне кивнул головой. — Берут твою капсулу, так что радуйся и пляши. Буру твою капсулу в зачет.

— Значит с меня мой сборщик с комплектующими, запасными частями и расходниками. — Загнул я первый палец на своей руке. — «Спас-12М» и доплата три миллиона?

— Хорошо. — Наконец-то обозначил свое согласие делец в военной форме. — Договорились.

— Тогда перейдем к следующему вопросу. — Я с облегчением выдохнул воздух из груди. — Мне нужно поменять блок реактора. Мой для того, что я у тебя взял, будет слабоват. Я тут просмотрел позиции по ним. Мне бы подошел «Бертран-6МГ».

— Спецификацию на свой скинь мне.

— Уже ушла. — Я смолк, ожидая пока мужчина познакомиться с данными.

— Дай еще данные по кораблю и расчетам по установке реактора. — Неожиданно попросил он у меня.

— Вот. — Я оформил и перекинул ему свою форму расчетов, присовокупив к ним чертеж места установки модулей и параметров корабля.

— С тебя твой реактор и пять миллионов. — Определился с ценой кладовщик и скинул мне файл. — К тебе уйдет вот это.

— Минуточку. — Я открыл файл и сразу согласился, просмотрев данные нового блок-модуля реактора шестого поколения с двумя серьезными модификациями. При относительно небольших размерах он выдавал в три раза больше, чем мой пятого поколения, и отличался гораздо более умеренной прожорливостью. Фактически они потребляли почти одинаковое количество топлива.

— С них начался переход на реакторы седьмого технического класса, они и послужили базой для их разработки.

— Согласен. — Предложение было лучше, чем то, на что я рассчитывал. — Перевожу деньги.

— Ага, давай.

— Ушли. — Я взглянул на состояние своего счета, как то быстро он уполовинился до одиннадцати миллионов, а так много надо было еще приобрести.

— Могу выделить еще один такой же на замену в связке двигатель-реактор. — Предложил кладовщик и поморщился. — В твоем случае лучше идти сразу на замену этой связки, а лечить ее подобными методами.

— Были бы деньги, я бы так и поступил. — Согласился я и задумался, просчитывая варианты такого обмена. В любом случае это было выгодно, вот только не так сильно горело, как запуск в работу дуговой печи и сборщика. Замена второго реактора не только полностью решала вопрос энергообеспечения этих двух модулей, но и создавала избыток энергии, которую можно было пустить на усиление защитных полей или другие нужды. Впрочем, не попробовать было грех, поэтому я кинул пробный шар. — У меня еще есть семь миллионов двести по контракту. Могу отдать их. Плюсом мой двигатель и реактор. Она, как вы видели пятого поколения. Реактор ваш мне понравился, решить бы еще по двигателю шестого поколения.

— Итак. — Теперь задумался уже начальник складов. — Значит семь двести и твою пару реактор-двигатель. По сути, в остатке только двигатель и пара миллионов. Смешно.

— Ну, о вашем интересе тоже можно подумать. Немного денег у меня еще есть, но такой фронт работа по замене блока двигатель-реактор я быстро не сделаю.

— Минуточку. — Мужчина с кем-то связался по станционной сите и начал обсуждение. Минут через пять моего молчаливого ожидания, он наконец отжил и посмотрел на меня с улыбкой. — В ремонтном цехе у нас есть прыжковый двигатель, прошедший капитальный ремонт. Меня уверили, что в реальной работе параметры будут выше на десять процентов, но это только по основным. Остальные будут варьировать от восьми до пятнадцати.

— Минутку. — Я раскрыл упавший мне файл и ознакомился с параметрами движка шестого поколения.

— Снят с тяжелого крейсера шестого технического уровня, прошел капитальный ремонт и, как сказал мне инженер с цехов, ему сделали хороший апгрейд.

— Понятно.

— Я передал инженеру твои пожелания о приобретении ему в пару реактора и просьбу о помощи по замене модулей. Сейчас он занят расчетами по изменению силового корпуса на твоей корме. Принципиально он согласен помочь и считает, что на замену хватит трех суток.

— Тогда я к командованию, решать вопрос о предоставлении мне отсрочки по рейсу на этот срок.

— Этот вопрос я возьму на себя. — Уверенно произнес полковник. — С тебя в этом случае пойдет один миллион инженеру и его бригаде и пятьсот тысяч за продление срока погрузки еще на четыре дня.

— Можно решить вопрос еще и с заменой основных кабелей и шин энергосети? — Я скинул файл с чертежами корабля и требуемым объемом работы по замене кабелей и шин на более мощные.

— Файл ушел инженеру. — Тут же ответил мужчина. — Следует подождать, но предварительно сказали, что ничего невозможного в этом не видят.

— Цена?

— За кабеля и шины по прайсу базы, работа отдельно. — Немного помолчав и с кем-то переговорив по сети, полковник улыбнулся. — За замену энергосети по аналогу с тяжелым крейсером просят миллион двести тысяч с учетом стоимость кабелей, шин и укладочного матерьяла.

— Согласен.

— Тогда подобьем баланс. — Мужчина задумался, считая деньги. — Твои двигатель и реактор. Семь двести по счету контракта и шесть миллионов на указанный мной счет.

— Договорились. — Я пожал руку полковнику, дорого, конечно, но оно того стоило, плюсом шло то, что меня должны были поставить в станционный док, где подобные операции проводились постоянно, а значит ремонт должен был быть по качеству не хуже заводского.

— Тогда не следует затягивать. Раньше начнут, быстрее закончат. — Подтвердил мой перевод Начальник складской службы и перекинул мне координаты станционного дока, куда мне следовало перегнать корабль.

— Спасибо.

— Ну, не ты первый и не ты последний. Желаю удачи....

***

В ремонтном доке номер восемнадцать, куда я поставил корабль, меня встретил сухонький старичок. В этом что он прошел все три сеанса омоложения я нисколько не сомневался. Этому «старичку» точно было никак не меньше двух сотен лет. Тонкие морщинки вокруг глаз говорили, что этот человек не чужд юмора. Лично мне такие люди нравятся — оптимисты. Я и сам всегда настроен оптимистически, но состояние счета, там оставалось меньше пяти миллионов, чуть-чуть меньше, но все равно это меня не радовало. Я еще не успел отойти от пережитого. Улетело уже семнадцать миллионов. Сумма не маленькая по меркам обычного местного обывателя. Даже в системе Верстан, где деньги крутятся не маленькие, работы море, зарплаты даже у простого разнорабочего ниже трех и четырех тысяч не спускаются. Очень и очень много местных уроженцев. Шутка ли! Все три кислородные планеты плотно заселены. Двести восемьдесят станций в космосе. Масса производственных мощностей выведена туда же. Купола на безкислородных лунах и планетах. Все шевелиться, крутится и двигается. У меня ощущения деревенского жителя, впервые попавшего в столицу! Я такого для себя и не представлял. Что им моя прибыль с контейнеров? Песчинка. Для того, что здесь вращается. Начальник складов станции полковник Денни, за пятнадцать минут приема, пока я был у него, провернул только со мной такую сделку. Причем, быстро разобрался в моей ситуации, посоветовал и снял деньгу. Профессионализм высшей пробы! Сколько он зарабатывает, я лично не представляю. А ведь посетители к нему идут и идут. Причем повыше какого-то затрапезного инженеришки, очень желающего быстро и эффективно довести до нормальных параметров инженерное судно с системы где-то на окраине.

— Такс, молодой человек. — Сказал старик, вместо того, чтобы ответить на мое приветствие. — О ваших приобретениях у нас меня поставили в известность. — По доку забегали роботы обвешивая кормовую часть датчиками. — Значит в модификации «Верфь». — Глаза, единственное, что говорило настоящем возрасте старика, быстро пробежали по внешности корабля. — Тяжелый транспортник проекта «Виллан». Мне понятно ваше желание по замене связки двигателя и реактора. Естественно, поэтому и хотите раскинуть новую энергосеть с лучшими параметрами.

— Да. — Мимо протопали тяжелые роботы и начали снимать обшивку на корме, оголяя силовые конструкции и двигатель корабля. — Сам я займусь другим и буду рядом. Возникнут вопросы, позовете по сети.

— Комплекс: дуговая печь — сборщик — реактор?

— Да, еще один реактор и все шестого технического уровня.

— Энергосеть надо менять тем более.

— Показывайте, что у вас и где? — Довольно шустро старичок засеменил в нутро корабля. Скрывать что-то от него не имело никакого смыла. Ну, спокойно прошлись по кораблю. Ответил на всего вопросы. Сообщил о том, что сделано и что планирую на данный момент.

— Мне бы на ваш стенд. — Протянул я, заканчивая говорить, и, видя в глазах вопрос, сразу пояснил. — Разобраться с модулями и агрегатами самой верфи. Никогда ее не разворачивал. Прогнать их через стенд, чтобы было понимание ситуации.

— Хорошо, я посмотрю что у вас там и как. Проконсультирую.

— Тогда бы лучше по защите получить консультацию.

— Гляну. — Энергии в старике было неистощимый колодец. Человек был на своем месте. Он попал в свою стихию. Я за ним не успевал, едва не переходил на бег. — А там, что у вас? — Показал на пол, мы стояли в ангаре по его центру.

— Пушка. — О том, что там старик и без меня знал, судя по его выражению лица.

— На охоту собрались, молодой человек? — В голосе сквозила ирония с нотками укоризны.

— Она заблокирована на программном уровне, системы наведения сняты, внутри пробки и чушки.

— Ага, а система наведения у тебя на складе лежит?

— Говорю же заблокирована на программном уровне.

— Ну, про твою работу по апгрейду главного искина корабля ты мне рассказывал.

— И чушки забиты в ствол.

— Вон, у тебя дуговая печь есть — выплавишь. В общем, мне с тобой все ясно. — Остановился инженер и повернулся ко мне. — Знаю я вас таких, навидался.

— Что? — Прикинулся полным придурком я, изобразив непонимание. — Это вообще-то верфь, тяжелая и неповоротливая, предназначена для ремонта в космосе.

— А так похожа на тяжелый военный транспортник. — И без всякого перехода старик спросил. — На второй калибр планируешь что?

— Пока не определился. Денег нет. Все улетает в эту посудину. Домой вернусь, хочу продать. Не по зубам мне такой проглот. Деньги жрет и жрет. К верфи я даже не прикасался, но думаю, что она потребует их не хуже своего носителя. Можно будет на ней работать, но только в трюме. Что-то крупное сразу мимо. Это за фронтиром республики. Нужна хорошая защита. Я пока не брался. Нет, модули, конечно, обслужили. Неисправные сняли и отремонтировали. Что-то восстановили, что-то купили. Все параметрам соответствует, но нужна настройка, а она очень не быстрое занятие у силовых щитов.

— Посмотрю.....

К концу моей со стариком пробежки по кораблю, роботы уже снимали двигатель, тушу которого везла кран-балка куда-то. С такими темпами работ, я уже понимал, что трех дней не понадобиться этому инженеру, чтобы выполнить весь фронт работ по замене двигателя и реактора. Он, кстати, меня оставил, ушел куда-то, но все роботы дока были завалены работой. Уже вскрывалась энергосеть. Разматывали новые шлейфа. Впрочем, и меня без внимания не оставили, помогли с демонтажем моего и установке купленного оборудования. В такой компании работалось очень легко, хотя в доке старика не ощущалось. На второй день старик появился, когда энергосеть уже закончили менять, а двигатель и реактор шестого уровня уже стоял на месте. Естественно, что к этому времени мне тоже удалось уложиться. С такой-то помощью. Старик прогнал тест и занялся настройками, параллельно закачивались программы управления, он там что-то менял в течении двух часов, после чего выдохся и повернулся ко мне.

— В общем, все. Сопряжение связки двигатель-реактор равно сотне. Защитную систему я тебе настроил, останется только подровнять в реальной работе. Первый калибр я протестировал и вернул на место систему наведения. Настройки выставил. Можешь стрелять, когда достанешь пробки и чушки.

— Спасибо.

— Зашиваем на место броню и можешь вылетать, но я бы тебе посоветовал поменять разгонные двигатели. Прыжковый, конечно, поможет разгону, но разгонные лучше поменять. — Старик кинул мне файл с двигателями. — Миллион доплаты.

— Но ведь это от малого корабля, главный двигатель.

— Ну, да. С внутрисистемного транспорта. Экономнее средних разгонных двигателей, а мощь выдает в полтора раза больше. Поменяем кожуха и все.

— Делайте. — Миллион ушел старику.

— С носителем все, можно переходить к верфи. Ничего не обещаю, но посмотрю.....

Консультацию он мне дал по полной программе. Пока о запуске верфи не могло быть и речи, но пришлось докупать у него манипуляторы. Часть удалось взять в обмен на те, что были у меня. Блоки и модули прошли через стенд. Помог с их настройкой по определенным параметрам, которые я у него с терминала сказал. Дал мне нужные программы, несколько баз данных по устаревшим кораблям. Мне оставалось только все это собрать в кучу. Можно было бы сделать это здесь, но у меня был груз. Который надо было везти, поэтому от сборки верфи я пока отказался, пространство трюма снижалось, и сейчас это было невыгодно, пусть его снижение было и не таким большим. В общем отдал ему еще миллион, забрал манипуляторы и несколько блоков, что мне он дал, и вылетел на погрузку к грузовому терминалу. Влад с сестрой были уже на месте, я им дал возможность спуститься на планету. Вернулись довольные и счастливые. Поручил им погрузку, припахал им в помощь Мию и Лию, а сам отправился на планету.

Цель посещения — медитация, а с сестрами этого не сделаешь. Плетутся за мной, куда бы я не пошел. Так было в прошлый раз. Мне этого было ненужно. Следовало попробовать многое и провести исследование. Взял с собой только Мурза-Жорку, ему планета явно шла на пользу. У него подросли каналы и добавились сплетения. Он, в отличие от меня, не гулял с девушками, а засел на одном из деревьев у самой вершины и там провисел, пока я его не позвал. Результат его «медитации» очевиден. Он подрос, стал крупнее и массивнее, если так можно сказать о десятисантиметрового диаметра шаре с жгутиками. Тем не менее, именно такие чувства я ощущал, когда его ментально зондировал. Не то чтобы я хотел такого прироста, но положительный эффект был явно на лицо. С собой я в этот раз взял бластер, нож и рюкзачок с походным снаряжением, после чего нырнул в проход к терминалу челнока, следующего на планету....

16

В этот раз Жорка, наученный горьким опытом, держался у меня на плече, как приклеенный, когда мы сели в такси. Я тоже довольно быстро адаптировался и уверенно потопал по земле. Такси отвезло в туристический центр, где я сообщил им о своем желании пройти по одному из их горных маршрутов. Убедившись в серьезности моих намерений, и, самое главное, получив оплату мне выдали карту, проинструктировали и сбросили с десантного бота над одним из кратеров, где было начало маршрута, пообещав завтра в обед забрать меня оттуда, откуда я подам сигнал о возвращении. При всем богатстве выбора туроператоров и маршрутов, мне только подходил этот. В древности это была тропа паломников ведущих восхождении к одному из древних храмов, где молились под открытым небом. Сейчас там были какие-то развалины, но значилось, что храм под открытым небом никогда не имел купола. Это было открытое строение со скульптурами, не дом или здание с куполом или крышей. В сети было много неподтвержденных слухов, что храм творит чудеса. Мне очень захотелось посмотреть на него и, самое главное, там помедитировать. Тропа представлял собой затяжной подъем в гору, длиной около тридцати километров, на вершине которой и располагался храм.

С места высадки я отправился вверх по тропе, кстати, уже давно заброшенной, но вид с нее открывался изумительный. Даже показалось, что я поднимаюсь к облакам и скоро пойду по ним. Внизу же расстилалось море буйной зеленой растительности. Километров через пятнадцать подъем усложнился и пошел быстро вверх по берегу одного из водопадов. Пришлось ускориться, к храму я рассчитывал подойти к обеду, а до него было не так и далеко. К этому моменту уже вернулось чувство единения с природой, поэтому перешел на бег, очень знакомый мне по тренировкам у Злыдня. Через полтора часа показалась вершина с развалинами, на одной из вершин которых, ближе к центру я и остановился, расчистив площадку от камней. Вид открылся просто умопомрачительный. Я сидел на вершине мира, над морем зеленого океана из которого вырастали пики гор. Место действительно было необычное, это я почувствовал приближаясь к нему. С центра храма в небо исходил поток энергии, собираясь сюда с его склонов и долины под ним. Не сказать, что там бил источник энергии, но фон менялся ощутимо. Едва закрыв глаза и начав погружаться в транс, я быстро понял, что если говорить об источниках живой воды, то так же можно было назвать и эту аномалию. Только здесь энергия шла вверх, а не стекала водой вниз к подножьям. Обалденное чувство умиротворения и расширения восприятия до пределов, которые не ощущались. Подобное место действительно могло исцелять. Именно это оно со мной и делало, заполняя энергией и расправляя каналы. Учитывая, что этому я не противодействовал, а внимал, вскоре мне пришлось узнать, что моя энергетическая система далека от совершенства. По мере наполнения и расправления, энергические нити скручивались в новые узлы и плетения.....

***

Очнулся я только на следующий день после обеда. Голова нещадно болела, но это не помешало мне понять, что большего здесь мне не взять. Все, что можно было отдать у меня забрали, все, что можно взять взято. На меня накатил голод, знакомое чувство, поэтому не отходя далеко, чтобы не выйти из ментального облака луча, собрал дровишек, развел огонь и, разогрев на нем мясные колеты и расширенный туристический паек, умел все до последней крошки, после чего долго чаевничая в прикуски с конфеткой. Чувство единения с окрестностями медленно оставляло меня и, к тому времени, когда за мной прилетел бот, сошло на нет. Впрочем, заряд бодрости был такой, что я мог легко запрыгнуть в бот, когда он опустился на десяток метров над поверхностью и мне сбросили лестницу. Забравшись в него, я упал в ближайшее кресло, закрыл глаза и заснул, лететь предстояло около двух часов, так что можно было и подремать.

Лишь только на станции до меня дошло, что я не чувствую с собой рядом Мурза-Жорика, это было удивительно, он сам следовал за мной хвостом, я теперь его нет. Я не на шутку встревожился. Осмотрелся по сторонам, вдохнув воздух, словно принюхиваясь, перешел на «ментальный взор» и осмотрелся, теперь видя тонкие ментальные энергии и ее проявления. Видел я дальше, но обнаружить причину моей тревоги не удалось. Тогда я его ментально позвал и, какого же было мое удивление, когда часть узора на плече медленно отделилось от сплетения, которое повторяло, и откликнулось. Такого я не предполагал и замер от удивления. Между тем, сплетение трансформировалось в облако из которого показались силовые нити жгутиков. Мне ничего не оставалось, как мягко погладить и послать картинку моей радости этой встречи. После этого, уже перестав тревожиться и успокоившись, я передал ему картинку. Меня поняли и Мурз отправился отдыхать, трансформировавшись в паутинку силовых линий и исчез в моем плече. Самое интересное, что к концу отправки второй картинки, я вдруг понял, что она не нужна. Я словно что-то объяснял самому себе и слышал свои мысли. Не нужно было обращение, оно слышало мои мысли и понимало меня и без этого. Я тоже слышал частью сознания, и осознавал, что это часть моего второго я. Именно так теперь воспринималось существо. С этим следовало разбираться. Одно я теперь знал точно, когда покинуло мое тело, я четко понял, что потерял часть объема энергии, которым могу манипулировать. Это было очень интересно, но не своевременно.

Я уже добрался до грузового терминала, где шла погрузка корабля. Она заканчивалась, я прибыл очень вовремя. Кивнув Владу, и улыбнувшись Яне, я окинул контуры корабля и оценил взглядом, что мне поставили. Жерла дюз этих четырех моих новых разгонных двигателей смотрелись отлично. Диаметр их был в два раза больше. Инженеру удалось их углубить в корпус. Вместе с дюзой двигателя гиперпрыжка, должно было давать серьезное ускорение.

