Галактический маяк (fb2)


Настройки текста:



Михаил Евгеньевич Старинов Галактический маяк

Пролог

Мгновение назад она упивалась состоянием вселенского покоя: на панорамном голоэкране шлема царило безбрежное море пустоты. Спокойная пустота, обрамленная тонкой рамкой компьютерной сводки, на которой по-домашнему уютно перемигивались крохотные зеленые искорки.

И вдруг налетел шторм.

Тяжелый десантный бот, похожий на огромного, уродливо раздувшегося жука, с неотвратимостью судьбы падал на нее в мертвой давящей тишине, разворачиваясь в атаке широкой уродливой кормой. Он стремительно рос, заслоняя черное беззвездное небо. С неотвратимостью судьбы на нее надвигался иссеченный пробоинами корпус, ощетинившийся ломаным частоколом маневренных двигателей, контур которых подрагивал в неярких сполохах выхлопа. Из-за едва заметного мерцания силового поля казалось, что панцирь чудовищного насекомого лоснится от мерзкой жирной слизи.

Руки в тысячекратно повторенном и заученном движении пытались вскинуть лучемет, но ничего не получалось. Они стали чужими и неподъемными, вышли из повиновения. Оцепенели. А сам лучемет застыл на месте, может зацепился за что-то невидимое, кто знает? Из последних сил она тянула оружие к себе, ругаясь и бормоча что-то бессвязное, обливаясь холодным потом и всхлипывая от ненависти.

Том недвижимо лежал рядом, лицом вверх, на бугристой металлической плите, теряющейся за горизонтом. Пустой платформе, беззащитно висящей в открытом космосе. Руки были раскинуты в напрасном усилии, а мертвое лицо застыло в колючем свете равнодушных звезд. Чужие, остановившиеся глаза, в них не осталось даже намека на жизнь. И широко распахнутый оскаленный рот, который замер в беззвучном крике.

Больше никого не было. Каким-то образом сквозь непрозрачный шлем тяжелого десантного скафандра она видела искаженное от чудовищной боли лицо, казавшееся теперь незнакомым.

Жгучие слезы бессилия и отчаяния застилали глаза, ведь усиленный лучемет был способен пробить защиту корабля, а она не могла не то что поднять, не было сил даже сдвинуть его с места!

Борт, на котором страшным и красивым цветком раскрылись бутоны излучателей, дрогнул и на них покатилась огненная лавина, распухающее пурпурными волнами облако рвущейся на волю плазмы. Первым огненное щупальце коснулось Тома и его скафандр мгновенно вспыхнул. Этого не могло быть, она знала, что их скафандры не горят! Казалось целую вечность тело корчилось в кипящем огне, пока не исчезло бесследно в струях пламени. Последнее, что она видела, это беспомощно тянущиеся к ней черные обугленные руки...

Потом огонь куда-то исчез и она оказалась в густом лесу. Странные, похожие на исполинские зонтики деревья окружали ее со всех сторон. Длинными, неправдоподобно огромными прыжками она летела над ними, лишь изредка касаясь верхушек и испытывая ни с чем не сравнимое наслаждение от стремительного полета. Три огромные тусклые луны, висящие очень низко, над самым горизонтом, освещали неверным светом колышущееся сине-зеленое море и редкие невысокие облака.

Счастливый полет длился недолго: неверная ветка хрустнула и не успев испугаться, она полетела вниз. Падение было долгим и когда она наконец достигла дна, то оказалась погребенной в массе жуткого киселя, в самом центре туго сплетенного клубка, из медленно копошащихся гигантских слизней, липнущих друг к другу. Они окружали ее со всех сторон, тяжким грузом давили сверху, не давая дышать.

Отчаянным рывком она сумела немного высвободить и приподнять голову, но не успела даже облегченно вздохнуть: прямо перед ней возник дикий оскал совсем уже неправдоподобной, жуткой уродины - огромный и ужасный монстр надвигался на нее. Вот он замер близко-близко, за тонкой прозрачной стеной. Не в силах отвести взгляда от страшной морды, она смотрела в безумно выпученные глаза. А уши закладывало от ужасного тонкого воя, от которого сначала нестерпимо заныли зубы, а потом из ушей закапала кровь, стекая по щеке липким теплым ручейком. Жуткое чудовище качаясь прижималось к стене и скребло ее когтями, оставляя в спектролите глубокие борозды.

Несмотря на дикий, ни с чем несравнимый облик, ей чудилось что-то знакомое, она отчаянно пыталась вспомнить, но воспоминание ускользало, поддразнивая и не даваясь. Сейчас, сейчас... еще совсем немного!

Отчаянный крик ударил, как бичом, непроизвольно заставив вздрогнуть: Эл, берегись! Сзади!!!

Что-то невидимое навалилось сверху, сильно ударив, придавило со страшной, нечеловеческой силой, так, что затрещали кости. Резкий толчок швырнул вперед и вбок, к жесткой неупругой стене. Она больно ударилась рукой и плечом и дрожа всем телом, вынырнула наконец из вязкого, как смола, болезненного сонного кошмара. Кошмара, больше похожего на обморок.

Эл? Какая Эл?

Сердце колотилось так, как будто хотело выскочить из груди. Открыв глаза, она с трудом проглотила застрявший в горле комок и зашлась в надсадном кашле: распухший язык горел, как будто ободранный наждаком. Некоторое время она бессмысленно таращилась на темный, низкий потолок, нависший над жестким неуютным ложем, пока не поняла, что на этот раз действительно проснулась. Испытывая невыразимое чувство облегчения, она резко мотнула головой, изгоняя остатки сонного морока.

Проснувшийся мозг быстро проанализировал обстановку и представил первые выводы: она лежала распластанная на спине, в узком, тесном и страшно неудобном ящике. Освещения не было, но это не мешало - она прекрасно обходилась без него. Заработала память и услужливо подсказала, что причин для беспокойства нет - в подобном месте она уже пробуждалась и не один раз.

Саркофаг! Это обычный медсаркофаг. Простая мысль сразу успокоила. Она в медцентре. Сейчас врачи, узнав, что она очнулась, откроют крышку и выпустят ее наружу. Наверняка, очередное ранение. Ничего страшного, не стоит волноваться из-за таких пустяков...

Однако что-то продолжало тревожить, память нудно царапало неясное воспоминание. Она даже покрутила головой, пытаясь поймать ускользающую мысль... А, вот в чем дело! Это штука совсем не походила на стандартный медицинский саркофаг. А тот, о котором она вспомнила вначале, вообще был другим. А главное, что было неизмеримо важнее, даже если это и был саркофаг, то он был отключен! Вокруг не было ничего похожего на работающие системы жизнеобеспечения, ее окружали глухие металлические стены.

Если то, что она видит, явь, то саркофаг не функционирует и она, по всем правилам, давно уже должна была задохнуться. Она попыталась пошевелиться. К затекшему телу постепенно возвращалась подвижность. Выставив перед собой непослушные руки, она крепко уперлась в крышку и так нажала, что та не выдержала и отлетела в сторону, с гулким протяжным звоном.

Вокруг был не медотсек, а скорее... склад, или грузовой ангар. Длинные ряды пустых ячеек уставились на нее безумными глазами - ангар был пуст. То ли в глазах, то ли в воздухе плавал сизый дымный туман. Она изумленно уставилась на свои огромные лапы, покрытые густой красивой шерстью, отливающей шелковистым черным блеском. Лапа заканчивалась шестью ловкими пальцами, со сверкающими вороненым металлом и острыми, как бритва, грозными даже на вид когтями.

Некоторое время она тупо таращилась на них, обмирая, а потом одним прыжком очутилась у вогнутой стены, напротив панели тонированного стеклолита и наконец увидела в ней свое отражение. Во весь рост.

Ну и зверюга!

Элин, смотри внимательно, это - пантра. Ты - пантра... - зазвучал в голове монотонный механический голос. Она опять недоуменно тряхнула головой и отчетливо поняла, что продолжения не будет. Она действительно проснулась, полностью и окончательно.

Остолбенело стоя у панели лифта, она вдруг осознала, что находится на космическом корабле и этот корабль горит. Она быстро огляделась вокруг цепким, ничего не упускающим взглядом, но первое впечатление оказалось верным. Тускло отблескивающий упрочненным металлом контейнер был единственным грузом в гулком и пустом пространстве трюма.

Однако подсознание не напрасно нашептывало ей про медотсек. Что-то подсказало, что интуиции нужно доверять и не тратя больше времени на раздумье, она выскочила из трюма и помчалась вперед длинными, стелющимися прыжками. Быстро достигнув следующего яруса, она только раз притормозила у развилки, чтобы бросить взгляд на светящиеся линии внутренней разметки. Это где-то рядом...

Медотсек был полностью заблокирован. Однако времени на церемонии не было. Она в яростном прыжке смела прочнейшую пластиковую дверь. С шелестящим шорохом во все стороны посыпался дождь мелких, тупых осколков.

Ворвавшись как вихрь в большое светлое помещение, она быстро огляделась. Все правильно, не зря она сюда так спешила! Одна из криогенных ячеек светилась теплым, янтарным светом. В нише лежал работающий саркофаг. Совсем небольшой - детский?

Здесь тоже было полно дыма. Решив отложить решение на потом, она с большим трудом распечатала второй люк - любят же они тут все запирать! - и вывалилась в широкий главный коридор. Разглядывая разноцветные стрелы указателей, она уверенно и быстро двинулась по направлению к рубке.

Как ни странно, силы с каждым прыжком прибавлялись. Да и в голове постепенно прояснялось. Правда, она по-прежнему не имела ни малейшего представления, кто она такая и как здесь очутилась. Элин, Элин, Хитрый Лис, ну давай же, шевелись! - прозвенело в голове. Значит, Элин. Ну что ж, пусть пока будет Элин. Она - Элин. Не самое плохое имя. Только, похоже, земное. И совсем неподходящее для пантры.

Быстро добравшись до рубки, она, не входя внутрь, застыла у порога, окинув ее привычно осторожным взглядом, хотя сразу поняла, что живых здесь нет. Активированных роботов в наличии также не оказалось. Команда покидала рубку в спешке и судя по оставшимся следам, не совсем добровольно. А на единственном работающем навигационном экране, в опасной близости от корабля заваливалась на бок неровная, смазанная поверхность какой-то планеты.

Интуиция подсказала ей, что времени остается недопустимо мало: еще немного и будет поздно. Корабль неумолимо сходит с орбиты и вот-вот сорвется в неуправляемое падение. Двигатели выли натужно и хрипло, в разноголосицу, казалось, что еще чуть и все машинное отделение пойдет в разнос.

Корабль сильно тряхнуло, она с трудом удержалась на ногах. На лапах! - машинально поправила она себя. Вокруг горело все, что могло гореть и даже то, что не могло. Странно, она совершенно не чувствовала жара пламени, хотя огонь ревел так, как будто кто-то раздувал его невидимыми гигантскими мехами.

Пожар на борту, неожиданно вспомнила она. При пожаре на борту аварийная система первым делом локализует очаг возгорания, перекрывая межсекционные переборки и останавливая подачу кислорода в горящий отсек. Затем, в зависимости от обстановки, в пораженный сектор либо подается инертный газ, либо распахиваются аварийные люки и туда просто впускают забортный вакуум.

Ничего похожего! Никаких закрытых переборок, все распахнуто настежь. Казалось, что в рубку под давлением гонят кислород, так дико ревело пламя. Вообще-то, спецпластик гореть не должен... Она принюхалась и в нос сразу ударил резкий удушливый запах. Воняло зверски, она невольно задержала дыхание и вдруг с изумлением почувствовала, что дыхание для нее не есть предмет первой необходимости.

Ну и дела! Правда, разбираться в своем состоянии времени не было совершенно. Что-то лопалось, со звоном и треском, ломалось и сыпалось, густой, маслянистый дым заполнял все окружающее пространство. Он стал таким плотным, что скоро его можно будет резать ножом. Давай же, Элин, не будь сонной тетерей! Работай, работай живее!

Центральный компьютер еще дышал, но это было слабым утешением. Скорее всего, его специально оставили в минимальной рабочей конфигурации, чтобы успеть смотаться без излишнего риска. Это подтверждало и полное отсутствие реакции аварийных систем на огонь на борту. Короткий осмотр подтвердил, что ее догадка верна: шлемов не было и в помине, а пульт ручного ввода был полностью выведен из строя.

Во вспышке слепой ярости она даже не подумала, что шлемы для землян ей ничем не помогут. Не понимая, зачем она это делает, она схватила панель и сжала ее так, что еще мгновение и она разнесла бы в клочья ни в чем не повинную машину. И случилось чудо! Комп ответил!

Разбираться в причинах было некогда. Она буквально впилась глазами в развернувшуюся в воздухе картинку. Так, аварийные системы заблокированы. Штурманские карты стерты и установить хотя бы примерное местонахождение невозможно. Что за корабль, также непонятно. По виду, он походил на обычный рейсовик, не новый, но вполне пригодный к работе. Главное, что были стерты и все программы управления двигателями! Вот ловкачи. Она мысленно даже присвистнула от удивления.

Как движки до сих пор не взорвались, оставалось загадкой. Видимо, сразу после отключения централи управление подхватили на себя автономные резервные подсистемы самих двигателей. Они делали все, что могли, но надолго их не хватит.

Она отчаянно металась по экранным страницам, надеясь хоть что-нибудь понять, но машина почти не отзывалась. Наконец, не зная как, ей удалось задействовать программу аварийного сканирования. Загорелось трехмерное изображение корабля, раскрашенное в разные цвета, преобладал однако красный - корабль практически весь был охвачен огнем. Ничего жизнеутверждающего. Ни одного живого огонька, борт пуст. Она одна на борту. Только в шлюзе мигал маленький маячок: аварийная капсула? Все, здесь больше делать было нечего.

Пока она добралась обратно до медотсека, начало барахлить искусственное тяготение. Это был очередной, очень скверный признак. До неизбежного конца оставались считанные минуты.

Не останавливаясь, Элин бросила взгляд на пульт саркофага. Убедившись, что системы работают нормально, она переключила его на автономное питание от аккумуляторов. На некоторое время должно хватить. Потом она с силой рванула саркофаг на себя, одним яростным движением вырвав его из гнезда и забросив за спину, потащила к шлюзу, ругаясь почем зря. Времени не оставалось совершенно.

Однако до шлюза она добралась благополучно. Вот где было тихо и пусто, почти как в ангаре. В углу возвышалась одна единственная оставшаяся в наличии аварийная капсула. Судя по тому, что она успела увидеть, наверняка поврежденная. Сверху ярко мигал аварийный маячок.

Разумно. Те, кто напал на корабль, скорее всего парализовали экипаж и запихнув его в капсулы, выбросили в пространство. А сами смотались на собственном корабле. Оставшуюся лишней капсулу они просто обязаны были вывести из строя.

Быстро осмотрев ее, Элин мысленно поздравила себя, хотя и без особой радости. Капсула действительно оказалась пустой, без капли горючего и с поврежденным мозгом-рулевым. Похоже, эти варвары орудовали чем-то тяжелым. С катапультой обошлись проще - один выстрел и с ее останков живописно свисали обрывки оптических кабелей и порванных шлангов.

Что же, надо отдать должное, неведомые враги работали грамотно, практически без щелей. И что же теперь делать, Лис? Опустить лапки? Черт, это еще что такое?

Она ощутила, что корабль начинает медленно вращаться. Видимо, один из двигателей окончательно сдох, а тяга второго все больше отклонялась от оси. Хорошо еще, что обошлось без взрыва. Внезапно ее пронзила сумасшедшая мысль: она поняла, вот он шанс!

Быстро опустив саркофаг у входа в шлюз прямо на пол, Элин рванулась на корму. Быстрей, быстрей! Вот пролетела мимо переборка главного яруса, потом пошли мелькать разноцветные этажи. Скорость перемещения стала неправдоподобной - живые существа так не бегают. Потом, потом... Что-то застучало гулкими, редкими ударами, как огромный барабан - то ли кровь в висках, то ли ее нечеловеческое чудовищное сердце.

Вихрем она ворвалась в машинное отделение и подлетела к затихающему двигателю. Несколько точных движений и ей удалось аварийным ручным приводом - откуда она все это знает, черт побери? - полностью перекрыть подачу топлива, одновременно максимально увеличив подачу к другому, нормально работающему. Скорее, скорее! Она молнией метнулась обратно.

Гладкий матовый желоб, совсем как в детских горках, начинался у самого входа в шлюз. Стиснув свои огромные челюсти, Элин сжала зубами угол саркофага, прыгнула в желоб и стремительно заскользила к открытому люку капсулы.

Влетев внутрь капсулы, она с размаху плюхнулась в кресло, с трудом втиснув рядом с собой саркофаг и свободной лапой стукнула по большой красной кнопке в центре пульта, коротким боковым ударом сметя напрочь предохранительную скобу. Завыл гидравлический привод люка, кресло разложилось, ее прижало к спинке специальными захватами. Ложе было рассчитано на гуманоида и ей в нем было тесно и страшно неудобно.

Вращение корабля, сначала медленное, стало быстро увеличиваться. Также быстро росла и перегрузка. Скоро она стала настолько большой, что Элин мысленно порадовалась, что ее неведомый маленький спутник надежно упакован в саркофаг. Без скафандра человек такую перегрузку не выдержал бы.

Послышался громкий треск. Элин засомневалась, выдержит ли спинка кресла. Однако первыми, на ее счастье, не выдержали захваты. Капсулу отшвырнуло от корабля с такой силой, как будто напоследок, сжалившись над ними, отработала свое безнадежно искореженная катапульта.

ЧАСТЬ 1

Мой дух - мой единственный друг,

Брезгливость - мой враг,

Свобода брать и отдавать жизнь - моя стратегия,

Использование момента - мой главный шанс,

Закон Вселенной - единственное мое сокровище.

Из кодекса воина-ниндзя клана Тогакурэ ( XVII век )

Глава 1

1

Молодой сопровождающий, сидящий на том месте, которое когда-то предназначалось для водителя, осторожно покосился на своего спутника. Тонкие струйки дождя за колпаком скикара, натыкаясь на едва очерченное мягким голубым сиянием силовое поле, окружавшее магистраль, рассыпались волнами искрящейся пыли, которые закручивались в прихотливые узоры. Зрелище было завораживающе красивым и несмотря на то, что регулярно повторялось каждое утро, привлекало внимание большинства летящих по трассе.

Высокий пожилой мужчина, сидевший в свободной позе, привычно выпрямив спину и не касаясь удобной спинки сиденья, совсем не интересовался разыгрывающейся снаружи феерией. Все его спокойное сосредоточенное внимание было целиком отдано экрану мощного компа, удобно висящему в воздухе прямо перед ним.

Несмотря на солидный возраст, чувствовалось, что он в полной мере сохранил былую силу и острый проницательный ум. С первого взгляда его можно было принять за менеджера крупной фирмы. Бывшего военного высокого ранга, получившего высокий пост после ухода в отставку и продолжающего активную и успешную деятельность на новом поприще. Однако жесткая складка около губ и тяжелый взгляд прищуренных пронзительных глаз наводили на мысль, что до отставки еще далеко.

Несмотря на ранний час, солнце довольно высоко поднялось над горизонтом. Небо было безоблачным, если не считать того, что прямо над головой висела разлапистая дождевая туча, похожая на огромную кляксу. Легкий дождик, который шел в городе два раза в сутки, строго по расписанию, должен был закончиться через несколько минут. Он уже смыл осевшую за ночь пыль и влажная свежая зелень на деревьях и кустах, не по весеннему густо осыпанными листьями, блестела так ярко, что казалась не настоящей, а нарисованной талантливым голомастером.

Хотя до максимальной загрузки трафика было еще далеко, на одной из немногих открытых пассажирских трасс столицы было уже тесновато. Все разрешенное пространство огромной невидимой трубы заполнял плотно летящий стремительный рой, который несмотря на кажущуюся хаотичность был строго упорядочен.

Молодой спутник вернулся к своим обязанностям. Несмотря на внешне беспечный вид и профессионально скучающее выражение лица, он находился в постоянном нервном напряжении. Весь его вид выказывал готовность мгновенно принять на себя управление машиной в случае внезапных и маловероятных неполадок с главным маршрутным компьютером или в каких-либо других, столь же неправдоподобных случаях.

Когда они приблизились к центру, магистраль нырнула в глубокий тоннель, освещенный так ярко, что переход прошел практически незаметно. Машины продолжили свой стремительный полет под землей, дальше наземных транспортных артерий не было. Исторический центр города, где по традиции располагалась вся деловая часть столицы, являлся архитектурным заповедником. Строительство любых новых объектов на поверхности было запрещено много лет назад.

Одна из машин, летевшая прямо перед ними, не снижая скорости заложила резкий вираж. Следуя точно за ней, скикар влетел в один из многоэтажных подземных гаражей просторного комплекса правительственных зданий и резко остановился, как будто натолкнулся на невидимую стену. Затем мягко опустился на свободную площадку. Маневр был в точности повторен третьей машиной, летевшей позади.

На мгновение приоткрывшийся вход в просторную ячейку сразу покрылся мерцающей защитной завесой, а стена впереди начала неспешно таять. За ней показался просторный гравилифт. Пожилой мужчина взял в руки небольшую папку с кристаллами, на которой неярко засветилась защитная сетка и вместе с сопровождающим прошел внутрь. Из машин сопровождения никто не вышел.

2

Когда Адмирал закончил традиционно короткий, до предела насыщенный доклад, на мгновение наступила напряженная тишина. Однако длилась она недолго. Первой, как всегда, не выдержала Советник по экономике.

- Адмирал, по сложившейся традиции мы пересматриваем финансирование работ по Проекту раз в квартал, - эмоционально начала она. - Все мы давно уже смирились, что такая постоянно развивающаяся громадина, какой является Проект, требует и постоянно растущих затрат. Но предлагаемый прирост просто чудовищный. Вы не могли бы чуть подробнее коснуться некоторых, не совсем ясных лично для меня пунктов и расшифровать, откуда и по какой причине взялось такое ускорение?

Адмирал ответил сдержанно и спокойно:

- Вообще-то я планировал остановиться на финансовой стороне дела немного позже. Но если коротко, могу ответить прямо сейчас.

Он сделал несколько шагов вдоль огромного многостраничного экрана, висящего вдоль глухой стены зала заседаний. Вообще, на встречах такого ранга разгуливать не полагалось, но всем прекрасно была известна его привычка размышлять на ходу и никто давно уже не возражал. На сегодняшней встрече присутствовало четверо живых собеседников, включая Председателя. Остальные были представлены голодвойниками и Адмирал привычно двигался так, чтобы не задевать их изображения.

- Смотрите, статьи бюджета, привлекшие ваше внимание - это в первую очередь средства не на научные разработки Проекта, а на обеспечение безопасности его дальнейшего развития. В приложении я представляю список проблем, которые нам пока удавалось благополучно разрешить, плюс данные прогноза нейросети на следующие пять лет. Это немного, но большего мы получить пока не в состоянии. Как известно, наши нейронные сети лучшие из того, что в настоящее время есть у Федерации. Однако увеличить глубину и точность прогноза пока не представляется возможным.

Он показал на график.

- Посмотрите на рост проблемного куста. По сути, это взрыв. Правда, пока контролируемый. Запрашиваемые средства просто позволят нам ближайшие несколько лет уверенно смотреть в будущее.

- А потом?

Это был голос Координатора открытых научных разработок Федерации, формально не входящих в Проект и по традиции всегда немного ревниво относившегося к могущественному сопернику.

- Мы работаем над этим. Думаю, что максимум через год я смогу представить вам достаточно подробное обоснование дальнейшей стратегии развития Проекта.

- А если нет?

Адмирал улыбнулся.

- Тогда взамен я представлю вам прошение об отставке. А моему преемнику, боюсь, в недалеком будущем придется ставить перед вами очень нелегкий вопрос - о полном закрытии работ.

- Это что, новая манера шутить? - кисло поинтересовался Советник по обороне. - Вы прекрасно понимаете, Адмирал, что это невозможно! Более шестидесяти процентов разработок нового вооружения, не говоря уже о стратегическом планировании, базируется на данных, получаемых из Проекта. Не хочу повторять банальности, но это костяк нашей обороны! На нем держится безопасность всей Федерации.

- Можете также упомянуть астроэкологию, что на мой штатский взгляд сегодня намного важнее обороны. А также медицину, транспорт, энергетику, связь и еще кучу других, очень важных областей, - спокойно подъитожил Председатель. - Давайте поменьше эмоций.

- Конечно, я немного утрирую, - Адмирал чуть развел руками, - но проблема существует и прятать голову в песок бессмысленно. Это решение не сегодняшнего дня, однако начинать готовиться к нему нужно уже сейчас. И боюсь, прирост требуемых финансовых вливаний на ближайшее время сохранится постоянным. Пока же я прошу вас утвердить план-график на текущие три месяца. А на все вопросы по конкретным пунктам готов ответить настолько подробно, насколько это необходимо...

Когда совещание закончилось и живые члены Совета начали степенно расходиться, а отсутствующие, попрощавшись, исчезли из кабинета, Председатель сделал знак Адмиралу задержаться и махнул рукой секретарю. Тот выключил мониторы сети, вырастил в углу у мраморного камина два удобных кресла, низенький столик и поклонившись, вышел, бесшумно закрыв за собой старинные резные двери из потемневшего от времени, но все еще крепкого дерева.

Предложив садиться, Председатель подошел к стене и открыл шкафчик линии доставки, замаскированный под стенную панель. Достав два стакана и бутылку с тонизирующим напитком, он поставил все это на столик и сел сам. Затем спросил тихим, но твердым голосом:

- Вы просили о личной встрече, чтобы поговорить именно об этом?

- Не только.

- Хорошо. Давайте по порядку. Все действительно так скверно или вы чуть сгустили краски, чтобы расшевелить болото?

- Если и сгустил, то не намного. Пока, разумеется, непосредственной опасности нет. Но глубокий прогноз дает такой большой рост... Уже в обозримом будущем мы должны перейти так называемую "точку возврата", невидимый рубеж, за которым не сможем остановиться и свернуть работы. Это то, что на профессиональном языке называется воронкой. Образно говоря, наши возможности для маневра резко сужаются, а скорость движения вперед возрастает. Сейчас мы стоим на пороге, когда теоретически еще возможно затормозить. Я лишь не стал заострять внимание на некоторых деталях, которые, на мой взгляд, не нуждаются в столь широкой огласке.

- Хорошо. Ваш доклад безусловно станет предметом самого серьезного анализа. Но ведь вы убеждены, что одними научными проблемами вопрос не исчерпывается? Не так ли?

На этот раз Председатель улыбнулся первым. Адмирал ответил коротким утвердительным кивком.

- Да. Я уверен, что самая жесткая оппозиция будущим решениям будет лежать не в научной плоскости.

- Что же, вы как всегда правы. Хотя я надеюсь, что в конце концов здравый смысл победит и мы сможем выработать совместное решение. Однако я, как политик, всегда обязан учитывать влияние самых разных факторов, на первый взгляд и не имеющих прямого отношения к проблеме.

Адмирал хотел молча кивнуть, но подумав, счел нужным вежливо поинтересоваться:

- Азиатский клан, так? Я не ошибся?

- Да. Вы отлично знаете, что я оцениваю людей не по кланам, а по профессиональным качествам. Однако по чисто историческим причинам представители новой волны в высшем руководстве пока находятся в меньшинстве и это их, мягко говоря, раздражает.

Адмирал пожал плечами.

- К сожалению, подобные обвинения всегда будут находить почву. Не знаю, что тут можно поделать. Ни один обиженный никогда не скажет - я дурак. Он скажет - меня отвергли по этническим причинам.

- Да уж. Вероятно, это единственный пункт, по которому вам легче, чем мне.

- Вы правы. Всей Федерации известно, что в Проекте может оказаться все, что угодно. За одним единственным исключением. Дураков туда не берут.

Оба коротко рассмеялись. Затем Председатель с легким вздохом продолжил:

- К сожалению для меня, Адмирал, я имею честь руководить не Проектом, а всей Федерацией. И обязан учитывать вероятность скорых и неприятных политических осложнений.

Он отпил еще немного и продолжил, развивая мысль.

- Конечно, даже такому экстремисту, как Мангхейму, если ему удастся заполучить нужные рычаги, вряд ли удастся кардинально изменить курс. Он далеко не дурак, да и инерция начатого дела слишком велика. Но всегда нужно рассчитывать на худшее. Тотальная секретность может сослужить нам дурную службу. Пока до его неопытной команды дойдет вся важность проблемы, дров они наломают немало. Вы, конечно, учли и этот аспект проблемы?

- Разумеется. Я прекрасно осведомлен, что на вас оказывается сильное и постоянно растущее давление. Это и есть чистая политика, если ее можно так назвать. Кстати, думаю, я здорово мешаю нашим политиканам своей неуступчивостью и как любят выражаться некоторые, армейским твердолобием.

- Увы, Адмирал. Очень много известных и уважаемых людей принимают вашу невинную игру за чистую монету. И частенько жалуются мне, как трудно с вами работать. Ведь вы совершенно не понимаете намеков.

Оба опять негромко рассмеялись.

- В общем, масса людей и достаточно могущественных, были бы только рады увидеть на этом посту другого человека. Боюсь, как бы эта масса вскоре не стала для вас критической, Председатель. Я ведь не зря упомянул об отставке. Если говорить честно, я устал. Это продолжается слишком долго, мне давно пора на отдых.

Председатель отрицательно махнул рукой.

- Перестаньте, Адмирал. Мы к этому не готовы. Пока не готовы. Тем более в свете возникшей дилеммы. Выбросите подобные мысли из головы. Я не смог бы так спокойно... - он едва заметно улыбнулся, - скажем так, относительно спокойно... руководить Федерацией почти два пятилетних срока, если бы этот ключевой пост занимал кто-то другой. Вы нужны Федерации, нужны нашей партии и лично мне. Пока Адмирал, объективно, вы незаменимы.

- Спасибо. Но проблемы это не снимает.

- Давайте оставаться в рамках своей компетенции. Это моя проблема. Когда мне понадобится ваша отставка, я сообщу вам об этом первому. Договорились?

Адмирал коротко и жестко усмехнулся.

- Но, к сожалению, у оппозиции существует не выдуманный, а действительный повод для беспокойства. Меня всерьез беспокоит сложившийся механизм принятия решений. Мне кажется, что уже сейчас он не вполне адекватен сложившейся обстановке. А завтра, боюсь, станет совсем неэффективным. Вы разрешите? Я буду сейчас говорить довольно неприятные вещи.

- Наше долгое знакомство дает вам на это полное право.

- Спасибо. Объективно, Проект давно уже стал настолько важен для Федерации, что один человек, какой бы выдающейся личностью он не был, даже находясь на посту Председателя Совета, не в праве и не должен единолично решать его судьбу. Не обижайтесь. Подобное по плечу только коллективному разуму. Но нынешний Совет - совсем не та организация. Возможно, мое мнение субъективно и совсем не исключено, что оно ошибочно, однако в настоящее время я полностью убежден в том, что прав. И до тех пор, пока меня не переубедят, а подобной организационной структуры не существует, основную ответственность несу я. И я обязан делать все возможное, чтобы Проект устоял.

- Не понимаю, в чем здесь проблема. Ведь мы пока не закрываем его?

- Вот именно. Пока. Но ведь справедливо и обратное. Интеллектуальные ресурсы и мощь системы, которой я руковожу, подчеркиваю, руковожу практически единолично, настолько велики, что квазиразум Проекта уже готов сам отреагировать на любую угрозу без моего непосредственного вмешательства: стремительно и беспощадно. И вместо гипотетического противника, о чем в свое время так беспокоились наши предки, растет опасность столкнуться с вполне реальным монстром, которого мы вырастили сами.

Председатель слушал не прерывая, поигрывая бокалом.

- Пока мне удается контролировать ситуацию. Однако бесконечно подобное равновесие продолжаться не может. И я не уверен на сто процентов, что смогу остановить обратную волну, когда придет время. Даже если и захочу. Два центра власти в Федерации - плохая основа для равновесия. Вот в чем, на мой взгляд, основная проблема для того, кто рано или поздно займет этот пост. И я вполне могу понять и принять, что тем, кто обладает необходимой информацией, такое положение дел кажется абсолютно ненормальным.

- В том числе и вам самому?

- Мне в особенности. Поэтому я вам все это сейчас и говорю. Может быть, кому-то другому такое положение дел показалось бы просто подарком судьбы. А ведь совсем не исключено, что этот другой окажется в моем кабинете. И если действительно встанет вопрос о прекращении работ, то забота об интересах Федерации может оказаться для него далеко не на первом месте...

Председатель поднял стакан и сделал несколько глотков.

- Вы не можете хотя бы конспективно набросать сценарий подобного развития событий?

- Если бы я это мог, то стал бы вторым после господа бога. Для этого нужны совсем другие нейросети...

Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Казалось, что разговор продолжается. Затем Председатель утвердительно кивнул, словно ответив на невысказанный вслух вопрос и резко сменил тему:

- Вы сейчас возвращаетесь к себе?

- Заеду ненадолго к старому знакомому, хочу навестить его семью. Потом к себе.

- Если я правильно понял, эти данные нуждаются в некотором уточнении. Когда я смогу получить полный вариант?

- Завтра, ближе к вечеру. Понадобится сделать довольно большую выборку, а мы вчера как раз начали считать новые задачи.

- Хорошо. Я вас не тороплю.

3

Время приближалось к десяти, когда Адмирал вновь оказался в скикаре на большой трассе. Солнце теперь светило так ярко, что у всего транспорта, плотным потоком идущего по многорядной магистрали, автоматы до предела затемнили колпаки. Его машина также не была исключением. Адмирал включил информатор у своего кресла и вызвав на терминал очередную сводку, суеверно скрестил пальцы. К счастью, сегодня в его огромном хозяйстве не случилось ничего такого, что требовало его немедленного и личного присутствия. Он мог, как и планировал, позволить себе потратить немного времени на личные дела.

У развилки основной поток ушел вперед, по главной магистрали, лишь несколько машин, включая и его скикар, перешли на боковую полосу и нырнули в очередной, на этот раз не слишком длинный туннель. Когда они опять очутились на поверхности, город официально закончился. Здесь уже начинались предместья.

После непродолжительного полета компьютер обиженно запищал и скикар, плавно снизившись на полосу безопасности, остановился у небольшой двухэтажной виллы, находящейся в зеленом поясе столицы. Молодой сопровождающий покосился на пульт, но смолчал. Он знал, что Адмирал не любит машинных разговоров и на время предстоящего полета благоразумно заблокировал речь у электронного мозга.

Дом был не новый и заметно отличался от стоящих рядом более изящных и современных соседей. Чуть поодаль, метрах в десяти бесшумно опустились и неподвижно замерли машины сопровождения. Адмирал постарался ненароком не улыбнуться, чтобы невольно не обидеть своего спутника. Все эти нарочитые символы его высокого положения давно уже носили почти ритуальный характер. Обеспечением его реальной безопасности занимались совсем другие службы, напрямую связанные с Проектом.

Адмирал взял лежащий рядом на сиденье комм, немного помедлил, потом глубоко вздохнул и назвал имя. Приятный и звонкий женский голос, который тут же ответил ему, был ему хорошо знаком. Даже слишком хорошо.

- Я жду вас. Проходите, Адмирал.

Адмирал вышел, постоял, оглядываясь, затем не спеша прошел к входу по обсаженной зеленью извилистой дорожке, сложенной из старых, потрескавшихся каменных плит. Он слегка улыбнулся, поняв, что волнуется, как мальчишка. Нарушился даже ритм дыхания. Черт, это тебе не доклад на Совете!

Он был совсем близко от двери, когда она начала медленно таять.

На пороге стояла высокая, стройная и очень привлекательная женщина. Пролетевшие со дня их первой встречи годы обошлись с ней милостливо, совсем не тронув ее завораживающую, редкую красоту. Она подняла руку, заслоняясь от солнца и улыбнулась ему.

4

- Да, мама? - Элин наклонилась и пошарив, нащупала браслет комма, лежащий на полу в куче бумаг.

- Спустись пожалуйста вниз, дочка, - прозвучал из комма веселый голос матери. - У нас сегодня гость.

Элин мягко скатилась с низкого дивана, не глядя сунула ноги в сандалии, сбросила шлем, на ходу приказав нейросети отключиться и выскочила в коридор, на бегу натягивая спортивную майку с короткими рукавами. Одним прыжком со сложным переворотом слетев с высокой лестницы и бесшумно приземлившись в холле, она, вспомнив наказы Учителя, привела в порядок дыхание и только потом двинулась дальше. Трюк с лестницей был освоен и отработан давно, еще с детских лет. Элин проделывала его даже в полной темноте; сейчас, при свете дня, это казалось детской забавой. Лифтом она не пользовалась принципиально.

Огромный мохнатый пес, лежащий в полудреме у двери на сквознячке чуть поднял голову и призывно шевельнул хвостом. Элин на ходу опустила руку, ласково потрепала пушистый загривок и чинно вошла в гостиную. Пес был ее одногодком. Теперь собаки жили намного дольше, он был сейчас в самом расцвете сил. Пес шумно вздохнул, показав на мгновение широко раскрытую пасть со страшными клыками, потом опустил голову на лапы и опять закрыл глаза.

За столом, накрытым для легкого завтрака, рядом с матерью сидел незнакомый пожилой мужчина с приятным и слегка знакомым лицом, на котором выделялись серые пронзительные глаза. Высокого роста, несмотря на возраст, он был худощав и подтянут. Волосы его были не по моде коротко подстрижены. Похож на бывшего военного. Черт, где же я его видела... В папиных голозаписях? - подумала Элин, искоса поглядывая на незнакомца. Хотя мужчина был в неброском простом костюме, что-то в нем такое проскальзывало, какой-то едва заметный намек на роскошный, шитый золотом мундир.

Гость тоже, совсем не скрывая этого, с интересом разглядывал Элин. Она вежливо поздоровалась, чмокнула мать в щеку, налила себе кофе и села за стол.

- Это Хар Темминг, старый друг твоего отца, - сказала мать, слегка улыбаясь. - Давным-давно нас свела судьба, на том самом лайнере, где твой отец лежал раненый в госпитале... А еще раньше они участвовали в том дурацком штурме, о котором отец тебе пытался рассказывать, когда ты была еще совсем маленькая. Наш гость был по делам в столице и смог ненадолго заглянуть к нам.

- Умозрительно я представлял, сколько прошло времени. Но совсем не ожидал, что у Дэвида уже совсем взрослая дочь, - вежливо сказал мужчина. - И такая красивая!

- От отца я унаследовала острый ум, - брякнула Элин, протягивая руку за бутербродами.

- Но красоту - несомненно, от матери, - продолжил гость после едва заметной паузы. Губы его чуть дрогнули. Улыбка получилась несколько странной. Казалось, что он не так часто улыбается и мышцы лица плохо помнят, как это надо делать. Он внимательно, в упор, не отводя взгляда, продолжал разглядывать Элин, которая демонстративно уткнулась в чашку.

Какое прекрасное лицо, подумал Адмирал. Вылитая Эви и все-таки совсем другая. Копна непослушных огненных волос и огромные, небесной синевы прозрачные глаза. Что бы она не говорила, волосы и глаза несомненно Дэвида. Его все так и звали, разумеется за глаза: рыжий дьявол. Адмирал вспомнил, как они темнели у молодого гиганта, когда тот приходил в бешенство, но был вынужден держать себя в руках.

Мать укоризненно посмотрела на Элин и придвинула к ней тарелочку с печеньем. Гость отпил глоток и продолжил:

- Не сочтите за бестактность, но я помню, как Дэвид однажды признался мне, что мечтает о мальчишке. У вас в детстве не возникало непонимания с отцом?

Элин тихонько фыркнула в свою чашку, но промолчала. Мать, слегка улыбнувшись ей, мягко ответила вместо дочери:

- Муж быстро понял, что в девочке есть своя прелесть. Но если вы спросите мнение самой Элин, то мы разумеется виноваты, что она не парень.

- Ма! - возмущенно воскликнула Элин.

- Не спорь дочка, я же знаю. Видите ли, - продолжила она, обращаясь к гостю и выразительно глядя на него, - в шесть лет, еще когда Дэвид был жив, раз и навсегда было решено, что девочка станет космодесантником. С тех пор спокойная жизнь в этом доме закончилась.

- А кем это было решено? - осторожно поинтересовался тот.

- Самою Элин.

Гость понимающе кивнул.

- Ну, теперь, я полагаю, планы немного изменились? У вас просто замечательный кофе.

- Я налью вам еще, - сказала мать, берясь за кофейник.

Он сделал глоток густого, ароматного напитка, одобрительно кивнул и опять обратился к Элин:

- Я знаю, что в этом году вы заканчиваете колледж. Это определенный рубеж в жизни. Довольно важный, предстоит сделать первый серьезный выбор. Вы уже решили, чем будете заниматься?

- Тем, чем вы слышали, - буркнула Элин.

- Элин, - укоризненно протянула мать.

- Прости мама, но это мое дело! - она потихоньку стала заводиться, этот отставной хмырь начал действовать ей на нервы.

- Если вам действительно интересно, то летом я буду сдавать экзамены в Первое Образцовое, - неохотно продолжила она, тоже глядя на гостя в упор. - После окончания постараюсь получить назначение на базу в пространстве и набрать побольше практического опыта. Если все пойдет, как надо, то лет через пять буду пытаться поступить в Академию. Дальше я пока не планировала.

- Простите? - гость картинно поднял бровь. У него это получилось очень впечатляюще. Вид у него был довольный - казалось, разговор его сильно забавляет. - Но, насколько мне известно, Первое Образцовое десантное училище пока еще мужское?

Элин яростно сверкнула мгновенно потемневшими глазами.

- Пусть они этим подавятся! Молчи, мама! Я собрала целую коллекцию ответов от всех департаментов: средне специальных и высшего специального, как гражданских, так и военных. Нигде нет прямого запрета на прием женщин. Нет такого закона!

Она ненадолго замолчала и продолжила уже чуть спокойнее:

- Я попробовала сдавать, ну для пробы, некоторые приемные дисциплины по отдельности. В разных университетах, где смогла найти похожие предметы. И набрала максимально возможный суммарный балл. Пусть эти павлины в погонах только попробуют мне отказать!

На некоторое время в столовой воцарилось напряженное молчание. Элин яростно жевала несчастное печенье.

- Однако женщинам в Федеральных вооруженных силах разрешено служить только в военное время, - гость оставался по-прежнему спокойным, речь его была размеренной и доброжелательной. - И последние сто лет такой необходимости к счастью не возникало. Времена пограничных конфликтов в космосе давно миновали. Как вы думаете обойти это препятствие? Такой закон есть, он принят правительством Федерации довольно давно и, насколько мне известно, с тех пор не изменялся.

- Многие женщины имеют военные специальности и работают в армии по временным контрактам, причем с присвоением звания. Тут полно всяких лазеек, - отчеканила Элин. - Я советовалась с очень компетентными юристами. Закона, запрещающего мне сдавать экзамены, нет!

Она резко выдохнула и замолчала.

Гость с видимым удовольствием отпил из чашки и посмотрел на мать девушки. Та едва заметно развела руками, но губы ее дрогнули в непроизвольной улыбке. Тогда он осторожно, но настойчиво продолжил:

- Извините за резкость, но вы уже взрослый человек, а я привык говорить прямо. Это не серьезно. Предположим, вас допустят к сдаче экзаменов, хотя я в этом сильно сомневаюсь. Но какой в этом смысл? Космодесант - это элита армии. На одно место претендуют многие сотни желающих, идет суровый, жесточайший, я бы даже сказал - беспощадный отбор. Дальше больше - сам процесс обучения. Его выдерживают очень и очень немногие. Вам не пробиться через конкурсное сито, не говоря уже о дальнейшем.

Он с интересом ждал очередного яростного взрыва возмущения, но к его немалому удивлению, девушка совершенно успокоилась. Она некоторое время внимательно разглядывала его своими глазищами в упор, как диковинного зверя, а потом нараспев ответила:

- А я бы не была в этом так уверена...

Черт, ругнул Адмирал самого себя. Ты что, забыл, с кем говоришь? Все далеко не так просто... Вот она, генетическая матрица Олвина... Гениальная матрица! Интересно, догадывается ли Эвелин о том адском коктейле, что бушует в жилах ее дочери?

Адмирал поставил чашку на стол и бросил взгляд на старинные часы.

- Я понимаю, что это не вежливо, но к сожалению, Эвелин, мне уже пора, - сказал он. Затем гость повернулся к Элин и закончил: - Было очень приятно с вами познакомиться. Что же, вы меня почти убедили. Разрешите на прощанье искренне пожелать вам удачи в этом нелегком предприятии. Ни пуха, ни пера, как говорили древние.

Он вежливо кивнул Элин, постаравшись убрать иронию из глаз. Если бы он только что не был свидетелем яростного всплеска эмоций... Никаких следов недавнего эмоционального взрыва. Поразительно. Сейчас перед ним сидела умная, красивая и несомненно прекрасно воспитанная молодая девушка, приветливо глядящая на него широко открытыми ясными глазами. И можно было поклясться, что она не испытывает ни малейшего интереса к такой узкой и специфической области деятельности, как космодесант.

К черту! - произнесла про себя Элин, а вслух вежливо ответила:

- Спасибо, - и располагающе улыбнувшись, добавила: - Обязательно приезжайте еще, мы с мамой всегда будем рады видеть вас.

- Не обещаю, но постараюсь. Спасибо за приглашение.

Не исключено, что мы встретимся совсем скоро. И не один раз, подумал про себя гость, откланиваясь. Черт возьми, совсем не исключено.

Эвелин вышла его проводить.

- Извините, Хар, это я виновата. Но когда касаешься этой темы, девочка совершенно теряет над собой контроль. Надеюсь, что эпопея с экзаменами закончится ничем и Элин постепенно успокоится.

Она грустно вздохнула. Адмирал улыбнулся:

- Эви, а вашу дочь интересует в жизни что-нибудь еще, кроме космодесанта?

- Вы, конечно, шутите, Хар.

Она подняла подбородок и в упор взглянула на него своими дивными глазами. Потом, слегка смутившись, отвела взгляд.

- Скажите, - осторожно начал Адмирал. - А что сказали после комплексного теста, ну того, который проходят перед выпуском из колледжа?

И который она, конечно, не проходила, подумал он. Интересно, Эви знает или догадывается? Эвелин подняла на него глаза. Знает, решил Адмирал. Однако ответила она совсем другое.

- Она очень разносторонний ребенок и это ей, видимо, мешает. С детства прекрасно рисует, долго занималась танцами. Призер последней юношеской Олимпиады по компьютерной обработке данных. Потом, у них колледж с медицинским уклоном. Врач-наставник говорила мне, что у Элин прекрасные задатки и из нее может выйти отличный детский врач.

Они медленно прошли по дорожке. Подул ветерок, вкусно запахло свежей зеленью.

- Вы не поверите, но ее за уши не оттащишь от детей, она с таким удовольствием с ними возится. И они ее тоже очень любят. Я так хотела, чтобы она стала врачом! Если бы у нее было хоть чуточку больше благоразумия...

- Ну, я прекрасно помню, что в ее возрасте мы тоже были не слишком благоразумны...

Он замолчал, испытующе глядя на нее. Эвелин тоже посмотрела на него и слегка дрогнувшим голосом сказала:

- Вы ведь до сих пор ничего не забыли, Хар? Прошло столько лет...

- Нет. Я прилетел сразу, как только мне позволили и привез горячие пожелания от всех остальных. Думаю, что ребята откликнутся, как только вы их позовете.

- Спасибо. Я тоже очень хочу всех увидеть. Хочу сказать... хотя теперь это совсем не важно... Возможно... Нет, не так. Я была тогда не совсем права. Вернее, совсем не права.

Она махнула рукой.

- Да ладно, чего уж там. Я просто была молодой и круглой дурой. Если можете, простите меня.

Адмирал сделал протестующий жест.

- Прекратите, Эви. Мне нечего вам прощать. И вы опять не правы. То, что вы говорите сейчас, для меня очень важно.

Они посмотрели друг другу в глаза и немного помолчали. Затем гость вздохнул и осторожно продолжил, возвращаясь к прежнему разговору:

- Мне кажется, ваша дочь просто не учитывает некоторых очевидных вещей. Вы же знаете, я знаком с этим не понаслышке. В училище, кроме всего прочего, огромные физические нагрузки и...

- Увы, Хар, это вы недооцениваете этого чертенка. Я думаю, что моя дочь просто помешалась! Это-то ее как раз совсем не пугает! Наоборот. Она тратит на тренировки все свободное время. Элин кандидат в мастера по комплексному вождению, бегу, стрельбе и плаванию. Кроме того...

Она горестно вздохнула и продолжила:

- На последних городских соревнованиях по боевым искусствам, это было как раз перед Новым Годом... Ее наставник запретил ей участвовать, но она ослушалась его. Ее противником в одном из последних боев к несчастью оказался курсант из училища. Он позволил себе какую-то совершенно невинную шутку...

- И что же? - с интересом спросил гость.

- Парня увезли с сильным ушибом голени, переломом двух ребер и подозрением на сотрясение мозга. Был жуткий скандал, у нее чуть не отобрали сертификат. Кончилось тем, что Элин дисквалифицировали на год и запретили продолжать участвовать в соревнованиях.

- Даже так?

- Да. Я думаю, что несчастный парень просто не ожидал ничего подобного и от неожиданности...

- Вы случайно не помните... фамилию этого курсанта? - осторожно поинтересовался гость.

- Конечно, помню. Курсант Даркин, первокурсник. Мы ездили навещать его в медцентр, - она сурово сдвинула брови. - Я заставила Элин поехать с собой! Очень хороший, милый мальчик, мне было так неловко перед его родителями...

- Ваша дочь посещает какую-то школу? Не знаете, какой у нее квалификационный уровень?

- Да, то есть нет. Там, где она занимается, никаких поясов не дают. По-моему, это называется нин-дзюцу, черт его знает, что это такое! Простите, Хар... Я всегда была далека от всего этого. Насколько я понимаю, это какое-то древнее многоборье, да?

- Вы правы, это действительно что-то в этом роде... - гость заинтересовано посмотрел на нее. - И давно она увлекается... этим многоборьем?

- Давно. Незадолго до смерти Дэвид отвел ее к своему наставнику и тот согласился взять девочку. Я была против, но их было двое против одного. Скоро двенадцать лет, как она постоянно летает к нему. После этого случая он страшно разгневался и сильно наказал ее. Только я не знаю, как именно. До меня ведь доходит только то, что дочь сама соизволит мне рассказать. Но уверена, что попало ей изрядно.

Она вздохнула.

- Я не хочу зря жаловаться, Хар. Элин прекрасная девочка, ласковая и заботливая. Но что касается упрямства... Тут она вся в отца!

- Вы в этом уверены? - невинно спросил Адмирал с легкой улыбкой.

Эвелин не выдержала и рассмеялась.

- Да ну вас.

Они прошли еще немного.

- Вы знаете, когда Дэвид уже твердо знал, что ему осталось совсем немного, он мне однажды сказал: Знаешь, Эви, Элин - отличная девочка, но наверное, с мальчишкой тебе было бы намного проще.

- Боюсь, э... Дэвид в некоторой степени был прав, - Адмирал наклонил голову и решительно попрощался: - К сожалению, Эви... Вы разрешите мне называть вас так?

Она утвердительно кивнула.

- Мне очень не хочется уходить, но действительно пора. Желаю всего самого доброго. Было очень приятно познакомиться с Элин и вновь увидеть вас.

- Мне тоже... приятно было увидеть вас снова, Хар.

- Это правда? - он испытующе посмотрел на нее.

- Да. Вы можете приезжать, когда захотите. Я всегда буду рада видеть вас.

5

Еще через полчаса Адмирал уже был вблизи одного из столичных аэропортов. Его здесь уже ждали. Сопровождающий, внимательно оглядев экран охранной системы, провел его на отдельную площадку и распахнув дверцу скоростного гравилета, сам сел впереди. Получив разрешение диспетчера, автопилот плавно поднял машину и та сразу стала резко набирать скорость и высоту.

Адмирал включил защитное поле, наглухо отделившее его от пилота и охранника в одном лице, достал кристаллы и не теряя времени, начал просматривать текущие материалы. Внезапно он улыбнулся, вспомнив Элин. Да, старый друг его молодости сейчас наверное иронически ухмыляется там, наверху, в космической черноте...

После получаса полета гравилет завис неподвижно, а затем упал в посадочную воронку на крыше огромного знания, одного из целого комплекса строений, занимающего значительную часть искусственного острова, расположенного недалеко от континента. Створки диафрагмы массивного люка тут же захлопнулись. Через некоторое время, после прохождения обряда обязательного контрольного сканирования - система ни для кого не делала исключений, прошел разрешающий сигнал и площадка вместе с машиной плавно опустилась на нижний, защищенный уровень. Только тогда бесшумно открылся боковой проход. Адмирал забрал свою папку с материалами, прошел к лифту и войдя в свой кабинет, кивком ответил на приветствие помощника, бросив ему на ходу:

- Я планирую пробыть у себя до вечера, можете разблокировать доступ. Свежие сводки пришли?

Тот утвердительно кивнул и сразу принялся оживлять терминалы сети в кабинете.

Сев на привычное место, Адмирал внимательно просмотрел и прослушал последние сводки, затем, заранее вздохнув, взялся за изучение материалов от внутренней службы безопасности. Опять то же самое! Он с силой потер ладонью лоб и нахмурился. Придется отстранять от работы всю группу. В прошлый раз возникла настоятельная необходимость слетать и посмотреть самому, чтобы убедиться лично. Он не хотел принимать решение вслепую. К сожалению, увиденное убедило его в том, что аналитики, как всегда, правы. И вот опять...

Проблема возникала с пугающей регулярностью раз в два-три года и другого решения у нее, к сожалению, не было. Очередной гений предлагал провести какой-нибудь сумасшедший эксперимент и начинал бомбардировать заявками руководство. На этот раз речь шла о работе с Фагами на живом объекте. Никакие доводы, основанные на тщательном компьютерном анализе, о крайней опасности подобных экспериментов, до автора идеи не доходили. Очень трудно управлять коллективом, состоящим из одних звезд.

Он вздохнул.

К сожалению, по самой сути Проекта, ему нужны были самые светлые головы и команда прогнозистов старательно отыскивала именно таких. Он сделал пометку на экране против трех фамилий из списка. Вот и опять появятся вакансии... Адмирал встал и по старой привычке начал не спеша расхаживать по кабинету. Ему всегда лучше думалось на ходу.

Скверно не это, а совсем другое. Частота подобных случаев постоянно растет. Он прав, дальше откладывать нельзя. Да и прогнозы сети становятся все тревожнее. Простых вычеркиваний очень скоро окажется недостаточно, далеко недостаточно. Нужна спецгруппа для мгновенного реагирования, так что пора начинать пробивать решение. Даже если его поддержат, что далеко не факт, до ее создания пройдет немало времени.

Будешь бороться с прогрессом с помощью коммандос? Удачи тебе парень, в очередном безнадежном предприятии, произнес внутри ехидный голос.

Адмирал упрямо потряс головой. Конечно, даже в случае успеха, в самом лучшем случае они получат только несколько лет передышки, не более. Помочь радикально лобовое решение все равно не сможет. Но он не собирался дарить виртуальному противнику даже одного дня.

С каждым днем в нем росло и укреплялось мрачное предчувствие, что рано или поздно Проект завершится грандиозной катастрофой. Он гнал от себя подобные мысли, но они возвращались с тревожным постоянством. Этот гигант разросся настолько, что стал почти не управляемым. Однако складывать в бессилии руки Адмирал не собирался. Пока он на этом посту, его долг делать все возможное и даже невозможное. Но одновременно надо готовиться к коренной реорганизации работ. Кто воплотит ее в жизнь, он сам, или его преемник, не так уж и важно.

А пока необходимо заняться группой. Если она даст возможность выиграть хоть пару лет, то и тогда дело того стоит.

Адмирал сел и вызвал на терминал набросок сметы расходов на строительство еще одного комплекса: автономного центра, с полигонами, оборудованием, на содержание персонала и вздохнул. Понадобятся огромные ресурсы и чтобы их обосновать, одной интуиции маловато. Опять начнутся дежурные упреки в расточительстве и плохом управлении.

Он отвернулся от экрана. Давным-давно, когда Проект еще только зарождался, он представлял собой маленький научный центр с руководителем-администратором и несколькими научными заместителями, по каждому из направлений, с достаточно скромным бюджетом. Практически все тогда работали на чистом энтузиазме. Как легко и приятно, должно быть, было руководить этим центром. Проверка сумасшедшей модели, выдвинутой с помощью только что появившейся большой нейросети, казалось не займет много времени. Все молчаливо полагали, что центр просуществует десяток лет и тихо распадется, как множество других направлений, которые рождались в то непростое, полное потрясений время.

Однако гадкий утенок и не думал умирать. Правда, в прекрасного лебедя он так и не превратился. За годы извилистого развития Проект вымахал так, что теперь скорее походил на страшного, ненасытного монстра. Он сменил массу названий, все с одинаковым смыслом: Щит, Заслон, Плотина, Преграда, Зеркало. И так далее и тому подобное, пока, наконец, не стал просто Проектом. С большой буквы.

За сто двадцать с лишним лет развития эта махина имела теперь в своем составе все, что имеет среднего экономического веса планета. От огромного количества научных центров, до собственного производства спецвооружений и развитой системы внутренней и внешней безопасности.

Руководитель Проекта по своему положению давно уже номинально обладал такой громадной властью, что хотя формально находился в прямом подчинении у Председателя Совета, о реальном распределении сил начинали задумываться многие. Даже слишком многие, подумал Адмирал. Особенно те, у кого неуемная жажда власти мирно соседствовала с довольно убогим интеллектуальным потенциалом и кто спал и видел, как прибрать такую власть к рукам.

За этот пост шла постоянная жестокая грызня. Он никогда не был суеверным, но был тринадцатым по счету руководителем Проекта и если бы смог продержаться еще пару лет, то мог претендовать на установление рекорда по продолжительности пребывания на посту. Больше десяти лет на этом месте пока находились только двое из всех его предшественников. И оба не дожили до отставки.

Наконец, после трех с половиной часов напряженной работы, Адмирал решил дать себе маленькую передышку. Вызвав на связь помощника, он попросил:

- Разыщите Харанского, это не срочно. А когда закончу разговор, сразу пригласите моего заместителя. Пусть захватит все материалы по направлению "Дубль".

Автомат соединил их почти сразу, Петер оказался у себя в кабинете, в училище.

- Привет, Старик. Ты сейчас не слишком занят? Сможешь уделить мне пару минут?

Собеседник ответил своим глубоким проникновенным басом:

- Если даже члены Совета Федерации вытягиваются перед вами в струнку, что же остается делать мне, несчастному отставнику! Внимательно и почтительно слушаю вас, Адмирал.

- Перестань, это даже не смешно. Лучше послушай, знаешь, у кого я сегодня был? Никогда не угадаешь. Навещал семью Дэвида. Ребенок уже совсем взрослый, в этом году кончает колледж.

- Да что ты говоришь? Разрешили? Неужели наша снегурочка оттаяла? Эвелин сама тебя пригласила?

- Да, сама разыскала и пригласила.

- Надо же! - Петер развел руками. - Значит, мир? Как она, все такая же красивая? А Графу ты уже сказал?

- Он сейчас далеко, на каком-то очередном конгрессе. Какой смысл зря дергать нуль-связь? Вернется, сообщу обязательно. Может, тряхнем стариной и как-нибудь соберемся все вместе, в живую?

- Я только за. Всем нам есть, что вспомнить. Надо будет обязательно послать ей поздравление. Жаль, я не знал, что ты поедешь.

- Я передал привет и от твоего имени, не переживай.

- Спасибо, - Петер вздохнул, а потом с легкой грустью продолжил: - Неужели у Дэвида уже такой большой ребенок? Впрочем, не зря говорят, что чужие дети растут быстро. А ведь кажется, что все было только вчера. Летит время и оглянуться некогда... Мне до сих пор иногда снится эта чертова планета, будь она неладна. А тебе?

- Никогда. Кстати, ребенок рвется в десантники. Наверно, сказываются отцовские гены. Эвелин это конечно не слишком радует. А как ты на это посмотришь?

Адмиралу было отлично видно, как Петер чуть не подавился от возмущения. Во всяком случае, расслабленно-умиленное выражение мигом слетело с его лица, а бархат голоса разом превратился в рык:

- Послушай, Хар!! От тебя я этого никак не ожидал! - он даже громко запыхтел от возмущения. - Я все сделаю для семьи друга, в память о нем, как и ты, ты же знаешь. Но... Парень не получит никаких привилегий и будет сдавать на общих основаниях. И никак иначе!

- Петер, погоди...

- Космодесант - это не игрушки! Ты же прекрасно все знаешь сам! Во время обучения мы постоянно ставим курсантов в условия реальной боевой опасности, когда вероятность случайной гибели весьма высока. Да он просто не доживет до выпуска, придумай я ему какие-то послабления!

- Петер, не кипятись понапрасну. Лучше вспомни...

- Что? Что я должен вспомнить?!!

- Ты, как всегда спешишь и по обыкновению не дослушал меня до конца...

- Погоди... Ты что, издеваешься? Ведь у Халла родилась дочь, так? Как и у меня. У него же один ребенок!

- Да. Я просто хотел тебя предупредить...

- Что?!!

- Хотел предупредить, что если тебе потребуется помощь, можешь смело обращаться ко мне. Заранее обещаю сделать все, что смогу. Скажу честно, отставник, в ближайшие пару месяцев я тебе не завидую!

Глава 2

1

Элин осторожно подняла свою довольно скудную добычу. Мама в помощи отказала наотрез, так как по ее словам, совсем не помнила, где может находится необходимая Элин вещь. Ну, наконец то. В руках у нее оказалось несколько старых видео кристаллов, небрежно засунутых в небольшую, плотно закрытую коробку.

Звонко чихнув, она поднялась с колен, выгибая уставшую спину и осторожно сдувая пыль со своей добычи. Доступ уборочной технике в этот ящик был запрещен.

Вообще, практически все мало-мальски значимые документы находились в главном военном архиве. Так что дома, по-видимому, остались только немногочисленные записи личного характера, не представлявшие особого интереса для историков.

Элин поднялась к себе, наскоро ополоснулась, а потом поставила кристаллы в аппарат и не торопясь начала их просматривать. Не то, не то. Похоже, она ошиблась. Когда остался последний, Элин со вздохом вставила и его и внутренне уже приготовившись к неизбежному разочарованию, включила воспроизведение. И, к своему удовольствию, почти сразу наткнулась на знакомые лица. Друзья отца, прекрасно, именно эти записи она и искала. Сейчас полистаем... Ага! Зацепила. Элин, да у тебя самой не память, а кристалл! Вот он, этот тип. Попался!

Она увеличила изображение и стала внимательно его разглядывать. Лица не видно, но характерная фигура, разворот плеч, положение головы - все говорило о том, что она не ошиблась. Но неужели нет другого снимка?

Она быстро пролистала все до конца и разочарованно вздохнула. С этим человеком - больше ни одного. Элин отложила аппарат, легла на кушетку, заложив руки за голову и уставилась в потолок, по которому бежали легкие серебристые облака. Придется смириться с неизбежным, больше ничего нет.

Однако почему кадров так мало и запись постоянно прерывается лакунами? Не значит ли это, что кристалл подпорчен? Ну-ка, где тут оглавление... Точно, ее догадка сразу подтвердилась. Запись была безнадежно испорчена и сейчас она могла видеть только те куски, которые когда-то удалось восстановить.

Элин задумалась, глядя на скупые строчки. Погоди-ка. А дата, дата восстановления? Ого-го. Да ведь с тех пор алгоритмы дешифровки скакнули далеко вперед. Она запустила дешифратор и стала терпеливо ждать результата.

Тот возился довольно долго, так что она успела спуститься в кухню и наскоро перекусить. Наконец дешифратор гордо отрапортовал, что все закончил. Элин с интересом запустила просмотр по новой и расплылась в широкой, довольной улыбке.

Четверо крепких ребят, один из которых ее отец, стоят у борта малой десантной шлюпки, прислонившись к выпущенному трапу. Трое совсем еще зеленые юнцы, они не могут даже минуту постоять спокойно и шутливо отпихивают друг друга. Четвертый, с приятным и умным лицом, немного старше, с иронической улыбкой наблюдает за их возней. Обветренные, улыбающиеся лица, шлемы лихо откинуты. В устаревших, смешных скафандрах, которые теперь можно увидеть только в военно-историческом музее, да в детских героических боевиках про далекие времена.

Вот только в видео историях все эти скафы блестят, как новенькие, а здесь все здорово потерто и обтрепано, местами даже видны следы заплаток на пробоинах и новыми их уж точно не назовешь. Да и лица на экране мало похожи на артистов, а уж ее отец точно не киногерой. Скорее он смахивает на участника совсем другой истории: про разбойников или пиратов.

Крайний слева несомненно ее сегодняшний знакомый. Хотя он деланно небрежно откидывает рукой непослушные волосы, которыми играет ветер, у Элин сразу появилось сильное подозрение, что он просто пытается заслониться от камеры. Вот сейчас. Она остановила изображение. Точно. Хотя конечно тоже здорово изменился, узнать его легко - остался знакомый характерный прищур. Вот этот запросто мог бы играть в кино, не то что ее отец. Он и в лохмотьях будет выглядеть элегантно, есть такие, на которых все сидит, как влитое. Интересный тип должно быть был в молодости, да и сейчас, сказать по правде, тоже очень ничего.

Элин задумалась. А ведь мама наверняка должна знать всех. И отец что-то такое рассказывал... Точно. Четверка мушкетеров. Интересно, кто из них кто? Этот тип, конечно, вылитый Арамис и никто другой. С юности себе на уме, все держит внутри себя. И явно не был обделен успехом у девушек. А теперь дослужился до высоких чинов. Она наверняка все правильно угадала. Интересно, это случайность, или он действительно прятался от камеры?

Что же тогда рассказывал отец? Элин напрягла память. Нет, она ничего толком не помнит. Осталась только какая-то зарубка в памяти, неясное воспоминание. Как жалко, что звуковая дорожка стерта начисто. Нет даже шумов. Она вздохнула. Скоро будет двенадцать лет, как не стало отца. Конечно, можно перечитать мемуары, но там наверняка все приглажено, а в самых интересных местах вообще сплошное вранье. Знает она эти официальные воспоминания!

Она выключила комм и положила кристаллы в свой стол. Пусть полежат. Будет иногда их просматривать, когда вдруг захочется и накатит подходящее настроение.

Мама, она могла бы рассказать... Но это - табу. Еще в детстве она дала понять Элин, что эта история - не для ее ушей. Может, спросить у этого отставного хмыря? Как же, этот расскажет...

