Ад, штат Техас (fb2)


Настройки текста:



Тим Миллер АД, ШТАТ ТЕХАС

Эта книга посвящается моим друзьям, семье и читателям, которые всегда были рядом и поддерживали меня, за все время, что я пишу.

«Можете валить в ад, а я поеду в Техас».

Дэйви Крокетт

Глава 1

Робби ненавидел это шоссе. Оно пролегало между Сан-Антонио и Эль-Пасо, самый длинный отрезок дороги за всю их поездку в Калифорнию и обратно. Сотни миль и никаких признаков жизни, даже сотовый телефон здесь почти не ловил. Работала только радиостанция, расположенная бог-знает-где, на ней гоняли мерзкие ток-шоу. Наверное, как и всякий житель Сан-Антонио, Робби был весьма либеральным. Но если бы он только смог добраться до этих клоунов на радио, то врезал бы им, не задумываясь.

− Рады снова видеть вас на «Техасской волне». Берт, до рекламной паузы вы рассказывали, как подрались со спиками в городе.

− Точно. Не скажу, что в Эль-Пасо нет таких спиков,[1] но эти были не простыми отморозками. У них были банданы на головах, а у одного нож с выкидным лезвием. Сукин сын хотел ободрать меня до нитки.

− Плохо Берт, но ты наверняка смог выпутаться из этой ситуации. Они тебя ограбили?

− Черт, конечно нет. Со мной был мой «Кольт» тысяча девятьсот одиннадцатого года, я вытащил своего плохиша и взвел курок. Видели бы вы, как эти мексикашки убегали. Их словно позвали в «Тако Белл».[2]

− Ха-Ха! Отлично! Говорю тебе, Берт, наше правительство позволяет спикам и прочим пидорам захватывать нашу страну. Никогда не думал, что такое будет происходить в нашем великом государстве.

− Есть что-нибудь другое? — раздался голос Дианы с пассажирского сидения. Четверо человек было не так много для Джипа «Ренглера», но в нем чертовски сильно трясло.

− Здесь это единственная станция.

− А спутникового радио у тебя нет? — ныла Диана.

− Нет, у меня только диски.

− Нет! — закричали все хором.

В дорогу Робби взял четыре компакт-диска. Первые два содержали сорок песен, которые за три года уже всем приелись. На двух других была музыка Техано,[3] из всех присутствующих она нравилась только Робби.

− Просто выруби, − сказала Мисти, девушка Хорхе, и повернула выключатель.

− О, ну давайте. Что вы за мексиканцы? — спросил Робби.

− Мексиканцы, которые не любят этого дерьма, − раздался с заднего сидения голос Хорхе.

− Кроме шуток, − сказала Диана. — Он начал это слушать несколько месяцев назад. Решил приобщиться к своим корням.

− Как бы то ни было, − сказал Робби.

− Кстати, где мы? — спросила Диана.

− Где-то между Эл-Пасо и Сан-Антонио. Еще долго ехать, прежде чем мы найдем хоть что-нибудь, − сказал Робби.

− О, вон там домик проехали? — спросил Хорхе, указывая на окно. — И как они сюда добираются?

− Зачем тебе это? Хочешь их навестить? — сказала Диана.

− Ни в коем случае. Меня бесят эти места. Как какой-то, блин, «У холмов есть глаза».

− А это еще что? — спросила Диана.

− Не важно, − сказал Хорхе.

− Хватит меня пугать уже, − сказала Диана.

− Черт, да никто никого не пугает, − ответил Хорхе.

− Расслабьтесь уже, а то мелете фигню, как попугаи, − сказала Мисти. — Понятно, что всем домой охота. Эта поездка выматывает.

− Уже слышала, − сказала Диана.

− Хорхе, за руль сядешь? — спросил Робби.

− Не вопрос.

Робби свернул на обочину и вылез из машины. Он забыл, что сидел в джипе с кондиционером. Стоило ему выйти, как в легкие молотом ударил горячий влажный воздух. На мгновение у него перехватило дыхание. Хорхе спрыгнул с заднего сидения джипа, вышел на траву у обочины и начал мочиться.

− Боже, чувак! Ты что, не можешь дотерпеть до заправки? — спросил Робби.

− Это место ничуть не хуже других. У меня мочевой пузырь вот-вот лопнет.

− Да-да, − сказал Робби.

Мисти и Диана тоже вышли, чтобы размять ноги. Диана держала в руках мобильник и играла на нем.

− Вот зараза! Я уже несколько часов не могу проверить свою страничку на «Фейсбуке».

− Не дай бог. Тебе нужно говорить с… о! С людьми, − сказал Робби, разведя руками.

− Заткнись, придурок, − сказала она и убрала телефон. Робби прижал ее к себе и поцеловал.

− Вы, двое, залезайте уже, − крикнула Мисти. — Я на переднем сидении.

− Хорошо, сиди, − сказала Диана.

Все залезли в джип и заняли свои места. Хорхе пристегнулся и выехал обратно на шоссе.

Глава 2

Джип мчался по дороге, Робби и Диана уснули на заднем сидении.

− Боже, ты посмотри на них. Они такие милые, − сказала Мисти. — Так прижались друг к другу.

− Да-да, просто миляги, − сказал Хорхе.

− Замолчи. Ты тоже можешь быть милым. Просто пытаешься вести себя как чоло.[4]

− Тем не менее.

Их разговор прервал раздавшийся позади вой сирены. В зеркале заднего вида Хорхе увидел полицейскую машину с горящей мигалкой и включенной сиреной.

− Почему копы хотят нас остановить? Ты превысил скорость? — спросила Мисти.

− Нет, я не превышал, − ответил он и свернул на обочину.

Полицейская машина остановилась позади них. Хорхе увидел старый «Шевроле Кэприс», с угловатым кузовом. В последний раз Хорхе видел такую полицейскую машину в детстве. Офицер подошел к джипу, Хорхе достал права и документы на машину. На заднем сидении проснулись Диана и Робби.

− Права и документы на машину, сэр, − сказал полицейский.

Высокий худощавый мужчина в ковбойской шляпе и солнцезащитных очках.

− Вот они, сэр, − сказал Хорхе и протянул ему бумаги. — В чем проблема? Я вроде скорость не превышал.

Полицейский ничего не ответил, он отошел к своей машине, и сел внутрь.

− Что это значит, черт возьми? — спросил Хорхе. — Чувак даже на мой вопрос не ответил.

− Может у тебя есть неоплаченные штрафы?

− Пошел ты. Если только твои, − ответил Хорхе.

Через несколько минут подъехала еще одна полицейская машина.

− Какого черта здесь творится? — возмущался Хорхе.

Теперь к джипу направились двое полицейских с винтовками наготове. Высокий заходил со стороны водителя, а новоприбывший со стороны пассажира. Когда до машины осталось несколько шагов, высокий полицейский крикнул:

− Сэр! Бросьте ключи из окна, сейчас же!

− Офицер, − сказал Хорхе. — Что за… Полицейский выстрелил в воздух.

− Это последнее предупреждение. Бросайте ключи из машины.

− Черт, на держи, − сказал Хорхе и выбросил ключи.

− Теперь выходите из машины с поднятыми руками, все по одному, − скомандовал полицейский.

Сначала вышел Хорхе, потом Диана, затем Робби и Мисти. Они выстроились вдоль дороги с поднятыми руками.

− А теперь все ложитесь на землю, лицом вниз, руки по сторонам.

Они сделали, как он сказал. Земля была горячей, Хорхе осторожно лег на нее, стараясь не касаться ладонями раскаленного асфальта. Люди действительно обжигали босые ноги, идя по этой пустыне. Лежа лицом вниз, Хорхе старался не касаться им земли, руки он держал слегка приподнятыми. Кожу жгло сквозь рубашку, обнаженные колени горели огнем.

− Какого черта здесь происходит? — спросил Робби.

− Ерунда какая-то, − прошептала Диана.

− А ну заткнулись, бля! — рявкнул высокий полицейский. Вместе с напарником они надели на всех наручники.

− За что вы нас арестовываете? Мы же ничего не сделали?

− Вы арестованы за то, что вы банда чужаков-нелегалов. Именем правительства США и штата Техас, я помещаю вас под арест.

− Чушь собачья, − сказал Робби. — Мы не нелегалы. Мы студенты Техасского университета.[5]

Я родился в Сан-Ант…

До того, как он успел закончить, молчаливый полицейский, который был ниже и моложе высокого, сильно пнул Робби под ребра. Юноша захрипел и перевернулся на бок.

− Я велел вам всем заткнуться. Я здесь главный. Вы едете через мой город и должны соблюдать мои правила. Я закон на этой земле. Я шериф Том Каттер, − заорал высокий.

Полицейские затащили Робби и Хорхе на заднее сидение машины Каттера. Другой офицер забрал девушек.

− Шериф — сказал Хорхе. — Робби правду сказал. Мы не нелегалы. Мы граждане США. Просто латиноамериканцы.

− Что ты, бля, сказал? Сынок. Ты быстро поймешь, как тут дела делаются. Я думал, что твоему приятелю хватило. Но похоже нет.

− Сэр, у нас есть права. Знаете? Конституция? — продолжил Хорхе. Шериф достал большой револьвер, и приставил его ко лбу Хорхе.

− Вот конституция, о которой тебе нужно думать, сынок. Понял? Хорхе кивнул, стараясь не смотреть в огромное дуло.

− Скажи мне, что ты понял, − сказал шериф.

− Понял, сэр, − прошептал Хорхе.

− Хорошо! А теперь можем заняться делом.

− Эй, шериф! — позвал его другой полицейский. — Если что буду держаться позади.

Позабавлюсь с девчонками. Подожди, пока я ими полакомлюсь.

− Э, веди себя нормально! Доставь их в участок. Я буду держаться позади тебя. Сделаем, как я сказал. Слышал?

− Да, сэр.

Машина помощника шерифа тронулась, Хорхе видел Диану на заднем сидении. Он старался убедить себя, что все будет в порядке, но громкий голос в его голове твердил, что кошмар только начинается.


Глава 3

Полицейские машины свернули с шоссе на дорогу, покрытую гравием. Девушек трясло на заднем сидении, они ехали по каменистой земле. В салоне было жарко, пахло говном и рвотой, один бог ведал, что или кого тут возили. Грунтовая дорога змеей уползала все дальше от шоссе, она постепенно приближалась к горам и скалам.

Они миновали несколько холмов и сделали большой крюк. Когда Мисти посмотрела назад, шоссе уже не было видно, только машина шерифа мелькала позади.

− Офицер, куда мы едем? Там есть тюрьма? — спросила она.

− О, можно и так сказать, дорогуша, − ответил он и засмеялся.

− Тут, наверное, какая-то ошибка. Мы не нелегалы. И, кроме того, разве не пограничный патруль арестовывает нелегалов? Разве этим не местная полиция занимается?

− Как насчет того, чтобы заткнуть свой вафельник, сучка, а то я наполню его тем, что тебе совсем не понравится! — сказал помощник шерифа.

Мисти и Диана переглянулись, машина продолжала петлять между горами. Спустя, как им показалось, несколько часов, они приехали в странное место, напоминающее маленький городок. Большинство жилищ выглядели очень старыми и обветшалыми. Всего несколько дюжин лачуг, разбросанных по всей территории. Девушки видели дорогу позади, но кто знал, что там впереди.

Помощник шерифа припарковал машину рядом с самым большим зданием и вылез наружу. Шериф остановился прямо за ним. Помощник открыл дверь, схватил Мисти за волосы и вытащил из машины.

− Ой! Ты придурок! Больно! Какого черта! — кричала она.

− Говорю тебе, сучка, мы с тобой не один раз повеселимся, прежде чем это закончится. Это я тебе гарантирую.

− Ты же, мать твою, не коп? Так? — усмехнулась она.

Помощник шерифа ударил ее тыльной стороной ладони по лицу. Голова Мисти дернулась в сторону, девушка почувствовала сильную боль. Во рту появился привкус крови. Она посмотрела на него, помощник не спускал с нее глаз.

− Хватит страдать херней, Элвис! — крикнул шериф.

− Элвис? — спросила Мисти. — Тебя зовут Помощник Элвис? Черт возьми, круто!

Она рассмеялась. Полицейский как раз вытаскивал из машины Диану, та смотрела на Мисти, как на сумасшедшую. Элвис выхватил дубинку и набросился на Мисти.

− Чертова сука! Я же велел тебе заткнуться, придется провести задержание!

Он взмахнул дубинкой и ударил ее в верхнюю часть бедра. Мисти вскрикнула и повалилась на землю.

− Теперь не смеешься, да?

− Элвис, прекрати это дерьмо! — крикнул шериф. — У нас еще будет время сломать эту суку. Он вытащил из машины парней.

− Я хочу приберечь эту для себя. Кажется, я ей понравился, − сказал Элвис.

− Меня это не колышет. Давай-ка займемся этими ребятами, − сказал шериф и подвел парней к девушкам. Все они выглядели смущенными и напуганными.

− Что ж, неплохой улов, я бы сказал.

− И кому они достанутся? — спросил Элвис.

− Доку нужен парень. Думаю, ему подойдет вот этот, − сказал шериф, указав на Робби.

— Я задолжал Рою девушку, так что он получит эту, кажется, ее хорошо выдрессировали, − Каттер указал на Диану.

− Этот болтун понравится Гильде, − он указал на Хорхе.

— Эту отведи к Бакку, если захочет. Его последняя долго не прожила. Если не захочет, получишь ее.

− Чертов Бакк. Он все время бухает. Почему ты его снабжаешь? — спросил Элвис.

− Потому, что он платит. А теперь пошли, − скомандовал Каттер. Элвис взял на себя Хорхе и Мисти, он подтолкнул их дубинкой.

− Что за хуйня? Вы нас продаете что ли?

− Просто пойдем с ними. Может другие жители более адекватные, − сказал Хорхе Мисти.

− Ха! Ты не знаешь старую Гильду. Она вся один большой неадекват. Что ж, за исключением твоих, наверное. Ты отлично проведешь время, будь уверен.

Хорхе посмотрел на Мисти, таким взглядом, словно его вот-вот вырвет.

− У вас есть два пути. Либо осознать, что это ваша новая жизнь и смириться. Или продолжать бороться и «сучиться», как вы до этого делали, и прожить остаток своих жалких жизней в боли и страданиях. Все зависит от вас.

− Что это за место? — спросила Мисти. — Это какой-то городок? Где здесь выезд?

− Черт, ты права, девчонка. Ты теперь в городке Ад. Ад, штат Техас.

Глава 4

Шериф Каттер шел с Робби и Дианой по улицам тихого городка.

− Что вы вообще с нами делаете? — спросил Робби.

− Скоро увидишь. Тебе предстоит встретиться с Доком. У него есть лекарство, которое заткнет твою пасть, сынок.

− Дай мне только избавиться от наручников, пидор, я тебя так отпизжу.

Каттер выхватил дубинку и ударил Робби по затылку. Не так сильно, чтобы свалить его с ног, просто заострить внимание.

− Ах ты сука! — вскрикнул Робби.

− Если не заткнешься, я тебе все зубы вышибу, понял? — сказал Каттер. Робби что-то тихо пробормотал.

− Прошу вас, шериф, − сказала Диана. — Мы не сделали ничего плохого. Никому не причинили вреда. Ну пожалуйста.

− Вы причинили вред США, когда приехали в эту страну, − сказал Каттер.

− Я здесь родилась! Мои дедушка и бабушка приехали сюда много лет назад.

− Вот именно. Им следовало оставаться по ту сторону границы. Нам тут не нужны те, кто носит сомбреро и жрет буррито. Это божья страна, а мы богоизбранный народ. Вот мы и пришли.

Они остановились возле длинного железного дома, хотя больше походило на простую хижину, обшитую квонсетом.

− Милый домик, − сказал Робби. — Сколько стоит лист металла в местном отделении «Хоум Депот»?[6]

Каттер проигнорировал его вопрос и несколько раз постучал в дверь. Дверь открыл мужчина в ковбойской шляпе и рабочей рубашке. По возрасту он Диане в отцы годился.

− Рой, вот девка, что я тебе задолжал. Эта подойдет? — спросил Каттер. Рой осмотрел ее с головы до ног.

− Да, симпатичная. Немного полненькая, но… − сказал Рой.

− У меня только задница толстая! — сказала Диана, это было первое, на что она пожаловалась.

− Что ж, я ею займусь. У меня есть свой комплект ключей от наручников. Я тебе его отдам попозже.

− Без проблем, только не забудь.

− Спасибо, шериф, вы отлично справились, − сказал Рой. Он взял Диану за руку и повел ее в дом.

− Не трогай меня! — крикнула она.

− Оставь ее, ты ублюдок! — крикнул Робби.

Увидев, что этот старикан уводит его девушку, он пришел в ярость. Робби бросился на Роя, он прижал его плечом к стене дома. Каттер ударил парня дубинкой в подколенный сгиб, Робби упал на землю.

− Заводи ее, − сказал Каттер. — Этого Док заберет.

− Ха-ха! Отлично. Док хорошо о нем позаботится, − сказал Рой.

Он затащил Диану внутрь и закрыл дверь. Каттер поднял Робби на ноги и ткнул дубинкой в спину.

− Не волнуйся, Педро, мы почти пришли.

− Меня, блядь, не Педро зовут.

− Тебя будут звать так, как я скажу, − сказал Каттер.

Они прошли еще один квартал или около того, пока не пришли к месту, напоминавшему большую ферму. Каттер постучал в большую раздвижную дверь, через несколько секунд она открылась. На пороге стоял низкорослый парень, почти подросток.

− Привет, Клит, Док дома? — спросил Каттер.

− О-га, входите.

Парнишка отошел в сторону, пропуская их внутрь. Робби остановился, осматривая помещение.

− Что за херня? — спросил он.

В центре большой комнаты располагалось нечто вроде операционной, яркие лампы, под ними операционный стол, окруженный различными инструментами. Вдоль стен стояло множество клеток. Там сидели существа, похожие на людей, или когда-то бывшие людьми. У одних отсутствовали конечности, у других глаза, а у некоторых туго зашиты рты.

− Что за черт? — сказал Робби. — Эти твари… живые?

− Конечно. Док гений. Ему бы нобелевскую премию выдать.

К ним подошел человек в хирургическом халате и кепке. У него была длинная черная борода и очки на глазах.

− Шериф! Какой приятный сюрприз! — сказал Док. — О, он симпатичный, сильный. Как раз такого я и искал!

− Отлично, Док. Я сразу понял, что он тебе идеально подойдет.

− И правда. Посади его в одну из клеток. Я займусь им сегодня вечером.

− В смысле, заняться мной? Ты что хочешь сказать, ты больной ублюдок? — крикнул Робби.

− Он тоже любит поговорить, − сказал Док.

− Может, зашьешь эту болтливую пасть?

− Нет, на него у меня другие планы, голос ему понадобится, − сказал Док.

− Видишь, Педро, − сказал Каттер. — То, что ты думал это фигня, все гораздо хуже.

Глава 5

Помощник шерифа Элвис подошел к маленькому домику, больше похожему на лачугу. До того, как он успел постучать, из-за двери вышла невысокая пожилая женщина.

− Что ж, здравствуй, Элвис! Ты это мне принес? — спросила она.

− Здравствуйте, Гильда, да мэм. Вот вам парень. Тоже любит поболтать, если вам нужна компания, он вам ее составит.

Она провела пальцами по его лицу, затем по груди.

− У него такая гладкая кожа. Спасибо, он красив. Ты такой хороший мальчик, Элвис.

− О, благодарю, мэм. Я просто выполняю свой долг, − сказал помощник шерифа и подтянул ремень.

− Мэм, − сказал Хорхе. — Я не знаю, что тут происходит, но пожалуйста. Нам здесь не место.

Нам нужно…

Гильда дала ему пощечину. Довольно сильную для своего телосложения. Хорхе замолчал, он смотрел на нее ошеломленным взглядом.

− Ха-ха, парень, − сказал Элвис. — Гильда хорошо о тебе позаботится. Мэм, он весь ваш.

− Спасибо, Элвис. А ты давай проходи. Мы хорошо повеселимся, как я и запланировала.

Может, я испеку тебе один из моих пирогов.

Хорхе исчез внутри дома, Мисти стояла с открытым ртом.

− И что это? Вы нас что, продаете? Вы не можете такое вытворять, − сказала она.

− Вау, какая сообразительная. Долго допирала, да? О, мы можем вас продать, да мы уже это сделали и здесь нас никто не остановит, так что топай, сучка.

Он подтолкнул ее дубинкой, Мисти послушно последовала в указанном направлении. Вдруг она остановилась и уставилась вниз.