— Где же это вы пропадаете, молодой человек? — Раздался голос старика инженера.

— Там, куда я лечу с прерыванием космического стажа не очень. — Повернулся я к пожилому человеку. — Извините. Не повторится.

— Пришел пожелать вам удачи, начинающий инженер. Вы идете правильно. С вас будет толк.

— Спасибо.

— Я там загрузил программы в ваш инженерный скаф. Памяти хватило. Можете на нем спокойно работать. Он не поведет. — Старик улыбнулся и кивнул на корабль. — Такой практикующему инженеру нужен. Подумайте хорошо, прежде чем продавать.

— Обязательно обдумаю ваши слова.

— Тогда прощайте.

— До свидания. — Старый инженер уже это не слышал, он куда-то энергично пошел....

Мия с синеглазкой были на верхней палубе, я сбросил вещи в командирской каюте и запустил тестирование корабля. Новые параметры не чета были старым. На таком вполне можно было летать.

— Лейтенант ВКС Республики Ден Аверс. Сержанты Юм и Став со мной. Я сопровождаю груз. — В рубку вплыли три военнослужащих, в полных комплектах десантной брони, смотрелось эффектно, но в договоре перевозки об этом ни слова не говорилось. — Куда нам разместиться?

— Мы не рассчитывали на ваше появление, господа. — Я оторвал взгляд от терминала. — К контракте о сопровождении ничего не нет.

— Могу показать наше предписание прибыть на ваш корабль и взять под охрану груз на время перелета.

— У меня есть свободные каюты, но в них нет мебели. Три раскладушки я вам гарантирую. Питание — кухонный агрегат. Картриджи есть на разные вкусы.

— Давайте размещаться.

— Третья каюта. После отлета вам принесут раскладушки, а там посмотрим, может придумаем что-нибудь лучше.

— Капитан, погрузка закончена, крепеж проверен. Мы возвращаемся на корабль. — Доложился Влад по связи.

— Спасибо за работу. — Я встретился взглядом с лейтенантом и показал ему, что он может идти.

— Мы размещаться. — Сопровождение груза ушло искать каюту.

— Мы в корабле. — Мия сообщила, что они внутри и можно закрывать шлюзы и потихоньку отчаливать....

***

В сравнении с металлолом этот груз был легче, из-за меньшей плотности в контейнерах. Поэтому в этот раз разгон перед уходом в гипер мы завершили за восемь часов. Это на топливе из смеси просроченного с нормальным топливом. На нормальном могли бы и лучше. Прошли через систему разгонных модулей и с импульсом прыжкового двигателя ушли в гиперпространство. Предстояли шесть с половиной суток полета в гипере, на выходе — система Роксат. Я пропускал опять Такси, куда хотел обязательно заглянуть и посмотреть что там и как. Досье были и можно было там быстро познакомиться с нужными людьми. Я пролетал мимо. С другой стороны, я попадал в Роксат и мог быстро определиться с ценой на корабль. Сейчас он изрядно прибавил в цене. Носитель, можно было сказать, ухоженный. Дуговая печь и сборщик слились в небольшой автоматический заводик, на который есть процессы. Реанимировать верфь можно было за неделю плотной работы. Собрать все, закрепив на нужных местах, и запустить в работу. Оставалось только настройка, но и ее можно было сделать, тем более, что как ее делать и на что смотреть, инженер мне рассказал. Лично мне он обошелся в сто двадцать пять миллионов. Отдать теперь его легко было можно не меньше, чем за двести двадцать, которые охотно заплатят. Тот же «Дотри» захочет такой кораблик себе. Клану техников и инженеров такой точно пригодиться. Им можно было работать эвакуатором средних кораблей. Сферы от гипердвигателя теперь хватало, чтобы в нем летать с развернутой верфью. С новыми разгонными двигателями, которым можно было помочь в экстренной ситуации прыжковым, он мог вполне шустро уйти в гипер. Шустро в отношении транспортов и торгашей. С остальными можно пободаться, тем более, что силовой щит по плотности не уступал щиту тяжелого крейсера. Могло хватить времени для быстрой эвакуации и уходу в разгон. Пушку тоже можно было запустить. Удар такой — мало не покажется никому.

***

Я еще раз прошелся по кораблю и вернулся назад в рубку. Мысль оставить его себе не покидала мою голову. Как ни прискорбно было это узнать, но мне хотелось его попробовать в деле. Я понимал, что смысла в этом не было. Летать на таком, чтобы где-то что-то ремонтировать? Абсурд. Под этот корабль нужна была постоянная работа, такая как на внешних складах. Это верфь. Мобильная верфь, которую можно было развернуть за три часа, если все установлено на места и работает.

С шумом выдохнув воздух, я вновь задумался. Побывав второй раз на планете, я понял, что станция это не по мне. Мне понравилось летать. Теперь это мне нравилось делать с обязательным посещением планет. Это можно было делать и в Роксате, но теперь я понимал, что любой опытный шаман, будучи у себя дома, меня раздавит как букашку. Это навевало определенные опасения. Побывав на планете, я понимал, что стоило мне просидеть на аномалии пару лет, постоянно практикуясь, мои возможности бы возросли многократно. Энергия уходила в круговорот и ее было много. Имея такую опору, можно было много себе позволить наворочать. Интереснее было летать, чем сидеть и копить силу и мощь. Я понимал, что попав на планету буду искать такие места, а ведь они могли быть кем-то заняты и не всегда дружелюбными товарищами. Как ни хорош был «Иртыш», но для постоянных перемещений требовалось что-то небольшое. Корабль мне нравился. Над ним можно было еще покорпеть, получив дом на колесах. С другой стороны, можно было купить для себя что-нибудь еще. Уже под конкретные задачи, а не выдумывать как сделать из верфи торговца и военный корабль в одном флаконе. Любой легкий крейсер это подтвердит.

Чем больше у меня было доводов за «Иртыш», тем больше было сомнений в правильности такого решения. Самым важным доводов против были деньги. На них можно было приобрести еще что-то. У меня в наличии был план продаж на станции хранения «Легион». Там было много интересных позиций, которые можно было обсудить с покупателем. Возможности хабов Верстана мне тоже были понятны. Можно было на них опираться, беря только те корабли, которые интересны покупателю. Заработок достаточно высокий, придется мотаться, но лучше делать это на своем корабле. Это быстрее и лучше. Свои, а не арендованные технические ремонтные комплексы. Обжитые каюты. Медицинское обеспечение. Скорость и дальность переходов в гипере. Тот же малый буксир среднего класса кораблей довольно быстро уходил в гипер, мог буксировать через него корабли и, если уж на то пошло, то и баржи с грузом, внутри хватало кают и был небольшой трюм. Сейчас его можно было бы пристыковать к Иртышу или другому кораблю и спокойно лететь назад, живя в нем, не в необустроенных каютах «Иртыша». Интересных позиций на «Легионе» и Верстане хватало. При правильном подходе вполне можно было уложиться тридцать миллионов и получить хороший корабль, заточенный под личные нужды. Организовав технических ремонтных дронов в несколько комплексов, можно было обойтись и без верфи, работая ими на ремонте в космосе, хотя в этом случае о снятии и ремонте крупных блоков можно было забыть, как и о работе с силовыми конструкциями корпусов.

***

Под флагом таких раздумий прошел последний переход через гиперпространство. Это не значило, что я оставил работу по ремонту корабля, но накал ее снизился. Для Влада и его сестры на Верстане были приобретены кристаллы для погонщика третьего ранга. Лию загрузил изучением баз по специальности пилот малых кораблей. Ее старшая сестра, Мия, учила медицинскую базу «массаж» в третий уровень. На Верстане еще один миллион улетел на приобретение этих баз, теперь коллектив осваивал вложенные в них деньги, превращая их в знания. Я, доучив базу «Дроны», перешел на базу «Боевые роботы и системы», параллельно занимаясь настройкой комплекса «дуговая печь — сборщик», рассчитывая закончить по нему работы к выходу из гиперпространства. Лейтенант и два сержанта сопровождения груза весь переход из своей каюты почти не выходили, играя в карты или поглощая запасы спиртного. Броня тяжелого космического десантника, в которой они передо мной предстали в первый раз, стояла в углу их каюты, а сами они оказались вполне приятными людьми, позволив мне их изучить. С такой броней действительно можно было предаваться пьянству весь полет. От человека в ней требовалось только присутствие. Автоматические системы наведения, модуль силового щита, сервоприводы, усиливающие кратно любое движение. Ну и, естественно, искин и броня третьего класса защиты, способная некоторое время находиться под огнем бластеров. Впрочем, мой скаф мало чем от нее отличался. Броня у него была классом выше и, пусть он был меньше заточен под военную специализацию, выдать он мог не хуже, если нацепить на него все то, что имели в своем арсенале десантники. Эта тройка, если все было так, как они мне рассказывали, вполне могли пойти на абордаж среднего крейсера и выполнить задачу по его захвату. Я на их слова лишь кивал и соглашался, хотя было очень сомнительно, что это реально. Может быть речь шла о торговцах и таком корабле, как «Иртыш»? На нем я пока всерьез за внутреннюю безопасность и не брался. Да и не нужно это было ему, он шел на продажу. Про нормальный же корабль, который работает за фронтиром, я и не говорю, там агрессивного абордажника могло ждать все, до чего додумается пытливый ум его техника.

***

В общем, переход прошел в обычном режиме, позволяя идти по кругу, где я работал, спал, ел, учился и выбивал в тренировочном симуляторе из своего тела остатки слабости. Продолжился этот круговорот и по выходу из гипера, когда я доложился астроконтролю системы и начал торможение по сложной траектории, выводивший мой корабль к одной из опорных военных баз Королевского Флота. Нас ждали, причем настолько сильно, что военные выделили два буксира, пристыковавшиеся ко мне и помогшие «Иртышу» с торможением. В результате подобной процедуры, уже через пять часов с моего корабля начали снимать контейнера, а еще через шесть я смог закрыть с Королевскими ВКС контракт по доставке груза и был отпущен по своим делам. Родная станция «Ван дер Ховен» ждала меня и манила своими опознавательными сигналами.

Что мне понравилось в Роксате, так это то, что система Астроконтроля опознала меня как гражданина Королевства.

— Приветствуем вас, Арт де Строй. Рады видеть вас дома. — Слова сказанные диспетчером на другой стороны связи были стандартным приветствием, но мне чертовски приятно было их услышать. Помимо этого, так как я был капитаном корабля и находился в рубке, я смог понять о чем мне говорил в свое время Ранди де Моу. Активно систему я не сканировал, но и того, что принесли пассивные датчики было достаточно, чтобы приподнять завесу только над малой частью защитной системы этой системы. Пройти внутрь нее без специально установленных маршрутов было невозможно. В системе действительно имелись засеянные минами большие объемы пространства, дрейфовали автоматические станции и стояли станционные посты ВКС Королевства. Проскользнуть внутрь, оставаясь незамеченным, лично мне не представлялось возможным. Впрочем, когда меня вели к военной станции на разгрузку, активные минные поля смещались или дезактивировались на время прохода, как и автоматические станции ни как не реагировали на проход «Иртыша» внутрь системы. С подобным подходом к обороне я был полностью согласен. Королевство находилось довольно далеко от границы республики, являясь зафронтирным государством, которое просто обязано было обеспечить покой и защиту своему населению. Эскадра крейсеров, мимо которой мы пролетали, тому была хорошим подтверждением....

***

К станции «Ван дер Ховен» я прибыл только к вечеру. Оставив «Иртыш» на внешней стоянке, я связался по ее сети со стариком Ранди де Моу.

— Жду у себя. — Кладовщик был немногословен, но другого я и не ожидал — зачем болтать по связи, если можно встретиться и переговорить.

***

Старик ждал меня в своем кабинете и ничуть не изменился со времени нашей последней встречи. Последние перепитерии, потрясавшие ремонтные цеха, почти никак не сказались на нем, тот же вдумчивый взгляд, неторопливые движения и неизменный чайничек с кипятком, с которым он меня встретил.

— Ну, здравствуй, путешественник. — Окинув меня цепким взглядом и, только после этого предложив сесть, проговорил старик. — Вижу, что доволен поездкой. Рассказывай.

— Разве, что вкратце и по делу. — Опустился я в кресло, принимая на блюдце свежезаваренный чай. — На выбор было три корабля, но состояние всех трех оставляло желать лучшего. Пришлось долго торговаться, но удалось выкрутить из них самый большой и перспективный. На момент покупки ресурс составлял всего тридцать два процента, что на деле вылилось в невозможность улететь оттуда сразу. Пришлось заниматься восстановлением у них на базе. Подремонтировал основные системы и прыжковый двигатель, что дало возможность взять попутный груз. Именно попутка сильно растянула по времени возвращение, но это время я потратил с умом, всю дорогу перебирая модули и блоки. Удалось подтянуть носитель, но до верфи руки не дошли.

— Что с прерыванием стажа? — Старик не забыл, что я говорил в нашу последнюю с ним встречу.

— Прервал, но всего на двое суток удалось спуститься на планету. Мало, конечно, но все же лучше, чем ничего. — Я равнодушно пожал плечами и перешел к тому, радо чего хотел видеть старика первым.

— Как у вас дела?

— Новый начальник прибыл всего неделю назад. Видимо, не очень спешил занять это место. — Ранди налил мне из чайника в кружку свежезаваренный чай. — Оно и понятно. Аристократ. Привез с собой нового начальника отдела сбыта. Дотошный и аккуратный человек. Мои впечатления от обоих хорошие. Сработаемся.

— Полагаю, что по другому не могло быть.

— Свою сферу интересов он обозначил четко. — Поморщился старик, но продолжать не стал, сменив тему. — У меня еще новость. Лидо де Корс выписался из Медцентра станции и приступил к работе. Он, кстати, хотел тебя видеть.

— Обязательно зайду.

— Зайди, но не думаю, что конфликт между вами нужен нашему подразделению. Полагаю, что у вас хватит ума мирным путем утрясти все недоразумения, которые между вами возникли. Знаю, что он сожалеет о том, что случилось.

— Мне конфликт с ним не нужен.

— Вернулся Доулас, работает в должности обычного инженера. Оправиться он еще не скоро, арест его надломил.

— Ясно.

— В общем, все у нас налаживается. — Подвел итог новостям Ранди. — Генс на внешних складах неплохо справляется. Прислали из Такси много новичков, техников после училища. С ними пришло и несколько опытных техников, согласившихся на контракт с ремонтными цехами. Сейчас работа в цехах кипит, народа стало больше. Не все с пониманием, но это со временем утрясется.

— Что по модулю среднего дока? — Думал, что старик меня порадует сам, но он эту тему не поднимал.

— Заявка в республику ушла. — Нахмурился старик и, после недолгого молчания, продолжил. — Была авария на малой станции внешних складов. Взорвался генератор энергообеспечения. Жертв нет только по счастливой случайности. Замену ему нашли и, спасибо Лидо, он появился вовремя, идет восстановление модульной станции.

— Хм....

— Ранди Доулас отказался от работы в среднем доке. — Старик подлил мне в кружку горячего чая. — Свято место пусто не бывает, поэтому отдали его Ганни Якорсу. Сначала хотел придержать его для тебя, но ты уже улетел, а работа нужна каждый день.

— Без обид. — Не стал я ничего говорить старику.

— Второй модуль среднего дока придет через три недели. Это связано с тем, что для его подключения нужен модуль реактора и требуется замена на малой станции генератора гравитации. — Кладовщик опять нахмурился. — В общем, ваши инженерные заморочки, которые можно решить, но требуются затраты. Лидо говорит, что без этого никак.

— Ну, если была авария....

— По ней работает комиссия, но винить некого. Доуласа тогда не было, Лидо в госпитале, а Ганни Якорс подписей на разрешении не ставил. У него не было полномочий. В общем, под раздачу пытаются засунуть его, но мы в обиду его не дадим. Был приказ с управления на развертывание станции, а у нас, кроме Лидо, в этом никто не разбирается. Самоучки доморощенные. Приказ надо было выполнять. Вот и выполнили.

— Значит место для меня на внешних складах будет только через месяц? — Решил я расставить знаки препинания в этом вопросе.

— Да. — Не стал отрицать очевидного Моу и спросил. — Не хочешь на своей верфи на внешних складах поработать, пока не привезут средний док и нужные модули?

— Я пригнал его на продажу. — Отрицательно повертел я головой. — Буду заниматься верфью. Нужно довести ее до рабочего состояния. Развернуть и посмотреть на что она реально годна.

— Что конкретно надо по верфи? — Было похоже, что носитель старика интересовал мало и основной интерес его замыкался на верфи и ремонте средних кораблей.

— Ресурс в тридцать два процента, заявленный продавцом по верфи, не соответствует реальному положению дел. — Произнес я после некоторого обдумывания вопроса и пары глотков чая из кружечки. — На деле были приобретены только модульные конструкции корпуса самой верфи, агрегаты развертывания корпуса и манипуляторы, состояние которых близко к тому, когда их отправляют на металлолом. — Для подтверждения своих слов я сбросил протоколы по которым Дери Оурон произвел уценку корабля и верфи.

— Похоже, что ты приобрел гору металлолома. — Покачал головой кладовщик, после просмотра документов.

— В таком же состоянии был и носитель, но, тем не менее, я на нем прилетел. Разберусь и с верфью, но на нее нужны деньги, а их нет. Поэтому остается только подшаманить ее и продать. Могу, пока она будет продаваться, поработать на внешних складах на ремонте малых кораблей, но только через пару дней, когда разверну в нем необходимое оборудование. Корабль использовался мной как транспортник, чтобы таскать попутный груз, поэтому для работы на внешнем складе его нужно готовить.

— Ясно. — Я достал из своей сумки несколько упаковок Верстанского чая и поставил их на стол перед стариком. — Это вам от меня презент. Сказали, что чай хороший.

— Спасибо.

— На здоровье. — Я поднялся с кресла. — Пойду, пробегусь по цехам. Доуласа и Лидо навещу.

— Когда закончишь с ремонтом на верфи — дай знать. Если не сможешь продать сразу, поставим тебя на внешние склады. Может случится и так, что ты сам расхочешь ее продавать.

— Хорошо. — Я кивнул старику и собрался покинуть его кабинет, но он жестом меня остановил.

— Накопились искины. Не так много, но есть. Ты как?

— Только за, но денег на счету всего полтора миллиона.

— Ладно, с этим потом решим. Завтра к обеду партия будет собрана и отправлена в твой рембокс, он, кстати, так и продолжается числиться за тобой.

— Спасибо. — Поблагодарил я старика. — Оплата будет сразу, как только появятся деньги.

— Знаю. Иди уже. — Кладовщик, было похоже, что уже потерял ко мне интерес. — Зайди к новому начальнику цехов. Представься, раз уж прибыл....

17

Тот факт, что старик меня принял настороженно, а что именно так оно и было, я нисколько не сомневался. Последняя фраза, которую он бросил при завершении встречи, разом многое проясняла. Было похоже, что старик не думал, что я вообще вернусь в систему. Получалось, что он мне не раз звонил, но с гипером связи не было, а большую часть времени обратной дороги, я находился там. Было ясно, что Моу меня потерял, посчитав, что я нашел себе другое занятие. В этом случае получалось, что второй средний док заказан в республике совсем не для меня. Ну да, хорошее место пустым не бывает. В этом он был прав. Всегда найдется человек, которого туда можно было поставить. Я не единственный инженер в системе, который хочет заработать немного деньжат.

***

Мне думалось, что разговор с Лидо де Корсом будет трудным, но посещение его кабинета не оставило у меня тяжелых впечатлений. Наоборот, разговор с главой инженерной службы оказался легким и непринужденным. Лидо, неожиданно для меня, улыбнулся, когда я зашел к нему в кабинет.

