Дело о взбесившемся враче (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Андрей Константинов
Дело о взбесившемся враче (Агентство «Золотая пуля» — 5)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Перед вами — уже пятый сборник новелл из серии "Агентство «Золотая пуля». Читательский интерес к героям «Золотой пули» не ослабевает, и потому они продолжают рассказывать о своих приключениях.

Напомним: все в этой книге — вымысел, такого Агентства в Петербурге не существует, описываемых в книге историй никогда не происходило. Возглавляет «Золотую пулю» журналист Андрей Обнорский (известный под псевдонимом Серегин) — герой романов Андрея Константинова и телесериала «Бандитский Петербург». Каждый из сотрудников «Золотой пули» рассказывает свою историю от первого лица.

Как и в предыдущих книгах этой серии, журналисты-"инвестигейторы" встречаются по ходу своих расследований с самыми разными людьми — политиками, бизнесменами, «авторитетами», сотрудниками органов и спецслужб. Если кто-то из героев покажется вам узнаваемым, то, возможно, вы правы. Все подобные совпадения — на совести авторов.

ДЕЛО О ЛЯЛЕ-ЧЕРНОЙ

Рассказывает Светлана Завгородняя

"Почти три года работает корреспондентом репортерского отдела. До этого была фотомоделью и манекенщицей. Для получения оперативной информации успешно использует имидж «сексдивы». Коммуникабельна, легка в общении, жизнерадостна. Единственная мотивация для журналистских расследований возможность знакомства с новыми интересными мужчинами; других мотиваций нет. Человек творческий, но недисциплинированный.

Очень доверчива.

27 лет. Не замужем…"

Из служебной характеристики


1

Я люблю этот пронзительный миг ПЕРЕД…

Короткая тишина, разрываемая одновременным вздохом-всхлипом. Бешеный выброс адреналина. Горловой спазм. Почти осязаемый запах желания.

Он неслышно подходит сзади, прижимает к себе. И вот я уже спиной чувствую его напряженную упругость.

Мы стоим так какие-то секунды, и он с хрипотцой спрашивает:

— Конечно, вы не из тех девушек, Света, что занимаются сексом только в темноте?

Конечно, я не из дур. Только никак не пойму, каким образом мой сарафан уже на полу — в солнечных бликах из-за распахнутых занавесок. Занавески колышутся на ветерке, и блики предзакатного солнца скачут по стенам, по распахнутой постели, по его широким загорелым плечам, скользят по журнальному столику. Взлетая в головокружительную высь, я каким-то невероятным образом успеваю заметить потрепанную книгу на инкрустированной столешнице. Саббатини. «Хроники капитана Блада»… Капитана Блада… Блада… Бла-а-ад…

Словно два острых зеленых луча пронзают мои закрытые веки, разлетаясь в стороны разноцветными искрами. И я, летя с высоты, проваливаюсь в сладкую тьму…


2

В то, первое свое послебольничное, утро я проснулась необычайно счастливой. Я дома! В собственной постели! Все! Долой санитарку тетю Катю с грозной шваброй! Долой «отбои» по команде! Долой ординатора Костю, который хоть и скрашивал иногда мое унылое пребывание на больничной койке, но все равно — долой!

Мне даже показалось, что я сама стала какой-то другой.

Окончательно смыв с себя под душем запах больничной карболки, я стояла у зеркала, строя гримасы собственному отражению. Вот так, придя в Агентство, я улыбнусь Зурабу. Вот так — почти любя — махну рукой Вальке. Так — стрельну глазами в сторону Шаха… Кстати, роман с Шахом — это я знала наверняка — остался где-то в начале мая. Ни почему! И островного аборигена Марэка больше никогда не увижу. По кочану, по кочерыжке! Я теперь — другая. И хочу всего другого, нового!

Вот так, собираясь на работу, я почти с восторгом вспоминала своих коллег по «Золотой пуле». И думала о том, что если бы хоть кто-то из них узнал об удивительной метаморфозе, происшедшей со мной совсем недавно, то был бы немало удивлен. Но я решила хранить свою маленькую тайну, покуда сами не прозреют. Да и как признаваться в том, что ты вдруг неожиданно изменилась.

И ведь ничего вроде особенного не произошло. Сотрясение мозга я не получала. Между жизнью и смертью не зависала. Темного тоннеля со светом в конце, как некоторые, не видела. Просто провалялась месяц в горячечном бреду с банальным воспалением легких. Но вот — то ли с капельницами в меня влили что-то новое, то ли больница — место особое, для длинных дум, но ощущение, что теперь я — другая, было как озарение, как молния.

Честно говоря, после той майской поездки на Валаам, где я обнаружила частную клинику, в которой ставили опыты над наркоманами, в Агентстве меня возлюбили даже те, кто до этого только здоровался. В больнице меня навестили чуть ли не все сотрудники «Золотой пули». Шаховский, помню, так волновался, что даже не мог букет затолкать в банку из-под маринованных огурцов и всю воду пролил мне на одеяло.

Потом, говорили, замначальника ГУВД прислал на имя Обнорского благодарственное письмо с надеждами на дальнейшее сотрудничество, которое Ксюша, секретарь Андрея Викторовича, повесила в деревянной рамочке на стене в приемной рядом с дипломами и почетными грамотами Агентства. А Татьяна Петровна, наша буфетчица, чистя лук, всплакнула над моим здоровьем и сказала, что впредь будет следить, чтобы я сок прямо из холодильника не пила (она будет специально подогревать до комнатной температуры).

Вспоминая своих коллег, я тщательно перебирала вешалки в шкафу. И выбрала новую белую блузку с белой же гладью на воротничке. Я люблю это ощущение на теле холодного струящегося шелка, желание слиться руками, шеей, грудью со снежной тканью. Последний штрих — мазок алой помады на губах.

Ничто в то прекрасное утро не предвещало ни бурь, ни разочарований.


***

В Агентство, как мне кажется, я не влетела, а впорхнула. Незнакомый охранник, как и его сменщик Геша, резался сам с собой в нарды. Прямо профессиональная болезнь какая-то.

— Приветик! — Я сделала первый шаг по знакомому коридору.

— Вы к кому? — не поднимая головы от доски, неожиданно хрипло спросил парень.

— Я работаю здесь. Завгородняя!

Пропуск! — Он даже не шелохнулся.

— Совсем, что ли, охренели? — Хорошего настроения как ни бывало. Я порылась в сумочке и швырнула на стол удостоверение «Золотой пули».

Охранник долго и внимательно изучал мою ксиву, потом, опять же не глядя на меня и счастливо улыбнувшись чему-то, стал набирать местный номер телефона:

— Алексей Львович, я ее все-таки застукал! Дамочка с поддельным документом. Срочно сюда!

Через минуту из-за угла коридора выскочил возбужденный Скрипка, пронесся мимо меня, чуть не сбив с ног, выскочил на лестницу и, никого не обнаружив, вернулся назад:

— Где она?

— Да вот же! — Охранник обалдело переводил взгляд с меня на Скрипку.

Это же Завгородняя… Привет, Светочка!

— Я и говорю — с поддельным документом…

До Скрипки, видно, что-то дошло:

— Ладно, бди дальше. Все равно попадется. Должно сработать…

Он приобнял меня и повел в репортерскую.

— Что тут у вас происходит, Леша?

— А… — Он уныло махнул рукой. — Все из-за Спозаранника… Представляешь, где-то в ночном клубе потерял удостоверение, гад.

— Не болтай. — Мне стало смешно. — Глеб не ходит по таким заведениям.

— А, это раньше не ходил, — отмахнулся Скрипка.

Похоже, что в «Пуле» началось время отпусков, потому что в репортерском отделе не было никого, кроме двух незнакомых стажеров, сидевших за компьютерами.

— Так что все-таки случилось?

— Я и рассказываю тебе: наш начальник отдела расследований ходил в ночной клуб на встречу с источником и там каким-то образом посеял ксиву. И представляешь, на меня же все и свалил. На летучке заявил, что во всех приличных фирмах «корочки» — тисненые, шероховатые, а в «Пуле», мол, гладкие. То есть скользкие. Вот, дескать, по вине таких, как Скрипка, они и выскальзывают в ответственный момент из рук. Представляешь, завернул? Я не понял тогда: ответственный момент — это когда носовой платок из кармана достаешь? Не наган же. Откуда у Спозаранника наган?…

— Леш, он просто оправдывался за утерю…

— Ничего себе оправдывался! А мне пришлось все старые удостоверения в срочном порядке поменять на новые.

