Патент (fb2)


Настройки текста:



Яцек Савашкевич Патент

Брогацци готовился к разговору с человеком, который работал за дверью под номером 107. Сновавшие во всех направлениях чиновники, уже привыкшие ко всяческим странностям, приводившим сюда посетителей, равнодушно пробегали мимо, но Брогацци казалось, что они следят за каждым его движением. Он раз сто прошагал от стены до стены по высокому мрачному холлу Патентного ведомства, прежде чем решился войти.

В комнате, слишком просторной для одного человека, стояли письменный стол, несколько небрежно расставленных кресел, скромный книжный шкаф. Чиновник стоял перед окном. При звуке открываемой двери он повернулся и Брогацци увидел его лицо: пухлое, лоснящееся, с темными, глубоко сидящими глазками. Где-то он его уже встречал.

— Приветствую вас. Меня зовут Латерно, я начальник отдела медицины. Соблаговолите присесть.

Он обошел вокруг стола, поставил друг против друга два кресла, сел в одно из них. Открыл коробку с сигарами. Брогацци отрицательно покачал головой.

— Рюмочку коньяка или стаканчик чаю? Вас удивляет наше гостеприимство? Поверьте, каждый изобретатель для нас на вес золота. Старая, но верная поговорка. Кстати, вы врач?

Брогацци нахохлился. Такие вопросы его раздражали.

— Лаборант, — буркнул он. — Тем не менее…

— Разумеется, — перебил Латерно. — Образование далеко не всегда влияет на изобретательский процесс — под словом «влияет» я понимаю помощь и ускорение в кристаллизации мысли. Сплошь и рядом оно даже блокирует не только прирожденные способности, но и талант. Полагаю, что в вашем случае все обстоит именно так — я имею в виду, только благодаря врожденным способностям вам удалось напасть на чрезвычайно плодотворную идею.

— Скажем, любопытную с определенной точки зрения.

Латерно откинулся на спинку кресла и раскурил сигару. Вид у него был такой, словно он только что узнал, что его акции подскочили на пятьдесят процентов.

— Послушаю с искренним удовольствием.

Брогацци задумчиво потер подбородок, не очень-то зная, с чего начать.

— К вам меня направила медицинская комиссия, — сказал он наконец. — Неделю назад я в общем виде изложил суть своего изобретения. В детали вдаваться не стал, не заручившись гарантиями относительно перспектив «Гомофила» — так я назвал свое изобретение — комиссия отказалась дать мне такие гарантии, пока я не раскрою всех подробностей. Круг один из членов комиссии в частной беседе посоветовал мне зайти сюда. И вот я здесь.

— А что вы в принципе можете сказать о… «Гомофиле»?

— Видите ли, идея «Гомофила», как это было с изобретениями, родилась из потребности. Электрофизиологи, о чем вы, несомненно, знаете, вызывают у существ, обладающих мозгом, и прежде всего у человека, требуемые эмоции по радиосигналу. Созданные ими приборы, особенно новейшие, позволяющие управлять человеком без того, чтобы размещать в его мозгу соответствующие электроды, используются в военных кругах. Точнее — в армии. Агрессивность, вызываемая таким устройством, способна заставить нежную мать, убежденную, что она действует по доброй воле, убить любимое дитя. Вы, верно, понимаете, сколь это важно для командира воинского подразделения? Достаточно нажать кнопку, чтобы полк, дивизия или армия кинулись на ненавистного врага. «Гомофил» же, — Брогацци ядовито усмехнулся, — это оплеуха для солдафонов, требующих от подчиненных слепого послушания. Впрочем, не только… Это средство, которое может избавить человечество… — Он запнулся, потом докончил шепотом: — Поэтому я хотел бы быть уверенным, что, кроме нас, никто не слышит.

У Латерно затрепетали веки.

— Но мы же… Ах, понимаю. Вы имеете в виду скрытые микрофоны, передатчики и так далее. Нет, сеньор… сеньор…

— Брогацци.

— Да-да, сеньор Брогацци. Это исключено. Здание, в котором вы находитесь, учитывая специфику…

— Простите, но именно благодаря специфике ведущихся в нем дел оно представляет особый интерес для определенной категории лиц. За последнее время аппаратуру для подслушивания обнаружили даже в секретном кабинете премьера.

Латерно отхлебнул глоток чая и улыбнулся как человек, которому удалось обвести вокруг пальца весь мир.

— Это еще не все, — докончил он за Брогацци. — Подозреваю, что в кабинете, о котором вы упомянули, разведывательные устройства имеются и по сей день. Добавлю также, дабы доказать вам, что я учитываю все и неплохо ориентируюсь в вопросе, что на Земле — Солнечную систему пока оставим в покое — не найдется объекта, в котором, если он того заслуживает, не работала бы шпионская аппаратура, кроме… Кроме, дорогой сеньор Брогацци, здания Патентного ведомства. И это не голословное утверждение. В конце концов через наши руки проходит документация различного рода изобретений и нам принадлежит право «первого покупателя». Достаточно сказать, что, когда однажды никому не известный скромный студент принес нам проект прибора, способного обнаружить любое шпионское приспособление в радиусе ста метров, мы незамедлительно воспользовались представившейся возможностью. Сейчас я, например, точно знаю, что у вас имеется микропередатчик.

