Щит Ваала: Омнибус (ЛП) (fb2)


Настройки текста:



Warhammer 40000 Щит Ваала: Омнибус

Бренден Кэмпбелл Темпестус

Глава первая

«Ах, Иксой, Иксой. Как жестока наша судьба, разделены мы! Ты тянешься сверху, я поднимаюсь снизу, но нам, похоже, никогда не обняться. Должны ли мы довольствоваться лишь взглядами друг друга; ты, мой откормленный воин, и я, твоя Богиня Моря?»

«Кантос Континуос», M41

Шелсисты хорошо постарались, чтобы скрыть свое присутствие. Они устроили свой нечестивый собор в глубинных альковах разрушенного библиариума, где толстые стены заглушили бы их песнопения и псалмы. Поперек единственного входа они развесили плотный занавес из сушеных водорослей, чтобы скрыть свет факелов. Они усеяли грязь цветками морских растений, дабы скрыть свои следы. Случайному наблюдателю ничего не показалось бы неправильным в мёртвом, безмолвном городе.

Но канонисса знала их намного лучше. Она стояла на вершине разбитой колонны, пристально изучая находящуюся перед ней площадь. Луна Лисиоса, как и всегда, громадой висела в небе. Она была ещё даже не в полной своей фазе, но отбрасываемый ей на землю тусклый красный свет был столь обильным, что канонисса могла бы читать «Эдикты Прим». Но в этом не было нужды; она наизусть заучила слова Священного Синода десятилетия назад.

— Когда люди забывают свой долг, — продекламировала она шепотом, — они перестают быть людьми и становятся хуже животных. Им нет места ни в лоне Человечества, ни в сердце Императора. Так пусть же они умрут и будут забыты.

Она подняла правую руку и резко согнула её. Остальные сестры двинулись к ней, не издавая ни звука, за исключением шелеста тяжелых одежд и скрипа силовой брони. Достигнув основания колонны, они преклонили колени.

Канонисса повернулась и осмотрела их. Они исполнят свой долг на этом забытом, затопленном мире, как и множество раз до этого. Но эти поклонники Богини Морской были слишком необычны для еретиков. Они не имели ни одной из четырех традиционных дурных меток. Они не занимались самобичеванием или отрубанием своих пальцев. Вместо этого все они были неотличимы от основной массы граждан планеты. Она опасалась, что из-за этого её паства могла испытывать сожаление по отношению к своему долгу. В конце концов, Сестры Битвы были защитницами веры, а не безответственными убийцами. Она решила, что им была необходима воодушевляющая проповедь.

— Император отдал Свою жизнь в качестве платы за то, чтобы Человечество могло жить, так велика Его любовь к Человечеству. Верующие ежедневно воздают Ему благодарности и молитвы и служат Ему всем сердцем, душой и силой.

Склоненные головы кивнули в согласии.

— Но в этом мире есть те, кто отвергает любовь Императора, кто умаляет дар Его, предлагая верность и преданность ложным божествам. Что надлежит Ему тогда сделать? Пренебречь этим оскорблением? Потворствовать такому поведению? Или, быть может, Ему следует свершить наказание и наставить их на путь истинный, как любящему отцу своенравных детей?

Она театрально остановилась, достаточно надолго, чтобы позволить своим слушателям обдумать вопрос и прийти к единому мнению.

— Да, поклонники Шелсы хитры. Они хорошо скрывают свою ересь, но Император видит зло в их сердцах. Его не обмануть внешним видом, и мы тоже не должны обманываться, дорогие cестры. Мы — Его избранницы; Он повелел нам очистить мир от скверны, чтобы верующие могли процветать. Болтом, клинком и огнем мы должны преподать урок всем тем, кто отвергает Его.

— Настоятельница Тарша!

Одна из семи голов поднялась.

— Да, канонисса Грейс?

— Можешь ли ты поручиться за преданность тех, кто служит под твоим началом?

Молодая женщина улыбнулась.

— Да, конечно. Мы готовы идти по пути праведности.

— Тогда подготовь своих cестер.

Тарша встала и широко развела руки. Когда она начала читать боевую молитву Адепта Сороритас, канонисса Грейс развернулась ко входу в библиариум.

Вот уже несколько месяцев она руководила непрерывной цепью погромов против родных религий Лисиоса. Однако шелсисты были хуже всех. Не успевала она подавить один их анклав, как тут же создавался другой. Их нежелание искореняться было достаточно раздражающим, но что Грейс действительно ненавидела, так это романтичность их секты.

Литании шелсистов представляли собой бесконечный ряд непродуманных стихотворений. Каждое из них велось от имени богини моря, и, по мнению канониссы, ни одно из них не было особо хорошо написано. В своих поисках она столкнулась с тысячами стихов, и все они были написаны в едином ужасном, тоскливом стиле. Возможно, их автор была такой же опьяненной любовью девочкой-подростком, как и само океаническое божество. И, тем не менее, что-то в истории безответной любви моря и луны затронуло чувства некоторых людей Лисиоса. Поклонение и почитание Шелсы проникли во все слои общества, от распоследнего жнеца водорослей до высшей знати. Говорили, что даже планетарный губернатор покорился их ереси. Иначе c чего бы он ушел в подполье, когда канонисса начала предавать неверных огню?

Настоятельница Тарша завершила молитву, попросив Императора обречь своих врагов на вечную смерть и проклятие:

— Принеси же Ты им только смерть, не пощади же Ты никого, не помилуй же Ты никого, мы молим Тебя, уничтожь их.

Сестры в унисон прикоснулись к своим лбам, нагрудникам и, наконец, оружию, обозначая веру в разум, силу и дело. После чего молча поднялись и стали ждать своего командира.

Канонисса спрыгнула с колонны, её ноги оставили глубокие отпечатки в покрытой галькой и заваленной ракушками земле. Из кобуры на бедре она извлекла громоздкий пистолет.

— Я пойду первой. Огнемет и тяжелый болтер — по бокам от меня.

Пока сестры собирались в боевой порядок, настоятельница Тарша бросилась вперед и сорвала завесу водорослей. За ней находился длинный и частично разрушенный коридор. Свет Иксоя освещал только сводчатый проход. Внутренняя же сторона была поистине темной.

— Жаровни, — приказала Грейс.

К обоим плечам канониссы крепились металлические клети, наполненные углями, пропитанными освященным маслом. Позади неё, Тарша потянулась и зажгла их. Угли вспыхнули пламенем, и канониссу окружил колеблющийся жёлтый свет. Со всех сторон заплясали жуткие тени.

Пройдя совсем немного, они подошли к изогнутой лестнице, спускавшейся в катакомбы. Каменные стены покрылись коркой белого осадка и блестели в огненном свете. Грейс коснулась их, проходя мимо. Пальцы её перчатки увлажнились. Поднеся их к губам, она не удивилась, почувствовав вкус соли.

Она пропустила несколько боковых проходов, мимо которых они проходили. Комнаты за ними были безжизненны и заполнены отсыревшими, гниющими деревянными полками и кучами кашицы, бывшей когда-то книгами и свитками.

Снизу доносилось слабое эхо голосов. Канонисса дала остальным сигнал остановиться и выглянула из-за изогнутой стены. Восемь крупных, широких в плечах мужчин стояли у основания лестницы. Их броня, казалось, была сделана из тяжелых железных пластин, скрепленных прорезиненной подкладкой с заклепками и кусками толстой веревки. Четверо из них были вооружены разновидностью большого, магазинного гарпунного ружья, обычно используемого местными рыбаками. У двоих были шоковые сети. В пустой топливной бочке горел слабый огонь, и около него грелись двое оставшихся мужчин. Они сидели спиной к канониссе.

Грейс нахмурилась. До сих пор шелсисты были плохо организованы, а вооружены едва ли жалко. Внешний вид этих людей, казалось, ознаменовал собой изменение во всём этом. Она осознала, что они были одеты в модифицированные гидрокостюмы; тяжеловесные и, возможно, пуленепробиваемые. Кроме того, она видела разных существ, на которых охотились моряки Лисиоса. Их ружья предназначались для пробивания толстых шкур и пулестойких панцирей. Их сети были сделаны из металлических кабелей и могли быть электризованы перед броском.

Канонисса посмотрела на сестер по бокам от неё. Кайриста, огнеметчица, стояла справа. Сестра Фэйхью, вооруженная благословенным тяжелым болтером, ожидала слева. Когда обе дали сигнал о своей готовности, канонисса Грейс выпрыгнула из-за изогнутой стены, с болтами и огнем в качестве крыльев.

При стрельбе на открытом поле боя тяжелый болтер был громогласен. В стенах же фундамента библиариума он стал по-настоящему оглушительным. Снаряды размером с сжатый кулак сразили двух часовых. Железные пластины их костюмов не смогли обеспечить какой-либо защиты. Их отбросило назад на костровую бочку, опрокинувшуюся от этого на бок. Грейс послала заряд раскаленной добела плазмы в грудь одного из гарпунщиков. Тот рухнул, и части его нагрудника образовали на полу расплавленные лужицы. Кайриста накрыла оставшихся пятерых мужчин волной пламени. Завопив, пали ещё два часовых. Лестница наполнилась едким дымом, смердевшим горелой резиной и обугленной плотью.

Три оставшихся человека были также охвачены огнем, но, к удивлению канониссы, они, казалось, не обращали на него внимания. Двое вскинули ружья и выстрелили. Один из гарпунов попал в верхнюю часть нагрудника Грейс. Её броня выдержала, но одной только силы удара хватило, чтобы заставить её пошатнуться. Гарпун, ударивший сестру Фэйхью, отскочил от её наплечника достаточно жестко, чтобы оставить вмятину. Третий часовой бросил свою сеть в Кайристу, стремительно увернувшуюся от неё.

Сестра Фэйхью оскалилась и сжала спусковой крючок тяжелого болтера. Мужчины разлетелись как тряпичные куклы, снаряды разорвали их на части. Когда от них остались лишь изломанные трупы, она отпустила курок.

Остальные сестры тут же помчались вниз по лестнице, тяжело ступая. Канонисса подняла руку, и они замедлились.

— Мы в порядке, — успокоила она их. После чего указала на вмятину на наплечнике сестры Фэйхью. — Но, кажется, шелсисты стали опаснее, чем когда-либо прежде.

— Канонисса, сюда! — позвала Кайриста. Она прошла мимо мёртвых часовых к задней части небольшого подвала. В полу зияла дыра, достаточно широкая, чтобы там смогли пройти два взрослых человека.

Остальные сестры собрались вокруг неё. Канонисса склонилась над дырой. В свете своих жаровен она едва смогла разглядеть основание лестницы.

— Они охраняли это? — спросила настоятельница Тарша.

— Похоже, что так, — ответила Грейс.

— Куда она ведет? — задала вопрос Кайриста.

— Канонисса, — произнесла Тарша. — Я вызываюсь добровольцем, чтобы узнать это.

Грейс на мгновение задумалась, после чего согласилась.

Крепко сжав свой болтган, Тарша прыгнула в дыру, и с громким всплеском приземлилась в доходившую ей до колен чёрную жидкость. Воздух пах морем.

Тарша осмотрелась. Она оказалась в пещере, которая могла вместить, самое большее, десять человек. Каменные стены были шершавыми и влажными. Когда её глаза привыкли к темноте, она смогла разглядеть дверной проем, прикрытый занавесом или чем-то вроде тяжелого одеяла. По его краям просачивался тусклый свет.

Она выждала несколько секунд. Единственными звуками были капанье воды на камень и потрескивание огней наверху. Женщина прохлюпала вперед и сорвала покров левой рукой. Это и в самом деле было одеяло, шерстяное и мокрое. Перед ней оказался тоннель, вырубленный в скале. Вдоль одной его стены свисала цепь с нанизанными на неё люменами.

Тарша сбросила одеяло вниз. Войдя в зев тоннеля, она позвала канониссу:

— Основание лестницы свободно. Двигаюсь…

Под её ботинком что-то щелкнуло. Тарша замерла, посмотрела вниз и увидела крошечные пузырьки, поднимающиеся вокруг её ног. У неё было достаточно времени, чтобы осознать, что она активировала какую-то ловушку, а затем раздался булькающий гул. Таршу подбросило в воздух в брызгах морской воды. Она почувствовала, как ударилась о потолок пещеры, а затем рухнула обратно в озеро. Женщина попыталась встать, но обнаружила, что не может этого сделать. Она замолотила руками, но не смогла пробиться к поверхности воды. Секунды тянулись как часы. Затем она, наконец, почувствовала сильные руки своих сестер, схвативших и поднявших её.

Тарша моргнула и напрягла слух. Сестры Лигия и Карин усадили её на камень. Остальные взволнованно переговаривались и указывали на неё, но их голоса были приглушены. Свет от плеч канониссы заставил комнату казаться нереальной. Её голени горели и зудели. И это странно, подумала она, ведь её силовая броня имела систему внутреннего охлаждения. Тарша потянулась рукой, чтобы почесать их, и не почувствовала ничего, кроме воздуха. Сбитая с толку, она посмотрела вниз и увидела, что её ноги ниже колен отсутствовали. Кровь била горячими потоками из искромсанных обрубков.

Она покачала головой в недоумении. Смутно, но сестра всё же вспомнила, как наступила на что-то под водой, в зеве тоннеля. Она попыталась заговорить, предупредить остальных, что шелсисты заложили для них ловушки, но её язык более не мог придавать форму словам. Она почувствовала сильную жажду, показавшуюся ей забавной, поскольку Лисиос был миром, находящимся во власти своего единственного океана. Она рассмеялась над этой иронией.

Все её сестры повернулись к ней, в их лицах застыло беспокойство. Канонисса опустилась перед ней на колени и что-то говорила, но Тарша не вслушивалась. В её голове проплыл кусок древнего стишка, что-то о вездесущей воде и перевернутом чане[1]. Она снова рассмеялась, и умерла.

Канонисса коснулась лба Тарши и закончила речь Обрядами Мученицы.

— Будь благосклонен и милостив к Своей павшей дочери, могучий Император, и возрадуйся её праведной жертве.

Остальные сестры шёпотом вторили ей. Грейс встала и утерла нос кулаком. Как канонисса, она была больше, чем просто военным командиром женщин, служивших под её началом. Она была учителем, пастырем, матерью. Тарша была ей как дочь, сильная верой и очень одаренная. Грейс была уверена, что когда-нибудь она по праву стала бы канониссой. Но теперь этому не бывать.

Воздух был душным и влажным, и на один ужасный миг он напомнил Грейс о мёртвых сестрах в коллекторах под столицей Дессекрана. Пять десятилетий назад она охотилась на том отдаленном мире на монстров, которые, в свою очередь, охотились на неё. Она покачала головой. В этих тоннелях не было никаких тиранидских чудовищ; никаких существ, пришедших из пустоты, дабы употребить её в пищу. Только люди, и ложное учение.

— Мы нанесли большой ущерб этому культу, — сказала она, — и, очевидно, теперь они знают и боятся нас. Это хорошо, мои сестры. Люди должны знать, когда они свершают зло в глазах Императора, и справедливо опасаться Его гнева. — Канонисса извлекла из ножен свой меч. Его клинок был сделан из гладко отполированного серебра, а поперечная гарда была выполнена в виде венка из черных цветов.

Они последовали за люменами и быстрым шагом спустились в тоннель. Канонисса шла впереди, внимательно высматривая дополнительные ловушки или взрывчатку. Таршу убила не самодельная бомба, а боевой фугас. Она не знала, где шелсисты раздобыли подобную вещь, или кто предоставил им её, но поклялась, что никогда не позволит произойти этому вновь.

Они резко свернули направо, и вышли в большую пещеру. Справа от них находилось озеро воды, плескавшейся о скалы. С потолка, подобно гигантским клыкам, свисали сталактиты. Отдельные участки земли покрывала ржавая решетка. Вдоль стен громоздились груды щебня. В задней части пещеры находилась возвышенность, заваленная ящиками для хранения. На скале над ней красовалась фреска, изображавшая луну Лисиоса, зависшую над приливной волной. Из волны выходили причудливые существа. Их с распростертыми объятиями приветствовала небольшая армия тонких фигур.

Шелсисты поджидали их. Они перевернули ржавые металлические столы и стулья и укрылись за ними. Они были вооружены не только баграми, сетями и гарпунными ружьями, но также и набором аляповатых на вид кинетических винтовок; грубая технология, но устойчивая к циклическим наводнениям Лисиоса.

На вершине скалистого уступа показался человек в капюшоне. В одной руке он нес факел, в другой — странного вида посох. Он закричал, и град малокалиберных снарядов ударил в сестер. Они рикошетили от силовой брони и оставляли зияющие дыры в одеяниях. Каменные стены позади них брызнули осколками.

Канонисса вскинула руку к лицу, и почувствовала, по крайней мере, одну пулю, отскочившую от её наруча. Гарпуны со свистом проносились мимо неё, или со стуком падали у её ног. Где-то слева от неё раздался влажный хлопок и булькающий звук. Она бегло осмотрелась и увидела сестру Карин, осевшую на землю. Её грудь пронзил гарпун, длиной не уступавший её руке.

— Гнусные предатели! — закричала Грейс. Она рванулась вперед, стреляя на бегу из пистолета. Грудь ближайшего шелсиста испарилась, когда она нашла свою цель.

Остальные женщины прикрывали атаку своего командира. Болты врезались в культистов и пробивали их самодельные баррикады. Кайриста осветила помещение раскаленным добела прометиевым пламенем.

Культистов, стоявших прямо на пути канониссы, охватил огонь. Они завопили и завертелись, бесцельно разряжая свое оружие. Две пули ударили в нагрудник Грейс и безвредно отскочили в сторону. Женщина перепрыгнула через стол, за которым присели культисты, и милосердно вонзила меч в сердце человека, скорчившегося у её ног. Остальных она оставила наедине со своими грехами.

Стоявший под фреской человек в капюшоне указал на канониссу и закричал. Грейс не смогла разобрать слов за какофонией тяжелого болтера, но без труда догадалась, что он призывает к её убийству. Полдюжины шелсистов окружили его. Двое из них перезаряжали гарпуномёт, снятый с носа китобойного судна. Остальные сжимали аляповатые автоганы своих праотцов. Грейс была совершенно уверена в том, что винтовки мало чем смогут навредить ей, однако баллиста сразила бедную Карин; очевидно, она обладает достаточной силой, чтобы пробить силовую броню, и потому её придется уничтожить.

Она успела сделать лишь несколько шагов к их позиции, когда они открыли по ней огонь. Ей некуда было прятаться, и рядом не было ничего, за чем можно было бы укрыться. Так что она просто развернулась и нагнула голову. Пули бесплодно бились о спину и ноги женщины. С резким звоном вылетел гарпун. Он ударил её в позвоночник с достаточной силой, чтобы выбить воздух из легких, но, тем не менее, её броня выдержала.

Пока они засыпали её пулями, канонисса убрала пистолет в кобуру. Она сорвала с пояса золотую сферу, увенчанную двуглавым орлом. Выдернув зубами орла, женщина развернулась и бросила сферу в центр толпы культистов.

Та взорвалась среди них облаком дыма и острых металлических осколков. Шелсисты отскочили назад и пригнули головы. Их бронекостюмы, по большей части, защитили их, но канонисса воспользовалась их замешательством. Несколькими длинными шагами она пересекла расстояние между ними и вскочила на уступ. Женщина сжала меч обеими руками и взмахнула им, навсегда разделив одного из культистов с его левой рукой.

Затем остальные бросились на неё, избивая прикладами винтовок и коля штыками. Ей удалось отразить большинство ударов. Остальные же без вреда скользили по броне.

— За Императора! — выкрикнула канонисса. Она описала мечом ещё одну широкую дугу, начисто разрубив двоих нападавших. Грейс развернулась и нанесла колющий удар стоявшему позади неё человеку. Меч погрузился в грудь до упора, пока поперечина в форме венка не коснулась ребер несчастного.

Два оставшихся шелсиста продолжали нападать на неё, но какие бы удары им ни удавалось нанести, они, казалось, не оказывали никакого влияния на Грейс. Канонисса извлекла свой меч, попутно впечатав шипастый налокотник в лицо одного из них. Голова последнего нападавшего скатилась с плеч после единственного ловкого удара. Женщина повернулась лицом к фигуре в мантии.

Нет. Грейс поняла, что это была не мантия. Не мантия как таковая. Это был парус из водонепроницаемого брезента, перевязанный веревкой вокруг пояса. Рукава его были длинными, а капюшон оставлял от лица человека лишь провал черноты. Он бросил факел и сжал свой посох обеими руками. Тот был толстым и узловатым, и выглядел так, как будто его изготовили из алебастрового камня.

— Убивица! — закричал человек. Его голос был глубоким и странным, как если бы его горло было заполнено мокротой. — Посмотри, что ты натворила.

Канонисса бросила быстрый взгляд через плечо. Она увидела, что остальные культисты либо были мертвы, либо умирали. Повсюду были разбросаны обуглившиеся оболочки, некогда бывшие еретиками. Из-за поджаренной до хруста плоти и стянувшихся мышц все они приняли позу эмбриона. Сестра Фэйхью стояла перед большим числом погибших мужчин и женщин с вывернутыми и переломанными конечностями, лежавших широким полумесяцем. У каждого в руках было какое-нибудь импровизированное оружие. Грейс поняла, что они попытались атаковать позицию сестер, и их попытка с треском провалилась. Некоторые сестры были ранены или истекали кровью, но все они стояли вместе, нацелив болтганы на скалистый уступ.

— Это не меньше, чем ты заслужил, отвергнув Императора, — яростно произнесла канонисса. Она направила кончик своего меча на чёрную бездну его капюшона. — А теперь, мерзавец, расскажи мне, где вы раздобыли это оружие. Расскажи мне, почему ваш проклятый культ отказывается умирать.

— Не спрашивай нас ни о чем, — простонал человек. — Ответы будут за пределами твоего понимания.

Грейс проревела на высоком готике, используя свой лучший проповеднический голос:

— Я задам тебе вопрос, и ты мне ответишь. Если ты попытаешься вызвать духа, я помешаю этому.

— Зачем нам нужны духи? — сказал человек. — У нас есть богиня.

Со скоростью, удивившей канониссу, человек в мантии ударил её наконечником своего посоха. Хотя её броня и не пострадала, она почувствовала отражение удара. Женщина сделала выпад в его сторону, но человек без труда увернулся от него. Она дважды рубанула по нему. И опять он поднырнул под кромку её клинка.

Шелсист ткнул наконечником своего посоха в центр её нагрудника. Её броня продолжала держаться, но он крутанул посох вверх, ударив женщину под подбородок. Она направила меч вниз по аккуратной кривой, и он глубоко впился в плоть над коленом человека. Прежде, чем он успел среагировать, она бросилась вперед и впечатала локоть ему в лицо.

Культист слегка оступился. Его капюшон откинулся, а одежда раскрылась достаточно, чтобы женщина смогла отчасти увидеть то, что скрывалось под ней. Грейс резко втянула в себя воздух.

Открытые участки кожи были бледно-зелеными и покрытыми чешуей. Его нос либо исчез, либо отвалился, оставив после себя лишь две тонкие вертикальные щели. Левый глаз был огромным и болезненно-желтым. Из верхней губы и нижней челюсти проросли маленькие щупальца. Однако наибольшее беспокойство вызвало множество дополнительных рук, отлепившихся от грудной клетки. Они были тонкими, но жилистыми, и оканчивались не ладонями, а опасно заостренными когтями.

— Мутация! — воскликнула Грейс.

— Не мутация, — произнес человек, подергивая своими ротовыми щупальцами, — дар. — Его вторичные когти полоснули по ней, разрывая пластины, защищающие её предплечья. Сила его стала чем-то не от мира сего. В сознании женщины пронеслась строчка из Катехизиса Лидерства: Раз Император страдает, дабы защитить нас, то пострадать ради Него в ответ — благо.

Она пронзила его в подбрюшье. Из его внутренностей вырвалась вонь, сильная, как от дохлой рыбы. Однако он не пытался бежать от боя. Вместо этого он обхватил её шею своими когтями.

— Жестокосердная ты, Убивица. Нету в тебе любви. Целомудренная ты по выбору.

Канонисса почувствовала, как внутри неё начали сжиматься сердце и легкие. Женщина упала на колени, едва не выронив меч. Она не могла дышать. Из неё выжимали саму жизнь. В её сознании промелькнул образ сокрушительных, призрачно-белых щупалец, вылезших из чернейших глубин моря, где никогда не сиял свет. Ей казалось, что она тонет. У неё потемнело в глазах.

Из последних сил она подняла меч, и отрубила его правую ногу. Человек взвыл, рухнув на землю. Повсюду расплескался темный ихор. Кашляя, канонисса поднялась на ноги.

Человек бормотал в предсмертной агонии, повторяя одно и то же, снова и снова.

— Что ты там бормочешь? — требовательно спросила Грейс.

Он улыбнулся канониссе, в его взгляде была сумасшедшая радость. Кровь сочилась через щели между зубами.

— Они идут, — сказал он. — Они наконец-то идут. Они идут. Они наконец-то идут.

— Кто? Кто идет?

Человек резко вздрогнул, и больше ничего не сказал. Лицевые щупальца продолжали дергаться ещё несколько секунд после его смерти.

Канонисса задумчиво склонила голову, в то время как сестры присоединялись к ней на скалистом уступе. Внезапно события на Лисиосе приняли гораздо более серьезный оборот. Культ Богини Морской более не был собранием недовольных, играющих в религию и сочиняющих истории, которым они следовали. Они набирают силу. Теперь у них есть значительное количество оружия. А также… дары. Да, подумала Грейс, именно это слово использовал мутант. Дары. Но от кого?

— Сестра, — сказала она Кайристе, — плоть этого человека подверглась порче. Избавь его от неё.

Кайриста вскинула оружие и омыла тело прометием. Помещение наполнилось едким дымом и зловонием расплавленного пластека.

Позже, после того, как она помолится за души Тарши и Карин, Грейс составит отчет об этой последней стычке с шелсистами и отправит его на Терру. Сейчас же она просто стояла и смотрела, как сгорает приспешник Богини Морской, пока от него не осталось ничего, кроме пепла.

Глава вторая

«Я любила тебя с того дня, как этот мир был уничтожен. Кажется, всю жизнь я гналась за тобой. Неужели ты не спустишься из своей обители в небесах? Как я желаю быть с тобой, дотронуться до тебя…»

«Кантос Континуос», М41

Инквизитор начал свой день с регулярных занятий: час интенсивной физической нагрузки, за которыми следовали полчаса тренировок с мечом. Завтрак состоял из смеси протеинов и аминокислот, которую он жадно выпил из высокого стакана. Жидкость была густой как клей и абсолютно безвкусной, но инквизитор отказывался позволить условиям космического перелета как-либо ослабить его. Безопасность системы Сол закончилась парсеки назад, его ожидал новый мир, и он не падет жертвой того, что оказался слишком слаб или недостаточно быстр на какую-то долю секунды.

Покрытый потом и одетый только в свободную робу, инквизитор убрал занавеску с иллюминатора и устремил взгляд в космос. Корабль покинул варп два дня назад и постепенно снижал скорость. Вчера он приказал запустить в океан несколько торпед-зондов, чьи сигналы подтвердили его надежды. В течение часа он и его команда приземлятся на поверхность. И начнется охота. Всё шло гладко. Его единственным сожалением было то, что он достигнет величия на таком отвратительно выглядящем мире.

Лисиос, казалось, был самым вгоняющим в тоску местом, которое ему довелось увидеть. Единственный естественный спутник планеты, Иксой, был настолько огромен и находился на такой близкой орбите, что его гравитационное поле исказило планету, придав ей форму яйца. Полушарие противоположное луне было тектонически нестабильно и покрыто разломами, а ближнее полностью занимал океан. Он вздымался подобно горе, сделанной из воды, на километры в высоту. Гребни его волн практически доставали до стратосферы и создавали айсберги, падающие с подветренной стороны. Кроме того, этот вертикальный океан двигался. Чтобы пройти полную орбиту, Иксою требовалось десять лет, и во время движения он тащил за собой море. Поэтому на планете не было ни единого места, свободного от регулярного затопления или даже полного погружения под воду. Невозможно было себе представить, что когда-то это место считалось одним из Девяносто девяти чудес сегментума Солар.

Уверен, там внизу воняет, — подумал инквизитор. — Рыбой и илом.

Он переоделся в свежую одежду и осмотрел себя в зеркало. Как только он остался удовлетворен увиденным, то открыл древний сундук, в котором хранились его оружие и снаряжение. Боевая броня была легкой, но прекрасно сработанной. Инквизитор закрепил портупею на поясе, а кобуру с пистолетом на левой подмышке, проверил и перепроверил заряд и работу генератора отражающего поля.

Затем раздался стук в перегородку за его спиной, и он услышал, как сквозь дверь раздался голос, называющий его по имени.

— Инквизитор Ульрих?

Он, конечно, знал, кто это был. На борту находилась всего одна женщина. Инквизитор пересек комнату и открыл дверь.

В коридоре стояла девушка, такая же высокая, как и он сам. Её волосы были натурального цвета платины и длиннее, чем у любой другой сестры Сороритас, с которыми инквизитор раньше имел дело, указывая на то, что она проводила свою жизнь в скриптории, вместо того, чтобы перекатываться по каким-то грязным полям боя. Её кожа была бледной, глаза желто-зелеными, а остальное инквизитор не мог оценить, потому что сестра носила толстую робу писца идущую от шеи до лодыжек.

— Сестра Марджин, — сказал он. Нос инквизитора дернулся. От неё пахло пергаментом и чернилами. Эти запахи он не очень любил.

Сестра протянула ему тонкую стопку бумаг.

— Инквизитор. Это доклад о готовности от темпестора Чависа. Он и его люди подготавливают два взятых с собой наземных транспорта и ожидают вашего присутствия на погрузочной палубе.

Ульрих оставил её в коридоре, а сам прошел до стола. Он достал из корзины с фруктами поперин. Фрукт был маленьким и круглым, с крапчатой красно-зеленой кожицей. Инквизитор медленно жевал его, бегло просматривая доклад.

— Хочешь взглянуть на него?

— Извините?

Инквизитор указал на окно.

— Лисиос. Я подумал, что ты захочешь увидеть планету, в особенности после всего времени, которое ты провела, читая о ней.

— Да, хотела бы, — ответила Марджин. — В моей каюте нет иллюминаторов.

— Не можем же мы все путешествовать первым классом, так ведь? — Ульрих откусил ещё кусок от своего экзотического фрукта и направил пристальный взгляд на Марджин, подходящую к окну.

— Я никогда не видела ничего подобного, — почти шепотом произнесла она.

— Да, так я и думал, — ответил Ульрих. — Это первый раз, когда ты покинула Терру, так?

Она склонила голову при упоминании священного родного мира всего Человечества, но не отвела взгляда от странной планеты внизу.

— Так и есть, — сказала сестра. — Это не только моё первое путешествие в другую звездную систему, но и первый раз, когда я покинула Конвент Приорис с начала моего обучения в детстве. — Она повернула голову, чтобы посмотреть на него. — Ещё раз благодарю вас за возможность, инквизитор. Я не подведу вас.

— Я — человек, который помнит о своих друзьях. Служи мне достойно в этом небольшом предприятии, и я обещаю, что о тебе соответствующе позаботятся. — Он отбросил доклад. — Если я и сожалею о чем-то, так это о том, что твоё первое путешествие пришлось на эту отвратительную бесполезную планетку.

Ульрих надеялся, что её позабавит эта шутка, но сестра нахмурилась.

— Я не считаю, что этот мир бесполезен, инквизитор, — язвительно ответила она. — Вообще, коренные лисийцы — мастера переработки и изобретательности. Им пришлось стать такими из-за океана, как вы могли заметить. «Мировой волны», как они его называют. Тот факт, что половина планеты всегда находится под километрами соленой воды, привел к появлению уникальной культуры.

— На ней всё связано с океаном. Он — источник почти девяноста пяти процентов всей пищи. Также он используется в качестве источника энергии, благодаря применению разных типов приливных генераторов, и как теплоноситель термоядерных реакторов. Он делает атмосферу настолько влажной и соленой, что всей технике требуется постоянный уход. Мобильность и переоборудование играют важнейшую роль. Им постоянно приходится держаться или прямо перед «мировой волной» или за ней, никогда не останавливаясь.

— Возьмите, к примеру, жил-краулеры. На Лисиосе больше не осталось никаких городов, в том смысле, как мы это понимаем. Конечно, есть руины, со времен ещё предшествующих экологической катастрофе три тысячи лет назад, но в них никто не живет. Вместо этого люди передвигаются в огромных гусеничных машинах, как я уже сказала, в каждой из них живут тысячи человек. Наш транспорт, вообще, будет садиться…

Ульрих выбросил косточку поперина в чашу, повернулся на пятках и уверенно вышел в коридор. Каблуки на его обуви издавали резкий лязгающий звук от ходьбы по металлическим листам палубы. За его спиной Марджин торопилась, стараясь не отставать. Тишина затянулась, пока они не достигли места назначения.

— Лидер отпрысков… Как там его зовут?

— Чавис, сир, — ответила Марджин. Она не была уверена, проходит ли какое-то испытание или инквизитор на самом деле забыл. — Темпестор Чавис.

— Да. Он и его люди до нынешнего момента не знали о причинах нашего прилёта сюда. Они как раз из того типа людей, который я называю «всё, что необходимо знать».

— Но теперь, им необходимо это узнать.

— Верно.

— Вы бы хотели, чтобы я рассказала им о существе?

— Нет. Я сам сделаю это, расскажу основные факты.

Они вошли в огромное помещение, забитое контейнерами и топливными баками. У стен стояли стеллажи, на которых безопасно хранились ракеты и другое вооружение. Центр комнаты занимали две огромных наземных машины. Их броня была угловатой и массивной, на крыше каждого установлена большая оружейная турель, а по сторонам располагались прямоугольные массивные боковые люки. Вместо колес машины были оборудованы четырьмя гусеницами. Из установленного впереди двигателя в стороны торчали выхлопные трубы.

Вокруг них суетились восемнадцать мужчин. Все они были одеты в одинаковую тяжелую бледно-голубую боевую броню поверх бежевых униформ. Все были высокими и подтянутыми, с резкими чертами лица и холодными глазами. Один из них носил на голове черный берет, и когда Ульрих встал в двери и прочистил горло, именно он потребовал внимания остальных.

— Спасибо, темпестор, — сказал Ульрих. — Джентльмены, перед тем как мы начнем, необходимо соблюсти одну формальность.

Он достал из плаща серебряный цилиндр, открыл верхний колпачок и вытряхнул свернутый свиток пергамента. Затем инквизитор передал пергамент Марджин и сложил руки за спиной.

Сестра развернула свиток и звонким голосом зачитала его вслух.

— Властью Бессмертного Императора Человечества, вы, избранные члены 55-го полка отпрысков Темпестус, известного также как «Капские орлы», сим письмом, полностью и безоговорочно, переходите под командование Его слуги, инквизитора Дамиена Ульриха, для выполнения миссии, заданной инквизитором. Цели и параметры миссии будут раскрыты инквизитором в то время и в том месте, как он посчитает необходимым.

— Несогласие любого является ересью против Экклезиархии и автоматически объявляет такого еретика персона нон грата экскоммуникатус в глазах Императора.

— Далее следует подпись инкизитора Дамиена Ульриха, датированная 0712999.М41.

Марджин повернула свиток, чтобы солдаты могли сами увидеть замысловатую рукописную строчку внизу. Рядом с ней находилась печать чистоты из красного сургуча, отмеченная символом Инквизиции. Как только отпрыски согласно кивнули, сестра свернула свиток и посмотрела на Ульриха.

— Вам досталась отличная возможность, — сказал он, слегка покачиваясь на пятках. — Очень скоро мы спустимся на поверхность планеты Лисиос. Миссия достаточно простая. Осложнения может представлять окружающая среда.

Поняв намек, Марджин шагнула вперед.

— До М38, Лисиос был густонаселенным и продуктивным имперским миром. Затем, по неизвестным причинам, у двойной звезды в сердце системы начался период повышенной активности. Окружающая среда планеты очень резко изменилась и, в течение года, мир пострадал от экологической катастрофы пятого класса. Обе ледяные шапки на полюсах растаяли и создали новый океан, который был притянут в единое место, благодаря гравитационному влиянию единственного естественного спутника планеты — Иксоя. Океан теперь следует за движением луны по орбите, которая совершает полный оборот за каждые десять местных лет. За прошедшие три тысячелетия выжившее местное население выработало три еретических язычных системы верований, основанных на катастрофе.

— Во-первых, существуют последователи Криптуса. Он — злобный небесный бог. Со слов верящих в него, двойные солнца — это его наполненные ненавистью глаза. Криптус сжигает всё, на что смотрит и поражает не проявляющих к нему уважения различными видами рака.

Ульрих фыркнул за её спиной.

— На самом деле, — продолжила Марджин, — на Лисиосе очень высокий уровень ультрафиолетового излучения и огромное количество гамма частиц на уровне земли. Все участвующие в этой миссии получили запас антирадиационного эликсира сатикс. Принимайте его ежедневно, или придется столкнуться с последствиями.

— Во-вторых, луна, Иксой, известна местным жителям как воин, который любит есть, и доказательством этого служит его огромный размер. На Лисиосе не много его почитателей, но они очень опасны. Верящие в Иксоя ведут кочевую жизнь, устраивая набеги на жил-краулеры, сбегая со всеми запасами еды, которые могут унести.

— Третья секта поклоняется так называемой «Богине Моря» — Шелсе. Согласно мифам, богиня океанов влюблена в луну и следует за ним повсюду. Она старается дотянуться до Иксоя, как может, но не способна притронуться к нему. Это злит её, и она насылает штормы и наводнения.

— В 998 М.41, Экклезиархия начала миссию по возвращению Лисиоса в истинную веру под командованием…

Ульрих прервал её, хлопнув руками.

— Нас интересует третья из этих так называемых сущностей. Записи не точны, но, похоже, что когда луна находится в перигее, можно увидеть существо неизвестного происхождения, поднимающееся из «мировой волны».

— Что мы о нём знаем? — спросил темпестор Чавис.

— Практически ничего. В нашем распоряжении нет ни пиктов, ни видео-пикт записей. Чего много, так это рисунков. Похоже, что люди, поклоняющиеся этому существу, очень любят его изображать.

— У меня в файле есть несколько примеров, — предложила Марджин. — Конечно же, я могу их вам предоставить.

Чавис не обратил на неё внимания.

— Каков ваш план, инквизитор?

— На данный момент «мировая волна» проходит через Кефоройскую горную гряду. Мы приземлимся на вершину горы Лораз. Нахождение на её плато поставит нас на уровень верхней трети волны. Там мы разобьем лагерь. Когда волна достигнет своего пика, мы выманим чудовище на берег.

— Как? — спросил Чавис.

— Предоставьте это мне, — хитро улыбнулся инквизитор.

Темпестор задумчиво потёр подбородок.

— А что насчёт поклонников, о которых вы говорили. Их много? Они опасны?

Марджин ответила до того, как это успел сделать Ульрих.

— Сейчас проводится централизованная работа по их уничтожению, — сказала она. — Идёт уже почти год и всё ещё продолжается.

Ульрих положил руки в карманы.

— Я бы не стал сильно волноваться насчёт шелсистов. Сомневаюсь, что они способны справиться с тренированными и экипированными солдатами.

— Я пытался уточнить, сир, как вы считаете, попытаются ли они помешать нам?

— Помешать вам в чём?

— Помешать уничтожить существо, которому они поклоняются.

Ульрих покачал головой и медленно подошел к Чавису.

— Хотя я и ценю твой энтузиазм, темпестор, ты и твои люди здесь не за тем, чтобы уничтожить существо. Вы должны захватить его.

Глава третья

На поверхность планеты инквизитор и его свита высадились в приземистом посадочном модуле. Марджин и отпрыски теснились в грузовом отсеке вместе с парой бронеавтомобилей. Чавис с Ульрихом занимали кабину. Когда транспортник прошел через слой облаков, инквизитор извлек из внутреннего кармана своего пальто невзрачный, чёрный носовой платок и аккуратно развернул углы. Внутрь была завернута стопка из семидесяти восьми кристаллических пластинок, похожих на колоду вытравленных в раскаленном стекле карт. Ульрих переложил колоду в другую руку и начал её тасовать.

Инквизитор всегда стремился стать важной персоной. Он яростно трудился, дабы привлечь внимание Инквизиции, и как только он добился этого, то стал прилагать ещё больше усилий, чтобы вступить в её ряды. Имевшаяся у него сейчас власть была огромной. Но, тем не менее, она не в полной мере отвечала его требованиям, ибо внутри самой Инквизиции существовали иерархии. За многие годы он перепробовал всё, что только смог придумать, чтобы продвинуться по службе, завоевать благосклонность, оказаться в рядах лордов-инквизиторов. Ему это не удалось.

А затем он обнаружил отчеты.

Произошло это совершенно случайно. Ульрих находился в хранилище Ордо Ксенос — имперского органа, призванного выявлять чужеродную угрозу и противодействовать ей — отчаянно ища намек, ниточку, хоть что-нибудь, что могло бы позволить ему обнаружить совершенно новую ксеносскую форму жизни. Он представлял, как приволакивает обратно на Терру тушу какого-нибудь колоссального зверя и триумфально бросает её под ноги своим наставникам, чтобы они больше не могли отмахиваться от него. К сожалению, уже всё, казалось, обнаружили или уничтожили. Он был близок к отчаянию, когда случайно наткнулся на ряд инфопланшетов. Сторонний наблюдатель не нашел бы в них ничего интересного: ряд полевых отчетов от канониссы Сестер Битвы с планеты Лисиос, у которой, по-видимому, есть определенные проблемы с устранением культа еретиков. Однако сделанные на полях примечания были написаны безупречным, почти что изящным почерком. Его внимание привлекло это совершенство чистописания и содержание примечаний.

Судя по боковым заметкам, еретики могли находиться под влиянием реального существа неизвестного или чужеродного происхождения. Ульрих выследил комментатора, и обнаружил сестру Марджин. Она в одиночестве работала при свечах в заполненном книгами и файлами хранилище. Женщина была только рада изложить свои теории, и показала инквизитору легенды и наблюдения, берущие начало три тысячи лет назад. И Ульрих убедился в том, что, наконец, нашел способ продвинуться по службе.

Он перестал тасовать кристаллические карты и перевернул их лицом вверх. Пальцы его зависли над колодой.

— Найду ли я то, что ищу, здесь, на Лисиосе? — прошептал он.

После чего перевернул верхнюю пластинку, и улыбнулся. На оборотной стороне был изображен похожий на иссохший труп Император, сидящий на Золотом Троне и безмолвно кричащий, так, чтобы слышала вся Галактика.

— Варп-путешествие, открытие, и надежда среди звезд, — произнес Ульрих, считая это хорошей приметой. Он положил карту обратно, перевернул всю колоду, и стал заворачивать её обратно в защитную ткань.

И тут инквизитор на миг остановился. Карта на дне колоды изображала планету, расколотую на части как яйцо. Куски её кувыркались прочь, в пустоту космоса. Номер пятьдесят два в Таро Императора: Разбитый Мир. Означавший монументальные события, конфликт чудовищных масштабов.

Это знамение? — подумал он.

По всему посадочному модулю из вокс-говорителей затрещал голос темпестора Чависа:

— Держитесь крепче, отпрыски, мы заходим на посадку.

Посадочный модуль начал закладывать вираж по длинной дуге. Ульрих вытянул шею. Теперь они прошли через облака. Во всех направлениях простиралась бесплодная и коричневая земля. На западе стеной тёмно-синего цвета вертикально качнулся горизонт. Прямо под ними находилось нечто, казавшееся большим городом. Оно было квадратным и плоским, с невысокими зданиями цвета ржавчины.

Закончив заворачивать свои карты, Ульрих вернул сверток в его лежбище над сердцем. Если таро и пыталось о чем-то его предупредить, решил он, то оно велело остерегаться безобразия мира за окном.

Мужчина закатал левый рукав. Вокруг его руки был обернут инфодисплей изысканного качества. На его изумрудном экране промелькнул ряд чисел. Ульрих одобрительно кивнул. Данные с торпед-зондов остались неизменными. Они доставили свой радиоактивный груз в «мировую волну», и его поглотило нечто большое. Разумеется, тварь была реальной, и теперь он с легкостью сможет найти её.

Ульрих раскатал рукав обратно, оценил свое блеклое отражение в окне и поправил галстук, а затем спустился на главную палубу посадочного модуля.

Челнок накренился и прекратил движение. Ульрих вышел первым, с небольшим отставанием за ним последовала Марджин. За спиной инквизитор слышал отрывистые команды Чависа, приказывающего своим людям начинать развертывание.

Первым, что его поразило, был не запах, как он думал раньше, а свет. В этой части Лисиоса стоял ранний день. Всё было залито перенасыщенными, багровыми тонами. Он прищурился и заслонился от света правой рукой. Перед его глазами заплясали фиолетовые и жёлтые пятна, и он моргнул, чтобы избавиться от них. Посадочный модуль приземлился в центре квадратной площади, столь небольшой, что он едва там поместился. С трех сторон её окружали складские помещения, несшие на себе лишь смутные следы того, что их когда-то покрывала краска. В одном из углов стояла четырехъярусная башня, с большими окнами на верхнем этаже и установленной на крыше спутниковой тарелкой. Оставшуюся сторону перекрывало соединенное цепями ограждение. И там, сквозь дымку, Ульрих смог разглядеть силуэты людей.

— И впрямь злой бог солнца, да? — пошутил он, обращаясь к Марджин.

— Сир? — Слепящие двойные солнца не оказали никакого воздействия на молодую женщину. Она предусмотрительно взяла с собой пару тонированных очков.

— Ничего, — вздохнул Ульрих и посмотрел на свои ботинки. — Это земля вибрирует?

— Это протекторы краулера, инквизитор. Если вы помните, всё это поселение движется.

— Всё время?

— Постоянно, хотя и очень медленно. Каждому краулеру требуется десять лет на то, чтобы обогнуть планету. Если он останется на месте, то, в конечном счете, его сметет «мировая волна».

— Как это раздражает. — Ульрих огляделся. — И где же наши встречающие?

Он опустил руку и двинулся в сторону ограждения. Его меч бился о ногу. Полы пальто трепетали позади. Инквизитор уже был на полпути к цели, когда одна из секций ограждения подалась назад. Ульрих остановился. На встречу ему вышла группа боевых сестер, облаченных в белую силовую броню и чёрные плащи. Их возглавляла грозного вида женщина среднего возраста, чьей наиболее отличительной чертой был шрам, пересекавший одну из сторон её лица.

Поджав губы и нахмурившись, он пробормотал:

— И что это у нас здесь?

— Инквизитор? — выкрикнула женщина. Её громкий и отчетливый голос был подобен часовенному колоколу.

Марджин звучно вдохнула.

— Я, — сказал Ульрих. После чего положил руки на рукоять меча и переместил вес на одну ногу. — А кто вы?

Боевые сестры остановились.

— Я — Магда Грейс, канонисса сестер Священной Розы.

— Вы можете обращаться ко мне «инквизитор Ульрих». А это сестра Марджин. Она исполняет обязанности моего диалогуса.

Марджин коротко кивнула.

— Очень хорошо, — одобрительно произнесла канонисса. — Инквизитор Ульрих, мой долг приветствовать вас на Лисиосе.

— Ваш долг? Почему? Где планетарный губернатор?

— Губернатор Страхман покинул свой пост, — ответила канонисса.

— Вы уверены? — спросил Ульрих. — Я не знал о каких-либо подобных проблемах, когда покидал Терру.

Канонисса Грейс была непоколебима:

— Могу заверить вас, сир, губернатор Страхман и все его приближенные уже некоторое время отсутствуют. Он исчез вскоре после начала нашей кампании против шелсистов, и с тех пор его никто не видел. Напрашивается единственный возможный вывод — он еретик, и потому решил избежать нашего гнева.

— Понимаю. Ну ладно, где, в таком случае, командор местных вооруженных сил?

Марджин наклонилась вперед:

— Инквизитор, на Лисиосе нет местных полков.

— Что?

— На этом мире три тысячи лет не было ни единого подразделения Имперской Гвардии, инквизитор. Со времен экологической катастрофы.

— У губернатора Страхмана было несколько подразделений профессиональных солдат, исполнявших роль его личной охраны, — встряла канонисса, — но они скрылись вместе с ним. Пока мы не найдем его и его людей и не разберемся с ними, можете считать, что Лисиос находится под моим управлением.

Ульрих вперился в неё взглядом:

— Стало быть, вы и десяток Сороритас — единственные представители имперской власти в этом мире?

— Я и несколько тысяч боевых сестер. Да, единственные, — произнесла канонисса, подчеркивая истинную численность своих сил.

Мгновение на посадочной площадке раздавались только свист ветра и отдаленное урчание транспортников отпрысков, медленно выезжавших из чрева посадочного модуля. Ульрих плотно закрыл глаза, но, открыв их снова, по-прежнему чувствовал себя ослепленным.

— Вы привыкните к здешнему свету, — заверила его канонисса.

— Спасибо, но я не задержусь здесь так долго. В сущности, я должен заняться своими делами.

— Тогда вы должны быть в курсе, что мои Сороритас активно задействованы в борьбе с тремя местными еретическими культами. Если вы планируете призвать некоторых из них властью Бессмертного Императора Человечества, то пострадают наши общие усилия по восстановлению этой планеты.

— У меня нет намерения отвлекать ваших сестер от их обязанностей. В моей миссии мне помогут отпрыски Темпестус.

— Отпрыски? Разве использовать их лишь для розысков и уничтожения еретических культистов не пустая трата их исключительных навыков?

— О ком это вы говорите?

— О шелсистах, конечно.

— А что с ними?

Канонисса нахмурилась:

— Я полагала, что вы, как должностное лицо Ордо Еретикус, прибыли сюда, чтобы предложить нам свою помощь в их зачистке.

— Нет, вовсе нет, — ответил Ульрих.

— Инквизитор Ордо Ксенос, канонисса, — тихо сказала Марджин.

— Ксенос?

В сторону группы направился темпестор Чавис. Он остановился позади инквизитора, топнул ногой по земле и отдал честь.

— Сир, все бойцы и боемашины успешно высадились. Транспортеры «Таурокс» вооружены и готовы, ждут ваших приказаний.

— Очень хорошо. Сестра Марджин и я поедем в головной машине вместе с вами. Я расшифрую координаты нашего пункта назначения, как только окажемся на ходу, — ответил Ульрих, после чего слегка поклонился в пояс. — Канонисса, позвольте откланяться.

— Не нужно позволение на то, что дают свободно, — произнесла канонисса.

Ульрих прищурился. Её слова походили на взятую откуда-то цитату[2]. Так и не решив, оскорбила его женщина или нет, он просто отвесил ей легкий поклон. После чего сделал четыре шага в сторону посадочного модуля, но затем опять развернулся к ней.

— О, на самом деле есть кое-что, в чем мне могли бы помочь вы и ваша паства.

— Да, инквизитор?

Ульрих указал на ограждение, где уже собиралась толпа зевак:

— Держите местный сброд подальше от этого корабля. Установите периметр или что-то в этом роде.

Глаза канониссы Грейс недоверчиво расширились:

— Караул? Вы хотите использовать моих сестер в роли караула?

— Инквизиция Императора поручает вам охрану ценного объекта, — ответил на это Ульрих. Он видел, как она стиснула зубы. Инквизитор знал, что подавлять чью-либо личную гордость с помощью власти Инквизиции может быть опасно. Но, чёрт подери, это было приятно.

— Вашему посадочному модулю предоставят тот же уровень безопасности, что и любому имперскому посетителю этого мира, — проворчала канонисса.

Инквизитор с Чависом вернулись к отпрыскам. Марджин поклонилась канониссе Грейс в знак уважения, смешанного со страхом.

— Было честью наконец встретиться с вами, канонисса.

Канонисса одарила её насмешливым взглядом.

— Я находилась в Конвент Приорис, на Святой Терре. Получала отчеты о ваших успехах. Мне всё известно о вашей борьбе здесь, на Лисиосе, и в частности о шелсистах.

— Но не они привели вас сюда.

Марджин, казалось, разрывалась:

— Я… Я не могу говорить о миссии инквизитора. Я связана клятвой неволи и тайны. Все мы.

— Конечно же. Я понимаю.

— Но могу сказать, что наши старания окажут вам значительную помощь. Я так думаю. Если, конечно, мы преуспеем.

Марджин сделала шаг назад и побежала догонять Ульриха и Чависа. Канонисса Грейс вернулась к остальным сестрам.

— Настоятельница Кайриста, у нас новые приказы. Это поле нужно оцепить и охранять до возвращения инквизитора. Никто не подойдет к этому посадочному модулю, и мы должны не подпускать граждан к проходу. Проследи за этим.

— Тотчас же, канонисса, — ответила Кайриста. После повышения сестра сменила большой огнемет на болтган с закрепленным под ним малым огнеметом. Она подняла его на плечо и стала раздавать приказы остальным женщинам.

Грейс наблюдала издалека, как отпрыски, Ульрих и сестра Марджин забрались в два транспорта, и те загрохотали прочь из крохотного космопорта. Клочья голубых облаков затмили сверкавшие в небесах очи Криптуса. Прохладный ветерок трепал её плащ.

Канонисса Грейс затеребила четки висевшего у неё на шее розария и начала молиться:

— Император, если на то будет воля Твоя, присмотри за нашей сестрой, Марджин. Одари её во всем силой, храбростью и решимостью исполнить волю Твою. — Она коснулась лба, нагрудника и рукояти меча, а затем ушла наблюдать за формированием охранного периметра.

Больше они с Марджин никогда не увидятся.

Глава четвёртая

«Я — Море. Всё есть внутри меня или стало частью меня. От того, Иксой, что ты так надменно меня отвергаешь, всё живое на Лисиосе почувствует мой гнев. Я сожру их великим числом. То, что живёт во мне, будет пировать на том, что живёт вне меня, потому что без тебя я ужасна»

«Кантос Континуос», М41

Имя «Чавис» не было его настоящим именем. Он получил его двадцать лет назад от строевого аббата, выбиравшего из длинного списка. Тогда мальчику было двенадцать лет, он стал жертвой забытой катастрофы на родном мире, который не мог вспомнить. Он был одним из сотни детей, которых в тот день привели в Схолу Прогениум. Его обрызгали из шланга, продезинфицировали и сказали забыть всё о своем прошлом. Включая имя. Теперь его звали Чавис.

— Ты должен гордиться им, — сказали ему в Схоле. — Каждое из имён в этом списке когда-то носил великий герой Империума. Этот человек, Чавис, был известен своей мудростью и стремлению к успеху, несмотря ни на что. Теперь ты — продолжатель его наследия.

Он старался соответствовать этому и действительно чувствовал гордость оттого, что получил такое имя. Чавису даже нравились жестокие тренировки, во время которых он терпеливо молчал, несмотря на постоянно ноющие мышцы и периодические переломы. Страдания стали ценой, которую необходимо заплатить за честь носить имя Чавис.

Однако ему совсем не понравился Трон Исправления.

Его применение было стандартом в становлении каждого из отпрысков Темпестус. Все они проходили через это. Чавис принял это как должное, но так и не понял, почему такая ужасная вещь носила такое утонченное имя. Он представлял великолепное сидение, похожее на то, где сидит Император. Но когда его, наконец, привели к Трону, реальность оказалась совсем другой. Трон Исправления представлял собой металлический каркас с кожаными ремнями вокруг рук и ног, над ним висело нечто, похожее на полную игл миску. Его заставили сесть, грубые руки туго затянули ремни вокруг конечностей, миску поместили над головой, а в рот вставили деревянный брусок, чтобы убедиться, что он не откусит язык. Адепты в рясах с капюшонами бормотали, щелкая выключателями и подкручивая ручки в темных углах комнаты.

Затем ему очистили разум, как и миллионам молодых парней до него. Иглы прошли в заднюю стенку черепа. Нейрохимикаты, созданные для полного очищения, заполнили мягкие проводящие пути его мозга. Когда ему, наконец, позволили встать с трона, разум Чависа был пустым сосудом, готовым к наполнению всеми страшными военными доктринами. И он был наполнен.

Спустя двадцать лет Чавис знал, как выполнить любую порученную ему миссию. Знал когда нужно захватывать территорию или удерживать её, когда необходима осторожность, а когда — риск. Поэтому, несмотря на не имеющую равных власть инквизитора, Чавис не боялся ставить под сомнение его решения.


Выдвинувшись от жил-краулера, два транспорта быстро преодолевали километры пустой и покинутой местности. Небо над их головами потемнело. Даже сквозь толстый корпус машин были слышны раскаты грома. К тому времени, как они достигли подножия Кефоройских гор, начался ливень. Капли дождя стучали по крыше и опорам для стрельбы, а «Таурокс» покачивался из стороны в сторону, когда отдельные гусеницы перебирались через камни и расщелины.

— Вас что-то беспокоит, темпестор? — спросила Марджин.

Чавис резко поднял голову.

— Почему ты спрашиваешь?

Внутреннее пространство в «Тауроксе» было разделено на две секции. Впереди находилась кабина пилота, в которой помещались два человека, а остальное пространство со стенами равной длины могло вместить восемь человек. Чавис и Марджин сидели прямо напротив друг друга.

— Вы очень пристально смотрели в пол, — с серьезным лицом ответила Марджин. На коленях она держала болтган и стучала пальцами по его покрытому гравировкой корпусу.

— Дождь кажется очень сильным, — сказал Чавис. — Меня беспокоит, что мы можем потерять время.

— Подобные дожди — обычное дело на Лисиосе, в особенности в такой близости от «мировой волны». Они обычно идут не долго, но могут быть достаточно серьезными. В этом, на самом деле, есть своя ирония, потому что в данный момент на другой стороне планеты ужасная засуха.

Машина резко остановилась. Чавис приподнялся на сидении и прокричал в кабину пилота.

— Отпрыск Катон, доложить!

— Темпестор, — спокойно ответил Катон, — у нас есть вероятная проблема.

Чавис отстегнул ремни безопасности и наклонился в кабину между водителем и передним пассажирским сидением.

— В чём дело? — спросил темпестор.

Катон указал сквозь узкий оконный проем перед собой.

— Появились трудности с окружением, которые требуют оценки, перед тем, как мы продолжим движение, сир.

— Хорошо, давай осмотрим их. — Чавис активировал личный вокс-передатчик и обратился к водителю второго «Таурокса». — Эрдон, пойдешь с нами.

Темпестор вернулся в заднюю секцию машины, толчком открыл дверь и спрыгнул в воду, доходящую ему до лодыжек. За спиной он услышал как Катон и инквизитор последовали за ним. На лицо Чависа капал дождь, слегка отдающий солью.

Они были на полпути к вершине горы Лораз, следуя по извивающейся дороге, которой едва хватало ширины, чтобы вместить транспорты. С левой стороны возвышалась стена из камня и грязи, а справа был резкий обрыв высотой в сотни метров, уходящий в бурлящие зеленые волны океана Лисиоса. Упасть туда было равносильно низвержению в небытие.

Позади них раздался звук шлепающих шагов.

— Отпрыск Эрдон прибыл, как приказано.

Чавис поправил берет, и все четверо двинулись к передней стороне ведущего «Таурокса». Они встали в свете фар машины и осмотрели лежащий впереди путь.

— Проклятье, — сказал Ульрих. Он начал искать что-то в своём плаще.

Из расщелины в горе вырывалась река дождевой воды в сотню метров шириной. Её поток падал на дорогу, перед тем как сгинуть в обрыве.

— Мы никак не сможем выяснить, в каком состоянии находится дорога под водой, — сказал Эрдон, обращаясь к Катону.

— В этом-то и трудность.

Чавис медленно двинулся вперёд, с каждым шагом проверяя землю.

— Вы можете сказать, насколько там глубоко, сир? — обратился к нему Эрдон. Вода уже дошла до коленей темпестора.

— Глубоко. Но не думаю, что выше крыши.

Позади него Ульрих достал квадратный лист бумаги, ламинированный пластеком, и начал разворачивать его.

— Мы не можем перебираться через этот поток, — сказал он. — Нас точно сметет за край обрыва.

— Я переходил и через более широкие водные преграды, — сказал Чавис. Он посмотрел на обрыв. — Всё будет нормально.

Ульрих опустил лист бумаги. Чавис видел, что это была какая-то карта, возможно, часть наблюдений с орбиты.

— Позволю себе не согласиться. Посмотри, здесь указан другой путь на плато.

Темпестор вернулся к Ульриху и взялся за край водонепроницаемого листа. Он оценивающе посмотрел на карту, и после мгновения раздумий ответил.

— Нет, это не сработает.

Ульрих выглядел так, будто получил пощечину, и Чавис задумался, как часто с инквизитором, с любым инквизитором, раз уж на то пошло, не соглашались.

— Прошу прощения?

— Со всем уважением, сир, это не сработает, учитывая наши временные рамки. — Он толстым пальцем провёл по карте линию, оставляя след конденсата. — Другая дорога пролегает во многих километрах на запад. Да, она не настолько крутая, но, чтобы добраться туда мы потратим полдня. К тому времени мы уже упустим нашу возможность.

Ульрих выглядел недовольным. Он указал на воду, льющуюся на их пути.

— Ты говоришь, что мы сможем преодолеть это?

— Сир, я служу уже двадцать лет, и ещё не встретил местности, способной победить «Таурокс».

— Но если дорога провалится под ним…

— Сир, — повторил Чавис. — Если мы хотим захватить чужацкое существо, то нам необходимо уложиться в намеченное время. — Он поднял правое предплечье, на котором был установлен небольшой светящийся экран. Темпестор протёр его от дождевой воды и наклонил в сторону Ульриха. В верхнем углу экрана строчка цифр неуклонно двигалась к нулю. — В соответствии с информацией, которую я получил от сестры диалогус, у нас осталось меньше четырех часов. После этого прилив «мировой волны» пройдёт мимо горы.

Ульрих посмотрел на Катона и Эрдона, будто искал другой вариант. Его не было.

— У меня за плечами также много лет службы, темпестор, — ответил Ульрих, — в которой беспечность ведёт к смерти.

Чавис не ответил. Он уже дважды повторил, что два «Таурокса» смогут преодолеть бушующую воду. Это было на одно повторение больше, чем он привык. Наконец, Ульрих согласился. Он стряхнул воду с карты и начал сворачивать её.

— Если ты так веришь в эту свою машину, то не откажешься сесть за руль.

— Не откажусь, сир. Однако мне будет необходимо, чтобы рядом сидел отпрыск Катон.

— Зачем?

— Пересечение может быть опасным, сир. Кроме необходимого присутствия одного из отпрысков на случай, если со мной что-то случится, вы, также, будете в большей безопасности в заднем отсеке.

— Хорошо, хорошо, — пробормотал Ульрих. Волосы инквизитора прилизало дождём, сам он сгорбился, обхватил себя руками и забрался в пассажирский отсек.

Чавис и Катон двинулись на передние места. Темпестор пристегнул ремни безопасности, а второй отпрыск надел шлем и дыхательную маску.

— Отпрыск Эрдон? — обратился Чавис по воксу.

— Готов, темпестор. Следую за вами.

Чавис направил «Таурокс» вперед. На панели перед ним горели четыре сигнала состояния, по одному для каждой из четырех гусениц машины. Как только они погрузились в поток, лампочки сменили цвет с успокаивающего зеленого на предупреждающий желтый. Вода вздымалась, ударяясь о левую сторону машины. «Таурокс» трясло, пока он объезжал подводные камни, но сцепление с затопленной дорогой оставалось крепким.

Когда они достигли середины потока, передняя часть транспорта резко дернулась вниз, и обзорное окно Чависа оказалось полностью под водой.

— Что это было? — спросил Катон.

— Траншея, — ответил Чавис, оскалившись. Он злился на себя, что не предвидел этого. Постоянное низвержение воды прорыло в дороге глубокую просеку, и они падали в неё вперед кабиной.

— Темпестор, я потерял вас! — прокричал Эрдон по воксу.

— Эрдон, необходима предельная осторожность. Центральная секция дороги намного хуже, чем я предполагал.

Чавис поменял положение нескольких переключателей на панели, и внутренний свет в «Тауроксе» погас, передавая мощности на гусеницы. Темпестор крепко схватился за штурвал. Откуда-то снизу раздался металлический скрежет. «Таурокс» трясся и гудел, перед тем как вырвался на поверхность, разбрызгав грязь во все стороны. Уровень воды снова опустился ниже огневых точек. Они практически добрались до другой стороны.

Как только Чавис вновь посмотрел на индикаторы гусениц, что-то тяжелое ударило в бок «Таурокса» и укатилось. Пассажирское отделение вибрировало от звука удара. Темпестор резко поднял голову.

— Камень, сир, — сказал Катон. — Упал с горы, после того как мы проехали мимо. Может быть нам…

По воксу внезапно раздались быстрый громкий звон и удары. Сначала Чавису показалось, что это похоже на стрельбу.

— Темпестор, обстоятельства осложнились, — сказал Эрдон. — Нас скидывает в сторону обрыва.

Катон коротко выругался.

— Переведи дополнительную мощность на гусеницы, — приказал Чавис.

— Они функционируют на сто двадцать процентов, сир. Дело не в мощности, гусеницам не за что зацепиться.

Ульрих заглянул в кабину и потребовал узнать, что происходит.

Чавис прервал его поднятой рукой.

— Эрдон, — сказал он, — готовь спасательное оборудование. Катон, иди наружу, хватай трос и закрепи его.

— Да, сир, — ответил Като. На его левом наплечнике была смонтирована небольшая вид-линза. Как только он активировал линзу, она начала светиться темным красным светом. Чавис посмотрел на дисплей на своем предплечье, куда теперь передавалось изображение из линзы Като.

— Данные из моноскопа поступают без помех. Вперёд.

— Я спросил у тебя, что происходит, — повторил Ульрих. — Всё наше оборудование во втором транспорте. Если мы его потеряем…

— Не сейчас! — поднял руку Чавис.

Рядом с ним Катон потянулся, чтобы открыть небольшой круглый люк. Сквозь него к отпрыску на колени полились дождь и грязная вода. Катон сильно потянул за рычаг под сидением и оно, резко дернувшись, поднялось к открытому люку. Вода, льющаяся в кабину, оказалась практически перекрыта, и только пара капель попадала внутрь. На мониторе Чавис видел идущую впереди дорогу и стволы боевой пушки на крыше «Таурокса». Картинка наклонилась, как только Катон вылез из-за турели и пополз к задней стороне крыши.

— Эрдон, — позвал Чавис, — выпускай кабель.

Мгновение спустя на крыше раздался скрежещущий звук.

— Они прицепились к нам. Готовы двигаться, темпестор, — сказал Катон.

Чавис нажал на газ, и транспорт дернулся вперёд. По воксу темпестор услышал, как хмыкнул Катон. Спустя несколько напряженных мгновений Эрдон заговорил.

— Готово. Показатели говорят, что гусеницы снова на твердой земле.

Две машины преодолели последние метры воды и выбрались из неё на другой стороне. Сидение рядом с Чависом вернулось на место, и покрытый грязью и насквозь промокший Катон снял шлем и дыхательную маску и громко выдохнул.

— Кабель свободен, сир.

Ульрих уставился на него.

— Твои руки, — произнес инквизитор.

На сторонах шлема Катона остались кровавые отпечатки. Отпрыск посмотрел на них и обнаружил, что в его ладони впились несколько толстых металлических заноз.

— О. Наверное я получил их от спасательного троса. — Катон посмотрел на Чависа. — С ним были некоторые трудности, сир.

— Хорошая работа, отпрыск, — сказал Чавис. — Иди в пассажирское отделение и обработай раны.

Катон кивнул и протиснулся мимо инквизитора.

— Ты, кажется, говорил, что у нас не будет проблем? — спросил Ульрих.

Чавис отключил вид-изображение на своём мониторе, где снова появились небольшие часы, продолжившие отчет.

— Нет, сир. Я сказал, что мы переберемся на другую сторону, и мы перебрались.

— Но я был прав, дорогу размыло.

— Дорогу не размывало, скала упала вниз.

Рот Ульриха искривился.

— Просто доставь нас на плато, — тихо сказал он. Инквизитор повернулся и направился в заднее отделение.

Глава пятая

Пока они добирались до вершины горы, дождь уже успел закончиться, а облака начали рассеиваться. Солнца зашли за горизонт, и в небе уже виднелся массивный, круглый, красный диск луны — Иксоя. Неподалеку волны вертикального океана Лисиоса омывали отвесные скалы. Издаваемый ими звук напоминал гром, а разлетавшиеся брызги образовывали высоко в небе султаны пара. Два «Таурокса» остановились возле большого пласта приплюснутой скалы. Ульрих настоял на том, чтобы выйти первым. Он остановился, глядя на океан со странным выражением на лице. Марджин и восемнадцать отпрысков выбрались из транспортов и стали подтягиваться к нему.

