10 примеров лоховства (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


10 ПРИМЕРОВ ЛОХОВСТВА


Пример 1. Без капюшона

(1971 год; с. Рогозов, Бориспольский р-н, Киевская обл., УССР)

Студенческий экзамен на колхозном поле. Умудренный некоторым опытом жизни в небольшом райцентре, я к земледельческому руду подготовился основательно, запасшись необходимыми атрибутами обуви и одежды. Поэтому никакого дискомфорта не испытываю – ни от дождей (вместо сырых по утрам надеваю сухие старенькие туфли), ни от снизившейся температуры (напяливаю свитер потеплее). Другие же страдают.

В результате моей душевной доброты однокурсник практически угробил мою новую импортную куртку (см. «Мирек??????»). И это еще не все.

В день возвращения в Киев шел дождь. А у меня было две одежки с капюшонами. В одну, естественно, облачился я, а вторую – ту самую многострадальную куртку – выпросил товарищ Петр Мельниченко. Принести которую на первый день занятий (была мысль спасти ее путем усиленной стирки или, на худой конец, химчистки) он благополучно забыл. Только через несколько дней - и то после напоминаний – я увидел свою вещь. Увы, без капюшона – в те времена редко встречающегося и чрезвычайно практичного, особенно для непогоды, атрибута одежды, ибо зонты для большинства студентов были непозволительной роскошью.

Не знаю, случайно ли Петр его забыл или специально, но у меня не хватило духу напомнить об этом.

Впрочем, и куртку, несмотря на предпринятые героические усилия, спасти не удалось – она годилась только для свинофермы.


Пример 2. По Сеньке шапки

(1993 год; г. Пирятин, Полтавская обл., Украина)

Конец первого после развала СССР отпуска. Завтра – назад, на Урал. В обстановке повального бардака достать билеты на самолет не удалось. Так что добираться будем железной дорогой. Поездом «Харьков – Екатеринбург». До первой столицы Украины едем автобусом.

Собираем чемоданы. На крыльце родительского дома. За углом – стук. Кто-то, пожаловав в гости, прилично хлопнул калиткой.

Минута и перед нами появляется Александр Фоминых – ровесник моих родителей. Когда-то он жил на нашем кутку, да ушел в примаки на другой край города. Оставив дом сыну и дочери (с нею мы были одноклассниками). Визитера я не видел лет двадцать. Чего он вдруг пожаловал?

- Николай, я от своих услышал, что ты живешь в Екатеринбурге. Это так?

- Да!

- И уже собираешься назад?

- Ага!

- У меня к тебе просьба.

- Слушаю.

- У меня там живут двоюродные сестры. И появилась идея передать им подарок.

К разговору подключается моя супруга:

- Вы, извините, но у нас вещей – рук не хватает! Кое-что, наверное, придется даже оставить: не в зубах же тащить.

Гость нисколько не тушуется:

- Да подарки совсем не тяжелые! Можно сказать, пушок.

- Дело даже не в тяжести! – возразила жена. – У нас элементарно рук не хватит.

- Возьмите! – не съезжал с темы гость. – Мы столько лет друг с другом не выделить, и тут – презент.

Был бы я был нормальным человеком, прокомментировал бы тезис словами супруги. Однако я уточнил, продлив тем самым разговор и подав надежду:

- А что за подарок?

- Да нутриевые шапки! Я тут немного занимаюсь скорняжным бизнесом… Сейчас покажу. Они у меня на руле велосипеда: груз ведь нетяжелый.

И шустро, как на его годы, нырнул за угол.

- Коль, - тут же вполголоса обратилась ко мне жена. – Но мы ведь даже свое из-за перегруженности не все берем… Зачем же в этом случае чужое?!! И потом: он может свой презент легко отравить почтой...

- Вот они! – радостно возвестил Александр Непомнюотчество. – Тут – ровно десять шапок.

Супруга, удивленная «презентом», развернулась и ушла в дом. А я …согласился тащить объемный пакет до Екатеринбурга. Из-за чего, кстати, мы вынуждены были оставить в Пирятине еще кое-чего из того, что уже даже уложили.

А «заказчик» не то, что шапку мне или бутылку пива – даже помочь довезти багаж до автобуса не предложил. Сказал «Ага!» и укатил – больше мы его в жизни никогда не видели.

