У лжи короткие ноги (fb2)




У лжи короткие ноги

В середине января позвонил в редакцию популярной газеты, которой еще несколько лет тому назад (мне кажется достаточно успешно) руководил. И подбросил тему для рубрики «Особый случай». Для ее написания и нужно всего то было встретиться с семьей вот уже полгода живущей в шалаше в одном из лесных массивов столицы. В самом деле, разве не интересно узнать, как люди остались без жилья, почему не ищут ночлежку, что намерены делать дальше? Да еще помочь. Увы, ответ коллеги меня шокировал: «Мы теперь публикуем лишь короткую информацию и оплаченные материалы. Остальное в редакционную политику не вписывается».

Впрочем, никакой вселенской тайны мне не выдали. Просто на правах старого знакомства озвучили секрет Полишинеля. Ибо даже первокурсник журфака знает: сентенции преподавателей в условиях базарной экономики о чести и совести, об интересах читателей – не более чем пустое сотрясение воздуха. Ибо они не вписываются в концепции изданий, чьи владельцы молятся исключительно не воодушевленному золотому тельцу. Заодно превратив репортеров в черных пиарщиков, родившихся, как точно подметил еще Дюма-отец, с пером за ухом и чернильницей вместо сердца.

И все же осмелюсь утверждать: организаторы «информационных терактов» несут куда большую ответственность, чем исполнители. Не случайно, США уже который год ищут именно бен Ладена, а не очередную его потенциальную жертву, по всем правилам оболванивая «нагружаемую» сказками о райской жизни в окружении сонма никогда не стареющих гурий.

К сожалению, кроме малоприятного вышеупомянутого, существует еще и идеологическое миссионерство, так сказать, с отягчающими обстоятельствами. Это когда общество с особой жестокостью и по предварительному сговору «насилует» группа лиц. Имею в виду сотрудников СМИ и заказчиков пиар-войн.

Как ни горько сие звучит, от манипуляций сознанием в век глобального доминирования информационных технологий никуда не деться. И тут на первый план выходят профессионализм исполнителей и чувство меры заказчиков. Как показывает отечественная практика, у нас и с тем, и с другим – огромный дефицит.


Нарцисс без правовых абсцисс

Классический пример – информационное сопровождение попыток олигарха В. Пинчука удержать в своих руках неправедно нажитое. Характерны здесь, в первую очередь, конвульсивное шараханье со стороны в сторону плюс явный избыток меда в медийной «куте».

Проанализируем ситуацию непредвзято. В марте прошлого года, когда правительство Ю. Тимошенко со всей остротой поставило вопрос о возвращении государству приХватизированных сановным зятем с подачи тогдашнего президента Л. Кучмы «Криворожстали» и Никопольского завода ферросплавов, В. Пинчук, откровенно хорохорясь, вещал с принадлежащих ему телеканалов о священном праве частной собственности. Такой, надо полагать, была идеологема вялотекущей пиар-компании на тот момент. Ее бы и следовало придерживаться. Однако то ли специалисты оплошали, то ли переубедить хозяина не удалось, но…

Не прошло и пары месяцев, как бизнесмен заговорил… о мировом соглашении. Спрашивается, при чем здесь оно, если ты убежден в нерушимости своих прав на фабрики, заводы и прочие пароходы?! Или просто с памятью что-то стало?

Мало того, в мае В. Пинчук уже строит в Никополе баррикады, окружает НЗФ по всему периметру колючей проволокой, выставляет дюжих молодцев с овчарками и выводит на «митинг протеста» подневольных рабочих. Чтобы силовыми методами (!) не допустить на предприятие законное руководство, к тому же, сопровождаемое сотрудниками исполнительной службы. Налицо полное раздвоение сознания, причем не только у заказчика, но и у обслуживающих его пиарщиков. Иначе не объяснить метаморфозы от «меня тронуть не посмеют» до «давайте жить дружно» и «я объявляю вам войну». А прошло-то всего три месяца!

Еще свежи в памяти народной и растиражированные стенания хозяина по поводу обнаружения им «русского следа» в попытке украинского правительства вернуть согражданам у них украденное. И ни В. Пинчука, ни его «говорящих голов» не смутила полнейшая абсурдность озвучиваемой версии. Ведь «любовь» Кремля к помаранчевым к тому времени была уже широко известна.

Дальше олигарх, начисто забыв пассажи о «руке северного соседа», публично обвинил в «наезде» на него уже… премьер-министра. Чуть позже – группу «Приват».

А то вдруг начал рассказывать, едва не вытирая со щек скупые мужские слезы (точь-в-точь, как Брежнев периода заката!), о небывалой любви к нему, хозяину пресловутых цепей, пролетариата. Убеждая общественность, что прямо-таки ни один рабочий НЗФ во владельцах предприятия не желает видеть никого, кроме олигарха-нарцисса.

А теперь давайте ответим на вопрос: кто из серьезных людей отважиться иметь дело бизнесменом, у которого – семь пятниц на неделе? По крайней мере, тот же «Приват» вот уже в течение трех лет по Никопольскому ферросплавному заводу имеет единственное неизменное мнение – тот