Фига с маслом (fb2)


Настройки текста:



В номере «УЛГ» за 28 июня просмотрел интервью с Владимиром Бушняком. Споткнулся о фразу: в Крыму — «трудности с изданием книг, социальная незащищенность». Ранее еще откровеннее обиды на «государство, которое забыло», публично высказывали Надежда Дичка и Наталья Пасечник («Литературная Украина» и hualit.org). «Щекочет» эта тема и едва не любые писательские посиделки.


Люди добрые, да что же это творится? Опомнитесь!


Треснул кувшин Советского Союза? Зато независимое государство в виде свободы творчества дала каждому удочку — таскай вволю! Карасей или семгу — зависит исключительно от рыболовной сноровки: водоем у всех отныне общий — рынок.


В ответ — жалобы на хронический карманный туберкулез. А еще — безудержное желание регулярно иметь от правительства в персональных сачках хотя бы пескарей. Получается, лозунг «При демократии чтобы не жить, надо работать» — для других. А для нас — немного социализма. Пусть даже спрятанного, как пресловутый кукиш из пословицы…


На самом деле, не обязательно быть «инженером человеческих душ», чтобы осознать: помогать государство обязано исключительно инвалидам, сиротам и немощным.


Все еще нравится попрошайничать? Составляйте списки по категориям — и вскачь в территориальные управления социальной защиты населения!


Обидно? Проняло кота поперек живота? Тогда закатывайте рукава собственных рубашек и — к столам. Творите книги, за которыми издатели выстроятся в мавзолейные очереди.


Вот конкретный — пусть патентованным нытикам станет стыдно! — пример.


Наш коллега писатель Павел Щегельский в 18-летнем возрасте сломал позвоночник. После длительного лечения, имея полностью парализованную левую половину тела и «условно здоровую» — правую, получил первую группу инвалидности. И что же?


Еще в советское время студентом, издав сборник стихов, стал членом Союза писателей СССР. Работал корреспондентом газеты «Сельские вести», а когда во время одной из командировок попал с кровотечением в больницу, где удалили две трети желудка, перешел на легкую работу в «Кабинет молодого автора» СПУ — рецензировать рукописи и доводить их до кондиции.


Но вот на смену социализму пришел капитализм. Как же перебивается Павел Григорьевич? Прозябает?


Право, нет! Есть и хлеб, и к хлебу.


Может, на голову свалилось приличное наследство? Жирует на зарубежные гранты? Получает стипендию НСПУ? Или на «доходном» углу сидит с протянутой условно здоровой рукой?


Ни первое, ни последнее. Да и стипендии и гранты отдали другим. Тем, кто убедил писательское руководство в своей немощности и «незащищенности». Хотя некоторые из них, слава Богу, еще при таком здоровье, что из фуршетных столов не вылезают. Однако вошли в роль «блаженных» и выйти из нее никак не могут. Или же, не хотят. Да и зачем, если роль кормит?


Павел Григорьевич в первые годы независимости подрабатывал таксистом на своем инвалидном автомобиле. Параллельно окончил компьютерные курсы, и дальше, не покладая, как большинство, надежд на государство, овладел версткой, едва не всеми существующими издательскими и дизайнерскими программами. И стал обеспечивать допечатную подготовку книг другим, не гнушаясь ни корректуры, ни набора (и это — подчеркиваю еще раз, — одной «условно здоровой» рукой!)