Основная масса «мировой волны» — темная стена, поднимавшаяся до облаков — находилась к югу от них. Из-за сумеречного лунного света она казалась ещё более сюрреалистичной. Как будто весь горизонт согнулся под углом девяносто градусов.

Ульрих развернулся и встретился взглядом с каждым. Его глаза горели от волнения. Пальто вокруг его голеней трепал ветер. Ему приходилось кричать, чтобы быть услышанным на фоне грохочущего прибоя.

— Бойцы! Перед тем, как мы высадились, я уже говорил, что у меня есть план, как выманить нашу цель. Сестра Марджин. Согласно местной легенде, как часто Богиня Морская выходит на поверхность?

— Раз в месяц, сир. Она тянется к Иксою, и когда понимает, что не может прикоснуться к нему, то впадает в отчаяние и вызывает приливные волны и бури.

— Всё это чушь, конечно, но она заставила меня задуматься. Если это действительно Шелса, живущая в черноте океана, то почему она выходит из него с такой регулярностью? Я полагаю, ответ кроется в луне. Ну, в лунном свете, если точнее. Короче, оглянитесь вокруг.

Ульрих махнул рукой, описав полукруг. В небе возвышался Иксой, заливая все вокруг отраженным светом двух солнц. Из-за этого не было видно ни одной звезды. Ночное время на Лисиосе было равносильно сумеркам на большинстве других имперских миров.

— Вы полагаете, что существо притягивает свет? — спросила Марджин.

— Свет и тяготение, но, держу пари, света будет достаточно. Темпестор, я хочу, чтобы твои люди немедленно начали установку прожектора. Сколько времени это займет?

— Это стандартная платформа «Сабля», сир. Обычное время сборки — от двадцати пяти до тридцати минут. Мы управимся за пятнадцать.

— Замечательно. А я тем временем подготовлю камеру хранения. Марджин, ты со мной.

Ульрих двинулся к «Тауроксу», которым управлял Эрдон. Марджин пришлось поторопиться, чтобы поспеть за его широкими шагами. Чавис рявкнул на отпрысков:

— Вы слышали инквизитора. Распакуйте установку и приведите её в полную готовность.

Отпрыски отдали честь и поспешили заняться делом. Из заднего отсека второго «Таурокса» они вытащили четыре металлические стойки и несколько круглых пластин-оснований. Затем квадратную скобу и, наконец, лампу, шириной почти не уступавшей росту Чависа. Марджин уже видела такие раньше. Вырабатываемый ими свет был ослепительным, и их обычно устанавливали на зданиях или использовали в ночное время для подачи сигналов летательным аппаратам. После выгрузки частей прожектора «Таурокс» опустел; в нем остались только она, Ульрих, и высокий цилиндр.

На вид он был изготовлен из листового металла. Спереди находилась единственная узкая дверца с круглой, стеклянной панелью в центре.

— Вы собираетесь поместить его… в это? — спросила Марджин.

— Он крепче, чем кажется, уверяю тебя. И вдобавок тяжелее. Возьмись за другую сторону.

Она повесила свой болтган на плечо и помогла Ульриху вытащить контейнер из «Таурокса» и поставить его на землю. Отпрыски уже почти закончили сборку платформы и массивной лампы. Марджин думала, что темпестор бахвалился, когда сказал, что он и его люди смогут построить её за половину того времени, которое требовалось обычным солдатам. Теперь она признала, что это не так.

По мере приближения приливного вала нарастала интенсивность волн. Звук, с которым они обрушивались на скалы, был оглушительным, и когда волны отступили, они, казалось, засосали за собой в море сам воздух. Марджин в страхе смотрела на приближающуюся «мировую волну», когда её внимание привлекло нечто, находившееся несколько ниже и дальше по береговой линии. Вдалеке показалась процессия людей. Они несли факелы.

— Инквизитор? — произнесла она. — Мы здесь не одни.

Ульрих посмотрел на берег:

— Кто они?

— Могу предположить, что местные, сир. Нам стоит что-либо предпринять в отношении них?

Прежде, чем он успел ответить, подошел Чавис:

— Мы готовы, инквизитор, — сказал он.

— Тогда врубайте его.

Чавис дал сигнал одному из своих людей, и прожектор вспыхнул. Его ослепительный луч прочертил широкую полосу по пляжу и двинулся дальше, в океан. Очередная волна разбилась о скалы, забрызгав всех каплями ледяной воды. Прожектор потрескивал и шипел.

Чавис нахмурился.

— Сир, — спросил он Ульриха, — вы уверены, что мы достаточно высоко над уровнем воды?

— Конечно.

Марджин не разделяла уверенности инквизитора, особенно после того, как очередная волна поднялась над скалами и разлилась по берегу так далеко, что замочила её сапоги. На земле засверкали зеленые побеги, усыпанные серебряными крапинками и похожие на тонкие водоросли. Громко хлопали капли, попадая на лампу, а затем испаряясь.

Отпрыск Катон первым заметил, что факелоносцы сменили курс и теперь направлялись к ним.

— Темпестор! — выкрикнул он.

— Бирдгон! Савдра! — отдал приказ Чавис. Два отпрыска быстро оставили прожектор, чтобы присоединиться к Эрдону. Трое мужчин отцепили из-за спин громоздкие лазганы с толстыми стволами и установленными сверху прицелами.

Группа факелоносцев остановилась на небольшом расстоянии от отпрысков. Их возглавляла женщина, на вид которой было за тридцать. Она носила синее лоскутное одеяние и высокие сапоги. В руке предводительница сжимала посох, который, казалось, был изготовлен из какого-то белого камня. Жизнь, проведенная под двойными солнцами Лисиоса, сделала её кожу обгоревшей и морщинистой.

— Вас здесь быть не должно! — выкрикнула она. — Кем бы вы ни были, вы должны уйти.

Ульрих уперся руками в бока:

— Ты хоть представляешь, кто я?

Женщина остановилась и воткнула конец своего посоха в каменистую почву. Что-то в корявом белом шесте показалось Марджин знакомым. Это не камень, поняла она, а огромный кусок коралла.

— Эта ночь священна, иномирец. Ты не осквернишь её.

— Как ты меня назвала?

— Иномирец, — с сильным акцентом протянула она. — Как и Убивица.

Толпа позади неё зашепталась.

Ульриха это, кажется, позабавило:

— А что за Убивица, простите?

— Та, что возглавляет женщин в белом.

— Ты имеешь в виду канониссу? Она в курсе, что ты так её называешь?

Океан взревел. Лисийцы повернулись к нему, чтобы увидеть гребень огромной волны, несущейся к ним в брызгах воды и пены. Из нее начали выскакивать странные существа. Рыбы размером с маленьких детей выпрыгивали и плюхались обратно. Берег покрыли ещё больше сверкающих водорослей. Марджин сняла с плеча свой болтер.

— Вы должны погасить этот свет! — воскликнула женщина в синем одеянии. — Только Иксой может светить этой ночью!

Ульрих не понимал, да и не заботился о том, что она говорила. Он уже собирался приказать отпрыскам прогнать лисийцев залпом лазерного огня, когда очередная волна разбилась о близлежащие скалы. На берег выкатился огромный камень, и тут же выпустил четыре пары коренастых, сегментированных ног. Откуда-то из-под него показалась голова, формой напоминавшая молот. Из его шеи выдвинулись два усика, которые задергались, ощутив прикосновение ночного воздуха.

Какой-то лисийский старик отделился от группы и побежал к нему со всей возможной скоростью.

— Первым меня, возьми меня! — закричал он на бегу.

— Приказы, сир? — спросил Чавис.

Камнетварь рванулась вперед. Марджин мельком увидела на её нижней стороне клыкастую пасть.

Ульрих яростно зарылся в карман своего пальто и выхватил ручной ауспик. Он направил его на существо. Когда устройство издало короткий, резкий гул, инквизитор нахмурился.

— Это не то, за чем мы пришли. Убить его.

— Фией, Брандт, точечный огонь, — рявкнул двоим отпрыскам Чавис.

Пробивные лазганы обоих осветили каменистый пляж жгучими лучами. Те ударили в существо и расплавили часть каменистого панциря. Оно издало пронзительный визг и упало замертво, внутренности вспыхнули пламенем.

Бежавший к нему старик затормозил и упал на колени перед тушей, не веря своим глазам. На мгновение единственным звуком на берегу стал шум прибоя. Лисийцы стояли разинув рты и молчали. Затем старик протянул руки к «мировой волне» и начал причитать.

— Я был готов! — закричал он.

Как будто вняв его возгласам, тело мёртвой твари вздрогнуло. Откуда-то изнутри него раздался рвущийся звук. Из-под пылающего панциря хлынул рой крошечных созданий, каждый представлял собой точную копию существа-родителя в миниатюре. Они нахлынули на стенающего человека и начали вгрызаться в его плоть. Тот рухнул под ними.

Марджин могла поклясться, что его горестные крики стали благодарственными.

Ульрих с отвращением сделал шаг назад. Ещё одна титаническая волна пронеслась над камнями и рухнула, обливая всех водой и оставляя за собой ещё больше существ. Они выползали на берег с помощью пары эластичных плавников, размахивая плоским хвостом. Их спины покрывали длинные иглы, направленные вперед. Существа встряхнулись, послав в толпу облако шипов.

Один из дротиков задел Ульриха в висок, оставив длинную царапину, которая начала сочиться темным ихором. Мужчина с впечатляющей скоростью выхватил пистолет и послал заряд энергии в посмевшее ранить его существо.

Ещё два камнепаука врезались в толпу лисийцев, разбрасывая во все стороны тела. С ужасным хрюканьем они извергли своих детенышей, которые начали кусать и грызть всё вокруг себя. По всему пляжу на берег выбросило сборище различных существ. Немного прокатившись, шар студенистого вещества развалился кучей водорослей и мясистых слизней с остроконечными плавниками. Они с пугающей скоростью поползли к прожектору и всем, кто собрался вокруг него.

В голове Марджин промелькнуло воспоминание о случае, произошедшем годы назад, когда в её скрипториум каким-то образом попал мотылек. Он бросался на подсвечник вновь и вновь, пока, наконец, не вспыхнул и не умер. Он не обращал внимания ни на боль, ни на полученные раны, потому что был сведен с ума; сведен с ума ярким светом её свечей.

— Инквизитор, я думаю, ваш маяк работает слишком хорошо, — сказала она.

Чавис указал на два «Таурокса»:

— Катон, Эрдон, забирайтесь в турели и будьте готовы обеспечить нас огневой поддержкой.

Едва двое мужчин побежали к транспортам, стая шипастых тварей обратила свое внимание на огневую линию отпрысков. Их морды были покрыты кровью и внутренностями лисийцев, которыми они только что лакомились. Чудовища яростно встряхнулись и побежали вперед. Правую руку Бирдгона усеяло шипами. Он выстрелил, и одно из существ взорвалось пылающими кусками мяса. Остальные отпрыски последовали его примеру, освещая каменистый пляж лазерным огнем.

— Сдерживайте их, — выкрикнул Чавис. — Не позволяйте им подобраться ближе и стрелять в вас этими шипами. — Он посмотрел на дисплей. Таймер обратного отсчета был почти на нуле. — Инквизитор, волна скоро достигнет своего пика. Который из них образец?

Ульрих махнул своим ауспиком взад и вперед:

— Я не… ни один из них, — крикнул он.

Бирдгон попятился назад и упал на землю лицом вниз. По обе стороны от него отпрыски продолжали изливать лазерный огонь на шипастых существ, но, казалось, на место каждого убитого вставали два новых.

Чавис бросился к Бирдгону и перевернул его. Правая рука бойца заметно опухла. Из основания каждого шипа сочился чёрный гель. Отпрыск попытался что-то сказать, но смог издать лишь удушливые звуки.

Волна обрушилась на них с оглушительным грохотом. Вокруг основания прожектора и гусениц ближайшего «Таурокса» разлилась вода. Стаю шипастых существ это, похоже, воодушевило, и они хлынули вперед, прыгая на отпрысков и обрушивая на них шквал кусачих, царапающих атак.

Чавис извлек из-за пояса боевой нож и заполнил собой дыру в построении. Слева и справа от него отпрыски били чудовищ своими винтовками, пока те не падали, а затем давили им головы, дабы гарантировать, что они больше не поднимутся. Да, признал Чавис, их было много, но главной их угрозой, похоже, являлись ядовитые шипы, которые в ближнем бою оказались бесполезными. Темпестор был абсолютно уверен в том, что, пока тварям не позволяют подходить слишком близко, он и его люди быстро выйдут победителями из этой схватки.

А затем, в свете прожектора, Чавис увидел, что из бурунов выходят более крупные существа. Они были немногим выше человека и ползли вперед с помощью пары толстых, покрытых хитином когтей. Их тела смутно извивались. Вокруг них потрескивали маленькие разряды электричества.

Они рванулись вперед странным, загребущим ходом, пронесясь через оставшихся шипастых существ и врезавшись в отпрысков. Чавис почувствовал, что всё его тело неконтролируемо содрогается, когда создания нанесли тяжелый электрический удар. На миг его мышцы отказались повиноваться ему, и он выронил нож. Затем он осознал, что лежит на спине, а когти пытаются сорвать с него броню. Бедро пронзила резкая и ужасная боль.

С большим усилием Чавис впился пальцами в бок твари, сжал полную горсть ворвани[3] и потянул. Разверзлась окаймленная хрящеватой тканью рана, залив все тело темпестора вонючими жидкостями. Существо издало пронзительный крик и рухнуло без движения.

Чавис столкнул с себя труп и поднялся на ноги, не обращая внимания на боль в раненом бедре. Его дисплей замигал разнообразными сигналами; желтым обозначались отпрыски, которых ранили несерьезно, красным — которых было уже не спасти. Также он отметил, что в борьбу включилась Марджин. Она прицепила к стволу своего болтгана несоразмерный штык и с его помощью разрубала тела атакующих существ.

Ульрих расстреливал из пистолета ещё одну группу водных ужасов, которые тащились и скользили к прожектору. Казалось, будто все живые существа «мировой волны» вышли на берег, чтобы полакомиться ими.

— Огневую поддержку на линию воды! — прокричал в вокс Чавис.

На крышах обоих «Тауроксов» находились пушки, призванные разносить на части легкую технику и тяжелобронированную пехоту. Именно ими и начали обстреливать пляж Эрдон и Катон. С каждым взрывом вверх взлетали конусы гравия и воды. А сверху сыпались куски панциря и жировой ткани.

Ещё одно когтистое существо прыгнуло к Чавису. Тот выхватил пистолет и пристрелил создание прежде, чем оно успело ударить его током. Теперь повсюду вокруг них был океан, полностью скрыв тела павших и намочив уцелевших почти по пояс. От прожектора разлетались искры, и спустя минуту тот вышел из строя. Вновь нахлынул красноватый свет Иксоя.

Меч Ульриха блестел в лунном свете, когда он наносил рубящие и колющие удары. Его пальто порвалось в плече, а половину лица перекосило. Вокруг него плавали тела мёртвых созданий.

Марджин первой увидела это. Она как раз закончила разрубать пополам одно из шипастых существ, и стояла спиной к спине с одним из отпрысков. Его шлем потерялся, а одна из рук была сильно искалечена. На них упала тень, и женщина посмотрела наверх, чтобы увидеть, что её отбросило.

Из «мировой волны» поднялось дерево. По крайней мере, такого было её первое впечатление: дерево, чей широкий ствол покрывала кора цвета высохших струпьев. Сотни его ветвей кремового цвета крутились и дергались, растягиваясь по лику луны. Некоторые из них оканчивались когтями, не уступавшими в размерах «Тауроксу».

Тело женщины невольно затряслось, когда её осенило. Это было не дерево. Это было огромное щупальце. К тому же от него отрастали мириады других щупалец.

Один за другим, Чавис, Ульрих и оставшиеся отпрыски увидели это, и, несмотря на их разное происхождение, все они потеряли дар речи. Отпрыски остановились лишь на доли секунды, после чего вновь сосредоточились и продолжили отбиваться от нападавших.

Однако Ульрих, несмотря на все свои опыт и подготовку, стоял, безмолвно разинув рот.

Это Шелса, — смутно подумал он. — Нет, хуже: это всего лишь часть Шелсы.

Все его ожидания разлетелись на части, и на смену им пришел чистый ужас. Все мысли о том, что существо удастся захватить полностью, исчезли. Единственное, что его заботило на данный момент — выживание.

Воздух наполнился шипением, и до группы добралась полная мощь приливного вала. Из массы океана Лисиоса поднималась волна, больше любой, приходившей ранее. В красном свете Иксоя вода казалась пурпурной. Вдоль края волны заблестели белые барашки.

— Император, спаси нас, — прошептала Марджин.

Волна достигла своего пика и начала падать. Она ударила в прибрежные камни с силой урагана, без труда поглотив их. Стена воды покатилась к людям, и из её пенящегося гребня показалось чудовище. Тварь с эластичной, призрачно-белой кожей, выползшая из самых глубоких глубин. Форма её головы напоминала какую-то гигантскую рыбу. Её пасть была полна зубов, длиной не уступавших мечам. Глаза светились ярко-желтым, а вниз по спине сбегал ряд шипов. Никто не мог сказать, где она кончалась; тело твари скрывалось в бурлящем океане.

— Всем отпрыскам, — выкрикнул в вокс Чавис, — протокол ликвидации!

Эрдон и Катон продолжили поливать береговую линию снарядами. Гигантская тварь взревела от попаданий. Один её глаз взорвался, залив пейзаж студнем. Изогнув шипы на спине, она с силой вышедшего из под контроля поезда поплыла вперед. Тварь полностью проглотила двух отпрысков, сбила в воду прожектор и, в заключение, врезалась своей луковицеобразной головой в бок «Таурокса» Катона. Боковую дверь смяло полностью. Транспортер покачнулся, но не опрокинулся.

Марджин, Ульрих и Чавис начали стрелять в неё, но всё их оружие, похоже, не возымело никакого эффекта. Эрдон послал в тварь ещё один снаряд из своей боевой пушки. Посередине её тела разверзлась рана, из которой полилась жирная кровь.

В ответ на это чудовище поднялось, словно собирающаяся нанести удар кобра, и обрушило весь свой вес на крышу транспорта Чависа. Отсек водителя смялся, а передние гусеницы просели. По воксу отпрыски слышали кричащего в агонии Катона.

Чудовище вновь поднялось. Оно зажало в своей пасти всю переднюю половину транспорта и сильно встряхнуло его. Во все стороны полетели куски механизмов и металлической обшивки. После чего чудовище, удовлетворенное своей добычей, начало уползать обратно в океан, унося с собой сплющенный «Таурокс».

— Убейте его! Убейте его! — кричал Чавис.

В ответ Эрдон выпустил в отступающее чудовище ещё три снаряда. Два из них нашли свою цель, открыв на шкуре твари ещё больше зияющих ран. Та же со всплеском ускользнула обратно в океан.

Бессвязные крики отпрыска Катона стали ужасными звуками утопающего. К счастью всех тех, кто мог это слышать, мучения его были недолгими.

Марджин с Чависом отпихали ногами в стороны несчетное число мёртвых существ. На ноги поднялись четыре отпрыска. Остальные либо погибли, либо пропали, когда их тела смыло в море.

Теперь, когда маяк был уничтожен, число выскакивающих из океана существ заметно сократилось. Волны продолжали вздыматься над камнями, но и они также уменьшались в размерах. И тем не менее, ничего ещё не кончилось.

Оставшиеся шипастые твари запустили ещё один град отравленных шипов, которые безвредно отскочили от брони отпрысков. Чавис пристрелил троих. Четыре оставшихся у него бойца присоединились к нему и начали расстреливать стаю из лазганов.

Марджин быстро вставила новый магазин в свой болтер и тоже открыла огонь. Ещё две когтистых твари разлетелись на части. Когда полумёртвый шипастый зверь попытался укусить её за ногу, она насмерть раздавила его своим каблуком.

Снаряды из пушки Эрдона превратили береговую линию в покрытый выбоинами лунный пейзаж. Кратеры наполнились морской водой и искромсанными кусками мяса. Наконец он перестал стрелять, ибо на пляже больше не осталось целей.

Чавис смотрел, как его люди заливают лазерным огнем последнее шипастое существо. Он убрал в кобуру свой болт-пистолет и произнес в вокс:

— Эрдон, территория зачищена. Бери аптечку и живо сюда.

Ульрих стоял несколько дальше вниз по берегу, где вода ещё доходила до колена. Его взгляд был устремлен в пространство за камнями. Более ни одно существо не выползало на берег. Порез на лице горел от смеси яда и соли. По его приблизительным оценкам, погибло десять или одиннадцать человек, оставив его лишь с полудесятком отпрысков и диалогусом. Один транспорт потерян, а всё его оборудование повреждено, либо полностью уничтожено. Но хуже всего этого то, что Шелса исчезла из виду. «Мировая волна» двигалась дальше, минуя плато и продолжая свое неостановимое кругосветное плавание по Лисиосу.

Ульриха начало трясти. Костяшки его пальцев побелели, когда он схватился за рукоять меча. Мужчина закричал, и крик его эхом отразился от скал:

— Десять лет!

Темпестор устало тащился вслед за инквизитором. О скалы разбилась очередная волна.

— «Мировая волна» пройдет рядом с этим плато только через десять лет. Все мои планы… всё это путешествие… Всё это было напрасно! — Он сделал несколько неуверенных шагов в сторону океана.

— Напрасно, — повторил Чавис.

Ульрих развернулся:

— В этом нет моей вины!

— Я и не говорил этого, сир, — произнес Чавис, — но каковы будут ваши приказы теперь?

Лицо Ульриха исказилось, пока он яростно пытался придумать хоть какой-нибудь способ спасти эту операцию. Но на ум ничего не шло, и он вздохнул:

— Возвращаемся в космопорт и отправляемся домой.

Он одарил «мировую волну» последним, тоскливым взглядом, и зашагал обратно на пляж.

Чавис, не сказав ни слова, пошел проведать своих людей.

И тут они услышали крик Марджин:

— Инквизитор! Темпестор! Сюда!

Оба сорвались на бег, миновав Эрдона, который открыл аптечку и занялся выжившими отпрысками. Они нашли Марджин недалеко от того места, где им пытались противостоять лисийцы. Здесь упал один из пушечных снарядов «Таурокса», усыпав территорию частями тел людей и мёртвых морских существ. Посреди этого зрелища находился широкий, но неглубокий кратер. На дне в соленой воде, прижатая половиной трупа одного из камнепауков, лежала женщина в синем одеянии.

— Я слышала, как кто-то звал на помощь, — сказала Марджин, — и нашла это. — Она спрыгнула в кратер и сорвала потрепанное одеяние женщины.

Ниже шеи кожа лисийки была темно-фиолетовой и покрыта накладывающимися друг на друга пластинками. Из середины её грудной клетки проросла вторая пара рук.

Марджин нацелила на женщину свой болтган:

— Ты. Мутант. Покайся в своих грехах, и я оценю их. Кто ты? Что ты здесь забыла?

Женщина отхаркнула кровь и произнесла:

— Это Ночь Иксоя…

— Когда луна Лисиоса находится в перигее, — пояснила Марджин.

— Да… Мы сопровождали тех, кто… предложил себя в дар.

— Богине Морской?

— Да. Шелсе. Она… она послала Тех-Что-Живут-В-Ней… чтобы утолить свой голод. — Её голова откинулась, дыхание стало неровным. — Я сожру их великим числом.

— Довольно! — Цитируя свою собственную литанию, Марджин произнесла: — От бедствия Кракена, Император наш, избавь нас. От богохульства Падшего, Император наш, избавь нас.

Марджин спустила курок, и вся верхняя половина тела женщины разлетелась на части. Она посмотрела вверх, но Ульриха там уже не было. Поднявшись из кратера, она увидела, что тот стоит на коленях неподалеку.

Он вытащил из-за пояса пару длинных перчаток и спешно начал их натягивать:

— Чавис, найдите изолирующий контейнер, — прокричал инквизитор, — и принесите его сюда. Немедленно!

Марджин позвала Ульриха, но не получила ответа. Она выглянула через его плечо, чтобы посмотреть, что же так сильно захватило его внимание. В неглубокой впадине в земле лежал сегментированный кусок щупальца. Размером он был примерно с её руку. Словно удлиненные пальцы с чёрными когтями, от щупальца отрастали десять или даже больше мелких ресничек, а внизу располагались части красного панциря. Щупальце вертелось и извивалось, бешено пытаясь вырваться из ямы.

— Это… — начала Марджин.

Ее прервали промчавшиеся мимо Чавис с Эрдоном, которые несли тяжелый цилиндр. Они опустили его на землю рядом с Ульрихом. Чавис открыл дверцу и стал ждать.

Ульрих закончил натягивать свои перчатки. После чего сжал зубы и схватил кусок щупальца обеими руками. Тот сразу же начал метаться из стороны в сторону. Инквизитору пришлось приложить усилия, чтобы удержать хватку. Заворчав, он бросил его в цилиндр. Чавис захлопнул дверцу.

Щупальце начало барабанить по внутренним стенкам контейнера.

Запыхавшимся голосом Ульрих произнес:

— Немедленно доставьте его на борт транспорта.

Чавис и Эрдон подняли изолирующий контейнер и отправились обратно к оставшемуся «Тауроксу». Ульрих стянул перчатки и засунул их обратно в пальто. Он посмотрел на женщину — лицо его сияло — и последовал за двумя отпрысками.

— Инквизитор, — подойдя вместе с ним к машине, сказала Марджин. — На Лисиосе явно происходит нечто большее, чем кажется на первый взгляд. Нам стоит отправить сообщение канониссе.

— Нет, я так не думаю.

Марджин указала на кратер:

— Здесь свершилась ересь.

— Ересь свершается повсюду, но я обойдусь без этой женщины, которая будет рвать и метать всё вокруг и только мешать мне. Нет, боюсь, праведной ярости канониссы придется подождать, пока я не закончу здесь свои дела.

— Инквизитор, я обязана сообщить о религиозной крамоле. Обещаю, я и словом не обмолвлюсь об этом… создании в изоляционном контейнере.

— Я объявляю режим радиомолчания, — выплюнул слова Ульрих. — Это значит, что ты не будешь ни с кем и ни о чем разговаривать, пока я не скажу.

— Я понимаю, инквизитор, но, наверное…

— Разговор окончен. В твоих же интересах, чтобы он никогда не повторился.

Ульрих забрался в «Таурокс».

Марджин постояла минуту в одиночестве, пытаясь унять свою ярость. Она знала, что ей так или иначе придется связаться с канониссой. В этом мире что-то назревало, и это что-то нужно остановить, пока ещё не слишком поздно.

Она поднялась на борт, захлопнув за собой люк. Двигатель «Таурокса» взревел, и транспорт умчался с плато.

Пляж опустел. Лишь мёртвые смогли увидеть титаническую фигуру, что снова вырвалась на поверхность «мировой волны». Она жадно схватила луну, тоскуя по своей недостижимой любви и посылая проклятья всем тем, кто противостоял ей.

Глава шестая

«Какими станут наши жизни, когда мы, наконец, будем вместе, любовь моя? Спустишься ли ты на веки вечные ко мне, или подхватишь на руки и отнесешь в своё пристанище на небе? Обещай мне, о, обещай, что скоро мы будем вместе. Звезды начинают падать с небес и этот век идёт к концу…»

«Кантос Континуос», М41

На небо начала всходить луна, было настолько темно, насколько вообще бывало на Лисиосе. С одной стороны гора представляла собой стену из насквозь промокшего камня, а на другой — уменьшающуюся глыбу «мировой волны». Эрдон внимательно смотрел на дорогу. Путь стал намного менее ровным, по сравнению с тем, каким он был на подъеме. Прошедшая волна подняла камни и покрыла дорогу толстым ковром водорослей и грязи. По крайней мере трижды индикаторы на приборной панели вспыхивали, предупреждая о том, что «Таурокс» теряет сцепление с дорогой. Уже этого было достаточно, чтобы понять, насколько тяжелыми оказались дорожные условия.

Чавис сидел рядом в командном кресле, также не спуская глаз с пути. Оба увидели проблему одновременно, и Эрдон остановил «Таурокс».

— Оставайся здесь, — сказал Чавис. — Я посмотрю поближе.

Он выбрался из кресла, взял шлем с переборки в отсеке и двинулся к боковому люку. В задней части «Таурокса» Марджин сидела с опущенной головой. Ульрих расположился на полу, рядом с изолирующим контейнером. Крошечное обзорное окно запотело, а по стенкам цилиндра бежали капли конденсата. Похожее на щупальце существо перестало биться в безумных конвульсиях в течение первого часа путешествия.

Кроме Эрдона в живых остались четыре отпрыска. Пять, если считать Бирдгона, практически погрузившегося в кому и лежащего поперек трех сидений. Его рука была заражена настолько, что полевая медицина была не в силах помочь. По его шее и груди начали расходиться темные линии. Брандта, Фиея, Савдру и Девриеса залатали медикаментами из аптечки отпрысков, называемой «Дар мученика», в которую входили протеиновые лечебные бальзамы, сшивающие раны пластыри и, в случае Фиея, временную бионическую руку.

Когда Чавис открыл люк, Марджин резко подняла голову.

— Что-то не так? — спросила она.

— Дорога впереди выглядит очень плохо. Я хочу посмотреть, возможно ли по ней проехать.

Она сразу же поднялась на ноги.

— Я пойду с вами.

Чавис спрыгнул на землю и стоически проигнорировал занывшую рану в ноге. Воздух был прохладным и влажным. Густая грязь и водоросли издавали хлюпающие звуки, пока он обходил «Таурокс». Ночь стала светлой как день, благодаря усиливающим линзам в его шлеме. Подозрения темпестора оправдались.

Отряд достиг того места, где ранее обвалилась гора, а поток почти снёс «Таурокс» Эрдона через край обрыва в далекое море. Теперь дороги не было вообще. Стены из камней и грязи скатились откуда-то сверху, превратив траншею, которую они преодолели, в широкую бездну.

— Эрдон, — сказал он по воксу.

— Здесь, темпестор.

— Это выглядит скверно. Даже «Таурокс» не сможет перебраться через такой широкий разлом. Нам придется найти другой путь к жил-краулеру.

— Вторичная дорога на западе?

— Я подумал об этом же.

Чавис повернулся, чтобы вернуться в «Таурокс», но обнаружил, что Марджин преградила ему путь.

— Темпестор, мне нужно спросить у вас кое-что.

— Да?

Марджин мгновение оценивающе смотрела на него.

— Тот, что позволил жить чужаку — соучастник в грехе его существования, — наконец спросила она. — Вы согласны с этим утверждением?

— Да, — без колебаний ответил Чавис.

— Конечно, согласны. С этим согласиться любой здравомыслящий человек. Но если это так, зачем инквизитору привозить это существо обратно? Почему мы позволяем ему это сделать?

— Мы ничего не позволяем ему сделать, он не обязан отчитываться перед нами.

— Разве вас не напрягает, что это находится на борту? — Марджин указала большим пальцем в сторону заднего отсека.

Чавис на мгновение задумался.

— Это не имеет значения. Мой миссия — обеспечить безопасность инквизитора и доставить его к посадочному модулю. — С этими словами он прошел мимо сестры к транспорту.

— А если я скажу, что существо ещё живо? Это изменит ваше мнение?

Чавис остановился.

— Мне удалось подсмотреть через плечо инквизитора, не так давно. Я почти уверена, что видела, как оно двигается внутри цилиндра.

— Почти уверена?

— Ну… было сложно рассмотреть, но…

— Ты веришь, что существо, на текущий момент, представляет опасность для тебя или других членов команды?

— Нет, — поколебавшись, ответила она. — Я не… Я не знаю.

— В таком случае мы не можем предпринимать никаких действий, противоречащих нашим приказам.

Марджин оскалилась.

— Когда оно попытается убить меня, вы, обязательно, отомстите за меня?

— Конечно, — ответил Чавис и забрался в «Таурокс».

— Сир, — обратился он к Ульриху, — мне необходимо сообщить вам, что дорога, по которой мы двигались, чтобы подняться на плато, оказалось абсолютно непроходимой. Однако есть другой путь. Мы сможем прибыть к позднему вечеру.

Ульрих покачал головой, но не отвернулся от изоляционного контейнера.

— Одна задержка за другой.

— Я мог бы воспользоваться вашей картой.

— Хорошо. Просто доставь меня к посадочному модулю и подальше от этой планеты. — Он достал из кармана водонепроницаемую бумагу и бросил её через плечо. Чавис поймал карту одной рукой.

— Так быстро, как только возможно, сир. — Чавис вернулся в кресло рядом с Эрдоном.

Марджин поднялась в транспорт и захлопнула за собой люк. Она молча села на ближайшее место и уставилась в пространство. Чтобы развернуться, транспорту понадобилось некоторое время. К тому времени, как они двинулись дальше, солнца уже пересекали горизонт, и сестра диалогус провалилась в утомленный сон.


У подсвечника летал мотылек. Сестра подняла взгляд от стола, за которым она с усердием переписывала «Вперёд, дочери Императора», один из её любимых гимнов, и увидела, как загорелись крылья маленького насекомого.

— Зачем ты это сделал? — спросила она. — Надо было думать. Теперь тебе придется умереть.

Сестра макнула перо в чернила и продолжила заниматься каллиграфией. Где-то в Конвенте над её головой раздавалось пение хора, исполняющего каждый куплет, как только она писала его. Это было странно. Стены в скрипториуме были настолько толстыми, что она обычно вообще ничего не слышала.

Мотылек продолжил яростно бить крыльями около свечей, хотя уже и превратился в крошечный выгоревший остов. Сестра старалась игнорировать его и снова макнула перо. Однако её любимое перо превратилось в одну из острых, отравленных колючек, которые она помогала вытаскивать из руки отпрыска Бирдгона. Чернильница была полна воды. Она начала пузыриться, выливаясь на пергамент. Красивые линии поплыли и побежали вниз по странице.

Мертвому мотыльку, наконец, удалось задуть свечи. Сестра встала, чтобы найти лучину и снова зажечь их. Пол был покрыт водой. Она спотыкалась в темноте и не могла найти ни свет, ни дверь. Вода продолжала подниматься.

Что-то обвилось вокруг её ног, и сестра почувствовала резкую боль. Она не могла этого увидеть, но каким-то образом знала, что в глубине поднимающейся воды в её плоть вгрызались кремовые щупальца. Пока она всплывала к стропилам, со дна поднимались все больше щупалец, желавших сожрать её. Марджин боролась, но они были невероятно сильными. Лицо сестры скрылось под водой, которая оказалось солёной. Хор наверху всё ещё пел, но текст изменился.

Обещай мне, о, обещай, что скоро мы будем вместе… — пели голоса.

Её легкие горели, в попытке продлить последний вздох. У щупалец теперь появились бритвенно острые когти, начавшие разрезать её ноги. Мелкие, невидимые рты откусывали куски плоти от её живота и шеи. Наконец, она больше не могла терпеть мучения. Её предсмертный крик представлял собой поток пузырьков. А затем комнату резко тряхнуло.


Марджин, вздрогнув, проснулась и в спешке осмотрелась. Фией, отпрыск с бионической рукой, сидел напротив неё.

— Что случилось? — выдохнула она.

— Мы просто переехали через что-то большое.

Она провела рукой по волосам и ещё раз осмотрела весь отсек. Похоже, что никто почти не двигался. Ульрих всё ещё сидел вместе со своим драгоценным существом, но голова инквизитора болталась, будто он почти уснул. Отпрыск Бирдгон дышал отрывистыми вздохами. От его тела начало исходить зловонье.

Неожиданно раздался хлопок. «Таурокс» затрясся, будто какая-то вздорная, гигантская рука подняла его и бросила о землю. Марджин упала на пол и услышала, как сдерживающая канистра упала и ударилась обо что-то. Всё наклонилось влево, и сестра поняла, что они перевернулись. Когда «Таурокс» наконец остановился, в воздухе витал жгучий дым. Марджин поднесла руки к носу. Меж её пальцев бежала кровь.

Ульрих поднимался на ноги, громко ругаясь. Он отчаянно старался поднять упавший контейнер.

— Ещё один камень? — спросила Марджин.

Фией покачал головой.

Чавис развернулся в кресле.

— Звук был похож на мину. Отпрыски, подготовьтесь и двигайтесь наружу.


Мгновения спустя Чавис, Эрдон и остальные уже стояли под обжигающими двойными солнцами. Эрдон надел пару доходящих до плечей защитных перчаток и достал большой металлический ящик с инструментами. Остальные держали лазганы наготове.

«Таурокс» остановился на краю круглой площади. От левой гусеницы расходился темный узор, появившийся от взрыва. Кроме этого, земля была покрыта толстым слоем засохших водорослей и рыбных костей. Во всех трещинах и ямах рос лишай. Всё вокруг было покрыто сыпучей высохшей солью. Улицы были забиты сорняками и упавшими кусками отделки.

Отряд спустился с горы Лораз и прокладывал путь сквозь череду широких каньонов. Каменные стены были отмечены белыми горизонтальными полосами, означающими прошлые уровни воды. Сначала Чавис проявлял осторожность. Каменные стены создавали короткие линия прицеливания, и опасность могла скрываться за каждым поворотом. Впрочем, к середине утра они ещё не встретили не единой живой души, и осторожность темпестора ослабла. Похоже, что эта часть Лисиоса не была населена.

Хотя, слово «покинута» подошло бы лучше. Им на пути начали встречаться древние здания. Сначала всего несколько, но их число и плотность застройки росли. Чавис сверился с картой инквизитора. Они проезжали по окраине небольшого города. Имя, которое он когда-то носил, было утоплено и забыто три тысячи лет назад. Когда-то могучие скалобетонные башни и стены теперь представляли собой лишь череду осыпающихся фундаментов и куч щебня, обкатанных регулярными наводнениями.

Эрдон сидел на корточках рядом с «Тауроксом». Одной рукой он шарил за поврежденной секцией.

— Это точно была мина, реагирующая на давление.

— Самодельная? — спросил Чавис.

Эрдон покачал головой.

— Нет, военная.

— Кто станет устанавливать взрывчатку в таком Богом-Императором забытом месте? — спросил Девриес.

— Отличный вопрос, — ответил Чавис.

— На который у нас нет времени отвечать, — прервал его Ульрих. Он стоял на задней рампе машины. — Продолжим движение.

Эрдон достал руку, перчатка была покрыта пятнами какой-то темной жидкости. Он понюхал её и поднял руку.

— Темпестор, это топливо.

Чавис опустил голову и медленно выдохнул.

— Это возможно починить?

Эрдон встал.

— Да, сир, можно залатать достаточно, чтобы доставить нас к жил-краулеру. Но если мы потеряли слишком много топлива…

— Я знаю. Приступай.

Ульрих вскинул руки и вернулся внутрь транспорта. Эрдон ползал под «Тауроксом», пока остальные стояли на страже. Отпрыск работал почти полчаса, перед тем как снова появиться на виду.

— Мне удалось всё исправить, сир, — сказал он Чавису, — но днище получило множественные повреждения от шрапнели.

— Достаточно ли у нас топлива, чтобы вернуться?

Эрдон покачал головой.

— В таком случае, нам нужно обсудить это с инквизитором.

— Обсудить с ним что, конкретно? — раздался голос Ульриха. Он сидел рядом с задней рампой.

— О том, что мы делаем дальше, сир. Так как у нашего транспорта недостаточно топлива, я рекомендую связаться с Сестрами Битвы и запросить эвакуацию.

Ульрих встал и прошагал вниз по рампе.

— Однозначно нет.

— Сир, другие варианты…

— Темпестор! — прокричал Брандт. Он расположился на высокой насыпи покрытых мхом кирпичей и махнул рукой, показывая, что нечто приближалось к их позиции.

— Отпрыски! — рявкнул Чавис.

Девриес, Савдра и Фией уперли винтовки в плечи. Эрдон быстро сбросил защитные перчатки и схватился за митральезу.

В воздухе раздавался звук моторов. Со скрипящим звуком шин из-за угла разрушенного здания вырвались три шестиколесных лимузина без крыши. В них сидели люди в потертых и ношеных униформах цвета выцветшего песчаника, с темно-синей вышивкой по швам брюк. Большая часть их вооружения использовала пули большого калибра, но Чавис насчитал ещё как минимум три выглядящих рабочими гранатомета. Никто из них не носил кепок или шлемов, руки и лица были обожженны солнцем и покрыты волдырями. Каждый из этих солдат выглядел так, будто с того момента, как он в последний раз хорошо поел, прошли месяцы.

— Разрешаю огонь по ситуации! — прокричал Чавис.

Лимузины резко развернулись, и находящиеся на борту открыли огонь. От камней и брони отпрысков начали отскакивать пули. Двое солдат в униформах подняли переносной гранатомет и выстрелили в «Таурокс». Врезавшийся с его бок снаряд превратился в грохочущий огненный шар.

Чавис и отпрыски открыли ответный огонь из всех орудий. Четыре солдата в переднем лимузине получили по лазерному лучу, проплавившему их броню и поджегшему одежду. Эрдон закончил подготовку митральезы и обрушил на машину воющий шквал лазерного огня, прорвавший броню вокруг двигателя. Первая машина взорвалась в столбе дыма и пламени.

Солдаты из двух других машин окатили отпрысков пулями. Савдра и Брандт убили за это ещё двоих. Девриес дернулся и упал на спину, схватившись за левую руку, где пуля попала в промежуток брони.

— Я в порядке, — прокричал он.

Лимузины развернулись и начали отходить по другой улице. Эрдон вновь выстрелил из митральезы. От её тяжелого корпуса пошел дым. Большая часть выстрелов попала в стены и улицу, оставляя за собой кусочки стекла. Однако один из лимузинов получил попадание в заднюю часть и взорвался, подбросив в воздух тела пассажиров, которые упали на покрытый сорняками тротуар.

Третий лимузин унесся вдаль.

Чавис рубанул воздух ладонью.

— Прекратить огонь и выдвинуться вперёд.

Отпрыски бегом добрались до места, где дымилась первая взорванная машина, и заняли позицию у осыпающейся стены. Чавис схватил ботинок мертвеца и затащил тело внутрь дверного проема. Темпестор осмотрел лицо человека со всех сторон и оценил его одежду.

— Профессиональная выделка, — сказал он. — А такие бронежилеты не доступны обычным лисийцам.

— Его оружие содержится в рабочем состоянии. — Эрдон указал на большую нашивку на левом плече трупа. На ней были изображены несколько белых звёзд на темно-синем поле, а поверх желтыми нитками вышит выцветший номер 99. — Что насчёт этого?

— Какая-то инсигния подразделения. Я не узнаю её.

Над ними появилась тень, и голос произнес:

— Потому что её не использовали уже какое-то время.

Эрдон и Чавис подняли взгляды на стоящего в дверном проеме Ульриха. За его спиной была Марджин.

— Только девяносто девять миров получили такие эмблемы для своих солдат. Хотите верьте, хотите — нет, но когда-то Лисиос принадлежал к их числу. Этот человек был членом Лисийской Домовой Гвардии.

Марджин за его спиной слегка вздохнула.

— Инквизитор, — сказал Чавис, вставая на ноги, — вы должны оставаться в «Тауроксе». Это всё ещё активная зона боевых действий.

Ульрих пренебрежительно махнул рукой.

— У этих людей были лимузины. Это значит, что у них есть какое-то топливо, так? Топливо, которое мы можем использовать?

Чавис кивнул.

— Да, сир, я подумал о том же.

— Инквизитор, — обратилась к нему Марджин, — на Лисиосе находилось всего одно подразделение обученных солдат, и все они были прикреплены к планетарному губернатору. Если эти люди здесь, то и губернатор должен быть где-то поблизости. Мы должны найти его.

— Это ты так думаешь, — ответил Ульрих, — но на самом деле не должны.

— Тогда позвольте мне связаться с канониссой Грейс и передать ей координаты этого места. Сестры искали губернатора…

Ульрих резко прервал её.

— Я уже сказал, мы не выходим ни с кем на связь. Никто не должен знать о нашей миссии.

Марджин уставилась на инквизитора.

— Почему?

Ульрих не ответил ей.

— Темпестор, пойдём, узнаем, где устроились эти люди.

— Хорошо, сир. Девриес?

— Да, темпестор?

— Останешься здесь. Закрой «Таурокс» и сядь за пушку. Если появится кто-то ещё…

— Вас понял.

— Остальные, приготовьтесь выдвигаться. Сценарий найти и уничтожить, сигма дельта.

— Сигма дельта? — тихо спросила Марджин, не отрывая взгляда от инквизитора.

Чавис достал обойму из болт-пистолета и осмотрел первый патрон.

— Городской бой, множественные цели.

Глава седьмая

Чавис вел отряд по разрушенной улице. Найти следы шин среди куч морской травы и водорослей оказалось достаточно легко, и уже через несколько минут они наткнулись на ещё одну штурмовую группу. Чавис слышал, как они суетятся с чем-то, по звуку большим и тяжелым. Он жестом велел всем остановиться и осторожно выглянул из-за угла.

Там находилась небольшая площадь, со всех сторон окруженная высокими руинами. Чавис увидел группу солдат, собравшихся вокруг треснувшего основания древнего фонтана.

— Должно быть, КПП. Насчитал двух бойцов с винтовками, одного с гранатометом, и кого-то, похожего на командира, — прошептал он в вокс. — Последние два устанавливают групповое тяжелое орудие. Похоже на автопушку агриппинской модели.

— Всего шестеро? — саркастично произнес Ульрих. — Это будет просто.

Чавису было не привыкать к опасностям городского боя. Многолетний опыт научил его тому, что в узких пространствах города никакая цель не является простой. И если она кажется таковой, это, как правило, ловушка.

— Нет, — сказал он, — мы должны обойти их.

— Что?

— Позиции, подобные этой, ставят перед собой цель выманить нас на открытую местность, где мы подвергнемся бесчисленным рискам. Эта площадь может быть заминирована. Может простреливаться снайперами. По её периметру могут быть запрятаны сторожевые орудия. Когда я говорю вам, сир, что здесь что-то неладно, лучше доверьтесь мне.

Чавис ожидал услышать какой-либо аргумент со стороны инквизитора, и удивился, не получив такового.

— Хорошо. Раз возражений нет, мы пойдем в обход.

Жестом велев всем пригнуться, Чавис повел группу через разбитый перекресток в невысокое здание. Сквозь пустые окна и дыры в стенах можно было мельком увидеть площадь и КПП.

Через один квартал к северу темпестор снова вышел на следы лимузина. Они резко поворачивали и исчезали в уходящем под улицу подходном туннеле. Вход в туннель усиленно охранялся. Чавис насчитал три взвода солдат и, по меньшей мере, столько же лазпушек. В общей сложности, на пути у них оказались почти сорок человек.

— Как я понимаю, в этот раз обойти не удастся? — намеренно спросил Ульрих.

— Зависит от вас, сир. Вы по-прежнему уверены, что не хотите ни с кем связаться и запросить эвакуацию?

Ульрих пристально посмотрел на темпестора.

— В таком случае, нет, этих мы никак не обойдем. — На секунду Чавису захотелось, чтобы у него было больше бойцов. Но их не было. Придется довольствоваться теми четырьмя, что есть. Он встал между Савдрой и Марджин.

— Атаковав в лоб, мы лишь угробим себя, — сказал темпестор. — Придется ударить им во фланг, так они не смогут обратить на нас всю свою огневую мощь. Эрдон, когда мы войдем в зону поражения, ты должен будешь уничтожить те лазпушки.

— Савдра, ты останешься здесь с сестрой Марджин. Ваша задача — предоставить нам отвлекающий огонь. Наделайте побольше шума. Удерживайте их внимание на этой позиции. Если они попытаются подойти к вам слишком близко, подкиньте им пару гранат.

— Фией, Брандт, вы со мной. Мы прикрываем Эрдона, пока он не подойдет на расстояние выстрела из митральезы, после чего сокращаем дистанцию и добиваем их.

Чавис посмотрел на Ульриха и вспомнил, кто из них на самом деле командует этой миссией.

— Это приемлемо, сир?

— С одним исключением. Я иду с тобой.

Через несколько минут Чавис, Ульрих, и остальные уже обходили вражескую позицию, чтобы зайти сбоку подземного входа. Звук болтгана Марджин не остался без внимания, и гвардейцы начали отстреливаться, лазпушки пробивали дыры в камнебетоне, окружавшем её и Савдру.

Ульрих и Чавис вырвались из своего укрытия, а следом за ними и Брандт с Фиеем. Сидящий в тылу с митральезой Эрдон выпустил тетраду жгучих лазерных лучей в ближайший взвод. Троих человек мгновенно разнесло на куски. Брандт и Фией бросились вперед, каждый сумел прикончить ещё двоих, после чего эффект неожиданности оказался исчерпан. Трое из оставшихся пяти бойцов развернулись и открыли огонь из винтовок. Большинство пуль врезалось в уличное покрытие или срикошетило в руины. Одна из них расплющилась об отражающее поле Ульриха, всего в каких-то миллиметрах от его горла. Двое мужчин, сидящих за лазпушкой взвода, отчаянно пытались развернуть её, но к тому моменту когда им это удалось, Чавис уже кинул в них гранату. Та далеко отскочила от своей намеченной цели и взорвалась облаком горячей шрапнели.

Ульрих первым бросился в рукопашную. Его меч рассек воздух над головами солдат, когда те пригнулись, уворачиваясь от его ударов. Чавис приблизился к противнику в упор и прострелил сердце ближайшему бойцу из своего болт-пистолета. Брандт, Фией и Эрдон бросились за своим темпестором и начали жестоко избивать всех, кто попадался им на пути.

Марджин и Савдра продолжали поливать улицу огнем, но второй взвод бойцов уже не дал себя обмануть. Они помчались на помощь своим товарищам.

Ульрих взмахнул своим клинком вниз, и начисто рассек двоих людей, которые секундами ранее увернулись от него. Чавис послал очередной болт в броню солдата, а сражающийся рядом с ним Фией впечатал приклад своего лазгана в лицо оппоненту.

Тем временем группа, бросившаяся на подмогу своим товарищам, изо всех сил набросилась с кулаками и пинками на крошечную штурмовую группу Чависа. Инквизитор принял большую часть ударов на себя, позволив им безвредно отскакивать от богато украшенной брони или отражающего поля.

Третья лазпушка промахнулась, выстрел прошел в миллиметре от Марджин. Женщина нырнула обратно за стену, которую они с Савдрой использовали в качестве укрытия, когда луч ударил насквозь. Пули дважды попали в грудь Савдре, но его броня стойко перенесла это испытание.

Марджин и Савдра проредили оставшийся взвод, в то время как Ульрих продолжил свой убийственный кутеж. Ещё два солдата пали от его клинка, Затем ещё три. Вскоре вокруг него собралась небольшая куча из мёртвых и тяжело раненных. Когда последние гвардейцы губернатора попытались отступить в туннель, Ульрих возглавил погоню за ними и вырезал их всех.

Тишина вернулась в город руин. Марджин и Савдра вышли из разрушенного здания, покрытые множеством мелких царапин и пылью от испаренного камнебетона. Брандт потерял свой шлем, и из глубокого пореза на его подбородке сочилась кровь. На ноге Чависа вновь открылась рана. Он сорвал с одного из мёртвых солдат синий пояс и туго завязал его на бедре.

Инквизитор, кажется, был абсолютно невредим. Более того, подумал Чавис, — он, похоже, приободрился. Ульрих взглядом указал на вход в туннель:

— Надо продолжать двигаться. Кто знает, что может нас поджидать?

Чавис вновь занял место во главе отряда. Группа вошла в подземелье, миновав давно заброшенную рельсовую платформу. Им пришлось остановиться на четырех разделительных узлах, где во мрак уходили дополнительные туннели. В каждом из них Чавис выискивал на полу следы лимузина. В конце концов, они оказались в колоссальном помещении, заполненном поездами.

Когда-то давным-давно это место было чем-то вроде депо. Теперь оно стало музеем упадка. Высоко над головой находилась куполообразная стеклянная крыша, покрытая многовековой грязью. Просачивающийся через неё свет был тусклым и маслянисто-желтым. Локомотивы и вагоны когда-то были массивными, богато украшенными машинами, производившими впечатление на всех, кому довелось их увидеть. Теперь же они проржавели и покрылись соляной коркой. Всё вокруг смердело морем и гнилью. В реакторах поездов не горело пламя, а в их экипажах — свет.

Нет, увидел Чавис. Это было не совсем так. Он разглядел свет неподалеку от центра помещения. Здесь, под мёртвыми городами Лисиоса, ещё можно было найти жизнь.

Посреди депо находилось приземистое, круглое здание высотой в три этажа. С обеих сторон единственного входа стояли гвардейцы.

Ульрих осмотрел строение.

— Это здесь они скрываются? — спросил он. После чего, не дожидаясь ответа, зашагал в направлении дверного проема. — Раз так, то идем туда.

Ульрих пристрелил обоих гвардейцев прежде, чем те успели среагировать. Как только отпрыски подошли к нему, он пинком распахнул дверь. Первый этаж здания представлял собой одну большую комнату. Вдоль стены протянулся ряд пустых билетных будок. По всей комнате были разбросаны столы и кушетки. Пара больших вывесок, когда-то свисавших с потолка, теперь лежали разбитыми на полу. В центре комнаты расположилась широкая винтовая лестница. По ней, грохоча ботинками, спустились ещё двадцать солдат.

Марджин, Чавис и отпрыски ворвались внутрь и рассыпались веером по обе стороны от инквизитора. Тот бросился вперед, стреляя на ходу из своего пистолета. Солдаты на лестнице встретили его пулями. Свита Ульриха ответила им лазерным огнем и болтами. От митральезы Эрдона повеяло жаром, когда он открыл огонь.

Ульрих добрался до основания лестницы и рассек горла двоим мужчинам. Тогда остальные прыгнули на него, надеясь сбить его обратно под весом своих тел. Он уклонился и развернулся, а его меч разорвал защитные пластины. Тела начали падать с лестницы.

Чавис приказал своим людям пойти в рукопашную, и пятеро бойцов втиснулись на лестницу около Ульриха. Порез над глазом последнего начал кровоточить, но инквизитору удалось удержать инициативу. Солдаты попытались отступить на второй этаж. Ульрих и Чавис сбили их с ног и прикончили.

Инквизитор вложил свой меч в ножны.

— Мы должны обыскать всё это здание, — сказал он. — Марджин и я начнем здесь, остальные отправляйтесь на верхние этажи.

Чавис отдал честь, приложив кулак к сердцу, и увел своих людей наверх. Не прошло и трех минут, как Фией быстро спустился обратно и обратился к Марджин:

— Вы должны это увидеть.

Марджин посмотрела на Ульриха, но инквизитор был занят осмотром одной из заброшенных будок.

Она последовала за Эрдоном на третий этаж. Потолок там представлял собой грязный купол из витражного стекла. Остальную часть комнаты занимал резной металлический стол, достаточно большой, чтобы вместить полдесятка человек. За ним в кресле с высокой спинкой сидело нечто, которое она сперва приняла за иссохший труп. В центре его груди было одно-единственное отверстие размером с болт. Когда-то это был мужчина, его кожа напоминала пергамент. Со всех сторон его окружали странные машины, соединенные с ним прозрачными трубками, цветными кабелями и вакуумными присосками.

Повсюду была бумага. Стопки за стопками, сваленные в кипы и свернутые в свитки. Стоящие штабелями коробки, переполненные пачками бумаги. Здесь её было больше, чем Марджин видела за всю свою жизнь.

Все отпрыски, за исключением Чависа, нацелили свое оружие на сидящего за столом человека. Темпестор указал на механизмы и бумажные горы:

— Что всё это такое?

Марджин выдернула горсть листов из ближайшей коробки. Каждая страница была плотно исписана словами, выведенными крохотным, идеальным почерком.

— Это сделано с помощью машины, — сказала она. — Я бы сказала, что всё это надиктовали в наборщик текста.

— Но что это?

Марджин пролистала страницы в своей руке. Наверху каждой жирным шрифтом были выведены одни и те же два слова:

— «Кантос Континуос».

— Что?

— Это высокий готик. Означает ”бесконечная песнь”. Похоже, это название всего этого. — Она прочитала ещё немного. Почти сразу стало очевидно, что эти писания, предположительно, исходили от Богини Морской. Их едва ли можно было назвать поэзией. Скорее потоком бессвязного бреда. — Всё это — шелсистская литература. Император, спаси нас. — Женщина бросила страницы на пол и подошла к столу. Она заметила, что за высоким креслом скрываются ещё две комнаты. В одной расположилась большая кровать, покрытая заплесневелыми листами. В другой — два меньших кресла и нечто похожее на очень старый комплекс связи.

Она взяла другую пачку листов и пролистала их:

— Эти, кажется, поновее, — произнесла она, — но столь же бессмысленны.

Чависа всё это, кажется, удовлетворило:

— Раз тут нет никакой опасности, нам стоит осмотреться и поискать цистерну с топливом. А лучше две.

Марджин рассеяно кивнула:

— Всё будет хорошо. Просто хочу разобраться с некоторыми из этих бумаг, пока мы не ушли.

Чавис, Эрдон и Фией покинули комнату. Марджин едва заметила это.

Её глаза неотрывно смотрели на лист пергамента в её руке. Наверху, чуть ниже заголовка, был отпечатан ещё один абзац, в котором Шелса взывала к Иксою. Однако Марджин ужаснуло то, что ранее она уже слышала эти слова.

— Обещай мне, о, обещай, — прочитала она, — что скоро мы будем вместе. Звезды начинают падать с небес, и этот век идёт к концу…

Невозможно. Ей никак не могли пригрезиться именно эти слова. И, тем не менее, они были перед ней. Лидеры шелсистов восприняли и переписали их, и она тоже каким-то образом восприняла их. Марджин подумала о Пророке Моря, с которым канонисса столкнулась месяцами ранее. Канонисса Грейс говорила, что человек был одержим, что его направляла зловещая личность, и что он говорил так, словно вещал от имени Богини Морской.

Она задумалась, не это ли произошло здесь? Позволил ли бывший губернатор говорить через него Шелсе? Записал ли он каждое из этих ужасных слов, после чего передал всю эту писанину культу? Весьма вероятно. Но это по-прежнему никак не объясняет, как эти слова пришли ей на ум.

Она снова заглянула в комнату связи.


Чавис, Фией и Эрдон обнаружили гараж уровнем ниже первого этажа. В нем стоял только один из переделанных лимузинов губернатора, хотя Фией отметил, что помещение вполне способно вместить более двадцати таких машин. В углу, под листом водонепроницаемого брезента, они нашли три деревянных ящика, наполненных гарпунными ружьями, и две пустых капсулы для взрывчатки. А также тайник с топливными цистернами. Мужчины подняли одну из бочек и поставили её на заднее сиденье машины, после чего Эрдон завел двигатель и выкатил лимузин в затемненные железнодорожные туннели. Брандт и Савдра встретили их снаружи, у основного здания депо.

— Где Ульрих? — спросил их Чавис.

— Он пошел за диалогусом, — ответил Савдра. — Сказал нам выйти сюда и прикрывать вас.

Изнутри основного здания депо раздался взрыв и звук бьющегося стекла. Пятеро мужчин побежали внутрь. Первый этаж был чист, но сверху веяло запахами дыма и горелого мяса.

Они поднялись по лестнице и обнаружили комнату в огне. Секция витражного потолка разбилась вдребезги. Гигантский стол был перевернут набок, и повсюду пылал «Кантос Континуос». Тела ещё пятерых бойцов Лисийской Домовой Гвардии кучей лежали посреди пламени. Чавис нашел инквизитора на полу, неподалеку от кровати. Он казался ошеломленным.

— Инквизитор, — выкрикнул темпестор, — вы ранены?

— Я в порядке. — Ульрих отказался от помощи, вновь встав на ноги. — Они проникли сюда. Застали нас врасплох.

— Где диалогус?

Фией забежал в соседнюю комнату и вернулся с Марджин, волоча женщину под руки. Её кожа почернела и растрескалась, из рук и ног торчали зазубренные осколки. Пока Фией тащил её, за сестрой оставался кровавый след.

Она громко захрипела, повернула свои ослепшие глаза без век к Ульриху, и умерла.

Фией склонил голову.

Ульрих пнул что-то тяжелое, лежащее на полу.

Чавис увидел, что это был переносной гранатомет, и в его сознании сформировалась вероятная картина событий. В здание через крышу проникло ещё одно подразделение гвардейцев губернатора. Они оказались неожиданностью для инквизитора и сестры Марджин. В ходе последовавшего боя кто-то воспользовался взрывчаткой в замкнутом пространстве. Конечный результат не мог быть ничем иным, кроме смерти. Всё это выглядело правдоподобно.

Он снова напомнил себе, что даже за самыми простыми ситуациями почти всегда скрывается нечто большее.

— Её тело, — произнес Ульрих. — Возможно, нам стоит взять его с собой и вернуть её сестрам.

Чавис моргнул. Эта миссия уже стоила жизни одиннадцати отпрыскам Темпестус, и Ульрих ни разу не предложил вернуть их трупы.

— Зачем нам это делать, сир? Сентиментальность — всего лишь пустая трата времени и возможностей. Нам стоит сосредоточить все свои средства на вашем возвращении в жил-краулер.

Больше Ульрих ничего не сказал. Он просто прошел мимо горящих кип «Кантоса» и спустился вниз по лестнице к ожидающему его лимузину.


Прежде, чем они вернулись к «Тауроксу», монитор Чависа сообщил ему, что Бирдгон скончался. Пока Эрдон и Фией заполняли бак украденным топливом, Чавис на секунду заглянул в изолирующий контейнер. Кусок щупальца лежал неподвижно, его реснички поникли. Мужчина не знал, почему, но был абсолютно уверен в том, что существо, по-своему, глядит на него в ответ.

— Давай каждый будет заниматься своим делом, темпестор, — сказал Ульрих. — Оставь ксенологию специалистам.

— Да, сир.

Люки закрылись, двигатель завелся, и транспорт загрохотал прочь от безымянного города. В ясном небе над ними падал пылающий объект, оставляя за собой полосу чёрного дыма. Вскоре за ним последовал ещё один.

Потом ещё один.

И ещё.

Глава восьмая

«Время пришло, небеса нисходят! Убивица и её сообщники должны быть уничтожены, чтобы родился новый мир. Это повеление вашей Богини…»

«Кантос Континуос», М41

Правый глаз Эрдона почернел и опух, а его руки покраснели и покрылись волдырями от использования митральезы.

Чавис побрызгал на ногу самосворачивающимся термическим гелем, закрыв рану толстым слоем рубцовой ткани. Она зудела под бинтами. Ни один из отпрысков не жаловался. Вообще, после того, как они покинули разрушенный город, ни один из них не произнес ни слова.

Остальные пассажиры за их спинами тоже молчали. Ульрих вернулся на своё место рядом с изолирующим контейнером. Девриес поставил рядом с собой открытый «Дар мученика» и доставал из руки пулю, закрыв дыру сшивающей лентой. Савдра и Фией сидели друг напротив друга с опущенными головами, сняв шлемы.

Тишина разорвалась, когда воздух снаружи наполнился всё нарастающим визгом. Все в «Тауроксе» услышали его. Отпрыски резко увеличили бдительность. Звук был похож на бомбу, падающую с большой высоты.

Визг превратился в рёв. Брандт, Фией, Девриес и Савдра выглянули в обзорные окна над их головами. Никто не увидел ни следа направленной на них ракеты, но всем в глаза бросился огненный шар. Ядром была большая, темная масса, окутанная оранжевым пламенем. За ним следовали сверхзвуковые хлопки, затрясшие «Таурокс». Огненный шар приземлился в нескольких километрах к югу от них, подняв в воздух огромную воронку из грязи и сотрясая землю.

— Просто метеорит, — сказал Девриес, садясь на сидение.

— Он, на самом деле, был достаточно близко, — продолжил Эрдон.

— Да, это так, — согласился Чавис. — Я к турели, посмотрю.

Он открыл люк над головой и поднял кресло.

В лицо Чависа ударил горячий, пахнущий пеплом воздух. Образовавшийся кратер на юге поднимал в воздух столб серого дыма. Впрочем, кроме него, земля от горизонта до горизонта была плоской и лишенной жизни. Столетия потопов стерли какие-либо холмы и долины, существовавшие на этом месте, и сделали землю настолько солёной, что даже самые живучие сорняки не могли на ней расти. Небо над головой было бледно-голубым и безоблачным, слегка запятнанное дымными черными линиями.

Чавис пытался вспомнить, был ли Лисиос известен примечательно мощными или красивыми метеоритными штормами. Диалогус бы знала, подумал он. Если бы не умерла.

«Таурокс» поднимал за собой в воздух высокий шлейф пыли. Во время движения по пустоши это делало его легкой целью. Пока он раздумывал над тем, чтобы приказать Эрдону ехать медленнее, Чавис заметил, что их облако пыли было не единственным в пустыне. Он опустил сидение и закрыл люк.

— Возможно, нас преследуют, — сказал темпестор.

Ульрих внезапно забеспокоился.

— Нас преследуют?

— Как я сказал, это возможно.

— Кто преследует?

— Не могу сказать. Они достаточно далеко позади.

— Уровень угрозы? — спросил Эрдон.

Чавис покачал головой.

— Минимальный, если его вообще можно присвоить. Они не догонят нас. На чем бы они не ехали, оно не достаточно быстрое.


Метеориты продолжали рассекать небо, их частота росла с каждым часом. Чавис регулярно смотрел за преследователями. Кому бы не принадлежали эти машины, они продолжали двигаться в хвосте. Вскоре после полудня показался жил-краулер. С земли он был похож на огромный механический блок, медленно грохочущий на гигантских гусеницах. Само поселение перемещалось на крыше и представляло собой набор низких зданий, построенных на спине черепахи. За краулером тянулись трапы. Когда отпрыски покинули поселение днём раньше, трапы были пусты. Теперь они были забиты хрупкими тачками и сотнями пеших людей. Мужчины, женщины и дети толкали друг друга, пытаясь забраться по трапу в краулер.

— Снизить скорость, темпестор? — спросил Эрдон.

— У нас нет времени. Направляйся сквозь толпу, они отойдут. Или нет. — Ульрих встал со своего кресла рядом с цилиндром и подошел к кабине. Он смотрел сквозь передние окна на беспокойную толпу. — Используй дымовую завесу. Они разбегутся.

Эрдон молча щелкнул несколько переключателями на контрольной панели. С двух сторон машины раздался мягкий свист. В толпу полетели металлические канистры, выпустившие густые клубы удушливого серого дыма. Люди, задыхаясь, подались назад.

«Таурокс» поднялся по трапу и повернул на одну из запутанных улиц, ведущих к посадочной площадке. Она тоже была полна людей. Они выплескивались из разношерстных зданий и собирались на низких крышах, показывая пальцами на небо, откуда подобно дождю сыпались горящие черные линии.

На подходах к посадочной площадке толпа стала только плотнее. Люди вокруг были нагружены сумками и чемоданами, связками с одеждой и провизией, в спешке обмотанными пластековыми шнурами. Все кричали и плакали. Многих прижали к металлической ограде, отделявшей посадочную площадку от остальной части жил-краулера. На другой стороне железной сетки Сестры Битвы установили две полукруглых баррикады, каждую из которых занимали по три женщины. Прямо за входом стояли ещё две сестры.

Эрдон совсем не тормозил до того момента, как они подъехали к воротам. Чавис заметил в толпе оружие — длинные, заостренные шесты, гарпунные ружья и даже несколько кинетических винтовок, которыми пользовались гвардейцы губернатора. Он также различал некоторые из выкрикиваемых слов. Люди требовали от Сестёр, чтобы те спасли их, или сделали что-нибудь или пустили на борт челнока. Две Сестры отворили ворота и захлопнули их сразу же, как въехал «Таурокс».

Из двери контрольной башни появилась канонисса с двумя Сестрами Битвы, вооруженными штурмболтерами. Троица уверенной походкой направилась наперерез машине. Эрдон резко остановил «Таурокс» с визгом тормозов, передняя решетка двигателя слегка коснулась нагрудника канониссы. Она с яростным негодованием уставилась в передние зрительные проемы.

Ульрих почувствовал укол волнения.

— Я приказываю, джентльмены, — произнес Ульрих достаточно громко, чтобы его услышали все отпрыски. — Изолирующий контейнер необходимо немедленно доставить в посадочный модуль. Затем свяжитесь с нашим кораблем и скажите, что мы возвращаемся в течение часа. Не позволяйте канониссе Грейс или любым другим Сороритас встать у вас на пути или пытаться замедлить. Это наша миссия, а не их.

