Изумрудная буря (fb2)


Настройки текста:



Майкл Салливан Восход империи Книга четвертая Изумрудная буря

Глава 1 УБИЙЦА

Меррик Мариус вложил стрелу в маленький арбалет и спрятал оружие под плащ. Скрываясь во мраке ночи, он стоял на Центральной площади, а легкие, словно дым, тучки, то и дело наплывавшие на серп месяца, делали темноту и вовсе непроглядной. Сколько он ни присматривался, не заметил ничего, кроме грязных пустынных улиц, застроенных ветхими домами. В этот час город совсем обезлюдел.

«Может, Ратибор и выгребная яма, — подумал он, — но работать здесь легко».

Недавняя победа патриотов была ему только на руку. В отсутствие имперских стражников прекратились регулярные обходы патрулей. В городе не было даже опытного шерифа, поскольку новая градоначальница отказалась нанимать военных, которые следили бы за так называемым законом и порядком. В этом вопросе она полагалась на лавочников, сапожников и молочников. В душе Меррик не одобрял ее выбора, но от неопытной дворянки можно было ожидать подобных ошибок. Впрочем, ему-то как раз не на что жаловаться: он ценил все, что шло ему на пользу.

А вообще действия Аристы Эссендон его восхищали. В Меленгаре правил ее брат, король Алрик, и у незамужней принцессы не было реальной власти. Тогда она приехала в Ратибор, взбунтовала народ, и выжившие простолюдины вручили ей ключи от города, радуясь, что она, чужестранка королевской крови, будет ими править. Гениально! Лучше он бы и сам не мог придумать.

По губам Меррика скользнула легкая улыбка. Он наблюдал за принцессой с улицы. Несмотря на столь поздний час, на втором этаже ратуши все еще горела свеча. За занавеской мелькнул силуэт принцессы, вставшей из-за стола.

«Скоро», — подумал он.

Меррик покрепче обхватил оружие под плащом. Арбалет был всего полтора фута длиной, а дуга еще короче, и его нельзя было назвать мощным. Однако и этого вполне достаточно. Его цель не носит доспехов, да и полагался Меррик отнюдь не на силу стрелы. Зазубренный стальной кончик был покрыт венденской оспой. Не лучший выбор для убийства. Этот яд убивал медленно и даже не вызывал у жертвы паралича. Смерть, разумеется, была неизбежна, но только спустя какое-то время, которое Меррику, привыкшему убивать наповал, казалось неоправданно долгим. Раньше он никогда не использовал этот яд, но недавно узнал об одном важном его свойстве — венденская оспа обладала устойчивостью к магии. Меррик знал из надежных источников, что перед этим ядом бессильны даже самые мощные заклинания. Лучше не придумаешь, если вспомнить, в кого вонзится отравленная стрела.

В кабинете Аристы показался второй силуэт, и она резко села. Меррик решил, что ей сообщили какие-то интересные новости, и как раз собирался перейти через дорогу, чтобы под окном подслушать разговор, как вдруг дверь трактира позади него отворилась. Вышли двое посетителей. Судя по нетвердой походке и громким возгласам, этой ночью они осушили не одну кружку.

— Нестор, а кто это там стоит возле столба? — спросил один из них, указывая в сторону Меррика.

Высокий дородный мужчина, чей нос формой и цветом походил на спелую ягоду клубники, прищурился, вглядываясь в темноту, и шагнул вперед.

— А мне почем знать? — воскликнул второй, худощавый человек со следами пивной пены на усах.

— Что это он там делает в столь поздний час?

— Да откуда же я знаю, болван?

— Ну так спроси его!

Высокий выступил вперед.

— Эй, господин, что вы там делаете? Держите столб, чтоб крыльцо не упало?

Нестор захохотал, согнувшись пополам и упершись руками в колени.

— Жду человека, — серьезным тоном сказал Меррик, — которого за самый глупый вопрос мог бы назначить на пост городского дурака. Поздравляю! Вы победили!

Худой похлопал товарища по плечу.

— Вот видишь? Я тебе всю ночь доказывал, какой я весельчак, а ты ни разу не засмеялся. Теперь у меня будет новая работа… и денег небось побольше, чем у тебя.

— О да, ты умеешь развлекать народ, — заверил его друг, и они, пошатываясь, пошли прочь. — Тебе бы в театре выступать! Для градоначальницы скоро поставят «Заговор против короны». День, когда я увижу тебя на сцене… будет самым веселым.

Упоминание о «Заговоре против короны» подпортило Меррику настроение. Он видел это представление несколько лет назад. Хотя двух изображенных в нем воров звали иначе, он был уверен, что под этими персонажами скрываются Ройс Мельборн и Адриан Блэкуотер. Когда-то Ройс был лучшим другом Меррика, и оба они были наемными убийцами в «Черном алмазе». Их дружбе пришел конец, когда однажды, теплой летней ночью семнадцать лет назад, Ройс убил Нефрит.

Меррик при сем не присутствовал, но много раз представлял себе эту сцену. У Ройса тогда еще не было кинжала с белым лезвием, и он использовал пару изогнутых харолей с черными рукоятями. Меррик хорошо знал, как действует Ройс в таких случаях, и мог представить, как он вонзает одновременно оба кинжала в тело Нефрит. Не имело значения, что Ройса обманом вынудили это сделать и он не знал, кого убивает. Единственное, что имело для Меррика значение, это то, что женщина, которую он любил, мертва и убил ее его лучший друг.

С тех пор прошло почти два десятилетия, но призраки Нефрит и Ройса все еще мучили его. Он не мог думать об одной, не вспоминая второго, но и забыть о них тоже не мог. Любовь и жгучая ненависть навечно переплелись в его душе, и этот крепкий узел невозможно было разрубить.

Шум и громкий разговор, донесшиеся из комнаты Аристы, вернули Меррика к настоящему. Проверив оружие, он перешел на другую сторону улицы.

— Ваше высочество? — воскликнул солдат, входя в кабинет градоначальницы.

Ариста была растрепанная, под глазами залегли темные круги. Она подняла глаза от заваленного бумагами стола и оценивающе посмотрела на вошедшего. Человек в плохо сочетающихся друг с другом доспехах выглядел очень раздраженным.

«Разговор предстоит нелегкий», — подумала она.

— Вы за мной посылали? — спросил вошедший, едва сдерживая негодование.

— Да, Ренквист, — ответила она, почувствовав, как ее охватывает то же раздражение, что было написано на его лице. Последние две ночи она почти не спала, и ей было трудно сосредоточиться. — Я пригласила вас, чтобы…

— Принцесса, вы не должны вот так, ни с того ни с сего, меня вызывать! Я командую армией, моя задача — выиграть войну. У меня нет времени на пустую болтовню!

— Болтовню? Я бы не стала вас вызывать, если бы это не было так важно.

Ренквист недовольно скривился.

— Я хочу, чтобы вы вывели войско из города, — сказала Ариста.

— Что?

— Ничего не поделаешь! От ваших солдат одни неприятности. Я каждый день получаю жалобы на то, что они угрожают купцам и уничтожают чужое добро. Было даже одно обвинение в изнасиловании. Вы должны вывести своих людей из города туда, где сможете за ними приглядывать.

— Мои люди рисковали жизнью, сражаясь против имперцев! Этот паршивый город по меньшей мере обязан предоставить им пищу и приют. А вы хотите, чтобы я вытащил их из постелей и отнял крышу над головой?

— Купцы и фермеры отказываются кормить их просто потому, что не могут себе этого позволить, — объяснила Ариста. — Когда империя завоевала город, она конфисковала все, что смогла. В этом году дожди и война уничтожили большую часть урожая. Город не может прокормить даже своих жителей, не говоря уж о солдатах. Наступила осень, скоро похолодает. Горожане не знают, как пережить зиму. Что же им делать, когда тысяча солдат разоряет их лавки и хозяйства? Мы, безусловно, благодарны вам за помощь при взятии города, но ваше присутствие в нем может уничтожить то, ради чего мы все рисковали жизнью. Вы должны уйти.

— Если я снова выгоню солдат в лагерь со скудной пищей и дырявыми палатками, половина дезертирует. Многие и так уже поговаривают о том, чтобы на время сбора урожая вернуться домой. Не мне вам говорить, что если это войско разбежится, Империя отберет у вас город.

Ариста покачала головой.

— Когда во главе стоял Деган Гонт, армия патриотов много месяцев жила в таких условиях, и это ни у кого не вызывало недовольства. Здесь, в Ратиборе, солдаты слишком распустились. Возможно, вам пора начать поход на Аквесту.

Услышав это, Ренквист напрягся.

— Теперь, когда Гонта взяли в плен, захватить Аквесту станет еще труднее. Мне нужно время, чтобы собрать необходимые сведения, и я жду подкрепления и припасов из Делгоса. Атаковать столицу — это вам не захватить Вернес или Ратибор. Имперцы будут защищать свою императрицу до последней капли крови. Нет. Мы должны оставаться здесь, пока не будем готовы.

— Ждите, если надо, но не здесь, — твердо ответила она.

— А если я откажусь? — Он прищурился.

Ариста отложила в сторону листы пергамента, которые держала в руках, но ничего не сказала.

— Мое войско освободило этот город, — жестко сказал Ренквист. — Вы находитесь у власти только потому, что я это позволяю. Вы не имеете права мне приказывать. Здесь вы не принцесса, а я не ваш крепостной. Я в ответе только перед своими солдатами, а не перед вашим городом и уж точно не перед вами.

Ариста медленно встала.

— Я глава этого города, — сказала она. В ее голосе послышались властные нотки. — Меня избрал народ. Более того, я наместник и исполняю обязанности главы всего Ренидда. Так пожелал народ. Вы и ваше войско находитесь здесь с моего позволения.

— Вы принцесса из Меленгара! Я хотя бы родился в Ренидде.

— Неважно, как вы относитесь ко мне лично, но вы должны уважать мою власть и делать так, как я говорю.

— А если не стану? — холодно спросил он.

Поведение Ренквиста не удивило Аристу. Она знала, что он служил наемником в армии короля Урита, затем в имперском войске, а потом, после падения Килнара, перебежал к повстанцам-патриотам. После исчезновения Гонта Ренквиста назначили главнокомандующим. На такое высокое положение он и рассчитывать не мог. Теперь, осознав, какой властью обладает, он начал заявлять о своих правах. Ариста надеялась увидеть в нем ту же силу духа, какая была присуща Эмери, но Ренквист не был простолюдином с благородным сердцем. Если не начать действовать сейчас, в городе может случиться военный переворот.

— Этот город только что освободился от одного тирана, и я не позволю другому захватить здесь власть. Если вы откажетесь подчиниться мне, я заменю вас на другого командующего.

— И как вы намерены это сделать?

Ариста едва заметно улыбнулась.

— Сами подумайте… Уверена, вы догадаетесь.

Ренквист не отрываясь смотрел на нее. Глаза его округлились, на лице читался страх.

— Да-да, — сказала она. — Все, что вы обо мне слышали, — чистая правда. Теперь выведите войско из города, пока я не захотела вам это доказать. Даю вам день. Разведчики нашли подходящую долину на севере. Предлагаю разбить лагерь там, где река пересекается с дорогой. Это достаточно далеко, чтобы предотвратить дальнейшие неприятности. Двигаясь в северном направлении, ваши люди почувствуют, что приближаются к Аквесте. Это поможет поддержать боевой дух.

— Не надо указывать, как мне командовать своим войском, — огрызнулся он, хотя уже не столь громко и уверенно, как раньше.

— Прошу прошения, — сказала она, склонив голову. — Это всего лишь предложение. Однако вывести войско из города — это приказ. Доброй ночи, сударь.

Ренквист колебался, тяжело дыша и сжав кулаки.

— Я сказала вам, доброй ночи.

Выругавшись себе под нос, он вышел и захлопнул за собой дверь.

Ариста в изнеможении упала на стул.

«Как же все сложно!»

Теперь все от нее чего-то хотели: продовольствия, убежища, заверений, что все будет хорошо. Горожане смотрели на нее с надеждой, ее постоянно окружали люди и чужие беды, но она чувствовала себя страшно одинокой.

Ариста положила голову на стол и закрыла глаза.

«Подремлю несколько минут, — решила она. — Потом встану и буду разбираться с нехваткой зерна и просмотрю жалобы на жестокое обращение с заключенными».

С тех пор, как она стала градоначальницей, сотни вопросов требовали ее внимания, как, например, кто имеет право собирать урожай с полей, принадлежавших павшим в сражении. Еды не хватало, приближались холода, и Ариста понимала, что все эти вопросы требуют быстрого решения. Но дневные заботы хотя бы отвлекали ее от мыслей о собственных потерях. Как и многих в городе, Аристу мучили воспоминания. В битве за Ратибор она не была ранена — боль причиняла память, лицо, являвшееся ей по ночам, и тогда сердце болело так, словно его пронзили мечом. Казалось, эта рана никогда не заживет и всю жизнь будет кровоточить.

Когда она наконец заснула, ее сны наводнили мысли об Эмери, от которых она ограждала себя наяву. Как обычно, он сидел на краю ее кровати, озаренный лунным светом. Когда он, улыбаясь, наклонился к ней, она затаила дыхание в предвкушении поцелуя. Но он вдруг застыл, и в уголке его рта показалась капля крови. В груди его торчала арбалетная стрела. Ариста хотела закричать, но не могла издать ни звука. Сон всегда был одинаковый, но на этот раз Эмери заговорил. «Времени не осталось, — сказал он. Его лицо было очень серьезным и сосредоточенным. — Теперь все зависит от вас».

Она хотела спросить, о чем он говорит, как вдруг…

— Ваше высочество!

Она почувствовала мягкое прикосновение руки к своему плечу.

Открыв глаза, Ариста увидела Оррина Флэтли, городского писаря, который когда-то записывал удары плетью при наказании непокорных на Центральной площади. Флэтли добровольно пожелал исполнять обязанности ее секретаря. Его педантичность и отсутствие каких бы то ни было эмоций поначалу настораживали Аристу, но со временем она поняла, что в четком выполнении своей работы нет ничего плохого. Ее решение оказалось мудрым — писарь проявил себя как верный и прилежный помощник. И все же сейчас ей было немного не по себе от того, что, проснувшись, она первым делом увидела его лишенное всякого выражения лицо.

— В чем дело? — спросила она, вытирая глаза, поскольку уже привыкла просыпаться в слезах.

— К вам пришли. Я объяснил, что вы заняты, но он настаивает. Его очень… — Оррин поежился, — сложно не пустить.

— Кто это?

— Он отказался представиться, но сказал, вы его знаете. Утверждает, что у него очень срочное дело. Он настаивает на том, чтобы немедленно говорить с вами.

— Хорошо. — Ариста сонно кивнула. — Дайте мне минутку, а потом впустите его.

Оррин вышел. Она разгладила складки на платье, чтобы привести себя в более-менее приличный вид. Она так давно жила жизнью простолюдинки, что, похоже, совсем опустилась. Взглянув в зеркало, она спросила себя, куда подевалась принцесса Меленгара и вернется ли она когда-нибудь.

Пока она рассматривала свое отражение, дверь открылась.

— Чем могу помочь?..

В дверях стоял Эсрахаддон, одетый в свою вечную мантию, цвет которой Ариста никак не могла определить. Его руки, как обычно, были скрыты под ее сияющими складками. Борода выросла, волосы тронула седина, отчего он выглядел старше, чем Ариста его помнила. Последний раз она видела волшебника тем утром на берегу реки Нидвальден.

— Что ты здесь делаешь? — ледяным тоном спросила принцесса.

— Я тоже рад вас видеть, ваше высочество.

Впустив волшебника, Оррин оставил двери открытыми. Эсрахаддон бросил на них взгляд, и они захлопнулись.

— Вижу, ты теперь неплохо справляешься без рук, — сказала Ариста.

— Пришлось приспособиться, — ответил он, усаживаясь напротив нее.

— Я не приглашала тебя садиться.

— А я тебя не спрашивал.

Стул Аристы ударился о ее ноги, и она упала на него.

— Как ты это делаешь без рук и не издавая ни звука? — спросила она. Любопытство взяло верх над негодованием.

— Занятия окончены, разве ты не помнишь, как сама заявила это во время нашей последней встречи?

Лицо Аристы вновь окаменело.

— Помню. Я также помню, что ясно дала тебе понять, что никогда больше не желаю тебя видеть.

— Да-да, все это замечательно, но мне нужна твоя помощь, чтобы разыскать наследника.

— Что, ты опять его потерял?

Эсрахаддон пропустил ее слова мимо ушей.

— Чтобы его найти, потребуется простое заклинание.

— Твои игры меня не интересуют! Я занята. Мне нужно управлять городом.

— Мы должны немедленно выполнить заклинание. Это можно сделать прямо здесь и сейчас. Я догадываюсь, где он, но времени мало, и я не могу себе позволить пойти в ложном направлении. Так что расчисти стол, и приступим.

— Я не собираюсь делать ничего подобного.

— Ариста, ты знаешь, что я не могу сделать это один. Мне нужна твоя помощь.

Принцесса сердито посмотрела на него.

— Тебе следовало подумать об этом, прежде чем ты подстроил убийство моего отца. Не приказать ли мне казнить тебя?

— Ты не понимаешь, сколь это важно! На карту поставлены тысячи жизней! Это куда важнее, чем твоя потеря. Важнее, чем потеря сотен королей и тысяч отцов! Ты не единственная, кто пережил страдания. Думаешь, мне нравилось гнить в темнице тысячу лет? Да, я использовал тебя и твоего отца, чтобы бежать. Я сделал это по необходимости — ведь то, что я защищаю, во сто крат важнее жизни одного человека. Ты ведешь себя глупо. У нас мало времени!

— Как же я рада, что могу отказать тебе в помощи, — усмехнулась она. — Я не могу вернуть отца и знаю, что никогда бы не смогла убить тебя, а снова запереть тебя в тюрьме ты не позволишь. Какой величайший дар судьбы — отплатить тебе за то, чего ты меня лишил!

Эсрахаддон вздохнул и покачал головой.

— На самом деле не так уж ты меня и ненавидишь, Ариста. Тебя снедает чувство вины. Ты знаешь, что имела такое же отношение к смерти отца, какое имел я. Но винить надо церковь. Это они подстроили мой побег в расчете, что я приведу их к наследнику. Они заманили тебя в Гутарию, зная, что я непременно этим воспользуюсь.

— Убирайся! — Ариста вскочила на ноги. Лицо ее покраснело от гнева. — Оррин! Стража!

Писарь попытался открыть дверь, и на мгновение ему это даже удалось, но брошенный Эсрахаддоном взгляд снова захлопнул ее.

— Ваше высочество, я приведу помощь, — сказал из-за двери Оррин.

— Ариста, ты не должна винить себя.

— Убирайся! — закричала она. По взмаху ее руки дверь в кабинет раскрылась, едва не слетев с петель.

Эсрахаддон встал и зашагал к двери.

— Пойми наконец — ни ты, ни я не убивали твоего отца!

Ариста захлопнула за ним дверь и села на пол, прислонившись к ней спиной. Ей хотелось кричать: «Я ни в чем не виновата!» — хотя она знала, что это ложь. Все годы, прошедшие со смерти ее отца, она пряталась от правды, но больше не могла этого делать. Трудно было признаться самой себе, что Эсрахаддон прав.

Эсрахаддон вышел на темную Центральную площадь Ратибора, оглянулся и вздохнул. Он искренне любил Аристу и очень сожалел, что не может раскрыть ей все тайны. Слишком велик был риск. Хотя он давно освободился из тюрьмы Гутария, он боялся, что церковь по-прежнему подслушивает его разговоры, — не каждое слово, как тогда, когда он сидел взаперти, но Мавиндулё обладал способностью слышать через большое расстояние, и Эсрахаддон не исключал возможности быть подслушанным. Одна оплошность, одно упоминание имени, и он мог разрушить все.

Время было на исходе, но теперь он хотя бы не сомневался, что Ариста стала сензаром. Он заронил семя, и оно упало в благодатную почву. Он заподозрил это накануне битвы за Ратибор, когда Адриан сказал, что дождь не должен прекращаться. Он догадывался, что Ариста наложила заклинание, сыгравшее главную роль в победе патриотов. С тех пор до него доходило немало слухов о противоестественных способностях новой градоначальницы. Но когда она простым взмахом руки разрушила его заклинание, запирающее двери, он окончательно убедился в том, что Ариста наконец овладела Искусством.

Кроме него и Аркадиуса, среди людей не осталось волшебников, а они вдвоем были лишь жалкими последователями истинных магов. Старых ремесленников вроде Аркадиуса сензары называли факуинами. Это эльфийское слово обозначаю самых неумелых фокусников, обладавших знанием без таланта. Факуины не могли преодолеть пропасть, отделявшую материальную алхимию от подлинной силы Искусства.

Себя Эсрахаддон оценивал не лучше. Без рук он был калекой не только физически, но и в области магии. Однако теперь, когда в мир чародейства вошла Ариста, у человечества вновь появился истинный мастер Искусства. Она была еще совсем новичком, словно дитя, но со временем ее талант окрепнет, и однажды она станет сильнее любого короля, императора, воина или священника.

Он понимал, что она могла бы получить власть над всем человечеством, и это пугало его. В Старой империи существовала защита. За теми, кто занимался Искусством, наблюдал Совет сензаров, следивший, чтобы Искусство применялось правильно. Никого из них уже не осталось. Другие волшебники, его собратья, даже маги более низкого уровня давно сошли в могилу. Теперь, когда он стал калекой, церковь полагала, что ей удалось истребить сензарскую угрозу. Однако вернулся истинный мастер Искусства, и Эсрахаддон был уверен, что все они недооценивают опасность, которую представляет собой эта принцесса.

Она была нужна ему, и, хотя сама об этом еще не знала, он был нужен ей. Он мог объяснить, откуда происходит Искусство и как они начали использовать его. Сензары были хранителями, стражами и защитниками. Они хранили тайны, которые защитят человечество, когда кончится Ули Вермар.

Узнав правду много лет назад, Эсрахаддон почувствовал облегчение — хвала высшим силам, он не доживет до судного дня, ведь впереди еще много столетий. В том, что заточение в тюрьме Гутария продлило его жизнь до этого срока, была некая ирония. До того, что когда-то казалось далеким будущим, оставалось всего несколько месяцев. Он горько усмехнулся и направился на середину площади, намереваясь посидеть и подумать.

Его план был очень слаб и незатейлив, но все кусочки хитроумной головоломки уже легли на свои места. Аристе нужно время, чтобы справиться со своими чувствами, и тогда она одумается. Адриан знал, что он хранитель наследника, и доказал, что достоин своего наследия. И разумеется, сам наследник. Неожиданный выбор, конечно, но, как ни странно, очень логичный.

«Да, все будет хорошо, — заключил Эсрахаддон. — В конце концов все всегда получается, как должно. По крайней мере, так говорил Йолрик».

Йолрик был мудрейшим из них и страстно верил в то, что мир способен сам исправлять свои ошибки. Когда пала Старая империя, Эсрахаддон больше всего боялся, что Йолрик займет сторону Венлина. То, что потомок императора все еще жив, доказывало, что наставник Эсрахаддона не стал помогать патриарху разыскивать скрывавшегося сына императора. Эсрахаддон улыбнулся. Он скучал по старому Йолрику. Наставник давно уже умер. Он был древним даже тогда, когда сам Эсрахаддон еще был мальчишкой.

Эсрахаддон вытянул ноги и попытался очистить разум. Ему нужно было отдохнуть, но на протяжении столетий ему это не удавалось. Покоем наслаждаются люди с чистой совестью, а у него на руках было слишком много крови невинных. Слишком многие расстались с жизнью, и теперь он не мог позволить себе потерпеть неудачу.

Воспоминания о Йолрике открыли врата в прошлое, и он увидел лица давно почивших людей: матери и отца, друзей, женщины, на которой он когда-то хотел жениться. Жизнь до падения империи казалась ему всего лишь сном, но, возможно, сном было как раз теперешнее его состояние — кошмаром, из которого он не мог вырваться. Может, однажды он проснется и обнаружит, что вернулся во дворец к Неврику, Джеришу и своей возлюбленной Элинье.

«Выжила ли она после уничтожения города?»

Ему хотелось в это верить, сколь бы невероятным ни казалось это предположение. Ему нравилось думать, что она избежала гибели, но даже эта мысль приносила слабое утешение.

«Что, если она поверила тому, что потом говорили обо мне? Решила, что я бросил, предал ее, и вышла замуж за другого? А может, Элинья дожила до глубокой старости и умерла, снедаемая ненавистью ко мне?»

Надо перестать об этом думать. Он сказал Аристе правду: жертвы, которые они приносили, были ничтожны в сравнении с их целью. Ему нужно поспать. Эсрахаддон встал и зашагал в сторону постоялого двора. Луну затянула туча, погасив ее слабый свет, и вдруг Эсрахаддон ощутил острую боль в спине. Вскрикнув, он упал на колени, изогнулся всем телом и почувствовал, как мантия липнет к мокрой коже на пояснице.

«У меня идет кровь».

— Вендерия, — прошептал он, и мантия тут же засветилась, озарив площадь.

В сияющем круге он заметил человека в темном плаще. Поначалу он принял его за Ройса — та же небрежная походка… Но человек был выше и шире в плечах.

Эсрахаддон пробормотал заклятие, и четыре столба, поддерживающих крыльцо, разлетелись на мелкие щепки. Тяжелая крыша рухнула, казалось, прямо на голову незнакомцу, но он как ни в чем не бывало вышел из-под нее, и только плащ его слегка колыхнулся.

Лицо Эсрахаддона покрылось потом, по спине разливалась жгучая боль. Он попытался встать, чтобы дать отпор напавшему на него человеку, который спокойно приближался к нему. Волшебник сосредоточился. Когда он произнес следующее заклинание, грязь на площади взметнулась, подхваченная вихрем, атакуя незнакомца. Вихрь поглотил его и зашелся пламенем. Эсрахаддон чувствовал исходящий от него жар. К небу взметнулся столб огня, вновь озаряя площадь страшным сиянием. Человек, окутанный синими языками пламени, остановился, но когда огонь угас, он, по-прежнему невредимый, продолжил идти в сторону Эсрахаддона.

Подойдя вплотную к волшебнику, незнакомец с любопытством посмотрел на него — так ребенок смотрит на диковинного жука перед тем, как его раздавить, и молча показал серебряный медальон, висевший на цепочке у него на шее.

— Узнаешь? — спросил незнакомец. — Говорят, его сделал ты. Боюсь, наследнику он больше не понадобится.

Эсрахаддон резко вздохнул.

— Будь у тебя руки, ты бы мог сорвать его у меня с шеи. Вот тогда бы мне, наверное, не поздоровилось, правда?

От грохота рухнувшей крыши и яркого сияния проснулись жители ближайших домов. В окнах вспыхнули свечи, распахнулись двери.

— Регенты просят передать, что твои услуги им больше не требуются.

Человек в темном плаще холодно улыбнулся. Не сказав больше ни слова, он исчез в лабиринте темных улиц.

Эсрахаддон ничего не мог понять. Стрела, вонзившаяся ему в спину, не казалась смертельной. Он легко дышал, значит, она не попала в легкое и уж тем более в сердце. Кровь шла не очень сильно. Он чувствовал резкую, обжигающую боль в спине, но ноги у него не отнялись, и он был уверен, что может встать и пойти.

«Почему он оставил меня в живых? Зачем… Яд!»

Волшебник сосредоточился и пробормотал песнопение. Ничего не получилось. Он попытался сплести более сильное заклинание. Не помогло. Теперь он чувствовал, как яд от спины разливается по всему телу. Без рук ему с этим не справиться. Кем бы ни был человек в темном плаще, он хорошо знал, что делает.

Эсрахаддон оглянулся в сторону ратуши. Он не должен умереть! Только не сейчас!

Ариста все еще сидела на полу, прислонившись к двери кабинета, когда ее внимание привлекли шум и крики, доносившиеся с улицы. Она не сразу поняла, что происходит, но слова «он умирает» заставили ее вскочить на ноги.

На крыльце собралась небольшая толпа. Посередине Центральной площади горел зловещий тусклый свет, словно туда упала луна. Подойдя ближе, Ариста увидела волшебника. Свет исходил от его мантии и то угасал, то становился ярче, снова разгораясь в такт его медленному, прерывистому дыханию. В бледном сиянии она заметила лужу крови. Эсрахаддон лежал на спине, рядом с ним валялась стрела. Белое как мел лицо излучало призрачное сияние, отчего губы казались темно-синими. Из-под откинутых рукавов виднелись обрубки рук.

— Что здесь произошло? — требовательно спросила Ариста.

— Мы не знаем, ваше высочество, — ответил голос из толпы. — Он звал вас.

— Приведите доктора Геранда, — велела она и встала на колени возле Эсрахаддона, осторожно опустив рукава мантии.

— Слишком поздно, — прошептал волшебник, пристально глядя ей в глаза. — Мне уже не помочь… яд… Ариста, послушай… нет времени. — Он говорил быстро, прерываясь на то, чтобы сделать вдох. На его лице решимость боролась с отчаянием. Он выглядел, как утопающий, который ищет, за что бы ухватиться. — Ты должна взвалить на себя мою ношу… Найди… — Волшебник запнулся, бросив взгляд на собравшуюся толпу. Жестом он велел принцессе наклониться. Когда она поднесла ухо к его губам, он продолжал: — Найди наследника… возьми наследника с собой… без наследника все пропало. — Эсрахаддон закашлялся. Дышать ему становилось все труднее. — Найти Рог Гилиндоры… для этого нужен наследник… похоронен вместе с Новроном в Персепликвисе… — Он сделал еще один вдох. — Поторопись… к Празднику Зимы закончится Ули Вермар… — Еще вдох. — Они придут… без рога все погибнут. — Еще вдох. — Только ты теперь знаешь… только ты сможешь спасти… Патриарх… такой же…

Дыхание остановилось. Последнюю фразу он так и не произнес. Пульсирующее сияние мантии померкло, и площадь погрузилась во мрак.

Ариста наблюдала за тем, как от локона светлых волос исходит неприятный белесый дымок. В неподвижном воздухе ее кабинета не было ни легкого дуновения ветерка, ни сквозняка, но дым, без сомнения, плыл на север, где исчезал, разбиваясь о каменную стену.

Магия поиска требовала сожжения какой-либо частицы человеческого тела. Обычно для этой цели более всего годились волосы, но можно было использовать и кусочек ногтя или кожи. На следующий день после похорон Эсрахаддона Ариста велела доставить ей все, что принадлежало пропавшему вождю патриотов. Паркер прислал пару старых грязных сапог Дегана Гонта, поношенную рубашку и шерстяной плащ. Сапоги оказались бесполезными, но на рубашке и плаще Ариста обнаружила настоящий клад — около дюжины светлых волос и сотни частичек кожи, которые она аккуратно собрала и сложила в бархатный мешочек, убеждая себя, что делает это исключительно для того, чтобы проверить, получится ли у нее заклинание. Поначалу она и в самом деле не намеревалась что-либо предпринимать, но теперь, увидев результат своего опыта, терзалась сомнением, что делать дальше.

Для Эсрахаддона наследник был смыслом жизни. После побега из Гутарии волшебник занимался исключительно поисками потомка императора и даже вынудил Аристу помочь ему наложить в Авемпарте заклинание, чтобы отыскать наследника и хранителя. В хранителе она сразу узнала Адриана, однако наследника никогда раньше не видела. Светловолосый мужчина средних лет так и оставался незнакомцем вплоть до битвы за Ратибор, после которой Адриан рассказал ей, что это Деган Гонт, глава патриотов. Она не сомневалась, что в исчезновении Гонта виновна Новая империя, а цвет дыма и направление его движения подтвердили, что он жив и находится где-то на севере в нескольких днях пути. Ариста снова посмотрела на стену, возле которой исчез дым.

— Это безумие, — вслух сказала она, обращаясь к пустой комнате.

«Я не могу искать наследника. Его захватили имперцы. Они убьют меня, как только обнаружат. К тому же мое присутствие необходимо здесь. Какое мне дело до помешательства Эсрахаддона?»

Если бы Ариста захотела, она могла бы стать правящей королевой Ренидда, и жители только приветствовали бы ее воцарение. Она могла бы править королевством больше Меленгара и быть богатой и любимой народом. После смерти ее имя еще долго воспевалось бы в легендах и песнях, ее лицо было бы увековечено в книгах и статуях.

Она посмотрела на аккуратно сложенную на краю стола мантию. Ее принесли сюда после похорон Эсрахаддона. Мантия была единственным, чем волшебник владел при жизни, которую полностью посвятил поиску наследника, и по прошествии девятисот лет погиб, так и не достигнув цели. И все же Аристу не оставляли сомнения: чем Эсрахаддон занимался на самом деле? Не мог же он всю жизнь отдать только фанатичной преданности потомку мальчика, жившего тысячу лет назад. Было что-то еще.

«Они придут».

Что это значит? Кто придет?

«Без рога все погибнут».

Все? Кто все? Он ведь не имел в виду весь мир? Может, это был просто предсмертный бред? Ведь люди, умирая, нередко не осознают, что говорят.

Она вспомнила его глаза, ясные, сосредоточенные, не подернутые пеленой скорой смерти, вспомнила, как стойко он держался… совсем как… Эмери.

«Времени не осталось. Все зависит от вас».

«Только ты теперь знаешь… только ты можешь спасти…» Стоя на коленях возле умирающего Эсрахаддона, она почти не слушала его слов. Но теперь они не выходили из головы, стоило ей осознать, что на пороге смерти волшебник пытался передать ей тайны, которые хранил тысячу лет. Эти тайны были сродни бесценным драгоценным камням, которые, однако, без его знания превращались в тусклые стекляшки. Не понимая до конца смысла сказанных им слов, она знала, что нужно сделать. Она должна идти. Узнав, где держат Гонта, она разыщет Адриана, и пусть он этим занимается. В конце концов, это он хранитель, Гонт — его забота, а не ее.

Ариста положила в мешок единственную вещь, которой дорожила, — гребень с жемчужной рукояткой из Тур Дель Фура, быстро написала письмо о том, что уходит с поста главы города и наместницы, и оставила его на столе. Подойдя к двери, она остановилась и оглянулась. Почему-то ей пришла в голову мысль взять с собой мантию Эсрахаддона — это казалось ей правильным… почти необходимым. Ариста вернулась и взяла мантию старого волшебника, которая бесформенной тряпкой повисла в ее руках, серая и тусклая. Мантию никто не чистил, но на ней не было ни следа крови и, более того, не было отверстия от прошедшей сквозь нее стрелы. Это было непостижимо. Даже после смерти старый волшебник оставался загадкой. Ариста накинула мантию поверх платья. К ее удивлению, она идеально подошла ей — хотя Эсрахаддон был чуть ли не на голову выше. Не задерживаясь более ни минуты, Ариста вышла на темную площадь.

Воздух был по-осеннему холодным. Ариста поплотнее закуталась в мантию и накинула капюшон. Никогда прежде она не видела ничего похожего на эту ткань — мягкую, легкую, но невероятно теплую и уютную. От нее приятно пахло салифаном.

Поначалу Ариста хотела взять из конюшни лошадь. Никто не отказал бы ей в этом, но путь был не слишком далек, и ей хотелось пройти его пешком. Эсрахаддон дал понять, что время не терпит, но бросаться с головой в неизвестность казалось неразумным. В дороге у нее будет время подумать обо всем таинственном и загадочном, что он оставил ей в наследство. Она была уверена, что сам Эсрахаддон выбрал бы именно такой способ передвижения.

Ариста наполнила бурдюк водой из колодца на площади и взяла немного еды. Фермеры, не желавшие кормить расквартированное в городе войско, для нее всегда оставляли на ступеньках ратуши небольшие дары. Большую часть она раздавала бедным, после чего число даров только росло. Она взяла с собой головку сыра, два хлеба и несколько яблок, луковиц и реп. Не королевский пир, конечно, но достаточно, чтобы утолить голод.

Перекинув полный бурдюк с водой через плечо, она поправила сумку и решительно зашагала к северным воротам. В ночной тишине гулко отдавался звук ее шагов, повсюду чудились зловещие шорохи. Всего несколько недель назад она тайно от всех уехала из Медфорда, что само по себе было полным безрассудством, хотя тогда ее сопровождали Ройс и Адриан. Теперь же она уходила в темноту и неизвестность совсем одна и скоро должна была оказаться в землях, принадлежавших Новой империи. Ариста утешала себя тем, что, путешествуя в одиночестве, привлечет к себе меньше внимания.

— Ваше высочество! — удивленно воскликнул стражник у северных ворот.

Она мило ему улыбнулась.

— Пожалуйста, открой мне ворота!

— Конечно, ваша милость, но зачем? Куда вы идете?

— Немного погулять, — ответила она.

Глаза стражника округлились.

— Погулять? То есть… — Он заглянул ей за спину. — Вы одна?

Она кивнула.

— Уверяю тебя, со мной ничего не случится.

Поколебавшись минуту, стражник отступил, сдвинул засов и отворил одну створку огромных дубовых ворот.

— Будьте осторожны, ваше высочество. Тут ходит какой-то подозрительный чужак.

— Чужак?

— После заката, уже ближе к ночи, к воротам подошел человек в маске и капюшоне и просил впустить его. Я чувствовал, что он замышляет недоброе, поэтому велел ему уходить. Но вдруг он еще там, ждет, когда я на рассвете открою ворота. Прошу вас, ваше высочество, будьте осторожны.

— Спасибо, но я уверена, со мной все будет в порядке, — сказала она, проскользнув мимо него. Ворота закрылись за ней, проскрипел засов.

Ариста быстро пошла по дороге, едва справляясь с охватившим ее волнением. И все же она была уверена, что поступила правильно, покинув Ратибор не прощаясь. Совет непременно настоял бы, чтобы она назначила преемника и давала ему наставления, а это могло бы затянуться надолго. Дело не было настолько срочным, чтобы мчаться на лошади, но она чувствовала, что долгая задержка будет ошибкой. К тому же, оповести она о своем уходе заранее, весть об этом тотчас разнеслась бы по всему городу и, не исключено, достигла бы ушей имперских шпионов, которые подготовили бы засаду на дороге.

Сейчас, одна на темной дороге, она чувствовала себя даже в большей безопасности, нежели в своем кабинете в ратуше, поскольку была уверена, что ни одна живая душа не знает, где она и куда направляется. Эта мысль успокаивала ее не меньше, чем мантия старого волшебника. После смерти Эсрахаддона она постоянно думала о том, что тоже может стать мишенью для убийцы, которого так и не нашли. Единственной найденной уликой был необычно маленький арбалет, обнаруженный в бочке с дождевой водой на Восточной площади. Она была уверена, что убийца был агентом Новой империи, посланным, чтобы устранить возникшую угрозу. Она была ученицей Эсрахаддона, она помогла помешать церкви захватить Меленгар и возглавила восстание в Ратиборе. Конечно же, те, кто стоял у власти, желали ее смерти.

Вдалеке она заметила отблески костра.

«Кто мог остановиться здесь на ночлег? Человек, которого отказались впустить? Может, это убийца?»

Не отводя глаз от далекого огонька, она осторожно прошла мимо. Вскоре она миновала холм, который закрыл от нее свет костра. Через час-другой волнение улеглось, и Ариста начала зевать, почувствовав страшную усталость. До рассвета оставалось несколько часов. Она вытащила из сумки одеяло и нашла подходящее место, чтобы прилечь.

«Так ли Эсрахаддон проводил каждую ночь?»

Никогда еще она не чувствовала себя такой одинокой. Раньше Хилфред всегда был ее вездесущей тенью, но телохранитель исчез более двух лет назад, получив ожоги на службе. Больше всего ей не хватало Ройса и Адриана, ловкого вора и бывшего наемника. Для них она была всего лишь богатой клиенткой, предоставлявшей выгодные заказы, но они в последнее время стали для нее по меньшей мере самыми близкими друзьями. Она представила, как Ройс исчезает за деревьями, чтобы осмотреть и проверить место, как он делал каждый раз, когда они останавливались на ночлег в лесу. Еще сильнее ей хотелось, чтобы рядом с ней был Адриан. Она представила себе его ироничную кривую усмешку, вспомнила, как он готовит этот свой ужасный суп. С ним она всегда чувствовала себя в безопасности. Она вспомнила, как он обнимал ее на холме Эмбертон Ли, а потом возле оружейного склада после битвы за Ратибор. Он держал ее в объятиях, насквозь мокрую от дождя, с ног до головы покрытую грязью и кровью Эмери… Эти минуты были едва ли не самыми ужасными в ее жизни, но никогда она не чувствовала себя так хорошо, как в его объятиях.

— Как жаль, что вас нет со мной, — прошептала она.

Лежа на спине, она смотрела на звезды, рассыпанные по бескрайнему простору небес, словно пыль. Глядя на них, она чувствовала себя еще более одинокой. Закрыв глаза, она уснула.

Глава 2 ПУСТОЙ ЗАМОК

Ветер раскачивал над головой Адриана деревянную вывеску с изображением колючего стебелька, увенчанного чахлым цветком. Вывеска была старая и настолько облупившаяся, что распознать в цветке розу можно было, только обладая изрядным воображением. Трактир под вывеской выглядел не менее бедно и убого, чем прочие дома на Кривой улице, узкой, извилистой и безлюдной, словно застывшей в сонной неподвижности, которую нарушали лишь гонимые ветром осенние листья да качавшаяся вывеска.

Больше всего Адриана удивило отсутствие народа. Обычно в это время года в Нижнем квартале Медфорда кипела жизнь: крикливые торговцы предлагали яблоки, сидр, тыквы и древесину, из труб вился ароматный дымок, а по крышам плясала зола, вычищенная из каминов, и дети радостно наблюдали, как она летит по воздуху. Однако сейчас двери нескольких лавок были наглухо забиты, и, к разочарованию Адриана, даже трактир «Роза и шип» стоял погруженный в сонную тишину.

Вздохнув, Адриан привязал лошадь. Он ничего не ел с раннего утра и очень рассчитывал на горячий обед в теплом зале трактира. Ясно было, что тяготы войны затронут и Медфорд, но ему и в голову не могло прийти, что «Роза и шип»…

— Адриан!

Он узнал голос прекрасной калианки Гвен, которая в своем небесно-голубом платье больше походила на жену ремесленника, нежели на хозяйку публичного дома. Она сбежала по ступеням Медфордского дома, одного из немногих открытых в эту пору заведений. Проститутки всегда появлялись первыми и уходили последними. Адриан обнял ее и закружил в воздухе. Гвен была маленькая и легкая.

— Мы очень беспокоились, — сказала она, когда Адриан поставил ее на землю. — Почему тебя так долго не было?

— Почему ты вообще вернулся? — спросил появившийся на крыльце Ройс.

Стройный, гибкий вор стоял босиком, в одних только черных штанах и свободной, неподпоясанной рубахе.

— Ариста отправила меня убедиться, что ты благополучно добрался и уговорил Алрика отправить войско на юг.

— Долго же ты ехал! Я здесь уже несколько недель.

Адриан пожал плечами.

— Войска Алрика осадили Колнору, как только я туда приехал. Нужно было время, чтобы выбраться из города.

— И как же ты…

— Ройс, может, сначала позволим Адриану сесть и пообедать? — перебила его Гвен. — Он наверняка даже не завтракал! Дай-ка схожу возьму шаль и попрошу Диксона разжечь огонь в печи.

— Давно трактир закрыт? — спросил Адриан, когда Гвен ушла.

Ройс удивленно поднял брови и покачал головой.

— Да он открыт! Просто посетителей мало, поэтому она открывает не раньше полудня.

— Медфорд похож на город призраков.

— Многие уехали, испугавшись вторжения имперцев, — пояснил Ройс. — Большую часть оставшихся призвали в армию, когда она уходила на юг.

Вышла Гвен, закутанная в шаль, и повела их через улицу к «Розе и шипу». Неподалеку от трактира Адриан заметил какое-то шевеление. Среди мусорных куч спали, съежившись, какие-то нищие. В отличие от Ройса, который внешне ничем не отличался от обычного человека, эти существа, одетые в лохмотья, обладали явными чертами, характерными для эльфов: заостренными ушами, широкими скулами и миндалевидными глазами.

— Армии они оказались не нужны, — сказал Ройс, проследив за взглядом Адриана. — Они никому не нужны.

В зале трактира Диксон, подносчик и управляющий, снимал стулья со столов. Высокий коренастый мужчина потерял правую руку несколько лет назад в битве за Медфорд.

— Адриан! — громко воскликнул он. Адриан инстинктивно подал Диксону левую руку для пожатия. — Ну как ты, парень? Задал им там жару в Ратиборе, а? Где ж ты был все это время?

— Остался, чтобы подмести площадь, — ответил Адриан, улыбнувшись и подмигнув.

— Денни уже здесь? — спросила Гвен, роясь в ящике за барной стойкой.

— He-а, пока только я. Да ну его! Обедать будете? Могу приготовить, если угодно.

— Да, — сказала Гвен. — И приготовь побольше.

Диксон вздохнул.

— Будешь и дальше их кормить, они никогда не уйдут!

Она пропустила замечание мимо ушей.

— Гарри прошлой ночью доставил эль?

— Ага.

— Три бочки?

Пока Гвен говорила с Диксоном, Ройс нежно обнял ее за талию. Адриан не верил своим глазам. Всем было известно, что Ройс давно влюблен в Гвен, но прежде на людях он никогда не позволял себе хотя бы взять ее за руку. Наблюдая за ним сейчас, Адриан заметил, что его друг даже выглядит иначе. Он не сразу понял, в чем дело: Ройс улыбался.

Когда Гвен ушла вслед за Диксоном в кладовую обсудить учет товара, Ройс и Адриан продолжили снимать стулья со столов. За много лет Адриан, наверное, успел посидеть на каждом из них и выпить из каждой деревянной чашки и каждой оловянной кружки, висевшей за стойкой. Более десяти лет «Роза и шип» была его единственным домом, и было странно приходить сюда просто в гости.

— Ну что, ты решил, чем теперь будешь заниматься? — спросил Ройс.

— Собираюсь найти наследника.

Ройс замер со стулом в руке, так и не успев поставить его на пол.

— Тебе никак по голове дали во время битвы за Ратибор! Наследник мертв, ты забыл?

— Выходит, что нет. Более того, я знаю, кто это.

— Но добрый священник рассказал нам, что наследника убили серетские рыцари сорок лет назад, — возразил Ройс.

— Так и было.

— Я что-то неправильно понял?

— Родились близнецы, — сообщил Адриан. — Одного убили, а второго спасла повитуха.

— И кто этот наследник?

— Деган Гонт.

Ройс округлил глаза и саркастически улыбнулся.

— Глава армии патриотов, помешанный на уничтожении Новой империи, на самом деле наследник, которому судьбой предназначено ею править? Вот это ирония судьбы! Не повезло тебе, имперцы-то первыми до него добрались.

— Да, и оказалось, что Гонту во всех его победах в Ренидде помогал Эсрахаддон.

— Эсрахаддон? Откуда ты знаешь?

— Я встретил его в лагере Гонта как раз перед битвой за Ратибор. Кажется, старик-волшебник собирался силой посадить Гонта на трон.

Они расставили стулья и сели за стол возле окна. Мимо по улице прошла одинокая торговка яблоками, очевидно, катившая тележку в Дворянский квартал.

— Я надеюсь, ты не веришь Эсрахаддону на слово, что Гонт наследник. Нельзя знать наверняка, что он задумал, — сказал Ройс.

— Нет… ну да… Но старик только подтвердил, что наследник жив, а о том, кто это, я узнал от сестры Гонта.

— И как ты собираешься искать Гонта? Кто-нибудь из них сообщил тебе, где он?

— Нет. Я уверен, что Эсрахаддон об этом знает или хотя бы догадывается, но он не стал мне говорить, а после битвы я его не видел. Однако он сказал, что скоро мы с тобой ему понадобимся для дела. Думаю, он хочет, чтобы мы помогли спасти Гонта. А к тебе он случайно не заходил?

Ройс покачал головой.

— Рад сообщить, что я его не видел. Ты за этим приехал в город?

— Нет. Он найдет меня, где бы я ни был. Нашел же он нас в Колноре, когда хотел, чтобы мы явились в Дальгрен. Сейчас я собираюсь отправиться в монастырь повидать Майрона. Если кто и знает досконально историю наследника, то это он. Еще я должен был передать Алрику письмо.

— Какое письмо?

— Когда я застрял в Колноре во время осады, выбраться оттуда мне помогли твои дружки.

— «Алмаз»?

— Прайс все устроил, — пояснил Адриан, — а взамен взял с меня обещание доставить письмо в Медфорд. Он, разумеется, предпочел рисковать моей шкурой, а не своими парнями.

— И что там сказано? От кого оно?

Адриан пожал плечами.

— А я откуда знаю?

— Ты что, его не прочитал? — изумленно спросил Ройс.

— Нет, оно же для Алрика.

— Оно еще у тебя?

Адриан покачал головой.

— Я отвез его в замок по пути сюда.

Ройс закрыл лицо руками.

— Иногда я просто… — Он покачал головой. — Поверить не могу!

— В чем дело? — спросила Гвен, усаживаясь рядом с ними.

— Адриан — идиот! — ответил Ройс приглушенным голосом, все еще прикрывая лицо.

— Уверена, это не так.

— Спасибо, Гвен. Вот видишь? Хоть она меня ценит.

— Ну, Адриан, расскажи мне про Ратибор. Ройс говорил мне о восстании. Как все прошло? — спросила Гвен, взволнованно улыбаясь.

— Эмери погиб. Ты знаешь, кто это?

Гвен кивнула.

— И еще много народу. Но город мы взяли.

— А принцесса Ариста?

— Жива, но тяжело переживает последствия. Она стала чем-то вроде местной героини. Ее сделали главой всего королевства.

— Она удивительная женщина, — сказала Гвен. — Ты так не считаешь, Адриан? — Прежде чем он успел ответить, с кухни донесся громкий треск. Гвен вздохнула. — Извините, пойду помогу Диксону.

Она хотела встать, но Ройс опередил ее.

— Сядь, — сказал он и поцеловал ее в макушку. — Я сам ему помогу. А вы пока поболтайте.

— Спасибо, — пробормотала Гвен, удивленно глядя на него.

Ройс быстро направился на кухню и крикнул неожиданно добродушно:

— Диксон! Пошевеливайся! Одна-то рука у тебя еще осталась!

Гвен и Адриан рассмеялись, удивленно переглянувшись.

— Ну, что тут нового? — спросил Адриан.

— Ничего особенного. На прошлой неделе заходил Альберт, предлагал заказ от дворянина: подкинуть серьги замужней женщины в спальню священника. Но Ройс отказался.

— Правда? Он же любит такие заказы, где надо что-нибудь подкинуть. Да еще священнику? Легкие деньги!

Она пожала плечами.

— Думаю, когда ты решил уйти из Рийрии, он…

На улице послышался стук копыт, резко стихший возле двери в трактир. Через мгновение вошел, сильно прихрамывая, человек в форме королевского гонца. Он остановился в дверях, озадаченно осматриваясь.

— Чем могу помочь? — спросила Гвен, вставая.

— Его величество приказал передать королевским защитникам послание. Мне сказали, они здесь.

— Давайте сюда, — сказала Гвен, сделав шаг вперед.

Гонец напрягся и покачал головой.

— Только лично в руки.

Гвен остановилась, и Адриан заметил, как омрачилось ее лицо.

— Ты, должно быть, новенький. — Адриан поднялся и протянул руку. — Я Адриан Блэкуотер.

Гонец вынул из мешка запечатанный воском свиток, вручил ему депешу и тотчас удалился. Адриан, снова сев за стол, сломал печать с изображением сокола.

— Это заказ, да? — глядя в пол, грустно спросила Гвен.

— Да нет, ничего особенного, просто Алрик хочет нас видеть, — ответил Адриан. Она подняла голову, и ее глаза, тревожные, выражавшие смесь самых противоречивых чувств, поразили Адриана. — Гвен, в чем дело? — мягко спросил он.

Помолчав, она ответила почти шепотом:

— Ройс сделал мне предложение.

Адриан откинулся на спинку стула.

— Серьезно?

Она кивнула и поспешно добавила:

— Наверное, он решил, что раз ты ушел из Рийрии, ему тоже стоит.

— Это… Это же замечательно! — воскликнул Адриан. Вскочив на ноги, он обнял ее. — Поздравляю! А мне он даже ничего не сказал. Мы будем настоящей семьей! Давно пора. Я бы сам попросил твоей руки еще много лет назад, да только знал, что, сделай я это, наутро проснулся бы с перерезанной глоткой.

— Когда он делал мне предложение, это было как… Ну… как будто желание, о котором я не смела даже мечтать, вдруг исполнилось. Сразу все стало так легко, так просто. Честно говоря, я не думала, что он когда-нибудь решится.

— Ну да, ведь он не просто идиот, но еще и слепой.

— Нет. Ну, то есть… это же Ройс.

— Разве я не это только что сказал? Он не из тех, кто женится, правда? Совершенно очевидно, что ты оказываешь на него невероятное влияние.

— И ты тоже. — Она взяла его за руку. — Иногда я слышу, как он говорит вещи, которые явно исходят от тебя. Такие слова, как ответственность и сожаление, раньше напрочь отсутствовали в его языке. Интересно, знает ли он сам, где их подцепил. Когда я впервые встретила вас двоих, он был такой замкнутый, такой недоступный.

— Он не привык доверять людям, — сказал Адриан.

— Но он этому учится. Ему нелегко пришлось в жизни. Я знаю, его бросили и предали те, от кого он не ждал ничего подобного. Он никогда не говорит об этом, во всяком случае со мной. Но я знаю.

Адриан покачал головой.

— Со мной он тоже об этом не говорит. Иногда что-то вдруг всплывает, но обычно он избегает любых упоминаний о своем прошлом. Думаю, он пытается о нем забыть.

— Он воздвиг вокруг себя неприступную крепость, но каждый год одна из ее стен рушится. Он даже набрался храбрости рассказать мне, что он наполовину эльф. Его крепость постепенно превращается в руины, и я вижу, как он смотрит на меня из-под ее обломков. Он хочет быть свободным. Женитьба — следующий шаг к нормальной жизни, и я им так горжусь.

— И когда свадьба?

— Мы думали поехать в монастырь через пару недель, чтобы Майрон нас обвенчал. Но теперь придется отложить, да?

— Почему ты так думаешь? Алрик просто хочет нас видеть. Это не значит…

— Вы нужны ему для дела, — перебила Гвен.

— Нет. Может, мы ему и нужны, но мы же ушли на покой. У меня свои дела, а Ройс… ну, Ройсу надо начинать новую жизнь — с тобой.

— Ты пойдешь, и ты должен взять Ройса с собой. — В голосе ее послышались печаль и легкое разочарование, что было на нее совсем не похоже.

Адриан улыбнулся.

— Послушай, я представить не могу, что такого может сказать Алрик, чтобы заставить меня согласиться, но даже если это случится, я сам выполню его заказ. Это будет мой свадебный подарок вам. Нам даже необязательно говорить Ройсу, что сюда приезжал гонец.

— Нет! — воскликнула она. — Он должен идти. Если его не будет с тобой, ты погибнешь.

Адриан хотел было рассмеяться, но выражение ее лица остановило его.

— Меня не так-то легко убить, знаешь ли! — Он подмигнул ей.

— Я из Калиса, Адриан, и я знаю, о чем говорю. — Она перевела взгляд на окна, но глаза ее были устремлены куда-то вдаль, будто она видела другое место. — Я не хочу быть виновной в твоей смерти. Жизнь, которая ожидает нас после… — Она покачала головой. — Нет, он должен идти с тобой, — твердо повторила она.

Адриан не был в этом уверен, но знал, что спорить бесполезно. Гвен не любила споров. Большинство женщин, которых он знал, любили поспорить и даже находили в этом удовольствие, но не Гвен. В ее мышлении была некая ясность, дававшая понять, что она уже пришла к единственно правильному выводу и просто вежливо ждет, когда собеседник с ней согласится. В некотором роде она была очень похожа на Ройса — за исключением вежливости, которой тот никогда не отличался.

— Пока вас не будет, я как раз займусь подготовкой к свадьбе, — сказала она напряженным голосом, часто моргая. — Мне нужно время, чтобы решить, какого цвета платье должна надеть бывшая проститутка.

— Знаешь что, Гвен! — начал Адриан, беря ее за руку. — Я знавал немало женщин, но за всю жизнь встретил лишь двух, которыми восхищаюсь. Ройсу очень повезло.

— Ройс на краю бездны, — задумчиво ответила она. — Он видел слишком много жестокости и предательств. Он никогда не знал милосердия. — Она сжала его руку. — Ты должен сделать это, Адриан. Именно ты должен показать ему, что такое милосердие. Я знаю, в этом его спасение.

Ройс и Адриан вошли во двор замка Эссендон, где Аристу когда-то судили за колдовство. Ничто не напоминало о том печальном дне, разве что слегка изрытая земля в том месте, где стояли столб и дрова. Это было всего три года назад. Тогда тоже холодало. Но время было совсем другое. Все помнили о недавней смерти короля Амрата Эссендона, а создание Новой империи казалось не более чем мечтой кучки ее сторонников.

Стражники у ворот кивнули и улыбнулись им.

— Терпеть этого не могу, — на ходу недовольно пробормотал Ройс.

— Чего? — удивился Адриан.

— Им даже в голову не приходит нас задержать, да еще и улыбаются! Теперь все знают, кто мы такие. Как мы выглядим! Раньше Алрику хотя бы хватало ума посылать нам сообщения тайно и не ставить в известность кого ни попадя. А теперь солдаты в форме стучат к нам в дверь среди бела дня, машут ручкой и заявляют: «Здрасьте, у нас для вас работенка!»

— Ручкой он не махал.

— Скоро начнут — махать и радостно улыбаться. Однажды Джереми станет покупать выпивку для своих приятелей-солдат в «Розе и шипе». Все там соберутся, вся городская стража, будут смеяться, хлопать нас по плечам и просить спеть «Калид Портмор» вместе с ними — «еще раз, с чувством!». А потом какой-нибудь огромный потный мужик обнимет меня и заявит, что для него честь быть рядом с нами.

— Джереми?

— А что? Его так зовут.

— Ты знаешь, как зовут стражника у ворот?

Ройс мрачно посмотрел на него.

— Вот об этом я и говорю! Да, я знаю его имя, а он знает наши. Не пора ли нам надеть униформу и переселиться в старые покои Аристы?

Они поднялись по каменным ступеням к главному входу. Дежуривший там стражник быстро открыл перед ними двери и слегка поклонился.

— Господин Мельборн, господин Блэкуотер.

— Здорово, Дигби! — Адриан помахал ему рукой. Заметив мрачный взгляд Ройса, он добавил: — Извини…

— Хорошо, что мы оба ушли на покой. Знаешь, есть причина, почему не существует знаменитых живых воров.

От шагов Адриана по отполированному полу коридора разносилось эхо. Ройс, как всегда, передвигался совершенно бесшумно. Они прошли по западной галерее, украшенной доспехами, миновали бальную залу. Замок казался таким же пустым, как и весь город. На подходе к зале для приемов Адриан увидел шедшего им навстречу Мовина Пикеринга. Молодой дворянин не был похож на жизнерадостного юношу, каким его помнил Адриан. Мовин исхудал, впалые щеки и мешки под глазами его старили, и только волосы по-прежнему оставались все такими же растрепанными.

— Наконец-то, — приветствовал их Мовин. — Алрик только что отправил меня вас искать.

Со смерти его брата Фанена прошло почти два года, но Мовин все еще носил траур. Немногие обратили бы внимание на его беспокойный взгляд. Разницу под силу заметить лишь тем, кто знал его до состязания в Дальгрене, где куратор Луис Гай с отрядом серетских рыцарей напал на Адриана, а Мовин с Фаненом пришли ему на помощь. Братья дрались превосходно, как и все Пикеринги, однако Мовин не сумел защитить брата от смертельного удара. До того дня Мовин Пикеринг был ярким, громким и жизнерадостным. Улыбка никогда не сходила с его лица, и он постоянно, подмигивая и веселясь, бросал миру вызов. Теперь он стоял, слегка ссутулившись и опустив подбородок.

— Вы опять его носите? — Адриан указал на меч Мовина.

— Настояли.

— Вы им пользовались?

Мовин посмотрел на свои ноги.

— Отец говорит, это неважно. Если понадобится, он уверен, что я не стану колебаться.

— А вы что думаете?

— А я стараюсь вообще не думать.

Мовин открыл двери и провел Ройса и Адриана мимо секретаря и стражников в залу для приемов. Через высокие окна туда проникал свет позднего утра, яркие лучи падали на паркетный пол. Вдоль стен, в ожидании лучшего часа, лежали свернутые великолепные гобелены. Их место на стенах было занято картами, расчерченными красными линиями и синими стрелками, указывающими на юг.

Алрик в одиночестве расхаживал вдоль окон, склонив голову в короне. За ним волочился шлейф мантии… очень по-королевски, подумал Адриан. Увидев их, Алрик вскинул голову и большим пальцем сдвинул назад корону.

— Почему вы так долго?

— Мы завтракали, ваше величество, — ответил Ройс.

— Вы зав… Ладно, неважно. — Король протянул им свиток пергамента. — Мне сообщили, что сегодня утром вы доставили в замок эту депешу.

— Это был не я, — сказал Ройс.

Он развернул свиток, обнаружил два пергамента и принялся читать.

— Это был я, — признался Адриан. — Я только что прибыл из Ратибора. Ваша сестра прекрасно управляется с делами, ваше величество.

Алрик нахмурился.

— Кто это послал?

— Точно не знаю, — ответил Адриан. — Мне передал ее человек по имени Прайс в Колноре.

Ройс закончил читать и поднял глаза.

— Сдается мне, вы вот-вот проиграете войну, — сказал он, не став добавлять требуемое обращение «ваше величество».

— Не говорите глупостей! Наверняка это подделка. Думаю, за этим стоит Эктон. Ему нравится наблюдать, как я выставляю себя идиотом. Даже если письмо подлинное, оно написано каким-то шантажистом, который хочет получить немного золота от Новой империи.

— Не думаю. — Ройс передал письмо Адриану.

«Король Алрик!

Я нашел это у гонца, ехавшего из Калиса в Аквесту. Наши люди окружили его в Альбурне, но он оказался не так прост. Трое из «Алмаза» мертвы. Чистильщики поймали его и нашли это письмо, адресованное регентам. Ювелир решил, Вам будет интересно».

Второй пергамент гласил:

«Глубокоуважаемые регенты!

Падение Ратибора было событием непредвиденным и печальным, но, как вам известно, не фатальным. На данный момент я доставил вам Дегана Гонта и устранил волшебника Эсрахаддона, что составляет две трети нашего контракта. Однако лучшее еще впереди.

«Изумрудная буря» стоит на якоре в гавани Аквесты и готова к отплытию. Получив мое послание, доставьте на борт оплату, а также оставленные мною запечатанные приказы. Когда корабль будет загружен, он сразу отправится, и ход войны тотчас изменится. Победа вам гарантирована. В отсутствие патриотов вы сможете взять Меленгар.

Я могу ждать бесконечно, однако вам следует поторопиться, иначе пламя, которое вы называете Новой империей, погаснет.

Меррик Мариус».

— Меррик? — пробормотал Адриан. — Это…

Ройс кивнул.

— Вам знаком этот Мариус? — спросил Алрик.

— Знаком, потому-то я и говорю, что вас ждут большие неприятности.

— И вы знаете, кто послал это письмо?

— Козимо ДеЛур.

— Богатый купец из Колноры?

— И глава воровской гильдии под названием «Черный алмаз».

Алрик задумался, затем снова начал ходить по зале.

— Зачем ему пересылать мне это письмо?

— «Алмаз» хочет, чтобы имперцы убрались из Колноры. Полагаю, что после исчезновения Гонта Козимо решил, что подобного рода сведения лучше передавать вам.

Алрик задумчиво погладил бородку.

— Так кто такой этот Меррик? Откуда вы его знаете?

— Когда я работал на «Алмаз», мы были друзьями.

— Замечательно! Разыщите его и узнайте, в чем дело.

Ройс покачал головой.

— Я понятия не имею, где сейчас Меррик, да и отношения у нас давно неважные. Он мне ничего не расскажет.

Алрик вздохнул.

— Мне все равно, в каких вы отношениях! Найдите его и разберитесь, в чем дело.

Ройс молчал. Адриан неуверенно объяснил:

— Меррик отправил Ройса в Манзант после того, как он по ошибке убил женщину, которую Меррик любил.

Алрик остановился и удивленно уставился на них.

— В тюрьму Манзант? Но оттуда никто никогда не выходит!

— На это он и рассчитывал. Рад был его разочаровать, — ответил Ройс.

— Сейчас у Ройса и Меррика что-то вроде негласного договора: они не лезут в дела друг друга.

— И как же я узнаю, хвастается ли этот Меррик или на самом деле представляет угрозу для Меленгара?

— Меррик никогда не хвастается. Если он говорит, что может повернуть исход войны в пользу Новой империи, значит, он и правда может это сделать. Советую вам отнестись к этому серьезно. — Ройс на мгновение задумался. — Я бы на вашем месте отправил кого-нибудь, чтобы доставить это сообщение регентам, а затем, укрывшись на корабле, проследить, куда он пойдет.

— Хорошо! Так и сделайте и сообщите мне о том, что узнаете.

Ройс покачал головой.

— Мы больше не занимаемся такими делами. Я же всего неделю назад объяснил вам, что…

— Не говорите глупостей! Вы сказали, что к его угрозам надо отнестись серьезно, а значит, мне нужны лучшие люди — то есть вы.

— Найдите кого-нибудь другого, — твердо сказал Ройс.

— Ладно, сколько вы хотите? На этот раз, наверное, землю, не так ли? Хорошо! Случилось так, что несколько недель назад в сражении погиб барон Милборо. У него не осталось сыновей, поэтому в случае успеха вы получите его поместье под названием «Три потока». Землю, титул — все.

— Мне не нужна земля, — сказал Ройс. — Мне ничего не нужно. Я отошел от дел.

— Великий Мар! — воскликнул Алрик. — От этого зависит будущее королевства! Я король и…

— Я это сделаю, — перебил Адриан.

— Что? — хором спросили Алрик и Ройс.

— Поеду к регентам, а потом на корабль.

— Ты не можешь взять этот заказ, — сказал Ройс, когда они возвращались в «Розу и шип».

— Придется. Если Эсрахаддон и правда мертв, только через Меррика я смогу выйти на Гонта. Думаешь, он и в самом деле убил волшебника?

— Выполняя заказ, Меррик не стал бы лгать клиенту.

— Но Эсрахаддон был волшебником. Он прожил тысячу лет… Я не могу представить, что кто-то его просто взял и убил.

— Я же сказал, это Меррик. Он не обычный убийца.

Они шли по пустой Дворянской площади. Даже колокола Маресского собора замерли. Адриан вздохнул.

— Значит, я сам должен искать наследника. Если я прослежу за оплатой Меррика, то буду уже на полпути к Гонту.

— Адриан! — Ройс положил руку на плечо друга, заставив его остановиться. — Ты к этому не готов. Ты не знаешь Меррика. Подумай секундочку. Если он смог убить волшебника, который даже без рук способен напустить столб огня, какие, по-твоему, у тебя шансы? Ты хороший — нет, ты отличный воин, лучший из всех, кого я когда-либо видел, но Меррик гений, и он безжалостен. Если ты отправишься за ним, он непременно об этом узнает и убьет тебя!

Они остановились напротив старой галантерейной лавки Лестера Ферла в Ремесленном ряду, где когда-то жил и переписывал свитки монах Майрон. Вывеска с изображением широкополой шляпы все еще болталась над дверью, но лавка давно пустовала.

— Послушай, я же не прошу тебя ехать со мной. Я знаю, что ты женишься на Гвен. Кстати, поздравляю. Должен сказать, давно пора. Наследник не имеет к тебе никакого отношения, это только мое дело. Я для этого родился. Отец готовил меня к этому. Моя судьба — защищать Гонта и найти способ посадить его на трон империи.

Ройс скорчил недовольную мину.

— Я знаю, ты в это не веришь, но я-то верю, — сказал Адриан.

— А тебе не приходит в голову, что Гонт, возможно, уже мертв. Если Меррик сумел убить Эсрахаддона, он вполне мог и Гонту давно перерезать глотку.

— Все равно я должен ехать. Сейчас даже ты должен это понимать.

Гвен с тревогой ждала их возле «Розы и шипа». Она стояла на крыльце, скрестив руки на груди, придерживая края шали. Осенний ветер развевал ее юбку и волосы. Позади нее в темной зале громко разговаривали у стойки посетители трактира.

— Все хорошо, — заверил ее Адриан, когда они подошли. — Я беру заказ, а Ройс остается. Если повезет, вернусь к…

— Поезжай с ним, — твердо сказала Гвен Ройсу.

— Нет, ну правда, Гвен, — сказал Адриан, — не надо…

— Ты должен ехать с ним!

— Да в чем дело? — спросил Ройс. — Я думал, мы женимся. Ты что, уже не хочешь?

Гвен закрыла глаза. Ее била дрожь. С трудом овладев собой, она стиснула кулаки и выпрямилась.

— Ты должен ехать! Если ты не поедешь, Адриана убьют, и тогда ты… ты…

Ройс подошел к крыльцу и обнял ее. Она заплакала.

— Ты должен ехать, — повторила Гвен приглушенным голосом, уткнувшись Ройсу в плечо. — Если не поедешь, случится ужасное. Я не могу выйти за тебя… Я не пойду за тебя, если ты останешься. Скажи, что поедешь, умоляю тебя, Ройс, пожалуйста…

Ройс озадаченно посмотрел на Адриана и прошептал:

— Хорошо.

— Вот, посмотри, я сделала это для тебя, — сказала Гвен Ройсу, подавая ему аккуратно сложенную вязаную вещь.

Они сидели в комнате Гвен на верхнем этаже Медфордского дома. Ройс только что закончил собираться.

— Это шарф? — разглядывая подарок, спросил он.

Гвен улыбнулась.

— Я решила, что раз выхожу замуж, нужно научиться вязать. Я слышала, благовоспитанные жены делают это для своих мужей.

