10 несбывшихся желаний (fb2)




10 НЕСБЫВШИХСЯ ЖЕЛАНИЙ


Желание 1. Мужественная стрижка

Мне - лет 14-15. Пора, когда зеркало интересно уже не только как предмет для пускания солнечных зайчиков. Когда каждое утро начинаешь с внимательного изучения собственной верхней губы. А заодно и подбородка. На предмет наличия там хотя бы какой-нибудь растительности – долгожданного признака превращения в мужчину.

Не наблюдается даже пушка? Тогда обращаем взор альтернативный вариант. На голове – густо? Еще как! А смотрит чуб куда? Вниз. Значит, следует, подражая взрослым, зачесать их вверх.

Многие мои одногодки так и сделали, важно вышагивая улицей. Увы, мой эксперимент провалился. Как ни заламывал упертые волосы, лежать на темени «задом наперед» они наотрез отказывались. Мучения увидела мать.

- Ты что делаешь?

- Хочу зачесывать свои вихри назад. Как у крестного отца (мой носил челку).

- Не мучайся! Ничего у тебя не получится.

- Почему?

- Потому, что наверх волосы зачесывают те, у кого они – мягкие. А у тебя – проволока.

С аргументами я не согласился: очень уж хотел походить на взрослого! И едва не целую неделю продолжал неравный бой со своей гривой. В частности, на ночь густо смачивал ее водой или, заломив наверх, плотно, будто накладывал на голову жгут, завязывал одолженным у матери платочком. Под конец в ход пошло и подсолнечное масло.

Все напрасно! Моя «проволока» так и не пожелала скататься в моток, лишив меня всяких надежд на «мужественную» прическу.


Желание 2. Пой, гитара!

С малых лет я жутко хотел уметь играть на каком-нибудь музыкальном инструменте, особенно - на гитаре. Однако в музыкальную школу меня не отдали. Более того, даже не пытались. Во-первых, учеба в этом заведении считалась прихотью исключительно местной элиты. Во-вторых, думаю, подобная мысль в голову родителям даже не приходила. Музылка в их понятии была, как местный университет.

И хорошо, что не отдали. Точнее, не повели на приемную комиссию. Ибо им все равно отказали. И не потому, что не «элита», а по причине полного у меня отсутствия слуха. Такая вот шероховатость: уши есть, а слуха – нет. Что очень быстро выяснилось на уроках школьного пения. Это, однако, желание мое не убило. Я поочередно пытался самостоятельно научиться играть на теноре, баяне и вожделенной гитаре. Не получилось…

И всем же однажды я покорил …игрой на гитаре. Пусть всего одного человека, но покорил. Расскажу.

1968-й Новый год встречал вместе с друзьями Николаем Божко и Петром Халеевым на квартире у последнего – его родители уехали к родственникам. Ну и, конечно же, подумали о девушках: какой без них праздник? Благо и напрягаться сильно не пришлось: подружка Петра пообещали прийти не сама, а привести нам с Николаем компаньонок.

Закупили вина, водки, закусок, достали гитару (Петр немного играл). Ну, и стали ждать. Увы, пришла только знакомая хозяина хаты. Так что пришлось нам с Николаем общаться с поллитровками. Надо сказать, что «с горя» мы это делали весьма и весьма активно. Но не до такой степени, чтобы в определенный момент не понять, что пару нужно хотя бы на некоторое время оставить наедине. Деликатно удаляемся в отдаленную комнату.

Друг разваливается на кровати, а я беру в руки находящуюся тут гитару. И начинаю… играть, чего никогда не делал. А потом еще и петь песни на стихи Есенина. Вошел в такой раж, что едва не рвал струны и собственные жилы. Мне казалось, что получается настолько классно, что словами не передать. И вдруг я слышу какие-то непонятные всхлипывания. Разув глаза, увидел: это в два ручья плачет Николай Б. И, опережая меня, сквозь рыдания произносит:

– Когда ты так научился играть на гитаре?

И тут я поверил, что у меня действительно все получилось.

Снизошло наитие?

Или оставил рассудок?!


Желание 3. Бездна, звезд полна

Если я не был самым активным читателем школьной и районной библиотек, то в тройку «призеров» входил гарантированно. А вот по части научно-популярной и фантастичной литературы – тут, безусловно, пальму первенства я не уступал никому. Думаю, не только в Пирятине.

И дело не только в увлеченности, а еще и в том, что я буквально бредил Космосом (и поныне мой бог - наука). Чтобы лично покорять Вселенную. Однако знал: сему – не бывать. По той простой причине, что у меня – врожденный сложный астигматизм левого глаза.

О платных полетах (как и о реставрации капитализма в СССР) тогда никто и подумать не мог. Значит, похороны мечты?!

Нет! В душе я не переставал лелеять надежду: «Вот возникнет необходимость в добровольцах, согласных отправиться на неизвестную планету с условием, что они смогут лишь передать данные об увиденном, а вернуться – нет, и никто не согласится. Это - мой звездный час, ибо я скажу «да».

Увы, бездна, звезд полна, передо мной так воочию и не открылась. По-прежнему я ищу до боли знакомые очертания Плеяд или Кассиопеи из окна своей квартиры и вижу их через подзорную трубу сквозь толщу земной атмосферы, бесцеремонно подсвеченную сиянием городских