Надо ли говорить, что на этой почве с женой мы поссорились.


Пример 3. Обобранный кабан

(1996 год; г. Киев, Украина)

По жизни я люблю семейный запас. Мы никогда не берем одну или две пачки, банки, бутылки. И даже ящик или упаковку не приобретаем. Мы закупаем сразу чрезвычайно много. Полсотни банок кофе, сотню бутылок подсолнечного масла, водки и столько же – коньяка. Сахар, крупы и макаронные изделия – минимум по полмешка. В «эконоичной», как зомбирует реклама, таре: не полуцентнеровых кулях, а килограммовой фасовке.

Кстати, то же самое касается обуви и одежды, постельных принадлежностей. Но в это раз разговор – о еде.

Меняем очередной город проживания: из Макеевки перебираемся в Киев. Дело затянулось на май и три летних месяца. А потом – полсотни суток на проклейку обоев, хотя бы примитивное распределение мебели по квартире (я буквально день и ночь пропадаю на работе, и основанная тяжесть – на плечах жены). Так что лишь где-то через полгода очередь дошла до узлов, сваленных на веранде.

Среди оных оказался и мешок, набитый пакетами с разными крупами. Мы обрадовались: повезло! Как никак, а экономия средств.

Увы, когда супруга открыла один из пакетов (не помню точно, что это было), как из него вверх рванула туча моли. Проверила остальные. Увы, та же картина! Обидно, да ничего не поделаешь. Короче, оттащили поздним вечером мешок к жерлу мусоропровода и спустили не состоявшиеся каши и прочую лапшу туда. Все, как говорится, чин чинарем!

И только ближе к Новому года, когда в разговоре с братом супруги по случаю рассказал об этом, его супруга буквально вытаращила глаза в недоумении:

- Да вы что! Это же сколько отличного корма для кабана в селе пропало втуне. Из-за вашей …ненаходчивости.


Пример 4. Шеститонная «бочка»

(1998 год; г. Киев, Украина)

Времена, когда я только расписывался за зарплату, а сами деньги шли на погашение взятого кредита под квартиру, закончились. Теперь я, как белый человек, ежемесячно приносил домой аванс и получку. Однако супруга не работала, ухаживая за моей матерью, которую забрали в Киев, а за два «сухих» года трат накопилось – разевай карман шире!

Поэтому очень кстати пришелся телефонный звонок товарища детства Юрия Дмитренко: он-де нашел в Пирятине желающего купить нашу «бочку» (привезенный с Севера двухкомнатный домик со всеми удобствами в виде цистерны размером 9 х 3 х 3 м). Претендент предмет покупки уже смотрел – очень понравился. Хочет переделать жилище в кафе, разместив его на автотрассе Киев – Харьков. Вопрос: сколько мы хотим получить за столь диковинный для Украины товар? Я озвучил цифру – 800 долларов США.

Через пару дней Юрий перезвонил: сторонами достигнуто предварительное согласие. А еще через неделю, отпросившись с работы, поехал совершать сделку. Встретились втроем возле материной усадьбы, во дворе которой вот уже семь лет стояла «бочка». Осмотрели и уже ударили по рукам. Парень сказал, что расширит дверь и, может быть, вырежет еще одно окно. Я возьми и ляпни:

- Только со сваркой осторожно! Утеплитель, находящийся между внешним металлом и внутренней тонколистой фанерой – очень даже может загореться. Так, во всяком случае, я слышал в Новом Уренгое.

Закрыл рот и понял, что лоханулся. Так и оказалось. Покупатель промямлил что-то насчет того, что денег с собой не взял – хотел, мол, еще раз «бочку» осмотреть. И что через Юрия он передаст, чтобы мне не приезжать, оговоренную сумму.

Даже на кофейную гущу глядеть не нужно, чтобы понять: наш семейный бюджет 800 баксами не пополнился. К слову, «бочку» после смерти матери мы подарили моему двоюродному брату Николаю Бондаренко см. «???»), а он, порезав, сдал ее на металлолом.


Пример 5. Так тебе, народ, и надо!

(2000 год; г. Киев, Украина)

Эх, народ, народ! Какой же ты стреляный воробей, если позволил провести себя на такой мякине?! Не понравилось, что коммунисты-правители в аэропортах выходят на посадку через какой-то там специальный выход.