— Полагаю, что у тебя есть ко мне претензии, но по другому я поступить не мог. — Развел руками пожилой инженер. — У меня был долг перед Колахом, а долги нужно отдавать, хотя бы для того, чтобы быть честным хотя бы с самим собой. Я приношу свои извинения и, если ты их примешь, готов вернуться к прежним дружеским отношениям. Я уже понес серьезное наказание от судьбы и полагаю, что она достаточно меня приложила.

— Я принимаю ваши извинения, господин де Корс. — Лично мне этот человек нравился, а слова о том, что долги нужно возвращать, лишь усилило уважение к нему. — Думаю, что вам следовало меня предупредить о неприятностях, в этом случае вы бы не пострадали при вторжении в мой ангар. Приношу вам соболезнования о потере глаза.

— Спасибо. — Слегка поморщился Лидо, возможно, слова о глазе не доставляли ему удовольствия. — Слышал, что вы приобрели верфь?

— Да. — Не стал я отрицать очевидного. — Скажу вам не тая, но состояние этого корабля до сих пор мне внушает опасения своим износом и низким ресурсом. Пройдет немало времени, прежде чем я смогу восстановить его до нормального состояния и работоспособности.

— В любом случае, я его оцениваю, как отличный задел на будущее и отличную практику для молодого и начинающего инженера. Вы оправдываете мои мысли о том, что стоило вас поддержать в получении вами инженерного сертификата. Полагаю, что вам будет не стыдно обратиться к пожилому и опытному инженеру, если у вас возникнут проблемы по этой части с верфью и кораблем.

— Спасибо, господин Лидо де Кросс. Я обязательно так и поступлю, если таковые у меня возникнут....

***

Последним, кого я счел нужным навестить в этот день, был Доулас Ранди. Бывший начальник ремонтных цехов выглядел сильно сдавшим и как то разом постаревшим до добрые пару десятков лет.

— А, Арти де Строй. — Повернулся ко мне Доулас, когда я вошел в его ангар, где он работал. — Проходи, парень. С чем пожаловал?

— Зашел вас проведать, мистер Ранди, обозначить вам свое уважение и узнать как дела.

— Дела, как видишь, у меня не очень. — Присел на один из стульев в ангаре мужчина. — Старался, что-то хотел, жил сам и давал жить другим. Надавали по рукам, измазали в дерьме. Теперь мне не отмыться. Ты поосторожней там с Моу. Он, конечно, меня вытащил, но было уже поздно. Знаю, он имеет на тебя виды, но ведь и у меня все с него и началось. Этот паучище свил здесь свое гнездо и теперь дергает за нитки своей липкой паутины. Не влипни в нее, как это получилось у меня. Этот засохший сморчок потом не отпустит, пока не высосет все соки.

— Спасибо за предупреждение, мистер Доулас.

— Да не за что. Думаю, что ты и сам все понимаешь. Ты, хоть и молодой, но разумение имеешь. — Доулас улыбнулся. — Не могу забыть тот момент, когда ты его с внешними складами отбрил. Я в свое время так сделать не смог, а потом засосало. Впрочем, особой вины старика нет — сам дурак, поэтому я его ни в чем и не виню. Скорее благодарен ему за то, что не бросил, вытянув из западни. Поинженерю с годок, а там видно будет, что и куда. Денег немного скопил, думаю, что хватит на спокойную жизнь на планете.

— Дак, вы вообще хочете уйти из космоса? — Удивился я последним словам мужчины.

— Друг у меня в управе горнорудной компании трудится. Давно зовет к себе. Думаю, что здесь меня больше ничего не держит. Распродам свои вещи, оборудование и отправлюсь в республику....

— Жаль, без вас здесь будет гораздо хуже.

— Незаменимых людей нет. — Равнодушно пожал плечами Доулас. — Новый начальник цеха вполне справляется, так что тут я больше не нужен....

***

Из ангара инженера я выходил с тоскливым чувством. Итог отношений со стариком меня впечатлил, сломанный и уставший от всего человек, которому уже ничего не хочется, кроме как свалить с этой станции и системы. Впрочем, старик его все-таки вытащил, хотя мне подумалось, что он не ожидал увидеть Доуласа Ранди в таком состоянии. Возникал закономерный вопрос, а что бы было, если бы ожидал?.... До сих пор мне удавалось дистанцироваться от паука, но вечно это продолжаться не могло.

***

Напоследок, уже завершая свой вояж по ремонтным цехам, позвонил Либоре Вакс. Ответила почти сразу, но все же с некоторой заминкой.

— Привет, Арт. — Услышал я обрадованный голос девушки.

— И тебе здравствовать, Либо.

— А я все гадала, когда же ты мне позвонишь.

— Я, в общем-то, по делу. — Перекинув файлы по Иртышу на нейроком девушке по сети, я продолжил разговор. — Надо продать. Прошу за него двести пятьдесят. Это в наличие, но помимо этого могу предложить и другие корабли на заказ.

— Хорошо. Информацию передам. Ответ в течении часа.

— Ага. — Я чувствовал, что Либора не так и мне рада, возможно, что завела себе молодого человека, пока я отсутствовал. Ничем другим, некоторую отчужденность, объяснить было невозможно, как и то, что она не пригласила меня к себе домой, когда раньше это сделала бы обязательно, в это время суток, когда ее рабочий день шел к концу. — Тебя еще интересуют наши делишки с искинами?

— Что-то есть? — Оживилась девушка на другом конце связи.

— Завтра к вечеру будет, но нужна быстрая оплата. Файл с тем, что готово к продаже, будет завтра к обеду.

— С оплатой проблем не будет.

— Ну, вот и договорились. — Хмыкнул я. — К тебе забегу завтра. Нужны будут твои услуги.

— Арти, извини, но у меня появился молодой человек. — Как то неуверенно произнесла Либора.

— Я про то, что надо будет поработать с искином шестого поколения.

— О! — Облегченно вздохнули на противоположном конце. — С этим проблем не будет. Конечно, сделаю.

— Вот и хорошо. — Я, решив, что все обговорено попрощался и прервал связь....

***

Отзвонились мне уже через полчаса, этого времени мне хватило, чтобы на боте вернуться на корабль. Звонили с неизвестного номера, но стояла иконка клана «Дотри», что означало, что информацию по короблю уже получили, просмотрели и оценили.

— Добрый вечер. — Разрешил я Юлии соединение.

— Привет, Учитель. — Звонила Регина. — Я по делу. Тут мне показали файл с продажей средней верфи и носителя.

— Слушаю. — Девушка повзрослела, если судить по ее голосу.

— Считают, что дорого.

— Регина, посмотри на пункт номер пять. — Решил я сразу определиться с ситуацией. В системе не было на торгах ничего подобного. Это значило, что их брали нарасхват, либо то, что они уходили по личным каналам. — Это первый калибр, который надо только расконсервировать.

— Вижу.

— Теперь пошли с шестого по двенадцатый пункты. — Двигатель шестой, два ректора тоже, на борту установлены дуговая печь в комплексе со сборщиком. Это возможность делать самим запасные части и расходники. Можно паять в полете снаряды, если уж сильно захочется. Обрати внимание на то, что параметры двигателя позволяют уходить в прыжок с развернутой верфью. Можно заниматься эвакуацией средних кораблей.

— Подожди, Арт. — Прервала меня девушка. — Тут спрашивают. У тебя стоит в графе верфь — состояние консервации. Что это?

— Модули и системы верфи я законсервировал. Вез в систему заказ Королевских ВКС, контейнера с тяжелыми малыми кораблями шестого поколения. Места не хватало, пришлось законсервировать верфь. Все блоки и модули сняты, как и манипуляторы для производства ремонта малых кораблей в трюме. Все модули и манипуляторы исправны. Монтаж оборудования займет не больше трех суток, но можно и быстрее, если поставить носитель в док.

— Мои люди хотели бы лично взглянуть на корабль и его содержимое. — После некоторого молчания произнесла девушка.

— Не имею ничего против. Корабль в отстойнике на внешнем периметре «Ван дер Ховена». — Я сбросил файлик координат.

— Тогда жди нас завтра с утра, к десяти часам. Всего хорошего.

— До свидания, Регина.

***

— Кто это был? — Мия встретила меня у шлюза и ждала, пока я закончу говорить по нейрокому медленно идя к рубке корабля.

— Наша старая знакомая. — Хмыкнул я. — «Дотри» заинтересовались «Иртышем», судя по тому, что хотят его посмотреть лично. Было бы хорошо сбросить его так, не занимаясь верфью.

— Арт, я до самого конца думала, что ты решишь оставить этот корабль нам.

— Он мне нравиться, Мия, но для того, чтобы его оставить себе, этого недостаточно.

— Думаю, что тебе виднее. — Не стала оспаривать мое решение девушка.

— Нам можно начинать собирать вещи и сворачивать личное имущество? — Спросила Лия, появившаяся в рубке и слышавшая часть разговора.

— Что-то мне подсказывает, что его у нас завтра заберут. — Я оглядел еще раз помещение рубки корабля. — Это было бы очень хорошо.

— За сколько его продаешь?

— О таком, Лия, воспитанные люди обычно не спрашивают. — Улыбнулся я синеглазке. — Это не принято.

— Ясно, значит не скажешь.

— Я и сам не знаю. Покупает не Регина, а ее клан. Когда она мне звонила, то рядом с ней кто-то был. Она лишь задала вопросы, которые интересовали этого человека. Думаю, что если они его будут брать себе, то попытаются сбить цену и поторговаться. Полагаю, что звонок Регины, она все-таки Глава клана, был вызван именно этим. Раньше, когда они посредничали на сделках, ее к подобному не привлекали. Придется немного скинуть в цене. Без этого не обойдется. Поэтому сказать о цене я ничего не могу.

— Понятно. Значит завтра у нас будут гости.

— Будут. — Я усмехнулся. — Можно собирать личные вещи, с остальным разберемся позже, если будет решение о продаже. В любом случае, если с ними договоримся, то времени на то, чтобы свернуть медблок и забрать роботов у нас будет. Спокойно упакуемся и покинем корабль. В любом случае стоит продать здесь все лишнее имущество. В республике, куда мы отправимся, если сделка пройдет, все это можно купить гораздо дешевле....

***

Мои предчувствия полностью оправдались. На следующий день к «Иртышу» пристал небольшой шатл Главы клана «Дотри». Стало ясно, что меня почтила с личным визитом Регина. Девушка сильно повзрослела. По крайней мере внешне. Ментально, я четко слышал мысли человека с хорошей дисциплиной ума. Такое ощущение, что передо мной Милли Мадлен, только молодая. Девушку кто-то явно натаскивал. По гордо поднятой голове было видно — справляется. Передо мной была настоящая стерва, успевшая насобачится на стычках и светской жизни. Нет, до Милли Мадлен еще было далеко, но и Москва не за день строилась.

— Привет. — На меня взглянули знакомые мне глаза.

— Здравствуй, Регина. — Я повел руки в приглашающем жесте. — Мой первый корабль. Продаю. Я не клан, мне такое не по плечу.

— Гилан Дорс, главный инженер клана. — Представила мне своего спутника девушка. — С ним его заместители.

— Добрый день, господа. — Поприветствовал я мужчину и кивнул его спутникам.

— Арт де Строй. — Назвала мое имя всем присутствующим Регина. — Друг нашего клана и «Дасторс».

— Здравствуйте, молодой человек. — Поздоровался с мной Гилан Дорс, Главный инженер клана. — Давно хотел с вами лично встретиться.

— Благодарю. — Вежливо кивнул я ему в ответ, ему можно было называть меня «молодой человек». Это был приземистый мужчина сорока лет, если судить по внешности. С серьезными глазами и мощной аурой властности и понимания собственного положения. Он медленно повернулся к своим помощникам и представил их по одному.

— Джен Дорт, мой зам. Ял Морон и Фенс Орт из других отделов нашей семьи.

— Прошу на корабль, Глава Клана, прошу, господа. — Я сама гостеприимность. — Параметры, что я вам прислал, вы можете посмотреть при прогоне теста корабля. Помимо этого, я, как командир и инженер в одном лице готов ответить на любые ваши вопросы. Допуск в сеть у вас есть.

— Спасибо.

— Прошу в рубку корабля. — Я повел Регину и ее людей в рубку по сети запуская тест. — Тест, как видите я запустил. Данные поступают в реальном времени.

— Ясно. — Рассмеялся Гилан Дорс, поняв мою шутку, мужчины слегка улыбнулись. Насколько я понял, они не знали, как со мной себя вести. Друг клана и их Главы. Нормальный расклад. Некоторая настороженность все-таки спала. — Ну, в том, что с системами корабля все в порядке, мы не сомневались. Меня больше интересует оборудование, что установлено на нем. У нас, конечно, есть подобное оборудование на станции, но хотелось бы взглянуть на установленное на вашем корабле.

— Не вопрос. — Я перекинул сеть в спецификации на дуговую печь, сборщик и реакторы. — Прошу учесть, что я готов передать покупателю не только оборудование, но процессы. У меня собрана личная база данных по ним. Полагаю, что такой подарок покупателю будет очень приятен, учитывая что процессы мной были получены на Верстане.

— Приятно порадоваться такой предусмотрительностью, молодой человек. — Оценил мои слова Гилан Дорт.

— Естественно, дуговая печь и сборщик установлены так, чтобы образовать собой комплекс. Расходные материалы и ЗИПы к ним есть. Ремонт предусмотрен техническим комплексом роботов шестого технического уровня.

— А верфь?

— Комплектна на сто процентов. Снятые на консервацию модули и агрегаты проверены и находятся в рабочем состоянии. Хранятся на корабельном складе. Развернуть верфь смогу через пару дней. — Я перекинул файлы проверки на стенде в Верстане модулей и агрегатов верфи.

— Понятно. — Мужчины ознакомились с файлами....

***

В течении часа мне пришлось отвечать на вопросы и давать пояснения. Обошли весь с корабль с Гиланом Дорсом и его заместителем. Регина осталась в рубке корабля. Потом я видел, что она о чем-то разговаривала с Мией, но было не до нее. Проверкой мужчины остались довольны и, когда мы вернулись в рубку корабля, собственно, и начался разговор о покупке. Торговаться они умели. Умели, но мне были понятны их мысли и, когда зашел разговор о том, что клан «Дотри» желает приобрести корабль себе, я пошел на некоторые уступки. Сначала отдал им медблок, потом подарил всех роботов, за исключением Фомы и Злыдня. Отдал им «Тех-6М», роботов-грузчиков и все остальное имущество, собранное мной на обратном маршруте. Процессы, как и обещал, ушли в придачу. Фома им скопировал часть нашей базы. В общем, остались с тем, что у нас было до поездки, не считая личных вещей и надувных дивана с креслами. Двести пятьдесят миллионов ушли на мой счет. Все решили процессы, которые я не забыл прибрать к рукам на Верстане. Для главного инженера клана и его заместителя они были новыми. Они их заинтересовали. Верфь они решили собрать и запустить в работу сами. Чувствовалось, что Гилан Дорс в них разбирается. На этом торги были закончены. Обе стороны были довольны. Меня пригласили в челнок Главы клана на обед. От такого не отказываются. Можно было покушать и у нас, но там для этого все предусмотрено, в том числе и повар с официантами. За обедом обсудили мое предложение о кораблях под заказ. Им они не особенно понравились.

— И все-таки, молодой человек, — произнес за обедом Главный инженер, — если бы вы предпочли заниматься малыми кораблями, мы бы это только приветствовали. Это ведь, по своей сути, расходники для среднего и тяжелого корабля. Именно они в первую очередь попадают в зону активных боевых действий. Нам интересны некоторые позиции из вашего списка, но это товар штучный, под конечного покупателя, тогда как расходники берут все.

Регина в разговоре почти не участвовала, но изредка кивала, соглашаясь со словами своего Главного инженера. Единственное, что она сделала, так это подмигнула мне, перед тем, как эта делегация улетела к себе, оставив одного из своих сопровождающих на корабле. Молодой парень из их клана помог нам погрузить вещи на бот и отвез на станцию, в док моего бокса в ремонтных цехах. На душе было тоскливо, я настолько притерся к «Иртышу» и столько отдал ему сил и личного времени, что теперь меня проняло. Я разом лишился всего, вернувшись к исходному уровню. Различие составляло сто тридцать миллионов бонов, заработанные за два месяца. Очень солидные деньги. Впрочем, день был еще не закончен, в углу бокса у дверей стояло два малых контейнера, файл с их описью уже час, как лежал у меня на нейрокоме. Предстояла работа оценщика и потрошителя.

— Мия, ты старшая. Размещайтесь пока сами. Просмотри билеты на пассажирский до Такси.

— Сделаю. — Кивнула мне девушка и начала отдавать приказания сестре, Яне и Владу.

Сам я занялся осмотром искинов. Два шестого поколения я решил оставить себе. Выбрал по техническому состоянию и конфигурации трех и несколько блоков памяти к ним. Остальное уложил назад и перезвонил Либоре.

— Привет. — Поприветствовал я, когда девушка ответила и перекинул ей файл. — В одном из контейнеров будет три искина шестого поколения. Ты их узнаешь, они лежат в отдельном ящике. Мне пока некогда, я их позже заберу. Оплата с меня.

— Хорошо, я поняла.

— И еще. — Взял я небольшую паузу. — Либора, если на них будет информация по производствам, ремонту или еще что-то интересное, то мне бы хотелось, чтобы эти программы и информация оказались на них.

— Твои запросы растут, Арти.

— Ну, в прошлый раз я об этом подзабыл, почему и остался с носом. Ты ведь не хочешь, чтобы я сам возился с ними и полностью вычищал им память или возросла цена на те, в которых размещены интересные программы и информация?

— Шантаж.

— Нет никакого шантажа, просто взаимовыгодное сотрудничество. — Улыбнулся своим мыслям о том, что сумел разгадать еще один интерес к искинам у клана Дотри. — Кстати, когда они будут готовы?

— Сегодня вечером, я останусь на работе до тех пор, пока с ними не разберусь.

— Спасибо, я обязательно загляну.

— Меня просили тебе передать, что Милли Мадлен с тобой хочет лично встретиться сегодня вечером. Часикам к семи или восьми. Я оставлю коробки с искинами на выходе, если что. Освободишься раньше — ты знаешь, где мой кабинет и лаборатория.

— Ну, мимо тебя я все равно никак я не пройду.

— На входе тебя встретят из службы охраны. Они тебя проведут куда надо.

— Ясно. Пока.

— До свидания.

18

Что могло потребоваться от меня Милли Мадлен было совершенно не ясно. Впрочем, однозначно следовало идти.

— Я к руководству Ремонтных цехов. — Сообщил я Мии, когда контейнера были погружены на платформу доставки и ушли. — Буду поздно вечером.

— Подожди. Есть завтра пассажирский лайнер. Стартует в десть утра. — Посмотрела на меня Мия.

— Бери на него билеты.

— Хорошо.

— Влад, не грусти. Купим что-нибудь поновее. Сразу два комплекса, одинаковых, тебе и Яне.

— Я понял. — Кивнул мне паренек на лице которого было уныние.

— Спасибо. — Улыбнулась мне его младшая сестренка.

— Ну, все. Мне пора. — Я отправился навестить кладовщика, отправив вперед себе шестнадцать с половиной миллионов за его два контейнера. Деньги были, а Либора не заставит себя ждать и с описью ознакомлена.

***

— Проходи, — кивнул мне старик, когда увидел меня в дверях своего кабинета.

— Вы просили мне вас известить, если будут какие-то изменения. Верфь я продал. Закрыл кредит перед банком. Работы для меня нет, так что хочу слетать в Такси на три недели.

— Это твой чай, который ты привез из Верстана. — Никак не среагировал на мои слова Ранди де Моу. — Отличный чаек.

— Очень рад, что вам понравился.

— В том, что ты продашь корабль я не сомневался. — Старик разлил по двум чашкам чай, аромат которого распространился по кабинету. — Думаю, что сможешь помочь мне и с одним вопросом. — Моу отпил из своей чашки глоток и, взглянув на меня, зажмурился. — Чай моей молодости, когда я учился на Верстане.

