Орел Шарпа (fb2)


Настройки текста:



Бернард Корнуэлл Орел Шарпа (Ричард Шарп и Талаверская кампания. Июль 1809 г.)

Каждый мужчина презирает себя за то, что не был солдатом.

Сэмюэль Джонсон

Посвящается Джуди

Предисловие

В 1809 году британская армия, как и сейчас, была разделена на полки, но большая их часть имела номера, а не названия; так, например, Бедфордширский полк назывался 14-м, а Коннаутские рейнджеры носили номер 88 и так далее.

Сами солдаты не любили цифры, но им пришлось ждать до 1881 года, когда были официально признаны названия. Я совершенно сознательно не дал Южному Эссекскому — выдуманному мной — полку никакого номера.

Основной боевой единицей был батальон. Большинство полков состояли по меньшей мере из двух батальонов, однако в состав некоторых, вроде Южного Эссекского, входил только один. Поэтому в «Орле Шарпа» эти два слова часто заменяют друг друга, если речь идет о Южном Эссекском. На бумаге в батальоне обычно числилось около тысячи человек, но болезни и потери плюс недостаточное пополнение часто приводили к тому, что батальоны отправлялись в бой, насчитывая всего пятьсот или шестьсот солдат.

Батальоны делились на десять рот. Две из них, легкой пехоты и гренадерская, считались элитными; в частности, роты легкой пехоты действовали настолько эффективно, что создавались целые полки, состоящие из таких рот, как, например, 95-й стрелковый.

Батальоном обычно командовали подполковник, два майора, десять капитанов, лейтенанты и прапорщики. Никто из этих офицеров не проходил специальной подготовки; она являлась привилегией офицеров инженерных и артиллерийских войск. Примерно один офицер из десяти получал повышение. Обычно продвижение по службе происходило по старшинству, а не в соответствии с достоинствами офицера, но человек богатый — при условии, что он отслужил в своем звании определенный срок, — мог купить очередное звание и таким образом ускорить для себя получение следующего чина. Подобная система могла бы привести к весьма несправедливым продвижениям по службе, однако не следует забывать: если бы ее не существовало, самый удачливый военный, сэр Артур Уэлсли, позднее герцог Веллингтон, ни за что не смог так быстро получить столь высокий чин и не создал бы самую блестящую армию, какой когда-либо обладала Англия; армию, в которой Ричард Шарп сражался с французами в Португалии, Испании, а затем и Франции в 1808 — 1814 годах.

Глава первая

Пушки было слышно издалека, задолго до того, как они показались на окраинах города. Дети цеплялись за юбки матерей, пытаясь понять, откуда берутся эти страшные звуки. Стук лошадиных копыт, звон упряжи, громыхание мелькающих колес по разбитым мостовым перекрывали гул многих тонн меди, железа и дерева. И вот они появились — всадники на могучих конях, орудия и артиллеристы, такие же бравые, как и покрытые пороховой гарью массивные дула. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять — они пришли с севера, где солдаты переправляли тяжелые орудия через разлившиеся реки, а потом тащили вверх по раскисшим от бесконечного дождя склонам холмов, дабы враг был разбит.

Матери поднимали маленьких детей повыше, показывали на орудия, с гордостью объясняли: храбрые британские воины заставят Наполеона пожалеть, что он не остался пасти свиней на Корсике — ведь на большее он не способен.

А кавалерия! Португальцы ликовали, завидев гарцующих всадников в великолепной форме. Изогнутые, сверкающие на солнце клинки вынуты из ножен специально для того, чтобы произвести впечатление на жителей Абрантиша, высыпавших на улицы и площади города, пыль, летящая из-под копыт, — совсем небольшая цена за великолепное, невиданное зрелище. Горожане не уставали повторять друг другу, что эти бравые парни погонят французов через Пиренеи, назад на парижские помойки. Разве сможет кто-нибудь оказать достойное сопротивление такой армии? Британские солдаты прибывали сюда с севера и юга, из портов западного побережья, чеканя шаг, маршировали на восток по дорогам, ведущим к испанской границе, туда, где их ждал враг. Португалия станет свободной, Испания вновь обретет гордость, Франция будет унижена, а бесстрашные воины вернутся в свои кабачки и пивные, навсегда покинув Абрантиш и Лиссабон, Коимбру и Порту.

Впрочем, сами британские воины не были в этом так уверены. Конечно, северная армия маршала Сульта разбита, но, шагая в сгущающихся южных сумерках, они раздумывали о том, что ждет их за Каштелу-Бранку, последним португальским городом перед испанской границей. Скоро они снова встретятся с солдатами в голубой форме, ветеранами Йенского и Аустерлицкого сражений, героями европейских кампаний, французскими полками, обратившими в бегство лучшие армии мира. Горожане приходили в восторг при виде кавалерии и артиллерии, однако специалисту сразу становилось ясно, что войска, собирающиеся вокруг Абрантиша, плачевно малочисленны, а французская армия на востоке — пугающе велика. Британская армия, вызвавшая благоговение у детишек Абрантиша, не произведет столь сильного впечатления на французских маршалов.

Лейтенант Ричард Шарп дожидался новых приказов в месте расквартирования своей роты на окраине города и наблюдал за тем, как кавалерия, оставив зрителей позади, вложила в ножны сабли. Потом он решил заняться грязными бинтами, которыми была перевязана рана у него на бедре.

Когда последние несколько дюймов бинта наконец были оторваны, парочка червей шлепнулась на пол. Сержант Харпер наклонился, чтобы поднять их, а затем взглянул на рану.

— Все зажило, сэр. Просто отлично.

Шарп только проворчал что-то неразборчивое. Сабельная рана превратилась в девятидюймовый шрам, чистый и розовый на фоне более темной кожи. Он поднял последнего толстого червяка и протянул Харперу, чтобы тот его спрятал.

— Ах ты мой красавчик, какой упитанный! — Сержант Харпер закрыл коробочку и посмотрел на Шарпа. — Вам повезло, сэр.

«А ведь он совершенно прав», — подумал Шарп. Французский егерь чуть не убил лейтенанта, клинок уже опускался, когда пуля из ружья Харпера вышибла француза из седла, а его злобная гримаса мгновенно превратилась в маску боли. Шарп отклонился, пытаясь избежать удара, направленного прямо в шею, и сабля угодила в бедро, оставив еще один шрам, как память о шестнадцатилетней службе в британской армии.

Рана не была глубокой, но Шарп не раз видел, как солдаты умирали от куда менее серьезных, став жертвой заражения крови, когда нога или рука начинали гнить и отвратительно вонять, а доктора были бессильны что-либо сделать; их пациенты медленно умирали в грязных хижинах, которые назывались госпиталями. Горсть червей могла принести пользы больше, чем любой армейский костоправ: черви поедали пораженные ткани, и рана затягивалась быстрее.

Шарп встал и наступил на раненую ногу.

— Спасибо, сержант. Совсем как новенькая.

— Я очень рад, сэр.

Шарп надел кавалерийские рейтузы, которые носил вместо форменных зеленых брюк 95-го стрелкового полка. Он гордился рейтузами с черными кожаными вставками, снятыми с убитого прошлой зимой полковника наполеоновской императорской гвардии. Наружная часть каждой штанины была украшена двадцатью серебряными пуговицами, которые пошли в уплату за еду и выпивку, когда небольшой отряд стрелков Шарпа отступал на юг через галисийские снега. С полковником ему повезло; в обеих армиях было совсем немного высоких людей, таких как Шарп, рейтузы сидели отлично, а мягкие удобные сапоги из черной кожи, казалось, были сшиты на заказ под английского лейтенанта.

Патрик Харпер не мог похвастаться таким же везением. Сержант был выше Шарпа на добрых четыре дюйма. Огромному ирландцу никак не удавалось найти подходящие штаны, чтобы заменить старые, выцветшие, многократно заштопанные форменные брюки, которые гораздо больше сгодились бы для огородного пугала.

«Вся рота выглядит одинаково, — подумал Шарп, — форма в дырах, а сапоги в буквальном смысле подвязаны обрывками кожи». И до тех пор, пока основной батальон остается дома, в Англии, вряд ли удастся найти интенданта, готового взять на себя ответственность и выдать им новую форму или сапоги.

Сержант Харпер протянул Шарпу форменный мундир.

— Хотите принять венгерскую ванну, сэр? Шарп покачал головой.

— Пока еще терпимо.

В мундире было не так уж много вшей, и Шарпу не хотелось подвергать его окуриванию специальным дымом, после чего он, как минимум несколько дней, будет отвратительно вонять. Темно-зеленый мундир 95-го стрелкового полка, знак принадлежности к элитным войскам, был таким же поношенным, как и у остальных солдат роты, но лейтенант ни за что не расстался бы с ним. Британская пехота носила красные мундиры, а ее лучшие, отборные части с гордостью одевались в зеленое, и даже после трехлетней службы в 95-м полку Шарп все еще гордился своей формой. Мундир, содержимое заплечного ранца и карманов — вот и все имущество Ричарда Шарпа, не знавшего другого дома и семьи, кроме полка, в котором служил. Он не ведал иной жизни и был уверен, что умрет на поле брани.

Вокруг талии лейтенант повязал красный офицерский шарф, а поверх надел черный кожаный ремень с застежкой в виде серебряной змейки. После года, проведенного на полуострове, только этот шарф и палаш указывали на его офицерский чин; впрочем, палаш, как и рейтузы, не соответствовал предписанным правилам. Офицеры-стрелки и легкие пехотинцы должны были иметь кривые кавалерийские сабли, но Шарп терпеть не мог этого вида оружия. Он предпочитал длинный, прямой клинок, какими пользовались в тяжелой кавалерии. Опасное оружие, плохо сбалансированное и грубое, но Шарпу нравилось ощущать в руке яростный клинок, который мог с легкостью противостоять изящным саблям французских офицеров и выбить из рук солдата мушкет или штык,

У Шарпа было и другое оружие. Вот уже десять лет он сражался вместе с солдатами в красных мундирах, сначала как рядовой, потом, став сержантом, достойно пронес свой мушкет по равнинам Индии. Он стоял в ряду стрелков, шел в атаку с примкнутым штыком и до сих пор предпочитал воевать с ружьем в руках. Больше всего Шарп любил винтовку Бейкера, она сразу выделяла его среди других офицеров. Шестнадцатилетние прапорщики в ярких новеньких мундирах опасливо поглядывали на высокого черноволосого лейтенанта с перекинутым через плечо штуцером и шрамом на лице, который, когда Шарп не улыбался, придавал ему выражение мрачной насмешливости. Кое-кто мог усомниться, что рассказы о Серингапатаме и Ассаме, о Вимьеро и Люго правдивы, но одного взгляда насмешливых глаз обычно хватало, чтобы рассеять любые сомнения. Мало кто из вновь прибывших офицеров задумывался о том, что на самом деле означало это ружье, никто из них не знал, в каком суровом сражении Шарп, начинавший свою карьеру простым стрелком, одержал победу.

Сержант Харпер выглянул в окно, что выходило на площадь, залитую полуденным солнцем.

— Вон идет Счастливчик, сэр.

— Капитан Хоган.

Харпер не обратил внимания на замечание. Они с Шарпом уже давно были вместе, пережили много опасностей, и сержант прекрасно знал, какие вольности может позволить себе в присутствии сурового офицера.

— Он кажется еще более веселым, чем обычно, сэр. Наверное, есть для нас работенка.

— Я молю Небеса, чтобы нас послали домой.

Харпер, чьи огромные руки уверенно и аккуратно разбирали замок ружья, сделал вид, будто не расслышал последних слов. Он знал, что имел в виду лейтенант, но говорить на эту тему было опасно. Шарп командовал остатками стрелковой роты, которая прошлой зимой оказалась отсеченной от арьергарда армии сэра Джона Мура во время отступления к Коруне. В ту страшную зимнюю кампанию на севере Испании, когда погода стояла такая, что невольно вспоминались рассказы о России. Один солдаты умирали ночью, во сне, их волосы примерзали к земле, другие, обессилев, погибали на глазах у товарищей. Дисциплина в армии упала, и пьяные английские солдаты становились легкой добычей для французской кавалерии, которая, подстегивая выбивающихся из сил лошадей, преследовала британцев по пятам. Весь этот сброд спасли от верной гибели несколько полков, вроде 95-го, сохранивших дисциплину и продолжавших сражаться.

Закончился 1808 год, наступил 1809-й, а кошмарная битва продолжалась, битва, в которой плохо соображающие от постоянного холода солдаты зарывались в снег, старались не пропустить приближения французских драгун и стреляли отсыревшим порохом. Однажды, когда вьюга выла, словно разъяренное чудовище, рота Шарпа оказалась отрезанной кавалерией французов. Погиб капитан, потом лейтенант, ружья ни за что не хотели стрелять, вражеские сабли поднимались и опускались, влажный снег заглушал все звуки, кроме воинственных воплей драгун и страшного свиста сабель, входящих в тело, а над кровавыми ранами стелился пар. Лейтенанту Шарпу и еще нескольким солдатам удалось уйти в горы, где их не могли догнать всадники, но когда буря закончилась и погиб последний смертельно раненный солдат, надежды на воссоединение с армией не осталось. Второй батальон стрелков 95-го стрелкового полка отплыл домой, в то время как Шарп и его тридцать солдат, затерянные в Испании и всеми забытые, шли на юг, подальше от французов, в надежде присоединиться к небольшому британскому гарнизону в Лиссабоне.

С тех пор Шарп не раз просил, чтобы их отослали домой, но стрелков было мало, они высоко ценились, а новый командующий армией, сэр Артур Уэлсли, не хотел расставаться даже и с таким небольшим отрядом. Поэтому они остались, влились в тот батальон, который в данный момент нуждался в подкреплении, снова отправились на север, по своим собственным следам, и вместе с Уэлсли отомстили за сэра Джона Мура, изгнав маршала Сульта и его бывалых солдат из Северной Португалии.

Харпер знал, что душу его командира переполняет ярость из-за того, в какое положение они попали; Ричард Шарп был беден как церковная крыса, ему никогда не наскрести достаточно денег для приобретения следующего чина. Чтобы стать капитаном, даже в обычном батальоне, Шарпу пришлось бы заплатить полторы тысячи фунтов — он скорее мог рассчитывать воссесть на трон Франции, чем собрать такую сумму. У него была только одна надежда на продвижение — по старшинству в своем собственном полку; заменить офицера, который погиб или получил повышение, чей собственный чин тоже не был куплен. Пока Шарп оставался в Португалии, а родной полк находился дома в Англии, о нем забывали, его обходили другие, снова и снова, и несправедливость происходящего постоянно питала возмущение Шарпа. Он видел, как молодые офицеры покупали чины капитанов, затем майоров, а он, опытный и храбрый солдат, оставался на обочине, потому что был беден и сражался здесь, вместо того чтобы спокойно сидеть в Англии.

Дверь с шумом распахнулась, и в комнату вошел капитан Хоган. Один из немногих военных инженеров, служивших в Португалии, в голубом мундире и белых брюках он был похож на военно-морского офицера и утверждал, будто его форму так часто принимают за французскую, что свои стреляют в него чаще, чем враги.

Хоган сбросил свою яркую шляпу и кивнул на ногу Шарпа:

— Воин снова в строю? Как нога?

— Отлично, сэр.

— Червяки сержанта Харпера, да? Ну, мы, ирландцы, дьявольски умные ребята. Одному Богу известно, что бы вы, англичане, без нас делали.

Хоган вытащил табакерку и взял большую понюшку табаку. Дожидаясь, когда Хоган чихнет, Шарп взглянул на капитана. Невысокого роста, средних лет, Хоган ему нравился. Вот уже месяц стрелки сопровождали инженера, который составлял схемы дорог и горных перевалов, ведущих в Испанию.

Ни для кого не было секретом, что Уэлсли планирует со дня на день выступить в Испанию, следуя вдоль реки Тежу, которая, словно копье, указывает на столицу союзников, Мадрид, и Хоган, кроме составления бесконечных карт, занимался укреплением мостов и следил за состоянием дорог, которым предстоит выдержать тонны меди и дерева, когда полевая артиллерия покатит навстречу врагу. Хорошая работа, в приятной компании — если только не шел дождь и не начиналась стрельба, а французские гусары с обезумевшими глазами не нападали на стрелков. Сержанту Харперу удалось каким-то образом сохранить свой порох сухим, и Шарпу все еще становилось не по себе при мысли о том, что могло произойти, если бы его ружье тогда не выстрелило.

Сержант собрал части ружейного замка и направился к двери, но Хоган жестом его остановил.

— Оставайся, Патрик, у меня есть для тебя дело, даже язычнику из Донегола оно понравится. — Капитан вынул темную бутылку из рюкзака и вопросительно посмотрел на Шарпа. — Вы не возражаете?

Шарп покачал головой. Харпер был хорошим человеком; все, за что брался, он делал прекрасно. За три года знакомства Шарп и Харпер стали друзьями — настолько, насколько возможна дружба между офицером и сержантом. Шарп не мог себе представить, что во время сражения рядом с ним не окажется могучего ирландца, а сержант предпочитал воевать рядом со своим командиром. Вместе они составляли самую лучшую пару, какую Хогану доводилось видеть на поле боя.

Капитан поставил бутылку на стол и вытащил пробку.

— Бренди. Французское, из погребов самого маршала Сульта, мы его взяли в Порту. С наилучшими пожеланиями от генерала!

— От Уэлсли? — спросил Шарп.

— От него самого. Он спрашивал про вас, Шарп. Я сказал, что вы лечитесь, а иначе были бы вместе со мной.

Шарп промолчал. Хоган неторопливо разливал выпивку.

— Не будьте таким несправедливым, Шарп! Он хорошо к вам относится. Неужели вы думаете, что он мог забыть Ассам?

Ассам. Шарп прекрасно все помнил. Поле, усеянное мертвыми телами, возле индийской деревушки, где он получил свой офицерский чин.

Хоган подтолкнул к нему маленькую кружку с бренди.

— Вы же прекрасно знаете, Уэлсли не может присвоить вам чин капитана Девяносто пятого полка. У него нет таких полномочий!

— Я знаю. — Шарп улыбнулся и поднес к губам кружку.

Однако Уэлсли обладал достаточной властью, чтобы послать его домой, где лейтенант получил бы реальный шанс на повышение. Он отбросил эту мысль, зная, что обида все равно скоро вернется. Шарп завидовал Хогану, который, как и всякий инженер, мог получить повышение только по старшинству. А это означало, что Хоган, все еще остававшийся капитаном, хотя ему уже исполнилось пятьдесят, не мог пожаловаться на несправедливость, поскольку купить новый чин в инженерных войсках было невозможно.

Шарп подался вперед.

— Ну же? Какие новости? Мы все еще остаемся в вашем распоряжении?

— Да. И у нас есть задание. — В глазах Хогана загорелся огонек. — Просто отличное задание, надо сказать!

Патрик Харпер ухмыльнулся:

— Значит, предстоит серьезная заваруха. Хоган кивнул.

— Ты прав, сержант. Мы должны отправить в иной мир большой мост. — Он вынул из кармана карту и разложил ее на столе.

Шарп молча наблюдал за мозолистым пальцем, следовавшим вдоль реки Тежу от моря к Лиссабону, мимо Абрантиша, в котором они сейчас находились, и дальше, в Испанию. Палец остановился там, где река делала большую, уходящую на юг петлю.

— Вальделаказа, — сказал Хоган. — Там есть старый мост, еще римский. Генералу он не нравится.

Шарп сразу понял почему. Уэлсли намерен вести свою армию вдоль северного берега Тежу, в сторону Мадрида; река будет прикрывать правый фланг. Французы могут воспользоваться несколькими мостами, перейдя через которые они получают возможность атаковать британскую армию с тыла, но все эти мосты находятся в городах, таких, как Алькантара, где испанцы держат гарнизоны, охраняющие эти самые мосты. Вальделаказа даже не отмечена на картах, а раз нет города, значит, и гарнизона испанцы там не оставили; следовательно, французы смогут перейти реку и учинить страшную панику в арьергарде британской армии.

Харпер наклонился поближе и посмотрел на карту.

— А почему на карте ничего не отмечено, сэр? Хоган презрительно фыркнул.

— Я удивлен, что на карте есть Мадрид, а ты говоришь о Вальделаказа!

Он был совершенно прав. Карта Томаса Лопеса — а других карт Испании просто не существовало — была классическим образцом буйного воображения испанца.

Хоган ткнул пальцем в карту.

— Мост практически не используется. Он в очень плохом состоянии. Нам сказали, что по нему вряд ли сможет проехать телега, не говоря уже о пушке, однако его можно привести в порядок, и тогда «старые штаны» сумеют очень быстро зайти к нам в тыл.

Шарп улыбнулся. «Старые штаны» — так стрелки издавна называли французов, Хогану эта кличка понравилась, и он с удовольствием употреблял ее в разговоре.

Инженер заговорщически понизил голос:

— Мне говорили, что это странное место. Разрушенный монастырь и мост. Местные называют его Puente de los Malditos. — Он кивнул, словно привел какой-то серьезный довод.

Шарп выждал несколько секунд, потом тяжело вздохнул.

— Ну хорошо. Что же это означает?

— Меня удивляет, что вы спрашиваете! — Хоган победоносно улыбнулся. — Это означает «Мост Проклятых». Кажется, давным-давно мавры вывели из монастыря всех монахов и расправились с ними. Там водятся привидения, Шарп! Духи мертвых!

Шарп наклонился к карте, чтобы рассмотреть ее повнимательнее. Учитывая толщину пальца Хогана, мост должен был находиться в шестидесяти милях от границы, примерно столько же нужно было пройти до границы от Абрантиша.

— Когда выходим?

— Тут у нас небольшая проблема. — Хоган аккуратно сложил карту. — Мы можем отправиться завтра, но не должны переходить границу без формального разрешения испанцев. — Он откинулся на спинку стула и взял в руки кружку с бренди. — Кроме того, нам нужно дождаться сопровождения.

— Сопровождения! — вскричал Шарп. — Мы ваше сопровождение.

— Нет, — покачав головой, возразил Хоган. — Это политика. Испанцы позволят нам взорвать свой мост, но только если с нами вместе пойдет испанский полк. Очевидно, это вопрос национальной гордости.

— Гордость! — Шарп не скрывал своего возмущения. — Если с вами пойдет целый полк испанцев, зачем, черт побери, нужны мы?

— О, вы очень даже мне нужны, — добродушно улыбнулся Хоган. — Дело обстоит не так просто.

Его перебил Харпер. Сержант стоял у окна и, не обращая внимания на разговор, разглядывал маленькую площадь.

— Здорово! Сэр, так я готов чистить ружье хоть каждый день!

Шарп выглянул в маленькое окошко. На черном жеребце сидела девушка, одетая в черное: черные брюки, черная куртка и широкополая шляпа, которая отбрасывала тень на лицо, но не скрывала поразительной красоты. Большой рот, темные глаза, вьющиеся волосы цвета пороха... Тут девушка заметила, что на нее смотрят. Она чуть улыбнулась, затем, отвернувшись, что-то сказала слуге, державшему за уздечку мула, а потом принялась смотреть на дорогу, ведущую от площади к центру Абрантиша.

Хоган тихонько присвистнул:

— Вот это да! Таких нечасто встретишь. Интересно, кто она?

— Жена какого-нибудь офицера, — предположил Шарп.

Харпер покачал головой.

— Кольца не видно, сэр. Но она кого-то ждет...

Повезло же ублюдку!

«Наверное, это очень богатый ублюдок», — подумал Шарп.

В армии всегда были женщины и дети, которые следовали за войсками. Каждому батальону разрешалось взять на войну за морем шестьдесят жен, но никто не мог помешать другим женщинам примкнуть к числу «официальных» спутниц; местные красотки, проститутки, прачки и портнихи — все они жили за счет армии.

Эта девушка явно была не из их числа. От нее веяло большими деньгами и благородным происхождением; наверное, она родилась в знатной лиссабонской семье. Шарп решил, что незнакомка, скорее всего, любовница какого-нибудь богатого офицера, часть его снаряжения — вместе с великолепными лошадьми, монтонскими пистолетами, серебряными столовыми приборами и гончими, которые послушно следуют за лошадью. Шарпу было известно, что таких девушек немало и они стоят больших денег... Он снова почувствовал, как в его душе просыпается зависть.

— О Господи! — воскликнул Харпер, который по-прежнему смотрел в окно.

— Что такое? — Шарп наклонился вперед и не поверил своим глазам.

По площади маршировал батальон британской пехоты — такого Шарп не видел вот уже двенадцать месяцев. Год, проведенный в Португалии, превратил армию Уэлсли в кошмар из сновидений хорошего сержанта: солдатская форма выгорела и была залатана кусками коричневой ткани, столь любимой португальскими крестьянами, волосы неприлично отросли, а пуговицы и значки давно перестали блестеть. Сэра Артура Уэлсли это не беспокоило; каждый солдат должен был иметь шестьдесят пуль и ясную голову, а если его брюки стали коричневыми вместо белых, это никак не влияло на исход сражения.

Маршировавший на площади батальон явно только что прибыл из Англии. Мундиры были ярко-алого цвета, портупея ослепительно белой, сапоги блестели так, что в них можно было смотреться, точно в зеркало, туго застегнутые гетры и — Шарп глазам своим не поверил — печально знаменитые «ошейники»: четыре дюйма жесткой, покрытой лаком черной кожи, которая сжимала шею и предназначалась для того, чтобы подбородок солдата торчал вверх под необходимым углом. Шарп уже и не помнил, когда в последний раз видел эту штуку. После начала боевых действий солдаты «теряли» их, а вместе с ними пропадали и ссадины, появлявшиеся на коже под подбородком.

— По-моему, они что-то напутали — Виндзорский замок совсем в другой стороне, — заметил Харпер.

Шарп покачал головой:

— В это просто невозможно поверить!

Тот, кто командовал батальоном, наверняка превратил жизнь своих солдат в ад, иначе они не выглядели бы столь блистательно после долгого пути из Англии в переполненных, вонючих кораблях и тяжелого, бесконечного марша под палящим солнцем. Оружие сверкало, снаряжение казалось новеньким, с иголочки, а лица налились кровью из-за давящих ошейников и яркого немилосердного солнца. Во главе каждой роты выступали офицеры, которые, как заметил Шарп, великолепно держались в седле. Флаги были спрятаны в начищенные кожаные футляры и охранялись сержантами, чьи алебарды сверкали так, что на них было больно смотреть. Солдаты маршировали идеально, глядя прямо перед собой: создавалось впечатление, что это не обычный батальон, а взвод королевских гвардейцев в Виндзоре.

— Кто это такие? — Шарп пытался вспомнить, какие полки имеют желтые значки на форме, но ему ничего не приходило в голову.

— Южный Эссекский, — ответил Хоган.

— Как вы сказали?

— Южный Эссекский. Совсем новый полк. Организован недавно полковником сэром Генри Симмерсоном, кузеном генерала сэра Банестра Тарльтона.

Шарп тихонько присвистнул. Тарльтон участвовал в американской кампании, а теперь заседал в парламенте и был злейшим военным оппонентом Уэлсли. Шарп слышал, что Тарльтон сам хотел возглавить британскую армию в Португалии и ужасно завидовал назначению более молодого генерала. Тарльтон обладал солидными связями и являлся очень опасным противником для Уэлсли, а Шарп достаточно разбирался в политике верховного командования, чтобы понимать: присутствие кузена Тарльтона в армии вряд ли доставит Уэлсли удовольствие.

— Это он? — Шарп показал на тучного офицера, который гарцевал на серой лошади в центре батальона.

Хоган кивнул:

— Да, это сэр Генри Симмерсон, сохрани его Господь, а еще лучше нет.

У полковника сэра Генри Симмерсона было красное лицо со свисающими щеками, испещренными пурпурными венами. Его глаза — Шарп даже с такого расстояния смог их разглядеть — казались маленькими и красными, а по обе стороны подозрительного, неприветливого лица торчали здоровенные уши, похожие на выступающие части лафета. «Точно свинья, взгромоздившаяся на круп лошади», — подумал Шарп.

— Я никогда о нем не слышал.

— И неудивительно. Он не совершил ничего примечательного. — Хоган говорил с откровенным презрением. — Крупный землевладелец, член парламента, мировой судья и, да поможет нам Бог, полковник ополчения. — Казалось, капитан и сам удивлен резкостью своих оценок. — Он не успокоится до тех пор, пока эти несчастные ребята не станут самым великолепным и самым проклятым батальоном в армии. Впрочем, я думаю, его ждут жестокие разочарования, когда он обнаружит разницу между настоящей армией и ополчением.

Как и все офицеры регулярной армии, Хоган не слишком уважал вторую армию Британии. Ополчение использовалось исключительно на территории самой Британии, и ополченцам не приходилось по-настоящему сражаться, голодать, спать под открытым небом и дождем. Ополчение главным образом участвовало в парадах, раздуваясь от сознания собственной значимости.

— Вообще-то жаловаться не следует, — рассмеялся Хоган. — Нам повезло, что здесь появился сэр Генри.

— Повезло? — Шарп посмотрел на седеющего инженера.

— О да. Сэр Генри прибыл в Абрантиш только вчера, но успел всем нам рассказать, что является грандиозным специалистом по ведению военных действий. Он еще не видел ни одного живого француза, но уже прочитал генералу лекцию о том, что нужно делать, чтобы одержать над врагом победу! — Хоган снова рассмеялся и покачал головой. — Может быть, он чему-нибудь научится. Первая же серьезная битва прочистит ему мозги.

Лейтенант посмотрел на солдат, которые, словно заводные куклы, маршировали по площади. Медные значки на киверах сверкают в солнечных лучах, но лица лишены всякого выражения. Шарп любил армию — его дом, убежище, приютившее сироту шестнадцать лет назад, — но больше всего он любил ее за возможность снова и снова доказывать себе, что он нужен и приносит пользу. Он ворчал, возмущался поведением богачей и тех, кто обладает привилегиями, но признавал: армия помогла ему выбраться из канавы, повязала офицерский шарф. Шарп не мог представить себе никакой другой работы, которая дала бы шанс низкорожденному ублюдку, скрывавшемуся от закона, стать респектабельным и уважаемым человеком.

Впрочем, ему повезло. Все шестнадцать лет, проведенные им в армии, продолжались непрерывные войны — во Фландрии, Индии и Португалии. Страна нуждалась в людях вроде него, которые реагировали на опасность, как азартный игрок на колоду карт. Шарп подозревал, что возненавидел бы армию мирного времени — с парадами и постоянной муштрой, мелкой завистью и бесконечным наведением блеска... Южный Эссекский как раз и был такой мирной армией, от которой лучше держаться как можно дальше.

— Полагаю, полковник любит пороть своих солдат?

— Порки, дополнительные парады в качестве наказания и бесконечная муштра. — Хоган поморщился. — Сэр Генри просто обожает все это. Он утверждает, что в его подчинении могут быть только самые лучшие солдаты и офицеры. И так оно и есть. Как они вам?

— Господи, спаси нас от Южного Эссекского. — Шарп мрачно рассмеялся. — Я ведь не много прошу, не так ли?

— Боюсь, тут у вас ничего не выйдет. — Хоган улыбнулся.

Шарп посмотрел на инженера, и внутри у него все сжалось. А тот только плечами пожал.

— Я же говорил вам: дело обстоит не так просто. Если испанский полк идет в Вальделаказа, сэр Артур считает, что ради соблюдения дипломатических норм он должен послать и британский полк. Продемонстрировать мощь или что-то в этом роде. — Хоган взглянул на ровные ряды солдат, а потом снова на Шарпа. — Сэр Генри Симмерсон и его бравые ребята отправляются с нами.

— Иными словами, мы должны будем подчиняться его приказам, — простонал Шарп.

— Не совсем. — Хоган поджал губы. — Строго говоря, приказывать вам буду я.

Слова прозвучали официально, точно инженер временно поменял профессию и превратился в адвоката. Шарп бросил на него удивленный взгляд. Могла быть только одна причина, по которой Уэлсли отдал Шарпа и его стрелков в подчинение Хогану, а не Симмерсону, и заключалась она в том, что генерал не доверяет сэру Генри.

Шарп по-прежнему не понимал, какая может возникнуть в нем нужда; Хогана будут защищать два полных батальона — по меньшей мере полторы тысячи человек.

— Генерал предполагает, что нам придется встретиться с французами?

Хоган пожал плечами.

— Испанцы говорят, что у французов на южном берегу целый полк кавалерии, усиленный артиллерией, они с самой весны охотятся за партизанами. Уэлсли думает, что противник попытается воспрепятствовать нам.

— Я все равно не понимаю, мы-то зачем?

— Возможно, вы мне и не нужны. — Хоган улыбнулся. — Но на ближайший месяц не намечено никаких военных действий; французы сначала позволят нам углубиться на территорию Испании и только потом пойдут в наступление, в Вальделаказа может возникнуть заваруха. Я хочу иметь рядом кого-нибудь, кому мог бы доверять. Вы нужны мне... ну, на всякий случай.

Шарп улыбнулся. Хорошенькое дело — нянчиться с полковником ополчения, который возомнил себя всезнающим!

— Для вас, сэр, с удовольствием. Хоган улыбнулся ему в ответ.

— Кто знает? В жизни всякое бывает. Тем более что она поедет с нами.

Шарп проследил за взглядом Хогана и увидел, что девушка, одетая во все черное, помахала рукой какому-то офицеру из Южного Эссекского. Как показалось Шарпу, блондину в безупречной форме, на коне, который, вероятно, стоил больше, чем чин самого всадника. Девушка подстегнула свою лошадь, слуга на муле последовал за ней; они присоединились к батальону, шагавшему по дороге, ведущей в Каштелу-Бранку. Площадь снова опустела, пыль оседала в лучах палящего солнца, а Шарп откинулся на спинку своего стула и расхохотался.

— Что тут смешного? — спросил Хоган. Шарп указал рукой, в которой держал кружку

с бренди, на потрепанный мундир и рваные брюки Харпера.

— Боюсь, сэру Генри не очень понравятся его новые союзники.

Лицо сержанта по-прежнему оставалось мрачным.

— Господи, спаси Ирландию.

— Аминь. — Хоган поднял свою кружку.

Глава вторая

Бой барабанов был далеким и приглушенным, временами смешивался с городским шумом, но звучал настойчиво и угрожающе, и Шарп обрадовался, когда он стих. Они добрались до Каштелу-Бранку через двадцать четыре часа после Южного Эссекского. Было почти невозможно заставить мулов Хогана идти по дороге, изрезанной глубокими колеями в тех местах, где незадолго до них прошла полевая артиллерия. Теперь мулы, нагруженные бочками с порохом, запалами в промасленных тряпках, лопатами, кирками, ломами и прочим снаряжением, необходимым Хогану для взрыва моста, покорно тащились за стрелками и техниками, которые пробирались по запруженным людьми улицам к центру города.

Когда отряд вышел на залитую ярким солнцем площадь, подозрения Шарпа на предмет барабанного боя подтвердились. Кого-то пороли. Совсем недавно. Жертвы нигде не было видно, и Шарп, глядя на стройные шеренги Южного Эссекского, вспомнил, как много лет назад пороли его самого. Невозможно забыть, сколько сил стоила ему борьба с болью, когда он старался не показать офицерам, что кнут причиняет ему страдания. Он унесет с собой в могилу шрамы от того кнута. Зато Симмерсон вряд ли понимал, какому жестокому наказанию подвергает солдат своего батальона.

Хоган остановил лошадь в тени дворца епископа.

— Сейчас, кажется, не совсем подходящий момент для разговора с нашим добряком полковником.

Солдаты разбирали четыре деревянных треугольника, стоявшие у дальней стены площади. Значит, наказанию подверглось четыре солдата. «О Господи, — подумал Шарп, — четыре человека!»

Хоган развернул лошадь так, что оказался спиной к батальону.

— Я должен хорошенько запереть порох, Ричард. Иначе украдут все до крошки. Встретимся здесь же.

Шарп кивнул.

— Мне все равно нужна вода. Значит, через десять минут?

Люди Шарпа, побросав оружие и ранцы, тяжело опустились на землю у стены. Настроение у стрелков резко испортилось из-за напоминания о том, какая участь могла постигнуть и их, если бы они не находились под командой Шарпа.

Сэр Генри выехал на центр площади. Его голос зазвучал так звонко, что Шарп и стрелки прекрасно все слышали:

— Я приказал выпороть четырех солдат, потому что другие четверо дезертировали.

Шарп удивленно поднял голову. Дезертиры? Так быстро? Он посмотрел на батальон, на ничего не выражающие лица и подумал о том, сколько еще бравых солдат мечтает сбежать от сэра Генри Симмерсона.

Полковник привстал на стременах.

— Кое-кому из вас известно, как эти мерзавцы спланировали свое преступление. Кое-кто помог им. Однако вы предпочли хранить молчание, поэтому я подверг наказанию четверых солдат, чтобы вы не забывали о своем долге.

Голос Симмерсона оказался неожиданно пронзительным, совершенно неподходящим такому огромному человеку. Держался полковник спокойно, говорил уверенно, не спеша, а потом вдруг повернулся всем телом направо, налево и взмахнул рукой, точно собирался указать на каждого солдата, находящегося под его командованием.

— Вы будете самыми лучшими!

Он завопил так громко, что сидевшие на ограде монастыря голуби с шумом взлетели в воздух. Шарп ждал продолжения, но его не последовало — полковник развернул лошадь и поехал прочь, а безумный крик еще долго висел над притихшей площадью.

Шарп встретился взглядом с Харпером, и сержант пожал плечами. Что тут скажешь — лица солдат Южного Эссекского говорили о том, что Симмерсон потерпел поражение; они просто не знали, как быть лучшими. Шарп наблюдал за покидающими площадь ротами и видел на лицах солдат лишь мрачное отчаяние.

Шарп верил в дисциплину. Солдат, дезертировавший перед лицом врага, заслуживал смерти, некоторые проступки и в самом деле должны быть наказаны поркой, а если ты попался на мародерстве, тебя повесят — законы известны всем. Лейтенант считал, что правила должны быть предельно простыми, и от своих людей требовал трех вещей. Они должны сражаться, как он, — с безжалостным профессионализмом. Воровать можно только у врага и мертвых, когда тебе грозит голодная смерть. Напиваться без разрешения запрещено. Простой кодекс, вполне понятный людям, которые оказались в армии потому, что не смогли преуспеть ни в чем другом. И кодекс этот отлично работал. За нарушение полагалось неизбежное наказание, и Шарп знал, что хотя его люди хорошо к нему относятся и охотно идут за ним в сражение, они боятся гнева своего командира, если речь идет о выполнении законов. Шарп был настоящим солдатом.

Он пересек площадь и направился вдоль аллеи в поисках фонтана и вдруг заметил лейтенанта Южного Эссекского, который ехал на своей лошади в сторону того же, окутанного тенью, прохода между зданиями.

Это был тот самый офицер, который помахала рукой девушке в черном, и Шарп почувствовал необъяснимое раздражение, какую-то смутную ревность. Форма лейтенанта была великолепно скроена, кривая сабля легкой пехоты стоила больших денег, не говоря уже о превосходной черной лошади, на которой он сидел. Шарп презирал врожденное высокомерие человека, принадлежавшего к высшим кругам общества, его богатство и привилегии, он злился, потому что сознавал: презрение основано на зависти.

Шарп отошел в сторону, чтобы пропустить всадника, а затем поднял голову и приветливо кивнул. Ему показалось, что он разглядел худощавое, красивое лицо, обрамленное светлыми волосами. Шарп надеялся, что лейтенант не обратит на него внимания; он не очень-то владел искусством светской болтовни и не хотел вступать ни в какие разговоры в этой вонючей аллее; позднее его обязательно представят офицерам батальона.

Надеждам Шарпа не суждено было сбыться. Лейтенант остановился и вперил в стрелка грозный взгляд.

— Разве вас не учат, как положено приветствовать офицера? — Голос лейтенанта был таким же роскошным, как и его форма.

Шарп промолчал. Он потерял свой эполет во время зимнего сражения, поэтому светловолосый лейтенант принял его за рядового. Ничего удивительного: в аллее царил полумрак, а глядя на Шарпа с закинутым на плечо ружьем, трудно было не ошибиться. Шарп посмотрел на голубоглазое лицо и уже открыл было рот, чтобы ответить, когда лейтенант взмахнул хлыстом и ударил его по лицу.

— Проклятье, отвечай!

Шарп почувствовал, как его охватывает гнев, но остался стоять неподвижно, дожидаясь подходящего момента. Лейтенант снова поднял хлыст.

— Какой батальон, какая рота?

— Второй батальон, четвертая рота. — Шарп специально отвечал с вызовом, вспомнив дни, когда не был защищен от офицеров, похожих на этого.

Лейтенант снова улыбнулся, хотя вряд ли его улыбку можно было назвать приятной.

— Ты должен называть меня «сэр», разве тебе это не известно? Я тебя заставлю. Как зовут твоего командира?

— Лейтенант Шарп.

— Ах! — Лейтенант по-прежнему держал хлыст наготове. — Лейтенант Шарп, о котором нам столько говорили. Из самых низов, верно?

Шарп кивнул, и лейтенант поудобнее перехватил хлыст. — Ты поэтому не говоришь «сэр»? У мистера Шарпа странные взгляды на дисциплину, не так ли? Ну, при встрече я обязательно поговорю с лейтенантом Шарпом, чтобы тебя наказали за наглость.

Он собрался снова ударить Шарпа хлыстом. Тому некуда было отступать, но это и не входило его намерения. Он просунул обе руки под стремя и изо всех сил дернул вверх. Хлыст застыл в воздухе, лейтенант вскрикнул, а в следующее мгновение оказался на земле, как раз в том месте, где лежала здоровенная куча навоза.

— Вам придется постирать форму, лейтенант, — с улыбкой сказал Шарп.

Лошадь заржала и сделала несколько вперед, а разъяренный лейтенант поднялся на ноги и схватился за рукоять сабли.

— Эй, там! — В аллею заглянул Хоган. — Я думал, мы разминулись! — Инженер подъехал к ним и весело взглянул на стрелка. — Мулы в конюшне, порох надежно заперт. — Он повернулся к незнакомому лейтенанту и приподнял шляпу. — Добрый день. Мне кажется, мы не знакомы. Меня зовут Хоган.

— Гиббонс, сэр. Лейтенант Кристиан Гиббонс. — Лейтенант отпустил рукоять сабли.

— Я вижу, вы уже пообщались с Шарпом. — Хоган ухмыльнулся. — Лейтенант Ричард Шарп из Девяносто пятого стрелкового полка.

Гиббонс посмотрел на своего обидчика, и его глаза округлились — только теперь он заметил на боку у него саблю, а не штык, как у обычного солдата. Лейтенант с беспокойством заглянул Шарпу в глаза. А Хоган весело заговорил снова:

—Вы, конечно, слышали о лейтенанте Шарпе — кто о нем не слышал! Это тот самый парень, что прикончил султана Типпу. Да еще та жуткая история в Ассаме... Никто не знает, скольких он там положил. Вы сами-то знаете, Шарп? — Однако Хоган не стал дожидаться ответа и безжалостно продолжал: — Ужасный тип — наш лейтенант Шарп, одинаково хорошо владеет и саблей и ружьем.

Гиббонс прекрасно понял, на что намекает Хоган. Судя по всему, капитан видел, что произошло, и теперь предупреждает Гиббонса о возможном исходе дуэли.

Лейтенант воспользовался предложенной ему помощью. Он наклонился и подобрал значок роты легкой пехоты, который валялся на земле, а потом кивнул Шарпу:

— Моя ошибка, Шарп.

— Я получил большое удовольствие, лейтенант. Хоган молча дождался, пока Гиббонс снова усядется на лошадь и уедет из аллеи.

— Вы не слишком корректно приняли его извинения.

— Ну, он и сам был не особенно вежлив, — ответил Шарп, потирая щеку. — К тому же этот ублюдок меня ударил.

— Что он сделал? — Хоган недоверчиво рассмеялся.

— Ударил меня хлыстом. Иначе разве я сбросил бы его в дерьмо?

— Нет ничего лучше налаженных, добрых отношений с собратьями офицерами, мой дорогой Шарп. — Хоган покачал головой. — Я чувствую, мы все получим большое удовольствие, выполняя предстоящее задание. Чего он хотел?

— Чтобы я отдал ему честь. Решил, что рядовой.

— Одному только Богу известно, что подумает вас Симмерсон. — Хоган снова рассмеялся. — Пойдемте узнаем ответ на этот вопрос.

Их провели в комнату Симмерсона. Командир Южного Эссекского в одних штанах сидел на своей кровати. Рядом с ним на коленях стоял врач, который встревоженно поднял голову, когда вошли офицеры.

Симмерсон нетерпеливо махнул рукой:

— Давай побыстрее, я не могу ждать целый день!

В руке у врача была металлическая коробочка с чем-то вроде спускового крючка на крышке. Он держал ее над предплечьем сэра Генри и пытался найти кусочек кожи, не покрытый какими-то странными одинаковыми отметинами.

— Скарификация! — рявкнул сэр Генри, обращаясь к Хогану. — Ты делаешь себе кровопускание, капитан?

— Нет, сэр.

— Очень зря. От него становишься здоровее. Я считаю, что следует ввести обязательное кровопускание для солдат. — Он повернулся к врачу, который все еще ни на что не мог решиться. — Давай быстрее, идиот!

От испуга врач нечаянно нажал на спусковой крючок, раздался резкий звук. Шарп заметил, как из дна коробочки выскочило несколько кривых острых лезвий. Врач отшатнулся назад.

— Извините, сэр Генри. Один момент. Врач засунул лезвия обратно в коробочку, и только тут Шарп понял, что тот держит в руках машинку для кровопускания. Вместо старомодного скальпеля врач использовал устройство, которое считалось более быстрым и эффективным. Он прижал коробочку к руке полковника, опасливо взглянул на своего пациента и нажал курок.

— Вот так-то лучше! — Сэр Генри закрыл глаза, и на его лице появилась блаженная улыбка.

Струйка крови побежала по приготовленному врачом белому полотенцу.

— Еще, Партон, еще! Врач покачал головой:

— Но, сэр Генри...

Симмерсон толкнул врача в грудь свободной рукой.

— И не спорь со мной! Проклятье, я же сказал — еще! — Он посмотрел на Хогана. — После порки меня всегда охватывает тоска, капитан.

— Это вполне понятно, сэр, — произнес Хоган, и Симмерсон бросил на него подозрительный взгляд.

Коробочка щелкнула еще раз, лезвия снова вгрызлись в жирную руку, по белому полотенцу опять потекла кровь. Хоган перехватил взгляд Шарпа, в глазах которого заплясали искорки; казалось, еще немного — и он расхохочется. Шарп перевел взгляд на Симмерсона, который натягивал рубашку.

— Ты, должно быть, капитан Хоган?

— Да, сэр, — с улыбкой кивнул Хоган.

— А ты, черт возьми, кто такой? — Симмерсон повернулся к Шарпу.

— Лейтенант Шарп, сэр. Девяносто пятый стрелковый полк. — Вот уж нет, ты самый настоящий гнусный позор, вот ты кто!

Шарп ничего не ответил. Он смотрел за спину полковника, в окно, на далекие голубые холмы, где французы готовились к сражению с британцами.

— Форрест! — Симмерсон поднялся на ноги. — Форрест!

Дверь распахнулась, и вошел майор, дожидавшийся вызова. Он выдавил робкую улыбку Шарпу и Хогану, а потом повернулся к Симмерсону:

— Да, полковник?

— Офицеру нужна новая форма. Позаботься об этом, пожалуйста, а потом не забудь вычесть стоимость из жалованья.

— Нет, — коротко сказал Шарп.

Симмерсон и Форрест уставились на него. Некоторое время сэр Генри ничего не мог произнести, поскольку не привык, чтобы ему перечили, а Шарп тем временем продолжал:

— Я офицер Девяносто пятого стрелкового полка и буду носить эту форму до тех пор, пока меня не переведут в другое подразделение.

Симмерсон начал краснеть, потом растопырил пальцы и заорал:

— Будь ты проклят, Шарп! Ты позор! Ты не солдат, а грязный урод! Ты находишься под моей командой, и я тебе приказываю вернуться сюда через пятнадцать минут...

— Нет, сэр. — На этот раз полковника прервал Хоган. Его слова остановили Симмерсона на полном скаку, но капитан не дал ему времени прийти в себя. Хоган использовал присущее ему обаяние ирландца, его ласковая улыбка легко могла бы выманить из воды огромную рыбину. — Видите ли, сэр Генри, Шарп находится под моей командой. Тут генерал очень четко все сформулировал. Насколько я понял его указания, сэр Генри, мы вместе отправляемся в Вальделаказа, однако Шарп идет со мной.

— Но... — запротестовал было Симмерсон. Хоган остановил его выразительным жестом:

— Вы правы, сэр, совершенно правы. И вы, конечно же, понимаете, что в полевых условиях наша жизнь устроена совсем не так, как нам хотелось бы, сэр. Мне ведь не нужно говорить вам, сэр, что стрелками должен командовать я.

Симмерсон мрачно посмотрел на Хогана. Полковник не понял ни одного слова из чепухи, которую тот нес, но капитан произнес свою речь с таким серьезным видом, так по-компанейски, что Симмерсону отчаянно хотелось найти слова, которые не выставили бы его полнейшим идиотом. Некоторое время полковник бессмысленно пялился на Хогана.

— Но это должно быть моим решением! — наконец воскликнул он.

— Как вы правы, сэр, совершенно правы! — Хоган говорил доброжелательно и с удивительной теплотой. — А разве дело обстоит иначе? Я думаю, генерал имел в виду, сэр, что вы будете заняты общением с нашими испанскими союзниками... Кроме того, сэр, лейтенант Шарп разбирается в некоторых инженерных вопросах. — Он заговорщически наклонился к полковнику. — Мне нужны люди, чтобы выполнять мои поручения и переносить тяжести, надеюсь, вы понимаете?

Симмерсон улыбнулся, а затем расхохотался. Хоган дал ему возможность выпутаться из весьма щекотливой ситуации.

Полковник показал на Шарпа:

— Он одевается как простой работяга, Форрест, да? Работяга! — Симмерсон был страшно доволен своей шуткой и, натягивая огромный алый с желтым мундир, несколько раз повторил ее себе под нос: — Работяга! Да, Форрест?

Майор покорно улыбнулся. Он напоминал усталого священника, предельно утомленного бесчисленными грехами, о которых сообщают ему прихожане, но когда Симмерсон отвернулся, он бросил на Шарпа извиняющийся взгляд.

— Наверное, ты немало воевал, Шарп? Когда не был занят выполнением поручений и перетаскиванием тяжестей?

— Да, сэр. Симмерсон захихикал.

— Сколько тебе лет?

— Тридцать два, сэр. — Шарп смотрел прямо перед собой.

— Тридцать два? И все еще лейтенант? В чем дело, Шарп? Ты недостаточно компетентен?

Шарп заметил, что Форрест пытается подать полковнику сигнал, но тот не обращал на него ни малейшего внимания.

— Я дослужился до лейтенанта от рядового, сэр. Форрест опустил руку. У полковника отвисла челюсть.

Совсем немногим удавалось дорасти от сержанта до прапорщика — а уж те, кто этого добивался, были отличными солдатами. Для того чтобы получить чин, обычному солдату требовалось обладать тремя качествами. Во-первых, он должен был уметь читать и писать — Шарп научился этому в темнице султана Типпу под аккомпанемент воплей избиваемых британских солдат. Во-вторых, нужно было совершить какой-нибудь подвиг, проявив самоубийственную храбрость, — Шарп понимал, что сейчас Симмерсон размышляет именно об этом. И в-третьих, требовалось невероятное везение; иногда Шарп думал о том, что у этого везения может быть и оборотная сторона. Симмерсон фыркнул:

— Значит, ты не джентльмен, Шарп?

— Нет, сэр.

— Ну, ты ведь можешь одеваться как джентльмен, не так ли? Ладно, ты вырос среди свиней, но ведь это еще не означает, что тебе следует одеваться как свинья.

— Не означает, сэр. — Больше к этому добавить было нечего.

Симмерсон нацепил на свой необъятный живот саблю.

— Кто же присвоил тебе звание, Шарп?

— Сэр Артур Уэлсли, сэр.

— Так я и знал! — торжествующе завопил сэр Генри. — Никаких правил, никаких правил! Я видел эту армию, у нее просто позорный вид! Однако о моих людях такого не скажешь, не правда ли? Нельзя сражаться без дисциплины! — Он посмотрел на Шарпа. — Что отличает хорошего солдата от плохого, Шарп?

— Умение выстрелить три раза в минуту во время дождя, сэр. — Шарп приперчил свои слова толикой наглости.

Он знал, что такой ответ разозлит Симмерсона. Южный Эссекский был новым батальоном, и Шарп не сомневался, что по стрелковой подготовке он уступает другим, более опытным подразделениям. Из всех европейских армий только Британия проводила учения с настоящей амуницией, но требовались многие недели, а иногда и месяцы, чтобы солдаты овладели искусством быстро, не поддаваясь панике, стрелять и перезаряжать, сосредоточившись только на том, чтобы подавить огонь противника.

Сэр Генри такого ответа не ожидал и теперь задумчиво смотрел на покрытое шрамами лицо стрелка. Если быть честным, — а сэр Генри не очень любил быть честным с самим собой, — он боялся армии, с которой ему пришлось столкнуться в Португалии. До сих пор он думал, что военная служба есть блистательное приключение с послушными солдатами в сверкающих на солнце алых мундирах, марширующими идеально ровными рядами, а вместо этого встретил нахальных, небрежно одетых офицеров, которые посмеивались над его вымуштрованными Солдатами. Сэр Генри мечтал о том, чтобы повести свой батальон в сражение, верхом на великолепном скакуне, с саблей наголо, и снискать себе бессмертную славу. Но, глядя на Шарпа, похожего на многих других офицеров, которых ему довелось повстречать в Португалии, он начал размышлять о том, что и во французской армии могут быть командиры вроде этого лейтенанта. Полковник представлял себе наполеоновскую армию в виде стада бездарных солдат под командованием тщеславных офицеров и содрогнулся при мысли, что они окажутся ожесточенными людьми, такими, как Шарп, который мог легко, одним ударом вышибить его из седла, прежде чем у него возникнет шанс покрыть себя бессмертной славой. Сэр Генри уже был напуган, а ведь ему еще не попадался ни один вражеский солдат.

Для начала он решил рассчитаться с наглым стрелком, смутившим его покой.

— Три выстрела в минуту?

— Да, сэр.

—И как ты учишь солдат делать по три выстрела в минуту?

— Терпение, сэр. Практика. — Шарп пожал плечами. — И первая же битва — очень помогает.

— Терпение! — Симмерсон фыркнул. — Практика! Они ведь не дети, Шарп. Пьяницы и воры! Всякая шваль! — Голос полковника поднялся до визга. — Их нужно пороть, Шарп, пороть! Иначе нельзя! Преподать урок, которого они никогда не забудут! Ты считаешь, что я не прав?

Наступило молчание. Симмерсон повернулся к Форресту:

— Разве не так, майор?

— Так, сэр. — Однако в голосе Форреста не чувствовалось убежденности.

Симмерсон повернулся к Шарпу.

— Шарп?

— Это самая последняя мера, сэр.

— "Самая последняя мера, сэр!" — Симмерсон передразнил Шарпа, но в душе остался доволен. Именно такой ответ он и хотел услышать. — Ты слюнтяй, Шарп! Можешь научить солдат делать по три выстрела в минуту?

Шарп почувствовал, что запахло вызовом, но пути к отступлению не было.

— Да, сэр.

— Отлично! — Симмерсон потер руки. — Сегодня днем. Форрест?

— Сэр?

— Дашь мистеру Шарпу роту. Ну, скажем, легкой пехоты. Мистер Шарп поможет им научиться стрелять! — Симмерсон повернулся и с иронией отвесил поклон Хогану. — Если, конечно, капитан Хоган согласится на время одолжить мне лейтенанта.

Хоган пожал плечами и бросил взгляд на Шарпа.

— Конечно, сэр.

— Превосходно! — Симмерсон просто сиял от удовольствия. — Что ж, мистер Шарп, вы научите моих легких пехотинцев делать по три выстрела в минуту?

Шарп выглянул в окно. Стояла жаркая, сухая погода; толковый солдат и пять пуль успел бы выпустить. Конечно, все зависело от того, чему научена легкая пехота. Если к настоящему моменту они в состоянии сделать только два выстрела в минуту, превратить их в специалистов за один день будет практически невозможно, но попробовать все же стоит.

Он встретился с Симмерсоном глазами.

— Попытаюсь, сэр.

— О да, ты попытаешься, мистер Шарп, непременно попытаешься. А от меня можешь передать солдатам, что, если у них ничего не выйдет, я прикажу высечь каждого десятого. Ты меня понял, мистер Шарп? Каждого десятого!

Шарп все прекрасно понял. Симмерсон поставил перед ним практически невыполнимую задачу, а в результате будет устроена настоящая оргия порки, за которую все обвинят его, Шарпа. Если же он добьется успеха, Симмерсон заявит, что это произошло из-за того, что он пообещал выпороть каждого десятого.

Шарп увидел, как предвкушение триумфа зажглось в маленьких красных глазках Симмерсона, и улыбнулся полковнику.

— Я не буду говорить им про порку, полковник. Вы ведь не хотите, чтобы это их отвлекло, не так ли?

— Ты можешь использовать свои собственные методы, мистер Шарп. — Симмерсон не скрывал ликования. — Однако я прикажу, чтобы деревянные треугольники оставили на месте; мне думается, они нам еще пригодятся.

Шарп надел свой потерявший форму кивер и с максимально возможной лихостью отдал полковнику честь.

— Не беспокойтесь, сэр. Вам не понадобятся треугольники. До свидания, сэр.

«Ну, а теперь дело за тобой», — подумал Шарп.

Глава третья

— Черт возьми, не могу поверить, сэр. Скажите мне, что вы пошутили. — Сержант Патрик Харпер покачал головой.

Он стоял рядом с Шарпом и наблюдал за тем, как рота легкой пехоты Южного Эссекского по приказу лейтенанта начала стрелять.

— Отправьте этот батальон в Ирландию, сэр. Через две недели мы будем свободной страной! Им не победить и церковный хор!

Шарпу оставалось только мрачно согласиться. И не то чтобы солдаты не знали, как заряжать мушкеты и как из них стрелять; просто они делали это крайне медленно и тщательно, в соответствии с инструкциями, за выполнением которых со всей строгостью следили сержанты. По инструкции, чтобы перезарядить мушкет и выстрелить из него, солдату надлежало сделать двадцать движений, причем пять из них приходились на стальной шомпол, которым пуля и заряд заправлялись в дуло, а это означало, что на каждый выстрел уходило не меньше тридцати секунд. У лейтенанта было самое большее три часа, чтобы научить солдат делать выстрел за двадцать секунд — ничего удивительного, что Харпер открыто выражал свои сомнения.

— Не дай нам Бог когда-нибудь сидеть в засаде с этими придурками! Французы съедят их на завтрак!

«Он совершенно прав», — подумал Шарп. Рота была не готова участвовать в сражении, не говоря уже о том, чтобы занимать переднюю линию обороны, перед самым носом врага, как положено легкой пехоте.

Шарп жестом приказал Харперу замолчать, когда к ним подъехал капитан Леннокс, командир роты легкой пехоты, а тот усмехнулся, глядя на Шарпа сверху вниз:

— Ужасающе, верно?

Шарп не знал, как ответить. Его согласие будет означать критику в адрес немолодого шотландца, который казался ему человеком доброжелательным. Пришлось пробормотать что-то неразборчивое. Леннокс, спрыгнув с седла, встал рядом с лейтенантом.

— Да ладно, Шарп. Я знаю, насколько они плохи, но высшее командование настаивает, чтобы все делалось по инструкции. Если бы мне дали свободу действий, я бы заставил этих ублюдков стрелять как следует, но стоит кому-нибудь нарушить хоть одно положение инструкции — и надо в качестве наказания устраивать трехчасовой марш-бросок в полной экипировке. — Он с интересом посмотрел на Шарпа. — Вы были в Ассаме? — Шарп кивнул, и Леннокс снова усмехнулся. — Да, я вас помню. В тот день вы сделали себе имя. Я служил тогда в Семьдесят восьмом полку.

— Ваш полк тоже сделал себе имя.

Леннокс был явно доволен комплиментом. Шарп вспомнил поле битвы в Индии и шотландский полк, который стройными шеренгами атаковал линии маратхи[1]. Огромные бреши были пробиты в рядах шотландцев, но они продолжали хладнокровно маршировать вперед, сквозь шквал артиллерийского огня, и в результате сделали свое дело — уничтожили артиллеристов и сумели развернуть пушки прямо в лицо огромным массам вражеской пехоты, у которой не хватило мужества пойти в контратаку на этот бесстрашный полк.

— Я знаю, о чем вы думаете, Шарп. — Леннокс покачал головой. — Какого дьявола я делаю среди этих недоносков? — Он не стал дожидаться ответа. — Я старый человек, ушел в отставку, но жена умерла, на половину жалованья прожить совсем не просто, а тут понадобились офицеры для проклятого сэра Генри Симмерсона. Поэтому я здесь. Вы знаете Лероя?

— Лероя?

— Томас Лерой. Он тоже служит здесь капитаном. Хороший офицер. И Форрест — достойный человек. Но остальные!.. Считают, что достаточно надеть яркий мундир — и ты уже настоящий военный. Вот, посмотрите на этого!

Он кивнул в сторону Кристиана Гиббонса, скакавшего на черной лошади через поле.

— Лейтенант Гиббонс? — спросил Шарп.

— Значит, вы уже встречались? — Леннокс рассмеялся. — Тогда я, пожалуй, ничего не стану вам говорить про мистера Гиббонса, кроме того, что он племянник Симмерсона. Его интересуют лишь женщины, а сам он наглый ублюдок. Проклятый англичанин! Прошу прощения, Шарп.

— Ну, не все мы такие паршивцы. — Шарп рассмеялся.

Он наблюдал за тем, как Гиббонс аккуратно остановил лошадь в нескольких шагах от них. Лейтенант надменно посмотрел на обоих офицеров, а Шарп подумал: «Племянник Симмерсона, да?»

— Мы нужны здесь, сэр? Леннокс покачал головой.

— Нет, мистер Гиббонс, не нужны. Я оставлю Ноулза и Денни с лейтенантом Шарпом, пока он будет творить свои чудеса.

Гиббонс изящным жестом коснулся шляпы и пришпорил коня. Леннокс проводил его взглядом.

— От этого типа особого вреда нет. Полковник своей вонючей души в нем не чает. — Он повернулся и помахал рукой солдатам. — Лейтенант Ноулз и прапорщик Денни в вашем распоряжении: они неплохие ребята, только набрались дерьма от полковника Симмерсона. В роте есть несколько опытных солдат, это вам поможет. Желаю удачи, Шарп, она вам пригодится! — Леннокс фыркнул, забираясь в седло. — Добро пожаловать в наш сумасшедший дом, лейтенант!

Шарп остался с полком и младшими офицерами — на него смотрели пустые, ничего не выражающие глаза, словно солдаты боялись, что Симмерсон придумал какое-то новое издевательство. Он подошел к ним поближе, глядя на красные, блестящие от пота лица над сжимающими шеи ошейниками. Солнце палило немилосердно. Мундир Шарпа был расстегнут, так же как и рубашка, шляпу он не надел. Солдатам из Южного Эссекского офицер казался выходцем с другого континента.

— Здесь у нас идет война. Когда вы встретитесь с французами, многие умрут. Большинство. — Слова Шарпа привели солдат в ужас. — И я скажу почему. — Лейтенант указал рукой на восточный горизонт. — Французы вон там, они вас поджидают. — Кое-кто из солдат стал бросать на восток опасливые взгляды, точно они боялись, что вот сейчас, среди оливковых деревьев, на окраине Каштелу-Бранку появится Бонапарт собственной персоной. — У них в руках мушкеты, и они умеют делать три или даже четыре выстрела в минуту. А стрелять они будут в вас. И перебьют ваше подразделение только потому, что вы так медленно всё делаете. Если вы не застрелите их первыми, они застрелят вас. Это очень простой закон. Ты. — Шарп показал рукой на солдата, стоявшего в первом ряду. — Дай-ка мне твой мушкет!

Шарпу по крайней мере удалось привлечь их внимание. Некоторые наверняка поняли простую истину: та сторона, которая выпускает больше пуль, имеет все шансы на победу.

Лейтенант взял в руки мушкет, горсть пуль и разрядил оружие. Затем поднял мушкет над головой и принялся объяснять с самого начала:

— Посмотрите на это! Такими мушкетами мы воевали в Индии. Длина — пятьдесят пять с четвертью дюймов, дуло — тридцать девять. Из него стреляют пулями размером в три четверти дюйма, это примерно равно вашему большому пальцу, такие пули великолепно убивают французов! — По рядам пробежал нервный смешок, но Шарпа слушали внимательно. — Однако вам не удастся прикончить ни одного француза. Потому что вы делаете все чертовски медленно! За время, потраченное на то, чтобы выстрелить два раза, ваш враг сделает, вероятно, три выстрела. И поверьте мне, французы ужасно медлительны. Сегодня я научу вас делать три выстрела в минуту. Через некоторое время вы сможете выпускать четыре пули, а если действительно на что-то годитесь, то и пять!

Рота наблюдала за тем, как офицер заряжает мушкет. Прошло много лет с тех пор, как Шарп держал в руках такое оружие — в сравнении с винтовкой Бейкера мушкет был совсем простой штукой. Дуло не имело нарезки, поэтому не возникало необходимости с силой проталкивать шомпол. Мушкет быстро заряжался, его использовали в армии гораздо охотнее, чем медленные, но гораздо более эффективные штуцера. Шарп проверил кремень — новенький, надежно закреплен на месте. Он вставил запал и поднял мушкет.

— Лейтенант Ноулз?

Молодой лейтенант вытянулся по стойке «смирно».

— Сэр!

— У вас есть часы?

— Да, сэр.

— С минутной стрелкой?

Ноулз вытащил из кармана огромные золотые часы и открыл крышку.

— Да, сэр.

— Я начну стрелять, вы будете смотреть на часы и скажете, когда пройдет минута. Вам понятно?

— Да, сэр.

Шарп отвернулся от роты солдат и прицелился в каменную стену, расположенную на другом конце поля. «О Господи, — взмолился он, — только бы не было осечки!» — и нажал на курок. Кремневый боек щелкнул, запальный порох вспыхнул, а через мгновение занялся основной заряд. Шарп почувствовал тяжелую отдачу, и свинцовый шарик в клубах густого белого дыма вылетел из дула мушкета.

Теперь все зависело от инстинктивных действий; этот набор движений Шарп уже никогда не забудет. Правая рука снята со спускового крючка, ружье зажато в левой, приклад падает на землю, в то время как правая рука тянется за следующим зарядом. Откусить пулю. Порох засыпать в дуло, не забыть оставить щепотку для запала. Выплюнуть свинцовый шарик. Шомпол в правой руке, быстрое движение вниз и обратно, мушкет снова поднят, взведен курок, прицелиться в стену и выстрелить, прямо сквозь нерассеявшийся дым от первого выстрела. И снова, и снова, и снова... Он опять стоит в шеренге рядом с обезумевшими от напряжения товарищами, потными и страшными, повторяющими одни и те же движения, словно в ночном кошмаре. Не обращая внимания на клубы дыма, стоны и крики, сдвигаясь влево или вправо, чтобы заполнить места погибших, заряжая и стреляя, заряжая и стреляя, так что пламя ныряет в густой пороховой дым, а свинцовые пули устремляются к невидимому врагу в надежде, что тот не выдержит и обратится в бегство... Потом следует команда прекратить огонь, и ты останавливаешься. У тебя почернело лицо, кожа болит от бесчисленных взрывов пороха в ружейном замке, всего лишь в нескольких дюймах от правой щеки, глаза слезятся от дыма и пороховой пыли, ветер постепенно относит клубы дыма в сторону, открывая взору убитых и раненых, а ты опираешься на мушкет и молишься, чтобы в следующий раз не заклинило затвор, не отвалился кремень или ружье просто не отказалось бы стрелять.

Шарп нажал на спуск в пятый раз, и пуля улетела в поле; мушкет опущен прикладом на землю, порох засыпан в дуло... В этот момент Ноулз крикнул:

— Время вышло!

Солдаты радостно закричали, засмеялись и зааплодировали — ведь офицер нарушил правила и показал, на что способен. Харпер широко ухмылялся. Уж он-то хорошо знал, как трудно сделать пять выстрелов в минуту; сержант наверняка заметил, что лейтенант схитрил, зарядив мушкет для первого выстрела до того, как пошла минута. Шарп поднял руку и заставил всех замолчать.

— Вот как нужно пользоваться мушкетом. Быстро! А теперь пришла ваша очередь.

