Брэк. Знак демона (fb2)


Настройки текста:





Джон Джейкс, Лайон Спрэг де Камп
Брэк. Знак демона




ЗНАК ДЕМОНА

ТАК ПЕЛ СЛЕПОЙ МЕНЕСТРЕЛЬ ТИРЕСИЙ

ПЕРЕД ЗМЕИНЫМ ТРОНОМ ЦАРЯ ШАББОДЖАДДА ИЗ ФРИКСА
Караваны полны драгоценных камней,
На равнинах пасутся стада
Руки в крови и желтый туман
В тени колдовского шатра.
В дворцовых конюшнях лошади ржут.
Красотки радуют взгляд.
Путникам смерть кинжалы несут.
Вулканы кострами дымят.
Грабители снова в торговых рядах.
Колдуны окружили трон.
Жемчуг, янтарь, блики солнца в камнях,
В чешуе, что носил грифон.
Звенят сталь иен ей и доспехи царей.
Рубины в дорожной пыли.
Мрачная гордость в песне моей
О веке, омытом в крови!

Руна 1
ВЕЛИКИЙ ИДОЛ

Скрывают звезды облака греха,

Когда герои спят и видят сны;

И ночь души к любым мольбам глуха;

И храмы рушатся под чарами беды;

Безумцы свой заводят хоровод -

И правит этим балом Йог-Саггот!

Видение Несторианцев

— Бог мертв!

Хихикая и пуская слюни, попрошайка перегородил узкую улочку и потряс медной плошкой. Его грязные волосы свисали до плеч. От зубов остались лишь гнилые коричневые пеньки. Не получив немедленного ответа от огромного крепкого варвара, которого он решился остановить, попрошайка заскулил еще настойчивее:

— Бог мертв! Слава мерзости и запустению! Подай всего лишь один диншас ничтожному и смиренному сыну Темной силы…

— Монету хочешь? — спросил варвар. — Проси у других!

— Только одну монетку, варвар.

— Пошел отсюда.

— Лишь одну, господин мой.

— Я сказал, убирайся.

Широкоплечий северянин, чей путь преградил попрошайка, скривился от невыносимого отвращения. Запахи разложения, дурманящих напитков, сладковатый дым коптящих факелов… на широкой улице воняло несмотря на мороз, — все смешалось, и варвару хотелось плюнуть, выругаться или сделать и то и другое…

Морозным вечером вошел он в ворота города Камбда Кея, и вот уже большую часть ночи, потрясенный, блуждал по его улицам. Повсюду он видел убожество, насилие и разврат. Если это и есть блеск великих цивилизованных царств, лежащих между его родиной и сказочным Курдистаном, тогда он ошибся, отправившись на юг и покинув бескрайние степи диких северных земель.

Попрошайка не унимался:

— Лишь один жалкий диншас, чужестранец. Всего одну монетку, но за это я покажу тебе дом, где устраивают занимательные представления в честь Йог-Саггота, который изгнал из нашего города Безымянного бога. Стоит тебе сказать привратнику нужное словечко, и ты увидишь чудеса, — например заколдованных горных козлов или молодых пухлых девушек, которые превращаются в…

— Мне не нравится эта грязь, — проворчал варвар. Правая рука его угрожающе легла на рукоять меча. — Уйди с дороги.

Глаза попрошайки заблестели. Он огляделся по сторонам, будто ища подмоги. Улочка с вонючими лавками была пустынна. Впереди, там, где улочка переходила в залитую помоями лестницу, поднимающуюся на веранду одного из зданий, веселились какие-то люди. Они танцевали на площадке в холодном голубом свете факелов, прикрепленных к стенам…

— Заметно, что у тебя нет должного уважения к гражданам Ледяного края, мой друг. Неразумно. Очень неразумно, — продолжал попрошайка.

— Я ничего не знаю о стране, которую ты назвал Ледяным краем, — ответил варвар. — И знать о ней ничего не хочу. Я путешествую и не задержусь надолго в вашем городе. Пропусти меня. — Сказав это, он вынул из потертых ножен меч ровно настолько, чтобы попрошайка отшатнулся, уверенный в том, что варвар вот-вот обнажит меч и вспорет ему брюхо. Огромный незнакомец оскалился и со зловеще-ласковой улыбкой добавил: — Если хочешь помешать моему путешествию, нищий, скажи прямо. Тогда мы посмотрим, что можно сделать, чтобы переубедить тебя.

Попрошайка стал бормотать ругательства на незнакомом языке. Варвар раскатисто рассмеялся и встал так, что покрытый струпьями нищий оказался зажат в угол между стенами двух соседних домов.

Нищий сжался от страха перед чужеземцем — огромным великаном. Светлые волосы северянина были заплетены в косу, свисающую на спину. Меховая накидка с капюшоном и набедренная повязка из львиной шкуры — вся одежда великана блестела в свете факелов.

Напряженная сцена длилась еще