Он вышел по заднему трапу, остановившись на мгновение, чтобы положить руку на цилиндр. Щупальце внутри давно уже перестало двигаться. Жаль, что так получилось, подумал он. Живой представитель вида был бы намного более ценным приобретением, чем мертвый образец.

Как только Ульрих вступил на посадочную площадку, канонисса и две сестры обошли «Таурокс» и встали у него на пути.

— Итак, — сурово произнесла она, — вы вернулись.

Её глаза дернулись на почерневший металл обшивки за отремонтированной гусеницей.

— Так и есть, канонисса, — ответил Ульрих добрым голосом, с ядовитыми нотками. — Вы будете счастливы узнать, что моя миссия увенчалась успехом. Я уверен, вы молились за меня.

Канонисса наблюдала, как Фией, Брандт, Савдра и Девриес вышли по трапу и построились за Ульрихом.

— Где сестра Марджин?

Ульрих встретил испепеляющий взгляд Грейс и просто сказал.

— Она умерла.

Канонисса слегка подняла подбородок.

— Как?

— Героически. — Ульрих знал, что она ждала продолжения ответа, но промолчал. Никто из них не моргал. Толпа у ворот становилась всё более шумной, по небу пролетели ещё несколько метеоров.

Эрдон и Чавис начали спускать изолирующий контейнер. Его вид, наконец, заставил канониссу заговорить.

— Что это?

— Это, — ответил Ульрих, — дела Инквизиции, а не Адепта Сороритас.

Он повернулся спиной к сестре и направился к Чавису и Эрдону.

— Инквизитор Ульрих! — прокричала Грейс. — Я знаю, что это дело Ордо Ксенос. Если в этом контейнере содержится что-то, касающееся чужацких форм жизни, я требую, чтобы вы рассказали об этом!

Ульрих резко развернулся, скептически посмотрев на канониссу.

— Требуешь? Разве я не сказал, что это не твое дело?

Канонисса Грейс растолкала четырех стоящих перед ней отпрысков.

— Всё что происходит на этом мире — моё дело. Я отвечаю за все операции, проводимые на Лисиосе.

— В таком случае, я буду рад оповестить вас, что покидаю Лисиос.

Канонисса показала пальцем на Чависа и Эрдона.

— Вы двое, откройте контейнер для осмотра.

Отпрыски переглянулись, но продолжили идти.

Ульрих не смог сдержать улыбку, увидев, насколько злым стало лицо канониссы.

— Джентльмены, — обратился он к Савдре, Фиею, Девриесу и Брандту, — пора идти.

Четверо отпрысков двинулись в сторону посадочного трапа. Ульрих коротко кивнул канониссе и вновь повернулся к ней спиной.

Инквизитор и отпрыски были уже у подножия посадочного модуля, когда все восемь членов командного отделения канониссы преградили им путь, с болтерами наготове. Чавис и Эрдон остановились и поставили контейнер на землю. Ульрих замедлил шаг и развернулся, чтобы встретиться с пристальным взглядом канониссы.

Чавис увидел взгляды своих людей. Его рука медленно опустилась к рукояти болт-пистолета. Эрдон и остальные практически незаметно кивнули. Как только всё это перерастет в перестрелку, они будут готовы.

— Скажи своим сестрам, чтобы они отошли, — сказал Ульрих канониссе.

— Покажи мне, что в емкости, — ответила она.

Ульрих взялся за рукоять меча.

— Нет.

Чавис услышал, как что-то ударилось о металлическую поверхность. Он осмотрелся, с уверенностью, что его издала одна из Сестер Битвы. Но они напряженно стояли на месте, не двигаясь. Темпестор понял, что шум раздался из изолирующего контейнера.

— Если ты не откроешь его, — сказала канонисса Ульриху, — я сделаю это сама.

Чавис увидел движение за стеклом. Он открыл рот, чтобы заговорить, но щупальце, внезапно, врезалось в контейнер изнутри. Оно дергалось, жгутики начали извиваться. Кожа засветилась изнутри, и оно вонзило своё сознание в разум канониссы Грейс подобно молнии.

Глава девятая

Дессекран был миром ночи. Десять месяцев в году крошечная планета находилась в тени двух газовых гигантов. Однако в оставшиеся три месяца солнце светило ярко и ясно. Всё это не имело значения для Магды Грейс, хотя бы потому, что она была под землей, куда никогда бы не пробился день.

Во всех направлениях на километры простирались коллекторы. Некоторые были достаточно большими, чтобы по ним мог проехать танк, тогда как другие едва могли вместить одного человека. Общим для всех них были постоянное капанье воды, равномерно натыканные по всей протяженности мерцающие люмены, и чудовища.

Грейс было тридцать два года. Она была скромной боевой сестрой, а её волосы — ещё чёрными, как смоль. Женщина стояла по щиколотку в сырых нечистотах, но вонь не беспокоила её. Она пробыла здесь так долго, что стала невосприимчива к ней. В руках сестра баюкала штурмболтер с двойными обоймами и притороченной сверху галогеновой лампой. С её пояса свисали ещё восемь магазинов. Справа и слева от неё в грязи покачивались тела девятнадцати соратниц-Сороритас. Она была единственной выжившей.

Чудовища прибыли месяцами ранее, обрушившись с небес в раздутых, покрытых слизью коконах. Поначалу жители Дессекрана думали, что это был метеоритный дождь, но вскоре убедились в своей неправоте. Коконы раскрылись, выпустив на свет миллионы ужасов, которые кусали, царапали, убивали, и пожирали.

На Дессекран вторглись тираниды.

Молва твердила, что Имперский Военно-Космический Флот уже в пути. Флотилия кораблей прибудет на орбиту со дня на день, говорили люди, и несколько миллионов имперских гвардейцев освободят города. Сейчас эти слухи распространялись уже восемь месяцев. Грейс сомневалась, что они когда-нибудь станут явью. Таким образом, защита Дессекрана легла на плечи Сороритас местного монастыря. Только она и подобные ей ещё не позволили этому миру исчезнуть.

Существо, которое преследовала Грейс, являлось специализированным членом воинской касты. Ксенобиологи, прежде чем их всех убили, назвали его ликтором. Эти твари могли двигаться быстро и бесшумно практически на любой местности, а также превосходно прятались. Они любили преследовать одинокую добычу, загонять её в угол, а затем пожирать её мозги. Никто на Дессекране не мог дать однозначного ответа, зачем они это делали, но ходили слухи, что существо, съев мозг, похищало воспоминания убитого им человека. Несомненно, они возникли не без причины. С тех пор, как произошла первая высадка тиранидов, твари продемонстрировали все виды своих странных и отвратительных способностей. Говорили, что некоторые из них даже использовали “спящих” агентов для совращения и захвата религиозных анклавов.

Уже некоторое время Грейс преследовала именно эту тварь, с тех пор, как та заманила в засаду её канониссу и пожрала её мозг. Каждый служитель монастыря поклялся отомстить. Несмотря на то, что существо ранили множество раз, все сестры, ушедшие во тьму за тварью, теперь были мертвы.

Она повернулась как раз в тот момент, когда откуда-то сверху упал ликтор. Сестра открыла огонь из своего оружия. Рой болтов ударил в грудь твари. Рана взорвалась кусочками хитина и водянистыми каплями гноя. Существо издало непонятный звук, возможно, бывший криком агонии, и набросилось на женщину с когтями. Грейс попыталась увернуться, но вода замедляла её движения. Бронепластины вокруг её правого плеча сорвало начисто. В её лицо полетели осколки керамита. Она зажмурила глаза, но когда снова открыла их, её зрение застилала кровь. Кожа над глазом и щекой горела, словно в огне.

Над плечами ликтора росла пара сегментированных, зазубренных шипов. Он ударил её обоими. В таких обстоятельствах, Грейс должно было разорвать на три вертикальные части. Но её броня стойко перенесла удары. Она поблагодарила Императора, и снова ударила тварь в морду своим здоровенным штурмболтером. И вновь её усилия оказались тщетными.

Когти ликтора полоснули по её груди, словно гигантские ножницы. Грейс отшатнулась от удара. Она посмотрела вниз, ожидая увидеть свои внутренности, вываливающиеся из рваных ран и стекающие в канализационную воду, словно отходы. Однако её нагрудник был едва поцарапан.

— Благословенен Тот, кто стал щитом моим, — продекламировала она. — Воистину, Император защищает тех, кто взывает к Нему.

Шли секунды, и никто из них не мог нанести другому урон. Грейс начало казаться, что ликтор становился сердитым и разочарованным, если такое было вообще возможно.

Ликтор бросился на неё. Она отскочила в сторону и прижала ствол своего штурмболтера к боковой стороне его морды. А затем спустила курок. Звук в замкнутом пространстве получился оглушительным. Мёртвая туша существа рухнула в вонючую влагу. Она с трепетом осмотрела себя. Её броня была разорвана в нескольких местах, но полностью натиску ликтора поддалась только плечевая пластина. Половина её лица пылала адским огнем, но женщина посчитала его за благословение. С этого дня, и до конца жизни она будет почитать Императора, который так благословил её броню, и искоренять тиранидскую угрозу везде, где бы та ни посмела появиться.


Канонисса попятилась назад, схватившись за голову. Ей понадобилась секунда на то, чтобы вспомнить, что ей восемьдесят три и она — железная леди, а не тридцатидвухлетняя послушница, и что она на Лисиосе, а не Дессекране. Женщина коснулась шрама, протянувшегося по половине её лица. Существо в изолирующем контейнере применило к ней какую-то психическую силу, вторгшись в её мысли и воспоминания. Атака длилась лишь долю секунды, но в этот момент времени они были связаны друг с другом.

— Инквизитор, — сказала она, — прикажите своим отпрыскам отойти в сторону. Этот ваш образец должен быть уничтожен.

— Я не стану этого делать, — ответил Ульрих.

Грейс вздохнула, прекрасно зная о цепной реакции, которую она вот-вот запустит. Женщина вытащила плазменный пистолет из кобуры и нацелила его на изолирующий контейнер. Размытым движением в руке Ульриха оказался его собственный пистолет, который он направил на канониссу. Чавис выхватил свое оружие. Боевые сестры вскинули болтеры. Пятеро отпрысков подняли лазганы.

— Положи оружие, канонисса, — медленно произнес Ульрих. — Эта емкость вернется со мной на Терру.

Грейс побледнела.

— На Терру? Ты с ума сошел? Это же будет конец всему. Ты что, не знаешь, что это за тварь?

— Доказательство легенды. И начало нового будущего для меня.

— Нет. Нет, я не могу этого допустить.

Едва она начала нажимать на курок, как оружие выбили из её руки. Она моргнула. Инквизитор бросился вперед и обезоружил её гораздо быстрее, чем она ожидала. Она выхватила свой меч. Ульрих отскочил в сторону, избегая клинка, едва тот покинул ножны.

Канонисса бросилась вперед, низко пригнувшись. Она впечатала весь свой вес в Ульриха и опрокинула его. Его пистолет со стуком упал на землю. Мужчина перевернулся и вскочил на ноги, обнажив свой собственный клинок.

Сестры и отпрыски посмотрели друг на друга, и попятились. По некоему невысказанному согласию они образовали неровный круг вокруг своих чемпионов. Канонисса и инквизитор оба сжимали в руках силовое оружие, и оба были непревзойденными бойцами. Вопрос разрешиться очень быстро и, по крайней мере, хоть с каким-то подобием чести. Во вмешательстве посторонних не было никакой нужды.

Ульрих нанес канониссе один удар, затем два, и снова один. Ей удалось парировать первые две атаки, однако последняя сумела найти брешь в её обороне. Она сделала выпад, а затем отступила. На секунду женщина засомневалась, что её вообще ранили. Но когда инквизитор отскочил назад, держа меч прямо перед собой, Грейс увидела кровь, капающую с его клинка. Она даже не почувствовала, как тот миновал её броню и благословенные обереги.

Грейс снова замахнулась на Ульриха, надеясь отсечь ему ноги. Вместо этого кромка её клинка остановилась в миллиметрах от его плоти и отскочила в сторону. В месте удара образовалась небольшая рябь, напоминающая игру солнечного света на воде.

Грейс нахмурилась, увидев, что инквизитор использует личное силовое поле.

— Немного нечестно с твоей стороны использовать рефрактор в поединке, — сказала она.

Ульрих пожал плечами, и бросился вперед. Он и Грейс снова столкнулись в шквале резких ударов и их отражений. Когда их оружия соприкасались, во все стороны летели искры. Затем они вновь разошлись, холодно рассматривая друг друга.

Канонисса тяжело дышала, и это показалось ей странным. Она была в отличной форме для женщины своих лет. Грейс осмотрела себя, и увидела, что Ульрих разодрал её броню чуть ниже ключицы. Она зарычала.

Ульрих, в свою очередь, послал канониссе взгляд чистой, незамутненной ненависти, а затем повалился на землю. Слева направо через его нагрудник протянулся разрез, из которого начала литься кровь. Он с неверием что-то проворчал, выронил меч, и зажал рану обеими руками.

Грейс вложила меч в ножны и двинулась к своему пистолету, чтобы подобрать его.

— Отпрыски, — прохрипел Ульрих, — убить их.

Грейс замерла с протянутой рукой, склонившись над пистолетом. После чего медленно подняла голову.

На другой стороне посадочной площадки люди, прижатые к ограждению, кричали и пытались разбежаться в стороны. Через них как трактор пер лимузин, несясь на максимальной скорости и разбрасывая тела. Машина выбила ворота. Отпрыски узнали её модель. С точно такими же они столкнулись в начале дня.

Машина неслась прямо на них. Без единого слова отпрыски и сестры повернули свое оружие на неё. Тяжелый болтер сестры Фэйхью выплевывал один снаряд размером с кулак за другим. Митральеза Эрдона разорвала на части троих пассажиров. Настоятельница Кайриста и сестра Панис, недавно повышенная до носителя пламени, покрыли автомобиль сгустками прометиевого пламени. За считанные секунды лимузин смяло под объединенной огневой мощью, и он взорвался. Во все стороны полетели пылающие куски металла.

Через рухнувшие ворота по площадке начала разливаться волна тел. Грейс увидела, что многие из них носили синие одеяния и модифицированное гидроснаряжение шелсистского культа.

Грейс подняла свой пистолет.

— Сестры, убейте еретиков! — Она оглянулась на Чависа.

— Отпрыски, — выкрикнул он. — Самостоятельный огонь! Отбросьте их!

Эрдон и остальные бросились вперед, стреляя из своих лазганов. К ним присоединились боевые сестры, двинувшиеся напролом, неся бурю болтерного огня. Тем не менее, культисты не сломали строй и не побежали. Они разлетались на части, сминались, обращались в пепел, но продолжали идти вперед, изливаясь через пролом. Их решимость была безрассудной.

Через рухнувшие ворота влетели ещё два лимузина опального губернатора. Они резко затормозили, и из каждого выскочили по восемь фигур. Когда-то они, возможно, и были людьми, но это, очевидно, было уже не так. У одних руки оканчивались удлиненными когтями. У других из грудных клеток проросли дополнительные пары конечностей. У всех кожа отражала различные степени мутации, и все они по своей природе казались водными: чешуйки, ракушки и щупальца покрывали их в случайных местах. Они побежали вперед.

Меч Грейс, всё ещё запятнанный кровью инквизитора, оказался в её руке. Повсюду вокруг неё неслись лазерные лучи и болты, стекло и пылающие обломки хрустели под каблуками её сапог.

Мутанты набросились на неё, обнажив свои когти. Их стремительные удары были направлены ей в лицо и корпус. Одному она срубила голову, а второго пронзила в грудь. Они пытались окружить её, так, чтобы она даже не надеялась остановить их всех, и набросились. Грейс стала отпинывать и отпихивать их. Что-то ударило её по макушке, открыв широкую рану. Она взяла свой меч обратным хватом и вонзила в чье-то рыхлое брюхо позади неё.

Их было слишком много, поняла Грейс, и их ужасная, гибридная природа сделала их быстрее неё. Канонисса хладнокровно приняла возможность того, что это будет её последний бой. А затем, через испачкавшую её лицо кровь, увидела, что к ней присоединились отпрыски. Шестеро мужчин наносили удары мощными и точными движениями, блокируя атаки мутантов, пока не замечали бреши в обороне тварей, которыми могли воспользоваться. Они били, давили, и использовали массу своих огнестрельных орудий, чтобы крошить черепа. Данный стиль боя совершенно отличался от любого из тех, которыми пользовались Сороритас, но в тот миг Грейс была благодарна за это.

Сверху раздался оглушительный визг. Огненный шар упал с небес и врезался в жил-краулер совсем близко к посадочной площадке. Плиты под ногами людей задрожали от удара.

— Метеор, — выкрикнул Чавис.

Канонисса покачала головой:

— Это не просто камни. Это знак. На нас вот-вот обрушится что-то ужасное.

Словно подтверждая её точку зрения, ещё один темный объект с ужасающей быстротой врезался в «Таурокс». Транспорт смялся и взорвался. Ударная волна сбила всех с ног. Всё вокруг заволокло огнем и дымом.

Лежащий в пламени объект раскололся вдоль одной стороны. Изнутри хлынула густая слизь, моментально закипевшая от жара. Появилась ещё одна трещина. Целая секция массивной яйцеобразной массы рухнула, и на площадку выплеснулся десяток чужеродных фигур. Сквозь жгучую дымку Чавис увидел, что канонисса была права. Падающие с небес объекты оказались полыми коконами, а не сплошными кусками породы. Объекты внутри них были в полтора раза выше человека, с длинными хвостами и косоподобными когтями вместо рук. Формы их голов напоминали луковицы, безразмерные рты полнились зубами, а спины покрывали бронепластины. Они широко раскрыли пасти и издали гортанные, абсолютно нечеловеческие звуки.

Кажется, внимание их блестящих чёрных глаз приковала к себе группа из двадцати, или около того, шелсистов. Существа, подскакивая, помчались в сторону культистов, дабы искромсать их своими костяными, клинковыми передними конечностями. В сравнении с напавшими на них тварями шелсисты двигались с ледяной медлительностью. Их багры и трезубцы с легкостью отбили в сторону. Существа набросились на них, сбив на землю объединенным воздействием скорости и массы тела. После чего разорвали шелсистов на куски и бешено начали поедать останки.

Окружающий мир затопил рев турбин, когда начали запускаться двигатели посадочного модуля. Грейс и Чавис одновременно посмотрели на то место, где лежал инквизитор. Он исчез, а вместе с ним и емкость. Сопла двигателя начали светиться. У них было всего несколько секунд, прежде чем посадочный модуль поднимется ввысь и испарит их своим реактивным выхлопом.

— Вставайте! — выкрикнул Чавис. — Все вы, быстро на ноги.

Грейс указала на диспетчерскую башню. Несколько сестер кивнули и, спотыкаясь, побежали к ней. Чавис помог Эрдону и Девриесу, и трое мужчин побежали к дверям диспетчерской башни.

Повсюду царило безумие. Шелсисты продолжали напирать через ограждение, метая в посадочный модуль гарпуны и багры. Ещё один метеор рухнул вблизи жил-краулера, уничтожив одну из его гусениц. Весь населенный пункт содрогнулся и остановился. Паровые трубы и топливные магистрали взорвались, извергая в воздух гейзеры огня и воды.

Отпрыски и сестры поднялись в диспетчерскую башню, и Чавис захлопнул тяжелые противовзрывные двери. Внутреннее пространство было маленьким и тесным. Вверх спиралью уходила лестница. Снаружи шелсистов рвали в клочья чудовища с косоподобными конечностями.

Через несколько секунд двигатели посадочного модуля воспламенились и залили площадку облаками перегретого газа.

Сестры и отпрыски поднялись вверх по лестнице. На вершине башни находилась круглая диспетчерская. Единственная дверь вела на крышу соседнего здания. Чавис и канонисса выбежали через неё. Посадочная площадка под ними была заполнена трупами и тлеющими кратерами. От чужаков с косоподобными конечностями остались только почерневшие оболочки. У врат тем временем собралась новая волна последователей Шелсы, которые побежали к двери диспетчерской башни.

В небесах наверху посадочный модуль продолжал подниматься на шлейфе реактивного выхлопа, унося с собой инквизитора.

Сестры и отпрыски присоединились к своим командирам. Повсюду вокруг численность их врагов всё возрастала и возрастала. Небольшая крыша становилась островом, который затапливало убийственное море.

— Каковы будут ваши приказы, канонисса? — произнес Чавис.

Грейс коснулась лба, нагрудника, и рукояти меча. Сороритас зеркально повторили её действия.

— Мы сражаемся, конечно же — ответила Грейс.

Чавис мрачно кивнул и указал вниз, на толпы культистов, мутантов, и солдат-отступников:

— Отпрыски, — прокричал он, — переход на точечный огонь!

Грейс подняла свой клинок над головой:

— Император, даруй нам вознесение! Сестры, сразите их!

Вместе они атаковали раскинувшуюся перед ними орду лазерным огнем и болтами, в то время как по всему жил-краулеру продолжали падать метеорные коконы, раскалываясь и извергая свой убийственный груз на улицы и строения.

Кода

Даже двум отпрыскам Темпестус было тяжело нести емкость. Для Дамиена Ульриха поднять её было почти невозможно. Усилия, затрачиваемые на то, чтобы затащить её на трап посадочного модуля ещё больше усиливали кровотечение, и он знал об этом. Из-за его ран всё вокруг покрывалось тонкой пленкой крови. Зрение инквизитора поплыло. Однако он отказывался сдаваться, только не в случае, когда победа была так близка.

Наконец ему удалось достичь верха трапа. Он ударил кулаком по пульту двери и проковылял в кабину, пока за ним медленно закрывалась дверь. Ульрих тяжело сел в кресло пилота, активировал процедуру запуска и потянулся под панель управления. Он смог открыть экстренную аптечку только со второго раза. Как только двигатели начали пробуждаться, он схватился за толстый шприц для подкожных инъекций, зажмурился и резким движением воткнул его себе в живот.

Эликсир из шприца бежал к его ранам, подобно жидкому огню. Он откинул голову назад, в объемные подушки кресла и вздохнул от боли. Двигатели посадочного модуля, наконец, зажглись. Посадочную площадку поглотили клубы горящего газа, а сам модуль затрясся вокруг инквизитора.

Что-то зацепило модуль, пока он поднимался в воздух, мощно закрутив машину. Ульрих резко открыл глаза, на мгновение забыв о своей мучительной боли. Он схватился за управление и выровнял аппарат.

За иллюминаторами небеса Лисиоса давились от темных, искаженных объектов. Они падали, окруженные языками пламени, и врезались в землю. Ульрих точно знал, что это были за объекты. В конце концов, он же был из Ордо Ксенос.

Атмосфера за стенами модуля истончалась, переходя из синей в черную. Ульрих снова откинул голову и слабо рассмеялся.

— Разбитый мир, — произнес он в слух, понимая, что же пытались ему сказать Таро Императора.

Как только боль начала утихать, её место сменило истощение. Что ж, это не важно, подумал он. Очень скоро он пристыкуется к кораблю, который принес его сюда и сможет расслабиться на пути к Терре. Подбородок Ульриха опустился к груди. Он не слышал, как щупальце бьется внутри изолирующего контейнера, и не слышал, как оно пробило себе путь наружу. Инквизитор был слишком занят снами о торжественном приеме, который, без сомнения, ждёт его по возвращению и о наградах, которые он получит.

Джош Рейнольдс Смертельный шторм

Пролог

Асфодекс, система Криптус, сектор Красный Шрам, сегментум Ультима

Чёрную плоть пустоты разорвал пополам неожиданный взрыв красного, когда ”Клинок Мести”, флагман флота Кровавых Ангелов, с грохотом ворвался в реальное пространство, оружейные батареи прокричали бесчеловечное сообщение о прибытии. Другие корабли последовали за ним, вырываясь из варпа подобно гонящимся за дичью псам. Многочисленные орудия флота присоединились к флагманским в монотонном, ритмичном гимне войны. Эта песнь смела пылающие останки оборонительных мониторов системы Криптус, осколки их последнего героического сопротивления врагу были смыты залпами высокомощных энергетических лучей.

Публика, которой предназначалось это внезапное выступление, не была благодарной. Огромные фигуры далеких биокораблей флота-улья тиранидов, их раздутые, мерцающие очертания, слабо отражающие убийственный красный свет спаренных солнц Криптуса, покачнулись и задрожали, как раненные животные, когда обстрел расколол их панцири и разорвал нежные внутренности.

Флот Кровавых Ангелов величаво и неспешно двигался вперед, бомбардировочные орудия сметали стаи трутней сопровождения, сорвавшихся с бортов массивных биокораблей и несущихся навстречу смерти с неподобающим рвением.

Таково было твердое мнение капитана Карлаена, пока он смотрел на разворачивающееся представление через массивный визио-порт флагмана. Перед его взором двигались корабли, нанося удары в грандиозном танце жизни и смерти, долга и инстинкта, чести и мерзости. Арочное, похожее на собор пространство тактических хранилищ судна вторило безжалостной песне войны. Карлаен чувствовал рев каждой канонады через палубные пластины под ногами и в мерцании каждого гололитического экрана, когда вражеские залпы расплескивались по пустотным щитам боевой баржи.

Это сражение было всего лишь микрокосмом куда большего боя, что сейчас распространился по всей системе Криптус и сектору Красного Шрама. Чудовищная тень флота-улья Левиафан — так Ордо Ксенос классифицировал это конкретное вторжение ксеносов — растянулась по бесчисленным мирам, обволакивая сегментумы Ультима, Темпестус и Солар. Целые миры были полностью вычищены Великим Пожирателем, и даже самые священные места Империума оказались под угрозой, в том числе и Ваал, родной мир Кровавых Ангелов.

Когда ударная волна флота-улья Левиафан разлилась по системе Криптус, Империум встретил её всеми силами, которые смогли собрать Астра Милитарум, Адепта Сороритас и гвардия правящей династии Флаксов. Но орбитальная оборона и многочисленные огневые валы оказались неподходящими для этой задачи. В течение одного цикла тиранидские споры заполонили небеса всех крупных миров в системе Криптус. И вот теперь, наконец, прибыли космодесантники Кровавых Ангелов и Расчленителей, дабы лишить чудовище своего пиршества. Хотя система и была потеряна, они, по крайней мере, могли уменьшить количество биомассы, которую флот-улей мог бы переработать и использовать против Ваала.

Всё это пронеслось в сознании Карлаена, пока он наблюдал за вступившим в бой флотом Кровавых Ангелов. Сражение было образчиком ярких цветов и разгульной ярости даже в холодной, лишенной воздуха пустоте космоса, и пока он обдумывал это, то почувствовал, как в нем что-то всколыхнулось — что-то сродни настойчивому, красному гулу глубоко под поверхностью его мыслей. Оно было с ним со дня его Сангвинации, но знакомство не породило привязанности. Его отражение уставилось на него изнутри слегка мерцающей поверхности визио-порта. Избитое лицо, грубое и квадратное, лишенное всего, кроме черт его прежней внешности — кислотные шрамы ямками покрывали его щеки и челюсть, волосы были седеющей золотой щетиной, упорно цеплявшейся за кожу головы, а нос разбивали и восстанавливали уже не один раз. Бионический глаз занимал место уничтоженной глазницы, и магна-линза протезированного ока жужжала своей жизнью, пока он рассматривал свое отражение, выискивая какое-то мелочное несовершенство, которое не мог назвать.

Он был облачен — это были его право и честь, как командира первой роты — в благословенную терминаторскую броню. Это был самый прочный и самый мощный вид персонального доспеха, когда-либо разработанный Империумом Человечества: тяжелый кроваво-красный панцирь из скрепленных керамитовых пластин, гравированый позолотой и латунью, усиленный деталями из пластали и адамантия, и всё это приводилось в действие толстыми пучками электрических волокон и внутренних суспензорных пластин.

Понадобилось двадцать одетых в красное слуг ордена и тупых, лоботомированных сервиторов, чтобы облачить его в доспех. Это было часами ранее, когда впервые возникла перспектива абордажного боя — они работали лихорадочно, соединяя пучки волокон с узлами, используя при этом паукообразные механические конечности, обладавшие нечеловеческой точностью, необходимой для подобной щепетильной задачи. Другие прочищали вентиляцию и восстанавливали давление в клапанах и пневматических сервомышцах, позволявших ему двигаться, в то время как старшие слуги, чьи позолоченные маски не выдавали никаких эмоций, полировали керамит сладко пахнущими мазями и благословенными маслами, взывая к примитивной душе древней реликвии и побуждая её к гневному пробуждению. Броня была тяжелой и мощной, и, в те моменты, когда он поддавался соблазну поэтичности, Карлаен думал, что это может быть кратчайшим путем к воплощению Слова Бога-Императора в суровую реальность.

Карлаен поднял руку, его пальцы заскользили по контуру ”крукс терминатуса” на его левой плечевой пластине. Было сказано, что символ содержит в себе осколок терминаторской брони самого Императора, которая была разбита в последнем, катастрофическом поединке с Архипредателем столетия назад. При этой мысли у Карлаена перехватило дыхание, его зрение затуманилось, а красный гул стал громче: там, где раньше был ритмичный стук, теперь раздавалось биение, как если бы по стенкам его черепа, стараясь освободиться, колотила тысяча молотов. На мгновение его зрение помутилось, и он увидел другое лицо, не свои собственные знакомые избитые черты, а красивое и сияющее лицо, которое он узнал, но не мог назвать, искаженное потерей и болью, подобные которым не мог вынести ни один смертный, и услышал шелест огромных крыльев, почувствовал прилив тепла и боли, его пальцы коснулись поверхности закаленного пустотного стекла.

Он закрыл глаза, сглотнул, снова открыл их и обратил свой взгляд на витражи, находящиеся на периферии визио-порта. Они изображали сцены из имперской истории — нахождение Сангвиния Императором на Ваале-Секундус; Сангвиния, ангелокрылого и сияющего, принимающего командование Девятым Легионом; прочие сцены, десятки, сотни, все они описывали славную историю Кровавых Ангелов, историю, что сотворила Карлаена и сделала его тем, кем он стал. Я — Карлаен, подумал он. Я — капитан Первой, Щит Ваала, и я остаюсь верен себе. Я — не плоть, что будет смыта замутненной кровью волной, но камень. А камень не сдвинется и не уступит этим красным водам, неважно как, но они разобьются. Гул исчез, удары молота стали постукиванием, и давление отступило, как это было всегда. Раздраженный самим собой, он сосредоточился на мире за завесой пустотной войны.

Асфодекс — безвкусное слово для безвкусного мира. За сменяющимся, мерцающим искажением пустотных щитов боевой баржи, за раздутыми очертаниями биокораблей, что столпились вокруг его атмосферы подобно кормящимся клещам, волновался в предсмертных муках Асфодекс. Магна-линза бионического глаза Карлаена, жужжа, переключилась на следующий параметр, выставляя мир в ярком контрасте. Тяжелые серые облака, окутывавшие атмосферу, были пронизаны похожими на заразу нитями фиолетового, каждая из которых корчилась миллиардами крошечных существ. Линза щелкнула снова, сосредотачивая внимание на биокораблях, теснящихся у полюсов мира. Когда они двигались через атмосферу, он видел возмущения в облаках. Кто-то присоединился к нему у визио-порта.

— Они кормятся, — вслух произнес Карлаен.

— Да, — тихо сказал верховный сангвинарный жрец Корбулон. Он был облачен в багровую с белыми краями силовую броню, а его лик был вылитой копией лица, что преследовало черные сны и красные воспоминания Карлаена и каждого космодесантника ордена Кровавых Ангелов. Кроме того, его голос трепетал у истоков разума Карлаена, пробуждая к жизни стародавние мысли, не принадлежавшие ему. Корбулон был призраком, однако прошлого или будущего ордена, никто не мог сказать. — Это они и делают, капитан.

— Вскоре они лишат планету всего живого, — продолжил Карлаен. Он и раньше видел планеты, оказавшиеся в лапах Великого Пожирателя, и из простой прихоти подсчитал шансы Асфодекса на выживание. Планета была обречена. Он посмотрел на Корбулона. — Зачем я здесь, мастер Корбулон? Я должен быть готовым для…

— Для чего, капитан Карлаен? — спросил Корбулон. Его голос был мягок, но звучен, как грохот волн на дальнем берегу. Он посмотрел на Карлаена, его глаза встретились с глазами капитана и остановились на них. Они были глубокими, бледными и мощными, и Карлаен почувствовал усиление красного гула в голове. Он отвернулся. — Вы именно там, где должны быть, капитан, — Корбулон говорил с такой уверенностью, что Карлаен не смог избежать чувства атавистического трепета, пронесшегося сквозь него.

— Как скажете, мастер, — сказал Карлаен. Его лицо осталось непреклонным и спокойным.

Корбулон улыбнулся, как будто почувствовал недовольство Карлаена.

— Я не могу избавиться от чувства, что ты сомневаешься в моих словах, брат, — сказал он.

— Обнаружение сомнения, беспокойства, гнева, да и вообще любой другой эмоции на лице Карлаена — умение сродни обнаружению геологических сдвигов на Ваале, Корбулон. Надо знать, где искать трещины в камне. Верно, брат?

И Карлаен и Корбулон обернулись, когда командор Данте, магистр ордена Кровавых Ангелов, подошел к ним, его искусная золотая броня блестела в отраженном свете гололитов, усеивавших тактические хранилища. Его черты, как и всегда, были скрыты за золотой маской, которая, как говорили, была скопирована с черт самого Сангвиния.

Карлаен склонил голову.

— Как скажете, командор.

Данте перевел взгляд на Корбулона и указал на Карлаена.

— Видишь? Камень, — произнес он. — Карлаен — скала, на которой держится первая рота. — Он посмотрел на Карлаена, его взгляд подмечал всё, ничего не упуская. Карлаен, в свою очередь, смог выдержать взгляд своего настоятеля лишь несколько секунд, после чего он стал невыносимым. Данте был старейшим из живущих космодесантников в Империуме, не считая заключенных в саркофаг дредноута, и нес на себе бремя истории, где бы он ни был. Как и в случае с Корбулоном, его присутствие доводило красный гул в голове Карлаена до раздраженного возбуждения.

Карлаен уже было опустился на одно колено, но Данте раздраженно махнул рукой.

— Нет, — сказал он. — Нет, я сегодня не в настроении для подобных жестов, капитан.

Уязвленный Карлаен выпрямился, суставы его брони протестующе хрипели и шипели. Данте скрестил руки на груди и уставился на визио-порт. Флагман вокруг них слегка вздрогнул, а пустотные щиты искривились, когда в них попали.

— Докладывай, капитан, — произнес Данте.

Будучи теперь на более твердой почве, Карлаен прочистил горло.

— Первая волна штурма готовится к высадке на Фодию, — сказал он, говоря о главном городе Асфодекса. Он подумал, что будет нетактично напоминать о том, что ему, как капитану первой роты, следовало бы наблюдать за этими приготовлениями.

— Ты задаешься вопросом, почему ты здесь, а не там, — сказал Данте. Это не было вопросом. Карлаен посмотрел на Корбулона.

— Видишь, он слишком дисциплинирован, чтобы спросить, хотя я не сомневаюсь, что его пожирает любопытство.

— Дисциплина — броня человеческой души, — произнес Корбулон.

Смутно обеспокоенный Карлаен перевел взгляд с одного на другого. Когда его вызвали, он не знал, чего ожидать. Отберут ли у него честь возглавить авангард? Когда-то давным-давно, подобный вопрос и не пришел бы ему на ум. Но сейчас, после… Его сознание уклонялось от этой мысли. Тени сгущались на задворках его памяти, и голоса требовали, чтобы их выслушали. Он закрыл глаза и покачал головой, прогоняя их. Когда капитан поднял взгляд, то понял, что и Данте и Корбулон наблюдали за ним. Корбулон протянул ладонь и похлопал его по руке.

— Я тоже их слышу, брат. Ты хочешь знать, что они говорят? — спросил он, голосом чуть выше шепота, с глазами, полными спокойного созерцания.

Карлаен проигнорировал сангвинарного жреца и посмотрел на Данте.

— Я только хочу знать, что от меня требуется, милорд. Я — Щит Ваала, и я буду служить так, как вы посчитаете нужным.

Мгновение Данте молчал. После чего произнес:

— Ты по-прежнему возглавляешь атаку, капитан. И твоя цель — по-прежнему Фодия. Но на этот раз мне нужно от тебя больше, чем просто боевая логистика, — он посмотрел на Корбулона.

— Август Флакс, — сказал сангвинарный жрец.

Карлаен моргнул.

— Губернатор Асфодекса.

Часть его обязанностей, как капитана первой, состояла в том, чтобы знать всё возможное о грядущих полях боя — от погодных условий до культурных диалектов. Всё это имело потенциальное значение при планировании войны, и всё это Карлаен изучал и синтезировал.

Ему была известна нужная информация о династии Флаксов и её нынешнем главе. Август Флакс занял место губернатора в юном возрасте семнадцати стандартных терранских лет, после того как его отец, предыдущий полномочный властитель, был убит сепаратистами в краткой, хотя и кровавой, гражданской войне, потрясшей систему Криптус. Флакс был уже стар, и его правление, насколько вообще можно судить о таких вещах, было крайне успешным. Карлаен почувствовал небольшой укол жалости к мужчине — система, за которую, по его словам, так упорно боролись, чтобы одновременно сохранить над ней контроль и удержать, теперь пожиралась из-под него.

— Да. Мне — нам — нужно, чтобы ты его разыскал, брат. — Корбулон посмотрел на визио-порт. Беззвучные взрывы каскадом пронеслись по лику пустоты, когда корабли продолжили свой поединок. Карлаен склонил голову. Вопросы заполонили его разум, но он подавил их. Он был здесь не для того, чтобы задавать вопросы, только чтобы служить.

— Тогда я найду его, мастер Корбулон, — сказал он.

— Его или его детей, — уточнил Корбулон. — В противном случае, образец крови.

Возникли дополнительные вопросы, но Карлаен проигнорировал их. Если Корбулон был здесь, и эта миссия проводилась по его совету, для этого могла быть только одна причина. Главная страсть Корбулона не была секретом. Верховный сангвинарный жрец ставил одно своё желание выше всех остальных: устранение обоих бедствий, охвативших сыновей Сангвиния, будь то Кровавые Ангелы, Расчленители или Ангелы Обагренные. Корбулон посвятил свою жизнь разгадке тайн ”красной жажды” и ”чёрной ярости”, провел века в поисках чего угодно, что могло бы облегчить страдания сыновей Сангвиния.

Карлаен поклонился.

— Будет сделано, клянусь своей честью и честью первой роты. Или же я умру в попытке сделать это, — он выпрямился. — Мне понадобится реквизировать десантно-штурмовой корабль или десантную капсулу…

— Скорость играет важнейшую роль, брат, — сказал Данте. — Времени мало, Асфодекс умирает даже сейчас, пока мы разговариваем. Этот мир будет поглощен зверем, и у нас не будет времени для тебя и твоих ”Архангелов”, чтобы попытаться забрать вас с орбиты. Сообщи в телепортариум. Твои люди будут ждать тебя там.

— Телепортация, — произнес Карлаен, и поморщился. Немногие вещи могли расшевелить угли страха в сердце Карлаена, но телепортация была одной из них. С тем, как она работала, было что-то не так. Не было ни контроля, ни точности, только слепая удача. Он слегка встряхнулся. Он знал, что Данте не санкционировал бы это без необходимости. Бесчисленные сражения уже были выиграны только благодаря подобной стратегии, и Карлаен успокоил себя тем, что этот раз не будет исключением.

Он посмотрел на Данте.

— Как прикажете, милорд. Я не подведу вас.

— Ты никогда не подводил, капитан, — произнес Данте.

Карлаен отвернулся и бросил последний взгляд на разорванные войной небеса и умирающий мир. Там не было ничего, кроме крови и смерти, скрывавшихся под серыми облаками. Если Август Флакс, или любой из его родственников, ещё жив, то ненадолго. Тем не менее, его приказы были ясны.

Его долгом было найти Августа Флакса, и Щит Ваала проследит, чтобы это было сделано.

Глава первая

Фодия, Асфодекс

Воздух занимавшего весь континент города был загрязнен еще до прибытия тиранидов. Под удушающей тьмой и мутными облаками миллиарды работали до изнеможения и умирали в мануфакториумах и парофермах по воле господ города. Теперь же там, где когда-то утвердилась отравлявшая землю и воздух человеческая промышленность, оставили свой след новые хозяева. Инопланетные наросты сворачивались кольцами и расползались по иссеченным битвой руинам дворца планетарного губернатора, а сквозь истрескавшуюся и изломанную поверхность земли проклюнулись сотни изрыгающих пар споровых сеялок, скрывавших поблеклое великолепие городского пейзажа за лесом чудовищной поросли.

Среди обломков, на кучах трупов, что толстым ковром лежали по всему зданию, пировали организмы-поедатели. Тени с множеством конечностей двигались через верховья руин, их чужеродные голоса запинались и издавали трели, складывающиеся в песню конца времен. Песня резко прекратилась, когда воздух сгустился и приобрел металлический привкус. Звук был подобен грому, искрящаяся молния вспыхнула и затрещала стремительной энергией неестественного оттенка. Организмы-поедатели разлетелись в стороны с тщетными визгами и протестами, когда молния образовала завихрение, сверкнула и исчезла, явив миру тяжелые, багровые фигуры. Прибыли ”Архангелы”.

На пятне выжженного камня стояли двадцать облаченных в багровую броню терминаторов. Они были величайшими воинами даже в ордене, изобилующем таковыми, и каждый из них принимал участие в десятках изнурительных оборонительных сражений и точечных ударов против тиранидов, а также орков и любого другого врага, осмелившегося испытать мощь Империума. Для этой миссии Карлаен отобрал воинов из числа наиболее испытанных в бою, каждый из них бился рядом с ним на Надежде Балора, а также участвовал в уничтожении космических скитальцев ”Божественное Чистилище” и ”Сумеречная Эгида”.

— Ну, разве это не весело? — произнес один из терминаторов, вокс-усилители шлема превратили его голос в потрескивающее рычание. Брат Афраэ, узнал его Кралаен. Капитан опознал терминатора по вокс-сигнатуре и изящному витому почерку, плавно выведенному на свитке, протянувшемся через нагрудник воина. У Афраэ была страсть к каллиграфии, а также неспособность должным образом соблюдать вокс-протоколы.

— Нет, — сказал Карлаен. — Рассыпаться веером и установить периметр — мне нужны подробные данные сканирования авгуров и анализ вокс-каналов, прежде чем мы выдвинемся. — Принятые флотом эхосигналы ауспика дальнего действия, к сожалению, оказались смутными, да и телепортация не была точной наукой. Он должен быть уверен, что они именно там, где, как предполагалось, находится округ трибунов, а это означало проведение триангуляции их точного местоположения с помощью вокс-сигналов и показаний авгуров. — Алфей — ты знаешь, что делать, — сказал он, глядя на ближайшего терминатора.

— А когда было иначе? — прогрохотал Алфей, опустив одну перчатку на ремень силового меча, зачехленного на бедре. Сержант терминаторов служил с Карлаеном дольше, чем любой другой космодесантник, и знакомство породило братское отношение, слегка смущавшее капитана.

Он не зря выбрал Алфея своим заместителем. Помимо самого Карлаена, среди воинов первой роты ни у кого не было большего опыта борьбы со стремительными тварями Великого Пожирателя, чем у Алфея и его отделения — шутливого Афраэ, молчаливого Бартело, и близнецов, Дамариса и Леоноса. Последние двое вытянулись, когда Алфей приказал им отправиться на разведку, после чего развернулся, чтобы отдать приказы другим отделениям. Убедившись, что Алфей позаботится о делах, Карлаен внимательно изучил окрестности.

Город уже начали поглощать; наличие организмов-поедателей и споровых сеялок было достаточным доказательством этого. Капитан довольно часто видел подобные зрелища, и каждый раз они пробуждали в нем трепет отвращения от лицезрения человечества и всех его следов, превращенных в белковую суспензию и биомассу. Смерть — это одно, но тираниды забирали даже то немногое достоинство, что оставалось после неё.

Пальцы капитана сжались на армированной рукоятке мастерски сработанного громового молота, что он носил с собой. Молот Ваала был одной из самых изысканных реликвий, которыми обладал орден Кровавых Ангелов; он был выкован мастерами-ремесленниками тысячелетия назад, и Данте лично вручил его Карлаену по возвышению в звание капитана первой роты. Оружие гудело от едва сдерживаемой силы. В этом отношении оно весьма походило на своего владельца. Карлаен поднял древнее оружие и положил его на плечевую пластину.

Он повернулся, и бионический глаз зажужжал, приближая пейзаж. Вид гниющих трупов и горящих обломков боевых танков простирался во все стороны, куда только мог дотянуться глаз. За несколько коротких дней мир превратился в поле боя, и солдаты Империума заставляли тиранидов платить кровавую дань за каждую пядь земли. Он проверил авгуры своего костюма, ища любые признаки жизни среди кровавой бойни.

— Они умерли славно, — сказал Алфей.

Карлаен обернулся.

— Докладывай, — сказал он.

— Скорее всего, мы в нужном месте. — Сержант снял шлем, обнажив бритую голову и, как и всегда, решительное выражение лица. Над его правым глазом блестел штифт выслуги. Пока Карлаен рассматривал брата, тот глубоко вдохнул, наполнив легкие токсичным воздухом. — Аааах, — выдохнул Алфей. — Пахнет как дома. Если бы дом был ямой, заросшей тиной.

— Каковой он и является, — отозвался со своего места Афраэ, изучая споровую сеялку. Он поднял цепной кулак в задумчивой манере. Оружие застонало, пробуждаясь к жизни, и его зубья провернулись с рычанием, разнесшимся по всей площади.

Прежде чем Карлаен смог остановить Афраэ, Алфей крикнул ему:

— Афраэ, прошу, воздержитесь от того, что ты задумал. — Он посмотрел на Карлаена. — Мы смогли перехватить записи с орбитальных вокс-матриц, но эта информация, в лучшем случае, устарела дни назад. Если это нам как-то поможет, то мы находимся в месте, похожем на дворцовый двор. — Он махнул рукой в сторону огромной, разрушенной битвой арки, что возвышалась по другую сторону площади. Огромные ступени, каждая из которых была сто метров в ширину, поднимались к тому, что, как он подозревал, было остатками Фодийских Врат — входа во дворец. — По моему твердому убеждению, эти ступени великолепны, несомненно.

— Ты много знаешь о ступенях, так? — спросил Карлаен, рассматривая арку.

— Я знаю архитектуру. О людях можно много сказать по их архитектуре.

Карлаен взглянул на Алфея, который в раздумьях провел ладонью по голой коже головы.

— Конечно, я могу ошибаться. Кто знает, через какие потрясения прошла планета, прежде чем вокс-матрицы стали работоспособными? Помнишь Фулькрум-шесть? Весь южный континент сгорел как листик, охваченный тепловым взрывом.

— Это не Фулькрум-шесть, — чуть улыбнувшись, ответил Карлаен.

— Нет, и спасибо Императору за это. — Алфей топнул ногой по земле. — Я не одобряю неожиданно смещающиеся громады континентальной земли. — Он подозрительно огляделся. — Я не одобряю ничего из этого.

— Это место отвратительно в глазах Императора, — мрачно произнес Бартело, указывая на споровую сеялку стволом своего тяжелого огнемета. Чтобы идти в бой с оружием, содержащим такое количество нестабильной прометиевой смеси, требуется особый сорт воинов: один единственный разорванный шланг или застопоренный механизм — и Бартело изжарится в собственной броне раньше, чем успеет вскрикнуть. Но он, казалось, гордился своим положением пламеносца отделения Алфея и был искусен в применении очищающего пламени с наибольшим эффектом.

— Так ты только растратишь драгоценный прометий. Будь наготове, — сказал Алфей. Он покачал головой и покосился вверх, на темное небо.

— Гаргульи, — пробормотал он.

Карлаен посмотрел вверх. Магна-линза его бионического глаза повернулась, фокусируясь на бесчисленных стаях крылатых биотварей, кружащих на горизонте подобно огромному вихрю клыков и когтей.

— Куда они направляются? — пробормотал он.

— На восток, — ответил Алфей.

— Что расположено к востоку отсюда?

— Органическое… — начал Дамарис.

— …вещество, — закончил Леонос.

Карлаен смотрел на двух терминаторов, пока они устало тащились к нему и сержанту. Какая-то причуда процесса Сангвинации взяла этих двух не связанных родством людей и сделала их точными копиями друг друга, как будто они были отлиты из одной формы. Даже по вокс-связи ласкающие слух голоса близнецов звучали идентично, вплоть до слегка напряженной интонации. Без своих шлемов они напоминали ему Корбулона — их чересчур совершенные черты принадлежали скорее увитым плющом статуям давно забытых божеств, чем людям.

— На востоке идет бой, в области вокруг мануфакториумов, — сказал Леонос. — Похоже, организмы-поедатели покинули этот район.

Карлаен быстро переключил вокс-каналы. Большинство из них глушились помехами от флота-улья, но он быстро натолкнулся на крики о помощи и запросы подкрепления. Как только он их нашел, вдалеке что-то взорвалось. Фронт смещался на восток, имперские боевые порядки сминались хищными ордами биотварей.

— Фабричные районы, — сказал Алфей. — Это последний бой.

Карлаен ничего не сказал. Вокс затрещал, когда крики солдат Астра Милитарум заполонили его уши. Часть его жаждала забрать своих людей и направится к мануфакториумам, где последние защитники Фодии продавали свои жизни, ошибочно полагая, что помощь придет. Но таких приказов у капитана не было, и сегодня Сыны Сангвиния прибыли не за этим.

Асфодекс был заградительной линией и не более того. Война против флота-улья Левиафан решится не здесь, и уж точно не где-нибудь в системе Криптус. Но это его щупальце будет уничтожено. Через несколько стандартных часов остальные Кровавые Ангелы первой роты и все силы второй — при поддержке звеньев их наследников, Расчленителей — высадятся на планету. Тогда начнется настоящая война. Война на уничтожение, война, призванная заразить источники и нарушить линии снабжения. Война, в которой избранники Ваала прекрасно разбирались.

Но этому ещё только предстоит произойти. А сейчас у Карлаена была своя миссия.

— Перегруппироваться и построиться веером. Мы идем дальше, — сказал он, отключив передачи. Алфей кивнул и стукнул по воксу, предупреждая остальные отделения о том, что пора выдвигаться, пока Леонос и Афраэ возвращались к отделению.

Спустя считанные секунды шеренга облаченных в багровую броню гигантов пришла в движение, направляясь через площадь к огромной арке, бывшей когда-то Фодийскими Вратами. Пока они поднимались по ступеням, Карлаен осмотрел кровавую бойню, простиравшуюся вверх по ступеням к началу плато. Трупы имперских гвардейцев были свалены в беспорядочные кучи среди опрокинутых мешков с песком, бывших ранее огневыми позициями. Вонь чужацкого ихора здесь была сильна, мертвые тиранидские организмы-орудия лежали там, где их подстрелили пушки Астра Милитарум.

С верхней ступени за приближением Кровавых Ангелов безмолвно наблюдал изломанный труп офицера Имперской Гвардии, его мертвый взгляд вызывающе смотрел на поле боя. Он все еще сжимал болт-пистолет окровавленной рукой.

Карлаен опустился на одно колено рядом с трупом, что лежал, прислонившись к выжженной и разбитой арке. Он изучил расслабленные черты, запоминая их, как делал это тысячи раз прежде. Его воины стояли молча, понимая, что это был священный момент — действо, что им однажды, возможно, самим придется совершить.

Карлаен считал, что этот человек был героем, пусть он и не знал его имени. Гвардеец погиб невоспетым, а те, кто спасся, не вспомнят о нем. Но Ангелы будут помнить его. Кровавые Ангелы всегда помнят, даже когда воспоминания оказываются тягостными.

— Спи, солдат, — прошептал Карлаен, знакомые слова с легкостью покинули его уста. — Сложи свое бремя и вернись к свету Императора. Твой бой теперь наш. И мы заставим их заплатить, око за око. — Он протянул руку и закрыл широко распахнутые глаза человека. После чего встал.

— Идем, — сказал он. — Нам надо найти губернатора.


По другую сторону площади, скрываясь от бронированных гигантов в тени упавшей громады статуи Императора, пара чужацких глаз наблюдала за Кровавыми Ангелами, заходящими в губернаторский дворец династии Флаксов. Белые рудиментарные губы растянулись, обнажив стену крепко стиснутых клыков, багровые глаза существа, прозванного Отродьем Криптоса, сузились в зловещей заинтересованности.

Когда Кровавые Ангелы исчезли во внутренней части дворца, повелитель выводка оттолкнулся вверх, его четыре руки ухватились за статую. Он поднялся в полный рост, пробуя на вкус воздух. Огни далекой битвы отражались на его бледном, блестящем панцире. Он склонил свой выпуклый череп, прислушиваясь к далекому барабанному бою сражения. За сотни километров отсюда защитники Фодии вели свой последний бой против сил Разума улья, и Отродье Криптуса чувствовало превратности судьбы этого конфликта всеми фибрами своей гротескной сути.

Ему очень хотелось присоединиться к этой отдаленной драке и омыть когти в крови своих врагов. Об этом его просил Разум улья, шепча в глубине его черепа. Пение Разума улья наполнило его разум, изгоняя все прочие мысли, кроме тех, что двигались в такт космической рапсодии вечности. Это была песня истощения и выживания, великой цели и единения. Она наполнила и разгорячила его, изгнав страх и гнев, оставив только твердую цель.

Повелитель выводка покачал своей большой головой и фыркнул. Здесь ещё остались дела, которые нужно сделать — важные дела, важнее, чем даже всепоглощающая песня сил, что вывели его из тьмы к свету.

Он жил на Асфодексе в течение многих лет, задолго до пришествия Левиафана, чья тень даже сейчас покрывала его чудовищную душу. Народ Фодии дал ему свое имя, и имевшиеся среди него барды утверждали, что он был дитятей их солнечного бога, посланным покарать их за грехи. Существо находило довольно забавным тот факт, что рассказчики были недалеки от истины.

Сейчас, когда он смотрел, как красные гиганты беспокоят и разгоняют организмы-поедатели, топая по территории, которую он утвердил за собой, этой забавы не наблюдалось. За все годы своей долгой жизни он никогда прежде не видел таких существ, но он и так знал, что они враги. Даже на таком расстоянии он мог ощутить грубую силу их мыслей, и его длинный, багровый язык на мгновение выскользнул из зарослей его зубов, хлещя и извиваясь, после чего снова исчез в пасти.

Он не знал, чего они добивались, и раздражение черной кометой вспыхнуло на поверхности его мозга. Их сознания были открыты для него, и он учуял их намерение войти во дворец, как если бы это был запах жертвы, принесенный ночным ветром. Его когти разочарованно прочертили борозды на ближайших камнях, оно зашипело от растущего гнева.

На мгновение песня Разума улья неровно возросла и ослабла, вернулась старая боль, прогремев на переднем плане его сознания. Он увидел мясистые и мягкие, но знакомые лица, и жалобный вой агонии покинул его. Одинокий дрожащий крик потери, быстро подавленный и сглаженный последующим рычанием. Отродье Криптуса встряхнулось, прогоняя обрывки памяти. Одним движением тварь спрыгнула со своего насеста и, щелкая когтями, прокралась в руины. Меньшие существа бежали перед ним, и в ответ на такое почтение он должным образом проигнорировал их.

Он соберет свой выводок. Детям Криптоса давно пора получить то, что принадлежит им по праву.

Глава вторая

Палата Трибунов, дворец династии Флаксов, Фодия

Внутреннее убранство дворца являло собой не менее ужасное зрелище, чем площадь снаружи. Лампы, смонтированные на броне терминаторов, движущихся по огромным темным коридорам, освещали следы яростного отступления с боем. Прекрасные произведения искусства, когда-то украшавшие высокие стены, были сорваны и покрыты небольшими дырами от ядовитых нечистот и выстрелов лазганов и широкими разрывами от стрельбы из огнестрельного оружия. Пол был покрыт трупами, как людей, так и ксеносов. И повсюду со стрекотом и щелканьем работали челюстями стаи потрошителей, перерабатывающие изломанные кучи крови и костей в нечто более перевариваемое.

Следы поглощения Разумом улья были везде. Целые боковые коридоры и вестибюли, похожие на соборы, теперь занимали пузырящиеся, ядовитые пищеварительные пруды организмов-поедателей. Пока терминаторы продвигались глубже во дворец, перед ними разлетались, уползали и убегали жуткие силуэты, остававшиеся на самом краю зрения.

Когда Ангелы достигли входа в помещение, которое должно было быть Палатой Трибунов, Карлаен поднял молот, объявив остановку.

— Здесь нам нужно разделиться, братья, — сказал он. Капитан провел молотом по дуге, указывая на коридоры, расходящиеся из центрального холла, в котором они стояли, — четыре отделения смогут обыскать больше, чем одно, а время не на нашей стороне, — по коридорам пронеслось эхо далекого взрыва, отразившееся от стен в широких створчатых пространствах, как в подтверждение слов Карлаена.

— Мелос, ты и твое отделение осмотрите западный сектор, — продолжил он, указав на терминатора, к которому обращался. Мелос провел рукой по позолоченному черепу на горжете и кивнул. Реликвенная броня Мелоса имела свою репутацию, вспомнил Карлаен. Он надеялся, что Мелосу она послужит лучше, чем предшественникам.

— Иосия — восточная сторона, — продолжил капитан, отгоняя мысли. Иосия хмыкнул и поднял свой штурмболтер. Как и Алфей, он снял шлем, а лицо под ним было покрыто шрамами. Карлаен посмотрел на последнего из подчиненных.

— Закреал…

— Наверх, — прогрохотал Закреал, указав пальцем на верхние уровни дворца. Багровую броню воина покрывали сотни царапин, боевых шрамов полученных за примерно столетие абордажных операций. С грудной пластины Закреала свисали три тихо дымящих золотых кадила, которые наполняли воздух вокруг десантника красной дымкой, — всегда посылай кого-то, чтобы зачистить верхние палубы, капитан.

— В таком случае, эта честь принадлежит тебе, — сказал Карлаен. Он обернулся к Алфею, — Я пойду с твоим отделением, если ты не против. Мы продолжим двигаться вперед, через Палату Трибунов, и осмотрим сердце дворца.

— Если это необходимо, — ответил Алфей, слегка улыбнувшись.

Карлаен проигнорировал попытку сержанта пошутить.

— Соблюдайте вокс-протоколы. Эта миссия не отличается от любого другого дрейфующего скитальца, на которые мы высаживались.

— Кроме того, что это здание, в нём не исчезнет гравитация, и мы чертовски полно осведомлены о том, что оно полно тиранидов, вместо того, чтобы, как обычно, только подозревать это, — вставил Афраэ. Бартело невесело рассмеялся, а близнецы ухмыльнулись.

— Тишина! — Отрезал Алфей.

Карлаен проигнорировал обмен репликами. Он сражался с Алфеем и его отделением достаточно часто, чтобы понимать, что какой бы неуместной ни казалась разговорчивость Афраэ, она была также важна для выживания отделения, как и прометиум в канистрах Бартело. Смех был вратами, ведущими к душе, а дисциплина — стенами.

— Если вы найдете губернатора, необходимо доставить его, живым или мертвым, на Площадь Вознесения Императора и ожидать эвакуации. Площадь будет точкой сбора альфа, на случай жесточайшего сопротивления. Отходите без сомнений, если в этом будет необходимость. Гордость — семя высокомерия, а смерть без победы — это жизнь, потраченная впустую, — сказал Карлаен, цитируя «Размышления Ралдорона». Он смотрел на своих людей, пока говорил, стараясь донести до них всю важность ситуации, — да защитят вас от неудач крылья нашего отца.

Капитан повернулся обратно к Алфею и его отделению, как только остальные начали двигаться в стороны обозначенных секторов. Тьма зала поглощала выступающие лампы других терминаторов, пока не остались только шестеро перед воротами Палаты Трибунов. Карлаен мгновение колебался.

— Я пойду первым.

— Капитан… — начал Алфей.

Карлаен пошел к манящему мраку входа не дослушав его. Проход был перекрыт наваленными мешками с песком и гнездом тяжелого болтера. Капитан, не останавливаясь, оттолкнул их. Сервоприводы в его броне мягко загудели, когда он перевернул платформу тяжелого вооружения, с которой упало обезглавленное тело стрелка. Мгновение спустя лампа осветила внутреннее убранство Палаты Трибунов.

В лучшие времена губернатор проводил здесь встречи с главами районов. Палата была настолько большой, что в ней могло бы сесть звено «Грозовых воронов» ордена. Карлаен направил лампу на округлый купол потолка, но смог осветить только самый край тьмы, настолько обширным и далеким был потолок.

Он продолжил осматриваться, пока шел вперед. Палата была полна изломанных осколков и упавших статуй. На полу были целые секции верхних этажей. Посреди разрушений, обрушенных на здание, виднелись тела сотен подданных Империума, сваленных в огромные окровавленные горы измученной плоти и расколотых костей. За свою жизнь Карлаен видел и более страшные зрелища, но они всегда заставляли его на секунду остановиться.

Между резнёй на площади и представшей пред ним картиной была огромная разница. На задворках разума начал пробуждаться красный гул, когда Карлаен ощутил прилив злобы. Здесь лежали невинные. Не солдаты, а простые жители, ищущие убежища от ужасов, охотящихся на улицах. Солдаты снаружи погибли, пытаясь защитить их, и эти смерти оказались напрасными.

Нет, не напрасными, — раздался голос в его разуме, — всё это ещё может принести какую-то пользу, если ты добьешься успеха.

Так бы сказал Корбулон, если бы был здесь. Карлаен уцепился за эту мысль, как будто она была священной реликвией, и собрал все силы, какие мог.

— Необходимость — щит веры, — пробормотал Ангел, ещё раз цитируя «Рассуждения Ралдорона». Он всегда обращался к этой книге в моменты сомнений, которых становилось слишком много, но слова советника примарха и первого магистра ордена Кровавых Ангелов всегда возвращали ему уверенность.

Пока Карлаен говорил, красный гул утих, и на его месте появилось новое ощущение — покалывание на шее. Капитан быстро обвел палату взглядом бионического глаза, переключаясь через различные режимы, в поисках чего-то необъяснимого. За ним следили. Хотя он и не мог заметить врага, тот был близко.

Он махнул рукой Алфею и остальным. Терминаторы рассредоточились, осматривая горы трупов и сканируя их авгурами.

— Обыщите мертвецов, — приказал Карлаен, — если Флакс и его люди погибли здесь, то тело ещё можно доставить к ордену.

— А если его здесь нет? — спросил Афраэ.

— В таком случае, мы продолжим искать, — ответил Карлаен.

— Что если его нет во всём дворце? — продолжил Афраэ, — если он где-то в мануфакториумах или аграрном округе? Что мы тогда будем делать?

— Наверное, просто сдадимся, Афраэ, ты же это хочешь услышать? — резко ответил Алфей, — ты сам оповестишь командора Данте о нашей неудаче, или это лучше сделать мне?

— Я просто спросил, сержант, — весело сказал Афраэ, — пытался выяснить параметры миссии.

— Могло быть и хуже, — мрачно сказал Бартело.

— Молю же, о печальный, скажи, что могло быть хуже? — спросил Афраэ.

— Мы могли быть в трупах по пояс, а не по колено, — ответил Бартело, расталкивая тела стволом тяжелого огнемета.

— Замолчите, — приказал Карлаен. Легким движением молота он сдвинул в сторону изломанный труп мужчины и активировал бионическую авгур-линзу в искусственном глазе, чтобы попытаться найти хоть какой-то след жизни или конкретного генетического кода, который ему было приказано обнаружить.

В итоге, для нас всегда имеет значение кровь, — подумал он, — в случае с Корбулоном, в особенности, в последнее время. В жилах сынов Сангвиния скрывался изъян, который от них перешёл и к наследникам, подобно трещине в мраморе, становящейся всё шире и заметнее по пути следования. Корбулон поставил себе цель — излечить этот изъян любым способом. Даже если этот способ — отправить воинов рыться в мире, превратившемся в бойню.

Карлаен отбросил очередное тело и остановился. В размытых данных ауспика что-то промелькнуло, призрачный сигнал, пробравшийся сквозь строки кода и показаний, ползущий к нему под покрывалом из трупов. Обнаружив это, он уловил частичку знакомого, едкого запаха, чем-то напоминавшего о насекомых. Капитан медленно повернул голову, позволив биоавгурам осмотреть ближайшую зону. Появилось больше призрачных сигналов, скрытно и со смертельной точностью продвигающихся под бойней к нему и его людям.

Звук штурмболтера, взятого наизготовку, разорвал опустошающую тишину палаты. Алфей посмотрел на него, и Карлаен коротко кивнул. Алфей тоже поднял свой болтер. Карлаен повернулся спиной к груде трупов, которые слегка пошевелились. Капитан отступил на шаг, едва избежав выплескивающихся внутренностей, вылетевших во все стороны, когда что-то огромное, со слишком большим количеством рук и зубов, выскочило из укрытия и бросилось на него.

Штурмовой болтер в руке терминатора прогрохотал, и генокрад превратился в фиолетовую дымку и обрывки чужацкой плоти. Но там, откуда он пришел, было больше таких существ, и спустя мгновение они показали себя. Кучи трупов разлетались в стороны по всему огромному залу подобно отвратительным бутонам, когда из них выскакивали чудовища с множеством конечностей. Генокрады нападали на терминаторов из каждого темного угла и холма гниющих останков, с открытыми пастями и щелкающими когтями.


Повелитель выводка висел высоко над головами добычи, ухватившись за почерневший от огня обломок поддерживающей переборки четырьмя из шести конечностей. Он повернул голову, следуя взглядом за огромными красными силуэтами вторгшихся в его владения, когда они входили в Палату Трибунов. Гигантов осталось всего шестеро. Остальные разделились на меньшие стаи.

Это радовало Отродье Криптуса. Разделившаяся добыча была легкой добычей, как он выяснил в детстве, в глубине подземелий Фодии. Он охотился на бандитов и рабов в этих темных, тесных тоннелях, становясь сильнее, благодаря плоти и страху. Тогда он брал только то, что принадлежало ему по праву крови. Также было и тогда, когда он управлял взятием дворца. Его дворца. Красные плоские глаза повелителя сузились, а в голове начал биться пульс, когда он сосредоточил свою силу воли и потянулся к общему разуму тиранидов, разбросанных по всему дворцу.

Он резко вдохнул, неожиданно увидев… всё. Сквозь глаза его собратьев, он смотрел, как другие бронированные гиганты медленно передвигаются по восточному сектору дворца, западному и высоким садам на верхних этажах. Отродье Криптуса видел их всех, с десятков ракурсов, высот и позиций. Его слегка трясло, пока он пытался контролировать такой наплыв информации.

Повелитель всегда мог затуманивать разумы добычи и чувствовать мысли своих детей, пока они занимались своими делами. Но, с пришествием Левиафана, эти силы увеличились во множество раз. Настолько, что их использование стало доставлять некоторую боль. Отправить мысль в разумы ближайших тиранидов рождало такие же ощущение, как вытягивание конечности до предела её сил и удерживание до момента, пока боль не возрастет до максимума. Но при этом, раньше он мог только влиять, а сейчас заставлял делать то, что ему было нужно.

Он задрожал на своем насесте, когда почувствовал влажное царапание, которое в движении издавали его дети и их собратья, пришедшие на Асфодекс в брюхе чудовища, но с похожими разумами. Его мысли понеслись вперед, распространяясь подобно кругам на воде, задевая сотни животных разумов. Он молча пробудил их, а затем довел до убийственной ярости, заполнив их примитивные черепа своей кипящей злобой.

Гиганты пришли для того, чтобы каким-то образом помешать планам Разума улья, и Отродье этого не допустит. После всего, что он сделал, всего, что он пережил, ему должны были предоставить такой момент. Повелитель издал булькающее шипение, когда он спрыгнул с арматуры в сторону тьмы внизу.

Фодия принадлежала ему. Город и всё, что в нём находилось, было его по праву. И никакой захватчик в красном панцире не остановит Отродье от того, чтобы получить причитающееся в то небольшое время, которое осталось у Асфодекса.

Глава третья

— Спиной к спине, братья. Не дайте им разделить нас, — громогласно проревел Алфей, чтобы его услышали через грохот штурмболтеров. Карлаен попятился, продолжая стрелять. Казалось, на место каждого убитого им зверя из тьмы выскакивали два новых.

