Руководство к помолвке (fb2)


Настройки текста:



Элли Блейк Руководство к помолвке

Глава 1

Ночной клуб пульсировал и переливался разноцветными огнями.

— Смотри, хорошенький! — почти кричала Френни.

— Мне кажется, он обычный… — Поигрывая длинной сверкающей сережкой, Кейтлин рассматривала красавчика на другом конце зала. — Хотя для типичного тусовщика у него красивые руки. Бьюсь об заклад, играет на фортепьяно.

Френни рассмеялась, от чего трубочка в ее разноцветном коктейле пустилась в пляс.

— Ты ждешь, что первый встречный сразу потащит тебя под венец.

— Что?! Я не…

— Ну конечно это так, — безапелляционно заявила Френни. — Ты мечтаешь о всякой чепухе, а тебе просто нужен настоящий мужчина, который не станет плясать под твою дудку!

Кейтлин снова окинула взглядом красавчика, тоскливо смотревшего вслед двум удаляющимся блондинкам.

— В этот раз я не слышу звона свадебных колоколов.

Френни легонько подтолкнула подругу и негромко произнесла:

— Так, может, это поскрипывание пружин кровати?

Кейтлин шлепнула ее по плечу:

— Мы познакомились лишь неделю назад.

Френни сокрушенно покачала головой — такого ответа в ее королевстве не существовало.

Кейтлин не могла отправиться с незнакомцем в постель, поддавшись возбуждению первой встречи. Подобная перспектива всегда отталкивала ее. Все главное для нее было скрыто лишь в начале отношений: робкие взгляды, несмелые поцелуи, прикосновения, электричество в воздухе — это настоящий восторг! Реальности до этого было далеко, и красавчику на другом конце зала придется подождать. Высокий, загорелый, и хотя выражение его лица казалось чуть глуповатым, Френни была права — ямочки на щеках и ежик светлых волос делали его совершенно неотразимым.

Кейтлин жестами показала подруге, что собирается присоединиться к очереди в дамскую комнату. В толчее ночного клуба Кейт вытянула шею, пытаясь понять, в верном ли направлении двигается, как неожиданно уперлась в стену. Стена была теплой на ощупь и при ближайшем рассмотрении оказалась мужским телом. Она попыталась оттолкнуться, но толпа напирала сзади.

— Ну ничего себе, — засмеялась она, изо всех сил стараясь удержаться на ногах.

Кейтлин подняла глаза. Выше. Выше. Темные волосы, темные глаза, таинственное выражение лица. Она тонула в этом взгляде. Сколько прошло времени? Мгновения или минуты?

— П-простите… — Воздуха в легких не стало, словно их разом опустошили.

Мужчина продолжал молчать, она уже и не рассчитывала услышать ответ, когда глубокий бархатный голос произнес:

— За что же?

Кейтлин попыталась сглотнуть, но тщетно, во рту пересохло. С притворной уверенностью откинула с глаз волосы:

— У меня нет привычки бросаться на незнакомцев.

— Однако вышло весьма удачно.

Толпа еще теснее прижала их друг к другу. Кейтлин почувствовала слабость в ногах и стиснула руку незнакомца:

— Классическая тактика всегда действует.

— Да, есть причины, по которым классика становится классикой. — От его бархатистого голоса по ее спине пробежали мурашки, словно кто-то поводил кончиками пальцев по позвоночнику.

Они стояли так близко друг к другу, что можно было услышать, как бьется сердце незнакомца… Или это ее собственное сердце? Или импульсы музыки проходили сквозь их тела?

— Меня зовут Кейтлин Марч, — представилась она.

— Дакс Бейнбридж.

— Приятно познакомиться.

— Взаимно.

Огни в клубе коротко вспыхнули и снова погасли, но было достаточно доли секунды, чтобы увидеть, каким Дакс был неописуемо прекрасным. В мире не хватило бы слов, чтобы описать нового знакомого. Он улыбнулся. Это была та улыбка, которая заставляет девичьи сердца учащенно биться, а сияние темных глаз ускоряет движение земли под ногами. Голова наполнилась туманом.

— Ты танцуешь? — спросила Кейтлин и тут же добавила: — Я не имею в виду профессионально, ты не похож на обычного посетителя ночного клуба, не представляю, как можно свободно двигаться в таком костюме…

Дакс лишь молча рассматривал ее, во взгляде читалось едва скрываемое любопытство. Они все еще были тесно прижаты друг к другу. Смеялся ли он? Ну конечно он смеялся!

Кейтлин ощутила, как его руки обвили ее талию. Толпа напирала, прижимая их еще ближе друг к другу. Его объятия стали крепче, и когда напор ослаб, ничего не изменилось.

— Что же… — Нехотя отстранившись, Кейтлин неуверенно отступила. — Спасибо за то, что не дал мне упасть.

— Спасибо, что предоставила мне такую возможность.

На его лице снова появилась умопомрачительная улыбка. Стараясь не обращать внимания на бабочек, взвившихся где-то глубоко внутри, Кейт делано рассмеялась.

— Да… — Она неопределенно махнула рукой куда-то в сторону бара. — Мне лучше поскорее вернуться к подруге, иначе она может подумать, что меня похитили зеленые человечки. Не то чтобы она действительно верила в инопланетян… Хотя однажды ночью мы видели какие-то странные огни в небе…

«Да остановись ты ради всего святого!»

— Ну ладно, пойду, пожалуй! Пока!

Дакс попрощался с ней легким кивком.

Кейтлин сделала в ответ легкий реверанс. Попятившись, натолкнулась на кого-то, повернулась, извинилась, толкнула еще одного танцора, обернулась, чтобы помахать Даксу на прощание и обнаружила, что его уже не было. Некоторое время она оставалась в центре танцпола, ощущая легкое разочарование. Но затем ее обступили ухмыляющиеся парни в одинаковых фирменных футболках с логотипом клуба. Кейтлин не замешкалась и, поднырнув под их руками, устремилась туда, где сидела Френни. Еще никогда в своей жизни она не испытывала ничего подобного из-за встречи с мужчиной. Этот неожиданный контакт двух тел, удушающая сладкая дымка, жалкая пародия на разговор. Никаких застенчивых взглядов и неловких прикосновений. В ней словно взорвалась бомба, она все никак не могла успокоиться. Кейтлин хотела скорее отделаться от странного чувства. Ей сейчас не нужны отношения, она еще не пришла в себя после разрыва.

— И что это было? — От нетерпения Френни чуть не подпрыгивала на стуле.

Кейтлин присела и с притворным интересом стала рассматривать свой коктейль:

— Ты вообще о чем?

— Ты и Костюм. Я уже ждала, что вы начнете срывать одежду друг с друга прямо на танцполе.

— Дакс вроде бы…

— Послушай, тот парень, может, и ничего, но это был настоящий мужчина!

Кейтлин вновь обернулась, желая взглянуть на того, с кем пришла на свидание, и обнаружила его потягивающим пиво в компании парней в фирменных футболках. Она недовольно поморщилась. Между подругами повисло молчание. Кейтлин обнаружила, что Френни смотрит в другой конец зала. Там был он. Дакс разговаривал с девушкой, за ее плечами виднелись блестящие искусственные крылышки. Она эмоционально размахивала руками, словно хотела взлететь. Высокий, широкоплечий Дакс выглядел потрясающе.

«Как жаль».

Вдруг Дакс окинул помещение взглядом, тут же заметив Кейтлин. Она моментально обернулась к подруге и схватила ее за руку:

— Да прекрати же ты пялиться! — Ее щеки пылали. — Ослепнешь!

— Пусть так, оно того стоило.


Было около двух ночи, когда Дакс решил, что с него хватит. Ночной клуб, в котором они праздновали день рождения сестры, был маленьким, душным и просто кишел людьми. Он пытался придумать, как бы поскорее ретироваться. Он редко принадлежал сам себе. Этим вечером он хотел еще немного поработать, нужно было утвердить около дюжины дарственных предложений и проверить котировки международных рынков. Но он словно врос в землю, не в силах сдвинуться. Виной тому были карие глаза прекрасной незнакомки. Задумчивые глубокие глаза, от созерцания которых невозможно было оторваться. Теплая кожа, нежная как бархат, мягкие губы, умолявшие о поцелуях. Он принялся искать девушку глазами.

«Как ее зовут? Кейтлин…» Даже звук ее имени заставлял трепетать.

В танце люди сходились и расходились подобно волнам, ненадолго открывая взору самые отдаленные уголки зала. Дакс рассеянно провел рукой по затылку, стараясь снять напряжение. Увидеть бы ее еще хоть раз. Одного взгляда было бы достаточно. Унести бы в одинокую постель воспоминания о светлой коже, сиянии густых каштановых волос, соблазнительных изгибах тела…

Толпа расступилась. Она. Барный стул, шапка роскошных волос, соблазнительное платье. Плечи обнажены, длинные ноги скрещены, легонько поигрывает туфелькой.

Затем Дакс заметил полдюжины осоловелых мужских взглядов, нацеленных на девушку. У них лишь одно на уме. Интересно, как она намеревалась покинуть это место живой и невредимой.

Дакс знал ее имя, и это как будто накладывало на него ответственность.

— Парень, ты выглядишь так, словно у тебя все тело зудит! — Роб, муж сестры, хлопнул его по спине, пригвоздив к полу. — Она кто вообще? — Роб указал в сторону девушки. — Я видел, как вы двое танцевали. Как ее зовут?

Кейтлин. Звук ее имени резонировал в его теле. Опустив руки в карманы, Дакс взглянул исподлобья на своего шурина:

— Не назвал бы это танцем. Просто поддержал девушку, чтобы ее не задавили в толпе.

— Ну конечно… — По лицу Роба расползлась усмешка.

Дакс не сразу понял, что сделал большой промах, просто услышав этот вопрос.

— Какая же здесь все-таки толчея. — Он снова взглянул на танцпол.

— А девушка тебе как?

В его груди занялся жар, распространяясь с такой же скоростью, как искра огня, упавшая на высушенный лес.

С ней явно было что-то не так. Чем еще объяснить тот факт, что она так легко поддалась ему, ее защитные механизмы были явно расшатаны. Не следовало приходить в подобное место одной, лучше с каким-нибудь милым парнем вроде Роба.

Дакс отыскал Лорен, которая смеялась и танцевала поодаль. Когда с их родителями произошел несчастный случай, она была совсем юной, совершенно потерянной в лавине хаоса, словом, легкой добычей. Ему было всего двадцать два, когда обремененный шестнадцатилетней сестрой, с которой толком общаться и не умел, Дакс погряз в загнивающем семейном бизнесе. Мечты о будущем развеялись как дым.

Он закашлялся. В клубе кто-то явно переусердствовал с аппаратурой. Глаза вновь нашли очертания женской фигуры.

Эта девушка, Кейтлин, не была похожа на хищницу. Она смотрела на него не как другие женщины. Те видели в нем волшебную палочку, по мановению которой можно получить все, о чем мечтаешь. Эта другая, она была похожа на ребенка-сладкоежку, для нее он был десертом, самым вкусным пирожным. Дакс словно очнулся после долгой спячки.

Нужно ли ему это?

Может, это ошибка? Он посмотрел на часы и нахмурился. Стрелки показывали половину третьего, сегодня он еще планировал работать.

— Ребята, мне пора идти. — Дакс старался перекричать музыку.

Похлопав Роба по плечу, он приблизился к сестре. Она танцевала в отдалении, подскакивая с одной ноги на другую и заставляя дрожать украшение на ее голове и мерцающие искусственные крылья за спиной.

— Уже? — удивилась она.

— В шесть у меня запланирована конференция.

— Так и оставайся до шести, здесь так весело!

— Боюсь, что забыл туфли для танцев в другой машине.

— Ну ладно, шутки в сторону, я надеюсь, ты хорошо провел время?

Брат не стал посвящать сестру во все перипетии прошедших часов:

— Потрясающе!

— Чудно, — сказала она, глубоко вздохнув. — Отправляйся и хорошенько выспись. Не стану тебя более упрашивать.

Отправив брату воздушный поцелуй, Лорен вновь погрузилась в танцующую толпу. Дакс подумал, что если бы ему выпал шанс изменить что-то в своем прошлом, это явно не было бы то время, которое он провел вместе с сестрой. Он повернулся к выходу, поборов желание еще раз обернуться к бару. Неожиданно он почувствовал, как что-то поползло по его шее. Дакс ожесточенно хлопнул по пиджаку. Затем наклонился и поднял с пола мерцающий предмет. Длинная и блестящая вещь едва ли была лапкой паука.


— Скажи мне на милость, чем это ты занимаешься? Нас такси ждет! — Френни разглядывала подругу, ползающую под барной стойкой с салфеткой в руках, чтобы не касаться грязного пола.

— Я потеряла сережку. — Кейтлин сдула прядь волос со лба.

— Теперь она может быть где угодно! — Френни умоляюще сложила руки.

— Вот именно, поэтому мне нужно внимательнее искать. — Кейт с отвращением отбросила в сторону коктейльную трубочку. — Это бабушкины серьги.

— Ну дела…

Френни знала историю этого украшения. Она тоскливо посмотрела в направлении двери, где стоял парень, с которым она провела остаток вечера и была не прочь провести всю ночь. Они пообещали подбросить Кейтлин до дома, после того как та доходчиво объяснила красавчику, пытавшемуся залезть ей языком в ухо, что предпочтет остаться одна.

— Тебе пора. — Кейтлин коснулась руки подруги. — Я все-таки еще поищу.

В смятении Френни закусила губу.

— Иди же!

— Хорошо! — Френни покраснела и перегнулась через барную стойку. — Айван, душка, — обратилась она к бармену, — пожалуйста, убедись в том, что наша общая знакомая благополучно сядет в такси. И еще, если кто-то принесет тебе сережку, она принадлежит ей.

Айван посмотрел на Кейтлин, улыбнулся и кивнул.

— Я не приеду сегодня ночевать, так что завтра на нашем обычном месте, — предупредила Френни.

— Хорошо.

Подруга улыбнулась на прощание и устремилась к выходу.

Следующие десять минут Кейтлин провела, вперившись взглядом в пол, душа переполнялась отчаянием.

— Кейт!

Она резко поднялась, ударившись головой о стул, и закусила губу, чтобы не ругнуться как портовый моряк. Нахмурившись, растерла ушибленное место и вдруг увидела в пальцах бармена длинную подвеску, собранную из мерцающих кусочков, хрусталя с цветком на застежке.

— Айван, ты просто чудо! — Она прижала драгоценность к груди и покрутилась вокруг себя, отчего ее волосы разметались по плечам. — Я тебя просто обожаю!

— Это не я. — Бармен качнул головой вправо. — Он ее нашел.

— Дакс, — выдохнула Кейт его имя.

Темноволосый, серьезный и спокойный. Ей стало душно и тесно в своем платье. Мужчина же словно не замечал, какое оказывает влияние. Оказалось, он был здесь уже некоторое время, с удовольствием наблюдал за ее поисками, расслабленно облокотившись о барную стойку.

— Так это ты нашел? — недоверчиво переспросила Кейтлин.

— Буду до конца честным, я наступил на нее. Если бы не моя природная грация, я бы упал.

Айван словно по сигналу отправился к другому концу барной стойки. Кейтлин была на грани того, чтобы позвать на помощь, она не сможет выстоять перед таким соблазном. Дакс приблизился:

— Надеюсь, я не повредил ее?

— Немного заботы и ласки, и она будет как новая. У тебя легкая походка для человека твоего роста.

Наконец Кейтлин подняла на него взгляд. Теперь коричневый станет ее самым любимым цветом на свете. Некуда было скрыться от желания, полыхавшего в его глазах, стало трудно дышать. Верхний свет стал понемногу загораться, чтобы осветить путь домой запоздалым посетителям. Кейт охватила паника, когда она представила свои волосы, рассыпанные в беспорядке, потекшую тушь и неаккуратную помаду. Выражение его лица не изменилось, а сияние глаз лишь усилилось. Она хотела провалиться сквозь землю. Раньше любая возможность отношений приводила ее в трепет. Сейчас было по-другому, она хотела чего-то необременительного. Ей был просто необходим легкий… десерт. Эта мысль стала кодом к ее телу. Ей нужно полное освобождение, следовало давно убить неприятный привкус неудачной помолвки, оставить прошлое позади.

И сейчас когда ее освобождение предстало перед ней в образе высокого прекрасного незнакомца, Кейтлин более не сомневалась, что ему удастся вытеснить память о любом мужчине, которого она когда-либо встречала. Так в чем вопрос?

Голос Айвана вернул ее в реальный мир:

— Бар скоро закрывается.

Ее дыхание сбилось, когда Кейт подумала о том, что совершенно не умеет соблазнять мужчин, с которыми собиралась провести всего одну ночь.

— Ты голоден? — Кейт слышала себя словно со стороны.

Дакс обвил ее талию рукой и повел к выходу:

— До смерти.

Она чувствовала жар его тела, словно в венах этого мужчины текла вулканическая лава.

«Вот оно, значит, как».

Глава 2

Руки Кейтлин тряслись, она безуспешно пыталась открыть дверь своей квартиры. Совершенно не помогало то, что рядом был Дакс и жар его тела даже на расстоянии сводил с ума.

На пути из бара на заднем сиденье такси они не обмолвились ни словом. Их колени соприкасались на каждом повороте, но они словно выжидали. Их руки, лежащие на обивке сиденья, едва соприкасались, ничего не происходило. Во взглядах, которыми они то и дело искали друг друга, было что-то странное, отчего сердце Кейтлин было готово выпрыгнуть из груди, но они оставались недвижимы. К тому времени, когда они достигли ее квартиры в пригороде, Кейт была взвинчена и удивилась тому, как ей вообще удалось выбраться из машины.

— Позволь мне…

Дакс взял ключ из ее руки, вставил в замочную скважину, дверь поддалась. Все лживые предлоги, наподобие позднего ужина, вылетели в окно, когда Кейтлин, развернувшись в объятиях Дакса, запустила руку ему в волосы и стала жадно целовать. Ни к чему откладывать удовольствие — так она делала раньше. Теперь совершенно не важно, что она не помнит его фамилии, а их разговор не длился больше десяти минут, еще никогда в жизни ее так не целовали.

В поцелуях Дакс явно знал толк, она не могла представить, как такое можно проделывать языком. Тело же не размышляло над тем, что возможно, а что нет, оно пылало и просило большего. Его губы двигались все ниже к нежной шее, к впадинке ее ключицы. Каждая часть тела, которой он касался, отказывалась ей подчинятся. Кейтлин поняла, что Дакс едва мог справиться. Изловчившись, она практически втащила его в квартиру. Дверь за ними захлопнулась, погрузив все вокруг в темноту. Единственный луч света пробивался из-за штор в гостиной. В темноте все звуки вдруг стали громче, включившийся холодильник, мерный шум проезжающих мимо машин с улицы. Но как только их горячие требовательные губы соприкоснулись, мир обратился в тишину. Под его руками кожа начала пылать, Кейт льнула к нему всем телом. Его пиджак и галстук полетели в сторону, она надеялась, что оставила туфли на пороге квартиры, но не была в этом уверена, всепоглощающее желание добраться до постели стало главным. Они пробирались вперед, опрокидывая на пути мебель и роняя вещи. Дакс взял ее на руки и направился прямиком в спальню.

Лунный свет, струившийся из-за прозрачных штор спальни, был значительно ярче, позволяя разглядеть прекрасно сложенное мужское тело. Руки нашли молнию ее платья, Кейт почувствовала, какой стала податливой. Они опустились на кровать, словно нуждаясь в окончательном позволении. Дакс медлил, Кейтлин притянула его к себе. От нахлынувших эмоций дыхание перехватило. Может, это была новизна секса на одну ночь. Может, Кейт впервые позволила себе расслабиться и просто наслаждаться.

Дакс вошел в нее. Это было так неожиданно, так сильно, но Кейт была более чем готова к этому. Она обвила его ногами. Поцелуи опустошали тела при каждом соприкосновении губ, заставляя ее чувствовать себя беззащитной, уязвимой…

Нет, эта встреча — ее шанс заново обрести контроль над своей жизнью.

Собрав последние силы, Кейт заставила его перевернуться и оказалась сверху. Руки Дакса ласкали ее бедра, посылая в нее разряды тока, но она ощущала свою власть над ним. Кейтлин провела пальцами по его широкой груди, он в исступлении прикрыл глаза и старался набрать в грудь воздуха. Она почувствовала себя переродившейся. Это было восхитительно. Ощущения в ее теле нарастали, сжимая Вселенную до размера булавочной головки, до крошечной точки глубоко внутри ее тела. И когда сладостный жаркий водоворот пронзил все тело и мысли, Кейтлин поняла, что еще никогда в своей жизни не испытывала подобного блаженства. Никогда.


Кейтлин откинулась в большом кожаном кресле и, прикрыв глаза, мурлыкала какую-то мелодию. Скрип сиденья возвестил о том, что ее подруга наконец-то прибыла на их еженедельную встречу в салоне красоты.

— Доброе утро, солнышко! — прожурчала Кейтлин.

Френни недовольно пробурчала:

— Почему ты меня не дождалась?

Кейтлин открыла глаза и внимательно посмотрела на подругу. Солнечные очки, волосы собраны в небрежный хвост.

— Когда я собиралась уходить, ты еще даже не вернулась. Я думала, что мне придется сегодня идти одной.

Френни красноречиво уставилась на полупустую пачку шоколадного печенья:

— Печенье с утра? Когда же ты успела нагулять такой аппетит?

Кейтлин не спеша облизнула пальцы. В ее мозгу вспыхивали и гасли картинки прошлой ночи. Его широкие плечи, мускулистые руки, прекрасная крепкая спина со следами красных полос от ее ногтей.

— Не нужно менять тему, мы здесь, чтобы обсудить Кожаный пиджак.

— Вы только посмотрите! — Френни обратила внимание на то, что ногти подруги покрыты свежим слоем нежно-розового лака. — Ты была с кем-то этой ночью!

— Объясни мне на милость, что общего мой маникюр имеет с твоими догадками?

— Всю прошлую неделю твои ногти были красными. Голодный красный. Этим утром это уже невинно-розовый. Когда ты успела?

— Чудно. — Кейтлин была озадачена, легко же она себя выдала. — Сначала ты расскажи про Пиджак.

— Ладно. Его зовут Юджин, и он живет со своей мамой. Они выращивают хорьков. Прямо в доме. И ни о чем подобном я не подозревала до этого утра. Представляешь, его мама подобрала всю мою одежду в аккуратную стопочку и оставила ее на диване… — Френни взмахнула обеими руками, словно пыталась отогнать воспоминания. — Словом, я просто хочу быстрее об этом забыть. Так, теперь твоя очередь. Это красавчик, которого ты отшила?

— Ну уж нет!

— Кто тогда? Неужели Айван?

— Бармен?! — Кейтлин округлила глаза в притворном ужасе.

Она надеялась, что на этом разговор закончится, но не тут-то было.

— Костюм! Ты переспала с тем мужчиной! — завопила Френни на весь салон.

— Тише! — Кейт нервно оглянулась. — Я уверена, что не все хотят быть в курсе моих ночных эскапад.

— Ты что, смеешься? Зачем еще, по-твоему, женщины ходят в салоны красоты? Сплетни! Детали, я хочу знать все. — Френни заерзала в своем кресле, едва не расплескав ванночку для ног.

Мастер педикюра подоспела вовремя, добавив воды, и одарила клиентку уничтожающим взглядом.

— Чем он занимается? Он действительно хорош в постели? Когда вы собираетесь встретиться еще раз?

Кейтлин вздохнула. Она знала, что теперь Френни не оставит ее в покое, пока она, в свою очередь, не сообщит ей что-то интересное или скандальное.

— Хорошо. Его зовут Дакс, фамилия… Вроде начинается на Б. Баннер? Может, Бейл? Без костюма он выглядит гораздо лучше, чем в нем, и нет, мы не собираемся встречаться еще раз. Удовлетворена?

— Какой-то Дакс? — Френни довольно кивнула, достала свой телефон из сумочки и ввела несколько букв. — Сидишь здесь, словно Снежная королева, но сколько же в тебе сюрпризов…

Кейт поняла, что сейчас произойдет, она попыталась выхватить телефон, но Френни оказалась проворнее.

— Пожалуйста, сидите спокойно! — требовательно сказала мастер.

— Поверьте, это очень важно…

Мастер пожала плечами и занялась ее правой ступней.

— Ради всего святого, не нужно искать информацию о нем в Сети! — умоляла Кейтлин.

Френни лишь хмыкнула:

— Между прочим, я делаю тебе огромную услугу. Если бы я сначала навела справки о вчерашнем парне, можешь мне поверить, я бы никогда не узнала, как пахнет помет хорьков.

Кейтлин закрыла рот и уставилась на позолоченную фигурку кошечки, установленную на кассовом аппарате. Было уже бесполезно пытаться остановить Френни. Ее подруга молчит уже слишком долго.

— Я так и знала! — Глаза Френни округлились.

— Что? Что такое? Он женат, да? Ну конечно он женат. Как я могла быть такой…

— Нет. Он не женат.

Кейтлин моментально прекратила свои стенания. Все ее опасения были заблуждениями. Дакс не только не изменил своей жене, которой не существует, но и более того, явно был в поиске. А вот она нет. Так она решила более полугода назад, когда рассталась с Джорджем. Не просто рассталась, а разорвала официальную помолвку.

— Что там еще? — Она подалась в сторону подруги.

— Это Дакс Бейнбридж, генеральный директор «Фонда Бейнбридж». Слышала о таком? Тебе бы следовало лучше знать своих клиентов.

— Я знаю всех, кто хочет купить спортивные машины, и всех тех, кто покупает их. — Кейтлин скрестила руки на груди. — Все остальное — шелуха.

— Ты говоришь мне о том, что этот человек — шелуха?!

Френни показала телефон Кейтлин, с дисплея на нее смотрело лицо того самого мужчины, доводившего ее до исступления прошлой ночью. Темные волосы, брови вразлет, карие глаза. Линия подбородка, достойная мрамора Микеланджело. Было приятно удостовериться в том, что он так же прекрасен, каким она запомнила его прошлой ночью. От внезапно нахлынувшего возбуждения ей стало трудно дышать, словно ее шею туго повязали галстуком.

— У него дома? — Френни кинула телефон обратно в сумку.

— Нет, у нас.

— Ну конечно. Старое доброе преимущество своего поля.

Френни даже не могла представить, как она была права. Лишь мысль о том, что ей пришлось бы утром надевать ту же одежду, в которой она была ночью, приводила Кейт в ужас, и уж точно не вязалась с идеей обретения контроля над собственной жизнью.

— Что же, это очередной избранник?

Она принялась так энергично трясти головой, что заболела шея.

— Это было… Это было лишь раз.

— Вот и ладненько, — согласилась Френни. — Пусть оно так и останется.

Кейтлин рассеянно кивнула, когда ее массажное кресло включилось и принялось посылать размеренные импульсы ее спине. Они вели подобные разговоры тысячу раз с того момента, когда Джордж покинул их жизнь. Френни даже придумала для Кейтлин девиз, который ей следовало бы вытатуировать на лбу: «Мужчина лишь на время, но не навсегда».

Это и было одной из причин, почему Кейтлин сказала Подруге только часть правды. Она умолчала о том, что в последнюю минуту, нацарапав свой номер телефона на обратной стороне продуктового чека, она опустила его в карман пиджака, прощаясь в дверях квартиры.

— Прекрати делать это, не нужно думать о нем. Это ни к чему не приведет.

— Это шутка? Не проходит и минуты, как ты сама напоминаешь мне об этом, — негромко ответила Кейт. — Как можно моментально выбросить его из головы, если я все ношу его запах на себе.

Неожиданно Френни развернулась и коснулась ее руки:

— Кейт, дорогая, послушай. — В ее глазах светилось лишь неподдельное участие. — Единственный твой порок — это то, что ты до сих пор веришь в романтику. Я могла бы сейчас начать голой бегать по салону, и ты бы все равно не заметила этого из-за своих розовых очков. Любовь — это твой наркотик, твой единственный недостаток. Мы обе знаем, какие она может повлечь за собой последствия. Хаос и катастрофу.