— Зачем? Выдал бы Глебу другое — взамен утерянного.

— Света, ну когда ты поумнеешь? Ведь это старое удостоверение кто-нибудь непременно найдет. Так? И вклеит свою фотографию. И будет, обделывая свои грязные делишки, пользоваться нашей крышей.

— Не может быть!

— Может! А кто потом будет отвечать? Опять Скрипка. Вот я и предпринял кое-какие меры… Теперь у нас будут удостоверения нового образца.

— А-а?… — Я кивнула вопросительно в сторону охранника.

— Да, да. Я временно даже охранника поменял. Ты думаешь, он в нарды играет? Он в телевизор под столом смотрит. Как на таможне.

— Это еще зачем?

— Преступник, как известно, всегда возвращается на место преступления! И этот человек, я думаю, имея удостоверение «Золотой пули», непременно захочет узнать, как эта «Пуля» выглядит изнутри. И вот когда он, коварный, к нам придет, он ведь волноваться будет. А у человека, который волнуется, всегда колени дрожат. А в упор ведь на коленки чужие смотреть не будешь (Леша вдруг застыл, скользнув взглядом по моим бедрам; я инстинктивно одернула юбку), так и операцию провалить легко. Вот охранник, глядя в телевизор, и делает вид, что играет в нарды. На самом деле он и в карты-то играть не умеет. — Скрипка вздохнул. — Вот с тобой, жаль, не получилось. Я забыл на входе предупредить, что в Агентстве у одного сотрудника удостоверение не поменянным осталось — по причине болезни. Ты как, кстати, себя чувствуешь?

— Спасибо, Леш, все о'кей!

— А то Обнорский мне велел тебя холить и лелеять, беречь, как экзотический цветок. Я даже подумал, уж не влюбился ли он в тебя?

— У него же, говорят, что-то с Лукошкиной зреет.

— А-а, ты уже знаешь, — облегченно вздохнул Леша. — А то я подумал, как бы между вами, девочками, конфликта какого не вышло из-за Андрюхи. А то, не поверишь, у меня однажды такое случилось… Со мной моя девушка поссорилась, студентка журфака. А я ведь, как ты помнишь, в Челябинске на журналиста учился, в двух газетах работал, лекции по заданию Обнорского студентам читаю. Ну и ей периодически свои лекции пересказывал: я же хочу, чтобы моя девушка грамотной была.

А она, неблагодарная, однажды обрывает меня на полуслове: все, говорит, это — скучно и далеко от правды жизни. Представляешь?

В общем, она со мной поссорилась и одна поехала к подружке на день рождения. Я про себя и думаю: выпьют небось там, а потом ей вечером одной домой добираться. Нехорошо, я ведь все-таки мужчина. И поехал к подружкиному дому караулить свою девушку. Жду час, второй, а она не выходит. Замерз, зараза!

Вдруг из кустов сирени у подъезда мужик вылезает: добавь, говорит, десятку, согреться бы не мешало. И то, думаю. Взял мужик деньги, побежал к ближайшим ларькам за бутылкой и — честный такой! — вернулся.

Греемся мы, значит, а все равно — холодно. Тогда я свои деньги достал, мужик опять сбегал, снова греемся. Стемнело.

Наконец дверь подъезда открывается, и… выходят две девушки, обе — одинакового роста и в одинаковых куртках. Наверное, думаю, подружка решила проводить мою девушку до метро. Идут они впереди, пошатываются, хихикают, а я за ними кустами пробираюсь, жду, когда моя одна останется.

И вдруг они начинают прощаться, целуются и расходятся в разные стороны: одна — к троллейбусу, другая — к метро.

Я аж обалдел: за какой же идти? Пошел за той, что к метро. Крадусь кустами, нечаянно шум создаю. Девушка почувствовала, видно, что кто-то крадется, но шаг, представляешь, не убыстрила, а… замедлила. Не, думаю, не моя: моя — пугливая. Я тогда развернулся и бегом за той, что к троллейбусу пошла. Увидел ее, иду быстрым шагом, пыхчу. А та тоже шаг замедляет. Что за чертовщина! Какая же из них — моя? И вдруг… Ой, Светочка, вспомнить страшно!… Вдруг они обе с двух сторон с криками «Ура!» набрасываются на меня и начинают… раздевать. Уж не знаю, как я и отбился. Домой без пуговиц приехал и с фингалом под глазом.

— Это когда ты в ноябре в очках от солнца ходил?

— Да, тогда… А наутро мне моя позвонила и с гордостью сообщила, что они с подругой чуть не поймали серийного сексуального маньяка. И что в итоге они поссорились на предмет — кто из них активнее действовал в ситуации задержания? А потом добавила, что приметы маньяка сообщила в милицию, и те теперь ищут парня в кожаной куртке и с фингалом под глазом (это «моя», оказывается, мне залепила). Представляешь, чего я натерпелся?

— Да, Леша… Надеюсь, я в такой ситуации никогда не окажусь и драться из-за мужика с подругой не буду. Ты же знаешь про меня: «Она соперниц не имела…» — затянула я «Нищую». — Что же касается Обнорского, то он не в моем вкусе. Я не люблю таких арабистых мужиков.

— Вот и хорошо, вот и славненько, — обрадовался Скрипка. — Ты же понимаешь, я обязан следить за морально-психологическим климатом в коллективе. Может быть, инструкцию по этому поводу специальную написать, как думаешь? Вроде того, как должны вести себя два представителя одного пола, если они попали в заинтересованное поле зрения объекта пола противоположного…

— Лешка, ну ты не меняешься!… Как я рада тебя видеть. И вообще — всех.

— А вот ты, Света, изменилась. Не пойму — в чем, но — другая. Я тебя даже сначала в коридоре не заметил.

Еще бы мчался, как бизон по прерии.

А Скрипка продолжал:

— Но тогда я не понимаю, что все-таки имел в виду Обнорский, говоря, что тебя надо беречь, как цветок… О, а может, он намекает, что тебя в отпуск надо внеплановый отправить на недельку?

А то ты какая-то бледненькая, ну прямо как голодная графиня. Точно — в отпуск! С понедельника. Я пойду отдам распоряжение в бухгалтерии.

И Скрипка поскакал по Агентству.

А ко мне вплыла Агеева:

— Боже, как тебе идет этот бледный, болезненный вид! В этом есть некая утонченность. Ну, согласись сама, Светочка, что румянец — это пошло и банально…

Все в «Пуле» знают, что Агеева — язва. Но не до такой же степени!

Ну, Марина Борисовна, погоди!

Я встала с дивана, подошла к ней вплотную и стала пристально разглядывать ее лицо. Агеева поежилась, но попыталась улыбнуться. А я продолжала молча ползать взглядом по ее бровям, носу, челке. Так в лагере пионервожатые выискивали у нас вшей.

— Ну, что? — Агеева почти в панике села на диван.

— Ну все! Плюс две морщинки.

И всего за один месяц моего отсутствия.

Марина всплеснула руками:

— Не может быть!

— Может! Это вы себя каждый день в зеркале видите, разницы не замечаете, а я месяц отсутствовала — и вот результат.

— Светка, это же катастрофа!… То-то я вчера в метро стою возле мальчика, прямо в упор, можно сказать, его рассматриваю, а он — ноль эмоций.

— Я же вам гель для уставшей кожи на Восьмое марта дарила. Что — кончился?

— Что ты, мажусь и утром, и вечером.

— Значит, уже не помогает…

— Но что же делать? — Агеева нервно закурила.

— Что-что! Золотые нити вставлять, не знаете, что ли?…

В кабинет вошли Соболин с Князем, и началось театральное представление типа «соскучились». Они закатывали глаза, хватались за сердце, картинно падали в обмороки. Мы с Агеевой похихикали, но интересную тему не оставили, и еще какое-то время с нашего дивана неслось: внутренние рубцы… все под наркозом… уехать к тетке в деревню… мужики падают и в штабеля складываются…

Мило почирикав, мы в очередной раз составили негласный пакт о временном ненападении, и Агеева ушла в свой кабинет.