Генокрады бросались в битву и атаковали построившихся в боевой порядок терминаторов со всех сторон. Как правило, генокрады были хитрыми и коварными существами, но этих, казалось, подгоняла ярость. Карлаен по своему опыту знал, что такие бешеные действия были вызваны ничем иным, как влиянием Разума улья. Он изогнулся, уворачиваясь от стремительного когтя. Генокрады могли с легкостью вскрыть боевой танк; терминаторские доспехи, несмотря на свою прочность, не были для них помехой. Чужак атаковал его, набрасываясь и отбегая, в попытке найти слабое место. Капитан отступил назад и раздавил что-то под ногами. Сервоприводы заскулили, пока он пытался восстановить равновесие. Генокрад устремился к нему. Карлаен крутанул свой молот и ударил существо на подъеме, выбив его нижнюю челюсть через верхушку черепа и отбросив подергивающуюся тушу назад.

— У меня почему-то складывается впечатление, что они ждали нас, братья, — сказал Афраэ. Его цепной кулак нанес удар, и вращающиеся зубья впились в панцирь визжащего генокрада. Он поднял вопящего ксеноса, и его рассекло жужжащим клинком на две части под собственным весом. — Как заботливо с их стороны отправить к нам столь радушную делегацию. Подобное уважение указывает на поистине цивилизованную расу, согласен, Бартело?

— Извини, брат, что? Прости, я не слушал твою болтовню. Был занят исполнением долга Императора, — произнес Бартело, проводя дулом своего тяжелого огнемета по ряду атакующих генокрадов. — Гори, погань. Гори и умри во имя Его, — сплюнул он, когда ксеносы обратились в визжащие столпы пламени. Свет их гибели отражался в оптических линзах его шлема.

Карлаен разбил в кашу голову прыгнувшего генокрада, когда добрался до остальных. Леонос и Дамарис сражались бок о бок, двигаясь как зеркальные отражения. Их штурмболтеры гремели в унисон, а силовые кулаки наносили удары со скоростью поршней, каждая перчатка была окутана ореолом трескучей лазурной энергии, которая при соприкосновении заставляла чужеродную плоть шипеть и лопаться, как перезрелый плод. Близнецы медленно кружились, прикрывая друг друга с нечеловеческой аккуратностью, которой Карлаен не мог не позавидовать.

Совсем рядом сверкнул меч Алфея, и генокрад упал с рассеченным черепом. Сержант развернулся и подрубил ноги другому, что попытался увильнуть от него. Когда тварь упала, он наступил на неё, превратив её голову в малоприятное месиво.

— Спиной к спине, — снова проревел он. — Так же, как в тот раз, на борту ”Погребального Горизонта”.

— Пожалуй, в этот раз их несколько больше, сержант, — произнес Афраэ. Генокрад прыгнул на него, и он вытянул свой цепной кулак, вбив клинок в глотку существа. Он поднял подергивающуюся тушу и швырнул её в другого ксеноса, сбив его в воздухе, когда тот уже пикировал на Леоноса.

— Чем больше чужеродной погани, тем больше у нас мишеней, — прохрипел Бартело. Из сопла его тяжелого огнемета вырвался дым, когда он слегка нажал курок. Огонь брызнул короткими всполохами, отгоняя генокрадов.

— Чем больше мишеней… — начал Дамарис.

— …тем больше израсходованных боеприпасов, — закончил Леонос. В этот момент он, словно в подтверждение своих слов, извлек обойму из штурмболтера, пока Дамарис прикрывал его. Едва вставив другую на место, он сразу открыл огонь, прикрывая Дамариса, пока последний перезаряжал свое оружие.

— Близнецы правы, сержант, — сказал Карлаен. Он развернулся, когда у него в ухе взревело предупреждение о близкой опасности, и сделал выпад своим молотом как копьем, использовав плоскость его навершия, чтобы пришпилить генокрада к разбитой статуе. Существо шипело и плевалось, цепляясь за него. Он надавил молотом, расколов грудину чудовища и раздавив его сердце. — Они пытаются подавить нас. Так мы растратим наши боеприпасы за считанные минуты. Самое время сменить тактику, — Карлаен осмотрел палату и увидел один из множества богато украшенных проходов в боковые коридоры, которые, как он думал, должны идти параллельно Палате Трибунов. Он указал на него своим молотом. — Туда, там мы немного ограничим поле боя. Дадим им меньше места, чтоб не так резвились. Отступаем, — сказал он. — Бартело, Афраэ, заградительный огонь.

— С радостью, — отозвался Афраэ. Бартело хмыкнул и вышел вперед, его огнемет взревел. Пока два терминатора обеспечивали заградительный огонь, Карлаен провел остальных к указанной им арке. Он прокрутил частоты вокса, пытаясь связаться с Закреалом и остальными, но его сканеры засекли лишь тревожный гул белого шума.

— Остальные? — пробурчал Алфей.

— На данный момент мы сами по себе, — ответил Карлаен.

Отделение продолжало отступать, его отход тревожили шипящие генокрады, что метались туда-сюда, нападая и отбегая прежде, чем им успевали нанести ответный удар. И хотя многие пали под заградительным огнем Афраэ и Бартело или же были сражены удачным ударом молота, силового кулака или меча, они продолжали нападать.

Отделение почти достигло относительной безопасности бокового коридора, когда генокрад проскользнул под защитой Афраэ и разорвал заднюю часть его ноги в брызгах крови и машинного масла. Афраэ с ворчанием припал на одно колено. Карлаен осознал, что терминатора с ними не было, когда Бартело отправился к нему на помощь. Остальные достигли прохода и стреляли по стае, приближавшейся к ним со всех сторон. Карлаен знал, что уже через считанные мгновения их отрежут от Афраэ.

— Нет, — сказал он, приняв решение. — Нам нужен твой огнемет, чтобы расчистить путь. Я пойду за ним.

Бартело посмотрел на него и кивнул. После чего прицелился и окатил пламенем шипящих генокрадов, стоявших между Кровавыми Ангелами и их упавшим товарищем, выжигая капитану коридор для дальнейшего продвижения.

Карлаен бросился вперед. Афраэ взмахнул своим цепным кулаком и обезглавил наседавшего на него генокрада, но на его месте встали новые. Афраэ стрелял из своего штурмболтера в приближающуюся волну хитина, ихора и клыков, опустошая оружие. Он попытался подняться на ноги, но раненая голень была неспособна выдержать его вес. Карлаен стрелял и наносил удары молотом направо и налево, пытаясь расчистить себе путь и прийти на помощь другому Кровавому Ангелу. Бартело и остальные добавили свою огневую мощь к его усилиям, и вскоре он прорвался через врагов к Афраэ, пока ксеносов выкашивало болтерным огнем и клубящимся пламенем.

Генокрады подползали к Афраэ, пытаясь вырвать его из брони. Он был не в состоянии вернуть себе достаточное равновесие, чтобы отбросить их, и всё, что он мог сделать — это хватать тех, кто оказывался в пределах досягаемости, дробить их конечности или обезглавливать их своим ещё жужжащим цепным кулаком. Шланги и связки волокон были вырваны из своих гнезд, и он прогнулся, выбросив вперед свободную руку, чтобы удержаться. Один из ксеносов взобрался Афраэ на плечи и начал выкручивать и сминать его шлем.

Карлаен добрался до атакуемого терминатора и сбил генокрада с насеста, от чего тот пронесся по воздуху над головами своих собратьев.

— Ты можешь идти? — спросил Карлаен, пытаясь поднять Афраэ на ноги. Броня Кровавого Ангела вяло реагировала на его движения, и Карлаен подозревал, что её внутренние механизмы были повреждены.

— Нет, с ногой беда. Я совершенно уверен, что сейчас она продолжает держаться лишь на одной — единственной — связке, — проворчал Афраэ. Он едва мог стоять даже с помощью Карлаена, капитан слышал боль в голосе другого Кровавого Ангела. Будучи послушниками, их научили блокировать и перенаправлять боль, даже от особенно тяжелых ран. Там, где обычный человек давно бы уже умер если не от шока, то от потери крови, Афраэ ещё был способен сражаться. К несчастью, он оказался неспособен сдвинуться с места.

— Обопрись на меня, я могу… — начал Карлаен, но слова застряли у него в горле, когда воздух ожил какофонией шипения. Его глаза метнулись вверх, к огромной куполообразной крыше палаты, где тени внезапно ожили сотнями корчащихся фигур.

— Кровью Ангела, — прошептал капитан, когда то, что он принял за затененные уголки цельного купола, оказалось массой генокрадов, тесно прижавшихся к нижней части стеклянного потолка палаты.

— Беру свои слова обратно, — пробормотал Афраэ, проследив за взглядом Карлаена. — Это — радушная делегация. — Генокрады над ними начали падать. Существа мчались прямиком вниз к двум терминаторам, с явным и смертоносным намерением. — Осторожно, капитан, — прохрипел Афраэ, накренившись вперед, чтобы сбить Карлаена с пути стремительно падающих генокрадов.

Потеряв равновесие, Карлаен отшатнулся, когда волна чужеродных убийц закружилась над Афраэ, кусаясь и неистовствуя. Афраэ оторвал голову генокраду и косым ударом отправил её в полет, на мгновение расчистив путь. Карлаен встретился глазами с другим Кровавым Ангелом и сказал:

— Афраэ…

— Иди, капитан. Я только замедлю тебя, а ты сам говорил — время на исходе. Я заставлю их истечь кровью и выкуплю обратно хотя бы малую его часть. — Афраэ развернулся и свободной рукой поймал существо за горло; одновременно он по широкой дуге взмахнул своим жужжащим цепным кулаком, наполняя воздух вонючим ихором. Он пошатнулся, когда генокрады врезались в него и закружились над ним. — Иди! Во имя Сангвиния, иди!

Карлаен колебался, но затем повернулся и отступил назад к остальным, попутно проклиная себя. Он слышал заедания и рычание цепного кулака Афраэ, пока воин сражался, но очень скоро тот замолчал, и всё, что он мог услышать — лишь какофонию криков, шипения и щелканья. Расчистив себе путь к арке и присоединившись к Алфею и остальным, он оглянулся, но увидел лишь бурлящую волну ужасных ксеносов, спешащих к нему. Афраэ был мертв.

Карлаен знал, что если они не поторопятся, то остальная часть отделения разделит его участь.


Повелитель выводка крался через курганы из человеческих трупов и тел его павших детей. Эти тела приводили его в замешательство, однако он не мог сказать, почему. В шаблонном механизме Разума улья не было места сентиментальности — всё было единым, а единое — всем. Тем не менее, повелитель выводка был лидером стаи задолго до того, как был связан с Разумом улья великой и успокаивающей песней его исключительной воли, и опустился рядом с телом одного из своих детей. Он поколебался, после чего потянулся когтем к изничтоженной туше и осторожно погладил тело.

Все существа умирали. Все существа были веществом для поглощения, массой, что будет добавлена к целому, преобразована, перекована и видоизменена. Он знал это, и он принял это, потому что не мог поступить иначе. Но всё-таки в его отравленной душе задержался осколок чего-то, что он не мог назвать — воспоминания о других временах и о других мертвецах, которые не были видоизменены, а вместо этого забраны для захоронения в тишине и тьме. Воспоминания медленно поднялись над шаблонным гулом, расцветая, растекаясь и быстро исчезая, прежде чем он смог полностью рассмотреть их. Он видел лица и слышал имена, но более ничего по-настоящему не понимал. И также ни о чем не тревожился.

Он поднялся на ноги и перешагнул через тело. Волна смерти, сопровождавшая наступление на захватчиков, лишь растопила ярость, кипящую в существе. Эта засада прошла не так удачно, как другие, и его добыча ускользнула вглубь руин дворца, обескровленная, но непокоренная. Его массивные когти постоянно сжимались и расслаблялись, пока он шагал в направлении борющейся кучки генокрадов.

Сражавшийся с ними воин в красной броне продолжал биться, хоть его положение и было безнадежным. Его оружие пришло в негодность или стало бесполезным, броня была расколота и изодрана, силовые кабели порваны, а экзоскелет погнулся и утратил первоначальную форму. Тем не менее, он боролся с беспокойной массой многоруких ужасов, столпившихся вокруг него. Повелитель выводка не мог ощутить такой эмоции, как восхищение, и всё же он почувствовал некое слабое волнение, бывшее чем-то сродни ей, когда присел на корточки напротив раненого захватчика.

Он мягко царапал землю, пока изучал своего врага; шквал образов из других засад хлынул через его сознание, и на мгновение он закрыл свои глаза, предаваясь удовольствию от принесенных картин. Ревущий, черноволосый гигант стреляет из своего оружия, пока не иссякает боезапас, после чего оказывается погребен под телами; другой, расплывшийся в едком дыме, исходящем из позолоченного кадила, атакован со всех сторон. Волна образов катилась всё дальше и дальше, и когда повелитель выводка, наконец, открыл глаза, он сделал это с удовлетворенным шипением. Организованные им засады прошли хорошо, и хотя многие из его детей погибли, враг был рассеян и обескровлен.

Его детям удалось сорвать шлем с воина, из разорванных шлангов брызнул переработанный воздух, когда кусок металла отбросили в сторону. Он поймал шлем, когда тот покатился мимо него и поднял, крутя в своих когтях. После чего посмотрел на воина и раздавил шлем одним движением своих сегментированных конечностей. Металл согнулся и треснул с пронзительным скрежетом.

Воин сплюнул и что-то произнес. Повелитель выводка не стал слушать его слова. Вместо этого он сосредоточил свое внимание на его мыслях, одну за другой выщипывая их, чтобы изучить, как если бы они были лепестками неких красочных цветов. Ему нужно знать, зачем они пришли. Что они ищут здесь, на его территории?

Каждая мысль ощущалась по-разному, и когда он поглотил их, в его разуме всплыли имена… Бартело… Алфей… Карлаен. Имена выживших захватчиков. Имена были полезны, он знал это. Имена были подобны ключам от замков сознания. С помощью имен он сможет вырвать волю и силу из своих врагов и сделать их беспомощными перед силой Разума улья.

Точно так же он подготовил к поглощению Асфодекс, хотя в то время ему не было известно об истинной причине своих действий. Он отсеивал самые сильные умы из числа планетарной аристократии и использовал имя, данное ему напуганными подземными обитателями, чтобы вселить ужас в самое сердце Фодии. И он делал это с удовольствием, потому что они были предателями, каждый по отдельности и взятые все вместе.

Да, предательство. Это слово описывало то, что он чувствовал так много циклов назад, прежде чем услышал песню Левиафана и нашел свое истинное предназначение. Он был предан, и сейчас он возымеет кровавую плату за это предательство. Асфодекс сгорит, как и каждый мир, что, возможно, принадлежит династии Флаксов. Они сгорят и будут поглощены.

Он зашипел от растущего разочарования. Сознание воина отказывалось выдавать одну вещь, которую ему было необходимо знать превыше всего. Он бросился вперед и сжал голову борющегося человека в своих когтях. Остальные генокрады ослабили свою хватку над пленником и поспешно удрали, когда повелитель выводка навис над своим раненым противником. Он изучающе уставился ему в глаза, пока тот бесплодно стучал кулаками по его панцирю. Под поверхностью мыслей его пленника было ещё одно имя. Он мог попробовать на вкус его вызов, его жажду крови и… что-то еще. Какое-то сильное желание… Нет, не желание. Надежду. Надежду, связанную с одним последним именем.

Его глаза вылезли из орбит от ярости, когда он ощутил веяние этого имени. Чужеродные мышцы дернулись и разбухли, а генетически увеличенные кости затрещали и раскололись под внезапным, неумолимым давлением. Мертвец выскользнул из его хватки, его броня громко лязгнула, когда он ударился о землю. Горловые мешки повелителя выводка раздулись и дернулись, когда едва используемые голосовые связки распухли, и звук, возможно, бывший именем, проскользнул между его челюстями, когда он запрокинул голову и прокричал свою ярость в умирающее небо.

Глава четвёртая

Карлаен слушал крик, раскатившийся по дворцу. Человеку было бы не под силу издать такой звук, и что-то внутри заставило капитана поежиться. Крик был грубым, животным, принадлежавшим чему-то, познавшему глубочайшее разочарование. Карлаен надеялся, что не зависимо от того, что за существо это было, Афраэ погиб до того, как встретился с ним в бою.

— Чтобы это ни было… — начал Леонос.

— …оно, похоже, в ярости, — закончил Дамарис.

Карлаен оглянулся на близнецов. Их багровая броня была покрыта кровью, как и у всех остальных, а тяжелые керамитовые пластины потрескались и покрылись царапинами от когтей генокрадов. Стволы штурмболтеров всё ещё были раскалены. Впрочем, с облегчением отметил капитан, ни один из них, похоже, не был ранен.

Карлаен осматривался, оценивая окружение на пути, ведущем подальше от Палаты Трибунов. Генокрады не последовали за ними напрямую в просторные парадные коридоры, но Карлаен различал их силуэты в чернильной тьме развалин вокруг, а его сенсоры безостановочно пищали, оповещая о присутствии незримых врагов. Иногда они, будто бы, собирались наброситься на медленно передвигающееся отделение терминаторов, но резко кидались обратно во тьму, как только Кровавые Ангелы готовились открыть огонь.

Коридоры были шире, чем он ожидал, разбитые боями, ранее опустошившими дворец. Из стен были вырваны целые сегменты, какие-то — кислотой чужаков, какие-то — огнем тяжелого вооружения. Древние произведения искусства, создаваемые поколениями ремесленников Фодии, теперь превратились в разбросанные осколки, хрустевшие под уверенными шагами отделения Алфея.

— Афраэ погиб, — мягко сказал Бартело. Это были его первые слова, с того момента, как они покинули Палату Трибунов. Карлаен с удивлением посмотрел на него. Бартело обычно был неразговорчив, если только его не дразнил Афраэ.

— Он погиб по воле Императора, — сказал капитан. Слова, сказанные вслух, не звучали так же успокаивающе, как в голове, и он замолчал. Смерть шла рука об руку с любым космодесантником, ведь разве не были они Ангелами Смерти Императора? Но, несмотря на это, каждая смерть была потерей для ордена, и даже один погибший брат омрачал боевой дух выживших.

Для Карлаена это чувство уже превратилось в старого попутчика, чьей компании он не был рад. На мгновение, капитан оказался в другом месте, не на планете, а в дрожащих внутренностях космического скитальца, и услышал крики умирающих воинов, последовавших за ним во тьму.

Он закрыл свой настоящий глаз и постарался изгнать воспоминания. Но вместо того, чтобы исчезнуть, они стали только ярче, а голова Карлаена наполнилась красным гулом. Он хотел вернуться в Палату Трибунов и убивать, убивать и убивать, пока в живых не останется никого. На мгновение это желание переполняло его, но, затем, голос Бартело прорвался сквозь пелену, и капитан снова стал собой.

— Нас приняли в орден вместе, — сказал Бартело ровным голосом, будто на исповеди, — мы вместе добрались до Дворца Испытаний, через пустыню, и сражались там спина к спине. Он уже тогда был чудным, слишком много шутил, — десантник повернулся к Карлаену, — он смеялся, когда погиб, капитан? Я был слишком далеко и не слышал.

— Нет, — ответил Карлаен, — он не смеялся.

Бартело пару секунд молчал и затем кивнул.

— Это хорошо. Умирать стоит с достоинством, смех бы только очернил это мгновение, — казалось, что он доволен.

Карлаен взглянул на него ещё раз и отвернулся. В ордене было много десантников похожих на Бартело — мрачных, непоколебимых и не расположенных к веселью. То, что он и Афраэ были, в какой-то степени, друзьями, было очевидно, но при этом необъяснимо. Карлаен знал о своих воинах достаточно, как и полагалось хорошему лидеру, но некоторые нюансы от него ускользали. Он хотел обратиться к Бартело со словами поддержки, но не знал с чего начать. О чем же можно было сказать?

— Приказания, капитан? — спросил Алфей, прерывая его ход мысли.

— Мы продолжаем движение. Судя по показателям авгуров, где-то впереди нас находится пост службы безопасности, — сказал Карлаен, благодарный за то, что его мысли снова вернулись к долгу, — когда мы достигнем его, то, возможно, хранящиеся там записи помогут нам найти цель.

— Хорошо, — сказал Алфей, — чем раньше мы отсюда выберемся — тем лучше. Послушай только этот шум, руины полны тиранидов, — сержант невесело улыбнулся, — если бы я хотел попасть в подобные условия, то присоединился бы к основным силам.

— Я не заставлял тебя идти со мной, брат, — ответил Карлаен.

— Не заставлял, но кто бы тогда не дал тебе ввязаться в неприятности? — сказал Алфей.

Карлаен фыркнул. Хотя он и не стал бы говорить об этом вслух, шутки сержанта поддерживали его.

— Продолжаем движение, и следите за сенсорами. Они уже попробовали на вкус нашу кровь, и я рассчитываю, что больше они не получат.

Карлаен повел отделение вперед, следуя за шепотом показаний авгуров, в сторону поста охраны. Не единожды им приходилось останавливаться и готовиться к бою, когда худощавые чудовищные силуэты вырывались из боковых коридоров или огромных проемов в близких друг к другу стенах. Но, как и раньше, генокрады отступали за мгновение до того, чтобы вступить в бой, как будто для них набеги на Кровавых Ангелов были какой-то ужасной детской игрой. Затем, генокрады следовали за отделением сверху и под полом, испытывая их терпение, перед тем, чтобы снова атаковать.

На самом деле Карлаен подозревал, что чудовища пытались заставить их расходовать боеприпасы. Уже дважды ему приходилось удерживать Бартело от того, чтобы просто заполнить боковой коридор огнем. Баки с прометием хоть и были внушительными, но не бесконечными, и генокрады, похоже, знали это и атаковали снова и снова, не обращая внимания на потери и стараясь заставить терминаторов расходовать ценные ресурсы. Такая тактика была самоубийственной, но, при этом, работала.

Карлаен понимал, что это может значить только одно — поблизости было синаптическое существо, командир жуков и биочудовищ, ось отвратительной воли, управляющей флотом-ульем Левиафан. Тираниды были похожи на любых других диких животных, руководствующихся инстинктами. Но синаптическое существо могло превратить неразумных тварей в боеспособную армию единой мыслью. И именно с таким врагом они столкнулись, готовым принести в жертву сотни, даже не моргнув, и полностью готовым к такому плану действий.

Это, в конце концов, и было мощнейшим оружием Разума улья. Каждый поглощенный мир увеличивал число биоорганизмов, который флот мог задействовать в битве. Каждый павший воин был всего лишь массой, которая попадет в биохранилища. И когда флот-улей рос, под его тень попадали всё больше миров.

Пока голова капитана была занята тяжелыми мыслями, он переключался между вокс-частотами, надеясь связаться с каким-то из остальных отделений или, даже, передовыми элементами сил вторжения. Он знал, ощущал это на уровне инстинкта, отточенного в тысячах сражений с тиранидами, что его отделению и остальным не удастся выполнить миссию без существенных подкреплений. Считать что это не так, означало бы поддаться гордыне. К сожалению, в передатчике он слышал только статику и шепот чужаков.

Терминаторы двигались дальше, прибавив темп. Дворец периодически дрожал, как будто поддерживая отдаленные взрывы, а звук когтей, скребущих по стенам и полу, был постоянным. Биосенсоры предупреждающе кричали о врагах, которых Ангелы не могли увидеть. Время подходило к концу.

— Похоже, что в этих руинах собираются чудовища со всего города, — пробормотал Алфей.

— Хорошо, — ответил Бартело, поднимая огнемет, — больше тел на костёр.

— Побереги топливо, — сказал Карлаен. Он указал молотом на усиленную решетку, преграждающую коридор, — мы на месте.

Капитан не стал останавливаться и врезался всем телом в решетку, покрытую следами когтей. Металл заскрипел, когда он начал отгибать его руками. Как только дыра стала достаточно большой, Карлаен использовал молот как рычаг, чтобы полностью освободить проход. Его сенсоры показывали всего один жизненный, если его можно было так назвать, сигнал в помещении. Он был слабым и держался на волоске, но Карлаен был намерен найти его.

— Выживший? — спросил Алфей.

— Не думаю. По крайней мере, не такой как ты рассчитываешь, — ответил Карлаен, — идем.

Он пробил путь сквозь поврежденную дверь в пост охраны, остальные вошли следом. Представшее перед ними помещение было просторным и усыпанным обломками. Оно стало ареной жестокого сражения, несмотря на усиленную дверь. Стены и потолок были сильно повреждены, и Карлаен обратил внимание на кучи мешков с песком и в спешке возведенные баррикады в некоторых частях помещения. Центральный проход сквозь зал был украшен двумя параллельными рядами мраморных статуй, но почти все из них были сброшены с пьедесталов и разбиты на куски.

— Здесь была последняя битва, — сказал Алфей, указывая на пустые магазины от лазганов и пятна крови. Он пнул ползущий организм-поедатель, ускакавший в дыру в стене. Алфей с отвращением скривил нос, — эти чертовы твари уже переработали трупы. Я чувствую запах одного из их пищеварительных прудов.

— Не все трупы, — Карлаен перевернул тяжелый осколок, под которым оказалось дергающееся тело сервитора. Безмозглый дрон из плоти и металла дрожал и выпускал искры, его тело было полностью разбито. Карлаен сразу же понял, что произошло. На сервитора упала глыба, прижавшая его к земле и размозжившая конечности и позвоночник.

Капитан присел рядом с ним. Существо с пустыми глазами даже вызывало какую-то жалость, и Карлаен, на мгновение, позволил себе задуматься о том, кем или чем оно было, до превращения в не способную мыслить оболочку. Сервитор пытался говорить, и из его разорвавшейся глотки летели искры, оседающие на броне Карлаена.

— Это не боевой сервитор, — сказал Алфей.

— Это голомат, — ответил Карлаен, — посланник. Скорей всего, он должен был доставить сообщение, когда оказался в зоне боя, — капитан постучал пальцем по изогнутому символу, который был выбит на бледном лбе сервитора.

Карлаен взял голову поврежденного сервитора двумя руками и с легкостью оторвал её от поврежденного тела. Подержав её за торчащие кабели и удостоверившись, что голова цела, капитан прикрепил её на пояс.

— Я проверю данные, как только мы найдем лучшую оборонительную позицию. А сейчас…

Он резко замолчал, когда через дыру над его головой прыгнул тонкий силуэт чужака и Карлаен посмотрел вверх, остальные последовали его примеру. Сенсоры ближней локации каждого терминатора взвыли, и капитан приготовился к атаке сверху.

Но нападение последовало из секции изъеденной кислотой стены, и его целью стал не Карлаен, а Бартело, который повернулся, когда ближайший к нему Дамарис выкрикнул предупреждение. Из тьмы вылетело нечто кристаллическое и попало в Бартело, пока он поворачивался, сбив десантника с ног в яркой вспышке раскаленного света, на мгновение осветившей зал, полный упавших статуй и осколков. Карлаен и остальные двинулись на помощь к павшему товарищу, когда в лучах ламп показались атакующие.

Три длинноногих силуэта, возвышавшиеся над терминаторами и не уступавшие им в ширине, появились в поле зрения, гремя хитиновыми пластинами и биоброней. Воины тиранидов были чудовищными пародиями на человечество, ужасно вытянутые и измененные. Звери побежали на терминаторов, разбивая камни под своими плоскими тяжелыми копытами. Воздух наполнился инфразвуковым охотничьим зовом, когда они набросились на отделение, с нечеловеческим изяществом орудуя биохлыстами и кость-мечами.

Глава пятая

Карлаен навел свой штурмболтер на атакующих чудовищ и посылал в них выстрел за выстрелом. Алфей и остальные последовали его примеру, пока Бартело, в броне которого дымили разрывы, изо всех пытался встать на ноги. Воины тиранидов рассредоточились, двигаясь с невероятной скоростью. Они были большими зверями, с широкими клиновидными черепами и четырьмя руками. Мощные гибкие ноги несли их вперед, а из зубастых пастей полилась кислотная желчь, когда они в предвкушении выдвинули свои клыки.

— Поднимите Бартело на ноги, — выкрикнул Карлаен. После чего с молотом в руке бросился наперерез ближайшему из атакующих. Эти существа были синаптическими пехотинцами флота-улья, и Карлаен желал знать, не они ли были источником враждебной воли, стоящей за самоубийственными атаками генокрадов. Они были мощными, смертоносными существами и могли состязаться с любым космодесантником, даже облаченным в терминаторскую броню. Кроме того, на дальнейшем их будет ещё больше. Ведь там, где есть один выводок, будут и другие.

Ближайший тиранид вскочил на свергнутую со своего постамента статую, стремительно взобравшись по ней наверх. Он скрестил свои кость-клинки, предположительно бросая вызов, после чего спикировал со своего насеста навстречу Карлаену. Четыре смертоносных протяженности заостренной кости обрушились на него. Он свернул в сторону, позволив их кромкам скользнуть по его броне со звуком, больше похожим на визг. Он ткнул своим молотом как копьем, ударив существо в его сегментированное брюхо. Оно с кашляющим ревом согнулось в три погибели, и капитан плавно изменил траекторию движения молота навстречу опускающемуся черепу твари.

Раздался треск энергии, и воин тиранидов отшатнулся, его челюсти были обожжены и сломаны. Он исступленно сделал выпад клинками в сторону Карлаена, скрестив их как ножницы. Капитан отступил на шаг и отбил кость-мечи в сторону, прежде чем ударил своего противника в грудь. Хитин треснул и разорвался, густой ихор побежал вниз по броневым пластинам, а создание завизжало. Прежде чем оно смогло атаковать снова, Карлаен засунул дуло своего штурмболтера в разбитую область его грудной клетки и спустил курок. Существо исступленно дернулось и повалилось на него, пытаясь своими мечами и когтями утянуть его за собой вниз, во тьму, даже пока умирало. Он оттолкнул его, поморщившись, когда кончик кость-меча скользнул по его щеке. Тварь ударилась о землю и затихла.

Когда имеешь дело с высшими кастами тиранидских воинов-зверей, лучше убить их как можно быстрее. Они могли сражаться, невзирая на невероятные раны, легко выдерживая такие повреждения, которые могли бы подвергнуть проверке даже силу орка. К счастью, у Карлаена был более чем вековой опыт убийства подобных тварей, будь то на поле боя или в замкнутых пространствах космического скитальца.

Он увернулся, едва избежав жалящей плети биохлыста. Второй зверь в это время сражался с Дамарисом и Леоносом, удерживая их силовые кулаки на расстоянии широкими взмахами своего кость-меча и щелчками биохлыста в другой руке.

Карлаен выстрелил из штурмболтера, отвлекая зверя. Тот инстинктивно повернулся к нему и открылся Леоносу, который одной своей рукой стиснул две его собственных, прижав клинок и хлыст. Тиранид яростно завизжал и попытался сбросить терминатора. Его сила была настолько велика, что он оторвал Леоноса от земли и размахивал им примерно с той же легкостью, с какой он это делал со своими хлыстами. Дамарис бросился на него и поймал силовым кулаком одну из двух оставшихся свободных рук. Он ткнул своим болтером в то место, где конечность крепилась к телу, и выстрелил.

Конечность и удерживаемый ей биохлыст отвалились с влажным рвущимся звуком, после чего кислотный ихор забрызгал пол. Его оставшийся кость-меч сверкнул и ударил Леоноса в бок, вырезав длинную борозду на его броне. Тот покачнулся, и Карлаен прошел мимо него, обрушивая молот на боковую часть тиранидского черепа. Хитин смялся, и ксенос упал на одно колено. Карлаен ударил его снова, на этот раз с большей силой, и его удар раздавил череп твари. Тем не менее, она продолжала бороться. Леонос встал на ноги и поднял ботинок, чтобы упереться в уцелевшую сторону черепа чужеродного воина. Заворчав, он вырвал его руки из суставов. Тиранид издал плачущий визг и шлепнулся на землю. Дамарис быстро добил его, раздробив ботинком то немногое, что осталось от его головы.

Лишь когда существо закорчилось в предсмертных муках, Карлаен прошел мимо него, туда, где Алфей пытался поставить Бартело на ноги, одновременно отбиваясь от бурлящей ярости атак оставшегося тиранида. Алфей парировал удар за ударом, орудуя своим силовым мечом с элегантностью и скоростью, приличествующими одному из выдающихся фехтовальщиков ордена.

Тиранид ударил четырьмя своими клинками по всей длине меча Алфея и навис над ним, пытаясь опустить его на колени. Он запрокинул голову и из его горловых мешков вырвался мощный вопль, почти оглушивший Карлаена. Вопль эхом отразился от стен, удвоив в силе, и Карлаен вздрогнул, почувствовав, как что-то скребется по нижней части его сознания. Вопль этого существа был не только криком отчаяния, но и призывом к войне.

Когда эхо исчезло, его место занял новый звук — звук когтей, скребущих по камню и стали. Карлаен покачнулся, когда земля под ним сместилась, а затем извергла спутанные заросли размахивающих когтей и щелкающих челюстей. На мгновение потеряв равновесие, он повернул свой штурмболтер вниз и стрелял до тех пор, пока тот не опустел. Воин тяжело упал, но сумел отползти вперед, подальше от расширяющейся дыры. Сквозь дым и пыль за ним карабкались генокрады. Он перевернулся на спину и нанес удар молотом, сокрушив первого прыгнувшего. Дамарис и Леонос выдвинулись к нему на помощь.

Он услышал пронзительный крик и увидел поток ксеносов, несущийся через разбитую опускную решетку. Близнецы навели своё оружие на новых врагов, но ненадолго. Когда оно замолкло, им пришлось защищаться без помощи болтерного огня. Карлаен с трудом оттолкнулся и встал на ноги, попутно ударив генокрада своим штурмболтером, зажатым в левой руке. Он размахивал вокруг себя древней реликвией ордена, сокрушая черепа и раскалывая панцири.

Затем пришел рев тепла и ослепительного света, когда Бартело, стоя на одном колене, выстрелил из своего тяжелого огнемета, полностью поглотив стаю скребущихся существ, лезущих через опускную решетку.

— Шаг в сторону, капитан. Дайте мне осветить им путь к правосудию Императора, — прохрипел Бартело.

Карлаен расчистил себе путь от врагов, когда Бартело направил свое пламя на дыру в полу. Вспыхнувшие генокрады завопили, и последний воин тиранидов отозвался на их вопли. Карлаен слишком поздно увидел, что зверь повалил Алфея. Тварь бросилась на сержанта, и её клинки изо всех сил ударили в цель, вырвавшись из груди Бартело в брызгах крови. Воин соскользнул с них и рухнул на землю без движения.

Уже через секунду Алфей был на ногах, а его лицо исказилось в выражении, которое Карлаен узнал слишком хорошо. Его силовой меч загудел, ударив в шею тиранида и обезглавив его, когда тот повернулся ему на встречу. Тварь упала, и Алфей снова и снова вгонял свой клинок в её тело, пока рука Карлаена, оказавшаяся у него на плече, не вырвала его из ярости.

Карлаен посмотрел на Леоноса, присевшего рядом с Бартело.

— Его состояние? — тихо спросил он, хоть уже и знал его. Крови было слишком много, и Бартело был слишком тих.

Леонос встал. Это было достаточным ответом. Карлаен прикрыл глаза. Внутри его голова зудела от красных вьющихся мыслей, что он с трудом оттеснил. Дважды они вступили в контакт с противником, и оба раза они потеряли брата. Третьего раза не будет, если он избежит этого. Но он не питал иллюзий относительно их положения: если они останутся там, где они сейчас, или попробуют продвинуться дальше, то их сокрушат. Уже сейчас бесконтактные датчики брони предупреждали его о движении дальше по коридорам. А без огнемета Бартело они будут в ещё более невыгодном положении, чем раньше.

— Приспособиться и оставаться упорными, — пробормотал он, оглядывая стены палаты. Его бионический глаз щелкал и жужжал — он прокручивал настройки и линзы, пока не добрался до гео-тепловизора. Перед его глазами сформировалась сетчатая голографическая карта дворца. Идущий извне комнаты звук цокающих когтей становился всё громче. Алфей выстрелил из своего штурмболтера вниз, в отверстие в полу. Бартело заставил орду снаружи лишь кратковременно задержаться.

— Приказы, капитан? — задал вопрос Алфей. Его голос звучал обманчиво спокойным, а лицо могло с тем же успехом принадлежать одной из опрокинутых статуй.

— Сколько прометия осталось в баках Бартело? — спросил Карлаен, изучая сетку карты.

— Не особо много, — сказал Леонос. — Хватит на один направленный взрыв.

— Достаточно, чтобы расчистить проход, — добавил Дамарис.

— Пробейте их, — сказал Карлаен. — И будьте готовы бежать.

Он составил кратчайший альтернативный маршрут до Площади Вознесения Императора. Несмотря на то, что какой-то его части была противна сама мысль о столь скором отступлении после контакта, целью этой миссии было не сражение. У них есть долг, и превыше всего для Карлаена было увидеть его осуществление. Если для этого придется проглотить часть своей гордости и отступить на позицию, где они смогут более эффективно использовать свою оставшуюся огневую мощь, то так тому и быть. Кроме того, вполне возможно, что вне стен дворца его вокс-сигналы достигнут Закреала и остальных. Объединившись, они смогли бы нанести точечный удар.

— Что? Но… — начал Алфей. Потом, вспомнив свое место, он решительно кивнул и посмотрел на близнецов. — Выполнять. Его броня выдержит огонь, а все, кто придет за нами — нет. — Он взглянул на Карлаена. — Что бы ты ни задумал, брат, хотелось бы сделать это побыстрее — я получаю множественные биосигналы со всех направлений. Они приближаются к нам.

— В этом вся суть, Алфей, — сказал Карлаен. Он шагнул к ближайшей стене. — Я хочу, чтобы их здесь было как можно больше, прежде чем мы покинем это место.

— Что ты задумал? — спросил Алфей, проследовав за ним.

— Помнишь тот раз на борту ”Сераля[4] Отвращения”? — произнес Карлаен, подняв свой молот. — Они ждут, что мы будем пробиваться вперед, либо попробуем и отступим обратно, туда, откуда пришли. Так давай же удивим их, а? — Он сделал неторопливый, привычный взмах, его бионический глаз остановился на самом слабом месте стены.

— Если ты собираешься сделать то, о чем я думаю, моим долгом будет напомнить тебе, что это не сработает так, как ты надеялся в тот раз, — ответил Алфей.

— Сержант, ты ведешь себя так, будто тебе не понравилось смотреть, как все те генокрады вывалились в пустоту.

— Учитывая, что мы вывалились в указанную пустоту рядом с ними, я думаю, ты простишь мне то, что я сейчас несколько сбит с толку, — произнес Алфей. Звук клешней становился всё громче, заполняя палату неустанным щелканьем когтей о металл.

— Ну, в этот раз тут нет пустоты, так что не беспокойся, — ответил Карлаен. Острый запах паров прометия достиг его, и он оглянулся на близнецов. — Состояние, братья, — крикнул через плечо Карлаен.

— Прометиевые баки… — начал Дамарис.

— …пробиты, капитан, — закончил Леонос.

— Хорошо. Отступаем, и займите позиции на флангах, — произнес Карлаен. Пока он говорил, в комнату ввалились генокрады, извещая о своем прибытии какофонией визгов. Как и до этого, они бросились в атаку с безрассудной несдержанностью, впав в исступление под воздействием какого-нибудь синаптического импульса, командующего ими. Алфей рявкнул приказ, и три штурмболтера изготовились прореветь в ответ на чужеродные вопли. Но они ещё не стреляли. Ждали до последнего, сколько возможно.

Карлаен описал Молотом Ваала широкую дугу. В месте удара стена разлетелась, наполнив пылью насыщенный прометием воздух. Карлаен бросился через отверстие, набирая скорость, пока мчался к следующей стене напротив него. Сзади он услышал рев штурмболтеров, за которым последовал громоподобный треск, а затем завопили датчики брони, когда волна тепла захлестнула его, потоком хлынув через пробитое им отверстие.

Он услышал тяжелую поступь остальных, следовавших за ним, и удовлетворенно улыбнулся, прорвавшись через следующую стену. Пары от разлитого прометия превратили пост охраны в ад, и им уже не нужно было беспокоится о тех, кто находилось внутри него в момент взрыва.

Комната за комнатой, коридор за коридором, четыре терминатора с боем пробивались через руины. Ни разу не останавливаясь, задерживаясь лишь затем, чтобы убить любого тиранида, которому не повезло оказаться у них на пути. Кровавые Ангелы оставили после себя след из расколотых обломков и поверженных тел ксеносов. А затем, заключительным ударом своего молота, Карлаен вывел своих людей на Площадь Вознесения Императора.

Едва он ступил в красный свет Асфодекса, его голос ожил, свободный от помех. Он услышал голос Закреала и рев Иосии столь же громко и ясно, как если бы они были рядом с ним. Он также услышал лай огня штурмболтера и чужеродные вопли, и понял то, о чем прежде только подозревал. Засада не была случайным происшествием; скорее всего, это дело рук всеобъемлющей воли. Остальные ещё не нашли никаких признаков Флакса. Алфей встретился с ним взглядом, и Карлаен понял, что тот тоже слышал сигналы.

— Мы среди своих, братья, — сказал Карлаен. Он обернулся и увидел упавшую статую, в честь которой была названа площадь, изображающую Императора во всей своей славе, с широкими крыльями и лицом, поднятым к красному кипящему небу. Статуя была опалена огнем, изъедена ихором и опутана ползучими нитями мясистого биовещества, но не было никаких признаков того, что, в конечном счете, повалило её. Карлаен уставился на мраморное лицо Повелителя Человечества и почувствовал, как в нем что-то всколыхнулось. На этот раз не гул, а чёрный, тягостный гнев, что в один красный миг принес с собой образы погребенного под врагами Афраэ, выпотрошенного Бартело и многих других из далекого прошлого — лиц, имен и их предсмертных воплей.

Сыны Сангвиния всегда были лучшими в смерти, чем другие их братья-космодесантники. Мученичество было у них в крови, и для Кровавого Ангела нет большей славы, чем смерть за благое дело. Но это свирепое чувство самоотверженности, заставлявшее их с головой бросаться в пасть смерти, слишком часто перерастало в одержимость. Он мог почувствовать, как они давят на него со всех сторон — призраки всех тех, кто следовал за ним и погиб. В мгновение ока, меньше, чем на секунду, площадь заполонили бледные, карминовые фигуры, сражающиеся с врагом, и он услышал голос, подобный пламени и гладкому камню, и треск огромных крыльев, когда его Отец заговорил, а затем генокрады выплеснулись из проделанного им отверстия в стене как муравьи из муравейника.

Он оторвал взгляд от статуи и засунул вглубь волну ярости и чёрных воспоминаний, после чего поднял свой штурмболтер.

— Я хочу сомкнуть сектора обстрела. Перейти к схеме эпсилон, — проскрипел он. — Боевые протоколы сигма. — Остальные рассыпались вокруг него, когда генокрады стремительно бросились к ним через руины и обломки, усеивавшие открытую площадь. Карлаен взглянул на статую в последний раз, после чего повернулся к противнику.

— Император смотрит на нас, братья. Не подведем его.

После чего заревели штурмболтеры, и битва началась.

Глава шестая

Площадь Вознесения Императора, Дворец династии Флаксов, Фодия

Пересекающиеся линии огня и правила ближнего боя — это глина, из которой строиться победа. По крайней мере, так говорили все, кто обучал Карлаена. Теперь, когда с его дней в качестве послушника, с жаждой внимающего накопленным знаниям, прошло несколько столетий, он готов был признать, что в этом утверждении была доля правды.

Отдача штурмболтера в его руке заставляла экзоскелет брони слегка дрожать. Ствол оружия раскалился добела, а голова Карлаена болела от количества данных для наведения, получаемых из бионического глаза. Но боль была ценой, которую платят за победу.

Тиранды бросались волнами, как и раньше, но теперь каждая их следующая друг за другом атака попадала прямо под организованную огневую линию. До этого терминаторы были разделены или наоборот, находились слишком близко. Теперь, на открытом пространстве, битва принадлежала им, ещё до того, как первый из генокрадов выпрыгнул из укрытия. Карлаен отметил, что так было всегда. Одной из самых успешных тактик первой роты, полученной за столетия тяжелых войн, в борьбе с врагом, было создание такой ситуации, в которой количество врага, полагающегося на толпы существ, работало против него.

Именно это сейчас и происходило. Каждая атака отражалась на большом расстоянии. Всего один раз генокраду удалось подобраться достаточно близко к терминаторам, где он сразу же был убит двумя взмахами меча Алфея.

Наконец, атаки начали ослабевать, пока на площади не наступила тишина, прерываемая легким гудением охлаждающихся стволов и капанием ихора тиранидов. Над горами трупов ксеносов висел дым, и площадь заполнила атмосфера мрачного спокойствия. Карлаен ждал, считая про себя. Затем он удовлетворенно хмыкнул и опустил штурмболтер.

— Они отступили, скорей всего, для того, чтобы обдумать следующий шаг, — сказал он.

— И за нами, почти наверняка, следят, — ответил Алфей, перезаряжая оружие. — Я это чувствую, суетливое ощущение в голове.

— В таком случае, нам лучше использовать выигранное время с пользой, — сказал Карлаен. Он отцепил с пояса и поднял голову сервитора. — Начнем с этого.

Капитан проворно вытащил из гнезд на броне несколько кабелей и вставил их в разъемы на капающих останках головы. Практически мгновенно рот сервитора открылся, а глаза расширились, когда резкий прилив мощности толком вернул его к действию.

Из окровавленных губ сервитора вырвался поток бесполезного кода, за которым последовал пустой механический голос.

— Внимание. Внимание. Защита площади под угрозой. Внимание. Пост J-7 под угрозой. Внимание. Палата Трибунов под угрозой. Внимание. Пост J-8 под угрозой. Внимание. Всем отрядам, доложить о ситуации губернатору Флаксу. Внимание, — за ними последовало ещё больше предупреждений, целый список провалившихся оборон и контратак.

Подключив к банкам данных сервитора системы своей брони, Карлаен постепенно изучал слои программной памяти и обнаружил, что когда дрона зажало под камнями, он направлялся к Флаксу, чтобы лично доставить ему отчет. Капитан посмотрел на Алфея.

— Сервитор был посланником Флакса. Губернатор отправил его, чтобы оценить оборону дворца и доложить об обстановке по возвращению в укрытие.

— Думаешь, он может привести нас к губернатору? — спросил Алфей. Он сел на упавшую колонну и вонзил меч в землю перед собой.

Карлаен не ответил и продолжил изучать банки данных сервитора, отмечая различные пути и проходы с заложенных в них карт. Сервитор был настроен на био-частоту Флакса и обладал всей необходимой информацией — кодами доступами, крипто-ключами и обходами системы, чтобы его достичь. Карлаен моргнул и посмотрел на Алфея.

— Под городом есть катакомбы, Флакс сейчас там.

— То есть тоннели. И у нас больше нет тяжелого огнемета, чтобы зачистить их, — скривился Алфей.

— Наш друг-сервитор говорит, что тоннели всё еще запечатаны, а тираниды не нашли их, — ответил Карлаен и нахмурился, — по крайней мере ещё не нашли, когда он в последний раз использовал свои сенсоры.

Он отцепил голову от брони, и её глаза сразу покрылись пеленой, а рот безжизненно повис. Слишком долгое подключение к броне могло повредить её хрупкие механизмы, а голова ещё была нужна Карлаену

— Это было до или после того, как его прижало? — спросил Алфей. Не дождавшись ответа от Карлаена, он вздохнул и кивнул. — Всё в итоге решается в тесноте и тьме, так ведь? Отдал бы что угодно за ещё один бой в нормальных условиях.

— Мы делаем то, что должно, брат, ради ордена, — сказал Карлаен, прицепив замолчавшую голову сервитора на пояс. Капитан поднял взгляд, оценивая время. Хронометр в его глазу перешагнул за полночь. Извлечение информации из головы сервитора заняло больше времени, чем он рассчитывал.

Далекие взрывы говорили о том, что битва за Фодию ещё не завершилась. Подумав о тех выживших, что всё ещё сражались, Карлаен ощутил укол вины. Этот бой скоро завершиться, и не лучшим образом. Все, кто сражался там, были подобны колосьям для косы, призванным затупить вражеский клинок своими плотью и костьми. Асфодекс будет стёрт вместе со всем населением.

У тебя нет сердца, только огонь, — подумал он, стараясь избавиться от мыслей. Вина, сомнения, страх. Всё это — топливо для пламени решимости. Все когда-то умирают, герои и трусы, смертные и космодесантники. Но если эта смерть приносит какую-то пользу, то она будет всего лишь уходом в вечность. Путь к лучшему миру вымощен костьми храбрецов. Разве смерть Ангела не дала Императору возможность победить Архипредателя? Также будет и здесь. Погибшие Фодии, Асфодекса и всей системы Криптус выстроят основание, на котором выживет Ваал.

Он повернулся, чтобы посмотреть на огни на горизонте. Карлаен знал, что всё это было необходимо. Но это не значило, что ему это нравится. Он закрыл глаза, чувствуя, как узы красного и черного туже стягивают его разум и сердце, затем открыл их и встретился со спокойным, ничего не выражающим взглядом статуи Императора. Капитан выдохнул, хотя даже не заметил, что задержал дыхание.

— Время пришло, братья. Выдвигаемся. Если бы остальные могли достичь нас, они бы уже прибыли. — Он посмотрел на дворец. — Время найти нашу цель, и на этот раз мы не остановимся, пока не достигнем успеха или не умрем.

— Понадеемся, что нас ждёт первый вариант, — сказал Алфей, вытащив меч из потрескавшейся земли.

Отделение направилось в сторону дворца, через поле из изломанных трупов чужаков. Терминаторы двигались медленно и осторожно, их чувства были напряжены, чтобы не пропустить любой знак врага, находящегося где-то поблизости. Карлаен чувствовал, как за их движениями наблюдают глаза, скрытые в окружающем мраке. Алфей был прав — за ними следили. Авгур-линзы в его бионическом глазе сканировали тьму, окружающую разрушенную площадь, но враг не показал себя. Это не значило, что рядом никого не было, он всего лишь умел хорошо прятаться.


Повелитель выводка всегда мог хорошо прятаться. У него было чутье на темные, тесные места и глубокие тени, благодаря которым он выживал первые несколько недель после…он зашипел и закрыл глаза.

Когда повелитель открыл их, его оценивающий взгляд был прикован к захватчикам, в попытке оценить их количество и возможности. Отродье чувствовал разумы своих детей, собирающихся в тенях руин. Он был готов принести их всех в жертву ради победы, хоть и любил их. Да, это было подходящее слово… Любовь. Он любил своих детей, так же как его любил Разум улья, и он готов был без колебаний посылать их на убой сотнями, если это бы это помогло избавиться хотя бы от одного из гигантов в красной броне, двигающихся по площади.

Его площади.

Эта неожиданная вспышка гнева передалась детям повелителя по синаптической связи, и среди них прокатилась волна приглушенных рыков и скрип хитина. Повелитель выводка заставил себя успокоиться и позволил песни Левиафана сгладить его злобу. Отродье открыл связь между собой и детьми, позволив им почувствовать бесконечное величие силы, которой они служили. В его разуме шелестели обрывки слов и голосов, чьи носители были давно мертвы. Элегантные, описательные фразы, которые, возможно, рассказывали об огромном свившемся разуме, верховенствующем над ним и его детьми и простирающимся от горизонта до горизонта, как голодное солнце.

Повелитель почувствовал, как его сознание и воля начали ослабевать под напором проникающей и обволакивающей песни. Одна его часть страстно желала воссоединиться с Левиафаном, после долгого времени, проведенного в одиночестве. И скоро это произойдёт, такова была судьба всех живых существ на Фодии — стать кормом для великого зверя, извивающегося в пустоте и следующего за светом далекой звезды.

Но время ещё не пришло. Повелитель закрыл свой разум от голоса Разума улья, прервав песню и потревожив детей. Ближайший из генокрадов вопросительно засопел и защелкал, на что повелитель выводка успокаивающе рыкнул и вновь сфокусировался на пришельцах. Он чувствовал, что остальные из их числа подходят ближе, так же как те, внизу, двигались к ступеням дворца. Скоро их станет больше. Слишком много в одном месте. Отродье присел, оценивая происходящее.

Нет, он не мог так рисковать. Для начала нужно было убить столько, сколько возможно и проредить их число, а затем планировать следующий шаг. Он, горбясь, двинулся вперед, потянувшись разумом к горящим искрам сознаний пришельцев. Несмотря на то, что он легко мог принести в жертву всех своих детей ради достижения цели, повелитель не видел причин отказываться от применения других своих сил.


— Контакт, сектор двенадцать, — сказал Алфей. Карлаен сверился с сенсорами и увидел красное пятно, означающее приближающуюся биоформу.

— Контакт, сектор восемь, девять, одиннадцать… — начал Леонос, но его перебил близнец.

— …контакт во многих секторах, — поспешно сказал Дамарис.

— Они решили перестать прятаться, — произнес Карлаен, пока его линзы его целеуказателя вращались и фокусировались на силуэтах, передвигающихся в окружающей тьме. Действия генокрадов стали более осмысленными, они переползали от укрытия к укрытию, держась во тьме. Капитану удавалось заметить округлую голову или блеск хитина в свете ламп, но не больше.

— Построиться. Если они нападут — мы отобьем атаку. Что бы не случилось, мы больше не отступаем, только двигаемся вперед.

Он снова сверился с сенсорами, отмечая позиции врагов. Терминаторы были окружены со всех сторон, как будто разум, управлявший ими, делал выводы из своих предыдущих стратегий и теперь пытался отрезать все пути отхода. Однако они не атаковали. Карлаен пристально смотрел во тьму, пытаясь понять мотивацию врага. Чего они ждали?

Ответ пришёл мгновение спустя, когда разум капитана неожиданно забился в конвульсиях, разрушаемый сетью враждебных мыслей. Карлаен резко выдохнул и наклонился вперед, схватившись за голову. Остальные делали что-то похожее, дергаясь от неожиданной боли, ворвавшейся в их мысли и разрывавшей их изнутри.

Зрение Карлаена покрылось красной пеленой, но не той, с которой он был так хорошо знаком. Эта была пелена болезни, которая может появляться в последние моменты жизни умирающего животного. Он охнул, когда чужацкие мысли проникли в его собственные, прорываясь сквозь стены дисциплины и гипно-внушений, чтобы зацепиться за ядро человечности внутри. Старые, давно скрытые воспоминания поднялись на поверхность и с криком вырывались на свет. Он вспоминал тьму саркофага, в который был заключен, когда был послушником, с трудом ощущающим течение времени, пока кровь примарха создавала из подростка нечто новое. Тьма сжимала и давила на него. Даже в почти бессознательном состоянии он первые несколько недель он кричал, сорвав голос.

Появились новые воспоминания, поднятые нечеловеческой волей, атакующей его. Капитан чувствовал жар орудий, которые почти забрали его жизнь, чувствовал мрачную тень, угрожающую выйти на поверхность в тяжелейшие мгновения. Разум Карлаена трясся в хватке врага, пытаясь выбраться из неё, и воспоминания начали меняться, они становились всё более ужасными и абсолютно чужими. Он почувствовал диссонанс песни Разума улья, прогремевший в его голове и уносящий его, оставляя только единую цель — поглощать. Эти мысли принадлежали не ему, а врагу. Карлаен достаточно часто сражался с тиранидами, чтобы знать, что хотя большинство и атаковало когтями, ядом и кислотными нечистотами, некоторые могли обратить мысли человека против него самого.

И, всё-таки, там было что-то ещё. Нечто, что Карлаен видел даже в агонии… Изъян в ровной беспощадной стене всеобщего голода, угрожающего поглотить его. Голод, который нужно было утолить не только биомассой, но чем-то ещё, чем-то более человечным. Что бы это ни было, оно представляло собой слабость, и Ангел знал, что делать со слабостью врага, будь она физическая или внутренняя. Он сосредоточился на ней, вложив всю свою силу воли, будто его мысли были молотом, который забыто свисал с его руки. Капитан увидел незнакомые лица — мужчину, женщину и мальчика — и почувствовал, как в нём закипает злоба, одновременно животная и такая человеческая, с оттенком тоски или, возможно, безумия. Карлаен почувствовал удивление и отражение встревоженного рева атакующего в своей голове, пока разум космодесантника бился в его хватке.

С глаз Карлаена начала спадать пелена, и он увидел силуэты генокрадов, бешено рвущихся к отделению. Капитан сжал зубы от боли, всё ещё терзавшей его разум, поднял штурмболтер и открыл огонь. Генокрад завалился вперед, его голова превратилась в ошметки. Выстрел как будто стал сигналом для Алфея и остальных, и они присоединились к стрельбе. Тьма осветилась вспышками болтерного огня, уничтожающего генокрадов десятками. Но за их спинами были новые, возможно, ещё сотни.

Боль в голове начала утихать и Карлаен осмотрел тьму за скачущими и визжащими силуэтами врага, в поисках существа, управляющего ими. Оно было где-то неподалеку и врывалось в разумы космодесантников, чтобы сделать их легкой добычей. Авгур-линза бионического глаза сверкнула, сфокусировавшись на силуэте, сгорбившемся на одной из последних стоящих на площади статуй.

Это был повелитель выводка. Самый большой из всех, с кем он имел несчастье встретиться. Этот генокрад был почти в три раза больше тех, что сейчас напали на него и его людей, а его когти могли бы пристыдить даже самых больших биочудовищ тиранидов.

Карлаен встретился взглядом с красными глазами тиранида и почувствовал, как мысли чудовища снова утверждаются в его разуме. Капитану пришлось напрячь всю свою силу воли и всё, чему его научило гипно-внушение, чтобы отбить эту атаку. Один раз его застали врасплох, но этого не случится снова. Карлаен поднял штурмболтер, и по всему его телу прошла вспышка боли, будто на кожу разлили кислоту. Не обращая внимания на боль, он напряг палец на спусковом крючке, а символ прицела мигнул красным. Существо развернулось на своем насесте, разведя четыре верхние конечности в стороны, будто приглашая капитана, который чувствовал его веселье.

Затем оно исчезло. Прицел перестал мигать и Карлаен выругался. Существо не двигалось, оно просто исчезло, будто его и не было.

Ещё один псайкерский трюк, — зло подумал капитан. Где бы оно ни было, оно не могло уйти далеко. Он всё ещё чувствовал мысли тиранида, мелькавшие на краю сознания. Он как будто разговаривал с ним, но не словами, а впечатлениями. Хотя первая атака была отражена, дуэль ещё не закончилась.

— Капитан, слева, — внезапно проревел Алфей, резко выдернув Карлаена из задумчивости. Он повернулся и увидел огромную клыкастую пасть генокрада, рвущегося к нему. Карлаен отбросил чудовище в сторону взмахом молота и направился к месту, где он в последний раз видел повелителя выводка. Если он поймает и убьет синаптическое существо, то он и остальные ещё переживут эту миссию. Если же нет, что ж, смерть была лучшим вариантом, чем позор неудачи. Он включил вокс.

— Алфей, держите позицию до моего возвращения. Если этого не произойдет, попробуйте связаться с остальными и запросите эвакуацию.

— Куда ты? — потребовал Алфей, крича сквозь шум.

— На охоту, — ответил Карлаен, бросаясь во тьму.

Глава седьмая

Карлаен знал, что, с точки зрения стратегии, мчаться вперед в одиночку — не особо правильное решение. Однако с точки зрения тактики смысл в этом был. Его братья, оставшиеся позади, вели отчаянную борьбу с превосходящими силами противника — борьбу, которую, он не сомневался, они бы выиграли при любых других обстоятельствах. Но сейчас они сражались не только со стремительными ордами Разума улья, но также и с жестоким психическим влиянием повелителя выводка. И в этом сражении у них не было шанса на победу. Если только он не найдет и не убьет повелителя.

Карлаен воспользовался своей массой, чтобы пробиться через орды, сокрушая тиранидов молотом, плечами и ногами. Как он и ожидал, ксеносы не окружили его, а рассеялись и пронеслись мимо капитана, как будто им приказали сторониться его любой ценой. Он убил тех, что оказались в зоне досягаемости, но воспользовался этим затишьем, чтобы бросится вперед, к статуе, на которой он видел сидящего повелителя выводка. Если существо желает встречи с ним, он сделает ему одолжение. Пока повелитель выводка занят им, он не сможет уделять внимания Алфею и остальным или отдавать приказы другим генокрадам. Другие терминаторы смогут одолеть своих врагов, пока Карлаен будет охотиться на повелителя.

И он был его врагом. Тот, кого он в данный момент преследовал по населенной тенями площади, вдали от оставшейся позади воинственной ярости битвы, был центровым разумом, что шел за ними по пятам с того самого момента, как они прибыли на Фодию несколько часов назад. Он нутром чувствовал его. Тварь гоняла их, погубив уже двоих, и Карлаен был полон решимости удостовериться, что этот счёт больше не вырастет.

Несмотря на свою решимость, он ощутил вспышку беспокойства. Его бионический глаз щелкнул и сместился в своей стальной глазнице, пытаясь засечь существо, когда шипящий чужеродный шепот снова заполонил его разум. Но врага нигде не было видно, будто его вычистили из ощущений Карлаена. Капитан не мог ни учуять его запах в задымленном воздухе, ни увидеть его. Это, возможно, также было плодом его воображения.

Ты можешь укрыться от меня, чудовище, но не от машинных духов, — подумал Карлаен, активируя духов-инфоуловителей в своих авгур-линзах. Почти сразу же дымка мерцающих остаточных изображений показала ему всё ещё сидящего на статуе повелителя выводка, затем его прыжок и дугу траектории, когда тот помчался к нему. Едва отметив первое изображение, Кровавый Ангел перенаправил данные с авгур-линз на оптический прицел штурмболтера, позволяя системе наведения своей брони зафиксироваться на опускающейся фигуре тиранида.

Он дал длинную очередь в надежде срезать существо до того, как оно достигнет его. Капитан увидел через авгур-линзу, как тварь в воздухе крутанулась в сторону и рухнула на разделявшие их обломки. Повелитель выводка вскочил на ноги в облаке пыли и поднялся над ним. Он возвышался над его совсем не маленьким ростом, и был гораздо крупнее тиранидских воинов, с которыми Карлаен столкнулся ранее.

Мгновение они смотрели друг на друга. После чего столкнулись с грохотом хитина о керамит. Когти прочертили кривые борозды на пластинах брони, а бледная плоть потемнела там, где её коснулось энергетическое поле молота. Они разошлись в стороны, но лишь на мгновение. Карлаен описал своим молотом узкий круг, отбивая серию стремительных ударов когтями, когда повелитель выводка атаковал его снова. Скорость его была столь велика, что существо достало капитана несколько раз, снова и снова оставляя на его броне неровные борозды. Даже его генетически улучшенные рефлексы не шли ни в какое сравнение с абсолютной, неестественной скоростью чудовища. Оно опрокинет его, достаточно одного неверного действия.

Он взмахнул молотом, нанося размашистый, петляющий удар. Повелитель выводка кувырнулся назад, избегая атаки, и приземлился на всё четыре конечности вне досягаемости его оружия. Карлаен зарычал и выстрелил из штурмболтера. Чудовище бросилось бежать, а капитан отслеживал его, всё время стреляя. Тварь спрыгнула с поваленной статуи на кучу обломков, опережая разрывные снаряды, пока Кровавый Ангел не был вынужден развернуться, и прыгнула на него. Тот пошатнулся, сервоприводы и стабилизаторы его брони заскулили, компенсируя дополнительную нагрузку.

Тварь вскарабкалась на него, поставив одну ногу на плечевую пластину, после чего впилась когтями в броню вокруг его головы, высекая искры. С шипением выплюнув воздух, оборвался шланг. Карлаен накренился в сторону, и врезался вместе с существом в почерневшую от огня колонну. Осколки мрамора брызнули ему в лицо, когда повелитель выводка отлетел прочь. Он ударился о землю и заскользил по ней, пока не вонзил когти и не остановился.

Повелитель выводка вскочил, когда Карлаен атаковал его, крича клятву Сангвинию и Императору. Существо подпрыгнуло, когда его молот ударил вниз, расколов землю. Ноги тиранида пробили верхнюю часть брони Ангела, а затем он снова скрылся в тенях, кружась вне поля зрения капитана. Тот развернулся, пытаясь уловить его. Но в этот раз существо не полагалось на психический обман. Только на свои собственные скорость и хитрость.

Карлаен медленно развернулся. Его вокс-рация была всё ещё открыта, и он слышал голоса своих сражающихся людей. Он также услышал другие голоса — Закреала и остальных — столкнувшихся в бою со своими собственными врагами. Ситуация, в которой он оказался, в той или иной форме повторялась по всему громадному пространству дворцовых руин.

Для чудовища, с которым он только что столкнулся, генокрады и воины тиранидов были всего лишь фигурами на доске — оно могло заставить их сменить позицию отвлеченной мыслью, и с той же легкостью ввести в исступление. Оно могло наводнить дворец организмами-поедателями и стаями потрошителей, или залить их в биозверей, если пожелает.

Но оно этого не делало. Карлаен знал и чувствовал это. Существо чего-то хотело, и потому затягивало поглощение этого места до тех пор, пока не получит желаемое. Какую гнусную цель оно преследовало? Вопрос засел у него в голове подобно занозе.

Над его головой мутное красное небо рассекали споры, несущиеся к поверхности планеты от тиранидских судов, находящихся гораздо выше. Они двигались почти изящно, как разумные существа, а не отвратительные опухоли биовещества. Датчики его брони отследили их, записали их снижение и автоматически передали данные флоту ордена. Всё больше и больше спор падало на землю, и земля под Карлаеном затряслась. Асфодекс умирал: время было на исходе — как для его миссии, так и для чудовища, наблюдавшего за ним из теней. Он почувствовал его разочарованное клокотание на поверхности своих мыслей, и улыбнулся.

— Я знаю, что ты слышишь меня, чудовище, — сказал он громко. — Я знаю, что ты понимаешь меня, хоть и не знаю, как. Я буду говорить медленно, несмотря ни на что, для твоей же выгоды. — Карлаен не мог назвать причину, по которой он вообще решил заговорить, кроме той, что в тот момент, когда враг коснулся его разума, он почувствовал что-то человеческое… Или то, что когда-то было человеческим. Мысль не была приятной, и, как это с ним часто бывало, он почувствовал холод, пробравший его до костей.

— Вы не можете победить. Мы придем за вами с огнем и мечем, уничтожим ваши гнезда и вычистим каждый след вашего гнусного рода с этого мира, даже если для этого нам придется расколоть его кору и утопить её в магме. Асфодекс не падет пред вами. Мы скорее обратим его в пепел, чем позволим вам утвердить на нем свою власть.

Сначала Карлаен подумал, что его слова не возымели на чудовище какого-либо эффекта. Но затем пришло кипящее, плавное рычание чистой злобы, а вместе с ним — мучительный поток ментальных образов. Они вонзились в его сознание, и он, почти сокрушенный их абсолютной злобностью, сделал шаг назад.

Стоило ему пошатнуться, как повелитель выводка выскочил из своего укрытия и набросился на него. Меньшие его когти впились Карлаену в щеки, когда чудовище склонилось над ним, его ноги впивались в живот, а большие когти погрузились в броню подобно анкерным крючьям. Как и до этого, Кровавый Ангел пошатнулся под весом твари, и когда она своими клыками сделала выпад ему в лицо, он вбил рукоять своего молота ей между зубов.

Жгучие капельки слюны шипели и дымились там, где касались брони, в то время как чудовище пыталось прокусить оружие. Его глаза противно вылезли из орбит, когда оно запустило свои мысли в капитана. Тот отгородил своё сознание, воздвигнув ментальные стены, как его обучили в дни послушничества. Но чудовище снесло их столь же быстро, как Карлаен возвел. Оно было сильнее любого подобного существа, с которым капитан имел несчастье столкнуться.

— Что ты такое? — проворчал он.

Образы били по его сознанию так же, как крылья насекомых — по лампе фонаря. Он увидел Палату Трибунов, полную жизни и звуков, а на троне, что когда-то стоял в дальнем конце, сидел человек. Нет, не человек… было что-то ещё. Когда он начал понимать, что именно, на него нахлынуло омерзение. Словно почувствовав его отвращение, повелитель выводка издал крик ярости, приглушенный рукояткой его оружия. Коготь скользнул между пластинами брони, и Карлаен почувствовал укол боли.

Его сознание дрогнуло, когда мысли существа продвинули эту боль ещё глубже. Однако нестройный пульс Разума улья был встречен красным гулом, что был запечатан глубоко в его подсознании. Он поднялся подобно багровой волне, наполняя Карлаена и прогоняя все прочие мысли. В нем вспыхнул гнев, и нечто даже большее, чем гнев. Он хотел сокрушить это нечто, поразить его, пока оно было не более чем пульпой и воспоминанием.