— Послушай, — Кейтлин мягко сжала ее ладонь, — это совершенно не так…

Френни резко откинулась на свое сиденье и опустила солнечные очки на лицо:

— Как скажешь!


Пока Кейт выбирала и листала журналы, слова подруги не шли из ее головы. В памяти вновь воскресло лицо Джорджа в тот день, когда между ними произошло решающее объяснение. В тот раз она пыталась вернуть кольцо. Джордж не злился, не удивлялся, он просто покорился, словно знал, что все так и будет.

Кейт была помолвлена уже три раза. Собственная мать считала ее разочарованием, беспутной девкой, хотя ни на то, ни на другое у нее не было причин.

Кейт попыталась избавиться от неприязни, которая возникала каждый раз при мысли о матери. Именно ее безразличие и холодность заставляли искать утешения в объятиях мужчин. Порой было достаточно страстного взгляда, легкого кивка — и вот уже через неделю все шло по накатанному пути: ее любили. Но в тот момент, когда на палец ей надевалось кольцо, Кейт неожиданно понимала, что не хочет брака.

Она захлопнула журнал и, прикрыв глаза, попыталась справиться с дрожью. Лишь легкого воспоминания было достаточно чтобы забыться в фантазиях… О Даксе. Совершенно другой, он не смотрел на нее с обожанием. Этот мужчина был уверен в себе, почти недосягаем. Такой холодный и отстраненный, с ней он тем не менее был полон страсти. Желание вновь зашевелилось в ней. Тот, кто сказал, что для наслаждения надо любить человека, просто никогда не пробовал спонтанный секс с незнакомым человеком.

Она, так быстро прыгнув с ним в постель, может, лишила себя чего-то важного? Длительных прогулок, прикосновений, общения… Неужели этот случай станет началом череды коротких связей. Кейт поморщилась и решила не думать об этом.


В очередной раз Дакс кинул в стакан витаминную таблетку. Растворяясь с шипением, она окрашивала воду в оранжевый цвет. Он пробегал рукой по затылку, то и дело задевая бейсболку. Стянув ее с головы, он принялся мять козырек. Дакс не мог припомнить, когда он в последний раз приходил на работу в простых джинсах и футболке. Он всегда стремиться выглядеть неумолимым, внушая таким образом людям уверенность и толику страха. Пришлось потратить много времени, чтобы вернуть репутацию, утраченную некогда его родителями.

Однако сегодня надевать костюм и пытаться укротить непослушные вьющиеся волосы было выше его сил. Дакс так и не смог выспаться. Каждый раз, когда он смыкал веки, перед внутренним взором мелькали образы прекрасной девушки. Ее запрокинутая голова, распахнутые губы, силящиеся сделать вдох… Стремительное падение в пропасть, а затем целое мгновение прекрасной пустоты, где не было обязательств перед сестрой, семьей, фондом. Это была свобода, которой он не чувствовал уже долгое время.

В просвете облаков в окнах его офиса появилось яркое весеннее солнце. Заглянув в кабинет, оно растеклось по бумагам на письменном столе, разлило невыносимую белизну. Дакс прикрыл глаза и залпом выпил жидкость в стакане, словно стараясь смыть воспоминания прошлой ночи. До понедельника необходимо было решить много задач. Отчеты, предоставленные нанятым в спешке судебным бухгалтером, не предвещали ничего хорошего. Фонд на краю катастрофы, поэтому ему пришлось взять бразды правления в свои руки. Это обстоятельство не оставило ему выбора. Мыслям о прекрасной девушке пришлось посторониться, уступив место работе.


В то утро оправданием Кейтлин за слишком долгое отсутствие на рабочем месте стало то, что она должна была организовать пресс-конференцию по поводу начала продажи новой партии машин, сейчас надежно укутанных в брезенты, скрытых от глаз сторонней публики на нулевом этаже. Исключительное положение давало ей возможность наслаждаться видами нового «Пегаса», спортивного автомобиля, недавно сошедшего с конвейера. Кожаный салон, сияющие хромированные диски, глубоко посаженные фары, освещающие путь мягким светом. Машина была прекрасна, сияющая, оснащенная по последнему слову техники.

— Дуглас, честное слово… — Инженер-механик стоял рядом с планшетом в руке, уже третий раз за утро проводя беглый осмотр своей возлюбленной. — Она идеальна. Второе самое сексуальное создание, которое я вижу на этой неделе.

Густые брови Дугласа вопросительно приподнялись.

— У меня была удачная неделя.

В очередной раз, проверив наличие на Кейтлин требуемых белых перчаток и снова переведя взгляд на объект своей страсти, он оставил девушку мечтать о своем. Ведя рукой по чувственно выгнутому крылу машины, она ощутила знакомое прикосновение к волосам и, лишь прикусив губу, сдержала стон, готовый вырваться из груди. Зачем она вообще оставила ему свой номер телефона, когда знала, что он не позвонит? Теперь Кейт подпрыгивала при каждом звонке телефона. Дакс, наверное, слишком занят. Согласно информации в Интернете, он был трудоголиком-вундеркиндом. Он получил фонд в наследство от родителей, которые разбились на частном самолете в Аспене. Но если Дакс все же решит связаться с ней, когда это произойдет? На неделе? На выходных? Согласно экспертному мнению Френни, разница во времени между первой встречей и первым звонком говорила все о намерениях мужчины. Если звонок происходит ближе к выходным — это ничего не значит, парень просто хочет переспать с тобой еще раз. Но звонок в течение недели — совсем другое, это настоящее свидание.

Телефон в ее заднем кармане завибрировал. Кейт неторопливо стянула перчатки и ответила.

— Доброе утро, — произнес знакомый глубокий голос, который шептал милые нежности в ее воображении все утро.

Колени задрожали, Кейт ухватилась за боковое зеркало автомобиля. Дуглас посмотрел на нее с ужасом. Она тотчас отпустила его, тщательно вытерла отпечатки пальцев мягкой тканью своего жакета и беззвучно взмолилась о прощении.

— Простите, с кем я говорю? — Своим ровным, бесстрастным тоном она словно давала понять Даксу, что простое утреннее приветствие ничуть ее не взволновало.

— Это Дакс Бейнбридж. — Сухость его тона как бы намекала на недовольство.

— О, Дакс! Как дела? — О самоконтроле оставалось лишь мечтать.

Дуглас покашлял, словно прочищая горло. Кейт кивнула ему.

— Чем же я могу помочь тебе этим замечательным утром понедельника?

— Меня бы очень порадовало, если ты бы согласилась провести со мной этот вечер.

— Что, прости? — Внутри все перевернулось.

— Сегодня вечером, — произнес он уже более медленно, — сегодня вечером ты свободна?

Свободна? О чем этот он? Это же был секс на один раз, не так ли?

— Зачем?

— Хочешь подробностей?

Кейт огляделась по сторонам, Дуглас скрылся в неизвестном направлении, оставив ее наедине с автомобилем.

— Да, хочу, — выпалила она.

В трубке послышался какой-то шорох, а затем скрип, и Кейт представила себе Дакса в темном костюме, откинувшегося в кожаном кресле за столом в дорогом офисе с восхитительным видом из окна. Его властный и глубокий голос проникал в нее, заставляя каждую клеточку тела вибрировать:

— Я представлял, как мы ужинаем вместе, возможно, слушаем какую-нибудь приятную музыку и неторопливо разговариваем. Позже я бы ослабил галстук, а ты бы скинула туфли, мы откупорили бутылочку вина и приступили бы к… десерту.

К тому моменту, как он окончил свое повествование, Кейт полулежала, облокотившись на машину, в полубессознательном состоянии, стараясь унять жар.

— Так что же, ты зовешь меня на свидание? — хрипло уточнила она.

— Я приглашаю тебя на ужин. — Дакс рассмеялся. — Если тебе хочется называть это так, то…

— Нет!

— Нет? — переспросил Дакс после нескольких мучительно долгих мгновений.

Кейт колебалась. С этим мужчиной, с которым она познакомилась в баре и с которым переспала в ту же ночь, хотела ли она чего-то большего? Кейт опасалась, что выдала себя с головой. Она не могла разобраться в себе, но одно знала точно: она жаждала увидеть Дакса еще раз. Желание пульсировало в ней, отдаваясь во всем теле, от ступней до макушки.

— Кейтлин?

— Хорошо. Сегодня я работаю допоздна. Как насчет встретиться в баре около девяти?

Ну вот, все просто, все как у людей. Она назвала бар, еще не разведанный многочисленными туристами, место, надежно спрятанное в переулках Мельбурна.

— Что же, жду с нетерпением, — ответил Дакс и отключился.

— Видимо, тот еще звонок.

Кейт подпрыгнула и прижала руки к груди. Дуглас стоял неподалеку:

— Я еще ни разу не видел, чтобы у женщины от волнения краснели лодыжки.

— Ничего подобного!

— Как скажешь…

Кейтлин не смогла удержаться и посмотрела на свои ноги, видневшиеся из-под укороченных брюк. Это оказалось правдой.

— Тебе предстоит еще много узнать о женщинах. Дуг понимающе улыбнулся и устремил взгляд на телефон в ее руке:

— Похоже на то…

— Иди уже обратно к своим скребкам!

Она развернулась на каблуках, стараясь скрыться от звенящего смеха за спиной.

Глава 3

В тихом уголке бара Дакс, расслабившись, взял стакан скотча. День выдался тяжелым. Одним из тех, которые оправдывали его самые глубокие опасения: никому в мире нельзя доверять. Присутствие духа удавалось сохранять лишь по одной причине, и этой причиной был звонок Кейтлин, который он успел сделать утром. Через несколько мгновений он снова сможет коснуться ее шелковых волос, ощутить нежность кожи и теплоту рук. По бару пронесся поток воздуха. Дакс устремил взгляд на двери. Компания молодых людей в одинаковых костюмах шумно ввалилась внутрь. Пальцы еще плотнее сжали стакан, и он попытался собраться с мыслями. Умение эмоционально дистанцироваться от дела, которым он занимался, было необходимо в его работе. В другом случае финансовые ресурсы фонда истощились бы за неделю. Очередной порыв ветра коснулся его волос. В зал снова вошли мужчины в серых костюмах.

Сила воли? Какая сила воли? С его умениями расставлять жизненные приоритеты утреннего звонка должно было хватить для того, чтобы отставить мысли о девушке до вечера. Но в ней было что-то большее, чем просто прекрасные волосы и кожа, что-то, что заставляло тело напрягаться.

Дверь открылась. Шум с дороги, легкий порыв ветра приподнял край его салфетки. Он медленно освободил из плена своей руки теплый стакан и лишь затем взглянул в направлении двери. Вот и она.

Узкие черные брюки до лодыжек, блузка, строгий жакет. Руки обхватывают крошечную сумочку, волосы забраны наверх, с ниспадающими вьющимися прядями. Длинные серебряные серьги мерцают, а большие глаза медового оттенка внимательно осматривают помещение.

В своем воображении Дакс был готов к этой встрече, помнил ее, вернее, ее образ, порожденный безумной химией между ними. Хотя она все так же была приятна ему утром, когда Дакс покидал ее квартиру на рассвете. Это было чудесно, это стоило повторить.

Кейт слегка повернулась и провела языком по губам, а затем немного выгнула бровь в разочаровании, когда ей показалось, что он еще не пришел. И когда ее улыбка стала угасать, их глаза наконец-то встретились. На ее лице расцвела улыбка, та особенная, лишь для него, а глаза засияли теплым светом. Воспоминания о ночи любви ворвались в него с новой силой. Они не могли быть искажены, это было потрясающе. Даксу казалось, будто неведомая сила подняла его со стула навстречу Кейтлин.

— Привет, — выдохнула она.

Кейт наклонилась, его руки скользнули к ее животу, коснувшись тонкой ткани. Аромат, сладкий и свежий, окутал его, когда губы пробежались по щеке. Желание обвить ее талию руками и легко скользить поцелуями вдоль длинной шеи было всепоглощающим.

— Мне так жаль, что я опоздала. — Она опустилась на стул рядом с ним. — Сейчас невероятно много работы, все из-за «зет девять».

Кейт взглянула на него так, словно он должен быть глубоко потрясен, но Дакс совершенно не понимал, о чем она.

— «Зет девять»?

— Новая модель спортивной машины «Пегас моторс». Я работаю в отделе рекламы, и мне предстоит провести большую кампанию, помнишь? — Она слабо улыбнулась. — Хотя мы, видимо, не добрались до этого.

— Нет, но зато теперь я знаю, что «зет девять» — это машина.

— Это не просто машина. — Кейтлин рассмеялась и положила сумочку на барную стойку, отыскивая глазами официанта. — Это произведение искусства. Поэзия в движении.

— У тебя наверняка и фото с собой.

— О нет. — Она покачала головой. — Всем нужно ждать официальной презентации… — Поняв, что попалась на удочку, Кейт поджала губы. — Ты смеешься надо мной.

Она медленно развернулась на стуле, их колени соприкоснулись. Ее глаза потемнели, Дакс был уверен, что она ощутила такой же электрический удар, как и он.

— Да, именно.

— Почему?

— Ты говоришь — поэзия в движении, я же думаю, что это просто машина.

Уголок ее милого рта чуть подернулся, а глаза сузились.

— Не могу припомнить, был ли ты таким дерзким…

Кейт слегка повела плечами, улыбнулась и отвернулась. Вся ее поза говорила о том, что она старается подавить воспоминания об их ночи.

Ни на секунду она не стремилась скрыть своей заинтересованности в нем. Пригласила его к себе лишь потому, что ей просто этого захотелось. Она отдавалась ему со страстью и самозабвением. Она была такой искренней. И даже он, самый черствый циник, казалось, начинал верить в чувства.

Утром ему пришлось уволить человека, который в течение многих месяцев систематически присваивал себе средства фонда. Дакс сам нанял его, проверял его благонадежность, обучал и уважал его. Но сильнее всего Дакса задело то, что им воспользовались. Он больше никогда не позволит, чтобы на него нападали из-за спины.


Рассматривая ее профиль, слегка растрепанные волосы, длинные черные ресницы, нежные розовые губы, он поинтересовался:

— Голодна?

Кейтлин колебалась. Она почувствовала, как щеки заливает румянец, сомнение и желание боролись в ней. Наконец она улыбнулась.

— Я помню, ты говорила про напитки, но я сегодня пропустил ланч и голоден как зверь.

— Если ты не заметил, я стараюсь держать себя в руках. — Ее губы изогнулись в легкой усмешке.

— Я заметил, твои усилия похвальны.

— Ой, прекрати. Да, я хочу есть.

— Это хорошо, я уже заказал столик для нас.

— Смело… — Ее глаза блестели.

— Ровно настолько, насколько это нужно. Сегодня я слишком голоден, чтобы мириться с женскими капризами.

Кейтлин усмехнулась:

— Да, ты умеешь заставить девушку чувствовать себя особенной.

Дакс направился к метрдотелю, но на полпути вернулся и склонился над ней:

— Мы оба знаем, что и как я умею делать.


Даксу так хотелось коснуться ее, он тысячу раз сожалел о том, что упомянул об ужине. Но было уже поздно, так как метрдотель был уже здесь, и Кейтлин, прихватив свою крошечную сумочку, соскользнула со стула. Дакс приобнял свою спутницу за талию, и они устремились к маленькому столику на двоих в углу бара.

Некоторое время Дакс наблюдал за тем, как Кейт сексуально поедает брускетту: отправляет в рот сочные печеные кусочки помидора и непременно облизывает пальцы. Ему следовало отвлечься на что-то, иначе ужин закончится очень быстро.

— Расскажи мне о себе, — попросил Дакс.

Кейт нахмурилась, словно он спросил что-то неуместное, но затем лишь пожала плечами:

— Я — все то, что ты видишь.

— На самом деле? — Он подался вперед, наслаждаясь тем, как участилось ее дыхание. — Тогда я думаю, что ты единственный ребенок в семье. Выросла на ферме. Была капитаном команды поддержки, но тебя разжаловали, так как вскрылся факт твоего мошенничества: ты подкупала судей. Но ты сумела превозмочь это горе и поступила в университет. Еще бы, ты не могла упустить эти замечательные пижамные вечеринки и бои подушками в компании соседок по общежитию.

— Это все? — Глаза Кейт мягко мерцали.

— Поправь меня, если я упустил какие-нибудь особенные моменты, которыми ты гордишься, а главное — те, которых ты стыдишься. Сейчас самое время мне о них поведать.

— Ты правда хочешь это знать? — Она как-то стихла, а между бровями наметилась тревожная складочка.

— Насколько я помню, это ты тут всего назаказывала. — Он откинулся на стуле, предоставляя ей больше места. — Время нужно чем-то заполнить.

И он принялся ждать. Она выдохнула и затем негромко начала:

— Да, ты прав, я единственный ребенок в семье. Нет, капитаном команды поддержки никогда не была. Самым моим большим спортивным достижением были танцы перед зеркалом в спальне с расческой в руках. Выросла неподалеку от Уайонга, там не бывает ферм. — Она нахмурилась и принялась рассматривать ногти. — Мама все так же живет там, в нашем старом доме. Единственное, что роднит нас, — это то, что у нас часто колени в синяках. — Кейт продолжала смотреть на свои руки и качала головой.

— А твой отец? — Вопрос сорвался сам собой, прежде чем Дакс смог себя остановить. Он был удивлен тому, что ему действительно хотелось знать о ней больше.

— У него никогда не было синяков на коленках. — Она смотрела на него пустым взглядом.

На какое-то время между ними повисло тягостное молчание.

— Мама всегда говорила, что мне достались отцовские локти и нервы. — Кейт повела плечами. — Я считаю, что очень похожа на него. Никогда не мог успокоиться. Бесконечно много путешествовал, был гонщиком, очень хорошим на самом деле. Несколько раз принимал участие в гонках в Дакаре. Он разбился, когда мне было одиннадцать.

То, с какой скоростью она произносила слова, рассказало даже больше. Они с отцом, видимо, были очень близки, настолько, что она до сих пор скучает по нему. Это было полной противоположностью тех отношений, которые когда-либо связывали Дакса с родителями.

— Ну а бои подушками с соседками? — Его голос зазвучал необычайно глухо.

Медленно Кейт подняла на него взгляд:

— Ты представить себе не можешь, какие это были веселые времена. Теперь твоя очередь.

Дакс, все еще стараясь отогнать возникшие видения Кейтлин, скачущей по кровати в одном нижнем белье, услышал собственный голос откуда-то со стороны:

— Здесь я родился, здесь же вырос. Моих родителей нет в живых.

Нет в живых. Это звучало так равнодушно. Совершенно противоположно тому, как на самом деле обстояли дела. Эта трагедия принесла с собой не только потерю, но и поставила все его жизненные ценности с ног на голову.

— О, мне так жаль, я…

— Не стоит. Это дела давно минувших дней. У меня есть младшая сестра Лорен. На самом деле она и была причиной того, что я в тот вечер оказался в клубе. Это был ее день рождения. Она все никак не может понять, что, будучи на пороге тридцатилетия, можно было бы выбрать что-то более изящное и утонченное.

Кейтлин рассмеялась:

— Что-то подсказывает мне, что мы можем подружиться.

Дакс покачал головой:

— Я боюсь представить, что может случиться, если оставить вас двоих в одной комнате.

— Значит, и не стоит. — Кейт всем видом старалась показать, что и не собиралась знакомиться с его семьей.

— Значит, не стоит, — согласился Дакс.

Она начинала нравиться ему все больше и больше.

— Так ты управляешь семейный делом?

Дакс напрягся. Вопрос был банальным, раньше или позже правда бы всплыла. Его фамилия, фонд, состояние были на слуху. Он — единственный наследник и не женат.

Кейтлин была достаточно мудра, чтобы заметить его реакцию.

— Френни, моя подруга, обладает уникальной способностью находить в Интернете все, что ее интересует. В этот же раз она просто хотела быть уверена в том, что я не отправлюсь в бар с серийным маньяком.

— Какие же у меня рейтинги? — Дакс сделал большой глоток воды.

— Френни все устроило, хотя это ни о чем не говорит…

Дакс неожиданно рассмеялся, тугой узел внутри его начал постепенно рассасываться. Он отставил стакан и заглянул Кейт в глаза: в них был лишь праздный интерес, на этот раз он совершенно в этом уверен.

— Я исполнительный директор «Фонда Бейнбридж».

— Это знает даже поисковик. В чем заключается сама работа? — Она отправила в рот очередной кусочек хлеба, сочившегося маслом.

— В первую очередь я слежу за тем, — он не смог свести с нее жадного взгляда, — откуда средства приходят в фонд. До того, как мне пришлось взять на себя обязанности по управлению, я работал в сфере финансов.

— Инвестиции для меня загадка. По мне, фондовая биржа — это возможность для разных умников сотворить деньги из воздуха…

Дакс снова улыбнулся:

— У этого процесса есть структура, нужно лишь быть внимательным. Было бы идеально вычесть из этой системы человеческий фактор.

— Люди нравятся тебе меньше чисел?

— Числа предсказуемы, прекрасны в своем постоянстве. Люди же…

— Забавно. Мне нравится именно то, что каждый человек способен на что-то необычное.

Кейт медленно очищала пальцы от мякоти помидора, Дакс же, не сводя взгляда с ее губ, ощущал, как последние нити напряжения, опутывающие его, спадали.

Она неожиданно щелкнула пальцами, заставив его вздрогнуть от неожиданности:

— Вот почему у тебя такой номер! Ты звонил сегодня утром, я подумала, что ты телемаркетер. Тебе повезло, что у меня нашлось время поднять трубку.

— Мне повезло. — Их глаза встретились, напряжение между ними можно было разрезать ножом.

— Что, если я захочу с тобой связаться?

— Тогда тебе понадобится позвонить в фонд и оставить сообщение ассистенту моего ассистента.

— Ассистенту ассистента? Ты жесток.

— Ты не представляешь себе насколько.

Подошел официант с блюдом роскошных блестящих креветок, благоухающих чесноком. Дакс вновь взглянул на Кейтлин. Оказалось, что она неотрывно наблюдала за ним все это время, поворачивая в пальцах вилку. На ее лице играла улыбка, словно она разгадала какой-то тайный план.

— Ты-то точно не искал обо мне информацию, прежде чем позвонить сегодня утром.

Он покачал головой.

— Жаль. — Кейт пронзила креветку вилкой. — Ты бы наверняка наткнулся на фотографии, которые тебе бы понравились.


Часом позже Дакс, выпив свой эспрессо, наблюдал за тем, как Кейт с удовольствием поглощает десерт. С каждой минутой кровь в висках стучала все сильнее. Она красноречиво взглянула на веточку мяты у него на тарелке.

— Хочешь?

Кейт поняла, что была поймана с поличным, но пыталась сохранить лицо.

— Я? В смысле? Нет. Конечно нет. Не думаю, что могла бы съесть еще хоть… — Ее глаза вновь опустились в его тарелку. — О, отдай мне ее!

Дакс с улыбкой подвинул к ней тарелку. Кейт взяла веточку, макнула ее в шоколад и поднесла к губам. Мысли Дакса окончательно запутались. Куда они отправятся? К нему или к ней? Чья квартира ближе? Дома ли ее соседка? Тогда его квартира? А кровать у него застелена?

— Ты сыта?

Она поправила волосы, облизнула остатки шоколада с губ и посмотрела ему прямо в глаза:

— Прежде чем мы закончим этот ужин, мне нужно тебе кое в чем признаться.

— Я внимательно слушаю.

— Ладно. Дело в том, что в тот вечер, когда мы познакомились, я была на свидании с другим.

Свидание? Следовательно, она не следила за ним. Она не собиралась выпытывать секреты, не стремилась узнать банковские пароли. Неужели его паранойя окончательно взяла верх? Казалось, Кейт не хотела лгать, она не прикидывалась милой, не кокетничала впустую, не пыталась разжалобить его семейной трагедией, чтобы вызвать в нем доверие. Она просто была.

— Послушай, мне было достаточно неловко признаться в этом, а теперь ты смеешься надо мной!

— Что ты ожидала от меня?

— Не знаю… Презрения из мужской солидарности.

— Я знаю этого мужчину лично?

— Френни не наводила справок среди твоих друзей. Может, у тебя есть приятель, торгующий досками для серфинга?

Он внимательно посмотрел на нее:

— В том случае если ты не заметила, я — мужчина. — Дакс старался игнорировать горячий укол ревности. — Сама идея того, что меня предпочли другому, доставляет мне удовольствие. Выходит, я победил.

Кейт рассмеялась и покраснела от удовольствия:

— Как тебе не стыдно!

— Это не я сбежал со свидания с другой женщиной!

— Ты хочешь сказать, что я неразборчива? — выдохнула она с хрипотцой.

— И за это я бесконечно благодарен.

Дружеское подтрунивание едва скрывало нарастающее желание между ними. Кейт сидела спокойно, но ее глаза цвета многолетнего виски следили за каждым его движением. Или нет, они были похожи на пылающую осеннюю листву. Эта девушка будила в мужчине поэта.

— Дакс, я…

— Желаешь мне еще в чем-то признаться?

На ее губах мелькнула улыбка.

— Мне не нужны серьезные отношения.

Услышав последнюю фразу, Дакс совершенно опешил. Затем на него снизошло, пожалуй, самое ясное откровение за всю его жизнь — Кейт была его единственной. Она в какой-то мере стала ему необходима. Нет, он не собирался давать обещаний, ибо громкие заявления всегда казались ему началом конца. С доверием тоже были проблемы.

— Что ж, после этих слов, я думаю, мне стоит позвонить своим друзьям и сообщить им, что я нашел образчик идеальной женщины, или это будет слишком поспешно?

— Поступай как хочешь, я никуда не тороплюсь. — Кейтлин расслабленно откинулась на стуле.

— Неужели? — Дакс поднялся со своего места, не сводя глаз с Кейт, и приблизился к ней.

— Твоя машина далеко? — поинтересовалась она, когда они стремительно неслись сквозь толпу к выходу из бара.

— Я приехал на такси, — пошутил он. — Видимо, тебе нужна машина?

Она оглянулась, ее волосы переливались, глаза сияли.

— Вообще-то мне могут предоставить собственный автомобиль. Это часть моего контракта.

— Как удобно.

Она залилась игривым смехом, многие тотчас обернулись им вслед. Под пристальными взглядами мужчин Дакс в который раз ощутил себя победителем. Чтобы показать всем прочим, что это его женщина, он обнял Кейтлин за талию:

— В таком случае позволь мне проводить тебя домой.

Она изогнула тонкую бровь:

— Как же это? Будем слушать радио?

— А ты, стало быть, любишь приключения?

Она издала короткий смешок:

— Ну если тебе не по пути…

— Нет. — Его волновало только то, что его квартира ближе.

Свежесть весеннего вечера застала их неожиданно после горячей атмосферы бара.

— Иди ко мне.

Ему не пришлось повторять свою просьбу. Кейт прильнула к нему, скользнув руками под пиджак, прикосновение ладоней к его телу погрузило Дакса в сладкую истому. Ее трепет ясно давал понять, что не он один страстно желал остаться наедине как можно быстрее. Знакомый шум мотора ворвался в их мысли, Дакс слегка подтолкнул Кейт к своей машине.

— У тебя есть личный водитель?

— Это удобно, когда мне нужно добраться до аэропорта.

— Аэропорт?

— Сегодня весь день у меня были встречи в Сиднее.

— Почему же ты не остался на ночь? — Кейт искренне недоумевала.

— Потому что у меня были планы…

— О… — Блеск ее глаз вполне окупил цену обратного билета.

Дакс распахнул дверцу, Кейт уселась и потянулась через перегородку:

— Приятно познакомиться, Кейтлин Марч.

— Джерри Вайдмен.

