Серебряная свадьба полковника Матова (fb2)






Людмил Стоянов — писатель и человек

Литературное наследие болгарского писателя Людмила Стоянова (1888–1973) богато в идейно-художественном отношении и разнообразно по жанрам. Поэт и прозаик, критик и драматург, публицист и переводчик, он оставил книги, проникнутые идеями гуманизма и борьбы за самые светлые идеалы. Более шести десятилетий он активно участвовал в литературной жизни. Творческий путь его был сложным и противоречивым. Он вступил в литературу в начале нынешнего столетия как поэт-символист, а затем пришел к реалистическому искусству и утверждению принципов социалистического реализма. Людмил Стоянов глубоко сочувствовал бесправному и забитому болгарскому труженику, а затем стал воинствующим борцом против реакции и фашизма, одним из активных строителей культуры народной, социалистической Болгарии. Этот видный деятель болгарской культуры у себя на родине и на международных форумах всегда отстаивал передовые национальные традиции и духовные завоевания болгарского народа; он содействовал тому, чтобы литература и культура Болгарии заняли свое достойное место в современном мире. Советские люди в его лице всегда находили большого друга.


Людмил Стоянов (настоящее имя его — Георгий Стоянов Златарев) родился в небольшом селе Ковачевица в Родопских горах. «Моего родного села, — рассказывал писатель, — нет на карте, но оно живет в моем сознании как один из уголков ада: камни, хлеб из кукурузы, испитые лица, могилы…» В конце прошлого и начале нынешнего столетия эта часть Болгарии входила в состав Османской империи, где болгарское население было порабощено в социальном и национальном отношении. Вот почему при первой возможности отец будущего писателя, сельский учитель, принимает решение покинуть убогий край и переехать в Болгарию, освобожденную после русско-турецкой войны 1877–1878 годов. Конечно, здесь было все по-другому, хотя и в этом молодом независимом государстве преуспевали те, у которых были большие средства, кто занимался торговлей или имел свои предприятия. Положение же сельского учителя оставалось по-прежнему трудным. Частые переезды родителей с одного места в другое и материальные затруднения помешали Л. Стоянову получить систематическое образование. Всего несколько лет он занимался в Пловдивской гимназии, а затем вынужден был ее оставить, чтобы начать самостоятельную трудовую жизнь.

В 1905 году Л. Стоянов оказывается в столице и пробует свои силы как литературный работник, выступая в газетах с рецензиями, переводами и первыми поэтическими опытами. Гонорар ничтожный, условия трудные, но интерес к литературе был настолько велик, что он и его новые друзья Д. Дебелянов, X. Ясенов, Э. Попдимитров, ставшие впоследствии видными болгарскими поэтами, готовы были пренебречь материальными благами. Все они смотрели на литературное поприще как на особый мир, далекий от суровой действительности, все считали себя «Колумбами неоткрытых миров» и были увлечены Бодлером, Малларме и Блоком. Субъективно они хотели противопоставить себя окружающей среде, а объективно оказывались в плену эстетства и символизма. Первые поэтические сборники Л. Стоянова «Видения на перекрестке» (1914), «Меч и слово» (1917) были созданы в духе традиционного болгарского символизма с печалью «неутоленной души», таинственными предчувствиями, мотивами одиночества, скорби и безысходности.

Нельзя сказать, чтобы в начале 1900-х годов молодой поэт не замечал тех больших общественно-политических событий, которые переживала страна. Он, например, с сочувствием следил за забастовкой софийских железнодорожников, выступавших против реакции, слушал пламенные речи крупнейших деятелей Рабочей социал-демократической партии. В январе 1907 года Л. Стоянов оказался и сам участником антимонархической демонстрации студентов, освиставших князя Фердинанда у здания Народного театра в Софии в канун его торжественного открытия. Но в творчестве этого времени он еще оставался на позициях абстрактного гуманизма.

Важным шагом в жизни Л. Стоянова и в его творчестве явилось участие писателя во Второй балканской (1913) и первой мировой войне (1915–1918), которые ввергли болгарский народ в национальную катастрофу. В первой из них Стоянов был рядовым пехотинцем, участником штыковых атак на Калиманском поле. На фронте он заболел холерой и лишь случайно, после долгих мытарств по лазаретам, остался жив. Настроения и переживания этого периода впоследствии легли в основу его повести «Холера». Едва оправившись от болезни, Л. Стоянов попадает на фронт первой мировой войны — сначала как артиллерист, а затем как военный корреспондент. Здесь молодой писатель воочию убеждается в несправедливости этой войны, вместе с ее участниками тяжело переживает трагедию народа, и у него рождается чувство протеста против войны и тех, кто ее поощряет,