Ройс рассмеялся, но замолчал, увидев выражение ее лица.

— Для тебя это важно, да? Разве ты не понимаешь, что всегда была лучше, чем все эти дамы в Купеческом квартале? То, что у них есть мужья, не делает их особенными.

— Не в этом дело. Просто… я знаю, что у тебя было не самое прекрасное детство, да и у меня тоже. Я хочу, чтобы у наших детей все было лучше. Я хочу, чтобы их жизнь — и наш дом — были идеальными, по крайней мере, настолько, насколько это возможно для таких людей, как мы.

— Ну… не знаю. Я встречал кучу аристократов, у которых было идеальное детство, но они выросли ужасными людьми. А вот ты — лучшая из всех, кого я когда-либо встречал.

Она улыбнулась.

— Приятно слышать, но я сомневаюсь, что ты дал бы нашей дочери благословение работать здесь. И разве ты хотел бы, чтобы наш сын жил так, как ты жил в юности? Мы можем вырастить их правильно. То, что они вырастут в благовоспитанном доме, вовсе не означает, что из них получатся ужасные люди. Ты будешь строгим отцом, а я нежной матерью. Ты станешь шлепать малыша Элиаса, когда он будет плохо себя вести, а я буду целовать его, чтобы не плакал, и давать ему печенье.

— Элиаса? Ты что, уже дала нашему сыну имя?

— А тебе больше нравится Стерлинг? Я все никак не могу выбрать. Но с девочкой я уже все решила, об этом даже и говорить не будем. Мерседес — мне всегда нравилось это имя. Я продам этот дом и другое свое имущество. Вместе с деньгами, которые я хранила для тебя, мы ни в чем не будем нуждаться. Заживем мирной, счастливой, простой жизнью… Ну, конечно, если ты этого хочешь. Ты ведь хочешь?

Он посмотрел ей в глаза.

— Гвен, если я буду с тобой, мне неважно, где мы и чем я занимаюсь.

— Значит, договорились. — Гвен улыбнулась. Ее глаза радостно засверкали. — Я всегда мечтала об этом… Мы с тобой вдвоем в каком-нибудь теплом и безопасном домике растим детей.

— Ты говоришь о нас так, будто мы белки.

— Да, именно! Беличья семья в уютном дупле в стволе какого-нибудь дерева, где все мирские беды станут обходить нас стороной. — Ее губы задрожали.

Ройс притянул ее к себе и крепко обнял. Она уткнулась лицом ему в грудь. Он гладил ее по голове, наслаждаясь прикосновением ее волос к своим пальцам. Гвен была очень сильной и смелой, но ее хрупкость никогда не переставала изумлять его. Он прежде не знал никого, подобного ей, и уже подумывал о том, чтобы сказать Адриану, что никуда не поедет.

— Гвен…

— Даже не думай об этом, — сказала она. — Мы не можем строить новую жизнь, пока ты не разберешься со старой. Ты нужен Адриану. И я не хочу быть виновной в его смерти.

— Я бы никогда не стал тебя обвинять.

— Я бы не выдержала, если бы ты возненавидел меня, Ройс. Я бы лучше умерла, чем позволила бы этому случиться. Пообещай мне, что поедешь. Пообещай, что позаботишься об Адриане. Пообещай, что не впадешь в отчаяние и исправишь все ошибки.

Ройс опустил голову, уткнувшись подбородком в ее макушку. Он стоял, вдыхая знакомый аромат ее волос, и у него вдруг перехватило дыхание.

— Хорошо, но ты должна пообещать, что уедешь в монастырь, если все опять станет плохо, как раньше.

— Я уеду, — сказала она, крепче обнимая его. — Мне так страшно, — прошептала она.

— Ты всегда говорила, — удивленно сказал Ройс, — что тебе не бывает страшно, когда я уезжаю на задание.

Она посмотрела на него. В глазах ее стояли слезы, а на лице было написано виноватое выражение.

— Я лгала.

Глава 3 ГОНЕЦ

Адриан стоял в приемной регентов, дожидаясь своей очереди, чтобы передать секретарю письмо. Секретарь, невысокий, пухлый, лысеющий мужчина с пальцами, выпачканными в чернилах, и запасным пером за каждым ухом, сидел за массивным столом и что-то писал, бормоча себе под нос. Растущая очередь его, казалось, вовсе не волнует.

Приехав в Аквесту, Адриан тут же отправился с письмом во дворец, а Ройс, спрятав оседланных лошадей в укромном месте, ждал его неподалеку. Несмотря на то что на счету у Адриана было невероятное число заказов, которые он выполнил для дворян, мало кто знал его в лицо, поскольку Рийрия всегда вела дела через посредников вроде виконта Альберта Уинслоу, который сам договаривался с заказчиками, помогая ворам сохранять инкогнито. Адриан был почти уверен, что Сальдур его не узнает, опасность представляла лишь встреча с Луисом Гаем, и потому он заранее продумал план возможного бегства из дворца и даже пересчитал стражников, стоявших на пути к освобождению.

В столице Новой империи было шумно. Дворцовый персонал сновал туда-сюда, постоянно открывая и закрывая многочисленные двери. Многие передвигались бегом, те же, кто не желал ронять своего достоинства, шли быстрым шагом. Порой Адриан ловил на себе чей-нибудь любопытный взгляд, однако он давно усвоил, что внимание, которое люди обращают на других, как правило, обратно пропорционально их положению. Лорд-управляющий и верховный канцлер прошли мимо, не удостоив его взглядом, дворецкий внимательно присматривался, а молодой паж долго и с любопытством таращился на него. Высокородные господа не замечали Адриана, и все же столь длительное пребывание в императорском дворце не входило в его планы — он уже начинал беспокоиться.

Двое гонцов быстро добрались до секретарского стола, бросили свои сумки и ушли восвояси. Следующим в очереди был городской купец, который явился с некими жалобами. Разбирательство с ним заняло некоторое время, поскольку секретарь задал множество вопросов и тщательно записал каждый ответ.

Прямо перед Адрианом к столу подошла молодая, неприметная на вид девушка.

— Передайте лорду-управляющему, что я прошу у него аудиенции, — сказала она, выступив вперед.

Ее лицо, не тронутое румянами либо пудрой, казалось очень невыразительным, а гладко зачесанные, покрытые сеточкой волосы только усугубляли общее впечатление невзрачности. Ее фигура напоминала грушу. Платье, пышным кольцом окружавшее бедра, делало это еще заметнее.

— Лорд-управляющий сейчас на совещании с регентами, его нельзя беспокоить, моя госпожа.

По сути ответ был вежливым, но тон — крайне неуважительным. Слова «моя госпожа» были произнесены даже с какой-то издевкой, но девушка либо не заметила этого, либо намеренно пропустила мимо ушей.

— Он уже больше недели избегает меня! — возмущенно сказала она. — Надо что-то делать! Мне нужна ткань на платье для императрицы.

— Согласно моим записям, на платье для Модины недавно была потрачена немалая сумма. Мы ведем войну, и нам необходимы более важные приобретения.

— То платье было для церемонии на балконе. Она не может его носить. Я говорю о платье на каждый день.

— Тем не менее оно было очень дорогим. Вы же не хотите, чтобы наши солдаты недоедали из-за очередного красивого платья императрицы?

— Очередного? У нее всего два старых и поношенных!

— Это уже больше, чем у многих ее подданных, разве не так?

— Империя потратила целое состояние на перестройку этого дворца. Вне всякого сомнения, кусок ткани не нанесет казне большого урона! Императрице не нужен дорогой шелк, вполне сгодится обыкновенный лен. Я попрошу швею…

— Я уверен, что если бы лорд-управляющий счел, что императрице нужно еще одно платье, он бы ей его предоставил. Раз он этого не сделал, оно ей не нужно. А теперь, Амилия, — дерзко сказал он, — если вы не возражаете, у меня много работы.

Девушка опустила плечи, готовая сдаться.

Позади раздались шаги, и высокомерное выражение сползло с лица секретаря. Обернувшись, Адриан увидел дочь фермера, которую когда-то знал под именем Трейс. Следом за ней шел вооруженный стражник. Ее платье было старым и поношенным, как и говорила Амилия, но сама девушка держалась прямо, гордо и смело. Сделав стражнику знак подождать, она подошла к началу очереди и встала перед секретарем.

— Леди Амилия говорит от моего имени. Прошу вас выполнять ее просьбы, — сказала Трейс.

Секретарь выглядел озадаченным. Маленькие глазки лихорадочно забегали, оглядывая то одну девушку, то другую.

— Я уверена, — продолжала Трейс, — вы не хотите отказывать своей императрице.

Секретарь понизил голос до шепота и, не скрывая раздражения, обратился к Амилии:

— Если вы думаете, что я стану кланяться перед вашей дрессированной собачкой, вы ошибаетесь. Она и вправду ненормальная. Я не столь невежественен, как дворцовая прислуга, и не позволю всякому ничтожеству мною командовать! Убирайтесь отсюда обе! У меня нет времени на ваши глупости!

Амилия вздрогнула, но Трейс не шелохнулась.

— Скажи-ка, Перепел, ты думаешь, дворцовая стража разделяет твое мнение обо мне? — Она оглянулась на солдата. — Если бы я позвала сюда своего телохранителя и обвинила тебя… ну, скажем… в измене, а затем… дай-ка подумать… приказала казнить тебя на месте, что бы он, по-твоему, сделал?

Секретарь с подозрением посмотрел на Трейс, словно стараясь разглядеть что-то за ее маской.

— Вы не посмеете, — прошипел он, переводя взгляд с одной девушки на другую.

— Нет? Почему же? — спокойно сказала Трейс. — Ты сам только что сказал: я ненормальная, а от ненормальной можно ожидать чего угодно. Неизвестно, что мне придет в голову. Так вот, отныне ты будешь относиться к леди Амилии с должным уважением и исполнять ее приказы, как если бы они исходили от самых высоких особ. Ты понял?

Секретарь медленно кивнул.

Трейс повернулась к нему спиной, собираясь уйти, и в этот момент заметила Адриана. Она застыла на месте, словно уткнувшись в невидимую стену. Их глаза встретились. Она сделала шаг вперед, но, вздрогнув, остановилась.

Амилия протянула к ней руки, чтобы поддержать ее.

— Модина, что с вами?

Трейс молчала и только не отрываясь смотрела на Адриана. Ее глаза наполнились слезами, губы задрожали.

Открылась дверь в главный кабинет.

— Я больше ничего не хочу об этом слышать! — прогремел Этельред, выходя в приемную вместе с Сальдуром и Арчибальдом Баллентайном.

Адриан оглянулся на окно, прикидывая, сколько до него шагов.

Старый священник посмотрел на Трейс.

— Что здесь происходит?

— Я веду ее величество в ее покои, — ответила Амилия. — Мне кажется, она неважно себя чувствует.

— Они просили ткань на новое платье, — недовольно сообщил писарь.

— Совершенно очевидно, что оно ей нужно. Почему она все еще ходит в этих лохмотьях? — спросил Сальдур у Амилии.

— Лорд-управляющий отказывается…

— Ну и зачем тебе управляющий? — воскликнул Сальдур. — Просто скажи секретарю, пусть закажет то, что тебе нужно. Нечего приставать к Бернарду с такими глупостями.

— Благодарю вас, ваше преосвященство, — сказала Амилия.

Обняв Трейс за талию и поддерживая ее за локоть другой рукой, она осторожно повела ее прочь. Трейс не отрывала взгляда от Адриана, повернув голову и глядя на него через плечо, пока они удалялись.

Сальдур проследил за ее взглядом и с любопытством посмотрел на Адриана.

— Твое лицо кажется мне знакомым, — сказал он, приблизившись к нему.

— Я гонец, — объяснил Адриан.

Его сердце забилось чаще. Он поклонился, держа депешу перед собой, словно щит.

— Да он наверняка не раз бывал здесь, Саули. — Этельред взял сложенный пергамент и пригляделся. — Это от Меррика!

Все трое тут же утратили интерес к Адриану. Этельред развернул письмо.

— Позвольте удалиться, ваша светлость, — сказал Адриан и, поклонившись, быстро пошел прочь.

По пути он обогнал Амилию и Трейс и еще долго чувствовал, как та смотрит ему в спину. Наконец он свернул за угол и скрылся из виду.

— Ну как, все обошлось? — спросил Ройс, когда Адриан встретился с ним на улице.

— В общем — да. Я видел Трейс, — сказал Адриан. Они зашагали подальше от дворца. — Она плохо выглядит. Страшно худая и очень бледная. Выпрашивала одежду у какого-то мелкого подхалима секретаря.

Ройс с тревогой посмотрел на него.

— Она тебя узнала?

Адриан кивнул.

— Но она ничего не сказала. Только все время смотрела на меня.

— Наверное, если б она намеревалась нас арестовать, то уже сделала бы это, — сказал Ройс.

— Арестовать нас? Великий Марибор, я тебе о Трейс толкую!

— Они держали ее взаперти больше года, и теперь она императрица Модина.

— Да, но…

— Что?

— Не знаю, — пробормотал Адриан, вспомнив лицо Трейс. — Она ужасно выглядит. Трудно сказать, что там творится у них во дворце, но явно что-то нехорошее. И я обещал ее отцу позаботиться о ней.

Ройс раздраженно покачал головой.

— Не слишком ли многих ты намерен спасти за раз? Может, сосредоточимся на чем-то одном? Ты ведь вообще отошел от дел! К тому же представление Терона об успехе в жизни сводилось к тому, чтобы его сын имел собственную бочарную лавку. Мне кажется, старик уж как-нибудь примирился бы с тем, что его дочь стала коронованной императрицей. А теперь давай избавимся от лошадей и пойдем в гавань. Нужно еще найти «Изумрудную бурю».

Глава 4 СОСТЯЗАНИЕ

Столица империи Аквеста была не столь велика и богата, как Колнора, однако средоточие здесь власти, несомненно, выделяло ее среди прочих городов Аврина. Построенный еще до правления Гленморгана дворец во времена древней Империи Новрона служил резиденцией наместника. Ученые с гордостью показывали всем серый камень, из которого был воздвигнут фундамент замка, и восхваляли заложивших его имперских зодчих из Персепликвиса. Здесь, на Полях Высокого Двора, ежегодно во время праздника Зимнего солнцестояния проводились великолепные турниры, в коих принимали участие лучшие рыцари, съезжавшиеся со всего Апеладорна, чтобы показать свое мастерство в состязаниях на копьях и мечах. Турниры, длившиеся неделю, перемежались роскошными пирами для дворян и становились источником неплохого дохода для купцов, выставлявших свои товары прямо на улицах. Повсюду играла музыка, выступали актеры, в городе царил настоящий карнавал, что привлекало несметное число гостей, иные из которых преодолели сотни миль, дабы собственными глазами увидеть это незабываемое зрелище.

Главным залогом процветания Аквесты являлся крупнейший в Аврине морской порт. Доки были заполнены самыми разными плавучими средствами, в гавани стояли на якоре бриги, каравеллы, гребные и парусные галеры, корабли с зерном, купеческие и боевые суда. К югу от порта располагалась огромная верфь, а также мануфактуры по изготовлению канатов, сетей и парусов. На северном берегу залива находились пристань, рыбные лавки, загоны со скотом, лесопилки и котельные. Здесь были представлены все морские и судоходные промыслы.

— Ну и какая из них «Изумрудная буря»? — спросил Адриан, оглядывая лес мачт и такелажа в порту.

— Попробуем выяснить там, где всегда всё знают.

Ройс указал на трактир с выбеленными солью стенами на краю доков. Доски обшивки, покрывавшие постройку, выглядели вспученными, словно морские волны, дверь криво висела на кожаных петлях, а над ней болталась выцветшая вывеска в форме рыбины, на которой было написано: «СОЛЕНАЯ СКУМБРИЯ».

В трактире было мало окон, отчего в задымленном зале царила полутьма. На каждом крошечном столике стояла оплывшая воском свеча, а в круглом, выложенном кирпичом очаге посередине комнаты теплился слабый огонь. Трактирный зал был забит мужчинами в широких штанах, длинных клетчатых рубахах и лоснящихся широкополых шляпах. Многие курили трубки, закинув ноги на стол, другие стояли, прислонившись к столбам, подпиравшим потолок. При появлении Ройса и Адриана все взгляды устремились на незнакомцев, и Адриан понял, насколько их рубахи и плащи отличаются от одежды присутствующих.

— Добрый день, — улыбнулся Адриан, пытаясь закрыть дверь. Порыв сильного ветра, ворвавшись внутрь, загасил три ближайшие к ним свечи. — Уж простите, но вам бы петли покрепче.

— Железные петли тут за ночь заржавеют, — ответил кабатчик. Худой сгорбленный мужчина одной рукой вытирал прилавок, а другой собирал пустые кружки. — Вам чего?

— Мы ищем «Изумрудную бурю», — заговорил Ройс.

Они остановились на пороге. Лица посетителей выглядели весьма недружелюбно, и Адриан чувствовал себя спокойнее ближе к выходу.

— Зачем она вам? — спросил другой человек.

— Мы слышали, это хорошее судно, и подумали: вдруг там есть места для моряков.

Это вызвало бурю смеха.

— И где же эти моряки, что ищут работу? — прогремел еще один голос откуда-то из темноты. — Уж никак не две сухопутные крысы, такие как вы.

Снова раздался смех.

— То есть вы хотите сказать, что ничего не знаете об «Изумрудной буре», так? — резким тоном спросил Ройс. Посетители трактира замолчали.

— «Буря» — имперское судно, сынок, — сказал сгорбленный человек за прилавком. — И она вся забита. Теперь туда берут только бывалых морских волков, если вообще место осталось.

— Если ищете работу, то в рыбной лавке всегда требуются люди, чтобы брюхо рыбам вспарывать и кишки вычищать. Другую работу на море вы вряд ли найдете.

В зале снова прогремел смех.

Адриан посмотрел на Ройса. Тот резко открыл дверь и, нахмурившись, вышел.

— Спасибо за совет, — поблагодарил Адриан, выходя вслед за напарником.

Они уселись на крыльце «Скумбрии», глядя на очертания кораблей. Их деревянные мачты, обернутые парусиной, напоминали дам, одевающихся на бал. Адриан гадал, почему к кораблям часто относятся как к женщинам.

— И что теперь? — тихо спросил он.

Ройс сидел, согнувшись и подперев подбородок руками.

— Думаю, — только и сказал он.

За спиной со скрипом отворилась дверь, и первое, что увидел Адриан, была широкополая шляпа, заколотая с одного бока роскошным синим пером.

Лицо под ней показалось ему знакомым, Ройс же сразу узнал его обладателя.

— Уайатт Деминталь, — сказал он.

Встретившись взглядом с Ройсом, Уайатт поколебался. Одной ногой он все еще стоял в трактире. Казалось, он не был удивлен встрече, но сомневался, стоит ли ему приближаться к ним, словно ребенок, который подошел к внезапно зарычавшей собаке. Некоторое время все молчали. Затем Уайатт стиснул зубы и закрыл за собой дверь.

— Я могу устроить вас на «Бурю», — быстро сказал он.

Ройс прищурился.

— Как?

— Я ее штурвальный. На корабле нет кока, да и еще один впередсмотрящий не помешает. «Буря» готова отплыть в любой момент, как только доставят груз из дворца.

— Зачем тебе это надо?

Уайатт судорожно вздохнул и непроизвольно поднес руку к горлу.

— Я знаю, вы меня видели. Вы пришли сюда забрать то, что я вам должен, но у меня нет таких денег. Тогда, в Медфорде, меня и самого обманули. Мы голодали, а Трамбул платил золотом. Я не знал, что вас арестуют за убийство короля. Просто нанял вас, чтобы украсть меч, — вот и все. Сотня золотых — большие деньги. Честно говоря… я никогда бы столько не накопил.

— И ты полагаешь, что если устроишь нас на «Изумрудную бурю», это будет стоить сотню золотых?

Уайатт облизнул губы, переводя взгляд с одного вора на другого.

— Не знаю… это вы мне скажете.

Ройс и Адриан перешли многолюдную, заставленную тележками улицу и ступили на шаткий деревянный настил, поддерживаемый веревками. Доски содрогались и ходили ходуном у них под ногами. Воры были одеты в свободные штаны, широкие льняные рубахи, брезентовые шляпы с лентами и шейные платки, повязанные каким-то замысловатым образом (Уайатт долго возился, чтобы сделать, как положено). Оба несли с собой большие матерчатые сумки, в которых лежала их старая одежда, а Адриан ухитрился затолкать туда даже три своих меча. Без оружия он чувствовал себя голым, и иной раз ему казалось, будто без привычной тяжелой ноши он теряет равновесие.

Они протиснулись сквозь толпу и, следуя указаниям Уайатта, дошли до края пирса. «Изумрудная буря» была красивым, свежевыкрашенным кораблем с тремя мачтами, четырьмя палубами и золотой фигурой крылатой женщины на носу. Паруса были свернуты, на каждой мачте развевались зеленые флаги. Портовые грузчики забрасывали на палубу мешки с мукой и бочки с солониной, а члены команды убирали их в трюм. Их действиями руководил, покрикивая, человек, похожий на офицера, а другой помогал выполнению приказов при помощи крепкой трости из ротанга. Трап охраняли двое имперских солдат.

— Вы сюда по какому делу? — спросил один из них.

— Работу ищем, — робким, полным надежды голосом ответил Адриан. — Слышали, здесь не хватает рук. Нам сказали поговорить с господином Темплом.

— Кому это я понадобился? — спросил невысокий плотный мужчина в поношенной одежде. У него были кустистые брови и хриплый голос, какой бывает у людей, которые много лет вынуждены кричать на соленом воздухе. — Я Темпл.

— Говорят, вам нужен кок, — вежливо сказал Адриан.

— Правильно говорят.

— Ну, тогда считайте, что сегодня ваш счастливый день.

— Ага. — Темпл кивнул с кислым видом.

— А мой друг — умелый… э… впередсмотрящий.

— Да неужели? — Темпл окинул Ройса недоверчивым взглядом. — У нас есть работа, но только для опытных моряков. Я бы с радостью взял новичков, но мы не можем себе позволить брать их в этот рейс.

— Но мы моряки… служили на «Стремительном».

— Да ну? — спросил Темпл. — Покажите-ка руки!

Он осмотрел ладони Адриана, пристально глядя на мозоли и то и дело посапывая.

— Ты небось большую часть службы проторчал в трюме. Со снастями никогда серьезно не работал. — Посмотрев на руки Ройса, он удивленно поднял брови. — А ты вообще когда-либо бывал на корабле? Ясное дело, ты никогда даже не трогал кабестан или шкот.

— Ройс, он… ну знаете… — Адриан указал на мачты. — Тот, ну… кто лезет вон туда.

Темпл покачал головой и расхохотался.

— Если вы моряки, тогда я принц Персепликвиса!

— Но это чистая правда, господин Темпл, — раздался голос Уайатта. Он вышел из носового кубрика и быстрым шагом направился к ним. Ослепительно белая рубашка подчеркивала его смуглую кожу и черные волосы. — Я знаю этих людей, мы старые товарищи. Тот, что пониже, Ройс Мельборн, отличный впередсмотрящий. А высокий…

— Адриан, — вставил Ройс.

— Ну да, конечно. Адриан — прекрасный кок, господин Темпл, я вам дело говорю.

Темпл указал на Ройса.

— Вот этот — впередсмотрящий? Уайатт, вы что, шутите?

— Нет, сэр, он один из лучших.

Темпл все еще сомневался.

— Он может вам это доказать, сэр, — предложил Адриан. — Может посоревноваться с лучшими из ваших и залезть наверх по канатам.

— Хотите сказать, по вантам, — поправил его Уайатт.

— Ага.

— Хотите сказать, так точно.

Адриан вздохнул и умолк.

Темпл ничего этого не заметил, поскольку все его внимание было обращено на Ройса. Смерив его оценивающим взглядом, он крикнул:

— Дернинг!

Морской ветер подхватил его зычный, хриплый голос. К ним тут же подбежал высокий худой парень с обветренным загорелым лицом.

— Слушаю, сэр? — уважительно сказал он.

— Вот этот парень утверждает, что может распустить топсель и спуститься обратно быстрее тебя. Ты что думаешь?

— Думаю, он ошибается, сэр.

— Что ж, сейчас выясним. — Темпл повернулся к Ройсу: — Я вообще-то не ожидаю, что ты обгонишь Дернинга. Джейкоб — один из лучших марсовых, что я когда-либо видел, но если неплохо покажешь себя, вы с дружком получите работу. Если же окажется, что ты попусту потратил мое время, что ж, поплывешь назад. Дернинг, ты на правый борт, Ройс — на левый. Начнем, как только лейтенант Бишоп даст команду.

Господин Темпл отошел к квартердеку. Уайатт съехал по поручням и встал рядом с Ройсом.

— Не забудьте, чему я учил вас прошлой ночью. И не шибко старайтесь обойти Дернинга — Темплу это может не понравиться.

Адриан похлопал Ройса по спине и широко улыбнулся.

— Стало быть, нужно просто распустить топсель и вернуться живым.

Ройс с опаской посмотрел на возвышавшуюся перед ним мачту.

— Надеюсь, вы не боитесь высоты, — усмехнулся Уайатт.

— Итак, господа! — обращаясь к команде, крикнул стоявший на квартердеке Темпл. — Сейчас вы увидите состязание на скорость и ловкость!

Он объяснил команде суть дела. Ройс и Джейкоб подошли к основанию грот-мачты. Бросив взгляд наверх, Ройс обеспокоенно скривился, что вызвало улыбки у других членов команды.

— А если серьезно, он ведь не боится высоты? — с тревогой спросил Уайатт Адриана. — Выглядит, конечно, страшновато, особенно поначалу, но на самом деле это не так сложно, если ты внимателен и осторожен… ну и, разумеется, хорошо переносишь высоту.

Адриан улыбнулся, но сказал только:

— Думаю, вам понравится.

На квартердек вышел офицер и встал рядом с Темплом.

— Расправить паруса! — отдал он команду.

Темпл повернулся к главной палубе и взревел:

— Распустить топсель!

У Ройса был такой вид, словно приказ застал его врасплох, словно он не понял, что это был сигнал к началу состязания. Джейкоб оказался впереди и, точно обезьяна, полез вверх по вантам. Ройс повернулся, но не сдвинулся с места и только несколько секунд наблюдал за Джейкобом. Большая часть команды болела за Джейкоба, но некоторые, прослышав, вероятно, что от победы незнакомца зависит, будет ли на корабле кок, торопили Ройса и кричали на него, как на пса:

— Давай же, парень! Что ты стоишь, болван эдакий!

Некоторые хохотали и отпускали оскорбительные шуточки в адрес его матери.

Наконец Ройс, видимо, придя к некоему выводу, приступил к делу. Прыгнув вверх сразу на несколько футов, он, вопреки всем законам природы, скорее побежал, нежели полез по вантам, продвигаясь по снастям с такой легкостью, словно взбегал по устойчивой каменной лестнице. У футокса он почти догнал Джейкоба. Отсюда до небольшой деревянной платформы, которая называлась марсом, тянулись канаты. Обоим пришлось повиснуть вниз головой на вантах, и Ройс потерял преимущество, поскольку вынужден был прибегнуть к помощи рук.

Джейкоб быстро обошел топ мачты и прыгнул на ванты наверху, откуда снова, словно обезьяна, начал карабкаться вверх, значительно опережая Ройса. Однако, когда Ройс пополз вперед, он снова ускорил темп. Они достигли реи одновременно и, как циркачи, побежали по тонкой перекладине. Глядя на то, как они балансировали в сотне футов над палубой, члены команды с изумлением раскрыли рты. На секунду Ройс остановился, чтобы посмотреть на соперника. Дернинг растянулся на животе на рее и потянулся вниз к гитовам и горденям. Ройс быстро повторил за ним, и они двигались вдоль реи вдвоем, освобождая ослепительно белый парус с темно-зеленой верхушкой. Он обрушился вниз, взметнувшись на ветру. Ройс и Джейкоб поднялись на ноги и отошли к краю балки. Каждый из них схватил брас — канат, соединенный с краем нок-реи, — и под восторженные крики матросов они одновременно спустились на палубу.

Господин Темпл криками угомонил взбудораженную команду. Победителя не было, оба показали великолепное мастерство и заслужили его одобрение. Даже Адриан аплодировал. Он заметил, что Уайатт открыл рот от изумления. Темпл кивнул Адриану и Уайатту.

— Встать у кабестана! — крикнул лейтенант Бишоп, призывая команду к порядку. — Поставить кливер, команда наверх, поставить топсель!

Матросы разошлись по местам. Некоторые окружили деревянное колесо кабестана, готовясь поднять якорь. Уайатт быстро пошел к штурвалу, а остальные, включая Джейкоба, полезли по вантам на три мачты.

— Ну, а ты чего ждешь? — спросил господин Темпл, когда Адриан подошел к Ройсу. — Ты слышал команду лейтенанта — расправить паруса! Адриан, встать у кабестана.

Оставшись вдвоем с Уайаттом, Темпл кивнул в сторону Ройса и сказал:

— Неудивительно, что у него нет мозолей. Он вообще не пользуется руками!

На квартердеке появился капитан корабля. Он встал рядом с лейтенантом, сцепив руки за спиной, выпятив грудь и выставив подбородок навстречу соленому ветру, трепавшему края его формы. Ростом он был чуть ниже среднего и казался полной противоположностью лейтенанту. Бишоп был высоким и подтянутым, а капитан низкорослым и пухлым, с двойным подбородком и обвислыми щеками, которые на ветру быстро покраснели. Понаблюдав за командой, он кивнул первому офицеру.

— В путь, господин Бишоп.

— Поднять якорь! — выкрикнул лейтенант. — Штурвал повернуть до отказа!

Адриан встал у кабестана и надавил на деревянные спицы, вращая огромную катушку, которая со скрипом подняла якорь со дна гавани. Когда якорь был поднят, штурвал повернут, а матросы на полубаке ставили кливер, «Изумрудная буря» развернулась. Набрав скорость, она отошла от доков и вышла в главный канал. Команда расправила оставшиеся паруса. Огромные полотнища трепетали и хлопали на ветру, словно три грозных белых чудовища.

— Взять брас! — выкрикнул Темпл, и матросы взялись за канаты, разворачивая реи, пока не поймали ветер.

Паруса раздулись. Адриан почувствовал, как у него под ногами кренится палуба. «Изумрудная буря» устремилась вперед, разрезая румпелем воду.

Они плыли вдоль берега, мимо фермеров и рабочих, которые, забросив на время работу, с восхищением взирали на великолепное судно. Стоя на мостике, Уайатт крутил штурвал и вел корабль прямо в открытое море. Матросы выровняли реи так, чтобы ни один парус не трепыхался, и корабль начал быстро удаляться от берега.

— Курс на юго-восток, сэр, — сказал Уайатт Темплу.

Темпл передал это лейтенанту, тот — капитану, а капитан в свою очередь одобрительно кивнул.

Матросы, стоявшие у кабестана, разошлись, и Адриан с Ройсом, уже спустившимся на палубу, недоумевали, что им теперь, когда корабль вышел в море, делать. Лейтенант, капитан и Темпл были заняты на квартердеке, остальные матросы спокойно расхаживали по палубе, поправляя снасти, заканчивая размещение погруженных в порту припасов и обустраиваясь.

— Почему мы никогда даже не задумывались о том, чтобы стать мореходами? — спросил Адриан, подойдя к борту и подставляя лицо ветру. Он с удовольствием вдохнул морской воздух и улыбнулся. — Как здесь хорошо! Куда лучше, чем на взмыленной лошади, вечно облепленной мухами. Ты только посмотри, как мимо нас проносится берег! Как думаешь, с какой скоростью мы идем?

— А то, что мы здесь в ловушке и нам некуда отступать, кроме как в море, тебя не беспокоит?

Адриан посмотрел через плечо на вздымающиеся за бортом волны.

— Ну, пока ты этого не сказал, не беспокоило. Почему тебе обязательно надо все испортить? Мог бы дать мне насладиться моментом!

— Ты же меня знаешь — стараюсь все предусмотреть.

— Мы держим курс на юг. Как думаешь, куда мы направляемся?

Ройс пожал плечами.

— Пока это означает только то, что мы не идем захватывать Меленгар, а вообще — можем плыть куда угодно. — Его внимание привлекло новое лицо на палубе. — Так, а это еще кто?

Снизу вышел человек в черно-красном одеянии. Он поднялся по лестнице на квартердек. От остальных членов команды он отличался светлой, не тронутой солнцем и морскими ветрами кожей и нарядом из шелка, слишком роскошным для подобной обстановки. Ветер трепал его одежду, словно гирлянды на ярмарке. Он согнулся, напомнив Адриану ворона, медленно передвигающегося по ветке. У него были усы, короткая козлиная бородка и зачесанные назад волосы, которые подчеркивали наметившиеся залысины.

— Разбитая корона на гербе, — заметил Адриан. — Серет.

— Красная сутана, — добавил Ройс. — Куратор.

— Ну, хотя бы это не Луис Гай. На корабле такого размера было бы слишком сложно спрятаться.

— Если бы это был Гай, — зловеще улыбнулся Ройс, — нам не пришлось бы прятаться. — Какое-то время он смотрел на воду, бурлившую за бортом, а потом сказал: — Если на борту куратор, разумно предположить, что здесь еще есть сереты. Они никогда не путешествуют в одиночестве.

— Может, они в трюме?

— Или замаскированы под членов команды, — предположил Ройс.

На правом борту появился какой-то матрос, бросил на палубу свою ношу и отер тряпкой потное лицо. Заметив их, он подошел ближе.

— А ты здорово справился, — сказал он Ройсу. — Раньше никому не удавалось обойти Джейкоба.

Матрос был худым и загорелым. На его плече красовалась татуировка, изображавшая женщину, в ухе — серебряное кольцо.

— Я его не обошел. Мы спустились одновременно, — поправил его Ройс.

— Да, молодец! Меня зовут Грэди. А тебя как звать?

— Ройс, а это Адриан.

— Ах да, кок. — Грэди кивнул Адриану и снова повернулся к Ройсу. — Ройс, мм? Странно, что я раньше о тебе не слышал. С такой сноровкой ты, должно быть, знаменитость. На каких судах ходил?

— Не в здешних водах, — ответил Ройс.

Грэди с любопытством посмотрел на него.

— А где? Северные моря? Шарон? Дагастан? Я сам много где бывал, может, чего-нибудь узнаю.

— Прости, у меня плохая память на названия.

Грэди изумленно вскинул брови.

— Ты не помнишь названия кораблей, на которых служил?

— Я бы предпочел их не обсуждать.

— Ладно, как хочешь. — Он посмотрел на Адриана. — А ты, значит, с ним был?

— Мы уже некоторое время служим вместе.

Грэди кивнул.

— Забудьте о том, что я сказал. Я вам мешать не стану. Можете на меня положиться, Грэди слово держит.

Он подмигнул и пошел прочь, оглядываясь на них и широко улыбаясь.

— Похоже, неплохой малый, — сказал Адриан. — Странный какой-то, но неплохой. Думаешь, он знает, зачем мы здесь?

— Лучше бы знал, — ответил Ройс, наблюдая за тем, как Грэди возвращается к работе. — Тогда, наверное, он мог бы кое-что нам рассказать. Я давно понял, что когда охотишься на Меррика, случаются странные вещи. Одно могу сказать наверняка — путешествие будет преинтересным.

Глава 5 НАРУШЕННАЯ ТИШИНА

С самого утра Нимбус, нагруженный кипой пергаментов, уже ожидал Амилию под закрытой дверью ее нового кабинета. Завидев, как она приближается к нему по коридору, он радостно улыбнулся.

— Доброе утро, моя госпожа, — приветствовал он Амилию, поклонившись, насколько ему позволяла ноша, грозившая вот-вот выпасть из рук. — Сегодня чудесный день, не правда ли?

В ответ Амилия простонала что-то невразумительное. По утрам она всегда неважно себя чувствовала, а в расписании сегодняшнего дня значилась встреча с регентом Сальдуром. Ничто не могло так испортить день, как мысль о предстоящем визите к регенту. Она открыла дверь ключом, который носила на цепочке на шее. Личный кабинет был предоставлен ей как награда за успешно проведенную церемонию, состоявшуюся почти месяц назад.

Когда Сальдур назначил Амилию наставницей императрицы, Модина была едва ли не при смерти. Юная правительница ничего не ела, страдала болезненной худобой, не произносила ни слова, и выражение ее лица никогда не менялось — она молча смотрела в пустоту невидящими глазами. Оказавшись возле императрицы, Амилия рьяно взялась за дело: добилась, чтобы Модину переселили в хорошую комнату, постепенно уговорила ее начать есть, и по прошествии нескольких месяцев здоровье девушки понемногу пошло на поправку. Модина не только смогла запомнить короткую речь, которую должна была произнести на церемонии, но и вставила в заранее заготовленный текст несколько слов об Амилии, прилюдно выразив ей признательность за заботу и назвав своим близким другом.

Услыхав похвалу в свой адрес, Амилия пришла в ужас. Сальдур был уверен, что она сама все это подстроила, однако, вместо того чтобы разгневаться и наказать Амилию, регент поздравил ее, и с того дня его отношение к Амилии изменилось — словно он по достоинству оценил ее хитрость и допустил в замкнутый круг коварных тщеславных людей. По его мнению, она не только могла по своей прихоти управлять психически нездоровой императрицей, но и охотно это делала. Все это повлекло за собой дополнительные обязанности, а также новый титул: верховная наставница императрицы.

Сальдур давал ей указания, а Модина по-прежнему блуждала во тьме своего безумия. В новые обязанности Амилии входило чтение почты, адресованной императрице, и составление ответов. Сальдур велел ей заняться этим, как только узнал, что она умеет читать и писать. Кроме того, Амилия считалась теперь главным доверенным лицом императрицы и сама решала, кто мог получить аудиенцию у Модины, а кто нет. Обычно человек, находившийся в таком положении, обладал огромной властью, но в случае Амилии это был всего лишь фарс, потому что никто никогда не виделся с Модиной.

Несмотря на новый громкий титул, кабинет Амилии представлял собой небольшую комнатку со старым столом и парой книжных полок. В комнате было холодно, сыро и неуютно — но она принадлежала только Амилии. Каждое утро, усаживаясь за стол, она испытывала прилив гордости, а к такому чувству Амилия не была приучена.

— Что, еще письма? — спросила Амилия.

— Боюсь, что да, — ответил Нимбус. — Где их разместить?

— Просто бросьте в кучу к остальным. Теперь я понимаю, почему Сальдур дал мне эту работу.

— Это очень ответственное и престижное дело, — заверил ее Нимбус. — Теперь вы — голос Новой империи, который говорит с народом. То, что вы пишете, принимается за слово императрицы, а это слово богини во плоти.

— То есть, по-вашему, я теперь что-то вроде голоса бога?

Нимбус задумчиво улыбнулся.

— Можно и так сказать.

— Вы иногда очень странно смотрите на вещи, Нимбус. Правда.

Ему всегда удавалось приободрить ее. Даже в самые мрачные дни его одежда невероятной расцветки и дурацкий напудренный парик вызывали у нее невольную улыбку. Более того, этот странный нескладный человек обладал удивительной способностью во всем находить хорошее, чем, несомненно, скрашивал жизнь Амилии, которая вечно ожидала неприятностей с катастрофическими для себя последствиями.

Нимбус сложил письма в корзину около стола Амилии, достал расписание и мельком просмотрел его.

— Сегодня утром вы встречаетесь с леди Рашамбо, баронессой Фаргал и графиней Риделл, — сказал он. — Они настояли на том, чтобы лично поговорить с вами о неудовлетворенных просьбах о частной аудиенции у ее величества. Вы также должны присутствовать при освящении нового храма на Столичной площади как представитель императрицы. Это в полдень. Кроме того, доставлена ткань на платье для ее величества, и вам надлежит обговорить со швеей его фасон. Ну и, разумеется, сегодня днем у вас встреча с регентом Сальдуром.

— Как вы думаете, что он от меня хочет?

Нимбус в растерянности покачал головой.

Амилия съежилась на стуле. Она была уверена, что Сальдур вызвал ее к себе, чтобы отругать за то, как Модина вчера надерзила секретарю. Она понятия не имела, как объяснить ему поведение императрицы, ведь после выступления перед народом Модина заговорила впервые.

— Хотите, я помогу вам ответить на письма? — сочувственно улыбаясь, спросил Нимбус.

— Нет, я сама. Не может же у бога быть два голоса, верно? К тому же у вас полно своей работы. Скажите швее, что я жду ее в покоях Модины часа через четыре. За это время мне, возможно, удастся слегка уменьшить эту кучу писем. А встречу с придворными дамами передвиньте ближе к полудню.

— Но в полдень у вас освящение храма.

— Вот именно!

— Отличный план, — похвалил ее Нимбус. — Могу ли я еще что-нибудь для вас сделать, прежде чем займусь своими делами?

Амилия покачала головой. Поклонившись, Нимбус вышел.

Гора писем возле стола росла с каждым днем. Она взяла лежавшее на самом верху и приступила к работе. Дело было несложным, но скучным и однообразным, поскольку на каждое письмо она давала один и тот же ответ.

«Приемная императрицы вынуждена сообщить Вам, что ее величество, императрица Модина Новронская не может принять Вас по причине особой занятости важными и чрезвычайно срочными государственными делами».

Она успела ответить всего на семь писем, когда в дверь тихо постучали. В комнату робко заглянула горничная. Она была новенькой — работала во дворце только второй день — и выполняла свои обязанности очень тихо, что не могло не радовать Амилию. Амилия кивнула, приглашая ее войти, и горничная неслышно проскользнула в кабинет, стараясь не грохотать ведром, шваброй и прочими принадлежностями, которые держала в руках.

Амилия вспомнила, как совсем недавно сама была служанкой в замке. Большую часть времени она работала судомойкой на кухне и редко убирала жилые покои, но иногда ей приходилось подменять заболевшую горничную. Она ненавидела убирать комнаты в присутствии хозяев-дворян, всегда стеснялась и буквально впадала в панику, не зная, чего от них ждать, поскольку, несмотря на кажущееся в первую минуту дружелюбие, в следующую они могли ни с того ни с сего приказать выпороть тебя. Амилия никогда не понимала подобной смены настроения и неоправданной жестокости.

Она наблюдала за тем, как работает девушка. Горничная встала на колени и терла щеткой пол, намочив мыльной водой свою юбку. Лежавшая перед Амилией гора посланий требовала внимания, но присутствие горничной отвлекало. Амилия чувствовала неловкость из-за того, что не обращает на девушку внимания. Ей это казалось невежливым и грубым.

«Надо бы поговорить с ней».

Однако в следующее мгновение Амилия отказалась от этой мысли. Для новой девушки Амилия — настоящая дворянка, главная наставница императрицы, и даже простое пожелание доброго утра наверняка напугает ее.

Девушка была, возможно, на несколько лет старше Амилии, стройная и красивая, хотя ее одежда оставляла простор для воображения. На ней были свободное платье и полотняный фартук, скрывавшие фигуру под многочисленными складками. Такую одежду носили все служанки, если только не были слишком глупыми или чересчур самонадеянными. Когда работаешь у тех, кому все дозволено, лучше не привлекать к себе внимания.

Амилия попыталась угадать, есть ли у девушки муж и семья. После успешной встречи Модины с народом слугам вновь было позволено покидать замок, и горничная вполне могла иметь в городе семью. Амилия гадала, будет ли новенькая каждую ночь уходить домой или же, оставив всех, как и сама Амилия, станет постоянно жить в замке. Может, у нее есть ребенок, даже не один; хорошенькие крестьянки рано выходили замуж.

Амилия укорила себя за то, что вместо того, чтобы отвечать на письма, наблюдает за горничной, но что-то в девушке привлекло ее внимание. То, как она двигалась, как держала голову, казалось странным. Амилия смотрела, как она обмакивает щетку в воду и водит ею по полу из стороны в сторону, словно художник кистью, просто разгоняя воду, но почти не смывая с поверхности грязь. За такую работу Эдит Мон наверняка бы ее выпорола. Старшая дворцовая горничная отличалась чрезмерной жестокостью, и Амилии не раз доставалось от нее ремнем и за куда меньшие грешки. Уже поэтому ей стало жаль бедную девушку. Амилия слишком хорошо знала, что ей предстоит.

— С тобой здесь хорошо обращаются? — вопреки своему решению помалкивать спросила Амилия.

Девушка подняла голову и огляделась.

— Да-да, с тобой, — подтвердила Амилия.

— Да, моя госпожа, — ответила горничная.

«Она смотрит мне прямо в глаза», — изумленно подумала Амилия. Даже имея титул баронессы и наставницы императрицы, Амилия все еще не могла привыкнуть к тому, что может встречаться взглядом с дворянами даже самого захудалого рода. А эта девушка смотрела прямо на нее!

— Скажи мне, если это не так. Я знаю, каково… — Она замолчала, поняв, что горничная ей не поверит. — Я понимаю, новые слуги могут сталкиваться с разными трудностями и подвергаться унижению.

— У меня все хорошо, госпожа, — ответила девушка.

Амилия улыбнулась и постаралась ее успокоить.

— Уверена, что так и есть. Я тобой очень довольна. Начинать работу в новом месте иногда бывает сложно, и я хочу, чтобы ты знала: если у тебя возникнут какие-либо неприятности, я смогу помочь.

— Благодарю вас, — сказала девушка. В ее голосе Амилия услышала нотки подозрительности.

Наверное, девушку напугало предложение дворянки помочь с бедами, исходившими от ее окружения. На ее месте Амилия заподозрила бы в этом ловушку, устроенную для того, чтобы проверить, как она станет отзываться о других. Да признайся она, что к ней как-то не так относятся дворяне, ее могли тотчас удалить из дворца. Амилия никогда бы ни в чем не призналась перед дворянами, как бы мягко они с ней ни разговаривали.

Амилия тут же почувствовала себя глупо. Между дворянами и простонародьем существовала пропасть, и — хорошо это или плохо — сама она теперь находилась на другой ее стороне. Она не могла устранить разделявшую их преграду и посему решила больше не мучить бедную девушку и вернуться к своим письмам. Однако горничная неожиданно положила щетку и встала с колен.

— Вы ведь леди Амилия?

— Да, — ответила она. Внезапная прямота девушки изрядно ее удивила.

— Вы главная наставница императрицы?

— А ты неплохо осведомлена. Хорошо, что запоминаешь, что и как. Мне понадобилось время, чтобы понять…

— Как себя чувствует ее величество?

Амилия опешила. Перебивать, да еще спрашивать столь прямолинейно об императрице было большой дерзостью. С другой стороны, Амилию тронула забота о здоровье Модины. Возможно, девушка просто не привыкла общаться с дворянами. Скорее всего, она пришла из какой-нибудь глухой деревушки, куда дворяне никогда даже не заглядывали. То, как она смотрела Амилии в глаза, нервировало наставницу, но и доказывало, что девушка не знакома с дворцовым этикетом. Эдит Мон не пожалеет времени, чтобы вбить в нее эти уроки.

— Все хорошо, — ответила Амилия и по привычке добавила: — Ее величество болела и все еще не вполне здорова, но ей с каждым днем становится лучше.

— Я ее никогда не видела, — продолжала служанка. — Я видела вас, канцлера, регентов и лорда-управляющего, но никогда не встречала императрицу ни в залах, ни за столом.

— Ее величество оберегает свою частную жизнь, и ее можно понять: все хотят провести время с императрицей.

— Наверное, она ходит тайными коридорами?

— Тайными коридорами? — Фантазия девушки позабавила Амилию. — Нет, она не пользуется тайными коридорами.

— Но я слышала, этот замок очень древний, здесь повсюду потайные лестницы и коридоры, которые ведут во всякие скрытые места. Это правда?

— Я ничего об этом не знаю, — ответила Амилия. — С чего ты взяла?

Горничная смущенно прикрыла рот рукой и покорно опустила взгляд к полу.

— Простите меня, госпожа. Я не хотела быть дерзкой. Я сейчас же вернусь к работе.

— Ничего страшного, — ответила Амилия. Горничная снова опустила щетку в ведро. — Как тебя зовут, милая?

— Элла, госпожа, — тихо ответила служанка, не поднимая глаз.

— Что ж, Элла, если у тебя возникнут какие-либо трудности или будут вопросы, я дозволяю тебе обращаться ко мне.

— Благодарю, госпожа. Вы очень добры.

Амилия вернулась к письмам и позволила служанке заниматься своим делом. Через некоторое время та закончила уборку и собрала вещи, намереваясь уйти.

— До свидания, Элла, — сказала Амилия.

Горничная улыбнулась, услышав свое имя, и благодарно кивнула. Когда она уходила, Амилия случайно посмотрела на ее руки, в которых служанка сжимала ручку ведра и швабру, и была крайне удивлена, заметив длинные ухоженные ногти. Поймав ее взгляд, Элла передвинула руку, скрыв ее, и быстро покинула кабинет.

Какое-то время Амилия смотрела ей вслед, недоумевая, как простой служанке удается сохранять такие красивые руки. Потом, выбросив это из головы, она снова занялась перепиской.

— Вы же понимаете, скоро они обо всем догадаются, — сказала Амилия после того, как швея сняла с Модины мерки и ушла.

Наставница ходила по комнате, раскладывая вещи. Модина сидела возле узкого окошка, откуда в комнату проникал солнечный свет. Именно здесь Амилия чаще всего заставала ее. Девушка могла сидеть там часами, глядя на улицу, наблюдая за облаками и птицами. Каждый раз, когда Амилия видела, как нестерпимо хочется императрице попасть в недоступный ей мир, у нее сжималось сердце.

Императрица никак не отреагировала на замечание Амилии. Ясность ума, которую она показала вчера, снова исчезла. Однако Модина ее слышала — в этом Амилия была совершенно уверена.

— Они же не дураки, — продолжала она, взбивая подушку. — После вашей речи и вчерашнего случая с секретарем это всего лишь вопрос времени. Уж лучше бы вы оставались у себя в покоях и предоставили мне самой с этим разобраться.

— Он бы тебя не послушал, — проговорила императрица.

Амилия уронила подушку.

Стараясь ничем не выдать охватившее ее волнение, она повернула голову и через плечо бросила взгляд на Модину, которая по-прежнему смотрела в окно с обычным для нее пустым, отстраненным выражением лица. Амилия медленно подняла подушку и снова принялась взбивать ее. Затем она сказала:

— Может, не сразу, спустя какое-то время, но я уверена, что смогла бы убедить его оплатить ткань для вашего платья.

Затаив дыхание, Амилия прислушивалась к тишине.

Когда она уже решила, что это была редкая для Модины минута прояснения ума, императрица снова заговорила:

— Он бы ни за что не дал ее тебе. Ты его боишься, и он это знает.

— А вы нет?

И снова тишина. Амилия ждала.

— Я уже ничего не боюсь, — наконец ответила императрица. Ее голос звучал глухо и словно издалека.

— Может, и не боитесь, но вам бы не понравилось, если бы у вас отобрали окно.

— Да, — немногословно ответила Модина.

Императрица закрыла глаза и подставила лицо солнечным лучам.

— Если Сальдур узнает, что вы притворялись — если он сочтет, что вы только изображали безумие и больше года морочили регентам голову, — он может разгневаться и запереть вас там, где от вас не будет неприятностей. Вас снова могут посадить в какую-нибудь темную дыру и оставить там навечно.

— Я знаю, — сказала Модина, не открывая глаз и откинув голову назад. Ее лицо, казалось, светится в сиянии солнца. — Но я не позволю им причинить тебе зло.

Амилии потребовалось некоторое время, чтобы понять ее слова. Она отчетливо расслышала их, но смысл оказался столь неожиданным, что она, сама того не замечая, села на кровать. Она могла бы и сразу все понять, но ей стало ясно только теперь, что Модина намеренно упомянула ее в своей речи перед народом — чтобы Этельред и Сальдур не смогли потихоньку убрать или убить служанку. Мало кто когда-либо проявлял хоть какую-то заботу об Амилии, и ей было трудно представить, что Модина — полубезумная императрица — ради нее станет так рисковать собой. Это событие казалось столь же невероятным, как если бы ради ее блага ветер вдруг подул в другую сторону или солнце спросило у нее позволения светить.

— Спасибо, — только и могла сказать она. Впервые она почувствовала себя неловко в присутствии Модины. — Мне пора идти.

Она направилась к двери. Когда ее рука коснулась замка, Модина снова заговорила:

— Знаешь, ведь не все было притворством.

Ожидая за дверью кабинета регента, Амилия вдруг поняла, что напрочь забыла, о чем она разговаривала с придворными дамами во время утренней встречи. Разговор с Модиной — сам факт того, что они разговаривали, — произвел на нее такое впечатление, что она не могла обращать внимание на что-то другое. Однако, как только прибыл Сальдур, она сумела взять себя в руки.

Регент, как всегда, вызывал у Амилии только страх. Он был одет в дорогую черную с пурпуром мантию и плащ. Седые волосы и испещренное морщинами лицо придавали ему вид доброго дедушки, но в глазах не было ни капли тепла.

— Добрый день, Амилия, — сказал он, проходя мимо нее и усаживаясь за стол.

Кабинет регента, в десять раз больше ее собственного, отличался великолепным интерьером и был пышно украшен. Отполированный деревянный пол покрывал красивый узорчатый ковер, повсюду стояли многочисленные диванчики, кресла и столики. На одном из столиков расположилась доска с замысловатыми резными шахматами. В комнате имелся большой, выложенный мрамором камин. На полках между толстыми книгами стояли графины с вином. На стенах между шкафами и окнами висели картины на религиозные темы. На одной из них была изображена знаменитая сцена: Марибор благословляет Новрона на царство. Огромный стол из красного дерева, за которым сидел Сальдур, был отполирован до блеска и украшен букетом свежих цветов. Во всем кабинете чувствовался головокружительный аромат фимиама, подобный которому Амилия ранее встречала только в храме.

— Ваше преосвященство, — поклонившись, уважительно ответила Амилия.

— Садись, милая, — сказал Сальдур.

Амилия нашла стул и, словно под гипнозом, села, испытывая невероятное напряжение в каждой части тела. Если бы только Модина не говорила с ней утром! Тогда она могла бы притвориться, что ничего не знает. Амилия не умела врать и так и не сумела придумать, как отвечать на допрос Сальдура, чтобы заслужить как можно более мягкое наказание и для себя, и для императрицы. Она все еще гадала, что сказать, когда Сальдур заговорил.

— У меня для тебя новости, — сказал он, сложив руки на столе и наклонившись вперед. — Еще несколько недель их будут держать в тайне от народа, но ты должна знать сейчас, чтобы начать приготовления. Однако никому ни слова до тех пор, пока я не сделаю заявление, понимаешь?

Амилия кивнула, как будто и правда все понимала.

— Не позднее чем через четыре месяца, во время праздника Зимнего солнцестояния, Модина выйдет замуж за регента Этельреда. Не думаю, что необходимо подчеркивать важность этого события. Сам патриарх прибудет, чтобы венчать их. Дворец окажется в центре всеобщего внимания… и императрица тоже.

Амилия молчала. Она едва заставила себя еще раз кивнуть.

— Ты должна проследить, чтобы не произошло ничего скандального. До сего времени твоя работа меня только радовала, и я даю тебе возможность еще более преуспеть в делах. Я назначаю тебя ответственной за проведение церемонии. Ты должна составить список гостей и подготовить приглашения. Обратись за помощью к лорду-управляющему. Тебе надо будет договориться с поварами о блюдах. Насколько мне известно, ты в хороших отношениях с главным дворцовым поваром?

Она снова кивнула.

— Замечательно! Необходимо позаботиться об украшениях, развлечениях — музыка, разумеется, возможно, фокусники или труппа акробатов. Венчание пройдет здесь, в большой зале. Это несколько облегчит твою задачу. Тебе также нужно будет заказать свадебное платье, достойное императрицы. — Заметив, как она напряжена, Сальдур добавил: — Успокойся, Амилия, на сей раз тебе придется заставить ее сказать всего одно слово: «Согласна».

Глава 6 «ИЗУМРУДНАЯ БУРЯ»

Корабль снова накренился, и Адриан, споткнувшись, уже в третий раз за день чуть не ударился головой о потолочную балку. На нижних палубах «Изумрудной бури», где жили матросы, было темно и тесно. Сундуки, мешочки для мелочей, грубые деревянные скамьи, подвешенные на канатах столы и почти сто тридцать мужчин, помещенных вместе в страшной тесноте, превращали жилую палубу в настоящую полосу препятствий. Нетвердой походкой Адриан шел на корму, обходя правый борт, где большинство матросов спали, покачиваясь в гамаках, свисавших с толстых потолочных балок — тех самых, о которые он едва не раскроил себе череп. Его шатало даже не столько от корабельной качки, сколько от постоянно подкатывавшей к горлу тошноты.

«Изумрудная буря» находилась в море уже почти пятнадцать часов, и загадки корабельной жизни постепенно начинали проясняться. Прослужив много лет в самых разных сухопутных войсках, Адриан хорошо знал армейскую жизнь, отличительные черты, традиции и жаргон каждого рода войск, но на корабле он оказался впервые, и ему все было внове. Пока он мог быть уверен лишь в двух вещах: ему предстояло еще многому научиться, и у него на это было очень мало времени.

Кое-что важное он уже усвоил — например, где облегчаться. К его удивлению, место для этой цели было отведено на носу корабля, что представляло некоторую опасность, поскольку приходилось нависать над морем, держась за бушприт. Вполне вероятно, что бывалые моряки, да и Ройс с его исключительной ловкостью, легко справлялись с подобной задачей, Адриану, однако, всякий раз становилось не по себе.

Еще одним очень полезным открытием стало поверхностное понимание субординации. Адриан понял, что офицеры — в основном дворяне — были искусными знатоками морского дела, но и среди них существовали различные уровни старшинства и влияния. В первый день невозможно было разобраться в столь сложной иерархии, но одно он понял: за тем, чтобы матросы выполняли свои обязанности, следят боцман и его помощники. Эти вооруженные короткими веревочными плетками люди были повсюду и зорко следили за командой. Поэтому он обращал на них больше всего внимания.

Команда делилась на две вахты. Пока одни работали, другие отдыхали, спали или ели. Лейтенант Бишоп определил Ройса на вахту правого борта, и в его задачу входило управление снастями грот-мачты. Таким образом, Ройс оказался в подчинении у боцмана Бристоля Беннета и трех его помощников. Адриану не раз доводилось встречать подобных людей. Как правило, это были бродяги, пропойцы и бандиты, ничем не примечательные и никак не проявившие себя на суше, но на корабле они получали над подчиненными почти неограниченную власть, и возможность отплатить другим за пережитые ранее унижения и неудачи превращала их в крайне жестоких и скорых на расправу тиранов. В собственных вахтенных обязанностях Адриан пока еще не разобрался, да и не знал, имеются ли таковые у кока. В любом случае он надеялся, что сможет держаться поближе к Ройсу.

Пока что ему везло. В первый день готовить вообще не пришлось — нужно было только раздавать фрукты, свежий хлеб и солонину, загруженные в порту, а посему никто не сумел усомниться в его поварском мастерстве, времени на обучение, однако, оставалось все меньше. Кое-что он, конечно, умел — долгие годы приходилось готовить еду на костре, но только для себя и Ройса, а как и чем накормить целый корабль, он вообще не представлял. Чтобы хоть немного разобраться в этом вопросе и выяснить, чего ждет от него команда корабля, он отправился на поиски Уайатта.

— Там сейчас правит принцесса Меленгара, — услышал Адриан голос одного из юношей.

На вид парню было не больше шестнадцати. Юное лицо с тонкими усиками и веснушками, еще резче обозначившимися от пребывания на солнце, обрамляли кудрявые волосы, подстриженные под горшок, и только сзади свисал короткий хвостик, перевязанный черным шнуром. Он сидел с Уайаттом, Грэди и еще несколькими матросами вокруг качающегося стола, освещаемого оплывшей свечой, установленной в медной тарелке. Они играли в карты. Сбитый с толку огромными тенями, которые отбрасывали их тела, Адриан не сразу разглядел игроков.

— Она не правит Ратибором. Она градоначальница, — поправил юношу Уайатт и выложил на стол карту.

— А в чем разница?

— Ее избрал народ, парень.

— И что это значит? — спросил юноша, пытаясь решить, какой картой ходить. Он держал свои карты так близко к груди, что сам едва мог разглядеть их.

— Это значит, что она не просто захватила власть. Народ города попросил ее взять управление Ратибором на себя.

— Но она ведь может казнить кого захочет, так?

— Наверное.

— Тогда чем она отличается от других правителей?

Широко улыбнувшись, мальчишка положил карту, которая, как он считал, являлась на удивление удачной.

— В Ратиборе, видать, живут одни дураки, — проворчал Грэди. Ход парня явно вызвал у него раздражение. — Не успели сбросить одно ярмо, как тут же по доброй воле надели себе на шею новое.

— Грэди! — одернул его матрос с белым платком на голове. — Ты забыл, что я из Ратибора, дубина!

— Вот именно! Спасибо, что лишний раз подтвердил мою правоту, Берни, — ответил Грэди.

Он шлепнул карту на стол с такой силой, что несколько матросов, дремавших в гамаках поблизости, недовольно заворчали. Грэди расхохотался над собственной шуткой. Все остальные, кроме Берни из Ратибора, по-доброму усмехнулись.

— Адриан! — приветствовал Уайатт нового кока, который подошел к ним, шатаясь, будто пьяный. — Мы тут говорим о делах на суше. Большая часть этих бедолаг уже год не сходили на берег, и мы как раз рассказываем новости о войне.

— Очень интересно! Особенно если учесть, что мы впервые слышим о какой-то там войне, — с деланным возмущением изрек Грэди.

— Но мы же только что из порта, — удивился Адриан. — Я думал…

— Да чего тут думать! — пробормотал еще один матрос, судя по обширной лысине и малому числу зубов, самый старый за столом, а возможно, и на всем корабле. В ухе у него блестела серебряная серьга, в которой отражалось пламя свечи, а руку украшала татуировка с изображением русалки. Как и у большинства матросов, голова была повязана платком. — Почти всю команду завербовали насильно. Капитан-то не дурак, только пусти их в порту на берег, потом днем с огнем не сыщешь! Да тут никого, кроме капитана и господина Бишопа, не останется!

Матросы захохотали. Снова послышались сердитые крики тех, кто пытался спать.

— Плохо выглядишь, — глядя на Адриана, заметил Уайатт.

Тот со страдальческим видом покачал головой.

— Давно не был на корабле. «Бурю» всегда так качает?

— Гм? — Уайатт покосился на него и рассмеялся. — Качает? Да разве это качка? Через денек-другой и вовсе замечать перестанешь. — Он перевел глаза на того, чья очередь подошла ходить. — Пока идем гладко. Подожди, вот выйдем в открытое море… Может, присядешь? Ты весь мокрый.

Адриан вытер испарину на лице.

— Странно, чего я вдруг так вспотел. Меня, наоборот, трясет, как от холода.

— Садись, — сказал Уайатт. — По, уступи-ка ему место.

— А почему сразу я? — оскорбленным тоном воскликнул юноша.

— Потому что я так сказал! — По лицу парня было видно, что этот довод не шибко убедил его уступить одно из самых удобных мест. — Потому что я старшина-рулевой, а ты простой матрос. А главное, потому что господин Бишоп назначил тебя помощником кока.

— Да? — спросил По и, улыбнувшись, похлопал глазами.

— Поздравляю, — сказал Уайатт. — Тебе подвернулся случай произвести хорошее впечатление на нового начальника, подвинув свою тощую задницу!

Мальчишка тут же вскочил и сделал вид, что протирает скамейку несуществующей тряпкой.

— После вас, сэр! — сказал он, преувеличенно поклонившись.

— Готовить-то он умеет? — присаживаясь, с сомнением спросил Адриан.

— А как же! — радостно заявил По. — Я много чего умею. Вот увидите, я вам еще покажу!

— Это хорошо, а то я чувствую, что пока не готов даже смотреть на еду.

Адриан уронил голову на руки. Старик возле Уайатта сделал ход, и вся компания застонала от отчаяния.

— Ну ты и мерзавец, Дрю! — рявкнул на него Грэди, швырнув оставшиеся карты на стол. Остальные игроки сделали то же самое.

Дрю широко улыбнулся, показав несколько редких желтых зубов, и собрал небольшую кучку серебряных тенентов.

— На этом все, парни! Спокойной ночи!

— Приятных тебе снов, Дрю, пройдоха из Ланкстира! — сказал Грэди, отмахиваясь от него, как от мухи. — Иди уже, за завтраком поговорим, да?

— Конечно, Грэди, — ответил Дрю. — Кстати, я тут кое-что вспомнил. Сегодня ночью, когда я подтягивал парус, услышал очень смешной разговор. Скоро мы должны взять на борт человека, который якобы поможет нам найти рог. Ну и болваны эти сухопутные крысы! Да чего его искать-то, этот самый рог? Кто ж не знает, что это самая известная точка в Шаронском море! В общем, напомните мне за завтраком, я расскажу поподробнее. Со смеху умереть можно, чтоб мне провалиться! Ну все, бывайте.

Остальные тоже разошлись, и за столом остались только Уайатт, Грэди, По и Адриан.

— Ты бы тоже ложился, — сказал Уайатт юноше.

— Я не устал, — запротестовал По.

— Я тебя не спрашиваю, устал ты или нет.

— А я хочу остаться и отпраздновать повышение в должности.

— Иди, пока я не доложил кому следует, что ты не выполняешь приказов старших по званию.

По скорчил недовольную мину и, пробурчав что-то себе под нос, отправился, громко топая, искать свой гамак.

— И ты иди, Грэди, — сказал Уайатт.

Старик подозрительно посмотрел на Уайатта, наклонился и тихо спросил:

— Ты чего, пытаешься от меня избавиться, а, Деминталь?

— Да просто устал смотреть на твою мерзкую рожу, только и всего.

— Брехня! — прошипел матрос. — Хочешь обговорить свои делишки, сам знаешь какие! Вы оба знаете, о чем я. Меня не проведешь! И этот парень, Ройс, он тоже все знает. Сколько у тебя человек, Уайатт? Еще местечко найдется? Я умею хорошо драться.

— Заткнись, Грэди, — сказал Уайатт. — За такие разговорчики тебя могут и вздернуть.

— Все, молчу, молчу! — Грэди поднял руки. — Просто хочу, чтоб ты знал: можешь на меня рассчитывать.

Он встал и направился к своему гамаку, по пути оглядываясь на них, а затем затерялся среди качавшихся в гамаках тел.

— Это он о чем? — спросил Адриан, кивая в сторону удалившегося Грэди.

— Не знаю, — ответил Уайатт. — На каждом корабле всегда найдется матрос, который просто не может не подстрекать к мятежу. Видимо, на «Изумрудной буре» таким матросом будет Грэди. С тех пор, как он сюда нанялся, все подозревает какой-то заговор. Думаю, потому, что ему хочется поучаствовать в бунте. Никак не желает признавать авторитетов. — Уайатт принялся собирать разбросанные на столе карты в колоду. — Ну, а у вас что за дела?

— Ты о чем? — спросил Адриан.

— Что вас с Ройсом сюда привело? Думаю, коль скоро я рисковал собственной шкурой, устраивая вас на корабль, то имею право знать, что вам тут нужно.

— А я решил, что ты таким способом возвращаешь нам долг.

— Верно, но мне все равно интересно, зачем вы сюда явились.

— Ищем более безопасную работу. Вот, решили попробовать мореходство, — сказал Адриан. По лицу Уайатта было ясно, что он не купится на такое объяснение. — Ну, в общем, выполняем очередной заказ, ничего больше я рассказать не могу.

— Это как-то связано с тайным грузом?

Замявшись, Адриан неопределенно ответил:

— Возможно. А что собой представляет тайный груз?

— Оружие. Стальные мечи, тяжелые щиты, арбалеты, сделанные в империи, доспехи — достаточно, чтобы снарядить неплохую армию. Все это поступило на борт в последнюю минуту. Забросили посреди ночи незадолго до отплытия.

— Интересно, — задумался Адриан. — Есть соображения, куда мы направляемся?

— Нет, но это как раз обычное дело. Такого рода сведения капитаны предпочитают держать при себе. Капитан Сьюард не поделился даже со мной, а я — старшина-рулевой!

— Старшина-рулевой? Я думал, ты штурман.

— Полагаю, ты служил в армии, так?

— Даже в нескольких, но на суше должности и звания совсем другие.

— Ну а на море рулевой — тот человек, которому положено знать хотя бы примерный курс корабля, а между тем капитан даже мне не сказал ни слова. — Уайатт задумчиво перетасовал карты. — Стало быть, ты не знаешь, куда идет корабль, и ничего не знал про груз. Почему же тот, кто вас нанял, не счел нужным поподробнее обрисовать положение вещей?

— Ну а ты? — ответил Адриан вопросом на вопрос. — Что ты здесь делаешь?

— Я мог бы сказать, что зарабатываю на жизнь, и был бы недалек от истины, но, помимо этого, как и вы, я ищу ответы на кое-какие вопросы.

— Какие?

— Где моя дочь. — Уайатт на мгновение замолчал, глядя на свечу. — Элли забрали неделю назад. Я как раз отправился искать работу, и пока меня не было, ее схватили имперцы.

— Схватили? За что?

Уайатт понизил голос.

— Элли наполовину эльфийка, а Новая империя их не больно жалует. Согласно новым законам, аресту может подвергнуться человек даже с каплей эльфийской крови. Их хватают и сажают на корабли, но никто не может сказать, куда их везут. Вот поэтому я здесь.

— Но с чего ты взял, что это судно направляется в то самое место?

— Как я понимаю, в трюме ты еще не был? — Он помолчал секунду, затем добавил: — Это в самом низу корабля, ниже ватерлинии. Обычно там перевозят груз и всякую живность: коз, коров, цыплят. Провинившихся матросов в наказание посылают откачивать воду из трюма. Препротивное дело, должен сказать, ковыряться в навозе, разжиженном морской водой. Так вот, сейчас в трюме везут более сотни эльфов. Они сидят закованные в цепи в помещении вдвое меньше этого.