Она вдруг подумала, что почти ничего не знает и об истории знакомства отца с матерью. Интересно, а как они встретились? И где? Элин задумалась. Мама никогда не рассказывала про это. Как и где могли оказаться рядом двое таких совершенно разных людей? Израненный грубоватый вояка, лишенный всякого внешнего лоска, который и на Земле то бывал считанные дни и красивая, холеная девушка, из аристократической семьи, единственная наследница огромного состояния. Живущая в своем замкнутом мирке, на уединенном острове, посвящавшая свой досуг учебе, музицированию и езде на лошадях и вряд ли часто выбиравшаяся в дальний космос?

И ведь был еще вроде какой-то страшный скандал, с мамиными родственниками. Даже до Элин долетали отголоски. Во-всяком случае, бабка в первый раз пригласила ее к себе на остров уже после смерти отца, а до этого только присылала видео поздравления на день рождения. Может, все-таки спросить мать? Или, раз та молчит, тут какая-то давняя и не очень приятная семейная тайна, и не стоит ей ворошить старые дела и совать нос куда не следует?

Элин в сомнении тряхнула головой. Ладно, с этим можно и подождать. Придет время и мама наверняка сама ей все расскажет. Наверное, она считает ее еще слишком маленькой для таких серьезных историй. Элин вздохнула, а потом повернулась к зеркалу и показала себе язык.

2

Сразу после отрыва капсулы от борта над пультом вспыхнул маленький дрожащий экранчик и она увидела стремительно удаляющийся корабль; картинка тут же сменилась чернотой неба с редкой россыпью блеклых звезд, а потом, так же быстро - едва различимой неровной поверхностью планеты, тускло просвечивающей через плотную россыпь облаков. Капсула быстро и беспорядочно вращалась, но постепенно сила притяжения планеты взяла свое и коснувшись атмосферы, она стала замедлять вращение. Наконец, слегка покачиваясь, капсула выровнялась тупым носом вперед, прямо по курсу, и замерла почти неподвижно.

Сначала внутри было тихо. Потом стал слышен свист разрезаемого воздуха, который постепенно становился все громче и наконец перешел в рев. По прикидке Элин, до столкновения с поверхностью оставалось минут десять или пятнадцать, не больше.

Почти сразу ей стало ясно, что в довершение ко всему прочему они упадут на ночную сторону планеты. Но и это было еще не все. Как только капсула вошла в более плотные слои, экранчик несколько раз призывно мигнул и погас. Оставался только иллюминатор, сквозь который практически ничего не было видно. Впрочем, особого значения это уже не имело - поверхность была затянута сплошным слоем густых низких облаков. Им предстояла слепая посадка в темноте; что могло оказаться внизу, знали только местные боги.

Элин, стиснув зубы, обеими лапами так схватилась за рычаги управления атмосферными рулями, что они жалобно скрипнули и начала осторожно маневрировать, закрыв бесполезные глаза и прислушиваясь только к своим ощущениям.

Воздух за бортом уже не ревел, а схлопывался частыми громовыми раскатами. Внутри заметно потеплело, потом стало жарко. Позже, анализируя случившееся, она не смогла объяснить себе, как ей это удалось. Но без капли горючего, с помощью только одного планирования, на плохо приспособленном для этого аппарате, она ухитрилась минимально разбить капсулу при посадке и оставить экипаж, то есть себя и саркофаг с ребенком, живыми.

Внизу оказалась твердь и несмотря на все ее усилия, ударились они изрядно, с хрустом и звоном. Теперь уже можно было считать большим везением, что в баках не было ни капли горючего, иначе дело вполне могло закончиться тривиальным пожаром и взрывом.

Она еще не совсем пришла в себя после удара, как в полукилометре от них рвануло так, что стоящую с креном капсулу сдернуло с места и метров пятьдесят протащило вниз по покатому склону, по пути несколько раз крепко приложив о весьма кстати оказавшиеся на пути обломки местных скал.

Самой вероятной причиной взрыва являлся их многострадальный корабль. По-видимому, он наконец закончил свой жизненный путь, причем сделал это так близко от них, как будто его кто-то специально наводил. Вот и верь после этого в теорию вероятности! Наконец, наткнувшись на что-то действительно фундаментальное, капсула с длинным скрежетом остановилась и замерла неподвижно.

Взрыв был хорош, с гулкими, перекатывающими раскатами. Сопутствующий фейерверк оказался не хуже, зарево огромного пожара озарило полнеба. Сразу стало светло. Жаловаться было не на что, их встречали по первому разряду.

Местность вокруг, насколько можно было разобрать в колеблющихся сполохах пламени, выглядела не слишком гостеприимно. Правда, судя по силе огня, окислителя, скорее всего кислорода - экзотика всегда редка, в атмосфере было предостаточно. Для начала и этого было много. Похоже, что на сегодня их лимит приключений был исчерпан до донышка. Элин облегченно вздохнула и невольно подумала: Надо же. Опять дышу.

Остатки корабля полыхали интенсивно, но недолго. Через некоторое время огонь затих и в капсулу осторожно прокралась ночь. Из-за низкой и плотной облачности звезд с поверхности видно не было. Луны здесь тоже не полагалось.

3

Хар-раа быстро приложилась щекой к теплому материнскому плечу и махнув на прощанье отцу, одним длинным скользящим прыжком выскочила через большое, широко распахнутое окно, прямо на тропу. За красивой низкой живой оградой ее уже терпеливо ждал Дхар-хаа, школьный приятель, живущий неподалеку. Дурачась как маленькие, они побежали наперегонки к стоящему в конце переулка на лужайке большому школьному флайеру, в котором уже нетерпеливо ерзали и призывно махали им несколько ребят из класса.

- Совсем взрослая, - кровная мать вздохнула и с ласковым упреком посмотрела на мужа. - Как жаль, что ты не сможешь сегодня быть вечером в школе.

Они остались вдвоем. В просторном семейном логове было непривычно тихо: первая жена находилась в медцентре на обязательном ежегодном обследовании, она была намного старше двух других и немного прихварнула. Вторая уехала навестить свой родовой клан и хотя обещала не задерживаться надолго, скорее всего, вернется не скоро. Сводные сестры и братья Хар-раа, уже совсем взрослые, покинули родовое логово несколько лет назад и теперь наносили в основном телевизиты. Одни неутомимые домашние ящерки, светясь переливающимися узорами, с едва слышным шорохом деловито сновали по красивому сводчатому потолку, незаметно переходившему в вогнутые стены.

- Мне самому ужасно обидно, - ответил муж. Он допил бодрящий напиток и бережно поставил на низкий столик красивую чашу, работу дочери. - Но я не смог освободиться, как не старался. Напарник в больнице, заменить меня некому. Ты же знаешь, работа не прекращается, даже если у любимой дочери выпускной бал.

Он встал, легко закинул свою амуницию с оружием за спину и взял связное устройство.

- Попробую не надолго удрать, ребята обещали помочь. Вообще, - он немного поколебался, а потом нерешительно продолжил: - Понимаю, сейчас не время для такого разговора... Но тебе не кажется, что нашей дочке не мешало бы быть чуть посерьезнее? И пожестче... Она занималась в летнем лагере с большой неохотой, наставник даже пожаловался мне. Дети теперь слишком современны, они обо всем имеют собственное мнение и ни в грош не ставят старые традиции.

Младшая жена с легкой укоризной посмотрела на него.

- Девочка уже определилась и выбрала свой путь в жизни, что же тут плохого? Она серьезно занимается лепкой, отлично рисует, режет, учитель очень доволен. Ты сам прекрасно знаешь, ее работы уже выставляются, а одной вещью даже заинтересовался музей в столице!

Муж неопределенно пожал плечами. Она продолжила, ласково глядя на него:

- Не ворчи пожалуйста понапрасну и не делай вид, что ты старше, чем на самом деле. Ты слишком строг к ней. Да, она не сильна в своей второй, обязательной профессии, но что тут поделать. Всем на планете совершенно не к чему теперь быть бойцами и охотниками. А уж тем более нынешним девчонкам.

- Наверное, ты права, - со вздохом согласился муж. - Может, это потому, что я всегда надеялся, что дети пойдут по моим стопам, а получилось... Даже парни и те... - Он сокрушенно махнул лапой, потом улыбнулся и ласково погладил жену. - Но конечно, младшая у нас славная девочка и я тоже очень горжусь.

Муж вышел из дома, сел в кар и уехал. Младшая жена осталась в доме одна и укоризненно покачала головой, мысленно продолжая разговор. Нет, муж не прав. Девочка не виновата, что у нее совсем другие интересы в жизни. Сейчас не старые времена, когда на Пантаре шли непрерывные войны и даже дети не оставались в стороне от крови и огня. Теперь и мужчины понемногу стали интересоваться другими делами, а не только военной службой, что-же говорить о девушках.

Тем более, о такой, как Хар-раа. Она с детства сильно отличалась от своих сводных сестер и братьев. Была необычным, очень способным ребенком. А сейчас вообще с головой погружена в свои занятия и не видит ничего вокруг. Ведь хоть девочка очень красива, ухажеры и модная раскраска пока мало ее волнуют. Конечно, она слишком мягка и доверчива, но что в этом плохого?

Флайер быстро донес ребят до десятка низких красивых зданий, привольно рассыпавшихся внизу и начал снижаться. Школьный комплекс располагался среди буйной растительности, в большой лощине между высокими холмами и так гармонично вписывался в окружающую природу, что здания совсем не казались чужими. Казалось, что однажды, очень давно, они просто выросли вместе с огромными деревьями, гордо и величественно стоящими рядом.

Внутри машины царил ужасный галдеж, все говорили разом, перебивая друг друга, особенно девушки. Ребята вели себя поспокойнее, но тоже были изрядно возбуждены.

Впереди ужасно длинный день. Сначала последний напутственный урок, который по традиции проводит сам директор. А потом целая куча дел перед выпускным вечером. Надо побыстрому закончить украшение зала и бегом домой. Ритуальное купание, потом праздничная раскраска. Впервые девушкам разрешат использовать взрослую косметику! Мать подарила Хар-раа безумно красивое ожерелье и браслеты, очень старинные, еще бабушкины, с настоящими колокольчиками! Сегодня она обязательно наденет все это. А потом - море веселья, до самого утра! Танцы, песни, фейерверк...

Хотя флайер висел еще довольно высоко, все горохом посыпались вниз, упруго приземляясь на невысокую, густую траву и гася инерцию от удара ловкими перекатами. Быстро вскочив и шутливо отталкивая друг друга, выпускники со смехом помчались вперед, к школе. Хар-раа удалось первой влететь под арку, она стремительными, длинными прыжками понеслась по пандусу вверх, но наверху, у самого входа, ее обогнали двое ребят.

Влетев в класс, Хар-раа с разбегу плюхнулась на свое место и шумно дыша, весело поздоровалась с подругой. Варг-хаа, чинно сидевшая на скамейке, укоризненно посмотрела на нее. Они не опоздали, но класс был уже почти полон. Вбежали еще несколько запыхавшихся ребят, постаравшись неслышно проскользнуть на свои места и вот уже перед ними стоит взволнованный директор. Хар-раа внезапно тоже почувствовала сильное волнение, у нее даже пересохло в горле. Похоже и все вокруг испытывали подобные чувства.

- Сегодня у всех нас радостный и грустный день - день расставанья. Позвольте на прощанье напомнить вам немного из истории нашей родной планеты, - начал директор сильным, звучным голосом. - Хотя конечно, все это вам рассказывали уже много-много раз...

Он немного помолчал.

- Второе столетие мы живем в мире и согласии. Постепенно зарубцевались страшные раны последней войны, которая поставила жизнь всех живущих на самую опасную грань, которую только можно представить - полного уничтожения.

Он внушительно откашлялся. В классе стояла полная тишина. Директора ребята уважали и любили.

- На наше счастье, победил разум. Наши предки, хвала милосердным богам, нашли в себе силы сделать правильный выбор. Мудрая политика Изоляции позволила нам накопить силы и теперь мы можем уверенно шагать вперед. Хочу напомнить вам, что барьер - не самоцель. Юности свойственен максимализм и стремление с ходу отвергать все то, что сделано предшественниками. Не спешите. Шаг за шагом наша планета открывается великому космосу. Очень осторожно, с оглядкой. Здесь, как и в медицине, применимо главное правило - не навреди!

Он обвел всех внимательным взглядом.

- Вам, молодым, продолжать то, что было начато старшими. Надеюсь, вы окажетесь достойными этого важного и нужного для всех дела. Поздравляю с вступлением во взрослую, полную ответственности и очень интересную жизнь. Желаю вам счастья, долгих лет активной и счастливой жизни. Хорошей охоты, друзья мои!

Тишина взорвалась приветственными криками. Все вскочили и окружили директора, сегодня каждый без стеснения мог выразить свои чувства и сказать спасибо за годы, проведенные в школе. Затем, не без труда утихомирившись, все присутствующие чинно прошли в школьный храм. Хар-раа вместе со всеми внимательно прослушала короткое обращение Святейшего, а затем осторожно положила кусочек своей шерсти в жертвенную чашу, в который раз тихо восхитившись красотой священного сосуда.

Сколько же ему лет? Такие сплавы их предки научились делать очень давно, в незапамятные времена. Металл слегка потемнел от времени, но в остальном годы не коснулись его. По краю большой металлической чаши шел сложный филигранный узор из сплетающихся растений и тел реальных и мифических зверей. Они казались совсем живыми, настолько велик был талант и мастерство давно умершего, и по традиции оставшегося безвестным мастера. Вот она, высшая ступень мастерства...

Когда по окончании обряда ученики, слегка притихшие, уже вышли из затемненного храма на улицу, где яркое солнце заставило всех сощуриться, Варг-хаа вдруг неожиданно сказала:

- Интересно, а почему мы представляем себе верховное божество, творца, в виде огня?

- А что тут такого особенного? - удивилась Хар-раа, бодро шагая рядом. Она думала совсем о другом и теперь недоуменно покосилась на подругу. - Мы же просмотрели с тобой ворох лекций по истории религии: на других планетах тоже полно существ-огнепоклонников. Огонь универсален. Естественно, в древности разумные существа относились к нему с большим почтением. А неразумные особенно!

- Да подожди ты, не тараторь, я совсем не об этом. Ты просто не поняла.

Варг-хаа недовольно мотнула головой.

- Я говорю о воплощении творца. Ясно, что он может принимать любой облик. И везде его воображают по-разному: то похожим на разумное существо, то на какого-то мифического зверя, иногда на огромное дерево или цветок. А у нас всегда просто огонь! Тебе не кажется, что это очень странно?

- Да ну тебя, тоже философ нашлась! У тебя что, на сегодня больше проблем нет? - Хар-раа шутливо щелкнула подругу по носу, так быстро, что раньше та ни за что бы не сумела увернуться. Однако летний лагерь не прошел даром для обоих: Варг-хаа мгновенно отвела голову вбок и Хар-раа тут же получила ответный увесистый тычок в бок, от которого чуть не свалилась. На счастье, послушное тело отреагировало само - она слегка повернулась и лапа подруги только скользнула по шерсти.

- Бежим скорей, мыслитель, дел по горло. Потом повозимся, когда будет время, - Хар-раа примирительно махнула лапой и они быстро направились к стоящему немного в стороне строению, которое было заметно больше и выше остальных. В нем и находился просторный зал, в котором по традиции проходили все школьные торжества.

4

Несмотря на специальную многослойную обшивку, капсула остыла быстро и внутри заметно похолодало. Значит, снаружи тоже было не жарко. Впрочем, пока Элин это мало волновало. Конечно, они могли оказаться и на каком-нибудь плато, высоко в горах. Но по ее прикидкам, если она конечно не ошиблась, они сверзились на эту планету не слишком далеко от экватора. Вероятно, климат здесь был резко континентальным: жарко днем и холодно ночью. Скоро должно было взойти местное светило, а может даже не одно и прогреть почву и воздух.

Действительно, темнота снаружи начала понемногу рассеиваться. Приближался их первый рассвет. Элин наудачу попробовала оживить пульт и к ее радости, внутренность маленького ковчега осветилась неярким светом. Даже с ее великолепным ночным зрением при свете было намного приятнее.

Первым делом Элин внимательно осмотрела саркофаг. К счастью, подобные устройства делались с большим запасом прочности и при посадке он практически не пострадал. Информационная система правда помалкивала, но на маленьком контрольном ободке весело перемигивались крохотные разноцветные огоньки, докладывая всем желающим, что внутри все в порядке. Облегченно вздохнув, она решила, что пришло время более досконально осмотреть их временное пристанище.

Хотя по объему капсула была невелика, потрудиться пришлось изрядно. Впрочем, никто ее не подгонял и она по всем правилам провела тщательный и детальный обыск. После долгих поисков и обшаривания всех мыслимых и немыслимых закоулков, скудная добыча Элин составила: стандартный аварийный рацион из брикетов витаминизированных концентратов и фляги обработанной воды, плюс несколько упаковок сухих соков, в незапамятные времена завалившихся за кожух одного из приборов. Положенного по регламенту аварийного набора оружия и оборудования не наблюдалось, равно как и обязательного, довольно мощного маяка.

В активе был наполовину работающий пульт управления и очень слабенький пеленгатор. Проверив питание, она включила его. Автомат наудачу прошелся по всем диапазонам. Увы, результатом было полное молчанье и слабые атмосферные шумы, слой ионосферы на планете видимо был тонковат, а кольцо спутников связи начисто отсутствовало. На населенных планетах такого не бывает. Когда наступит день, сеанс можно будет повторить, но вряд ли это что-то даст. Придется свыкнуться с мыслью, что на планете, по крайней мере в настоящее время, кроме них никого нет.

Теперь можно спокойно полежать и подумать, она это вполне заслужила. Элин растянулась на свободном местечке, прихотливо изогнув гибкое туловище и расслабилась, внимательно прислушиваясь к своим ощущениям. Пришло время вплотную заняться собой. Нигде ничего не ныло и не болело, чувствовала она себя на редкость хорошо. Пить, есть и спать пока не хотелось. Ну и ладушки.

Итак, начнем потихоньку. Кто она такая? Она покосилась на свои лапы с блестящими грозными когтями и зевнула, на мгновение широко открыв страшную пасть. Это затруднений не вызывает: она - вылитая пантра. По крайней мере, внешне. То, что внутри, пока лучше не трогать. Тогда откуда у нее земное имя? Непонятно. А может, это вовсе не ее имя?

Она прислушалась к своим неясным ощущениям и отрицательно мотнула головой. Да, она помнит свою жизнь на Пантаре. Довольно смутно, но воспоминания вполне органичны. Однако есть и другие. Совсем другие. И никакого чувства раздвоения личности. И те и другие воспоминания - ее.

И ее действительно зовут Элин. Пожалуй, если напрячься, даже что-то смутно видится, какое-то слабое воспоминание, как отражение, мелькнувшее в зеркале - красивое, живое лицо, с гривой непослушных рыжих волос... Если это действительно она, то в прошлой жизни она выглядела очень даже ничего. Тупик? Хорошо, пойдем с другого конца.

Она хорошо знакома с пилотированием аппаратов в атмосфере, тут можно не скромничать, даже слишком хорошо. Когда она управляла капсулой, то просто слилась с нею, действуя быстро и точно, как автомат. Чтобы так посадить неисправную машину в темноте, в незнакомом месте... Для этого необходима практика и довольно длительная. Плюс она немного разбирается в корабельных двигателях. Знает кое-что о навигационных картах, корабельных компьютерах и программных базах для них. Она пилот?

Элин вдруг по невольной ассоциации вспомнила поврежденные стены рубки на покинутом корабле. Кто-то совсем недавно беззаботно палил там из широкоугольных лучевиков, не особенно заботясь о точности. Из оружия весьма специфичного и специально предназначенного для ближнего боя в космосе. Оно поражало только живые существа, не повреждая серьезно переборок, что очень опасно и недопустимо в открытом пространстве.

Правда, такие лучевики не брали не только стены, от них прекрасно защищал и тяжелый боевой скафандр, не говоря уже о мощных силовых сетях и специальных экранах. Но широкоугольник - оружие десантников, для мгновенного огневого контакта. Да и кто из нормальных людей расхаживает по кораблю в боевых скафандрах? Откуда они возьмутся на обычном рейсовом боте, неторопливо снующем с пассажирами и с не срочными грузами между планетами одной системы...

Элин довольно мотнула головой. Прекрасно. Значит, еще и оружие. Не просто пилот, а боевой пилот. Она невольно сделала движение, которое у человека означало бы: наморщить лоб. То, что она сумела до сих пор вспомнить, позволяло с уверенностью утверждать: в пределах Федерации такой профессии - женщина боевой пилот - не существовало. О Пантаре вообще не могло быть и речи. Космические профессии для женщин там были недоступны, по религиозным и прочим соображениям. У них и обычными пилотами становились только избранные, и все как один, мужчины.

Элин вздохнула. Из тех обрывков, которые удалось связать в единое целое, довольно однозначно вырисовывалось, что она в прошлой жизни была как-то связана со спец операциями, что-то на манер космодесанта. Конечно, это тоже что-то дает и не мало... Но ведь ее профессия - совсем не главная загадка во всей этой непонятной и нелепой истории!

Что она делала на корабле? Как она не задохнулась в прочнейшем, наглухо заваренном контейнере из молекулярно перестроенного металла, предназначенного для упаковки сверхактивных материалов? И как она вообще там очутилась? А как насчет ее странной устойчивости к огню, ведь на ней не было никакого скафандра? А к дымовому отравлению, да еще методом отключения дыхания? А разговор с компьютером "наложением рук", ее загадочная и точная интуиция? Для просто человека, даже каким-то образом засунутого в шкуру пантры, всего этого пожалуй многовато! Рационального объяснения все вместе взятое абсолютно не имело.

Попробовать еще вспомнить? Но память, выдав определенную порцию информации, наглухо застопорилась. Что ж, к такому организму имеет смысл относиться с должным уважением. Он сам знает, что ему делать. Весьма вероятно, что память будет постепенно оживать. Придется отложить выяснение до следующего раза, впереди более важные дела.

Посветлевшее небо в иллюминаторе озарилось яркими сполохами. Элин подняла голову. Метеоритный дождь, довольно плотный. Вряд ли это случайный рой. Скорее всего, вблизи планеты крутится кольцо космического мусора. Прямой опасности такое не представляет, но в будущем, если им придется покинуть капсулу, не помешает поискать укрытие в скалах. Если это действительно мусор, то там могут оказаться обломки и покрупнее. Вряд ли получится сидеть на одном месте, все равно ничего дельного не высидишь. Интересно, куда их занесло?

Элин свернулась калачиком, закрыла глаза и попробовала вспомнить рисунок звезд, который мельком увидела тогда на экране в рубке. Нет, он был ей совершенно незнаком. Да и мало вероятно, что неизвестные противники, приложившие столько усилий, чтобы ее прикончить, устроили бы такой фейерверк вблизи обитаемой планеты, или пересадочного узла на оживленном космическом перекрестке. Оставленная капсула оказалась их единственным просчетом, на второй рассчитывать не стоит. Эти ловкачи наверняка заранее все детально просчитали и подстраховались, выбрав самое гнилое и гиблое место из всей доступной вселенной.

Элин вздохнула. Последняя мысль показалась ей слишком похожей на правду. Ладно, главное на сегодня - то, что она жива, а саркофаг с ребенком цел и невредим. С остальным пока придется подождать.

5

Хар-раа вместе с подругой трудились в зале рядышком, бок о бок, как всегда. Они познакомились давно, еще до школы, в одном из Домов Искусств, где вместе занимались рисованием и лепкой. А потом, к общей радости, оказались в одной школе. Теперь Варг-хаа лепила мало, она избрала своей специализацией гобелены и сильно преуспела в этом древнем, неспешном искусстве.

Сегодня на их долю выпало очень приятное и не сложное занятие: развесить по стенам гирлянды из сплетенных, пахнущих лесом живых ветвей и украсить их цветами. Нужно было тщательно скомпоновать композиции: так, чтобы разные запахи смешивались в гармоничную симфонию, а не звучали диссонансом.

Девушки занимались украшением зала, а ребята сдвигали широкие тяжелые скамьи и расставляли их вдоль стен, для почетных гостей. Кто-то старательно раскладывал длинные мягкие подушки, разрисованные старинными родовыми узорами давно исчезнувших кланов, когда-то живших в этой местности. Именно они, в незапамятные времена, основали самую первую школу, которая стояла почти там же, где и нынешняя. Теперь на этом месте лежал огромный валун, по которому змейкой бежала выбитая надпись, хвала древним богам и просьба о защите.

Школьникам подушки не полагались. До окончания школы и обряда посвящения им разрешалось сидеть только на твердом, как камень, полированном дереве. Впрочем, сегодня сидеть вообще не придется. В зале было шумно, стоял веселый гомон: все перекрикивали друг друга, а кто-то даже пытался негромко петь.

Покончив с гирляндами, неразлучные подруги начали расставлять в низкие широкие вазы оставшиеся цветы; они были на толстых прочных стеблях и получившиеся букеты выглядели очень красиво. Закончив, они присели передохнуть на приятно пахнущий прохладный пол в свободном углу зала. Варг-хаа внезапно наклонилась поближе и заговорщицким тоном негромко произнесла:

- Послушай, что я тебе сейчас скажу!

- Опять про огнепоклонников? - подозрительно спросила Хар-раа.

- Перестань! Как же я забыла... Что я узнала, блеск! Этой осенью начнется отбор работ на стипендии Федерации, вот!

- Да ну? Не может быть! - изумилась Хар-раа и чуть не подскочила на месте от избытка чувств.

Земная Галактическая Федерация ежегодно предоставляла по десять стипендий каждой из дружественных планет, формально не входящих в содружество. Культурная образовательная программа была расчитана на два года. Первые полгода стипендиаты проводили в музеях и культурных центрах Земной Федерации, а потом - по несколько месяцев на каждой из планет, участвовавших в программе, по очереди.

- Но ведь Пантара не участвует в этом проекте? Мы же не допускаем к себе инопланетников, какой отбор?

- Мне все рассказал брат, - с важным видом степенно начала Варг-хаа. Она была явно довольна, что может первой сообщить такую потрясающую новость. - У них в студии, наставник, под страшным секретом намекнул, что Совет Святейших готовится смягчить ограничения на посещение планеты и разрешить в порядке исключения, в этом году участие нашей первой группы студентов. Ты же знаешь, давление на Совет за отмену изоляции очень велико и с каждым годом растет. Если первый опыт пройдет как надо, то потом это станет обычным делом.

- Вот здорово! Давно пора, а то живем, как за живой изгородью. Хорошо, что старики хоть немного видеообмен разрешили! - Хар-раа не в силах сдержать свои чувства, все-таки подскочила и завертелась на месте. - А ты не врешь?

- Да ладно тебе! - отмахнулась подруга. Потом немного грустно продолжила: - Вот только нас с тобой это не касается. Но все равно, я так рада. Пусть хоть кто-нибудь посмотрит на все это!

Она мечтательно вздохнула.

- Представляешь, два года путешествий по музеям всех планет! Умереть можно от счастья.

- Вот еще! - топнула лапой Хар-раа. - Это почему же нас не касается? Я вовсе не собираюсь сразу поднимать лапы кверху! Пусть они только разрешат, а там посмотрим... Как только объявят условия, я сразу пошлю свои работы. И тебя заставлю тоже! Даже и не думай отлынивать.

Она уже мысленно видела, что именно нужно отобрать для конкурса. И нечего Варг-хаа скромничать. У нее есть такие вещи... ну просто замечательные! Конечно, с первого раза ничего не получится, конкурс наверняка будет огромным. Но зато придет опыт. И тогда, на следующий год, или через несколько лет...

Она улыбнулась невидимым соперникам. Еще посмотрим, чья возьмет! Им не может не повезти. Им обязательно должно повезти!

- Вставай, хватит прохлаждаться, - затормошила она подругу. - Надо кончать поскорее и бежать домой. В такой день мы не можем выглядеть растрепами!

6

Первое утро на новом месте преподнесло путешественникам некоторые сюрпризы. Во-первых, у планеты оказалось два солнца. Правда информацию это давало почти нулевую, подобных систем в доступной Вселенной было великое множество. Первое было не очень ярким и напоминало скорее земную луну, только значительно большего размера, а вот второе было пожалуй поярче земного. Промежуток между восходами оказался чуть больше земного часа и эта сумеречная зона Элин здорово не понравилась.

За стеклами иллюминаторов замелькали быстрые ловкие тени. Судя по поведению, стая хищников, значит, должны быть и жертвы. Элин видела, как несколько таких теней окружили другую, более крупную и медлительную, быстро повалили, а потом невдалеке, за редкими кустами, стали разрывать на части. При появлении второго солнца стая исчезла.

Подождав, пока стало совсем светло, Элин решила выйти на разведку. Чужая и неизвестная атмосфера лично ей, судя по всему, ничем не грозила. Но в случае неблагоприятного исхода ребенка придется держать все время пребывания на планете в саркофаге. Она пока предпочитала не задумываться, выполнимо ли это хотя бы в принципе. Понадобится довольно много энергии, а откуда ее взять?

Выпрыгнув из капсулы, она задержала дыхание, а потом сделала один осторожный вдох. Прекрасно. На первый взгляд им крупно повезло, дышать было можно, во всяком случае, таким было первое впечатление. Правда, в воздухе ощущался едва заметный неприятный привкус, который почему-то настораживал. Она попыталась припомнить, откуда он ей знаком, но память к сожалению промолчала.

Так и не определившись с загадочным привкусом, Элин с интересом огляделась и стала принюхиваться, задрав голову. Запахи были незнакомыми, но их было не так много. Пока вокруг было сухо и прохладно, однако воздух быстро прогревался. Скоро наверняка начнет палить.

Местность вокруг выглядела довольно безрадостно. Почва была сухой и каменистой, растительность - невыразительной, редкой и блеклой и вообще производила впечатление нездоровой. Длинные, сухие ломкие стебли с узкими листьями шуршали, когда она осторожно обходила невысокие скрюченные кусты. За одним из них мелькнул силуэт некрупного животного. Видимо приняв ее за хищника, он мгновенно исчез.

Толком осмотреться было невозможно. Капсула застряла на покатом склоне, почти на самом дне широкой котловины. Вокруг было полно крупных и мелких обломков, а кое-где возвышались и сплошные нагромождения камней солидных размеров, которые загораживали обзор. Чтобы увидеть хоть что-то, надо было забраться повыше.

Элин огляделась. Не слишком далеко располагалось несколько подходящих скал, на которые можно было попробовать забраться. Прогуляться? Не опасно ли это, одной, без оружия? Ее единственный, но постоянный теперь спутник, внутренний голос, тут же уверенно заявил: Для тебя - нисколько!

Покачав головой, она все же решила сначала осмотреть капсулу и обошла ее вокруг. Та вроде застряла достаточно надежно, к тому же ниже оказалось что-то вроде невысокого, но надежного скального барьера. Немедленная опасность скатиться вниз капсуле не грозила, а землетрясения в обозримом будущем не просматривалось. По первым признакам планета не казалась сейсмически активной, по крайней мере, в настоящее время.

Посмотрев на антенны аварийного маяка, Элин вторично покачала головой. Черт, им мало было привести в негодность оборудование внутри капсулы, кто-то не поленился и перестраховался, выломав все с корнем. Или это она сама постаралась, пока капсула катилась вниз по склону?

Наметив подходящий маршрут, она выбралась на довольно высокое место и внимательно огляделась вокруг.

Первое впечатление подтвердилось: сухое, пустынное место. Довольно безжизненное. Что кстати подтверждало данные, полученные из капсулы - никаких следов информационной активности. Воронка, оставшаяся после падения их корабля, была глубокой и впечатляющей. Пожалуй, после такого взрыва ничего полезного не найти, но на всякий случай нужно будет сходить посмотреть. Единственным обнадеживающим признаком было то, что она увидела невдалеке горную речушку, скорее ручеек. Забраться еще выше?

Рядом торчали удобные, высокие скалы, одна с узкой трещиной внутри. Сначала добраться до уступа, потом... В принципе, это не так уж сложно. Она покачала головой. Не сейчас. Пора домой.

Решив вернуться к капсуле другим путем и заодно осмотреть речушку, Элин повернула в сторону. Растительность здесь была погуще и уже не выглядела такой сухой и унылой. В воздухе повеяло приятной прохладой, она несколько раз глубоко вздохнула. Осторожно спустившись к местечку на берегу, которое было более пологим, Элин остановилась у самой воды. Вода на вид казалась чистой и прозрачной, на дне лежал крупный красноватый песок, перемешанный с небольшими округлыми камешками. Однако никаких растений, как похожих на водоросли, так и не похожих, в реке не оказалось. Живности в воде тоже не наблюдалось.

Неясное, но четкое ощущение опасности заставило ее обернуться. В тени большого скопления перепутанных кустов, метрах в пяти, появилось животное, немного похожее на волка, но заметно крупнее. Зверь был неправдоподобно уродлив. И похоже, агрессивно настроен - он беззвучно скалился на нее, а с крупных желтоватых клыков капала слюна.

Элин изучающе оглядела его. Грязная, длинная шерсть свалялась комками, впалые бока дрожали от ярости, смешанной с испугом. Вид у животного был, как и у растительности, перекореженный и нездоровый. Судя по всему, хищникам в этом не ласковом мире тоже приходилось несладко.

Она негромко, предостерегающе зарычала; могучие плечевые мышцы сразу угрожающе напряглись. Язык Пантары прекрасно подходил для выражения подобных эмоций и оказался таким же универсальным и понятным, как космолингва. То, что она сейчас произнесла, недвусмысленно означало: хочешь остаться целым - проваливай, да поживей!

Зверь немного попятился, приседая, здравый смысл подсказывал ему, что незнакомое животное представляет реальную опасность. Но тут из-за кустов показались еще два, поменьше, но такие же уродливые, вероятно самки. Ощутив поддержку маленькой стаи, вожак снова сделал шаг вперед.

Элин на мгновение задумалась. Даже если не считать скрытые возможности ее таинственного организма, ее мускулы явно были мощнее, а тело более приспособлено для бега по пересеченной местности, так что она могла без труда уйти от преследователей. Но им тут еще жить и жить. Следовало дать местному населению первый наглядный урок, кто теперь хозяин этой территории.

Она сделала два коротких скользящих шага, перенося вес тела попеременно на каждую из лап. Из такого положения легче было сделать неожиданный выпад. Потом остановилась и развернувшись боком, немного отвела голову в сторону, провоцируя врага на нападение.

Элин не ошиблась в расчете. Хищник сразу прыгнул, а двое остальных короткими прыжками кинулись к ней, обходя с флангов. Она, как распрямившаяся пружина, стремительно взлетела навстречу и одним резким взмахом правой передней лапы распорола противнику живот. Затем, мягко приземлившись после длинного прыжка и оказавшись за спиной второго хищника, резко повернулась и всем весом своего громадного тела обрушила на его хребет другой лапой резкий, рубящий удар. Предсмертный вой первого и короткий хруст костей второго животного слились воедино.

Оставшаяся в живых самка сразу остановилась. В воздухе повис пряный запах свежей крови. Издав негромкое, тоскливое поскуливание, зверь в панике бросился к кустам. Элин не преследовала ее. Брезгливо оглядев себя, она спустилась к неглубокой реке и прыгнув в воду, тщательно вымыла шерсть.

Случившееся доставило ей мало радости. Во время схватки она ощутила затягивающий азарт и ей пришлось собрать в кулак всю свою волю, чтобы позволить уйти оставшейся самке. Убивать было наслаждением. Плохо. Очень плохо. Ее организм нацелен на убийство. Он сделан для того, чтобы убивать. А учитывая то, каким могучим был этот организм... Что же она натворила перед тем, как оказалась запечатанной в этом могильнике?

Выйдя на берег, она отряхнулась и пошла к капсуле. Оба солнца уже поднялись достаточно высоко и шерсть в здешней жаре быстро обсыхала. Поразмыслив, она решила, что для первого раза приключений вполне достаточно.

Она уже подходила к капсуле, когда услышала за спиной торопливый хруст костей. Да, жертва тут недолго остается в одиночестве. Сразу мелькнула мысль о стервятниках. Интересно, почему совсем не видно птиц или еще кого-нибудь летающего? Атмосфера достаточно плотная, значит, они должны быть. Она мотнула головой. Еще одна загадка этой странной планеты.

Глава 3

1

Элин прислушалась и горестно вздохнула. Так и есть, опять эти остолопы. После начала занятий прошло уже целых две недели. Казалось, все уже должно было потихоньку утрястись и постепенно начать входить в нормальную колею, но ворох всяких несообразностей и мелких неприятностей по-прежнему не оставлял ее.

Она достала из сумки чистую спортивную майку, повесила ее на дверь, включила автоматику душа и открыла окно. Ворвавшийся ветер весело затрепыхал тонкой тканью. Так. Теперь немного подождать и когда эти ублюдки столпятся у двери, сделать два бесшумных шага, чуть присесть, отвести ногу...

Она на мгновение задумалась. Увольнительные в училище бывали только по выходным и не каждую неделю, так что теперь она могла видеть Учителя не так часто, как хотелось. Когда в прошлое воскресенье, после занятий, она попробовала пожаловаться на свои трудности, он только укоризненно произнес:

- Ты раздражена и не хочешь приложить усилия, чтобы немного подумать. Сегодня я не доволен тобой.

Элин молчала, стоя со склоненной головой. Учитель тоже молчал, а потом тихо спросил:

- Ты помнишь, кто ты?

- Да. Я - воин ночи. Мою подлинную сущность не должен видеть никто и никогда.

- Почему?

- Теряя над собой контроль, я даю противнику возможность разгадать себя. Непозволительная роскошь - поддаваться любым чувствам, а особенно гневу. Мне дозволено только изображать его, когда это действительно необходимо.

Учитель внимательно посмотрел на нее и произнес спокойным голосом:

"Пригоршню воды зачерпнул,

Вижу в горном источнике

Сияющий круг луны,

Но тщетно тянутся руки

К неуловимому зеркалу."

(Фудзивара Тосинари, XII век)

Элин молча поклонилась.

Сейчас, когда она вспомнила разговор с Учителем, на память почему-то пришли совсем другие стихи:

"Ни раем, ни адом

меня не смутишь,

в лунном сиянии стою -

ни облачка на душе..."

(Уэсуги КЭНСИН, XYI век)

Элин бесшумно отошла к стене, упруго подпрыгнула и ухватившись за раму, легко выскользнула наружу. По стене шел небольшой бордюр. Хватаясь за незаметные глазу выступы на стене, она быстро пробежала по нему до распахнутого окна на лестничной клетке и мягко спрыгнула внутрь. На мгновение она замерла и прислушалась. Было тихо. На лестнице как всегда никого не было. Здешние доходяги все, как один, пользовались лифтами. Элин презрительно усмехнулась.

Бесшумно пройти через раздевалку было минутным делом. Вот они, эти красавцы. Трое. Отпихивая друг друга, суетятся около двери. Вздохнув, она остановилась в некотором раздумье. Можно конечно дать им по мозгам, но это похоже одно из самых уязвимых мест у будущего цвета космодесанта. Врезать слегка по юношеским достоинствам? Рискованно, не исключено, что тогда они так и не превратятся в мужские...

В это время один из ребят неожиданно оглянулся и вздрогнув, начал неловко выпрямляться, прервав ее недолгое раздумье. Через минуту, несколько смущенные, они стояли перед ней. У первого уши алели так ярко, как сигнальные флажки в старинных видео книгах.

Немая сцена закончилась внезапно. Послышались легкие быстрые шаги, Элин обернулась. В раздевалку влетел высокий ловкий курсант с нашивками второкурсника. Он начал широко улыбаться уже на ходу:

- Лис, я искал тебя в спортзале! Мы только что вернулись с практики и я сразу связался с твоей матерью...

Затем он заметил остальных, которые машинально вытянулись перед ним и удивился:

- А что здесь делает эта мелюзга? Инструктор сказал, что у тебя отдельная раздевалка.

Он на мгновение замолчал, соображая, потом, заметно помрачнев, зловеще произнес:

- Так, все понятно! Отлично. Сейчас от твоих неприятностей не останется и следа. Я всегда славился умением находить убедительные и веские аргументы!

- Остановись, Том, это мои проблемы, - мягко произнесла Элин, но глаза ее опасно сверкнули. - Ты же знаешь, так я вполне могу разобраться и сама.

- Припоминаю... - он задумчиво потер затылок. - Ладно. Все из твоей группы?

- Да.

- Что ж, впереди у них долгая и веселая жизнь. И я им не завидую. Брысь! - грозно бросил он ребятам и те с шумом выскочили в коридор.

2

Инструктор был уже не молод, невысок и худощав, с ленивыми кошачьими движениями. Он внимательно оглядел выстроившуюся перед ним в линию группу первокурсников и медленно прошелся вдоль строя. Говорил он тихо, отчетливо произнося слова.

- Я специально приказал курсанту Халл придти сегодня немного позже, чтобы поговорить с вами без нее. Хочу попробовать вложить немного разума в ваши пока неразумные головы. Мне кажется, что у многих из вас сложились опасные для здоровья заблуждения. Их необходимо рассеять, пока не поздно, чтобы обойтись без ненужных травм.

Он остановился в центре зала.

- Вы все обратили внимание, что курсант Халл занимается в зале одна, без спарринг-партнера, но к сожалению, сделали из этого абсолютно ложные выводы. Кроме того, я постоянно вижу на тренировке иронические ухмылки и слышу посторонние разговоры. Это не только ухудшает дисциплину, но и мешает занятиям. Предупреждаю, что при повторении подобных случаев виновные надолго останутся без увольнительных.

Он сделал паузу. Группа заметно посерьезнела, молодые курсанты стояли навытяжку и внимали.

- Попробую объяснить так, чтобы дошло даже до вас. На следующей неделе начинают занятия старшекурсники и тогда курсант Халл сможет заниматься нормально, в полную силу.

Инструктор оборвал речь и внимательно оглядел строй, стараясь заглянуть каждому в глаза.

- Дело в том, сосунки, что только через два года, наполненных напряженными и усердными занятиями, тех из вас, кто останется в училище и успешно перейдет на третий курс, можно будет поставить с ней в пару. И только тогда я смогу быть уверен, что обойдется без серьезных проблем. Через два года, вы поняли? И то не всех, а самых способных.

Группа напряженно молчала.

- Хорошо. В случае моего отсутствия тренировки вашего курса проводит курсант Халл. В зале обращение к ней: сэнсей, с обязательным поклоном. Всем ясно?

Он еще раз внимательно оглядел застывший строй и закончил:

- Тогда у меня все. Надеюсь, я изложил материал достаточно подробно и доходчиво и больше на эту тему лекций не понадобится. Прошу запомнить: те, для кого требуются повторения, в училище долго не живут. Разбейтесь на пары, начинаем разминку.

3

От ближайшего поселка, где их небольшая группа пересела на местный флайер, до лагеря в горах, было довольно далеко. И хотя маленькая и юркая машина летела очень быстро, ловко лавируя в лабиринте извилистых ущелий, незаметно переходящих из одного в другое, до места они добрались уже поздним вечером, скорее даже ночью.

Пока еще хоть что-то можно было рассмотреть, Хар-раа с деланно унылым видом разглядывала проплывающие внизу нагромождения совершенно голых скал, быстрые горные речушки и поросшие густым лесом пологие склоны, изредка прерываемые глубокими расщелинами. Впрочем, дулась она скорее из упрямства. Она ни за что не хотела признаваться даже самой себе, что места были очень красивыми и на диво живописными.

Хотя Хар-раа и пришлось смириться с неизбежной "потерей" двух месяцев, как она называла любой промежуток времени, когда не могла заниматься любимым делом, однако настроение у нее действительно было довольно кислым. Тем не менее, увидев внизу прилетевшую раньше нее широко улыбающуюся подругу, которая стояла в ожидании у края посадочной площадки и приветственно махала лапой, она заметно оживилась и повеселела.

В отличие от нее, по виду Варг-хаа совсем не было заметно, что будущее длительное пребывание в лагере ее хоть как-то тяготит. Она обладала ровным спокойным нравом и не в пример Хар-раа относилась к подобным вещам намного проще: то, что было неизбежным, следовало принимать, как данность. И уж абсолютно не стоило, по ее мнению, зря тратить на это нервы.

Взяв у подруги сумку, Варг-хаа повела ее за собой, беря немного в сторону и обходя крутой склон. Лагерь расположился в большом ущелье, густо поросшим лесом. Воздух, от которого слегка кружилась голова, был густо настоен на травах и хвое и полон незнакомых ароматов.

- А что там? - Хар-раа мотнула головой в сторону, откуда из-за плотной стены деревьев и высоких густых кустов доносился шум и мелькали неясные огоньки.

- Предыдущая смена. Они скоро уезжают. Еще пару недель и по домам.

- Счастливчики... - Хар-раа громко и тоскливо вздохнула.

Землянка, выделенная им для жилья, была настолько мала, что Варг-хаа без труда удалось договориться с инструктором, что они будут обитать в ней вдвоем. Остальных разместили по трое, некоторых - вчетвером, а в одной большой поместились сразу семеро ребят. Однако, в отличие от летнего лагеря, ребят и девушек разместили отдельно.

Внутри было довольно прохладно и как показалось Хар-раа, немного сыровато, а никакого обогревателя и прочих достижений цивилизации не было и в помине.

- Да, - протянула она, критически оглядывая их жилье на ближайшие два месяца. - И это называется логово. Вот кретины! Они что, моделируют каменный век? Хоть бы один замшелый пень попробовал внятно объяснить мне, зачем и для чего будущего художника надо сразу после третьего курса запихивать в эту дыру! А мыться небось придется в реке?

Варг-хаа утвердительно кивнула и не вступая в бесплодный спор, молча помогла разложить вещи. Она прекрасно знала характер своей подруги и понимала, что ей просто необходимо побрюзжать еще некоторое время, чтобы погасить накопившееся раздражение и выпустить пар...

Первый поход начался сразу после приезда, глубокой ночью. Они едва успели разместить поудобнее свои немногочисленные пожитки и придать землянке обжитый вид, как по комму прошел сигнал общего сбора. Брать с собой розданное снаряжение не полагалось.

Внезапно начавшийся сильный дождь похоже только обрадовал одного из инструкторов, возглавившего группу, который легко и неслышно двигался впереди. Тьма была кромешная. Обе луны в это время не светили, а низкая облачность, хотя и с прорехами, была достаточно плотной. Ночное зрение у пантрян по земным меркам было великолепным, но Хар-раа с большим трудом различала почву под лапами, стараясь по возможности наступать на относительно ровные участки. Однако заметив, что остальные послушно и молча лезут в гору, она тоже не издала ни звука. Хотя сомнение в умственных способностях тех, кто до сих пор считал подобные вылазки подходящим средством для "закалки духа" будущих взрослых жителей планеты, росло с каждым шагом.

Сначала она решила, что они отойдут немного от лагеря, осмотрятся и повернут назад. Поэтому, когда примерно через полчаса инструктор внезапно остановился и собрал всех в кружок, Хар-раа мысленно поздравила себя с правильной догадкой. Но похоже, она сильно переоценила количество здравого смысла у своих новых наставников и уже скоро ей было суждено горько разочароваться.

Бодрый и веселый руководитель вылазки коротко обрисовал задачу. На первый раз они пройдут совсем простенький маршрут, просто чтобы осмотреться. Впереди довольно большая осыпь, но ее они преодолеют без труда. Дальше придется лезть вверх по обрыву, но это тоже не трудно - он весь зарос длинными, прочными и очень удобными лианами. Потом немного по равнине и через лес. И все. Правда почва там очень топкая, так что хоть деревья как-то и ухитряются расти, но их вес болото вряд ли выдержит. Напрямик никак не пройти. Придется забраться на кроны - и вперед.

Главная задача на сегодня не в скорости, внушительно говорил инструктор. Главное - постараться почувствовать ритм общего движения, и уловить свой собственный ритм. Если они смогут этого добиться, прекрасно. Тогда двигаться станет очень легко. Если нет, придется повторять упражнение до тех пор, пока это чувство не придет.

Передвигаться они будут бегом, в шеренге по одному. Рекомендуемое расстояние между обучаемыми - два, три корпуса. По мере возможности нужно стараться не шуметь. Сам он пойдет первым. Маршрут знает только он один, так что основное для участников похода - не отставать от бегущего впереди. Кто отстанет, будет добираться до лагеря в одиночку. Опасных животных здесь нет. Все понятно? Вопросов нет? Отлично. Разобраться в шеренгу! Пошли!

Хотя в последующие два месяца Хар-раа предстояло испытать много всего интересного, эта ночь запомнилась ей надолго. Такого кошмара она просто не могла себе представить! Поскольку все внимание было нацелено на то, чтобы не отстать и куда-нибудь не свалиться, она абсолютно не соображала, где они находятся. Однако боковое зрение автоматически отмечало, что темнота временами становится менее плотной и в пологе густой, пахнущей дождем листвы, мелькают редкие звезды. А однажды она услышала негромкий шум водопада и всю ее, и так уже мокрую, осыпала мелкая и противная водяная пыль. Под лапами замелькали редкие скользкие валуны, которые через некоторое время сменились крупной хрустящей галькой, после нее пошел мокрый песок, потом глина и так до бесконечности...

Возвращение в лагерь было далеко не триумфальным. Все промокли буквально до костей, а замучились так, что от шерсти буквально валил пар. Последние пару километров отряд протопал без преувеличения по шею в жидкой грязи, безуспешно пытаясь не хлюпать. Однако хриплое дыхание разносилось далеко вокруг. Хотя все по-прежнему молчали, Хар-раа понимала, что мысли и ощущения остальных вряд ли сильно отличаются от ее собственных. Она же была вымотана до предела, настолько, что не было сил даже ругаться.

Все лагеря, в которых ей пришлось побывать до этого, а их со времен детства набрался не один десяток, не шли ни в какое сравнение с этим. Она вспомнила, как исхудавший и одичавший брат, давно, еще когда она была совсем маленькой, вернувшись из подобного лагеря, шутливо пугал ее, когда она просила рассказать, что с ними там делали.

Когда они наконец добрались до конца маршрута, дождь закончился и наступил рассвет. На перекличке Хар-раа с изумлением поняла, что никто из группы не отстал и не потерялся. Рядом шумно дышала Варг-хаа, которая всю дорогу бежала следом, прямо за ней. При свете солнца ущелье выглядело просто сказочным. Все, кроме инструктора, с трудом волочили лапы и тяжелые, обвисшие хвосты. Как они никуда не свалились во время этой безумной ночной гонки, навсегда осталось для Хар-раа полной загадкой.

Впрочем, сейчас ей абсолютно не хотелось ни о чем думать. Все тело ломило и она страстно желала только одного: несмотря на грязь, плотно облепившую все тело, найти спокойное местечко, рухнуть и пролежать не двигаясь по меньшей мере сутки. Однако Варг-хаа настаивала на немедленном купании и ей скрепя сердце пришлось смириться с неизбежным и вместе со всеми доковылять до реки.

Перед тем, как распустить группу и разрешить непродолжительный отдых, жизнерадостный инструктор на прощанье вскользь обронил, что хотя они и будут стараться проводить такие разминки по возможности регулярно, но впереди их ждет много других, намного более серьезных занятий и вряд ли останется свободное время на прогулки просто так, для души. Как этой ночью.

4

Вернувшись в капсулу, Элин подумала, что раз вопрос с дыханием разрешился, настало время вплотную заняться ребенком. Судя по показаниям индикаторов аккумуляторы саркофага могли проработать еще пару недель, но было лучше заранее разобраться, в чем дело. Здоровых детей не держат в медицинских саркофагах, а размораживать ребенка рано или поздно все равно придется. Да и зря разряжать аккумуляторы совсем ни к чему. Энергия всегда может пригодиться.

Размонтировав и сложив у стенки кресло, которое поддавалось довольно неохотно, она освободила середину капсулы и перетащила туда саркофаг, постаравшись устроить его поудобнее. Нахождение в теле пантры до сих пор давало значительные преимущества. Мускулы у нее были просто стальные и совсем не женские. Впрочем, кто знает, какие мускулы у настоящих пантрянок.

Так, теперь нужно попытаться состыковать с саркофагом пультовый компьютер. Она открыла корпус и внимательно осмотрела внутренности. В принципе, поломки были не слишком серьезными. В корабельном оборудовании по традиции было полно избыточных элементов и оно проектировалось зверски живучим. Если вытащить несколько ненужных сейчас блоков, а на их место рискнуть переставить вот эти и попробовать потихоньку зарастить... А потом дать чуть энергии... и если сразу не вылетит, то можно попробовать запустить.

Машина должна сама перепрограммироваться. Конечно, она будет работать значительно медленнее, да ведь ей на ней не летать! Главное, что бы вообще заработала. Черт, рановато она взялась хвалить свое тело. Хоть ее пальцы на лапах и были очень подвижными и ловкими, земные руки ей сейчас совсем бы не помешали.

В помощь лапам пришлось использовать зубы, а один раз даже нос. Как ни странно, работа спорилась и постепенно что-то стало получаться. Ну вот, теперь все. Она включила компьютер и подождав окончания тестовых прогонов, полюбовалась нормально работающей машиной. Потом, немного повозившись с программой, сумела наконец вывести на экран данные, записанные на медкарте саркофага.

Устроившись поудобнее, Элин принялась читать. Ребенок оказался девочкой. Мдаа... Как она и ожидала, ничего вдохновляющего не было. Частичный паралич, из-за защемления нерва спинными позвонками, плюс несколько менее серьезных травм: пара переломов и следы сотрясения мозга. Пост травматическое состояние, результат падения и сильного ушиба. Без стационарного оборудования нечего и думать что-нибудь сделать. Были и еще какие-то нюансы, понятные только специалистам. Из них следовало, что задет спинной мозг - требовалась частичная регенерация. Травма оказалась слишком сложной для медиков колонии, поэтому девочку и отправили на лечение в региональный центр. И что же теперь делать?

Элин задумалась. В голове вдруг образовалась дикая мешанина: замелькали обрывки каких-то медицинских терминов, ярких объемных картинок, способов лечения и названий спецаппаратуры, применяемой в подобных случаях. Что за дьявольщина? Проснулась ее необъятная память? Похоже, у нее были и какие-то начатки медицинского образования, удивленно подумала она. Элин, так ты еще и врач, вдобавок ко всем своим талантам? Не многовато ли для простой бесхитростной пантры? Прямо таки универсал-энциклопедист...

А если? Что-то настойчиво стучалось в памяти, пытаясь пробиться наружу и не находило выхода. Тот компьютер на корабле, который непостижимым образом ответил! А ведь она всего лишь положила на него лапы. Элин вспомнила, как она сжимала прибор и заклинала про себя: ну давай же, давай! Только страстное желание и ничего больше. Без шлема, со сломанным пультом ручного управления. А машина отозвалась! Выходит, ее лапы вовсе не так просты...

Будь что будет, раз она толком ничего не помнит, теперь ее царь и бог интуиция. На некоторое время сам саркофаг можно просто открыть, оставив автоматику и переведя ее в ждущий режим. Не надолго. Если проделать все достаточно быстро, девочке это ничем плохим не грозит.

Боясь, что решимость пропадет так же неожиданно, как и появилась, Элин быстро проделала все необходимые манипуляции. Потом глубоко вздохнула и отключила замки. Крышка медленно сдвинулась вбок и исчезла. Перед ней лежала темноволосая девчонка, лет двенадцати-тринадцати, с живым, симпатичным личиком. Впрочем, точный возраст есть в медкарте. Она находилась в глубоком искусственном сне: тело расслаблено, глаза закрыты, дыхание едва заметно.

Элин сосредоточилась и вытянув вперед лапы с растопыренными пальцами, приблизила их вплотную к телу девочки и не касаясь кожи, медленно и осторожно повела от головы к низу туловища. Она ощущала странное покалывание в кончиках пальцев. Внизу, ближе к области живота, появилось сильное ощущение дискомфорта. Скорее всего, очаг болезни на спине. Она аккуратным движением, стараясь не побеспокоить ребенка, слегка повернула девочку на бок и коснулась спины. Здесь! Ощущение было очень ясным и отчетливым.

Не сознавая, что делает, она положила обе лапы на спину девочки, закрыла глаза и напряглась, задерживая дыхание. Да, она ясно видела больное место! Вот он, этот позвонок. Лапы вдруг задвигались сами, без ее участия. Здесь надо немного подвинуть, помассировать и погреть, круговыми движениями. Она вдруг ощутила радостное чувство, что делает все абсолютно правильно. Теперь отвести лапы немного назад, сложить их домиком...

Через довольно продолжительное время она откинулась, слегка задыхаясь от напряжения. Вроде что-то получилось. Опять провела лапами над спиной девочки, уже более уверенно, просто для контроля. Да, неприятные ощущения не пропали совсем, но стали заметно слабее. А если повторить процедуру еще раз?

На этот раз по лапам разлилось ровное приятное тепло, нигде ничего не покалывало и не дергало. Неужели все так просто, недоверчиво подумала она? Ну-ка, посмотрим, что скажет неподкупная машина...

Бросив взгляд на экран, Элин захотелось запрыгать от радости и громко запеть победный марш. Чуждая всяких эмоций машина говорила о том, что причина травмы исчезла бесследно и у девочки все в порядке. Теперь ее можно было размораживать, не опасаясь никаких последствий! Элин, кто бы ты не была, ты просто чудо, ласково сказала она себе. Ты вовсе не машина для убийства. Какой же дурак замахнулся на такое умнейшее, уникальное создание! Она ему еще задаст, когда выберется отсюда!

Она отсоединила компьютер, аккуратно закрыла саркофаг и запустила автоматику размораживания. А потом без сил опустилась рядом, закрыв глаза. Энергии на лечение ушло немало, она впервые почувствовала сильную усталость. Процедура будет довольно длительной, можно расслабиться и спокойно полежать рядом, думая о чем-нибудь приятном. Спина и лапы отчаянно ныли. Кстати, не помешает что-нибудь нафантазировать для девочки. Попробовать по возможности связно изложить всю эту путаную историю. Придется тебе дорогая для разнообразия немного потрудиться головой.

И заодно неплохо подумать о том, почему до сих пор не хочется есть, пить и спать. Что, она может вообще обходиться без пищи? Смутные соображения на эту тему уже начали шевелиться в голове, лениво перекатываясь; ее организм явно работал в автоматическом режиме и начинал вспоминать тогда, когда хотелось ему самому, а вовсе не ей...

Эти воспоминания можно было назвать любым словом на выбор: странные, невероятные, а временами и страшноватые. От этих воспоминаний хотелось рычать, а шерсть на загривке невольно вставала дыбом. Может полезными они и были. А вот сказать, что они были приятными, значило бы довольно сильно погрешить против истины.


В мешанине смутных воспоминаний, заменявших Элин память о прошлой жизни, саркофаг занимал одно из самых почетных мест. В прежней жизни ей столько раз приходилось выплывать из беспамятства, лежа в разного рода саркофагах, что она давно потеряла этому счет. Но ощущение странной мучительной дурноты, сопровождавшее каждое очередное появление на свет, она помнила хорошо и совсем не удивилась бы невольному испугу ребенка. Однако девочка показала себя молодцом. Она только очень долго и недоверчиво глядела на Элин широко распахнутыми глазенками, хлопая длинными красивыми ресницами, пока наконец не поняла, что сон закончился.

- Ты настоящая, да? Ты кто? - негромко спросил ребенок. Голос был слабым и непослушным, говорила она с трудом. Девочка лежала неподвижно, не пытаясь приподняться. По-видимому, тело все еще хранило в подсознании воспоминание о пережитой боли. Судя по выражению на ее мордашке, она похоже еще не совсем пришла в себя и усиленно моргала, видя все происходящее не в фокусе.

- Меня зовут Элин, - Элин постаралась, насколько могла, смягчить свой голос. Правда, далось это ей не без труда, ее теперешний голос был предназначен скорее для рыка, чем для мурлыканья. - Я - пантра. Есть такая планета - Пантара, а я с нее. Мы с тобой летели на одном корабле и потерпели крушение около этой планеты. Корабль разбился при посадке, а мы, к счастью, остались целы и невредимы.

Девочка недоуменно наморщила лоб.

- Корабль?.. А откуда взялся корабль? Я помню только медцентр. После того, как свалилась со склона, меня отвезли туда. Этот дурацкий куст... Мама сказала, что это ненадолго. Потом врачи надели на меня шлем и я заснула... А как я оказалась на корабле?

Элин немного помолчала, обдумывая ответ.

- Наверное, они решили направить тебя на обследование в другое место. Не смогли сами справиться, у врачей такое тоже иногда бывает. Вот окрепнешь немного, подумаем вместе. Главное, что у тебя теперь все прошло и ты совершенно здорова. Как тебя зовут?

- Тая.

- А откуда ты?

- С Астары. Мы живем там, в колонии, уже два года. А вообще я с Земли. А мама с папой знают, где я?

- Надеюсь, что да, - Элин постаралась придать своему голосу толику уверенности. - Корабли просто так не пропадают. Но мы с тобой все равно поищем связь. Не бойся, я не думаю, что мы здесь застряли надолго. Уверена, что нас быстро найдут.

- Я и не боюсь, - девочка сразу нахмурилась, видимо не на шутку уязвленная подобным предположением, но ее личико быстро прояснилось. - Совсем наоборот. Такое приключение - это просто блеск! Ребята умрут от зависти. А если еще и мама с папой знают, где я... - она изучающе посмотрела на Элин и видимо, придя к определенным выводам, лукаво улыбнулась и решительно закончила: - По правде сказать, эта дурацкая школа мне здорово надоела!

Элин сделала строгое лицо, но ребенок его проигнорировал. Тая медленно подняла руку, потянулась к ней и осторожно коснулась ее шерсти.

- Какая мягкая, - мечтательно сказала она. - Я смотрела видео про Пантару, много раз. Жаль, что к вам никого не пускают, у вас там так здорово! Везде прямо настоящие джунгли. А почему у тебя земное имя?

- Знаешь, у меня тоже некоторые проблемы с памятью. Но если подумать и попробовать сложить вместе все, что я смогла вспомнить, то получается вот что. Наверно, я некоторое время находилась на Земле и для удобства взяла себе это имя. И привыкла к нему, по-моему, оно очень симпатичное. А настоящее у меня конечно другое, но даже если я его и вспомню, тебе будет трудно его выговорить.

- А что ты делала на Земле?

Пока Элин ждала конца процедуры размораживания, она сложила более-менее правдоподобную легенду и теперь, не моргнув глазом, принялась бодро ее излагать.

- Думаю, что училась в Училище космодесанта. Это хорошо объясняет почти все, что мне удалось вспомнить. Там есть специальное отделение, для инопланетников.

Глазенки у девочки округлились и загорелись, она даже попыталась привстать:

- Вот здорово! А ты меня не обманываешь? Разве женщин туда берут?

- Для меня сделали исключение, - мягко ответила Элин. Черт, надеюсь, что я не сильно вру. Нехорошо обманывать детей. А может, действительно, так все и было?

- Так ты настоящий косморазведчик? Вот это да! Я всю жизнь мечтала познакомиться с косморазведчиком. Я... - девочка замолчала, а потом выпалила: - Я сама буду десантником, когда вырасту, вот увидишь! Я даже пробовала начать заниматься, но одной плохо. Никто ведь не понимает... А ты, ты ведь сможешь немного потренировать меня по настоящему, да?

Элин опять сделала взрослое лицо - черт его знает, как у пантрян с мимикой - и осторожно приблизила лапу ко лбу девочки. Кажется холодным, но если учесть разницу в температуре... Наверно, все-таки немного горяч, но теперь это уже не страшно. Нормальные остаточные явления. Тьфу-тьфу, не сглазить бы.

- Сейчас об этом рано говорить. Тебе надо сначала придти в себя и восстановить силы. Но в принципе, позаниматься обязательно придется. Планета дикая, оружия у нас нет. Придется до прихода спасателей быть начеку, а для этого просто необходимо быть в хорошей форме.

- Ура! Вот здорово! А ты и сейчас на задании? - жадно спросила девочка.

- Ну, наверно, в некотором роде, - Элин уже пыталась пошарить у себя в голове, но ничего определенного на этот счет обнаружить не удалось. - Только это большая тайна!

- Вот это да! - восторг уже не умещался внутри и рвался наружу. От волнения Тая даже стала запинаться: - А можно, я... можно мне... ну, я тоже, я же могу быть с тобой вроде как на задании? Как стажер?

Элин встретилась глазами с девочкой. На редкость живой и симпатичный ребенок, подумала она. И кого-то страшно мне напоминает... Что же, сколько мы тут провандалимся, неизвестно. И жизнь тут будет суровая, жизнь, а не игра. Вряд ли удастся выбраться отсюда так легко и быстро. Но с другой стороны, плох тот командир, который гасит энтузиазм команды.

- Попробовать можно, - осторожно сказала она. - Только учти, это уже будет не игра. Мы с тобой - автономный боевой отряд, на враждебной планете. Нас двое, врагов до черта. Значит все всерьез. И в первую очередь - железная дисциплина. Никаких не хочу и не могу. Таких слов у разведчиков нет. Принимается?

- Принимается, - тоже серьезно ответила девочка. - Ты... ты узнаешь, я не трепач. Я тебя не подведу. А можно...

- Что?

Девочка неожиданно замялась.

- Ну, у разведчика ведь обязательно должна быть кличка, я читала...

- Ты хочешь сказать прозвище? Псевдоним?

- Ага. Можно мне взять: "Охотник"? - Тая умоляюще посмотрела на Элин, явно впервые выдав постороннему, да еще взрослому, свою заветную мечту.

Элин постаралась не улыбнуться. По странной прихоти памяти она почему-то помнила, правда довольно смутно, знаменитый и нескончаемый детский сериал о приключениях непобедимого космодесантника со странным прозвищем - Охотник. Грозы всевозможных галактических негодяев и его верного друга, старого мудрого робота-паука. Надеюсь, мне не придется его изображать, подумала она опасливо.

- Договорились, стажер. А теперь тебе надо немного попить, если сможешь и на сегодня все: дальше - только отдых. Набирайся сил. Вставать пока не надо, тебе еще рановато. Сейчас это самые главные дела.

Она машинально огляделась вокруг, заранее зная, что ничего нового не увидит.

- Придется тебе пока полежать в саркофаге, больше негде. Потом придумаем что-нибудь.

- Есть, командир! - твердо ответила девочка. - Принято к исполнению.

5

Стоя на вершине высокой скалы, Элин внимательно вглядывалась в далекую подозрительную выпуклость у самой черты горизонта, стараясь рассмотреть ее получше. Она довольно легко забралась на выбранную заранее площадку, с которой открывался великолепный обзор. Если зрение ее не обманывало, то эта штука напоминала купол.

Она напрягла глаза. А ведь это действительно купол. Стандартный купол, для работы на неосвоенных планетах. Если это так, то им крупно повезло. Живых людей и активно действующих автоматов на планете нет: она вспомнила полное радиомолчание в эфире. Но раз остался брошенный купол, то можно попробовать найти какое-нибудь оружие или оборудование. Очень странно. Значит, планета вовсе не такая дикая, какой показалась на первый взгляд. Не похоже, чтобы неведомый противник мог так элементарно просчитаться.