***

— Рад, очень рад. — Соболин, дождавшись ухода Марины, встал из-за стола. — И выглядишь хорошо. Только бледненькая. В смысле — подзагореть тебе надо.

— Да вот Скрипка надумал меня на неделю в отпуск отправить.

— Скрипка? Он что — уже вместо Обнорского стал директором Агентства?

— Нет, просто он решил, что если экзотический цветок стал походить на голодную графиню, то этому цветку надо создать тепличные условия.

— Он так и сказал — «голодная графиня»? — фыркнул Соболин. — Надо же, какие образы, твою мать…

— А ты, как начальник отдела, против? Отпуск отменяется?

— Да нет, сходи, конечно, отдохни недельку. У нас что сегодня? Среда? Вот и иди с понедельника.

— Да я бы уже и с завтрашнего дня.

Чего— то у меня от вас с непривычки даже голова разболелась.

— Тут, понимаешь, Светик, — Соболин как-то вдруг помрачнел, — такое дело. Дважды уже один опер приходил, уверяет, что в его районе менты «крышуют» наркодилеров. То есть, умышленно не сдают некоторые адреса продавцов наркоты. То ли взятки с них берут, то ли еще что… В общем, ходит, а ничего конкретно не сливает. Мы уж его и так крутили, и этак — молчит. Набычится весь, твердит только: вы — журналисты-расследователи, вот, мол, и расследуйте.

— А денег за информацию не предлагали? Взял бы у Скрипки на оперативные расходы.

— Да Скрипка удавится! И к тому же — ну как честному менту деньги предлагать? — Володя, похоже, нервничал. — Может, ты, Свет, попробуешь его раскрутить? У тебя ведь и не такие опера кололись…

А вот такое нам, девушкам, слушать приятно. Я расстегнула пуговичку на груди (ну там, где ложбинка начинается). Соболин заметил этот жест:

— Я уверен: кроме тебя в Агентстве эту информацию никто не заполучит…

Только будь осторожна, Света. Выпытаешь информацию — и ни ногой в сторону. Наркотики — сумасшедший бизнес, наркодилеры — страшные люди.

А наркоманы — и вообще безбашенные, за дозу мать родную продадут, на убийство пойдут. Лично я бы их всех — за Уральский хребет, в резервации!

— Володя, — поморщилась я, вспомнив соседа Юрку и Марэка с Валаама, — они всего лишь больные люди.

— Они, Света, не люди, а нелюди.

Человек определяется наличием мозгов, а у тех мозгов нет. Ну, да мы отвлеклись. Опер этот сейчас придет. Зовут его Георгий Федорович Астафьев.


***

Лейтенант милиции Георгий Федорович оказался маленьким мальчиком Гошей — в тоненьких очках и с простудой на губе.

Я перед встречей приняла подобающую позу: села на диван боком, выставив на обозрение обе ноги. Гоша глянул, залился краской и осторожно отодвинулся от меня вместе со стулом. Батюшки, да он, никак, еще и девственник. Таких у меня еще не было. Что же мне с ним делать? Я незаметно, ловким движением руки, расстегнула еще одну пуговичку и чуть приподнялась на локте.

— Так, говорите, товарищ лейтенант, крышуют менты-то?

Он только головой кивнул и отодвинулся еще дальше.

— И какой же адрес наркодилера оберегает наша доблестная милиция?…

Дальше мой допрос протекал по привычному сценарию. Я курила, пуская в потолок круглые колечки, меняла положение ног на диване. Гоша нервно дергал шеей, краснел, сопел, выдавливая из себя информацию. Когда очередной мой вопрос завел его в тупик, я «нечаянно» просыпала скрепки на пол возле его стола и присела на корточки с коробкой (я знала, какой вид сверху открывался лейтенанту). Гоша аж зажмурился.

И продолжал говорить уже слепой.

К концу разговора передо мной была ясная картина «ударной деятельности» сотрудников отдела по незаконному обороту наркотиков Дворцового района.

Со слов Гоши, на протяжении почти трех лет многие наркоманы, задержанные с наркотиками, на допросах называют один и тот же адрес, по которому они эту гадость покупают, — Офицерский переулок, дом 3. Следователи, как положено, забрасывают руководство ОМОНа особыми поручениями, в которых просят установить источник сбыта наркотиков. А руководство с настойчивостью маньяка три года отвечает, что установить источник… не представляется возможным.

— Ну, может, не везло ментам. Приходят, а «источник», например, в отпуск уехал, — размышляла я.

— Ага, устала торговать наркотиками и взяла отпуск. И так — все три года, — вдруг разозлился Гоша.

— Устала? Она что — женщина?

— Да. Наркоманы ее зовут кто Лялей, кто — Лялей-черной, кто — женщиной-брюнеткой… Думаю, что Ляля — это псевдоним. Но она точно обитает на Офицерском, три. Там — коммуналка, я соседку ее, старушку, расспрашивал. То, что Ляля снимает комнату, она подтверждает, и о том, что людей к ней ежедневно шастает немерено, свидетельствует, а вот про наркотики — все отрицает: ничего, мол, не знаю, не ведаю… Да и кто в такой информации сознается? Это ведь — укрывательство. Могли запугать старушку. А могли просто приплачивать за молчание: бабуля-то, как я заметил, бедная, на мизерную пенсию живет.

В общем, было очевидно, что менты из ОНОНа специально оберегают эту левую дверь на втором этаже по Офицерскому, 3. Даже если предположить, говорил Гоша, что сами они денег от Ляли за укрывательство не получают (что сомнительно), все равно им выгодно оберегать этот адрес, поскольку таким образом легко делать хорошую статистику. Достаточно покараулить возле известного адреса, где орудует наркодилер, — и хватай наркоманов пачками, веди на допрос. Сколько схватишь, столько и раскрытых преступлений получишь (по статье — хранение наркотиков без цели сбыта). Наркоман, правда, хитер и осторожен, и, завидев облаву, может тут же выбросить героиновый чек на землю. Но менты тоже не дураки: с такой же легкостью могут этот чек подбросить обратно. И дебаты о том, кто в подобной (с подбросом) ситуации прав — Жеглов или Шарапов, — до сих пор ничем не завершились.

Все это было очень любопытно. Но где доказательства? Лукошкина просто выбросит мой материал в корзину. Гоша, видно, заметил мое замешательство.

Он понизил голос и в первый раз за беседу сам подвинулся ко мне со стулом:

— По моим данным, в город поступила огромная партия кокаина и героина. Часть товара осела у Ляли. А сегодня — мне это доподлинно известно — очередная облава на наркоманов в Офицерском переулке. Из главка письмо пришло: требуют повысить процент раскрываемости преступлений.

— Ну вот, Лялю и сцапают.

— Ничего подобного. Сцапают не Лялю, а посредников. Или — покупателей. Сходи — сама увидишь.

Эта его последняя фраза и решила дело. Я должна была увидеть все собственными глазами. Правда, Соболин предупреждал, что нужно быть предельно осторожной. Но я ведь никуда лезть и не собираюсь. Просто постою за углом и понаблюдаю.

Я решительно встала и застегнула пуговички. Гоша вздохнул с облегчением.


***

При выходе из Агентства нас тормознул Шах.

— Свет, ты куда? — Он подозрительно глянул на Гошу, отчего тот нервно поправил очки и втянул голову в плечи.

— Витя, не до тебя. У меня важное задание Соболина.

— Ну дают! Больных девчонок так загружать работой.

— Во-первых, я не больная. — Реакция коллег на мое возвращение к трудовой деятельности меня начинала уже бесить: словно я не из обычной больницы выписалась, а из психиатрической. — Во-вторых, еще раз повторяю, у меня — задание.

— А я хотел отметить твой выход.

Денег у Скрипки занял. Посидели бы в баре, в тепле. А то дождик собирается, простынешь еще.

— Ви-тя! Я — не боль-ная-я!

Я выхватила из рук предусмотрительного Шаха зонтик и, подхватив под руку Гошу, потащила его в сторону Катькиного сада. Там мы решили расстаться:

Гоше «светиться» на Офицерском было нечего, а меня менты не знали. Мы договорились встретиться через два дня — в пятницу. К тому времени я напишу статью, а Гоша попробует достать мне копии протоколов допросов наркоманов с Офицерского за подписью разных следователей. В противном случае я могла «засветить» в статье Гошу как источника информации. Да и Анька-юристка без таких документов статью не пропустит.