Адриан скривился, представив себе эту картину.

— Однажды вы с Ройсом отпустили меня из-за дочери. Почему?

— Так решил Ройс, вот у него и спрашивай. Только я бы пока к нему не лез. Ему еще хуже, чем мне. Никогда не видел, чтобы ему было так плохо, а на море он стал еще и раздражительным. Ну, более раздражительным, чем обычно.

Уайатт кивнул.

— Моя дочка тоже не переносит воду. Бедняжка, чувствует себя как кошка на дрейфующей доске. Наверное, никогда не сможет привыкнуть к качке. — Он замолчал на мгновение, не сводя глаз со свечи.

— Я уверен, ты ее найдешь. Не переживай. — Адриан посмотрел на матросов вокруг и добавил шепотом: — Пока мы выполняем важный заказ, не можем позволить себе отвлекаться на другие дела, но при первой же возможности постараемся тебе помочь, сделаем все, что в наших силах. Что-то мне подсказывает, что Ройса уговаривать не придется.

Адриан почувствовал очередной приступ тошноты, что, видимо, отразилось у него на лице.

— Ничего, все обойдется. Морская болезнь обычно продолжается три дня, — заверил его Уайатт, убирая карты в нагрудный карман. — Потом полегчает, оба придете в себя.

— Если мы здесь на столько задержимся. Честно говоря, я плохо себе представляю обязанности корабельного кока.

Уайатт улыбнулся.

— Не волнуйся. Я все продумал. Основную работу будет выполнять По. Знаю, на вид он молод, но он тебя еще удивит.

— Как я вообще получил помощника?

— Будучи коком, ты являешься корабельным старшиной. В общем-то радоваться тут особо нечему. Ты все равно подчиняешься боцманам и их помощникам, но зато командуешь младшим матросом По, а также освобождаешься от вахты. Это значит, что пока ты хорошо и к сроку справляешься со своими обязанностями, все остальное время будешь предоставлен самому себе. Тебе надо запомнить, что завтрак подается сразу после первого удара колокола, означающего начало утренней вахты. — Уайатт помолчал. — До этого на рассвете колокол ударит восемь раз — это конец ночной вахты. Вели По разжечь на камбузе огонь. Скажи ему, чтоб приготовил баланду — это такая жидкая овсяная каша. Не забудь про галеты — они подаются при каждом приеме пищи. Когда прозвучат восемь ударов колокола, матросы будут ждать завтрака. От каждого отделения к тебе придет человек с большой бадьей — это такое деревянное ведро. Твоя задача — раздать еду. Пускай По еще сделает чай. Матросы пьют грог или ром за обедом и ужином, но не за завтраком, а простую воду никто на борту пить не отважится.

— Почему?

— Вода хранится в бочках по нескольку месяцев, а то и лет, если корабль долго в море. Она протухает. Чай и кофе — еще ничего, потому что вода кипяченая, да и вкус тухлятины они отбивают. Но кофе — дорогая штука и только для офицеров. Матросы и мичманы едят первыми. Затем появится Бэзил, офицерский кок, и начнет готовить еду для лейтенантов и капитана. Главное, не лезь к нему. На обед свари свинину. Пускай По начнет варить ее сразу после ухода Бэзила. Половину толстого слоя жира солонины забирают марсовые, чтобы смазывать снасти, другую половину можешь оставить себе. В следующем порту продашь ее как сало для смазки другим морякам, получишь немного денег. Только матросам не раздавай направо и налево. Это прибавит тебе авторитета, но если у кого-либо из команды начнется цинга, капитану это не понравится. Пусть По сварит немного овощей и добавит их в баланду. И не забудь про галеты.

— То есть я только указываю По, что сделать, и раздаю еду, а сам стряпней не занимаюсь?

Уайатт улыбнулся.

— В этом преимущество положения старшины. Правда, платят тебе, как обыкновенному матросу. На ужин подавай то, что осталось с обеда, грог и, конечно, галеты. А потом пускай По приберется, а весь остальной день, как я уже говорил, можешь располагать своим временем. Ну как, просто?

— Возможно… если бы я мог стоять прямо и мой желудок не совершал сальто.

— Слушай По. Он о тебе позаботится. А теперь тебе лучше лечь в гамак. Поверь мне, это поможет. И еще хочу тебе сказать: ты ошибся.

— В чем? — удивленно спросил Адриан.

— Если всерьез думал, что мореходство — более безопасная работа.

Было еще темно, когда раздался приказ капитана:

— Свистать всех наверх!

Поднялся резкий холодный ветер. В темные предрассветные часы палубу оросил легкий дождик, от которого невыспавшемуся Адриану стало еще холоднее и противнее. Его все еще мутило. Ночью «Изумрудная буря» миновала остров Ниэль и теперь приближалась к Мысу Человека. Вокруг мыса было коварное мелководье, отмечавшее границу Авринского залива и начало Шаронского моря. В темноте банку было не разглядеть, но звук ни с чем нельзя было перепутать. Откуда-то спереди доносился ритмичный громоподобный шум набегающих на мыс волн.

Нижние палубы быстро опустели после того, как боцман и его помощники, разбудив матросов обеих вахт криками и ударами плетей, выгнали их наверх.

— Развернуть на сто восемьдесят градусов! — закричал капитан, стоя на квартердеке.

Величавый лейтенант Бишоп повторил приказ, который затем повторил господин Темпл.

— Идти галсом! — закричал капитан.

Приказ снова разнесся по палубе. Уайатт крутил огромный штурвал.

— Идти галсом! — огрызнулся лейтенант Бишоп.

На бизань-, грот- и фок-мачтах остальные лейтенанты отдавали другие приказы, которые разносили боцманы.

Адриан стоял в темноте на верхней палубе под моросящим дождем. Он не знал, каковы его обязанности, да и есть ли они у него. Все-таки он был коком, но, похоже, и кок должен помогать на палубе, если понадобится. Чувствовал он себя препаршиво, но Ройсу, наверное, было гораздо хуже. Угрожающе размахивая короткой плетью, боцман Бристоль, рослый крепкий мужчина, приказал тому подниматься по вантам. Кровь отхлынула от лица Ройса, в темноте оно казалось белым как мел. Взгляд был пустым и невнимательным. Ройс медленно, как бы нехотя поднимался по вантам грот-мачты, уже не показывая чудеса акробатики, как в первый день. На полпути он вдруг остановился, повиснув на мокрых канатах так, словно вот-вот упадет. Бристоль ругался внизу до тех пор, пока он снова не начал ползти вверх. Адриан представил, что на такой высоте качка становится еще ощутимее, а мокрые скользкие канаты и холодный ветер с дождем делают пребывание наверху не просто невыносимым, а крайне опасным. Вот уж кому не позавидуешь, подумал Адриан, от всей души сочувствуя другу.

Несколько человек управляли канатами, направлявшими паруса, а остальные, как и Адриан, ничего не делали, только ждали, стоя в очереди, построенной боцманами. Члены команды поддерживали напряженную тишину. Грохот волн у мыса, напоминавший стук гигантского молота или удары сердца бога, становился все громче и ближе. Казалось, они вслепую летят прямо в раскрытую пасть какого-то невидимого чудовища, готового целиком проглотить их. Адриан подумал, что это сравнение окажется не таким уж далеким от истины, если они подойдут к мели слишком близко.

Все взоры были прикованы к капитану Сьюарду. По изменившемуся направлению ветра и дождя Адриан понял, что корабль поворачивается. Еще недавно полные и туго натянутые паруса затрепетали и осели, когда нос развернулся навстречу ветру.

— Лечь круче к ветру! — вдруг закричал капитан, и команда сбросила булини и брасы.

Увидев это, Адриан понял стратегию. Они пытались идти наветренным галсом, чтобы ветер не гнал корабль к опасным камням, пока матросы переставляли паруса, рассчитывая поймать ветер с другой стороны. Опасность исходила от недостатка маневренности из-за пустых парусов на галсе, когда руль не мог отклонять воду и поворачивать корабль. Если корабль не сумеет полностью развернуться, он не сумеет снова поймать ветер и будет дрейфовать к банке, отчего его деревянный корпус разобьется, как яичная скорлупа, а груз и команду выбросит в темное разъяренное море.

Адриан схватил канат в своей очереди и вместе с несколькими матросами потянул рею, переставляя паруса так, чтобы они могли поймать ветер. Канат был скользким, а ветер трепал его так сильно, что потребовались усилия многих рук, чтобы безопасно закрепить рею.

Снова раздался оглушительный грохот. За левым бортом в небо взметнулся огромный столб белых брызг. Корабль поворачивался все быстрее, стремясь уйти подальше от пены и освободиться. Как только нос ушел от ветра, Адриан услышал приказ капитана:

— Сейчас! Штурвал до отказа!

За грохотом очередной мощной волны, врезавшейся в камни рядом с ними, его голоса почти не было слышно. Нос «Изумрудной бури» подскочил вверх. Из-за резкого крена все едва не попадали на палубу. На квартердеке Уайатт выполнял приказ, крутя штурвал в обратную сторону и следя за тем, чтобы поворот не был слишком резким и судно не ударилось кормой о камни.

Где-то наверху раздался крик.

Подняв голову, Адриан увидел, как с грот-мачты кто-то рухнул, с жутким звуком плюхнувшись в дюжине шагов от него. Все глаза устремились на лежащее на палубе тело, похожее на темное пятно, но никто не посмел сдвинуться с места. Напрягая глаза, Адриан пытался разглядеть, кто это, но человек лежал лицом вниз, и в тусклом свете ничего не было видно.

«А вдруг это Ройс?»

Уж в чем Адриан никогда не сомневался, так это в невероятной ловкости своего друга и его умении забраться куда угодно, но сейчас, когда Ройса, у которого не было необходимого опыта, страшно тошнило, а корабль качало из стороны в сторону, он вполне мог поскользнуться.

— Развернуть паруса! — закричал Темпл, не обращая внимания на упавшего матроса.

Матросы потянули брасы и снова поймали ветер. Паруса наполнились, и Адриан ощутил, как корабль снова кренится, устремляясь вперед, и, бросаясь на волны, выбирается в открытое море.

— Доктора Леви на палубу! — приказал Бишоп.

Адриан немедля бросился к телу, но на полпути остановился, издали заметив на руке покойника татуировку в виде русалки.

— Это Эдгар Дрю, сэр. Он мертв, сэр! — крикнул Бристоль, встав на колени возле трупа.

Вокруг тела собралось несколько матросов. Они смотрели наверх, на паруса грот-мачты, пока помощники боцмана не разогнали их. Адриану показалось, что возле топ-мачты мелькнула фигура Ройса, но в темноте было не разглядеть, хотя, возможно, Ройс и был рядом, когда Дрю сорвался вниз.

Боцман разогнал толпу, и Адриан, снова не знавший, что должен делать теперь, просто стоял на палубе. Мутно-серое небо над мутно-серым морем, которое качалось, словно страшное темное чудовище, осветил первый луч рассвета.

— Кок! — раздался резкий голос.

Адриан повернулся и увидел юношу, который был ненамного старше По, но носил офицерский сюртук и косу. Он стоял, крепко стиснув зубы, неподвижно, словно одеревенев. Щеки раскраснелись от холодного ночного воздуха и ветра, с носа стекали капли дождя.

— Да, сэр? — ответил Адриан, угадав, что это правильный ответ.

— Команда свободна. Можешь идти разжигать огонь и готовить завтрак.

Адриан не нашелся, что еще ответить, и сказал:

— Есть! — Он повернулся, собираясь идти на камбуз.

— Кок! — неодобрительно крикнул молодой офицер.

Адриан резко развернулся, вспомнив свои армейские навыки.

— Да, сэр? — снова сказал он, чувствуя себя дураком из-за того, что не знает точно, как следует отвечать.

— Ты не отдал мне честь, — раздраженно сказал офицер. — Ты получаешь взыскание! Как тебя зовут?

— Адриан, сэр. Блэкуотер, сэр.

— Я научу вас, матросов, уважать меня, даже если для этого мне придется пороть вас! Понятно? А теперь посмотрим-ка, как ты отдаешь честь.

Адриан поднес костяшки пальцев ко лбу, имитируя салют, который видел у других.

— Это уже лучше, матрос. Больше так не делай.

— Есть, сэр.

Адриан с радостью покинул продуваемую ветром мокрую палубу. Возле камбуза его ждал По. Юноша хорошо разбирался в поварском деле, очевидно, поэтому Уайатт и предложил его в помощники. Они развели в печи огонь, и Адриан наблюдал за тем, как По готовит утреннюю овсянку, добавляет в нее масло и коричневый сахар, время от времени предлагая Адриану ее попробовать. Несмотря на странное название, «баланда» была на удивление вкусной, чего никак нельзя было сказать о галетах. Они были каменные. Их, разумеется, делал не По, он только принес эти круглые плоские камешки с хлебного склада, где они хранились в ящиках в огромном количестве. На суше в армии их называли просто сухарями, и Адриану они были хорошо знакомы. Вездесущие галеты хранились очень долго, но наесться ими было невозможно, зато сломать зубы — запросто, и прежде чем отправить такой сухарь в рот, следовало размочить его в чае или супе.

Когда завтрак был готов, пришли дежурные матросы, чтобы забрать свою долю и отнести ее вниз.

Адриан помог стюарду отнести остаток еды на спальную палубу.

— Этот жалкий хвастун даже не смог подняться по вантам, — громко говорил Джейкоб Дернинг.

Марсовые и старшины сидели за столом вместе, как им полагалось по статусу, а остальные примостились между мешками и сундуками, держа на коленях жестяные тарелки. Судя по виду, Джейкоб главенствовал за центральным столом. Свою речь он сопровождал красноречивыми жестами, и все не отрываясь смотрели на него. На голове у него был ярко-синий платок, какой носили все, кто работал на фор-марсе.

— Когда на море штормит, а канаты мокрые, он ведет себя совсем иначе, — продолжал Джейкоб. — Не выделывается, как обычно.

— Мне показалось, он струсил, — прибавил боцман Бристоль. — Я уж думал, мне придется самому лезть наверх и основательно ему врезать, чтоб заставить работать.

— С Ройсом все было в порядке, — сказал тощий неказистый мужчина в белом платке на голове и с густыми, свисавшими, как у моржа, светлыми усами. Адриан не помнил его имени, но узнал в нем капитана грот-мачты. — Просто морская болезнь одолела, вот и все. Когда он поднялся, то прекрасно завязал топсель. Только каким-то странным способом.

— Оправдывай его сколько хочешь, Дайм, — сказал Джейкоб, тыча пальцем в тощую грудь усатого моряка. — Но согласись, он какой-то странный, а еще более странно то, что в первый же день на мачте матрос рядом с ним упал и разбился насмерть.

— Хочешь сказать, что Дрю убил Ройс? — спросил Дайм.

— Да ничего я не хочу сказать, просто это странно, вот и все. Ты-то, конечно, лучше знаешь, что там стряслось, верно, Дайм?

— Я ничего не видел. Рядом с Дрю, когда он упал, был Берни, а тот говорит, что Дрю просто проявил небрежность. Я и раньше такое видел. Ударит им что-то в голову, и начинают резвиться на снастях! Берни утверждает, что Дрю пытался пройти по рее, когда корабль накренился при развороте возле отмели, и потерял равновесие. Берни пытался схватить его, когда болтался на рее, но из-за дождя нога соскользнула.

— Дрю пошел по рее в бурю? — рассмеялся Джейкоб. — Вот это вряд ли.

— А где в это время был Ройс? — спросил Бристоль.

Дайм покачал головой.

— Не знаю, я его не видел до тех пор, пока он чуть позже не появился на марсе.

— Прошлой ночью Берни и Дрю играли в карты, правильно? Я слышал, Дрю ушел с большим уловом.

— Так теперь ты считаешь, что это Берни его убил? — спросил третий матрос в красном платке.

Адриан никогда раньше его не видел, но решил, что он капитан бизань-мачты, поскольку марсовые обычно ели за одним столом с боцманами.

— Нет, но вот кок там точно был, когда закончилась игра, а они с Ройсом приятели, нет? Я думаю… — Джейкоб замолчал, заметив Адриана. — Повезло тебе, что повар из тебя лучше, чем из твоего дружка марсовой, а не то господин Темпл вышвырнул бы вас обоих за борт.

Адриан промолчал. Он огляделся в поисках Ройса, но его нигде не было. Ничего удивительного — скорее всего, Ройс не хотел и близко подходить к еде.

— Можешь передать своему приятелю, что я попросил Бристоля перекинуться на его счет парой слов с господином Берилом.

— С Берилом? — озадаченно переспросил Бристоль. — Я собирался говорить с Уэсли.

— Да ну его, — сказал Джейкоб. — Какой от Уэсли толк? Пустое место, ты не согласен?

— Я не могу обойти его и обратиться к Берилу, — настойчиво сказал Бристоль. — Когда это произошло, вахтенным офицером был Уэсли.

— Да ты никак спятил? Чего ты боишься? Думаешь, Уэсли затаит на тебя злобу за то, что ты обратился к Берилу? Все, что Уэсли может сделать, это доложить капитану. Только этим он и занимается. Юнец в мичманском мундире, у него кишка тонка. Он на «Буре» только потому, что его папаша — лорд Белстрад.

— Нам надо подавать еду мичманам, — напомнил Адриану По, дергая его за рукав. — Они завтракают в офицерской кают-компании на корме.

Адриан повесил ведро на крюк, подражая По, и бросил последний взгляд на Джейкоба. Капитан фок-мачты злобно улыбался.

Офицерская кают-компания была значительно меньше, чем столовая матросов, и ненамного удобнее. Она располагалась на корме на спальной палубе, и когда корпус корабля подскакивал на волнах, все, что там находилось, издавало громкий скрип. Обычно еду для офицеров готовил и разносил Бэзил, но сегодня утром он был особенно занят стряпней для капитана и лейтенантов и попросил По и Адриана доставить еду мичманам.

— А ты что здесь делаешь? — вдруг спросил самый высокий мичман, когда вошли Адриан и По. Адриан открыл было рот, чтобы ответить, но понял, что вопрос адресован не ему. За ними вошел, слегка припозднившись, молодой офицер, который сделал Адриану выговор. — Ты должен стоять на вахте, Уэсли.

— Лейтенант Грин сменил меня пораньше, чтобы я мог поесть, пока еда не остыла.

— И ты явился сюда, чтобы действовать на нервы приличным людям? — спросил высокий мичман. Его товарищи расхохотались. Адриан догадался, что это, по всей видимости, и есть Берил. Он был намного старше остальных мичманов — лет на десять, не меньше. — От тебя и дальше будут одни неприятности, а, парень? А мы-то думали, что сможем спокойно поесть без твоего нытья. Что ты сделал? Пожаловался Грину, что у тебя живот болит, потому что прошлой ночью мы тебе ничего не оставили?

— Нет, я… — начал Уэсли.

— Заткнись! Противно слушать твой плаксивый голос. Эй, кок! — рявкнул Берил. — Мичману Уэсли еды не подавать, ни крошки от галеты, понятно?

Адриан кивнул, поняв, что Берил каким-то образом превосходил Уэсли по рангу, хотя оба были одеты в форму мичманов.

Уэсли вспыхнул от ярости, но промолчал. Отвернувшись от стола, юноша направился к своему сундуку.

— Ах да, — сказал Берил, вставая из-за стола. Он подошел к Уэсли. На лице Берила Адриан заметил застарелый шрам, почти касавшийся глаза. — Я все собираюсь посмотреть твои вещички, вдруг мне что-нибудь из них приглянется.

Уэсли обернулся, резко закрыв сундук.

— Открывай, мальчишка, дай-ка поглядеть.

— Не имеете права!

Товарищи Берила за столом подхалимски захихикали, издеваясь над Уэсли.

Берил сделал шаг вперед. По его позе Адриан, в отличие от Уэсли, опытным глазом мгновенно определил, что за этим последует. Высокий мичман резко ударил Уэсли по лицу. Юноша упал на спину, перелетев через сундук, и повернулся на бок. Лицо его стало багровым от гнева. Он с трудом поднялся на колени, но Берил снова ударил его, да так сильно, что у мальчишки из носа хлынула кровь. Вскрикнув от боли, Уэсли вновь рухнул на пол и остался лежать, прикрывая рукой лицо. Среди остальных мичманов раздались одобрительные возгласы.

Берил тем временем принялся рыться в сундуке Уэсли.

— И это все? Я-то думал, ты сын лорда. Ничтожество! — Он вытащил льняную рубашку и осмотрел ее. — Ну, вот это еще ничего, новая рубаха мне не помешает. — Он захлопнул сундук и вернулся за стол.

Адриан почувствовал гнев и отвращение. Он хотел помочь Уэсли, но остановился, увидев, как По с серьезным лицом качает головой. Схватив Адриана за руку, молодой матрос вытащил его обратно на главную палубу, уже залитую солнцем.

— Не лезьте вы в дела офицеров! — серьезно сказал ему По. — Они как дворяне. Ударь одного, и тебя повесят. Поверьте, я знаю, о чем говорю. Мой старший брат Нед — рулевой на «Бессмертном». Он мне такие ужасы рассказывал! А вы, черт подери, ведете себя так, будто никогда раньше на корабле не служили.

Адриан промолчал, следуя за По обратно на камбуз.

— Да вы ведь и впрямь не служили, правда? — вдруг спросил По.

— А кто этот здоровяк? Это и есть Берил? — не отвечая на вопрос, сменил тему Адриан.

По сердито нахмурился, потом вздохнул.

— Да, он старший мичман.

— Так Берил — дворянин?

— Да кто его знает? Большинство из них — третьи или четвертые сыновья, которые ничего не наследуют, не годятся для рыцарских турниров и даже для монастырей. Они идут на флот добровольцами, надеясь когда-нибудь дослужиться до капитана, командовать собственным кораблем или хотя бы подзаработать. Большинство мичманов, прежде чем стать лейтенантом, служат лет пять, но Берил ходит в мичманах уже лет десять, по-моему. Наверное, и бесится оттого, что его все время обходят при повышении. Но даже если он не дворянин по крови, он все равно офицер, а здесь, на корабле, это одно и то же.

— Ройс… — прошептал Адриан.

Ройс лежал в насквозь мокрой одежде в своем гамаке, висевшем ближе к носу корабля, и трясся в ознобе. На голове у него все еще был белый платок — знак команды грот-мачты.

— Ройс! — повторил Адриан и потряс напарника за плечо.

— Еще раз так сделаешь, и я тебе руку отрублю, — прорычал Ройс совершенно больным голосом.

— Я принес тебе кофе и хлеб. Положил на хлеб немного изюма. Ты же любишь изюм.

Ройс выглянул из-под тонкого одеяла и окинул Адриана злым взглядом. При виде еды он скривился и тут же отвернулся.

— Прости, я же знаю, что ты со вчерашнего дня ничего не ел. — Адриан отставил поднос в сторону. — Тебе дали дополнительный наряд, да? Ты проторчал там дольше, чем все остальные.

— В наказание за то, что я вчера якобы медленно работал, Бристоль продержал меня наверху дольше положенного. Сколько я там пробыл?

— Не меньше дюжины часов. Слушай, вот что я подумал: хорошо бы нам добраться до переднего отсека трюма. По словам Уайатта, сереты прячут там какой-то особый груз. Если ты сможешь встать, может, откроешь для меня несколько замков?

Ройс чуть заметно покачал головой.

— Пока корабль не перестанет качаться — нет. Стоит мне встать, как все вокруг начинает вертеться. Надо выспаться. А тебя почему не тошнит?

— Тошнит, но не так сильно. Видимо, эльфийская кровь не выносит воды.

— Видимо, — сказал Ройс и исчез под одеялом. — Если в скором времени мне не полегчает, вскрою себе вены.

Адриан накрыл дрожавшего в ознобе Ройса своим одеялом и собрался уже идти наверх, как вдруг ему пришло в голову спросить:

— Ты не знаешь, что произошло с Эдгаром Дрю?

— С парнем, который упал?

— Ну да, некоторые думают, что его убили.

— Я ничего не видел. Большую часть времени я обнимался с мачтой. Меня жутко тошнило… как, впрочем, и сейчас. Уйди и дай поспать.

Было уже поздно, и на дежурство заступила вахта левого борта, хотя большая часть матросов спала на палубе и на вантах. Лишь несколько человек бодрствовали во время средней вахты: трое впередсмотрящих на мачтах, помощник штурмана, который управлял кораблем в отсутствие Уайатта, и вахтенный офицер. В этого последнего Адриан едва не врезался, когда вышел на палубу.

— Господин Уэсли! — сказал Адриан, перехватывая поднос, чтобы должным образом отдать честь.

Лицо Уэсли сплошь было в кровоподтеках, нос и глаз посинели до черноты. Адриан знал, что он несет дополнительную вахту. Разыскивая Ройса, он подслушал, как лейтенант Бишоп допрашивал мичмана о драке, но поскольку Уэсли отказался назвать имя обидчика, юноша понес наказание один.

— Господин Уэсли, я подумал, вам захочется перекусить. Вы, наверное, сегодня еще не ели.

Офицер мрачно посмотрел на него, затем перевел глаза на поднос. Увидев пар, поднимающийся из кофейной чашки, он резко открыл и закрыл рот.

— Кто тебя послал? Берил? Он что, находит это смешным?

— Нет, сэр, просто я знаю, что вы не завтракали, а в остальное время несли вахту. Сейчас, думаю, вы умираете с голоду.

— Тебе велели не кормить меня.

Адриан пожал плечами.

— Капитан велел мне следить, чтобы члены команды были хорошо накормлены и готовы к службе. Вы давно на ногах. Так недолго и заснуть, если ничего не помогает бодрствовать.

Уэсли снова посмотрел вниз.

— Это что, кофе? — с изумлением спросил молодой мичман. — На всем корабле его всего несколько фунтов, и большая часть — для капитана.

— Сегодня днем я немного поторговался с экономом и сумел выпросить пару чашек.

— Почему ты отдаешь ее мне?

Адриан посмотрел на ночное небо.

— Ночь холодная, а наказание, если вы заснете на посту, может быть суровым.

Уэсли серьезно кивнул.

— На этом корабле мичмана и выпороть могут.

— Думаете, Берил этого и добивается? За то, что вы сегодня утром возразили ему при офицерах.

— Возможно. Берил — тиран хуже некуда, да еще и распутник, растративший семейное состояние. Подозреваю, он бы и вовсе не обратил на меня внимания, если бы не мой брат. Избив меня, он, вероятно, полагает, что унизил всю нашу семью.

— Ваш брат — рыцарь Бректон Белстрад?

— Да, — кивнул Уэсли. — Только Берилу мое унижение мало что дало. Я совсем не такой, как мой брат, и одолеть меня — невелико достижение. Будь я похож на брата, уж никак не позволил бы такому дураку, как Берил, унижать меня.

— Господин мичман, возьмите кофе и хлеб, — сказал Адриан. — Мне нет дела до Берила, а если он взбесится, узнав, что вы не заснули на вахте, что ж, тем лучше. Завтра будет хороший день. Приказы капитана важнее приказов старшего мичмана.

— Мне все равно придется наказать тебя за то, что не отдал утром честь. Твои доброта и забота ничего не меняют.

— Я и не думал об этом, сэр.

Мичман внимательно посмотрел на Адриана. На лице его появилось выражение любопытства.

— В таком случае благодарю, — сказал он и взял поднос.

Довин Траник спустился в трюм, где нещадно воняло звериным пометом, смешанным с соленой водой. В углублении вроде канавы, шедшем вдоль темного и тесного помещения, скопилось дюйма четыре жидкой слизи, и Траник старался держаться от нее подальше, чтобы случайно не оступиться и не замочить сапоги. Завтра он прикажет лейтенанту Бишопу отправить сюда матросов, чтобы те откачали воду. В конце концов, он — куратор церкви Нифрона, один из двух самых приближенных к патриарху людей, которым дозволялось лично говорить с его святейшеством, и не к лицу ему каждую ночь пробираться по нечистотам.

Отвратительный запах усиливал тошноту. Проведя несколько дней на борту «Изумрудной бури», пока та стояла на якоре в порту, он думал, что привык к морю, однако прошедшая было тошнота вновь вернулась, как только корабль вышел в открытое море. Мутило его уже не так сильно, как поначалу, но морская болезнь нарушала душевное равновесие и делала его работу менее приятной.

У Траника не было фонаря, но он и не был ему нужен. Фонари стражников в конце трюма давали достаточно света, и ему все было видно. Он миновал нескольких стражников-серетов, которые неподвижно стояли на посту, не обращая на него внимания.

— Сегодня они тихие. Хорошо себя ведут? — спросил Траник, приблизившись к клеткам.

— Да, господин куратор, — ответил старший стражник, на мгновение переставший походить на статую. — Морская болезнь. Им всем плохо.

— Да, — не без отвращения заметил Траник, наблюдая за эльфами в клетках. — Знаете, они ведь меня видят, даже в темноте. У них очень острое зрение.

Это заявление не требовало ответа, и серет промолчал.

— Я вижу на их лицах узнавание, узнавание и страх. Я первый раз пришел посмотреть на них, но я им уже знаком. Они чувствуют во мне силу Новрона, и зло внутри них инстинктивно корчится от страха. Я словно свеча, и мой свет разгоняет их тьму.

Траник подошел ближе к клеткам. Каждая из них была так плотно забита эльфами, что несчастным приходилось стоять и лежать по очереди. Те, кто стоял, прижимались друг к другу грязными обнаженными телами, пытаясь удержаться на ногах. Прижатые друг к другу мужчины, женщины и дети образовывали чудовищную дрожащую массу плоти. Траник с интересом наблюдал, как они стонут и причитают, стараясь отодвинуться от него как можно дальше.

— Видите? Я — свет, и передо мной отступает гнилая тьма их душ. — Траник рассматривал их скорбные, истощенные от голода лица. — Отвратительные создания — противоестественные твари, которые никогда не должны были появиться на свет. Оскорбителен самый факт их существования. Вы ведь это чувствуете? Мы должны очистить мир от этой мрази. Мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы исправить эту ошибку и доказать, что мы достойны великой цели.

Траник перевел взгляд с эльфов на свои руки.

— Очищение никогда не бывает легким, но оно необходимо, — задумчиво пробормотал он. — Приведите вон того, высокого, у которого нет зуба, — велел Траник. — Начнем с него.

Следуя указаниям часового, стражники выволокли эльфа из клетки и связали ему локти за спиной. Используя свободную лебедку, они подвесили несчастного за руки на потолочной балке. Суставы эльфа вывернулись, и он закричал от боли. Его вопли и выражение страдания на лице даже серетов заставили отвернуться, но Траник упрямо смотрел на него, одобрительно поджав губы.

— Раскачивайте, — приказал он.

Эльф взвыл от нестерпимой боли.

Куратор снова посмотрел на клетки. Остальные эльфы плакали. Поймав его взгляд, одна женщина протолкнулась вперед.

— Почему вы не оставите нас в покое?

Траник посмотрел на нее с искренней жалостью.

— Марибор требует, чтобы ошибка его брата была исправлена. Я всего лишь выполняю его волю.

— Тогда почему… почему бы сразу не убить нас и не покончить с этим? — закричала она, глядя на него дикими глазами.

Траник помолчал, снова безучастно рассматривая с обеих сторон ладони своих рук. Он молчал так долго, что даже сереты повернулись к нему. Траник снова посмотрел на женщину. Глаза его заволокла пелена безумия, губы задрожали и искривились в чудовищной улыбке.

— Чтобы избавиться от некоторых пятен, нужно скрести очень сильно. Она следующая.

Глава 7 ПРОТУХШИЕ ЯЙЦА

С того дня, месяцем ранее, когда императрица Модина обратилась с дворцового балкона к жителям Новой империи, жизнь ее во многом переменилась. Благодаря Амилии, которая, незаметно сокрушая запреты регентов, шаг за шагом отвоевывала для нее крупицы свободы, императрица теперь получила право беспрепятственно передвигаться по дворцу.

Модина бесцельно бродила по залам и коридорам, не намечая себе какого-либо определенного пути, а вернувшись, часто не могла вспомнить, где была. Более всего она мечтала ощутить под ногами траву, однако ее свобода была ограничена дворцовыми стенами. Девушка была уверена, что, попытайся она выйти из замка, ни один стражник не посмел бы преградить ей дорогу, но ее останавливала боязнь навлечь гнев регентов на Амилию, и потому она не покидала дворца.

Сейчас Модина, облаченная в новое платье, тихая и задумчивая, словно настоящая императрица, грациозно вышагивала по коридору. Спускаясь по винтовой лестнице, она чувствовала, как по каменным ступеням за ней волочится подол ее платья. Новые платья также были заслугой Амилии. Наставница лично следила за работой имперской швеи и не позволяла чрезмерно украшать одежду кружевами или вышивкой. Все платья были снежно-белыми, простыми, но элегантными, а главное — это было основное требование Амилии — свободными, удобными, без жестких воротников, тугих лифов или шнуровки.

Модина ценила свою относительную свободу и новые платья, но больше всего ее поразило изменившееся отношение дворцовых слуг. Сейчас, покинув свои покои, она прошла мимо двух молодых женщин, которые несли стопки белья, и пажа, державшего в руках ворох обуви. Едва завидев ее, он уронил свою ношу, а девушки взволнованно зашептались между собой. На их лицах она увидела то же выражение, что и на всех других: веру в то, что она — избранница Марибора.

Поначалу, когда она только оказалась во дворце, все старались держаться от нее подальше, точно от собаки, которая кусается. После ее выступления на балконе те слуги, которых ей доводилось видеть, взирали на нее с дружелюбным восхищением и невысказанным пониманием, словно признавая, что они наконец разгадали причины ее прежнего поведения. Новые платья произвели непредвиденный эффект, превратив восхищение в обожание, поскольку чистота белого цвета, а также простота покроя делали Модину похожей на ангела. Из безумной императрицы она превратилась в святую — хоть и не до конца понятную — верховную жрицу.

Выздоровление Модины приписывалось целительским способностям Амилии. Тогда, на балконе, она не кривила душой: Амилия и в самом деле спасла ее, хотя, возможно, это слово было не совсем верным. Модина не чувствовала себя спасенной.

После Дальгрена она тонула в непреодолимых кошмарах, избавиться от которых была не в силах. Амилия вытащила ее на берег, но разве можно было назвать ее существование жизнью? Когда-то очень давно она верила, что в жизни всегда есть место надежде на то, что завтра все станет лучше, но ее надежда оказалась лишь сном, который исчез одной страшной летней ночью. Остались лишь кошмары, они преследовали ее, угрожая снова полностью поглотить ее. Она могла сдаться, закрыть глаза и вновь опуститься на дно бездны, но если ее ненастоящая, притворная жизнь могла помочь Амилии, значит, она будет жить дальше. Амилия стала крошечным лучиком света в море тьмы, единственной звездой, по которой ориентировалась Модина, и ей было безразлично, куда ведет этот свет.

Как и в прочие дни, Модина и сегодня гуляла по пустынным залам и покоям, словно призрак, ищущий нечто давно забытое. Она слышала, что люди, которые лишились руки или ноги, еще долго могут испытывать боль в давно потерянной конечности. Возможно, с ней творилось то же самое — она пыталась прикоснуться к своей исчезнувшей жизни.

По запаху, доносившемуся откуда-то из соседнего помещения, она поняла, что находится рядом с кухней. Модина не помнила, когда в последний раз ела, но она не ощущала голода. Призракам неведомо чувство голода. Она спустилась по лестнице. Стена узкой комнатки по правую руку была заставлена шкафами, где хранились тарелки, чаши, свечи и кухонная утварь. Слева на полках лежали стопки сложенного столового белья. В окутанной паром кухне, полной прислуги, было шумно и жарко.

Модина заметила дремавшего в уголке большого пса и тотчас вспомнила, что его зовут Рыжий. Она давно не была здесь, с тех пор, как Сальдур застал ее кормившей пса. Это был первый день после смерти отца, который она ясно помнила. До этого — ничего… ничего, кроме… протухших яиц.

Стоя у подножия лестницы, она явственно ощутила запах гнили. Модина осмотрелась вокруг. Ужасный запах вызвал смутные воспоминания. Где-то здесь было некое место, маленькая, холодная и темная комната без окон. Во рту появился неприятный привкус.

Модина подошла к небольшой деревянной двери и дрожащей рукой потянула ее на себя. За дверью оказалась небольшая кладовая, заполненная мешками с мукой и зерном. Это была не та комната, но отвратительный запах здесь был еще сильнее.

То место было другим, хотя таким же тесным, темным и злым. Воспоминание захлестнуло ее с силой позабытого кошмара. Чернота, холод, сырая земля, зловещее эхо от всплесков и грохота, крики потерянных душ, молящих о милосердии, которое им никогда не будет даровано. Она была одной из них. Она кричала в темноте до тех пор, пока больше не осталось сил кричать, в нос ей ударял запах сырой земли, которая липла к ее коже. Она вздрогнула от внезапной страшной догадки.

«Я вспоминаю свою могилу! Я мертва. Я призрак».

Она посмотрела на свои руки. Это не может быть жизнью. Вокруг нее сгустилась удушающая темнота и, разрастаясь все больше, поглотила ее.

— Ваше величество, что с вами?

— Думаете, она опять заболела?

— Не говори глупостей! Она просто расстроена. Что, сам не видишь?

— Бедняжка, она такая хрупкая!

— Не забывай, о ком ты говоришь. Девчонка убила Бича Руфуса!

— Сам не забывай, о ком ты говоришь. Девчонка! Мариборова борода, это же императрица!

— Прочь с дороги! — прорычала Амилия, разгоняя толпу, словно цыплят на дворе.

Она забыла о всякой вежливости. От страха ее голос звучал резко, повелительно, как голос разъяренной дворянки, а не недавней служанки. Слуги бросились в разные стороны. Модина сидела на полу, прислонившись к стене, и тихо плакала, закрыв лицо руками.

— Что вы с ней сделали? — обвиняющим тоном спросила Амилия, обводя слуг грозным взглядом.

— Ничего! — защищаясь, пробормотал Лейф.

Лейф, мясник и помощник повара, был худощавым низкорослым мужчиной. Густые черные волосы будто переместились с его лысеющей головы на грудь и руки. Амилия всегда его недолюбливала, и от мысли, что он или кто-то еще из присутствующих мог причинить Модине зло, у нее закипала кровь.

— Никто к ней даже не подходил. Клянусь!

— Это правда, — подтвердила Кора. Молочница была милой бесхитростной девушкой, которая каждое утро взбивала масло и вечно его пересаливала. — Она просто села и заплакала.

Амилия не доверяла Лейфу, но знала, что Кора не стала бы лгать.

— Хорошо, — сказала она. — Оставьте ее! Возвращайтесь к работе!

Слуги не двинулись с места, пока Амилия не наградила их угрожающим взглядом.

— С вами все в порядке? Что случилось? — спросила она, опустившись на колени рядом с Модиной.

Императрица подняла голову и обняла Амилию за шею, продолжая плакать, не в силах совладать с собой. Амилия обняла ее и погладила по волосам. Она понятия не имела, что могло произойти, но одно было ясно: нужно как можно скорее отвести императрицу в ее покои. Если Сальдур узнает об этом или — того хуже — войдет сейчас в кухню… Она решила, что лучше об этом не думать.

— Все хорошо, все в порядке, вы со мной. Постарайтесь успокоиться.

— Я жива? — спросила Модина, умоляюще глядя на нее.

В первое мгновение Амилия подумала, что она шутит, но две вещи опровергали эту мысль. Во-первых, безумный взгляд Модины, а во-вторых, — императрица никогда не шутила.

— Конечно, — заверила она. — Пойдемте! Уложим-ка вас в постель.

Амилия помогла ей встать. Модина напоминала новорожденного олененка, слабого и неуверенно стоявшего на ногах. Когда они выходили, слуги зашептались.

«Мне придется немедленно положить этому конец», — подумала Амилия.

Она отвела Модину наверх. Джеральд, личный охранник императрицы, обеспокоенно посмотрел на них, открывая дверь в спальню.

— С ней все в порядке? — спросил он.

— Ее величество просто устала, — сказала Амилия, закрывая перед ним дверь.

Императрица села на край кровати, глядя в никуда, но в ее взгляде не было обычной пустоты. Амилия видела, что она напряженно о чем-то думает.

— Вы ходили во сне? Вам приснился кошмар?

Модина задумалась, затем покачала головой.

— Я кое-что вспомнила. — Ее голос прозвучал тихо и безжизненно. — Что-то плохое.

— Про битву?

Амилия впервые упомянула об этом. Подробности легендарного сражения Модины с чудовищем, уничтожившим Дальгрен, были настолько туманны, расплывчаты и, точно паутиной, затянуты церковной догматикой, что невозможно было отличить правду от вымысла. Как и любого жителя Империи, Амилию мучило любопытство. По слухам, Модина убила неуязвимого дракона сломанным мечом. Одного взгляда на императрицу было достаточно, чтобы понять, что это неправда, но Амилия была уверена: там произошло нечто ужасное.

— Нет, — тихо сказала Модина. — Я вспомнила то, что случилось потом. Я проснулась в яме… в ужасном месте. Думаю, это была моя могила. Я не люблю вспоминать. Будет лучше для нас обеих, если я не стану даже пытаться.

Амилия кивнула. С тех пор, как Модина заговорила, их беседы сводились главным образом к рассказам Амилии о жизни в Таринской долине. Несколько раз Амилия пыталась спросить Модину о ее прошлом, но лицо императрицы тотчас мрачнело, словно на него набегала туча, взгляд становился пустым. После этого она замолкала и могла не говорить ни слова несколько дней кряду. В шкафу у Модины было немало скелетов.

— Вот и не думайте об этом, — успокаивающе сказала Амилия. Она села рядом с Модиной на край кровати и провела рукой по волосам императрицы. — Что бы это ни было, все уже закончилось. Теперь вы здесь, со мной. Уже поздно. Как думаете, заснуть сможете?

Императрица кивнула, но ее глаза все еще были полны тревоги.

Уложив Модину в постель, Амилия тихо вышла из комнаты. Не обращая внимания на вопросительный взгляд Джеральда, она направилась прямиком в кухню. Если сразу не поставить кухонную прислугу на место, они поднимут волну слухов, которая захлестнет весь дворец. Никак нельзя было допустить, чтобы эти новости дошли до Сальдура.

Амилия давно не заходила в кухню. Влажное облако пара, пропитанное запахом лука и жира, когда-то такое знакомое, теперь душило ее. По вечерам здесь обычно работали восемь человек. Было несколько новых лиц, в основном молодые мальчишки только что с улицы и крестьянские девушки, от которых еще исходил дух навоза. Увлеченные обсуждением случившегося, они работали спустя рукава, заглушая громкими возгласами бульканье кипящих котлов и грохот кастрюль. Когда она вошла, все тотчас замолчали.

— Амилия! — прогремел Ибис Тинли, увидев ее. На нем был неизменный фартук, испачканный пятнами крови и жира. В одной руке он держал полотенце, а в другой ложку. Оставив на печи огромный горшок, он подошел к Амилии, широко улыбаясь. — Я всегда рад тебя видеть, девочка! Как поживаешь? И почему так редко заходишь?

Она бросилась к нему, позабыв о грязной одежде повара и придворном этикете, и крепко обняла здоровяка.

Мальчишка-водонос уронил оба ведра, изумленно раскрыв рот.

Ибис усмехнулся.

— Они будто забыли, что недавно ты здесь работала. Как будто наша добрая Амилия умерла или куда-то исчезла, а верховная наставница императрицы упала с небес. — Он положил ложку и взял ее за руку. — Как ты, девочка?

— В общем хорошо…

— Я слыхал, у тебя там наверху, в восточном крыле роскошная комната. Этим стоит гордиться, да-да. Продвигаешься наверх. Это точно. Надеюсь только, ты о нас не забудешь.

— Если забуду, пусть сгорит мой обед, и я вмиг вспомню, кто тут главный!

— Ой, к слову об этом! — Ибис быстро обернул дымящийся горшок полотенцем и снял его с печи. — Чуть было не подгорел соус к перепелке для управляющего.

— А у вас тут что нового?

— Все по-прежнему. — Повар поставил горшок на каменную скамью и приподнял крышку, высвобождая облако пара. — В кухне ничего не меняется. Должен сказать, ты выбрала хорошее время, чтобы навестить нас. Эдит сейчас нет. Она наверху, орет на новую горничную.

Амилия недовольно скривилась.

— Давно пора выгнать эту женщину!

— И не говори, но в моем подчинении только кухня, я не могу ей указывать. А вот ты теперь такая важная, может быть, ты…

Она покачала головой.

— У меня нет никакой власти. Я просто забочусь о Модине.

Прежде чем снова закрыть горшок, Ибис попробовал соус.

— Да я уж понял, что ты пришла сюда не затем, чтобы перемывать косточки Эдит Мон. Думаю, по поводу императрицыных слез, правда? Надеюсь, она плакала не из-за горохового супа, который я ей приготовил?

— Нет, — заверила его Амилия. — Она очень любит твою стряпню. Но ты угадал, я и в самом деле хотела бы кое-что разъяснить. — Она повернулась к другим слугам и повысила голос. — Я хочу сообщить вам, что с императрицей все хорошо. Сегодня она получила дурные вести, и это ее опечалило, только и всего. Но ей уже лучше.

— Это из-за войны, да? — спросил Ниппер.

— Наверняка что-то о пленниках в Ратиборе, — предположил пекарь Ноб. — Меленгарская принцесса казнила их, да? Все знают, что она ведьма и убийца. Да ей ничего не стоит убить невинных! Поэтому императрица разрыдалась, верно? Потому что не смогла их спасти?

— Бедняжка! — воскликнула жена мясника. — Она так обо всех заботится, неудивительно, что она расстроилась, ведь ей приходится выносить столько горестей! Хвала Марибору, что у нее есть вы, госпожа Амилия. Вы для нее — настоящее спасение, да-да.

Амилия улыбнулась и, повернувшись к Ибису, прошептала:

— Разве не она постоянно кричала на меня за то, что я, видите ли, не так мою ножи ее мужа?

— А помнишь, как прошлой весной она обвинила тебя в краже свиного окорока? — усмехнулся Ибис. — Говорила, что тебя надо выпороть. Наверное, теперь забыла. Подозреваю, что они вообще обо всем забыли. Думаю, дело в твоем платье. Даже я, видя тебя в таком наряде, борюсь с желанием отвесить поклон.

— И не вздумай, — сказала Амилия, — а то я никогда сюда не приду!

Ибис улыбнулся.

— Как же я рад тебя видеть!

Модина видела во сне, как зверь подкрадывается сзади к ее отцу. Она хотела закричать, но из груди вырвался лишь тихий сдавленный стон. Она попыталась броситься ему на помощь, но ноги увязли в грязи — густой, зеленой, вонючей грязи. Зверь легко и быстро мчался к ее отцу по склону холма. К изумлению и отчаянию Модины, Терон ничего не замечал, хотя земля дрожала под огромными лапами зверя. Чудовище вмиг проглотило отца целиком, и Модина рухнула в грязь. В нос ударил запах сырой земли. Она не могла дышать. Земля давила на грудь, облепляла все тело. Жуткие, идущие из темноты звуки дали ей знать, что зверь теперь пришел за ней. Вокруг плакали и выли от страха и отчаяния другие люди, мужчины и женщины. Зверь пришел за всеми, пришел завершить начатое дело, пришел проглотить ее.

Он был голоден. Страшно голоден. Он хотел есть.

Они все хотели есть, но еды не было. Только какая-то гнилостная кашица, от которой исходил ужасный запах протухших яиц. Ей было холодно, она дрожала и плакала. Она плакала так сильно и так долго, что слез больше не осталось. Не было смысла жить дальше… или был?

Модина проснулась в своей темной спальне в холодном поту. Ее колотила дрожь.

Каждую ночь ее мучил один и тот же кошмар, и она боялась закрыть глаза. Она встала и пошла на лунный свет, проникавший в комнату через окно. Пока она дошла до него, сон выветрился из головы, осталось лишь ощущение, что в этот раз что-то было не так. Усевшись на свое обычное место, она выглянула во двор. В этот поздний час он был пуст — Модина увидела только нескольких дежурных стражников. Она попыталась вспомнить свой кошмар, но в памяти остался лишь запах протухших яиц.

Глава 8 РОГ

По прошествии первых сумбурных дней жизнь на борту «Изумрудной бури» вошла в жесткую колею. Каждое утро начиналось с мытья верхней палубы, хотя она никогда и не бывала грязной. Затем следовал завтрак. Менялись вахты, матросы приступали к мытью нижних палуб. В полдень лейтенант Бишоп или один из офицеров определял курс корабля по солнцу и обговаривал его с капитаном. Затем матросы тренировались на мачтах и реях, спускали за борт шлюпки, учились брать на абордаж и отражать атаку и отрабатывали свои навыки стрельбы из лука и баллисты и рукопашного боя. Не было ничего удивительного в том, что в фехтовании и стрельбе из лука Адриану не было равных. Заметив его высочайшее мастерство, Грэди понимающе, словно заговорщик, покивал головой.

Время от времени матросов сгоняли на главную палубу, где на глазах у всей команды наказывали провинившихся. Пока выпороли только четверых, которых Адриан знал только по именам. Днем матросы получали грог или ром, разбавленный подслащенной водой, вечером старшина корабельной стражи следил, чтобы все огни на судне были погашены.

Дни, за редким исключением, мало чем отличались один от другого. Иногда капитан предоставлял команде свободное время, чтобы починить одежду или заняться каким-нибудь делом для души, например резьбой по дереву или ракушкам. Выделялся также день для стирки одежды, но поскольку использовать пресную воду строжайше запрещалось, а у матросов не было мыла, рубахи и штаны обычно выглядели лучше после дня службы под дождем, чем после стирки.

Ройс и Адриан постепенно освоили свои обязанности и уже неплохо с ними справлялись. Как оказалось — и это не могло не радовать, — на борту они были не единственными новичками. Четверть команды составляли недавние рекруты. Многие были жителями Альбурна и Данмора и прежде никогда вообще не видели моря. Отсутствие опыта у других матросов, а также постоянная опека Уайатта помогли Ройсу и Адриану скрыть их собственное незнание морского дела. Теперь они оба более-менее уверенно ориентировались в повседневной жизни судна.

«Изумрудная буря» по-прежнему шла на юг. Ветер дул с левой стороны, слегка накренив летевший по морю корабль. День выдался на удивление теплым. То ли они зашли так далеко на юг, где все еще продолжалось лето, то ли осень подарила им последние прекрасные деньки. Помощник боцмана и писарь вышли на палубу и ударили в колокол, оповещая команду о раздаче грога.

На пятый день плавания Ройс наконец пришел в себя. Тошнота отпустила, с лица исчезла мертвенная бледность, однако даже спустя неделю настроение у него по-прежнему оставалось отвратительным. Одной из причин были постоянные нападки Джейкоба Дернинга, обвинявшего его в причастности к смерти Дрю.

— Как только я перережу ему глотку, сброшу тело в море, — небрежно заметил Ройс в разговоре с Адрианом.

Они взяли свои порции грога. Матросы лениво развалились на палубе, наслаждаясь теплыми лучами солнца. Ройс и Адриан нашли уютный уголок на средней палубе между шлюпкой и переборкой, где было много лишней парусины. Из нее получилась прекрасная койка, с которой можно было смотреть на яркое синее небо с редкими пышными облачками.

— Ночью сброшу труп, и дело с концом. Его даже на берег не вынесет, акулы сожрут. Это даже лучше, чем иметь при себе чан с щелочью.

— Да хватит тебе! — Эти разговоры уже начали утомлять Адриана. — Ты не можешь убить Джейкоба Дернинга. Мы понятия не имеем, что здесь происходит. А вдруг он — связной Меррика? Пока мы что-нибудь не выясним — да что угодно! — нельзя никого убивать.

Ройс нахмурился и раздраженно сложил руки на груди.

— Давай-ка лучше еще разок соберем воедино все, что нам известно, — продолжал Адриан.

— Ну, например, то, что Берни Дефо когда-то состоял в «Черном алмазе», — ответил Ройс.

— Правда? Вот это уже интересно! Итак, у нас имеется трюм, полный эльфов, достаточно оружия, чтобы снарядить целую армию, куратор с ротой серетов, тенкин и бывший член «Алмаза». Траник наверняка замешан в этом деле. Сомневаюсь, чтобы куратор церкви Нифрона просто так решил отправиться на морскую прогулку.

— Среди прочих он и правда выделяется, торчит тут, как нож в спине, поэтому я и сомневаюсь, что он в этом замешан.

— Хорошо, пусть будет возможным подозреваемым. Значит, во главе списка у нас Берни. Он был в гильдии тогда же, когда и вы с Мерриком?

Ройс кивнул.

— Но мы с ним никогда не работали — даже виделись редко. Берни был копателем — занимался в основном разграблением могил, а потом стал искать клады. Выучился читать, чтобы черпать нужные сведения из старых книг. Он нашел Угол Гейбла и Лирантийскую усыпальницу, кажется, где-то на Виланских холмах. Приволок кучу ценных вещей да всякие россказни про призраков и гоблинов. Потом у него возникли какие-то разногласия с Ювелиром, и вскоре он ушел из гильдии и занялся собственным делом. Больше я о нем ничего не слышал.

— Но с Мерриком он был знаком, так?

— Ага.

— Думаешь, он тебя узнал?

— Не знаю. Возможно. Но он не дурак, он бы не подал виду, если бы узнал.

— А может, он и правда решил начать новую жизнь и на самом деле стал моряком?

— Ага, так же как и я!

Адриан задумчиво посмотрел на Ройса.

— Стало быть, он у нас по-прежнему первый в списке.

— А что тенкин?

— Этот тоже странный. Он…

— Прямо по курсу земля! — закричал впередсмотрящий на грот-мачте.

Ройс и Адриан встали и посмотрели в указанном направлении. Адриан почти ничего не разглядел, кроме тонкой серой линии, но ему показалось, что вдалеке возвышаются две одинаковые башни.

— Это…

— Крепость Друминдор, — подтвердил Ройс. Оглянувшись через плечо, он сел обратно, сжимая в руке кружку с грогом.

— Да ну? Это мы ушли так далеко на юг? Давненько мы здесь не были.

— Лучше не напоминай!

— Да ладно тебе! Конечно, в крепости нам пришлось несладко, но ты не можешь не признать, что город совсем неплох. Тур Дель Фура вообще-то даже лучше Колноры. Прекрасный климат, яркие здания, бирюзовое море, к тому же это республиканский порт. Нельзя не полюбить такой город.

— Неужели? Вспомни, сколько раз ты там головой шарахался.

Адриан нахмурился.

— Ты за это ненавидишь гномов, да? Честное слово, до сих пор удивляюсь, как это ты не прикончил Магнуса и позволил ему поселиться в монастыре. Ладно, допустим, там слишком много гномьей архитектуры, но зато как все построено! На совесть! Признай это. И вино тебе понравилось, помнишь?

Ройс пожал плечами.

— Так что ты там говорил о тенкине?

— Ах да! Его зовут Стаул.

— На моряка он совсем не похож.

— Нет. — Адриан покачал головой. — Он воин, как и большинство тенкинов. Да только тенкины никогда не покидают Гур Эм.

— Чего?

— Ты ведь никогда не бывал в Калисе? Вся его восточная половина покрыта тропическими лесами. Гур Эм — самая густая часть джунглей. Я впервые вижу тенкина за пределами Калиса и думаю, что Стаул — изгой.

— Вряд ли Меррик стал бы вести с ним дела.

— Значит, Берни все еще номер один. — Адриан на мгновение задумался. — Думаешь, он причастен к смерти Дрю?

— Возможно, — ответил Ройс, сделав глоток грога. — Той ночью он точно был на грот-мачте, но меня так тошнило, что я не следил за ним. Но я бы не удивился, узнав, что Берни слегка подтолкнул Дрю. Однако для этого у него должна была быть веская причина.

— Накануне Дрю и Берни играли в карты. Дрю выиграл, а если Берни вор…

Ройс покачал головой.

— Да не стал бы Берни убивать из-за карточных долгов. Ну разве что из-за очень большой суммы. Медяки и серебряные монеты, на которые они, скорее всего, играли, не в счет. Но это не значит, что он его не убивал. Просто не в игре дело. Что-нибудь между ними еще произошло?

— Да нет… Дрю только упомянул, что за завтраком хочет обсудить с Грэди кого-то, кто поднимется на борт, чтобы помочь найти какой-то рог. Дрю нашел это забавным. Он высказал мнение, что найти этот рог проще простого. Утром он собирался рассказать какие-то подробности.

— Может, Дрю подслушал что-то, что Дефо предпочел бы сохранить в тайне. Скорее всего, так и есть. Но что это за рог?

Они подошли к Уайатту, стоявшему у штурвала. На голове у него не было привычной шляпы с пером, а белая льняная рубашка трепетала на ветру, словно маленький парус. Он гнал «Бурю» вперед, пользуясь попутным ветром. Его остекленевший взгляд был прикован к маячившей впереди полоске земли, но, заметив их, он быстро перевел его на нактоуз, опустил голову и вытер лицо рукавом.

— Все в порядке? — спросил Адриан.

— Да-да, — прохрипел Уайатт и кашлянул, чтобы прочистить горло. — Все хорошо. — Он всхлипнул и вытер нос.

— У тебя неплохие шансы найти свою дочь, — заверил его Ройс.

— Вот видишь! — воскликнул Адриан. — Даже господин Циник проявляет оптимизм, а это чего-нибудь да стоит. Значит, у тебя и впрямь неплохие шансы.

Уайатт вымученно улыбнулся.

— Послушай, мы хотели тебя кое о чем спросить, — сказал Ройс. — Ты знаешь, что такое рог?

— Конечно, вон он, перед вами, — заявил Уайатт, указывая на мыс. — Это мыс Делгоса. Как только обойдем его, капитан, скорее всего, прикажет обойти мыс с наветренной стороны и идти галсом против ветра.

Ройс нахмурился.

— А не мог бы ты объяснить по-человечески? Представим на секундочку, что я не бывалый мореплаватель.

Уайатт усмехнулся.

— Мы повернем налево и пойдем на восток.

— Откуда ты знаешь?

Уайатт пожал плечами.

— Рог — это самый дальний клочок земли на юге. Если мы останемся на этом курсе, выйдем в открытое море, а там нет ничего, кроме водоворотов, дакка и морских змей. Если обойдем с наветренной стороны… то есть повернем налево, то направимся вдоль восточного побережья Делгоса.

— А там что?

— Да ничего особенного. Утесы, которые вы видите, идут до самого Вандона — это единственный морской порт в Делгосе, там находится штаб-квартира Вандонской компании по изготовлению специй, а также убежище пиратов. То самое убежище пиратов. Туда мы тоже не пойдем. «Буря», конечно, очень крепкое судно, но эти бандиты набросятся на нее, как стая волков, и будут осаждать нас, пока мы не сдадимся или не пойдем ко дну.

— Как же торговая компания ведет дела, если она окружена пиратами?

— А кто, по-вашему, ею управляет?

— А-а…

— А дальше что?

— Дагастанский залив и побережье Калиса, порты Весбадена и Дагастана. Потом цивилизация заканчивается и начинается архипелаг Ба Ран, куда никто не ходит, даже пираты.

— Ты уверен, что это и есть рог?

— Ну да. Каждый моряк, бывавший в Шаронском море, это знает. Старый Друминдор пропустить невозможно.

От берега их отделяло приличное расстояние, но древняя крепость гномов уже была отчетливо видна. Мало кому доводилось видеть сооружения выше, и в этом заключалась определенная доля иронии — ведь крепость построили гномы. Массивные башни достигали почти восьмисот футов от основания из камней, о которое разбивались волны, до верхушки купола. Казалось, это одновременно и крепость, и памятник. Строение напоминало две гигантские шестеренки, лежащие на боку, с устремленными в сторону моря зубцами. Над каждой башней поднимался столб дыма. Посередине были ребра — арки, напоминавшие указывающие в сторону океана носики огромных чайников. Между башнями располагался монолитный каменный мост, соединявший их, словно перемычка над входом в гавань.

— Друминдор светится так, что даже по ночам его не пропустишь. Вам надо увидеть башни в полнолуние, когда открывают клапаны. Незабываемое зрелище! Крепость построена на вулкане, и клапаны открывают, чтобы предотвратить скопление лавы и газов. Местные корабли часто проходят здесь в полнолуние, чтобы просто полюбоваться. Но и они не рискуют подходить слишком близко. Гномы, строившие крепость, точно знали, что делали. Ни один корабль не может войти в залив Терландо, если хозяева Друминдора этого не хотят. Они могут выстрелить лавой на сотни футов и за несколько минут спалить дотла целый флот.

— Мы знаем, как это работает, — холодно сказал Ройс.

Уайатт удивленно поднял брови.

— Неудачный опыт?

— Однажды мы там работали, — ответил Адриан. — Гнома по имени Гравис разозлило, что люди оскверняют то, что он считал шедевром гномьего искусства. Нам нужно было проникнуть в крепость, чтобы помешать ему саботировать ее работу.

— Вы проникли в Друминдор? — Это открытие произвело на Уайатта большое впечатление. — Я думал, это невозможно.

— Почти невозможно, — ответил Ройс. — И за все перенесенные мной страдания нам явно недостаточно заплатили.

Адриан усмехнулся.

— Тобой? Это я чуть не погиб, когда прыгал оттуда. А ты просто болтался там и хихикал.

— Как же вам удалось туда проникнуть? Я слышал, это место охраняется лучше, чем кошелек Корнелиуса ДеЛура, — настаивал Уайатт.

— Это было нелегко, — проворчал Ройс. — Вот тогда-то я и возненавидел гномов. Ну, тогда и… — Он замолчал, задумчиво потирая левое плечо.

— Через несколько недель будет полнолуние. Может, посмотрим на Друминдор по пути обратно, — сказал Уайатт.

Впередсмотрящий объявил, что видит паруса. Несколько кораблей сгрудились у форта, но они были так далеко, что пока можно было разглядеть только их мачты.

— Странно, что капитан еще не отдал команду сменить курс. Мы подходим слишком близко.

— Но ведь из Друминдора нельзя выстрелить на такое расстояние? — спросил Адриан.

— Нет, но крепость — не единственное, что представляет здесь угрозу, — заметил Уайатт. — Имперским судам небезопасно задерживаться в этих водах. Официально война с Делгосом не объявлена, но всем известно, что ДеЛуры поддерживают патриотов, и… в общем, мало ли что может произойти.

Они продолжали плыть на юг. Лишь когда мыс остался далеко позади и почти скрылся из виду, на квартердеке наконец появился капитан. Теперь им предстояло узнать, куда направлялась «Изумрудная буря».

— Замедлить ход, господин Бишоп! — приказал он.

— Обстенить грот-парус! — скомандовал лейтенант, и матросы засуетились.

Адриан впервые слышал эти команды и в который раз благословил судьбу за то, что служит коком и сейчас от него ничего не требуется. Вскоре он понял, что происходит. Отведение главного паруса назад привело к тому, что он поймал ветер спереди. Если также отвести фок- и бизань-мачту назад, корабль пойдет в обратную сторону. Поскольку они оставались подтянутыми, сила ветра балансировала между ними, и корабль стоял на месте.

Капитан велел зафиксировать положение судна, затем снова удалился к себе в каюту, оставив на квартердеке лейтенанта Бишопа.

— Тоже мне, выбрали курс, — пробормотал себе под нос Адриан.

Остаток дня они так и стояли на месте. На закате капитан Сьюард велел поднять фонари, но больше не проронил ни слова.

Адриан подал ужин. Снова похлебка из солонины! Даже он устал от собственной однообразной стряпни, но жалобы поступали только от новичков, которые еще не привыкли к жизни в море, и Адриан подозревал, что опытные морские волки даже на суше затребовали бы солонину с галетами, чтобы не нарушать привычное течение жизни.

— Он убийца, вот почему! — услышал Адриан возглас Стаула, когда спустился вниз с остатком вечерних порций.

Слегка наклонившись вперед, посреди жилой палубы стоял тенкин. Он снял рубашку, обнажив крупные мускулы на темнокожем, украшенном сплошной татуировкой теле. В правой руке он держал нож, левый кулак был обернут куском ткани. Мощная грудь вздымалась от волнения, по губам скользила безумная улыбка, глаза зловеще сверкали.

Прямо перед Стаулом стоял Ройс.

— Он убил Эдгара Дрю! Все это знают! Теперь он должен умереть!

Ройс спокойно стоял, свободно сцепив руки перед собой, словно был всего лишь одним из зевак, и только взгляд его ни на секунду не отрывался от ножа. Ройс следил за ним, как кот следит за движением кончика веревки. В следующее мгновение Адриан понял, в чем дело. Стаул держал нож за лезвие, а позади Ройса, чуть влево, стоял Берни Дефо, держа руку у себя за спиной.

Стаул на миг отвлекся от Ройса, но Адриан заметил, как он переносит вес на отставленную назад ногу, и надеялся, что это движение не ушло от внимания Ройса. В следующую секунду Стаул метнул нож. Прицел был идеально точным, однако нож не достиг цели — Ройс успел увернуться, и лезвие вонзилось в столб.

Обезумевший от ярости Стаул начал извергать проклятья. Оторвав взгляд от тенкина, Адриан по блеску ножа отыскал в толпе Берни, который сменил место и, скользнув за спину Ройса, бросился на него. Резко развернувшись, Ройс выставил перед бывшим товарищем по гильдии нож Стаула, который успел выдернуть из столба. Берни замер на середине движения, поколебался, затем отошел, сливаясь с толпой. Адриан сомневался, что кто-либо еще заметил это.

— Ах, как ты хорошо танцуешь! — расхохотался Стаул. — Но, не ровен час, в следующий раз споткнешься!

Теперь, когда волнение улеглось, толпа начала расходиться.

— Рад узнать, что не я один подозреваю его в убийстве бедняги Дрю, — довольно громко, чтобы все услышали, пробормотал Джейкоб Дернинг.

— Ройс, — позвал Адриан, не сводя глаз с Джейкоба. — Может, тебе стоит поесть на палубе? Там как-то прохладнее.

— Это было очень весело, — сказал Адриан, когда они добрались до камбуза и закрыли за собой дверь.

— Что именно? — спросил По, разливавший остатки похлебки для мичманов.

— Да ничего особенного. Несколько матросов только что пытались убить Ройса.

— Что? — По едва не уронил котел.

— Теперь я наконец могу кого-нибудь убить? — спросил Ройс, устраиваясь в углу. Он прислонился к стене, лицо его исказилось от злости.

— Кто пытался его убить? — спросил По.

— Берни, — мрачно ответил Ройс. — Ну и что мне теперь делать? Не спать всю ночь в ожидании, что он и его дружки — ой, простите, товарищи! — воткнут в меня нож?

— По, нельзя ли нам с Ройсом остаться на ночь здесь?

— На камбузе? Думаю, можно. Здесь, конечно, не очень удобно, но если Ройс не будет опаздывать на вахту, а вы скажете господину Бишопу, что он помогает вам варить еду по ночам, лейтенант, наверное, возражать не станет.

— Замечательно, так и поступим. По, дружище, сделай одолжение: пока меня не будет, сходи вниз и принеси нам пару гамаков, мы их здесь повесим. А ты, Ройс, попробуй смастерить какой-нибудь замок на дверь.

— Да уж постараюсь! Не слишком приятно все время быть приманкой.

Ройс отстоял вторую полувахту и первую вахту, пробыв таким образом наверху от заката до полуночи. К тому времени, как он вернулся, Адриан уже получил для него разрешение ночевать на камбузе. По перенес наверх их скудные пожитки и подвесил между стенами крошечного помещения два гамака.

— Ну и как тебе здесь? — спросил Ройс, увидев дремавшего в сетке Адриана.

— Гмм? — проснувшись, спросил тот. — А, да ничего. Тесновато тут для меня. Чувствую себя так, будто меня сложили пополам. Но тебе должно быть удобнее. Как прошла вахта? Видел Дефо?

— Глаз не сводил со старины Берни, — широко улыбаясь, сказал Ройс. По пути он уклонился от висевшего под потолком горшка.

Видно было, что Ройсу доставила удовольствие мелкая месть Берни. Если у Ройса где-то и было преимущество, то как раз на высоте сотни футов, когда он висел под покровом темноты на реях и канатах.

Адриан повернулся, отчего его гамак закачался.

— Что ты сделал?

— Пока ничего, но именно это и сводило его с ума. Бедняга до сих пор потом обливается.

— Так он тебя все-таки узнал?

— О да, и сегодня был бледен, как две луны.

Ройс осмотрел канаты гамака, который повесил для него По, и в целом остался доволен его работой.

— Честно говоря, я крайне удивлен, что Берни до сих пор жив, ну… скажем, не упал с верхотуры и не разбился насмерть, — сказал Адриан.

Ройс покачал головой.

— Два несчастных случая на моей мачте — как-то многовато. Кроме того, Берни не собирался меня убивать.

— На мой взгляд, именно это они и собирались сделать. И кажется, неплохо подготовились.

— Думаешь? — спросил Ройс, присаживаясь на ящик с галетами, которые По приготовил для завтрака. — На их месте я бы действовал иначе. Ну скажи, зачем устраивать драку при стольких свидетелях? Если бы меня убили, их бы повесили. И зачем нападать на меня на нижней палубе, когда повсюду море — отличное место, чтобы избавиться от трупа, а чем ближе жертва к борту, тем легче ее столкнуть.

— Тогда чем они, по-твоему, занимались?

Ройс сжал губы и покачал головой.

— Не представляю! Если это отвлекающий маневр, чтобы порыться в наших вещах, почему бы не затеять драку наверху? Если уж на то пошло, мы подолгу отсутствуем на жилой палубе, и времени, чтобы осмотреть наши пожитки, у них было предостаточно.

— Думаешь, они просто хотели напугать нас?

— Если и так, то это придумал не Берни. Все, кто меня знает, отлично понимают, что угрожать мне убийством и не довести дело до конца означает только одно: накликать на себя верную смерть. Уж кто-кто, а Берни не мог об этом забыть.

— Значит, их подговорил Дернинг?

— Может быть, но… Не знаю. Берни не стал бы идти на поводу у такого человека, как Дернинг, и слушаться его приказов. Особенно таких глупых.