Наступила тишина. Шарп почувствовал, что его охватило отчаянное возбуждение. Разве Симмерсон не предложил ему использовать свой собственный метод?

— Снимите ошейники! — Несколько секунд никто не шевелился. Солдаты удивленно таращились на Шарпа. — Ну, давайте! Поторапливайтесь! Снимайте ошейники!

Ноулз, Денни и сержанты с сомнением наблюдали за тем, как солдаты, зажав между колен мушкеты, начали двумя руками стягивать жесткие кожаные воротники.

— Сержанты! Соберите ошейники. Давайте их сюда.

Батальон задавили до последней степени. У Шарпа не было ни единого шанса научить их быстро стрелять, если он не даст им возможность отомстить системе, которая не раз приговаривала каждого к унизительным, жестоким поркам.

Сержанты неуверенно подошли к нему, держа охапки ненавистных ошейников в руках.

— Складывайте вот здесь. — Шарп велел сложить семьдесят с лишним ошейников в сорока шагах перед ротой. Потом показал на блестящую в лучах солнца кучу: — Вот ваша цель! Каждый получит три пули. Только три. У вас будет одна минута, чтобы отправить их в цель! Тот, кто сумеет это сделать дважды подряд, получит возможность заняться своими делами. Остальные будут тренироваться до тех пор, пока не добьются нужного результата.

Он предоставил офицерам организовать стрельбы. Солдаты широко улыбались, по шеренгам прокатился гул разговоров, но Шарп не стал делать замечаний. Сержанты посмотрели на него так, словно он совершил предательство, однако ни один не осмелился перечить высокому стройному стрелку с тяжелым палашом на боку. Когда все было готово, Шарп подал команду, и пули начали врезаться в кучу кожаных ошейников.

Солдаты забыли прежнюю муштру и сосредоточились на стрельбе по ненавистным ошейникам, превращавшим их шеи в кровавое месиво; эти проклятые удавки олицетворяли Симмерсона и его тиранию. К концу первых двух серий только двадцати солдатам сопутствовал успех, почти все они оказались опытными воинами, для которых служба в армии не была в новинку, но через два часа, когда солнце начало краснеть на небе, последний солдат сделал последний выстрел в ошметки кожи, валявшиеся на траве.

Шарп построил роту в две шеренги и с удовлетворением наблюдал за тем, как по команде Харпера солдаты сделали три залпа. Он смотрел в сторону восточного горизонта сквозь белый дым, клубившийся в неподвижном воздухе. Там, в Эстрамадуре, их ждут французы, они готовятся к сражению, а в это время сзади, за спиной Шарпа, на дороге, ведущей из города, появился сэр Генри Симмерсон, чтобы насладиться плодами своей победы и забрать очередные жертвы для оставленных на площади треугольников.

— Ну, интересно, что теперь будет, — негромко проговорил Харпер.

— Тихо! Пусть заряжают. Мы покажем ему, как они научились стрелять. — Шарп наблюдал за глазами Симмерсона, которые медленно скользнули по расстегнутым воротникам разгоряченных солдат. До полковника постепенно дошло, откуда взялись кожаные ошметки на земле.

Шарп увидел, что Симмерсон сделал глубокий вдох.

— Давай!

— Огонь! — По команде Харпера последовал мгновенный залп, громом прокатившийся по долине.

Если Симмерсон и успел что-нибудь выкрикнуть, его слова утонули в грохоте, так что полковнику оставалось только молча наблюдать за тем, как его солдаты обращаются со своими мушкетами, словно ветераны, подчиняясь командам сержанта стрелков, чье широкое, уверенное лицо принадлежало к той категории лиц, которые приводили сэра Генри в ярость, — когда он сидел в кресле мирового судьи в Челмсфорде, в адрес именно таких людей из его уст звучали самые жестокие приговоры.

Грохот последнего залпа стих, и Форрест засунул часы обратно в карман.

— До конца минуты осталось две секунды, сэр Генри, они произвели по четыре выстрела.

— Я умею считать, Форрест.

Четыре выстрела? Симмерсон был поражен. В глубине души он страдал оттого, что не мог научить своих людей стрелять быстро и уверенно; его солдаты почему-то начинали нервничать, когда к ним в руки попадало оружие. Но кожаные воротники целой роты? По два с лишним фунта за штуку? И в тот самый день, когда от его племянника пахнет как от конюха?

— Да будь ты проклят, Шарп!

— Да, сэр.

Едкий пороховой дым заставил лошадь сэра Генри вздернуть голову, и полковник наклонился вперед, чтобы успокоить ее. Шарп смотрел на Симмерсона, прекрасно понимая, что выставил полковника идиотом в глазах его собственных солдат, — не вызывало сомнения, что он совершил грубую ошибку.

Да, Шарп одержал победу, но в результате получил врага, обладающего властью и влиянием. Полковник подъехал к Шарпу и сказал на удивление спокойно:

— Это мой батальон, мистер Шарп. Мой батальон. Не забывай об этом.

Сэр Генри некоторое время смотрел на лейтенанта, казалось, вот-вот его гнев вырвется наружу, но он сумел взять себя в руки и крикнул Форресту, чтобы тот следовал за ним.

Харпер ухмыльнулся, солдаты выглядели довольными, и только Шарпа охватило предчувствие беды, словно его окружил невидимый злобный враг. Он постарался отбросить эти мысли. Пора было чистить мушкеты и раздавать пайки. Там, за горной грядой, хватало врагов для всех.

Глава четвертая

Патрик Харпер шел вперед уверенной легкой походкой. Он был счастлив, что снова чувствует под ногами дорогу, счастлив, что пересек невидимую границу и теперь направляется к новым местам.

Отряд вышел задолго до восхода, чтобы проделать большую часть положенного пути до того, как начнет немилосердно палить солнце. Сержант с удовольствием думал о дневном отдыхе, надеясь, что майор Форрест, поехавший вперед, найдет подходящее место для лагеря, где-нибудь у ручья, и можно будет половить рыбку. Южный Эссекский тащился где-то позади; Шарп начал марш достаточно быстро, в традиционной манере стрелков — три шага бегом, потом три обычных шага, и Харпер был рад, что они избавились от удушливой атмосферы подозрительности, царившей в батальоне. Он усмехнулся, когда вспомнил об ошейниках. Прошел слух, что полковник приказал Шарпу заплатить за все семьдесят девять испорченных ошейников. По мнению Харпера, это были очень большие деньги. Сержант не стал уточнять у самого Шарпа, тот бы все равно ему не ответил. Но то, что касалось Шарпа, касалось и Патрика Харпера. Конечно, лейтенант часто ворчал из-за пустяков, мог и поругать не по делу, и все же Харпер, если бы на него как следует нажали, признался бы, что считает Шарпа своим другом.

Такое слово Харпер никогда не стал бы употреблять по отношению к офицеру, но ничего другого в голову не шло. Шарп был самым лучшим солдатом из всех, кого ирландцу доводилось видеть за долгие годы службы, у него было поразительное чутье, и во время сражения лейтенант обращался за советом только к одному человеку — сержанту Харперу. Это были отношения, построенные на взаимном доверии и уважении, и Патрик Харпер считал своим долгом следить за тем, чтобы Шарп оставался живым и веселым.

Харперу нравилось быть солдатом, хотя он и служил в английской армии — а ведь именно эта; страна отняла у его семьи землю и ущемляла их религиозные убеждения. Он упивался историями о великих ирландских героях, наизусть знал легенду о том, как Кухулин[2] в одиночку победил целую армию, — разве могли англичане поставить кого-нибудь рядом с таким великим героем? Но Ирландия — это Ирландия, а голод зачастую заставляет людей отправляться в самые неожиданные места. Если бы Харпер слушался зова сердца, сейчас он сражался бы против англичан, а не за них, однако, как и многие из его соотечественников, он нашел спасение от нищеты и преследований в рядах врага.

Харпер не забыл свою родину. В памяти у него часто всплывали картины Донегола, древние скалы, скудная земля, горы, озера, огромные болота и крошечные фермы, на которых люди едва сводили концы с концами. И какие семьи! Харпер был четвертым из одиннадцати оставшихся в живых детей; его мать любила повторять, что не имеет ни малейшего понятия, как ей удалось родить такую «большую крошку». Патрик ел столько же, сколько трое других детей, так она говорила, и при этом почти всегда оставался голоден. Потом наступил день, когда он отправился искать счастья, покинул горы Блю-Стэк и оказался на улицах Дэрри. Там напился, а когда пришел в себя, оказалось, что стал солдатом. Теперь, через восемь лет, когда ему исполнилось двадцать восемь, он уже был сержантом. В его родной деревне никто бы в жизни этому не поверил!

Патрику теперь трудно было думать об англичанах как о врагах. За эти годы у него появилось немало друзей. В армии сильные люди обычно добиваются успеха, а Патрику Харперу нравилась ответственность, которой он был наделен, и еще ему нравилось, что другие крепкие парни, вроде Шарпа, его уважают. Он вспоминал рассказы своих соотечественников, которые сражались против солдат в красных мундирах в горах и полях Ирландии. Иногда Харпер пытался представить себе, каким было бы его будущее, если бы он вернулся назад в Донегол. Проблема лояльности оказалась для него слишком сложной, и он старался о ней не думать, так же как и о религии. Возможно, война будет продолжаться вечно, а может быть, святой Патрик вернется и обратит англичан в истинную веру? Кто знает. Пока же Харпера вполне устраивало быть солдатом, и он получал удовольствия там, где их можно было найти.

Накануне сержант видел сокола высоко над дорогой, и его душа взмыла ему навстречу. Он знал всех птиц Ольстера, любил их и всегда внимательно следил за небом и землей; ему никогда не надоедало наблюдать за птицами. В горах к северу от Порту он мельком заметил необычную сороку с длинным голубым хвостом; раньше ему не доводилось видеть таких, и теперь страшно хотелось встретить еще одну. Ожидание и надежды доставляли Патрику Харперу удовольствие и успокаивали.

В поле у дороги появился заяц. Кто-то крикнул: «Мой!» Все остановились, один солдат опустился на колено, быстро прицелился, выстрелил — и промахнулся. Стрелки насмешливо завопили, а заяц скрылся за холмами. Дэниел Хэгмэн не часто промахивался, он научился стрелять у своего отца-браконьера, и все стрелки втайне гордились тем, как этот чеширец обращается с ружьем. Он перезарядил штуцер и печально покачал головой:

— Прошу прощения, сэр. Совсем старый стал. Шарп рассмеялся. Хэгмэну было сорок, но он, как и прежде, оставался лучшим стрелком роты. Заяц несся со страшной скоростью, так что, если бы он оказался сегодня в котле, это было бы настоящим чудом.

— Сделаем привал, — решил Шарп. — На десять минут.

И сразу выставил часовых. Французы были далеко, впереди находилась британская кавалерия, но ты остаешься в живых только в том случае, если принимаешь все меры предосторожности, поэтому Шарп всегда выставлял посты, а его люди шагали с заряженным оружием.

Лейтенант снял с себя ранец и сумки, радуясь освобождению от восьмидесяти фунтов веса, а потом уселся рядом с Харпером, который смотрел в ясное небо.

— Жарковато для марша, сержант.

— Жарковато, сэр, жарковато. Только все равно лучше, чем тот чертов холод прошлой зимой.

— Ну, тебе удавалось не мерзнуть, — ухмыльнулся Шарп.

— Мы делали все, что могли, сэр, делали, что могли. Помните святого отца из монастыря? — Шарп кивнул. Но остановить Патрика Харпера, который решил рассказать хорошую историю, было невозможно. — Он заявил нам, что у них там ничего нет выпить! Нет ничего выпить, а мы замерзли, точно море зимой! Слушать, как Божий человек лжет, было совсем невыносимо.

— Вы преподали ему хороший урок, сержант! — Пендлтон, любимец роты, которому недавно исполнилось семнадцать и который промышлял воровством на улицах Бристоля, ухмыльнулся, сидя напротив ирландца на другой стороне дороги.

— Это уж точно, приятель. — Харпер энергично закивал. — Помните? Так не бывает, чтобы у священников кончалась выпивка, вот мы ее и нашли. Господи Боже мой, этой бочки хватило бы, чтобы утолить жажду целой армии! Уж мы тогда повеселились. Святого отца засунули головой в вино — нужно было объяснить ему, что вранье — это смертный грех. — Он весело рассмеялся. — Капелька чего-нибудь мне бы сейчас не помешала. — Сержант окинул отдыхающих у дороги стрелков совершенно невинным взглядом. — Кто-нибудь хотел бы капельку?

Все молчали. Шарп устроился поудобнее и изо всех сил старался не улыбаться. Он знал, что задумал Харпер и что произойдет в следующее мгновение. Стрелки были одним из немногих воинских подразделений, имевших право отбирать рекрутов, поэтому среди них оказывались только лучшие, но даже и при таком тщательном отборе солдаты страдали от греха, присущего остальной армии, — пьянства. Шарп догадался, что где-нибудь поблизости можно отыскать по крайней мере полдюжины бутылок вина, и Харпер намерен заняться решением этой проблемы.

Сержант поднялся на ноги.

— Отлично! Проверка.

— Сержант! — Это был Гэтейкер, который часто становился жертвой собственной чрезмерной хитрости. — Вы же сегодня утром проверяли наши фляги! Вам известно, что у нас ничего нет.

— Я знаю, что в ваших флягах для воды нет вина, а это не одно и то же, верно? — Все по-прежнему молчали. — Разложить амуницию! Немедленно!

Послышалось ворчание. Португальцы и испанцы с радостью меняли на вино пули и британский порох, самый лучший в мире, и можно было не сомневаться, что, если у кого-нибудь из солдат окажется меньше восьмидесяти зарядов, Харперу удастся найти бутылку, запрятанную куда-нибудь поглубже в ранец.

Шарп услышал, как солдаты начали копаться в своих вещах. Он открыл глаза и увидел, что, точно по волшебству, у дороги появилось семь бутылок. Харпер стоял над ними с видом победителя.

— Разделим между всеми. Отлично сработано, парни, я знал, что вы меня не подведете. — Сержант повернулся к Шарпу: — Патроны будем считать, сэр?

— Нет, не будем. — Шарп знал, что может доверять своим людям и они не станут продавать больше одной горсти патронов. Он посмотрел на огромного ирландца. — А сколько у тебя патронов, сержант?

Лицо Харпера было абсолютно честным.

— Восемьдесят, сэр.

— А ну-ка покажи свой запас пороха. Харпер улыбнулся.

— Я думаю, вы не откажетесь от капельки спиртного, сэр.

— Давай. — Шарп весело рассмеялся, глядя на смущенного Харпера. В дополнение к восьмидесяти патронам, на двадцать больше, чем у всех остальных солдат армии, стрелки получали отличный порох, который позволял вести более точную стрельбу. — Ладно, сержант. Десять минут, а потом нам будет легче шагать дальше.

В полдень они нагнали небольшой конный отряд разведчиков с майором Форрестом во главе, который махал им рукой из рощи, расположенной между дорогой и ручьем. Мечты Харпера сбылись. Майор подвел стрелков к специально выбранному для них месту.

— Знаете, Шарп, я подумал, что будет лучше, если вы расположитесь подальше от полковника.

— Вы правы, сэр. — Шарп ухмыльнулся, взглянув на смущенного майора. — Прекрасная мысль.

Форрест тем не менее был чем-то обеспокоен. Он смотрел на людей Шарпа, рубивших ветки.

— Сэр Генри настаивает на том, что костры должны располагаться по прямой линии.

Шарп вскинул руки вверх.

— Обещаю вам, даже искорка не нарушит строя.

Через час прибыл весь батальон, солдаты попадали на землю и остались лежать, подложив под головы ранцы. Некоторые из них отправились реке и, устроившись на берегу, опустили стертые, опухшие ноги в холодную воду. Расставили часовых, оружие сложили, запах табака окутал деревья, а в противоположной стороне от горы багажа, отмечавшей временную офицерскую столовую, начался футбольный матч. Последними прибыли жены и дети, португальцы — погонщики мулов со: своими животными, Хоган и его мулы и стадо скота под присмотром специально нанятых местных! жителей — животные обеспечат пропитание батальону.

Этим тихим, усыпляющим вечером Шарпа охватило беспокойство. Ему некому было писать, и он не испытывал ни малейшего желания присоединиться к Харперу, который без всякого результата; пытался заманить хоть какую-нибудь рыбешку на своих червей. Хоган спал в тени, тихонько похрапывая.

Шарп поднялся на ноги, взял ружье и прошел мимо часовых. День был замечательным: на небе ни облачка, в ручье тихонько журчит вода, а кий ветерок гуляет в траве и шелестит бледными листьями оливковых деревьев. Лейтенант некоторое время шел вдоль ручья мимо кукурузных посевов, перепрыгнул через грубую дамбу, перекрывавшую ирригационный канал, и вышел на усеянное камнями поле, где росли чахлые оливы.

Было очень тихо. Жужжали и стрекотали насекомые, из лагеря слышалось ржание лошадей, а за спиной пела вода. Кто-то сказал, что уже наступил июль. Может быть, сегодня его день рождения. Шарп не знал, когда родился, но помнил, что мать называла его «дитя июля»... а может, это был июнь? Он почти ничего про нее не помнил. Темные волосы и голос в темноте. Она умерла, когда он был совсем ребенком, а других родственников у него не было.

Природа скорчилась под палящим солнцем, все оставалось неподвижным и безмолвным, батальон слился с окружающим пейзажем, словно его и не существовало на свете. Шарп посмотрел назад, вдоль дороги, по которой прошли солдаты, а потом еще дальше на облако пыли — основная часть армии все еще была в пути. Он присел рядом со старым пнем, положил на колени ружье и посмотрел вдаль, где повисло горячее марево. Мимо пробегала ящерица — остановилась, взглянула на него, потом взобралась на пенек, застыла на месте, словно надеялась, что ее не заметят, если она будет сохранять неподвижность...

Легкое движение заставило Шарпа поднять глаза к небу — там, в бесконечной голубизне, бесшумно парил коршун; его крылья не двигались, он высматривал жертву. Патрик наверняка сразу сказал бы, как называется птица, но для Шарпа это был всего лишь еще один охотник, а сегодня, подумал он, некого ловить. И, словно согласившись с ним, птица неожиданно взмахнула крыльями и быстро скрылась из виду.

На Шарпа вдруг снизошло спокойствие, он находился в мире со всем светом, ему нравилось быть стрелком в Испании. Он бросил взгляд на чахлые оливы, обещающие своему владельцу скромный урожай — интересно, какая семья будет трясти эти ветви осенью, и чьи жизни связаны с этим ручьем, пустыми полями и уходящей вдаль дорогой, которую ему, вероятно, уже никогда не увидеть вновь.

Послышался какой-то шум. Слишком слабый далекий, чтобы встревожить Шарпа, но необычный и ровный, так что его правая рука инстинктивно сжалась на прикладе ружья. По дороге скакали лошади. Судя по стуку копыт, две. Одна двигались они неспешно, поэтому у Шарпа и возникло мысли, что нужно чего-то опасаться, сомневался, что в этой части Испании у французов есть кавалерийские отряды, однако встал и шумно направился через рощицу, старательно выбирая дорогу так, чтобы его зеленая форма сливалась с растительностью. Он намеревался выскочить на дорогу и ошеломить зазевавшегося путника.

Оказалось, что это девушка. Она была одета мужскую одежду, черные брюки и сапоги, на голове та же самая шляпа с широкими полями, которая лишь оттеняла ее красоту. Девушка шла или, скорее, хромала, как и ее лошадь. Заметив Шарпа, она остановилась и сердито на него посмотрела, точно была недовольна тем, что он неожиданно возник у нее на пути. Слуга, хрупкий смуглый человек, который вел на поводу тяжело нагруженного мула, замер в десяти шагах поза и молча уставился на высокого стрелка с покрытым шрамами лицом. Жеребец тоже взглянул Шарпа, лениво отмахнулся хвостом от мух и покорно замер, подняв заднюю ногу. Подкова едва держалась на одном гвозде, и животное, должна быть, ужасно страдало от жары на каменистой дороге.

Шарп кивнул в сторону лошади.

— Почему бы вам не снять подкову?

Голос девушки оказался неожиданно мягким и мелодичным.

— Вы можете это сделать? — Она улыбнулась Шарпу, и гнев мгновенно исчез с ее лица.

Девушке было немногим больше двадцати лет, но держалась она уверенно, словно отлично понимала, что красота — куда более ценное наследство, чем деньги или земля. Казалось, ее забавляет смущение Шарпа, точно она привыкла к восхищению мужчин.

— Так можете? — Девушка с легкой насмешкой подняла изогнутую бровь.

Шарп кивнул и направился к крупу лошади. Он потянул копыто к себе, крепко держа лошадь за бабку; жеребец вздрогнул, но остался стоять на месте. Подкова все равно отвалилась бы через несколько шагов, поэтому Шарп слегка дернул и отпустил ногу, а потом протянул подкову девушке:

— Вам повезло.

У нее были огромные темные глаза.

— Почему?

— Наверное, подкову можно будет поставить на место, я не уверен.

Шарп чувствовал себя неловко в ее присутствии, красота произвела на него сильное впечатление, язык перестал слушаться, потому что он вдруг ужасно захотел эту девушку. Она не сделала движения, чтобы взять подкову, и Шарп засунул ее за ремень седельной сумки.

— Кто-нибудь наверняка знает, как поставить подкову на место. — Он кивнул в сторону дороги. — Там разбил лагерь батальон.

— Южный Эссекский? — Она хорошо говорила по-английски, со слабым португальским акцентом.

—Да.

— Вот и прекрасно. Я следовала за ними, когда подкова соскочила. — Девушка посмотрела на своего слугу и улыбнулась. — Бедняга Агостино ужасно боится лошадей.

— А вы, мадам?

Шарпу захотелось поговорить с ней. Женщины, следующие за армией, не были редкостью; за войсками сэра Артура Уэлсли уже шли английские, ирландские, испанские и португальские жены, любовницы и шлюхи, однако красивая девушка на хорошей лошади, да еще со слугой, не могла не вызвать у Шарпа любопытства. Даже больше чем простое любопытство. Он хотел ее. Это было естественной реакцией на красоту и на мысли о том, что девушка с такой внешностью никогда не обратит внимания на оборванного лейтенанта, не имеющего за душой ни гроша. Она могла выбрать любого из богатых офицеров... Впрочем, это ведь не мешало Шарпу смотреть и испытывать острое желание обладать ею.

Девушка, казалось, догадалась, о чем он думает.

— Вы считаете, что мне следует быть осторожнее? Шарп пожал плечами, бросил взгляд на дорогу, над которой повис дым из лагеря.

— Солдаты — народ не слишком деликатный, мэм.

— Благодарю вас за предупреждение. — Девушка явно над ним потешалась. Она взглянула на выгоревший красный офицерский шарф у него на поясе. — Лейтенант?

— Лейтенант Шарп, мэм. •

— Лейтенант Шарп. — Девушка снова улыбнулась, словно бросая ему вызов, она гордилась своей красотой, — Вы наверняка знаете Кристиана Гиббонса?

Он кивнул, снова подумав о том, как несправедлива к нему жизнь. Деньги могут купить все: офицерское звание, продвижение по службе, саблю, которая специально сделана таким образом, чтобы соответствовать росту и силе владельца... Деньги могут даже купить такую женщину.

— Я его знаю.

— И он вам не нравится. — Девушка рассмеялась, она понимала, что права. — А вот мне он очень нравится. — Она щелкнула языком и взяла в руки поводья. — Думаю, мы еще встретимся. Я еду с вами в Мадрид.

Шарп не хотел ее отпускать.

— А вы оказались далеко от родного дома. Девушка повернулась и насмешливо улыбнулась:

— Как и вы, лейтенант, как и вы.

Она направила хромающую лошадь к зарослям деревьев и голубому дыму над кострами, разложенными специально для приготовления ужина. Безмолвный слуга последовал за ней.

Шарп провожал девушку взглядом. Он представил себе ее стройное тело под мужским костюмом, почувствовал, как его охватывает зависть и сильное желание. Потом вернулся в оливковую рощу, словно надеялся, что, уйдя с дороги, сможет выбросить мысли о девушке из головы и умиротворение снова наполнит этот тихий вечер. Будь проклят Гиббонс и его деньги, а вместе с ним и все офицеры, которые в состоянии купить красоток, грациозно сидящих в седлах своих роскошных, холеных лошадей и следующих за армией!

Шарп наслаждался этими горькими мыслями, стараясь думать о том, что девица ему не нужна, но, проходя в тени деревьев, по дороге к лагерю, вдруг сообразил, что держит в правой руке гвоздь от подковы. Он посмотрел на него, маленький, согнутый, и засунул в ранец, постаравшись убедить себя в том, что гвоздь обязательно пригодится; например, для того, чтобы закрепить пружину, когда разбираешь затвор, если его нужно почистить. Но хороших ровных гвоздей было сколько хочешь, и Шарпу пришлось признаться себе: он сохранил этот, потому что он принадлежал девушке. Разозлившись, Шарп пошарил среди патронов и выбросил гвоздь в кусты.

Со стороны лагеря донеслись мушкетные выстрелы, это застрелили двух волов на ужин. К жаркому будет вино, а после они с Хоганом пропустят по стаканчику бренди, станут рассказывать разные истории про старых друзей и прошлые, почти забытые, кампании. Днем Шарп с удовольствием думал об этом ужине, о вечере у костра, но неожиданно все изменилось. Прекрасная девушка находится в их лагере, ее смех нарушит мирную тишину вечера. «А ведь я, — думал Шарп, неспеша шагая вдоль ручья, — даже не знаю, как ее зовут».

Глава пятая

Батальон Санта-Мария покорил бы мир, если бы для этого было достаточно красивых слов и показухи. Однако пунктуальность не являлась одним из его очевидных военных достоинств.

Южный Эссекский маршировал четыре дня, почти без остановок, сделав все, что было в его силах, чтобы успеть к месту встречи в Пласенсии, но испанских военных в городе не оказалось. Аисты лениво поднимались из своих гнезд на остроконечных крышах вокруг древнего собора, возвышающегося над городом и долиной, в которой он был построен. Но батальона Санта-Мария нигде не было видно.

Симмерсон приказал разбить лагерь у городских стен, и его солдаты с завистью смотрели на другие подразделения, которые входили в город, где их ждали кабачки и женщины, а тенистые улицы сулили массу удовольствий. Трое солдат нарушили приказ оставаться вне стен города, их поймал начальник военной полиции — они напились до такого состояния, что ничего не соображали. Виновников высекли, а весь батальон несколько часов маршировал вдоль реки.

В конце концов, два дня спустя испанский полк прибыл, и Южный Эссекский был поднят на перекличку в пять утра с тем, чтобы отправиться на юг, в Вальделаказа. Было прохладно, но все знали, что, когда солнце поднимется, снова станет жарко. Однако в половине шестого, когда час, назначенный для начала марша, уже прошел, испанский батальон так и не появился, солдаты топали и потирали руки, чтобы хоть немного согреться.

Городские часы пробили шесть. Детям, которые вместе с матерями ждали момента, когда батальон отправится в путь, стало скучно, и они принялись носиться среди шеренг солдат, не обращая ни малейшего внимания на возмущенные вопли Симмерсона, сержантов и капралов.

Батальон был построен у римского моста, перекинутого через реку. Шарп последовал за Хоганом. Тот что-то сердито проворчал, когда они остановились у ограды, отражавшейся в воде, что весело омывала огромные куски гранита, лежавшие на дне с незапамятных времен.

Хогана охватило нетерпение.

— Черт их подери! Почему мы не можем отправиться в путь, пусть эти уроды нас догоняют!

Он прекрасно знал, почему это было невозможно. Дипломатия: часть цены, которую они вынуждены заплатить за сотрудничество со вспыльчивыми и капризными испанцами, — местный полк должен выступать первым.

Шарп промолчал. Он смотрел в воду, на длинные волокна водорослей, покорно подчиняющихся воле течения. Ветер был холодным, и он поежился. Шарп разделял недовольство Хогана, его переполняло раздражение, которое шевелилось в душе наподобие этих колеблющихся на поверхности воды водорослей

Лейтенант бросил взгляд на собор, уже освещенный первыми лучами утреннего солнца, и попытался разобраться в мрачных предчувствиях, закравшихся в сердце. Задание, которое они должны были выполнить в Вальделаказа, казалось совсем несложным. Переход до места назначения займет всего день, еще день понадобится Хогану, чтобы покончить с мостом, который и так уже мало напоминает мост, и еще один день — на обратную дорогу в Пласенсию, где Уэлсли собирает силы для дальнейшего продвижения британской армии в Испанию. Однако некий инстинкт, понять происхождение которого было так же нелегко, как и суть серых теней, умирающих с первыми лучами восходящего солнца, нашептывал Шарпу, что все будет совсем непросто. Его беспокоили не испанцы. Как и Хоган, Он знал, что их присутствие — всего лишь политическая необходимость и военный фарс. Если они на самом деле окажутся такими бесполезными, как о Них говорят, это вряд ли что-нибудь изменит. Южный Эссекский достаточно силен, чтобы сделать все необходимое.

Вот тут-то и заключалась главная проблема. Симмерсон еще ни разу не встречался с врагом, и Шарп не был уверен в способности полковника принимать правильные решения в экстремальной ситуации. Если на южном берегу Тежу действительно засели французы и если Южному Эссекскому придется отбивать атаки на мосту, пока Хоган будет закладывать под него заряды, было бы лучше, чтобы решения принимал старый и опытный воин, а не командир ополченцев, чья голова набита теориями о сражениях и тактике ведения боевых действий, а опыт приобретен на мирных полях Эссекса.

Впрочем, дело не только в Симмерсоне. Шарп посмотрел на дорогу в город, где расположилась группа женщин — батальонные жены, — и подумал о том, что Жозефина Лакоста находится среди них. Он, по крайней мере, узнал имя девушки, видел ее множество раз верхом на изящном черном коне, в окружении лейтенантов Симмерсона, которые шутили, смеялись и оказывали ей знаки внимания. До Шарпа дошли сплетни об этой девушке; поговаривали, что она вдова богатого португальского офицера или что сбежала от португальского офицера. Никто ничего не знал наверняка, но все сходились на одном — Жозефина встретила Гиббонса на балу в Лиссабоне и уже через несколько часов решила последовать за ним на войну. Говорили, что они собираются пожениться, когда армия доберется до Мадрида, и что Гиббонс обещал ей дом и жизнь, полную удовольствий и развлечений.

Какой бы ни была правда, Жозефина здесь, она очаровала весь батальон, флиртовала даже с сэром Генри, который отвечал ей преувеличенно галантно и все время твердил, что молодой человек есть молодой человек. «Кристиан нуждается в тренировке, верно?» — повторял Симмерсон одну и ту же шутку, над которой сам же и хохотал. Несдержанность полковника заставила племянника нарушить приказ и снять апартаменты в городе, где он поселился с Жозефиной и устраивал для своих друзей веселые попойки. Гиббонсу завидовали все офицеры, Жозефина блистала рядом с ним, и Шарп, дрожа от утреннего холода, подумал, что еще совсем неизвестно, увидит ли девушка долины Эссекса и станет ли жить в большом доме, построенном на доходы от продажи соленой рыбы.

Пробило семь, по рядам Южного Эссекского пробежало волнение — из-за домов появилась группа всадников и, пришпорив коней, помчалась прямо к уставшему ждать батальону. Всадники оказались британцами, и солдаты снова поскучнели. Хоган и Шарп направились к своим людям, стоявшим рядом с легкой пехотой Леннокса на левом фланге батальона, и стали наблюдать за вновь прибывшими, которые разговаривали с Симмерсоном. Все всадники были в форме, кроме одного — из-под его серого плаща выглядывали голубые брюки, а на голове красовалась простая шляпа с загнутыми полями. Прапорщик Денни, шестнадцатилетний юноша, которого переполняло плохо скрываемое возбуждение, стоял рядом со стрелками, и Шарп спросил его, знает ли он человека в гражданской одежде.

— Нет, сэр.

— Сержант Харпер! Скажи мистеру Денни, как зовут джентльмена в сером плаще.

— Это генерал, мистер Денни. Сэр Артур Уэлсли собственной персоной. Родился в Ирландии, как и все самые лучшие солдаты.

По рядам прокатился смешок, но стрелки невольно выпрямили спины и не сводили глаз с человека, который поведет их в Мадрид. Генерал достал из кармана часы, посмотрел на город, откуда должны были появиться испанцы. Однако и намека на испанский полк нигде не было видно, несмотря на то, что солнце уже стояло над горизонтом, а роса быстро высыхала на траве. Один из офицеров Уэлсли вдруг направился прямо к Хогану. Шарп решил, что он хочет поговорить с инженером, и, чтобы не мешать, отошел в сторону, к мосту.

— Шарп! Ричард!

Голос показался Шарпу знакомым. Штабной офицер, подполковник, изо всех сил махал ему рукой, но лицо пряталось в тени роскошной широкополой шляпы.

— Ричард! Ты меня забыл!

— Лоуфорд! — Лицо Шарпа озарила улыбка. — Сэр! Я и не знал, что вы здесь!

Лоуфорд легко спрыгнул с лошади, снял шляпу и покачал головой.

— Ты выглядишь ужасно! Тебе непременно нужно купить новую форму. — Он улыбнулся и пожал руку Шарпа. — Я так рад тебя видеть, Ричард.

— А как я рад видеть вас, сэр! Подполковник? Я смотрю, у вас все в порядке!

— Чин стоил мне три с половиной тысячи фунтов, Ричард, ты же знаешь, как это бывает. Благодарение Богу, что у меня были деньги.

Лоуфорд. Шарп помнил время, когда подполковник Вильям Лоуфорд был перепуганным лейтенантом, а сержант по имени Шарп помог ему справиться с трудностями военной кампании в Индии, где царила безжалостная жара. Лоуфорд не остался в долгу. В тюремной камере в Серингапатаме аристократ научил сержанта читать и писать; занятия помогли обоим не сойти с ума в сыром подземелье султана Типпу.

Шарп покачал головой.

— Я не видел вас...

— Многие месяцы. Слишком долго. Ну, как ты?

— Как видите. — Шарп усмехнулся.

— Неряха?

Лоуфорд улыбнулся. Ему было столько же лет, сколько и Шарпу, но дальше этого сходство не шло. Лоуфорд был настоящим щеголем, всегда носил одежду из самых дорогих, тончайших тканей и кружева. Однажды Шарп видел, как он заплатил военному портному семь гиней за то, чтобы тот получше подогнал камзол, который и так сидел безупречно.

— Можешь больше ни о чем не беспокоиться, Ричард, Лоуфорд прибыл в Испанию. Французы, скорее всего, сразу сдадутся, как только до них дойдет это известие. О Господи! Мне понадобилось несколько месяцев, чтобы получить назначение сюда! Я сидел в Дублинском замке, следил за сменой караула, мне пришлось потянуть сразу за сотню ниточек, чтобы попасть в штаб Уэлсли. И вот я здесь! Прибыл две недели назад!

Слова лились сплошным потоком. Шарп был страшно рад встрече, хотя Лоуфорд, как и Гиббонс, олицетворял собой все, что он ненавидел в армии, — ведь деньги и влияние в высших кругах действительно обеспечивали быстрое продвижение по службе, а истинные солдаты, вроде Шарпа, гнили в нищете. Но Шарпу нравился Лоуфорд, он не испытывал к нему ни малейшего презрения, вероятно, потому, что этот аристократ, несмотря на преимущества, данные ему рождением, реагировал на окружающую реальность так же, как и сам Шарп. Лоуфорд с его изысканными манерами и образом жизни был настоящим солдатом.

Шарп поднял руку, чтобы остановить поток новостей.

— Что происходит, сэр? Где испанцы?

— В своих постельках. — Лоуфорд покачал головой. — По крайней мере, так было совсем недавно. Но прозвучал горн, и воины натянули штаны — нам сказали, что они уже на подходе. — Подполковник наклонился поближе к Шарпу и спросил шепотом: — Как ты ладишь с Симмерсоном?

— А мне не нужно с ним ладить. Я подчиняюсь Хогану.

Лоуфорд, казалось, не слышал ответа.

— Совершенно невероятный человек. Ты знаешь, что он заплатил собственные деньги, чтобы организовать полк? — Шарп кивнул. — А ты знаешь, сколько ему это стоило? Невообразимую сумму!

— Ну, значит, он человек богатый. Только это не делает его солдатом. — В голосе Шарпа звучала горечь.

— Он хочет быть солдатом. Причем самым лучшим. Мы плыли с ним на одном корабле. Так вот, Симмерсон целыми днями сидел и читал «Правила и инструкции для вооруженных сил Его Величества». — Лоуфорд покачал головой. — Может быть, он когда-нибудь чему-нибудь научится. Однако я тебе не завидую. — Лоуфорд повернулся и бросил взгляд в сторону Уэлсли. — Ладно. Я не могу торчать тут с тобой целый день. Послушай, давай пообедаем вместе, когда вы выполните ваше задание. Согласен?

— С удовольствием.

— Отлично! — Лоуфорд вскочил в седло. — Вас ждет серьезная передряга. Мы выслали на юг отряд драгун — они видели французов в сопровождении артиллерии и лошадей. Французы пытались выгнать партизан с гор, а сейчас направляются назад, на восток, как и мы. Так что желаю удачи!

Он повернул лошадь, а потом оглянулся.

— И еще, Ричард.

— Да, сэр?

— Сэр Артур передавал тебе привет.

— Правда?

Лоуфорд посмотрел на Шарпа и весело сказал:

— Ты идиот. Передать от тебя привет генералу? Я обязательно это сделаю, можешь не сомневаться.

Потом он ухмыльнулся, чуть приподнял шляпу и умчал прочь от Шарпа, который еще долго смотрел ему вслед, чувствуя, как пронизывающий утренний холод куда-то исчез, воспоминания и дружеское расположение Лоуфорда согрели его. Тут к нему подошел Хоган.

— Друзья в высших кругах?

— Это очень старый друг. Мы вместе воевали в Индии.

Хоган ничего не ответил, потому что от изумления у него отвисла челюсть. Он смотрел на поле, и Шарп невольно проследил за его взглядом.

— О Господи!

Показался испанский полк. Два трубача в напудренных париках и камзолах, расшитых золотом и серебром, возглавляли процессию. Они сидели на черных как ночь конях, а их трубы украшали ленты, кисточки и флажки.

— Вот это да! — не выдержал кто-то из солдат. — Нам решили помочь феи!

Следом несли полковые знамена: два флага в специальных, ослепительно великолепных футлярах с золотыми фестонами, вышитыми маленькими коронами, сложными узорами и орнаментами в виде завитков; держали футляры всадники, чьи лошади осторожно ступали по земле, которая явно не годилась для таких великолепных созданий. Далее следовали офицеры. При их виде сердце сэра Генри Симмерсона наверняка затрепетало от восторга, поскольку все, что можно было отполировать, ослепительно сияло под лучами солнца — кожа, бронза, серебро и золото. Эполеты из толстых переплетенных золотых нитей, полудрагоценные камни; камзолы расшиты серебром, украшены плюмажем, тесьмой и офицерскими лентами. Все сверкает. Очень красочное представление. Следом шли солдаты, толпа, подгоняемая энергичным, но абсолютно нестройным барабанным боем.

Шарп был возмущен. Все, что он слышал об испанской армии, подтвердилось в эти минуты, когда он смотрел на батальон, марширующий по полю; оружие солдат было тусклым и неухоженным, понятие о воинском духе, казалось, этим воякам вообще не знакомо. Неожиданно Шарп подумал, что дорога до Мадрида может оказаться гораздо более долгой, если в качестве союзников они получат таких вот солдат.

Трубачи вдруг подали оглушительный сигнал, барабанщики забили в барабаны с новой силой, а потом наступила тишина.

— Ну и что дальше? — проворчал Хоган.

А дальше были речи. Уэлсли, тонкий дипломат, сбежал как раз в тот момент, когда испанский полковник вышел вперед, чтобы обратиться с приветственной речью к Южному Эссекскому. Официального переводчика не было, но Хоган, прилично говоривший по-испански, объяснил Шарпу, что полковник предлагает британским воинам возможность, совсем крошечную, разделить с испанскими солдатами одну из славных побед над врагом.

Великолепные испанские воины по подсказке своих офицеров принялись радостно вопить, в то время как Южный Эссекский по знаку сэра Генри приветственно взвыл в ответ. Оба командира отсалютовали друг другу, зазвенели фанфары, к ним присоединились барабаны, а потом появился священник на сером ослике и с помощью маленьких мальчиков в белых стихарях благословил батальон Санта-Мария на подвиг. При этом он демонстративно не включил язычников-британцев в свои молитвы, обращенные к Всемогущему.

— Как вы думаете, они станут сражаться? — спросил Хоган и достал свою табакерку.

— Одному Богу известен ответ на этот вопрос.

Шарп знал, что всего год назад испанская армия заставила сдаться двадцать тысяч французов, так что сражаться испанцы умели, если, конечно, правильно их организовать и поставить над ними хороших командиров. Но, глядя на этот полк, Шарп видел, что их союзники плохо организованы, а командиры вряд ли способны на что-нибудь, кроме высокопарных речей.

В половине одиннадцатого, пять часов спустя, батальон наконец надел ранцы и проследовал за испанцами по старому мосту. Шарп и Хоган шли впереди Южного Эссекского, сразу за весьма мирного вида арьергардом батальона Санта-Мария. Несколько мулов, нагруженных всем необходимым, чтобы испанские офицеры не испытывали никаких лишений в пути и на поле брани, неохотно брели вперед. Вместе с ними ехал священник, который постоянно оглядывался и нервно улыбался преследующим его вероотступникам, демонстрируя всем свой черные зубы. Однако самое странное зрелище представляли из себя три молодые женщины в белых платьях и с кокетливыми зонтиками в руках, верхом на великолепных конях. Они постоянно хихикали, поворачивались, посматривали на стрелков и были похожи на птичек, усевшихся на спины лошадей. «Весьма необычный способ идти на войну», — подумал Шарп.

К полудню колонна прошла всего пять миль и остановилась. Где-то далеко впереди прозвучал сигнал, офицеры, окутанные клубами пыли, проскакали вдоль рядов солдат, те сбросили ранцы и опустились на землю прямо на дороге. Все, кроме солдат, начали спорить и кричать. Священник, застрявший среди мулов, истерично завопил что-то офицеру на коне, а три молодые особы стали увядать прямо на глазах и принялись обмахиваться руками в белых перчатках.

Кристиан Гиббонс подъехал к голове британской колонны и уставился на красоток. Шарп поднял на него глаза.

— Та, что в середине, самая хорошенькая.

— Спасибо, — язвительно поблагодарил его Гиббонс. — Вы очень любезны, Шарп.

Он уже собрался двинуться вперед, когда Шарп схватил его коня за уздечку.

— Говорят, испанские офицеры просто обожают драться на дуэлях.

— Да? — Гиббонс одарил его ледяным взглядом. — Возможно, так оно и есть.

Он развернул коня и поскакал назад.

Хоган что-то кричал священнику по-испански — вероятно, пытался выяснить, почему они остановились. Священник улыбнулся ему своей чернозубой улыбкой и поднял глаза к небесам, точно хотел сказать, что на все воля Божья и с этим ничего не поделаешь.

— Вот проклятье! — Хоган принялся оглядываться по сторонам. — Проклятье! Неужели им не известно, сколько времени мы уже потеряли? Где полковник?

Симмерсон оказался неподалеку. Он появился вместе с Форрестом в сопровождении оглушительного грохота копыт.

— Что, черт возьми, тут происходит?

— Не знаю, сэр. Испанцы сидят. Симмерсон облизал губы.

— А разве им не известно, что мы спешим? — Все молчали. Полковник уставился на офицеров, как будто кто-нибудь из них знал ответ на его вопрос. — В таком случае нужно выяснить, что у них стряслось. Хоган, ты переведешь?

Офицеры уехали. Шарп разрешил своим людям сесть у дороги, где они и устроились, положив рядом ранцы. Испанцы, казалось, заснули. Солнце стояло высоко в небе, и от дороги поднимался удушливый жар. Шарп случайно коснулся дула своего ружья и тут же отдернул руку — так раскалился металл. По шее у него стекал пот, а солнце, отражавшееся от металлических украшений на форме испанских пехотинцев, слепило глаза. Женщины медленно направились к голове колонны, одна из них обернулась и кокетливо помахала рукой стрелкам. Шарп послал ей воздушный поцелуй, а потом они пропали из виду, и пыль осела на чахлую траву, растущую у дороги.

Прошло пятнадцать минут, затем, переговорив с испанским полковником, вернулись Симмерсон, Форрест и Хоган. Сэр Генри был недоволен.

— Черт бы их побрал! Встали до конца дня! Шарп вопросительно посмотрел на Хогана. Инженер кивнул.

— Все точно. Там есть гостиница, офицеры в ней расположились.

— Проклятье! Проклятье! Проклятье! — Симмерсон изо всех сил колотил кулаком по седлу. — А нам-то что делать?

Офицеры начали переглядываться. Решения должен был принимать Симмерсон, поэтому никто не ответил на его вопрос, однако всем было ясно, что следует делать.

Шарп посмотрел на Харпера:

— Стройтесь, сержант.

Харпер начал выкрикивать приказы. Испанские солдаты, чей отдых был нарушен, удивленно смотрели на стрелков, которые поднимали с земли ранцы и строились в колонну.

— Штыки, сержант.

Приказ был отдан, и из ножен появились длинные клинки штыков с медными ручками. Двадцать три дюйма в длину, острые как бритва, они отражали слепящие лучи полуденного солнца. Симмерсон опасливо поглядывал на оружие.

— Что, черт подери, ты задумал, Шарп?

— Единственное, что можно сделать, сэр. Симмерсон посмотрел направо, налево, на Форреста, потом на Хогана, но в их намерения не входило ему помогать.

— Ты предлагаешь просто идти дальше, Шарп? «Это ты должен был предложить», — подумал Шарп, но ничего не сказал, только кивнул.

— Разве вы не собирались отдать такой приказ, сэр?

Симмерсон не знал, какой приказ собирался отдать. Уэлсли довольно внятно объяснил ему, что им следует торопиться, хотя при этом настоятельно советовал не обижать вспыльчивых союзников. А если мост уже занят французами?

Полковник посмотрел на оборванных, весьма неприглядных на вид стрелков, а потом на испанцев, устроивших привал у дороги.

— Хорошо.

Шарп повернулся к Харперу:

— По четыре в шеренгу, сержант. Харпер сделал глубокий вдох и выкрикнул:

— Рота! В колонну по два стройся!

Люди Шарпа, несмотря на старую оборванную форму, знали, как произвести впечатление на полковника. Быстро и четко, так, что им могли бы позавидовать королевские гвардейцы, ровные шеренги перестроились; рота без дополнительных команд развернулась направо, и вместо двух рядов мгновенно образовалась колонна по четыре. Харпер чуть-чуть подождал, а потом скомандовал:

— Вперед, быстрым маршем!

И они дружно зашагали. Сапоги грохотали по сухой земле, заставив шарахнуться в сторону мулов и погонщиков. Священник бросил на язычников нервный взгляд, с силой вонзил пятки в бока осла, и тот умчался в поле.

— Ну, давайте, ублюдки! — заорал Харпер. — Маршируйте как следует, от души!

И они маршировали от души. Стрелки шли быстро, как принято в легкой пехоте, их ноги вздымали клубы пыли. За стрелками следовал Южный Эссекский, впереди расступался, давая дорогу, испанский полк. Офицеры повыскакивали из гостиницы, сияющей на солнце белыми стенами, и принялись что-то выкрикивать в адрес стрелков. Шарп не обращал на них внимания. На пороге гостиницы появился испанский полковник, весь в золоте и кружевах, и увидел, что его полк превратился в беспорядочную толпу — солдаты разбежались по полям, а британцы шагают к мосту. Полковник был босиком, в руке он держал бокал с вином. Когда стрелки подошли к гостинице, Шарп повернулся к ним:

— Рота! Равнение направо!

Он вытащил длинный клинок, поднял в торжественном салюте, а его люди, ухмыляясь, последовали примеру своего командира. Полковник ничего не мог поделать. Он хотел бы высказать свой протест, возмущение, но честь есть честь, и на салют следует отвечать салютом. Испанец оказался в дурацком положении. В одной руке вино, в другой длинная сигара. Шарп наблюдал за борьбой чувств, отразившихся на лице испанского полковника, когда тот переводил глаза с одной руки на другую, пытаясь решить, от чего же отказаться. В конце концов он встал по стойке «смирно» в одних чулках, продолжая держать в руках бокал с вином и сигару, словно это были важные церемониальные предметы.

— Смотреть вперед! Хоган громко рассмеялся.

— Отлично сработано, Шарп! — Он взглянул на часы. — Мы доберемся до моста еще до того, как стемнеет. Будем надеяться, что французы нас не опередят.

«Надо надеяться, что французов там вовсе не будет», — подумал Шарп. Разобраться с союзниками — это одно, но вот выдержит ли столкновение с французами Южный Эссекский?

Лейтенант посмотрел на белую пыльную дорогу, проложенную по пустой, ничем не примечательной долине, и неожиданно подумал о том, что не знает, суждено ли ему вернуться. Потом отбросил эти мысли и сжал руку на прикладе ружья. Другой рукой он инстинктивно коснулся груди. Харперу был знаком этот жест. Шарп думал, что никому не ведомо про небольшой кожаный мешочек, висевший у него на груди, там он хранил свое богатство; но об этом было известно всем его солдатам, а сержант Харпер считал: если Шарп прикасается к мешочку с несколькими золотыми монетами, добытыми в прежних сражениях, значит, он чем-то обеспокоен. А если Шарп обеспокоен?

Харпер повернулся к стрелкам:

— Давайте шагайте, ублюдки! Это не похороны! Быстрее!

Глава шестая

Вальделаказа — разрушенный монастырь и огромный каменный мост, построенный, чтобы соединить берега Тежу еще в те времена, когда река была широкой и полноводной и совсем не походила на грязный ручей, который лениво скользил под тремя центральными арками старого римского моста. Здесь не жили, не любили и не совершали торговых сделок. За мостом и стоящим рядом строением простиралась похожая на плоскую чашу огромная долина, ее пересекали река и дорога, начинавшаяся у моста. Батальон спускался по почти незаметному склону, когда сумерки коснулись сухой, пожелтевшей травы. Вокруг не было ни возделанной земли, ни домашнего скота, ни вообще каких бы то ни было признаков жизни; только древние руины, мост и тихий шепот реки, несущей свои скудные воды в далекое море.

— Не нравится мне тут, сэр. — Харпер казался по-настоящему озабоченным.

— Почему?

— Нет птиц, сэр. Даже стервятников.

Шарп был вынужден признать, что сержант прав. Подходя к полуразрушенному строению, солдаты в зеленых мундирах непривычно притихли, точно их души окутал таинственный древний мрак.

— Французов не видно. — В опускающихся на землю тенях Шарп не заметил ничего даже отдаленно напоминающего движение.

— Меня французы не волнуют. — Харпера явно что-то беспокоило. — Само место, сэр. Нехорошее оно.

— Ты ведь ирландец, сержант.

— Конечно, дело может быть и в этом, сэр. Только скажите мне, почему здесь нет деревни. Земля тут лучше, чем в тех местах, по которым мы проходили, есть мост... Почему же нет деревни?

Действительно — почему? Очень подходящее для деревни место, однако за последние десять миль им попалась всего одна маленькая деревенька. Впрочем, вполне возможно, что на громадной равнине Эстремадура просто не хватает людей, чтобы заселить все подходящие места.

Шарп попытался не обращать внимания на беспокойство Харпера, но вспомнил свои собственные мрачные предчувствия, и эти печальные древние руины стали казаться ему зловещими. От Хогана тоже было не очень-то много проку.

— Puente de los Malditos — Мост Проклятых. — Хоган, который ехал на коне рядом, кивнул на разрушенное строение. — А это, наверное, старый монастырь. Мавры обезглавили живших здесь монахов, всех до единого. Говорят, их убили на мосту, головы сбросили в реку, а тела так и оставили гнить. Никто не хочет здесь селиться, потому что ночью на мост приходят призраки и пытаются отыскать свои головы.

Стрелки молча слушали рассказ капитана. Когда Хоган закончил, Шарп с удивлением заметил, что сержант потихоньку перекрестился; вряд ли кто-нибудь из его людей сможет спокойно заснуть сегодня ночью.

Он оказался прав. Ночь была такой темной, что даже на расстоянии вытянутой руки ничего не было видно. Поблизости не росло никаких деревьев, и стрелки не смогли развести костров, а ветер нагнал тучи, которые скрыли луну.

Отряд охранял южную часть моста и берег, где могли появиться французы. Все страшно нервничали: игра теней, странные звуки... Замерзшие часовые в конце концов уже не знали — виновато во всем их разгулявшееся воображение или они слышат шаги обезглавленных монахов, а может быть, французы выслали разведчиков?

Перед самым рассветом Шарп услышал шелест крыльев, потом закричала сова, и лейтенант некоторое время раздумывал, не сказать ли Харперу, что птицы здесь все-таки есть. Но потом решил не делать этого, вспомнив, что совы считаются предвестниками смерти и известие об их появлении может расстроить ирландца еще больше.

Однако наступил новый день, и, хотя испанцы так и не появились, — по всей видимости, офицеры еще находились в гостинице, — небо засияло ослепительной синевой, только далеко в вышине проносились редкие облака, виновники легкого ночного дождика. Со стороны моста уже слышались резкие звенящие удары — люди Хогана разбивали парапет в том месте, которое было решено взорвать. Зловещие ночные предчувствия на какое-то мгновение показались дурным сном. Стрелков сменили пехотинцы Леннокса, и, поскольку делать было совершенно нечего, Харпер разделся догола и влез в воду.

— Вот так-то лучше.. Я не мылся уже целый месяц. — Он глянул на Шарпа. — Все в порядке, сэр?

— Да вроде бы, никого не видно.

Шарп посмотрел в сторону горизонта, на юг, наверное, уже в пятидесятый раз, но никаких признаков французов не заметил. Вскоре Харпер выбрался из реки, с него ручьями стекала вода, и он встряхнулся, совсем как породистая гончая.

— Может, их здесь и нет, сэр.

— Не знаю, сержант. — Шарп покачал головой. — У меня такое чувство, что французы где-то неподалеку. — Он повернулся и стал снова вглядываться в противоположный берег реки и дорогу, по которой они пришли сюда вчера. — Испанцев тоже не видно.

Харпер вытирался рубашкой.

— Они могут и совсем не явиться, сэр. Шарпу уже приходило в голову, что испанский полк выйдет на сцену, когда работа в Вальделаказа будет выполнена, и никак не мог понять, почему же это на первый взгляд простое задание вызывает у него такое сильное беспокойство. Симмерсон вел себя сдержанно, люди Хогана работали, не покладая рук, французов нигде не было видно. Ну что может произойти?

Шарп подошел к мосту и кивнул Ленноксу:

— Есть что-нибудь новенькое? Шотландец покачал головой:

— Все спокойно. Могу поклясться, сэру Генри не удастся сегодня понюхать пороха.

— А он хотел?

— Еще как! Подозреваю, полковник рассчитывает, что сюда прибудет сам Наполеон.

— Французы где-то недалеко. Я это чувствую. — Шарп повернулся и внимательно посмотрел на дорогу.

— Вы думаете? — Леннокс бросил на него серьезный взгляд. — Мне казалось, только у нас, шотландцев, есть дар предвидения. — Он принялся вместе с Шарпом всматриваться в пустой горизонт. — Может, вы и правы. Однако они опоздали.

Шарп кивнул и прошелся по мосту. Поболтал немного с Ноулзом и Денни, а потом, направляясь к Хогану, стал раздумывать о мрачном настроении, в котором пребывали офицеры Южного Эссекского. Большинство из них были сторонниками Симмерсона — те, кто получили свои звания в ополчении, отношения между ними и офицерами регулярной армии складывались не слишком дружеские. Шарпу нравился Леннокс, нравилось с ним разговаривать, но почти все остальные офицеры считали, что шотландец слишком мягко обращается с солдатами своей роты, которые все больше и больше становятся похожими на стрелков. Лерой был неплохим человеком — американец любил свою страну, но предпочитал помалкивать, как и те немногие, кто не очень доверял военным талантам полковника Симмерсона. Шарп сочувствовал младшим офицерам, которые приобретали опыт в таких тяжелых условиях, и радовался, что, как только мост будет взорван, его стрелки перейдут из Южного Эссекского в какую-нибудь нормальную часть.

Хоган по самую шею забрался в отверстие, проделанное в мосту. Шарп заглянул внутрь и, среди обломков и мусора, разглядел две полукруглые каменные арки.

— Сколько пороха вы намерены туда заложить?

— Весь, что у нас есть! — Капитан был возбужден и счастлив, как человек, получивший наконец возможность заняться любимым делом. — Тут все совсем не просто. Римляне строили надежно. Видите эти плиты? — Хоган показал на арки. — Они обтесаны и подогнаны друг к другу. Если я положу заряд на одну из них, мост от этого может стать только крепче! Заложить порох вниз я, к сожалению, тоже не могу.

— А почему?

— Времени не хватит, Шарп, у меня мало времени. Взрыв должен получиться очень сильным. Если же подложить заряды под арки, удастся, конечно, перепугать рыбу, но не более того. Нет, я собираюсь вывернуть мост наизнанку и перевернуть вверх тормашками. — Он почти не обращал внимания на Шарпа, его голова была занята подсчетами количества пороха и длины запала.

— Наизнанку и вверх тормашками?

— Ну... так сказать. — Хоган почесал грязную щеку. — Я спущусь вот в эту опору, а потом заложу порох так, что взрыв распространится в две стороны. Если мой план сработает, Шарп, мне удастся разрушить сразу две арки.

— А у вас получится?

— Должно! — Хоган радостно ухмыльнулся. — Такой будет трах-тарарах! Уж я вам обещаю!

— Скоро?

— Мы закончим через пару часов. Может быть, раньше. — Хоган выбрался из отверстия и встал рядом с Шарпом. — Давайте принесем порох.

Он повернулся в сторону монастыря, приложил руки ко рту и замер на месте. Прибыли испанцы — впереди трубачи, флаги полощет ветер, пехота в голубых мундирах тащится где-то в конце колонны.

— Ну слава Богу! — объявил Хоган. — Теперь я смогу ночью спать спокойно.

Полк направился к монастырю, прошествовал мимо Южного Эссекского, занимавшегося строевой подготовкой, и продолжал шагать вперед. Шарп предполагал услышать команду, которая остановит испанцев, но приказ так и не прозвучал. Вместо этого трубачи степенно проехали на своих, лошадях по мосту, следом за ними проследовали полковые флаги, затем разодетые офицеры и пехота.

— Что, черт подери, они вытворяют? — возмутился Хоган.

Испанский полк миновал разрушенную часть моста и отверстие, проделанное Хоганом. Инженер принялся размахивать руками.

— Я собираюсь это взорвать! Бах! Бах!

На него никто не обращал внимания. Хоган попытался сказать то же самое по-испански, но людской поток катился мимо, словно инженера просто не существовало на свете. Даже священник и три дамы в белом осторожно прошли по мосту — опасливо поглядывая по сторонам и изо всех сил стараясь не свалиться в пробитое отверстие, — а потом дальше, на южный берег, откуда капитан Леннокс поспешно отвел своих людей, чтобы дать дорогу испанцам. За полком следовал пунцовый Симмерсон, который пытался выяснить, что происходит. Казалось, его вот-вот хватит удар.

Хоган устало покачал головой.

— Если бы на это задание послали только нас с вами, Шарп, сейчас мы уже были бы дома. — Он помахал рукой своим людям, чтобы те принесли бочонки с порохом к проделанному в мосту отверстию. — У меня возникло желание взорвать этот мост с другой стороны.

— Не забывайте, они наши союзники. Хоган вытер пот со лба.

— Как и Симмерсон. — Капитан вернулся к прерванной работе. — Я буду просто счастлив, когда все это закончится.

Прибыли бочонки с порохом, и Шарп ушел, а Хоган принялся закладывать порох на основания арок.

Лейтенант вернулся на южный берег, где его стрелки наблюдали за батальоном Санта-Мария, уходившим по бесконечной дороге к далекому горизонту. Леннокс, сидевший верхом на своей лошади, ухмыльнулся.

— Как вам это нравится, Шарп? — Он помахал рукой в сторону испанцев, уверенно шагавших вперед.

— Что все это значит?

— Они заявили полковнику, что пройти через мост — их долг! Это имеет какое-то отношение к испанской гордости. Мы прибыли сюда первыми, следовательно, они должны продвинуться вперед дальше нас. — Леннокс отсалютовал Симмерсону, который переходил мост. — Знаете, что он намерен сделать?

— Кто? Симмерсон? — Шарп посмотрел вслед полковнику, демонстративно не обращавшему на него внимания.

— Угу. Он собирается провести по мосту весь свой батальон.

— Что?

— Раз испанцы прошли по мосту, значит, и мы должны. — Леннокс рассмеялся. — Он безумен, вот что я вам скажу.

Шарп услышал крики своих стрелков и посмотрел туда, куда они показывали.

— Вы что-нибудь видите?

— Ничего. — Леннокс изо всех сил напрягал глаза.

Вспышка света.

— Вон там!

Шарп взобрался на парапет и принялся искать в своем ранце единственную ценную вещь, которой обладал, — подзорную трубу, сделанную Мэтью Бургом в Лондоне. Он не имел ни малейшего понятия, сколько стоит труба, но подозревал, что уж не меньше тридцати гиней. На футляре из орехового дерева была прикреплена медная пластина с надписью: «С благодарностью от А. У. 23 сентября, 1803». Шарпу не забыть пронзительные голубые глаза человека, вручившего ему подзорную трубу. «Помните, мистер Шарп, глаза офицера гораздо ценнее его сабли!»

Он раскрыл футляр и снял медную крышку, защищавшую линзы. Изображение заплясало; Шарп задержал дыхание, чтобы не дрожали руки, и стал медленно перемещать подзорную трубу. Вон там! Проклятая труба! Ни за что не хочет остановиться, скачет в руках, как безумная.

— Пендлтон!

Юный стрелок примчался на мост и, следуя указаниям Шарпа, вспрыгнул на парапет, а потом присел так, чтобы Шарп мог положить подзорную трубу ему на плечо. Неожиданно у него перед глазами возник горизонт. Он чуть повел трубой вправо — ничего, кроме травы и чахлых кустов. В воздухе над пологим склоном повисло марево.

— Вы что-нибудь видите, сэр?

— А ну сиди смирно, черт тебя подери! Шарп сосредоточил внимание на том месте, где белая пыльная дорога сливалась с небом. И словно актеры, неожиданно появляющиеся из потайной двери на сцене, возникли всадники. Пендлтон вскрикнул, изображение перестало быть четким, но Шарп снова наставил трубу на горизонт. Зеленая форма, с белой поперечной перевязью. Лейтенант сложил трубу и выпрямился.

— Французские стрелки!

Испанские солдаты начали переговариваться, подталкивать друг друга и показывать на вершину холма. Шарп в уме разделил линию пополам, потом еще раз и сосчитал далекие силуэты, сгруппировав их пятерками.

Подъехал Леннокс.

— Человек двести?

— Похоже на то.

Леннокс схватился за рукоять сабли.

— Ну, с таким количеством мы справимся! — В его голосе звучало презрение.

Возникла вторая линия всадников. Шарп снова открыл подзорную трубу и положил ее на плечо Пендлтона. Появление французов получилось весьма эффектным: две линии кавалерии, в каждой по двести человек, медленно направлялись в сторону моста. Шарп видел карабины на плечах солдат, а на крупе каждой лошади — мешок с кормом.

Он снова выпрямился и сказал Пендлтону, что тот может спрыгнуть с парапета.

— Они собираются сражаться, сэр? — Как и Ленноксу, пареньку не терпелось схватиться с французами.

Шарп покачал головой.

— Они не станут подходить близко. Просто хотят на нас посмотреть. Атака им ничего не даст.

Когда Шарп сидел в тюрьме Типпу вместе с Лоуфордом, лейтенант пытался научить его играть в шахматы. Однако ничего у них не вышло. Они постоянно забывали, какой камешек обозначает ту или иную фигуру, а охрана посчитала, что пленники расчертили пол на квадраты, чтобы заняться колдовством. Их избили и заставили стереть клетки доски. Но Шарп запомнил слово «пат».

Сейчас они оказались именно в таком положении. Французы ничего не могли поделать с британской пехотой, а те, в свою очередь, были не в состоянии нанести французам существенный вред. Симмерсон переводил последнюю часть батальона через мост, мимо разозленного Хогана и его снаряжения, но количество солдат, которыми располагали союзники, роли не играло. Кавалерия перемещается слишком быстро, пехоте англичан их не достать. А стоит кавалерии пойти в наступление, их расстреляют в упор, и даже если какая-то часть уцелеет, лошади все равно свернут в сторону перед плотными шеренгами пехоты. Сегодня сражения не будет.

Однако Симмерсон считал иначе. Он радостно взмахнул обнаженной саблей и сказал Ленноксу:

— Они у нас в руках! Сейчас мы им покажем!

— Да, сэр, — мрачно отозвался Леннокс.

— Неужели этот болван не понимает, что они не собираются на нас нападать? — пробормотал себе под нос капитан. — Или он думает, что мы будем бегать за ними по полю, как корова, преследующая лису? Проклятье! Мы же все сделали, Шарп, мост заминирован. Нужен час, не меньше, чтобы вся компания перешла через него назад, на другой берег.

— Леннокс! — Симмерсон был в своей стихии. — Постройте роту на левом фланге! Рота мистера Стеррита будет охранять мост, и, если вы не возражаете, я одолжу у вас мистера Гиббонса, он будет моим адъютантом.

— Моя потеря, ваш выигрыш. — Леннокс улыбнулся Шарпу. — Адъютант! Он думает, что принимает участие в Бленхеймской битве!..[3] А вы что станете делать, Шарп?

— Меня не пригласили. — Шарп ухмыльнулся. — Я понаблюдаю за вашими героическими победами. Желаю хорошо развлечься!

Кавалерия остановилась в полумиле и выстроилась поперек дороги; лошади принялись лениво помахивать неподрезанными хвостами, отбиваясь от назойливых мух. Шарпу было страшно любопытно, что думают французы о зрелище, разворачивающемся у них перед глазами: испанцы неуклюже наступают, выстроившись в неровные шеренги по четыре, — восемьсот солдат, окружая плотным кольцом свои знамена, маршируют навстречу французским всадникам, в то время как на мосту к наступлению готовятся еще восемьсот пехотинцев.

Симмерсон собрал ротных командиров, и Шарп услышал, как он отдает приказы. Южный Эссекский должен выстроиться в шеренги по четыре, как и испанцы, и следовать за ними.

— Джентльмены, мы посмотрим, что станет делать враг, и будем действовать соответственно! Развернуть знамена!

Леннокс подмигнул Шарпу. Два бездарных полка пехоты думают, что могут атаковать всадников, которые, несмотря на то что их всего четыреста, спокойно уйдут от преследования и лишь посмеются над бессмысленными усилиями противника. Какая-то дурацкая комедия!..

Командир французов, по всей вероятности, глазам своим не верил, настолько странным было происходящее. Впрочем, вернувшись к своим, он сможет рассказать весьма забавную историю.

Шарпу было любопытно, как поведет себя Симмерсон, когда наконец сообразит, что французы не собираются нападать. Скорее всего, полковник заявит, что напугал врага и заставил его отступить.

Прапорщики сняли кожаные чехлы со знамен Южного Эссекского и развернули их. Знамена придали полку удивительно бравый вид, и, хотя все это напоминало фарс, Шарп вдруг почувствовал, что в груди у него возникает ощущение необъяснимой силы. Сначала на ветру затрепетало королевское знамя — великолепное полотнище, в центре которого был изображен номер полка. Затем собственный штандарт Южного Эссекского — желтое знамя с крестом и вышитым в верхнем углу британским флагом. Невозможно было видеть эти флаги, освещенные утренним солнцем, и не почувствовать стеснения в груди. Они — полк, даже если на поле битвы останется лишь горстка солдат, а остальные погибнут, полк не прекратит своего существования до тех пор, пока гордо, назло врагу" на ветру развевается его флаг. Знамена помогали солдатам ориентироваться в дыму и хаосе битвы, но на самом деле они представляли нечто большее; немало людей отказалось бы сражаться, если бы речь шла только об английском короле, но они до последней капли крови дрались за эти знамена, за честь своего полка, за старые потрепанные флаги, которые и стоили-то всего несколько

гиней, — их несли самые молодые прапорщики, охраняемые ветеранами-сержантами с длинными острыми пиками в руках. Шарп знал не меньше десятка солдат, которые несли знамена в битву, заменяя погибших, подхватывали из немеющих рук флаги, хотя им было прекрасно известно, что они становятся мишенью для врага. Честь — вот что самое главное. Флаги Южного Эссекского были ослепительно новыми, а на знамени полка отсутствовали знаки отличия — следы от пуль и шрапнели, — но стоило Шарпу увидеть их, как безумная затея Симмерсона превратилась в дело чести.