Среди авторов, с которыми работал, — Лина Костенко, Николай Винграновский, Анатолий и Евдокия Димаровы, Иван Дзюба, Анатолий Болабольченко, Борис Олийнык, Михаил Сидоржевский, Михаил Шевченко, Евгений Дударь, Станислав Зинчук, Игорь Римарук, Тарас Федюк, Виталий Карпенко и многие другие (список — до 300 персон). К тому же, был штатным дизайнером и верстальщиком в журнале «Современность», а по совместительству — в журналах «Политика и время», «Евроатлантика», «Киев», «Память веков», «Киевская старина», «Соборность», «Ятрань». Активно сотрудничает с издательствами «Феникс», «Ярославов Вал», «УРЕ». Некоторое время исполнял обязанности заместителя директора «Украинского писателя»…


И все это время не изменял музе. Издал роман «Изба-читальня», удостоенный в 2008 году премии имени Остапа Вишни («Кальвария» и «Феникс»), сборник повестей и рассказов «Охота на Нomo sapiens» («Украинский писатель»), сборник стихов «Над рекою неглубокой» и поэму с миниатюрами «Игра в дурака» («Щек»). А еще — регулярно печатается в ведущих литературно-художественных журналах.


И сейчас, когда здоровье сошло на «нет» (даже по квартире передвигается на электрокаталке, и за руль автомобиля садится лишь изредка: самому добраться до гаража – почти неразрешимая проблема, разве что кто из друзей докатит), от него не услышите стонов.


Не жалуется на тяжелую судьбу и жена Павла, профессиональный издатель и редактор, тоже член НСПУ Татьяна Щегельская. Она и сейчас одновременно занята в двух-трех проектах — выполняет литредакторськую и переводческую работу. На небо некогда глянуть — не то, что ныть!


А еще в ее активе за время независимости — романы «Параллельные миры», «Наш дом» («Украинский писатель»), сборники детских рассказов «Дерни за веревочку», стихов «Защебетала щеголи», которые получили высокую оценку критиков и читателей, и роскошная полноцветная стихотворная азбука «Хвалился суслик» («Феникс»), почти весь тираж которой после выхода закупили на подарки дошкольные детские учреждения.


- Не стоит рассчитывать на государственные подачки, — как-то услышал от Павла Григорьевича. — Надо хоть что-то делать самим. Стенания на тему, как трудно напечататься, не помогут. Наконец, если быть откровенными, для небольшого поэтического сборника не надо брать банковский кредит или продавать недвижимость. Хватит четырех-пяти минимальных пенсий — согласитесь, даже во время экономического кризиса большинство членов Союза способны за четыре-пять лет скопить такую сумму. Проблема в другом: что делать с отпечатанным тиражом? Вот здесь и начинается вторая часть марлезонского балета, который я предлагаю сыграть на сцене нашего союза.


…«Творческому человеку некуда деваться» — слышится то тут, то там. А что же это за шишка — творческий человек? Разве талантливый ученый, дизайнер, учитель, актер, певец — не творческие люди? Почему же они не стенают? Почему молча вкалывают, не дожидаясь, когда им кто-то что-то бросит в корыта? А писатели в большинстве своем что — безрукие, безногие, слепые и глухие одновременно? Просто безынициативны!


Не получается?


Идите учительствовать. Вычитывайте статьи, курсовые работы, рефераты, диссертации. Набирайте чужие тексты. Жарьте и продавайте пирожки. Наконец, торгуйте любым товаром. Главное — делайте хоть ЧТО-ТО!


А нет, так продайте квартиру в центре и приобретите меньшую на Воскресенке или Отрадном. Потому что писатель в условиях строя равных возможностей — не назначен идеологическим отделом партии ЖРЕЦОМ!


Это и есть равные возможности! Это и есть демократия. Это и есть справедливость.


И, наконец, писатели действительно — с народом!


Плохо, когда вы оказались в дураках. Однако многократно хуже, если вам там нравится!


P.S. «Хорошо ему - живет в столице», — хором споют скептики. Но я их начисто опровергну. Павел Щегельский готовил к печати книги Гната Бердо (Канада), Сергея Ткаченко (США), Михаила Гояна (Австралия), Галины Хоткевич (Франция), Анны-Гали Горбач (Германия), а еще — коллег из России, Беларуси, Молдовы. То есть, во время компьютеризации всего и вся заказчики тебя найдут сами — через Всемирную Паутину.


Только, господа, не ленитесь — проявите желание!