Она провела руками по обивке сиденья:

— Отличная у тебя машина, Джерри.

— Спасибо, мисс Марч. Куда вас отвести этим прекрасным вечером?

Кейт едва ли не прокричала свой адрес, а затем Джерри поднял экран, отделявший его от пассажиров, сделал мягкий поворот и устремился вдоль по сияющей ночной улице.

— Отличная машина? — услышала Кейт бормотание в полумраке салона.

— Поверь мне, я знаю толк.

Несколько прядей выбились из ее прически и упали на лицо. Дакс аккуратно заправил их за ухо. Ее глаза были подобны двум глубоким озерам. Он взял Кейт за подбородок и, слегка приподняв ее лицо, нежно поцеловал в губы.

Неожиданно машина остановилась, Дакс выглянул наружу и увидел, что они находились напротив аккуратного многоэтажного дома. Прическа Кейт почти рассыпалась, лицо пылало, на губах играла самодовольная улыбка, глаза, смотревшие на него, были полны страсти. Джерри, будучи мастером своего дела, задержавшись в салоне, предоставил Даксу возможность самому открыть дверцу. Нетвердой походкой Кейтлин ступила на тротуар. Машина неслышно тронулась с места и припарковалась в квартале от дома. Кейт неспешной плавной походкой направилась в сторону ворот. Затем они благополучно оказались в лифте.

— Моей соседки Френни сейчас нет дома.

— Правда? — Дакс умопомрачительно улыбнулся.

— Да. Она стюардесса, ее часто не бывает.

— Она мне уже нравится.


Ранним утром, когда на улице было еще темно, но птицы уже начинали свои трели, он разбудил ее поцелуем. Кейтлин запустила пальцы в его волосы и с готовностью ответила.

— Кейтлин, — в его хриплом голосе желание боролось с долгом, — где твой мобильник?

Она неопределенно махнула рукой в сторону ночного столика, где лежал телефон — белый, с красными бабочками, порхающими на дисплее. Она услышала звук набирающихся клавиш и медленно разлепила сонные глаза.

— Это твой персональный номер? — Она повернулась, простыня спустилась, обнажив прекрасные ягодицы.

— Мне бы не хотелось, чтобы в следующий раз ты не отвечала на мои звонки, — ответил Дакс. — А я собираюсь тебе звонить, — продолжил он. — Время от времени, конечно.

Кейтлин поправила волосы и потянулась:

— Хорошо, теперь ты, по крайней мере, будешь знать, что если я не отвечаю, то просто потому, что не хочу с тобой разговаривать.

Дакс улыбнулся. Кейт подняла телефон, прицелилась, щелчок фотокамеры нарушил возникшую тишину. Она покраснела. Пришлось крепко сжать пальцы, чтобы вновь не обвить ее тело и не остаться. Дакс принял единственное верное решение: он собрался и уехал.

Глава 4

— Мы практически не общались на прошлой неделе. Чем ты была занята все это время? Подруги встретились на очередном занятии по йоге.

— Много работы. — Кейтлин выбрала местечко подальше от тренера, чтобы та не смогла заметить, как она увиливает от особенно утомительных поз.

— Одна работа без веселья? Как же так?

Френни покосилась на нее и принялась неспешно расстилать коврик для занятий:

— Вот так…

— Теперь ты и Дакс, вы вроде как вместе?

— Мы решили никак не обозначать отношения между нами. У нас все просто. На самом деле с того ужина мы лишь раз обедали вместе.

Обед был довольно прост: вазочка клубники в шоколаде, доставленная прямо в номер небольшого роскошного отеля. Воспоминания о том дне заставляли Кейт дрожать.

— Теперь ложитесь на спину. — Команда тренера эхом разнеслась по залу размером с баскетбольное поле. Свет вокруг был приглушен, негромко играла восточная музыка. — Закройте глаза. Освободите сознание.

— Лежать на спине, глаза закрыты и приглушенный свет… Ничего не напоминает? — прошептала Френни.

Вместо ответа в нее полетел носок.

— Каков он в постели?

— Я не собираюсь это обсуждать, — выдохнула Кейт, когда пальцы ее ног достигли пола за ее головой.

— Откройте свое ядро! — выкрикнула тренер.

Кейтлин выполнила указание, еще не будучи совершенно уверенной, где находится это самое ядро.

— Ты мне лучше скажи, — не унималась Френни, — эта твоя модель отношений без обязательств на самом деле работает?

— Неожиданно, но это так.

И тут Кейт неожиданно пронзил укол вины за то, что она уже долгое время не вспоминала Джорджа, ровно как и других мужчин, которые были с ней раньше. На самом деле это не удивительно. Дакс произвел на нее глубокое впечатление. Она могла ощущать его безмолвное присутствие повсюду, словно они расстались лишь мгновение назад.

— Надеюсь, он не относится к тебе как к чему-то должному?

— Нет, это вовсе не так.

Кейт привыкла, что за ней обычно гнались, но расписание Дакса, ровно как и его завидный самоконтроль, делало это невозможным: он не являлся по первому зову, что было для нее в новинку.

— Тебя правда все устраивает?

— Честное слово. Это чувство свободы интригует. Между нами нет напряжения. Мы оба довольны таким положением дел.

— Что касается него, я даже не сомневаюсь, — фыркнула подруга. — В твоем лице он явно обрел сокровище.

— Возможно, так случилось с нами обоими.

Пока Френни пыхтела и фыркала, всем видом выказывая сомнения, Кейт закрыла глаза и сосредоточилась на дыхании, но мысли ее вновь обратились к воспоминаниям о сочной клубнике, покрытой шоколадом, и в этот самый момент она поняла, что просто изнывает по этому мужчине.

— Теперь на колени, начинаем растяжку в позе ребенка, — командовала тренер. — Выпрямляемся на вдохе, выпускаем живот на выдохе.

С руками, прижатыми к полу за ее головой, Кейтлин глянула на подругу:

— В эти выходные мы снова встречаемся, и можешь мне поверить, это просто зов плоти.

Френни улыбнулась из-под своей руки:

— Вот это моя девочка!

Эти слова были правдой лишь отчасти. На самом деле они еще не договаривались встретиться на этой неделе. Пока не договаривались, но в ее пользу был тот факт, что Френни работала все выходные и квартира пустовала. Волнение от их возможной скорой встречи прокатилось по телу Кейт волной озноба.


Неделя не задалась.

Слухи о растрате внутри фонда набирали обороты. С наличием более пяти сотен сотрудников по всему миру, для того чтобы выявить виновных, необходимо было провести тщательное расследование. Будь он другим человеком, он бы отправился домой, скинул ботинки, открыл бутылку пива и, уставший, уснул на диване во время просмотра футбольного матча. Но Дакс был тем, кто он есть, — человеком, осознававшим свою ответственность перед сестрой, сотрудниками, вкладчиками.

В тот день он чувствовал себя особенно уставшим. Не важно, сказалось ли это напряжение рабочей недели или общая цепь событий. Он решил передохнуть.

Дакс некоторое время стоял около дома Кейтлин и рассеянно рассматривал кирпичную кладку стен, пока не нашел ее мягко светящееся окно. Сегодня это не был ужин, или поход в бар, или вырванные из рабочего дня полтора часа; сегодня в мире существовали лишь он и она.

Он решительно нажал кнопку домофона.

— Дакс! — Из громкоговорителя раздался ее звонкий голос. — Ты так рано! Или это я опаздываю?

Мужчина невольно улыбнулся:

— Мне следует еще прогуляться по кварталу?

Ее ответ потонул в сигнале открывающихся ворот. У двери она заставила его ждать целое мгновение, прежде чем впустить его.

— На самом деле ты пришел слишком рано…

Одна ее рука была прижата к зардевшейся щеке, другую же половину лица украшал свой белой пудры. Волосы были собраны в тугой узел, а из одежды на ней были свободная футболка и узкие джинсы, ноги были босыми. Кейт выглядела такой здоровой, такой свежей, желание вновь забурлило в нем.

— Боже мой… — пробормотал он.

— Что-то не так? — спросила она, слегка нахмурившись.

Дакс лишь молча кивнул. Ему хотелось прикоснуться к ней, прижать Кейт к себе и позволить ее теплу смыть с него разочарование и напряжение прошедшей недели. Диван в комнате был, может, недостаточно большим, но довольно удобным. Дакс двинулся к Кейт, но неожиданно в квартире раздался электронный сигнал. Кейтлин бросилась в сторону кухни.

Дакс огляделся: на окнах легкие шторы, нежно желтые стены и уютная мебель. Ковры с длинным ворсом, в котором утопали ступни, кресла, манившие своей мягкостью, подоконник, обитый цветочной тканью, заваленный глянцевыми журналами. На комоде стоит ваза с маргаритками, над ней на стене хаотично развешаны фотографии Кейтлин в окружении друзей. Место дышало уютом и спокойствием. Только здесь, в этой квартире, Дакс почувствовал себя по-настоящему хорошо и окончательно расслабился.

— Прости, что я так задерживаюсь, — послышался ее голос из соседней комнаты. — Я совершенно забыла о том, что нужно приготовить кексы.

— На ужин?

— Нет, один из моих коллег стал папой, и у малыша на этой неделе день рождения, так что я вызвалась помочь.

Кейт выглянула из кухни, волосы рассыпались, окаймляя ее лицо медными прядями.

— Хочешь бокал вина, пока я заканчиваю возню на кухне?

— Спасибо.

Минутой позже дверь кухни распахнулась. Дакс едва ли видел в своей жизни что-то более соблазнительное, чем эта босая девушка, приближавшаяся к нему с двумя щедро наполненными красным вином бокалами. Усевшись напротив, Кейтлин подобрала под себя ноги, и некоторое время они просто смотрели друг на друга поверх нетронутых бокалов.

— Я хотела встретить тебя в другом виде, — сказала она. — Надеть что-то более сексуальное. Так что допивай вино, дай мне пару минут, и я вернусь к тебе совершенно другой женщиной.

Но Даксу не нужна была другая женщина, ему хотелось именно ее, сейчас, теплую, милую, искреннюю, он не хотел ждать ни минуты. Он забрал бокал из ее руки и решительно притянул Кейт к себе. Ее дыхание сбилось, пальцы впились в его рубашку, колено оказалось зажатым между его ног.

— Значит, тебя не привлекает женское белье? — Желание бурлило на дне ее медовых глаз.

— Не так сильно, как тело под ним.

В уголке ее рта осталось небольшое пятнышко розовой сахарной глазури. Кейт провела языком по губам и слизнула ее. Дакс коснулся ее лица, мягкой кожи.

— Но, поверь, это очень красивое нижнее белье. Немного прозрачное, кружевное. — Слова давались ей с трудом. — Лишь две минуты, я обещаю.

— Я уже и так слишком долго ждал. — Дакс страстно поцеловал ее в губы.

Сдерживаемая тоска по ее прикосновениям, ее телу и теплу переполняла, он едва ли мог себя контролировать. Кейтлин негромко застонала, отвечая ему, пальцы погрузились в его волосы, бедра крепко сжались вокруг него.

Вскоре Дакс отстранился, розовые губы Кейтлин припухли, глаза потемнели, опьяненные желанием. Не говоря ни слова, он взял ее на руки и отнес в спальню. Еще никогда в жизни он не целовал никого более сладкого. Она была как сахар, как сочный плод. Кейт силилась расстегнуть на нем рубашку. Сама мысль оставить эти губы на мгновение была для него невыносима. Дакс стремительно стянул рубашку и, бросив ее на пол, снова принялся покрывать лицо Кейт поцелуями. Взглядом он приказал Кейтлин не двигаться, и она подчинилась с удовольствием. Пальцы обхватили металлическое изголовье кровати, ее тело извивалось, когда Дакс мучительно медленно изучал все уголки ее тела. Под его прикосновениями снова и снова она воспаряла на вершину блаженства, заставляя его чувствовать себя сильным перед ее хрупкостью и беззащитностью. Затем дрожащими руками Кейтлин коснулась его лица.

Они не сказали друг другу ни слова с того момента, когда он первый раз привлек ее к себе в гостиной. Тем не менее сейчас Дакс знал, ощущал все ее мысли, он мог читать их в ее взгляде. Достигнув пика, он почувствовал облегчение. Мускулы расслабились, в голове воцарилась пустота. Находясь в объятиях Кейт, он тяжело дышал, их тела все еще были переплетены, все его страхи, переживания, обязанности на время отступили, отдав свое место успокаивающему рокоту. Единственной мыслью, которая, подобно ленточке на ветру, порхала в его голове, была мысль о Кейтлин. Она была первой девушкой, которая не вносила в его жизнь стресса или дополнительных забот.

Кейтлин лежала на кровати, свернувшись клубком. Рука Дакса обнимавшая ее, расслабилась, его дыхание стало глубоким и ровным, он погрузился в сон. Мысли в голове метались, как летучие мыши. То, что сегодня произошло между ними, едва ли было торопливым страстным сексом. Это было слишком глубоко, слишком чувственно. Кейт едва ли могла вновь обрести контроль над собственными эмоциями, кожа от головы до пят горела. Кровь стучала в ушах так громко, словно она спустилась к центру земли. Их отношения больше не были связью между двумя малознакомыми людьми. Она раскрылась для Дакса, позволив ему заглянуть в глубь ее души, словно это была любовь.

— Этого не было, — прошептала она вслух, но резко замолчала, почувствовав, как Дакс зашевелился во сне. Его большое, прекрасное тело превосходно окутало ее. — Просто секс, — повторила она негромко. Просто они оба очень хороши в этом.

Чтобы убедить себя, Кейт принялась делать то, чего старалась избегать в последнее время. Она стала вспоминать всех тех, кто был до Дакса.

Она всегда встречалась с хорошими парнями. Милыми, неотягощенными трудностями, напоминавшими щенков. Они сразу же стремились показать свое влечение. Такие чувства Кейт путала с любовью.

Дакс же был сама проницательность. Кейт задалась вопросом, испытывал ли он хоть раз в жизни неуверенность. Ей казалось, что, когда они вместе, он по-настоящему расслабляется, откладывая в сторону все свои обязанности и заботы. В нем была загадка, и возможно, чтобы разгадать ее, понадобится вся жизнь.

Она легко касалась его руки, проводя вдоль вен и дальше — к широкому запястью и длинным пальцам, которые могли заставить женское тело извиваться в сладких судорогах. Рассматривала его. Ее дыхание становилось тяжелым, словно они находились высоко в горах, где воздух разрежен. Сила, скрывавшаяся в его теле, часто, очень часто заставляла ее чувствовать себя маленькой. Даже крохотной. Дакс Бейнбридж был для нее слишком сложным, слишком красивым, слишком сильным. Кейт немного успокоилась. Она просто не могла попасться в старую ловушку и влюбиться в него.

Глава 5

— Сделай два! — скомандовала Френни Айвану, когда парень, с которым она отправилась на свидание, поцеловал ей руку, извинился и удалился в уборную, чтобы «освежиться». Кейтлин, сидящая рядом с подругой на их обычном месте, силилась сохранить невозмутимое выражение лица, но как только молодой человек исчез из виду, прыснула со смеху:

— Где ты взяла его?

Френни спрятала лицо в ладонях:

— Нас познакомила мама…

— Что, прости? Мне послышалось или ты сказала, что вас познакомила твоя мама?

— Он сын ее парикмахерши. Она пообещала мне, что Джейс высокий, работает и у него собственная квартира.

— Нам срочно нужно заказывать церковь!

Френни фыркнула:

— С чего это вдруг?

— Ты не особенно избирательна.

Френни выпрямилась и взглянула на подругу:

— В любом случае он хотя бы появился, а где же твой?

Кейтлин открыла рот, но так ничего и не сказала. Подруга знала, как ее задеть. Френни никак не могла взять в толк, что за идеальные отношения без обязательств связывают Кейтлин и Дакса, и поэтому пригласила их на двойное свидание.

Когда Френни вновь принялась пить коктейль, Кейтлин незаметно глянула на свои часы, затем проверила телефон и кинула взгляд в сторону дверей. Она была готова к тому, что Дакс может не прийти. Она попросила его присоединиться к ним, хоть и осознавала, что рушит обозначенные границы. Но после долгой мучительной паузы Дакс неожиданно согласился, взяв с нее обещание, что эта встреча будет того стоить. Кейт не хотела признаваться, но ее чувства к Даксу стали сильнее, поэтому она и приняла приглашение Френни. Кейт мучила странная сладкая зависимость, которой ей следовало избегать. Взвесив все за и против, она решила, что присутствие третьей стороны станет для нее хорошим подспорьем.

Звуки музыки глухо отдавались в теле. Кейт была одета в черное платье, обманчиво скромные рукава которого привлекали внимание к глубокому декольте. Она даже купила новое нижнее белье. Увидев соблазнительный комплект в витрине магазина по пути с работы, она сразу же подумала о Даксе и, представив, как он будет стаскивать его с нее зубами в постели, без раздумий выложила немалую сумму. Белье было светло-персикового цвета, шелковое, с кружевами, нежное на ощупь. Правда, Кейт казалось, что от него тело немного зудит, а может, эти ощущения предвещали скорое прибытие ее мужчины? Руки, касавшиеся ее при любом удобном случае, чудесный запах, окутывающий со всех сторон, нервы напрягались, когда она замечала взгляд темных глаз, рассеянно блуждавший по ее обнаженной коже. Вдруг атмосфера в баре как-то изменилась, воздух словно стал более плотным, почти вязким. Кейтлин развернулась и увидела, как Дакс неспешно приближается. Этим вечером вместо строгого костюма на нем были темные джинсы, льняной пиджак цвета кофе с молоком. Он был небрит, волосы казались чуть более волнистыми, чем обычно. Он казался… обычным. Его образ идеально подходил для подобной встречи, но сердце Кейт дрогнуло — он был сногсшибателен. Спустя долгое мгновение глаза их встретились. Призрак улыбки скользнул по его губам. Неожиданный прилив крови своим гулом вытеснил последние ноты музыки из ушей Кейтлин. Когда его взгляд вобрал в себя ее платье с дерзким вырезом, открывающим ее прелести, длинные ноги в изящных туфлях, его улыбка послужила знаком одобрения. Она почувствовала себя на грани обморока.

Дакс же вел себя более сдержанно. Приблизившись к Кейт, он наклонился и поцеловал ее в губы. Это был один из тех долгих, медленных, тщательно спланированных поцелуев, стремящихся обозначить всем и каждому то, что эти туфли и это платье предназначались именно ему. Поцелуй все не заканчивался более угрожающе публичному имиджу. Кейтлин уперлась Даксу в грудь и, собравшись с силами, отстранилась. Он явно не был доволен, его пылающий взгляд замер на ее лице. Неожиданно между ними появилась рука, как бы напомнив о существовании внешнего мира.

— Привет! Ты, видимо, парень Кейтлин? Меня зовут Френни.

— Френни, — Кейт одарила подругу ледяным взглядом, — Дакс мой знакомый. Дакс, Френни Андерсон.

От внимания Кейтлин не смогло скрыться то, с каким спокойствием, даже вежливым равнодушием Дакс пожал руку ее подруге. Вся страсть явно была оставлена лишь для нее. Кейт поборола расцветающую улыбку, почувствовав, как в животе запорхали бабочки.

— Френни — это Френсис? — спросил он.

— Франческа. — Она так и таяла под лучами его вежливого любопытства.

— Приятно наконец-то познакомится с тобой, Франческа.

Френни смешалась, покраснела и начала глупо хихикать. Кейтлин пришлось слегка хлопнуть ее по руке, чтобы та наконец отпустила Дакса.

— Меня ввели в заблуждение, сказав, что нас будет четверо этим вечером? — спросил Дакс.

Он сомкнул руки на талии Кейт, невольно напомнив о том, что она пообещала ему в обмен на согласие.

— А…

— Джейс, — напомнила Кейт. — Твой спутник.

Реальность окатила Френни ведром холодной воды. Она повела плечами, допила остаток коктейля:

— Он отошел припудрить носик.

Даксу удалось сохранить серьезное лицо. Затем он взглянул на Кейт, в его глазах читался немой вопрос.

— Скоро ты все поймешь, — прошептала она.

— Не могу дождаться. — Дакс прищурился и внимательно посмотрел на нее, дав понять, что ждал он отнюдь не встречи с кавалером Френни.


Много позже того странного и памятного ужина, когда мужчины уже вовсю обсуждали футбол, баскетбол и прочие игрища с шарами и мячами, у девушек появилась возможность пообщаться наедине.

— Да, твоей выдержке можно позавидовать. Я бы уже давно рассказала по секрету всему свету, что сплю с таким…

— Десертом.

— Ах да, точно. Он такой высокий и аппетитный.

Кейт рассеянно посмотрела в сторону Дакса, поигрывая коктейльной трубочкой. Голос Френни доносился до нее издалека, словно подруга находилась по другую сторону оживленного шоссе.

— Ага…

— Это твое «ага» звучит не так страстно, как мне бы хотелось. Что происходит?

— Все хорошо. Просто порой сила воли меня подводит.

Правда была в том, что на самом деле Кейтлин никогда не могла полностью забыться, это душевное качество она унаследовала, видимо, от отца. Мать могла месяцами сдерживать себя после очередного скандала в семье по поводу так называемого расхождения во мнениях. Ее сила воли казалась исключительной. Ведь отца невозможно было заставить сидеть дома, страсть к путешествиям была сильнее его и в конце концов привела к гибели.

Кейтлин влюблялась в каждого мужчину, с которым встречалась. И хоть это не убивало, но оставляло рваные раны. Сердце словно истекало кровью, и в какой-то момент ей стало казаться, что она может проснуться однажды утром с опустошенной, засохшей душой.

— Чепуха, — отрезала Френни. — Это у меня нет силы воли. Ты можешь посмотреть на витрину, уставленную роскошными шоколадными пирожными, и в итоге выбрать яблочный штрудель. Что до меня, я всегда покупаю чертово шоколадное пирожное!

Кейтлин нахмурилась, прислушиваясь к тревожному чувству, нараставшему у нее внутри, когда она смотрела в сторону Дакса.

— Может быть, и так, но когда дело доходит до отношений…

Безмолвие подруги явилось молчаливым подтверждением.

— Я на самом деле стараюсь, но когда у мужчины появляется такой взгляд…

— Понимаю, о чем ты. Ты хочешь, чтобы он… как бы сказать… поглотил тебя полностью?

— Нет. Я не об этом. Словно… словно он не может поверить, что из всех мужчин я предпочла именно его. — Кейтлин зябко повела плечами. — Перед таким взглядом я не могу устоять.

— Дорогая… — Френни прочистила горло. — Тогда едва ли это связано с силой воли. Сила воли нужна тогда, когда ты ощущаешь своего рода угрозу. Что касается других взглядов… Мне кажется, ты влюблена в идею быть любимой.

— Нет, конечно нет!

— Просто подумай об этом. Какому количеству отношений ты положила конец? Я не говорю о помолвках. Много раньше! В какой момент ты стала доводить это до таких крайностей? У тебя есть сила воли. Ты лишь прибегаешь к ней в тот момент, когда другого выхода не остается.

После ужина, состоявшего из скромной порции кальмаров и трех коктейлей, самооборона Кейтлин дала трещину. Френни была права. Возможно, дважды. Конечно, у нее есть сила воли, следовало лишь научиться пользоваться ею с умом.

Подруга неожиданно ворвалась в процесс божественного просвещения:

— Дакс — шоколадный торт или яблочный штрудель?

Интересно, изменит ли что-нибудь ее ответ? Кейтлин колебалась.

— В любом случае он мне нравится, — резюмировала Френни. — Но не беспокойся, он весь твой.

Кейт рассмеялась:

— Так ты мне позволишь?

— Ну конечно, — кивнула Френни. — Мои мужчины нравятся мне больше.

— Они у тебя такие… несообразительные.

— Я предпочитаю превосходство тела над интеллектом.

Кейт не стала озвучивать свои мысли. У Дакса было все: интеллект, тело и больше сексуальной привлекательности, чем в комнате полной пожарных.

Словно желая подтвердить ее мнение, руки Дакса обвили ее талию. Развернувшись на стуле, Кейт уткнулась в стену жаркого мужского тела, что живо напомнило ей их первую встречу.

— Потанцуй со мной, — попросил он тихо.


Спустя две медленные песни Кейтлин немного расслабилась. Ей было тепло, она опустила голову Даксу на грудь и наслаждалась приятным и давно забытым чувством. Дакс вел ее в танце легко и изящно, их слаженные движения казались такими естественными и в то же время сексуальными. Она поглаживала пальцами его затылок, наслаждаясь шелковистостью небольших завитков у самой шеи. Рука Дакса опустилась на ее бедро. В какой-то момент Кейт подумала, что все те, кто наблюдал за ними, возможно, предполагали, что являются свидетелями прелюдии, ритуала соблазнения. Но ей это теперь было безразлично, ведь танцевать с ним так приятно. Не важно, как они называли отношения. Когда Кейт была в его объятиях, она понимала, что никогда не чувствовала ничего подобного. Ей совершенно не хотелось торопиться. Впервые в жизни она стремилась насладиться моментом.

— Кейт… — Его дыхание коснулось ее волос.

Она с трудом подняла голову и взглянула ему прямо в глаза. Они казались ей бездонными.

— Я уже говорил тебе, как потрясающе ты сегодня выглядишь. Ты не представляешь себе, как мне трудно сдерживать себя.

Она и правда наслаждалась каждой минутой.

— Вовсе нет. — Она довольно замурчала. — Ты не говорил мне этого.

— Неужели? — Дакс посмотрел в сторону. Кейт шлепнула его по груди. — Что случилось? — На его лице светилось выражение детской невинности.

— Мне кажется, мы говорили о чем-то важном. Ты что-то говорил о том, как хорошо я сегодня выгляжу.

— Напрашиваешься на комплимент?

Несколько посетителей обернулись, услышав звонкий смех. Кейтлин смешалась и добавила уже более тихим голосом:

— Ты ужасный человек.

— Ты же встречаешься со мной, что же это говорит о тебе?

Сердце сильно забилось. Встречается. Вот уж неожиданность. Это было следующей ступенью или же просто бездушным названием того, что происходило между ними? Неужели они продолжат свой странный роман?

Мужские руки стали касаться ее тела все более настойчиво. Вскоре Дакс почувствовал кружево, проступающее из-под тонкой ткани платья Кейтлин. Они остановились, музыка продолжала громко играть, люди кружились в танце, лишь они двое стояли как одно целое, не пропуская между телами даже лучика света.

— Что ты надела под платье? — Он сдерживался из последних сил, чтобы не проверить самому.

— Практически ничего.

Дакс крепче прижал Кейт к себе. Его взгляду стало невозможно сопротивляться, Кейтлин подумала о том, что он готов растерзать ее на месте.

— Уйдем прямо сейчас, — страстно прошептал он.

Она сделала над собой усилие:

— Но Френни и Джейс?..

— Взгляни, они совершенно счастливы, обсуждая свои любимые мюзиклы. Они достаточно взрослые, чтобы самостоятельно позаботиться о себе. У нас же с тобой есть дела поважнее.

Его глаза сделались темными, почти черными, стало почти невозможно рассмотреть их природный цвет. Тело Кейтлин словно свело судорогой, горло сжалось, она лишь кивнула и почувствовала, как ее взяли за руку. Дакс повел ее сквозь толпу к их столику. Подхватив верхнюю одежду, они торопливо покинули клуб.

Ночной воздух казался ледяным по сравнению с жаром тела, Кейтлин задрожала. Дакс накинул на нее свою куртку, но ей не удалось застегнуться. Они стремительно двигались в глубь улицы. Спустившись вниз, пересекли аллею и достигли двух высоких зданий в готическом стиле. Кейт не представляла, куда ее ведут, было трудно двигаться на высоких каблуках. Дакс крепко обхватил ее за талию, когда она едва не подвернула ногу. Они замерли, их дыхание зазвучало неожиданно громко в тихом ночном воздухе, постройки за ними приглушали шум машин, из бара неподалеку слышались звуки бас-гитары, свет луны просачивался сквозь ветви деревьев, утративших листву.