Южный Эссекский следовал за своими знаменами туда, где его ждал враг. Фронт британского полка, как и испанского, составлял сто пятьдесят ярдов. Все четыре шеренги ощетинились штыками, офицеры скакали рядом на лошадях или шли в строю с обнаженными саблями.

Испанцы остановились, пройдя четыреста ярдов вверх по дороге, и Симмерсону ничего не оставалось, как последовать их примеру, чтобы выяснить намерения союзников.

Хоган подошел к Шарпу и кивнул в сторону обоих полков.

— Не собираетесь присоединиться к сражению?

— Я думаю, это частная вечеринка. Капитан Стеррит и я охраняем мост.

Стеррит, отличавшийся кротостью нрава, нервно улыбнулся Шарпу и Хогану. Как и полковника Симмерсона, капитана смущал вид этих солдат-ветеранов, в глубине души он боялся, что противник может оказаться таким же жестким и безрассудным, как этот стрелок или инженер.

Хоган вытирал руки куском тряпки, и Шарп спросил, закончил ли он работу.

— Да, дело сделано. Десять бочек с порохом заложены под мост, вставлены запалы, и все замаскировано. Как только наши храбрые солдаты уйдут отсюда к дьяволу, я смогу проверить, сработает эта штука или нет. Ну, что здесь происходит?

Испанцы образовали каре. Хороший батальон мог перестроиться за тридцать секунд; испанцам потребовалось на это в четыре раза больше времени. Каре — самое подходящее построение, если в атаку идет вражеская кавалерия, но французы явно не были идиотами и не собирались нападать на противника, настолько превосходившего их числом, так что маневры испанцев не имели никакого смысла.

Шарп наблюдал за тем, как офицеры и сержанты стараются побыстрее выровнять строй — квадрат у них получился довольно кривой, но они остались довольны результатом. Шарп вспомнил про трех женщин. Среди испанцев их не было, и, оглядевшись по сторонам, он заметил, что они образовали на берегу реки довольно живописную группу. Одна женщина перехватила взгляд лейтенанта и помахала ему рукой в перчатке.

— Нам еще повезло, что у французов нет пушек. Хоган поднял брови.

— А я и забыл про этот слух. Здесь было бы даже слишком жарко.

Для пехоты нет ничего хуже, чем воевать против артиллерии в сочетании с кавалерией. Пехота, построенная в каре, может не опасаться атак конницы; всадники скачут вдоль рядов, но не в силах причинить врагу никакого вреда. Однако стоит появиться артиллерии, как каре превращается в гибельную ловушку. Шрапнель моментально проделает страшные бреши в рядах пехотинцев, а кавалерия ринется в образовавшееся свободное пространство — судьба такой битвы будет быстро решена. Шарп посмотрел вдаль — артиллерии не видно.

Симмерсон наблюдал за тем, как испанцы строятся в каре. Он был явно озадачен. Сэр Генри, похоже, считал, что если он не в состоянии атаковать французов, то французы должны обязательно напасть на него. А тут наступила какая-то необъяснимая пауза. Испанцы построились несколько правее дороги; Симмерсон отдал приказ, и Южный Эссекский с великолепной точностью продемонстрировал, слева от дороги, как должен батальон перестраиваться из шеренг в каре. Шарп видел, что французские кавалеристы насмешливо захлопали в ладоши.

Теперь образовалось два каре, причем испанское находилось ближе к французам, однако кавалеристы по-прежнему не двигались с места. Прошло некоторое время. Солнце поднималось все выше и выше, воздух над полем плавился от жары, лошади французов опустили головы и начали пощипывать траву. Капитан Стеррит, охранявший со своей ротой мост, жалобно спросил:

— Почему они не атакуют?

— А вы бы стали? — спросил Шарп. Стеррит смутился. И Шарп прекрасно понимал

почему. Симмерсон выглядел ужасно глупо, он двинулся вперед с обнаженной саблей и развернутыми знаменами, а противник явно не собирался сражаться. Теперь его солдаты, как выброшенный на берег кит, заняли бессмысленную оборонительную позицию. При таком построении было совершенно невозможно выйти на марш; первый ряд мог двинуться вперед, но шеренгам, образующим боковые стороны, необходимо развернуться — вот тут-то противник и бросится в атаку. Симмерсон хотел выступить вперед, однако боялся, что ему не удастся сохранить стройность рядов. Конечно, он мог снова перестроить батальон в шеренги, но тогда зачем было каре? Поэтому он остался стоять на месте, а французы с любопытством наблюдали за ним, не понимая, чем вызвано столь странное поведение неприятеля.

— Кто-то должен принять решение! — недоуменно хмурился капитан Стеррит.

Не такой он представлял себе войну! Победа и слава, а не унижение, вроде этого.

— Кое-кто и принял решение. — Хоган кивком показал на Южный Эссекский.

От каре отделился отряд всадников и поскакал галопом в сторону моста.

— Лейтенант Гиббонс. — Стеррит поднял руку, приветствуя племянника полковника, остановившего свою лошадь на полном скаку.

Лицо лейтенанта, который отлично понимал серьезность момента, было суровым. Не слезая с лошади, он посмотрел на Шарпа сверху вниз.

— Вас требует к себе полковник.

— Зачем?

— Полковник вас требует. Немедленно! — Гиббонс казался удивленным.

Хоган кашлянул, привлекая к себе внимание.

— Лейтенант Шарп находится у меня в подчинении, — вмешался он. — Зачем он понадобился полковнику?

— Нам необходим отвлекающий маневр. — Гиббонс показал рукой в сторону неподвижных шеренг французов. — Чтобы заставить французов вступить в бой.

— И как далеко от каре я должен отвести своих людей? — Шарп говорил спокойно, с непривычной мягкостью в голосе.

Гиббонс пожал плечами:

— Чтобы кавалерия бросилась в атаку. Поторопитесь!

— Я не сдвинусь с места. Это безумие!

— Прошу прощения, я не понял. — Гиббонс изумленно уставился на Шарпа.

— Я не поведу своих людей на верную смерть. Если мы удалимся более чем на пятьдесят ярдов от каре, французы затопчут нас, как зайцев. Вы что, не знаете — маленьким отрядам не под силу сражаться с кавалерией.

— Так вы идете, Шарп? — Слова Гиббонса звучали так, словно это был ультиматум.

— Нет.

Лейтенант повернулся к Хогану:

— Сэр? Вы отдадите приказ лейтенанту Шарпу?

— Послушайте, дружище. — Шарп заметил, как резко усилился ирландский акцент Хогана. — Передайте полковнику, что чем быстрее он вернет батальон обратно на эту сторону реки, тем быстрее я смогу проделать в мосту дыру, и мы все вернемся домой. Нет, я не отдам приказ лейтенанту Шарпу совершить самоубийство. До свидания, сэр.

Гиббонс резко развернул лошадь, вонзил ей в бока шпоры, крикнул что-то неразборчивое Шарпу и Хогану и, подняв клубы пыли, ускакал галопом в сторону бесполезного каре Южного Эссекского полка. Стеррит, лицо которого побелело, повернулся к ним.

— Вы не имеете права отказываться от выполнения приказов!

Тут терпение Хогана лопнуло. Шарпу никогда не приходилось видеть, чтобы маленький ирландец терял самообладание, но на сей раз Хоган разозлился по-настоящему.

— Вы что, ни черта не понимаете? Неужели вам не ясно, что предлагалось Шарпу? Да стрелков бы порубили, как капусту! Господи! О чем только этот человек думает?!

Стеррита смутила вспышка ярости со стороны Хогана. Он попытался успокоить инженера:

— Но ведь надо же кому-то что-то предпринять.

— Вы совершенно правы. Южному Эссекскому следует вернуться сюда и перестать тратить время попусту.

Кто-то из солдат роты Стеррита фыркнул. Шарп почувствовал, что тоже теряет терпение. Сейчас ему было неважно, кто командует этими людьми.

— Молчать!

Воцарилось неловкое молчание. Его нарушал лишь смех трех испанок.

— Мы можем начать с них. — Хоган повернулся к женщинам и что-то крикнул по-испански.

Они посмотрели на него, переглянулись, но он повторил свое требование. Женщины неохотно подчинились и, не слезал с лошадей, проехали мимо стрелков и офицеров обратно на северный берег.

— Теперь, по крайней мере, хотя бы трое перешли этот чертов мост. — Хоган бросил взгляд на небо. — Наверное, уже перевалило за полдень.

Французам, должно быть, необычное представление тоже наскучило. Шарп услышал звук трубы, кавалерия построилась в четыре эскадрона. Они все еще стояли лицом к мосту; передний эскадрон находился примерно в трехстах ярдах за каре испанцев. Вместо того чтобы выстраиваться в две длинные шеренги, французы четко встали в ряды по десять, их командир насмешливо отсалютовал испанскому и английскому каре саблей и отдал приказ. Лошади перешли на рысь, по дуге поскакали в сторону испанцев, затем развернулись и помчались прочь, на восток, в сторону холмов, где должны были воссоединиться с армией маршала Виктора, дожидавшейся наступления Уэлсли.

Катастрофа разразилась в тот момент, когда французы находились в ближайшей точке от полка Санта-Мария. От разочарования или из гордости полковник испанцев приказал открыть огонь. И мушкеты начали стрелять — но пули, естественно, не достигали цели. Оптимальная эффективность мушкетного огня — пятьдесят ярдов; на расстоянии двухсот ярдов, отделявших испанцев от французов, стрельба из мушкета — пустая трата сил. Шарп увидел, что у французов упало лишь две лошади.

— О Господи! — громко проговорил он. Все остальное легко просчитывалось. Испанцы произвели залп, теперь им потребуется по меньшей мере двадцать секунд, чтобы перезарядить оружие. За это время лошадь может покрыть огромное расстояние.

Французский полковник не колебался ни секунды. Он отдал приказ, снова запела труба, и с удивительной четкостью французы развернулись — теперь они выстроились в десять рядов, по сорок всадников в каждом. Первые две шеренги, с саблями наголо, помчались вперед, остальные рысью двинулись за ними. Французам по-прежнему не было особого резона вступать в сражение. Пехотное каре, даже с разряженными мушкетами, слишком серьезный противник для кавалерии. Солдатам нужно лишь сохранить строй и выставить вперед штыки — лошади свернут в сторону и поскачут вдоль шеренг, попадая под огонь заряженных мушкетов с другой стороны каре.

Шарп пробежал несколько шагов. Он вдруг понял, что сейчас произойдет. Испанские солдаты испугались и дрогнули. Они только что сделали оглушительный залп, однако враг стремительно мчался прямо на них, сквозь клубы мушкетного дыма, оскалив зубы, неслись вперед лошади, с громкими воплями, размахивая саблями, привстали на стременах всадники.

Как бусины с лопнувшего ожерелья, испанцы разбежались в разные стороны. Французы бросили вперед еще две шеренги кавалеристов, когда первая врезалась в массу поддавшихся панике испанцев. Опускались и взлетали в воздух сабли, окрашенные кровью. Всадники буквально прорубали себе дорогу в каре, лошади с трудом пробирались сквозь массу вопящих от ужаса людей. Третья шеренга французов перестроилась и помчалась вдогонку за испанцами, которые побежали, пытаясь спастись. Побросав мушкеты, они устремились в сторону Южного Эссекского.

Французы перемешались с ними, теперь они скакали среди бегущих людей, убивая испанцев, потерявших от ужаса разум. Изготовились к атаке и новые, свежие ряды конницы. Клинки французов неумолимо крушили врага. Группы испанских солдат выскакивали из мясорубки; бросая знамена, они искали спасения у британского каре. Южный Эссекский не видел всего, что произошло, в клубах пыли солдаты смогли разглядеть лишь приближающихся испанцев и отдельных французских всадников.

— Огонь! — забыв обо всем, повторял Шарп. — Огонь, проклятый идиот!

У Симмерсона был только один шанс на спасение. Он должен был расстрелять испанцев, в противном случае беглецы расстроят ряды его собственного каре, а вслед за ними туда проникнет французская конница.

Полковник не сделал ничего. Со стоном Шарп наблюдал за тем, как испанцы добрались до рядов англичан в красных мундирах и, отталкивая штыки, стали проникать внутрь. Южный Эссекский расступился, пропуская обезумевших людей, но в этот момент первый француз уже подскакал к позиции англичан, взмахнул саблей, и в следующий миг мушкетная пуля выбила его из седла. Шарп видел, как от многочисленных ран покачнулась лошадь и рухнула на бок, сбив с ног сразу нескольких пехотинцев. Тут, нанося саблей удары направо и налево, в образовавшуюся брешь нырнул другой всадник, его постигла та же участь. Однако все было кончено. Французы прорвались, каре перестало существовать, англичане смешались с испанцами и побежали. На этот раз бежать можно было только в одном направлении. К мосту. Шарп повернулся к Стерриту.

— Отведите свою роту с дороги!

— Что?

— Быстрей! Не теряйте времени! Если рота останется на мосту, ее сметут беглецы.

Стеррит сидел на своей лошади и бессмысленно таращился на Шарпа, потрясенный развернувшейся у него перед глазами трагедией.

Шарп повернулся к солдатам:

— Сюда! Быстро!

Харпер конечно же оказался на месте. Вот человек, на которого всегда можно было положиться!.. Шарп побежал первым, солдаты последовали за ним, а сержант следил за тем, чтобы приказ был исполнен. В сторону от дороги и вниз, к берегу реки.

Шарп увидел рядом с собой Хогана.

— Вернитесь, сэр!

— Я пойду с вами!

— Нет, вам нельзя. Кто тогда взорвет мост? Хоган повиновался. Не обращая внимания на хаос, царивший справа, Шарп бежал вниз по берегу, считая шаги. Через шестьдесят шагов он решил, что этого достаточно. Стеррит исчез. Шарп повернулся к солдатам.

— Стоять! В три шеренги!

Его стрелки уже заняли позицию, им не требовалось никаких приказов. У себя за спиной Шарп слышал крики, отдельные мушкетные выстрелы, но все заглушал грохот копыт и свист сабель.

Он не оглянулся. Солдаты из Южного Эссекского смотрели мимо него.

— Смотреть на меня!

Они перевели на него глаза.

— Вам не грозит опасность. Только делайте то, что я скажу. Сержант!

— Сэр!

— Проверь кремни.

Харпер хмыкнул. Людей из роты Стеррита следовало успокоить, заставить думать о чем-нибудь знакомом, и огромный ирландец прошел по рядам, вынуждая солдат оторвать глаза от страшного зрелища и осмотреть свои мушкеты. Один из пехотинцев, белый от страха, поднял глаза на могучего сержанта.

— Что с нами будет?

— Что будет? Ты наконец сможешь отработать свои деньги, парень. В бою. — Харпер проверил кремень в замке мушкета. — Болтается, как сиськи у бабы, приятель, подтяни-ка его!

Сержант окинул взглядом ряды солдат и рассмеялся. Шарп сумел спасти восемьдесят мушкетов и тридцать штуцеров. Теперь французам, да благословит их Господь, придется сражаться по-настоящему.

Глава седьмая

Это была бойня. Всего лишь четыре минуты назад стройные шеренги пехотинцев — тысяча шестьсот человек — во главе с офицерами стояли в поле, теперь же большая их часть мчалась к мосту. Солдаты побросали мушкеты, ранцы, все, что мешало бежать и, следовательно, приближало страшные сабли французской кавалерии.

Командир французов хорошо знал свое дело. Он направил часть людей вдогонку за беглецами, не давая им свернуть в сторону, причем делал все спокойно и четко, как на тренировочном плацу. В результате огромная масса пехотинцев сгрудилась у входа на мост, где они становились легкой добычей всадников. Другая часть конницы была брошена против остатков британского каре — маленькой группы солдат, отчаянно сражавшихся у знамени полка, но Шарп видел, что у французов остается в резерве еще две кавалерийские шеренги — они вступят в бой, если пехота англичан придет в себя.

Нет никакого смысла охранять мост. Он и так защищен от французов массой столпившихся там солдат. Шарп прикинул, что около тысячи людей устремились к мосту, по которому едва ли может проехать повозка, запряженная мулами. Тягостное зрелище. Шарпу и раньше приходилось сталкиваться с паникой на поле битвы, но ничего подобного он в жизни не видел. Менее сотни всадников вселили ужас в души тысячи пехотинцев. Толпа на мосту не могла продвинуться вперед, задние ряды напирали слишком сильно, испанцы и англичане отчаянно толкались, дрались, царапались, надеясь спастись от гусар, сабли которых несли смерть. Даже те, кому удалось попасть на мост, не могли считать себя в безопасности. Шарп видел, как многие попадали в воду — в мосту были дыры, а кое-где Хоган приказал снять перила.

У французов не было ни единого шанса пробиться сквозь этот живой заслон; да они и не пытались захватить мост. Их главная задача заключалась в том, чтобы поддерживать панику, охватившую врага, не дать ему перегруппироваться и повернуться к гусарам лицом, ощетинившись мушкетами со штыками. Всадники даже начали проявлять некоторую апатию. Шарп заметил, как один из гусар подгоняет бегущих, нанося удары плоской частью клинка. Не так-то легко убить человека саблей, в особенности если он повернулся спиной и не сбросил ранец. Неопытные кавалеристы наносили впечатляющие удары, сверкающие клинки описывали широкие дуги, а сбитые с ног солдаты с удивлением обнаруживали, что пострадали лишь их ранцы и мундиры. Ветераны же дожидались того момента, когда оказывались на одном уровне со своей жертвой, а потом наносили удар назад, стараясь попасть в незащищенное лицо, и Шарп знал, что раненых будет гораздо больше, чем убитых, причем ранения окажутся страшными, глубокими, до самой кости.

Нет, сражаться следовало иначе. Знамена Южного Эссекского все еще развевались над головами солдат, но каре уже окончательно распалось. Англичане были вынуждены образовать нечто вроде кольца, всадники теснили их, и им пришлось отбиваться от сабельных ударов и копыт штыками и мушкетами. Совершенно безнадежная схватка. Французы бросили большую часть своих сил против этого маленького отряда; у них было мало шансов захватить мост, но внутри отчаянно сопротивлявшегося кольца находился куда более значительный приз — знамена. Для французов покинуть поле боя с захваченными знаменами противника означало стать героями, покрыть себя славой — о такой победе по всей Европе будут ходить легенды. Гусар, захвативший знамя, сам называет свою награду, будь то деньги, женщина или чин, поэтому всадники отчаянно пытались преодолеть сопротивление британцев. Южный Эссекский защищался с не меньшей решимостью, их силы подкрепляло фанатичное желание сохранить знамена. Потеря знамени — неслыханный позор.

Шарпу потребовалось всего несколько секунд, чтобы оценить обстановку; у него не было выбора, он должен идти вперед, к знаменам, в надежде, что кольцо оставшихся в живых солдат продержится до тех пор, пока его рота сможет пустить в ход мушкеты и штыки.

Он. повернулся к солдатам. Харпер снова оказался на высоте. Стрелки рассредоточились среди солдат роты Стеррита и старались успокоить ошалевших от ужаса людей. Закаленные солдаты в зеленых мундирах улыбались Шарпу. Солдаты в красных явно нервничали. Шарп заметил, что по краям роты Харпер поставил по взводу стрелков, ведь фланги будут самым слабым местом, только крепкие нервы и надежные штыки остановят фланговую атаку кавалерии. Два встревоженных лейтенанта оказались внутри этих маленьких фланговых отрядов — как и другие люди роты Стеррита, они не сводили глаз с толпы, собравшейся возле моста. Им хотелось бежать, оказаться в безопасности на другом берегу, но тут Шарп заметил двух ветеранов-сержантов, которые уже не раз смотрели в глаза смерти и хладнокровно ждали приказа.

— Мы пойдем вперед, к нашим знаменам. — Шарп увидел, что лица некоторых солдат побелели от страха. — Вам нечего бояться. Во всяком случае, до тех пор, пока вы не покинули свою шеренгу. Понятно? Вы должны держать строй. — Он говорил просто, но с большим напором, тем не менее, некоторые по-прежнему видели только беглецов на мосту. — Тот, кто покинет строй, будет расстрелян. — Теперь на Шарпа смотрели все. Харпер ухмыльнулся. — И никто не начнет стрелять без моего сигнала. Никто.

Они его поняли, Шарп снял с плеча ружье, бросил его Пендлтону и вытащил свой тяжелый палаш.

— Вперед!

Он сделал несколько шагов, прислушиваясь к командам Харпера, определяющего ритм наступления. Потом ускорил шаг. Времени оставалось совсем мало. По его расчетам получалось, что преодолеть первые двести ярдов будет несложно. Отряд двигался по открытому плоскому участку земли, здесь еще не было французских всадников.

Самыми трудными окажутся последние сто шагов, когда роте придется держать ряды и одновременно перебираться через тела убитых и раненых, а французы поймут, какая опасность им угрожает.

«Интересно, — подумал Шарп, — сколько времени прошло после залпа испанцев? Наверное, всего несколько минут». Вдруг он снова ощутил, как его охватила знакомая отстраненность — она исчезнет только после последнего залпа или сабельного удара. Шарп замечал самые незначительные детали; казалось, он стоит на месте, а пыльная, растрескавшаяся, высохшая земля сама движется у него под ногами. Он видел каждую бледную травинку, даже муравьев, спешивших куда-то по своим делам. Ему вдруг показалось, что сражение за знамена происходит где-то совсем далеко, звук был приглушенным, хотелось побыстрее сократить это расстояние. Душу охватило возбуждение, подъем, предчувствие близости битвы. Некоторые люди приходят в волнение от музыки, другие от денег; кто-то получает удовольствие от работы на земле, но инстинкты Шарпа обострялись именно в подобных ситуациях. Его влекла опасность боя. Он провел в армии половину жизни, хорошо знал трудности и несправедливость солдатской судьбы, не раз видел сочувствующие взгляды людей, чья работа позволяла им спокойно спать ночью, но ни одному из них не было суждено испытать ничего подобного. Шарп знал, что далеко не все солдаты чувствуют то же самое, иногда он даже стыдился своего восторга — но только в тех случаях, когда у него было время подумать, и никогда в такие моменты, как сейчас.

Французы все еще не могли прорвать оборону. Кто-то сумел организовать остатки британского каре: передняя шеренга встала на колени, поставив мушкеты прикладами в землю, так что клинки штыков оказались на уровне груди лошадей. Сабли безуспешно пытались отбросить мушкеты в сторону, повсюду слышались крики людей, ржание лошадей, ветер нес густые клубы дыма, за которыми регулярно вспыхивало пламя, но Шарп все еще видел развевающиеся знамена. Он шел вперед, продолжая сжимать в руке длинный клинок, а мимо проносились кони, лишившиеся седоков, — часть французских солдат соскочила с лошадей, пытаясь в пешем строю разорвать ряды английской пехоты.

Офицер Южного Эссекского вывел свою лошадь из кольца, и шеренги мгновенно сомкнулись у него за спиной. Он давно потерял кивер, его лицо неузнаваемо изменилось под застывшей кровавой маской. Офицер пустил своего скакуна в галоп и вонзил тонкий прямой клинок в тело гусара. Сабля застряла. Шарп наблюдал за тем, как он дергает за рукоять, безумную ярость сменяет страх, а в следующий момент другой француз показал, как это следует делать, — его клинок вошел в грудь офицера, слегка повернулся, и англичанин рухнул на землю рядом со своей жертвой. Другой гусар, лишившийся лошади, рубанул наотмашь. Его противник парировал удар и сделал короткий выпад штыком; через мгновение француз был мертв. «Грамотно сработано, — подумал Шарп, — короткий удар, и все кончено».

Заиграл горн. Шарп посмотрел направо и увидел, что вперед выступил французский резерв. Лошади поскакали в сторону схватки, развернувшейся вокруг штандартов Южного Эссекского. Всадники не стали обнажать сабли, и Шарп сразу разгадал намерения французского полковника. Британское каре, точнее, то, что от него осталось, продолжало держаться, и французы не могли справиться с ним своими легкими кавалерийскими саблями. Однако гусары, в отличие от обычной кавалерии, имели еще и карабины; теперь они планировали произвести залп с близкого расстояния, чтобы в рядах англичан образовалась брешь, сквозь которую прорвутся всадники.

Шарп ускорил шаг, хотя и знал, что рота не успеет добраться до знамен раньше резерва французов. Он в отчаянии наблюдал, как, четко подчиняясь приказу, французская кавалерия развернула коней, пропуская резерв, чтобы не оказаться под огнем своих же карабинов. Теперь всадники рысью прошли по телам раненых и убитых. Шарп заметил, что британцы лихорадочно заряжают мушкеты, обрезая костяшки пальцев о штыки, втыкают шомпола в дула... Но они опоздали.

Французы остановились, сделали залп, отвернули в сторону, давая возможность выстрелить второй шеренге. В ответ послышались отдельные мушкетные выстрелы, один из гусар упал на землю, по странной траектории пролетел шомпол — это какой-то ошалевший от ужаса солдат выстрелил из мушкета, не успев его как следует зарядить. Залпы французов сделали свое дело: в рядах красных мундиров образовалась здоровенная брешь, гусары устремились вперед, их цель — штандарты Южного Эссекского — была совсем близка.

Люди Шарпа уже шли по телам. Лейтенант наступил на английского солдата, голова которого была почти отсечена страшным ударом сабли, и услышал, как кого-то вырвало. Шарп вспомнил, что большинство рекрутов Южного Эссекского были новичками на войне и не представляли, что оружие может сделать с телом человека.

Оставшиеся в живых солдаты каре начали отступать навстречу роте Шарпа, теряя при этом строй. Лейтенант увидел, как знамя опустилось, а потом поднялось вновь. Английский офицер что-то кричал своим солдатам, уговаривая их продолжать сражаться, не поворачиваться спиной к копытам лошадей и саблям врага.

Времени оставалось совсем мало. Французы спешивались, пытались отшвырнуть штыки в сторону и пробиться к знаменам, к славе. А потом Шарпу пришлось заняться собственными проблемами. Он увидел, как французский офицер разворачивает своих людей; роту Шарпа наконец заметили, а французский командир понимал, что может сделать с плотной группой гусар, устремившихся к знаменам, сотня заряженных мушкетов. Он отвел часть людей назад, быстро построил их и бросил в сторону новой опасности. Однако ему удалось собрать не более дюжины всадников.

— Стой! — скомандовал Шарп.

Лейтенант повернулся спиной к всадникам. Он хорошо знал, сколько секунд у него осталось, а испуганным солдатам Южного Эссекского, которые в ужасе смотрели на офицера, необходимо было продемонстрировать, как может расправиться с кавалерией хорошо выученная пехота.

— Последняя шеренга! Кругом! — Шарп хотел обезопасить себя от атаки с тыла, на тот случай, если французы успеют его обойти. Там находился Харпер. — Первая шеренга на колено!

И спокойно прошел через переднюю шеренгу, теперь оказавшись в безопасности. Лошади были уже в пятидесяти ярдах. — Стрелять только средней шеренге! Только средней шеренге! Стрелки, придержите огонь! Только средний ряд! Цельтесь ниже! В живот! Мы их подпустим поближе! Ждать! Ждать! Ждать!

Клинки французов были обагрены кровью по самые рукоятки, лошади покрыты пеной, а лица всадников перекошены от ярости и жажды убивать. Победа над противником, в четыре раза превосходящим их числом, далась без труда, и сейчас гусарам казалось, что они способны на все. Дюжина французов мчалась на роту Шарпа, забыв об опасности, не сомневаясь, что эти британцы будут повержены так же легко, как и два огромных каре.

Шарп наблюдал за тем, как враг скачет галопом, как из-под копыт лошадей во все стороны летит земля. Он ждал, продолжая громко говорить спокойным, уверенным голосом:

— Ждем их! Ждем! Ждем!

Сорок ярдов, тридцать... В самый последний момент французский офицер сообразил, что наделал. Он попытался осадить свою лошадь, но это уже не имело значения.

— Огонь!

Гусары были уничтожены. Совсем небольшой залп, стреляли всего лишь две дюжины мушкетов, но с такого расстояния... Лошади рухнули на землю, а две из них остановились прямо перед первой шеренгой, всадников вышибло из седла, и они покатились по траве, в безумной путанице копыт, сабель и рук. В живых не осталось ни одного француза.

— Встать! Вперед!

Шарп снова пошел перед шеренгой, мимо окровавленных останков только что атаковавших их французов. Один из гусар еще был жив, он сломал ногу, когда упал с лошади, и теперь замахнулся на Шарпа саблей. Тот даже не стал поднимать свой клинок. Только ударил сапогом по запястью француза, и сабля отлетела в сторону.

Рота обошла убитых; нужно было спешить, сражение вокруг знамен заканчивалось, британцы отступали, гусары теснили их, нанося все более серьезные потери. Шарп увидел, что в дело пошли длинные пики сержантов, охранявших знамена. Один из них изо всех сил размахнулся, описал своим страшным оружием широкую дугу, пика ударила в голову лошади, та встала на дыбы и сбросила всадника, а кровь фонтаном брызнула из раны у нее на лбу.

После залпа французских карабинов дисциплина в британском каре была окончательно нарушена. Шарп не видел офицеров, они должны были находиться где-то в гуще сражения, но французы подобрались совсем близко к знаменам, и солдаты рассыпавшегося каре бежали в сторону Шарпа под защиту его ощетинившейся штыками роты. Шарп направо и налево раздавал удары плоской частью клинка, кричал, чтобы солдаты уступили им дорогу. Ему пришлось остановиться, поскольку беглецы напирали со всех сторон; он даже поднял палаш вверх. Тогда Харпер принялся колотить беглецов прикладом ружья — огромный ирландец вынудил бегущих повернуть к флангам, где они могли присоединиться к роте Шарпа.

Вскоре путь был свободен, и Шарп устремился к знаменам. Кровь в его жилах пела от предвкушения битвы. Он не планировал штыкового удара, времени у них уже почти не осталось. Знамя покачнулось, лишь клинок офицера помешал французу ухватиться за древко, а потом штандарт рухнул на землю.

Шарп выкрикнул что-то неразборчивое. Он мчался вперед, его солдаты старались не отставать, спотыкались о поверженные тела, поскальзывались в лужах крови. Спешившийся гусар бросился к Шарпу и размахнулся саблей. Лейтенант подставил свой клинок, сабля француза сломалась. В следующий миг француз был поражен в шею и повалился ничком, а Шарп поспешил дальше.

Лошади загораживали знамена. Послышался треск ружейных выстрелов, рядом упал солдат. Шарп успел заметить, что Харпер, лицо которого перекосила ярость, стащил с коня гусара. Появился еще один всадник и бросил поводья, чтобы одним ударом покончить с Шарпом. Лейтенант успел рубануть прямо по морде лошади, которая встала на дыбы; гусар выпустил саблю, попытался увернуться, но лошадь рухнула на спину, придавив его своей тяжестью. Возле упавших знамен все еще оставалось несколько красных мундиров, окруженных всадниками, и Шарп увидел, как двое французов спешились, чтобы голыми руками покончить с последними защитниками.

А потом красные мундиры окончательно исчезли, остались лишь гусары. Французы вырвали знамена из рук мертвых солдат, и Шарп услышал победный клич. Он остановился и поднял над головой окровавленную саблю.

— Стой! Приготовиться к стрельбе!

Сам Шарп находился прямо на линии огня, поэтому бросился на землю, увлекая за собой сержанта Харпера, и одновременно отдал приказ открыть огонь. Залп прогремел у них над головами, и они сразу же поспешили вперед. Мушкетные пули покончили с французами, флаги снова упали на землю; теперь их окружали тела англичан и французов.

До знамен оставалось всего несколько ярдов, но с другой стороны к ним мчались новые всадники; в надежде завладеть знаменами французы устремились туда, где уже сложил голову не один их товарищ. Шарп бросился вперед, ухватился за древко и потянул к себе знамя полка; ярко-желтое полотнище во многих местах было пробито пулями, и Шарп, воткнув палаш в чей-то труп, взмахнул древком, отбиваясь от всадников, словно это была самая обычная дубинка.

Королевское знамя оказалось слишком далеко. К нему устремился Харпер, но лошадь ударила его крупом и отбросила назад. В этот момент другая лошадь выскочила из-за огромного полотнища желтого шелка, сабля ударила в древко, во все стороны полетели щепки, седельная сумка всадника сбила Шарпа с ног. Он почувствовал запах лошади, увидел занесенное над своей головой копыто и лицо француза в обрамлении серебряной цепочки кивера, склонившегося, чтобы вырвать знамя из его рук. Лейтенант изо всех сил вцепился в древко. Копыто опустилось совсем рядом с его лицом, лошадь рванула в сторону, всадник в последний раз дернул и отпустил древко. В этот момент Харпер ударил француза огромной сержантской пикой прямо в спину, и, испустив последний вздох, гусар соскользнул на Шарпа.

Лейтенант оттолкнул тело в сторону. Знамя все еще оставалось у него в руках. Харпер размахивал пикой, не давая всадникам приблизиться. А где остальная рота? Шарп оглянулся и увидел, что к ним с Харпером бегут солдаты. Но как же медленно они бежали!..

Он поискал глазами палаш, нашел его и вытащил из трупа, в который перед этим воткнул. Всадники продолжали атаковать, заставляя своих упрямящихся лошадей взбираться на горы тел. Шарп что-то крикнул, Харпер подхватил его вопль, но врага на расстоянии удара не оказалось. Тогда лейтенант двинулся в сторону королевского знамени, которое лежало под двумя телами всего в пяти ярдах. Он поскользнулся, упал, тут же вскочил на ноги, но дорогу ему преградили трое спешившихся французов с саблями в руках. Мгновенно рядом оказался Харпер. Один из гусар упал, пронзенный пикой, другого сразил Шарп, чей клинок отбросил саблю француза, словно она была сделана из бумаги. Но третий вцепился в знамя, вытащил его из-под тел и протянул подоспевшему всаднику. Шарп и Харпер бросились вперед, пика вонзилась в спину гусара, однако тот успел сделать свое дело. Француз схватил знамя за уголок и пришпорил лошадь.

И тут появились новые французы, которые попытались отнять у двух стрелков знамя Южного Эссекского, их было так много!

— Не подпускай их, Патрик! Не подпускай!

Харпер что-то громко кричал и размахивал пикой, превратившись в неуязвимого Кухулина Красную Руку. Он стоял, возвышаясь над всеми и широко расставив ноги. Харпер бросал врагу вызов, предлагал французам подойти к нему поближе и найти свою смерть.

Шарп вытащил из-под мертвого тела знамя полка и, как копье, бросил его в сторону приближающейся роты. Знамя упало среди английских солдат, теперь оно было в безопасности.

Харпер по-прежнему стоял немного впереди, яростно рыча на врагов, приглашая их сразиться, но бой заканчивался. Шарп с палашом в руке встал рядом с сержантом, а французы отступили, нашли лошадей и вскочили в седла, собираясь вернуться к своим. Один из них оглянулся, посмотрел на двух стрелков и поднял в мрачном салюте окровавленную саблю. Шарп в ответ взмахнул алым палашом.

Кто-то хлопал его по спине, люди кричали так, словно он одержал грандиозную победу, — в то время как на самом деле Шарп лишь подсластил горечь поражения. И вот уже собралась вся рота. Британские солдаты стояли среди трупов и смотрели, как гусары уносят свою добычу. Не было никакой надежды вернуть королевский стяг, французы успели удалиться на триста ярдов, их окружили плотным кольцом торжествующие всадники, начался их долгий марш через Пиренеи, который закончится в Париже, где ликующая толпа станет приветствовать героев, а знамя займет место среди итальянских, прусских, австрийских, русских и испанских штандартов — символов французских побед в Европе.

Шарп смотрел вслед удаляющемуся знамени и чувствовал, что его охватывает стыд. Французы уносили и два испанских флага, но это Шарпа нисколько не волновало. Его собственная репутация и честь солдата были запятнаны тем, что французы захватили королевское знамя; они задели его гордость.

Он коснулся локтя Харпера:

— С тобой все в порядке?

— Да, сэр. — Сержант тяжело дышал, продолжая сжимать в руках забрызганную кровью пику. — А как вы?

— Я в порядке. Отлично сработано. Спасибо тебе. Харпер тряхнул головой, словно отбрасывая комплимент, и улыбнулся лейтенанту:

— Такое нечасто бывает, сэр. Во всяком случае, одно знамя мы отбили.

Шарп повернулся, чтобы посмотреть на флаг. Он развевался над ротой, пробитый пулями и покрытый кровью, утраченный и вновь обретенный. Рядом стоял Лерой, угрюмый, замкнутый капитан Лерой, про которого Леннокс как-то сказал, что это второй приличный человек в батальоне. Его лицо было залито кровью, и Шарп пробрался к нему сквозь ряды солдат.

— Сэр?

— Вы молодец, Шарп. Какал страшная бойня! Голос капитана показался Шарпу странным, а акцент непривычным, но он вспомнил, что Лерой американец; один из немногих людей, что продолжали сражаться за свою прежнюю родину. Шарп показал на голову Лероя:

— Вы серьезно ранены?

— Да нет, просто царапина. А вот нога сильно пострадала.

Шарп опустил глаза и увидел, что бедро капитана залито кровью.

— Как это произошло?

— Я был возле знамен. Благодарение Богу, вы подоспели вовремя, хотя Симмерсон и заслужил потерять оба знамени. Ублюдок!

Шарп повернулся к мосту — ничего не было видно, потому что французы еще не покинули поле боя. Густые клубы дыма окутывали долину, тут и там слышались мушкетные выстрелы — кто-то организовал оборону. Вскоре трубы подали сигнал к отступлению, позвали французских стрелков назад к дороге, туда, где они выстроились вокруг своих трофеев.

«Им следует гордиться собой, — подумал Шарп. — Четыреста легких кавалеристов разбили два полка, захватили три знамени, а причиной всему — глупость и дурацкая гордость сэра Генри и испанского полковника. Интересно, где сейчас Симмерсон? Его не было с защитниками знамен, если только тело сэра Генри не лежит где-нибудь среди трупов». Шарп спросил у Лероя:

— Вы видели Симмерсона?

— Одному Богу известно, что с ним случилось. Там был Форрест.

— Погиб?

— Не знаю. — Лерой пожал плечами.

— Леннокс?

— Я его не видел. Он был внутри каре. Шарп оглядел долину. Его глазам предстало ужасающее зрелище. Там, где они стояли, где шло сражение за знамена, земля была усеяна телами погибших. Повсюду лежали раненые — они кричали, пытались сдвинуться с места, молили о помощи; рядом с ними судорожно били копытами лошади с окровавленными мордами. Шарп нашел сержанта.

— Пристрелите лошадей, сержант.

— Сэр? — Сержант тупо уставился на Шарпа.

— Пристрелите их! Быстро!

Он не мог видеть, как страдают раненые животные. Солдаты приставили мушкеты к головам лошадей, а Шарп принялся разглядывать своих стрелков.

— Все живы, сэр. — Харпер уже успел пересчитать солдат.

— Спасибо.

Никому из них не угрожала серьезная опасность до тех пор, пока они оставались в строю и не выпускали из рук штыков. Шарп вспомнил, что думал о том же, когда Южный Эссекский гордо вышагивал по полю под своими развевающимися новенькими знаменами. А теперь боевой дух Южного Эссекского сломлен.

Шарп попытался подсчитать потери. На поле боя осталось не больше тридцати или сорока французов — достаточно много, если вспомнить, что их было всего четыреста, но они покрыли имя своего полка славой и заставили британцев и их союзников понести солидные потери. Сто человек? Шарп посмотрел на горы тел. Весь путь к мосту был усеян погибшими солдатами — сколько их, сосчитать невозможно. Цифра получится большой, а ведь еще есть раненые, те, чьи лица изуродованы саблями французов, кто лишился зрения. Их отправят в Лиссабон, а потом на кораблях домой, где оставят на попечении бездушного общества, которое давно разучилось сочувствовать нищим инвалидам. Он содрогнулся.

Впрочем, дело не только в погибших и раненых. В самом первом бою у батальона Симмерсона отняли гордость. Шарп провел в действующей армии шестнадцать лет, не раз защищал знамена в самой гуще сражений и безжалостно орудовал штыком, стараясь добраться до вражеских штандартов. Он видел, как захваченные знамена торжественно проплывают под победные вопли над толпами, собравшимися на площадях и улицах больших городов, но впервые в жизни он стал свидетелем того, что британский флаг захвачен во время битвы. Шарп знал, как будут торжествовать враги, когда новый воинский трофей окажется в армии маршала Виктора. Очень скоро Уэлсли придется вступить в бой — не против четырех эскадронов французской кавалерии, это будет настоящее сражение, в котором машина смерти, артиллерия, почти не оставляет шансов на спасение, и французы пойдут вперед, зная, что однажды им уже удалось унизить британцев.

Шарп почувствовал, что у него рождается идея, такая невероятная, что он даже фыркнул, а юный Пендлтон, дожидаясь момента вернуть лейтенанту ружье, улыбнулся своему офицеру.

— Нам удалось, сэр! Мы сумели это сделать!

— Что сделать? — Шарпу очень хотелось как следует обдумать свою мысль, но у него было слишком много других забот.

— Спасли знамя, сэр. Разве нет?

Шарп посмотрел в юное лицо. После многих лет воровской жизни на улицах Бристоля лицо мальчика было истощенным и печальным, но глаза сияли, в них читалась отчаянная мольба, и Шарп улыбнулся:

— Да, мы это сделали.

— Я знаю, мы потеряли другое, сэр, но ведь мы не виноваты, правда, сэр?

— Нет. Если бы не мы, они лишились бы обоих флагов. Мы все здорово сделали!

— А вы и сержант Харпер, сэр... — Мальчик сиял, он говорил быстро, словно ему не терпелось поделиться своим восторгом. — Они вас боялись, сэр!

Шарп взял ружье и рассмеялся:

— Ну, не знаю, как сержант Харпер, но лично я тоже был напуган.

— Это вы только так говорите, сэр! — воскликнул Пендлтон.

Шарп улыбнулся ему и направился к мертвым телам. Как много еще нужно сделать: похоронить погибших, заняться ранеными. Он бросил взгляд в сторону моста. Сейчас там никого не было, беглецы с поля боя перебрались на противоположный берег и приступили к построению по ротам. Французы находились в полумиле, они тоже стояли строем и наблюдали за одиноким всадником, направившим свою лошадь к Шарпу. «Вероятно, французский офицер, хочет обсудить условия перемирия, необходимого для сбора раненых», — подумал Шарп. Неожиданно он почувствовал, что страшно устал. Снова бросил взгляд на мост и попытался понять, почему Симмерсон еще не послал людей копать могилы, оказывать первую помощь и раздевать мертвых. На то, чтобы навести здесь порядок, уйдет целый день.

Шарп перекинул ружье через плечо и пошел навстречу французу, чья лошадь осторожно пробиралась между телами. Он приветственно поднял руку.

И в этот момент взорвался мост.

Глава восьмая

Мост не хотел разрушаться. Он соединял берега Тежу целых два тысячелетия, и старая, каменная кладка неохотно сдавалась под ударами современных взрывчатых веществ. Центральная опора содрогнулась так, что это почувствовали Шарп и его рота, они быстро повернулись посмотреть, что произошло, — им навстречу поднялись клубы пыли и каменных осколков. На мгновение показалось, что древнее сооружение выстоит, камни вздыбились, начали медленно расползаться в разные стороны, но черная смертоносная пыль одержала наконец победу, и остатки моста взлетели к небесам в дыму и пламени. Пролет поднялся в воздух, повисел там несколько секунд, а затем рухнул в воду. Опора, две арки, сам мост — все было уничтожено мощным взрывом, который прокатился по плоской, заросшей травой равнине, вселив ужас в тех лошадей французов, что лишились всадников во время сражения, — они отчаянно заржали и принялись метаться по полю, словно искали поддержки у людей.

Над разрушенными арками клубилась древняя пыль и черный дым, от воды начал подниматься пар, камни, устилавшие русло реки, еще глубже погрузились на дно. Постепенно все стихло, река потекла дальше, грязный дым медленно, точно зловещая грозовая туча, уплыл на запад. Хоган наверняка остался доволен делом рук своих — из моста был вырван кусок размером примерно в сорок футов. Теперь Уэлсли может не беспокоиться — французская кавалерия не подберется к нему с юга.

А Шарп и его люди остались на другом берегу Тежу.

Капитан Лерой опустился на землю, и Шарп спросил, не попал ли в него случайный осколок, но капитан покачал головой.

— Нога. Не волнуйтесь, Шарп, я справлюсь. — Лерой кивнул в сторону дымящихся обломков моста. — Зачем, черт подери, они это сделали?

Шарпу и самому хотелось бы знать ответ. Неужели произошла ошибка? Хоган, несомненно, дождался бы, пока Шарп и его рота в двести человек окажутся в безопасности, и только потом поджег бы запалы. Лейтенант посмотрел на противоположный берег реки, но понять, что там происходит, с такого расстояния было просто невозможно. Солдаты построились по ротам, Шарпу показалось, что он видит Симмерсона на сером коне, в окружении других офицеров. Все не сводили глаз с взорванного моста.

— Сэр, сэр! — Шарпа звал Гэтейкер, стрелок из его маленького отряда.

Прибыл капитан гусар, загорелое лицо которого украшали роскошные черные усы. Шарп подошел к нему и лихо отсалютовал. Француз ответил на приветствие и показал на тела погибших и раненых.

— Поздравляю вас, мсье, вы сражались великолепно. — Он отлично говорил по-английски, вежливо и с уважением.

Шарп кивнул.

— Мы вас тоже поздравляем. Вам удалось одержать значительную победу, сэр. — Торжественные слова печально не соответствовали тому, что их окружало.

Удивительно, как могут люди сражаться с таким остервенением, а спустя всего несколько минут вести себя корректно, с подчеркнутой вежливостью, да еще и поздравлять друг друга. Французский капитан коротко улыбнулся.

— Благодарю вас, мсье. — Он помолчал немного, глядя на многочисленные трупы, устилающие поле битвы. Когда капитан снова повернулся к Шарпу, выражение его лица изменилось — стало менее формальным, на нем появилось любопытство. — Зачем вы перешли реку?

— Я не знаю. — Шарп пожал плечами. Не выпуская из рук поводьев, француз спрыгнул с коня.

— Вам не повезло. — Он улыбнулся Шарпу. — Однако вы и ваши люди отлично сражались. А теперь еще и это? — Он показал рукой на взорванный мост.

Шарп снова пожал плечами.

Гусарский капитан некоторое время смотрел на него.

— Возможно, вам еще больше не повезло с полковником? — Он говорил негромко, чтобы солдаты, стоявшие чуть в стороне, его не услышали. Шарп никак не отреагировал на слова француза, и тот развел руками. — У нас такие тоже попадаются. Приношу мои сожаления, мсье.

Их разговор становился слишком вежливым и доверительным. Шарп выразительно посмотрел на устилавшие поле тела.

— Вы хотите обсудить вопрос о раненых?

— Да, мсье. Не думаю, что у нас их очень много, но я бы хотел получить разрешение на осмотр этой части поля. А все остальное, — он учтиво поклонился Шарпу, — контролируем мы.

Француз был прав. Гусары разъезжали по полю битвы и ловили лошадей, лишившихся всадников. Кроме того, им досталось с полдюжины лошадей, потерянных офицерами Южного Эссекского, и Шарп знал, что во всей Испании они вряд ли смогут найти коней лучше этих. Однако что-то в словах капитана показалось Шарпу странным.

— В самом деле, сэр, вы уверены? — Шарп взглянул в карие доброжелательные глаза француза, который слегка пожал плечами.

— Мсье, ситуация изменилась. — Капитан показал рукой на взорванный мост. — Полагаю, вам будет не так-то просто перебраться на другую сторону реки. Вы со мной не согласны? — Шарп кивнул, спорить было бы просто смешно. — Я думаю, мсье, мой полковник захочет после некоторого перерыва возобновить сражение.

— Как только вы будете готовы, сэр, в любое удобное для вас время. — Шарп рассмеялся и показал на мушкеты, ружья, длинные штыки.

Француз рассмеялся в ответ.

— Я все узнаю и проинформирую вас. — Он вытащил часы. — Давайте договоримся так: у нас есть час на то, чтобы забрать раненых, хорошо? А затем продолжим.

Он не оставлял Шарпу выбора. За час его двести человек едва ли смогут собрать раненых англичан и испанцев, отнести их к мосту и придумать способ доставить на другой берег. Французы справятся гораздо быстрее. Шарп прекрасно понимал, что бессмысленно пытаться выторговать еще немного времени.

Капитан приготовился снова сесть на лошадь.

— Еще раз поздравляю вас, лейтенант. Вы согласны на наши условия? — Шарп кивнул. — Примите мои искренние сожаления. Bonne chance! — Он вскочил в седло и поскакал прочь.

Шарп оглядел свою новую роту. К ней присоединилось семьдесят солдат из разбитого каре. Конечно, старшим офицером оставался Лерой, но ранение вынудило капитана передать командование Шарпу. Было еще два лейтенанта: Ноулз из легкой пехоты и Джон Берри. Берри оказался толстячком с пухлыми губами; получив приказ подчиняться Шарпу, он сразу же поинтересовался, когда тому было присвоено звание, а потом принялся жаловаться, что его коня подстрелили. Шарп подозревал, что именно по этой причине Берри и остался здесь.

Солдаты, организованные в небольшие отряды, снимали с убитых мундиры, собирали брошенные мушкеты и делали примитивные носилки, на которых относили раненых к мосту. Половина людей работала там, где Шарп и Харпер отбили знамя полка, а остальные — у входа на мост, где тела образовали нечто напоминающее веер.

Французы быстро закончили со своими ранеными и начали осматривать место, где стоял испанский батальон. Конечно же, ими двигало не милосердие, а желание обобрать убитых и раненых. Британцы делали то же самое — и тут никто не мог помешать солдатам, таков закон войны: выжившие получают то, что уже никогда не понадобится погибшим.

Стрелки по приказу Шарпа собрали несколько дюжин мушкетов и запас патронов у погибших. На случай, если французы пойдут в наступление, Шарп планировал вооружить каждого стрелка тремя или четырьмя заряженными мушкетами и встретить кавалерию серией мощных залпов, которые уничтожат врага. Конечно, это не вернет королевское знамя. Оно потеряно навсегда, если только в отдаленном будущем английская армия не войдет в Париж и не получит назад военные трофеи французов.

Шарп шел по залитому кровью полю и думал о том, что французы вряд ли решатся продолжать сражение. Слишком уж большие потери они могут понести; возможно, гусары рассчитывают, что англичане сдадутся.

Шарп помог Лерою добраться до моста, усадил его так, чтобы капитан мог опереться спиной о перила, и разрезал белые бриджи. Бедро американца было прострелено, кровь все еще сочилась, но пуля прошла насквозь, и Шарп позвал Харпера, который, несмотря на очевидное отвращение Лероя, посадил своих червяков в рану, прежде чем забинтовать ее куском ткани, оторванной от рубашки погибшего солдата. Форрест остался жив; оглушенного, залитого кровью майора с зажатой в руке саблей нашли среди груды тел там, где шла самое ожесточенное сражение за знамена. Шарп усадил его рядом с Лероем. Пройдет еще некоторое время, прежде чем Форрест придет в себя, и Шарп сомневался, что майор, которому следовало быть священником, а не военным, сможет сегодня сражаться. Он поставил знамя рядом с ранеными офицерами так, чтобы огромное желтое полотнище было хорошо видно французам.

А что собираются делать его соотечественники, англичане? Дважды Шарп подходил к самому краю пролета моста и пытался докричаться до противоположного берега. Но люди там вели себя так, словно находились на другом конце света, и занимались своими делами, не обращая внимания на недавних товарищей.

Шарп в третий раз поднялся на мост.

— Эй! — До конца перемирия оставалось не более тридцати минут. Он снова закричал: — Эй!

Появился Хоган, помахал рукой и поднялся на мост со своей стороны. Шарп был рад снова увидеть инженера, только вот с формой капитана было что-то не так. Шарп не мог сообразить, в чем дело. Он показал на пролом между ними.

— Что произошло?

— Я тут ни при чем. — Хоган развел руки в стороны. — Симмерсон поджег запал.

— Господи, зачем?!

— А вы не догадываетесь? Испугался. Думал, что французы перейдут на нашу сторону. Мне очень жаль. Я пытался остановить его, но он велел меня арестовать.

— Так вот в чем дело!..

Ирландец весело ухмыльнулся Шарпу.

— Как и вас, кстати.

Шарп длинно и замысловато выругался. Хоган терпеливо ждал, пока он закончит.

__Я знаю, Шарп, знаю. Это самая натуральная глупость. Все из-за того, что мы отказались выполнить его приказ выдвинуть вперед стрелков, помните?

— Он думает, что его это спасло бы?

— Ему надо свалить на кого-то вину. Себя он виновным признавать не собирается, значит, необходимо найти козла отпущения. — Хоган снял шляпу и почесал седеющую макушку. — Придется потерпеть, пока мы не соединимся с армией. Тогда можно будет забыть об этой глупости. Генерал разорвет его на части! Ни о чем не беспокойтесь!

Ситуация получилась довольно глупой — они обсуждали детали своего ареста, находясь по разные стороны реки, а под ними с ревом неслась вода.

Шарп показал рукой на раненых.

— А что делать с ними? У нас несколько дюжин раненых, французы собираются снова пойти в атаку. Нам необходима помощь. Что планирует полковник?

— Планирует? — Хоган покачал головой. — Сэр Генри — словно петух с отрубленной головой. Муштрует солдат, вот чем он занят. Каждый, кто потерял мушкет, может считать, что ему повезло, если он получит лишь три дюжины горячих. Этот ублюдок сам не знает, что делает!

— Господи, нам нужна помощь! Хоган поднял руку.

— Я сказал ему, что необходимо найти древесину и веревки. — Капитан показал на сорокафутовый пролом. — Вряд ли нам удастся перекрыть мост, но мы можем сделать плоты. Однако здесь нет деревьев. Нужно послать людей!

— Он послал?

— Нет. — Больше Хоган ничего не добавил. Шарп хорошо представлял себе, какая стычка произошла между Хоганом и Симмерсоном, он понимал: инженер сделал все, что мог.

Они еще немного поговорили о других офицерах, обменялись сведениями о погибших и раненых. Хоган спросил о Ленноксе, но Шарп ничего о нем не знал — может быть, шотландец остался лежать в поле среди других погибших.

Послышался стук копыт, к мосту подскакал лейтенант Кристиан Гиббонс и остановился за спиной у Хогана. Светловолосый лейтенант посмотрел на инженера сверху вниз.

— А я думал, вы под арестом, капитан. Хоган прищурился на заносчивого лейтенанта.

— Мне нужно было помочиться.

Шарп улыбнулся. Хоган помахал ему рукой, пожелал удачи и направился к лагерю, оставив Шарпа и Гиббонса на противоположных концах разрушенного моста. Форма лейтенанта была идеально чистой.

— Вы под арестом, Шарп, я получил приказ сообщить вам, что сэр Генри требует отдать вас под трибунал.

Шарп расхохотался. Что еще он мог сказать в ответ?

Лейтенант пришел в ярость.

— Тут не над чем смеяться! Вы должны отдать мне саблю.

Шарп посмотрел на разделяющую их воду.

— Вы сами придете за ней, Гиббонс? Или желаете, чтобы я ее вам принес?

Гиббонс, казалось, не слышал вопроса. Он получил приказ и собирался довести дело до конца, чего бы это ни стоило.

— А еще вам приказано вернуть знамя полка. В это было просто невозможно поверить. Шарп даже засомневался, правильно ли понял лейтенанта. Он стоял перед пролетом взорванного моста под палящим солнцем, из-за спины доносились стоны раненых солдат, а Симмерсон прислал своего племянника с приказом для Шарпа — сдать оружие и вернуть знамя.

— А почему был взорван мост?

— Это не ваше дело, Шарп.

— Нет, черт возьми, Гиббонс, это мое дело, потому что я нахожусь на этой стороне. — Он взглянул на элегантного лейтенанта, на форме которого не было ни пятнышка — ни земли, ни крови. Шарп не сомневался, что Симмерсон выглядит точно так же. — Вы что, собираетесь бросить раненых, Гиббонс? Я вас правильно понял?

— Будьте любезны, Шарп, возьмите знамя и перебросьте его через мост. — Лейтенант с отвращением взглянул на Шарпа.

— Уходите, Гиббонс. — Шарп посмотрел на него с не меньшим презрением. — Пусть ваш драгоценный дядюшка придет поговорить со мной, я не намерен иметь дело с его комнатной собачкой. Вас интересует, что будет со знаменем? Оно останется здесь. Вы его бросили, а я защищал. Мои люди отбили знамя, и оно будет с нами до тех пор, пока вы не поможете нам перебраться через реку. Вы меня поняли? — Голос Шарпа зазвенел от гнева. — Так что отправляйтесь обратно к своему жирному пустомеле и передайте ему мой ответ! Он получит знамя только вместе с нами. И скажите ему, что французы снова собираются нас атаковать. Они хотят получить и это знамя тоже, поэтому я оставляю оружие себе, Гиббонс, чтобы мне не пришлось сражаться голыми руками! — Шарп обнажил свой тридцатидюймовый клинок. У него не было времени его почистить, и Гиббонс не мог отвести глаз от запекшейся на нем крови. — И еще, Гиббонс. Если хочешь получить мой палаш, давай, черт возьми, иди сюда и попробуй его у меня отобрать. Он повернулся спиной к лейтенанту и зашагал назад к раненым и мертвым, туда, где его ждал обеспокоенный Харпер.

— Сержант?

— Мы нашли капитана Леннокса, сэр. Он совсем плох.

Шарп последовал за Харпером. Они пробирались между рядами раненых, которые молча провожали их глазами. Шарп практически ничего не мог для них сделать! Перевязать раны — да, но никакой возможности облегчить страдания. Необходимы бренди, врач, помощь.

Лицо Леннокса побелело и было перекошено судорогой боли. Но шотландец кивнул и ухмыльнулся, приветствуя Шарпа, который сел рядом с ним на корточки. Шарп вдруг почувствовал укол совести, когда вспомнил свои последние слова, сказанные капитану легкой пехоты всего в нескольких футах от этого самого места. «Желаю хорошо развлечься!»

Леннокс поморщился от боли и еще раз ухмыльнулся.

— Я же говорил, что он безумец, Ричард. А теперь еще и это. Я умираю.

— Вовсе нет. — Шарп покачал головой. — С вами все будет в порядке. Они сделают плоты. Мы отвезем вас домой, к врачу, и с вами все будет в порядке.

Теперь пришел черед Леннокса покачать головой. От резкого движения на него, видимо, накатила новая волна боли, капитан прикусил губу. Нижняя часть его тела была в крови. Опасаясь навредить, Шарп не стал трогать разорванную форму. Леннокс тяжело вздохнул.

— Не надо меня обманывать, Шарп, я умираю, это точно. — Шотландский акцент стал еще сильнее. Леннокс взглянул Шарпу в глаза. — Болван пытался заставить меня выдвинуться вперед, чтобы заманить французов.

— И меня тоже.

Леннокс медленно кивнул, а потом нахмурился.

— Я быстро вышел из строя. Какой-то ублюдок нанес мне удар саблей прямо в живот, а я ничего не смог сделать в ответ. — Леннокс снова поднял глаза на Шарпа. — Что произошло дальше?

Лейтенант рассказал. Рассказал, как испанцы расстроили английское каре, пытаясь спастись за его штыками, как оставшиеся в живых были сметены атакой французов, о залпе из карабинов и потере одного из штандартов. Когда он рассказывал о королевском знамени, Леннокс сморщился от боли. Позор ужалил его в сердце гораздо сильнее, чем страшная сабельная рана, которая должна была привести к скорой смерти.

— Сэр! Сэр! — Какой-то солдат звал Шарпа, но тот от него отмахнулся. Леннокс попытался что-то сказать, но солдат настаивал на своем: — Сэр!

Шарп повернулся и увидел, что к нему на рысях приближаются трое гусаров. Должно быть, час прошел.

— Новые неприятности? — Леннокс слабо ухмыльнулся.

— Да. Но они могут подождать. Рука Леннокса сжала плечо Шарпа.

— Нет. Это я могу подождать. Послушайте. Я хочу кое о чем вас попросить. Вас и вашего великана-ирландца. Вы вернетесь? Обещаете?

— Обещаю. — Шарп встал, удивленный тем, что ему пришлось вытереть глаза, и зашагал между ранеными туда, где его поджидали гусары.

Это был тот же самый капитан, что приезжал раньше; вместе с ним прискакали двое других — они с любопытством разглядывали поле битвы. Шарп отсалютовал, только сейчас сообразив, что продолжает держать в руке обнаженный палаш с запекшейся на нем кровью. Французского капитана передернуло, когда он взглянул на грязный клинок.

— Мсье.

— Сэр.

— Час прошел.

— Мы не успели собрать раненых.

Француз мрачно кивнул. Он бросил взгляд на поде битвы. Работы оставалось еще по меньшей мере на час, только после этого Шарп сможет заняться мертвыми. Капитан повернулся к Шарпу и негромко заговорил:

— Я думаю, мсье, вам следует считать себя нашими пленниками. — Он взмахом руки остановил запротестовавшего Шарпа. — Нет, мсье, я все понимаю, вы можете перебросить знамя своим товарищам, мы не будем пытаться мешать, но ваше положение безнадежно. У вас гораздо больше раненых, чем солдат, оставшихся в строю. Вы не способны вести бой.

Шарп подумал о собранных мушкетах, каждый из которых был тщательно проверен и заряжен; с их помощью стрелки легко уничтожат французов, если те будут настолько глупы, что решатся пойти в атаку. Он слегка поклонился капитану гусар.

— Я ценю ваше великодушие, сэр, но вы очень скоро поймете, что я совсем не из того полка, чей штандарт вам удалось захватить. Я стрелок, и никогда не сдаюсь. — Немного бравады, решил он, не помешает.

В конце концов французский капитан блефовал; он был достаточно опытным воином и прекрасно понимал, что его люди не смогут разбить пехотное подразделение, если им будут грамотно командовать. Кроме того, он не сомневался: этот высокий стрелок с окровавленным клинком в руках сумеет повести в бой своих людей. Капитан кивнул, словно и не ожидал другого ответа.

— Мсье, вы должны были родиться французом. И иметь чин не меньше полковника!

— Сэр, я начинал рядовым.

На лице француза появилось удивление. Во французской армии подобное случалось, но гусарский капитан думал, что у англичан такое невозможно. Он приподнял свой кивер.

— Поздравляю. Вы достойный противник.

Шарп снова решил, что разговор становится слишком вежливым. Он со значением посмотрел на ряды раненых.

— Я должен продолжать свое дело, а если вы намерены нас атаковать... — Он отвернулся, но француз еще не закончил.

— Вы меня не поняли, лейтенант.

— Я все понимаю, сэр. Если не возражаете, я продолжу?

Капитан покачал головой.

— Мсье. Сейчас я говорю не о гусарах. Мы всего лишь... — Он немного помолчал, подыскивая подходящее слово. — Авангард? Ваше положение, лейтенант, совершенно безнадежно. Поверьте, из меня плохой актер.

— Мне очень жаль, сэр, но я вас не понимаю.

Однако он очень быстро все понял. Краем глаза Шарп заметил движение на гребне холма, и не требовалась подзорная труба, чтобы сообразить, что происходит. Лошади, лошади без всадников, дюжина — но Шарп прекрасно знал, что это означает. Пушка, французы привезли пушку, полевое орудие, которое легко сметет его маленький отряд. Он перевел взгляд на капитана, тот пожал плечами.

— Теперь вам ясно, лейтенант?

Шарп продолжал смотреть на линию горизонта. Одна пушка? Скорее всего небольшая, так почему же только одна? Откуда она взялась? Неужели французы потратили столько сил, чтобы доставить сюда всего лишь одну пушку? Если у них не хватает лошадей, значит, остальные орудия растянулись на многие мили. Вероятно, гусары сообщили своим, что натолкнулись на два полка пехоты, и им в подкрепление послали пушку.

У Шарпа мелькнула новая идея. Он взглянул на капитана.

— Это не меняет дела, мсье. Вы второй человек за сегодняшний день, пожелавший забрать мое оружие. Вам я отвечу так же, как и тому, первому. Попытайтесь отобрать его у меня.

Француз улыбнулся, поднял саблю и поклонился.

— С удовольствием, мсье. Я надеюсь, вы останетесь в живых и позднее окажете мне честь отобедать со мной. Хотя кормят здесь паршиво.

— В таком случае я рад, что не смогу воспользоваться вашим приглашением.

Шарп мысленно ухмыльнулся, глядя на гусарского капитана, а тот отдал какой-то приказ, и французы, развернув лошадей, поскакали вверх по склону. Для уличного ублюдка, сумевшего получить офицерский чин, он провел дипломатические переговоры просто мастерски!

Потом лейтенант вспомнил про Леннокса и торопливо зашагал обратно, пытаясь поймать ускользающую мысль. Еще столько всего нужно сделать, времени совсем не осталось, но он дал Лен-ноксу слово. Шарп оглянулся назад: по склону холма медленно съезжала пушка. У них есть еще полчаса.

Леннокс был жив. Он говорил тихо и очень быстро. Шарп и Харпер переглянулись, потом посмотрели на шотландца и обещали выполнить его последнюю просьбу. Шарп вспомнил мгновение на поле боя, когда французы увозили королевское знамя, и свою мысль, показавшуюся тогда бредовой.

— Я это уже обещал самому себе, — произнес он и сжал руку Леннокса.

— Я знаю, что могу на вас рассчитывать, — улыбнувшись, прошептал Леннокс. — Вы с Харпером справитесь, уверен.

Они оставили его умирать в одиночестве, не было выбора. Шотландец попросил еще только об одном — он хотел умереть с саблей в руке. Когда они, отошли, сержант посмотрел на Шарпа.

— А мы сможем, сэр?

— Мы же обещали, верно?

— Да, только до сих пор никто ничего подобного не делал.

— В таком случае мы будем первыми! — В голосе Шарпа зазвучала ярость. — Давай, у нас куча дел!

Шарп не сводил глаз с приближающейся пушки, он не сомневался, что его идея сработает. Замысел вряд ли можно было назвать безупречным возникала масса вопросов, на которые не было ответов, и Шарп ставил себя на место врага, пытаясь эти ответы отыскать. Харпер видел, что лейтенант что-то задумал, заметил, как пальцы Шарпа сжимаются на рукояти сабли, и терпеливо ждал приказа.

Шарп в это время пытался оценить расстояние, углы, линии oгня. Он был возбужден, потому что, несмотря на вражескую пушку, у них появилась надежда.

Шарп созвал лейтенантов и сержантов и, стукнув кулаком по открытой ладони, сказал:

— Слушайте...

Глава девятая

Время печали придет позже — время скорбеть о погибших, время подумать о том, что ты жив и не ранен, и более всего время пожалеть, что не смог остаться рядом с умирающим Ленноксом до конца. Шарп вынул из ножен палаш, в левую руку взял ружье и повернулся к ста семидесяти солдатам, выстроившимся в три шеренги поперек дороги.

— Вперед!

Пока они шли, Шарп мельком подумал о своем разговоре с Ленноксом. Удалось ли ему убедить умирающего капитана? Вероятно, да. Леннокс был настоящим солдатом, он прекрасно понимал, что у них очень мало времени; лейтенант Шарп не сомневался, что видел облегчение на лице шотландца. Сдержать обещание — это уже другое дело; сперва надо справиться с текущими проблемами.

Форрест шагал рядом, оба офицера шли немного впереди одинокого знамени, развевающегося над небольшим отрядом. Майор явно нервничал.

— Как вы думаете, Шарп, у нас получится?

— Пока все идет прекрасно, майор. — Высокий стрелок ухмыльнулся. — Враг думает, что мы спятили.

Форрест настоял на том, чтобы участвовать в сражении, и ни за что не хотел оставаться с ранеными у моста. Он еще не совсем пришел в себя после удара по голове и отверг предложение Шарпа командовать отрядом во время следующего наступления французов.

— До сегодняшнего дня я не принимал участия в боях, Шарп, — сказал Форрест. — Если не считать того, чтo однажды мне довелось подавлять голодный бунт в Челмсфорде, — вряд ли это считается.

Шарп, понимал, почему майор нервничает, и был благодарен за то, что Форрест поддержал его отчаянный, безумный замысел. Тем не менее чутье подсказывало Шарпу, что план сработает. Наблюдавшим за ними французам казалось, что небольшой британский отряд вознамерился совершить самоубийство, погибнуть геройской смертью, бросившись в абсолютно безнадежную атаку.

