10 простительных уловок (fb2)




10 ПРОСТИТЕЛЬНЫХ УЛОВОК


Уловка 1. Вагон стеклотары

(1967 год; г. Пирятин, Полтавская обл., УССР)

Кино, танцы, кафе «Ветерок» - карманных денег, выдаваемых родителями, на все не хватает. Поэтому с Виталием Филоненко и Анатолием Костенко начали подрабатывать разгрузкой вагонов на железнодорожной станции «Пирятин».

Постепенно не только втянулись, но и стали в некотором роде спецами. Например, отчетливо секли: лучше всего браться за ракушечник, лес или, в крайнем случае, щебенку. Хуже всего – цемент россыпью: тут никакие респираторы не помогают – отхаркиваться почти бетоном придется не одну неделю.

В этот раз по дороге встретили Александра Возного, тут же изъявившего желание «зашибить деньгу».

Работа на станции была одна – загрузить вагон стеклотарой (пол-литровыми бутылками). Такой мы никогда не выполняли, поэтому тонкостями не владели. Показалось, что задание – игрушка: бутылки ведь – не брикеты ракушечника, а так – соломинки.

Договорились, что за все про все нам платят 32 рубля (по 8 рублей на брата), чему мы жутко обрадовались: закидаем за пару часов ящики - и на речку купаться.

Увы, легко только сказка сказывается. Ибо когда мы забрались в вагон и приготовились принимать ящики со стеклотарой, к двери подрулил автопогрузчик с …ковшом, наполненным бутылочной россыпью. Ни малейшего намека на какие-либо ящики!

Появился и работодатель. Чтобы показать, что тару нужно укладывать рядами почти под потолок – ряд горлышками внутрь, ряд – наружу: так устойчивее.

Начали «подрабатывать». О, если бы вы только представить могли, сколько крохотных полулитровых бутылок может вместить обычный крытый грузовой вагон! Какой там пляж?!

Стрелка часов приближалась уже к цифре «5», а наполнению ведра маковыми зернышками не было видно конца. В очередной раз сели передохнуть и завели разговор о том, как глупо продешевили:

- Но он же нас не предупредил, что грузить бутылки придется поштучно! Поэтому имеем полное право требовать пересмотра первоначальной договоренности.

На том и остановились. А, предвидя жесткий отказ, приготовили работодателю «сюрприз».

Первый раунд переговоров закончился ничем: идти на уступки хозяин положения не собирался, небезосновательно утверждая, что договор – дороже денег. Изначально не разобрались что к чему? Так это не его вина.

Формально он, безусловно, был прав. Но по сути это следовало классифицировать как издевательство. И я решительно выбросил на стол наш козырь:

- Если вы считаете оплату справедливой, он, - мой палец уперся в грудь примкнувшего к нам дорогой Александра, - позвонит отцу и посмотрим, что из этого выйдет.

- Что вы меня пугаете?! Лучше идите дозагружайте вагон!

- Но его фамилия Возный, - пускаю я в ход нашу уловку.

- Ну и…

Пауза.

После которой переговоры …продолжаются. И нам обещают заплатить не по 8, а по 10 рублей. С чем мы бодро соглашаемся. И уходим грузить поштучно бутылки, закончив только к 24.00.

Почему сработала наша уловка?

По той «простой» причине, что отец Александра уже много лет – первый секретарь Пирятинского райкома партии.


Уловка 2. Йодированный сахар

(1970 год; п. Косулино-1, Белоярский р-н, Свердловская обл., РСФСР)

Снова не нашел общего языка со старшиной Дзядевичем (редкостная сволочь). Грозился доложить комбату. А это значит, опять гауптвахта.

Хвала всем богам, существует медсанчасть и солдатские уловки на все случаи жизни.

Залечь на стационар особого труда не составляет. Для этого нужно, к примеру, взять кусочек сахара-рафинада, накапать на него изрядно йода и примерно за двадцать минут до того, как начнет осматривать врач, проглотить. Повышенная температура – обеспечена.

Другой «рецепт». Три ложки соли на стакан воды плюс достаточная сила воли, чтобы эту невероятную гадость выпить. От величины вашего артериального давления врач просто ошалеет. Потом, уже лежа в санчасти, сию процедуру не возбраняется время от времени повторять. Меланхолически наблюдая, как сходят с ума медики, не понимая, отчего давление у пациента так сумасшедше скачет.

Наиболее отчаянные вытворяют и номера покруче. Так, рядовой Лукашин, задумав лечь на операцию, хорошо изучил симптомы аппендицита. И склонял составить ему компанию, без устали повторяя:

– Главное, когда врач станет нажимать на живот, не стони. Изображай боль, когда будет отпускать...

У меня смелости для подобного трюка не хватило (Лукашину операцию таки сделали, освободив на месяц от службы, чего он, собственно, и добивался). Однако я в этот раз остановился на менее болезненных сахаре с йодом.

С тем же успехом избежав возможных репрессий с боку командира батареи по жалобе старшины.


Уловка 3. Мнимый больной

(1971 год; п. Косулино-1, Белоярский р-н, Свердловская обл., РСФСР)

В гарнизоне кипит подготовка к соревнованиям лучших лыжников округа. Я с этими «особым образом обработанными дощечками», конечно, знаком. Во-первых, на них прошли юные зимы. Во-вторых, в школе на уроках физкультуры