— Мне он тоже понравился, поэтому решил и вам привезти.

— Молодец, не забываешь старика. — Похвалил меня паук. — Дак, вот. У одного из моих знакомых есть партия кораблей шестого уровня. Он готов их продать, а у тебя связи в кланах. Нужно этому человеку поспособствовать. Файлик я уже тебе скинул.

— Ясно. — Раскрыв файл я быстро с ним ознакомился. Двенадцать кораблей, четыре тяжелых и восемь линейных крейсеров. Уровень того, кто решил это сбросить в Роксат, был явно высоким.

— Меня уверили, что они и сами ищут нечто подобное. — Между тем продолжил говорить старик. — Зная настырность лигатцев, уверены, что они их купят, но будет лучше, если они купят эти. За такую услугу тебя отблагодарят.

— Не уверен, что смогу продать, но могу предложить. — Я уже был настороже, такие корабли шли только по межправительственным соглашениям, а тут их отдавали кланам, то есть в частные руки. Предложение пахло не очень приятно. К политике я совсем не хотел прикасаться.

— Я дам тебе контакт. Когда прибудешь в систему Такси, по нему позвонишь. На встречу придет человек, с которым обговоришь вопросы по сделке. С ним же обсудишь размеры благодарности.

— Говорю сразу, что ничего не обещаю. — Я поднял руки, показывая, что не от меня это зависит. — Билет у меня на утренний десятичасовой лайнер.

— Хорошо. На месте тебя встретят. У них широкие возможности. Может и себе что подберешь.

— Посмотрим....

***

— Либора, тут меня настойчиво просят предложить вам по этому списку. — Едва я вышел от старика, как пришло извещение с банка о поступлении денег. Пришли деньги от Либоры за искины. Минут через пять отзвонилась девушка. Раз все шло одно к одному, я не стал затягивать и отправил ей файлик с крейсерами.

— Передам с твоими пояснениями. — Известила меня девушка и сообщила. — О согласии на встречу передала. В семь тебя ждут в офисе нашей компании. Я поэтому тебе и позвонила.

— Спасибо.

— Ага. — Либора отключилась.

Мое настроение повысилось, я только что заработал двадцать три миллиона. День выдался просто отличным. Дотри меня сегодня просто облагодетельствовали. Впрочем, поручение старика меня напрягало, проще было сказать «нет», но могло случиться и так, что корабли действительно искали и они были нужны. Связи у старика Моу были большими, в этом я уже убедился. Было сомнительно, что его человек подведет. Неясен был вопрос с благодарностью, но список кораблей был, там стояли цены. Какими они были, высокими или низкими, я понятия не имел, поэтому передал список в том виде, в каком получил. На мой взгляд это было самым разумным по определению. Помимо этого было ясно, что продавец не хотел светиться перед продавцом. Предложение старика о том, что там я смогу и себе подобрать что-нибудь, говорило о том, что это кто-то с Флота, возможно, из аристократии. В любом случае, в деле было замешано республиканская СБ, без их визы на подобное мало кто решиться. Отдать эскадру тяжелых кораблей в частные руки, пусть это и были кланы Королевства Лигат. Если информация старика была верна, то готовилась какая-то заварушка. С участием кланов.

До встречи с Милли Мадлен время еще было, поэтому я решил пешком прогуляться до выхода с территории Ремонтных цехов. Уже на выходе заметил Лидо де Корса, главный инженер сидел на скамейке и, увидев меня, приветливо кивнул.

— Разрешите присесть рядом. — Спросил я у него, он в ответ рукой обозначил согласие.

— Слышал, вы продали корабль. — Как то вяло поинтересовался у меня инженер. — В этом я с вами полностью согласен. На вашем месте, я бы тоже так поступил.

— Ну, мое желание его продать вполне объяснимо. Содержание такого корабля не каждому по карману.

— Могу я вам дать дружеский совет? — Покосился на меня пожилой мужчина.

— Конечно, обязательно к нему прислушаюсь.

— Я бы на вашем месте поступил бы учиться в высшее учебное заведение. Время у вас есть, так что для вас это было бы самое лучшее. Систематическое образование лучше самостоятельного изучения баз знаний.

— В этом я с вами согласен. — Равнодушно пожал плечами я. — Вопрос лишь в том, что я совсем не впечатлен теми знаниями, которые показывают практиканты, прибывающие из высших учебных заведений. Ганни Якорс, ваш заместитель, кстати, тоже.

— Вы говорите об аварии?

— И о ней тоже, история малой станции на внешних складах очень поучительная, если говорить о качестве системного образования.

— Согласен. К нам не отправляют хорошие кадры, берем все, что дают. Вам я помог по той же причине. Здесь очень не хватает инженеров и работников верхнего звена. Отличному специалисту и в республике есть чем заняться. — Инженер немного подумал и продолжил. — Я могу вам дать рекомендации к одному очень уважаемому мной человеку с одной из центральных систем в республике. Он заведующий кафедрой в одном из престижных университетов. Уверен, что с его протекцией, вы туда поступите на любой факультет. — Лидо улыбнулся уголком рта. — Надеюсь, в моем уровне знаний вы не сомневаетесь?

— От рекомендации не откажусь, но не уверен, что обязательно ей воспользуюсь. Я завтра утром улетаю в Такси по делам, поэтому не могу сказать, какая завтра у меня будет ситуация.

— Советую быть очень осторожным с нашим общим знакомым на складах. Ни к чему хорошему это вас не приведет.

— Слышал, Доулас Ранди собирается уехать в республику. — Перевел я разговор Доуласа, решив сменив тему.

— И поступает правильно. — Инженер скинул мне файлик с адресом и письмо. — Адрес и письмо. Надумаете учиться, отправляйтесь туда и передайте это письмо адресату. Он вам поможет с поступлением.

— Спасибо. — Поблагодарил я пожилого мужчину.

— Я тоже собираюсь вернуться в республику. Жена считает, что у нас достаточно денег, чтобы еще рисковать и вторым моим глазом. — Грустно пошутил Лидо. — Выйду на пенсию. Устроюсь преподавателем в училище для техников. С моим опытом работы меня везде возьмут.

— С этим согласен, в ремонтных цехах вы самый лучший инженер.

— Что ж, мне пора, молодой человек. — Поднялся со скамейки Лидо. — Надеюсь, что еще увидимся.

— До свидания....

***

Услышать от второго человека из бывшего триумфивата о желании покинуть станцию и Роксат я совсем не ожидал. Доулас и Лидо собирались уйти из Ремонтных цехов. Даже непосвященному взгляду было ясно, что Ранди де Моу сдавал позиции. Явно намечалась какая-то конфронтация с новым начальником цехов, в которой Лидо не хотел участвовать. Только этим можно было объяснить его слова. Было очень сомнительно, что новый начальник цеха начнет разбрасываться такими кадрами, если он не совсем безбашенный отпрыск какого-то аристократического рода, не видящий берегов. Было очень сомнительно, что сюда назначат такого, даже если ему был нужен стаж работы за фронтиром. Возможно, что аристо прекрасно разобрался в ситуации и вербует себе в команду нужных людей, а инженер чувствует себя обязанным старику и не хочет против него выступать. Возможно, что именно поэтому Ранди де Моу потребовалось помочь кому-то из флотских с продажей крейсеров. Мол, смотрите, я на своем месте и еще кое-что могу. Вон какие кадры воспитываю. В республике Ренату аристократам и им подобным людям, достигших высоких должностей и постов, противопоставить себя могли только люди из системы республиканской службы безопасности. Естественно, что тоже с большим рангом и выслугой лет. Если я правильно понимал ситуацию, то именно с этими людьми сводил меня Ранди де Моу....

***

Милли Мадлен была одета в сиреневый костюм из тончайшей ткани, облегающей ее точеную фигурку. Едва я зашел в кабинет, как ее лицо осветила легкая улыбка.

— Арти. Заходи. — Женщина подошла ко мне, внимательно разглядывая со всех сторон. — Возмужал и вырос.

— Спасибо, мадам Мадлен. — Я перешел на официальный тон, заметив в кабинете мужчину, на мой взгляд, ровесника женщины. — Рад вас видеть, вы все так же хорошо выглядите.

— Генни, — обернулась Милли к мужчине. — познакомься. Это Арт де Строй.

— Арт. Этой мой муж, Ген Лин.

— Добрый день.

— Здравствуйте. — Вежливо кивнул я мужчине, понимая, что он из семьи Линов, четвертой или пятой семьи в Королевстве по рейтингу. Возможно, что отец или дед этого человека заседал в Совете Кланов системы. Впрочем, после знакомства с ним, мужчина отошел вглубь кабинета и сел в кресло, полагая, что нам с Милли Мадлен надо переговорить.

— Милли, я весь внимание. — Произнес я, когда женщина села за стол и предложила садится мне.

— Слышала, что ты сегодня встречался с Региной. Как тебе она?

— Повзрослела и стала серьезней.

— Это да. — Кивнула мне женщина. — Я хотела бы с тобой поговорить именно о ней.

— Что-то случилось? — Встревожено напрягся я.

— Нет. — Успокаивающе протянула Милли. — Она оправдала надежды моего отца и своего деда. Он сказал, что с нее будет толк. Встал вопрос о ее учебе. Я бы хотела, чтобы ты присмотрел за ней. Клан Дасторс оплатит твое обучение в университете, если ты согласишься составить ей компанию.

— Боюсь, мадам Мадлен, что я в ближайшее время буду несколько занят.... — Протянул я. — У меня есть поручение и завтра я улетаю в систему Такси.

— Да, мне сказали о твоих затруднениях. — Посмотрела на меня женщина. — Мое предложение терпит. Регина может немного подождать, тем более, что в империи Хатхов учебный год начинается только через пять стандартных месяцев.

— Империя Хатхов? — Переспросил я.

— Да. В империи более высокий технологический уровень развития, чем в республике, но у нас меньше знакомств среди их элиты общества. Естественно, что вместе с дочерью туда отправится три человека из ее личной охраны, но мне бы хотелось, чтобы у нее был друг среди студентов, чтобы он мог присмотреть за ней в то время, когда она будет учится.

— Предложение несколько неожиданное.

— Ничего неожиданного. — Поднялся с кресла Ген Лин. — Первые поселенцы на планету Лигат прибыли именно оттуда. В наших родах и кланах течет и их кровь. — Мужчина подошел к столу и сел напротив меня. — К тому же, не всем нравится тот факт, что Королевство считается протекторатом республики. У нас не менее дружественные отношения с империй Хатхов. Там достаточно разумных людей, чтобы понимать кто в этом, приграничном регионе заказывает музыку.

— Хм.... — Протянул я, задумавшись. Человек, севший на стул напротив меня, в ментальном плане не представлял из себя что-то особенного. Его психотип можно было сравнить с аналогичным у Лидо де Корса, явные признаки хорошего образования, при слабой воле и скорости мыслительной деятельности мозга. Это был не тот человек, который способен повести за собой людей. В нем не хватало стержня, который был у Милли Мадлен, ее дочери Регины или у старика Ранди де Моу. Подобные люди не пойдут напролом, добиваясь своей цели. В моем понимании, это был человек из элиты местного общества, выросший в спокойные годы, когда Королевство уже устоялось. Именно таким я представлял мужа Милли Мадлен, которая в этом браке играла явную роль первой скрипки. Мягкие черты лица Гена Лина говорили о том, что этот человек добр и легко прощает ошибки, в том числе и самому себе, не зацикливаясь на том, чтобы понять почему эти ошибки возникли. Этакий плывущий по течению шар-поплавок, очень удобный для Милли, разом взлетевшей в элиту местного общества.

— Ген. — Женщина мягко положила свою руку на руку супруга. — Об этом мы поговорим позже.

— Хорошо, дорогая. — Мужчина взглянул на меня и не преминул добавить. — Рад был познакомиться. Друзья Милли, мои друзья. — После этих слов супруг вышел из кабинета, кивнув Милли и сказав, что он будет ее ожидать у терминала связи и ему надо с кем-то связаться на планете Лигат.

— Хороший человек, рад за тебя. — Улыбнулся я женщине, когда мы остались одни в ее кабинете.

— Мне не хватает тебя, Арти. — Неожиданно для меня произнесла женщина и виновато улыбнулась, быстро возвращая себе прежний вид. — Вернемся к Регине.

— Принципиально я не против учебы, тем более, что речь идет о государстве с более высоким технологическим уровнем и некоторой отсрочке по времени, чтобы я мог закончить свои дела. Пока я не могу дать точного ответа, но....

— Тебя на эту роль порекомендовал Рой Ивин, он сейчас возглавляет службу безопасности моей дочери. С тобой полетит он и двое его людей. В университете будут учится и другие молодые люди из Королевства, но их там немного и они с Региной не знакомы. — Ввела меня в курс женщина. — Что же касается твоего предложения, то это Служба Безопасности республики. Можешь им передать, что мы согласны на их предложение, но были бы рады, если бы список дополнили парой линкоров.

— Милли, мне совсем не нравится то, куда меня втягивают.

— Ничего особо страшного в этом нет. — Отмахнулась от меня женщина. — Вопрос в лишь в том, что ты оказался в нужном месте в нужное время. Мне сказали, что новый начальник Ремонтных Цехов хочет расчистить плацдарм для своего приемника. У нашего аналитического отдела есть информация о том, что он здесь временно и послан сюда именно с этой целью.

— То есть....

— Не знаю. — Остановила меня Милли. — Все зависит от того, кто стоит за фигурами на этой доске. Флотские обладают в республике немалым весом. На самом верху ожидаются перемены и, оттого какие партии придут к власти на следующих выборах в республике, зависит очень многое, в том числе и у нас.

— А? — Я показал на дверь, куда вышел супруг женщины.

— Такие настроения всегда были и будут царить в умах молодежи, которые слабо разбираются в том, что и ради чего сделали и делают их предки. Ген очень умный человек, но он дитя своего клана и родителей.

— Понятно. — Я немного помолчал, ожидая, что Милли скажет еще что-либо, но женщина молчала, раздумывая о чем-то своем.

— У Регины мощная поддержка Дасторс. — Произнесла Милли, прервав молчание. — Она много времени проводит у своего деда. Сейчас, когда большинство имущественных вопросов клана «Дотри» решено, ей не помешало бы съездить куда-нибудь и получить нормальное образование. Ген учился в империи Хатхов и это именно ему принадлежит предложение отправить Регину на учебу туда. Дед согласен.

— Хм....

— Арт. — Улыбнулась мне женщина одной из своих улыбок, которые мне нравились, с легкой смешинкой. — Я прекрасно понимаю то, что в финансовом плане ты уже далеко не тот молодой парень, которого я знала когда-то. Сделка с «Дотри» это прекрасно подтверждает. Уверена, что и профессиональном плане ты вырос и набрался опыта. Остается только закрепить свои позиции в общественном положении, которое у тебя пока недостаточно высокое и будет таким, пока ты не примкнешь к какой-либо из сторон.

— Я это понимаю.

— В таком случае, я поясню тебе некоторые факты, которые были вне твоего поля видения и понимания, в силу того, что ты прибыл к нам из республики. — Милли посмотрела на меня и продолжила. — Я постаралась пробить для тебя статус гражданина Королевства, именно поэтому ты стал другом Дасторс и другом Дотри, что автоматически приравнивало тебя в правах к уроженцами этой системы. Ты принял гражданство и теперь имеешь некоторые права.

— Спасибо, Милли.

— Не за что. — Женщина довольно улыбнулась и спросила. — Ты еще не забыл о том, что на этой станции когда-то существовал клан «Сартана» и куда-то исчезла их информационная база?

— Хм.... И что?

— На клан тогда наложили запрет, но вычеркнуть из реестра его никто не имеет права. Он один из тех кланов, которые образовались в первые годы после восстания. — Женщина посмотрела на меня, улыбнулась и спросила. — Как ты смотришь на то, что тебе передадут документы этого клана и право стать его Главой?

— Главой? — Не поверил я тому, что слышу.

— Прежнего главу и его наследника прикончили его сподвижники, решившие присвоить себе некоторые финансовые ресурсы клана. — Пояснила мне ситуацию Милли. — Такого им позволить никто не мог. Их нашли и доставили в королевство. Имущество и ресурсы клана полностью переданы Казначейству Королевства и возврату не подлежат. Документы и печать Клана утрачены, их найти не удалось, но тому, кому положено, знают, что они отошли мне, как возмещение урона, нанесенного одной из дочерей Клана Дасторс, по ее личному пожеланию.

— Ясно.

— Я тогда подумала, что они мне пригодятся. — Ухмыльнулась женщина. — Мертвый клан, который, при желании, можно возродить. Ген и мой брат Фел Дасторс легко решат проблемы по снятию запрета и назначению Главой «Сартаны» любого гражданина Королевства, тем более, что в Королевстве не осталось прямых наследников этой линии крови. Статус Главы уровняет тебя с Региной, даже если у тебя за душой не будет реального клана. В любом случае, право возродить клан у тебя никто не отнимет. Это и будет моей благодарностью за то, что ты потратишь свое время на мою дочь, приглядывая за ней в Университете.

— Очень интересное предложение. — Задумался я.

— Оно укрепит твое общественное положение, Арти. Со временем ты и сам его займешь. Я в это верю. Именно поэтому я тогда прибрала документы и печать к своим рукам, тем более, что их принес Рой Ивин, оказавшийся одним из первых в баре «Восточный Берег» по делам своей службы.

— Спасибо, Милли, что приглядываешь за мной.

— Мы с тобой друзья, Арт. Ты тогда мне очень сильно помог. Я этого никогда не забуду. — Женщина мягко положила свою руку на мою. — Ты согласен? Мы в одной команде?

— Сложно отказать такой восхитительной женщине, как ты, Милли. — Поднял я глаза и встретился взглядом с мастером закулисных игр и тонкого расчета.

— Я всегда знала, что могу рассчитывать на тебя, Арт де Строй. — Женщина грациозно поднялась из-за стола и потрепала меня по плечу. — К сожалению, Арти, мне пора. Не нужно заставлять Гена нервничать и ждать. Документы и печать ты получишь, когда вернешь в Королевство после завершения твоей миссии. К этому времени они пройдут через Канцелярию и будут заверены их печатями. Удачи, молодой Глава Клана «Сартана». — После этих слов женщина, не оборачиваясь, вышла из кабинета....

***

Хотел ли я для себя нечто подобного? Этот вопрос мучил меня, когда я спускался на лифте к выходу из здания в сопровождении молчаливого охранника корпорации «Рексонс». Не знаю. Мысли Милли Мадлен мне были понятны. Возможно, что я оправдал ее какие-то, возложенные на меня, надежды. В том, что она не спустит клану «Сартана» смерть своего первого мужа, я нисколько не сомневался, но то, что она уже тогда не забыла подумать обо мне, было для меня внове. Нет, я нисколько не сомневался в ее словах. Это именно благодаря ее влиянию мне дали статусы друга кланов «Дасторс» и «Дотри». Пройти по проложенной цепочке к гражданину Королевства было совсем не сложно. Возможно, что продажа «Иртыша», который пришелся очень по вкусу «Дотри», клану инженеров и техников, было расценено Милли Мадлен как мое нежелание и дальше оставаться в статусе обычного инженера. Не зря она толковала мне об общественном положении, прекрасно понимая, что это мое самое слабое и уязвимое место, одновременно предлагая разом решить возникшую проблему. Вопрос об одной команде прозвучал в кабинете совсем не зря, женщина имела на меня определенные виды и в дальнейшем. Меня никто не неволил. Мне предлагалось самому пойти по той дороге, которую открывал статус Главы. Казалось бы маленький клан контрабандистов, осиное гнездо которого выжгли огнем и мечом, вот только он числился в особом реестре кланов, которые оказали королевству неоценимые услуги и стояли у истоков его рождения. Из меня делали наследника «Сартаны», давая возможность самому создать свой клан, собрав вокруг единомышленников. Естественно, за подобную возможность следовало платить и доказывать свою лояльность. Три года обучения в империи Хатхов и присмотр за Региной, внучкой Джема Дасторса, был самой малой платой. Несомненно, дед был в курсе подобного предложения. Впрочем, Дасторсы ничем не рисковали, от клана ничего не осталось и отошло казне. Все зависело только от меня....