Обычно купола сворачивают, закончив работы. А раз этот остался брошенным, неважно по какой причине, то внутри должна остаться и централь. В каком состоянии, это уже другой вопрос. Централь составляет с куполом единое целое. Значит, не исключено, что там удастся обнаружить данные по планете, а если уж совсем повезет - то и аварийный буй. Тогда они смогут позвать на помощь. А это уже не просто шанс, это - большой шанс. Ведь просто так, без координат, их могут искать годами. Если этим вообще хоть кто-то занимается, угрюмо подумала она.

И еще одно, самое главное. Купола просто так на поверхности не ставят. Здесь либо вели изыскательские работы, либо готовилась какая-то стройка. А тогда шансы найти что-нибудь стремительно возрастают. К тому же строители или изыскатели никогда не ограничиваются одним куполом. Что означает - купол не один, где-то здесь, относительно недалеко, должны быть и другие купола.

Значит, если оставаться на позиции тщательного заговора, а это несомненно так, то планета не так проста, как кажется на первый взгляд. И выбрана не зря. На ней непременно должно быть что-то, сильно осложняющее задачу выживания, а то и делающее ее вообще невозможной...

Вдалеке, по направлению к куполу, нагромождения скал постепенно исчезали, сходя на нет, местность становилась заметно ровнее, переходя у самого горизонта в засушливую холмистую степь. Элин повела головой и вздохнула. Если бы она спланировала чуть подальше... Да кто же знал. Угораздило в темноте свалиться в эту гористую мешанину. Как они уцелели, знает только бог.

Быстро, но осторожно спускаясь со скалы, Элин внимательно осмотрела расщелину, которую обнаружила, когда искала путь наверх. Она была сухой и выглядела достаточно удобной. Да, вполне пригодна для жилья, если возникнет необходимость. Вход легко забаррикадировать и к тому же недалеко от источника воды. А потом не помешает осмотреть скалы поближе к куполу. Подходящих пещер в таких местах должно быть много...

Внизу она заметила несколько давешних хищников. Небольшая стая мелькнула в отдалении, не особенно прячась. Похоже, их здесь немало и вероятно, особо опасных врагов у них в этом районе нет. Надо быть все время настороже, подумала Элин.

Вернувшись в капсулу, где Тая с нетерпением ждала ее возвращения, Элин весело сказала:

- Ну, Охотник, я нашла две очень интересные вещи. Первая - это довольно уютная пещера. Не исключено, что нам придется сменить место жительства.

- А вторая?

- О, это еще интереснее. Вдали виднеется что-то похожее на купол. Правда он очень далеко и видно плохо.

- А что это такое?

- Ты их разве никогда не видела? Когда в необжитом месте что-то нужно построить или отремонтировать, то обычно разворачивают стандартный купол, так быстрее и удобнее. Они бывают разных размеров и назначения, но устроены похоже. Склад, ремонтная мастерская, силовая установка и централь. Помещения для людей, ангары для техники и роботов. Этот довольно крупный. Если, конечно, это действительно купол.

- На Астаре таких не было. Мы туда пойдем?

- Не сразу. Тебе по меньшей мере пару дней нужно приходить в себя. Да и мне не помешает отдохнуть. А потом, разумно некоторое время оставаться на прежнем месте. Вдруг кто-нибудь засек наше падение, шуму мы наделали изрядно. Пища и укрытие у нас пока есть, так что торопиться нет никакого резона. Пока будем осматриваться, потихоньку исследовать окрестности и налаживать житье-бытье. Это тоже не так просто. Ты ходила в походы?

- Да, много раз. Мы с ребятами на каникулах всегда путешествовали по Астаре. У нас там тоже есть горы, только не такие. Наши высокие и очень красивые. И много озер.

- Ну вот видишь. Тогда ты, как опытный путешественник, понимаешь, что я имею в виду. Чтобы большой поход прошел удачно, к нему необходимо тщательно подготовиться.

Глава 4

1

Том Даркин поджидал ее на улице, у выхода из главного корпуса. Он сосредоточенно вышагивал взад вперед. Издалека заметив массивную фигуру и мрачное лицо, стайка сопровождения незаметно растаяла.

- Привет! - бросила Элин на ходу. - Что такой хмурый? Опять мировые проблемы?

- Лис, ты как всегда, спешишь, - грустно констатировал Том. - Куда сейчас?

- В узловой терминал. Нужно закончить расчеты по курсовой. Хочешь, поедем вместе, расскажешь на ходу.

Они запрыгнули в подошедший кар и расположились недалеко от выхода. Пассажиров в это время было немного. Элин сделала "врачебное" лицо, развела руки и поднеся их к голове Тома, строго сказала:

- Так, больной, сейчас мы вас продиагностируем... Что, проблемы с весом или с дисциплиной? Лучше сразу выкладывайте начистоту.

Том учился очень успешно: практически он постоянно входил в первую десятку. Возможно, он мог бы добиться и большего, если бы не две вещи: любовь к экзотическим блюдам, которая создавала постоянные проблемы со сбалансированным питанием. И любовь к прекрасному полу, которая входила в столь же постоянные противоречия с железной дисциплиной училища.

- Ээ... Это девушка.

- Что? - Элин с изумлением воззрилась на него. - Том, только не говори мне, что ты опять влюбился!

- Ну, не совсем, но...

У Даркина был очень несчастный вид. Элин вздохнула. После того знаменитого поединка они как-то незаметно сблизились и постепенно стали близкими друзьями. Несмотря на то, что Томми был феноменально влюбчив, на нее у него оказался врожденный иммунитет. Он тоже, как и Элин, был одним ребенком в семье и сразу стал воспринимать ее, как долгожданную младшую сестренку, о которой мечтал всю свою одинокую жизнь. Он нежно заботился и неназойливо ее опекал.

Элин это очень устраивало. Том отпугивал многочисленных поклонников, которые доводили ее буквально до белого каления. К тому же, несмотря на легкомысленный вид и поведение, у Тома был живой и острый ум. С ним было интересно и можно было о многом поговорить. В ответ она выслушивала его частые путаные излияния и старательно давала дружеские советы.

- Так в чем проблема? У нее уже есть парень?

- Если бы, - Том презрительно махнул рукой. - Хуже. У нее есть брат, немного старше. - Он сделал движение, как-будто хотел сплюнуть, но вовремя удержался. - Мерзкий тип, из этих, нынешних, ну сама знаешь, интеллектуалов-чистоплюев. Увидал как-то меня и начал молоть языком: костоломы, убийцы, дубовые головы, динозавры... Уже много столетий назад, говорит, наступило время развитого интеллекта, а не мускулов... В общем, нес всякую ахинею. Дать бы ему по этим развитым мозгам... Но для сестры он страшный авторитет, девчонка просто смотрит ему в рот. "Ты знаешь, Томми, он у нас такой умный, просто гений". Тьфу! Безвыходное положение.

- А я-то что могу поделать?

- Отвлекающий маневр. Поедем со мной. Последнее время он с ума сходит от какой-то компьютерной программы. Чего-то они там лепят у себя в институте, да только ни фига не выходит. Как только он тебя увидит, так сразу офанареет, а когда ты еще врежешь ему по компьютерным соплям...

- Да? - Элин с сомнением посмотрела на него.

- Точно! А если еще наденешь кружевное платье, ну то, голубое... Да этому мозгляку достаточно будет только раз увидеть тебя и он хлопнется в обморок! У него сразу пропадет охота лезть в чужие дела. Уверен, ему будет не до того.

Элин звонко расхохоталась.

- Томми, да ты просто прирожденный психолог, знаток мужской души и женской моды! Не хочешь, пока не поздно, сменить специальность? Как зовут эту выдающуюся личность?

- Ник. Ник Гартен.

- По-моему, идея совершенно дурацкая.

Том энергично замотал головой и заныл:

- Эл, да ты же себя недооцениваешь! Ты посмотрись в зеркало! Ну что тебе стоит? Вспомни, как эти кретины к тебе постоянно липнут... Давай попробуем, что тебе, жалко?

Элин на секунду задумалась.

- Ладно, только сегодня никак. Очень плотное расписание, все забито. Завтра после пяти, договорились?

- Заметано.

Том распахнул дверцу. Автомат-водитель за долю секунды разгадал его намерения и кар плавно затормозил на повороте. Том резко подбросил тело вверх, с пижонским переворотом и легко выпрыгнув на ходу, мягко приземлился прямо на зеленом газоне. Помахав ей рукой, он исчез за углом.

Машина негодующе фыркнула и снова набрала скорость. Элин проехала еще пару кварталов, а потом спокойно вышла. Все-таки Томми странный человек, подумала она, вбегая наверх по красивой широкой лестнице. Эта его постоянная влюбчивость, что-то совершенно аномальное. А теперь он хочет и ее втянуть в свою дурацкую историю.

В терминальном узле глобальной нейронной сети было тихо и уютно. Это было место, откуда любой житель города мог получить доступ к громадной вычислительной мощности планеты. Пока, правда, ограниченный по времени. Естественно, если ему вдруг по каким-то причинам стало не хватать емкости обычной сети, доступной из каждого дома. Однако ее мощность росла очень быстро и не исключено, что скоро вводы окажутся у каждого.

Центр походил на старинные библиотеки, здесь было уютно и не принято громко разговаривать. Элин прошла к своему давно облюбованному местечку в углу, утопающему в зелени, у маленького ступенчатого бассейна с золотыми рыбками, в котором тихо журчала вода. В принципе, все терминалы сети были одинаковы. Но ей здесь с первого раза так понравилось, что она зарезервировала это место за собой на максимальный срок, который был возможен - до конца учебного года.

Конечно, "этот хмырь", как она его называла про себя, все еще торчал здесь. Она вздохнула. Время перед ней принадлежало какому-то типу, который никогда не освобождал место вовремя. В зависимости от настроения Элин либо с выражением вежливой скуки на лице выслушивала его путаные излияния, либо попросту спихивала с кресла.

Впрочем, неохотно призналась она себе, хмырь был довольно симпатичным и как ни странно, не вызывал у нее привычного чувства отталкивания, которое обычно возникало при общении с представителями противоположного пола.

Услышав ее шаги, он виновато обернулся, приподнял шлем, освободив один глаз и тихим голосом умоляюще произнес:

- Добрый день. Я уже почти закончил, еще буквально пару минут. Сейчас программа выдаст результат, ее нельзя прерывать.

Элин поздоровалась, подтянула ногой свободное кресло и села рядом. Достав свой шлем, она стала вертеть его на пальце. Опять двадцать пять.

- Скажите, а почему вы не работаете у себя? Я просто не могу, у меня курсовые расчеты по космонавигации, нужен прямой выход в глобальную сеть. Но у вас, я думаю, таких проблем нет?

Она вежливо, но холодно улыбнулась. Тип пялился в голоэкраны, запустив пятерню в волосы, торчащие из-под шлема во все стороны и ответил не сразу, а спустя некоторое время.

- Что?... А, сеть. Видите ли, у нас тоже сложная задача... И в институте я, конечно, работаю. И дома тоже. Вообще, все, что можно, мы делаем по домам, каждый свой кусок. Просто я координатор группы и свожу отлаженные блоки воедино. Мощности домашней сети для этого к сожалению не хватает.

- И что же это за таинственная задача?

- Да нет, в ней нет ничего таинственного. Мы - мозговики, ну, в общем... занимаемся структурами мозга... Вы знаете, многие задачи в этой области не уступают по сложности навигационным, а некоторые даже превосходят их. А когда мы начали считать совсем новую конструкцию, да еще и в динамике... Жуть. Сейчас, еще немного...

Он смотрел на нее, умоляюще хлопая глазами. Компьютер что-то пропел и остановился.

- Посмотрите, разве это не красота? - умиленно протянул тип и включил внешний вывод. Машина выдала толстенную многостраничную таблицу, повисшую в воздухе, полную графиков и цветных картинок и стала быстро перелистывать ее. Картинка тут же ожила и стала медленно поворачиваться, переливаясь всеми цветами радуги. Элин пригляделась. На первый взгляд, изображение напоминало кочан цветной капусты, в разрезе. На человеческий мозг, насколько Элин помнила занятия в школе, это совсем не походило. Тип радостно хмыкнул, быстро записал итоговый результат и махнув рукой, стер изображение. Потом он выхватил свой кристалл и с воодушевлением размахивая им, завопил, впрочем, сильно понизив голос:

- Сегодня великий день! Видите, я не врал - всего несколько минут. Вы просто спасли меня. Огромное вам спасибо!

- И вам спасибо, - Элин передвинулась поближе к вводу, надела свой шлем, активировала его, вложив свою курсантскую карточку и удобно откинувшись в кресле, начала вводить идентификационный номер. - Что-то еще?

Краем глаза она видела, что он нерешительно топчется рядом, сопит и не уходит. Тип опять взъерошил торчащие волосы и неуверенно произнес:

- Э... мы с вами довольно часто разговариваем... и всегда без имени, это как-то неудобно...

Он набрал воздуху и решительно закончил:

- Разрешите... меня зовут Ник.

Элин приподняла шлем и подозрительно посмотрела ему прямо в глаза. Нет, не липнет, решила она после недолгого размышления. Было видно, что даже сейчас, когда он умоляюще смотрит на нее, основное место в его голове занимает таинственная программа построения каких-то очень динамических структур, непонятно в чьих мозгах.

- Очень приятно. А меня - Элин. А теперь линяйте, Ник, у меня куча дел.

Он уже был у выхода, когда она внезапно обернулась и негромко окликнула его:

- Простите, Ник. А можно узнать фамилию?

- Конечно. Гартен. Ник Гартен.

2

Если смотреть издалека, разумеется через соответствующие приборы, то могло показаться, что крохотный серебряный паучок, слегка раскачиваясь под порывами сильного ветра на невидимой паутине, несется навстречу громадной, нагретой солнцем, черной выщербленной скале, рассеченной посередине глубокой и ровной расщелиной.

Юркая десантная шлюпка, накрытая колпаком маскировочного поля, бесшумно вынырнула из-за чуть выпуклого борта большого пассажирского лайнера. Группа захвата должна была появиться у главного шлюза внезапно и незаметно. Вторая шлюпка с командой прикрытия подбиралась со стороны грузового отсека. И в заранее условленный момент должна была, протаранив ворота ангара, ввязаться в шумный бой, чтобы отвлечь внимание главных сил противника от их высадки.

Гигантский полигон полностью имитировал настоящую боевую обстановку. Элин невольно поежилась в жестком десантном скафандре. Лица сидящих рядом не были видны, их скрывал спектролит шлема, но чувствовалось, что ребята тоже волнуются. Защита на учебных скафах была специально здорово ослаблена, по сравнению с настоящими, боевыми, а роботы, изображающие противника, бились жестоко и спуску курсантам не давали.

Их маленький штурмовой отряд, находящийся в шлюпке, состоял из двух боевых троек. Четверо из шести были курсантами параллельной группы, команды обоих шлюпок были перетасованы и сформированы компьютером только вчера. Никаких тренировок на притирку новоиспеченному отряду не полагалось. Руководителем операции назначили одного из чужаков. Высокого худого парня с заносчивым взглядом и резкими движениями, по прозвищу Ястреб.

В шлюпке было тесновато, все были буквально с ног до головы обвешаны оружием. Набор его, в отличие от количества десантников, никем не ограничивался и каждый из курсантов постарался захватить побольше. Элин не была исключением. Сейчас ей внезапно пришло в голову, что это не совсем разумно: лишняя амуниция будет здорово мешать во время операции, а главное - ограничивать свободу движений. Да что теперь делать. Будь на них настоящий десантный скаф, можно было и не жадничать. Тяжелый боевой скафандр сам являлся грозным оружием, если учесть все, что в него было вложено многими поколениями конструкторов. По существу, это был боевой корабль в миниатюре.

Курс Элин благополучно заканчивал третий учебный год. Хотя отсев был довольно приличный, основной костяк давно сложился и они отлично притерлись друг к другу. Сейчас у всех групп наступила боевая практика на полигонах. Потом шли индивидуальные зачеты по космовождению, навигации и связи, затем - сдача экзамена по основам самопомощи, а потом недолгие, но очень насыщенные каникулы, которых все ожидали давно и с нетерпением. Хотя учеба в училище была захватывающе интересной, а молодые организмы на редкость выносливы, тело все-таки брало свое и настоятельно требовало отдыха.

Все остальные предметы они уже сдали и довольно прилично, отстающих в ее группе, к счастью, не оказалось. Последние два предмета Элин не волновали абсолютно. Она была пилотом от бога, в отца, и могла летать на всем, что летает, буквально с закрытыми глазами. А после окончания колледжа имела подтвержденный практикой диплом врача-практиканта первой ступени, поэтому вполне резонно не ждала для себя от оставшихся экзаменов никаких неприятных сюрпризов.

Позади их маленького кораблика на некотором отдалении шла шлюпка офицеров-инспекторов, чуть побольше и вся в разноцветных огнях, как новогодняя елка. Впрочем, глаз наблюдателей хватало: следящие камеры были натыканы повсюду, их было полно на корабле-мишени, несколько десятков висело прямо в пространстве, а две сейчас торчали в рубке управления, прямо над ее головой.

Прозвучал короткий условный сигнал. Все рывком захлопнули броневые панели на шлемах и туда сразу пошел плотный поток информации, отражаясь на боковых экранчиках, висевших около глаз. Пакет самых важных данных, который каждый набирал себе сам, транслировался непосредственно в зрачок. Из всей этой массы лично Элин пока интересовала только маленькая зеленая строчка, на которой пошел отсчет времени с момента начала операции.

Их шлюпка тут же намертво прилипла к борту корабля и Яшима, не медля ни секунды, включил плазменный резак. Брызнули разноцветные яркие капли расплавленного металла: мелкие праздничным фейерверком разлетались по сторонам, а крупные скатывались по броне и сразу застывали. Операция наведения помех и глушения работы центрального мозга-рулевого была проделана заранее, поэтому им удалось подойти вплотную к борту, не встретив заградительного огня.

Элин слегка поморщилась, но ничего не сказала. Ей совершенно не нравился принятый план операции, но при вчерашнем бурном обсуждении прошла идея Ястреба. Будь ее воля, она ни за что не пошла бы через шлюз. Наплевав на прикрытие, она бы вломилась напролом, прямо через борт, в ближайший к рубке коридор, использовав режущую лазерную мину, буквально через несколько секунд после высадки экипажа первой шлюпки. Шуму получилось бы изрядно, но зато они сразу оказались бы в нужном месте и имели солидный выигрыш во времени. Это давало большую фору, перекрывающую возможные минусы. Здесь же на внезапность рассчитывать было трудно, а шансы пройти до места незамеченными, по ее мнению, вообще были нулевыми.

Плита, подтянутая вакуумными присосками, отлетела в сторону и они на полной скорости проскочили в пролом. Шлюпка резко затормозила у противоположной стены. Верх был откинут заранее, ребята начали выскакивать еще на ходу. Чуть раньше из шлюпки вылетел плотный рой искусственных насекомых, микрокамов, которые, повинуясь неслышному приказу, сразу исчезли в еле заметных щелях вентиляции и входах силовых и информационных кабелей.

Пустое пространство шлюза группа захвата преодолела быстро и все шестеро сразу оказались у входного люка. На первый взгляд, пока все шло нормально, без потери времени, даже с небольшим опережением графика.

Элин по боевому расписанию шла второй. Она только мельком посмотрела на перерезанные плазмой оптические кабели и не удержавшись, слегка покачала головой. Она не без оснований полагала, что на борту уже объявлена тревога и противник спокойно поджидает их в удобном для себя месте, готовя ловушку.

Люк удалось открыть быстро и без особого шума. Когда тяжелая крышка исчезла в переборке, Ястреб подал знак, и первая тройка выскочила в проем, заняв круговую оборону. За ней проскользнули остальные. В пределах видимости противника пока не было. Рассыпавшись и прикрывая друг друга, они быстро преодолели коридор и оказались у куста лифтовых шахт, пронизывающих корабль по главной оси. Здесь так просто пройти уже не получилось - мики показали, что на лифтовой площадке они неизбежно наткнутся на охрану из трех террористов. Обходить их было слишком долго. Силовой контакт закончился быстро, часовых удалось снять без лишнего шума.

- Рискнем? - вдохновленный первым маленьким успехом, Ястреб махнул рукой и их тройка вскочила в кабину. По плану они должны были разделиться. Вторая тройка послушно исчезла в глубине коридора. Однако им удалось спокойно преодолеть всего один ярус. Летящая кабина резко затормозила и остановилась. Ястреб шепотом выругался, стало ясно, что их засекли. Элин быстро разблокировала двери и по перекрытиям они легко выбрались в следующий коридор. Увы, здесь их уже ждали.

Огневой контакт был коротким, но яростным. Им был навязан бой с превосходящими силами противника. Теперь можно было шуметь, значения это уже не имело. Через несколько мгновений беспорядочная на взгляд непрофессионала куча тел распалась. Пятеро остались лежать на полу, трое откатились и прижались к стене. Ястреб встряхнулся и сделал знак рукой вперед. Элин на секунду помедлила, но опять удержалась от спора и побежала вместе со всеми.

Они уже были всего в десятке метров от следующей лифтовой шахты, когда счастье изменило им окончательно. Внезапно с двух сторон послышался громкий лязг. Все машинально пригнулись, Элин мгновенно отскочила и выхватив лучемет, быстро развернулась, но было уже поздно. Спереди и прямо за ними опустились глухие стенки.

Они находились в коротком прямом участке коридора, закрытом с обоих сторон массивными противопожарными щитами. Элин подошла вплотную к щиту и резко нажала. Рядом с ней встали остальные. Экзоскелет скафандра, позволяющий развить усилие в несколько тонн, застонал от натуги, но щит даже не дрогнул. Черт бы побрал этих негодяев! То, что она правильно предугадала ход событий, нисколько ее не радовало. Щит конечно можно подорвать, но время, время... Думай же, Лис, думай!

- Влипли, - коротко бросил Ястреб. - Ребята отрезаны, они на уровень ниже нас. Даже если на них еще не напали, что маловероятно... Пока выберутся, нас уже возьмут. Не хватило всего какой-то пары минут, небось мики уже блокируют автоматику. Черт!

Он с силой ударил рукой по зазвеневшей стене.

Элин посмотрела на потолок. Вверху, как все прекрасно знали, шли скрытые под обшивкой силовые и информационные кабели и широкие шахты воздуховводов и вентиляции. Готовясь к операции, они хорошо изучили корабль. У нее постепенно начала оформляться достаточно сумасшедшая идея. Элин выключила рацию, подняла броневое забрало шлема и сделала условный знак своим спутникам.

- Слушай, - осторожно начала она, прислонившись шлемом к шлему Ястреба, тоже отключившего рацию. - Командир ты и решать тебе. Но кажется, есть маленький шанс.

Тот яростно сверкнул глазами, но промолчал. Третий член их маленькой команды, лопоухий Вецлав, один из исторической тройки, которая на первом курсе торчала перед раздевалкой Элин, тоже приблизил вплотную свой шлем. За прошедшие три года он сильно возмужал и здорово изменился, на взгляд Элин, несомненно в лучшую сторону.

Элин продолжила:

- Нам сейчас предложат сдаваться, а в случае неповиновения пригрозят разделаться с заложниками. Думаю, вам стоит выкинуть часть оружия, выйти навстречу и тут же устроить бузу.

- А что это даст? Они выполнят угрозу, это же террористы.

- Это даст время. И я не думаю, что они кинут газовую бомбу или откроют люки. Заложники всегда нужны.

- А вдруг? Или просто начнут расстреливать по одному?

- Не успеют. Надо рискнуть. Смотри, что дают те мики, которые смогли проникнуть в пультовую. Вот здесь и здесь... - она быстро выделила нужные зоны на экране внутри шлема. - Противник отключает автоматику воздухообмена.

- Смысл?

- Думаю, с их точки зрения вполне логично для начала немного перекрыть пассажирам кислород. Те согнаны все вместе, по данным разведки - в кают-компании. Очень удобно. Основная масса террористов сейчас разбирается с группой прикрытия. Оставшиеся накинутся на нас, пассажиры безоружны - около них останется минимум, только необходимая охрана.

- Но тебе-то что от этого?

- Вместе с воздухом я отключу и вентиляцию. Системы объединены, пока они сообразят и влезут в автоматику... Думаю, успею. Я вскрою стенку шахты и долечу до кают-кампании, а там - как повезет.

Ястреб помолчал, а потом неохотно сказал:

- Очень большой риск. Если вентиляцию успеют быстро включить, тебя всосет в решетки компрессоров. Костей не соберешь, несмотря на скафандр.

- У тебя есть другой вариант?

В этот момент ожили улитки динамиков:

- Сдавайтесь! Бросайте оружие и выходите по одному! При малейшем признаке неповиновения - всем заложникам грозит смерть!

- Хорошо. Бери мой лучемет, все обоймы, гранаты, а нам давай оба пистолета и все остальное. Учти, наших скафов надолго не хватит. У тебя не больше минуты, в этих картонных доспехах нам долго не продержаться.

Вецлав молча ухмыльнулся и показал ей поднятый вверх большой палец. Все трое разом захлопнули шлемы. Потом ребята встали у щита, а Элин бесшумно отползла назад и вскрыв стенную панель, стала подсоединять пульт управления скафандром к системе жизнеобеспечения корабля.

- Бросайте оружие и выходите по одному!

Щит чуть приоткрылся и замер. Ястреб кинул в щель плазмовик и обоймы и сделав шаг вперед, исчез. Затем, проделав тоже самое, следом за ним шагнул Вецлав и остановился, закрывая просвет своей спиной. Некоторое время было тихо, потом послышался чей-то яростный крик, раздался пронзительный свист очередей, грохнула шоковая граната.

Элин не стала дожидаться неизбежного конца схватки. Она быстро отключила вентиляцию, присела и резко выпрямившись, подлетела к потолку, где на мгновение, казалось, намертво приклеилась к нему. Затем, едва успев прилепить шнур-взрывчатку, упала на пол и откатилась в сторону, к стене. Практически тотчас же прогремел несильный взрыв и часть обшивки грохнулась вниз, едва не накрыв ее. Просвет, за которым исчезли ребята, начал расширяться... Она успела взлететь вверх на долю секунды раньше, чем на то место, где она лежала, обрушился яростный и плотный огонь.

Ворвавшись в шахту, Элин врубила на полную мощность ранцевые движки и полетела по направлению к рубке, стараясь по возможности держаться оси туннеля и едва успевая уворачиваться от торчащих повсюду отводов. Когда, по плану корабля, горевшему внутри шлема, на котором быстро ползла маленькая искорка, изображающая ее скафандр, она была уже почти над нужным помещением, взревели компрессоры. Резко повернушись против движения воздуха и ловко маневрируя двигателями, Элин повисла на одном месте. Надо торопиться, долго так не продержаться. Движки, и так работающие в форсированном режиме, скоро сдохнут.

Ухитрившись приблизиться на мгновение к нижней части трубы, Элин описала бластером вокруг себя овал и дала замирающими двигателями последний боковой импульс. Надрезанная панель не выдержала и она со страшным грохотом, в клубах дыма и пыли, провалилась вниз.

К ним наконец пришла удача: она оказалась именно там, где хотела. Элин вывалилась в коридор прямо у входа в нужное помещение, свалившись буквально на голову остолбеневшей от неожиданности охране. Впрочем, те быстро пришли в себя, но было поздно. Нанеся веером серию молниеносных ударов, она выскочила из сектора поражения, оставив взведенную гранату и отлетев в сторону, распласталась по полу. Взрыв временно вывел из строя остававшихся на ногах охранников и заодно удачно вышиб дверь в кают-кампанию.

- Ура! Спасатели! Все кончилось, ура!!! - истошные вопли чуть не оглушили ее.

Вихрем ворвавшись внутрь, Элин на секунду остановилась. Разведка не ошиблась, пассажиров держали в плену именно здесь. И сейчас вся куча истосковавшегося по свободе народа радостно кинулась ей навстречу. Этого нельзя было допустить ни в коем случае. Операция далеко не закончилась. Врубив внешний динамик на полную мощь и набрав полную грудь воздуха, Элин заорала диким голосом:

- Назад, чертово отродье!

Задрав ствол вверх, она нашла аварийный воздухопровод и выпалила по нему, задев заодно светильники на потолке. Акустический удар, свист вырвавшегося сжатого воздуха и град посыпавшихся на головы осколков мгновенно утихомирили развеселившихся пленников. Все камнем попадали на пол, закрывая руками головы. И вовремя! Элин уже заметила три черные фигуры, вбегающие в дверь напротив.

По стене заурчали очереди из широкоугольников, безжалостно круша шкафы с посудой. Вокруг стоял оглушительный звон и грохот. Падая, она еще в воздухе открыла ответный огонь на полную катушку, безжалостно опустошая оставшийся магазин. Одного она свалила сразу, второго успела задеть и кажется, на время вывела из строя. Но на этом везение закончилось - третий остался невредимым. Он проворно откатился за угол и начал перезаряжать лучемет. И что теперь делать? - подумала Элин. Оттуда его так просто не выкурить. А положение занимает замечательное. Пока пройдешь, успеет уложить половину пленников.

В это время позади уцелевшего противника сверкнуло пламя, грохнул взрыв и в сторону отлетел толстенный заваренный люк с другой стороны кают-компании. На голову дождем посыпался новый град осколков. Волной террориста слегка оглушило, однако он упрямо продолжал поднимать опустившийся ствол, пока прямиком в него не угодила шоковая граната. Взрывом тело бросило вперед и он тяжело шмякнулся посреди комнаты. Сразу стало неестественно тихо.

Элин осторожно приподняла голову. Из двери также медленно показался шлем парня из их второй тройки, отрезанной в самом начале операции. Секунду они напряженно смотрели друг на друга, узнавая раскраску. Вот и ладненько, подоспел в самый раз. Она вскочила первой и приветственно помахала стволом.

- У меня чисто. Как у вас?

- Порядок. По всему маршруту - тоже.

- А вторая шлюпка?

- Два легко раненых, противник на нуле.

- У нас потери есть?

- В командира попали, гады. Мы чуть-чуть к ним запоздали. Вецлав отделался царапинами, у нас тоже все практически целы, так, задело чуток. И в контрольное время вроде уложились.

Это она видела и сама. В дверь боком вошел Ястреб, кисло улыбаясь, за ним проскользнул изрядно потрепанный, но довольный Вецлав. Здоровой левой рукой командир хлопнул ее по ладони и тихо сказал:

- Спасибо. Должник. Если бы не ты...

- А, брось. Главное, мы их взяли.

Элин откинула шлем, сделала осторожный вдох - воздух уже был вполне нормальный, только очень пыльный, с сильным запахом гари и повернувшись к лежащим на полу вповалку пленникам, весело скомандовала:

- Эй вы, доходяги! Просыпайтесь, представление окончено. Прибыли в порт приписки.

Прямо перед ней из-за опрокинутого набок большого стола осторожно поднялась голова в сбитом набок роскошном платиновом парике. Голова была обхвачена руками, которые нежно гладили огромную шишку. Красное лицо было угрюмым и мрачным. Рядом медленно начали подниматься остальные.

Элин звонко расхохоталась, закинув назад голову. Она хохотала взахлеб и никак не могла остановиться. Ребята тоже заулыбались, даже угрюмый Ястреб, баюкая на весу сильно обожженную руку, выдавил что-то вроде кривой улыбки.

Пленники действительно выглядели уморительно. Перекошенные парики и мятые платья на крупных, тренированных мускулистых телах, изображавших попавших в передрягу пассажирок, производили донельзя комичное впечатление. У многих из-за резкого перепада давления из носа капала кровь, лица у всех были перепачканы и казались специально разрисованными дикими узорами.

- Какого черта? - Павел грозно смотрел на них. Видимо, ребята за два дня плена уже привыкли к собственному виду и теперь не могли понять внезапного приступа веселья. - Мы чуть не задохнулись! Что вы так долго копались? Лис, в следующий раз, когда пассажирами будете вы, клянусь, я отомщу. Ведь это ты съездила меня по голове плафоном?

- Павлик, я не нарочно, - Элин с трудом выдавила из себя извинение и опять начала хохотать. - Ты бы посмотрел на себя в зеркало!

Павел безнадежно махнул рукой, продолжая поглаживать затылок. Остальные небрежно отряхивались, пытаясь привести себя в минимально приличный вид. Мужская часть пленников смотрелась получше, но не намного. К группе захвата не спеша подошел офицер-наблюдатель, в большом командирском шлеме, с переливающейся повязкой на рукаве. За ним проскользнула вторая шестерка, довольно ухмыляясь на ходу. Все быстро встали в строй по боевому расписанию, подтянулись и изобразили стойку смирно.

- Оценка будет не выше удовлетворительной, - кисло процедил офицер, остановившись напротив. - А некоторым придется пересдавать. Здесь не съемки боевика. При штурме серьезно поврежден корабль, ранен командир группы. Конечно, задачу вы выполнили, но далеко не самым оптимальным образом. К тому же с несомненной угрозой здоровью пассажиров.

Он медленно оглядел всех по очереди, потом остановил неодобрительный взгляд на Элин.

- Разумеется, моя оценка предварительная. Окончательный разбор будет проведен аналитиками, по записям с хронометражем. Но не думаю, что она сильно изменится в лучшую сторону.

Она вытянулась и промолчала, а когда офицер величественно повернулся к Ястребу, высунула язык. Лицо Вецлава перекосилось, он героически удерживался от смеха. Лицо Ястреба ничего не выражало, только в глазах мелькнула холодная усмешка. Стоявшие "вольно" пассажиры и пассажирки, пользуясь своим временно штатским статусом, откровенно потешались. Даже Павел, скривившись от боли, изобразил что-то вроде примирительной усмешки, потом махнул на прощанье рукой и быстро заковылял к выходу.

3

Ник пришел ближе к вечеру, когда вечеринка была в самом разгаре и неуклонно приближалась к своему пику. Музыка гремела так, что Элин всерьез начала опасаться, что их уже далеко не новый дом может развалиться. Если бы не акустический барьер, наверняка сбежались бы разгневанные соседи. К счастью, мама, захватив с собой пса, рано утром тактично улетела к сестре, пообещав вернуться завтра к вечеру.

Дым стоял коромыслом и Элин, вместе с еще тремя девушками, сохранившими остатки трезвости ума, с трудом исполняли не сложные обязанности хозяек. Остальные с нескрываемым удовольствием предавались столь редкому для всех безделью. Многочисленные гости оттягивались на полную катушку, стараясь полностью использовать подарок, который случался раз в году - общий день увольнительной в честь очередной годовщины основания училища.

Первым его увидел Даркин, удобно развалившийся в кресле у входа, в уютном местечке, продуваемым легким ветерком. Элин успела как раз вовремя, они только начали фыркать друг на друга, не успев сильно разогнаться. Хотя Томми давно уже забыл одну из своих многочисленных симпатий, неприязнь к Нику оказалась стойкой и проходила медленно. Говорить прямо он ей боялся, но всяческим мычаньем и бормотанием всегда старался выразить свое негативное отношение, когда узнавал об ее очередной встрече с "этим типом".

Элин грозно топнула на него ногой, ухитряясь одновременно ласково улыбаться своему избраннику. Тот, увидев ее, сразу расцвел, или, по излюбленному выражению Тома, "расплылся до ушей, как самый обыкновенный кретин".

- Ребята, это мой друг. Прошу любить и жаловать!

Те, кто еще что-то слышали, приветливо ответили дружным ревом и визгом. Остальные давно уже разбились на парочки и маленькие группы и увлеченно беседовали о своем, не видя и не слыша ничего вокруг. Кто-то из парней гостеприимно сунул Нику высокий стакан и дружески хлопнул его по спине. Ник несмело улыбнулся и осторожно отпив немного, осмотрелся и поставил стакан на столик, оставшись стоять посреди холла. Вид у него был смущенный и как всегда, немного взъерошенный.

- Да ну их, - сказала Элин.- Пусть варятся в собственном соку. Пойдем, покажу тебе свою комнату.

Она взяла его за руку и подтолкнула к проходу. Ник послушно потащился по лестнице вверх, даже не взглянув в сторону лифта. Он уже давно знал о стойкой неприязни Элин ко всякого рода механизмам, снимающим нагрузку с ног и безропотно и мужественно терпел неудобства.

Войдя в комнату, Элин плотнее закрыла дверь, чтобы снизить уровень шума до таких пределов, чтобы можно было нормально говорить и слышать друг друга. Затем она широким жестом указала ему на свою жесткую лежанку - больше никаких мест для сиденья в комнате не было. Ник не стал отнекиваться и без ложного стеснения уселся прямо на покрывало, откуда начал с интересом разглядывать стены.

Посмотреть было на что. Правда, Элин уже выросла из всего этого, но менять что-либо просто не было времени. Она теперь редко бывала дома и по существу, уже не жила здесь.

- Это как-то связано с твоими занятиями? - сказал Ник, показывая на узкий кусок стены, завешенный от пола до потолка длинной циновкой из рисовой соломы, на которой располагалось множество разнообразных экзотических предметов.

- Угу, - Элин кинула ему яблоко, с хрустом откусила от своего. А потом села, скрестив ноги, на ковер у низкого столика, прислонившись к стене. Она с интересом наблюдала за его лицом. Оно было таким милым и так быстро меняло выражение.

- Здесь только подлинные экземпляры, - с гордостью произнесла она.

- А разве мечи... не прямые? - несмело спросил Ник.

- Откуда такая странная идея? - улыбнувшись, спросила Элин. - Из видео, да?

- Ага.

- Тот, кто выдумал эту глупость, совсем не знаком с фехтованием, - сказала Элин. - Прямым много не навоюешь.

- Давно собираешь?

- Начал собирать коллекцию еще мой папа, тогда он был моложе меня. Более древние есть только в музее Ниндзя-ясики, в Ига-Уэно. На занятиях используют конечно не их, а современные новоделы, но все равно немного похожие.

- Для чего мечи и ножи, понятно. А вот этот кривой кусок металла на цепочке, с деревянной рукояткой?

- Для многих целей. Но в том числе и для того, чтобы без шума, тихо и аккуратно, снести противнику голову. Буде возникнет такая необходимость.

- Ты меня разыгрываешь? - Ник слегка подозрительно посмотрел на нее.

- Ни капельки, - Элин дожевала яблоко и откинулась к стене, заложив руки за голову. - Все, что здесь висит, это древние орудия убийства. Конечно, они многофункциональны. Некоторые штуки нужны скажем для того, чтобы лазить по стенам, дышать под водой или голой рукой выбить из рук противника меч. Но в случае нужды все они также могут быть использованы, как оружие.

- А зачем это нужно сейчас? Такая архаика...

- Прививает очень полезные навыки, - Элин на минуту задумалась и докончила: - И еще много всего дает. Сразу не объяснишь, это довольно сложно.

- А ты попробуй.

- Ну, хорошо. Давай на понятном тебе языке. Ты математик и должен знать, что выбрав определенные принципы, можно объединить разрозненные на первый взгляд элементы в стройную непротиворечивую систему. Так?

- Да.

- А система, как известно, это такая совокупность элементов, которая дает новое качество, не сводимое к качествам составляющих ее элементов.

- Не совсем строго, но... Хорошо, согласен.

Элин сделала широкий жест рукой.

- Здесь перед тобой именно такая система. Она оттачивалась и совершенствовалась в течение многих сотен лет. И ее значение уже давно далеко вышло за рамки тех целей, для которых она изначально создавалась.

Ник недоверчиво покачал головой.

- Ну, положим... Придется поверить на слово, в этом я не специалист. Хотя на мой взгляд, твое объяснение притянуто за уши. И давно ты этим занимаешься?

- Пятнадцать лет. Этому нужно учить с раннего детства, практически сразу после рождения, пока связки эластичные и суставы еще не закостенели, иначе не освоить. Я начала немного поздновато... Слушай, а откуда вдруг такое неуемное любопытство к орудиям убийства? Ты что, по натуре кровожадный? А с виду не скажешь, вроде такой тихий...

Ник от неожиданности опешил, застыв с полуоткрытым изумленным ртом.

Элин звонко засмеялась, увидев его виноватое лицо.

- Да ладно, шучу, шучу! Пожалуйста, оставь в покое оружие и посмотри на другую стену. Помнишь, ты говорил, что рисуешь? А здесь мои наброски.

- Очень неплохо.

Он встал с дивана, подошел к стене, остановившись около Элин и начал внимательно разглядывать развешанные картины.

- Действительно неплохо. Мне нравится. Надо тебе как-нибудь показать мои, они гораздо хуже.

- Ты жуткий льстец.

- Нет, правда. Зато у меня дома есть ты! - Ник довольно улыбнулся. - Надеюсь, когда увидишь, не снесешь мне голову этой штукой?

Элин опять рассмеялась.

- Обещаю, что нет. Как только появится окошко, обязательно посмотрю, если пригласишь.

- Приглашаю. А сейчас над чем-нибудь работаешь?

- Увы, совсем нет времени. Жалко, но пришлось забросить все начатое. А как ваши динамичные мозги? Процветают?

- Еще как, - глаза у Ника сразу загорелись, о своей любимой работе он мог говорить где угодно и сколько угодно. - Ты знаешь, - увлеченно начал он, - мы совершенно неожиданно получили такие интересные результаты, что самим не верится.

- Какие?

- Ну, я тебе уже рассказывал, что мы начинали с обычного мозга, человеческого. И довольно быстро исчерпали его. Не смейся, только с точки зрения совершенства структуры. Он настолько облизан эволюцией, что дальше и идти особо некуда. Так, мелочи. Поэтому практически сразу мы оказались в тупике. Но потом кому-то пришла в голову светлая идея...

- Начать с чистого листа?

- Молодец, быстро схватываешь. Конечно, мы стартовали не с нуля. Взяли за основу давно просчитанные, но совершенно умозрительные модели и начали устраивать им гонки на выживание. Довольно долгое и нудное занятие, казалось, это может продолжаться бесконечно. Конечно, исходная база постоянно корректировалась, но все равно...

- И сколько это длилось?

- Долго, несколько лет. Ребята уже стали склоняться к тому, чтобы бросить эту затею. Как вдруг одна из структур выжила и начала быстро обгонять остальные. Она их буквально раздавила! Пока мы еще не дошли до разума, но у нее громадный запас прочности. И знаешь, что самое интересное? Когда уже все шло, как по маслу, мы нашли аналог. Правда, не на Земле.

- Как же так? Если я правильно поняла, то такую конструкцию эволюция создать не в состоянии?

- В этом то все и дело. Ты правильно поняла. Самим чудно. Но против фактов не поспоришь - структурно конструкции достаточно близки. Таких совпадений не бывает.

- И где же вы раскопали такое чудо?

- На Пантаре. Представляешь, единственная известная раса разумных негуманоидов и такой сюрприз.

- Здорово. И как это можно объяснить?

- Ну, по-разному, - Ник подергал растрепанные волосы. - Скажем, космическими пришельцами, которые наградили разумом мертвую после катаклизма планету. Выбрали для этого уцелевший вид и порядок, дело сделано. Для них это раз плюнуть.

- Да, пришельцами можно объяснить все, что угодно, - Элин опять рассмеялась. - А если серьезно?

- А я вполне серьезно. Помнишь видеоновости о последних находках на Пантаре, в районе Заоблачного Кряжа? Местные археологи недавно сделали сенсационное открытие: они нашли части человеческого скелета, очень древние, еще до Великого разрушения. А если учесть, что у них до сих пор сохранились дикие приматы, то вполне вероятно, что до катастрофы там была обычная гуманоидная цивилизация... Ты что, действительно ничего не видела? - он недоверчиво посмотрел на нее.

- Увы. Я теперь от всего отстала. Стыжусь, но... Ни на что не хватает времени, - Элин виновато пожала плечами. - Учеба все забирает, до донышка.

Ник внезапно сник и замолчал. Все его оживление сразу пропало. Элин легко поднялась и встала напротив, глядя ему в глаза.

- Что случилось? Что-то не так?

Он помотал головой и серьезно, без улыбки посмотрел на нее.

- Ты знаешь, я так давно думаю об этом, что не вижу смысла больше молчать. Ты должна знать. Дело в том, что не только твои занятия, а вообще твоя будущая служба...

- В этом есть что-то, что тебя не устраивает, - продолжила Элин, внимательно глядя на него.

- Нет, не так, - он помолчал, а потом с некоторым усилием продолжил: - Ты не поняла. Это касается нас обоих. Положение просто безнадежное и я не вижу выхода. Я, как и ты, люблю свою работу и не могу без нее. Думаю, что как ни крути, мне все время придется торчать в каком-нибудь крупном научном центре. Это раньше математик мог обойтись бумагой и ручкой. А такие центры сейчас почти все выведены за пределы метрополии.

Он опять замолчал.

- Я пока не понимаю. Продолжай.

- Ты, из-за своей будущей профессии, будешь мотаться по всему космосу и совсем не ближнему, так? И в результате, сколько дней в году мы с тобой сможем быть вместе? Разве я могу надеяться, что ты согласишься на такую жизнь? Что я тебе смогу предложить взамен? Это тупик.

Некоторое время оба молча и серьезно смотрели друг на друга. Первой опомнилась Элин.

- Послушай, - улыбнулась она. - Это что, такой математический способ говорить о своих чувствах, да?

Ник молчал, не отвечая на ее улыбку.

- Ты всегда заглядываешь так далеко? Есть такая старинная восточная поговорка: видеть шипы у не выросших роз. Мы с тобой еще вообще не вместе и неизвестно, что и как получится...

- Нет, ты не права.

Он взял ее за плечи и посмотрел прямо в глаза.

- Я твердо знаю, что люблю тебя больше жизни, как никого на свете. И если... если я не ошибаюсь и ты тоже... Тогда мы обязательно должны быть вместе. Иначе просто не может быть! А насчет расчетов... Я же все-таки математик? Я не могу отключить голову и сказать ей - не думай...

Он попытался улыбнуться, но его губы так дрожали, что Ник бросил напрасные попытки. Он опустил голову, а потом тихо сказал:

- Ты молчишь. Значит, расчеты оказались некорректными...

Элин еще некоторое время молча смотрела на него, а потом обняла за шею, поднялась на цыпочки и нежно поцеловала. Он сначала робко ответил на ее поцелуй, а потом они прижались к друг другу с такой силой, как-будто неумолимая судьба именно в этот момент решила навсегда их разлучить.

Глава 5

1

Этот купол располагался значительно ниже, чем предыдущий, в широкой ложбине. Но не слишком далеко от края обрыва, так что Элин он был виден целиком. Она вытянула шею. Купол стоял на тщательно выровненной неведомыми строителями площадке и на первый взгляд выглядел вполне прилично, без видимых проломов и больших трещин.

Главный грузовой люк, волею случая оказавшийся как раз напротив нее, был распахнут настежь. Окружавшие купол редкие заросли местных колючек обрывались в зоне безопасности. Там, где землю когда-то накрывал пузырь силового поля, их отрезало как ножом. Узкая полоска твердой земли, обегающая вокруг купола, была совершенно безжизненна, на ней до сих пор ничего не росло.

Элин повозилась, устраиваясь поудобней в невысокой траве. Она уже определила, что день занимает на этой планете около двадцати часов, сейчас он только начинался. Наступило наиболее безопасное утреннее время: ночные метеоритные дожди прекратились, а местные хищники редко выходили на охоту после восхода второго солнца, предпочитая сумерки и темное время. Тем не менее, осторожность еще никому и никогда не мешала, поэтому она, насколько было возможно, старалась не упускать из вида ни одной, даже самой незначительной детали.

Серый комбинезон Таи был хорошо виден на фоне полусферической стены. Элин вздохнула. Хотя ткань для армейских комбинезонов славилась своей прочностью и проходила особую обработку - она была усилена специальным напылением и снабжена бактерицидными присадками, одежда на девочке просто горела. Не мешало бы найти новую... С прошлым куполом им повезло, они неплохо экипировались. Тогда они разжились не только одеждой, но даже оружием, если так можно было назвать маломощный разрядник, который удалось подзарядить от аккумуляторов саркофага. Просто чудо, что на планете осталось столько куполов. Этот был третьим. Что же такое здесь строили? Может, полоса везения продолжится и сегодняшний улов тоже окажется богатым...

После первого купола они сразу наметили себе следующий: он отчетливо вырисовывался на горизонте. Однако родную капсулу робинзонки были вынуждены покинуть: челночные переходы стали чересчур длинными и утомительными. Пришлось соорудить укрытие в подходящей расщелине поблизости. Так они потихоньку и продвигались по планете - от одного купола к другому и сейчас уже находились довольно далеко от места посадки.

Тая уже знала, что Элин не совсем настоящая пантра. Когда Элин постепенно вспомнила о себе довольно много всего, местами очень и очень любопытного, она сочла нечестным и дальше морочить девочке голову. В конце концов они вместе рисковали жизнью и уже достаточно долго пробыли здесь вдвоем. Да ребенок и сам постепенно начал соображать, что к чему, так что темнить дальше было просто глупо.

Правда она сомневалась, что этот довод был бы решающим для ее далекого руководства. Однако Элин решила взять всю ответственность на себя и выдала ребенку строго дозированную порцию правдивой информации. И постаралась убедить девочку, что о рассказанном необходимо молчать.

Тая, страшно гордая оказанным ей доверием, поклялась умереть, но не выдать тайны. Впрочем, Элин все же не стала особо откровенничать и ограничилась тем, что не сулило особого вреда. Когда они отсюда выберутся, а она надеялась, что в обозримом будущем это все-таки случится, любые лишние знания могли стать для ребенка смертельно опасными. Думать об этом не хотелось, но вероятность утечки информации к противнику реально существовала. А если вдобавок и ее собственное руководство придет к таким же выводам, то ребенку грозила частичная блокировка памяти. А это - неприятная процедура, даже для взрослого. Ладно, будем бороться с неприятностями по мере поступления.

Элин подтянула правую лапу и прижала к уху браслет комма. Хотя она уже знала, почему ей совсем не хочется есть, забот это не убавило, а даже совсем наоборот. Правда пока скорее в плане чисто психологическом: для функционирования на минимуме у нее оставалось достаточно энергии и в ближайшие несколько месяцев опасность умереть с голода ей не грозила. Тем не менее, хотя вероятность найти на планете действующий реактор была исчезающе мала, пренебрегать ею не стоило, правда совсем по другим, не относящимся к еде причинам.

Она тряхнула головой, в который раз изумляясь выбору неведомых конструкторов. Только безумец или нейросеть могли придумать такой метаболизм для киборга. Зачем, почему... Это же надо - жрать активные материалы! Хотя, наверняка в этом были какие-то скрытые от нее резоны. Нейросеть ничего и никогда не делала зря.

При мыслях о еде она невольно облизнулась, обнажив огромные клыки. Прекрати. Пока энергии хватает. А вот когда регенерация полностью закончится...

Комм тихонько пискнул.

- Элин, похоже там нет никого, кроме жуков, - услышала она шепот Таи. - Я вхожу внутрь.

- Осторожней, Охотник. Тебя прикрыть?

- Нет.

- Оставь связь.

Тая некоторое время молчала, потом неохотно ответила:

- Хорошо.

Голос умолк. Ловкая фигурка девочки мелькнула у открытого люка и исчезла внутри купола. Наступило самое время задействовать некоторые из своих многочисленных и экзотических способностей, которые к счастью, понемногу восстанавливались. Девочка так настаивала на самостоятельном походе, что Элин, из педагогических соображений, пришлось согласиться. Ребенок был на редкость своеволен и упрям, совсем как я сама в молодости, со скрытой усмешкой подумала Элин. Однако излишне рисковать она вовсе не собиралась. Необходим был разумный компромисс между самостоятельностью и безопасностью.

Элин прикрыла глаза, напряглась и не совсем ясно, но вполне различимо увидела большой высокий полусферический зал, заваленный рассыпающимся хламом и гибкую фигурку, неслышно крадущуюся вдоль стены. Тая двигалась легко и быстро. Некоторое время из комма доносились только неясные шорохи, затем неожиданно раздался резкий противный скрежет. Прямо перед девочкой взвился в воздух, распрямляя длинные коленчатые ноги, огромный черный металлический жук.

Элин одобрительно наклонила голову. Тая отреагировала именно так, как они многократно отрабатывали на тренировках. Бедный жук не успел еще полностью расправить сложенные манипуляторы, как девочка вслед за ним так же легко взлетела высоко в воздух и нанесла сокрушительный удар ногой, целясь по передним антеннам-усикам. Затем, быстро перевернувшись в воздухе и оказавшись у жука за спиной, она одним точным ударом разрядника вырубила блок питания.

Мягко приземлившись, Тая упала на бок и тут же резко откатилась в сторону - на то место, где она только что находилась, уже падал второй жук.

Еще один прыжок, две неясные тени на вогнутой стене на мгновение слились в странном танце, потом девочка отлетела в сторону, спружинив согнутыми ногами и замерла неподвижно, приняв картинную боевую стойку - разрядник лежит на полусогнутой левой руке, правая чуть опущена и вытянута в сторону; в наступившей тишине слышалось только характерное, слегка чавкающее потрескивание раскрывающихся панцирей.

Элин усмехнулась про себя, девчонка явно чувствовала, что она ее видит и старалась продемонстрировать свою хватку, ледяное спокойствие бойца-профессионала. Конечно, вряд ли стоило так лупить мирных роботов-ремонтников, процедуру их неизбежного временного отключения можно было проделать намного проще и прозаичнее, но в конце концов, ребенок есть ребенок. Пусть немного поиграет. Нельзя лишать ее маленьких радостей, их здесь и так не густо...

Время идет и скоро они будут отмечать первый месяц робинзонады. Всего месяц - а кажется, что они здесь долгие годы. За прошедшие дни Тая здорово изменилась. Правда, общая спортивная подготовка у нее и до этого была великолепной. Девочка от природы обладала прекрасной реакцией и была очень гибкой и подвижной. Но после усиленных тренировок с Элин, которыми она занималась до самозабвения, Тая просто преобразилась.

Отросшие волосы теперь были стянуты узкой полоской белой ткани, на которой Элин по просьбе Таи написала старинными иероглифами ее прозвище. Поломанный лучевик, который они нашли в самом первом куполе, всегда торчит у девчонки на спине, за поясом, на ночь перемещаясь под голову, как у любимого героя сериала. Никакие уговоры и доводы Элин, что в жизни так никто и никогда не делает, не помогали. Стажер про прозвищу Охотник, приняв какое-либо решение, менял его очень редко и неохотно.

Пусть поиграет, вреда от этого не будет. Конечно, из жуков еще та охрана, но надо признать, что девочка для своего возраста работает молодцом. Да и риск минимален. Только бы однажды не наскочить на настоящий блок-пост. Разумеется, это очень маловероятно, чтобы не сказать резче. Ремонтные купола так не охраняют. Но что, если на этой проклятой планете осталось еще что-то, очень важное, брошенное впопыхах. И там до сих пор дремлет боевой робот? Что тогда? Много ли можно сделать голыми руками против Бороба? Голыми лапами, мысленно усмехнувшись, поправилась она. Даже учитывая свои, пока скорее потенциальные, уникальные способности. Вот когда понадобится полный заряд, а где его взять?

Вдруг сердце резко ударило и остановилось. Неужели накликала? Как в ночном кошмаре, Элин вдруг увидела, что за спиной у девочки от стены неслышно отделяется огромная, в два человеческих роста, колышущаяся тень и начинает скручиваться в матовое, многорукое вороненое тело.

- Сзади! - выкрикнула она уже в воздухе. Тело, как всегда, отреагировало раньше, чем она приняла осознанное решение. В два прыжка достигнув отверстия люка, Элин влетела в зал, одним движением выхватив из рук девочки разрядник и резким ударом отбросила маленькую фигурку к стене, ближе к открытому люку. Мгновенно повернувшись, она замерла, выставив свое хлипкое оружие навстречу неведомому врагу. "С хлопушкой на тигра", - мелькнула дурацкая мысль и тут же, поняв наконец, что это такое, она испытала огромное, ни с чем не сравнимое облегчение. Это была всего лишь жук-матка. Несколько точных движений, треск разрядника и туловище робота послушно сложившись, мягко сползло на пол и замерло неподвижно.

Девочка поднялась, отряхнула комбинезон и тщательно сделала обиженное лицо.

- Ты обещала, что это будет мой рейд! Так нечестно, - сказала она, насупившись. - Я ее прекрасно видела и сама, только держала паузу, чтобы взять с одного удара. Чисто и наверняка.

Внутри оказалось довольно гулкое эхо, на которое накладывался редкий перестук капель, странный для такого засушливого места.

- Прости, - мягко сказала Элин. Кажется ей только сейчас удалось выдохнуть воздух. - Однако командир группы имеет право изменить план атаки, если появились неучтенные факторы.

- И какие же это факторы? - ехидно заметила девчонка.

- Дерзите, стажер, - холодно сказала Элин. - Продолжаем операцию.

- Есть, - выдохнула девочка. Она подняла брошенный у стены рюкзак, достала из него древний сканер, который им удалось найти и стала обследовать стены, обходя зал по периметру, легко карабкаясь на кучи разбросанного повсюду металлического, металлопластового и прочего загадочного, но малоинтересного хлама. Закончив осматривать стены, она подошла к центральному стволу и стала так же методично обходить и его.

Элин заняла удобную позицию у входа, чуть сбоку, наблюдая за Таей и не забывая поглядывать наружу. Зал не очень ей нравился, что-то здесь было не так, но она молчала. Минут через пять девочка опустилась рядом и протянула экран, расцвеченный разноцветными пятнами и линиями разной толщины.

- Вот, пожалуйста: вентиляционные входы, ремонтные боксы, потом энергоблок. Еще склад и три лифтовые шахты. Больше ничего взять не удалось, слишком глубоко. Может, снизу будет яснее.

- Отлично, а если еще на складе что-нибудь осталось... Погоди! Три шахты? Ты не ошиблась?

- Не-а. Две где всегда, а третья в центральном стволе.

Элин задумалась.

- Никогда не слышала о куполе с тремя лифтами. Да и выглядит здесь все как-то не так. Нутром чую, это не простой ремонтный купол.

- А что же? - спросила девочка. Она уже перестала сердиться, живые глаза горели от удовольствия. Видно было, что она еле удерживается, чтобы не запрыгать на одной ноге.

- Пока не знаю. Надо искать централь и записи, вслепую туда лезть опасно. Глупо рисковать попусту.

Да и с записями тоже, подумала она. Надо быть очень осторожными. Будем следовать намеченному распорядку. Сначала еда и, если повезет, оборудование. Еда для ребенка была ее постоянной головной болью.

- Склад, - сказала она. - Только очень аккуратно и нежно, самыми кончиками пальцев.

Они двинулись к глухой стене, где смутно были видны контуры наглухо запертой массивной диафрагмы внутреннего люка. Элин внимательно осмотрела ее.

- Твое мнение, Охотник. Только не забудь, что у нас не так много времени. Неплохо бы еще успеть поохотиться.

Девочка помолчала, припоминая, потом уверенно ответила:

- Во время боевых действий входы складов довольно часто минируют. Сейчас, конечно, не война. Но все равно надежнее будет вскрыть вентиляционную решетку и через нее пройти шлюз, а дальше... действовать по обстановке.

- Великолепно. Вряд ли здесь есть мины, но как говаривал наш инструктор, тот, кто не забывает правила, как правило, живет неизмеримо дольше и счастливее остальных. Хотя и не всегда. Начали. Ты - прикрываешь.

Тая вздохнула, но промолчала и послушно сделала шаг назад. Пряча улыбку, Элин взялась мощными лапами за вентиляционную решетку и одним резким движением вырвав ее из гнезда, опустила на пол. Немного постояла, прислушиваясь, а затем бесшумно просочилась внутрь. Девочка двигалась метрах в пяти за ней. Под ногами было влажно, в некоторых местах даже хлюпало, но труба сохранилась довольно хорошо. Дойдя без приключений до конца, они спрыгнули вниз и остановились перед гладкой глухой стеной.

- Выглядит вполне нормально, - солидно произнесла девочка и вопросительно посмотрела на спутницу.

- Согласна, - кивнула Элин. Они быстро нашли аварийный привод. Гидравлика, конечно, давно полетела, но штурвальчики ручного привода были в рабочем состоянии. Элин стала осторожно крутить их. Через некоторое время люк потихоньку начал отходить и когда щель стала достаточно большой, они проникли внутрь.

Сероватое помещение склада было просторным, прохладным и практически пустым. Люминисцирующие полоски, покрытые густым слоем пыли, едва светились, но и такого полумрака хватало, чтобы понять: не здесь они найдут сокровища неведомой цивилизации. Поисковая автоматика конечно, не работала, и они стали методично обходить все ярусы, двигаясь навстречу друг другу.

Полезных находок было немного, склад явно предназначался для крупногабаритного оборудования. Впрочем, в запаянных стерильных ячейках стандартного армейского рациона сохранилось немного еды для Таи, что было несомненной удачей. А в результате тщательных раскопок в большой куче хлама в углу, добыча выросла на несколько видео кристаллов, штурмовой нож с поломанной ручкой, который можно было попробовать починить, два вполне исправных аккумулятора для разрядника и нечто, напоминающее большой горный лазер, по которому проехал тяжелый грузовой танк. Поколебавшись, лазер решили не брать.

- Дальше по идее должны идти ремонтные боксы, коридор и централь. Но времени уже нет, продолжим завтра, - сказала Элин, складывая добычу.

- Вдруг там защитная сеть, - мечтательно вздохнула девочка. - Тогда можно будет ходить где угодно. Хоть днем, хоть ночью.

Элин отрицательно мотнула головой:

- Вряд ли. Такие вещи редко бросают, даже в суматохе, а в те времена они были наперечет. Пойдем, надо еще успеть уговорить жуков.

Быстро пройдя знакомым путем обратно, они очутились в общем зале. Матка уже шевелилась, подтягивая к брюшку подрагивающие членистые ноги, так что они подоспели вовремя. Элин подошла к жукам и аккуратно оттащив их к стене, стала отсоединять опознающие сенсоры. Тая в это время колдовала со считывающим устройством.

- Есть! - довольно сказала она, выпрямляясь. - Проглотила, можно ставить блоки.

Они подключили кодирующие блоки к матке и переписали на них код опозновательного жетона, который Тая нашла в первом куполе. Затем поставили блоки на место. В следующий раз, когда они навестят купол, их должны пропустить без драки. Отключать роботов Элин почему-то не хотелось. Пусть поживут, может пригодятся.

- Пора, - скомандовала Элин. Она подождала, пока девочка возьмет рюкзак и выскользнула за ней. Времени ушло много, пора было подумать о еде и отдыхе.

2

С аппетитом поев, Тая взяла видеоприставку, с мясом выломанную из пульта их многострадальной капсулы и насвистывая какую-то песенку, стала внимательно просматривать найденные кристаллы. Элин молча лежала у стены на боку, в своей любимой позе и размышляла.

Крохи данных, постепенно складываясь воедино, говорили о том, что что-то очень важное, ради чего собственно и ставились купола, сооружалось на большом полуострове, километрах в трехстах отсюда. Судя по тому, что они уже знали о здешней местности, немного дальше в сушу глубоко врезался большой широкий залив. Местность там была гористой, обходить наверное очень долго. А переплыть - не на чем и главное, пока не зачем.

Понемногу накапливалось и полезное оборудование, но до необходимого минимума было еще далеко. Сколько же куполов придется взять, со вздохом подумала она. Хорошо еще, что на этом континенте их до чертовой уймы и расположены они не так далеко друг от друга. Когда наберется то, что нужно, то при наличии важной причины настанет время великого похода. Один бог знает, как они доберутся до нужного места и что найдут там. Ну, да это заботы не сегодняшнего дна. Пока надо разобраться с этим куполом-переростком...

Защитное поле и лишний лифт. Неужели реактор? Похоже на то... Но один реактор на планете - это тоже нонсенс. Изыскатели и строители используют мобильные источники энергии. А для постоянного снабжения один реактор на планете не ставят...

- Тут сплошные технические данные, - прервал ее мысли голос девочки. - Еще есть какой-то доклад или отчет, но шапка стерта: кому и от кого - понять совершенно невозможно... А дальше идет список оборудования и больше ничего. Я в нем ничего не понимаю. И еще один отчет.

Она протянула приставку Элин.

- Посмотри сама, по-моему, ничего интересного. Вот если бы найти что-нибудь про планету... Карту или описание, или еще что...

- С картой любой молодец... - протянула Элин, беря приставку.

- А ты еще не догадалась, где мы?

Вера Таи в способности Элин была безгранична и росла с каждым днем. Да, карта бы нам не помешала, подумала Элин, а вслух хриплым зловещим шепотом медленно произнесла:

- Я знала это с самого начала, только не хотела тебя зря пугать! Мы попали во владения Черного Пирата, я еще с воздуха узнала эту мерзкую планетку. По слухам, у него в плену томится прекрасный осьминог. Мы его освободим, а пирату набьем баки.

Неся всю эту ахинею, она старалась делать подобающие тексту жесты и гримасы, но в конце не выдержала и засмеялась.

- Да ну тебя, - отмахнулась девочка. - Я серьезно.

Она выдохнула, опустилась на землю, скрестив ноги и принялась внимательно разглядывать Элин. Это был уже устоявшийся ритуал, девочка никак не могла до конца привыкнуть к ее виду. Еда, гляделки, как их называла Элин, затем, очень-очень неохотно медпрофилактика, а потом - отдых или тренировка.

- Какая ты красивая, - мечтательно произнесла девочка, округлив глаза. - Вылитая пантера, только больше и страшнее. Вот мне бы так! Если бы здесь был хоть какой-нибудь завалящий лес, мы смогли бы поиграть в Маугли. А на Пантаре действительно все такие, да? Прямо не верится! Я смотрела видео, но ведь это совсем не то... Вот бы побывать там живьем!

- Может, еще побываем...

Не приведи господь, подумала Элин про себя.

- Должно быть здорово, когда первый раз просыпаешься в другом теле, да?

- Классно, - вслух согласилась Элин и невольно потянулась всем телом, вспомнив свое первое вживание: мышцы зверски болели, как если бы еще совсем чужое, но многострадальное тело перед процедурой долго колотили палками. Все вокруг казалось плоским, размытым и не в фокусе, отчего кружилась голова. Вдобавок ко всему дико тошнило: пустой чужой желудок, или то, что заменяло его, периодически сводило болезненной судорогой.

- Только учти, первой у меня была не пантра.

- А кто?

- Это секрет.

- А когда пантра, ты сразу стала такой ловкой?

- Вот уж нет, я сначала даже ходить не могла, все путала лапы. Сделаю шаг и падаю. Что ты смеешься, так и было! На вживание, особенно первое, ушла уйма времени. Потом конечно стало полегче, пришел опыт, а это очень важно. Кого только вокруг не было: обычные врачи, психологи, инструкторы. Не говоря уже о специальной пище. Вокруг крутилась целая орава, вздохнуть спокойно не давали.

- А что ты делала в этих телах?

Элин погрозила лапой:

- Запретная зона, Охотник. Мы же с тобой договорились.

- Я не нарочно, - Тая слегка нахмурилась и замолчала. Правда надолго ее не хватило.

- А как ты туда попала?

- Да почти случайно. Был набор после окончания училища. Только учти, все это страшная тайна.

- Ты мне это уже говорила, - обиделась Тая. И тут же опять спросила: - Ты одна прошла туда?