Форрест спросил жалобным голосом, почему враг продолжает сражаться, ведь они уже и так одержали достаточно серьезную победу. Однако французы наверняка знали, сколь малочисленна армия Уэлсли — всего лишь немногим больше двадцати тысяч человек. Бели они смогут уничтожить Южный Эссекский, британская пехота лишится одной тридцатой части своих солдат, таким образом, французам будет легче разбить Уэлсли во время решающего сражения. Кроме того, сейчас Шарп давал им возможность захватить второй британский флаг, который можно будет показать французским солдатам, чтобы убедить их в слабости нового противника.

— Уже пора, Шарп? — с беспокойством спросил Форрест.

— Нет, сэр, нет. Еще минута.

Они шли прямо по дороге навстречу пушке, находящейся в трехстах ярдах впереди. План Шарпа основывался на двух условиях — и враг в обоих случаях благородно пошел ему навстречу.

Во-первых, французы подвели легкую пушку максимально близко к британским позициям. Они не собирались стрелять по пехоте ядрами, пушка будет заряжена картечью, смесью из мушкетных пуль и кусочков железа, которая разлетается в разные стороны, сея повсюду смерть. Французы явно предполагали, что британские солдаты залягут на берегу, спрятавшись среди обломков моста, — картечь настигла бы их и там. Однако британцы шли прямо на пушку, точно овцы под нож мясника, так что французам требовалось сделать не больше пары выстрелов, внести в ряды противника панику и дать возможность кавалерии покончить с теми, кто останется жив.

Вторая идея Шарпа была связана с конницей. Он почувствовал огромное облегчение, когда всадники сосредоточились с правого фланга британского отряда. Шарп надеялся, что так и будет; если бы французы отошли на левый фланг, замысел стрелка провалился бы и им не оставалось бы ничего иного, как умереть у развалин моста. Земля справа была усеяна телами, но их было немного, зато с левого фланга британцев прикрывали многочисленные трупы людей и лошадей, и Шарп предполагал, что французский полковник, рассчитывая на поддержку пушки, захочет иметь свободу маневра для своих всадников, с нетерпением ждавших, когда пушка откроет огонь.

Артиллеристы не торопились — в этом не было никакой необходимости. Они поглядывали на британский отряд, который сам шел к ним в руки.

Пушка была направлена прямо на Шарпа. Он уже мог разглядеть грязно-зеленый лафет и темное закопченное дуло. Опытные артиллеристы ловко повернули пушку так, что теперь она смотрела на дорогу, — а ведь орудие весило не менее трех четвертей тонны. Затем пушкарь в синем мундире засунул сумку с черным порохом в дуло. Второй принялся проталкивать ее внутрь шомполом, третий через специальное отверстие проткнул сумку, чтобы порох немного высыпался, для запала. Еще один пушкарь принес заряд картечи. Пушка будет готова к стрельбе через несколько секунд. Шарп поднял ружье и выстрелил.

Все сто семьдесят солдат, не обращая внимания на разбитые сапоги, побежали. У каждого из них было три заряженных мушкета, два на плече и один в руках. Они бежали неровной цепью — если кавалерия начнет наступать, британцы успеют в единую долю секунды сомкнуть ряды и образовать непреодолимую стену, ощетинившуюся штыками.

Французские артиллеристы услышали ружейный выстрел и застыли на своих местах, во все глаза глядя на врага, бегущего навстречу смерти, а потом начали ухмыляться. Их развеселила глупость людей, бросившихся в атаку на легкую пушку. И тут ситуация неожиданно изменилась.

В течение двадцати минут после встречи Шарпа с капитаном французских стрелков британцы продолжали собирать раненых. Шарп не сомневался, что французы не обратили внимания на солдат, сгруппировавшихся возле того места, где были сложены тела погибших и где незадолго до этого Шарп и Харпер отбили полковое знамя. За эти двадцать минут Шарп сумел спрятать тридцать живых солдат среди мертвых — десять стрелков, временно одетых в красную форму, и двадцать человек из Южного Эссекского лежали, вжимаясь в землю. У каждого стрелка было по два ружья, а у остальных — по три заряженных мушкета. Французы в их сторону даже не смотрели. Они навели дуло своей пушки на цель и не интересовались тем, что происходило справа, всего в ста шагах от их позиции. Времени заняться мертвецами, посмотреть, чем тут можно поживиться, у них будет сколько угодно; сначала надо уничтожить наглецов англичан, которые бегут навстречу смерти.

Харпер весь взмок в красном, взятом напрокат мундире, который был ему мал. Сержант разорвал мундир на рукавах по шву, но все равно чувствовал, как по спине стекают ручейки пота. Красные мундиры были важной частью плана. Французы уже привыкли к виду мертвых тел на земле, и, если среди них вдруг появятся десять зеленых курток, враг обязательно заподозрит неладное. Больше всего Харпер боялся, что французы решат походить среди трупов и посмотреть, что можно прибрать к рукам, но пока неприятель не обращал на них внимания.

Тут Шарп, который находился примерно в двухстах пятидесяти ярдах, вдруг поднял в воздух свое ружье. Лейтенант Ноулз вздохнул с облегчением. Номинально командовал этими тридцатью солдатами он, но Харпер знал, что неопытный лейтенант не станет ничего предпринимать, не посоветовавшись сначала с ним. Шарп вполне определенно объяснил ему, что все решения должен принимать Харпер.

Над полем разнесся звук выстрела. Харпер с удовольствием потянулся и встал на колени.

— Давайте, ребята, стреляйте как следует. Только не спешите.

Спешка могла испортить все дело. Стрелки старательно прицеливались, разминали затекшие руки и ноги — первые выстрелы будут самыми важными. Хэгмэн, как и предполагал Харпер, был готов раньше остальных. Сержант с довольным видом наблюдал за тем, как чеширский браконьер что-то проворчал и нажал на курок. Солдат у пушки — он как раз занимался запалом — отлетел от дула и упал на землю. В следующие две секунды восемь пуль настигли еще троих артиллеристов, а четверо оставшихся в живых бросились врассыпную, пытаясь спрятаться за лафетом и колесами пушки, которая оказалась совершенно обезвреженной — выстрелить из нее стало невозможно. Картечь так и не успели зарядить, Харпер видел, что она лежит рядом с убитым стрелком, упавшим возле закопченного дула. Любой, кто попытается подобраться ближе, будет сражен метким огнем смертоносных британских штуцеров. Французы отказались от нарезного оружия на поле боя, поскольку на его перезарядку требовалось много времени, однако французские артиллеристы сегодня получили урок — неудобные винтовки имеют вполне определенные преимущества перед быстродействующими мушкетами, стреляющими не очень точно, особенно на расстоянии ста шагов.

— Прекратить огонь! — Стрелки посмотрели на Харпера. — Хэгмэн!

— Сержант!

— Займись-ка ими! Гэтейкер, Симс, Харви! — Трое стрелков ждали приказа. — Будете заряжать для Хэгмэна. Остальным целиться в офицеров-кавалеристов.

К Харперу подбежал лейтенант Ноулз и присел рядом.

— Мы можем еще что-нибудь сделать?

— Пока нет, сэр. Начнем движение через минуту. Ноулз и двадцать солдат с мушкетами должны были защищать стрелков, когда французская кавалерия пойдет на них в атаку. Харпер посмотрел на всадников. Они удивились новому повороту событий не меньше самих артиллеристов и теперь сидели на своих конях и с изумлением таращились на тела солдат возле пушки, словно не могли поверить глазам. Французы предполагали, что пушка разнесет британскую пехоту в клочья, теперь же до них начало постепенно доходить, что они лишились пушки и, следовательно, легкой победы.

Харпер поднял ружье и прицелился, прикинув, что всадники находятся примерно в ста ярдах. Расстояние большое, но попасть можно, а французы заметно облегчили стрелкам дело, выставив старших офицеров вперед. Нажав на курок, Харпер услышал еще выстрелы, увидел, что группа офицеров распалась, на землю рухнула лршадь и два офицера — с такого расстояния было невозможно определить, ранены они или убиты. Временно французы лишились командиров. Инициатива, как и планировал Шарп, полностью перешла к британцам.

Харпер поднялся.

— Хэгмэн и ребята, продолжайте стрелять! Остальные... за мной!

Он помчался к пушке, стараясь не мешать Хэгмэну. Первоначальный план заключался в том, что стрелки должны уничтожить артиллеристов, а отряд Шарпа захватит пушку, но сержант видел, что Шарп находится еще довольно далеко — они и предположить не могли, что французы поставят пушку так близко от засевших в засаде британцев. Ноулз удивился изменению плана, однако ирландский сержант заразил его своим возбуждением, и он принялся покрикивать на солдат в красных мундирах, которые, прячась за телами погибших товарищей, мчались прямо к вражескому орудию. Оставшимся в живых французским канонирам было достаточно одного взгляда на восставших из мертвых британцев, чтобы броситься наутек. Когда Харпер оказался в нескольких ярдах от пушки, он заметил, что Хэгмэн перестал стрелять, а еще через несколько мгновений стоял, вцепившись руками в дуло, окруженный своими товарищами.

— Сэр?

— Сержант? — Ноулз тяжело дышал.

— В две шеренги между пушкой и кавалерией? — Слова Харпера звучали как предложение, однако Ноулз кивнул, точно получил приказ.

Юный лейтенант отчаянно нервничал. Он видел, как его батальон был уничтожен кавалерией, видел, с каким позором покинуло поле боя королевское знамя, он сражался, зажав в руке саблю, купленную ему отцом за пятнадцать гиней в Бирмингеме, видел, как Шарп и сержант Харпер вернули знамя полка, и был потрясен их отвагой. Теперь он хотел доказать стрелкам, что солдаты Южного Эссекского тоже умеют сражаться.

Лейтенант построил своих людей и бросил взгляд на кавалерию, которая наконец сдвинулась с места. Ему показалось, что в сторону пушки направляется около ста всадников, остальные решили заняться Шарпом. Ноулз вспомнил разящие французские клинки и запах страха и еще сильнее сжал рукоять сабли, дав самому себе клятву, что не подведет. Ноулз помнил, что сказал ему Шарп напоследок, как сжал его плечо, вспомнил жесткие глаза, заглянувшие в самые глубины души юного лейтенанта. «Подпустите их шагов на сорок, а потом начинайте стрелять! Ждите, ждите, ждите!» — сказал тогда Шарп.

Ноулзу было трудно осознать, что у них с Шарпом одинаковый чин, он не сомневался, что никогда не сможет командовать людьми так же легко, уверенно и естественно, как высокий темноволосый стрелок. Французы наводили на Ноулза ужас, они ведь завоевали Европу, а Шарп относился к ним как к самым обычным людям, которых можно перехитрить и победить. Ноулз отчаянно мечтал обрести такую же уверенность в себе. Однако сейчас он нервничал. Ему страшно хотелось начать стрелять, остановить французских всадников, пока они не подъехали совсем близко, однако он справился со страхом и теперь терпеливо наблюдал за тем, как французы приближаются, как клинки взметнулись вверх и засияли в лучах вечернего солнца.

К нему подошел Харпер и встал рядом.

— Мы приготовили этим ублюдкам подарочек, сэр.

Сержант казался таким веселым!.. Ноулз с трудом сглотнул, опустил саблю. «Подожди», — приказал он самому себе и с удивлением обнаружил, что произнес эти слова вслух и что его голос звучал совершенно спокойно. Лейтенант взглянул на своих солдат. Они ему верят!

— Отлично, сэр. Вы позволите? — тихонько спросил Харпер, и Ноулз кивнул, не совсем понимая, что происходит. — Взвод! — Харпер оказался впереди небольшой шеренги британцев. Он показал на десять человек справа. — В сторону, четыре шага. Шагом марш!

Затем последовал такой же приказ для тех, кто стоял слева.

— Взвод! Назад. Марш!

Ноулз отступил вместе со всеми, глядя на французов, пустивших лошадей рысью, и тут он все понял. Пока он стоял и наблюдал за французами, стрелки передвинули пушку! Теперь ее дуло было наведено на французскую кавалерию; ее зарядили, и картечь, которая должна была разбросать в разные стороны британцев — так хозяйка выметает тараканов из дома, — теперь угрожала французским гусарам.

Харпер стоял позади пушки. Французские канониры сделали почти всю работу, стрелки только зарядили картечь и нашли запальный фитиль. Запал находился внутри — тростник, заполненный порохом, — Харпер поднесет к нему огонь, он мгновенно вспыхнет, помчится по тростниковой трубке, и заряд пороха загорится.

— Не стрелять! — крикнул Харпер, который боялся, что неопытные солдаты Южного Эссекского могут открыть огонь в тот момент, когда выстрелит пушка. — Не стрелять!

Французские всадники находились уже в семидесяти ярдах, подгоняя своих лошадей. Они перешли на галоп, в первом ряду скакало десять всадников. Харпер догадался, что пятьдесят человек бросили, чтобы разобраться с крошечным отрядом возле пушки, и еще пятьдесят оставлено в резерве.

Сержант поднес огонь к тростнику. Послышалось шипение, появилось облачко дыма, а потом — взрыв! Из дула вырвался бело-серый дым; пушка откатилась назад, чуть приподнялась в воздух и, опустившись, оставила на земле глубокий след. Картечь вылетела из дула и смела кавалерию с поля боя. Первые три ряда были полностью уничтожены, два других не могли перебраться через окровавленные тела погибших и раненых товарищей; кое-кто из них пытался подняться на ноги, они не понимали, что произошло.

Харпер услышал, как Ноулз кричит:

— Не стрелять! Не стрелять!

«А парень молодец», — подумал ирландец.

Первый отряд кавалерии разделился на две небольшие группы, к ним на помощь уже спешил резерв, однако всадники, казалось, никак не могут прийти в себя после столь неожиданного нападения. Они по-прежнему двигались в сторону пушки, но старались держаться не на линии огня.

Ноулз наблюдал за приближающимися всадниками. Он ждал, ждал до тех пор, пока те не пришпорили коней, и только тогда взмахнул саблей:

— Огонь!

Последовал мушкетный залп, поле боя окутали клубы дыма. Первые ряды лошадей оказались на земле, преградив путь тем, кто был сзади.

— Заменить мушкеты! — Ноулз почувствовал себя увереннее, он вдруг понял, что у него все получится. — Огонь!

Второй залп покончил с теми всадниками, что пытались обойти пушку с флангов. Снова падали лошади и люди; руки, ноги, шашки и ножны — все перемешалось. Однако французы продолжали наступать, обошли пушку сзади, и опять заговорили мушкеты. Вот еще несколько лошадей рухнуло на землю. Неожиданно Ноулз с изумлением обнаружил, что перед пушкой нет ни одного всадника. Он развернул своих людей, приказал пустить в дело третий мушкет, и над головами опустившихся на одно колено стрелков пронесся последний залп.

— Спасибо, сэр!

Харпер радостно улыбнулся лейтенанту. Кавалерия была уничтожена картечью и пулями солдат Южного Эссекского и не смогла причинить никакого вреда пехоте из-за возникшего барьера мертвых тел. Харпер посмотрел на Ноулза, который приказал своим солдатам перезарядить мушкеты, и отвернулся к пушке. Нужно столько всего не забыть! Почистить, закрыть отверстие — он приказал стрелкам перезарядить захваченное у врага орудие.

Шарп видел, как выстрелила пушка, видел, что атака всадников захлебнулась, теперь пришла пора заняться французскими стрелками, идущими навстречу его собственному маленькому отряду. Когда кавалеристы приблизились, Шарп развернул три шеренги лицом к французам; последняя шеренга должна была заняться теми, кто попытается обойти отряд британцев с флангов.

Всадников охватила ярость. У них отняли легкую победу, захватили пушку, однако над небольшим отрядом британских пехотинцев нахально развевался полковой штандарт. Они пришпорили коней, забыв о дисциплине, мечтая о мести. Теперь французами двигало только одно желание — раздавить этот крошечный отряд, растоптать, словно ядовитого скорпиона.

Шарп наблюдал за тем, как приближаются французы. Форрест опасливо на него взглянул и откашлялся, но Шарп покачал головой.

— Подождите, майор, нужно уметь ждать!

Они с Форрестом стояли под знаменем, бросившим французским кавалеристам вызов, оно дразнило и манило неприятеля. Французы подгоняли своих коней, заиграла труба, гусары воинственно завопили, выхватили сабли и помчались навстречу смерти.

Шарп позволил им приблизиться на сорок ярдов, а потом выстрелы уничтожили первый ряд атакующих. Второй ряд вонзил шпоры в бока своих скакунов. Они не сомневались в победе. Разве британцы не произвели выстрела? Французы перескочили через остатки первого ряда и с ужасом увидели, что солдаты в красных мундирах спокойно прицеливаются, держа в руках готовые к бою мушкеты, а не спешат зарядить оружие. Кое-кто натянул поводья, но было уже слишком поздно.

— Поменять мушкеты!

Последняя шеренга выстрелила — один раз, потом второй. Шарп повернулся, чтобы проверить, как идут дела, но опытные сержанты прекрасно справлялись со своими обязанностями. Теперь британских солдат окружало кольцо лошадей, убитых и умирающих, а ошалевшие от неожиданности раненые французы пытались выбраться из переплетения тел и снаряжения; те, кому это удалось, устремились на открытое пространство. Ряды врага расстроились, французы были не в состоянии атаковать.

— Налево! И вперед!

Шарп побежал. Он видел Харпера и Ноулза. Молодой лейтенант казался совершенно спокойным, а тела мертвых французских солдат указывали на то, что он сумел дождаться подходящего момента, чтобы начать стрельбу. Пушка выстрелила снова, окутав небольшой отряд клубами дыма, и Шарп, посмотрев направо, заметил, что французы, готовившиеся к новой атаке, попадали на землю, Еще несколько всадников оставалось в седлах, они кружили рядом со своими поверженными товарищами; Шарп остановился на одно короткое мгновение, и залп из двадцати мушкетов отогнал шесть французских стрелков, подбиравшихся к отряду с фланга.

И вот его солдаты уже подбежали к пушке. Шарп подскочил к Харперу, весело хлопнул сержанта по спине, улыбнулся великану-ирландцу, а потом повернулся к Ноулзу, чтобы поздравить его. План сработал! Они захватили пушку, заставили кавалерию отступить, французы понесли тяжелые потери — погибло множество людей и лошадей, — при этом никто из британцев не получил даже царапины.

Вот так-то. Шарп знал, что французы ни за что не осмелятся их атаковать снова, ведь теперь у британцев есть пушка. Он видел, как они кружат вне пределов ее досягаемости, а британские солдаты в это время построились в каре. Форрест ликовал, он стал ужасно похож на епископа, который только что провел невероятно успешную службу конфирмации.

— У нас получилось, Шарп! Получилось!

Шарп посмотрел на знамя в самом центре небольшого каре. Им удалось немного оправдаться, совсем чуть-чуть. Но все равно их честь запятнана. Они захватили французскую пушку, наголову разбили их кавалерию, часть солдат Южного Эссекского поняла, что значит сражаться по-настоящему. Однако этого не достаточно.

На лафете захваченной пушки были закреплены связки веревок. Длинные, надежные французские веревки пригодятся, когда они станут перебираться на другой берег; пушку не придется тащить вверх по крутому склону. Теперь есть веревки и дерево — все необходимое, чтобы начать переправлять раненых.

Леннокс, лежавший у моста, видел, как французский офицер направил свою лошадь к британскому каре. Новые переговоры; впрочем, он уже не узнает, чем они закончатся. Его знобило, тело онемело, боль прошла — теперь осталось совсем немного. Леннокс сжал в руке саблю, какой-то древний, но почему-то немного знакомый голос шепнул, что он отправляется в иной мир; может быть, там его ждет жена. Ему стало хорошо и очень спокойно, совсем не хотелось шевелиться. Он видел, как Шарп безрассудно и бесстрашно пошел навстречу французскому офицеру. Капитан пытался понять, что же задумал отважный лейтенант, потом услышал треск выстрелов, увидел, как к пушке побежали маленькие фигурки французских солдат и натолкнулись на ружья британской пехоты. Вот теперь бой окончен. Французы соберут своих раненых и уйдут, а Шарп вернется к мосту, И сдержит данное обещание, Леннокс в этом не сомневался; человек, который может спланировать захват пушки, достаточно храбр и решителен, чтобы сделать то, о чем его попросил Леннокс. Тогда позор будет смыт.

Леннокс больше не думал о королевском знамени в руках французов. Солнце стояло высоко в небе, но ему было невыносимо холодно. Он сжал рукоять сабли и закрыл глаза.

Глава десятая

— Проклятье, Шарп! Я все равно тебя сломаю! И позабочусь о том, чтобы ты лишился всех званий! Ты вернешься на ту помойку, в которой родился! — Лицо Симмерсона перекосил гнев, даже огромные уши покраснели. Он стоял рядом с Гиббонсом и Форрестом; майор безрезультатно пытался успокоить сэра Генри, но полковник нетерпеливо сбросил его руку со своего рукава. — Я отдам тебя под суд военного трибунала. Напишу кузену. Шарп, ты конченый человек! Понял?

Шарп стоял в противоположном конце комнаты, стараясь сохранить невозмутимое выражение лица и не показать гнева и презрения, которые он испытывал. Лейтенант выглянул в окно. Полк вернулся в Пласенсию, сейчас они находились во дворце Мирабель, где размещался временный штаб Уэлсли. Шарп разглядывал улицу и набегающие друг на друга крыши хижин бедняков, теснящихся за городскими стенами. По улице проезжали экипажи с великолепными, роскошными кучерами в ливреях — испанские дамы в вуалях спешили куда-то по своим таинственным делам.

Батальон добрался сюда накануне вечером, раненых доставили на телегах, запряженных мулами. Харпер уверенно утверждал, что скрип крепких надежных колес напоминает вой привидений. К нему примешивались крики и стоны раненых. Многие погибли по дороге; другие расстанутся с жизнью, став в следующие несколько дней жертвами гангрены. Шарп был арестован, у него отобрали саблю, он маршировал рядом со своими верными стрелками, которые решили, что мир окончательно спятил, но они непременно отомстят за своего командира, если Симмерсон сдержит свое обещание.

Дверь открылась, и в комнату вошел подполковник Лоуфорд, лицо которого оставалось совершенно непроницаемым. На нем не было ничего похожего на оживление, которое Шарп заметил, когда они встретились пять дней назад. Лоуфорд окинул присутствующих холодным взглядом — как и все остальные в армии Уэлсли, он чувствовал себя униженным и опозоренным потерей королевского знамени.

— Джентльмены, сэр Артур сейчас вас примет. Десять минут.

Симмерсон прошел в открытую дверь, Гиббонс — за ним. Форрест показал Шарпу, чтобы тот был следующим, но Шарп остался стоять на месте. Майор улыбнулся ему безнадежной улыбкой человека, опутанного паутиной вины и оказавшегося в самом центре кровавой бойни.

Генерал сидел за простым дубовым столом, заваленным бумагами и нарисованными от руки картами. Симмерсону негде было сесть, поэтому четыре офицера выстроились перед столом, словно нашкодившие школьники перед разгневанным директором. Лоуфорд остался стоять за спиной генерала, который не обращал на них никакого внимания, только писал что-то на листе бумаги. Наконец он закончил, его лицо словно окаменело.

— Ну, сэр Генри?

Глаза сэра Генри Симмерсона метались по комнате, точно он пытался отыскать вдохновенные слова, написанные на стенах кабинета. Голос генерала звучал холодно. Полковник облизал губы и откашлялся.

— Мы уничтожили мост, сэр.

— И ваш батальон.

Это было сказано тихо. Шарп уже видел Уэлсли в таком состоянии, когда тот прятал гнев за тихими, внешне ничего не значащими словами.

Симмерсон фыркнул и вскинул голову.

— В этом нет моей вины, сэр.

— Ах так! — Брови генерала полезли вверх, он положил перо и откинулся на спинку кресла. — А чья в этом вина, сэр?

— С сожалением должен вам сообщить: лейтенант Шарп ослушался приказа, доведенного до его сведения несколько раз. Майор Форрест свидетель: я отдавал приказ лейтенанту Гиббонсу, который затем передал его Шарпу. По вине лейтенанта Шарпа батальон лишился прикрытия, он нас предал. — Симмерсон говорил уверенно и с чувством, заранее приготовив обвинительную речь. — Я прошу вас, сэр, отдать лейтенанта Шарпа под суд военного трибунала...

Уэлсли поднял руку и остановил поток слов, бросив короткий взгляд на Шарпа. В голубых глазах генерала было что-то пугающее, они смотрели и оценивали, но понять, о чем думает сэр Артур Уэлсли, было совершенно невозможно. Глаза переметнулись на Форреста.

— Вы слышали этот приказ, майор?

— Да, сэр.

— А вы, лейтенант? Что произошло? Гиббонс вскинул брови и посмотрел на Шарпа.

Его тон был скучающим, высокомерным.

— Я передал лейтенанту Шарпу, что он должен расставить своих стрелков в соответствии с приказом полковника Симмерсона, сэр. Он отказался. Капитан Хоган встал на сторону Шарпа.

Симмерсон казался довольным. Пальцы генерала выбивали дробь по столу.

— Ах да, капитан Хоган. Я видел его час назад.

Уэлсли вытащил листок бумаги и принялся его внимательно изучать. Шарп не сомневался, что это самое настоящее представление. Уэлсли прекрасно знал, что написано в бумаге, но специально нагнетал напряжение. Голубые глаза снова остановились на Симмерсоне, голос звучал почти ласково:

— Я прослужил вместе с капитаном Хоганом много лет, сэр Генри. Он был в Индии. И я всегда считал его человеком, которому можно доверять.

Уэлсли поднял брови, словно приглашая Симмерсона выдвинуть свои возражения. Тому не оставалось ничего иного, как принять приглашение.

— Хоган инженер, сэр. Ему трудно в полной мере разобраться в целесообразности размещения воинских подразделений. — Симмерсон был ужасно собой доволен, всячески стремился продемонстрировать генералу, что, несмотря на политические разногласия, не держит на него зла.

Где-то громко пробили часы — десять долгих, четких ударов. Пальцы Уэлсли по-прежнему выбивали барабанную дробь на столе, а потом он неожиданно посмотрел на Симмерсона. Очень пристально.

— В вашей просьбе отказано, сэр Генри. Я не отдам лейтенанта Шарпа под суд военного трибунала. — Он помолчал немного, потом заглянул в бумагу и снова уставился на Симмерсона. — Кроме того, нам необходимо принять ряд решений насчет вашего батальона, сэр Генри. Так что, я думаю, вам следует немного задержаться.

Лоуфорд направился к двери. Голос Уэлсли был жестким, холодным, безапелляционным, а вот Симмерсон взорвался и возмущенно завопил:

— Он потерял мое знамя! Он не выполнил приказ!

Кулак Уэлсли с грохотом опустился на стол.

— Сэр! Я знаю, какой приказ он нарушил! Я тоже не подчинился бы такому приказу! Вы предлагали ему послать стрелков против кавалерии! Это так, сэр?

Симмерсон промолчал. Он был потрясен взрывом гнева, который окатил его удушающей волной.

Уэлсли продолжал:

— Во-первых, сэр Генри, вам не следовало переводить свой батальон на другую сторону моста. В этом не было необходимости, вы зря потратили драгоценное время и повели себя как идиот. Во-вторых, — Уэлсли загибал пальцы, — только полнейший кретин выставляет небольшой отряд против кавалерии. В-третьих, вы опозорили армию, на создание которой я потратил целый год, перед врагами и союзниками. В-четвертых, — голос Уэлсли походил на хлыст, наносящий безжалостные удары, — в этой жалкой битве только лейтенант Шарп проявил себя должным образом. Насколько я понимаю, сэр, он сумел отбить один из двух потерянных вами штандартов, а кроме того, захватил французскую пушку и успешно ею воспользовался против наших врагов. Это так?

Все молчали. Шарп смотрел прямо перед собой, на картину, висящую за спиной генерала. Он услышал шелест бумаги. Уэлсли взял листок со стола и заговорил немного тише:

— Вы потеряли, сэр, кроме королевского знамени, двести сорок два человека убитыми и ранеными. Вы лишились одного майора, трех капитанов, пяти лейтенантов, четырех прапорщиков и десяти сержантов. Мои цифры верны? — И снова все промолчали. Уэлсли поднялся на ноги. — Ваши приказы, сэр, были приказами полнейшего дурака! В следующий раз, сэр Генри, я вам советую сразу вывесить белый флаг, пусть французы не тратят силы на то, чтобы достать оружие из ножен! С работой, которую вы должны были сделать, могла справиться одна рота; дипломатия потребовала от меня послать батальон, и я отправил Южный Эссекский, сэр, чтобы ваши люди посмотрели на французов и поняли, что это такое. Я ошибся! В результате одно из наших знамен сейчас на пути в Париж, где его пронесут по улицам на потеху ликующей толпе. Вы скажите, если я вас несправедливо обижаю.

Симмерсон побелел. Шарпу еще не доводилось видеть, чтобы Уэлсли так сердился. Казалось, он забыл обо всех остальных и бросал слова в Симмерсона с мстительной яростью.

— У вас больше нет батальона, сэр Генри. Он прекратил свое существование в тот момент, когда вы бросили людей и знамена! Южный Эссекский — это полк, состоящий из одного батальона, верно? — Симмерсон кивнул и что-то пробормотал. — Так что вряд ли вам удастся восполнить потери, затребовав новых людей из Англии. Я очень сожалею, сэр Генри, что не в моих силах отослать вас назад, домой! Я не могу этого сделать! Парламент, Хорсгардз[4] и лезущие не в свое дело политики, вроде вашего кузена, связали мне руки. Я объявляю ваш батальон резервным. Сам назначу новых офицеров и позабочусь о пополнении. Вы будете служить под командованием генерала Хилла.

— Но, сэр... — Симмерсон был потрясен услышанным.

Стать батальоном резерва? Немыслимо! Заикаясь, Симмерсон начал было протестовать. Уэлсли перебил его:

— Я передам вам список офицеров, сэр. Вы хотите сказать, что уже обещали кому-то повышение?

Симмерсон кивнул. Уэлсли посмотрел на листок бумаги, который держал в руке.

— Ну и кого же, сэр Генри, вы назначаете командиром роты легкой пехоты?

— Лейтенанта Гиббонса, сэр.

— Вашего племянника?

Уэлсли молчал, дожидаясь ответа Симмерсона. Полковник снова кивнул. Уэлсли повернулся к Гиббонсу.

— Вы были согласны с приказом вашего дяди выставить отряд стрелков против кавалерии?

Гиббонс попался в ловушку. Он облизал губы, пожал плечами, но в конце концов был вынужден кивнуть.

— В таком случае совершенно очевидно, что вы не подходите для того, чтобы командовать ротой пехотинцев. Нет, сэр Генри, в качестве командира роты вы получите одного из самых лучших офицеров британской армии. Я произвожу его в чин капитана.

Симмерсон промолчал. Гиббонс побледнел от гнева. Лоуфорд ухмыльнулся, глядя на Шарпа, и тот почувствовал, что еще не все потеряно.

Генерал переводил глаза с Шарпа на Симмерссона.

— Мне кажется, есть мало офицеров, более подходящих для того, чтобы командовать ротой легкой пехоты, чем капитан Шарп.

Шарп ликовал, он не стал жертвой несправедливости! Заявления Симмерсона — пустая болтовня, лейтенант превратился в капитана! Капитан Шарп! Он почти не слышал, что говорил Уэлсли, потому что одержал безоговорочную победу. Враг раздавлен. Капитан Шарп! Разве имеет какое-то значение, что он произведен в чин капитана временно, что его еще должно утвердить военное министерство? На данный момент хватит и этого. Капитан! Капитан Ричард Шарп из резервного батальона.

Уэлсли закончил разговор. Симмерсон попытался предпринять последнюю попытку:

— Я напишу... — Полковник был возмущен, но изо всех сил старался сохранить остатки собственного достоинства, утонувшего в потоке презрения Уэлсли. — ...Я обращусь в правительство, сэр, и они узнают всю правду!

— Можете делать все, что пожелаете, сэр, но, надеюсь, вы мне позволите продолжить вести эту войну. До свидания.

Лоуфорд открыл дверь. Симмерсон отсалютовал и офицеры повернулись, чтобы уйти.

— Капитан Шарп!

— Сэр?

Впервые его назвали «капитан».

— Прошу задержаться. Мне нужно с вами переговорить.

Лоуфорд закрыл дверь. Уэлсли посмотрел на Шарпа, лицо его было мрачным.

— Вы не подчинились приказу.

— Да, сэр.

Уэлсли закрыл глаза; казалось, он очень устал.

— Я не сомневаюсь, что вы заслуживаете чин капитана. — Генерал открыл глаза. — Удастся ли вам его сохранить, совсем другое дело, В этом вопросе от меня ничего не зависит, и вполне может так случиться, что в данных обстоятельствах министерство отменит мое решение. Вы это понимаете?

— Да, сэр!

Шарпу казалось, что он все понимает. Врагам Уэлсли всего год назад удалось заставить его оправдываться перед специальной комиссией, а сейчас те же самые враги хотели только одного — чтобы он потерпел поражение. Сэр Генри был одним из этих врагов, и наверняка полковник уже занят составлением письма, которое отошлет в Лондон. В письме будут приведены самые жестокие обвинения в адрес Шарпа, и тот факт, что генерал встал на его сторону, может означать серьезные неприятности и для самого Уэлсли.

— Спасибо, сэр.

— Не благодарите меня. Может получиться, что я вам только навредил. — Он посмотрел на Шарпа, и в его взгляде появилось едва заметное отвращение. — У вас очень странная манера, Шарп, вы заслуживаете поощрения методами, которые достойны самого серьезного порицания. Я понятно говорю?

— Да, сэр.

Что значат эти слова? Может быть, Уэлсли хочет сказать, что встреча закончена? Шарп постарался скрыть свои чувства.

На лице Уэлсли промелькнул гнев, но он справился с собой и неожиданно хитро улыбнулся.

— Я рад, что у вас все в порядке. — Генерал откинулся на спинку кресла. — За вашей карьерой очень интересно наблюдать, Шарп, хотя меня и преследует опасение, что она может неожиданно и несвоевременно закончиться. До свидания, капитан.

Он снова взял в руки перо и начал царапать что-то на листке бумаги. У Артура Уэлсли хватало проблем. Испанцы не обеспечили британскую армию провиантом, как обещали, деньги для армии тоже не прибыли, кавалерия нуждалась в гвоздях и подковах, недоставало повозок и волов... А сверх всего, испанцы сами не знали, чего хотят, — сегодня они выступают за активные боевые действия и славные победы, а завтра умоляют об осторожности и отводе войск.

Шарп вышел из кабинета.

Лоуфорд последовал за ним в пустую приемную и протянул руку:

— Поздравляю.

— Спасибо, сэр. Резервный батальон, да?

— Вряд ли это обрадовало сэра Генри. — Лоуфорд рассмеялся.

Он был совершенно прав. В любой армии существовали небольшие отряды, вроде стрелков Шарпа, которые не входили ни в какое подразделение. Чаще всего это были самые настоящие отбросы армии, и командующий, когда их набиралось достаточное количество, собирал всех во временный резервный батальон. Кроме того, таким образом генерал получал возможность повышать в чине — пусть и временно — тех людей, кто, по его мнению, этого заслуживал, но причина неудовольствия Симмерсона заключалась вовсе не в этом. Превратив разбитый Южный Эссекский в резервный батальон, Уэлсли стер имя «Южный Эссекский» из списка подразделений, составляющих его армию; этим генерал постарался уязвить гордость сэра Генри, хотя Шарп и сомневался, что человек, так спокойно отнесшийся к потере королевского знамени, будет долго переживать из-за унижения батальона. Вероятно, эти мысли отразились у него на лице, потому что Лоуфорд сказал:

— Тебя беспокоит Симмерсон?

— Да. — Не было смысла отрицать очевидное.

— Тут ты прав. Сэр Артур сделал все, что смог: повысил тебя в чине и, поверь мне, написал домой, где сообщил о твоих подвигах в самых лестных выражениях.

Шарп кивнул.

— Но...

Лоуфорд пожал плечами. Он подошел к окну и, отодвинув тяжелые бархатные шторы, посмотрел на долину, расстилающуюся за городскими стенами; она была залита безжалостно палящим солнцем.

— Да. Существует и «но».

— Расскажите.

— Симмерсон очень влиятелен. — Лоуфорду было явно не по себе. — У него множество знакомых среди людей, занимающих высокое положение. — Он снова пожал плечами. — Боюсь, он сделает все, чтобы навредить тебе как можно сильнее, Ричард. Ты стал пешкой в игре политиков. Симмерсон дурак, никто с этим не спорит, но его приятели в Лондоне не захотят, чтобы он выглядел дураком. Им понадобится козел отпущения. Ведь Симмерсон — нечто вроде их представителя, понимаешь? — Шарп кивнул. — Когда он напишет из Испании и расскажет, что война ведется неправильно, его письмо будет зачитано в парламенте! И не имеет никакого значения, что он абсолютно не в своем уме! Симмерсон — их голос, их представитель на войне, и, потеряв его, они потеряют доверие. Шарп устало кивнул:

— Иными словами, будет сделано все, чтобы пожертвовать мной ради спасения Симмерсона?

— Боюсь, да, — проговорил Лоуфорд. — А то, что сэр Артур тебя защищает, будет расценено как политический шаг.

— Но ради всех святых! Я же ни в чем не виноват!

— Я знаю. Знаю. — Лоуфорд попытался успокоить Шарпа. — Это не имеет никакого значения. Симмерсон выбрал тебя в качестве виновника всех своих несчастий.

Шарп знал, что все обстоит именно так. Он будет в безопасности в течение нескольких недель. Уэлсли проникнет на территорию Испании, вступит в сражение с французами, а после этого прибудет письмо из министерства, короткое простое письмо, которое положит конец его карьере военного. Шарп не сомневался, что о нем позаботятся. Самому Уэлсли наверняка будет нужен управляющий поместьями, или он порекомендует Шарпа кому-нибудь из своих друзей. Но вся оставшаяся жизнь пройдет под знаком того, что именно он виновен в захвате французами королевского знамени Южного Эссекского батальона. Такова будет официальная версия. Он вспомнил свой последний разговор с Ленноксом. Неужели шотландец предвидел, что все будет именно так?

— Есть еще и другой путь, — тихо сказал Шарп.

— Какой? — удивился Лоуфорд.

— Когда я понял, что знамя потеряно, я принял решение. А еще дал обещание умирающему офицеру. — Слова звучали ужасно мелодраматично, но ведь это было правдой. — Я пообещал ему поменять знамя на Орла.

В комнате повисла тишина, а потом Лоуфорд тихонько присвистнул.

— Этого никто и никогда не делал.

— Но ведь они сумели забрать наше знамя? Легко сказать! Шарп знал, что, в отличие от Симмерсона, который не мешал французам пленить королевское знамя, они сделают все, чтобы Шарп не сдержал слово. В последние шесть лет французы стали появляться на поле боя с новыми штандартами. Позолоченные орлы на длинных шестах заменили старые знамена. Говорили, что император лично вручает полку Орла, который становится не просто знаком данного полка — это символ гордости французов за свой новый строй. Захватить Орла означало нанести оскорбление самому Бонапарту.

— Я не имею ничего против того, чтобы заменить знамя Симмерсона на Орла. Но меня возмущает, что мне придется расчистить себе путь, вырезав роту французских гренадер, ради того, чтобы остаться в армии.

Лоуфорд промолчал. Он знал, что Шарп прав; он мог заставить тех, кто заседает в Уайтхолле, отказаться от своих намерений свалить всю вину на него, только совершив такой подвиг, что они будут выглядеть полнейшими идиотами, если захотят превратить его в козла отпущения. Сам Лоуфорд считал, что Шарп сделал вполне достаточно: отвоевал второе знамя и захватил пушку, но в переложении Симмерсона доклад о его поступках будет перевернут с ног на голову. Чтобы получить возможность остаться в армии, Шарп должен рискнуть жизнью, совершить какой-то выдающийся поступок. Шарп насмешливо улыбнулся и хлопнул по пустым ножнам.

— Кто-то однажды сказал, что в нашем деле в расчет идет только последнее сражение. — Он помолчал немного, а потом добавил: — Если, конечно, ты не обладаешь влиянием и деньгами.

— Да, Ричард, если ты не обладаешь деньгами и влиянием.

— Спасибо, сэр. — Шарп усмехнулся. — Пойду присоединюсь к ликующей толпе. Насколько я понимаю, мои стрелки остаются со мной?

Лоуфорд кивнул.

— Удачи тебе.

Он задумчиво посмотрел Шарпу вслед. «Если кто-то и может отобрать у французов Орла, — подумал Лоуфорд, — так это новоиспеченный капитан Шарп». Он стоял у окна и смотрел, как Шарп вышел на залитую солнцем улицу и надел на голову потрепанный кивер; в тени его поджидал великан-сержант — на такого Лоуфорд не задумываясь поставил бы сто гиней, если бы дело дошло до рукопашного боя. Сержант подошел к Шарпу, они о чем-то коротко поговорили, и сержант треснул офицера по спине, а потом издал такой громогласный вопль, что его услышал Лоуфорд, находившийся на втором этаже резиденции.

— Лоуфорд!

— Сэр? — Лоуфорд вошел в соседнюю комнату и взял бумагу из рук Уэлсли. Генерал обмакнул перо в чернильницу.

— Вы ему объяснили?

— Да, сэр.

— Бедняга. — Уэлсли покачал головой. — Что он сказал?

— Сказал, что рискнет, сэр.

— Рискнуть придется всем, — фыркнул Уэлсли. Потом взял другой листок бумаги. — О Господи! Нам послали четыре ящика аммиака, три — глауберовой соли и двести костылей! Они думают, у меня тут госпиталь, а не армия!

Глава одиннадцатая

Ботинки гвардейцев Голдстрима так стучали по каменным плитам мостовой, что по пустой улице разносилось гулкое эхо и стихало где-то в закоулках. Следом маршировали роты 3-го гвардейского, за ними шли первый батальон 61-го полка, второй — 83-го, а затем четыре батальона Королевского немецкого легиона. Шарп, стоявший на ступенях церкви, наблюдал за проходящими мимо немцами.

— Отличные солдаты, сэр.

Форрест, который дрожал от холода, несмотря на то что был в шинели, вглядывался в темноту.

— Кто это такие?

— Королевский немецкий легион.

— Мне не доводилось видеть их раньше. — Форрест поглубже засунул руки в карманы шинели.

— Неудивительно, сэр. — Немцы были иностранным корпусом армии и по закону не имели права приближаться к британским островам дальше острова Уайт.

Часы на церкви пробили три. В три часа ночи, семнадцатого июля 1809 года, в понедельник, британская армия покидала Пласенсию. Мимо прошла рота 60-го полка, еще одно немецкое подразделение, которое почему-то называлось очень странно — Королевские американские стрелки. Форрест заметил, что Шарп грустно смотрит на браво шагающих стрелков в зеленых мундирах с черными поясами.

— Скучаете по дому, Шарп?

— Скорее жалею, что это не другой полк стрелков, сэр. — Шарп ухмыльнулся в темноте.

Ему не хватало разумного уклада 95-го полка, в то время как батальон Симмерсона все больше и больше погружался в пучину подозрительности и мрачности.

— Я сожалею, Шарп. — Форрест покачал головой.

— Не стоит, сэр. По крайней мере, я стал капитаном.

— Он показал мне письмо, — тихо произнес Форрест.

Шарп понял, о чем речь. Форрест уже дважды упоминал про письмо, ему все время хотелось извиниться перед Шарпом. Нарушение воинского долга, невыполнение приказа, слово «измена» появлялось многократно на страницах отчета сэра Генри о действиях Шарпа в Вальделаказа; но в этом не было ничего удивительного. Больше всего беспокоила Шарпа просьба Симмерсона, высказанная в самом конце письма: он хотел, чтобы Шарпа отправили лейтенантом в какой-нибудь батальон Вест-Индии. Никто никогда не покупал чины в этих батальонах, несмотря на то, что продвижение по службе здесь происходило быстрее, чем везде, а Шарп даже знал офицеров, которые подавали в отставку, только чтобы не попасть на эти пропитанные солнцем острова, где царит смертельная скука.

— Этого может не произойти, Шарп, — сказал Форрест, однако, судя по его тону, он не сомневался в том, что судьба Шарпа решена.

— Да, сэр.

«Этого не произойдет, если я смогу что-нибудь сделать», — подумал Шарп. Он представил, как держит в руках Орла. Только Орел может спасти его от островов, где лихорадка сокращает человеческую жизнь всего до одного года, только Орел может спасти от страшной болезни, превращавшей просьбу Симмерсона в самое настоящее требование смертного приговора, если только Шарп не подаст в отставку и не откажется от карьеры военного, которой он с таким трудом добивался.

Промаршировали почти все воинские подразделения. Пять полков драгун и гусар Королевского немецкого легиона, около трех тысяч кавалеристов, а за ними целая армия мулов, нагруженных кормами для бесценных лошадей. Тяжелая артиллерия, маленькие кузницы и опять мулы, провиант и все необходимое для жизни армии. Тишину спящих улиц нарушила пехота. Двадцать пять батальонов пехоты в старой грязной форме и изношенных ботинках, люди, которые должны были противостоять лучшим в мире кавалеристам и стрелкам; а вместе с пехотой шли еще мулы с поклажей, дети и женщины.

Батальон выбрался на дорогу, ведущую через реку, когда уже взошло солнце, и., если предыдущие дни были жаркими, сейчас казалось, что природа твердо решила испечь все вокруг, а почву превратить в сплошной камень. Армия ползла по огромной высохшей долине. Поднимаемая пыль висела в воздухе, лезла в нос и рот, липла к разгоряченным лицам. Не было даже намека на ветерок, только пыль, зной, немилосердное солнце, жгущий глаза пот и бесконечный грохот сапог по белой дороге. В одной из деревень был пруд, который проходящая кавалерия превратила в липкую вонючую грязь, но солдаты давно опустошили свои фляги и теперь пытались собрать тухлую воду с поверхности клейкой массы.

Больше не за что было благодарить судьбу. Вся остальная армия презирала и избегала резервный батальон, словно его солдаты заразились какой-то страшной болезнью. Потеря знамени запятнала репутацию армии, и, когда батальон остановился на ночь, полковник драгун не пустил их на довольно просторную ферму, потому что не хотел иметь ничего общего с полком, который так опозорился. Моральный дух батальона к тому же страдал от недостатка пищи. Стадо скота, покинувшее вместе с армией Португалию, уже давно было съедено, провиант, обещанный испанцами, так и не поступил, люди голодали, мрачнели и становились все более забитыми из-за жестокого обращения Симмерсона.

Полковник сумел отыскать свое собственное объяснение потере знамени: виноват был Шарп и стрелки, и, поскольку он никак не мог наказать первого" в его власти было выместить злобу на солдатах. Только рота легких пехотинцев сумела сохранить какие-то остатки гордости. Солдаты восхищались своим новым капитаном. Весь батальон считал Шарпа заговоренным счастливчиком, человеком, против которого бессильны вражеские пули и сабли. Его рота не сомневалась — солдаты народ суеверный, — что Шарп принесет удачу в бою, сумеет сохранить им жизнь, и в качестве доказательства приводили его поведение во время сражения у моста. Стрелки Шарпа соглашались с этим, они всегда знали, что их командир — человек везучий, и ликовали по поводу того, что он получил новый чин. Шарп чувствовал себя неловко из-за их радости, краснел, когда ему предлагали выпить испанского бренди, которое солдаты прятали в ранцах, и, стараясь скрыть смущение, делал вид, что у него куча неотложных дел.

В первую ночь марша из Пласенсии он лежал в поле, завернувшись в шинель, и думал о мальчишке, который, спасаясь от правосудия и переполненный самыми разнообразными страхами, шестнадцать лет назад записался в армию. Мог ли представить себе тот мальчишка, что наступит день, когда он станет капитаном?

Во время второй ночевки батальону повезло больше. Они остановились неподалеку от какой-то безымянной деревушки, солдаты разбрелись по лесу, собирая ветки и хворост для костров, чтобы заварить листья чая, которыми были забиты их карманы. Возле оливковой рощи расставили посты. Французы вырубали все подряд и, таким образом, на многие годы лишали расположенные поблизости деревни урожая. Уэлсли строжайше запретил трогать оливковые деревья.

Офицеры Южного Эссекского — батальон по-прежнему продолжал называть себя этим именем — расположились на постоялом дворе. Очевидно, здесь проходила дорога из Пласенсии в Талаверу, и деревенская гостиница была большой и просторной, а за ней, в уютном саду под кипарисами, стояли столы и скамейки. Закрытый с трех сторон двор выходил на реку, на противоположном берегу которой солдаты устраивались на ночь в роще пробковых деревьев. В рощу забредали свиньи, и, сняв форму, чтобы проверить, нет ли в швах вшей, Шарп почувствовал запах мяса, жарящегося на маленьких кострах, видневшихся сквозь листву. За такую охоту полагалась смерть через повешение, но ничто не могло остановить голодных солдат. Офицерам военной полиции тоже не хватало провизии, а осторожно предложенный кусочек жареной свинины обеспечивал молчание и слепоту полицейского. Двор постепенно заполнялся офицерами из нескольких дюжин батальонов, расположившихся в деревне. Дневная жара спала, вечер был приятно теплым и ясным, звезды, появившиеся на небе, напоминали костры огромной армии, конца которой не видно. Из гостиницы доносились звуки музыки и веселый хохот — офицеры убеждали испанских танцовщиц чуть повыше задирать юбки.

Шарп прошел по переполненному залу и заметил в углу Симмерсона, который играл в карты со своими прихлебателями. Гиббонс тоже был там, теперь он стал постоянным представителем «штаба» Симмерсона; а еще возле стола находился весьма неприятный лейтенант Берри. Шарп вспомнил девушку. Он видел ее несколько раз после возвращения из Вальделаказа и неизменно чувствовал укол ревности. Однако тут же заставлял себя не думать об этом — офицеры батальона и без того достаточно разобщены. Сторонники Симмерсона плясали под его дудку и не уставали повторять, что он не виновен в потере знамени, однако многие открыто заявляли о том, что поддерживают Шарпа. Ситуация сложилась очень непростая, но сделать тут ничего было нельзя.

Шарп снова вышел во двор. Под одним из кипарисов сидели Форрест, Лерой и группа младших офицеров. Форрест подвинулся на скамейке, чтобы Шарп мог сесть.

— Вы никогда не расстаетесь со своим ружьем?

— Чтобы его украли? — спросил Шарп. — А меня заставили за него платить?

— Вы уже рассчитались за ошейники? — улыбнувшись, спросил Форрест.

— Нет еще. — Шарп поморщился. — Но теперь я официально отношусь к батальону, так что, полагаю, долг будет вычтен из моей зарплаты, только вот неизвестно, когда она прибудет.

Форрест показал ему на бутылку вина:

— Пусть это вас не беспокоит. Сегодня за вино плачу я.

Офицеры весело прокричали приветствие в адрес Форреста, а Шарп незаметно коснулся кожаного мешочка, висевшего у него на шее. Мешочек потяжелел на шесть золотых монет благодаря мертвецам на поле Вальделаказа.

Шарп выпил немного вина.

— Отвратительное!

— Я слышал, — сухо произнес Лерой, — что когда крестьяне топчут виноград, они не тратят время на то, чтобы отойти в сторонку и облегчиться.

Наступило минутное молчание, а потом все заговорили одновременно и весьма возмущенно. Форрест с сомнением заглянул в свою кружку:

— Не верю.

— В Индии, — заявил Шарп, — кое-кто из местных жителей считает, что пить собственную мочу очень полезно.

— Не может быть! — Форрест вытаращил на него глаза.

— Чистая правда, майор, — вмешался Лерой, — я видел, как они это делают. Кружку в день. Будьте здоровы!

Все принялись дружно протестовать и возмущаться, но Шарп и Лерой упорно настаивали на своем. Дальше разговор шел про Индию, про сражения и осады, про необычных животных и места, где хранятся несметные сокровища. Заказали еще вина, с кухни принесли еду — не свинину, аромат которой так соблазнительно витал в воздухе, а жидкое жаркое, состоявшее в основном из овощей.

Сидеть под кипарисами было так хорошо!.. Шарп вытянул под столом ноги, прислонился к стволу дерева, стараясь расслабиться и сбросить накопившуюся за день усталость. Несмотря на разговоры и смех, он слышал стрекотание насекомых, населявших испанскую ночь. Позже он перейдет на другой берег и посмотрит, как устроилась его рота, позволит мыслям отправиться в долгий путь туда, где французские офицеры пьют вино, совсем как они сейчас, где солдаты на берегу реки, похожей на эту, готовят на кострах ужин. А где-нибудь, наверное в углу гостиничной комнатушки, ничем не отличающейся от той, в которой остановился он, стоит Орел.

Кто-то с силой треснул его по спине.

— Так, значит, вас сделали капитаном! Эта армия не подчиняется никаким законам!

Это был Хоган. Шарп не видел его с того самого дня, как они вернулись из Вальделаказа. Он поднялся и пожал инженеру руку. Хоган так и светился от удовольствия.

— Я в восторге! Поражен, конечно, но страшно рад. Поздравляю!

Шарп покраснел и пожал плечами.

— Где вы были?

— Да так, поглядывал по сторонам.

Шарп знал, что Хоган делал рекогносцировку по заданию Уэлсли и вернулся со сведениями о том, какие мосты выдержат тяжелую артиллерию и какие дороги достаточно широки для того, чтобы по ним могла пройти армия. Капитан, очевидно, побывал в Оропезо, а может быть, и дальше. Форрест предложил ему сесть и спросил о новостях.

— Французы расположились в долине. Их там много. — Хоган налил себе вина. — Могу побиться об заклад, что через неделю мы вступим с ними в бой.

— Через неделю! — Форрест был удивлен.

— Да, майор. В местечке под названием Талавера их великое множество. — Хоган произнес название «Талли-верра» так, что оно прозвучало как имя какой-нибудь ирландской деревушки. — Но когда мы соединимся с армией Куэсты, нас станет больше.

— Вы видели армию Куэсты? — спросил Шарп.

— Видел. — Ирландец ухмыльнулся. — Ничем не отличается от Санта-Марии. Кавалерия, может быть, получше, а пехота... — Хоган не закончил предложения и, повернувшись к Шарпу, снова радостно заулыбался. — Когда мы виделись в последний раз, вы были под арестом. А теперь посмотрите на себя! Как поживает наш добряк сэр Генри? — Все рассмеялись. Хоган не стал дожидаться ответа и шепотом сказал: — Я видел сэра Артура.

— Я знаю. Спасибо.

— За то, что сказал правду? Ну, чего ожидать дальше?

— Понятия не имею. — Шарп говорил очень тихо, его слышал только Хоган. — Симмерсон написал домой. Мне сказали, что он может повлиять на решение министерства в утверждении моего капитанского звания, так что через шесть недель я снова буду лейтенантом, возможно до конца жизни, а потом меня почти наверняка переведут на Острова Лихорадки или вовсе вышвырнут из армии.

— Вы это серьезно? — Хоган пристально посмотрел на него.

— Да. Меня предупредил человек из окружения сэра Артура.

— Из-за Симмерсона? — Хоган нахмурился.

— Дело в том, что Симмерсону необходимо поддержать свою репутацию в парламенте среди тех, кто противостоит Уэлсли. — Шарп вздохнул. — Я жертва. Впрочем, я в таких вещах плохо разбираюсь. А как вы? Вы ведь тоже были под арестом.

— Сэр Генри простил меня. — Хоган пожал плечами. — Он не принимает меня всерьез, я ведь всего лишь инженер. Нет, сэр Генри охотится за вами. Вы выскочка, стрелок, не джентльмен, но ему никогда не стать таким солдатом, как вы. Поэтому, — Хоган сжал руку в кулак, — Симмерсон хочет от вас избавиться. Слушайте. — Инженер наклонился к Шарпу. — Скоро будет новое сражение, очень скоро. Этот идиот наверняка натворит еще больше глупостей, чем в прошлый раз. Они не смогут защищать его вечно. Это отвратительно, согласен, однако вам следует молить Бога, чтобы сэр Генри совершил какую-нибудь очень серьезную ошибку.

— Вряд ли есть необходимость молить об этом Бога. — Шарп улыбнулся.

Из одного из верхних окон, которые выходили на балконы, идущие по всему периметру двора, послышался женский крик, исполненный отчаянного ужаса, и все разговоры на скамейках под деревьями мгновенно смолкли. Мужчины замерли, не успев поднести кружки к губам, и повернулись к темным дверным проемам, ведущим в комнаты. Шарп вскочил на ноги и инстинктивно схватил ружье. Форрест попытался его остановить:

— Не наше дело, Шарп.

Во дворе наступило минутное молчание, потом кто-то нервно засмеялся, и разговоры возобновились.

У Шарпа испортилось настроение. Причиной крика могла быть болезнь одной из женщин, живущих в гостинице, или трудные роды, но он не сомневался, что дело в другом. Изнасилование? Ему было стыдно, что он ничего не сделал.

Форрест снова потянул его за руку:

— Садитесь. Ничего страшного.

Однако, прежде чем Шарп успел сдвинуться с места, донесся новый крик, на этот раз мужской, который превратился в яростное рычание. На верхнем этаже распахнулась дверь, на балкон упал бледный желтый свет; из комнаты выбежала женщина и бросилась вниз по лестнице. Кто-то крикнул:

— Остановите ее!

Девушка мчалась вниз по лестнице так, словно за ней гнались все дьяволы преисподней. Офицеры, собравшиеся во дворе, приветствовали ее радостными воплями и принялись дразнить преследователей — Гиббонса и Берри, у которых не было никаких шансов поймать девушку. Оба прилично выпили и теперь, выскочив из комнаты, принялись оглядываться по сторонам. Они едва держались на ногах.

— Это Жозефина, — сказал Форрест.

Шарп смотрел, как девушка, спотыкаясь, мчится вниз по лестнице. Вот она добралась до дальнего конца двора, целую секунду отчаянно оглядывалась по сторонам, точно искала помощи. В руке у нее были сумка и что-то похожее на нож. Потом Жозефина повернулась и скрылась в темноте. Она бежала в сторону солдатских костров на другом берегу реки.

Гиббонс остановился на середине лестницы. Лейтенант был в брюках и расстегнутой рубашке, которую придерживал левой рукой, в правой он держал пистолет.

— Вернись, паршивая сука!

— Что случилось, Гиббонс? Девушка отняла твое знамя? — Голос доносился от одного из столов, стоявших во дворе.

Гиббонс, не обращая внимания на насмешки, побежал вслед за Берри к речушке.

— Это может плохо кончиться. — Шарп встал со скамейки и начал пробираться между столами. Форрест и Хоган последовали за ним.

Вскоре Шарп оказался в полумраке и вброд перешел на другой берег речушки. Однако ни девушки, ни ее преследователей нигде не было видно, лишь изредка мелькали мужские силуэты на фоне колеблющегося пламени костров. Шарп постоял немного, дожидаясь, пока глаза привыкнут к темноте. В этот момент с ним поравнялся Форрест:

— Вы думаете, нужно ждать неприятностей?

— Надеюсь, что нет, сэр. Но вы же сами видели, у него в руках пистолет. — С левой стороны послышались крики и шум. — Пошли!

Шарп опередил остальных, он быстро бежал вдоль левого берега поблескивающей в темноте реки, держа в правой руке ружье.

— Что происходит? Кто это, черт возьми? — В свете костра Шарп увидел сердитого солдата, который, узнав офицера, быстро отдал ему честь. — Вы за теми двумя, сэр?

— Девушка с ними?

— Они пошли туда. — Солдат показал вниз по течению ручья, в сторону от костров батальона, в темноту.

Шарп побежал дальше, Форрест и Хоган успели догнать его и теперь старались не отставать.

Впереди послышался победный крик — девушку поймали. Шарп побежал еще быстрее, спотыкаясь и не обращая на это внимания, в любой момент ожидая услышать выстрел; его глаза уже полностью приспособились к темноте. Вдруг Шарп увидел всех троих: Берри стоял чуть в стороне с бутылкой в руке и наблюдал за Гиббонсом, который заставил девушку опуститься на колени и пытался вырвать у нее из рук сумку.

— Отпусти, сука! — закричал Гиббонс.

Шарп продолжал бежать. Гиббонс удивленно поднял голову, и в этот момент Шарп с разбега врезался в него. Лейтенант повалился на спину, пистолет отлетел в ручей, сумка выпала из рук Жозефины. Шарп заметил, как на траве блеснули золотые монеты. Гиббонс попытался подняться, но Шарп отпихнул его прикладом ружья.

— Не шевелись! — В лунном свете лейтенант увидел выражение лица Шарпа и посчитал, что будет лучше немного полежать. Шарп повернулся к Берри:

— Что здесь происходит?

— Девушка убежала, сэр. Мы хотели привести ее обратно. — Берри уже успел прилично набраться, что усиливало его акцент; заметив подошедших Форреста и Хогана, он слегка покачнулся.

— С ней все в порядке? — спросил Форрест.

Шарп повернулся к Жозефине. Ему вдруг, совеем некстати, пришло в голову, что он впервые видит ее не в костюме для верховой езды, а в платье с глубоким вырезом, — кровь в его жилах побежала быстрее. Жозефина сидела на земле, опустив голову, и сначала Шарпу показалось, что девушка плачет, но тут он заметил, что она пытается собрать рассыпавшиеся золотые монеты. Шарп машинально отметил, что тут, на земле, лежит целое состояние. Майор опустился на колени рядом с девушкой и закрыл ее от Шарпа.

— С вами все в порядке? — мягко спросил Форрест.

Девушка кивнула, а потом покачала головой; ее плечи задрожали, словно она беззвучно заплакала, руки же продолжали шарить по траве в поисках монет.

Майор встал.

— Что все это значит? — Форрест попытался, без особого, впрочем, успеха, говорить твердо и уверенно.

Все молчали. Шарп перекинул ружье в левую руку, подошел к Берри, отобрал у него бутылку и швырнул в ручей.

— Ну, ладно! Успокойтесь! — пьяно пробормотал Берри.

— Что произошло?

— Ну, немножко поспорили. Пустяк! — Берри криво ухмыльнулся и развел руками.

Стрелок сильно ударил его в живот, лейтенант раскрыл рот, отчаянно пытаясь сделать вдох... Он был очень похож на рыбу, выброшенную из воды. А потом согнулся пополам, и его вырвало.

— Что произошло?

Берри удивленно посмотрел на Шарпа:

— Ты меня ударил!

— Да я тебя на кусочки разорву, если ты и дальше будешь молчать!

— Мы играли в карты. Я выиграл.

— Ну и что?

— Возник спор. — Шарп ждал. Берри провел рукой по волосам, пытаясь сохранить достоинство. — Она отказалась заплатить долг.

На лице Жозефины появилась улыбка, когда Шарп снова ударил лейтенанта и тот опять упал. Хоган молча наблюдал за происходящим.

— Это неправда! — Девушка была разгневана. — Ты мошенничал! Я выиграла! — Она встала и сделала пару шагов к Берри.

Хоган заглянул ей в лицо и понял, что Жозефина с удовольствием выцарапала бы лейтенанту глаза. Тогда он взял ее за локоть. Хоган не сомневался, что им никогда не удастся узнать, кто выиграл, кто проиграл, а кто смошенничал.

— Так что же все-таки произошло? — Голос ирландца был вкрадчивым.

Жозефина указала на Берри:

— Он хотел изнасиловать меня! А Кристиан ударил!

Шарп повернулся к Гиббонсу. Светловолосый лейтенант поднялся на ноги и смотрел на приближающегося Шарпа. На его белой рубашке проступила кровь, и Шарп вспомнил про нож: очевидно, Жозефина слегка ранила Гиббонса.

— Это правда? — спросил Шарп.

— Что правда? — презрительно уточнил Гиббонс.

— Что ты ударил ее, а лейтенант Берри пытался изнасиловать?

— Пытаться изнасиловать Жозефину Лакоста — то же самое, что заставлять нищего взять деньги. Если вы понимаете, о чем я говорю. — Гиббонс рассмеялся.

Хоган чувствовал, что должен вмешаться, напряжение достигло предела, но Шарп первым прервал наступившее молчание.

— Ну-ка, повтори, — произнес он совсем тихо, почти нежно.

Гиббонс высокомерно посмотрел на Шарпа, а когда он заговорил, его голос был полон презрения к низшим классам:

— Попытайтесь понять. Мы играли в карты. Мисс Лакоста проиграла все деньги и поставила на кон свое тело. А потом отказалась платить и сбежала с нашими деньгами. Вот и все.

— Неправда! — Жозефина заплакала. Она отошла от Хогана и смотрела на Шарпа глазами, полными слез. В руках девушка продолжала сжимать сумочку. — Это неправда. Мы играли в карты. Я выиграла. А они попытались украсть мой выигрыш! Я думала, они джентльмены!

Гиббонс рассмеялся. Шарп обернулся к нему.

— Ты ее ударил? — Он видел синяк на щеке Жозефины.

— Ты не поймешь. — В голосе Гиббонса послышалась скука.

— Чего я не пойму? — Шарп сделал шаг к лейтенанту.

— Как должен вести себя джентльмен, Шарп. — Гиббонс небрежно стряхнул травинку с рукава мундира. — Ты веришь ей, потому что она шлюха, ты привык к шлюхам. А с джентльменами ты не привык иметь дело.

— Называй меня «сэр»!

— Иди к дьяволу! — Лицо Гиббонса вспыхнуло от гнева.

Шарп ударил его в солнечное сплетение, а когда Гиббонс согнулся, сильно боднул его лбом прямо в нос. Лейтенант отшатнулся, из носа хлынула кровь, а Шарп отбросил ружье в сторону и ударил его еще раз. Правой, левой, а потом последний, самый сильный, заключительный удар в солнечное сплетение. Как и Берри, Гиббонс согнулся, и его вырвало. Он упал на колени, держась за живот, а Шарп презрительно толкнул его ногой, так что лейтенант повалился в грязь.

— Лейтенант Берри?

— Сэр?

— Мистер Гиббонс выпил лишнего. Заберите его отсюда и приведите в порядок.

— Есть, сэр. — Берри не собирался вступать с Шарпом в спор.

Он помог Гиббонсу подняться на ноги. Племянник полковника мучительно пытался сделать вдох. Наконец он собрался с силами, оттолкнул Берри и сказал, обращаясь к Форресту:

— Вы видели. Он меня ударил! Тут наконец вмешался Хоган:

— Глупости, лейтенант. Вы напились и упали, идите домой и проспитесь. — Его голос звучал спокойно и уверенно.

Оба лейтенанта, спотыкаясь, скрылись в темноте. Шарп посмотрел им вслед:

— Ублюдки! Разве можно играть в карты на женщину!

— Знаете, почему вас произвели в офицеры, Ричард? — Хоган печально улыбнулся.

— Почему?

— Вы слишком джентльмен, чтобы оставаться среди рядовых. Мужчины играют в карты на женщин с тех самых пор, как изобретены карты, или женщины, если уж быть точным до конца. — Он повернулся к девушке: — И что вы теперь собираетесь делать?

— Делать? — Она посмотрела сначала на Хогана, а потом на Шарпа. — Я не могу вернуться. Они пытались меня изнасиловать!

— Вот как? — бесстрастно произнес Хоган. Она кивнула и сделала шаг к Шарпу, продолжая прижимать к груди сумочку.

— Мои вещи, — сказала Жозефина. — Я должна их взять. Там осталась вся моя одежда! В той самой комнате.

Форрест с озабоченным лицом подошел к девушке:

— Ваша одежда?

— Все мои вещи!

Хоган перевел взгляд холодных умных глаз на Форреста:

— Если вы поторопитесь, майор, то сумеете опередить эту парочку. Им потребуется еще минут десять, чтобы окончательно прийти в себя.

Форрест выглядел обеспокоенным, но теперь, когда за дело взялся Хоган, он не знал, что возразить. Хоган подтолкнул Жозефину к Форресту.

— Идите с майором и постарайтесь забрать свои вещи. Торопитесь!

— А где я проведу ночь? — спросила Жозефина, обращаясь к Шарпу.

— Можете воспользоваться моей комнатой. — Шарп откашлялся. — Я переночую у Хогана.

Форрест предложил ей руку.

— Нам пора, моя милая, нужно поторапливаться. — Они перешли через ручей и направились в сторону огней гостиницы.

Хоган посмотрел им вслед, а потом спросил у Шарпа:

— Значит, хотите переночевать у меня?

— Это будет лучше всего, не так ли?

— Лицемер. Вы собирались переночевать с ней. Шарп ничего не сказал. Он подозревал, что Хоган специально отослал майора с девушкой, чтобы поговорить с ним наедине, но стрелок не собирался облегчать ему задачу.