***

Вечерело. Ветер в клочья рвал невесть откуда появившиеся тучи. Накрапывал дождь.

Офицерский переулок представлял собой маленькую, заплаканную от грозы тихую улочку в литературном районе Питера. Всего шесть домов: три — слева, три — справа. Народу — никого.

Хотя совсем рядом шумят Невский, Лиговка, здесь — абсолютная тишина, показавшаяся мне вдруг тревожной: даже стук каблуков звучал неестественно громко, словно идешь по двору-колодцу.

Я медленно прошла по нечетной стороне мимо дома № 3. На улицу выходил всего один подъезд. Значит, если сейчас войти в парадную, подняться на второй этаж и позвонить в левую дверь, то появится Ляля-черная?…

Почему же мне так не хотелось встречаться с этой женщиной?

Кстати, почему она — «черная»? «Лицо кавказской национальности»? Просто жгучая брюнетка? Или потому, что черным наркотиком торгует?

Я прошла всю улицу до конца — никого. Ни ментов с облавой, ни наркоманов. Может, ошибся Гоша? Или в последний момент что-то переиграли в органах?

Я развернулась, собираясь проделать, уже быстро, тот же путь назад — от дома № 5 к № 1, — и чуть не налетела на бледную, потрепанного вида девчонку лет двадцати, которая словно из-под земли выросла на моем пути. От неожиданности я присела, но тут же сделала вид, что в босоножку мне попал камешек. Девчонка, окинув меня быстрым оценивающим взглядом, исчезла в Лялином подъезде.

Так, первая покупательница. Дурища!

Если бы знала, что уже ходит под статьей! Я, прыгая на одной ноге с босоножкой в руке, огляделась: откуда же она появилась? Дома № 3 и № 5 соединяла арка с решеткой и маленькой полуоткрытой калиткой. Конечно, проходной двор. Да, у ментов здесь могут возникнуть затруднения. Завидев облаву, наркоманы запросто удерут через этот двор — машина в калитку не въедет, а тех и ноги кормят.

Пока я размышляла, не осмотреть ли мне на всякий случай двор (Обнорский любил в газетных статьях антураж — это попахиваю правдой жизни), девчонка вышла из подъезда. Похоже было, что она даже не поднялась до второго этажа: просто постояла в подъезде и вышла.

(Известно, что наркоманы пугливы и подозрительны, я же в своей белой блузке с накрашенным ртом на «сотоварища» явно не тянула.) В общем, я ее спугнула. Девчонка медленно прошла улицу до конца и свернула за угол.

А из калитки появился новый Лялин клиент — взлохмаченный, нервного вида парень. Он также боязливо покосился на меня, дошел до подъезда, чуть потоптался, но не зашел, а двинулся дальше.

Так я всех наркоманов перепугаю. Надо было где-нибудь схорониться на время.

Пересекая улицу, столкнулась еще с одним — из-под 1-й части 228 статьи.

Его, бедного, аж трясло всего. Но при виде меня затрясло еще больше. Он винтом развернулся и помчался от этого проклятого подъезда по улице прочь.

Наверное, я была похожа на какого-нибудь дознавателя из прокуратуры.

И тогда я зашла в дом напротив. Вот так, через грязное окно лестничной площадки, и буду вести свое наблюдение.

Теперь все пошло как по маслу. Покупатели (все — бледненькие, с потухшим взором) шли один за другим. Батюшки, сколько же их! Не исключено, что там в какие-то минуты даже очередь могла возникнуть перед дверью.

А вот ментов не было. Все-таки Гошина информация об облаве оказалась неверной.

Ужасно хотелось курить. Я пожалела, что послушалась Гошу и оставила сумочку на работе (на случай облавы — чтобы менты не подбросили наркотик), а карманов в юбке у меня не было. Вот постою еще минут десять и уйду. Все равно факт покупки-продажи я видела чуть ли не собственными глазами: в течение сорока минут молодые парни и девчонки заходили только в подъезд дома № 3.


***

И вдруг я увидела нечто интересное.

У нехорошего подъезда уже минут пять крутилась девчонка с тощим хвостиком на затылке, перетянутым аптечной резинкой, но внутрь не заходила. «Новенькая, наверное, вот и побаивается, — решила я. — Глупая, шла бы домой, здоровее бы была».

Но девчонка не уходила, словно высматривала кого-то. В это время из калитки проходного двора вышла «моя девушка» (ее я встретила на этой улице первой). Она поравнялась с «новенькой», чуть замедлила шаг. Потом кивнула головой и что-то быстро взяла из рук незнакомки. Я из своего укрытия плохо видела, но была уверена, что это — деньги. Понятно: та боится зайти в подъезд и попросила купить дозу на себя (наркоманы узнают друг друга с полувзгляда).

Все, мою слежку можно было считать законченной. Я вышла из подъезда, раскрыла зонт Шаха, поскольку начинался дождь, и перешла улицу. Я уже поравнялась было с юной наивнячкой, когда из подъезда вышла «моя девушка» и сунула той что-то в руку. И вдруг в тишине раздался звериный рык: «Стоять, милиция!», и возле нас как из-под земли возникли три амбала. Я успела только увидеть белые от ужаса глаза «моей девушки», как и на ее, и на моих руках защелкнулись наручники.

Сломанный Витькин зонт остался валяться на тротуаре.


***

Подъехал милицейский «уазик». «Моя девушка» в наручниках, забираясь в машину, зло пихнула ногой «новенькую»:

— Сука! (На «новенькой» почему-то не было наручников.)

Второй пинок достался уже мне:

— Наводчица!

— Наркоманка хренова! — Я шарнула ее по хребту.

— Я вам, твари, сейчас устрою!… — рявкнул мент, и мы заткнулись.

Когда машина тронулась, дверь нехорошего подъезда открылась еще раз. Из него вышла хорошо одетая женщина с гладко причесанными черными волосами. Горделивая осанка. Царская поступь.

Меня как молнией пронзило.

Нет, не может быть, померещилось.

Мне теперь моя Мэри Блад будет мерещиться до конца дней. И девочки кровавые в глазах…

Я прилипла к окну. Ляля-черная уходила в противоположную сторону.

«Ну, оглянись же! Оглянись!»

Она не оглянулась.


***

В отделении с нами общались те же два — из задержавших — мента (водителя отпустили).

— Ну что могу сказать: отлично контрольную закупку провели! Сразу двух взяли. Тут тебе и первая, и вторая части 228-й. Премия обеспечена, — потирал руки рыжий мент. Второй — светловолосый парень — обалдело уставился на меня.

— Мне надо позвонить. Меня задержали незаконно!

Я еще в машине пыталась прервать радостное зубоскальство «рыжего». Говорить старалась спокойно, чтобы не схлопотать по физиономии. «Моей девушке» за сопротивление уже влепили пару пощечин, и теперь она в отделении тупо давала показания. У нее изъяли помеченные купюры, которые ей передала «новенькая». «Новенькая» же была совсем не новенькой. Второй раз попалась с наркотиком и, чтобы избежать очередного дела, дала согласие помогать следствию (за это, как известно, освобождают от наказания). С «моей девушкой» они были знакомы, поэтому та при передаче денег не заподозрила коварства. И теперь «моя» каялась, шмыгала носом, закладывала Лялю.

— Давай мы запишем так: деньги на наркоту ты взяла, а вот никаких Мань и Ляль не было. В подъезде ты нашла наркотик, а еще лучше — на улице, и решила сэкономить, — учил мент «мою девушку».

— Какая разница — нашла или купила? недоумевала задержанная. — Все одно — статья…

— А ты послушай умных людей: одно да не одно… — врал «рыжий».

Я понимала: они отводили подозрение от Ляли.

— Мне надо позвонить! Я — журналистка! — подала я голос.

— Все вы тут поначалу журналистками оказываетесь. Вот сейчас зададим вопросы, ты на них ответишь…

— У меня нет наркотиков! Я случайно мимо проходила, когда вы налетели.

— А вот совсем уж врать не надо!