Брогацци широко раскрыл глаза.

— Я не утверждаю, что вы прихватили его умышленно, — продолжал Латерно. — Скорее всего кто-то из любопытствующих, руководствуясь мотивами, которые мне не известны, позаботился о том, чтобы у вас оказался такой миниатюрный осведомитель. И не знаю еще, кто для него важнее — вы или я.

Брогацци оглянулся, пошарил в карманах. Латерно смотрел на него чуть ли не сочувственно.

— Это может быть пуговица, запонка в манжете либо застежка на часовом ремешке.

— Минутку, — Брогацци выловил из кармана колечко. — Месяц назад я подарил его девушке, с которой… был обручен. А сегодня нашел его в почтовом ящике. Не понимаю, почему она его вернула… — смущенно сказал он.

Латерно повертел колечко в пальцах.

— Действительно, — проворчал он. — Этого следовало ожидать. Обезвредим? Не волнуйтесь, магнитное поле выведет из строя только начинку. — Не ожидая разрешения, он вышел из комнаты. Спустя несколько минут он уже снова сидел в своем кресле и потягивал чай. — Как видите, нежелательных слушателей мы быстро и безболезненно обезвреживаем. Конечно, ваша нареченная тут ни при чем. Мы имеем дело с вмешательством посторонней особы. Вернее — имели.

На некоторое время в комнате воцарилось молчание.

Но вот Брогацци вернулся к прерванному разговору.

— Говоря об опасности подслушивания, я прежде всего имел в виду людей, работающих в военном министерстве. «Гомофил», если его использовать в соответствии с моими указаниями, окажется для них солью в глазу, я бы даже сказал: просто-напросто лишит их теперешней работы. Другими словами, военное министерство перестанет существовать, так как в нем отпадет необходимость — если только такая вообще когда-нибудь существовала.

Латерно пошевелился, но не произнес ни слова. Он сосредоточенно слушал.

— Идея «Гомофила» проста, — продолжал Брогацци. — Даже минимальной дозы этого средства достаточно, чтобы создать в психике человека постоянную блокаду агрессивности. Агрессивности атавистической, унаследованной от предков. Должен сразу признаться, что на мои опыты во многом повлияла книга «Очерки по этологии», которую, честно говоря, я читал не совсем по доброй воле — я готовлюсь к вступительным экзаменам в институт. Описанный о книге механизм действия внутривидовой агрессивности показался мне особенно интересным. Природа наградила животных агрессивностью в основном для того, чтобы обеспечить размножение лишь сильнейших, наиболее развитых и лучше других приспособленных особей, слабых же она обрекла на одиночество и покорность. Однако не следует думать, что тем самым они были лишены права на жизнь, ибо одновременно с внутривидовой агрессивностью природа снабдила животных инстинктами, в определенных случаях снимающими эту агрессивность. Разумеется, внутривидовая агрессивность, как и тормозящие ее инстинкты, гораздо слабее развита у животных, по самой своей природе миролюбивых, нежели у хищников. И именно между первыми, если их поместить в анормальные условия, возникают бои, обычно заканчивающиеся смертью одного из противников, поскольку на искусственно вызванную агрессивность почти не влияет слабый сдерживающий инстинкт, характерный для подобного типа животных. К счастью, такое случается исключительно на опытных станциях. С хищниками дело обстоит несколько иначе. Легко предсказать судьбу животных, скажем из семейства кошачьих, если их неожиданно лишить механизма торможения. Спросите любого человека, разводящего лисиц, ласок или нутрий, как прореагирует кормящая выводок мать, если ее что-то сильно напугает, а названные тормозящие механизмы откажут. Однажды на ферме отца моего друга молния ударила неподалеку от построек, так, представьте, четыре лисицы от страха сожрали свой выводок. Вот почему природа особо позаботилась о том, чтобы снабдить животных, вооруженных клыками и когтями, мощным сдерживающим инстинктом.

Латерно, не спуская с Брогацци глаз, отставил пустой стакан.

— Включение тормозного механизма у разных животных происходит по-разному. Взять, к примеру, собак. Предположим, встречаются два соперника. Конечно, между ними разгорится борьба. Вначале каждый из них прощупает силы и возможности соперника: скалит зубы, вздыбливает шерсть на загривке и только потом, по мере возбуждения агрессивности, переходит в наступление. В принципе уже с первых же укусов противники знают, кто из них в конце концов победит. Поэтому у более слабого есть время отступить. Если бы не сдерживающий инстинкт, его судьба была бы предрешена, однако ему на помощь приходит предусмотрительная природа. Стремясь избежать смертоносных укусов, он делает ритуальное движение, вызывающее у противника торможение агрессивности. В рассматриваемом случае слабая собака подставляет под зубы сильному сопернику самую уязвимую часть тела — шею. Это настолько мощный тормозящий фактор, что нападающий останавливается как вкопанный, и пока перед ним находится просящий пощады противник, он бессилен. Самое большее, на что он способен, — это выместить злобу на лежащем рядом куске дерева. Однако же так происходит не всегда…

Латерно и Брогацци обменялись взглядами.