Дакс крепче прижал Кейт к себе, она вырвалась и сделала шаг назад, ощутив спиной шероховатую неровность стены. Она выгнулась и простонала что-то, но Дакс не различил слов. Волна желания поглотила их, когда они стали целоваться. Длинные, затяжные, чувственные поцелуи. В тот момент, когда он задрал ее платье, Кейт обвила его своими ногами, его умелые пальцы проникли под ее нижнее белье. Она задохнулась от восторга, почувствовав его прикосновения. Она впилась ногтями в его сильные плечи, Дакс ласкал ее шею, его язык вторил движениям рук. Слишком скоро все ощущения слились в одно. Глаза Кейтлин распахнулись, вобрав в себя свет луны, такой яркой и сияющей. Дакс вновь накрыл ее рот своим, чтобы сдержать крик блаженства, сорвавшийся с губ. В изнеможении она упала к нему на руки, неровно дыша. Кейтлин дрожала: вечерняя свежесть омывала ее влажную кожу. Краем глаза она заметила толпу зрителей — стаю воробьев, отчаянно выклевывающих что-то из подмерзшей земли. С ужасом она осознала, что в очередной раз позволила мужчине получить свое. На пустынной аллее в центральной части города. О чем она вообще думала? Но, взглянув на Дакса, Кейт выдохнула. Он был не случайным прохожим. Он — само спокойствие, уверенность и надежность, глава «Фонда Бейнбридж», — казалось, находился в не меньшем смущении.

— Я хочу, чтобы ты поехала ко мне домой, — произнес он.

Кейтлин поняла, что он предлагал: сопровождать его, остаться на ночь, проснуться в его объятиях. Это стало бы изрядным отступлением от ее плана. Ну уж нет, для их свиданий лучше всего подходил номер в отеле или хотя бы ее квартира — там Кейт чувствовала себя увереннее. Отправиться к нему домой сейчас значило передать контроль Даксу. Кейт пыталась придумать предлог, чтобы отказаться, но ничего не приходило в голову.

— Поехали со мной, — спокойно повторил Дакс.

В его голосе таилось обещание, что она не пожалеет о своем решении.

— Хорошо, — ответила Кейтлин.

«Это просто потворство собственному инстинкту, ничего более. Ситуация в моих руках», — убеждала она себя, протягивая Даксу руку.


Лунный свет проникал сквозь оконные жалюзи квартиры на двадцать пятом этаже. Кейтлин стояла посреди пустынной гостиной со стаканом воды в руках и смотрела на переливающийся огнями город. Прохладный воздух системы кондиционирования овевал ее тело, едва прикрытое футболкой Дакса, украшенной эмблемой университета. Видимо, футболка осталась еще со времен его учебы. Обстановка впечатляла: повсюду полированное темное дерево, мебель, обитая кожей. Светом и телевизором, помещенным в углублении над камином, можно было управлять удаленно. Эту особенность Кейт обнаружила, когда ненароком села на пульты. Весь интерьер квартиры был модным, безукоризненным и очень мужественным, что весьма точно характеризовало хозяина.

Было и другое: мелочи, которые делали это место настоящим. Скинутые впопыхах беговые кроссовки, валявшиеся в коридоре, ваза с изрядно подпортившимися яблоками, а также семейные фотографии, в избытке расставленные на полированном бюро темного дерева. Взгляд Кейтлин неторопливо останавливался на каждом снимке в серебряной рамке. Было несколько фотографий девушек, одна из них — сестра Дакса. Кейт пыталась вспомнить имя. Лора? Лорен, так, кажется, ее зовут. Между ними наблюдалось семейное сходство: та же прямая осанка, линия роста волос, тот же проницательный взгляд. Были здесь и другие люди, но с ними она никогда не встречалась. Приятели? Кузены? О них она, верно, никогда и не слышала. Скорее всего, никогда и не услышит. От этой мысли у Кейт внутри неприятно кольнуло. Она не видела на снимках людей, которых можно было бы принять за родителей.

Дакс упоминал о них, и каждый раз в нем чувствовалось напряжение, словно он держал на них некую обиду, но никогда не развивал эту тему. В такие моменты Дакс словно удалялся от Кейт, а затем делал над собой заметное усилие, чтобы вернуться в реальный мир. Было понятно, что тот день, когда его родителей не стало, оказался для него судьбоносным. Именно их преждевременная кончина превратила его в того, кем он был сейчас. Раньше Кейт сделала бы все возможное, чтобы узнать историю Дакса, окружить его сочувствием, сопереживать ему. Вряд ли ей удастся долго сохранять независимость. Она уже попала под влияние Дакса. Кейт была слишком восприимчива к чужим трагедиям.

«Так все и будет продолжаться», — сказала она себе.

Отблески света отразились от фотобумаги, Кейт обернулась и посмотрела в окно. Небо еще усыпали звезды, но облака на востоке уже были подернуты розоватой дымкой. Рассвет стремительно приближался. Эта картина окончательно отрезвила Кейт. Приезжать домой к мужчине было против ее правил, и уж тем более было неприемлемым оставаться у него до утра. Кейт приказала себе собраться и уйти, но собственное тело отказывалось ей подчиняться.

Если бы только Дакс не был так неотразим. Чувственный взгляд, настойчивые губы, невозможно умелые руки. Когда в постели он целовал и ласкал ее, нашептывая свои дьявольские обещания, она становилась мягкой и податливой. Она никогда не испытывала ничего подобного. Во всех предыдущих отношениях Кейтлин была лидером и всегда направляла события в нужное ей русло. Сейчас все было по-другому, и ей это нравилось. Никто ничего не ждал, они лишь наслаждались моментом, предвкушая дальнейшее. Это было приятно и немного пугало. Кейтлин посмотрела в сторону полуоткрытой двери. В той комнате спал Дакс. Ей стоило лишь вернуться к нему, прикоснуться губами к его губам или провести рукой по прекрасной широкой мускулистой спине. Она знала, что метеоритный дождь мыслей в ее голове прекратится.

Может, ключом к идеальным легким отношениям было прекращение постоянного самоанализа? Нужно наслаждаться свободой и перестать просчитывать каждый шаг, каждый поступок, забыть все правила и отдаться страсти, которая пылает между ними. Что, если Дакс заставит ее забыть об ошибках, совершенных в прошлом, и смоет ощущение неправильности, неустроенности.

Ее тело ожило, и Кейт двинулась в сторону спальни. Она скользнула в объятия Дакса и подумала, что дороги, которую она выбрала, еще не существует на картах. Это стало ее последней мыслью перед тем, как она заснула.


Дакс проснулся от шума льющейся воды, доносившегося из ванной. Проведя рукой по лицу, он медленно огляделся, ожидая увидеть чужую квартиру. Однако он был у себя. Его спальня и его кровать, тем не менее повсюду витал сладкий женский аромат. Большую часть ночей прошедшей недели он провел не один.

Дверь распахнулась, и Кейтлин впорхнула в комнату. На ней было короткое серое платье, не соответствующее деловому стилю из-за длины, туфли на высоких каблуках, грудь была едва прикрыта кружевным бюстгальтером. Даксу захотелось, чтобы она посмотрела на него, улыбнулась своей соблазнительной улыбкой, моментально наполнявшей его тело огнем, забралась на постель и пожелала ему доброго утра, как умела лишь она. Кейтлин лишь продолжала сидеть в изножье его кровати и, перекинув чуть влажные волосы через плечо, пыталась вдеть сережку.

Дакс неожиданно почувствовал, что ему следует отвернуться. Это желание никак не было связано с ее вызывающим видом. Иногда она представала и в более откровенных нарядах. Дело было в движениях ее пальцев, в непослушной сережке. Даксу было приятно наблюдать за ее манипуляциями и в то же время неловко, словно он стал свидетелем какого-то недозволенного и неприличного действа. Это был некий ритуал, требующий скрытности от посторонних глаз. Взмахи рук Кейт, эти мучительные попытки были слишком личными, почти интимными. Странное, доселе незнакомое чувство вспыхнуло и распустилось в его душе. Дакс не мог отвести взгляда.

Стремясь восстановить внутреннее равновесие, он перевел взгляд на часы на прикроватном столике, на книгу, лежащую названием вниз, и наконец, на старый отпечаток руки на потолке.

Интимность не входила в его планы. Он не видел смысла подпускать кого-то к себе так близко. Если нельзя было доверять родной крови, чего уж ждать от других людей. Он прекрасно усвоил урок, иначе не был бы самим собой. Только долг, обязательства и ответственность вели к положительным результатам: благополучие Лорен, процветание фонда и восстановление чести имени Бейнбридж. Эти выводы вновь помогали Даксу правильно расставить приоритеты в жизни и обрести баланс. В его системе не было места поклонению женщине. Кто для него Кейтлин? Легкая и непринужденная, эта девушка не имеет никакого отношения к его делам или семье. Она — его персональное лекарство от бед и тревог. Проводить с ней время — роскошь для Дакса. С Кейт он оставлял заботы в стороне. Нет между ними нет никакой близости, лишь необременительный союз, бессрочный роман. Взгляд Дакса вновь вернулся к Кейт, зашевелившейся на другом конце кровати. Он рассматривал ее нежную спину, изгиб бедер, талию. Он решительно откинул одеяло и приблизился к ней. Кейт сперва удивилась, ощутив, как кровать под ней провалилась, но удивление быстро сменилось удовольствием, когда Дакс обнял ее за талию и вдохнул аромат волос, ощутив, как ее кожа покрывается мурашками под его прикосновениями. Кейтлин обняла его, прижавшись как можно теснее к его горячему телу.

— Мне нужно на работу. В последний момент выяснилось, что воздушные шары для мероприятия не подходят по цвету. Нужно решить эту проблему как можно быстрее. Ты придешь взглянуть? — Ее руки вновь покинули его, стремясь справиться с сережкой.

— Сегодня? — Дакс покрывал ее тело вереницей поцелуев, с удовольствием замечая, как ее кожа краснеет под его губами, а дыхание учащается.

— Нет, все произойдет только в середине следующего месяца. Это будет просто роскошно.

Значит, есть еще несколько недель, и Кейт понимала, что к тому моменту они с Даксом, скорее всего, уже разойдутся. Дакс же, в свою очередь, ни на секунду не отступая от своих принципов, воздержался от определенного ответа. Вместо этого он попытался прикусить мочку ее уха.

— Мне нужно идти! — Кейт почти оттолкнула его.

— Я не держу тебя.

На ее лбу залегла морщинка, это выражение лица казалось Даксу знакомым и родным. Он видел отражение той же борьбы — борьбы между долгом и желанием. Дакс осознал, что они оба старались вести себя разумно. Эти мысли заставили утихнуть отголоски тревоги, царившей в его душе.

Сережка наконец-то обрела свое место, и Кейт, вздохнув с облегчением, выгнулась в объятиях Дакса. Она запустила пальцы в его волосы, и последние искры здравомыслия были смыты потоком страсти. Дакс потянул Кейт за плечи, опустив на кровать, запечатлел на ее губах страстный и немного печальный поцелуй — на прощание. Кейтлин не отпускала его. Неизведанная сила закружила Дакса, когда он схватил ее и с удвоенным пылом принялся осыпать ласками. Она застонала, ощущая, как его чуткие руки изучают каждый сантиметр ее тела. Когда их губы наконец насытились, дыхание было тяжелым и прерывистым. Желание в глазах Кейтлин отражалось в его взгляде. Не говоря ни слова, они просто смотрели друг на друга. Вдруг Кейтлин оттолкнула Дакса, заставив его замереть на кровати, затем, перекинув ногу, уселась на него сверху. Она начала мерно двигаться, юбка поднялась на бедрах, его руки проделали давно знакомый путь вверх по нежной коже. Застыв на грани, она впилась ногтями в его плечи, голова откинулась назад, он чувствовал, как напряглись в экстазе ее мышцы. Вслед за Кейт и Дакс достиг вершины блаженства. Перед его закрытыми глазами расплылись разноцветные круги. Кейтлин почти упала на него, прильнув всем телом, ее маленькая ладонь упиралась в его грудь. Голова Дакса все еще кружилась, он дрожал от глубоких эмоций. Неожиданно до него дошло.

— На тебе не было нижнего белья.

— Не было. — Кейт силилась восстановить дыхание, не в силах даже поднять голову.

— Ты с самого начала планировала меня соблазнить или всегда ходишь во всеоружии?

— Пусть это останется моим маленьким секретом.

Секреты всегда означали обман. Но в этот миг Дакс подумал, что иногда можно позволить себе быть менее требовательным. Он тонул в темных глазах Кейтлин.

Это была лишь маленькая уловка, не все секреты и тайны полны лжи и обмана.

Возможно, он наконец обрел равновесие в жизни, и это сделает его мягче и податливее. Возможно, именно Кейтлин станет его учителем.

Глава 6

Лифт неспешно поднимался на этаж, где располагалась квартира Кейтлин. Дакс тихо насвистывал какую-то мелодию, настроение было прекрасным. Почему бы и нет? Во вчерашнем матче победила его любимая команда, а от судебных бухгалтеров фонда пришли обнадеживающие отчеты. К тому же Френни была в отъезде. Ранее этим утром он позвонил и сделал все возможное, чтобы вечером ее здесь не оказалось.

Слегка пританцовывая, Дакс ритмично постучал в дверь. Он представлял себе, как Кейтлин откроет ему, одетая во что-то полупрозрачное и кружевное.

Ключ медленно повернулся в замке, и кровь заструилась по его венам в три раза быстрее. Ему нужно было что-то сделать, и решение находилось прямо за этой дверью.

Дверь распахнулась с такой силой, что Дакс невольно расставил руки, стремясь принять в объятия летящую навстречу теплую девушку. Но за дверью никого не оказалось. Дакс переступил порог квартиры и притворил за собой дверь. Кейтлин была все еще в своей рабочей одежде — розовый свитер облегающего покроя, широкие серые брюки, туфли на высоких каблуках. Тонкий шелковый шарф был обмотан вокруг ее шеи, словно она недавно вернулась. Несмотря на это, она выглядела очень соблазнительно. Дакс вмиг бы овладел ею, если бы не некоторые обстоятельства. Кейтлин была до крайности зла, напоминала небольшую бурю и сыпала ругательствами как заправский моряк. Дакс остановился посреди комнаты и взял себя в руки.

Ругательства прекратились, но ее вид стал суровее. Кейт шмыгнула носом, а по телу пробежала мелкая дрожь, словно она готовилась взорваться.

— Френни! — Ее крик, вероятно, мог слышать весь дом. — Если ты опять развела бардак на моей кухне, в этот раз тебе это не сойдет с рук! — Она метнулась на кухню, оставив Дакса одного в неожиданно возникшей тишине.

— Ладно… — пробормотал Дакс.

Он тоскливо взглянул на дверь, которая еще совсем недавно была для него вратами в рай. Теперь же он совершенно не понимал, что творилось вокруг него. Они даже не поздоровались друг с другом. Дакс не был готов к такому повороту событий, ему не нужны проблемы. Кейтлин была для него облегчением, она должна снимать с него напряжение, а не становиться причиной ссор. Дакс уже собрался уйти, но мысль о том, что Кейтлин, возможно, даже не обратит на это внимание, уколола его гордость. К тому же его тело едва ли успокоилось, оно все еще было поглощено планами, которые он строил весь день. Сжав зубы, он неспешно последовал за Кейт и увидел, как она щедро наполняет бокал красным вином. Один бокал.

— У нас были какие-то планы? — прозвучал резкий вопрос.

Кровь бросилась ему в голову и принялась стучать в виски. Лишь врожденное упрямство и желание во всем дойти до сути дела удержали Дакса от того, чтобы, развернувшись на каблуках, уйти. Он не отступил перед трудностями, когда ему пришлось в одиночку воспитывать сестру-подростка, он справился, когда ему пришлось возрождать почти разоренный фонд. И сейчас он не собирался мириться с плохим настроением своей женщины.

— У меня были планы. — Его тон был язвительным. — Эти планы включали тебя, меня и содержимое твоего холодильника.

Кейтлин обернула шарф вокруг запястья, сдавив пальцы с такой силой, что костяшки побелели.

— Спасибо, я не голодна. Где Френни?

— У нее планы на вечер. — Дакс глубоко вдохнул, стараясь держать себя под контролем. — Что с тобой произошло?

В первый раз за все это время она посмотрела ему в глаза. Ничего. Ее взгляд оказался полным безразличия к нему. Его терпения надолго не хватит. Никогда в жизни Дакс Бейнбридж не добивался женщины, которая не была в нем заинтересована. Он не собирался делать этого и сейчас.

— Хорошо. Какая, в самом деле, разница? — зло ответил он.

Дакс развернулся, намереваясь уйти, но краем глаза заметил, как Кейтлин вздрогнула, словно ее ударили наотмашь. Никогда Дакс не мог представить ее такой. Она всегда неслась по жизни, гонимая ветром, всегда была сильной и неуязвимой.

«Черт побери!» Дакс словно врос в землю.

Он медленно опустил руки в карманы брюк и сделал над собой последнее титаническое усилие:

— Что с тобой произошло?

— Ничего.

— Существует же какая-то причина, по которой ты вышла из себя.

Кейтлин покраснела и снова вздрогнула. Дакс пытался утешить себя мыслью, что вынес ее равнодушие и пренебрежение. Сейчас в глазах Кейт плясало дикое пламя, которое не давало ему покоя. Он не мог совладать с эмоциями. На него навалилось бессилие, предательски воткнув нож в спину, чувство это Даксу совершенно не нравилось. Еще больше он не хотел думать о том, что бы это могло значить. Он подался вперед, взял Кейтлин за руку и стянул шарф со сжатых в неимоверном усилии пальцев. Запихнув шарф в карман пиджака, Дакс подтянул руку к себе, заставив Кейт посмотреть ему в глаза еще раз. Она дрожала, кожа была холодна как лед. Безразличие, окутавшее его, когда он появился на пороге ее квартиры, постепенно рассеялось. Это не была обычная женская истерика, которая могла испортить свидание, случилось что-то серьезное.

— Расскажи мне, — настаивал он. — Сейчас же.

Она вырвалась, по его телу прокатилась волна тревоги. Неужели он был виноват?

— Кейтлин!

— Я очень устала. Сегодня от меня не будет толку. Тебе лучше пойти домой.

— Никуда я не пойду.

— Дакс. — Она повысила голос, словно ее обуяла паника. — Прошу тебя, пожалуйста. Не знаю, как тебе объяснить это более доступно. Сейчас я хочу, чтобы ты ушел и оставил меня одну.

Конец их отношениям. Возможно, так и должно было случиться с любой другой женщиной. Но Кейт подвело собственное тело. Слова значили одно, движения и жесты говорили другое, распахнутые глаза полны нерешительности, ее маленькая ледяная ладонь вцепилась в руку Дакса так сильно, что он чувствовал ее пульс.

— Я никуда не пойду, — сурово повторил он и коснулся ее подбородка.

Дрожь в ее теле стала понемногу утихать, но неожиданно Кейтлин, словно не в силах бороться с эмоциями, разрыдалась. Дакс застыл. Поток его мыслей, пребывавший в полном спокойствии еще минуту назад, вновь заструился с удвоенной силой. Причиной ее расстройства не мог быть он. Что же тогда — работа, Френни, мама? Осознание того, как мало он на самом деле знает о жизни Кейт, накрыло его волной бессилия. Он не мог пошевелиться, просто стоял и смотрел на нее. Он много раз видел, как плачет женщина. Лорен была очень эмоциональной и в свое время изрядно попортила ему нервы, рыдая ночи напролет. Плач Кейтлин обезоруживал, Дакс чувствовал себя бессильным и беспомощным. Он старался избегать этой особой душевной близости и не желал сострадать. Такие отношения слишком хлопотные. Но сейчас его неприступный бастион пал перед лицом чистого, неприкрашенного страдания. Дакс был неумолим, но все же оставался человеком с сердцем.

Он уступил. Приблизившись, он привлек ее к себе, плачущую и дрожащую.

Казалось, прошли часы. Наконец Кейтлин перестала сопротивляться и стихла. Он поднял ее на руки, отнес в гостиную и опустил на диван. Сел рядом. Кейт свернулась клубком, положив голову ему на колени. Дакс рассеянно касался ее волос, стараясь не думать о том, как она действует на него — ее тепло, нежность, доверие заставляли его ощущать себя таким большим и сильным.

— Сегодня его годовщина, — неожиданно произнесла Кейтлин чуть слышно.

Дакс глубоко вздохнул — дали знать о себе года, проведенные в самовольной изоляции от человеческих бед и невзгод. Ощущая ее жаркое дыхание, он услышал свой голос издалека:

— Чья?

— Моего отца. Его не стало семнадцать лет назад.

Дакс глубоко вздохнул, борясь с особенным напряжением, которое овладевало им при разговорах о семье, но Кейтлин, казалось, ничего не замечала.

— Он был за границей, участвовал в гонках. Машина подскочила и перевернулась несколько раз, но погиб он не из-за этого. В больнице он заразился какой-то инфекцией. Мы даже не знали о том, что он попал в аварию, а потом… Потом было уже поздно.

И пока она говорила, расслабляясь все больше и больше, напряжение Дакса росло. Это было ему слишком хорошо знакомо: пожирающее изнутри чувство вины, бессилие, гнев и то, как это влияет на душу, облачая ее в непробиваемую броню. На эту броню он положился, чтобы обеспечить успех в будущем для себя. Он силился увидеть похожее стремление в Кейтлин, но подобной жесткости в ней не было, даже в грусти она была сильной, но мягкой.

— Я всегда делаю что-то особенное в день его годовщины, — продолжала она. — Слушаю его любимый альбом Брюса Спрингстина или сижу на крыше и болтаю с облаками. Но сегодня…

Все ее тело вновь напряглось.

— Сегодня?.. — переспросил Дакс ровным голосом.

— Я просто забыла. Даже не вспомнила о нем за весь день. Хуже всего, мне позвонила мать, чтобы напомнить об этом. Я услышала ее голос и поняла, что она уже знает об этом. Она была полна осуждения. Кейтлин — ее дочь и самое главное разочарование в жизни — в очередной раз подвела ее.

— Она не может так думать.

Услышав эти слова, Кейт подскочила, и он заметил, как она вновь обретает присутствие духа. Ее огненный взгляд прошел сквозь него, послав горячие волны по телу.

— Нет, ты не знаешь мою мать. Если бы каждый раз, когда я разочаровывала ее, мне давали монетку, сейчас я была бы миллионершей. Она практически ликовала, когда я не позвонила ей, будто она больше скучает по нему, будто она единственная страдает.

В ее глазах теперь бушевало нешуточное пламя. Дакс больше не мог сдерживаться. Их глаза встретились, страсть между ними достигли пика. Кейтлин только сейчас узнала его. Когда жар сделался практически осязаемым, Дакс произнес:

— Мне совершенно ясно только одно — твоя мать безмозглая корова.

Кейт закашлялась, икнула и рассмеялась, но вдруг накрыла рот рукой.

— Что?

— Даже не смей меня утешать. Я заслуживаю худшего. Забыла про отца и ною об отношениях с матерью, сейчас я — безмозглая корова.

— Хорошо, ты меня убедила.

Снова рассмеявшись, Кейт шлепнула Дакса по руке, затем дотронулась до его груди, и, казалось, от прикосновения ее горячей ладони на нем остался дымящийся след. Он попытался выпрямиться, отстраниться, но когда вновь посмотрел в ее глаза, такие ясные, цвета меда, широко распахнутые и поглощенные его созерцанием, решил не двигаться.

— Я просто хотел знать, что с тобой все в порядке. — Его голос звучал хрипло. — И, конечно, я пойму, если ты захочешь побыть сегодня одна.

Ее пальцы впились в его грудь. Не нужно было просить его остаться. Она не должна злоупотреблять этими отношениями.

— Скучаешь по родителям? — неожиданно спросила Кейтлин.

Дакс моргнул. За исключением официальных мероприятий в стенах «Фонда Бейнбридж», он никогда даже не упоминал о своих родителях. Исключение составляла сестра, но и с ней он был сдержан, не хотел приукрашивать ее собственные воспоминания.

— Мне есть о чем вспомнить, — только и проговорил он.

— Они погибли вместе?

— Да. Они летели на самолете и попали в снежную бурю над Колорадо. Френни… как она?.. — Он затем сам нашел правильный ответ на свой вопрос.

— Она прекрасно ориентируется в Сети, — заметила Кейтлин, покачав головой. — Какие они были?

— Общительные. Импульсивные. — И добавил после паузы: — Они редко бывали дома. Я нечасто видел их, стал рано жить отдельно. Чаще всего мы встречались, когда они были на пути из одного места в другое. Той зимой они определили Лорен в какую-то частную школу в Америке только для того, чтобы ничто не помешало им отправиться в Аспен на лыжный курорт. У меня заняло неделю, чтобы вычислить, где именно находилась сестра. Они не посчитали нужным известить кого-то о ее местонахождении. Неудивительно, что после этого Лорен думала, что ничего не стоит, и занималась всякими глупостями.

«И это еще далеко не вся история», — думал Дакс, проводя пальцем по складке на обивке дивана, силясь расправить ее.

— Я никогда не хотел заниматься управлением фонда. — Он слышал собственный голос словно со стороны. — Ровно как и мой отец до меня. Я говорил ему о том, что нужна комиссия, которая позволит фонду функционировать самостоятельно, но было уже поздно. Никто этим уже не занимался, дело загнивало. Но вот родителей не стало, и единственным способом сохранить семейное дело было принять на себя обязательства главы.

— Что же теперь? — спросила Кейт. — Почему сейчас не собрать комиссию и не передать ей полномочия. Ты еще достаточно молод и умен, ты можешь начать новое дело.

Дакс посмотрел на нее искоса. Кейтлин явно не понимала, что их отношения сейчас занимали все его мысли. Работа отошла на второй план.

— Н-да, — резюмировала она. — Моя мать, быть может, и глупая корова, но ей не угнаться за твоими родителями.

Невероятно, но Дакс громко рассмеялся. Его смех отразился эхом от стен гостиной. Обычно даже воспоминания о них расстраивали его, теперь же он чувствовал, как что-то внутри его меняется, словно тектонические плиты движутся, влияя на континенты.

— Тебе уже кто-то говорил, что у тебя отменное чувство юмора?

Улыбнувшись, Кейтлин покраснела и принялась покусывать мизинец. Дакс взял ее вторую руку и, повернув ее ладонью вверх, сплел их пальцы. Затем Кейт положила ногу поверх его колен, и его последние мысли унесло потоком желания.

— Ты что-то хотела?

— Мне кажется, сейчас самое время извиниться, — смущенно произнесла она.

— За что?

— Слезы, истерика, все эти семейные разговоры. Ты не подписывался на это, так что извини и спасибо. Спасибо, что остался со мной. — Она улыбнулась и приблизилась ближе.

Его рука двинулась по ее лодыжке и выше, лаская ее икры. Кейтлин потянулась, словно кошка, очнувшаяся ото сна.

— В любом случае это твоя вина.

— Моя вина в том, что я остался? — Его пальцы нащупали нежное место под ее коленом.

— В том, что я забыла про папину годовщину.

На мгновение его пальцы замерли.

— Как тебе это пришло в голову?

— Я очень рассеянна в последнее время.

— Представляю, наверное, много дел, связанных с предстоящей презентацией.

— Дакс, — Кейтлин прикрыла глаза, ее рука ласкала его шею, — сегодня в середине интервью мне пришлось попросить репортера повторить вопрос. Мне следовало думать о характеристиках шасси автомобиля, а вместо этого я мечтала о твоих руках.

Ее последние слова повисли между ними в воздухе.

— Что ж, мои руки при мне, — ответил он, продвигаясь все выше и выше, ведь именно для этого он здесь. — И если ты помолчишь хоть минуту, твоя дневная мечта, возможно, исполнится.