- Нет, вместе с другом. Но девушек в группе больше не было.

Как не было их и в училище. Она вспомнила, как будущие курсанты встретили ее на первом вступительном экзамене. Официально на прием в училище не было никаких ограничений, но за одним маленьким исключением: за всю известную историю его существования космодесантниками становились только мужчины. Зато после первого месяца занятий смеха у окружающих резко поубавилось.

Ее спасло упорство, изощренный ум и феноменальные способности. Не зря еще до училища она получила прозвище - Хитрый Лис. И вероятно, еще что-то, неведомое. А кроме того, подумала Элин, наверно мне элементарно повезло.

- А ты уже вспомнила, как оказалась на корабле?

- Пока нет, но надеюсь, что скоро все вспомню.

- Зато мы встретились, правда?

- Конечно, Охотник, - Элин улыбнулась и протянув лапу, взъерошила девочке волосы. - Я тоже рада. Но все равно плохо, ведь это означает, что я не смогла завершить операцию чисто. Меня вычислили. И ты из-за этого пострадала, не забывай! Позанимайся немного одна, а потом займемся процедурами.

Девочка скорчила недовольную гримасу, встала, скинула лишнюю одежду и направилась к противоположной стене, где у них было выделено место для разминки. Как всякий нормальный ребенок, она недолюбливала все, что было связано с медициной. Занималась же она много и охотно. Даже чересчур. Тая очень серьезно относилась к своим тренировкам и никогда их не пропускала. Ребенок растет не по дням, а по часам, подумала Элин. Пора нам отсюда выбираться. Ох, пора.

Она каждый день погружала Таю в сон и больше часа проводила в напряженной работе с ее организмом, стараясь блокировать ту дрянь, которая неизбежно проникала извне в ничем не защищенный организм девочки.

Сердце справлялось плохо и Элин на время подключала печень, заставляя ее сокращаться, как насос. Почти как у древних зомби. Да, теперь у людей иммунитет далеко не тот, что был даже веком раньше, но все равно возможности человеческого организма не безграничны. Что-то, естественно оставалось и постепенно накапливалось.

Тая вроде ни о чем не догадывалась и спокойно спала, пока Элин колдовала над ней. Конечно, удавалось сделать очень многое, но полностью нейтрализовать отраву она, разумеется, не могла. Так не может продолжаться до бесконечности. А главное, Элин никак не могла определить природу заражения и происхождение этой гадости.

Она взяла кристаллы и стала неторопливо их просматривать. Старые отчеты были ей также непонятны, как и девочке, но в конце одного из них она наткнулась на кое-что любопытное. В списке оборудования значились полевые генераторы. Довольно редкие устройства, где же их применяли? Да еще в таком количестве? Что-то зашевелилось у нее в голове, сейчас, сейчас...

Вот это да! Как же она могла так долго не догадываться! Элин в сердцах обозвала себя мохнатой тупицей. Наверняка, на нее нашло затмение. Маяк! Ну конечно, маяк! А раз купола остались и не демонтированы... Не может быть, неужели им так странно и повезло и не повезло, одновременно? Маяк, последний галактический маяк! Тот, который так и никогда и не достроили! Легендарное место. Вот это попали...

Элин с довольным видом откинулась к стене, закрыла глаза и вытянула лапы. Все стало на свои места. Так просто... Теперь она знает, где они! Как же она могла так долго не догадываться...

Когда уставшая Тая подошла к ней и плюхнулась рядом, Элин открыла один глаз и совсем по детски закричала:

- А я знаю! Я первая нашла!

И резко выбросив лапу, она со смехом опрокинула ничего не понимающую девочку на землю. Тая отреагировала очень хорошо, мгновенно сгруппировавшись, однако сдержать напор более полутора центнеров веса тела Элин она конечно, не могла. Они еще продолжали со смехом кувыркаться по земле, когда до Элин внезапно дошло, в какую скверную историю они попали.

Давным-давно, здесь случился, как любили говорить когда-то, локальный конфликт. Короткий и не слишком большой по количеству участников, но зато такой, в котором волею случая оказалось не только задействовано обычное оружие, но и то неведомое, что хранилось в каком-то научном центре, который тогда здесь находился.

Этот ограниченный конфликт прокатился таким сокрушительным смерчем, что оставил после себя смертельно больную планету. Настолько больную, что на ней был объявлен бессрочный карантин, а зона вокруг нее - запрещенной для любых контактов. Маяк тогда так и не достроили, а потом наступило время других технологий - началось строительство нуль-станций и гипертуннелей.

Пока не был принят закон о карантине, группы экологов потрудились здесь, и отступились, без видимых результатов. Конечно, сыграло свою роль и то, что все данные по таинственным научным разработкам оказались уничтожены. А может, тогдашнее правительство и не очень было заинтересовано в выяснении этой странной истории? И предпочло закрыть зону, а вместе с ней и всякие разговоры? А она еще поражалась уродливости немногочисленного животного мира. Странно, что какая-то жизнь здесь вообще теплилась.

Теперь Элин прекрасно понимала, с чем она столкнулась, но от этого было не легче. Невидимая зараза пропитывает здесь все: поры земли, воду и молекулы воздуха, неся смерть всему живому. Ей самой, насколько она понимает, ничего не грозит. А вот Тая... Ее может спасти только немедленный отлет. Она отвечает за девочку. Сколько еще сможет продержаться ее организм? Месяц, два? Элин тяжело вздохнула и резко мотнула головой, стараясь отогнать тяжелые мысли.

Если она не ошиблась - а похоже, так оно и есть, то их спокойная жизнь закончилась. Начинается безумная гонка со временем. Гонка, приз в которой - жизнь ребенка. Жизнь Таи.


Жуки встретили их у входа, как старых знакомых. Два юрких, очень занятых существа, преисполненные сознания собственной значимости, мельком обнюхали их, пошевелив усиками и отправились по каким-то важным ремонтным делам. Матка вообще не появилась. Интересно, чем это они так заняты, мельком подумала Элин, но решила оставить выяснение на потом. Сегодня на очереди у них была централь и, если она не ошиблась в своих предположениях, реактор.

Быстро проверив сканером проход через склад - он оказался чистым, они миновали его и продвинулись на следующий уровень. За складом действительно находились ремонтные боксы, в довольно хорошем состоянии. Ими, судя по всему, пользовались, здесь даже немного пахло графитовой смазкой.

Пройдя через коридор к центральной лифтовой шахте, они остановились. Лифт естественно не работал, но Элин на всякий случай все равно поколдовала с сохранившимся пультом, правда, без всякого результата. Потом, подсоединив разрядник, она выжгла механическую блокировку, откинула запоры и открыла вход.

- Высоко, - сказала девочка, вытягивая шею, чтобы заглянуть в шахту. Элин закрывала ей обзор. - Метров пятьдесят, а то и больше.

- Ничего, доберемся, - успокоила ее Элин, привязывая трос. Такая глубина была им на руку: шансы на то, что внизу действительно находится реактор, стремительно возрастали. Она внимательно осмотрела девочку, подергала страховочный карабин и скомандовала:

- Поехали!

Замки рулеток щелкнули одновременно и обе быстро заскользили вниз. На полпути Элин немного увеличила скорость спуска и обогнав девочку, сделала ей знак остановиться. Та послушно зависла метрах в пяти от поверхности. Коснувшись пола, Элин внимательно осмотрелась и замерла неподвижно, закрыв глаза и принюхиваясь. Слышался негромкий и неясный шум, но интуиция говорила, что неопасный. Пока. Она махнула лапой девочке и через мгновение Тая уже стояла рядом с ней на каменной плите.

Однако пройти в централь оказалось не так просто, здесь им пришлось задержаться. Разумеется, никаких мин тут не было, но зато следящая система прекрасно сохранилась.

- Так она же спит, - недоуменно заметила Тая, непонимающе глядя на Элин.

- Знаешь, что на свете намного опаснее включенной следящей системы? - спросила Элин, внимательно разглядывая многочисленные датчики.

Тая помотала головой.

- Та, которая может включиться в самый неподходящий момент. Замри.

Девочка послушно отошла назад и застыла неподвижно.

- Одним нам здесь не управиться, - вынесла вердикт Элин после недолгого осмотра. - Потеряем зря время. Надо звать жука.

Пришлось подняться наверх, отловить одного из жуков и изрядно помучиться, пока удалось наконец вскрыть надежно защищенные энерговводы и перерезать оптические кабели. Времени ушло много.

- Дальше будет хуже, - Элин сокрушенно покачала головой. - Если там реактор, то у него автономная защита.

Тая промолчала. Они еще вчера всесторонне обсудили план экспедиции, обсудив несколько вариантов отхода и Элин постаралась настроить девочку на максимально серьезный лад. Честно говоря, она вообще не хотела брать ребенка с собой, гораздо разумнее было оставить Таю в укрытии и пойти одной. Но стажер впервые наотрез отказался подчиниться. Это была проблема, которую понадобится решать и очень скоро.

Элин оказалась права. Централь находилась именно там, где и должна была быть, а уцелевшие приборы в одной из секций недвусмысленно говорили о том, что в куполе находится реактор. Это было несомненной удачей. К сожалению, те секции, которые ведали его здоровьем, были практически мертвы.

Не без труда открыв очередную массивную дверь, они прошли через централь и оказались в длинном наклонном коридоре из металлических колец, местами тронутых ржавчиной. Однако то, что все было открыто настежь, Элин не понравилось.

Дойдя до глухой стены, перегораживающей проход, Элин остановилась и задумалась. Тая послушно замерла рядом. Там реактор. Уже понятно, что он пустой - его не успели зарядить. Вместо топлива в магнитной ловушке лежит импульсный заряд, который используется для настройки и регулировки автоматики управления. С энергетической точки зрения он бесполезен, а вот для них намного опаснее, чем штатный топливный блок.

Но если строители успели подсоединить энерговводы, а скорее всего это так - их монтируют заранее, импульс даст точное направление. Она сможет выйти прямо на маяк. Громадная экономия во времени. А если нет? Оправдан ли такой риск? При попытке разогнать реактор заряд почти наверняка схлопнется. Поискать другой? Старые маяки, помнится, были окружены двойным кольцом реакторов, работающих и резервных. Их нельзя было размещать слишком близко к маяку, полевые генераторы капризны и трудны в настройке, не зря от них потом отказались, как и от самих маяков. А если другие просто не успели построить и этот единственный на планете?

- Ну, стажер, что будем делать дальше? Как туда можно проникнуть?

- Не знаю. Может, опять помогут жуки? - неуверенно сказала Тая.

- Нет, - Элин отрицательно помотала головой. - Жукам сюда хода нет. У реактора своя ремонтная бригада. Микроботы, электронные черви.

- А что это такое?

- Ну, вроде тех, что используют врачи, только побольше.

Она протянула лапу и шутливо похлопала Таю по животу.

- Только эти живут не в организме человека, а в реакторе. Конечно, если они остались целы, что мало вероятно. Кстати, когда ты последний раз проходила медосмотр с подпиткой?

- Недавно, - рассеянно ответила Тая, внимательно разглядывая стену. - Перед самым тем дурацким случаем.

Элин довольно улыбнулась. Хоть тут мне повезло, подумала она. Это хорошо, это может оказаться несомненной удачей. Долго элчи у ребенка в здешней атмосфере не протянут, но пока они функционируют, хоть какая-то часть блокады организма лежит на их плечах, если можно так выразиться. Это может здорово увеличить эффективность ее действий.

- Начинаем?

Элин прислушалась к себе. Голос внутри уже давно, еще с момента входа в пультовую, настойчиво твердил: пора уходить, убери отсюда хотя бы ребенка, идиотка! Теперь он стал таким громким, что не послушаться его было безумием. Она протянула сумку Тае.

- Ты уходишь. Даю тебе двадцать минут, ты должна выбраться из купола и отойти за дальнюю скалу. Если здесь рванет, тебе понадобится защита от радиации.

- Зачем так далеко? - Тая несмело посмотрела на Элин. - Здесь же шахта!

- Стажер, выполняйте немедленно и без пререканий!

Элин пожалуй впервые за все их знакомство чуть повысила голос. Тая хотела еще что-то сказать, но увидев опасно сверкнувшие глаза, только коротко вздохнула и вышла. Элин прошла за ней до шахты и придерживая веревку, стояла внизу, пока Тая ловко и быстро карабкалась наверх. Затем наверх отправился груз. Внимательно осмотрев обе веревки, свою и страховочную, Элин надежно закрепила внизу оба конца и пошла обратно.

Вернувшись к двери, Элин еще немного посидела около нее, давая Тае время отойти. Наконец, решив, что уже достаточно, она начала методично взламывать защиту прохода...

За обычным люком оказался броневой щит с грозными предупредительными знаками, который немного помедлил, а потом скользнул вверх и исчез. Проходя, Элин отметила толщину стены, она была не больше полуметра. Ничего особенного, стандартное защитное яйцо, так и должно быть, реактор не слишком мощный.

Подойдя поближе и больше уже не колеблясь, Элин решительно взялась за большой шершавый рычаг. Внутренний голос обиженно замолк, видимо поняв всю бесполезность дискуссии с подобными упрямцами.

Решительным движением Элин сдвинула рычаг до половины и замерла, прислушиваясь. В ответ раздалось негромкое гудение. Мало. Она плавно довела его упора. И ничего не случилось. Только гудение стало громким и надрывным.

Ревун завыл внезапно и с такой силой, что она даже слегка присела от неожиданности. Затем какой-то уцелевший автомат, со столетним скрипом в голосе, начал монотонно орать на космолингве:

- Тревога! Опасность выброса из активной зоны! Всем живым немедленно покинуть помещение! Начинаю отсчет...

Он еще что-то кричал, когда Элин резко рванула рычаг обратно на ноль, но реактор уже не повиновался. Она обернулась и увидела, как падает броневая заслонка люка, закрывая выход. Доигралась? - ехидно спросил кто-то внутри с удовлетворенными интонациями. - А теперь побегай!

В голове что-то щелкнуло и сдвинулось. Время послушно затормозилось. Заслонка почти замерла, однако все равно продолжала неумолимо двигаться вниз.

- Пять... четыре... три..., - орал автомат.

Элин ракетой пролетела через оставшуюся щель и бросилась к шахте. Люк захлопнулся за ней через долю секунды, с такой силой, что по помещению пошел глубокий звон.

За спиной что-то грохотало, но оборачиваться времени не было. Она как птица, взлетела вверх, успев буквально за мгновение до того, как подготовленная заранее порода обрушилась и наглухо запечатала шахту. Приличный толчок едва не свалил ее на землю, когда она уже выскочила из купола и бежала к скале, но каким-то чудом она сумела удержаться. Уже вблизи скалы ее нагнал приглушенный рокочущий грохот взрыва. Теперь спешить было некуда. Она обернулась и успела увидеть, что купол складывается, как карточный домик и в куче пыли оседает вниз.

Скорее! Окинув быстрым взглядом окрестности, она увидела медленно гаснущие контуры подземных энерговводов и успела засечь направление, пока они окончательно не погасли.

Зайдя за скалу и присев рядом с послушно сидящей Таей, Элин некоторое время угрюмо молчала, а потом произнесла:

- Если хочешь посмотреть на глупца, смотри внимательней! Видела, какого дурака я сваляла?

Тая мотнула головой.

- Никогда так не делай! Не бери дурных примеров, - она сокрушенно вздохнула. - Пошли. Надо двигаться, здесь нам больше делать нечего. Только старайся шагать так, чтобы не пылить. Лишние рентгены тебе совсем не к чему.

Они в полном молчании дошли до озерка, тщательно вымылись, не забывая приглядывать за окрестностями, а потом залезли в пещеру и так же молча расположились внутри. Пока Тая ела, Элин лежала с закрытыми глазами, положив голову на лапы. В который уже раз она подумала: насколько все было бы проще, окажись я здесь одна... Но потом решив, что хватит нагонять на ребенка тоску, улыбнулась:

- Ладно. Кое-что ценное мы сегодня получили. А за все нужно платить.

Тая неопределенно пожала плечами и стала молча укладываться спать. Ребенок обиделся, что его отослали, как маленького и был настроен дуться как минимум до завтрашнего утра.

Глава 6

1

Члены маленького отряда тесной кучкой полусидели-полулежали на пологом склоне. Наслаждаясь тихой солнечной погодой, ребята подремывали, положив головы на лапы и вполуха слушая инструктора. С каждым днем таких погожих дней становилось все меньше. Их смена в лагере была предпоследней. Приближалось время предзимних ураганов, даже дневные ветры с каждым днем становились все сильнее. А ночью временами свистело и завывало так, что несмотря на дикую усталость, заснуть удавалось не сразу.

- Специфика нашего лагеря, - размеренно говорил инструктор, - в его узкой специализации. Однако он не зря считается выпускным. На предыдущих сборах вас знакомили и с оружием, и с основными приемами боя. Как с использованием современной техники, так и без нее. В этом плане мы просто повторяем пройденные предметы, достаточно бегло и обзорно.

Он сделал паузу.

- Основной наш предмет совсем другой. Вроде бы мы учим вас очень малому: быстро, бесшумно и без ненужных травм передвигаться в горах. Передвигаться не думая, так же свободно и естественно, как дышать. В разных условиях: при свете дня и ночью, в хорошую и плохую погоду, со снаряжением и без оного. Конечно, каждая местность имеет свою специфику. Дикая природа и современный город, например, очень сильно различаются. Тем не менее, прошу пока поверить мне на слово, горная подготовка считается базовой. Научитесь двигаться здесь - тогда все остальное будет получаться не в пример легче. Вопросы?

Вопросов было много. Однако Хар-раа заметила, что спрашивали в основном ребята. Девушек это интересовало гораздо меньше. Сама она старалась вообще не задавать никаких вопросов. Конечно, нельзя сказать, что ее отношение к окружающему миру совсем не изменилось, но... На тот единственный вопрос, который ее действительно интересовал, ответить было некому. Во имя каких богов и когда ей может понадобиться в будущей жизни, умение быстро и бесшумно передвигаться ночью в незнакомой местности?

Подруга лежала рядом и прищурившись, смотрела на солнце, однако слушала по обыкновению очень внимательно. Хар-раа тоже посмотрела вверх. В глазах сразу запрыгали огненные зайчики. Она прикрыла веки, наклонилась и тихонько сказала в самое ухо Варг-хаа:

- Боюсь, такие привычки прилипают надолго. То-то я удивлю домашних, когда начну носиться по ночам, бесшумно выскакивая из-за угла. Как бы меня сразу не отправили лечиться, после таких подвигов.

Подруга невольно прыснула, но быстро сделала серьезное лицо.

- Не мешай слушать, - так же тихо ответила она. - Лекция скоро закончится, тогда и поговорим.

Когда инструктор наконец закончил и разрешил немного отдохнуть, большинство решило никуда не уходить. Члены группы разбрелись, выбирая уголки поудобнее. Подруги спустились немного ниже, где трава была погуще и устроились вполне комфортабельно. Полностью расслабившись, они лежали на мягком травяном ковре, немного поодаль от остальных и предавались блаженному безделью. Полчаса свободного времени каждый старался использовать до донышка, здраво полагая, что второй такой случай может представиться не скоро.

- Ты уже выбрала зачетные предметы? - спросила Хар-раа. Она лежала на спине, широко раскинув лапы и легкий ветерок приятно теребил густую шерсть.

- Нет еще, - Варг-хаа с некоторым удивлением посмотрела на нее. - Это ведь не так просто. Придется хорошенько подумать и тщательно все взвесить. Ошибаться здесь нельзя.

- А чего тут сложного? - удивилась Хар-раа. - Раз зубами щелкнуть и все.

- Как это? - подруга непонимающе смотрела на нее.

- Ну, какая же ты тугодумная! Смотришь, какой самый короткий предмет - и вперед!

- Ну, ты даешь! Ты что, серьезно? - Варг-хаа изумленно приподняла голову. - Просто выбрать наобум из списка, не думая о своей склонности? О том, что получается лучше всего?

- Абсолютно серьезно. Я не могу позволить себе терять время на эти глупости. И так уже достаточно выбросила его зря. По быстрому закончить, сдать экзамен и сразу выбросить всю эту муть из головы - главная задача на ближайшее время.

- Да? - Варг-хаа с издевкой посмотрела на нее. - А ты прочла хоть разочек весь список? Вижу, что нет. Как ты думаешь, какой экзамен самый короткий? Инструктор ведь не зря предупреждал, что зачетные предметы нам придется выбирать самим.

Она еще раз строго посмотрела на Хар-раа и назидательно закончила:

- Правильный выбор очень важен. Короткий экзамен потому и короткий, что самый сложный.

- Ну спасибо, что просветила. Не читала я твой список и не собираюсь. И тебе не советую. Мне абсолютно все равно. Говорю тебе в последний раз, что я поступлю именно так, как сказала. А ты - как хочешь.

- Хорошо, получай. Я прекрасно все помню. Самый короткий предмет называется тоже коротко: спуск.

- Прекрасно, - легкомысленно ответила Хар-раа. - Значит, я выбираю спуск.

- Но вначале будет подъем, - с иронией продолжила Варг-хаа. - Чтобы спуститься откуда-нибудь, необходимо прежде туда добраться.

- Ты хочешь сказать, что мне придется карабкаться наверх? Они не отвезут меня туда?

- Нет. Но дадут любое оборудование. И покажут маршрут. Ты же должна знать, где будешь спускаться.

Хар-раа вздохнула.

- Ладно, хоть шерсти клок. А в чем подвох? Что ты так хитро улыбаешься?

- Подвох в том, - медленно закончила Варг-хаа, внушительно глядя на нее, - что подъем - это просто преамбула. Знакомство с маршрутом. А вот для спуска уже никакого оборудования не будет. Спускаться придется на своих четырех плюс хвост. Учти, спуск скоростной, так что для успешной сдачи необходимо уложиться в зачетное время и пройти все зачетные точки. Да еще по возможности исхитриться и постараться остаться целой и невредимой.

- Ничего себе шуточки.

Варг-хаа засмеялась.

- Твой короткий предмет - один из самых сложных. За него дают максимальное количество баллов. Кто выбирает его, больше ничего не сдает. Если конечно целым добирается до цели. Одного такого "короткого" предмета с лихвой хватает для зачета. Ну что, все еще рвешься сдавать именно его? Не передумала?

Обе ненадолго замолчали. Ветер дул порывами, иногда совершенно стихая. Тогда негромкое шуршание кустов смолкало и становилось совсем тихо, слышалось только пение птиц. Все вокруг дышало умиротворением и покоем.

- Говорят, скоро здесь наступит зима, - неожиданно сказала Варг-хаа. - Через пару недель или даже раньше. Проснешься, а вокруг все белое. Конечно, она здесь довольно мягкая, но снегу будет полно.

- Ты хочешь сказать, что скоро мы будем барахтаться здесь по уши в снегу? - Хар-раа с изумлением смотрела на подругу.

- Именно, - Варг-хаа была спокойна и невозмутима. Казалось, подобная перспектива ее совершенно не волнует. - Все так и задумано. Они специально выбирают такое время для выпуска. Но тем беднягам, из последней смены, придется еще хуже, чем нам.

- Мне их искренне жаль, - ответила Хар-раа. - Но неплохо, если бы кто-нибудь чуть-чуть пожалел и нас. Боюсь, мы тоже успеем нахлебаться, до самого горлышка.

Варг-хаа легонько вздохнула.

- Время летит ужасно быстро. Не успеешь оглянуться, как наступят экзамены. Я ужасно боюсь, что не наберу нужное количество очков.

- Да? А по тебе не скажешь, - Хар-раа перекатилась на бок. - А интересно, что делают с теми, кто заваливает экзамен? Расскажи пожалуйста, ты ведь всегда все знаешь.

- Увы, беднягам приходится несладко.

- Их бросают в пропасть?

- Хуже. Они приезжают сюда на следующий год, в последнюю смену. И так до тех пор, пока не сдадут.

Хар-раа аж передернуло.

- Ну уж нет! - с яростью прорычала она, впрочем, не слишком громко. - Клянусь шерстью, со мной у них этот номер не пройдет!

2

Придя в сознание, Элин по уже укоренившейся привычке сначала некоторое время полежала неподвижно, привыкая к новым ощущениям, а потом попробовала осторожно пошевелиться. Тело сразу пронзила резкая и сильная боль. Она послушно замерла, пока боль не затихла до приемлемого уровня. Потом, ощутив, что в палате есть еще кто-то, решила для начала открыть глаза.

- Ма, ты? - невнятно пробормотала она, безуспешно пытаясь разлепить веки, но те не слушались. Наконец, левый глаз открылся и Элин увидела что-то светлое, плавающее в неплотном тумане, смутно напоминающее человеческое лицо.

- Лежи спокойно, это я, - услышала она знакомый тихий голос.

- Ник? - искренне удивилась Элин, стараясь по возможности четко выговаривать слова. К своей радости, говорить она могла. Язык, не слишком хорошо, но все же повиновался. - Как ты здесь очутился? Они же клятвенно обещали, что сообщат только родителям.

- Неважно. Мама скоро будет. Что на этот раз?

Элин помолчала, а потом деланно беззаботным тоном ответила:

- Тактическая игра. Рутина... Оборона плохо укрепленного форта от внезапного нападения противника.

- Ваши игры всегда так кончаются?

- Конечно, нет. Это чистая случайность. Мы просто творчески подошли к правилам, а уж шуму теперь...

- И кто выиграл?

- Разумеется, мы, - все также невнятно пробормотала Элин, безуспешно попытавшись улыбнуться ему и наконец бросив безнадежные попытки. Лицо почти полностью закрывала блокирующая повязка, которая вдобавок сильно мешала говорить, а лицевые мышцы наверняка были отключены. Она их совершенно не чувствовала.

- Хотел бы я взглянуть на проигравших, - со вздохом сказал Ник. Потом спросил: - Ругать тебя, конечно, бесполезно, да?

- Угу. Но я прошу прощения за беспокойство.

- Что-то ты сегодня подозрительно мягкая... Так, понял. Насчет творческого подхода, это была твоя инициатива, да?

На этот раз Элин благоразумно решила промолчать. Ник молча встал, подошел к широкому окну и некоторое время задумчиво смотрел вниз. Этаж, на котором располагалась палата, находился высоко. Громадные деревья внизу, окруженные густым подлеском, казались отсюда совсем маленькими. Училище имело собственный обширный медцентр и похоже, он никогда не пустовал.

Ник опять вздохнул, присел около нее и покачав головой, осторожно спросил:

- Сильно попадет?

- Уже.

Ник осторожно нагнулся и зарылся лицом в ее волосы. Элин медленно подтянула свободную от зажима руку и немного приподняв ее, ласково погладила его затылок.

- Ты когда-нибудь повзрослеешь, а?

- Я постараюсь впредь быть поаккуратней, правда. Ты мне веришь?

- Конечно, нет.

Он легонько поцеловал ее и услышав шаги, с сожалением выпрямился, повернувшись к двери.

- Это, наверное, мама. Сейчас тоже будет ругать.

- Держись, - он осторожно сжал ее руку. - Наука всегда была на стороне творческих личностей.

Мать вошла в палату с улыбкой на лице, правда немного тревожной. Она приветливо кивнула Нику и сразу переключилась на дочь.

- Элин, девочка, - укоризненно сказала она. - Опять? Ну что ты моргаешь? Ты же обещала мне, в прошлый раз... как же так?

Потом она перевела взгляд на Ника и увидев выражение его лица, покачала головой:

- Ага, все понятно. Так для тебя это новость, милый? Тогда прости. Ты еще побудешь здесь?

- Нет. Мне уже пора бежать.

- Тогда не буду вам мешать. Пойду, поговорю с доктором.

Кивнув ему на прощанье, она вышла. Некоторое время оба молчали.

- Сейчас ты скажешь, что у тебя просто нет слов, - наконец медленно произнесла Элин. - Но скажи, зачем в тот раз нужно было тебя волновать? Ведь все обошлось.

- Эл, ты неисправима, - Ник тяжело вздохнул. - Похоже, у меня сегодня день сплошных вздохов. Прости, но мне действительно пора бежать. Я обязательно выберусь к тебе, завтра с утра.

- А что за неотложные дела?

- Переговоры насчет будущей работы. Со мной связались из Проекта. Говорят, что их заинтересовало то, чем мы занимаемся с ребятами. Предлагают встретиться лично и обсудить условия.

- Ух ты! Согласишься?

- Пока не знаю... Нужно все очень тщательно взвесить.

- Ты страшный задавака.

Ник засмеялся.

- Вовсе нет. Но у меня есть только одна ценная вещь - моя голова. Я не могу раздавать ее направо и налево, не подумав хорошенько.

Элин сделала ему знак наклониться.

- Только одна? - тихонько спросила она.

Ник опять зарылся в ее волосы и прошептал ей на ухо:

- Только одна, глупенькая. Ты - не вещь. Ты моя судьба, мое единственное счастье. Ты не имеешь цены.

Элин замерла, боясь даже вздохнуть. Она почувствовала, как ее с головой накрывает теплая, ласковая волна. Даже боль внезапно куда-то исчезла. Странное, незнакомое чувство нахлынуло на нее - ей показалось, что еще чуть-чуть, и она буквально растает от счастья.

Ник давно ушел, а она все лежала, боясь пошевелиться и опасаясь, что неожиданно пришедшее ощущение огромного безграничного покоя вдруг исчезнет без следа, так же внезапно, как и появилось.

3

- В свой первый поход сегодня выходит группа новичков, вы будете их сопровождать. Показываться им не надо. Ваша задача - подстраховать их на особенно опасных участках маршрута и все.

- Кто старший?

- С вами пойдет мастер, но его задача - оценить вас, а не новичков. Вы его не увидите. Поэтому выберите временного лидера сами. Все ясно?

Если бы после той самой, первой вылазки в горы, Хар-раа кто-нибудь сказал, что во время ночного бега она будет не спеша и со вкусом наслаждаться окружающей природой, она рассмеялась бы шутнику прямо в лицо. Однако сейчас, бесшумно скользя рядом с подругой по свежевыпавшему снегу, она только и делала, что глазела по сторонам. Ночная красота вокруг была такой же совершенной, как и дневная. Пожалуй, даже лучше.

Новички ее абсолютно не интересовали. Это шумно пыхтящее, неуклюжее стадо, тратившее все силы на то, чтобы не споткнуться и не упасть, слишком карикатурно напоминало их самих, недавних, чтобы быть хоть чуточку интересным. Тело, доведенное многочисленными тяжелыми упражнениями до автоматизма, казалось парило в воздухе. Оно стало на диво послушным, так что можно было всласть наслаждаться стремительным, легким, бесшумным бегом, и даже тихонько переговариваться, когда позволял внешний шум.

Похоже, остальные испытывали тоже самое чувство единения с природой, ни с чем не сравнимое удовольствие от волшебной ночной прогулки.

Они без приключений прошли почти до конца маршрута, когда неожиданно случилось непредвиденное. Хар-раа оказалась ближе всех к месту происшествия и только поэтому успела заметить случившееся: все разыгралось буквально на ее глазах. Остальные практически ничего не заметили.

Они стремительно проходили участок заболоченного леса, прыгая с одной густой кроны на другую и уже почти вышли к обрыву, когда одна из новеньких, бежавшая последней, оступилась.

Раздался негромкий треск и ветка, выгнувшаяся крутой дугой, не выдержала ее веса и переломилась надвое. Не удержавшись, девушка полетела вниз. Она удачно спружинила лапами и если и ушиблась, то совсем не сильно. Однако Хар-раа с замиранием сердца увидела, как она безуспешно пытается удержаться на скользкой почве. Пучки травы выскальзывали из-под лап. На какую-то секунду девушка замерла и казалось, что ей удалось наконец надежно зацепиться...

Хар-раа даже успела облегченно вздохнуть, но тут лапы девушки внезапно соскользнули и она неудержимо покатилась вниз, к опасно близкому краю обрыва. Хар-раа мгновенно прыгнула и молнией метнулась вперед, но еще в воздухе с тоской ощутила, что опаздывает, непоправимо опаздывает...

Огромное, черное как ночь, тело, бесшумно мелькнуло на фоне звезд и застыло неподвижным, еле заметным изваянием на самом краю валуна, преградив путь падающей девушке. Хар-раа успела только заметить на миг блеснувшие во мраке глаза. Еще мгновение и мастер, задержав падение, также молниеносно растаял во тьме, как и появился. Это было совершенно неправдоподобно: как Хар-раа не вслушивалась, она не услышала ни малейшего шороха. Он действительно походил на призрак.

Упавшая девушка вообще не успела заметить никого вокруг, в том числе и ее. Крепко обхватив лапами край валуна, она поспешно поднялась, отряхнулась и вновь забравшись на дерево, прихрамывая, продолжила свой неуклюжий, но очень энергичный бег, изо всех сил стараясь догнать остальных.

4

- Здесь вы должны обогнуть скалу и пройти между деревьями. Это обязательный поворот, постарайтесь запомнить ориентиры. Подобных контрольных точек по маршруту не так много, но вам нужно постараться пройти их все. Пропустить разрешается только одну. Перед стартом мы еще раз пройдемся по голоплану, а потом посмотрим весь маршрут сверху. Дальше идут свободные участки, их вы можете проходить произвольно, на свой страх и риск.

Хотя флайер сопровождения парил на значительном расстоянии от склона, Хар-раа не могла отделаться от впечатления, что инструктор стоит прямо за ее спиной. Они уже почти добрались до места, где располагался старт. Кроме Хар-раа, спуск в качестве экзамена выбрали еще двое ребят. Но маршруты у всех были разные и отсюда она будет стартовать в гордом одиночестве.

Снизу все казалось не слишком сложным. Но по мере того, как Хар-раа поднималась все выше и выше, ее уверенный настрой начал понемногу улетучивался. То, что она увидела по пути, не вселило в нее уверенность в своих силах. Совсем наоборот. Хотя она и старалась не показывать вида, внутри появился предательский холодок. Мелькнула даже мысль сказаться не готовой и попросить перенести экзамен. Хар-раа удалось отогнать ее, но с немалым трудом.

Ветер, такой сильный внизу, к ее удивлению понемногу затих и когда она добралась до нужного места, наступила почти полная тишина. Солнце, слепившее глаза, спряталось за набежавшие облака. В общем, с погодой ей несомненно повезло.

Подъем и подробный осмотр маршрута заняли не мало времени, но все когда-то приходит к концу. И вот, после положенного отдыха, Хар-раа, стараясь сдержать предательскую дрожь, уже стояла у узорчатого шеста, глядя вниз на крутой, девственно чистый склон. Метров сто он был совершенно гладким, а потом резко обрывался. Дальше начинались скалы, сначала голые, а потом, много ниже - покрытые густой растительностью.

Инструктор, расположившийся немного поодаль у большого монитора и глядевший на нее с нескрываемым скепсисом, не стал произносить длительного напутствия, а только заметил:

- Рекомендую вам поменьше думать во время спуска и целиком положиться на полученные в процессе обучения рефлексы. Помните, что в любой момент вы можете прервать прохождение маршрута и использовать вторую попытку.

Он еще раз внимательно посмотрел на Хар-раа. Та только молча кивнула головой, боясь, что голос ее выдаст.

- Когда решите, что готовы, дайте знать. С этого момента пойдет отсчет времени.

Хар-раа глубоко вздохнула. Ребята из отряда, свободные от сдачи и пришедшие за нее поболеть, казались отсюда крохотными точками. Может, действительно стоило еще немного отдохнуть? Но она чувствовала, как неудержимо тают остатки решимости. Если она задержится на этом страшном обрыве еще хоть чуть-чуть, можно будет и не начинать. Поэтому она решительно подняла лапу и хриплым от волнения голосом выдохнула:

- Я готова!

- Пошел отсчет, - будничным голосом сказал инструктор и Хар-раа, крепко зажмурив глаза, рывком бросила тело вперед...

Связных воспоминаний после этого эпохального заявления у нее в голове осталось немного. А те, что сохранились... Кристалл с записью, после первого и единственного просмотра, она постаралась запрятать как можно дальше, чтобы его ненароком не увидели родители. Однако отдельные моменты врезались в память так, что потом неоднократно всплывали во сне, заставляя просыпаться с бешено бьющимся сердцем и сдерживать невольный крик.

Вот, крутанувшись на обледенелом насте, она летит спиной вперед на иззубренную скалу, только чудом успевая в последний момент извернуться в воздухе и уйти от страшного удара... Вот мелькают сучковатые стволы деревьев, когда она в каком-то диком танце змейкой проносится через густую рощу, едва успевая уворачиваться от неизбежных столкновений... Заросли колючего кустарника нещадно рвут шерсть, когда она кубарем пролетает сквозь них, плотно зажмурив незащищенные глаза... А дикий, отчаянный, тройной прыжок через водопад, по скользким камням?

Первые несколько минут, показавшиеся часами, она вообще ничего не соображала. А потом... Потом в мозгу как-будто что-то сдвинулось и чувство страха куда-то пропало, сменившись дикой эйфорией. Она внезапно обнаружила, что последний совет инструктора был просто великолепным. Она может все! Пробудившиеся инстинкты и намертво вбитые навыки заставляли ее тело выделывать такие трюки, которые в здравом уме никогда не пришли бы ей в голову...

Практически до конца маршрута ей неправдоподобно везло, даже удалось сразу пройти почти все контрольные точки, кроме двух. Пропустить разрешалось только одну, поэтому Хар-раа пришлось вернуться и обогнуть указанный на схеме валун. К счастью, она пролетела мимо не так много, каких-нибудь метров двести, так что возвращение назад не заняло слишком много времени.

Но вечного везения не бывает и наконец наступила неминуемая расплата за наглость. Новоприобретенная уверенность, не подкрепленная должным мастерством, едва не погубила ее. В самом конце маршрута, решив выиграть время, она пренебрегла инстинктом, направлявшим ее кружным путем и решительно поперла напрямик. И тут же поплатилась. Гул настигающей лавины обрушился на нее, когда до конца оставалось всего ничего.

Могучим воздушным ударом тело подбросило высоко вверх. Краем глаза она еще успела увидеть стремительно стартующие яркие флайеры службы спасения и тут же все закрыла слепящая белая пелена. Некоторое время она беспомощно барахталась, забыв с перепугу все, чему их учили, но потом все-таки сумела собраться и выплыла на поверхность. Глотая воздух, она старалась держаться в середине потока и некоторое время ей это удавалось. Но потом снежная река с грохотом остановилась и тут сознание окончательно покинуло ее...

Пришла в себя она довольно быстро. Слой снега сверху оказался небольшим, ориентацию она к счастью, тоже не потеряла. Оставшегося запаса воздуха как раз хватило на то, чтобы самостоятельно пробиться на поверхность. Правда позже, вспоминая, у Хар-раа возникло сильное подозрение, что подсознательно ею двигало вовсе не опасение за собственную жизнь, а реальная опасность того, что экзамен не засчитают - иначе вряд ли она оклемалась бы так быстро.

Задыхающаяся Варг-хаа добежала до нее первой, когда Хар-раа уже выбралась из-под огромного сугроба и теперь старательно вытряхивала из ушей снег. Потрепало ее основательно, но поскольку переломов к счастью не случилось, она делала вид, что ничего не произошло.

- Ну, знаешь, - возмущенно закричала Варг-хаа прямо на ходу. - Я думала, что умру со страха! Ты что, совсем сдурела?

- Уложилась? - невнятно спросила Хар-раа, отплевываясь. Вся пасть тоже оказалась забита снегом.

- Откуда я знаю? Главное, что ты уцелела, сумасшедшая!

Она стала отряхивать ее спину. Хар-раа потихоньку шипела от боли, стараясь особо не дергаться.

Из подлетевшего флайера ловко выпрыгнул инструктор и не спеша подошел к ним. Вид у него, как машинально отметила Хар-раа, был совсем не благосклонным.

- Я рад, что все обошлось и что вы даже смогли выбраться самостоятельно. Однако... - он сделал значительную паузу. Хар-раа замерла. - Экзамен ведь не самоцель, это проверка полученных вами навыков. А с этой точки зрения, боюсь, результат явно отрицательный. Вы ведь никогда не сможете повторить маршрут, не так ли? - качая головой, продолжил он. - Чистое везение, что вам вообще удалось добраться до финиша без серьезных травм.

Хар-раа упрямо мотнула головой.

- Два раза везения не бывает. И если понадобится, то я готова пройти маршрут еще раз. Конечно, не раньше, чем через пару дней, после нормального отдыха.

- Вы действительно готовы повторить?

- Да.

Инструктор задумчиво посмотрел на Хар-раа и наконец медленно произнес:

- К счастью для всех нас, этого не потребуется. Мнения членов комиссии разделились, но в конце концов, экзамен вам решили засчитать.

Варг-хаа шумно вздохнула. До Хар-раа смысл сказанного полностью не дошел, во всяком случае никакой радости она не испытала. После пережитого тело била предательская дрожь, а голос инструктора доносился как сквозь толстый слой ваты.

- С перевесом в один голос, - продолжил инструктор. - Хотя, если быть до конца откровенными, то я и Мастер были против.

- Интересно, как бы он сам здесь прошел, - еле слышно пробормотала Хар-раа, выплевывая остатки снега.

Однако инструктор, без тени улыбки по-прежнему внимательно смотревший на нее, услышал. Он слегка покачал головой.

- Если вам это действительно интересно, я могу удовлетворить ваше любопытство. Мастер, в отличие от вас, может спуститься здесь ночью. Разумеется, скрытно и без всякого шума. Намного быстрее, чем вы. Без единой царапины. И ему перед этим не нужно будет показывать маршрут.

5

Последний курс отнял у Элин массу здоровья и нервов. Она буквально разрывалась между учебой и Ником. Правда, ему тоже приходилось не сладко. Ник с блеском закончил университет и теперь работал в полную силу, еще больше, чем прежде. Хорошо еще, что пока он оставался рядом. Свободного времени для того, чтобы побыть вместе, как он и предсказывал, не оставалось совершенно.

Мама приняла известие о предстоящем замужестве дочери на удивление спокойно и даже, как неожиданно показалось Элин, заметно обрадовалась. Они с Ником как-то сразу, еще после первой встречи, понравились друг другу. Единственным темным пятном на светлом фоне оставался упрямец Даркин.

Долгожданный день великого примирения наступил через неделю после выпуска. Томми по случаю такого торжественного события собирал у себя самых близких друзей. Ситуация выглядела довольно щекотливой. Приглашения были персональными, а звать Элин одну означало нарываться на скандал.

Сама Элин тактично обходила эту тему, однако с интересом ждала, как разрешится кризис. Томми мрачнел с каждым днем. Наконец, за два дня до назначенной даты, поймав ее по обыкновению по дороге, он, видимо решившись, решил наконец расставить все точки над "и".

- Послушай, Лис, - начал он. - Мы с тобой не виделись целую вечность, а ведь у нас есть, о чем поговорить. У тебя совсем нет для меня времени.

- Ты сам год назад был на выпускном курсе и знаешь, что это такое, - спокойно ответила Элин.

- Поэтому и говорю. Ты занята ненормально много.

- У меня еще насыщенная личная жизнь. Она тоже забирает уйму времени. Практически все, что остается.

Том хмуро замолчал, но потом решительно продолжил:

- Я уже давно хотел как раз об этом серьезно поговорить с тобой. По-моему, я имею на это право?

Элин искоса посмотрела на него, с трудом сдерживая улыбку и мягко ответила:

- Несомненно, Томми. Ты прекрасно знаешь, что твое мнение для меня очень важно.

Том помолчал, но затем решительно продолжил:

- Этот... извини, твой знакомый, ты ведь знакома с ним давно, да?

Элин грустно вздохнув, сделала соответствующее лицо и утвердительно кивнула головой.

- Ненормально давно. Скоро исполнится два года и пока никакого толку. На редкость нерешительный ухажер, чтобы не сказать резче.

- Поскольку, м-м... в некотором роде это была моя инициатива, то я чувствую серьезную ответственность и должен...

Элин делала героические усилия, чтобы не прыснуть. Ее удерживало только сознание того, что Том смертельно обидится. Томми, влюбчивый, легкомысленный Томми, ее названный старший братишка, в роли строгого ментора... Поэтому она только утвердительно мычала, опустив голову и намертво стиснув зубы.

- Надеюсь, ты все очень серьезно обдумала, - внушительно произнес в конце своей небольшой речи Том, строго глядя на нее.

Элин удалось наконец справиться с собой и подняв голову, она утвердительно кивнула.

- С моей стороны все давно решено. И если Ник согласится...

- Что?! Этот тип еще кочевряжится?

- Я этого не говорила, - поспешила разрядить обстановку Элин. - Но ведь каждый человек имеет право выбора, разве не так?

- Хорошо. С ним мне тоже необходимо поговорить и предельно серьезно. Проще всего это сделать у меня. Держи, вот твое приглашение, а ему я сам перешлю. До встречи!

6

Элин и Ник пришли вместе, запоздав совсем не на много. Том, в великолепном парадном мундире, окруженный стайкой восхищенных подруг и близких друзей, гордо возвышался посреди комнаты, благодушно принимая многочисленные поздравления. Увидев вошедших, он сразу направился к ним.

Элин, встав на цыпочки, крепко обняла его и поцеловала, а Ник, уважительно наклонив голову, крепко пожал руку.

- Поздравляю. Прими от нас обоих, - сказал он и протянул их общий подарок, упакованный в красивую коробку. Выбор подарка отнял у обоих массу времени, пока Элин наконец не осенила гениальная идея.

Гурманские пристрастия Тома были общеизвестны и частенько даже перевешивали его влечение к прекрасному полу. Том, бывая у нее, всегда с восхищением смотрел на собрание старинных книг, принадлежащих матери Элин. Среди них были подлинные раритеты, напечатанные на настоящей бумаге. Особенно Тому, по его гурманскому пристрастию, нравились кулинарные издания. А этим летом как раз вышел кристалл, с подробнейшими комментариями к одному из самых редких изданий.

Лучшего подарка придумать было нельзя. Испросив у матери разрешение, Элин заказала изящный футляр, с двумя кармашками: большим для самой книги и маленьким для кристалла и украсила футляр вензелем Тома.

Том благодарно кивнул, взял подарок и когда упаковка наконец растаяла, расплылся от удовольствия. Видно было, что ему ужасно хочется прямо сейчас взять и полистать новоприобретенную драгоценность. Железным усилием воли он справился со своим желанием, огляделся, и бережно положив подарок на столик у стены, потянул Ника за собой.

- Пошли, надо поговорить, - он мотнул головой в сторону соседней комнаты. - Мы сейчас, - бросил он Элин.

Ник молча прошел следом за ним и плотно закрыл за собой дверь.

- Что-то Том сегодня сам не свой, - удивленно сказал один из общих знакомых, кивнув в сторону ушедших. - В такой-то день... Не знаешь, что с ним, Лис?

- Наверно, форма тесновата, - хладнокровно ответила Элин и взяла стакан с минеральной водой. Вода была холодной, очень вкусной и приятно пощипывала горло. Ей было любопытно, сколько времени может занять у Томми с Ником серьезный мужской разговор. По ее прикидкам, минут пятнадцати обоим должно было хватить с избытком. Однако время шло, а из комнаты никто не появлялся. Элин уже стала подумывать, не стоит ли ей под каким-нибудь благовидным предлогом навестить ребят, когда дверь внезапно распахнулась.

Увидев обоих, Элин потихоньку облегченно вздохнула. Конечно, она не думала, что дело дойдет до рукопашной, но оба ее знакомых, старый и новый, были на редкость упрямы и самолюбивы и вряд ли Ник в этом заметно уступал Тому. Оба заметно раскраснелись, но до членовредительства, к счастью, дело не дошло.

Том подошел к ней и мрачно сказал:

- Я серьезно, предельно серьезно предупредил его. Я постарался донести до его сознания, что если с моей сестренкой что-то случится, я отыщу его на краю галактики и оторву башку вместе со всей математикой, которая там внутри. И ты представляешь, что заявил мне этот тип?

Элин отрицательно покачала головой, старательно пряча улыбку.

- Он начал орать на меня! Орать! Кричал, что ему смертельно надоели непрекращающиеся идиотские намеки, на возможность его непорядочного отношения к тебе. Что его терпение на исходе! И что если он еще хоть один раз услышит подобные высказывания, то набьет мне морду. Или любому другому, кто позволит себе подобное.

Том даже запыхтел от возмущения.

- Ты представляешь?! Этот тип... Набьет! Морду! Мне!! А?!

Потом вдруг широко улыбнулся и неудержимо захохотал, и продолжая смеяться, звонко трахнул ладонью по спине больше чем всегда взъерошенного Ника. К удивлению Элин, тот даже не покачнулся.

7

- Адмирал? Я вас не вижу.

- Простите, Председатель, я сейчас в Бункере. Визуальный контакт отсюда невозможен. Чтобы добраться до ближайшего пункта связи, мне потребуется не менее двадцати минут.

- Это не существенно. Мы вполне можем переговорить и так. Во-первых, хочу поблагодарить вас за успешно проведенную операцию. Случай из ряда вон выходящий, неудача могла попортить нам всем немало крови.

- Спасибо.

- Однако, судя по отчету, ваши люди серьезно пострадали...

- На войне, как на войне. Они офицеры Федерации и исполняли свой долг.

- Еще раз поблагодарите всех участников от моего имени. Я пришлю соответствующим образом оформленную благодарность.

- Спасибо. Но если честно, то нам просто повезло.

- Позвольте вам не поверить...

- Однако до некоторой степени это действительно так. Вспомните прогноз. Ареал необходимых контропераций все время расширяется и следующий случай почти наверняка выйдет за пределы юрисдикции Федерации. Тогда с сегодняшними силами нам точно не справиться.

- Да, да, я, как и все, прекрасно помню ваш доклад. Но и вы в свою очередь должны помнить, что необходимые ресурсы были вам выделены незамедлительно, по первому требованию.

- Только на исследовательские работы.

- Время не пропало даром. Оно было необходимо, чтобы убедить ключевых членов Совета. Это главное, о чем я хотел сообщить вам. Решение о создании группы одобрено. Вчера вечером я закончил последние согласования.

- Хорошая новость. Позвольте в свою очередь поблагодарить вас.

- Благодарите себя.

- Сколько голосов?

- На сегодняшний день наш перевес - два голоса. Думаю, что дальше будет еще сложнее. Поэтому первый положительный результат будет очень важен для всех нас. Сроки уже уточнили?

- По прогнозам, нам необходимо около года для завершения научно-исследовательского пакета работ. Но строительство полигонов и монтаж оборудования можно начинать немедленно. Тогда весь комплекс сможет войти в строй практически без потерь во времени.

- Жду вас у себя с материалами. Лучше, если завтра с утра. Необходим полный окончательный вариант.

- Я буду к девяти. Еще раз огромное спасибо. Это решение для всех нас может оказаться ключевым.

8

Главный зал училища сегодня выглядел, как никогда красивым и огромные старинные люстры сияли у высокого резного потолка, как маленькие солнца. Высокие стены сплошь, от пола до потолка, были увешаны старыми знаменами, штандартами и вымпелами, а немногочисленные оставшиеся свободными участки утопали в живой зелени и цветах. Приглашенных было очень много, однако зал был настолько велик, что свободно вместил бы еще столько же.

Звучали вперемежку старые и современные марши, все вокруг выглядело очень торжественным и внушительным. Новоиспеченные офицеры в немнущейся форме, толпы родственников, подруг и друзей. Торжественная церемония длилась долго и многие из присутствующих были растроганы до слез.

Когда наконец отгремели фанфары и каждый получил из рук ректора вожделенный диплом, жетон и офицерские нашивки, Элин смогла наконец подойти к матери. С трудом протолкавшись через веселую толпу, сыпавшую нескончаемыми приветствиями и поздравлениями, она, добравшись наконец до цели, увидела рядом с ней знакомую фигуру Адмирала.

Тот, как всегда, был в штатском. Несмотря на это, она сначала отсалютовала им обоим по всей форме и только потом бросилась в объятия матери. Мать молча прижалась к ней, потом отстранилась и некоторое время смотрела на нее влажными глазами.

- Как жалко, что тебя не видит отец. Ты такая красивая в этой форме, дочка.

- Спасибо, ма. С формой пришлось нелегко. Я сама меняла программы в нашем ателье. У автомата не было нужных выкроек, а у гражданских портних нет допуска. Жаль только, одевать ее придется не часто.

- Вы случайно не заложили туда генеральскую, лейтенант? - со свойственной ему спокойной иронией поинтересовался Адмирал, но глаза его предательски улыбались.

- Не было приказа, - холодно ответила Элин, но потом не выдержала и тоже улыбнулась. - Это можно сделать достаточно быстро. Пара пустяков!

- Да, если бы все наши проблемы решались портными... Поздравляю, девочка. Думаю, это большой рубеж в твоей жизни, - он крепко пожал ее руку. - А что дальше? Помнится, когда-то, шел разговор об Академии Генерального Штаба?

Элин внимательно посмотрела на него. Убедившись, что это не издевка и он говорит совершенно серьезно, она смягчилась и туманно ответила:

- Ну, время частенько корректирует планы наивных молодых девчонок.

Мать улыбнулась, а Адмирал ответил изумленным восклицанием:

- Вот так раз! Таких речей я не слышал со времен нашей первой встречи. Несомненно, сказывается благотворное влияние мужа. Я всегда говорил Эвелин, что тебе не хватает крепкой мужской руки. Кстати, а где Ник?

- Он не смог, - с сожалением ответила Элин. - Жутко извинялся, но... Вы же его знаете, - она вздохнула. - Опять какая-то сумасшедшая работа, которую нельзя оставить ни на минуту. Всего полгода после свадьбы, а жена совсем заброшена. Обещал, что если сможет, то выберется завтра к вечеру.

- Жаль. Ну, без кавалеров ты не останешься. Я тоже оставляю за собой право...

Поздравляя каждого в радостно бушующей толпе, к ним наконец смог приблизиться ректор. Элин давно знала, что они с Адмиралом старые и близкие друзья. Петер Харанский был одним из той четверки друзей, на кристалле отца. Правда на людях своей близости они старались не показывать. К ней ректор тоже относился достаточно сурово и без всяких поблажек, скорее наоборот. В Училище перед ним все благоговели. Он обладал огромным боевым опытом, был на редкость справедлив и никогда не придирался по пустякам. Среди курсантов авторитет ректора был непререкаем.

Он с широкой улыбкой поклонился матери и крепко пожав Адмиралу руку, обратился непосредственно к Элин:

- Лейтенант! Приказ подписан. Вам разрешено быть в штатском с... - он посмотрел на огромные старинные часы со стрелками, висящие на стене напротив - с семнадцати ноль-ноль и до полуночи. Приказываю мигом лететь домой и вернуться на бал в нормальной женской одежде.

- Есть! - четко ответила Элин и повернувшись, бросилась к выходу, едва не сбив с ног троих обнимающихся и громко хохочущих свежеиспеченных офицеров.


Веселье было в полном разгаре, когда в зале появился запыхавшийся Томми, с громадным букетом роз в руках. Он блестяще окончил училище год назад, получив диплом с отличием и теперь проходил службу в Образцовом Корпусе, по слухам, также очень успешно. Внимательно оглядев зал и не найдя Элин, он начал подпрыгивать и размахивать цветами, чтобы привлечь ее внимание.

Она неожиданно вынырнула сзади и хлопнула его по плечу:

- Опаздываете, командор! Нехорошо.

- Элин! - он расплылся в улыбке. - Поздравляю тебя от всей души!

Он крепко обхватил ее и подняв высоко в воздух, звонко расцеловал в обе щеки.

- Я не ожидал, думал, что ты в форме. Ты одна? А где же Ник?

- Не пришел, не смог.

- Я тебе всегда говорил, что этот тип на порядок хуже меня. Держи, это от нас обоих. Прости, но раньше выбраться не мог.

- Ладно, прощаю. Где ты сейчас?

- Большой секрет, - он важно поднял указательный палец. - Слушай, Адмирал тебе ничего не говорил? - он понизил голос и оглянулся. - Ведь это его ведомство. С некоторого времени народ будоражат слухи. Говорят, грядет набор в какой-то особый отряд, супер элитное подразделение, блеск! А стоит за всем этим именно он. Я думаю, стоит подать рапорт. Как ты?

- Ты что, с ума сошел? Кто меня туда возьмет? Сразу после выпуска, без опыта службы, без боевой практики.

- Не скромничай, Лис. Ты лучшая в этом выпуске.

- В первой пятерке.

- Не спорь зря. Эти индюки просто не смогли переступить через себя и отдать первое место девчонке!

Элин рассмеялась.

- Томми, ты пристрастен. Старик на такое не пойдет.

- А кто говорит о ректоре? Там и без него полно всяких... Ну, ладно. Причем тут опыт службы? Теперь все равно сплошной компьютерный отбор. Электронный мозг - лес темный! Потом, это же не завтра, пока все на уровне разговоров. А боевого опыта у нас всех кот наплакал, сплошные виртуалки. Мирное время, ничего не поделаешь.

- Не знаю. По моему, все пустая трата времени. И вообще, скоро у меня распределение, там все скажут: что и почем. А сейчас не морочь мне голову, я хочу танцевать.

Том хотел еще что-то сказать, но замер и вытянулся. Элин оглянулась. К ним подошел Адмирал. Он приветливо кивнул Тому и сказал:

- Простите, командор, но этот танец за мной.

Томми молча наклонил голову, а Элин сунула ему обратно свой роскошный букет и положила руку на церемонно согнутый локоть Адмирала. Проходя мимо Тома, она не удержалась и одной половиной лица скорчила ему веселую гримасу.

ЧАСТЬ 2

Звезды - мои глаза,

Ветер - мои уши,

Ночь - моя одежда,

Холод - мой разум,

Тень - моя суть.

Из кодекса воина-ниндзя клана Тогакурэ (XVII век)

Глава 1

1

Ник сел за свободный столик около стены, у огромного, от пола до потолка, панорамного окна и набрал заказ. Окно, естественно, было ложным - лишние отверстия в космосе не приветствовались. Но пейзаж за окном ничем не отличался от настоящего.

Базовую голограмму снимали в тропической зоне одной из экзотических планет-заповедников. В гуще красноватой, очень пышной растительности цвели многочисленные, разных цветов и оттенков, но все как на подбор красивые цветы. Негромко пели невидимые птицы, тянуло легким ветерком с чуть пряными, незнакомыми, но приятными запахами. А на горизонте смутно проглядывали поросшие лесом далекие приземистые горы, даже не горы, а высокие холмы.

Птичье пение было очень красивым, однако чуть-чуть резало земное ухо. Казалось, что сложную многоголосую мелодию выводит слаженный ансамбль из крохотных серебряных молоточков. Потом пение затихло и в наступившей тишине вдруг неожиданно послышалась до боли знакомая трель жаворонка. Ник даже вздрогнул от неожиданности. Ветер затих, а пряные запахи стали еще сильнее. Пожалуй, мнемоники немного переигрывают, машинально подумал он.

Ожидая еду, он рассеянно скользил глазами по большому, но совсем не шумному и по домашнему уютному залу. Посетителей было немного, впрочем, на громадной международной научной станции было полно кафе с кухней разных планет. Наверняка многие из землян, любители инопланетных диковинок, ходили обедать именно туда.

Столик негромко пропел что-то мелодичное и после небольшой паузы пожелал приятного аппетита. Ник снял с появившегося подноса блюда и начал есть. Рядом в кресло опустился невысокий полноватый мужчина средних лет, с невыразительными лицом, но умными пронзительными глазами. Он негромко спросил:

- Разрешите?

- Конечно. Я наверно, сел за ваш столик? - Ник представился первым: - Ник Гартен, математик-мозговик. Я здесь первый день. Прилетел утром, по местному времени. Еще не успел получить регистр-карту.

- Аллен Кахновский, биофизик. Да, я уже привык к этому месту.

Он быстро сделал заказ и мельком поинтересовался:

- Наверняка раньше работали в Проекте, да?

- Нет. А почему вы так решили? - Ник посмотрел на него с легким удивлением.

- Ну, догадаться нетрудно. У нас тут вроде прибежища для всех, кого вышибли оттуда. Своего рода отстойник. После сказочной аппаратуры, которая была там, здесь самая современная. Работать еще где-нибудь было бы просто скучно.

Столик снова что-то негромко пропел, но мелодия была уже другая. Аллен взял свои тарелки и принялся за еду. Ник ответил не сразу, после некоторой паузы:

- Вы не совсем ошиблись. Мне действительно предлагали там одну тему, довольно интересную. Сразу после окончания, но я отказался.

- А что вы кончали?

- Все понемногу. Начинал и заканчивал в Принстоне, а во время учебы специализировался в МГУ и в Джоржтауне.

Некоторое время они оба молча ели.

- А вы сами почему оттуда ушли? - осторожно поинтересовался Ник, видя, что собеседник не настроен продолжать. - Если это конечно не секрет.

- Секрет - чем я там занимался. А почему ушел... - Аллен пристально посмотрел в окно, как будто где-то там на ветке и висел ответ на вопрос Ника. - Скажем так: в своей работе я постоянно выходил за рамки разрешенного, да еще все время лез со своими идеями, куда не следует. В конце концов терпение начальства лопнуло.

Он замолчал, отставил пустую тарелку и взял следующее блюдо. Ел Аллен быстро и равнодушно, не обращая на еду особого внимания. Ник кивнул головой.

- Вот поэтому я, хорошенько подумав и отказался у них работать. Это было одной из причин.

- А были и другие? - спросил Аллен без особого интереса. У него был странный, рассеянный взгляд. Казалось, что он ни на минуту не прекращает о чем-то думать и даже во время еды целиком погружен в свои непростые мысли.

- Да их совершенно дурацкая и немыслимая для нашего времени секретность! Работать в моей области без свободных дискуссий и без права немедленно публиковать в сети полученные результаты - глупее ничего придумать невозможно.

Аллен слегка пожал плечами и видимо не желая обсуждать дальше эту тему, спросил:

- А на чем вы специализируетесь?

- Трансмозг. Динамика и переменные структуры.

- Любопытная тема... Сейчас это не самое модное направление. Последнее время все увлечены надстройками...

- Я выбрал ее давно, еще в колледже и пока менять не собираюсь, - немного резко ответил Ник и подумал: что это я так разошелся? Он сделал паузу и продолжил уже спокойнее. - Мода в науке - вещь обоюдоострая. Пусть тут и оборудование похуже и нет таких возможностей, как в Проекте. Зато здесь я вольная птица. Сам себе хозяин. У меня грант на два года, за это время можно многое сделать.

- Завидую вам, - вздохнул Аллен. - У вас все впереди. Вы приехали один?

- Сюда, да. Но мы работаем группой, давно, еще с учебы. Незримый коллектив, как говорили раньше. Трудимся в разных местах, но вместе. До сих пор получалось довольно эффективно.

- Вам повезло. А я и здесь один и вообще...

Он отодвинул тарелку, встал и коротко поклонился.

- Надеюсь, еще увидимся. Всего доброго.

Ник некоторое время смотрел ему в спину, а потом вздохнул и перевел взгляд в окно, где по-прежнему звонко заливался невидимый птичий хор.

2

Прошло уже более полугода после окончания училища. Элин и еще несколько ребят из ее курса получили назначение на границу обитаемого сектора, в отряд Патруля, отвечающего за порядок в солидном куске пространства. И даже успели получить первое боевое крещение. Кроме постоянных изнурительных тренировок, новоиспеченным офицерам удалось поучаствовать в настоящем деле.

В их зоне случилась крупная и довольно редкая авария: прорыв в одном из двигателей большого пассажирского лайнера. Отряд помогал в эвакуации пассажиров. Команда действовала быстро и слаженно, как на полигоне. Операция прошла гладко, без потерь и Элин получила первую в своей жизни благодарность.

В отряде она тоже прижилась достаточно легко. Прибывшие вместе с ней сокурсники быстро просветили на ее счет "ветеранов", так что удалось обойтись без серьезных проблем. Оставшиеся трое упрямцев окончательно успокоились после несколько необычной разминки в спортзале, до начальства история, к счастью, не дошла. Последним, с легкими ушибами головы, отпал очередной пылкий поклонник, который так настойчиво преследовал Элин своими излияниями, что довел ее буквально до белого каления. Так что и на личном фронте обошлось без существенных потерь.

Сразу после ее назначения Том прислал срочное сообщение о начале таинственного набора и в конце концов все-таки настоял на том, чтобы она отправила свои данные. Он регулярно торчал на экране, когда была связь и надоедал до тех пор, пока Элин не прекратила сопротивляться и махнув рукой, не дала своего согласия. Она совершенно не верила во всю эту затею и сразу выбросила ее из головы. Пока ее волновали совсем другие проблемы.

Отпуска в отряде в первый год службы были редки и непродолжительны и она с тоской поняла, что Ник был абсолютно прав. Встретиться им теперь предстояло не скоро. Он уже засел в своем заумном научном центре, как и предполагал, на международном биоспутнике, который находился у черта на куличках. Между ними лежали миллиарды километров и даже нуль-связь на таком расстоянии не всегда была устойчивой и постоянной.

Однако ко всему постепенно привыкаешь. Время, которое в первые дни службы тянулось ужасно медленно, стало понемногу ускорять свой ход и дни теперь пролетали незаметно. Работа была интересной и постепенно втянувшись, Элин начала чувствовать себя в отряде своей. Хотя свободного времени было и немного, она усиленно тренировалась, стараясь не выходить из формы. В общем, жизнь потихоньку налаживалась и если бы не накатывающая временами тоска по дому, маме и Нику, ее даже можно было назвать вполне приемлемой.

Предвестником резкого перелома судьбы выступил один из новых приятелей, окончивший училище два года назад и уже считавшийся здесь старожилом. Посланец ревнивых богов был высок, строен и в прекрасном настроении. Заглянув в кают-компанию, он обежал помещение улыбающимися глазами и быстро нашел Элин.

- Эл, тебя ищет шкипер, - бросил он на ходу и исчез.

- Да? - Элин быстро вскочила, остановив очередную безнадежную партию - она резалась в быстрые шахматы с нейронной сетью базы. Она набросила на себя форменную куртку и застегивая ее на ходу, легко и быстро побежала по спирали пустого коридора, по направлению к верхним ярусам. Раз система автоматического вызова не использовалась, не было нужды залезать в капсулу столь нелюбимого ею лифта. Правда, по той же самой причине можно было и не спешить, но медленно передвигаться она органически не могла.

- Лейтенант Халл. Вы меня вызывали? - доложилась она по форме начальнику.

Тэд Броухен был уже далеко немолод, но до сих пор сохранил идеальную выправку боевого офицера. Его каюта всегда выглядела строгой и слегка аскетичной. Говорили, что он из тех немногих офицеров, оставшихся в строю, кто еще совсем зеленым юнцом успел поучаствовать в нескольких громких стычках.

- Да. Садитесь, - он внимательно посмотрел на нее. - Пришел вызов из управления, от меня требуют сводные данные на вас. Вы действительно хотите уйти из отряда?

Элин пожала плечами:

- Всегда хочется чего-то нового. Правда, я не очень верю в удачу. Но если есть такая возможность, почему не рискнуть и не попробовать?

Командир помолчал, поигрывая коммом.