— Понятно. Стало быть…

Они подскочили, услышав глухой звук — словно о палубу ударилось еще одно тело. Адриан широко распахнул дверь камбуза и с любопытством выглянул наружу.

На дежурстве стояла вахта левого борта. Обычно в эту пору матросы, лениво наблюдая за снастями, коротали время, разгоняя дрему вялыми беседами, но сейчас они энергично спускали на воду шлюпку, которая, ударяясь о борт, издавала глухие звуки.

— Странное время для тренировок, — заметил Уайатт, подходя к ним со стороны полубака.

— Не спится? — спросил Ройс.

Уайатт усмехнулся.

— Посмотрите, кто тут у нас на вахте. — Он указал на квартердек, где стояли, оживленно беседуя, куратор Траник, мичман Берил, доктор Леви и Берни Дефо.

Они обошли полубак и быстро направились в сторону носа. Заглянув за борт, Адриан увидел, как шестеро человек гребут в направлении мерцавшего вдали огонька.

— Еще один корабль, — пробормотал Ройс.

— Правда?

— Маленькая одномачтовая шхуна. Флага нет.

— В шлюпке еще что-нибудь есть? — спросил Адриан. — Если они отвозят пресловутую оплату…

Ройс покачал головой.

— Там только матросы.

Они наблюдали за лодкой до тех пор, пока вдали не затих плеск весел. Напрягая глаза, Адриан вглядывался в темноту, но видел лишь покачивавшийся на воде свет шлюпки и слабый огонек, к которому она двигалась. Они в напряжении ждали, что последует дальше.

— Лодка возвращается, — наконец объявил Ройс. — И в ней еще один человек.

Уайатт прищурился.

— Кого они могут забирать посреди ночи из Делгоса?

Шлюпка подошла вплотную к судну. Как и сказал Ройс, среди матросов появился новый человек — закутанный в одеяла с корабля, тщедушный и маленький, с худым бледным лицом и шапкой седых волос. Выглядел он очень старым, много старше любого моряка, так что едва ли на корабле от него была бы хоть какая-то польза. Поднявшись на борт, он тотчас направился к Транику и доктору Леви. Рядом с ним матросы положили его вещи. Одна из сумок открылась, и на выдраенную палубу выпали две тяжелые книги в кожаных переплетах.

— Осторожнее, мальчик мой, — предостерег матроса старик. — Эти книги — большая редкость, уникальные в своем роде и, подобно мне, очень старые и, к несчастью, хрупкие.

— Отнесите его вещи в каюту доктора Леви, — приказал Траник.

Взглянув в сторону носа, он вдруг остановился, заметив неожиданных наблюдателей, а потом медленно, как бы в раздумье, направился к ним. Защищаясь от холодного ветра, он плотнее запахнул свой темный плащ, поднял плечи и сгорбился. Всем своим обликом он напоминал нахохлившуюся хищную птицу.

— Что это вы делаете на палубе? Вы не входите в состав вахты левого борта.

— Мы не на дежурстве, сэр, — ответил за всех Уайатт. — Просто вышли подышать свежим воздухом.

Траник уставился на Адриана и сделал шаг в его сторону.

— Ты ведь кок, правильно?

Рука Адриана инстинктивно потянулась к мечу, которого сейчас у него не было. Что-то в кураторе заставило его содрогнуться. У кураторов всегда был грозный вид, но от этого человека просто мурашки бегали по коже. Когда Адриан посмотрел ему в глаза, ему показалось, что он видит едва сдерживаемое безумие.

— Ты пришел в команду вместе с… — Траник перевел взгляд на Ройса. — С ним. Да, ловкий парень, отлично лазает по вантам. Как тебя зовут? Мельборн, да? Ройс Мельборн? Я слышал, у тебя была морская болезнь. Как странно.

Ройс молчал.

— Действительно, очень странно.

— Куратор Траник! — слабым голосом позвал его старик с другого конца палубы. — Если позволите, я бы пошел вниз. Этот влажный ветер… — Он кашлянул.

Какое-то время Траник пристально разглядывал Ройса, затем резко повернулся и пошел к старику.

— Не очень приятно, когда такой человек вдруг проявляет к тебе интерес, правда? — заметил Уайатт.

Теперь, когда шлюпку подняли обратно на борт, на квартердек вышел капитан и задал новый курс — на восток, навстречу ветру.

Глава 9 ЭЛЛА

— Очередная депеша от сэра Бректона, сударь, — объявил писарь, подавая имперскому канцлеру небольшой свиток.

Пожилой мужчина вернулся за стол в своем небольшом кабинете и, ознакомившись с содержанием послания, нахмурился.

— Этот человек неисправим! — воскликнул канцлер, ни к кому не обращаясь, поскольку был в комнате один, не считая служанки, мывшей пол. Затем он достал чистый лист и обмакнул перо в чернильницу.

Неожиданно дверь открылась, и канцлер вздрогнул.

— Вы что, не могли постучаться? — недовольно пробурчал он.

— Прошу прошения, Биддингс, я вас напугал? — заходя в комнату, спросил граф Чедвик.

По полу за ним волочился шлейф роскошного длинного плаща, на согнутой руке висела пара белых перчаток. Граф надкусил ярко-красное яблоко.

— Вы все время меня пугаете! Как будто это доставляет вам неслыханное удовольствие.

Арчибальд улыбнулся.

— Я видел, как принесли депешу. Есть известия с «Изумрудной бури»?

— Нет, это сообщение от Бректона.

— От Бректона? Что он хочет? — Арчибальд уселся в кресло напротив канцлера и поставил обутые в сапоги ноги на удобную скамеечку.

— Сколько я ни твердил, что нужно набраться терпения и подождать, он никак не может понять, что нам известно куда больше, нежели ему. Он требует позволения атаковать Ратибор.

Арчибальд вздохнул.

— Опять? Надеюсь, теперь вы понимаете, с чем мне приходилось мириться все эти годы. Они с Энденом такие упрямые, что я…

— Были упрямые, — поправил его канцлер. — Сэр Энден погиб в Дальгрене.

— Ну да, разумеется, — кивнул Баллентайн. — А ведь какого хорошего человека зря потеряли! — Он еще откусил от яблока и продолжал с набитым ртом: — Хотите, я сам отвечу Бректону? Все-таки он мой рыцарь.

— Это не поможет. Вот если бы мы могли объяснить ему истинную причину, по которой сейчас нельзя атаковать Ратибор…

Арчибальд покачал головой.

— Сальдур и Этельред все еще настаивают на том, чтобы держать в тайне…

Канцлер поднял руку, делая ему знак молчать. Арчибальд в смятении огляделся, и управляющий указал на горничную, которая, стоя на коленях, мыла пол возле окна.

Арчибальд презрительно скривился.

— Ох, умоляю вас! Вы что же, считаете поломойку шпионкой?

— Я всего лишь считаю необходимым соблюдать осторожность. И ей вовсе необязательно быть шпионкой, чтобы вас повесили за измену.

— Да она даже не знает, о чем мы говорим! К тому же посмотрите на нее! Вряд ли она пойдет хвастаться в какую-нибудь таверну. Ты ведь не болтаешь по ночам в трактирах, а, девочка?

Не поднимая глаз, Элла покачала головой. Нечесаные каштановые волосы, влажные от пота, закрывали ее лицо.

— Вот видите! — удовлетворенно воскликнул Арчибальд, будто получил подтверждение своей правоты. — Это все равно что помалкивать, опасаясь дивана или стула в комнате.

— Я имел в виду нечто иное, — сказал Биддингс. — Представьте себе: может случиться что-нибудь непредвиденное, ну, скажем, наш план провалится. В таких случаях всегда ищут виноватых, и не в меру разговорчивый граф, который выбалтывал подробности плана в присутствии пусть даже глупой горничной, — более чем подходящая на эту роль фигура.

Улыбка Арчибальда тут же погасла.

— Третий сын опозоренного барона не смог бы занять положение имперского управляющего, если бы был глупцом, — заметил Биддингс.

— Понятно. — Арчибальд с неприязнью посмотрел на поломойку. — Пожалуй, мне лучше вернуться в кабинет Сальдура, иначе он отправится меня искать. Честное слово, Биддингс, мне уже опостылел этот дворец!

— Вам так и не удалось добиться встречи с императрицей?

— Нет, никак не могу обойти ее наставницу. Эта госпожа Амилия — хитрая лиса. Притворяется такой милой и наивной, но охраняет императрицу, словно сторожевой пес! От Сальдура с Этельредом тоже никакой помощи. Они тут заявили, что ее величество собирается замуж за Этельреда. Наверняка это ложь! Я просто не могу себе представить, чтобы Модина пожелала выйти за этого старого осла.

— Тем более что она может выбрать молодого жеребца вроде вас!

— Вот именно!

— А вами движет, разумеется, большое и бескорыстное чувство, настоящая любовь! Вам и в голову никогда не приходило, что, женившись на Модине, вы станете императором, не правда ли?

— Право, я удивлен, что человек, прошедший путь от нищего третьего сына барона до управляющего империей, задает мне подобные вопросы.

— Арчи! — прогремел в коридоре голос регента Сальдура.

— Я здесь, с Биддингсом! — крикнул в открытую дверь Арчибальд. — И не называйте меня… — Граф удивленно замолчал, увидев, как поломойка, внезапно подскочив, схватила ведро и выбежала из кабинета. — Кажется, ей Сальдур нравится не больше моего.

Ариста бежала по коридору. Грязная вода из ведра выплеснулась на юбку, мокрая ткань липла к ногам, тонкие матерчатые туфли издавали громкие хлюпающие звуки. Голос Сальдура заставил ее прибавить шагу.

Она чуть было не столкнулась с регентом нос к носу, однако сомневалась, что тот, знавший ее с рождения, смог бы сейчас узнать ее. В преображении не было никакой магии, но это не мешало ей измениться до неузнаваемости. Принцесса была одета в грязные лохмотья, кожа лица, некогда нежная и белая, загрубела и покрылась обычным для простолюдинки бронзовым загаром, роскошные блестящие волосы превратились в спутанную, выцветшую на солнце гриву. Временами, когда она случайно замечала собственное отражение в зеркале, в первую минуту не могла осознать, что видит себя, а не какую-то незнакомую бедную крестьянку. Дело, однако, было не только во внешнем облике. Ариста изменилась внутренне. Милая девушка с живыми яркими глазами исчезла, и в изнуренное уставшее тело вселился мрачный, беспокойный дух.

Абсурдность положения Ариста считала надежнейшей для себя защитой. Кому могло прийти в голову, что меленгарская принцесса, которая всегда вела уединенную жизнь и привыкла потакать своим прихотям, станет добровольно мыть полы во дворце врага? Ей казалось, что даже Сальдур, наделенный редкой проницательностью и изощренным умом, не допустил бы подобной мысли. А если бы кому-то ее лицо и показалась знакомым — а такое ведь могло случиться, — у него не хватило бы воображения представить, что поломойка Элла — на самом деле принцесса Меленгара. Это было столь же невозможно, как вообразить, что свиньи умеют разговаривать человеческим языком или что Марибор не является богом. Чтобы о чем-то догадаться, заметив сходство грязной служанки с принцессой, требовался изрядный ум, а таковым, похоже, во дворце обладали лишь единицы.

Помимо Сальдура, ее беспокоил только один человек — наставница императрицы. Она была не похожа на других — и она обратила на Аристу слишком пристальное внимание. Амилия смотрела на нее с подозрением, будто видела что-то скрытое от посторонних глаз. Сальдур явно окружил императрицу не самыми глупыми людьми, и Ариста делала все, что в ее силах, чтобы избежать встречи с наставницей.

По дороге из Ратибора на север Ариста прибилась к группе беженцев, направлявшихся в Аквесту. Они прибыли в город почти месяц назад. Заклинание поиска указало непосредственно на дворец, что осложняло дело. Будь она более уверена в своих магических способностях, она могла бы тотчас же вернуться в Меленгар и сообщить, что Гонт находится в плену в императорском дворце. Однако она чувствовала, что прежде должна увидеть Дегана своими глазами. Ей удалось получить работу служанки во дворце, и она надеялась повторить заклинание поиска в разных местах замка, но возможности пока не было. Старшая горничная Эдит Мон зорко следила за ней, и у Аристы почти не было времени и необходимой свободы действий, чтобы сотворить заклинание. Пару раз ей это удалось, и дым указал направление, но она не смогла разобраться в лабиринте дворцовых коридоров. Ничего не добившись при помощи волшебства, Ариста решила попытаться выведать местонахождение Гонта, подслушивая разговоры, и одновременно стала изучать замок, чтобы лучше в нем ориентироваться.

— Что ты теперь натворила? — закричала Эдит Мон, когда Ариста вошла в кухню.

Ариста не знала, как выглядит хобгоблин, но ей представлялось, что он похож на Эдит Мон. Это была крепкая, сильная женщина с большой головой, сидевшей на плечах, словно огромный валун, который давил на короткую, едва заметную шею. Достойным украшением ее испещренного оспинами и пятнами лица был бесформенный нос с широкими ноздрями, из которых вылетало шумное сопение, усиливавшееся, когда она злилась, — как, например, сейчас.

Эдит вырвала ведро у нее из рук.

— Ах ты, неуклюжая дрянь! Надеюсь, ты пролила воду только на себя! Ну держись, если я узнаю, что ты оставила грязную лужу в коридоре…

Эдит уже трижды грозилась выпороть ее, но каждый раз что-то мешало. Дважды это было вмешательство главного повара. Ариста не знала, что станет делать, если дойдет до побоев. Одно дело — мыть полы, но совсем другое — позволить какой-то старой карге избить себя. Пусть только попробует… Ариста часто развлекала себя, придумывая проклятье для старухи Эдит. Сейчас, глядя на старшую горничную, она остановила свой выбор на кожных червях, но вслух сказала:

— Есть ли на сегодня еще какая-нибудь работа?

Старуха злобно уставилась на нее.

— Ах! Считаешь себя особенной, да? Ведешь себя так, будто у тебя задница из серебра! Вот уж ничего подобного! Бродяжка! У тебя ни дома, ни семьи. Я знаю, ты живешь в переулке с прочими беглецами. Только сострой еще раз свою хитрую улыбочку, и пойдешь в шлюхи, дорогуша! На твоем месте я бы вела себя поосторожнее.

Несколько человек в кухне захихикали. Некоторые даже рискнули навлечь на себя гнев Эдит, бросив работу, чтобы посмотреть на предстоящую расправу. Судомойки, уборщицы и горничные находились в подчинении Эдит. Остальные: повар, мясник, виночерпий и другие — подчинялись Ибису Тинли, но все равно заняли сторону Эдит. Элла была новенькой. В жизни кухонной прислуги наказание, если, разумеется, оно не касалось тебя, воспринималось как развлечение.

— Так есть работа или нет? — спокойно спросила Ариста.

Эдит угрожающе прищурилась.

— Нет, но завтра начнешь с того, что почистишь каждый ночной горшок в замке. И не просто опорожнишь, а вымоешь дочиста.

Ариста кивнула и попыталась обойти ее. И тут на нее обрушился поток холодной воды: Эдит вылила ведро. Присутствующие расхохотались.

— Жаль, вода не больно чистая! Тебе бы не помешало принять ванну, — захихикала Эдит.

Из погреба вышел Ибис, и веселье тут же прекратилось.

— Что здесь происходит? — прогремел зычный голос главного повара.

— Ничего, Ибис, — ответила Эдит. — Просто воспитываю одну из своих девчонок.

Повар заметил насквозь промокшую Аристу, которая стояла в луже посреди кухни. С прилипших к лицу волос стекала грязная вода. Мокрое платье непристойно облепило тело, и Аристе пришлось прикрыться руками, скрестив их на груди.

Ибис сердито посмотрел на Эдит.

— Что, Ибис? — ухмыльнулась старшая горничная. — Не нравится, как я учу уму-разуму этих лентяек?

— Вот уж никак не нравится! Нельзя так обращаться с людьми!

— Ну и что ты сделаешь? Возьмешь новенькую к себе под крылышко, как эту шлюшку Амилию? Глядишь, эта станет аж архиепископом!

Слуги снова рассмеялись.

— Кора! — рявкнул Ибис. — Дай Элле скатерть, пусть закутается.

— Поосторожнее, Ибис, — зашипела Эдит. — Если она испортит скатерть, управляющий тебя не похвалит.

— А если Амилия узнает, что ты назвала ее шлюшкой, не сносить тебе головы.

— У этой маленькой притворщицы кишка тонка что-нибудь со мной сделать.

— Возможно, — сказал главный повар, — но теперь она благородная дама, и готов поклясться, что любой дворянин, узнав, что ты оскорбила одну из них, может… ну, скажем, принять это на свой счет.

Ухмылка сползла с лица Эдит, смех в кухне затих.

Кора принесла скатерть, и Ибис, сложив ее вдвое, набросил Аристе на плечи.

— Надеюсь, у тебя есть другое платье, Элла? Сегодня ночью будет прохладно.

Поблагодарив его, Ариста вышла из кухни. Уже стемнело, на улице, как и предупреждал Ибис, похолодало. Был разгар осени, ночи становились все холоднее. Во дворе замка, почти безлюдном в это время, несколько припозднившихся возчиков катили телеги в сторону главных ворот. Между конюшней и крепостью метался слуга, грузивший дрова, но большая часть обычных дворцовых дел уже закончилась. Ариста прошла сквозь высокие ворота мимо стражников, которые, как обычно, не обратили на нее внимания. За крепостными стенами ветер дул сильнее. Ариста стиснула зубы, чтобы не застонать, и обхватила себя руками с покрасневшими пальцами. Она так дрожала, что с трудом могла идти.

«Нет, пожалуй, кожных червей для нее будет маловато».

— О великий Марибор! — воскликнула госпожа Баркер, подбегая к Аристе, когда та появилась в Брисбенском переулке. — Дитя мое, что случилось? Опять эта ужасная Эдит Мон?

Ариста кивнула.

— Что же на этот раз?

— Я пролила воду для мытья полов.

Госпожа Баркер со вздохом покачала головой.

— Что ж, идем скорее к огню, тебе надо обсохнуть и согреться, пока ты не замерзла насмерть.

Она повела Аристу к общему очагу. Брисбенский переулок представлял собой тупик, узенькую, покрытую грязью дорожку за сыромятней Бриктона. Из-за вони дубильных составов от этого места держались подальше все, кроме самых отчаявшихся. Здесь селились только те несчастные, кто прибыл в Аквесту, не имея денег, родных и нужных знакомств. Некоторые счастливчики жили в фургонах и тележках, в которых приехали в столицу. Остальные спали, привалившись к стене сыромятни, стараясь укрыться от ветра. Ариста и сама так жила, пока Баркеры не взяли ее к себе.

Брайс Баркер зарабатывал на жизнь, выкрикивая по городу объявления за семь медяков в день. Этого хватало только на то, чтобы обеспечить скудное пропитание жене и троим детям. Если случались заказы, Линетт Баркер подрабатывала швеей. С наступлением осенних холодов они предложили Аристе место под своим фургоном. Она знала их всего несколько недель, но уже любила, как свою семью.

— Возьми, Элла, — сказала Линетт, протягивая ей старое платье.

Платье было поношенное, местами в дырах, вытертое по подолу. Линетт также принесла мантию Эсрахаддона. Ариста зашла за угол и сняла мокрые вещи. Платье Линетт никак не помогло ей, зато мантия сразу согрела продрогшее тело.

— Какая чудесная мантия, Элла! — сказала Линетт, с восхищением наблюдая, как ткань, переливаясь в свете костра, меняет свой цвет. — Откуда она у тебя?

— Друг оставил… когда умирал.

— Ох, мне очень жаль, — грустно сказала Линетт. Затем лицо ее приняло озабоченное выражение. — Между прочим, тебя тут искал какой-то мужчина.

— Мужчина? — спросила Ариста, аккуратно складывая скатерть, ведь если с этой тряпкой что-нибудь случится, Эдит заставит Ибиса платить.

— Да, сегодня днем. Он говорил с Брайсом, пока тот работал на улице, и упомянул, что ищет девушку. Описал точь-в-точь тебя, но, как ни странно, не знал твоего имени.

— Как он выглядел? — стараясь не выдать охватившей ее тревоги, спросила Ариста.

— Ну… — замялась Линетт. — В том-то и беда — на нем был темный плащ с капюшоном, а лицо скрыто шарфом, потому Брайсу и не удалось его рассмотреть.

Ариста поплотнее закуталась в мантию.

«Это он? Неужели убийца все-таки выследил меня?»

Заметив, как изменилось ее лицо, Линетт с тревогой спросила:

— Ты чего-то боишься, Элла?

— Брайс сказал ему, что я живу здесь?

— Нет, конечно! При всех своих недостатках Брайс совсем не дурак.

— Этот человек назвал свое имя?

Линетт покачала головой.

— Тебе лучше поговорить с Брайсом, когда он вернется. Они с Уэри пошли за мукой. Скоро придут.

— Кстати, — сказала Ариста, выуживая монеты из кармана мокрого платья. — Вот три медных тенента. Сегодня утром мне заплатили.

— О нет! Мы не можем…

— Конечно же, можете! Вы позволили мне спать у себя под фургоном, вы храните мои вещи, пока я работаю. Вы даже пригласили меня ужинать с вами.

— Но целых три! Элла, это же все твои деньги! У тебя ничего не останется.

— Я справлюсь. Меня иногда кормят во дворце, а больше мне ничего не нужно.

— Но тебе нужна новая одежда и башмаки на зиму!

— Как и вашим детям, а без трех дополнительных медяков в неделю вы не сможете себе этого позволить.

— Нет-нет, я не могу взять твои деньги. Это очень мило с твоей стороны, но…

— Мама! Мама! Скорее! Уэри! — По улице с криком бежал Финис, старший сын Баркеров. Он выглядел испуганным, в глазах у него стояли слезы.

Подхватив подол, Линетт бросилась к пекарне, Ариста помчалась за ней следом. Они выбежали на улицу Косвелл, где возле пекарни собралась небольшая толпа. Протиснувшись сквозь кольцо народу, они увидели мальчика, который лежал посреди улицы без сознания.

— О великий Марибор! — закричала Линетт, падая на колени возле сына.

Брайс наклонился и взял Уэри на руки. Его рубаха и руки тотчас обагрились кровью. Глаза мальчика были закрыты, спутанные влажные волосы, казалось, пропитали красные чернила.

— Он упал с чердака пекарни, — дрожащим голосом ответил Финис на не заданный ими вопрос. — Он тащил вниз тяжелый мешок с мукой, потому что пекарь сказал, что продаст нам две чашки по цене одной, если он это сделает. Мы с папой велели ему подождать нас, но он не послушался и побежал наверх. Он тянул мешок очень сильно. Изо всех сил. А потом мешок выскользнул у него из рук, Уэри упал назад и… — Финис говорил быстро. Его голос сделался тоньше, зазвучал как-то надтреснуто, и он замолчал.

— Ударился головой о камень, — закончил незнакомец в белом фартуке, державший в руках фонарь. Ариста решила, что это, наверное, и есть пекарь. — Мне очень жаль. Я и подумать не мог, что такое может произойти.

Линетт словно не слышала его слов. Забрав ребенка у мужа, она обняла его и прижала к груди, укачивая, словно новорожденного младенца.

— Милый, проснись, — тихо шептала она Уэри. На покрытые кровью щеки капали ее слезы. — Прошу тебя, малыш, во имя Марибора, проснись. Ну пожалуйста, проснись же…

— Линн, милая… — начал Брайс.

— Нет! — вскричала она и крепче прижала мальчика к груди.

Ариста почувствовала ком в горле, дыхание перехватило, глаза наполнились слезами так быстро, что она почти ничего не видела. Уэри был чудесным ребенком, веселым и дружелюбным. Своим открытым, добрым нравом он напоминал ей Фанена Пикеринга, и сейчас мысль об этом болью отозвалась в ее сердце. Но все-таки Фанен умер с мечом в руке, а Уэри было только восемь лет, и за свою короткую жизнь он, наверное, никогда даже не прикасался к оружию. И почему такие страшные вещи всегда случаются с хорошими людьми! Она смотрела на маленькое тело мальчика, умиравшего на руках у матери, и по ее щекам катились слезы.

Ариста закрыла глаза и вытерла их. Когда она снова их открыла, заметила, что несколько человек из толпы отступили от нее.

Мантия светилась.

Мерцающая ткань излучала неяркий свет, освещавший все вокруг зловещим белым сиянием. Линетт заметила свечение, и на лице ее появилась надежда. Она посмотрела на Аристу умоляющим взглядом.

— Элла, ты… ты можешь спасти его? — прошептала она. Ее губы дрожали, в широко раскрытых глазах застыло отчаяние. Ариста хотела было сказать «нет», но Линетт перебила ее: — Ты можешь! — лихорадочно настаивала она. — Я знаю, можешь! Я сразу поняла, что в тебе есть что-то особенное. То, как ты говоришь, как держишься… Как забываешь собственное имя, и эта …эта мантия! Ты можешь его спасти! Я уверена! О, Элла, умоляю тебя! — Она замолчала, пытаясь унять дрожь, столь сильную, что тело мальчика тряслось у нее на руках. — О, Элла, я знаю… знаю! Это ведь не три медяка, это же мой малыш! Ты поможешь ему, правда? Пожалуйста, пожалуйста, Элла!

Аристе стало трудно дышать. Она почувствовала, как у нее по коже пробежали мурашки, сердце бешено заколотилось. Все молча смотрели на нее. Даже Линетт на миг замолчала.

— Положите его, — дрожащими губами сказала Ариста.

Линетт осторожно опустила тело Уэри на землю. Руки и ноги ребенка безжизненно легли вдоль тела, голова неловко скатилась набок. Из раны продолжала течь кровь.

Ариста встала возле него на колени и положила ему руку на грудь. Мальчик еще дышал, но прерывисто и слабо. Закрыв глаза, она принялась напевать. Обострившийся слух различал тревожный шепот столпившихся вокруг людей, ей казалось, она слышит удары их сердец. Поочередно она заставила затихнуть все звуки и теперь слушала только шум ветра. Ласковый и нежный, ветер кружился между домами, пролетал по улице, скользил по камням. Над головой мерцали звезды. Она почувствовала улыбку луны. Рука оставалась на груди мальчика, но пальцы уже ощутили струны невидимого инструмента, которые она жаждала перебирать.

Ветер усилился. Он закрутился воронкой, превращаясь в вихрь, а вихрь — в ураган, который нещадно трепал ей волосы, но она этого не замечала. Ее взору открылась темная бездна, а за ней — далекий свет, к которому двигался маленький, едва различимый во мраке силуэт. Он удалялся, становясь все меньше и меньше. Ариста громко позвала его. Он остановился. Она ударила по невидимым струнам, и крошечная фигурка повернулась к ней. Тогда она со всей силы хлопнула в ладоши, и звук удара ее рук был похож на раскат грома.

Когда она открыла глаза, сияние мантии померкло. Ариста увидела восхищенные лица людей. Толпа радостно рукоплескала.

Глава 10 УПАВШАЯ ЗВЕЗДА

— Вижу корабль! — закричал матрос, дежуривший на марсе.

«Изумрудная буря» вышла из Аквесты две недели назад и теперь скользила по спокойным водам Газельского моря. Ветер по-прежнему дул с юго-востока. С тех пор, как они обошли мыс Делгоса, они двигались медленно. Корабль шел в крутой бейдевинд и пытался двигаться вперед навстречу ветру. Господин Темпл заставлял марсовых вести корабль на галсе, в направлении ветра и держать курс зигзагом, но Адриан считал, что пешком они бы и то быстрее дошли.

Время близилось к полудню, и матросы, не занятые на мачтах или какими-либо другими делами, снова драили палубу песчаником, после чего вытирали ее насухо. На квартердеке лейтенант Бишоп обучал мичманов навигации. Крик марсового Адриан услышал, когда возвращался на камбуз после того, как отнес оставшийся с вечера свиной жир. Он перешел на левый борт и заметил на горизонте белый квадрат. Бишоп тотчас распустил мичманов, посмотрел в подзорную трубу и отправил одного из них в каюту капитана, который немедля вышел, на ходу натягивая шляпу. На мгновение он остановился, оправил форму и, наморщив нос, с шумом втянул в себя воздух.

— Впередсмотрящий, докладывайте! — крикнул капитан в сторону мачты.

— Два корабля впереди по левому борту, сэр!

Адриан снова посмотрел вдаль. На воде теперь и в самом деле показался второй парус.

— Впереди два квадратных паруса — кажется, это люгер. А за ним… Два красных треугольных паруса, одна палуба. Возможно, это тартана. Ветер дует им в паруса, и они быстро приближаются, сэр.

— Какой у них флаг?

— Не могу сказать, сэр, они летят прямо на нас.

Адриан следил за приближением кораблей, поражаясь их скорости. Он уже отчетливо мог их разглядеть.

— Кажется, дело плохо, — заметил По.

Увлекшись наблюдением за кораблями, Адриан не заметил, как рядом появился его помощник. Тощий юноша, завязывая черной ленточкой волосы в хвост, тоже таращился на корабли.

— Почему?

— Красные паруса.

— И что в этом плохого? — недоумевающе спросил Адриан.

— Под ними ходят только дакка, а это самые страшные из пиратов, каких здесь можно встретить.

— Команда по местам, господин Бишоп, — приказал капитан.

— Всем занять позиции! — выкрикнул лейтенант. — По местам!

Послышался барабанный бой. Боцман и его помощники очищали палубу. Мичманы разошлись по своим местам и выкрикивали команды.

— Идемте! — сказал По.

В защищенном центре полубака лежала куча брикетов. Как только палуба намокла от летящих из-за борта брызг, Адриан разжег их горячими углями из печи на камбузе. Вокруг лучники смазывали маслом стрелы. Матросы притащили дюжину ведер с морской водой, а также ведра с песком, и расположили их на корабле. Подготовка к сражению заняла всего минуту, теперь оставалось только ждать.

Корабли подошли ближе и выглядели больше, но их флаги все еще не были видны. На «Буре» воцарилась мертвая тишина, нарушаемая лишь воем ветра, плеском волн за бортом и поскрипыванием корпуса корабля. Порыв ветра встрепенул флаг на люгере.

— Они идут под гриббоном — мандалинским флагом из Калиса, сэр! — крикнул впередсмотрящий.

— Господин Уэсли, — обратился капитан к мичману на квартердеке. — Вы изучали сигналы?

— Так точно, сэр.

— Возьмите подзорную трубу и поднимайтесь наверх. Господин Темпл, передайте им наше имя и запросите ответ.

— Есть, сэр.

По-прежнему никто не двигался. Все молчали, глядя на приближающиеся суда.

— Первое судно называется «Сияющая звезда». За ним… — Уэсли помолчал. — Второй корабль не отвечает, сэр.

— Два румба налево! — вдруг скомандовал капитан.

Уайатт крутанул штурвал, подводя корабль как можно ближе к ветру. Теперь они шли прямо на люгер. Марсовые бросились на ванты и, словно пауки, поползли вверх, чтобы развернуть паруса по ветру.

— Новый сигнал с «Сияющей звезды», — сообщил Уэсли. — Их преследует пиратское судно!

Яркую синеву неба рассекли тонкие струйки дыма — с тартаны стреляли в «Сияющую звезду», но стрелы, не долетев до судна, рухнули в море в двухстах ярдах от его кормы.

— Приготовить переднюю баллисту! — приказал капитан.

Отряд матросов на полубаке начал поворачивать маленький кабестан, отводя массивную тетиву назад, чтобы приготовиться к стрельбе. Они зажгли еще одну жаровню и загрузили болт. Затем снова замерли в ожидании, не спуская глаз с приближающихся кораблей.

Корабль дакка был необычен во всем. Построенный из темного дерева корпус переливался искусно расписанными золотыми разводами. Корабль был украшен длинными яркими вымпелами. На главном парусе ярко-алого цвета красовалось изображение черного дракона в полете, а на бушприте торчала голова зловещего чудовища с яркими изумрудными глазами. Матросы выглядели столь же непривычно, сколь и корабль. Это были высокие, мощные темнокожие люди, одетые только в крепившиеся на талии красные набедренные повязки.

Плохо управляемая «Сияющая звезда» потеряла ветер и свое преимущество. Тартана догнала ее. Последовал еще один залп, несколько дымящихся стрел вонзились в корму «Сияющей звезды», но одна угодила прямо в главный парус, который мгновенно загорелся.

С люгером было покончено, но пираты на тартане, видимо, решили не рисковать и, не дожидаясь, пока подойдет «Изумрудная буря», развернули судно. Адриан наблюдал за тем, как капитан Сьюард отсчитывает расстояние по мере приближения к ним «Бури», но, несмотря на время, потраченное пиратами на разворот, они все еще оставались вне досягаемости баллист.

— Идти галсом. Развернуть корабль на сто восемьдесят градусов! — скомандовал капитан. — Идти галсом!

«Изумрудная буря» встала на тот же галс, что и тартана, но у «Бури» не было преимуществ маленького судна, отличавшегося небывалой маневренностью. Тартана шла быстрее, и команде «Изумрудной бури» оставалось только смотреть, как дакка уходят.

Поняв, что шанс упущен, капитан Сьюард велел остановить «Бурю» и спустить на воду шлюпки. Главный парус и мачта «Сияющей звезды» полыхали, словно огромный факел. Стаксели и брасы лопнули. Когда горящая парусина обрушилась на палубу, матросы закричали. И все же корабль продолжал двигаться к «Буре». Вскоре стали видны моряки, которые в беспомощном ужасе пытались погасить накрывший палубу огонь. Еще до того, как шлюпки были спущены на воду, «Сияющая звезда» превратилась в адское пекло, и многие матросы начали прыгать в море.

Шлюпки вернулись, полные испуганных матросов. Почти все они имели бронзовую кожу, темные глаза и были одеты в бело-серую форму. Кашляя, отплевываясь и вознося хвалу Марибору, сохранившему им жизнь, они лежали теперь на палубе «Бури» и благодарили каждого матроса, оказавшегося поблизости.

«Сияющая звезда» была независимым торговым судном из Весбадена в Дагастане. Она возвращалась домой из Калиса с грузом кофе, тростника и индиго. Несмотря на своевременное вмешательство «Бури», больше трети команды погибло. Кто-то потерял сознание от дыма, пытаясь потушить пламя, другие оказались в ловушке внизу. Капитан «Сияющей звезды» был убит одной из огненных стрел, которые дакка обрушили на его корабль. В живых осталось всего двенадцать человек. Пятеро из них получили сильные ожоги и находились под присмотром доктора Леви.

Осмотрев здоровых, господин Темпл добавил их в команду. Ройс снова работал наверху, а Адриан как раз закончил подавать команде обед. Благодаря общительности, легкому характеру и щедрости, с которой он раздавал камбузный жир, Адриан уже обзавелся несколькими приятелями. На жизнь Ройса больше никто не покушался, но для них так и осталось загадкой, из-за чего произошла первая стычка и кто был ее зачинщиком. Пока что их вполне устраивало, что Берни, Дернинг и Стаул держатся на безопасном расстоянии.

— Да, это Калис, а не Аврин, — услышал Адриан резкий хриплый голос одного из спасшихся матросов, когда принес вниз последнюю порцию еды. — Свет цивилизации здесь слабее пламени свечи на восточном ветру. Чем дальше идешь на восток, тем сильнее дует ветер, пока свеча не погаснет, и вот вы уже в полной темноте!

Вокруг дальнего стола сгрудились матросы. Среди них сидели трое новичков.

— И вот вы уже в диком мире, — продолжал калианец. — Странное это место, друзья, воистину странное. Свирепое, воинственное море и узкие изломаные заливы, по берегам — только черный камень да непроходимые джунгли. Преисподняя, в которой обитают ба ран газель, сердце тьмы, оплот отчаяния и страданий, тюрьма, в которую загнал этих зверей Новрон, чтобы они несли вечное наказание. Конечно, они пытаются оттуда вырваться. Смотрят на берега Калиса голодными глазами и находят лазейки. Они прорастают везде, словно лишайник. Калианцы пытаются отогнать их, но это все равно что бить мух в небе или носить руками воду. — Он сложил ладони, будто что-то и вправду в них держал.

— Гоблин и человек, живущие так близко друг к другу, — это противоестественно, — сказал другой матрос.

Первый мрачно кивнул.

— Да что уж тут может быть естественного! Слишком давно они связаны. Сыновья Марибора и отродье Уберлина то воюют друг с другом, то торгуют. Чтобы выжить, военачальники Калиса приняли проклятый образ жизни гоблинов и проложили для ба ран пути. Теперь некоторые из них и сами уже скорее гоблины, чем люди. Они даже почитают бога тьмы, жгут туланские листья и приносят жертвы. Живут, как звери. По ночам луна сводит их с ума, и в темноте их глаза горят алым светом!

Несколько человек недоверчиво заохали.

— Это правда, друзья мои! Много столетий назад, когда пала Старая империя, лорды востока остались один на один со своей горькой судьбой. Будучи брошенными в темных калианских джунглях, они утратили всякое подобие человека. Теперь великие каменные крепости вдоль Гоблинова моря, которые некогда стерегли нашу землю от вторжения, стали прибежищем военачальников тенкинов — чудовищной помеси человека и гоблина. Они отвернулись от лика Марибора и ступили на путь газель. Да, друзья мои, Калис — страшное место. Так что низкий поклон вам за вашу храбрость и доброту, ибо, не вытащи вы нас из воды, мы бы сдались на милость судьбы. Кабы не ваша смелость, мы бы непременно погибли… или чего похуже.

— Особой храбрости тут не понадобилось, — сказал Дэниэлс. — «Буря» могла бы накостылять этим мерзавцам в мертвый штиль даже с полупьяной или полубольной командой.

— Ты серьезно так считаешь? — спросил Уайатт, которого Адриан поначалу не заметил, поскольку рулевой тихо сидел в темном углу, куда не доходил свет свечи. — Вы все так считаете?

Он говорил необычно резким тоном, будто призывая их поспорить. Уайатт вздохнул, раздраженно покачал головой, встал и поднялся на палубу.

Закончив раздавать еду, Адриан последовал за ним. Он нашел штурвального на полубаке. Стиснув руками поручни, тот смотрел на сияние молодой луны, разбрасывавшей блики по черной поверхности моря.

— Что случилось?

— Дела у нас неважные и… — Он замолчал, гневно показывая на квартердек.

Одумавшись, он крепко сжал губы, словно хотел сдержать готовые сорваться с них слова.

— Какие дела? — Адриан бросил взгляд на квартердек.

— Капитан запретил это обсуждать. Чтоб ему пусто было! Никакие доводы рассудка на него не действуют! Мне бы ослушаться и прямо сейчас поменять курс. Я мог бы пораньше сменить Блайдена за штурвалом и перевести нас на новый курс. Никто бы и не заметил до полудня, когда производят подсчет.

— Уэсли наверняка бы заметил. — Адриан указал на юношу, который как раз входил на квартердек, приступая к первой вахте. — Ты бы и моргнуть не успел, как оказался бы в руках лейтенанта Бишопа.

— Если бы пришлось, я бы нашел способ заставить Уэсли помалкивать. Палуба-то скользкая…

— Ты стал как Ройс. В чем дело-то?

— Ну… раз уж мне приходят в голову мысли об убийстве мичмана, то какая разница, нарушу я приказ капитана молчать или нет. — Уайатт снова посмотрел на море. — Они вернутся.

— Кто?

— Дакка. Они не бежали от нас, а просто решили перестроиться. — Он посмотрел на Адриана. — Ты знаешь, что они красят паруса кровью врагов? Ты об этом слышал? Сотни маленьких красных лодок стоят в бухтах и портах их острова. Они знают, что мы держимся ближе к берегу и идем против ветра. Они догонят нас и накинутся, как стая волков. Десять, двадцать тартан с треугольными парусами поймают ветер, который мы поймать не можем. «Бурю» ожидает печальная участь.

— С чего ты взял? Может, ты ошибаешься. У капитана должна быть причина, чтобы держаться этого курса.

— Я не ошибаюсь.

Глава 11 ЧЕЛОВЕК В КАПЮШОНЕ

Человек в капюшоне снова ушел.

Ариста забилась поглубже в тень, которую отбрасывало крыльцо трактира. Ей хотелось исчезнуть, сделаться невидимкой. Мантия изменила цвет и стала коричневой, слившись с грязными деревянными стенами. Подняв капюшон, Ариста замерла в ожидании. Это был он — тот самый человек, о котором ей рассказывала Линетт. Он искал ее. И снова она услышала стук его каблуков по брусчатке. Человек замедлил шаг, будто раздумывая, затем двинулся в сторону крыльца.

«Он возвращается!»

Страшный незнакомец возвращался в переулок уже в третий раз. Возле трактира он остановился. Ариста затаила дыхание. Из темноты выступила ужасающая фигура в черном плаще с капюшоном. Лицо скрывал широкий шарф. Человек был вооружен — Ариста не видела меча, но ясно слышала, как при каждом шаге он постукивает по ноге незнакомца.

Человек в капюшоне сделал неуверенный шаг в сторону ее укрытия, затем еще один и остановился. Он был так близко, что в отсветах фонаря стали видны клубы пара, вырывавшиеся при дыхании из-под шарфа. Человек повертел головой, озираясь по сторонам, постоял несколько секунд, затем развернулся так круто, что под его каблуками заскрипели мелкие камешки, и пошел прочь. Выждав несколько минут, Ариста осторожно выглянула из укрытия.

Человека в капюшоне не было.

На востоке занимался рассвет. Только бы ей добраться до дворца! Там она хотя бы укроется и от убийцы, и от неизбежных вопросов: «Кто она? Как она это сделала? Уж не ведьма ли она?»

Как только мальчик очнулся, Ариста сбежала из Брисбенского переулка, не дожидаясь, пока кому-нибудь придет в голову ей их задать. Но что делать дальше? Она привлекла к себе слишком много внимания, и даже если сразу никто не разобрался, что к чему, столь дерзкое, у всех на глазах, применение магии могло иметь самые невероятные последствия.

Сняв мантию, Ариста аккуратно сложила ее, спрятала под крыльцо трактира и отправилась во дворец. Первая половина дня прошла спокойно: стражники у ворот, как обычно, пропустили ее, едва скользнув по ней безразличным взглядом, никто не замечал ее, пока она мыла полы. К полудню, однако, новости о событиях минувшей ночи достигли дворца, и теперь он гудел как улей: все разговоры были только о чудесном воскрешении мальчика на улице Косвелл, а к вечеру обитатели дворца сошлись во мнении, что в этом деле, несомненно, замешана меленгарская ведьма. По счастью, никто не заподозрил служанку Эллу в иных преступлениях, кроме того, что она не вернула скатерть, которую ей одолжили накануне.

Ариста чувствовала себя совершенно измученной, и не только из-за того, что, скрываясь от убийцы, всю ночь не сомкнула глаз. Излечение Уэри отняло у нее последние силы. Закончив работу во дворце, она вернулась в переулок за мантией Эсрахаддона, но не отважилась надеть, опасаясь, что кто-нибудь ее узнает. Прижимая свернутую мантию к груди, она шла по обочине широкой улицы и пыталась решить, что делать дальше. Оставаться здесь опасно. Кроме того, она уже целую вечность не была дома, а ей так хотелось увидеть родное лицо, услышать голос брата, наконец, хоть немного отдохнуть.

Она знала, что должна уходить. Прямо сейчас, не медля ни минуты. Но она так устала! Невыносима была даже мысль о том, чтобы отправиться в холодную темноту совершенно одной, голодной. Ей необходимо было поспать в безопасном месте, съесть что-нибудь горячее, увидеть дружелюбные лица, а это означало только одно: она должна пойти к Баркерам. К тому же она не хотела уходить, не забрав гребень с жемчужной ручкой — единственный оставшийся из подарков отца.

В тупике Брисбенского переулка ничего не изменилось. Улица по-прежнему пестрела небольшими кострами, повсюду расползались громоздкие тени самодельных палаток, телег, фургонов и бочек. В сгущающихся сумерках туда-сюда бродили люди. Когда она проходила мимо, некоторые покосились на нее, но никто не подошел и не заговорил с ней. Она нашла фургон Баркеров. От него, как обычно, тянулся брезент, образуя своего рода навес. Ее заметил один из сыновей Баркеров, и через мгновение навстречу ей выбежала Линетт. Не говоря ни слова, она обняла Аристу и крепко прижала к себе.

— Пойдем, поешь что-нибудь, — сказала она, вытирая щеки. Взяв Аристу за руку, она подвела ее к костру и поставила на огонь горшок. — Я оставила тебе еды на всякий случай. Конечно, пришлось ее припрятать, а то налетели бы эти стервятники. Я не знала, вернешься ты или нет…

Вокруг костра собрались остальные Баркеры. Финис и Хингус сели подальше. Брайс Баркер, одетый, как обычно, в белую рубаху и серые штаны, вырезал что-то из дерева, расположившись на перевернутом ящике. Все молчали. Ариста присела на деревянный ящик, чувствуя себя неловко.

«Что у них в глазах: осторожность или настоящий страх?»

— Элла, — наконец вымолвила Линетт тихим, неуверенным голосом. — Кто ты?

— Я не могу вам этого сказать, — после долгого молчания ответила Ариста, ожидая, что Баркеры начнут настаивать или сокрушаться.

Но все они лишь молча кивнули, как будто ждали от нее именно такого ответа.

— Не имеет значения, кто ты. У этого огня для тебя всегда найдется место, — сказал Брайс, не отводя взгляда от костра.

Его слова тронули Аристу, они отражали чувства, которых от него трудно было ожидать. Брайс, зарабатывавший на жизнь выкрикиванием объявлений на улицах, вообще редко заговаривал.

Линетт поставила перед Аристой миску с подогретой похлебкой.

— Как жаль, что больше нету. Если бы я только знала, что ты вернешься!

— Как Уэри? — спросила Ариста.

— Проспал всю ночь, а днем подскочил и бегал повсюду, как обычно, болтаясь под ногами. Все, кто его видел, говорят одно и то же: это чудо.

— Все? — с тревогой спросила Ариста.

— Целый день сюда тянулся народ, всем не терпелось посмотреть на Уэри. О тебе тоже спрашивали. Многие теперь заявляют, что у них больные дети или умирающие близкие. Один страшно разозлился, что тебя нет, сбил навес и едва не перевернул фургон. Пришлось Финису бежать за Брайсом, чтобы тот утихомирил буяна и выгнал его.

— Мне очень жаль!

— Ох, не стоит! Пожалуйста… не… не надо ни о чем сожалеть, — умоляла ее Линетт. Она замолчала, и ее глаза снова наполнились слезами. — Ты больше не сможешь остаться с нами, да?

Ариста покачала головой.

— Из-за человека в капюшоне?

— Не только.

— Как жаль, что я не могу помочь тебе.

Ариста наклонилась к ней и обняла.

— Вы уже помогли мне… больше, чем можете себе представить. Мне бы сейчас хорошенько выспаться, тогда я…

— Конечно! Поспи в нашем фургоне. Это самая малость, которую мы можем для тебя сделать.

Ариста слишком устала, чтобы возражать. Забравшись внутрь, она надела мантию, чтобы согреться, растянулась на бугристой подстилке из грубой ткани, пропахшей картофелем и луком, и наконец положила голову. Как же приятно было закрыть глаза и дать отдых не только телу, но и разуму. Она слышала, как снаружи перешептываются Баркеры, стараясь не беспокоить ее.

— Она служительница Марибора, — сказал один из старших мальчиков. — Вот почему она не может остаться с нами. Боги никогда не позволяют своим служителям долго оставаться на одном месте.

— А может быть, она — Кайл, бог, который бродит по земле под видом человека и творит добрые дела, — прибавил другой. — Я слышал, за каждое доброе дело он получает перышки с платья Мюриэль.

— Тише вы! Она вас услышит, — пожурила их Линетт. — Идите-ка лучше вымойте посуду.

Ариста заснула под их шепот. Разбудили ее громкие голоса.

— Говорю же вам, я не понимаю, о чем вы спрашиваете! Я ничего не знаю ни о какой ведьме! — Это был голос Брайса, и он казался испуганным.

Ариста выглянула из фургона и увидела имперского солдата с факелом в руках. Дорогу ему преграждал Брайс. За ним, дальше по переулку, в дверь сыромятни колотили другие солдаты, некоторые бесцеремонно врывались в палатки.

— Сержант, — позвал один из стражников, — сюда!

Гремя доспехами и громко стуча сапогами по мостовой, к нему быстро подошли трое солдат.

— Уберите эту хибару и все тут обыщите! — приказал стражник. — Остальных это тоже касается. Давно пора снести эту рухлядь, она оскорбляет взор.

— Оставьте их в покое, — сказала Ариста, выходя из фургона. — Эти люди ни в чем не виноваты.

— Элла! — воскликнул Брайс. — Уходи отсюда! Я сам все объясню!

Сержант быстро направился к Аристе, но Брайс преградил ему путь.

— Оставьте мою дочь в покое! — угрожающе сказал он.

— Брайс, не надо, — прошептала Ариста.

— Я здесь только для того, чтобы арестовать ведьму, — сказал солдат. — Но если вам так угодно, я с радостью спалю все палатки в этом переулке.

— Она не ведьма! — вскричала Линетт, прижимая к себе Уэри. — Она спасла моего малыша! Она служительница Марибора!

Сержант мельком взглянул на Аристу.

— Связать ее! — приказал он.

Двое солдат с веревкой выступили вперед и схватили Аристу за руки, но тотчас, вскрикнув от боли, отпустили ее и отшатнулись. Мантия Эсрахаддона светилась ярким, пульсирующим красным светом. Стражники в страхе уставились на нее, стараясь унять дрожь в пораненных руках.

Поняв, что сейчас ее может спасти только магия, Ариста закрыла глаза и попыталась сосредоточиться, прежде всего заглушить посторонние звуки улицы и…

От сильного удара в лицо она упала на спину на землю и осталась лежать, плохо понимая, что происходит. В глазах у нее потемнело, в ушах стоял звон.

— Этого мы не потерпим! — крикнул сержант.

Сквозь выступившие на глазах слезы она увидела, что он стоит над ней, потирая костяшки пальцев. Обнажив меч, он наставил его на Брайса.

— Я знаю, что тебе нельзя позволять накладывать заклятья, ведьма! Ни звука больше, и сними свою колдовскую мантию. Сейчас же! Если потребуется, я раздену тебя догола. Никаких движений, никаких звуков, или я тут же отрублю этому человеку голову!

Где-то рядом в ужасе застонала Линетт.

— Мантия! Немедленно сними ее!

Ариста скинула мантию и осталась в одном тонком домашнем платье Линетт. Сержант подошел ближе.

— Ну что, будешь еще вредить моим людям? — Он снова наставил острие меча на Брайса.

Ариста покачала головой.

— Вот и хорошо. Свяжите ее покрепче! Замотайте веревкой запястья и пальцы и заткните чем-нибудь рот.

Снова подошли стражники и так резко дернули руки ей за спину, что она не смогла сдержать крик.

— Пожалуйста, не причиняйте ей боль, — умоляла Линетт. — Она не сделала ничего дурного!

Они так туго обмотали Аристе запястья и пальцы, что кожу саднило. Сержант приказал Линетт подобрать валявшуюся на земле мантию и отдать ее ему. Один из солдат, схватив Аристу за волосы, заставил ее встать на ноги. Другой оторвал от ее платья рукав.

— Открывай рот, — приказал он, заставляя Аристу откинуть голову назад. Когда она чуть замешкалась, солдат ударил ее по лицу. Она снова пошатнулась и не упала только потому, что другой солдат по-прежнему не отпускал ее волосы. Пощечина была не такой сильной, как удар сержанта, но из глаз снова покатились слезы. — Открывай!

Он заткнул ей оторванный рукав так глубоко в рот, что Аристе казалось, она вот-вот задохнется. Потом, просунув веревку между губами, обвязал ее вокруг головы, чтобы кляп держался на месте. Когда они накинули еще одну веревку ей на шею, Ариста решила, что ее повесят прямо здесь.

— Ну вот, так-то лучше! Попробуй-ка теперь поколдовать! — заявил сержант. — Сейчас отведем тебя во дворец, отрубим руки, а после того, как ответишь на кое-какие вопросы, думаю, и язык тоже.

Когда Аристу уводили, вокруг собралась толпа. Ариста слышала, как плачет Линетт. Когда они дошли до улицы Косвелл, на крыльцо трактира Бейли с кружками в руках высыпали посетители. До нее не раз донеслось слово «ведьма».

Стражники вывели ее на площадь, из-за кляпа Аристе стало трудно дышать. Когда она чуть отстала, стражник с силой дернул за веревку. Ариста упала, больно ударилась коленом о брусчатку и закричала, но из-под кляпа вырвался лишь жалкий приглушенный стон. Чтобы не разбить себе лицо, она извернулась, упала на бок и заплакала от боли, пронзившей ногу.

— А ну, вставай! — приказал солдат. Веревка еще туже затянулась вокруг шеи. Грубые волокна врезались ей в кожу. — Поднимай свою ленивую задницу! — прорычал стражник и потянул сильнее, протащив ее по камням. Веревка так сдавила горло, что в ушах зазвенело. — Поднимайся, чтоб тебе сгореть!

Ариста едва дышала. Звон в ушах усилился, превратившись в барабанный бой.

— Брюс! — крикнул один из шедших впереди стражников. — Подними ее!

— Пытаюсь!

Он потянул еще раз, и Аристе удалось сесть. Голова закружилась. Улица наклонилась и задрожала. В глазах потемнело, все виделось как в тумане. Она пыталась сказать им, что не может дышать, но изо рта снова вырвался лишь жалкий стон.

Она хотела встать на колени, но тошнота усилилась. Земля ушла у нее из-под ног. Она упала, перевернулась на спину и с мольбой посмотрела на стражника, державшего веревку, но в ответ увидела в его глазах только ярость и брезгливое отвращение.

— Поднимайся, или…

Он вдруг замолчал на полуслове и с озадаченным видом посмотрел в сторону. Потом выпустил из рук веревку и сделал шаг назад.

Петля ослабла, шум в голове прекратился, и Ариста снова могла дышать. Закрыв глаза, она лежала посреди улицы и просто радовалась, что все еще жива. Послышались громкие шаги и лязг металла. Ариста открыла глаза и увидела, как солдат, который едва не удушил ее, рухнул на дорогу рядом с ней.

На расстоянии вытянутой руки стоял человек в капюшоне и держал в руках окровавленный меч. Выхватив из-за пояса кинжал, он резко метнул его, и где-то позади Аристы раздался стон, за которым последовал глухой звук, как будто на землю упал мешок с мукой.

Мимо нее пробежал человек в капюшоне. Послышался крик, лязг скрещенных клинков прервал мучительный стон, и придушенный голос, похожий на бульканье воды, произнес что-то непонятное. Еще удар, еще один истошный вопль. Ариста выгнулась, перекатилась на колени и снова увидела загадочного незнакомца, который стоял посреди Бингэмской площади, держа в одной руке меч, в другой кинжал. На земле лежали три тела. Осталось еще двое солдат.

— Кто ты такой? — закричал сержант. — Мы солдаты империи, выполняем высочайшие приказы!

Человек в капюшоне молчал. Он бросился вперед, взмахнув мечом, отскочил в сторону и, перехватив меч сержанта в воздухе, вонзил ему в шею кинжал. В этот миг на него замахнулся оставшийся стражник. Человек в капюшоне вскрикнул и, резко развернувшись, с поднятым мечом кинулся на солдата. Ярость, сквозившая в каждом его движении, заставила того отступить.

Солдат повернулся и бросился наутек. Таинственный незнакомец настиг его и ударил мечом в спину. Когда солдат, вскрикнув, упал, человек в капюшоне продолжал добивать жертву до тех пор, пока она не затихла.

Связанная и беспомощная, Ариста сидела посреди площади. Человек в капюшоне обернулся. С его меча и одежды капала кровь. Он подошел, поднял Аристу на ноги и потащил в узкий переулок.

Он тяжело дышал сквозь шарф, закрывавший его лицо. Ариста чувствовала себя сломленной телом и духом, сил сопротивляться больше не осталось. Все вокруг вертелось, ночь казалась нереальной. Принцесса не знала, что происходит и почему, уже не пытаясь понять.

Незнакомец втащил ее в конюшню и толкнул к грубо обструганной стене. Напуганные запахом крови лошади нервно забили копытами. Ариста зажмурилась и задержала дыхание, почувствовав прикосновение к коже холодной стали. Человек в капюшоне освободил ей руки, потом разрезал веревку, обвязанную вокруг головы. Кляп выпал изо рта.

— Идите за мной! Быстро! — прошептал незнакомец, хватая ее за руку.

Спотыкаясь, она в смятении пошла за ним. Голос его вызвал в памяти какие-то смутные воспоминания.

Они долго кружили по темным переулкам, вокруг мрачных домишек и деревянных оград. Вскоре Ариста потеряла всякое представление о том, где находится. В какой-то миг человек остановился в темном углу и поднес палец к покрытым шарфом губам. Выждав несколько минут, они двинулись дальше. Запахло рыбой, послышался плеск волн и шум прибоя, и Ариста увидела голые мачты кораблей, стоявших на якоре у пристани. Дойдя до обветшалого покосившегося дома, незнакомец провел ее наверх по лестнице черного хода в маленькую комнатку и закрыл за ними дверь.

Ариста стояла возле двери, не в силах сделать ни шагу, и только молча наблюдала, как человек в капюшоне разводит огонь в железной печи. В его движениях, наклоне головы, во всей его фигуре было что-то знакомое. Когда огонь разгорелся, он сделал шаг в ее сторону. Ариста инстинктивно отпрянула и, вздрогнув, прижалась спиной к двери. Чуть поколебавшись, он кивнул. Его глаза тоже показались ей знакомыми.

Человек откинул капюшон и размотал шарф. Взору ее открылось лицо, на которое невозможно было смотреть без содрогания и боли. Обезображенное, покрытое уродливыми шрамами и следами ожогов, оно казалось сплошным красным пятном. Одного уха не было, брови и большая часть волос обгорели, рот выглядел безгубым. В своем уродстве лицо выглядело ужасным, но при этом таким знакомым и родным, что Ариста, не найдя слов, разрыдалась от счастья и обняла человека так крепко, насколько хватило сил.

— Надеюсь, это научит вас никуда без меня не убегать, ваше высочество, — сказал Хилфред.

Продолжая плакать, Ариста уткнулась лицом ему в грудь. Он медленно поднял руки и тоже обнял ее, а когда она посмотрела на него, убрал с ее лица мокрые от слез волосы. Он служил ее личным телохранителем больше десяти лет, но никогда раньше не прикасался к ней. Словно осознав это, Хилфред выпрямился и заботливо усадил ее на стул. Затем снова потянулся за шарфом.

— Ты уходишь? — в страхе спросила Ариста.

— Нет, — понизив голос, ответил он. — Скоро в городе будет полно стражи. Некоторое время ни мне, ни вам нельзя появляться на людях. Здесь мы в безопасности. Поблизости никто не живет, а эту комнату я снял у слепого.

— Тогда зачем ты закрываешь лицо шарфом?

Он помолчал, теребя шарф руками.

— Мое лицо… От его вида людям становится… жутко. А вы должны чувствовать себя в покое и безопасности. В этом ведь и заключается моя служба, если помните?

— И ты с ней отлично справляешься, но мне от твоего лица вовсе не становится жутко.

— Вам не… неприятно смотреть на меня?

Ариста тепло улыбнулась.

— Хилфред, твое лицо — самое красивое из всех, что я когда-либо видела.

Квартирка, которую снимал Хилфред, была совсем крошечной — всего одна комната и клозет. Пол и стены были обшиты грубыми сосновыми досками, посеревшими от времени и вытертыми до гладкости. Все убранство комнаты состояло из шаткого стола, трех стульев и корабельного гамака. Замутненное осевшей морской солью единственное окно пропускало только тусклый серый свет, но Хилфред не решался зажигать свечи даже после наступления темноты, чтобы не привлекать внимания. По ночам в продуваемой морским ветром комнатке тепло кое-как поддерживала маленькая печь, но, опасаясь, как бы кто-нибудь не заметил дыма, в предрассветные часы Хилфред гасил огонь.

Уже два дня они не покидали своего убежища, настороженно прислушиваясь к доносившимся иной раз с улицы посторонним звукам и завыванию ветра в печной трубе. Хилфред готовил суп из моллюсков и рыбы, которую покупал у слепого старика-хозяина. Ариста почти все время спала. Ей казалось, что впервые за долгие годы она чувствует себя в полной безопасности, и на нее вдруг накатила страшная усталость.

Хилфред осторожно поправлял одеяло и старался ходить очень тихо, каждый раз ругаясь себе под нос, когда случайно производил шум. Когда на вторую ночь он обронил ложку и Ариста проснулась от громкого звука, он вздрогнул и виновато посмотрел на нее.

— Простите, я варил суп, ваше высочество. Решил, что вы голодны и съедите его, как только проснетесь.

— Спасибо, — сказала она.

— Спасибо?

— Ну да, разве не это надо говорить, когда кто-то для тебя что-то делает?

Остатки бровей на его лице удивленно поползли вверх.

— Я служил у вас более десяти лет, но вы никогда не говорили мне спасибо.

Это была правда, и Аристе стало неприятно. Каким же она была чудовищем!

— Ну, значит, давно пора начать. Ты так не думаешь? Дай проверю повязку.

— Сначала поужинайте, ваше высочество.

Она посмотрела на него и улыбнулась.

— Как же я по тебе соскучилась! — сказала она. На его лице отразилось недоумение. — Знаешь, одно время я тебя ненавидела, особенно после пожара — не могла простить, что ты не спас маму, да и потом тоже. Меня приводило в бешенство, что ты всюду ходишь за мной, докладываешь о каждом моем шаге. Это ужасно, когда юноша везде следует за девочкой-подростком, видит, как она ест, спит, знает все ее тайны. Ты всегда молчал и постоянно наблюдал за мной. А потом, лет в четырнадцать, я была в тебя немножко влюблена. Ты знал об этом?

— Нет, — коротко сказал он.

— Сколько же тебе тогда было? Семнадцать? Ты был такой красивый! Я все перепробовала, чтобы заставить тебя ревновать. Делала вид, что все оруженосцы при дворе по уши влюблены в меня, хотя это было совсем не так. А ты… ты будто ничего не замечал и всегда вел себя настолько безупречно, что аж противно становилось. Как же меня это злило! Я чувствовала себя униженной, когда ложилась спать и знала, что ты стоишь за дверью. Повзрослев, я стала обходиться с тобой как с мебелью, — а ты своего отношения не переменил. Во время этого судилища… — Она заметила, как он вздрогнул, и замолчала. — Ну… потом я думала, ты поверил всему, что там говорили, и возненавидел меня.

Хилфред положил ложку и шумно вздохнул.

— Что? — спросила она. Ей вдруг стало страшно.

Он покачал головой и тихо, грустно усмехнулся.

— Ничего, ваше высочество.

— Хилфред, называй меня Аристой.

Он снова поднял брови.

— Я не могу. Вы моя принцесса, а я ваш слуга. Так было всегда.

— Хилфред, ты знаешь меня с десяти лет. Ты денно и нощно был при мне. Ты видел меня по утрам, видел в постели, больную, в лихорадке. Думаю, ты уже вполне можешь называть меня по имени.

Он выглядел почти испуганным и, не поднимая глаз, продолжал помешивать суп.

— Хилфред?

— Прошу прощения, ваше высочество, я не могу обращаться к вам по имени.

— А если я прикажу тебе?

— Вы приказываете?

— Нет. — Ариста вздохнула. — И почему мужчины отказываются называть меня по имени?

Хилфред бросил на нее беглый взгляд, и она вдруг, сама не зная почему, рассказала ему об Эмери, которого никогда прежде ни с кем не обсуждала.

— Я недолго его знала, — объяснила она. — Всю жизнь я была одна. Это никогда меня не смущало, и до недавнего времени… не было никого, кто…

Хилфред опустил глаза и снова принялся помешивать суп.

— Его убили. С тех пор я чувствую пустоту внутри. Третьего дня, когда меня схватили имперские солдаты, я так испугалась… Я думала… нет, была уверена, что мне пришел конец. Я потеряла всякую надежду, и вдруг появился ты. Как бы мне хотелось иметь настоящего друга… и если бы ты обращался ко мне по…

— Я не могу быть вашим другом, ваше высочество, — холодно сказал Хилфред.

— Почему?

Последовала долгая пауза.

— Я не могу вам этого сказать.

В комнате воцарилась звонкая тишина.

Ариста встала, накинув на плечи одеяло. Она долго смотрела Хилфреду в спину, пока тот не повернулся к ней. Но даже обернувшись, избегал встречаться с ней взглядом. Он поставил тарелки на стол и собирался снять с печки горшок. Ариста преградила ему путь.

— Хилфред, посмотри на меня.

— Суп готов, ваше высочество.

— Я не голодна. Посмотри на меня!

— Не хочу, чтобы он подгорел.

— Хилфред!

Он молча смотрел в пол.

— Что ты такого сделал, что не можешь посмотреть мне в глаза?

Он не ответил.

От страшной догадки, вдруг пришедшей ей в голову, Аристу охватило отчаяние. Он не собирался ее спасать. Он не был ей другом. Предательство Хилфреда она не сможет пережить.

— Так это правда… — Ее голос дрогнул. — Ты поверил всему, что про меня говорят: что я ведьма, злодейка, что я убила отца из-за жажды власти. Кому ты теперь служишь — Сальдуру или кому-то еще? Ты отбил меня у дворцовой стражи ради личной выгоды? Или все это часть вашего гнусного плана… чтобы следить за мной, чтобы заставить меня доверять тебе и что-то выведать?

Хилфред напрягся. Его затрясло, как в лихорадке. Он выглядел так, словно она осыпала его ударами.

— Ты мог хотя бы сказать мне правду! — вскричала Ариста. — Ты в долгу уж если не передо мной, то хотя бы перед моим отцом! Он тебе доверял. Лично выбрал тебя моим телохранителем! Он дал тебе возможность подняться по службе и пользоваться всеми привилегиями придворной жизни. Он в тебя верил!

Хилфреду было тяжело дышать. Он отвернулся от нее, схватил шарф и бросился к двери.

— Да, иди, иди! — закричала она. — Скажи своим новым хозяевам, что ничего не вышло! Скажи им, я не поверила. Передай Саули и прочим мерзавцам, что… что я не такая дура, как они думали! Тебе надо связать меня и заткнуть мне рот, Хилфред! Скоро ты поймешь, что меня не так-то просто отправить на костер, как всем вам кажется!

Хилфред с силой ударил рукой по дверному косяку, отчего Ариста вздрогнула. Он круто развернулся. Глаза горели диким огнем, которого она никогда раньше не видела. Она в страхе попятилась.

— Вы знаете, почему я вас спас? — дрожащим, надломленным голосом закричал он. — Знаете?

— Чтобы… чтобы сдать меня и получить…

— Нет! Не сейчас! Тогда! — воскликнул он, взмахнув руками. — Много лет назад, из горящего замка! Вы знаете, почему я это сделал?

Она молчала, боясь пошевелиться.

— Я ведь был там не один. Возле замка собралось полно народу: стражники, священники, слуги — все просто стояли и смотрели. Они знали, что вы внутри, но никто ничего не делал. Они просто смотрели, как горит дворец. Увидев, что я бегу к замку, епископ Сальдур приказал мне остановиться. Сказал, что уже слишком поздно, что вас не спасти, что я погибну. Я поверил ему, на самом деле поверил, но все равно бросился в огонь. А знаете, почему? Знаете? — кричал он.

Ариста покачала головой.

— Потому что мне было все равно! Я не хотел жить… не смог бы жить, если бы вы погибли. — По покрытому шрамами лицу покатились слезы. — Но не просите меня быть вашим другом! Это слишком жестокая пытка. До тех пор, пока я могу оставаться на расстоянии, пока… пока нас разделяет стена, пусть даже только из слов, я могу терпеть… я могу выносить это. — Хилфред вытер глаза шарфом. — Ваш отец знал, что делал. О, он прекрасно знал, что делает, когда назначил меня вашим телохранителем. Я умер бы тысячу раз, чтобы защитить вас. Но не просите меня быть ему благодарным за ту жизнь, которую он мне устроил, потому что в жизни этой не было ничего, кроме боли и страданий. Я бы предпочел умереть той ночью много лет назад или в Дальгрене. Это избавило бы меня от вечной муки. Мне не пришлось бы смотреть на вас, не пришлось бы просыпаться каждое утро, мечтая о том, чтобы я родился сыном великого рыцаря или вы — дочерью бедного пастуха!

Он прикрыл глаза и прислонился головой к дверному косяку. Ариста не помнила, как подошла к нему. Она коснулась руками его лица и, приподнявшись на цыпочки, поцеловала его в изуродованные губы. Он не двигался, но вздрогнул. Он не дышал, но слегка приоткрыл рот.

— Посмотри на меня, — сказала она, разводя руки и показывая свое рваное, грязное платье. — Тебе не кажется, что дочь самого бедного пастуха пожалела бы меня? — Она взяла его руку и поцеловала ее. — Ты сможешь меня простить?

Он изумленно посмотрел на нее.

— За что?

— За мою слепоту.

Глава 12 ПИРАТЫ

Уже много дней «Изумрудная буря» медленно шла на восток, преодолевая встречный ветер, который никак не желал менять направление. Чтобы не отклониться от заданного курса, приходилось прилагать немалые усилия, и потому команды мачт работали ночи напролет. Ройсу, как обычно, досталась ночная вахта. В этом не был виноват Дайм, капитан грот-мачты, человек, по мнению Ройса, справедливый, но привилегиями пользовались более заслуженные матросы, тогда как Ройс в команде был новичком. Впрочем, он не имел ничего против этого. Ему даже нравилось проводить ночи на мачте. Он наслаждался свежим воздухом и в темноте среди канатов чувствовал себя, словно паук на паутине. Здесь он мог расслабиться, отдохнуть от постоянного напряжения, подумать, а иногда и поразвлечься, мучая Берни, который всякий раз, стоило Ройсу исчезнуть из виду, впадал в панику в ожидании подвоха.

