10 шпилек властям (fb2)


Настройки текста:




10 ШПИЛЕК ВЛАСТЯМ-1


Шпилька 1. Махновец в КГУ

(1974 год; г. Киев, УССР)

Хотя я и стал заочником по принуждению, связи с курсом не теряю. А там снова – нешуточное дело. Мой уже упоминавшийся в этих записках товарищ Анатолий Згерский написал курсовую о батьке Махно. Причем не с позиций официального безоговорочного осуждения.

Что тут началось!

Ситуация выглядела крайне интересно. С одной стороны, парня – студента т. н. партийного факультета – надо безоговорочно исключать. С другой, кому-то ведь за «идеологический недосмотр» нужно отвечать.

И первым делом Анатолию предложили курсовую …тихонечко забрать и написать новую.

Тот – ни в какую.

К декану приглашают его жену Аллу Ярошинскую – тоже нашу однокурсницу. Повлиять на мужа ей не удается или она не хочет. И «махновца» исключают (какого уже по счету с нашего «ненормального» курса!)

Мужеством товарища я, безусловно, восхищаюсь. Но считаю его зряшным. Все-таки нужно было на эту тему работы не писать. Ведь никому ничего Анатолий не доказал, а получение высшего образования теперь - весьма проблематично.

Не лучше ли было бы диплом все-таки получить, а уж тогда высказывать собственную точку зрения?

Впрочем, со стороны судить легче. Я же почему-то в свое время тоже «спорол горячку». Так что – не судите - да не судимы будете!


Шпилька 2. Молотками сыт не будешь

(1978 год; г. Красноводск, ТССР)

Заглянул в обком КПТ, где с недавних пор трудился бывший завотделом промышленности областной газеты «Знамя труда» Степан Черный, принявший горячее участие в нашей с женой судьбе на чужбине (сам он – львовянин).

Беседовали о том о сем. Под конец трепа зашел инструктор этого же отдела Владимир П. Контачил я с ним не раз – мужик вроде нормальный.

Разговор благодаря ему повернул в серьезную колею: о перевыполнении производственных заданий. Вошедший вовсю подобные «коллективные телодвижения» приветствовал, мой знакомый – деликатно молчал, вставляя мало что значащие реплики (ведь за «вольнодумство» можно вылететь и из партии, а не только с работы). Так что противоположную точку зрения пришлось отстаивать мне, к чему я, в таких вопросах вечно шагая не в ногу, был, как пионер, всегда готов.

Какой прок из того, убеждал оппонента, что некое предприятие выпустит тысячу сверхплановых рулевых тяг, а другое – две тысячи тормозных колодок, если автомобильный завод работает на пределе и сверх задания ничего произвести не может? Более того, даже если у него есть резервы, из самих тяг да колодок автомобиль не соберешь!

По любому комплектующие будут пылиться на складе. Так есть ли смысл надрывать силы, упираться рогом, тратить деньги на премии и материал на переходящие Красные знамена и вымпелы?!

Полный бред получается в таком случае и с социалистическим соревнованием, исповедующем один-единственный принцип: произвести больше и быстрее. Если уж и соревноваться, то по другим параметрам: произвести в означенный срок и отличного качества.

Увы, хоть в чем-то переубедить инструктора не удалось (о моем товарище – отдельный разговор: он, недавний журналист, все прекрасно понимает). Так как же догоним и перегоним Запад, если люди столь высокого управляющего звена не понимают столь элементарных вещей?

Так и будем гнать сверхплановые гвозди, не имея ни одного молотка?!


Шпилька 3. Гетто для малолеток

(1983 год; г. Ашхабад, ТССР)

Трудно себе представить, в каких колоссальных масштабах СССР использует детский труд. Сравниться с нами может разве что Колумбия или Гаити. Вы удивлены? Обескуражены? Не верите? Не торопитесь.

Нет, в европейской части страны подобного не увидишь. А вот Средняя Азия – это социалистическое гетто для детей. Процентов семьдесят хлопка собирается именно их руками. Говорю это со знанием дела, ибо сам занимался подсчетами. Сделать их, кстати, было совсем не сложно.


Шпилька 4. Партийные коктейли Гусака

(1986 год; г. Ашхабад, ТССР)

К Новому году каждого инструктора обкома КПТ, где я после окончания ВПШ тружусь заместителем заведующего отделом пропаганды и агитации, «осчастливили» (за деньги, естественно) бутылкой чешского пива, замзавотделами – двумя, заведующих отделами – четырьмя. По слухам, секретарям досталось по 10.