Шарп поднял ружье и проверил, не попала ли в затвор влага. Огни костров озаряли мерцающими отблесками склон холма.

— Вы понимаете, что делаете, Ричард? — Голос Хогана казался равнодушным.

— Что вы имеете в виду?

— Она красива. — Ирландец улыбнулся. — Мне редко доводилось встречать таких красивых женщин, во всяком случае, вне высших слоев общества. — Теперь голос Хогана погрустнел. — Что ж, вам удалось выручить ее, она ваша — на короткое время. Отправите ее домой, в Лиссабон? — Шарп зашагал вдоль реки и ничего не ответил. Хоган догнал его. — Вы в нее влюбились?

— Ради Бога!

— А что в этом такого? — Они молча пошли дальше. Хоган вытащил из кармана гинею. — Ставлю одну против десяти, что вы проведете эту ночь не со мной.

Шарп улыбнулся в темноту:

— Я не игрок, и у меня нет денег.

— Знаю. Однако они вам понадобятся, Ричард. Женщины обходятся дорого. — Хоган достал из кармана горсть золотых монет и тихо добавил: — Я поставлю это против одной пули, что сегодня вы не придете ночевать ко мне.

Шарп посмотрел на обеспокоенное, дружелюбное лицо Хогана. Он мог легко выиграть эти деньги. Достаточно было бы отвести Жозефину в свою комнату, а потом вернуться к Хогану и забрать деньги. Он получил бы свое полугодовое содержание только за то, что не станет связываться с девушкой.

Шарп отвел руку Хогана с монетами.

— Мне нужны все мои пули.

— Тут вы правы. — Хоган рассмеялся. — Только не говорите потом, что я вас не предупреждал. — Он открыл подсумок для патронов на поясе Шарпа и высыпал туда золото. Шарп запротестовал, но Хоган настоял на своем. — Вам они пригодятся, Ричард. Она захочет иметь приличную комнату в Оропезо и в Талавере — один только Бог знает, во что это вам может обойтись. Не беспокойтесь. Скоро будет сражение, вы застрелите какого-нибудь богача и отдадите мне деньги.

Они замолчали. Хоган чувствовал, что Шарп взволнован. Теперь инженер был уверен, что даже если бы он предложил другу в десять раз больше денег, то все равно не смог бы помешать ему провести эту ночь с девушкой, а если бы Жозефина отказала ему, он остался бы в комнате, всю ночь просидел бы рядом с ней, держа штуцер на коленях и охраняя ее сон.

Они обогнали Берри и Гиббонса — товарищи по несчастью плескались в ручье, пытаясь привести в порядок мундиры. Когда два капитана оказались на залитом светом костров дворе гостиницы, Хоган бросил взгляд на возбужденное лицо Шарпа и потрепал его по плечу:

— Спокойной ночи, Ричард.

— Не беспокойтесь. — Шарп устремился вверх по лестнице, перешагивая сразу через три ступеньки.

Инженер проводил его взглядом.

— "Это коротко, мой принц. — Он говорил словно для себя. — Как женская любовь"[5].

— О чем вы, сэр? — спросил оказавшийся рядом с ним лейтенант Ноулз.

— Ты читал Шекспира, приятель?

— Шекспира, сэр?

— Знаменитого ирландского поэта. Ноулз рассмеялся.

— И из какой это пьесы, сэр?

— Из «Гамлета».

— Ах, вот оно что. — Ноулз фыркнул. — Знаменитый ирландский принц? Хоган ухмыльнулся в ответ.

— О нет. Гамлет не был ирландцем. Он был дураком. Спокойной ночи, лейтенант. Пора спать.

Хоган посмотрел на окна комнаты Шарпа. Он доверил бы другу свою жизнь, доверил бы вопреки всем опасностям — но женщина? Здесь он безоружен; одна девушка сумеет сделать то, на что не может рассчитывать целый батальон французов. Хоган шел по опустевшему двору, снова и снова повторяя одну и ту же строку, словно надеясь, что, произнесенная стократно, она потеряет смысл:

— "Красота действует на дураков сильнее золота".

Глава двенадцатая

— Дежурный офицер? Шарп кивнул:

— Заходите.

Толстенький лейтенант из штаба весело ухмыльнулся и закрыл за собой дверь.

— Добрый день, сэр. Мне нужна ваша подпись.

— А зачем?

Лейтенант сделал вид, что удивлен, а потом посмотрел на листок, который протягивал Шарпу.

— Третий резервный батальон, верно? — Шарп кивнул. — Ваш паек, сэр. — И снова показал на листок бумаги. — Так вы подпишете, сэр?

— Подождите. — Шарп бросил взгляд на записи. — Семьсот пятьдесят фунтов говядины? Это же просто отлично, не так ли?

Лейтенант нацепил на лицо профессиональную улыбку.

— Боюсь, это паек не только на сегодня, сэр, а сразу на три следующие дня.

— Что? На три дня? Половина того, что должно быть?

— Знаю, сэр, знаю, но больше мы вам дать не можем. — Лейтенант развел руки в стороны. — Вы подпишете?

— Где? — Шарп взял со стола шляпу и оружие.

— Послушайте, неужели вы хотите... — Лейтенант тяжело вздохнул.

— Где?

Голос Шарпа заполнил крошечную комнатку. Лейтенант улыбнулся, открыл дверь и поманил Шарпа во двор, где возле нагруженных мулов стояли солдаты. Потом снял крышку с одного из бочонков с мясом.

— Сэр?

Шарп взял лежащий сверху кусок и помахал им перед носом толстого интенданта.

— Если приделать сюда шнурки, можно спокойно использовать на марше.

Лейтенант улыбнулся, он уже много раз все это слышал.

Шарп достал из бочонка кость.

— Это же нельзя есть! Сколько еще бочонков?

— Все здесь. — Лейтенант махнул рукой в сторону мулов.

Шарп выглянул на залитую солнцем улицу. Еще один мул покорно стоял у ворот.

— А это что?

— Мул, сэр. — Лейтенант радостно заулыбался, но, увидев лицо Шарпа, мгновенно стал серьезным и сказал: — Извините, сэр. Я пошутил. Это для замка, сэр. Для сэра Артура. Вы же понимаете?

— Понимаю? — Шарп прошел под аркой ворот к мулу, и лейтенант поспешил за ним, одновременно размахивая руками, показывая погонщику, чтобы отошел в сторону. — Знаете, я совершенно случайно видел, как сегодня утром в замок доставили продовольствие. И все было в порядке.

Лейтенант беспомощно улыбнулся. Шарп лгал, и обоим это было известно. Однако лейтенант тоже лгал — и обоим это было известно. Шарп снял крышку с ближайшего бочонка.

— А вот, лейтенант, и настоящее мясо. Я возьму оба этих бочонка вместо тех двух.

— Но, сэр! Это для...

— Ваш обед, лейтенант? А то, что останется, вы с дружками продадите. Верно? Я это забираю.

Лейтенант снова накрыл бочонок крышкой.

— Хотите, я отдам вам цыпленка, которого мы нашли совершенно случайно, капитан? В подарок, естественно.

— Я должен подписать ваши бумаги, лейтенант? — Шарп положил руку на спину мула. — Пожалуй, нужно сначала взвесить мясо.

Лейтенант потерпел поражение. Он заулыбался и протянул Шарпу бумаги.

— Ну, зачем же, сэр. Давайте договоримся так: вы забираете все ваши бочонки, а к ним и эти два?

Шарп кивнул. На сегодня торговля закончена.

Его солдаты сняли поклажу с мулов и отнесли мясо на окраину Оропезо, где был расквартирован батальон. И без того тяжелая ситуация с продовольствием становилась все хуже. Испанская армия, стоявшая в Оропезо, уже давно съела все, что можно было найти в окрестностях. Узкие улицы городка были запружены войсками — испанцы, британцы и немцы из легиона, между союзниками уже начали возникать столкновения. Британские и немецкие патрули устраивали засады на испанские продовольственные отряды, даже убивали охрану, чтобы заполучить продукты, которые Куэста обещал доставить Уэлсли, но так и не выполнил своих обязательств. Надежды британской армии добраться до Мадрида к середине августа развеялись, когда солдаты увидели дожидающиеся их испанские войска. Батальон Санта-Мария тоже находился в Оропезо и маршировал под двумя огромными новыми знаменами. По всей видимости, у генерала Куэсты имелся неограниченный запас знамен, чтобы заменять те, что попадают в Париж в качестве военных трофеев.

Спускаясь по крутой улице, Шарп наблюдал за двумя офицерами, длинные сабли которых были засунуты прямо под мышки — так носили оружие в испанской армии, — и ничто, начиная от великолепной формы и кончая тонкими сигарами, не внушало стрелку уверенности в надежности союзников.

Шарп шел по улице и чувствовал, что ужасно проголодался. Слуга Жозефины сумел раздобыть кое-что съестное; по крайней мере, сегодня вечером можно будет как следует поесть, ни на секунду не забывал, впрочем, что за каждый кусок заплачены бешеные деньги. Две комнаты, которые удалось найти Жозефине, стоили его двухнедельного содержания — и это за одну ночь. Ну и черт с ним, подумал Шарп. Если его ждет худшее, если придется выбирать между отправкой в Вест-Индию и гражданской жизнью, тогда к дьяволу эти деньги! — он постарается получить от них максимальное удовольствие. Ради того, чтобы захватить с собой на больничную койку воспоминания о гибком теле Жозефины и о роскоши широкой постели, он готов снимать комнаты в гостиницах и переплачивать за худосочного цыпленка, который превратится в жалкие ошметки, если кому-нибудь взбредет в голову сварить бульон.

До сих пор Жозефина одарила его лишь одной ночью, тогда, в гостинице, а потом в сопровождении Хогана — которого эта перспектива совсем не обрадовала — уехала вперед, Шарп же вместе со своим батальоном два дня шагал по пыльным дорогам под лучами палящего солнца. Он мельком видел Жозефину днем — заметив его, девушка радостно заулыбалась. Впереди у них был весь вечер и долгая ночь: ведь армия покинет город еще не завтра.

— Сэр!

Шарп обернулся. К нему бежал сержант Харпер, а вместе с ним — солдат из роты легкой пехоты Южного Эссекского.

— Сэр!

— Что такое? — Шарп заметил, что Харпер взволнован и чем-то сильно обеспокоен — такое случалось нечасто, — однако, отвечая на его приветствие, капитан не смог скрыть раздражение.

Черт бы их побрал! Сейчас больше всего на свете он хотел остаться наедине с Жозефиной, на остальное ему было наплевать.

— Ну?

— Дезертиры, сэр. — Харпер был явно смущен.

— Дезертиры?

— Ну, помните, сэр, те, что сбежали в Каштелу?

В тот самый день, когда стрелки впервые увидели Южный Эссекский. Шарп вспомнил, как по приказу Симмерсона высекли четверых солдат за то, что ночью дезертировали их товарищи. Он свирепо посмотрел на Харпера.

— Откуда ты знаешь?

— Они были приятелями Кирби, сэр. — Он показал на маленького человечка, у которого почти не осталось зубов.

— Ну, Кирби?

— Не знаю, сэр.

— Ты хочешь, чтобы тебя высекли, Кирби?

— Не понял, сэр? — У солдата от удивления округлились глаза.

— Если ты будешь молчать, получится, что ты помог им сбежать.

Харпер и Кирби молчали. Наконец сержант бросил короткий взгляд на Шарпа.

— Кирби видел одного из них на улице, сэр. И тот показал, где они прячутся. Двое других ранены, сэр. Кирби все рассказал.

— А ты пришел ко мне. — Голос Шарпа был холодным и суровым. — Что же я, по-твоему, должен сделать?

И снова они промолчали. Шарп знал: они надеялись, что он сотворит чудо — счастливчик капитан Шарп сумеет спасти четверых беглецов от сурового наказания, которому армия подвергала дезертиров. Он почувствовал, как его охватывает гнев, смешанный с нетерпением. За кого они его принимают?

— Возьми шестерых солдат, сержант. Трех стрелков и трех любых других. Жди меня здесь через пять минут. Вместе с Кирби.

Харпер встал по стойке «смирно».

— Но, сэр...

— Выполняй!

Воздух был пронизан чудесным сиянием, какое возникает перед наступлением сумерек, когда кажется, что солнце парит в разноцветном тумане. Мимо носа Шарпа с противным жужжанием пролетел слепень, и он коротким движением его убил. Прозвучали удары церковного колокола, женщина, переходившая улицу, поспешно перекрестилась, и Шарп выругался про себя, потому что обещал Жозефине, что придет сразу после шести. Пусть дьявол заберет всех дезертиров на свете! И вместе с ними Харпера, ожидающего от него чуда! Неужели сержант и в самом деле думает, что Шарп в состоянии что-либо изменить?

У него за спиной нервно переступал с ноги на ногу Кирби, а Шарп мрачно размышлял о том, какое влияние это событие может оказать на батальон. Армия была охвачена разочарованием, но со смешанным чувством нетерпения и страха солдаты ждали приближения неизбежной битвы, которая придавала их нынешним неудобствам хоть какой-то смысл. Южный Эссекский не разделял этого нетерпения. Они опозорились в Вальделаказа, постыдно потеряли знамя; батальон боялся нового сражения. Настроение в Южном Эссекском было мрачным и горьким.

Вскоре появился Харпер с солдатами, все они были вооружены и с надеждой смотрели на Шарпа. Один нервно спросил, будут ли расстреляны дезертиры.

— Не знаю, — резко ответил Шарп. — Веди нас, Кирби.

Они пошли вниз по склону холма в самую бедную часть города, в переплетение узких улочек, где оборванные дети играли среди мусора, который выбрасывали из домов прямо на дорогу. С балконов, загораживая свет, свешивалось выстиранное белье; вонь кругом стояла ужасная. Солдаты уже успели привыкнуть к мерзостным запахам, которые сопровождали их с того самого момента, как они вошли в Лиссабон, хотя их источник и делал хождение по улицам после наступления темноты рискованным и малоприятным делом. Они шли за Шарпом с мрачными лицами, им явно не хотелось исполнять свой долг.

— Сюда, сэр. — Кирби показал на убогую хижину, притулившуюся у самой обочины.

Казалось, достаточно одного легкого порыва ветра, чтобы хижина рухнула. Шарп повернулся к своему отряду.

— Подождите меня здесь. Сержант и Петерс, пойдете со мной.

Петерс был из Южного Эссекского — весьма разумный человек, старше многих других; Шарп давно обратил на него внимание, а теперь ему было необходимо, чтобы дезертиры увидели не только зеленые мундиры стрелков, но и форму своего родного полка.

Ожидая, что их встретят с оружием на изготовку, он резко распахнул дверь... и оказался в комнате, где царил невообразимый беспорядок. Четверо беглецов расположились на полу: двое лежали, остальные сидели возле потухшего очага. Слабый свет едва пробивался сквозь дыры, которые когда-то служили окнами, и через прохудившуюся крышу. Солдаты были одеты в жалкие лохмотья.

Шарп подошел к раненым, присел на корточки и заглянул в их лица; они были бледными, пульс почти не прощупывался. Затем он повернулся к двоим другим:

— Кто вы такие?

— Капрал Мосс, сэр. — Худое лицо капрала покрывала двухнедельная щетина. Дезертиры явно голодали. — А это рядовой Ибботсон. — Мосс показал на своего товарища. — Рядовые Кэмпбелл и Трэппер, сэр. — Мосс говорил четко и по-военному, словно это могло изменить его положение.

В воздухе висела пыль, пахло болезнью и нечистотами.

— Как вы оказались в Оропезо?

— Мы хотим вернуться в полк, сэр, — ответил Мосс, но как-то уж слишком поспешно.

Наступила тишина. Ибботсон тупо смотрел в пол. Только у него было оружие — в левой руке он зажал штык, — и Шарп догадался, что солдат не одобряет того, что здесь происходит.

— Где ваше оружие?

— Мы его потеряли, сэр. И форму тоже. — Мосс явно хотел услужить.

— Иными словами, вы ее продали. Мосс пожал плечами.

— Да, сэр.

В соседней комнате неожиданно раздался какой-то шум, и Шарп резко обернулся. В дверном проеме никого не было. Мосс покачал головой.

— Крысы, сэр. Здесь их целая армия.

Шарп снова посмотрел на дезертиров. Теперь ему удалось встретиться взглядом с Ибботсоном — его глаза горели безумным, фанатичным огнем. Шарп даже забеспокоился, не пустит ли тот в дело штык.

— А ты что здесь делаешь, Ибботсон? Ты ведь не хочешь возвращаться в полк.

Солдат ничего не сказал. Просто поднял правую руку, которую до этого прятал за спиной, — обрубок, замотанный в окровавленные тряпки.

— Иббс подрался, сэр, — объяснил Мосс. — Потерял свою проклятую руку. Он теперь ни на что не годен, сэр. Иббс правша, вы же видите, — равнодушно добавил он.

— Ты хочешь сказать, он не нужен французам. Снова наступила тишина. В воздухе медленно клубилась пыль.

— Верно, — заговорил наконец Ибботсон. У него был голос образованного человека. Мосс попытался заставить товарища замолчать, но Ибботсон не обратил на капрала ни малейшего внимания. — Мы были бы с французами уже неделю назад, но эти болваны решили сначала выпить.

Шарп не сводил с него взгляда. Было странно слышать такой культурный голос из уст заросшего щетиной оборванца. Он был явно серьезно болен, скорее всего, у него началась гангрена, но теперь это уже не имело значения. Признавшись, что они хотели перейти на сторону врага, Ибботсон приговорил всех четверых. Если бы их поймали при попытке сбежать в нейтральную страну, то наверняка отослали, как и Шарпа, в Вест-Индию, где с ними довольно быстро разобралась бы лихорадка, но для тех, кто перешел на сторону врага, есть только одно наказание. Капрал Мосс это знал. Он посмотрел на Шарпа и вдруг взмолился:

— Честное слово, сэр, мы сами не знали, что делаем. Мы ждали здесь, сэр...

— А ну заткни пасть, Mocc — рявкнул Ибботсон, а потом повернулся к Шарпу. Рука со штыком поднялась еще выше, но лишь для того, чтобы подчеркнуть слова. — Мы проиграем войну. Любому кретину это ясно! Французских солдат здесь больше, чем Британия сможет собрать за сто лет. Посмотрите на себя! — В его голосе звучало презрение. — Вы можете победить одного генерала, потом другого, но они будут продолжать наступать! И одержат победу! А знаете почему? Потому что у них есть идея. Ее зовут свобода, и справедливость, и равенство! — Неожиданно Ибботсон смолк, глаза его сияли.

— Кто ты, Ибботсон? — спросил Шарп.

— Человек.

Шарп улыбнулся вызову, прозвучавшему в ответе. В подобных спорах не было ничего нового, стрелки частенько рассуждали на эти темы ночью, у костра, но Шарпу вдруг стало интересно, почему образованный человек, вроде Ибботсона, оказался в армии, да еще проповедует французские постулаты свободы.

— Ты получил образование, Ибботсон. Откуда ты родом?

Ибботсон ничего не ответил. Он продолжал смотреть на Шарпа, сжимая в руке штык. Наступила тишина. Шарп слышал, что Харпер и Петерс переминаются у него за спиной с ноги на ногу.

Мосс прочистил горло и решил поддержать Ибботсона.

— Иббс — сын священника, сэр. — Он сказал это так, будто его слова объясняли все.

Шарп продолжал разглядывать Ибботсона. Сын священника? Может быть, отец рано умер или семья была слишком большой и его в любом случае ждала нужда? Но что заставило Ибботсона пойти в солдаты? Оказаться в одном котле с пьяницами и закоренелыми преступниками — ведь именно они составляли ядро любой армии — зачем?

Ибботсон еще раз встретился с Шарпом глазами, а потом неожиданно заплакал. Он выронил штык и спрятал лицо за согнутым локтем левой руки. Шарпу вдруг показалось, что солдат вспомнил о маленьком садике за церковью и о матери, пекущей хлеб погожим летним днем, теперь уже давно умершей.

Капитан повернулся к Харперу.

— Они арестованы, сержант. Этих двоих придется нести на руках.

Он вышел из домика и сразу окунулся в вонючий воздух узкой улочки.

— Кирби?

— Сэр?

— Ты свободен. — Беззубый солдат тут же умчался прочь. Шарп не хотел, чтобы четырех дезертиров вывели из домика у него на глазах. — А вы заходите в хижину. — Он кивнул остальным солдатам.

Потом посмотрел на виднеющуюся между крышами домов полоску неба, где с веселыми криками носились ласточки. Смеркалось... завтра состоится казнь. А его ждет Жозефина.

— Мы готовы, сэр, — сказал Харпер, появившийся в дверях.

— Тогда пошли.

Глава тринадцатая

Шарп неожиданно проснулся, сел, инстинктивно потянулся за оружием и только после этого, сообразив, где находится, упал обратно на подушку. Он весь был покрыт потом, хотя ночь выдалась прохладной и легкий ветерок шевелил занавески по обе стороны открытого окна, в котором сияла полная луна. Жозефина сидела возле постели и наблюдала за ним, не выпуская из рук бокала с вином.

— Тебе снился сон?

— Да.

— О чем?

— О моем первом сражении. — Шарп не стал больше ничего рассказывать. Ему снилось, что он не может зарядить ружье, штык не надевается на дуло, а французы продолжают наступать, смеясь над напуганным мальчишкой, попавшим в эту пропитанную влагой долину Фландрии. Бокстел называлось то местечко, и он редко вспоминал о страшном сражении на сыром поле.

Шарп посмотрел на Жозефину.

— А что с тобой? Почему ты не спишь? Она пожала плечами.

— Не могу. — Жозефина надела какой-то темный халат; на фоне стены Шарп видел лишь ее лицо и руку с бокалом.

— А почему ты не можешь спать?

— Я думала о том, что ты сказал.

— Все может произойти совсем не так.

— Нет. — Жозефина улыбнулась.

Где-то в городе залаяла собака, но больше до них не долетало никаких звуков. Шарп подумал о четырех дезертирах — спят они или бодрствуют и слушают голос той же собаки? Он вспомнил вчерашний вечер: как сдал пленников, вернулся в гостиницу и долго разговаривал с Жозефиной. Она мечтала добраться до Мадрида, но Шарп считал, что союзникам вряд ли удастся дойти до столицы Испании. Ему казалось, Жозефина и сама не знает, зачем ей нужен Мадрид — для нее это был город мечты, долгожданный клад, надежда найти который уже начала меркнуть. Шарп ревновал к ее желанию попасть туда.

— Почему ты не хочешь вернуться в Лиссабон?

— Семья мужа не примет меня обратно, во всяком случае теперь.

— А... Эдуард.

— Дуарте. — Она поправила его совершенно машинально.

— Тогда отправляйся домой. — Они уже говорили об этом раньше. Шарп пытался заставить Жозефину отказаться от всех других возможностей и хотел убедить остаться с ним, словно и в самом деле мог ее содержать.

— Домой? Ты не понимаешь. Меня просто заставят ждать мужа, как это сделали бы и его родители. В монастыре или в темной комнате, не важно где. — В голосе Жозефины появилось отчаянье.

Она выросла в Порту — дочь купца, достаточно состоятельного, чтобы общаться с богатыми английскими семьями, которые в то время доминировали в португальской торговле. Еще ребенком Жозефина выучила английский, язык богатства и власти. Потом вышла замуж за Дуарте, который был на десять лет ее старше и занимал должность Хранителя Королевского Коршуна в Лиссабоне. Самая настоящая синекура, и Жозефина закружилась в бесконечном хороводе балов, ее очаровали блеск дворцов и красивая жизнь. Потом — два года назад, — когда королевская семья сбежала в Бразилию, Дуарте завел себе любовницу, а Жозефина осталась в большом доме вместе с его родителями и сестрами.

— Они хотели, чтобы я ушла в монастырь. Представляешь? Чтобы я ждала его в монастыре, как покорная жена, а он тем временем на пару с этой женщиной будет производить на свет ублюдков!

Шарп скатился с кровати и подошел к окну. Не обращая внимания на наготу, облокотился о черный подоконник и стал вглядываться в ночное небо на востоке, словно мог разглядеть отражение огней костров французской армии. Они были там, в одном дне пути, но он ничего не видел, кроме бесконечных городских крыш и дорожек лунного света на далеких холмах.

Жозефина подошла к нему сзади и провела пальцами по шрамам на спине.

— Что будет завтра?

Шарп повернулся и посмотрел на нее сверху вниз.

— Их расстреляют.

— Так быстро?

—Да.

Ей не нужно было знать о том, что иногда солдаты промахиваются и офицерам приходится подходить и добивать преступников контрольным выстрелом. Шарп притянул Жозефину к себе, вдыхая аромат ее волос. Она положила голову ему на грудь, а ее пальцы продолжали осторожно поглаживать шрамы.

— Мне страшно, — тихо проговорила она.

— Ты их боишься?

—Да.

Гиббонс и Берри были в казарме, когда он привел дезертиров. Сэр Генри тоже оказался там и принялся радостно потирать руки, довольный тем, что беглецов удалось поймать, он даже многословно поблагодарил Шарпа, словно на время забыл о своей неприязни. Военно-полевой суд являлся простой формальностью, уже через несколько минут бумаги были подготовлены и отправлены на подпись генералу. Судьба четырех дезертиров решилась.

Шарп провел в комнате с двумя лейтенантами несколько минут, они тихонько переговаривались и время от времени принимались хихикать, поглядывал на него в надежде вызвать гнев, но уж слишком неподходящим был момент.

Шарп повернул лицо Жозефины так, чтобы видеть ее глаза.

— А если бы их здесь не было, ты бы во мне нуждалась?

Она кивнула.

— Ты все еще не понимаешь. Я — замужняя женщина — осмелилась на побег!.. О, я знаю, он поступил гораздо хуже, но это не имеет никакого значения. В тот самый день, когда у меня хватило смелости покинуть дом родителей Дуарте, я осталась одна. Неужели тебе не ясно? Мне нельзя туда вернуться, мои родители никогда не простят свою дочь. Я думала, в Мадриде... — Жозефина замолчала.

— Кристиан Гиббонс обещал, что присмотрит за тобой в Мадриде?

Жозефина кивнула.

— Многие девушки туда отправились, ты же знаешь. Там так много офицеров. Но сейчас... — Она снова замолчала.

Он знал, о чем она думает.

— Теперь ты встревожилась. До Мадрида не добраться, ты осталась с человеком, у которого нет денег, и думаешь о ночах, которые придется провести в полях или в маленьких домиках, кишащих вшами.

Жозефина улыбнулась, и Шарп почувствовал, как у него сжимается сердце.

— Когда-нибудь, Ричард, ты получишь чин полковника, станешь обладателем великолепного коня и кучи денег, а капитаны и лейтенанты будут трепетать при одном упоминании твоего имени.

Он рассмеялся.

— Но ты не хочешь ждать? — Шарп знал, что говорит правду, только от этой правды никому из них не становилось легче.

Жозефина была не единственной девушкой из хорошей семьи, рискнувшей всем и убежавшей за солдатами. Однако те, другие, были незамужними, всегда могли найти защиту, быстро отпраздновав свадьбу, и тогда их семьям оставалось только сделать вид, что все в порядке. Но Жозефина? Шарп знал: ради комфорта и безопасности она быстро забудет нищего стрелка и найдет богатого человека, какого-нибудь кавалерийского офицера, который будет тратить на нее деньги и время.

Он еще крепче прижал девушку к груди, чувствуя, как ночной воздух холодит кожу.

— Я присмотрю за тобой.

— Обещаешь? — спросила она тихо.

— Да.

— Тогда я не буду бояться. — Жозефина слегка отстранилась. — Тебе холодно?

— Ну и что?

— Пойдем. — Она повела его обратно в темную комнату.

Шарп знал, что Жозефина будет принадлежать ему недолго, совсем недолго, и на душе у него стало горько.

На улице продолжала лаять собака.

Глава четырнадцатая

Батальон был построен так, что роты образовывали три стороны квадрата. На четвертой стороне, вместо обычного треугольника для порки, оказались два кривых тополя, растущие на берегу мелкого пруда. Берега пруда были вытоптаны кавалерией, грязь высохла и превратилась в бледно-коричневые с зелеными прожилками комья земли. Между деревьями стоял большой полковой барабан, а на его серой натянутой поверхности лежали раскрытая Библия и молитвенник. Ветер не шевелил страницы, безжалостное солнце окатывало жаром долину и взмокших от пота людей, одетых в парадную форму и вытянувшихся по стойке «смирно».

Шарп стоял перед ротой легкой пехоты на левом фланге и смотрел через головы роты гренадер на замок Оропезо. Тот возвышался над долиной, и его было видно на многие мили вокруг. Стены замка, словно исполинские каменные глыбы, поднимались над покатыми крышами городка, и Шарп лениво подумал, что, наверное, здорово было прискакать сюда на роскошном коне и в настоящих рыцарских доспехах в те далекие дни, когда замок действительно являлся серьезной преградой для наступающего войска. Современная осадная артиллерия с легкостью пробьет кажущиеся надежными стены, и камни лавиной покатятся по узким, извилистым улочкам.

Пот жег глаза, стекал по спине. Но Шарпу было на удивление хорошо — совсем неподходящее настроение для того, что вскоре должно произойти, однако, глядя на замок, Шарп думал о Жозефине, и почему-то, даже в холодном свете наступившего утра, ему казалось, что он заключил с ней совсем неплохую сделку. Девушка будет принадлежать ему, пока не перестанет в нем нуждаться, а взамен одарит его своей любовью и жизнерадостностью. Ну, а когда договору придет конец? Хороший солдат, так считал Шарп, всегда планирует на несколько сражений вперед, однако сейчас он не знал, что станет делать, когда Жозефина его покинет.

Он бросил взгляд на Гиббонса. Тот гордо сидел на своей лошади возле роты легкой пехоты. Симмерсон восседал на коне в самом центре каре рядом с генералом, Папашей Хиллом, который в сопровождении штабных офицеров прибыл исполнить свой долг — принять участие в казни. Гиббонс смотрел прямо перед собой, его лицо ничего не выражало. Как только все это закончится, он снова окажется в безопасности, под крылышком любимого дяди. Лейтенант не сказал Шарпу ни единого слова, просто подъехал на лошади туда, где стояла рота, развернул своего скакуна и молча замер на месте. В словах не было никакой необходимости. Шарп чувствовал, как от Гиббонса исходят волны ненависти, — ведь он не только получил тот чин, на который нацелился Гиббонс, но и отнял у него женщину, чем нанес еще более серьезное оскорбление. Шарп знал, что точка в их отношениях еще не поставлена.

Четырнадцать человек, совершивших разного рода мелкие проступки, вышли на середину каре и встали лицом к деревьям. В качестве наказания они должны будут расстрелять дезертиров; солдаты, словно завороженные, не могли отвести глаз от двух только что вырытых могил и грубо сколоченных гробов, поджидавших Мосса и Ибботсона. Двое других пленников умерли ночью. Шарп подозревал, что Партон, батальонный врач, помог этим несчастным отправиться к праотцам, чтобы не заставлять батальон смотреть на то, как двоих смертельно раненных солдат привяжут к деревьям, а потом выстрелами разнесут в клочья их тела.

Шарпу не раз доводилось быть свидетелем казней. В детстве он наблюдал, как повесили какого-то преступника, и помнил взволнованные вопли толпы, когда жертва дергалась и извивалась в судорогах. Он видел, как людей расстреливали из декоративных медных пушек, как их тела становились частью индийской земли, видел своих товарищей, которые умирали под пытками женщин Типпу, видел, как несчастных скармливали диким зверям, сам вешал преступников у проселочных дорог, но чаще всего это были расстрелы, производимые с соблюдением военных ритуалов. Шарп считал, что ни один разумный человек не может наслаждаться подобным зрелищем, но был согласен: иначе нельзя.

Впрочем, эта казнь отличалась от всех остальных. Ибботсон и Мосс конечно же заслуживали смерти, они дезертировали, собирались перейти на сторону врага — наказание было совершенно справедливым. Но сражение на мосту, бесконечные, порки и проклятия, которыми Симмерсон осыпал своих людей за потерю знамени, а теперь еще и эта казнь — батальон считал ее демонстрацией презрения и ненависти сэра Генри к Южному Эссек-скому. Шарп еще ни разу не видел, чтобы солдат переполняло столь сильное негодование.

Вдалеке, пробираясь сквозь толпу британских и испанских зевак, появился отряд военной полиции во главе с начальником, приговоренные к смерти дезертиры и охрана. Форрест подъехал на своей лошади и встал перед Симмерсоном.

— Батальон! Примкнуть штыки!

Из ножен появились штыки, послышался звон оружия, солнечные блики заиграли на клинках. Преступники должны умереть с соблюдением всех правил. Шарп наблюдал за тем, как Гиббонс наклонился и сказал шестнадцатилетнему прапорщику Денни:

— Это первая казнь, в которой вы принимаете участие, мистер Денни?

Юноша кивнул. Он был бледен и взволнован, как и все остальные молодые солдаты батальона.

Гиббонс хихикнул:

— Отличная практика в стрельбе по мишени! Лучше не придумаешь!

— Тише! — сердито крикнул Шарп. Гиббонс хитро улыбнулся.

— Батальон! — Лошадь Форреста шарахнулась в сторону. Майор быстро ее успокоил. — На плечо!

Ряды солдат ощетинились штыками. Наступила тишина.

На приговоренных были брюки и рубашки, все остальное у них отобрали; Шарп предполагал, что их как следует накачали паршивым бренди или ромом. Рядом с дезертирами шел капеллан, до Шарпа доносилось его неразборчивое бормотание, но пленники, которых подвели к деревьям, казалось, не обращали на священнослужителя ни малейшего внимания.

Драма близилась к финалу. Моссу и Ибботсону надели на глаза повязки, и солдаты, готовые привести приговор в исполнение, встали по стойке «смирно». Ибботсон, сын викария, оказался ближе к Шарпу, и тот видел, как быстро-быстро шевелятся его губы. Молится? С такого расстояния Шарп не мог разобрать ни слова.

Форрест не отдавал никаких приказов. Солдатам объяснили, что они должны действовать в соответствии с определенными сигналами, и теперь они повиновались движениям сабли майора.

Неожиданно четко и громко зазвучал голос Ибботсона, отчаяние наполняло каждое его слово:

— Мы ошибались, мы потеряли свое стадо, как заблудшие овцы...

Форрест резко опустил саблю, мушкеты грохнули, тела приговоренных к смерти дезертиров дернулись, а в небо с веток деревьев сорвалась с дикими воплями стая каких-то птиц. Вперед бросились два лейтенанта, держа наготове заряженное оружие, но мушкетные пули сделали свое дело, и развороченные ими тела повисли на веревках; дым от выстрелов начал постепенно рассеиваться.

И тут по рядам батальона пробежал едва заметный ропот. Шарп повернулся к своим солдатам:

— Молчать!

Рота легкой пехоты безмолвно стояла по стойке «смирно».

В воздухе пахло дымом, шум нарастал. Офицеры и сержанты выкрикивали приказы, но Южный Эссекский не намеревался сдаваться, гудение становилось все громче и настойчивее. Шарпу удалось заставить свою роту хранить молчание только силой — капитан вытащил саблю и не сводил с солдат гневного взгляда, — но он ничего не мог поделать с презрением и негодованием на лицах солдат. Эти чувства были направлены не на него, солдаты ненавидели Симмерсона, а полковник, находившийся в самом центре каре, резко дернул поводья и дико взревел, требуя тишины. Солдаты не подчинились. Сержанты принялись колотить тех, кто, по их мнению, издавал самые громкие звуки, офицеры отчаянно орали на свои роты, шум становился все сильнее, британские солдаты из других соединений, стоявшие за спиной батальона и пришедшие из города поглазеть на казнь, радостно вопили, поддерживая возмущение своих товарищей.

Постепенно стоны и ропот стихли, дым мушкетов рассеялся, солдаты молча замерли на своих местах. Папаша Хилл за все это время не пошевелился и не произнес ни слова. Теперь же он подал знак своим адъютантам, и вся компания скромно отправилась восвояси, мимо солдат, которые укладывали тела расстрелянных преступников в гробы. С совершенно непроницаемым лицом Хилл ускакал в сторону Оропезо.

Шарпу еще не доводилось встречать Папашу Хилла, но он знал, как, впрочем, и все остальные в армии, что у него была репутация человека доброго и сочувствующего солдатам. «Интересно, — подумал Шарп, — как генерал Хилл относится к Симмерсону и его методам?» Роланд Хилл командовал шестью батальонами, но Шарп был уверен, что проблемы у него возникнут только с Южным Эссекским.

Симмерсон подъехал на своей лошади к могилам, потом быстро развернулся и поднялся в стременах. Лицо полковника было налито кровью, ярость переполняла все его существо, в наступившей тишине голос звучал резко и пронзительно:

— В шесть часов вечера построение на плацу, строевая подготовка в качестве наказания. При полной боевой выкладке! Вы мне заплатите за свою демонстрацию! — Все молчали. Симмерсон опустился в седло. — Майор Форрест! Продолжайте!

Батальон, рота за ротой, проходил мимо раскрытых гробов, и солдатам приходилось смотреть на безжизненные тела, дожидающиеся погребения. Вот, говорила армия, что случится с тобой, если ты сбежишь; мало того, имена этих людей сообщат на родину, напишут на столбах в приходах, где они родились, чтобы их семьи разделили с ними позор. Батальон молча шагал мимо.

Когда все роты покинули место казни и зеваки полюбовались на останки преступников, гробы опустили в ямы, засыпали землей, а сверху положили дерн, чтобы и намека на могилы не осталось. И никаких знаков — намеренно. Однако, когда солдаты ушли, испанцы нашли могилы и поставили на них деревянные кресты. Вовсе не затем, чтобы продемонстрировать уважение к мертвым: всего лишь мера предосторожности со стороны разумных людей. Эти мертвецы были протестантами, их похоронили в оскверненных могилах, грубо сколоченные кресты должны были удерживать неуспокоившиеся души глубоко под землей. У народа Испании хватало проблем с войной; французская, испанская, а теперь еще и английская армии наводнили их страну. Крестьяне были тут бессильны. Но призраки язычников-англичан — совсем другое дело. Кому нужно, чтобы они пугали скот и бродили в полях по ночам?

Испанцы крепко-накрепко вбивали кресты на могилах, только после этого они могли спокойно отправляться спать.

Глава пятнадцатая

Поступило новое распоряжение Симмерсона: каждый десятый солдат будет выпорот. Шестьдесят солдат батальона, по шесть из каждой роты; капитаны должны привести тех, кто подвергнется наказанию, обнаженными по пояс, и их привяжут к треугольникам, сделанным по приказанию Симмерсона местными плотниками. Полковник объявил свою волю, а потом обвел собравшихся офицеров пылающими гневом маленькими красными глазками — кто-нибудь хочет что-то сказать?

Шарп собрался возразить. Конечно, протестовать бесполезно, но промолчать — самая настоящая трусость.

— Я считаю, что это неудачная идея, сэр.

— Капитан Шарп считает, что это неудачная идея, — ядовито проговорил полковник Симмерсон. — Капитан Шарп, джентльмены, может научить нас командовать солдатами. Почему бы вам не объясниться, капитан Шарп?

— Расстрелять двоих утром, а вечером подвергнуть порке шестьдесят — мне кажется, этим мы только сыграем на руку французам, сэр.

— Ты так считаешь? Да катись ты ко всем чертям, Шарп, вместе со своими рассуждениями! Бели бы капитаны поддерживали дисциплину в батальоне так строго, как того требую я, в наказании не было бы никакой необходимости. Они будут выпороты! Включая и твоих драгоценных стрелков, Шарп! Среди шестерых представителей твоей роты должно быть трое стрелков! Никаких поблажек и любимчиков!

Что тут скажешь? Капитаны сообщили о приказе своим ротам и, следуя примеру Шарпа, приготовили соломинки, чтобы жребий решил, кто станет жертвой Симмерсона. К двум часам все было готово. Те, кому не повезло, собирались с духом, чтобы вынести предстоящее наказание, а их помрачневшие товарищи принялись приводить в порядок свое обмундирование и снаряжение, которое должно было подвергнуться придирчивой инспекции сэра Генри Симмерсона.

Шарп оставил солдат заниматься своими делами, а сам отправился в дом, где расположился штаб батальона. В воздухе ощущалось приближение грозы, в полку царило настроение, похожее на тяжелую, наэлектризованную тишину перед бурей. Шарп опасался, что прежде, чем он вернется в домик, где его ждет Жозефина, непременно произойдет что-то ужасное.

Всю вторую половину дня он потратил на заполнение ротных книг. Каждый месяц требовалось переносить записи из специального журнала в бухгалтерскую книгу, которую Симмерсон собирался через неделю проверить. Шарп нашел чернила, точил перо и, высунув кончик языка, принялся записывать все подробности жизни роты. Он мог поручить эту работу сержанту, который вел книги, но предпочитал делать все сам, чтобы никто не обвинил сержанта в том, что тот стал любимчиком командира.

На Томаса Кресакра, рядового, была истрачена сумма, необходимая для покупки одной щетки для обуви: пять пенсов. Шарп вздохнул; эта запись таила в себе самую настоящую трагедию. Кресакр швырнул щетку в свою жену, щетка ударилась о каменную стену и раскололась. Сержант Макгивен видел, как это произошло, и сообщил в рапорте, так что теперь плюс к матримониальным проблемам Томас Кресакр лишится пяти пенсов из тех двенадцати, что получает в день.

Следующая запись в маленьком журнале, который Шарп всегда носил в кармане, относилась к сапогам Джедедии Хорелла. Шарп задумался. Хорелл утверждал, что сапоги у него украли, и Шарп был склонен ему верить. Джедедиа был хорошим парнем, откуда-то из центральных графств, где раньше работал на ферме; мушкет и снаряжение всегда держал в порядке. Кроме того, Хорелл уже наказан. Целых два дня он шагал в чужих сапогах, и его ноги покрыли ссадины и водяные мозоли. Шарп вычеркнул запись из журнала, а в бухгалтерской книге написал: «Потеряны во время боевых действий». Благодаря этой записи рядовой Хорелл сэкономил шесть шиллингов и шесть пенсов.

Затем Шарп придвинул к себе книгу учета снаряжения и принялся аккуратно переносить в нее информацию из бухгалтерской книги. Увидел запись Леннокса, который отметил, что все солдаты роты потеряли ошейники «во время боевых действий»; теперь оплата ошейников, как и сапог Хорелла, становилась заботой правительства, а не отдельного солдата.

Целый час Шарп переписывал самые разные сведения из своего журнала в бухгалтерскую книгу, а потом в книгу учета снаряжения — хоть какое-то развлечение в ежедневной рутине военной службы. Закончив, он придвинул к себе полевую книжку. Тут все было просто. Сержант Рид, который отвечал за книги, уже вычеркнул имена тех, кто погиб в Вальделаказа, и вписал новые — стрелков Шарпа и шестерых солдат, которых направили в роту легкой пехоты, когда Уэлсли сделал их резервным батальоном. Возле каждого Шарп поставил цифру — три шиллинга и шесть пенсов, столько отпускалось в неделю на питание солдат. Он знал, что это неправильно — батальону уже и так приходилось довольствоваться половинным пайком, причем поговаривали, что дальше будет хуже. Интенданты прочесали всю долину Тежу, между британскими и французскими патрулями часто возникали столкновения из-за права войти в какую-нибудь деревеньку в поисках припрятанных продуктов. Британцы временами устраивали настоящие сражения со своими союзниками-испанцами, когда выяснялось, что те доставили армии Уэлсли только сотую часть того, что обещали, в то время как для нужд своих солдат пригоняли целые стада свиней, овец, коз и другого скота. Однако не во власти Шарпа было уменьшить сумму, которую солдаты платили за питание, даже учитывая то, что они не получали обещанного. Он только написал внизу: «Сумма в два раза превосходит стоимость доставленного продовольствия», — оставалось надеяться, что позже ему прикажут пересмотреть записи. В следующей колонке против каждой фамилии он проставил стоимость стирки солдатского белья — четыре пенса. За стирку солдат платил семнадцать шиллингов и четыре пенса в год, на питание уходило более восьми фунтов. Рядовой зарабатывал шиллинг в день, семнадцать фунтов и шестнадцать шиллингов в год, но к тому времени, когда из его жалованья вычитали деньги за питание, стирку, обмундирование, ваксу, лечение, подметки, ежегодный взнос в размере шиллинга, который шел на содержание военных госпиталей в Челси и Килмейнхэме, солдат получал три семерки: семь фунтов, семь шиллингов и семь пенсов год. Однако из личного печального опыта Шарп знал, что следовало радоваться, если удавалось получить столько. Многим еще приходилось выплачивать деньги за утерянное снаряжение. Так что каждому рядовому британской армии, воюющему с французами, платили около четырех с половиной пенсов день.

Будучи капитаном, Шарп зарабатывал десять шиллингов и шесть пенсов в день. Это казалось целым состоянием, однако более половины уходило питание, кроме того, положение офицера требовало тратить не менее двух шиллингов и восьми пенсов на вино, деликатесы и слуг. Он платил больше за стирку, за госпитали и прекрасно знал, какой в конце концов получится результат. А Жозефина рассчитывала на его поддержку. Хоган одолжил Шарпу денег, и, если считать содержимое того мешочка, этого хватит еще на две недели, а потом? Единственное, на что Шарп мог наняться, так это найти на поле боя труп с деньгами. Шарп закончил с книгами, захлопнул их, положил на стол перо и зевнул. Часы на городской ратуше пробили четыре. Тогда он снова открыл еженедельную полевую книжку и принялся читать имена, раздумывая о том, какие из них останутся в книжке через неделю, а против каких будет написано слово «погиб». Вычеркнет ли чья-нибудь рука его собственное имя? Может быть, другой офицер бросит взгляд на страницы бухгалтерской книги и удивится, увидев запись возле имени Томаса Кресакра: «Пять пенсов за одну сапожную щетку»?

Шарп снова закрыл книги. Вопрос был чисто теоретическим. Армия не получала денег вот уже целый месяц, да и за предыдущие с солдатами и офицерами правительство расплатилось не полностью. Он передаст книги сержанту Риду, который погрузит их на ротного мула, а когда — и если — деньги прибудут, Рид возьмет все необходимые сведения из книг и заплатит солдатам причитающиеся им гроши.

В дверь кто-то постучал.

— Кто там?

— Я, сэр. — Это был голос Харпера.

— Входи.

Лицо Харпера было непроницаемым, голос нейтральным.

— Да, сержант?

— Неприятности, сэр. Серьезные. Солдаты отказываются выходить на плац.

Шарп вспомнил свои мрачные предчувствия.

— Какие солдаты?

— Весь проклятый батальон, сэр. Даже наши ребята присоединились к ним. — Патрик Харпер имел в виду стрелков.

Шарп поднялся и взял в руки свой громадный палаш.

— Кому известно?

— Полковнику, сэр. Парни послали ему письмо.

— Послали письмо? — Шарп тихо выругался. — Кто его подписал?

— Никто, сэр. — Харпер покачал головой. — Они только говорят, что не намерены сегодня маршировать на плацу, а если Симмерсон приблизится, они снесут его проклятую голову.

Шарп взял ружье. То, что происходило, имело вполне определенное название — мятеж. Порка каждого десятого легко может превратиться в казнь, и тогда каждого десятого привяжут к деревьям и расстреляют.

Он посмотрел на Харпера.

— Что сейчас происходит?

— Забаррикадировались в дровяном дворе.

— Все?

— Нет, сэр. Несколько сотен еще не ушли из фруктового сада. Ваша рота тоже там, сэр, но парни с дровяного двора пытаются переманить их на свою сторону.

Шарп кивнул. Батальон остановился в оливковой роще, которую солдаты называли фруктовым садом из-за того, что деревья росли ровными рядами. Роща располагалась за дровяным двором, окруженным стенами и имеющим всего одни ворота.

— Кто доставил письмо?

— Не знаю, сэр. Подсунули Симмерсону под дверь.

Шарп бросился на улицу. Там стояла тишина, большинство солдат воспользовались отсутствием офицеров и отправились в город — ведь впереди у них еще один день пути навстречу французам.

— В дровяном дворе много офицеров?

— Нет, сэр.

— Как насчет сержантов?

Лицо Харпера ничего не выражало. Шарп догадался, что большинство сержантов симпатизирует бунту, но, как и великан ирландец, прекрасно знает, чем может грозить батальону отказ заняться строевой подготовкой.

— Подожди здесь.

Шарп метнулся назад в дом. В прохладных комнатах было пусто. Из кухни выглянула женщина, в руке она держала перец, но, увидев лицо Шарпа, быстро захлопнула дверь. Перескакивая сразу через две ступеньки, он взлетел вверх по лестнице и распахнул дверь комнаты, где разместились младшие офицеры роты легкой пехоты. Кроме прапорщика Денни, никого не было, а юноша крепко спал на соломенном матрасе.

— Денни!

Юноша мгновенно проснулся.

— Сэр!

— Где Ноулз?

— Не знаю, сэр. Думаю, в городе.

Шарп несколько секунд размышлял. Мальчишка не сводил с него широко раскрытых глаз. Пальцы Шарпа инстинктивно сжимались и разжимались на рукояти сабли.

— Быстро одевайся и выходи во двор. Поторопись.

Харпер ждал его на улице, где солнце так раскалило камни, что их обжигающий жар чувствовался даже сквозь подошвы сапог.

— Сержант, рота легкой пехоты должна начать маршировать за оливковой рощей через пять минут. Полное боевое снаряжение.

Сержант открыл рот, посмотрел на Шарпа, но решил промолчать и только отдал ему честь. И быстро ушел. Из двора выскочил Денни, юноша пытался на бегу пристегнуть саблю, которая со стуком волочилась за ним по земле. Он был страшно перепуган и взволнован.

— Слушай внимательно, — сказал ему Шарп. — Выясни для меня, где находится полковник Симмерсон, и узнай, чем он занят. Понял? — Юноша кивнул. — Он не должен догадаться, что ты им интересуешься. Начни с замка. Затем придешь и расскажешь, что удалось выяснить. Я буду за фруктовым садом или на площади перед дровяным двором. Если меня не найдешь, оставайся с сержантом Харпером. Понял? — Денни снова кивнул. — Повтори приказ.

Юноша все старательно повторил. Ему ужасно хотелось спросить Шарпа, по какому поводу шум, но он не осмеливался.

— И еще, Кристофер. — Шарп специально назвал Денни по имени, чтобы парень немного успокоился. — Ты не должен ни в коем случае и ни под каким видом заходить на дровяной двор. А теперь давай выполняй. Если увидишь лейтенанта Ноулза, или майора Форреста, или капитана Лероя, скажи, что я просил их найти меня. Поспеши!

Денни вцепился в свою саблю и умчался выполнять приказ. Шарпу он нравился. Со временем паренек станет хорошим офицером, если только раньше его не проткнет штыком какой-нибудь французский гренадер.

Шарп обошел холм и направился к дровяному двору, туда, где собрались солдаты. Предотвратить катастрофу можно было только одним способом — заставить людей выйти на плац прежде, чем Симмерсон успеет отреагировать на угрозу мятежа.

Он услышал топот копыт у себя за спиной и обернулся. Ему махал рукой Стеррит, дежурный офицер, который, по вполне понятным причинам, казался чрезвычайно взволнованным.

— Шарп!

— Стеррит?

Капитан остановил лошадь.

— В замке собирают всех офицеров. Немедленно. Всех.

— А что происходит?

Стеррит принялся отчаянно оглядываться, точно на совершенно пустой улице их мог кто-то подслушать и узнать о том, какое новое несчастье свалилось на батальон Симмерсона. Шарп почти не видел Стеррита после сражения на мосту. Капитан страшно боялся Симмерсона, солдат, Шарпа, всех подряд и старался сделаться как можно более незаметным. Он начал рассказывать о событиях на дровяном дворе, но Шарп его перебил:

— Я знаю. Что там у вас в замке?

— Полковник попросил аудиенции у генерала Хилла.

Значит, есть еще немного времени. Шарп посмотрел на перепуганного до полусмерти капитана.

— Послушайте, вы меня не видели. Понятно, Стеррит? Вы меня не видели.

— Но...

— Никаких «но». Вы хотите стать свидетелем того, как расстреляют шестьдесят солдат?

У Стеррита отвисла челюсть. Он снова в ужасе огляделся по сторонам, а потом испуганно уставился на Шарпа.

— Полковник приказал... никто не должен приближаться к дровяному двору.

— Вы меня не видели, значит, я не слышал приказа.

— Да? — Стеррит не знал, как следует отнестись к этим словам.

Он не сводил с Шарпа глаз, когда тот шел по улице, и в сотый раз пожалел, что не родился на четыре года раньше — тогда он был бы старшим в семье и спокойно мог бы стать мирным фермером. А сейчас им владело ощущение, что он превратился в тряпичную куклу, которую ветер бросает из стороны в сторону. Погрустнев, Стеррит повернул лошадь в сторону замка и принялся раздумывать о том, чем же все это кончится.

Перед дровяным двором было большое открытое пространство, напоминавшее английскую лужайку, только трава здесь была желтой, сухой и чахлой. Раз в неделю лужайка служила рыночной площадью, но сегодня тут играли в футбол солдаты из других батальонов. Шарп видел парней из 48-го, 29-го и из роты Королевских американских стрелков, чьи зеленые мундиры напомнили ему более счастливые времена. Болельщики радостно вопили, подбадривая игроков; скоро им предстоит стать свидетелями гораздо более захватывающего зрелища.

Шарп повернул налево, прошел вдоль стены дровяного двора и направился к фруктовому саду. Как он и ожидал, никто еще не вышел на построение. Подойдя ближе, капитан позвал Харпера и тут же услышал команды сержантов роты легкой пехоты, которые приказывали солдатам строиться. Шарп предполагал, что люди с неохотой подчинятся и вряд ли осмелятся открыто выступить против своего командира. Он остановился и принялся наблюдать, как Харпер построил солдат в четыре шеренги.

— Рота готова к строевой подготовке, сэр!

— Спасибо, сержант.

Шарп вышел вперед и повернулся спиной к деревьям и зрителям — батальонным женам и парням из других рот, которые перелезли через забор дровяного двора, чтобы посмотреть, что тут происходит.

— Мы начнем строевую подготовку раньше, чем намечено. — Никто не пошевелился. Все смотрели прямо перед собой. — Те, кто должны подвергнуться наказанию, один шаг вперед.

Возникло короткое замешательство. Шестеро солдат — трое стрелков и трое пехотинцев — принялись оглядываться по сторонам, но остались стоять на месте. По рядам пробежал ропот.

— Молчать!

Солдаты замолчали, однако у них за спинами, в саду, собралась группа женщин — они тут же стали выкрикивать оскорбления и вопить о трусости.

Шарп быстро повернулся к ним.

— А ну, попридержите-ка языки! Женщин тоже можно высечь!

Он вывел свою роту на рыночную площадь, и футболисты неохотно освободили им место. Шестеро солдат, которых должны были выпороть, стояли в первом ряду в одних рубашках и брюках. И держались достаточно спокойно. По лицам Шарп видел: люди довольны, что он взял дело в свои руки и вывел их на плац. Какие бы резкие слова ни были произнесены в этот душный вечер, никто не хочет добровольно брать на себя неблагодарную обязанность руководить армией. Звучит совсем просто, только вот теперь нужно убедить подчиниться приказу девять других рот.

Шарп подошел к шестерым солдатам в первом ряду и посмотрел на них.

— Я знаю, это несправедливо, — тихо проговорил он. — Вы сегодня утром не шумели.

Шарп замолчал, поскольку не представлял, что еще можно сказать, он не хотел, чтобы они поняли — офицер согласен с их возмущением. Гэтейкер, один из стрелков, которому не повезло, когда тянули жребий, весело ухмыльнулся:

— Все нормально, сэр. Вы тут не виноваты. А мы дали взятку барабанщикам.

Шарп улыбнулся ему в ответ. От взятки будет немного проку, Симмерсон об этом позаботится, но капитан был благодарен Гэтейкеру за эти слова.

Он отошел на пять шагов и заговорил громче:

— Стойте здесь! Тот, кто сдвинется с места, заменит одного из этих шестерых!

А затем повернулся и направился к двойным воротам дровяного двора. Он никогда не беспокоился по поводу своих солдат, знал, что они пойдут за ним, но, подходя к воротам, с тревогой подумал о том, что его ждет внутри. Впрочем, гораздо больше Шарпа волновало то, что сейчас происходило за массивными стенами замка. Он нащупал рукоять сабли и пошел вперед.

Глава шестнадцатая

— Сэр! Капитан! Сэр!

Прапорщик Денни бежал к нему, за юношей волочилась его сабля, по лицу струйками стекал пот.

— Сэр?

— Что ты узнал?

— Полковник в замке, сэр. Мне кажется, он там с генералом. Я встретил капитана Лероя и майора Форреста. Капитан Лерой попросил вас его подождать.

Заглянув за плечо Денни, Шарп увидел Лероя, тот ехал на лошади по улочке, ведущей в замок. Американец, благодарение всем святым, не спешил: двигался спокойно, словно ничего особенного не произошло; если солдаты, собравшиеся на дровяном дворе, увидят панику и озабоченность в рядах офицеров, они могут решить, что победа уже у них в руках, и станут еще упрямее.

Лерой остановил свою лошадь рядом с Шарпом, кивнул ему, бросил поводья и закурил длинную манильскую сигару.

— Шарп.

— Лерой. — Шарп ухмыльнулся.

Лерой соскочил с лошади и посмотрел на Денни:

— Умеешь держаться в седле, молодой человек?

— О да, сэр!

— Тогда забирайся на этого скакуна и попридержи его для меня. Давай помогу. — Он подставил руки и забросил прапорщика в седло.

— Подожди нас возле роты, — приказал Шарп. Денни уехал, а Лерой повернулся к Шарпу:

— Там наверху такая паника! Симмерсон весь позеленел и требует, чтобы ему дали артиллерию. Папаша Хилл пытается его урезонить.

— Вы были там? Лерой кивнул.

— Встретил Стеррита. Он уже наделал полные штаны, считает, что раз он сегодня дежурный офицер, это все его вина. Симмерсон вопит про мятеж. Что происходит?

Шарп отказался от предложенной сигары, и офицеры прошли к дровяному двору.

— Солдаты говорят, что не выйдут на строевую подготовку. Но пока еще никто не отдавал никакого приказа. Мои парни не сопротивлялись. Насколько я понимаю, нужно увести отсюда остальных, и как можно быстрее.

Лерой выпустил тонкую струйку дыма.

— Симмерсон получил в свое распоряжение кавалерию.

— Что?

— У Папаши особого выбора не было, надеюсь, вы понимаете. К нему пришел полковник и сообщил, что солдаты организовали мятеж. Вот генерал и приказал КНЛ прибыть сюда. Впрочем, это произойдет не сразу; они еще даже не седлали лошадей.

КНЛ — Королевский немецкий легион. Самый лучший кавалерийский отряд в армии Уэлсли; быстрые, храбрые, ловкие — отличный выбор, если речь идет о подавлении мятежа. Шарп с ужасом подумал о том, что немецкие всадники с помощью своих сабель конечно же легко очистят дровяной двор от бунтовщиков.

— Где Форрест?

Лерой махнул рукой в сторону замка.

— Направляется сюда, ищет старшего сержанта. Не думаю, что майор станет дожидаться сэра Генри и его прихлебателей. — Лерой ухмыльнулся. Они стояли у открытых ворот. Харпер сказал что-то о баррикадах, но Шарп не увидел ничего похожего на баррикады. Лерой махнул ему рукой: — Валяйте, Шарп. Предоставляю вам возможность вести переговоры. Вас считают чем-то вроде кудесника.

Весь двор был заполнен лежащими, стоящими и сидящими солдатами, оружие сложено в кучи, мундиры сброшены. В самом центре двора пылал костер. Шарпу показалось это странным — день был жарким, — но потом он вспомнил о дополнительных треугольниках для порки, которые Симмерсон приказал сколотить для проведения массовой экзекуции. Наверняка работа была выполнена здесь, и теперь солдаты жгли треугольники.

Когда два офицера прошли в ворота, на миг воцарилось молчание, а потом снова зажужжали возбужденные голоса. Лерой остался стоять у входа, а Шарп направился к костру, который будто символизировал центр двора. Солдаты пили, кое-кто уже успел как следует набраться, и Шарпа встретили злобными взглядами и бормотанием, а один парень насмешливо протянул ему бутылку. Капитан проигнорировал ее, ударил коленом по руке и пошел дальше, а бутылка со звоном покатилась по сухой земле. Он выбрался на открытое пространство у костра и повернулся лицом к толпе.

Разговоры тут же стихли. Шарп подумал, что не очень-то эти ребята готовы воевать за свои права: вожака у них явно нет, не слышно никаких протестов, люди только тихо возмущаются себе под нос.

— Сержанты!

Никто не пошевелился. Во дворе должны находиться сержанты. Шарп снова крикнул:

— Сержанты! Бегом! Сюда!

По-прежнему никто не сдвинулся с места, но краем глаза Шарп заметил, что несколько человек в рубашках и брюках смущенно задвигались на своих местах. Он указал на них рукой.

— Сюда! Быстро! Надеть обмундирование! Мятежники колебались. На короткое мгновение

Шарпу пришла в голову мысль, что сержанты как раз и являются вожаками, но потом он догадался: они, по всей видимости, просто боятся остальных солдат. Все же они взяли в руки мундиры и ремни. Раздались отдельные голоса, но никто не пошевелился, чтобы им помешать. Шарп почувствовал себя увереннее.

— Нет!

Слева от Шарпа вскочил на ноги солдат. Наступила гробовая тишина, все замерли на местах, сержанты повернулись к человеку, осмелившемуся открыто протестовать. Это был крупный мужчина с умным лицом. Он повернулся к бунтовщикам, собравшимся во дворе, и заговорил уверенно и спокойно:

— Мы никуда не пойдем. Мы приняли решение и должны его придерживаться! — У него, как и у расстрелянного Ибботсона, был голос образованного человека. Он повернулся к Шарпу. — Сержанты могут пойти с вами, сэр, а мы нет. Это несправедливо.

Шарп сделал вид, что этого человека просто нет на свете. Сейчас было некогда дискутировать о справедливости и о том, какими методами Симмерсон пытается поддерживать дисциплину в своем батальоне. Дисциплина в подобные моменты не является предметом обсуждения. Она существует, и все.

Шарп снова повернулся к сержантам:

— Давайте! Пошевеливайтесь!

Сержанты, около дюжины, смущенно собрались у костра. Неожиданно Шарп почувствовал, что взмок, стоя возле жаркого огня под палящим солнцем. Наконец собрались все сержанты, и Шарп заговорил очень громко:

— У вас есть две минуты. Я хочу, чтобы вы вышли на строевую подготовку в полном обмундировании. Те, кто должен подвергнуться наказанию, — в рубашках и брюках. Рота гренадеров у ворот, все остальные за ними. Пошевеливайтесь!

Мятежники колебались. Шарп сделал всего один шаг в их сторону, и они мгновенно бросились исполнять приказ.

Капитан повернулся и направился в самую гущу толпы.

— Поднимайтесь! Строевая подготовка! Быстрее! Осмелившийся протестовать солдат снова начал было говорить, и тогда Шарп резко выкрикнул:

— Тебе мало казней, еще захотел? Пошевеливайся!

Все было кончено. Кое-кого из тех, что перебрали спиртного, пришлось пару раз как следует пнуть, чтобы они поднялись на ноги, но боевой дух покинул бунтовщиков, никто больше не хотел сопротивляться.

Лерой присоединился к Шарпу и с помощью сержантов стал поторапливать одевающихся солдат. Выглядели они просто отвратительно: форма грязная, в опилках, ремни в пятнах, мушкеты не вычищены. Несколько парней явно выпили лишнего. Шарпу еще ни разу не доводилось видеть, чтобы батальон вышел на строевую подготовку в таком кошмарном виде, но все же это лучше, чем толпа мятежников, мечущаяся в поисках спасения под саблями безжалостных немецких кавалеристов.

Лерой распахнул ворота пошире, Шарп отдал приказ, и батальон вышел на построение рядом с ротой легкой пехоты.

Снаружи, у ворот, появился Форрест. Когда вышла первая рота, у майора отвисла челюсть. Вместе с ним прибыло еще несколько офицеров и сержантов, которые тут же, выкрикивал на бегу приказы, бросились к своим ротам. Батальон начал маршировать уверенно и четко, старший сержант взял командование на себя, закончил построение и остановил батальон, крикнув «вольно!». Шарп, чеканя шаг, подошел к Форресту, сидящему на лошади, и отдал ему честь.

— Батальон готов к строевой подготовке, сэр!

— Что произошло? — Форрест посмотрел на него сверху вниз.

— Произошло, сэр? Ничего.

— Мне сказали, что люди отказываются выходить на плац.

Шарп показал рукой на батальон. Солдаты поправляли форму, стряхивали с нее грязь, чистили кивера.

Форрест таращился на них несколько мгновений, потом повернулся к Шарпу.

— Ему это не понравится.

— Полковнику, сэр?

— Он скоро прибудет. — Форрест ухмыльнулся. — Вместе с кавалерией. И с генералом Хиллом.

Форрест усилием воли сделал серьезное лицо, посчитав, что ведет себя неприлично, но Шарп прекрасно понял, чему радуется майор. Симмерсон будет в ярости; он побеспокоил генерала, поднял полк кавалерии — и все это из-за мнимого мятежа. Шарпу тоже стало весело.

Батальон привел форму в порядок — насколько это было возможно — и теперь стоял на рыночной площади под палящим солнцем, дожидаясь новых приказов. Городские колокола пробили четверть шестого. Похоже, часть офицеров уже была здесь, остальные сопровождали Симмерсона.

Когда часы пробили половину, раздался топот копыт и в тучах пыли на рыночную площадь выскочил отряд драгун Королевского немецкого легиона, воины, призванные навеять ужас и растоптать взбунтовавшихся солдат. Они выглядели просто великолепно в своей голубой форме и ментиках, на головах у них красовались шапки из коричневого меха. С саблями наголо кавалеристы мчались в сторону дровяного двора. Впрочем, вскоре до них стало доходить, что двор пуст, а головы, которые их послали рубить, построены ровными рядами на рыночной площади.

Прозвучало несколько приказов — лошади остановились, кавалерия застыла в смущенном молчании, гренадеры принялись наблюдать за приближающимся отрядом всадников в красных мундирах. Полковник сэр Генри Симмерсон, генерал-майор Роланд Хилл, адъютанты, офицеры батальона, вроде Гиббонса и Берри, а за ними толпа офицеров из других подразделений, которые решили поучаствовать в нежданном развлечении. Все остановились и вытаращили глаза. Симмерсон заглянул на дровяной двор, посмотрел на ровные ряды солдат, снова на двор.

Старший сержант скомандовал по знаку Форреста:

— Батальон! Смирно!

Резервный батальон вытянулся по стойке «смирно». Сержант набрал в легкие побольше воздуха:

— Батальон! Оружие на плечо!

Три четких, коротких движения. В наступившей тишине было слышно только, как шестьсот ладоней одновременно ухватились за шестьсот мушкетов.

— Батальон салютует генералу! Оружие на изготовку!

Шарп поднял свою саблю в военном салюте. У него за спиной солдаты дружно топнули правой ногой, великолепным, точным движением отдали генералу честь своими мушкетами. Их переполняла гордость. Папаша Хилл отсалютовал в ответ. Старший сержант выкрикнул еще несколько приказов, солдаты встали «вольно». Форрест подъехал к Симмерсону и отдал ему честь. Шарп видел, что они оба размахивают руками, но не слышал ни слова. Кажется, Хилл что-то спросил, Форрест повернулся в седле и показал в сторону роты легкой пехоты. Шарп понял, что его зовут.

— Капитан Шарп!

Шарп, печатая шаг, прошел по рыночной площади, словно был старшим сержантом полка и участвовал в королевском параде. Черт побери Симмерсона! Пусть пойдет и поест дерьма!

Шарп остановился и вытянулся по стойке «смирно». Хилл посмотрел на него сверху вниз, огромная шляпа почти скрывала круглое лицо генерала.

— Капитан Шарп?

— Сэр!

— Вы вывели батальон на строевую подготовку? Я верно все понял?

— Сэр!

Еще будучи сержантом, Шарп узнал, что, если повторять слово «сэр» достаточно четко и с напором, можно успешно провести переговоры с любым старшим офицером. Хилл это тоже хорошо знал. Он посмотрел на часы, а потом снова на Шарпа.

— Вы начали учения на полчаса раньше. Почему?

— Солдаты скучали, сэр. Я подумал, что строевая подготовка пойдет им на пользу, поэтому мы с капитаном Лероем и вывели солдат на площадь.

Хилл улыбнулся, ему понравился ответ. Он посмотрел на ряды солдат, неподвижно стоящих под лучами немилосердного солнца.

