10 стоп-кадров однокурсников (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



10 СТОП-КАДРОВ ОДНОКУРСНИКОВ


Стоп-кадр 1. «Бери в рот»

В бытность мою главным редактором «Комсомольской правды» в Украине» как-то позвонили из бюро пропусков: ко мне просится гражданка Татьяна Богомаз.

- Пропустите, - сказал я, воскресив в памяти стройную и всегда обильно наштукатуренную однокурсницу, с которой не виделся без малого четверть века.

Распахиваются двери и на пороге – да, это она! Но если бы не звонок, право бы не узнал! Седые спутанные космы, порывистые движения, странный взгляд. Говорит, что направил ко мне Николай Хриенко: мол, я могу запросто опубликовать ее некий опус. И достает из сумки ворох бумаг, из которых пытается вслух что-то вычитать. Все это и дальнейшая беседа натолкнули меня на мысль о не случайности неадеквата (так и оказалось).

А тут как раз повариха принесла в редакцию обед. Зная, что у нее всегда имеется пара резервных порций, просил в кабинет две. Предложил кашу с гречкой однокурснице. Я быстренько тарелку подчистил и собрался ее отнести.

Глянул на Татьяну:

- Если ты уже, то я и твою отнесу!

- Да, неси!

Беру и, если честно, удивляюсь: съедены только две котлеты, а рассыпчатая каша – даже не тронута.

И тут я вспомнил любимую студенческую фразу Татьяны:

- Не бери дурного в голову, а бери в рот!

Только теперь дошло, что она наверняка имела в виду не то, что мы думали а любимые котлеты.


Стоп-кадр 2. «Там какашки!»

Леся П. после окончания учебы осталась в Киеве, где через энное количество лет получила квартиру.

Я – сразу же уехал в Туркмению, не миновал Узбекистана, работал на Крайнем Севере, Урале, на Донбассе. Вернувшись спустя два десятилетия в столицу Украину, купил квартиру. И что же? Совпадение совпадений! Живу через дом от Леси (приобретая жилье, об этом даже не подозревал)!

Спустя некоторое время приглашаю однокурсницу с мужем обмыть встречу. А так как обитаем рядом с лесопарковой зоной «Виноградарь», решаю, что лучшего места не найти. О чем и сообщаю. На что слышу:

- Что ты?! Там ведь какашки!


Стоп-кадр 3. «Ищу себя»

Уже имея за плечами полвека, Тамара Л. предпринимает попытку устроиться на работу в пресс-службу Киевской городской государственной администрации. Обязательное собеседование. Один из членов комиссии, заглядывая в «Листок по учету кадров» претендентки, интересуется:

- А почему Вы только за последние годы сменили столько мест работы?

Звучит фраза:

- Ищу себя!


Стоп-кадр 4. «Клюканье – не отдых»

Очередная встреча с Виталием Д. На природе. С неизменной поллитровкой, пивом, хлебом и изрядным куском буженины. Разговор заходит о творчестве. На правах давнего знакомца начинаю корить собеседника: мол, он много внимания уделяет общению с друзьями, тогда как мог бы больше писать.

- Понимаю, - изрекаю едва не менторским тоном, - отдыхать приятнее, чем работать! Однако нужно выбрать что-то одно.

- А кто тебе сказал, что я много отдыхаю? Пить, уважаемый, - это не отдых, а работа! Причем столь тяжелая, что впору за вредность получать бесплатное молоко.


Стоп-кадр 5. «Не обменялись и словом»

Этот эпизод мне рассказал ныне уже, к сожалению, покойный Владимир Слизкоух. Конец 80-х прошлого века. Будучи многолетним сотрудником столичной «Рабочей газеты», он получает командировку во Львов. В обеденный перерыв спускается в столовую обкома партии (издание принадлежало ЦК КПУ, что обеспечивало доступ к закрытой харчевне).

- Беру поднос, становлюсь в очередь, - рассказывал Владимир. – Всматриваюсь в меню: что взять? И вдруг слышу вроде знакомый голос. Поднимаю голову: так и есть, впереди с друзьями - Юрий Е. (тоже наш однокурсник – Н.С.) И сразу же наши взгляды встречаются. Киваю, здороваясь. А он смотрит и в упор не хочет меня видеть! Я сразу все понял: Юра – член Конгресса украинских националистов, а я – журналист, представляющий п а р т и й н у ю газету. Общением со мной можно себя и скомпрометировать.

Навязываться не стал. Так и пообедали, сидя, едва не касаясь локтями друг друга, но так и не обменялись и словом.


Стоп-кадр 6. «Ничего не нужно»

Анатолий Згерский еще со студенческих лет (см. «???») – человек непредсказуемый. Остался таким и до старости.

Беседуем о житье-бытье. Он, как и я, покинул службу и перебивается случайными заработками. Разница лишь в том, что у меня они – солидны и постоянны, а у него – мизерные, да и те – от случая к случаю. К тому же, я держу в голове идею о краткосрочном трудоустройстве перед выходом на пенсию. Делюсь этой мыслью и советую задуматься о будущем и ему. На что слышу:

- Мне от этого государства ничего не нужно – даже пенсии!


Стоп-кадр 7. «Сдеру даже гривенник»

Жизнь распорядилась так, что после возвращения в Украину мне пришлось полтора месяца поработать вместе с Леонидом С. в одной общественной структуре. И он, хватая папку с бумагами, то и дело срывался с места: на суд с его участием.

Я как-то спросил:

- Что в итоге, если выиграешь, будешь иметь в финансовом плане.

И услышал фразу …о червонце в месяц.

- Стоит ли эта сумма тех усилий и здоровья, которые ты тратишь на тяжбу? Ведь может случиться потом она не покроет затрат на лекарства (к слову, в дальнейшем Леонида свалили инсульт).

- Это никакой роли не играет. Я с этого государства, если есть возможность, даже гривенник сдеру, не считаясь с затратами времени


Стоп-кадр 8. «Хрусты меня не любят»

Все по той же теории случайностей нашим с женой соседом по «Виноградарю» стал еще и Антон Щ. Так что пути наши – нет-нет! – пересекаются. Кстати, судьба однокурснику выпала нелегкая. Развод с женой, ее смерть, две дочери на руках. Да и в профессиональном смысле повезло не ахти: годами протирал кресло в газете «Говорить і показує Україна» - издании, сами понимаете, даже не второй сотни.

Не удивительно, что, когда народ сбрасывался, его карман редко радовал общество хоть какой-то наличностью. Чтобы не чувствовать себя должным, Антон обычно, сетуя привычно «Что меня так хрусты не любят!», отправлялся «отрабатывать трудом» - в гастроном.


Стоп-кадр 9. Не как пишется, а как звучит

Признаюсь сразу: в паспорт к Николаю Ш. не заглядывал. Впрочем, в данном случае важно не как пишется, а как звучит. Так вот, до 1991-го его – сотрудника МВД – по отчеству величали «Ильич». А после – исключительно «Илькович».

Политкорректность, однако!


Стоп-кадр 10. «Самый старший младший лейтенант»

Вернувшись после двадцатилетней «робинзонады» в Киев, естественно начал наводить справки, где и как живут-поживают, добра наживают однокашники. Дошла очередь и до информации о нашем стрекулисте Анатолии Терещенко (см. «??»). Оказалось, что свою судьбу тот неожиданно для многих связал с органами МВД. Там и тянул лямку.

- А знаешь, как его величают сослуживцы?

- Откуда? – отвечаю.

- Самый старый младший лейтенант.

- Он что, до сих пор с одной звездочкой на погоне?

- А то!