− Чего встала? — спросил Элвис. — Я тебе не велел останавливаться.

− Тут что-то странное на земле.

− Что? Где? — спросил он.

Элвис подошел к ней и тоже наклонился.

− Чего ты уставилась?

Мисти резко выпрямилась и ударила Элвиса ногой прямо в нос, помощник шерифа растянулся на земле. Она знала, что этот пухлый карлик ее не догонит. Мисти пробежала один квартал и свернула за угол. Обернувшись, она увидела, что сзади никого не было. Когда она снова посмотрела прямо перед собой, чья-то огромная рука обхватила ее и швырнула на землю, Мисти приземлилась прямо на спину, ударившись головой о грунтовую дорогу.

− О, слава тебе господи, ты здесь, − сказал Элвис. Мисти посмотрела наверх, над ней стоял огромный бритый налысо мужчина. Он был одет в черную безрукавку.

− Ты даже девчонку не можешь поймать, − сказал здоровяк.

Он наклонился, схватил Мисти за волосы и поставил ее на ноги. Девушка закричала.

− С ней будет много хлопот, − сказал Элвис. Он приложил к своему носу тряпку. Мисти заметила, что она пропиталась кровью. Отлично. Ее обрадовало, что она смогла причинить ему хоть немного боли.

− Видишь, что она сделала с моим носом?

− Не будь ты мелким ссыклом, этого бы не случилось. А теперь вали, я ее поймал.

− Ты уверен, Бакк? Помощь не нужна? Бакк окинул его холодным взглядом.

− Хорошо-хорошо, я понял. Пойду, скажу шерифу, что все в порядке. Он развернулся и зашагал прочь.

Бакк сильнее рванул ее за волосы и посмотрел девушке в лицо.

− Как тебя зовут?

− Пошел ты, − сказала она.

− Э, да ты борзая. Но это ненадолго. Я постараюсь не сломать тебя так быстро, как предыдущую.

Мисти плюнула ему в лицо. Бакк молча вытер глаз от плевка, не отрывая взгляда от девушки. Он огляделся, а затем захохотал. Бакк сильно ударил ее кулаком в лицо. Кулак попал ей угол носа, щеку и скуловую кость. Мисти потеряла сознание от удара, но не смогла упасть, потому что Бакк держал ее за волосы. Он нанес ей несколько пощечин, пока она не стала смотреть на него.

− Видишь, как это работает? Пошли внутрь.

Он затащил ее в дом, точнее домом ему служил средних размеров трейлер. Бакк подвел ее к большому сундуку, открыл крышку, затолкал туда девушку и закрыл его на щеколду.

− Я сначала пообедаю, а потом мы поиграем.

Глава 6

Рой снял с Дианы наручники и усадил ее на диван. Раздался громкий скрип. В комнате пахло мочой.

− Садись, тут ведь удобнее, да? — спросил Рой.

− А… да. Спасибо, − ответила Диана.

− Извините за шерифа. Иногда он слишком груб.

− Все в порядке.

Диана говорила тихим голосом, почти шепотом.

− И что же вам от меня надо? Зачем я здесь?

− Ну, я заплатил за тебя деньги. Но ты не для меня. Ты для моего племянника, Скутера. Он очень увлечен своим хобби.

− Хобби? Каким еще хобби?

− Ну, трудно объяснить. Но думаю, ты ему подойдешь.

Открылась черного хода и в комнату вошел долговязый молодой человек.

− А вот и Скутер, гляди, новенькая, я тебе ее купил. Кличку еще не дал.

− Да неважно. А она ничего так, подойдет.

− Подойду для чего? Я не домашнее животное! — сказала Диана.

− О, ты не будешь домашним животным. Думаю, пора вытащить ее во двор, давай, − сказал Скутер и схватил Диану за руку.

− Не трогайте меня! — закричала Диана и попыталась вырваться.

− О, давай, идем, не усложняй все, − сказал Скутер.

Мужчины схватили ее за руки, девушка отчаянно вырывалась. Наконец им удалось скрутить ее.

− Хорошо, выходим.

− Нет! Пустите! — кричала Диана. — Пустите!

Они вытащили ее через черный ход на задний двор, там повсюду валялись сломанные игрушки и садовые инструменты. Они повели ее к большому сараю с воротами, которые были закрыты на висячий замок. Рой открыл замок, и ворота распахнулись. Рой и Скутер подтащили Диану к клетке, там свернулись калачиком еще две девушки.

− Хорошо, − сказал Скутер. — Давай ее разденем.

Рой достал большой охотничий нож и начал резать одежду Дианы.

− Прекратите! Пожалуйста! Диана кричала и плакала.

− Не делайте этого!

− Боюсь это единственный способ придать эротичности. Так и должно быть, − сказал Скутер. Сорвав всю одежду, они потащили ее к большому столу, Рой положил Диану на спину, животом кверху.

Она попыталась вырваться, но Рой приставил ей нож к горлу.

− Я не хочу причинять тебе боль, но сделаю это, если не перестанешь рыпаться. Расслабься.

Черт, тебе же самой понравится, − сказал он и хохотнул.

Скутер спустил рабочий комбинезон до пояса и раздвинул ноги Дианы. Она не сопротивлялась, боясь даже шелохнуться, чувствовала нож на своем горле. Лезвие было горячим и острым. Судя по ощущениям, оно уже слегка порезало ее. Скутер стянул комбинезон до колен и вошел в нее.

Диана чувствовала толчки его члена внутри себя. Он был не таким уж большим, но причинял ей немалую боль. Диане хотелось кричать, хотелось сбросить этого мерзкого ублюдка, что насиловал ее, но она слишком боялась ножа. Они оба были довольно сильными мужчинами. Выстоять против них Диана бы не смогла.

Скутер насиловал ее несколько минут, он так хрипел, что создавалось ощущение, будто он срет, а не сексом занимается. Его хрипы все нарастали, а толчки ускорялись. Диана закрыла глаза и попыталась представить себя где-нибудь далеко, на пляже Калифорнии несколько дней назад.

Ее больше не было в этом ужасном месте. У девушки все болело внутри. Диане казалось, что он порвет ее, Скутер наконец напрягся и кончил в нее. Сделав дело, он отошел.

− А у нее классная пизденка, дядя Рой. Хочешь засадить? — сказал Скутер и подтянул комбинезон.

− Не волнуйся, засажу, − сказал Рой.

Они поменялись местами, Скутер взял нож и приставил ей к горлу. Рой обошел стол, встал перед нею и расстегнул джинсы.

− Не волнуйся, маленькая леди, я буду ласковым, − сказал Рой и рассмеялся.

Но лаской там и не пахло. Он вошел в нее даже грубее, чем Скутер, и насиловал ее гораздо дольше. Диана думала, что он уже никогда не остановится, но все же Рой наконец кончил.

− Вуу-хуу! У нее все там классно. Хорошую сучку я достал.

− Верно, дядя Рой. Думаю, мне стоит еще раз попробовать, − сказал Скутер.

− Нет, пожалуйста, нет, − рыдала Диана.

Она плакала так долго, что пелена слез застилала ей глаза. Скутер снова вошел в нее. Диана посмотрела на девушек в клетках. Они все пялились на нее. Диана задумалась, сколько они уже там сидят, и насилуют ли их также, как ее. В последнем она не сомневалась, это было видно по их обреченным взглядам.

Рой и Скутер насиловали ее еще несколько часов, постоянно меняясь местами. Диана даже не заметила, когда они закончили. Ее разум блуждал по пляжам Калифорнии, там она была счастлива с друзьями. Она решила остаться там, пока не закончится этот кошмар.

Глава 7

Гильда завела Хорхе в дом, затем они проследовали в спальню.

− Леди, вы не могли бы снять наручники? У меня от них руки сильно болят.

− Как раз собиралась их снять, подожди минутку. Сейчас тебе нужно принять ванну. Ты очень грязный, − сказала она.

− Ванну? Я не хочу купаться. Я хочу уйти.

− О, нет, не получится. Ты теперь мой.

Она открыла выдвижной ящик. Гильда достала оттуда маленькое устройство, похожее на дистанционный пульт и нажала на одну из его кнопок. Через несколько секунд в дверях показался мужчина. На нем были только стринги и нечто похожее на ошейник.

− Привет, Луис, спасибо, что пришел так быстро. Это Хорхе, он теперь наш. Наденешь ему ошейник и приготовишь ванну?

− Да, мэм, − сказал Луис.

Хорхе заметил, что Луис тоже латиноамериканец. Он был невысокого роста и сильно исхудавший. Похоже, он уже через многое прошел. Гильда вышла из комнаты, Луис открыл другой выдвижной ящик и достал оттуда ошейник, кусок пластика и плоскогубцы.

− Стой спокойно, − сказал он.

− Что это за фигня? Не буду я это носить, − возразил Хорхе.

− Это твой ошейник. Ты должен его носить, − сказал Луис.

− Какой еще ошейник? Нахер он нужен?

Луис осмотрелся, словно боялся, что Гильда их услышит.

− Приятель, это ошейник-шокер, понятно? — прошептал он. — Если ты его не наденешь, она будет бить меня током до усрачки, а тебя убьет или еще чего похуже. Отправит тебя к Доку.

− Доку? Они одного из моих друзей к нему увели.

− Радуйся, что ты не он. Твой друг встрял по-крупному.

− Док его убьет?

− Нет, но твой друг будет мечтать о том, чтобы убил. Уж поверь. Короче, дай надену, − снова сказал Луис.

Хорхе сдался, и Луис застегнул ошейник у него на шее. Затем плоскогубцами он прикрепил к ошейнику куски пластика.

− Хорошо, теперь все готово. Вскоре она его активирует. Не трогай его. Гильда может ударить тебя током на небольшом расстоянии. Попробуешь сорвать его, и он сработает. А если каким-то образом тебе удастся его снять, то он, наверное, тебя убьет. Поверь, я видел, как это бывает.

− Сколько ты уже здесь? — спросил Хорхе.

− Слишком долго. Пошли.

Они отправились в гостиную. Гильда сидела за столом и пила чай. Хорхе услышал снаружи крики. Луис подошел к окну, Гильда подняла голову. Из окна Хорхе увидел других людей, все в таких же ошейниках, как и он. В основном молодые мужчины, но он также разглядел среди них одну девушку. К забору бежал молодой латиноамериканец.

− Черт, опять этот Рон, похоже, он собрался убить себя, − прошептал Луис.

− Что происходит? — спросил Хорхе.

− Рон здесь всего несколько недель. У него проблемы с головой. Теперь он пытается убежать.

Гильда подошла к окну, слегка пошатываясь.

− Ох, боже мой. Этот мальчишка приносил одни неприятности, с тех пор как появился здесь. Она взяла пульт и нажала на кнопку. Рон упал на колени, и у него взорвалась голова. Тело юноши рухнуло на землю, ноги продолжали дергаться. Хорхе в ужасе отвернулся и отошел от окна, Луис покачал головой.

− Я предупреждала этого мальчишку, − сказала Гильда.

Она обратилась к Хорхе.

− Думаю, ты будешь лучше. На вид умный мальчик, − сказала она, похлопав Хорхе по груди.

— А теперь идем в ванную комнату.

Хорхе проследовал за ними, Луис уже наполнил огромную ванну водой с пеной.

− Раздевайся, − сказал он.

− Что?

− Раздевайся. Ты же не моешься в одежде.

− Не волнуйся, Хорхе. Я уже видела много голых мальчиков. Мне нравятся ваши смуглые тела. Я посмотрю.

Хорхе сделал, что ему приказали, и залез в ванну с пеной. Вода была слишком горячей, но он постарался привыкнуть к ней. Он медленно окунулся в нее полностью.

− Давай, Луис, позаботься о нем. Тебе пора прочистить ему задницу, − приказала Гильда.

− Да, мэм, − сказал Луис и залез в ванную позади Хорхе.

− Что за хуйня, чувак? — спросил Хорхе.

− Просто заткнись, − прошептал Луис. — Давай побыстрее закончим.

− Намыль его хорошенько, Луис. Вот так, как мило. Вы так хорошо смотритесь, мальчики.

Гильда веселилась. Луис натирал мылом плечи и спину Хорхе. Тот старался не дергаться. Он не считал себя гомофобом, но ему совсем не нравилось сидеть в ванной с другим мужчиной, намыливающим его тело.

− Хорошо, Луис, заканчивай с ним! — приказала Гильда.

Луис обнял Хорхе за талию. Затем схватил его за член и принялся массировать его, Хорхе стал вырываться.

− Просто расслабься, − сказал Луис. — Быстрее расслабишься, быстрее закончим.

Глава 8

Робби сидел в клетке не один. С ним была белая женщина средних лет. В отличие от всех, кого он видел, ее не изуродовали. Она сидела в углу голая, прижав колени к груди. Робби подошел к ней и присел рядом.

− Что вы здесь делаете? Что им от нас нужно?

− Оглянись, видишь всю эту херню на стене и уродов в клетках? Ему нравится экспериментировать на нас, и калечить. Я следующая, за мной и ты.

− А почему ты здесь? Они сказали, что я и мои друзья нелегалы, но мы граждане, а они привезли нас в это гребаное место.

− Я Анжела. Анжела Пеннингтон. Мы с парнем пошли в поход, они схватили нас, мы заблудились и забрели в этот городок. Его не было ни на одной карте.

− И где твой парень? — спросил Робби.

− Не знаю, − сказала она и заплакала. — Они куда-то забрали его. Также, как и твоих друзей. Она вытерла слезы. Робби услышал звук приближающихся шагов и поднял голову.

− О-кей, лайка-зайка! Пришло твое время! — сказал Док, подходя к клетке. Его ассистент, коротышка, открыл клетку со стороны Анжелы и потянулся к ней. Женщина отпрянула.

− Нет! Пожалуйста! Нет! — умоляла она.

− Давай, будет проще, если ты не будешь сопротивляться, − сказал помощник.

Он схватил ее за ступню и потащил наружу. Анжела потянулась к Робби, но не успела, они вытащили ее слишком быстро. Док и его ассистент заперли клетку, вдвоем они подняли Анжелу на ноги и повели к столу.

− Нет! Не надо! — кричала она.

Чем ближе они подводили ее, тем большее безумие овладевало женщиной.

− Нет! Нет! Нет! Нет! — кричала она, когда Док с помощником привязывали ее ремнями. Робби прижался к прутьям клетки, чтобы лучше разглядеть, что там творится.

Голову Анжелы и конечности Анжелы привязали к столу. Робби видел, как она дергалась во все стороны, помощник прикатил тележку с инструментами. Женщина продолжала кричать, Док что-то сунул ей в рот. Робби все еще слышал ее, но теперь ее крики стали совсем тихими. Док взял большую пилу и принялся пилить свод черепа. Тело Анжелы выгнулось дугой, огромная пила крушила ее кость, издавая жуткий визжащий звук. Закончив, Док снял свод черепа, обнажив мозг женщины.

Док взял длинные предметы, похожие на иглы, и начал втыкать их Анжеле в мозг. Помощник вытащил кляп у нее изо рта, женщина больше не кричала. Теперь она бормотала какую-то бессвязную чушь.

− Что тут у нас, помидор видит кошечку с сиреневым зонтиком. Вечный фаргл-баргл, белиш-попс…, − сказала она. Теперь вместо слов слышались лишь хрипы да бульканье.

Док отложил иглы, взял какой-то небольшой предмет и затолкал его Анжеле в мозг. Затем он поместил свод черепа на место и снова взялся за пилу. На этот раз Док начал пилить ее ногу, прямо у бедра. Анжела закричала, Дока и помощника забрызгало кровью. Ассистент подключил на место распила отсасывающее устройство и зажимы, чтобы женщина не умерла от потери крови. Затем Док отпилил другую ногу, вдвоем они сняли зажимы с первой. Робби видел, как Док зашивал ее культи и обрабатывал раны. Казалось, что этот «Док», действительно своего рода врач, возможно, был им когда-то. Вряд ли он смог бы получить медицинскую лицензию в этом ужасном городе.

Док принялся отпиливать Анжеле руки по самые плечи. Затем он зашил и их. Он достал огромный нож с изогнутым лезвием, похожем на штопор.

− Нет, дорогая. Я собираюсь испытать нечто новое. Мой ассистент объяснит это в самых интимных подробностях. Он собирается заняться с тобой сексом. Но не сюда.

Док указал на ее вагину.

− Нет-нет мы проделаем другое отверстие.

Док взял нож и воткнул его Анжеле в бок, затем провернул его и вытащил, в животе сбоку у женщины образовалась большая кровавая дыра. Док отложил нож и взял планшет с бумагой.

«Женщина уже сошла с ума», − подумал про себя Робби. Теперь она издавала только крики и всхлипы. Ассистент, стоявший рядом, спустил штаны, обнажив свой маленький эрегированный пенис. Он схватил Анжелу за шею и талию и засунул член прямо в кровавую дыру.

− Вау, так тепло и мягко, − сказал он и принялся двигать бедрами.

Док делал записи в блокнот. Помощник все энергичнее и быстрее дергался бедрами. Тело Анжелы металось по столу туда-сюда, она громко кричала, ассистент Дока продолжал насиловать ее тело. Наконец он кончил ей в живот, залив спермой все органы. Когда все завершилось, Док подошел и зашил дыру. Затем он вырезал еще одну, сбоку в ее седалище. Ассистент трахнул ее и в эту дыру. Затем он посмотрел на Дока.

− Тут немного туже, не так кайфно, как в животик.

− Интересно, − сказал Док. — На сегодня хватит. Настало время сделать ее одним из наших шедевров.

Глава 9

Мисти старалась дышать как можно медленнее. В сундуке царил кромешный мрак, ноги девушки были плотно прижаты к груди. Она не могла ни постучать, ни ударить ногой, слишком тесно. Ее лицо пульсировало болью в том месте, куда ее ударил Бакк. Мисти понятия не имела, сколько времени она сидит тут. У нее затекли ноги, судя по всему, прошел уже не один час. Наконец, крышка открылась, и кто-то схватил ее за волосы.

Бакк вытащил ее из сундука и теперь поддерживал в вертикальном положении. Левый глаз у Мисти распух и почти закрылся, так что она смотрела на своего мучителя только правым. Бакку пришлось держать ее рукой, девушка почти не чувствовала ног.

− Вот видишь. Мой сундук с сокровищами мигом остужает ваш пыл. Неохота больше драться, да? Теперь посмотрим, что у тебя есть.

Бакк швырнул Мисти на диван и начал снимать с нее одежду. Она пыталась сопротивляться, даже сумела ударить его ногой в пах, но это не принесло никакого эффекта.

− Вот что я тебе скажу, еще раз так сделаешь, и отправишься обратно в сундук. Хочешь? — спросил он.

Мисти встала, сняла футболку и шорты. Бакк окинул взглядом ее тело, пощупал живот и стиснул груди вместе.

− Неплохо. Теперь снимай трусы и лифчик, − приказал он.

Мисти сняла все, пристально глядя на Бакка, затем она встала, скрестив руки на груди.

− Черт, ты и там все побрила? Даже полоски не оставила, − сказал он и потянулся рукой ей между ног. Она попыталась отстраниться, но Бакк схватил ее за волосы.

− Что я тебе, бля, сказал, сука. Обратно в сундук.

− Нет! Нет! Подожди, я сделаю все, что захочешь! Что угодно! Пожалуйста! — взмолилась она.

− Ты права, обязательно сделаешь. На колени. Мисти сделала, как он сказал, Бакк снял штаны.

− Теперь соси.

Она взяла его член в рот. Пытаясь доставить Бакку удовольствие, она представляла себе, что делает минет Хорхе. Мисти сложила руки чашечкой и гладила Бакку яйца. Его член затвердел у нее во рту, она использовала все свое умение, чтобы довести его до оргазма. Она почувствовала, как он напрягся, даже затрясся. И укусила. Сжала зубы так сильно, как только смогла, ее клыки погружались в его плоть все дальше, Бакк ударил ее по голове сбоку.

Мисти повалилась на пол. Она посмотрела наверх и увидела, как он стоит и смотрит на свой истерзанный и окровавленный член. Она не смогла откусить его, но хорошо укусила.

− Ты реально тупая сука. Ты об этом знаешь?

Бакк схватил ее за волосы и потащил в комнату в дальней части дома. Там стоял верстак, повсюду висели инструменты. Бакк взял рулон клейкой ленты и начал опутывать ею тело Мисти, он решил приклеить девушку к верстаку.

− Я извиняюсь, мне так жаль. Это случайно получилось, пожалуйста! Вы должны мне поверить, − кричала она.