— Скажите, капитан, а кто-нибудь отказывался подчиниться приказу?

— Отказывался, сэр? — В голосе Шарпа звучало искреннее изумление. — Нет, сэр.

— Никто, капитан? — Хилл пристально на него посмотрел.

— Нет, сэр. Никто.

Шарп не осмеливался бросить даже короткий взгляд в сторону Симмерсона, который снова оказался в дураках. Полковник сообщил генералу о мятеже, а выяснилось, что младший офицер вывел людей на строевую подготовку. Шарп почувствовал, что Симмерсон начал смущенно ерзать в своем седле. Генерал Хилл хитро улыбнулся.

— Вы меня удивляете, капитан.

— Удивляю, сэр?

Хилл снова улыбнулся. За свою жизнь он имел дело с достаточным количеством сержантов, чтобы сразу понять, какую игру затеял Шарп.

— Да, капитан. Видите ли, полковник получил письмо, в котором говорится, что солдаты отказываются выйти на плац. Это называется мятеж.

— Письмо, сэр? — Шарп удивленно посмотрел на Симмерсона. — Отказ от строевой подготовки?

Глаза Симмерсона метали молнии, он убил бы Шарпа на месте, если бы мог.

Шарп снова повернулся к Хиллу. Вместо невинного изумления у него на лице появилась довольная улыбка, словно он понял, в чем тут дело.

— Я думаю, это шутка, сэр. Вы же знаете, какими резвыми становятся ребята, когда они готовы к сражению с врагом.

Хилл рассмеялся. Генерал достаточно часто проигрывал в сражении с сержантами, чтобы знать, когда следует остановиться.

— Отлично! Ну и шум тут поднялся! Из-за ничего! Сегодняшний день проходит под знаком Южного Эссекского. За последние двенадцать часов мне приходится принимать участие во втором построении батальона. Кажется, пришла пора проинспектировать ваших людей, сэр Генри. — Симмерсон молчал. Хилл повернулся к Шарпу: — Спасибо, капитан. Девяносто пятый, да?

— Да, сэр.

— Я о вас слышал, точно. Шарп. Дайте-ка подумать. — Он уставился на стрелка, а потом щелкнул пальцами. — Конечно! Рад познакомиться с вами, Шарп! А вы знаете, что сюда возвращаются стрелки?

— Сюда, сэр? — Сердце Шарпа сжалось от радости.

— Они, наверное, уже в Лиссабоне. Без стрелков нам никак не обойтись, верно, Симмерсон? — Никакого ответа. — А вы из какого батальона, Шарп?

— Из второго, сэр.

— Жаль. Мы ждем первый. И все же здорово встретить старых друзей, правда?

— Да, сэр.

Хилл, казалось, получал искреннее удовольствие от разговора. Заглянув ему через плечо, Шарп увидел Гиббонса, с мрачным видом сидевшего на своей лошади. Генерал отмахнулся от мухи.

— Что говорят о стрелках, капитан?

— Первыми выходят на поле боя, последними его покидают, сэр.

— Вот это настоящий боевой дух! — Хилл радостно закивал. — Значит, вы теперь в Южном Эссекском, так?

— Да, сэр.

— Знаете, я рад, что вы со мной, очень рад. Желаю удачи!

— Спасибо, сэр.

Шарп отсалютовал, повернулся и направился к роте легких пехотинцев. У себя за спиной он услышал голос генерала Хилла, генерал обращался к офицеру, командующему кавалеристами:

— Можете отправляться домой! Сегодня у вас выходной!

Потом генерал подъехал на лошади к солдатам и принялся спокойно и дружелюбно с ними беседовать. Шарп много слышал про Папашу Хилла и теперь понял, за что он получил свое прозвище. Генерал обладал удивительной способностью вести себя таким образом, что каждый, с кем он разговаривал, чувствовал, что высокому начальнику на него не наплевать, что тот искренне озабочен и заинтересован его делами, хочет, чтобы всем было хорошо.

Хилл не мог не заметить состояния, в котором находился батальон. Даже учитывая трехнедельный переход и сражение на мосту, солдаты выглядели неопрятно, форма сидела кое-как — но он сделал вид, что ничего не видит. Добравшись до роты легкой пехоты, генерал дружелюбно кивнул Шарпу, пошутил по поводу роста Харпера, сказал что-то еще, и солдаты принялись весело хохотать. А потом, ухмыляясь, в сопровождении сэра Генри и всех своих помощников генерал Хилл выехал на середину площади.

— Вы вели себя просто отвратительно! Сегодня утром вы меня страшно огорчили! — Он говорил медленно, но произносил слова очень четко, так что стоящие на флангах роты, вроде роты Шарпа, прекрасно все слышали. — Вы заслужили наказание, наложенное на вас сэром Генри! — Генерал помолчал. — Зато сейчас вы отличились! Вышли на строевую подготовку раньше назначенного часа. — По рядам прокатился смех. — Такое впечатление, что вам хочется поскорее получить причитающееся наказание! Учитывая ваше рвение к строевой подготовке, сэр Генри попросил меня отменить его приказ. Не могу сказать, что я с ним согласен, но спорить не стану. Порка отменяется. — Солдаты с облегчением вздохнули. Хилл сделал еще один глубокий вдох. — Завтра вместе с нашими испанскими союзниками мы выступаем навстречу французам. Идем в Талаверу, там состоится сражение! Я горжусь, что вы в моем полку. Вместе мы покажем французам, что такое настоящий солдат! — Он помахал рукой. — Удачи вам, ребята, удачи!

Батальон принялся радостно вопить и размахивать киверами, а генерал улыбался, словно заботливый родитель. Когда шум стих, он повернулся к Симмерсону:

— Распустите их, полковник, распустите. Они сегодня постарались на славу!

Симмерсону ничего не оставалось делать, как подчиниться.

Батальон, рота за ротой, покидал рыночную площадь; солдаты шумели, переговаривались, смеялись. Хилл отправился назад, в замок, Симмерсон и все остальные офицеры последовали за ним. Сэр Генри снова показал себя самым настоящим дураком, и снова он обвинит во всем Шарпа.

Опустив голову, не желая ни с кем разговаривать, высокий стрелок направился в город. Однако нужно признать, он получил удовольствие от того, что Симмерсон опять попал в идиотское положение. Впрочем, сэр Генри сам напросился. Полковник даже не дал себе труда проверить, откажутся ли парни подчиниться приказу, а вместо этого принялся истерически вопить и звать на помощь кавалерию. Шарп знал, что список оскорблений, нанесенных им полковнику и его племяннику, стал еще длиннее. Он не сомневался, что сэр Генри с радостью приписал бы еще что-нибудь в письме, которое сейчас уже, наверное, прибыло в Лиссабон и дожидается корабля и попутного ветра, чтобы поскорее добраться до Лондона. Это письмо положит конец военной карьере Шарпа, и, если ему не удастся совершить самое настоящее чудо во время сражения, которое должно состояться на днях, Симмерсон получит истинное наслаждение, став свидетелем краха надежд Шарпа.

Дело только еще осложнилось. Ведь речь идет о гордости, чести и женщине. Шарп сомневался, что Гиббонс попытается выйти из этой ситуации с честью и лейтенанта удовлетворит письмо, написанное дядюшкой. Ему стало нехорошо при мысли о том, чем все это может закончиться. Мишенью Гиббонса станет девушка.

За ним кто-то бежал.

— Сэр?

Шарп повернулся. Это был тот самый парень, что призывал батальон не подчиняться приказам Шарпа.

—Да?

— Я хотел поблагодарить вас, сэр.

— Поблагодарить меня? За что? — Шарп казался разозленным, и парень смутился.

— Нас бы расстреляли, сэр.

— Я бы и сам с удовольствием это сделал.

— В таком случае спасибо вам, сэр.

Шарп был поражен. Солдат вполне мог и промолчать.

— Как тебя зовут?

— Хакфилд, сэр.

Шарпа разбирало любопытство — он снова обратил внимание на культурную речь этого человека.

— А где ты получил образование, Хакфилд?

— Я был клерком, сэр, на литейном заводе.

— На литейном заводе?

— Да, сэр. В Шропшире. Мы производили железо, сэр, целыми днями, да и ночью тоже. Кругом дым и огонь. Я посчитал, что тут может оказаться интереснее.

— Ты вызвался добровольцем? — Шарп не смог скрыть своего изумления.

— Да, сэр. — Хакфилд ухмыльнулся.

— Разочарован?

— Воздух тут определенно чище, сэр.

Шарп удивленно посмотрел на солдата. Он слышал разговоры о том, что «промышленность» в Британии начала быстро развиваться. Рассказывали о целых долинах, огороженных кирпичными заборами, за которыми огромные печи производили чугун. Он слышал о перекинутых через реки мостах, целиком сделанных из железа, о кораблях и машинах, работающих с использованием пара, но ничего подобного видеть Шарпу не доводилось. Однажды вечером, около костра, кто-то сказал, что за этим будущее, и дни человека, путешествующего пешком или верхом на лошади, сочтены. Чистой воды фантазии конечно же, — но вот перед ним стоит Хакфилд, видевший все собственными глазами.

Шарп представил огромные долины, отданные черным машинам с огненным брюхом, и ему стало не по себе. Он кивнул Хакфилду:

— Забудь о сегодняшнем дне, Хакфилд. Ничего не произошло.

Неуверенность в будущем — вот цена, которую приходится платить солдатам. Шарп не мог вообразить службу в армии, которая не воюет; не знал, что стал бы делать, если бы вдруг наступил мир и он остался бы без работы. Впрочем, впереди стрелка ждет сражение, он должен добыть Орла, у него есть женщина, ради которой стоит драться. Шарп увереннее зашагал по улицам Оропезо.

Глава семнадцатая

За шестнадцать лет службы Шарп еще ни разу не чувствовал приближение битвы так остро. Британская и испанская армии встретились в Оропезо и отправились в Талаверу. Двадцать одна тысяча британцев и тридцать четыре тысячи испанцев, мулы, слуги, жены, дети, священники — все это огромное полчище двигалось на восток, туда, где горы почти подходили к реке Тежу, а на краю широкой высохшей долины стоял город Талавера. Колеса ста десяти полевых орудий превратили белые дороги в тончайшую пыль, копыта шеститысячной кавалерии подняли эту пыль в воздух, и она оседала на пехоту, которая тащилась сквозь жару, прислушиваясь к далеким выстрелам — испанские разведчики время от времени вступали в бой с небольшими отрядами вольтижеров[6]. Тут и там у дороги вдруг поднимались клубы пыли — это кавалерийские патрули скакали параллельно линии марша; на полях испанские солдаты, отставшие по каким-то причинам от своих частей,

лежали на траве, болтали с женщинами, курили, наблюдали за рядами британских пехотинцев и совершенно не переживали из-за происходящего.

Армия голодала. Как ни старался Уэлсли, как ни выбивались из сил интенданты, продовольствия не хватало. Районы между Оропезо и Талаверой уже были прочесаны французами, теперь на поиски съестного отправились испанцы и британцы, так что с тех пор, как батальон покинул Оропезо, солдаты питались только блинами на воде. Пришло время подтянуть ремни, но мысли о предстоящем сражении поднимали настроение, а когда батальон прошел мимо тел троих французских пехотинцев, все сразу же забыли о голоде. Шарп объяснил своей роте, что погибшие солдаты в эполетах с бахромой входили в отряд знаменитых французских вольтижеров, именно с ними и придется сразиться роте легкой пехоты, прежде чем сойдутся в главной битве все остальные войска. Солдаты из Южного Эссекского, которым еще не доводилось видеть вражескую пехоту, с любопытством разглядывали тела в голубой форме, брошенные возле стены собора. Форма была перепачкана, головы неестественно откинуты назад; Шарп заметил, что у одного из убитых французов не хватает пальца — видимо, его отрубили вместе с дорогим кольцом.

Прапорщик Денни не мог отвести от них глаз, ведь это были знаменитые французские воины, прошедшие через всю Европу. Он смотрел на бородатые лица и думал о том, что почувствует, когда такое же лицо, только живое, будет глядеть на него из-за почерневшего дула мушкета.

Ни к западу, ни в самом городе Талавера французы не оказали никакого сопротивления. Армии союзников прошли через город, удалились от него примерно на милю и к концу дня остановились на берегу небольшой речушки, которая несла свои воды в Тежу. Батальон направился к северу от города, и Шарпу стало ужасно интересно, как Жозефина будет искать комнату. Хоган обещал присмотреть за ней, и Шарп внимательно разглядывал толпу, заполнившую улицы городка, словно надеялся хоть краем глаза увидеть девушку.

Солдаты ворчали. Они устали, были голодны и возмущались тем, что их лишают удовольствий, которые можно получить в городе. Они видели, как офицеры скакали к древним стенам верхом на своих лошадях, жены и дети тоже вошли в город, но самих солдат отвели к реке Альберче, где в роще пробковых деревьев, которые росли у самого берега, они и разбили лагерь. Завтра будет битва. Тот, кому посчастливится остаться в живых, сможет как следует кутнуть в Талавере, а пока необходимо перебраться на другой берег Альберче и разбить армию маршала Виктора. Повсюду между деревьями горели костры, солдаты устраивались на ночь, время от времени опасливо поглядывая на противоположный берег, где над французским лагерем поднимался дым сотен костров.

Армии наконец подошли совсем близко друг к другу. Завтра французы, испанцы, британцы вступят в сражение, и сидящие на корточках возле огня парни из роты Шарпа думали о тех, кто точно так же сидит у костра, обмениваясь такими же шутками, только на другом языке.

Шарп и Харпер спустились на берег реки, где уже были выставлены посты на ночь. Два солдата из легкой пехоты, одетые в шинели, кивнули Шарпу и показали пальцами на противоположный берег. За ними наблюдали французские часовые — трое солдат курили трубки, а четвертый наполнял флягу водой. Потом он поднял голову, увидел стрелков и помахал рукой, даже крикнул что-то, но они не поняли. Неожиданно Шарп почувствовал, что стало холодно, красный диск солнца, повисший на западе, уже больше не согревал землю, приближалась ночь. Шарп помахал французам в ответ и снова повернул в сторону пробковой рощи.

Наступило время исполнить ритуал. Он прошел по роще, поговорил немного со своими людьми. Солдаты готовились к приближающейся битве, старались не упустить ни единой мелочи, потому что свято верили, что именно благодаря этому их не поглотит смертоносный хаос боя. Стрелки разобрали свои штуцера и тщательно протирали все части, куда могла попасть грязь. Вставляли новые кремни, вынимали, потом вставляли снова, надеясь добиться совершенства, уверенности в том, что оружие не подведет в самый решительный момент. Осторожно, стараясь не расплескать, приносили целые горшки кипящей воды и выливали ее в дула, чтобы смыть все до единой крупинки пороха — завтра человеческая жизнь будет зависеть от того, насколько быстро они смогут перезарядить мушкет. К стрекотанию насекомых присоединился скрежет камней — бывшие крестьяне точили штыки точно так же, как дома, на фермах, приводили в порядок косы. Солдаты чинили форму, пришивали пуговицы, делали новые шнурки, словно думали, что, если им будет удобно во время сражения, они сумеют избежать многих опасностей.

Шарп участвовал в этом ритуале уже, наверное, сотню раз; сегодня он все повторит — так рыцарь в стародавние времена разбирал доспехи, проверял оружие, откладывая его в сторону только тогда, когда был уверен, что все в полном порядке. Кое-кто из стрелков высыпал на белую тряпку черные крупинки пороха из пороховниц — следовало убедиться, что он не намок и не образовалось комков, которые могут сыграть решающую роль в сражении.

Повсюду слышались одни и те же шутки. Совет «Не надевайте свою шляпу, сержант, а то французы увидят ваше лицо и помрут от смеха» всегда пользовался успехом, особенно если сержанту не удавалось определить, кто это выкрикнул; других солдат просили пойти спать к французам — их храп не даст врагу заснуть всю ночь. Старые, привычные шутки были такой же частью приближающегося сражения, как и пули, которые засвистят с первыми лучами восходящего солнца.

Шарп проходил мимо костров, обменивался с солдатами шутками, время от времени соглашался пропустить стаканчик, проверял остроту штыков и всем говорил, что день завтра обязательно будет удачным. Разве может быть иначе? Британская и испанская армии по общей численности сильно превосходят неприятеля; инициатива на стороне союзников, сражение будет коротким и быстрым, так что, можно считать, победа в кармане. Он слушал, как солдаты хвастались, какие подвиги совершат завтра, и знал, что они пытаются спрятать за словами страх; но ведь это совершенно естественно. Другие тихо спрашивали, как развернется сражение. Он улыбался и говорил, что они сами увидят утром, успокаивал, объяснял, что все совсем не так страшно, как кажется. При этом старался не думать о том хаосе, из которого придется искать выход, когда атакующая пехота окажется под градом картечи и мушкетных пуль.

Вскоре батальон остался позади, Шарп обогнул большой костер, где слуги офицеров готовили жаркое из соленой говядины — в ход уже пошли остатки с таким трудом добытого провианта. Он выбрался из рощи и, несмотря на сгущающиеся сумерки, у самой кромки поля разглядел крестьянский домик. Немного раньше Шарп видел там 16-й драгунский полк. Войдя во двор, он нашел глазами каптенармуса, возле которого выстроилась очередь солдат в голубых и пурпурных мундирах.

Капитан подождал, пока они разойдутся, а затем вынул из ножен свой огромный палаш и отнес его к точильному колесу. Тоже часть ритуала — клинок перед боем обязательно должен наточить кавалерийский каптенармус — они делали это лучше всех. Каптенармус посмотрел на потрепанную форму стрелка и ухмыльнулся. Он был старым солдатом, слишком старым, чтобы завтра идти в бой, но на своем веку участвовал не в одной схватке с противником. Взяв палаш из рук Шарпа, он провел по лезвию большим пальцем, а потом приложил его к точильному колесу. Во все стороны полетели искры, лезвие запело, старик любовно повернул его направо, потом налево и, наконец, заточил последние шесть дюймов обратной стороны клинка. После этого вытер палаш промасленным куском кожи.

— Вам нужно добыть себе немецкую саблю, капитан.

Старый спор на тему о том, какие клинки лучше — британские или немецкие. Шарп покачал головой:

— Этот клинок справился с таким количеством немецких, что я и не упомню, сколько их было.

Каптенармус улыбнулся беззубым ртом и еще раз критически оглядел клинок.

— Держите, капитан. Да хорошенько о нем заботьтесь.

Шарп положил несколько монет на колесо и поднял палаш над головой, так что последние лучи заходящего солнца полыхнули на клинке ослепительным пламенем. А потом провел пальцем по лезвию и улыбнулся старику.

— Немецкий клинок так в жизни не наточить. Старый солдат ничего не сказал, только достал из-за спины саблю и протянул стрелку. Шарп убрал свою, а потом взял в руки ту, что держал старик. Она была сделана словно для него... Отлично сбалансированная и удобная, сабля казалась невесомой. Он коснулся клинка. Сталь рассечет шелк так же легко, как грудь французского кавалериста.

— Немецкая? — спросил Шарп.

— Да, капитан. Она принадлежит нашему полковнику. — Каптенармус забрал саблю. — А ведь я ее еще даже не начинал точить!

Шарп рассмеялся. Оружие, должно быть, стоило не меньше двухсот гиней. «Наступит день, — пообещал себе капитан, — когда и я получу такой клинок, причем он достанется мне не от мертвеца — на нем будет выгравировано мое имя, а само оружие изготовят с учетом моего роста и веса».

Шарп вернулся в рощу. За рекой было видно темнеющее небо и отсветы неприятельских костров — там двадцать тысяч французов точили свои собственные сабли и гадали о том, что принесет им следующее утро. Лишь немногие смогут сегодня заснуть. Большинство будут беспокойно дремать, время от времени поглядывая на восток и дожидаясь рассвета, который может стать последним в их жизни.

Шарп довольно долго не спал, раздумывая о том, что произойдет завтра. План был достаточно прост. Альберче делала крутой поворот и впадала в Тежу — французы находились внутри излучины. Утром запоют испанские трубы, заговорят их тридцать пушек, и пехота устремится вброд через мелкую реку, чтобы превосходящим числом атаковать противника. Естественно, французам придется отойти, после чего Уэлсли бросит в бой британцев и нанесет удар по флангу. Войска маршала Виктора будут уничтожены, армия французов попадет между молотом испанцев и наковальней британцев, а когда пехота начнет отступать, за дело возьмется кавалерия, которая промчится через реку и превратит отступление французов в настоящую бойню. И тогда, наверное, еще до того, как жители Талаверы отправятся на утреннюю воскресную мессу, между союзниками и Мадридом останется лишь двадцать тысяч солдат Жозефа Бонапарта[7]. Все очень просто. Шарп спал возле угасающих угольков костра, завернувшись в свою шинель, а бронзовый французский Орел тревожил его сон.

Зов труб не разбудил их утром, в намерения английского командования не входило оповещать французов о готовящейся на рассвете атаке — сражение принято начинать после того, как солнце поднимется над горизонтом. Сержанты и капралы трясли солдат, которые проклинали росу и утренний холод. Все невольно смотрели в сторону реки, но противоположный берег затянул туман, ничего нельзя было разглядеть или услышать. Костры было приказано не разжигать, чтобы вспышки огня не разбудили французов, однако солдаты каким-то образом сумели нагреть воду и заварить чай — уж очень не хотелось остаться без горячего утреннего чая, — и Шарп с благодарностью принял из рук сержанта жестяную кружку с обжигающим напитком.

Харпер быстро забросал огонь землей.

— Разрешите сходить в церковь, сэр? — обращаясь к капитану, с усмешкой спросил он.

Шарп хмыкнул в ответ. Сегодня воскресенье. Он попытался вспомнить число. Из Пласенсии они вышли семнадцатого, в понедельник. Так, пересчитаем дни по пальцам... Значит, сегодня воскресенье, двадцать третье июля 1809 года.

На темном небе все еще ярко сияли звезды, до рассвета оставалось два часа. Из рощи пробковых деревьев послышался какой-то скрежет, а потом приглушенные ругательства — там разворачивалась артиллерия. Продолжая держать в руках кружку с чаем, Шарп наблюдал, как солдаты наводят полевые орудия на противоположный берег. Они и сообщат противнику о начале атаки: смертоносные ядра полетят в расположение французских войск и пробьют бреши в позициях батальонов, а Шарп в это время поведет своих людей к реке.

Было холодно, слишком холодно, чтобы чувствовать возбуждение, оно придет потом. Сейчас нужно потуже затянуть ремни и ждать. Неожиданно Шарп понял, что страшно хочет есть. Он передернул плечами под своей шинелью, кивком поблагодарил Харпера и направился в сторону рощи, где рота легкой пехоты и стрелки пытались согреться, размахивая руками и постукивая сапогами о землю. Время от времени кто-нибудь вспоминал наиболее удачные шутки вчерашнего вечера. Однако сейчас, в смутные часы перед рассветом, они почему-то не казались смешными.

Шарп прошел через рощу и спустился на лужайку у берега реки. Его сапоги с громким шорохом приминали влажную траву, так что часовые были заранее предупреждены о его приближении. Шарпа окликнули, он назвал пароль, услышал отзыв и через несколько мгновений уже стоял у самой кромки воды.

— Все спокойно?

— Да, сэр.

Река медленно несла свои темные воды сквозь клубы густого тумана куда-то вдаль. Послышался всплеск, по поверхности стали расходиться круги. Шарп принялся вглядываться в противоположный берег и заметил крошечную красную точку, которая неожиданно стала ярче. Французский часовой курил сигару или трубку. Шарп повернул голову налево. На востоке появились первые признаки зари, на фоне светлеющего неба серебристым силуэтом выделялись горы.

Он похлопал одного из часовых по плечу.

— Ну, ждать осталось совсем немного.

Потом взобрался по крутому каменистому склону наверх и вернулся к своей роте. На французском берегу залаяла собака, потом заржала лошадь и раздался сигнал горна. Там сейчас начнут разводить огонь, затем станут готовить еду, а когда испанские штыки пойдут на них в атаку с запада, люди все еще будут завтракать возле своих костров.

Вдруг Шарп с тоской подумал о почках в соусе и кофе, о любой нормальной еде — ведь уже целую неделю они ели только жидкий суп, блины на воде и старые галеты. Вспомнилась чесночная колбаса, найденная у убитых французов в Ролика, — было бы совсем неплохо поживиться такой колбасой сегодня утром, получить ее в наследство от какого-нибудь павшего на поле боя французского солдата из тех, что сидят сейчас возле костра на противоположном берегу реки и ворчат по поводу утреннего тумана.

Вернувшись в рощу, Шарп снял шинель, плотно свернул, прикрепил к ранцу и сразу почувствовал предрассветный холод. Потом размотал тряпку, которая защищала затвор штуцера от росы, и проверил пальцем, хорошо ли работает пружина. Закинул ружье на плечо, прицепил палаш и направил свою роту легкой пехоты вдоль линии деревьев. Впереди пойдет авангард, стрелки и солдаты в красных мундирах переберутся через Альберче, отвлекут часовых и вольтижеров, чтобы те не помешали атаке британской армии, которая начнется на фланге. Шарп приказал солдатам залечь в нескольких футах от границы рощи, где тень деревьев надежно скрывала их от глаз неприятеля. Девять остальных рот батальона готовились к наступлению, которое должно было вот-вот начаться.

Над горами уже занималась заря, долину залил серебристо-серый свет, который прогнал ночной сумрак, стали видны деревья и кусты на другом берегу. Через несколько минут испанцы начнут наступление, и от предутренней тишины не останется и следа.

Шарп прошел между деревьями, кивнул капитану легкой пехоты 29-го полка, расположившегося на правом фланге. Они немного поболтали, пожелали друг другу удачи, а затем стрелок нашел Харпера. Оба молчали, но Шарп знал: великан-ирландец думает об обещании, которое они дали Ленноксу у моста. Однако для Шарпа Орел имея особое значение. Если он не добудет его сегодня, другого шанса может не представиться в течение нескольких месяцев. А через пару недель — при условии, что некий подвиг не выставит на посмешище письмо Симмерсона, — он может оказаться на борту корабля, идущего в Вест-Индию, где неминуемо заболеет и вскоре умрет.

Шарп подумал о спящей где-то в городе Жозефине, о ее великолепных черных волосах на белой подушке и о том, почему так неожиданно в его жизнь вошло сразу столько разных проблем, о существовании которых он всего месяц назад даже и не подозревал.

Где-то далеко раздалось несколько разрозненных мушкетных выстрелов. Солдаты прислушались, начали тихонько переговариваться, пытаясь понять, что значит нестройная стрельба, доносящаяся с французского берега.

К Шарпу подошел лейтенант Ноулз, в глазах которого читался вопрос.

Стрелок покачал головой:

— Чистят мушкеты.

Французы сменили часовых, и те, что покинули посты, избавлялись от зарядов, которые могли отсыреть в ночном воздухе. Мушкетным огнем атаку не начинают. Шарп ждал красных вспышек, которые, словно молния летом, озарят небо на западе — это будет означать, что испанская артиллерия пошла в наступление. Уже совсем скоро.

Со стороны реки послышались какие-то крики. Солдаты напряглись... нет, снова ложная тревога. На берег вышли несколько французов с ведрами в руках: они весело хохотали, гонялись друг за другом, резвились, словно дети. Один вдруг поднял ведро и заорал что-то в сторону британского берега, его приятели рассмеялись, но Шарп не понял, чему они так радуются.

— Для лошадей? — спросил Ноулз.

— Нет. — Шарп зевнул. — Ведра артиллерийские. Значит, у них есть пушки.

Плохо.

Около дюжины французских парней держали в руках ведра, в которых лежали губки — ими гасили искры после выстрела пушки; довольно быстро вода в ведрах станет черной как чернила. Если пушки находятся неподалеку, Южный Эссекский окажется под огнем французской артиллерии.

Шарп вдруг почувствовал страшную усталость. Капитан хотел, чтобы битва поскорее началась, чтобы наконец возник шанс получить Орла, о котором он так мечтал.

Появились Симмерсон и Форрест, оба пешком, и с удивлением уставились на артиллеристов. Шарп поздоровался, и Симмерсон, который так нервничал, что на время забыл о враждебности, кивнул в ответ.

— Стреляли?

— Мушкеты чистят, сэр.

Симмерсон фыркнул. Он изо всех сил пытался вести себя доброжелательно, точно понимал, что нуждается в Шарпе и его умении воевать. Полковник вытащил из кармана массивные часы, открыл крышку и покачал головой:

— Испанцы опаздывают.

Становилось все светлее, на противоположном берегу поднимался дым костров — французы готовили завтрак.

— Разрешите сменить часовых, сэр?

— Да, Шарп, да. — Симмерсон старался говорить так, чтобы его голос звучал совершенно нормально, и Шарпу пришло в голову, что, возможно, полковник пожалел об отправленном в Лондон письме.

Иногда в свете надвигающейся битвы причины смертельной вражды начинают казаться несерьезными. Симмерсон хотел еще что-то сказать, но только покачал головой и повел за собой Форреста вдоль линии деревьев.

Часовых сменили. Проходили минуты, солнце начало разгонять туман, ночной сумрак рассеялся, как дымное облако после выстрела пушек. «Черт подери испанцев!» — подумал Шарп, прислушиваясь к сигналу горна, созывающего французов на построение. На противоположном берегу появилась группа всадников и принялась рассматривать британский берег в подзорные трубы. Теперь захватить французов врасплох не удастся. Офицеры наверняка увидят орудия, оседланных лошадей и ряды пехотинцев между деревьями. Исчезли тени и предутренний холод, а вместе с ними и надежда на то, что нападение окажется для французов неожиданным. Теперь неприятель сможет точно определить, какая армия пойдет в атаку, где и как организовать оборону.

Со стороны города послышался бой часов, и Шарп снова подумал о Жозефине: может быть, ее разбудили колокола? Он представил себе стройное гибкое тело в теплых простынях, тело, которое будет принадлежать ему только после сражения... Колокола напомнили об Англии: почему-то в голову полезли мысли о деревенских церквах, где в этот ранний час собираются прихожане. Упомянет ли кто-нибудь из них армию, сражающуюся в Испании? Вряд ли. Британцы не любили свою армию. Они, конечно, радовались ее победам, только вот давненько у них не было повода для такого праздника. Военно-морскими силами гордились, имена офицеров Нельсона знали все от мала до велика, но Трафальгарская битва уже давно стала историей, а Нельсон лежал в могиле, британцы вернулись к своим делам и забыли о войне.

Воздух потеплел, солдат начало клонить в сон, многие прислонились к стволам деревьев и, держа мушкеты на коленях, задремали. Откуда-то из глубины французского лагеря пронзительно зазвенел колокольчик погонщика мулов, напомнив Шарпу о мирной жизни.

— Сэр! — Его звал сержант одной из рот, стоящих в роще. — Ротных офицеров вызывает полковник, сэр!

Шарп махнул рукой, показывая, что понял, взял штуцер, оставил за себя Ноулза и направился в рощу. Он опоздал. Командиры слушали лейтенанта из штаба Хилла. Шарп уловил только часть того, что он говорил:

— Крепко спят... никакого сражения... обычное дело.

Со всех сторон посыпались вопросы. Лейтенант, выглядевший просто великолепно в роскошной драгунской форме, казалось, скучал.

— Генерал просит, чтобы вы оставались на своих позициях. Вряд ли французы начнут первыми.

Он уехал. Шарп пробирался к Форресту, чтобы выяснить, какую информацию пропустил, но, заметив на дороге знакомую фигуру, быстро поднял руку.

Подполковник Лоуфорд был в ярости. Он увидел Шарпа, натянул поводья и выругался:

— Проклятье, Шарп! Проклятье, проклятье, проклятье! Чертовы испанцы!

— Что случилось?

— Чертовы испанцы отказываются вставать! — Лоуфорд с трудом сдерживал гнев. — Вы можете этому поверить?

Вокруг них начали собираться другие офицеры. Лоуфорд снял шляпу и вытер лоб, под глазами у него залегли темные круги.

— Мы встали в два часа утра, чтобы спасти их проклятую страну, а они не могут заставить себя вылезти из постелей! — Лоуфорд огляделся по сторонам, словно рассчитывал отыскать какого-нибудь испанца, на котором мог бы выместить свою ярость. — Мы прибыли в шесть. Куэста валяется в своей проклятой постели, на мягких перинах, и говорит, что его армия слишком устала, чтобы воевать! Представляете?! Французы были у нас в руках. Вот так! — Он сжал кулак. — Сегодня утром мы бы разбили их наголову! Стерли бы армию Виктора с лица земли! Так нет же! Эти ублюдки твердят manana да manana — завтра да завтра! Виктор не дурак, он выступит сегодня. Проклятье, проклятье, проклятье! — Вильям Лоуфорд внимательно посмотрел на Шарпа: — Знаешь, что теперь будет?

— Нет.

— Там Журдан[8] вместе с Жозефом Бонапартом. — Лоуфорд показал на восток. — Они воссоединятся с Виктором, и тогда их станет в два раза больше. В два раза! Поговаривают, что Сульт собрал армию и подходит с севера. Господи! Мы сегодня упустили такую возможность!.. Хочешь знать, что я думаю? — Шарп кивнул. — Я думаю, этот кретин не желает идти в бой, потому что се годня воскресенье. Возле его кровати на колесиках собралась целая куча священников, они бормотали свои идиотские молитвы. Гнусные католики! А провианта так и нет!

— И что нам теперь делать? — Шарп снова почувствовал, что страшно устал.

— Теперь? Ждать! Куэста говорит, что бой будет завтра. Только этого не произойдет, потому что к завтрашнему дню французы уйдут. — Плечи Лоуфорда поникли, и он тяжело вздохнул. — Ты не знаешь, где Хилл?

Лоуфорд сразу ускакал.

«Черт побери испанцев, — подумал Шарп, — черт побери все на свете!» Он был сегодня дежурным офицером, в его обязанности входило расставить посты, проинспектировать солдат, попытаться вырвать у интенданта хоть какое-нибудь продовольствие. Он не сможет повидаться с Жозефиной. Сегодня не будет битвы, не будет Орла, не удастся заполучить ни кусочка чесночной колбасы. Проклятье!

Глава восемнадцатая

— Я видела сегодня одного человека...

— Да? — Шарп посмотрел на Жозефину.

Обнаженная девушка сидела на постели и, высоко подняв колени, пыталась подровнять ногти на ногах острием сабли Шарпа. Жозефину страшно забавляло это занятие. Потом она опустила саблю на постель и посмотрела на Шарпа.

— Симпатичный. Голубой мундир, а тут везде белое. — Она показала рукой на грудь, — И шикарные кружева. Много.

— Он был на лошади? Жозефина кивнула.

— Там еще висела сумка...

— Ташка. И кривая сабля? — Жозефина снова кивнула, и Шарп ухмыльнулся. — Похоже на драгуна принца Уэльского. Очень богатый.

— Откуда ты знаешь?

— А все кавалеристы богатые. Глупые, но богатые.

— Глупый? — Жозефина наклонила головку набок — она часто так делала — и слегка нахмурилась.

— Все кавалерийские офицеры дураки. У них есть деньги, а у лошадей — мозги.

— Ну и что? — Жозефина пожала обнаженными плечами. — Какая разница. У меня мозгов хватит на двоих. — Потом она бросила взгляд на Шарпа и улыбнулась. — Ты ревнуешь.

— Да.

— Мне скучно, Ричард.

— Я знаю.

— Не с тобой. — Жозефина подняла голову и серьезно посмотрела на Шарпа. — Ты хорошо со мной обращаешься. Но мы пробыли здесь уже целую неделю, и ничего не происходит.

— Не беспокойся. Завтра обязательно что-нибудь произойдет. — Шарп наклонился и натянул сапоги.

— Ты уверен?

— Завтра сражение.

«Только на этот раз, — подумал он, — противник будет превосходить нас числом».

Жозефина подтянула к себе колени и положила на них подбородок.

— Ты боишься?

— Да.

— А кто победит?

— Не знаю.

— Ты сможешь захватить своего Орла?

— Не знаю.

— После сражения ты получишь подарок. — Жозефина улыбалась.

— Я не хочу никаких подарков. Я хочу тебя.

— А я и так твоя. — Жозефина прекрасно знала, о чем говорит Шарп, но специально сделала вид, что не поняла. — Тебе нужна твоя сабля?

— Да. — Шарп потуже застегнул ремень и поправил ножны.

— Иди сюда и возьми. — Жозефина рассмеялась.

Девушка положила клинок на постель, а потом улеглась поверх холодной стали.

— Отдай. — Шарп подошел поближе.

— Возьми.

Ее тело было теплым и сильным, хорошо тренированным, она плотно прижалась к Шарпу. А он отодвинулся немного и заглянул ей в глаза.

— Что будет дальше?

— Захватишь своего Орла. Ты ведь всегда получаешь то, что хочешь.

— Я хочу тебя.

Жозефина закрыла глаза, потом поцеловала его, отодвинулась и улыбнулась.

— Ричард, мы оба отстали в пути. Нас прибило друг к другу, но мы должны идти дальше.

— Я не понимаю.

— Понимаешь. У нас разные дороги. Тебе нужен дом, нужна женщина, которая любила бы тебя, нуждалась бы в тебе, могла бы снять с твоих плеч часть ноши.

— А ты?

— Мне нужны шелковые платья и музыка. — Жозефина улыбнулась. — Свечи на рассвете. — Шарп попытался что-то сказать, но она остановила его. — Я знаю, о чем ты думаешь. Глупо, конечно, но я действительно тоскую по всем этим вещам. Возможно, наступит день, и я стану тосковать о чем-нибудь нормальном.

— А я нормальный?

— Иногда, моя любовь. Ты даже слишком серьезно ко всему относишься.

— Ты хочешь сказать мне «прощай»?

— Вот видишь! — Жозефина рассмеялась. — Ты слишком серьезен. — Она быстро поцеловала его в самый кончик носа. — Поспеши ко мне после сражения. И получишь подарок.

— Подвинься, я не хочу тебя поранить. — Шарп протянул руку к сабле.

— Многих ты убил этим? — Жозефина коснулась пальцем лезвия.

— Не знаю.

Клинок скользнул в ножны, и Шарп сразу почувствовал его тяжесть у себя на бедре. Потом он наклонился, обнял Жозефину и посмотрел на нее, словно пытался запомнить ее тело, прекрасное и непостижимое, тайну которого никогда не сможет разгадать.

Она коснулась его лица.

— Иди и сражайся.

— Я вернусь.

— Знаю.

Шарпу все казалось каким-то нереальным. Солдаты на улицах Талаверы, люди, которые спешили убраться с его дороги, сам вечер... Завтра будет сражение. Завтра сотни живых существ погибнут, их разорвут на части пушечные ядра, располосуют сабли кавалерии, пронзят мушкетные пули — город же продолжал жить своей привычной жизнью. Люди любили и расставались, покупали еду, шутили — а завтра будет сражение!

Шарп хотел Жозефину. Он почти не мог думать о предстоящей битве, об Орле — перед глазами стояло ее насмешливое лицо. Шарп знал, что рано или поздно она его покинет, но никак не мог с этим смириться. Желание обладать Жозефиной, сделать ее своей навсегда было таким сильным, что на мгновение он забыл о войне, о французах, об Орле — обо всем на свете. «Впрочем, — сказал он сам себе, — ты же знаешь, что это невозможно».

Шарп подошел к городским воротам, которые выходили на долину с запада, кивнул Харперу и взобрался по крутым ступеням на парапет. Хоган рассматривал оливковые рощи и лес, где испанские солдаты занимали позиции, тщательно выбранные для них Уэлсли. Куэста, который отказался воевать в прошлое воскресенье, нахально принялся преследовать отступающих французов. Сегодня, четыре дня спустя, его армия, поджав хвост, вернулась и привела за собой французскую, которая более чем в два раза превосходила их числом.

«Завтра, — подумал Шарп, — испанцам придется воевать — их разбудят французы. Армия союзников, которая могла одержать легкую победу в прошлое воскресенье, теперь вынуждена будет защищаться против объединенных сил Виктора, Журдана и Жозефа Бонапарта. Однако испанцы вряд ли примут уж очень активное участие в битве».

Уэлсли отвел свои войска, чтобы создать защитный рубеж возле Талаверы. Справа высились городские стены, оливковые рощи, леса и поля — все это благодаря стараниям Хогана стало непроходимым для врага. По его приказу солдаты срубили часть деревьев, укрепили стены, набросали огромные кучи земли, а среди баррикад и самых разнообразных препятствий засели испанцы. Французская пехота не могла рассчитывать на то, что хотя бы один солдат сумеет пробраться сквозь заграждения Хогана — до тех пор, конечно, пока защитники будут находиться на своих местах. Французская армия развернется на север, к поджидающим британским воинам.

Шарп внимательно разглядывал северную часть долины. Там не было ничего, что инженер мог бы использовать с целью приостановить продвижение противника, — только речушка под названием Портина, через которую можно перебраться, даже не замочив как следует сапог, и поросшее травой поле, словно приглашавшее французскую кавалерию прогуляться. Вдалеке виднелся невысокий Меделинский холм. Шарп успел прекрасно изучить местность и хорошо понимал, что произойдет завтра. Французы переберутся через ручей и возьмут штурмом пологие склоны холма. Здесь погибнут многие. А тридцатитысячная испанская армия будет спокойно сидеть за заграждениями, построенными Хоганом, и наблюдать за тем, как Орлы пойдут в атаку на британцев по открытой равнине в сторону окутанного клубами дыма Меделина.

— Ну, как вы? — спросил Хоган.

— Отлично, — ухмыльнулся Шарп.

Инженер смотрел, как испанцы занимают приготовленную для них позицию. Дальше, за деревьями, пряталась речка Альберче, которая несла свои воды в Тежу, оттуда доносилась мушкетная пальба. Она продолжалась вот уже целый день, словно далекий лесной пожар, и Шарп видел несколько дюжин раненых британских солдат, которых внесли в городские ворота. Британцы прикрывали последнюю милю отступления испанцев — по словам раненых, французский авангард сегодня одержал победу. Два британских батальона сильно пострадали, поговаривали даже, что сам Уэлсли чудом избежал плена. Испанцы нервничали.

«Интересно, — думал Шарп, — какую армию бросят французы против армии союзников». Он посмотрел на Харпера. Сержант вместе с дюжиной солдат охранял ворота в город — не от врага, а на случай, если кому-нибудь из испанских или британских солдат придет в голову затеряться на время сражения в темных аллеях Талаверы. Основные силы батальона находились возле холма, и Шарп ждал приказа, который отправит его роту на другой берег мелкой речушки в поисках куска поросшей травой земли, которую они должны будут защищать утром.

— А как девушка? — Хоган устроился на грязном камне.

— Счастлива. Но скучает.

— С женщинами так всегда. Они редко бывают довольны жизнью. Вам нужны деньги?

Шарп посмотрел на инженера и прочел в его глазах беспокойство. Хоган уже одолжил Шарпу больше двадцати гиней, вряд ли он сможет быстро вернуть деньги, если только ему не повезет на поле боя.

— Нет, пока у меня с этим все в порядке.

— А вы счастливчик. — Хоган улыбнулся. — Она действительно хороша. Вы влюблены?

Шарп заглянул через парапет на испанцев — те заполняли построенные Хоганом укрепления.

— Жозефина мне не позволяет.

— В таком случае она умнее, чем я предполагал.

День тянулся медленно. Шарп думал о девушке, скучающей в своей комнате, наблюдал за испанцами, которые рубили ветки для вечерних костров... А потом случилось то, чего Шарп так долго ждал, — на востоке, среди деревьев и кустов, возникли яркие вспышки. Капитан знал: это солнце отражается от мушкетов и нагрудных ремней. Толкнув Хогана в бок, он сказал:

— Французы.

Хоган вскочил на ноги и воскликнул:

— О Господи! — А потом тихо добавил: — Их тут немало!

Пехота заполняла равнину, словно расползающееся по траве темное пятно. Шарп и Хоган наблюдали, как один за другим появляются батальоны пехоты, эскадроны кавалерии, возникают приземистые пушки — такой большой армии Шарпу еще ни разу не доводилось видеть. Офицеры на лошадях отдавали приказы, расставляли солдат по местам, готовились к утреннему сражению.

Шарп посмотрел налево, туда, где возле Портины сосредоточилась британская армия. В воздух поднимался дым костров, солдаты собрались на берегу реки и на вершине Меделина, чтобы поглазеть на противника, однако казалось, что британцев печально мало, — люди, лошади, полевые орудия противника заполнили равнину, причем их число постоянно увеличивалось, словно волны прилива накатывали на берег. Здесь был брат Наполеона, король Жозеф, а с ним два французских маршала, Виктор и Журдан. Шестьдесят пять батальонов пехоты, мощная сила, превратившая Европу в собственность Наполеона, были намерены растоптать маленькую британскую армию и загнать ее в море. Они постараются сделать все, чтобы Британия больше никогда не осмелилась бросить вызов Орлу на суше.

Хоган тихонько присвистнул.

— Может, они атакуют сегодня вечером?

— Нет. — Шарп внимательно вглядывался в расположение противника. — Они подождут артиллерию.

Хоган показал в сторону сгущающихся на востоке теней:

— Пушки уже здесь. Смотрите, их даже видно.

Шарп покачал головой.

— Это маленькие пушки, которые есть в каждом батальоне пехоты. Нет, большие орудия сейчас где-то на подходе. Они прибудут ночью.

А утро французы начнут своей любимой канонадой, массированным артиллерийским обстрелом неприятеля, и только потом плотные колонны пехоты, с Орлами в качестве знамен, перейдут ручей и начнут наступление. Вряд ли можно было назвать тактику французов слишком сложной и тонкой. Хитрые маневры на флангах противника — не для них. Вместо этого они отправляли в атаку пушки и людей, батальон за батальоном, наносили страшные удары по врагу и каждый раз одерживали победу. Шарп пожал плечами. Кому нужна хитроумная тактика? Французские пушки и солдаты разбили все армии, посмевшие выступить против них.

Где-то за спиной Шарпа раздались крики. Он прошел по парапету и заглянул вниз на ворота, возле которых стояли Харпер и его отряд. Лейтенант Гиббонс и лейтенант Берри верхом на лошадях остановились у ворот и орали на Харпера.

Шарп перегнулся через парапет.

— В чем дело?

Гиббонс медленно повернулся. Шарп тут же понял, что лейтенант хорошенько набрался и с трудом держится в седле. Гиббонс насмешливо отдал Шарпу честь.

— Я не видел вас, сэр. Извините. — Он поклонился. Лейтенант Берри захихикал. Гиббонс выпрямился. — Я сказал вашему сержанту, что вы можете вернуться. Все в порядке?

— А по дороге вы остановились, чтобы немного промочить горло?

Берри захихикал еще громче. Гиббонс посмотрел на приятеля и тоже расхохотался.

— Можно и так сказать.

Оба лейтенанта проехали в ворота и направились по дороге в сторону британских позиций на севере. Шарп проследил за ними взглядом.

— Ублюдки.

— У вас с ними проблемы? — Хоган снова уселся на парапет.

— Нет. — Шарп покачал головой. — Просто наглость, всякие шуточки и замечания в присутствии других офицеров, больше ничего. — Он тут же подумал о Жозефине.

— Вы беспокоитесь о девушке? — Казалось, Хоган понял, что у него на уме.

— Да. — Шарп кивнул. — Впрочем, с ней все будет в порядке. Жозефина держит дверь на замке. Мы устроились на самом верхнем этаже, вряд ли им удастся ее найти. — Он повернулся к Хогану и улыбнулся. — Не беспокойтесь. Эти ублюдки так ничего и не сделали, трусы. Они сдались!

Хоган покачал головой.

— Они убьют вас, Ричард, спокойно и без угрызений совести, как захромавшую лошадь. Вы для них не существуете. А что до девушки, так эта парочка обязательно попытается сделать ей какую-нибудь гадость.

Шарп снова посмотрел на равнину. Он понимал, что Хоган прав: проблема еще не решена. Но в данный момент от него ничего не зависело; сначала — сражение.

Французские войска заполнили часть равнины, словно полноводная река. Они огибали деревья, дома, затопили лес, неуклонно приближаясь к речушке под названием Портина и холму Меделин.

Солдаты и оружие — настоящая черная туча накрыла равнину, она расползалась в разные стороны. Гусары, драгуны, стрелки, уланы, гренадеры — все они поклонялись своим Орлам, они создали Империю и все были заклятыми врагами Британии.

— Жарковато нам придется завтра. — Хоган покачал головой, наблюдая за французами.

— Да уж точно. — Шарп позвал Харпера: — Иди сюда!

Великан-ирландец забрался наверх по сломанной стене и встал рядом с офицерами.

— Может, завтра утром они забудут проснуться?

— Если они и не проснутся, то послезавтра, да и то не по своей забывчивости, — рассмеялся Шарп.

— Интересно, сколько еще таких армий мы встретим, прежде чем все это кончится, — прикрыв глаза рукой, проговорил Хоган.

Оба стрелка промолчали. Они воевали вместе с Уэлсли в прошлом году, когда генерал разбил французов в Ролика и Вимейро, однако эта армия в десять раз больше той, что противостояла им в Ролика, в три раза больше армии Жюно[9] в Вимейро и в два раза превосходит силы французов, с которыми они сражались весной в Португалии. Получалось, что вместо каждого погибшего француза появлялось два или три других, ты убивал их, но тут же возникала целая дюжина новых — и так до бесконечности.

— Бессмысленно смотреть на них и гадать, что будет завтра. Генерал знает, что делает, — ухмыльнувшись, сказал Харпер.

Шарп кивнул. Уэлсли не стал бы поджидать французов у реки Портина, если бы предполагал, что завтра его армию ждет поражение. Из всех британских генералов он был единственным, кому доверяли те, кто держал оружие в руках. Они знали — Уэлсли понимает, когда нужно вступить в бой. И что еще важнее — когда этого делать не следует. Неожиданно Хоган вскрикнул и показал рукой:

— Что это?

Примерно в трех четвертях мили французские всадники вели огонь из карабинов — оттуда доносились негромкие щелчки и поднимался дымок

— Драгуны.

— Это я понимаю, — проговорил Хоган. — Куда они стреляют?

— В змей!..

Проходя по берегу Портины, Шарп заметил маленьких черных змей, которые извивались в сырой траве у воды. Вполне возможно, что они жили и на равнине, а французы решили попрактиковаться в стрельбе. Спустился вечер, и теперь лишь яркие вспышки выстрелов разрывали сумерки. «Как странно, — подумал Шарп. — Очень часто война бывает красивой».

— Эй, смотрите! — Харпер показал куда-то вниз. — Они разбудили наших храбрых союзников. Похоже на муравейник.

Внизу, под стеной, возбужденно металась испанская пехота. Солдаты повскакивали со своих мест у костров и выстроились за земляными и каменными стенами, устраивали поудобнее мушкеты на поваленных деревьях, тщательно уложенных по приказу Хогана. Офицеры с саблями наголо стояли на стенах, выкрикивали приказы, показывали на стреляющих драгун.

— Как хорошо, что у нас есть союзники, — рассмеялся Хоган.

Драгуны, которые находились слишком далеко, чтобы их можно было как следует рассмотреть, продолжали стрельбу по невидимым целям. Шарп уже понял, что они просто развлекаются. Французы не замечали паники, которая охватила ряды испанцев. Все испанские солдаты, наставив на пустое поле мушкеты, сгрудились у земляных заграждений; за спинами у них полыхали брошенные костры. Офицеры продолжали раздавать приказы направо и налево, и Шарп с ужасом заметил, что по их команде были заряжены мушкеты.

— Что, черт подери, они вытворяют? — Он услышал скрежет шомполов, загоняемых в дула, увидел, как офицеры подняли высоко над головами сабли.

— Смотрите, — сказал Хоган. — Можете многому научиться.

Никто не отдавал приказов. Вместо этого раздался одинокий мушкетный выстрел — пуля бессмысленно зарылась в траву, — а затем последовал такой мощный залп, какого Шарпу еще ни разу в жизни слышать не доводилось. Одновременно выстрелили тысячи мушкетов, вспыхнуло пламя, все заволокло дымом, от грохота заложило уши; казалось, шуму и ликующим воплям испанцев не будет конца. Огонь и свинец затопили пустое поле. Драгуны удивленно посмотрели в сторону выстрелов, но мушкетные пули не могли причинить им никакого вреда, поэтому они спокойно сидели на своих лошадях и просто наблюдали за тем, как рассеивается дым.

Сначала Шарп подумал, что испанцы радуются тому, что одержали окончательную и бесповоротную победу над травой в поле, но потом сообразил, что союзники вопят от страха. Свой собственный залп, грохот тысяч мушкетов перепугал их до смерти, и они разбежались в надежде где-нибудь спрятаться. Испанцы метались между оливковыми деревьями, бросали в ужасе оружие, затаптывали костры, шалели от издаваемых ими же самими

криков.

Шарп приказал своим людям у ворот:

— Пропустите их!

Не было никакого смысла бороться с паникой. Дюжина людей Шарпа будет растоптана сотнями испанцев, спешащих к воротам в надежде укрыться за городскими стенами. Кое-кто помчался на север, к дорогам, уходящим прочь от французских позиций. Они начнут разорять стоянки, где хранится багаж, дома в городе, будут сеять повсюду панику и устроят неразбериху — но с этим уже ничего не поделаешь.

Шарп видел, как испанская кавалерия при помощи сабель пыталась разобраться с беглецами. Кого-то им удастся остановить, возможно, к утру они соберут большинство, но испанская пехота больше не является единым целым, ее победила и напугала до потери сознания горстка драгун. Шарп расхохотался. Это было ужасно смешно, самый настоящий идиотизм — впрочем, весьма характерный для этой кампании. Испанские кавалеристы яростно размахивали перед пехотой оружием, стараясь заставить солдат вернуться на рубежи. Вскоре где-то далеко запел горн, призывавший новых кавалеристов на охоту. А на равнине костры французской армии нарисовали на земле яркую линию, отметили границу позиций — однако никто из сидящих у огня воинов так и не узнает, что они только что разбили наголову несколько тысяч испанских пехотинцев.

Шарп бессильно опустился на стену и взглянул на Харпера.

— Как это ты говоришь, сержант?

— Сэр?

— Боже, храни Ирландию? И не надейся! Он по горло занят Испанией.

Шум и паника начали стихать. В роще еще оставалось несколько человек, остальных заставила вернуться на позиции кавалерия, но Шарп не сомневался: целая ночь уйдет на то, чтобы разыскать всех беглецов и собрать их возле земляных заграждений, а многим удастся уйти достаточно далеко, и они распространят слухи о великой победе французов у стен Талаверы.

Шарп поднялся на ноги.

— Пошли, сержант, пора возвращаться в батальон.

Неожиданно кто-то позвал с улицы:

— Капитан Шарп! Сэр!

Один из стрелков размахивал руками, рядом с ним стоял Агостино, слуга Жозефины. Шарп неожиданно понял, что ему больше не весело, сердце сжало страшное предчувствие. Он быстро спустился вниз и подошел к Агостино, за ним последовали Харпер и Хоган.

— Что случилось?

Слуга Жозефины разразился взволнованной речью по-португальски. Это был небольшого роста человечек, который обычно предпочитал помалкивать, но внимательно за всем наблюдал своими огромными карими глазами. Шарп поднял руку, чтобы Агостино замолчал.

— Что он говорит?

Хоган неплохо понимал по-португальски. Он облизал губы и тихо сказал:

— Жозефина.

— Что с ней?

Шарп понял: произошло какое-то несчастье, случилось что-то очень страшное. Он позволил Хогану отвести себя и Агостино в сторону, подальше от прислушивающихся к разговору стрелков. Хоган задал несколько вопросов, выслушал слугу, а потом повернулся к Шарпу. Он говорил очень тихо:

— На нее напали. Они закрыли Агостино в шкафу.

— Они? — спросил Шарп, хотя прекрасно знал ответ — Гиббонс и Берри.

К ним подошел сержант Харпер, который держался, как полагается сержанту, обращающемуся к старшему офицеру.

— Сэр?

— Сержант? — Шарп заставил себя на время прогнать свои страхи, чтобы понять, что говорит Харпер.

— Я отведу людей, сэр.

Шарп кивнул. Ему показалось, что Патрик Харпер знает больше, чем он предполагал. За холодными, тщательно подобранными словами сквозило настоящее беспокойство, и Шарп пожалел, что не был более откровенен с ирландцем. В голосе Харпера слышался и старательно сдерживаемый гнев. Словно Харпер хотел сказать: «Ваши враги — это и мои враги тоже».

— Давай, сержант.

— Есть, сэр. И еще... сэр? — Лицо Харпера ничего не выражало. — Вы расскажете мне, что произошло?

— Да, сержант.

Шарп и Хоган помчались по темным улицам, то и дело скользя в грязи, пробиваясь сквозь толпы испанских беглецов, которые штурмом брали двери пивных и борделей. Хоган с трудом поспевал за Шарпом. Талаверу ждет страшная ночь — грабежи, разрушения и насилие. Завтра сотни тысяч людей отправятся на поле боя, и Хоган, заметив, с какой злобой Шарп отшвырнул двоих испанцев, путавшихся у него под ногами, с ужасом подумал, что завтрашний день, похоже, принесет много страданий и боли. А потом они оказались на тихой улице, где жила Жозефина, и Хоган начал всматриваться в окна с закрытыми ставнями; про себя он молился, чтобы в приступе гнева Шарп единым махом не уничтожил свою карьеру и себя самого.

Глава девятнадцатая

Сапоги Шарпа с хрустом давили гипсовые осколки. Он прислушивался к голосам, доносившимся из-за разбитой двери, и время от времени поглядывал в маленькое оконце на рваные облака, то и дело наплывавшие на луну. Впрочем, вряд ли он понимал, что делает. Хоган сидел на верхней ступеньке крутой лестницы рядом с простынями, сорванными с постели Жозефины. В тусклом свете свечей казалось, что они разрисованы красными и белыми полосами. Из комнаты донесся крик, и Шарп раздраженно обернулся.

— Что там происходит?

— Доктор пустил ей кровь. — Хоган приложил палец к губам. — Он знает, что делает.

— Жозефина уже и так потеряла достаточно крови!

— Да, конечно. — Хоган старался говорить спокойно.

Он хорошо понимал, что никакие слова не успокоят бурю, бушующую в душе Шарпа, и не заставят его отказаться от планов мести, которые он вынашивал, расхаживая взад и вперед по крошечной лестничной площадке. Инженер вздохнул и поднял с пола маленькую гипсовую головку.

Дом принадлежал продавцу религиозных статуэток, лестница и коридоры были завалены товаром. Когда Гиббонс и Берри ворвались в комнату Жозефины, они растоптали двадцать или тридцать фигурок Христа с истекающим кровью сердцем, нарисованным на груди, и сейчас осколки усеивали все вокруг. Хоган был миролюбивым человеком. Ему нравилась работа военного инженера, нравилось каждый день решать новые задачи, он был счастлив тем, что в его голове постоянно крутятся мысли об углах обстрела, подходах, ярдах и фунтах; он любил находиться в компании, где много смеялись, где можно было хорошенько выпить и провести время, рассказывая истории о счастливом прошлом. Он не был бойцом. В его войне вместо оружия использовались кирки, лопаты и порох, но, вбежав вслед за Шарпом в комнату на чердаке, он почувствовал, как его охватывают безумный гнев и жажда мести. Сейчас это настроение уже прошло. Он сидел погрустневший и притихший и, глядя на Шарпа, знал, что ненависть в его душе с каждым часом становится все сильнее. Вот уже, наверное, в двадцатый раз Шарп остановился перед ним.

— Почему?

— Они были пьяны, Ричард, — пожав плечами, ответил Хоган.

— Это не ответ!

— Не ответ, согласен. — Хоган осторожно положил отбитую головку на пол, так, чтобы Шарп на нее не наступил. — На ваш вопрос нет ответа. Они хотели отомстить. Вы с Жозефиной не имеете для них никакого значения. Речь идет об их гордости...

Инженер замолчал. Больше сказать было нечего. Невыносимая грусть заполнила его сердце, грусть и ужас перед тем, что может сделать Шарп. Хоган жалел, что раньше считал Жозефину расчетливой и холодной. Он сопровождал девушку из Пласенсии в Оропезо, а затем в Талаверу и был очарован ее манерами, легким смехом и честностью, с которой она планировала свое будущее подальше от сбежавшего мужа.

Шарп смотрел в окно на тучи, наползающие на луну.

— Неужели они думают, что я это так оставлю?

— Они перепуганы насмерть, — ровным голосом проговорил Хоган.

Он боялся, что Шарп наделает глупостей. И вспомнил строчку из Шекспира: «Красота действует на дураков сильнее золота».

Шарп снова повернулся к нему.

— Почему?

— Вам известно почему. Они напились. О Господи, приятель, эти ублюдки так напились, что даже не смогли сделать все, как следует. Поэтому они ее и избили. Действовали под влиянием момента. Теперь они напуганы, Ричард. До смерти. Что вы собираетесь делать?

— Делать? Не знаю. — В голосе Шарпа звучало раздражение, и Хоган понял, что он лжет.

— Что вы можете, Ричард? Вызвать их на дуэль? Вы же знаете, это положит конец вашей карьере. Обвинить в изнасиловании? Ради всех святых, кто вам поверит? Город наводнен испанцами, насилующими всех подряд! Кроме того, каждому известно, что сначала, до вас, девушка была с Гиббонсом. Нет, Ричард, прежде чем что-нибудь делать, вы должны хорошенько подумать.

Шарп повернулся к нему, и Хоган понял, что приводить доводы разума бесполезно.

— Я их убью, к чертям собачьим.

— Я этого не слышал. — Хоган вздохнул и потер лицо обеими руками. — Вы хотите, чтобы вас повесили? Расстреляли? Можете избить их, но не более того, Ричард, не более того.

Шарп ничего не ответил, и Хоган понял, что тот снова представил себе тело Жозефины на окровавленных простынях. Ее изнасиловали и избили, а когда появились Шарп с Хоганом, хозяйка с возмущением орала на девушку. Пришлось заплатить немалые деньги, чтобы заставить ее замолчать. Потом они нашли доктора, и теперь оставалось только ждать.

Агостино бросил взгляд наверх, на лестницу, увидел лицо Шарпа и вернулся обратно к передней двери, где ему приказано было стоять. В комнату принесли новые простыни, воду. Шарп слышал, как хозяйка моет пол, и снова вспомнил девушку, всю в синяках и крови, ползающую по полу среди изуродованных святых и испачканных в крови простыней.

Дверь распахнулась, проскрежетав на осколках статуэток, и хозяйка поманила их в комнату. Врач, стоявший на коленях у кровати, поднял на вошедших усталые глаза. Жозефина лежала на постели, черные волосы темным пятном выделялись на подушке, глаза были закрыты. Шарп присел рядом с ней, заметил, как расползается пятно синяка на неестественно бледной коже, и взял руку Жозефины. Она отдернула руку и открыла глаза.

— Ричард?

— Жозефина, как ты? — Довольно глупый вопрос, но Шарп ничего лучшего придумать не смог.

Девушка опять закрыла глаза, по ее лицу пробежала тень улыбки, дрогнули ресницы.

— Со мной все будет в порядке. — На миг она стала похожа на прежнюю Жозефину, а потом по щекам потекли слезы, и девушка, отвернувшись, зарыдала.

— Как она? — обратился к врачу Шарп.

Тот пожал плечами и беспомощно посмотрел на хозяйку.

Хоган вмешался и быстро заговорил с ним по-испански. Шарп слушал голоса и одновременно гладил лицо девушки. Он думал о том, что не уберег Жозефину, не смог выполнить свое обещание защитить ее. Произошло худшее, то, о чем он и помыслить не мог.

Хоган присел рядом с ним.

— С ней все будет в порядке. Она потеряла много крови.

— Как?

Хоган прикрыл глаза и, прежде чем ответить, сделал глубокий вдох.

— Ее избили, Ричард. Жестоко. Однако она поправится.

Шарп кивнул. В комнате воцарилась тишина, но с улицы долетали вопли пьяных испанских солдат. Девушка перестала плакать и повернулась к Шарпу.

— Ричард? — тихо позвала она.

— Да?

— Убей их. — Жозефина говорила совершенно спокойно.

Хоган покачал головой, но Шарп, не обращая на него внимания, наклонился и поцеловал ее в щеку.

— Я это сделаю.

Шарп заметил, как на губах Жозефины промелькнула тень знакомой улыбки, а потом она улыбнулась по-настоящему, что выглядело совсем странно в сочетании с еще не успевшими просохнуть слезами.

— Завтра будет сражение?

— Да. — Шарп сказал это так, словно грядущая битва не имела для него ни малейшего значения.

— Пусть тебе повезет.

— Потом я навещу тебя. — Шарп улыбнулся.

— Ладно. — Но в голосе Жозефины не было уверенности.

— Вы останетесь? — спросил Шарп у Хогана.

— До рассвета. До тех пор я никому не понадоблюсь. А вот вам пора уходить.

— Да. — Шарп кивнул, поцеловал Жозефину, встал и взял ружье и ранец.

Лицо капитана вдруг показалось Хогану удивительно жестким. Инженер проводил его до лестницы.

— Будьте осторожны, Ричард.

— Постараюсь.

— Не забывайте о том, что можете потерять. Шарп снова кивнул.

— Как только будут новости, обязательно сообщите мне.

Шарп вышел на улицу и, не обращая внимания на испанцев, направился на север. Он не заметил высокого мужчину в синем мундире с белой перевязью, который наблюдал за ним с противоположной стороны улицы. Мужчина сочувственно посмотрел на капитана, а потом перевел взгляд на чердачные окна и, устроившись поудобнее, снова уселся у порога дома, хотя это было совсем непросто сделать, учитывая сломанную руку и наложенные шины. В завтрашней битве он участвовать не будет. Драгун думал о комнате на третьем этаже и о том, что там произошло. Впрочем, скоро ему все станет известно: Агостино расскажет в обмен на золотую монету.

Шарп быстро зашагал по тропе из города, которая вела его между речушкой и расположением испанских войск. Напуганная пехота была вынуждена занять прежние позиции, но когда Шарп проходил под деревьями, он услышал отдельные мушкетные выстрелы, доносившиеся из города, и крики — разменная монета ночного насилия и ужаса, охвативших Талаверу.

Тучи полностью закрыли луну, но свет испанских костров освещал тропу, по которой Шарп почти бежал на север, в сторону Меделинского холма. Справа небо покраснело от пламени костров французской армии. Шарп понимал, что прежде всего должен был бы беспокоиться о завтрашнем утре: предстояло величайшее сражение из всех, в которых ему доводилось участвовать, однако сейчас ему хотелось только одного — найти Гиббонса и Берри.

Вскоре он оказался возле Паджара — небольшого холма, отмечавшего край расположения испанских войск; здесь Портина сворачивала направо и текла вдоль британских позиций. Шарп видел смутные очертания полевых пушек, которые Уэлсли поставил на холме, и механически отметил, что эти орудия с одной стороны будут защищать фланг испанцев, а с другой — не позволят французам атаковать британские войска в лоб. Но его, Шарпа, завтра ждет другая битва.

Тропинка затерялась в траве. Шарп видел костры британцев, хотя и не знал, где именно остановился Южный Эссекский. Ему было известно только, что они стоят на Меделинском холме, поэтому он побежал дальше вдоль речушки, цепляясь сапогами за густую траву и разбрызгивая воду; рано или поздно серебристая полоска Портины приведет его в расположение роты.

Он был один в темноте. Британские костры остались далеко слева, французские — справа; обе армии отдыхали перед завтрашним сражением. Неожиданно внутренний голос подсказал Шарпу, что следует остановиться — что-то здесь не так. Он опустился на одно колено и принялся всматриваться в темноту.

Ночью Меделинский холм казался длинным, невысоким кряжем, указывающим в сторону французской армии. Это было ключевое место левого фланга Уэлсли, и если французы прорвут здесь оборону, они раздавят британскую армию между Меделином и Талаверой. Однако Шарп не видел ни одного костра на вершине холма. Яркое пламя горело на западе, далеко от позиций противника, но на стороне, выходящей к городу, и на плоской вершине Меделина, расположенной совсем рядом с лагерем неприятеля, было совсем темно. Шарп предполагал, что Южный Эссекский раскинет свой лагерь на пологом склоне, на который он сейчас смотрел, однако тут никого не было.

Капитан прислушался. До него доносились обычные ночные звуки: приглушенный рокот далекого города, шелест ветра в траве, пение насекомых и тихие разговоры сидящих у костров солдат, с нетерпением дожидающихся восхода солнца. Почему его до сих пор не окликнул часовой? Вдоль Портины должны ходить патрули, а часовые, кутаясь в шинели, должны всматриваться в противоположный берег... Однако никто не остановил и не окликнул капитана Шарпа.