Со стоном сервоприводов Карлаен поднял чудовище вверх так, что то едва держалось за него. После чего с ревом швырнул в статую, на которой то ранее сидело. Оно с треском ударилось об основание постамента и упало вниз, поникшее и неподвижное. Агония в его сознании начала угасать, и он тряхнул головой, пытаясь прояснить её. Мир вокруг него покраснел, и всё, что он мог видеть, это беспомощно лежащее существо — своего врага.

Карлаен взмахнул молотом и бросился в атаку. Он покончит с этим здесь и сейчас. Он выполнит свою миссию. Ни один из его братьев больше не умрет. Красный гул наполнил его разум, неся вперед. Молот Ваала загудел, покрывшись трескучими нитями голубых молний. Повелитель выводка…

…сместился.

В последний момент, перед самым ударом молота, существо открыло один глаз и бросилось в сторону. Капитан не мог сказать, притворялось ли оно мёртвым, или же действительно было оглушено. Оно увернулось от удара, в результате чего тот пришелся на статую. Молот пробил её нижнюю часть, образовав облако пыли и каменных осколков, и Карлаен позволил силе удара развернуть его.

Он вскинул штурмболтер, когда его матрица наведения зафиксировалась на повелителе выводка, который сидел, как будто поджидая его. Карлаен услышал скрежет камня. Датчики ближнего обнаружения его брони тревожно завопили, и он поднял глаза, ярость испарилась из него, когда он осознал свою ошибку. Статуя рухнула на него. Её огромная масса сбила его с ног и прижала к земле.

Датчики тревожно вопили в его ушах, когда экзоскелет затрещал и заскрипел. Площадь растрескалась под его руками, когда он попытался оттолкнуться вверх. Пластины брони погнулись в точке удара, и древние доспехи, казалось, прогнулись вокруг него, когда он безуспешно попытался сбросить с себя статую.

Его противник медленно издал удовлетворенное шипение. Повелитель выводка наблюдал за его борьбой безжизненным красным взглядом, его длинный волнистый язык выскальзывал наружу, чтобы попробовать воздух. Затем, убедившись, что противник не собирается бежать, он начал ползти к нему. Его глаза неотрывно следили за ним, пока он подбирался всё ближе и ближе, и капитан знал, что тварь получает удовольствие от его затруднительного положения.

Пойманный в ловушку, едва способный двигаться, Карлаен мог только наблюдать, как повелитель выводка подбирается к нему, и как его отвратительное лицо расплывается в выражении, которое могло быть только злорадным триумфом.

Глава восьмая

Повелитель выводка двигался не торопясь, наслаждаясь моментом. Карлаен сражался с весом статуи, пытаясь высвободить руку. Если бы он только мог достать штурмболтер, то получил бы хоть какой-то шанс. Но капитан не думал, что чудовище позволит ему это сделать. Охватившие его гнев и красная ярость, вызвавшая такое безрассудство, погасли, как огонь, облитый водой. Осталась только холодная уверенность в том, что он пошел на необоснованный риск и поплатился за это.

— Что ж, давай, чудовище, — сплюнул он. — Иди сюда. — Он передвинул вес, в последний раз пытаясь сбросить статую в сторону. — Возьми что должно, если сможешь, но это будет последний раз, клянусь.

Повелитель выводка остановился и посмотрел на него, будто в насмешку, и продолжил идти, его взгляд был направлен на лице Карлаена. Капитан не оставлял попыток выбраться. Даже если это было безнадежно, даже если он погибнет, прижатый под статуей, он не сдастся. Он не отдаст добровольно свою жизнь подкрадывающемуся чудовищу. В конце концов, всех из рода Сангвиния определяло то, что даже если судьба уже вплетена в великое полотно, даже если она заключена в самой крови — они никогда не сдавались. Смерть во имя долга не была поражением.

— Подходи, — прохрипел он. — Иди сюда, попробуй меня на вкус, падаль. Быстрей! — Если тиранид подберется достаточно близко, возможно, Карлаен смог бы ослепить его ядом, созданным гландой Бетчера, имплантированной под нижней губой. Вряд ли это принесёт победу, но хотя бы даст какое-то чувство удовлетворенности.

Тиранид остановился и с подозрением осмотрел его, будто почувствовав мысли. Он вытянул коготь, но колебался. Капитан чувствовал прикосновение чужих мыслей, на этот раз лишенных торопливости и ярости прошлых попыток. Как будто существу было… любопытно.

На глаза Карлаену попалось что-то за сгорбленным телом чудовища. В начавшем светлеть красном небе за ним в сторону города падали темные силуэты. Сначала капитан подумал, что это новые споры, но быстро понял, что с небес опускались десантные капсулы. Воины ордена наконец-то прибыли, чтобы начать последнюю чистку Асфодекса. Десантные капсулы приближались к земле, и Карлаен увидел, что среди них были воины в черной броне, летящие на пламенных крыльях. По телу капитана пробежали мурашки, когда он понял, какую силу спустили на этот мир.

В Фодию прибыла рота смерти, и никаким тиранидам не удержать их ярость. Повелитель выводка будто вытащил эту мысль из головы Карлаена и, напрягшись, обернулся, наблюдая за сошествием сил вторжения сквозь кружащиеся облака. В растянувшийся на весь континент город ударила орбитальная бомбардировка с флота на орбите Асфодекса, прикрывающая спускающихся Кровавых Ангелов. Новоприбывшие становились всё ближе. Настолько близко, что Карлаен мог различить красные отметки на их черной силовой броне. Он дернулся, когда в его воксе раздались невнятные отголоски бессвязных фраз. Капитан с вызовом уставился на повелителя выводка.

— Это идёт твоя смерть, чудовище. Если ты не погибнешь от моей руки, то это сделают они. Беги обратно в дыру, из которой ты выполз, если хочешь увидеть ещё один рассвет.

Это был отчаянный ход, но он сработал. Повелитель выводка отвернулся, склонил голову и фыркнул. Похоже, что он понял слова и отвернулся, как будто для того, чтобы уйти. Карлаен воспользовался моментом. Он переводил мощность на экзоскелет, для последней хитрости, и теперь время пришло. Со скрипучим рёвом он заставил себя подняться, напрягая возможности брони, с которой сыпались пыль и осколки камней, до самого предела. Ему удалось сдвинуть статую на самую малость, которой не хватало, чтобы она укатилась в сторону. Под визг сервоприводов Карлаен бросился на уже поворачивающееся к нему чудовище.

Оно увернулось от его неловкого удара, и атаковало в ответ, прижав к статуе. До того, как Карлаен успел пошевелиться, повелитель выводка бросился вперёд так быстро, что ни органический, ни бионический глаза не успели за ним уследить. В грудь капитана погрузился коготь, пробив броню и прорвавшись в тело. Карлаен выдохнул от боли. Тиранид выдернул коготь и отскочил, чтобы не попасть под любой ответный удар. Он осматривал космодесантника и лизнул кровь на когте своим длинным языком. Затем он исчез, растворившись в предрассветной мгле.

Карлаен подался вперёд, прижимая руку к ране, в бесполезных попытках найти какой-то след врага. Его сверхчеловеческий организм уже начал останавливать кровотечение и заживлять рану. В воксе раздались щелчки. Он слышал остальных и по тону их голосов понял, что они находились на грани, их почти подавили числом. Рискованный план провалился, но трагедии ещё можно было избежать.

Он перестал обращать внимание на боль и двинулся в сторону битвы, набирая скорость.

— Я иду, братья, — сказал он по воксу.

— Ты убил существо? — спросил Алфей сквозь помехи.

— Нет, — нехотя ответил Карлаен. Он не стал вдаваться в подробности, а Алфей не давил на него. Капитан краем глаза заметил отделение, продвигаясь через обломки. Они вновь отступили к статуе Императора, встав к ней спиной, пока рой инопланетных ужасов пытался уничтожить их за счёт численного превосходства.

Вокс щёлкнул, и он услышал знакомые голоса. Капитан повернулся и увидел на ступенях во дворец Закреала. Болтеры выживших из его отделения начали расчищать путь в орде. Также он увидел Мелоса и Иосию. Они, как и Закреал, вели остатки отделений на помощь Алфею и остальным. Из двадцати терминаторов, телепортировавшихся на поверхность, осталась едва половина, а выжившие выглядели так, будто прошли все круги ада. От этой мысли у Карлаена внутри всё сжалось.

Как в прошлый раз, — подумал он. Капитан отбросил воспоминания и продолжил движение. Время для самобичевания придёт позже.

Перед Карлаеном вырос воин тиранидов, его кость-мечи устремились к капитану. Существо было покрыто ранами, из всех его суставов тек ихор, но даже полумертвый воин был опасен. Ангел блокировал удар, скривившись из-за боли, которую это вызвало в ране, и отстрелил тираниду ногу. Существо упало с криком, который тут же прервался от резкого удара молота.

Площадь была заполнена шипящими когтистыми силуэтами. Генокрады цеплялись за все поверхности, сидели на каждой статуе и поваленной колонне. Они собрались по всей длине упавшей статуи Вознесения Императора и окружили оставшихся терминаторов отделения Алфея со всех сторон. Огневая дисциплина какое-то время удерживала орду на расстоянии, но теперь всё свелось к грязной работе мечей и кулаков. Карлаен услышал голоса Закреала в щелчках вокса и произнес.

— Всем отрядам, двигаться на сигнал передатчика Алфея. Мы должны отбросить чудовищ. Мы не подведем…

— …Императора! — в вокс-соединение ворвался новый голос, резкий и грубый. Воздух вокруг наполнился ревом турбин и скрежещущим воем цепных мечей. Сквозь пространство над площадью на огненных крыльях пронеслись черные силуэты, отмеченные красным. — Мужайтесь, братья! Покажем этим предателям, что сыны Сангвиния сделают с теми, кто посмел осквернить Терру!

Рота смерти пронеслась мимо Карлаена, и об его броню ударилась окровавленная голова генокрада, отделенная от шеи. Там, где проходили облаченные в черную броню берсеркеры, ксеносы умирали.

Карлаен застыл, шокированный и ощущавший легкое отвращение от того, как новоприбывшие прибыли на площадь со страстными криками. Их слова были бессмысленным, они вызывали на бой невидимых врагов и обращались к друзьям, которые были живы только в памяти. Это была рота смерти — необратимо обезумевшие жертвы «черной ярости», скрывающейся в сердце каждого Кровавого Ангела. Карлаен сам множество раз чувствовал её притяжение, восходя на гребень своего гнева, но ни единожды не поддался.

Рота смерти была воплощением рока ордена. Дикость «красной жажды», смешанная с безумием, от которого не мог скрыться ни один воин. Таких поглощали огни древней войны, и они были потеряны в тени великих крыльев, возрожденные в мире, состоящем только из ярости и ненависти.

Карлаен слышал, что поддавшиеся «изъяну» были поглощены видениями и древними воспоминаниями и не могли отличить прошлое от настоящего. Они сражались с тенями древних врагов и думали, что они находятся на Святой Терре, в бою с силами Архипредателя. Несмотря на это, такие Ангелы были несравненными воинами. Как будто вместе с безумием они получали небольшую часть силы самого Сангвиния. Воины роты смерти будут сражаться, пока не погибнут, и только так можно было усмирить их ярость.

Корбулон желал очистить орден от проклятия «черной ярости», и Карлаен знал, что его миссия на Асфодексе была связана с этим желанием. Вид обезумевших космодесантников только напомнил ему о важности обнаружения Августа Флакса как можно скорее. С каждым столетием всё больше братьев становились жертвами «черной ярости» и если не предпринять мер, Кровавые Ангелы могут впасть в безумие и горечь, оставив за собой только эхо того, что могло бы быть.

Карлаен увидел лидера отделения роты смерти, по крайней мере, так ему показалось из-за обозначений на броне, сражающегося широким громовым молотом. Новоприбывший бросился вниз, сделав круг над упавшей статуей Императора. Его тело дергалось и дрожало, когда он падал с воздуха. Кладка площади потрескалась от приземления, а навершие молота окружила искрящаяся энергия, когда он ударил по широкой дуге, отгоняя генокрадов.

За ним последовали остальные воины роты смерти. Они нисходили с небес посреди генокрадов, подобно воплощенному гневу Императора. Проклятые атаковали едва приземлившись, и заполняли воздух вражеской кровью, в какую бы сторону ни направились. Адамантиевые зубья цепных мечей разрывали на части хитин, а кулаки и молоты разбивали чужацкие кости. Жестокость генокрадов бледнела в сравнении с яростью обезумевших от битвы Кровавых Ангелов.

Рота смерти не придерживалась дисциплины, каждый воин был отдельным вихрем смерти, но, несмотря на это, генокрады начали отступать. Когда поблизости не было повелителя выводка, они стали жертвой собственных инстинктов. Генокрады не были существами, предназначенными для открытой битвы, как выводки воинов тиранидов, а зверями теней и тесных пространств. Отступление в подобной ситуации было в самой их природе.

Карлаен крутанулся, услышав предупреждение по воксу и сбил в воздухе прыгнувшего генокрада. Он увидел, как к нему торопятся Закреал и остальные. Терминаторы были похожи на кроваво-красный клин, загнанный в массу вражеских тел, возглавляемый Закреалом, Мелосом и Иосией. Лицо и черные волосы последнего были в крови, левая сторона челюсти практически лишена плоти и на ней проглядывала кость. Один его глаз превратился в красное месиво, но он продолжал сражаться, стреляя из штурмболтера. Броня Мелоса почернела и покрылась пятнами, чистым остался только череп спереди, а доспех Закреала был покрыт сотнями глубоких отметин когтей.

— Капитан, я успешно обследовал верхние палубы, — прогремел Закреал, чей выстрел пробил дыру в теле генокрада.

— И что ты готов доложить? — спросил Карлаен, сбивая на землю ксеноса.

— Полны генокрадов! — ответил Закреал с громким смехом, разносящимся над грохотом битвы.

Иосия проигнорировал веселье другого сержанта. На него прыгнул генокрад, и Ангел поймал его за грудь. Пока генокрад щелкал челюстями, космодесантник ударил головой ему в морду, разбив кости, и отбросил мёртвое существо. Черты лица Иосии были покрыты ихором, но Карлаен увидел его широкую, пусть и лишенную веселья, ухмылку. Он всегда был диким, вспомнил капитан. Большая часть Кровавых Ангелов пыталась отдалиться от своих жестоких корней, развивая чувство прекрасного, но некоторые оставались верны примитивным верованиям чистокровных племен Ваала и его лун.

— Отбросив в сторону сомнительные шутки Закреала, капитан, у врага преимущество, — сказал Мелос. — Мы сражаемся с целой армией.

Он развернулся, чтобы направить огонь на генокрадов, старающихся повалить его. Медленно, но верно терминаторы пробивались к отделению Алфея.

— Да, но на какое-то время эта армия лишена лидера и не организована, — ответил Карлаен. Он не стал упоминать, откуда ему это известно, и, к чести остальных, они не спрашивали. — Мы должны добраться до остальных. Вместе мы отбросим чудовищ.

Капитан присоединился к трем отделениям, заняв место на острие клина. Вместе они пробивались к упавшей статуе Императора. Алфей и близнецы были похожи на цепь островов в бурлящем океане, едва видимую над водой. Впрочем, когда Карлаен и остальные начали приближаться, генокрады стали сбегать с площади.

Алфей зарубил одного из не успевших сбежать ксеносов. Его изборожденное шрамами лицо скривилось в улыбке, когда он заметил Карлаена. Сержант вытянул руку, и капитан ответил ему воинским рукопожатием.

— Я думал, ты не вернешься. Не хотелось бы объяснять командору Данте, как я позволил тебе оказаться убитым, — сказал он.

— Тебе, возможно, ещё придется это делать. Миссия далека от завершения, — ответил Карлаен.

— По крайней мере, мы получили подкрепления, — произнес Алфей, указывая мечом. Карлаен повернулся и увидел, что рота смерти собралась вокруг подобия лидера в грубой имитации построения. Они неслись через площадь, перескакивая через груды мертвых ксеносов, по пути отрубая конечности цепными мечами и стреляя в оскалившиеся головы.

Воины в черной броне гнали перед собой большую часть генокрадов. Чудовища лезли на ступени и скрывались во дворце, будто бежали от роты смерти. Сержант, вооруженный молотом, перепрыгнул через мертвого генокрада, одновременно активируя прыжковый ранец, и понесся в стороны визжащего воина тиранидов. Зверь развел руки в сторону, будто приглашая, и космодесантник врезался в него, а затем пролетел сквозь, разрывая чудовище напополам в точке столкновения.

— Очень эффективные подкрепления, — пробормотал Карлаен. Он удивился неожиданным изменениям в ситуации. Ещё недавно Кровавые Ангелы собирались дать последнее сражение, а теперь в руины бежали уже тираниды.

— Но они неконтролируемы, — мрачно проворчал Мелос, — почему Данте отправил их сюда, если только…

Он замолчал. Карлаен знал, что он имеет в виду. Подкрепления в виде роты смерти означали, что Данте посчитал, что ими можно было пожертвовать. Только смерть могла окончить их страдания, а в руинах дворца было достаточно мест, чтобы её найти.

— Это неважно, — резко ответил Карлаен. — Они уже здесь, и мы должны использовать любое доступное оружие, чтобы достичь цели. Тираниды хотят не пустить нас во дворец, братья, так войдем же, хотя бы для того, чтобы показать, насколько глупа такая самоуверенность.

До того, как кто-то смог ответить, по площади разнесся оглушительный рёв, и Карлаен понял, что у генокрадов, возможно, были и другие причины для отступления, кроме прибытия роты смерти. Одно из разрушенных зданий на другом конце площади взорвалось, будто в него попал выстрел мортиры. На мгновение воздух заполнился обломками камней и шрапнелью, возвещая прибытие огромного силуэта. Второй рёв был ещё громче первого, и эхом прокатился по площади.

На неё вошел карнифекс, вооруженный бритвенно-острыми когтями размером с человека и огромной биопушкой под аметистовым панцирем. Чудовище громыхая устремилось вперёд, разбрасывая с тела обломки здания. Его тяжелая клинообразная голова медленно покачивалась, будто оценивая стоящие перед ним бронированные фигуры. Затем карнифекс распрямился во весь свой внушительный рост и вызывающе заревел, перед тем, как прогромыхал вперёд, сотрясая землю с каждым шагом.

Глава девятая

Карнифекс шагнул вперед, его ужасные когти снесли разбитые статуи, а каменные плиты площади трещали и гнулись под его весом. Громадный биозверь навел свою биопушку на ближайших воинов роты смерти, устремившихся к нему на струях пламени, ревя кличи во имя Императора. Органическое артиллерийское орудие напряглось и выплюнуло живой снаряд, одновременно выпустив газ из располагавшихся по всей длине ствола жаберных щелей.

Снаряд взорвался стягивающимся клубком шипастых лоз, что набросились на космодесантников и схватили их, увлекая на землю. Они безрезультатно рубили лозы, и карнифекс проигнорировал их усилия и прошел мимо, намереваясь вступить в схватку с остальными врагами. Его крошечные глаза остановились на массивных фигурах терминаторов, и он издал ещё один вызывающий рев.

— Что же, теперь началось веселье, — пробурчал Иосия. — Только посмотрите на его размеры. — Он держал свой силовой меч наготове. — Придется потрудиться, чтобы завалить его.

— На это понадобится ещё и время, — сказал Карлаен. — И его нам явно не хватает. — Он поднял свой молот. — Построится, фаланговая схема сигма. Сомкнуть сектора обстрела, не останавливаться. Если он попадет в нас…

— Я разберусь с ним, — произнес Иосия, для пробы взмахнув силовым мечом.

— Прослежу за этим, — ответил Карлаен. У них не было времени на споры. Чудовище приближалось к ним быстрее, чем любое другое существо такого же размера, способное передвигаться. Ещё один воин роты смерти бросился наперерез существу, сжимая в обеих руках цепной меч. Карнифекс повернул к нему свою чудовищную голову, и воздух вокруг его челюстей замерцал жирным светом. Затем раздался рев кипящей плазмы, и воин в чёрной броне испарился на половине прыжка во вспышке перегретой желчи.

Карнифекс двинулся дальше, неуклюже пробираясь через дымку, оставшуюся после смерти воина. Его биопушка повернулась, извергая на площадь ещё больше удушающих шипов, а его косоподобные когти описали смертоносные дуги, сбивая берсеркеров роты смерти на землю в облаках крови и внутренностей. Их силовая броня раскололась, а мучения закончились. Гигант плюнул плазмой, испепеляя всех, кто осмелился оказаться у него на пути. А когда этих орудий оказывалось недостаточно, он просто пробивался через препятствие, будь то живой воин или бесчувственная статуя. Его было не остановить, и он направлялся прямиком к Карлаену и остальным.

Все как один, терминаторы открыли огонь. Карнифекс отмахнулся от разрывных снарядов и продолжил переть напролом. Карлаен знал, что чудовище не остановить, пока оно не умрет, либо нечто ещё более крупное не попадется ему на пути. Несмотря на это, он продолжал стрелять, его матрица наведения пыталась выявить слабое место в панцире твари. Земля затряслась у него под ногами, когда карнифекс приблизился к ним. Иосия приготовился встретить чудовище, его лицо расплылось в широкой, дикой усмешке. Карлаен почувствовал в беспокойстве другого Кровавого Ангела зарождающуюся жажду крови, а затем увидел её в его глазах. Капитан колебался, не зная, стоит ли ему приказать сержанту отойти. Остановит ли это его? Будет ли он слушать? Или он зашел уже слишком далеко?

Прежде чем он нашел ответ на этот вопрос, в приближающегося карнифекса врезалось что-то чёрное и перебросило его через колонну. В облаке пыли карнифекс вскочил на ноги, однако его противник оказался рядом прежде, чем он смог двинуться. Сверкнули металлические когти — каждый длиной с лезвие меча — прорезав кровавые дорожки в плоти карнифекса. Чужак встал на дыбы, гневно вопя. Его противник ответил ему.

— Ну же, предатель. Подойди к Кассору. Подойди и дерись, подойди и умри, главное — подойди, — протрещали вокс-передатчики, установленные в корпусе дредноута. — Подойдите и встретьте свою судьбу, омерзительные псы. Подойдите и почувствуйте гнев ангела, шавки Ангрона. Подойдите, вопя или молча, главное — подойдите, чтобы Кассор мог сложить ваши сердца к ногам Сангвиния. Стены Дворца держатся, Врата Вечности по-прежнему заперты, а Кассор сломает ваши кривые хребты о колено.

Дредноут, чей чёрный корпус был отмечен красным, занял устойчивое положение, когда карнифекс бросился к нему. Установленные на поршнеобразных руках когти завращались и согнулись. Затем один из них поднялся, открывая закрепленный под клешней штурмболтер. Оружие плюнуло огнем, и карнифекс вздрогнул, когда на его уже и так потрепанную плоть обрушилось новое наказание. Он врезался в дредноута и отбросил его к статуе. Дредноут отмахнулся от удара и протаранил карнифекса в брюхо, из-за чего чудовище, прежде чем рухнуть на землю, на мгновение поднялось в воздух.

— Крылья Ангела, это Кассор, — выдохнул Алфей, наблюдая за развернувшимся перед ними сражением. Карлаен не спросил, как он узнал дредноута, потому что был только один Кассор.

Кассор Скованный, Кассор Безумный, Кассор Проклятый — под каким бы именем его не знали, он был одним из величайших воинов, когда-либо взращенных Кровавыми Ангелами, даже до того, как был похоронен в саркофаге дредноута, чтобы восстать и снова сражаться после своей смерти на каком-нибудь обширном поле боя.

Но он также был и предупреждением, свидетельством той тёмной истины, что даже мёртвые не были застрахованы от проклятия, мучившего Сынов Сангвиния. На протяжении почти трёх столетий после своей смерти Кассор служил Кровавым Ангелам из саркофага машины войны, до того решающего, рокового дня в Лоуфанге. В первые же часы боя его сознание было разбито, хотя никто не мог сказать, почему. Некоторые клялись, что дело было в тени крыльев сангвинарных гвардейцев, упавшей на него, когда они пролетали над ним. Карлаен подозревал, что на воина повлияло нечто большее. Как бы то ни было, Кассор теперь принадлежал роте смерти и был слишком опасен, чтобы спускать его без причины. Он едва мог отличить друга от врага, и был, по-своему, столь же чудовищным, что и тиранидская тварь, с которой он теперь сражался.

— Проклятый, — прошептал Закреал, наблюдая за битвой. Он посмотрел на Карлаена. — Наша миссия и в правду должна быть важной, если командор Данте выпустил его нам в помощь, капитан.

— Ты ещё сомневался? — спросил Карлаен, наблюдая, как дредноут с чёрным корпусом снова врезался в карнифекса. Два обезумевших зверя — один из металла, другой из плоти — столкнулись подобно соперничающим быкам. Борясь друг с другом, они дробили камень площади и разбивали его в пыль.

— Ха, предатель, можешь биться и напрягаться сколько душе угодно — ты никогда не победишь Кассора. Никто не пройдет, пока Кассор стоит пред вратами Святой Терры. Визжи, демон. Кричи свои молитвы богам ложных ангелов и разбитых небес. Призывай их. Они не победят Кассора. Этого не будет.

Лишенный эмоций, скрипучий и монотонный голос Кассора разнесся по всей площади, заглушая крики карнифекса. Тварь впилась в дредноута своими огромными когтями, поцарапав древнюю броню, но не пробив её. Кассор в ответ полоснул чудовище своими собственными когтями.

Ксенос и дредноут кружили по площади, пробиваясь через развалины, карнифекс вызывающе и зверски взвыл, Кассор в ответ проорал что-то невразумительное. Внезапно керамитовая плита согнулась, и один из когтей карнифекса вонзился в гнездо гравипластин и волоконных связок, составлявших внутренности дредноута. Коготь пробил машину войны насквозь и вонзился в землю, пригвоздив к ней дредноута.

— Пришпилен. Немыслимо. Кассор не потерпит этого, марионетка ложных богов. Отпусти меня, чтобы я смог стереть твой позор с лица земли, — прогрохотал Кассор.

В ответ карнифекс широко раскрыл пасть. Между его челюстями начал формироваться жирный шар плазмы.

— Колдовство. Да как ты смеешь? Не дозволь ведьме жить, таково слово Кассора. — Тяжелая механическая клешня сомкнулась вокруг горла карнифекса, удерживая его на месте. Чудовище, как будто осознав, что задумал Кассор, стало сопротивляться, но тщетно. Кассор крепко держал существо — так же уверенно, как и оно пришпилило его к земле. Прежде чем чудовище смогло высвободить приготовленный шар желчи, дредноут поднял свой мелтаган, закрепленный на запястье, и просунул его ствол между челюстями существа. Затылок чудовища с глухим шипением исчез в облаке перегретого газа.

Карнифеск повалился в сторону, тем самым освободив Кассора. Машина войны выпрямилась. Её шасси повернулось, пока установленные на корпусе оптические авгуры сканировали площадь в поисках новых врагов.

— Услышьте, предатели. Услышьте слова Кассора: Я ещё держусь. На моём плече рука Императора. Я — смерть во плоти! — Слова эхом разнеслись по площади. Но новых противников не появилось. После чего Кассор Проклятый, скрежеча скрытыми шестернями и визжа сервоприводами, проследовал к дворцу, ища новых врагов, которых можно было бы убить.

После смерти карнифекса на площадь опустилась тишина. Забрызганные кровью выжившие воины роты смерти очистили площадь и вошли в руины дворца вслед за Кассором. Карлаен услышал звуки битвы, доносящиеся из зияющих дверей дворца, и понял, что, по крайней мере, не всем генокрадам удалось уйти незамеченными. Он огляделся, подводя итоги сражения.

Алфей и остальные присоединились к нему. Карлаен на мгновение положил руку на плечо сержанта, а затем развернулся, обращая свой взгляд на остальных.

— Нам всё ещё надо завершить миссию, братья. Наш враг скоро обратит свой взор сюда, и вся мощь Разума улья обрушится на нас. Если мы хотим добиться успеха, нам надо двигаться, и быстро.

— Мы даже не знаем, где они сейчас. Наши поиски ничего не выявили, — произнес Мелос, чьи пальцы скользили по дуге черепа, закрепленного на его броне.

— Ваши, возможно, нет, но наши были успешнее, — сказал Карлаен. Он похлопал по голове сервитора, висящей у него на поясе. — Я знаю, где Флакс, и знаю, как до него добраться. — Он чуть улыбнулся. — Всё это время мы были прямо над ним.

— Что? — спросил Мелос.

— Проще показать, чем объяснять, — ответил Карлаен. Он направился к дворцу. — Пошли. Давайте добудем Корбулону его приз.

Глава десятая

Когда они вошли во дворец, следы пребывания роты смерти были повсюду. Изломанные рваные трупы генокрадов и воинов тиранидов покрывали пол, пыльные мрачные внутренности дворца пропитались их вонью. Карлаен привёл терминаторов обратно в Палату Трибунов, через почерневшие от огня руины, отметившие место последнего упокоения Бартело.

Десантники шли по следам разрушений в тишине. Вокс щелкал и гудел, но ни один голос не разорвал шум статики. За пределами дворца поглощение Асфодекса вступило в последние стадии. С части коры планеты уже срывали все следы органических веществ, от прячущихся выживших, до плесени, цепляющейся к скалам в глубочайших пещерах. Вскоре океаны будут высушены, а воздух станет ядовитым. Но, если всё пойдёт по плану, воины Кровавых Ангелов и Расчленителей вырвут корни Разума улья до того, как это произойдёт.

В Палате их ожидало мрачное зрелище. В центре лежали останки Афраэ, его руки были раскинуты, а разорванное лицо обращено к разбитому стеклу купола над головой. Выжившие из роты смерти окружили труп, уставившись на него в тишине, с чем-то похожим на благоговение. После жестоких, яростных криков, заполнивших воздух, когда они прибыли, такое молчание казалось жутким. Сержант роты смерти преклонил колени рядом с Афраэ, положив одну руку на его грудь и склонив голову. Шлем проклятого десантника лежал рядом с ним, и Карлаен остановился, когда увидел его измученное лицо.

— Рафэн, — пробормотал он, и недолгое ощущение триумфа уступило место грусти. Рафэн повернул голову, будто услышал Карлаена и медленно поднялся. Остальные воины роты смерти тоже повернулись, подняв оружие. Они источали безумие и жестокость, и Карлаен чувствовал в равной мере жалость и отвращение, когда смотрел на их дергающиеся и трясущиеся тела. Именно это ждало его, ждало всех их, если он потерпит неудачу. Капитан не мог долго смотреть на них, на братьев, настолько искаженных яростью, что они превращались из гордых сынов Империума в обезумивших от битвы зверей.

— Рафэн, — прошептал Алфей. — Вы вместе были послушниками?

— Да, были, — мягко ответил Карлаен, вспоминая юношу, покрытого свежими шрамами, сидящего напротив него во время трехдневного бдения, последовавшего за отбором. Он вспомнил битвы с врагами ордена, сотни миров, которые они прошли вместе. Но затем он выбрал один путь, а Рафэн другой и теперь… теперь они были здесь.

За ними раздался грохот, вырвавший Карлаена из задумчивости, и он резко обернулся, поднимая оружие. Остальные последовали за ним, всего на полсекунды позже. С другого конца палаты к ним шагал Кассор, его корпус был запятнан дымящимся ихором. Дредноут поднял клешню со штурмболтером.

— Кто идёт? Друг или враг? Назовись, или познай мою ярость.

— Постой, добрый брат Кассор, — прохрипел Рафэн. Его голос был грубым от того, как долго он кричал. — Разве ты не видишь, что это наши братья? Они облачены в цвета легиона. Какие новости, братья? Стоят ли ещё Врата Вечности? Что с примархом? — в его словах чувствовалось жуткое отчаяние, будто у измученного ребенка, ищущего поддержки. Рафэн растолкал остальных воинов в черной броне, чтобы подойти ближе. — Хан пришел, чтобы помочь, как обещал? Отвечайте, братья.

Карлаен колебался, не зная, что ответить. Всё, о чем говорил Рафэн, произошло тысячелетия назад, когда Сангвиний ещё был среди них. Кровавый Ангел оказался захвачен древними воспоминаниями, принадлежащими другому, и переживал битвы, в которых никогда не сражался. Он был безумен и сломлен, и Карлаен, хоть убей, не мог придумать, что сказать.

Он смотрел в холодные голубые глаза человека, которого когда-то называл другом и спросил.

— Ты знаешь меня, сержант?

— Я… не могу сказать, — ответил Рафэн. В его глазах танцевало безумие, а лицо исказилось, будто он пытался силой удержать нахлынувшие воспоминания в каком-то порядке. — Мы сражались вместе на стенах Дворца? Мы… Мы отправляемся на «Мстительный Дух», брат? Император собрал ударную группу? Пришло время уничтожить Архипредателя, прячущегося на своей боевой барже? — он протянул руку, будто хотел прикоснуться к броне Карлаена, но пальцы сжались в кулак до того, как достали до него и рука опала. — Скажи да, брат, скажи, что Ангелы будут на острие удара, — будто с мольбой в голосе прорычал он.

Карлаен уставился на Рафэна, пока внутри него боролись жалость и необходимость. Затем он закрыл глаза и сказал.

— Да. — Вся рота смерти издала мягкий вздох. Капитан посмотрел на Рафэна. — Честь возглавить наступление ваша, братья. Ты и твои люди станете острием копья, ищущего того, за кем мы пришли.

— Ты не забыл о Кассоре, брат? Есть ли дело чести и для меня? — прогремел Кассор. Огромные клешни столкнулись друг с другом, воплощая его жажду. — Остались ли ещё предатели, которых нужно убить? Если да, Кассор сделает это.

— Ещё есть предатели, могучий Кассор, — ответил Карлаен. — Ты пойдешь с нами и обрушишь свою ярость на тех, кто будет пытаться остановить нас, — он снял с пояса голову сервитора, — но сначала, мы должны найти их.

Капитан направил Алфея и остальных к центру помещения, который они быстро очистили от тел, создав пустой круг. Казалось, что это обычная часть пола, но в голове сервитора были данные, указывающие на то, что здесь находился вход в городские подземелья Фодии. Карлаен присел и вытащил камень, в котором скрывался крипт-замок. Он опустил голову сервитора так, что его глаз оказался на уровне сенсоров замка. Раздался щелчок, затем жужжание, и целая секция пола раскрылась. В проем неожиданной лавиной посыпались тела.

Дамарис осмотрел отверстие, бросил взгляд на близнеца и сказал:

— Тоннели, капитан.

Он отошел назад, когда мимо него прошли воины роты смерти, торопящиеся во тьму. Их возглавлял Рафэн, который снова надел шлем, Кассор следовал за ними, скрипя механизмами. Карлаен смотрел, как они спускаются во мрак, держа голову сервитора в опущенной руке.

Алфей подошел к нему.

— За этим они и пришли, капитан, — сказал он.

— А сколько времени осталось до того, как такое скажут о нас? — горько произнес Карлаен.

— Надеюсь, этого не произойдет, — ответил Алфей.

Карлаен покачал головой.

— Иногда я думаю, что наше настоящее проклятие — это надежда. Надежда, что мы избежим судьбы, постигшей наших братьев, надежда, что мы можем изменить неотвратимое. — Он посмотрел на Алфея. — Я слышу её, брат, что-то похожее на мелодию, которую нельзя не услышать, песнь из древнего прошлого. Я слышал её в первый раз, когда открыл глаза после Сангвинации, и буду слышать её, когда закрою их в последний, — мягко произнес Карлаен.

— Мы все слышим её, капитан… брат, — сказал Алфей. Он поднял руку, будто хотел положить на наруч Карлаена, но уронил её. — Единственное, что важно, это захочешь ли ты следовать ей.

Карлаен дернул подбородком в сторону нервно бегущих силуэтов в черной броне.

— Не думаю, что у них был выбор, Алфей. Не думаю, что он есть у кого-либо из нас.

Алфей промолчал, и Карлаен не посмотрел на него.

— Идем, нам нужно найти губернатора, — сказал капитан, повесив голову обратно на пояс и подняв Молот Ваала. Затем, с оружием в руках, он возглавил братьев на пути во тьму.

Отродье Криптуса смотрел, как его враги спускаются в глубины городских подземелий. Тиранид висел на куполе Палаты Трибунов, скрытый тенями и психическими способностями. Пришельцев стало больше, но его тщательно продуманные засады проредили их число, как он и надеялся. Повелитель выводка пока не хотел убивать всех.

Не раньше, чем они найдут то, что он ищет.

Повелитель полз по изгибу купола, устремив взгляд на открытый люк. Он знал о его существовании, но не мог проникнуть внутрь, даже при помощи больших биосуществ, предоставленных Разумом улья. Меньшее существо, чья воля уже полностью бы покорилась тени Левиафана, позволило бы стаям потрошителей и организмам-поедателям прогрызть дыры, где они смогут, и оставило бы скрывшиеся остатки династии Флаксов задыхаться в их самостоятельно возведенном гробу.

Но у Отродья была своя воля, и так было всегда. Хоть он и не мог полностью игнорировать Левиафан, отвлекать Разум, и нарушать некоторые его команды было по силам повелителю выводка. Он удерживал стаи роющих тоннели ужасов и существ-разрушителей в стороне, защищая дворец силой своей воли, и направил детей на поиски пути в глубины.

Сначала он впал в ярость, узнав о причине, по которой прибыли захватчики. То, что они искали то же самое, что он так долго желал для себя, пробудило в нём смертельный гнев. Но когда он улегся, разум повелителя начал работать. Он не был зверем, и когда-то у него были наставники, обучавшие его на пределе своих возможностей. Он знал так много, что его голова, бывало, болела от количества знаний.

Он остановился, ожидая, пока последний луч света от его врагов скроется во тьме, и продолжил спуск. Тот факт, что существовали глубины, о которых даже он не знал, мягко говоря, раздражало. Однако, тот, кого он искал, всегда был гораздо хитрее, чем казался. Он был хитрым предателем. Резкая вспышка злобы заставила его издать короткий булькающий рык и напрячь мускулы. Скалобетон потрескался под когтями, когда он оттолкнулся от крыши и спрыгнул на пол.

Повелитель выводка поднялся в полный рост, свесив руки, и осмотрел помещение. Его глаза окинули огромные фрески на стенах, теперь покрытые кровью, пеплом и выбоинами от ударов. Он помнил, какими они были прежде. Множество раз, когда его живот был набит мясом жертв, он приходил сюда и изучал их. Они были его историей настолько же, как были историей его цели. Историей Фодии, Асфодекса, системы Криптус и династии Флаксов.

Повелитель выводка с вытянутыми когтями подошел к ближайшей стене и провел рукой по нарисованным лицам. Когда-то ему называли имена, которыми обозначались эти лица, но он не мог вспомнить ни одного. Теперь, он многое не мог вспомнить. Тень Левиафана давила на его разум всё сильнее с каждым днем, стирая ту информацию, которая была не нужна Разуму улья. Вскоре он перестанет быть прежним во всём, кроме формы. Его разум будет более понятным и менее сложным, для него наступит мир.

Он водил когтем по лицам на фреске и пытался вспомнить хотя бы одно имя. Только одно, чтобы убедить себя, что он был тем же, что и раньше. Когти закапывались всё глубже в покрашенную, заляпанную кровью стену, уничтожая оставшуюся картину, в попытках вспомнить.

Он не боялся песни Левиафана, не боялся и полного поглощения воли и личности общим сознанием Разума улья. Его страх заключался в том, что это произойдет слишком рано и не даст осуществить мечту, которая определяла его жизнь столько лет. Желание, которое позволило ему выжить в тесных, темных тоннелях под Фодией, после того, как его предали и после…

Повелитель выводка закрыл глаза. Его разум заполнили лица, голоса и запахи, как пепел, разлетающийся из угасающего костра. Он слышал обрывки музыки и чувствовал приятные прикосновения обожающего его человека. Он слышал эхо громогласного смеха и чувствовал прикосновение ткани к его пасти, с которой вытирали кровь и потроха, оставшиеся от того, что его челюсть ещё была недостаточно сильной, чтобы жевать без помощи. Пламя в его голове перестало быть угасающим, и песнь Левиафана превратилась в умиротворяющий гул на заднем плане, как только его ярость распалилась.

Он отпрыгнул от стены, разведя когти в стороны, и закричал. Крик был одновременно призывом и предупреждением, чувственный и требовательный. Его когти понеслись вперёд, ударяя стену и лица, которые он скоро забудет, и оставили на них глубокие царапины, уничтожая фрески.

Он повернулся, услышав и почувствовав прибытие выживших детей. Они окружили его, толпами спрыгивая со стен и скача по полу. Он почувствовал, как их разумы поднимаются к нему, и с удовлетворенным шипением склонив голову. Путь был свободен, его цель — в западне. Остался только конец и больше ничего.

А затем он сможет забыть всё и навечно потерять себя в великой тени.

Глава одиннадцатая

Городские подземелья, Дворец династии Флаксов, Фодия

Карлаен поднял голову сервитора. Рот дрона искривился, и из его вокс-устройства вырвался шепчущий бинарный лепет. Тяжелая противовзрывная дверь из пластали открылась перед Карлаеном со стоном измученного металла. Турели автопушек, установленные по обе стороны от двери, опустили свои стволы и скользнули обратно в охранные ниши.

С тех пор, как Кровавые Ангелы погрузились в темноту городских подземелий более часа назад, они прошли уже через шесть таких дверей. Эта была седьмой. Городские подземелья представляли собой сосредоточение обломков, каналов и тоннелей, под потолком из переплетения решеток и труб. Где-то в темноте, ударяясь о металл, постоянно капала вода. Этот звук эхом разносился по обширному пространству подземелий, отражаясь от одной твердой поверхности к другой до тех пор, пока даже кому-то с улучшенными чувствами космодесантника становилось не под силу определить источник звука.

Когда противовзрывная дверь полностью открылась, Карлаен отступил в сторону, позволяя воинам роты смерти войти первыми. Такой поступок уязвлял его, но Алфей был прав. Воины в чёрной броне были здесь по одной единственной причине — своей смертью обеспечить успех его миссии. Тем не менее, мысль об этом терзала капитана, даже когда он прогнал её. Если он преуспеет, то Рафэн и его воины могут оказаться одними из последних обреченных берсеркеров. Как и в случае с Кассором, покачивающимся впереди, с ними уже было слишком поздно что-либо делать. Но не с остальной частью ордена.

Карлаен вместе с другими терминаторами проследовал за ротой смерти через противовзрывную дверь. Вокс молчал: теперь соблюдался режим тишины. Шлемы вернулись на место, скрывая плоть для защиты от возможных химических атак. Терминаторы двигались молча, полностью сосредоточив свое внимание на датчиках.

Городские подземелья представляли собой до боли знакомый им вид поля боя — тесный, полный теней и шума. Земля вибрировала от гула скрытых генераторов, питавших городские подземелья и поддерживающих циркуляцию воздуха, а поврежденные трубы выплевывали пар в сырой воздух. В укромных уголках и трещинах, а также там, где прогнулся пол, уже проросла чужеродная плесень, позволяя пробиться к тусклому, искусственному свету первым бледным росткам новорожденных споровых сеялок.

Когда Карлаен переступил порог, воины роты смерти уже ждали на другой стороне противовзрывной двери. Они невнятно перешептывались друг с другом или смотрели вперед с постоянной напряженностью, их могучие тела нетерпеливо подергивались. Причина этого стала очевидна — их путь был прегражден огромной вакуумной опускной решеткой, чья зубчатая противовзрывная дверь была отмечена печатью династии Флаксов.

Здесь не было выставленных напоказ защитных орудий или стоящих на страже боевых сервиторов. Карлаен колебался, осматриваясь. Датчики его брони просканировали дверь и ближайшее пространство, пытаясь выявить какую-либо ловушку или западню. Ничего не обнаружив, он снова поднял голову сервитора и сделал шаг вперед. Сервитор дернулся в хватке капитана, его челюсти опасно раскрылись, когда множественные вокс-устройства, вживленные в его горло, ожили и выплюнули противоречивую глоссолалию[5], которая могла быть кодом, молитвой или чем-то совсем другим.

Опускная решетка открылась, с шипением выпустив воздух. После мрака подземелий чувствам Карлаена потребовалось время, чтобы приспособится к блеску, вырвавшемуся из-за второй противовзрывной двери. Снаружи, на поверхности, город Фодии представлял собой размокшие от дождя руины, согнувшиеся под облаками спор, чьи улицы изобиловали признаками чужеродного заражения. В городских подземельях было не намного лучше — давно заброшенные участки обваливались сами по себе, в то время как наверху тусклое свечение люминаторов мерцало и слабело с каждым часом.

Но здесь не было никаких признаков сбоя питания или тиранидского вторжения. Пустые здания тянулись вдоль разбитых улиц, находящихся под гудящим солнечным люминатором, отбрасывающим свое сияние на сводчатые пространства этого защищенного анклава. Карлаен с первого взгляда проникся поблеклым великолепием города-внутри-города. Голова сервитора пронзительно вскрикнула и затихла. Благодаря связи его доспеха с отрубленной головой он увидел, что они обнаружили цель своих поисков. Капитан быстро отцепил сервитора и заново прикрепил его к поясу. Он ещё мог принести пользу — в частности, построить кратчайший маршрут, чтобы покинуть городские подземелья.

— Что это за место? — пробормотал Алфей.

— Убежище, — ответил Карлаен. — Дом вдали от дома на случай бедствия планетарного масштаба. По крайней мере, так сказал мне наш друг. — Он похлопал голову сервитора.

— Великовато оно для убежища, — произнес Алфей.

— Оно предназначено вмещать значительную часть необходимого населения Фодии. Я задавался вопросом, почему столь многие из них искали спасения в Палате Трибунов. — Карлаен огляделся. — Я полагаю, тираниды прорвали оборону дворца прежде, чем они смогли эвакуироваться.

— Или он оставил их умирать, — предположил Алфей.

Карлаен собирался ответить, но замолк. Это было слишком вероятно. Разные люди по-разному ведут себя в моменты опасности и потерь. Кто-то находит в себе источник невообразимой отваги, пока другие съеживаются под телами храбрых людей в надежде переждать бурю. Спрашивается, скрывался ли здесь Флакс, пока наверху его люди до последнего сражались с неутомимым противником? Каков бы ни был ответ, Карлаен не собирался уходить, пока не узнает его. Капитан уже собрался отдать приказ двигаться дальше, но его опередили.

— Город молчит, братья. Предатели ждут. Начнем же охоту, — прогремел Кассор, и бросился вперед, его клешни сомкнулись от едва сдерживаемой ярости. Воины роты смерти выстроились вокруг дредноута, вприпрыжку несясь по извилистым улочкам, спертый воздух разносил их резкое бормотание и невнятные крики. Карлаен лишь на мгновение придержал терминаторов. Теперь, оказавшись на открытом пространстве, некоторые из роты смерти начали рубить и кромсать воображаемых врагов. Капитан с отвращающей уверенностью знал, что сейчас не стоит подходить к ним слишком близко.

— Смотрите в оба, братья. Настройте датчики геостационарного позиционирования на максимальный диапазон. Я хочу получить карту этого убежища Флакса на случай спешного отступления. — Карлаен двинулся вперед, Алфей, Леонос и Дамарис рассыпались веером вокруг него. Остальные отделения сделали то же самое, после чего неровная шеренга гигантов в багровой броне неуклонно двинулась через кажущийся заброшенным город.

Но прежде чем они смогли углубиться в него, Карлаен увидел, что Рафэн остановился. Сержант роты смерти дрожал как пес, взявший след, его голова задралась кверху. А затем он с криком бросился в руины. Его воины последовали за ним, а следом прогрохотал Кассор, его поршни хрипели, пока он набирал скорость.

— Что они… — начал Алфей.

Карлаен вскинул руку.

— Слушай, — сказал он. — Музыка. — Он узнал навязчивую мелодию, что привлекла к себе внимание роты смерти. Она была частью вводного инструктажа по Асфодексу и системе Криптус. Кровавые Ангелы всегда включали в инструктажи подобные предметы культурной значимости: культура народа была окном в его мысли. Песня была одой во славу династии Флаксов, гимном их мудрости, терпения и мужества. Карлаену не казалось странным то, что она играла здесь и сейчас; люди часто ищут утешения в прошлом, когда будущее оказывается слишком пугающим. И действительно, музыка ободрила его — если она всё ещё играет, то, скорее всего, Флакс, или же кто-то из его семьи, ещё жив.

Он быстро двигался вслед за ротой смерти. Если обезумевшие космодесантники первыми обнаружат источник музыки, трудно представить, что может произойти. Алфей и остальные не отставали. Терминаторы плелись по узким, извилистым улочкам, пока не достигли центральной площади, более широкой, чем Площадь Вознесения Императора, полной жизни и звуков. Площадь сплошь поросла садом. Увядшие чужеродные цветы выделяли изобилие странных, приторных ароматов, которых, однако, не хватило, чтобы скрыть запах невоздержанности, исходящий от людей на площади.

Благородные мужчины и женщины, потомки величайших благородных домов Асфодекса, повсюду лежали на траве в бессознательном, или почти бессознательном, состоянии. Бутыли редкостных дурманов, часть из которых была запрещена Имперским законом, валялись рядом с ними, а дымящие обскурой кадила выбрасывали туманные пары в ароматный воздух. А посреди этого воплощения упадка в воздухе парило ложе из шелка и подушек, на котором немощно лежал старый человек, окруженный заботливыми рабами-сервиторами. Едва Карлаен взглянул на старика, как в его шлеме вспыхнул предупреждающий огонек, извещая его о непосредственной близости генетического набора, который его отправили добыть.

Однако прежде чем он смог что-либо предпринять, от сети труб, решеток и люминаторов наверху донесся скрип. Вспыхнули предупреждения о близкой опасности, и капитан поднял голову, ожидая увидеть генокрадов, ползущих по крыше скрытого города. Вместо этого он увидел вспышку металла, когда группа боевых сервиторов упала с крыши, вклинившись между вторженцами и бездельниками-аристократами.

Сделанные на заказ сервиторы были отвратительными созданиями, по форме больше напоминавшими тиранидов, чем людей, которых они защищали. Суставчатые конечности торчали из змеевидных тел, состоящих их сегментированных, бронированных отделов, а человеческие лица выглядывали из керамитовых капюшонов, напоминавших таковые у кобр. Карлаен выхватил из-за пояса голову сервитора в надежде, что она позволит им пройти мимо, обошедшись без расправы.

Они не представляли угрозы для Кровавых Ангелов, но вероятность того, что под перекрестный огонь попадет человек, за которым они пришли, была велика. К счастью, дроны, кажется, были вооружены только клинками. Они были последней линией обороны, а не настоящими оружейными сервиторами; телохранители, чьей единственной задачей было проследить, чтобы хозяев не побеспокоили в последние часы их существования.

Прежде, чем Карлаен успел показать голову, Рафэн вскрикнул и рота смерти рванулась вперед, держа оружие наготове. Боевые сервиторы с жуткой грацией двинулись им навстречу, жужжа клинковыми конечностями. Рафэн поднырнул под удар ведущего сервитора и встал под ним, схватив того за плечо и опрокинув на спину. Когда сервитор попытался встать, Рафэн резко развернулся и обрушил свой молот на голову дрона, смяв её одним ударом. Змеевидное тело дернулось и затихло.

Воины роты смерти подобно муравьям окружили остальных дронов с мраморной плотью, рубя и стреляя. Сервиторы сражались целеустремленно и энергично, но они не шли ни в какое сравнение с нападавшими. Последнее меднорукое чудовище поверг Кассор, раздробив его череп своей клешней и отбросив в сторону подергивающиеся останки. Они упали к ногам Карлаена, когда он увеличил громкость своего вокс-устройства и проревел:

— Стоять!

Рафэн, уже занесший громовой молот и готовый выбить мозги лежащим ничком богачам, обернулся. Карлаен встретился с ним взглядом, и, спустя несколько напряженных мгновений, сержант опустил оружие. Его воины, хотя и неохотно, последовали примеру командира. Боевые сервиторы пробудили гнев роты смерти, они жаждали проливать кровь во имя Императора.

— Почему мы не убиваем этих безмозглых сибаритов[6], братья? Какая от них польза? Кассор чует здесь смрад Фениксийца, и он очистит его. — Кассор медленно повернулся, щелкнув клинками от нетерпения.

— Придержи свой гнев, могучий Кассор. Боюсь, прежде, чем мы здесь закончим, у тебя будет достаточно времени для убийств, — спокойно произнес Карлаен.

Дредноут повернулся к нему навстречу, и Карлаен усилием воли заставил себя остаться на месте. Кроваво-красные линзы, установленные на чёрном корпусе, зажужжали и сфокусировались на нем. Кассор протянул к капитану коготь. Кончик одного из клинков дредноута с мягким стуком коснулся его нагрудника.

— Я тебя знаю.

Несмотря на лишенный эмоций, басовитый гул, которым были произнесены слова, Карлаен услышал в нем неуверенность. Он взял себя в руки и сказал:

— А я знаю тебя, могучий Кассор, герой Лоуфанга и Падения Деметера. Я знаю, что ты — истинный сын Сангвиния.

— Я… Я — истинный сын. Я слышу голос Ангела, брат. В тебе я вижу его лик. Я… Я придержу свой гнев, брат. Пока что. — Кассор опустил клешню и отвернулся. Карлаен позволил себе медленно выдохнуть, после чего повернулся к Алфею и жестом приказал своему заместителю следовать за ним.

Одурманенные богачи никак не отреагировали на скоротечную схватку, и так же не замечали Карлаена и Алфея, пока те пробирались мимо них к Флаксу. Старик оставался столь же бесчувственным, как и его последователи, пока Карлаен не навис над ним. Слезящиеся глаза Флакса панически расширились, когда он сначала почувствовал упавшую на него тень, а затем отбросившего её седеющего златовласого гиганта. Когда Карлаен приблизился, старик в ужасе что-то залепетал.

— Губернатор Флакс, я полагаю, — произнес воин. — Я — капитан Карлаен из ордена Кровавых Ангелов и экспедиционных сил Ваала. Мне приказали немедленно эвакуировать вас. Если пойдете с нами — окажетесь в безопасности.

Флакс прищурился. Страх исчез, сменившись чем-то иным. Возможно, смирением или изнеможением. Старик покачал головой и откинулся на подушки.

— Да, я Флакс. И ваши приказы для меня — ничто, капитан. — Старик невесело улыбнулся. — Видите ли, раз вы здесь, то я уже обречен.

Глава двенадцатая

— Обречен? — переспросил Карлаен, слегка удивленный равнодушием старика. Большинство людей, даже имеющих политическую власть, пребывали в благоговении, увидев воина Адептус Астартес. Они были воплощением слова Императора, и не много жило простых людей достаточно храбрых, чтобы встретиться с космодесантником взглядом и не струсить. Флакс не был похож на храброго человека. Возможно, что в нём выгорел весь страх.

— О да, и очень вовремя, — ответил Флакс, развалившись в подушках, — я сначала испугался что ты — это он. Теперь я вижу, что его планы были прерваны. Он будет винить меня, как всегда делал, и у него не будет выбора, кроме как закончить всё это. — Флакс улыбнулся. — И за это я обязан тебе, капитан.

— Кто этот «он»? О ком ты говоришь? — спросил Карлаен, поняв ответ одновременно с тем, как произнес эти слова.

— Чудовище, капитан. Ты видел его, сражался с ним, я вижу это. — Флакс протянул старую покрытую пятнами руку, будто собирался провести по одной из множества царапин на броне Карлаена. Впрочем, его пальцы резко остановились, и он прижал руку обратно к груди, устало улыбнувшись. — Эти следы — как подпись. За свою жизнь я видел их больше, чем смогу оценить. На дверях, стенах и, да, на телах моих людей.

Карлаен дотронулся до следа когтя, смотря на Флакса.

— Значит, повелитель выводка находится на Асфодексе уже достаточно долго. — Такое уже происходило. О подобных существах докладывали со многих миров, перед тем как они попали под угрозу флота-улья или его щупальца. Они, похоже, исполняли роль маяка для кораблей ксеносов. Тираниды держались подальше от людских глаз годами, иногда десятилетиями, выжидая подходящего момента, чтобы призвать своих голодных сородичей сквозь тусклые звезды, на пир, накрытый из биомассы избранной планеты.

— Значит, он называется повелитель выводка? — усмехнулся Флакс. — Мои люди называли его Отродье Криптуса, как будто он был проклятием целой системы, а не одного мира. — Его улыбка сошла на нет.

— Может, так и было, и это был знак, что Император недоволен нами.

— Император не имеет никакого отношения к чудовищу, — ответил Карлаен.

Флакс мрачно отмахнулся.

— Да, конечно. Я прекрасно знаю, кто в этом виноват, капитан, — широко ухмыльнулся он и постучал себя по деформированной груди. — Это мы, династия Флаксов. Мы прокляты, капитан, и справедливо, потому что это существо — наше бремя, воплощение наших грехов.

Старик наклонился вперёд и закашлялся в кулак. Карлаен встревожено просканировал его состояние. Люди были невероятно хрупкими, и если Флакс был болен или травмирован, вывести его на поверхность стало бы сложнее.

Кашель Флакса затих и стал влажным сопением. Губернатор покачал головой.

— Наш грех, — повторил он, — мой и моих родителей, капитан. Грех, которому я позволил остаться скрытым, надеясь, что тьма и время проглотят его. Что он уползет в глубину и умрёт там. Но не всё погибает во тьме… что-то пускает корни и расцветает. — Он посмотрел наверх, в сторону труб и решеток, из которых состояла крыша. — А теперь я здесь, прячусь под землей. Полный круг, — пробормотал он.

— О чем ты говоришь? — спросил Карлаен. В словах старика было нечто, пробудившее его любопытство. Губернатор боялся, но, похоже, что не тиранидов, подумал Карлаен. Флакс посмотрел на него.

— О моем брате, — просто ответил Флакс, — о моем брате, капитан Карлаен. Вы с ним уже виделись. — Он указал на следы когтей на броне Карлаена. — Он уже сумел произвести на вас впечатление.

Глаза Флакса закрылись, и он снова сгорбился, прижав кулаки к глазам.

— Мой, Император побери, трижды проклятый брат, у которого я забрал трон, ради моих людей, что бы им это ни принесло. — Он напрягся и снова поднял свои выпученные глаза. — Ты слышишь меня, Тиберий, уродливое чудовище?? — оскалился он, грозя кулаком в пустоту. — Я знаю, что ты слушаешь, братишка. Я забрал у тебя власть, и сделал бы это ещё тысячу раз, несмотря на последствия.

Карлаен потянулся, чтобы придержать старика. Когда тот снова закашлялся, капитан переглянулся с Алфеем, который, нахмурившись, покрутил пальцем у виска. Карлаен посмотрел на Флакса и покачал головой. Он не был безумен. Капитан подозревал, что в ерунде, которую нёс старик, скрывалась ужасная правда. Он уже видел такое, хоть и редко. Это было такой же страшной ересью, как любая другая.

— Всё началось на Сатисе, капитан. Я тогда был мальчиком, познававшим пределы своих возможностей в средоточии нашей власти. Мои родители отправились на торговую миссию, — шипя, проговорил Флакс, и его лицо исказилось. — Когда они наконец вернулись, то уже не были моими родителями. Все это знали, все видели, что были… изменения. Моя мать была… беременна, и ребенок должен был стать наследником, — быстро заговорил он, выплевывая слова со скоростью пуль, — вместо меня, как будто я был обычным служащим. — Его морщинистые руки сжались в трясущиеся кулаки. — Вместо меня назначили ещё не рожденного ребенка.

Где-то в вышине раздался громкий звон металла о металл. Карлаен поднял взгляд, сканирую крышу подземелий бионическим глазом, но ничего не увидел. Он бросил взгляд на Алфея, который кивнул и жестами обратился к Закреалу, стоявшему в отдалении вместе с остальными. Терминатор направился к ним, аккуратно отодвигая с дороги пьяных богачей. Алфей пошел к нему навстречу. Карлаен повернулся к Флаксу, уверенный, что Алфей знает что делать.

— Что произошло, когда он родился? — спросил капитан.

— Родился не человек, — прошипел Флакс. Его глаза покрылись пеленой, когда разум погрузился в воспоминания. — Он был чудовищем с самого начала, я думал, что он, оно, — мутант, но всё оказалось гораздо хуже. О, они нежно любили его. Также, как они когда-то любили меня. — Его голос становился всё более жестким и хриплым. — После первой попытки убить его, родители спрятали Тиберия под дворцом… Прямо здесь, на самом деле. Это место стало его миром на многие годы, — сказал Флакс, подняв свои худые руки, чтобы указать на окружающее их пространство.

— Он играл с сервиторами, а немногие приходившие к нему посетители… ну, они уже отсюда не выходили.

Флакс уронил руки на колени и уставился на них.

— По большей части это были диссиденты и преступники. Хотя я знаю что отец, в своей бесконечной глупости, пытался устроить свадьбу. Тело девушки нашли в какой-то сливной трубе несколько месяцев спустя. — Флакс ухмыльнулся. — Тогда все благородные дома собрались вокруг меня. Я уже был достаточно взрослым, чтобы понимать, что к чему. Раз мои родители решили бросить меня, что ж… мне было не трудно ответить взаимностью.

Среди труб наверху раздался пустой звон, и Флакс нервно дернулся, а улыбка исчезла с его лица. Карлаен увидел, как Закреал и два других терминатора отходят от группы с оружием наготове. Они узнают, что происходит и сообщат о любых следах врага.

Карлаен чувствовал, что генокрады рядом, хотя сенсоры не могли их обнаружить. Между местом, где они стояли и дворцом наверху пролегали тысячи километров тоннелей, каналов и труб. Ему было непонятно, почему генокрадом не удалось в какой-то момент найти путь в глубину, независимо от предположения Флакса, что их удерживали его системы защиты. Капитан посмотрел обратно на старика.

— И ты стал губернатором, — сказал он.

На этот раз им двигало не любопытство, а жажда информации. Корбулон обнаружил секреты династии Флаксов на Сатисе и выдвинул теорию, что в их крови может скрываться ключ к освобождению Кровавых Ангелов от их двойного проклятия. И это чудовище, следующее за ним по пятам, тоже произошло с Сатиса. Возможно, это было просто совпадением. Также это могло значить, что тот неизвестный фактор, сделавший генетическую структуру династии настолько важной, также сыграл свою роль в порче родителей Флакса. И Карлаен рассчитывал это выяснить перед тем, как вывезет губернатора из пепла его королевства.

— Даааааа, — сказал Флакс, растянув слово, — надлежащая передача власти, поддержанная династиями, чьи дочери и сыновья сейчас валяются здесь, в последние часы моей жизни. Это меньшее, что я могу для них сделать, за оказанные услуги. — Он снова кашлянул, а затем рассмеялся. — Не думай, что они помогли мне по доброте, которую нашли в своих дряхлых, тщеславных сердцах, капитан. Нет, они были напуганы. Можешь ты представить кошмар, который бы последовал за коронацией Тиберия? Люди бы восстали, началась гражданская война, и всё, чего добилась династия Флаксов, исчезло бы в мгновение ока.

В том, что говорил губернатор, было здравое зерно, Карлаен понимал это. Генокрады разрушали общество изнутри, повреждая социальную и политическую структуру и заражая тела и души населения. Они были вирусом, выпущенным на миры и сектора, чтобы подготовить их к прибытию флота-улья.

— Ты убил своих родителей, — в первый раз заговорил Алфей. В его словах сквозила тень отвращения. Флакс заметил это, и его зубы обнажились в диком оскале.

— С нежеланием, уверяю вас, — прошелестел он. Губернатор закрыл глаза и откинулся назад, сжимая и разжимая руки, будто пытался схватить кого-то за шею. — Я всё ещё любил их, даже тогда. Если бы вы знали их в лучшие годы, капитан. Грохочущий голос и искренний смех моего отца, тихая и строгая мать. Они были идеальной парой, её хитрость дополняла его упорство. Вместе, им удалось взять сектор под контроль, которого не добивался раньше никто из династии. А в конец они стали пустышками, из-за любви к жуткому, не умеющему чувствовать зверю.

Он хмыкнул и перевернулся на кровати.

— Мне пришлось их убить, другого выхода не было. Всё дело в Тиберии. Они защищали его, защищали от меня, их настоящего сына, — он заговорил ещё быстрее, запинаясь.

— Я был их сыном. Я! И я был наследником, а не он, не это пищащее и визжащее существо! — Он уставился на Карлаена. — Представь себе это, капитан. Представь, что ты делишь свою жизнь, своих родителей и мир с паразитом… с существом, которое залезает ночью в твои покои и водит лапой по лицу в пародии на братскую любовь. Существом, которое всегда следует за тобой по трубам дворца, смотрит на тебя и наступает на пятки, как будто он — настоящий ребенок, а не какая-то рожденная в далеких звездах мерзость, пришедшее украсть всё. Ты слышишь меня, Тиберий? Слышишь меня, Отродье Криптуса? Всё было моим. Всё это, и наши родители, мои родители, заслужили свою смерть тем, что позволили тебе сделать их такими, — визгливо прокричал губернатор.

Он осел в свои подушки.

— И я тоже заслуживаю смерти. За то, каким я стал из-за тебя, брат, — пробормотал он и посмотрел на Карлаена. — Когда я… когда дело было сделано, я обнаружил, что он пропал. Сбежал в подземелья Фодии.

Люминаторы над головой заморгали. В воксе раздались щелчки и помехи. Карлаен обернулся и увидел, как Закреал и терминаторы, с которыми он ушел, торопятся обратно к группе. Где-то загромыхали трубы.

Алфей вытащил силовой меч.

— Нам нужно идти, капитан. Время позднее, а конец истории может подождать.

На покореженном временем лице Флакса появилась легкая улыбка.

— Он не отпустит меня, капитан. Он провел десятилетия, напоминая мне о моем преступлении. Он был призраком в моей столице, выращивая в темных местах новых представителей своего грязного рода. Он всегда оставался за полем зрения, на шаг назад, следуя за мной сквозь годы. Мой отец научил его охотиться, а мать научила терпению. И теперь, в конце всего, он хочет насладиться убийством.

Рабы-сервиторы стоящие вокруг кровати Флакса неожиданно напряглись. Их рты открылись в унисон и из них раздались механические монотонные голоса.

— Пустотные врата эпсилон открыты — пустотные врата гамма открыты — западная сеть безопасности отключена.

С резким треском в подземельях погасли все лампы.

Глава тринадцатая

Фонари на броне терминаторов сразу же загудели, пробуждаясь к жизни, как и прожекторы, установленные на корпусе Кассора. Тьму пронзили десятки лучей, и в их свете мчались до боли знакомые звериные фигуры.

— Контакт, сектора семь, десять, двенадцать, пятнадцать, — прогрохотал Закреал. От остальных последовали схожие заявления, пока терминаторы формировали клин. Взревели штурмболтеры, и генокрады отступили, исчезнув в темноте как призраки.

Алфей посмотрел на Карлаена:

— Пора, капитан. Забирай наш приз.

Карлаен без лишних церемоний сдернул Флакса с постели. Тот громко протестовал, но не сопротивлялся.

— Нет, ты не понимаешь, — пробормотал старик. — Он идет. Выхода нет.

— Пусть приходит, — сказал Карлаен. Он почувствовал жар накапливающейся в нем ярости, и вспомнил Афраэ, исчезающего под волной хитина, и поверженного Бартело, чьё пламя угасло. Он вспомнил других воинов — куда больше, чем рассчитывал — что погибли из-за него; воинов, последовавших за ним во тьму, на врага, с которым он теперь столкнулся здесь, на Асфодексе. Капитан думал принести свет ордена в самые темные уголки Галактики, и заплатил за свое высокомерие.

Иди сюда, чудовище, — со свирепым желанием подумал он. — Ты заплатишь за Афраэ, Бартело и всех тех, чья кровь пятнает твои когти.

— Трусы! Тьма не укроет вас от света Императора. Подходите и деритесь, или же умрите во тьме. Выбирайте, — словно вторя мыслям Карлаена, проревел Кассор. Дредноут метнул слова во тьму подобно артиллерийскому огню и стукнул клешнями друг о друга.

— Сюда, псы Хемоса. Подходите, подонки Нострамо. Сразитесь с могучим Кассором или прокляты будьте за робость свою.

Рафэн и остальные воины роты смерти разделили рвение дредноута. Держа оружие наготове, они рассыпались веером, образовав барьер между терминаторами и скрывающимся во тьме врагом. Вскоре воздух наполнился рычанием цепных мечей и лаем болт-пистолетов, когда рота смерти открыла огонь по стремительным теням.