− Ты что, бля, думаешь, я совсем мудак. Поцелуй случайно мою жопу. Ты мне хуй откусить пыталась. Я это запомню, сучка.

Бакк обмотал клейкой лентой лоб Мисти.

− Что ты собираешься делать? — спросила она.

− Я собираюсь сделать тебе так больно, как ты никогда в жизни не испытывала. И будь уверена, больше ты кусаться не сможешь.

Бакк подошел к инструментам, взял плоскогубцы и вернулся к ней. Он сжал ее щеки рукой.

− Открывай шире, − сказал он.

− Нет! Не надо! Пожалуйста! Нет! — закричала Мисти.

Но Бакк смог легко заставить девушку открыть рот. Он подцепил ее верхний резец плоскогубцами, затем принялся тянуть и выкручивать его. Десна и лицо Мисти пронзила боль, она слышала, как рвется десна и трещит ее зуб. Бакк поднес вырванный зуб к лицу девушки.

− Что ж, симпатичный. Один готов, остальные на очереди.

− Нет! — закричала Мисти.

Ее рот наполнил металлический вкус крови.

− Пожалуйста! Я буду хорошей! Обещаю!

− Знаю, что будешь. Я об этом позабочусь, − сказал Бакк.

Его лапища снова обхватила ее лицо, Бакк сжал плоскогубцами второй резец и начал вырывать его. Второй вышел легче, но боль не уменьшилась.

− Вау, да мне надо было стать дантистом, − сказал здоровяк, любуясь вырванным зубом. Мисти только покорно хныкала и всхлипывала.

− Видишь, ты теперь уже не такая крутая, да сучка?

Бакк принялся за третий зуб, но Мисти уже потеряла сознание.

Когда она пришла в себя, то передних зубов у нее уже не осталось, а десна превратились в распухшую кровавую массу, пульсирующую болью.

− Вот, выпей этого, − сказал Бакк.

Он разрезал клейкую ленту и поднял Мисти. Здоровяк протянул ей бутылку виски. Она выпила, но выплюнула большую часть.

− Пей, это поможет тебе заглушить боль, и защитит десна от заражения. Он снова протянул ей бутылку, она проглотила сколько смогла.

Виски было крепким, оно жгло рот и горло, но Мисти продолжала пить. Она опьянела довольно быстро, у нее закружилась голова.

− Вот, другое дело. А теперь переходим к самому приятному. Бакк повалил ее на стол и схватил большой гаечный ключ.

− Познакомься со своей секс-игрушкой. Я бы тебя сам трахнул, но, ты мне, бля, весь хуй обкусала. Так что теперь тебя трахнет мистер гаечный ключ.

У Мисти не осталось сил сопротивляться. Бакк грубо засунул ключ в ее влагалище. Девушка закрыла глаза и молилась, чтобы смерть забрала ее.

Глава 10

Диана сидела в пустой комнате и дрожала. Окон здесь не было, лишь бетонные стены. Девушка видела очертания двери, которая открывалась только снаружи. После того, что они сделали с ней, все тело болело. Кровь в шейке матки засохла, но промежность продолжала пульсировать болью. В нескольких футах от нее сидела еще одна латиноамериканка, тоже голая. Эта девушка выглядела моложе Дианы, она сидела, уставившись пустым взглядом в окружающее пространство.

− Эй, − позвала Диана. — Эй, как тебя зовут?

Девушка не ответила. Диана протянула руку и коснулась ее плеча. Незнакомка вскочила и отпрянула, но все же посмотрела на Диану. Когда-то эта девушка была очень миловидной. Но теперь картину портили грязное тело, всклокоченные волосы и осунувшееся лицо.

− Я не причиню тебе вреда. Они меня только изнасиловали, несколько раз. Они делали тебе больно?

− Я Тина, − сказала девушка тихо, почти шепотом. — Меня они тоже насиловали. И долго.

− Сколько ты уже здесь?

− Не знаю. Какой сегодня день? — спросила Тина.

− Вторник.

− Хорошо, а дата?

− Двадцать первое июня. Тина заплакала.

− А год?

− Год? Две тысячи тринадцатый.

− О, боже, − заплакала Тина. — Две тысячи тринадцатый?

− Да, а что? Сколько ты уже здесь?

− Они забрали меня в две тысячи одиннадцатом. Притащили меня сюда, сказали, что я нелегалка, − проскулила Тина.

− Срань господня, − сказала Диана. — Они и нам тоже самое сказали.

− Да, это их уловка.

− Ты здесь уже два года?

− Да, в этой комнате. Тут были и другие девушки. Они убивали их или куда-то увозили.

Некоторых отправили к Доку.

− Кто этот Док?

− Точно не знаю, но он творит ужасные вещи. Тебе не захочется попасть к нему. Тина снова заплакала.

− Я всего лишь хочу домой. Вся семья, должно быть, думает, что я их бросила. Скутер только бьет и насилует меня. А когда ему скучно, начинает мучить. Когда здесь были другие девушки, он заставлял нас одеваться и играть, типа мы его жены. Но одна девушка попыталась бежать. Они замучили ее до смерти прямо у нас глазах, показали, что за это бывает. С тех пор мы сидим голые в этой комнате, пока ему что-нибудь в голову не взбредет.

Диана задрожала, осознав, какая жизнь ее ожидает. В колледже она изучала психологию. Она хотела защитить кандидатскую и стать психотерапевтом. В ее планы отнюдь не входило превращаться в секс-рабыню. Диана взглянула на Тину, она уже представляла, какое будущее ее ждет.

− Как ты тут выжила?

− Я не сопротивлялась. Делала все, что они говорили, как бы мерзко это не было. Ответить Диана не успела, дверь распахнулась. Там стояли Скутер и Рой.

− Идем, леди. Шоу начинается, − сказал Скутер. — Вы обе, вставайте. Не заставляйте меня вытаскивать вас.

Девушки переглянулись, затем медленно поднялись на ноги.

− Пошли, − сказал Скутер. — Сюда.

Когда Диана подошла к нему, Скутер шлепнул ее по заднице. Она постаралась не обращать на это внимания, вдвоем они пошли за Роем во двор. Там лежал шест с заостренным концом, около шести футов длиной. Диана не знала, зачем он, но Тина вдруг закричала и попыталась убежать. Скутер схватил ее и бросил на землю.

− Давай, девочка, ты же знала, что рано или поздно этот день настанет, − сказал Скутер.

Рой схватил Диану на тот случай, если она тоже попытается сбежать. Из-за дома вышли еще двое мужчин.

− О, ребята, вот и вы. А мы еще не начали.

− Хорошо, вам, похоже, не помешает некоторая помощь, − сказал один из новоприбывших.

− Да, она быстро сообразит что к чему, − сказал Скутер, указав на Диану.

− Что соображу? — спросила Диана.

− Хе, увидишь, дорогуша, − сказал Рой.

Мужчины связали Тине руки, затем ноги и понесли ее к столбу.

− Нет! Пожалуйста! Просто убейте меня! Просто убейте! Позвольте мне умереть!

Пожалуйста! — кричала она.

− О, ты умрешь, не сомневайся, − усмехнулся Скутер.

Рой повел Диану к небольшой клетке, напоминавшей собачью конуру, он затолкал девушку внутрь, и запер дверь. Диана видела все происходящее, стоя на четвереньках.

Двое новоприбывших прижали Тину к земле, она отчаянно пыталась вырваться, но безуспешно. Рой схватил несчастную за ноги и поднял их вверх, Скутер взял большую опасную бритву и вонзил ее в вагину девушки. Тина ужасно закричала, Скутер вспорол ее промежность так легко, словно разделывал говядину. Из разреза хлынула кровь. Закончив резать, он взял бутылку с чем-то похожим на сливки и смазал края раны.

− Черт, хорошую пизденку теряем, − сказал Рой.

− Да, она уже износилась. Прошло ее время, − сказал Скутер.

− Да уж.

Скутер взял кол и вставил острым концом в распоротую промежность Тины, девушка продолжала кричать. Племянник Роя протолкнул кол еще на несколько дюймов и взял большой молот, лежавший рядом. Скутер принялся заколачивать кол все глубже в Тину.

Диана кричала, сидя в клетке, но на нее никто не обращал внимания. Зачем они делают такое с Тиной? Потому что появилась я. Диана гнала от себя эту мысль. Тина выглядела ужасно, она провела здесь два года. А Диана новенькая, теперь она вместо Тины. Однажды с ней сделают тоже самое. У Дианы затрясся живот, ее вырвало. Она постаралась, чтобы как можно больше рвотных масс оказалось снаружи клетки, но расстояние между прутьями было совсем небольшим, поэтому много попало на нее саму.

Скутер забивал кол все глубже и глубже. Тина продолжала кричать, но теперь ее крики сопровождались хрипами с каждым взмахом молота. Кол издавал мерзкий хлюпающий звук, каждый раз, когда погружался в Тину. Наконец, собравшись вместе, они подняли девушку наверх и воткнули кол в дырку в земле. Диана видела, что Тина была уже почти полностью насажена на кол. Она все еще продолжала дергаться. Рой подошел к клетке и вытащил оттуда Диану.

− Выходи, девочка, посмотри поближе, − сказал Рой.

− Зачем вы это сделали? Зачем? — сказала Диана сквозь рыдания.

− Мы всегда так делаем.

Когда Диана подошла ближе, Тина повернула голову и посмотрела на нее. Она постаралась что-то сказать, но не смогла. Диана заметила, что несчастная медленно сползает вниз по колу.

− Хорошее украшение для лужайки ты сделал, Скутер, − сказал высокий, толстый мужчина.

− Точно, мужик. Я его выкапывал, − ответил Скутер.

Диана не смогла оторвать глаз от Тины, та сползала все ниже. Несчастная захрипела, ее тело затряслось сильнее, острие кола показалось у нее во рту. Окровавленный наконечник душил Тину, рот девушки открывался все шире. Наконец, ноги Тины коснулись земли. И она перестала сползать. Диана не могла оторвать глаз от этого страшного зрелища.

− Не бойся, девочка, мы так с тобой не сделаем. Если только ты не выкинешь какую-нибудь глупость, − сказал Скутер. — Как насчет того, чтобы поразвлечь моих гостей? Они хорошие ребята.

Глава 11

Робби отвернулся, Док начал срезать кожу с тела Анжелы. Женщина продолжала кричать. Между ее воплями раздавались тошнотворные хлюпающие звуки, Робби закрыл руками уши. Он все слышал, но старался думать о чем-нибудь другом, представлял себя где-нибудь в другом месте. Ему хотелось оказаться где угодно, только не в этом аду, в который он угодил.

Спустя некоторое время крики прекратились. Наконец Док с ассистентом пошли обратно к клетке, толкая перед собой тележку, закрытую простыней. Робби совершенно не хотелось знать, что там находится, но чувствовал, что скоро узнать придется.

− Привет Роберт, − сказал Док. — Прости, что заставил тебя ждать, операция Анжелы заняла больше времени, чем я ожидал, но она прошла успешно. Взгляни на нее. Док сорвал простыню и показал Анжелу. Робби понадобилась минута, чтобы понять, что же он видит. Это оказался большой стул с человеческими ногами вместо ножек, и человеческими руками вместо подлокотников, по центру стула пролегал шов, разделяющий кожи разных цветов.

Док повернул стул, у Робби все похолодело внутри. Спинка оказалась сделана из торса Анжелы. Кожу женщины частично срезали и обтянули ею стул. Рот ей туго зашили, но глаза были широко распахнуты, она испуганно таращилась по сторонам. В них читался такой ужас, что у Робби волосы на загривке встали дыбом. С одной стороны к телу был подключена капельница, к другой Док присоединил катетер.

− Видишь? Мы подключили капельницу, чтобы ей поступали жидкость и питание. А катетер, чтобы она могла очищать свой организм. Тебе отсюда не видно, у нее с той стороны калоприемник. Это одна из моих лучших работ на данный момент. Она сможет жить долгой, здоровой жизнью в качестве любимого куска мебели, просто изумительно, не правда ли.

Док провел пальцами по ее обнаженной груди и коснулся ее лица.

− Человеческое тело способно выдержать многое, а уж какие формы оно может принимать при правильном соблюдении всех условий. Это будет лучшая моя работа. Как жаль, что я не могу поделиться своими работами со всем миром. Однако, уже поздно, эта операция сильно меня утомила. Этой ночью я отдохну, а завтра займусь тобой.

− Что ты собираешься со мной сделать? Сделаешь из меня стул? — спросил Робби.

− О нет. На тебя у меня другие планы. Не пугайся, тобой будут восхищаться, даже гордиться.

Ты будешь частью особого замысла, единственным и неповторимым.

Робби думал лишь о криках и мерзких звуках, которые слышал, когда они работали над телом Анжелы.

− Ты больной ублюдок. Не прикасайся ко мне, − сказал он.

− О, все они так говорят. Но конец у всех один. Я бы сказал тебе, «не вздумай сопротивляться, когда настанет время», но ты наверняка будешь. Это нормально. Тебе наверное, хочется отдохнуть. Завтра тебе понадобятся силы. Твоя жизнь обычного парня из колледжа закончится за несколько часов.

Док развернулся и ушел, ассистент покатил за ним стул. Глаза Анжелы продолжали смотреть на Робби, они застыли в немом ужасе. Почему они просто не убили ее? Они обрекли женщину на страдания, находящиеся за пределами человеческих возможностей.

Робби обошел клетку, потолкал и подергал ее стены и прутья. Она напоминала сваренные вместе куски труб или арматуры. Расстояние между прутьями было достаточным, чтобы протянуть руку. Но на каждой двери висел замок. Робби залез на верхушку клетки. И подергал прутья там, ни единого слабого места. Он спрыгнул вниз и осмотрел стены помещения. Он увидел много «произведений искусства», сделанных из висевших там людей. Некоторые были живые, некоторые мертвые.

Он подумал о том, какую боль ему придется испытать. Если он вообще сможет ее выдержать. А если нет? Не похоже, что Дока заботят его чувства. Робби удивился, как Анжела не умерла от сердечного приступа, ведь она так кричала. Он сел в углу клетки и закрыл глаза, надеясь, что когда откроет их, все это окажется кошмарным сном.

Глава 12

Хорхе лежал на скамье стиснув зубы, а Луис трахал его в задницу. Никогда в жизни Хорхе так не унижали. У него не встал, даже когда Луис гладил его член в ванной, Гильда приказала Луису оттрахать Хорхе. Сначала юноша пытался сопротивляться, но после пары разрядов из ошейника сдался.

Анус сильно жгло. Милосердная Гильда даже позволила Луису использовать смазку, но это не слишком помогло. Хорхе хотелось чтобы все быстрее закончилось. Старая сморщенная Гильда сидела на кровати и ухмылялась беззубым ртом.

− Мужик Луис. Оседлай его! Порви ему жопу! — кричала она. — Его задница принадлежит тебе! Да!

Больная сучка, извращенка. Хорхе почувствовал, как Луис стал быстрее двигать бедрами и сильнее трястись. С каждым толчком анус Хорхе рвался все больше. Он не был геем, ему даже никогда не хотелось попробовать анальный секс с Мисти. Теперь Хорхе даже радовался, что никогда не заставлял любимую пройти через это. Еще несколько сильных толчков, и он почувствовал, как семя Луиса потекло в его зад. Хорхе тошнило.

− Вот так, Луис! Отличная работа! Я, наверное, отправлю тебя отдохнуть, ты скрасил мой вечер. Почему бы тебе не выйти ненадолго?

− Да, мэм, − сказал он. Луис встал и вышел.

− Теперь ты. Я видела, вы хорошо повеселились. Теперь моя очередь, − сказала Гильда и легла на кровать. Она откинулась на спинку и сняла платье.

− Дорогуша, иди сюда и полижи мамочке киску.

Хорхе посмотрел на ее сухие дряблые губки между ног. Оттуда торчали клочки жестких седых волос.

− Ты шутишь? — спросил Хорхе.

Гильда молча нажала кнопку на пульте и по его телу прошел электрический разряд. На этот раз Хорхе все обгадил своим дерьмом. Ему ведь только что порвали задницу. Похоже, на этом его унижения не закончились.

− Что за черт? Посмотри, какая грязь! Всю постель! — запричитала Гильда.

− Извини! Это из-за того, что ты бьешь меня током из этой херни. Да еще и твой мальчик для секса растянул мне жопу. И что по-твоему должно было случить…

Закончить он не успел, Гильда снова ударила его током. На этот раз Хорхе повалился на прямо в кучу собственного дерьма. Он соскользнул с простыней на пол, попытался перекатиться, но тело ему больше не подчинялось. Хорхе пронзила дикая боль, Гильда снова ударила его током. Вскоре, она перестала.

− А теперь немедленно приступай, мальчик, − сказала Гильда, указав на него пальцем. — Ты принадлежишь мне. И будешь делать все, что я захочу. И если я прикажу тебе оттрахать соседскую собаку, ты пойдешь и трахнешь соседскую собаку. Думаешь, все уже испытал? Да ты еще ничего не видел, сынок. А теперь живо вставай и лижи мою киску!

Хорхе медленно поднялся на ноги.

− Может мне сначала помыться? — захныкал он.

− Нее, у меня уже киска болит, соскучилась по языкам. Иди сюда и хорошенько ее вылижи.

Потом мы вместе примем душ.

Хорхе залез на кровать и расположился у нее между ног. Гильда широко улыбнулась в предвкушении. Он посмотрел на ее сморщенные половые губы и, преодолевая отвращение, потянулся к ним. Хорхе закрыл глаза и начал высовывать язык, пока не коснулся влагалища Гильды.

− Давай парень! Прижми свое личико, не бойся, она тебя не укусит!

Она громко захихикала. Милая старушка, с которой он встретился до этого, исчезла без следа, ее место заняла настоящая Гильда, старая садистка-психопатка. Хорхе почувствовал, как ее рука легла на его затылок, она принялась толкать его все ближе. Хорхе засовывал язык все глубже, рассекая им сухие губы пожилой женщины. Хорхе коснулся языком ее клитора, который напоминал высохший изюм.

Гильда обхватила его голову ногами и громко застонала. Хорхе принялся лизать быстрее и энергичнее. Он снова закрыл глаза, стараясь свыкнуться со всем этим, он надеялся, что так все закончится быстрее. Он непрестанно тыкал языком в ее клитор, иногда он покусывал его, в этот момент Гильда громко стонала, а все ее тело начинало дрожать. Хорхе надеялся, что она сдохнет от сердечного приступа, но, похоже, удача от него отвернулась. Гильда кончила и оттолкнула его голову.

− Вау, а ты и правда хорош! Даже Луис не доставлял мне такого удовольствия. Придется тебе делать это каждую ночь, − сказала Гильда.

Чудесно.

− А теперь убери свою грязную жопу из моей постели, и иди на улицу мыться. Не вздумай пользоваться моим душем, не хочу, чтобы твое дерьмо размазалось по моей ванной. Пусть тебя Луис из шланга польет. Давай выметайся. Ты омерзителен.

Глава 13

Ошеломленная Диана лежала на траве. Она посмотрела наверх и увидела, как они отрезают от трупа Тины куски мяса и едят их. Некоторые делали бутерброды, клали мясо на хлеб. Остальные держали Диану и насиловали ее, периодически меняясь. Сначала она пыталась сопротивляться, но присоединившийся к ним здоровяк несколько раз ударил ее по затылку, после чего Диана быстро сдалась. Но этот верзила оказался не только высоким. У него был огромный член. Диана чувствовала, как лопается ее кожа, когда он входил и выходил из нее.

Она настолько обессилела, что им не пришлось ее даже связывать. Если бы девушка и захотела убежать, то не смогла. Один раз Диана попыталась подтянуть ноги к груди, но у нее не получилось. Теперь она просто лежала, позволяя им делать с собой все, что им вздумается, Диана лишь надеялась, что это будет не слишком больно. Здоровяк подошел к ней и присел рядом.

− Чертовка. У тебя классная пизда. Моему хую на сегодня хватило. Думаю, я спустил в тебя не меньше пяти раз, − сказал он.

Диана не ответила, она даже не взглянула на него, только лежала, уткнувшись носом в землю.

− Хорошо, шоу подошло к концу, − раздался позади голос Скутера. Он подошел к Диане и поднял за волосы ее голову.

− Думаю, ей нужно отдохнуть. Я даю ей двадцатиминутный перерыв.

И все они расхохотались. Скутер затащил Диану в дом, но там его уже ждал помощник шерифа Элвис. С ним была еще одна девушка, закованная в наручники. Она выглядела уставшей и испуганной. Диана подумала, что она и сама так выглядела всего несколько часов назад.

− Добрый вечер, помощник шерифа, − сказал Скутер. — Что вы мне на этот раз привезли?