Он продолжал идти вдоль речушки, пока не оказался у подножия Меделина. Тогда он свернул налево и принялся карабкаться вверх. Днем склон казался пологим, но с ранцем на спине и ружьем в руках забраться на его вершину оказалось делом совсем непростым. «Завтра, — подумал Шарп, — этот путь придется проделать французам. Опустив головы, они пойдут вперед, пушки будут метать в них железо, а на вершине встретит ураганный мушкетный огонь».

Посреди склона Шарп остановился и посмотрел назад. На дальнем берегу речки был еще один холм, похожий на Меделин, только меньше и ниже. На его вершине Шарп разглядел костры французов, вокруг которых мелькали тени. Тогда он повернулся и поспешил наверх. Он все еще чувствовал какую-то опасность, но не понимал, откуда исходит угроза; а перед глазами стояли черные волосы Жозефины, разметавшиеся по подушке, ее рука на простыне, пятна крови и ужас, царивший в комнате на чердаке, когда они с Хоганом туда ворвались... Гиббонс и Берри, вероятно, прячутся где-нибудь поблизости от Симмерсона и его прихлебателей. Необходимо с ними разобраться, заманить в какое-нибудь темное местечко... Шарп продолжал идти вперед.

Вскоре он вышел на небольшое плато, увидел вдалеке огни британских костров и не спеша побежал прямо к ним — ранец стучал по спине, ружье болталось на боку. Никто так его и не заметил. Он приближался к британским позициям со стороны врага, но не встретил ни часовых, ни постов, которые должны были быть расставлены в самых темных местах. Складывалось впечатление, что все забыли о французах, расположившихся на другом берегу Портины. Шарп остановился в двухстах ярдах от линии костров и пригнулся в траве. Южный Эссекский находился неподалеку. Батальон устроился у подножия холма, и Шарп разглядел в отблесках огня ярко-желтые пятна формы. Он нашел наконец зеленые мундиры своих стрелков, но продолжал всматриваться в темноту, словно с такого расстояния мог увидеть противника.

На смену гневу пришла тоска. Он пробежал и прошел больше мили, чтобы отыскать свой батальон, однако не может выполнить обещания, данного Жозефине. Гиббонс и Берри сидят под боком полковника, возле какого-нибудь костра, и чувствуют себя в полной безопасности. Как им отомстить? Хоган прав. Бросив вызов, он может распрощаться с карьерой... Он же дал Жозефине слово, а теперь не знает, как его сдержать. Завтра нужно выполнить и то, что пообещал Ленноксу...

Шарп вытащил из ножен тяжелый палаш и положил на траву перед собой. На лезвие упали отблески пламени, и Шарп вдруг почувствовал, как в глазах появились слезы, — он вспомнил обнаженное гибкое тело девушки, еще недавно лежавшее на длинном стальном клинке. Это было сегодня. Теперь же он проклинал судьбу и эту ночь, когда вынужден был дать обещания, которые не в силах сдержать. Он подумал о девушке, о чужих руках на ее теле и снова взглянул на костры, испытывая отчаяние от собственной беспомощности. Да, правильнее всего — отказаться от мести, подойти к огню и сосредоточиться на завтрашнем дне, но разве сможет он встретиться с Гиббонсом и Берри, увидеть в глазах мерзавцев торжество и не оборвать их жизнь саблей?

Шарп повернулся и принялся всматриваться в горизонт, в далекие точки французских костров. На вершине холма, по которому он карабкался, бегали кролики, их маленькие тени мелькали тут и там. Неожиданно Шарп замер на месте. Неужели там все-таки есть часовые, которых он не заметил? Это не кролики! Теперь он ясно видел силуэты людей — их головы Шарп принял за кроликов. Через вершину холма перебиралось около дюжины солдат, которые с оружием в руках направлялись прямо в его сторону.

Шарп опустился на траву, сжимая в руке палаш и вглядываясь в тусклое сияние неба. Затем приложил ухо к земле и услышал то, чего боялся услышать больше всего, — отдаленный топот ударяющих о землю ног. Тогда он поднял голову и продолжал наблюдать до тех пор, пока дюжина солдат не превратилась в бесформенную массу. Шарп вспомнил, как говорил Хогану, что французы не станут атаковать ночью. Однако похоже, враг все-таки решился на ночную вылазку. Должно быть, это небольшой отряд вольтижеров, а основная масса французских солдат тем временем поднимается по склону холма.

Но как убедиться в этом наверняка? Вполне возможно, какой-нибудь британский батальон решил перейти на новую стоянку... только зачем это делать ночью?

Стараясь как можно теснее прижаться к земле, чтобы никто не заметил его на фоне костров, Шарп прополз вперед. Его палаш шелестел в траве, и ему казалось, что он производит оглушительный шум, но солдаты продолжали шагать в его сторону. Он остановился, когда остановились они, и увидел, что темные фигуры одна за другой опустились на колени. Стрелок был почти уверен, что это вольтижеры, которых послали вперед снять часовых; теперь, приблизившись к противнику, они поджидают основную колонну, чтобы одновременно напасть на врага. Шарп затаил дыхание. Стоящие на коленях солдаты негромко переговаривались между собой, и он попытался разобрать, на каком языке. Французский!

Шарп повернул голову и бросил взгляд на линию костров, отмечающих позицию британцев. Никакого движения, люди сидели и смотрели в огонь, дожидаясь наступления утра и не подозревая, что враг пробрался на Меделин и изготовился к атаке. Необходимо предупредить британцев, только вот как? Одиночный ружейный выстрел могут списать на ошибку часового, увидевшего странную тень в ночи; кричать тоже бесполезно — слишком далеко, а если он побежит, то доберется до своих позиций лишь немногим раньше французов.

Оставалось одно: спровоцировать неприятеля на мушкетный залп, который заставит британцев насторожиться, сообщит об опасности и позволит подготовиться к обороне.

Шарп сжал рукоять палаша, вскочил на ноги и помчался к ближайшему вольтижеру, стоявшему на коленях. Когда он приблизился к французу, тот удивленно уставился на него, а потом приложил палец к губам, Шарп громко закричал, его вопль был исполнен ярости и гнева, и нанес разящий удар палашом. Затем быстро вырвал из тела клинок и снова заорал во все горло. Второй француз успел вскочить на ноги и выкрикнуть пароль — и умер от удара в живот. Шарп продолжал вопить.

Он снова взмахнул палашом, так что клинок со свистом рассек воздух, заметил движение слева и бросился к очередному вольтижеру. Неожиданность нападения застала французов врасплох, они не представляли, сколько солдат противника пошло в атаку и откуда следует ждать опасности.

Вдруг Шарп увидел перед собой сразу двоих солдат, которые подняли мушкеты со штыками. Он снова отчаянно взревел, французы невольно отступили, и стрелок рубанул палашом одного из них, а потом, метнувшись в сторону, скрылся в темноте.

Он пробежал несколько шагов и упал в траву. Никто так и не начал стрелять. Совсем рядом с тем местом, где он затаился, метались солдаты, стонали раненые, но выстрелов не было. Шарп лежал, стараясь не шевелиться, смотрел в небо и ждал, пока не заметил едва различимые тени приближающейся колонны. Французы начали перебрасываться вопросами, что-то тихо отвечали друг другу. Британцы до сих пор ничего не заметили, они продолжали сидеть у своих костров в ожидании рассвета, который для многих может уже никогда не наступить. Шарп должен заставить врага произвести залп.

Он положил палаш на траву и снял с плеча ружье Бейкера. Открыл затвор, убедился, что порох на месте, а потом осторожно отпустил кремень, пока не раздался знакомый щелчок. Французы снова затихли — ведь их противник исчез так же быстро, как и появился.

— Батальон! Ротами, огонь! Огонь!

Шарп выкрикивал по-французски бессмысленные приказы. Колонна французов находилась от него ярдах в пятидесяти. Вольтижеры присоединились к основным силам, и все вместе приготовились к заключительному броску на ничего не подозревающих британцев.

— Батальон! — еще громче взвыл Шарп. — Огонь! Ружье Бейкера выплюнуло пулю в сторону французов, и Шарп услышал короткий крик. Вряд ли противник заметил вспышку, но он быстро откатился вправо и схватил палаш.

— Tirez![10] — снова выкрикнул он приказ всей колонне.

Дюжина самых взвинченных солдат не выдержала напряжения и спустила курки, Шарп услышал, как над травой запели пули. Наконец-то! Теперь британцы должны проснуться!

Он посмотрел назад и увидел, что солдаты вскочили со своих мест у костров и в панике заметались в разные стороны.

— Tirez! Tirez! Tirez! — продолжал орать Шарп, и опять раздались мушкетные выстрелы.

Французские офицеры кричали, чтобы солдаты прекратили стрельбу, но дело было сделано. Британцы услышали пальбу, увидели вспышки, схватились за оружие и принялись надевать на мушкеты штыки, готовясь отразить атаку противника.

Французы снова двинулись вперед, а Шарп помчался к британским позициям. Его заметили на фоне костров. Раздался мушкетный залп, над головой просвистели пули.

Он продолжал бежать, на ходу отдавая приказы:

— Французы! Приготовиться к бою! Французы!

Шарп увидел, что Харпер и другие стрелки бегут вдоль линии обороны к тускло освещенному краю плато, в сторону от того места, куда придется основной удар неприятеля. Разумный ход. Ружья не годились для ближнего боя, и сержант решил спрятать людей в темноте, чтобы вести оттуда снайперский огонь по неприятелю.

Кровь отчаянно стучала в ушах. Шарп начал задыхаться, бежать становилось все труднее, ранец неумолимо тянул к земле. Южный Эссекский пытался организовать оборону, тут и там возникали отдельные группы, которые мгновенно распадались, — никто не понимал, что происходит. На правом фланге другой батальон британцев тоже метался в панике, а у себя за спиной Шарп слышал наступающих французов.

— Французы! — Шарпу не хватало дыхания. Харпер исчез. Капитан перескочил через костер и натолкнулся прямо на огромного сержанта, который обхватил его за плечи и помог удержаться на ногах.

— Что происходит, сэр?

— Французская колонна. Идет в нашем направлении.

— А почему же их не остановила первая линия обороны? — Сержант был явно удивлен.

— Вы — первая линия обороны!

— Никто нам ничего не сказал!

Шарп огляделся по сторонам. Солдаты бегали взад и вперед в поисках сержантов и офицеров, вдалеке появился какой-то офицер на лошади. Шарп его не узнал, а через некоторое время офицер скрылся там, где была колонна. Раздался крик, потом мушкетный залп, заржала лошадь, и с тяжелым стуком на землю упало тело. Вспышки мушкетных выстрелов показали расположение неприятеля, и на фланге уверенно заговорили ружья Бейкера.

Вскоре появилась вся колонна. Теперь белые рейтузы четко выделялись в свете костров — французы устремились в самый центр британской позиции.

Шарп начал выкрикивать приказы:

— Приготовиться. Огонь!

Послышались мушкетные выстрелы, белый дым моментально поглотил мрак, и капитан снова остался один. Увидев столько французов сразу, англичане начали разбегаться. Раздавая направо и налево удары плоской стороной палаша, Шарп бросился за ними.

— Здесь вам не грозит опасность! Занимайте оборону!

Но все было бесполезно.

Южный Эссекский, как и соседний батальон, запаниковал. Солдаты с громкими воплями бежали назад, в тыл, где кто-то уже начал строить роты, ощетинившиеся штыками.

Возникла ужасающая неразбериха. Шарп бросился на фланг, туда, где в темноте прятались его стрелки. Там он нашел Ноулза с частью роты и послал их вперед, чтобы они присоединились к Харперу, но батальон продолжал в панике отступать. Французы сделали первый залп, который громом прокатился в тишине ночи. Словно страшная коса прошлась по рядам британцев. Забыв обо всем, батальон отчаянно пытался добраться до следующего ряда костров. Шарп наталкивался на беглецов, отбрасывал их в сторону, стараясь побыстрее оказаться среди своих людей.

— Что случилось? — услышал он чей-то крик у себя за спиной.

Шарп обернулся. Перед ним в расстегнутом мундире и с саблей в руке стоял Берри, черные волосы падали на мясистое лицо. Шарп остановился, слегка согнул ноги и зарычал. Потому что в этот момент вспомнил Жозефину, ее ужас и боль. Стремительно преодолев разделявшие его и Берри несколько шагов, он схватил лейтенанта за ворот мундира. Тот испуганно на него уставился.

— Что случилось?

Шарп потащил лейтенанта на другую часть склона, где было совсем темно. Берри продолжал бессмысленно задавать один и тот же вопрос, но Шарп молча волок его за собой до тех пор, пока они не остались одни. Шарп слышал, как мимо, в сторону вершины, промчались последние беглецы, затрещали мушкетные выстрелы, но вскоре все стихло. Он выпустил из рук мундир Берри, и только теперь лейтенант узнал его.

— Боже мой! Капитан Шарп? Это вы?

— А ты разве не ждал? — Голос Шарпа был холодным и твердым как сталь. — Я тебя искал.

Глава двадцатая

Над головой Шарпа просвистела шальная мушкетная пуля, шум сражения становился все слабее, лишь отблески далеких костров освещали безлюдный склон Меделинского холма.

— Шарп! — продолжал бестолково лепетать Берри. Он лежал на спине и пытался выскользнуть из цепких рук высокого стрелка. — Нужно уходить отсюда, Шарп! Французы... они там, наверху.

— Знаю. Я уже прикончил парочку. — Шарп прижал острие палаша к груди Берри, и тот застыл на месте. — Скоро я туда вернусь и отправлю на тот свет еще столько, сколько удастся.

Разговор о смерти заставил Берри замолчать. Шарп знал, что лейтенант смотрит на него, но в темноте не видел выражения его трусливой рожи. Впрочем, он легко представил себе влажные толстые губы на помертвевшем от страха жирном лице.

— Что ты сделал с девушкой, Берри? Лейтенант молчал. Забытая сабля лежала рядом в траве; Берри даже не пытался защищаться, он надеялся уговорить Шарпа.

— Что ты с ней сделал? — Шарп переместил клинок к самому горлу Берри.

Дыхание с хрипом вырывалось из груди лейтенанта.

— Ничего, Шарп, клянусь. Ничего.

Шарп слегка повернул кисть, и лезвие чуть-чуть оцарапало подбородок Берри. Клинок был острым как бритва, и лейтенант вскрикнул.

— Пустите меня. Пожалуйста! Отпустите меня!

— Что ты с ней сделал?

Где-то справа послышался ружейный выстрел. Слева прогремел мушкетный залп, и Шарп понял, что французы бросили свой авангард на фланг, где сосредоточились небольшие группы англичан, продолжающих сопротивление. Нужно было спешить; он хотел как можно скорее оказаться рядом со своими людьми на вершине холма. Но сначала... Берри должен испытать те же страдания, тот же ужас, что пережила Жозефина.

— Разве она не просила вас о пощаде? — Голос Шарпа был похож на ночной ветер, налетевший с берегов Северного моря. — Разве не просила, чтобы вы ее отпустили?

Берри продолжал молчать. Шарп снова чуть повернул клинок.

— Не просила? — повторил он.

— Просила, — едва слышно прошептал Берри.

— И ей было страшно? — Шарп, едва касаясь, провел острием по горлу Берри.

— Да, да, да.

— Но вы все равно ее изнасиловали?

Берри был слишком напуган, чтобы говорить. Он что-то бормотал, закидывал голову и смотрел на сверкающий клинок, уходящий вверх, к страшной фигуре мстителя.

Шарп вдруг почувствовал терпкий запах горящего пороха. Нужно спешить.

— Ты меня слышишь, Берри?

— Да, Шарп. Слышу. — В голосе Берри появилась слабая надежда.

Но Шарп быстро лишил лейтенанта последних иллюзий.

— Я собираюсь тебя убить, Берри. И хочу, чтобы тебе было так же страшно, как и ей. Ты меня понимаешь?

Лейтенант снова принялся лепетать, просить пощады, затряс головой и протянул обе руки к Шарпу, словно молился. Стрелок посмотрел на него сверху вниз и вдруг вспомнил странную фразу, которую слышал в Индии, во время построения для молебствия. Перед ними стоял полковой капеллан в белом стихаре и читал молитвенник. Из множества бессмысленных фраз почему-то запомнилась только одна, и теперь, когда Шарп раздумывал о том, сможет ли убить человека, который изнасиловал его женщину, эта фраза всплыла в памяти. «Спаси мою душу от меча, а любимую — от злобной собаки». Шарп хотел было предложить Берри встать, взять саблю и попытаться защитить свою жизнь. Но тут он подумал о потрясении, которое испытала Жозефина, вспомнил алую кровь на белых простынях, увидел жирное перепуганное лицо и, словно его одолела усталость и захотелось просто отдохнуть, наклонился вперед и обеими руками нажал на рукоять палаша.

Бормотание перешло в полузадушенный всхлип, тело несколько раз дернулось, из горла Берри хлынула кровь, и лейтенант умер.

Шарп несколько мгновений неподвижно стоял над телом своего врага. Он знал, что совершил самое страшное преступление — убийство, но почему-то ощущение вины не приходило. Он отомстил собаке за свою любимую. Шарп рассек сонную артерию Берри, труп будет выглядеть так, словно побывал на бойне. Стрелок усмехнулся в темноте, а потом быстро проверил карманы Берри. «Месть сладка», — подумал он, доставая монеты из кошелька мертвеца и рассовывая их по своим карманам. А затем поднялся на ноги и зашагал на ружейные выстрелы, туда, откуда из темноты стреляли по французам.

Вскоре он оказался среди своих солдат и опустился на землю рядом с Харпером. Сержант бросил на офицера короткий взгляд, снова поднял штуцер и нажал на курок. Из дула вырвались клубы дыма, и Шарп увидел, как вольтижер упал в костер. Харпер радостно ухмыльнулся.

— Этот тип страшно меня раздражал. Все время прыгал, как настоящий маленький Наполеон.

Шарп посмотрел на вершину холма. Ему вдруг вспомнились картины ада, которые он видел в португальских и испанских церквах. По склону стелился красноватый дым, особенно густой в тех местах, где колонна французов пыталась прорвать оборону британцев, а на флангах французские стрелки надеялись очистить от англичан вершину холма — там дым почти совсем рассеялся. Сотни маленьких вспышек освещали поле боя, мушкетный дым и пламя разрывали ночной мрак — все это сопровождалось криками наступающих французов и стонами раненых. Легкая пехота противника несла большие потери от меткого огня стрелков Шарпа.

Харпер расположил стрелков в тени гребня холма, и их пули легко настигали фигурки в синих мундирах еще прежде, чем французы успевали начать прицельный огонь из мушкетов. Шарп сбросил с плеча ружье и принялся его заряжать.

— Какие-нибудь проблемы?

Харпер покачал головой и усмехнулся.

— Все равно как на учениях по стрельбе.

— А где остальная часть роты? Сержант показал назад:

— Большинство внизу, с мистером Ноулзом, сэр. Я сказал, что здесь они мне не нужны.

Шарп забеспокоился: не видел ли кто-нибудь, как он убил Берри, но тут же выбросил эту мысль из головы. Он доверял своим инстинктам, которые всегда предупреждали о приближении врага, а в эту ночь врагами были все... до тех пор, пока он не покончил с Берри.

Харпер тем временем загнал очередную пулю в ствол штуцера.

— Что произошло, сэр?

Шарп по-волчьи оскалился, но промолчал. Он снова переживал убийство Берри и сейчас испытал удовлетворение при мысли, что боль и страдания Жозефины отомщены. Тот, кто говорит, что у мести горький привкус, ошибается.

Капитан зарядил ружье, прицелился, но так и не нашел, куда бы выстрелить. Сражение переместилось далеко влево.

— Сэр?

Он повернулся и посмотрел на сержанта. А потом коротко и бесстрастно рассказал о том, что случилось вечером. Широкое лицо ирландца покраснело от гнева.

— Как она?

— Потеряла много крови. Они ее избили.

Сержант пошарил перед собой в поисках упавшей пули, землю освещали лишь далекие вспышки мушкетных выстрелов.

— Они это сделали вдвоем? — совсем тихо спросил Харпер. — Что вы решили?

— Лейтенант Берри погиб в сегодняшнем сражении.

Харпер посмотрел на капитана, на палаш, лежавший рядом с ним на земле, и на его лице появилась улыбка.

— А второй?

— Завтра.

Харпер кивнул и вновь обратил все свое внимание на сражение. Судя по вспышкам выстрелов, французов удалось остановить — по мере продвижения вперед они встречали более ожесточенное сопротивление. Шарп принялся оглядываться по сторонам. Враг должен был послать подкрепление, но склон холма опустел.

Шарп обернулся:

— Лейтенант Ноулз!

— Сэр! — Голос донесся из темноты, а через несколько секунд появился сам лейтенант. — Сэр, вы в порядке?

— Как собака, только что получившая кость, лейтенант. — Ноулз не понял, что имел в виду Шарп. Когда Харпер и стрелки вернулись без капитана, по роте поползли самые разные слухи. — Прикажите своим людям примкнуть штыки и ведите их сюда. Пришла пора немного повоевать.

Ноулз ухмыльнулся.

— Есть, сэр.

— Сколько у вас людей?

— Двадцать, сэр, не считая стрелков.

— Отлично! Тогда за дело!

Шарп направился к вершине холма. Он велел стрелкам выдвинуться вперед, а сам подождал Ноул-за и его людей. Затем махнул саблей направо и налево:

— Стрелковым маршем! Потом переходите на шаг. Мы не станем атаковать основные силы французов, нам нужно отсечь фланги, которые прикрывают стрелки.

В свете костров штыки казались красными, шеренга медленно двигалась вперед, но вражеский авангард исчез. Шарп остановил солдат в ста ярдах от колонны французов и приказал залечь. Неприятелю ничего не оставалось делать, как наслаждаться демонстрацией мастерства английской пехоты. Французы добрались почти до самого конца холма, но здесь их остановил батальон, который успел подняться к вершине, занять выгодную позицию и стать для врага непреодолимым барьером. Англичане построились в несколько шеренг и встречали противника четкими, меткими залпами. Все было проделано по высшим законам военного искусства. Никакая пехота не смогла бы прорвать оборону британцев. Шомпола синхронно поднимались в воздух, одна за другой стреляли роты, мушкетный огонь на таком расстоянии наносил врагу колоссальный урон. Колонна французов дрогнула. После каждого залпа падал на землю передовой отряд наступающих. Командиры попытались перестроить солдат, но было уже поздно. Задние ряды колонны не хотели идти вперед под страшный свинцовый ливень — а англичане стреляли с холодной, механической точностью. Синие мундиры сломали строй и начали группами разбегаться в темноту. Конный английский офицер заметил это и поднял саблю, раздался победный клич, и красные ряды британцев с примкнутыми штыками устремились вперед. Битва закончилась так же стремительно, как и началась. Французы отступили, побежали, поспешно перебираясь через трупы своих товарищей. Сражение, которое началось столь успешно — атакующим почти удалось захватить Меделинский холм, — обернулось поражением, помощь так и не пришла, а французский полковник был вынужден выводить своих людей из-под смертоносного мушкетного огня английской пехоты.

Шарп сидел у костра и вытирал испачканный кровью клинок о мундир мертвого французского солдата. Пришло время собирать мертвых и считать живых. Он хотел, чтобы Гиббонс беспокоился о судьбе Берри, чтобы он испугался. Шарп вспомнил о том, как покончил со своим врагом, и его снова охватило возбуждение. Колокола в городе пробили полночь, и он представил себе лежащую в постели девушку, тусклый свет свечей и ее комнату. Думает ли о нем Жозефина?

Рядом присел Харпер, лицо которого почернело от порохового дыма, и протянул Ричарду бутылку спиртного.

— Поспите немного, сэр. Вам это необходимо. — По лицу Харпера пробежала мимолетная усмешка. — Завтра нам предстоит выполнить обещание.

Шарп поднял бутылку, словно хотел произнести тост.

— Полтора обещания, сержант. Полтора.

Глава двадцать первая

Ночь была короткой и очень беспокойной. Отбив атаку французов, британцы собрали раненых, а потом, в тусклом свете костров, разыскали и сложили вместе убитых, которых смогли найти. Батальоны, раньше считавшие, что находятся в безопасности на воображаемой второй линии обороны, теперь расставили посты, и ночную тишину то и дело разрывали мушкетные выстрелы — часовые нервничали, им все время казалось, что новые колонны французов пошли в наступление. В два часа ночи раздался сигнал трубы, снова запылали костры, и голодные, замерзшие солдаты собрались у огня, прислушиваясь к далекому зову французских трубачей.

В половине четвертого, когда серебристый свет коснулся склонов Меделина, кто-то обнаружил тело Берри. Его отнесли к костру, возле которого Симмерсон в окружении своих офицеров пил обжигающе горячий чай. Гиббонс, потрясенный страшной раной, что изуродовала горло его приятеля, побледнел и бросил на Шарпа подозрительный взгляд. Тот заметил его сомнения и скривил лицо в улыбке, но лейтенант тут же отвернулся и приказал своему слуге собрать одеяла.

Симмерсон окинул офицеров исполненным важности взглядом.

— Лейтенант Берри погиб смертью героя, джентльмены, да, смертью героя.

Офицеры принялись бормотать подобающие случаю слова, хотя в данный момент гораздо больше, чем смерть толстяка лейтенанта, их волновала проблема завтрака и того, что ждет батальон всего через несколько часов. Они довольно равнодушно наблюдали за тем, как с тела сняли все ценности, а потом положили его в кучу, рядом с другими мертвецами, которых похоронят, прежде чем взойдет солнце. Никому не показалось странным, что тело Берри нашли так далеко от остальных. Ночь была сумасшедшей, рассказывали о том, как немецкий легион столкнулся у подножия Меделина с другой колонной атакующих французов, что целые отряды скрылись в темноте и смешались с британцами, оказавшись внутри их позиций. Бее пришли к единодушному мнению, что Берри встретился с одним из таких отрядов.

К четырем часам армия заняла оборонительные рубежи. Бригада Хилла расположилась на Меделине, бригадные майоры поставили батальоны за гребнем холма так, чтобы их не видели французские артиллеристы. Южный Эссекский занял позицию на фланге, прикрывая немецкий легион и гвардейцев, которые должны были оборонять плоскую равнину между Меделинским холмом и Паджаром.

Шарп бросил взгляд на город, окутанный дымкой, и уже в который раз подумал о Жозефине. Он с нетерпением ждал начала сражения, чтобы поскорее увести свою роту легких пехотинцев подальше от Симмерсона, туда, где будет образована первая линия стрелковой цепи, в скрытой туманом долине реки Портина. Он был удивлен тем, что Симмерсон ничего не сказал своим солдатам. Полковник просто сидел на белой лошади и с тоской смотрел на французские костры, а над теми поднимался дым и, переплетаясь с лучами утреннего солнца, рисовал в небе причудливый, изысканный узор. Симмерсон, как и обычно, не обращал внимания на Шарпа, словно тот был мелким неудобством, которое исчезнет из жизни полковника в тот момент, когда его письмо придет в Лондон. Гиббонс находился рядом с Симмерсоном, и Шарпу неожиданно пришло в голову, что оба смертельно напуганы. Тут же одиноко и печально повисло пропитанное утренней влагой полотнище единственного полкового знамени — напоминание о позоре батальона. Симмерсон не имел ни малейшего представления о том, что такое настоящая война, и, напряженно вглядываясь в туман, пытался понять, кто же выйдет из-за скрывающей Портину белой завесы.

От исхода этого сражения зависело не только будущее Шарпа. Если батальон опять постигнет неудача, он навсегда останется резервным и постепенно прекратит свое существование, став жертвой бесконечной череды болезней и смертей. Сэру Генри конечно же ничего не сделается. Он отправится домой, в свое поместье, займет подобающее его положению место в парламенте, станет записным специалистом по проблемам войны, а солдаты с презрением будут вспоминать имена Симмерсона и Южного Эссекского.

Шарп ухмыльнулся про себя: забавно, что сегодня Симмерсон нуждается в стрелках гораздо больше, чем Шарп — в полковнике.

Наконец прозвучал сигнал, и роты легкой пехоты двинулись вперед, занимая позицию, чтобы первыми встретить нападение противника. Спускаясь по склону, Шарп не сводил глаз с холма Каскаджал, на вершине которого были установлены французские орудия — вплотную друг к другу, колесо к колесу, дула направлены на Меделин. Где-то за ними французские батальоны сейчас выстраиваются в огромную колонну, она выступит первой, а вслед за ней в образовавшуюся брешь ворвется кавалерия — более пятидесяти тысяч французов готовятся наказать дерзких британцев, осмелившихся послать крошечную армию Уэлсли против могучей империи.

Шарп заставил себя не думать о том, что противник может одержать победу. Нельзя допустить, чтобы армия Уэлсли была разбита и отброшена назад к морю, ведь тогда проблемы Шарпа, Симмерсона, судьбу Южного Эссекского — все перемелют безжалостные жернова поражения.

К капитану подбежал Харпер и весело кивнул, снимая с дула ружья заглушку.

— Сегодня будет даже слишком жарко, сэр. Шарп состроил гримасу.

— Примерно через час прояснится. Видимость в тумане уменьшилась до ста шагов,

стрелки теряли преимущество. Шарп заметил, как впереди блеснула лента речушки.

— Еще довольно далеко. Проверь нашего мистера Денни.

Харпер отправился на правый фланг, где Денни должен был соединиться с немецкими стрелками.

Шарп же пошел вверх по течению реки — он предполагал, что именно здесь французы нанесут свой основной удар. Тут он нашел Ноулза, а сквозь густые клубы тумана разглядел красные мундиры 66-го и стрелков из Королевского американского полка.

— Лейтенант?

— Сэр? — Ноулз явно нервничал; он слегка побаивался, но в то же время с нетерпением ждал своей первой настоящей битвы.

Шарп улыбнулся:

— Как дела?

— Все нормально, сэр. Долго еще? — Ноулз не сводил глаз с противоположного берега Портины, будто ожидал, что в любой момент там может материализоваться вся французская армия.

— Сначала заговорят пушки. — Шарп нетерпеливо постукивал сапогом о сапог, пытаясь согреться. — Который час?

Ноулз вытащил часы, подаренные ему отцом, и открыл крышку.

— Почти пять, сэр. — Он не отводил взгляда от великолепного циферблата. — Сэр? — добавил он немного смущенно.

—Да?

— Если вдруг я умру, сэр, возьмите их, пожалуйста, хорошо? — Он кивнул на зажатые в руке часы.

Шарп отвел его руку в сторону. Ему стало смешно, но он серьезно покачал головой:

— Вы не умрете. Кто примет командование, если я погибну?

Ноулз со страхом посмотрел на него, а Шарп с важным видом кивнул:

— Подумайте об этом, лейтенант. Во время сражения можно быстро получить повышение по службе. — Он усмехнулся, стараясь развеселить Ноулза. — Кто знает? Если немного повезет, мы все к вечеру станем генералами.

С вершины Каскаджала выстрелила пушка. Глаза Ноулза округлились — он впервые слышал такой оглушительный залп. Невидимое восьмифунтовое ядро упало на гребень Меделинского холма, окатило солдат градом камней и комьями земли и, не причинив никакого вреда, отлетело в сторону. Эхо выстрела заглушил туман, и вскоре опять наступила тишина. Сто тысяч человек услышали выстрел, кто-то перекрестился, другие начали молиться, а многие с тоской подумали о буре, которая вскоре разразится на берегах Портины.

Ноулз ждал следующего выстрела, но его не последовало.

— Что это было, сэр?

— Сигнал для остальных французских батарей. Сейчас они перезаряжают пушку. — Шарп представил себе, как шипит губка, которую засунули в дуло орудия, из специальных отверстий поднимается пар, внутрь забивают новый заряд. — Я думаю, представление вот-вот начнется.

И с тишиной было покончено. Теперь, когда семьдесят или восемьдесят французских пушек принялись поливать неприятеля железом, Шарп мог с закрытыми глазами рассказать, что происходит на поле боя. Прислушиваясь к грохоту разрывов, он представлял себе, как откатываются назад пушки, как мечутся вокруг них артиллеристы, подготавливая орудия к следующему выстрелу. А за спиной он слышал глухие удары ядер, врезающихся в склоны Меделинского холма.

Стрелок повернулся к Ноулзу:

— Сегодня у меня несчастливый день,

Ноулз с беспокойством посмотрел на него. Считалось, что капитан — счастливчик. Рота Шарпа была самой суеверной среди остальных.

— Почему, сэр? Шарп усмехнулся:

— Стреляют левее от нас. — Теперь, чтобы перекрыть грохот канонады, ему приходилось кричать. — Там и пойдут в атаку. А я-то думал, что наконец стану гордым обладателем часов! — Он похлопал по плечу вздохнувшего с облегчением Ноулза и показал на противоположную сторону реки: — Ждите их минут через двадцать, немного левее. Я скоро вернусь!

Шарп прошел вдоль линии стрелков, проверяя кремни, повторяя старые шутки и автоматически разыскивая глазами Харпера. Он вдруг почувствовал ужасную усталость — не от недостатка сна, а от бесчисленных проблем, которым, казалось, нет конца. Смерть Берри отошла куда-то на второй план, она ничего не решила, Шарп выполнил обещание лишь наполовину и не имел ни малейшего представления о том, как довести дело до конца и добыть обещанного Ленноксу Орла. Эти клятвы — словно барьеры, которые Шарп возвел на своем пути. Их необходимо выполнить, этого требовали законы чести, однако здравый смысл подсказывал, что на сей раз задача может оказаться непосильной.

Капитан помахал рукой Харперу, но в тот момент, когда ирландец направился в его сторону, шум битвы резко изменился. Воздух пронзил отвратительный вой пролетавших над головами снарядов, и Харпер принялся вглядываться в туман.

— Шрапнель?

Шарп кивнул, когда первый из снарядов разорвался на Меделине. Грохот усилился, разрывы шрапнели накладывались на пальбу пушек, и все это перекрывал более высокий звук — ответную стрельбу повели шестифунтовые, длинноствольные пушки британцев.

Харпер указал большим пальцем в сторону невидимого Меделина:

— Такое не часто услышишь, сэр.

— Да, оркестр разошелся вовсю.

— Это уж точно, сейчас лучше находиться здесь.

Смутно, сквозь бесконечные разрывы, которые теперь смешивались в один сплошной грохот, Шарп различал игру полкового оркестра. Если музыка не смолкает — значит, британские батальоны не несут больших потерь от французской бомбардировки. Уэлсли мудро сделал, когда решил отвести британские войска за гребень холма, иначе французские артиллеристы разнесли бы батальоны в клочья, и музыкантам пришлось бы отложить инструменты в сторону, чтобы заняться ранеными. Шарп знал, что Харпер тоже думает об обещанном Ленноксу французском Орле. Он бросил взгляд на противоположный берег реки, на пустой участок земли и прислушался к канонаде, словно не имел к этой битве никакого отношения.

— Будут еще и другие дни, ты же знаешь, — сказал он сержанту. — И другие сражения.

Харпер медленно улыбнулся, присел на корточки и метнул камешек в чистую воду реки.

— Посмотрим, как пойдут дела, сэр. — Сержант немного помолчал, а потом указал на французские позиции. — Слышите?

Этот звук, который ни с чем нельзя было спутать и который Шарп ни разу не слышал после сражения в Вимейро, означал начало французской атаки — Шарп уже давно его ждал. Вражеские колонны еще не показались, пройдут долгие минуты, прежде чем их можно будет разглядеть, но туман разорвал гипнотический треск барабанной дроби: «Бум-бум, бум-бум, бумабум, бумабум, бум-бум». И так будет продолжаться до тех пор, пока атака не принесет победу или поражение; барабанщики, не обращая внимания на залпы противника, до самого конца не выпустят из рук своих палочек. Этот оглушительный, монотонный бой вел Францию от одной победы к другой. В нем таилась смертельная угроза, с каждым новым ударом французская пехота приближалась к неприятелю — все вперед и вперед, неуклонно вперед.

Шарп улыбнулся Харперу.

— Присмотри за мальчишкой. С ним все в порядке?

— Денни, сэр? Три раза споткнулся о свою саблю, а в остальном нормально. — Харпер рассмеялся. — Лучше поберегите себя, сэр.

Шарп пошел обратно вдоль линии стрелков. Барабанный бой нарастал, британские солдаты принялись нетерпеливо вглядываться в туман. Скоро они займутся делом. Французские пушки не справились с британскими батальонами, и сейчас, окутанные тучами пыли, в наступление пошли вольтижеры. В их задачу входило подобраться как можно ближе к врагу и нанести максимальный урон передней линии обороны, чтобы к подходу основной колонны британцы были существенно ослаблены. Стрелки Шарпа вместе с другими ротами легкой пехоты должны остановить французов — это их собственная битва, ее придется вести в тумане... и она вот-вот начнется.

На берегу реки Шарп нашел лейтенанта Ноулза.

— Что-нибудь видите?

— Нет, сэр.

Барабанная дробь стала громче, ее уже не заглушал грохот разрывающихся снарядов; в конце каждой музыкальной фразы дробь прекращалась, и тысячи голосов скандировали: «Vive L'Empereur» Этот победный клич наводил ужас на все армии Европы: на полях Маренго, Аустерлица, Йены[11] — то был голос французской победы! Затем, выше по реке, вне пределов видимости, войска встретились, и раздались первые мушкетные выстрелы — не раскаты залпов, а прицельная стрельба. Ноулз вопросительно посмотрел на Шарпа, но тот только покачал головой.

— Это первая колонна. Скоро в дело вступит по крайней мере еще одна, а возможно, и две, ближе к нам. Нужно ждать.

Вскоре в тумане возникли смутные фигуры: солдаты в синих мундирах с красными эполетами. Британцы начали поднимать мушкеты.

— Не стрелять! — сердито крикнул Шарп. Вольтижеры попали прямо под огонь 66-го и

Королевского американского полков, когда находились в ста шагах вверх по реке, и Шарп хотел посмотреть, доберется ли неприятель до расположения Южного Эссекского.

— Ждите моего приказа!

Он наблюдал за тем, как первый француз рухнул на прибрежный песок, остальные опустились на колено и стали целиться, но это была не его битва. Шарп понимал: атака направлена на Меделин, французы пройдут мимо Южного Эссекского, и он был доволен, что его неопытные солдаты увидят, как нужно вести себя во время атаки противника до того, как им самим придется вступить в бой. Французы, как и британцы, воевали парами. Каждый солдат должен был защищать своего партнера, стрелять по очереди, предупреждать об опасности, постоянно следить, не целится ли в товарища враг. До Шарпа доносились короткие выкрики, свистки команд, и все это на фоне непрекращающегося барабанного боя. Ноулз был похож на молодого пса, которому не терпится, чтобы его спустили с поводка.

— Они прекрасно обойдутся и без нас, — пытался немного успокоить его Шарп. — Наш черед еще придет. Нужно ждать.

Линия обороны британцев не прогибалась. Французы пытались перейти реку, но падали, как только подходили к воде. Пары британских стрелков двигались короткими перебежками, постоянно меняли позиции, смущая противника и дожидаясь, когда неприятель подойдет достаточно близко, чтобы можно было открыть прицельный огонь. Американские королевские стрелки в зеленых мундирах высматривали вражеских офицеров и сержантов, и Шарп видел, как французские командиры падают, сраженные метким огнем.

Грохот битвы достиг апогея: рев пушек, разрывы шрапнели, бой барабанов, победные крики и пение горнов смешались с треском мушкетных выстрелов. Туман густел из-за дыма, поднимающегося над французскими батареями, и его несло на позиции британцев, но Шарп хорошо знал, что очень скоро туман рассеется окончательно. Он почувствовал легкий ветерок и увидел, как дрогнула, и начала двигаться огромная серебристая масса.

Ноулз тихонько вскрикнул — он разглядел марширующую пехоту французов, стройные ряды которой ощетинились штыками. Одна из колонн направлялась прямо к реке. Времени на отступление оставалось вполне достаточно, и, как и следовало ожидать, раздались свистки, запела труба — британские стрелки с левого фланга начали отходить к Меделинскому холму. Но на том месте, где они стояли, остались тела в зеленых и красных мундирах.

Шарп свистнул в свой свисток, взмахнул рукой и проследил за тем, чтобы сержанты повторили его команду. Люди будут разочарованы: им не удалось сделать ни одного выстрела. Впрочем, Шарп не сомневался, что они еще смогут себя показать.

Барабанный бой не смолкал, победные крики звучали все громче, однако рота Шарпа поднималась на холм. Вскоре туман скрыл от солдат картину боя. В них никто не стрелял, шрапнель не рвалась на склоне холма, и Шарпа не покидало странное ощущение, что он присутствует при сражении, которое не имеет к нему никакого отношения. Впрочем, иллюзия исчезла, как только рота оказалась на той части склона, что была озарена ярким утренним солнцем. Шарп проверил правильность расположения стрелков и услышал удивленные восклицания солдат, перед глазами которых наконец предстало поле боя.

На гребне Меделинского холма никого не было, но французская шрапнель продолжала терзать многострадальную землю. Британские стрелки, успевшие подняться вверх по склону, развернулись и дружными залпами встретили вражеские колонны, которые выползли из тумана, словно огромное свирепое животное, поднявшееся из морской пучины. Ближайшая колонна находилась всего в двухстах ярдах слева от них, и на неопытных солдат из роты Шарпа это зрелище произвело сильное впечатление. Французские стрелки присоединились к основной колонне, барабаны продолжали отбивать дробь, а крики «Vive L'Empereur!» стали просто оглушительными. Вверх по склону поднимались три колонны; в каждой, по прикидкам Шарпа, было примерно по две тысячи человек, и над каждой реял Орел, блистающий в лучах южного солнца.

Шарп развернул своих стрелков так, чтобы они оказались лицом к ближайшей колонне. С такого расстояния стрелять было бесполезно. Капитан решил не присоединяться к основным силам Южного Эссекского — тогда рота не понесет ненужных потерь. Пока он наблюдал за марширующими колоннами неприятеля, к его роте подошли солдаты Королевского немецкого легиона. Отсюда они будут наблюдать за наступлением французов.

Прапорщик Денни опустился на колено рядом с Шарпом. На его лице были написаны страх и тревога — барабанный бой, оглушительные крики, бесконечные колонны солдат в синих мундирах... Шарп посмотрел на него.

— О чем ты думаешь?

— Сэр?

— Страшно? — Денни кивнул. Шарп рассмеялся. — Ты когда-нибудь учился математике?

— Да, сэр.

— Ну, тогда прикинь, сколько французов может одновременно стрелять из мушкетов.

Денни посмотрел на колонну, и его лицо начало медленно проясняться. Атака колонной принесла французам немало громких побед, но против опытного, хорошо подготовленного противника такое построение превращалось в смертельную ловушку. Только передняя шеренга и две фланговые могли стрелять, а сотни солдат, находящихся внутри, были нужны лишь для того, чтобы производить на врага устрашающее впечатление да занимать места погибших товарищей.

Шум сражения неожиданно снова изменился. Артиллерийская канонада стихла: теперь французские снаряды могли попасть в своих. Некоторое время слышался только бой барабанов да топот тысяч сапог — пехота поднималась вверх по склону холма. Вдруг раздался могучий крик — французы решили, что победа близка. И неудивительно: врага нигде не было видно, их глазам предстала лишь пустая линия горизонта да шеренга отступающих стрелков. Те сделали свое дело — не подпустили вольтижеров к британским позициям.

Неожиданно последовали громкие, четкие команды, склон ощетинился двумя ровными рядами штыков... и победный клич французов прервался на полуслове. Казалось, ситуация все еще складывается в их пользу. Три громадных кулака должны были легко раздавить две шеренги неприятеля, однако на самом деле все оказалось совсем не так просто — элементарный расчет показывал, что позиция британцев куда лучше.

Ближайшая к роте Шарпа колонна двигалась прямо на 66-й и 3-й полки. Французы превосходили их числом в соотношении два к одному, но пустить в дело мушкеты могли все британцы, а из почти тысячи французов, продолжавших подниматься вверх по склону, лишь сотня с небольшим была в состоянии стрелять. Шарп не раз наблюдал за подобными схватками и не сомневался в исходе сражения.

Британские офицеры отдали новый приказ, шеренги развернулись на одну четверть вправо и подняли оружие. Колонна французов дрогнула: они увидели ружья. Снова громко забили барабаны, взмахнули саблями офицеры, глухой утробный крик перерос в рев — колонна устремилась к вершине холма.

И застыла. Клинки британских офицеров метнулись вниз... один за другим последовали прицельные залпы. Никто не смог бы выстоять против такого страшного мушкетного огня. С математической точностью — четыре выстрела в минуту — обрушивался свинцовый ливень на плотную массу французских солдат. Треск выстрелов быстро заглушил победный клич наступающих, вспышки пламени и клубы дыма окутали колонну. Шум сражения перекрыл все другие звуки, залп следовал за залпом, время от времени слышался отвратительный воющий скрежет — это пули попадали в штыки французских мушкетов.

Шарп посмотрел налево и увидел, что Южный Эссекский наблюдает за битвой. Батальон стоял слишком далеко, чтобы принять участие в действиях, но Шарп был рад, что молодые солдаты наконец увидят, как мастерская стрельба решает исход сражения.

Бой барабанов не смолкал, барабанщики надеялись вселить мужество в солдат, заставить их продолжать наступление. И невероятное произошло — французы вновь устремились вперед. Они так верили в свою победу, что, не обращая внимания на павших товарищей, переступали через их тела и шли в атаку... и натыкались на безжалостную свинцовую стену. Задача была невыполнимой. На колонну обрушился свирепый шторм, она больше не могла идти вперед. Однако французы отказывались отступить и признать свое поражение. Шарп был восхищен, как и во время сражения при Вимейро, — войска противника несли невероятные потери, но офицеры раз за разом направляли солдат в новую атаку. Теперь они пытались перестроиться, хотя этот маневр явно запоздал. Шарп видел, что французы разворачиваются в шеренгу, офицеры отчаянно размахивают саблями, стараются вывести солдат из середины колонны на фланги.

Шарп поднял вверх ружье:

— За мной!

Солдаты закричали и устремились вслед за ним вниз по склону. Вряд ли французы сумеют перестроиться: появление на фланге двухсот стрелков наверняка помешает им завершить маневр. Немцы из легиона присоединились к роте Шарпа. Союзники остановились в ста ярдах от фланга врага и открыли огонь — может быть, и не такой плотный, как с вершины холма, но достаточно эффективный, чтобы помешать неприятелю. Немцы начали надевать штыки: они понимали, что колонна не сможет долго выдерживать такой огонь, и Шарп отдал своим людям соответствующий приказ.

Бой барабанов прекратился. Один из барабанщиков еще продолжал бить в свой барабан, но атака окончательно захлебнулась. По склону холма пробежали яркие блики: это 66-й полк примкнул штыки. Выстрелы смолкли, британцы победно завопили. Смятые страшным мушкетным огнем, французы не стали дожидаться штыковой атаки, их ряды окончательно смешались, Орлы поникли, синие мундиры устремились обратно к реке.

— Вперед! — закричали Шарп, немецкий офицер и командиры 66-го полка, стоявшие на вершине холма.

Сверкающая линия штыков понеслась вниз по склону. Шарп начал высматривать Орла, но все они находились далеко, и он повел своих солдат по диагонали, чтобы перехватить бегущих французов. Пришло время брать пленных.

Стрелки вскоре оказались среди синих мундиров. Французы побросали мушкеты и подняли руки. Один из офицеров не хотел сдаваться, но тяжелый палаш Шарпа легко отбросил в сторону легкую кавалерийскую саблю, и француз упал на колени, подняв над головой скрещенные руки. Шарп сразу забыл о нем. Он хотел поскорее добраться до берега, чтобы его солдаты не попали под огонь резервных полков. Туман почти рассеялся.

Часть французов остановилась у речки, развернулась и приготовилась отстреливаться. Пуля прошила рукав Шарпа, другая просвистела над головой, но уже в следующий момент французы дрогнули, и капитан, разбрызгивая сапогами воду, бросился навстречу врагу. За спиной стрелок слышал треск выстрелов, жужжали пули, но он вдруг повернулся к своим людям и приказал им остановиться, отойти от реки. Забрав пленных, они стали подниматься вверх по склону, так и не дав вступить в бой резервному батальону, который поджидал на другом берегу реки с заряженными мушкетами. Дело было сделано: первая атака отбита, склон Меделинского холма почти до самой вершины усеян телами солдат в синих мундирах. Конечно, будет еще одна атака, но сначала сторонам придется пересчитать живых и собрать мертвых.

Шарп поискал глазами Харпера и с радостью увидел, что сержант жив. Тут же он заметил широко улыбающегося лейтенанта Ноулза, клинок которого так и не был обагрен кровью.

— Так сколько сейчас времени, лейтенант? Ноулз засунул саблю под мышку и достал часы.

— Пять минут седьмого, сэр. Потрясающе, не правда ли?

— Подождите немного, это еще цветочки! — Шарп рассмеялся.

К Шарпу подбежал Харпер и протянул сверток:

— Завтрак, сэр.

— Случайно, не чесночная колбаса?

— Только для вас, сэр. — Харпер ухмыльнулся. Шарп положил в рот ароматный кусочек мяса.

Потом помахал руками и почувствовал, как напряжение постепенно покидает тело. Первый раунд завершен. Он посмотрел вверх, туда, где развевалось единственное знамя батальона. Рядом с ним подле своего дядюшки сидел на коне Гиббонс. Шарп надеялся, что лейтенант видел стрелков в деле и теперь его переполняет страх. Харпер перехватил этот взгляд и заметил выражение, промелькнувшее на лице командира. Сержант повернулся к солдатам своей роты, которые охраняли пленников и безудержно хвастались о совершенных подвигах:

— Ладно, черт вас подери, вы здесь не на празднике сбора урожая! Перезарядить ружья! Французы скоро вернутся!

Глава двадцать вторая

Разгоревшаяся битва стихла, и, по мере того как солнце поднималось все выше, ветер медленно относил дым в сторону, а долина реки стала постепенно заполняться британскими и французскими солдатами, которые оттаскивали раненых в безопасное место и хоронили мертвых. Люди, еще час назад пытавшиеся убить друг друга, теперь мирно болтали, меняли табак на продукты, а вино на бренди.

Шарп взял с собой дюжину солдат и спустился к реке, где нашел четырех солдат из роты легкой пехоты. Никто из них не погиб во время схватки; все были убиты, когда поднимались вверх по склону вместе с пленниками.

Французские пушки вновь открыли огонь; на этот раз они сделали поправку — теперь снаряды рвались среди британских солдат, возвращавшихся к своим. Все побежали, пленные развернулись и бросились наутек, но на склоне было негде спрятаться. Шарп видел, что ядро, угодив в кроличью нору, подскочило вверх; по невероятной спирали начал подниматься дым от запала. Снаряд, который можно было легко поднять одной рукой, приземлился возле Гэтейкера. Стрелок наклонился, чтобы загасить запал, но опоздал — заряд взорвался, и тело отбросило назад. Шарп опустился рядом с ним на колено, но Гэтейкер умер мгновенно — со времен сражения в северных горах прошлой зимой он был первым погибшим стрелком из отряда Шарпа. Когда пальба из пушек прекратилась, поступил приказ быстро похоронить мертвых, и солдаты начали копать неглубокие могилы в мягкой земле у реки. Французы занялись тем же. В первые несколько минут люди избегали друг друга, потом кто-то пошутил, и вскоре недавние противники уже примеряли кивера, обменивались продуктами — казалось, встретились не заклятые враги, а много лет не видевшиеся друзья. Повсюду валялся обычный мусор, остающийся после битвы: неразорвавшиеся снаряды, оружие, брошенные ранцы.

— Шарп! Капитан! — Шарп обернулся и увидел, что к нему пробирается Хоган. — Я уже давно вас ищу! — Инженер соскочил с лошади и огляделся. — С вами все в порядке?

— Да. — Шарп взял из рук Хогана фляжку с водой. — Как Жозефина?

— Спит, — улыбнулся в ответ Хоган.

Шарп посмотрел на темные круги под глазами ирландца.

— А вы, конечно, не спали?

Хоган покачал головой, а потом показал на трупы:

— Из-за одной бессонной ночи не стоит особенно тревожиться.

— Что Жозефина?

— Думаю, с ней все будет в порядке. Она, конечно, грустит, и у нее паршивое настроение. Но после прошлой ночи чего еще можно ожидать?

«Прошлая ночь, — подумал Шарп. — Боже мой, это было только прошлой ночью!» Он отвернулся и бросил взгляд на покрасневшую от крови воду Портины и на французов, которые на противоположном берегу копали широкую, но неглубокую могилу, куда опускали раздетые тела своих погибших товарищей.

Он снова посмотрел на Хогана:

— Что в городе?

— В городе? А-а, вы о ее безопасности? — Шарп кивнул. Инженер вытащил из кармана табакерку. — Спокойно. Почти всех испанцев отловили и отправили на позиции. Улицы патрулируются солдатами, которые следят за тем, чтобы больше не было мародерства.

— Значит, ей ничто не угрожает?

Хоган взглянул на воспаленные глаза Шарпа, его осунувшееся лицо и кивнул:

— Да, вам не о чем беспокоиться, Ричард. — Больше он ничего не добавил.

Лицо Шарпа пугало его; на нем застыло угрюмое выражение отчаявшегося игрока, который готов поставить на карту все, что у него есть.

Друзья зашагали вдоль берега реки, обходя трупы, и Хоган подумал о драгуне из полка принца Уэльского, капитане со сломанной рукой, который нанес им рано утром визит. Жозефина была удивлена и одновременно рада его приходу, она рассказала Хогану, что накануне познакомилась в городе с кавалерийским офицером. Драгун сменил Хогана на его посту, и инженер подумал, что сейчас не время рассказывать Шарпу о капитане Клоде Харди. Хогану понравился этот человек, он рассмешил инженера, рассказав о том, как упал с лошади. Ирландец видел: Жозефина обрадовалась, что может снова разговаривать о балах и пикниках, охоте и лошадях — драгун прекрасно понимал, какой ужас пришлось пережить девушке прошлой ночью. Харди будет вполне подходящим покровителем для Жозефины, однако сейчас не стоило рассказывать об этом Шарпу.

— Ричард?

—Да?

— Вы что-нибудь сделали насчет?..

— Гиббонса и Берри?

— Да. — Хоган повернулся и отвел лошадь в сторону, пропуская француза, тащившего по траве обнаженный труп.

Шарп дождался, пока тот скроется из виду.

— А почему вы спрашиваете?

— Я думал... — Хоган пожал плечами; он говорил медленно и неуверенно. — После тех событий... я надеялся, вы постараетесь быть осторожным. Это может положить конец вашей карьере. Дуэль или драка. Будьте осмотрительны.

Шарп остановился и повернулся к нему:

— Могу обещать вам только одно: я не стану ничего делать с лейтенантом Берри.

По лицу Шарпа ничего нельзя было понять, но ирландец пришел к какому-то выводу и кивнул.

— Ну что ж, вот и прекрасно. А как насчет Гиббонса?

— Лейтенант Гиббонс вскоре присоединится к лейтенанту Берри. — Шарп улыбнулся и решительно зашагал вверх по склону.

Хоган побежал за ним.

— Вы хотите сказать?..

— Да. Берри мертв. Сообщите об этом Жозефине. Ладно?

Инженера вдруг охватила страшная тоска. Конечно, он не жалел Берри, который, несомненно, заслужил то, что получил; Хоган грустил о Шарпе, который относился к жизни как к грандиозному сражению, где необходимо драться с нечеловеческой яростью.

— Будьте осторожны, Ричард.

— Хорошо. Я вам обещаю.

— Когда мы вас увидим? — Хоган боялся, что Шарп вернется и застанет в комнате Жозефины капитана Харди.

— Не знаю. — Шарп махнул рукой в сторону французской армии. — Нас ждет еще одна серьезная битва, и, боюсь, мы не сможем покинуть поле боя до тех пор, пока какая-нибудь сторона не решит, что пора отправляться домой. Может быть, сегодня. Или завтра. Не знаю.

Тишину разорвали сигналы труб, призвавших солдат снова занять позиции, и Хоган взял в руки поводья. Они с Шарпом наблюдали за тем, как французские и британские солдаты пожимали руки, хлопали друг друга по спине, — всего через несколько мгновений они снова станут врагами.

Хоган вскочил в седло.

— Я расскажу ей про Берри, Ричард. Будьте осторожны, мы не хотим вас потерять.

Потом он вдавил шпоры в бок коня и поскакал в сторону Талаверы.

Шарп поднялся по склону Меделинского холма вместе со своими солдатами, которые рассовывали по карманам то, что им удалось найти на телах погибших. А Шарп знал: прежде, чем сядет солнце, он обязательно добудет кое-что поценнее денег — наполеоновского Орла.

Утро уже почти наступило. Армии стояли друг против друга. Теперь кавалерия была начеку, отряды пехоты больше не окажутся в ловушке, где их растерзает враг, артиллерия готовила снаряды. Пехота сидела на траве, солдаты чистили мушкеты и проверяли амуницию. Казалось, никто никуда не спешит. Первая атака была отбита, и теперь французы решительно настроились покончить с маленькой армией британцев.

В подзорную трубу Шарп наблюдал за тем, как синие батальоны занимают позиции — полк за полком, бригада за бригадой, так что, в конце концов, между Паджаром и Каскаджалом собралось целых тридцать Орлов, готовящихся пойти в наступление на врага.

К Шарпу подъехал Форрест и, нервно улыбаясь, взял предложенную подзорную трубу.

— Они строятся, Шарп?

Форрест оглядел позиции французов. Было совершенно ясно, что произойдет. На Каскаджале артиллеристы расставляли орудия таким образом, чтобы можно было обстрелять легион и гвардейцев, расположившихся справа от Южного Эссекского. Напротив этих полков собиралось огромное войско. Французы не смогли захватить Меделин ни днем, ни ночью и теперь планировали нанести сокрушительной удар. Никакая армия в мире не сможет вынести ярости и мощи их атаки. За спинами пехоты Шарп разглядел нетерпеливо гарцующих кавалеристов, готовых прорваться сквозь образовавшиеся бреши и растоптать британцев. День набирал силу, задержавшись на одно короткое мгновение перед началом кровавого спектакля: яркой демонстрации военного превосходства французов, которые уничтожат британскую армию, презрительно отбросят ее в сторону, — для достижения этой цели и открыли огонь французские пушки ровно в час дня.

Глава двадцать третья

Сэр Генри Симмерсон за все утро почти ни разу не пошевелился. Он наблюдал за тем, как была отражена первая атака, но, если не считать роты легкой пехоты, Южный Эссекский не участвовал в битве. Теперь же сэр Генри знал, что все будет иначе. На восточный берег Портины стекались французские войска; батальон за батальоном, они готовились стройными колоннами начать неотвратимое наступление.

Полковник молча разглядывал неприятеля в подзорную трубу. Пятнадцать тысяч солдат собирались атаковать центр британской позиции, а за их спинами другие пятнадцать тысяч уже двинулись в сторону Паджара и заграждений, где прятались испанцы. Справа от сэра Генри четыре батальона Королевского немецкого легиона, Голдстрим и Третий гвардейский полк ждали приказа вступить в бой, но полковник знал, что сражение проиграно. Никто, даже хваленые гвардейцы и легион, не сможет устоять против такого колоссального войска. Сэр Генри фыркнул и поерзал в седле. Он оказался прав. Позволить Уэлсли командовать армией было самым настоящим безумием; кроме того, ни в коем случае не следовало отправляться на войну в эту Богом забытую языческую страну — британцам гораздо больше пристало воевать за стенами фламандских городов.

Он снова посмотрел на французов. Любому дураку понятно, что сейчас произойдет: мощные колонны прорвут хилые линии обороны британцев, словно разъяренный бык, идущий в атаку на ограду из хрупких веточек. Талавера будет отрезана, испанцев станут гонять по улицам города, точно крыс, а солдаты на Меделине, и Южный Эссекский в том числе, окажутся в самом невыгодном положении. Те батальоны, что находятся возле Талаверы, имеют возможность добраться до моста и начать долгое позорное отступление, но Южному Эссекскому и другим суждено быть отрезанными от своих, им остается только сдаться.

— Мы не сдадимся.

Лейтенант Гиббонс подъехал поближе к дяде. Ему не приходило в голову, что они могут сдаться, но он уже давно понял, что самый простой способ завоевать благорасположение сэра Генри — во всем с ним соглашаться.

— Именно, сэр.

— Это будет самая настоящая трагедия, Кристиан, трагедия. — Симмерсон закрыл подзорную трубу. — Армия прекратит свое существование.

Племянник согласился, и Симмерсон вот уже в тысячный раз подумал о том, как несправедливо судьба обошлась с Гиббонсом, которого давно следовало повысить в чине. Его племянник так разумно рассуждает на военные темы! Бог наделил юношу самым настоящим талантом, он прекрасно понимает проблемы сэра Генри и соглашается с его решениями. И если уж дядя не может обеспечить Кристиану столь заслуженный им капитанский чин, он, по крайней мере, убережет его от этого проходимца Шарпа и использует в качестве своего доверенного лица и советника.

На французском рубеже появился еще один батальон и занял позицию напротив Южного Эссекского. Симмерсон вновь раскрыл подзорную трубу и принялся изучать солдат противника.

— Странно.

— Сэр?

Симмерсон передал трубу племяннику. Солдаты, шагающие со стороны Каскаджала, были одеты в белые куртки с красными воротниками и отворотами. Симмерсон еще ни разу не видел такой формы.

— Майор Форрест!

— Сэр?

Симмерсон показал рукой на новый батальон, который строился в колонну.

— Ты знаешь, кто это такие?

— Нет, сэр.

— Выясни.

Полковник проследил глазами за Форрестом, который пришпорил коня и поскакал вдоль линии британской обороны.

— К Шарпу отправился. Думает, тот все знает. «Теперь уже недолго, — подумал Симмерсон. — Эта битва покончит с военными авантюристами, вроде Шарпа и Уэлсли, армия снова поступит в распоряжение разумных и дальновидных людей — таких, как полковник сэр Генри Симмерсон».

Он стал наблюдать за тем, как разрываются снаряды среди воинов немецкого легиона и гвардейцев. Батальоны залегли, и снаряды, не причиняя никакого вреда, пролетали у них над головами. Впрочем, время от времени над рядами британцев поднимались клубы дыма, сержанты оттаскивали изуродованные тела погибших и быстро закрывали образовавшиеся бреши. Авангард британцев, рота легкой пехоты лежала в высокой траве на берегу речушки — пустые предосторожности перед лицом надвигающейся неизбежной гибели.

— Майор?

— Капитан Шарп говорит, что это немецкая дивизия, сэр. Возможно, голландские батальоны.

— Немцы сражаются против немцев! — рассмеялся сэр Генри. — Ну и пусть убивают друг друга!

— Капитан Шарп просит разрешения легкой пехоте выступить вперед, сэр. — Форрест сохранял серьезность. — Он считает, что голландцы атакуют часть нашей линии обороны.

Симмерсон молчал. Он наблюдал за французами и, конечно, за голландцами, если они таковыми являлись, — те строились напротив Южного Эссекского. За первым батальоном встал второй, но Симмерсон решил, что не позволит своему батальону принять участие в самоубийственной схватке, затеянной Уэлсли. Королевский немецкий легион может сколько душе угодно драться с голландцами из немецкой дивизии, но Генри Симмерсон спасет своих людей от гибели.

— Сэр? — подал голос Форрест.

Симмерсон отмахнулся. У него родилась восхитительная идея, которая принесет сладостные плоды в будущем, — но все зависит от того, что он сделает сейчас. Сэр Генри с наслаждением наблюдал за тем, как расцветает в его сознании эта великолепная, замечательная, потрясающая идея. Армия обречена, тут нет никаких сомнений. Через час силы Уэлсли будут уничтожены, но Южному Эссекскому незачем принимать в этом участие. Если полковник отведет свой батальон подальше от Меделина и займет позицию в тылу, их не окружат французы. Более того, он сможет собрать под свое крыло всех, кому удастся спастись, и тогда Южный Эссекский, целый и невредимый, единственный полк в армии Уэлсли, сумевший избежать истребления, вернется в Лиссабон, а потом и в Англию. Такой поступок обязательно должен быть вознагражден, и Симмерсон уже представлял себя в роскошных позолоченных кружевах и треугольной генеральской шляпе.

Сэр Генри в волнении вцепился в луку своего седла. Все совершенно очевидно! Не такой он дурак, чтобы не понимать, что потеря знамени в Вальделаказа позорным пятном легла на его репутацию. Впрочем, в своем письме полковник весьма уверенно и безоговорочно обвинил в неудаче Шарпа. Если удастся спасти хотя бы часть этой армии, все забудут про Вальделаказа, и военному министерству в Уайтхолле придется признать военный талант сэра Генри Симмерсона и соответствующим образом его вознаградить.

Командир Южного Эссекского полка чувствовал себя все лучше и лучше. В какой-то момент его уверенность в себе была несколько поколеблена — когда он смотрел на суровых парней, что сражались в этой войне, однако они поставили армию в ужасающее положение, и только он, полковник Симмерсон, знает, что нужно сделать. Он выпрямился в седле.

— Майор! Повернуть батальон кругом, образовать колонну и отойти налево! — Форрест замер на месте. Полковник пришпорил коня. — Давай, Форрест, у нас нет времени!

Форрест был потрясен. Если он сделает то, что приказывает Симмерсон, Южный Эссекский отойдет назад и в линии британской обороны образуется брешь, сквозь которую французы проведут свои войска. А французская армия уже начала наступление! Вольтижеры стекались к реке, барабаны завели свою боевую песнь, снаряды дождем посыпались на немецкий легион, стоящий ниже Южного Эссекского.

Симмерсон хлопнул лошадь Форреета по крупу и заорал:

— Давай, пошевеливайся, приятель! Это наша единственная надежда!

Приказ был отдан, и Южный Эссекский принялся неуклюже разворачиваться. Меделинский холм с левого фланга остался открытым врагу. Движение началось от роты Шарпа, солдаты в ужасе оглядывались назад, на приближающегося врага. Первая линия обороны уже вступила в бой, Шарп слышал мушкетные и ружейные выстрелы, а в трехстах ярдах за рекой появились Орлы. Эта атака была не только многочисленнее первой — неприятель готовился пустить в дело еще и полевую артиллерию. А Южный Эссекский отступал!

Шарп, спотыкаясь, пробежал вдоль разворачивающейся колонны.

— Сэр!

— Капитан Шарп! — Симмерсон, так и не спешившийся, посмотрел на него сверху вниз.

— Ради всех святых, сэр! В нашу сторону идет колонна...

Его перебил драгунский лейтенант из штаба генерала Хилла, который так резко остановил своего коня, что из-под копыт полетела земля. Симмерсон бросил на гонца короткий взгляд.

— Что случилось, лейтенант?

— Генерал Хилл передает вам свои наилучшие пожелания, сэр, просит оставаться на занимаемой позиции и выдвинуть вперед линию обороны.

Симмерсон важно кивнул.

— Мои наилучшие пожелания генералу Хиллу, скоро он поймет, что я делаю все абсолютно правильно. Продолжайте!

Шарп хотел было возразить, но понял, что это бесполезно. Он быстро вернулся к своей роте.

— Что происходит, сэр? — Харпер с сомнением посмотрел на командира.

— Мы идем вперед, вот что происходит. — Шарп пробежал вдоль рядов легкой пехоты. — Рота! Стройся! За мной!

Он помчался вниз по склону, за ним последовали солдаты. Будь проклят Симмерсон! Стрелки в белых куртках перешли реку и обходили немецкий легион, который отчаянно сражался с противником, в два раза превосходящим его числом, на склонах уже лежало множество погибших и раненых солдат. Рота Шарпа бежала изо всех сил, солдаты задыхались, ранцы колотили по спинам, им мешало оружие, сумки для патронов и провизии, но они устремились навстречу врагу, перебравшемуся через реку. Повсюду рвались снаряды, и, оглянувшись, сержант Харпер заметил, как у него за спиной упало двое солдат, однако сейчас ими было некогда заниматься. Он видел, как Шарп вытащил из ножен палаш, и понял, что капитан собирается ворваться прямо в ряды французских стрелков и оттеснить их на другой берег реки.

Харпер сделал глубокий вдох:

— Штыки! Штыки!

Солдаты с мушкетами в руках вряд ли могли успеть закрепить штыки вовремя, но стрелки Шарпа и не пытались это сделать. Штык от ружья Бейкера был длинным, с удобной ручкой, совеем как сабля; французы увидели их и остановились.

Первая пуля просвистела совсем рядом с Шарпом, вторая ударила в землю и рикошетом попала в его флягу, а в следующее мгновение он уже пустил в дело палаш. Солдаты кричали, яростно размахивали оружием, и вольтижеры устремились назад, на противоположный берег Портины.