И что же? Ныне не только державные люди, но и бандиты летают персональными самолетами. Купленными на твой, народ, денежки.

Что же ты молчишь?! Наверное, потому, что тебе самому не до аэропортов, самолетов и т. д. Тебе не дают работа, тебя лишают зарплаты, у тебя нет денег на хлеб.

Так тебе и надо!


Пример 6. Проценты - пополам

(2002 год; г. Киев, Украина)

Временно не работаю. Что не может не сказываться на семейном бюджете. Как говорится, на счету каждая копейка.

И тут мне звонит профессиональная креативщица-пиарщица Оксана и выводит на халтуру. Ее хорошая знакомая работает пресс-секретарем у очень богатого человека. Ведущего борьбу с такими же денежными мешками за лакомые, но еще не приватизированные, куски государственной собственности. Предложение: подготовить материал на газетную полосу в выгодном для заказчика «музыки» свете, размещать которой они будут сами.

Сил и нервов пришлось затратить очень много. И, наконец, статья брошена на стол, а гонорар покоится в кармане. Еду домой, чтобы, хорошенько приложившись к бутылке, еще лучше выспаться. Этак до обеда завтрашнего дня. Увы, осуществить задуманное удалось лишь процентов на 65-70. Ибо около шести утра в квартире прозвучала трель дверного звонка. Кого бы в такую рань принесла нелегкая?

Открываю. На пороге (сначала подумал, что снится), стоит …та самая пресс-секретарь. Причем офонарел я уже не столько от того, что визит столь ранний, как от мысли: где она узнала среди ночи мой адрес? Ведь даже вышеупомянутая посредница его не ведать не ведала. Однако на вполне закономерный вопрос гостья лишь обронила:

- Это не так сложно, как кажется!

И, едва переступив порог и извинившись за вторжение, перешла к делу:

- В последний момент, когда материал уже был заверстан, предположительно после звонка дежурного заместителя главного редактора наверх, статью сняли. А она, уж если не сегодня, как планировалось, то максимум завтра, должна выйти. Вы можете нам помочь теперь уже и в этом? Ведь столько лет трудились на руководящих должностях в столичной прессе…

Было уже не до мыслей о постели, поэтому сказал, что пораскину мозгами.

Уже в девять был в одной из газет. Перетолковал с руководством, которое хорошо знал. Суть, по большому счету, была не совсем законной и заключалась в следующем: они ставят материал, заказанной характер которого не сможет доказать даже самый придирчивый налоговик, за что получают нигде и никем не учтенные денежки. Ударили по рукам!

Да, по ходу беседы, мне сказали, что – совершенно законно! – я, как принесший в клюве в редакцию «зернышко», получаю 10 процентов от оговоренной суммы.

Еду к заказчикам. Их прозвучавшие тысячи условных единиц не смущают. Лишь уточняют, что выдадут мне по курсу в национальной валюте. А мне-то что?!

Ближе к вечеру везу «гонорар» в редакцию. Это не известные большинству пачки по 100 купюр в каждой, а своеобразные банковские брикеты в пластмассовой упаковке – по энному количеству привычных для нас упаковок. Так что в целлофановом пакете – целое состояние.

- Ну, что? – спрашивает газетный босс. – Как делим?!

Мне бы, набравшись наглости, сказать:

- Пополам!

Или:

- Один к двум!

Или…

Однако я говорю:

- Все бабки вам, а 10 процентов – делим пополам!


Пример 7. Скумбрия с паштетом

(2003 год; купе поезда «Киев – Днепропетровск»)

Вместе с бывшим военным журналистом Виктором направляемся в общую командировку.

Финансовая ситуация в нашей семье такова, что на ресторан на колесах рассчитывать не приходится. Поэтому с женой загодя приобретаем шмат сала, банку консервы «Скумбрия в масле», банку паштета «Московский» одесской фирмы «ОНИСС» и прочую мелочь, включая, естественно, хлеб.

Киевский пассажирский вокзал. Загружаемся. И по традиции вскоре после того, как позади осталась административная граница столицы, собираемся ужинать. Замечу: попутчик предлагал пройти в ресторан, но я объяснил, что в данный момент подобной роскоши не потяну. Добавив, что супруга мне снарядила скромный рабоче-крестьянский тормозок.