− Эт-та говорит, что ее зовут Миранда Стрикленд. Прижал ее на обочине на дороге. Гнала больше ста миль в час. У нее клевая спортивная тачка, − сказал Элвис.

− Я ж тебе говорила, − сказала Миранда. — Я ехала обратно в Эль-Пасо. Мне позвонили, сказали, что моя мать попала в больницу.

− Что ж, теперь ты туда точно не попадешь, − усмехнулся Элвис.

− Отведи ее на место. Вместе с этой. Думаю парням надо отдохнуть. Хорошо иметь запасной вариант, если ты понимаешь, о чем я, − сказал Скутер.

Диана заметила, что Миранда смотрит на нее со смесью страха и любопытства. Новенькая еще не знала, что это за городок, какой он на самом деле.

− Куда меня посадить? Что случилось с этой девушкой? Что вы с ней сделали? — возразила Миранда.

− Заткнись, если не хочешь закончить как она, − выругался Элвис.

Однако Миранда ему не поверила, она резко развернулась и ударила Элвиса коленом в пах, он согнулся пополам. Скутер ринулся к ней, но она и его ударила между ног. Он рухнул на землю, Диана заметила, что у Миранды на ногах парочка больших «доктор Мартенс».[7] Так что Скутеру наверняка было больно. Диана стояла и смотрела, пока Миранда не окликнула ее.

− Пошли! — крикнула она. — Берем ключи и стволы, быстрее!

Элвис зашевелился, но Миранда ударила его коленом в лицо, помощник шерифа рухнул на спину. Миранда несколько раз ударила его по лицу подошвой, в то время как Диана пыталась найти у него ключи. У нее сильно дрожали руки, она не думала, что сможет справиться с этим. Лицо Элвиса было залито кровью, он издал хриплый булькающий звук. Наконец Диана достала ключи и нашла тот, что открывал наручники. Она освободила Миранду. Получив свободу, Миранда нагнулась и достала из кобуры Элвиса пистолет, а из карманов запасные обоймы. Скутер попытался встать на ноги, Миранда навела ствол на его промежность и спустила курок.

В маленьком домике прогремел выстрел, промежность Скутера взорвалась, повсюду разлетелись кровавые ошметки. Одно из его яичек подкатилось к ноге Миранды. Она взглянула на него, а затем растоптала. Миранда навела ствол на лицо Элвиса и выстрела ему прямо в лоб.

− Там на улице еще есть, они скоро сбегутся! — прошептала Диана.

− Сколько? — спросила Миранда.

− Думаю, двое-трое.

Но раньше, чем она успела закончить, дверь распахнулась, и в дом ворвался Рой.

− Что во имя Сэма Хилла…[8]

Миранда прострелила ему горло, прежде чем он успел договорить. Рой схватился за шею, он хрипел и метался. В этот момент вошел высокий здоровяк. Миранда выстрелила ему в коленную чашечку, а затем в голову, верзила рухнул на пол. Последний попытался убежать, но Миранда выстрелила ему прямо в спину, он упал ничком на землю во дворе.

Диана восхищалась, глядя на то, как Миранда ловко перестреляла всех ее похитителей, словно глиняных голубей в тире. Ей до сих пор не верилось, только что ее похитила и изнасиловала банда подонков, а теперь быстро появился спаситель. Это казалось Диане не реальным, но происходило на самом деле.

Через открытую дверь Миранда увидела тело Тины.

− Что за херня?

− Это была Тина, − сказала Диана.

− Что ж, с нами такого не будет. Я рада, что у этого идиота не было револьвера, как у шерифа. Он где-то здесь поблизости. Давай выбираться отсюда. У тебя одежда есть?

− Плевать на одежду. Давай просто уберемся отсюда. Мои друзья тоже здесь. Их трое, но я не знаю, где они.

− Ладно, сначала спасем собственные задницы, − сказала Миранда. — Машина помощника шерифа стоит там, вниз по улице.

− Его машина? Как мы возьмем его машину? — спросила Диана. Миранда показала ключи в руке и подмигнула.

Глава 14

Робби разбудил здоровяк, открывавший клетку. Это был не тот ассистент Дока, которого он видел ранее. Робби вскочил на ноги и вжался спиной в прутья клетки.

− Проснись и улыбайся, Хосе. Настало время встретиться с доктором, − сказал громила. Он был одет в джинсы, обтягивающую футболку и ковбойскую шляпу.

− Меня не Хосе зовут, и я в порядке, мне не нужен доктор, − сказал Робби.

− А меня не ебет, как тебя зовут, и с доктором ты встретишься, пошел.

Здоровяк потянулся к Робби, но тот размахнулся и ударил его в челюсть. Незнакомец отступил, затем резко ударил юношу ногой в живот. Робби показалось, что из его легких вышибли весь воздух. Здоровяк схватил его за руку и вытащил из клетки.

− Видишь? Хочешь драки? У Дока есть кое-что для тебя, − сказал громила. Он потащил Робби к столу, их там уже ждали Док и два ассистента.

− Роберт! Я рад тебя видеть. Обещаю, ты не пожалеешь. Впрочем, может и пожалеешь, но смирись! Это будет здорово! Теперь просто ложись на стол, − сказал Док.

До того как Робби успел среагировать, здоровяк и ассистенты силой положили его на стол и привязали ремнями.

− Отпустите меня! Прекратите! — кричал он.

− Заткнись, парень. Все так говорят, но это ничего не меняет. Мы сделаем с тобой, что захотим, − сказал громила.

− Хорошо, − сказал Док. — У нас есть другой экземпляр?

− Да, Док, он на столе, я только что его принес, − раздался голос за спиной. Робби хотел посмотреть, о чем они говорят, но он не мог пошевелить головой.

− Что ж, хорошо, − сказал Док. — Начнем.

Робби увидел большую иглу. Один из ассистентов воткнул ее юноше в бедро, тело Робби пронзила острая, горячая боль от бедра до головы. Жидкость в шприце жгла все больше, по мере того как поршень шел вниз. Робби застонал, когда последняя капля попала в его тело.

− Что это за херня? — спросил он.

Но они не обратили на него внимания. Док взял скальпель и принялся делать надрезы на груди жертвы. Чтобы ему не ввели, это не было обезболивающим. Скальпель жег больше укола, Док продолжал делать надрезы, продвигаясь в сторону живота Робби.

Юноша закричал, когда Док потянул его кожу в стороны с помощью зажимов, у Робби обнажились внутренние органы. Юноша не мог вынести вида своих внутренностей. Он уставился в потолок, стараясь полностью отключиться от происходящего.

− Что за хуйня? Что вы делаете? — кричал Робби.

Его охватил страх. Он подумал об Анжеле, и о том, что сделали с ней. Самым страшной участью он считал увечье и уродство. Робби полагал, что лучше умереть, чем жить в таком состоянии. Он снова начал сопротивляться, как только почувствовал, что Док копается где-то у него внутри.

− Прекрати сейчас же, Роберт, − сказал Док. — Ты ведь не хочешь, чтобы у меня рука дрогнула?

Робби снова уставился в потолок, Док продолжал копаться в его потрохах. Иногда боль становилась такой сильной, что он едва мог ее вынести, но затем она спадала. Но Робби не мог расслабиться даже в такие моменты, он знал, что боль может вернуться в любую секунду. Ассистент сделал ему больной укол в другую ногу. Робби корчился от боли, он увидел, как Док положил что-то ему в живот.

− Что это за хуйня? А-а!

Острая боль пронзила грудь и кишечник. Доктор продолжал свое дело.

− Просто небольшая часть нашего проекта. Увидишь.

Один из ассистентов достал неизвестное оборудование, состоявшее из проводов и трубок. Доктор начал разрезать руки и ноги Робби, юноша кричал. Снова пришла жгучая боль. Робби посмотрел наверх и увидел нечто похожее на ацетиленовую горелку, к ней был приделан странный железный предмет, им они прижигали его кожу. В носу стоял запах ацетилена, раскаленного металла и горелой плоти, глаза слезились.

Робби закрыл их, он уже хотел, чтобы его просто убили. Он не желал видеть, в какую часть мебели его превратят. Он подумал, чтобы было, если бы они не остановились тогда. Что если бы повели себя по-другому, или просто сбежали от этих липовых полицейских, которые их остановили. Робби подумал о Диане, о том, что случилось с ней. Если ему прошлось пройти через такое, то что могут сделать с его любимой девушкой.

Когда прекратили прижигать, Робби услышал звук заводящейся пилы и почувствовал, как она разрезает свод его черепа. Он зажмурился, закричал и начал молиться. Он громко выкрикивал молитвы и старался думать о счастливых днях своей жизни.

Глава 15

Мисти лежала на столе безвольной куклой. Бакк изнасиловал ее гаечным ключом, вантузом и теннисной ракеткой. Перед тем, как взять очередной предмет, он бил ее кулаком в лицо. Оно было покрыто запекшейся кровью, грязью и потом, к нему прилипли волосы. Левый глаз полностью заплыл, но правый был широко открыт. Губы и десна, после того, как Бакк вырвал ей зубы, превратились в кровавое месиво, нос, судя по ощущениям, сломался.

Мисти всегда гордилась тем, что была бойцом по жизни. Она никому не позволяла командовать собой. Никто не мог поднять на нее руку безнаказанно. Один тип попытался. Год назад в клубе «Остин» перед ней начал танцевать незнакомый парень, Мисти проигнорировала его, но ее бойфренд истолковал это совсем по-другому. Он вытащил ее из клуба и дал пощечину.

Это был первый и последний раз, когда мужчина поднял на нее руку, до этого дня, разумеется. Когда парень ударил ее, она выхватила перцовый аэрозоль, что всегда носила с собой, и выпустила струю ему в глаза. Прежде чем уйти, она врезала ему по яйцам. Потом Мисти рассказала о случившемся своим старшим братьям, несмотря на ее протесты, они нашли его и хорошо обработали. Больше она ничего о том парне не слышала.

Теперь все изменилось. Мисти и представить себе не могла, через что ей придется пройти за последние несколько часов. Ее насиловали всевозможными способами. Сквозь пелену слез и закрытый глаз она видела Бакка.

− Что ж, чертовка. Мне сказали, что ты крепче предыдущей. Но ты продержалась даже меньше. Я имею ввиду, что в тебе не осталось бойцовского запала, ты сломалась гораздо быстрее, − сказал он.

Мисти тупо уставилась в окружающее пространство. Бакк точил громадный нож.

− Знаешь, у меня есть идея, всегда хотел это попробовать. Ты идеально для этого подойдешь, − сказал он.

Бакк встал. Он схватил Мисти за волосы и потащил ее в угол. Бакк взял наручники и заковал руки девушки спереди. Прямо над головой Мисти висел мясной крюк, Бакк приподнял Мисти над землей и повесил ее на крюк за наручники. Мисти болталась, с трудом держась лишь на одних руках.

Бакк взял нож и поднес к ее лицу.

− Теперь не дергайся. Будет немного больно, − сказал он и начал резать ножом ее талию. Бакк начал с пупка, он провел ножом вокруг ее правого бока, затем по спине и завершил порез там, где начал. Мисти кричала и молотила его ногами, но, несмотря на это, Бакк смог сделать идеально ровный порез.

− Черт, у тебя еще остались силы драться? — рассмеялся мучитель.

Бакк сунул пальцы в разрез, ручьями потекла кровь, он принялся руками сдирать кожу с мышц и костей девушки. Бакк стянул с нее столько кожи, сколько смог, крики Мисти потонули в треске и хлюпанье разрываемого кожного покрова.

Бакк продолжил сдирать с нее кожу таким движением, словно снимал трусы. У Мисти уже обнажились окровавленные ягодицы, Бакк сдирал кожу дальше, уже с ляжек. С каждым рывком Бакк все больше потел и стонал. Мисти продолжала кричать и пинаться, но чем больше с нее слезало кожи, тем больнее ей становилось. Девушке казалось, что ей оторвали ноги. Боль была столь нестерпимой, что она не знала, сможет ли ее выдержать. Больнее всего кожа слезала с ее вагины и половых губ. Мисти кричала нечеловеческим голосом.

Наконец, Бакк содрал кожу с ее лодыжек. Мисти старалась не смотреть вниз, ей не хотелось видеть, что он с ней сделал. Бакк встал и оглядел ее, восхищаясь своей работой.

− Вау, а выглядит не так как я думал, − сказал он.

Мисти перестала кричать, она просто висела и скулила, надеясь, чтобы он наконец убил ее.

− Интересно, что ты при этом чувствуешь, − сказал он и спустил штаны, обнажив свой изувеченный член. Он успел помыть и забинтовать его, Бакка явно обрадовало, что пенис не сильно пострадал. Здоровяк подошел к ней сзади и положил руку на плечо, затем его член проскользнул в ее окровавленную вагину. Бакк начал дергаться бедрами.

− Черт, это и правда хорошо, − сказал он.

− Пожалуйста, просто убей, пожалуйста, − умоляла Мисти.

− Не-ет, это же здорово. Мне нужно будет тебя сохранить. А теперь закрой хлебало, пока я в тебе, − сказал он, пыхтя позади нее. — Может, потом отдам тебя Доку, он тебя обратно зашьет, и мы продолжим веселье.

Глава 16

Хорхе вышел на крыльцо, солнце клонилось к закату. За домом оказался небольшой лагерь, который не было видно из окна. Несколько маленьких палаток, стоящих в ряд. Хорхе решил, что именно тут спят рабы. Это казалось ему диким, настоящие рабы, здесь, в современной Америке, но это было так. И он теперь один из них.

− Что с тобой случилось? — спросил Луис, окинув взглядом Хорхе.

Он уже надел свои плавки «Спидо», а Хорхе был все еще голым. К ним подошли другие рабы, четверо или пятеро мужчин и одна женщина. Она выглядела старше остальных, ее тело сильно исхудало.

− Она рехнулась, постоянно током била, − сказал Хорхе.

− Это он? — спросил другой раб, коренастый латиноамериканец.

− Он мне не нравится, − сказал низкорослый.

− И ты обосрался? — спросил Луис.

− Я ничего не мог поделать, она меня током била. Да еще и отлизать заставила.

− Ты хорошо позаботился о маме? — спросил коренастый.

− Я что? — спросил Хорхе.

− Хорошо ли ты позаботился о маме? — повторил он.

− А ты кто такой?

− Я Бензо, а ты, мать твою, кто? — ответил коротышка.

Хорхе отметил, что у Бензо был женоподобный шепелявый голос. То ли он стал так говорить, когда стал рабом, то ли всегда так говорил.

− Я Хорхе.

− Что ж, позволь сказать тебе, Хорхе, мы должны заботиться о маме. Мы относимся к маме с любовью и уважением! И это точно не включает в себя заваливаться к ней перемазанным в говне!

− Почему ты называешь эту чокнутую сучку мамой? — спросил Хорхе.

Бензо встал напротив него, лицом к лицу, вернее лицом он доставал Хорхе лишь до груди.

− Будь поосторожнее, милый мальчик, уж я тебя заткну нахуй, − сказал он.

− Ребята, хорош. Хорхе, давай я тебя из шланга полью, от тебя дерьмом разит, серьезно, − вмешался Луис.

Он подвел Хорхе к шлангу и повернул вентиль. Хорхе аж подпрыгнул, когда Луис окатил его струей. Ледяная вода вылетела под сильным напором, она жалила, как сотни пчел. Хорхе несколько раз повернулся, пока поток воды не смыл с него подсохшее дерьмо. Наконец, он полностью отмылся. Юноша был не в восторге от такого душа, но смыть говно и запах старухи оказалось настоящим счастьем.

− Не бойся Бензо, − сказал Луис. — Он всегда защищает Гильду.

− До такой степени, что мамой называет?

− Похоже, он к ней привязался, несколько других рабов тоже. Что-то вроде Стокгольмского синдрома. Знаешь, когда жертва становится на сторону похитителя.

− Да, слышал этот термин, − сказал Хорхе. — Мы живем в этих палатках?

− Да, спим здесь.

− Ночью тут около девяноста градусов.[9]

− Да, − сказал Луис. — Хреново.

− Сколько ты уже здесь? — спросил Хорхе.

− Потерял счет. Около года. Бензо еще дольше, несколько лет.

− Господи боже. Что это за город? Я имею ввиду, как они умудряются тут так жить? Откуда вообще эти люди? — спросил Хорхе.

− Понятия не имею, дружище. Я просто делаю все, чтобы выжить.

− Думаешь, она тебя отпустит?

− Она старая, когда-нибудь умрет, надеюсь, когда это произойдет, я отсюда выберусь. Не думаю, что кому-нибудь удастся найти этот город. Никто не знает о его существовании.

− Вот дерьмо, − сказал Хорхе.

− Кроме шуток, − ответил Луис. Вдалеке раздались выстрелы.

− Кто-то стреляет? И часто тут такое? — спросил Хорхе. Раздался еще один залп.

− Не очень, − сказал Луис. Снова послышались выстрелы. — Пойдем в палатки. Они побежали на другую сторону двора, Луис указал ему на одну из палаток.

− Тут жил Рон, теперь она твоя, − сказал он.

Хорхе встал на четвереньки и заполз внутрь, где-то вдалеке опять стреляли. Он решил, что шериф или еще кто-нибудь застрелил раба. Хорхе подумал о Мисти, жива ли она? Ее отправили к некому типу, по имени Бакк, судя по всему, он жил в глуши даже по меркам этого городка. Хорхе постарался не думать о том, что с ней могут сделать. В глубине души он надеялся, что стреляют пришедшие им на помощь люди.

Глава 17

Диана шла за Мирандой вниз по улице, ее спасительница держала перед собой ружье. Как она и сказала, полицейская машина Элвиса стояла на перекрестке в квартале отсюда. Миранда открыла дверь, Диана села на пассажирское сидение. Она была все еще голой, но стыдливость осталась далеко позади. Миранда прыгнула на место водителя и вставила ключ в зажигание.

Когда она завела машину, заднее стекло разлетелось на осколки, в них стреляли.

− Черт! Шериф вернулся! — крикнула Миранда.

− Давай выбираться отсюда! — сказала Диана.

Миранда завела машину и нажала на газ. Она понятия не имела куда едет, но идея убраться подальше из этого утонувшего-среди-скал городка казалась хорошим началом. Все дороги были грязными, машина оставляла за собой клубы пыли, Миранда ехала по городу. Позади раздалось еще несколько выстрелов, но ни один не достиг цели.

В пятидесяти ярдах впереди на дорогу вышел человек в бейсболке с винтовкой в руках, он целился в них. Миранда нажала на газ, Диана пригнулась. Мужчина выстрелил, пуля попала в ветровое стекло справа, но никого не задела. Мужчина перезарядил винтовку и снова прицелился. На этот раз Миранда свернула в сторону и сбила его, машина подбросила мужчину вверх. Он приземлился на крышу автомобиля и отлетел в сторону. Диана увидела, как он рухнул на дорогу позади них.

− Срань господня! — крикнула Миранда. — Ты видела?

− Да, безумие какое-то.

Впереди показался крутой поворот, дорога уходила по спирали вниз по холму. Диана забеспокоилась, машина ехала слишком быстро.

− Может стоить сбавить скорость? — спросила она. — Дорога становится уже, а холмы очень крутые.

− Черт, нет, нам нужно сваливать нахер отсюда, − сказала Миранда.

Через несколько поворотов машина выехала на грунтовую дорогу. Следующий поворот был круче остальных. Миранда сбавила скорость, но как только она повернула, машина покатилась вниз. Автомобиль провернулся еще раз и приземлился в придорожную канаву.

Диана провалилась в пустоту, она ударилась лицом о приборную доску, затем о потолок и под конец, о голову Миранды. Она не знала, сколько была без сознания, несколько минут или секунд. Миранда под ней зашевелилась.

− Эй? Ты в порядке? — спросила Диана.

− Думаю да, но нога сильно болит, − сказала Миранда.

Диана посмотрела вниз, ногу Миранды зажало в рулевом колесе и развернуло на сто восемьдесят градусов.

− Совсем плохо? — спросила она Диану.

− Ох, не так плохо, − соврала Диана. — Небольшой перелом.

− Болит ужасно, − простонала Миранда.

− Хорошо выглядите! У нас тут пара крыс в капкан попались, − раздался бас шерифа Каттера.

− О, черт, − сказала Миранда.

Шериф сунул голову в разбитое окно пассажирского сидения, держа в руке револьвер.

− Вы обе, вылезайте. Не заставляйте вытаскивать вас оттуда, − сказал он.