Тебя, «журналистку» хренову, час у этого дома пасли. Сразу взять не могли, когда ты у подъезда крутилась, — ты бы нам контрольную закупку загубила.

А эта шмакодявка опаздывала, — «рыжий» кивнул на «новенькую».

Светловолосый мент засомневался:

— Может, правда, журналистка?

С виду-то на наркоманку не похожа…

— С виду — не похожа. А почем мне знать, может, она из интеллигентных — кокаинщица. Голливуд, твою мать…

— Ну и где же я этот наркотик прячу? — почувствовала я поддержку светловолосого. — Сумочки у меня нет, карманов — нет, лифчик летом я не ношу. Что, в трусы полезете?

От такой наглости «рыжий» аж задохнулся:

— Ну ты посмотри на эту стерву! Еще сиськи свои мне на стол выложила… «В трусы!» А что? Может, действительно проверим?…

«Рыжий» наклонился ко мне, и в лицо пахнуло чесночно-водочным перегаром. Я почувствовала, как тошнота подступила к горлу. Козел вонючий!

Я в ужасе заметила, как «рыжий» заерзал на стуле, нервно сглотнул. При этом его мерзкий кадык запрыгал по шее, как детский резиновый мячик. Он повернулся к светловолосому:

— А ты чего, Колюня, тут сидишь?

Мог бы и домой пойти, к жене, детям.

Мне тут и одному делать нечего — в пять минут с бумагами управлюсь.

Я с мольбой взглянула на блондина.

В его глазах читалась полная беспомощность.

Вдруг дверь кабинета резко распахнулась, и на пороге появился… Гоша.

Я не успела дернуться к нему навстречу, как он, выразительно посмотрев на меня, сразу направился к «рыжему».

— Привет, мужики! С «уловом» вас!

Ни фига себе — сразу двоих! Это можно и отметить.

— А у тебя… есть?… — «Рыжий» моментально забыл про меня.

— А то! Как ты любишь! — И Гоша достал из «дипломата» поллитровку «Охты» и батон.

— Ну, «интеллигент», ну, друг! Вот это я понимаю.

«Рыжий» полез в стол за стаканом, виртуозно открыл бутылку и почти разом осушил сто граммов. Пока он ломал батон, Гоша незаметно плеснул ему снова, и «рыжий» моментально опрокинул в глотку еще почти целый стакан.

— Ну, ладно, мужики, вы тут оставайтесь, а у меня еще дела. — И Гоша быстро вылетел из кабинета.

…"Рыжий" хмелел на глазах. Он осоловело глянул на светловолосого мента, как-то безнадежно махнул рукой в мою сторону, положил"голову на стол и… захрапел.

Светловолосый тихо встал из-за стола, взял ключ и молча снял с меня наручники. Потом поцеловал мне руку:

— Извините…

— Наводчица! — Еще раз напоследок пнула меня каблуком «моя девушка».


***

От улицы Перова до Зодчего Росси — ровно пять минут. Через пять минут я была в Агентстве.

Ксюша в приемной Обнорского посмотрела на меня, как на привидение:

— Тебя что, уже выпустили из тюрьмы?

— Ты что — с дуба упала?

— Я-то — не с дуба, а вот ты, Светлана, только одни неприятности Андрею Викторовичу приносишь. У него от тебя целый день мигрень… Зайди к шефу. Надеюсь, догадаешься извинения попросить…

Откуда только начальники себе таких секретарш выкапывают?

— Да, а ты откуда знаешь? — меня вдруг поразила Ксюшина осведомленность.

— Мне Повзло сказал.

— А он откуда?

— А он из-за тебя вообще в скулу получил.

— Как это?

— Так это! Я же говорю: из-за тебя у хороших людей одни только неприятности… Витька Шаховский как взмыленный примчался, Каширина искал.

Родьку не нашел, а тут Зудинцев идет.

Ну Шах и стал орать, что все менты — козлы; вместо того, чтобы с преступностью бороться, хватают честных девушек на улице средь бела дня. А Георгий Михайлович, ты же знаешь, не любит, когда про его бывших коллег гадости говорят. Ну он что-то Витьке ответил (по поводу мимикрирующих бандитов), а тот на него и набросился.

А тут — Повзло. Он их стал разнимать, и в потасовке Шах ему по скуле вмазал.

Я потом еще Николаю примочку делала… В общем, тут такое из-за тебя творится…

Я поняла, что встреча с шефом не обещает ничего хорошего.

Действительно, при виде меня Обнорский просто взбеленился:

— Света, мать твою перетак! Тебе Соболин утром что велел?

— Материал собирать.

— Вот и собирала бы! Какого хрена ты влезла в контрольную закупку? Ты соображаешь хоть что-нибудь, или у тебя еще температура не спала?

— Андрей Викторович, а откуда вы в курсе? — Все в Агентстве знают, что Обнорского при вспышках гнева надо развернуть в разговоре в другую сторону.

— Да мне Ксюшка все рассказала… — Потом немного смягчился:

— Ты что, позвонить не могла?

— Не могла. У меня руки были в кандалах.

— Ну, бляди! — опять взвился шеф. — Я разорву их на части — и ОНОН, и УБНОН, и ГУВД, и главк…

Я представила, как Обнорский будет рвать на части Павлинова — только перья цветные в разные стороны полетят. А потом Павлинов начнет трахать «рыжего». Хорошо!… Я потянулась и хихикнула.

— Что лыбишься?… Света, ты вообще понимаешь, что бы было, если бы они тебе наркоту подбросили?

— Некуда было. — Я провела руками по блузке и юбке.

— «Некуда», — передразнил шеф. — Они бы нашли. И сам министр бы потом не помог… Нет, надо всех баб увольнять. Кроме Ксюши. Она — единственный преданный человек. И смотрит всегда с любовью, в отличие от вас, Светлана Аристарховна.

— Вот и послали бы свою Ксюшу по грязным чердакам и подъездам за наркодилерами охотиться. — Мне было физически некомфортно в помятой и несвежей блузке.

— Все! Хватит! — опять взъерепенился шеф. — Оставляю в Агентстве Кольку, Лешку, Каширина, Князя… С вами, бабами, лишь тогда спокойно, когда вы с абортами по больницам валяетесь.

— У меня было воспаление легких, — поправила я.

— Зав-го-род-няя! встал из-за стола Обнорский. — Дуй в свой отпуск, который у меня с утра для тебя Скрипка выбивает (что у тебя с ним? — к слову), и чтобы я тебя неделю не видел. А через неделю сдашь материал про Офицерский. Думаю, антуража и правды жизни тебе хватит.

— …Ну что? Попросила прощения? — перегородила мне дорогу в приемной Ксюша.

— Ах, прости, дорогая. Не успела.

Очень спешу.

— Куда?

— Да у нас в тюрьме сейчас макароны дают.


3

ПАУЗА ЗАТЯНУЛАСЬ.

Кофе был выпит, и он повел меня осматривать второй этаж. Я знала, что мы неуклонно приближаемся к спальне.

И вот эта светлая комната, где по полу пляшут солнечные блики из-за распахнутых занавесок. Он неслышно подходит сзади и прижимает к себе.

Я люблю этот пронзительный миг ПЕРЕД…


***

Я ехала к Василиске на дачу, смотрела в окно электрички и поражалась, как за эти полтора месяца, что я пролежала в больнице, все изменилось. В садах зрели яблоки. Женщины на перронах торговали ранней смородиной и молодой вареной картошкой с укропом.

А тогда, в конце мая, сады еще только зацветали, деревья стояли полупрозрачными.

События того майского Валаама уходили в прошлое, а я, сама того не желая, слишком часто вспоминала героиню минувшей криминальной драмы — Мэри Блад. Эту полусумасшедшую ученую (в моем понимании, конечно, ведь экспертиза признала ее вменяемой).

Эту красавицу с черными гладкими волосами и бутылочного цвета глазами.

Состава преступления в действиях Марии Эдвардовны не обнаружили. Не было ни врачебных ошибок, ни незаконного лишения людей свободы, ни похищений, ни принуждения людей к изъятию органов. Наркотиков в частной клинике на Валааме тоже не обнаружили. Следствие длилось долго, но доказать ничего не смогли. Отсидев два месяца в следственном изоляторе, Мэри снова стала свободной. Как говорили, она уехала за границу.