Карлаен увидел, что опьяненные богачи начали приходить в себя. Он почувствовал проблеск сожаления, когда рванулся вперед, силой расталкивая некоторых из них. Нельзя позволить им задержать его или его боевых братьев. Мужчины и женщины вопили, когда он наступал на них или отбрасывал со своего пути. Флакс обрушился на него, молотя сморщенными кулаками по броне. Карлаен проигнорировал вопли и проклятия и, прижав к груди Флакса, двинулся к остальным терминаторам. Алфей следовал прямо за ним.

— Братья, мы должны отступить к выходу, — сказал капитан, подойдя. — Построение бета-десять, отделение к отделению. Огонь на подавление, сконцентрироваться на флангах. Пусть Рафэн и рота смерти разбираются с остальными. Иосия, пойдешь первым. Мы направляемся к Площади Вознесения Императора.

— С удовольствием, капитан, — прорычал Иосия. Сжав клинок в руке, темноволосый Кровавый Ангел встал на вершине клина и двинулся по направлению к выходу. Генокрады выходили из темноты, и погибали под клинком Иосии или штурмболтерами остальных. Несмотря на всё это, Карлаен заметил, что звук скрипящего металла, отмеченный им ранее, становится громче. Воздух стал влажным, и датчики брони предупреждающе вспыхнули. Он посмотрел наверх, и его бионический глаз, наконец, сфокусировался на источнике шума и воды.

Далеко наверху открылись огромные шлюзовые ворота канализации, бежавшей из города над землей, выпустив на улицы внизу поток грязной воды и чужеродных захватчиков. Водопады потока обрушились вниз достаточно жестко, чтобы проломить улицу и сбить с ног нескольких воинов роты смерти. Слабый красный свет просочился сверху, осветив тьму вокруг них, пока городские подземелья начало медленно затоплять. Сверху спустились тяжеловесные фигуры, выпав из шлюзовых ворот и обрушившись на улицу, от чего последняя содрогнулась и пошла трещинами. Карлаен почувствовал тревожную дрожь, увидев знакомую, громадную фигуру карнифекса, поднявшегося во весь рост посреди непрекращающегося ливня.

Линзы глаза капитана вращались и щелкали, чётко фокусируясь на громоздком чудовище. Его череп был обесцвечен губительной, недавно исцелившейся раной, но оно двигалось столь же быстро, как и прежде.

— Это…? — спросил Алфей.

— Неважно, — проворчал Карлаен. — Мы убьем его снова, если придется. Мы убьем их столько раз, сколько потребуется.

Пока вода с грохотом падала вокруг них, Кровавые Ангелы готовились встретить своего врага. Генокрады пронеслись сквозь шеренги роты смерти, в то время как воины тиранидов и только что прибывший карнифекс врезались в берсеркеров. Многорукие чужаки кружились в поднимающейся воде, прыгая на терминаторов и, в некоторых случаях, мимо них, к более легкой добыче. Карлаен услышал вопли у себя за спиной. Он колебался, борясь с соблазном вернуться и попытаться спасти кого-нибудь, кого угодно.

Алфей поймал его за плечо.

— Ты не можешь, капитан. У нас приказы. Флакс привел их сюда, чтобы умереть, чем они, собственно, и занимаются. Чем дольше генокрады будут заняты пожиранием фодийской знати, тем больше у нас будет времени, чтобы доставить Флакса на площадь и убраться с этого умирающего булыжника. — Его слова были суровыми, но не бесчувственными. Карлаен знал, что Алфей и остальные боролись с тем же желанием вернуться и защитить оставленных позади мужчин и женщин. Но это обрекло бы их миссию на провал. У них было то, за чем они пришли сюда, и теперь настало время уходить.

Карален с трудом двинулся дальше, не обращая внимания на вопли умирающих и обреченных. Впереди он увидел кружащего в воздухе Рафэна, движимого прыжковым ранцем, его громовой молот обрушивался на врагов, давя и калеча. Некоторые из его людей последовали примеру сержанта, пролетев над своими товарищами и ненадолго приземлившись посреди генокрадов, убивая и двигаясь дальше.

Кровавые Ангелы двигались вперед, прокладывая кровавый путь сквозь генокрадов и других тиранидов, пытавшихся остановить их. Но существа продолжали прибывать, невзирая на количество погибших. Карлаен почувствовал зуд в мозгу, подсказавший ему, что отвратительный брат Флакса был где-то рядом, и направлял своих слуг в атаку. Засечь чудовище среди тьмы и льющейся сверху воды было почти невозможно, даже если бы у капитана был соблазн заняться этим.

При этой мысли рана в груди разболелась. Она уже срослась, но ослабить воспоминание о вонзившемся в него когте было трудно. Карлаену наносили раны и до этого, много раз за время его службы в ордене, но в этот раз всё было иначе. Она была почти личная, как будто повелитель выводка хотел оставить ему напоминание о себе. Капитан кончиком молота коснулся места пробоя брони и почувствовал рывок в своем сознании.

Затем Флакс завопил ему в ухо, и он пришел в себя, стоя по колено в воде, когда генокрады рванулись вверх, протягивая к нему свои когти. Взревев, Карлаен взмахнул молотом, сбив с ног одного из нападавших, но остальные врезались в него, хватая за ноги и руку в попытке повалить.

— Капитан, — развернувшись к нему, прокричал Алфей. Сержант обрушил свой силовой меч на затылок одного из чудовищ, мгновенно убив его.

Остальные окружили Карлаена, повалив его на колено своим общим весом. Флакс завопил, когда когти добрались до его иссушенной плоти. Стремительно соображая, Карлаен поднял старика и бросил его Алфею. Сержант поймал губернатора, взмахом клинка попутно обезглавив прыгнувшего генокрада.

— Двигайтесь дальше, — прорычал Карлаен, пытаясь встать на ноги. Он сорвал с пояса голову сервитора и отправил её вслед за Флаксом. — Возьми это и иди, брат. Я присоединюсь к тебе, как только смогу.

Возражений от Алфея не последовало. Он поймал голову и сунул её в дрожащие руки Флакса. После чего развернулся и двинулся к выходу, лицо его исказила гримаса разочарования. Карлаен увидел, что ближайшие терминаторы выстраиваются вокруг сержанта в фалангу, ограждая последнего от врагов. А затем он потерял их из виду, когда генокрады окружили его. Карлаен вбил рукоять молота в брюхо одному из них и отшвырнул его от себя. Капитан вскочил на ноги и поднял штурмболтер, пока остальные продолжали приближаться к нему. Оружие взревело, и чужеродные тела лопались, как перезрелые плоды, пока он описывал стволом штурмболтера дугу.

Внезапно раздался крик, и из воды, раскидывая генокрадов в стороны, выскользнула громоздкая фигура. Карлаен уклонился от истекающей кровью и дурно пахнущей туши, пока она замедлялась и останавливалась. Искалеченное горло карнифекса издало низкий скулеж, когда тварь попыталась вытянуться во весь рост и продолжить борьбу, но её конечности, изломанные и потерявшие форму, теперь висели на ней мёртвым грузом. К карнифексу затопала тяжеловесная фигура, и мелтаган Кассора, с ворчащим шипением, во второй раз выжег чёрную дыру в голове чудовища.

Дредноута покрывал ихор и боевые шрамы. Когда Кассор крутился взад-вперед, стреляя из своих орудий по широкой дуге, свободно болтающиеся шланги хлопали по его корпусу. В его шасси что-то заискрилось, и Карлаен учуял запах горящего прометия и выжженного металла. Конечности дредноута стонали и хрипели, но он продолжал сражаться.

— Ну же, идите сюда и встретьте смерть, предатели. Идите сюда и почувствуйте укус клинка моего.

Кассор развернулся, сбив генокрада в прыжке левой клешней и отправив его в полет к соседнему строению с силой, достаточной, чтобы стереть чудовище в порошок. Ещё больше тварей прыгнули и вцепились в дредноута, карабкаясь по нему подобно волне из когтей и зубов. Кассор взревел и полоснул клешнями по живому приливу, убивая генокрадов каждым движением своих когтей. Но они всё прибывали, и вскоре дредноут пропал из виду, скрытый под наплывом хитина.

Карлаен описал молотом широкую дугу, раскидав в стороны ближайших из напавших на дредноута. Он открыл огонь из штурмболтера по тем из них, что увернулись, и чуть не поплатился за свою невнимательность. Лишь благодаря визгу датчиков брони и собственным инстинктам, отточенным боями, он сумел вовремя избежать опасности. В противном случае, его череп бы уже раскололся, как дыня. Воин тиранидов выскочил из стремительного потока воды, его кость-мечи врезались в капитана. Он увернулся от первого удара, но второй впился ему в плечо. Его сила заставила Карлаена пошатнуться, он едва не упал. Тиранид воспользовался возможностью и атаковал его, все четыре клинка с жестокой периодичностью обрушивались на капитана.

Тот отшатнулся, ловя равновесие и потеряв возможность ответить. Тиранид продолжил атаку, постоянно вынуждая Карлаена отступать. Генокрады стремительно разбегались от них, как волки, выжидающие, пока их добыча сама себя измотает. Тиранид вскрикнул и парировал неуклюжую попытку капитана оттолкнуть его. Карлаен проклял себя за глупость и попытался встать на ноги. Генокрад бросился на него, и воин почувствовал резкую боль, расползающуюся по его ноге. На мгновение ослабнув, капитан опустился на колено. Тиранид пнул его в бок своей костлявой ногой и опрокинул на спину, во всё прибывающую воду.

Мгновение, длившееся, казалось, вечность, Карлаен барахтался в воде. Гораздо лучшие воины, бывало, погибали ещё хуже и нелепее, но это было слабым утешением. Если он умрет, в провале его миссии можно почти не сомневаться. В нем собралась ярость, и мысли его утонули в настойчивом красном гуле. Тиранид нанес ему удар сверху вниз, направив четыре клинка под углом так, чтобы пробить оба сердца капитана. Ранее это действие показалось бы очень быстрым, но теперь, в красноте, оно замедлилось. Карлаен мог рассмотреть капли воды, ползущие по всей длине клинков, и слышать издаваемый ими звук, когда орудия, опускаясь, пронзали воздух.

Молот Ваала резко и неожиданно поднялся из воды, разбив четыре костяных клинка. Перенапряженный воин тиранидов склонился вперед. Рука Карлаена взметнулась вверх, хватая нижнюю челюсть твари. Сервоприводы зашипели, и он вырвал челюсть существа из черепа. От боли и неожиданности оно попятилось, и капитан вскочил на ноги, сжав обеими руками молот, одновременно разворачивая его для очередного удара. Никаких мыслей о тактике или стратегии, только бурлящая потребность увидеть ихор своего врага, разливающийся в мутной воде, поднимавшейся вокруг них.

Карлаен избивал существо, нанося удары то в одну, то в другую сторону, пока оно, наконец, не упало на колени. Панцирь твари покрывали выжженные воронки и паутины трещин. Капитан поднял молот и, зарычав, опустил его, обрушив на череп тиранида. Когда тот упал, он развернулся в поисках новых врагов, чтобы насытить свою ярость.

Изводившие его генокрады были только рады этому. Они поспешно кинулись к нему, набросившись со всех сторон, двигаясь слишком быстро, чтобы он сумел их отследить, и, рассеиваясь, едва ему это удавалось. В отдельных местах когти пробили броню, открывая свежие раны, и капитан взревел. Сражаясь, он в то же время изо всех сил старался выплыть из багрового мрака, поселившегося в его сознании. Он ещё не поддался “красной жажде”, а потому заставил себя сосредоточиться на боли, снова воспользовавшись ей, чтобы сконцентрироваться. Потерять себя сейчас — значит, потерять всё.

Словно почувствовав его новое средоточие, генокрады удвоили свои атаки, наваливаясь на него и не считаясь с потерями. Стоило ему отбросить одного, как ещё два вцеплялись в него, пытаясь снова сбить с ног, где он будет лёгкой добычей.

Сквозь дымку битвы и брызги мутной воды Карлаен увидел, что Алфей, наконец, достиг ворот, Дамарис и Леонос стояли по обе стороны от него. Стволы штурмболтеров близнецов раскалились добела, пока они сдерживали волну. Остальные терминаторы также были окружены и сражались за свои жизни с тиранидами и генокрадами. Как бы то ни было, Алфей достиг ворот. Облегчение нахлынуло на капитана — лишь затем, чтобы исчезнуть в тот же момент.

Стоило Алфею поднять голову сервитора, чтобы открыть противовзрывную дверь, как по большой каменной стене, вмещавшей выход, вниз бросилась фигура. Карлаен выкрикнул предупреждение в вокс и поднял штурмболтер. Он открыл огонь, его матрица наведения изо всех сил старалась удержать прицел на фигуре. Болты вгрызались в стену вокруг чудовища, пока оно двигалось. Полоса света выхватила фигуру из темноты, и Карлаен вздрогнул, узнав повелителя выводка. Он поджидал их. Он позволил своим сородичам изводить Кровавых Ангелов, довести их до безумия, чтобы потом забрать свою награду.

Пока Карлаен смотрел, повелитель выводка приземлился посреди терминаторов, сверкнув когтями и выпотрошив несчастного воина. Древняя броня, реликвия золотого века, разорвалась под его когтями как бумага, и воздух наполнился кровью. Терминатор рухнул, и повелитель выводка перепрыгнул через повалившееся тело навстречу Алфею.

Карлаен рванулся вперед, сбивая шипящих генокрадов и уже зная, что, как и в прошлый раз, он не успеет. Иосия ринулся на перерез существу, его клинок сверкнул, высекая искры из стены, когда повелитель выводка проскользнул под ударом. Четыре когтя метнулись вперед и пробили нагрудник терминатора. Иосия кашлянул кровью и повис на когтях своего убийцы. Повелитель выводка отбросил умирающего Кровавого Ангела, швырнув его мёртвое тело на Алфея.

Сержант пошатнулся, и мгновение спустя подле него оказался повелитель выводка. Существо вырвало вопящего Флакса из хватки Алфея и прыгнуло во тьму по ту сторону противовзрывных дверей, когда те, наконец, открылись. Едва повелитель выводка исчез, как его место заняли новые генокрады, вырвавшиеся из распахнутых дверей и обрушившиеся на терминаторов. Штурмболтеры стреляли, а силовые оружия гудели, но терминаторы не могли последовать за повелителем выводка — нападающие прижали их на месте.

По-прежнему рвущийся вперед Карлаен не обращал внимания на преследующих его существ и, когда он уже почти дошел до своих товарищей, твари сбили его с ног. Генокрады столпились вокруг него, прижимая руки и разрывая броню. Карлаен метался, пытаясь сбросить их, но тварей было слишком много. Одна из них занесла коготь над его головой, собираясь прикончить капитана. Его мысли бессвязно гудели, а в черепе застучала “красная жажда”, когда он взглянул в лицо своей смерти.

— Нет, брат. Не сегодня суждено умереть тебе. Ни один сын Ваала не погибнет столь бесславно, пока жив Кассор.

Кассор навис над ним, разбрасывая ударами генокрадов. Клешни дредноута сомкнулись и погрузились в тело генокрада. Существо завизжало в агонии, когда Кассор сдернул его с груди Карлаена и поднял в воздух.

— Внемлите моим словам, предатели. Дело ваше — прах, а чемпионов ваших повергнет Кассор.

Дредноут развернулся, швырнув генокрада на кучку его собратьев и сбив их. Закрепленный под клешней Кассора штурмболтер взревел, и ошеломленных ксеносов разнесло в кровавые клочья. Кассор повернулся к Карлаену.

— Вставай, брат. Кассор задержит врага. Заверши миссию свою. А резню сию доверь Кассору.

Ярость Карлаена утихла, и он встал на ноги. Взяв молот и бросив последний взгляд на дредноута, капитан бросился к воротам. За считанные секунды он расчистил себе путь, пока его братья формировали вокруг него кордон, сдерживая рычащие и шипящие потенциальные помехи. Когда капитан достиг противовзрывных дверей, те начали закрываться, но он без колебаний бросился в неуклонно сужающееся отверстие.

Едва противовзрывные двери захлопнулись, Карлаен последовал за своим врагом во тьму.

Глава четырнадцатая

Карлаен в одиночестве шагал по запутанным тоннелям под дворцом. Темные основания зданий вырастали вокруг него, подобно второму городу. Это место было темным, тесным отражением поверхности, подходящим логовом для такого чудища как Отродье Криптуса. Капитан слышал вокруг звуки воды, мчащейся по канализационным трубами и коллекторам Фодии. Даже сейчас, когда всему скоро придёт конец, городские сервиторы поддерживали систему в рабочем состоянии, как были запрограммированы. Они будут исполнять свой долг до самой смерти. Карлаен мрачно улыбнулся. В чём-то он не отличался от этих безмозглых дронов.

Они просто были разными шестеренками в великой машине, запрограммированными, чтобы выполнять необходимые функции — сервиторы занимались санитарно-гигиеническим состоянием Фодии, а Карлаен убивал врагов человечества. У него ушли десятилетия на то, чтобы принять эту основополагающую истину. Десятки лет высокомерия, самоуверенности, жестокой войны и кровавой резни. Когда-то он считал себя особенным. Князем войны, получившим божественные дары, чтобы укротить Галактику во имя ордена и Императора. Но время поработало над его уверенностью, заточив её до смертельной, убийственной остроты. Теперь он осознавал, что был лишь одним воином из миллионов, сражающихся против единой голодной тьмы.

И когда эта тьма окружила его, разум Карлаена заполнился единственной мыслью, повторяющейся, подобно удару молота, воспоминанием от которого он не мог убежать, и которое больше не мог похоронить под мыслями о долге и необходимости. Он слышал их пока шёл, подобно ложному сигналу в открытом вокс-соединении. Голоса его мертвых братьев, мягко бормочущие в темноте.

Он вновь подвел их. Алфей и остальные заплатят цену его неудачи, оценивая со всех сторон и готовясь ко всем возможным событиям. Такое уже происходило однажды, он повёл своих братьев во тьму, и они погибли, потому что его прагматизм и практичность подвели их. И это повторялось вновь. Сквозь красный гул, в голове Карлаена всплыли воспоминания о той последней, обреченной битве.

Они встретились с врагом, и вышли победителями, но цена была велика. Это было необходимо, этого нельзя было избежать, но выполнение этого задания запятнало его. В моменты тишины и раздумий, которых, к счастью, было немного, капитан знал, что не достоин титула, данного ему Данте. Какой щит не может защитить тех, кто стоит прямо за ним?

Во тьме вокруг Карлаена кружили лица, он слышал голоса в капанье воды и скрипе хитина об камень. В его ушах грохотали выстрелы и раздавались крики умирающих. Такие же громкие, как в тот день. Даже сейчас мертвые не проклинали его. Даже сейчас их понимание приносило ещё большую боль, чем любая полученная рана. Они доверили ему вывести их из тьмы, а он позволил их свету угаснуть.

Капитан подумал, жив ли ещё Алфей. Иосия был мертв, как Бартело и остальные. Прямо сейчас то, что они погибли, выполняя свой долг, было слабым утешением. Здесь, во тьме, он остался в одиночестве под тяжестью их смертей. Карлаен попытался обратиться к мудрости лидеров ордена, Ралдорона, Тороса и остальных, вспомнить крупицу их рассуждений, которая ослабила бы это давление, но все слова казались пустыми и неподходящими.

Карлаен поступил, как считал необходимым, ради ордена, и из-за этого погибли братья.

Как Флакс, — подумал он с мрачным весельем. Теперь и он, и Флакс платили по счетам за кровавые необходимости прошлого. Люди погибли под его защитой, и он убедится, что эти смерти были не напрасны.

Карлаен отключил лампы. Как только всё погрузилось во тьму, он активировал авгур-линзы в бионическом глазе. Освещение не принесёт пользы, только выдаст его позицию врагам, уже сейчас ползающим где-то поблизости. Капитан подходил к очередной взрывозащитной двери. Сенсоры брони были сфокусированы на биосигнале Флакса, и куда бы повелитель выводка не утащил своего пленника, Карлаен последует за ним, даже если придется спуститься в самые недра Асфодекса. Почему-то он думал, что до этого не дойдёт. Зверь желал свести счеты со своим братом и с самим Карлаеном.

Он провёл рукой по пробоине в доспехе. Капитан знал, что эти мысли не были простыми рассуждениями. Повелитель выводка будто вызвал его на дуэль, и Карлаен считал, что понимает зачем. Существо желало получить то, что никогда не сможет, но оно собиралось победить любого, кто оспорит его право на трон этого умирающего мира. Разве могла быть другая причина, по которой на дворец ещё не обрушилась вся мощь Разума улья? Почему ещё существо подвергало себя опасности, чтобы добраться до Флакса? У него была миссия, как и у Карлаена.

Сквозь пелену авгур-линзы он видел танцующие и дергающиеся призрачные образы на самом краю зрения. Это уже были не порожденные виной фантомы, а настоящие враги. Капитан остановился, осматриваясь. Силуэты старались двигаться вокруг оснований, оставаясь на краю поля зрения. Он проверил штурмболтер. В нём осталось меньше половины обоймы, а запасные закончились. Карлаен нахмурился и опустил оружие. Подняв молот, он сделал пробный взмах. До этого момента он не подводил, и капитан надеялся, что не подведёт и сейчас.

Ангел продолжил движение. Пока он шёл, на его броню капала вода. Скоро целые суб-секции будут затоплены. Когда Карлаен добрался до взрывозащитных дверей, то понял, что они не откроются. Для замка требовалась часть ДНК Флаксов или подходящая замена, как голова сервитора. Капитан выругался. Он не подумал о том, чтобы взять голову, и не догадался, что ему может понадобиться образец крови Флакса. Карлаен закрыл глаза и пробился сквозь волну недовольства собой.

Он сфокусировал свой бионический глаз на контрольной панели. Эти двери были старыми, ещё в молодости Фодии. Простой механизм. Генетический сигнал активировал электропневматические импульсы, отвечающие за работу двери. Капитан шагнул назад и приготовил молот. Если он найдет слабое место, то, возможно, сможет проделать дыру. Это был не лучший план, но других вариантов не было.

Однако до того как он взмахнул оружием, слева раздалось шипение. Карлаен повернулся и увидел, что силуэты, следовавшие за ним по коридору, пришли в движение. Их было двое, и они обходили с флангов. Это натолкнуло Карлаен на мысль, и он улыбнулся.

Чудовища были детьми повелителя выводка, созданы им, его тайная армия. Сам повелитель не просто так мог без помощи проходить сквозь взрывозащитные двери — он был такой же, хоть и ужасной, вырожденной, частью династии Флаксов, как и сам губернатор. А значит, в неё входили и его дети.

Генокрады добрались до него мгновения спустя, передвигаясь по стене с нечеловеческой скоростью. Карлаен прицепил штурболтер на магнитное крепление на бедре и вытянул пальцы свободной руки. Ему придется действовать быстро.

Капитан ударил молотом вдаль, позволив рукояти проскользнуть в его хватке с точностью, выработанной в сотнях тесных, маленьких коридоров. Удар навершия молота пришелся в голову первого генокрада, и он упал, оглушенный. Второй бросился на Ангела, и он вытянул свободную руку, схватив его за шею. Существо дергалось в его хватке, а когти высекали из брони искры. Капитан развернулся и впечатал тиранида мордой в панель у двери. Замок замигал, считывая генетический код пытающегося вырваться чудовища, и дверь начала открываться. Карлаен удовлетворенно хмыкнул и услышал, как за спиной поднимается на ноги первый враг.

Капитан крутанулся, и ударил его другим генокрадом, снова сбив с ног. Перед тем, как тот смог подняться, капитан опустил на врага молот, с влажным звуком размозжив грудь. Карлаен посмотрел на генокрада, которого всё ещё держал. Существо начало дергаться отчаяннее, когда усиленная сервоприводами хватка на его горле сжалась. Затем прозвучал влажный хруст, и оно затихло. Капитан осторожно открутил ему голову. Она могла пригодиться, если ему встретятся новые генные замки.

Из-за открывающейся двери раздался характерный треск хитина, эхом отдававшийся с другой стороны. Карлаен посмотрел на окровавленную голову, которую держал в руке, и выбросил её. Похоже, она всё-таки не понадобится. Их будет ещё больше там, откуда пришел враг.

Щит Ваала ступил во тьму, с молотом в руке.


Август Флакс ошарашено огляделся и горько рассмеялся.

— О, Тиберий, серьезно? Это и есть то, что нечто, занимающее место твоего разума, считает важным?

Он лежал на пересечении четырех огромных мостов, встречающихся над основным каналом канализации Фодии, прямо под дворцовыми садами. Под ним воды с грохотом падали во тьму, собираясь из десятков шлюзов в огромный поток. Над ним нависало огромное основание дворца, захваченного кровью и обманом.

Это было наследием династии Флаксов, разве нет? Он почти улыбнулся этой мысли. Губернатор добился трона за счет и того, и другого в больших количествах, однозначно. Сдал свой народ криминальным вождям и жестоким владельцам мануфакторумов, обогатив себя за их счёт, и всё ради того, чтобы поставить в тупик скрытого врага. Это было необходимо. Или он просто убедил себя в этом, что бы это в итоге ему не принесло.

Чудовище тащило Флакса сквозь тьму, не обращая на него внимания, чтобы оставить лежать здесь. Теперь оно сидело, казалось бы, удовлетворенное… чем? Флакс смотрел на своего брата, усевшегося на одну из разбитых статуй по краям четырех мостов. Династия Флаксов любила статуи, очень любила. Даже сейчас губернатор не знал, в честь кого возведена половина из них.

Статуи в канализации. О Флаксы, имя вам — излишество, — горестно подумал он.

Даже чудовище не было лишено этого семейного изъяна.

— Перекресток, Тиберий. Поворотный момент должен символизировать нашу ситуацию, возможно? Я думал, ты съел своего наставника по теории литературы, — сплюнул он, уставившись на зверя.

Он был чудовищным существом, увитым чужацкими мускулами и источающим злобу. Флакс чувствовал его мысли в своих, как будто это были копошащиеся черви сомнений и страха, одновременно знакомые и отталкивающие. Как часто он чувствовал эти острые мысли в своей голове, когда был мальчиком? Флакс заставил себя подняться, его руки и ноги тряслись от усилий. Существо смотрело на его действия с очевидным любопытством. Губернатор задумался, наслаждалось ли оно его жалким состоянием, или, возможно, было в нём разочаровано. Мечтало ли оно о нём, об этом моменте?

— Впрочем, мы уже не дети, не так ли, Тиберий? — прохрипел он. — Я — состарившийся костяной мешок, а ты сбросил ту легкую скорлупу человечности, которая у тебя когда-то, возможно, была, чтобы стать монстром, котором ты всегда и являлся.

Повелитель выводка наклонился со статуи и повернул голову, чтобы встретиться с ним взглядом и тихо зашипел. Флакс согнулся пополам в приступе кашля. Повелитель выводка отклонился назад, раздув ноздри.

Флакс посмотрел на него, и его лицо расплылось в окровавленной улыбке.

— Не бойся, брат. Я не болен. Просто я состарился, одряхлел и был сломлен на алтаре времени. — Флакс заставил себя выпрямиться и развел руки в стороны, — Итак? Что ты мне скажешь, мм? Момент настал, Тиберий. Я знал, что он когда-то настанет. Знал с того самого момента, как убил тех чудовищ, в которых ты превратил моих родителей…

Повелитель выводка зарычал. Звук эхом отразился в пропасти внизу, перекрывая грохот падающей воды, и Флакс не мог не отдернуться назад. Этот звук всегда пугал его. Но приступ злости заставил губернатора выпрямиться.

— Ты рычишь на меня, и я это заслужил, — отрезал он. — Я забрал у тебя единственных существ, которые любили тебя, и убил их. Но, хотя на курке и был мой палец, ты так же виновен, как и я. Ты уничтожил их, ты почти уничтожил всё, что у нас было, — он покачал головой. — Я говорю почти, будто ещё не случилось самого худшего. — Он посмотрел на повелителя выводка. — Ты доволен, брат? Как долго твои новые повелители позволят тебе быть правителем этой кучи пепла, в которую ты превратил наше королевство, а? Сколько пройдет времени до того, как тебя переработают так же, как мой народ?

Повелитель выводка грациозно спрыгнул со статуи и приземлился, присев, у ног Флакса. Старик отшатнулся назад, наступив на подол своей робы. Он упал, оцарапав локти и спину о твердый камень. Повелитель выводка полз к нему с горящими глазами.

— Да, Тиберий, заканчивай уже с этим, — прошипел Флакс. Страх окутал его, парализовав всё, кроме рта. Он бросал в существо словами, потому что нечем больше было защищаться. — Вскрой меня и сожри сердце. Знаешь, это тебя не порадует. Это не вернёт их.

Повелитель выводка застыл, не моргая уставившись на Флакса. Губернатор слабо улыбнулся. Он не ожидал настолько очевидной реакции. Возможно, в брате было больше человеческого, чем он подозревал.

— Ах, ах, как же ты смешон, зверь. Подумать только, я боялся тебя всё это время. — Его улыбка исчезла. — Ты вообще знаешь, зачем ты это делаешь? Это какой-то примитивный инстинкт или у тебя там на самом деле есть разум? Кто ты, Тиберий? Человек или чудовище?

Повелитель выводка издал пронзительный крик. Флакс уставился в его пасть, полную зазубренных клыков, с длинным языком, и увидел свой ответ. Существо бросилось вперёд, схватив его за плечи и ударив об пол. Он почувствовал, как голова столкнулась с камнем, вызвав ощущение тошноты. Часть его надеялась, что Кровавые Ангелы найдут его вовремя, но эта надежда была, в лучшем случае, пустой.

Когда они впервые прибыли, облаченные в побитую багровую броню, он испытал мгновение надежды. Но Флакс понимал, что это тоже было частью ужасной игры чудовища. Оно позволило ему выжить и сбежать так же, как позволило получить это мгновение надежды, чтобы украсть его.

Так же как он украл его жизнь, столько лет назад.

Флакс не сопротивлялся, у него было на это достаточно причин. Он хотел, чтобы всё это закончилось, чтобы существо завершило начатое. Десятилетия медленных мучений, сократившихся до этих последних моментов.

— Давай, брат… убей меня, так же, как ты убил наш мир. Убей меня и будь ты проклят, — проговорил он, копаясь в робах в поисках спрятанного ножа. Губернатор надеялся перерезать себе глотку, когда придёт время. О, он радостно представлял разочарованную морду существа, когда сам заберёт свою жизнь.

Но этот план уже провалился. Кроме того, он был Флаксом, и такая кончина была ему не к лицу. Нет, лучше он вгонит нож в бок чудовищу, чтобы узнать какую смерть это принесет. Пусть существо в последний раз познает мгновение боли, причиненной им, перед тем как завершит эту печальную драму. Повелитель выводка уставился на него, будто пытаясь понять, почему Флакс не боялся.

Губернатор достал нож и ударил сгорбившегося над ним тиранида. Повелитель выводка дернулся назад и закричал. Флакс не думал, что рана была смертельной, и вообще напрягала, чудовище, но смысл был не в этом. Существо вырвало нож из своего бока и уставилось на него. Когти повелителя были готовы к удару, а каждый мерзкий мускул дрожал от сдерживаемой нужды.

— Может быть, они и любили тебя в конце, но я для них был первым и лучшим, — улыбнулся Флакс.

Повелитель выводка завыл и ударил.

Глава пятнадцатая

Карлаен наступил на последнего визжащего биозверя и раздавил его. Стая потрошителей напала на него минуту назад, привлеченная из скважин разрушенных оснований дворца его запахом. Капитан быстро успокоил их точными ударами ботинка и молота, но и они оставили ему напоминание о себе. Он чувствовал, как кровь вытекает из трещин в броне, пелена усталости окутала его чувства. Существа окружили Ангела, кусаясь и вгрызаясь, и лишь благодаря носимой им броне капитан смог выжить.

Потрошители были не единственной угрозой, с которой столкнулся Карлаен. Генокрады не раз нападали на него, пока он преследовал свою добычу в похожих на гробницу основаниях дворца. Враги нападали по двое и по трое, падая сверху из темноты или выскакивая из трещин и боковых тоннелей. Каждый раз его бионический глаз отслеживал их приближение, и каждый раз капитан усмирял тварей. Но атаки не ослабевали, и такие условия могли вымотать даже космодесантника, с его сверхчеловеческой физиологией. Биодатчики брони предупреждающе ныли об ослабляющих ядах и порванных мышцах. Его горячее и резкое дыхание с хрипом вырывалось из легких. Кровь и пот жгли глаза. Но он по-прежнему двигался вперед, пробираясь через наклонные тени в глубины Фодии, за генетической сигнатурой Флакса.

Вокс прерывисто потрескивал, обнадеживая капитана тем, что, по крайней мере, некоторые из его товарищей ещё живы. Не имея каких-либо других приказов, они как можно быстрее будут пробиваться к поверхности и точке сбора. Карлаен не мог сказать, что будет поджидать их там. Признаки поглощения планеты достигли даже этих глубин.

Канализационные стоки, некогда отводившие грязную дождевую воду с улиц далеко наверху, теперь забились странной колючей растительностью, а стоячую воду заполонили отвратительные полупрозрачные существа. Основание города душилось новой, ядовитой порослью, что разевала пасти и скулила как голодное животное, когда капитан обрывал её или давил под ногами. Карлаен довольно часто сталкивался с плоть-трубами флота-улья, чтобы узнать их с первого взгляда. Они глубоко зарылись, чтобы питаться жизненной силой Асфодекса и осушить почву от питательных веществ.

Тираниды были по-своему эффективны, хоть и чудовищны. Они сокрушали миры, молекула за молекулой выжимая из них каждую питательную крупицу. Не упуская ничего. Даже сам воздух становился безжизненным. И Асфодексу уготована та же судьба — судьба каждого мира в системе Криптус: стать выжатым, осушенным и бесплодным. И как только они закончат здесь, флот-улей Левиафан перейдет к следующему блюду в своей охватывающей всю галактику трапезе — Ваалу.

Мысль снова расшевелила угли ярости Карлаена. Он подавил инстинкт броситься вперед, к тому, что ожидало его впереди, и, вытянув руку, прислонился к стене, покрытой разбухшей, дышащей порослью чужеродного вещества, пытаясь усмирить окрашенные красным мысли. Гнев нарастал, и капитан попытался перенаправить его в желание найти Флакса. Его сознание заполонили образы врага, он мог слышать его крики, пока разрывал его на части, конечность за конечностью. Он впился зубами в нижнюю губу, выпустив в рот струйку крови, и, не раздумывая, проглотил её. Вызванный этим шок испугал его и привел в чувство.

Его самоконтроль подрывался всё сильнее по мере продвижения, но он не мог позволить себе остановиться. Каждый Сын Сангвиния шел по этому лезвию бритвы. Доходить до пределов самоконтроля и гипнообработки, не впадая в безумие, таящееся на задворках психики. Использовать ярость и сопутствующую ей силу, не будучи поглощенным первой. Но это проще сказать, чем сделать, и огонь можно поддерживать лишь до тех пор, пока он ещё не стал неуправляемым.

Карлаен оттолкнулся от стены и оступился. Он чувствовал, что барьеры его самоконтроля по кирпичику разрушаются. Мир вокруг него покачнулся, и капитан ощутил, как его внутренности исказились от потери и боли, подобные которым не мог вынести ни один смертный, он услышал шелест судорожно хлопающих огромных крыльев, почувствовал прилив тепла и боли и увидел лик божества, настолько искаженный, что ему больше не было пути к свету, и он закричал, когда что-то вцепилось в его руку и вонзило ужасные шипы в бронепластины.

Карлаен отдернул руку, с корнем вырвав удушающие лианы из камня стены. Они скользили по нему так бесшумно и быстро, что застали врасплох. Боль затопила его нервную систему, вытеснив безумие. Он прошептал тихую благодарственную молитву, пока отрывал от стены всю груду чужеродной растительности и высвобождал свою конечность из её усиков. Капитан согнул руку и, удовлетворенный тем, что ещё может ею пользоваться, развернулся и двинулся дальше, стараясь не обращать внимания на призрачные перья, трепетавшие по краям его поля зрения.

Коридор закончился квадратом тусклого света. Стоило Карлаену пройти через него, как вездесущий рев воды, доселе неслышимый, неожиданно расцвел во всем своем великолепии. Он остановился около проема и осмотрел раскинувшееся перед ним зрелище — четыре пересекающихся моста, под большими шлюзовыми воротами, из которых в уходящую вниз бездну лилась вода. А на пересечении мостов, над поникшим телом присело Отродье Криптуса.

Флакс не был мертв. Датчики Карлаена сказали ему достаточно, чтобы прийти к такому выводу. Но он угасал. Губернатор был слишком стар и слаб, чтобы справиться с обрушившимися на него потрясениями. Карлаен слышал колеблющийся стук сердца старика. Он сделал шаг вперед, и повелитель выводка поднял голову. Чужак никак не отреагировал, встретившись с капитаном взглядами. Он потянулся вниз и мягко погладил волосы Флакса. Жест был почти что ласковым.

Вспыхнули предупреждающие иконки, и Карлаен осмотрел площадь. Здесь были и другие фигуры, что скрывались в разрушенных основаниях города, окружавших мосты, или свисали с опорных стоек и перил мостов. Он задавался вопросом, сколько ещё существ осталось. Сколько ещё детей припасло для него Отродье Криптуса? Карлаен сделал ещё один шаг вперед. Он подумывал попробовать выстрелить из штурмболтера, но существовала вероятность попасть во Флакса. Даже у матрицы наведения были свои пределы, и, с учетом его усталости, застлавшей воздух влажной дымки и психических уловок повелителя выводка, он не желал рисковать. Потому капитан оставил оружие на месте и поднял молот. Стоило ему схватиться за орудие, как повелитель выводка наклонился вперед, как будто принюхиваясь.

Карлаен рванулся вперед. Повелитель выводка завопил. Капитан пошатнулся, когда его сознание внезапно зарябило от боли. Он споткнулся и опустил молот, опершись на его рукоять, чтобы не упасть, когда повелитель нанес психический удар. По нему прокатились волны боли. Как и в прошлый раз, осколки воспоминаний, отточенные до убийственного состояния и ставшие оружием под воздействием чужеродной психики, прорвали его защиту. Но на этот раз Карлаен был готов. Он с новой силой растопил пламя своей ярости, приветствуя принесенный им прилив чистоты разума. Повелитель выводка был созданием взращенной ненависти и звериной ярости, но они были ничем в сравнении с гневом того, кто жил с предсмертным криком полубога у себя в сознании. Чужеродные шептания рассеялись как дым, под ударами огромных, незримых крыльев.

Щит Ваала встретился взглядом с Отродьем Криптуса и поднялся на ноги. Животное спокойствие на морде повелителя выводка дрогнуло. Его глаза расширились от удивления, а затем сузились от ужаса, когда он обнаружил, что его величайшее оружие бессильно и бесполезно. За полдюжины ударов сердца спор разрешился. Существо моргнуло, разрывая контакт. Оно поднялось во весь рост и испустило пронзительный приказывающий крик.

Когда его отголоски пронеслись по грохочущей воде и отразились от статуи в камень оснований города, генокрады пришли в движение. Существа помчались вперед со всех сторон. Карлаен встретил их с целенаправленным неистовством. Энергетическое поле его молота потрескивало и искрило, когда он описывал им широкие, четкие дуги, отбрасывая существ обратно или убивая их на полупрыжке. Здесь, на открытом пространстве, он мог использовать оружие со всей возможной эффективностью, и Молот Ваала гудел у него в руках.

Благодаря этому капитан без промедления и остановок продолжил продвигаться к повелителю выводка. Карлаен зашел слишком далеко и пережил слишком многое, чтобы позволить загнать себя в угол здесь и сейчас. Последние два генокрада, вставшие между ним и его добычей, поднялись по краю моста и помчались к нему.

Первого Карлаен сбил молотом в воздухе, с гулким треском обрушив тварь на поверхность моста. Существо едва успело завизжать, прежде чем его панцирь треснул и раскололся, а от него самого осталось лишь мокрое место. Когда на Карлаена вскочил второй генокрад, он развернулся, стреляя из штурмболтера. Разрывные болты настигли чудовище в воздухе, и тот разлетелся тёмной дымкой.

Капитан развернулся, готовый открыть огонь по тем тварям, что приближались к нему сзади, но штурмболтер щелкнул вхолостую. Карлаен выругался и прицепил его обратно к гравизажиму. Он схватился за молот обеими руками и встретил первое из существ ударом, от которого то безвольно покатилось по мосту. К нему присоединилось второе, потом третье. Затем атака прекратилась, так же внезапно, как и началась.

Карлаен повернулся, и увидел повелителя выводка, прошедшего мимо распростертого тела Флакса, черты чудовища исказились в, предположительно, презрительной насмешке. А затем, взревев, оно оказалось подле него. Мгновение они состязались, молот против когтя. Карлаен, как и прежде, был медленнее, но теперь он был готов к быстроте чудовища, и потому сражался осторожно, блокируя и парируя его удары, а не просто гася их. Теперь он знал своего врага, а тот знал его.

Повелитель выводка увертывался и извивался, избегая ударов, которые могли бы навсегда покончить с их противостоянием. Он не давал капитану возможности для маневра, кружась и атакуя со всех сторон так быстро, как только мог. У Карлаена не было никакой возможности нанести столь нужный ему смертельный удар. Наконец, чудовище прыгнуло на него, и когда они сцепились, четыре руки сжались вокруг двух.

Какую бы силу ни давала ему ярость, теперь она начала ослабевать. Существо, созданное для такого рода сражений, было намного сильнее Карлаена. Его отпихивали назад, и вскоре одно его колено коснулось поверхности моста. Молот капитана горизонтально вклинился между ними, рукоятка оказалась в челюстях существа. В безжизненных, красных глазах повелителя выводка, находившихся в считанных сантиметрах от его собственных, не отражалось ничего из того, что скрывал чужеродный мозг твари.

Карлаен рискнул; он протянул руку к штурмболтеру и выхватил его. Хоть и пустое, оружие всё ещё имело тяжесть и вес. Он впечатал его в боковую сторону черепа чудовища, приложив каждую крупицу силы, что он смог собрать для удара. Ошеломленный повелитель выводка отпустил его и отпрянул. Капитан отпихнул его назад, подальше от себя. Тот вскочил на ноги, когда Карлаен занес над головой молот.

Но вместо того, чтобы поразить тварь, он направил свой удар на участок моста под её когтями. Металл и камень распались с воплем терзаемой стали, когда молот поразил цель. Вся секция моста не выдержала и проломилась, увлекая за собой чудовище. Повелитель выводка рухнул вниз, во тьму, его конечности тщетно пытались ухватиться за что-нибудь, что могло бы остановить его падение. Свирепый взгляд чудовища так ни разу и не дрогнул, когда он исчез в темных, кружащихся внизу водах.

Карлаен, тяжело дыша, посмотрел ему вслед, его сердца бешено колотились в груди. Он встряхнулся и прошел по краю созданного им отверстия, чтобы забрать Флакса.

Им предстояла встреча.

Глава шестнадцатая

Площадь Освобождения Императора, Дворец династии Флаксов, Асфодекс

Карлаен замахнулся и выбил сливную решетку из петель. Она вылетела на улицу, упав с громким лязгом. Выйдя наружу, с безвольным телом Флакса на плече, капитан узрел разрушения, ужасающе знакомые тому, кто раньше уже сражался против слуг Разума улья. Асфодекс находился на последнем издыхании — воздух был полон дыма и шумов, здания начали разрушаться, увеличивая количество и того и другого.

Город превратился в преисподнюю — из руин поднимались башни пляшущего пламени, а улицы заполняли удушливые волны кружащегося дыма. Организмы тиранидов кричали и визжали по всему городу, оказавшись в яростном пламени, биозвери бежали и, торопясь, давили друг друга, желая избежать уничтожения.

Вдалеке Карлаен видел дрожащие грибовидные облака, поднимающиеся над крышами всё ещё стоящих зданий. Красное небо мелькнуло и затрепетало, как живое существо, а огромные воздушные массы, на границе верхних слоев атмосферы, были разорваны и изменены невидимыми силами. Земля сотрясалась под ногами капитана, но не от сейсмической активности, а, будто какой-то гигант бил кулаком по поверхности Асфодекса. Флот Кровавых Ангелов начал предварительную бомбардировку планеты, готовясь к первому приземлению основных сил Данте. Время почти вышло.

Карлаен быстро определил своё положение. Он стоял на восточной площади — Площади Освобождения Императора. Капитан рассчитал свой путь до Площади Вознесения Императора. Если Алфей или кто-то из остальных пережил битву в подземельях, то они будут там. Прижав Флакса к груди, чтобы защитить от огня, Карлаен двинулся сквозь площадь, пробираясь к точке сбора.

Как только он вышел из водостока, вокс-сеть затрещала и ожила. В его ушах раздались голоса — приказы, предупреждения, клятвы — рёв ордена, доведённого до ярости. Он почувствовал, как на краю мыслей поднимается красный гул. Это случалось всегда, когда орден вступал в сражение. Черный прилив эмоций, за контроль над которыми сражался каждый воин, становился всё сильнее, пока вибрации корпуса «Громового ястреба» растрясали их тела, а вокруг проносился жар лазерного вооружения.

Между битвами, в холодном пространстве пустоты или на неровных песках Ваала, на жажду битвы можно было не обращать внимания, обратившись к более благородным порывам. Карлаен знал многих братьев, которые так же мастерски обращались со стамеской скульптора или кистью художника, как с болтером и клинком. Но здесь, сейчас, на острие, ярость расцветала. И, если они не проявят осторожность, она могла смести и проклясть их всех.

По площади пронесся жар, сжигающий чужацкую растительность, ненадолго получившую пространство в своё распоряжение. Без вмешательства людей или автоматики, пожары разгорелись и пожирали как тиранидов, так и выживших имперских защитников, попавшихся на пути огня. Не единожды потерявшие ориентацию существа вырывались из горящих руин на площадь. Некоторые атаковали Карлаена, и ему приходилось защищаться. По пути на Площадь Восхождения Императора он оставлял за собой след из разбитых тел.

Тираниды, пока что, были не организованы и мало чем отличались от взбешенных животных. Но вскоре Разум улья обратит своё необъятное внимание на захватчиков и доведёт до роев свою волю, объединив их для исполнения ужасной цели.

К тому времени, как капитан достиг Площади Вознесения Императора, воздух над ним заполнился гротескными силуэтами горгулий. Крылатые кошмары нарезали круги над городом подобно живому облаку из клыков и когтей. Выводки гаунтов пробирались сквозь мглу, окружающую площадь, и Карлаен видел за их спинами и более громоздкие тела. Но ни следа его братьев. Он проверил заранее установленные частоты вокса, но услышал только статику. Капитан двинулся в сторону поваленной статуи Императора.

Флакс всё ещё был без сознания и едва пошевелился, когда Карлаен спрятал его в расщелине под статуей. Это действие было проявлением сострадания, подумал Карлаен, ведь ни один человек не должен видеть смерть своего мира и народа. Когда он удостоверился, что губернатор в безопасности, капитан выпрямился и начал проверять частоты вокса, пока не нашел основной сигнал Адептус Астартес, издающий статику.

— Это капитан первой роты Карлаен. Запрашиваю эвакуацию с поверхности планеты, — сказал он, подняв голос, чтобы его услышали сквозь помехи.

Шли мгновения. Сигнал появлялся и исчезал, и капитан повторил запрос. Он посмотрел вверх, пытаясь представить битву, разгоревшуюся высоко над планетой. Пустотная война состояла из огромных дистанций и острых углов. Верх и низ теряли своё значение, не существовало возвышенностей, которые можно захватить и даже для того, чтобы приблизиться на ударную дистанцию к врагу требовались точнейшие вычисления. К боевым постам были прикованы сервиторы, наполовину стрелки и наполовину аналитические машины, передающие информацию с нацеливающих компьютеров специально обученным слугам ордена, стреляющим во врагов, которых они не видели.

Карлаен несколько раз участвовал в пустотных сражениях. Он проводил абордажные операции и отражал с корабля врагов, когда им удавалось сократить неисчислимое расстояние, обычно разделявшее сражающихся. Даже сейчас он с легкостью мог вспомнить давящий холод и тишину, от которой не скрыться, сопровождающие подобные битвы во время движения по внешнему корпусу корабля. Он не мог забыть, как безумная спираль созвездий, вытянувшихся в бесконечность во всех направлениях, отпечатывалась в уме, чтобы остаться там навсегда.

Снижение на планету в таких безумных условиях было ещё более нервирующим. Люди погибали, даже не увидев поверхности планеты, которую должны были захватить. Верхние слои стратосферы были подобны адскому шторму огня и ярости.

Пока он пытался установить связь с флотом, Карлаен осматривал туман и мглу, ища врага. Под покровом серых и черных цветов двигались большие и маленькие силуэты, издающие характерный стук хитина по камню. Капитан взялся за рукоять молота двумя руками и ждал. В его ухе щелкнул вокс.

— Повторите? — спросил голос, среди шипения и плевков статики.

Карлаен удовлетворенно хмыкнул.

— Это капитан Карлаен, запрашиваю эвакуацию, — рявкнул он. — Точка сбора «альфа».

— Вас понял, капитан. Готовьтесь к эвакуации, держите позицию до прибытия.

— Вас понял, — ответил Карлаен, уставившись на крадущиеся во мгле нечеткие формы. Он взмахнул молотом, разгоняя дым.

— Подходите, если желаете, я стою здесь и не сдвинусь с места, — пробормотал он. Карлаен беспокоился, он чувствовал, как его самоконтроль ослабевает с каждым боем. «Красная жажда» скребла в его глотке, а на разум давили воспоминания ему не принадлежащие. Он понимал, что это значило, как и любой другой член ордена, потому что достаточно часто встречал пораженных.

Он подумал о Рафэне и закрыл глаза, стараясь не представлять, каково это, быть захваченным безумием, поглотившим другого космодесантника или Кассора. Быть потерянным и преданным проклятию, заключенному в самой крови. Карлаен открыл глаза, и посмотрел на едва дышащего Флакса, лежащего на земле.

Найдем ли мы ответ, благодаря тебе? — подумал он. — Ты — наше спасение, как думает Корбулон, или это всё ничего не стоило?

Карлаен услышал скрежет когтей по камням и крутанулся, сбив молотом в полете прыгнувшего генокрада. Жесткий удар прибил существо к земле, превратив его в окровавленную кучу плоти. Карлаен осмотрел площадь, обнаружив больше многоруких силуэтов, подкрадывающихся к нему сквозь руины. Он в последний раз попробовал связаться с остальными, но в воксе был только шум статики. С упавшей статуи Императора на него бросился второй генокрад.

Карлаен развернулся и ударил чудовище вбок, размозжив его о статую. Ихор забрызгал обгоревшее лицо Императора, а тело генокрада скатилось на землю. Капитан посмотрел назад и увидел новых генокрадов, скачущих к нему сквозь дым.

Следующие несколько мгновений расплылись в круговорот крови и смерти. Теперь у Карлаена не было боеприпасов для штурмболтера, но появилась необходимость защищать бессознательного губернатора, и ему пришлось уйти в оборону. Молот был как орудием, так и играл роль щита. Он вращался, поворачивался, вбивал и проскальзывал, не замедляясь, всегда оставаясь в движении, заставляя врагов нападать на него.

Наконец, он остался один, в окружении изломанных трупов тиранидов. Молот тяжело лежал в его руке, символ ордена, украшающий древнее реликтовое оружие, скрылся под липкой массой размозженного мяса и чужацкой крови. Площадь заполнилась дымом, и Карлаен с трудом различал своё окружение. Он подался назад, к статуе, когда с неба посыпалась ещё тлеющая зола. Его глаза болели от жара, приближающегося со всех сторон от дворца. Воздух был полон ядов и пепла.

Карлаен прищурился. И так слабый солнечный свет теперь был спрятан за всё растущими клубами дыма. Капитан не слышал и не видел ничего. По телу расползалась усталость, захватывая по одной мышце, а с ней пришёл красный гул, становившийся всё громче вместе с накапливающейся утомленностью. Скоро он уже не сможет сопротивляться или направлять её, только погрузиться в глубину. А затем…

Он оттолкнул эту мысль и постарался собраться со всеми оставшимися силами. Сквозь золу он увидел генокрадов, вновь собирающихся среди разбитых статуй, украшавших площадь. Затем из орды выскочил более крупный ужасный силуэт, усевшийся на безголовую статую.

После падения в глубины Отродье Криптуса выглядел потрепанным… Панцирь был покрыт трещинами и грязью, капающей и застывающей от жара пламени. Впрочем, он всё равно двигался с такой же жуткой грациозностью, как и всегда и, казалось, не растерял своей ужасной силы. Сгорбившись на плечах статуи, он бросил на Ангела полный ненависти красноречивый взгляд.

Карлаен покачал головой.

— Целеустремленность — удел не одних лишь избранных Императора, — пробормотал он. Очередная строка из «Рассуждений Ралдорона». Первый магистр говорил об орках, но, повелителю выводка фраза тоже подходила, решил Карлаен. Он сплюнул кровь на землю перед собой и вздернул подбородок.

— Ну, тварь. Чего ты ждешь?


Повелитель выводка смотрел, как его жертва готовится к тому, что последует дальше, и почувствовал легкое беспокойство. Он никогда раньше так не охотился, никогда не сталкивался с существом, способным сопротивляться его воле.

Ему не нравилась эта игра.

Отродье сгорбился на статуе и с отвращением осмотрел гиганта в красной броне. Пришелец испортил всё, а время почти вышло. Повелитель чувствовал, что теперь, когда земля тряслась, небо кровоточило огнем, внимание Разума улья уже обращается к нему. Что-то прибыло на могильных ветрах безжалостных звезд, и на отражение этого будет брошен каждый рой.

Но не сейчас. Не… сейчас. Не раньше, чем его брат получит своё наказание. Не сейчас, пока узурпатор ещё был жив. Когти тиранида погрузились в поверхность статуи, когда он представил, что вонзает их в мягкую плоть брата. Он ждал этого момента годы, десятилетия. Этой последней мести, которая покажет губернатору полную цену его предательства.

Отродье чувствовал разум своего брата, он был слаб и затуманен болью. Это не приносило повелителю выводка удовлетворения, хоть он и не понимал почему. Перед мысленным взором тиранида пронеслось лицо Флакса, и он задумался, почему не убил его, когда у него был шанс. Отродье так сильно хотел этого, но что-то остановило его — другие лица, другие голоса, воспоминания, которых он не понимал.

Это твой брат Август. Он защитит тебя, Тиберий, — шептал ему женский голос.

Но он не защитил. А потом было уже слишком поздно.

Тиранид закрыл глаза, игнорируя звуки его детей внизу, звуки смерти мира, который он хотел получить. Отродье сосредоточился на воспоминаниях, кружащих в его разуме так же, как тлеющая зола в воздухе над площадью. Он вспомнил мужчину и женщину, а потом Флакса, поднимающего пистолет. Мужчина кричал, и за громовым раскатом полилась кровь. Вокруг дрожала площадь. Повелитель выводка открыл глаза и скривился, когда по телу прокатилась боль.

Падение ранило его. Вода жгла легкие повелителя, но ему удалось выбраться, вытащить себя обратно на свет, ярость придала ему сил. Ярость, разгоревшаяся от того, что он не почувствует крови узурпатора. Ярость, оттого, что его так долго откладываемое возмездие не состоится. Ярость, что его брат выживет, когда сам повелитель станет частью Разума улья.

Оттого, что он никогда не поймет, что же Отродье у него забрал.

Вот только он уже понял, не так ли? Флакс ясно дал это понять на мосту. Повелитель выводка коснулся места на боку, куда вонзился нож губернатора. Оно всё еще было влажным от ихора. Нет, Август Флакс всё понимал.

И Отродье Криптуса заставит его заплатить за всё. Не важно, сколько между ними стояло красных гигантов, сколько огня падало с неба и сколько трещин открылось в земле. Асфодекс принадлежал Отродью Криптуса. Старый порядок будет сметен, и на его месте встанет песнь и тень Левиафана, тянущаяся от звезды к звезде.

Повелитель выводка вытянулся в полный рост и раскинул руки. Он запрокинул голову и, на мгновение, обратил взгляд на пылающий дождь, начавший идти из кружащихся над головой облаков. Затем он резко опустил голову и зарычал.

Дети-тираниды эхом отозвались на его рёв и бросились на добычу.

Началась последняя битва за судьбу династии Флаксов.

Глава семнадцатая

Карлаен поднял молот и приготовился продать свою жизнь подороже. Вопль повелителя выводка пронесся над площадью, и генокрады эхом откликнулись на него, как один рванувшись вперед. Их было слишком много, и они двигались слишком быстро, чтобы капитан смог их одолеть. Он инстинктивно сделал расчет, и не постыдился признать неизбежность своего положения.

И действительно, какая-то его часть жаждала этого. Жаждала поддаться безумию и испить из красных вод, что поднимались в его разуме, просто поддаться ”красной жажде”, как это сделали многие другие, и сбросить с себя бремя долга в последние минуты. Карлаен подумал о Рафэне и роте смерти, и задался вопросом, каково это — биться, как они, потерявшись в прошлом. Каково это, сражаться бок о бок с героями, что давно умерли и обратились в прах? Стоило ли оно того? Даст ли безумие возможность узреть лицо самого Сангвиния, когда тьма накроет тебя в последний раз? Он почти почувствовал присутствие примарха подле себя, его огромные крылья заслоняли капитана от падающих углей. Он почти…

Стук его сердца заглушил все остальные звуки. Сквозь огненный дождь двигались тени; мерцающие, призрачные очертания пробивающихся на поверхность воспоминаний. В пульсации своих сердец Карлаен услышал неясный шум голосов, и почувствовал раскаты битвы. Но не этой битвы. Он открыл глаза. Мир вокруг него мог с тем же успехом оказаться картиной. Он мог разглядеть отблески огня, отражавшегося в когтях его врагов, и учуять их же едкий смрад. А среди них он увидел воинов, которых там не было — тени, облаченные в броню из латуни или аметиста, пропахшую ладаном и пролитой кровью. Капитан моргнул. Воины задрожали и исчезли, как если бы они были всего лишь пятнами на поверхности его глаза.

Карлаен заставил себя успокоиться. Капитан проигнорировал красный гул и то, что он всколыхнул на поверхность, пока генокрады прыгали к нему через руины, бросаясь от статуи к статуе или просто стремительно несясь через отрытую площадь. Если ему суждено умереть, то он не станет обезумевшим чудовищем. Он не сдастся. Он исполнит свой долг и умрет здесь и сейчас, в когтях этих зверей, а не от клинков врагов прошлого, если такова его судьба.

Карлаен опустил навершие молота. Его разум начал вычислять наилучший способ обратить численность врага против него самого, и при этом в полной мере использовать свои боевые навыки. Тираниды не люди, и раны, что не убивают сразу, редко останавливают их. Но рои могли освободиться от контроля Разума улья, когда начиналась резня. Стоит лишь быстро убить достаточное количество, и синаптический контроль повелителя выводка исчезнет, когда оставшиеся поддадутся своей звериной натуре и сбегут. Разгоревшееся вокруг пламя облегчит задачу. Ведь биозвери, как и все животные, инстинктивно боялись огня.

Ближайший генокрад прыгнул, и время, казалось, замедлилось, мгновение растянулось подобно тетиве лука. Карлаен наметил наилучшее место для нанесения максимально эффективного удара и поднял свой молот, прокрутив в хватке рукоять. Датчики брони предупреждающе вопили, даже когда он нанес удар. Голова генокрада лопнула как перезрелый плод, и, едва его подбросило в воздух, болтерный огонь пронесся по орде.

Вокс затрещал, возвращаясь к жизни, и Карлаен не смог удержаться от ликующего смеха, когда знакомый голос произнес:

— А я уж подумал, ты усвоил урок о том, что не стоит ходить в одиночку, капитан.

— Можешь настучать на меня командору Данте, как только мы покинем планету, — сказал Карлаен, пока генокрады падали. Терминаторы вышли на площадь из-под развалин дворца, грохоча болтерами. Их вели Алфей, Закреал и Мелос.

— Иосия? — тихо спросил Карлаен.

Голос Алфея был мрачен:

— Он дал нам время, чтобы отступить. Существо выпустило ему кишки, и он был не склонен отступать. Мы… Я подумал, что лучше придерживаться его решения. — Многое осталось недосказанным в этом коротком ответе. Карлаен решил ничего не говорить. Иосия всегда был близок к красной грани. Молчаливый черноволосый воин никогда до конца не избавился от уроков пустыни и гор.

Карлаен тряхнул головой и сбил вцепившегося в него генокрада в сторону. Он будет скорбеть позже.

— Я дал сигнал об эвакуации. Помощь в пути. — Он вдавил наконечник своего молота в позвоночник генокрада, дробя его. — Где…

Прежде чем он успел закончить вопрос, воздух наполнился воем турбин и в дыму приземлились фигуры в черной броне. Прибыла рота смерти. Или, по крайней мере, то, что от неё осталось. Выжили лишь несколько берсеркеров, но их энтузиазм, казалось, ничуть не угас.

Чуть было не прыгнувший на капитана генокрад был сбит громовым молотом. Рафэн приземлился мгновением позже и вырвал навершие своего оружия из подергивающихся останков фигуры ксеноса. Безумный воин повернулся к Карлаену и коротко кивнул.

— Думал забрать их всех себе, а, брат? Как не стыдно. Предатели задолжали свою кровь всем нам, а не только тебе, — прохрипел он, содрогаясь от рвения. Сержант хлопнул Карлаена по плечу дрожащей рукой и сказал:

— Мы будем биться вместе. Святая Терра не падет. Не сегодня.

— Нет, не сегодня, — произнес Карлаен. Он поколебался, но затем сжал предплечье Рафэна в воинской хватке. Сержант дернулся, как будто удивленный. Его подрагивание стихло. Он посмотрел на Карлаена, и глаза за линзами его шлема были ясными. Но это длилось лишь мгновение.

— Ты слышишь его, брат? Чувствуешь жар его продвижения? Мы находимся в тени его крыльев, и он призывает Девятый Легион к себе, — прорычал Рафэн. Он развернулся, сминая генокрада, а затем послал болт в брюхо другого. Раненый зверь бросился на него. Рафэн собрался снова открыть огонь, но болт-пистолет лишь впустую щелкнул. Он отшвырнул оружие в сторону. Карлаен двинулся, чтобы добить раненого генокрада, но Рафэн опередил его.

Он схватил существо за челюсть и притянул его голову к своей. Он снова и снова бился своей головой о морду генокрада, пока ксенос не прекратил дергаться. Рафэн бросил его тело и повернулся к Карлаену, ихор капал с очертаний его лицевой пластины.

— Примарх призывает нас в бой, брат, — хрипло прошептал он.

Прежде чем Карлаен смог ответить, Рафэн резко повернулся, поднял свой молот и активировал прыжковый ранец, бросившись в бурлящие шеренги врага. Пока Карлаен наблюдал за ним, земля под его ногами затряслась, и громкий голос проревел:

— Вера раздувает текучие искры моей ярости. Огонь мой да поглотит ведьм и еретиков. Исход один, брат — эта площадь станет их могилой. — Кассор протопал мимо статуи, стреляя из штурмболтера. Генокрады взрывались в прыжке или сбивались на землю клешнями дредноута.

Карлаен почувствовал облегчение, пока смотрел, как дредноут врезается в противника. Его ранние расчеты дали трещину и распались, когда он увидел своих братьев, вступивших в бой. Они по-прежнему были в меньшинстве с отношением сто к одному, но там, где прежде была только неизбежность, теперь было место для возможности. Он с новой силой взмахнул своим молотом. Алфей и остальные присоединились к нему, неуклонно пробиваясь через площадь, дабы сформировать построение вокруг статуи Императора.

В приказах не было нужды. Только не сейчас. Теперь, когда они ждали эвакуации, каждый боевой брат знал, что от него требуется, они будут бороться, пока не падут замертво. Не будет ни отступлений, ни построений, только медленное, постоянное перемалывание врага в длительном, упорном бою. Терминаторская броня и штурмболтеры против когтей, клыков и мешков с ядом. Карлаен оказался в сражении бок о бок с Дамарисом и Леоносом, близнецы прикрывали его фланги, пока он орудовал своим молотом. Капитан был рад видеть, что они выжили.

Биоужасы высыпались на площадь из окружающих руин. Они шли не волнами, как раньше, а единым непрерывным потоком, нападая как один. Терминаторов оттаскивали от их товарищей, разделяли чистым напором врага, а затем сбивали с ног. Воины роты смерти врывались в орду и вырывались из нее подобно черным кометам, но они тоже оказались разделены, и отдавали свои жизни, чтобы дать передышку воинам первой роты. Пока вокруг бушевала битва, Карлаен пытался высмотреть повелителя выводка, но существо нигде не было видно. На мгновение он понадеялся, что оно отказалось от битвы. Но он отбросил эту мысль, столь же быстро, как она пришла ему на ум. Нет, оно всё ещё где-то здесь, ожидает подходящего момента для нанесения удара.

Выводки тиранидских воинов выскочили из кружащейся массы генокрадов, разбрасывая своих низших сородичей в стремлении добраться до Кровавых Ангелов. Они в спешке топтали меньших биозверей, распугивая остальных широкими взмахами кость-мечей или щелчками биохлыстов. Терминаторы сосредоточились на новоприбывших, изливая огневую мощь на синаптических существ, но некоторые из них прорвались через волну разрывных снарядов и достигли порядков Кровавых Ангелов.

Карлаен почувствовал, как что-то расплескалось по его доспехам, повернулся и увидел одного из тиранидов, что бросился к нему, его гротескное биоорудие поднялось для очередного выстрела.

— Берегитесь… — начал Дамарис.

— … капитан, — закончил Леонос.

Оба терминатора обратили свои штурмболтеры на выскочившее из дыма чудовище. Воин тиранидов исказился и разлетелся на части, когда разрывные снаряды пробили его панцирь. Карлаен было повернулся, чтобы поблагодарить их, но слова встали у него поперёк горла, когда Леонос пошатнулся, вокруг его шеи обвился биохлыст. Тиранид навалился на него, оттягивая хлыст назад. Пока терминатор изо всех сил пытался освободиться, воин-тиранид всадил пару кость-мечей в макушку его шлема. Смерть воина была столь быстрой, что ни его близнец, ни Карлаен не смогли предотвратить её.

Когда тиранид извлек свои клинки, Леонос осел, и зверь спрыгнул с упавшего тела. Но не успел он найти новую жертву, как Дамарис издал яростный рев и врезался в него, с громким треском отбросив его на статую. Мгновение тиранид визжал и корчился, прежде чем силовой кулак Дамариса нащупал его челюсть и выгнул голову твари назад до предела, а затем — ещё дальше. Раздался второй треск, громче первого, и зверь затих.

Дамарис отшатнулся, из его груди торчали сломанные лезвия мечей твари. Когда третий тиранид попытался пронестись мимо него, он неуклюже повернулся и обрушил свой кулак на спину существа, сломав ему позвоночник. Когда оно рухнуло, терминатор стал тяжело опускаться. Карлаен понял, что лезвия не просто вонзились в броню, а попутно задели нечто жизненно важное. Карлаен достиг Дамариса, когда тот опустился рядом с трупом своего близнеца.

— Я понимаю тебя, брат. Я… — Карлаен замолк. Дамарис не слушал его.

Он произнес что-то невнятное, пока капитан укладывал его. Воин издал мокрый кашель, и Карлаен понял, что клинки достали сердце и легкие. Дамарис потянулся к Леоносу, но его жизнь угасла прежде, чем его рука нашла руку товарища. Карлаен неуверенно поднялся, всё рациональное мышление обратилось в пепел во внезапном вале гнева. Мир замедлился и растянулся, и он увидел всё сразу через мутную красную дымку.

Он видел Алфея и Закреала, сражающихся спина к спине. Он видел Мелоса, поймавшего биохлыст и удерживавшего его владельца вне равновесия достаточно долго, чтобы взять его на прицел своего штурмболтера. Он видел, как выжившие из других отделений собрались в неровное построение вокруг статуи, изливая оставшиеся боеприпасы на раскинувшуюся вокруг них орду, отдавая свои жизни ради капитана, и ради его миссии. Он видел тела в красной и черной броне, разбросанные среди груд трупов чужеродных отбросов.

Он увидел всё это, но не воина тиранидов, что подкрался к нему сзади, нацелив биоорудие. Карлаен услышал шипение капающей кислоты и развернулся, но недостаточно быстро. Выстрел сбил его с ног, и он упал, шипящее пятно на его броне отметило место, где выстрел попал в цель.