Диана выбралась через пассажирскую дверь. Каттер схватил ее и заковал в наручники. У Дианы тряслись ноги, она с трудом на них держалась. Диана вздрогнула от одного его прикосновения. Часть ее хотела, чтобы он просто пристрелил ее, после всего того, через что ей пришлось пройти. Одному богу известно, что сделают с ней теперь. Шериф повел ее к машине, посадил на заднее сидение и закрыл дверь.

Каттер вернулся к сломанной полицейской машине и крикнул Миранде:

− Так ты вылезешь или нет?

− Не могу, у меня нога застряла. Думаю, она сломана. Мне нужна помощь! — сказала Миранда.

− Ты, наверное, не знаешь, как тут решаются дела. У нас нет скорой помощи. Но для тебя у меня есть вот это.

Каттер подошел к своей машине и открыл багажник. Он достал оттуда какой-то предмет и вернулся назад. Это оказалась канистра с бензином. Он занес ее над окном пассажирского сидения и начал заливать бензин в машину.

− Что ты делаешь? — закричала Миранда. — Прекрати! Это что, бензин?

− Он самый, дорогуша. Больше тебе не нужно будет беспокоится, «я сломала ногу», − сказал Каттер и бросил канистру в машину. Он достал из кармана спичечный коробок.

− Пожалуйста! Не делай этого! Ты не можешь просто оставить меня здесь! Мне словно ногу оторвало! — умоляла она.

− Извини, дорогая, тебе следовало подумать об этом до того, как ты начала стрелять в моем городе и убивать его жителей.

Каттер зажег спичку, посветил ею, чтобы получше разглядеть все, и бросил ее в машину. Шериф шел обратно, за его спиной Миранда издала самый страшный крик из всех, что Диана когда-либо слышала. Она сидела в патрульной машине и беспомощно наблюдала, как заживо сгорает ее последняя надежда на спасение.

Глава 18

Робби очнулся в клетке, но она отличалась от той, в которой он сидел до этого. Эта была меньше, здесь он мог только встать в полный рост. Все тело, от головы до пят, превратилось в одно больное место. Болью пульсировали конечности, и даже лоб. Робби помнил, как оказался на операционном столе Дока, но в какой-то момент потерял сознание. Когда он сел, то почувствовал, что тело стало тяжелее, чем раньше.

Робби осмотрел себя, увиденное поразило его до глубины души. Руки были покрыты проводами, металлическими трубками и причудливыми механизмами. Он выглядел, как гребаная бракованная игрушка. Робби постарался вытащить из себя провод, руку пронзила сильная боль. Он почувствовал, что его ноги и плечи тоже покрыты странными приборами. Робби встал, механизмы издали свистящий звук, словно запустилась какая-то гидравлика.

Прутья этой клетки были гораздо толще и представляли собой единую сваренную решетку.

Робби посмотрел на свой торс, его грудь и живот покрывали хирургические швы.

− А, наша звезда наконец проснулась! — раздался вдалеке голос Дока.

− Что ты со мной сделал? — спросил Робби.

− Я улучшил тебя! Раньше ты был жалким человечишкой. А теперь ты машина!

Смертоносная. Пусть он посмотрит, Сеймур, − сказал Док ассистенту.

Сеймур ушел и вскоре вернулся с большим зеркалом, он поставил его перед Робби. Тот чуть не потерял сознание, когда увидел свое отражение. Его лоб вздулся, словно туда что-то поместили под кожу. Робби потрогал его, там находилось нечто толстое и твердое. Док изуродовал ему всю голову. На шее Робби увидел ошейник с проводами. К его торсу прикрепили большой экзоскелет, а затем зашили. Он стал похож на огромный бейсбольный мяч.

− Что за херня? Что ты натворил? — закричал Робби.

− Я же сказал, я улучшил тебя. Я поместил тебе на свод черепа пластиковый раствор. Теперь он затвердел и стал как настоящий шлем. К твоим костям я прикрепил экзоскелет. Он придаст тебе сил, а также будет работать как броня. Ошейник с шокером, это на случай, если ты вздумаешь напасть на меня или моих ассистентов. В твоем теле, к самому сердцу, я подключил микрочип. Если ты решишь снять ошейник, я наберу код на моем смартфоне, и твое сердце сразу остановится.

Док указывал на разные части тела Робби по мере рассказа.

− Я очень предусмотрителен.

− Что за хрень? Зачем все это?

− Ты мой новый боец. И ты продемонстрируешь свои способности через несколько минут.

Сеймур покажет тебе дорогу.

− Боец? — спросил Робби. Сеймур открыл дверь клетки.

− Сюда, за мной, − сказал он.

Робби пошел за ним по темному коридору. Он двигался медленно, тело стало тяжелым, каждый шаг и движение отдавались болью. Вскоре они прибыли на место. Сеймур открыл двойные двери, и они прошли дальше. Теперь Робби оказался в центре света прожекторов, его окружало около двух дюжин людей. На другом конце зала стоял парень, у которого были такие же приборы на теле.

− Что это? — спросил Робби.

− Твой противник. Вот, тебе это понадобится, − сказал Сеймур и протянул Робби большой мачете. Юноша не заметил, откуда ассистент Дока его достал. Сеймур растворился в веселящейся толпе. Робби смог различить, что они кричали.

− Убей его!

− Порежь его на куски!

− Надери ему задницу!

Робби посмотрел на противника, тот тоже выглядел смущенным и напуганным. Они подошли ближе друг к другу.

− Я не хочу бить тебя, − сказал Робби.

− И я не хочу с тобой драться, − ответил парень. — Я хочу выбраться отсюда.

− Я тоже.

До того, как они успели продолжить беседу, сработали ошейники, они оба упали на землю, корчась от боли.

− Я не собираюсь с ним драться! — крикнул Робби. Ошейник заработал снова, на этот раз дольше и сильнее.

− Деритесь! — крикнул голос из толпы. — Деритесь или я буду бить вас током. А если мне это надоест, то остановлю ваши сердца.

− Не заставляй нас! — крикнул Робби. — Я его даже не знаю.

До того, как Робби успел продолжить свои мольбы, он услышал гидравлический свист, его противник бежал на него с занесенным над головой мачете. Робби увернулся как раз вовремя, он откатился в сторону и вскочил на ноги.

− Прости, приятель, − сказал незнакомец. — Я тоже этого не хочу, но не собираюсь страдать и умирать ради тебя.

Он снова побежал на Робби, на этот раз, мачете полоснул юношу по экзоскелету на предплечье. Робби занес мачете и обрушил его на незнакомца, раздался шипящий гидравлический звук, толпа начала аплодировать.

Глава 19

Хорхе ворочался и метался в палатке. Ему не предоставили даже спального мешка, только одеяло. Но не это оказалось самым ужасным. В палатке был жаркий и удушливый воздух. Пот стекал у Хорхе по лицу, он никак не мог удобно лечь. Так все и продолжалось, пока в палатку не сунул голову Бензо.

− Идем красавчик. Мама хочет нас видеть, − сказал он.

− Зачем? — спросил Хорхе.

− Не знаю, мы не обсуждаем ее приказов. Давай, пошли уже.

Бензо исчез. Хорхе выполз из палатки. Он увидел, что вокруг дома стоят все остальные рабы.

− Мы все собрались? — спросил Луис.

Было темно, только фонарь на веранде давал немного света.

− О-кей, думаю да, идем внутрь.

Луис открыл дверь, и все они зашли в дом.

− Все сюда, − раздался голос Гильды.

Рабы вошли в гостиную, старуха сидела в своем кресле.

− Встаньте в ряд, близко друг к другу, чтобы я видела всех.

Рядом с креслом стояла горящая лампа. Все рабы были голыми, группа мужчин и одна женщина.

− Этой ночью случилось нечто ужасное. Пара рабынь пыталась сбежать из этого чудесного городка. Они убили нескольких жителей, включая помощника шерифа, Элвиса. К счастью рабынь поймал шериф Каттер. Одну он убил, а другую поймал. Это маленький мирный городок. Мы не привыкли к такой жестокости.

«Она что, блядь, издевается?», − подумал Хорхе.

Что если Мисти была одна из тех рабынь, или они с Дианой сбежали вместе? Теперь понятно, что за выстрелы он слышал раньше. Гильда назвала этот городок мирным, смех, да и только.

− Я очень огорчена этими событиями. Городу понадобится некоторое время, чтобы залечить раны. Мне нужно отвлечься от мрачных мыслей, нужно чтобы вы, хорошие ребята, развлекли меня, − сказала она. — В последнее время я мало проводила времени с Брендой. Я хочу, чтобы вы оттрахали ее всем скопом. Я хочу, чтобы в каждой ее дыре было по члену.

Брендой звали рабыню, бедная женщина отступила на несколько шагов, когда Гильда сказала, чего хочет.

− Не получится, при всем уважении, мэм, я не смогу это сделать, − сказала Бренда.

− О, ты сделаешь, − сказала Гильда.

− Нет, пожалуйста…

Но Гильда уже включила шокер, Бренда рухнула на пол, ее тело извивалось и дергалось.

− Вперед, хватайте ее, мальчики! — крикнула Гильда.

Всего их было пятеро, двух других Хорхе по именам не знал. Рабы окружили Бренду, вскоре она перестала дергаться. Хорхе стоял возле ее головы, Луис присел у ног женщины. Бренда посмотрела на Хорхе, в ее глазах он прочитал лишь «не делай этого». Но если они не сделают, один бог знает, что Гильда сделает с ними. «Прости», — сказал он и принялся массировать свой член. Луис уже засунул свой в ее вагину и начал медленно двигать бедрами.

— Не так, — сказала Гильда. — В задницу.

Бренда встала на четвереньки, Луис вошел в нее сзади. Бренда взяла в рот член Хорхе, она сосала и облизывала его. Теперь ему не казалось это изменой Мисти. У него ведь не было выбора, а после того, что Гильда заставляла его делать, это казалось чем-то хоть отчасти нормальным. Гораздо лучше. Хорхе закрыл глаза и попытался представить, что это делает Мисти, и даже стал получать удовольствие.

Он открыл глаза и увидел, что Бренда дрочила члены других парней, одновременно отсасывая ему, а сзади ее трахал Луис. Что-то подсказывало Хорхе, что Гильда уже не первый раз заставляет их делать такое, возможно, она и сама когда-то испытала подобное. Что если она сама была на месте Бренды, и ее тоже насиловали.

— Бензо, — сказала Гильда. — Души ее.

— Простите, мама? — спросил Бензо. Бренда остановилась и посмотрела на Хорхе, в ее глазах читался неподдельный ужас.

— Ты слышал. Души сучку. Этим. — Гильда бросила ему ремень с готовой петлей. Бренда посмотрела на Бензо, он обернул ремень вокруг ее шеи.

— Прости женщина, — сказал он. — Мама так приказала.

И затянул ремень. Луис продолжал трахать ее в зад, Бензо затягивал ремень все туже. Глаза Бренды вылезли из орбит, язык вывалился изо рта. Несчастная женщина потянулась к ремню, желая ослабить хватку, но Бензо держал его крепко.

— Давай, сынок, души шлюху, хорошенько души! — кричала Гильда, сидя в кресле.

Веселье Гильды раззадоривало Бензо, он улыбался и затягивал ремень все туже. Бренда издала жуткий хрип, она пыталась вдохнуть, но не могла. Все длилось не более двух минут, тело женщины обмякло. До этого Луис успел кончить ей в рот. Он вытащил из Бренды свой член и сел на пол, Бренда упала на пол лицом вниз. Хорхе проверил пульс.

— Она мертва, — сказал он. — Бензо убил ее.

— Хорошо. А теперь продолжайте трахать, — сказала Гильда.

— Что? — спросил Хорхе.

— Она еще тепленькая. Втыкайте в нее члены, продолжайте трахать. Только меняйтесь местами. Все вы, вперед.

Бензо посмотрел на Хорхе и подмигнул.

— Ты следующий, красавчик, у меня руку свело, — сказал он.

— Давай мальчик! — кричала Гильда. — Сучка остынет, если будешь долго копаться. Никому ведь не нравится холодная мертвая пизденка.

Хорхе пристроился сзади между ног Бренды, раздвинул их и вошел в нее. Она была все еще мокрой после Луиса, а может у него просто не пропало возбуждение. От этой мысли Хорхе чуть не вырвало. Он закрыл глаза и постарался думать о Мисти, он двигал бедрами, трахая мертвую женщину. Он не смог ей помочь, но его согревала мысль, что Бренде, возможно, еще повезло.

Глава 20

Мисти беспомощно висела на крюке. Она была все еще жива, но сознание покинуло ее. Бакк сидел за столом и играл с ее содранной кожей. Ноги Мисти полностью лишились кожного покрова, он осталася лишь на ступнях. Бакк срезал содранную кожу в районе лодыжек. Начиная от талии, у Мисти обнажились мышцы кости и кровь, выглядело так, будто она надела на ноги мясные ботинки.

— Чертовка, а у тебя славная кожа, гладкая, — сказал Бакк. — Может мне стоить выдубить ее и сшить себе ремень или хорошие ботинки?

— Просто убей меня, — прошептала она.

— Что?

— Убей меня, просто убей, — сказала она уже немного громче.

— Хорошо, я убью тебя. Можешь не беспокоиться. Когда буду готов. Но пока еще нет.

— Зачем ты это делаешь?

— Мы все такое делаем. Таков этот город, — сказал Бакк.

— Что это за место?

Сознание Мисти постепенно прояснялось. Тело болело гораздо меньше, толи от шока, толи от повреждения нервных окончаний.

— Этому городу около пятидесяти лет. Гильда была одним из основателей, думаю твой парень сейчас у нее. Основала городок группа хороших людей, которых достало то, как живет окружающий мир.

— А как он живет? Цивилизованно?

— Мы цивилизованные. Все, кто жил во времена Гильды пострадали от нелегалов. У моего дедушки убили весь скот и разорили земли, его ранчо находилось возле границы. Никто даже не пошевелился. И так случалось все время. Однажды его жена, моя бабушка, вышла поздно ночью принести воды и столкнулась с ними. Они не убежали, нет, они схватили ее, избили, потом изнасиловали, потом снова избили, а потом разрезали на куски. Она была еще жива, когда ее нашли. Умерла через несколько часов. И была в сознании все это время.

Впервые, несмотря на то, что Бакк с ней сделал, он показался Мисти человеком, а не только животным-садистом. Он вырос в этих местах и считал такое нормой. У нее не было причин ненавидеть его как человека, осталась лишь ненависть за то, что он сделал.

— Мне жаль, что так случилось, — сказала она. — Но не все латиноамериканцы нелегалы и не все нелегалы такие жестокие, как те.

— О, неужели? У Гильды ограбили и убили мужа. И многим другим нанесли вред, убили, изнасиловали, как ты это называешь. И все это сделали нелегалы. Правительству США было наплевать. Поэтому люди объединились и переехали сюда. И у них было одно-единственное правило, убивать всех мексиканских нелегалов, что переходят нам дорогу. И мы делаем это по сей день.

— Но ни я, ни мои друзья не нелегалы. Мы все родились в Техасе. И мы к вам не ехали, мы были на шоссе. Мы даже не знали о существовании этого места.

Бакк улыбнулся и погрозил ей кончиком ножа.

— А вот тут ты ошибаешься. Официально ты может и легализовалась, но, готов поспорить, твои родители или дедушки-бабушки гражданами не были. Они проскользнули через границу, наплодили своих смуглых отпрысков, и стали гражданами Америки. А это неправильно. Так что вы здесь потому, что кто-то нарушил закон, — сказал он. — А здесь, в Аду, мы творим наш собственный закон. Находим нелегалов или тех, кого можно так назвать, хватаем и делаем рабами. Гильда использует их для работы по дому. Док на них экспериментирует. Другие просто развлекаются. А я… Что ж, теперь ты знаешь, что я люблю делать.

Бакк обнажил свои гнилые зубы.

— Это все чушь собачья. Ты когда-нибудь выезжал из города?

— Нет, мне это не нужно. Раз в месяц Рой берет свой грузовик, чтобы привезти из города топливо, оборудование и еще чего-нибудь. Вот и все, что нам нужно. Нам не нужны причудливые городские штуковины. У нас здесь есть все необходимое.

— Вы все чокнутые уебки. Посмотри на меня! Посмотри, что ты со мной сделал! И ты называешь вас всех «мирными жителями»? — спросила она издевательским тоном. — Ты меня распотрошил, это уже не исправить, но ты же собираешься убить меня? Почему бы не покончить с этим?

— О, не волнуйся. Ты скоро умрешь. Но…, — Бакк встал и потянулся, затем отбросил ее кожу в сторону. — Ладно хватит тебе «просвещения» на сегодня. У нас еще есть работа. Так какую часть тела тебе отрезать? Даю тебе право выбирать.

— Что?

— Я сказал, что собираюсь отрезать тебе чего-нибудь. Но даю тебе право выбирать, что именно. Так что ты хочешь, чтобы я отрезал? Хочешь титьки отрежу? Они у тебя симпотные.

— Нет, я хочу, чтобы ты меня отпустил! — закричала Мисти.

— О как, а минуту назад ты умоляла меня тебя убить. Какие же вы сучки латиносов переменчивые.

Бакк задумался, приложив нож к щеке.

— Придумал, — сказал он.

Бакк подошел к Мисти, схватил ее за волосы с правой стороны и начал срезать их. Он посмотрел на клочья в своей руке и бросил их на пол. У девушки обнажилось правое ухо, Бакк схватил его и начал резать. Мисти кричала. Через несколько секунд Бакк отделил ухо от ее головы. Он посмотрел на него и показал девушке.

— У тебя маленькие ушки. Была у меня девчонка, у нее оба уха были огромными, как крылья.

Бакк отбросил ухо в сторону и вышел из комнаты. Мисти висела на наручниках, из отверстия в голове текла кровь, она заливала лицо и шею. Бакк вернулся с ведром чего-то напоминавшего белый порошок.

— Тебе понравится, поверь, — сказал он.

Бакк схватил пригоршню белого порошка и бросил на ее ободранные ноги. Это оказалась соль. Ноги Мисти пронзила жгучая боль, соль безжалостно терзала ее открытые раны. Бакк бросал пригоршню за пригоршней, девушка кричала и извивалась.

— Вот так! — сказал он. — Что-то я не слышу твоей болтовни, а? Хорошо, да?!

Бакк расхохотался, он поставил ведро на пол и подошел к шкафу. Он открыл его и достал оттуда дрель с длинным сверлом. Бакк поднял ее вверх и несколько раз включил. Здоровяк снова захохотал.

— О-кей, а теперь начнется настоящее веселье, — сказал он. Бакк приставил дрель к голове Мисти и нажал на кнопку.

Глава 21

Диана сидела на заднем сидении машины шерифа, они ехали обратно в город. Она знала, что не вернется к Рою и Скутеру, потому как оба уже мертвы. Чем ближе становился город, тем больше Диана проклинала себя за то, что не вынудила Каттера пристрелить ее. Хотя даже то, что он сделал с Мирандой, было бы для нее предпочтительнее. Размышления о том, какой лучше быть, живой или мертвой, натолкнули Диану на мысль, что когда настает время, решиться отнюдь не просто.

Машина заехала в город и остановилась возле здания, куда забрали Робби. Это зажгло в ее душе искорку надежды. Возможно, она снова увидит своего парня. Это дом Дока. О нем часто говорили со страхом и трепетом. Возможно, Робби уже мертв. Даже если Док убьет и ее, то они все равно воссоединятся.

— Хорошо, — сказал Каттер открывая дверь. — Вываливайся. Мы приехали к твоему новому и последнему дому.

Его крупная ладонь обхватила ее левую руку и вытащила наружу. Диана была голой и грязной. Шериф потащил ее в дом. Диана закричала, когда увидела ужасы, висящие на стенах по всему зданию.

— Заткнись. Тебе это нисколько не поможет. Черт, может Док просто зашьет тебе рот, как и многим другим, — сказал Каттер.

Диана замолчала, когда шериф подвел ее к клетке.

— Шериф! Рад видеть вас, сэр! Это для меня? — раздался голос со стороны стола. Диана решила, что это и есть Док.

— Конечно, Док. Она сбежала, убила старину Роя и его племянника Скутера, да еще их кузенов.

— Что ж, это нехорошо. Тащи ее к столу. Она выглядит молодой и здоровой. У меня есть для нее кое-что, — сказал Док.

Каттер подтащил Диану к столу и снял наручники, его рука все еще крепко сжимала ее запястье. Она заметила, что стол покрыт засохшей коричневой коркой. Наверное, это кровь. Они оба были сильными мужчинами, поэтому, несмотря на сопротивление, быстро привязали руки Дианы ремнями к столу.

Док поднял ноги девушки и зафиксировал их специальными ремнями.