Ройс висел в сетях футокса, ноги болтались в воздухе на высоте почти сотни футов. Над головой поблескивали россыпи звезд, молодой месяц, похожий на кошачий глаз, наблюдая за ним из-за горизонта, отбрасывал на воду серебристую лунную дорожку. На носу, квартердеке и корме мерцали фонари, очерчивая силуэт «Изумрудной бури». Слева Ройс видел темное побережье Калиса. Густые заросли то и дело перемежались выдававшимися в море величественными утесами или кипенно-белыми во мраке ночи водопадами, переливающимися в лунном свете.

Морская болезнь прошла. Первая неделя на борту была сущим кошмаром, Ройс не мог припомнить, чтобы когда-либо прежде ему было так плохо. Тошнота и головокружение напоминали состояние, которое испытывает изрядно напившийся человек, а Ройс ненавидел это ощущение. Большую часть первой ночи он провел в обнимку с носовой фигурой корабля — его постоянно рвало за борт. Через четыре дня тошнота прекратилась, но еще долго он чувствовал себя вконец обессилевшим и быстро уставал. Только по прошествии нескольких недель он окончательно пришел в себя и лишь время от времени вспоминал о первых мучительных днях. Однако в такие минуты, как сейчас, сидя на снастях и глядя на темное море, он забывал обо всем. Его завораживала красота черных волн, грациозно сверкавших белыми гребешками в свете яркой луны, и россыпи звезд на небе. Затмить эту красоту могло только одно-единственное лицо.

«Что она сейчас делает? Может, тоже смотрит на луну и думает об мне?»

Ройс вытащил из-под рубахи связанный Гвен шарф и нежно провел по нему пальцами, потом поднес к лицу и глубоко вдохнул. Он почувствовал ее запах. Это была его маленькая драгоценность, мягкая и теплая, и он прятал ее от посторонних глаз. Лежа по ночам в гамаке и изнывая от морской болезни, он прижимал шарф к щеке, словно это был волшебный талисман, способный прогнать отчаяние. Только так Ройсу удавалось заснуть.

Люк, ведущий на офицерскую палубу, открылся, и Ройс заметил Берила, который поднялся наверх. Берил любил поспать днем и, будучи старшим мичманом, часто выходил на ночную вахту. Он осмотрелся, разглядывая палубу, бросил пристальный взгляд на грот-мачту, но Ройс знал, что его не видно в темных переплетениях канатов. Заметив Уэсли, который совершал обход на полубаке, Берил направился вверх по лестнице. При приближении старшего мичмана Уэсли явно занервничал, но остался стоять на месте. Не ровен час, этой ночью юноша получит очередную порцию побоев, но какие бы пытки Берил ни задумал для Уэсли, Ройса это не касалось, и он решил, что пора снова попугать Берни. Однако услышанный разговор привлек его внимание.

— Я не стану этого делать, — решительно заявил Уэсли.

Берил снова нетерпеливо посмотрел наверх.

«Что вы там ищете, господин Берил?»

Ройс высвободился из канатов и перевернулся, чтобы тоже посмотреть наверх. Берни, как обычно, держался на расстоянии.

«С этой стороны никакой угрозы».

Ройс залез на рею, прошел на край и спустился вниз по канату, как во время соревнования с Дернингом. Отсюда ему было лучше слышно.

— Я могу сделать так, что твоя жизнь на этом корабле превратится в настоящий ад, — с угрозой в голосе сказал Берил. — Или ты забыл, каково это — два дня без сна да на пустое брюхо? Говорят, меня скоро назначат исполняющим обязанности лейтенанта, и если ты думаешь, что твоя жизнь тяжела сейчас, то после моего повышения она превратится в сущий кошмар. И уж я прослежу, чтоб тебе отказали в переводе на другое судно.

— Я не понимаю…

— А тебе и не нужно ничего понимать! Так даже лучше. Будешь говорить искренне, когда капитан станет тебя расспрашивать. Просто обвинишь его в чем-нибудь, ну, скажем, в небрежности, неуважительном отношении к старшим по званию, да в чем угодно, мне все равно. Ты же наказал его дружка кока за то, что тот не отдал честь. Ну так сделай что-нибудь в этом духе. Только на сей раз наказанием должна стать порка, а не просто выговор.

— Но почему я? Почему бы вам самому не придумать обвинение?

— Потому что если его обвинишь ты, капитан и господин Бишоп не станут задавать лишних вопросов. — Он усмехнулся. — А если и станут, то пострадает твоя шкура, а не моя.

— И поэтому я должен согласиться?

— Нет, но тогда я от тебя отстану. А если откажешься, не видать тебе ни еды, ни сна, да и мало ли что с тобой может приключиться. В море на каждом шагу подстерегают опасности. В прошлый рейс, к примеру, мичман Дженкинс лишился обоих больших пальцев, когда поскользнулся с канатом, что само по себе странно, поскольку в тот день он и вовсе не подходил к канатам. Придумай обвинение, только правдоподобное, и пускай его выпорют.

— Но зачем вам надо, чтобы его непременно пороли?

— Я же сказал: мои друзья хотят крови. Ну что, по рукам?

Уэсли посмотрел на Берила и сделал глубокий вдох.

— Я не могу безосновательно обвинить человека, тем более члена своей команды, только ради того, чтобы избежать личных неприятностей.

— Да тебя ожидают не просто неприятности, мерзавец!

— Все, что я могу сделать, это забыть о нашем разговоре. Разумеется, если вдруг против матроса Мельборна будут выдвинуты какие-либо необычные или недоказанные обвинения, возможно, я сочту необходимым доложить об этом случае капитану. Не думаю, что он одобрит ваши попытки интриговать на его корабле. Это ведь может быть расценено как подстрекательство к мятежу, а мы оба знаем, как такое наказывается.

— Ты играешь с огнем, мальчишка! Что бы ты себе ни воображал, ты не Бректон! И если от тебя никакого проку, я найду способ от тебя избавиться!

— Это все, господин Берил? Мне пора выводить корабль на галс.

Берил сплюнул под ноги молодому офицеру и пошел прочь. Уэсли стоял неподвижно, глядя ему в спину. Когда Берил скрылся внизу, Уэсли судорожно схватился за поручни, потом снял шляпу и вытер пот со лба. Глубоко вдохнув, он снова надел шляпу, оправил сюртук и крикнул четким голосом:

— Матросы, к брасам!

За свою жизнь Ройс имел дело с самыми разными людьми, от крестьян до королей, и мало кому удавалось его удивить. Он знал, что может использовать в своих интересах их жадность, трусость или слабость, и его ожидания почти всегда оправдывались. За много лет Уэсли оказался первым, кто действительно поразил его. Пока молодой мичман этого не видел, Ройс искренне, от души отдал ему честь — впервые с тех пор, как ступил на корабль.

Ройс поднялся на топсель, чтобы ослабить брас реи в ожидании следующего приказа Уэсли, как вдруг на горизонте заметил нечто странное. Ночью при тусклом свете луны сложно было определить, где кончается небо и начинается море. Однако зоркие глаза никогда не подводили Ройса. Он заметил разлом в линии. На море, перед «Бурей», гармонию звездного неба нарушал некий черный силуэт.

— Впереди по курсу парус! — крикнул Ройс.

— В чем дело? — спросил Уэсли.

— По правому борту парус! — крикнул Ройс, указывая на юго-восток.

— Огни горят?

— Нет, сэр, это треугольный парус.

Уэсли подошел к поручням правого борта.

— Я ничего не вижу. Далеко он?

— На горизонте, сэр.

— На горизонте? — удивился Уэсли и, взяв подзорную трубу, посмотрел на море.

На корабле царила тишина, нарушаемая чуть слышным поскрипыванием корпуса. Пробормотав что-то себе под нос, Уэсли ударил по трубе и бросился на квартердек. Он постучал в дверь капитанской каюты. Подождав немного, начал колотить сильнее.

Открылась дверь, и на пороге показался капитан. Он был босой и в ночной сорочке.

— Что случилось, господин Уэсли? Мы сели на мель? Или матросы подняли мятеж?

Слуга-матрос бросился к капитану, подавая ему халат.

— Нет, сэр! На горизонте парус!

— Что?

— Треугольный парус, сэр. Вон там. — Уэсли указал в сторону и подал ему подзорную трубу.

— Говорите, на горизонте? Но как… — Сьюард подошел к поручням и выглянул. — Великий Мар! Какие же зоркие у вас глаза, мальчик мой!

— Вообще-то первым его заметил матрос на грот-мачте, сэр. Судя по голосу, матрос Мельборн, сэр.

— Черт меня подери! Похоже, это три корабля, господин Уэсли! Свистать всю команду!

— Есть, сэр!

Уэсли разбудил Бристоля, а тот — остальную команду. В течение нескольких минут все заняли свои позиции. Лейтенант Бишоп вышел на квартердек, на ходу застегивая сюртук. За ним следовал господин Темпл.

— В чем дело, сэр?

— Дакка вернулись!

Уайатт посмотрел на него и встал за штурвал.

— Ваши указания, сэр? — ледяным голосом спросил он.

— Последите за своим тоном, рулевой! — огрызнулся Темпл.

— Я всего лишь спрашиваю!

— Вы нарываетесь на побои! — прорычал господин Темпл. — И вы их получите, если не измените свой тон!

— Да замолчите вы оба! Мне надо подумать.

Опустив голову, капитан Сьюард начал ходить взад-вперед по квартердеку. Одной рукой он дергал пояс халата, другой поглаживал подбородок.

— Сэр, у нас всего один шанс, и то весьма небольшой, — сказал Уайатт.

Господин Темпл взялся за трость и направился к нему.

— Отставить, господин Темпл! — приказал капитан и снова повернулся к Уайатту. — Объясните, штурвальный.

— На таком расстоянии, когда за нами земля, дакка не видят «Бурю». Они видят только фонари.

— О великий Марибор! Вы правы, загасите…

— Нет, сэр, подождите! — остановил его Уайатт. — Нам как раз нужно, чтобы они видели фонари. Прикажите спустить шлюпку на воду, установить два шеста на корме и на носу и подвесить на них фонари, а на корабле погасить и идти в обратном направлении. Дакка всю ночь будут следовать за этим светом. Мы сможем развернуться, поймать ветер и укрыться в заливе Весбадена.

— Но это не наш курс.

— Да какой там курс, сэр! Если мы не поймаем ветер, к завтрашнему вечеру дакка нас догонят.

— Я капитан этого корабля! — прорычал Сьюард. — Еще одно подобное предложение, и я не стану препятствовать господину Темплу!

Капитан посмотрел на членов команды, которые, не сводя с него взгляда, в напряжении ожидали решения. Он снова начал шагать, опустив голову.

— Сэр? — спросил Бишоп. — Приказы?

— Вы что, не видите, я думаю?

— Да, сэр.

Ветер трепал паруса у них над головой. Корабль начал терять угол ветра.

— Спускайте шлюпку, — наконец скомандовал Сьюард. — Поставьте там шесты и повесьте фонари.

— Каков наш курс?

Сьюард постучал пальцем по губам.

— Я не должен напоминать вам, капитан Сьюард, — сказал Траник, присоединяясь к ним на квартердеке, — что для нас крайне важно прибыть в порт Дагастана в оговоренное время.

Сьюард снова постучал по губам.

— Пускай четверо матросов спустятся в шлюпку и гребут что есть сил в сторону Весбадена. Дакка решат, что мы их заметили и идем в том направлении, но «Буря» будет следовать прежним курсом. Без моей команды фонари на корабле не зажигать и соблюдать тишину. Понятно? Ни звука!

— Есть, сэр.

Сьюард бросил взгляд на Уайатта. Тот, скривившись, покачал головой. Капитан не удостоил его вниманием и повернулся к лейтенанту.

— Выполняйте, господин Бишоп.

— Так точно, сэр.

— Надо было тебе вызваться на шлюпку, — прошептал Уайатт Адриану. — Нам всем следовало это сделать.

Вокруг царила непроглядная тьма, месяц давно ушел за горизонт. На корабле стояла тишина, как и приказал капитан. Даже ветер затих, и корабль, неподвижный и безмолвный, покачивался на темной воде.

— Ты не одобряешь решение Сьюарда, да? — прошептал в ответ Адриан.

— Дакка умнее, чем он.

— Не стоит быть таким уж категоричным. Может, они подумают, что мы повернули назад и бежали от них.

Уайатт едва сдержал смех.

— Если бы ты был капитаном и решил темной ночью бежать от более быстрых кораблей, ты бы оставил фонари горящими? Трюк с фонарями работает только в том случае, если они думают, что мы их не видели.

— Об этом я не подумал, — признался Адриан. — Скоро узнаем, клюнули они на приманку или нет. Светает.

— А где Ройс с его орлиными глазами?

— Ушел спать сразу после своей вахты. За эти годы мы с ним привыкли спать и есть, как только подвернется возможность, чтобы потом не сожалеть, что не сделали этого.

Дождавшись рассвета, они снова уставились на море.

— Может, капитан все-таки был прав? — сказал Адриан.

— В чем?

— Я их не вижу.

Уайатт рассмеялся.

— Ты их не видишь, потому что сейчас не видно ничего, даже горизонт. Туман на воде. В это время года такое часто бывает.

Когда стало совсем светло, Адриан увидел, что Уайатт прав: по воде расстилалось плотное серое покрывало из дымки.

На квартердек поднялся лейтенант Бишоп и тихо постучал в дверь капитанской каюты.

— Вы просили разбудить вас, как только рассветет, сэр, — прошептал он.

Вышел капитан. На этот раз он был полностью одет. Он гордо зашагал на мостик.

— Туман, сэр.

Капитан сердито посмотрел на лейтенанта.

— Вижу, господин Бишоп! Я не слепой! Отправьте парня с подзорной трубой на грот-мачту.

— Господин Уэсли, — тихо позвал Бишоп. Подбежал мичман. — Поднимитесь с этой трубой на грот-мачту и докладывайте.

— Есть, сэр.

Капитан Сьюард стоял, раскачиваясь на каблуках, и вглядывался в туман. Сцепленные за спиной руки нервно подрагивали.

— Пока что вид обнадеживающий, не так ли, господин Бишоп?

— Действительно, сэр. Туман поможет скрыть нас.

— Что вы теперь думаете, штурвальный? — обратился капитан к Уайатту.

— Жду доклада господина Уэсли. Если вы не возражаете, сэр.

Бросив на него раздраженный взгляд, Сьюард сложил руки на груди и начал шагать из стороны в сторону. Со своими короткими ногами и внушительным животом он никак не производил впечатление командира.

Уэсли поднялся на марс и вытянул подзорную трубу.

— Ну, что там? — громко и нетерпеливо позвал Сьюард.

— Ничего не видно, сэр. Слишком густой туман.

— Говорят, дакка могут вызвать туман при помощи магии, — прошептал По Адриану. — Скорее всего, они используют его, чтобы неожиданно подкрасться к нам.

— А может, сегодня утром просто воздух холоднее? — сказал в ответ Адриан.

По пожал плечами.

Еще час матросы в молчаливой тревоге ждали, затем господин Темпл велел Адриану подавать завтрак. Позавтракав, все снова принялись молча бродить по палубе, словно призраки в туманном сером мире. Миновал обед, а туман так и не рассеялся.

Когда Адриан закончил прибираться, с марса вдруг раздался крик Уэсли:

— Парус!

Выйдя из трюма, Адриан почувствовал прохладный ветерок, который гнал клочья тумана, словно раздвигая призрачные белые занавеси.

Одно слово мичмана всполошило всю команду.

— Великий Марибор, парень! — закричал Сьюард. — Какого типа парус?

— Красные треугольные паруса, сэр!

— Проклятье! — выругался Сьюард. — Сколько их?

— Пять!

— Пять? Как их может быть пять?

— Нет, постойте! — крикнул Уэсли. — Шесть с наветренной стороны! И еще три слева.

Капитан резко побледнел.

— Великий Марибор! — прошептал он.

Теперь уже и Адриан заметил скопление парусов на воде.

— Приказы, капитан? — спросил Уайатт.

Сьюард в отчаянии огляделся.

— Господин Бишоп, переведите корабль на левый галс.

Уайатт покачал головой, возражая.

— Нам нужен ветер.

— Черт бы вас побрал! — Сьюард задумался лишь на мгновение, потом крикнул: — Да будет так! Влево, рулевой! Разворачивайтесь влево!

Уайатт крутанул штурвал. Цепи потянули руль, и корабль начал разворачиваться. Господин Темпл выкрикивал команды матросам. «Изумрудная буря» была довольно неповоротливой, бесполезный ветер ее задерживал. Скорость упала до дрейфа. Затем передний парус затрепетал и стал вытягиваться, постепенно раздуваясь. Реи повернулись. Матросы побежали на корму с подветренными брасами. Ветер попал в передний парус, наполняя его мякоть. Мачты громко заскрипели.

«Буря» набирала скорость. Она уже наполовину развернулась и смотрела носом на берег. Но Уайатт продолжал поворачивать. Ветер рвал паруса. Корабль опасно накренился. На палубу полетели брызги. Матросы хватались за любые предметы, чтобы удержаться на ногах. Капитан схватился за ванты бизань-мачты и раздраженно уставился на Уайатта, но промолчал.

Позволив ветру гнать корабль вперед на всех парусах, Уайатт надавил на штурвал, приподняв корабль. Бишоп и Темпл переводили взгляд с Уайатта на капитана и обратно, но никто не осмелился командовать в присутствии капитана.

Адриан взялся за поручни, чтобы не соскользнуть вниз по палубе. Он держался крепко, боясь, что Уайатт опрокинет судно. Корпус застонал от напряжения, мачты заскрипели от давления, но корабль набрал скорость. Поначалу он просел, взрезая толщу воды, отчего на палубу полетели снопы брызг. Затем «Буря» пошла быстрее, взлетая на гребнях волн. Ветер дул ей прямо в корму. Корабль совершил круговой оборот, и Уайатт наконец отпустил штурвал, выравнивая палубу. Корабль пошел по прямой, подгоняемый ветром, нос приподнялся, когда «Буря» полетела вперед.

— Держать нос по ветру! — скомандовал лейтенант.

Матросы снова приступили к работе, то и дело оглядываясь на приближающиеся суда.

— Господин Бишоп, — позвал Сьюард. — Выдайте матросам оружие и дополнительную порцию грога.

Ройс как раз шел наверх, когда кончилась вахта левого борта.

— Как думаешь, скоро они нас догонят? — спросил он Адриана, оглядываясь на небольшую армаду алых парусов за кормой.

— Не знаю. Я в этом не разбираюсь. А ты как думаешь?

Ройс пожал плечами.

— Наверное, через несколько часов.

— Похоже, дело дрянь, да?

— А ты еще хотел стать моряком!

Адриан взялся за приготовление ужина, полагая, что, возможно, эта трапеза станет для матросов последней. По куда-то запропастился. Наконец мальчишка торопливо вошел на камбуз.

— Где ты был? — спросил Адриан.

По замялся.

— Говорил с Уайаттом. Корабли дакка быстро приближаются. Сегодня ночью они нас непременно догонят.

Адриан мрачно кивнул.

По уселся рядом резать солонину, потом добавил:

— У Уайатта есть кое-какой план. Все, конечно, не спасутся — только часть, а может, и вовсе ничего не получится, но попытаться стоит. Он хочет знать: вы с нами?

— А как же Ройс?

— Ну, и он тоже.

— И что это за план?

— Парус! — Возглас Уэсли был слышен даже на камбузе. — Еще две тартаны прямо по курсу!

Как и все на борту, По и Адриан выбрались на палубу и увидели, как Уэсли указывает на правый борт. Два красных паруса выходили из скрытых бухт у берега, чтобы отрезать им путь к отступлению. Они ловко двигались против ветра и шли наперерез «Буре».

— Очистить палубу и приготовиться к бою! — скомандовал с квартердека капитан Сьюард, вытирая пот на лице.

По кораблю забегали матросы, снова вытаскивая ведра с водой и песком. Лучники заняли позиции на полубаке и натянули луки. Принесли масло и горячие угли.

— Мы должны увернуться от них, — сказал капитан. — Штурвальный, ведите…

— Нам необходима скорость, — перебил его Уайатт.

Капитан вздрогнул от столь непочтительного обращения.

— Поосторожнее, Деминталь, а не то вместо обещанных побоев я просто прикажу вздернуть вас на рее!

— При всем уважении, сэр, вы еще прошлой ночью уступили эту привилегию дакка. И это произойдет еще быстрее, если я сейчас изменю курс.

— Великий Марибор! Господин Темпл, возьмите… — Капитан замолчал, заметив, что тартаны начинают поворачивать.

— Вот видите! Они ждали, что мы свернем, — сказал Уайатт.

Поняв свою ошибку, дакка попытались собраться, но было слишком поздно. В их окружении уже возникла брешь.

Сьюард заворчал и сердито посмотрел на Уайатта.

— Сэр? — спросил Темпл.

— Неважно. Так держать, господин Бишоп. Прикажите лучникам целиться в судно слева! Может, они замедлят ход, если мы подпалим одно из них.

— Есть, сэр!

Адриан бросился на полубак. Показав себя одним из лучших лучников на корабле, он был назначен центровым по левому борту. Он взял сильный, прочный лук и проверил упругость тетивы.

— Ветер отгонит стрелы немного в сторону носа, — заметил По, подготавливая ведро с горячими углями. — Может, немного подкорректировать цель, а?

— Ты что, теперь еще и мой оруженосец?

По улыбнулся и покачал головой.

— Я видел вас на тренировке. Думаю, сейчас самое безопасное место на корабле здесь. Я буду подавать вам промасленные стрелы, а вы просто стреляйте.

Тартаны дакка ловко преодолевали волны. Их красные треугольные паруса ловили ветер со всех сторон. Они пытались максимально использовать встречные потоки. По палубам и такелажу маленьких кораблей сновали, словно муравьи, темные силуэты.

— Приготовить стрелы! — крикнул лейтенант Бишоп.

Адриан приложил к тетиве первую стрелу.

По мере приближения к «Буре» дакка начали поворачивать. Их реи развернулись, заскрипели румпели. Они делали то же, что и Уайатт, но это выглядело еще более впечатляюще, потому что оба корабля двигались настолько слаженно, что напоминали танцоров, с одинаковой точностью выполняющих замысловатые движения.

— Зажечь стрелы!

Адриан опустил промасленный комок ваты на кончике стрелы в ведро с углями, и он загорелся. Матросы на левом борту выстроились в шеренгу. Черный, как сажа, дым вился в сторону кормы.

— Цельсь! — скомандовал Бишоп, когда корабли дакка подошли на прицельное расстояние. Линия горящих стрел на палубах тартан отражала их собственную шеренгу. — Огонь!

Синее небо разрезала зигзагообразная дуга огня и черного дыма. Стрелы дакка, пущенные почти одновременно, разминулись с ними в воздухе и с шумом падали вокруг Адриана. Бригада матросов с ведрами бежала тушить пламя, а над ними Ройс сбросил линь, чтобы сбить попавшую в марс стрелу, пока та не подожгла парус на грот-мачте.

По уже подготовил новую стрелу. Адриан приложил ее к тетиве, зажег, прицелился и выстрелил в нижнюю рею на мачте тартаны. Справа от него раздался громкий треск массивной баллисты, которая выстрелила огромным пылающим снарядом. Он ударил в борт тартаны, разбив корпус и застряв в нем.

Адриан услышал шипение над ухом. Позади него раздался всплеск в ведре с маслом, и жидкость вспыхнула. По отскочил в сторону, на нем загорелись штаны. Схватив ближайшее ведро, Адриан потушил огонь песком.

Последовал новый залп, и стрелы усеяли палубу. Боцман Бристоль, заряжавший баллисту для следующего залпа, упал замертво, получив стрелу в горло. У него загорелись волосы. Стрела вонзилась в грудь Бэзила, офицерского кока. Матрос Блайден закричал, когда в него попали сразу две стрелы: одна в бедро, другая в руку. Посмотрев наверх, Адриан увидел, что второй залп был дан с другого судна.

Не получивший серьезных ран По быстро оправился от испуга и, отыскав другое ведро с маслом, притащил его Адриану. Когда два корабля приблизились, Адриан нашел то, что искал, — ведро у ног лучников. Найдя цель, он задержал дыхание, прицелился и выстрелил. Ведро на тартане взорвалось. Адриан заметил, как молодой дакка пытается погасить огонь водой. Всю палубу тартаны тут же охватило пламя. В этот момент команда, управлявшая баллистой на «Буре», зарядила орудие несколькими болтами, и они градом обрушились на проходивших мимо дакка. С кораблей раздались вопли. «Буря» неуклонно двигалась вперед, оставив позади горящие корабли.

Команда праздновала победу, хотя радоваться особо было нечему. Среди черных подпалин, оставленных десятками стрел на палубе, лежала дюжина мертвых тел. Выйти из ловушки без потерь не удалось, а остальные красные паруса позади них стали только ближе.

Когда спустилась ночь, капитан велел всем, кто не должен выходить на вахту — в их числе Адриану и Ройсу, — отдыхать. Они переоделись в свои старые рубахи и плащи, Адриан надел мечи. Некоторые с любопытством и опаской смотрели на него, но никто не проронил ни слова.

Матросы не спали, иные даже не ложились — сидели или ходили, склонив головы, чтобы не удариться о низкий потолок, а возможно, и бормоча про себя слова молитвы. Позабыв об обычных среди моряков суевериях, они вдруг проявили истинную набожность.

— Почему бы нам не пристать к берегу? — обратился к товарищам матрос Дэвис. — Мы всего в нескольких милях от него. Могли бы пристать и бежать в джунгли.

— Побережье Калиса окружено коралловыми рифами, — сказал Бэннер, ковыряя ножом столешницу. — Да мы еще за милю до суши продырявим днище «Бури», и дакка получат нас со всеми потрохами. Кроме того, капитан не бросит корабль и не побежит.

— Капитан Сьюард — осел!

— Следи за тем, что мелешь, парень!

— Да будет тебе! Что такого может мне сделать капитан, что было бы страшнее, чем дакка?

На этот вопрос Бэннер ничего не смог ответить. Никто не смог. Команду охватил панический страх — страх неминуемой смерти, который парализует, подобно яду, тех, кто ждет ее, пребывая в бездействии. По опыту многочисленных сражений Адриан знал, что оставить матросов без дела, которое могло бы отвлечь их от тяжелых мыслей, по меньшей мере глупо.

Открылся люк, и все взгляды тотчас обратились в его сторону. Показались Уайатт и По.

— Что говорят? — спросил Дэвис.

— Уже недолго, господа. Готовьте то, что вам нужно. Полагаю, капитан скоро велит свистать всех наверх.

Уайатт остановился у лестницы и тихо перекинулся парой слов с Грэди и Дернингом, после чего те, кивнув, отправились на корму. Уайатт глазами велел Адриану и Ройсу следовать за ним. В тесном помещении остались только пустые гамаки, и они могли спокойно поговорить наедине.

— Так что там у тебя за план? — прошептал Ройс.

— Нам не выиграть это сражение, — сказал Уайатт. — Мы можем лишь бежать.

— Ты сказал, что «Буря» их не обгонит, — напомнил ему Адриан.

— Я и не собирался обгонять их на «Буре».

Адриан и Ройс обменялись непонимающими взглядами.

— Дакка нужны наш корабль и груз. Поэтому мы так легко прорвали блокаду. Они пытались заставить нас идти медленнее, а не остановить. Если бы я выполнил приказы Сьюарда, мы бы уже все погибли. Мне удалось выиграть несколько часов, которые нам просто необходимы.

— Для чего? — спросил Ройс.

— Чтобы наступила темнота. Ночью дакка видят не лучше нашего. Пока они будут захватывать «Бурю», мы бежим. Сюда придет много их кораблей, чтобы взять нас численным превосходством. Пока они будут брать нас на абордаж, несколько лично отобранных мною людей захватят одну из тартан. Мы вышвырнем оттуда пиратов и, если повезет, отойдем от «Бури», прежде чем они нас заметят. В темноте и хаосе битвы это может получиться.

Уайатт указал на Адриана.

— Я хочу, чтобы ты возглавил абордажную группу. Я подам тебе сигнал с квартердека.

— А ты чем займешься? — спросил Ройс.

— Мы займемся! Я не для того проделал весь этот путь, чтобы теперь отказаться от поисков Элли. Мы с тобой воспользуемся хаосом, чтобы пробраться в каюту капитана и выкрасть любые приказы или документы, которые там найдем. Следите за мной. Вы поймете, когда надо действовать.

— А что станется с эльфами в трюме? — спросил Ройс.

— О них можешь не беспокоиться. Дакка хотят заполучить корабль целым и невредимым. А с эльфами они обращаются лучше, чем Новая империя.

— Кто входит в состав твоей команды? — спросил Адриан.

— По, конечно же, Бэннер, Грэди…

— Свистать всех наверх! — крикнул сверху Темпл.

Прогремели барабаны.

— До встречи наверху, господа, — сказал Уайатт, направляясь к трюму.

Небо почернело. Невидимые тучи накрыли звезды и заволокли месяц. Погруженное во тьму море превратилось в бездну теней, и лишь пена, вздымавшаяся у носа корабля, говорила о том, что они находятся на воде. Оглянувшись назад, Адриан ничего не увидел.

— Лучники на корму!

Адриан присоединился к остальным у поручня. Они выстроились в шеренгу плечом к плечу и смотрели вдаль.

— Зажечь стрелы! — последовал приказ.

На воде послышался шум, и через мгновение люди вокруг Адриана закричали, когда в корму врезались стрелы.

— Огонь! — скомандовал Бишоп.

Они подняли луки и выстрелили одновременно, наугад отправив горящие стрелы в темноту. Очертив в небе длинную яркую дугу, некоторые из них с шипением погасли, упав в море, другие вонзились в дерево, осветив пиратский корабль, находившийся неподалеку от кормы «Бури».

— Вот они! — воскликнул Бишоп. — Вот ваша цель, матросы!

Они обменивались залпами. На обоих кораблях матросы падали замертво, и ряды лучников редели. Вспыхнувший на тартане огонь осветил и корабль, и команду. Дакка были низкорослыми, крепкими, но стройными, с всклокоченными волосами и длинными клочковатыми бородами. В свете огня их покрытые потом лица сверкали зловещим блеском.

Когда до тартаны осталось менее пятидесяти ярдов, ее мачта вспыхнула, словно сухое дерево. Море осветилось ярким огнем. Радостные возгласы матросов «Бури» утихли, когда они увидели, где находятся остальные корабли дакка. Четыре из них уже поравнялись с «Бурей».

— Ждите и отгоняйте тех, кто будет брать нас на абордаж! — крикнул капитан Сьюард.

Обнажив меч, он взмахнул им над головой и бросился к полубаку, где было наиболее безопасное место.

— Поднять сети! — скомандовал Бишоп.

Матросы подняли сети по обе стороны палубы, создав таким образом запутанный барьер из переплетенных веревок. Под командой офицеров матросы заняли места на шкафуте и подняли сабли.

— Обрезать канаты! — крикнул мичман Уэсли, когда крюки зацепились за поручни.

Палуба задрожала. Тартаны врезались в борт «Изумрудной бури». Через поручни, точно тараканы, полезли коренастые люди в кожаных доспехах, с изрисованными красной краской лицами. С яростными криками они сцепились мечами с саблями матросов.

— Пора! — услышал Адриан крик Уайатта.

Повернувшись, он увидел, что штурвальный указывает на тартану, привязанную к левому борту «Бури» возле кормы. Это был первый добравшийся до них корабль дакка. Большая часть его команды уже поднялась на борт «Бури». По, Грэди и другие члены команды Уайатта ждали указаний Адриана.

— Вперед! — крикнул Адриан, схватил левый брас бизань-мачты, отрезал его и бросил конец через поручни на корму тартаны.

Изумленный рулевой дакка потянулся было за своим коротким мечом, но Адриан перерезал ему горло. К нему подбежали еще двое дакка. Уклонившись от удара, Адриан сделал ложный выпад, а затем вонзил широкий меч глубоко в живот одного из дакка. Воспользовавшись этим, второй атаковал, но Адриан схватил левой рукой свой меч-бастард и отразил внезапный удар. Вытащив меч из живота первого дакка, Адриан замахнулся и отрубил второму голову.

На корме тартаны остались лежать три трупа. Адриан увидел, что По и другие уже захватили тартану и режут канаты. Когда последний был разорван, По шестом оттолкнул ее от «Бури».

— А как же Ройс и Уайатт? — спросил Адриан, спускаясь на шкафут.

— Они доберутся вплавь, мы подберем их подальше, — крикнул По, пробегая мимо него в сторону кормы. — А сейчас надо немедленно скрыться в темноте!

По встал на низкие ступеньки, ведущие на крошечный квартердек тартаны, и взялся за румпель.

— Крутить бон! — громко прошептал он. — Нос по ветру!

— Мы знаем наше дело куда лучше тебя, мальчишка! — прошипел Дернинг. Они с Грэди уже тянули главный парус, пытаясь укротить полотнище, которое взвивалось вверх, словно змей, и колотилось креплениями о мачту. — Бэннер, Дэвис! Подкорректировать главный парус для выхода на правый галс.

Адриан так и не научился управляться с канатами, а потому стоял, ничего не делая, пока остальные носились по палубе. Да даже если бы он что-то узнал, плавая на «Буре», ему бы это не помогло. Тартана дакка отличалась от «Бури». Она была меньше, с наклонным, как у рыболовного судна, корпусом и с двумя палубами. У нее было всего два паруса: передний, расположенный на наклоненной вперед мачте, и главный. Оба они были треугольной формы и свисали с длинных изогнутых рей, пересекавших мачты под углом, отчего профиль корабля напоминал лезвия двух топоров, рубящих воздух. Палуба была выстлана темным деревом. Озираясь по сторонам, Адриан пытался угадать, красят ли ее дакка кровью, как паруса. Когда он увидел на такелаже человеческие черепа, сомнений в этом почти не осталось.

Сражение на «Буре» шло плохо. По меньшей мере половина команды погибла, многие умирали, будучи смертельно ранены. Парусов не было видно, поскольку пираты снесли их первым делом. Палуба кишела коренастыми полуголыми людьми, которые окружили полубак с факелами и уклонялись от стрел, пытаясь захватить фальшборт.

По толкнул румпель тартаны, и ее нос отвернулся от «Бури». Паруса поймали ветер, и маленький кораблик мягко заскользил прочь. Оставшаяся без парусов «Изумрудная буря» не могла сдвинуться с места, и им легко удалось обогнуть ее. Команды других кораблей дакка были такими же малочисленными, но это не имело большого значения, поскольку все они следили за «Бурей». Насколько Адриан понял, их никто не заметил.

— Я ее разворачиваю, — сказал По. — Адриан, стой вон у того каната, и все смотрите на воду. Ждем Уайатта и Ройса.

— Ройса? — недовольно переспросил Дернинг. — Зачем нам подбирать убийцу? Я сам справлюсь с такелажем.

— Потому что так сказал Уайатт, — ответил По.

— А если мы их не найдем? Что, если они погибнут, прежде чем сумеют убраться с корабля? — спросил Дэвис.

— Я решаю, что делать, — заявил По.

— Ты? Да ты никак спятил, мальчишка! Чтоб мне сдохнуть, не стану я выполнять приказы щенка вроде тебя! Дэвис вон провел в море гораздо больше времени, чем ты, но даже он тот еще болван! Если не найдем Деминталя после первого прохода, командовать буду я.

— Повторяю, — твердо сказал По, — я решаю, что делать.

Дернинг наградил его угрожающей усмешкой, но Адриану показалось, что По, стоявший на корме, в потемках этого не заметил.

Сразу после сигнала Деминталя Ройс спрыгнул на палубу.

— У нас мало времени, — сообщил Уайатт. — В каюту капитана они бросятся первым делом.

Мощным ударом ноги он открыл дверь, расколов косяк.

Каюта капитана на корме представляла собой роскошные покои. Пол здесь был покрыт ковром, стены затянуты шелком с золотыми и коричневыми узорами, той же тканью была обита мебель, на кровати лежало шелковое покрывало. На одной стене висела картина с изображением омытого солнечным сиянием человека. Его лицо было преисполнено восторга, в руки, воздетые к небесам, опускалось одинокое белое перышко. Над большим окном висели серебряные фонари, кровать была придвинута к стене, а напротив нее стоял большой письменный стол.

Уайатт быстро осмотрел комнату и зашагал к столу. Порывшись в ящиках и ничего не обнаружив, он сказал:

— Капитан наверняка хранил приказы в не самом доступном месте.

— Например, в тайнике, — сказал Ройс, отодвигая занавеску, за которой обнаружилась ниша размером с корабельное окошко, запертая на замок. — Они всегда находятся за шторами.

— Сможешь открыть?

Ройс усмехнулся. Он достал из-за пояса какой-то инструмент, и через несколько секунд маленькая дверца отворилась. Уайатт сгреб все имеющиеся там бумаги и бросил их в сумку.

— Пошли отсюда, — сказал он, направляясь к двери. — Прыгаем с правого борта. По нас подберет.

На палубе творился настоящий хаос. Коренастые люди с выкрашенными красной краской лицами, вооруженные короткими мечами с широкими клинками или топорами, продолжали перебираться через поручни и рубили все, что попадалось им на пути. Из команды «Бури» на шкафуте остались лишь несколько человек, остальные отступили к полубаку, где, как им казалось, было безопаснее. Все, кто пытался оказать дакка сопротивление, быстро погибли. Первое, что увидел Ройс, выскочив на палубу, — дакка, ударом топора разрубивший Дайма, капитана грот-мачты, почти пополам.

Лейтенант Бишоп и другие офицеры, не успевшие добраться до бака, прежде чем палубу заполонили пираты, быстро бежали к нему, надеясь найти там укрытие. Получив удар в спину, упал лейтенант Грин. Падая, он вытянул руки, стараясь за что-нибудь ухватиться, и вцепился в пробегавшего мимо мичмана Берила. Грин начал тянуть его вниз. Выругавшись, Берил отбросил Грина, но было уже поздно — со всех сторон его окружили дакка.

— На помощь! — закричал он.

Ройс видел, как все члены команды, не обращая внимания на Берила, продолжали бежать — все, кроме одного человека. Мичман Уэсли бросился назад и, застав врасплох одного из пиратов, не ожидавшего его возвращения, нанес ему смертельный удар. Следующему мичман, держа меч обеими руками, нанес горизонтальный разрез по груди и ударом ноги отбросил его тело в сторону.

— Берил! Сюда, скорее! — крикнул он.

Берил ударил дакка и бросился к Уэсли. Их быстро окружили, и дакка стали теснить обоих все дальше и дальше от полубака. Уэсли едва не отрубили голову, но его спасла пущенная откуда-то стрела. Оба мичмана продолжали защищаться, однако огромное численное преимущество врага заставило их отступать до тех пор, пока они не уперлись спинами в бортовые поручни.

Дакка резанул Берила по руке, а затем и по бедру, и тот, вскрикнув, выронил из рук меч. Уэсли встал между Берилом и нападавшим. Молодой мичман яростно сражался, пытаясь защитить Берила, но пират ранил его. Уэсли покачнулся, попытался ухватиться за сети, но потерял равновесие и упал за борт. Оставшись один и без оружия, Берил дико закричал, его мгновенно окружили дакка и отрубили ему голову.

Никто не заметил, как Ройс и Уайатт ползли в тени вокруг кормы в поисках удобного места для прыжка. Они укрылись как раз над окнами капитанской каюты. Ройс уже собирался прыгать, как вдруг заметил выходящего из трюма Траника. Куратор держал в руке факел и выглядел так, словно просто вышел проверить, чем вызван весь этот переполох. Он вывел серетов на главную палубу, и они быстро сформировали кольцо вокруг куратора. Увидев новых людей, дакка бросились в атаку, и многие из них мгновенно приняли смерть от мечей серетов. Рыцари Нифрона не были ни моряками, ни рабами. Они знали, как сражаться и как оборонять позиции.

Прижав сумку к груди, Уайатт прыгнул в воду.

— Ройс! — крикнул он снизу.

Ройс как завороженный наблюдал за схваткой, поражаясь храбрости и мастерству серетов, сражающихся против дакка. Казалось, рыцари церкви Нифрона вполне могут изменить исход битвы и спасти корабль. И вдруг Траник бросил факел в трюм. Послышался звук, напоминавший шум воздушного потока, словно корабль делал глубокий вдох. Затем раздался страшный рев, низкий, сотрясший дощатую палубу под ногами Ройса. Языки пламени вырвались из каждого люка и иллюминатора, и воздух зазвенел от воплей и стонов. И в жутком свете горящих тел и дерева Ройс увидел, как по губам куратора скользнула довольная улыбка.

Адриан и небольшая команда на захваченной тартане дакка как раз достигли правого борта «Бури», когда вдруг все вокруг озарилось адским светом. «Изумрудная буря» горела. Всего за минуту огонь охватил палубу. У матросов на вантах не осталось иного выбора, кроме как прыгать в море. Падая с такой высоты, их тела с треском ударялись о воду. Такелаж вспыхнул, лопнули канаты, державшие реи, и они рухнули вниз, словно охваченные пламенем поленья. Тьма моря под беззвездным небом отступила перед дрейфующим фейерверком, в который превратилась «Изумрудная буря». Те, кто был близко к поручням, прыгнули в море. Ночную тишину разрывали вопли, плач, треск и шипение огня.

Адриан смотрел на черную воду, в которой отражались дикие картины, и вдруг заметил светлые волосы и темную форму.

— Господин Уэсли, хватайтесь! — крикнул Адриан, бросая вниз канат.

Услышав свое имя, Уэсли поднял голову. На его лице застыло бессмысленное выражение, словно он только что очнулся от глубокого сна. Наконец он заметил Адриана. Он ухватился за веревку, и его вытащили, словно рыбу, и бросили на палубу.

— Рад приветствовать вас на борту, сэр, — сказал Адриан.

Хватая ртом воздух, Уэсли перекатился на живот, и его вырвало морской водой.

— Из этого я могу заключить, что вы тоже рады оказаться здесь.

— Уайатт! — крикнул По.

— Ройс! — позвал Адриан.

— Сюда! — указал Дернинг.

По повернул румпель, и они поплыли на доносившиеся всплески воды.

— Это Берни и Стаул, — объявил стоявший на носу Грэди.

Оба матроса быстро взобрались на борт.

— Вон там еще кто-то плывет! — указал Дэвис.

По не пришлось менять курс, поскольку пловцы быстро приблизились к ним. Наклонившись, Дэвис первым подал им руку и, получив удар ножом в грудь, рухнул за борт.

Теперь Адриан разглядел этих темнокожих, окрашенных в красный цвет людей с длинными кинжалами. Их мокрая кожа блестела в отсветах пламени. Они схватились за канаты и хлынули на тартану, словно крысы.

Адриан обнажил меч и атаковал ближайшего. Тот увернулся и упрямо продолжал лезть. Стаул, воин-тенкин, полоснул следующего лезвием по лицу, и дакка с громким криком рухнул в воду. Раздался всплеск. К драке подключились Берни и Уэсли. Они яростно атаковали, и наконец дакка отступили и скрылись во тьме.

— Следите за другим бортом! — крикнул Уэсли.

Стаул и Берни заняли места у правых поручней, но в воде не было никакого движения.

— Дэвиса не видно? — спросил Адриан.

— Он уже мертв, — сказал Стаул. — Смотреть надо, к кому плывете!

— Булард! — объявил Берни, указывая вперед.

— И еще трое здесь, — сказал Уэсли, вглядываясь в лица, мелькавшие среди волн. — Григ, плотник. Еще доктор Леви и…

Адриану не потребовалось зоркости Ройса, чтобы разглядеть третьего. К этому лицу как нельзя лучше подходил зловещий свет горящего судна. К ним плыл куратор Траник. Капюшон был откинут, бледное лицо резко выделялось на фоне темной воды. Дернинг, Берни и Стаул — уже не слишком приятная компания, а теперь в придачу еще и Довин Траник…

Транику не нужна была помощь. Он ловко забрался на маленький корабль. Его плащ промок до нитки, на лице застыло злобное выражение. Будь он псом, наверняка зарычал бы, оскалив зубы. Вид его слегка позабавил Адриана. Булард, старик, поднявшийся на борт «Бури» посреди ночи, выглядел еще бледнее обычного. Он рухнул на палубу, и с его одежды хлынула вода, окрашенная кровью. К нему тотчас подошел доктор Леви и сжал рану.

— Адриан… По! — раздался снизу голос Уайатта.

По повел корабль на звук. Остальные, памятуя о нападении дакка, на всякий случай приготовились к бою, но Уайатт и Ройс плыли к судну одни.

— Где вас носило? — спросил Уайатт, поднимаясь на борт.

— Простите, сэр, но океан велик.

— К несчастью, не так уж и велик, — сказал Дернинг, оглядываясь на горящую «Бурю». На лицо его падал яркий свет. — Кажется, дакка нас заметили.

Грот-мачта «Изумрудной бури», полыхающая, словно факел размером с гигантское дерево, наконец треснула и упала. Горели стены полубака. Сьюард, Бишоп и остальные либо пали от мечей пиратов, либо сгорели заживо. «Буря» почернела и потрескалась, на борт хлынула вода. Корпус наклонился вперед, нос корабля стал медленно погружаться в воду. И все же огонь был еще достаточно ярким, чтобы увидеть, как несколько дакка на ближайшем судне с криками указывают в их сторону.

— Поворот! — крикнул Уайатт, подбегая к румпелю. — Дернинг, Ройс, наверх! Адриан, Бэннер — брасы главного паруса. Грэди — брасы переднего паруса! Кто у нас еще? Берни, помоги Дернингу и Ройсу. Стаул, помоги с главным парусом. Господин Уэсли, помогите Грэди с передними брасами. Разворот на восток-север-восток!

— Сейчас снова пойдем по ветру! — сказал Грэди, когда Уайатт развернул корабль.

— Да, правый галс. Нас мало, корабль пойдет быстрее и легче.

Развернув корабль, они поймали немного ветра.

— Бэннер, встань к штурвалу, — сказал Уайатт, осматривая палубу. — Можно сбросить кое-какое снаряжение и еще облегчить судно. Кто там рядом с тобой?

Уайатт резко остановился, увидев Траника.

— Что он здесь делает? — спросил он.

— Вам что-то не нравится, рулевой? — обратился к нему Траник.

— Вы подожгли корабль! — воскликнул Уайатт. — Ройс видел, как вы бросили факел в трюм. Сколько бочек с маслом вам понадобилось, чтобы все так вспыхнуло?

— Думаю, пять. Может, шесть.

— Там же были эльфы… в трюме… Они сгорели заживо!

— Вот именно, — ответил Траник.

— Ах ты, мерзавец! — Уайатт бросился на куратора, обнажив саблю.

На удивление ловко Траник уклонился от атаки Уайатта и, швырнув ему в лицо плащ, бросил штурвального на палубу. Он обнажил длинный кинжал.

Адриан выхватил мечи, и Стаул немедленно двинулся ему наперерез. По вынул саблю. Его примеру последовал Грэди, а за ним — Дефо и Дернинг.

И вдруг со снастей прямо в центр схватки спрыгнул Ройс, приземлившись точно между Траником и Уайаттом. Горящие глаза часового остановились на нем.

— Господин Уэсли! — крикнул Ройс, не сводя взгляда с Траника. — Каковы будут ваши приказы, сэр?

Услышав это, все остановились. Корабль продолжал плыть, гонимый ветром, но команда замерла. Несколько человек посмотрели на Уэсли. Мичман застыл на палубе, наблюдая за сценой, которая разворачивалась перед ним.

— Его приказы? — насмешливо спросил Траник.

— Капитан Сьюард, лейтенанты Бишоп и Грин и прочие мичманы мертвы, — сказал Ройс. — Господин Уэсли — старший офицер. Теперь он по праву командир этого корабля.

Траник расхохотался.

Уэсли медленно кивнул.

— Это правда.

— Заткнись, мальчишка! — выкрикнул Стаул. — Как-нибудь без тебя управимся!

Уэсли гневно посмотрел на Стаула.

— Я не мальчишка! — Повернувшись к Транику, он добавил: — Я — исполняющий обязанности капитана на этом судне, сэр, а значит, вы и все остальные, — он бросил взгляд на Стаула, — обязаны выполнять мои приказы!

Стаул рассмеялся.

— Уверяю тебя, матрос, это не шутка, — твердо сказал Уэсли. — Я также уверяю тебя, что убью на месте тебя и любого, кто откажется меня слушаться.

— И как же ты это сделаешь? — спросил Стаул. — Это тебе не «Изумрудная буря». Здесь ты никем не командуешь.

— Я бы так не сказал. — Адриан улыбнулся хорошо знакомой Стаулу улыбкой.

— Я тоже, — прибавил Ройс.

— И я, — присоединился Дернинг. Грэди быстро повторил его слова.

Уайатт медленно встал. Бросив злой взгляд на Траника, он подтвердил:

— Все верно. Господин Уэсли теперь капитан.

По, Бэннер и Григ признали это, хором сказав:

— Так точно.

Воцарилась напряженная тишина. Стаул и Берни посмотрели на Траника. Тот не отводил глаз от Ройса.

— Что ж, капитан, — наконец сказал куратор. — Каковы ваши приказы?

— Я назначаю господина Деминталя исполняющим обязанности лейтенанта. Все обязаны точно выполнять его указания. Господин Деминталь, ваши приказы на данный момент ограничиваются спасением этого судна от дакка и поддержанием порядка и дисциплины. Без моего согласия запрещается проводить казни и дисциплинарные взыскания. Понятно?

— Так точно, сэр.

— Старшина Блэкуотер, вы назначаетесь каптенармусом. Соберите оружие, но держите его наготове. Следите за тем, чтобы мои приказы и приказы господина Деминталя выполнялись. Ясно?

— Так точно, сэр.

— Господин Грэди, вы теперь боцман. Доктор Леви, пожалуйста, отведите господина Буларда вниз и окажите ему должный уход. Господин Дернинг назначается капитаном мачты. Матросы Дефо и Мельборн — у него в подчинении. Господин Деминталь, продолжайте.

— Меч, — обратился Адриан к Стаулу.

Тенкин поколебался, но после того, как Траник кивнул, все же сдал меч. При этом он рассмеялся и выругался на тенкинском языке.

— Это не так просто, как тебе кажется, — ответил Адриан. Наградой ему было изумление на лице тенкина.

Уайатт велел сбросить за борт все, что не было предметами первой необходимости и не было прикреплено к кораблю. Затем он велел соблюдать тишину и шепотом приказал перейти на другой галс. Бон перевернулся, поймав ветер и выводя маленький корабль дальше в море. Далеко позади них погас последний свет «Изумрудной бури», скрывшейся в пучине. Чуть ближе виднелись фонари, покачивающиеся на следующих за ними судах. Судя по крикам, было ясно, что они недовольны потерей цели. Матросы следили за фонарями за кормой. Дакка продолжали идти их предыдущим галсом. Через некоторое время два корабля изменили курс, но совершили ошибку и повернули на запад. Наконец все фонари исчезли.

Адриан услышал, как Уэсли шепотом спросил Уайатта:

— Они ушли?

Тот покачал головой.

— Просто погасили фонари. Но если повезет, они решат, что мы идем к берегу. Ближайший порт — Весбаден, на западе.

— Вы отлично командуете, штурвальный, — заметил молодой человек.

— Когда-то я был капитаном, — признался Уайатт. — Я потерял свой корабль.

— Правда? У кого вы состояли на службе — в империи или в королевском флоте?

— Ни у кого. Это был мой корабль.

Уэсли изумленно посмотрел на него.

— Вы были… пиратом?

— Искателем приключений, сэр. Ловцом удачи…

Адриан проснулся на рассвете. Непрерывный ветер гнал тартану по перекатывающимся волнам. Их окружало безграничное пустое море.

— Они ушли, — ответил Уэсли на незаданный вопрос. — Мы от них оторвались.

— Есть представление, где мы?

— Примерно в трех днях пути от Дагастана, — ответил Уайатт.

— Дагастана? — пробормотал Грэди, подняв голову. — Мы ведь не туда идем?

— Я намеревался идти именно туда, — сказал Уайатт.

— Но Весбаден ближе.

— К сожалению, эти берега мне незнакомы, — сказал Уэсли. — Вы хорошо знаете эти места, господин Деминталь?

— Очень.

— Хорошо. Тогда скажите, прав ли господин Грэди.

Уайатт кивнул.

— Весбаден ближе, но дакка это знают и станут поджидать нас там. Однако поскольку они никак не могут нас обогнать, безопаснее всего придерживаться нынешнего курса.

— Несмотря на наши прошлые разногласия, я согласен с господином Деминталем, — вставил Траник. — Между прочим, Дагастан является первоначальным местом назначения «Бури», поэтому мы должны придерживаться этого курса.

— Но Дагастан намного дальше от Аврина, — сказал Уэсли. — Потеряв «Бурю», мы не сможем исполнить возложенную на нас миссию. Я никак не могу знать ее первоначальное место назначения, а даже если бы и знал, у меня нет груза. Если мы пойдем дальше на восток, наши трудности лишь умножатся. Я должен принимать во внимание провизию.

— Но груз при вас, — объявил Траник. — «Буря» получила приказ отвезти меня, господина Буларда, доктора Леви, Берни и Стаула в Дагастан. Основной груз потерян, но вы, будучи офицером империи, обязаны выполнить хотя бы малую часть задания капитана Сьюарда.

— При всем уважении, господин куратор, я не имею возможности проверить подлинность ваших утверждений.

— Вообще-то имеете… — Уайатт вытащил из сумки смятый потрепанный свиток. — Вот приказы, адресованные капитану Сьюарду.

Уэсли взял мокрый свиток и спросил:

— Но как это попало к вам в руки?

— Я знал, что нам понадобятся карты, чтобы ориентироваться. Перед тем как покинуть «Бурю», я зашел в каюту капитана и, поскольку очень торопился, то схватил все, что было у него на столе. Ночью я обнаружил, что там не только карты.

Уэсли кивнул. Адриан подумал, что он, вероятно, просто решил не задавать дополнительных вопросов. Прежде чем прочесть приказы, новый капитан немного помедлил. К этому времени большинство матросов уже проснулись и, услышав разговор, наблюдали за Уэсли. Ознакомившись с приказами, Уэсли посмотрел на Уайатта.

— Там было письмо?

— Да, сэр, — сказал тот, подавая ему запечатанный пергамент.

Не открывая его, Уэсли аккуратно положил его в карман.

— Мы продолжим идти в Дагастан. Согласно законам имперского флота, я должен сделать все, что в моих силах, чтобы выполнить миссию «Бури».

Глава 13 МЕЛЕНГАРСКАЯ ВЕДЬМА

Было поздно. Модина, как обычно, стояла у окна, равнодушно наблюдая за кусочком доступного ей мира. Она боялась ложиться спать — во сне ее неизменно мучили кошмары о прошлом, об отце и о том жутком темном месте, и потому она предпочитала сидеть либо стоять возле окна, наблюдая за причудливыми тенями, которые отбрасывали деревья во дворе замка, и облаками, набегавшими на звезды. По двору скользнул лунный свет, взбираясь на статуи и дальние ворота, совсем как плющ, еще недавно зеленый, а теперь ставший угрюмого бурого цвета. Скоро растение уснет, станет будто мертвое, но, даже потеряв листву и засохнув, будет отчаянно цепляться за камень. Что ж, для него рано или поздно все-таки наступит весна.

Громкий стук в дверь спальни отвлек Модину от тяжелых мыслей. Она в удивлении повернулась. Стучать мог только Джеральд, но он делал это очень тихо. Часто приходила Амилия, но та никогда не стучала. Сейчас же кто-то яростно колотил в дверь, все сильнее и сильнее, словно хотел сорвать щеколду, которая под таким напором издавала неприятный скрежет.

Модина подошла к двери. Ей даже в голову не пришло спросить, кто там. Ей не пришло в голову испугаться. Она просто отодвинула щеколду, и дверь отворилась.

На пороге стоял смутно знакомый ей человек. Лицо его раскраснелось, глаза остекленели, воротник рубашки был неряшливо расстегнут.

— Вот и вы, ваше величество! — воскликнул он. — Наконец-то я имею честь видеть вас! Позвольте снова представиться, если вы меня забыли. Я Арчибальд Баллентайн, двенадцатый граф Чедвикский. — Он низко поклонился и сделал неловкий шаг, едва не потеряв равновесие. — Могу я войти?

Императрица промолчала, и граф, приняв это за согласие, протиснулся в комнату.

— Тсс! — Он поднес палец к губам. — Нужно соблюдать тишину, иначе мое присутствие здесь обнаружат.

Приоткрыв рот, граф уставился на Модину, сверху донизу оглядывая ее хрупкую фигурку, то поднимая, то опуская голову, словно стараясь облегчить задачу глазам. Модина была только в тонкой ночной рубашке, но даже не подумала чем-либо прикрыться.

— Вы так красивы! Я просто лишился покоя, как только впервые увидел вас! Я давно хотел вам это сказать, но мне не позволяли вас видеть. — Граф вытащил из-за пазухи фляжку и сделал глоток. — Какая несправедливость! Вы достанетесь Этельреду, тогда как именно я ваш герой! Герой империи! Вы должны быть моей! Я этого заслуживаю! — воскликнул граф, подняв кулак.

Помолчав, он опасливо оглянулся в сторону двери.

— Скажите на милость, что такого особенного совершил Этельред? — продолжал граф. — Ведь это мое войско спасло Аквесту и сокрушило бы Меленгар, если бы мне позволили. Но они не пожелали, чтобы я это сделал. А знаете почему? Они боятся моего величия! Боятся, что, захватив Меленгар, я слишком возвышусь над ними! Они все мне завидуют, понимаете? А теперь Этельред задумал взять вас себе, но вы моя! Моя, говорю я вам! — выкрикнул он и вздрогнул, затем снова прижал палец к губам. — Тсс!

Модина наблюдала за графом с легким любопытством.

— Как вы могли предпочесть его? — Он ударил себя кулаком в грудь. — Ведь я хорош собой! Я молод! — Раскинув руки в стороны, он покрутился на месте, словно призывая Модину оценить достоинства своего внешнего вида, но пошатнулся и, чтобы не упасть, вынужден был ухватиться за столбик кровати. — Этельред старый, толстый и прыщавый! Разве такой супруг вам нужен? Вы ему безразличны. Ему нужна только корона!

Наконец, выпрямившись, граф окинул мутным взглядом пустую комнату.

— Не поймите меня превратно, ваше величество, — громко прошептал он и, снова качнувшись, схватился за плечо Модины, пытаясь удержаться на ногах. — Я тоже хочу получить корону. Любой, кто станет отрицать это, лжец. Кто бы не пожелал стать повелителем мира? Но… — Он поднял дрожащий палец. — Я бы вас любил.

Граф замолчал. Модина чувствовала на лице его горячее дыхание. Облизнув губы, он погладил ее плечо, потом рука его скользнула выше, к шее, и пальцы начали перебирать ее волосы.

— Этельред никогда не полюбит вас так, как я. — Арчибальд взял ее руку и приложил к своей груди. — Его сердце никогда не станет стучать так, как стучит мое только потому, что я рядом с вами. Да, я жажду власти. Я мечтаю о троне, но я мечтаю и о вас. — Он посмотрел ей в глаза. — Я люблю вас, Модина. Я люблю вас и хочу, чтобы вы были моей. Вы должны стать моей женой!

Он притянул ее к себе и с силой впился в ее губы. Модина не сопротивлялась — ей было все равно. Отстранившись, граф внимательно посмотрел на нее, словно пытался угадать, что скрывается за ее неподвижным равнодушным лицом. Она по-прежнему молчала.

— Модина? — позвала Амилия, входя в покои. — Что здесь происходит?

— Ничего, — грустно сказал Баллентайн. Он снова пристально посмотрел на Модину. — Ровным счетом ничего.

Он повернулся и вышел.

— С вами все в порядке? — Амилия бросилась к императрице и, откинув волосы, тщательно осмотрела ее лицо. — Он не сделал вам больно?

— Я должна выйти замуж за регента Этельреда? — спокойно спросила Модина.

Амилия задержала дыхание и прикусила губу.

— Понятно, — ровным голосом сказала императрица. — И когда ты собиралась мне об этом сказать? В день свадьбы?

— Я… Я сама только недавно узнала. А после того случая, что произошел с вами на кухне, я не хотела вас расстраивать.

— Я не расстроена, Амилия. Спасибо, что зашла.

— Но я… — Амилия замолчала.

— Что-то еще?

— Ах… нет, я просто… Вы сейчас мне кажетесь совсем другой. Нам надо поговорить об этом.

— О чем тут говорить? Я выхожу замуж за Этельреда, чтобы он стал императором.

— Но вы все равно будете императрицей.

— Да-да, не о чем беспокоиться. Со мной все в порядке.

— Вы ведете себя очень странно…

— Правда? Ну, наверное, меня так обрадовала новость о том, что я теперь невеста.

Амилия не на шутку перепугалась.

— Модина, что с вами? Что творится в вашей голове?

Модина улыбнулась.

— Все хорошо, Амилия. Все будет в порядке.

— Прекратите повторять одно и то же! Вы меня очень пугаете, — сказала Амилия, протягивая к ней руку.

Модина отошла к окну.

— Простите, что я не рассказала вам, — воскликнула Амилия. — Простите, что у двери не было стражника. Мне очень жаль, что вам пришлось услышать такие новости от этого пьяницы…

— Ты ни в чем не виновата, Амилия. Очень важно, чтобы ты это знала. Ты единственный важный для меня человек. Жизнь на удивление ничтожна, когда в ней нет никого, о ком можно заботиться. Мой отец это знал. Раньше я этого не понимала, но теперь поняла.

— Что вы поняли? — дрожа, спросила Амилия.

— Что жизнь сама по себе не имеет ценности — ценность ей придает то, что ты с ней делаешь.

— И что вы намерены сделать со своей жизнью, Модина?

Модина постаралась еще раз улыбнуться. Она коснулась руками щек Амилии и нежно поцеловала ее.

— Уже поздно. Спокойной ночи, Амилия.

Глаза Амилии расширились от страха. Она все быстрее и быстрее качала головой.

— Нет-нет-нет! Я останусь здесь. Я не хочу, чтобы вы ночью оставались одна.

— Как хочешь.

На мгновение Амилия успокоилась, но потом ей снова стало страшно.

— Завтра я приставлю стражника, чтобы он следил за вами.

— Конечно, — коротко ответила Модина.

Амилия сдержала слово и остаток ночи провела в покоях Модины. На рассвете, когда императрица еще спала, она тихонько выскользнула из комнаты и отправилась в кабинет начальника стражи, куда ворвалась без предупреждения и даже не постучав.

— Почему вчера ночью возле двери в спальню императрицы не было стражника? — гневно обрушилась она на дежурного солдата. — Куда девался Джеральд?

— Мы не могли отпустить его, сударыня. В имперской страже не хватает людей. Мы ищем ведьму, принцессу Меленгара. По распоряжению регента Сальдура, каждый имеющийся у меня солдат брошен на ее поиски.

— Мне все равно, кого вы ищете! Я хочу, чтобы Джеральд охранял дверь ее величества. Понятно?

— Но, госпожа…

— Прошлой ночью в покои императрицы проник граф Чедвикский. К ней в покои! И неужели вам — или кому бы то ни было — не приходит в голову, что точно так же туда может пробраться ведьма, которую вы столь усиленно ищете, и попытается убить императрицу?

Последовала долгая пауза.

— Ну разумеется, об этом вы не подумали! Немедленно верните Джеральда на его прежний пост!

Выйдя из кабинета начальника стражи, Амилия отправилась в общую спальню и разбудила горничную Модины. Когда девушка оделась, Амилия велела ей тотчас отправляться в покои императрицы.

— Анна, ты должна постоянно быть с императрицей и следить за ней.

— Следить за ней? Зачем? То есть… как я должна за ней следить, госпожа?

— Просто проследи, чтобы императрица не причинила себе вреда.

— Что вы имеете в виду?

— Присматривай за ней. Если хоть что-то в ее поведении покажется тебе странным или необычным, немедленно пошли за мной.

Модина услышала, как в комнату тихо вошла Анна. Какое-то время она притворялась спящей. Потом потянулась, зевнув, встала с постели, подошла к умывальному тазу и плеснула себе на лицо воды. Анна быстро подала ей полотенце и широко улыбнулась, радуясь, что прислуживает самой императрице.

— Тебя ведь зовут Анна, правильно? — спросила Модина.

Девушка зарумянилась, ее глаза засветились от счастья. Она несколько раз усердно кивнула.

— Видишь ли, Анна, я просто умираю с голоду. Не могла бы ты сбегать на кухню и попросить пораньше приготовить мне завтрак? И пожалуйста, дождись, пока он будет готов, и принеси мне его сама.

— Я… я… — залепетала служанка.

Модина погрустнела и опустила глаза.

— Ну прости. Наверное, я требую от тебя слишком многого.

— Нет-нет, ваше великолепие! Я мигом сбегаю и принесу вам завтрак!

— Вот спасибо.

— Я так рада услужить вам, ваше светлейшество!

«Интересно, как еще позамысловатее она могла бы меня назвать, если бы задержалась здесь подольше?» — подумала Модина. Как только Анна ушла, она подошла к двери и задвинула щеколду. Потом приблизилась к висевшему на стене большому зеркалу. Взяв кувшин, который стоял рядом с умывальным тазом, она без колебаний швырнула его в зеркало, разбив и то, и другое. Подняв большой осколок стекла, Модина направилась к окну.

— Ваше величество! — позвал из-за двери Джеральд. — У вас все хорошо?

Двор под острым косым углом освещали лучи только что взошедшего осеннего солнца. Модина любила солнце и подумала, что, кроме Амилии, его свет и тепло — единственное, по чему она будет скучать.

Она обернула длинный острый осколок стекла подолом платья. На ощупь он был холодным. Ей все казалось холодным. Она посмотрела на двор и вдохнула воздух, напоенный запахом умирающей осенней листвы.

Стражник продолжал колотить в дверь.

— Ваше величество! — кричал он. — У вас все хорошо?

— Да, Джеральд, — сказала Модина. — Со мной все в порядке.

* * *

Ариста вошла во двор, миновав стражников у ворот. Сердце бешено колотилось, и ей казалось, что солдаты слышат его удары.

«Вот так, наверное, постоянно чувствуют себя Ройс и Адриан. Удивительно, что они еще не стали горькими пьяницами!»

Она дрожала от страха и от холода раннего утра. На ней было только старое рваное платье Линетт, мантию Эсрахаддона она потеряла в ту ночь, когда ее спас Хилфред.

«Хилфред… Он придет в ярость, если прочтет записку».

Мысли о нем причиняли ей боль. Годами он следовал за ней, как тень, потакал ее капризам, терпел от нее унижения, будучи в ловушке чувств, которые не смел проявить. Дважды едва не погиб ради ее спасения. Он был хорошим человеком — великим человеком. Она искренне хотела сделать его счастливым. Он заслужил счастье. Она хотела дать ему то, на что он не мог и рассчитывать, исправить все, что сломала собственными руками.

Вот уже три дня они скрывались в его комнатке, и Хилфред настойчиво убеждал ее вернуться в Меленгар. В конце концов она согласилась и пообещала, что завтра они отправятся в путь. Рано утром, когда Хилфред пошел к слепому старику за рыбой, Ариста выскользнула из их укрытия. Если у нее все получится, она успеет вернуться до его возвращения и они покинут город, как и задумали. Если же нет — если вдруг что-то случится, — он все поймет, прочитав записку.

Этой ночью ей вдруг пришло в голову, что она никогда не пробовала произносить заклинание поиска во дворе замка. Оттуда дым, несомненно, указал бы часть дворца, где держат Гонта. Если повезет, она даже сможет отыскать его окно. Эти сведения оказались бы бесценными для Ройса и Адриана. Так она пыталась объяснить свое возвращение во дворец, что было почти равносильно самоубийству. И она чувствовала себя должницей Эсрахаддона, хоть и не желала этого признавать. И если такая мелочь поможет спасти Дегана Гонта — хорошего человека, который был брошен в тюрьму ни за что, да еще и позволить воздать дань памяти волшебнику и избавиться от чувства вины, риск того стоил.

Стражники не обратили на нее внимания, и она сочла это добрым знаком. Значит, никто до сих пор не связал поломойку Эллу с меленгарской ведьмой. Теперь ей оставалось лишь наложить заклинание и незаметно уйти.

Она прошла по внутреннему двору в сторону дворцового огорода. Урожай уже был собран, голая взрыхленная земля ждала весны. На мягкой почве без труда можно нарисовать круг и нужные символы. Оглядываясь по сторонам, Ариста сжала рукой мешочек с волосами, который все еще лежал в кармане ее платья. Кажется, ей ничто не угрожает… Немногочисленные стражники, бывшие на дежурстве, не замечали ее.

Водя носком башмака по земле, Ариста как бы нехотя начала рисовать круг. Закончив его, она перешла к куда более кропотливому делу — рисованию рун, что требовало больше времени. Делать это ногой было значительно труднее, нежели рукой и куском мела. К тому же она боялась, что необычный рисунок могут заметить из окон верхних этажей.

Когда она приступила к предпоследней руне, из дворца неожиданно вышел стражник и направился прямо к ней. Ариста быстро наклонилась, делая вид, что копается в земле. Если он станет задавать вопросы, она скажет, что Ибис отправил ее за картошкой или что она ищет ключ от кладовой, который вчера обронила во дворе. Она надеялась, что он просто пройдет мимо. Всего один — последний! — раз ей нужно было стать незаметной служанкой. Скоро, однако, стало ясно, что стражник идет именно к ней. Глядя, как он приближается, она с тоской подумала о Хилфреде и пожалела, что не поцеловала его на прощание.

Амилия сидела у себя в кабинете, объясняя Нимбусу, что делать. Из длинного списка дел, касающихся приготовлений к свадьбе, они пока обговорили всего несколько пунктов. Она сможет немедленно вернуться к Модине после того, как даст гувернеру побольше заданий. Каждая минута, проведенная вдали от императрицы, грозила обернуться самыми ужасными последствиями.

— Когда выполните это, приходите ко мне, и я дам вам еще задания, — коротко сказала она. — Я должна вернуться к императрице. Боюсь, она сделает какую-нибудь глупость.