- Скажу откровенно, мне не хотелось бы вас отпускать. Патруль - прекрасное место для начала службы, подумайте об этом. Как я понимаю, это не такое уж сильное желание?

Элин опять пожала плечами и честно ответила:

- Это была не моя идея.

- Хорошо, вы свободны. Думаю, скоро прибудет представитель центра, мой опыт говорит, что такие дела не решаются заочно. Тем более, если за этим стоит сам Адмирал.

- Вы позволите... - нерешительно начала Элин.

Командир благодушно кивнул.

- Простите, вы давно с ним знакомы?

- Давно. Оч-чень незаурядный человек.

Командир улыбнулся своим мыслям.

- Некоторые из его самых первых уроков я запомнил на всю жизнь... Впоследствии очень пригодились. - Он помассировал затылок. - Еще раз прошу вас все хорошо взвесить, прежде чем решать окончательно.

- Спасибо, - Элин встала. - Разрешите?

- Да, идите, - он еще раз внимательно посмотрел на нее и махнул рукой.

Надо же, думала Элин, медленно идя по коридору, оказывается шкипер как-то выделил ее. До сих пор ничего подобного она не замечала. Она подумала о нем с теплым чувством. Да и ребята, она уже ко всем привыкла. Жаль будет уходить, если вдруг получится. Черт бы побрал Тома! Так что же ей теперь делать, отказаться, если вдруг повезет? Тоже нехорошо. Ладно, пусть все идет само, как шло до сих пор. В некоторых вопросах Элин была фаталисткой. Чему быть, того все равно не миновать.

3

Элин уже заканчивала длительную и сложную индивидуальную разминку, исполняя свой экзотический танец, когда в спортзале появился незнакомый и довольно молодой офицер, правда лет на десять постарше нее. Он остановился на мостике, с интересом глядя вниз. Чувствовалось, что происходящее внизу его неподдельно заинтересовало.

Посмотреть действительно было на что. Очень давно, когда Элин была еще девчонкой, она решила придумать для себя свой, индивидуальный разминочный комплекс. Стандартный, состоящий из длинной серии сложных, но скучных упражнений, ей почему-то ужасно не нравился. Она решила сделать что-то вроде акробатического танца, набрав подходящие элементы и музыку из бесчисленного множества существующих на Земле и с упорством юности взялась за осуществление своего плана.

Как ни странно, Учитель, обычно не допускавший своевольных действий своих немногочисленных учеников, на этот раз неожиданно поддержал ее. После длительной, почти годовой возни и появился наконец этот странный, ни на что не похожий танец. Ее наставница в школе, когда Элин, пребывая в очередном тупике, решилась однажды показать ей один из промежуточных вариантов, была здорово удивлена. Сначала она недоумевающе попросила повторить еще раз, только помедленнее. Потом, задумчиво заметив, что никогда не видела знакомые элементы старых, практически забытых танцев в таком диком сочетании, неожиданно заинтересовалась. И не только дала ряд ценных советов, но даже помогла подобрать несколько подходящих музыкальных кусков. Окончательный блеск навел на него сам Учитель, добавив в нескольких местах недостающие логические связки. После этого комплекс действительно заиграл, как алмаз после огранки.

Правда, больше никого в преимуществе своей затеи Элин убедить так и не удалось и в итоге она пользовалась своей находкой в гордом одиночестве.

Офицер, стоя на мостике, дождался окончания разминки, а потом легко сбежал по ажурной лестнице вниз, практически не производя шума. Элин машинально отметила его скользящую поступь, а потом отвернулась к зеркальной стене и занялась уже собственно тренировкой, с голодвойником: скрупулезным доведением до совершенства очередной серии сложных упражнений. Учитель раз и навсегда, с самых первых занятий, запретил ей пользоваться гипноизлучателем. Она отрабатывала бесчисленные варианты хорошо знакомых приемов по старинке, как и много веков назад, терпением и потом.

В зале в это время было немноголюдно и довольно тихо. Специальные излучатели на стенах и потолке почти полностью гасили шум. Отряд жил в три смены, каждая из которых была сдвинута по локальному времени на восемь часов относительно другой. Несколько человек плескались в большом бассейне, смывая усталость после напряженной смены, да в дальнем углу в общем спарринге бились трое молодых ребят, устроив смешную кучу-малу с диким смешением стилей. Оттуда временами доносились взрывы приглушенного хохота. Да еще за прозрачной стеной группа из свободной смены, разбившись на две команды, азартно резалась в тайский волейбол.

- Вы разрешите? - раздался голос позади нее. Она закончила движение и только потом повернулась, приказав тренажеру отключиться. Фигура виртуального противника послушно застыла на месте.

- Прошу прощения, что помешал. Я старший офицер-инспектор Джексон, - представился незнакомец. Голос был приятным, да и сам он выглядел довольно симпатичным. - Нахожусь здесь по делам, связанным с набором персонала. И в том числе, лично знакомлюсь со всеми, кто прислал рапорт о желании перейти в новый штурмовой отряд.

"Чтоб тебя," - мысленно про себя выругала Элин Тома и вежливо улыбнулась в ответ, приняв почтительную позу.

- Да, я действительно отправляла рапорт. Все мои личные данные, естественно, в банке данных у командира. Вас интересует что-то еще?

- Да, и многое. Но для начала я хотел бы просто принять участие в вашей тренировке. Если вы не возражаете, я переоденусь и вернусь в зал.

Элин пожала плечами.

- Не совсем понимаю, что вы хотите этим добиться. Все данные по физическим тестам лежат там же.

- Хочется ознакомиться лично, до машины. Вы позволите?

Элин равнодушно кивнула головой и включив тренажер, продолжила отработку упражнений. Минут через десять Джексон вернулся. Тело у него было равномерно развитое, но без излишне раздутой мускулатуры, как это практиковалось у некоторой части здешней молодежи. Элин опять отключила тренажер и повернулась к нему. Он отвесил низкий ритуальный поклон и встал в свободную стойку.

- Освещение? - спросила Элин, так же вежливо ответив на приветствие.

- Полумрак.

- А правила? Касание?

- Если вы не против, то контакт. Половинный.

Элин с интересом взглянула на него и слегка насмешливо протянула:

- Тогда уж может сразу в полный?

Гость не принял шутки и отрицательно покачал головой. Элин слегка вздохнула и поколдовала с пультом. На их участок зала послушно опустилась темнота. Она поставила акустический барьер - в темноте нужно хорошо слышать противника, посторонние звуки могут здорово помешать. Потом сделала короткий шаг назад и застыла. Не прибить бы ненароком инспектора, мельком подумала она. Похоже, он о себе высокого мнения, раз любит рисковать.

Джексон сделал легкое обманное движение и пропал из поля зрения Элин, атакуя ее со спины. Элин даже не стала поворачиваться, а мгновенно нанесла назад три несильных, но резких удара ногой: в лодыжку, пах и в голову, постепенно увеличивая амплитуду удара.

Она не ошиблась: по сопротивлению воздуха стало ясно, что последний удар остановился в нескольких миллиметрах от головы противника. Только после этого она резко повернулась, одновременно уходя в сторону от возможной ответной атаки.

На мгновение оба опять замерли. Элин специально не нападала первой, она хотела сначала прощупать противника. Пока он не показал ничего выдающегося, просто хорошая, добротная школа современного дзю-дзюцу.

Постепенно темп схватки начал убыстряться. Они обменялись еще несколькими сериями ударов, а затем Джексон резко изменил манеру боя. Похоже, теперь он уже не темнил и выкладывался в полную силу, стараясь показать все, на что способен. Что ж, надо признаться, он был достаточно хорош. Элин пришлось напрячься, чтобы удерживать его в поле восприятия.

Схватка опять перешла в равновесное состояние, как вдруг, без всякой видимой причины, она почувствовала сильное утомление. Фигура противника начала размываться в воздухе. Она с трудом отслеживала его движения и даже начала пропускать отдельные удары. Руки отяжелели, движения замедлились и давались все большими усилиями. Элин уже с трудом выдерживала навязанный ей стремительный темп.

Как же так, мелькнуло у нее в голове. Гипноз? А барьер? Ее не так легко взять, нет, здесь что-то другое. Ага! Техника. Под курткой на нем жилет, она уже давно ощутила его. Наверняка, какая-то новомодная электроника... Она напряглась, и изо всех сил и с большим трудом, но все-таки смогла поставить защиту. Сразу стало легче. Элин поняла, что она на верном пути. Ах так, со злостью подумала она. Ну, хорошо, тогда жди ответа.

Она сузила глаза, отвела их в сторону, а потом резко вернула назад, поймав взгляд противника. Мысленно приказав ему повиноваться, она, вложив свою всю волю в пронизывающий взгляд и напрягая все силы, постаралась подольше удержать посыл, парализующий волю. Джексон зашатался, как от удара, видно было, что он с трудом удерживается на ногах. О продолжении боя не могло быть и речи. Внезапно Элин стало смешно и она отпустила его, закрыв на мгновение глаза. Джексон медленно опустился на пол и стал делать редкие глубокие вдохи, приводя в порядок сбившееся дыхание.

Элин включила освещение, подошла поближе и скрестив ноги, бесшумно опустилась рядом. Сейчас, когда чужое внешнее воздействие пропало, она почувствовала, что совсем не устала и была довольна, что быстро разгадала причину. Однако в глубине осталось глухое детское раздражение, как от незаслуженного обмана.

- Вы проделываете этот трюк со всеми кандидатами? - равнодушно спросила она, глядя мимо Джексона. - И после этого надеетесь, что люди сохранят прежнее желание работать у вас?

- Прошу извинить меня, - ответил тот прерывающимся голосом. - Конечно, я прекрасно знаком с вашими данными. Спаринговать с вами бессмысленно и это... происшествие никак не связано с поступлением в отряд. Эта штука - разработка одной из наших лабораторий. Прибор создали ребята из смежной группы и очень просили, просто умоляли попробовать его на настоящем эксперте. Разумеется, не предупреждая. Еще раз прошу простить, что дал себя уговорить. Но мастеров вашего уровня можно пересчитать по пальцам...

- Разработка одной из ваших лабораторий? - Элин постаралась выделить слово "ваших".

- Отряд - ядро, вокруг которого постепенно концентрируется огромный коллектив. На него уже сейчас работает масса прекрасных специалистов... и не только оружейники.

- Вашим ребятам придется еще повозиться, - ответила Элин. Злость ее внезапно прошла. - В принципе, при массовом замешательстве, вещь полезная. Но, - она покачала головой, - мастера с нею вряд ли возьмешь.

- Но когда ее доведут, в некоторых ситуациях она может здорово помочь, сэкономить время, вы не находите?

Элин с сомнением посмотрела на него.

- Трудно сразу сказать что-то определенное. В принципе, без техники сейчас не обойтись. Но я привыкла рассчитывать на себя, а не на всякие игрушки. Когда твердо знаешь свои возможности, работать легче. Про других сказать не могу.

Джексон поднялся и поправил куртку. Элин тоже встала.

- Вы сказали, что знакомитесь со всеми, кто прислал рапорта. И много таких, если не секрет?

- Очень много. Но я неправильно выразился. Я знакомлюсь только с теми, кто получил положительные рекомендации нейросети и лишь после этого даю свое заключение. Таких на сегодняшний день около трехсот и все специалисты очень высокого класса. Каждый в своей области, разумеется, хотя и базовая подготовка у всех достаточно высока.

- А сколько вакансий?

- Раз в пять меньше.

Он помолчал, а потом, глядя Элин в глаза, с легкой улыбкой закончил:

- Однако вам, после того, что произошло, я просто обязан сказать немного больше. Та специальная группа, в которую отбираю людей я, совсем маленькая. Мне нужно всего девять человек.

- Значит, весь этот шумный набор - просто прикрытие?

- Можно сказать и так, хотя такой отряд действительно необходим и обязательно будет создан. Надеюсь, дальше эта информация не уйдет?

- Разумеется.

- Могу добавить еще одно. Окончательное решение принимаю не я и даже не нейросеть. Оно будет за человеком. Если, конечно, вы не передумаете и не отзовете рапорт.

Элин молча посмотрела на него. Я, кажется, начинаю догадываться, кто этот человек, подумала она.

Джексон церемонно поклонился.

- Я пробуду здесь еще два дня и готов ответить на все ваши вопросы. Перед отъездом мы с вами обязательно увидимся еще раз. Тогда и решим окончательно. Вы не возражаете?

- Нет, - ответила Элин с легким вздохом.

4

Адмирал обошел всех и лично поздоровался с каждым за руку. Рукопожатие было крепким. Позади него почтительно отставая на шаг, двигался вечно хмурый заместитель, его тень, Роберт Эрманд. Про него ходили полушутливые, полусерьезные легенды, что на самом деле он не человек, а биоробот, из самых первых выпусков и поэтому не умеет улыбаться.

Адмирал широким жестом пригласил садиться, затем сел сам и еще раз внимательно оглядел собравшихся. На мгновение его глаза, как показалось Элин, остановились на ней. И к ее изумлению ей почудилось, что в них мелькнула тень сожаления.

- Позвольте для начала поздравить вас, - негромко начал он. - Большинство, я знаю, незнакомы друг с другом. Так и должно быть. Состав группы сформирован на основе сложного компьютерного анализа для выполнения... весьма специфических задач. Вы прошли очень жесткий отбор, и пусть вас не удивляет, э... скажем так, несколько пестрый состав группы. Каждый из вас высококлассный специалист в своей области, класса ноль, но одновременно и широкий универсал. Именно это нам и потребуется: задачи у группы будут предельно сложными и очень разнообразными.

Все молча внимали. Группа, на взгляд Элин, действительно выглядела очень разнородной, как по возрасту, так и по внешнему виду присутствующих. Единственное, что роднило собравшихся, это продуманно расслабленные позы и безмятежно спокойное выражение на лицах. Из тех, кто был в кабинете, не считая Адмирала с замом, она знала только двоих: Тома и Джексона. Чем руководствовалась нейросеть, собрав их вместе, оставалось загадкой. Она никогда в жизни не сформировала бы подобный коллектив, если бы ее попросили этим заняться. Кроме того, Элин искренне не понимала, как можно вообще добиться чего-либо путного, располагая всего тремя боевыми тройками.

- Руководить вашей работой буду непосредственно я. Данные сетевого прогноза близки к максимально возможным, это очень обнадеживающий показатель, но конечно, очень многое будет зависеть и лично от вас. Надеюсь на долгую и эффективную совместную работу.

Он потер затылок, помолчал и продолжил:

- Создание группы продиктовано новыми вызовами и мы должны обладать возможностью адекватно на них реагировать. Вам придется решать задачи, которые, кроме вас, решить пока никто не в состоянии. Вы будете последней инстанцией. Короче говоря, для группы не будет существовать такой категории, как невыполнимое задание.

Адмирал сделал паузу и опять обвел глазами присутствующих.

- Разумеется, подготовка и обеспечение у вас будут соответствующими. Думаю, что вас, как настоящих профессионалов, не может не заинтересовать подобная перспектива.

Все дисциплинировано молчали, по-прежнему не выражая никаких эмоций.

- Но для начала я должен кое-что прояснить. Лично я придерживаюсь мнения, что теория о том, что исполнитель не должен знать ничего лишнего, не только неверна, но и крайне вредна для дела. Никто заранее не может предсказать, что окажется полезным, а иногда и жизненно необходимым для будущего успеха. Однако в данном вопросе последнее слово, увы, не за мной. Ваша будущая работа - высшего уровня секретности, поэтому если вы на нее согласитесь, каждому из вас будут сделаны две неприятные операции:

Первая - частичная блокировка сознания. Память вам оставят, здесь мне удалось отстоять свою точку зрения. Однако при попытке силой заставить вас заговорить, мозгу будут нанесены необратимые повреждения. Вы просто перестанете существовать, как личность.

Он опять обвел их всех взглядом.

- Кроме этого, каждому из вас в мозг будет имплантирован так называемый буфер, комплекс органических микросхем, который будет отслеживать и накапливать всю информацию, обрабатываемую вашим организмом. Я подчеркиваю, всю - без исключения! Это второе, очень серьезное нарушение закона о правах личности, на которое вам придется пойти добровольно и осознанно.

Элин незаметно оглядела окружающих. Члены маленькой группы все также безмятежно внимали словам Адмирала. Не похоже, что сказанное кого-то особенно напугало. А тебя, подумала она? Но на что другое можно было рассчитывать, оказавшись в этом кабинете? Они давно уже не дети.

Только один из присутствующих, кажется... Дениц? редкой для мужчины красоты, высокий, стройный и смуглолицый парень, время от времени искоса поглядывал на нее. Его кажущийся хрупкий вид мог обмануть любого, но только не Элин. Парень был опасен, как гремучая змея. Поймав ее взгляд, он виновато наклонил голову. Ну вот, недовольно подумала она, опять начинается.

- По тем же самым причинам, - продолжил свое вступительное слово Адмирал, - задания, по которым вам придется работать, будут с неполной информационной поддержкой. Это очень тяжело. В молодые годы я сам долгое время проработал в таком режиме и знаю, какие сложные моральные проблемы это создает. Вы знаете, что даже в армии можно отказаться выполнять приказ, считая его преступным. У вас такого права не будет. Вам придется верить на слово мне, вашему непосредственному начальнику, о правомерности того или иного активного вмешательства и беспрекословно выполнять приказ, каким бы он не оказался.

Адмирал внезапно махнул рукой и улыбнулся своей странной улыбкой:

- Может показаться, что после всего сказанного дальнейшее уже не представляет интереса, но уверяю вас, что вы ошибаетесь. Это далеко не так! Однако об этом остальном мы поговорим позже, когда вы примете решение.

Он стер улыбку с лица и уже серьезно закончил:

- Прежде чем сделать окончательный выбор, вам всем необходимо хорошенько подумать. Психологи рекомендуют не менее суток на размышление. Завтра, часом позже, я жду вас всех у себя. Вы можете свободно располагать своим временем, прошу только до нашей завтрашней встречи не покидать пределов базы.

Адмирал кивнул, показывая, что встреча закончена. Все встали и начали степенно расходиться. Элин галантно уступали дорогу. Когда они подходили к выделенному для жилья ярусу, Том, шедший за ней, негромко сказал:

- Ребята решили собраться в кают-компании. Познакомиться поближе, поговорить. Скажем, через полчаса. Как ты?

- Конечно. Устроюсь и прибегу.

- Отлично. Тогда я тоже к себе. До скорого!

Том расплылся в довольной улыбке и исчез. Весь день, пока их сложным маршрутом везли на эту странную базу, он светился от удовольствия, как ребенок, получивший наконец долгожданную игрушку. Счастливчик, ведь его давняя мечта теперь близка к осуществлению. Интересно, подумала Элин, а почему я не испытываю ничего похожего? Разве я сама не мечтала о чем-то подобном, когда девчонкой рвалась в космодесант?

Она тяжело вздохнула, так до конца и не разобравшись в своих ощущениях и пошла дальше.

5

За высокой прозрачной стеной привольно раскинулся огромный круглый зал, с высоченным потолком. Элин решила, что в диаметре он самое малое полторы сотни метров. Они стояли на третьем уровне, метрах в сорока над полом. Местами зал был ярко освещен, однако общие контуры терялись в полумраке. На фоне темных, бронированных стен невольно приковывали внимание стоящие в центре зала сооружения. Они находились на небольших возвышениях и были похожи на больших уродливых черепах. Если приглядеться повнимательнее, то вся масса распадалась на несколько медицинских саркофагов-переростков, связанных в одно целое густым сплетением разноцветных оптокабелей.

Прошло уже без малого два месяца с момента официального зачисления в группу. Все это время было заполнено без остатка: сначала нудными и мудреными медицинскими исследованиями, а потом неизбежной реабилитацией организма после внедрения многочисленных имплантов. Каждому это порядком надоело и теперь у всех было приподнятое настроение: тягомотина наконец закончилась и началась настоящая работа - первый выезд группы на полигон. Незнакомое оборудование все разглядывали с нескрываемым интересом.

Элин насчитала десять таких черепах, по числу членов группы. Совпадение явно не было случайным. Логично предположить, что эти мрачные устройства предназначались именно для них. Саркофаг в центре каждого гнезда стоял с гордо поднятой вверх крышкой. Остальные шесть располагались вокруг, радиально расходясь от центрального, как лучи звезды. Они были закрыты и находились в рабочем режиме: даже отсюда было видно, что на головных колпаках лежит иней.

Обслуживающий персонал из-за размеров помещения казался совсем немногочисленным и в основном группировался у противоположной от них стены, которую опоясывал сплошной ряд управляющих терминалов. Элин вдруг показалось, что среди людей в разноцветных комбинезонах, сгруппированным по принадлежности к своим мудреным специальностям, мелькнуло знакомое лицо. Правда, с такого расстояния она могла и ошибиться.

Адмирал подошел к пульту управления замком и вставил свою личную карточку. Жест был почти ритуальный, потому что услышав приглашающий сигнал, он приблизил лицо к неширокой темной полоске, предназначенной для сканирования излучения мозга. Однако процедура явно затянулась. Похоже, система обменивалась данными с какой-то хитрой электроникой, имплантированной непосредственно в мозг. Элин мысленно присвистнула.

Стандартные охранные и прочие устройства на планете работали дистанционно, считывая необходимую информацию с органического чипа, который вживлялся в правое предплечье каждому жителю Федерации сразу после рождения. Кроме данных, необходимых для идентификации личности, чип нес кучу всевозможной информации о своем носителе, которая была абсолютна необходима для нормального существования в их предельно кибернетизированном мире.

Суперсложность замка говорила о многом. Впрочем, как и конструкция самого спутника, которую они успели разглядеть при подлете. Правда, мельком, но годы обучения не прошли зря. Зал, судя по всему, являлся полностью автономным блоком-лабораторией. Он располагался на периферии исследовательской станции, и в случае нужды его можно было мгновенно отстрелить и уничтожить.

Через некоторое время размеченный участок прозрачной стены не растаял, как можно было ожидать, а неслышно скользнул вверх. Это и была дверь. Элин машинально отметила толщину спектролита. Они поочередно прошли внутрь, на плавающую рядом площадку открытого лифта, который опустился вниз. Там к ним приблизился один из людей, в свободном светло-сером медицинском комбинезоне. Среднего возраста, и с очень уверенным выражением лица, который коротким взмахом руки приветствовал Адмирала.

Как и везде, Элин вновь поразило, с каким вниманием и почтением окружающие относятся к Адмиралу. Он внушал всем, с кем работал, не столько страх, сколько, судя по всему, искреннее и глубокое уважение. Похоже, она была одной из немногих, кто не испытывал всей гаммы подобных чувств и до сих пор оставалась относительно свободной от давления авторитета столь неординарной личности.

- Добрый день, Игорь. Отдаю команду на твое попечение. Скваттер у себя?

Собеседник кивнул.

- Тогда я прямо к ней, - Адмирал повернулся и бросил: - Главный специалист и научный руководитель проблемы, Игорь Маслов. Прошу любить и жаловать.

Маслов сделал знак собравшимся подойти поближе. У него был хорошо поставленный и уверенный голос профессионального лектора.

- Адмирал вероятно уже коснулся того, что ваша будущая работа будет несколько необычной. С проблемами космодесанта, вы, естественно прекрасно знакомы. Оборудованием, вооружением и тренировками с вами будут заниматься другие специалисты. Я же хочу коснуться того, что входит в компетенцию работ нашего отдела и, без ложной скромности, является стержнем успешного осуществления всего направления работ.

Он подвел их к одной из групп саркофагов, на которой мерцала жирная объемная единица.

- Дело в том, что выполнять боевые задания вам придется, по многим причинам... - он сделал эффектную паузу, стараясь при этом не упустить выражения их лиц, а потом, как ни в чем не бывало, закончил: - как правило, не в своем, а в чужом теле.

На лицах присутствующих отразилось вежливое недоумение. Работы по пересадке сознания велись давно и особой сенсации ни для кого не представляли. Конечно, о них широко не сообщалось, но все присутствующие давно умели сами приходить к нужным выводам.

Маслов удовлетворенно улыбнулся ожидаемой реакции. Чувствовалось, что он получает от импровизированной лекции искреннее удовольствие.

- Я вижу, вы меня не совсем поняли. Когда я сказал - в чужом теле, то не имел в виду человеческое.

На этот раз должный эффект был явно достигнут. Хотя все по-прежнему промолчали, Маслов явно сумел завладеть вниманием аудитории.

- Я не хочу касаться морального аспекта и причин, по которым это безусловно необходимо. Вы офицеры Федерации и принимали присягу. Ваша будущая работа несомненно должна послужить как интересам Федерации, так и благу союзных планет. Это проблемы правительства, а не ученых. Перед нашими специалистами была поставлена сложнейшая, однако чисто техническая проблема и на сегодня она нами успешно решена. Добавлю, впервые в истории.

В его голосе прозвучала неподдельная гордость. Он внушительно откашлялся и продолжил:

- В каждый комплекс входит шесть активных хранилищ. На сегодня нам известно больше десятка разумных цивилизаций. Для наших целей необходимы те шесть из них, которые находятся на втором уровне развития и активно сосуществуют с нами в свободном космосе. Пять из них гуманоидные, одна, Пантара, как вам известно, нет. Хотя на Пантаре все еще продолжается период изоляции, и ее жители добровольно ограничивают свои космические контакты, прогностический отдел настоятельно рекомендовал не ограничиваться пятью расами. Правда, здесь возникли дополнительные сложности. Но о них немного позже.

Он повернулся к пульту и сложным движением руки открыл все шесть саркофагов. Теперь Элин поняла, что они только внешне напоминали стандартные, которые широко использовались в медицине. Внутри различия были очевидны даже на первый взгляд. К тому же все шесть были разными и сильно отличались друг от друга, а один, видимо предназначенный для пантрянина, был заметно шире и глубже остальных.

- Буквально на днях испытатели успешно завершили программу. Пока ячейки пусты, сейчас заканчиваются тестовые прогоны. Выращенные для вас клоны находятся на стадии полуготовности и будут доращиваться индивидуально для каждого. Естественно, оптимальный подбор вашего "условного двойника" осуществляет нейросеть. Могу только добавить, что та процедура, которая была проделана с вашими естественными телами по вживлению буфера, присутствует и здесь. При переносе сознания одновременно будет перекачиваться и его содержимое, что гарантирует непрерывность информационного потока. Есть вопросы?

Некоторое время все оторопело молчали. Наконец, высокий рыжий Роберт О'Хара, веселый и на вид простодушный парень, который сразу понравился Элин, решился первым.

- Простите док, если я немного огрублю. В клон чужака, с пустым мозгом, вы пытаетесь запихнуть сознание человека. Разве это возможно?

Маслов улыбнулся.

- Что же, суть вы схватили быстро. Нет, такой простой путь для нас к сожалению невозможен. По целому ряду причин. Разные гуманоидные расы сильно отличаются друг от друга. Нельзя просто взять и переписать мозговую матрицу землянина на мозг представителя одной из выбранных нами цивилизаций, скажем, рауллянина, хотя и это серьезная и сложная задача. Результат будет нежизнеспособным. С негуманоидами проблем еще больше. Так что такой путь ведет в тупик.

Он потер подбородок.

- Кстати, термин клон - тоже не совсем строго. Усредненный образ создается компьютером на основе тысяч статистических выборок, так что двойника на планете у вас не обнаружится. Когда я сказал клон, то имел в виду скорее метод выращивания, чем полное генетическое сходство с выбранным образцом. Но это так, для строгости изложения. Для наших задач копии чужих живых организмов не годятся по определению.

Нашим специалистам пришлось искать другой путь. Синтезированные нами полуискусственные тела, внешне не отличаются от своих аналогов. Однако в действительности - это киборги, с достаточно сильно измененной структурой мозга. Такая надстройка должна быть в состоянии решать достаточно противоречивые и не близкие задачи: позволить эффективно управлять чужим телом и одновременно нести на себе матрицу земного мозга. Добиться этого было не просто, но с результатами вы скоро познакомитесь сами. С телом возникли свои сложности. Ведь вам в них предстоит не отдыхать, а заниматься достаточно специфической работой. Кстати, психологи, которые будут работать с вами, настоятельно рекомендуют воспринимать эти тела, как разновидность боевого скафандра.

Раздались негромкие смешки. Следующий вопрос немедленно задал Том.

- На освоение личного боевого скафандра у меня ушло довольно много времени. Думаю, что и у остальных не меньше. Процесс взаимной подстройки оказался очень непростым. Здесь времени понадобится не в пример больше?

- Хороший вопрос... Да, времени на это уйдет немало. Но это естественно. Ведь вам необходимо не просто освоить простейшие моторные функции: естественно двигаться, общаться... Короче, жить в чужом теле, для чего необходимо освоить минимальный объем культурного пространства: языка, обычаев и прочего. Вы должны освоить искусственное тело и все его органы, как свое и довести вживание до совершенства! Боюсь, что в первый раз вам придется изрядно помучиться. Потом, я надеюсь, процесс адаптации пойдет быстрее.

- А как у наших "скафандров" с ресурсами?

- Давайте, чтобы не возникало путаницы, пользоваться термином "скафтело". Он уже достаточно устоялся. Разумеется, мы многократно усилили естественную энергетику организма. В основном за счет пиковой мощности. Да и дополнительные органы, о которых речь пойдет позже, потребляют очень много энергии. За все надо платить. Впрочем, в задании стоял точный срок активной жизни вашего носителя - три месяца. В него мы уложились. Ведь ваши задачи по сути достаточно кратковременны. Думаю, такая временная вилка не создаст каких-то особых неудобств. Впрочем, наши специалисты продолжают работать над этой проблемой и уже есть очень интересные подвижки. Но говорить об этом пока рано.

Элин подняла руку.

- Я единственная женщина в группе. Для вас это создало какие-то дополнительные трудности?

Маслов некоторое время молча смотрел на нее.

- Мы не обсуждаем решения нейросети, хотя повозиться конечно пришлось изрядно. С чисто технической точки зрения могу сказать: психомоторика мужского и женского организма отличаются и довольно сильно. Если бы мы использовали для вас мужские аналоги, это создало бы излишние сложности с их освоением. С счастью, нам повезло. Все выбранные нами расы разнополые, поэтому изготовление прототипов для вас не составило непреодолимых трудностей. Правда, у марканов это по существу просто растянутая во времени метаморфоза одного пола в другой... Но для наших задач это не существенно.

Была однако другая сложность и не малая. Объем доступного генетического материала по Пантаре в силу объективных причин очень ограничен. К тому же данные, в основном, касаются только мужских особей, их женщины за пределами родной планеты появляются крайне редко, а к себе они практически никого не допускают. Но тут, как говорится... Есть такая старая русская пословица: "Не было бы счастья, да несчастье помогло".

- Простите? - Элин вопросительно посмотрела на него.

- Вы помните катастрофу на внешнем космопорте Пантары? Она наделала много шуму.

- Конечно. Мы разбирали ее во время учебы, на занятиях по массовой эвакуации населения.

- Тогда вы должны знать, что высокоактивные обломки упали в густонаселенный район. Страшная трагедия, огромное количестве пострадавших. Федерация немедленно предложила свою помощь и Совет Святейших на время ослабил режим изоляции. Конечно, пользоваться подобными случаями нехорошо, но как я уже говорил, обсуждение моральных аспектов проблемы не входит в мою компетенцию. Наши специалисты вошли в состав группы чрезвычайного реагирования и их допустили на поверхность планеты. Мы оказали жителям всю необходимую помощь и заодно получили столь нужный для нас материал. Хотя данных по Пантаре все равно маловато и мы используем каждый удобный случай для их пополнения. Еще вопросы?

- Разрешите?

Это был Андрей Разумов, по своим основным специальностям психолог и аналитик. Мягкий, интеллигентный человек, который по мнению Элин, вообще не должен был оказаться в группе. Говорил он очень тихо и всегда слегка извиняющимся тоном.

- Скажите, а что произойдет с сознанием человека, если во время операции скафтело будет травмировано безвозвратно?

Улыбка на лице Маслова стала несколько натянутой, однако ответил он по-прежнему уверенно.

- Наши специалисты сделали все, чтобы этого не случилось. Мозг имеет дополнительную многослойную защиту, а само скафтело - резервные органы, поддерживающие жизнеобеспечение мозга до момента обратной пересадки.

- Однако согласитесь, что полностью исключить подобное развитие событий нельзя...

- Разумеется. Учесть все случайности невозможно в принципе.

- Ваши специалисты не пытались делать... резервные копии?

- Пытались, - улыбка с лица Маслова исчезла окончательно. - Но успеха добиться не удалось. По причинам, скажем так, нетехнического характера. Поэтому гибель скафтела будет означать безусловную смерть индивидуума, несмотря на то, что его родное тело сможет жить еще очень долгое время.

Разумов покачал головой.

- Это уже не тело, - произнес он еще мягче. - Это пустая оболочка, кокон, из которого вылетела бабочка. Значит, парадокс Кротта-Сикорски непреодолим? Сознание не позволяет дублировать себя, и возможность одновременного функционирования двух индивидуумов с одним сознанием полностью исключена.

- Пока исключена, - возразил Маслов.

- Простите, вы материалист?

- Это имеет отношение к делу?

- Не совсем. Это вопрос общего порядка, скорее философский.

Члены группы наблюдали за этой странной словесной дуэлью со скрытым недоумением.

- Что же, я удовлетворю ваше любопытство. Я, как и подавляющее большинство наших специалистов, верю в то, что все имеет рациональное объяснение.

- А меньшинство... оно видимо полагает, что не дублируемая часть сознания это то, что религия называет душой? На определенном этапе... вам не стало страшно продолжать работы в этом направлении?

Повисло тяжелое молчание. Элин показалось, что последний вопрос пробил невидимую броню, и только сейчас она увидела настоящего Маслова. Он поиграл губами, а потом серьезно сказал:

- Наука, знаете ли, вообще занятие не для слабонервных. Кто боится, тот идет работать в другие, более спокойные области... Давайте вернемся ближе к теме. Еще вопросы?

Пока вопросов ни у кого больше не было. Несомненно, подумала Элин, они появятся очень скоро и довольно многочисленные. Однако сейчас все были несколько оглушены услышанным, так что предпочитали слушать, а не говорить.

Тряхнув головой, Маслов обрел прежний уверенный вид. Приглашающе махнув рукой, он предложил желающим попробовать разместиться в саркофаге-матке. После короткой заминки вперед вышел командир. Он ловко скользнул внутрь и крышка немедленно опустилась. На мониторе было видно, как тело сразу обхватили фиксирующие захваты, а голову до самых глаз закрыл похожий на яйцо глухой матовый шлем.

- Ну вот, - продолжил их гид. - Если сейчас не прервать процесс, начнется глубокое замораживание, а затем перезапись матрицы. Все системы с двойным и тройным дублированием, так что не беспокойтесь - мы сохраним ваши родные тела в целости и сохранности. Кстати, испытатели отметили сильный эффект стимуляции, после возвращения в родное тело. Как после хорошего отдыха, в длительном и насыщенном интересными событиями отпуске, где-нибудь на дикой природе.

Он скупо улыбнулся и скомандовал отбой - захваты отошли, а крышка тут же распахнулась. Элин невольно поежилась, представив, как ее тело будет одиноко лежать в холодной высокотехнологичной могиле, ожидая ее возвращения. А если она туда не вернется? Хорош насыщенный отдых, неприязненно подумала она. Тебя бы самого туда запихнуть, чертов шутник!

Когда они, закончив осмотр, уже шли к выходу, Маслов неожиданно окликнул ее. Элин с большим удивлением остановилась.

- Не хотел говорить при всех, - сказал он, широко улыбаясь. - Передавайте, пожалуйста, привет вашей матушке. С искренними пожеланиями здоровья и счастья.

- Непременно, - ответила Элин, подумав про себя: откуда он ее знает? - Что нибудь еще?

- Нет. Просто назовите мое имя, она вспомнит.

У самого выхода из отсека ее ожидал еще один сюрприз, более приятный. От обслуживающей группы отделился один из сотрудников и радостно улыбаясь, подошел к Элин. Она остановилась и улыбнулась в ответ. Это был Вэл, парень, которого она знала практически с детства. Они учились в одной школе и после ее окончания, если удавалось, встречались почти каждый год, в день выпуска. Вэл издавна славился занудством, упорством и вечно хмурым видом. Однако сейчас на его лице сияла широкая улыбка:

- Вот так встреча! Чертовски рад видеть тебя, Элин, - он долго тряс ее руку. - Я здесь совершенно скис. За полгода - ни одного знакомого лица.

- Слушай, ты здорово изменился. И улыбка тебе очень к лицу, - Элин немного удивленно смотрела на него. - А что ты здесь делаешь? Как же твои планы, ты ведь так хотел стать врачом?

- Я им и стал, только не совсем обычным. Пойдем, провожу тебя, поговорим по дороге. Я могу ненадолго отлучиться от управления, ребята подстрахуют.

Они двинулись за уходящей группой.

- Понимаешь, я здесь временно. Прикомандирован. Просидел уйму времени, а завтра как раз улетаю. Жалко, что мы с тобой разминулись.

- А где же ты постоянно?

Он понизил голос:

- Ты, конечно, слышала о Проекте?

- Слышу постоянно. Правда, знаю очень мало, не больше всех. Еще знаю, что Ника звали туда, но он отказался.

- Ну, твой Ник гений, он может себе позволить капризничать. Я - нет. Поэтому я ухватился обеими руками, когда мне предложили у них поработать.

Они остановились у лифта.

- И знаешь, нисколько не жалею. Страшно интересно.

- А что, твои работы как-то связаны с тем, что делается здесь?

- Ну, как бы тебе ответить, не выходя из рамок секретности, - он на минуту задумался. - Понимаешь, Проект - ведь это такая громадина... Скажем так - у нашей фирмы появились некоторые точки соприкосновения с тем, чем они здесь занимаются. Нам скоро может понадобиться кое-что из этой методики, вот меня и послали для ее освоения.

Лифт распахнул двери.

- Можно, забегу вечерком? Конечно, если смогу освободиться от дел, последний вечер, сама понимаешь. А на всякий случай, вдруг больше не увидимся, успешного тебе вживания!

- Вам всем легко говорить... Сам, небось, не хочешь попробовать, а? - Элин засмеялась и махнула рукой.

Глава 2

1

Расставшись с экспериментальным спутником, Вэл не вернулся с материалами прямо к себе на фирму, как предполагал. Пришлось избрать другой маршрут. Известие о новой неожиданной работе настигло его в пути. В порту пересадки незнакомый человек передал ему небольшую карточку и исчез. Прочтя кристалл, Вэл стер запись и перешел в зал местных линий. Хотя ему и не терпелось поскорее начать работать с новыми данными, появилось еще одно, очень важное дело.

Через несколько дней он был на Астаре, имея на руках полномочия врача-инспектора. Сообщение о его предполагаемом визите уже лежало на столе местного руководства, поэтому встречали новоиспеченного инспектора соответственно рангу. Все новые колонии быстро расширялись, ресурсов не хватало и от результатов его инспекции для Астары могло зависеть многое.

В принципе, дело было не сложным. Проекту катастрофически не хватало данных по Пантаре. Хотя население планеты была очень дружелюбным и симпатичным землянам, многие наблюдатели даже находили между такими разными расами неожиданно большое внутреннее сходство. Однако получить нужный генетический материал было делом очень непростым. Все дело было в проклятой политике изоляции, длящейся на Пантаре уже больше века.

На саму планету допускались считанные единицы иностранных визитеров и надзор за ними был таким плотным, что какая-либо серьезная работа начисто исключалась. Посольства Пантары на других планетах, по давно установившейся социальной и религиозной традиции, состояли только из представителей мужского пола. Хотя дипломаты были очень общительны, преданность родовому клану и планете была всосана с молоком матери и ни о какой вербовке не могло быть и речи.

Оставалось использовать редкие счастливые случаи. Один такой с большой долей вероятности мог наступить в будущем году. Куча разнородных данных, накопленная и проанализированная аналитиками, указывала на то, что многолетняя традиция изоляции будет немного ослаблена. Группа из десяти студентов, стипендиатов Федерации, половину которых по регламенту должны были составлять девушки, должна была прибыть на Землю.

По пути в Федерацию студентов ждал обязательный медицинский осмотр, на которой дипломаты Пантары скрепя сердце вынуждены были согласиться. Требования были стандартными и одинаковы для представителей всех планет. Настаивать на исключении для одной из них означало в какой-то степени потерять лицо, что для расы гордых воинов было совершенно недопустимо.

Маршрут следования группы должен был проходить через нуль-узел в пространстве Астары. Значит, необходимо было дооснастить местный медцентр соответствующим оборудованием и персоналом.

Представитель местной администрации познакомил Вэла с главным врачом и сославшись на неотложные дела, тут же исчез. Врач оказалась молодой и симпатичной женщиной. Она протянула ему руку и с улыбкой коротко представилась:

- Меня зовут Джильда. Приготовьтесь к долгому походу. Я должна все вам подробно показать и рассказать.

- Вы такая молодая и уже главрач всей колонии? - Вэл не скрывал своего удивления.

- О, это не из-за моих сверхестественных способностей, - Джильда звонко и заразительно рассмеялась. - Мне просто повезло. Так уж получилось, что после окончания я сама выбирала место работы. А в дальних колониях всегда нехватка персонала.

- Позвольте вам не поверить...

- Нехорошо бросаться камнями, живя в стеклянном домике, - она шутливо погрозила ему пальчиком. - Вы не намного старше меня, однако уже инспектор. И не где-нибудь, а на самой Земле.

Вэл смущенно замолчал, не зная, что ответить.

Как врач, она была умна и компетентна, как человек - мила и доброжелательна. Пояснения были точными и немногословными, улыбка с лица не сходила не на минуту. Все, кого они встретили, охотно улыбались в ответ. Чувствовалось, что Джильду в колонии знают и любят.

Всего за пару часов Вэл получил ответы на все вопросы. Он осмотрел все, что было нужно и массу лишнего, но с этим приходилось мириться. К концу осмотра Вэл почувствовал такую сильную привязанность к своему прелестному гиду, что ему стоило немалых трудов скрыть свои чувства. Судя по некоторым репликам, он тоже не был ей безразличен. Осторожные распросы дали основание Вэлу с большой долей уверенности полагать, что его новая знакомая свободна и это заметно прибавило ему уверенности.

- Ну вот, вы все увидели сами, - закончила Джильда, когда они опять оказались в медцентре. - Я ничего не преувеличиваю. Пока мы справляемся, но наши ресурсы на пределе. Основное отделение конечно на планете, но мы должны держать полноценный пост и на станции. У нас очень оживленный перекресток, а такая масса транзитных пассажиров создает дополнительные сложности.

- Я буду полностью на вашей стороне, - совершенно искренне заверил ее Вэл. - Конечно, средства на модернизацию будут выделены всем колониям. Но я буду настаивать, чтобы Астара, учитывая важность ее местоположения, была в голове списка. И сразу же сообщу вам, как только вопрос будет решен.

- Спасибо, - улыбка ее была настолько заразительна, что Вэл не выдержал и невольно расплылся в ответной, как он подумал с легкой тревогой, довольно глуповатой улыбке.

Они быстро договорились по списку необходимого оборудования, в том числе и экспериментального, которое пройдет здесь необходимую обкатку. Для ускорения монтажа и наладки Вэл пообещал, что вместе с приборами прибудет бригада специалистов. Они останутся на некоторое время на Астаре, для обучения местного персонала прямо на месте. К пуску нового роскошного медцентра, который по расчетам, должен был состояться как раз перед прилетом рейсовика с первыми студентами, Вэл обещал прибыть сам.

Он улетал, провожаемый благодарными местными жителями, патриотами своей маленькой колонии. Улетал с пожеланиями возвращаться как можно скорее и надеялся, что они были искренними. Он уносил в памяти нежную улыбку Джильды и думал о том, как ему дико повезло. Отчет, который был завизирован сторонами, устроил всех и единственное, что немного омрачало довольные лица провожающих, это необходимость довольно длительного ожидания результатов.

А он еще поначалу жалел о потраченном времени!

2

Отдыхая после учебного боя, Элин лежала на жесткой циновке у стены спортзала и наслаждалась недолгим покоем. Группа тренировалась по боевым тройкам, где каждый дрался с каждым. Нагрузки были близки к предельным. Командиру приходилось тяжелее всех - он занимался со всеми по очереди, входя в каждую тройку попеременно. Она уже провела свои три боя, с переменным успехом и теперь пока была свободна.

Элин медленно перекатилась на бок и с наслаждением потянулась, выбросив кончики передних лап максимально вперед. Потом, перевернувшись на спину, резким движением бросила тело вверх. Стальные мышцы сработали мгновенно и безукоризненно. Сделав высокое сальто в воздухе, она бесшумно приземлилась и опять мягко перекатилась на бок.

Какая прелесть это тело, подумала она. Такое послушное - как родное, человеческое. А про роскошную шерсть и говорить нечего! Одна стена зала была зеркальной и Элин с удовольствием оглядела себя целиком.

Единственное, что оказалось немного неудобным, было низкое положение головы, что несколько затрудняло привычный обзор. Зато широко расположенные глаза давали великолепную, ярчайших цветов и огромной глубины стереоскопическую картинку. Слух, унаследованный от диких предков, был просто феноменальным. А об обонянии и говорить не приходилось!

Курс вживания они начали с самых близких к землянам гуманоидов, рауллян. И как это не странно, освоение первого и такого похожего на земное тела оказалось и самым сложным. Элин поморщилась. Прошло несколько дней, прежде чем она смогла оторваться от ложа и встать на ноги. Зрение не годилось ни к черту, все вокруг расплывалось. Постоянно тошнило - чужой желудок, или то, что его заменяло, отказывался принимать пищу.

От этих воспоминаний ее передернуло. То ли дело сейчас... Она посмотрела на середину зала, где пара ребят из ее тройки отрабатывали приемы физического контакта. Тела то сплетались в клубок, то разлетались в высоких прыжках. Концы лап были в защитных чехлах. Она перевела взгляд на свои острые, как ножи, когти и втянула их в подушечки. Если бы не звуки увесистых ударов, это было похоже на красивый и быстрый танец, настолько грациозными были движения.

С пантрами им повезло. Боевая история планеты была настолько богатой и разнообразной, что инструкторам практически ничего не пришлось изобретать, они просто взяли готовое. Конечно, в области технологий пантряне здорово отстали. Что ни говори, а годы изоляции от внешнего мира даром не проходят. Но это пустяки, оружия на Земле навалом и своего. А вот многовековой опыт различных школ боевых искусств... Такое не просто синтезировать. И от таких подарков разумные люди никогда не отказываются.

Естественно, что будучи профессионалами, в этом вопросе все члены группы оказались единомышленниками. Важность безукоризненного владения мышцами, несмотря на огромное количество встроенного в скафтело оборудования, не отрицал никто. Даже "технарь" Дениц.

Группа уже заканчивала курс вживания: жители Пантары были последними из шести выбранных рас. Дальше предстояли практические занятия с полным набором вооружения на открытом космополигоне. Затем выпускной экзамен, а потом и первое, настоящее дело.

Рядом на циновку опустился Дениц, шерсть его была влажной. Бока высоко вздымались, дыхание было частым и хриплым. Как ни странно, но и в чужом облике они легко узнавали друг друга. Когда Элин первый раз разглядывала голоизображения их прототипов, то на взгляд землянина жители Пантары были настолько похожи друг на друга, что казались практически не различимыми. Они лишь чуть заметно разнились окраской и длиной шерсти. Правда, мужские особи, как и на Земле, были покрупнее. Однако находясь в чужом теле, мозг подсознательно учитывал массу мелких деталей и все сразу стали совершенно разными, настолько неожиданно сильно изменилось восприятие.

- Откуда ты такой замученный? - поинтересовалась Элин, приветливо улыбаясь.

Они все были в группе на ты, так было решено еще на самой первой встрече. Ребята относились к ней спокойно и ровно, по-товарищески, а те, кто был заметно старше, чуть покровительственно. Последнее Элин предпочитала не замечать, трезво относя это на счет своего несколько особого положения в группе.

Она отвечала всем такими же ровными, дружескими отношениями. Тем более, что все новые знакомые оказались личностями неординарными, очень разными и безумно интересными в общении. Группа быстро становилась командой, а совместные нелегкие испытания сплачивали их все сильнее.

Так что нормальное взаимопонимание у нее быстро и легко установилось со всеми, кроме Володи. Видно было, что он пытается справиться с собой, но тщетно. К тому же он, хоть и очень старался, ничего не смог скрыть. Его отношение к ней давно было замечено и молча принято остальными.

- Из бассейна, отрабатывали поиск на глубине. Инструкторы нас чуть не доконали. Там такой лабиринт из затопленных пещер... Да еще сплошной ил - видимость нулевая. Еле выбрались. Вам это еще предстоит.

- Я люблю плавать, - Элин медленно перекатилась на другой бок. - Господи, какая прелесть... Может, мне остаться в этом теле навсегда? Какая жалость, что работать в нем вряд ли придется.

Дениц коротко вздохнул, опустив голову на лапы и промолчал, прикрыв сверкнувшие глаза. Кончик хвоста у него нервно подергивался. Элин почувствовала невольное раскаяние. Она всегда пыталась при встречах отвлекать его внимание от собственной персоны, иногда это удавалось, иногда нет. Сейчас она была виновата сама. Не надо дразнить Володю, подумала она, ругая себя. Это нехорошо. Ему и так не сладко.

Ребята закончили схватку по короткому звуковому сигналу. Они с шумом ударились об пол, потом пружинисто поднялись, одновременно встряхнулись и подошли к ним. Элин тоже вскочила:

- Пора?

Она махнула на прощанье лапой Деницу и вся тройка перешла в соседнее помещение, откуда пахнуло влажным соленым воздухом. Там располагался огромный, пенящийся водоворотами бассейн тридцатиметровой глубины, у которого их уже ждал очередной инструктор. Двое неуверенно идущих навстречу, пошатывающихся от усталости ребят с мокрой, прилипшей к туловищу шерстью, гортанно прорычали традиционное Пантрянское приветствие и заняли освободившееся место в спортзале.

3

Ник отложил в сторону кипу бумаг и кристаллов, отключился от сети, стащил с головы шлем и с наслаждением потянулся. Он, буквально не разгибаясь, полдня провел в виртуальной реальности, анализируя накопившиеся данные. Надо немного передохнуть, тем более, что эксперимент прошел очень удачно и есть над чем поразмыслить. Сразу наметилась пара интересных продолжений.

Он встал, немного походил, потом отпил сока. Нет, голова решительно не хотела переключаться. Что же, ей виднее. Ник безнадежно махнул рукой, опять натянул шлем и запросил вход. Машина недовольно запищала. Ну, вот, опять. Включился речевой вывод и машина быстро и обиженно забубнила. Ник поморщился. Стоило на минуту отключиться, как эти горе биологи-физиологи-генетики тут же забрали все ресурсы. Какого черта, что они там делают? Он схватил лежащий на столе комм:

- Аллен, что там у вас? Я не могу работать.

- Извини, парень, мы сейчас кончаем.

- А что ты вообще делаешь, черт тебя возьми? Вы так перегрузили нейросеть, что она не дает разрешения на вход! Я даже не смог с тобой связаться по сети!

- Ну... - было ясно, что Аллену не хочется отвечать. - У нас тоже есть некоторые сложные проблемы...

- Но все плановые работы расписаны на месяц вперед! И ваши заявки были полностью удовлетворены. Я вызывал диспетчера: вы не только выбрали свое время, но и использовали общий резерв. Если ты не убедишь меня, что это действительно жизненно необходимо, придется выходить на регионального директора. Прости, но ты срываешь мои эксперименты.

- Не кипятись, - Аллен задумался и через некоторое время добавил: - Ладно, пожалуй ты прав, давно уже стоит тебе кое-что показать. Да и дельный совет не помешает. Только не хотелось бы, что бы ты сразу бежал к начальству. Сможешь зайти ко мне вечерком, после смены?

- Хорошо, - Ник увидев, что вход освободился, быстро ввел свой код и занялся работой. Что он там напридумывал? - мельком подумал он...

В просторном виварии вечером было прохладно и пустынно, только изредка на пути возникали проворные и аккуратные автоматы-уборщики. Ник слегка поежился. Он не был любителем диких животных и старался по возможности держаться от них подальше. В прозрачных высоких боксах находились представители высших приматов, до сих пор используемые в качестве объектов для тех нередких биологических экспериментов, когда их нельзя было заменить никакими биоаналогами и компьютерными моделями.

Виварий на станции был богатым: здесь были не только земные животные, но и многочисленные представители других обитаемых систем.

Он нашел Аллена в пультовой, где было сосредоточено управление этой частью экспериментального блока. Тот сосредоточенно уставился в мониторы. Увидев Ника, он коротко кивнул, не отрываясь от работы:

- Посиди пока, просто посмотри. Потом я прокручу с самого начала.

На основной экран было выведено просторное помещение, в центре которого находилось несколько крупных животных, похожих на земных обезьян. Было что-то странное в том, как они сидели. Собравшись в кружок и низко наклонив головы, слегка касаясь друг друга. Казалось, они едва заметно раскачиваются, в такт какой-то своей, неслышимой мелодии. Остальные животные сидели в свободных позах по углам, занимаясь своими делами и лишь изредка отвлекаясь на происходящее.

Ник бросил взгляд на боковой монитор. Там бушевала буря. Кривые, отражающие суммарную активность мозга, метались, как волны во время шторма. Но вот в сумятице на экране стала вырисовываться определенная закономерность. Что-то похожее на динамический резонанс, если определять упрощенно, на глазок. Ник подумал и решил, что мозговые матрицы действительно настраиваются на резонансную работу. Теоретически, даже для не модифицированного мозга это было возможно и не противоречило тем старым расчетам, с которых они начинали. Но без синхронизатора и внешнего усилителя? Он недоверчиво покачал головой. Однако похоже, именно это маловероятное явление он и наблюдал сейчас воочию, а не на компьютерной модели.

Животные задергались и начали потихоньку подвывать. Зрелище было совершенно жуткое. К ним, образовавшим почти правильный круг, постепенно потянулись и остальные. Ник увидел, как они тоже начали дергаться, повизгивать... Его слегка передернуло. В позах и движениях животных было что-то невыразимо мерзкое, не передаваемое словами. Словно рядом на мгновение забилась какая-то иная, страшная жизнь. Чужая, скользкая и холодная.

В этот момент в помещении мигнула зеленая вспышка. Ник не сразу понял, что вмешался компьютер охранной системы. Излучатели, постоянно нацеленные на животных, ожили и клетку залило холодным жидким огнем. Экраны один за другим погасли, как-будто их задуло порывом ветра.

- Всегда одно и тоже! - выругался Аллен. - Если бы я мог отключить этого металлопластового дебила!

Ник потряс головой, а потом спросил, не обращая внимания на его слова:

- Их удастся спасти?

- Думаю, да. До сих пор удавалось. Главное, успеть вовремя прервать процесс этого... заражения.

Ник испытывающе посмотрел на него.

- Это что-то из твоих предыдущих разработок, да?

- Давай я покажу тебе с начала, а потом поговорим, - ответил Аллен и включил запись.

На экранах опять появилось тоже самое помещение, но на этот раз животные занимались своими делами. Некоторые просто дремали.

Одна особь была зафиксирована в захватах подвижного станка-манипулятора, непременного спутника подобных экспериментов. Видимо, подобная процедура давно стала для животных привычной, особой тревоги квазиобезьяна не проявляла. Вот к голове приблизилась вакуумная плазменная ловушка и мелко задрожала, настраиваясь. Голову животного окутало слабое свечение.

Вот это виртуоз! Как он ухитрился не сжечь ей мозг, мелькнуло у Ника в голове.

Ошеломленное животное зашевелилась, потом ее морду исказила гримаса боли, рот несколько раз судорожно раскрылся в беззвучном крике. Прошла секунда, другая и все закончилось. Автомат убрал ловушку. Зажимы разомкнулись и освобожденное животное бросилось в угол, к своему логову. Против ожидания Ника, она была невредима и судя по поведению, в полном сознании. Однако она не долго просидела одна. К ней потихоньку начали подтягиваться остальные. Видно было не очень четко, но похоже, что они соприкасались с ней головой и ненадолго замирали в такой позе. Постепенно, из хаотичной кучи образовался кружок.

Аллен остановил запись и повернулся к Нику.

- Дальше ты видел. Ну, что скажешь? Исторический эксперимент, согласен? Все-таки прав оказался я, а не те кретины! Все прошло, как по нотам. Как я и предполагал.

- Так тебе все-таки удалось кое-что прихватить с собой? - Ник внимательно посмотрел на него. - Я прав? Ведь тут нужна модифицированная матрица, иначе ничего не получится.

Аллен утвердительно кивнул головой и вызывающе посмотрел на него.

- Ну так что? Ты же сам говорил, что мозги нельзя брать в рабство. Я потратил на эту работу столько лет жизни, что естественно, постарался исхитриться и заполучить хоть немного, прежде чем меня вышвырнули за ворота.

- Что ж, твое право. Хотя юристы с нами и поспорят...

Ник старался говорить спокойно, хотя после увиденного ему все еще было не по себе.

- Давай вернемся к опыту. Ты экспериментально доказал, что несколько мозговых матриц могут некоторое время проработать в унисон. Однако без внешнего синхронизатора все равно не обошлось, так? И ты просто вынужден был резко усилить естественную энергетику организма, а мозг такое варварство долго не выдержит. Естественно, животные через некоторое время практически оказались в коме. Если бы сеть не прервала эксперимент, все бы погибли. Я прав?

- Почти. Ты не учел только одно. Это было не просто механическое наложение полей. То недолгое время, пока длился контакт, родилось новое качество. Интеллект возникшего виртуального сверхмозга превысил все теоретические пределы. А скорость информационного обмена была вообще просто невероятная! Можешь еще раз просмотреть запись, если не веришь. Ты только представь, что будет, если удастся провести подобный эксперимент на человеке!

Ник присвистнул.

- Аллен, а ты не принимаешь желаемое за действительное?

Он дважды внимательно просмотрел всю запись, с самого начала, на этот раз концентрируя основное внимание на том мониторе, который регистрировал активность мозга. Ему пришлось признать, что пожалуй, кое в каких своих выводах, Аллен мог оказаться прав.

- Возможно, все действительно так, как ты говоришь, - осторожно начал он. - Хотя здесь, как говорится, возможны варианты. Чтобы убедиться окончательно, понадобятся дополнительные опыты. Но сначала ответь мне на один вопрос. Какую именно матрицу ты использовал для обмена?

Аллен замялся.

- Это... назовем ее так, искусственно созданная волновая структура, своего рода несущий каркас. Я просто приспособил то, что было под рукой. В идеале это должен быть быстро распадающийся комплекс, инертный к используемому мозгу, на который можно будет навешивать любые нужные блоки.

Было видно, что Аллен сильно взволнован. Он говорил все быстрее, размахивая руками, в несвойственной ему манере, почти глотая слова, его глаза лихорадочно блестели.

- Конечно, впереди огромная работа. Это только начало пути. Предстоит добиться абсолютной инертности каркаса, по крайней мере он не должен вызывать фатальных изменений в мозге. Но пойми, это уже простая доводка. Если все получится, то это будет грандиозное свершение. Революция! Решение проблемы мгновенной передачи огромных массивов данных, непосредственно в мозг. Обучение, лечение, все, что захочешь! Ну, а сам каркас... думаю, что не существует непреодолимых трудностей, чтобы сделать его неустойчивым.

- Пока что он у тебя оказался чересчур устойчив, - Ник иронически посмотрел на увлекшегося Аллена. - Каркас в сущности пережил всю стаю. Извини, но по сути, если абстрагироваться от действительно интересных результатов, тут я не спорю, пока что ты получил идеальный мозговой вирус. И вдобавок, очень опасный. Ведь охранная система потому и вмешалась, так? Тебе не приходило в голову, что может произойти, если твой опыт действительно пойдет на человеке? По чистой случайности, без твоего ведома. Ведь сбои в работе всегда возможны. Думаю, что возражения твоего бывшего руководства касались именно этого аспекта проблемы.

- Тут ты отгадал, умник, - Аллен поморщился. - Ну и что? Прекратить эксперименты, да?

- Естественно. До исчерпывающего пересчета опыта на компьютерных моделях.

Аллен затряс головой и с вызовом посмотрел на него.

- Предположим, я сделаю так, как ты говоришь. Да ведь на это может не хватить всей моей жизни! И что дальше? Через какое-то время, пусть пять или десять лет, кто-нибудь неизбежно повторит мой эксперимент. И окажется, что сам я ничего не решил, а просто переложил ответственность на другого!

Аллен уже почти кричал. Сейчас он походил на безумца и у Ника впервые за время их знакомства мелькнула мысль, что Аллен нездоров и не вполне контролирует свои поступки.

Внезапно Аллен успокоился, резко сменил тон и достав из ящика кристалл, умоляюще посмотрел на Ника:

- Смотри, вот он, мой первый настоящий опыт. Ты согласен, что он дал столько данных, что дальше можно двигаться семимильными шагами?

Ник нехотя, почти против воли, утвердительно кивнул.

- Но одному мне действительно не справиться. Мне нужен ты. Я прекрасно понимаю, что не все можно сделать опытным путем. Но сам я не слишком большой математик. Ты же занят очень близкой областью, твои переменные структуры - это практически без переделок то, что мне надо. Я просмотрел все ваши последние работы и нашел там массу ценного для себя. Поэтому я и пригласил тебя сюда.

- Но, Аллен, - Ник сразу понял, куда он клонит и попробовал вежливо, но твердо отказаться. - Это совсем не так близко, как ты думаешь. Я согласен, ты занят новой, важной и очень интересной проблемой. Но меня-то интересуют совсем другие вопросы, а не твое мгновенное обучение. Я занимаюсь вопросами гиперустойчивости мозговой матрицы, а не наоборот. Грубо говоря, на мозг, который рассчитываем мы с ребятами, в принципе невозможно ничего пересадить. Наши задачи абсолютно противоположны.

- Ты так уверен в этом? А как ты думаешь проверять свою гиперустойчивость? Тоже расчетами на компьютерных моделях? Да это на два порядка сложнее моей работы. Сколько у тебя времени в запасе? Вечность? Смотри, я даю тебе уникальную возможность проверить твои выкладки на экспериментальном, живом материале. Ты тоже пойдешь вперед намного быстрее, чем может позволить самая совершенная нейросеть. Разве для тебя это совсем не важно?

- Аллен, даже если ты и прав, то... - Ник старался говорить спокойно и убедительно. - Ведь моральная сторона проблемы тоже не выдумка. У нас с тобой нет никакого права заниматься на этой станции подобными экспериментами. Тематика всех исследований утверждена советом экспертов и...

- И ты туда же! - Аллен скривился. - Да ты просто рожден для работы в Проекте! Когда это наука развивалась по плану, скажи мне, пожалуйста? По-моему, как раз аморально запрещать человеку свободно думать и делать то, что он хочет.

Он глубоко вздохнул и закончил спокойным, деловым тоном:

- Короче, решай сам. Ты уже взрослый. Вот, бери кристалл и помозгуй на досуге. Единственно, о чем я тебя прошу - немного помочь в расчетах и пока не выдавать меня.

- Хорошо, обещаю, - неохотно сказал Ник, поднимаюсь.

Придя к себе, Ник опять взял шлем и вошел в сеть, но почти сразу же отключился. Ему совершенно не работалось. Он покрутил в руке полученный кристалл. Все случившееся выглядело чертовски неприятно и оставило скверный осадок на душе. Его хваленая принципиальность не выдержала первого искушения... Он вспомнил сцены, мелькавшие на мониторе и его опять передернуло. Но ведь Аллен тоже по своему прав. Совсем скоро ему придется проверять выжившие структуры на устойчивость. Лучший тест, чем проверка этим адским вирусом и придумать нельзя.

Он невольно скосил глаза на мониторы. За пару дней получить данные, которые и за год не просчитаешь! И какие данные. На одно их осмысление уйдет не меньше месяца напряженной работы. Никакой компьютерный эксперимент пока не способен дать столько материала для анализа, сколько он сможет получить от Аллена. А если он сделает кое-какие расчеты, то его помощь тоже окажется немаловажной. Он сможет указать Аллену наиболее вероятные направления для дальнейшего поиска и сэкономит ему массу времени...

Ник задумчиво потер лоб. Симбиоз, мелькнуло в голове. Хочешь, не хочешь, а прямая выгода работать вместе. Конечно, по идее, он должен немедленно доложить о нарушении регламента опытов. Нечего кривить душой, он становится соучастником крайне опасной затеи. А если Аллен темнит и ему удалось прихватить с собой не только эту матрицу, а что-нибудь похуже? Насколько можно доверять его словам? Ник вспомнил горящие глаза. Тогда можно попасть в такую переделку, что увиденный сегодня кошмар покажется веселой сказочкой. Но... Зачем всегда предполагать худшее? Если не зарываться и во время прекращать эксперимент, ничего страшного не случится. Обдуманная осторожность... Да и охранная система пока работает безукоризненно...

Он внезапно улыбнулся, поняв, что уговаривает сам себя, хотя в глубине души уже принял решение. В конце концов, он ученый, а не надсмотрщик. Есть служба безопасности, это ее хлеб, вот пусть они и занимаются своим делом. Но одно нужно сделать обязательно. Необходимо срочно отправить своим ребятам копию всех полученных материалов с комментариями и планами дальнейших экспериментов. Пусть помозгуют. И непременно делать так по всем этапам работы и в дальнейшем. Даже не спрашивая согласия Аллена. Вот это и будет платой за его согласие участвовать в работе.

4

Хар-раа сосредоточенно дорисовывала последний, оставшийся незаконченным эскиз. Она до сих пор упрямо работала по старинке, из принципа не пользуясь модными теперь биоинструментами, новинкой, недавно завезенной из Федерации. Единственное, что она себе позволила, был удобный зажим, на котором у запястья крепилось несколько световых карандашей разной толщины и цвета.

Она торопилась, нужно было успеть закончить работу до очередной выставки. Хар-раа трудилась сейчас над большим набором ваз, объединенных единым стилевым решением. После долгих размышлений она решила взять за основу сквозного рисунка древнюю роспись, обнаруженную на кувшинах, недавно найденных при раскопках на Дальних Островах. Естественно, добавив свое видение и решив все в современной цветовой гамме. Оставалась одна, самая большая ваза: скорее закончить ее и тогда можно будет браться за пробные лепки моделей.

Неожиданно запел комм. Как всегда, на низком столике у ложа и на полу ее мастерской царил такой кавардак, что она потратила пару минут, безуспешно пытаясь найти аппарат. Наконец, плюнув на бесплодные поиски, Хар-раа громким голосом приказала ему включиться. К счастью, тот кто ее вызывал, обладал завидным терпением и спокойно ожидал ответа.

Из самого захламленного угла послышался знакомый голос подруги:

- Ты где? Я тебя не вижу...

- Да здесь я, здесь, - буркнула Хар-раа, недовольная тем, что ее оторвали от работы. - Что случилось?

- Ты что, забыла обо всем на свете? Хорошо еще, хоть комм не потеряла. Шевелись скорее, сейчас объявят результаты! Выступает сам председатель жюри конкурса!