— Что вы делаете? — спросила Диана.

— Это будет быстро, дорогуша. И почти не больно. По крайней мере не сразу.

Звучало не слишком успокаивающе. Док отошел на несколько минут. Он вернулся с длинной трубкой в руках. Она была наполовину заполнена красно-зеленой жидкостью.

— Что это? — спросила Диана.

— Кое-что, — ответил Док и нагнулся к ее раздвинутым ногам.

Он засунул холодную трубку в вагину Дианы. Док заталкивал ее все глубже, к холоду прибавилась еще и боль. Наконец, он перестал засовывать ее, Диана почувствовала, как в нее затекает густая жидкость. Странная субстанция сильно жгла, протекая по шейке матки. Боль все нарастала.

— Жжет! Что это? Что ты со мной сделал?

— Скоро узнаешь. Я сам улучшил эту формулу. Это честь для тебя, — сказал Док.

Он вытащил трубку и расстегнул все ремни. Диана подумала, что появился шанс попытаться сбежать, ведь доктор стар. Но Док легко сгреб ее в охапку и помог встать.

— Так, осторожнее. Формула действует. Ты почувствуешь слабость, немного закружится голова, но через несколько часов ты станешь новой женщиной! А теперь тебе нужно отдохнуть.

— Где Робби? — спросила Диана.

— Кто?

— Робби. Мой парень. Его к тебе раньше привезли.

— Ах да. Сильный молодой парнишка. Он в порядке. Даже лучше, чем был. Он обновился, стал еще совершеннее! Теперь он принимает участие в знаменательном событии. Но не волнуйся, если он выстоит, то когда ты отдохнешь, вы снова увидитесь. Это будет прекрасно! Он не говорил, что у него есть девушка. Это же просто замечательно! — Док уже почти визжал от восхищения.

Диана его восторга не разделяла. Если он «усовершенствовал» Робби так, как она видела до этого, то не стоило надеяться на их скорую встречу. У нее заболел живот, Док вел Диану к клетке.

— Похоже, уже начало действовать. Превосходно. Давай сюда, заходи, — он толкнул ее в клетку и запер дверь.

— Ты запрешь меня тут, как какое-то животное? — крикнула Диана.

— Ты не животное, дорогуша. Это для твоей же безопасности. Там в углу есть одеяла, так что тебе будет комфортно. Поверь!

Док подмигнул и скрылся во тьме.

Диана взяла одно из одеял и завернулась в него. Впервые после прибытия в этот город, она чем-то прикрыла свое тело. Чтобы с ней ни сделал Док, она надеялась, это эта трубка последнее, что побывает в ее вагине.

Глава 22

Робби взмахнул мачете и ударил приближающегося противника в металлический экзоскелет. Вспыхнули искры. Противник быстро оклемался и толкнул Робби, повалив его с ног. Экзоскелет оказался тяжелее, чем Робби себе представлял. Теперь противник стоял над ним. Он нанес удар. Робби не успел среагировать, и мачете угодил ему прямо в лоб.

Робби закрыл глаза, решил, что его жизнь подошла к концу, такому жестокому и внезапному. Вместо этого он испытал странное чувство, металл ударил его в лоб и завяз там. Робби открыл глаза и увидел, что мачете застрял у него во лбу. Противник наступил ему ногой на грудь и отчаянно пытался вытащить мачете. Робби отбил его ногу и перекатом встал на ноги. Он протянул руку и вытащил мачете изо лба. Крови на клинке почти не было.

Сначала Робби с удивлением смотрел на мачете, пытаясь понять, почему нож не причинил ему вреда, но затем вспомнил, что Док заделал его череп мягким пластиком. Наверное, поэтому. У противника голова тоже была деформированной. Обезоруженный, он стоял и смотрел на Робби, у которого теперь было два мачете. Юноша побежал на него, размахивая ножами, противник отшатнулся, выставив перед собой руку.

Робби бил клинками по его руке, каждый удар взрывался искрами. Противник споткнулся о барьер, разделяющий его со зрителями. Робби замахнулся, он хотел положить конец этому бою. Где-то глубоко внутри, он надеялся, что его отпустят, если он победит, хотя ничего не предвещало такого поворота событий. Робби решил изменить направление, вместо того, чтобы ударить сбоку, он вонзил мачете в прорезь между экзоскелетом и животом. Он провернул нож и вытащил его. Противник схватился за рану и повалился на землю. Вокруг него вскоре образовалась большая лужа крови.

Робби возвышался над поверженным противником, незнакомец посмотрел на него.

— Пожалуйста, не надо, — взмолился он. — Мне жаль.

— Мне тоже, — сказал Робби и ударил его в шею. Мачете пробил ее лишь на четверть. Противник захрипел, из шеи хлынула кровь. Робби ударил еще несколько раз, и голова незнакомца покатилась вниз. Толпа веселилась, глядя на нее. Сеймур подошел к Робби и хлопнул по экзоскелету.

— Отличная работа, — сказал он.

— Думаю да, — ответил Робби.

Он до сих пор не понимал, как же так случилось.

— Значит, я могу идти?

— О нет, мой друг. Это был один из лучших боев за последнее время. Ты нас отлично развлек.

Гораздо лучше того, что у нас тут есть, — сказал Сеймур.

— Ты что, блядь, издеваешься? — сказал Робби.

Он оглянулся и увидел ревущую толпу. Робби нащупал порез на своей голове. Он был глубоким, длиной в несколько дюймов, но вокруг него был только пластик.

— Видишь? — сказал Сеймур. — Док свое дело знает. Такой удар любого бы свалил. Но благодаря его улучшениям, у тебя всего лишь большая царапина. А теперь идем туда. У Дока есть для тебя сюрприз.

— Господи Иисусе, я думал, что уже все сюрпризы сегодня видел, — сказал Робби.

Он уже подумывал о том, получится ли прирезать Сеймура, а потом прорваться через толпу психов, но вспомнил об ошейнике со встроенным шокером и чипе в сердце. Робби не знал, сможет ли вынести такую жизнь. По крайней мере, из него не сделали живое кресло.

Вдвоем они пошли по коридору, этот был гораздо длиннее предыдущего. У двери их встретил доктор.

— Что ж, я слышал, ты выиграл соревнование! — сказал Док.

— Не думаю, что это можно назвать соревнованием. Это гребаное шоу уродов! — сказал Робби.

— О, теперь ты особенный молодой человек. Не стоит ненавидеть себя. Прими это! Ты велик, ты способен на великие дела!

— Что за «великие дела»? Отрубать людям головы в этом гребаном городишке? Ты прав. Я попаду в историческую хронику, — усмехнулся Робби.

— О, ты изменишь свое мнение. Так или иначе, у меня есть кое-что особенное для тебя. Только не бесись, когда войдешь туда. Нужно завершить некоторые приготовления. Но это нечто особое. Впервые это произойдет в чудесном городке Ад. Ты будешь гордиться, что ты часть этого, — сказал Док.

— Часть чего? Ты же нихера не объясняешь.

— Увидишь, — ответил Док.

Они проследовали в главную комнату. Затем подошли к клетке, где раньше сидел Робби. Там лежала женщина, завернутая в одеяло. Робби увидел Диану.

— Видишь? — сказал Док. — Воссоединение семьи!

Глава 23

Хорхе видел, как Бензо и Луис по очереди насиловали труп Бренды. Гильда сидела в кресле с безумной ухмылкой на лице, они все неистовее трахали мертвую девушку. Хорхе с трудом смог возбудиться на второй и третий раз, Гильда заставила Бензо отсасывать ему, пока не встанет. И Хорхе это совсем не понравилось.

— Хорошо, достаточно, — сказала Гильда. — Вы мне наскучили.

Хорхе увидел у нее в руках пульт управления шокерами на ошейниках. Его удивляло, почему никто их рабов никогда не пытался оглушить ее и завладеть им. Хорхе вспомнил, как взорвалась голова того раба, Рона.

— Бензо, милый, — сказала Гильда.

— Да, мама, — отозвался он.

— Я так устала. Не отнесешь меня в комнату, не уложишь в кроватку?

— Конечно, мама, — сказал он и побежал к ней.

— Луис и Хорхе, позаботьтесь о ее трупе, пока им не провонял весь мой дом. Нам только недавно удалось почистить дом от дерьма Хорхе. Такая мерзость. Эту вынесите и закопайте. Остальные валите в палатки.

Двое рабов кивнули и вышли, Робби и Луис потащили тело Бренды во двор.

— Эй, — прошептал Хорхе. — Почему вы с мужиками ничего не делаете?

— Что ты имеешь ввиду? — спросил Луис.

— Гильда. Она же всего лишь старуха. Неужели так трудно забрать у нее этот долбанный пульт и сбежать отсюда?

— Думаешь, я об этом не думал? Мы отберем его, снимем чертовы ошейники и убежим? Мы голые посреди почти безлюдной местности. Хочешь бежать босиком по горам? Удачи. А эти люди все окрестные места знают. А мы-то нет. Несколько рабов пробовали сбежать, но всех поймали. Каждый раз. Черт, это случилось еще вчера, ты же слышал ее.

Луис посмотрел на ночное небо.

— Да, я знаю. Один из них точно был из моих друзей, но не знаю, какой именно. Сегодня они поймали нас четверых, — сказал Хорхе.

— Что ж, беги. Это не имеет значения. Убьют они тебя при попытке к бегству или поймают и отведут к Доку.

— Кто этот Док, про которого мне все уши прожужжали? — спросил Хорхе.

Они шли по заднему двору вдоль забора. Рядом с ним располагался небольшой сарай. Луис зашел внутрь и взял пару лопат, одну он протянул Хорхе. Они начали копать могилу.

Луис ответил на вопрос Хорхе:

— Точно не знаю, кто он такой. Может вообще выдумка. Но ни один из тех, кого к нему отправляли, не вернулся. Они говорили, что он ставит на людях эксперименты. И уж точно не использует обезболивающие. Он не просто мучает тебя, он знает, как сделать так, чтобы ты оставался в живых, чтобы продлить твои мучения. Думаю, больше выяснять и не нужно.

— Это же ненормально. Я имею ввиду даже подумать о том, что заставила нас сделать эта психопатка.

После они копали молча. Когда яма была закончена, они сбросили туда труп Бренды и начали засыпать его землей.

— Это не правильно, — сказал Хорхе.

— Что именно?

— Оставить Бренду здесь. Закопать ее в яме. Она заслуживает большего.

— Как все мы, — сказал Луис.

Они закончили работу и пошли к палаткам.

— Не зацикливайся на этом. Просто поспи. Будешь много об этом думать, сойдешь с ума.

— Спасибо, — сказал Хорхе.

Когда они вернулись, Бензо уже возвращался из дома в палатку. Хорхе забрался в свою. Только он не уснул. Он сидел и ждал. Он не знал, сколько прошло времени, но, наконец, услышал храп в большинстве палаток. Хорхе тихо вышел из палатки и прокрался к запасному выходу. Он осторожно открыл дверь черного хода, она оказалась незапертой. Хорхе осторожно прокрался в спальню Гильды.

Прежде чем войти туда, он задержался на кухне и взял там большой мясницкий нож. Хорхе вошел в спальню. Гильда лежала, свернувшись в клубок, судя по всему, она спала. Пульт лежал рядом с ней на ночном столике. Хорхе обернулся, но за спиной никого не было, его насторожило то, как легко ему удалось так далеко зайти. Хорхе осторожно протянул руку и схватил пульт.

Глава 24

Мисти лежала на полу, уставившись в потолок. Там висел большой мясницкий крюк. Она висела на нем? И с ней ли это было? Она с трудом могла вспомнить. Здоровяк просверлил ее голову дрелью. До этого все казалось ясным. А после того, как он закончил, нет. Мисти посмотрела на свои руки, она уставилась на них, как младенец, который видит их впервые.

Встать девушка не могла, что-то случилось с ее ляжками и ступнями, но она никак не могла вспомнить, что именно. Недавно они сильно болели, но теперь вообще не чувствовались. Здоровяк стоял возле нее, он с любопытством разглядывал истерзанную девушку.

— Слышишь меня? — спросил он.

— Слышу тебя? — отозвалась Мисти. Ее голос звучал словно издалека.

— Думаю, я задел тебе мозг, когда играл дрелью в твоей голове. Помнишь свое имя?

— Дрель, голова, твое имя, — ответила она.

— Вот черт. Я не убил тебя, как сначала подумал. Но теперь придется.

— Убил, сейчас, подумал, — пробормотала она.

— Черт, я же тебя круто выебал, да?

Раздался стук в дверь. Здоровяк, чье имя она никак не могла вспомнить, пошел открывать. Как же его звали? Чакк? Бакк? Дакк? Что-то вроде того. В дверях стоял долговязый шериф. Она видела его, но не помнила где именно.

— Эй, Бакк, — сказал шериф. — Слышал, что вчера произошло?

— Нет, слышал выстрелы, слышал, как переполох поднялся.

— Одна новенькая, которую я подобрал, и подружка твоей сучки, расстреляли Роя и Скутера. Убили еще несколько жителей городка, включая моего помощника. Пытались сбежать на тачке, но я поймал их.

— Вот дерьмо, шериф. Что с людьми творится? Никакого уважения к закону, — ответил Бакк.

— И не говори. Новенькая мертва. Я поджарил ее задницу живьем. А подружка этой сейчас у Дока. Он для нее кое-что хорошее приготовил. Думаю, он собирается… господи Иисусе, ты что с этой сучкой сделал? — сказал шериф, увидев в каком состоянии Мисти.

— Хотел посмотреть, что у нее под кожей.

— Тьфу, сынок, я бы тебе сам рассказал, что там. Но она твоя, делай, что хочешь. Что она все себе под нос лопочет?

— Ну, я ей череп просверлил, хотел одним глазком взглянуть на ее мозги. Но, думаю, слишком глубоко пробурил. Теперь она все время так себя ведет.

— Да, так и получилось. Она теперь умственно отсталая. Будешь дальше с ней играть, или грохнешь?

— Не знаю. Наверное, посмотрю, сколько еще проживет, после того, что я сделал. А может еще посверлю, чтобы в мозги заглянуть.

— Чтобы ни случилось, сынок, будь начеку. Зашел рассказать тебе о случившемся. Но сейчас все под контролем, — сказал Каттер.

— Спасибо шериф, желаю приятно провести время.

Шериф поправил шляпу и вышел. Здоровяк присел рядом с Мисти с ножом в руках.

— Как насчет того, чтобы отрезать тебе носик? Нравится? — спросил Бакк. Мисти огляделась и кивнула.

Бакк поднял нож и приступил к делу. Мисти только дернулась, даже не закричала, поэтому он легко отрезал ее нос.

— Черт, хорошо, думаю, я выебу твою голову, — сказал Бакк. — А может сделаю что-нибудь с этим.

Он взял нож начал резать ей горло. Мисти лежала неподвижно, когда Бакк разрезал ее шею. В горло девушки потекла теплая кровь, она начала кашлять и хрипеть. Мисти не понимала, что происходит. Ей просто стало тяжело дышать. Кровь затекала ей в глотку, тело девушки обмякло.

Все виделось как в тумане, она молча смотрела, как мужчина отрезал ей голову. Здоровяк постепенно исчез, образы становились все мутнее. Мисти почувствовала, как все вокруг завертелось, в уголках глаз вспыхивали искры. Вдруг ей пришла в голову странная мысль. С ней был еще один, мальчик, или парень, кто-то, с кем она провела много времени, но не могла вспомнить имя. До того, как она успела во всем разобраться, тьма поглотила ее. Мисти умерла.

Глава 25

Диана выглянула из-под одеял и закричала, над ней стояло ужасное существо. Голова его была деформирована, вся в шрамах. Она была покрыта каким-то металлом, который издавал шипящий звук, стоило ей двинуться.

— Диана, — сказало существо. — Это я, Робби!

— Робби? Что с тобой сделали? — сказала она.

Диана села, прикрыв тело одеялами, она до сих пор чувствовала последствия манипуляций Дока.

— Это Док, сотворил. Сделал из меня наполовину робота, наполовину бойцовскую тварь. Мне пришлось сражаться с другим парнем с мачете в руках. А до этого Док из женщины стул сделал.

— Что? Стул? — спросила Диана и покачала головой.

Это было уже слишком страшно. Хотя у Дианы весь день прошел страшно. Ее избивали, насиловали всеми возможными способами. А теперь ее парень предстал перед ней в облике мутанта-франкенштейна.

— Поверь, это трудно объяснить. Ты в порядке? Что они с тобой сделали? — спросил он.

— Тебе не захочется это узнать. Слишком мерзко. Хотя на моих глазах девушку посадили на огромный кол, а потом съели.

— Тебе не причинили вреда?

— Причинили, — сказала Диана и отвернулась. — Не хочу об этом говорить. Док тоже со мной кое-что сделал. У меня сильно болит живот. Он мне чего-то внутрь закачал.

Диана провела рукой по животу и согнулась.

— О черт, блядь, болит адски! — закричала она, вцепившись в живот.

— Что с тобой?

Робби попытался присесть рядом с ней, но он не мог держать равновесие из-за экзоскелета. Диана кричала все громче, она отбросила одеяла, обнажив свое тело. Ее живот раздулся до размеров баскетбольного мяча.

— Что за хуйня? Ты что, беременная? — спросил Робби.

— Нет! Я не знаю, не знаю, что он сделал. Бля!!!

Ее живот начал пульсировать, словно там внутри кто-то двигался.

— Господи Иисусе!

Робби бросился на клетку.

— Не трогай ее! — раздался голос Дока.

Он подошел к клетке и посмотрел на них.

— Да, это всегда протекает болезненно. Но вы будете вознаграждены.

— Ты, блядь, это наградой называешь? — кричала Диана.

— Ты видела Робби? Видела, каким он стал?

— Ты превратил его в монстра!

— Нет! Он совершенен! Он больше, чем человек. Во время операции я ввел ему свою сыворотку, содержащую витамины и гормоны роста. Его сила увеличилась не только благодаря экзоскелету. Он сам стал больше. А еще я извлек его семя. И смешал с семенем других, таких же, как Робби, а еще добавил гормонов роста и ввел тебе, — сказал Док.

Диана и Робби испугались.

— Почему ребенок вырос так быстро? — спросил Робби.

— Это благодаря гормону. Ребенок родится поздно ночью или этим утром. Он станет взрослым за несколько лет. Возможно, он будет даже сильнее тебя.

— Ты больной выродок! — крикнул Робби.

— Я же сказал. Вы будете счастливой семьей. Увидите, вы будете жить даже лучше, чем до того, как попали сюда.

— Почему? Ты любишь мучить людей? — спросила Диана.

— Нет. Я пытаюсь сделать то, что не смог бы сделать, работая в обычной медицинской сфере. Жителям городка нужно только, чтобы я лечил их болячки. А я хочу сделать человека лучше! Посмотри на Робби, разве он выглядит хрупким и слабым?

— Я выгляжу как урод! — крикнул Робби.

— Нет, сынок, ты будущее человеческой эволюции. Все годы я работал над этим. Десятки лет! А теперь все это соединится в единое целое.

Диана закричала, ее живот снова начал пульсировать. Она упала на бок и свернулась в позе эмбриона.

— Сюда. Мне нужно положить ее на кровать. Ребенок скоро родится. Я хочу убедиться в том, что его состояние стабильно.

— Ребенок не убьет ее? Она выживет при родах? — спросил Робби.

— Надеюсь, да. Ребенку нужна мать.

Они подняли Диану за руки и отнесли к столу. Док положил ее на спину. Робби держал свою девушку за руку, он надеялся, что она выживет.

Глава 26

Хорхе взял пульт управления и осмотрел кнопки. Устройство оказалось чуть сложнее, чем он себе представлял. Наверху была кнопка с надписью: «Деактивировать все». Хорхе нажал ее. Ничего не произошло, но он надеялся, что смог деактивировать свой ошейник. Хорхе взял в руки нож и начал срезать это устройство порабощения. Его радости не было предела, голова не взорвалась.

Он стоял в темноте и потирал шею, не веря, что теперь свободен от этого пыточного устройства. Хорхе окинул взглядом в спальню, у него появилась еще одна идея. Он подошел к большому шкафу и открыл его. Там лежали ошейники, плоскогубцы и пластиковые приспособления. Хорхе взял один из ошейников и вернулся к кровати. Гильда не шевелилась.

Хорхе аккуратно надел ей ошейник и установил плоскогубцами зажимы. Стоило им щелкнуть, как Гильда проснулась.

— Что происходит? Ты чего делаешь? — вскрикнула она и потянулась за пультом. Хорхе показал его ей.

— Это ищешь?