Он перевернулся на спину и вслепую, на ощупь, попытался найти свой молот. Тиранид двинулся на него, глаза чудовища блестели нечеловеческой злобой. Однако, прежде чем оно смогло снова выстрелить из своего орудия, мимо него пронеслась черная фигура, и раздался звук удара камня о мясо. Тиранид рванулся назад, когда из-под него выбили одну из его ног. Потеряв равновесие, он опрокинулся на спину и врезался в землю. Мгновение спустя на него приземлился Рафэн, подошвы его ботинок смяли визжащие черты зверя.

Рафэн развернулся, поймав на молот ещё одного генокрада, после чего протянул руку, собираясь поднять Карлаена на ноги.

Карлаен увидел мчащуюся к нему тень и открыл рот, чтобы выкрикнуть предупреждение, но было слишком поздно. Что-то тяжеловесное набросилось на другого Кровавого Ангела и обрушило его на землю. Черная броня разорвалась под острыми когтями, когда повелитель выводка впечатал Рафэна в камни площади. Его прыжковый ранец сорвался со спины и умчался в сторону, где и взорвался. Чудовище подняло сержанта над головой. Ошеломленный Рафэн тщетно что-то мычал, пока повелитель выводка удерживал его.

Он встретился глазами с Карлаеном, и тот увидел в них вопрос. Нет, не вопрос. Требование. Он чувствовал, как мысли существа впиваются в его собственные, сильнее, чем раньше. Теперь оно разозлилось, и этот гнев придал ему сил. Капитан встретился взглядом с тварью, чувствуя, как его собственный гнев нещадно давит на его изношенный самоконтроль. Что бы ни увидел повелитель в его глазах, это, кажется, дало ответ на его вопрос, и он завизжал.

А затем он с силой опустил Рафэна на свое поднятое колено.

— Нет! — Карлаен вскочил на ноги и, безоружный, бросился на зверя, когда тот отбросил Рафэна. Тварь отскочила назад, уворачиваясь от него, а затем прыгнула на статую, проскользнув вокруг неё и скрывшись из виду. Карлаен повернулся к Рафэну, но уже ничего не мог поделать. Как и Бартело, он умер мгновенно, его позвоночник переломился, а шея смялась. Как и многие — слишком многие — другие, он умер ради Карлаена, от когтей существа, которого не должно было существовать.

Карлаен подхватил свой молот и обернулся, ища убийцу своего брата.

Глава восемнадцатая

Пока Карлаен двигался сквозь дым, скрывающий битву, в его воксе раздался незнакомый голос. Небольшая часть разума капитана, которую ещё не захватила ярость, понимала, что это голос пилота, посланного чтобы эвакуировать выживших. Практически против своей воли, он поднял взгляд, осматривая красное небо. Его бионический глаз зажужжал, сфокусировался и почти сразу заметил один из «Грозовых воронов» ордена, прорывающийся сквозь облака гарпий и горгулий, пытавшихся помешать его продвижению. Сдвоенная штурмовая пушка воздушного судна ревела, расчищая путь. Карлаен смотрел, как «Ворон» наклонил свой тупой нос в сторону площади и рванулся вниз, стреляя из всех орудий.

Капитан повернулся, чтобы продолжить поиски своей цели, но почувствовал, как в его разум вонзаются зазубренные когти. Мир перевернулся и Карлаен схватился за голову. На этот раз боль была намного сильнее, и проникла глубже, застав его врасплох. Лица, воспоминания и голоса осаждали его со всех сторон…

Он увидел смерть Афраэ от рук повелителя выводка и почувствовал металлический привкус крови его брата. Ощутил, как о его колено ломается спина Рафэна, и из его глотки вырвался крик.

Что-то врезалось в Карлаена сбоку, и он покачнулся. Капитан вслепую махнул молотом и был вознагражден взвизгом, когда мерцающее навершие его оружия попало в цель. Карлаен увидел, как повелитель выводка, перекатываясь, встает на ноги. Но, вместо того, чтобы скрыться в тени, он бросился на Ангела. Капитан оскалился и рванулся ему навстречу. Но, уже через несколько секунд, он начал отступать, броня едва защищала от мощных ударов, врезавшихся в его тело и душу. Карлаен одновременно был сосредоточен на отражении психической атаки и при этом отбивал удары когтей. Ангел уже был на грани и чувствовал, что скоро потеряет контроль. Сражаться приходилось не только с существом, но и с подбирающейся тяжелой усталостью. Он держался на месте, стараясь обнаружить какие-то оставшиеся резервы сил, но понимал, что враг не даст времени восстановиться.

Раньше капитан был просто препятствием. Теперь же существо желало его смерти. Это желание горело в безумных не-совсем-человеческих глазах тиранида, искрящихся такой знакомой яростью. Карлаен постепенно приближался к поражению в схватке с «красной жаждой», а существо уже поддалось своей собственной форме безумия. Что бы не двигало им, повелитель выводка не собирался останавливаться, пока один из них не умрет. Коготь прошел сквозь защиту Карлаена и пронзил щеку до кости. Капитан почувствовал вкус крови. Внутри поднялась «красная жажда», и он почувствовал, как его разум уплывает. Ангел закричал что-то неразборчивое и отбросил повелителя выводка назад. Они продолжили обмениваться ударами, пока вокруг разворачивалась битва.

Карлаен и повелитель выводка бились среди наносов и гор трупов. Капитан с трудом понимал что происходит, кроме того, что они разрывали друг друга на части. Он услышал, что рев турбин «Грозового ворона» становится всё громче, и почувствовал, как трясется земля, оттого, что воля Разума улья направляет на площадь всё новые силы. Но видел он только рычащую пасть своего врага, а единственным желание было сбить тварь на землю и стереть с лица земли.

Человек и чудовище сцепились, под их ногами начали трескаться камни. Враг постепенно теснил Карлаена, но капитан отказывался сдаваться. Один из них умрет здесь. Повелитель выводка наклонился ближе, щелкая челюстями. Его заостренный язык притронулся к лицу Карлаена, и капитан схватил его зубами и разорвал твёрдую плоть. Тиранид, визжа, отшатнулся и Карлаен отбросил его. Пока существо не оправилось, Ангел сплюнул дергающийся кусок языка, зажатый между зубами, и бросился на врага, опрокинув его на землю. Повелитель выводка тяжело упал, но перекатился до того, как Карлаен успел ударить молотом.

Капитан поднял оружие для нового удара, но Отродье прыгнул на него, повалив на землю. Броня проскребла по камням, высекая искры, молот вырвался из руки. Конечности, похожие на человеческие, пытались подобраться к горлу капитана. Когда Карлаен попробовал подняться, то обнаружил, что прижат. Хватка существа усилилась, и оно занесло заостренную верхнюю пару рук для удара. Глаза тиранида сверкнули, и в голове Карлаена начал формироваться образ смерти.

За спиной чудовища он увидел, как в кровавом свете разворачиваются великие крылья. На капитана опустилось необычное спокойствие. Значит, это была хорошая смерть. Он погибнет вместе со своими людьми, как уже должно было случиться раньше. Он подвёл их, подвёл Флакса, Корбулона и самого себя, но не собирался избегать последствий. Капитан поднял взгляд на чудовище, желая, чтобы оно нанесло удар. Повелитель выводка замешкался, будто испытывал неуверенность, мотая пораненным языком из стороны в стороны. Его морда скривилась в замешательстве. Затем он зашипел и приготовился ударить. Тень за его спиной становилась всё больше.

— Нет, тварь. Когтям твоим не добраться до сердца его, так говорит Кассор. — Когти дредноута полоснули по спине повелителя выводка. Существо повернулось и попало в хватку второй клешни. Кассор, скрежеща механизма, отбросил тиранида в сторону, и его тело заскакало по камням. Карлаен непонимающе уставился на дредноута.

— Это уже становится привычкой, брат. Кассор дважды спас твою жизнь. — Дредноут повернулся, осматривая площадь. — Где мои братья? Враг приближается.

Несмотря на пелену, покрывавшую его мысли, Карлаен видел, что на ногах не осталось ни одного из воинов в черном. Рота смерти оправдала своё имя и получила желанное искупление. Кассор смотрел на ползущую по телам его братьев орду и прогрохотал.

— Кассор остался один. Да будет так. Должно свершится возмездие и Кассор обрушит его красную меру на предателей. Придите же, Кассор ждёт. Он ждал этого момента всю свою жизнь. — Оптические сенсоры дредноута повернулись вниз и встретились с ошалелым взглядом Карлаена. — Я знаю, что уже безумен. Но я продолжаю служить. Ты не падешь здесь, брат, пока хотя бы искра ярости остается в сердце Кассора. Поднимайся, командор. Слава ждёт.

Карлаен ещё только начал подниматься, а враги уже рванулись вперёд. Хотя Кассор и остался в одиночестве, биоужасы, волна за волной, разбивались об него, не достигнув капитана. Дредноут сжигал, давил и топтал чужаков, пока камни не стали скользкими от ихора.

Кассор сражался с яростью, за которую он и удостоился чести быть погруженным в саркофаг дредноута. Его штурмболтер ревел, пока магазины не опустели, а мелтаган заставил воздух почернеть от обуглившейся плоти. Когда оба его орудия замолчали, Кассор продолжил разрубать и давить тиранидов. Карлаен вскочил на ноги, поддавшись красному гулу, раздающемуся в его голове. Молот капитана сталкивался с рычащими челюстями и отбивал в стороны острые когти.

Земля под ногами Карлаена затряслась посреди сражения, и он увидел уже знакомый силуэт, прорывающийся сквозь своих меньших собратьев с воинственным рыком. К Кассору с ощутимым рвением устремился карнифекс, чья шкура была покрыта смертельными шрамами. Дредноут обернулся к нему.

— И вновь ты жаждешь сразиться со мной. Но пришел конец твой, гонец разрушенья.

Карнифекс с рёвом врезался в дредноут, подняв боевую машину и оттеснив в статую Императора, разрушив её. Терминаторы бросились в стороны, а над площадью поднялось облако пыли. Дредноут, потеряв равновесие, завалился назад, а карнифекс продолжил толкать его. Огромные копыта и когти чудовища смяли и пронзили листы черной брони, и из вокс-динамиков Кассора раздался сдавленный крик.

Карлаен, не раздумывая, бросился на карнифекса. Молот ударил по панцирю зверя, расколов его. Чудовище обернулось, клацая челюстями, и Карлаен попятился назад, когда когти, напоминающие лезвия, рванулись к нему, рассекая воздух. Но карнифекс не смог достать до него и обернулся обратно. Капитан направил взгляд за зверя, и увидел, что Кассор ещё был жив. Он подался вперёд и заключил ногу чудовища в нерушимой хватке.

— Да не притронешься ты к брату моему, мерзость. Да переживу я тысячу смертей, но не сдамся. — Кассор тянул заднюю лапу карнифекса назад. Чудовище развернулось и пронзило дредноута когтем, как уже делало во время их первой встречи. Но Кассор не отпускал его. Карнифекс махал конечностями и щелкал челюстями, продолжая бить, пока когти не застряли в пробитом корпусе. Визги чудовища разносились над полем боя, а его попытки вырваться и освободить свои конечности становились всё более отчаянными. Упавший дредноут качался от ударов, но не выпустил врага.

Карлаен направился к чудовищу, ощущая, что разум заполнился красным. Карнифекс был живым воплощением врага, пожирающего этот мир и угрожающего Ваалу. В это мгновение Карлаен ненавидел чудовище больше, чем любого другого недруга, с которым когда-либо встречался. Зверь завыл, будто понимал, что последует дальше.

Первый удар Карлаена оглушил его. Второй расколол покрытый шрамами череп. Третий и четвертый расширили трещину и размозжили пульсирующий орган внутри. Пятый и шестой разбили челюсть и уставившиеся в пустоту глаза. Седьмой почти оборвал голову карнифекса с шеи. Капитан бил Молотом Ваала снова и снова, пока реликвенное оружие не превратилось в неподъемный груз. Затем, когда ярость отпустила его, он использовал молот, чтобы сдвинуть труп с недвижимого Кассора.

— Брат, твои механизмы ещё действуют? — требовательно спросил он, присев рядом с огромной боевой машиной, — Кассор? Кассор!

Корпус дредноута слегка двинулся, со скрипением шестеренок и лязгом сервоприводов. Оптические сенсоры замерцали и начали слепо вращаться. Карлаен застыл, когда Кассор поднял клешню. Кончиком когтя он осторожно дотронулся до багровой капли крови на нагрудной пластине капитана.

— Я поклялся служить в жизни и смерти. Но я чувствую на себе его прикосновенье. Я не могу пошевелиться… Моя броня… пробита. Я слышу шелест его крыльев, брат. Я… вижу… — Громогласная речь Кассора затихла до того, как он успел сказать, что же увидел. Огни на корпусе мигнули и погасли. Карлаен положил руку на разбитый саркофаг. Ярость покинула его с последним ударом молота, и капитан чувствовал, как силы покидают его.

Ангел поднялся на ноги и осмотрелся. «Грозовой ворон» очистил площадь от чужаков, когда приземлился, но у тиранидов всегда хватало новых существ. Карлаен услышал шипение и, обернувшись, увидел как повелитель выводка, хромая, пробирается к руинам дворца. Нападение Кассора серьезно ранило его. Капитан понял, что лучшего шанса убить врага ему не представится. Но если он хотел выполнить миссию, то времени на это уже не оставалось.

Со смертью карнифекса орда тиранидов вновь подбиралась ближе. Бурлящее море хитина и когтей, угрожающее накрыть выживших. Остальные терминаторы уже пробивали себе путь к ожидающему «Грозовому ворону», прикрывающему их продвижение из болтерной установки «Ураган». Капитан слышал, что его зовет Алфей и, с некоторым облегчением, увидел, что поднимающейся по рампе корабля Закреал держит на руках Флакса.

Карлаен колебался, оценивая ситуацию. Это стоило его жизни, разве нет? Повелителю выводка нельзя было оставаться в живых, даже если капитан сам погибнет. Он попытался вновь увидеть тиранида сквозь дым, но тот уже скрылся, затерялся во мгле и бушующей волне обезумевших тиранидов, наполняющих площадь. Карлаен услышал, что Алфей снова зовёт его, и повернулся.

Капитан сражался на автомате, пробивая путь к остальным. Он устал, как физически, так и духовно. Но он исполнил свой долг. И возвращался не в одиночестве, как раньше. Щит Ваала не подвел всех, не на этот раз. Как только капитан достиг рампы, по площади пролетели порывы перегретого воздуха. Корабль уже поднимался, когда Алфей подал ему руку. Карлаен с благодарностью принял помощь и забрался внутрь.

Внизу, тираниды без толку прыгали в воздух, пытаясь достать поднимающийся «Грозовой ворон». В руины устремились ракеты «Грозовой удар», разрушив здания и послав языки пламени облизывать площадь. Площадь Вознесения Императора вскоре превратится в пекло, и всё, что осталось на ней, поглотит огонь, бушующий по всей Фодии. Карлаен надеялся, что Отродье Криптуса будет в числе мертвых, но, почему-то, он знал, что этого не произойдёт. Вселенная не была настолько добра.

Рампа начала подниматься. Карлаен до последнего момента стоял и смотрел, надеясь, что зверь выскочит из укрытия, объятый пламенем. Что он предпримет финальную, тщетную попытку напасть на капитана и даст ему шанс убить себя. Вместо этого, Отродье продолжил прятаться. Карлаен чувствовал, что чудовище наблюдает за ними, за «Грозовым вороном», высчитывает расстояние и оценивает возможности. Капитан понимал, что зверь не был настолько глуп.

— До следующего раза, тварь, — произнес Карлаен.

Последнее, что он увидел перед тем, как рампа со звоном захлопнулась, и «Грозовой ворон» отправился в небеса, были два красных глаза, уставившихся на него сквозь дым.

Эпилог

Порт Гелос, Асфодекс

«Грозовой ворон» прибыл в Порт Гелос, крупнейший из многих космопортов Фодии и, на данный момент, единственный находившийся под контролем Империума. Двойные солнца едва достигли зенита, омыв погрузившийся в войну мир смертельной радиацией.

Отчаявшиеся имперские защитники вырыли ров между портом и городом, заполнив улицы миллионами литров прометия, и подожгли его. Теперь над улицами возвышалась стена трескучего пламени, почти сотню метров в высоту.

Данте лично возглавил Кровавых Ангелов в обеспечении безопасности порта после жестокой битвы, в которой Мефистон, старший библиарий, сразился с самим Разумом улья и выжил. Хотя враг и отступил, рои тиранидов собирались за пламенем, ожидая, пока оно погаснет.

«Грозовой ворон» приземлился с тяжелым глухим ударом, затерявшимся в рёве артиллерии. Как только опустилась рампа, в ноздри пассажиров ударила вонь горящего прометия и всепроникающий запах биороев.

Карлаен сошел на посадочную площадку в облаке выхлопных газов. Он молчал, пока за ним выходили остальным. Капитан держал молот в опущенной руке и отпустил его, когда шагнул на слегка вибрирующую поверхность платформы. Молот проскользнул в его руке, и навершие ударилось о землю, когда он закрыл глаза.

От ярости остались одни угли, но он всё ещё чувствовал её жар. Если такой огонь распалить, он никогда не исчезнет полностью. Карлаен подошел гораздо ближе к краю, чем хотел обдумывать, но эти мысли не давали ему покоя. Капитан желал вернуться в мирные покои крепости-монастыря и его занятиям в них. В какое-то место, где он мог бы найти новую точку спокойствия, и погасить огонь, разгоревшийся в нём.

Он услышал дыхание и звон брони и открыл глаза. Сквозь облако выхлопных газов, к нему двигалась фигура в золотой броне, и всё остальные преклонили колена. Карлаен рефлекторно начал повторять их действие, инстинкт взял верх над его уставшим разумом.

— Поднимись и докладывай, капитан первой роты, — сказал командор Данте. За его спиной стоял Корбулон, со свитой из слуг ордена и облаченных в белую броню сангвинарных жрецов. Карлаен ненадолго встретился взглядом с верховным сангвинарным жрецом, пока вставал и снимал шлем, но не стал ему ничего говорить и посмотрел на Данте.

— Задание выполнено, командор, — прохрипел он. В горле Карлаена пересохло, и он описал всё произошедшее с ним и с его людьми с прибытия до эвакуации короткими точными предложениями. Он промолчал о своем беспокойстве и о том, насколько близко подошел к тому, чтобы вообще не вернутся. Данте и так это видел. Карлаен знал, что его магистр ордена мог понять это по лицу и услышать в его голосе, но промолчал.

— Это существо, — спросил Данте, когда Карлаен договорил, — оно мертво?

— Я не знаю. — Эти слова терзали его, и он хотел потребовать разрешения найти и уничтожить это необычное существо, но не стал этого делать.

Данте задержал на нём взгляд на мгновение. Затем его золотой шлем наклонился, и он сказал:

— Ты справился с заданием, Щит Ваала, как я и ожидал. — Он положил руку на плечо Карлаена, удивив его. — Ты никогда не подводил меня, брат. Я уже говорил, что ты — скала, на которой построена первая рота, но ты гораздо лучше, чем только это. — Он указал на молот, который держал Карлаен. — Ты — щит, прикрывающий нас, и удар молота, разящий врагов. Но я не могу дать тебе отдых, которого ты жаждешь, ты ещё нужен.

Карлаен склонил голову.

— Скажи свою волю, повелитель, и это будет сделано.

Данте опустил руку.

— Да, но не сейчас. Отдохни, восстанови силы. Боюсь, эта война ещё только начинается. — Он повернулся к Корбулону, наблюдающему за тем, как слуги ордена уводят ошалевшего и пошатывающегося Августа Флакса. — Итак, Корбулон?

— Он будет жить. И, может быть, его ценность оправдает мои надежды, — ответил Корбулон, повернувшись к ним. Карлаен хотел спросить о родстве Флакса и зверя, но промолчал. Он рассказал им всё, что узнал у Флакса. Если Корбулон и был удручен таким открытием, он этого не показывал, и, казалось, был удовлетворен полученным.

Данте отрывисто кивнул и обернулся к Карлаену.

— Мы встретимся, как только ты отдохнешь. — Он поколебался, будто хотел сказать что-то ещё, но вместо этого повернулся и ушел. Как только магистр ордена покинул посадочную площадку, Алфей и остальные поднялись на ноги. Карлаен отправил их отдыхать, пока была возможность. Роль первой роты в этой войне ещё была далека от завершения.

Вскоре на площадке остались только он и Корбулон. Мимо проносились багровые облака, кружась и вздымаясь вокруг порта. Карлаен старался не обращать внимания на другого десантника. Корбулон стоял молча, будто ожидая приглашения, чтобы заговорить. Какое-то время они стояли в тишине. Наконец, Корбулон прочистил горло.

— Дисциплина — броня для души, это правда. Но броню необходимо регулярно снимать, чтобы ухаживать за ней и вновь возвращать ей прочность. Ей необходимы испытания, а затем работа по улучшению тех мест, которые были повреждены.

Карлаен хмыкнул. Он не хотел ни с кем об этом разговаривать, в особенности с Корбулоном. Капитан уставился на облака, стараясь не замечать в них лица его павших братьев. К ним добавились новые имена. Имена тех, кто погиб, последовав за ним в битву. Его хватка на рукояти молота усилилась. Корбулон ждал. Но Карлаен не мог сказать, хотел он услышать ответ, или просто стоял. В конце концов, верховный сангвинарный жрец собрался уходить.

— Я уже спрашивал, хочешь ли ты знать, что говорят о тебе шепчущие в твоем разуме, — сказал Корбулон, отворачиваясь. Карлаен промолчал. Корбулон остановился, затем грустно улыбнулся, не отвернувшись до конца. — Они говорят, что прощают тебя, но ты не можешь простить себя сам, — сказал он. — И это ведёт тебя к смерти.

Карлаен не ответил. Он отвернулся и направил взгляд за стены порта, на горящий внизу город. Он слышал, как Корбулон ушёл, но не сказал ничего.

Карлаен просто смотрел на бушующий пожар далеко внизу и думал о красных глазах, уставившихся на него сквозь дым.

Гай Хейли Полёт Призраков

Путевидцы затянули свои песни — песни, что вспоминали дни славы и дни красоты. Скорбные песни, которые не должны были стать такими, веселые песни, которые стали печальными от того, что их пели в эти страшные времена. И все же Паутина ответила на эти славные оды, хотя певцы и были из умалившегося народа. Мембрана реальности раскололась. Золото Паутины сменилось чернью космоса. Иянденцев встретили холодные объятья Великого Колеса.

Иянна Ариеналь потянулась к мертвецам вокруг. К тем, что пребывали в ядре бесконечности ее корабля, «Предвестника Иннеад». К тем, что были в истребителях «Болиголов» и в средоточиях линейных кораблей. К мертвым воинам, из которых состоял экипаж кораблей из эскадры Летящих Призраков, к духам, направляющим призрачные бомбардировщики. Их было много. На флоте Ияндена мертвецы превышали в числе живых.

+Мы снова идем на войну,+ сказала она им.

Неживые зашевелились, отвлекаясь от того, чем заняты умы мертвых. В их медлительных мыслях разгорелась жажда мести. Эскорт «Предвестника Иннеад» поднялся вокруг крейсера, ожидая дальнейших указаний. «Акониты» Летящих Призраков, бессмертный флот дома Халадеш. Десятки истребителей выжидали позади.

Паутина раскрылась подобно рту и изрыгнула флот Ияндена из своей золотой глотки. Один за другим корабли помчались на стремительных крыльях в реальное пространство. Их желто-голубые цвета ярко выделялись на фоне черноты.

Перед ними был мир, который люди называли Крокенгард — уродливое имя для уродливой планеты. Пепельно-серая атмосфера была испещрена загрязненными облаками, словно мрамор — прожилками, и не давала разглядеть поверхность. Умирающий мир, зараженный человеческой чумой. Но даже это отравленное блюдо было лакомством для Великого Дракона. Его атаковали тираниды Голодного Дракона, которого люди прозвали Левиафаном, и человеческие корабли сражались с ними, отчаянно пытаясь защитить свою грязную нору.

Иянна Ариеналь покоилась на ложе в задней части мостика «Предвестника Иннеад». Ее окружали другие духовидцы. Ангел Ияндена свернулась клубком в центре, остальные семеро лежали вокруг, словно лепестки вокруг сердцевины самого идеального из всех цветков. С точки зрения тех, кто пилотировал корабль, духовидцы разместились на вертикальной плоскости, но ограничения гравитации мало что значили для эльдаров. На «Предвестнике Иннеад» было трое живых членов экипажа — два рулевых и капитан. За постом духовидцев полумесяцем стояла призрачная стража. Их было двенадцать, и они, неподвижные, как надгробия, наблюдали за Ангелом Ияндена. Многие иные мертвые, словно яркие огни, проскальзывали по открытому для взора ядру бесконечности, наделяя корабль своей силой и приводя в действие его системы. Среди них были и могучие мертвецы, те, что сохранили силу и целеустремленность, пройдя сквозь врата Морай-хег.

На духовидцах не было шлемов. Их глаза были закрыты, дышали они ровно. Посторонний наблюдатель мог бы подумать, что Иянна спит, но видит неспокойные сны. Ее идеальный лоб был нахмурен. Глаза тревожно шевелились под веками, окрашенными в нежный оттенок голубого.

Она была не одинока в своем беспокойстве. Разум улья вредил эльдарам. Когда корабли покинули Паутину, на них вдруг обрушилась тяжесть, которая угрожала раздавить их души. Запутавшись в психической тени улья, их умы стали столь же медлительны, как умы мертвецов. Так далеко от тиранидских кораблей, и все же ужас прокрадывался в их сердца. Разум улья адаптировался. Рев его совокупной души стал в двадцать раз мощнее со времен битвы на Дюриэле. Прежде он приносил боль и отчаяние, теперь же приближение к нему означало смерть для чувствительной психики эльдаров.

Более слабые могли бы дрогнуть и бежать от этого внутреннего осквернения, но не иянденцы. Горечь испытаний сделала их сильнее. Их гнев был сильнее страха. Не только Великий Дракон умел приспосабливаться. Не только Великий Дракон мог использовать мертвых в своих целях.

+Вперед,+ отправила послание Иянна.

Паруса боевой группы раздулись, двигатели штурмовых кораблей вспыхнули голубизной. Они набрали скорость и оторвались от основной эскадры Ияндена.

Флот-улей Голодного Дракона вытянулся в форме удлиненной капли на миллиарды лиг. Авангард уже сблизился с планетой. Клювастые чудовища и боевые звери с щупальцами были всего в нескольких сотнях тысяч лиг от Крокенгарда. Эту передовую волну крушила линия человеческих кораблей и орбитальные оборонительные сооружения. Туман из органических останков затмевал звезды. Но люди не могли победить. С каждым уничтоженным живым кораблем Великий Дракон еще немного приближался к человеческим позициям. На место каждого убитого приходила дюжина таких же. И с каждым проходящим циклом все больше кораблей влетало в систему.

Иянна повидала образцы ремесленного искусства многих человеческих культур. Даже на вершине своей культуры человечество создавало уродливые вещи, и в этот век Трупа-Императора они были далеки от вершины. Их корабли были оскорблением взора.

Некоторые философы с мрачным удовольствием указывали на то, что судьба людей разворачивалась подобно более примитивной версии Падения. Иянна с ними не соглашалась. Людская судьба была противоположна эльдарской. Бог человечества был жив и умирал медленной смертью. Он не мог их спасти. Но ее богиня, Иннеад, еще не родилась, и долгим было ее рождение. С ее приходом эльдары возродятся. И все же люди мнили себя повелителями галактики.

Время человечества подходило к концу. В будущие эпохи историки будут оглядываться назад, на этот краткий перерыв в доминировании эльдаров, и отмечать уход людей лишь из прилежности, без интереса. Шестьдесят миллионов циклов эльдары правили звездами. И так будет снова, уже скоро. Что такое десять тысяч циклов пред ликом шестидесяти миллионов? Настала эра обновления. Люди — лишь паразиты, что населили запертый дом, не зная, что скоро вернутся его подлинные владельцы.

Но как бы ни безобразны были корабли людей, они держались, Иянна была вынуждена это признать. Впрочем, их упорство долго не продлится — каплевидная масса уплощалась и становилась плотнее. Вскоре все порождения пустоты прибудут на фронт, и тогда человеческий флот будет раздавлен, а защищаемый им мир — поглощен.

Этого не должно случиться.

«Предвестник Иннеад» качался и вился то в одну, то в другую сторону — рулевые заставляли корабль танцевать ради удовольствия. Позади летели десятки эльдарских истребителей. «Крылья ночи» и «Белладонны», перехватчики Багровых Охотников, каждый из которых пилотировался живым эльдаром, разошлись веером и образовали три штурмовых авиакрыла в форме полумесяцев. Те, в свою очередь, делились еще на две эскадрильи по шесть самолетов, каждая из которых охраняла то же количество призрачных истребителей «Болиголов».

Корабли живых петляли и скакали, то и дело обгоняя друг друга с резвостью плещущихся дельфинов. Резко контрастируя с ними, корабли, идущие прямо за «Предвестником Иннеад», шли ровно, столь прямым курсом, что, казалось, вообще не двигались. Это были призрачные бомбардировщики, и их пилотами были одни лишь мертвецы. Сквозь беспокойные волны варпа они смотрели на Иянну, лишенные век глаза были прикованы к сиянию ее души. Она была маяком, ведущим их к исполнению долга. Ее разум соединялся с ними через ядро бесконечности «Предвестника Иннеад», и она была с ними. Тонкая нить судьбы отделяла ее от них, и пресечь ее было так легко.

+Лорд-адмирал Келемар, я выдвигаюсь на перехват.+

Это послание было сложно отправить и еще сложнее услышать — слабый вскрик на фоне психического рева разума улья. Только огромное количество призраков внутри корабля позволяло вообще его расслышать. Их энергия укрепляла ее мысли, питала машины, которые передавали ее сообщения. Она раздумывала, не стоит ли переключиться на более простые технологии, но разум улья атаковал их на всех уровнях, и электромагнитные помехи были столь же сильны, как и психические.

Келемар ответил.

+Великий Дракон видит тебя миллиардом глаз и готовит свои кольца. Будь осторожна, духовидица.+

Иянна проследила за ментальным импульсом Келемара. Части флота тиранидов отделялись от основного роя и образовывали защитный периметр.

+Сотри их с лица звезд. Дай нам пройти сквозь них.+

+Разорви паутину, и мы пойдем следом,+ ответил Келемар.

На миг основная масса флота Ияндена зависла в стороне от тиранидов, на краю колодца боли, образованного разумом улья. Эльдары не могли подойти ближе. С этого относительно безопасного расстояния тонкие боевые барки и изящные линейные корабли устремили к тиранидам невидимые потоки энергии, пока те маневрировали, чтобы блокировать атаку Иянны. Из расколотых панцирей на путь ее боевой группы вытекли целые озера жидкости, которая замерзла или вскипела, обратившись в облака льдистого газа.

Мощь разума улья все нарастала и нарастала по мере того, как «Предвестник Иннеад» двигался вперед. Давление было невероятное, хотя Иянна и ее спутники были защищены от худших его проявлений. Связь с Келемаром исчезла. Духовидица начала тревожиться. Как и во всех столкновениях с Великим Драконом, в этом гамбите присутствовал элемент отчаяния. Каждая битва порождала новые угрозы и новые перемены. Иянна заставила себя расслабиться. Ей нужно сохранять ясность сознания, чтобы не смущать умы призраков. Они победят, как победили во всех недавних битвах. Так предначертано.

Она погрузилась в еще более глубокое единение с призрачными пилотами. Чешуя смертности сползла с ее второго чувства, и она увидела мир так, как видели его умершие. Сверкающий щит, проецируемый многочисленными мертвецами «Предвестника Иннеад», растянулся перед крейсером, прикрывая ее боевую группу от полной мощи разума улья. Мертвецы защищали живых.

За щитом она узрела истинную форму Великого Дракона. Не мерзость, чуждую смертному миру, которая парила в черном море звезд, не то, что мог увидеть дальновидец — громадный, туго скрученный жгут злой судьбы, занимающий все плетение. Первое было лишь частью целого, второе — психической абстракцией. То, что увидела Иянна, было реальностью его души.

Издалека та казалась громадной тенью, волной ужаса и психической слепоты, что предвещала прибытие флота-улья. Но величайшие тени порождены ярчайшим светом, и когда душу ульевого разума видели вблизи, она сияла ярче любого солнца.

Иянна находилась так близко, что различала неровную топографию его ума, который превышал в размере звездные системы — сущность, что была больше бога. Она думала мыслями, огромными, как континенты, и строила планы, сложнее, чем миры. Она видела сны, которые невозможно было измерить. Духовидица почувствовала себя маленькой и напуганной, но не позволила страху ослабить ее уверенность.

На этом фоне мерцали эльдарские души, и даже их драгоценная яркость меркла пред ни с чем не сравнимым сиянием Великого Дракона. И это было лишь щупальце самого создания. Вся эта масса тянулась дальше, оплетала петлями высшие измерения, сливалась в отдалении с другими отростками, и снова сливалась, и так, в великом единении отдельных частей, открывалась ужасающая истина целостного. Иянна пристально вгляделась в его блеск. В отличие от бесстрастных мертвых воинов, которые не чувствовали от этого зрелища ничего, кроме отзвуков гнева, духовидица была зачарована развернувшейся перед ней красотой. Она подумала, что если бы подобное создание можно было обуздать, оно бы могло навсегда изгнать Ту, что Жаждет. Если бы только его голод был направлен на нечто иное, не на плоть и кровь миров…

Она прекратила свои размышления. Эта сущность была совершенно чуждой, враждебной к любой жизни, кроме своей собственной — гигантское животное, которое интересовалось только своей добычей. В его действиях не было мысли, не было интеллекта, лишь хитрость. Оно демонстрировало признаки зарождающегося механического мышления, каким на первый взгляд могла бы обладать эволюция, если бы ускорилась до темпа тех изменений, которые производил разум улья. Но это было не настоящее мышление. Разум улья не был наделен сознанием.

Когда они подошли ближе к полю боя, к ее высшим чувствам прикоснулись психические сигналы людей, столь же примитивные и недосформированные, как их корабли. Она сомневалась, что иной человек мог бы уловить эти послания, оглушенный ревом Великого Дракона. Но она ощутила их, хотя для того, чтобы отыскать их, ей пришлось тянуться за пределы призрачного щита, что открыло ее грубой мощи разума улья и обожгло ее внутреннюю сущность. Она прочитала смысл этих сообщений и юркнула обратно, в безопасность.

Это были неумелые стихи, наброски в тусклых метафорах.

Все они были полными ужаса мольбами о помощи.

Ядро бесконечности «Предвестника Иннеад» запульсировало. Заговорил его капитан.

— Госпожа Иянна, люди пытаются вступить с нами в контакт.

+Я знаю,+ сообщила она. Ее мысленный голос эхом отразился от материи мостика. Она на миг задумалась, жалея, что не обладает пророческими силами дальновидца. +Пропусти их трансляцию.+

С треском послышался отчаянный человеческий голос. Их технологии было не сравниться с яростью роя, и пришлось произвести множество тонких настроек, прежде чем слова стали различимы.

— Эльдарский корабль, просим идентифицировать себя. Эльдарский корабль, вы друзья или враги?

Сомнительно, что эта разница была существенной — корабли Ияндена были слишком далеки и быстры, чтобы люди смогли рассчитать их положение и открыть огонь, даже если бы не сражались с Великим Драконом.

Иянна находила людей одновременно отвратительными и вызывающими интерес. Эти слова, выплескивающиеся из неумелых губ, звучали ненамного лучше звериного хрюканья, но эмоции, стоящие за ними, были чистыми, хоть и слабыми, и говорили, что в них есть нечто большее. Иянден помнил людей еще до их первого падения, когда они были лучше. И поэтому Иянна не могла их по-настоящему ненавидеть.

— Ты ответил, Йетельминир? — произнесла она вслух. Речь показалась ей, лежащей в единении с духами, чем-то чужеродным и неудобным. Наполовину извлеченная из идеального гнева мертвецов, она почувствовала отвращение к собственной плоти. Ее тело было слепком из спекшейся глины, зубы — как неровные камни, вдавленные в нее, язык — могильный червь, извивающийся среди камней.

— Нет. Люди все еще запрашивают аудиенции, — сонно проговорил капитан Йетельминир. Он тоже наполовину затерялся в ядре бесконечности корабля, тонул в мертвенном спокойствии, как и она. Он был высок и красив, его одеяния переливались радугой, но лицо было столь же мрачным и истерзанным скорбью, как и у любого иянденца. — Следует ли нам говорить с ними? Они могут быть полезны.

Иянна поразмыслила. И согласилась.

— Я поговорю с ними.

Открылся канал, настроенный на недоразвитую технологию мон-кей.

— Я — Иянна Ариеналь, духовидица Ияндена, — сказала она. Человеческая речь была такой ограниченной, неспособной передать тонкие нюансы на столь большом расстоянии. Иянна была благодарна за это. Они воспримут сказанное ей так, как оно есть. — Мы пришли, чтобы предложить вам помощь.

Повисла пауза — сообщения были ограничены скоростью света. Психический отпечаток пришел задолго до их ответа. Осязаемое чувство облегчения. Это были существа, которые сожгли бы ее заживо просто за то, что она была собой. Как же все менялось, когда они оказывались в одиночестве и страхе. Разумы мон-кей были грубы, как камни.

Вскоре в поле зрения возник человек мужского пола. Машины «Предвестника Иннеад» идеально воспроизвели его безобразие. Голос и лицо выдавали его подозрительность.

— Я — Хортенс, капитан «Блистательного завоевания». Нам следует подумать о том, как скоординировать свои усилия. Каковы ваши намерения?

Иянна открыла глаза и позволила своему образу проявиться перед ним.

— Мы убьем корабли разума, а затем их матку.

Еще одна пауза.

— Огромный корабль в сердце флота?

Иянна слегка наклонила голову. Для эльдара это бы означало подтверждение, хотя и окрашенное саркастическим одобрением в адрес собеседника, столь очевидно выражающего правильное мнение. Потом она вспомнила, с кем разговаривает.

— Да, — сказала она.

— Мы близко. Вы разрушите их фланг, это позволит нам проникнуть глубже в середину роя. Мы прорвемся вперед и уничтожим их! Мы сражаемся вместе?

Иянна содрогнулась от режущего уши лая человеческой речи. Когда он говорил, изо рта летела слюна. Даже эльдарские дети лучше сдерживали себя.

— Да. Вместе, — медленно произнесла она, чтобы человек точно ее понял. — Не дайте им повернуть назад, пока мы не развалим их психическую сеть. Потом вы должны без промедления начать наступление.

Он тупо глядел на нее, пока ее сообщение мчалось к его кораблю на крыльях безыскусных волн. Потом, воодушевленный, он кивнул. Иянна стала нежданным спасением. Облегчение проявилось на его лице вместе с потом.

— Вероятно, мы могли бы…

— Я все сказала.

Одной мыслью она прервала их болтовню. Слушать людей было утомительно, а у нее были дела. Ее боевая группа приближалась к внешним границам роя.

— Мы приближаемся к цели, леди Иянна, — сказал Йетельминир. — Психический щит держится. Мертвецы выполняют свою задачу и хорошо прикрывают нас.

Иянна была опечалена этими новостями. Призраки растрачивали себя, чтобы защитить ее. От этого они станут слабее, чем прежде. Некоторые и вовсе истают, полностью поглощенные.

— Одна пятая цикла, и мы будем среди их дозорных кораблей, — продолжил Йетельминир. Его глаза двигались туда-сюда, разглядывая какое-то спроецированное изображение, которое мог видеть только он.

В глазах мертвецов цель выделялась из сияния Великого Дракона, как узел в сложной сети его сущности. Один из огромных ульевых кораблей — не крупнейший, но, тем не менее, важный. В такой близи от подобного создания давление разума улья было велико, и чем ближе, тем агрессивнее оно будет. Но для мертвецов это не было проблемой. У них не было материального тела, из которой можно было исторгнуть их души. Иянна вела призраков Ияндена к возмездию, чтобы живые могли последовать за ними.

Мимо проплывали искореженные тела тиранидских кораблей, но другие уже шли навстречу, чтобы закрыть брешь. «Крылья ночи» и Багровые Охотники уже вступали в короткие стычки с червеобразными торпедами и змееподобными тварями-охотниками, которые преследовали их, оставляя за собой хвосты из ярко-зеленой биоплазмы.

Сначала нужно расчистить путь.

+Пресечь нить старухи,+ послала сообщение Иянна.

По ее приказу вперед устремились «Болиголовы», разнося на части противокорабельные шипы и личинки, которые бросались на них. Они мчались к целям, чтобы расстрелять их с близкого расстояния. Цепкие щупальца на приближающихся кораблях-кракенах предвкушающе извивались. Из дыхал вырывались противолазерные облака ледяного пара. Дополнительные рты изрыгали кусочки плоти, служившие отражателями.

Но подобная защита была бесполезна против орудий «Болиголовов».

В Ином море начал нарастать вой — вопль ярости и боли мертвецов. У Иянны заболели зубы от этого звука, а ведь она была к нему привычна. Она почувствовала душевную муку пилотов «Болиголовов», которые направляли злобу мертвецов в орудийные порты своих кораблей. Те же преображали сущность мертвых в клинок косы, чье воющее лезвие резало души. Боль пронзила каждый эльдарский разум вокруг, но за ней мгновенно пришло облегчение, когда психическое оружие пронеслось сквозь варп, отсекая души тиранидских кораблей от разума улья. Их ложноножки и клешни перестали извиваться, выбросы двигательных систем заглохли, замигала и угасла биолюминесценция.

Остались одни лишь пустые оболочки.

Разумы кораблей, охраняющих психический узел, исчезли. Они безжизненно дрейфовали на волнах битвы. Агрессивное давление разума улья немного ослабело, и Иянна жестоко улыбнулась.

+Вперед! Вперед!+ позвала она. Ее триумф погнал мертвецов дальше, еще ближе к ульевому кораблю. Огневые трубки уцелевших тиранидских кораблей содрогнулись в спазмах, из выхлопных отверстий вырвались облака газа. Навстречу «Болиголовам» устремился рой противовоздушных червей.

Машины, сохраняя идеальную формацию, ускользнули в сторону. В одного попал червь, вонзившийся в крыло, словно копье. Достигнув цели, тварь утратила жесткость. Она начала извиваться, потом обмоталась вокруг корабля и с силой сдавила его. Истребитель взорвался и разлетелся на осколки из мерцающей призрачной кости. Психические вопли пилота-чародея и его напарников-призраков остро выделились на фоне монотонного рева улья. Даже здесь, в пространстве света и тени, озаренном пламенем Дракона, Иянна расслышала далекий безумный смех Той, что Жаждет.

Еще один корабль взорвался, разбитый на куски снарядом из окровавленной кости. Третий влетел в облако крошечных жучков, которые ожили на его поверхности и начали лихорадочно прогрызать себе дорогу внутрь. Четвертый, а затем и пятый взорвались, поглощенные потоками плазмы.

— Дракон целится в «Болиголовы», — сказал Йетельминир.

+Разумеется,+ отправила Иянна.

Но остальные прошли — эскорт Багровых Охотников огибал червей, змеев и тварей с щупальцами. Пилоты разрывали их на куски огнем ярких лэнсов. Другие резко встряхивали крыльями, чтобы сбросить червей, которых затем потрошил лазерный огонь товарищей по эскадрилье.

Дело было сделано. Воронка пустого пространства, усеянная безжизненными оболочками тиранидов-защитников, вела прямо к узловому кораблю. Иянна сфокусировала на нем свое колдовское зрение и отправила призрачным бомбардировщикам, которые летели следом, ощущение срочной необходимости. Она погрузилась в собственные воспоминания о Тройном Горе, вызывая в памяти вторжение тиранидов на Иянден. Купола, разбитые органическими орудиями, сады, пожранные безмозглыми животными ради того, чтобы породить еще больше безмозглых животных, не способных представить себе величие бытия. Эльдары, столь быстрые и прекрасные в жизни, втоптанные в грязь копытами живых танков. Гнев Иянны стал горячим, как пламя.

+Сейчас,+ отправила она им мысль.

Воспоминания Иянны сделали разумы духов быстрее. Жажда мести вывела их из мира сновидений и на какое-то время вернула в материальный мир. Завывая от скорби, призрачные корабли эльдаров помчались на ульевой корабль, изящно огибая дрейфующие трупы его эскорта.

Иянна наблюдала глазами «Предвестника Иннеад», как бренными, так и психическими. На фоне Великого Колеса корабли рассекали черноту, усеянную кусками плоти, стремясь к похожему на слизня ульевому кораблю. Размер его впечатлял — он был так же велик, как большой жилой купол на Ияндене. Он был слишком крепко привязан к основному разуму улья, чтобы его смогли отсечь разрывающие косы «Болиголовов», и слишком насыщен мощью Дракона, чтобы живые могли к нему приблизиться. Физическое разрушение было единственным вариантом. Изморозь искрилась на его грубой коже, покрытой оспинами за долгие эпохи путешествия сквозь пустоту. Спереди корчилась покрытая щупальцами голова, крошечная в сравнении с астрономически громадными тораксом и брюхом. Другой конец оканчивался плоским, похожим на пиявку хвостом. Меньшие создания прыгали по его телу, разыскивая огневые позиции для огромных пушек, вживленных в их спины. Пластины панциря разошлись в стороны, открывая стрелковые отверстия вдоль бока корабля.

Поблескивающие амбразуры высыпали снаряды в космос. Содрогаясь, ульевой корабль открыл огонь. Орудийные твари, обитающие на его панцире, нацелили паразитические пушки на призрачные бомбардировщики и изрыгнули сияющую плазму.

Иянна стиснула зубы. Духи были слишком медлительны, чтобы самостоятельно избежать обстрела. Корабли Летящих Призраков поддерживали своих меньших собратьев. Огонь пульсаров и плазменных пушек истреблял целые рои живых снарядов, но их было слишком много. Иянна и остальные духовидцы вели призрачные корабли, насколько это было возможно. Перед ними встал мучительный выбор. Слишком мало духовидцев, чтобы направить их всех, слишком много душ, которые надо спасти. Какой корабль они наделят своей защитой? Какой оставят без руководства и дадут ему слепо врезаться в стену огня? Не думая, Иянна решала, какие души вернутся в бесконечный цикл Ияндена, а какие познают худшую судьбу, какая только есть на свете. После боя она будет в ужасе от своего выбора, каким бы тот ни был. Но сейчас на это не было времени, и она вытеснила предчувствие горя из своего разума.

Призрачные бомбардировщики приблизились к голове и бокам, те же, что зашли за корму, выискивали на нижней стороне громадные каналы, порождающие новые корабли. Летящие Призраки терзали ульевой корабль губительным огнем пульсаров.

+Свершите свою месть, мертвые Ияндена,+ подумала Иянна. Ее слуги семь раз повторили мысленное послание.

С изогнутых вперед крыльев сорвались снаряды. Они пронеслись сквозь море пустоты, словно рожденные для нее, ловко огибая противоракетные шипы, выплюнутые ульевым кораблем.

Снаряды были адаптированы, их изменения вдохновлены зарывающимися вглубь созданиями флота-улья. Они вонзились в поверхность корабля, а фузионные генераторы на их наконечниках проплавили себе путь глубоко в тело создания. Через несколько секунд вспыхнул не-свет. Иянна отвернулась и заставила отвернуться мертвецов. Открылись идеальные, сферические врата в варп, и на один лишь кратчайший миг Слаанеш открыто взглянула на них голодными глазами. Как жутко оказаться в ловушке между двумя неутолимыми аппетитами.

Порталы закрылись. Плоть корабля-улья была усеяна огромными сферическими пробоинами. Он корчился в агонии, издавая ужасный предсмертный вопль. Но когда он затих, раздался иной крик. Великий Дракон взревел от ярости, почувствовав уничтожение частицы своего безграничного духа. В свете, испускаемом огнем его души, появилось темное пятно. Давление на разумы эльдаров еще немного ослабело.

Отрезанный кордоном живых кораблей адмирал Келемар продолжал бомбардировку. Флот-улей, все еще растянутый тонкой линией и вливавшийся в систему, был атакован с трех фронтов. Он выгнулся наружу, в направлении основной массы флота Ияндена. Корабли эльдаров легко улетали от тиранидов, а их пульсары пели незримые и беззвучные песни смерти.

В передней части улья Имперский флот продолжал двигаться к главному кораблю Дракона — кораблю норны. Несколько человеческих судов дрейфовало в космосе, в их корпуса глубоко вонзились клювы усеянных щупальцами кракенов. Остальные медленно пытались переместиться на более выгодные огневые позиции. Их осаждали со всех сторон, но удар Иянны, дошедший почти до самого ядра флота-улья, оттягивал подкрепления с фронта, и люди уже приближались к своей цели.

Иянна выбрала другой корабль — раздутую тварь вроде кожистой медузы, окруженную стремительными стаями тиранидских истребителей. Этот был гораздо меньше — не основной ульевой корабль, но, тем не менее, важный узловой центр.

+Вторая цель,+ сообщила она.

И снова «Болиголовы» расчистили путь, и снова призрачные бомбардировщики сбросили свой губительный груз. По мере того, как синаптическая связь пресекалась, и мощь разума улья ослабевала, Келемар подводил свой флот все ближе, тесня рой и терзая его смертоносным огнем.

Так оно продолжалось вновь и вновь, пока под натиском Иянны не погиб седьмой громадный корабль.

Люди проникли в сердце роя и обрушились на огромный корабль норны, где гнездилась ужасная королева тиранидов. Для эльдаров битва уже была выиграна.

+Это последний из них. Отступаем,+ приказала Иянна. Ее корабли мгновенно развернулись и помчались сквозь созданное ими поле обломков обратно к чистому пространству.

+Потери среди живых и мертвых невелики. Вас следует поздравить, моя госпожа,+ отправил сообщение Келемар. С уничтожением синапсов разум улья превратился в шипение на заднем плане, и они снова могли свободно общаться.

+Такова судьба,+ ответила Иянна.

Она начала осторожно выводить свой разум из мира мертвых. Прежде чем закончить, она села и потянулась, с душой, зависшей в двух мирах одновременно. Ее собственное тело теперь казалось не отвратительным, но великолепным, и она полностью переместилась обратно в свое физическое воплощение. Движение мышц приносило удовольствие, и она улыбнулась.

— Люди снова нам сигнализируют, — сказал Йетельминир.

Иянна пожала плечами. «Дозволь им говорить, — означал этот жест, — но мне все равно, что они скажут».

Снова появилось лицо капитана Хортенса. Оно было омрачено, и грубые человеческие черты отображали смятение или какое-то примитивное человеческое чувство сродни ему.

— Что вы делаете?

— Мы выполнили свою задачу, — ответила Иянна. — Плетение изменилось в нашу пользу. Будущее подчинилось нашему плану.

Давление разума улья, уже сломленное истребление ульевых кораблей, все больше уменьшалось по мере того, как «Предвестник Иннеад» мчался обратно к вратам Паутины.

— Вы бросаете нас умирать! Вы оставляете наш мир, чтобы его пожрали.

— Нет, — сказала Иянна. — Посмотри.

На сером мраморе Крокенгарда разгоралось пламя.

Хортенс на миг отвлекся, его экипаж передавал информацию. Иянна знала, что они говорят. Лицо Хортенса окаменело.

— Значит, это все был обман. Вы пришли, чтобы напасть на нас! — его губы скривились. — Экстерминатус! Вы уничтожили наш мир. «Вероломны эльдары, да не доверься им!» — процитировал он какой-то людской религиозный текст. — Я должен был знать, что от вас нельзя ждать добра.

Иянна могла бы оборвать связь, но она не стала этого делать. Некое чувство прокралось в ее душу из-за этого низшего создания. Он храбро сражался.

— Огненное Сердце, — объяснила она. — Устройство, которое уничтожит этот мир, чтобы Великий Дракон не мог попировать им. Да, оно убивает вас, но это лучше, чем если бы Дракон получил пищу от вашего мира, — она помолчала. — Я приношу свои извинения.

Иянна осмотрела поле боя. Остатки флота-улья продолжали сражаться, разрозненные, но по-прежнему смертоносные.

— Дальнейшие атаки на этих существ и помощь вам приведут к неприемлемым потерям среди моего народа, — сказала она. — Придут времена, когда мы будем биться с вами плечом к плечу. Сегодня же это не так. Корабль королевы роя умирает. Этот мир мертв. Им больше нечем кормиться, кроме собственных павших, и ничто не восстановит их, когда они их поглотят. Это щупальце уничтожено, и это направление не принесет Великому Дракону пользы, если он решит устремиться сюда в будущем. Наверняка это стоит вашей жертвы? Один мир ради многих?

Она сморгнула, с любопытством изучая человека. Ей было жаль его. Сам людской род делал то же самое в иных местах, и все же он был разгневан. Скольких он сам, не думая, приговорил к смерти? Если гибель грозит тебе самому, она всегда кажется важнее всего остального.

— Если вы отступите сейчас, то, может, спасете часть своих кораблей, — продолжила она. — Вам ведь, в конце концов, уже нечего здесь защищать.

Хортенс сбивчиво заговорил. Она надеялась, что он ее послушается.

— Это не…

Психический импульс Иянны прервал их разговор.

— Отведи нас домой, капитан Йетельминир, — сказала она. Капитан поклонился.

— Да, моя госпожа.

Паутина широко разверзлась, и «Предвестник Иннеад» устремился к ней. Позади ярко сиял погребальный костер, уничтожающий Крокенгард.

Иянна снова одержала триумф. Пятнадцать миров не достались ненасытной пасти Голодного Дракона благодаря использованию Огненных Сердец, которые отвели его в сторону от эльдаров, по направлению к…

Что-то было не так. Ощущение на задворках ее разума. Это чувство отрастило клыки, стало болью. Ее душу охватило мукой.

Иянна закричала, упав с края ложа. Боль отступила, затем сдавила ее вновь. Ее стошнило.

Мертвецы пришли в смятение. Нанесенный ей удар отразился на всей боевой группе, перескакивая из разума в разум. Двигатели призрачных бомбардировщиков потухли. Изяшные крейсера Летящих Призраков резко развернулись и закачались на психической волне.

Яркий свет разгорелся в душе Иянны. Длинный туннель протянулся от нее вдаль, преодолевая бесконечное расстояние. Трубка, пробивающая ткань вселенной. Она почувствовала, как от нее расходится рябь в варпе. Она почувствовала ее рябь и в Паутине.

Иянна ощутила взгляд ока, подчиненного великой силе, разуму, по сравнению с которым само Великое Колесо галактики казалось малым и незначительным. Она открыла свое второе чувство и узрела Дракона, глядящего на нее с ужасающим вниманием.

Казалось, целые эпохи он взирал на нее. И во взгляде его была ярость.

Дракон был разгневан, и он гневался на нее. Не на Галактику, не на этот сектор, не на ее расу. Но на нее лично. От него исходило обещание вечного страдания, что он поработит саму ее сущность ради своих целей и сделает из нее оружие против других, что ее тело будет восстанавливаться снова и снова, чтобы познать на себе месть Дракона.

Ужас, который она не могла себе и представить, затопил ее разум. Она снова закричала, и на этот раз каждый эльдар во флоте закричал вместе с ней.


Когда она очнулась, в «Предвестнике Иннеад» было темно. Она судорожно выдохнула. Ноги ослабели. Она с трудом поднялась, хватаясь за кокон ложа. В пальцах не было силы. Другие духовидцы обмякли на своих кушетках. Она была уверена, что двое из них умерли.

Рулевые повалились на драгоценные камни, управляющие кораблем, капитан лежал на полу, похожий на помятого павлина. Главное смотровое окно все еще светилось. Сквозь него она увидела разрозненный, бессильно дрейфующий эльдарский флот. Однако люди продолжали бороться. Корабль норны был охвачен свирепым пламенем. Может быть, именно это прервало связь между ней и Великим Драконом?

От одной мысли об этом контакте ее замутило.

Ее разум протянулся к кораблю, и мертвецы «Предвестника Иннеад» тоже очнулись, выползли из своих укрытий в ядре бесконечности, робкие, ошеломленные.

Снова загорелся свет. Тусклое сияние стен нарастало до тех пор, пока корабль не стал выглядеть, как должно. Йетельминир застонал и перекатился. Он неловко поднялся, пытаясь высвободить руки из-под переливчатого плаща. За ним последовали шатающиеся рулевые и другие члены экипажа.

— Моя госпожа?

— Со мной все хорошо, Йетельминир, — ответила она. Ее взгляд был прикован к безнадежному сражению. Флот-улей был разбит. Но даже лишенные управления, отдельные звери-корабли были по-прежнему смертоносны и превосходили людей в числе двадцать к одному.

Она увидела, как один из их легких крейсеров схватила троица кораблей-кракенов. Он распался на части, и его реактор взорвался с яркой вспышкой плазмы.

Иянна приняла решение.

— Лорд-адмирал? — вслух сказала она.

Минула долгая пауза, прежде чем Келемар ответил.

— Моя госпожа?

Голос звучал слабо.

— Каково состояние твоего корабля? Твоего флота?

— Корабли не повреждены. Мой экипаж пострадал. Некоторые погибли.

— Воодушеви их.

— Что это было?

— Великий Дракон, — проговорила она. Она заставила свой голос прозвучать холодно, боясь, что в него просочится страх. Если бы это произошло, она бы сошла с ума — в этом Иянна не сомневалась. — Верни свои корабли в боевой порядок.

— Мы не возвращаемся на Иянден?

— Мы не возвращаемся на Иянден. Мы остаемся, чтобы помочь мон-кей.

— Этого не было в плане.

— Планы меняются, — сказала она. — В предстоящей битве нам понадобится любое оружие.

Эльдарский флот медленно вернулся на прежние позиции и двинулся обратно к тиранидам.

— Передай людям, что мы идем, — сказала она.

Йетельминир кивнул. На его лице появились морщины, которых не было раньше.

Иянна соскользнула обратно на свое ложе и снова соединилась с мертвыми пилотами призрачных бомбардировщиков, чтобы оповестить их о новом задании.

Они приняли его с радостью, ибо месть мертвых не знает границ.

Энди Смайли Сыновье бремя

Я помню тот день, когда Сет оставил мир умирать. Помню голоса наших братьев, оставленных умирать вместе с ним. Тогда он сказал, что наши жизни стоят меньше, чем планета легиона, который нас сторонился. Я помню этот день потому, что это был первый день, когда я поверил, что у Сета достаточно сил, чтобы спасти нас.

Капеллан Расчленителей Апполлус

Тьма. Она разливается со всех сторон густым облаком, в котором небо сливается с землей. Это и проклятие, и благословение, ни враг не видит меня, ни я — его. Я бросаю взгляд на запад, где тьма разрывается безостановочным артиллерийским огнем. Когда я смотрю, как в далеких зданиях разгорается огонь, внутри меня закипает злость. В тех зданиях мои братья, магистр моего ордена.

Кровь. Я пропитан её теплом. Моя броня и бритая голова покрыты кровью, она застилает мне глаза, как багровый пот. Вся эта кровь — не моя. К сожалению, не вся она чужая.

Смерть. Она окружает меня. Во всю длину склада раскиданы расчлененные трупы недавно убитых. Их конечности и внутренности оставляют пятна на рифленом железе здания. Рядом с ними тихо лежат погибшие давно, чьи кости трещали под ногами во время сражения.

— Здание зачищено, капитан, — прозвучал слева голос голоса брата-сержанта Кофи.

Я убираю меч в ножны и поворачиваюсь к нему. Глаза сержанта такие же темные, как пепел, который он использует, чтобы скрыть своё лицо.

— Сколько? — сначала я спрашиваю о наших погибших братьях.

— Семь, — Кофи поднимает кулак, в котором держит моток проволоки. С крюков, нанизанных на него, свисают семь языков, — их трупы будут лежать в тишине. Сержант связывает концы и вешает на свою толстую шею.

Я киваю. Удаление языка — древняя традиция с Кретации. Это не даст призраку скаута говорить с преследователями, и он не предаст остальной отряд. Я был рожден и выращен на Кретации, как и остальные двадцать три скаута под моим командованием. Не важно, существуют ли такие призраки, я воздаю дань традиции.

— Что с врагом?

— Почти две сотни по примерным подсчетам.

— Хорошее число, — отвечаю я. Несмотря на все мои усилия, слова звучат так же пусто, как мало они значат на самом деле. Две сотни — это даже не малая часть вражеских сил, наводнивших город вокруг нас. Я смотрю на горящий горизонт на востоке.

— У нас мало времени. Выдвигаемся через пять минут, — я поворачиваюсь к Кофи, — наш правый фланг будет открыт во время пересечения улицы. Пусть основные силы пойдут слева, мы не можем себе позволить застрять в очередной перестрелке. Если она начнется, одно из отделений останется прикрывать наше продвижение.

— Сержант Виритиил и его бойцы пойдут по левому флангу. Их тяжелый болтер подарит нам некоторое время, если мы будем обнаружены, — Кофи делает паузу, — Темель, у нас есть раненые, — он понижает голос, обращаясь ко мне по имени.

Я не спрашиваю, сколько их. Это не имеет значения. Пять, пятьдесят — это не изменит моего приказа, и Кофи знает это. В его глазах нет надежды, они остаются такими же твердыми, как его бугрящиеся плечи. Сержант говорил из чувства долга перед своими воинами.

— Оставьте их.

Хотя я и уверен в том, что делаю, мой голос настолько холоден, что удивляет даже меня самого. Никогда не думал, что доживу до момента, когда смогу отказываться от братьев также легко, как от использованного аккумулятора. Я провел слишком много времени в тени. Мои действия были скрыты, и их судил только неотрывный взгляд моей совести. Я вздыхаю. Даже она превратилась в уставшего наблюдателя, неспособного вызвать чувство вины.

— Долг и честь не всегда идут рука об руку, — звучит голос сержанта Эшироса, похожий на твердый шепот снайперской винтовки, — но они пересекаются достаточно часто, чтобы доблестные остались на верном пути.

— Ты провел слишком много времени с капелланом Апполлусом, сержант.

Я поворачиваюсь к Эширосу, который выглядит очень потрепанным. Кожа на его лице исказилась и загрубела, а нижняя часть обгорела до черноты.

— Что случилось?

Эширос ухмыляется, и его неприятные раны искажаются ещё больше, придавая лицу жестокое выражение.

— Капеллан не дал бы тебе так быстро отойти от темы, капитан.

Я улыбаюсь. В глазах Эшироса горит только праведное тепло. Он точно станет капелланом.

— Я найду Апполлуса, когда мы вернемся на Виктус, — я коротко киваю Эширосу и поворачиваюсь к Кофи.

— Если мы не доберемся до артиллерийских позиций до начала дня, мы провалим задание. Оставьте с ранеными поисковый маяк, когда миссия будет выполнена, мы пошлем за ними.

— Андас и Сотис просили разрешения остаться с ранеными, — Кофи уже отворачивается от меня, — они помогут зачистить одно из меньших зданий.

— Нет, мы не можем оставить никого. Миссия будет тяжелой.

— Увидимся на улице, — голос Кофи не выдает его чувств.

Я смотрю ему в спину, пока он уходит и исчезает во мраке здания. Наша следующая битва в дуэльных клетках многое откроет.

Следующие пять минут я стою один.

Стремительные щелчки перезаряжаемого оружия и резкий скрежет лезвий, водимых по точильному камню, помогают мне следить за временем. Этот привычный отсчет до битв, является для меня более точным, чем любой хронометр. Я смотрю во тьму улицы и мои сердца начинают биться быстрее в ожидании крови и смерти.


Неккарис. Темный мир. Солнце, которое когда-то сияло на горизонте — ушло. Луны планеты — побитые оболочки, безжизненно висящие в черноте. На планете не видно ничего из остальной вселенной, кроме слабого мерцания далеких звезд.

— Ложись! — прокричал с переднего парапета неккарийский солдат. Сержант, судя по бронзовой полосе на его плече, бросился в траншею, и за ним последовали бойцы его отделения.

Капеллан Апполлус не пошевельнулся. Он стоял, опершись на стену, пока вокруг разрывались артиллерийские снаряды. От его брони отскакивала каменная пыль и металлическая шрапнель.

— Уже три дня мы подвергаемся атакам, три дня враг обстреливает нас из мортир и осадных орудий, — капеллан повернулся, вперив взгляд в неккарийцев, — и все эти три дня снаряды не падали дальше этой стены. Когда эти идиоты научатся просто приседать?

Харахель хмыкнул. Он стоял слева от Апполлуса, опираясь на эвисцератор, чье лезвие было выше, чем любой местный житель.

— Может быть, тебе стоит использовать это время и провести им службу, вдохнуть в этих «воинов Императора» немного доблести.

— Такие хрупкие сосуды не смогут сдержать огонь доблести, — ощерился Апполлус.

— Я удивлен, что этот дурак ещё не сорвал голос из-за всех этих криков, — сказал Нисрок. Апотекарий стоял с ними на стене, с руками, скрещенными на груди.

Балтиил вздохнул за его спиной. Он ожидал такого открытого презрения от Апполлуса, а сдержанная агрессия Харахеля была намного лучше, чем приступы ярости, которые случались у чемпиона роты. Но Нисрок…Балтиил посмотрел на апотекария, чей левый глаз заменяла бионика. Библиарий потянулся разумом, изучая поверхностные мысли Нисрока. В последнее время апотекарий стал более мрачным, он был сам не свой с Армагеддона.

— Если вы собираетесь насмехаться над ними, делайте это не так открыто. Неккарийцы нам пригодятся в последующие дни, — сказал Балтиил по внутреннему воксу.

— Я сомневаюсь в этом, брат, — указал Апполлус на неккарийских солдат, съежившихся у стены траншеи.

Сет почувствовал на себе взгляд Балтиила, но промолчал. Он разделял чувства Апполлуса. Расчленители плохо подходили для обороны. Это сидение на месте разъедало их сдержанность, и, если они не смогут скоро вступить в бой, то у неккарийцев будут более серьезные проблемы, чем открытая грубость.

— Как долго нам ждать? — спросил Харахель в пустоту.

— Пока Темель не выполнит миссию, — ответил Сет, рассматривая раскатывающиеся взрывы, создающие и разрушающие городской рельеф.

— Если он ещё жив, — сказал Апполлус, — у нас всё ещё нет никакого представления о том, сколько врагов сейчас в столице.

— Капитан Темель не подведёт нас, это не в его крови, — сказал Сет, — как только он уничтожит артиллерийские позиции — мы выступаем, — он повернулся, чтобы осмотреть конвой из бронетранспортеров «Носорог» во дворе. Десять бронированных машин, казалось, возмущены бездействием. Их корпуса дрожали, пока двигатели работали на холостых оборотах.

— К тому времени я бы уже прошел половину города, — между пальцев Апполлуса посыпалась каменная пыль, когда он сжал каменную стену.

— Даже ты и твоя рота смерти не переживут этого, — Нисрок указал на землю за стеной, в которую врезался очередной артиллерийский залп, создавший ещё один кратер на усыпанном обломками ландшафте.

— В нынешней ситуации я готов это проверить.

— Повелитель Сет, — дрожащим, как земля под ногами, голосом обратился к магистру ордена полковник Ним. Его строгий, уверенный тон, поставленный за 30 лет командования, будто пропадал, когда солдат обращался к Расчленителю.

— Что?

Полковник вздрогнул, когда Сет повернулся, чтобы взглянуть на него.

— Астропаты, повелитель, они получили для вас сообщение.

— От кого?

— Повелитель, оно от владыки Данте.


Я замираю. Во тьме перед собой я вижу сжатый кулак, который передает предупреждение. Враг. Я падаю на живот и ползу вперёд. Куски камней и осколки стекла, усеивающие землю, сдвигаются и трескаются от моего движения. Я продвигаюсь с осторожностью, минимальный шум, который я издаю, теряется в завывании ветра и далеком реве артиллерии. Но всё же, каждый шорох камня бьет мне по ушам, будто бы это неожиданный звук выстрела. Я тренировался двигаться бесшумно сотню лет, но столько же тренировался слышать самые неразличимые звуки. Это разочаровывающее противоречие моей жизни, которую я провел, слушаю тишину, которую никогда не смогу услышать.

Я подполз к двери и оказался рядом с Кофи и его отделением. Пять скаутов были почти невидимы, как духи, скрытые дождем и дымом, покрывающим город мрачным покровом. Кофи прижимается к разрушенной части стены, несколько выпавших кирпичей позволяют ему заглянуть внутрь комнаты. Он жестом подзывает меня взглянуть. Я осторожно поднимаюсь на одно колено и смотрю в щель над сломанной железной панелью, закрывающей дверной проем.