Подруга отключилась.

Хар-раа вскочила и кинулась к пульту головидео, на ходу включая аппарат. Она плюхнулась на ложе одновременно с громко заговорившим комментатором.

Прослушав сообщение, Хар-раа была уже не в силах продолжать работу. Вот это сюрприз! Даже в глубине души она не надеялась на скорую победу, осмотрительно отодвигая свой триумф на потом, через много лет. Неужели она действительно попала в число стипендиатов и уже на следующий год полетит на Землю?! Нет, усидеть дома было невозможно. Родителей дома не было, они поневоле узнают эту сногсшибательную новость позже. Им с Варг-хаа решительно необходимо срочно встретиться и все обсудить...

Соревнования на лучший восход уже давно стали на Пантаре всепланетным помешательством. В честь победителя слагались стихи и исполнялись хвалебные песни. Варг-хаа клялась, что нашла прекрасное место, у самой границы восточного парка и они еще на прошлой неделе решили в ближайший свободный вечер выбраться туда.

Главному конкурсу, итоги которого подводились в конце каждого года, предшествовало множество региональных. Подруги упорно участвовали уже который год и всегда вдвоем. В их активе были два третьих и одно второе место на уровне континента. Они очень старались. Так что у них появился прекрасный повод выбраться на новое место.

Глава 3

1

Несмотря на встроенный в мозг скафтела интерпретатор, огромный Дом-город по упрямому восприятию Элин ничем не походил на привычное жилье. Скорее он напоминал муравейник, или даже термитник, хотя ей пока не довелось увидеть их внутри. По марканским меркам дом был не слишком велик, ей же он показался просто необьятным.

Уже больше часа они самым быстрым шагом, каким только было возможно, перемещались в мерцающей полутьме с одного отливающего янтарем яруса на точно такой же другой. Ярусы отличались друг от друга только метками-запахами, а конца дороги не было видно. И все время спину сверлило неприятное чувство, что их вот-вот остановят. Надежно спрятанный кристалл с данными, который и являлся целью операции, образно говоря, жег Элин потайную полость.

Шорохи и запахи. Тихие, шелестящие звуки, настойчиво сопровождающие каждый их шаг и волны запахов, накатывающие с пугающей регулярностью. Запахи заменяли в этом мире информационные табло.

Хотя ее с двух сторон окружали фигуры друзей - марканы всегда передвигались только семейными тройками и женщина, как глава рода, по неписаной традиции находилась в середине, в действительности с ней был только Володя. Том был занят в другом месте и его изображал голодвойник, совершенно неотличимый от настоящего. Конечно, подробное контрольное сканирование тотчас выявило бы разницу, но на их пути, если верить плану, не должно было быть сторожевых сенсоров.

Грамотно проложенный маршрут не задевал запретные зоны яслей и оружейных складов, позволяя избежать проверок. Они передвигались по свободной периферии города, стремясь поскорее выполнить очередной этап поставленной задачи: без нежелательных контактов выйти к внешнему общегражданскому космопорту. И хотя дорога по-прежнему казалась бесконечной, крохотная точка на карточке-плане потихоньку двигалась к намеченной цели.

К счастью, встречных на пути было немного - наступило время регламентного перерыва, и большинство дисциплинированных жителей города наслаждались заслуженным покоем и недлинным отдыхом в своих семейно-клановых ячейках.

Они уже были совсем недалеко от долгожданного выхода на поверхность. Элин уже собиралась мысленно поздравить себя, когда резко запахло постом охраны. Дениц сделал едва заметное предостерегающее движение, но она уже и сама заметила неожиданное препятствие. У выхода, который обычно никогда не охранялся, маячила фигура полицейского. Немного позади стояли еще двое. Заметив их тройку, главная повелительно сделала подзывающий знак ярко мерцающим жезлом, символом местной власти.

Они послушно остановились. Элин, как старшая, сделала шаг вперед. Двое младших членов тройки остались стоять на месте.

- Сожалею, госпожа, - в меру вежливо, но твердо произнесла офицер. - Этот выход сейчас готовят к внеплановому проклеиванию. Дорога закрыта. Вам придется пройти к соседнему.

Вот это повезло, подумала Элин. Мозг ее бешено заработал. Что это, случайность или... И что теперь делать? Времени в обрез, пока они доберутся до другого выхода, бот уже уйдет. Он не может столько ждать. Попробовать чуть надавить?

- Я убедительно прошу вас сделать для нас исключение. Мы очень спешим, у нас приказ самой Основательницы, - так же вежливо, но настойчиво ответила она, извиняюще наклонив голову. - Уже больше трехсот кругов это территория нашего рода, мы имеем здесь некоторые привилегии. Даю слово, что мы пройдем так быстро, насколько это возможно и совсем не задержим работников карантина.

Она протянула маленький диск с едва заметными голографическими чешуйками. Офицер молча взяла его, вставила в прибор и стала ждать ответа. Это была стандартная, рутинная процедура, однако на этот раз ожидание ответа почему-то затянулось.

Сзади послышались торопливые шаги, почти бег. Так здесь не ходят, машинально отметила Элин. Погоня? Если их засекли, то весьма вероятно. Тогда это должен быть не городской патруль, а группа захвата. Володя едва заметно мягко переступил, перенося вес на другую ногу и вопросительно посмотрел на нее. Он ждал приказа, старшей в их маленькой группе была она. Несколько мгновений, показавшихся ужасно длинными, Элин колебалась, не в силах принять решение, но потом решительно дала отбой. Раскрыться они успеют. Разумнее ждать до конца.

Двое полицейских были по-прежнему неподвижны, но можно было не сомневаться, что они настороже и внимательно наблюдают за ними. Элин всей своей чешуйчатой кожей чувствовала, как постепенно нарастает невидимое напряжение.

Шаги звучали уже прямо за спиной. Офицер повернулась и что-то тихо произнесла. Элин напряглась, усиливая слух до полного, но ничего не смогла разобрать: патрульные предусмотрительно включили глушилку. Однако сам тон разговора ее слегка успокоил и она уже более уверенно стала ожидать окончания процедуры. Ничего, не стоит трепыхаться понапрасну, немного времени в запасе у них еще есть...

Наконец, прибор просигналил добро и выплюнул пропуск обратно. Элин удалось остаться неподвижной, с трудом сдержав облегченный жест.

- Можете идти. Поспешите, у вас мало времени - сказала старшая, внимательно глядя на нее и наконец протянула диск обратно. - Счастливого пути.

Если тот, у выхода, не отодвинется, подумала Элин, по-прежнему шагая чуть впереди, то голодвойник Тома заденет его. Тогда уж точно придется прорываться с боем. Очень скверно. Вот они уже почти сошлись, еще немного... Глядящий на них в упор полицейский отвел наконец пристальный взгляд и лениво освободил дорогу...

Оказавшись наконец в космосе, они сразу почувствовали себя гораздо лучше. Хотя до открытого пространства еще было ох как далеко...

Согласно плану, после снятия охраны станции и установки излучателей, Элин и Дениц должны были оставаться в прикрытии на случай всяких неожиданностей, чтобы обеспечить свободный проход остальных членов группы. Со своей частью задания они успешно справились, точно уложившись в расчетное время. Дальше оставалось ждать. Если бы что-то пошло не по плану, командир сам должен был предупредить их. Как - его дело.

Работа в образе марканов пока не создавала особых неудобств, за исключением того, что все члены группы были практически неотличимы друг от друга. Немного выручали только специальные инфраметки на скафандрах. У марканов по сравнению с человеческим было очень сильное ночное зрение: видимый диапазон спектра был сдвинут в ближнюю инфраобласть.

Прошло несколько длинных минут, когда Дениц внезапно тронул ее короткой и толстой суставчатой рукой и сделал предостерегающий жест узкой ладонью вверх. Элин подняла глаза и увидела, что прямо над ними зависает неизвестно откуда взявшийся корабль, хорошо вооруженный и по виду, достаточно маневренный. Рубка ощетинилась выдвинутыми в боевое положение стволами излучателей, а вот сигнальных огней видно не было.

Интересная случайность, подумала она, прекрасно понимая, что таких случайностей не бывает. Неужели сведения об операции просочились к противнику? Она тряхнула головой. Это безумие. Ладно, думать о постороннем будем потом. Сейчас пришло время действовать и они прекрасно знали, что надлежит делать в подобных случаях.

Элин с привычной плавностью подняла лежащий рядом излучатель и неторопливо прицелилась, включив защитный экран. Он немного сковывал движение, но сейчас это было уже не важно. Дениц исчез в люке станции. Еще до операции они решили не пользоваться связью. Несмотря на то, что линия была надежно защищена, опытные коммандос стараются молчать до последнего. Здесь неопытных не было.

Прицел сразу захватил мишень и она не колеблясь нажала на спуск. Усиленный лучемет, последняя разработка оружейников группы, слегка дрогнул и над ней, в абсолютной тишине, вспыхнуло маленькое солнце. Хотя шлем мгновенно резко понизил прозрачность, а сама Элин предусмотрительно зажмурилась, вспышка была настолько сильной, что в глазах заплясали золотые искорки. Наконец, пламя погасло и вокруг опять воцарилась тьма, еще более черная, чем раньше...

Их бот вынырнул из темноты в точно назначенное время и завис над оговоренной точкой. Три фигуры, волоча за собой неподвижную четвертую, кинулись к назначенному месту. Элин беззвучно выругалась. Кого-то задело... Внезапно она остановилась. Дениц сразу повернул голову в ее сторону. Элин, хитрый лис, в чем дело? Она не понимала, что ее насторожило. Бот опускался, раскрывая на ходу створки люка. Ну, что с тобой такое?

Это не Чанг! - вдруг пронзило ее. Бот вел не их пилот. Она сделала руками крест на груди и прыгнула в сторону, перекатившись через бортик шлюза. Дениц немедленно последовал за ней. Еще в воздухе она выкрикнула сигнал опасности, теперь молчать не имело смысла, но было уже поздно. На то место, где они только что стояли, обрушился шквал огня.

Через мгновение вновь наступила темнота. Бот висел прямо над ними, без движения. Дениц бесшумно возник около нее. Он наклонил сомкнутые пальцы вниз, что означало вопрос:

- Будет опускаться?

Она обвела круг и изобразила ноль.

- Да, им надо убедиться, что все мертвы.

Он сжал кулак и обхватил его другой рукой:

- Контрзахват?

- Да. Ты первый, я прикрываю, - знаками ответила она и Дениц исчез в темноте.

Элин знала, что если бы она ответила иначе, Володя все равно пошел бы первым. Сейчас было не до дурацкой игры самолюбий.

Она аккуратно сняла с пояса обе гравигранаты и поставила диск активатора на минимальную мощность. Им еще предстояло вернуться домой, а катера вряд-ли парят здесь на каждом шагу. Хитрые дьяволы! - подумала она. - Как же они смогли взять Чанга и О'Хару? Особенно Чанга, который во время задания вообще не доверял никому, кроме своего единственного друга.

Бот опять начал осторожно опускаться. К счастью, сканеры не смогли их нащупать через защитное поле и ожидаемого шквального огня не последовало. Или был приказ взять живыми? Она хмыкнула про себя. Это после того залпа? Только излишняя педантичность заставляла противника разглядывать месиво, оставшееся после стрельбы...

Элин невольно стиснула режущие пластины, заменяющие марканам зубы, но тут же расслабила мышцы. Эмоции хороши для стажеров. Эмоции полагается оставлять на потом, на время после операции, если вдруг появится такое желание. А сейчас они только помешают эффективно выполнить задание. Холодная отстраненность и легкое любопытство, как к докучливым насекомым, мерзким ядовитым насекомым, способным только на то, чтобы жалить исподтишка...

2

- Сколько нас еще будут мотать по полигонам? Он уже испробовал на нас все, что можно. Мы отработали всей группой, потом в ослабленном составе. Затем четверками, тройками. Потом нас стали тасовать. Сегодня мы с тобой действовали вдвоем. Логически рассуждая, дальше придется выходить на задание поодиночке. Тогда какой был смысл готовить группу? По-моему, Адмирал просто иссяк и заигрался...

Элин сразу постаралась лечь максимально удобно, насколько позволяла жесткая койка и не размахивать при разговоре конечностями. Каждое движение причиняло израненному телу сильную боль. Однако это была сущая чепуха по сравнению с тем ни с чем не сравнимым чувством облегчения, которое целительным бальзамом нахлынуло на них обоих, когда прошло действие блокирующего память препарата.

Только теперь они окончательно успокоились: это была всего лишь очередная тренировка. Наступила неизбежная реакция, хоть и чужое, но свое тело трясло, как в лихорадке. И чтобы снять остатки напряжения, невольно хотелось выговориться.

Дениц молчал, полностью наслаждаясь долгожданными минутами покоя. Володя вымотался больше нее, ему досталось за двоих. Он только покосился на Элин, но потом, видимо решив, что дальше молчать не вежливо, дипломатично заметил:

- Не переживай попусту, Лис. У него такие изощренные мозги... Вот увидишь - он обязательно выкинет напоследок что-нибудь настолько экстравагантное, что никому из нас и в голову не придет. Не веришь, готов поспорить.

Элин осторожно покачала головой, еле удержавшись от стона. Короткая толстая шея тоже нещадно болела. Если честно, она и сама думала точно также, а ворчала больше для порядка. Фантазии Адмиралу было не занимать...

Корабль резко снизился и замер, забирая очередную двойку, потом мягко взлетел. Она дважды глубоко вздохнула. Наконец наступила долгожданная реакция. Искусственный организм, несмотря на все свои ресурсы, в этом смысле ничем не отличался от настоящего и после трех суток напряженной работы настоятельно требовал отдыха. Пожалуй, пока пилот облетит все полигоны и заберет остальных, они вполне успеют отлично вздремнуть. Их ведь приняли на борт самыми первыми.

3

Подруги добрались до обрыва довольно рано. Правда, когда флайер пересекал границу парка - так лететь было ближе, автоинформатор выдал предупреждение об опасности. Прошедший ураган явно повредил охранную систему. Но это было банальным напоминанием об осторожности, следовало быть чуть внимательнее и все. Солнце еще не садилось и времени было достаточно. Правила были строгими: ничего искусственного в записи не допускалось.

Место действительно оказалось очень красивым: обрыв выглядел просто сказочно. Недавно расцвели мохнатые лианы и восход, если повезет с погодой, мог оказаться очень удачным.

Расставив и развесив набор голокамер, подруги проверили их работу, быстро разбили немного поодаль походный лагерь и с удовольствием предались безделью. Обе очень устали за последнее время и недолгий перерыв в работе был очень кстати.

Практически после поездки в последний, выпускной лагерь, они толком так и не виделись. За прошедшее время произошла масса событий. Обе с головой погрузились в работу. У Варг-хаа прошла очень удачная выставка гобеленов, о которой тепло отозвалась критика. Хар-раа полностью сосредоточилась на посуде. Она успела закончить несколько сервизов, а в голове накопилась масса интересных замыслов. Кроме того, она много рисовала и успела набросать огромное количество эскизов для будущих работ. Встречались подруги только по видео, урывками, обе были страшно заняты и возможность просто так полежать и поболтать оказалась просто даром небес.

После того, как они вдоволь и со всех сторон обсудили потрясающую новость, разговор понемногу перешел на другие темы. Лежа у костра и глядя на огонь, Хар-раа постепенно заметила, что мысли подруги заняты не только ее внезапной победой. Несколько раз промолвив что-то невпопад, Варг-хаа надолго замолкала. Сейчас у нее было странное, немного виноватое, но в то же время довольное выражение лица. Наконец, Хар-раа не выдержала:

- Ну, рассказывай наконец, а то лопнешь! Что с тобой случилось?

Варг-хаа вздохнула:

- Неужели так заметно?

- А ты как думаешь? Сколько лет мы с тобой просидели бок о бок, забыла? Выкладывай, да поживей. Все эти охи-вздохи, новые украшения, модная раскраска. Давай начистоту! Влюбилась?

Подруга, слегка смутившись, утвердительно мотнула головой и протянула ей снимок. На нем стояли рядом два молодых человека, видимо друзья, на взгляд Хар-раа, оба довольно симпатичные.

- Который? - спросила Хар-раа. Лично она бы выбрала правого, но у них с подругой были разные вкусы.

- Тот, который слева, - ответила Варг-хаа, в очередной раз подтвердив ее мысли.

- Где вы встретились?

- На моей выставке, зимой. Сначала он долго восхищался гобеленами...

- А потом, естественно, перешел на тебя. Понятно. И ты до сих пор молчала! Хороша... Кто он, откуда?

- Из клана горцев.

- Тебе крупно повезло, что мы живем сейчас, - с серьезным видом заметила Хар-раа. - Лет двести назад вам не разрешили бы даже посмотреть друг на друга. Твои родичи оба ведь из равнинного, да?

- Да ну тебя, ты бы еще легенды о летающих змеях вспомнила, - Варг-хаа засмеялась и махнула лапой. - Теперь об этом даже старики не говорят!

- А у него уже есть семья?

- Нет, - Варг-хаа слегка потупилась. - Он наш ровесник, еще учится.

- А чем будет заниматься?

- Еще не определился. По первой специальности он ксенобиолог. Так что у него широкий выбор. А его приятель - биомеханик. Сейчас оба заканчивают обязательный боевой курс и наверняка скоро отбудут на какую-нибудь базу, на два года практики. А что потом, никто пока не знает.

- А когда у них выпуск?

- Скоро, этим летом.

Хар-раа с улыбкой посмотрела на смущенную подругу:

- Ну и что ты куксишься? Подумаешь, выпуск, делов то. Ничего страшного, наоборот, радоваться надо. Еще успеете насмотреться друг на друга. И на базах бывают отпуска.

- Тебе легко говорить, ты ведь все еще одна, - Варг-хаа вздохнула, а потом заинтересованно посмотрела на нее. - Или уже нет? Ругаться ты мастер, а ведь сама никогда ничего не расскажешь. Может, уже встретила своего повелителя?

Хар-раа легкомысленно махнула лапой:

- Успеется, я еще не старуха. Сейчас не до того. Столько работы - выше головы. Некогда думать о глупостях. Да и потом... - она глубоко и шумно вздохнула.

- Что потом? - Варг-хаа подозрительно смотрела на нее.

- Никогда не смогу я забыть ту упоительную ночь в лагере! Черный призрак, появившийся неизвестно откуда, эти горящие во мраке глаза, - простонала Хар-раа и высоко подняв лапы, картинно развела их в стороны. - Навеки выжжено в сердце! Вот она, моя роковая любовь, единственная и неповторимая!

- Трепачка, - отозвалась Варг-хаа, нисколько не проникнувшись ее словами. - Я помню того взлохмаченного типа... Видела его с тобой, и не один раз. Все время крутил носом около тебя.

- Дала отставку. По полной программе, - твердо заявила Хар-раа.

Подруга недоверчиво посмотрела на нее, но промолчала. Костер постепенно догорал. Хотя было довольно влажно, они старательно окружили очаг глубокой канавкой. Здесь, рядом с заповедником, правила были очень строгими и нарушители карались нещадно. Надо бы на ночь развернуть барьер, подумала Хар-раа. Что там бормотал автомат о поломках в ограде?

Как будто отвечая ее мыслям, внизу в зарослях завозились едва заметные, неясные тени. Послышался громкий шорох и какие-то подозрительные потрескивания. Видно было очень плохо, но чувствовалось, что там несомненно кто-то есть.

- Погоди, - тихонько сказала она подруге, которая тоже что-то услышала. - Посидим тихо.

Та послушно замерла. Обе инстинктивно зажмурились и стали осторожно втягивать воздух. К счастью, легкий ветерок дул прямо на них и резкий специфический запах диких животных обе почувствовали одновременно.

- Скрагги, - еле слышным шепотом произнесла Варг-хаа. - Что будем делать? Может, просто пугнем?

- Ага. Давай вместе. Помнишь наш знаменитый лагерный клич? Только на полную мощь, как учили. Раз, два!

Короткий и слитный громовой рык двух молодых глоток, прокатившись по ущелью, отозвался долгим эхом и явно произвел надлежащее впечатление. Копошащиеся внизу тени шарахнулись со склона обрыва вниз и с недовольным ворчанием скрылись из виду. Сразу стало тихо.

Варг-хаа довольно засмеялась:

- Здорово получилось, настоящий акустический удар! Не зря в лагере время тратили, хоть чему-то научились... Помнишь, как ты тогда ворчала?

- Да ладно тебе, - отмахнулась Хар-раа. - Только и пользы, что скраггов пугать. Бедняги, смотри, как они рванули. За столько лет мирной жизни даже дикие животные стали спокойнее. Теперь они совсем не такие агрессивные, как прежде.

Подруга недоверчиво покачала головой.

- Может оно и так. Но знаешь, давай все-таки развернем охранную систему. На всякий случай.

Развернув и активировав легкую защитную изгородь, они опять удобно улеглись у костра. Настроение у обоих было на удивление свежее и бодрое, спать совсем не хотелось.

- Все-таки странно, - задумчиво проговорила Варг-хаа. Неожиданное происшествие настроило ее на философский лад. - Ведь дикие приматы, по идее, должны быть на гуманоидных планетах. А у нас, скорее уж какие-нибудь полуразумные кошки, что ли. А их нет. Зато всяких приматов полно... Что-то здесь не вяжется...

- Опять начинаешь... - лениво ответила Хар-раа и широко и сладко зевнула. - Философ. В системе Рауллы полно диких приматов, там их зовут варожги. На Земле таких тоже множество. Самые большие и страшные, кажется зовутся гориллами, если не ошибаюсь. Но наши будут покрупнее...

- Вот видишь, я права. Это же гуманоидные планеты.

- Ничего не вижу. Возьми к примеру Харнесс - вот там и живут твои почти разумные кошки. Только там нет никакой разумной жизни. Так что закономерности не получается, мыслитель.

- Так-то оно так... Однако есть одна теория... Не зря все известные разумные, кроме нас - гуманоиды! Вдруг мы действительно результат эксперимента?

- Чьего? - Хар-раа скорчила рожицу. - Какой-нибудь неведомой пра-пра-цивилизации, которая исчезла в глубине веков, не сделав больше ничего выдающегося? Или космических странников со странным чувством юмора, которые от нечего делать вправляют всем встречным мозги?

Варг-хаа невольно улыбнулась, но все же упрямо продолжила:

- А хотя бы и так? Мало ли что было до первых войн? После той заварухи вообще никаких следов не осталось. То, что теперь находят археологи, это жалкие крохи...

- Эх ты, результат эксперимента! Нет, тебе точно надо было стать философом, а не художником. Ну, может, в качестве второй профессии.

- Боевой философ? Как ты это себе представляешь?

Обе дружно засмеялись. Затем Хар-раа серьезно сказала:

- Давай лучше вернемся к твоим планам, это более подходящая тема для беседы у костра. Жалко, что не смогу познакомиться с твоим приятелем. Теперь ведь такая кутерьма начнется, что до самого отлета вздохнуть будет некогда.

- Ну, ты не навечно исчезаешь. Время летит быстро.

- Не скажи... Ты у нас такая влюбчивая. Вернусь, а у тебя уже другой, - поддразнила подругу Хар-раа.

- Не болтай глупостей, - строго ответила та, не поддержав шутку. Потом все же улыбнулась и с ехидцей в голосе добавила:

- Учить других все мастера. Смотри, будешь на Земле, сама в кого-нибудь не влюбись! В Федерации это самая опасная планета, не зря старики нас туда не пускают. Полным-полно всяких инопланетников, не говоря уже о самих землянах. Помнишь, мы смотрели плаванье по головидео. Там были очень симпатичные ребята, и разноцветные, на любой вкус. Вот только шерсти у них маловато... Так что все возможно. Правда, тогда наших менторов уж точно кондрашка хватит!

- Ты соображаешь, что говоришь!

Хар-раа вскочила и повалила подругу на траву в шутливой схватке. Та не отставала от нее. Девушки возились довольно долго, силы были примерно равны. Наконец, донельзя запыхавшиеся, они отряхнули друг друга и опять уселись у костра.

- Ведем себя, как дети, - вздохнула Хар-раа. - А ведь действительно грустно, расстаемся на целых два года. Мне еще столько хотелось успеть сделать. Теперь придется все забросить.

Варг-хаа помотала головой.

- Да ладно тебе! Бурчишь, как будто думаешь отказаться. Такое везенье раз в жизни бывает!

Хар-раа вздохнула.

- Наверное, ты права. Это я от неожиданности, никак не приду в себя. До сих пор не верится, что это взаправду.

- Да уж... Небось, когда вернешься, станешь такая важная, что мы тебя и не признаем. Смотри только не задирай слишком сильно нос, а то начнешь спотыкаться на ровной полянке!

- Перестань болтать глупости, а то опять подеремся, - Хар-раа шутливо погрозила подруге лапой. - Несмотря на то, что у тебя есть шанс стать старшей женой, вздую, как ребенка!

Варг-хаа попробовала надуться, но не выдержала и рассмеялась. Они придвинулись поближе друг к другу и стали молча смотреть на огонь.

4

Члены группы уже заняли свои привычные места и теперь молча разглядывали знакомый кабинет. Адмирал вошел после всех. Заняв свое кресло во главе стола, он внимательно оглядел собравшихся. Прошло довольно много времени со дня их первого знакомства. Тогда это были незнакомые друг с другом, прошедшие через сито сложнейшего отбора профессионалы-одиночки. Теперь они были тем, чего он так долго ждал и добивался - боевой машиной невероятной силы. Спаянной группой, члены которой понимали друг друга с полуслова и полу взгляда.

- Рад результатам, - Адмирал легонько постучал кристаллом по столу. - Сводные данные последних тестов вполне удовлетворительные, чтобы не сказать больше.

Он сделал привычную паузу, оглядел всех присутствующих и едва заметно улыбнулся:

- Поздравляю вас, учеба закончилась.

Нулевая реакция. Адмирал разумеется не ждал бурных изъявлений восторга, но прекрасно понимал, что ребята рады также, как и он. Просто они решили над ним немного подшутить.

Все десять членов сверхсекретной группы "оборотни", о существовании которой знало считанное число людей, ни на йоту не изменили свободных поз и все с тем же вежливым вниманием продолжали смотреть на него. Впрочем, нет, не все. На некоторых лицах явственно проступила чуть заметная скука, правда, не выходящая за пределы дисциплинарной почтительности. Ну, ничего, сейчас я вас расшевелю.

- Мы долго советовались и даже немного поспорили с аналитиками, как оформить выпуск. Мнения разделились. Устраивать экзамены после всего, через что вы прошли - по меньшей мере глупо. Однако что-то в этом роде проделать все равно придется.

Он замолчал. Ага, зацепило. Молчание стало чуть напряженнее - тесты всем смертельно надоели.

- Как нередко бывает, на помощь пришел случай. Хотя, говорят, случай помогает только тем, кто и сам не чурается работы. Ну, да это так, к слову. Хотя вы все были очень заняты, но все-таки наверняка знаете, что сейчас заканчивается подготовка к крупной международной конференции. Это очень важное для Федерации событие и оно достаточно широко освещается в инфорсети.

Все согласно кивнули.

- Событие неординарное. Пожалуй, впервые удастся собрать, фигурально выражаясь, за одним столом, представителей практически всех систем. В том числе и не очень, мягко говоря, расположенных друг к другу. Инициатива исходит от Земной Федерации, она же естественно занята и обеспечением безопасности. Разумеется, в плотной координации со спецслужбами остальных планет, участников конференции.

Адмирал встал и начал размеренно прохаживаться вдоль стены. Никто не удивился, все уже давно знали, что он органически не может долго говорить, находясь на одном месте.

- Все было бы прекрасно, если бы не одно но... Существует достаточно существенный повод для беспокойства. Служба безопасности Федерации располагает данными о готовящемся нападении. Думаю, что вы понимаете - случись что-либо подобное, такое вызовет скандал невероятной силы. И в результате намечающееся сотрудничество будет отброшено далеко вспять.

Элин слегка поморщилась. Конечно, охрана верхушки всего обитаемого космоса достаточно сложная и почетная задача, но причем здесь они? Это совсем не их дело и даже близко не лежит к тому, для чего их готовили. К тому же решение проблемы достаточно тривиально. Всего-то и необходимо - выстроить многоуровневую, предельно плотную защиту, а затем устроить пару утечек для заинтересованных лиц. Получив подробные данные, ни один безумец не решится на нападение. Себе дороже. Неужели Адмирал согласился? Похоже на то. Наверное, на него сильно надавили в Совете. Выражения лиц остальных тоже не были особенно довольными, однако пока все дипломатично молчали. Внимательно наблюдавший за ними Адмирал согласно кивнул.

- Понимаю, тривиальное обеспечение безопасности - совсем не по вашей специальности, каким бы важным не было это совещание. Здесь я полностью согласен. Использовать такую группу, как вы, в качестве простых охранников - все равно, что стрелять из фаулера по астероидам. Однако, как вы понимаете, подобная идея витала на довольно высоком уровне, и полностью отбиться мне не удалось.

Молчание стало чуть более напряженным.

- Аргументы были достаточно вескими и боюсь, без нас коллегам действительно не справиться.

Адмирал еще раз внимательно оглядел присутствующих. Наконец-то. Хотя все по-прежнему дисциплинированно молчали, чувствовалось, что проняло их не на шутку. Он еще немного продлил паузу, но потом решил, что не стоит зря мучить ребят.

- Однако не стоит унывать. Мы предложили встречный вариант решения данной проблемы и мне удалось достаточно быстро убедить большинство, что так будет несравненно лучше. Взгляните.

На раскрывшемся в центре комнаты огромном панорамном экране разом вспыхнуло несколько двигающихся окон. На одном, самом крупном, появилась композиция группы людей, снятых в разное время и в разных местах, но объединенных компьютером в одно целое. На других пошли списки имен, кличек, названия операций и прочие оперативные данные. Лицо и фигура главаря было размыто, видимо его точное голофото в картотеке отсутствовало, и компьютер синтезировал изображение по словесным описаниям.

- Это руководящий костяк банды Дьявола. Так они сами себя называют, так они проходят и в картотеке. По разным данным - восемь или десять человек, все остальные - обычные боевики. Им как-то удалось уцелеть после повальной облавы, которую устроили объединенные силы пару лет назад. Банду тогда здорово потрепали, но полностью с этой заразой покончить не удалось. Они сумели просочиться через оцепление. Теперь появился прекрасный шанс закрыть это дело, к тому же службе безопасности удалось наконец внедрить к ним своего человека.

Он сделал пару шагов и остановился.

- Как вы посмотрите на такую картину, - продолжил он нарочито безразличным тоном. - Небольшая группа дипломатов решила провести предварительное конфиденциальное совещание, в узком кругу. Обменяться мнениями в неформальной обстановке и подготовить канву будущего соглашения. Самые важные птицы, представители пяти основных цивилизаций, и в том числе, конечно, Земли. В мире интриг и закулисных сделок это обычное дело, такое случается не редко.

Адмирал иронически улыбнулся.

- Спецрейсом они вылетают на место встречи на два дня раньше всех остальных. Естественно, под надежной охраной. Все конечно держится в страшной, абсолютной тайне. Но какой лакомый кусочек, каков соблазн, а? Если случится прокол и произойдет крохотная утечка... Как трудно тогда террористам удержаться от искушения. Как вы думаете? Ведь это не огромный лайнер, со всех сторон окруженный кораблями сопровождения и до отказа набитый бойцами спецподразделений...

Адмирал замолчал. На лицах присутствующих сразу появилось выражение глубокого уважительного внимания. Элин усмехнулась про себя. Ведь и правда, в глубине души никто из них ни на минуту не сомневался, что никакого дурацкого экзамена не будет. Адмирал обязательно придумает напоследок что-нибудь дьявольски хитрое и изощренное.

- Конечно, специально готовить подобную ловушку и идти на несоразмерные затраты даже ради уничтожения таких опасных террористов, как эти, не может позволить себе ни одна планета. А вот правильно использовать ситуацию... Так что и для нас и для остальных все складывается исключительно удачно, не так ли?

Он сделал выразительный жест рукой.

- Выгода двойная. Мы окажем помощь организации, с которой наша контора время от времени взаимодействует и довольно тесно. Совсем не грех иметь такого должника. Укрепим авторитет группы в Совете, пусть поменьше ворчат по поводу затраченных средств. Но это - задачи не главные, они - политические. Они конечно тоже важны, но совсем не основные и вас не особенно должны интересовать.

А вот то, что жизненно необходимо нам: мы опробуем вас и оборудование в настоящем деле. Мы нашпигуем все своей аппаратурой. Эксперты после операции, как на полигоне, смогут проанализировать все ваши действия и объективно оценить эффективность вживания. Настоящий выпускной экзамен, не так ли?

Члены группы одобрительно загудели, впрочем, не слишком громко. Операция действительно обещала быть очень интересной.

- Роли предварительно расписаны, осталось их только окончательно распределить. Посмотрите, - он махнул рукой, стирая прежние окна, и на экране засветилось другое изображение.

Все с интересом стали всматриваться в группу разнопланетных существ, в экзотических одноцветных и разноцветных одеяниях. И даже вовсе без оных, как то диктовалось местными обычаями.

- Два рауллянина, трое представителей марканов, естественно, обоих полов, - Адмирал многозначительно посмотрел на Элин. - Затем бароги, велассы и конечно, дарроны. Прекрасная компания, не так ли? Здесь подробнейший материал: имена, биографии, прозвища, привычки, пристрастия. Информация тщательно подобрана и систематизирована. Все необходимые клоны находятся в полной готовности и с нетерпением ожидают вас. Вопросы?

- Кто со стороны Земли? - немедленно спросил командир.

- О, это самое интересное, - Адмирал звучно откашлялся. - Посол Федерации по особым поручениям, бессменный глава Иностранного департамента, почетный председатель обществ дружбы черт знает со сколькими планетами. Отмеченный многочисленными наградами. Вы конечно догадались, о ком я говорю. Лауреат Нобелевской премии Мира, сэр Генри Вудворт, офицер и джентльмен.

- Боюсь, - без улыбки сказал Джексон, - мы не найдем у себя человека со столькими талантами.

- Это не понадобится, - Адмирал также серьезно посмотрел на командира. - Здесь нельзя рисковать. Он слишком известен и проверить его психоматрицу не составит особого труда. Генри мой старый друг, ему вполне можно довериться в подобном деле. Я сам с ним переговорю. Разумеется, после того, как получу на это официальное разрешение Совета Федерации. Уверен, что он прекрасно сыграет самого себя.

Джексон покачал головой.

- Понадобятся интенсивные тренировки и довольно продолжительные. Если учесть его возраст... Введение чужого, да еще штатского, сильно ослабит группу.

- Меня бы вы взяли?

Командир дипломатично промолчал.

- Думаю, особых проблем не будет, он в хорошей форме. Разве только с его пресловутой занятостью, но это мы как-нибудь уладим. В свое время он отрубил десять лет в десанте, мы и познакомились во время последнего Конфликта. Отлично показал себя в штурме, две нашивки за ранения. Конечно, все это было очень и очень давно, но... Такое не забывается.

Джексон опять промолчал, но довольно выразительно.

- Согласен, может случится всякое. Но я за него ручаюсь, - сказал Адмирал, закрывая маленькую дискуссию. Все незаметно посмотрели на командира. Авторитет Адмирала был непререкаем. О множестве его легендарных похождений было известно если не слишком подробно, то вполне достаточно для того, чтобы просто молча согласиться. Однако сейчас последнее слово оставалось за командиром группы.

- Естественно, он пойдет стажером, - веско добавил Адмирал. - Сэр Генри знает и должен помнить, что такое дисциплина. Для вас он будет просто членом группы, таким же, как и остальные. Без каких-либо исключений.

- Хорошо, - сомнение до конца так и не исчезло с лица Джексона, но дальше развивать тему он не стал.

- Разумеется, вы встретитесь с ним уже в камуфляже и так же и расстанетесь. В режиме секретности группы я ни для кого не намерен делать исключения.

- Принято.

- К сожалению, полного счастья не бывает, - Адмирал чуть картинно развел руками. - Нам придется ограничиться только пятью внеземными расами. Представитель Пантары пока не получил подтверждения своих полномочий и естественно, появится на конференции позже. Эти дурацкие политические игры... Подготовка к конференции широко освещается и состав ее всем известен, тут мы бессильны. Но зато остальные пять...

Неожиданно для всех он расплылся в довольной усмешке.

- Черт, - услышала Элин за спиной восхищенный шепот Тома. - Ну и голова у старика. Блеск!

Да, подумала Элин. Действительно, вот оно - идеальное задание для выпускного экзамена. Голова головой, но на организацию работают блестящие аналитики и прогнозисты. Ведь надо было заранее прикинуть возможный расклад среди делегатов, успеть подготовить клоны, а для этого необходимо добыть генетическую информацию о таких важных персонах, как посланники других планет. Это совсем не простое дело. Они, между прочим, пользуются правом абсолютной неприкосновенности. Не исключено, что набросок операции начали разрабатывать еще тогда, когда не было в помине и самой группы. Да, силен патрон, ничего не скажешь!

- Маленькая просьба напоследок... Свидетели нам не нужны, а скорее даже вредны. Исключая, разумеется, нашего человека. Так что вы будете совершенно свободны в своих действиях. Всей банде давно вынесен соответствующий приговор. Единственное, что хотелось бы, это заполучить живым главаря. Но если не сложится, то на этот случай заказчик просит сохранить образцы всей верхушки банды, для последующего генетического опознания. А в особенности этого негодяя. Просто кусочки органической ткани и все. Попробуйте уважить их просьбу.

Он опять оглядел всех и закончил уже привычным, будничным тоном:

- На этом все. Идеально, если удастся обойдись без лишних жертв, а вся операция будет выглядеть, как набор роковых случайностей. Как один большой несчастный случай.

Глава 4

1

Первые дни полета Хар-раа все свободное время проводила на смотровой палубе. Ей казалось, что она смотрит прекрасный и нескончаемый сон. Никакие видеофильмы не давали даже близкого представления о подлинной красоте космоса. Это было настолько завораживающее зрелище, что она даже пару раз опаздывала на обед, вызывая шутливые замечания членов их маленькой группы. Впрочем, картины окружающего пространства были такими дивными, что она была не одинока в своем увлечении. А когда лайнер приблизился к станции, вид стал просто феерическим: почти все пассажиры, даже бывалые путешественники, высыпали на смотровую палубу и не покидали ее ни на минуту.

Громадина космического порта, несмотря на свои размеры, благодаря удивительному мастерству астроархитекторов выглядела грациозной и удивительно соразмерной. Прежде чем причалить, лайнер медленно облетел вокруг, подарив еще одно прекрасное зрелище. Станция переливалась всеми цветами радуги и своими многочисленными раструбами напоминала прихотливую, пестро раскрашенную раковину, похожую на те, которые Хар-раа собирала с приятелями во время школьных каникул на побережье Теплого моря.

Корабль величественно вплыл в один из этих раструбов и оказался в ярко освещенном ангаре, где плавно, без единого толчка, опустился на отведенную ему площадку, разрисованную сложными разноцветными линиями. Как только заросла внешняя стена, к кораблю подлетели и прилипли роботы из группы обслуживания, а после подачи воздуха степенно появились и живые техники, на смешных низеньких тележках разного цвета и назначения.

Они не успели почувствовать одиночества: у выхода из шлюза, прямо на причале, их группу уже ждал сопровождающий, над которым ярко переливался символ группы. Это был высокий землянин среднего возраста, с приветливым, насколько Хар-раа научилась разбираться в земной мимике, выражением лица. Он прекрасно владел космолингвой и церемонно представился им:

- Уважаемые стипендиаты, меня зовут Паоло Монтератти. Я целиком к вашим услугам. Как вы уже знаете, вашей группе придется провести здесь некоторое время, очень недолгое и я постараюсь, чтобы ожидание не было утомительным. Это обязательный медицинский контроль для всех, кто не имеет Федерального сертификата. По окончании осмотра каждому из вас будет выдана регистрационная медицинская карточка и прочие необходимые документы, включая и кредиткарту. Полный регистрпакет даст вам право в дальнейшем, после окончания обязательной программы, на посещение любой из планет Федерации, а также многих других дружественных систем. У вас есть ко мне вопросы?

Один из парней кивнул головой:

- Скажите, а где мы встретим группы с других планет? Они тоже прибудут сюда?

- Нет, вы встретитесь с ними в Университете, уже на Земле. Остальные группы также проходят медицинский контроль, но на других региональных узлах, по своему маршруту следования. Не стоит переживать, обследование совсем необременительное, оно займет два-три дня, не больше. На станции столько всего интересного, что скучать вам не придется. А теперь пойдемте в гостиницу.

И он повел их по широкой красивой улице, буквально утопающей в зелени. Транспорт не понадобился, отель находился буквально в двух шагах от порта, большое яркое здание сразу бросалось в глаза. Идущие навстречу люди и инопланетники с живым интересом посматривали на их живописную компанию - пантры в открытом космосе, в отличие от обитателей других планет, встречались редко. Войдя в огромный холл, они быстро получили карточки-ключи и разошлись по своим номерам.

Когда они проходили к лифтам мимо роскошного трехуровнего ресторана, спрятанного в глубине красивых витых колонн и выходящего прямо в холл, отставшая Хар-раа, остановившаяся у мозаичной стены, стала невольной участницей маленького, немного комичного инцидента. Один из посетителей ресторана, мужчина-землянин, сидевший у стойки открытого бара, негромко протянул приятелю на космолингве:

- Ты только посмотри на эту кошечку, черт меня возьми, до чего же хороша! - он восхищенно причмокнул. - Не думал, что такие бывают! Как жаль, что нельзя на время обернуться тигром, а то бы я с огромным удовольствием...

Громкая музыка почти заглушала слова и Хар-раа, поняв только, что речь идет о ней, невольно остановилась и повернув голову, машинально переспросила на родном языке:

- Простите, вы обращаетесь ко мне? Я не расслышала.

От смущения она не совсем рассчитала силу голоса и видимо произнесла фразу слишком громко. По странному стечению обстоятельств именно в этот момент музыка умолкла и она услышала, как от ее рыка на полке бара мелко зазвенели стаканы. Мужчина даже слегка присел от неожиданности, замерев с широко открытым ртом.

Мгновенно оказавшийся рядом Монтератти успокаивающе произнес, уничижительно глядя на незнакомца:

- Простите, госпожа, моему соплеменнику, невольное восхищение вашей красотой. Он не имел в виду ничего обидного и я надеюсь, что вы его охотно извините.

Хар-раа смущенно наклонила голову и постаралась как можно скорее и незаметнее дойти до лифта, догнав уходящую группу. Черт, а ведь Варг-хаа была почти права, когда шутила. Если все земляне такие любвеобильные... Как бы ей действительно не влипнуть здесь в какую-нибудь историю.

Гостиница Хар-раа очень понравилась. Правда, особо сравнивать было особо не с чем. Во время школьных каникул и позже, во время отпуска, они с подругой иногда останавливались в гостевых домах, когда надоедало жить на природе. Однако на Пантаре все было настолько иначе, что вряд ли стоило вспоминать.

Сам номер на ее ревнивый взгляд художника был довольно безликим, а картины и лепные фигурки вообще показались просто чудовищными. Но зато всякие удобства... Да, дома у них каменный век, со вздохом думала Хар-раа, нежась в массирующей тело ванне, по размерам скорее похожей на небольшой бассейн. Правда, не дай бог сказать это вслух кому-нибудь из старших. И как это их группу отпустили одну, без ментора? Наверно, подумала она с легкой издевкой, независимость студентов была одним из условий представления стипендий и замшелым старикам из Совета Святейших скрепя сердце пришлось согласиться.

2

Медицинские процедуры были скучноватыми, однообразными и совершенно не запомнились Хар-раа. В основном они состояли из нудного лежания в диагностическом медсаркофаге. Приветливый человек, по имени Вэл и двое его помощников встретили их на следующий день прямо с утра. Еще вечером они условились о порядке прохождения обследования и оно началось без промедления.

Хар-раа старалась думать в это время о чем-нибудь своем. Разумеется, все оборудование было новейшим и практически незнакомым, но этого и следовало ожидать. Медицина ее не интересовала. Наука Федерации шла вперед семимильными шагами и Пантара, как ни старалась наверстать упущенное, все равно здорово отставала. Но это если и было интересно, то только специалистам.

Куда больший интерес вызвала сама орбитальная станция. Быстро закончив медпроцедуры, она с кем-нибудь из знакомых ребят, а частенько и одна, сбегала из гостиницы и рьяно исследовала все вокруг. Интерес ее был неисчерпаем. На станции было несколько музеев и огромная библиотека с голографическими энциклопедиями и специализированными изданиями по искусству. На скуку времени совершенно не оставалось.

Наконец, наступил долгожданный день, обследование закончилось и каждому торжественно выдали регистрационную карту. Поскольку импланты инопланетникам не вживлялись, на ближайшие два года это был их главный документ. Вся группа, помахав на прощанье любезному мистеру Монтератти, погрузилась в рейсовик местного сообщения, который за несколько дней должен был доставить их в космопорт дальних сообщений, у планеты Дагула. Там предстояло недолгое пребывание в громадной нуль-камере и всего через несколько мгновений они окажутся уже в пределах солнечной системы, где их ждала загадочная и желанная Земля.

3

- Полагаю, ждать осталось совсем недолго, - Джексон, пожилой рауллянин, сделал широкий жест суставчатой рукой. - Я выбрал бы именно это место.

Второй рауллянин, О'Хара, согласно дернул головой вверх, внимательно разглядывая астрокарту.

- Похоже на то.

- Да, здесь подходящая зона радиомолчания. - Том после некоторой паузы тоже решил поддержать командира. - Хотя мы уже и прошли пару достаточно удобных мест, - добавил он.

Том, Дениц и Элин, как и на последней тренировке на полигоне, были марканами. Элин, глава семейной тройки, выглядела заметно старше и была повыше ростом. Том и Володя были неразличимы, как настоящие лево-правые братья-близнецы.

- Простите? - заинтересовавшись, в разговор вступил и единственный среди них землянин, сэр Генри. - А можно узнать, почему вы так решили?

- Мы уже довольно близко к точке рандеву, - вежливо ответил командир. - Еще пара дней и на мой взгляд начинать операцию будет поздновато. Очередной сеанс связи уже прошел. По правилам, мы были обязаны сделать это до прохождения облака и теперь наше недолгое молчание никого не насторожит. Следующий вероятный пункт намного хуже.

Послышался тихий стук в дверь.

- Поздравляю, - сказал Джексон, скупо улыбаясь и сделал знак О'Хара стереть изображение с большого широкого стола.

Капитан, почтительно постучавшись, не стал ждать ответа и сразу же вошел в кают-кампанию.

- Прошу прощения, джентльмены, но использовать внутреннюю связь мне запрещено.

Он повернулся к Вудворту.

- Прямо по курсу у нас неприятности. Туристический лайнер просит о помощи, авария первой категории. Есть жертвы среди экипажа. Вблизи, кроме нас, никого нет. Требуется ваше разрешение. Разумеется, по статусу рейса мы не обязаны подходить...

Повисло напряженное молчание. Капитан говорил на космолингве и все дипломаты слегка повернули головы, прислушиваясь к разговору.

- Вы проверили данные?

- Разумеется. Связные и опозновательные коды, тип корабля, имя командира, его личный идентификационный номер. Никаких расхождений со сводным регистром. Пространство вокруг лайнера чисто.

Сэр Генри довольно правдоподобно задумался.

- Хорошо, - согласился он после недолгого размышления. - Надеюсь, это не займет много времени. Примите все возможные меры предосторожности, капитан. Конечно, это маловероятно, но нельзя исключить возможность провокации. Мы не вправе рисковать. И проводите меня в рубку.

Он вышел из кают-кампании. Остальные остались сидеть в свободных, безмятежных позах, никто даже не шелохнулся. Прекрасно играют. Вылитые чрезвычайные посланники, не знать, так и не отличишь. Такие же невозмутимые и до нельзя надутые, невольно подумал Вудворт с легкой усмешкой...


Сквозь туман и шум в голове постепенно начали проникать какие-то несвязные звуки, потихоньку складываясь в осмысленные слова.

- Тихо ты... Поосторожнее с этими аэрозолями. Черт его знает, что может выкинуть организм. Он ведь далеко не молод.

Когда сэр Генри наконец пришел в себя и смог открыть глаза, он по-прежнему находился в рубке, в одном из пилотских кресел, но теперь вокруг него были незнакомые люди. Впрочем, некоторые из них были смутно узнаваемы, сказывались материалы, освоенные на тренировках. Интуитивно выделив среди них старшего, он, как только смог связно говорить, обратился прямо к нему:

- Что произошло? Где дипломаты, что с ними? И где команда?

- Не волнуйтесь, все получилось просто превосходно, - главарь участливо смотрел на него. - Сейчас вам станет заметно лучше. Выпейте это.

Он подождал, пока Вудворт жадно проглотил приятную холодную жидкость, а потом продолжил:

- Дипломаты целы и невредимы. Все ваши люди тоже живы. Пока. Нам совсем не нужны случайные жертвы. Экипаж и охрана просто парализованы. Естественно, дальнейшая их судьба будет напрямую зависеть от вашего благоразумия.

- Да что все это значит, черт побери? - Вудворт добавил в голос справедливого негодования. - Кто вы такие?

- Если пошарить по разным картотекам, наберется довольно много имен, - ухмыльнулся главарь. - Но лично мне нравится только одно прозвище - Дьявол. Можете обращаться прямо так, я не обижусь. Не слыхали?

- Не имел чести, - буркнул Вудворт.

Он несколько раз глубоко вздохнул. Ладно, он же профессиональный дипломат, пора успокоиться и постараться получить необходимую информацию.

- Что вы хотите от нас?

Дьявол покачал головой.

- Странный вопрос. Ничего необычного, уважаемый посол. С вашим-то опытом... Все, что нам необходимо, это свободный проход в нейтральную зону. И естественно, соответствующие средства, чтобы мы смогли тихо и безбедно дожить остаток дней своих, как принято говорить. На первый взгляд, сумма может показаться довольно значительной, но если взвесить все обстоятельства... Думаю, что выдающиеся личности, собранные здесь, стоят намного дороже. Если меня и можно будет в чем-то упрекнуть, так это в излишней скромности.

Вудворт откашлялся.

- Надеюсь, вы отдаете себе отчет, чем рискуете, устроив подобное нападение?

- Разумеется. Неужели вы думаете, что мы захватили ваш корабль, не зная, кто находится внутри? Давайте не тратить время зря.

Вудворт помолчал. На это возразить действительно было нечего.

- Мы должны во всем этом участвовать? - спросил он наконец.

- По необходимости. Только по необходимости, мой дорогой посол. Для ускорения дела. Вы и ваши спутники просто покажетесь на экране и скажете несколько слов. В подтверждение моего миролюбия и серьезности дальнейших намерений. Дальнейшие переговоры я буду вести сам.

Он поднял глаза к потолку и поцокал языком.

- Хотя честно признаюсь, искушение использовать профессионалов такого уровня чертовски велико. Но время... совсем нет времени.

Он замолчал, терпеливо ожидая следующего вопроса. Пока Дьявол был сама любезность. Сэр Генри осторожно спросил:

- А как вы предполагаете поступить, если тех, с кем вы войдете в контакт, э... не совсем удовлетворят ваши условия?

Главарь внимательно посмотрел на него. Потом мягко сказал:

- Не пугайте меня, уважаемый посол. Или это неудачная шутка? Разве нам всем не хочется закончить дело тихо и мирно? Ведь лишний шум совершенно не к чему. Никому. Но если подобное вдруг произойдет...

Он картинно пожал плечами.

- Тогда мы будем вынуждены принять неравный бой. Я конечно сделаю все возможное, чтобы обеспечить вашу безопасность. Разумеется, и ваших спутников тоже. Но в горячке боя, вы же понимаете... И разумеется, первым делом я постараюсь уведомить о происходящем в данном секторе все доступные отсюда информационные службы. Думаю, общество вправе знать правду о событиях такого уровня, не так ли?

Он еще некоторое время смотрел на Вудворта в упор похолодевшими глазами, а потом развел руками, показывая, что обсуждение закончено.

- Давайте займемся делом. Как только мы проведем сеанс связи, посланникам придется разойтись по разным кораблям. Не хорошо, знаете ли, когда все яйца лежат в одной корзине. Мне понадобятся три группы. Я не большой знаток в сравнительной астропсихологии, поэтому хочу вас кое о чем попросить. Займитесь этой проблемой сами, мне хотелось бы избежать ненужной напряженности, хорошо? По вашему желанию и склонностям наших уважаемых друзей.

Вудворт сделал мрачное лицо и надолго задумался. Сразу соглашаться не было никакого резона. Такое впечатление, что весь свой план этот негодяй прямиком списал у Хара, с уважением подумал он. Адмирал угадал даже число кораблей. Или знал? До сих пор, за исключением несущественных мелочей, все шло в точности так, как они отрабатывали на тренировках.

- Я не уполномочен решать подобные вопросы единолично, - наконец неохотно произнес он, тяжело вздохнув. - Как вы понимаете, мне абсолютно необходимо переговорить со всеми остальными, чтобы выработать общее решение.

- Разумеется, - Дьявол согласно кивнул. Он опять был сама любезность. - Только постарайтесь не затягивать, мы ведь не на конференции. И заодно извинитесь от моего имени за несколько... э... жестковатый личный обыск. Я разумеется ни на секунду всерьез не предполагал, что ваши приятели - профессиональные головорезы, с ног до головы обвешанные оружием. Но знаете ли, с детства не привык рисковать...

4

- На определенных условиях мы согласны подчиниться, - степенно произнес Вудворт, когда вновь встретился с Дьяволом. - При должном уважении к рангу посланников и сохранении статуса неприкосновенности. В разумных пределах, разумеется. Есть только одно "но". Марканы требуют дать им возможность огласить традиционное официальное заявление, которое обращено лично к вам. В противном случае они отказываются следовать согласованному решению.

Он слегка поморщился.

- Проклятые гордецы... Это не надолго. Если бы вы согласились выслушать их представительницу, это заметно бы облегчило дело.

- Если бы вы знали, уважаемый посол, сколько мне приходиться выслушивать, - Дьявол лицемерно вздохнул и сделал знак охране. - Увы, как вы сами вероятно заметили, у меня демократический стиль управления. Раз уж это так необходимо...

Когда дверь распахнулась, Элин сразу поняла, что перед ними сам Дьявол. Хотя внешний вид этого человека весьма отдаленно соответствовал голограммам, с которыми их знакомили на этапе подготовки, сразу чувствовалось, кто в этой группе лидер.

Главарь банды оказался мужчиной средних лет, или чуть постарше. Вероятно, прошел стандартный курс омоложения, подумала она. Умные, пронзительные глаза, довольно приятное, немного бледное лицо. Пожалуй, его немного портила складка у рта, но в целом, знакомый незнакомец казался довольно симпатичным. Во всяком случае, глядя на него, трудно было сразу поверить, что это именно он автор массы грязных дел, описание которых лежало в архиве у Адмирала.

Элин знаком приказала своим соплеменникам оставаться на месте, а сама плавно сделала шаг вперед и безбоязненно приблизилась к Дьяволу. Она не обратила ни малейшего внимания на ствол плазменного автомата в руке одного из охранников, почти уткнувшийся ей в грудь.

- Представьте меня по всей форме, - повелительно обратилась она к сэру Генри на космолингве своим пронзительным, щелкающим голосом.

Вудворт, как опытный дипломат, старающийся не раздражать вооруженного противника, тихо и размеренно произнес несколько фраз подчеркнуто уважительным тоном.

- Перед вами уважаемый посланец Великой Федерации Марканов, представитель Правительства и одновременно Анклава Верховных Иерархов Планеты. Имя, которое она носит в настоящее время, не существенно. Она желает сделать традиционное заявление.

Дьявол кивнул:

- Пусть говорит, только побыстрее. У нас нет времени на болтовню. Это кстати и в ваших интересах.

Элин с безразличным видом дождалась конца перевода. Она не спеша приняла традиционную позу, сжав руки в сложный замок и прижав к середине груди. Затем на родном языке принялась размеренно и внушительно чеканить старинные слова традиционного вызова:

- Как старший Эрл рода Черного Дракона, заявляю вам, дерзкие пришельцы: с этого мгновения над вами занесена карающая десница Маркалана. Если причиной инцидента была неумышленная ошибка, ее огонь коснется только исполнителей. В противном случае ему подвластны все ваши соплеменники, до седьмого круга. Без времени забвения.

Сэр Генри с непроницаемым выражением лица дождался конца заявления и послушно перевел с марканского на космолингву всю эту галиматью. Потом добавил от себя:

- Ответьте, пожалуйста.

- Что?

- Что вы понимаете и принимаете сказанное к сведению. Это и будет ответом.

Дьявол пожал плечами и бросил:

- Мы принимаем ваше заявление. А что все это означает, черт побери?

- Объявление войны, - ответил Вудворт. - Извините, сэр, но таковы их традиции. Эрл не вправе нарушить их даже под страхом немедленной смерти.

Элин разжала руки, развернулась на месте и важно, все с тем же невозмутимым видом вернулась на свое прежнее место, встав между тесно стоящими Томом и Володей.

Боевики тихонько хрюкнули, лицо вожака тоже скривилось в невольной ухмылке.

- Любопытный обычай, - произнес он, растягивая слова. - И давно они объявляли войну в последний раз?

- К счастью, довольно давно. Более ста лет назад, - все также вежливо пояснил сэр Генри. - Это была даже не война, а так... - он пошевелил пальцами, - небольшой конфликт, с одной из их бывших колоний.

- И чем тогда кончилось дело?

Вудворт некоторое время смотрел на него, выбирая подходящие выражения, а потом сбавил голос и заметно тише закончил:

- Увы, поголовной резней. Поскольку родственниками до седьмого колена оказались почти все жители той злосчастной планетки, то... вы понимаете... Впрочем, лично я склонен полагать, что с тех пор нравы их общества заметно смягчились и теперь это просто старая добрая традиция.

- Что ж, традиции - вещь полезная, - спокойно произнес Дьявол, нарушая наступившую паузу. - Такую серьезную компанию нельзя отпускать от себя слишком далеко. Придется поместить их на флагман. Вы разумеется также будете моим гостем, уважаемый посол...

Два корабля террористов уже висели вблизи их лайнера, соединенные переходами и готовые к приему гостей, а третий был на подходе, в пределах оптической видимости. Собранные вместе дипломаты кучками стояли в ожидании у внешнего шлюза.

Если не считать маленького инцидента, явных признаков враждебности к ним пока никто не выказывал. Когда их маленькую группу вели к шлюзу, один из охранников немного замешкался и оказался у них на пути. Элин и не подумала остановиться, это было не в обычаях самоуверенных марканов, искренне полагающих себя пупом вселенной. Она чуть не сбила парня с ног. Проходя, она слышала, как кто-то еле слышно прохрипел ей вслед:

- Проклятая ящерица! Просто оторопь берет. Взгляд, как у змеи и не моргнет ни разу.

- Она и не может моргать, идиот, - так же тихо ответил другой голос. - У них сросшиеся веки. Лучше шевелись проворней.

- Тем более противно.

Говоривший звучно сплюнул.

- Если обещанные Питом бабки не придут, клянусь, эта мразь будет первой, в кого я разряжу весь магазин.

- Заткнись и следи за экранами. Это не твое дело.

Сейчас, ожидая пересадки, Элин незаметно разглядывала всех находившихся в помещении боевиков, привычно анализируя известные приметы. Из тех, кого она смогла опознать, непосредственно принадлежащих к руководству банды кроме Дьявола было еще трое. Все были заняты делом. Вожак тоже не прохлаждался, он возился с монитором внешнего обзора.

Элин чувствовала знакомое легкое напряжение. Наверное, остальные испытывали тоже самое. Ничего, сразу после начала акции все пройдет. Однако интерес к первому, настоящему делу у нее заметно снизился. По существу, операция закончилась, не успев начаться. Главное сделано. Дальше пойдет привычная, отработанная до автоматизма рутина. Операция закончилась в тот самый момент, когда на их корабль было совершено нападение. Хищная рыба проглотила наживку и теперь плотно сидит на крючке. Вырваться ей уже не суждено. Не при каких вариантах. Лично ее сейчас волновал совсем другой вопрос - как именно пройдет акция, ее первое боевое крещение.

Несмотря на множество виртуальных боев, Элин до сих пор не приходилось по настоящему стрелять в живое разумное существо. Даркину тоже. Остальных членов группы она никогда об этом не спрашивала, но почему-то была абсолютно уверена, что для них это пройденный этап. По крохотным, неуловимым признакам, она решила для себя, что кроме них двоих, необстрелянных новичков в группе больше не было. А самым опытным, как это ни странно, был тихий и интеллигентный Андрей Разумов.

Однако красивые планы это одно, а реальная операция - совсем другое. И сейчас, стоя в тягостном ожидании, она вдруг с содроганием почувствовала, как крепнет в ней ничем не обоснованная уверенность, что изящный и продуманно молниеносный силовой контакт превратится в жестокую и кровавую бойню...

Кроме руководящей верхушки, еще человек десять, по виду обычные боевики, стояли вдоль стен, держа под прицелом собравшихся дипломатов. Оружие на первый взгляд выглядело довольно стандартным, армейские бластеры, но одной из последних моделей. Интересно, как они к ним попали? Значит, несмотря на блокаду, существует устойчивый канал снабжения. Может, Рамиро уже разобрался... Более мощного оружия пока не наблюдалось. Однако в багаже у террористов вполне могло оказаться и еще кое-что, значительно серьезнее.

Две группы дипломатов уже погрузились в свои корабли и те без особой спешки отчалили. Видимо, Дьявол был абсолютно уверен, что имеет солидный запас времени. Настала их очередь. В их маленькую группу входило четверо: семейная тройка Элин и Генри Вудворт. Флагман уже швартовался.

Пройдя через не длинный проход, четверка пленников, сопровождаемая плотной охраной, прошла на жилую палубу и остановилась около выделенной для них каюты.

Сопровождавший их лично Дьявол сделал широкий жест.

- Каюта по необходимости одна, но достаточно просторная. Можете располагаться, как пожелаете. Выходить отсюда не нужно. Еда и напитки к вашим услугам. Мы прихватили с собой все необходимое, из ваших запасов. Только пришлось их вскрыть для проверки, уж не обессудьте. Разрешается пользоваться монитором, он на контроле. Если понадобится что-то еще, обращайтесь к начальнику охраны.

Он отвернулся. Элин, слегка помедлив, первой вошла в распахнутую дверь. Один из охранников, повинуясь жесту главаря, включил большой настенный экран и встал у люка. Дьявол взял в руки комм и выслушав ответ, небрежно бросил:

- Отходим.

Внезапно он переключил волну и закричал:

- Арни, Дик, прыжок!

Лайнеры на экране одновременно блеснули форсажом двигателей и резко ускорив ход, исчезли из поля зрения.

Элин тут же активировала внутреннюю систему связи, объединявшую всех членов группы, кроме Вудворта.

- Змей, у нас сбой.

- Принято, - спокойно ответил командир. - Нулевой.

Том и Володя едва заметно подобрались. Нулевой вариант означал переход каждой боевой тройки на самостоятельные действия. Теперь здесь командовала Элин.

Дьявол вторично прокричал в комм:

- Стопорите! Арни, бери на прицел лайнер!

Затем он крутанул кресло и обвел всех тяжелым взглядом. Показная любезность сразу куда-то испарилась.

- Всем оставаться на местах! Не советую дергаться, охране приказано не церемониться. А вам, уважаемый посол, придется немедленно пройти со мной.

Вудворт, не говоря ни слова, послушно встал и вышел из каюты.

Элин, вместе с братьями, спокойно опустилась на широкий диван и стала с интересом наблюдать за происходящим. Какое-то время у них в запасе было. Вот если Вудворт вскоре не возвратится, или если их вдруг решат разъединить...

5

Быстрым шагом дойдя до медотсека, около которого почему-то тоже стояла охрана, Вудворт прошел внутрь, повинуясь повелительному приглашающему жесту.

Там было просторно и прохладно. У стены, напротив входа, торчал еще один охранник, а в операционном саркофаге, в блестящих фиксирующих зажимах лежал молодой незнакомый землянин. Он был без сознания. К ним навстречу уже быстро двигался довольный коротышка, в распахнутом медкомбинезоне.

- Все получилось! Полюбуйтесь, шеф, что мы нашли у этого парня в голове. Кто был прав, а?

Лицо его сияло. Он протянул стеклянную пластинку с крохотным окровавленным кусочком биопластика, в котором без труда можно было узнать органическую микросхему. Главарь сделал знак Вудворту подойти поближе.

- Как вы могли? - сэра Генри передернуло.

- Подумаешь, делов то, - спокойно ответил коротышка. - Наш кибердок еще и не на такое способен. Да и не дергайтесь вы так, уважаемый. Конечно, определенный риск есть, но пару сотен лет назад в мозг лазили обычными ножами и ничего, жили. А у нас в медцентре какое-никакое, а все-таки оборудование.

- Что все это значит? - выдавил Вудворт, с трудом беря себя в руки.

- А вы не догадываетесь? Это значит, что парень - подсадная утка. У меня глаз наметан. Если бы мы попытались на него нажать, чтобы расколоть, он отдал бы концы и взятки гладки. Зато теперь... - коротышка довольно ухмыльнулся. - Теперь он запоет, как соловей. Как только придет в себя. А случится это очень и очень скоро.

Взгляд главаря стал жестким, от деланной расслабленности не осталось и следа.

- Забавное совпадение... К нам внедряют агента, мы получаем нужную информацию и тут же на горизонте появляется такой лакомый кусок, как ваш лайнер. У вас есть, что на это сказать, уважаемый посол? - он уперся в Вудворта немигающими глазами. - Или вы заявите, что абсолютно ничего не знаете?

Вудворт совершенно искренне покачал головой. Для него все происходящее было полной неожиданностью.

- Что ж, я тоже могу ошибаться, - сказал Дьявол, внимательно наблюдая за ним. - В принципе вас могли использовать втемную. Но это настолько маловероятно... Боюсь, что уже скоро мы услышим от парня что-то очень неприятное для всех нас. И если такое случится, тогда уж не обессудьте... А пока давайте вернемся к нашим баранам и попробуем вместе прояснить сложившуюся ситуацию. Вернее, пригласим их прямо сюда.

6

Хотя Элин наотрез отказалась расставаться со своими спутниками, ее никто не спрашивал. Том и Володя, оттесненные охраной, остались стоять в коридоре, а ее грубо впихнули в медотсек.

Небольшая комната была битком набита охраной. Люк за ней мгновенно захлопнулся. Дьявол стоял около неподвижно лежащего Рамиро, рядом с ним скалился в неприятной улыбке какой-то незнакомый тип. Внешне все выглядело довольно мирно, хотя каждый, у кого была кожа, прекрасно ощущал возникшее напряжение.

- Давайте порассуждаем вслух, - начал Дьявол, картинно размахивая рукой. - Раз парень засвечен, значит - весь полет, ловушка. У вас есть что сказать?