— Что ты собрался делать?

— А на что это похоже? Я сделал тебя рабыней в этом шоу уродов, — сказал Хорхе.

— Ах ты мелкое дерьмо. Я вызову шерифа. Он тебе яйца отрежет! Он…

Она заткнулась, когда Хорхе активировал ошейник и дал разряд. Он держал кнопку несколько секунд, но этого хватило, чтобы старуха упала навзничь и задергалась. Когда она перестала, Хорхе снова нажал на кнопку и держал ее еще несколько секунд.

— Прекрати! Я…

Он снова дал разряд, на этот раз еще дольше.

— Нравится? Ты чертова психопатка.

— Дорогой, я была добра к тебе. Я никогда не делала тебе больно. Зачем ты так поступаешь со своей мамочкой?

Гильда говорила голосом доброй старушки. Сейчас она была совсем не похожа на ту садистку, которой являлась на самом деле.

— Фигня. Ты мучила меня. Ты убила Бренду, заставила нас трахать ее мертвое тело. Я даже не хочу обсуждать, что ты заставляла делать нас с Луисом.

— Ты не понимаешь. Ты не местный. Ты один из них, ты никогда не поймешь, — сказала Гильда.

— Один из кого?

— Ты один из спиков, этих мерзких пожирателей бобов. Такой же, как те, кто убили моего мужа. Они избили его в говно, пырнули ножом и оставили умирать. Он часами умирал от потери крови на жаре, а стервятники клевали его тело. Вы даже не люди! Вы ничто! Вы мерзкие бешеные насекомые!

Гильда уже кричала. Хорхе снова активировал ошейник, старуха повалилась на кровать, она дергалась и подпрыгивала.

— Давай, убей меня, спик. Тебе никогда отсюда не выбраться. Шериф Каттер поймает тебя.

От него еще никто не уходил. Он отправит тебя к Доку. Док тебя на куски порежет!

Хорхе подошел к Гильде и наотмашь ударил ее по лицу, достаточно сильно, чтобы свалить с ног, но и не нанести сильных повреждений. Он решил, что уже достаточно повозился с ней, хотя старая карга заслуживала куда как больших мучений. На этот раз он активировал ошейник и держал кнопку почти пять минут. Когда Хорхе почувствовал запах горелого мяса, то отпустил кнопку. Он взглянул на Гильду, она была мертва. Ее рот и глаза были широко распахнуты.

Хорхе положил пульт и пошел к шкафу, он начал копаться там, надеясь найти хоть какую-нибудь одежду. У дальней стенки стояла коробка. Хорхе вытащил ее наружу, там оказалось немало шмоток. Наверное, это была одежда рабов. Своей Хорхе не нашел, но пара трусов, ботинок и футболок хорошо ему подошли.

— Какого черта здесь происходит? — раздался за спиной голос Бензо. — Мама! Что ты сделал с мамой?! Ты убил ее, сучонок!

Хорхе не успел среагировать. Бензо подбежал и ударил его кулаком в лицо. Хорхе попытался встать, но Бензо навалился сверху и продолжил бить его. Бензо был невысоким, но плотным и мускулистым. Хорхе дотянулся до ножа, лежавшего рядом с коробкой, ему удалось обхватить его пальцами. Он полоснул Бензо по груди, тот повалился на спину.

Хорхе хватило этой заминки, он столкнул противника с себя и вскочил на ноги. Хорхе схватил с ночного столика пульт и активировал ошейник Бензо, тот принялся кататься по земле. Хорхе раздвинул ему ноги, взял нож и один коротким взмахом отсек Бензо член и яйца. В лицо Хорхе брызнула кровь, он вскочил на ноги и отбросил отрезанные гениталии в сторону.

Бензо громко кричал, из зияющей дыры вытекала желеобразная кровавая масса. Он постарался встать на ноги, но упал ничком. Вокруг его неподвижного тела растекалась большая лужа крови. Хорхе вышел из дома Гильды и увидел остальных рабов. Они пристально смотрели на него.

— Что происходит? — спросил Луис.

— Гильда мертва. Бензо тоже. Вы все свободны, — объявил Хорхе.

— Свободны? Ты издеваешься? Ты знаешь, что натворил? — крикнул Луис.

— Срань господня, ты убил Гильду? — спросил парень, стоявший за спиной Луиса. — Я годами мечтал грохнуть эту суку.

— Да, она мертва, вот пульт управления вашими ошейниками. У нее в спальне осталась одежда. Можете взять, что хотите. Я собираюсь бежать отсюда, — сказал Хорхе.

— А не лучше ли нам держаться вместе? — спросил Луис.

— Тогда если они поймают одного, то поймают всех. Мы разделимся, некоторым удастся бежать, — сказал Хорхе.

— Хороший план.

Луис пожал Хорхе руку и хлопнул его по плечу.

— Удачи тебе, брат, — сказал он. — Береги себя. Давай выбираться отсюда.

Хорхе обошел дом, он решил прихватить с собой нож. В городе не было уличных фонарей, только несколько грязных дорог. Хорхе шел по улице, стараясь держаться поближе к темным местам. Сначала он хотел найти Мисти.

Глава 27

Робби стоял рядом с Дианой, девушка продолжала кричать, тварь в ее животе рвалась наружу. Робби помог Доку привязать Диану к столу, чтобы она не причинила себе вреда.

— Что происходит? — спросил Робби. — Делай же что-нибудь!

— Не могу! Все, что мы можем делать, это ждать, когда дитя родится. Смотри, что оно делает.

Оно само вылезет, — сказал Док.

— А дать ей чего-нибудь ты не можешь? Знаю, ты любишь мучить людей, но бля. Это же для твоего же творения, епт!

— Так, дай посмотреть.

Док вышел из кабинета, и вскоре вернулся со шприцом и пробиркой. Он наполнил шприц, подошел к Диане и ввел ей лекарство.

— Что это? — спросил Робби, крики Дианы заглушали его голос.

— Это от боли. Она уснет, но мы сможем наблюдать, когда ребенок будет готов.

Спустя минуту или две, крики Дианы стихли, а ее тело расслабилось. Глаза девушки закрылись, она уснула. Робби решил, что с ней пока все в порядке, ее грудь ритмично поднималась и опускалась. Живот Дианы продолжал дрожать, тварь внутри продолжала делать тоже, что и делала до этого. Робби подошел к клетке и подобрал одеяло, он накрыл им Диану.

— Она выживет при родах? — спросил он.

— Не знаю. Я сам с этим первый раз с этим столкнулся.

— Если она умрет, я тебя убью. Мне наплевать, что ты мне чип вставил, — сказал Робби.

— Звучит неплохо. Может тебе стоит отдохнуть? У тебя был насыщенный день.

— Я не собираюсь отдыхать, пока не удостоверюсь, что с ней все в порядке. Зачем ты это делаешь? Хочу услышать ответ. Что это за место?

— Это долгая история, — сказал Док.

— А у нас времени завались.

— Хорошо. Этот городок построила группа людей, которые когда-то пострадали от нелегальных мигрантов. У одних убили членов семьи, других ограбили. Все они винили нелегалов. Они объединились и основали эту общину. Некоторые испытали несказанные страдания, такие как изнасилование, убийство, избиение и сажание на кол. Эти преступления совершили нелегалы, полиция не смогла их найти. Тогда люди решили, что должны сами о себе позаботиться.

— И основали этот городок, — сказал Робби.

— Верно. Это произошло примерно сорок или пятьдесят лет назад. Они приехали сюда со своими семьями, чтобы начать новую жизнь.

— Убивая и мучая людей.

— Сначала этого не было. Они переехали сюда, в надежде, что никто их здесь не тронет, что они смогут жить мирно. Но как-то раз одному из жителей понадобилось съездить в город, чтобы купить необходимые припасы. На обратном пути группа мексиканских подростков, не знаю, нелегалов или нет, попыталась поставить грузовик на домкрат и снять колеса. Водителем был отец Роя. Но на этот раз он был готов, прихватил с собой ружье. Старик застрелил одного из мексикашек, а двух других взял в плен и привез сюда. Жители городка выместили на этих подростках всю свою ненависть. Я тогда только недавно приехал сюда. Они живьем содрали с них кожу. Людям понравилось. Вот тогда все и началось. И стало передаваться из поколения в поколение.

— Да, это блядь, серьезно. А ты как влез во все это? Ты делаешь кошмарные вещи. Однако, на этих деревенщин ты не похож.

— Да, долгие годы я был главой хирургии в больнице Сан-Антонио. Еще занимался кое-какими исследованиями. Хотел улучшить человеческое тело, поднять его на новую стадию эволюции, долгое время это было моей целью. К сожалению, я решил любой ценой закончить исследования. Я начал тестировать на людях свои гормональные препараты без их согласия. Все шло неплохо, но как-то раз один из испытуемых умер. Это было печально. Все так хорошо начиналось. Честно, я был уверен, что иду по верному пути. Так я потерял работу, медицинскую лицензию и вообще все.

— Грустная история. Подопытный помер, — проворчал Робби.

— Да, я полностью осознаю свою вину. К счастью, когда я навещал маму в Эль-Пасо, мне довелось встретиться с отцом Роя, он как раз приехал в город. Он рассказал мне об этом месте, сказал, им нужен доктор. Сказал, что мне предоставят все необходимое. И что я смогу продолжить исследования.

Док окинул взглядом здание.

— Конечно, мне предоставили не совсем те средства, но я выполнил свой долг. Они обеспечили меня подопытными людьми, а я предоставил им все, что нужно.

— Это все херня. У каждого есть своя грустная история. А Анжела была белой.

— Анжела?

— Женщина, из которой ты сделал гребаный стул! А потом превратил меня в эту бойцовскую хрень! Ты такой же больной, как и все местные жители, если не хуже.

— Признаюсь да, — сказал Док. — Со временем я стал наслаждаться жестокостью. Да и ты бы стал, любой бы стал. Ощущение власти. Это затягивает.

— Только если ты ебаный псих.

— Сам увидишь. Ты сегодня уже убил человека. И не говори, что не вошел в раж.

— Я пытался выжить, — сказал Робби.

— Это лишь твое оправдание, — ответил Док.

За их спинами раздались крики Дианы. Док развернулся и надел пару резиновых перчаток.

— Думаю, пора.

Глава 28

Хорхе рыскал между домами, пытаясь найти Мисти. Он помнил, как они говорили, что отправят ее к парню по имени Бакк, но Хорхе понятия не имел, кто этот Бакк и где живет. Когда Хорхе миновал пятый дом, все это перестало иметь значение. Там стоял длинный кол, около пяти футов высотой. На него насадили голову Мисти. Ее рот и глаза были широко распахнуты, она смотрела вдаль пустым безжизненным взглядом.

Хорхе упал перед колом на колени, продолжая смотреть на голову любимой. Он даже боялся представить, через что она прошла. Гильда показала ему более чем достаточно. Этот Бакк разорвал Мисти куски. У Хорхе все сжалось внутри, юношу захлестнула волна гнева. Весь день он был жертвой, но уже успел убить двоих. Настало время отплатить Бакку.

Дом рядом с колом был небольшой, вместо двери стояла москитная сетка на рейках. Хорхе открыл ее и вошел внутрь. Сетка скрипнула, юноша услышал храп в одной из комнат. Хорхе стоял в большой комнате, в углу лежало обезглавленное тело. Без сомнений, это была Мисти. Она лежала абсолютно голая, начиная с талии, у нее была содрана кожа. Хорхе хотелось думать, что когда Мисти свежевали, она уже умерла, но он сильно в этом сомневался. Он слишком хорошо знал этот город, здесь ему пришлось пройти через невообразимые боль и страдания.

Хорхе подавил слезы и пошел на звук храпа с ножом в руке. В маленькой комнате у задней стены дома он увидел здоровенного мужика, спавшего на матрасе. Рядом с ним лежала бутылка «Джек Дэниэлс». Мужчина пах потом, виски и дерьмом. Хорхе подошел к нему, наклонился и одним взмахом перерезал горло.

Мужчина, которого, как предполагал Хорхе, звали Бакк, проснулся и схватился за горло, кровь хлестала во все стороны. Он постарался заговорить, но из разреза глотки раздался только свист. Хорхе отошел и смотрел, как дергается тело Бакка. Вскоре здоровяк затих. Хорхе вышел из дома и снова вернулся на дорогу. Он понятия не имел, сколько сейчас времени, но судя по кромешной темноте, достаточно поздно.

Хорхе вышел на тихую городскую площадь и пошел по главной дороге. Его сильно беспокоило то, что он до сих пор никого не увидел. Он надеялся не наткнуться на этого безумного шерифа. Вскоре Хорхе узнал, что находится уже в ста ярдах от территории города. Идти было еще много, но он уже чувствовал облегчение, кошмар наконец закончился.

Часть его думала о том, что случилось с Робби и Дианой, но он не знал, где их искать. А если их постигла та же участь, что и Мисти, то он просто зря потратил бы время. В крайнем случае, он сможет привести помощь, когда выберется отсюда. Хорхе продолжал идти по дороге, ему хотелось есть и пить. Во рту стоял привкус песка и пыли, дорога все время петляла.

Повороты становились все круче, дорога шла вниз, она вращалась подобно спирали. Под конец Хорхе уже бежал, стараясь сохранить равновесие, он бежал все быстрее и быстрее. Хорхе оглянулся назад и разразился громким смехом. Городок уже исчез из виду. Хорхе не успел оглянуться, не заметил впереди яму, и его нога угодила прямо в нее. У юноши хрустнула лодыжка, и он упал лицом вперед.

Хорхе закричал, ударившись лицом о гравий, он прополз на брюхе около двадцати футов, а затем остановился. К его лицу прилипли грязь и мелкие камешки, он попытался сесть. На какое-то время Хорхе даже потерял сознание. Его правая нога болела так сильно, что у него закружилась голова. Когда он вытер лицо от песка и грязи, то увидел, что рука испачкана кровью.

Превозмогая боль, Хорхе встал на левую ногу и постарался идти дальше, он сильно хромал.

Через несколько шагов Хорхе споткнулся и снова упал лицом вниз.

— Черт, — сказал он самому себе. — Черт! Черт! Черт!

Шоссе отсюда не было ни видно, ни слышно, Хорхе понимал, идти еще очень долго. Он пополз, отчаянно отталкиваясь руками. Ему казалось, это никогда не кончится. После всего, что произошло с ним за день, изнасилования, пыток, даже некрофилии, и после всего этого умереть со сломанной лодыжкой посреди дикой природы? Но Хорхе понимал, на помощь никто не придет. Он уже чувствовал на себе последствия обезвоживания. Ночной воздух был теплым и влажным. Дневная жара и вовсе убьет его.

Вдруг он услышал, как кто-то или что-то крадется сзади. Хорхе медленно повернул голову, к его радости, это оказался не житель города, а всего лишь койот.

— Эй, собачка, — сказал Хорхе, медленно отползая. — Хороший песик.

Койот подошел ближе, обнюхивая жертву. Хорхе был как лиса в западне. Бежать было некуда. Койот обнюхал его истерзанное лицо и руки. Позади послышалось рычание. Хорхе увидел, к нему приближались еще несколько койотов. Они медленно окружали его, юноша старался лежать тихо и неподвижно. Стая медленно подбиралась к нему все ближе, Хорхе закрыл глаза и молил бога, чтобы они просто ушли.

Глава 29

— Ладно! Будет больно, но выталкивай его, выталкивай так сильно, как только сможешь! — сказал Док, услышав крик Дианы. Она сделала глубокий вдох и начала тужиться. Робби стоял рядом и держал ее за руку.

— Отлично малышка, все получится, — сказал он. — Ты справишься.

Диана снова закричала, но продолжала тужиться. Док склонился у ее раздвинутых ног.

— Я уже вижу головку, Диана, продолжай выталкивать его, у тебя почти получилось.

Ни она, ни Робби не имели представления о дыхательных или расслабляющих методах. А курсов по системе Ламази[10] для рождения детей-мутантов Док не проводил. Диана вскрикнула, и снова постаралась вытолкнуть дитя.

— О Боже! — закричала она. — Больно! Блядь! Пиздец как больно!

— Знаю, но ты справишься. Все скоро закончится. Диана снова закричала и сильно напряглась.

— Все хорошо! Это мальчик!

Диана глубоко вздохнула и легла на спину, она старалась успокоить дыхание.

— Мальчик? Могу я на него взглянуть? — спросил Робби.

— Да. Мне следовало сказать тебе, — начал Док, но Робби уже обошел стол, чтобы посмотреть на сына.

— Что за фигня? — сказал он.

— Робби я же говорил, у вас будет не обычный ребенок. Он не похож на вас, но он ваш сын.

Вы нужны ему, оба, — сказал Док.

— Что? — спросила Диана. — Что там такое?

Робби взял ребенка на руки и посмотрел на него. Мальчик был светловолосым, но слишком большим. Лоб малыша был раздут, как у Робби. Но самым странным оказался цвет кожи, полностью серый.

— Этот цвет потом поменяется? Почему он серый? — спросил Робби.

— Не знаю. Цвет кожи зависит от многих факторов. Но мальчик выглядит здоровым, — сказал Док.

— Дай мне взглянуть, — сказала Диана. — Я хочу увидеть своего ребенка.

Робби подошел к ней и показал малыша. Диана заплакала, взглянув на сына в первый раз.

— Все в порядке, — сказал Робби. — Док сказал, он здоров. Мальчик смотрел по сторонам, но не плакал.

— Он красивый, — сказала Диана, она вытерла слезы и взяла ребенка из рук Робби.

Она прижала его к груди, мальчик посмотрел на маму и коснулся ручкой ее рта. Робби заметил, насколько у него длинные пальцы. Брови малыша срослись в одну, а уши казались слишком маленькими на фоне головы.

— Вы уже придумали ему имя? — спросил Док.

— А, нет, мы еще об этом не подумали, — сказал Робби.

— Что ж, могу предложить. Этот мальчик уже невероятно силен и могуч. А станет еще сильнее, когда вырастет. В Ирландии, откуда происходят мои предки, Ангус означает великую силу. Думаю, это имя идеально подойдет вашему мальчику.

— Ангус? — спросил Робби. Он обратился к Диане:

— А ты что думаешь?

— Мне нравится, — сказала она, отвернувшись от мальчика. — Его зовут Ангус.

— Диана, — сказал Док. — Как насчет того, чтобы Робби подержал Ангуса? А ты бы пока отдохнула?

Робби крепко задумался, еще совсем недавно они просто возвращались домой, проведя целую неделю в Калифорнии. А теперь он уже отец. К его удивлению, появление ребенка совсем не вызвало у него отвращения. Хотя он понимал, что ребенок выглядит не лучше его самого. Диана отдала ему Ангуса, Док довольно потер руки.

— Хорошо, Диана, как насчет того, чтобы вернуться туда и поспать? — спросил Док.

— Нет! — сказал Робби. — Никаких больше клеток. Ты с нами много чего сотворил. Она выполнила все, родила нашего сына. Она будет спать тут или ты найдешь ей кровать.

— Хорошо Робби, ты прав. Она заслуживает большего, — сказал Док. — Но это последний раз, когда ты что-то требуешь от меня, понял? Я был добр к вам обоим. Но не забывай о местных порядках и о чипе в твоем сердце.

— Верно, чип и этот ошейник. Я помню об этом, — сказал Робби и потянулся рукой к ошейнику. Он сорвал его с шеи одним резким рывком. Робби бросил ошейник на пол, Док смотрел как завороженный.

— Робби, я знал, что ты силен, но не думал, что ты сможешь вот так просто сорвать его! — сказал Док.

Робби отдал Ангуса Диане, схватил со столика скальпель и начал разрезать себе живот, прямо под грудной клеткой.

— Что ты делаешь? — сказал Док. — Ты же себя убьешь!

— Нет, — сказал Робби.

Сделав разрез, он бросил окровавленный скальпель обратно на столик. Робби тяжело дышал. Он взял огромные щипцы и сунул их в проделанное отверстие. Робби захрипел, водя щипцами у себя под грудиной.

— Робби! Не надо! Что ты делаешь? — крикнула Диана.

— Доверься мне, — прохрипел он.

Наконец Робби вытащил щипцы, в них оказался маленький пластиковый чип. Робби поднес его к лицу Дока.

— Господи Иисусе!

— Точно, — сказал Робби.

Он бросил чип на пол и растоптал его на мелкие кусочки.

— Что ты теперь скажешь?

— Хорошо, хорошо. Никаких клеток.

— Нам нужно на время остановиться где-нибудь, в одном из этих домиков, пока мы не выберемся из этого места.

— Выбраться отсюда? О чем ты? Ты никуда не уйдешь, — сказал Док.