Все это противно, мерзко. Особенно новичкам, к коим в нашем отделе принадлежит, кроме меня, инструктор Бахрам Полатов. Надо же, в здании, олицетворяющем равенство, братство, справедливость и т. д., – такая дикость.

Какое, к черту равенство и справедливость, если между собой столь идиотская кастовость?!

Решили (нас с Бахрамом поддержал инструктор Чеботарев): больше в буфет – ни ногой. Так, практически не начавшись, закончилось мое спецпитание.

Правда, «коктейлем Гусака» – грешны! – машину первого секретаря из засады не забросали. Его в конце рабочего дня распили – увы, без рыбы.


Шпилька 5. Молоко для номенклатуры

(1987 год; г. Ашхабад, ТССР)

Уже упоминаемый инструктор Владимир Чеботарев, придя на работу в обком КПТ, с возмущением рассказывал, что возле дома по утрам начали продавать молоко …для номенклатуры.

Подошла какая-то женщина и просила отпустить и ей «чиновничьего продукта», поскольку у нее болен ребенок.

Представьте себе, не дали!


Шпилька 6. Наша цель – одобрямс?

(1989 год; г. Безмеин, Ашхабадская обл., ТССР)

На одном из «Круглых столов» с участием оппозиции из уст представителя последней прозвучало очень дельное предложение.

На центральной площади у здания горкома КПТ и горисполкома лозунг «Наша цель – коммунизм» заменить стендом с цифрами городского бюджета и статьями их расходования. Что, по мнению выступающего, будет намного полезнее для рядовых граждан.

Добавлю: а рядом размещать – ежемесячно обновляя – данные выполнения бюджета, особенно его расходной части, чтобы люди видели, на улучшение ли народного благосостояния уходят денежки.

Увы, ничего подобного, несмотря на партийный «одобрямс», не появилось.


Шпилька 7. Прощаю свои долги

(1989 год; г. Ашхабад, ТССР)

Сегодня (15.09) опубликовано официальное сообщение о погашении облигаций займа 1950 года. Преподносится все, как беспокойство о благосостоянии советских людей.

Демагогия высшей пробы!

Какое беспокойство? О чем речь?! Вы взяли в ДОЛГ, а теперь его возвращаете. Обычно в таких ситуациях благодарят кредитора, а не наоборот.

И, второе, за тридцать прошедших лет курс рубля значительно упал. Так что по логике заем нужно проиндексировать, чего не произошло.

Короче говоря, одолжили у моей матери 100 руб., вернули 75 руб., да еще и требуют, чтобы она рассыпалась в благодарностях.


Шпилька 8. Ветер перемен дует мимо

(1990 год; г. Ашхабад, ТССР)

В столовой ЦК КПТ, где иногда приходится обедать, столкнулся с ужасающей нелепицей. Оказывается, здесь даже столы расставлены …по ранжиру.

Левый ряд – для замзавотделами и инспекторов (заведующим официантки доставляют заказанное прямо в кабинеты), а правый – для инструкторов, гостей вроде меня и технического персонала. Последние, если в «их ряду» свободных мест нет, а «вышестоящий» – пустует, носа туда не суют. Ждут, когда освободится стул за одним из «их» столов.

Бред, а стал неписаным правилом.

И ветер перемен дует мимо!


Шпилька 9. Радикалы сорвались с цепи

(1991 год; г. Ашхабад, ТССР)

Судьбу инородцев в Туркмении сильно осложняет принятие сессией Верховного Совета Закона «О государственном языке». Граждане титульной нации, десятилетиями стремившиеся отдать своих детей непременно в школы с русским языком обучения (а уровень преподавания, без малейшего преувеличения, там был на порядок выше), как с цепи сорвались. Вдруг моментально забыли «великий и могучий». Вывески, объявления и т. д. едва не на следующий день начали писать на государственном. На улицах перестали отвечать на вопросы, прозвучавшие на русском, словно это марсианский, и они его никогда не слышали.

Вот характерный примерный пример бытового национализма. В буфете Издательства ЦК КПТ не первый год работает немолодая славянка. Позавчера к ней подошла сотрудница журнала «Токмак» (аналог украинского «Перца») и сделала заказ на туркменском языке, которого буфетчица не знала. Ее это озадачило: ведь столько лет мило общались на русском. Что она и выразила вслух.