Но почему же тогда мне все время казалось, что что-то я сделала не так…

Свои лихорадочные воспоминания о Мэри я объясняла затяжной ремиссией после болезни.


***

Вышел месяц из тумана. Противненький такой, рогатый. И в это время Васька как заорет:

— Ежик! Мама, Света, сюда!

Ежик!

Господи Боже мой! Ежа, что ли, никогда не видели? Нет, все-таки эти дачники ненормалйные. Над каждым мотыльком ахают, лягушки скользкие их приводят в умиление, возвратные заморозки в конце мая способны вызвать инфаркт. Сегодня, например, Василисина мама, Нина Дмитриевна, поочередно тыкала меня носом в какие-то колючки и приговаривала: «Светочка, ты только посмотри, это у меня монарда зацветает. А это, не поверишь, синеголовник…» Да верю я, верю, только не надо носом-то…

И Васька такая же. Зарекалась я вообще ездить в ее Петровку. Да только они со своей мамой решили, что мне после больницы нужны деревенский воздух, парное козье молоко (блевотина, пахнущая козлом!) и клубника с грядки.

И мою маму подговорили: «Поезжай, Светик, раз у тебя с Василиской отпуск совпал…»

Вообще-то я люблю бывать везде, где асфальт. Деревня меня не прельщает по определению. Тем более — садоводства. Ходишь по струнке между грядками — ни присесть, ни прилечь. И ноги всегда в пыли. И туалет — на улице.

О, эти деревянные будки со щелями и с «очком» в центре…

С клубникой меня тоже надули.

Клубника — моя слабость. Могу есть ведрами, и даже без сливок. Но почему наша ленинградская ягода вечно такая кислая?

А тут еще этот ежик в тумане.


***

Я услышала странный треск, когда вконец растаявшая от умиления Васька помчалась в дом за молоком для ежа — Кузи. Почему — Кузи? Бред какой-то.

Еж был какой-то полунатуральный — сам шел в руки, а на его иголках посверкивали странные белые крупинки.

— Васька, а чего это он в муке?

Или — в пудре сахарной?

Мать с дочкой продолжали повизгивать, тыкая Кузю ивовым прутиком.

Потом Нина Дмитриевна взяла его в руки и начала обнюхивать, смешно втягивая в нос воздух.

— Не пахнет. Это он, наверное, Светочка, мешок с известкой в сарае порвал: я извести купила — с хвощом бороться…

Да, так вот, я услышала этот странный треск и выглянула из-за старой яблони. Высоко к небу тянулся черный столб дыма. Где-то вверху, в вечернем небе, он размывался в очертаниях, зато снизу отсвечивал зловещим красным.

Таких шашлыковых костров не бывает.

— Вась, горим, что ли?

Василиска отставила блюдце и взобралась на скамейку.

— Ой, мамочки… Пожар!

Через минуту мы уже бежали по параллельной с Васькиной улице в направлении столба дыма. Васька — из-за страха (сушь стояла великая, в шесть часов вечера температура с тридцати градусов еще не начала падать), я — из любопытства: деревенский пожар — зрелище, как говорят, страшное (даже у Васькиного дома было слышно, как «стрелял» горящий шифер).

— Не пойму, где, — задыхаясь, сказала Васька. — Вроде ближе к парку.

Мы проскочили несколько улиц (как и во многих садоводствах, здесь «шестисотки» были устроены по квадратногнездовому принципу), выскочили на основную, которая вела к старинному заброшенному парку, и картина пожара предстала нашим глазам во всей своей ужасной красоте.

— Петровка, тридцать восемь! — ахнула Василиса.


***

Это была огромная усадьба. Хозяин, видимо, каким-то образом умудрился выселить соседей с трех ближайших участков, поскольку высоченный сплошной забор огораживал где-то с четверть гектара. А вот дом был неинтересный.

Огромная трехэтажная хламида из красного кирпича, под самой крышей отделанная темным деревом. Похоже, что дом строился лет десять назад, когда деньги у хозяина уже были, вкуса не было вообще, а пальцы веером уже расставлял.

С одной стороны — белые финские водосточные трубы, с другой — банальная шиферная крыша, с одной — строгие балясины на перилах высокой лестницы, с другой — лубочные наличники на окнах.

— При чем тут Петровка, тридцать восемь? — не поняла я.

— А, это хозяин, Борька, чудит. Садоводство-то у нас — в Петровке, а у него дом номер тридцать восемь.

Вот он себе такой адрес и придумал, чудик.

И Васька кивнула в сторону таблички с адресом над одним из окон. Там черным по белому было написано — «Петровка, 38».

— Дочудился… А кто он этот Борька?

— А фиг его знает! — отмахнулась Васька, во все глаза глядя, как занималась пламенем крыша второй хозяйственной постройки. — Ты думаешь, я всех в садоводстве знаю? Здесь же домов триста. Борька и Борька. Предприниматель вроде. Говорят, красивый…

…Вокруг усадьбы толпились жители ближайших участков. Пацаны на велосипедах, похоже, съехались со всей округи. Мужики курили, женщины отмахивались ветками ольхи от комаров. От группы к группе неслось: «Скоро на баню перебросится», «Надо забор ломать».

Васька заметила в толпе знакомую женщину:

— Люб, пожарные давно приехали?

— Приехали-то сразу, а что толку?

У одной машины вода уже закончилась, у второй — сейчас закончится.

— И что — взять больше неоткуда? — встряла я.

— Да в том-то и дело, что у Борьки на территории усадьбы пожарный водоем. А он только завтра с Кипра приезжает, если бы хозяин был на месте — давно бы уже потушили.

— А без хозяина разве шланг нельзя к водоему подтащить?

— Больно ты умная! — разозлилась Люба. — У него же там охранники. А им под страхом смерти никого из посторонних не велено пускать на территорию дачи.

— Неужели пожарные должны спрашивать — можно ли войти в горящий дом или нет? — обалдела я.

— Она что, не из Петровки? — повернулась Люба к Василисе. — У нас же в садоводстве богатые люди живут, у них — охранники с автоматами.

— Еще скажите — с гранатометами!

— Да ну тебя, шибко городская…

Из— за забора было видно, как три охранника по цепочке передавали ведра с водой и поливали крышу гаража, которая тоже занялась.

Нет, это был настоящий дурдом. За забором полыхали три хозяйственные постройки, бездействуя стояла «пожарка» (вторая уехала за водой), а люди бегали с ведрами. Причем бегали уже и соседи, на всякий случай поливая свои дома. И тогда я направилась к одному из пожарных.

— Молодой человек, а чего не тушим-то? — Я навесила на лицо одну из своих опасных улыбок.

Огнеборец в это время затягивался «элэмом» и поперхнулся при виде моей маечки на бретельках.

— Так воды нет, красавица.

— Как нет? А пожарный водоем за забором?

Пожарник помрачнел:

— Вы бы, девушка, шли лучше домой. Не ровен час сажей измажетесь.

— И все-таки?…

— А я не собираюсь встречаться с хозяином этой усадьбы, который приедет — весь «на пальцах» — разбираться из-за сломанного забора.

— А вы не боитесь, что он приедет — на тех же «пальцах» — из-за сгоревшего дома? Огонь-то ведь уже к особняку подбирается…

— А вот этого — не боюсь. Нам главное — вовремя приехать. А за базар ответят его охранники.

И он отошел от меня, потому что из-за поворота появилась машина с прудов.


***

Через полчаса пожара как не было.

Люди начали медленно расходиться по своим участкам. Мы с Васькой, вконец изъеденные комарами, тоже засобирались домой.

И вдруг я увидела… Гошу. Весь в саже, взмыленный, он спускался с лестницы, приставленной к баньке на соседнем с усадьбой Бориса участке. Он тоже увидел меня и чуть не свалился на землю.

— Ты чего здесь? — Я не верила своим глазам.

— А ты?

— Я-то здесь в отпуске, у подруги. А ты?

— А я… Я тоже в гости приехал. Смотрю — пожар…

— Только что-то ты не те дома водой поливал.