— Слушай сюда, ваш ебанутый шериф похитил нас и привез сюда. У нас есть дом и семьи, нам есть куда вернуться.

— Здесь твой дом, Робби, и твоя семья. Вы втроем идеальная семья. Робби посмотрел на Диану, она с трудом удерживала Ангуса.

— Что с ним такое? — спросила она.

Малыш вывернулся из ее рук и начал сползать на край стола.

— Нет, Робби! Поймай его! — закричала Диана.

Но она зря боялась. Ангус приземлился на ноги… и встал на них. За эти несколько минут он сильно вырос. Диана, Робби и Док растерянно посмотрели друг на друга, Ангус сделал несколько шагов и подошел к Робби. Малыш поднял голову и улыбнулся.

— Папа!

Глава 30

Шериф Каттер проснулся и посмотрел в окно. Он не знал, сколько времени, но на улице было все еще темно. В последние несколько лет, он все меньше спал по ночам. Возможно, сказывалась работа. Но его это мало беспокоило. Каттер не чувствовал себя уставшим, он решил отправиться патрулировать улицы. Ему это всегда нравилось.

Шериф натянул ботинки, вышел из дома и направился к своей патрульной машине. Его дом был одним из самых больших в городке Ад, штат Техас, еще одно преимущество, что дает работа шерифа. Он забрался в машину и поехал осматривать город. Каттер решил проведать нелегалов, которых недавно привез. Городок выглядел тихим. Шериф проехал мимо дома Бакка и увидел голову девушки, насаженную на кол.

Добрый старина Бакк. Игрушки у него больше дня не сохраняются. Парень не умеет сдерживать себя. Он разрывает их на куски через несколько часов. Каттер остановил машину, он любовался головой девушки. Бакк всегда так делал. Так он подавал Каттеру сигнал, что ему нужна новая игрушка. Шериф завел машину, но вдруг заметил, что входная дверь приоткрыта.

Каттер решил проверить старого друга. Он посветил на дверь, затем вошел внутрь.

— Бакк? Все в порядке? — крикнул шериф.

Обезглавленное тело мексиканки лежало на полу в большой комнате. Каттер пошел в другую комнату, он разглядел на полу большую лужу крови, что вытекала оттуда. Шериф остановился в дверях и посветил фонариком. Бакк лежал на пропитанном кровью матрасе, его глаза безжизненно смотрели в потолок.

— Сукин сын, — сказал Каттер.

Шериф выхватил ружье и выбежал на улицу, он решил проверить Гильду, через пять домов ниже по улице. Там он увидел похожую картину. Гильда лежала на кровати, на шее у нее был ошейник с шокером. Судя по всему, она умерла от электрошока. Выродок истязал ее при помощи своего ошейника, пока тело бедной женщины не поджарилось. Какой больной ублюдок мог так мучить милую старушку?

Неподалеку от тела Гильды лежал труп ее раба Бензо. Его кровью был залит весь пол. Шериф пристально осмотрел тело, рабу полностью отрезали хозяйство. В нескольких футах от трупа лежали член и мошонка Бензо. Выродок отрезал педику яйца, а потом замучил до смерти старушку? Каттер не скорбел о пидоре-мексикашке, но вот Гильду он знал с детства. Она была ему как бабушка.

Каттер накрыл тело старушки одеялом.

— Прости, Гильда, — сказал он, сняв шляпу. — Мне следовало быть внимательнее. Ты всегда хорошо справлялась с этими животными. Но похоже, у них отросли яйца, и они взбунтовались. Но не волнуйся. Я их поймаю. Я с ними разберусь.

Шериф надел шляпу и вышел по двор. Палатки были пусты.

— Чтоб меня, — пробормотал он себе под нос.

Осталось еще трое или четверо рабов, они бегали где-то поблизости. Каттер сел в машину и поехал, светя фонариком в прогалины между домами. Нигде никого не было. Шериф свернул направо, по этой дороге недавно пытались сбежать девчонки. Через пол-мили он наткнулся на два тела, лежавших на обочине.

Каттер вышел из машины и внимательно осмотрел их. Оба голые латиноамериканцы. Никаких видимых ран на первый взгляд. Затем он увидел, что их ступни сильно кровоточили, они бежали босиком и поранили ноги. У них сильно потрескались губы и ротовые полости. Каттер решил, что они погибли от обезвоживания и переутомления. Гильда не слишком хорошо кормила и поила рабов. Ей нравилось делать их слабыми. Так что попытка сбежать лишь усилила нагрузку на их истощенные тела.

Шериф залез в машину и проехал еще немного, но никого больше не нашел. Каттер развернулся и поехал в обратном направлении. Он проехал еще чуть-чуть, как вдруг наткнулся на стаю койотов, собравшуюся у дороги. Каттер остановил машину, койоты повернули головы в его сторону, шериф высунул в окно винтовку и выстрелил в воздух, койоты разбежались. Каттер вышел из машины и увидел, что они ели.

В нескольких футах от него лежала наполовину съеденная нога человека. Рядом валялся разорванный торс, большую часть органов съели, только кишки растянулись на несколько футов. Голова лежала в стороне, почти нетронутая. Каттер узнал одного из тех мексиканцев, кого он привез ранее.

Шериф огляделся. Девчонка пропала, никаких ее признаков. Если она сбежала, то, наверное, уже мертва. А если нет, то скоро умрет. Каттер вернулся в машину, он повел ее в обратном направлении. Следующая остановка у Дока. Если там все в порядке, он снова отправится на шоссе, посмотреть, нет ли там кого. Здесь в Аду, штат Техас, закон никогда не спит.

Глава 31

— Срань Господня, он говорит? — сказал Робби. Ангус стоял на ногах, он был гораздо выше, чем несколько минут назад.

— Я же тебе говорил, что ускорил его развитие, — сказал Док.

— То есть он быстрее вырастет и быстрее умрет?

— Нет. Ускорение развития будет действовать только до полного взросления. Затем оно сойдет на нет, — ответил Док.

Ангус ходил туда-сюда, он осматривал предметы, брал их в руки. Робби шел за ним следом. Мальчик подошел к клетке и схватился за прутья. Малыш окинул взглядом комнату, затем прошел вдоль стены, глядя на живое «творчество» Дока. Следуя на Ангусом, Робби смотрел в глаза каждой жертве. Он не мог помочь несчастным, но чувствовал боль каждого из них. При всем желании Док не смог бы снова восстановить их. Робби решил, что заставит Дока оборвать жизни бедняг.

— Папа? — спросил Ангус. — Ты ведь мой папа? Мальчик смотрел на него.

— Да, да. Это я, — сказал Робби.

Вдруг центральная дверь распахнулась, и в комнату ворвался шериф.

— Док! Где нелегалы? Здесь все в порядке? — спросил Каттер и достал винтовку.

— Они здесь, все в порядке шериф. Что это значит? — спросил Док.

— Остальные сбежали или вернее пытались.

— Сбежали? — спросил Робби. — Им это удалось? Они в порядке?

— Не говори со мной таким тоном, ты, уродец. Вопрос был адресован людям, а не спикам. Робби пошел прямо на Каттера, тот навел на него ствол.

— А ну назад, сейчас же! Док! Ты можешь активировать шокер или чип у него в сердце, — сказал шериф.

— Не могу шериф. Робби пожалуйста, не трогай шерифа, — сказал Док.

— Что значит не можешь?! Нажми эту чертову кнопку!

Робби подходил все ближе, пристально смотря на Каттера. Он много раз представлял себе эту сцену с той самой секунды, как приехал в Ад. Как только Робби понял, что Каттер не настоящий полицейский, ему захотелось разорвать его пополам. Все его друзья погибли, его превратили в монстра, сделали отцом ребенка-мутанта. И все благодаря этому козлу. Робби решил отплатить ему тем же.

— Предупреждаю. Я буду стрелять!

Каттер навел ствол на голову Робби. Тот сделал еще один шаг, и шериф спустил курок. Выстрел прозвучал громким эхом, Ангус побежал к Диане. Она лежала на столе и кричала. Выстрел не причинил вреда Робби. Он поднял руку, и пуля отскочила от экзоскелета.

— Что за черт? — сказал Каттер. — Док, что ты с ним сделал?

Шериф еще раз выстрелил в Робби, затем еще. С каждым выстрелом Робби двигался вперед, выставив перед скрещенные руки. После нескольких выстрелов винтовка шерифа щелкнула, магазин опустел. Каттер бросил винтовку на пол и посмотрел на Робби. У шерифа глаза расширились от ужаса, монстр приближался к нему.

Робби ухмылялся. Мерзкий спятивший, так называемый шериф убил и замучил бессчетное количество людей. А теперь он в его власти, и ничего не может сделать. Робби протянул руку и схватил Каттера за горло.

— Эй, осторожнее! — закричал шериф. — Я полицейский! Ты не можешь убить представителя закона!

— Ты такой же полицейский, как я человек, — сказал Робби.

Другой рукой он сорвал значок с груди шерифа. Робби бросил Каттера на землю. Шериф встал на четвереньки и посмотрел на своего мучителя. Робби сильно пнул его ногой под ребра, шериф аж подскочил от удара. Каттер захрипел, Робби снова ударил.

— Робби! Прекрати! Пожалуйста! — закричал Док.

— Заткнись, Док! — рявкнул Робби. — Или станешь следующим.

Ярость наполняла Робби. Он никогда еще не испытывал такого выброса адреналина, как сейчас. Он пребывал в эйфории, упиваясь собственным гневом. Робби схватил Каттера за волосы и ударил лицом о стену. Затем, выждав момент, и снова ударил шерифа, и снова, и снова. Робби взглянул на Каттера, лицо шерифа превратилось в распухшее кровавое месиво.

— Я убью тебя, парень, — прошипел Каттер и выплюнул зубы с кровью.

Робби повалил его на землю и опустил колено прямо шерифу на голову. Раздался глухой удар экзоскелета о череп Каттера. Робби повторил это несколько раз, пока голова шерифа не раскроилась, а мозги и кровь не потекли на пол. Робби встал и посмотрел на Дока и Диану. Оба начали пятиться, когда он пошел к ним.

— Робби, — сказала Диана. — Что ты делаешь?

— Освобождаю нас.

Глава 32

— И что ты собираешься делать, Робби? — спросил Док. — Судя по всему, уехать обратно в Сан-Антонио? Но тебя нельзя вернуть в прежнее состояние. По крайней мере без причинения сильного вреда здоровью. Пластик с твоего черепа вообще не убрать. Ты собираешься вернуться в Техасский университет в таком виде? Я конечно знаю, что в Остине полно странных людей, но не настолько. Не знаю, что тебе и посоветовать, — говорил Док, пятясь назад.

— Робби, дорогой, а что насчет Ангуса? Мы возьмем его с собой? — спросила Диана. Она сидела на столе, завернувшись в одеяло. Малыш забрался ей на колени и смотрел на них. Скрепя сердце, Робби вынужден был признать, что они оба правы. В теперешнем состоянии он даже в машину не поместится. И если вернется, то семья его не узнает. Робби даже не мог представить, что они сделают, если увидят его.

— Ты прав. Вы оба правы, — сказал он.

— И что мы будем делать? — спросила Диана.

— У меня есть идея, — сказал Робби.

На столе лежало много ошейников, Робби взял один из них. Потом он подобрал пластмассовое устройство и пошел к Доку.

— О нет, — сказал Док. — Что ты собрался делать?

— А на что это похоже? Я собираюсь надеть это на тебя.

— Ты этого не сделаешь. Я не стану это носить.

— Ты будешь это носить и лечить Ангуса и Диану, и меня тоже, если понадобится, — сказал Робби.

— Буду! Обязательно! Это не нужно.

— Воспринимай это, как мою подстраховку.

— Хорошо, но в этом нет необходимости, — сказал Док.

— Так. Или ты сам наденешь ошейник, или я оторву тебе голову. Не веришь, иди спроси шерифа.

Док посмотрел на тело Каттера, из расплющенной головы до сих пор вытекала тонкая струйка, рядом валялись кашеобразные мозги. Док снова посмотрел на Робби, тот стоял с ошейником в руках. Док сам взял ошейник и надел его. Робби прикрепил пластиковое устройство, пассатижи ему не понадобились, он справился сам.

— Хорошо, — сказал Док. — Я у тебя на крючке. Что теперь?

— Теперь мы соберем городское собрание, это ты сам сделаешь. Пусть придут все жители города.

— Городское собрание? Зачем?

— Здесь многое изменится.

Док выполнил все, что ему сказали. За время его отсутствия, Робби заметил, что Ангус вырос до размеров подростка. Робби старался понять, что же делать с ребенком, ведь ему еще одежда понадобится. Через час вернулся Док.

— Они все там, — сказал он. — Как ты и велел.

Робби направился к парадной двери, он с трудом протиснулся в проем и вышел наружу посмотреть на жителей Ада, штат Техас. Они выстроились вдоль улицы.

— Некоторые из вас знают, кто я, — начал Робби. — Меня привезли вчера, а потом изуродовали. Моих друзей и девушку избили, изнасиловали и убили. Но теперь кое-что поменялось. Шериф Каттер мертв.

Он выдержал многозначительную паузу. Толпа остолбенела, послышались вздохи. Даже мужчины явно пребывали в смятении.

— Верно, — сказал Робби. — Я убил его. Размозжил его хренову голову. Если вы пригляделись к Доку, то увидели, что у него на шее одна из ваших игрушек, ошейник-шокер. Теперь я контролирую его. Как и всех вас.

В толпе послышался ропот.

— Фигня! — сказал один мужчина. — Я прострелю тебе башку за убийство Каттера. А потом уйду, клоун с цирка уродов будет указывать мне что делать.

Робби пошел сквозь толпу прямо к обидчику. Это оказался мужчин средних лет, на несколько дюймов ниже Робби, одетый в ковбойскую шляпу и рабочий комбинезон. Робби подошел ближе, мужчина выхватил винтовку, но Робби резко сократил дистанцию и выбил оружие из его рук. Мужчина остолбенел, Робби замахнулся и обрушил на его голову локоть, защищенный экзоскелетом.

Голова мужчины раскроилась, и он повалился на землю. Робби поднял его за комбинезон и показал толпе.

— Кто еще не согласен с тем, что я сказал? — спросил он и огляделся. Люди побледнели, некоторые покачали головами.

— Какая ирония, вы основали это место потому, что ненавидели мексиканцев, но теперь мексиканец у вас главный. Смиритесь. Любому, кто постарается уехать без моего разрешения или выступит против меня и моей семьи, я обеспечу не столь быструю смерть. Просто дам Доку поработать с вами. Я все сказал.

Толпа рассеялась, Робби подошел к доктору.

— Отлично, Док. Нам с Дианой нужен дом. Какой тут самый удобный?

— Что ж, наверное мой. Он самый большой, — ответил Док.

— Хорошо. Берем его.

— Что?

— Мы забираем твой дом. Пакуй свое дерьмо и проваливай сегодня же, — сказал Робби.

— Что? Куда мне идти?

— Иди в дом шерифа. Ему он уже не понадобится.

— Это не правильно, отбирать у человека дом, Роберт.

— И перестань называть меня Робертом. Ты не тот человек, кто может поучать меня, что правильно, а что нет, — сказал Робби. — И мне еще кое-что нужно сделать.

— Что именно?

— Все безумство в твоем доме. Те люди, которые все еще дышат. Анжела, которую ты превратил в стул. Мы с тобой пойдем туда, и ты положишь конец их жалкому существованию, — сказал Робби.

— Хочешь, чтобы я убил их? — спросил Док.

— Не пытайся свалить вину на меня, Док. Ты ведь не можешь вернуть им прежний облик, да? Думаю, у тебя найдутся лекарства, введешь им смертельную дозу, и они сразу же уснут. Никто не должен так жить. То, что я оставил тебя в живых, не означает, что ты перестал быть больным выродком. И если ты вздумаешь, сделать что-то со мной, я убью тебя самым страшным способом, какой только смогу придумать. Понял?

— Верю, Роберт… то есть Робби. Думаю, надо оставить этих людей покоиться с миром.

— Хорошо. А теперь веди нас в новый дом. Нам с Дианой нужно отдохнуть.

Глава 33

Робби сел на пол, а Диана легла на кровать. Он приказал Доку раздобыть немного одежды для Дианы и Ангуса. Не самые модные шмотки, но это лучше, чем ходить голыми. Диана была голой с тех пор, как попала сюда. Теперь все закончилось. Робби отнюдь не радовала перспектива оставаться в Аду на всю жизнь, но они выжали все хорошее из сложившейся ситуации.


Следующие несколько недель Робби, Диана и Ангус привыкали к семейной жизни в городке Ад, штат Техас. Док оказался прав, Ангус вырос за неделю или того меньше. Он был выше Робби. Такой же большой, но без экзоскелета. Ни один житель города не посмел причинить им вред. Ангус стал сильным и быстрым. Он хорошо ладил с родителями, не терпел ни грубости, ни неуважения к ним.

Единственной проблемой Ангуса был его характер. Док сказал, это из-за гормонов, которые помогли ему родиться. Когда Ангус сердился, кто-нибудь мог и умереть. К счастью, после одного-двух несчастных случаев люди научились держаться от него подальше. Раз в месяц Ангус ездил с Дианой в город пополнить припасы. Он обычно сидел в кузове грузовика. Сын обеспечивал ее безопасность, но никогда не ввязывался в неприятности.

Робби часто думал о прошлом, о временах Техасского университета и старых друзьях Хорхе и Мисти. Теперь все это казалось сладким сном. Иногда он даже сомневался, была ли у него жизнь до приезда в этот город. Конечно, Робби понимал, что была, но теперь она казалась такой далекой. Док сказал, что проблемы с долгосрочной памятью могли вызвать «преобразования», но потом это пройдет.

Док усыпил всех несчастных, которых подвесил или превратил в мебель. Выбора у него не было, Робби радовался, что наконец в его жизни воцарились мир и покой. Но он никак не мог забыть Анжелу. Ее крики, Док, вскрывающий тело несчастной, изнасилование, затем разрезание на куски, и под конец превращение в стул. Робби хорошо помнил ужас в ее выкатившихся глазах, когда она впервые посмотрела на него. Это ужасно жить так, пусть даже недолго.

Стук в дверь прервал его размышления. Робби увидел на пороге одного из местных. Он не знал имени этого человека и не хотел знать.

— Э, мистер Робби? — спросил незнакомец.

— Да, чего надо?

— Простите за беспокойство, сэр. Есть проблема. К городу приближается группа путешественников. Я знаю, правила изменились. Док велел мне найти вас, узнать, что вы хотите. Они придут прямо в город, если будут следовать тем же маршрутом.

— Хорошо, пойду взгляну. Сколько их?

— Думаю, человек пять или шесть, — ответил мужчина.

— Ладно, я о них позабочусь, — сказал Робби.

— Да, сэр.

Мужчина развернулся и ушел, Робби посмотрел ему вслед. Ему хотелось сохранить город в тайне от остального мира. Но Робби не хотел убивать невинных людей без крайней на то необходимости. Может, он сможет их просто напугать. Так, что им никто не поверит, если они расскажут об этом в большом городе. На лице Робби появилась улыбка. Не можешь править в раю, правь в Аду.


© 2014. Hell, Texas, Tim Miller

© перевод: Евгений Аликин, иллюстрация: Иван Кривошеев

Примечания

1

Спик — презрительное прозвище латиноамериканцев и мексиканцев в США.

(обратно)

2

«Тако Белл» − сеть закусочных быстрого обслуживания специализируется на блюдах мексиканской кухни.

(обратно)

3

Техано − название различных форм народной и популярной музыки, возникших в среде мексикано-американского населения центрального и северного Техаса

(обратно)

4

Чоло — жаргонное наименование членов подростковой уличной банды в Мексике.

(обратно)

5

Техасский университет в Остине — государственный исследовательский университет в городе Остине (Техас, США) и главный университет Системы университета Техаса.

(обратно)

6

Хоум Депот — американская торговая сеть, крупнейшая на планете торгует инструментами для ремонта и стройматериалами.

(обратно)

7

Dr.Martens (англ. Doc Martens) — обувная серия фирмы AirWair Ltd. Со времени появления на рынке достигла интернационального культового статуса. Крепкие ботинки, по фасону похожие на армейские.

(обратно)

8

Сэм Хилл — американская сленговая фраза, по сути является синонимом фразы «черт».

(обратно)

9

Девяносто градусов по Фаренгейту — это примерно тридцать три градуса по Цельсию.

(обратно)

10

Фердинанд Ламази — французский акушер, основал особые дыхательные методы при родах, опробованные в США в 50-ых г.г.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33