Соседняя комната — огромна, её пол заставлен высоченными дата-прессами, потрескавшимися и разбитыми от безжалостной бомбардировки. Металлические опорные балки и арматура торчат в разные стороны из-под скалобетона, покрывающего стены. Мой взгляд следует за толстыми трубами, за извивающийся балкон и неровные края верхних этажей. Всё это я вижу за удар сердец, до того, как запах пепла и быстро потушенного огня появляется на ветру и снова привлекает моё внимание к земле. Примерно в центре комнаты, между несколькими прессами, в круг согнана группа побитых гражданских, в порванной одежде. Мужчины, женщины и дети всех возрастов отчаянно хватаются друг за друга, вымоченные дождем, падающим сквозь сломанную крышу. Справа от них стоят три десятка предателей, они готовы стрелять. Я даю сигнал продвигаться, но останавливаюсь, заметив кое-что ещё.

Я моргаю, чтобы прочистить глаза и пристально вглядываюсь во тьму, за спинами предателей, промежуток, на пути дождя. Я вижу его. Архиврага. Его броня глубоко черного цвета, маслянисто-зеркальная, отражающая окружающую его тьму.

Я вижу, как палец Сотиса напрягся, на курке его снайперской винтовки.

Я поднимаю руку с растопыренными пальцами.

— Жди.

Сотис убирает палец с курка. Впереди на виду появляются ещё двое из рядов архиврага, держа болтганы на уровне груди. Сотис кивает мне в знак благодарности. Его взгляд задерживается на мне, в глазах застыл вопрос.

Я отворачиваюсь. Гражданские — не наша цель.

Вокруг нас не укрытий, крошащиеся кирпичи не защитят от шторма болтов.

Если бы там был один воин архиврага, мы бы взяли комнату и продолжили выполнение задания. Встретившись с тремя, мы понесем потери, которые не можем себе позволить.

— Есть ли обходной путь? — знаками спрашиваю я у Кофи.

— Эширос ищет его.

— Тогда мы держим позицию, — жестами отвечаю я, а мои глаза не отрываются от гражданских. Я вижу, как мужчина обнимает женщину, женщина — ребенка, ребенок — ещё одного ребенка. Я уже видел такое раньше. Когда-то я думал, что это проявление мужества. Но я был не прав. Это всего лишь покорность судьбе, а не отвага. Люди просто не хотят умирать в одиночестве. Император даровал им хотя бы это. Я слышу щелчки готовящегося к стрельбе оружия.

Предатели открывают огонь.

Здание наполняется грохотом автоганов, создающим давящее эхо, похожее на приближение шторма. Я вижу искажения в дожде, пули прорывают тоннели брызгов, пока летят в сторону людей. Тела дергаются, когда в них попадают пули. Рты остаются открытыми в крике, который теряется в жестоком смехе предателей. Глаза расширяются от боли и страха, а затем из них исчезает жизнь. Шум затихает, движение прекращается. На мгновение, нет ничего кроме дождя и дыма из стволов оружия предателей.

— Во внешней стене есть брешь. Мы можем пройти сквозь неё, — шепотом говорит Кофи.

— Где?

— На дальней левой стороне, Эширос проведет нас, — Кофи указывает на участок балкона.

Я смотрю наверх и вишу Эшироса. Сержант и четверо его скаутов скрываются в обломках лестницы.

— Принято, — киваю я, три раза постучав по комм-бусине на моем горле.

— Вперед, одной колонной, — я стучу ещё раз, делаю паузу, и ещё два.

— Двигаемся скрытно, обходим слева, — Кофи и его отделение пробираются в комнату. Я жду, пока последний из них не дойдет до первого пресса, перед тем как последовать вместе с Сотисом и Андасом. За нами двигается отделение Билета, а Витриил остается позади, чтобы прикрывать огнем. Мы двигаемся медленно и осторожно, передвигаясь между прессами, только по сигналам Эшироса.

На уровне третьего пресса, за сорок шагов до дыры в стене, самая близкая к мертвым гражданским точка нашего пути. Мои ноздри раздуваются от запаха крови, я чувствую, как ускоряется биение сердец, а мускулы напрягаются. Так призывно действует не запах крови мертвых. Предатели накинулись на трупы подобно стервятникам. Они расчленяют и режут трупы на части ножами и грубыми инструментами, забирая органы и части тела, только Император знает для чего. Я хочу оказаться среди них, разрывая их на части зубами и клыками, запустить кулак во внутренности этих трусов и вырвать их глотки. Я опираюсь рукой на пресс и успокаиваюсь, чувствуя, как со лба стекает капля пота. Я закрываю глаза и говорю себе, что последующие убийства утолят мою жажду. Я должен поверить в эту ложь, иначе я провалю задание.

Мы подбираемся к четвертому прессу по одному, прижимаясь к земле и держа оружие перед головой. Моё лицо кривится, оттого, что обломки царапают кожу. Из десятка порезов по всему телу бежит кровь, и каждый укол боли грозит вырвать остатки моей сдержанности. Я сжимаю зубы и загоняю вглубь злобу, поднимающуюся в груди. Бредущий предатель заставляет меня остановиться на полпути между четвертым и пятым прессом. Я смотрю на него из-за упавшей трубы. Я не слышу его шагов, они теряются в биении моих сердец. Я лежу и смотрю, как Кофи вырывается из укрытия, ломает предателю шею и утаскивает из виду. На мгновение, я ненавижу Кофи. Это облегчение должно было быть моим. Я у пятого пресса. Наша колонна растянулась, остальным нужно время, чтобы догнать нас. Я радуюсь передышке и, опершись спиной о холодный металл, глубоко выдыхаю. Я не видел никого из воинов архиврага, после того как мы вошли в комнату, но все мои инстинкты говорят о том, что они ещё здесь.

Андас рядом со мной рычит.

— Прокляни тебя Император, — я выдавливаю ругательство сквозь стиснутые зубы и поворачиваюсь к нему. Его глаза расширяются, в них блестит безумие. Я прижимаю его к прессу.

— Держи себя в руках, брат, — шепотом я говорю ему на ухо, надеясь, что он в силах внять моим словам, — ты выдашь нашу позицию.

Андас скалится и пытается вырваться. Моя злоба уходит, с появлением грусти.

— Храни тебя Сангвиний, — я всаживаю нож в живот Андаса, прикрыв его рот рукой, чтобы скрыть звуки смерти. Я прижимаю тело к прессу, пока не чувствую, что он перестал дергаться и кладу его на землю.

Лицо Сотиса искажается злобой. Из его движений я понимаю, что он злится не на меня. Их братские узы были крепки, и слабость одного постыдна для другого.

— Позволь мне, — он достает нож и наклоняется, чтобы срезать язык Андаса.

Кофи и его отделение уже в семи шагах от дыры в стене, когда приходит буря. Молния разрывает небо и скрывающую нас тьму.

Теперь у нас нет выхода. Придется сражаться.

Предатели-люди реагируют не сразу, они шокированы колонной Расчленителей, оказавшей посреди них. Воины архиврага не знают таких колебаний. Болты уже летят в нашу сторону, ещё до того, как погасла первая вспышка.

К их чести, отделение Кофи не бросается на землю. Они поворачиваются и открывают ответный огонь, звучащий рявканьем болт пистолетов. Я вижу, как погибают трое скаутов, отброшенные назад масс-реактивными снарядами.

Их самопожертвование позволяет остальным набрать темп.

— Прикрыть огнем! — вырываются из моей глотки слова, когда я бегу в сторону предателей. Пули автоганов высекают искры, попадая в окружающие меня машины. Предатели начинают целиться лучше, мою кожу царапают куски камня, вылетающие от попаданий в землю передо мной.

За моей спиной открывает огонь отделение Витриила. Стучащая какофония тяжелых болтеров заглушает лихорадочные крики предателей. Культисты исчезают в красном тумане, разорванные огнем.

Я пробегаю сквозь дымку крови и плоти. Передо мной стоят три воина архиврага, но я продолжаю движение. Их болтеры направлены на меня, и я сжимаю зубы, приготовившись терпеть ранения, но они не приходят.

Один из врагов дергается и падает, в его шее зияет дыра. Оставшиеся двое бросаются в укрытие за горой стали.

— Рассредоточиться! — я слышу приказ Эшироса отделению, когда оставшиеся космодесантники-предатели открывают огонь по балкону. Я молча возношу молитву Императору, чтобы они нашли укрытие, и продолжаю бежать.

Магазины архиврага опустели. Я слышу, как они падают на землю, а руки тянутся за новыми, слышу сухие щелчки свежих патронов, встающих на место. Я смотрю на то, как их стволы поворачиваются на меня, а пальцы напрягаются на курках.

Они открывают огонь.

Я прыгаю вперёд, уходя в кувырок. Выстрелы ревут у меня над головой, разрывая воздух в том месте, где я только что стоял. Я встаю у ног ближайшего из врагов. Энергетическое поле моего клинка вспыхивает лазурным пламенем, а болтер архиврага падает, когда я отсекаю ему руку. Он кричит на языке, который обжигает мои уши. Я рычу, перехватывая меч и отрубая ему голову.

Последний из предателей бьет меня прикладом болтера. У меня нет времени, чтобы уклониться и я подставляю скрещенные запястья и готовлюсь к удару. Вспыхивает боль. Он бьет меня снова и что-то ломается. Третий удар попадает в мои рёбра. Я взмахиваю мечом, отсекая ствол болтера. Удар оставляет меня открытым, и враг пользуется этим. Он бьет меня в подбородок левой рукой. Я кувыркаюсь после удара и стараюсь не потерять сознание.

Предатель идёт на меня, и из вокс-решетки его шлема раскатывается смех. У меня из ушей начинает идти кровь.

— Прими свою смерть, она — идеальное отражение твоей жизни, — его голос похож на скрип иссохшего дерева, невозможно старого, по меркам смертных. Он достает длинный изогнутый нож, черный, как его броня.

Я сжимаю рукоять меча.

В наплечник предателя врезаются снаряды. Он поворачивается, поднимая руку, чтобы защитить голову.

— Варвар, — в этом слове заключена вся глубина его ненависти, пока он готовится встретить нападающего.

Сотис бежит к нам, стреляя из болт-пистолета.

Предатель бурчит и бросает нож. Он попадает в грудь Сотиса и отбрасывает его назад.

— Нет! — рычу я и бросаюсь вперед. Мой меч входит в грудь врага. Он хмыкает, будто рана не серьезна и хватает меня за шею. Я смотрю в его забрало и вижу только себя. Ненависть из моих собственных глаз отражается в отполированном черном доспехе.

— Умри, — скрипит мой голос сквозь стиснутые зубы, пока я загоняю клинок глубже и чувствую, как по моей руке бежит его кровь. Его перчатка сжимается на моей шее, я слышу треск костей. Он убьет меня раньше, чем я найду его сердце.

Мимо моего уха проносится пуля, попадающая в запястье архиврага. Его рука падает. Он поднимает обрубок руки к шлему, не веря в произошедшее.

— Прими смерть, это конец твоей жизни, — огрызаюсь я, вгоняя меч в его основное сердце.

Я даю его трупу упасть, и вымотано падаю на одно колено.

— Сангвиний благослови твою меткость, — произношу я благодарность Эширосу, смотря на балкон. Только он мог так стрелять. Я с трудом поднимаюсь и опираюсь на выгоревшую бочку.

— Сколько? — спрашиваю я у Кофи по воксу.

— Слишком много.

Я сглатываю комок ярости и оглядываюсь. Шторм прекратился, и комната снова погрузилась во тьму. Запах смерти становится удушливым. Пол скользит от крови. Сержант Кофи распределяет отделения, а оружие перезаряжается и готовится к бою.

Я слушаю, как дождевая вода отскакивает от металлических прессов, надеясь на мгновение спокойствия, но не нахожу его. Мой разум изменяет звуки, наполняя слух стрельбой, мерным ритмом противовоздушного огня и ускоряющегося стрекота автопушек. Мои сердца бьются в груди, готовые продолжить сражаться. Вздохнув, я поднимаюсь на ноги.


Девять неккарийцев покончили жизнь самоубийством. Ещё десяток хныкал как младенцы, трясясь в позе эмбриона от накатившего страха. Остальные беспомощно смотрели и молились Императору, смотря за тем, как Расчленители готовились уходить.

— Поднимайся на борт, капеллан, — голос Сета был похож на рев цепного меча.

— Нет, — ответил Апполлус, — мы не можем просто так уйти.

— Мы можем, и мы должны.

— Ты забыл о том, что там Темель и остальные?

— Я осведомлен о расстановке наших сил.

— И ты всё равно уходишь?

— Я уже говорил тебе. Эта новая угроза настолько велика, что Кровавые Ангелы не справятся в одиночку.

— Данте стоит позвать, а ты уже бежишь.

Сет зарычал и шагнул вперед, прижав лоб ко лбу Апполлуса.

— Только то, что мы сражаемся вместе уже многие годы, брат, только вместе пролитая кровь сохранили сейчас твою жизнь, — Сет сжал кулаки, — клянусь именем Сангвиния, если ты ещё хоть раз будешь говорить со мной таким тоном, я убью тебя.

Апполлус молчал.

Палец Харахеля придвинулся ближе к кнопке активации эвисцератора. Он стоял наверху рампы «Громового ястреба», наблюдая за Сетом и Апполлусом. Сет был величайшим воином Расчленителей со времен Амита, но и в Апполлусе скрывалась тьма, дикая жестокость, благодаря которой он был непобедим в дуэльных клетках. Оба — незаменимые герои ордена. Харахель надеялся, что ему не придется вмешиваться.

Сет сделал шаг назад и взял себя в руки.

— Под угрозой Ваал, Апполлус. Тираниды поглощают всё на своём пути. Если мы не отправимся сейчас — Ваал падет.

— И что с того? Пусть Кровавые Ангелы беспокоятся из-за Ваала. Что такого в этом мире?

Разве этот — менее важный?

— Не оскорбляй меня своими потугами на невежество. Ты знаешь, что он менее важен.

— Ваал — не наш мир, — ответил Апполлус.

— Это мир Сангвиния, дом нашего отца.

— Нашего отца больше нет, — Апполлус старался держать голос ровным.

— Под двумя красными солнцами смерти будет начало искупления моих сынов. Их судьба будет решаться воином в золотом, по их действиям он познает их отвагу. И будут они сражаться с незнакомым врагом, чудовищем, держащим судьбу людей в своей пасти. В этой войне они не смогут победить, а поражение будет началом конца.

— Я читал Скрижали Сангвиния, — сказал Апполлус, — сколько же наших братьев должно умереть ради победы Данте, сколько жизней Расчленителей стоит Ваал?

— Ваал стоит всех наших жизней, он нужен нам, Апполлус, — Сет уже уходил прочь, повернувшись спиной к капеллану.

— Память о благородстве не изменит нашу сущность.

— Нет, не изменит, — Сет повернулся обратно к Апполлусу, будто с тяжестью на плечах, — но без него мы будем потеряны навсегда. Как мы сможем вернуться с самого края, если нам некуда возвращаться?

Апполлус промолчал и, постояв ещё мгновение, без слов последовал за Сетом в «Громовой ястреб».


Передо мной сцена безумия. Руины улицы заставлены штурмовыми машинами. Каждая артиллерийская пушка несет на себе следы предательства, её железные и стальные части изменились под влиянием темных союзников неккарийцев. Стволы орудий изломаны и разбухли, они растянулись как бесформенные рты, скалящиеся и кашляющие, когда выпускают снаряды. Некоторые из них дергаются в цепях, приковавших их к месту. Другие вспыхивают огнем, их корпусы сверкают и накаляются, поглощая тела орудийного расчета. Всё покрыто темными чернильными рунами, изменяющимися и дергающимися, когда на них посмотришь.

Я по колено в грязи, и она дрожит, когда орудия выпускают очередной залп.

— Держаться. В укрытие, — знаками указываю я Кофи. Сержант и его отделение находятся в здании за моей спиной. Этот разрушенный сельскохозяйственный завод — единственное укрытие на южной стороне вражеских позиций. На западе Эширос и его скауты скрылись в разбитых хранилищах нутриентов и ждут приказа. Остальные члены роты уже заходят с севера.

— Чисто. Двигайся, — показывает мне Кофи.

Я пригибаюсь ниже и начинаю движение, пролезая между двумя выгоревшими подъемниками к ближайшей машине.

В моем ухе звучит тихий звонок.

— Стой, — я замираю и бросаю взгляд на Кофи.

— Три цели. Десять шагов, — я с трудом различаю его предупреждение.

Я прижимаюсь животом к земле и высовываюсь из-за груды кирпича, за которой прятался.

Позиция артиллерии опоясана неглубокой траншеей, полной врагов. Патрулирующие предатели прижимают к груди автоганы. Рев демонических орудий и крики их менее удачливых команд отвлекают солдат от патрулирования.

Я постукиваю по горлу один раз, затем ещё два подряд. Три ближайших ко мне предателя дергаются и падают на землю, в черепе каждого из них зияет дыра. Я показываю знак благодарности Эширосу и спрыгиваю в траншею. Уже приближается следующий патруль, они обнаружат тела всего через пару шагов. Я двигаюсь дальше, доверившись тьме и винтовке Эшироса.

Через десять шагов я оказываюсь у первого орудия, которое рычит от моего приближения. Из выхлопных отверстий пушки вырывается зеленое пламя, а в воздухе висит удушливая практически непереносимая вонь серы, кордитекса и обгорелой плоти. Я спотыкаюсь, запах вызывает головокружение, угрожая прибить меня к земле. Я достаю нож и делаю надрез между губой и носом, из него бежит кровь. Её запах заполняет мои ноздри, и вонь орудия исчезает, сменяемая кровавой ясностью. С рыком я устанавливаю заряд. Корпус машины трясется от моего прикосновения.

— Умри с честью, — плюю я, и обхожу корпус, подбираясь к следующей цели.

Я закладываю ещё один заряд и кувыркаюсь под корпусом техники, чтобы избежать патруля. Я продолжаю движение, от цели к цели, настолько быстро, насколько осмелюсь, ускоряясь до бега, когда лай артиллерии прячет звуки моих шагов. Эширос и остальные прикрывают меня, когда я бегу по открытому пространству, но между танками я сам по себе.

— Осторожно! — выдавливает предатель, когда я выхожу из-за угла противовоздушного танка с четырехствольной пушкой, чтобы занять место между ним и ещё одним танком с мортирой, установленной на месте турели. Рядом со второй машиной стоят ещё четверо из их падшего братства.

Я бросаюсь вперёд, хватаю оружие ближайшего предателя и прижимаю к его груди, толкая перед собой, по пути убивая двоих ударом ножа. Четвертый и пятый поднимают стволы, чтобы выстрелить. Я бросаю нож в грудь четвертого, он падает. Палец пятого напрягается на курке. Я вырываю оружие из рук первого и использую его как дубинку, нанося удар по лицу стрелка. Он падает, из его черепа вытекают мозги. Первый предатель поднимается на ноги, я пока не обращаю на него внимания и забираю свой нож. Когда враг собирается бежать, я поворачиваюсь и прикалываю его к танку ножом за щёку. Его рот дергается, в мольбе, глаза расширяются от ужаса. Я жестоко ухмыляюсь и оставляю его там.

Ещё пара зарядов и работа завершена.

— Стой, — раздается в моем ухе шепот Кофи.

Я застываю на месте.

Кофи снова говорит.

— Архивраг.

— Сколько? — спрашиваю я шепотом, плотно прижав к горлу комм-бусину.

— Пять. Тебя заметят, как только начнешь двигаться.

Я сверяюсь с хронометром. Отделения, двигающиеся с севера, подорвут свои заряды через три минуты.

— У нас нет времени.

Я выбегаю из укрытия и открываю огонь, отдача из болт-пистолета на автоматическом режиме бьет мне в руку.

Воины архиврага не двигаются, пока мои болты отлетают от их брони, а затем открывают огонь. Заряды болтеров летят за мной по пятам, пока я бегу в укрытие у вражеской техники напротив. Слишком далеко, моё лицо кривиться и я спотыкаюсь, когда мою икру зацепляет скользящим выстрелом.

— Ложись.

Я бросаюсь в пол, по команде Кофи. Секунду спустя за моей спиной взрывается ракета. Затем, на позицию архиврага прилетает вторая и стрельба затихает.

— Заканчивай быстрее, целей больше, чем у нас осталось патронов, — на этот раз в моем ухе звучит голос Эшироса.

Он прав. Предатели наводняют траншеи со всех сторон. Тьма вокруг меня отступает, сменяемая огнем ручного оружия.

Я продолжаю в темпе, бросаю заряды под гусеницы оставшихся машин и расстреливаю выходящие из них экипажи.

— Мы готовы! — кричу я по комму, пробираясь к позиции Кофи

— Да, может быть, совсем готовы, — не напрягаясь, говорит сержант, но он прав.

Траншеи полны предателей, а сам Кофи и его отделение прижаты за низкими стенами. У Эшироса дела обстоят не намного лучше. Я не выберусь до того, как их подавят.

Я смотри в глаза Кофи во тьме, слова не нужны.

Он взрывает заряды.

Шум настолько силён, что, кажется, будто его нет, оглушающая волна, растягивающая мой рот в крике, когда взрыв сбивает меня с ног. Моё тело окутывает огнем, окатывает шрапнелью, и я ударяюсь о землю. Тьма забирает с собой боль.

— Капитан? Капитан Темель?

Я открываю глаза и вижу Кофи. Он жестами показывает не двигаться. Я смотрю на свой живот и вижу, что прибит к земле зазубренным металлическим штырем.

— Дело сделано? — я чувствую, как из моего рта бежит кровь, пока я говорю.

— Да, артиллерия уничтожена, — лицо Кофи выражает беспокойство.

— Ненавижу ре-ювенатный саркофаг, — с ухмылкой говорю я, — передай мне дальний комм.

Кофи зовет Эшироса. Он хромает, а его левая рука представляет собой кровавый ошметок.

— Капитан, — с гримасой говорит Эширос.

— Похоже, что даже ты не вышел из этого боя не пострадавшим. Благословение Императора было где-то в другом месте.

Его выражение лица расслабляется.

— Похоже, он был занят тобой, — кладет он на землю рядом со мной комм-блок и передает микрофон.

Я наживаю кнопку, и место статики занимает тишина.

— Магистр Сет.

Проходит мгновение. И ещё одно. Я слушаю потрескивание статики в ожидании ответа.

— Ма…

— Капитан Темель.

Вживую, голос Сета похож на рёв цепного меча. Искаженный воксом, он больше напоминает громовые раскаты гневного бога. Я улыбаюсь, радуясь тому, что я сражаюсь за него, а не против.

— Это Темель. Миссия выполнена.

Статика меняет тон, и, кажется, что Сет собирается ответить. Я молчу, но ответа нет.

— Мы уничтожили вражеские артиллерийские позиции, — продолжаю я, — вы можете начать движение и вступить в бой с основными силами врага.

— Мы не придем, — слова Сета бьют, подобно молоту. Я чувствую их острее, чем рану в животе, — Ваал в опасности, мы уже поднимаемся на орбиту, — продолжает Сет.

— Я понимаю, — мой голос твердеет, когда я думаю о долге и чести. Если это мои последние слова к ордену, пусть они будут сильными и целенаправленными, — Да пребудет с тобой Кровь, повелитель.

— Сангвиний сохрани тебя, Темель.

— Габриэль… — с колебанием начинаю я, стараясь отделить свои чувства от того, что необходимо было сказать, — наше братство выковано в самопожертвовании. Мы несем бремя смерти нашего отца, как шрам на наших душах. Его самопожертвование лежит в самой основе нашего естества. Не позволяй своим действиям давить на тебя, не позволяй им определять, кто ты есть.

Соединение обрывается.

Я передаю устройство Кофи и жду мгновение, ощущая прилив адреналина, наполовину состоящий из злобы, наполовину из горечи.

Кулак сержанта сжимается на микрофоне, его костяшки белеют, когда я передаю сообщение Сета.

— Просто вот так, — рычит Кофи.

— От этого страдает Сет, а не мы.

Эширос вопросительно смотрит на меня.

— Это его ноша, мы будем слишком мертвыми, чтобы переживать, — я делаю паузу, наблюдая, как в уголках их глаз проблескивает осознание, — или вы пришли сюда не для того, чтобы убивать и умереть во имя Императора и Сангвиния?

— Нам нужно идти, скоро здесь будут вражеские подкрепления, — Эширос уже готовит роту, чтобы собираться и продолжить движение.

Я киваю.

— Сделайте для этого мира всё возможное.

— Капитан… — лицо Кофи искажается, он не хочет этого слышать.

— Моё время вышло. Идите.

Кофи собирается отвернуться от меня, но я хватаю его за руку и указываю на нож. Он без вопросов передает его мне.

Я беру нож и засовываю его в кучу дымящихся осколков, пока лезвие не раскаляется докрасна. Я открываю рот и одной рукой хватаю язык, а другой подношу к нему клинок.

— Пусть Кровь даст тебе сил, — Кофи делает мне честь, не отворачиваясь от того, как я, молча и со спокойным лицом, отрезаю себе язык.

Мои губы покрыты кровью, и я бросаю кусок мяса Кофи. Он с легкостью ловит его в воздухе и подвешивает на шею вместе с остальными.

— Возьми, — Эширос даёт мне тяжелый болтер, — убивай, пока не умрешь, — говорит он, цитируя одну из любимых аксиом капеллана Апполлуса.

Эширос улыбается и уходит. Кофи остается на мгновение, ища слова, которые он никогда не найдет, перед тем как ускользнуть в ночь.

Я жду, одинокий дозорный во тьме. Я слушаю, как приближаются возня людей и грохот гусениц. Запах крови наполняет мои ноздри и ускоряет биение сердец. Мои мысли поглощены смертью, которая скоро заберет меня, и смертью, которую я принесу врагам.

Я — возмездие, я — ярость, я — гнев. Слова, который я произносил тысячу раз, всплывают в моем сознании, подобно поднимающейся буре. Моё лицо искажается в гримасе. Я передергиваю затвор тяжелого болтера и открываю огонь.


Черный «Громовой ястреб» был практически незаметен на фоне темного скалобетона литейного цеха. Он не поднимался в воздух с самого первого приземления на Неккарис, между двумя огромными трубами здания.

Первый Фанатик Гилон подошел к кораблю с осторожностью человека, который точно знал, что ожидает его внутри. Он на мгновение остановился, осматривая тьму. Несмотря на то, что говорили его глаза, он не был наивен, чтобы считать, что находился в одиночестве. Гилон провёл всю свою жизнь в вечной ночи Неккариса и научился обращать внимание на то, как вставали дыбом и дергались волосы на его шее. Там, в темноте, за ним следили боги. Он вдохнул, успокаивая нервы, и поднялся по рампе, в сумрак «Громового ястреба».

Внутри корабля было так же темно, как и снаружи. Гилон достал из туники лумо-палочку и резко разломил её. Химикаты внутри заискрились белым, пока не проявился обычный светло-зеленый цвет. Он пошел вперед, держа палочку перед лицом. «Громовой ястреб» был не рад его присутствию, светло-зеленое свечение придавало внутреннему убранству призрачные черты. Каждый шаг Гилона отдавался жутким эхом, внушавшим ему ужас. Корабль был больше похож на мавзолей, чем на воздушно-десантное судно. У стен основного трюма стояли древние статуи, высеченные из темнейшего камня. У ног каждой из них было оружие или ужасная реликвия, заключенные в стазис, назло времени. Гилон был здесь всего два раза. Первый из них — во время Дня Правды, когда боги пришли и освободили его от лжи фальшивого Императора. Второй — когда он привел свою армию к победе, зачистив столицу Неккариса от трусов, не желавших принять единственную правду. Гилон прошел к лестнице, ведущей на верхний этаж, и зажал люмо-палочку в зубах. Подтянувшись, он схватил первую перекладину. Она была настолько толстой, что он с трудом мог её обхватить. Подъем давался Гилону гораздо тяжелее, чем в прошлый раз, усилия истощали его уже старое тело.

По верхней палубе гуляли тени, как будто она была подсвечена дергающимся огнем костра. Гилон загнал в себя знакомое ощущение ужаса и убрал люмо-палочку в карман. В корабле не было ни намека на жаровню или открытый огонь, но за ним следовал треск горящего дерева, пока он пересекал палубу, чтобы войти в следующую комнату.

— Зачем ты пришел? — голос Да’Ка Джумоке менялся, пока он говорил, напоминая ускользающий гром, шторм, собирающийся на горизонте.

Гилон упал на колени, распластавшись перед Да’Ка. Облаченный в черную броню бог сидел на троне из отполированного металла. Он был один в комнате, но при этом был более угрожающим, чем тысячи людей Гилона.

— Всё как ты говорил, повелитель, — Гилон смотрел в пол, пока говорил, — космодесантники, Расчленители, они уходят.

— Ты уверен? — то, как резко Да’Ка задал вопрос, резануло по ушам Гилона.

— Да, повелитель, — фанатик задрожал, пораженный ощущением крови, стекающей по его шее из ушей, — в этом нет сомнений. Мы…

Гилон дернулся, когда с трона Да’Ка раздался мягкий щелчок открытого комм-канала.

— Отзывайте братство. Мы закончили, — сказал Да’Ка, не обращая внимания на Гилона и двигаясь к выходу.

— Повелитель… — Гилон застыл с открытым ртом, вопрошая. Он повернулся, смотря на Да’Ка, пока космодесантник проходил мимо него, — теперь, когда Расчленители ушли, мы можем захватить столицу. Я думал, что это час нашей победы. Мы должны возобновить ата…

Со скоростью, невозможной для его комплекции, Да’Ка схватил Гилона и поднял в воздух, поднеся его лицо к своему шлему.

— Повелитель…я не хотел тебя оскорбить… — жалобно залепетал Гилон, увидев свое хрупкое тело отражающимся в непроглядной тьме шлема Да’Ка.

— Шшш, тише, — Да’Ка опустил голос, — вселенная не желает слышать о твоей слабости.

— Почему, повелитель? Почему ты бросаешь нас? — губы Гилона дрожали, по щекам бежали слёзы страха.

— Мне наплевать на твой мир. Мой покровитель желает падения Расчленителей. Сет оставил своих воинов умирать, а такое самопожертвование ни для кого не проходит бесследно. Такие мелкие раны и убивают гигантов, — Да’Ка положил руку на лицо Гилона, наслаждаясь хрустом костей, когда он усиливал давление, — хоть ты и жалок, я заберу твою жизнь. Ты будешь последний клинком, который оставит от моей души пустоту, которую нельзя будет ранить.

Челюсть Гилона была сломана, и он не мог кричать, когда щупальца синего пламени выползли из перчатки Да’Ка, чтобы поглотить его. Последние мгновения жизни Гилона воплощали собой ужасную, неописуемую агонию, а его кости горели со звуком сухого дерева.

Л.Дж. Голдинг Слово Безмолвного Царя

Больше? Вы хотите знать больше, лорд Анракир?

Мы поведаем вам обо всём. Быть может, так вы поймёте. Ведь, в конце концов, вам понадобятся союзники.

О Пожирателе мы знаем давно. Пока большая часть расы некронов долгие эры проводила во сне, Его Величество Сарех, Безмолвный Царь, скитался за пределами Галактики. Столь неописуемые вещи он видел, что ни на одном языке, включая наш, нельзя ясно изложить их словами.

Среди всех внегалактических врагов самыми ужасными оказались тираниды.

На протяжении несчётных циклов Сарех искал способы положить конец этой угрозе. В своей мудрости он наблюдал за ними, изучал и подвёл их к самому краю пропасти забвения, едва не нанеся последний, решающий удар. Он бился с ними в сотне миров, разорял флоты, дремавшие в холодной безграничной пустоте, и даже объединил вздорные и враждующие династии ради защиты наших общих интересов.

Вы спросите, какое это имеет отношение к заключению союза между живыми и мёртвыми?

Мы расскажем вам, мой лорд. Возможно, тогда вы сможете всё осознать.

Название мира, о котором пойдёт речь, не важно. По крайней мере для нас. Для людей же оно, видимо, имеет огромное значение. Для тех, кто считает себя неоспоримыми хозяевами этой галактики, они уделяют очень много внимания именам и представлениям о рае и аде, что выдумали для себя.

Отсюда начинается сказание об ангелах и демонах, если говорить грубыми и древними понятиями.

История о самых кровавых из ангелов и сражении у скалы Дьявола.

Там были и мы — Хатлан, Доветлан и Аммег, если вам угодно так называть нас, и многие, многие другие.

Пока вы странствовали меж звёзд, собирая десятину и подношения, мы откликнулись на зов нашего истинного повелителя. Когда внимание династий чем-то временно отвлечено, преторианцы способны мобилизовать огромные силы быстро и без лишнего шума. Так мы возвращаемся ко двору Безмолвного Царя, когда бы он ни пожелал, с собой принося вести о том, как продвигается Великое пробуждение. Мы — его глаза и уши в остальной галактике, его правая рука и голос.

Ведь он не говорит. И не станет. Не с вами.

Не сейчас.

Но однажды он может пойти на это, если вы покажете себя достойным.


Как усердно мы ни сражались, они всё-таки одолевали нас. Мы погибали, братья.

На Геенне, казалось, нет числа тем бряцающим механическим ксеносам. Три недели лорд Данте лично вёл третью роту в бой против их легионов. Вместе с ним наши штурмовые отделения из раза в раз наносили удар и отступали, пока капитан Тихо координировал огонь стрелковых групп. Настоящая монотонная и тяжёлая работа. Единственными, чья кровь проливалась на песок бесплодных пустошей, были мы сами.

Всё шло не так. Утолять нашу жажду было нечем. Ни одна багровая капля ни разу не упала на броню проклятых.

Тихо имел звание магистра жертвоприношений, и в тех обстоятельствах название его титула казалось весьма подходящим. Нас будто приносили в жертву, а Геенна являлась не чем иным, как алтарём, на котором совершают подношения. Действительно, мириады инопланетных рас всегда тянуло сюда, чтобы попробовать отнять у Империума право господствовать над этой планетой. За прошедшие столетия на равнинах мира-улья полегли миллионы людей куда чище душой, чем мы. Разве есть что-то благороднее и величественнее, чем стоять на страже подобного места от неумолимых полчищ чужеродной нежити?

И потому мы защищали этот мир всеми силами нашей роты Железношлемных.

Алые штурмовики обрушивались на противника с хмурых небес, напоминая кровавое пятно на фоне золотой Сангвинарной гвардии. Командор Данте всегда шёл впереди, словно острие клинка вонзаясь во фланги некронов. Его топор Морталис разил направо и налево, разрубая металлические тела с той же лёгкостью, что и живую плоть любого другого противника. Под божественной сенью Данте мы черпали свежие силы.

Используя собственный вес при свободном падении, моё отделение обрушивалось на головы врагов молотом ярости Сангвиния. Некроны едва успевали поднять свои глупо сияющие глаза, прежде чем мы врывались в их строй.

Никаких гигантских лордов в почерневших саванах. Никаких насекомообразных стражей, стегающих нас хлыстами из электрума. То были простейшие представители легионов, с которыми мы столкнулись сейчас; бескрайнее море тощих механических созданий, единственная тактическая способность которых, похоже, состояла в том, что они совершенно не собирались умирать.

Поддерживая наступление моих боевых братьев, я стремительно бросался на вражеских воинов с занесённым клинком. Как мы выяснили, ключ к успеху заключался в скорости. Некроны попросту не успевали достаточно быстро распознать в нас цели, пока мы постоянно двигались, и, видимо, не могли открывать огонь из гаусс-оружия, тщательно не прицелившись. Пользуясь этим, мы валили их дюжинами, снося головы и отсекая конечности, взрывая бронированные туловища выстрелами из пистолетов в упор и сабатонами втаптывая их останки в пыль.

Тем не менее на месте каждого ликвидированного нами некрона появлялось трое других. Более того, предположительно уничтоженные воины могли снова подняться, как только мы уходили. Какая-то чудовищная техномантия затягивала их раны.

Когда зелёные вспышки озарили неисчислимую орду, я посмотрел в небо. Громадные монолитные сооружения, тяжеловесно парящие в воздухе, спускались со склонов скал вдалеке. Их энергетические матрицы пускали заряды в свалку, раскидывая златобронных Кровавых Ангелов, будто ветер листья. Вокс-каналы отделений заполнил сводящий с ума пронзительный шум помех, и в один миг мы оказались полностью отрезаны от направляющей длани Данте.

А некроны всё прибывали и прибывали.

Напор холодных безжизненных тел становился сильнее. Вражеские воины начали колоть нас загнутыми штыками. Брат Джофаэль попытался высвободиться из хватки толпы, взлетев при помощи прыжкового ранца, но скелетные руки целиком утащили его в неспешно текущий металлический поток. Его предсмертные крики были беспощадно коротки.

Я впечатал ботинок в грудь ближайшего некрона-воина и толкнул его назад, кинув вслед пару осколочных гранат. Прогремевшие взрывы разбросали в стороны целый десяток роботов, но всё, что это дало мне, — немного времени, чтобы по-настоящему оценить тщетность и бессмысленность нашей атаки. Нас превосходили числом в соотношении сто к одному, да ещё и парящие ковчеги воскрешали ксеномертвецов прямо у нас под ногами. Так продолжалось до тех пор, пока нас в буквальном смысле не погребли под телами.

Нами пожертвовали. Не знаю, планировал ли всё так командор Данте, но за скоплением войск неприятеля я больше не видел его Сангвинарную гвардию.

В отличие от некронов, возрождение нам не доступно. Умерев, Ангелы смерти не поднимаются из мёртвых. В этом проявляется своеобразная чистота, правильность — нечто такое, чего некронам не удалось познать в их извечном поиске… бессмертия.

Ещё двое моих братьев упали на землю. Затем и третий.

Не помню, что именно я кричал в тот момент — скорее всего, что-нибудь грязное и вызывающее, но в неистовстве я валил врагов каждым взмахом своего меча, пока наконец у меня не осталось свободного пространства для нанесения удара.

Наплечники стали слезать под давлением металлических конечностей. Бесчувственные пальцы вцепились мне в запястья, лодыжки и горло. Меч вместе с плазменным пистолетом вырвали из хватки. Меня растягивали на части. Я что-то выкрикивал, но уже совсем не слова.

Тогда всё и произошло.

Пауза. Задержка.

Все как один, некроны запнулись. Всего на долю секунды их глаза померкли.

В следующий миг они синхронно убрали своё оружие и принялись отступать. Я с лязгом упал на спину, а затем, освободившись от ремней прыжкового ранца, увидел, как десять тысяч бессмертных ксеновоинов уходят от нас столь же непреклонно, как несколько мгновений назад наступали. Не раздумывая, я схватил свой пистолет и положил девятерых из них. Выстрелы приходились им в спины, и горячая плазма вываливала их механические внутренности на землю. Остальные космодесантники делали то же самое в напрасном и бессильном гневе. Кровь по-прежнему кипела в венах, поэтому израненные остатки передовых отделений нападали на неприятеля с бесполезно срывающимися с губ боевыми кличами. Поражённые некроны падали, но легионы более не обращали на нас никакого внимания.

Словно мы вовсе перестали существовать.

В этом не было никакого смысла. Зачем им внезапно сдаваться, когда победа, бесспорно, была в их ледяных руках?

Ответ крылся в беспристрастной математической логике. Он потрясёт нас всех и сильнее всего командора Данте.

Мы заблуждались на их счёт. Причём очень сильно.


Поймите, лорд, ангелоподобные никогда не являлись нашими врагами в этом деле. Они стали противодействовать замыслу Безмолвного Царя по чистой случайности. А также из-за их характерного нежелания признавать, что им совершенно ничего неизвестно об истинной природе Вселенной.

Сколько бы человечество ни называло себя венцом эволюции и полной антитезой расы тиранидов — вы только подумайте, какого они мнения о себе! — оно, возможно, имеет с ней куда больше общего, чем кто-либо из людей может представить. Доветлан как-то сравнил людей с насекомыми. Они роятся. Растаскивают всё, что видят. За рамками вопроса о воспроизведении собственного рода по-настоящему не думают ни о будущем, ни о прошлом. А ещё они строят ульи. В буквальном смысле.

Свои поселения, переполненные людьми и другими, даже более уродливыми жизненными формами, они возводят рядом с промышленными центрами и скоплениями ценных ресурсов, в открытую насилуя собственные миры ради продолжения нерационального цикла войны и размножения. Даже их правящие классы проводят всю свою органическую жизнь в пределах жалкой десятикилометровой зоны; такова замкнутая и самодостаточная натура обитателей миров-ульев.

Признаться, за всё время мы редко встречали подобные строения у разумных рас. Ульи — это кучи, сваленные из всех видов людей. Скопления органических отбросов.

Биомасса.

Приманка.

Неожиданной удачей оказалось появление подобной планеты на пути зверя, преследуемого Безмолвным Царём. После грандиозной победы над тиранидами в пространственной аномалии возле Анжака, Сарех отправился в погоню за флотом-осколком и оставался полностью незамеченным почти полные три цикла. В пустоте он наблюдал за перемещением жертвы. Исследовал её реакцию на внешние звёздные раздражители.

Тогда он приступил к вычислению вероятностей.

Одному лишь Сареху по силам было выполнить такую трудную задачу, но даже он в своей великой мудрости не станет отрицать провидение, что привело тиранидов к этой планете.

Наши холодные тела не представляют интереса для Пожирателя. В лучшем случае его могут привлечь используемые нами физические источники энергии.

Если нападаем мы, ему приходится защищаться. Но как корм для живых кораблей мы в любом случае не подходим.

В сравнении с нами человеческие миры-ульи для тиранидов словно маяки. Исключительный хищнический голод ведёт их в подобные места, изобилующие пищей.

И Безмолвный Царь знает об этом.

Как он позже сказал нам, тогда в его разуме стали складываться первые детали плана.

Он намеревался заманить тиранидов в ловушку, используя в качестве наживки людей.


Всемером мы собрались вокруг гололита: пять выживших сержантов отделений, измятых и обескровленных, доблестный Эразм Тихо и командор Данте, от страшного гнева которого нас оберегал капитан. И хотя они оба были облачены в схожий золотой доспех, никогда прежде они не выглядели настолько разными, как сейчас.

— Ответь-ка мне вот на что, — прорычал Данте, — откуда они узнали? Как некроны сумели просканировать межзвёздную пустоту лучше, чем приборы дальнего слежения «Взывающего к крови»?

Посмертная маска магистра лежала на столе, и я с трудом мог отвести от неё глаза. Игра света на ангельских чертах лорда Сангвиния придавала шлему благоговейный вид, какой не создавал даже блестящий золотой нимб, венчающий макушку.

Тихо, носящий полумаску, осторожно заговорил.

— Я не совсем уверен на этот счёт, командор. Вероятно, они знали о том, что тираниды приближаются, ещё до того, как корабли-ульи пересекли гелиопаузу системы. Офицеры нашего сенсориума докладывали о множественных объектах неизвестного происхождения в ходе начального оперативного зондирования, но ни вы, ни я не придали им особого значения, целиком сосредоточившись на некронах. Мы попросту посчитали, что на земле угроза опаснее. — Уголок его рта невольно дёрнулся. — Иными словами, вместо того, чтобы смотреть направо, мы смотрели налево.

Данте сердито поглядел на своего протеже, держа руки на краю стола. На его строгом лице появилась хмурая улыбка.

— Да, возможно.

Над столом между ними медленно вращалась светящаяся проекция Геенны-Прайм, на высокой орбите которой на прикол встали боевая баржа «Взывающий к крови» и два ударных крейсера: «Мелех» и «Фратрем пугно». Некронских «Каирнов», предположительно покинувших систему более месяца назад, по-прежнему не было и следа.

Вместо них с галактического юго-востока пришли тираниды.

Ксенологи впоследствии приняли их то ли за осколок разбитого Бегемота, то ли за ответвление малоизвестного Дагона. Независимо от происхождения, четыре крупных корабля-улья породили внушительное количество меньших судов и двинулись дальше пирамидальным строем, обойдя внешние миры. Телеметры обновили информацию о расстоянии и относительной скорости, и рядом с каждым засечённым кораблём по гололиту побежали крошечные цифры.

Не осталось никаких сомнений — перед нами вырисовывался типичный вектор атаки ксеносов. Тираниды обратили свой хищный взор на Геенну-Прайм.

— Что прикажете, мой господин? — спросил Фануэль, отвернувшись от зловещего списка. Отделения Опустошителей дальше всех находились от передних эшелонов некронов и потому слабее всех прочувствовали на себе изнурительные недели.

Данте показал на приближающиеся корабли-ульи и ответил:

— Похоже, мы зажаты между одним противником на земле и другим в космосе, брат-сержант. Нашу победу над некронами и так нельзя назвать уверенной, а сейчас нам предстоит столкнуться с ещё более чудовищной силой, способной поглотить целый мир.

Тяжёлая правда на какое-то время вызвала молчание. Тихо медленно кивнул, вероятно, подумывая о перспективе быстрой и славной гибели его боевой роты.

— Во всяком случае, присутствие тиранидов теперь хоть как-то объясняет, почему никто не услышал наш астропатический зов о помощи, магистр, — пожав плечами, предположил он. — Как бы то ни было, Железношлемные с вами до самого конца.

Прежде чем командор ответил, гололит замерцал, и из встроенного звукового модуля донёсся резкий треск статики. Все отпрянули от стола, ошарашенные, но готовые действовать.

Затем проекция мигнула и погасла вместе со всеми экранами и световыми приборами в помещении стратегиума, погрузив нас во тьму. Система энергоснабжения отключилась.

— Генераториум! — рявкнул Данте. — Восстановите…

Из мёртвого канала связи полился белый шум, заполняя собой всё пространство перед нами и каким-то образом обретая в воздухе форму. По поверхности стола побежали пятна зеленоватого света, хотя в этот раз на посмертную маску Сангвиния отражение не падало.

Скрежещущий не-звук, излучаемый в виде странных завихряющихся волн, создавал сам себя.

— Слышите? — шёпотом произнёс Гай и рукой потянулся к своему болт-пистолету, но обнаружил, что кобура пуста. — Это голос.

Я гневно сплюнул и сжал руки в кулаки, осматривая комнату управления на предмет какой-либо опасности:

— Это не голос, а всего лишь звуковое искажение от несовместимого источника сигнала.

Огоньки света стали кружиться и собираться над центром стола, составляя некое новое изображение там, где до этого висела Геенна. Изумрудное свечение стало ярче, к нему прибавились трескучие, безумные помехи.

— ЧЕЛОВЕКИ. ПАДИТЕ НИЦ ПРЕД НАШИМ ВЕЛИКОЛЕПИЕМ.

Тихо вращаясь в мерцающем поле, на нас уставилась голограмма худого некрона с высоким гребнем и почти белыми горящими глазами, вокруг которых били крошечные электрические дуги. Тихо и двое сержантов тут же двинулись к Данте, чтобы встать между ним и чужеродным гостем, но командор оттеснил их в стороны с недоверием на лице.

— Я — ГЛАВНЫЙ ВЕРШИТЕЛЬ. МНЕ ПРЕДПИСАНО УСТАНОВИТЬ С ВАМИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ. НЕ СОПРОТИВЛЯЙТЕСЬ.

С яростным рыком Фануэль достал свой боевой клинок и ударил им в лицо существа, но оружие просто прошло сквозь проекцию, отчего на латной перчатке и предплечье космодесантника затанцевали зелёные искры. Некрон то ли не обратил внимания на этот выпад, то ли не захотел.

— КТО ИЗ ВАС НАДЕЛЕН ПОЛНОМОЧИЯМИ?

Нахмуренный командор ордена шагнул вперёд.

— Я — Данте, — процедил он, — магистр капитула Адептус Астартес «Кровавые Ангелы». Кто ты такой, чтобы обращаться так ко мне и моим офицерам?

Чужеродная аватара наградила его взглядом своих огненно-белых глаз.

— Я — ГЛАВНЫЙ ВЕРШИТЕЛЬ. МНЕ ПРЕДПИСАНО УСТАНОВИТЬ С ВАМИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ. НЕ СОПРОТИВЛЯЙСЯ, ДАНТЕ ИЗ КРОВАВЫХ АНГЕЛОВ.

Подскочив к управляющей панели, Гай осторожно пробежал по клавиатуре, надеясь оборвать соединение, но безрезультатно. Командор Данте снова посмотрел на вершителя.

— Взаимодействие в чём, ксенос? Всего несколько часов назад наши войска вели смертельную битву. Сейчас вы сбежали к пустым равнинам, ожидая нашего неминуемого возмездия. Нет никаких причин, почему мы станем сотрудничать.

— НЕВЕРНО. УСПЕХ НАШЕГО ПРЕДПРИЯТИЯ ДАВНО ВЫЧИСЛЕН. КОНФЛИКТ МЕЖДУ НАМИ БЫЛ ОШИБКОЙ.

От такой наглости во мне вскипела кровь. Я обнажил клыки и крикнул:

— Замолкни! Мы положим этому конец на поле битвы. Мы больше не позволим вам нападать на миры Империума и безнаказанно скрываться, завидев противника сильнее!

Вершитель обратил взор на меня и повторил:

— КОНФЛИКТ МЕЖДУ НАМИ БЫЛ ОШИБКОЙ.

— Кто это решил? Ты? — вмешался Тихо.

— НЕТ. ТАК РЕШИЛ МОГУЧИЙ САРЕХ, ПОСЛЕДНИЙ И ВЕЛИЧАЙШИЙ ИЗ БЕЗМОЛВНЫХ ЦАРЕЙ. СКЛОНИТЕСЬ ПРЕД ЕГО ВЕЛИКОЛЕПИЕМ.

Наступила неловкая тишина. Я повернулся к братьям, неуверенный, как отреагировать в этой ситуации.

— Безмолвный Царь… — сощурил глаза и произнёс Данте. — Безмолвный Царь, да?

— МОГУЧИЙ САРЕХ, ПОСЛЕДНИЙ И ВЕЛИЧАЙШИЙ ИЗ БЕЗМОЛВНЫХ ЦАРЕЙ.

— Безмолвный Царь… здесь, на Геенне?

Вершитель задёргал головой.

— МНЕ НЕ ЗНАКОМО ПОНЯТИЕ «ГЕЕННА». НО БЕЗМОЛВНЫЙ ЦАРЬ ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС. ОН ХОЧЕТ ПЕРЕГОВОРИТЬ С ТОБОЙ, ДАНТЕ ИЗ КРОВАВЫХ АНГЕЛОВ. У НАС ЕСТЬ ОБЩИЙ ВРАГ.

Появились новые частицы света и образовали топографическую карту с конкретным кряжем, выделяющимся ярко-зелёным цветом рядом с остальными.

— ОТПРАВЬ СВОИХ ПОСЛАНЦЕВ В ЭТО МЕСТО, И МОГУЧИЙ САРЕХ, ПОСЛЕДНИЙ И ВЕЛИЧАЙШИЙ ИЗ БЕЗМОЛВНЫХ ЦАРЕЙ, ПРИМЕТ ИХ.

С внезапной вспышкой, оставившей на сетчатке разноцветные пятна, некронская аватара исчезла. Спустя мгновение абсолютной тьмы и тишины, лампы и гололит ожили, и мы заморгали от бледного света стратегиума.

— Мой господин, — сказал я, повернувшись к Тихо, — кажется, я знаю, куда нас приглашают.

И хотя командор Данте по-прежнему не спускал глаз теперь уже с пустой точки над столом, на лице капитана читалась решимость.

— Говори, брат-сержант Макиави. Где это?

— Там, где моё отделение приземлилось в наш последний штурм. Скала Дьявола.


Фаэрон каждой династии знал Сареха, как справедливого и благородного правителя. Перед Великим сном Безмолвный Царь осознал свои ошибки и поклялся исправить их, тем самым показывая, что он смиренно готов извлечь урок из собственной неудачи. Некроны воспрянут вновь, и он поведёт нас в новую и славную эпоху, как выдающихся творцов мироздания. Это не право, но привилегия, которую ему сперва предстоит заработать.

Однако его великодушие имеет границы.

Не то чтобы он питал к людям ненависть. Нет, просто воображаемая ими судьба несовместима с нашей. Быть может, если бы они добились большего могущества в раннюю эпоху, то смогли бы отобрать господство над этой галактикой у дремлющих династий, пока Безмолвный Царь пребывал в добровольном изгнании.

А может и нет. Их склонность к саморазрушению… волнующа.

Тираниды же являются сущим бедствием для любой жизни, а жизнь — именно то, что необходимо некронам для обретения абсолютной власти. А значит и примитивная судьба Пожирателя несовместима с нашей.

Люди творят.

Некроны сохраняют.

Тираниды поглощают.

Между этими тремя сторонами не может быть устойчивой гармонии. Кто-то должен пасть. Великий Сарех объявил, что это будут тираниды, и никому не опровергнуть слово Безмолвного Царя.

Вряд ли люди смотрят на мир так же ясно, как мы, лорд Анракир. Разве не забавно, как они, скрипя зубами, говорят о несправедливости в лицо новой чужеродной расе, которая, ничего не подозревая, оскверняет «их» империю своими дерзкими завоеваниями? Прежде мы уже сталкивались с подобным и, без сомнения, ещё не раз столкнёмся. Когда о текущих днях останется лишь примечание в анналах нашего величайшего триумфа, разве кто-то вспомнит имя мёртвого человеческого императора или подумает о невежественных страдальцах, воевавших за него?

Царский двор открыто дожидался людей. Каких-либо предпосылок для обмана быть не могло. Мы вернулись к хребту, где Данте-ангел в последний раз противостоял нам.

Помимо бесчисленных рядов обычных воинов и легионов Бессмертных, перед троном Безмолвного Царя собрались девять сотен триархических преторианцев. На памяти Империума ни одному человеку не доводилось лицезреть такое скопление членов нашего ордена, и вряд ли когда-нибудь кому-то удастся вновь. Наш главный вершитель стоял по правую руку от Сареха, в то время как по левую находился верховный хрономант, чья техномагия так поразила людей. Чуть поодаль выстроились семь фаэронов, которые тайно присоединились к замыслу Безмолвного Царя. Каждый из них носил бронзовую маску, чтобы, кроме собственных стражей, никто из присутствующих не знал о его личности.

Первым признаком приближения людей для нас стало появление дымки из химических испарений и облака пыли, поднимаемые их примитивным транспортом, который ехал по пустоши на гусеницах. На корпусе машины, окрашенной в красный цвет, виднелись грубые символы с крыльями. Когда она подъехала ближе, главный вершитель спустился по полированным ступеням изысканной кафедры, чтобы лично сопроводить людей.


Водитель-сервитор, поспешно установленный в машину по приказу Данте, подвёл «Носорога» как можно ближе к некронскому вестнику. Несколько мгновений мотор работал вхолостую, а затем затих. В лучах гнетущего утреннего солнца тикал и пощёлкивал остывающий металл выхлопных труб. В остальном же стояла полная тишина. Мы видели несчётные тысячи некронов, но ни один из них не производил ни единого звука, ни малейшего движения.

Я выглянул наружу из переднего обзорного иллюминатора, чтобы рассмотреть громадную кафедру перед нами. Она выглядела просто абсурдно: колоссальный зиккурат не меньше сорока метров в высоту, сброшенный на поверхность Геенны-Прайм как монумент тщеславию ксеносов. Поверхность из чёрного полированного металла покрывали сверкающие золотые руны и глифы, что сплетались и расходились по краям лестничного марша, ведущего к вершине. На ярусах стояли элитные солдаты некронского воинства, занимающие более высокое положение, чем их сородичи, и, вероятно, наслаждающиеся привилегией находиться так близко от своего монарха. С каждой из четырёх сторон сооружения возвышались блестящие статуи инопланетных божеств, а две крупнейшие из них тянули друг к другу руки так, что образовывали арку над вершиной кафедры, держа головы опущенными в знак покорности.

Их позы явственно говорили, что здесь восседает царь, тот, кому когда-то подчинялись даже боги. А все присутствующие составляли его двор, путешествующий с ним всюду, куда бы он ни отправился.

Я глянул через плечо в тёмное пространство десантного отсека. Капитан Тихо неохотно поставил свою комби-мелту на стойку для оружия над головой и пролез мимо накрытого брезентом груза посреди пола. Он просил предоставить ему честь выполнить это поручение в одиночку. Нет, он почти что молил об этом. Это было его право, и потому он настаивал на своём. Его привилегия. Его долг. Но Данте не собирался ничего выслушивать.

Застывшее лицо командора отчасти было таким же невозмутимым, как и золотая маска, что он бережно держал в руках. Это было лицо человека, узнавшего, что судьба улыбнулась ему, и не важно, какую цену она потом потребует. Сейчас он напоминал нашего отца Сангвиния.

— Братья, — спокойно произнёс он, — пойдём же к нему.

Я с волнением посмотрел на раскрытую ладонь своей латной перчатки — она казалась такой тяжёлой — и постарался говорить потише:.

— Мой господин, в этом есть необходимость? Мы здесь и могли бы…

Тихо жестом руки приказал мне замолчать.

— Здесь дело не в тактическом расположении, Макиави, — негромко сказал он, покосившись на меня глазом за полумаской. — Речь идёт об уважении. Как бы сильно мы ни ненавидели ксеносов, магистр капитула обязан лично встретиться с этим Сарехом. Никому и никогда повторно не выпадет такой шанс. Нам надо хотя бы увидеть его собственными глазами.

Данте согласно кивнул. Тихо скорчил кривую улыбку и потянулся к рычагу заднего люка.

— К тому же, полагаю, доблестный Данте сперва желает услышать, как верховный правитель расы некронов умоляет о нашей помощи.

Рампа опустилась на гидравлических приводах, и мы втроём ступили на пыльную землю у подножия зиккурата, храня непокорный вид пред лицом десяти тысяч вражеских воинов, которые наблюдали со всех сторон.

Перед нами стоял главный вершитель, неподвижно удерживающий длинную церемониальную глефу в обеих руках. Кроме высокого гребня, говорящего о его положении, который мы видели на гололитической проекции, на высокий статус чужака указывала мантия из гладких металлических цепей, свисавшая с плеч. Он наградил нас холодным взглядом, прежде чем слегка наклонить голову в снисходительном жесте, предлагая следовать за ним.

Оба сердца часто заколотились в груди. В воздухе чувствовался резкий запах энергетического оружия чужаков. Взбираясь по ступеням, я ощущал на себе мёртвый взор окружающих нас машин. Слева от командора шёл я, а справа — капитан Тихо. Один раз он вскользь бросил на меня взгляд, но ничего не сказал.

Данте спокойно следовал за послом, держа маску Сангвиния на изгибе руки.

Мы добрались до самого верха и прошли под сводом, что образовывали две статуи богов. За ним на лёгком ветру развевались переливающиеся шёлковые занавесы, по разные стороны от которых стояли красивые электрофакелы. На фоне рассветного солнца Геенны исходивший от них свет придавал собравшимся здесь некронам-лордам ещё более зловещий вид. Помню, я разглядывал каждого, пытаясь угадать, кто же из них он

Без предупреждения главный вершитель остановился и развернулся. Пальцы в бронеперчатке рефлекторно сжались, но я успел одёрнуть себя, до того как стало бы слишком поздно.

— На колени, человеки, — скомандовал он. — На колени пред могучим Сарехом, последним и величайшим из Безмолвных Царей.

Живая половина лица Тихо оставалась невозмутимой. Он положил палец на пояс и наклонил голову.

— Нет. Он не наш царь.

Главный вершитель рассердился, но не стал повторяться. Вместо этого он торжественно повернулся и опустился на одно колено. То же движение повторили сначала знатные некроны в масках, затем их подчинённые, а после и каждый рядовой солдат на кафедре и за её пределами. Преклонились все.

Кроме одного.

Он был выше остальных, хотя и не настолько, насколько мне представлялось. Его механическое тело являло собой шедевр невероятных технологий ксеносов, лучше, чем у любого некрона, которого мне довелось видеть на поле битвы. Если остальные казались тощими как скелеты, его можно было назвать изящным. Тогда как другие двигались с грозной, твёрдой целеустремлённостью, в его движениях сквозила несомненная живость. Его стройная фигура говорила о мощной искусственной мускулатуре и указывала на недюжинную силу, быть может, даже божественную, а его наряд был простым, но в то же время невообразимо элегантным.

А его лицо…

Братья, едва ли я могу передать словами, что я испытал в тот момент. Что испытали мы все трое. Не благоговение или трепет, это точно.

Ближе всего подойдёт слово «ненависть».

Сарех — представленный как последний и величайший из Безмолвных Царей и бесспорный властелин расы некронов — вместе с узорным воротником и капюшоном, из которого струился неровный свет, носил золотую маску, изображающую лик возлюбленного лорда Сангвиния.

Вопиющее богохульство.


Люди пришли в изумление. У их плотских оболочек заняло время осознать, на что они смотрят. Увиденное явно возбудило в них расовую неприязнь, привитую на простейшем подсознательном уровне. Главный вершитель встал первым и передал преторианцам субэфирную команду приготовиться. Пусть люди и отправили в качестве жеста доброй воли Данте-ангела и Тихо-ангела, самых уважаемых боевых командиров, их воинские касты отличаются непредсказуемостью и нигилистическим настроем в трудной ситуации и способны действовать нелогично из-за оскорбления или в чрезвычайном положении.

Мы сможем поговорить об этом как-нибудь позже, лорд Анракир. Ведь вам всё-таки будут нужны союзники. «Узнай их сильные и слабые стороны и воспользуйся ими».

Мудрый Сарех пришёл к этой простой истине сразу, как встретился с людьми, ползающими по гробницам династий и руинам эльдарской империи. Они верили, что их звезда взошла, и вскоре они покорят Галактику. Разумеется, этого не случилось. И не случится. Это невозможно.

Чудно, как люди решают, что стоит знать о своём прошлом, а чему оставаться забытым. Они не запоминают полученные уроки, поскольку часто предпочитают забывать их. Возможно, не стань Сангвиний-ангел жертвой нерациональной и завязанной на гордыне междоусобицы, он привёл бы их к лучшей судьбе.

Без сомнения, из него получился бы император куда сговорчивее дохлого сушёного колдуна.

Если и есть на свете человек, по которому стоит скорбеть, благородный Сарех непременно сказал бы, что это Сангвиний. Тот альянс — вероятно, первый альянс? — мог положить конец угрозе Пожирателе ещё до того, как она бы обнаружилась. Тиранидов вряд ли вообще притянуло бы в эту галактику.

Но, как и люди, на тот момент Безмолвный Царь не разглядел подобной возможности.

Однако в отличие от них, он смиренно готов учиться на собственных промахах. Манипуляции со временем, которые провёл верховный хрономант, всего-навсего позволили ему вникнуть в суть вещей, в чём он нуждался, и предоставили возможность подготовить для ангелов новую правду.


Магистр капитула крепче стиснул золотой шлем у себя в руках и затрясся от едва сдерживаемой ярости, а после я увидел, как теперь уже капитан Тихо сжимает кулак, хотя и он тоже сумел перебороть себя. Прежде чем сделать что-нибудь необдуманное, следовало узнать, чем всё обернётся дальше.

Данте перевёл взгляд со своей собственной маски — посмертной маски Сангвиния, святейшей реликвии капитула — на чужеродную копию лика их примарха, носимую Безмолвным Царём. Сходство было поразительным. Чуть вытянутое и на удивление андрогинное лицо сохраняло те же печальные и ангельские черты, знакомые каждому Кровавому Ангелу с первых дней обучения в рядах Адептус Астартес. Высокий и благородный лоб. Убранные назад волосы. Даже стилизованный нимб венчал голову Сареха точно так же, как и у нашего командора. Но тогда как маска Данте имела вызывающий, праведный боевой оскал, на нас смотрел Сангвиний в своём самом благожелательном и миролюбивом виде.

Это было лицо царя. Величайшего правителя.

Наверное, прекраснее любой скульптуры или слепка, эта маска с большей долей вероятности была создана совсем не людьми, хотя в душе я отказывался это признавать.

Побагровевший от злости Данте наконец вернул себе голос.

— Как… смеете

Проигнорировав негодование командора, главный вершитель снова заговорил скрипучим и небрежным тоном.

— Данте из Кровавых Ангелов, Безмолвный Царь приветствует тебя. Никто из нас не причинит вам вреда, пока вы с уважением относитесь к этому священному двору.

Капитан Эразм в недоумении посмотрел на меня широко раскрытыми глазами. Безмолвный Царь не шевелился, а лишь разглядывал нас глазами примарха.

— Вашему Безмолвному Царю лучше бы заговорить, — сквозь стиснутые зубы процедил Данте, — и объяснить, почему он позволяет себе оскорблять нас этой… этой… пародией на возлюбленного лорда Сангвиния. Это какая-то насмешка, и я не потерплю подобного! Если он полагает, будто мы благосклоннее отнесёмся к его требованиям, если он выдвинет их, натянув лицо нашего святого основателя…

— Это не так, Данте из Кровавых Ангелов, — прервал его герольд. — Могучий Сарех, последний и величайший из Безмолвных Царей, чтит вашего отца-ангела и соглашение, что мы хотели заключить с ним в прошлом.

При этих словах у меня перехватило дыхание. Даже Данте дёрнулся.

— Ложь, — пробормотал он. — Он ни за что не стал бы договариваться с иноземной мразью.

— Безмолвный Царь не способен лгать, Данте из Кровавых Ангелов, ибо он не говорит. И не станет. Не с тобой. Но ваш отец-ангел счёл бы благоразумным подобный союз, и мы надеемся, что вы тоже сможете. Тираниды на подходе, и не важно, кто из нас решит остаться или уйти. Конфликт между нами был ошибкой. Наш успех уже высчитан.

Магистр ордена широко в сторону отвёл руку с раскрытой ладонью. Капитан Тихо и я последовали примеру, стараясь вести себя как можно естественнее, чтобы некроны не уловили истинного смысла этого движения.


Все трое людских посланцев держали правые руки на виду. Необычный жест. Вероятно, выражающий почтение величественному царю, как естественно превосходящему их созданию.

Позднее Аммег предположила, что так они показывали свою безоружность, но мне представляется это сомнительным.

Так или иначе, но вскоре союз был заключён.

Невежество людей с лёгкостью обернулось нам на пользу.


Я видел как Данте, будучи не в силах отвести глаз от маски Безмолвного Царя, обдумывал слова глашатая.

— Тогда зачем? Зачем захватывать этот мир и защищать его от нас, когда мы пришли отвоёвывать его?

— Конфликт между нами был ошибкой, — повторил вершитель. — Могучий Сарех, последний и величайший из Безмолвных Царей, не захватывал этот мир. Он намеревается спасти его от Пожирателя.

Наступила очередная долгая пауза, и я стал разглядывать членов царского двора. Тогда как подлинные намерения живых существ может выдавать язык тела или едва заметные привычки, этих машин нельзя было разгадать. Не исключено, что по этой причине, на то, как я воспринимал их, влияли мои собственные мысли. Безмолвный Царь продолжал печально смотреть на нас, отчего мне стало не по себе, и я беспокойно заёрзал.

За всё время, впервые в своей жизни, я почувствовал дрожь сострадания к некронам. Может, в самом деле, мы глубоко заблуждались в них?

— Ошибку допустил ты, Данте из Кровавых Ангелов, — показав рукой произнёс главный вершитель. — Но ты ничего не знал, а у нас не было времени рассказать тебе обо всём.

— Кровь Ваала… — шёпотом вымолвил Тихо, осознавая весь масштаб подразумеваемого.

Данте сделал долгий и глубокий вдох:

— И в битве с нами вы потеряли значительные силы, которые помогли бы уверенно одержать победу над тиранидами.

Безмолвный Царь неспешно кивнул, но заговорил герольд.

— Верно. Времени нет. Мы должны сформировать альянс, который могучий Сарех хотел создать с вашим отцом-ангелом. Присоединяйтесь к нам, и мы спасём этот мир для вашего Империума.

— Какое вам дело до Империума и его народа? — негромко спросил Данте, слегка нахмурив брови.

Главный вершитель окинул рукой собравшиеся легионы некронов.

— Что бы ты ни думал, Данте из Кровавых Ангелов, мы больше всех озабочены выживанием человеческой расы. На кону стоит куда больше. Быть может, однажды меньшие разногласия можно будет уладить.

Командор торжественно протянул мне шлем, и я бережно принял его свободной рукой. Затем Данте прошагал вперёд, протягивая Безмолвному Царю левую руку.

— Я не в праве говорить за весь Империум и не могу знать, как поступил бы на моём месте наш кровный отец Сангвиний, но мои воины присоединятся к твоим, если ты действительно желаешь спасти этот мир от Великого Пожирателя. — Он сделал паузу, и его лицо немного ожесточилось. — А после ты и я побеседуем о будущем, царь Сарех. Мы будем говорить о том, чего стоит ждать впереди, если условия заключённого союза будут соблюдены до конца.

Безмолвный Царь протянул руку и пожал запястье Данте на имперский манер. Потом с грацией, недоступной ни одной машине, наклонился и что-то зашептал на ухо магистру ордена.