10 дневниковых записей (fb2)




102 ДНЕВНИКОВЫХ ЗАПИСЕЙ-2


Запись 1. Подлейшие изобретения

(1991-1993 годы; г. Новый Уренгой, Ханты-Мансийский национальный округ, Тюменская обл., РСФСР; г. Екатеринбург, РФ)

Жизнь сама по себе – ни благо, ни зло. Она – некий сосуд, наполнить который суждено каждому. Каким будет содержимое – вот краеугольный камень, который определяет личность.

Что греха таить, сложные времена не только рождают сильных духом, но и плодят безвольных. Оглянемся вокруг: сколько здоровенных мужиков опустили руки в то время, когда их жены мотаются в Турцию или Польшу, стоят у лотков, спасая семьи. Сколько брюзжания типа «Если бы да кабы» – и ноль инициативы при полнейшем отсутствии ответственности перед близкими.

А ведь крепкое мужское плечо впору подставить не только семьям, но и державе. Да, трудно, да, злость порою берет, однако жить в иное время не дано, и другого государства у нас не будет: его будущее – счастливое или нет – куется сегодня. Что скажут о нас потомки?

Бесполезнее всего уповать на судьбу. Ибо правы французы, заявляющие, что лишь «слабый ищет

случая – сильный его создает». Не жалея ни сил, ни времени, ни себя.

Каждый человек – вселенная. Однако, в отличие от мироздания, он – не вечен. Земное бытие быстротечно. Не случайно древние говорили: смерть – это стрела, пущенная в тебя, а жизнь – короткое мгновение, пока она до тебя долетит. И все мы многое успеем и еще больше сможем, если поймем, что «истинно свободен лишь тот, кто ни на кого не рассчитывает и надеется исключительно на себя».


***

Три кита, взрастившие земную цивилизацию: алфавит, цифры, врожденное любопытство. Этим объясняется ВСЕ.


***

Четыре наиболее подлых изобретений человечества: демократия, глобализация, свобода слова и антисемитизм.


***

В отличие от незаряженного ружья, висящего в первом акте на стене, собака, особенно бойцовской породы, всегда «заряжена» и готова выстрелить. Значит, она – оружие (мне лично все едино, от чего я умру: от пули или клыков). Почему, в таком случае, псину, в отличие от двустволки, может держать каждый – даже хронический пациент психдиспансера?


***

С полной уверенностью можно сказать: могильщик капитализма – пролетариат, могильщик социализма – комсомол.


***

Мы с женой остались не то что у разбитого корыта – у разбитой судьбы. Сбережения сгорели. Нет жилья. Оба - без работы.

Думаю, именно в таких ситуациях люди спиваются или сводят счеты с жизнью. Слава богу, поддержал давний товарищ Рафиг Масимов, позвав нас в Екатеринбург. По приезду зачисли к себе в фирму своими замами.

Поселились в гостинице «Центральная», недалеко от места работы. И что же?

Регулярно раз в неделю из номеров начинают выселять поголовно всех. Предлог? Приезд иностранцев.

Меня предлог здорово бесит: демократия ведь на дворе – все равны. А тут опять дают понять, что ты, как был, так и остался быдлом.

Можете представить мою ярость, когда узнал, что выселяют с единственной целью: чтобы народ шел к директору с «барашком в бумажке». Что, собственно, все и делают.

В итоге происходит переселение из номера в номер за …мзду.

И это обещанные перемены к лучшему?!


***

Новый год. Первый в моей жизни – без СССР. И, наверное, именно этот факт требует хоть какого-то осмысления. Не собираюсь приукрашивать недавнее прошлое или мазать дегтем настоящее, которого еще и не узнал, как следует. Однако скажу откровенно: происходящее ну очень напоминает «Окаянные дни» И. Бунина. Правда, если бы я, паче чаяния, засел за аналогичную книгу, то назвал бы ее «Неприкаянные дни».

Думаю не сильно погрешу против истины, если скажу: руководителям (а все они сплошь и рядом – коммунисты) ныне приходится не намного слаще, чем писателю-барину в 1917 году. С одним, не стану скрывать, кардинальным отличием: их домов не поджигают и у стенки без суда и следствия не расстреливают.

В моральном же плане – один к одному. Разве что знак поменялся – с «плюса» на «минус».

Или наоборот? Ныне сам черт не разберет, кто левый, а кто правый. Совсем, как в доме Облонских – все смешалось.


***

Наша фирма пригнала в Иркутск восемь вагонов отборных яблок из Азербайджана. Разгружали их… старшие офицеры (в основном - майоры и подполковники). Естественно, в гражданке.

Разговорились. Оказалось, что некоторые из них в это время должны быть на боевом дежурстве. Но командир отпустил, дав приказ оставшимся контролировать по несколько локаторов.

– А что делать? – ответил на мой недоуменный взгляд один из офицеров-грузчиков. – Семьи кормить-то надо! Вот и выкручиваемся, как можем. За то, что отпускает, отстегиваем и командиру. И ничего зазорного в этом не видим. Он-то не может в свои года и при своем звании вагоны разгружать.

Да, при таком раскладе вряд ли в обозримом будущем россияне смогут спеть что-то вроде «Наша армия всех сильней».


***

Невеста в белом – облачко. А жених – наивный