Кейтлин сильно покраснела и блаженно рассмеялась. Она коснулась своих волос и попыталась остановить Дакса:

— Нет, подожди, дай мне две минуты, я должна привести себя в порядок.

— Ни за что.

Она силилась освободиться, но Дакс перехватил ее вторую ногу и закинул ее к себе на колени:

— Я не упоминал; что мне нравятся заплаканные женщины с опухшими губами и хриплым голосом?

Она лишь покачала головой.

— В таком случае, как видишь, нам еще предстоит много узнать друг о друге.

Кейтлин рассмеялась:

— Ты представить себе не можешь!

— О чем это ты?

— Ну уж нет, для первого раза сегодняшнего спектакля вполне достаточно.

Дакс рассеянно провел рукой по ее ноге. Она была права. В течение прошедшего часа они значительно уклонились от намеченного курса, но теперь настало время расставить все по местам.

— Что ты делаешь в эти выходные? — спросил Дакс.

В задумчивости Кейтлин поднесла руку к лицу:

— Планировала расставить диски на полках в алфавитном порядке. Наверное, даже оформить каталог, ведь в наше время так важно держать диски в порядке.

В комнате стало темно. Дакс всматривался в ее таинственные глаза, желая увидеть в них свое отражение.

— Что ты думаешь о том, чтобы провести это время со мной?

— Чем бы мы могли заняться? — Ее предательски хриплый голос дал ему ответы на все вопросы.

— Моей семье принадлежит небольшое поместье. Оно сейчас пустует, хотя я не могу гарантировать, что мы не попадемся на глаза паре садовников.

— Вот оно как… — Ее голос звучал негромко, излучая тепло. — Если мне представится такая исключительная возможность, как столкнуться с парой загорелых садовников, моей коллекции дисков придется подождать.

Дакс кивнул и улыбнулся. Все правильно, все вернулось на круги своя. Прошедшего часа не было. Он позабыт.

— В таком случае единственная проблема, которую я сейчас вижу, — до выходных еще очень и очень много времени.

Его глаза, уже привыкшие к темноте, теперь могли видеть ее улыбку. От жара, полыхавшего между ними, казалось, что они лишь недавно спрятались в тени от полуденного пекла. Страстное желание видеть Кейтлин обнаженной мгновенно поставило его перед выбором: какой предмет одежды снять с нее первым?

В это мгновение луч света неожиданно проник между неплотно прикрытыми шторами и упал на лицо Кейтлин. Дакс увидел неуловимую тень печали, едва различимую за соблазнительной улыбкой. Он приблизился и, ласково проведя по ее лицу пальцем, стер следы слез. Кейтлин решительно прижалась к его губам. Его голова закружилась от этого нового ощущения. Единственное, что он мог сделать, — это поддаться бешеному потоку. В этот раз они занимались любовью мучительно долго, с распахнутыми глазами, они пили друг друга. Новый поворот, все то, что произошло с ними ранее, появившееся доверие сделали их связь более чувственной, и они не сожалели об этом. Ее руки обвили его спину, взгляд проникал все глубже, от осознания всей силы ее желания у него захватывало дух. Затем Дакс почувствовал, как Кейтлин наконец содрогнулась всем телом.

Позже, когда они лежали на диване, тяжело дыша, когда их тела были все еще переплетены, поблескивая капельками пота, Дакс думал о том, что теперь все вернется на круги своя.

Глава 7

Вещи были разбросаны по кровати в беспорядке: летние короткие платья, полупрозрачные блузки, легкие футболки, спортивные костюмы с провокационными фразами, вышитыми на спине. Кейтлин смотрела на них в растерянности, словно силясь вспомнить, для чего все это предназначалось и как здесь оказалось.

Она задумалась о прошедшем: в день годовщины смерти отца она была в отвратительном настроении, злилась на мать, на то, как была поглощена Даксом. Затем он сам появился в ее квартире, такой настойчивый и роскошный. Она осознала всю тяжесть ситуации, безумная зависимость от него — последнее, чего она желала. В тот вечер она пыталась грубить, хотела прогнать его, но когда он отказался уйти…

Кейтлин испустила вздох полный досады и поднесла холодные руки к полыхавшим щекам. Но все это прошлое. В настоящем они собирались отправиться на выходные к нему. Целью этой поездки было забыть тот вечер лишних откровений, слез, признаний и нежности. Такой нежности, которой никогда не было между ними.

Френни ввалилась в комнату с двумя дымящимися чашками ароматного кофе. Она удивленно замерла, созерцая гору одежды, разбросанной по кровати.

— К-кейт?

Подруга молча кивнула, задумчиво глядя на узкие джинсы и легкий топик, выбранные из кучи одежды.

— Твой шкаф ополчился против тебя?

— Не паникуй, мне кажется, я смогу разобраться в этом.

— Но Дакс… — Френни бросила взгляд на часы, висящие на стене. — Дакс будет здесь через двадцать минут, чтобы увезти тебя на выходные, полные страстного секса и бог знает чего еще, а ты решила заняться разбором одежды?

Отступив на несколько шагов и остановившись на небольшом пустом участке, Кейт накрыла рукой глаза:

— Я занервничала.

— Почему? — недоумевала Френни. — Ты самостоятельно одевалась на протяжении многих лет.

— Но не на выходные с Даксом Бейнбриджем, которые мы проведем в семейном поместье, окруженном двухсотлетним виноградником!

— Ты что, искала информацию в Интернете?

— Как полоумная!

— Семья тоже будет там?

— Нет, конечно! Это же развратные выходные, помнишь?

— Какая жалость. Это так в твоем стиле, ты всегда нравишься мамочкам. Это наверняка одна из причин, по которым молодые люди так легко делают тебе предложение.

— Я не нравлюсь всем матерям. — Кейтлин тряхнула волосами, силясь отогнать неприятные воспоминания. — К тому же у Дакса есть только сестра.

— Бедняга. В любом случае, будь то сестра или брат, они тебя обязательно полюбят.

— Вполне возможно, что так бы оно и произошло в параллельной Вселенной!

— Ах да, точно, как я могла позабыть — в семейном поместье не будет никакой семьи. Лишь часы утомительного секса, — улыбнулась Френни.

Кейтлин глубоко вздохнула и с удвоенной силой принялась выискивать взглядом возможные предметы одежды, которые она хотела взять с собой. Она выбрала несколько соблазнительных вариантов для прогулки, стараясь не смешивать их с нарядами для ночного клуба. В дорогу же она решила надеть удобные классические джинсы, мягкий зеленый жакет и голубую рубашку. В таком виде она чувствовала себя уверенно и комфортно, до того момента, как Френни задала ей очередной невинный вопрос:

— Кстати, если уж говорить о помолвке, Дакс знает о Джордже и других?

От неожиданности Кейтлин с силой отпустила крышку чемодана, и он, упав на пол, распахнулся, напугав обеих девушек.

— Который сейчас час? — спросила она, надеясь на то, что Френни легко сменит тему.

— Ровно минута до взлета. Так ты рассказала о Джордже?

— Я не особенно… — Справившись с чемоданом, Кейт выкатила его из комнаты. — Немного рассказывала ему о своем прошлом.

— Кейтлин… — В голосе Френни зазвенели нотки тревоги, от которых у подруги свело живот.

— Поверь, в нашем формате отношений это не имеет никакого значения.

В тот момент, когда Френни открыла рот, чтобы возразить, зазвенел домофон, извещая о прибытии Дакса, и Кейтлин почувствовала себя спасенной. По ее телу прокатилась волна сладкого возбуждения при мысли о том, что она скоро увидит его.

Дакс уже ждал ее около машины. На нем были легкие брюки и желто-зеленый свитер. Он, прислонившись к капоту, невинно рассматривал небо над головой, похожий на модель, сошедшую с рекламного плаката о счастливой жизни за городом.


Пока они с Даксом ехали к поместью, Кейтлин не могла перестать думать о словах подруги. Может, действительно нужно рассказать ему о Джордже и других до него? Возможно, ей представится удачный момент в течение выходных. Они будут лежать обнаженными у камина или кататься по озеру на лодке, она будет читать какой-нибудь роман Толстого, отдыхая под зонтиком, и со смехом расскажет о том, что хочет сделать еще одно последнее признание. Дакс, конечно, будет удивлен, но затем найдет остроумный ответ. Например, со смехом скажет, что не может винить ни одного из предыдущих мужчин, которые когда-то предлагали Кейтлин стать их женой, а также даст ей понять, что брак не входит в его планы. Они мирно продолжат свои ни к чему не обязывающие отношения.

Тем временем пейзаж за окном сменился на восхитительный вид холмов, покрытых виноградниками. Кейтлин обернулась и успела заметить, как Дакс быстро посмотрел на нее, слабо улыбнувшись, а затем его взгляд снова обратился к дороге. Окно было открыто. Легкий бриз касался его волос, солнце освещало прекрасный профиль. Она подумала о том, чтобы рассказать ему правду, но при этой мысли судорога сводила живот. Кейтлин откинула голову на спинку кожаного сиденья:

— Нам долго еще ехать?

— Мы почти у цели. — Дакс внезапно притормозил.

Она ожидала увидеть огромный помпезный особняк вроде английских замков восемнадцатого столетия, стены которого были бы увиты плющом, с кустами, выстриженными в форме животных, с роскошными французскими окнами, выходящими в сад. Вместо этого их встретил дом, укрытый тенью деревьев с раскидистыми кронами, такими большими, что ветви переплетались над подъездной дорожкой. Сам дом представлял собой двухэтажную постройку из беленого кирпича с серо-зеленой черепичной крышей и серыми ставнями на окнах. На нижем этаже располагалась веранда, опоясывающая дом, у входа Кейтлин заметила большие качели, украшенные разбросанными в беспорядке вышитыми подушками. Сверху свисали вьющиеся растения в горшках, а перед домом на лужайке валялись брошенные в спешке сапоги.

Как только они подъехали ближе к дому, Кейтлин заметила другие машины: семейные седаны, роскошные иномарки, пару импортных спортивных автомобилей. В любое другое время ее голова пошла бы кругом от наличия такого количества дорогих машин, но в этот день она чувствовала себя плохо — ее знобило и тошнило.

— У твоих садовников хорошие машины.

— Лорен, — процедил Дакс сквозь плотно сжатые зубы.

Имя его сестры вернуло Кейт в реальный мир.

— Она здесь?

— Сегодня здесь все. Боже, я удавлю ее.

— Кто это — все?

— Мои двоюродные братья. Тетушка, судя по машине, возможно, обе. Весь клан Бейнбриджей, я боюсь.

Кейтлин тяжело сглотнула.

— Я сказал ей. — Дакс вяло улыбнулся. — Предупредил, что хотел бы провести эти выходные здесь, и просил, чтобы здесь не было ее мужа. Вместо этого она устроила мне настоящую западню по всем правилам охоты.

«Тебе?! — лихорадочно думала Кейтлин. — Сети явно были расставлены для меня!»

— У нас еще есть шанс развернуться и уехать, никто нас не заметил. — Она обернулась и посмотрела на дорогу, словно они вправду могли уехать по ее желанию. — Почему бы нам не отправиться в другое место? Я видела небольшой отель, когда мы проезжали бензоколонку. Там, по-моему, были свободные номера.

Словно не слыша ее мольбу, Дакс медленно заглушил двигатель. Глава семейства Бейнбридж был не из тех людей, которые могли просто так отступить. Он основательно подходил к любому делу.

— Мне действительно жаль. — Он погладил ее колено. — Со своей стороны я обещаю, что сделаю все возможное, чтобы Лорен пожалела об этом поступке. Нельзя просто так уехать, мы поздороваемся, проведем немного времени все вместе, а затем что-нибудь придумаем. Хорошо?

Его лицо и вправду выражало неподдельное расстройство. Кейтлин почти могла знать его мысли. Конечно, Дакс не хотел этого, в его планы входило нечто более интимное, нежели семейные посиделки. Увидев отражение своих страхов в ее взгляде, Дакс подался вперед, и они слились в страстном поцелуе. Когда их губы наконец расстались, он принялся выбираться из машины, невнятно бормоча что-то о том, как, наверное, хорошо быть единственным ребенком в семье.

— Хорошо, — сказал Кейт сама себе. — Скорее бы покончить с этим.


Дакс стоял в тени плакучей ивы, наблюдая за тем, как дети его двоюродной сестры учат Кейтлин движениям какого-то новомодного танца. Ее джинсы были покрыты пятнами от травы, оставшимися от предыдущей игры в футбол. Волосы рассыпались по плечам из пучка, собранного час назад, щеки раскраснелись. Кейт хмурилась, старательно повторяя движения за детьми.

«Черт побери», — думал он. Кейт не могла не замечать, что он нервничает, наблюдая за изгибами ее тела. С ее стороны это было невыносимо жестоко, его пульс учащенно забился. Семья явно наслаждалась погожим деньком и не спешила никуда уезжать. Дакс почувствовал, что кто-то крадется у него за спиной.

— Лорен! — прогремел Дакс.

Она была единственной, у кого имелись причины скрываться или, наоборот, постоянно мелькать в публичных местах. Сестра Дакса прислонилась к дереву по другую сторону ствола и устремила взгляд в сторону Кейт.

— Теперь я хотя бы знаю, чем ты был так занят все это время. Странно, что ты совсем не рассказывал о ней, я стала подозревать, что у твоей новой девушки две головы или она настолько глупая, что шутки о ней будут раздражать тебя еще весь год. Или что твоя новая пассия и вовсе мужчина…

— Моя занятость едва ли как-то связана с ней. Я достаточно загружен на работе.

— Еще никогда ты не был так загружен…

Дакс даже не посмотрел в ее сторону:

— Не стоило устраивать эту домашнюю вечеринку с танцами только для того, чтобы увидеть ее. Могла бы залезть в мой телефон, узнать номер и следить за ней исподтишка.

— Боже ты мой, представить себе не могла, что ты держал ее в таком секрете.

— Я не… — Дакс скрипнул зубами и резко обернулся. — Между нами нет ничего особенного.

На это Лорен лишь задумчиво улыбалась:

— Ну конечно, дорогой братец. Она ничего не значит для тебя, именно поэтому ты познакомил ее со всей семьей, а не хладнокровно развернулся и уехал, когда понял, что я расставила на тебя сети. Даже не напрягаясь, я могу назвать тебе десяток гостиниц неподалеку.

Дакс открыл было рот, желая объяснить ход своих мыслей, рассказать, что утаивание даже небольшой и самой незначительной мелочи может впоследствии привести ко лжи и обману, а обман всегда раскрывается. Сегодняшнее происшествие лишь подтверждает это. В конце концов он решил не обращать внимания на нападки сестры, что, к сожалению, не представлялось возможным. Лорен постучала пальцем по подбородку:

— Я поняла, ты так долго скрывал ее, потому что она другая. Не похожа на тех хладнокровных рептилий, что ты выбирал себе раньше. Боялся подмочить репутацию?

Дакс разозлился:

— Лорен, это уже слишком. Даже для тебя.

Угроза, прозвучавшая в его голосе, не произвела никакого впечатления. Или не то впечатление, на какое он рассчитывал. Сестра отстранилась, но лишь для того, чтобы лучше рассмотреть его, а затем улыбнулась, скорее даже оскалилась:

— Не пойми меня неправильно. Не то чтобы вы совершенно противоположные личности, ведь, между нами говоря, у нас с Робом так же. Этот мужчина моя полная противоположность, но это создает равновесие. Мне кажется, у вас все так же.

Дакс отвернулся от сестры, ищущей согласия. Он не мог вынести ее проницательный взгляд. Сжав губы, он наблюдал за тем, как Кейтлин, прикидываясь смертельно раненной, пыталась отползти к шезлонгу под зонтиком. Дети же схватили ее за руку и вновь потянули играть. С преувеличенным вздохом она поддалась.

Она действительно была другой. Она была легкой, светлой и стремительной, именно это привлекло Дакса в первую очередь. Хотя теперь он знал еще и о том, что под всей этой легкостью скрывается разбитое сердце и железная воля. Горе роднило их гораздо больше, чем поверхностные различия. Никакие трудности на работе больше не лежали тяжким грузом на его плечах теперь, когда Кейт была рядом. Его постоянная тревога за Лорен отошла на второй план. Жизнь уже давно не была такой солнечной и легкой.

Облокотившись спиной о ствол дерева, Дакс выглядел расслабленным и невозмутимым, но все его тело дрожало, словно после удара электрошоком. Это чувство было необычным, Дакс больше не нервничал. Ему было очень хорошо, и он не желал ничего обсуждать. Ему хотелось, чтобы рядом оказался человек, который бы его понял.

— Она другая, — наконец тихо сказал он.

Лорен удивленно моргнула.

— Каждый раз, когда я пожимаю руку новому человеку, я вижу его взгляд, они всегда думают, как бы я мог быть им полезен, — продолжал Дакс.

— Знакомое чувство, братец. — Лорен опустила ему голову на плечо.

Он обнял сестру за плечи:

— Она не дала мне ни одного повода усомниться в ней. Ни разу. Для Кейтлин я не ходячий трастовый фонд или выгодная партия. Для нее я просто Дакс.

После долгого густого молчания Лорен отстранилась от него:

— Я уже и не ожидала, что этот день настанет.

— В смысле? — переспросил Дакс, уже предвидя ее ответ, который ему не понравится.

— Тот день, когда великий и могучий Дакс Бейнбридж окажется на коленях, как любой другой мужчина. — Лорен прикусила губу, стараясь сдержать смех. — О, я прошу тебя, Дакс. Если бы ты видел себя со стороны, когда смотришь на нее. Таешь как мороженое, на это просто противно смотреть. Но знаешь, я могла бы к этому привыкнуть.

Дакс хотел было ответить, что привыкать будет не к чему, но Лорен, поцеловав его в щеку, стремительно удалилась, обернувшись через плечо как раз в тот момент, когда Дакс понял, что она направилась прямиком к Кейт. Сделал движение, чтобы остановить ее, но понял, что ему не удастся уладить ситуацию, не привлекая внимания остальных. Даксу ничего не оставалось — разве что уповать на разумность Кейт. Не в силах просто наблюдать, он неспешно двинулся в сторону дома. Кейтлин практически умоляла, чтобы он развернул машину и они умчались прочь, но он решил остаться. Неужели для того, чтобы она познакомилась с его сестрой? Хотел похвастаться? Хотел, чтобы все увидели его девушку? Почему он так изменился?

Звонкий женский смех вернул его в реальность. Кейтлин бежала через лужайку, ее волосы развевались на ветру, глаза сияли, рот был распахнут от восторга, когда она мчалась по траве, преследуемая толпой младших из семейства Бейнбридж, подстрекаемых Лорен. Казалось, его ноги намертво приросли к земле. Дакс никогда не раздумывал над будущим своих отношений, даже подшучивал сам над собой, размышляя над тем, как далеко зашел в этот раз.

Что же будет дальше?


На обратном пути в машине царила тишина. Кейтлин отлично понимала, что западня была расставлена для нее.

Дакс же после дня, проведенного в кругу семьи, выглядел неожиданно отдохнувшим и расслабленным. Даже обычно напряженные и резкие черты лица заметно разгладились. Все равно между ними было что-то не так. Кейтлин уже хорошо его знала и могла с уверенностью сказать, в каком он был настроении. Но имела ли она право копаться в душе Дакса и спрашивать о его тревогах.

Праздник напоминал поездку на американских горках с того самого момента, когда они вошли в дом. Из небольшого патио можно было увидеть аккуратно подстриженный газон, небольшая беседка, далее располагался теннисный корт, конюшни. У дома был огромный бассейн. Посреди патио стоял длинный массивный дубовый стол, который был в состоянии вместить не менее двадцати человек. Его сервировка завораживала: сверкающие белизной тарелки и серебряные приборы с льняными зелеными салфетками и расставленные вдоль всего стола вазы, наполненные душистыми розовыми пионами. Глазам было трудно вместить всю эту красоту.

Субботние обеды Кейтлин чаще всего состояли из бутербродов и различных приправ к ним. То, что происходило в поместье Бейнбридж, напоминало сцены торжеств из книг Фицджеральда.

Рядом с ней появилась Лорен, напугав Кейт до полусмерти. Эта женщина, подобно брату, обладала завидной харизмой. Сестра Дакса сразу понравилась ей, несмотря на пронизывающие взгляды и вопросы с подвохом.

Много позже полуночи, когда весь клан Бейнбридж удалился — кто домой, кто в другое крыло дома в спальни, Кейтлин была совершенно утомлена. Дакс же почему-то был необычайно тихим. Даже когда они оказались в постели, впервые за все время их бурного романа они не занялись любовью. Кейт думала, что это вполне справедливо — дом был полон родственников, едва ли это возбуждало. Но даже когда они проснулись утром, Дакс держался весьма отстраненно.

Теперь же, почти спустя час дороги, его молчание казалось зловещим, оно висело в воздухе, словно собирающаяся туча, грозившая пролиться ливнем. Если бы только Кейтлин могла знать, о чем он думает. В те редкие моменты, когда она видела его настоящего, как в тот раз, в ее квартире, когда Дакс говорил о родителях, о своих сожалениях и амбициях, он был таким привлекательным. У них случались моменты настоящей близости, основанной на сходстве их жизненных путей. Сейчас же Кейт совершенно не могла понять, что у Дакса на уме. Быть может, он просто устал. Наверняка утомился Необходимость представить малознакомую женщину своей семье едва ли обрадовала его.

Кейт вдруг стало зябко, она сложила руки на груди и посмотрела в окно, стремясь скрыться от отражения Дакса в лобовом стекле. Она изучила каждую черточку его лица. Сейчас выражение было отстраненным. Дакс будто делал над собой усилие. Сотни раз Кейт видела это в зеркале.

«Он не устал, — думала она. — Он просто отдаляется».

Сердце сжалось, к горлу подкатила тошнота.


Двумя часами позже они остановились около дома Кейтлин. Все ее тело было напряжено. Колени не гнулись, когда она выбралась из машины, едва дождавшись полной остановки. Дакс открыл багажник, чтобы взять чемодан, но она опередила его:

— Отлично, я держу его!

— Спасибо, что поехала со мной, — произнес он с улыбкой, не тронувшей его глаза.

— Мне очень понравилось, спасибо. — Она старалась казаться веселой.

Затем Кейтлин попятилась в сторону дверей, понимая, что это был первый раз, когда они расставались, не строя планов будущей встречи. Махнув рукой, Кейт взбежала вверх по ступеням, ввела код на домофоне и влетела внутрь, ни разу не обернувшись. Оказавшись в безопасности своей квартиры, она кинула сумку на кровать, вконец обессилев, опустилась на край матраса, не в силах распаковывать вещи. Она рассеянно смотрела на ковер рядом с постелью, где виднелось пятно застывшего воска, которое она так и не очистила.

«Есть только настоящее», — подумала она и опустилась на колени. Но как Кейтлин ни старалась сколупнуть ногтем застывший воск, поддеть, пятно никуда не девалось, лишь продолжало издеваться над ней — плотное и вязкое. Кейт отстранилась, ее лоб покрылся испариной — так сильно она старалась удалить это пятно. На нее снизошло воспоминание о том, как оно здесь появилось. Воск капнул на пол с ароматической свечи, которую она несла в ванную вместе с книгой ужасов и плеером с коллекцией тяжелых музыкальных композиций. Это был тот вечер, когда она рассталась с Джорджем.

Вернувшись в настоящее, Кейт подумала еще кое о чем. Она подошла к комоду. Средний ящик, внутри в беспорядке паспорт, старые ключи, коробка с пуговицами, стопка писем и открыток, перевязанных голубой лентой, присланных отцом. В глубине, за старой плюшевой игрушкой, небольшая замшевая сумка, красная морщинистая коробка из-под открыток и белая фарфоровая шкатулка в форме пуделя. Кейт открыла ее. Внутри лежали обручальные кольца. Три обручальных кольца. Впервые за все время, что она спрятала их, одно за другим, в самую глубину ящика, она примерила их.

Первое было слишком большим. Другое — с желтым бриллиантом — выглядело некрасиво на ее бледной коже. Последнее, третье, было от Джорджа. Кольцо переливалось, но его форма явно предназначалась для более консервативной женщины. Пальцы начали гореть, словно реагировали на саму идею связать свою жизнь с одним человеком. Кейтлин сняла кольца и со звоном бросила их на дно ящика. От их вида руки начали трястись, щеки запылали, стало трудно дышать. Она опустилась на пол, ручки комода впивались в спину, ноги касались края ковра у кровати.

Кейтлин пыталась вернуть кольца. Но ни один из ее несостоявшихся мужей не принял кольцо обратно. Никто из них не проклял ее, несмотря на то, как она разочаровала их. Хотя, возможно, эти трое ненавидели ее так сильно, что больше никогда не хотели видеть эти символы — напоминания о поражении, о потерянных иллюзиях, о несбывшихся планах.

Кейтлин закрыла лицо руками. Она была хорошим человеком. Хорошим другом. Великолепной девушкой и прекрасной любовницей, по крайней мере, так ей говорили. Что же могло пойти не так? Когда она думала о том, что, возможно, больше никогда не увидит Дакса, по телу пробегал болезненный спазм. Кейт глубоко вдохнула и выдохнула несколько раз. Он был не таким как те, другие. Она страшно боялась потерять его.

В конце концов Кейтлин смогла подняться, отвернулась от ящика и прикрыла восковое пятно ковром. Той ночью она посмотрела что-то из бессмертной черно-белой классики и покрыла ногти темно-лиловым лаком. Значение этого могла знать лишь Френни — надвигалась гроза.


— Я все испортила! — выпалила Кейтлин.

Френни так громко рассмеялась, что едва ли могла продолжать их обычную спортивную прогулку по набережной.

— Что ты опять натворила? — спросила она, справившись с приступом смеха.

— Дакс…

— Только не говори, что рассталась с ним!

— Конечно нет! — Горячность ответа потрясла ее саму.

Кейт давно уже напоминала самой себе ходячую бомбу с часовым механизмом. От Дакса ничего не было слышно уже несколько дней. Не было ни страстных коротких сообщений по телефону, ни поздних ночных телефонных звонков. Ее тело тосковало, не было настроения, чувствовался общий упадок сил. Едва ли прогулка могла справиться с этим.

Кейтлин завалилась на траву и уставилась в небо. Пушистые облака медленно плыли по небосводу, солнце пробивалось сквозь молодую листву на деревьях над головой. Обычно она всегда знала, что делать. Первое свидание вело к череде других, она вступала в отношения, которые всегда заканчивались помолвкой, а затем… чистая и неуправляемая паника. Потому что она, как никто другой, знала о том, что ничто не длится вечно.

С Даксом же все должно было стать ясным и понятным. Страстный секс без продолжения. Но получилось свидание, затем двойное свидание, затем Кейт осталась на ночь у него в квартире. А еще и та ночь у нее, когда они впервые занимались любовью, последовавшее знакомство с семьей и… все?

Пожалуй, даже ее отца позабавил бы такой ход событий.

— Теперь я вижу проблему. Он тебе понравился, — произнесла Френни.

Кейт накрыла глаза рукой:

— Мы не должны были нравиться друг другу. Он просто был моим способом забыться. Начать жизнь с чистого листа.

— Кейт, пойми, секс помогает забыться. На мгновение. Но это не изменит мир вокруг тебя. И когда все заканчивается, ты остаешься собой, а он — собой. Ничто не меняется.

— Ну да. — Ее лицо сморщилось. — Да, я понимаю.

Ветер, донесшийся с реки, заставил ее поежиться. Парк вокруг них шумел, люди играли в подвижные игры, по дорожкам рассекали велосипедисты.

— Откуда в тебе этот страх? Он открыто заявил, что ты ему небезразлична?

Кейтлин покачала головой.

— Он писал тебе стихи? Быть может, слагал поэмы?

— Нет и нет!

Также Дакс никогда не дарил ей цветов или украшений. Никогда не ухаживал за ней так, как это делали другие. Он просто был, и ей этого хватало.