Нимбус поднял голову.

— Конечно, императрица несколько эксцентрична, но если мне будет позволено заметить, сударыня, она никогда не казалась мне глупой.

Амилия подозрительно прищурилась.

Нимбус был хорошим и преданным слугой, но его слова ей не понравились.

— Думаю, вы слишком много замечаете, Нимбус. Когда служишь в императорском дворце, это не самое лучшее качество. Для выживания, наверное, куда полезнее невежество.

— Я просто пытался вас подбодрить, — сказал он немного обиженным тоном.

Амилия нахмурилась и рухнула в кресло.

— Простите меня. Кажется, я уже начинаю говорить как Сальдур, да?

— Не вполне. Надо еще поработать над тем, чтобы завуалированные угрозы звучали более зловеще. Для этого голос должен быть чуть ниже, и, когда говорите, следует поигрывать кинжалом или слегка покачивать бокал вина.

— Я не угрожала вам! Я…

— Я пошутил, сударыня, — перебил он.

Амилия насупилась, взяла со стола лист и, скомкав, запустила им в Нимбуса.

— Честное слово, не знаю, зачем я вас наняла!

— Полагаю, причиной тому было не мое чувство юмора.

Амилия собрала стопку бумаг, взяла перо и бутылочку чернил и направилась к двери.

— Сегодня я буду работать в покоях Модины. Если я вам понадоблюсь, приходите туда.

— Непременно, — сказал он на прощание.

Чуть дальше по коридору Амилия увидела Анну с подносом в руках.

— Анна! — вскричала она, бросаясь к горничной. — Я же велела тебе неотлучно оставаться при императрице!

— Да, госпожа, но…

— Но что?

— Императрица попросила меня принести ей завтрак.

По спине Амилии пробежал холодок. Императрица ее попросила.

— А раньше императрица с тобой разговаривала?

Анна покачала головой. Она готова была расплакаться.

— Нет, госпожа. Я была так счастлива. Ее величество даже знает, как меня зовут.

Амилия бросилась вверх по лестнице. Сердце готово было выскочить из груди. Пока она бежала по лестнице, а затем по коридору к спальне императрицы, воображение нарисовало самые страшные картины, какие она могла там обнаружить. Нимбус был прав, возможно, даже больше, чем мог подозревать. Модина не была глупой, и Амилия представила, что могло случиться. На ходу оттолкнув Джеральда от двери, она ворвалась в покои императрицы, готовая к чему угодно, но то, что она увидела, превзошло все ее самые невероятные ожидания.

На кровати императрицы, держась за руки и оживленно беседуя, сидели Модина и служанка Элла.

Амилия застыла от изумления. Обе девушки посмотрели на нее. На лице Эллы появилось выражение испуга, но Модина, как обычно, была спокойна и словно ждала ее появления.

— Элла? — воскликнула Амилия. — Что ты делаешь…

— Джеральд, — перебила ее Модина, — отныне никто — повторяю, никто — не должен входить без моего позволения. Понятно?

— Конечно, ваше величество. — Стоявший в дверях Джеральд виновато опустил глаза.

Модина махнула рукой.

— Ты не виноват. Я тебя не предупредила. А теперь закрой дверь, пожалуйста.

Он поклонился и выполнил приказ.

Между тем Амилия молча стояла, раскрыв рот, не в силах вымолвить ни слова.

— Сядь, Амилия, а не то упадешь. Я хочу познакомить тебя со своей подругой. Это Ариста, принцесса Меленгара.

Амилия попробовала придать смысл этой чудовищной бессмыслице.

— Нет, Модина, это Элла, поломойка. Что здесь произошло? — в отчаянии спросила Амилия, окидывая взглядом разбитый кувшин и осколки зеркала, разбросанные на полу в углу комнаты. — Я думала… я думала, вы что-нибудь…

— Я знаю, что ты подумала, — сказала императрица, глядя в окно. — Поэтому нужно только радоваться приходу Аристы. Если бы я не увидела ее во дворе и не поняла… ну, в общем, неважно. Я хочу, чтобы вы подружились.

В голове Амилии воцарился настоящий хаос. Модина выглядела куда более собранной, чем обычно, но говорила бессмыслицу. Может быть, она только казалась разумной. А вдруг императрица совсем лишилась рассудка? В следующий раз она может принять кухонного пса Рыжего за посла Ланкстира.

— Модина, я знаю, вы думаете, что эта девушка — принцесса, но неделю назад вы также думали, что мертвы и похоронены, помните?

— Хочешь сказать, что считаешь меня сумасшедшей?

— Нет, нет, я просто…

— Госпожа Амилия, — впервые заговорила Элла. — Меня зовут Ариста Эссендон, и я действительно принцесса Меленгара. Ваша императрица в здравом уме. Мы с ней давние друзья.

Амилия в смятении уставилась на них обеих. Может, они обе безумны? Как могла… О, великий Марибор! Это она! Изящные руки, длинные тонкие пальцы, дерзкие расспросы про императрицу… то, как она смело смотрела Амилии в глаза… Элла была меленгарской ведьмой!

— Немедленно отойдите от ее величества! — вскричала Амилия.

— Амилия, успокойся.

— Она притворялась горничной, чтобы добраться до вас!

— Ариста здесь вовсе не за тем, чтобы навредить мне. Так ведь? — обратилась она к Элле, и та покачала головой. — Вот видишь. Принцесса никогда не причинила бы мне зла. А теперь иди сюда и садись. Нам надо обсудить кое-какие дела.

— Трейс… — сказала Элла, обеспокоенно глядя на Модину.

Императрица жестом остановила ее.

— Вы обе должны мне довериться, — сказала Модина.

Амилия покачала головой.

— Но как я могу? Зачем? Эта… эта женщина…

— Потому что, — перебила императрица, — мы должны помочь Аристе.

Если бы Модина не выглядела так серьезно, Амилия бы рассмеялась. Что за нелепость! За все время, что она ухаживала за императрицей, она ни разу не видела ее такой адекватной и сосредоточенной, с таким ясным взглядом. Она чувствовала себя не в своей тарелке. Блуждавшей в тумане Модины больше не было, но тем не менее она говорила какую-то чепуху.

— Модина, эту женщину ищет стража. Уже несколько дней солдаты прочесывают город.

— Вот поэтому она останется здесь. Это самое безопасное место. В моей спальне ее не станут искать даже регенты. И нам будет гораздо проще помочь ей.

— Помочь? Чем мы должны ей помочь? — Амилия сама уже едва не лишилась рассудка, пытаясь понять этот абсурдный разговор.

— Мы поможем ей разыскать Дегана Гонта, настоящего наследника Новрона.

Глава 14 КАЛИС

В порту Дагастана гостей, прибывших из Аврина впервые, ожидало немало сюрпризов. Жители Аврина относились ко всем прочим местам с изрядным высокомерием, считая их менее цивилизованными и даже дикими. Те, кто никогда не бывал в Калисе, полагали, что здесь обитают грубые племена, живущие в жалких глиняных или деревянных хижинах, сокрытых в непроходимых таинственных джунглях, и многие приходили в изумление при виде великолепных зданий с массивными куполами и изящными шпилями, что возвышались вдоль побережья. Город был на удивление большим и хорошо обустроенным. На ступенчатом склоне холма, поднимавшегося от красивой гавани, которая могла бы посрамить деревянные доки Аквесты, теснились здания из камня и серого кирпича. Четыре длинных каменных пирса вдавались в залив. Возле них на одинаковом расстоянии друг от друга располагались роскошные башни — центр оживленной торговли. В гавани возвышались мачты сотен кораблей, большинство которых принадлежали заморским купеческим компаниям.

Когда Адриан издали увидел город, на него нахлынули воспоминания. Жар, исходивший от древних камней, пропитанные ароматом пряностей улицы, экзотические женщины — все это были воспоминания горячей юности, которые он предпочел бы не воскрешать в памяти. Он покинул восток много лет назад без малейшего сожаления и теперь, вновь оказавшись здесь, терзался самыми противоречивыми чувствами.

При появлении в гавани тартаны, построенной дакка и оснащенной кроваво-красными парусами, колокола на башнях не зазвонили и по мере ее приближения к порту никто не забил тревогу. Навстречу им вышел только лоцманский катер.

— En dil dual lon duclim? — обратился к ним лоцман.

— Я вас не понимаю, — растерянно ответил Уэсли.

— Как название ваш судно? И имя ваш капитан? — на ломаном языке повторил лоцман.

— О… Боюсь, у нашего судна нет названия, а меня зовут Уэсли Белстрад.

Лоцман записал что-то на табличке, которую держал в руке, и нахмурился.

— Откуда вы приходите?

— Мы — оставшиеся в живых члены команды «Изумрудной бури», корабля ее императорского величества, из столицы империи — Аквесты.

— Какое ваш дело и как долго вы остается?

— Мы везем груз. Не могу с точностью сказать, сколько времени займет его доставка по назначению.

Видимо, удовлетворившись ответами, лоцман жестом велел следовать за ним к пристани. Там их ждал еще один чиновник, который попросил Уэсли подписать несколько бумаг, и только после этого им было позволено сойти на берег.

— Согласно приказам, данным капитану Сьюарду, мы должны связаться с неким господином Дилладрумом. Я сойду на берег и попытаюсь разыскать его, — объявил Уэсли. — Господин Деминталь, вы с матросом Стаулом будете сопровождать меня. Старшина Блэкуотер, до моего возвращения остаетесь за главного. Проследите, чтобы припасы были пополнены и проверьте, все ли снасти целы.

— Есть, сэр! — Адриан отдал честь.

Уэсли с Уайаттом и Стаулом сошли на берег и вскоре исчезли в лабиринте улиц.

— Повезло нам с выжившими, как считаешь? — заметил Адриан, встретившись с Ройсом на приподнятой корме тартаны.

Прочие члены немногочисленной команды остались посреди палубы или на носу и с интересом разглядывали окружавший их порт. Зрелище и в самом деле было весьма любопытное. Из города доносились необычные звуки: колокольный звон, удары гонга, крики торговцев на странном мелодичном языке, и все это заглушал призрачный мужской голос, певший где-то вдалеке унылую протяжную песню.

Рабочие перевозили грузы с одних кораблей на другие. Большинство из них были одеты в халаты с вертикальными полосами. У них была золотисто-коричневая кожа и бороды. Очереди на погрузку ждали тюки с рулонами сверкающего шелка и тончайшей прозрачной ткани вместе с урнами фимиама и горшками душистого масла, запах которого разносился над гаванью легким ветерком. Более всего поражали дома. Почти все строения были украшены замысловатыми узорами в виде цветов или геометрических фигур. Крыши чаще всего были увенчаны куполами, нередко инкрустированными золотом, серебром либо выложенными разноцветной мозаикой. Иногда куполов было несколько, и каждый из них имел шпиль, устремленный высоко в небо.

Впервые за три дня Ройсу и Адриану удалось поговорить наедине.

— Меня поражает твоя выдержка, — сказал Адриан. — И надо признать, ты великолепно пресек нашу маленькую стычку. Лучше не придумаешь!

— Я просто присматриваю за тобой, как просила Гвен. — Ройс присел на кучу толстых переплетенных канатов.

— Гениальная мысль — поставить Уэсли во главе команды, — заметил Адриан. — Жаль, я сам об этом не подумал. Мне нравится этот парень. Ты заметил, как он быстро сориентировался, кого взять в сопровождающие? Уайатт знает порт, а Стаул — язык и, вероятно, город. Очень умно! К тому же эти двое наиболее склонны создавать неприятности, если за ними не следить. Этот парень больше похож на брата, чем сам про себя думает. Жаль, что оба родились в Чедвике. Баллентайн их не заслуживает.

— Давай-ка лучше поговорим о наших делах! Ты ведь понимаешь, что теперь мы ничего не узнаем? — спросил Ройс. — Оружие и деньги Меррика пошли ко дну вместе с «Бурей», а все, кто стоял во главе этого дела, мертвы. Не представляю, что нам делать дальше.

Адриан сел на поручни возле Ройса. Вода набегала на деревянный корпус тартаны, над их головами с криками кружились чайки.

— Но у нас остались распоряжения Меррика и его письмо. Что в нем такое?

— Я его не читал.

— Как? Разве не ты называл меня идиотом, когда я…

— У меня не было возможности. Уайатт первым схватил их. Потом загорелся корабль, пришлось много плавать. А теперь все документы у Уэсли, а он с тех пор почти не спал. Пока не было подходящего случая.

— Значит, придется следить за письмом до тех пор, пока ты не сможешь взглянуть на него или мы сами не разберемся, в чем дело. С чего бы имперцам отправлять оружие в Калис, когда оно им самим нужно, чтобы сражаться с патриотами?

— Может, таким способом они хотят подкупить калианцев, чтобы перетянуть их на свою сторону?

Адриан покачал головой.

— Да калианцев мог бы одолеть один Ренидд! Здесь нет единой власти, только кучка военачальников, которые постоянно враждуют друг с другом, прибегая при этом не только к оружию, но и к огромным взяткам. Сомневаюсь, что Меррику удалось бы склонить на сторону Новой империи этих военачальников — большинство из них даже не слышали об Аврине. А эльфы тут при чем? Их-то куда они везли?

— Должен признаться, мне бы самому хотелось это узнать, — сказал Ройс.

Адриан проследил взглядом за Траником, который поднялся на палубу и прилег на кусок парусины на носу. Куратор низко опустил капюшон, чтобы заслонить лицо от солнца, и сложил руки на груди. В такой позе он напоминал труп, которому не хватило гроба.

Адриан указал на куратора.

— Что происходит между тобой и Траником? Кажется, он тебя сильно ненавидит — еще сильнее, чем остальные.

Ройс даже не повернул головы в сторону куратора и, не понижая голоса, словно на борту никого не было, небрежно бросил:

— Забавно получается! Я никогда не встречал его до этого путешествия, но я его очень хорошо знаю, а он знает меня.

— Ну спасибо, господин Эсрахаддон! А еще загадочнее ты не мог ответить?

Ройс улыбнулся.

— Я наконец понял, почему он так себя ведет. Очень смешно! Удивительно, что ты сам еще не догадался.

— О чем не догадался?

— У нашего друга Траника есть маленькая страшная тайна. Вот почему он такой неприятный и в то же время опасный. Он бы убил Уайатта, может, и тебе бы преподнес парочку сюрпризов. Даже если бы я не доверял предупреждениям Гвен, я бы все равно не был уверен, что мы можем победить его, особенно в компании Стаула и Берни.

— Ты мне так ничего и не объяснишь, да?

— А так интереснее! Тебе будет чем заняться. Попробуй угадать, а я поразвлекаюсь, глядя на твои мучительные раздумья. Только мой тебе совет: особо не тяни. Жить Транику осталось недолго.

Вернувшись из города, Уэсли поднялся по трапу и обратился к команде:

— Мне нужны добровольцы, чтобы сопровождать меня, куратора Траника, господина Буларда, доктора Леви и матросов Стаула и Дефо на материк. Мы отправимся в глубь калианских джунглей. Путешествие сопряжено с определенным риском, и я не стану приказывать тем, кто не хочет идти, следовать за мной. Те, кто предпочтет отказаться, останутся на корабле. Когда вернусь, мы отправимся домой, и по возвращении вы получите свои деньги.

— Куда именно в джунгли вы направляетесь, господин Уэсли? — спросил Бэннер.

— Я должен доставить письмо Эрандабону Гайлу, который, как мне сообщили, является довольно знаменитым военачальником в этих краях. Я встретился с господином Дилладрумом, который ожидал нашего прибытия и уже подготовил караван, который будет сопровождать нас. Однако крепость Гайла находится глубоко в джунглях. Возможны столкновения с ба ран газель. Итак, кто со мной?

Адриану, одним из первых поднявшему руку, показалось странным, что он не в меньшинстве. Его совсем не удивило желание Уайатта и По присоединиться к экспедиции, но добровольцами, последовав примеру прочих, вызвались даже Джейкоб и Грэди. Не выказали желания только Григ и Бэннер.

— Ясно, — не без удивления произнес Уэсли. — Что ж, Бэннер, оставляю корабль на вас.

— Что нам делать во время вашего отсутствия, сэр? — спросил Бэннер.

— Ничего, — ответил Уэсли. — Просто оставайтесь на корабле и не ходите в город. Не нарывайтесь на неприятности.

Бэннер радостно улыбнулся Григу.

— То есть мы можем просто дрыхнуть весь день, если захочется?

— Мне все равно, что вы делаете, лишь бы вы стерегли корабль и не ставили империю в неловкое положение.

Оба матроса едва сдерживали радость.

— Небось теперь жалеете, что вызвались тащиться в джунгли?

— Вы понимаете, что припасов в трюме осталось не более чем на неделю, да? — заметил Уайатт. — Так что придется вам потуже затянуть пояса.

Лицо Бэннера омрачилось.

— Но вы же постараетесь вернуться раньше?

Быстрым шагом Уэсли повел отряд в город, зорко приглядывая за строем. Единственным, кто никак не поспевал за ними, был старик Антун Булард, однако виной тому был скорее его преклонный возраст, нежели полученные во время бегства с горящего корабля раны, оказавшиеся всего лишь легкими царапинами.

Вдоль мощеных улиц Дагастана, ведущих от гавани к центральной площади, пестрели сотни шатров и лавок с навесами ярчайших расцветок. Туда-сюда сновали толпы народу. Торговцы кричали и размахивали флагами с незнакомыми символами. Кое-где в тени навесов старики курили трубки, а полуодетые женщины с прикрытыми вуалью лицами, стоя на возвышениях, медленно, соблазнительно кружились под бой десятков барабанов, звон бубнов и удары тарелок. Вокруг кипела столь бурная жизнь, что невозможно было сосредоточить внимание на чем-то одном. Взгляд притягивали ослепительные цвета, соблазнительные движения, воздух был напоен пьянящими ароматами, с разных сторон неслась волнующая музыка. Завороженные ярким зрелищем матросы строем маршировали за господином Уэсли на встречу с обещанным проводником, который вместе с готовым к путешествию караваном уже ждал их на мощеной улице неподалеку от главного городского базара.

Дилладрум был похож на толстого нищего. На выцветшей ткани его похожего на халат плаща и широких штанов виднелись неряшливо поставленные заплаты. Из-под бесформенной войлочной шляпы выбивались длинные грязные пряди волос, всем своим видом будто возражая против столь дурного с ними обращения. В спутанной бороде, такой же неухоженной, торчали клочья засохшей травы. У него было смуглое лицо и желтые зубы, но живые блестящие глаза. Он стоял на обочине дороги возле вереницы странного вида животных, похожих на маленьких косматых лошадей, нагруженных тюками и связанных друг с другом ремнями. Рядом стояли помощники Дилладрума — шестеро невысоких полуобнаженных мужчин. На них были только мешковатые набедренные повязки из льна и ожерелья из разноцветных камней, которые при каждом движении постукивали друг о друга. Как и сам Дилладрум, они широко улыбнулись, приветствуя моряков.

— Добро пожаловать, господа, добро пожаловать! — радушно обратился он к морякам. — Я Дилладрум, ваш проводник. Прежде чем покинуть наш прекрасный город, возможно, вам потребуется время, чтобы заглянуть в наши великолепные лавки? По уговору я и мои друзья из племени винту предоставим вам пищу, воду и шатры для ночлега, но путь нас ожидает неблизкий, а на базаре можно приобрести все, что сделает ваше путешествие много приятнее. Вы можете выбрать хорошее вино или напиток покрепче или, возможно, миловидную рабыню, чтобы скрасить стоянку.

Несколько пар глаз с интересом устремились в сторону лавок, увешанных десятками разноцветных вывесок на незнакомом языке. Играла музыка — сочетание странных резких звуков струнных и труб. Адриан уловил запах ягненка с пряностями — здесь, насколько он помнил, это было любимое кушанье.

— Мы отправимся прямо сейчас, — ответил Уэсли громче, чем требовалось, чтобы его услышал Дилладрум.

Проводник печально пожал плечами.

— Как пожелаете, добрый господин.

Он махнул рукой наемникам из племени винту, и те, издавая лающие крики, длинными прутами погнали животных вперед.

В этот момент один из них заметил Адриана и остановился как вкопанный, пристально разглядывая его, но Дилладрум, крикнув, велел наемнику возвращаться к работе.

— Что это с ним? — спросил Ройс. Адриан пожал плечами, но Ройса такое объяснение явно не удовлетворило. — Сколько лет ты здесь провел… пять? С тобой здесь что-нибудь произошло? Не хочешь поделиться?

— Конечно, хочу, — ехидно улыбнувшись, ответил Адриан. — Как только ты расскажешь, как сбежал из тюрьмы Манзант и почему не стал убивать Амброуза Мура…

— Ладно, прости, что спросил…

— Я был молод и глуп, — сказал Адриан. — Одно могу тебе сказать: Уэсли прав — в джунглях и в самом деле очень опасно. С Гайлом надо быть поосторожнее.

— Ты с ним знаком?

— Я знаком почти со всеми военачальниками Гур Эм, но уверен, что меня все они уже давно забыли.

Словно услышав его слова, наемник из каравана оглянулся и снова посмотрел на Адриана.

— Все дороги из Дагастана в глубь материка идут вверх, — говорил Дилладрум, ведя отряд по узкой земляной дорожке, бежавшей по крестьянским землям, испещренным круглыми хижинами из соломы. — Мир везде таков, не так ли? От моря всегда приходится идти в гору. Поэтому отправляться в путь всегда трудно, зато возвращаться гораздо приятнее.

Они шли по двое: Уэсли и Дилладрум, Уайатт и По, Ройс и Адриан впереди, а компания Траника следовала позади, за винту и животными. Ройсу и Адриану не очень нравилось, что Траник находится у них за спиной, но это было лучше, чем постоянно терпеть его присутствие рядом. Несмотря на свою полноту, Дилладрум шел быстрым пружинистым шагом, уверенным движением выбрасывая вперед выбеленную трость. Он опустил поля своей бесформенной шляпы, чтобы заслониться от солнца, и выглядел в ней еще смешнее, но Адриан уже не раз пожалел, что у него самого нет такой дурацкой на вид шляпы.

— Господин Дилладрум, какие точно указания вам были даны на наш счет? — полюбопытствовал Уэсли.

— Согласно уговору, я должен доставить офицеров, груз и экипаж «Изумрудной бури» во Дворец Четырех Ветров в Дур-Гуроне.

— Это замок Эрандабона Гайла?

— Да, крепость Пантеры Дур-Гурона.

— Пантеры? — удивился Уайатт.

Дилладрум усмехнулся.

— Так винту зовут этого военачальника. Они очень примитивный народ, но, как видите, очень работящий. Пантера — легенда среди них.

— Герой? — уточнил Уэсли.

— Пантера не может быть ничьим героем. Пантера — это большая кошка, которая скрывается в джунглях. Те, кто ищет ее, находят лишь призрак. Для тех, на кого она охотится, она смертельна, но для тех, кто ей безразличен, она просто является существом, достойным уважения. Пантере Дур-Гурона нет дела до винту, но до них доходят истории о его храбрости, жестокости и хитрости.

— Вы сам не из винту?

— Нет. Я эрбонец. Эрбон — это местность на северо-востоке, недалеко от Мандалина.

— А тенкины? — спросил Уэсли. — Военачальник — один из них?

Дилладрум помрачнел.

— Да, да. Тенкины в этих джунглях повсюду. — Он махнул рукой вперед, в сторону горизонта. — Среди них встречаются разные племена, некоторые вполне миролюбивы, другие — нет. Но вам не о чем беспокоиться, я и мои винту знаем безопасную дорогу. Мы пройдем через одну тенкинскую деревню, но тамошние жители хорошо нас знают и всегда встречают по-доброму. Они как тот, кого вы зовете Стаулом, да? С их стороны нам ничто не угрожает.

Поднявшись выше, они оказались на обширной равнине, заросшей высокой травой, которая завораживающе колыхалась на ветру. С большого камня они пытались осмотреть местность и ожидавший их путь, но увидели только покрытый лесом горный хребет. Незадолго до заката отряд остановился на ночлег. Дилладрум едва ли перекинулся с винту парой слов, но наемники тут же стали воздвигать украшенные геометрическим орнаментом палатки с аккуратными навесами. Каждому была выделена постель, небольшой табурет, а также одеяла и подушки.

От ужина, приготовленного в больших горшках на открытом огне, даже у Адриана заслезились глаза, настолько он был острым. После долгих недель, проведенных на похлебке из свинины, еда показалась очень вкусной и сытной. Винту по очереди развлекали гостей. Одни играли на струнных инструментах, напоминавших лютню, другие танцевали, третьи исполняли ритмичные баллады. Адриан не понимал слов, но мелодия была красивой. Постепенно ночную тишину наполнили звуки диких зверей. В темноте вой и рычание казались более страшными и громкими, чем при свете дня, и всегда раздавались слишком близко.

На третий день пути ландшафт начал меняться. Равнины потянулись вверх, чаще попадались деревья. Казавшийся таким далеким лес вдруг встал на пути, и вскоре они оказались под сенью высоких деревьев с толстыми узловатыми корнями, торчавшими из земли, словно старческие пальцы. Поначалу путники были рады скрыться под буйной листвой от палящего солнца, но постепенно тропа стала крутой, каменистой, и идти по ней было трудно. Однако совсем скоро они поднялись на вершину хребта и пошли косо под гору. По другую сторону хребта растительность сильно изменилась. Трава стала гуще и приобрела более темный сочный цвет. Со всех сторон дорогу обступили крупные листья, лианы, заросли ползучих растений и трава, напоминавшая острые иглы. Винту то и дело уходили вперед, чтобы расчистить путь.

На следующий день пошел дождь, который то обрушивался настоящим ливнем, то переходил в едва ощутимую изморось, но ни на минуту не прекращался.

— Тебе не кажется, что они всегда всем довольны? — заметил Адриан, когда они с Ройсом сидели под навесом возле своей палатки, наблюдая, как винту готовят ужин. — Что в страшную жару, что в проливной дождь… Им, похоже, все равно.

— Теперь тебе пришло в голову, что мы должны стать винту? — спросил Ройс. — Не думаю, что можно просто подать прошение о вступлении в их племя. Для этого надо в нем родиться.

— Вы о чем? — спросил Уайатт, выходя из палатки, в которой они жили втроем, и вытирая платком только что выбритое лицо.

— Да так, размышляю о винту и о том, как, наверное, хорошо жить такой простой жизнью и тихо ею наслаждаться, — объяснил Адриан.

— Да с чего ты взял, что они всем довольны? — спросил Ройс. — Я не раз замечал, что если человек все время улыбается, значит, он что-то скрывает. Эти винту наверняка несчастны — нищета вынудила их стать рабами и потворствовать прихотям богатых чужестранцев. Уверен, они точно так же будут улыбаться, перерезая нам глотки, чтобы не таскать тюки Дилладрума.

— По-моему, ты слишком долго был вдали от Гвен. Опять начинаешь говорить, как прежний Ройс.

Возле дальних палаток они заметили Стаула, Траника и Дефо. Стаул помахал им и улыбнулся.

— Вот видишь? Что я тебе говорил? Какая приветливая улыбка, — заметил Ройс.

— Веселая компания, не так ли? — пробормотал Адриан.

— Да, именно компания, — задумчиво кивнул Ройс. — Спрашивается, зачем куратору церкви Нифрона, воину-тенкину, врачу, вору и… кто там у нас Булард? — вместе тащиться в калианские джунгли и встречаться с тенкинским военачальником? И вообще, кто такой этот Булард?

Уайатт и Адриан одновременно пожали плечами.

— Странно, не правда ли? Мы провели несколько недель на одном корабле, но ничего не знаем об этом человеке, кроме того, что он выглядит так, будто десятилетиями не видел солнца. Может, если мы выясним, что он за птица, то найдем связь между остальными и этим господином Эрандабоном.

— Булард делит палатку с Берни, — заметил Адриан.

— Адриан, иди поболтай с Булардом, — сказал Ройс. — Я отвлеку Берни.

— А мне что делать? — спросил Уайатт.

— Поговори с Дернингом и Грэди. Похоже, они не так связаны с остальными, как я сначала подумал. Выясни, почему они вызвались добровольцами.

Винту раздали ужин. Матросы «Бури» ели, сидя на предоставленных винту табуретах. Ужин состоял из мяса, похожего на мелко нарезанную свинину, и необычных овощей в густом горячем соусе, от которого щипало язык.

Стемнело. После ужина все потихоньку стали расходиться по палаткам. Антун Булард сразу удалился к себе. На корабле он тоже почти не выходил из своей каюты. В палатке Буларда и Берни мерцал огонь, и по матерчатым стенам скользили их огромные тени. Спустя какое-то время из палатки вышел Берни, и Ройс тотчас устремился за ним.

— Как делишки, Берни? — приветствовал его Ройс. — На прогулку собрался?

— Вообще-то хотел найти место, чтобы облегчиться.

— Прекрасно, я с тобой.

— Со мной? — нервно спросил матрос.

— Я неоднократно облегчал людям жизнь. — Ройс приобнял Берни за плечо и подтолкнул подальше от палаток. Берни вздрогнул. — Какие мы нервные, — ухмыльнулся Ройс.

— А ты считаешь, у меня нет для этого повода?

Ройс улыбнулся и кивнул.

— Действительно! Честное слово, до сих пор не могу понять, о чем ты только думал, размахивая ножом у меня за спиной!

Они отошли довольно далеко от палаток, освещаемых светом костров, и углубились в темноту леса, но Ройс по-прежнему подталкивал его вперед.

— Это была не моя затея. Я просто выполнял приказ. Неужели ты думаешь, что я не знаю…

— Чей приказ?

Берни мгновение помедлил.

— Траника, — сказал он и торопливо прибавил: — Но он хотел, чтобы тебя только немного потрепали. Не убили, а так, слегка порезали.

— Зачем?

— Клянусь, не знаю.

Они остановились в гуще темных деревьев. Громко заквакали лягушки, словно недовольные присутствием посторонних. Вдалеке мерцал свет костров.

— Не хочешь мне поведать, что ты тут делаешь?

Берни нахмурился.

— Ты же знаешь, я не стану этого делать, даже чтобы спасти себе жизнь. Это того не стоит.

— Тем не менее ты рассказал мне про Траника.

— Не нравится мне этот Траник.

— Значит, боишься ты не его. А кого же? Меррика?

— Меррика? — Берни выглядел по-настоящему озадаченным. — Послушай, я никогда не винил тебя в смерти Нефрит или в войне, которую ты развязал с «Алмазом». Меррику не следовало предавать тебя, не выслушав обе стороны.

Ройс сделал шаг вперед. Он был уверен, что в темноте, среди густой листвы, Берни его почти не видит. Зато сам он мог разглядеть каждую морщинку на лице Берни.

— Что задумал Меррик?

— Я не видел Меррика уже много лет.

Ройс достал кинжал, намеренно сделав так, чтобы лезвие лязгнуло как можно громче.

— Значит, ты его не видел. Ладно. Но ты на него работаешь. Или на кого-то, кто работает на него. Я хочу знать, где он и что задумал, и ты мне все расскажешь.

Берни покачал головой.

— Я… я правда ничего не знаю о Мариусе и о том, чем он сейчас занимается.

Ройс помедлил. Каждая черточка на лице Берни подтверждала, что он говорит правду.

— Что это у нас здесь? — вдруг совсем рядом раздался голос Траника. — Тайная встреча? Далековато вы ушли от нашей стоянки, господа.

Ройс повернулся и увидел Траника и Стаула. Стаул нес факел, а Траник держал в руке арбалет.

— Небезопасно так удаляться от друзей, или ты об этом не подумал, Ройс? — сказал Траник и выстрелил Ройсу прямо в сердце.

— Господин Булард? — спросил Адриан, заглядывая в палатку.

— Гмм? — Антун поднял голову. Лежа на животе, он писал что-то ощипанным пером, от которого остался лишь небольшой кусочек. Сдвинув очки на самый кончик носа, он с любопытством посмотрел на Адриана. — Да-да, это я.

Старик был не просто бледным — он был белым как мел. Белизной своих волос и лица он напомнил Адриану яйцо, столь же бесцветное и хрупкое.

— Я хотел представиться. — Адриан зашел в палатку. — Мы с вами столько времени провели в море, а по-настоящему так и не познакомились. Думаю, это не очень правильно. Вы так не считаете?

— Ну, я… Напомните-ка мне еще разок, кто вы?

— Адриан. Я был коком на «Изумрудной буре».

— Что ж, Адриан, не хотелось бы вас огорчать, но ваша стряпня на судне не очень-то мне нравилась. Может, будь там поменьше соли и побольше вина, это бы ее улучшило. Хотя, должен признаться, нынешняя богатая трапеза мне тоже не в радость, — сказал Булард, указывая на недоеденное мясо. — Слишком уж я стар для такого обильного угощения. У меня от него болит живот.

— Что вы пишете?

— Ах, это? Да так, заметки. Видите ли, ум у меня уже не тот, что прежде. Скоро совсем все забуду, и что мне тогда останется? Историк, который имени своего вспомнить не может. А ведь и правда до этого может дойти, знаете ли. Если я подольше задержусь на этом свете. Берни меня успокаивает, говорит, что я не переживу этого путешествия. Наверное, он прав. Все-таки он разбирается в таких вещах.

— Правда? И что это за вещи?

— Исследование пещер, конечно же. Мне сказали, Берни давно этим занимается. Мы с ним отлично дополняем друг друга. Он раскапывает прошлое, а я все записываю, если можно так выразиться.

Антун усмехнулся и закашлялся. Адриан налил ему воды. Тот с благодарностью принял ее.

Когда старик пришел в себя, Адриан спросил:

— Вы когда-нибудь слышали о человеке по имени Меррик Мариус?

Булард покачал головой.

— Разве что слышал, а потом забыл. Это был король или, может, герой?

— Нет, вообще-то я думал, это он вас сюда направил.

— О нет! Задание нам дал сам патриарх, хотя куратор Траник мне почти ничего не рассказал. Вы только не подумайте, что я жалуюсь. Разве часто священнику ордена Марибора выдается возможность сослужить службу патриарху? Могу даже точно вам сказать — всего-то дважды. В первый раз — когда я был совсем молод, а теперь вот, когда одной ногой стою в могиле.

— Я думал, вы историк. А вы еще и священник?

— Ну, я не очень похож на служителя церкви, правда? Я знаю. Моим призванием всегда было перо, а не паства и проповеди.

— Так вы писали книги?

— О да, моим лучшим сочинением до сих пор считается «История Апеладорна», которую я, конечно же, вынужден постоянно дополнять.

— Я знаю одного монаха в монастыре Уиндс, который бы с радостью с вами встретился.

— Это где-то на севере, в Меленгаре? Я там как-то был проездом, лет двадцать назад. — Антун задумчиво покивал головой. — Народ там очень дружелюбный. Если я правильно помню, они спасли мне жизнь.

— Значит, вы здесь, чтобы записывать увиденное?

— О нет, я просто пока этим занимаюсь. Как вы понимаете, я нечасто выбираюсь из дома. По большей части работаю в библиотеках и душных хранилищах, читаю старые книги. Прежде чем отправиться в это чудесное путешествие, я был в Тур Дель Фуре. У меня появилась прекрасная возможность записать все, что я увижу своими глазами. Патриарх знает о моем исследовании древней имперской истории, и поэтому я здесь. Я вроде как живое олицетворение собственных книг. Они, наверное, считают, что если задать мне правильные вопросы, я, как оракул, выдам правильные ответы.

Адриан как раз собирался задать следующий вопрос, когда в палатку вдруг заглянули Грэди и По.

— Адриан, — позвал его По.

— Ну надо же, сегодня моя палатка прямо-таки в центре внимания, — заметил Антун.

— Я сейчас немножко занят, — сказал Адриан. — Подождете?

— Думаю, нет. Траник и Стаул только что направились за Ройсом и Берни в джунгли.

Ройс услышал щелчок затвора и начал отклоняться еще до того, как свист струны дал понять, что болт пущен. Но все же он не мог двигаться быстрее летящей стрелы. Металлическое древко пронзило навылет бок под ребрами. От удара он подался назад, рухнув от боли на землю.

— Как хорошо, что мы нашли вас, Берни, — сказал Траник изумленному вору, отойдя от тела Ройса. — Он бы вас убил. Разве не этим, по вашим словам, занимаются чистильщики? Ну что, вы теперь убедились, что, вопреки вашим опасениям, я сумею вас защитить?

— Вы могли попасть в меня! — огрызнулся Берни.

— К чему все эти трагические восклицания? Вы ведь живы, разве не так? Кроме того, я слышал ваш разговор. Быстро же вы меня выдали! В моей деятельности отсутствие веры — страшный грех.

— Зато в моей оно часто бывает оправдано, — рявкнул Берни.

— Возвращайтесь в лагерь, пока никто не заметил вашего отсутствия.

Берни заворчал и пошел обратно по тропе. Траник проследил за ним взглядом.

— Возможно, нам придется что-нибудь с ним сделать, — сказал куратор тенкину. — Как странно, что вы, мой друг-язычник, в этом деле оказались самым верным моим союзником.

— Берни слишком много думает, а я… Я просто жадный, а значит, надежный. Мы оставим тело здесь?

— Нет, это слишком близко к дороге, по которой мы завтра отправимся в путь, и я не думаю, что звери сожрут его до того, как мы свернем лагерь. Оттащите его в сторону. Нескольких ярдов вполне хватит.

— Ройс? — крикнул Адриан позади них на тропе.

— Быстрее, болван! Они идут сюда!

Стаул воткнул факел в землю, поднял Ройса и бросился в джунгли, однако, пробежав совсем немного, вдруг остановился и выругался.

Ройс еще дышал.

— Izuto! — прошипел тенкин, доставая кинжал.

— Слишком поздно, — прошептал Ройс.

Адриан бросился в ту сторону, куда ушел Ройс. Впереди он заметил свет факела и побежал к нему. За ним следовали Уайатт, По, Грэди и Дернинг.

— Там все в крови, — крикнул Адриан, добравшись до врытого в землю горящего факела. — Ройс!

— Разойдитесь! — скомандовал Уайатт. — Осмотрите траву, ищите еще следы крови.

— Сюда! — крикнул Дернинг, пробираясь через высокий папоротник. — Идите вперед! Здесь двое, Стаул и Ройс!

Адриан прорубил путь сквозь густые заросли к тому месту, куда звал Дернинг. Ройс тяжело дышал, держась за окровавленный бок. Он был бледен, но глаза были ясными и сосредоточенными.

— Как ты, дружище? — спросил Адриан, опускаясь на колени и осторожно просовывая руку под спину товарища.

Ройс промолчал. Стиснув зубы, он дышал с таким трудом, что при каждом вздохе у него раздувались щеки.

— Уайатт, возьми его за ноги, — велел Адриан. — Теперь давай тихонько приподнимем его. По, иди вперед с факелом.

— А как быть со Стаулом? — спросил Дернинг.

— А что с ним? — Адриан посмотрел на могучего тенкина с перерезанным от уха до уха горлом.

Когда они вернулись в лагерь, Уэсли приказал отнести Ройса к себе в палатку. Она была самой большой и изначально предназначалась для капитана Сьюарда. Он хотел было послать По за доктором Леви, но Адриан не позволил, что немного удивило Уэсли, но поскольку Адриан был лучшим другом Ройса, новый капитан не стал настаивать. Винту оказались на удивление умелыми в вопросах врачевания. Под присмотром Адриана они промыли и забинтовали рану.

Стрела, нацеленная Ройсу в сердце, прошла мимо, оставив небольшое сквозное отверстие. Он потерял много крови, но внутренние органы и все кости были целы. Винту без труда закрыли маленькую входную рану. Выходное отверстие было побольше, и, чтобы остановить кровотечение, понадобилась дюжина бинтов и много воды. Наконец Ройс спокойно заснул.

— Почему меня не поставили в известность? Я все-таки врач, великий Марибор!

Адриан вышел из палатки и увидел, как Леви спорит с Уайаттом, По, Грэди и Дернингом, которые, по просьбе Адриана, стерегли вход.

— А, доктор Леви, вас-то я и хотел видеть, — обратился к нему Адриан. — Где ваш господин? Где Траник?

Леви не пришлось отвечать, поскольку Траник шел к ним с другой стороны лагеря вместе с Уэсли и Берни.

При их приближении Адриан обнажил меч.

— Опустите оружие! — приказал Уэсли.

— Этот человек только что чуть не убил Ройса, — заявил Адриан, указывая на Траника.

— Он утверждает иное, — ответил Уэсли. — По его словам, матрос Мельборн напал на матроса Стаула и убил его, чтобы избежать обвинений в смерти матроса Дрю. Господин Траник и матрос Дефо утверждают, что были тому свидетелями.

— Мы ничего не утверждаем. Мы это видели своими глазами, — холодно сказал Траник.

— И как же, по-вашему, это произошло? — спросил Адриан.

— Стаул сказал Ройсу, что готов предоставить Уэсли доказательства. Ройс предупредил его, что в таком случае тот не доживет до рассвета. Затем, когда Стаул повернулся, чтобы идти обратно в лагерь, Ройс набросился на него со спины и перерезал ему горло. Мы с Берни ожидали от него подобного коварства, но не смогли убедить Стаула не связываться с этим негодяем. Поэтому мы пошли за ним. Для защиты я взял одолженный у господина Дилладрума арбалет. Я стрелял в целях самозащиты.

— Он лжет! — заявил Адриан.

— А вы там были? — спросил Траник. — Вы видели, как все произошло? Странно, что-то я вас там не заметил.

— Ройс ушел вместе с Берни, а не со Стаулом, — сказал Адриан.

Траник рассмеялся.

— И это все, что вы можете придумать, чтобы спасти друга от петли? Скажите тогда уж, что Стаул просто так напал на него. Или, может, это был я?

— Я тоже видел, как Ройс уходил с Берни, а Траник и Стаул последовали за ними, — вставил Уайатт.

— Это ложь! — ответил Берни, убедительно изображая обиду. — Я видел, как Ройс ушел со Стаулом. Мы с Траником пошли следом. Я работал с Ройсом на марсе и был там в ночь, когда погиб Эдгар Дрю. Возле него был только Ройс. Они повздорили. Вы все видели, какой он ловкий. У Дрю не было шансов удержаться.

— Почему ты не доложил об этом капитану? — спросил Дернинг.

— Я докладывал, — сказал Берни. — Но поскольку я не видел своими глазами, как он толкнул беднягу Дрю, капитан отказался что-либо предпринимать.

— Как удобно складывается, что капитан Сьюард мертв и не может это подтвердить, — заметил Уайатт.

Траник покачал головой. Губы его растянулись в жалостливой улыбке.

— Ну же, Уэсли, неужели вы действительно больше доверяете пирату и коку, а не куратору церкви Нифрона?

— Ваша честь, — поворачиваясь к Транику, холодно произнес Уэсли. — Вы должны обращаться ко мне «господин Уэсли» или «сэр». Понятно? — Траник помрачнел. — И я сам решу, кому верить. Как бы то ни было, мне хорошо известно, что вы проявляете враждебность к матросу Мельборну. Мичман Берил пытался уговорить меня выдвинуть против него ложные обвинения. Что ж, сэр, я не поддался угрозам Берила, и будь я проклят, если испугаюсь вашего звания.

— Проклят — это очень подходящее слово, господин Уэсли.

— Куратор Траник, — рявкнул Уэсли, — учтите, что если с матросом Мельборном еще раз что-то случится при столь же подозрительных обстоятельствах, вы за это ответите и будете казнены. Я понятно выражаюсь?

— Вы не посмеете поднять руку на офицера патриарха! Ни один король в Аврине — даже сами регенты — не посмеет выступить против меня. О казни следует подумать вам, а не мне!

Уайатт, Грэди и Дернинг обнажили мечи, Адриан сделал шаг ближе к Транику.

— Господа, опустите оружие! — воскликнул Уэсли. Услышав приказ, они остановились. — Вы совершенно правы, куратор Траник. Ваше положение влияет на мое к вам отношение. Будь вы обычным матросом, я бы давно высек вас за неуважение. Мне отлично известно, что по возвращении в Аквесту вы можете разрушить мою карьеру или даже потребовать для меня тюремного заключения или повешения. Однако позвольте напомнить, сэр, что до Аквесты путь долгий, а покойник ничего не может требовать. Соответственно, в моих же интересах казнить вас прямо сейчас. Никто не усомнится в правдивости моих слов, если я доложу, что вы и матрос Дефо пропали в джунглях.

Берни выглядел испуганным и осторожно отодвинулся от Траника.

— А я-то считал, что могу полагаться на знаменитый кодекс чести вашей семьи, — насмешливо заметил Траник.

— Можете, господин куратор. Поскольку это единственное, благодаря чему вы все еще живы. Но вы также не должны забывать о моем обещании казнить вас, если снова станете угрожать матросу Мельборну. Ясно?

Траник был в ярости, но промолчал. Он просто повернулся и ушел. Берни последовал за ним.

Уэсли громко выдохнул и разгладил сюртук.

— Как Ройс? — спросил он Адриана.

— Сейчас спит, сэр. Он очень слаб, но, думаю, быстро поправится. Спасибо вам, сэр.

— За что? — ответил Уэсли. — Старшина Блэкуотер, я должен выполнить задание и не могу допустить, чтобы члены моей команды поубивали друг друга. Матросы Дернинг и Грэди, возьмите с собой еще кого-нибудь и принесите тело господина Стаула обратно в лагерь. Не будем оставлять его на корм зверью в этих жутких джунглях.

Глава 15 ПОИСК

— Мне кажется, я его видела.

Голос разбудил Аристу. В первое мгновение она не поняла, где находится. Повернувшись, принцесса увидела Трейс. В тонкой ночной сорочке, трепетавшей на сквозняке, с распущенными волосами, императрица стояла возле открытого окна, устремив взгляд в темный ночной двор.

Прошло около недели с того дня, как Джеральд привел Аристу в покои императрицы, и принцесса считала это добрым знаком — вероятно, она на верной тропе. Если бы судьба могла говорить, это, несомненно, звучало бы именно так.

Трейс обеспечила ей полную безопасность и оберегала, словно мать новорожденного младенца. За дверью всегда стояла стража, теперь двое, и им было строго приказано никого не пускать без разрешения императрицы. В спальню допускались только Амилия и Нимбус, и даже они всегда стучались. По просьбе Трейс Нимбус передавал послания Хилфреду.

В ночной сорочке Трейс выглядела почти такой, какой Ариста помнила ее в Дальгрене, но что-то в ней изменилось — появилась какая-то непреходящая тоска, для выражения которой, однако, ей недоставало страсти, обычных человеческих чувств. Она могла часами молчать, смотря в пустоту невидящими глазами, а когда заговаривала, слова звучали невыразительно и были лишены всякого чувства. Она никогда не смеялась, не плакала, не улыбалась. Казалось, бойкая, отчаянная крестьянская девчонка и в самом деле благополучно превратилась в истинную императрицу, безмятежную и бесстрастную. Но какой ценой?

— Была поздняя ночь, как сейчас, — сказала Трейс, не отрывая взгляда от окна. Ее голос казался отстраненным, словно она пребывала в трансе. — Мне снился сон, но меня разбудил какой-то скрип. Я подошла к окну и увидела их. Они были во дворе. Люди с факелами, не меньше дюжины, ввезли закрытый фургон. Это были рыцари в черно-красных доспехах, как те, которых мы видели в Дальгрене. Они говорили о человеке в фургоне так, словно это было чудовище, и хотя он был закован в цепи, они явно его боялись. После того, как его увели, фургон снова вывезли со двора. — Трейс повернулась к Аристе. — Я только сейчас поняла, что это был не сон. Мне ведь все время снятся страшные сны.

— Давно это было?

— Три месяца назад, может, больше…

Ариста села, дрожа от холода. Огонь в камине давно погас, а каменные стены никак не удерживали тепло. Окно снова было распахнуто настежь. Трейс настаивала на этом независимо от времени суток или погоды. Не словами — говорила она редко. Но каждый раз, когда Ариста закрывала окно, девушка вновь его открывала.

— Примерно тогда Гонт и исчез. Больше ты ничего об этом пленнике не слышала?

— Нет. Хотя, если сидеть очень тихо, столько всего можно услышать.

— Трейс, возвращайся…

Модина неожиданно повернула голову, и Ариста замолчала, заметив, как изменилось выражение лица девушки.

— Меня никто больше так не называет.

— Жаль. Мне всегда нравилось это имя.

— Мне тоже.

— Возвращайся в постель. Подхватишь насморк.

Трейс подошла к ней, глядя на стену, где раньше висело зеркало.

— До Праздника Зимы мне понадобится новое зеркало.

Утром пришла Амилия вместе с гувернером Трейс, принеся завтрак и свежие новости. Нимбус, как всегда, был весел и энергичен, глаза его сверкали, он галантно поклонился обеим девушкам. Амилия отказывалась оказывать Аристе такую честь. Верховная наставница императрицы выглядела изможденной, под глазами залегли темные круги, которые с каждым днем становились все отчетливее. Стиснув зубы и сжав кулаки, она мрачно смотрела на Аристу, которая ела завтрак, сидя на кровати Трейс. Несмотря на столь откровенно выказываемое презрение, Аристе она была симпатична. За нескрываемой неприязнью наставницы принцесса видела ее безграничную преданность императрице и желание любой ценой защитить свою подопечную — качества, всегда отличавшие Хилфреда.

— Меленгарскую ведьму перестали искать, — доложила Амилия, холодно глядя на Аристу. — Полагают, что она отправилась в Меленгар или Ратибор. Улицы все еще патрулируют, но никто уже не надеется ее найти.

— Удалось ли что-нибудь выяснить о возможном местонахождении Дегана Гонта? — спросила Ариста.

Амилия бросила взгляд на стоявшего возле двери Нимбуса, и тот подошел ближе.

— Я досконально изучил архивы, — начал гувернер, — но не нашел ничего определенного. Во времена древней империи на месте Аквесты находился город под названием Риониллион, а на месте нынешнего дворца располагалось некое важное здание. Прелюбопытнейший факт: в нескольких документах оно значится как темница. Но здание было уничтожено в ранний период гражданских войн, последовавших за смертью последнего императора. Позднее, в 2453 году, Гленморган Первый построил здесь крепость, чтобы обороняться от повстанцев. Именно в ней мы сейчас и находимся. История умалчивает о подземельях, что мне видится весьма странным, поскольку Гленморгану необходима была темница для содержания бунтовщиков. Я тщательно обыскал почти весь дворец, опросил горничных, изучил старые карты и планы, но не нашел ни единого о ней упоминания.

— Где в Аквесте держат преступников? — спросила Ариста.

— В городе есть тюрьмы для мелких правонарушителей, а также Уоррикская тюрьма в Уайтхеде, куда отправляют более опасных преступников, но не приговоренных к смертной казни. А для людей, обвиняемых в самых страшных злодеяниях, конечно же, существует печально знаменитая тюрьма Манзант и соляная шахта в Мараноне.

— Может, Гонта держат вовсе не в тюрьме и не в подземелье, — сказала Ариста. — Вдруг это просто какая-нибудь тайная комната?

— Полагаю, что смогу расспросить об этом.

— Что с тобой, Амилия? — спросила Трейс, заметив задумчивое выражение на лице наставницы.

— Что? Да нет, ничего… — Словно вырвавшись из каких-то раздумий, Амилия скривилась от негодования и снова взялась за свое. — Все это очень опасно. Задавать столько вопросов, проявлять неумеренное любопытство. И очень рискованно каждый день просить больше еды. Кто-нибудь непременно обратит на это внимание. Сальдур же не дурак…

— Но ведь сейчас ты думала не об этом, Амилия! О чем же? — повторила Трейс.

— Ни о чем.

— Амилия!

Наставница нахмурилась.

— Да просто… Несколько недель назад вы вспоминали о какой-то темной дыре…

— Думаешь, я была там… в этом подземелье?

— Модина, не надо! Не думайте об этом, — попросила Амилия. — Вы слишком хрупкая.

— Я должна вспомнить. Если у меня получится…

— Вы ничего не должны! Эта женщина… Она пришла сюда… Ей нет до вас никакого дела! Ей нет дела до того, что может с вами случиться! Она думает только о себе. Вы и так уже сделали для нее более чем достаточно. Если вы отказываетесь выдать ее, позвольте мне хотя бы увести ее отсюда, подальше от вас. Мы с Нимбусом…

— Нет, — тихо сказала Трейс. — Мы нужны ей… а она нужна мне.

— Земля, — сказала Трейс и вздрогнула.

Ариста обернулась. Она как раз пыталась придумать, чем закончить очередное послание Хилфреду, когда Трейс вдруг заговорила. За все время, что прошло после ухода Амилии и Нимбуса, императрица молча стояла у открытого окна, и это было первое произнесенное ею слово.

— Мокро, холодно… страшно холодно, и голоса, я их помню… вопли и стенания мужчин и женщин, крики, плач и молитвы. Там было очень темно. — Трейс обхватила себя руками и принялась раскачиваться из стороны в сторону. — Плеск, я помню плеск в пустоте, скрип, резкий поворот и снова плеск. Иногда вдали эхом разносились голоса, откуда-то сверху, из тоннеля. Стены были каменные, дверь деревянная. Миска… да, каждый день была миска отвратительной похлебки, от которой дурно пахло. Еды было так мало…

Трейс раскачивалась все сильнее. Голос ее дрожал, дыхание прерывалось.

— Я слышала звуки ударов и плач, мужчины и женщины днем и ночью молили о пощаде. Потом я услышала новый голос, который присоединился к хору остальных, и поняла, что это мой собственный голос. Я убила свою семью. Я убила своего брата, его жену и малыша Гикори. Я уничтожила целую деревню. Я убила отца. Меня постигла кара.

Трейс заплакала.

Ариста подошла к ней, но от ее прикосновения девушка вздрогнула и отодвинулась. Она схватилась за стену и, всхлипывая, потерла камень руками, орошая все вокруг крупными слезами.

«Это она-то хрупкая?» — подумала Ариста. Удар, постигший Трейс, убил бы кого угодно. Что бы ни воображала Амилия, хрупкой Трейс не была. Но даже гранит расколется, если бить по нему огромным молотом.

— С тобой все в порядке? — спросила Ариста.

— Я все ищу что-то, но никак не могу найти. Я не понимаю, что это за звуки. Все такое знакомое, но… — Она замолчала и покачала головой. — Прости, я хотела тебе помочь. Я хотела…

— Ничего страшного, Трейс. Не переживай.

Императрица нахмурилась.

— Не надо называть меня этим именем. — Она подняла голову. — Трейс умерла.

Глава 16 ДЕРЕВНЯ

Казалось, наступили вечные сумерки. С трудом проникавший сквозь черные тучи скудный свет терялся в густых кронах деревьев. Все вокруг было окутано туманом, который все более сгущался, чем глубже они заходили в джунгли. Повсюду возвышались диковинные растения, стебли которых в обхвате были не меньше ноги человека, огромные листья пестрели замысловатыми узорами, яркими пятнами выделялись пурпурные, желтые и алые цветы. От всего этого буйства природы Адриан чувствовал себя крошечной букашкой, ползущей по гигантскому лесу.

Постоянно лил дождь. Капли падали на листья с громоподобным звуком, а раскаты грома походили на голос гневливого бога. Кругом была вода. Мокрая одежда, ставшая вдвое тяжелее, противно липла к телу, при каждом шаге сапоги издавали громкие чавкающие звуки и увязали в раскисшей земле. Кожа на руках сморщилась, словно у стариков.

Ройс ехал на гунгуане — так винту называли вьючных пони. Он пришел в сознание, но был еще очень слаб. После нападения на Ройса отряд не сразу двинулся в путь — Уэсли настоял на том, чтобы похоронить Стаула, заявив, что не позволит зверью полакомиться членом его команды, и велел рыть глубокую могилу. Никто не роптал, с трудом пробивая толстый слой мощных, переплетенных друг с другом корней. Адриан подозревал, что на самом деле Уэсли не шибко заботит судьба трупа Стаула, но подготовка к погребению дала Ройсу время на отдых, команда была занята делом, а Уэсли лишний раз показал преданность своим матросам. На ум Адриану снова пришла мысль о несомненном сходстве между молодым мичманом и его знаменитым братом.

Ройс закутался в плащ, опустив на лицо отяжелевший от дождя капюшон, и это не сулило Транику и Берни ничего хорошего. До сих пор Ройс играл роль послушного матроса, но Адриан знал, что теперь, когда вернулся плащ, а с головы исчез белый платок, игра окончена. Со дня нападения они почти не разговаривали, Ройсу было не до бесед, но Адриан был уверен, что его друг уже не менее дюжины раз представил себе убийство Траника, а между делом, для развлечения, и смерть Берни. Адриану уже доводилось видеть Ройса раненым, и кокон, в который он превращался в таком состоянии, прячась от мира, был ему хорошо знаком. Вот только, когда придет время, из этого кокона с капюшоном выпорхнет отнюдь не бабочка.

Траник, Дефо и Леви по-прежнему замыкали вереницу путешественников, мудро держась подальше от остальных, и Адриан часто замечал, как они о чем-то шепчутся. Во главе отряда шел Уэсли вместе с Дилладрумом, который демонстративно не поддерживал ни одну из сторон и предпочитал помалкивать, дабы какое-нибудь неосторожное слово не было воспринято как его личное мнение. Проводник, как всегда, был весел и в основном следил за тем, как исполняют свои обязанности наемники винту.

Во всей этой гнусной истории больше всего Адриана удивило поведение Дернинга. Он готов был поклясться, что в споре о виновности Ройса тот займет сторону Траника, однако вместо того, чтобы воспользоваться столь уязвимым положением своего корабельного врага, Дернинг пришел ему на помощь. Уайатту так и не удалось выяснить, почему он вызвался сопровождать отряд, но сейчас Адриан как никогда был уверен, что Дернинг никак не связан с шайкой Траника, к которой, вне всякого сомнения, имел какое-то отношение Антун Булард, но старик, в отличие от остальных, имел добродушный нрав, и держали его исключительно в качестве источника сведений. Проявив к нему и его занятиям интерес, Адриан обрел в лице Буларда лучшего друга.

— Вы только посмотрите! Да смотрите же сюда! — воскликнул Булард, указывая на висевший у них над головами невиданной красоты цветок. Теперь старик предпочитал идти рядом с Адрианом, чтобы по пути делиться своими впечатлениями и открытиями. — Великолепно, просто великолепно! Вы когда-нибудь видели что-либо подобное? Я-то уж точно не видел! Хотя, в общем-то, я много чего не видел…

Булард напоминал Адриану мокрого длинношерстного кота — под дождем его белые пушистые волосы опали, прежде развевавшаяся мантия облепила необычайно худое тело. Подняв руку, чтобы заслонить глаза от дождя, старик с любопытством осматривал деревья.

— Вот еще одна из этих замечательных птичек с длинным клювом, — радостно воскликнул историк. — Мне так нравится, как они порхают.

Адриан улыбнулся.

— Знаете, господин Булард, меня поражает даже не то, что вас не беспокоит дождь, а то, что вы будто и вовсе его не замечаете.

Булард нахмурился.

— Еще как беспокоит, друг мой! Мои бумаги в ужасном состоянии. Они слипаются, чернила текут, я не могу ничего записать, а мне, как я уже упоминал при нашей первой беседе, не стоит хранить воспоминания о столь удивительных вещах у себя в голове. Я уже начинаю сожалеть, что напрасно потратил столько времени в пыльных библиотеках и скрипториях. Не повторяйте моих ошибок, друг мой! Вы еще молоды. Послушайтесь моего совета: берите от жизни все что можно! Дышите полной грудью, пейте вино, целуйте девушек и всегда помните, что чужие рассказы и вполовину не так увлекательны, как события вашей собственной жизни. Признаюсь, когда я узнал о предстоящем путешествии, я… скажем так, несколько разволновался. Нет, скажу прямо: испугался. Вы, наверное, спросите, чего может бояться человек в моем возрасте. Отвечу: всего. Чем меньше вам осталось, тем больше вы цените жизнь. Я еще не готов умереть. Вы только посмотрите вокруг: ведь всего этого я никогда не видел.

— Зато вы видели лошадей и женщин, не так ли? — усмехнулся Адриан.

Булард с любопытством посмотрел на него.

— Я историк, а не монах.

Увлекшись беседой, Адриан едва не споткнулся.

— Понимаю, — продолжал старик, — что по мне уже не скажешь, но в молодости я был весьма недурен собой. И трижды был женат. Всех их, бедняжек, пережил, но до сих пор по ним скучаю, знаете ли. Их лица не стерлись из моей хрупкой, ненадежной памяти, и я сомневаюсь, что когда-либо это произойдет. Вы когда-нибудь бывали влюблены, Адриан?

— Не знаю… Не уверен. Как это определить?

— Любовь? Ну, это как возвращение домой.

Адриан задумался.

— О чем вы думаете? — спросил Булард.

Адриан покачал головой.

— Ни о чем.

— Друг мой, не кривите душой. Меня не обманешь! Вы о чем-то задумались. Мне можно довериться, я сохраню вашу тайну. Скорее всего, я о ней тотчас забуду, а если и нет — что ж, я старик в забытых богом джунглях и уж точно умру прежде, чем успею кому-либо рассказать.

Улыбнувшись, Адриан пожал плечами.

— Я просто думал о дожде.

Тропа стала шире. Их взорам открылся огромный водопад и дюжина тростниковых построек, сгрудившихся посреди небольшой поляны. Хижины с куполообразными крышами стояли на высоких деревянных сваях. Подняться в них можно было по шатким лесенкам или прочным ступенькам, в зависимости от размера хижины и, очевидно, состоятельности хозяина и назначения постройки. В самом центре поляны находился очаг, окруженный выкрашенными в разные цвета камнями и деревянными столбами, на которых висели шкуры животных, черепа и гирлянды из костей, бусин и длинных ярких перьев. Жители деревни были темноволосыми, темноглазыми, с шоколадной кожей, женщины носили шелковую, красиво расписанную одежду. Путники остановились. Вперед вышел только Дилладрум. Проводник направился к очагу, где его встретили старшие мужчины деревни, и они обменялись почтительными поклонами.

— Как вы думаете, кто эти люди? — спросил Булард.

— Тенкины, — ответил Адриан.

Булард удивленно поднял брови.

Адриан бывал прежде в таких деревнях, но не в этой. По полуострову были разбросаны сотни подобных поселений, как две капли воды похожих друг на друга. Развалины восточного Калиса были последними сохранившимися останками Старой империи. Несмотря на опустошительные гражданские войны на западе, в Калисе все еще развевались старые имперские флаги. Веками государство противостояло набегам орды газель. Однако время сослужило гоблинам хорошую службу. Остатки старого мира погибли, когда орда гоблинов прошла сквозь джунгли и захватила древнюю восточную столицу Урлинеус. Если бы не Гленморган Третий, они могли бы захватить весь Аврин.

В битве при Виланских холмах Гленморган Третий со своими рыцарями одержал победу над гоблинами. Газель отступили, но частично осели на материке. Вскоре после победы Гленморгана Третьего предали, и он так и не успел восстановить границы империи. Его дело перешло в руки менее блистательных мужей, которые перессорились, не поделив трофеи, и это отвлекло их от борьбы с газель. Урлинеус, последний великий город Старой империи, остался в руках гоблинов, и Калис уже никогда не был прежним.

Оказавшаяся изолированной восточная часть государства из последних сил боролась против растущего давления газель, однако захватившие власть короли-воины погрязли в междоусобных войнах, и некоторые из них, дабы сокрушить соперников, призвали на помощь газель. Постепенно связи укрепились, стерлись различия, и из этого непрочного союза родились тенкины — люди, принявшие обычаи, традиции и верования гоблинов. Калианцы обходили тенкинов стороной и вытеснили их глубже в джунгли, где те жили словно между молотом и наковальней.

Дилладрум вернулся к отряду.

— Эта деревня называется Удорро. Я неоднократно бывал здесь. Хотя это тенкины, они щедрые и дружелюбные люди. Я попросил их позволить нам провести здесь ночь. Завтра утром мы продолжим путь ко Дворцу Четырех Ветров. Дальше наше путешествие станет гораздо тяжелее и опаснее, вот почему нам необходим хороший отдых. Однако должен предупредить вас: пожалуйста, не делайте ничего, что могло бы оскорбить или вызвать недовольство этих людей. Они очень миролюбивы и обходительны, но, если их разозлить, могут стать крайне свирепыми.

Внешний вид тенкинов всегда производил на Адриана огромное впечатление. Стаул был не лучшим представителем своего народа, а жители этой деревни куда больше походили на тех, которых он помнил со времен своего здесь пребывания. У воинов-тенкинов были стройные, бронзовые мускулистые тела и мужественные, будто выточенные из камня лица. Силой и грациозностью движений они напоминали больших лесных кошек. От вида женщин и вовсе захватывало дух. Невозможно было отвести взгляд от прекрасных лиц с резко очерченными скулами и миндалевидными глазами в обрамлении длинных темных волос, от гибких тел с гладкой, как шелк, кожей. «Цивилизованный» мир никогда не видел женщин-тенкинов. Их стерегли, словно сокровище, и они никогда не покидали деревни.

При появлении чужаков жители деревни не выказали ни страха, ни волнения, и лишь наблюдали за ними с безмолвным любопытством. Женщины проявляли больше интереса, подходили ближе, чтобы посмотреть на прибывших и обсудить их между собой.

— Я думал, тенкины — ужасные создания, — заметил Булард небрежным тоном, каким человек говорит о животных. — Столько раз слышал об их противоестественном уродстве, но эти люди красивы.

— Распространенное заблуждение, — объяснил Адриан. — Говорят, что тенкины — это результат смешения калианцев и газель, но если бы вы когда-нибудь увидели настоящего гоблина, сразу поняли бы, почему это невозможно.

— Видимо, не стоит доверять всему, что читаешь в книгах. Только не говорите об этом никому, а то я потеряю работу.

Тем временем винту уже приступили к своим обязанностям и привычными движениями начали распаковывать вещи, пока остальные, стоя возле очага, прислушивались к шипению капель дождя, падавших в огонь, и шепоту собравшейся вокруг толпы. Дилладрум выжидательно смотрел поверх их голов, стараясь что-то разглядеть. Он обменялся взглядами с Уэсли, но ничего не сказал. Вскоре появился невысокого роста престарелый тенкин в леопардовой шкуре, с морщинистой кожей и седой как лунь. Двигался он неспешно, с достоинством, высоко подняв голову. Увидев его, Дилладрум широко улыбнулся, и они быстро что-то обсудили на тенкинском языке. Затем старый тенкин хлопнул в ладоши, прокричал что-то, толпа расступилась, и он повел команду «Изумрудной бури» к самой большой постройке, состоявшей из четырех столбов, которые поддерживали крытую тростником решетку из переплетенных ветвей. Стен не было. Открытая зала была выстлана выделанной кожей, на полу лежали подушки, сделанные из звериных шкур.

Внутри гостей ожидали четверо — на возвышении из роскошных подушек восседали трое мужчин и женщина. Тенкин в леопардовой шкуре низко поклонился всем четверым и вышел. Было слышно, как усилившийся дождь барабанит по тростниковой крыше.

Дилладрум выступил вперед, поклонился, сложив перед собой ладони, и заговорил на тенкинском, который являлся помесью старого имперского и газельского языков. Адриан более-менее владел этим языком, но изолированность деревень друг от друга привела к развитию нескольких разных диалектов. Не разобрав половины того, что говорил Дилладрум, он понял только, что происходит обмен принятыми приветствиями.

— Это Буранду, — объяснил Дилладрум на апеланорском экипажу «Изумрудной бури». — Он старейшина. — Дилладрум задумался, затем прибавил: — Это как хозяин замка у вас, но не совсем. Возле него Йокдан, его военачальник — по-вашему главный рыцарь. Зулрон — обердаза Удорро. — Он указал на кривобокого коротышку, единственного уродливого тенкина, которого Адриан когда-либо встречал. — Он вроде главного священника в Аврине, а также врачеватель. Рядом с ним Фан Ирлану. У вас нет соответствия ее положению. Она провидица, предсказательница.

— Добро пожаловать, люди из великого Аврина, — медленно произнес Буранду на апеланорском. Его возраст выдавали только снежно-белые волосы — он был столь же сильным и красивым, как любой мужчина в деревне. Он был одет в шелковую набедренную повязку и короткую юбку, на шее красовалось широкое золотое ожерелье, голову покрывал удивительный убор из длинных ярких перьев. — Мы рады приветствовать вас в нашем доме.

— Благодарю вас, сударь, за приглашение, — ответил Уэсли.

— Нам доставляет удовольствие общество людей, которых приводит Дилладрум. Когда-то в древние времена мы были братьями — как хорошо посидеть, послушать, вновь найти друг друга. Подойдите, выпейте, вспомним былое.

Зулрон бросил в жаровню с углями порошок. Вспыхнувшее пламя осветило помещение.

Гости сели на шкуры и подушки. Ройс прилег в темном углу, Траник и Берни, как всегда державшиеся на расстоянии от других членов отряда, расположились поближе к четырем тенкинам. Куратор с большим интересом наблюдал за Зулроном. Булард, разумеется, предложил Адриану сесть рядом с ним.

— Многое становится понятным, — сказал старик, указывая на убранство хижины. — Эти люди затерялись во времени! Видите вон те расписные щиты, что висят на балках возле масляных ламп? Так была украшена тронная зала в древней империи, а местное правление отражает имперскую иерархию, во главе которой стояли король и два его главных советника — это всегда были маг и воин. Но вот должность провидицы, видимо, была добавлена под газельским влиянием. Эта женщина прекрасна.

Адриан не мог не согласиться. Прекрасным лицом и соблазнительным телом, по которому, словно вода, струилось шелковое платье, Фан Ирлану затмевала всех тенкинских красавиц.

Слуги разносили кувшины с вином и разные кушанья.

— После трапезы, — обратился Буранду к Уэсли, — я прошу тебя, Дилладрума и твоего помощника прийти ко мне в дурбо. Мы обсудим недавние новости о дороге, что ждет вас впереди. Боюсь, звери бесчинствуют, и вы должны быть осторожны. Вы расскажете мне о пройденном пути.