Открываем обе банки, режем сало и хлеб и начинаем трапезу. Да, коллега, коренной одессит, видимо не случайно, увидев желтую этикетку паштете, брезглив обронил:

- Чистой воды замазка!

Как по логике следовало поделить припасы? Само собой, поровну. Но это, если бы вторым был не я. Ибо мне стало вдруг стыдно за то, что приобрел «замазку», и я начал нажимать на нее – действительно, нечто ужасное – пододвинув рыбные консервы коллеге. Дружно – оголодали – мы их и прикончили.

Справившись за день с делами, собрались назад. И зашли в гастроном – купить обратный ужин. Взяли вареной колбаски, твердого сыра.

В поезде все это съели. После чего я должен был лечь и спать. Если бы не был лохом. Ибо я спросил:

- Сколько я тебе должен?

- Половину! – ответил тот, начисто забыв о сале и скумбрии.

Я деньги вынул и рассчитался. С точностью до копейки.


Пример 8. Натура и халтура

(2008 год; г. Киев, Украина)

Я и мой хороший знакомый Канон Гельский организовали в зоне отдыха «Виноградарь» почти студенческий пикничок. А поскольку не виделись множество лет, тот просил принести изданные мною книги:

- И взглянуть интересно, и передачу хочу с тобой сделать (он работал на одном из телеканалов)!

Когда-то мы были не только однокашниками, но и товарищами: вместе тусовались в общежитии и вне его, посещали, и не раз, Пирятин. Так что нам было что перетирать. В общем, посидели, повспоминали, полистали книги, одну из которых я презентовал визави. И, хмельные, разошлись.

Где-то спустя полгода мне понадобилось сделать вставку в уже изданную книгу. При помощи компьютера, принтера и программы «Кварк» изготовил нужные страницы. Соответствующего формата и уже пронумерованные. Дело оставалось за малым (это для незнающих оно кажется невероятно сложным) – профессионально «вшить» их в нужное место. А у Канона было простейшее полиграфическое оборудование. Договорились, что финал операции (расшить, сшить, склеить, обрезать) обеспечит он.

Оговоренный вечер выходного дня. Я, само собой, прихватил пару пузырей водки, гриль-курицу, буженины, маринованных грибочков, селедки и даже хлеба.

Увы, товарищ обрезал книги (три экземпляра) вкривь и вкось. Одна вообще напоминала …параллелепипед. Две других тоже людям показать было стыдно.

Как поступить в такой ситуации? Сказать «Ты мне испортил книги. Если не хочешь делать, так и скажи. А если согласен, то, так и быть, я принесу тебе еще три штуки». Вместо этого с моих губ слетает:

- Сколько я должен за работу?

- Не знаю!

- Как не знаешь?! Ты же вертелся в этом бизнесе.

- Правда, не знаю.

- Не морочь голову!

- Ну, сколько дашь…

Я вытянул две купюры по 50 гривен и протянул их.

- В карман положи, - не стал тот брать деньги в руки и услужливо подставил бок.

…На второй или третий день брат Гельского поинтересовался у меня успехом «книжной баталии». Я рассказал все, как есть. Тот, кажется, не поверил. И как бы невзначай заехал к нам на машине и в ходе дружеского каляканья спросил:

- Если не трудно, покажи книги!

Показал. Комментарий можно не озвучивать.

Не знаю, что он сказал «асу», но тот, позвонив, заявил, что хочет вернуть деньги. Я отказался. Однако визави настаивал. Тогда я предложил:

- В таком случае будем считать их ничьими и пропьем!

Так вскоре и сделали.

Кстати, о телепередаче впоследствии тот никогда больше и не заикнулся.


Пример 9. Плачу больше!

(2012 год; г. Киев, Украина)

Лечусь на дневном стационаре в нашем Подольском районе. Эскулап направляет на сдачу крови – какие-то непростые анализы. Делают из здесь же, только парой этажей выше.

- Они платные, - предупредил врач.

На второй день являюсь в указанное место. И узнаю: чтобы кровь у меня взяли, сначала нужно заплатить. Денежки взимает руководство. В таком-то кабинете.

Нахожу. Толкаю дверь. Закрыта.