— Он представил тебя своей семье как любовь всей его жизни, как самую прекрасную женщину или, быть может, назвал тебя своей девушкой?

Вспоминая день, проведенный с семьей Дакса, Кейтлин перебирала в голове события. Он вообще не представлял ее, она не дала ему такой возможности.

— Тогда расслабься! — Френни шлепнула ее по руке. — Может, ты вообще ему не нравишься.

Она одарила подругу убийственным взглядом, прежде чем осознала, что, возможно, Френни своей догадкой попала в самую цель. Что, если Дакс на самом деле был неуверен в ней с самого начала? И когда он увидел ее в кругу семьи, понял, что самое время покончить с их отношениями, пока ситуация не усугубилась? Быть может, он уже давно все решил и скоро на ее адрес придет факс из «Фонда Бейнбридж», который оповестит ее официально? Все чувства смешались. Кейт постаралась вытеснить боль, но ей вдруг стало грустно и одиноко. Это же просто смешно! Она не может чувствовать себя так плохо от этой потери, так как они с Даксом никогда не были вместе по-настоящему. У них никаких отношений, кроме сексуальных.

— Френни, — ее голос звучал хрипло, — это очень серьезно. Мне кажется, я…

Ее телефон зазвонил. Кейтлин приподнялась с травы и вытащила аппарат из сумки на поясе. Это был Дакс. Его прекрасное лицо смотрело на нее с фотографии, которую она сделала в тот день, когда он оставил свой номер, — черты лица мягкие, глаза полны страсти. Напряжение, угнетавшее ее все эти дни, улетучилось.

— Дакс, — ответила она на выдохе. — Здравствуй.

Френни ущипнула подругу и радостно улыбнулась. Кейтлин обернулась и увидела, как та держит свое воображаемое бьющееся сердце двумя руками. Кейт пихнула ее в бок и обняла колени руками.

— Моя квартира. — Его голос звучал глухо, словно он, так же как и она, считал часы с их последней встречи. — Сегодня в девять часов.

Ее кожа потеплела, словно из-за облаков вышло солнце. Кейтлин кивнула и затем поняла, что он не мог этого видеть.

— Я приеду.

Он отключился. Кейтлин опустила телефон. Она услышала все, что хотела: тревогу его голоса, желание. Осознание этого придало ей сил. Что бы ни занимало все его свободное время, он не мог обойтись без нее. Неожиданно рядом с ней Френни громко прочистила горло, напомнив о своем существовании. Она комично вскинула брови:

— Мне поехать с тобой?

Кейтлин пихнула подругу еще раз, прежде чем подскочить на ноги и ринуться вниз по дороге. У нее за спиной словно выросли крылья.

Глава 8

Наконец-то наступил день презентации автомобиля. Несмотря ни на что, Кейтлин удалось завершить установку огромного циркового тента посреди арендованного компанией огромного поля для гольфа. Над ее головой колыхался красно-золотой парусиновый потолок шатра, а вокруг перемешалась роскошно одетая толпа гостей, развлекаемая специально приглашенными фокусниками, предсказателями судеб. Под куполом, наверху, над сотнями людей порхали воздушные акробаты. Вокруг раздавался шум льющегося шампанского, звенящих бокалов и звуки многочисленных шумных разговоров. Кейтлин находилась в середине зала, сопровождая главную звезду этого вечера — гладкий, мерцающий небесно-голубой «Пегас», грациозно стоявший на медленно вращающейся платформе, подобно изготовившейся к прыжку пантере.

Кейтлин представила себя за рулем этой машины, мчащейся по дороге, залитой солнечным светом, ветер развивает ей волосы, а из стереосистемы льется голос Брюса Спрингстина.

Отцу бы это понравилось. Знакомое чувство тоски охватило ее при этих мыслях, ведь его здесь не было. Он не мог видеть этот автомобиль, не мог видеть подросшую дочь. Кейт собрала в себе все остатки самообладания и скрестила руки на груди.

— Ты идешь вместе с машиной? — произнес глубокий мужской голос позади.

Вся грусть моментально растворилась.

— Зависит от покупателя. — Она прижалась к Даксу.

Кейт так надеялась, что он будет вместе с ней этим вечером, но после брошенного вскользь приглашения не стала напоминать ему. Им снова было хорошо вместе. Они скучали друг без друга, едва ли спали, когда не виделись по ночам, и тогда между ними были лишь страсть и жар. Все шло так, как они того хотели. Но они не решались обсуждать день, когда между ними пробежал холодок. Поездка в поместье была запрещенной темой.

Случались моменты затишья между бурями страсти, когда Кейтлин ловила на себе странный взгляд Дакса. Словно он хотел что-то сказать, но не мог набраться смелости. Кейт всегда находила способ вывести его из этого состояния ласками и поцелуями. Ей не приходилось раздумывать над этим. Последнее время вся энергия уходила на подготовку к презентации, и сегодня то, что Дакс поддерживал ее, значило для нее очень многое. Кейтлин слегка прижалась к нему, наслаждаясь упругостью его тела, и хрипло произнесла:

— Желаете одну?

Она утопала во взгляде его глаз.

— Я бы хотел красную. — Его глаза на мгновение остановились на ее блестящих волосах и вновь вернулись к ее глазам. — Мне нравятся красные машины.

— Потому что они быстрее, — отозвалась она.

— Именно.

— Тогда сегодня вечером вам повезет.

— Одни лишь обещания. — Дакс обвил руками ее талию, послав волны жара по всему телу.

— Возьмете одну?

— Вы что-то продаете? Я возьму две.

— Вы ведете себя неприлично. Вон там мой босс. Он заметит нас, — продолжала она низким голосом, в то время как кожа пылала под его прикосновениями. — И захочет пожурить.

— В самом деле? Тогда и мне стоит на него посмотреть.

Стараясь побороть смех, Кейтлин отвернулась от Дакса, их тела все еще соприкасались. Легким кивком она указала в сторону надменного краснощекого типа, окруженного гостями. Он что-то рассказывал, его голос звучал громко и решительно.

— Он выглядит так, словно его скоро хватит удар.

— Не в твоем вкусе, я полагаю, — произнесла она.

Дакс притянул Кейт к себе как можно ближе и прошептал на ухо:

— Ты себе не представляешь насколько…

Словно почувствовав, что его обсуждают, босс Кейтлин нахмурился, над его двойным подбородком наметилось еще несколько новых. Резко обернувшись, мужчина принялся искать смутьянов глазами. Заметил Кейтлин. В этот же момент она поняла, что Дакс практически полностью закрыл ее своим телом, словно она была его персональной опорой. Залившись краской, Кейт попыталась высвободиться из его рук. Но было слишком поздно. Напыщенный начальник стремительно приближался к ним. Но тут его лицо расцвело в улыбке. Кейтлин видела его таким впервые.

— Мистер Криспин, это мой… — Она отошла в сторону. — Это…

— Бейнбридж, не так ли? — Босс чуть ли не пускал слюни от удовольствия. — Эли Криспин, большая честь познакомиться с вами.

— Взаимно. — Дакс, пожимая руку, не выпускал Кейт из вида. — Прекрасная работа.

Взгляд Эли остановился на новинке.

— И не говорите, чудо, а не машина.

— Я имел в виду вашего менеджера, занимавшегося оформлением.

Мистер Криспин бросил взгляд куда-то поверх головы Кейт:

— Да, хорошая работа. Прекрасный вечер. Скажите мне, что вы думаете о крыле автомобиля? Я хотел, чтобы оно было броским и запоминающимся, но на классический лад.

Мистер Криспин хлопнул в ладоши проходящему мимо официанту, тот от усердия чуть не уронил все бокалы, стремясь обслужить большого босса. Дакс взял Кейт за руку, это невинное движение обожгло ее огнем. Сердце застучало быстрее, затем она умудрилась высвободиться и отойти от него. Лишь достаточное пространство между их телами могло рассеять искры, готовые вот-вот превратиться в пожар.

— Ты справишься и один, — пробормотала она и устремилась на своих высоких каблуках прочь от него так быстро, как могла.

В его присутствии Кейтлин теряла равновесие, ей нужно было успокоиться. Сегодня вечером ей нужно поработать.


Лишь через несколько часов Кейтлин удалось найти уединенное место за палаткой чревовещателя. Она скинула туфли.

— Это просто восхитительно! — Словно из ниоткуда рядом возникла Френни. В ее руке уже был бокал. Она приобняла подругу. — Помню, ты говорила о каких-то бонусах на праздники, можешь попросить одну из эти «зет девять»?

Кейтлин посмеялась:

— Ты уже видела моего босса?

— А-а-а… — Подруга поджала губы. — Тогда это, вероятно, будет корзина с продуктами. Так, ладно, а как Дакс? Душа любой компании?

Кейтлин выглянула за угол и обнаружила Дакса там, где он и должен быть, — в окружении самых ценных клиентов, внимающих каждому его слову, словно он был мессией. Ощутив ее взгляд на себе, он обернулся, прервавшись на полуслове. Толпа вокруг него сразу же одобрительно загудела. Он был прекрасен. Точка.

Все ожидали этого вечера несколько месяцев, в карьере Кейтлин мероприятие должно было сыграть решающую роль. Это был настоящий триумф, но неожиданно Кейт поняла, что хочет, чтобы все это скорее закончилось.

— Мужчине нельзя быть таким красивым. Это дискредитирует всех остальных.

Моргнув, она поняла, что ее подруга все еще здесь.

— Прости, ты что-то сказала?

— Кейт, он чудесен.

Мимо них проплыл официант. Френни, ничуть не смутившись, остановила его и набрала полную салфетку закусок. Ее подруга лишь покачала головой. Она просто не могла заставить себя что-то съесть, в ее крови бушевал адреналин.

— Все забываю спросить, — неожиданно произнесла Френни. — Как он отреагировал на ваш разговор о твоих бывших?

— Нам еще лишь предстоит пересечь это минное поле, — раздался глубокий голос позади них.

Побелев, Кейтлин резко развернулась на каблуках, она едва не упала, но удержалась, схватившись за декоративные кисти, висевшие на палатке чревовещателя. Френни чуть не подавилась своей закуской.

— У меня создалось такое впечатление, что, если бы я выждал еще немного, мне бы удалось узнать что-то весьма интересное. — Темные глаза были полны уверенности, но не подозрения.

— Представить себе не можешь. — Френни, справившись с собой, делано хохотнула. Кейт окатила ее холодным взглядом, но та даже не заметила этого.

— Понятно. Так о чем вы, девочки, шепчетесь? — Дакс переводил взгляд с одной на другую. — Череда разбитых сердец, тянущаяся от центрального побережья до Мельбурна?

— Ну… — начала было Френни, но Кейт незаметно пнула ее:

— Прости! Мне показалось, что у меня на ноге сидела пчела!

Подруга лишь приподняла брови, намекая на то, что пора уже сделать это. Ему следовало все знать.

Да, она собиралась сказать Даксу правду, но лишь в нужное время и в правильном месте.

— Видишь ли, я подписала договор о неразглашении с каждым из моих бывших. В целях национальной безопасности, как ты понимаешь.

Дакс все так же пристально смотрел на нее:

— Все настолько серьезно? Ты интригуешь меня все больше.

— Сегодня все пусть так и останется, ты же помнишь, что мы решили позволить друг другу небольшие секреты.

— Разве?

Перестав судорожно задыхаться, Френни теперь смотрела на подругу так, словно ее глаза были готовы выпрыгнуть из орбит. Кейтлин игнорировала ее как могла, ждала, когда та поймет, что пора сменить тему. Так она и сделала. Френни неожиданно повернулась и была такова, оставив влюбленных наедине. Дакс, Кейтлин и ее прошлое.

Сегодня Кейт заметила нечто странное в глазах Дакса, нечто едва уловимое. Так он смотрел на нее только раз. Она проснулась среди ночи и обнаружила, что он не спит. Его взгляд блуждал по ее лицу. Она почувствовала себя особенной. Между ними установилась близость, связь, доверие, которые она никогда ранее не испытывала. В тот момент Кейт почувствовала себя по-настоящему счастливой, хоть и боялась в этом признаться.

Когда Дакс узнает о Джордже и о других, он больше никогда не будет смотреть на нее так, словно ему достался первый приз.

Тяжело сглотнув, Кейтлин подумала, что именно так чувствует себя человек в открытом море без спасательного плота, когда вокруг рыщут голодные акулы.

— У тебя наконец-то нашлось время для меня? — Схватив его за руку, она решила вывести его в гущу толпы, но Дакс вновь потянул ее в тень позади шатра.

— Есть вещи, которые мне хотелось бы сделать с тобой без лишних глаз.

Избегая смотреть ему в глаза, Кейт попробовала отшутиться:

— Ты слишком прямолинеен.

— Только так.

Прильнув к нему, она захотела полностью раствориться в его тепле, но мысли о Джордже создали неуловимую преграду, словно обернув ее в целлофан.

— Кейтлин! Мисс Марч! — Голос ее босса разорвал тишину между ними, от возникшего облегчения она была готова разрыдаться.

— Меня зовут великие дела! — почти пропела Кейтлин, высвободившись из объятий Дакса, и стремительно удалилась.


Выполнив нелепые указания босса, Кейтлин нашла Френни. Приблизившись, она схватила подругу за руку и с силой потащила прочь. Та как раз флиртовала с дизайнером по интерьеру.

— Нет! — Френни тоскливо смотрела через плечо. — Он мой единственный, я знаю это.

— Он женат, — коротко бросила Кейт.

— Черт!

Отведя подругу в сторону, как можно дальше от гостей, и еще раз убедившись в том, что Дакса нет где-нибудь неподалеку, Кейт обрушилась на нее:

— Френни, я бы попросила тебя подбирать слова как можно более тщательно. И вообще планировать наш разговор, когда я работаю. Чтобы он как можно меньше касался моей личной жизни. Дакс не должен знать никаких подробностей.

По лицу подруги разлилась болезненная бледность, словно ей дали пощечину, которой она не заслужила.

— То есть ты так ему и не сказала? Кейтлин!

— Это… это вообще ничего не значит. Я также не упоминала о том, что целовалась с Кайлом Меннингом в пятом классе после урока физики. Или о том, что у меня был секс с парнем на бейсбольной площадке, а теперь я не могу вспомнить даже его имени. Или о том, что я, взрослая женщина, после фильма «Школьный мюзикл» где-то неделю сходила с ума по Заку Эффрону.

— Я не говорю о каких-то незначительных романчиках. Я имею в виду Джорджа, Майкла и того, с веснушками…

«Его звали Мартин, — мысленно добавила Кейтлин. — Я обручилась с ним через месяц наших отношений. Неудивительно, что моя лучшая подруга не помнит его имени».

Кейтлин пожала плечами:

— Это непростое дело!

— Это гораздо проще, чем ты думаешь! — неожиданно резко оборвала ее подруга.

По телу Кейт пробежала волна ужаса, когда она поняла, что до этого момента они с Френни никогда не ссорились, никогда не повышали голос друг на друга. Кейт вообще избегала конфликтов — последствия запутанных отношений с собственной матерью. Она старалась быть миротворцем, всегда шла на компромисс. Сама мысль о том, что можно расстроить кого-то близкого, приводила Кейт в панику. Она с трудом находила в себе силы сказать «нет», поэтому отношения с бывшими молодыми людьми оказались серьезным испытанием. Тогда страх поглотил даже ее нерешительность. Но обидеть Френни было просто невозможно.

— Мы же можем сейчас просто забыть обо всем? — Кейт чувствовала, как ее лицо и шея пошли красными пятнами.

— Нет, это будет неправильно. Если Дакс хоть наполовину так хорош, как ты рассказываешь, он заслуживает знать это.

Нет, Кейтлин не хотелось другого мужчину. Когда они были вместе, когда она думала о том, что Дакс мог в то же время встречаться с другими женщинами, ей становилось невыносимо больно.

— Какой он? Как бы ты описала его, если бы тебя попросил об этом сторонний наблюдатель? Если бы спросил мистер Криспин? Он твой мужчина, или друг, или просто парень, с которым ты спишь время от времени?

— Френни…

— Потому что если он один из многих, как ты отчаянно пытаешься себе внушить, это его обидит, — грубо бросила Френни.

Кейт, услышав резкий тон, словно очнулась. Она хотела что-то, сказать, но не смогла выдавить ни звука. Френни взяла руки подруги в свои, заставив Кейт посмотреть ей в глаза.

— Он не из тех, кого можно легко заменить, когда гарантия отношений истекает. Дакс Бейнбридж никогда бы не вкладывал душу в отношения с человеком, которого не любит по-настоящему. Тебя же он обожает всю, до носков твоих туфель. Если хочешь быть с ним, он твой.

Кейт стало плохо: голова закружилась, в глаза потемнело. Она поискала стул, так как поняла, что вот-вот упадет в обморок. Френни была права. Дакс прекрасен, умен, постоянен.

Проблема была в ней. Она — другая. Кейтлин пыталась устроить свою жизнь, сделать возлюбленного счастливым, и обручальные кольца тому доказательство, а ведь их целых три! Но мысль о том, что она должна до конца дней оставаться с одним человеком, обещать ему любовь до смерти, пугала ее. Ведь эта любовь в мгновение ока может исчезнуть, и не останется ничего.

— Мне просто нужно больше времени, — пробормотала она, борясь со слабостью.

Это было оглушающей правдой, ведь впервые в жизни Кейтлин не знала, как следует поступить.

— Для чего? Чтобы найти причины расстаться? Чтобы в очередной раз незнакомый человек сказал, что вы прекрасно смотритесь?! — почти кричала Френни, очевидно придя в отчаяние из-за непонятливости подруги.

— Я не знаю.

Быть может в этот момент Кейт поняла, что привычная цепь событий необратимо разрушилась, но просвещение еще не снизошло на нее, и это пугало. Френни обняла подругу:

— Послушай, я хочу для тебя лучшего. Просто тебе нужен хороший подзатыльник, который может дать только лучшая подруга. Как ты?

Кейт кивнула, не доверяя голосу.

— Мне стоит вернуться в общество. — Френни поцеловала ее в щеку. — Найду себе одинокого миллионера. Подумай, о чем мы с тобой говорили.

Когда зрение Кейт прояснилось, она заметила, как ее босс ожесточенно машет ей сквозь толпу, привлекая ее внимание к двум хорошо одетым юношам, словно лишь вчера покинувшим стены колледжа. Новые техники — ее забота. Кейтлин сделала несколько коротких вдохов и выдохов, приведя себя в надлежащее состояние. Стерла следы красной помады со щеки и вернулась к работе с широкой улыбкой на лице.


Впервые за весь вечер Дакс наконец оказался в одиночестве. Воспользовавшись этой минутой, он незаметно потер лицо и стал наблюдать за своей девушкой. В компании двух молодых людей на другом конце зала она, кажется, проводила краткую презентацию. Мимо прошел официант, предложил бокал шампанского, она приняла его с дружеской улыбкой. Кейтлин выглядела великолепно этим вечером — зеленое коктейльное платье, туфли, ярко подведенные глаза.

Дакс почувствовал прилив собственнической гордости при мысли о том, что к чему бы ни прибегли двое юнцов или ушлый официант, эта женщина пойдет домой вместе с ним. После памятного выходного, который они провели в семейном поместье, он сознательно решил дать им обоим некоторое время, чтобы остыть. События для него стали развиваться слишком быстро. За это краткое время Дакс неожиданно осознал, что без этой женщины его жизнь шла наперекосяк. Все было не так: везде, где раньше царило мерное спокойствие, теперь властвовал хаос. Жизнь стала совершенно другой, неполной. Пока Дакс вновь не увиделся с Кейтлин. До расставания он не мог оценить, насколько ей удалось изменить его. Она словно нашла какой-то тайный путь сквозь кожу, прямиком в сердце, слилась с его самыми глубинными желаниями. Он сам позволил ей это. Было страшно впускать кого-то в свой внутренний мир, страшно вновь доверять, после того как родители так успешно скрывали низменные стороны души.

Но чем больше Дакс узнавал Кейтлин, тем яснее ему становилось, что она другая. Она именно такая, какой он ее видел. А Дакс видел милую, сексуальную, честную, хрупкую девушку, мысли о которой заставляли его парить над землей.

Откуда-то издалека донесся ее смех. Кейтлин поднесла руку к горлу, прихлопнув другой по бедру, затем откинула волосы с лица. Дакс представил себе, как пропускает эти вьющиеся пряди сквозь пальцы. Представил вкус ее кожи, ему слышался звук расстегивающейся молнии на коротком коктейльном платье, шуршание ткани, которая падает к ее ногам, оставив соблазнительницу в одних лишь туфлях на невозможных каблуках. Будто уловив ход мыслей Дакса, Кейт взглянула на него, затем быстро отвернулась. Даже на расстоянии он мог видеть, как ей стало тяжело дышать. Сколько ночей ему хотелось провести вместе с ней? Он хотел вечность.


Попрощавшись с последним дорогим гостем, Кейтлин осознала, что Дакс все еще ждет ее. Отыскав его около бара, слегка нахмурилась, словно извиняясь. Он понимающе кивнул.

Кейтлин сразу поняла, насколько Дакс был серьезен. У нее мурашки побежали, когда она поймала на себе его внимательный взгляд. Причиной поведения Дакса мог быть только разговор, который произошел между ними пару часов назад. Он, наверное, проигрывает его в своей голове снова и снова. Да, так оно и было. Кейтлин почти слышала голоса, раздававшиеся вокруг, нашептывающие сделать признание, дать ему понять, с какой женщиной он связался.

Кейт принялась рассматривать свои туфли. Как ей хотелось ударить Френни, она бы не преминула так сделать, если бы та уже давно не отбыла в компании какого-то высокооплачиваемого инженера. Возможно, даже двух.

— Спокойной ночи. — Она спешно попрощалась с подругой, для которой праздник только начинался.

— Хочешь с нами? — Один из спутников Френни, перебрав, изобразил какой-то дикий танец, напоминавший твист, что, по его мнению, было достойным действием.

— Я бы с удовольствием, но… — Кейт вновь обернулась. Дакс все так же следил за ней, было трудно представить, о чем он размышлял.

Конечно, можно было воспользоваться предлогом и сбежать с вечеринки, но Кейт не могла так поступить с Даксом. К тому же планы, связанные с ним, казались куда более заманчивыми, нежели просмотр пьяных танцев в компании Френни и незнакомых мужчин.

— В следующий раз, ребята, договорились? — произнесла она.

Эта ночь не подходила для танцев. Сегодня на Кейт снизошло озарение: ей удалось зайти с Даксом так далеко, и еще ни разу она не заставила его сожалеть или страдать по одному лишь счастливому совпадению. Теперь нужно замедлить ход событий и решить, кто они друг для друга. Потому что теперь Кейт поняла, что отношения с ним не были простым сексом, она слишком дорожила этим мужчиной, чтобы в ироничной форме делиться рассказами о прошлой жизни.

— Как ты себя чувствуешь? — Голос Дакса отозвался эхом в ее ушах.

Неожиданно она заметила, что все гости уже ушли. Техники и официанты, возникшие словно неоткуда, уже были поглощены уборкой зала. К выходным все должно быть готово для предстоящей игры.

— Хорошо. Плохо. В смысле, я в порядке. — Она едва ли знала ответ на этот вопрос.

Ей нужен воздух. Свежий воздух, а не благоухание мужчины, стоящего рядом.

— Ты готова?

Рука Дакса заняла свое привычное место на ее талии, но в этот раз, вместо того чтобы отдаться на его волю, Кейтлин вздрогнула. Это не могло ускользнуть от его внимания и настолько смутило его, что он тотчас убрал руку. Мимо ее туфель по земле прокатилась смятая салфетка, гонимая прохладным ветром. Шум разорвал гудок грузовой машины, приехавшей за «зет девять», чтобы отвезти ее обратно в гараж. Собравшись с силами, Кейтлин взглянула в глаза Дакса.

Он был сообразителен и весьма восприимчив к переменам в ее настроении.

— Не совсем, — наконец сказала она. — Мне нужно сделать последний круг, чтобы знать, не нужно ли еще чего с моей стороны. Уже поздно. — Голос звучал напряженно. — Поезжай домой. Я позвоню тебе завтра или, в крайнем случае, на следующей неделе. После выставки будет много дел. Договорились?

Это было полным фиаско. Детский лепет, убогая уловка, чтобы отложить неминуемый разговор. На Кейтлин вдруг накатила волна усталости и полного истощения, она едва могла стоять на ногах. Колени стали подгибаться под весом тела. Дакс подхватил ее вовремя, как всегда это делал. Чертыхнувшись, он накинул на нее свой пиджак и больше не отпустил:

— Черта с два я оставлю тебя здесь. Поехали домой.

— Ты умеешь уговаривать, — пробормотала она, кутаясь в пиджак.

Напряжение между ними рассеялось, Дакс рассмеялся:

— Не представляю, за что ты мне досталась, Кейтлин Марч.

Она хотела отвернуться, но ей не удалось, его голос, сияние глаз, ощущение его тела открыли в ней неизвестные доселе запасы энергии. Кейт вновь и вновь пыталась убедить себя в том, что ей нужна пауза, нужно отдалиться от Дакса, нужно хоть раз в жизни поступить правильно. Собравшись с силами, она отстранилась от него. Лишь на миллиметр, но этот миллиметр был равносилен километру.

— Ну же. — Его голос нежно рокотал над ее головой, похожий на морской прибой. Она снова ушла на дно.


В молчании они миновали поле, вышли на парковочную стоянку и приблизились к небольшому красному седану, последнему в линейке компании «Пегас». Их шаги замедлились. С языка Кейт уже было готово слететь «Спокойной ночи, Дакс», но что-то в его глазах остановило ее.

Здесь и сейчас она осознала, что подвластна эмоциям — признательности, страсти и чему-то более значительному, сильному, чему она еще не смогла дать название. Ведь ей так часто приходилось ошибаться в этом с другими. К несчастью, тот факт, что Кейт не могла подобрать название, не мешал чувствовать. Ощущать, словно ее кожу ласкает теплый летний дождь, кости обращаются в молоко, словно этот мужчина заполнял собой каждую клетку ее тела.

Дакс неспешно протянул руку и почти боязливо, словно опасаясь, что она снова вздрогнет, коснулся ее лица. Кейтлин осталась спокойной. Его прикосновение было таким приятным, таким правильным. Дакс аккуратно поправил ее волосы, задержал свою большую теплую ладонь на шее. Затем склонился к ней и поцеловал. Время и пространство замедлились и сжались вокруг них. В который раз она понимала, что проиграла эту битву.

Кейтлин прижалась к нему плотнее, целовала сильнее. В нем самом словно прорвалась плотина, сдерживавшая его эмоции весь вечер, его поцелуй стал более агрессивным, подпитываемый лавиной желания, силы которой Кейт не могла осознавать. Им удалось расстаться только после того, как проехавшая мимо машина посигналила несколько раз, а из салона донесся свист.

Некоторое время они не двигались. Даксу было тяжело стоять, казалось, он был опьянен ею. Он поднял лицо Кейт, чтобы она могла разглядеть то, что творилось в его глазах.

— Кейтлин… — начал он.

Она приложила палец к его губам:

— Отвези меня домой.

Глава 9

Кейт задумчиво стояла посреди ванной, разглядывая собственное отражение в зеркале. Что-то было не так. Темные круги под глазами, спутанные волосы, еще недавно уложенные в идеальные локоны, следы поцелуев Дакса, красными пятнами выступавшие из-под растянутого ворота футболки, опухшие губы, гудевшие от часов беспрерывных поцелуев, — все это ерунда.

Проблема была глубже, уродливее. Кейт вдруг осознала, что вчерашний секс оказался оружием в ее руках, средством избежать объяснений, нежелательных разговоров и неприятных сцен. Она повела плечами и опустила глаза. Дакс, спавший в соседней комнате, зашевелился в постели, простыни под его телом зашуршали.

