Грибоедов. Тайны смерти Вазир-Мухтара (fb2)


Настройки текста:





«НАЙДИ СВОЕГО ГЕРОЯ…» Вместо вступления

Не знаю ничего завиднее последних годов бурной его жизни. Самая смерть, постигшая его посреди смелого, неровного боя, не имела для Грибоедова ничего ужасного, ничего томительного. Она была мгновении и прекрасна.

А.С. Пушкин

…Он в Москве и Петербурге часто тосковал о кочевьях в горах кавказских и равнинах Ирана, где, посреди людей, более близких к природе, чуждых европейского жеманства, чувствовал себя счастливым.

В.К. Кюхельбекер

Грибоедов при жизни трудился для славы и вполне достиг ее. Но что в моих глазах ставит Грибоедова даже выше всех его литературных заслуг, как велики они ни были, это та настойчивость и неустрашимость, с которою он умел поддерживать достоинство русского имени на Востоке…

К.К. Боде

Удивительны бывают повороты судьбы. Я и представить себе не мог, отправляясь в марте 2009 г. в первый раз в Иран, да еще не в какую-либо научную командировку, а на охоту, что вернусь оттуда одухотворенным новым замыслом, который определит мои исторические поиски на несколько лет вперед. А дело заключалось в том, что, посетив Тегеран, я не мог не заинтересоваться тем, когда, при каких обстоятельствах бывал в этом городе великий русский поэт А.С. Грибоедов и как случилась в 1829 г. самая знаменитая трагедия из всех, которые когда-либо происходили в истории с посольствами в зарубежных странах. Вернувшись в Москву, я начал свои изыскания и уже через полгода вновь поехал в Иран с творческой группой издательства «Вече», посетив такие места, как Тегеран, Кум, Кашан, Пасаргады, Пер-сеполь, Накш-и-Рустам, Абьене, Исфахан и Шираз. В дни этих поездок я, как обычно во время своих путешествий, не только писал стихи и фотографировал, запечатлевая все увиденное и продуманное, но и как историк старался разглядеть под пылью времен историю Персии, в том числе ту ее часть, которая связана с Россией и судьбой Грибоедова.

Далее последовали мои дальнейшие исследования выбранной темы, которые привели к осознанию того, какое огромное воздействие оказала Персия, ее история и культура на русскую поэзию и ее выдающихся представителей. Причем это не зависело от того, удавалось ли самим поэтам воочию увидеть персидский мир. Вспомним, какие яркие стихи оставили о Востоке и Персии так и непобывавшие в ней В. Жуковский, А. Фет, Ф. Тютчев, И. Бунин, В. Брюсов, К. Бальмонт, М. Волошин, И. Гумилёв и, особенно, С. Есенин! Лишь нескольким поэтам удалось когда-то прикоснуться к персидской земле, и, конечно, первым среди них навсегда останется «персидский странник» Грибоедов, которому суждено было не только более трех лет своей короткой жизни провести в Персии, но и погибнуть в ее столице. Грибоедов стал тем незабываемым примером, который как магнит притягивал к Персии многих шедших по его «восточным стопам» поэтов — и Пушкина, и Лермонтова, и Есенина…

Именно работа над книгой о персидских вехах в жизни «найденного мной» героя — Александра Грибоедова увлекла меня настолько, что я предпринял в ноябре 2011 г. третью поездку в Иран по местам, где жил и путешествовал Грибоедов, а именно в Тегеран, Тавриз и к озеру Урмия, а также в священный для шиитов город Мешхед (в мае 2014 г. я в четвертый раз побывал и Иране, но только в Тегеране, где еще раз исследовал место убийства поэта). Кроме того, в июле 2012 г. и в апреле 2013 г. с той же целью посещения грибоедовских мест я дважды побывал в Тбилиси, а также посетил Ереван и Баку (в этот же период я съездил в Хмелиту, Петербург и исследовал московские адреса в биографии Грибоедова). Причем мне удалось проехать теми же самыми путями между этими городами, которыми не единожды странствовал сам поэт. И совершенно очевидно, что, следуя путями Грибоедова на Кавказе, я не мог не посещать места, которые нашли отражение в творчестве других великих поэтов — Пушкина, Лермонтова, Есенина и не восхищаться в своих стихах их путешествиями:

Поэтов странствия по свету
Пора настала воспевать,
Чтоб путеводную комету
Стихами снова озарять,
Чтоб люди нынешние знали,
Что и в былые времена
Поэты русские взлетали
В скитаний дальних стремена.
Жуковский, Пушкин, Грибоедов
И Бунин, Бальмонт, Гумилёв
Не просто были непоседы,
А странники былых веков.

Канва путешествий вообще проходит красной нитью через историю русской литературы, особенно первой половины XIX в., и не важно, что часто, как это было и в судьбе Грибоедова, путешествия представляли собой скорее вынужденные, вызванные различными обстоятельствами поездки по делам службы, которые, тем не менее, все равно выполняли весьма важную миссию вдохновения поэтов и