Ответ у персонала – известный:

- Скоро будет!

Жду. Между тем, подтягиваются люди. Уже образовалась очередь. А «скоро» - как резина: все растягивается и растягивается.

Наконец мадам является. Судя по кошелкам, посещала супермаркет.

Захожу. Подаю направление. Она начинает заносить что-то в амбарную книгу. После чего говорит:

- С вас 35 гривен!

Любой другой, не отстойный лох, молча вынул бы наличность, заплатил и пошел делать анализы. Я же удивленно сотрясаю воздух:

- Всего?

- Что «всего»? – не врубается только что вернувшаяся с жары-ада заведующая.

- Что всего 35 гривен!

Во взгляде чиновницы от медицины сквозит удивление. И она снова подает голос:

- А вы из нашего района?

- Ну, да!

- А ваш участковый терапевт принимает здесь или в поликлинике номер два?

- Номер два, - рапортую.

- Так бы сразу и сказали! В этом случае с вас 75 гривен.


Пример 10. Внутриквартирная разводка

(2012 год; г. Киев, Украина)

Мало того, что по самое не могу затопило квартиру (сутки сидели без электричества), так вырубился еще и городской телефон. Он-то, честно говоря, не очень-то и нужен. Однако – непорядок!

Звоню в бюро ремонта своей подстанции (она у нас еще аналоговая). И не верю своим ушам:

- Назовите адрес, и мастер будет у вас в течение часа!

Называю и путано – где это видано? – благодарю.

- Предупреждаю: услуги у нас делятся на две категории – платные и бесплатные.

- И какие к какой графе относятся?

- Если причина вне квартиры – бесплатные. Если внутри – ремонт оплачивается.

- И какая сумма?

- 56 гривен 48 копеек!

- Хорошо! Жду спеца...

А сам себе прикидываю: вряд ли придется платить. Если что и случилось, то – вне квартиры. Следствие, так сказать, затопления.

Примерно в указанное время (короли отдыхают!) – звонок в дверь. Распахиваю. Передо мной - пышущий здоровьем краснощекий молодец.

Пытаюсь в «первых строках своего письма» объяснить, почему прибегнул к услугам бюро ремонта. Где там! И ухом не ведет! Танком прется в квартиру.

Брякает несколько раз рубкой и неожиданно резюмирует:

- У вас старая проводка. Давайте ее заменю – не всею, а пару метров. И поглядим!

В таких случаях я всегда полагаюсь на специалиста своего дела:

- Делайте, что считаете нужным!

Малый резво отрезает провод по высоте входной двери и заменяет его …точно таким. Потом набирает номер мобилке и говорит:

- Это я! Вруби там… Ты, по-моему, когда я уходил, выключила…

Берет трубку квартирного телефона и с добродушной улыбкой протягивает мне:

- Пашет, голубчик!

В свою очередь, «голубчик» же с бюро ремонта не знает, что мой одноклассник Николай Матушевский всю жизнь проработал на Пирятинской ГТС. Где я, само собой, не раз бывал, его проведывая. И, будучи человеком любопытным, интересовался «что да как». Там и видел, как некие металлические штуковины самостоятельно входили в некое подобие раскрытых прищепок.

- Так происходит соединение между абонентами, - пояснил Николай.

Но, оказывается, случается, эти пластины или не входят, или, войдя, в гнезде застревают. И тогда не происходит или соединения, или после разговора разъединения. Приходится «делать» ручкой. И судя по всему, именно так столичные хитрецы поступили в данном случае. После моего звонка девушка осмотрела вышеназванный узел и вместо того, чтобы, щелкнув разок, включить мой телефон, его, наоборот, отрубила. За что мастер по возвращению с нею поделиться заработанным.

Если вы думаете, что все это выложил «краснощекому», то глубоко ошибаетесь. Вместо этого я произнес:

- Сколько я вам должен?

Тут же услышав:

- А сколько вы дадите?

Опять-таки вместо слов «Пенделя под задницу» я, памятую цифру, названную мне на мобилку девушкой из ГТС, говорю:

- Пятьдесят гривен! Хватит?

- Ну, вообще, эта работа стоит 160 гривен. Но я для вас сделаю скидку…

Очень довольный собой (и наверняка - подельницей) мастер убрался восвояси.