КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

10 картинок с натуры (fb2)


Настройки текста:



10 КАРТИНОК С НАТУРЫ-1


Картинка 1. Коллекционер отказов

(1968 год; г. Пирятин, Полтавская обл., УССР)

В прошлом году я, сдав экзамены, на «4» и «5», по конкурсу в Киевский госуниверситет им. Т.Г. не прошел.

Отработав год на кирпичном заводе, снова сдал документы: чем черт не шутит?

В свою очередь, Вера Ивановна Черненко - признанный авторитет на нашем "кутку" (была инженером и родилась в столичной области) – заявила, что меня, райцентровского чернорабочего, никогда не примут и лучше бы я, не маясь дурью, выбирал профессию по шапке.


Экзамены я сдал, однако набрал на балл меньше, чем в прошлом году - 17. И получил еще один отлуп.


Если дела пойдут так и дальше, удастся собрать приличную коллекцию этих самых отказов...


Картинка 2. Не в своей тарелке

(1969 год; г. Пирятин, Полтавская обл., УССР)

Мой хороший друг Петр Халеев, в отличие от меня, с первого же захода после окончания школы поступил в военное училище.

И вот первая встреча с ним – в ранге курсанта.

Собралась привычная компания: все те, кто не прошел по конкурсу. Мест в забегаловке на «Курьем базаре», как всегда не было, поэтому привычно расположились вокруг деревянной бочки из-под пива.

Скинулись, взяли «Белого крепкого» и пирожков – тоже традиция. Разлили по стаканам. И тут Петр, взглянув на содержимое своего граненого сосуда, вдруг заявил, что пить это пойло не намерен.

Сказать, что мы все опешили, значит, не сказать ничего.

Между тем, он направился к стойке, вытягивая на ходу из кармана деньги. И вскоре вернулся с бутылкой «Портвейна» за 1.62 рубля («Белое крепкое» стоило 1.22 рубля). Поставив ее возле себя и наливал себе, пока не прикончил.

Не знаю, как он, а я весь вечер чувствовал себя не в своей тарелке.


Картинка 3. Верните комсомол!

(1971 год; в/ч 56653, п. Косулино-1, Белоярский р-н, Свердловская обл., РСФСР)

Меня исключили из комсомола. Наказание кажется несоизмеримым содеянному. Не заливал же я Владимиру вино в горло под угрозой (см. «Забава 5»)? Не усаживал его на окно пятого этажа. Не толкал в спину.

Так за что?!

Даже написал в «Комсомольскую правду» душещипательное, но вполне искренне письмо под заголовком «Верните мне комсомол!»

Однако почему-то не отослал.


Картинка 4. Виртуозы Морфея

(1971 год; п. Косулино-1, Белоярский р-н, Свердловская обл., РСФСР)

Какими виртуозами мы стаем на гауптвахте!

Дело в том, что для того, чтобы искупающие вину не чувствовали себя комфортно, нары с момента подъема в 6.00 утра поднимаются к стене и закрываются на замок. Остается весь день либо стоять на цементном полу, либо сидеть на единственной узенькой скамеечке.

Так вот, существовало неписаное правило: трое стоят – один спит. И так – по очереди.

На чем спит?!

Да на той же скамеечке, шириной не больше 20 сантиметров!

Один конец ее ставили на батарею (голова выше, как на подушке) – и вперед.

Поразительно: мы даже переворачивались во сне и никогда не падали!


Картинка 5. Советская гордость

(1973 год; с-з «Боскольский», Комсомольский р-н, КазССР)

Утро на стройотрядовской целине. Из школы, в которой нас, студентов КГУ им. Т. Г. Шевченко, поселили на весь трудовой семестр, вышли на улицу – к умывальникам, стоящим вряд, как коровьи поилки. Начали чистить зубы. И почти все ребята-славяне бросились к иностранцам (отряд сформирован по экспериментальному принципу 50:50) с одной-единственной просьбой:

– Дай немного импортной пасты – попробовать, отличается ли она от нашей и, если да, то чем?

Я, естественно, не подошел (хотя, признаюсь, тоже было интересно «попробовать»). Исключительно из чувства гордости и собственного достоинства!


Картинка 6. Бодался автобус с легковушкой

(Лето 1984; автотрасса Киев – Овруч, УССР)

Во время отпуска вместе с женой направляемся автобусом «Киев – Овруч» в гости к ее матери. Скоро – Иванков. Вдруг слышится удар, автобус резко бросает в сторону, слышны крики пассажиров. Те, кто ехал стоя, падают.

Водитель резко тормозит, и я, сидя у окна, вижу, как передние колеса ЛАЗа замирают в нескольких десятках сантиметров от глубокого кювета.

Впоследствии все выбираемся из автобуса, сбоку которого стоит основательно поврежденный рыжеватый «Москвич», в котором сидят парень и женщина. Он по непонятной причине выехал на трассу под прямым углом, не пропустив автобус. Удар был настолько сильным, что у ЛАЗа оторвало передний бампер, обшивку и погнуло рулевую тягу.


Картинка 7. «Постучите в стенку»

(1986 год; г. Ашхабад, ТССР)

Из райцентра Ильялы Ташаузской области имярек звонит в столицу. И при наборе номера, видимо, случайно ошибается в наборе номера.

- Курбан, салам!

- Это не Курбан.

Звонивший переходит на русский язык:

- Тогда Курбана пригласите!

- Такой здесь не живет!

- Это 2-34-48?!

- Увы, 2-34-49. Перезвоните, пожалуйста!

- Постойте! Зачем перезванивать?! Разница ведь всего на одну цифру! Постучите в стенку, пусть брат возьмет трубку!


Картинка 8. Мой твоя не понимай

(1990 год; г. Ашхабад, ТССР)

Очередное заседание в ЦК КПТ (их в последнее время – несметное количество). Главный в очередной раз редактор посылает на него меня, своего заместителя. И я знаю, почему.

Ему, белорусу, как и мне, тоже не владеющему туркменским, невыносимо часами просиживать в зале, где ни слова не звучит по-русски.


Картинка 9. Купим маме сигареты

(1991 год; г. Новый Уренгой, Ямало-Ненецкий национальный округ, Тюменская обл., РСФСР)

Из гастронома выходит молодой мужчина с ребенком лет пяти-шести. В одной руке – пакет, судя по всему, с продуктами, в другой – бутылка дефицитного здесь пива. Отходят в сторонку. Отец, ловким движением срывая крышечку, к малыше:

- Ты погуляй, пока папа выпьет!

- А потом?

- Потом – вернемся назад в магазан.

- Зачем?

- Купим маме сигареты. Я забыл…


Картинка 10. Наивность русских Иванов и Иванн

(1991 год; г. Екатеринбург, РСФСР)

Очередь за хлебом. Несколько человек активно обсуждает будущее, связанное с получением ваучеров.

– Представляете, две «Волги» стоит каждый из них! – захлебывалась от восторга дама. – А не хочешь продавать, пожалуйста, открывай собственную парикмахерскую или булочную.

В разговоры с незнакомыми людьми я, как правило, не вмешиваюсь. Не отступил от этого правила и ныне. Однако мысленно представлял себе двести миллионов булочных или парикмахерских (по числу населения РФ) и мысленно… хохотал до слез.

Доколе вы, русские Иваны, пардон, Иванны, будете настолько наивны?!




MyBook - читай и слушай по одной подписке