Последующие события свидетели (несмотря на то, что все они, как один, журналисты) рисуют по-разному. Не стану защищать и я ни одну из сторон. Лишь констатирую факт: «разговор» раскрепощенная женщина Востока закончила увесистой оплеухой.

К слову, Закон «О государственном языке» не предусматривает его знания инородцами уже сегодня или завтра. Для изучения туркменского отводится несколько лет. Увы, «национал-демократам» не терпится.

Случайно ли?

Размышляя над написанным, понимаю, что у наиболее «продвинутых» радикалов вертится на языке «убийственный» вопрос: а что же это мы, сякие-растакие, за много лет не удосужились хотя бы в минимальном объеме овладеть языком народа, бок о бок с которым живем? В конце концов, даже царские чиновники – в большинстве своем – на наречиях разношерстных племен худо-бедно изъяснялись.

Что сказать, исходя из собственного опыта? Никто спорить не станет: ты столько раз человек, сколько языков знаешь. Но где у нас в стране, в какой школе или вузе изучали языки народов, населяющих СССР? К тому же, у нас, попавших в ту же Туркмению, в отличие от «царских сатрапов», не было ПРАКТИЧЕСКОЙ необходимости в знании местного языка. Все, включая аборигенов, прекрасно обходились русским. Даже в кругу семьи (у нас много друзей среди туркмен).

Вот и получалось, что мы, приезжие, с момента прибытия вращались в родной языковой среде. И никто, – включая туркмен! – дискомфорта от этого, судя по всему, не испытывал. (Уточню: разговор идет лишь об интеллигенции и городах). Безусловно, при сильном желании туркменский можно было выучить – как латинский, для общего развития. Однако признаюсь, подобное мало кому приходило в голову.

И потом, когда меня после окончания Киевского университета им. Т. Г. Шевченко пригласили на работу в Красноводск, никто ведь никаких условий относительно знания языка не выдвигал. Так каковы теперь ко мне (и мне подобным) претензии? Да, я несознательный, да, я недостаточно уважаю туркмен (хотя это неправда!), но какое отношение это имеет к моей профессиональной деятельности?

И еще о языке – больно уж тема «горячая». В духе проходящих реформ республиканская организация общества «Знание», которую возглавляет, к слову, хороший друг нашей семьи, организовала ПЛАТНЫЕ курсы для желающих овладеть туркменским языком. С одной стороны, хорошо. Людям дают возможность не покидать республику, а, овладев государственным, остаться в ней.

Но, с другой, на мой взгляд, в инициативе присутствует факт дискриминации – уже инородцев. Кто может объяснить мне, почему туркмены в школах, техникумах, вузах продолжают изучение русского языка на бесплатной основе, а нам за туркменский нужно раскошеливаться? Увы, даже коллеги из числа коренных, когда слышат мое возмущение, смотрят, как на не вполне нормального.


Шпилька 10. КПСС подготовила своих могильщиков

(1991 год; г. Ашхабад, ТССР)

Узнал бы Плеханов, кого напринимали в КПСС, в гробу бы, несчастный, перевернулся! А Ленин от стыда наверняка бы сбежал из мавзолея. Только два факта, однако, они очень точно отображают ситуацию.

В Марыйской области секретарь одной из первичных парторганизаций раздумал «быть в авангарде» на том основании, что ему не выделили «Жигули».

Первый секретарь Челекенского горкома КПТ Мамедов подал заявление о выходе из рядов КПСС. Причем «играть в политику», изображать новоиспеченного диссидента не стал – написал, как есть: «В связи с тем, что не повысили в должности».

Что сказать? Мы пожинаем то, что сеяли в течение многих десятилетий. Величайшей глупостью

было увязывать продвижение по службе с членством в партии. Какое отношение одно имеет к другому? Никакого!

Если бы подобного не существовало, в КПСС шли бы лишь те, кому действительно дороги ее идеалы. А так вынуждены были вступать сотни тысяч тех, кто в противном случае не мог сделать карьеру, да и просто заниматься любимым делом.

Иными словами, коммунистическая партия сама подготовила своих могильщиков. И неча пенять на кривое зеркало буржуазной пропаганды!