— Господин, тут для вас оставлены три коробки. — Оторвал меня от раздумий сопровождающий. — Сказали передать вам, когда вы освободитесь и будете уходить.

— Спасибо. — Я вспомнил об искинах и Либоре. — Вызовите такси, если вас не затруднит. — Коробки тащить на себе не хотелось.

— Минуточку....

— Спасибо.

Уже оказавшись в своем рембоксе, я вновь вернулся к размышлениям о том, что мне предлагали. Регина не самый лучший представитель женского пола, но и не самый худший. Одна из кровных линий королевской семьи и Джема Дасторса, фактически седьмая вода на киселе генерала Фрольца, первого короля системы Роксат. Клан «Дотри» имел преференции Королевства и, далеко не факт, что останется навсегда в тени «Дасторс». У девушки был в кармане шанс получить полную независимость, выйдя замуж за кого-нибудь из уважаемой и известной всем в системе семьи. Не зря два деда скакали вокруг нее, но один погиб, а второго они вместе с Милли Мадлен обломали. Впрочем, далеко не факт, что он оставил свои планы насчет внучки, раз она проводит у него много времени. Наверняка, разработано несколько вариантов усиления влияния «Дасторс» в системе за счет внучки, которая что-то там кому-то доказала. Естественно, Милли Мадлен в стороне не окажется при решении такого вопроса. Она мать и сама имеет статус независимого человека, продолжая этот статус укреплять, выйдя замуж за Гена Лина. Брак дочери укреплял ее собственную независимость и положение, это был факт. Вполне разумно было предположить, что Милли Мадлен тоже обдумывает кандидатуры мужа для дочурки, прикидывая расклады и варианты. От меня требовалось только проследить, чтобы дочурка не наломала ненужных дров за время обучения в университете. Именно поэтому меня вводили в студенческую среду, оплачивая обучение. Уверен, что с вопросами безопасности «чада» справится Рой Ивин, мне полностью понятны его рекомендации, которые он дал. С него могли спросить по полной программе, если «принцесса Дотри» сбежит, как ее мать, со своим избранником. Никому были не нужны подобные эксцессы. Что ж, статус главы клана, на мой взгляд, был хорошей компенсацией за работу воспитателем в детском садике. Продажа корабля мне тоже на многое открыла глаза, позволив понять самому себя. Мне нравился не сам корабль, а место командира корабля, определяющего его курс и отдающего команды преданной и воспитанной лично команде....

19

— Арт, мы оставили для тебя ужин. — Встретила меня в рембоксе Мия. — Разогреть?

— Да.

— Лия спит, Влад и Яна тоже. — Девушка занялась суетой в нашей кандейке. — Я ждала тебя.

— Спасибо, Мия. — Поблагодарил я девушку. — Мои встречи прошли нормально. Планы не меняются. Завтра вылетаем в Такси.

— Кстати, Регина сказала, что плотоядные деревья, которые вы ей отослали перед отъездом, живы и здоровы. Она готова их нам вернуть.

— Нас ждет дорога и пока не известно, когда у нас появится новое место, где бы мы могли их разместить.

— Я ей сказала, что мы, скорее всего, после продажи корабля отправимся в республику.

— Правильно. — Согласился я со словами девушки.

— Регина подарила вам семена. Сказала, чтобы вы высадили их, как только мы определимся. — Девушка достала из своего рюкзака небольшую шкатулку и поставила на стол. — Я ее не открывала, помня о том, что это семена плотоядных деревьев.

— Положи к себе. — Отмахнулся я заканчивая с ужином. — Напомнишь о них, когда у нас вновь будет корабль.

— Хорошо. — Девушка забросила шкатулку в свой рюкзак и вернулась к столу, чтобы собрать посуду.

— Влад расстроен продажей роботов-грузчиков, так и заснул в отвратительном настроении.

— Он понимал, что это случится, когда их продал мне.

— Он так и сказал, но от этого ему было не легче.

— Только потому, что он не знает того, что я собираюсь приобрести для него и Яны.

— И что? — Мия прибралась со стола, скинув посуду в утилизатор и села рядом со мной.

— Увидишь. — Я слегка зевнул. — Пойдем спать?

— Уделишь внимание?

— Утром, когда проснутся Влад с сестрой, ты должна быть в своей кровати, не стоит им знать того, о чем им знать пока рано.

— Договорились.....

***

На следующий день пассажирский лайнер «Карат» к двенадцати часам дня закончил разгон и ушел в гипер, унеся нас в республику Ренату. Погрузка на него прошла быстро, у нас было три каюты. Со мной в каюте ютились Фома и Злыдень, которых я не собрался сдавать в багаж, считая их членами своей команды. В кофре лежало еще трое, которым я ввел опознавательный код владельца и получил искины, преданные лично мне. Это было отличное пополнение моего фонда, Ортона пришлось оставить на «Иртыше», но так и было запланировано изначально. Пока тройка не имела имен, но с ними я спешить не собирался, чтобы не получать таких казусов как Мурзик-Жорка. Впрочем, здесь казуса не было, симбионт откликался не на имена, а на ментальное обращение, и предпочитал не покидать мое плечо без моего приказа или необходимости. Польза от него была существенная, скорость движения энергии в моей ментальной системе возросла, медленно рос ее внутренний объем и мое восприятие ментальной энергии на порядок увеличилось. Я видел дальше, в пределах двадцати пяти метров, но это не было важно как то, что мое ментальное зрение стало тоньше. Мурзику-Жорке такое соседство тоже пошло на пользу. Он стал более разумен и понимал меня без слов, словно в действительности став частью меня и вобрав в себя часть моего сознания. Если у шаманов была «пятая рука», то у меня был Жорик, существо способное действовать и принимать решение самостоятельно. Связь между нами усилилась, я его ощущал как часть себя. Преданное и любящее меня существо на грани подсознания, причем связь между нами медленно росла, ведя к пониманию с его стороны нюансов моих команд. Это было похоже на воспитание ребенка.

— Арт, можно с тобой переговорить? — Заглянул ко мне в каюту Влад.

— Проходи. — Я раскрыл глаза и сел на кровати.

— Тогда на Арке, я продавал роботов потому, что должен был деньги одному из боссов местной мафии. Грозили забрать Яну, если не верну. Нам удалось сбежать. Деньги остались у меня. Я хотел, чтобы ты это знал.

— Почему решил мне это сказать сейчас?

— Ну, мы с Яной решили остаться с тобой. — Поднял на меня глаза паренек. — Чтобы ты знал, что на Арке у нас могут быть неприятности, если ты решишь, что нам с тобой по пути.

— Какой долг, кому и сколько?

— После смерти отца выяснилось, что у него был не только кредит с банка, но и другие долги. Их переложили на меня, как его наследника. Я продал дом и все, что было можно. Этого было недостаточно, чтобы рассчитаться полностью. Даже если бы я отдал полтора миллиона, на мне бы осталось висеть еще полтора.

— Откуда такие долги? — Я посмотрел на парнишку.

— После смерти матери, он словно сошел с ума. Пил без просыху, друзья, игра в карты....

— Ясно.

— Я давно хотел броситься в бега, но местные капитаны были в курсе моих проблем и не хотели со мной связываться. Их за подобное могли всего лишить. Ты забрал нас с собой, поэтому гнев мафии может обрушится на тебя. Поговаривали, что портовая мафия связана между собой и блюдет интересы друг друга. Мы возвращаемся в республику....

— На будущее, Влад, чтобы ты знал, я не бросаю своих, тех кто мне доверил свою судьбу.

— Мия сказала так же. Яна велела мне с тобой переговорить, открыться полностью и предупредить.

— А ты? Какое твое решение? — Я поймал глаза мальчишки, неуверенные и боящиеся всего.

— Я согласен, что лучше держаться тебя. — Решил для себя Влад.

— Тогда, добро пожаловать в семью, Влад. — Я его потрепал по макушке. — Можешь не боятся, ты не один, мы сможем за тебя постоять. Не думаю, что на нас рискнут напасть бандиты, курирующие портовых грузчиков и их профсоюз. Доведется быть на Арке — решим вопрос на корню.

— Спасибо, Арт. — Неожиданно щелкнуло извещение по перечислении мне полутора миллионов, через внутрикорабельный терминал.

— Что это? — Нахмурился я, глядя на парнишку идущего к двери.

— Ну, мы с Яной хотим начать жизнь с чистого листа. Деньги нам не принадлежат, а ты предложил защиту и принял нас в свою семью. — После этих слов Влад исчез за дверью....

***

Что ж, парнишка мне нравился. Сестра ему мало в чем уступала, хотя и была младше на год. Оба «погонщики» от природы. Без баз и знаний. Только у меня получили к изучению свою первую базу, «оператор боевых систем» третьего ранга. Следовало позаботиться о смене их нейрокомов на что-нибудь более специализированное для «погонщиков», обруч не самое лучше решение, да и его пришлось отдать «Дотри», как единый комплект к роботам-грузчикам. У меня на корабле, пока мы добирались до системы Роксат, парень с сестрой отъелись и успокоились. Получили форму техников. Пообвыкли. Теперь не хотели терять чувство внутреннего комфорта и покоя, которое у них появилось, пока они у нас обживались. Поняли, что раз я начал вкладывать в них деньги, то с обучением проблем не возникнет, тем более, что они видели мой мастер класс, когда я работал техническими ремонтными комплексами на ремонте корабля, на фоне которого их успехи с роботами казались более чем скромными. Влад тогда ходил за мной с горящими от возбуждения глазами, понимал, шельмец, что к чему. Полез с вопросами к Мии и Лии, а те отмахнулись, привыкли и думали, что это абсолютно нормально. Впрочем, работа с тридцатью роботами, при постоянном канале с Фомой и Злыднем, было моим пределом и часть работы велась Юлией. Я уже пообвык к таким нагрузкам и наловчился на управлении, при нужде мог и больше, но здесь проблема замыкалась на моем нейрокоме. С его возможностями я уже освоился и пора было искать что-то более продвинутое. Гражданские аналоги стоили дорого при меньших возможностях. Связей и выхода на военных докторов не было. С решением этого вопроса мог помочь доктор Снайк, но он был далеко, а такие вопросы по сети не решаются. С другой стороны, того, что было, пока полностью хватало, хотя я понимал, что пока не попробуешь вкусного, не узнаешь. В общем, решил не пропускать подобных девайсов и приобрести при случае. Пока случая не предоставлялось.

***

— Влад сиял, как начищенный до блеска модуль. Ты что с ним сделал? — Вошла в мою каюту Мия и присела рядом.

— Принял покаяние и выдал прощение всех грехов, зачислив в наш маленький коллектив на постоянной основе.

— Я так и подумала.

— Ты у нас самая умная.

— Я так не думаю. Лия уверенно держит трех, я только двух ремонтных роботов. Влад и Яна справляются с десятью погрузочными роботами.

— Их в пример не ставь, это разное, робот погрузчик с планом погрузки и ремонтный робот, выполняющий массу манипуляций. Техник занимается принятием решений по ремонту, для него роботы лишь инструмент, и не более. Робот погрузки следует плану размещение груза. Манипуляции, которые он выполняет, не блещут особым разнообразием. Творческий аспект ниже, думать и заниматься анализом ситуации оператору много не надо.

— Но ведь у нас тоже регламент.

— Он далеко не на все случаи, иначе бы людей давно заменили на роботы и искины. — Я взглянул на девушку и улыбнулся. — У тебя много других преимуществ, Мия. Я бы на твоем месте не озадачивался подобными вопросами. На Влада и Яну у меня другие планы, хотя образование по специальности техника им совсем не помешает.

— Значит Лия, все-таки, лучшая. — Грустно вздохнула Мия.

— Мия, не напрашивайся на комплименты. Ты знаешь, что я тебя ценю и уважаю.

— У тебя какие планы на полет?

— Выспаться и отдохнуть. Впереди масса работы. В Такси нас ждут. Присмотришь там за Владом и Яной, если мне будет некогда. Злыдень останется в твоем распоряжение, но никого калечить и убивать не надо.

— Лия хотела к тебе вечерком заглянуть. — Девушка поднялась на ноги. — Она почти закончила «массаж» третьего ранга.

— Не имею ничего против....

***

Ужинали, завтракали и обедали в ресторане лайнера, хотя Мия имела пищеблок и картриджи к нему, упакованный в один из чемоданов. Решили от него отдохнуть и попробовать кухни повара пассажирского лайнера. Не прогадали, питание было отличное и из натуральных продуктов корпорации «Дасторс». Самое дешевое в системе Роксат и, что надо отметить отдельно, самое качественное. По крайней мере, повар ресторана отзывался о них именно так. Наконец, по истечении срока гиперперехода, лайнер вышел в систему Такси и, после торможения, пристал к пассажирскому терминалу.

***

— Арт де Строй? — Обратился ко мне мужчина тем сорока с лишним, одетый в гражданский костюм, ничем не примечательного серого цвета. Я уже знал, что он встречает меня.

— Арт Дестрой. Можно просто Арт. — Представился я мужчине. — Я так полагаю, что вы тот человек, с которым меня просили встретиться?

— Да. Я представляю интересы продавца. — Кивнул мужчина и представился. — Делан Сорте. Гостиница для вас и ваших спутников заказана и находится в другом секторе.

— В таком случае, я нахожусь в вашем полном распоряжении. Единственное, что нужно сделать, это договориться с доставкой багажа туда. — Как не хотелось мне двигаться налегке, пришлось брать контейнер под багаж, туда ушел мой инженерный скаф, два для техников и набралось куча вещей, которыми мы как-то незаметно обросли.

— За мной. — Не сказать, что нас было много, пятеро людей и два робота, навьюченные, как ишаки, но присутствие майора СБ республики сильно упростило таможенные и все остальные формальности. Он нас просто провел через служебные помещения, погрузил в машину и отправил на размещение в гостинице военного сектора станции, пообещав, что контейнер с багажом прибудет следом. Делан Сорте, в базе данный клана «Сартана», значился как оперативный работник следственного отдела Республиканской Службы Безопасности при Пятом Флоте. Серьезный дядька, на побегушках у кого-то из своих начальников. Получалось, что ветер дул со стороны Флотского СБ, от сделки разом отметались военные торгаши, оставались флотские и сб-шники. Обе конторы не занимались вопросами продажи техники, тем не менее, файл существовал и предложение устраивало другую сторону.

***

Разговор состоялся в рекреации гостиницы, когда мои спутники ушли размещаться, а я и майор остались одни.

— Наш добрый друг из Роксата представил вас, как молодого человека, способного держать язык за зубами и имеющего возможности для решения вопроса. — Начал майор беседу, когда мы сели в кресла за небольшим столиком в дальнем конце зала.

— Принципиальное согласие мной получено. — Я выдержал паузу, давая осмыслить мои слова майору, и продолжил. — Вопросы у покупателя, конечно, есть. По комплектации навесного оборудования, но помимо этого я привез с собой и некоторые пожелания, который уполномочен озвучить.

— Здесь ситуация полностью находится под нашим контролем. — Обвел взглядом зал Делан Сорте. — Можно спокойно общаться.

— Речь идет о покупке двух линкоров шестого поколения.

— Можете передать своим знакомым, что мы рассматривали возможность такого пожелания. Готовы уступить один авианосец и линкор. Подробности в файле. — Мне упал на нейроком файлик.

— Тогда следует решить вопросы по комплектации. — Я отправил файлик, переданный мне перед отлетом в республику из клана «Дотри». — Пожелания покупателя.

— Я донесу до продавца ваши пожелания.

— Наш добрый друг, когда просил оказать вам услугу, не совсем понятно выразился о том, каким образом будут соблюдены интересы человека, имеющего в системе Роксат определенный авторитет и возможность предлагать подобные вещи тем, кто способен на такие покупки.

— Изначально предполагался вариант одного процента комиссии. — Замялся майор и добавил то, что его смущало. — Планировалось отдать его в виде военной техники.

— Могу я ознакомится с тем, что у вас есть в наличии, исходя из ваших ста миллионов?

— Что конкретно вас интересует?

— Патрульный крейсер дальнего радиуса действия. Естественно, что он будет закреплен за одним из кланов Королевства Лигат и его заберут вместе с партией кораблей, когда будут улажены вопросы комплектации и все необходимые формальности.

— Боюсь, что ста миллионов для приобретения подобного корабля будет недостаточно. — Через минуту ответил майор, видимо, просмотрев у себя на нейрокоме запрашиваемую мной позицию.

— Необходимая сумма будет доплачена и в этом нет никаких особых проблем.

— В таком случае вопрос решаем.

— Лично меня интересует вопрос о возможности приобретения военного буксира среднего класса, но хотелось бы седьмого поколения. — Решил я дистанцироваться от патрульного крейсера, майора терзали сомнения, основной причиной которых был мой возраст. — Можете мне поспособствовать в его приобретение в личную собственность? В плане вооружения он не представляет из себя ничего серьезного, речь идет только о его возможностях по буксировке кораблей через гиперпространство.

— Шестое поколение могу вам гарантировать хоть сейчас, на седьмое нужно разрешение руководства, но не уверен, что смогу добиться положительного решения.

— Даже на отдельное вознаграждение? — Уточнил я, чтобы расставить все по своим местам.

— Предложение я услышал и постараюсь помочь в этом вопросе.

— В таком случае, ожидаю от вас информации по комплектации кораблей. Что же касается линкора и авианосца, то донесу ваше предложение до покупателя, как только получу возможность добраться до узла гиперсвязи.

— Это можно будет сделать с терминала гостиницы. Вам будет предоставлен доступ к каналу связи. Позывной и код в файле. — Упал очередной файлик с информацией. — Всего хорошего.

— Рад был с вами познакомиться, майор де Сорти. Ожидаю известий.

***

Всю следующую неделю я занимался согласованием и утрясением различных вопросов. Их было достаточно много, лигатцы хотели получить корабли, которые могли сразу вступить в боевое сражение. Флотским это не нравилось, но они шли на определенные уступки. Вскоре прилетела команда перегонщиков и инженеров, с одним из которых я был знаком лично. Френс Отр, заместитель Гилана Дорса, курирующего покупку кораблей. Естественно, что по настоянию СБ флота все были одеты в гражданскую одежду и передача кораблей велась в космосе, за пределами системы. Крейсер дальнего радиуса действия отдал клану «Дотри» по номиналу, чтобы отбить свои сто миллионов, отличные комиссионные при такой сумме общей сделки. В клане «Дотри» у меня появились друзья, простые пилоты, перегонявшие в систему Роксат небольшую флотилию из пятнадцати кораблей, и техники, принимавшие корабли. Клановые были довольны.

***

— Ну, что, будем возвращаться? — Последние дни майор Делан де Сорти немного расслабился и выглядел довольным, видимо, начальство оценило его работу и благоволило к нему.

— Да. — Я стоял на мостике корабля сопровождения, снявшего людей майора с уходивших в гиперпрыжок кораблей, ставших собственностью лигатцев.

— Я думал, что ты улетишь вместе с ними?

— Раз в приобретении среднего буксира седьмого технического уровня мне отказано, то буду брать шестого. — Мы с майором отправились в каюту корабля. — Выбора у меня особого нет, корабль мне нужен и хотелось бы с вами поговорить по его комплектации. — Собственно, до настоящего момента путем поговорить о своих нуждах у меня времени не было. Я с этим особо не спешил, пусть и майор стал ко мне относится более дружелюбно. Сейчас, по завершению сделки, он пребывал в благодушном настроении.

— Что-то надумал конкретное? — Поинтересовался майор у меня.

— Я бы взял «Вендор». — Назвал я самый маленький из буксиров среднего класса, которые мне предложил Делан, сбросив перечень отдельным файлом. — Крепкий малыш с хорошим трюмом и защитой.