Лучший секс в ее жизни. Лучший мужчина, который не плясал под ее дудку, не терпел ее выходок, мужчина, перед которым она была честнее, лучше.

— Доброе утро, солнышко. — Дакс неожиданно возник в зеркале, откинул ее волосы в сторону, чтобы поцеловать.

— …Утро, — проскрипела она в ответ.

— У меня есть кое-что особенное для тебя. — Его голос звучал почти взволнованно, ее руки обхватили края мраморной раковины.

Что бы то ни было, она не хотела этого видеть, но жаждала знать. Кейт надеялась, что к концу дня ей все же удастся сохранить рассудок. С притворным весельем она сказала:

— Очень надеюсь на то, что это зубная щетка и продолжительный душ.

Его рука обвилась вокруг ее тела.

— В таком случае тебе повезло. — Во второй руке оказалась новая зубная щетка, обернутая бантиком.

— Красная… — Кейт едва скрывала дрожь в руках.

Ее надтреснутое сердце кровоточило, силясь возродиться к жизни.

— Конечно красная. Красная ведь быстрее. Идешь со мной?

Кейт моргнула, увидев, как Дакс направился в душ. Боже. Абсолютно обнаженный. Голова кружилась лишь при мысли оказаться с ним наедине в тесном пространстве, наполненном горячим паром и мыльной пеной.

— Пожалуй, в следующий раз. Умираю с голоду.

— Хочу две порции того, что ты приготовишь.

Высунувшись из душевой кабинки, Дакс шлепнул Кейтлин влажной ладонью. Она пулей вылетела из ванной.


На кухне Кейтлин замерла в нерешительности. Затем положила зубную щетку на видное место и задумчиво уставилась на нее. Все происходящее казалось Кейт безумием. Возможно, стоило сначала поесть, чтобы вернуть способность мыслить здраво.

Обследовав скудное содержимое холодильника, Кейтлин пришла к неутешительному выводу: здесь мало что можно приготовить. После секундного колебания она остановила выбор на омлете. Открыв полдюжины выдвижных ящиков, стеклянных дверец и навесных шкафов, Кейт так и не нашла ни сковородки, ни венчика. Она уже собралась спросить об этом Дакса, но шум льющейся воды не прекращался, и пришлось повременить. Последней надеждой оставался узкий выдвижной ящик в углу кухни. Там был венчик, но внимание Кейтлин привлек другой предмет — маленькая коробочка, напоминавшая те, в которых обычно хранили кольца.

Сердце подпрыгнуло в груди и, казалось, разбилось на части. Даже будучи в состоянии крайнего шока, Кейт медленно потянулась к коробочке и раскрыла ее непослушными пальцами. Да, то, что находилось внутри, могло предназначаться только ей. Она вспомнила странный взгляд, которым вчера одарил ее Дакс.

Черт, черт! Она никогда не хотела этого! Ведь она четко обозначила свою позицию! Кейтлин так старалась выглядеть спокойной и упрямой, даже когда этого можно было избежать. Так старалась доказать, что никогда не была заинтересована во влюбленных, трепетных мужчинах. Что же теперь?

Кейт ощутила, как по ее венам начала растекаться самая настоящая ярость. Эта смертоносная субстанция должна была проникнуть сквозь стены и поглотить густой пар ванной комнаты. Кейтлин устремилась вверх по лестнице и распахнула дверь, готовая наброситься на Дакса с криками. Но, увидев его, загорелого, сильного, мускулистого, она благоразумно передумала и притворилась, что ничего не произошло. Тело Дакса блестело под струями воды. Кейт судорожно крутила в пальцах коробочку и пыталась придать лицу спокойное выражение.

Дакс смыл пену с лица и, заметив Кейт, улыбнулся. Затем его взгляд ненароком упал на маленький предмет в ее руке.

— Я хотела найти венчик, — пролепетала она, коробочка подрагивала и крутилась.

Он выключил воду и обернулся огромным мохнатым полотенцем:

— Венчики лежали в ящике на скамейке.

— Дакс…

— Кстати, оно для тебя.

Перед ее глазами поплыли красные пятна, Кейтлин силилась сделать глубокий вдох и попробовала еще раз:

— Дакс…

— Может, ты хотя бы откроешь? — Он внимательно следил за ней.

Не хотела она этого делать! Их отношения перестали быть безобидной романтической игрой, это утро стало точкой невозврата. Больше не будет никаких ночных звонков, никаких роскошных ланчей с шампанским в уютных номерах. Больше рядом не будет Дакса.

Стало тяжело дышать. Спасаясь, Кейтлин подалась в успокаивающий полумрак спальни. На подушке еще оставался след от ее головы — неужели вчера они последний раз занимались любовью?

Кейт больше почувствовала, нежели услышала, как Дакс вошел в комнату за ней следом. Его особенный запах снова начал обволакивать тело, заставляя терпеть почти физическую боль от осознания, что она потеряла. Но потеряла ли? Они оба вместе придумали эти правила. Неужели они не могут снова следовать им? Кейтлин обернулась и увидела, как Дакс тщательно сушит свои темные волосы другим — уже небольшого размера — полотенцем. Мускулы на его руках напряглись, и это напомнило Кейт об их страстных ночах, о его объятиях.

Коробочка уже лежала поодаль, на одеяле. Взгляд Дакса следил за каждым движением Кейтлин. Она ощутила скованность мышц и замерла.

— Тебе не кажется, что то, что уже есть между нами, прекрасно? — наконец выдавила она.

— Это так.

— Тогда зачем что-то менять?

— Потому что все когда-нибудь меняется.

— Но мы же решили. Решили, что это будут отношения без обязательств.

Их взгляды встретились.

— Так обычно говорят люди, когда не хотят, чтобы их спутник или спутница изводили их безумной ревностью и абсурдными требованиями. Или не хотят получать в подарок плюшевые игрушки. Или боятся, что кто-то в результате окажется плох в постели. По-моему, нам с тобой весьма повезло.

— Дакс… — снова начала Кейт, но он не дал ей продолжить:

— Кейтлин, до тебя мне еще никогда не хотелось связать с кем-то свою жизнь.

Она едва ли могла скрыть удивление.

Потом он долго говорил ей что-то, весь смысл его слов прошел мимо нее. Кейт вяло смотрела на капли воды на теле Дакса и пыталась подобрать слова, способные заставить его понять. Ее голова кружилась от страха и желания, а взгляд не мог оторваться от прекрасного тела.

— Кейтлин, дорогая… — Голос звучал тепло и соблазнительно. — Всю мою жизнь я старался не подпускать к себе никого близко. До той ночи, когда ты буквально свалилась на меня посреди танцпола. Ты все изменила, вытащила меня из темной пещеры на свет, ты сама стала этим светом. Твоя честность, откровенность, желание дать всем узнать, какая ты на самом деле. — Погладив ее по голове, Дакс наконец произнес главное: — Кейтлин, я люблю тебя.

Дакс. Дакс Бейнбридж. Сильный, прекрасный, неуязвимый Дакс Бейнбридж любит ее. Казалось, она была в шаге от того, чтобы получить все, о чем и не мечтала. Нужно было лишь протянуть руку.

Но Кейтлин не двигалась, не издавала ни звука, хотя сердце внутри билось о ребра, как птица в клетке, принося почти физическую боль.

Она знала почему.

Было совершенно не важно, чего он хотел и какие испытывал чувства. Дакс сам до конца не осознавал ситуацию. Не понимал, что скрывалось в мрачных закоулках ее прошлого. Произошедшее было виной Кейтлин, потому что она так и не решилась рассказать ему всю правду.

Почему она не сделала этого вовремя? Кейт догадывалась, что Дакс не сможет любить ее после этого. Эксперимент был обречен на провал изначально. Она знала: в ней нет достаточно стойкости, чтобы вынести силу чувств Дакса.

Безусловно, Кейт была в состоянии испытывать определенные эмоции. Но любовь? Нет. Она бы никогда не смогла дойти до этого сама. Выстроенная внутри стена между ней и внешним миром в итоге сделала Кейтлин неспособной чувствовать любовь. И если даже обещания самого Дакса Бейнбриджа не смогли переменить ее, значит, это не удастся никому. Видимо Кейт предназначено оставаться одной, слишком горькая правда, когда тебе уже давно не двадцать пять.

Неожиданно ее стала наполнять прохлада, начиная с кончиков пальцев, заканчивая там, где мужские руки касались ее лица. Кейтлин все еще видела Дакса, слышала, но сама, казалось, находилась в каком-то другом мире. Дакс любит ее, у нее больше нет причин быть с ним. Он должен узнать обо всем.

— Дакс. — Она подождала, пока его взгляд сфокусируется на ней полностью.

— Да, Кейтлин.

«Вот так оно и происходит», — подумалось ей.

— Дело в том, что я уже была помолвлена.

Он неожиданно стих.

— Помолвлена… — Это слово казалось ему каким-то тяжелым.

— Да. — Не хотелось оставлять Даксу никаких иллюзий на свой счет.

— Когда же это произошло? — На его лице заиграли желваки.

Это будет просто ужасно. Гораздо более чудовищно, чем все ее расставания прежде. Боль вязала узлы в животе. Почему? Не потому ли, что этот мужчина значил для нее слишком много? Возможно… Хотя едва ли сейчас это имело какое-то значение.

— Пять лет назад.

Дакс явно был шокирован, хотя все еще старался выглядеть понимающим. Сердце забилось сильнее, когда Кейтлин продолжила:

— А еще два года назад.

Его лицо испещрили страдальческие морщины.

— Дважды? Ты была помолвлена дважды?

Кейтлин кивнула, а затем покачала головой. Все ее тело содрогнулось, стремясь защититься от предстоящего кошмара.

— Кейт? — Его голос звучал почти угрожающе.

— Трижды. — Она закрыла глаза и стремительно выпалила: — Со своим последним женихом я рассталась полгода назад. Его звали Джордж.

Когда она вновь осмелилась посмотреть Даксу в глаза, в них больше не было ни лучика света. Руки Дакса ослабли, беспомощно повисли вдоль тела. Он отпустил ее так резко, что, потеряв равновесие, Кейт почти ничком свалилась на постель. Дакс, который никогда не давал ей упасть, кажется, даже не заметил этого.


Дакс моргнул. Еще раз. Ему по-прежнему казалось, что он не может видеть ясно.

Еще мгновение назад он думал о будущем, которое никогда не мог для себя представить и, странно сказать, предвкушал его. А потом случилась катастрофа.

Он вдохнул и выдохнул несколько раз. С ним произошло нечто невероятное, и он хотел быть полностью уверен в том, что все понимает правильно.

Итак, Кейтлин была помолвлена. Несколько раз. Трижды. Лишь мысль о том, что другой мужчина приближался к ней, заставляла его полыхать от ярости.

Кейтлин сидела напротив, на краю кровати, прямая и спокойная, словно оцепенела. Но глаза были полны сожаления, паники и страха.

В этот момент он все понял. Осознание охватило его сердце стальным обручем. Дакс разобрал невнятный шепот своего подсознания, удивлению не стало места.

Кейтлин солгала ему. Она специально утаила от него важную часть своей жизни. Но он даже не предполагал, что такое может случиться. Дакс отвернулся, горечь заполонила его, отравляя тело, проступая каплями холодного пота на коже, его бил озноб и бросало в жар одновременно.

Эгоизм родителей сыграл злую шутку с его жизнью. Из мальчика он превратился в мужчину, занятого лишь одним делом — восстановлением всего того, что было разрушено до него.

Но это было слишком личным.

То, что Кейтлин скрыла от него правду, потрясло все существо мужчины, которым он стал. Видимо, он не до конца усвоил урок.

Никому нельзя доверять. У всего всегда есть своя цена. Но Дакс думал — был почти уверен, — что с Кейтлин все выйдет по-иному. В итоге она оказалась ничуть не лучше других: эта женщина лишь выбирала то, что хотела показать, а что — утаить, чтобы выглядеть более привлекательно. И его, главу многомиллионной компании, мужчину, которому было уже за тридцать, так просто обвели вокруг пальца.

Жар в теле стал угасать, уступая место холодной пустоте. Дакс в очередной раз повторил урок, но уже не мальчиком, а мужчиной. В этот раз он запомнит его накрепко.

Лицо Кейтлин было несчастным. Боль вновь подняла голову, но Дакс забил ее, прогнал невероятным усилием воли, она скрылась в самом дальнем уголке его души, подобно испуганному животному.

Теперь ему все было безразлично. Вооружившись этим новым знанием, он посмотрел Кейтлин в глаза:

— Где-то глубоко в душе я подозревал это.

— Что?

— Все было слишком прекрасно. Это не могло быть правдой. Ты была слишком хороша.

Она даже не моргнула, не отвела взгляда. Словно открыто принимала это наказание.

— Мне больно от того, что ты так думаешь. Я никогда не притворялась хорошей.

— Лишь притворялась честной.

Кейтлин дернулась, будто он ударил ее, и Дакс ощутил эхо этой боли в собственном теле.

— Я никогда не говорила, что была хорошей. — Ее подбородок дрожал. — Никогда не притворялась идеальной. У меня есть прошлое, мои ошибки, которые я совершала с завидным упорством. Но ты сам не прост…

— Тебе я никогда не лгал.

Гнев вспыхнул в ее глазах. Ее грудь тяжело вздымалась, словно она была готова наброситься на него. Справившись с собой, Кейт продолжила:

— Ты утверждаешь, что каждую минуту, что мы были вместе, ты говорил лишь правду?

— Конечно.

— Это невозможно! — Кейтлин гневно двинулась в его сторону. Волосы рассыпались по плечам. Дакс едва ли смог подавить в себе волну желания. — Все лгут. — Она была в ярости. — Недоговаривают или говорят что-то не вовремя. Хотят пощадить чьи-то чувства!

— Не хочешь ли ты сказать, что, утаивая череду своих неудачных помолвок, ты хотела пощадить мои чувства?! — Его брови вопросительно поползли вверх.

Это возымело должный эффект. Девушка подскочила с постели:

— Да! Нет! Может, я хотела остаться целой! В любом случае, теперь ты знаешь. — Она воздела руки к потолку, словно сдавалась.

— Да! Теперь я знаю, что никогда не знал тебя настоящую!

— Если бы ты поближе познакомился с моей матерью, ты бы понял, как мне трудно идти по жизни. Мне, как и тебе, пришлось нелегко!

С него было достаточно. Дакс едва ли желал слышать что-то подобное. Пусть ей будет стыдно за то, что она обманула его. Больше его никто не проведет. Он подобрал свою одежду.

— Дакс, подожди. Не делай этого, поговори со мной. Спроси меня о чем угодно, я расскажу тебе всю чертову правду.

«Что угодно?» — хотелось ему крикнуть.

Он знал, что нужно было уйти, но в его голове засела единственная мысль. Дакс пытался подавить ее с того самого момента, как они завели этот проклятый разговор. Он резко обернулся к ней:

— Скажи, что ты чувствуешь ко мне.

Ее медовые глаза протестовали, просили о помиловании.

— Я хочу, чтобы ты произнесла это. — Он не отступал.

Кейт тяжело перевела дыхание. Грудь ее судорожно вздымалась и опадала. Она подалась назад, отступая. Дакс почувствовал до боли знакомый запах ее волос.

— Скажи же!

— Дакс, я хочу тебя. Хочу, чтобы ты был рядом со мной.

На краткий миг он поверил ей. Но затем ее лицо сделалось бледным.

— Я лишь не могу обещать, что так будет всегда, — тихо добавила Кейтлин.

Кейтлин рассматривала кольцо, лежавшее на ладони. В который раз это произошло именно с ней. Руки дрожали, словно украшение весило тонну. Дакс взглянул на него как на бомбу с искрящимся бикфордовым шнуром. Затем его взгляд снова вернулся к Кейт, пустой и отстраненный.

В этот момент Кейтлин поняла, что мосты сожжены. Уже невозможно вернуться к прошлому и следовать придуманным правилам. Дороги назад больше не существовало. Она все ждала этой знакомой волны облегчения, но ничего не происходило. Все случилось слишком неожиданно, слишком внезапно.

— Дакс… — Ее душили слезы.

Он уже не слушал. Стремительно покинув спальню, он подобрал ключи от машины, брошенные в спешке прошлой ночью, и в несколько шагов достиг входной двери. Кейт следовала за ним на негнущихся ногах. Дакс остановился. Все его тело буквально пульсировало от напряжения. Когда он обернулся, взгляд его был полон холода.

— Мне следует поблагодарить тебя.

— За что?

— За то, что ты недолго ждала, прежде чем оправдать мои худшие опасения. — Он покачал головой, словно еще раз соглашался с собственными мыслями. — Между нами все кончено, Кейтлин. Я вернусь через час. Тебя здесь быть не должно.

С этими словами он ушел из квартиры. Из ее жизни. А она старалась убедить себя в том, что это было правильным, что она в который раз приняла единственно верное решение.

Кейтлин была опустошена, одинока и потеряна. Все ее мысли обратились в пылинки, беспомощно парящие в солнечном свете, неспособные принять единую форму. И если хоть один из тех мужчин, от которых она уходила, чувствовал что-то подобное, она заслужила каждую минуту этого страдания.

Глава 10

Лорен стояла в дверном проеме, недовольно скрестив руки на груди. На этот раз Дакс решил не обращать на нее внимания, решительно притворившись занятым. Этим вечером они работали вместе. Он попросил сестру взглянуть на предложения пожертвований, прежде чем дать добро. Даксу предстоял долгий рабочий день, может, и вся ночь.

Она вздохнула.

— Лорен, я прошу тебя, не сейчас, — недовольно проворчал он, всматриваясь в экран, который буквально расплывался перед его уставшими глазами.

— Мне кажется сейчас самое время, — заметила она.

Дакс холодно посмотрел на нее. Лорен, в свою очередь, не сводила с него глаз:

— Я была на встрече с компьютерщиками, когда услышала всхлипывания в коридоре. Это оказалась одна из сотрудниц бухгалтерии. Я узнала, что ты накричал на нее из-за какого-то проступка, которого она даже не совершала. Что с тобой происходит?

Дакс сжал зубы, на его лице заходили желваки. Он уставился на фотографию, висящую на стене позади кресла, в котором сидела сестра. Невнятная композиция современного искусства обошлась ему в кругленькую сумму — первое разумное вложение средств. Неожиданно ему захотелось сорвать ее со стены и вышвырнуть в окно.

— Хорошо, я понял тебя. Завтра утром первым делом принесу ей свои глубочайшие извинения. На этом, надеюсь, у тебя все?

Лорен молча продолжила пристально рассматривать брата. Ее лицо неожиданно смягчилось. Прикрыв дверь в кабинет, она устроилась на краю его рабочего стола:

— Давай, рассказывай. Что произошло? В химчистке испортили твой любимый пиджак? Грамматические ошибки в официальных бумагах? Подвела любовь?

Дакс напряженно молчал. Лорен выпрямилась:

— Вы поссорились?

Слова на мониторе стали стремительно терять четкость. Кашлянув, Дакс прочистил горло:

— Мы с Кейтлин больше не встречаемся.

— Боже! — вскрикнула девушка. — Что же ты натворил?

Поняв, что работе пришел конец, Дакс с силой хлопнул крышкой ноутбука:

— А с чего ты решила, что виноват я?

— Ты же мужчина. Конечно ты виноват. Эта девушка хорошая. Больше всего мне нравилось то, что она делала тебя счастливым. Я думала, она та самая.

— Я тоже так думал, — невольно признался он.

Дакса удивила дрожь в собственном голосе, возникшая из ниоткуда. Он нахмурился, эмоциям не было места в его упорядоченной жизни, но вот они — злость, расстройство, страх, любовь… Мгновение — и их вновь не стало. Он лишь шелуха, пустая оболочка.

— Дакс, что же случилось? — Лорен выглядела очень расстроенной.

— Это уже не важно. — Он лишь покачал головой.

— Конечно важно!

Было трудно рассказывать, ведь Дакс так привык быть для сестры самой верной опорой и поддержкой. Когда он смотрел на нее сейчас, сидящую прямо со строгим выражением лица, его неожиданно постигло осознание: его маленькая сестричка выросла. Взяв со стола стеклянное пресс-папье, наполненное пузырьками, Дакс откинулся в кресле и посмотрел на Лорен как на равную:

— Она оказалась не такой, какой я ее представлял.

— Подумаешь!

Не принимая во внимание эмоциональное восклицание сестры, он продолжил:

— Дело в том, что Кейт уже была помолвлена.

— И?..

— Три раза.

Глаза Лорен расширились в удивлении, она некоторое время молчала, затем спросила:

— Неужели она замужем?

— Нет, насколько мне известно, она три раза была лишь в шаге от алтаря.

— Что тогда? Неужели ты удивлен, что в нее можно влюбиться и сделать предложение? Пускай и три раза…

— Четыре, — ответил Дакс и пожал плечами. — Я купил для нее кольцо.

Устало проведя рукой по глазам, он вспомнил, как шел по улице и увидел украшение в витрине антикварного магазина. Оно словно умоляло подарить его Кейтлин, переливаясь на бархатной подушечке, созданное именно для нее.

— Хочу взглянуть на него.

— Здесь его нет. — Дакс нервно вздрогнул. — На самом деле я даже не знаю, где оно теперь. Вполне возможно, все еще у нее.

Какая ему, в самом деле, разница, где кольцо? Дакс больше никогда не желал его видеть. Чем меньше он думал о кольце, тем реже вспоминал о Кейт. Дакс придвинулся к столу, желая попросить сестру оставить его в покое, когда она неожиданно предложила:

— Если ты хочешь, я могу вернуть его.

— Вернуть что? — Он энергично растирал одеревеневшую шею.

— Кольцо. Я была бы рада забрать его, ты бы вернул деньги и смог бы отправиться на острова или купить себе новый костюм… или нет, роскошную машину! Девочки такое любят. Особенно те, которые помогают залечивать разбитые сердца.

Глубоко вдохнув, Дакс силился представить себя в машине с такой девушкой. Он старался из всех сил. Вместо этого ему пригрезилась Кейтлин, сидящая на капоте блестящего, соблазнительного «Пегаса». Машина была красная. Кейтлин нравились яркие машины. Хотя нет, она просто обожала их. Одна из многих особенностей, делавших эту девушку неповторимой.

Сожаление вперемешку с горьким расстройством яростно пульсировало в теле. Для пустой оболочки такие переживания были слишком болезненны. Он научился справляться с этим на свой лад — бессонные ночи у письменного стола за работой из кого угодно могли вытравить последние чувства.

— Дакс. — Лорен напомнила о своем существовании. — Кольцо?

— Оставь это. Лорен, ради всего святого, я большой мальчик. Я могу вернуть его в любой момент, если мне это понадобится.

Слово «если» повисло между ними в воздухе. Но только он вполне осознавал, что это значит. Это кольцо было предназначено для Кейт, несмотря на все то, что произошло между ними. Он никогда не захочет вернуть его.

Наконец Лорен поднялась со стола и, собираясь покинуть кабинет, поцеловала брата в макушку:

— Ты всегда был таким чертовски правильным и благородным…

— Спасибо.

— …и ты требуешь слишком многого от простых смертных. И это вовсе не комплимент. — Она уже взялась за ручку двери, но остановилась. — Не могу представить себе, каких душевных усилий ей стоило признаться тебе в том, что она уже была когда-то помолвлена.

— Лорен… — Его голос почти перешел на звериный рык.

Она подняла ладонь, останавливая его:

— Просто на мгновение представь себя в этой ситуации. У нее уже случались разочарования, а такие вещи подрывают доверие. Я знаю, как это бывает. Теперь представь: она встречает мужчину, красивого и интересного. Он нравится ей, и она нравится ему. Ты не поверишь, как это может напугать девушку, чье доверие было разрушено. Хочешь ты на ней жениться или нет, но ты должен дать ей время. И себе тоже… — Лорен кивнула в сторону кипы бумаг на его столе.

Дакс не мог отвести глаз от своей умной, соблазнительной и мудрой сестры, возникшей словно из ниоткуда.

— Я знаю цену этой идеальной видимости, которую ты сейчас изображаешь, — добавила Лорен. — И если Кейт хоть наполовину та, кем ты ее считаешь, она знает это не хуже меня.

На этом Лорен покинула его кабинет, звук ее шагов еще долго был слышен в коридоре. Вновь открыв ноутбук, Дакс некоторое время смотрел на экран невидящим взором. Затем, стараясь отвлечься, принялся лазить по ящикам письменного стола, выискивая, чем бы заняться. Сейчас его бы устроило самое утомительное дело, которое он постоянно откладывал. Из глубины одного из ящиков выкатились ручки. Пальцы Дакса коснулись чего-то мягкого. Его горло сжалось.

Это оказался шарф Кейтлин. Его вернули вместе с пиджаком работники химчистки. Шарф случайно нашелся в кармане. Перед мысленным взором Дакса живо предстали картины того вечера: слезы, объятия… Стало быть, он машинально положил шарф к себе в карман.

В ту ночь Кейтлин помимо воли открылась ему по-настоящему, рассказав о том, как скучает по отцу, как тяжело даются отношения с матерью. В ту ночь Дакс поведал ей о своих родителях: как они не разделяли его стремлений, не поддерживали на жизненном пути. В ту ночь они занимались любовью на диване, не сводя глаз друг с друга, понимая, что этим зрительным контактом нарушают собственные правила.

Дакс медленно вытащил шарф из ящика, еще сохранивший аромат Кейтлин. Шорох ткани навевал воспоминания о часах страсти, проведенных в объятиях любимой.

Дакс задумался: интересно, искала ли она этот шарф, знала ли, что он был у него.

Дакс не мог забыть, как Кейтлин посмотрела на него, когда поняла, что между ними все кончено. Ни одно воспоминание об их свиданиях не могло превзойти то выражение горести и отчаяния, отразившееся не ее лице. Будь на его месте другой, он бы расплакался.

Затем последовали телефонные звонки от Френни. Она говорила о том, что ее подруге всегда было тяжело переносить расставания, но на этот раз все очень плохо, намного хуже, чем раньше. Дакс лишь слушал и молчал, думая о том, что Кейтлин — не его единственная, а всего лишь одна из многих. Она обманула его. Может, в этом и крылась их главная ошибка: оба думали, что стали кем-то особенным друг для друга.

— Гори оно все огнем! — Дакс резко зашвырнул вещи в ящик, с шумом захлопнув его.

Личная помощница заглянула в кабинет, Дакс жестом отослал ее восвояси. Девушка работала с ним уже достаточно долго, чтобы знать, когда лучше поплотнее притворить дверь кабинета.


На улице все было как обычно. Ничего не изменилось после расставания. Небо не обрушилось. Целый выходной Кейтлин провела под одеялом на диване, не вылезая из пижамы. Френни не переставая снабжала ее горячим шоколадом и дисками с фильмами ужасов.

Внутри же все было иначе. Облегчение не наступало, волны злобы, потери и разочарования омывали ее душу вновь и вновь. Еще страшнее было влечение. Кейтлин так скучала и желала Дакса, что ощущала почти физическую боль. Она никак не могла взять в толк, почему ей не удавалось забыть его.

Они расстались, он обозначил это совершенно ясно. Да и она сама понимала, что их отношения не могли продолжаться. Почему же она чувствовала себя так плохо, словно ее кололи иглами?

Кейтлин решительно скинула одеяло и, поднявшись на ватных ногах, направилась в спальню.

— Просто чтобы ты знала, я делаю тебе последний горячий шоколад! — крикнула Френни ей вслед.

— Моя талия да возблагодарит тебя! — ответила Кейт.

В спальне, повалившись на кровать, она в который раз взглянула на черную коробочку на прикроватном столике, которая стояла там почти неделю. В этот раз что-то было по-другому, Кейт просто не могла хладнокровно спрятать подарок в самый нижний ящик с глаз долой. Коробочка словно сама по себе оказалась в ее руках и открылась как по волшебству. Камень сиял, его свет отражался от бежевой подкладки, Кейт даже зажмурилась на мгновение. Она поднесла руку в губам, словно стремясь защититься от бури эмоций, охватившей ее. Кольцо белого золота украшал бриллиант, окаймленный полураспустившимися лепестками. Оно было прекрасным, идеальным. Его не мог подарить мужчина, который не знал ее. Луч света вновь угодил ей прямо в глаза, словно сам камень хотел ей что-то сказать.