— Да на сам-то пожар не пустили, я вот бабке соседской на всякий случай баньку и поливал — чтоб не занялась… Света, а ты почему так резко исчезла? Я в четверг в редакцию заходил, хотел узнать — как ты… Я знал, что Рома — ну тот «рыжий» — после водки уснет. Я потом в отделение зашел еще раз: Колька сознался, что отпустил тебя — я на это и рассчитывал… А ты — исчезла.

— Да меня шеф в отпуск выпроводил раньше срока. Вот сижу здесь на природе — статью пишу.

— Мы увидимся? — Гоша, как маленький, ковырял землю носком ботинка.

— Конечно. Только, знаешь, сейчас я побегу: и подруга ждет, и комары зажрали.

Сворачивая за угол дома Бориса, я снова увидела эту чудаковатую табличку — «Петровка, 38». Что же это за человек такой? Правда — красивый?


***

Уже подходя к дому, мы с Васькой услышали странное хихиканье. Возле крыльца, расставив руки, танцевала…

Нина Дмитриевна. Завидев нас, она слегка смутилась, но потом громко заговорила:

— А вот и мои девочки, красавицы мои. Какой хороший, красивый вечер.

И звезды, и цветы, и мои девочки. — И она снова захихикала.

— Ма, ты чего? — Васька с недоумением уставилась на мать. — Верка, что ли, заходила? Выпили, что ли? — Она с подозрением приблизила к матери лицо, втянула ноздрями воздух. — Не пахнет…

А Нина Дмитриевна продолжала пританцовывать: «Какая ночь, какие доченьки у меня…»


***

На следующий день в обед Васька собиралась в город за продуктами. Звала с собой, но у меня еще вчера к ночи созрел план. Я до обеда дописала статью для «Явки с повинной» про Офицерский и, сославшись на то, что город мне осточертел и я еще не успела загореть, а погода может в любой момент испортиться, передала статью с Василисой и осталась.

Я тщательно готовилась к этой встрече. Надела красивый шелковый сарафан, чуть-чуть подвела глаза и направилась по дороге к парку. Я никогда не ошибаюсь в предчувствиях — встреча обещала быть незабываемой.

Прошла параллельную улицу, свернула к парку — в сторону кленов. Вот и Петровка, 38.

Поразительно, но калитка в высоком заборе подалась сразу. Я огляделась.

Справа стояли два хозблока и гараж с прогоревшими крышами: оттуда еще тянуло гарью. Возле пожарища копошились три молодых парня (представляю, как им влетело от вернувшегося хозяина). Но, похоже, что они не замечали меня. Стало даже как-то неинтересно: то, мол, никто из посторонних заходить не может, то заходи незнамо кто…

— …Даже если вы заблудились, я счастлив, что в поисках верной дороги вы заглянули ко мне!

Я вздрогнула от неожиданности. Слева от высоких кленов ко мне приближался… принц. В шелковых — на восточный манер — шальварах, с голым загорелым торсом, с пушистыми усами «скобкой». Высокий и широкоплечий, двигаясь легко и изящно, он был неестественно красив — в этой садоводческой Петровке, за этим нелепым высоким забором, хозяин этого эклектичного дома.

— Я вчера была здесь на пожаре.

Пришла выразить сожаление… Мы все хотели помочь, но нам не дали. Я — ваша соседка.

— И хорошо, что вам не дали… Этого еще не хватало — чтобы такая девушка…

— Света.

— …чтобы такая девушка, как вы, Света, носилась с ведрами возле моего скромного дома.

Он буравил меня своими красивыми глазами. И от этой привычной ситуации сразу стало легко и свободно.

— Дом у вас, как выясняется при ближайшем рассмотрении, действительно скромный.

Мы шли по песчаной тропинке мимо роскошно цветущих цикламеном полиантовых роз к крыльцу.

— Чтобы не разочаровывать вас окончательно, придется выпить с вами кофе в доме. Хотя летом лично я предпочитаю беседку.

Просторная беседка, увитая девичьим виноградом и клематисами, мелькнула слева от дома. Там же поблескивал искусственный пруд. Не пожарный водоем, как уверяли вчера все за забором, а изящный рукотворный пруд — с плакучей ивой, полоской живучки у самой воды, с парковыми скульптурами по берегам. Эта усадьба так разительно отличалась от соседских, всего в десятке метров — с грядками, подсолнухами, картофельными бороздами. Мне захотелось задержать шаг, подольше постоять в этом прекрасном маленьком парке, но Борис уже ступил на крыльцо и протягивал мне руку.


***

Если усадьба Бориса являла собой разительный контраст с соседскими участками за заборами из сетки-"рабицы", то внешний вид его дома совершенно не соответствовал тому, что оказалось внутри.

Внутри дом неожиданно оказался просторным и красивым. Огромный холл был обшит панелями из серого клена, напротив изразцового камина уходила на второй этаж легкая винтовая лестница. В больших вазах стояли свежие цветы. Не похоже было, что здесь жил одинокий мужчина. Однако и «женского следа» тоже не наблюдалось.

Мы пили кофе с коньяком и болтали так, будто были давно знакомы. Борис закончил Техноложку («химик», как пошутил он), успел поработать на советском заводе, посидеть на 120 рэ. Потом начались кооперативы, и он рискнул.

И вот — дорос до собственной фирмы.

В общем, дела идут, контора пишет.

— А почему же вы все-таки запрещаете охранникам пускать кого-либо к вам в усадьбу? Ведь вчера чуть дом не сгорел…

— Ну, во-первых, Светочка, не такие уж они и охранники. Один — газоны стрижет, другой — истопник (баня, камин, дрова на зиму все на нем), третий за собаками и домом следит. Еще одна женщина из местных пару раз в неделю приходит порядок навести… Такой большой дом присмотра требует, а я могу себе позволить содержать помощников… А то, что не пускаю… А что тут посторонним смотреть? Завидовать?… Не люблю я завистников.

— Ну, если бы у вас тропинки были золотыми плитками вымощены…

— Если бы я мог мостить тропинки золотом, я бы это сделал не в России, а где-нибудь в Калифорнии. Вы, Светочка, как психотерапевт, должны меня понимать — сами ведь здесь живете…

(Я представилась Васькиной профессией — этот номер мне часто сходит с рук.)

Мы еще какое-то время говорили ни о чем. Шарик — вопрос, шарик — ответ: этакий пинг-понг — узнавание.

Кофе был выпит. ПАУЗА ЗАТЯНУЛАСЬ…


***

Мы сидели на распахнутой постели и курили. Во всем теле была необыкновенная легкость. Говорить не хотелось.

Я протянула руку и машинально взяла со стола книгу.

— «Хроники капитана Блада».

— Да, это моя любимая книжка с детства.

— Капитана Блада… Блад…

Тебе что-то напоминает это имя? — Борис приподнялся на локте.

— Да, я что-то в газетах вспоминаю.

— Света, ты читаешь газеты? Ну ты меня уморила.

— Да, иногда просматриваю. Профессия обязывает (как приятно, когда врать легко). Вроде был шумный процесс против одной профессорши — Марии Блад. Она — известный в городе специалист по очистке крови.

— А что она натворила? Кровь плохо очищала?

— Клинику содержала частную, где ставила опыты над наркоманами. В общем, преступница.

— Ее посадили?

— Нет. Ничего не доказали.

Значит, не преступница.

— Да ты не понял — опыты над живыми людьми!

— Ну так ведь она же — ученый! Ну скажи, пожалуйста, разве может студент мединститута стать настоящим хирургом, если будет все время препарировать трупы в анатомичке или резать лягушек? Ведь надо же однажды со скальпелем и к живому человеку подойти.

— Но она все это делала в закрытой частной клинике. Это у нее бизнес был такой.

— Деньги брала? Так они ей на реактивы, на аппаратуру были нужны.

Может, она мир хотела спасти от опасной заразы; может, без пяти минут Нобелевский лауреат. А как же по-другому науку двигать?… И при том… Опыты — над наркоманами… Не такие уж это и люди…

Борис неожиданно посерьезнел, голос у него стал жестким. Я вспомнила недавний разговор с коллегой — Соболиным: «Они, Светочка, не люди, а — нелюди. Я бы их всех за Уральский хребет, в резервации…»

Ты так говоришь, словно эта Мария тебе очень нравится. А она, между прочим, как писали (врала я), — лесбиянка.