— Что-то подобного я и ожидал.

— Мне бы двигатель у него поменять на седьмой? Беру для себя, а не для военных действий.

— Ладно, за помощь в реализации кораблей, помогу тебе с двигателем и агрегатами к буксиру. — Усмехнулся майор. — Ты ведь явно захочешь его укомплектовать по последнему слову техники? Готовься растрясти свою мошну, но на многое не рассчитывай.

— Двигатель, реактор и систему силовых модулей защиты?

— Могу поспособствовать с модулем шестого поколения «Сот-6МГ», за фронтиром самое то, система отражения пассивного и активного сканирования. Гражданским не продают и будут продавать очень не скоро, но их уже начали снимать с вооружения. Помимо того, что она усложняет обнаружение, можно ее использовать в режиме маскировки, создавая образы окружающего пространства. На сканере будут видеть булыжник метеорита или другой естественный объект. Интегрируется в силовой щит небольшого корабля. «Вендор» по размерам ему подходит. Цена семь миллионов, вместе с моими.

— Беру.

— Связка реактор-двигатель седьмого поколения есть. Данные сброшу, но не уверен, что они тебе подойдут. Модуль и эффекторы силового щита седьмого поколения мне обещали. Можешь считать, что он у тебя уже есть. Все остальное шестое поколение. Можешь даже не заикаться о седьмом, больше ничего нет.

— И то хлеб. — Согласился я, не заикаться.

— У меня есть еще один вопрос, но не уверен, что он в вашей компетенции.

— Говори. Смогу помочь обязательно помогу.

— Нейрокомы?

— Не обещаю, но подумаю. Нужно узнать, что есть в наличии.

— Нужен один инженерный, два пилотских и два для «погонщиков». — Я показал на браслет Юлии. — Можно было бы взять еще четыре искина.

— Не хочешь установить нормальную нейросеть? — Поинтересовался мужчина. — Имплантанты на скорость восприятия и допы с памятью. Как раз будут под твои запросы, искин плюс расширение возможностей связи.

— С этим пока обожду, хватает пока нейрокома.

— Ну, смотри. Технологии уже отработаны.

— Буду думать, но не в этот раз. — Я решил, что для первого раза достаточно. — На время ремонта и замены агрегатов потребуется бокс.

— Не вопрос.

— Когда можно будет посмотреть буксир?

— Завтра, сегодня я обо все договорюсь. Консультации инженера понадобятся?

— Надеюсь, что обойдусь, но если есть хороший специалист, то буду рад помощи....

***

Появился я в гостинице только вечером, когда все уже спали. Чертова секретность. К сделке и работе по ней был допущен только я. Мия, Лия, Влад и Яна должны были оставаться в гостинице. Впрочем, занятие нашлось и им, учили базы знаний в медблоке военной части без номера, где нас разместили. Договорился с доктором Франсом Хольцем, он заведовал этой епархией, чтобы он присмотрел за моей командой. Прикупил базы знаний и в приказном порядке поставил коллективу задачи. Влад и Лия усиленно занялись обучением на пилотов малых кораблей, Яна получила базы на техника второго ранга, Мия прямым курсом шла на пилота средних кораблей. Это помимо того, что Влада подтягивал к технику первого ранга и погонщика третьего. Яна в дополнения получала погонщика третьего, Лия отдельно учила «силовые щиты средних кораблей». Доктор Франс Хольц оказался понятливым человеком и военным до мозга костей. Военные тем и хороши, что поставил им задачу, они сказали — «есть» и пошли ее выполнять. Пришлось ему хорошо заплатить, чтобы моя команда все это время пролежала у него в медблоке под усиленным разгоном в пятнадцать единиц кратности. Из капсул регенерации они должны были выйти с кучей освоенных баз и знаний. К сегодняшнему утру они вышли и ускоренными темпами проходили программу реабилитации, чем весь день и были заняты. Впрочем, когда я появился в гостинице, Мия все-таки нашла в себе силы подняться с кровати и навестить меня в моем номере.

— Закончилось, проводили. — Сообщил я на ее немой вопрос, когда она появилась в моем номере. — У вас как?

— Базы освоены. — Девушка села на мою кровать, закрыла глаза и спиной упала на кровать. — Теперь я понимаю, что ты испытывал, когда учил пакеты баз.

— Как народ?

— Спокойно. Все понимают, что в базы вложены хорошие деньги и, как ты говоришь, что «знания — сила». Я переживала за Яну, все-таки она самая младшая, но она вытянула, как и Влад. На реабилитационной программе доктор нас сегодня загонял до основания. Думали не выдержим, но, ничего, обошлось.

— Завтра мне дают бокс, мы пойдем смотреть наш будущий корабль. По основным вопросам я договорился. Предстоит поработать, чтобы он стал нашим домом.

— Я так понимаю, что базы пилота среднего корабля я учила на него?

— Будешь на нем вторым пилотом. — Кивнул я. — Влад с Яной получат два комплекса боевых роботов. Это будет наша абордажная и противоабордажная команды. Лия станет оператором силовой защиты. Раскладка на время боевого контакта. В обычное время мы будем командой техников на военном буксире, корабле среднего класса....

20

К покупке буксира я подходил очень взвешенно и, прежде чем остановиться на «Вендоре», серьезно изучил этот вопрос. Прежде всего мне в нем понравилось то, что это был, фактически, средний крейсер проекта «Оскол», хорошая рабочая лошадка, прошедшая не одну военную компанию. Конкретно «Вендор» был модификацией этого крейсера в сторону нужд служб тыла. Проектировщики, как следовало понимать, не стали заморачиваться особо с новой конструкцией, усилили силовую конструкцию корпуса, поставили на корабль усиленный двигатель и заменили на более мощный генератор гравитации. Принципиальные различия с крейсером типа «Оскол» было только в этом. Это если не считать верхнюю наружную палубу, представляющую собой ровную бронированную стыковочную площадку. К ней стыковался гравизахватами корпус буксируемого корабля, после чего «Вендор» разгонялся и уходил в прыжок, неся на своем горбу, причем так и было фактически, любой средний корабль. Собственно, для работы гравизахватов и удержания массы среднего корабля, эвакуируемого с поля боя, и требовался мощный генератор гравитации особой конструкции. Сам «Вендор» представлял собой шестидесятиметровый брусок, высотой в шестнадцать и шириной в тридцать один метр. Достаточно компактный и многофункциональный корабль. Отдали мне его с серьезной скидкой за двадцать четыре миллиона из которых четыре я отдал майору Сорти, выступавшему посредником и курировавшему сделку.

Впервые я работал при нормальном обеспечении и наличии денежных средств, позволявших не задумываться о их количестве. От консультации главного инженера части майора Ген Леток я и не думал отказываться. Вместе с ним мы пару дней корпели над проектом, раскидывая «Вендора» на запасные части. Корабль участвовал в боевых действиях, поэтому я сам лично облазил весь корпус, проверяя его на наличие трещин и других изъянов. После этого, когда проект был между нами согласован и завершено обсуждение деталей, мы с Геном занялись его сборкой. Нет, работал на корабле не только я и инженер Леток, работали на корабле все члены моей команды, но основные решения, конечно, принадлежали нам с Геном. Майор Сотри не подвел, поэтому мы начали с установки пары двигатель-реактор. Пришлось серьезно заниматься силовой конструкцией кормовой части корабля и устанавливать новые лапы под крепление этой пары. Она отъела у корабля треть внутреннего пространства, сделав его длиннее на четыре метра с половиной метров. Для меня это было приемлемо, тем более, что это позволяло создавать в гиперпространстве сферу диаметром в двести десять метров. Это означало, что того же «Иртыша» я вполне мог тащить на своем хребту через гиперпространство. Что было особенно хорошо, так это то, что силовая сфера прыжкового двигателя подлежала регулировке и ее можно было настраивать заранее, ориентируясь на размеры буксируемого корабля, что сильно сокращало расходы топлива. При порожнем прыжке он не превышал стандартных норм для среднего корабля. Естественно, это требовало мощного расчетного центра на корабле, но это меня пугало меньше всего.

Следующим этапом в сборке корабля был установка на него родного главного орудия, майор Делан де Сорти закрыл на него свои глаза, модуля генератора и модуля маскировки «Сот-6Мг». Здесь пришлось серьезно постараться, чтобы увядать эти три агрегата между собой. Проблема заключалась в том, что эта тройка очень сильно любила кушать. Основным потребителем, естественно, было главный калибр крейсера, фазовая пушка «ГРД-18МГ», создающее в космическом пространстве, на средней дистанции выстрела, зону мощнейшей радиации, мчавшейся с огромной скоростью во вражеский корабль, отчего броня противника просто «испарялась». Это было всего лишь шестое поколение керсдановых фазовых генераторов, что было в седьмом я опасался себе даже представить. Впрочем, силовые щиты тяжелых крейсеров подобные удары держали, как уверил меня Ген Леток. Он же помог мне с решением вопроса энергообеспечения, посоветовав приобрести блоки модулей накопителей энергии седьмого поколения от гражданских торговых транспортников. Основная проблема «торгашей» заключалась в создание силового щита в гиперпереходе. Ставить мощный двигатель и реактор на торговые корабли не имело особого смысла, они активно поедали внутреннее пространство корабля, требующееся торговцам под размещение груза. Выход из данного тупика был найден, им стала система накопителей энергии, которая позволяла перед уходом в прыжок накапливать энергию, чтобы потом направить ее на поддержание силового поля во время гиперпрыжка. Именно это обстоятельство делало торговые корабли довольно медленными и сокращало время нахождения в гиперпространстве. Сначала он долго разгонялся, одновременно накапливая энергию своего реактора в системе накопителей. Достигнув скорости ухода в гиперпространство и, накопив необходимый запас энергии, тяжелая туша торгаша уходила в прыжок в соседнюю систему, где процесс повторялся снова. Новая ориентация на следующую систему, длительный разгон и накопление энергии в накопителях, уход в прыжок. Эти модули накопители седьмого поколения были в открытой продаже. Пришлось брать шесть штук и урезать объем внутреннего пространства корабля.

Реактор, из спарки двигатель — реактор седьмого поколения, был отличным и выдавал хорошие параметры при достаточной экономности, но его не хватало на все мои потребности. Шесть блоков накопителей увеличивало энергетические возможности корабля в три раза, но и этого было недостаточно, когда мы с Геном пришли к решению установить на корабль два средних энергетических орудия. Достаточно компактные средние пушки, выдающих на коротких дистанциях направленный электромагнитный импульс, поражающий энергосистему корабля противника. Они шли вторым калибром корабля. Третьим являлись четыре ракетные установки шестого поколения. Вот, собственно, и все, что удалось поставить на мой буксир. Из защитных систем взял только противоракетный комплекс «Декср-13М», плюющийся ракетами и, собственно, модуль силового щита с эффекторами седьмого поколения. Что радовало, так это то, что не пришлось идти на поклон к майору Делану де Сорти за вторым реактором седьмого поколения. Ген Леток смог его организовать по своим каналам, за что пришлось ему отдать пять с половиной миллионов. Жалеть о подобном расходе не следовало, на безопасности я экономить не хотел, поэтому расстался с деньгами без особых сожалений. Второй реактор вошел в систему обеспечения, как родной, полностью решив все проблемы энергообеспечения корабля.

Когда основные проблемы общего плана были увязаны и решены, мы с инженером вернулись вновь к специализации корабля, как буксира и корабля технической помощи. Я вновь прошерстил биржу продаж в поиске дуговой печи и сборщика. Помог с их приобретением мне опять Ген Леток, раздобыв мне шестое поколение по своим каналам. Этот человек мне нравился все больше и больше. Вновь была продумана компоновка, вновь была битва за трюм и каждый метр внутреннего пространства корабля. Ужимали все что могли, в том числе и жилую зону корабля, но добились того, что трюм составил ровно половину внутреннего объема «Вендора». В итоге, пришли к выводу, что большего выжать из подобного корабля просто невозможно. На этом я расплатился с Геном Летоком, оказавшего мне столько услуг, и мы расстались, чрезвычайно довольные друг другом. Дальше я работал уже один, занимаясь установкой на корабль искинов, создавая единую информационную сеть из главного искина корабля и тройки, что привез с собой. Работа чрезвычайно кропотливая, но необходимая, превращавшая высокотехнологичную груду металла в действующую модель, послушную воле командира корабля. По завершению этих работ начался последний этап комплектации корабля.

Майор Делан де Сотри любезно мне предоставил возможность купить хорошую тактическую сеть шестого поколения и помог с приобретением на складах роботов и ремонтных дроидов. Впрочем, он сейчас ко мне благоволил, выяснилось, что прошлая сделка всем понравилась и обе стороны хотели повтора. В систему Роксат ушел файлик с новым предложением продавца. Лигатцы на него оптимистично откликнулись, не забыв про свои пожелания. Вновь начались согласования, но сейчас я не забывал про себя, вынудив отдать мне три новых комплекса, муха не сидела, боевых средних роботов шестого поколения «Охра-12М», фактически представляющих собой два штурмовых отделения по десять роботов в каждом. Влад и Яна были вне себя от счастья, когда я показал им, что я приобрел под них. Майор договорился со своим начальством на передачу мне в собственность военного пилотского тренажера с массой программ. Последние серьезно урезали, но и того, что было, полностью хватало для создания в виртуальном пространстве двух полигонов. Один для тренировок пилотов малых кораблей, второй для погонщиков. Возможностей главного корабельного искина, усиленного тремя искинами шестого поколения хватало на все с лихвой. Добрав со складов четыре «Тех-6М», боеприпасы и расходники, я решил, что пора завязывать, но отказаться от системы помехоподавления и двух модулей для создания помех, седьмого поколения, я смог. Пришлось опять раскошелиться, одарив деньгами майора и его поставщика. «Вертон» к этому времени к полету был полностью готов, отвечая всем моим требованиям к собственному кораблю.

Жилая зона в нем была ужата до крайности, но, тем не менее, соответствовала всем стандартам. Рубка была размером всего три на шесть и высотой в два с половиной метра. В ней стояли три терминала управления под командира корабля, пилота и оператора защитных полей с противоперегрузочными креслами. Для Влада и Яны организовал отдельное помещение с двумя противоперегрузочными креслами, куда они должны были прибывать в случае боя. Из рубки можно было пройти по узкому коридору до трюма, минуя шесть кают, помещение медблока на две регенерационные камеры и три лечебных с диагностом, терапевтом и хирургом, куда добавил «Синтез-5». Все это великолепие замыкала столовая и две комнаты, в одной из которых размещался учебный тренажер, а в другом был организован мини-спортзал со сферой Злыдня и купленного и развернутого спортивного комплекса «Тренер-5М». На мой взгляд этого было вполне достаточно для нормальной жизни на корабле во время длительных переходов в гиперпространстве. Практично и удобно, при минимуме расхода внутреннего пространства корабля. Ужатое до предела пространство жилой зоны было платой за нормальный трюм корабля, занимающего пятьдесят процентов его внутреннего пространства. Его размеры составляли тридцать на тридцать и высотой пятнадцать метров, что позволяло заниматься в нем ремонтом двух малых кораблей. При разделении его на две части дополнительной палубой, по высоте, появилась возможность ремонта четырех малых кораблей. Именно из-за этой дополнительной палубы трюм терял целый метр своей ширины, она была установлена в стенах корабля и выдвигалась, если в ней имелась необходимость. Естественно, что при наличии на корабле исправных малых кораблей и пилотов к ним, их можно было сбросить в космос, что разом поднимало боевую эффективность судна.

При стоимости крейсера проекта «Оскол» от пятидесяти до семидесяти миллионов, в зависимости от комплектации, мое «чудо» обошлось мне в девяносто три. Это притом, что старый двигатель и реактор я вернул на склады, как и все лишнее и ненужное оборудование. Корабль получался довольно высокотехнологичным и требовал дополнительных усилий по своему обслуживанию и ремонту. Меня это не беспокоило, но в массовый выпуск подобное произведение запустить было невозможно, Флоту требовались не единичные корабли, пусть и с отличными характеристиками, а ломовые лошади, способные нести на себе тяготы длительной войны. «Вендор» стоил тех денег, что ушло на его модернизацию, тем более, что я его готовил для полетов за пределами фронтира. Шутка ли? Между Королевством Лигат и империей Хатхов, куда меня посылали учится, сопровождая Регину, было тридцать восемь систем, которые надо было миновать. Для сравнения, от Роксата до системы Такси, было всего пять систем, которые военные транспортники и пассажирские лайнеры преодолевали за один прыжок. Я совершенно не собирался рисковать, пусть и через пространство за фронтиром республики ходили торговые караваны, сопровождаемые наемниками вооруженными до зубов. Даже на переходе от Такси до Роксата, всего пять прыжков для тяжелого торговца, где движение караванов было активным, имелась возможность попасть под удар пиратов. Что же говорить о том, когда караван шел по столь длительному маршруту?

***

К концу работ над «Вендором», завершились согласования по новой сделке. Из системы Роксат прилетели уже знакомые мне пилоты и техники. Встретились как земляки, многие из перегонной команды меня знали в лицо и приветливо здоровались. Френс Орт, глава делегации, со мной едва ли не обнимался, чувствовалось, что «Дотри» чрезвычайно довольны предыдущей сделкой, как и намечающейся. В этот раз забирали два линкора, пять тяжелых и восемь линейных кораблей, один из которых был моим и шел для отбития моего процента по сделке. В этот раз мне перепадало девяносто пять миллионов, что полностью окупало мои расходы по приобретению и модернизации «Вендора». Этой сделкой возможности продавца полностью исчерпывались, как и желание клана «Дотри» покупать подобные корабли. Френс Орт передал мне известие от Милли Мадлен, мне нужно было срочно предстать перед ее очи, документы по клану «Сартана» были уже оформлены и ждали своего владельца. Попрощавшись с Геном Летоком, знакомыми техниками и служащими базы, я зашел проститься с майором Деланом де Сорти.

— До свидания, Арт де Строй. — Пожал мне руку майор и протянул мне небольшой пакет. — Здесь то, о чем ты просил. Не нужно распространяться о том, где ты это достал.

— Спасибо. — Я слегка улыбнулся и спросил. — Сколько?

— Четыре. Это только для тебя и без всех моих процентиков.

— Спасибо, Делан. — Поблагодарил я мужчину. — Мои координаты для связи вы знаете. Будете в системе Роксат, обязательно звоните.

— И тебе, спасибо, Арт де Строй. — Майор улыбнулся, похлопал меня по плечу. — Меня представили к очередному воинскому званию, так что благодаря нашему знакомству я не только заработал.

— Очень рад. Досвидание.

С Деланом де Сорти мы расстались хорошими приятелями. Он шел на повышение, я летел домой, увозя с собой четыре военных нейрокома и четыре браслета искинов. Нужно сказать, что я прекрасно его понимал, хотя он рвал с меня деньги за свои услуги по высшему тарифу. Я ему был не брат и не сват, достать что-то седьмого поколения или даже шестого, но из закрытого к продаже списка, в республике было невозможно. Он мне помог с приобретением, хотя и брал с меня приличные деньги. Что делать в моем положении, когда надо, когда не хочешь волноваться и переживать за безопасность своей тушки и доверившихся людей? Конечно, если есть деньги, то следовало их платить. Процентик там, процентик здесь. В сумме из небольших процентиков и улучшений набирались серьезные параметры общего состояния корабля. Мне ли, инженеру и технику, этого не знать. В любом случае, Делану де Сорти, нынешнему полковнику СБ при Пятом Флоте республики, я бы никогда не доверился, несмотря на крепкие рукопожатия и приветливые улыбки, которые мы расточали друг другу. Это была особая каста в государстве и, что характерно, бизнес наложил свой отпечаток и на них. Сейчас они торговали военными кораблями, изрядно усиливая Королевство Лигат, чем они будут торговать завтра оставалось только догадываться. Возможно и моим досье, которое этот человек, в обязательном порядке, на меня завел....