Уэсли кивнул с набитым ртом, затем, проглотив, прибавил:

— Конечно, ваше… э… — Он задумался и просто сказал: — Сударь.

Булард с подозрением покосился на поданное ему нарезанное мясо.

— Это свинина, — наблюдая, как старик ковыряется в тарелке, усмехнулся Адриан. — В здешних джунглях много диких кабанов, и тенкины на них охотятся. У этого мяса более резкий запах, возможно, оно покажется чуть жестче того, к которому вы привыкли дома, но вкус отличный… вам понравится.

— Откуда вы столько о них знаете? — спросил старик.

— Я прожил в Калисе несколько лет.

— Чем же вы занимались?

— Знаете, я сам до сих пор задаю себе этот вопрос. — Адриан отправил в рот кусок мяса, но, судя по выражению лица Буларда, тот ничего не понял, и пришлось пояснить: — Я был наемником. Сражался на стороне тех, кто больше платил.

— Вы будто стыдитесь этого. — Булард попробовал кусочек фрукта и скривился. — Наемничество имеет свою долгую и блистательную историю. Кому знать, как не мне.

— Отец никогда не одобрял, что я использую свои умения для получения денег. Можно сказать, считал это святотатством. Тогда я этого не понимал, но теперь понимаю.

— Вы хорошо выполняли свою работу?

— Много народу погибло.

— Иногда сражения необходимы. На войне люди погибают — такое всегда случается. Вам нечего стыдиться. Быть воином и выжить — это награда, которую Марибор дарует добродетельным людям. Вы должны этим гордиться.

— Да только это были не войны, а драки. И дрались не за правое дело, а за деньги. Какая тут добродетель, только убийство.

Булард нахмурился, словно пытаясь осознать его слова, но Адриан встал прежде, чем старик успел спросить что-нибудь еще.

После ужина Буранду, Уэсли, Дилладрум и Уайатт вышли под дождь в сопровождении трех мальчиков-тенкинов, которые держали у них над головами огромные пальмовые листья. Когда старейшина удалился, все почувствовали себя свободнее. Винту тоже ушли, чтобы до темноты распаковать вещи. В дальнем конце залы Траник и Леви тихо переговаривались с обердазой Зулроном. Затем все трое ушли. По, Дернинг и Грэди распили кувшин вина и с наслаждением разлеглись на подушках.

Адриан сел рядом с Ройсом.

— Хочешь вина?

— Время пить еще не пришло, — донеслось из-под капюшона.

— Как здоровье?

— Не слишком хорошо.

— Повязку сменить не нужно?

— Подождет.

— Если долго ждать, она загноится.

— Оставь меня в покое.

— Ты бы хоть поел! Свинина вкусная. Думаю, это лучшее, что ты в ближайшее время сможешь положить в рот. Поможет тебе скорее встать на ноги.

Ройс не ответил. Они сидели, прислушиваясь к вою ветра, стуку дождя по травянистой крыше и тихим разговорам, которые то и дело прерывались смехом и стуком глиняных чашек.

— Ты знаешь, что за тобой наблюдают? — спросил Ройс. — Тенкин на возвышении, которого Дилладрум назвал Йокданом, военачальник. Таращится на тебя с тех пор, как мы вошли. Ты его знаешь?

Адриан оглянулся на мускулистого лысого мужчину, увешанного дюжиной ожерелий из костей.

— Никогда раньше его не видел. А вот женщина рядом с ним… кажется мне странно знакомой.

— Она похожа на Гвен.

— Точно! Ты прав. Очень похожа. А Гвен из…

— Не знаю.

— Я думал, она из Весбадена. Все калианцы в Аврине оттуда. Но она может быть родом и из такой деревеньки, а? — Адриан усмехнулся. — Странная из вас парочка. А вдруг Гвен отсюда? Вдруг это ее сестра или кузина? А ты, как настоящий жених, встречаешься с семьей невесты… Думаю, тебе стоит причесаться и принять ванну. Если произведешь хорошее впечатление, сможете здесь обосноваться. Ты будешь прекрасно смотреться с голым торсом и в такой юбке.

Вместо ожидаемого саркастического ответа Адриан вдруг услышал хриплое прерывистое дыхание друга и увидел, что капюшон, качнувшись, валится вперед.

— Эй, да тебе и впрямь паршиво, да?

Капюшон задрожал.

Адриан положил руку Ройсу на спину. На ощупь плащ был совсем мокрым и горячим.

— Черт возьми! Я уговорю Уэсли задержаться здесь подольше. Давай-ка уложим тебя в кровать.

Освещая дорогу факелом, обердаза вел Траника и Леви к утесу на краю деревни, где грохотал величественный водопад. Даже низвергавшаяся с огромной высоты вода, которая, разбиваясь о камни, наводила кругом влажный туман, казалась Транику богомерзкой, и он беспрестанно вытирал с лица греховный пот. Все в этой деревне было злом, все свидетельствовало о том, что эти люди отвернулись от Новрона и приняли врага его — отвратительные перья, которые они носили, символы на подушках, татуировки на их телах. Они даже не шептали, а кричали во всю глотку о своем союзе с Уберлином. Траник не мог вообразить большего святотатства, но другие были слепы и не видели этих прегрешений. Будь его воля, Траник спалил бы всю деревню дотла и развеял бы прах по ветру. Еще до отплытия «Изумрудной бури» он пытался подготовить себя к тому, что его ожидало, но теперь, когда со всех сторон проникала отрава этих безбожников, он жаждал нанести удар во имя Новрона. К несчастью, он не мог поджечь это гнездо аспидов, однако в его силах было покончить с еще одним осквернением бога, и гнусные поклонники Уберлина могли ему в этом помочь.

Траник сразу обратил внимание на порошок, которым обердаза зажег жаровню. Тенкинский шаман был еще и алхимиком. Зулрон отличался от остальных язычников, не имел блеска их фальшивой красоты. Одна нога у него была короче другой, отчего Зулрон заметно прихрамывал. Одно плечо почти подпирало голову, а другое, напротив, опускалось ниже положенного, переходя в безвольно болтавшуюся высохшую руку. В своем уродстве он был уникален, и это откровенное — честное! — выражение зла делало его в глазах Траника более достойным доверия, нежели прочие безбожники проклятой деревни.

Подойдя вплотную к водопаду, Зулрон провел их по узенькой тропке к глубокой трещине в стене утеса. В ней была пещера. Потолок был густо усеян пищащими летучими мышами, а пол сплошь покрыт пометом.

— Это мое хранилище и одновременно мастерская, — пояснил Зулрон, заходя глубже в пещеру. — Здесь прохладнее, и она хорошо защищена от ветра и дождя.

— И от любопытных глаз, — добавил Траник, угадав, в чем дело.

Он много лет имел дело с пропавшими душами, и природа зла была ему знакома.

Зулрон на мгновение остановился и бросил взгляд на куратора.

— Ты видишь лучше, чем твои братья.

— А ты лучше говоришь на апеланорском, чем твои соплеменники.

— В отличие от них, я рожден не для охоты. Я занимаюсь исследованиями и знаю многое о твоем мире.

— Здесь отвратительно, — скривился Леви, тщательно выбирая тропу.

— Да, — согласился обердаза. Он шел по кучам помета, словно это было поле свежей весенней травы. — Но эти летучие мыши — мои стражники, и их помет — ров, защищающий мой замок.

Вскоре пещера стала шире, а на полу исчезла грязь. Посреди пещеры располагался очаг из аккуратно сложенных камней. Его окружали десятки глиняных горшков, связки бурых листьев и большая куча плохо уложенных дров. На вырезанных в каменных стенах полках стояли сотни маленьких керамических баночек, а также различные камни, кристаллы и миски.

Зулрон вынул из одного горшочка горстку пыли и, бросив ее в очаг, поднес к нему факел. Вспыхнул огонь, в который он подложил немного дров. Затем обердаза зажег несколько масляных ламп и, повернувшись к доктору Леви, сказал:

— Дай взглянуть!

Врач поставил сумку на пол и достал из нее свернутую окровавленную ткань. Зулрон взял бинты и осмотрел каждый из них, даже поднес к носу и понюхал.

— И ты говоришь, это бинты человека в капюшоне? Это его кровь?

— Да.

— Как он был ранен?

— Я выстрелил в него из арбалета.

Зулрон не выказал удивления.

— Ты не хотел убивать его? Или ты плохой охотник?

— Он увернулся от стрелы.

Зулрон приподнял темную бровь.

— Он быстр и ловок?

— Да.

— Хорошо видит в темноте?

— Да.

— И вы приплыли с ним на корабле, да? Как он перенес плавание?

— Плохо… Я слышал, первые четыре дня его сильно тошнило.

— А уши у него заостренные?

— Нет. В его облике нет ничего эльфийского. Поэтому нам нужно, чтобы ты проверил кровь. Тебе известно, как это сделать?

Обердаза кивнул.

Траник даже слегка пожалел, что сие создание неугодно Новрону. В уродливом шамане он почувствовал родственную душу.

— Сколько это займет времени?

Зулрон потер пальцами сухие бинты.

— С этим — много дней. Кровь уже высохла. Нужна свежая, тогда будет быстрее.

— Добыть его кровь почти невозможно, — проворчал Леви.

— Что ж, начну опыт с этой кровью, но постараюсь добыть свежую. Ведь скоро ему потребуется лечение.

— Лечение?

— Джунгли недолго бывают благосклонны к слабым и раненым. Он вынужден будет обратиться ко мне за помощью или умрет.

— Сколько ты хочешь золота? — спросил Траник.

Зулрон покачал головой.

— Золото мне без надобности.

— Тогда чем мы должны платить?

— Моя награда придет не от вас. Я получу собственную награду, но вас это не касается.

Тенкины предоставили гостям три большие хижины, и Уэсли поделил команду на три части. Внутри каждой было несколько комнат, на удивление красивых, отделенных друг от друга стенами из широких переплетенных лиан, отчего казалось, будто находишься в большой корзине. Пол выстилали ковры из тугих нитей, расшитые красивыми узорами. Свисавшие с потолка калебасы в форме арахиса с горящим внутри маслом давали много света.

Убедив Уэсли на день-другой задержаться в деревне, Адриан не отходил от Ройса, которому с каждым часом становилось все хуже. Его лихорадило, временами с лица градом начинал катиться пот, и даже под двумя одеялами он не мог согреться.

— Ты должен поправиться, дружище, — говорил ему Адриан. — Подумай о Гвен. Или даже лучше о том, что она сделает со мной, если я вернусь без тебя.

Ответа не последовало. Не открывая глаз, Ройс продолжал трястись мелкой дрожью.

— Можно войду? — спросил мягкий голос. Адриан увидел в дверях смутный силуэт, и на мгновение ему показалось, что это Гвен. — Ему делалось хуже, но ты не пускать к нему Зулрона.

— Ваш обердаза слишком много времени проводит в обществе человека, который едва не убил моего друга. Я ему не доверяю.

— Позволь я? Не так умела, как Зулрон, но что-то знаю.

Адриан кивнул и жестом пригласил ее войти.

— Я Фан Ирлану, — сказала она, заглядывая в хижину.

Снаружи под дождем ждали еще две женщины с корзинами в руках.

— Я Адриан Блэкуотер, а это мой друг Ройс.

Она кивнула, встала на колени возле Ройса и положила руку ему на лоб.

— У него есть жар.

Она указала на масляную лампу, и Адриан поднес ее, затем помог женщине распахнуть плащ Ройса и, задрав рубаху, обнажил окровавленную повязку. Ирлану скривилась, сняв бинты, и принялась разглядывать рану.

— Это ширлум-кат, — покачав головой, сказала она и слегка надавила на кожу вокруг раны. Ройс, находившийся в полубессознательном состоянии, вздрогнул. — Видишь? — Она поскребла длинным ногтем по краю окровавленной раны и вытащила извивающегося червя толщиной с конский волос. Он вертелся и извивался на кончике ее пальца. — Они пожирают его.

Фан Ирлану помахала стоявшим снаружи женщинам, те быстро вошли и поставили рядом с ней корзины. Она что-то сказала на тенкинском — Адриан не разобрал слов, и женщины выбежали из хижины.

— Вы можете ему помочь? — спросил он.

Женщина кивнула, достала каменную ступу и принялась толочь пестиком нечто, похожее на грязь, листья и орехи.

— Они обычные в открытые раны. Если оставить так, ширлум-кат сожрут его. Он умрет. Я делать яд для ширлум-кат.

Одна из женщин принесла калебас и глиняный горшок, в котором Фан Иолану перемешала содержимое ступки с маслом и взбила смесь, получив густую темную пасту, которую размазала по ране Ройса и уложила ее в отверстие. Перевернув его на живот, она так же обработала выходное отверстие, затем покрыла обе раны большими вонючими листьями, и вместе они наложили чистые повязки. На какое-то время Ройс очнулся, но был вялый и, похоже, плохо понимал, что происходит. Вскоре он снова потерял сознание.

Фан Ирлану накрыла Ройса одеялами и одобрительно кивнула.

— Думаю, теперь ему будет хорошо. Я делать напитки — еще яд для ширлум-кат и чай для силы. Когда друг просыпаться, сделай так, чтобы он выпить оба, да? Тогда ему быстрее будет хорошо.

Адриан поблагодарил ее. Когда целительница ушла, он задумался, почему Ройс всегда привлекал красивых женщин, находясь почти при смерти.

К утру жар спал, Ройс проснулся и даже был в состоянии ругаться. По его словам, настойка, которую дала Фан Ирлану, на вкус была хуже забродившего коровьего помета, но чай ему понравился. На второй день он смог сесть и позавтракать, а на третий уже без посторонней помощи дотащился до общего остриума, чтобы поесть.

На непредвиденную задержку в тенкинской деревне никто не жаловался, поскольку дождь так и не прекращался. Напротив, увидев Ройса в остриуме, Грэди подмигнул и спросил Адриана, не может ли Ройсу снова стать хуже.

— Он хорошо? — спросила Фан Ирлану, подойдя к ним после ужина.

Ее движения завораживали грациозностью. Платье блестело и переливалось, словно масло в свете ламп. Все взгляды устремились на нее.

— Нет, но ему уже намного лучше, — ответил Адриан, хитро улыбаясь.

Его усмешка озадачила Фан Ирлану.

— Наверное, моя речь не…

— Я прекрасно себя чувствую, благодарю вас, — сказал Ройс. — Я перед вами в долгу, вы спасли мне жизнь.

Она покачала головой.

— Отплати мне тем, что станешь сильным. Но теперь должна просить твой друг Э-дри-он. Йокдан, военачальник наш деревня, просит говорить с ним в сарапе.

— Со мной? — удивился Адриан, поглядывая в сторону человека в ожерелье из костей. — А можно Ройс пойдет с нами? Не хочу оставлять его без присмотра.

— Ну конечно, если есть сила ходить.

Адриан помог Ройсу встать. Остальные с завистью наблюдали, как они покинули остриум в обществе Фан Ирлану. Солнце еще не зашло, но в джунглях в любое время дня было мало света, и потому повсюду на ветвях висели масляные лампы, украшавшие деревню, как на Летнем празднике в Аврине. Все еще лил дождь, и несколько слуг держали над ними пальмовые листья. Адриан помнил, что сарап переводится как «место для встреч» или «место для разговоров», каковым оказалось гигантское дерево удорро, от которого, как он недавно узнал, и взяла свое название деревня.

Дерево было не слишком высоким, но объемным, почти круглым, и хотя внутри ствол был пуст, на ветвях трепетали большие ярко-зеленые листья. Внутри находилось укрытие от дождя вроде небольшой комнатки, где они без труда поместились вчетвером. Посередине в небольшом, изящно украшенном очаге тлели красные угли. Вокруг очага были разбросаны роскошные подушки, обшитые шелком и атласом, стены были расписаны охрой и умброй. Судя по виду, рисунки были нанесены на дерево пальцами. Они изображали причудливых людей и животных, будто появившихся из странных видений, а между ними красовались таинственные знаки и спирали. Горящие угли, освещавшие помещение, придавали ему зловещий ритуальный вид, отчего Адриану сделалось не по себе.

Йокдан уже был там. Он не стал ждать мальчика с пальмовыми листьями, и его непокрытая голова и грудь были мокрыми от дождя. Они обменялись почтительными поклонами.

— Доволен я, — приветствовал их Йокдан. — Моя речь… не… не хороша так, как у ученых. Я воин… не говорю с чужими. Ты… — Он помолчал минуту, задумавшись. — Особенный. Я счастлив. Приветствую тебя в Удорро, Галенти. Я… — Он снова задумался и нетерпеливо повернулся к Фан Ирлану.

— Воин Йокдан сожалеет, что его речь не так хорош, чтобы почтить тебя, и он просит меня говорить слова, — сказала Фан Ирлану, снимая мокрую накидку. — Он говорит, что видел, как ты сражался на арене в Дрогбон. Он никогда не забыл об этом. Великая честь принимать здесь такую легенду. Ты не носишь лавры, поэтому он думает, ты не хотеть, чтобы тебя узнали. Он звал тебя здесь, чтобы выказать почтение наедине.

Адриан покосился на Ройса. Тот молчал, но слушал очень внимательно.

— Благодарю вас, — сказал он Йокдану. — И ваш военачальник прав… Я бы предпочел остаться неузнанным.

— Йокдан просит задать великому Галенти вопрос. Желает знать, почему ты ушел.

Адриан помолчал мгновение, затем ответил:

— Пришла пора искать новые битвы.

Военачальник Удорро кивнул, когда Фан Ирлану перевела его слова.

Вдруг Ройс, приглядевшись к Фан Ирлану, вскочил с подушки и быстро подошел к ней. Выглядело это весьма зловеще, и, по мнению Адриана, любой отшатнулся бы или вздрогнул, женщина, однако, не двинулась с места.

— Откуда у вас этот знак на плече? — спросил Ройс, указывая на маленькую спиралевидную татуировку.

— Это знак провидицы, — послышался голос Зулрона, который, к их большому удивлению, неожиданно появился в сарапе.

В отличие от других мужчин деревни, Зулрон носил мантию из переливающейся ткани, которая, однако, плохо прикрывала его уродливое, испещренное странными татуировками тело. Рисунок на его лице напоминал паутину.

— Фан Ирлану — прорицательница, — пояснил он, с восхищением глядя на нее. — Это талант и дар Уберлина тем, в чьих жилах течет горячая кровь газель. В каждом столетии рождается всего несколько таких людей, и она очень могущественна. Она может зрить в глубины сердца и видеть будущее целого народа. — Он помолчал и робко провел пальцами по ее щеке. — Она может видеть все, кроме собственной судьбы.

— Вы, я вижу, отлично владеете нашим языком, — сказал Адриан.

Зулрон улыбнулся.

— Я обердаза. Я знаю движение звезд в Ба Ран и книги вашего мира. Мне открываются все тайны.

— Вы правда видите будущее? — спросил Ройс Фан Ирлану.

Она кивнула.

— С помощью горящие туланские листья я…

— Покажи на деле, — перебил ее Зулрон, и она недовольно посмотрела на него. — Прочти его будущее, — сказал он, указывая на Ройса.

На лице ее отразилось смятение, но она кивнула.

Йокдан твердо положил руку на плечо Зулрона и развернул его лицом к себе. Они о чем-то поговорили, но так быстро, что Адриан ничего не понял, сумев уловить в ответе Зулрона лишь одно слово: важно.

Зулрон повернулся к Адриану и принялся откровенно его разглядывать.

— Значит, это ты — легендарный Галенти. — Он вскинул бровь. — Глядя на тебя, я предположил бы, что Йокдан ошибается, но я знаю, что Йокдан никогда не ошибается. И все же ты не похож на Мандалинского тигра. Я думал, ты будешь намного крупнее. — Он внезапно повернулся к Фан Ирлану. — Возьми листья и жги их!

Фан Ирлану подошла к каменному сундуку. Зулрон попросил присутствующих присесть вокруг очага с горящими углями.

Адриан отвел Ройса в сторону.

— Кажется, нам лучше отсюда уйти. Что-то мне не по душе этот колдун и его интерес к нам. Похоже, он что-то задумал. Да и с Траником он проводит слишком много времени, что говорит отнюдь не в его пользу.

Ройс взглянул на Фан Ирлану.

— Нет, я хочу остаться.

— Зачем?

— Татуировка… У Гвен точно такая же.

Адриан нехотя сел обратно.

Фан Ирлану взяла несколько больших сухих листьев, сморщенных и ломких, но сохранивших яркий красный цвет, и принялась растирать их над углями, бормоча что-то себе под нос. Кусочки листьев упали в очаг, и тут же кверху взметнулся густой белый дым, но не стал подниматься выше, а, скопившись, поплыл вокруг. Фан Ирлану сдерживала дым руками, разгоняя и собирая его, вылепляя из него перед собой облако. Затем она нагнулась и несколько раз вдохнула его.

Когда все листья сгорели, дым рассеялся. Фан Ирлану закрыла глаза и начала раскачиваться, стоя на коленях и тихо напевая. Через несколько минут она протянула руки вперед.

— Коснись ее, — сказал Зулрон Ройсу.

Ройс на мгновение засомневался. Он посмотрел на нее так, как обычно смотрел на замок, который ему предстояло вскрыть, — чем ценнее были сокровища за дверью, тем больше напряжения отражалось в глазах Ройса, и сейчас он смотрел на Фан Ирлану так, словно она хранила секрет целого состояния. Он коснулся ее рук пальцами. Почувствовав прикосновение, она взяла его руки в свои.

Последовала пауза, затем Фан Ирлану застонала и начала качать головой, вначале медленно, затем все быстрее. Открыв рот, она застонала громче, словно увидела кошмар, попыталась заговорить, но не смогла произнести ни слова. Тело ее содрогнулось, под прикрытыми веками дико вращались глаза. Стоны стали еще громче, но она ничего не говорила.

Увидев встревоженное лицо Йокдана, Адриан забеспокоился, что, возможно, все идет не так гладко. Фан Ирлану продолжала раскачиваться и стонать. Йокдан хотел было встать, но его остановил быстрый сердитый взгляд Зулрона. Наконец женщина закричала и рухнула на подушки.

— Оставь ее! — закричал Зулрон на тенкинском.

Не обратив на него внимания, Йокдан бросился к Фан Ирлану, которая корчилась в судорогах на земле. Наконец она вскрикнула еще раз и замерла.

Йокдан схватил ее и зашептал что-то на ухо. Поддерживая голову, он поднес руку к ее рту и проверил дыхание.

— Ты убил ее! — закричал он на Зулрона.

Не сказав больше ни слова, он поднял провидицу на руки и выбежал под дождь.

— В чем дело? Что случилось? — спросил Адриан.

— Твой друг не человек, — заявил обердаза. Зулрон подошел к Ройсу. — Зачем ты явился сюда?

— Мы матросы из экипажа «Изумрудной бури», должны доставить сообщение во Дворец Четырех Ветров, — ответил за него Адриан.

Зулрон не сводил глаз с Ройса.

— Три тысячи лет древние сказания повествуют о Судном дне, когда тень с севера падет на наши земли.

Вошли Дернинг, Грэди, По и Булард.

— Что здесь такое? — спросил Дернинг. — Мы слышали женский крик, а потом здоровяк вынес ее отсюда.

— Это был несчастный случай, — объяснил Адриан.

Дернинг и Грэди тут же посмотрели на Ройса.

— Мы не знаем, что с ней произошло, — продолжал Адриан. — Она проводила что-то вроде гадания — читала будущее Ройса или нечто подобное, а потом неожиданно упала в обморок.

— Упала в обморок? — недоверчиво переспросил Дернинг.

— Перед этим она вдыхала дым от горящих туланских листьев. Может, это была испорченная партия.

Не обращая внимания на их разговор, Зулрон продолжал гневно смотреть на Ройса.

— Газельская легенда, сохранившаяся в устном изложении со времен первых да ра газель, повествует о смерти и разрушении, о свершении мести, о пришествии Древних. Я сам видел знаки. Я наблюдаю за звездами и все знаю. На севере стало беспокойно. Эстрамнадон ожил, открылась Авемпарта. А теперь здесь, в моей деревне, эльф. Никогда раньше их здесь не было.

— Эльф? — озадаченно спросил Дернинг.

— Вот что убило Фан Ирлану, — сказал Зулрон. — Или свело ее с ума.

— Что? — воскликнул Адриан.

— Невозможно увидеть будущее эльфа. У них нет души, и взамен ее — лишь бесконечность. Для Фан Ирлану это равносильно прыжку в бездонную пропасть. Если она выживет, то уже не будет прежней.

— Но вы же деревенский целитель! Почему вы не пытаетесь ей помочь?

— Он сам хочет убить ее, — наконец заговорил Ройс и, взглянув на Зулрона, добавил: — Ты знал.

— Что он знал? — обеспокоенно, но с явным любопытством спросил Булард.

Грэди и Дернинг тоже наклонились вперед.

— Ты знал, что я эльфийских кровей, не так ли? Но ты велел ей — нет, ты заставил ее! — гадать, — сказал Ройс.

Снаружи послышались громкие голоса и топот ног. Среди разгоряченных криков тенкинов до Адриана донесся голос Уэсли.

— Почему ты хотел, чтобы она погибла? — не унимался Ройс.

— Я ничего не делал! Это ты убил ее! А убийство жителя деревни, особенно провидицы, чудовищное преступление. Оно карается смертью.

Зулрон улыбнулся и вышел. Остальные последовали за ним и увидели собравшуюся толпу.

— Вот он! — вскричал Траник, как только Ройс вышел из дерева. — Вот ваш эльф! Я предупреждал вас.

— Он убил нашу провидицу, Фан Ирлану! — заявил Зулрон и повторил это на тенкинском.

Сквозь толпу протиснулись Буранду, Уэсли и Уайатт.

— Это правда? — нервным голосом быстро спросил Уэсли.

— Что именно? — уточнил Ройс.

— Что ты эльф и только что убил Фан Ирлану.

— Да и нет, во втором я не уверен.

Сбежалось еще больше народу, и в криках тенкинов Адриан разобрал такие слова, как справедливость, месть и убить.

— Великий Мар! — жестко, но тихо сказал Ройсу Уэсли. — Что ж с тобой делать? Повесить бы тебя за все причиненные тобою беды! — Он судорожно вздохнул. Толпа наступала. Над головами у них вспыхнула молния, прогремел гром. — Как это ты не уверен? — так же тихо спросил Уэсли, вытирая мокрое от дождя лицо.

— Убийца должен поплатиться за свое преступление, Буранду, — заявил на тенкинском Зулрон. — Отсутствие у него души погубило нашу любимую Фан Ирлану. Закон требует справедливости!

— Где Йокдан? — спросил Буранду.

— Оказывает последние почести своей почившей невесте. Будь он здесь, он бы со мной согласился.

— Он лжет! Виноват Зулрон, — сказал Адриан на тенкинском, отчего остальные изумленно посмотрели на него.

— Что они говорят? — спросил Адриана Уэсли.

— Обердаза настаивает на том, чтобы казнить нас, а Буранду, похоже, склонен согласиться.

— Приведите их всех! — вскричал Буранду.

Их окружили воины деревни. На мгновение Адриан подумал, что стоит обнажить мечи, но передумал. Он бросил взгляд на Ройса, который дал понять, что не стоит оказывать сопротивление.

Их собрали в центре деревни.

— Отпустите меня! — кричал Дилладрум. — Что вы делаете? — Увидев Уэсли, он спросил: — Что вы натворили? Я же просил не оскорблять их!

— Мы их не оскорбляли, — объяснил Адриан. — Мы убили их любимую провидицу.

— Что?! — Судя по виду Дилладрума, он был близок к обмороку.

— Вообще-то это не наша вина, но я не уверен, что у нас будет возможность им это объяснить, — вставил Уэсли.

— По крайней мере Траник умрет с нами, — сказал Ройс достаточно громко, чтобы куратор услышал его. — Мученическая смерть — достойная цена за то, чтобы избавить мир от тебя и тебе подобных.

Снова сверкнула молния, ее яркая вспышка озарила бледные лица членов команды.

Грэди толкнули на землю, и он поднес руку к мечу.

— Грэди, не надо! — сказал Адриан.

— Правильно, — крикнул Уэсли. — Не доставайте оружие. Нас всех перебьют.

— Нас и так перебьют, — ответил Дернинг.

По и Адриан помогли Грэди подняться. Вокруг них кольцом встали воины, за спинами которых бесновалась, потрясая кулаками, кричащая толпа. Промокшие до нитки люди толкались и вопили, из общего возмущенного гула вырывались отдельные гневные возгласы. Снова сверкнула молния, и прогремел одинокий голос:

— Ты знал!

Толпа немедленно затихла и расступилась. В тишине раздавался только шум дождя. В круг вошла Фан Ирлану. Рядом с ней, не сводя мрачного взгляда с Зулрона, шел Йокдан, держа в руках боевое копье.

— Буранду, чужестранец не виноват. Это Зулрон просил меня погадать. Он знал, что у чужака эльфийская кровь. Но я жива!

— Но… но… Как ты смогла… — промямлил Зулрон.

— Он не Древний, — сказала Фан Ирлану. — Он каз! В нем есть человеческая кровь. Было за что удержаться, Зулрон!

— Что происходит? — спросил Уэсли Адриана. — Разве не ее убил Ройс? Что она говорит?

— Похоже, она очень рассержена, — сказал Грэди.

— Но не на Ройса, — заметил По.

— А на кого? — спросил Грэди.

— Зулрон пытался убить меня. Я давно знала, что он очень тщеславен. Я видела коварство в его сердце, но никогда не думала, что он зайдет так далеко.

— Йокдан, что скажешь ты? Фан Ирлану говорит правду? — обратился к военачальнику Буранду.

Йокдан вонзил копье в грудь Зулрону.

Длинное лезвие полностью прошло через тело обердазы. Стоявшие рядом отшатнулись. Все сделали шаг назад. Йокдан прошел вдоль древка копья и, схватив Зулрона за горло, плюнул шаману в лицо. Свет в глазах обердазы погас. Йокдан выдернул копье, и мертвый Зулрон упал на землю.

— Вот ответ на твой вопрос, — заметил По.

Буранду посмотрел на тело, затем на Йокдана и кивнул.

— Йокдан никогда не ошибается. Я рад, что ты здорова, Фан Ирлану, — сказал он провидице. Затем старейшина обратился к Уэсли и другим: — Простите зло недостойного Зулрона. Не судите нас по его злодеяниям. И в вашем мире есть такие люди, не так ли?

Уэсли покосился на Траника и Ройса.

Буранду крикнул что-то воинам, и те разогнали толпу. Многие задержались, чтобы поцеловать Фан Ирлану, которая была еще слаба и опиралась на Йокдана. Она натянуто улыбнулась, но Адриан видел, что она бледна и ей тяжело дышать.

Старейшина быстро перекинулся парой слов с Йокданом и Фан Ирлану. Затем Йокдан снова подхватил провидицу и отнес ее в одну из маленьких хижин. Тело Зулрона оттащили прочь, и большинство тенкинов разошлись.

— Это все? — спросил Грэди.

— Подождите, — сказал Дилладрум при приближении одетого в леопардовую шкуру человека. Они поговорили мгновение, затем Дилладрум вернулся. — Деревня Удорро просит нашего прощения за недопонимание и умоляет нас остаться здесь подольше. Для них это большая честь.

Члены команды скептически переглянулись.

— Они говорят искренне.

Уэсли вздохнул и кивнул.

— Поблагодарите их за доброту, но мы отправимся в путь рано утром.

— Доброту? — пробормотал Дернинг. — Да они с нас чуть шкуру живьем не спустили! Надо убираться отсюда прямо сейчас, пока целы.

— Не вижу смысла ночью углубляться в джунгли, — постановил Уэсли. — Уходим на рассвете.

— А что с Мельборном? — спросил Траник.

— Вы, доктор Леви и матросы Блэкуотер и Мельборн пройдете со мной. Приказываю остальным удалиться к себе и как можно лучше выспаться.

К ним подбежал молодой тенкин и, поглядывая на Ройса, что-то сказал Дилладруму.

— В чем дело? — спросил Уэсли.

— Фан Ирлану просит, чтобы Ройс и Адриан зашли к ней.

Уэсли кивнул, но прибавил:

— Постарайтесь на этот раз не развязать войну. После вы должны будете немедленно отчитаться передо мной — это дело чести, господа.

Прежде чем Траник успел возразить, они оба кивнули.

— Так точно, сэр.

Фан Ирлану лежала на кровати под тонкой белой простыней. Молодая девушка протирала ей лоб влажной тканью, которую постоянно смачивала в неглубоком тазике. Возле провидицы сидел Йокдан, у двери стояло его большое копье, все еще покрытое кровью Зулрона.

— С ней правда все в порядке? — спросил Адриан.

— Я правда хорошо, — ответила Фан Ирлану. — Это был страшный потрясение. Нужно время.

— Простите, — сказал Ройс.

— Я знаю, — сказала она. Лицо ее выражало сострадание и глубокую печаль. — Я знаю, что тебе жаль.

— Вы что-то видели?

— Если я дышу туланский дым и касаюсь Йокдан, могу сказать, что он ел вчера на обед и что станет есть завтра. Если коснусь руки Галенти, могу назвать имя женщины, на которой он женится, и кто из них умирает первый. Могу даже сказать, как это случается. Мое видение очень четкое, я могу видеть жизнь любого, подробности ее. Но не твою. Ты тайна, облако. Смотреть на тебя означает видеть горный хребет в густой туман — я вижу только пики, но не могу соединить их. На газельском языке тебя называют каз, на вашем — двойгер, да? Помесь крови человека и эльфа. Это дает тебе долгую жизнь.

Она помолчала, чтобы перевести дух и собраться с силами, и Йокдан нахмурился еще больше.

— Представь, ты смотришь на дорогу и видишь все ясно, деревья, камни и листья. Но с тобой это похоже на полет по воздух, ты смотришь на горизонт и видишь лишь немногое. Мое видение ограничено, и я не могу охватить всю долгую жизнь каза. Это слишком много.

— Но что-то вы видели?

— Я видела много. Слишком много, — вздохнула она. Ее взгляд был нежным и успокаивающим.

— Расскажите мне, — сказал Ройс. — Прошу вас. Я знаю одну женщину, она очень похожа на вас, и ее что-то беспокоит. Она не хочет говорить об этом, но я думаю, она видела то же, что и вы, и это ее тревожит.

— Она тенкин?

— Не уверен, но у нее такой же знак, как у вас.

Фан Ирлану кивнула.

— Я посылала за вами из-за того, что видела. Я расскажу, что знаю, а потом я буду отдыхать. Я буду спать долго, и Йокдан не позволит никому меня беспокоить. Поэтому я говорю сейчас. Уверена, больше я вас не увижу. Я видела много, но поняла мало — большое расстояние, большое время. Смутные чувства… трудно говорить словами, но ощущения очень сильные.

Ройс кивнул.

Она на минуту задумалась, затем сказала:

— Тебя окружает тьма, повсюду смерть, она идет за тобой, охотится на тебя, и ты ею кормишься… кровь порождает кровь… тьма поглощает тебя. В этой тьме я видела рядом с тобой два огонька. Один погаснет. Другой мерцает, но ему нельзя дать погаснуть. Ты должен защищать пламя от бури. Я видела тайну… она… скрыта. Это великое сокровище спрятано. Его скрывает мужчина, но об этом знает женщина… она одна знает, и она готовится. Она говорит загадками, ты узнаешь ответы… но пока правда скрыта. Ты вспомнишь, когда придет время. Твоя тропа уже проложена — во тьме.

Йокдан сказал что-то на тенкинском, но Фан Ирлану покачала головой и продолжала:

— Я видела великое путешествие. Десять на тропе. Та, что несет свет, поведет всех. Дорога уходит глубоко в землю и в отчаяние. Голос мертвых направляет твои шаги. Ты идешь назад во времени. Снова начинается битва, которой три тысячи лет. Мир охватывает холод, снисходит смерть, и ты должен сделать выбор. Ты один держишь равновесие. Твой вес нарушит его, но непонятно, в какая сторона. Ты должен выбрать между тьма и свет, и твой выбор затронет многих. — Она помолчала, медленно качая головой. — Словно деревьев в лесу, словно травинок в поле — их слишком много, чтобы посчитать. И я боюсь, что в конце концов ты изберешь тьму и отвернешься от света.

— Вы сказали «она». Кого вы имели в виду? Гвен? — спросил Ройс.

— Я не знаю имен. Только чувства, видения из сна.

— Что это за тайна?

— Не знаю. Она скрыта.

— Когда вы говорите, что один из двух огоньков погаснет, вы имеете в виду, что кто-то умрет?

Она кивнула.

— Думаю, да… да, похоже на то. Я ощутила потерю столь тяжелую, что чувствую ее до сих пор. — Она коснулась руки Ройса, и по ее щеке скатилась слеза. — Твой путь полон отчаяния.

Ройс помолчал, затем спросил:

— А что за великое путешествие?

Она покачала головой.

— И этого я не знаю. Твоя жизнь… вся твоя жизнь была полна боли, и впереди тебя ждет боль. Прости, больше я не могу сказать ничего.

— Теперь ей пора отдыхать, — сказал Йокдан. По его жесткому тону они поняли, что пора уходить.

Выйдя из хижины, они увидели Уайатта, который наблюдал за ними.

— Караулишь? — спросил Адриан.

— Просто не хочу, чтобы вы по ошибке зашли не в ту хижину, — подмигнул он.

— Остальные уже легли?

Он кивнул.

— Значит, ты эльф, — сказал Уайатт Ройсу. — Это многое объясняет. Чего хотела дама?

— Рассказать мне мое будущее.

— Хорошие новости?

— А ты как думаешь? Они ее чуть не убили.

Глава 17 ДВОРЕЦ ЧЕТЫРЕХ ВЕТРОВ

Траник был в ярости. Уэсли отказался предпринимать что-либо против Ройса, а куратор настаивал, что, согласно законам империи, все эльфы подлежат аресту. У Уэсли не было выбора, кроме как признать это, но, учитывая обстоятельства, в его распоряжении не было ни темницы, ни цепей. Он также заметил, что они находятся за пределами Новой империи и пока не вернутся домой, он один представляет закон.

— Мой долг — выполнить задание, — сказал Уэсли куратору. — Лишенный свободы человек, в особенности раненый, будет нам только мешать, к тому же он не выказывает намерения бежать.

Ройс наблюдал за их перепалкой с легким любопытством. Траник продолжал настаивать, и наконец Уэсли сдался и подошел к Ройсу.

— Ты даешь мне слово, что не станешь пытаться сбежать от меня или куратора Траника до окончания этой миссии?

— Слово чести, сэр, — ответил Ройс. — Ничто на свете не заставит меня покинуть куратора Траника.

— Ну вот, пожалуйста! — удовлетворенно заключил Уэсли.

— Он эльф! Чего стоит слово эльфа? — Траник выпрямился, возвышаясь над Уэсли. Выражение лица куратора вынудило молодого человека сделать шаг назад. — Будучи секретарем Эривана, назначенным самим патриархом, я обязан очистить Империю от их тлетворного влияния. Я требую, чтобы вы немедленно отдали мне эльфа!

Уэсли колебался. Адриан знал, что кураторы обладают неограниченной властью и могут испортить жизнь даже королям, Траник же был самым страшным из всех, кого Адриану доводилось встречать. Один лишь его вид — стервятника с горящими глазами — вселял ужас.

Адриан напрягся. Зная Ройса, он не сомневался, что дни куратора сочтены, но предпочел бы, чтобы напарник сам выбрал время и место. Если сейчас Уэсли согласится выдать Ройса, начнется настоящее сражение и кто-нибудь непременно погибнет. Руки Адриана медленно скользнули к рукояткам мечей, и он прикинул расстояние, отделявшее его от Берни.

Стиснув зубы, Уэсли посмотрел Транику в глаза.

— Может быть, он и эльф, сэр, но он еще и член моей команды.

— Вашей команды? У вас больше нет корабля. Вы всего лишь мальчишка, играющий в капитана! — гневно прорычал куратор.

На мгновение Уэсли оцепенел, а потом воскликнул:

— А во что играли вы в трюме корабля, господин куратор? Это так вы вершите свое правосудие?

Лицо Траника вытянулось от удивления.

— О да, офицеры знали о том, как вы по ночам посещаете груз, — продолжал Уэсли. — «Буря» была небольшим кораблем, сударь, и офицерские койки располагались как раз над этим отсеком трюма. Каждую ночь мы слышали, как вы пытаете их и, боюсь, заходите еще дальше. Я не большой поклонник эльфов, но, клянусь Марибором, всему есть предел, и некоторые вещи не может творить человек, у которого есть хоть капля совести! Нет, сударь, не думаю, что в ближайшее время отдам на вашу милость матроса Мельборна. Даже если бы я поверил, что вы станете обращаться с ним так, как велит честь, — а мы оба знаем, что вы не человек чести, — мне необходимо как можно больше людей.

— Право же, грустно наблюдать, как такой молодой и многообещающий человек рушит собственную жизнь, — прошипел Траник. — Я прослежу за тем, чтобы вас казнили.

— Для этого нам сначала нужно вернуться в Аврин. Что ж, будем надеяться, что мы оба доживем до этого дня.

На рассвете команда «Изумрудной бури» покинула тенкинскую деревню и вновь углубилась в джунгли. По узкой, едва различимой тропе они двигались на северо-восток от долины Удорро. Дождь наконец прекратился, но от многодневного ливня земля раскисла, превратившись в болото. На третий день путь им преградили утесы и ущелья. Приходилось карабкаться по отвесным скалам, идти по самому хребту, где одно неверное движение грозило падением с огромной высоты, переходить бурные реки по ненадежным веревочным мостам и спускаться по каменистым ущельям в мрачные долины и глубокие овраги, где даже днем было темно. Деревья там походили на призраков, камни — на крадущихся зверей, а мелкие сучковатые кусты — на чудовищ в тумане.

С каждым днем Ройс чувствовал себя все лучше, но его не покидало мрачное настроение. Большую часть дня он мог идти без посторонней помощи, а благодаря бальзаму, который дала Фан Ирлану, ему больше не требовалось перевязывать раны.

На четвертый день после ухода из Удорро они наткнулись на тела людей, одетых так же, как Дилладрум и винту. Трупы лежали на тропе, над ними роились тучи мух, в воздухе стояла вонь разложения. Ясно было, что со дня их смерти прошло уже немало дней. Выглядели они ужасно — у некоторых не хватало конечностей, на всех телах были заметны следы зубов.

— Хищники? — спросил Уэсли.

— Возможно. — Дилладрум посмотрел на восток. — Но, может, как и предупреждал Буранду, Пантера больше не в силах сдерживать своих зверей.

— Хотите сказать, это дело рук газель?

Дилладрум помолчал, опасливо озираясь по сторонам.

— Не берусь утверждать, но эти люди погибли несколько недель назад, а в джунглях они бы не остались просто так разлагаться. Их давно бы уже сожрали хищники, даже костей бы не оставили. Хищники, однако, не любят газель и обходят стороной места, где чуют их запах, даже если в таком случае им приходится отказаться от легкой добычи. Этого человека зовут Хингара. — Дилладрум указал на труп смуглого коротышки в красном колпаке. — Как и я, он работал проводником. Несколько недель назад он повел во Дворец Четырех Ветров отряд из тридцати человек. Он был опытным проводником, отлично знал джунгли и вообще был хорошим человеком… Как думаете, что за звери могли напасть на такой большой отряд? Стая волков? Целый львиный прайд? Едва ли… Хищники обычно не нападают, когда людей так много. И как им удалось загрызть всех и уйти живыми? Я не вижу поблизости ни одного убитого животного. А вот газель…

— Что? — спросил Уэсли.

— Они словно призраки. Хингара не заметил бы их появления. Представьте существ столь же гибких и ловких, как обезьяны, но обладающих силой и свирепостью тигра. У них звериные инстинкты, но людской интеллект. В дождливый день они чуют человека на расстоянии трех лиг. Эта тропа всегда считалась безопасной, но боюсь, правила изменились.

— Здесь всего восемнадцать тел, — заметил Уэсли. — Если он вышел с тридцатью, где остальные?

Дилладрум задержал взгляд на офицере.

— Действительно…

Уэсли в ужасе смотрел на трупы.

— Хотите сказать, газель их забрали, чтобы сожрать?

— Так они и делают. — Дилладрум указал на разорванные и изуродованные тела. — Некоторых они сожрали сразу на месте в пылу битвы, но остальных, я думаю, отнесли к себе в логово, где устроили пир, зажарив их на вертеле, попивая теплую кровь из черепов. Об этом я могу только догадываться.

— Вы этого не знаете! — возразил Уэсли.

Дилладрум покачал головой.

— Как я сказал, могу только догадываться. О том, что там у них творится, нам известно не более, чем оленю о том, что происходит в обеденной зале короля.

— Вы говорите так, словно они во всем нас сильнее.

— В этих джунглях так и есть. Здесь они охотники, а мы — жертвы. Не зря я предупреждал, что дорога станет опаснее. Теперь мы не будем разжигать костры, готовить еду и ставить палатки. Единственная наша надежда остаться в живых — это проскользнуть незамеченными.

— Может, нам следовало бы похоронить этих людей? — спросил Уэсли.

— Нельзя прикасаться к тому, к чему не притронулись даже звери, иначе о нашем присутствии станет известно всем джунглям. Да и неразумно здесь задерживаться. Нужно как можно быстрее идти дальше.

Они неуклонно шли вниз вдоль быстрой реки, бежавшей через горное ущелье. Чем ниже они спускались, тем выше поднималась завеса листвы и тем темнее становилось вокруг. На ночлег остановились на берегу, в том месте, где река, разбиваясь о валуны, резко уходила в сторону. Сгрудившись на голой песчаной косе у излучины реки, без костра и палаток, они ели холодную солонину. Ройс тем временем не сводил глаз с Траника, который, в свою очередь, неусыпно следил за ним.

Они играли в эту игру каждую ночь с тех пор, как ушли из деревни. Ройс не сомневался, что Берни застращал куратора рассказами о том, какой ужас наводил Ройс на воров «Алмаза». Траник казался спокойным, равнодушным, но Ройс был уверен, что слова Берни не остались незамеченными. Теперь, когда не стало Стаула, а Берни потерял доверие, позиции Траника существенно ослабли. В споре с Уэсли куратор потерпел очередную неудачу, и сложившееся положение дел приводило его в отчаяние: жертва стала охотником, а здоровье Ройса поправлялось с каждым днем и к нему возвращались силы.

Ройсу нравилась эта игра. Ему доставляло удовольствие видеть, как у Траника все отчетливее вырисовываются мешки под глазами, свидетельствовавшие о бессонных ночах. Он с радостью наблюдал, как при каждом шорохе в кустах Траник вздрагивал и резко оборачивался, выискивая его глазами. Ройс никогда и никого не истязал морально, но в случае с Траником готов был сделать исключение.

Когда куратор выпустил в него стрелу из арбалета, Ройса спасла только врожденная ловкость и быстрота реакции. Конечно, если бы его тотчас не отыскали Адриан и остальные, он мог бы истечь кровью или потом умереть от горячки, не приди на помощь тенкинская целительница, но рана была неглубокой и не представляла опасности для жизни. Несколько дней он делал вид, что ему хуже, чем на самом деле. Пока еще больно было прикасаться к боку и труднее, чем обычно, двигаться, но в остальном он чувствовал себя совершенно здоровым.

Ройс мог бы продолжать игру и дальше, но это уже становилось опасным. Куратор не мог не понять, что расстановка сил на игровом поле изменилась и его возможности ограничиваются непокорностью Уэсли. Неудавшаяся попытка заставить Уэсли действовать по его приказу была последним вежливым гамбитом Траника, который, зная, что Уайатт, Грэди, Дернинг и По всегда встанут на сторону законного командира, видел в молодом человеке пешку, мешавшую движению вперед, пешку, которую нужно убрать с дороги. Поэтому Ройс решил, что настало время разобраться с Траником.

Ройс лег спать вместе со всеми, но выбрал скрытое кустами местечко. Пролежав какое-то время в темноте, он поднялся, засунул под одеяло охапку веток и исчез в джунглях.

Траник лег на берегу реки. Ройс посчитал это очень удобным для себя, поскольку намеревался сбросить тело куратора в быстрый горный поток. Обогнув лесом их стоянку, он тихо подкрался к месту, где спали Берни и Леви. Но Траника там не было.

Хрясь! Тонкий ствол дерева раскололся пополам.

Арбалетный болт вонзился в дерево там, где только что прятался Ройс, успевший увернуться лишь в последнюю секунду.

Траник отчаянно старался оттянуть назад струну оружия.

— Рассчитывал застать меня спящим? — воскликнул он. — Неужели ты и правда думал, что меня так легко убить… эльф?

Арбалет щелкнул.

— Ты не должен меня бояться. Я здесь, чтобы помочь тебе. Мой долг — помочь вам всем. Я очищу ваши сердца от тьмы. Я освобожу тебя от тяжести твоей отвратительной, богопротивной жизни. Ты больше не будешь оскорблять своим существованием Марибора. Я спасу тебя!

— А кто спасет тебя? — спросил Ройс.

Он был недалеко от места, куда стрелял куратор. Траник на миг опустил глаза, чтобы зарядить арбалет, но когда поднял их, Ройса уже не было.

— О чем ты? — спросил Траник, надеясь, что Ройс выдаст себя.

— Ты очень хорошо видишь в темноте, Траник, — донесся справа голос Ройса.

Траник резко повернулся и выстрелил, но стрела пролетела сквозь пустую чащу.

— Хорошо, но не идеально, — заметил Ройс, появляясь уже гораздо ближе.

Траник немедленно принялся перезаряжать арбалет. У него оставалось еще две стрелы.

— Ты ухитрился проскользнуть между деревьями незаметно для меня. И подобрался ко мне сзади. Замечательно! Сколько тебе лет, Траник? Готов поклясться, ты старше, чем кажешься.

Куратор зарядил арбалет и поднял голову, но Ройс снова исчез.

— К чему ты клонишь, эльф? — спросил Траник, держа арбалет у бедра. Прислонившись к дереву, он всматривался в джунгли.

— Мы с тобой похожи, тебе не кажется? — сказал Ройс, появляясь у него за спиной.

Траник обернулся. Увидев какое-то движение между кустами, он выстрелил, но болт снова со свистом улетел в пустоту. Выругавшись, Траник начал оттягивать струну.

— Поэтому ты ненавидишь эльфов? — спросил Ройс. — Поэтому пытаешь их? Скажи мне, кого ты очищаешь — их или себя?

— Замолчи! — Рука Траника соскользнула, и струна, отскочив назад, порезала ему пальцы. Куратор затрясся от злобы.

— Ты не можешь убить эльфа внутри себя, поэтому мучаешь и убиваешь тех, до кого можешь добраться! — совсем рядом раздался голос Ройса.

— Я сказал, замолчи!

— Сколько нужно эльфийской крови, чтобы смыть грех, заключающийся в том, что ты сам — эльф!

Еще ближе.

— Будь ты проклят! — закричал Траник. Арбалет не слушался его дрожащих пальцев.

Он снова оттянул стрелу, но она отскочила и лопнула. Он поставил ногу в петлю у основания арбалета и потянул. Теперь она застряла. Он отчаянно потянул собачку. Она отказывалась двигаться. Треск! Сломалась рукоятка.

Траник в ужасе перестал дышать, глядя вниз. Он изо всех сил пытался вытянуть тетиву, но ему это не удалось. Он давал Мельборну слишком много времени. Швырнув арбалет в траву, куратор выхватил кинжал.

Он ждал, прислушиваясь к малейшему шороху. Потом круто развернулся…

Он был один.

— Просыпайся! — послышался голос Ройса, и Адриан открыл глаза.

Его насторожил тон, который был ему хорошо знаком, и он немедленно поднялся.

— Что случилось?

— Мы не одни, — сказал ему Ройс. — Буди остальных!

— В чем дело? — сонно спросил Уэсли. Лагерь постепенно оживал.

— Тихо, — прошептал Ройс, обнажив кинжал и вглядываясь в темноту.

— Газель? — спросил Грэди.

— Нечто… — ответил Ройс. — Их много.

Теперь и остальные услышали треск сучьев и шуршание листвы и быстро повскакивали с мест с оружием наготове.

— Спиной к реке! — крикнул Уэсли.

Впереди появился свет. Затем он исчез, но вскоре мелькнул еще один огонек. Справа и слева вспыхнули еще два огонька, звуки стали громче и ближе. В лагерь вернулся Довин Траник, напугав остальных своим неожиданным появлением. Некоторые бросили в его сторону странные взгляды, но промолчали.

Все прислушивались к звукам, которые продолжали доноситься из-за деревьев.

Темные фигуры несли факелы сквозь густые джунгли. Они медленно выбрались из зарослей и ступили на прибрежную поляну. Их было не менее двадцати, и поначалу они показались невиданными, чудовищными зверями, однако когда они собрались на поляне, Адриан понял, что это все же люди: коренастые мужчины с бычьими шеями и выкрашенными белым лицами, облаченные в доспехи из кости и головные уборы из длинных перьев, вооруженные грубыми дубинами, топорами и копьями. С необычайной легкостью выскочив из густых зарослей, они окружили путешественников кольцом и в молчании подбирались ближе.

— Мы пришли с миром! — закричал на тенкинском Дилладрум. Адриану его голос показался слабым. — Мы пришли к военачальнику Эрандабону. Мы несем ему послание.

По мере приближения странные существа начали выть и улюлюкать, потрясая оружием. Они скалили зубы, колотили себя в грудь и топали голыми ногами.

Дилладрум повторил свои слова.

Вперед выступил один из самых высоких мужчин, вооруженный украшенным боевым топором, и, подойдя к Дилладруму, спросил на тенкинском резким голосом:

— Какое послание?

— Это запечатанное письмо, — ответил Дилладрум. — Его полагается вручить лично в руки военачальнику.

Человек внимательно рассмотрел каждого из них и, широко улыбнувшись, кивнул:

— Идите за мной!

Такой исход дела показался им лучшим из всех возможных, однако Дилладрум, переводя ответ, судорожно промокнул рукавом вспотевший лоб.

Тенкин начал выкрикивать какие-то приказы. Факелы погасли, и странные люди вновь растворились в джунглях. На поляне остался только главарь, который, дав знак следовать за ним, помчался обратно к деревьям, освещая факелом путь. Он бежал так быстро, что вскоре все начали задыхаться, а старику Буларду стало плохо. Дилладрум крикнул тенкину, прося дать им передохнуть или хотя бы идти чуть медленнее, но в ответ они услышали только смех.

— Не очень-то наши новые друзья уважают старость, — хватая ртом воздух, прохрипел Булард.

— Ну все, хватит! — воскликнул Уэсли и поднял руку, давая отряду знак остановиться. Команду «Изумрудной бури» не пришлось убеждать в необходимости передышки. Тенкин и его факел продолжали удаляться и вскоре скрылись за деревьями. — Если хочет, пусть бежит дальше без нас!

— Он не бежит, — заметил Ройс. — Он погасил факел и прячется за деревьями. По обе стороны от нас еще несколько, а остальные сзади.

Уэсли огляделся и сказал:

— Я вообще ничего не вижу.

Ройс улыбнулся.

— Зачем в команде эльф, если вы не пользуетесь его возможностями?

Уэсли удивленно поднял брови, снова вгляделся в деревья, но ничего не сказал. Вытащив пробку из мешка с водой, он сделал глоток и передал воду остальным. Взгляд его упал на историка, который сидел, согнувшись, в грязи.

— Как вы себя чувствуете, господин Булард? — участливо спросил Уэсли.

Булард поднял покрасневшее лицо, по которому градом катился пот, тонкие волосы прилипли в голове. Продолжая судорожно глотать воздух, он выдавил жалкую улыбку и ободряюще покивал головой, давая понять, что готов продолжить путь.

— Хорошо, — сказал Уэсли, — идем дальше, но так быстро, как мы сами считаем необходимым. Не позволим им изнурить нас.

— Так точно, — согласился Дернинг, вытирая рот после глотка. — Очень похоже, что именно это они и хотят сделать: заставить нас бегать кругами, пока не упадем, а потом мы и опомниться не успеем, как они набросятся на нас и перережут глотки.

— Может, это и произошло с теми другими, которых мы нашли. Уж не эти ли парни их прикончили? — предположил Грэди.

— Кажется, мы скоро выйдем из джунглей, — сказал Ройс. — Я чувствую запах моря.

Пока Ройс этого не сказал, Адриан ничего не замечал, хотя и сам чувствовал в воздухе вкус соли. Звук, который он принял за ветер в листве, был, как он теперь понял, голосом океана.

— Идемте дальше, господа? — сказал Уэсли, собирая отряд.

Стоило им двинуться с места, как впереди снова вспыхнул факел тенкина и опять быстро скрылся среди деревьев, однако Уэсли отказался бежать за ним. Факел вернулся, но после еще нескольких попыток заставить команду идти быстрее тенкин сдался и приноровился к их шагу.

Дорога круто шла вниз. Вскоре она превратилась в каменистую тропу, которая упиралась в утес. Внизу раздавался шум набегавших волн. Приближался рассвет, и стало ясно, куда их ведут. Высоко на скалистом выступе, вздымавшемся из океана и окруженном природной гаванью, стояла каменная крепость. Дворец Четырех Ветров выглядел древним. Под воздействием ветров и дождей, атаковывавших его сотни лет, он стал похож на темную, изъеденную трещинами и вмятинами гранитную скалу, на которой возвышался. Дворец был сложен из огромных камней, и оставалось только дивиться, как люди могли уложить их друг на друга. Он был столь же суров, сколь и населявшие его тенкины, но, в отличие от них, не имел никаких украшений. Большой уединенный залив с подветренной стороны порта был заполнен кораблями. Их были сотни, все со спущенными черными парусами.

Когда они подошли к мощным воротам, тенкин с факелом остановился.

— Дальше с оружием нельзя.

Услышав перевод Дилладрума, Уэсли нахмурился, но возражать не стал. Подобное правило существовало и в Аврине — никому не дозволялось войти в замок любого правителя вооруженным. Все сдали свое оружие, но Адриан заметил, что ни Траник, ни Ройс этого не сделали.

Траник вообще вел себя очень странно. За все время он не проронил ни слова и не спускал глаз с Ройса.

Они вошли в крепость. С крепостного вала за ними наблюдала дюжина хорошо вооруженных стражников, другие стояли вдоль их пути. Вблизи замок выглядел полуразрушенным. На земле кое-где валялись выпавшие из стен разбитые камни.

Внутри оказалось не менее мрачно и уныло. Столетия запустения и разложения превратили некогда великое строение в подобие первобытной пещеры. Из трещин в стенах, покрытых плесенью, прорастали корни деревьев, гулявший по залу ветер разгонял по углам мертвые листья. Под пылью, грязью и паутиной скрывались древние резные украшения, скульптуры и письмена.

По стенам были развешены грубо сделанные знамена с изображением белого тенкинского топора на черном фоне. Как и в Удорро, с потолка, подобно летучим мышам в пещере, свисали целые ряды щитов. Одну сторону огромной залы занимал большой камин, похожий на открытую пасть хищника, где горел целый ствол дерева. На полу была расстелена тигровая шкура. Голова мертвого тигра таращилась на вошедших сверкающими изумрудными глазами и скалилась пожелтевшими клыками. В дальнем конце залы возвышался покосившийся каменный трон. Его основание давно треснуло, ножки оплел разросшийся вьюн, сиденье было покрыто толстыми звериными шкурами. На них восседал человек с дикими глазами.

Его длинные черные с проседью волосы торчали во все стороны. Лицо было исполосовано глубокими шрамами от порезов и следами ожогов. Густые брови нависали над яркими свирепыми глазами, которые зорко осматривали все, вращаясь в глазницах, словно мраморные шарики, жаждущие выскочить из орбит. Он был одет в открытый на груди жилет из маленьких, замысловато переплетенных друг с другом костей. Длинные пальцы лениво поглаживали большой окровавленный топор, который лежал у него на коленях.

— Кто здесь? — спросил военачальник на тенкинском. Его громкий, пугающий голос эхом пронесся по залу. — Кто вошел в замок Эрандабона без разрешения и приветствия? Кто ходит по лесам Эрандабона, словно разбежавшиеся овцы, которых нужно согнать в стадо? Кто смеет искать Эрандабона в его логове, в его священном месте?

Окружавшие его странные люди уставились на вошедших. Беззубые, сплошь изукрашенные татуировками мужчины разливали напитки, женщины с растрепанными волосами и ярко подведенными глазами раскачивались из стороны в сторону под неслыханные ритмы. На шелковой подушке лежала обнаженная женщина, которая нашептывала что-то обернувшейся вокруг ее тела гигантской змее. Рядом с ней лысый старик рисовал на полу причудливые узоры желтыми ногтями такой же длины, как его пальцы. Вся зала была пропитана дымом горящих туланских листьев, дымившихся в жаровне, расположенной в центре.

В темноте притаились и другие. Адриан едва различал их сквозь завесу дыма и мерцающие отсветы костра. Сгрудившись во тьме, они издавали едва слышные бормочущие звуки, похожие на стрекот цикад и хорошо знакомые Адриану. Он не видел их самих, только тени на камнях — они нервно, тревожно перемещались с места на место, словно стая голодных собак, и так быстро, как не может двигаться человек.

Дилладрум подтолкнул Уэсли вперед. Молодой человек глубоко вздохнул и сказал:

— Я мичман Уэсли Белстрад, исполняющий обязанности капитана оставшейся в живых команды корабля ее императорского величества «Изумрудная буря» из Аквесты. У меня к вам послание, ваше превосходительство.

Он низко поклонился. Адриану показалось забавным, что юноша столь благородной крови кланяется человеку вроде Эрандабона Гайла, который был почти безумцем.

— Долго ждал Эрандабон слова, — заговорил на апеланорском восседавший на троне человек. — Долго считал Эрандабон звезды и луны. Набегают и отходят волны, приходят и собираются корабли, тьма растет, а Эрандабон все еще ждет. Сидит и ждет. Ждет и сидит. На севере растет великая тень. Вновь приходят боги и несут с собой смерть и страх. Неумирающие раздавят мир пятой своей, а Эрандабон вынужден ждать. Где это послание? Говори! Говори!

Уэсли сделал шаг вперед и достал письмо, но, заметив сломанную печать, на миг замешкался. Воспользовавшись замешательством, тощий человек в перьях и краске выхватил у него письмо. Оскалившись, он зарычал на Уэсли, словно пес.

— Не приближайся к великому Эрандабону с нечистыми руками!

Человек в перьях подал военачальнику письмо. Двигая глазами из стороны в сторону, тот просмотрел послание, лицо его расплылось в жуткой улыбке, он разорвал письмо на куски, затолкал их в рот, принялся жевать и проглатывать, что заняло у него совсем немного времени. Никто не произнес ни слова. Справившись с последним куском, военачальник поднял руку и приказал:

— Запереть их!

Уэсли вздрогнул от изумления, когда его схватили тенкинские стражники.

— В чем дело? — запротестовал он. — Мы посланники Авринской империи! Вы не можете…

Эрандабон засмеялся. Стражники потащили их прочь из залы.

— Стойте! — прогремел другой голос. — Вы нарушаете договор! — Траник ловко увернулся от стражников и гневно приблизился к военачальнику. — Мне и моему отряду был обещан безопасный путь. Я здесь, чтобы взять газельского проводника, который мог бы провести нас через Гранданз-Ог!

Эрандабон поднялся и вскинул топор, загородив Транику дорогу.

— Привезли ли вы оружие? Доставили ли вы Эрандабону пищу для Множества? — закричал военачальник.

— Корабль затонул! — воскликнул Траник. — И главным в нашем договоре были не оружие и не эльфы!

Бормотание в темноте стало громче. Казалось, даже тенкинов пугают эти жуткие звуки. Лысый человек перестал рисовать и задрожал. Женщина со змеей громко вздохнула.

Эрандабон не обращал внимания на усиливающиеся звуки. Он говорил быстро, со злобной радостью:

— Нет! Открытые ворота Делгоса — вот что главное! Где доказательства? Какие у вас доказательства? Вы будете ждать здесь, взаперти, и если Друминдор не падет, вы станете пищей Множества! Так велик Эрандабон! Кто вы такие, чтобы ослушаться Эрандабона?

— Кто вы такие, чтобы ослушаться Эрандабона? — скандировала толпа.

Военачальник взмахнул рукой, и бормотание вновь стало громче. Подошли стражники с копьями.

— Зато теперь мы знаем, что Империя делает с арестованными эльфами, — пробормотал Ройс, легко проводя пальцами по дверному косяку.

Тенкины заперли их в нескольких камерах в подземелье крепости. Здесь не было окон, и единственным источником света служило небольшое зарешеченное окошко в двери, за которым мерцали факелы в железных подсвечниках. Адриану и Ройсу повезло: они оказались вместе с Уайаттом и Уэсли, остальные члены отряда были где-то в соседних камерах, откуда доносился их неразборчивый шепот.

— Как же это мерзко! — сказал Уэсли, опустившись на каменный пол и уронив голову на руки. — Честно признаюсь, я никогда особенно не любил тех, в чьих жилах течет эльфийская кровь, — он бросил виноватый взгляд на Ройса, — но это… это настолько отвратительно, что даже представить невозможно. Неужели империя могла допустить столь гнусное и бесчестное дело… это… это…

— И еще мы знаем, зачем здесь собран целый флот, — сказал Адриан. — Они намереваются вторгнуться в Делгос, а мы, похоже, доставили им приказ начать наступление.

— Но в Друминдор невозможно проникнуть с моря, — сказал Уэсли. — Думаете, этот господин Эрандабон знает об этом? Как только его корабли войдут в залив, все они сгорят дотла.

— Нет, не сгорят, — возразил Ройс. — В Друминдоре произошел саботаж. Когда в следующее полнолуние они станут проводить вентиляцию, взрыв уничтожит крепость и, как я подозреваю, весь Тур Дель Фура. После этого армада не встретит никакого сопротивления.

— Что? — спросил Уэсли. — Вы этого не можете знать.

Ройс промолчал.

— Он знает, — сказал Адриан.

От удивления у Уэсли вытянулось лицо.

— Печать была сломана… — догадался он. — Вы прочитали письмо?

Ройс продолжал молча осматривать дверь.

— Как он взорвется? — спросил Адриан.

— Вентиляционные отверстия засорены.

— Нет… — Адриан покачал головой. — Только Гравис знал, как это сделать, а он мертв.

— Значит, об этом каким-то образом узнал и Меррик. Он делает то же, что пытался сделать Гравис. Он заблокировал выходы. Во время вентиляции в полнолуние газ и лава встретят на своем пути преграду. Вся гора взорвется. Вот что Меррик имел в виду, говоря о том, что исход войны изменится. Делгос поддерживает патриотов, которых снабжает деньгами в основном Корнелиус ДеЛур. Убрав Гонта, они отсекли повстанцам голову. Теперь отрубят ему руки и ноги. Уничтожение Делгоса означает, что Империи останется разобраться только с Меленгаром.

— Но корабли, которые мы видели в здешней гавани, принадлежат не только тенкинам. Большинство из них газельские, — заметил Адриан. — Гайл думает, что может использовать их как силу, боевых псов, но гоблинов нельзя укротить. Он не сможет ими управлять. Империя отдает Делгос ба ран газель. Стоит им укрепить свои позиции, гоблины станут для Новой империи более серьезной угрозой, чем патриоты.

— Уверен, что Меррика все это мало заботит, — сказал Ройс.

— Ты украл у меня письмо и прочел его? — спросил Уэсли Ройса. — И, зная, что за этим последует, позволил доставить его военачальнику?

— Уж не хотите ли вы сказать, что отказались бы доставлять письмо? Это же приказ самих регентов.

— Но отдать Делгос этому… этому… безумцу и газель — это… это…

— Это ваш долг, как офицера Новой империи.

Уэсли в растерянности посмотрел на него.

— Мой отец часто говорил: «Рыцарь обнажает меч по трем причинам: чтобы защищать себя, чтобы защищать слабых и чтобы защищать своего господина», но всегда добавлял: «Никогда не защищай себя от правды, никогда не защищай слабость в других и никогда не защищай бесчестного господина». Я не понимаю, какая честь в том, чтобы скормить ребенка гоблинам или отдать страну на растерзание газельской орде.

— Почему ты позволил ему доставить письмо? — спросил Адриан.

— Я прочел его только сегодня, когда мы остановились попить воды и уже были окружены людьми Эрандабона, — ответил Ройс. — Это была последняя возможность. Да если бы мы явились сюда с пустыми руками, нас бы сразу прикончили.

— Я не стану содействовать этому… этому кошмару! Мы должны предотвратить уничтожение Друминдора! — заявил Уэсли.

— Вы понимаете, что вмешательство в это дело равносильно измене империи? — спросил Ройс.

— Это императрица совершила измену, отдав каждого мужчину, женщину и ребенка на растерзание кровожадным ба ран газель. Я остаюсь верным… верным делу чести.

— Возможно, вас утешит тот факт, что императрица Модина вряд ли могла отдать такой приказ, — сказал Адриан. — Мы ее знаем… встречались с ней до того, как она стала императрицей. Она бы никогда не допустила нечто подобное. За день до нашего отплытия из Аквесты я был во дворце и видел, что там командует не она. За всем этим стоят регенты.

— Ясно одно: если мы порушим планы Меррика, нам больше не придется его искать. Он сам нас найдет, — добавил Ройс.

— Это все моя вина, — вздохнул Уэсли. — Мое первое командование, и посмотрите, куда оно нас завело!

— Не переживайте. Вы все сделали правильно. — Адриан похлопал его по плечу. — Вы исполнили свой долг, выполнили порученное задание. Теперь вы вольны выбирать, как действовать дальше.

— Боюсь, выбирать особо не приходится, — сказал Уэсли, оглядывая камеру.

— Долго еще до полнолуния? — спросил Адриан.

— Думаю, недели две, — ответил Ройс.

— По суше идти обратно слишком долго. Уайатт, сколько нужно времени, чтобы добраться туда морем? — спросил Адриан.

— При попутном ветре гораздо меньше, чем занял путь сюда. Полторы недели, может, две.

— Тогда у нас еще есть время, — сказал Адриан.