Элин и Вудворт, не сговариваясь, промолчали. Сэр Генри выглядел подавленным. То, что он увидел, явно выбило его из колеи.

- Отлично. Поскольку вас немного и вы безоружны, а предельное сканирование дает вокруг чистый космос, сюрприз может находиться только в вашем корабле. Проще всего разнести его на атомы вместе со спящим экипажем и охраной, и дело с концом. А потом продолжим разговор. Что скажете?

Он взял в руки комм.

- Что ж, раз вам нечего сообщить...

Элин опять активировала внутреннюю связь. "Начали", - скомандовала она, переключившись на скоростной режим. И представила, как по кораблю метнулись два огненных смерча, в которые в одно мгновение превратились оба ее спутника. А вслух надменно бросила главарю:

- Я не намерена обсуждать с туземцами их проблемы. Да еще с теми, кому осталось жить не более минуты...

Говоря это, она внимательно наблюдала за ним, впрочем, не выпуская из расширившегося поля внимания и всех окружающих. Ну же! У главаря должна быть самая быстрая реакция.

Боже, да он что, заснул?

Вот начали расширяться зрачки. Рука, едва заметно дрогнув, начала зачем-то двигаться вверх и к ней, потом замерла и изменив направление движения, пошла к левому боку, где он должно быть держал спрятанное оружие. Элин с трудом удержала детское желание крикнуть этому злобному негодяю: Да поживей же, шевелись, сонная тетеря!

Может подождать, пока он достанет свой ствол? А зачем, что ей это даст? Еще выпалит ненароком в стену и повредит что-нибудь важное. Нет, первое дело должно пройти без импровизаций. Выпускной экзамен, не время проявлять ненужную инициативу. К тому же его просили взять живым...

- Подождите! - не выдержал Вудворт и бросился вперед. - Как вы можете! Там же люди!

Если бы Элин могла, она бы скрипнула зубами. Вудворт возник прямо перед ней, перекрывая линию огня. Понадобились долгие полсекунды, пока она отшвырнула его в сторону, но этого было достаточно: Дьявол уже стоял у стены, закрываясь, как щитом, телом Рамиро.

- Значит, не больше минуты...

Он хрипло засмеялся и крепко прижал к себе безжизненное тело. Держа ствол прижатым к животу беспомощного пленника, Дьявол резким движением включил автоматику сопровождения цели.

- Вот так. Уверен, что с остальными уже покончено. А сейчас мы разберемся с вами.

Было видно, как он нарочито тянет, садистки растягивая удовольствие.

- Да, деньги хорошая вещь. Но не главная. К сожалению, я смогу вас только убить, хотя и это сделаю с очень большим удовольствием... Жаль только, что помучить толком не удастся... Дурацкое у вашей расы тело, - с искренним сожалением протянул он, глядя на нее своими загоревшимися глазами. - Как же мне жаль, что вы не землянка. Если бы дьявол, в честь которого мне дали это прозвище, действительно существовал... ничего бы не пожалел за такое.

Элин еще мгновение помедлила, но больше ждать было уже нельзя. Нет, взять его живым не удастся. Пока будешь возиться, оружие успеет выстрелить само, без его участия. Ну и черт с ними со всеми, решила она. Жизнь Рамиро стоит намного дороже.

Она внезапно почувствовала, что все сожаление о грядущем исчезло без следа и теперь ее целиком переполняет холодная ярость. Ведь перед ней стояло не разумное существо, чья жизнь бесценна по определению, а опасное, взбесившееся животное, которое следовало немедленно остановить, пока оно никого не покусало.

Теперь она вполне могла представить себе тот ужас, которые испытывали жертвы этого маньяка. Достаточно только посмотреть на него, чтобы увидеть извращенное и злобное удовольствие, которое он испытывает, предвкушая очередное убийство. Совсем не предполагая, что роль беззащитной жертвы на этот раз зарезервирована именно для него.

Элин вдруг почему-то вспомнила слова из старинной книжки, которую она очень любила читать в детстве. "Меня называли бичом божьим..."

- Ваше желание исполнено, - отчетливо и спокойно произнесла она, пристально глядя на Дьявола, впрочем ни на секунду не выпуская из поля внимания и окружавших их боевиков. - И вы еще успеете понять, как вам фатально не повезло, что я - именно земная женщина.

Ее панцирь послушно раскрылся с легким шелестящим треском и все тело окутало серебристое сияние. Трансформ сработал молниеносно и идеально. Элин вдруг вспомнила первое посещение блока и небрежно брошенные слова Маслова: "Психологи рекомендуют воспринимать ваши новые тела, как разновидность боевого скафандра..." Какого черта! Они и были боевыми скафандрами. Да еще какими!

По странной прихоти судьбы именно в этот момент пленник пришел в себя. Элин успела увидеть его широко раскрытые и изумленные, почти безумные глаза.

Она на мгновение прижала обе руки к животу, а потом сделала резкий выпад правой, обведя призрачным голубым мечом всю комнату. Первый удар, хирургически точный, не задев Рамиро, превратил в пыль руку главаря вместе с бластером. Левая в это время занималась остальными боевиками. Потом руки соединились и огненные зайчики прихотливо заплясали по всей комнате, уходя и возвращаясь обратно. Там, где лезвие импульсного лазера касалось живой ткани, она просто исчезала, испаряясь и тая буквально на глазах.

Да, психологи все великолепно рассчитали. Страшное зрелище внезапно раскрывшейся, пульсирующей, обнаженной плоти буквально парализовало террористов - пораженные ужасом, они были не в силах сделать не единого движения и не издали ни звука. Все было кончено буквально за долю секунды.

Потом она все также спокойно расфокусировала луч и некоторое время смотрела на Дьявола, отброшенного к стене. Несмотря на страшную рану, его еще можно было спасти. Спасти? Ну уж нет, она не допустит, чтобы этот выродок продолжал жить. Суд давно уже состоялся и приговор наконец должен быть приведен в исполнение.

Наверное, он что-то кричал, потому что рот его кривился в жалкой гримасе, а грудь судорожно опадала и вздымалась, но она ничего не слышала. Внешние звуки не доходили до нее. Это длилось долго-долго. Нестерпимый животный ужас горел в его безумных глазах, хотя где-то в глубине еще тлел жалкий, призрачный огонек бессмысленной надежды, надежды на прощение. Элин терпеливо подождала, пока этот огонек не погаснет. И только после этого вновь подняла свой призрачный меч, превращая изуродованное тело в горящий факел...

Когда Том мощным импульсом вскрыл заблокированную дверь и они вместе с Володей влетели в рубку, им в ноздри ударил тяжелый запах сгоревшей человеческой плоти. Все было кончено. Кроме Элин, неподвижно стоящей в уже закрытом скафтеле у стены, Вудворта, валяющегося без движения в углу и лежащего Рамиро, целого и невредимого, в живых никого не осталось. Товарищам пришлось несколько раз окликнуть Элин, прежде чем она ответила и опустив голову, вышла вместе с ними из каюты.

7

- Мы свое уже собрали. Заканчивай.

Джексон двинулся к выходу, потом остановился и внимательно посмотрел на Элин:

- Что-то не так, Лис? Может, попросить Тома?

Элин отрицательно покачала головой.

- Да нет, справлюсь сама. Просто немного противно.

Она взяла небольшой самоохлаждающийся ячеистый контейнер и прошла в медотсек.

То, что осталось от Дьявола, валялось у стены, немного поодаль от остальных. Собственно, это было даже не тело, а так... отдельные обуглившиеся фрагменты. Элин постояла, прислушиваясь к своим чувствам. Нет, ни капли сомнения в своих действиях или сожаления в содеянном она по-прежнему не испытывала. Как бы ни оценили в дальнейшем ее действия, она сделала то, что должна была сделать. Не больше, и не меньше. Можно забирать любой кусок плоти, впрочем, куда ей столько. Для анализа вполне достаточно совсем немного, надо только постараться и найти не слишком обуглившийся.

Она достала вибронож и одним точным взмахом отсекла полоску ткани с лоскутком кожи. Затем убрала ее в контейнер. Остальных в принципе можно было и не трогать, для их идентификации вполне достаточно результатов записей дистанционного сканирования, но раз попросили... Придется взять понемногу от каждого. Ее раздумья прервал неожиданный возглас:

- Что здесь происходит?

Элин медленно повернулась. Она не сразу узнала голос. На пороге, держась рукой за горло, стоял сэр Генри. Ему тоже здорово досталось, Элин тогда не совсем рассчитала удар. Впрочем, может это было и к лучшему - посол ничего не увидел. Случившееся прошло мимо его сознания.

Сейчас он вероятно проходил по коридору и увидев полуоткрытую дверь, машинально заглянул в нее. До обморока дело пока не дошло, но чувствовал себя пожилой посол явно не лучшим образом.

- В ваше героическое время воевали иначе, да? - Элин не хотелось лишний раз дергать старика, но она до сих пор была немного зла на него. По ее мнению, именно из-за него жизнь Рамиро повисла на волоске. Она так сгоряча и заявила командиру, когда они вчерне обсуждали результаты операции. Сейчас, немного остыв, она уже гораздо спокойнее оценивала то, что произошло.

Сэр Генри заметно покачнулся. Однако он нашел в себе силы ответить ей, хотя и не без труда:

- Хорошо. Я согласен, что все, что здесь произошло, было необходимо. Но что вы сейчас-то здесь делаете?

Он сглотнул. Усилием воли Элин отвела от него слишком пристальный взгляд и произнесла ровным, безразличным голосом:

- Адмирал просил доставить образцы тканей этих негодяев, а особенно главаря. Служба безопасности никогда не верит на слово, там всегда требуют точных доказательств. Пришлось их немного попотрошить.

Послу пришлось еще раз сглотнуть, чтобы продолжить. Однако он упрямо продолжил:

- Вы... серьезно? Вы действительно занимались здесь... этим?

Элин с трудом, но пожала чужими плечами, наклоняясь к контейнеру.

- А почему вас это так удивляет? Вы поступили бы иначе? Что, в ваше время было принято долго раздумывать, прежде чем выполнить приказ?

Вудворт ответил с трудом, еле сдерживая тошноту.

- Я - мужчина. А вы, если я правильно понял, женщина, да?

Элин удивленно посмотрела на него:

- Да. А какое это имеет значение?

Сэр Генри надолго замолчал. Потом с трудом посмотрел ей прямо в глаза и тихо сказал:

- Наверное, я стал слишком старомоден для этого мира... - голос его прервался. - Искренне надеюсь, что мы с вами больше никогда не увидимся.

Он отвесил ей убийственно церемонный поклон, холодно повернулся и почти не покачиваясь, вышел в коридор. Элин мрачно посмотрела ему вслед. Хорошо бы, подумала она. У нее и самой не было никакого желания, по крайней мере в ближайшее время, увидеть его еще раз. Но перед самым отлетом на задание она связывалась с матерью... Та мягко напомнила о планируем очередном визите старых друзей отца. И об их общем желании увидеть наконец дочь друга вживую, а не по головидео. Интересно, что сказал бы сэр Генри, если бы узнал правду...

Она вздохнула и продолжила отбор материала. Времени оставалось немного. Володя уже наверняка начал возиться со своими любимыми игрушками - плазменными минами.

8

Голоса звучали пожалуй немного громче, чем следовало, но по-прежнему неразборчиво. Однако когда она вошла в комнату, говорил уже только один командир.

- Простите, сэр, но дальнейшую дискуссию считаю нецелесообразной. Здесь командую я.

Жест Джексона был умеренно вежливым, а тон подчеркнуто нейтральным и уважительным, но все, в том числе и посол почувствовали, что в голосе прозвучала сталь.

- Прошу вас поскорее перейти в наш корабль. Мы отходим. Рэд, пожалуйста проводите посла. Устройте и немедленно займите свое место в рубке.

Проследив за ними взглядом, командир повернулся к терминалу.

- Красавчик, все готово?

- Да.

- Сколько тебе понадобится времени?

- Минут пятнадцать. Вы вполне успеете отойти, но все равно лучше особо не возиться.

- Начали.

Все, кроме Володи, быстро прошли на их судно. Три обреченных корабля террористов по-прежнему висели рядом, медленно вращаясь, сцепленные силовыми стяжками и переходами. По дальнейшему сценарию, Дениц позовет на помощь, пользуясь опознавательными кодами, уже использованными террористами и дождется появления Патруля на дальнем подходе. Затем он отчалит, а корабли исчезнут в пламени взрыва.

На их долю выпадала гораздо более простая задача: отойти на безопасное расстояние и принять на борт капсулу с Деницем. В заданном секторе на борт их лайнера войдет новый экипаж и тихонько, без приключений, доползет до базы. Естественно, это будут люди Адмирала, из того самого штурмового отряда, в который когда-то объявлялся пресловутый набор.

Новый экипаж ничего не знает об операции. Он примет Летучий Голландец - корабль с парализованной командой и суперважным грузом в надежно заваренном грузовом отсеке: группа проделает весь путь назад в специальных контейнерах, оснащенных системами жизнеобеспечения. Сэра Генри тоже ждет контейнер, как и остальных. На этом операция официально заканчивалась.

- Как наш гость? - обратился командир к Элин. Она сейчас исполняла обязанности врача и манипулировала пультом медсаркофага, в котором лежало бездыханное тело Рамиро.

Элин озабоченно мотнула гребенчатой головой.

- Все необходимое я сделала, показатели близки к норме. С точки зрения физического здоровья, думаю, все будет в порядке. Он выживет. Но с остальным... Интересно, что патрон намеревается с ним делать? Стирать память? Он ведь теперь в курсе дел почти по всей операции...

Джексон молча пожал плечами. Элин и сама понимала, что это совсем не ее дело, но испытывала к незнакомому парню смешанное чувство тревоги и благодарности.

- Удачи тебе, - тихо сказала она, ласково проведя шершавой чешуйчатой рукой по впалой щеке и включила автоматику замораживания. Через прозрачный колпак еще некоторое время было видно бледное, бескровное и такое молодое лицо, пока его не закрыл серебристый налет инея.

Глава 5

1

Кончив читать и обратив особое внимание на дату, которая была трехдневной давности, Адмирал закрыл глаза и откинулся на спинку кресла. Нужно спешно задействовать группу, пока еще не поздно. Буквально вчера, просмотрев сводные отчеты прогнозистов, он подумал, что можно будет относительно спокойно проработать еще пару лет. И вот боги наказали его за легкомыслие: теперь отсчет времени пошел на часы.

Отдав соответствующее распоряжение и отправив часть материала в отдел внутреннего контроля, он соединился с главой службы Федеральной Безопасности и договорился о срочной встрече. На вопрос - где, та пообещала прилететь сама, как только освободится. Доверить этот разговор линиям связи, даже защищенным, по правилам Проекта Адмирал не имел права. Теперь оставалось только ждать.

Выкинув лишние мысли из головы, Адмирал занялся текущими делами. Один из экранов над столом загорелся быстро, минут через десять. Сухо поздоровавшись, Адмирал сразу перешел к делу.

- Как могла произойти подобная утечка? Ваши соображения?

- Взрыв был настолько сильным, что не осталось практически никаких следов, - виновато ответил собеседник, руководитель одного из отделов внутренней безопасности. - Комиссия резонно предположила, что все материалы погибли. Кроме троих человек, легко пострадавших, один получил тяжелейшие травмы. Это был сам Кахновский. Он более месяца провел в реанимационном саркофаге. Тогда подозревать его было просто нелепо. Мы проверяли оставшиеся записи несколько раз, самым тщательным образом. Единогласное мнение экспертов отражено в заключении.

- Плохо.

Тон Адмирала не изменился, но лицо собеседника сразу налилось краской.

- Конечно, избежать проколов нельзя. Но я всегда полагал, что лучшие специалисты Федерации работают в Проекте. И не только в научных отделениях.

Было видно, что собеседник с трудом сохраняет нейтральное выражение лица.

- Сейчас подобный случай был бы невозможен. После того взрыва алгоритм охраны был кардинально переработан и мы...

- Хорошо. Проведите дополнительные, внеплановые проверки, по всему внешнему кругу и если появятся новые соображения, перешлите их мне.

Собеседник кивнул и мгновенно исчез с экрана. Самолюбивый парень, подумал Адмирал. Действительно интересный случай, до сих пор у него не было ни одного промаха. Как же этот Кахновский смог обойти систему? Ох уж эти гении, их способности, к сожалению, не ограничиваются только наукой... Ладно, теперь все это представляет чисто академический интерес. Надо думать о будущем, а не ворошить прошлое.

Когда Паулина вошла в его кабинет, он вежливо встал и поздоровался, а потом молча повернул к ней экран и стал терпеливо ждать, пока та прочтет.

- Это опасно? - Паулина быстро пробежала глазами текст и теперь внимательно смотрела на Адмирала.

- Очень. Я прекрасно помню этого парня. Видимо, ему удалось захватить с собой кое-какие наши материалы. Мы постоянно работаем над своей системой безопасности, но полностью исключить утечку, как ты понимаешь, невозможно. Ладно, это не главное, ребята займутся поисками дыры. Мне необходим сейчас свой человек там, на станции! Я не могу получать подобные материалы с опозданием и не имею права оставить объект без постоянного наблюдения.

- На международной станции, - подчеркнула собеседница. - Надеюсь, ты понимаешь размах возможного скандала? Это полностью демилитаризованная зона. Охрану пространства осуществляют сами раулляне, а доступ на станцию открыт только научным работникам. Если что-нибудь вскроется, тебе сильно не поздоровится. Кстати, на тебя уже давно точат когти, последняя операция наделала немало шума. Сейчас решается вопрос о создании специальной комиссии. Я думаю, ты знаешь, кто будет ее председателем?

Адмирал досадливо поморщился.

- Перестань, Пали, мне сейчас не до этих глупостей! Я прошу у тебя только наблюдателя. Думаю, что каждая из независимых планет, участников программы, имеет там своего человека. Ты же не хочешь сказать, что у тебя там никого нет?

Он в упор посмотрел на нее.

- Ладно, - глава контрразведки скупо улыбнулась. - Я у тебя в долгу. Допустим, у меня там кто-то есть. Но мой парень довольно узкий специалист, он обслуживает системы связи. Конечно, общий инструктаж с ним провели, но чтобы разбираться во всякой биологической чертовщине, надо быть семи пядей во лбу!

- Этого не потребуется. Мне только нужно, чтобы кто-то постоянно смотрел за моим объектом и докладывал, если это возможно, ежедневно.

- А что дальше? Пойдешь по официальным каналам?

- Ждать пару месяцев, а потом получить ответ, что сделать ничего нельзя? Ты шутишь? Я уже начал готовить операцию.

- Пошлешь своих микрохирургов? - Паулина по-мужски присвистнула. - Вижу, это действительно серьезно, раз ты готов пойти на то, чтобы использовать там спецгруппу. И ты надеешься, что тебе разрешат это сделать?

Адмирал посмотрел на нее и тихо, но выразительно произнес:

- Я не буду ждать никакого разрешения и в случае нужды, не колеблясь, задействую ребят под свою личную ответственность. Хотелось бы правда верить, что до этого не дойдет. Но если понадобится... Поверь мне на слово. Никакой скандал и рядом не лежит с тем, что может случиться, если эта дрянь вдруг выйдет из-под контроля.

Собеседница внимательно посмотрела на него, потом опустила глаза.

- Тебе виднее. Я ничего не слышала. Агент временно поступает в твое распоряжение, технически это не сложно. Я распоряжусь, чтобы с ним связались и дали необходимые указания. Копии материалов будут ложиться на твой стол раньше, чем их увижу я сама, даю слово. А сейчас извини, - Паулина поднялась. - Времени совершенно нет.

- Спасибо, - Адмирал тоже встал и крепко пожал ей руку. - Пойми, Пали, вполне может получиться так, что мы успеем, и ничего не случится. Но я не могу быть уверенным на все сто и просто обязан подстраховаться.

Паулина сочувствующе посмотрела на него, но ничего не ответила.

2

Как все-таки хорошо, что пришел вызов, подумала Элин, быстро взбегая по лестнице. Она уже в который раз разминулась с мужем. Ник был вынужден задержаться на своей станции и давно ожидаемый общий отдых полетел ко всем чертям. Правда, оставалась целая неделя, но отдыхать одной было невмоготу. Интересно, что случилось? Хотя все их прошлые дела были сверхсрочными, красная тревога на ее памяти объявлялась в первый раз.

Хотя после каждого задания она испытывала страшную усталость и опустошенность, все равно через некоторое время начинала тосковать без работы. Похоже, подобное чувство испытывала не она одна.

Элин отключила автоматику, осторожно приоткрыла дверь, и на нее сразу обрушился смешанный гул голосов. Все говорили одновременно. Так было всегда, когда группа после отдыха собиралась вместе. Они давно стали хорошими друзьями и скучали друг без друга. Элин низко наклонилась и прижавшись к стене, бесшумно проскользнула в комнату. Молодая часть группы встретила ее оглушительным свистом и криками:

- Встать, смирно! Хитрый Лис идет!

Элин выпрямилась и закрыла дверь. Дурацкая идея проникнуть незамеченной, увы, не сработала. Да в такой компании и не могла сработать, со вздохом подумала она.

Как всегда, в комнате образовалось два круга. Старики стояли в сторонке и негромко и степенно беседовали о чем-то своем. Не отвлекаясь, они дружески помахали ей рукой. Молодой круг орал и подпрыгивал на месте.

Улыбающиеся лица сразу окружили ее тесным кругом. Господи, до чего же здорово вернуться домой! Ребята относились к ней с нежностью и заботой. После того, как прошел некоторый шок, когда они увидели ее в первый раз. И после долгих и изнурительных тренировок, на которых она доказала свое право находиться в группе. Единственная женщина в соединении космодесанта. Единственная женщина в боевом Патруле. Единственная - в суперсекретной группе Оборотни, в которой вместе с ней было всего десять человек, а знавших о самом существовании группы - не намного больше.

- Вот это да!

- Эл, тебя после отпуска нельзя сразу пускать в контору. Нейросеть начнет сбоить, придется делать профилактику!

- Вот что значит отдыхать без мужа!

- Черт, наверно не выходила на озеро без робота-телохранителя!

Громадный Даркин меланхолично заметил:

- Почему я так никогда не выгляжу?

Элин улыбнулась ему. С Томми она могла видется, когда угодно. С Даркиным она познакомилась раньше всех, еще до училища. Правда, тогда он еще не был таким большим. Это он дал ей прозвище.

О'Хара незаметно подмигнул и сделав серьезное лицо, веско произнес:

- Аналитики недавно советовались с сетью... Представляете, по всем расчетам выходит, что в следующей операции Томми получит женское тело...

Предложение было тут же подхвачено и развито с восторгом:

- Точно! Блондинка - вот что надо! Миниатюрная, но с такими... ну...

- Лис научит его вертеть стратегическими выступами! А Большой потом сдаст спецкурс - управление кормой в бою!

- Если побольше укоротить юбку, то оружия можно вообще не давать!

Изнемогавший от смеха Рэд с трудом выдавил через всхлипывания:

- Только не делайте ему... слишком большие... слишком большую грудь! Он ее... их... не под-ни-мет!

Все дружно грохнули.

Возмущенный Том выпятил грудь и начал тщательно строить обиженное лицо, но не выдержал и тоже рассмеялся.

Махнув рукой на гогочущую ораву, Элин подошла к улыбающемуся Деницу, который стоял немного поодаль у стены и смотрел на нее. С этим ничего нельзя было поделать. Он влюбился в нее с первого взгляда, с самой первой встречи и продолжал безнадежно любить, несмотря ни на что.

- Здравствуй, Володя. Вы давно здесь?

- Мы с Рэдом прилетели сегодня ночью, остальные чуть раньше. Нас буквально выдернули с базы на материке, принимали там новое оборудование. Ты последняя. Похоже, случилось что-то экстраординарное.

Шум затих, она повернулась к двери. Вошел командир.

- Привет, ребята. Эл, прекрасно выглядишь. Пошли, патрон уже ждет.

3

Когда все расселись, наступила тишина. По укоренившейся привычке, в кабинете все расположились по боевым тройкам. Элин привычно заняла свое место крайне левой.

Адмирал потер затылок и некоторое время внимательно смотрел на них. Как автоматически отметила Элин, выглядел он неожиданно плохо. Потом без вступления начал тихим, выразительным голосом:

- Объект - международная научная станция под патронажем рауллян, рабочий образ - раулляне. Цель операции: захват и ликвидация аппаратуры биологического отсека спутника. Сам отсек может остаться в составе станции, но должен быть полностью выведен из строя. Одновременно необходимо изъять базы данных по работам бионаправления за три последних месяца.

Он помолчал и добавил:

- Вы привезете с собой одного из сотрудников станции. На месте катастрофы останется его труп. Клон уже готов.

Он еще немного помолчал.

- На этот раз я даю вам карт-бланш. Задание должно быть выполнено при любых, подчеркиваю, при любых обстоятельствах.

Все внимательно слушали.

- Сейчас там пересменка, работников осталось немного. В основном малые дежурные смены и ремонтники. Аналитический отдел разработал пять вариантов операции. Голомакет уже на полигоне, к тренировкам приступите немедленно. Нас здорово поджимает время. Джексон, сколько необходимо на вживание, при условии максимально сокращенного цикла?

Командир ответил сразу:

- Неделя.

- Столько у нас вряд ли будет... А если попробовать быстрее?

Джонсон на мгновение задумался.

- Только за счет качества, адаптацию ускорить невозможно. Если придется начинать раньше, ребята будут не в форме.

Адмирал забарабанил пальцами по столу. Элин изумленно уставилась на него. Видимо, действительно случилось нечто экстраординарное - раньше ничего подобного за ним не водилось.

- Придется рискнуть. Давайте надеяться, что у нас будет эта неделя. Хотя я лично в этом сомневаюсь. Так что на всякий случай готовьтесь к худшему.

Он выдержал паузу и произнес:

- Решено. Боевые обязанности - по расписанию. Оружие и оборудование - всего несколько новинок, ничего особенного, это не должно вызвать затруднений.

- Транспорт?

- Модернизированный космобот, с форсированными двигателями и усиленной защитой. Машина после капитального ремонта; порт приписки, компания-владелец - все подготовлено. После операции действуйте по обстоятельствам. Пусть Дениц захватит лишний комплект плазменных мин. Есть еще вопросы?

Все молчали.

- Хорошо. Джексон, все, кроме вас, свободны. Материалы подготовлены, берите и немедленно приступайте к работе. - Он помолчал, и внимательно оглядев всех по очереди, закончил сакраментальной фразой:

- Идеально, если удастся обойдись без силового контакта, а сама катастрофа будет выглядеть, как технический сбой или несчастный случай.

Потом еще помолчал и добавил:

- Если же не удастся... Повторяю: главное - само задание.

Все, кроме командира, встали и выйдя из кабинета, направились прямиком в хранилище. Никто по-прежнему не разговаривал.


Вставив в щель свой жетон и придвинувшись поближе к считывающему устройству, Элин подождала разрешающего сигнала и открыла свою ячейку сейфа. Поскольку сейф находился внутри базы, нужды в сложном замке не было. Она вытащила оттуда контейнер с вещами и личным оружием, подогнанным индивидуально под каждого. На контейнере мерцала крупная метка - "РАУЛЛА". Затем достала именную папку с кристаллами - материалом для компьютерного анализа. Рядом возился Том. Он тихо произнес:

- Что говорит твоя знаменитая интуиция, Лис?

- Наверняка тоже, что и твоя, Томми, - пожала плечами Элин. - Что делать, если все наши операции пахнут одинаково.

- Похоже, на этот раз запашок будет посильнее обычного. Ведь это гражданский объект. Разгром биоспутника в чужой системе... Плюс насильственный захват одного из работников. Если раулляне прознают, откуда дует ветер, дело запахнет нешуточным международным скандалом.

- Приказы не обсуждают. Патрон знает, что делает. Потом, почему обязательно разгром? Разве наша группа не славится ювелирной работой?

- Угу. Поинтересуйся у Деница, когда он закончит работать над списком микроинструментов. Я тут прикинул на досуге... Тебе не кажется, что вырисовывается печальная закономерность?

- О чем ты? - Элин непонимающе посмотрела на него.

- Из всех операций, что мы провели, практически все, кроме первых двух, были нацелены на научные объекты.

- Я всегда говорила, что ученые - самые опасные люди... - она сосредоточенно набирала код. - Погоди, ну и что в этом особенного? Что ты имеешь в виду?

Том не ответил. Какой-то он странный сегодня, подумала Элин. Они забрали свои сумки, закрыли ячейки и пошли к своим каютам в жилом ярусе.

Когда они уже подходили, Том неожиданно сказал:

- Ведь это та самая станция, где работает твой Ник?

- Угу, - ответила Элин. - Впрочем, он работает совсем в другом блоке и к тому же улетит еще до нашего визита.

- А если бы он работал именно там? И тебе приказали захватить именно его? Ты подумала об этом?

Элин остановилась.

- Томми, что ты хочешь сказать? За все время работы у нас не было ни одного невинно пострадавшего.

Том иронически посмотрел на нее. Элин досадливо поморщилась:

- Ну, ладно, ладно! Хорошо, был один - ты же прекрасно понимаешь, что полностью исключить такие накладки невозможно.

- Ты забываешь об одной мелочи, - неохотно сказал Том. - Его задел я. Или, если быть честным до конца, чуть не убил ни в чем не повинного человека.

- Том! Ты спас операцию! Вокруг парня потом месяц крутились лучшие врачи Федерации. Сейчас он абсолютно здоров и вдобавок получил крупную компенсацию, от неведомого благодетеля. Очень солидную компенсацию. Перестань.

Некоторое время они шли молча.

- Послушай, ведь мы профессионалы. И ты давал присягу. Что за глупые разговоры, ты что, не в форме?

Она ласково погладила его по руке и с тревогой заглянула в глаза. Том немного помолчал, потом слегка улыбнулся.

- Наверно, ты права. Какие-то дурацкие предчувствия. Лететь на операцию с готовым трупом... Знаешь, ужасно мерзко сваливать на кого-то свои грязные делишки. Мне наверняка было бы намного легче, если бы не этот маскарад.

Некоторое время они шли молча.

- Кстати, - натянуто улыбнулся Том. - Раскопал еще пару прозвищ патрона, оба очень старые. И довольно любопытные.

- Странное у тебя хобби, нашел что коллекционировать... Что, решил написать его биографию?

- Это невозможно, - вздохнул Том. - Такое может написать только он сам. Только вряд-ли захочет.

- А какие прозвища?

- Одно - Антиквар.

Элин пожала плечами.

- По-моему, ему это совершенно неподходит. Он же выдержанный, холодный, как лед. Никогда не повысит голоса. А антикварковый заряд? Такое прозвище скорее подойдет импульсивному, взрывному человеку. Конечно, в молодости он мог быть иным, но это маловероятно...

Том нехотя хмыкнул.

- У всех одни и те же ассоциации... Язык меняется, Эл. Ты забыла про старое значение этого слова. Это человек, разбирающийся и любящий все старинное...

- А... Тогда действительно подходит. А второе?

Том помолчал, а потом, без всякой связи с предыдущим, неожиданно сказал:

- Ты, наверное, не знаешь. Эрдман ушел.

- Что? - Элин изумленно посмотрела на него. - Его же прочили в преемники Адмиралу? Его тень, да он и сам так всегда говорил. Как это произошло?

- Никто ничего толком не знает. Говорят, был громкий скандал, из-за какой-то операции. Эрдман отказался повиноваться и попытался выйти с докладной прямо в Совет. Патрон сам предложил ему немедленно подать в отставку. Но учти, точно ничего не известно, одни разговоры.

В молчании они дошли до ее каюты и остановились.

- Послушай, Эл, - тихо сказал Том и замолчал. Элин вопросительно посмотрела на него. - Пожалуйста, прости меня, если сможешь.

- За что? - Элин так удивилась, что замерла на месте с раскрытым ртом.

- Ведь это я втянул тебя в эту историю. Тогда, с этим дурацким рапортом... Ну, до скорого!

Он взмахнул рукой, открывая ее дверь и повесив на плечо сумку, пошел к себе. Элин, подняв бровь, смотрела ему вслед. Чтобы всегда веселый и спокойный Томми... Похоже, она или чего-то не знает и недопонимает, или... Какие-то очень важные события прошли мимо нее, пока она отдыхала.

4

Смена закончилась, и Ник в очередной раз готовился к каникулам. Правда, два положенных месяца он все равно не вытянет, и главное, неизвестно, где сейчас Элин. Он собирался вылететь еще две недели назад, но Аллен упросил остаться помочь и в результате поломал все его планы. Ник пропустил два рейса и теперь понятия не имел, где жена. Ее короткий отпуск к сожалению закончился, но он надеялся, что она сможет освободиться, хотя бы на несколько дней. Последний раз они разговаривали перед его предполагаемым отъездом. Она всегда вызывала его сама, он никогда не знал, где она и чем занимается и просто оставлял очередное покаянное сообщение на сетевом адресе.

Он быстро уложил немногочисленные вещи, упаковал кристаллы с записями расчетов и экспериментальными результатами. Полтора года работы не прошли зря, он успел сделать многое. Да и совместные эксперименты с Алленом дали кучу новых неожиданных результатов, как для Аллена, так и для его собственных исследований. Пожалуй, можно было без ложной скромности сказать, что результаты были просто великолепными. Они почти закончили все, что намечали. И стали вырисовываться возможности, пока правда теоретические, как перенести полученные результаты на квази-человеческий мозг... Вырисовывались такие перспективы! Конечно, аппаратура была здесь не совсем такой, как хотелось бы, но работать было можно.

Его изыскания, получившие неожиданный толчок со стороны, привели к значительному прогрессу. Уже можно было говорить с уверенностью, каким должен быть мозг, о котором они мечтали с ребятами. Конструкция заметно прояснилась и хотя оставалось довольно много белых пятен, главное вырисовывалось достаточно определенно. Жаль конечно, что мозг не совсем человеческий. Ну, тут уж ничего не поделаешь, это зависит не от них. Зато ясен аналог, а главное - мозг жизнеспособен!

Ник подумал и решил пойти немного перекусить. Корабль уходил через час, а он уже привык к своему месту. Посетителей было немного, спутник заметно опустел. Расписание каникул было общим для всех групп. Его корабль был последним. На станции оставалась только немногочисленная дежурная смена, плюс ремонтники, которые займутся профилактикой. И Аллен, который никогда и никуда не улетал, как сообщили вчера за ужином двое знакомых техников.

Ник покачал головой. Несколько дней назад Аллен вообще переселился в свой любимый блок и теперь даже не отвечал на вызовы. Ник так и не смог с ним толком попрощаться.

За едой он внезапно вспомнил, как давно они уже не были вместе с Элин. Ник любил жену и несмотря на то, что за работой нередко забывал обо всем на свете, сильно тосковал без нее. Как же редко им удается бывать вместе!

И эта ее странная работа... Правда, Элин никогда ничего не рассказывала, но то, что вырывалось иногда у Даркина, когда он приходил в гости... Да он и сам кое-что понимал. Хотя Элин и старалась вести себя с ним, как обычная молодая женщина, не ее вина, что это не всегда получалось.

Ник вспомнил два таких случая. Первый случился в парке фиордов. Они летели по экскурсионному маршруту, на туристическом флаэре. Ник жадно осматривал окрестности, он был здесь впервые, а Элин сладко подремывала у него на плече. Перед полетом она сообщила, что совсем недалеко отсюда был один из учебных полигонов училища, и что она насмотрелась на фиорды до конца жизни.

Немного ниже, во втором эшелоне, большой пятиместный флаэр пошел на обгон, что категорически запрещалось правилами. Ник посмотрел на экран и укоризненно покачал головой. Так и есть, группа молодых ребят. Явно оторвались от школьной экскурсии и совершают личный вояж, на ручном управлении, за что потом им сильно влетит. Хотя подобное здесь и разрешалось, но исключительно для взрослых пассажиров.

Он на всякий случай дал команду немного снизить скорость. Ущелье сильно сузилось и превратилось в узкую и извилистую вертикальную щель. Автопилот отслеживал все повороты, прямая видимость сразу ухудшилась, они немного отстали, а школьники вырвались вперед и исчезли за поворотом.

Внезапно Ник услышал глухой удар и тут же увидел этот флайер, лежащий почти на дне ущелья и застрявший между отвесной стеной и могучим деревом. И в это мгновение загудел сигнал аварии на их машине. Двигатель внезапно замолк, и автопилот направил машину к земле. Он пытался посадить аппарат и Ник с ужасом увидел, что они падают прямо на ребят.

Время как будто остановилось, руки стали тяжелыми и неповоротливыми... и в этот момент пробудилась Элин. Одним движением она отбросила его с пилотского кресла, вырубила автопилот и схватив штурвал аварийного привода, бросила флаэр вертикально вниз.

Ник даже не успел испугаться, так быстро все произошло. Машина резко выпрямилась у самой земли, так, что у него клацкнули зубы. Затем встала на ребро, на мгновение застыла, а потом довольно сильно обо что-то ударилась. Послышался громкий треск. Когда он открыл глаза, то увидел, что их флаэр стоит боком, касаясь скалы, впритык ко второму аппарату, аккурат и без зазора войдя в остававшуюся небольшую щель.

Ник получил довольно сильный ушиб, были даже намеки на легкое сотрясение мозга. Элин вывихнула руку. Ребята отделались легким испугом, царапинами и несколькими ушибами. Потом была масса извинений со стороны учителей и школьников, технического персонала и администрации туристической базы. Раны быстро зажили и уже через день они из упрямства опять пролетели по тому же самому маршруту, но уже без всяких приключений.

Больше всего Ника поразило то, что во время этого происшествия сонное выражение так и не сошло с лица Элин. А как только начался второй полет, она немедленно наклонила голову ему на плечо и опять сладко задремала.

Второй случай был смешнее и немного обиднее. Однажды на отдыхе, когда они спускались по широкой лестнице, идущий чуть впереди Ник, случайно натолкнулся на шедшую навстречу шумную компанию молодых пилотов.

Ник вежливо извинился. Один из пилотов, самый юный, видимо практикант, явно не рассчитавший дозу стимулирующего напитка, буркнул что-то довольно грубое и нагло посмотрел на Ника, явно рисуясь перед красивой женщиной. Элин наклонила голову и прошла вперед. Ник остановился.

Он внимательно оглядел наглеца. Судя по тому, как тот стоял, координация у него была здорово нарушена. С первых дней знакомства Элин упорно начала прививать мужу начатки физической культуры. Ник был по природе довольно самолюбив и настойчив и оказался способным учеником. Упорный и настойчивый тренинг разумеется не сделал из него мастера, но постоять за себя он теперь мог вполне.

В это время на лестнице показался высокий худой мужчина, со следами большого ожога на левой стороне лица. Видимо, он совсем недавно получил травму, и теперь должно было пройти некоторое время перед операцией восстановления. Он бесшумными, кошачьими движениями быстро сбежал вниз, и безразлично посмотрев на стоящих напротив друг друга холодным, ничего не выражающим взглядом, спокойно обошел их. И вдруг в его лице что-то дрогнуло.

Ник проследил за его взглядом и увидел невдалеке внизу спокойно стоящую Элин. Незнакомец тут же догнал командира экипажа и что-то негромко и жестко сказал ему. Тот быстро вернулся и приказным тоном велел своему подчиненному следовать за собой. Ник не успел опомниться, как все исчезли. Незнакомец вежливо раскланялся с Элин и тоже пропал.

Он подошел к жене с сердитым видом:

- Это невыносимо! Кто в конце концов у нас в семье мужчина? Вдвоем с тобой невозможно никуда выйти.

Элин молча улыбнулась и поднявшись на цыпочки, нежно поцеловала мужа. Ник мгновенно забыл о происшествии, на лице сама собой появилась широкая улыбка и они, взявшись за руки, пошли дальше...

Он поднял голову, посмотрел на часы и увидел, что увлекшись воспоминаниями, просидел здесь довольно долго. Быстро закончив с едой, Ник прошел в свою комнату. Уже прозвучал первый сигнал с борта корабля: пассажирам предлагалось занять места в своих каютах.

5

Ник раскладывал свои немногочисленные вещи в стенном шкафу, заканчивая распаковывать сумку, когда прозвучал сигнал срочного вызова. Это, разумеется, был Аллен. Ник чертыхнулся про себя.

- Ник, ты мне нужен! Приходи скорее, это очень важно. Жду тебе в биоблоке.

- Послушай, Аллен, побойся бога, корабль уже отчаливает! Ты что, хочешь, чтобы я остался совсем без отпуска? Давай попрощаемся, и попробуй на этот раз управиться сам. Не успеешь опомниться, как я уже вернусь.

- Если он действительно отчаливает, тогда прощай, - голос Аллена дрогнул и в нем прозвучала смертельная тоска.

Связь прервалась. Ник пожал плечами и постоял некоторое время, недоумевая. При всех странностях Аллена, склонности к дешевым розыгрышам за ним не наблюдалось. Он сунул комм в карман и выскочил в коридор. Быстро добравшись до шлюза, он спросил у вахтенного:

- Мне нужно срочно покинуть корабль. Я успею вернуться?

Вахтенный в сомнении покачал головой.

- Капитана только что вызвали с борта, но не думаю, что это надолго. Советую вам поторопиться. Минут десять мы еще простоим, но не более.

Ник кивнул и бегом бросился к шахте бокового лифта. Тот вел на переферию станции, где находились все экспериментальные блоки, в том числе и главный, биологический...

Пробежав лабиринт прохладных залов и пустых, замороженных лабораторий, Ник наконец добрался до вивария и обнаружил там Аллена.

- Ты здесь? Почему? - Ник изумленно смотрел на него, сидящего прямо на полу за прозрачной стеной. - Как ты оказался внутри?

Он огляделся. Защита была включена и заблокирована, а у пультов управления никого не было.

- Черт, так просто тебе оттуда не выбраться. Ясно. Это наверняка сбой системы безопасности. Погоди, я сейчас что-нибудь придумаю...

- Остановись! - выкрикнул Аллен. Вид у него был взъерошенный и какой-то дикий. - Я сам зашел внутрь и не собираюсь никуда выходить. Раз корабль не ушел, дела обстоят совсем скверно. У нас очень мало времени.

Ник непонимающе посмотрел на него, но не стал спорить, а поспешно придвинул кресло и сел у самой стены. Они говорили по интеркому, прозрачный пузырь был абсолютно герметичен. В исследовательских отсеках станции все было автономно, вплоть до энерго- и воздухоснабжения.

- Аллен, ты можешь вразумительно объяснить мне, что произошло? Как ты здесь оказался? И где остальные ребята?

- Включи комм на запись и не перебивай меня.

- Хорошо, сделал. Слушаю тебя.

- Сначала самое главное. Я должен оставаться внутри. Как бы я не просил, не умолял тебя разблокировать замок и выпустить меня, ты не должен этого делать.

- Отлично, - Ник глубоко вздохнул. - Ты для этого меня и позвал? А что я должен делать?

- Попробуй открыть аварийные внешние люки, я знаю, это очень трудно, но если ты сможешь с главного компьютера обойти защиту, может получиться. Надо выпустить из лаборатории воздух. Но главное, делай все один - ни к кому не обращайся!

- Ты в своем уме?

- Я же просил тебя не перебивать! Может это их и не остановит, эти твари неимоверно живучи. Но попробовать все равно нужно, - в его голосе зазвучала тоска. - Лучше всего было бы сжечь отсек плазмой, или взорвать, да только как... Боюсь, что все напрасно. Наверное, уже поздно...

На этот раз Ник ничего не сказал, а только стал пристально всматриваться в дергающееся от волнения лицо Аллена. Похоже, он все-таки рехнулся, подумал Ник. Нельзя постоянно работать в таком режиме. Надо попробовать незаметно связаться с медотсеком и вызвать врача, кто-то из дежурных должен быть на месте. А пока просто слушать, чтобы зря не раздражать его.

Аллен лихорадочно продолжал:

- Запись с комма обязательно должна попасть к Адмиралу, как можно скорее. Ты его знаешь. Обещаешь?

Ник частью сознания немного удивился, каким боком случившееся касается Адмирала, но не стал спорить и просто молча кивнул.

Аллен вытер пот, посмотрел на часы и опять заговорил:

- Конечно, я сам виноват, надо было ограничиться нашими работами. Но так хотелось попробовать. Да что теперь говорить...

Он безнадежно махнул рукой. Ник вздрогнул:

- Погоди! Так ты все-таки прихватил с собой из Проекта еще что-то, кроме того пустого каркаса, с которым мы экспериментировали?

Искаженное гримасой боли лицо Аллена приобрело виноватое выражение. Он не стал ничего отвечать, а только безнадежно махнул рукой.

Мозг Ника сразу заработал в форсированном режиме.

- Аллен! Быстро и по порядку.

- Я проводил работы по коллективному суперсознанию. Помнишь тот, самый первый опыт? Но у меня был и второй каркас. Он не был пустым...

- А что там было?

- Не знаю. Вообще-то, это разработка соседнего отдела. Но он был намного лучше...

- И эта штука вырвалась?

- Да. Твари оказались страшно изменчивы. Но внешне долгое время это ничем не проявлялось. Только потом они начали бешено мутировать, я оглянуться не успел, как один из фагов перекинулся на парня, из обслуживающего персонала. Он дежурил в виварии и следил за автоматикой. У меня осталась запись. Смотри.

Аллен включил большой экран и Ник увидел соседние отсеки. Его чуть не стошнило. Невообразимые монстрообразные существа медленно копошились в ужасной куче, но страшным было не это. Огонь разума горел в их глазах. Не человеческого разума, а другого - чужого и страшного.

- Понял? - Аллен смотрел на него безумными глазами. - Это бывшие животные. Но с людьми... с людьми все пошло намного хуже. Они сохраняют человеческий облик! На этом я и погорел. Сразу же не отличишь... А заразные - просто жуть!

Он внезапно замолчал. Молчал и Ник, как громом пораженный услышанным и увиденным. Может, это сон, билась в голове дурацкая мысль. Ему все это кажется. Он с силой ударил рукой о переборку и острая боль сразу вернула холодную ясность ума. Надо думать, как выбираться из этой истории.

- Инкубационный период около суток, но он постоянно сокращается, - Аллен закрыл глаза, прислушиваясь к собственным ощущениям. - Но самое скверное, что может быть заражен и кто-то на корабле, который пойдет на Астару. На твоем корабле! Ты понимаешь, что это значит?! Останови их, останови, если сможешь!!!

Он что-то забормотал, лицо опять исказила судорога боли. Аллен закрыл глаза, речь стала невнятной...

- Нет точной... могло и раньше... тогда... большая временная вилка... поздно... поздно...

Он внезапно замолчал, а его голова безвольно упала на грудь. Ник встревожено приподнялся... Однако Аллен вдруг резко вскинул голову и со свистом втянув воздух, открыл глаза. Ник ужаснулся, как сильно изменилось его лицо. Похоже было, что организм на мгновение забыл, как управлять лицевыми мышцами. Потом Аллен потряс головой, встал, немного покачиваясь, и подошел прямо к монитору:

- Что я тебе здесь наплел? - На Ника глянули пустые, совершенно безумные глаза. Ник тоже встал и инстинктивно сделал шаг назад. - Я наверно давно уже не в себе, совсем одурел от этих опытов. Выпусти меня скорее из этой чертовой банки! Выпусти!! Ты слышишь? Выпусти меня! Скорей!!!

И он стал неистово колотить руками по внутренности стеклянного пузыря, разбивая их в кровь.

6

Ник сполз по стене и устало откинулся назад, закрыв глаза. Главное ему удалось. Он смог наконец пройти шлюзы и оказался внутри блока.

Пораженная зона надежно блокирована. Объявлена тревога по станции, он вызвал аварийную группу. Скоро должна подойти квалифицированная помощь. Правда, он так и не смог перехватить управление системой безопасности, но зато сумел резко активизировать ее и заставить работать в непрерывном режиме. Если еще удастся организовать утечку кислорода... Может, все вместе взятое и даст результат. А когда придет помощь...

Услышав грохот отлетающей бронированной двери и пламя взрыва, Ник инстинктивно присел и втиснулся между шкафами с оборудованием и стеной. Здесь оставалась небольшая щель. Потом он очень осторожно выглянул наружу, стараясь, чтобы его не заметили. Это не могла быть аварийная команда.

В комнату вбежала группа вооруженных людей, в форме. Огонь они открыли на ходу, не разбирая, есть ли вообще кто-то в помещении. Ник поспешно втянул голову. Он знал, что пока ему ничего не грозит. Прозрачная броня была рассчитана на много большее, чем легкое стрелковое оружие, но он не хотел, чтобы его заметили.

Это была группа с корабля, под предводительством самого капитана. Значит, зараза успела охватить экипаж лайнера. Его мозг работал как всегда четко. Вряд ли после такой пальбы на спутнике останется кто-нибудь живой. А раз так, значит, они уверены, что никаких объяснений никому давать не придется. Спутник обречен. Но лайнер - пассажирский корабль, тяжелого вооружения на нем нет. Что же тогда? Взрыв? Скорее всего. Можно забыть о помощи, сюда никто не придет.

Это плюс. С виварием будет покончено. Но зараза все равно начнет расползаться. Правда немного времени у него будет, корабль должен успеть удалиться на безопасное расстояние. Это и будет его единственным шансом. Выбраться отсюда, найти канал связи и попробовать сообщить о случившемся.

Выстрелы стихли. Когда Ник осторожно выглянул, за прозрачной стеной никого не было. Все пульты управления были разбиты вдребезги. Он усмехнулся. Это не имело никакого значения. Экспериментальный отсек был полностью автономен, а все системы надежно продублированы. Сейчас его беспокоило не это. Важно было узнать точное время отчаливания корабля, чтобы не потерять ни минуты.

Ник задумался, а потом надел шлем. Все информационные системы замыкались на общую нейросеть станции и в теории, можно было добраться отсюда до внешнего контура. Правда, так никто никогда не делал... Что же, придется вспомнить времена студенческой юности. Тогда они проделывали и не такие шутки. Он провозился некоторое время и наконец удовлетворенно вздохнул. На экране был вид с камер шлюза. Он успел вовремя и увидел медленно отваливающий корабль. По его часам, старт задержался на полчаса. Капитану придется что-то придумывать, мельком подумал он. Впрочем, сейчас ему было не до забот этого выродка. Нужно выбираться отсюда и поскорее. Теперь время работало против него.

Глава 6

1

Операция началась с внепланового ожидания - пришлось висеть на приличном расстоянии, с включенными отражателями, чтобы корабль случайно не взяли локаторы никак не отходящего от причала станции пассажирского лайнера. Тот почему-то задерживался с отчаливанием, а отражатели жрали много энергии. Понять причину задержки было невозможно, эфир молчал. Все терпеливо ждали, подобные накладки в работе были неизбежны. Не один самый идеальный план никогда не соответствовал тому, что происходило на самом деле.

Наконец лайнер отчалил и удалившись от спутника на положенное расстояние, включил маршевые двигатели. Он уходил на пределе разрешенного ускорения, явно пытаясь нагнать потерянное время.

Как только рейсовик исчез из зоны запрета компьютера, Том резко бросил их бот вперед. Лайнер запоздал со стартом на тридцать две минуты. Их операция соответственно также началась позже, практически уже выходя из разрешенного временного коридора, приходилось сильно спешить. Очертания станции быстро увеличивались, контакт должен был наступить в ближайшую минуту. Вся группа давно находилась в шлюзе в полной готовности.

Элин посетило странное чувство ложной памяти - дежа вю. Казалось, что все это уже было. Совсем недавно молодые курсанты дрожали от возбуждения в десантной шлюпке, готовясь к своей первой учебной операции - освобождению пассажиров захваченного лайнера.

Негромко пропел сигнал и бот завис метрах в десяти от поверхности станции. Командир сделал знак рукой и все пулей вылетели на поверхность. Бот тут же исчез. Члены группы распластались за решеткой антенны, некоторое время никто не двигался. Боевые скафы-хамелеоны сразу сделали их неотличимыми от поверхности.

Потом командир коротко махнул вперед растопыренной рукой. Двое ребят неслышно продвинулись вперед и приникли к люку. Прошло некоторое время и люк послушно распахнулся. Они проскользнули первыми, за ними Джексон. Он и закрыл вход.

Элин посмотрела на лежащего рядом Деница. Его полузнакомое лицо смутно виднелось через полупрозрачную амбразуру шлема. Она постаралась, но не смогла вспомнить, как он выглядел на самых первых тренировках, когда они только начинали осваивать вживание. Интересно, для боевого выхода дали дубликаты тренировочных тел или использовали новые из банка данных? Володя и в чужом теле выглядел красавцем-мужчиной. И как ему это удается?

Ожидание казалось бесконечным. Наконец прошел условный кодовый сигнал. Первой тройке понадобилось не так много времени, чтобы нейтрализовать охранные системы и блокировать коридор прохода. Все остальные члены группы, кроме одного, страхующего на поверхности, быстро проскользнули внутрь. Пятеро быстро двинулись по направлению к биоотсеку, а тройка Элин, не теряя ни минуты, бегом рванула к архиву.

Ворвавшись внутрь, каждый занялся своим делом. На Элин лежал взлом базы данных. Подсоединив переносный пульт, она быстро и сосредоточенно стала будить спящие вирусы: взломщики-мутанты, последняя разработка программистов центра. У международной станции была очень сложная, многоуровневая система защиты данных и взять ее вручную было практически невозможно. На взлом первого уровня ушло довольно много времени, и Элин сразу занялась следующим. Если и дальше пойдет так, можно и не успеть, с тревогой подумала она, быстро строя сложные фигуры над сенсорной панелью.

Рядом присел командир:

- Лис, резерва нет. Давай, девочка, давай!

В этот момент Элин облегченно вздохнула, расшифровав последний блок и с удовлетворением увидела, как рассыпается защитная стена.

- Есть! - она откинулась от пульта и тряхнула головой.

2

На первую жертву Ник наткнулся сразу, как только прошел систему внутренних шлюзов. Он поскользнулся в липкой луже и ноги начали разъезжаться. Ник с трудом устоял, схватившись за стену, посмотрел вниз и застыл, не в силах сделать больше ни одного движения.

Молодой незнакомый парень-землянин, судя по комбинезону, техник из ремонтной смены, лежал на полу всего в нескольких метрах от люка. Немного дальше, около стены, Ник увидел еще два тела. Это были дарроны. Их зеленая кровь перемешалась с красной и застыла на полу причудливыми очертаниями.

Зрелище было настолько страшным, а запах свежей крови таким тяжелым, что у него сразу перехватило горло. Ник отвернулся к стене и потерял несколько драгоценных минут, пока сумел взять себя в руки. Труп парня почти развалился - очередь из лучемета перерезала его пополам.

Хотя Ник и ожидал увидеть нечто подобное, зрелище, которое открылось перед ним, было кошмарным. Здесь была не битва, а бойня. Стиснув зубы, он включил комм на непрерывную видеозапись и лентой закрепил его на лбу. Тела застигнутых врасплох сотрудников центра валялись в самых неожиданных местах, там, где их настигла внезапная смерть. Он пробегал помещения спутника одно за другим и везде натыкался на одно и тоже. Остановившись на мгновение, тяжело дыша, Ник ладонью вытер холодный пот. Можно ли назвать это везеньем, скривившись подумал он, что на станции в это время осталось не так много персонала?

Наконец до него дошло, что если он будет так продолжать и дальше, то скорее всего просто свихнется. Вся эта беготня абсолютно бессмысленна, ведь шанс найти живых минимален. Нет, так нельзя. Раз ему нужен узел связи, значит, нужно плюнуть на все и бежать в рубку.

Влетев в зал, Ник даже застонал от огорчения. От оборудования остались одни осколки. Конечно, как же он не подумал! Сюда нападавшие должны были ринуться в первую очередь. Впрочем, здесь он впервые увидел кое-что новое. На полу, среди персонала станции, лежало неподвижное тело в форме.

Сразу мелькнула дурацкая мысль, как капитан объяснит отсутствие одного из членов экипажа, вряд ли на лайнере уже заражена вся команда... Как же. Ведь они даже не потрудились забрать труп с собой. Впрочем, ее тут же вытеснила другая, более важная. Кто-то сумел дать отпор. В группе людей, совершенно не ожидавших нападения, нашелся один, который сумел молниеносно среагировать на появившуюся опасность.

Ник почему-то сразу вспомнил Элин. Они наткнулись на профессионала, который или был вооружен, или сумел воспользоваться оружием нападавших. А раз так... Появился крохотный шанс. Если судить по беспорядочной пальбе, на станции орудовала банда свихнувшихся дилетантов. А убрать профессионала не так-то легко.

Стиснув зубы и стараясь сохранить хладнокровие, Ник начал по очереди внимательно осматривать три лежащих перед ним тела, двоих мужчин и одну женщину, осторожно поворачивая их лицом к себе. Наконец ему повезло. Он заметил, как у одного из мужчин слегка дрогнули веки. Тот старался не показывать, что находился в сознании, но видимо Ник нечаянно задел рану и причинил настолько сильную боль, что раненый не выдержал и выдал себя. Ник бросился к разоренному стенному шкафу, нашел неповрежденную бутылку минеральной воды в самоохлаждающейся упаковке и осторожно вылил на лицо.

Незнакомец дернулся и открыл глаза. Некоторое время он молча смотрел на Ника, потом его глаза прояснились:

- Вы... математик. Я вас... знаю...

Говорил он с трудом, видно было, что каждое слово стоит ему немалых усилий. Ник кивнул.

- Молчите и пейте, а потом мы займемся раной.

Раненый еле заметно покачал головой.

- Нельзя пить... рана в животе... Лучше на голову... В кармане пневмошприц... Стимулятор.

Он замолчал.

Ник быстро нашел пневмошприц и приложил его к изгибу локтя. Потом, подумав, ввел вторую дозу и отбросил пустой шприц в сторону. Раненый задышал глубже и уверенней, глаза открылись, взгляд стал осмысленным. Он начал что-то говорить, сначала тихо и неразборчиво, а потом все отчетливей.

Ник наклонился ниже и услышал.

- Надо уходить. Спутник наверняка минирован.

- Куда?

Раненый, не слушая его, продолжал:

- Но сначала связь. У меня есть канал, - он передохнул, а потом продолжил уже почти нормальным голосом. - Попробуй дотащить меня до каюты. Второй ярус, зеленый коридор, 212 Б. Только поторопись.

- С такой раной? - Ник посмотрел на него. - Вы умрете от болевого шока.

- Я все равно умру, - спокойно ответил раненый. - А в каюте есть еще один шприц. Продержусь немного и ладно.

Ник с сомнением покачал головой, но потом скрепя сердце согласился. Это был единственный разумный выход. Помочь он все равно ничем не мог.

К счастью, каюта оказалась недалеко. Ник старался нести как можно осторожнее, но все равно, пока он дотащил мужчину до каюты, тот потерял сознание. Может, так оно и лучше, мрачно подумал Ник.

Внеся раненого внутрь, он осторожно положил его на кровать и огляделся. Где искать стимулятор? Да скорее всего, в аптечке. Такие вещи имеет смысл держать на виду, чтобы не привлекать лишнего внимания. Он распахнул шкафчик, достал из коробки снаряженный пневмошприц, и мысленно обратившись к неведомым богам, ввел половинную дозу. К счастью, Ник угадал. Раненый сразу открыл глаза.

- Молодец, - сказал он с облегченным вздохом. - А теперь вытащи все из шкафа и обнажи заднюю стенку. И придвинь меня поближе.

Ник, не о чем больше не спрашивая, быстро проделал все необходимые манипуляции. Раненый сунул руку внутрь пустого шкафа, недолго повозился там и наконец удовлетворенно откинулся.

- Сенсоры, - извиняюще сказал он. - Реагируют только на меня.

Он неловко достал из кармана кристалл, вложил его в щель и набрав несколько цифровых комбинаций, облегченно вздохнул:

- Главное мы отправили. Теперь можно и дополнить. У тебя ведь наверняка есть, что сказать?

Ник утвердительно кивнул и вытащил из своего комма кристалл с записью.

- А есть надежда, что дойдет? - машинально спросил он.

Раненый не ответил, только выразительно посмотрел на него. Кто знает? - говорил его взгляд.

- Порядок, - через минуту сказал он, вытаскивая наружу руку со странным, чмокающим звуком. В его руке, кроме кристаллов, была зажата небольшая карточка.

- Бери и смывайся... потеряли время... можешь не успеть.

Он опять начал говорить с трудом, видимо действие стимулятора уже заканчивалось.

- Куда и как? - безнадежно отозвался Ник. У него мелькнула мысль, что раненый начал бредить.

- Есть шанс... - медленно ответил тот. - Катапультировать биоотсек... Можно сделать изнутри... у меня здесь коды... карточка.

Он разжал руку. Ник взял карточку и вопросительно посмотрел на него. Раненый кивнул головой.

- Поспеши... Может, повезет.

- А как же вы? Ввести еще, там немного осталось?

- Лучше... оставь себе... я все равно... не...

Он говорил все тише и умолк на полуслове, бессильно откинув голову назад.

3

Послышался легкий шум и в помещение вбежал Рэд:

- Змей, на станцию недавно совершенно нападение! Мы продвинулись вперед по коридору, там свежие трупы. Живых нет. Научная сторона станции наглухо заблокирована, нужны режущие мины.

- Бери Деница и туда. И не копайтесь!

Голоэкран замигал и перед Элин высветилась сложная архитектура базы данных станции, с разбивкой по тематике и научным направлениям. Она быстро подключила шлем, выбрала названия нужных архивов и врубила запись. Массивы были очень большими, на запись должно было уйти несколько минут, не меньше. Она терпеливо ждала, пока шлем наконец не отключился.

- Порядок, - воскликнула Элин. - Оригинал стираем?

Джексон хотел ответить, но в этот момент, к всеобщему удивлению, ожил аварийный комм дальней связи. Судя по всему, случилось нечто экстраординарное. Элин знала, что база могла выходить на связь с отрядом во время операции только в строго оговоренных случаях. Пока такого еще не бывало. Командир молча прослушал короткое сообщение, мгновение стоял без движения, потом, отключив комм, коротко бросил:

- Отбой! Аварийное расписание.

Ребята молча бросились в коридор. Порядок аварийного отхода был тщательно отработан на тренировках, каждый давно знал свое место. На бегу, в коридоре, к ним присоединялись остальные, последними были Рэд и Дениц. Когда они выскочили на поверхность станции, бот уже прилип к поверхности. О'Хара стоял у открытого люка. Он проследил, чтобы все запрыгнули на борт, вскочил последним и на лету зарастил люк. Том, не дожидаясь, пока все пройдут внутрь, рванул бот на максимально возможном ускорении прочь от станции.

4

Ник безнадежно огляделся вокруг, неизвестно для чего запоминая обстановку каюты, потом кивнул сам себе, принимая решение. Сунул все в карман, поднялся и вышел в коридор, постепенно переходя с шага на бег. Он настолько вымотался, что с трудом заставлял себя двигаться. Ужасно хотелось остановиться, сесть где-нибудь и спокойно дождаться конца. Ну зачем это, он все равно не успеет.

В какой-то момент в сознании что-то сдвинулось и он ощутил странное, неземное спокойствия. Все закончилось. В действительности он давно мертв. Он бежит уже тысячу лет и будет бежать вечно. В бесконечность. Был взрыв, и его вместе со станцией разнесло в плазменную пыль, но поле мозга пока не ощутило конца. Субъективное время замедлилось и последняя миллисекунда жизни растянулась на века...

Странное раздвоение сознания закончилось, когда он добежал до лифтовой шахты и спускаясь вниз, поскользнулся и сильно ударился локтем. На глазах сразу выступили слезы и он невольно зашипел от боли. Нет, он жив, взрыва пока еще не было.

Добравшись до распахнутой настежь прозрачной стены, Ник секунду колебался, но потом силой заставил себя войти внутрь и опять опустить ее. Потом подбежал к дублирующему пульту, вставил карточку и без сил опустился на жесткий холодный пол, как можно плотнее прижавшись спиной к стене. Больше от него ничего не зависело.

Автомат проглотил карточку, немного подумал и сразу с обеих сторон с лязгом начали опускаться тяжелые броневые плиты, наглухо закрывая проход. Загудела предупредительная сирена, похожая на рев смертельно раненого зверя. Когда она замолкла, в помещении потемнело. Потом вспыхнуло аварийное освещение, запел сигнал отсчета и после короткой паузы раздался глухой удар. Стены мелко задрожали - это заработали двигатели аварийного отстрела.

Ускорением Ника прижало к стене так, что сразу вышибло из легких все остатки воздуха. Перегрузка нарастала, а система искусственной гравитации почему-то не включалась. Начало мутиться сознание, некоторое время он боролся с дурнотой, но потом сдался. Система отстрела явно не была приспособлена для сохранения здоровья совсем не богатырского сложения ученого-математика, случайно оказавшегося внутри отсека...

Пока зрение не накрыла целиком черная пелена, Ник еще успел увидеть на вспыхнувшем маленьком экранчике стремительно удаляющиеся конструкции спутника. Вот станция превратилась в маленькую искорку... В тот самый момент, когда он решил поздравить себя с неожиданным благополучным исходом, на экране вдруг вспыхнуло огромное белое солнце. Отсек тряхнуло так, что он врезался головой в один из многочисленных пультов, потом с хрустом ударился еще обо что-то и уже не видел, как автомат услужливо пригасил экран. Некоторое время отпечатавшиеся на сетчатке огненные струи стояли у него перед глазами, а потом пропали и они.

5

- В чем дело? - рискнула спросить Элин, когда они все уже были в рубке. Она переложила кристаллы в маленький переносный сейф и заперла его своим личным кодом.

- Том, за рейсовиком! - выкрикнул командир. - Вот координаты. Жми, как только можешь. И вруби защиту на полную, сейчас рванет.

Он повернулся к Рэду:

- Успели?

Тот отрицательно покачал головой. Командир повернулся к остальным и коротко ввел всех в курс дела:

- Нас кто-то опередил. Персонал мертв, спутник минирован. Последним уходил рейсовый корабль. Логично предположить, что это дело рук кого-то из их команды.

- Но какой в этом смысл? Банк данных на станции остался цел, - недоуменно сказала Элин. - Его никто не пытался тронуть, я бы сразу заметила.

Джонсон пожал плечами.

- Не знаю. У нас новый приказ - догнать и уничтожить лайнер.

Элин изумленно воззрилась на командира. Все ошеломленно молчали.

- Это же пассажирский корабль... - начала она.

- Держитесь, сейчас тряхнет, - крикнул Том.

Все повернулись к экранам. Там расцветал огромный красно-желтый цветок, состоящий из раскаленного металла и плазменных струй, очень яркий, несмотря на фильтр. Вот он уже занял весь экран... Через некоторое время бурлящее облако радиоактивной плазмы докатилось до их корабля. К счастью, их задело не слишком сильно. Они успели отойти от станции на достаточно большое расстояние, да и защита на корабле была приличная. Адмирал всегда старался при разработке плана операции по возможности не упустить ни одной из возможных неприятностей.

- Хорош несчастный случай, - тихо сказал кто-то.