***

На «Вендора» я не мог нарадоваться, корабль полностью соответствовал своим параметрам. Уход в гиперпространство за двадцать шесть минут. Это что-то да значило, если учитывать, что даже легкий крейсер седьмого поколения на подобное даже не замахивался. Выход из гипера под системой маскировки? Возможно. Уход в гипер под ней? Пожалуйста. Догнать легкий крейсер? Не вопрос. Тащить на себе необъятную тушу тяжелого крейсера? Можно, почему нет. Помимо этих возможностей, «Вендор» обладал огневой мощью среднего крейсера, а по параметрам защиты его легко обгонял, вровень становясь с тяжелым крейсером. Между тем, это все-таки был корабль технической помощи и эвакуации, позволявший вести ремонт в космосе с помощью комплекса средних дронов. Худо-бедно, но заделать пробоину в корпусе любого корабля я, с его помощью, мог. Технические ремонтные комплексы вполне могли справиться с любой аварийной ситуацией внутри любого малого или среднего корабля. Комплекс, дуговая печь — сборщик, позволял изготовление прямо на месте приличного количества запасных частей и расходных материалов. Желать большего от подобного корабля не имело никакого смысла. Это не верфь и не ремонтный док, подобных возможностей ему хватало, если учесть, что по своим габаритам его можно было отнести к небольшому военному крейсеру, причем, скорее к легкому. Помимо всего прочего, силовой корпус корабля и его броня вполне позволяли ему совершить посадку на планете. Естественно, этого следовало избегать, но параметры корабля уверенно говорили, что удастся не только сесть, но и подняться, причем без особого ущерба для конструкции и модулей корабля. Неплохая возможность для самого крайнего случая.

Команда быстро обживала свои каюты, теперь они были у каждого, пусть и небольшие. После ухода в гипер, собрались и отпраздновали это событие в кают-компании, как я называл столовую, где Мия с Владом установили большой визор. Стол со скамьями, большой диван, кресла, кухонный агрегат, большая холодильная камера. Мебель была, конечно, не айс, просто заказали доставку стандартного комплекта, но со временем можно было приобрести и лучше. На душе было светло, тем более, что моя команда выглядела очень довольной. Я тоже не был исключением и светился улыбкой, корабль был всем хорош, а путь к этому достижению занял не так и мало времени. Если задуматься, то это было эквивалентом всех моих усилий по учебе, работе и приобретению специальностей. Впрочем, на счету имелось триста сорок восемь миллионов, отличная финансовая база для создания своего клана или серьезного предприятия, если я этого только захочу. Настроение было в высшей степени радужным, хотя еще было куда расти, причем расти, расти и расти....

— Закончить свою речь, хочу оглашением новых назначений. — Обвел я взглядом двух сестер, Мию и Лию, после чего перевел взгляд на Влада и его сестренку. — Мия назначается вторым пилотом корабля. На ней так же лежат обязанности боцмана, то есть вопросы хозяйственного обеспечения команды. Вновь открыт корабельный счет и доступ туда у тебя есть. — Повернулся я к Мии.

— Хорошо.

— Лия, — я посмотрел на девушку, встретившись с ней глазами, — к тебе переходит должность оператора силовых щитов. В обычное время ты, как и все мы, техник, но за тобой я закрепляю бот, как за пилотом малых кораблей. Его обслуживание и техническое состояние лежит полностью на тебе.

— Влад. Ты командир отделения погонщиков. У подчинении у тебя Яна. Охрана корабля, противоабордажная команда и, если таковой потребуется, то и абордаж корабля противника. Вот круг твоих обязанностей. В обычное время ты техник, как и все мы, так что придется учить базы на техника второго ранга.

— Я еще имею базы пилота малых кораблей. — Посмотрел на меня парень, напомнив мне о том, что учил под непрерывным курсом разгона на базе у военных.

— Назначаешься еще и вторым пилотом на бот, пока это у нас единственный малый корабль. Лия у вас старшая.

— Понятно.

— Когда прибудем в Королевство Лигат, я займусь узакониванием ваших пилотских сертификатов. Пока же работаете и тренируетесь согласно приказа командира корабля, то есть с моего разрешения. — Я немного помолчал, после чего продолжил говорить. — Собственно, на этом я заканчиваю. Поздравляю всех нас с обретением своего дома, где мы будем работать и жить. Поздравляю.

— А теперь, как боцман этого корабля, я объявляю праздничный обед. — Объявила Мия. — Прошу за стол....

Посидели мы тогда хорошо. Посмотрели визор, послушали музыку и вдоволь поговорили. Обошлись без спиртного, я не чувствовал в нем никакой потребности, как и все остальные. На душе и без него царило отличное настроение. Больше разговоров ушло на то, кто и кем себя видит на корабле, помимо моих назначений. Я больше склонялся к полной взаимозаменяемости, но был не против личных предпочтений. Профессия техник второго ранга была моим начальным условием, после чего каждый мог специализироваться в ту или иную сторону. Со мной согласились все без исключения, все-таки основной наш заработок шел именно с этого направления. Все это отлично понимали. Что интересно, но Яна не захотела занимать отдельную каюту, считала ее большой, предпочтя переехать к Лии. Эта парочка за последнее время сильно сдружилась, что не удивительно, Лия взяла шефство над девочкой с самого первого дня, как она появилась у нас на «Иртыше». Я, естественно, не возражал. Им было чему поучиться друг у друга, тем более, что обе являлись непоседливыми и подвижными натурами. Мия, да и Влад, в силу своего старшинства, были более рассудительными и спокойными людьми.

Проведя дополнительные назначения и, видя, что команда с удовольствием их обсуждает, я незаметно для всех улыбнулся. На самом деле, подобные назначения могли потребоваться только в крайнем случае. Главный искин корабля, получивший в процессе апгрейда мощности трех своих собратьев шестого поколения, вполне мог справится со всеми задачами, которые могли возникнуть. Помимо этого, я мог подключится к его сети с терминала в рубке управления, вводя поправки в его алгоритмы или полностью взяв на себя управление кораблем. Одного человека, командира корабля, было абсолютно достаточно для ведения полноценного боя. Второй пилот и оператор систем силовой защиты требовались только в том случае, если бы я получил ранение и выбыл из строя. В этом случае пилота и оператора, по моим расчетам, должно было хватить для того, чтобы вывести корабль из боя и уйти в прыжок. Аналогичная ситуация обстояла и с «погонщиками». Все комплексы роботов, будь они ремонтными, боевыми или дронами, были завязаны в единую систему управления и могли работать самостоятельно. Учитывая же тот момент, что в систему управления ремонтными комплексами и дроидами, как и в информационную систему корабля, входили еще и Фома со Злыднем, то получалось что «Вендор» управлялся шестью искинами, пусть и два из них были автономными. Для корабля подобного класса это была запредельные параметры по мощности расчетных центров и объемов памяти его искина. Тем не менее, я это сделал, исходя из того расчета, что объем информации будет нарастать, да и работа в космосе, особенного ремонтными дроидами, дело не настолько простое, как это может показаться с первого взгляда. Ну, естественно, нагрузку на искин давали производственные процессы и контроль за ними в реальном времени. Задел на будущее был большим, я пока не знал, когда смогу в полной мере пользоваться всеми теми возможностями, которыми корабль обладал уже сейчас.

— Арт! — Повернулась ко мне Мия, отвлекаясь от разговора с Лией, Владом и Яной, заодно выдергивая меня из размышлений о корабле. — Я только сейчас вспомнила, что ты просил меня напомнить о том, что Регина нам подарила семена плотоядных деревьев!

— Я тоже о них подзабыл. — Развел я руками. — Посадим их уже в системе Роксат. Все равно у нас нет земли, куда надо посадить семена. Лучше заберем у Регины те, которые она нам когда-то подарила.

— Заберем, конечно. — Согласилась со мной Мия, после чего продолжила. — Я не забыла, что они нам помогли. Горшки и землю я купила в Такси. Можно это сделать сейчас. Отличный момент, когда все в сборе и мы празднуем завершение ремонта корабля, который станет нашим домом.

— Хорошо. — Не стал спорить я. — Несите горшки и землю. Мия, раз ты предложила, то как боцмана корабля, я тебя назначаю ответственным за посадку семян.

— Арт, ты командир корабля или я? — Возмутилась девушка.

— А что, их должен садить капитан? — В ответ удивился я.

— Что за семена? — Спросила Яна. — Какие деревья?

— Плотоядные. — Повернулась к девушке Лия. — Представляешь, они мясо едят? Кидаешь им кусок, а они его ловят и жрут.

— Да? — Глаза Яны надо было в этот момент видеть, наверно они были не по семь копеек, а по рублю. — Мясо едят? Они опасны?

— Очень. — Убедительным тоном произнесла Лия. — Очень опасны, но своих не трогают. Не переживай, они тебе очень понравятся.

— Понравятся деревья, который едят мясо? — Решил уточнить Влад, для которого эта тема была тоже внове.

— Они любят кушать только мясо въедливых парней в возрасте тринадцати лет. Таких, которые невысокого роста и любят задавать много вопросов. — Пошутила Мия, глядя на Влада. — Они сожрали одного шамана, который напал на нашего командира, когда он защищал меня и Регину, Главу клана «Дотри», который купил у нас «Иртыша». Она тогда была ученицей у нашего шефа.

— Че, правда? — Не поверил ей Влад и перевел взгляд на меня. — Эта высокомерная особа, была вашей ученицей?

— Была. — Не стал я отрицать и счел, что не стоит продолжать разговор в этом направлении. — Мия, где горшки? Может пора перейти от слов к делу?

— Сейчас. — Девушка поднялась с дивана. — Влад, пойдем поможешь, землю принесешь.

— Ага....

Семена деревьев, их оказалось семь штук, мы посадили. Торжественным тоном каждый из нас пожелал им быстро расти. После этого, согласно ритуалу, в кастрюлю с водой, каждым было спущена по капле крови, после чего воду в кастрюле перемешали и полили ей все семь горшков. На этом ритуал был закончен, а горшки расставлены в кают компании.

— Все. Мы все сделали правильно. — Облегченно выдохнула воздух Мия. — Осталось теперь их поливать мясным бульоном и ждать пока они взойдут.

— Странно. — Хмыкнул Влад, посмотрев на Мию. — Я думал, что они сразу на меня набросятся. Столько разговоров! На деле нам еще придется лет пять ждать, пока из горшка проклюнется росток.

— Посмотрим. Что-то мне говорит о том, что росток проклюнется уже завтра. — Произнес я, в ментальном зрении эти семена выглядели очень странно. Это были не семена. У меня создалось впечатление, что это яйца. Говорить о своем ощущении я не стал, но решил посмотреть, что будет дальше. В ментальном плане яйца отзывались на мое сканирование довольным писком. Опасности для людей они пока не представляли. — Это не простые деревья. Их родина планета Госта, кислородная планета с тройной силой тяготения. Называются они Керторн Бифорус. Все может оказаться совсем не так, как мы ожидаем. Чтобы выжить на Госте, надо иметь незаурядные способности к выживанию.

— Регина сказала, что они абсолютно безопасны. — Посмотрела на меня Мия.

— Я тоже думаю так.....

***

На следующий день яйца дали ростки, а к концу следующего дня достигли роста в пять сантиметров, у них появились тонкие жгутики и теперь их можно было кормить мясом. Убедившись в их безопасности для остальных, я взялся их подкармливать ментальной энергией. Эффект от этого был феноменальный, ростки быстро достигли высоты в двадцать сантиметров. Естественно, что без мясной диеты этого бы им не удалось, но Мия их начала подкармливать сразу, поэтому ростки хорошо шли в рост и выбрасывали новые и новые жгутики. Проглоты, конечно, но меня это только забавляло, как и то, что они меня мгновенно узнавали, когда я заходил в кают-компанию....

21

Я намеренно не торопился попасть в систему Роксат раньше, чем выйдут из гипера купленные кланом «Дотри» корабли. Поэтому мы летели в нем двое суток, как и вся эскадра. Впрочем, вскоре отдых закончился и, с легким хлопком отлично настроенного прыжкового двигателя, мы вывались из гипера в системе Роксат. Эскадру ждали, астроконтроль быстро погнал ее к станции «Небесный гром», принадлежащую клану «Дотри». Я в состав эскадры не входил, поэтому запросил проход к станции «Ван дер Ховен». Мне его дали через полторы минуты, после чего я пошел по маршруту. Особо не спешил, поэтому видел, что к «Небесному грому» потянулись челноки с других станций системы. Было похоже, что прибытие очередной партии кораблей, затрагивает интересы многих кланов и семей в системе. Было интересно узнать, чем он вызван, но мне, естественно, никто ничего не говорил. Загнав корабль в отстойник у станции «Ван дер Ховен», я позвонил старику Ранди де Моу, после чего на боте отправился к приемному доку станции. С собой я брать никого не стал, оставив старшей на «Вендоре» Мию

— Позже, Мия. Сейчас мне надо на станцию по делам. Когда вернусь, решим все текущие вопросы, каждый получит возможность посетить станцию.

***

Спокойно дойти до складов мне не дали. Сначала позвонила мне Либора Вакс, сказав, что меня ждут, после чего позвонила Милли Мадлен, собственной персоной. Пришлось топать сначала к ней, отзвонившись старику и сообщив ему, что буду у него позже. Тот немного покряхтел, но ничего не сказал. В офисе «Рексонс» меня сразу проводили в кабинет Милли, где она меня ждала. Как и всегда, женщина выглядела просто замечательно.

— Проходи, садись. — Женщина показала мне на стул, стоящий ближе к ней. — Рассказывай.

— Особо нечего. — Равнодушно пожал я плечами. — Прилетел, увязал по сделке концы с концами. Приехала перегонная команда. Обоим сторонам захотелось еще. Повторили.

— Кто на том конце?

— Служба Безопасности Пятого Флота.

— Ясно. Что еще?

— Купил корабль себе. Отремонтировал и пригнал. Вот, собственно, все мои новости.

— Ну, не так они и плохи. — Женщина встала со своего стула, заставляя подняться и меня. — Нам нужно срочно в Королевскую Канцелярию. Полетели. Челнок у меня готов. Поговорим по дороге.

***

Сели в довольно роскошный челнок, после чего я выслушал сорокаминутную лекцию о том, как себя вести. Оказалось, что начальником Канцелярии является брат действующего Короля. Естественно, мне объяснили правила поведения и ритуал приветствия подобной особы. Ничего особо сложного в этом я не нашел. Зайти, легкий кивок головы, произнести имя и фамилию, после чего поклониться еще раз, уже более уважительно, объяснить суть проблемы, по которой пришел на аудиенцию. Потом, когда скажут, встать на одно колено и произнести клятву верности Королевству. На этом все заканчивалось. Милли Мадлен уверила, что все уже обговорено и решено. Велела не переживать и не волноваться. Проводила до двери, переговорила с секретарем и втолкнула в кабинет за резной дверью.

***

Я не переживал. На деле оказалось все еще проще, хотя были и нюансы. Войдя в кабинет начальника Канцелярии, я увидел за столом кабинета невысокого человека, лет сорока, с обеленными сединой висками. Человек сидел за столом и что-то писал.

— Добрый день, герцог Фрольц. — Поздоровался, привлекая к себе внимание, а после того как мужчина посмотрел на меня, вежливо склонил голову и представился. — Арт де Строй. Гражданин и соискатель должности главы клана «Сартана».

— Здравствуйте, Арт. — Мужчина мне кивнул и поднялся из-за стола. — Наслышан о вас, как об очень энергичном, целеустремленном и достойном человеке. Приятно познакомится.

— Мне тоже, господин герцог.

— Ваше прошение я удовлетворил. — Продолжил говорить мужчина. — Высочайшее разрешение моего брата получено, как и его личная подпись на вашем патенте.

— Благодарю, господин герцог.

— Однако, мне интересно одно. Обычно патенты забирают сразу, а ваш патент у меня пролежал целую неделю? — В голосе брата короля слышались нотки неудовольствия таким промедлением с моей стороны, как он считал.

— Прошу меня простить, господин Герцог. — Пришлось обозначить головой поклон. — Я только что прибыл из системы Такси, республике Ренату, где помогал клану «Дотри» в приобретении двух партий кораблей.

— Стоп. — Медленно произнес мужчина и посмотрел на меня. — Вы не тот ли молодой человек, который имеет нужные связи в республике, чтобы помочь нашим кланам в приобретении в личную собственность тридцати военных кораблей? Слышал, что удалось купить три линкора и авианосец?

— Да, господин герцог. — Опять пришлось склонить голову. — Именно этим обстоятельством вызвана моя задержка.

— Ясно. — Герцог быстро прошел к своему столу и оттуда позвонил в колокольчик.

— Да ваша светлость? — Заглянул в дверь секретарь.

— Мони, открой в двери в мой кабинет и позови сюда всех людей, что находятся в ближайших кабинетах.

— Слушаюсь ваша светлость.

Вот об этом меня Милли Мадлен не предупреждала. Через пять минут в кабинете было не протолкнуться от людей. Герцог предложил мне встать на одно колено и произнести клятву. Это было не трудно, тем более, что файл с текстом у меня был. Юлия мне его читала в моей голове, а я лишь повторял за ней. Справившись с этим делом я с интересом ожидал продолжения.

— Господа и дамы. — Обратился к присутствующим в его кабинете людям герцог. — Данной мне от имени короля нашего государства правом, я принимаю клятву Арта де Строя и вручаю ему патент и печать Главы одного из старейших кланов системы. Прошу всех присутствующих засвидетельствовать этот факт!

— Слава Королевству Лигат! — Крикнул кто-то из толпы, подозреваю секретарь.

— Слава Королевству Лигат! — Отвела дружно толпа.

— Помимо этого, как только что выяснилось, этот молодой человек, еще не зная о назначении, отлично справился с порученным ему делом, вложив серьезный вклад в дело укрепления обороноспособности нашей системы. Отличное начало своей деятельности в роли Главы клана, молодой человек! — Похвалил меня герцог.

— Служу Королевству! — Выдал я, полагая, что это лучший ответ, так как об этом ничего мне Милли Мадлен, кстати, стоящая в первых рядах присутствующих, не предупреждала.

— Отличный ответ. Достойный Главы Клана. — Кивнул мне мужчина и с легкой улыбкой продолжил говорить, обращаясь ко всем присутствующим. — В благодарность за проявленную вами целеустремленность в деле укрепления обороноспособности системы, я, герцог Фрольц, от имени короля награждаю вас титулом дворянина и вручаю почетное оружие.

— Служу Королевству!

— Спасибо. — Герцог вручил мне шкатулку с печатью, кинжал, видимо, являющийся почетным оружием, и патент, объявляющий меня единственным законным наследником и главой клана «Сартана». — Носите это звание с честью и достоинством, Арт де Строй.

Собранная толпа, после проведения этой церемонии, еще раз трижды прокричала — «Слава Королевству Лигат!», после чего расписалась в книге свидетелей и покинула кабинет, к большому моему и герцогу удовлетворению.

— Спасибо, господин герцог. — Поблагодарил я мужчину. — Для меня честь служить королевству.

— Не сомневаюсь, молодой человек. Не сомневаюсь.

— Разрешите идти?

— До свидания.

***

— Молодец! — Похвалила меня Милли, едва я покинул кабинет. — Поздравляю.

— Спасибо, Милли.

— Нужно было говорить — «Служу Системе», но и твое — «Служу Королевству» прошло нормально.

— Милли, он дал мне еще и кинжал? Об этом ты не говорила.

— Статус Главы клана предполагает дворянство. — Произнесла женщина. — Ведь не думаешь же ты, что Главой Клана может быть обычный гражданин? И чем ты только меня слушал?

— Хм....