— Прекрасно, — сказал Латерно. — Вы прочли мне лекцию по этологии, но, откровенно говоря, я не понимаю, как это связано с вашим…

— Перехожу к сути дела, — кивнул Брогацци. — Мне важно было исследовать человека как с точки зрения его агрессивности, так и со стороны заложенных в нем способностей к ее подавлению. И, знаете, я обнаружил, что мы, люди, относимся к разряду животных, лишенных естественных средств нападения и защиты в виде клыков или когтей, а потому наша внутренняя агрессивность и соответственно тормозящие механизмы находятся в зачаточном состоянии. Существуй мы в нормальных условиях, и то, и другое нам было бы ни к чему. Но дело обстоит иначе. Созданный нами мир — мир искаженный. Мы постоянно грыземся между собой, внутривидовая агрессивность возрастает, а тормоза отсутствуют. Вдобавок — и этого природа также не предвидела — мы обрели оружие, которым не располагало ни одно животное, оружие, которое в состоянии уничтожить даже его создателей… — Брогацци понизил голос. — Поэтому, сеньор Латерно, уж коль скоро мы придумали средства, способные эффективно высвобождать искусственно подогреваемую в нас агрессивность, следовало придумать и действенные тормоза. «Гомофил» как раз и служит катализатором, который вызывает образование в человеческой психике тормозящих механизмов. Одноразовая доза моего препарата действует до конца жизни, причем она может быть меньше гомеопатической. Знаете, как некогда поступали гомеопаты? Свои лекарства они разбавляли до фантастических пределов. Например, вливали ложку препарата в ведро воды, брали оттуда одну каплю и добавляли в другое ведро, из которого в свою очередь брали капельку, чтобы влить ее в третье и так далее. Наконец в котором-то по счету ведре лекарство оказывалось настолько разбавленным, что его практически невозможно было обнаружить. «Гомофил», даже если его взять из сотого ведра, полностью сохраняет свою активность. Более того, он не теряет ее даже при кипячении воды, его невозможно отфильтровать или уничтожить безвредными для организма средствами.

— Другими словами, приняв ваш «Гомофил», человек превратится в покорного барашка?

— Этого я не говорил. Холерик, выпей он даже литр «Гомофила», останется холериком, и если он вознамерился совершить преступление, то не откажется от своей идеи. Более того, он его совершит, — если только жертва не сделает примиряющего жеста.

— А если сделает?

— Тогда заработает блокирующий агрессивность механизм, который и превратит несостоявшегося убийцу в покорного барашка. Почти как в сказке…

— А этот жест… примиряющий… очень сложен?

— Увы, как характер жеста, так и химический состав «Гомофила» и есть те подробности, которые…

Латерно вскочил, пристально взглянул на Брогацци и неожиданно пошел в наступление. Словно скинул овечью шкуру. Передразнивая Брогацци, он сказал с напором:

— И характер жеста, и химический состав «Гомофила» есть те подробности, которые нам известны, милейший сеньор. Наша группа только что закончила обыск в вашем доме!

Брогацци остолбенел.

— Как вы смели, сеньор Латерно…

— Я не Латерно! Вы имеете дело с генералом Пиннбергом, представителем военного министерства. Наши люди в медицинской комиссии уже давно следят за вами. Не думаете же вы, что мы с детской беззаботностью позволим кому-либо подрывать моральные основы нашей армии! Сегодня же с вами и с вашим идиотским изобретением будет покончено!

Брогацци встал. Чувствовалось, что к нему возвращается самообладание.

— Забыл сказать вам об одной мелочи, — сказал он с холодным удовлетворением. — В самом начале нашей беседы, упомянув о том, что я лаборант, я не пояснил, что работаю в лаборатории Станции по водоочистке. Вот уже три дня, как в порядке опыта, не поставив никого в известность… я добавлял в коллектор коммунальной водопроводной сети немного «Гомофила». Эксперимент дал положительные результаты…

Лицо генерала пошло красными пятнами.

— Ах ты… ты, каналья!.. Ты… — У него перехватило дыхание. — Арестовать его!

В кабинет ворвались два вооруженных человека в штатском. Схватили Брогацци за плечи. Он рванулся назад.

— Позвольте все-таки проститься с сеньором генералом, воскликнул Брогацци, театральным жестом приложил к груди руку, низко поклонился Пиннбергу и шепнул: — Простите…

Генерал онемел. Его изумленный взгляд упал на стакан с чаем.

— Позвольте удалиться? — тихо спросил Брогацци.

— Ну разумеется… прошу вас, ради бога… — пролепетал Пиннберг, с трудом сдерживая дрожь подбородка.

Когда Брогацци покинул кабинет, по пухлым щекам генерала скатились горькие, полные бессильной ярости слезинки.

Пер. с польск. Е. Вайсброта