6

Придя в сознание, Ник заставил себя дотянуться до шприца. Он израсходовал остатки стимулятора и бессильно сполз на пол. Сколько времени он провел без сознания, Ник не знал. Мысли путались. Ему была необходима холодная и ясная голова. В запасе оставалось не так много времени, а успеть сделать нужно было еще много. И прежде всего, покончить с этим зверинцем. Потом попробовать составить сообщение. А уже потом можно будет спокойно умереть.

Наконец, в голове прояснилось. С трудом поднявшись и доковыляв до очередного резервного пульта - ближайший он разбил своей головой, Ник попробовал сбросить из вивария воздух. К сожалению, ничего не получалось. В конце концов он плюнул на эту затею, разделения системы управления здесь не было. Он еще и еще раз попробовал заблокировать проходы, но это ему тоже не удалось. Оставался один выход - впустить в биоотсек вакуум. Другого выхода не было. Рано или поздно, эти твари доберутся и до него. Оставлять свой мозг живым... Нет, такого подарка они от него не дождутся!

Он составил короткое сообщение, и на всякий случай присовокупив к нему оба кристалла с записями, вывел информацию на автомат. Тот будет гнать сигнал без остановки, повторяя его вновь и вновь, через короткие промежутки времени. Если повезет, кто-нибудь поймает. Нет, он исчезнет без следа. Хотелось надеяться, что когда-нибудь Элин все-таки узнает правду.

Действие наркотика быстро проходило. Опять зверски заболела голова, глаза временами застилала черная пелена. Не хватает потерять сознание и не закончить дело! Пора открывать люки, твари должно быть уже совсем близко. Однако немного времени на личные дела у него еще оставалось. Он включил комм, вздохнул и тихо начал:

- Эл, любимая. Моя единственная. Кажется, я опять, как ты любишь говорить, влип в жутко неприятную историю. Но боюсь, на этот раз, мне из нее уже не выбраться...

7

Через некоторое время стало ясно, что скромный на вид пассажирский лайнер не так легко достать. Хотя на форсированных двигателях они приближались к нему достаточно быстро, дальше все пошло кувырком. Им оставалось совсем немного, чтобы приблизиться на расстояние, достаточное для атаки, когда к Элин подошел встревоженный Рэд и негромко спросил:

- Эл, твой муж работал на этой станции?

- Да. Но мы с ним разминулись. Он вылетел в отпуск неделю назад.

- Посмотри, что мы нашли в компьютере главного шлюза. Не хочу тебя зря пугать, но по списку пассажиров он должен быть на этом лайнере.

Изумленная Элин схватила его комм и уставилась на дисплей.

- Все по местам. Готовимся к атаке, - прозвучал голос командира.

Элин не двинулась с места.

- Лис! Займи место по расписанию!

Секунду они смотрели в глаза друг другу.

- Командир! - послышался изумленный голос Тома. - Он уходит!

Корабль, заметив на экранах локаторов быстро догоняющий его неизвестный бот, не отвечающий на вызовы и не дающий своих позывных, вдруг резко увеличил скорость и стал стремительно уходить.

Некоторое время все ошеломленно смотрели на экран. Первым нарушил молчание Роберт О'Хара:

- Я знаю только один способ идти с такой скоростью, но нам он не по зубам. Да и им долго не продержаться. Так что если они куда-то и направляются, то это может быть только Астара.

Том понимающе посмотрел на него, но промолчал. Впрочем, здесь все имели солидную пилотскую подготовку, так что особо разъяснять ничего не понадобилось.

- Может, есть еще какая-нибудь возможность, кроме снятия защиты и разгона реактора? - командир оставался по-прежнему хладнокровным.

Рэд покачал головой.

- Если и есть, то я ее не знаю.

- Сколько по твоему выдержат люди?

- Там уже нет людей. То, что от них осталось - не более двух часов. Сам лайнер не на много дольше. Думаю, он или сгорит или взорвется, в зависимости от того, что откажет раньше.

Командир ненадолго задумался.

- На дальнем подходе корабли Патруля, - доложил Хасинский.

- Отбой. Придется уходить, он вопит по всем каналам. Все тридцать три удовольствия: сбой в реакторе, отказ защиты, болезнь экипажа... Скоро здесь станет слишком тесно.

Все промолчали, но судя по всему, не согласных с командиром не было. Только Володя как-то странно смотрел на нее. Элин окаменела. Если ее Ник там... Она мотнула головой. Нет! Ни за что. Его не должно быть там. Конечно, его там нет!

Хотя по физиологии рауллян это было совершенно невозможно, все время до возвращения домой, как они называли между собой пересадку назад, в родное тело, ее била крупная дрожь. Больше Элин не произнесла ни слова. Хмурый Джексон старался не встречаться с ней взглядом.

Им пришлось уходить на пределе мощности движков. Несмотря на все принятые предосторожности, бот оказался засвечен, поэтому Дениц, перед тем, как они его покинули, включил ликвидатор. Когда они благополучно отчалили в большой спасательной капсуле, чтобы в заданной точке пространства встретиться с кораблем прикрытия, вслед группе прогремел еще один взрыв. Радости после такого завершения операции не испытал никто. По существу, это было первое поражение группы за все время ее существования.

8

- Заходи, только тихо, - Моуди воровато оглянулся, но в коридоре по счастью никого не было. Чарльз быстро проскользнул в помещение диспетчерской и Моуди сразу же зарастил за ним дверь. Приложив палец к губам, он осторожно провел его к угловому пульту, на котором светилось два ряда маленьких экранов, с которых велась контрольная видеозапись. Знаком показав на кресло, стоящее рядом, включил еле слышно звуковой канал, а сам быстро отошел к ближайшему кокону, который висел раскрывшись, похожий на гигантский экзотический цветок. Подойдя к нему, Моуди обернулся, ободряюще махнул рукой, взялся рукой за край и исчез в бесшумно закрывшейся оболочке.

Чарльз выдохнул воздух и осторожно поерзал, усаживаясь поудобнее. Напряжение постепенно отпускало его. Конечно, в диспетчерской делать ему было совершенно нечего, и Моуди здорово нагорит, если кто-нибудь об этом узнает. Но на то и старый друг...

Вокруг были глухие стены. Три кокона, в которых находилась дежурная смена, неподвижно висели в центре зала. Информация шла непосредственно в мозг каждому, так что во внешних экранах не было никакой нужды. Он вздохнул и начал поочередно смотреть на все терминалы, на которых пока не происходило ничего интересного...

Полоса несчастий началась после дурацкого случая с Таей, его дочерью, и никак не хотела заканчиваться. Чарльз Метью - прекрасный работник, крупный, веселый мужчина, любивший острую шутку и хорошую компанию, очень редко находился в плохом настроении. Как и его жена, Тера, которая в этом была очень похожа на него. Вместе они, по мнению друзей, составляли прекрасную пару. Но сейчас им обоим было не до смеха.

Ловкая подвижная дочь и раньше доставляла родителям массу хлопот, но до сих пор все обходилось благополучно. На этот раз травма, судя по всему, была достаточно серьезной. И все пошло наперекосяк с самого начала.

Началось с того, что кибердиагност, в местном медцентре, приказал немедленно поместить дочь в саркофаг и выдал рекомендацию срочно доставить Таю для дальнейшего лечения на региональную базу. Конечно, оборудование на Астаре пока было не таким полным, как в региональном центре, но все-таки не настолько, чтобы нельзя было сделать на месте достаточно несложную операцию. Тем более, что совсем недавно медцентр был полностью модернизирован. Кибер явно темнил, а врачи отделывались ничего не значащими замечаниями.

Естественно, жена жутко разволновалась, и Чарльзу стоило немалого труда ее успокоить. Свою тревогу он тщательно скрывал. В конце концов, ему удалось уговорить ее, что нет никакого смысла все бросать и лететь вместе с Таей. Тем более, что отсутствовать дочь должна была не больше недели и дежурного врача, который сопровождал саркофаг, было вполне достаточно.

Оставалось утрясти вопрос с кораблем. Ждать рейсового бота было невтерпеж. Была надежда на корабль, который вывозил последнюю смену с международного биоспутника. Чарльз давно знал командира и не сомневался, что тот не откажется помочь. Рейс был нерегулярным и командир имел право слегка изменить курс по своему усмотрению, так что свободно мог захватить на обратном пути саркофаг с сопровождающим врачом. Нужно было только договориться с диспетчерами. Это удалось сделать довольно легко - в маленькой колонии все держались друг за друга и всегда были готовы придти на помощь.

Чарльз сгоряча хотел сразу захватить на станцию и саркофаг с дочерью, но приятель его отговорил.

- Не сходи с ума, Чарли, - убеждал его спокойный ироничный Моуди, как всегда заразительно улыбаясь и дружески похлопывая по плечу. - Саркофаг здесь все равно негде подключить, биолиния на ремонте. Зачем попусту разряжать аккумуляторы, мало ли что? Если лайнер решит причалить, то времени у тебя будет с избытком. Если нет - чего зря гонять челнок?

Чарльз вздохнул. Конечно, Моуди был прав. Но когда он был рядом с дочерью, ему было намного спокойнее.

Сейчас Чарльз непрошенным гостем тихонько сидел в диспетчерской и терпеливо ожидал сообщения с лайнера. Капитан был опытный пилот, у которого за много лет работы не было не единого сбоя, поэтому никаких плохих предчувствий он не испытывал. Он без особого интереса переводил взгляд с одного экранчика на другой, на которых главный компьютер станции высвечивал сектора пространства, входившие в зону ответственного управления станции. Однако время шло и по осторожным переговорам он потихоньку начал понимать, что преследовавшее его невезение не только не закончилось, а совсем наоборот!

Сначала наступило долгое и непонятное молчание. Ни лайнер, ни биостанция, которую начали вызывать терявшиеся в догадках дежурные, не выходила на связь.

Затем наконец прорезался капитан. Смена облегченно вздохнула, но не тут-то было. Командир коротко сообщил о мелких неполадках, с которыми экипаж справился без посторонней помощи, но которые, тем не менее, задержали корабль у станции на целых полчаса, начисто выбив его из графика. Теперь следовало заново увязать сложную паутину из шести специальных рейсов, большинство из которых обычно не заходили в порт Астары. Однако не это было главным. После рапорта о благополучном окончании ремонта корабль наглухо замолчал и уже не выдерживал даже скорректированный график прибытия.

Старший дежурный после недолгого размышления начал общий совет:

- Что будем делать, ребята? Ждать дальше?

- Решать тебе, - первым отозвался решительный Жан. - Но я думаю, что кроме вероятной катастрофы, мы ничего не высидим. Нужно поднимать спасателей и готовиться к худшему. Если он идет на нас...

- Моуди?

- Аналогично. Полагаю, через минуту-другую прорежется Патруль, а тогда может быть уже поздно. Лучше подстраховаться.

- Хорошо. Николай, ты в поле связи?

- Уже давно, - раздался раздраженный голос и Чарльз, несмотря на обуревавшую его тревогу, невольно улыбнулся. Самый опытный спасатель Астары не терпел вмешательства в дела своего ведомства и всегда все решал единолично. - Треугольник давно активирован и выведен на предельно удаленную траекторию. Если бы я ждал конца вашей болтовни...

Старший решительно отключил канал, и Чарльз сразу же увидел на одном из экранов внезапно появившуюся и стремительно растущую яркую точку. Почти сразу же послышался твердый незнакомый голос:

- Дежурный Патруля к Астаре. Борт номер... далее последовала мешанина букв и цифр. Опасность взрыва двигателя. Даю данные на перехват: сектор... траектория... скорость... Категория пять. Пять. Предположительно - отказ управления и защиты реактора, все двигатели заблокированы.

Потрясенный Чарльз еле слышно присвистнул. Патрульный сделал паузу и добавил уже не регламентные слова:

- Он идет прямо на вас, ребята. Мы не успеваем к точке перехвата. Повторяю...

- Принято, - голос Жана был спокоен и ровен.

- Удачи. Конец.

За точкой появился стремительно растущий яркий треугольник, между узлами которого едва заметно трепетала сеть силового поля. Звезды, просвечивающие сквозь нее, казалось плясали в диком, неистовом танце.

- Моуди, противо-метеоритная тревога по всей поверхности! Выведи предположительную полосу касания. Всем, попадающим в расчетную зону - в укрытия. Защиту куполов - на полную мощность. Повторяю - на полную! Сейчас не время экономить.

- Принято.

Тройка кораблей, внешний вид которых - они были немного похожи на огромные, неуклюжие бочонки - резко контрастировал с той быстротой и маневренностью, с которой они перемещались в пространстве, закрутилась вокруг терпящего бедствие корабля. Они сплетали вокруг него силовой кокон и одновременно, по мере того, как невидимая связь становилась все прочнее, охлаждали и гасили скорость.

- Николай? - в голосе старшего слышалось сомнение.

- Не успеваем. Я не смогу его остановить, даже сильно изменить траекторию до встречи с атмосферой и то не получится. Слишком велика скорость - мы потеряем и корабль и людей. Попробую опустить на поверхность.

- А реактор?

- Погасили, взрыва не будет.

- Не мало... Сможешь сделать виток?

- Это решит компьютер, - голос стал еще более недовольным. Если бы можно было обойтись без нейросети, тогда Николай был бы полностью счастлив. Правда, ее вмешательство в свою работу он выносил легче, чем людское. - Думаю, нет. Смотри, выбор точек вероятной посадки мал, а скорость падает очень медленно. Решай скорее. Я могу бросить его в океан, но тогда о людях внутри забудь.

- Хорошо, опускай. Удар при посадке все равно будет не малым, придется рискнуть. Постарайся ненароком не накрыть институт, нам только этого не хватает для полного счастья.

- Принято.

- Удачи.

Треугольник исчез с центрального экранчика и на нем появилась сетка поверхности планеты, даваемая одним из метеоспутников. Оцепеневшему Чарльзу оставалось только молча и с ужасом наблюдать, как вероятная зона посадки целиком накрывает институтский поселок, где сейчас в местном медцентре находился саркофаг с его единственной дочерью.


Чарльз не помнил, что, как и с кем он говорил, но когда челнок стартовал вниз, он оказался в нем вместе с тройкой диспетчеров. После того, как вызванная по тревоге смена приняла внеочередную вахту, участники событий спешно вылетели на поверхность.

Николаю удалось посадить терпящий бедствие лайнер на пустынном берегу озера, правда в пределах прямой видимости институтского поселка, но судя по первым рапортам, никто из жителей колонии не пострадал.

Челнок аккуратно сел на самой границе зоны безопасности. Все быстро выскользнули наружу и двинулись к кораблю, окруженному тройкой автоматов-спасателей. Впопыхах Чарльз оказался без защитного скафандра и теперь послушно тащился позади всех. Уже наступили плотные сумерки и если бы не прожектор челнока, на холмистой, неровной местности пришлось бы изрядно помучиться, спотыкаясь в темноте о разбросанные валуны.

Увидев собственными глазами невредимый поселок, Чарльз облегченно вздохнул, к нему вернулась способность здраво рассуждать. Теперь его, как и всех остальных, в первую очередь интересовал попавший в аварию корабль.

По мере приближения к лайнеру становилось заметно жарче. Хотя они находились на достаточно приличном расстоянии, а холодильные установки спасателей работали на полную мощь, даже отсюда было видно, как над корпусом лайнера дрожит воздух и поднимаются завитки дыма - он так и не успел полностью остыть. Однако опасность взрыва судя по всему миновала.

- Что за черт? - Жан вдруг резко остановился и Чарльз налетел на него. Неожиданно вокруг стало светло, как днем.

Огромное блюдце, внезапно вынырнувшее из-за низких облаков, казалось пикировало прямо на них, заливая все вокруг ярким солнечным светом. Все невольно пригнулись. Однако впечатление было обманчивым, блюдце мягко село на довольно значительном расстоянии от них и заметно ближе к кораблю.

Рев двигателей на мгновение оглушил всех, потом стал глуше и разом стих. Боты сопровождения опускались рядом с тарелкой почти бесшумно, во всяком случае после страшного грохота показалось именно так. Они еще не коснулись земли, как из открытых люков с коротким свистом вылетели юркие роботы ограждения. Они начали быстро сплетать в воздухе защитное кольцо. Воздух на высоте человеческого роста заметно задрожал, мерцающая невидимая пелена постепенно поднималась все выше и выше. Когда вслед за роботами появились люди в ярких форменных скафандрах, все уже было закончено.

- Быстро они среагировали, - сплюнул Жан. - Теперь можно и не спешить. Нас не пропустят. Хотя пошли, может, что и узнаем.

- Кто это? - недоуменно спросил Чарльз. Расцветка скафандров была ему совершенно незнакома.

- Карантинщики... Только этого колонии не хватало. Неужели корабль чем-то заражен? Вот принес черт на нашу голову!

Автоматы уже очертили зону безопасности, расцветив ее огнями, и теперь только громко повторяли предупреждение о запрете прохода. Когда они наконец приблизились к границе, человек в незнакомой форме сделал едва заметное движение парализатором, но его оказалось достаточным, чтобы окончательно взбесить Чарльза.

- Какого черта?

- Федеральная карантинная служба. Проход за барьер проход запрещен, вы обязаны повиноваться.

- Вы не имеете права!

- Имеем. У нас есть на это все необходимые полномочия.

Это было правдой. В некоторых ситуациях карантинщики могли прижать даже армию, не говоря уже о гражданском населении отдаленной колонии.

- Но это наша планета! Мы здесь живем! И вы запрещаете нам пройти туда?

- Да. Ничем не могу помочь. Обратитесь к руководителю операции.

Часовой что-то бросил в комм и махнул рукой направо. Не говоря больше ни слова, они послушно двинулись вдоль светового ограждения к большому флайеру, около которого что-то деловито обсуждала группа офицеров. Пока они подошли, короткий разговор закончился и все, кроме одного, сели в машину и улетели. Оставшийся повернулся к ним и молча ждал, поигрывая каким-то небольшим и незнакомым прибором в опущенной руке.

Говорить начал Жан, но возмущенный Чарльз не дал ему закончить. Однако перепалка длилась недолго. Офицер нахмурился и сказал, как отрезал, произнося фразы резким с хрипотцой голосом:

- На время проведения операции Совет колонии ограничивается в правах и все вопросы, касающиеся карантина, переходят к руководителю операции. Указ завизирован Председателем Совета. Советую вам успокоиться и выполнять распоряжения штаба. Обстановка предельно серьезная. Если нам понадобится помощь жителей колонии, то к вам обратятся с соответствующим призывом, через Совет. А сейчас извините, дела.

- Но там моя дочь!

- Не волнуйтесь, о детях позаботятся в первую очередь. У нас очень квалифицированные специалисты. А через несколько часов здесь будут все лучшие врачи Федерации.

- Это моя единственная дочь, как вы не понимаете!

- Сожалею, - офицер качнул головой и повернувшись, стал что-то негромко надиктовывать в комм. Чарльз посмотрел на часового, стоящего рядом в оцеплении. Тот едва заметно пожал плечами.

- Пойдем, - Моуди силой старался отвести своего друга. - Чарли, не теряй головы! Вспомни, когда-то мы с тобой точно также торчали в поле, с оружием в руках. Парни просто выполняют приказ.

- Если они думают, что меня остановят эти хлопушки, - начал яростно Чарльз, но высокий режущий звук заставил его замолчать. Звук становился все выше и выше, на мгновение у всех заныли зубы, потом нестерпимый визг перешел слуховой барьер и о его силе можно было догадываться только по непреходящей давящей боли в перепонках.

Прямо перед ними, в нескольких метрах за карантинным барьером, из ниоткуда, вырастал мутно-белый пузырь, невообразимых, гигантских размеров. Когда его верхушка пробила тучи, то на ней радужными бликами заиграли лучи заходящего солнца.

Чарльз, скрипнув от бешенства зубами, замолчал и безропотно дал себя увести. Лезть башкой вперед на силовой барьер мог только сумасшедший. При всем своем отчаянии он таким не был. В голове крутилась только одна дурацкая мысль: что он скажет жене? И лишь через некоторое время до него дошло, что говорить ему теперь не с кем.

Эти несколько сотен метров разделили надвое всю его жизнь.

Неосязаемое марево намертво отрезало его от самого дорогого, что было у него в жизни. Он оказался по одну сторону карантинного барьера, а его жена и дочь - по другую.

Глава 7

1

Адмирал поздоровался первым, спокойно глядя на нахмуренное лицо Председателя.

- Неприятности?

- Да, и не малые. Для расследования инцидента создана международная комиссия, с участием всех заинтересованных сторон. Нет сомнений, что очень скоро они потребуют доступ в карантин. Есть возможность быстрой подвижки в этом направлении?

- Пока нет. Какие основания для подозрений?

- Последний корабль на станции - земной лайнер. Раулляне совершенно правы, выдвигая свои претензии, мы на их месте поступили бы точно также. Сколько потребуется времени?

- Не меньше месяца. За это время проблема будет решена.

Председатель покачал головой.

- Слишком долго, давление чересчур велико. Совет также включился в это дело, создана инспекционная группа. Как всегда, когда происходит что-нибудь непонятное и неприятное, все тычут пальцами в Проект. Готовьтесь к приезду гостей.

- Вы не сможете лично ее возглавить?

Председатель замялся.

- С политической точки зрения это было бы не совсем корректно, - осторожно заметил он. - Выгоднее отдать этот пост оппозиции...

Адмирал промолчал, красноречиво глядя на Председателя. Тот вздохнул:

- Попробую что-нибудь сделать. Надеюсь, я вас правильно понял.

- Я жду вас. Прилетайте, как только сможете.

2

Как только над Элин распахнулась крышка саркофага, она, не слушая настойчивых уговоров врачей, доковыляла до резервного гравилета, который постоянно дежурил на их базе, и взяла курс на островную резиденцию Адмирала. Ее гнала вперед ни на минуту не прекращающаяся тревога за судьбу Ника.

Вопреки ее опасениям, Адмирал согласился встретиться с ней после первого вызова по комму. Она сделала вызов, как только машина поднялась в воздух. Элин получила разрешение на беспрепятственный вход в посадочную воронку и быстро прошла входной контроль.

Когда она входила в кабинет, Адмирал заканчивал какой-то, видимо не очень приятный разговор по своему личному терминалу и только махнул рукой, приглашая садиться. Хотя Элин заметно покачивало, она не двинулась с места и продолжала упрямо стоять.

Закончив разговор, Адмирал хмуро посмотрел на нее, потом тяжело поднялся и придвинул Элин кресло. Он не садился до тех пор, пока она не опустилась в него. Махнув рукой помощнику - это был кто-то новый, Элин его не знала, он сам закрыл изнутри дверь и сел за свой стол.

- Вы не хотите объяснить мне причины изменения плана операции?

Элин хотела произнести фразу спокойно, но голос предательски дрогнул, и уже не сдерживаясь, она почти закричала:

- Как вы могли отдать приказ об атаке? Ведь это был пассажирский лайнер! Даже если на борту находилась банда преступников - остальные, это невинные люди!

Перед глазами возникла серая пелена, стены кабинета закачались... Она ухватилась руками за подлокотники, пережидая приступ головокружения. Потом ощутила около губ стакан и жадно отпила. Зрение немного прояснилось.

- Полегчало? - Адмирал убрал стакан, поставил на стол. И покачал головой.- Глупо. Глупо так рисковать, девочка... Молчи и слушай.

Он подождал, а потом негромко заговорил, глядя Элин прямо в глаза:

- Помнишь, что я говорил при первой встрече? Нельзя делать выводы, не обладая полной информацией.

- Но ведь я права!

- Нет. Ты ошибаешься. Там были не преступники, а носители смертельно опасной инфекции, их было необходимо остановить любой ценой. Остановить, пока они не заразили остальных. В старину сжигали целые селения, зараженные чумой. Не глядя на то, что там оставались живые. Советую почаще вспоминать историю.

- Вы передергиваете, - с трудом ответила Элин. - Сейчас другое время!

- Молчи. Частично ты права. Да, сейчас другое время. Но и болезни теперь другие. Сейчас опасность грозит не отдельному городу и даже не одной планете, а всему обитаемому космосу.

Он сделал отрицательный жест, обрывая все ее возражения, и жестко закончил:

- Если бы существовал реальный шанс, что вы достанете лайнер, я не колеблясь ни секунды бросил бы вас в бой с кораблями Патруля, практически на верную смерть! И надеюсь, что вся группа, вся, без исключения, выполнила бы приказ так, как делала до сих пор. Если я о чем-то и сожалею, то только о том, что на этот раз вы не смогли довести операцию до конца. Все?

Элин отрицательно помотала головой, но не произнесла ни слова. Перелет достался ей дорого. Наступила неизбежная реакция, организм всеми доступными ему средствами протестовал против такого зверского обращения.

- Давай сменим тему.

Он повернул к ней страницы экрана.

- Лайнер был перехвачен спасательной службой Астары и принудительно опущен на планету. Смотри, вот данные карантинной службы. Их датчики отслеживают каждый крупный живой объект, попавший в охранную зону. Вот сводная таблица - несколько десятков животных, птицы и люди. Те, что с лайнера: команда и пассажиры. Два кольца - местные жители. Все человеческие существа к настоящему времени абсолютно точно идентифицированы. Ника там нет. Давай рассуждать.

Он встал и привычно зашагал по кабинету.

- Конечно, поручиться за то, что данные верны стопроцентно, не может сейчас никто. Но в высшей степени маловероятно, что бы он там обнаружился. Мы контролируем в зоне практически все, каждую щель. Я ручаюсь тебе, что он может быть где угодно, но только не в зоне посадки и не на этом корабле.

- Где же он?

- Не знаю. Но на твоем месте, как это не жестоко, я бы готовился к худшему. Скорее всего, он по каким-то причинам оставался на станции. До конца.

- Вы думаете, Ник погиб во время взрыва? Или... еще раньше?

Адмирал ничего не ответил, но молчание было очень красноречивым.

- Спасибо, что ответили на все мои вопросы, - тихо сказала Элин и стала медленно подниматься.

- Ты сможешь добраться?

Ничего не ответив, Элин осторожно, закусив губу и стараясь двигаться ровно, без резких движений, направилась к выходу. Говорить больше было не о чем.

3

На огромном, в пол стены экране, высветилась трехмерная паутина сферических координат и яркая точка, двигающаяся по красной, прерывистой нити.

- Капитан туристического лайнера засек неопознанный объект, на границе сектора и сообщил диспетчеру. Мы немедленно затребовали данные к себе. Аналитики утверждают, что это каким-то образом уцелевший биоотсек с научной станции. Вероятность совпадения очень приличная, больше восьмидесяти.

Адмирал некоторое время молча рассматривал записи, а потом покачал головой.

- Даже если его успели катапультировать до взрыва, как же он мог отойти незамеченным? Ведь группа была совсем рядом?

- При определенных совпадениях это возможно. Ребята уходили в спешке, сначала его закрывал корпус станции, а потом - конус взрыва. На полградуса левее или правее, и локатор бы его взял. Простое невезение, так тоже иногда бывает.

Адмирал хмыкнул.

- Да уж, простое. Что с материалами?

- Ведем расшифровку. Связь оказалась не совсем удачной.

- Когда они будут восстановлены?

Помощник промолчал.

- Ладно, потерпим. Вернемся к отсеку. Раз есть координаты, то надеюсь, найти его будет нетрудно. Ведь пучок разрешенных траекторий должен быть довольно узок?

Помощник слегка помотал головой.

- Не совсем, прошли целые сутки. За это время веер сильно расширился... Но главное не в этом: крайне неудачно само направление. Он должен выйти из международной зоны, теперь это территория чужой системы. Без специального разрешения туда заходить нельзя.

Адмирал нетерпеливо отмахнулся:

- Не растекайтесь. Передайте аналитикам, чтобы ускорили разработку операции. Данные для наведения нужны мне как можно быстрее.

Помощник кивнул и исчез с экрана. Почти тотчас же заработал аппарат защищенной линии, инспекционная группа Совета прошла первое кольцо охраны. Пора было выходить и встречать гостей.


Несмотря на плохое настроение, Председатель с интересом огляделся по сторонам:

- Это и есть тот самый пресловутый, бункер, да? Выглядит не очень впечатляюще, А если вспомнить суммы, затраченные на его функционирование...

- Это единственное место, где мы сможем спокойно и без недомолвок поговорить.

- Для этого он и создавался?

Адмирал не ответил на шутку.

- Квази-переменная структура, если вам это о чем-то говорит. Защита обновляется не реже, чем раз в неделю. Как только поступают свежие данные от нашего исследовательского отдела.

- Прошу прощения, слишком вошел в роль, - сказал председатель.

- Ничего. Сколько у нас времени?

- Не более получаса. Потом члены комиссии начнут беспокоиться.

- Хорошо. Вы смотрели отчет?

- Да. Я согласен, сейчас главное выиграть время. Однако общепланетный карантин... Причину невозможно долго сохранить в тайне. А если другая сторона вас не поддержит?

- Не думаю. Выдвигая и поддерживая версию карантина, мы по существу отдаем в их распоряжение институт с аппаратурой, попавший под купол защиты и самое главное - свежий материал: в институте - шестнадцать человек, обоего пола. Получив такой подарок, они должны подыгрывать нам по мере сил.

- Щедрый подарок... А что получим мы?

- Время. Совсем скоро будет готов адекватный ответ. Мы просто чуть-чуть запаздываем.

Председатель покачал головой

- Хотелось бы надеяться... Вблизи зоны заражения, во втором кольце, достаточно много жителей колонии. Если эта... эпидемия вдруг захватит остальных...

- За второй барьер они не попадут. А жителей мы уже начали эвакуировать. Что же касается нескольких врачей, мы были вынуждены пойти на это. Понимаю, вас это мало утешит, но все согласившиеся - добровольцы.

Они помолчали.

- По-вашему, кризис продлится не больше месяца?

- Да. За это время мы должны успеть. Или они покончат с нами, и тогда нам всем придется жить совсем в другом мире. Третьего не дано.

Председатель покачал головой.

- Месяц - очень много... Столько нам не продержаться. И мы пока не можем раскрывать карты. Сейчас, когда объявлен карантин, раскручивание действительной причины случившегося будет полной катастрофой. И есть еще исследовательская станция, не забывайте. Разгорается крупный скандал. Конечно, по сравнению с эпидемией это... но... Раулляне настаивают на срочной встрече с экспертами по совместной деятельности в международной зоне, наши дипломаты вынуждены отвечать. Да и остальные расы также не молчат... Раулляне утверждают, что их датчики на границе сектора засекли земной корабль, который и стал причиной взрыва. Естественно, они жаждут крови. Вы уверены, что ваш бот не засекли?

- Уверен. Практически на сто процентов.

- Мне бы вашу уверенность... Мангхейм кричит на всех углах, что у него есть веские улики о причастности к взрыву станции вашей организации. Будьте уверены, он выжмет из этой истории все, что возможно. И даже больше.

Адмирал пожал плечами.

- Чем все это грозит непосредственно сейчас?

- Пока, арестом всех открытых счетов и временным прекращением активной деятельности. И приготовьтесь отвечать на неудобные вопросы. А что будет дальше... Помните, я предупреждал вас, что могут наступить обстоятельства, когда я буду бессилен. Это время наступило. Более того, все правительство, включая меня самого, может оказаться под ударом.

- Попробуем справиться и с этим. Не волнуйтесь, со мной или без меня, но с этой заразой будет покончено.

Председатель некоторое время молча смотрел на него.

- Знаете, Адмирал, что меня постоянно мучает? - тихо произнес он. - Что однажды наступит такой день, когда я обращусь к вам с известием об очередной неразрешимой проблеме, а рукав, из которого вы вытаскиваете козыри, окажется пустым.

Лицо Адмирала прорезала холодная усмешка.

- Убежден, что до этого времени еще очень далеко.

- Хотелось бы вам верить... Очень хотелось бы.

4

Элин больше всего мучило незнание того, что случилось с Ником. Он исчез бесследно. С равной долей вероятности он мог оказаться погибшим на станции или пропасть на этом проклятом корабле. Если бы она знала точно, наверное было бы легче.

Она пришла последней, когда все уже были в сборе. Джексон вошел практически вслед за ней и предложил заслушать короткое сообщение. Элин недоуменно посмотрела на него. Группа, приняв меры предосторожности, собралась в частном отеле, но не по тревоге, а как он сказал, для приватного разговора.

- Я принес вам пренеприятные известия, - начал командир, по привычке окидывая каждого коротким внимательным взглядом. - К нам едет ревизор.

Большинство никак не отреагировало на загадочную реплику, только начитанный Дениц поднял голову и слегка улыбнулся.

- Я не шучу, - продолжил Джексон. - У патрона серьезные проблемы по последней операции. Ближайшее время группа не сможет нормально работать: счета арестованы, а все наши терминалы и пункты обеспечения на время работы комиссии будут заблокированы.

- И какой у нас сейчас статус? - спросил Рэд.

- Мы в бессрочном отпуске. Однако боюсь, как бы дело не дошло и до нас, если мы будем по-прежнему торчать в пределах видимости.

Он многозначительно постучал себя по голове.

- Черт, мне совсем не хочется, чтобы кто-то, просто так, походя, копался у меня в голове, - медленно произнес Том. - Действительно, хорошо бы нам временно исчезнуть. Надеюсь, долго этот бардак не продлится.

- Отпуск есть отпуск и формально мы вправе им воспользоваться. Но совсем хорошо было бы извлечь из этого и некоторую пользу для дела, - ответил Джексон.

- А я не верю, чтобы у Адмирала не оказалось запасной кормушки, - вдруг немного невпопад заявил Рэд. - Готов держать пари, если найдутся желающие.

Командир досадливо махнул рукой. Желающих спорить с Рэдом не нашлось. Обсуждать сейчас эту тему было просто глупо.

- Надеюсь, комиссия о нас пока ничего не знает. А если вдруг и узнает... Без специального оборудования они все равно не смогут ничего сделать. А оборудование, как вы прекрасно знаете, существует пока только в одном месте и в единственном экземпляре.

- Прелестно, - с серьезным видом отозвался Хасинский. - Редкий случай отдохнуть всей группой. Значит, нарушаем все правила? Ты для этого нас и собрал?

- Естественно. Именно это мы сейчас и обсуждаем, - улыбнулся командир. - Думаю, что для начала необходимо зафрахтовать яхту. Турист без яхты - это нонсенс. У кого-нибудь есть на примете что-нибудь подходящее?

На этот раз промолчали все, терпеливо ожидая продолжения.

- Так я и предполагал, - удовлетворенно констатировал Джексон. - Значит, я один имею конструктивные предложения... Садитесь ближе, начинаем работать. Первое, наш отсек каким-то образом успел катапультироваться до взрыва, и вроде относительно цел. А из этого следует...

Элин резко подняла голову, и не веря своим ушам, уставилась на командира. Ее сонное оцепенение сразу исчезло.

- Что ты сказал? Это точно?

- Да. Вероятность больше восьмидесяти.

- Там может оказаться... кто-нибудь живой?

Джексон отрицательно покачал головой.

- Пару секторов отрезало, как ножом. На снимке отчетливо видны многочисленные пробоины. И очень интересная деталь - настежь распахнутые люки. К тому же прошло столько времени. Какие-то материалы конечно могли сохраниться...

Элин опять опустила голову. Командир продолжил, как-будто его не прерывали:

- Прогнозисты дают для цели следующие координаты...

После того, как все досконально обсудили, Рэд сделал задумчивое лицо и с серьезным видом сказал:

- Есть только одно большое но, ребята. Не хочу вас зря пугать... Самое слабое звено в таком прекрасном плане.

- Какое же? - спокойно спросил О'Хара. Он всегда вызывал огонь на себя, когда Рэд начинал хохмить. Остальные молча ждали продолжения.

- Боюсь нагнать на вас страх... Но вдруг оно подведет в решающий момент. Вот это тело!

Он гулко похлопал себя по животу.

- Ведь в нем мы до сих пор не провели ни одной операции!

Вместо ожидаемого гогота Рэд с изумлением внимал мертвой тишине. Наконец вежливый Дениц открыл рот и негромко сказал:

- Ха-ха.

Больше никто не улыбнулся.

5

Охранников было трое. Двое во время разговора молча стояли около внутренней двери, блокируя подходы к лифтам, а третий, умело изображая любезную улыбку, разговаривал с Элин.

- Герр Валенштайн очень редко приглашает гостей, не ставя нас в известность. Вам придется подождать.

Он вложил ее карточку в сканер и что-то тихо сказал в закрепленный у рта микрокомм. Элин беззаботно рассматривала роскошный холл. Формально, Валенштайн просто арендовал в этом огромном здании несколько этажей, но было общеизвестно, что он не только является владельцем всего здания, но и еще нескольких в этом квартале, включая изрядный кусок земли.

Она незаметно тихонько вздохнула, судорожно переведя дыхание. Последние дни Элин плохо спала, еда не лезла в горло. Она сильно похудела. Ее все время преследовал образ гигантского плазменного пузыря, в который превратилась станция после взрыва. Та станция, на которой навсегда остался Ник. Ее Ник! Они разминулись. Во всем виновата только она... Элин стиснула зубы, в который раз переживая случившееся. Она была буквально в нескольких шагах от него и ничего для него не сделала... Данные передачи агента однозначно подтверждали, что Ник был жив в тот момент, когда группа высадилась на станции. Элин беззвучно застонала.

На эту операцию ее не хотели брать, она добилась своего после тяжелого разговора с командиром. Тот долго молча смотрел на нее, пока наконец не дал добро. Элин подозревала, что разрешение было дано по причинам, которые очень далеки от интересов дела. Пора выкинуть посторонние мысли из головы и начинать работать.

На ней было дорогое платье из модной этим летом, очень красивой ткани, меняющей цвета от перепадов давления и влажности воздуха и несколько неброских, строгих украшений, которые однако много говорили глазам знатока. Тщательно уложенная прическа делала лицо старше и холоднее. Даркин напротив, нарядился в мешковатый костюм, скрывающий оружие, его коротко подстриженные волосы стояли ежиком. Он исполнял роль телохранителя.

Наконец главный страж очевидно получил необходимые инструкции и сделал разрешающий жест. Элин указала на Даркина:

- Была договоренность, что разрешение будет на двоих.

- Разумеется. Но оружие пусть оставит в сейфе.

Даркин коротко и жестко ухмыльнулся, отводя в сторону полу куртки. Он отлепил от тела боковую кобуру с укороченным десантным автоматом и опустил ее на низкий столик. Потом неуловимым движением достал из-за спины полностью снаряженный мнемотроник и аккуратно положил его сверху.

Брови охранника дрогнули и поползли вверх. Элин ослепительно улыбнулась.

- У него есть разрешение, - успокоила она.

Тот неуверенно кивнул головой.

В сопровождении одного из охранников они прошли через арку сканера, замаскированную вьющимися растениями с красивыми белыми цветами, а потом вошли в просторный открытый лифт и втроем поехали наверх. Все время подъема охранник мрачно таращился на Даркина, на Элин он даже не взглянул. На лице Тома застыло сонное скучающее выражение, он даже полуприкрыл глаза, казалось, он дремлет. Как дети, подумала Элин.

На выходе из лифта их уже поджидали двое новых охранников. Эти выглядели элегантнее нижних. Сопровождающий поехал вниз, выйти ему не разрешили.

Перед визитом Элин внимательно просмотрела кристалл с данными, поэтому ее не удивило уродливое лицо хозяина кабинета. Он не был красавцем от природы, а после катастрофы и вовсе не похорошел. Ходили слухи, что на него покушался кто-то из своих, но более точных данных о покушении на кристалле не было. Внезапных смертей в близком окружении хозяина за последнее время не наблюдалось.

Из-за какой-то тупой бравады Валенштайн не захотел делать пластическую операцию и теперь пугал подчиненных своим видом. Впрочем, подумала Элин, они наверно давно привыкли к его морде, и не обращают внимания на то, как он выглядит.

Голос у него был хриплым, манеры грубыми.

- У меня мало времени, - начал он брюзгливо. - Старый друг просил оказать любезность, даже слишком настойчиво. Но я должен точно знать, во что вы пытаетесь меня втянуть.

- Нам нужен полугрузовой корабль, в хорошем состоянии, достаточно быстрый, - Элин откинулась на спинку кресла и положила ногу на ногу. - Дело простое. Сложность в том, что мы не можем ждать.

Даркин стоял у двери, не меняя скучающего выражения на лице. Как ни странно, хозяин кабинета не возражал против его присутствия. Впрочем, как вспомнила Элин, в организации это было в порядке вещей. На деловые встречи каждый босс приходил со своей личной охраной. Живут, как пауки в банке, подумала она.

- Данные по типу и тоннажу я вам предоставлю. Разумеется, борт должен быть с очищенными документами, но если возникнет такая необходимость, след должен привести к вам. За это, как и за срочность, последует дополнительная оплата. Вот и все.

- Ничего себе все! А я что получу взамен - одни неприятности, если не сказать больше?

- Риск минимален. Взамен вы получите очень существенную компенсацию, величину которой мы можем уточнить, если возникнет такая необходимость. Плюс твердые гарантии, что Федеральные органы в связи с этим делом не будут иметь к вам никаких претензий.

- Гарантии... Кто вы такая, чтобы давать мне такие гарантии? Я никогда не слышал о вашей фирме!

- Разве вам мало того, что вы знаете? Лишние знания вредят здоровью.

Лицо Валенштайна побагровело.

- Вы смеете угрожать... мне?

Элин нарочито медленным движением вытащила из маленького кармашка кристалл в изящной упаковке и положила его на стол:

- Я говорила, что у меня нет времени на пустые разговоры. До сих пор мы говорили о прянике. Здесь - кнут. Советую ознакомиться.

Если судить по виду, бешенство хозяина поднялось еще на пару градусов. Рука метнулась было к комму, но остановилась на полпути. Валенштайн не зря больше десяти лет пробыл на самом верху; несмотря на внешний вид и хамское поведение, он был умен, хитер и расчетлив.

Пока он знакомился с документами, Элин скучающе рассматривала кабинет, спроектированный знаменитым и очень дорогим дизайнером. Все вокруг было рационально и по-своему красиво, но ей совсем не понравилось. В этой красоте был холод, в ней не чувствовалось ни капли жизни. Это был идеальный интерьер для рекламного голоролика. Она мысленно наметила три точки, где должны были прятаться панорамные камеры наблюдения, сопряженные с датчиками перемещений. Именно в этих местах висели творения известного современного мастера, также очень дорогие, но на ее старомодный взгляд, ужасно уродливые.

Валенштайн с громким стуком бросил кристалл на стол. Он хотел что-то сказать, но задохнулся от ярости. Элин с интересом посмотрела на его искаженное от злобы лицо. Как бы его не хватил удар, с легким беспокойством подумала она. Тогда придется потратить лишнее время, чтобы выйти еще на кого-нибудь. Она протянула руку к его комму, и взяв его, сказала:

- Принесите, пожалуйста, что-нибудь прохладительного.

Дверь в кабинет тут же распахнулась, и вошел молодой человек с подносом, не из тех, что встретили их на этаже. Роботов тут не жаловали. Взглянув на хозяина, он было остановился, пораженный его видом, но увидев разъяренный жест, поставил поднос на стол и исчез.

- Выпейте немного и успокойтесь, - приветливо произнесла Элин. - Вы зря волнуетесь, мы видимся первый и последний раз. Я уверена, что мы договоримся к обоюдному удовольствию, и маленький инцидент будет полностью исчерпан.

Валенштайн схватил стакан и сделал из него быстрый глоток. Ярость по-прежнему горела в его глазах, но он сумел взять себя в руки:

- Хорошо. Покончим с этим как можно скорее, и больше я не хочу иметь с вами никаких дел. Как будет осуществлена оплата?

- Две трети авансом, остаток - после операции. Назовите любой из банков, с которыми вы оперируете, или несколько, по вашему выбору. Деньги будут перечислены туда.

- От чьего имени?

- Не волнуйтесь. Организация, многоуровневая, разветвленная, и достаточно солидная. Штаб-квартира не на Земле. Проследить источник будет очень сложно.

- Как же... вы опять даете гарантии. Хотел бы я знать, кто вы на самом деле!

Элин с легким упреком посмотрела на него:

- Мы опять возвращаемся к пройденному? Повторяю, это совершенно излишне и может сильно повредить как вашему личному здоровью, так и здоровью всей организации. Достаточно, что мы весьма солидно и аккуратно платим за не слишком обременительные услуги, - Элин встала и провела рукой по платью, разглаживая его. - Я жду ответа весь сегодняшний вечер в отеле. Адрес вам известен. Не тяните.

Она коротко кивнула и пошла к выходу. Элин была уже у двери, когда услышала еле слышный свистящий шепот:

- Дай срок, рыжая стерва, я доберусь и до тебя и до тех вонючих всезнаек, которые стоят за тобой!

Элин замерла на месте, у нее внезапно потемнело в глазах. После исчезновения Ника она совершенно выбилась из колеи: у нее дважды бывали опасные моменты, когда она почти теряла над собой контроль. Ей вдруг показалось, что она опять стоит одна в запертой каюте, а перед ней юродствует и глумится Дьявол, прикрываясь телом беззащитного человека.

Она медленно повернулась и посмотрела на него в упор.

Валенштайн уже вставал из-за стола, когда напоролся на ее страшный взгляд. Элегантная женщина внезапно исчезла. Еще мгновение назад живые ясные глаза вдруг заледенели: они стали пустыми и мертвыми.

Рука скользнула в прорезь платья, и в ней сверкнул страшный гибрид старинного оружия ниндзя с суперсовременной технологией - метательная звезда с острыми, как бритва, краями и импульсным лазером внутри. Она была сделана из металла с измененной структурой и не поддавалась обнаружению сканерами. Одной такой игрушки, давно, еще в начале знакомства, спроектированной и изготовленной Деницем, было достаточно, чтобы разом смести с лица земли весь этаж этого гигантского здания.

У Валенштайна перехватило дыхание и пересохло в горле, по лицу обильно заструился холодный пот. Он что-то прохрипел неповинующимся языком. Весь долгий и темный жизненный опыт ясно подсказал ему, что даже в момент взрыва он не был так близок к концу. Сейчас на него смотрела сама смерть. Холодеющей рукой он потянулся к комму...

- Лис! - Даркин метнулся к ней, стараясь одновременно не терять из виду дверь и Валенштайна. - Ты сорвешь операцию!

Дверь распахнулась, и в комнату ворвались два охранника. Один выставил вперед бластер, второй держал парализатор. Даркин мгновенно вырубил обоих, поймал в воздухе выбитое из рук оружие и прижавшись к полу, скользнул в приемную. Оттуда послышался короткий вскрик и несколько глухих ударов.

Лис! Валенштайну стало еще хуже, если это только было возможно - он обмер от ужаса, все тело начала бить крупная дрожь. Теперь он знал, с кем имеет дело! Он сразу вспомнил, где и когда он слышал это прозвище. И того, кто рассказывал, уже не было в живых. Метательная звезда и Лис! Выкормыши Бешеного, старого палача - его личная гвардия, группа самых изощренных убийц на свете, плюющих на законы и не останавливающихся ни перед чем. Так вот с кем его столкнула судьба...

Он сполз в глубокое кресло и замер, почти перестав дышать. Если он хоть одним движением покажет, что что-то знает, ему конец, его не спасет ничто на свете.

Элин неслышными, скользящими движениями приблизилась к столу. Резким щелчком она закрутила звезду на пальце. От сверкающего круга по стенам побежали радужные зайчики. Она медленно поднесла руку к глазам Валенштайна и нараспев тихо сказала:

- Слушай меня внимательно и запоминай. Ты сделаешь все, о чем мы договорились. Быстро и точно. Ты хорошо понял, да? Иначе я приду еще раз... А сейчас успокой своих горилл.

Скованный ужасом, Валенштайн был не в силах вымолвить что-то членораздельное, он только несколько раз судорожно мотнул головой...

Прошло немало времени, прежде чем Валенштайн прекратил дрожать и приняв двойную дозу стимуляторов, начал нормально соображать и осмысленно действовать. Нет, он не самоубийца! Он будет тише воды и ниже травы, долго, очень долго. Он сделает все, что от него потребовали. И сделает вид, что забыл, что произошло.

Но он не из тех, кто проглатывает оскорбления. Сам он сделать ничего не сможет, надо быть реалистом. Однако на него недавно вышли очень интересные люди. Вернее, один. Один из троицы точно был человеком. А вот остальные... Он невольно содрогнулся. Те... внешне похожие на людей особи внушали почти такой же ужас, как и эти двое. Вот их и надо столкнуть. Только намекнуть, поделиться крупицей нужных данных...

Он с трудом разжал намертво сжатые челюсти. Сейчас мяч не на его поле, но его время наступит! Те постоят за благодарностью, получив нужную информацию.

Он злобно ухмыльнулся. Никто еще не мог похвастаться, что смог оскорбить его безнаказанно, оскорбить и остаться в живых. Надо уметь ждать. Придет час и он расквитается за все. Эта сука и ее приятели получат по заслугам. Валенштайн не из тех, кто молча проглатывает оскорбления.

6

Если бы Элин верила в приметы, она бы решила, что им не везет с самого начала. Еще на дальнем подходе к заданному квадрату они засекли два корабля земной постройки, которые болтались вблизи границы зоны, и делать которым здесь было нечего. К тому же едва уловимые специалисту признаки говорили о том, что встречные суда не те, за кого себя выдают.

При нормальных условиях они бы отменили операцию, но сейчас это было невозможно. Пришлось делать вид, что они ничего не заметили, однако шансы войти в чужое пространство незамеченными растаяли, как дым. Кроме того, перемена курса их бы сильно задержала.

Когда же они оказались в заданном секторе, дела пошли еще хуже. В самом углу экрана возник патруль рауллян, который прошел по периферии квадрата. Предусмотрительно оставленный на входе в чужую зону маяк позволил им засечь чужой корабль на дальнем подходе, однако пришлось долго ждать, прежде чем двигаться дальше. Оставалось только надеяться, что их не заметили.

А потом им не повезло в самом главном. Из всех возможных траекторий судьба определила самую скверную. Отсек биоспутника, за которым они так долго охотились, уходил прямо к чужой планете. Двигатели бота работали на пределе, и постепенно становилось ясно, что за расчетное время его не достать. И именно в это мгновение один из двух странных кораблей изменил курс и пошел прямо на них.

Командир нахмурился, глядя на дисплей компьютера, потом еще раз оценил траекторию и наконец, решился.

- Лис, медлить больше нельзя. Не нам, так никому. Еще немного и отсек окажется в терро пространстве планеты.

Элин плавно подвела электронное изображение к концентрическим кольцам прицела и включила автоматическое сопровождение цели. Теперь все решал автомат. Прошла пара долгих секунд и три гравиторпеды, расходясь веером, как лепестки огненного цветка, пошли на цель.

Бот после выстрела должен был совершить прыжок от цели. Несмотря на приличную защиту, следовало исключить ненужный риск. Том уже тянул руку к пульту, когда послышался тонкий, пульсирующий свист. Компьютер поймал передачу сжатого информационного импульса.

Перебиваемое волнами помех, на экране появилось еле различимое мужское лицо. Разобрать речь можно было с большим трудом.

- Сообщение... степени важности... кодовый номер... Земля... Адмирал... Ник... Ник Гартен... запись... просьба передать... Элин... прости... люблю...

- Что?! - Элин рванулась к экрану.

Еле различимое лицо Ника подергивалось на экране от волн помех, иногда рябь стирала изображение целиком. Дениц одним длинным прыжком влетел в кресло и схватил шлем, крича на ходу:

- Том! Перехват!

- Черт! - руки побледневшего Тома бешено порхали над сенсорной панелью.

Опять послышался характерный свист, видимо, автомат давал повтор записи...

- Лис! Мы не успеваем! - отчаянный крик Тома разорвал пространство централи.

Время сразу замедлилось, почти остановилось. Внезапно наступила полная тишина. Беззвучно шевелящие губами лица друзей. Элин показалось, что прошла вечность после того, как она услышала голос мужа, которого считала погибшим.

В правом нижнем углу на цифровом табло лениво сменялись десятые доли секунды, оставшиеся до поражения цели. 0.5... Экран накрыла сферическая сетка, знак того, что торпеды непосредственно у цели и управление передано автономным блокам наведения... 0.4... На боковом экране отходили стрелы перехватчиков, закручиваясь в тугую спираль, но на главном уже вспыхнуло изображение отсека, передаваемое камерой передней торпеды... 0.3... Вот автомат притушил экран...

Ее пересохшие губы еле слышно умоляюще шептали:

- Не надо, нет, не...

Яркая вспышка смыла все с главного экрана, он стал черным, а лицо Ника, которое она все равно продолжала видеть, начало таять, на какое-то мгновение она страшным усилием воли удерживала его, а потом оно пропало навсегда. Внезапная странная глухота кончилась, и она почувствовала налетевший на корабль грозовой вал, смягченный броневыми стенками и защитным полем.

Перед глазами замелькал калейдоскоп из отрывочных кадров. Их первая встреча, в вычислительном центре, вот он стоит, ероша волосы, удивительно милый и трогательно беззащитный... Первая близость, он страшно гордый и усталый, опустил голову ей на грудь, а она, задыхаясь от счастья, гладит его волосы... Вот последний раз, когда они были вместе: река, они плывут вдвоем на лодке, вокруг шелестят камыши, дорожка от солнца на удивительно тихой и прозрачной воде...

Потом Элин увидела, как пол и потолок вдруг поменялись местами и пол пошел на нее. Вокруг стало темнеть. Она еще успела подумать, что наверное, это и есть тот самый обморок, о котором она читала в исторических видеокнигах, как все вокруг пропало. Последней ушла рвущая сердце неимоверная боль.

Всего через несколько секунд после того, как она потеряла сознание, в их борт ударила первая гравиторпеда. Бот тряхнуло так, что не будь на всех специальных скафандров, в живых не осталось бы никого.

Дальнейшее происходило уже без нее. Она не видела, как на них спикировали корабли противника и начался отчаянный яростный бой. Группе удалось уничтожить нападавшие корабли, но победа далась дорогой ценой...

Единственным незадетым, если не считать несколько неопасных ран, оставался Дениц. Бот горел. Он с трудом дотащил неподвижные тела до капсулы, в одиночку это было нелегко. Первой он перенес Элин. Осторожно положив ее в самое удобное место, Володя коротко вздохнул и двинулся за остальными.

Разместив ребят, он набрал маршрутный код и проследил, как маленькая капсула, накрытая колпаком маскировочного поля, благополучно стартовала и вышла на курс. Ему предстояло немного задержаться. Корабль должен был исчезнуть без следа, но не здесь. На этот счет у него были четкие и недвусмысленные инструкции, а Дениц был не из тех, кто нарушает приказы.

7

Придя в себя, Элин некоторое время разглядывала светлые, тесно заставленные мониторами стены. Помещение знакомое, только здесь она давно не была. Наконец до нее дошло, что она в обычном медицинском блоке, а ее человеческое тело плавает в биологическом растворе, в специальной противоожоговой капсуле. Свободной оставалась только голова. Боли она не чувствовала, но во всем теле ощущалась привычная скованность.

Почувствовав, что рядом кто-то есть, она с трудом повернула голову. Около капсулы сидела мать. Она с беспокойством смотрела на нее, и увидев, что дочь пришла в себя, облегченно произнесла:

- Ну, наконец-то. Мне сказали, что сон долго не продлится, но видимо они немного ошиблись.

Мама выглядела усталой и осунувшейся.

- Мой организм, как всегда, вносит коррективы. Здравствуй, ма. Сейчас, день или ночь?

- Раннее утро.

- Ты давно здесь?

- Второй день. С тех пор, как тебя перевезли из вашего трансплантационного центра. У тебя были задеты легкие, несколько переломов и ожоги большой площади. Теперь, слава богу, все в порядке. Я прилетела туда, но у вас строгие порядки. Меня не пропустили. Пришлось ждать, пока они закончат.

- Надеюсь, теперь меня скоро выкинут домой.

Мать посмотрела на нее и осторожно сказала:

- Слушай, на этой палате можно повесить именную табличку с твоим именем. Возврат к прошлому? Что на этот раз, какая очередная нелепая случайность? Опять катались на катамаране, и у вас взорвался мотор?

Она устало вздохнула, но в глубине глаз заплясали искорки:

- Дочь, тебе не надоело меня дурачить?

Элин виновато посмотрела на мать, но ничего не ответила.

- Не хочу опять начинать наш вечный спор, но женщине в такой организации не место.

- Похоже, еще немного и я с тобой соглашусь, - Элин помолчала и добавила. - У тебя со мной столько хлопот...

- Перестань. Мне передали для тебя, - она показала на букет сине-черных роз, стоящий на столике у кровати. - С пожеланиями скорее поправиться и вернуться в строй.

- Высокий мужчина, смуглый, очень красивый?

- Да. Встретил меня на улице. Я пригласила зайти, но он отказался.

- Спасибо, - Элин кивнула головой. - Как у тебя дела, ма?

- Нормально. Поживешь немного у меня? Тебе ведь должны дать несколько дней отдыха, так?

- Без проблем.

- Отдыхай, я приду завтра. Только...

Мать осторожно показала на цветы.

- Я не хотела спрашивать, но там четное число... И цвет.

- Мама, - ее голос предательски дрогнул, она замолчала, но потом справилась с собой. - Я ведь говорила тебе, что Ник пропал, но осталась совсем... совсем крохотная надежда?

- Да, - мать с тревогой смотрела на нее.

- Все... Ее больше нет.

Мать расширенными глазами посмотрела на нее, но ничего не сказав, вышла. Элин перевела взгляд на цветы. Теперь, оставшись одна, она поняла, что не сможет сдержать слезы. Глаза сразу стало щипать, а она даже не может их вытереть. Несмотря на то, что ее наверняка напичкали успокоительным, стоило закрыть глаза, как перед ней вставало лицо Ника. Лицо, окаменевшее от боли, какое она видела последний раз, на экране монитора торпеды. Лекарства приглушили боль, но убрать ее они не могли.


На следущее утро Элин извлекли из капсулы и положили на обыкновенную кровать, с плавающим матрацем. Еще ей освободили руки, и она смогла сама, правда с помощью матери, немного поесть. Если честно, есть совсем не хотелось. Но мама так смотрела на нее, что она, незаметно давясь, запихнула в себя положенный минимум. Она уже кончала завтракать, когда ожил палатный терминал:

- Простите, мадам, к лейтенанту начальство, - это была наблюдающая сестра. - Доктор разрешил.

Мама встала.

- Я подожду в другой комнате, - сказала она. - Надеюсь, это не надолго.

- Думаю, что да, - ответила сестра. - Не волнуйтесь, нейросеть постоянно следит за состоянием больной.

Мама вышла, и почти тотчас же в палату вошел Адмирал. Некоторое время он молча смотрел на нее своим пронизывающим взглядом, а потом застыл посередине, в своей излюбленной позе, широко расставив ноги и заложив руки за спину. Палата сразу показалась меньше.

- Как дела, лейтенант? - Адмирал не стал садиться,

- Плохо, - спокойно ответила Элин. Некоторое время она тоже смотрела на него, а потом, потеряв интерес, перевела взгляд на окно. - Не часто приходится своими руками убивать собственного мужа.

- Элин, девочка, ты не должна так говорить, - она почувствовала, что Адмирал старается придать своему голосу максимум теплоты. - Мы не могли предположить подобное. То, что Ник остался в живых после отстрела отсека, уже чудо. Он умер задолго до встречи с вашим кораблем, сам открыв люки. Он собрал неоценимые данные, огромной важности, поверь мне... Ты должна им гордиться! Ник до последней минуты оставался настоящим исследователем и настоящим человеком.

- Да, тут вы правы, - не сразу, хрипло ответила Элин. - Только я поняла это слишком поздно. Ник всегда занимался настоящим делом, всю свою недолгую жизнь. Пока я... - голос ее прервался, но Элин безжалостно закончила: - Пока я играла в солдатики.

- Ты опять не права, - возразил Адмирал, немного помолчав. - Я горжусь всеми вами. Это было задание огромной важности, и вы выполнили его безупречно.

Элин с трудом мотнула головой и закусила губу, сдерживая слезы. Нет, она не заплачет.

- Я уже говорила, что не верю вам! Впрочем нет, не так. Скажите мне откровенно... - она в упор посмотрела на него. - Вы бы скомандовали отбой, если бы знали заранее, что Ник там и что он еще жив? Ведь отсек со всем содержимым уходил к чужим...

Адмирал промолчал.

Элин молча смотрела на него. Живая легенда, участник самых знаменитых операций. Близкий друг отца, по слухам - спасший ему жизнь. И не один раз. Спасибо хотя бы за то, что он не стал врать. Раньше по одному его жесту она пошла бы на смерть сама, а по приказу - убила бы любого, на кого он указал. Собственно, это ты и сделала, мрачно подумала она. Она вспомнила разговор с Томом, об одной из старинных кличек Адмирала, которые тот где-то откопал. Палач.

- Мы продолжим разговор, когда ты будешь в лучшей форме. Выздоравливай. Я вижу, что поспешил с визитом, - сказал Адмирал.

- Нет, - твердо ответила Элин. - Продолжения не будет. Пора кончать играть и начинать жить. То, что случилось, просто было последней каплей. Я уже давно чувствовала, что не могу нормально работать, не зная всего. Только поняла это слишком поздно.

Она ненадолго замолчала. Спокойнее, спокойнее...

- Может быть, я и не права, но так я больше не могу. Не знаю, как остальные... каждый должен решать сам. Но я ухожу из группы. И из космодесанта тоже. Если же мне решат воспрепятствовать...

Адмирал посмотрел на нее с легкой укоризной, и не говоря не слова, покачал головой.

В дверь постучали. Вошла сестра:

- Простите, Адмирал, но доктор настаивает на окончании свидания. Судя по телеметрии, на этом придется закончить. Вы сможете придти завтра, если пожелаете.

Адмирал хотел еще что-то сказать, но передумал, и молча двинулся к двери. Остановившись на пороге, он невыразительным, тихим голосом произнес:

- Прощай, девочка. Постарайся восстановиться как можно скорее. Это очень важно.

Элин равнодушно бросила ему:

- Прощайте, Адмирал. Надеюсь, больше никогда не увидимся.

... Когда в палату вошла мать, Элин лежала на спине и смотрела в потолок. Мать встревожено посмотрела на нее.

- Адмирал не стал говорить со мной, только как-то странно попрощался. Он сильно расстроен. Что случилось?

- То, о чем ты всегда мечтала, ма. Я подала в отставку.

- Когда?

- Пять минут назад. Я теперь гражданское лицо.

Мать тяжело вздохнула.

- Надеюсь, Элин, ты знаешь, что делаешь. Правда, ты никогда не слушала ничьих советов... Но может быть, такие решения лучше принимать на здоровую голову?

Элин осторожно мотнула головой.

- Это ничего не изменит. Решение окончательное и обжалованию не подлежит.

8

- Ваш доклад назначен на завтра, - чиновник на экране был сама предупредительность. Он немного помялся и уже заметно тише продолжил: - Официально речь пойдет о внеочередном финансовом отчете... Но Председатель... просил передать... что этим дело не ограничится. Готовится решение о преступной халатности и прямых должностных злоупотреблениях.

- Спасибо. Я буду вовремя.

Вызов не был неожиданным, Адмирал был к нему готов с того дня, когда стал ясен итоговый смысл перестановок в Совете. И сейчас, в который раз, пожалел о том, что из-за возраста ему не смогли поставить блокировку сознания. Тогда все было бы намного проще. Впрочем, в этом была и светлая сторона. Буфер ему также не смогли поставить. А значит... Жизнь давно научила его, что безвыходных положений не бывает. Уж это он знал совершенно точно. Есть только конец очередной игры.

На этот раз вопрос стоял абсолютно четко: не позволить свалить правительство. Конечно, выборы они вряд ли переживут, но сейчас его волновал только ближайший месяц. Нужен очень хороший кандидат, на которого можно будет свалить все грехи. Он усмехнулся. Надо же, его волнует судьба правительства! Рок, как всегда, решил напоследок немного над ним посмеяться.

Что же, он уйдет не раздумывая. Внезапно ему стало холодно. Он прикрыл глаза и увидел тягучий темный поток и тоненькую фигурку на камне, с рукой, опущенной вниз... Девочка. Госпожа. Что же, теперь он ответит ей прямо и точно. Больше отсрочки не будет.

Он мотнул головой, отгоняя тяжелые раздумья, и немного походил вдоль стены. Конечно, придется уходить на редкость бездарно. Но что поделаешь, если совсем нет времени...

Когда Адмирал все окончательно продумал, наступил вечер. Он попросил помощника заказать ему на следующий день легкий флайер, а не дежурный гравилет. Он устал и хочет проветриться. Помощник позволил себе недоуменный взгляд, но ничего не сказал и молча повернулся к терминалу.

Следовало поторопиться. Материалы после себя нужно оставить в идеальном порядке. Разумеется, в максимально отредактированном виде и с обязательным условием, чтобы они не производили такого впечатления. Это было трудно, источники были разбросаны по многочисленным базам данных, с разным уровнем доступа. Правда, Адмирал уже давно взял за правило готовить все важные сведения так, как будто каждый день мог стать последним. Теперь это пригодилось.

К утру, после ночи напряженной работы, все было готово. Конечно, полностью изъять все упоминания о таком огромном куске Проекта невозможно, перекрестные ссылки со временем дадут возможность аналитикам восстановить утраченные связи. Однако это и не нужно.

За это время задача либо будет решена, либо... Все дальнейшее тогда не будет иметь никакого значения. Плохо только, что программа "Дубль" солидным краем соприкасается с проблемой вживания. А это означает, что будет задета группа... И естественно, Элин, дочь той единственной женщины, которую он любил всю свою жизнь. Но тут уж ничего не поделаешь...

Постучав по дереву, Адмирал взял свою папку, с которой никогда не расставался. Папка, в старинной кожаной обложке, прошла с ним всю жизнь и оставалась теперь скорее как талисман. Он слабо улыбнулся. Не менялась только обложка - то, что скрывалось под ней, обновлялось много-много раз. Последний раз специалисты колдовали над ней совсем недавно, в начале прошлого года.

Папка обязана остаться целой и невредимой. Это и будет самым убедительным доказательством нелепой случайности. Он набрал сложный код, и слабое мерцание показало, что содержимое окутало защитное поле - генератор внутри послушно заработал. Адмирал медленно встал и последний раз прошелся по кабинету.

Нужно очень постараться, чтобы оставить следы чистой аварии. Это трудно, останки попадут к самым опытным экспертам. Значит, необходимо сделать так, чтобы их количество было минимальным. Взрыв и пожар. Вернее, пожар и взрыв. Конечно, останутся очень солидные сомнения... Но на нет, как говаривал его самый первый шеф, и суда нет. Жаль, что он тогда так и не спросил, что это означает.

Вот только гравилет сопровождения... Он вспомнил про пилота, группу охраны и мысленно попросил у них прощения: вам придется нелегко, ребята. Простите меня, но иначе никак нельзя.

9

Оставшись наконец одна, Элин долго смотрела в окно невидящим взглядом, а потом невесело пробормотала:

- Все возвращается на круги свои. Возраст - достаточно молодой. Мужа нет. Профес