— Ниже! Ниже! Ниже! — заорал Шарп и одновременно толкнул двоих солдат на землю. Линию защиты удалось восстановить, но проку от этого было не много. — Прицеливайтесь ниже! Убивайте этих ублюдков!

Голландский батальон перестроился на другом берегу реки и принялся отвечать прицельным огнем. Шарп, не обращая на них внимания, бежал вперед, пока не нашел капитана Королевского немецкого легиона, чья рота понесла серьезные потери из-за того, что Симмерсон отказался послать им в поддержку легкую пехоту.

— Прошу прощения!

Капитан отмахнулся от извинений Шарпа.

— Добро пошаловать! Мы срашаемся с неметской дивисией, нет? — Капитан рассмеялся. — Они хорошие солдаты, но мы лутше. Шелаю хорошо провести время!

Шарп вернулся к своей роте. Противник находился примерно в пятидесяти ярдах, на противоположном берегу, а стрелки в зеленых куртках возносили благодарственные молитвы, обратив их к семи спиральным желобкам своих ружей. Вольтижеры отступали, и солдаты из роты Шарпа подобрались поближе к реке, чтобы вести прицельный огонь; капитан с гордостью наблюдал за пехотинцами из Южного Эссекского, которые помогали друг другу, вместе выбирали цель, спокойно стреляли, вспомнив все уроки Шарпа, которые он преподал им во время долгого марша в Талаверу. Прапорщик Денни поднялся на ноги и принялся громко подбадривать солдат. Шарп толкнул его на землю:

— Нечего делать из себя мишень, мистер Денни, французы просто обожают убивать талантливых молодых офицеров!

Денни так и просиял от удовольствия, когда услышал слова Шарпа.

— А как насчет вас, сэр? Почему вы не пригнетесь?

— Обязательно пригнусь. Не забывайте, что нужно постоянно двигаться!

Харпер стоял на коленях рядом с Хэгмэном, он заряжал штуцер и выбирал мишени для опытного стрелка. Шарп отдал им свое ружье и приказал стрелять по вражеским офицерам. Ноулз наблюдал за тем, что происходит на краю линии обороны, он командовал полудюжиной солдат, которые своим огнем не позволяли врагу обойти Южный Эссекский с фланга. Здесь Шарп был не нужен и радостно улыбнулся: дела шли отлично, рота сражалась, как подразделение ветеранов; на берегу реки, где засел неприятель, уже лежало около дюжины погибших французов. Погибло два солдата в красных куртках, но рота легкой пехоты из Южного Эссекского, вероятно из-за того, что была предпринята такая яростная атака, удерживала инициативу. Голландцы не хотели рисковать и слишком приближаться к британской линии обороны.

Однако за отрядом вольтижеров уже появилась первая колонна из тех, что заполняли долину между Каскаджалом и городом. Атака начнется через несколько минут, и Шарп знал, что британские защитники будут отброшены.

Горизонт затянули клубы пыли, поднимавшейся из-под сапог французской пехоты, их воинственные кличи и бой барабанов могли сравниться с грохотом разрывающихся снарядов и пушечной канонадой, а еще дальше за спинами пехотинцев устрашающе гремели цепи, возвещая приближение артиллерии.

Шарпу еще ни разу не доводилось видеть такой мощной атаки: колонны противника растянулись на полмили в ширину, за ними, скрытая пылью и дымом, наступала вторая линия, не менее сильная — ее неприятель пустит в дело, если британцам удастся остановить авангард.

Шарп оглянулся назад. Симмерсон развернул свой батальон, который теперь уходил прочь от огромной бреши, образовавшейся в линии обороны. В сторону одинокого знамени бесстрашно направился какой-то всадник — вероятно, Хилл или даже сам Уэлсли решил разобраться с Симмерсоном, но брешь была налицо, и голландцы в белых куртках уверенно шли прямо к ней.

Шарп нашел Харпера. Осталось всего несколько секунд до того, как противник вынудит их оставить эту позицию. Шарп смотрел на медленно приближающегося врага и на Орла, ослепительно сияющего в лучах яркого солнца. Рядом с Орлом восседал на лошади всадник в роскошной треугольной шляпе, и Шарп похлопал Хэгмэна по плечу.

— Сэр? — Чеширец улыбнулся.

Стараясь перекричать бой барабана и треск мушкетных выстрелов, Шарп спросил:

— Видишь вон того красавчика в шляпке? Хэгмэн проследил за рукой Шарпа.

— Двести ярдов?

А потом взял свой штуцер и, не обращая внимания на жужжание вражеских пуль, тщательно прицелился, сделал выдох и спустил курок. Над ружьем начал подниматься дымок, но Шарп успел отскочить в сторону и заметил, что полковник упал. Тогда он еще раз хлопнул Хэгмэна по плечу.

— Отлично! — Капитан подошел к другому стрелку. — Целься в артиллеристов!

Он опасался пушек, которые французы готовились пустить в дело; если им удастся подобраться достаточно близко и начать обстрел шрапнелью, в британских шеренгах будут пробиты большие бреши, а это позволит французским колоннам вести более плотный огонь, который был бы им недоступен в обычной ситуации при таком построении.

Шарп наблюдал за своими солдатами, ведущими беглый огонь по лошадям и артиллеристам. Только дальнобойные ружья Бейкера смогут помешать французам, но у стрелков Шарпа совсем не оставалось времени до того момента, когда неприятельская колонна оттеснит их назад; придется отступать, отстреливаясь на ходу. И с каждым ярдом бегущие стрелки будут приближаться к пустому пространству, где совсем недавно стоял Южный Эесекекий, так не вовремя отошедший по приказу Симмерсона.

Шарп бегом вернулся к Харперу и забрал свое ружье. Под ритмичный бой барабанов колонна подходила все ближе, вольтижеры набрались мужества и предприняли новую попытку перебраться через реку, надеясь отбросить британских стрелков назад. Шарп видел, что около полудюжины его людей убиты или тяжело ранены, один из них в зеленой форме стрелков; он показал на него и вопросительно посмотрел на Харпера.

— Пендлтон, сэр. Убит.

Бедняга Пендлтон, ему было всего семнадцать — сколько еще карманов он не успел обчистить!..

Вольтижеры старались стрелять как можно быстрее, они даже особенно не прицеливались, в их задачу входило лишь подавить огонь неприятеля. Упал еще один из людей Шарпа — Джедедиа Хорелл, который успел натереть себе кровавые мозоли новыми сапогами. Пришло время отступать, и капитан дважды дунул в свой свисток.

Солдаты сделали по последнему выстрелу, затем отбежали на несколько шагов, встали на колено и принялись перезаряжать ружья. Шарп забил пулю в дуло и протолкнул ее шомполом. Потом огляделся в поисках подходящей цели и заметил француза с сержантской нашивкой, который строил вольтижеров для очередного броска через реку. Шарп поднял ружье, прицелился и нажал на курок. Пуля попала сержанту в плечо, и он оглянулся, пытаясь разглядеть того, кто сделал выстрел.

Харпер схватил Шарпа за руку.

— Не самый удачный выстрел, сэр. Пора уносить отсюда ноги, к чертям собачьим! Они наверняка захотят отомстить!

Шарп ухмыльнулся и побежал вслед за сержантом к новым позициям стрелков, в семидесяти шагах от берега реки.

Еще громче застучали барабаны: «Бум-бум, бум-бум, бумабум, бумабум, бум-бум, Vive L'Empereur», колонны, разбрызгивая воду, устремились на британский берег, вся равнина оказалась заполненной французской пехотой, марширующей под бесчисленными Орлами в сторону ослабленной линии обороны британцев, которых продолжали обстреливать пушки с Каскаджала. Британские орудия палили по мишени, не попасть в которую было невозможно, и Шарп видел, как снова и снова ядра врезаются в колонну неприятеля, дюжинами убивая солдат. Но тех было слишком много, они смыкали ряды и продолжали шагать вперед. Стрелки Шарпа испустили победный клич, когда разорвался снаряд — новое оружие, разработанное полковником Шрапнелем, — мушкетные пули, заключенные в сферическую оболочку, сеяли смерть в рядах неприятеля, однако пушек не хватало, и французы, не обращая внимания на потери, продолжали наступать.

В течение следующих десяти минут никто не оглядывался по сторонам, приходилось стрелять и бежать, стрелять и бежать, не давая французским вольтижерам оторваться от своей колонны. Казалось, вражеских солдат с каждой минутой становится все больше, барабаны гремят громче, а мушкетный дым постепенно заволакивает поле боя. До роты Шарпа уже доносились гортанные звуки чужого языка — это кричали вольтижеры. Шарп вел людей к тому месту, где должен был стоять Южный Эссекский, увеличивая тем самым разрыв между своей ротой и немецкими стрелками. В роте уже насчитывалось менее шестидесяти человек, сейчас только они защищали британский арьергард от неуклонно наступающих французских колонн. У Шарпа не было ни единого шанса остановить неприятеля, но до тех пор, пока ему удавалось замедлить его продвижение вперед, оставалась надежда, что подкрепление успеет подойти. В этом случае гибель его людей будет оправдана.

Шарп продолжал стрелять из ружья до тех пор, пока ствол не загрязнился настолько, что шомпол стал с трудом входить в дуло. Стрелки уже давно перестали использовать промасленные, оболочки для пуль; как и Шарп, они засыпали порох и чистые пули прямо в дуло, стараясь сделать это как можно быстрее. Некоторые солдаты на бегу мочились в свои ружья, а потом снова вступали в бой — примитивный, но очень быстрый способ смыть нагар в дуле прямо во время сражения.

Наконец раздался благословенный грохот залпов: воины легиона и гвардии открыли огонь по передовым французским колоннам и заставили их нарушить строй. Голландский батальон вошел в брешь на фланге Королевского немецкого легиона и остановился. Немцам приходилось сражаться на два фронта: отбивать прямые атаки и наступление на том фланге, где должен был находиться Южный Эссекский, но Шарп ничем не мог им помочь. Вольтижеры исчезли, смешавшись с остальной пехотой, и рота Шарпа, измученная, с почерневшими от пороховой гари лицами, осталась в самом центре бреши, наблюдая за арьергардом вражеской колонны, которая пыталась окружить немцев.

— Почему они не идут вперед? — Рядом с Шарпом неожиданно оказался Ноулз, голова лейтенанта была в крови, а лицо вдруг стало лицом ветерана.

— Потому что другие колонны остановлены. Они не хотят остаться без поддержки.

Капитан взял предложенную Ноулзом флягу — его собственная была пробита пулей, — и вода показалось ему восхитительно холодной. Шарп жалел, что не видит происходящего, но шум сражения говорил сам за себя. Барабаны двенадцати французских колонн сбились с ритма и смолкли, раздались радостные крики британцев, залпы прекратились, солдаты доставали штыки из ножен и надевали на дула мушкетов. Вопли ликования превратились в мстительные крики, и расположившиеся на вершине Меделина штабные офицеры увидели, что первая линия французского наступления рассыпалась, а немцы и гвардейцы продолжают оттеснять их штыками, преследуя смешавшую ряды колонну на другой берег реки, мимо вражеской артиллерии, брошенной неприятелем без единого выстрела.

— О Господи! — с удивлением простонал Шарп.

— Что? — Ноулз посмотрел в сторону реки, стараясь заглянуть за спины солдат голландского батальона, оставшегося в самом центре поля, туда, где попали в беду увлекшиеся наступлением немцы.

Передовая французская колонна спасалась бегством, она была разбита; но неподалеку стояла другая, такая же многочисленная, как и первая, и французы укрылись за орудиями своего готовящегося к наступлению резерва. Немецкие и британские солдаты, разгоряченные в пылу сражения, с влажными от крови штыками и незаряженными мушкетами мчались прямо под огонь резервных французских войск. В последний момент они повернули и в полном беспорядке побежали обратно, а вторая линия французов, усиленная солдатами из первой, под бой барабанов двинулась туда, где брешь, оставленная Симмерсоном, расширилась до полумили и где в панике метались британские солдаты.

Сэр Генри, находящийся в полной безопасности с Южным Эссекским за холмом Меделин, заметил наступление второй французской колонны и вздохнул с облегчением. Был момент, когда Симмерсона охватил ужас. Он видел, как неприятель заполнил долину: в воздух поднялись тучи пыли, впереди бодро вышагивали бесстрашные вольтижеры. Он видел, как солнце вспыхивает на штыках и отражается от множества значков на груди солдат, а барабаны и трубы зовут Орлов целых двенадцати колонн в бой против слабой оборонительной линии британцев. Потом французы остановились. Британцы открыли мушкетный огонь, его грохот поглотил все остальные звуки, и со своего наблюдательного поста на склоне холма Симмерсон стал свидетелем того, как колонны противника закачались, словно пшеница, на которую налетел неожиданный порыв ветра. Враг смешал ряды. Симмерсон не мог поверить своим глазам — горстка британцев сумела отбросить превосходящие силы противника! Лишившись дара речи, он слушал победные вопли своих соотечественников, примкнувших штыки и устремившихся в атаку. Сэр Генри ожидал жестокого поражения, а вместо этого стал свидетелем победы. Французы не смогли прорвать линию обороны и теперь дрогнули перед штыковой контратакой врага. Все надежды полковника рухнули.

Однако британские войска не смогли вовремя остановиться. Резервная колонна противника открыла огонь, немцы и гвардия были расстреляны в упор, началось новое, еще более мощное наступление врага на британский берег реки. Победные возгласы смолкли, вновь заговорили барабаны, британские знамена, теснимые французскими Орлами, устремились назад, к вершине холма. Вот теперь всем станет ясно, что полковник сэр Генри Симмерсон оказался прав.

Он повернулся к Кристиану Гиббонсу, чтобы указать тому на свою прозорливость, но вместо племянника увидел перед собой незнакомого подполковника; может быть, он уже встречал его где-то? Только вот сэр Генри никак не мог вспомнить, при каких обстоятельствах. Он уже собрался спросить, что нужно этому элегантному офицеру, но подполковник заговорил первым:

— Вы освобождены от командования, сэр Генри. Теперь батальон подчиняется мне.

— Что...

Однако подполковник уже не слушал Симмерсона. Он повернулся к улыбающемуся Форресту и начал отдавать приказы. Батальон быстро перестроился и зашагал в сторону продолжающегося сражения. Симмерсон ехал сзади и возмущенно что-то кричал, но подполковник повернулся к нему, в его руке сверкнула обнаженная сабля, и он оскалил в усмешке зубы. Сэр Генри решил, что сейчас, пожалуй, не место и не время для споров, и повернул коня.

Элегантный офицер взглянул на Гиббонса:

— Как ваша фамилия, лейтенант?

— Гиббонс, сэр.

— Ах да, припоминаю. Из роты легкой пехоты?

— Да, сэр. — Гиббонс бросил отчаянный взгляд на дядюшку, но Симмерсон смотрел на приближающихся французов.

Подполковник ударил лошадь Гиббонса плоской стороной сабли:

— Ну так займите свое место, мистер Гиббонс! И поторопитесь! Им сейчас совсем не помешает помощь. Даже ваша!

Французы наступали через поле, усеянное телами и скрытое за пеленой дыма, однако перед ними не было солдат противника. Сэр Генри сидел на лошади и наблюдал за тем, как Южный Эссекский марширует навстречу неприятелю. Он заметил, что 48-й полк устремился наперерез врагу, а с противоположной стороны ему на помощь шли другие британские батальоны, намеревавшиеся остановить наступление французских Орлов. Штабные офицеры, поднимая тучи пыли, скакали на лошадях вверх и вниз по склону, тяжелые шестифунтовые пушки с грохотом посылали в гущу вражеских колонн одно ядро за другим, британская кавалерия была готова пресечь атаки конницы противника, если та попытается устремиться в бреши, образовавшиеся в рядах пехоты. Сражение все еще не было проиграно. Сэр Генри огляделся по сторонам и почувствовал себя ужасно одиноко.

Глава двадцать четвертая

Шарп не мог представить себе общей картины сражения — мешали спины солдат голландского батальона и дым, который окутал поле битвы. После отступления первых линий французских колонн голландцы превратились в отличную мишень для британских пушек, поэтому командиры — что было весьма разумно — решили перестроить солдат в шеренги. Теперь они образовали грязно-белую стену, стоящую под углом к берегу реки, и оказались лицом к отступающим остаткам Королевского немецкого легиона. Шарп видел, что голландцы перезаряжают мушкеты и стреляют в потерявшие строй батальоны, но не предпринимают никаких попыток пойти в наступление и покончить с оставшимися в живых британцами. Очевидно, после того, как Хэгмэн застрелил полковника, батальон не знал, что делать дальше, и ждал второй французской атаки.

— Сэр! Сэр! — Прапорщик Денни дернул Шарпа за куртку и показал на холм Меделин. Сквозь дым, окутавший все вокруг, Шарп увидел марширующий батальон. — Это наш, сэр! Haш!

Глядя на единственный штандарт, проплывающий сквозь дым, Денни от возбуждения подпрыгивал на месте. Вскоре полк уже было прекрасно видно, он находился примерно в четверти мили, позади роты Шарпа, а за ним следовал другой батальон в надежде закрыть брешь и противостоять второй, более мощной атаке французов.

Шарп снова услышал бой барабанов, настойчивый и напряженный, и почувствовал — приближается решительный момент сражения. Словно в подтверждение, неприятельские пушки вновь открыли огонь. Их огнедышащие жерла осыпали снарядами британские батальоны, которые поспешно смыкали строй, готовясь отразить наступление врага. Французам нужно было лишь прорвать слабую линию британской обороны, и тогда этот день принесет им еще одну победу.

О роте Шарпа забыли — небольшой отряд, затерявшийся в грохоте сражения. Батальоны, занимавшие позицию по обе стороны от его роты, несли серьезные потери, сотни солдат гибли. Теперь в реке вместо воды текла кровь, а французы продолжали наступать сквозь дым и грохот. В любой момент новая атака может оказаться последней, и британский резерв падет — или удержит свои рубежи. Шарп стоял с палашом в руке, не зная, что предпринять. Харпер дернул его за рукав и показал на медленно приближающегося к ним со стороны Меделина всадника:

— Лейтенант Гиббонс, сэр!

Шарп снова повернулся туда, где шло сражение. Скорее всего, Гиббонс прибыл с очередным приказом Симмерсона, но Шарпа не особенно интересовали идиотские идеи полковника. Южный Эссекский все еще находился на достаточном расстоянии от поля боя и не мог открыть огонь по солдатам в белых куртках, но когда они это сделают, голландцы тут же перенесут огонь на них. Шарп считал, что Симмерсон не сможет ничего противопоставить вражеской атаке. Лучше всего не обращать на Южный Эссекский внимания.

Бой разгорелся с новой силой. Теперь полог дыма, затянувший долину, превратился в густую грязно-белую тучу, которая скрывала все; только вдалеке раздавалось почему-то кажущееся зловещим пение кавалерийских труб. Шарп заставил себя расслабиться. Сейчас ему не нужно принимать решения: исход битвы зависит от тысяч людей, сражающихся в дыму голландских мушкетов, а рота легкой пехоты Южного Эссекского выполнила свой долг.

Капитан повернулся к Харперу и улыбнулся:

— Ты видишь то же самое, что и я?

Ирландец радостно улыбнулся в ответ, и на почерневшем от пороховой гари лице ослепительно сверкнули белые зубы.

— Прямо так и манит, сэр. Я и сам на него глаз положил.

В двухстах ярдах, в самом центре голландской линии сиял в ярких лучах солнца Орел. Его широкие крылья отбрасывали тень на шест, где он был закреплен. Харпер посмотрел на голландских пехотинцев, которые стреляли по невидимой в густом дыму цели.

— Вот уж будет о чем порассказать, можете не сомневаться.

Шарп сорвал травинку, пожевал ее немного и выплюнул.

— Я не могу отдать тебе такой приказ.

Сержант снова улыбнулся, улыбка получилась широкой и счастливой.

— А мне сейчас все равно нечего делать. Кроме того, там и двоих-то маловато.

Шарп кивнул и насмешливо проговорил:

— Может, лейтенант Гиббонс нам поможет? Харпер уставился на Гиббонса, который остановился в пятидесяти ярдах от позиции роты.

— Что ему надо?

— А черт его знает. Какое нам дело?

Шарп подошел к своим людям. Солдаты сидели на траве, лица у всех были грязные, глаза запали и покраснели от порохового дыма и напряжения битвы. Они сделали даже больше, чем было в их силах. И теперь с ожиданием смотрели на своего командира.

— Вы сражались отлично. Вели себя просто здорово, я вами горжусь. — Все заулыбались, одновременно смущенно и радостно, довольные похвалой офицера. — Больше я вас ни о чем не прошу. К нам идет батальон, через минуту мистер Денни построит вас на левом фланге, как обычно. — Солдаты перестали улыбаться, они не понимали, что происходит. — Мы с сержантом Харпером с вами не пойдем. Нам кажется, что нашему батальону не хватает еще одного знамени. Поэтому мы решили заполучить вот это. — Он показал на Орла, и солдаты проследили взглядами за его рукой. Кто-то ухмыльнулся, другие были поражены. — Мы отправляемся прямо сейчас. Любой, кто захочет к нам присоединиться, — полнейший идиот, но мы с удовольствием примем его в нашу компанию. Все остальные вернутся с мистером Денни, а мы с сержантом догоним вас, как только освободимся.

— Я хочу с вами! — запротестовал Денни.

— Я готов взять всех, кто пожелает... кроме вас, мистер Денни. — Шарп покачал головой. — Мне хочется, чтобы вы отметили свое семнадцатилетие.

Солдаты стали улыбаться, Денни покраснел, а Шарп отвернулся. Он слышал, как Харпер достал свой штык; к нему присоединился звон других. Опустив палаш, капитан пошел в сторону врага, и в следующее мгновение услышал у себя за спиной шаги. Его догнал Харпер.

— Они все идут, сэр. Все до единого. Шарп удивленно вскинул брови.

— Все? Мистер Денни? Вернитесь в батальон! Это приказ!

— Но, сэр...

— Нет, мистер Денни. Назад!

Он проследил за тем, как парнишка повернулся и сделал несколько шагов. Гиббонс по-прежнему сидел на своей лошади и наблюдал за происходящим, Шарп опять подумал, что не знает, зачем прибыл лейтенант, но в данный момент это не имело никакого значения; прежде всего — Орел. Он снова пошел вперед, моля всех святых о том, чтобы неприятель их не заметил, чтобы небеса, которые заволокло черным пороховым дымом, послали им удачу. Этот Орел запал ему в душу.

Противник все еще смотрел в противоположную сторону, голландцы по-прежнему стреляли в никуда, шум сражения нарастал. Теперь Шарп слышал регулярную залповую стрельбу и понял, что вторая атака французов столкнулась с новой линией британской обороны, и наводящий ужас однообразный грохот британских залпов вступил в битву с завораживающим барабанным боем. Британская артиллерия пробивала страшные бреши в невидимых французских колоннах, однако барабанная дробь становилась все громче, крики «Vive L'Empereur» не смолкали... И вдруг Шарп понял, что они находятся всего в ста ярдах от Орла. Он крепче сжал в руке палаш и побежал. Вот-вот их должны заметить!

Мальчик-барабанщик, стоящий позади неприятельской линии, отвернулся — его тошнило — и увидел безмолвно появившийся из дыма отряд Шарпа. Он выкрикнул предупреждение, но никто его не услышал, он снова крикнул. Какой-то офицер обернулся. Противник тут же перестроился — теперь неприятель стоял лицом к британским солдатам, но французы еще не успели зарядить свои мушкеты, только проталкивали пули шомполами.

Шарп взметнул палаш вверх:

— Вперед! Вперед!

Он побежал еще быстрее, не замечая ничего вокруг, потому что видел только Орла и испуганные лица солдат, пытающихся поскорее зарядить оружие. Возле штандарта стояли гренадеры в высоких меховых киверах, кое-кто с боевыми топориками — защитники чести французской армии!

Послышался мушкетный выстрел, и над головой Шарпа, кувыркаясь, пролетел шомпол. Рядом держался Харпер, сжимая в руке штык-кинжал. Барабанщики разбежались в разные стороны, два стрелка с диким криком бросились в самый центр французской шеренги. Оглушительно грохнул мушкетный залп. Шарпу показалось, что солдаты в зеленых мундирах отброшены назад, а потом он уже ничего не видел, кроме высокого гренадера, который попытался проткнуть его штыком. Капитан отклонился в сторону, дождался момента, когда штык проскочит мимо, левой рукой схватился за дуло мушкета и дернул на себя, а его палаш вошел в тело гренадера. Кто-то со всего размаху ударил Шарпа прикладом мушкета, но он успел подставить ранец, и его отбросило на гренадера, двумя руками вцепившегося в клинок глубоко вошедшего в его живот палаша. Ружейный выстрел оглушил Шарпа. В следующий миг рядом уже никого не было, и Шарп с безумным криком бросился на солдат, защищавших Орла.

Харпер, как и капитан, сумел пробиться через первую шеренгу, но его штык-кинжал был слишком коротким, и два француза с примкнутыми на мушкеты штыками заставили ирландца остановиться. Шарп нанес сокрушительный удар палашом, расщепив приклад одного из мушкетов. Французы вынуждены были отступить, и Харпер прыгнул в образовавшуюся брешь, нанося отчаянные удары направо и налево. Шарп последовал за ним.

Перед ними появились новые мушкеты, их окружили солдаты в белых мундирах, многие поспешили перезарядить оружие, чтобы покончить с горсткой британских стрелков. Орел начал отступать, удаляясь все дальше, — но знаменосцу было некуда отходить, разве что в сторону плотного мушкетного огня британского батальона, который скрывался за тучами дыма.

Гренадер, вооруженный топориком, метнулся к Шарпу. Это был настоящий великан, не меньше Харпера; он улыбался, размахивая своим страшным оружием, один удар которого мог бы легко отрубить голову быку. Шарп отскочил в сторону и почувствовал, как топорик пронесся мимо, а его лезвие глубоко вошло во влажную от крови землю. Тогда Шарп вонзил клинок в шею великана, зная, что убил его на месте. Харпер тут же отбросил в сторону свой штык и вырвал из земли топорик. Ирландец что-то кричал на языке своих предков, его дикая кровь бурлила. Топор описывал над головой сержанта такие отчаянные круги, что даже Шарпу пришлось отступить в сторону, давая дорогу Патрику Харперу. Почерневшее от гари лицо исказила судорожная гримаса, ирландец давно потерял свой кивер, длинные волосы развевал ветер, острое серебристое лезвие пело в его руках, а древний язык помогал расчищать дорогу сквозь ряды неприятеля.

Знаменосец бросился бежать, надеясь унести бесценного Орла подальше, однако раздался выстрел, бегущий упал, и Шарп услышал хорошо знакомые слова Хэгмэна:

— Достал его.

После новых залпов голландский батальон задрожал, как раненое животное, — это Южный Эссекский наконец появился на фланге и повел прицельный огонь. Перед Шарпом неожиданно возник обезумевший офицер, взмахнул саблей... и закричал от ужаса, когда Шарп сделал смертоносный выпад. Какой-то солдат в белом мундире бросился к упавшему Орлу, но Шарп опередил его, изо всей силы лягнул по ребрам, наклонился и поднял древко с земли. Раздался отчаянный крик, вражеские солдаты бросились к нему со штыками наперевес, Шарп почувствовал, как один из ударов пришелся в бедро, но рядом уже стояли Харпер с топориком и Денни со своей смешной хрупкой сабелькой.

Денни! Шарп оттолкнул юношу в сторону и взмахнул саблей, стараясь защитить его, но штык уже пронзил грудь прапорщика, юноша вздрогнул и упал на землю. Шарп закричал, размахивая позолоченным Орлом и не подпуская к нему солдат противника, а потом нанес еще один удар, заставив голландцев в ужасе отступить. Их собственный Орел надвигался на них, и они спасались бегством от двух великанов-стрелков, которые, свирепо рыча, продолжали ловко орудовать своим страшным оружием, хотя каждый успел получить по полдюжине ранений. Их невозможно было убить!

Теперь залпы раздавались еще и с правого фланга, и голландцы, так хорошо сражавшиеся за своих французских хозяев, дрогнули. Они обратились в бегство, как и соседние французские батальоны. Остатки 48-го полка, немецкого легиона и гвардии сумели перестроиться в дыму, почти полностью скрывшем долину Портины, и вновь пойти в атаку. Солдаты бесстрашно шли вперед по влажной, пропитанной кровью земле, оттесняя многочисленные французские колонны на противоположный берег. Враг отступал, стараясь оторваться от безжалостной стали британских штыков. Все происходящее походило на картины ада. Шарпу еще никогда не приходилось видеть такого количества трупов, столько крови, пролитой на землю; даже бойня в Ассаме не была такой кровавой.

Сэр Генри наблюдал за отступлением французской армии, уже во второй раз отброшенной назад огнем британских мушкетов, с вершины Меделина. Неприятель потерял по меньшей мере четверть своих людей; французы были разбиты прекрасно выученными британскими солдатами, способными выпустить пять пуль в минуту в погожий день, армией, которую не напугал устрашающий бой барабанов. И сэр Генри уже начал мысленно составлять письмо, где он объяснит, что его решение об отведении в тыл Южного Эссекского было ключевым шагом, принесшим победу. Разве он не говорил, что британскую армию невозможно разбить?

Глава двадцать пятая

Сражение еще продолжалось, но его судьба уже была решена. Когда измученная британская пехота остановилась на берегу Портины, солдаты услышали грохот новых залпов, потом к северу от Меделина пронзительно запели кавалерийские рожки. Однако ничего существенного не произошло — 23-й полк легких драгун пошел в самоубийственную атаку, и тяжелые британские пушки остановили двенадцать французских батальонов, после чего неприятель окончательно отступил. Над полем боя повисла тишина. Французская армия была разбита, британские флаги победно развевались над телами поверженных врагов.

Стороны понесли серьезные потери. Погибло более тринадцати тысяч человек, но никто об этом еще не знал. Британцы не подозревали, что французы не решатся на новые атаки, а король Жозеф Бонапарт и оба маршала поздно вечером отправятся на восток, оставив поле битвы измученным и почерневшим от пороховой гари победителям.

Раненые молили о глотке воды, звали матерей, просили пристрелить их — только бы избавиться от боли и страданий. Самое страшное для многих было еще впереди. В этих краях день за днем палило безжалостное солнце, трава на Меделинском холме и в долине стала сухой и ломкой. Начался пожар, огонь стремительно побежал по земле, сжигая без разбора мертвых и раненых, над долиной повис запах горящей плоти. Победители попытались перенести раненых в безопасное место, но их было слишком много, огонь распространялся быстро, и спасатели, проклиная все на свете, падали на грязных берегах Портины, утоляя жажду алой от крови водой.

Над северными горами появились стервятники. Косые лучи палящего солнца освещали горящее поле и людей, пытающихся спастись из пламени. Почерневшие от пороховой гари солдаты продолжали выносить раненых и собирать добычу с тел убитых.

Шарп и Харпер шли своим путем — два человека, окруженные завесой дыма, среди горящей травы, оба с многочисленными мелкими ранениями, на которые они не обращали ни малейшего внимания. Их лица были озарены гордостью. Шарп не выпускал из рук Орла. Французский штандарт не представлял из себя ничего особенного: легкий голубой шест длиной в восемь футов, а на вершине красуется позолоченная птица с распростертыми крыльями и поднятой левой лапой, в которой Орел держит молнию, направленную против врагов Франции. Флага не было; как и многие другие французские полки, голландцы оставили свои знамена дома, чтобы нести в победоносное сражение дар Наполеона. В ширину, да и в длину, Орел не превышал полутора ярдов, однако все это не имело никакого значения — Шарп с Харпером добыли вражеский штандарт.

Рота легкой пехоты наблюдала за тем, как они уходят. Только Шарпу, Харперу и Денни удалось пробиться сквозь ряды вражеского батальона; французская контратака отбросила роту назад, а потом голландцы обратились в бегство. Пуля попала лейтенанту Ноулзу в плечо, и теперь он мог только наблюдать за тем, как его солдаты стреляют в отступающих французов. Затем он повел их назад, на воссоединение с батальоном. Лейтенант знал, что Шарп и Харпер остались где-то за завесой дыма и что рано или поздно они вернутся, с Орлом или без него.

Полковник Вильям Лоуфорд, сидя на лошади, смотрел на тела, усеивающие поле брани. Он вел Южный Эссекский вниз по склону и наблюдал, как люди стреляли из своих мушкетов, медленно, но совершенно хладнокровно. Он видел схватку за Орла; но потом происходящее заволокло дымом, а те сорок три грязных, покрытых кровью солдата из роты легкой пехоты, кого привел лейтенант, почти ничего не могли рассказать.

Лоуфорд хотел поскорее увидеть выражение лица Шарпа — как тот отреагирует, узнав, что его товарищ по Серингапатаму стал полковником, но долина была окутана пламенем и дымом, и Лоуфорд оставил все попытки что-либо разглядеть. Он приказал батальону приступить к печальной работе — нужно было раздеть погибших и сложить тела для сожжения. Похоронить всех было просто невозможно.

С сэром Генри Симмерсоном покончено. Уэлсли выругался, коротко, но выразительно, и приказал Лоуфорду взять командование батальоном на себя. Лоуфорд надеялся, что так все и останется, ему уже давно пора командовать батальоном. Южный Эссекский необходимо привести в норму.

Подъехал майор Форрест.

— Майор?

— Если не считать роты легкой пехоты, сэр, наши потери невелики.

— Сколько? — Лоуфорд наблюдал за тем, как Форрест вытащил листок бумаги из сумки.

— Около дюжины погибших, сэр, и примерно две дюжины раненых.

Лоуфорд кивнул:

— Мы легко отделались, майор. А как насчет роты легкой пехоты?

— Лейтенант Ноулз привел сорок три человека, сэр, большинство из них ранены. Сержант Рид и еще два солдата охраняли имущество роты — итого сорок шесть. В городе оставались еще пятеро, которые по болезни не смогли принять участие в сражении. — Форрест помолчал немного. — Получается пятьдесят один, сэр, из восьмидесяти девяти.

Лоуфорд ничего не ответил. Он наклонился в седле и снова принялся вглядываться в пелену дыма. Форрест кашлянул и встревоженно произнес:

— Вы не думаете, сэр... — Он не закончил своего вопроса.

— Нет, майор, не думаю. — Лоуфорд выпрямился в седле и весело улыбнулся Форресту. — Я знаю Ричарда Шарпа с тех самых пор, когда я еще был лейтенантом, а он сержантом. Ему следовало умереть уже сотни раз, майор, ну по крайней мере дюжину, а он каким-то образом умудряется выкарабкаться. — Лоуфорд ухмыльнулся. — Не стоит беспокоиться о Шарпе, майор. Кто еще пропал?

— Сержант Харпер, сэр...

— Ах да! — перебил его Лоуфорд. — Легендарный ирландец.

— И лейтенант Гиббонс, сэр.

— Лейтенант Гиббонс? — Лоуфорд вспомнил, что в штабе Уэлсли в Пласенсии видел племянника сэра Генри, на лице которого застыла наглая ухмылка. — Интересно, как он обходится без своего дядюшки? — Полковник улыбнулся, сейчас Гиббонс интересовал его меньше всего. Нужно было еще столько всего сделать, а главное — вынести раненых с поля боя, прежде чем горожане отправятся грабить тела. — Спасибо, майор. Придется нам подождать капитана Шарпа. А пока организуйте отряд и отправьте его за водой. И еще... будем надеяться, что у погибших французов в ранцах найдется еда, иначе мы останемся без ужина.

У французов нашлись и еда и золото, и Шарп, как и всегда, разделил добычу с Харпером. Сержант нес Орла и время от времени задумчиво на него поглядывал.

— А он стоит каких-нибудь денег, сэр?

— Не знаю.

По привычке Шарп попытался перезарядить ружье и фыркнул, с трудом проталкивал шомпол в грязное дуло.

— Нас наградят, сэр, должны ведь?

— Должны. — Шарп улыбнулся сержанту. — Может быть, патриотический фонд раскошелится на сто гиней, кто знает? — Он убрал шомпол на место. — Впрочем, вполне возможно, что они просто скажут «спасибо». — Он насмешливо поклонился ирландцу. — Спасибо вам, сержант Харпер.

— Я получил исключительное удовольствие, капитан Шарп. — Харпер неуклюже поклонился в ответ, потом помолчал и добавил: — Ублюдки должны что-нибудь заплатить. Мне не терпится увидеть лицо Симмерсона, когда вы вручите ему нашу добычу.

Шарп рассмеялся, потому что и сам ждал этого момента. Он взял Орла у Харпера.

— Пошли. Нужно их найти.

Неожиданно Харпер дотронулся до плеча Шарпа и замер, вглядываясь в дым, стелющийся над рекой. Шарп не заметил ничего интересного.

— Что такое?

— А вы не видите, сэр? — Харпер был взволнован, но говорил совсем тихо. — Вон там! Проклятье! Не разглядеть.

— Да что, ради всех святых, что там такое? Харпер повернулся к нему.

— Вы подождете, сэр? Две минуты?

— Птичка? — Шарп хмыкнул.

— Точно. Сорока с голубым хвостом. Перелетела на другой берег, вряд ли она далеко. — Лицо Харпера светилось, он забыл о сражении, а взятый в плен Орел казался ерундой по сравнению с тем, что ему наконец удалось увидеть редкую птицу.

— Валяй, я подожду тебя здесь, — сказал Шарп. Сержант бесшумно направился к реке, а Шарп остался среди мертвых тел на окутанном дымом берегу. Мимо пробежала лошадь, она спешила куда-то по своим делам, ее бок был залит кровью. Вдалеке, за языками пламени, трубачи созывали на построение оставшихся в живых солдат. Шарп посмотрел на Орла, на молнию, зажатую в когтях, на венок, надетый на шею птицы, и снова почувствовал, что его охватывает ликование. Теперь никто не пошлет его в Вест-Индию! Симмерсон может из кожи вон вылезти, но человеку, добывшему первого французского Орла, нечего бояться сэра Генри.

Шарп улыбнулся, поднял Орла так, что на его крыльях заиграли солнечные блики, и вдруг услышал топот копыт у себя за спиной. Ружье так и осталось лежать на земле, когда он метнулся в сторону, чтобы избежать клинка Гиббонса. Лейтенант, в глазах которого полыхал дикий огонь, вытащил свою кривую саблю и наклонился в седле; оружие просвистело над головой стрелка, тот упал на землю, откатился, а потом встал на колени и увидел, как Гиббонс натянул поводья, одной рукой развернул лошадь и пустил ее вперед. Лейтенант не дал Шарпу времени даже на то, чтобы вытащить саблю. Он выставил свое оружие, словно копье, и пришпорил коня; клинок должен был вонзиться прямо в живот его заклятого врага.

Шарп прижался к земле, и лошадь проскочила мимо, потом быстро развернулась, и вот уже Гиббонс навис над своим противником, направив саблю вниз. Никто из них не произнес ни слова. Лошадь заржала, встала на дыбы, забила копытами, и Шарп успел нырнуть в сторону. Потом он изо всех сил размахнулся Орлом и попытался попасть в голову лошади, но Гиббонс был умелым всадником и, уверенно повернув коня, легко избежал удара, а потом вновь занес саблю над Шарпом.

— Отдай мне Орла, Шарп!

Стрелок огляделся. Заряженное ружье лежало в пяти ярдах, и он бросился к нему, знал, что не успеет. Клинок ударил по ранцу на спине и сбил капитана с ног. Шарп упал на Орла, метнулся вправо, лошадь опустила копыто совсем рядом с его лицом, занесенная сабля сверкнула в лучах солнца. Шарп снова перекатился вправо, почувствовал, как копыто ударило в плечо, но ему все еще удавалось избегать клинка Гиббонса. Однако положение становилось все более и более безнадежным. В ноздри ударил терпкий запах травы, мелькали копыта, в любой момент острие сабли могло пригвоздить его к земле. Он был зол на себя за то, что забыл о Гиббонсе, который, вероятно, уже давно, скрываясь за завесой дыма, преследовал их с Харпером.

Шарп едва мог шевелить правой рукой, она почти совсем онемела после удара копытом, однако он еще раз отчаянно взмахнул Орлом, словно дубиной, пытаясь заставить лошадь отступить. Будь проклята эта сорока! Неужели Харпер ничего не слышит?

В следующий миг сабля оказалась возле его живота. Шарп поднял глаза и увидел улыбающееся лицо Гиббонса. Рука с саблей застыла в воздухе.

— Мне было хорошо с ней, Шарп. А теперь я еще и Орла получу.

Казалось, Гиббонс смеется над ним — рот лейтенанта расходился все шире и шире, но он медлил и не наносил последнего удара. Вдруг его глаза округлились, и Шарп начал откатываться подальше от сабли, вскочил на ноги и увидел, как, изо рта Гиббонса медленно, а потом все быстрее потекла кровь. Шарп продолжал двигаться, Орел описал широкую дугу, и крыло французского трофея угодило Гиббонсу в лицо, сломало зубы, отбросив назад голову. Впрочем, лейтенант был уже мертв. И, хотя Орел заставил его отклониться, тело в результате упало вниз, в сторону Шарпа, потому что спину лейтенанта пробил французский штык, вышедший наружу между ребер на груди. С противоположной стороны лошади стоял сержант и с веселой ухмылкой смотрел на Шарпа.

Тело Гиббонса соскользнуло на землю, и Шарп принялся разглядывать французский мушкет с примкнутым штыком, который насквозь пробил легкие и теперь торчал из груди.

Шарп поднял глаза на Харпера.

— Спасибо.

— Я и сам получил большое удовольствие. — Усмешка сержанта стала еще шире, словно ему понравилось наблюдать за тем, как Шарп борется за жизнь. — Ради таких моментов стоит служить в армии.

Капитан оперся о шест Орла, с трудом перевел дыхание. Еще никогда он не был так близок к смерти.

— Этот ублюдок чуть не покончил со мной! — покачав головой, негромко проговорил Шарп. Казалось, его это удивило, словно он и представить себе не мог, что Гиббонс окажется столь опасным противником.

— Ну, сначала ему пришлось бы покончить со мной, сэр.

Слова были сказаны в шутливом тоне, но Шарп знал, что это правда, и улыбнулся. Потом отошел в сторону и поднял ружье.

— Патрик?

— Сэр?

— Еще раз спасибо.

Харпер сделал небрежный жест рукой.

— Вы уж постарайтесь, чтобы они дали нам побольше ста гиней. Не каждый день удается захватить такие трофеи.

Вещей у Гиббонса оказалось совсем немного: горсть золотых монет, часы, разбившиеся при падении, и дорогая сабля, которую пришлось оставить. Шарп наклонился над телом и засунул руку за воротник Гиббонса — там он нашел то, что искал: золотую цепочку. Большинство солдат носили на шее что-нибудь ценное, и Шарп знал, что в случае его смерти какой-нибудь вражеский солдат найдет мешочек с монетами.

Харпер поднял глаза на капитана.

— Я эту штуку не заметил.

Внутри медальона они обнаружили портрет девушки. Блондинка, как и Гиббонс, но в отличие от него, у нее были полные губы. И, хотя портрет был совсем маленьким, казалось, глаза девушки смотрят на мир удивленно и радостно. Харпер наклонился к Шарпу.

— Что там написано, сэр?

Шарп прочитал слова, выгравированные на внутренней крышке медальона:

— "Да хранит тебя Бог. С любовью — Джейн". Харпер тихонько присвистнул.

— А она хорошенькая, сэр.

Шарп засунул медальон в сумку с патронами, а потом бросил взгляд на мертвого Гиббонса, худое лицо которого было залито кровью. Знала ли Джейн, каким человеком был ее брат?

— Пошли, сержант.

Они зашагали по сухой траве, сквозь тлеющие остатки пожара, и вскоре заметили одинокое желтое знамя Южного Эссекского.

Первым Шарпа и Харпера увидел лейтенант Ноулз. Он что-то закричал, и уже через несколько мгновений их окружила вся рота легкой пехоты, солдаты громко и восторженно вопили. Героев повели к группе всадников, стоящих возле знамени. Рядом с сияющим Форрестом Шарп увидел Лоуфорда.

— Сэр?

Лоуфорд рассмеялся, глядя на удивленное лицо Шарпа.

— Насколько я понимаю, вам принадлежит честь командовать моей ротой легкой пехоты?

— Вашей?

Лоуфорд приподнял брови. Он был, как всегда, исключительно элегантен.

— Вы этого не одобряете, капитан Шарп? Шарп ухмыльнулся и покачал головой.

— А сэр Генри?

Лоуфорд слегка повел плечами.

— Скажем так: сэр Генри вдруг ощутил необоримое желание вернуться к добропорядочным обитателям Паглшэма.

Шарпу ужасно захотелось рассмеяться. Он сдержал обещание, данное Ленноксу, но капитан прекрасно понимал, что истинная причина, по которой он добыл французского Орла, заключалась совсем в другом: он должен был спасать свою шкуру. И вдруг оказалось, что все это зря. Смерть Денни и многих других — только ради того, чтобы он не отправился в Вест-Индию?

Шарп поднял добытый такой дорогой ценой трофей, и позолоченный Орел засверкал на солнце.

— У батальона не хватает одного знамени, сэр. Ничего лучшего нам с сержантом Харпером найти не удалось.

Лоуфорд посмотрел на двух великанов-стрелков, на их заострившиеся от усталости лица, покрытые грязью, пороховой гарью и кровью, на прорехи в зеленой форме, оставшиеся от скользящих штыковых ударов. А потом взял в руки Орла, не веря своим глазам, но зная, что теперь гордость британцев восстановлена, и высоко поднял вражеский штандарт над головой.

Южный Эссекский, над которым так долго смеялась вся британская армия, увидел его, и воздух огласили победные крики. Солдаты хлопали друг друга по спине, радостно подбрасывали в воздух мушкеты и вопили до тех пор, пока другие батальоны не начали подходить, чтобы выяснить, что тут происходит.

А генерал Хилл, стоявший на вершине Меделина, услышал шум и навел свою подзорную трубу на батальон, который чуть не привел британскую армию к поражению. Он увидел Орла, и челюсть у него отвисла.

— Будь я проклят! Да благословит меня Бог! Удивительное дело!.. Южный Эссекский захватил Орла!

У себя за спиной Хилл услышал смешок и, обернувшись, увидел сэра Артура Уэлсли.

— Сэр?

— Будь и я проклят тоже, Хилл! На моей памяти вы выругались всего третий раз в жизни. — Уэлсли взял подзорную трубу из рук Хилла и посмотрел вниз, на склон холма. — Черт возьми! Вы правы! Давайте спустимся и взглянем на эту чудесную птичку!

Эпилог

В хрустальных бокалах искрилось багряное вино, полированная поверхность стола отражала свет двух десятков свечей в серебряных канделябрах. Тусклыми бликами мерцал лак старинных картин, на которых были изображены предки древнего испанского дворянского рода, в чьем замке в Талавере сэр Артур Уэлсли давал званый обед.

Даже угощение соответствовало торжественности случая. За неделю, прошедшую после сражения, ситуация с продовольствием заметно ухудшилась, испанцы не выполняли свои обещания, и войскам приходилось довольствоваться урезанными пайками. Уэлсли, как и положено генералу, питался лучше, чем другие, и Шарп отдал должное водянистому куриному бульону, насладился тушеным зайцем и вволю поел баранины, которую так любил Уэлсли. Гости осушали одну бутылку вина за другой и ворчали по поводу вынужденной диеты. Папаша Хилл тоже был здесь — его широкое лицо раскраснелось, глаза весело блестели, он все время улыбался Шарпу, качал головой и повторял: «Боже мой, Шарп, Орел!»

Напротив Шарпа сидел Роберт Кроуфорд, Черный Боб, которого Шарп не видел с отступления к Коруне. Кроуфорд опоздал на битву при Талавере всего на один день, хотя его дивизия умудрилась пройти сорок две мили за двадцать шесть часов, когда он пытался воссоединиться с Уэлсли. Среди других войск, прибывших вместе с ним из Англии, был и первый батальон 95-го стрелкового полка, так что однополчане уже успели как следует поздравить Шарпа, организовав в его честь офицерскую пирушку. Однако этим они не ограничились: Шарпу подарили новую форму, и теперь капитан сидел за столом Уэлсли в великолепном зеленом мундире, отделанном черной кожей и серебряным позументом. Он не выбросил свою старую форму. Завтра, когда армия снова выйдет на марш, он наденет перепачканный кровью кавалерийский мундир и удобные французские сапоги, сохранив новую форму и легкие ботинки для торжественных случаев.

У Черного Боба Кроуфорда было отличное настроение. Он слыл самым суровым поборником дисциплины в британской армии, настоящим тираном, подверженным вспышкам отчаянной, безумной ярости; солдаты одновременно любили и ненавидели своего командира. Лишь немногие генералы столько спрашивали и столько получали со своих людей. Его требования часто подкреплялись суровыми наказаниями, но солдаты знали, что у Кроуфорда не бывает любимчиков и он всегда справедлив.

Шарп вспомнил, как однажды Кроуфорд увидел ротного офицера, которого солдат переносил на закорках через ледяной ручей в северных горах.

— Бросьте его, сэр! Бросьте! — крикнул генерал удивленному рядовому, и, к удовольствию продрогших солдат, офицера без всяких церемоний швырнули в воду, так что тот промок насквозь.

Сейчас Кроуфорд окинул Шарпа язвительным взглядом и постучал по столу серебряной вилкой.

— А вы счастливчик, Шарп, настоящий счастливчик!

— Да, сэр.

— Только вот не надо мне этих «да, сэр». — Шарп заметил, что в глазах Уэлсли заплясали веселые искорки. Кроуфорд подтолкнул бутылку красного вина к Шарпу. — Черт возьми, вы потеряли почти половину своей роты! Если бы вам не удалось добыть Орла, вас следовало бы разжаловать в рядовые. Разве я не прав?

— Правы, сэр. — Шарп опустил голову. Довольный Кроуфорд откинулся на спинку стула и поднял свой бокал в честь стрелка.

— Однако сделано это было чертовски здорово! По столу прокатился смех. Лоуфорд поставил на стол еще две откупоренные бутылки.

— А как наш замечательный сержант Харпер?

— Потихоньку поправляется, сэр. — Шарп улыбнулся.

— Он что, был серьезно ранен? — Хилл наклонился вперед, и на его круглом лице появилось сочувствие.

— Нет, сэр. — Шарп покачал головой. — Сержанты первого батальона пригласили его на вечеринку. Я слышал, как Харпер заявил: «Один настоящий мужчина из Донегола способен выпить столько, сколько три англичанина вместе».

Хоган в восторге ударил кулаком по столу. Инженер уже успел хорошенько приложиться к спиртному и поднял свой бокал, глядя на Уэлсли:

— Мы, ирландцы, никогда не сдаемся. Не так ли, сэр?

Уэлсли приподнял брови. Он пил еще меньше, чем Шарп.

— Я никогда не считал себя ирландцем, капитан Хоган, хотя в данном вопросе вполне разделяю их точку зрения.

— Черт возьми, сэр! — проревел Кроуфорд. — Я слышал, как вы утверждали, что тот, кто родился на конюшне, не обязательно становится лошадью!

Все снова рассмеялись. Шарп сидел, откинувшись на спинку стула, и прислушивался к разговорам, наслаждаясь приятной тяжестью в желудке. Слуги принесли бренди и сигары, значит, обед подходит к концу. Шарп всегда чувствовал себя не в своей тарелке во время таких пирушек; он не был рожден для подобных развлечений и присутствовал всего на нескольких, но эти люди приняли его в свой круг, они делали вид, будто не замечают, как капитан ждет, пока другие офицеры возьмут ту или иную вилку или нож, поскольку стрелок не знал всех правил поведения за столом. Шарп еще раз рассказал о том, как они с Патриком Харпером пробились сквозь ряды врага, о гибели Денни, о том, как их захватила волна отступающих и как они отбились при помощи палаша и французского топорика.

Он потягивал вино, потихоньку шевелил пальцами ног в новых ботинках и размышлял о своей судьбе. Вспомнил об унынии перед битвой, об ощущении, что ему не удастся исполнить данные обещания, однако все закончилось благополучно. Может быть, он и в самом деле счастливчик, как утверждают солдаты; впрочем, он многое бы отдал за то, чтобы узнать, как сохранить удачу.

Шарп вспомнил тело Гиббонса со штыком в груди, падающее с коня, и снова подумал о том, что Харпер вернулся вовремя. На следующий день все следы преступления были сожжены. Погибшие, и Гиббонс среди них, были раздеты, сложены штабелями, после чего живые разожгли костры, и тела сгорели в жарком пламени. Трупов было так много, что похоронить всех представлялось невозможным, поэтому солдатам пришлось жечь костры в течение двух дней, и тяжелый сладковатый запах висел над городом до тех пор, пока ветер не развеял пепел по долине Портины. О сражении напоминало лишь разбросанное повсюду испорченное снаряжение, которое уже не могло никого заинтересовать, да черная, выгоревшая трава, где среди пламени нашли смерть многие раненые.

— Шарп?

Он вздрогнул. Кто-то произнес его имя, а он отвлекся и не слышал кто.

— Сэр? Прошу прощения. Ему улыбался Уэлсли.

— Капитан Хоган рассказал мне, что вы укрепляете англо-португальские отношения?

Шарп посмотрел на Хогана, в глазах которого плясали озорные огоньки. Всю неделю ирландец очень весело рассуждал про Жозефину, и Шарпу ничего не оставалось, как улыбнуться и скромно пожать плечами — ведь на него смотрели три генерала.

— Судьба награждает храбрых, верно, Шарп? — весело проговорил Хилл.

— Да, сэр.

Шарп откинулся на спинку стула, а разговор тем временем продолжался. Он скучал по Жозефине. Прошло чуть больше двух недель с той ночи, когда он последовал за ней из гостиничного дворика на окутанный тенями берег реки. С тех пор он провел с ней всего пять ночей. Больше Жозефина не подарит ему ни одной. Он понял это, когда вернулся в Талаверу утром после сражения. Жозефина поцеловала его и улыбнулась, а в другом конце комнаты Агостино упаковывал кожаные седельные сумки и складывал платья, которых Шарп так на ней и не увидел.

Они отправились погулять по городу, Жозефина крепко держалась за его локоть и заглядывала в лицо, точно была маленьким ребенком.

— Это не могло тянуться долго, Ричард.

— Я знаю. — На самом деле он считал иначе.

— Правда?

Она хотела, чтобы прощание получилось красивым, и это было самое маленькое, что Шарп мог для нее сделать. Он рассказал ей про Гиббонса; про выражение его лица, когда штык вошел в тело.

Жозефина крепко сжала руку Шарпа.

— Мне так жаль, Ричард.

— Гиббонса?

— Нет. Что тебе пришлось это сделать. Я сама была во всем виновата, я вела себя глупо.

— Нет. — «Как странно, — подумал Ричард, — когда люди прощаются, они берут всю вину на себя». — Ты ни в чем не была виновата. Я обещал тебя защищать. И не сумел.

Они вышли на маленькую, залитую солнцем площадь и стали разглядывать монастырь. Полторы тысячи раненых британских солдат находились в его здании. На первом этаже работали армейские хирурги. Из окон неслись отчаянные крики, время от времени оттуда вылетали ампутированные конечности — возле дерева собралась здоровенная куча; она постоянно увеличивалась, а возле нее стояли на посту два скучающих солдата; в их обязанности входило не подпускать голодных собак.

Шарпа передернуло от этого зрелища, и он вознес к Небесам солдатскую молитву: просил Бога уберечь его от хирургов в залитых кровью передниках, с тупыми ножами в руках.

Жозефина сжала его локоть, и они отвернулись от монастыря.

— У меня есть для тебя подарок.

— А у меня для тебя ничего нет. — Шарп посмотрел на девушку.

Она казалась смущенной.

— Ты должен мистеру Хогану двадцать гиней?

— Не вздумай давать мне деньги! — Шарп не стал скрывать своего негодования.

Жозефина покачала головой.

— Я ему уже вернула. Не сердись! — Он попытался выдернуть руку, но она не отпускала. — Ничего уже не изменить, Ричард. Деньги я отдала. Ты делал вид, что у тебя их достаточно, но я знала, что ты взял в долг.

Жозефина протянула Шарпу крошечный бумажный пакетик. Зная, что Ричард расстроен, она старалась на него не смотреть. Внутри пакета лежало серебряное кольцо, на котором был выгравирован орел. Не французский Орел с молнией в когтях, но всё равно — орел.

Жозефина подняла голову, радуясь выражению, появившемуся на лице Шарпа.

— Я купила его в Оропезо. Для тебя.

Шарп не знал, что ответить, и принялся смущенно бормотать слова благодарности. Теперь же, сидя за одним столом с генералами, он тихонько поглаживал серебряное кольцо у себя на пальце. Шарп проводил Жозефину до дома, возле которого они встретили кавалерийского офицера с двумя запасными лошадьми.

— Это он?

— Да.

— Богат?

— Очень. — Жозефина улыбнулась. — Он хороший, Ричард. Тебе понравится.

— Сомневаюсь. — Шарп рассмеялся.

Он с удовольствием сказал бы ей, как сильно ему не понравится Клод Харди, у которого такое дурацкое имя, дорогая форма и великолепные лошади. Драгун наблюдал за ними.

— Я не могу оставаться с армией, Ричард.

— Поэтому ты возвращаешься в Лиссабон? Она кивнула.

— Мы же не идем в Мадрид, правда? Шарп покачал головой.

— Значит, придется вернуться в Лиссабон. — Жозефина улыбнулась. — У него дом в Белеме; целый особняк. Мне так жаль, Ричард.

— Не стоит жалеть.

— Я не могу идти за армией, Ричард. — Жозефина умоляла понять.

— Я знаю. А вот армия следует за тобой, да? — Неуклюжая попытка вести себя галантно — Жозефина была довольна.

Однако пришло время прощаться, а Шарпу так хотелось, чтобы она осталась. Он не знал, что сказать.

— Жозефина, прости меня.

Она легко дотронулась до его руки, и в ее глазах блеснули слезы. Жозефина на секунду опустила ресницы, а потом, стараясь, чтобы голос звучал весело, сказала:

— Когда-нибудь, Ричард, ты полюбишь подходящую девушку, обещаешь?

Он не видел, как она ушла к драгуну, — быстро отвернулся и отправился к своей роте, которая занималась погибшими на поле брани.

— Капитанам не следует жениться. — Кроуфорд с размаху треснул кулаком по столу, и Шарп подпрыгнул на месте. — Верно?

Шарп ничего не ответил. Он подозревал, что Кроуфорд прав, и решил как можно быстрее забыть Жозефину. Она направлялась в Лиссабон, в большой великолепный дом, собиралась жить с человеком, который будет служить в Лиссабонском гарнизоне, ее жизнь наполнят танцы, веселье и интриги. Проклятье!.. Шарп осушил бокал, потянулся за бутылкой и заставил себя прислушаться к разговору, который был таким же невеселым, как и его-мысли.. Речь шла о раненых, размещенных в монастыре; их придется оставить на попечении испанцев.

Хилл с сомнением посмотрел на Уэлсли.

— А Куэста о них позаботится?

— Мне очень хотелось бы ответить утвердительно. — Уэлсли маленькими глотками пил вино. — Испанцы нарушили все данные нам обещания. Оставить им наших раненых было совсем непросто, но у нас нет выбора, джентльмены, нет выбора.

— Новость о нашем отступлении будет плохо принята в Англии, — промолвил Хилл и покачал головой.

— Да провались она пропадом, эта Англия! — резко воскликнул Уэлсли, а в его глазах вспыхнул гнев. — Я знаю, что скажет Англия; они заявят, что нас снова выгнали из Испании, и это правда, джентльмены, чистая правда! — Он откинулся на спинку стула, и Шарп заметил следы усталости на лице генерала. Остальные офицеры молчали, они внимательно слушали Уэлсли и, как и Шарп, понимали, какое трудное решение он вынужден был принять. — Только на этот раз... — генерал провел пальцем по бокалу с такой силой, что тот зазвенел, — на этот раз нас изгнали не французы, а союзники. — Уэлсли ненадолго замолчал, давая всем возможность оценить смысл сказанного. — Голодная армия, джентльмены, еще хуже, чем полное ее отсутствие. Если наши союзники не в состоянии обеспечить нас продовольствием, значит, нам необходимо отправиться туда, где мы сможем сами найти себе пропитание. Но мы вернемся, я обещаю вам это, и вернемся на своих собственных условиях, а не на тех, которые диктуют испанцы. — Послышался шепот одобрения. Уэлсли сделал еще несколько маленьких глотков. — Испанцы во всем нас предали. Они обещали продовольствие, но не доставили ничего. Обещали прикрыть нас от северной армии Сульта, но я недавно узнал, что и этого они не сделали. Сульт, джентльмены, находится у нас за спиной, и если мы не выступим немедленно, то окажемся в окружении и наша армия начнет голодать всерьез, — и все это только потому, что мы поверили генералу Куэсте. Теперь он обещал присмотреть за нашими ранеными. — Уэлсли покачал головой. — Я знаю, что произойдет. Он будет настаивать на том, чтобы выступить против французов, которые с ним быстро разделаются, после чего генерал отдаст город врагу. — Уэлсли пожал плечами. — Я убежден, джентльмены, что французы отнесутся к нашим раненым куда лучше, чем союзники.

За столом наступила тишина. Колеблющийся огонь свечей отражался от полированного дерева. Откуда-то издалека лились звуки музыки, но они стихли вместе с ветром, переставшим шевелить тяжелые занавеси на окнах. Что теперь будет с Жозефиной? Шарп наполнил свой бокал и передал бутылку Хиллу. Если Уэлсли прав, а в этом не приходится сомневаться, тогда уже через несколько дней французы окажутся в Талавере, а британская армия вернется в Португалию, возможно, даже войдет в Лиссабон. Шарп знал, что не сможет так быстро забыть Жозефину. Что будет, если превратности войны снова сведут их вместе?

В дверь постучали, в комнату вошел штабной капитан и протянул Уэлсли запечатанный пакет. Офицеры заговорили о чем-то своем, чтобы Уэлсли мог раскрыть пакет и без помех переговорить с капитаном. Хилл принялся рассказывать Шарпу о театре на Друри-Лейн: знает ли Шарп, что театр в феврале сгорел? Шарп кивнул, улыбнулся, произнес соответствующие случаю слова, но при этом он смотрел на трех генералов, этих английских аристократов, и думал о приютах и тюрьмах, которые так хорошо изучил еще будучи ребенком. Он вспомнил о вонючих бараках, где на каждых нарах спали по два человека, о жестоких побоях, об отчаянной борьбе за выживание. И что теперь? Пламя свечей трепетало на сквозняке, красное вино было ароматным и терпким... но Шарп не знал, на какой дороге окажется завтра и куда приведет его холодный рассвет. Если им суждено разбить Бонапарта, то начавшийся завтра марш будет продолжаться долгие годы, пока британская армия не подойдет к воротам. Парижа.

Капитан ушел, и Уэлсли постучал по столу. Разговор стих, все посмотрели на своего генерала с орлиным носом, а тот помахал в воздухе полученной депешей.

— Австрия заключила мир с Бонапартом. — Он подождал, когда все замолчат. — Иными словами, джентльмены, мы остались одни. Теперь вполне можно ожидать новых французских войск. Не исключено, что даже самого Наполеона, да и дома у нас появится больше врагов. — Шарп подумал о Симмерсоне, отправившемся в Лондон. Сэр Генри наверняка уже плетет интриги против Уэлсли и британской армии в Испании. — Однако, джентльмены, в этом году мы уже побили трех французских маршалов, так пусть же Господь даст нам хоть небольшую передышку!

Офицеры дружно взялись за свои бокалы. Часы на башне пробили восемь. Сэр Артур Уэлсли встал и высоко поднял бокал.

— Я вижу, уже принесли сигары. Завтра нам предстоит рано выступить, джентльмены, поэтому я предлагаю тост за короля.

Шарп отодвинул свой стул, встал с бокалом в руках и вместе со всеми произнес:

— Боже, храни короля!

Шарп успел сесть, дожидаясь бренди и одной из генеральских сигар, когда заметил, что Уэлсли продолжает стоять. Шарп быстро выпрямился, проклиная собственное дурное воспитание и надеясь, что остальные не видят, как он покраснел. Уэлсли ждал его.

— Я помню еще одну битву, джентльмены, которая могла бы сравниться по количеству павших с нашим недавним победным сражением. После Ассама я благодарил юного сержанта, сегодня мы салютуем уже капитану.

Он поднял свой бокал в честь Шарпа, которого захлестнула волна смущения. Капитан видел, как улыбаются остальные офицеры, поднимал бокалы в его честь, и украдкой бросил взгляд на серебряного орла. Он пожалел, что Жозефина не видит его сейчас и не слышит слов Уэлсли. Он и сам слышал их не очень четко.

— Джентльмены. Давайте выпьем за Орла Шарпа.

Историческая справка

Сэр Артур Уэлсли (который должен был вскоре стать благодаря событиям 27 и 28 июля 1809 года герцогом Веллингтоном Талаверским) потерял в этом сражении 5365 человек убитыми и ранеными. Около 15% — сразу. Французы потеряли 7268 человек, а испанцы около шестисот. Французы также лишились 16 пушек, но, к счастью для себя, сохранили всех своих Орлов. Первый Орел, отбитый британцами во время испанской войны, был захвачен прапорщиком Кеогхом и сержантом Мастерменом из 87-го ирландского полка во время сражения при Баросса 5 марта 1811 года. Кеогх умер от многочисленных ран, а Мастермен выжил и получил очередной чин, присоединившись таким образом к небольшому числу офицеров британской армии в Испании (около 5% от общего числа), вышедших из рядовых. Надеюсь, души Кеогха и Мастермена и нынешние потомки солдат 87-го полка Королевских ирландских рейнджеров простят меня за то, что я описал их подвиг.

Не существует места под названием Вальделаказа, так же как никогда не было Южного Эссекского полка, но все остальное в описании Талаверской кампании правда. В рассказе о сражении только приключения Южного Эссекского и захват Орла выдуманы; за французов действительно воевал голландский батальон, и я взял на себя смелость передвинуть их с позиции, занимаемой ими напротив испанских укреплений, и отдал в жертву Шарпу и Харперу. С сожалением должен признать: все, что сказано об испанской армии, не выдумки; они и в самом деле бежали накануне сражения, испугавшись своих собственных залпов, а через несколько дней генерал Куэста повел их в бой, где они потерпели полное поражение. Талавера была оставлена французам, которые, как и предсказал Уэлсли в романе, обращались с британскими ранеными с участием и заботой. Бесполезность испанской армии более чем компенсировала храбрость партизан, из-за которых Наполеон был вынужден сравнить Испанию с «занозой».

Большинство деталей взято из писем и дневников современников. Сцены вроде растущей кучи рук и ног, сваленных у стен монастыря в Талавере, поражают воображение и могли появиться только из рассказов очевидцев. Вдобавок я много пользовался работами Майкла Гловера «Испанская война», Жака Уэллера «Веллингтон в Испании» и леди Элизабет Лонгфорд «Веллингтон: годы меча». Этим авторам я приношу свою особую благодарность.

Ричард Шарп и Патрик Харпер, к сожалению, являются вымышленными героями. Надеюсь, сегодняшние Королевские зеленые куртки, которые когда-то именовались 95-м стрелковым полком, не станут стыдиться приключений этих героев на долгом пути, который в конце концов приведет их в Ватерлоо.

Примечания

1

Маратхи — народность в Индии.

(обратно)

2

Кухулин — в ирландской мифоэпической традиции герой, центральный персонаж многочисленных саг героического цикла.

(обратно)

3

1704 год. Война за испанское наследство.

(обратно)

4

Хорсгардз — здание в Лондоне, в котором расположены некоторые отделы английского военного министерства.

(обратно)

5

Гамлет. Ш акт, сцена 2. Перевод М. Л. Лозинского.

(обратно)

6

Вольтижеры — вид легкой пехоты во Франции в 1807-1871 годах, натренированной в меткой стрельбе и разведке.

(обратно)

7

Жозеф Бонапарт — неаполитанский и испанский король (1768-1844).

(обратно)

8

Журдан Жан Батист — граф, маршал Франции (1762— 1833).

(обратно)

9

Жюно Андош — наполеоновский генерал (1771-1813).

(обратно)

10

Стрелять! (фр.)

(обратно)

11

Битва при Маренго — 1800 год. Йенское сражение — 1806 год.

(обратно)

Оглавление

  • Предисловие
  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Глава тринадцатая
  • Глава четырнадцатая
  • Глава пятнадцатая
  • Глава шестнадцатая
  • Глава семнадцатая
  • Глава восемнадцатая
  • Глава девятнадцатая
  • Глава двадцатая
  • Глава двадцать первая
  • Глава двадцать вторая
  • Глава двадцать третья
  • Глава двадцать четвертая
  • Глава двадцать пятая
  • Эпилог
  • Историческая справка