— Для чего? — спросил Уэсли. — Мы заперты в подземелье безумца на краю света. Подвиг уже в том, чтобы выжить.

— Для своего молодого возраста вы слишком пессимистичны, — сказал Ройс.

Уэсли усмехнулся.

— Хорошо, матрос Мельборн, как, по-твоему, мы сумеем пробраться в гавань, захватить полный газельских воинов корабль и пройти мимо армады, когда мы не можем даже выбраться из этой запертой камеры?

Ройс слегка толкнул дверь, и она открылась.

— Я открыл дверь, пока вы тут занимались самобичеванием, — сказал он.

Уэсли не сумел скрыть изумления.

— Ты ведь не простой матрос?

— Ждите здесь, — сказал Ройс, выскользнув в коридор.

Его не было несколько минут. Не раздалось ни звука. Затем он вернулся, ведя за собой По, Дернинга, Грэди, Дилладрума и винту. С кинжала Ройса капала кровь, в руках он держал кольцо с ключами.

— А как же остальные? — спросил Уэсли.

— Не беспокойтесь, я о них не забуду, — с дьявольской усмешкой сказал Ройс.

Он снова ушел, и остальные последовали за ним. В луже крови лежал убитый стражник, а Ройс уже стоял возле запертой последней камеры.

— Нас не нужно освобождать, — крикнул из-за двери Дефо. — Если бы я хотел выйти, я бы сам открыл дверь.

— Я здесь не затем, чтобы освободить тебя, — сказал Ройс, открывая двери.

Берни преградил ему путь, обнажив кинжал.

— Не лезь в это дело, Берни, — сказал Ройс. — Пока что ты просто выполнял задание. Это я понимаю, но если встанешь между мной и Траником, это уже будет наше с тобой дело.

— Матрос Мельборн! — воскликнул Уэсли. — Я не могу позволить вам убить господина Траника!

Ройс не обратил на него внимания, и Уэсли повернулся к Адриану, но тот только пожал плечами.

— Не в моих правилах мешать ему, особенно если жертва того заслуживает.

Уэсли повернулся к Уайатту. Лицо рулевого не выразило никакого сочувствия.

— Этот мерзавец сжег целый трюм эльфов и, вполне возможно, забрал мою дочь. Пускай сдохнет!

Доктор Леви слегка отодвинулся от Траника. Куратор стоял у стены, сжимая в руках кинжал. По тому, как он держал оружие, и по его позе Адриан понял, что он не привык драться кинжалом. От напряжения Траник весь покрылся потом, в глазах маячил страх, а Ройс тем временем подходил все ближе.

— Могу я спросить, зачем вам убивать господина Траника? — вдруг спросил Булард, вставая между ними. — Тем, кто намерен бежать, гораздо важнее пытаться выбраться отсюда, нежели тратить время на то, чтобы убить заточенного в темнице человека, вы так не считаете?

— Это займет не больше секунды, — заверил его Ройс.

— Возможно, возможно, но я прошу вас этого не делать. Я не утверждаю, что он не заслуживает смерти, но кто вы такой, чтобы выносить приговор? Траник умрет — и, подозреваю, довольно скоро, учитывая, куда мы направляемся. Независимо от этого наша миссия невероятно важна не только для Империи, но и для всего человечества, и он нужен нам, иначе у нас нет надежды довести дело до конца.

— Заткнись, старый дурак! — прорычал куратор.

Слова историка заинтересовали Ройса.

— Что это за миссия? — по-прежнему не сводя глаз с Траника, спросил он.

— Разыскать очень древнюю и очень важную реликвию, которая называется Рог Гилиндоры. Боюсь, очень скоро он нам понадобится.

— Рог? — переспросил Адриан.

— Да. Учитывая весьма затруднительное положение, в котором мы находимся, думаю, сейчас не лучшее время для уроков истории, но в наших же интересах оставить Траника в живых — пока.

— Уж простите, — ответил Ройс, — но придется вам как-нибудь обойтись без…

В коридоре появились двое стражников, которые несли миски с едой. Увидев труп убитого охранника, они бросились бежать.

Воспользовавшись тем, что Ройс кинулся за ними, Берни быстро захлопнул дверь камеры.

— Уходите, все уходите! — поторопил Булард.

Они выбежали из темницы и помчались по лестнице. Сверху доносились громкие голоса.

— Они ушли, — проворчал Ройс.

— Это мы поняли по крикам, — сказал Адриан.

Они остановились на пересечении четырех одинаковых коридоров, освещенных установленными на одинаковом расстоянии друг от друга факелами на стенах.

Ройс оглянулся в сторону темницы и выругался себе под нос.

— Вот что получается, когда начинаешь сомневаться.

— Есть предположения, куда дальше? — спросил Уайатт.

— Сюда, — сказал Ройс.

Он быстро повел их, потом вдруг остановился и указал на какую-то дверь. Через мгновение мимо промчался отряд стражи. Уэсли начал было выходить, но Ройс затащил его назад. Прошли еще двое стражников.

— Теперь можно, — сказал он, — но держитесь за мной.

Ройс бежал по многочисленным коридорам, постоянно сворачивая и время от времени останавливаясь. Они преодолели еще две лестницы и уклонились от очередного отряда стражи. На лицах остальных Адриан заметил удивление — никто не мог понять, откуда Ройсу известна дорога, словно он видит сквозь стены или точно знает, где находится каждый стражник. Для Адриана в этом не было ничего нового, но даже его поразила сопутствовавшая им удача, учитывая, что Ройс тащил за собой целую свиту.

Неожиданно открылась дверь, и несколько тенкинов врезались в Дилладрума и одного из винту. Дилладрум в ужасе помчался по коридору, а винту за ним. Ошарашенные тенкины не были воинами и, испугавшись не меньше Дилладрума, спрятались за дверью. Ройс тщетно пытался остановить Дилладрума, но тот в страхе продолжал бежать дальше.

— Черт возьми! — выругался Ройс.

Он бросился за проводником и винту, остальные, стараясь не отставать, бежали за ним по лабиринту коридоров, уже не разбирая дороги, вслепую. Завернув за угол, Адриан едва не врезался в Ройса, путь которому преграждали воины-тенкины. На полу лежали трупы Дилладрума и винту, каменные стены были залиты кровью. Отступать было некуда — путь назад им преграждало целое войско.

— Кто вы такие, чтобы ослушаться Эрандабона? — скандировала толпа тенкинских воинов.

— Назад! — скомандовал Адриан, оттолкнув Уэсли и остальных в нишу, послужившую хоть какой-то защитой. Он схватил со стены факел, и они с Ройсом выступили вперед.

Тенкины с криками бросились в атаку.

Первый воин упал замертво. Адриан ударил следующего тенкина по лицу горящим факелом. Ройс ногой метнул Адриану меч мертвеца, и тот обезглавил следующего нападавшего.

Двое тенкинов атаковали Ройса, но его не оказалось на прежнем месте, он будто растворился в тумане. Упали еще двое. Адриан пошел в наступление, а Ройс перебросил оружие убитых назад Уайатту, Дернингу и Уэсли. Теперь Адриан стоял в центре.

Еще трое атаковавших упали замертво.

Остальные в смятении отступали, и Адриан поднял второй клинок.

Хлоп! Хлоп! Хлоп!

К ним подошел, хлопая в ладоши и широко улыбаясь, Эрандабон.

— Галенти, это ты! Как я рад, что ты вернулся!

Глава 18 КОТЕЛ С ПОХЛЕБКОЙ

Амилия сидела в кухне, поставив локти на стол и подперев голову руками. Здесь все и началось, когда бывшая наставница Модины привела императрицу в кухню, чтобы учить ее поведению за столом. Разгневанный регент Сальдур неожиданно назначил наставницей Амилию, и теперь, вспоминая, в каком ужасе она пребывала в первые дни, девушка вдруг с изумлением осознала, что тогда все-таки было лучше.

Теперь в комнате Модины скрывалась ведьма, которая забивала императрице голову всякой чепухой. Чужестранка, принцесса вражеского королевства, а между тем проводит с Модиной больше времени, нежели сама Амилия! Да она может внушить императрице что угодно! И что бы ни говорила Амилия, как ни пыталась убедить Модину прогнать ведьму, императрица настаивала на том, что они должны помочь принцессе найти Дегана Гонта.

Амилия предпочитала, чтобы все шло по-старому, когда она могла действовать по своему усмотрению. Сидя в кухне, она терялась в догадках, что же ей теперь делать. Она хотела пойти к Сальдуру и донести на ведьму, но знала, что этот ее шаг глубоко ранит Модину. Императрица никогда не оправится от такого предательства, особенно со стороны Амилии, которой безоговорочно доверяла, подобный удар, вне всякого сомнения, окончательно сломит ее и может привести к самым ужасным последствиям. Амилия чувствовала себя так, словно сидит в оставшейся без кучера карете, которая несется к обрыву, а у нее нет никакой возможности схватить вожжи.

— Давай я тебе супу сделаю, — предложил Ибис Тинли.

Старый повар, в своем неизменном, вечно грязном фартуке, мешал содержимое большого дымящегося котла, бросая в него кусочки сельдерея.

— Я так несчастна, что даже есть не могу.

— Неужто все так плохо?

— Хуже и вообразить невозможно! Просто не знаю, чего от нее ждать! Боюсь оставлять ее одну. Неизвестно, что она может сделать, пока меня нет рядом.

В этот поздний час на кухне они были вдвоем. По стене бежали длинные тени от огня в очаге. Было тепло и уютно, но все портил отвратительный запах, исходивший от пузырящейся похлебки, которую готовил на печи Ибис.

— Ну не верю я, что все так ужасно. Ну же, давай-ка супчику. Я готовлю замечательную ячменную похлебку с овощами, пальчики оближешь, уж поверь.

— Ты же знаешь, я обожаю твою стряпню. Просто сейчас у меня от переживаний живот сводит. Места себе не нахожу… Представляешь, недавно посмотрелась в зеркало и заметила у себя седой волос.

— Ой, да будет тебе, ты же еще совсем девчонка, — рассмеялся Ибис, но, опомнившись, серьезно сказал: — Наверное, нельзя так говорить с дворянкой. Я должен сказать: «Да, ваша милость», а еще лучше: «Нет-нет, ваша милость! Если позволите быть столь дерзким и говорить прямо, я бы с вами не согласился, ибо вы прекрасны, как начищенный котел!» Вот как следует отвечать.

Амилия улыбнулась.

— Знаешь, я никогда не понимала этого твоего выражения.

Ибис вытянулся, сделав вид, что оскорблен.

— Я повар. Я люблю котлы. — Он улыбнулся. — Все-таки поешь супчику. От горячего и живот сводить перестанет, а?

Она с подозрением покосилась на котел, в котором повар что-то мешал, и сморщила нос.

— Да как-то не хочется…

— О нет, не этого! Великий Марибор, конечно же, я приготовлю тебе что-нибудь вкусное!

Амилия с облегчением вздохнула. Ибис всегда умел приободрить ее.

— А что ты варишь? Почему-то пахнет противно, тухлыми яйцами…

— Это похлебка, но такую и зверью не дашь. Скидываю туда всякие отбросы и приправляю жутким желтым порошком, от него-то и идет этот запах. Пытаюсь, конечно, как-то улучшить это варево, бросаю немного сельдерея, пряностей, чтобы облегчить собственную совесть.

— А для кого оно?

— Понятия не имею! Скоро за ним придут два стражника. Честно говоря… я даже спрашивать боюсь, кому они это носят. — Он замолчал. — Что с тобой, Амилия?

Приоткрыв рот, Амилия не отрываясь смотрела на большой котел. С лестницы донесся звук шагов, и в кухню вошли два солдата, которых она узнала. Это были стражники, обычно дежурившие в коридоре на четвертом этаже восточного крыла — там, где располагались кабинеты регентов и ее собственный. Они тоже узнали ее и почтительно поклонились. Амилия благосклонно кивнула в ответ. Судя по озадаченному виду, подобное проявление вежливости со стороны дворянки привело их в недоумение, но в то же время явно приободрило.

— Все готово? — спросили они у Ибиса.

— Секундочку-секундочку, — пробормотал тот. — Вы сегодня как-то рано…

— Да мы с рассвета на посту, — пожаловался один из стражников. — Это наше последнее на сегодня дело. Честное слово, не понимаю, чего ты так стараешься, Тинли!

— Это моя работа, и я хочу выполнять ее как положено.

— Поверь мне, жаловаться никто не станет! Никому до этого нет дела.

— Мне есть дело, — жестко заметил Ибис, дав понять, что не намерен продолжать этот разговор.

Стражник пожал плечами и остался ждать, пока Ибис не закончит готовку.

— Для кого этот суп? — спросила Амилия.

— Нам не положено говорить об этом, сударыня, — замявшись, ответил стражник.

Второй грубовато толкнул его и прошептал:

— Это же наставница императрицы, болван!

Первый стражник покраснел.

— Прошу прощения, госпожа наставница. Просто регент Сальдур иногда бывает очень страшен…

Про себя Амилия с ним согласилась, но никак этого не показала.

Его товарищ хлопнул себя по лбу и скорчил презрительную мину.

— Ну ты и дурак, Джеймс! Простите его, госпожа.

— Что? — озадаченно спросил Джеймс. — Что я такого сказал?

Стражник печально покачал головой.

— Да ты сейчас одним махом дурно отозвался о регенте и показал, что не уважаешь ее милость!

Джеймс побледнел.

— Как тебя зовут? — спросила Амилия второго стражника.

— Хигглс, ваша милость. — Он вытер лоб и снова поклонился.

— Почему бы тебе не ответить на мой вопрос?

— Мы относим суп в северную башню. Ту, что между колодцем и конюшней.

— Сколько там заключенных?

Стражники переглянулись.

— Насколько мы знаем, там никого нет, госпожа.

— Тогда кому же вы носите этот суп?

Хигглс пожал плечами.

— Мы просто отдаем его серетским рыцарям.

— Все готово, — объявил Ибис.

— Мы можем идти, ваша милость? — спросил Хигглс.

Амилия кивнула, и стражники вышли во двор, держа котел за ручки.

— Ну, давай-ка теперь я приготовлю что-нибудь для тебя, — сказал Ибис, вытирая большие руки о фартук.

— А? — переспросила Амилия, все еще думая о стражниках. — Нет, спасибо тебе, Ибис. — Она встала. — Кажется, у меня появились кое-какие дела.

Выйдя во внутренний двор, Амилия зябко поежилась, сожалея, что у нее не было времени надеть плащ. Погода изменилась: вместо приятной теплой осени с яркими листьями, чистым голубым небом и свежими ночами в воздухе чувствовалось ледяное дыхание предзимья. Сквозь мутные тучи мерцал едва заметный полумесяц. Она прошла через огород, превратившийся в месиво грязи и похожий на кладбищенский участок, и осторожно, стараясь не всполошить птиц, приблизилась к курятнику. Гулять по ночам никому не запрещалось, но сейчас она чувствовала себя заговорщицей.

Увидев, что Джеймс и Хигглс возвращаются обратно, Амилия шмыгнула в дровяной сарай, а спустя несколько минут прокралась по двору дальше, обогнула колодец и вошла в северную башню — тюремную башню, как она теперь ее называла.

Как и говорили стражники, на посту стоял рыцарь Серета, облаченный в черные доспехи с красным символом разбитой короны на груди. Лицо его закрывало забрало шлема, украшенного красным пером. Казалось, он ее не заметил, что было странно, поскольку теперь Амилии кланялись все стражники. Серет молчал. Она обошла его и направилась к лестнице. Удивительно, но он даже не попытался ее остановить.

Она поднималась все выше, минуя камеры, — ни одна дверь не была заперта на замок. Некоторые из них Амилия открывала, заглядывая внутрь. Все камеры были очень тесными, на полу лежала старая прогнившая солома. Крошечные зарешеченные оконца пропускали лишь немного лунного света. К стенам и полу крепились тяжелые цепи. В нескольких камерах ей попались табурет или ведро, но в большинстве не было ничего. Амилии стало не по себе, озноб усилился — не столько из-за холода, сколько из-за страха, который внушало это место, и боязни здесь оказаться.

Джеймс и Хигглс сказали правду. Башня пустовала.

Она спустилась вниз и подошла к серету.

— Прошу прощения, но что вы охраняете? Здесь никого нет.

Он не ответил.

— А куда девался котел с похлебкой?

Серет снова промолчал. Амилии, не видевшей его глаз сквозь забрало шлема, показалось, что он спит стоя. Она сделала шаг вперед. Серет шевельнулся. С быстротой змеи рука его скользнула к рукояти меча, и по каменной башне разнесся зловещий скрежет доставаемого из ножен оружия.

Амилия бросилась бежать.

— Вы ей расскажете? — спросил Нимбус.

Они сидели вдвоем в кабинете Амилии, заканчивая последний из списков приглашенных на свадьбу гостей, чтобы передать его писцам. Повсюду были разбросаны бумаги. На стене висел план большой залы, испещренный отверстиями от булавок, нанесенных по ходу изменений в размещении гостей за столом.

— Нет, не буду я поддерживать эту сумасшедшую ведьму, не стану лить воду на ее мельницу, рассказывая о таинственно исчезнувшем котле супа! Сколько времени и сил я потратила, чтобы Модина хоть немного пришла в себя! Не допущу, чтобы императрица снова сломалась!

— Но что, если…

— Хватит, Нимбус! — теребя свитки, воскликнула Амилия. — Зря я вам рассказала! В конце концов, я туда сходила. Посмотрела. Ничего не увидела. До сих пор понять не могу, зачем я вообще это делала! Да хранит меня Марибор, даже я стала бегать по ночам за миражами этой ведьмы. Чему вы улыбаетесь?

— Да так… — сказал Нимбус. — Просто представил, как вы крадетесь по двору.

— Ой прекратите!

— Что прекратить? — спросил Сальдур, неожиданно появляясь в кабинете.

Регент одарил обоих доброй улыбкой.

— Ничего, ваше преосвященство. Нимбус просто немного пошутил.

— Нимбус? Нимбус? — повторил Сальдур, разглядывая его, будто стараясь что-то вспомнить.

— Он мой помощник и гувернер ее величества, беженец из Вернеса, — пояснила Амилия.

— Я еще не выжил из ума, Амилия! — с раздражением сказал Сальдур. — Я знаю, кто такой Нимбус. Просто я размышлял о его имени. Это слово из языка древней империи. Нимбус, если не ошибаюсь, означает «туман» или «облако», не так ли? — Он выжидающе посмотрел на Нимбуса, словно ища подтверждения, но тот лишь виновато пожал плечами. — Что ж, ладно, — сказал Сальдур, обращаясь к Амилии. — Я желаю знать, как проходит подготовка к свадьбе. Времени осталось совсем немного.

— Я как раз собиралась отправить эти приглашения писцам. Видите, разложила их в зависимости от расстояния, чтобы гонцы уже на следующей неделе могли доставить приглашения гостям, которые живут дальше всех.

— Замечательно! А платье?

— Мы наконец определились с покроем. Теперь ждем, когда из Колноры доставят ткань.

— А как сама Модина?

— Хорошо, хорошо, — солгала Амилия, улыбаясь как можно искреннее.

— Значит, она хорошо восприняла новости о грядущем семейном счастье?

— Императрица любые новости воспринимает примерно одинаково.

Сальдур одобрительно покивал головой.

— Да, верно… верно.

Он казался таким добрым и мягким, так похожим на милого дедушку. Амилия и сама ему бы поверила, если бы собственными глазами не видела, какой вулкан скрывается под этой маской спокойствия. Он вернул ее к действительности, спросив:

— Что ты делала вчера ночью в северной башне, милая?

Она прикусила язык, прежде чем ответить почти правду.

— Я столкнулась со стражниками, которые посреди ночи несли туда суп, и мне это показалось странным, потому что…

— Почему же? — настаивал Сальдур.

— Потому что в башне никого нет. Кроме серета, который, судя по всему, стережет пустоту. Вы что-нибудь об этом знаете? — спросила она, довольная тем, как ей удалось подчеркнуть собственную невинность, небрежно переадресовав ему вопрос.

Она даже подумала, не следует ли наивно похлопать глазами, но боялась уж слишком переигрывать. В ее памяти все еще были свежи воспоминания о том, как некогда Сальдур приказал стражнику убрать ее с глаз долой. Что скрывалось за этим приказом, она не знала, но хорошо помнила взгляд приближавшегося к ней стражника, полный печали и жалости.

— Конечно, знаю. Я регент — я знаю все, что здесь происходит.

— Дело в том, что… супа было очень много для одного рыцаря. А через несколько минут котел и вовсе исчез. Но раз вы уже все знаете, наверное, это неважно.

Некоторое время Сальдур молча смотрел на нее. С лица его исчезло знакомое снисходительное выражение, и из-под наморщенного лба на нее уставились изучающие глаза, в которых мелькнул намек на уважение.

— Понятно, — наконец вымолвил он.

Регент бросил через плечо мимолетный взгляд на Нимбуса, и тот улыбнулся в ответ, невинный, как младенец, и, к досаде Амилии, не преминул похлопать глазами. Впрочем, Сальдур не обратил на это внимания, напомнил Амилии, что не следует сажать герцога и герцогиню Рошель рядом с принцем Альбурна, и покинул кабинет.

— Жуть какая, — пробормотал Нимбус, когда они снова остались вдвоем. — Стоило вам разок заглянуть в башню, как наутро Сальдуру об этом уже известно!

Амилия, не в силах усидеть на месте, принялась вышагивать по крошечному кабинету, размеры которого позволяли ей сделать всего несколько шагов и тут же поворачивать обратно. Нимбус был прав. В этой башне творилось что-то странное, что-то, за чем пристально следил сам Сальдур. Сколько она ни гадала, какие версии ни старалась придумать, в сознании всплывало только одно имя: Деган Гонт.

Глава 19 ГАЛЕНТИ

В коридоре возле большой залы во Дворце Четырех Ветров повисла мертвая тишина. Небольшой отряд продолжал укрываться в нише. Теперь уже все матросы «Изумрудной бури» были вооружены мечами из авринской стали, отобранными у поверженных тенкинов. Напротив ниши выстроились воины-тенкины, нацелив на пленников арбалеты, остальные расступились, чтобы не преграждать дорогу стрелам. Отряд Адриана, державшийся вместе маленькой группой, был легкой мишенью.

Вперед вышел Эрандабон, но встал так, чтобы арбалетные стрелы в любую минуту могли быть пущены в цель.

— Эрандабон не сразу узнал тебя, Галенти! Много лет прошло, но ты не утратил своего мастерства, — сказал он, глядя на трупы тенкинских воинов. — Почему ты пришел с такими жалкими существами, Галенти? Зачем унижаешь себя? Это как если бы Эрандабон взялся ползти по земле со змеями или валяться в грязи со свиньями. Зачем ты это делаешь? Зачем?

— Я пришел повидаться с тобой, Гайл, — ответил Адриан.

По коридору разнеслись тревожные вздохи.

— Ха-ха! — рассмеялся военачальник. — Ты называешь меня калианским именем, а это преступление, которое карается смертью! Но я прощаю тебя, Галенти! Ибо ты не такой, как эти. — Он презрительно махнул рукой. — Ты в одном космосе с Эрандабоном. Ты звезда в небесах, сияющая почти столь же ярко, сколь Эрандабон. Ты мне брат, и я не стану убивать тебя. Ты должен пойти пировать со мной.

— А мои друзья?

Эрандабон помрачнел.

— Им нет места за столом Эрандабона. Это псы.

— Я не стану пировать с тобой, если с ними будут дурно обращаться!

Эрандабон нахмурился, безумно вращая глазами, затем сказал:

— Эрандабон велит запереть их — на сей раз для их же безопасности, для их же блага. Тогда ты станешь пировать с Эрандабоном?

— Стану.

Безумный военачальник хлопнул в ладоши, и тенкины осторожно выступили вперед.

Адриан кивнул. Ройс и остальные сложили оружие.

Балкон с видом на залив располагался на головокружительной высоте. Внизу в лунном свете отчетливо проступали очертания стоявших на якоре в гавани газельских и тенкинских кораблей, которым не было числа. На всех судах мерцали огоньки, легкий прохладный ветерок доносил далекие крики, долетавшие до крепости уже в виде шепота. Как и вся крепость, балкон был реликвией давно ушедших времен. Каменные поручни, возможно, некогда красивые, за много веков истерлись, сохранив лишь тусклое, слабое напоминание о былом виде. Их оплетали густые заросли плюща, усыпанного белыми цветами, словно скатерть, закрывающая полуразвалившийся стол. На полу кое-где проглядывала великолепная старинная мозаика, разбитая и потрескавшаяся, сплошь покрытая грязью. Вокруг балкона висело несколько масляных фонарей, которые, казалось, служили скорее для украшения, нежели для освещения. Каменный стол был заставлен угощением из дичи и фруктов и напитками.

— Садись! Садись и ешь! — сказал Эрандабон Адриану. Они были вдвоем, не считая нескольких тенкинских женщин и юношей, которые сновали туда-сюда, прислуживая им за столом. Эрандабон оторвал ногу большой жареной птицы и указал ею на залив. — Красивое зрелище, а, Галенти? Пять сотен кораблей, пятьдесят тысяч солдат, и всеми командует Эрандабон.

— Откуда столько? Во всем Калисе не наберется пятидесяти тысяч тенкинов, — ответил Адриан.

Он с подозрением посмотрел на стол, размышляя, нет ли среди угощения зажаренного эльфа, и на всякий случай решил ограничиться фруктами.

— Увы, нет, — печально сказал военачальник. — Эрандабону приходится довольствоваться газель. Они, словно муравьи, бегут из своих островных дыр. Эрандабон доверяет им не больше, чем доверял бы тигру, даже если бы вырастил его сам. Это дикие звери, но они нужны Эрандабону, чтобы достичь цели.

— И что это за цель?

— Друминдор, — спокойно сказал он и звучно хлебнул вина, большая часть которого потекла по подбородку. — Эрандабону нужно укрытие от бури, Галенти, надежное место, безопасное место. Много лун муравьи сражаются за Друминдор. Они знают, что он может выстоять против ветра. Времени все меньше, сыплется песок в часах, и они в отчаянии стремятся бежать с островов. Эрандабон обещает им в этом помочь. У него может быть пятьдесят тысяч, даже сто тысяч муравьев, Галенти. Они на островах повсюду, но Эрандабон пока довольствуется этими. Слишком много муравьев могут испортить пикник, не так ли, Галенти? — Он расхохотался.

Слуга подлил еще вина в бокал, к которому Адриан едва прикоснулся.

— Что ты знаешь о Меррике Мариусе? — спросил он.

Эрандабон злобно сплюнул на пол.

— Грязь! Свинья! Свинья в грязи! Он обещает оружие — оружия нет. Он обещает пищу для Множества — пищи нет. Из-за него Эрандабону труднее управлять муравьями. Эрандабон желает ему смерти.

— С этим я как раз смогу тебе помочь, если скажешь, где он.

Военачальник рассмеялся.

— О, Галенти, ты не можешь обмануть Эрандабона. Ты сделаешь это для себя, а не для Эрандабона. Но это не имеет значения. Эрандабон не знает, где он.

— Думаешь, он снова приедет сюда? — не унимался Адриан.

— Нет, в этом нет нужды. Эрандабон не задержится здесь. Это место старо. Плохое место для того, чтобы переждать бурю. — Он сбросил с балкона валявшийся на полу кусок гранита. — Эрандабон и его муравьи отправятся в великую крепость, где Древние нас не достанут. Эрандабон будет смотреть, как возвращаются боги и полыхает весь мир. Ты можешь сидеть рядом с Эрандабоном. Ты можешь стать во главе муравьев.

Адриан покачал головой.

— Друминдор будет уничтожен. Для тебя и твоих муравьев не будет крепости. Если отпустишь меня и моих друзей, мы сможем предотвратить это.

Эрандабон зарычал от смеха.

— Галенти, ты хорошо шутишь! Ты думаешь, Эрандабон такой же безмозглый, как муравьи? Зачем ты лжешь Эрандабону? Ты скажешь что угодно, лишь бы уйти отсюда со своими друзьями-псами.

Он отрывал мясо с кости зубами и жевал с открытым ртом, выплевывая мелкие кости и хрящи.

— Галенти, ты предлагаешь Эрандабону большую помощь. Верно, ты видишь, как велик Эрандабон, и желаешь угодить ему. Эрандабону это нравится. Эрандабон знает, что ты можешь для него сделать.

— И что же?

— Есть некий вождь газель — Узла Бар. — Он сплюнул на пол. — Он не покоряется Эрандабону. Он бросает Эрандабону вызов, хочет управлять муравьями. Теперь, когда не доставили обещанную пищу для Множества, он для Эрандабона точно кость в глотке. Узла Бар нападает на караваны из Аврина, ворует оружие и пищу для Множества. Он делает это, чтобы выставить Эрандабона слабым в глазах муравьев. Узла Бар вызывает Эрандабона на поединок. Но Эрандабон не дурак. Эрандабон знает, что никто из его воинов не выстоит против силы и быстроты ба ран газель. Но звезды озаряют Эрандабона своим светом и приводят сюда тебя.

— Хочешь, чтобы я с ним сразился?

— Вызов брошен по газельским обычаям. Эрандабон видел, как ты умеешь сражаться таким способом. Эрандабон думает, ты можешь победить.

— С кем вместе я буду сражаться? С тобой?

Он покачал головой и рассмеялся.

— Эрандабон не станет пачкать рук.

— С твоими воинами?

— Зачем Эрандабону рисковать своими воинами? Они нужны Эрандабону, чтобы управлять муравьями. Эрандабон видел твоих псов. Они хорошо сражаются. Когда им грозит смерть, все псы отлично сражаются. Если ты поведешь их, они будут хорошо сражаться. Эрандабон видел, как ты побеждал на арене с менее умелыми псами. А если проиграешь — жизнь Эрандабона не изменится.

— Но мне-то зачем это надо?

— Разве ты уже дважды не предложил Эрандабону помощь? — Он помолчал. — Эрандабон видит, что тебе дороги твои псы. Но ты и они убили много людей Эрандабона. За это вы заслуживаете смерти. Но… если ты сразишься с муравьями Узла Бар… Эрандабон позволит вам жить. Сделай это, Галенти! Небеса потускнеют, если в них погаснут звезды.

Адриан сделал вид, что обдумывает его предложение. Он молчал так долго, что Эрандабон занервничал. Было ясно, что ставка военачальника на эту битву была столь же высока, сколь и ставка Адриана.

— Ты немедленно ответишь Эрандабону!

Помолчав еще некоторое время, Адриан сказал:

— У меня свои условия. Если мы победим, ты немедленно отпустишь нас, не станешь держать здесь до полнолуния. Мне нужен корабль — небольшой быстрый корабль, полный провизии, который будет ждать нас к концу битвы.

— Эрандабон согласен.

— Еще я хочу, чтобы ты поискал эльфийскую девочку по имени Элли. Возможно, ее привезли сюда с последней партией эльфов из Аврина. Если она жива, ты отдашь ее нам.

Эрандабон поколебался минуту, но кивнул.

— Я хочу, чтобы моих товарищей освободили и хорошо с ними обращались. И чтобы им немедленно вернули оружие и прочие вещи.

— Эрандабон велит доставить псов, с которыми ты сражался, сюда, чтобы ты мог поесть с ними, когда Эрандабон закончит трапезу. Эрандабон также даст любое другое оружие, которое вы потребуете.

— А что с остальными? С теми, которые не сражались вместе со мной в коридоре.

— Они не убивали людей Эрандабона, поэтому они не умрут. У Эрандабона с ними сделка. Они останутся, пока сделка не будет выполнена. Сделка пройдет хорошо — их отпустят. Сделка пройдет плохо — они станут пищей для Множества. Хорошо?

— Да. Я согласен.

— Замечательно. Эрандабон очень счастлив. Эрандабон снова увидит, как Галенти сражается на арене.

Военачальник дважды хлопнул в ладоши, и на балкон вышли воины, каждый из которых нес в руках по одному из трех мечей Адриана. Остальные принесли другое оружие. Эрандабон взял бастард Адриана и поднял его.

— Эрандабон слышал о знаменитом мече Галенти. Это очень древнее оружие.

— Наследство.

Он отдал меч Адриану.

— А это… — сказал военачальник, поднимая кинжал Ройса. — Эрандабон никогда не видел подобного оружия. Кинжал принадлежит низкорослому? Тому, который сражался рядом с тобой?

— Да. — Адриан увидел, как жадно заблестели глаза Эрандабона. — Это Альверстоун. Даже не думай о том, чтобы это оружие оставить себе!

— Ты не станешь драться, если Эрандабон возьмет себе кинжал?

— В том числе и поэтому, — ответил Адриан.

— Он — каз?

— Да, и как ты уже видел, он хороший воин. Он мне нужен и его оружие тоже.

Адриан надел мечи и снова почувствовал себя самим собой.

— Значит, Мандалинский тигр согласен сражаться за Эрандабона?

— Похоже на то, — со вздохом признал Адриан.

— Ну и как все это происходит? — спросил Ройс, осматривая свой кинжал.

Взошло солнце. День был серый. Они завтракали на балконе. Недоеденная военачальником еда годилась разве что на корм голодным собакам.

— Сражаются пятеро против пятерых. Я думаю, Уэсли и По не следует принимать в этом участия. Они самые молодые…

— Мы бросим жребий, — решительно заявил Уэсли.

— Уэсли, вы никогда раньше не сражались против ба ран газель. Они очень опасны. Они сильнее и быстрее, чем люди. Чтобы их обезоружить, вам нужно лишить их рук… в прямом смысле…

— Мы бросим жребий, — твердо повторил Уэсли и отломил от сухой ветки семь сучков — два короче, чем остальные.

— Я в любом случае должен сражаться. Это часть уговора, — сказал Адриан.

Уэсли кивнул и отбросил в сторону один из длинных сучков.

— Я тоже буду сражаться, — сказал Ройс.

— Мы должны сделать все по-честному, — возразил Уэсли.

— Если Адриан сражается, то и я тоже, — сказал Ройс.

Адриан кивнул.

— Остается пятеро, разбирайтесь между собой.

После недолго колебания Уэсли отбросил еще один сучок и поднял кулак. Уайатт тянул первым, ему выпал длинный сучок. Следующим тянул По — ему достался первый короткий. Не проявив никаких эмоций, юноша отошел в сторону. Дальше тянул Грэди — длинный. Последним был Дернинг, которому достался второй короткий сучок. В руке Уэсли остался длинный.

— Когда мы сражаемся?

— После заката, — ответил Адриан. — Газель предпочитают сражаться в темноте. Итак, у нас день на подготовку, чтобы кое в чем потренироваться и немного поспать перед битвой.

— Не думаю, что смогу заснуть, — сказал Уэсли.

— Но попытаться надо.

— Я никогда не видел газель, — признался Грэди. — Что они из себя представляют?

— Ну, — начал Адриан, — у них смертоносные клыки, и при первой возможности они прижмут вас к земле и разорвут зубами и когтями. Газель не против сожрать вас живьем, причем с превеликим удовольствием.

— То есть они животные? — спросил Уайатт. — Как медведи или вроде того?

— Не совсем. Они очень умны и ловко обращаются с оружием. — Адриан замолчал, давая им время обдумать услышанное, а затем продолжил: — На первый взгляд они кажутся невысокими, но это заблуждение. Они горбятся, но при желании могут распрямиться до нашего роста или окажутся даже выше. Они сильны и быстры и хорошо видят в темноте. Самая серьезная проблема…

— А есть проблемы еще серьезнее? — спросил Ройс.

— Ага, представь себе, есть. Видите ли, газель сражаются кланами, поэтому они хорошо организованы. Клан — это группа из пяти человек, состоящая из вождя, воина, обердазы, убийцы и стрелка. Как правило, вождь не так искусен в сражении, как воин. И не путайте газельского обердазу с тенкинским. Газель владеет истинной магией, темной магией, и именно его мы должны попытаться убить первым. Они не знают, что нам известно о его важной роли, и это может дать нам дополнительное преимущество.

— Я с ним разберусь, — сказал Ройс.

— Убийца — самый быстрый в отряде, и его задача — прикончить нас, пока нас отвлекают воин и обердаза. Стрелок вооружен трилоном — так называется газельский лук — и, возможно, метательными ножами. Скорее всего, он будет держаться ближе к обердазе. Трилон — не очень точное оружие, но быстрое. Он должен не столько убить нас, сколько отвлечь. Щит лучше держать повернутым к нему.

— У нас будут щиты? — спросил Грэди.

— Хороший вопрос. — Адриан осмотрел предоставленное Эрандабоном оружие. — Нет, я их не вижу. Что ж, стало быть, об этом и думать не следует. Между собой газель общаются при помощи щелкающих звуков и бормотания, которые нам покажутся чепухой, при этом они понимают все, что мы говорим. Попробуем обратить это в нашу пользу.

— Как нам победить? — спросил Уайатт.

— Убить их прежде, чем они убьют нас.

Все утро они провели в тренировках. К счастью, основные боевые приемы были знакомы всем. Уэсли раньше тренировался со своим знаменитым братом и оказался куда более умелым фехтовальщиком, чем ожидал Адриан. Грэди был крепким и на удивление быстрым. Наибольшее впечатление произвел Уайатт. Он по-настоящему ловко обращался с саблей, что выдавало подлинное мастерство, которое Адриан сразу же определил как опыт убийства.

Адриан показал базовые движения, которые будут необходимы при самых разных поворотах в ходе сражения. В основном он сосредоточился на отражении многочисленных атак, как, например, одновременно клыками и когтями. В этом ни у кого из них не было опыта. Он также показал, как использовать предоставленный Эрандабоном трилон, и каждый по очереди опробовал оружие. Наилучший результат показал Грэди.

Проголодавшись после утренней тренировки, они снова сели за стол.

— Так какой у нас план сражения? — спросил Уайатт.

— Уэсли и Грэди замыкают тыл. Грэди, трилон твой!

Грэди нервничал.

— Сделаю все, что от меня зависит.

— Замечательно! Только в нас не целься! Не обращай внимания на то, что происходит посреди арены, основные удары наноси по обердазе и стрелку. Как можно дольше не давай им собраться. Вовсе не обязательно попасть в них, главное, чтобы они все время пытались уклониться. Уэсли, вы защищаете Грэди. Уайатт, мы с тобой атакуем воина и вождя на передовой. Главное, делай то, что я говорю, и держись от противника подальше. Вопросы есть?

— А где будет Ройс? — спросил Уайатт.

— Он знает, что делать, — сказал Адриан, и Ройс кивнул. — Еще вопросы?

Если таковые и имелись, никто об этом не сказал, и все легли спать. После столь изнурительных занятий заснуть удалось даже Уэсли.

Арена представляла собой большую овальную яму под открытым небом, окруженную каменной стеной, за которой возвышались трибуны для зрителей. На противоположных концах арены, друг против друга, располагались ворота, через которые входили противники. Яму освещали большие жаровни, установленные на столбах. Как и все остальное во Дворце Четырех Ветров, земляное поле для боя пребывало в ужасающем состоянии. Повсюду валялись выпавшие из стен большие камни, вокруг них росли деревца. В центре образовалась неглубокая грязная лужа. В свете огня жутковато поблескивали чьи-то частично ушедшие в землю кости грудной клетки, а на копье, торчавшем из земли, висел череп.

Когда Адриан вышел на арену, на него нахлынули воспоминания. Запах крови и восторженный рев толпы открыли дверь, которую он считал навсегда запертой. Впервые он вышел на арену, когда ему было всего семнадцать лет, однако подготовка, которой он был обязан отцу, сразу обеспечила победу. Своими знаниями и мастерством он намного превосходил всех противников, и толпа его обожала. Он с легкостью побеждал одного за другим. Его вызывали на бой более опытные, более сильные мужчины, и все они пали от его руки. Даже когда он сражался против двоих или троих, исход был тот же. Толпа выкрикивала его новое имя: Галенти — убийца.

Он проехал через весь Калис, встречался с королевскими особами, пировал на обедах, даваемых в его честь, спал с женщинами, которых отдавали ему в дар. Он развлекал хозяев демонстрацией мастерства и доблести. Постепенно битвы приобрели более мрачный характер. Поскольку Адриана не могли одолеть даже самые сильные мужчины, его начали ставить сражаться с газель и дикими зверями. Он дрался с кабанами, парой леопардов и, наконец, с тигром.

Без всяких угрызений совести он убивал десятки мужчин на арене, но тигр в Мандалине стал его последней жертвой. Возможно, слишком глубоки стали реки пролитой им крови или же он, повзрослев, перерос свое стремление к славе. Даже сейчас он не мог с уверенностью сказать, в чем была истинная причина, а во что ему просто хотелось верить, но только все изменилось после того, как он убил тигра.

Каждый из его соперников-людей по доброй воле шел на сражение, но не этот большой красивый кот. Глядя на предсмертные муки благородного хищника, Адриан впервые почувствовал себя убийцей. Толпа на трибунах неистово ревела: «Галенти!» До этой минуты он до конца не осознавал значения этого слова, и только после смерти тигра слова отца наконец достигли его ушей, но Данбери умер прежде, чем Адриан сумел попросить у него прощения и раскаяться в содеянном. Его терзало чувство вины перед отцом — и перед тигром.

Теперь, когда он ступил на арену, толпа снова кричала: «Галенти!» Они аплодировали и топали ногами.

— Запомните, господин Уэсли, держитесь в тылу и охраняйте Грэди, — сказал Адриан, когда они собрались недалеко от места, где висел череп.

Ворота напротив открылись, и на арену вышли ба ран газель. По вытянувшимся испуганным лицам друзей Адриан понял, что, даже выслушав накануне подробное описание гоблинов, они никак не ожидали увидеть то, что теперь к ним приближалось. Каждому доводилось слышать рассказы о мерзких газель, но никто не думал на самом деле увидеть одного из них — а тем более пятерых сразу в полном боевом облачении, озаренных мерцающим алым светом огромных факелов.

Это были не люди и не звери. Они не были похожи на что бы то ни было, виденное доселе, словно происходили из другого мира. Они двигались быстрее, чем можно было уследить, неестественно сгибая конечности. Они не шли, а будто стремительно плыли по земле на четвереньках, стуча когтями по грязным камням. В темноте их светившиеся изнутри глаза горели болезненным желтым светом, исходившим из овальных зрачков. Согнутые спины играли мышцами, руки были толщиной с человеческое бедро. Ряды острых, как иглы, зубов торчали изо рта во все стороны, словно внутри им было мало места.

Воин и вождь приблизились к центру арены. Они были настолько огромными, что, даже согнувшись, возвышались над Адрианом и Уайаттом. За ними, пониже ростом, шел, пританцовывая и напевая, украшенный разноцветными перьями обердаза.

— Я думал, они должны быть меньше, — прошептал Уайатт Адриану.

— Не обращай внимания. Они раздуваются, как лягушки — пытаются застращать тебя, чтобы лишить уверенности в себе и надежды на победу.

— Им это удается…

— Воин — тот, что слева, а справа — вождь, — сказал Адриан. — Давай я возьму на себя воина, ты — вождя. Постарайся держаться слева, не замахивайся высоко и не подходи слишком близко. Если подойдешь, он, скорее всего, убьет тебя. И берегись стрел со стороны стрелка.

Горящая стрела, пущенная со стены, ударила в центр поля, и тут же раздался барабанный бой.

— Это сигнал к началу битвы, — сказал Адриан, и они с Ройсом и Уайаттом вышли вперед.

Вождь и воин газель ждали их в центре. Оба держали в руках по изогнутому клинку и небольшому круглому щиту. Как только Адриан и Уайатт подошли, гоблины зашипели. Уайатт обнажил саблю, но Адриан намеренно вышел навстречу противнику с мечами в ножнах. Уайатт удивленно посмотрел на него.

— А так запугиваю я!

Еще до того как достичь центра арены, Адриан потерял Ройса из виду. Тот скрылся в тени, куда не доходил свет огней.

— Когда начинаем? — спросил Уайатт.

— Жди звука рога.

Услышав его слова, вождь улыбнулся и что-то затрещал воину, а тот затрещал в ответ.

— Они ведь не понимают нас, да? — задал Уайатт заранее подготовленный вопрос.

— Конечно, нет, — солгал Адриан. — Они просто безмозглые звери. Помни, мы должны выманить их вперед, чтобы Ройс мог зайти сзади и убить вождя. Именно его мы должны убить первым. Он у них главный. Без него вся команда развалится. Просто отступай во время сражения, и он последует за тобой прямо в капкан. Снова послышалась трескотня гоблинов.

Еще две горящие стрелы со свистом вонзились в землю.

— Готовься, — прошептал Адриан и очень медленно обнажил оба меча.

С трибун раздался звук рога.

Уэсли наблюдал за тем, как Адриан и воин столкнулись друг с другом. Раздался звон металла. Однако Уайатт, словно танцор, отпрыгнул назад, держа саблю наготове. Вождь стоял смирно, принюхиваясь к воздуху.

Грэди выпустил первую стрелу. Он целился в кучу танцующих в отдалении перьев, но промахнулся — стрела пролетела довольно далеко от обердазы.

— Черт возьми! — выругался он, закладывая вторую стрелу.

— Целься ниже, — прошипел Уэсли.

— Я никогда не говорил, что я хороший стрелок, понятно?

Что-то невидимое просвистело над ухом Уэсли. Грэди выстрелил еще раз. Стрела упала слишком близко, недалеко от выполнявшего обманный маневр Уайатта, который пытался заманить за собой вождя.

Снова раздался свист.

— Кажется, они стреляют в нас, — сказал Уэсли.

Он обернулся как раз в тот миг, когда Грэди рухнул на землю. Из груди торчало черное древко. Задыхаясь, кашляя и выплевывая кровь, Грэди корчился в судорогах, пытаясь дотянуться руками до стрелы, но оцепеневшие пальцы не слушались его. Просвистела третья стрела и вонзилась в сапог Грэди. Он попытался рвануться в сторону, но стрела прибила его ногу к земле.

Уэсли в ужасе смотрел, как Грэди дернулся в последний раз и замер.

К тому моменту, как протрубили в рог, Ройс был уже довольно близко от обердазы и по лязгу металла понял, что сражение началось. Он обогнул один из разбитых каменных блоков, чтобы подкрасться к шаману сзади, и тут что-то в воздухе насторожило его — гулявший по арене ветер в этом месте отлетал назад, словно встречая на своем пути невидимую преграду. Окинув быстрым взглядом поле битвы, Ройс заметил только четырех газель: вождя, воина, обердазу и стрелка. Убийцы не было. В следующее мгновение его спасла только нечеловечески быстрая реакция. Резко развернувшись, он ударил кинжалом, но Альверстоун рассек пустой воздух. Противника не было видно. Ройс инстинктивно уклонился вправо. Что-то резануло по его плащу. Он ударил локтем назад и был вознагражден столкновением с чем-то твердым и мясистым. Затем это нечто снова исчезло.

Ройс снова развернулся, но так ничего и не увидел.

В центре арены Адриан сражался с воином, а Уайатт заманивал вождя, который все еще не проявлял желания идти в бой. Стрелок выпускал одну стрелу за другой. Возле него продолжал пританцовывать и напевать обердаза.

Интуитивно Ройс почувствовал угрозу и хотел отскочить в сторону, но опоздал. Толстые, мощные руки обхватили его, невидимое тело толкнуло вперед. Он поскользнулся и упал на залитую кровью землю. Удары кинжала не достигали цели, рассекая воздух. Ройс чувствовал, как руки с когтистыми пальцами прижимают его к земле, и извивался, точно змея, не давая нападавшему крепче схватить себя и нанося удар за ударом, но нож встречал лишь пустоту. И вдруг он ощутил на лице горячее дыхание газельского убийцы.

Меч Адриана отскочил от щита газель. Он сделал выпад вторым мечом, но гоблин превосходно парировал удар. Адриан не ожидал такого мастерства. Воин был силен и быстр, но — самое страшное — с поразительной точностью просчитывал ходы Адриана. Газель нанес удар, и Адриан отскочил назад, чуть влево, но гоблин, успевший повернуться раньше, ударил его щитом по лицу. Казалось, противник читает его мысли. Адриан отшатнулся, чтобы перевести дух.

Толпа на трибунах оглушительно заревела, выражая свое недовольство Галенти. Рядом с ним Уайатт продолжал заманивать вождя, чтобы выиграть время. Вождь слишком опасался Ройса, чтобы ввязываться в сражение, но долго это не продлится. Адриан рассчитывал как можно скорее прикончить своего противника, но теперь он вовсе не был уверен в победе.

Воин приблизился и замахнулся мечом. Адриан отскочил влево. Газель вновь предугадал его движение и резанул Адриана по руке. Он отшатнулся и укрылся за упавшим камнем, который оказался между ним и противником.

Зрители освистывали его и топали ногами.

Что-то пошло не так. Воин не должен быть так хорош. Адриан видел, что тот не в лучшей форме, удары показывали недостаток опыта, и тем не менее гоблин побеждал. Воин атаковал снова. Адриан сделал шаг назад, споткнулся о камень и потерял равновесие. Будто предвидев это, газель нанес удар ногой, свалив Адриана в грязь.

Он лежал на спине. Издав победный клич, воин поднял меч, чтобы вонзить его в Адриана, который, пытаясь уклониться от удара, начал поворачиваться влево, но в последнюю минуту крутанулся обратно. Меч воина воткнулся в землю именно в том месте, куда изначально хотел переползти Адриан.

Грэди погиб, а град стрел все не прекращался.

Уэсли колотила дрожь. Он думал о том, что не сумел выполнить свои обязанности, и, не зная, что делать дальше, подобрал трилон, зарядил стрелу и выпустил ее. Лучник из него оказался никудышный. Стрела даже не пролетела по прямой, а, бешено завертевшись, упала на землю не более чем в пяти ярдах от него.

В центре арены Адриан уклонялся от своего противника, а вождь наконец решил сразиться с Уайаттом. В отдалении Ройс, лежа на земле, боролся с чем-то невидимым недалеко от танцующего и напевающего обердазы.

Все пошло совсем не по плану. Грэди погиб, а Адриан… Уэсли увидел, как воин занес меч для решающего удара.

— Нет! — закричал Уэсли.

В этот момент правое плечо пронзила сильная, острая боль, и Уэсли рухнул на колени.

Мир вокруг закружился. Перед глазами все расплывалось. Хватая ртом воздух, он стиснул зубы. Со всех сторон его обступала тьма. В ушах усиливалась оглушительная тишина, поглощавшая крики толпы.

Обердаза! Он вспомнил наставления Адриана. Газель владеет истинной магией, темной магией, и именно его мы должны попытаться убить первым.

Уэсли схватился за рукоять меча и, собрав волю в кулак, неимоверным усилием заставил себя не потерять сознание и, дрожа и шатаясь, подняться на ноги. Ему это удалось. Сердце забилось ровнее, и он стал дышать глубже. Мир вокруг перестал вертеться, вернулся рев толпы.

Уэсли посмотрел на шамана на другом конце арены. Покосился на трилон, но понял, что не сможет им воспользоваться. Попробовал поднять меч, но правая рука отказывалась двигаться. Он взялся за рукоятку левой. Рука казалась неуклюжей и неповоротливой, но в ней еще оставалась сила. Прислушиваясь к стуку своего сердца, Уэсли двинулся вперед, поначалу медленно, но с каждым шагом все быстрее. Просвистела еще одна стрела. Не обратив на нее внимания, юноша перешел на бег. Ноги увязали в мокрой земле. Уэсли вскинул меч, словно знамя. С головы слетела шляпа, волосы развевались на ветру.

Прямо перед ним упала еще одна стрела — наступив на нее и сломав, Уэсли побежал дальше, чувствуя странное, болезненно тягучее ощущение, и понял, что это ветер треплет перья на торчавшей из правого плеча стреле. Отринув все мысли, Уэсли сосредоточился на танцующем шамане.

Краем глаза он заметил стрелка, который отбросил лук и бежал к нему с мечом. Еще несколько шагов! Обердаза танцевал и пел с закрытыми глазами и не видел приближавшегося Уэсли.

Молодой мичман даже не задумался о том, чтобы замедлить ход или уклониться в сторону. Выставив вперед острие меча, словно это было копье, он побежал еще быстрее, как его знаменитый брат, во время состязаний на турнире атакующий копьем на ходу. Снова мир начал погружаться в темноту, перед глазами все запрыгало. Силы были на исходе, покидая тело вместе с кровью.

Уэсли врезался в обердазу. Раздался громкий стук, оба упали на землю и откатились друг от друга. Уэсли выпустил из рук меч. Застрявшая в плече стрела сломалась. Во рту появился вкус крови. Уэсли лежал лицом вниз и пытался подняться. Спину пронзила жгучая боль, но быстро угасла. Его поглотила тьма.

Ройс изворачивался, но никак не мог освободиться от когтей, вонзавшихся в него и пытавшихся вырвать из рук Альверстоун. Невозможно было ухватить тень. Навалившееся на него тело казалось зыбким и скользким, будто существовало только там, где хотело. Время от времени Ройсу удавалось схватить его, но оно тут же растворялось в пространстве.

Газель щелкал челюстями, пытаясь вцепиться в глотку, клыки царапали Ройса. Каждый раз Ройсу удавалось увернуться, и в конце концов он рискнул и ударил пустоту головой. Раздался глухой звук. Было больно, но на какой-то миг ему удалось высвободиться из когтей.

Он огляделся. Убийцы опять нигде не было.

Мельком Ройс увидел Уэсли, который бежал по арене, выставив перед собой меч. С новой атакой невидимый противник швырнул Ройса на землю, и огромное тело придавило его. Когти вцепились в него еще крепче, подбираясь к горлу, когти на ногах гоблина царапали ноги Ройса. Газель пригвоздил его к земле, растягивая тело и обездвиживая его. Ройс снова ощутил на лице горячее дыхание.

Неподалеку раздался стук, вверх взлетели перья.

Неожиданно, всего в нескольких дюймах от своего лица, Ройс увидел желтые глаза, светившиеся ярким светом. С клыков на него капала слюна.

— Ad haz urba! — протараторило существо.

Ройс так и не выпустил из рук свой Альверстоун. Нужно было лишь сдвинуть запястье. Он плюнул газель в глаз и вывернулся. Словно разрезая спелый плод, лезвие отсекло кисть руки гоблина. Убийца взвыл, потерял равновесие и упал вперед. Ройс перевернул его, удерживая оставшиеся когти двумя руками, и коленями прижал газель к земле. Убийца продолжал огрызаться, скалиться и царапаться. Ройс отрубил гоблину вторую руку. Зверь завыл от боли, и Ройс наконец отсек ему голову.

Газельский воин неожиданно пошатнулся, хотя Адриан его не трогал. Стараясь держаться подальше, Адриан был на расстоянии не менее двух мечей от него, но воин покачнулся, словно его ударили. Газель замер. Уверенность ушла из его глаз, и он стал колебаться.

Посмотрев через плечо на пригорок, Адриан увидел тело Грэди, но Уэсли там не было. За спиной противника вдалеке он заметил юношу на земле. Рядом с ним лежал пронзенный саблей мичмана обердаза. На глазах у Адриана стрелок вонзил меч в спину Уэсли.

— Уэсли! — закричал Адриан.

Он резко перевел взгляд на воина.

— Как жаль, что теперь ты не можешь слушать мои мысли, — сказал он, убирая в ножны оба меча.

На лице воина отразилось смятение, а потом он увидел, как Адриан обнажает большой бастард, к которому до сих пор не прикасался. Воспользовавшись этим, воин сделал выпад. Адриан блокировал удар. Скрестившись с мечом гоблина, бастард словно запел. Обманный маневр — газель попытался уклониться, но потерял равновесие. Адриан продолжал вертеться, нанося круговые удары, пока наконец не поднял клинок на уровень пояса. У газель не было места для отступления, и большой меч разрубил воина пополам.

Уайатт продолжал сражаться с вождем. И постоянно сходившиеся мечи звенели, как тревожный колокол. Удар за ударом гоблин заставлял Уайатта отступать все дальше, пока Адриан не вонзил бастард между лопаток вождя.

Зрители на трибунах вскочили на ноги, восторженно аплодируя. Их рев был подобен шквальному ветру.

Обернувшись, Адриан увидел Ройса, который стоял на коленях возле тела Уэсли. Рядом лежал стрелок. Пока Уайатт проверял, что с Грэди, Адриан бросился к ним.

В ответ на его вопросительный взгляд Ройс молча покачал головой.

— Грэди тоже мертв, — доложил Уайатт, когда они подошли к нему.

Больше никто не произнес ни слова.

Открылись ворота, и на арену вышел, широко улыбаясь, Эрандабон. За ним следовали По и Дернинг. Дернинг уставился на тело Грэди. Повернувшись к трибунам, Эрандабон поднял руки, словно герой-победитель. Вопли и рукоплескания толпы стали еще громче.

— Великолепно! Великолепно! Эрандабон очень доволен!

Вплотную подойдя к нему, Адриан прошипел:

— Ты немедленно доставишь нас на корабль! Если замешкаешься и дашь мне время подумать, клянусь, я лично познакомлю тебя с Уберлином!

Глава 20 БАШНЯ

Модина наблюдала за Аристой, которая сидела на полу спальни в нарисованном мелом круге и жгла волосы. Вместе они смотрели, как дым поднимается вверх.

— Что это за ужасный запах? — спросила, входя в комнату, Амилия.

Она помахала рукой перед носом. Следом за ней вошел Нимбус.

— Ариста выполняет заклинание, чтобы найти Гонта, — объяснила Модина.

— Она колдует… здесь? — ошарашенно спросила Амилия. Затем прибавила: — Получается?

— Пока не очень, — разочарованно протянула Ариста. — Он где-то здесь, прямо на северо-восток отсюда, но я не могу точно определить, где. В этом всегда и была главная трудность.

Амилия замерла и укоризненно посмотрела на Нимбуса.

— Клянусь, я не говорил ни слова, — заверил он ее.

— Если вы найдете Дегана Гонта, что вы намерены делать дальше? — спросила Амилия Аристу.

— Помогу ему бежать.

— Он стоял во главе войска, которое собиралось нас атаковать! — Она повернулась к Модине. — Я не понимаю, почему вы помогаете ей…

— Я не пытаюсь воссоединить его с войском, — перебила Ариста. — Он мне нужен, чтобы кое-что отыскать… Это может сделать только наследник Новрона.

— Значит, вы с Гонтом… уйдете отсюда?

— Да, — подтвердила Ариста.

— А если вас поймают? Предадите императрицу, сообщив, что она вам помогала?

— Нет, конечно! Я бы никогда не сделала ничего, что может ей навредить.

— Амилия, почему ты об этом спрашиваешь? — Модина перевела взгляд с нее на Нимбуса и обратно. — Тебе что-то известно?

Амилия замолчала на мгновение, затем сказала:

— Северную башню охраняет серетский рыцарь.

— Я не знакома с порядками в вашем дворце. В этом есть что-то необычное? — спросила Ариста.

— Там нечего охранять, — объяснила Амилия. — Это тюремная башня, но ни в одной камере нет заключенных. Однако прошлой ночью я видела, как двое стражников с четвертого этажа отнесли туда котел с похлебкой.

— Серету?

— Нет, — сказала Амилия, — они отнесли похлебку в башню. Я пришла меньше чем через пять минут. Суп исчез вместе с котлом.

Ариста встала.

— Они принесли еду для узника, но, как вы говорите, в башне все камеры пусты? Вы уверены?

— Совершенно. На дверях ни одного замка, все камеры пустуют. И, похоже, башня уже давно в таком состоянии.

— Я должна туда проникнуть, — заявила Ариста. — Я могла бы сжечь волос в одной из камер. Если Гонт где-то поблизости, заклинание может сработать.

— Вы ни за что не попадете в эту башню, — возразила Амилия. — Вам придется пройти мимо рыцаря. Если верховной наставнице императрицы это еще как-то может сойти с рук, то сомневаюсь, что подобное удастся беглой меленгарской ведьме.

— Но наверняка Сальдур может спокойно, без лишних вопросов, зайти туда и потом выйти, не так ли?

— Конечно, но вы — не он.

Ариста улыбнулась и повернулась к гувернеру.

— Нимбус, вот письмо Хилфреду и еще одно моему брату. Я написала их на всякий случай, если со мной что-нибудь произойдет. Хочу отдать их вам заранее, но пока не будете знать наверняка, что я не вернусь, не отправляйте их.

— Конечно.

Он поклонился. Амилия недовольно нахмурилась.

Вручив Нимбусу письма, Ариста неожиданно поцеловала его в щеку.

— Только постарайтесь, когда вас поймают, не втянуть в это дело Модину, — сухо сказала Амилия, и они с Нимбусом ушли.

— Что ты собираешься делать? — спросила Модина.

— Кое-что, чего раньше никогда не пробовала. И далеко не уверена, что у меня это получится. Модина, я не знаю, что произойдет. Возможно, я стану делать странные вещи. Пожалуйста, не обращай внимания и не вмешивайся, хорошо?

Модина кивнула.

Ариста опустилась на колени и расстелила юбку вокруг себя. Глубоко вздохнув, закрыла глаза и откинула голову назад. Потом снова вдохнула и замерла. Долгое время она не шевелилась и дышала очень медленно и ритмично. Ее ладони открылись. Руки поднялись, словно сами по себе, как если бы их тянули незримые нити или поднимали потоки воздуха. Она принялась мягко раскачиваться из стороны в сторону. Волосы колыхались в такт движениям. Вскоре послышалось невнятное бормотание, постепенно перешедшее в мелодию, а затем появились и слова, которых Модина не понимала.

Ариста начала светиться. С каждым словом свет делался все ярче. Платье стало белоснежным, от кожи исходило сияние. От всего этого у Модины зарябило в глазах, и она отвернулась.

Свет погас.

— Получилось? — спросила Модина.

Повернувшись, чтобы посмотреть на Аристу, она открыла рот от изумления.

Когда Ариста вышла из комнаты императрицы, стражник возле двери ошеломленно уставился на нее.

— Ваше преосвященство! Я не видел, как вы вошли.

— Значит, надо быть внимательнее, — ответила Ариста.

Ее испугал звук собственного голоса — такого знакомого, но такого чужого.

Стражник поклонился.

— Конечно, ваше преосвященство, впредь буду внимательнее. Благодарю, ваше преосвященство.

Ариста поспешила вниз по лестнице, нервно сжимая три волоса в левой руке и кусок мела в правой. Она впервые открыто шла по коридорам после того, как долго пряталась у Модины, и оттого чувствовала себя очень уязвимой. Внутри она оставалась самой собой, и только глядя на свои руки и одежду, видела, что заклинание подействовало. На ней была мантия императрицы, старческие пальцы унизаны большими кричащими перстнями. Каждый встречавшийся ей на пути слуга или стражник почтительно кланялся и тихо приветствовал:

— Добрый день, ваше преосвященство.

В том, что все ее детство Сальдур был рядом, почти как ее дядюшка, было одно несомненное преимущество: она знала каждую морщину на его лице, походку, манеры, голос. Она была уверена, что ей не удалось бы так точно воспроизвести поведение Модины, Амилии или Нимбуса, даже если бы они были у нее перед глазами. Для этого требовалось больше, чем просто поменять облик, — Сальдура она знала.

Беспрепятственно добравшись до первого этажа дворца, она почувствовала себя увереннее. Оставались лишь два повода для беспокойства: что будет, если она столкнется с настоящим Сальдуром, и как долго продлится заклинание? Пробираясь сквозь дебри сложного магического искусства, она действовала, основываясь исключительно на интуиции. Она знала, чего хотела, и примерно представляла, как это сделать, но успех зависел скорее от везения, нежели от мастерства. Большая часть магии состояла из догадок и тончайших нюансов, и Ариста, которая только сейчас начинала это понимать, была не слишком довольна собой.

В отличие от всего, что она пробовала раньше, это был совершенно новый трюк. Она даже не предполагала, что такое возможно. Ее всегда пугала мысль о том, чтобы наложить заклинание на себя. А вдруг это запрещено и тот, кто осмелится учинить нечто подобное, нанесет себе непоправимый вред? При других обстоятельствах она ни за что бы не стала пробовать, но сейчас ее толкнуло на этот шаг отчаяние. Однако сделав это и добившись успеха, Ариста почувствовала приятное волнение. Она сама изобрела это заклинание! Возможно, подобное никогда не удавалось ни одному волшебнику!

— Ваше преосвященство! — Ее появление застало врасплох Эдит Мон, неожиданно выскочившую из-за угла. Они едва не столкнулись. В руках та несла стопку простыней, которые едва не выронила. — Простите меня, ваше преосвященство! Я… я…

— Ничего страшного, милая.

«Милая» Ариста добавила не сознательно — просто чувствовала, что это правильно. Заметив, как вздрогнула Эдит, Ариста поняла, что угадала, и если ее саму не сковывал бы страх, она бы от души позабавилась.

И тут ей в голову пришла одна мысль.

— Ко мне поступили доклады о том, что ты дурно обращаешься с прислугой, которая у тебя в подчинении.

— Ваше преосвященство, — нервно пролепетала Эдит, — я… я не знаю, о чем вы говорите.

Ариста наклонилась к горничной с улыбкой, которая, как она знала из личного опыта, казалась еще более устрашающей, потому что была ласковой и обезоруживающей.

— Неужели ты сможешь лгать мне в глаза, Эдит?

— Э… нет, ваша милость.

— Мне это не нравится, Эдит. Совсем не нравится, милая. Такое обращение порождает недовольство. Если ты не перестанешь, придется мне найти способ исправить твое поведение. Понимаешь меня?

Эдит широко раскрыла глаза и кивнула так, словно ее огромная голова была слишком туго прикручена к телу.

— Я буду приглядывать за тобой. Причем очень внимательно.

Ариста оставила Эдит, которая, как статуя, застыла в коридоре с прижатой к груди стопкой простыней.

Миновав стражников, охранявших главный вход, которые поклонились и открыли перед ней двери, Ариста вышла из дворца и внимательно осмотрелась. Ничего подозрительного. Во дворе мальчик колол дрова, еще двое слуг вычищали конюшню и грузили навоз на тележку, чтобы потом отвезти его в огород. В холодном полуденном воздухе от навоза поднимался пар. Клубы пара вырывались и изо рта Аристы, пока она решительно шагала к северной башне мимо курятника и пустынного огорода.

Она открыла дверь в башню и вошла. Возле входа стоял по стойке смирно серетский рыцарь со смертоносным мечом на поясе. При появлении Аристы он не проронил ни слова, она тоже молчала, осматриваясь.

По форме башня напоминала цилиндр. Сквозь сводчатые окна струился свет, оставлявший блики на гладком каменном полу. Высокая арка открывала проход к винтовой лестнице. Напротив в небольшом камине горел огонь, у которого грелся стражник. Возле небольшого пустого столика на четырех ножках стояла затянутая паутиной деревянная скамья. Каменная кладка стен казалась необычной — грубо обтесанные камни, из которых была сложена верхняя часть башни, отличались более светлым цветом от аккуратной темной кладки внизу.

Казалось, от ее молчания рыцарю стало не по себе.

— Здесь все спокойно? — спросила Ариста, задав первый пришедший в голову вопрос.

— Да, ваше преосвященство! — с энтузиазмом ответил рыцарь.

— Очень хорошо, — сказала она и спокойно направилась в сторону лестницы.

Прежде чем подниматься, она обернулась — стражник остался на посту и даже не посмотрел ей вслед.

Она поднялась на один пролет и остановилась у первой открытой камеры. Как и говорила Амилия, помещение выглядело давно заброшенным. Ариста внимательно осмотрела дверь, опасаясь, как бы не оказаться запертой внутри, вошла в камеру. Прикрыв дверь, она встала на колени и быстро начертила на полу круг и руны.

Оставшиеся светлые волосы она разложила на полу рядами, затем сплела в косичку несколько соломинок и при помощи заклинания, к которому неоднократно прибегала в течение нескольких последних недель, подожгла их, превращая в маленький факел. Она произнесла заклинание поиска и поднесла огонь к волосу, который вспыхнул, словно красное кольцо, и тут же обратился в прах. Ариста ждала появления дыма, но его не было. Она в растерянности огляделась. Дым от горящей соломы поднимался прямо вверх. В камере не было ни малейшего дуновения ветра.

Решив, что, возможно, горящая солома препятствует появлению знакомого светло-серого дыма, Ариста загасила факел и следующий волос подожгла напрямую. Результат, однако, оказался таким же — волос обратился в пепел, но дым так и не появился.

Видимо, что-то в башне противится ее заклинанию… Может быть, эта темница подобна Гутарии, где держали Эсрахаддона и где на стены были нанесены сложные руны, препятствующие использованию магии. Ариста осмотрелась. Стены были голые.

«Нет, — подумала она, — в таком случае я не смогла бы заклинанием зажечь огонь. Да и тотчас исчез бы облик Сальдура, стоило только мне сюда войти».

Опустив глаза, она увидела, что остался только один волос. Она уже подумывала перейти в другую камеру, как вдруг ей на ум пришел ответ. Вновь прочтя заклинание, она подняла последний волос, зажала его между пальцами и подожгла.

«Вот он!»

Теперь дым был белоснежным и струился между ее пальцев, словно вода. Он потянулся вниз и, достигнув пола, сразу исчез.

Она встала, пытаясь понять, что это означает. Если верить дыму, Гонт был очень близко, прямо под нею, но ведь там ничего не было. Она подумала, что, может быть, в камине скрыта дверь, но отказалась от этой мысли, поскольку камин был слишком маленьким. Под камерой, где сейчас находилась Ариста, вообще больше ничего не было, кроме… стражника!

Ариста громко выдохнула.

Она посмотрела на свои руки и успокоилась, увидев все ту же сморщенную старческую кожу и уродливые кольца, затем спустилась вниз, ко входу в башню. Стражник по-прежнему стоял, словно статуя. Лицо его полностью закрывало забрало шлема.

— Сними шлем, — велела Ариста.

Мгновение поколебавшись, стражник исполнил приказ.

Она точно знала, как выглядит Деган Гонт, поскольку его образ явился ей в Авемпарте. Как только серет снял шлем, ее надежды разбились в пух и прах. Это был не тот человек, которого она видела в эльфийской башне.

На какой-то миг Ариста забылась и вздохнула совсем не по-сальдурски.

— Что-то не