— Ты как? — В проем просунулась голова Френни. — В порядке?

Кейтлин пошевелила ногой, желая восстановить кровообращение в затекшем теле.

— Думаю, да.

Френни вошла в комнату и посмотрела на кольцо:

— Оно красивое.

— Правда?

— И подходит тебе как нельзя лучше.

— Только что думала об этом.

— Тогда скажи, — Френни залезла на постель, — почему ты ответила отказом?

Взгляд Кейтлин вновь вернулся к украшению, которое очаровательно мерцало, наслаждаясь солнечными лучами. Обворожительно. Беспечно. Счастливо. Кейтлин подумала, что с Даксом она была так же счастлива.

— Я не сказала «нет». Даже не дала ему шанса просить меня об этом.

— Мудрый ход, — заметила подруга.

В спальне повисло долгое молчание, прерываемое радостным щебетанием птиц за окном, пружины кровати скрипнули, когда Френни поднялась:

— Ведь ты любишь его.

Кейтлин в досаде закрыла глаза. Конечно, она любила его. Ее чувства были подобны ветру, урагану. Как его можно не любить? Дакс был таким красивым, таким умным и веселым. Он был милым и сексуальным. Лишь такой человек, как он, мог разрушить прочные преграды, возведенные между ней и внешним миром. Только он умел осадить ее, не поддавался на провокации, заставляя слушать. Дакс был настоящим мужчиной.

— Да, — вздохнула Кейтлин. — Да, я люблю его. Какое это теперь имеет значение?

— Имеет, еще какое!

— Он — мое заслуженное наказание.

— Кейт, он не ангел мщения. Дакс просто мужчина.

— Просто мужчина? Дакс Бейнбридж не просто мужчина, о нет, он — лучшее, что было в моей жизни.

Ей так и не довелось сказать ему этих слов. Когда он спросил, она вся словно обратилась в камень, пронизанная первородным страхом. Страхом любить и потерять, желать чего-то сильно и не чувствовать себя достойной.

— И он до сих пор любит тебя. — Подруга ласково коснулась ее локтя.

— Это в прошлом.

— Ты правда считаешь, что можно легко все забыть? Ты сама-то на это способна?

— Но я не мужчина.

— Хвала Господу за это!

Подруги расхохотались. Для Кейтлин это был первый прилив радости за долгое время, но длился он недолго. Вновь проснулась боль, которую Кейт стремилась избегать всю свою взрослую жизнь. Тоска, томление по человеку, которого любишь, но все равно теряешь. Переживаешь и идешь дальше.

Кейт неожиданно заморгала, силясь что-то вспомнить. Скоро дымка в голове окончательно рассеялась. Она неожиданно соскочила с кровати, чуть не свалившись на пол, — сказалась апатия прошедших дней, ноги едва держали ее. Кейтлин пришла в себя. Потерла лицо руками.

— Эй, дружок, держись! — Френни вовремя подхватила подругу.

«Будь что будет», — подумала Кейтлин, решительно двинулась к шкафу и выудила оттуда футболку, джинсы и синий блейзер.

Сделав хвост, Кейт нанесла легкий макияж. Сегодня ей нужна вся уверенность, чтобы совершить то, что она задумала.

— Куда мы собрались? — Френни подпирала дверной косяк ванной комнаты, задумчиво наблюдая за тем, как подруга надраивает зубы перед зеркалом, словно готовится к съемкам в рекламном ролике зубной пасты. — О, я знаю! — хлопнула она в ладоши. — Давай отправимся в салон! Твои черные ногти выглядят просто ужасно! Нам нужен другой цвет! Например, желтый, как новый день!

— Звучит заманчиво, но для начала мне нужно кое-что сделать.


Кейтлин стояла перед прекрасным светлым двухэтажным особняком, и ее колени дрожали так сильно, словно у нее была назначена аудиенция с самой королевой. Королева могла даже пригласить ее на чай. В любом случае, если он пригласит ее зайти внутрь, она будет весьма удивлена.

Обернувшись к машине, Кейт увидела улыбающееся лицо подруги — Френни сидела за рулем и показывала два больших пальца, поднятых вверх. Она, как никто другой, знала, чего стоила подруге эта поездка. Кейтлин изменилась. Теперь она осознала, что эмоции не могут убить. Она оказалась даже более стойкой, чем предполагала. Кейт задалась вопросом, обрадовалась ли бы мать такому повороту?

Кейтлин дрожащей рукой наконец позвонила. Лишь бы он оказался дома, потому что в другой раз у нее не хватит смелости.

Дверь распахнулась.

— Кейт?

Он, конечно, был удивлен. Выглядит хорошо, словно она никогда не разбивала его сердце. На ее лице появилась чистая, искренняя улыбка.

— Джордж, здравствуй. Знаю, это неожиданно, и я, конечно, пойму, если ты не захочешь меня выслушать, но мне бы очень хотелось поговорить с тобой.

Бывший жених смотрел на нее, на его лице отображалась вся буря эмоций, но что-то в ее взгляде успокоило его.

— Что-то не так? — не сдержавшись, спросила Кейт.

— Просто… приятно видеть тебя.

Такой идеальный. Кейтлин вспомнила все, что было между ними. Хорошее. Много хорошего. Он действительно нравился ей когда-то. Но по сравнению с чувствами к Даксу это было ничто. Даже мысли о Даксе заставляли кровь быстрее бежать по венам, а кожу — пощипывать, как под лучами жаркого солнца. Он стал для нее всем.

— Заходи же, — наконец произнес Джордж. — Хочешь чего-нибудь? Кофе, колы, пива?

— Все вышеперечисленное.

В тот момент, когда она переступила порог дома своего бывшего, рука сама собой опустилась в сумку, где пальцы нащупали бархатный футляр, пристроившийся с двумя другими, готовыми вернуться к своим законным хозяевам. Четвертое кольцо — прекрасный цветок, от одного вида которого хотелось улыбаться, — остался дома, надежно спрятанный под подушкой.


Дакс поднялся со своего места в зале, где собралось руководство «Фонда Бейнбридж». Его сестра закончила раскладывать проспекты, которые он просматривал до поздней ночи.

— Дамы и господа, — начал он нарочито громким голосом, чтобы привлечь внимание всех и каждого. — Я предлагаю дать «Фонду Бейнбридж» новую жизнь.

По залу прокатилась волна невнятного бормотания, Дакс поднял руки, попросив о тишине. Затем он предоставил развернутое объяснение своей добровольной отставки.

— Время единоличного управления фондом членами семьи Бейнбридж неизбежно подошло к концу…

Делая это заявление, Дакс не сводил глаз с сестры. Лорен кусала губы, стараясь скрыть слезы. Слезы счастья. Ей прекрасно удалось справиться с трудностями, которые навлекла на нее смерть родителей. Теперь настало время брата.


К концу собрания участники обговорили все условия, внесли необходимые поправки. Осталось только юридическое оформление. Члены комиссии, освободившись от оков, теперь ликовали. Каждый от души пожал Даксу руку, поблагодарив за то, что он смог сделать фонд местом, где вопросы обсуждаются и решаются.

— Дедушка бы гордился вами, — произнес председатель комиссии, который заступил на пост еще при его основателе.

— Думаете, он сейчас не перевернулся в своей могиле? — Дакс почти улыбался, такого не случалось с ним уже очень долгое время.

— Ну уж нет! Если бы судьба предоставила ему еще пять лет, прежде чем это место окончательно доконало его, он бы сделал то же самое! Но вы получите мой голос лишь при условии, что станете одним из наших жертвователей.

— Договорились.

Мужчины пожали друг другу руки, и Дакс покинул оживленную комнату для переговоров, оставив Лорен давать комментарии.

По пути к лифту по привычке проверил телефон — на дисплее отражалось несколько пропущенных вызовов: пресса, конкуренты, семья, пара приятелей.

Двери лифта открылись, словно молчаливо отдали честь бывшему генеральному директору. Когда Дакс оказался внутри, телефон вновь завибрировал. На дисплее высветилось имя Кейтлин. Сердце забилось чаще. Дакс глубоко вдохнул.

Он нажал кнопку ответа, но с досадой обнаружил, что связь пропала. Придется ждать, пока лифт остановится, но механизм едва ли торопился. Достигнув наконец стоянки, Дакс выскочил наружу подобно урагану и в то же мгновение набрал номер.

Гудок. Два.

Он услышал, как на другом конце произнесли его имя. Голос проник в его душу как волшебный эликсир, разгоняющий тоску и грусть, заставляющий пульсировать солнечное сплетение. Прекрасно, не нужно будет прослушивать все сообщения. Мир подождет. Может, она хотела вернуть шарф или просто набрала номер по ошибке. В любом случае это не важно, нужно лишь покончить со всем быстрее и дальше наслаждаться своим днем триумфа. Где-то убыло, где-то прибыло.

— Кейтлин?

— Дакс, есть вещи, которые я хочу тебе сказать. Я бы очень хотела тебя увидеть…

Дакс сел в машину. Пальцы яростно сжали кожаный руль. Последний раз он видел ее неделю назад. Волосы в беспорядке, тело едва прикрыто его старой футболкой, то и дело соскальзывающей с левого плеча.

Да, возможно, и стоило встретиться ее еще раз, последний. Возможно, именно это было необходимо для того, чтобы поставить финальную точку. Родители поступили по-другому и поплатились за свою ошибку. Он не повторит подобной глупости. Когда Дакс подведет черту в этих отношениях, у него получится начать жить заново.

Он назначил время. Сегодня же вечером. Этого времени будет достаточно, чтобы окончательно прийти в себя и привести мысли в порядок.

Кейтлин выбрала место, удивив его.

Дакс увидел собственное отражение в зеркале заднего вида. Волосы не так аккуратно уложены, как обычно, темные круги под глазами, губы почти разучились улыбаться.

— Кейтлин, — повторил он, заводя мотор.

— Да, Дакс?

— Принеси кольцо.

Глава 11

Тем вечером бар выглядел иначе. Было непривычно тихо. Приглушенным разговорам уставшей вечерней публики вторили ритмы семидесятых. Еще утром Кейтлин чувствовала, что парит над землей, сбросив ношу прошлых отношений, которую таскала на себе без малого пять лет. Теперь же она едва стояла на ногах. Кейт оправила платье и пригладила волосы, коснувшись пальцами бабушкиных сережек. Этим вечером она переодевалась, кажется, сотню раз, стремясь достичь пика своей привлекательности.

«Принеси кольцо», — эта фраза до сих пор звенела у нее в ушах.

Пальцы крепко обнимали крохотную сумочку, в которой лежало украшение, словно Кейт ожидала, что из-за ближайшего угла на нее набросится грабитель. Колени начинали слабеть при одной мысли, что ей придется вернуть это кольцо. Оно было самой прекрасной вещью, которую она когда-либо видела, и отдать ее означало навсегда закончить их с Даксом отношения.

«Принеси кольцо».

Кейтлин старалась забыть слова Дакса. Сегодня она собиралась сказать ему все, что думает, и никто не сможет этому помешать.

— Пошло оно все прахом! — выругалась она, посмотрев на потолок.

— Кейтлин?

Дакс. Она прикрыла глаза, стремясь сдержать выступившие при звуке его голоса слезы. Человек, которого она любила всем сердцем. Кейтлин медленно обернулась. Он встал как можно дальше. В своем сером костюме, белоснежной рубашке он был прекрасен, полон страдания. Оно виднелось в его глазах, во всем его облике. Дакс был похож на дикое настороженное животное, выбредшее из лесной чаши на опушку. Последние крохи уверенности растаяли, подобно утреннему туману.

Дакс смотрел на Кейтлин опасливо, словно ожидал, что она атакует его. Впервые в жизни Кейтлин подумала, что совершила то, что навсегда разъединит их судьбы. И после этой встречи он окончательно пропадет из ее жизни. Но она не была бы дочерью своего отца, если бы могла покорно наблюдать за тем, как рушится ее счастье. Кейт совершила ошибку, и огромную, но стремилась исправить ее любыми способами.

— Спасибо, что пришел. — После тяжкого усилия на ее лице появилась улыбка.

— Всегда пожалуйста.

Никогда в жизни они не были так холодны друг с другом. Сердце сжалось, Кейтлин указала на свободный стул рядом:

— Присядь, пожалуйста.

Вокруг было много людей, она едва ли осмелится коснуться его лица, чтобы поправить прядь волос, упавшую ему на лоб. Дакс молча смотрел на нее еще несколько мгновений, взгляд непроницаем, спина пряма. Кейтлин чуть не расплакалась от облегчения, когда он небрежным движением скинул пиджак, бросил его на спинку стула, подозвал официанта и, ослабив галстук, сделал заказ.

— Пиво? — спросила Кейт.

Они сидели поодаль друг от друга, стараясь не соприкасаться.

Дакс решительно покачал головой:

— Решил начать жизнь с чистого листа.

Она сжала руки так сильно, что ногти впились в ладони. Как бы она хотела знать, пригласит ли он ее в свою новую жизнь, или же ее поезд уже ушел. Дакс оплатил напитки, сердце Кейтлин дрогнуло, когда она наблюдала за изящными и небрежными движениями его рук.

— Сегодня я официально снял с себя полномочия главы фонда.

— Да ты меня разыгрываешь! — Кейтлин ударила его кулаком по плечу, прежде чем осознала, что делает.

Отпрянув, скрестила руки на груди. Он проследил за ее движениями, слегка улыбнулся и с довольным видом убрал бумажник:

— Именно так я и поступил.

Дакс продолжал смотреть в другую сторону, от его тела стало исходить тепло. Кейтлин показалось, что от слабой улыбки засияло солнце. Она пожелала одного — последний шанс, правильные слова, чтобы он снова взглянул на нее.

Некоторое время они провели в молчании, наблюдая за тем, как мириады пузырьков медленно ползли вверх по пивному бокалу, наполненному янтарной жидкостью.

— Видимо, ты был очень занят.

— Просто убивал время.

— Да? Я тоже.

— Чем занималась? — Дакс окинул Кейтлин взглядом, на дне его глаз мелькнул знакомый всепоглощающий жар.

Кейт чувствовала себя так, словно она летела на самолете, который попал в воздушную яму.

— Я… — Ее щеки пылали. — Я сделала педикюр.

Дакс опустил голову, чтобы рассмотреть ее ногти. Их взгляды встретились, она заметила, как тяжело вздымалась его грудь под белоснежной рубашкой.

«Я не могу упустить его еще раз». Эта мысль пульсировала в ее голове, неожиданно придав сил.

— Что ж, давай вернемся к тому, ради чего мы сегодня встретились. Быть может, тебе это не очень приятно, но я чувствую, что мне нужно объясниться, и я бы хотела, чтобы ты выслушал меня.

Дакс отставил свой бокал в сторону, его взгляд ни на мгновение не покидал ее лица.

— Что же, сегодня я никуда не спешу. — Его голос звучал неожиданно глухо.

— В тот вечер, когда мы познакомились, со мной происходило нечто… Я безуспешно пыталась смириться с ошибками, которые методично совершала раз за разом. Мне слишком часто доводилось путать привязанность с любовью. Честно говоря, я делала так снова и снова. — Она сделала паузу, наблюдала его реакцию. Казалось, ничто не изменилось в его лице. Кейтлин продолжала: — И в тот самый момент, когда я решила провести кардинальные перемены в своей жизни, появился ты. Бог в земном обличье и темно-сером костюме. Лишь мысль о том, что кто-то вроде тебя мог полюбить меня… — Она сглотнула, силясь вернуть самообладание. — Вероятность этого была так низка, как наличие во мне марсианской крови.

— Если так, то, вероятно, со стороны матери, — внезапно вставил Дакс и вновь вернулся к созерцанию напитка в своем бокале.

— Марсианка или нет, все же я ее дочь и знаю, что именно трагедия, произошедшая с отцом, сделала ее такой… — Кейт машинально поджала пальцы в туфлях. — Мне всегда казалось, что я тянулась к мужчинам, которые могли окружить меня заботой, которой мне в подростковом возрасте так не хватало. Но никто и никогда не оставлял во мне столь глубокого следа, какой оставил мой отец в душе матери в тот день, когда умер.

Дакс повел плечами, поднял голову, собираясь что-то сказать, но Кейтлин не смотрела в его сторону, ей просто не хватало на это смелости.

— Но я знаю, что всему этому пришел конец в тот вечер, когда я встретила тебя. — Сердце стучало так сильно, она опасалась, что все люди вокруг могли услышать. — Мне стыдно представить, что творилось в твоей голове в тот день, когда мы расстались, но я хочу, чтобы ты знал: наши отношения не были простой случайностью. Я всегда думала о тебе. С самого первого нашего прикосновения я понимала, что ты особенный, ведь я не встречала никого похожего на тебя.

Ее глаза распахнулись, когда он неожиданно коснулся ее, словно вздрогнул от того, что услышал. Кейт не могла определить, достигла ли своей цели. Глубоко вздохнув, набравшись смелости, она наконец-то подняла глаза. Дакс больше не смотрел на нее как на чужую. На дне его глаз мелькал теплый огонек.

Она любит его. Любила всегда. Как раньше эта простая вещь могла ускользать от нее?

Затем, когда его теплая ладонь опустилась на ее бедро, глаза Кейтлин округлились от удивления. Она даже мечтать об этом не смела. Где-то в глубине ее тела заполыхало жаркое пламя, когда Дакс стал медленно рисовать большим пальцем круги на ее колене. Словно маятник, ее глаза вновь метнулись к его лицу.

— Что же произошло потом? — Его пальцы на сантиметр продвинулись к краю ее юбки.

Она судорожно вздохнула. Это едва ли помогло. Такое влияние умел оказывать лишь он один.

— Потом я испугалась, — продолжила Кейтлин. — Когда убедилась в том, что ты не просто роскошный мужчина в дорогом костюме, испугалась еще больше.

Дакс вопросительно приподнял брови.

— Ладно, ты все еще роскошно выглядишь в костюме.

Он закрыл лицо ладонями, словно она его смутила.

— Что касается меня, — Кейт еще не закончила, — я почти счастливый человек, но тебе известно, что у меня есть свои скелеты в шкафу. Едва ли меня легко любить. Ты, узнав меня настоящую, все равно остался рядом. Мой страх возрос в геометрической прогрессии, заполонив все вокруг.

Он смотрел на нее с улыбкой, той самой улыбкой, которая означала, что на уме у него было что-то выходящее за рамки общепринятой морали. Улыбка, предвещавшая что-то в высшей мере приятное.

— Я могу сказать только одно. — Кейтлин провела языком по пересохшим губам. — Тебе очень повезло, что ты так дьявольски привлекателен. Твои пальцы явно были созданы для одного лишь греха, а то, что ты делаешь своими губами…

По ее телу пробежала сладкая дрожь, когда его пальцы сжали ее бедро. Атмосфера вокруг них, казалось, начинает плавиться и вибрировать. Она страшно захотела, чтобы они оказались в ее постели. Она была готова броситься туда прямо сейчас. Впервые в жизни она жаждала глубокого ответного чувства, способного довести их до конца. Кейт накрыла ладонь Дакса своей теплой рукой, сплетая их пальцы, дожидаясь его полного внимания, затем продолжила:

— В прошлом от самой идеи связать свою жизнь с одним мужчиной навсегда меня бросало в дрожь, и когда я обнаружила твое кольцо… Для меня это означало начало конца. Сама мысль о том, что я больше никогда не увижу тебя…

Его рука двинулась еще выше. Кейт закрыла глаза, весь мир погрузился в темноту, где дыхание клубилось густым паром, ее последние слова стремительно слетели с губ:

— Я безумно скучала по тебе. Все мое тело тосковало по тебе, как никогда в моей жизни. Единственным способом справиться с этой болью было позволить себе любить тебя. Так я и поступила.

Кейтлин остановилась, чтобы набрать больше воздуха в сжавшиеся легкие, чтобы хоть как-то справиться с возникшим головокружением и не упасть без чувств. Она не представляла себе, о чем думал Дакс, его взгляд задумчиво блуждал по ее лицу. Единственное, что оставалось, — это сидеть, уповая на то, что ему пришлось по нраву ее объяснение. Хотя нет, она могла сделать еще кое-что. Собравшись с силами, Кейт встала со стула, высвободившись из плена мужских рук. Затем опустилась на одно колено рядом с его стулом и дрожащей рукой протянула ему бархатный футляр:

— Мне так жаль, что я потеряла самообладание, когда нашла это кольцо. И я не обещаю, что не натворю глупостей в будущем. Вот что происходит, если ты принимаешь меня такой, какая я есть. Да, я не подарок, но надеюсь, что это одна из причин, почему ты хочешь быть со мной. Я хочу, чтобы ты был со мной. Так сильно, что слова едва ли могут это описать, потому что я по уши влюблена в тебя.

Дакс смотрел на нее как на полоумную. Его глаза расширились, рот открылся сам собой. Кейтлин полагала, что такое впечатление на него оказало то, что она опустилась перед ним на колено, на секунду его реакция ее позабавила. Он оглянулся по сторонам, словно к ним уже спешила полиция галантных манер, готовящаяся арестовать его за то, что он заставлял девушку стоять перед ним в такой позе. Стремительно подхватив смутьянку под локти, он практически поднял ее над землей. Ее каблуки шумно стукнулись о деревянный пол, когда он опустил ее на место.

— Что ты творишь?! — Его голос звучал почти грубо.

— На что это похоже?

— Нет! — Несколько людей в баре оглянулись и уставились них, услышав его рык.

Кейтлин улыбнулась им, чтобы показать, что все в порядке, хотя едва ли была сама в этом уверена. Господи, неужели она все поняла неправильно? Неужели она настолько ничего не смыслит в отношениях? Рассматривая страдальческие складки на его лбу, Кейт пыталась прочесть его мысли. Дакс протянул руку за кольцом. В конце концов, она пришла сюда именно для этого. Кейтлин нехотя вложила свою судьбу ему в руки. Это был один из самых пугающих моментов в ее жизни, даже несмотря на тот факт, что руки эти были так прекрасны.

Многие заметили ее странный поступок, и теперь за ними наблюдала большая аудитория. Заметив зевак, Дакс выругался и, схватив Кейт за руку, потянул с собой на середину зала, где танцевали несколько парочек.

— Я опять все испортила? — торопливо спросила она, когда они оказались в относительной безопасности.

— Послушай, теперь моя очередь. Ты сказала все, что хотела. Это будет справедливо?

Она лишь слабо кивнула, когда Дакс, положив свои руки ей на талию, плавно закружил Кейтлин в танце. Она чувствовала биение его сердца сквозь рубашку.

— Кейтлин, посмотри же на меня.

Поддавшись, она повиновалась. Прекрасные глаза, темные волосы, серьезное лицо. Дакс снова казался ей столь же недосягаемым, как в тот вечер, когда они впервые встретились. Теперь же Кейтлин могла просто протянуть руку и отвести непослушную прядь волос с его лба. Дакс прижал ее сильнее, это ощущение было непередаваемым по своей чувственности…

— Пообещай больше не сходить с ума, — потребовал он.

Она покачала головой. Нет.

— Хорошо, потому что последние несколько дней обернулись для меня настоящим адом. Я решил уйти из семейного бизнеса лишь затем, чтобы попробовать что-то новое. Хотел отвлечься от мыслей о тебе, но не желаю проходить через это еще раз. Я должен видеть тебя каждый день, говорить с тобой, когда захочу. Касаться тебя, когда мне вздумается. Целовать при каждой возможности. Заниматься любовью так часто, как это вообще возможно. Обнимать тебя ночью до конца моей жизни. Я хочу сделать все возможное, чтобы так оно и произошло, хочешь ли ты быть моей женой или нет. Я подарю тебе кольцо или остров. Мы можем подобрать с улицы всех бездомных котят, я могу удочерить Френни. Я сделаю все что угодно.

Дакс приподнял ее лицо за подбородок, чтобы она могла видеть искренность в его глазах. И Кейтлин увидела это на дне темных глаз, осознав весь смысл его слов. По улыбке, медленно расцветшей на его лице, она поняла, что и в ней он увидел ту же преданность.

— Ты прощаешь меня? — Голос Кейтлин задрожал.

— За что?

— За то, что говорила «да» другим, когда ничего не чувствовала.

— Любимая, ты не можешь представить, как я этому рад.

Их губы встретились в поцелуе. Казалось, что последний раз она целовала его недели, года, целую жизнь тому назад, — чувства заиграли в ней с удвоенной силой. Запустив руки в его волосы, Кейт поднялась следом за ним на цыпочки. Музыка перестала играть, хотя, может, им лишь так казалось. Кейтлин не могла слышать ничего, кроме биения собственного сердца. Когда их губы расстались, ей показалось, что она парит в нескольких сантиметрах над землей, словно последняя тяжесть покинула ее плечи. Наконец она была любима, глубоко и преданно любима и любила не меньше. Никогда в жизни она не ощущала ничего подобного и за это была обязана одному прекрасному мужчине.

Музыка вновь зазвучала, Кейт постепенно возвращалась на землю.

— Как тебе мое предложение? — наконец спросил Дакс.

— Мне нравится. — Она жадно провела руками вдоль широкой линии его плеч.

— Что именно?

— Остров. Котята. Ты.

Дакс наконец расслабился. Неожиданно Кейт осознала, как он нервничал, когда делал ей свое признание. Осознание этого заставило ее любить его еще больше. Кейтлин прильнула к нему, счастливая и окрыленная.

— Ты осознаешь, что теперь я официально безработный. — Его губы коснулись ее макушки.

— Мы справимся, — выдохнула она. — У меня хорошая работа.

Он замер и, скорее всего, придумывал, как бы поточнее донести до нее истинное положение дел, касающихся его финансов. Но Кейтлин конечно же уже знала обо всем. Френни. Интернет.

— Ты справишься с оплатой счетов? — Она вновь провела рукой по его спине.

— Предлагаешь помочь?

— Конечно. — Ее пальцы ласкали его затылок. — Моя кровать достаточно большая, чтобы уместить нас обоих, мы это проверяли. Френни хорошая соседка, особенно когда отсутствует.

Дакс рассмеялся:

— Никогда в жизни.

— Что же… — Она просияла. — Тогда мы хорошо провели время.

— Хочу, чтобы ты переехала ко мне. — Дакс крепче обхватил ее за талию.

Кейтлин сладко вздохнула, ее руки бродили по его широкой груди.

— Хорошо, — произнесла она.

— Однако это оказалось легче, чем я предполагал.

— Ты застал меня в хорошем расположении духа.

— Вижу. Мне нужно использовать эту возможность до конца.

— Конечно. — Она прислонилась к его груди, сердце Дакса громко стучало. — Могу выгодно продать тебе «Пегас». Что-то еще?

Они остановились. Дакс долго смотрел Кейт в глаза, затем погладил ее по щеке:

— Выходи за меня.

Эти слова, коснувшись ее прошлых ран, прокатились по телу сладкой волной, страха больше не было. По залу плыла знакомая мелодия. Кейтлин заметила знакомый блеск. Это было кольцо. Ее кольцо.

— Да, — ответила она так уверенно, как никогда в своей жизни.

Венок из бриллиантовых цветов наконец оказался на ее пальце. Кольцо было именно таким, каким она его себе представляла: сияющим, восхитительным, живым. Кейт поднесла руку к лицу. Бабушкины подвески ласково прильнули к ее пальцам.

— Они — прекрасная пара, — сказала Кейтлин.

Дакс кивнул:

— Я знаю.

Конечно, он знал это. Знал, какой тернистый путь прошла Кейт, прежде чем встретиться с ним. Теперь же он хотел шагать с ней бок о бок, куда бы эта женщина ни отправилась. Вместе навсегда.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11