— Зато тебя теперь не убьют на дуэли. Вызвать тебя может только равный. Не думаю, что кому-то из дворян, баронов, графов или герцогов захочется сразиться на кинжалах. Все остальные граждане на это теперь не имеют никакого права. Кинжал, получен из рук одного из представителей королевской семьи. Герцог редко кому их вручает, так что можешь считать, что он взял тебя на заметку. Ничего особенного, но он дает тебе право обратиться к нему или другому представителю королевской семьи со какой-нибудь просьбой или предложением.

— Полагаю, что это неплохой плюс к моему новому статусу.

— Завтра проводится светский раут у «Дотри», тебе пришлют приглашение. Ты должен быть. — За разговором мы прошли на площадку, где стоял челнок Милли Мадлен и через десять минут мчались назад на станцию «Ван дер Ховен».

— Буду.

— На этом у меня все, Арти. — Погладила меня по руке женщина. — Дальше все будет зависеть от тебя. Я буду за тобой приглядывать. О своих правах и возможностях почитаешь в кристалле, он лежит в шкатулке с печатью и есть на сайте Королевства.

— Хорошо.

— Да, и последнее. — Женщина встревожилась. — Едва не забыла. Клан старый. Будь осторожен с печатью. В то время, когда их делали, над каждой печатью проводились шаманские ритуалы. Я слышала, что там что-то такое есть. Говорили, какая-то мера предосторожности, чтобы печать не досталась недостойному человеку. Думаю, что лучше тебе пока ее не трогать. От греха подальше. С новыми кланами проще, печати для них изготавливаются Канцелярией. Может быть с твоей печать и все нормально, но не хотелось бы для тебя каких-нибудь неприятностей.

— Спасибо, буду знать.

— У тебя есть еще три месяца. Договоренности с империей Хатхов достигнуты. С королевства туда пойдет большой караван. В нем и полетят туда студенты.

— Я бы хотел полететь туда на своем корабле.

— Это не возбраняется.

— Тогда у меня все. — Я поднялся с кресла, корабль уже пристал к терминалу на «Ван дер Ховене».

— Я скучаю по тебе, Арти.

— Я тоже не забыл тебя, Милли. Спасибо тебе.

— Удачи, Арт. — Женщина легко поднялась со своего кресла, обняла меня, чмокнула в щеку и выпроводила из своей каюты. Это было для меня несколько неожиданно, от женщины пахнуло желанием, но я быстро взял себя в руки и покинул челнок....

***

Бот так и стоял на стоянке, где я его оставил. Положив в него атрибуты своего нового статуса, я отправился на встречу с Ранди де Моу.

— Ну, наконец-то. — Показал мне рукой на диван старик де Моу. — Думал, что так и не зайдешь ко мне сегодня.

— Извиняюсь, но мне пришлось задержаться. — Улыбнулся я.

— Ладно. — Ранди сел в кресло напротив меня. — Что скажешь по Такси?

— Достаточно серьезные люди. Со мной работал человек из флотского СБ. Помощь оказал им в полном объеме, как вы и просили.

— Сам в накладе не остался?

— Нет. — Отрицательно покачал я головой и добавил. — Тому майору дали звание подполковника. Полагаю, что его начальство полностью удовлетворено.

— Ясно. — Старик кивнул мне и о чем-то задумался, минут через пять он отжил. — Какие у тебя планы?

— Пока особо никаких. — Равнодушно пожал я плечами. — С цехов, я думаю, что скоро уйду. Примерно через три месяца. Пока хочу слетать в Такси.

— А что тебя в цехах не устраивает? — Нахохлился старик.

— У меня не только гражданство Королевства Лигат, я еще и Глава одного из Старейших Кланов.

— Ты серьезно?

— Да. Только что с аудиенции у герцога Фрольца. Он мне дал дворянство и патент.

— Брат Короля. Глава Канцелярии. — Задумался старик и посмотрел на меня. — Растешь. Можешь ходатайствовать о присвоение гражданства для любого, при твоем поручительстве, ему не откажут. Отличные перспективы.

— Возможно.

— Не возможно, а точно. — Старик быстро поднялся с дивана и метнулся к сейфу, стоящему в углу его кабинета. Вскоре он вернулся ко мне с саквояжем. — Раз ты становишься Главой клана Королевства, то тебе может понадобиться это. — Ранди де Моу поставил саквояж на стол передо мной.

— Что в нем?

— Предметы культа одного из шаманов. — Старик усмехнулся. — Достались мне от моего предшественника. Он мне тогда сказал, что они это искали. Тогда шаманов очень сильно ненавидели. Потом он уехал в республику, отдав его мне. Сказал, что если возникнут проблемы с местными, я могу воспользоваться тем, что лежит внутри. За это они должны были уладить любые проблемы и еще отсыпать кучу монет.

— Что то мне это не сильно нравится.

— Это мой подарок Главе Клана, который вырос у меня на глазах, Арт де Строй. Тебе оно может спасти жизнь или принести другую выгоду.

— Спасибо.

— Положишь его в мешок, когда пойдешь к себе. — Старик бросил на стол упаковочный пакет. — Не думаю, что его стоит кому-то показывать. Его могут узнать по замку.

— Скорпион. — Сказал я вслух, замок саквояжа был выполнен в виде скорпиона.

— Думаю, что это имя шамана. Мне стало известно, что одного из шаманов поймали на этой Станции. В ходе схватки с ним погибло много солдат и офицеров. Думаю, что этот саквояж принадлежал ему.

— Спасибо. — Я убрал саквояж в пакет. — Не знаю, что в нем, но шаманы мне очень не нравятся.

— Я тебя понимаю. — Рассмеялся лающим смехом старик. — Лидо они тоже не особо понравились.

— У меня такое чувство, что вы со мной прощаетесь? — Подловил я себя на мысли, что старик со мной прощается.

— Два орла в одном месте гнезда не вьют. — Тяжело вздохнул старик. — Мне дают внеочередное звание и проводят на пенсию. Через месяц сдам дела и можно будет спокойно уходить. Буду где-нибудь в империи садить цветочки и воспитывать правнуков.

— Вы это серьезно? — Не поверил я тому, что слышу.

— Начальник Цехов молод, за ним в республике стоит сила. Я не хочу умереть только потому, что своим существованием мешаю ему. Не хочу под самую старость отправиться в тюрьму или куда еще хуже.

— Может стоит с ним договориться?

— Зачем? Я и сам давно подумываю об республике. Лидо и Генс остаются. Доулас уедет, должность его подкосила. Ганни Якорс уже давно переметнулся. Тянуть кого-то сюда из республики не имеет особого смысла. Я уже стар и больше не хочу воевать.

— Уверен, что у вас еще есть чему поучится. — Пожалел я вдруг старика, одного из самых страшных людей, с которыми я когда-либо был знаком.

— Вот и займусь воспитанием внуков и правнуков. — Старик поднялся с дивана. — Думаю, что тебе отправляться по своим делам. У меня еще много работы.

— До свидания, Ранди де Моу. — Старик мне ничего не ответил, я закрыл дверь и отправился к площадке, где стоял бот.

***

— Ну, вот, наконец-то, я дома. — Я вышел из бота, как только воздух в шлюзе выровнялся с давлением внутри бота и корабля.

— У нас все спокойно. — Навстречу мне из коридора вышла Мия. — Как поездка?

— Собираемся в кают кампании. Я приму душ и сделаю за ужином пару объявлений.

— Что-то случилось?

— Мия, как ты отнесешься к тому, чтобы вступить в один из кланов Королевства? — Остановился я в коридоре у своей каюты и с любопытством посмотрел на нее.

— Только если главой клана будешь ты. — Выдала девушка. — Ну, можно и не главой, но чтобы ты оставался у меня начальником Кроме Регины нас никто не возьмет, а к ней в клан мне не особо хочется.

— Тогда тебе стоит ознакомится с этим документом. — Рассмеялся я, достал из пакета патент и вручил его девушке. — Почитай пока, а я в душ.

— Что случилось? — Выглянула из своей каюты Лия, а за ней показалось лицо Яны.

— Арт? Дворянин? Глава Клана «Сартана»? — Не поверила своим глазам Мия. — Ты по статусу равен Регине?

— Ну, да. — Кивнул я девушке и достал из пакета кинжал. — Вот, еще вручили вот этот ножик. Для поединков с другими дворянами и Главами кланов. Можешь посмотреть, но будь осторожна, он острый. — Я убрал пакет со шкатулкой и саквояжем в сейф. У меня была более обширная каюта, капитанская, в ней был рабочий кабинет с сейфом, оставшимся от прежнего капитана, и спальня, которую я отделил уже сам. — В общем, подумайте и скажите свое мнение. Я готов вас всех принять в клан, хотя и без этого вы все моя семья.

— Хм....

— Арти, ты не шутишь?

— Я в душ. — Пройдя мимо трех девушек, я прошел в спальню и заперся в душевой, быстро сбрасывая с себя одежду. Сквозь струи текущей горячей воды было не слышно, о чем там толкуют девушки, но то, что они что-то говорили было понятно. Минут через двадцать, когда я помылся и обсох, девушек уже в моей каюте не было. Облегченно вздохнув, вопросов сейчас не хотелось, я отравился в кают-компанию.

Сообщение о том, что я Глава клана моя команда восприняла спокойно, пока я мысля на все вопросы за меня ответила Мия. Влад и Яна, в силу того, что в королевстве были недавно, не особо понимали о чем идет речь, но то, что мне дали дворянство их впечатлило. Дворяне в республики были, так называемые аристократы или, в просторечии «аристо». Лия поглядывала на меня с интересом, будто спрашивая, чем я могу еще ее удивить. Мия хранила молчание, обдумывая наше положение. Плотоядные деревья тоже молчали, на их тонких ростках уже начали появляться тонкие иглы. Они лишь едва вздрогнули при моем появлении в кают-компании, им явно хотелось получить порцию ментальной энергии.

— Я так понимаю, что все уже в курсе того, что я стал главой одного из кланов Королевства. — Я сел на стул во главе стола. — Не думаю, что это особо на нас отразиться, но обязан вас всех пригласить в клан. Более достойных людей в моем окружении нет.

— Мы согласны. — За всех ответила Мия. — Для нас это честь.

— Ясно. — Я по очереди всмотрелся в лица моей команды. Как капитан корабля, я, фактически, являлся опекуном для Влада и Яны до их совершеннолетия, можно было их и не спрашивать, но и они кивали мне в знак согласия.

— В таком случае, вернемся к тому, о чем я хотел переговорить в первую очередь. Я хочу вам сказать, что мне удалось раздобыть в республике новые нейрокомы для каждого из нас. Это продвинутые военные модели, которые не продаются гражданским лицам. Хорошие каналы связи, центр обработки информации и объем памяти превышающий в разы гражданские образцы. Устанавливаются за ушные раковины, под кожу головы, и на затылке. Легкая операция, но перед ней надо провести обработку модулей в камере предоперационной подготовки, специально предназначенной для подобных девайсов. Она, помимо этого, позволяет вести предварительную настройку модуля и просмотр того, какие функции он будет способен реализовать.

— А я подумала, почему ты не купишь новые нейрокомы Яне и Владу. — Тихо произнесла Лия, но ее все услышали.

— Только потому, что погонщику нужен очень хороший нейроком. В минимуме сойдет и пилотский, в максимуме нужен нейроком погонщика, с хорошими каналами связи. — Перевел я взгляд с Лии на Влада и Яну. — Сейчас нам не нужны нейрокомы для погонщиков. Для Влада и Яны подобный девайс ставить рано, в силу того, что пока их мозг растет и развивается. Поэтому у меня есть другой вариант, по которому мы пойдем и который я опробовал на себе.

— Какой? — Переспросил Влад, переглянувшись с сестрой.

— Ставим нейрокомы военного образца. Это память и расчетный центр, хороший канал позволит управлять искином, как промежуточным звеном между оператором и роботом. В этом случае основная нагрузка ложится на искин, оператор только подправляет действия и дает команды искину. Возможно отстранение искина от команд и взятие робота под личный контроль, но тогда и нагрузка на мозг оператора возрастает в разы.

— Искином?

— Я говорю об этом. — Я поставил перед собой пакет, переданный мне майором, и достал из него коробочки с обручами искинов. Они были все шестого поколения, но слабее, чем моя Юлия. — Это индивидуальные искины шестого поколения. С инструкцией по их работе ознакомитесь сами. — Я каждому вручил по коробке и ободряюще кивнул, показывая, что можно открыть и посмотреть что в них. — Вариантов ношения два, выберете сами, как вам будет удобнее их носить. Я ношу на предплечье. — Подняв руку, я вывел Юлию их режима «хамелеон». — Вы его видите. Браслет. Второй вариант ношения — обруч, рекомендован девушкам и погонщикам, но в этом случае вариант «хамелеон» менее применим. Не стоит давать посторонним людям давать понять ваши возможности и попытаться вас ограбить.

— Они дорогие? — Сразу спросила Мия.

— Очень.

— Понятно.

— Завтра я навещу на станции одного моего знакомого доктора. Уверен, что у него есть модуль предоперационной подготовки микромодулей. Я попытаюсь его у него купить или, как минимум, проведу предоперационную подготовку и настройку новых нейрокомов. В этом случае, когда они будут готовы, их можно будет установить каждому из вас. Операция простейшая, займет не более получаса на каждого. Для этого у нас все есть, кроме этого модуля предоперационной подготовки микромодулей. Пока же вы можете поработать с искинами, для ознакомления, но заниматься их подгонкой и настройкой под себя не имеет особого смысла. Возможности нейрокомов сильно отличаются от того, чем вы сейчас пользуетесь.

— Это само собой. — Кивнул мне Влад. — У отца стоял военный. Он мог работать сразу двадцатью роботами.

— Третий ранг «погонщика». — Сходу определился я.

— Да.

— Ты его превзойдешь. — Улыбнулся я и спросил. — Мы сегодня ужинать будем?...

***

Предоставленные мне майором Деланом де Сорти искины и нейрокомы были очень неплохими, но моя Юлия, модель «Карат-12М», и нейроком «Речень-16/6М» с дополнительным блоком памяти «Танер-12М» их превосходили по своим возможностям. Процентов на восемнадцать. В подобной замене для меня не было никакого смысла, хотя и при индивидуальной настройке можно были выжать из них даже чуть больше, чем было у меня. Вопрос, тем не менее, оставался открытым, нужно было продолжать подыскивать что-то более новое и продвинутое.

***

На следующее утро я встретился с доктором Нешем де Вирде из корпорации «Рексонс».

— Давно к нам не заглядываете, Арт. — Доктор находился в отличном настроение. — Последний раз, насколько я помню, мы с вами встречались в Медицинском секторе ремонтных цехов. Как ваше самочувствие? Полностью оправились?

— Спасибо, доктор. Чувствую себя отлично.

— Это хорошая новость. — Неш предложил мне садиться. — Я нисколько не сомневался в профессионализме моего коллеги, доктора Сана Оксера, все-таки он имеет второй ранг.

— Да, он отличный доктор.

— Полагаю, что вы решили навестить меня не просто так, Арт?

— Как и всегда, доктор Неш, у меня потребности в хорошем оборудовании. — Не имело смысла дальше обмениваться любезностями, доктор был умным человеком и понимал, что я к нему пришел с какой-то вполне определенной целью. — Я хочу произвести установку людям из команды моего корабля новых нейрокомов, но не имею модуля предоперационной подготовки для микромодулей. Готов его приобрести, но если вы не имеете возможности его продать, то будет достаточно и того, то вы позволите мне воспользоваться вашим.

— Ясно. — Задумался на долю секунды Неш и спросил. — Полагаю, что вы ведете речь о чем-то таком, что не продается на каждом углу?

— Совершенно верно. — Не стал я отрицать очевидного, как и не хотел распространяться о том, что у меня есть военные нейрокомы. — Вопрос достаточно серьезный, чтобы посвящать в него посторонних.

— К сожалению, возможности продать вам такое оборудование у меня нет, но я буду знать, что у вас есть потребность в нем. — Произнес доктор, после некоторого обдумывания моей проблемы. — Что же касается нейрокомов, то было бы лучше, если бы вы провели их установку, взяв меня в качестве своего ассистента. Мне нет особого дела до того, что вы собираетесь устанавливать, логи можно потом стереть, а вот вам моя помощь может потребоваться. Речь ведь идет о создании дополнительных каналов нервной ткани к мозгу?

— Да. — Предложение доктора меня порадовало, хотя ничего сложного в установке нейрокомов не было. Я собирался просто их установить в нужных местах и сделать отверстия. Проращиванием канала должен был заняться нейроком. Доктор же предлагал создать сначала каналы и уже на них «посадить» нейрокомы. Это было гораздо сложнее, но в этом случае пользователь нейрокома получал к нему доступ гораздо быстрее, да и нервная ткань росла под контролем стационарного оборудования. — На подобное предложение с вашей стороны я не рассчитывал. В этом случае, лучше будет если я буду вам ассистировать, доктор Неш.

— Сколько человек?

— Четверо.

— Договорились. — Улыбнулся Неш. — Приводите ваших людей. Я помогу вам с установкой нейрокомов. Вас устроит десять тысяч за пользование операционной и оборудованием за каждого?

— Согласен.

Не откладывая проблему в долгий ящик, я слетал на корабль и через сорок минут мы с моей командой стояли в диагностическом отделении медблока корпорации «Рексонс». Мия, Лия, Яна и Влад волновались, как не хотели этого от меня скрыть.

— Никакой опасности для здоровья в этом нет. — Я показал на места установки нейрокомов у себя.— У меня установлено аналогичные устройства. Как видите, я жив и здоров. Все пройдет быстро. Вы ничего не почувствуете.

— Все равно как-то тревожно, хоть и понимаю, что ничего особого в этом нет. — Смутилась Мия.

— Не волнуйтесь. Я рядом и всегда за вами присмотрю.

— Спасибо, Арти. Уверена так и будет....

Доктор Неш точно являлся хорошим специалистом и отличным учителем. Установку первого нейрокома он произвел достаточно быстро, параллельно объясняя мне нюансы операции и работы с нервной тканью. Было чему поучится. Мию после операции перевели в регенерационную камеру, назначили препараты и взялись за Лию, ее младшую сестру. Здесь Неш дал возможность поработать уже мне. Ничего особо сложного. Отверстие в костной ткани, проход черед оболочки мозга, создание канала и регенерация краев разреза, формирование нервной ткани, создание оболочки нерва, создание зоны контакта и регенерация поверхности нервной ткани перед установкой нейрокома. Сведение краев раны на коже и сращение их краев регенерационным лучом. Общая обработка места внедрения регенерационным лучом и подача туда лекарственной смеси для ускорения заживления. На каждую точку внедрения уходило не больше пяти минут, так что Лию я отправил в регенерационную камеру через восемнадцать.

— Для первого раза очень хорошо. — Похвалил мне доктор, но Владом и Яной занимался сам. Все-таки они были еще подростками, а движения у доктора были более четкими, отработанные долгими годами практики. Я, естественно, не возражал. К обеду работа была закончена.

— Хорошо поработали. — Кивнул мне доктор, когда я сменил операционную форму на обычную одежду. — Прошло без всяких неожиданностей.

— Да. — Я стер ненужные логи с базы данных оборудования и пошел за доктором вслед в его кабинет.

— Что же, могу сказать, что согласен вам продать подобный модуль шестого поколения. Вы неплохо себя показали, рассеяв мои опасения в вашей квалификации. Бывают такие случаи, когда после подобных операций, проведенных самонадеянными молодыми докторами, пациенты получают кучу побочных эффектов, начиная с головных болей и кончая нервными расстройствами.

— У вас есть возможность продать мне подобный модуль?

— Прошу меня извинить, Арт де Строй, но мне требовалось лично убедится в том, что вы имеете достаточную квалификацию, чтобы проводить подобные операции.

— Не стоит извиняться, доктор Неш, мне понятны ваши сомнения. — Успокоил я Неша де Вирде.

— С вас сорок тысяч за аренду оборудования и триста восемьдесят за модуль предоперационной подготовки микромодулей, молодой доктор Арт де Строй.

— Поколение?

— Естественно шестое.

— Спасибо, доктор Неш