— Ну, тогда она мне точно нравится, — вдруг развеселился Борис. — У нас с ней, оказывается, много общего: я ведь тоже безумно люблю хорошеньких женщин.

И он накрыл меня подобно урагану…


***

Из дома мы вышли, когда начало смеркаться. Это были последние июльские белые ночи. Еще пара недель, и лето повернет к осени, вечера станут темными.

От леса в поселок ползли первые туманы. На траве лежала роса. Я ступила с тропинки на газон и как ошпаренная отскочила в сторону: мне показалось, что по ноге пробежало что-то мокрое и колючее.

Борис тут же наклонился и раздвинул розовый куст:

— Света, смотри, ежик!

Господи, да они тут все помешаны на колючей живности.

— Ах ты, мой проказник, Кеша!

Я его, Светочка, давно заприметил.

Живет у меня под хозблоком. Каждый вечер выходит на охоту, шляется где-то всю ночь, а потом возвращается. Мои парни ему блюдце с молоком даже завели.

— Это у него от молока вся шкура белая?

— Это не шкура, а иголки. Роса, наверное, посверкивает…

В этот момент за забором раздался гудок машины. Один из парней-охранников (истопник) выглянул за калитку и отозвал Бориса в сторону. После короткого разговора Борис подошел ко мне:

— Извини, милая, я не смогу тебя проводить, у меня встреча с партнерами. Ты ведь одна не заблудишься?

Он поцеловал меня и повел к калитке. В это время парни открывали ворота, в которые въезжали два джипа. Водитель первого понес по тропинке в сторону хозблоков какие-то пакеты.


***

Да, тяжела жизнь коммерсанта, решившего делать бизнес в России. Я уже давно смирилась с тем, что у богатых «первым делом — самолеты».

Идти к Василиске не хотелось. Но и гулять одной в потемневшем парке — тоже удовольствие не из приятных. Я потопталась в нерешительности на дорожке и, делать было нечего, пошла к Васькиной даче.

Впереди меня дорогу осветили две пары фар. Я едва успела отскочить в сторону — мимо пролетели, обдав грязью из лужи, два темных джипа. «Паразиты! Днем, что ли, не могут ездить? Одно дело — партнеры Бориса сидят сейчас, вопросы решают, другое — ночные хулиганы на дорогах… Жаль, номера не заметила — натравила бы на вас гаишников!»


***

Дома застала странную картину. На подоконнике с несколькими закладками лежал психотерапевтический справочник. А Васька на кухне поочередно открывала крышки с банок и совала туда нос: в муку, в соль, в песок, в крахмал…

— Муравьи, что ли, завелись? Ревизию делаешь?

Васька нервно отставила банки в сторону и, как мне показалось, прислушалась. Я тоже. Из спальни Нины Дмитриевны раздавалось тихое пение: «В белую ночь соловей нам насвистывал…»

Я никогда до этого не слышала, чтобы Нина Дмитриевна пела, и поэтому вопросительно взглянула на подругу. Она, не объясняя, вдруг набросилась на меня:

— Где тебя целый день носило? В десять вечера не загорают.

— По парку гуляла, там очень красиво.

— «В том саду, где мы с вами встретились…» — за стеной «сменила пластинку»

Нина Дмитриевна. Она пела тихо, спокойно, но от этого ее спокойного голоса у меня вдруг как-то нехорошо засосало под ложечкой. А Васька, как мне показалось, готова была вот-вот заплакать.

— Что все-таки с Ниной Дмитриевной?

— Да… Ежика нанюхалась… — Когда Василиске не хочется продолжать тему, она отшучивается совершенно подурацки.

Мы вышли на веранду, закурили.

Васька достала бутылку «Алазани».

— Выпьем?

Я кивнула.

— Да, Свет, — вдруг вспомнила Васька, — Соболин от твоей статьи в восторге: я не уходила, пока он не прочел. Сразу сдал в верстку. Говорит, что это будет «бомба». Завтра уже номер выйдет. Только он твою фамилию вычеркнул. Сказал, что с псевдонимом — спокойнее…

Мне показалось, что у меня даже началось легкое раздвоение личности: с одной стороны, хотелось снова ощущать на своем теле губы Бориса; с другой — послушать, как хвалят коллеги.

Интересно, что мне теперь скажет Обнорский? Как встретит?

— Пошли спать? — Васька встала с кресла.

Я взяла последнюю сигарету и вышла на крыльцо. Мимо меня, шурша травой, проковылял в лунной дорожке сверкающий ежик.

Ку— у-зя! Крыса белобрысая…


4

На этот раз новый охранник «Золотой пули» не обратил на меня никакого внимания. Но я из вредности все равно сунула ему под нос свое удостоверение:

— Как, вас еще не уволили за уклонение от задержания опасного преступника, пользующегося нашей ксивой?

Он аж нарды под столом просыпал.

В приемной Обнорский приобнимал Лукошкину. Завидя меня, он расцвел, как маков цвет:

— Вот это я понимаю! Молодец!

— Вы в том смысле, Андрей Викторович, что я хорошо выгляжу после отпуска? Что, загорела?

Обнорский неожиданно смутился:

— Я похвалить хотел. За статью. Уже с утра менты звонят не переставая.

— Вот если бы вы всем, Андрей Викторович, перед тем, как отправляете в отпуск, говорили на прощание такие нежные слова, как мне неделю назад, у вас в газете были бы сплошь талантливые статьи.

Лукошкина вопросительно посмотрела на Обнорского и вылетела из приемной.

— Ань, — смущенно побрел за ней Обнорский, — мы же еще договор с издателями «Золотой пули» не обсудили…

А я направилась в свой кабинет.


***

В кабинете раздался звонок от Гоши:

— Света — молодчина! Ты не представляешь, что происходит в городе.

— Мне уже Обнорский намекнул…

— Да даже Обнорский не знает всю глубину происходящего: кто ж ему расскажет… Сегодня с утра зампрокурора района по надзору за милицией тряс твоей газетой в прокуратуре и требовал принять меры!

— Ко мне?

— Почему к тебе? К ОМОНу района!

Вроде начальника снимать собираются.

Но главное — они теперь просто обязаны арестовать Лялю. Я с утра на Офицерский сбегал: там, представляешь, тишина. Ни одного наркомана нет… Свет, ты сегодня вечером — как? Может, посидим где?

Вечером мне хотелось к Борису, на Петровку, 38. Но и с Гошей до этого можно успеть мило пообщаться. Договорились на шестнадцать.

— У меня с источником «стрелка», — сказала я Соболину, подкрашивая губы и собирая сумочку.


***

А вот к шестнадцати часам Гоша уже не был таким радостным и счастливым, как с утра.

— Служебное расследование на работе проводят: пытаются выяснить, кто «слил» в редакцию информацию. На меня Рома-"рыжий" сегодня как-то очень внимательно посмотрел в коридоре.

А Колюня аж белый от страха. Ну да что я все о себе? Как у тебя-то?

— Да мне что? С утра поздравления принимаю.

— Ты вообще — смелая девчонка.

Хоть и очень красивая… — Гоша покраснел. Наверное, он такие слова никому еще не говорил. — Свет… А у тебя… Был кто-нибудь?

Я чуть со стула не сползла.

— Го-ша!…

— Извини… Я имел в виду — сейчас… есть?

Мне почти физически захотелось оказаться в Петровке у Бориса. При этом почему-то было жаль маленького Георгия Федоровича Астафьева. Я решила поменять тему:

— Что будешь делать?

— Да мне сейчас главное — выследить и взять Купца, — грустно сказал Гоша.

— Кто это?

— Крупный наркодилер. Я давно отслеживаю каналы поступления наркотиков в Питер. После того, как возьмут Лялю — а ее должны арестовать с минуты на минуту, — Купец должен забеспокоиться: ведь Ляля — один из его основных сбытчиков. Но мне трудно за ним уследить: у него два лежбища — в Питере и за городом.

— «Лежбища» — это где ночует?

— И где хранит наркоту.

— Так что же вы у него обыск не проведете?

— Кто ж даст на это санкцию? На Купца — ни одной бумаги, все — со слов, все — полушепотом.

— Что же ты собираешься делать?

— Я подозреваю, что после «дела с Лялей», Купец захочет поменять склады. Я даже знаю, где они будут. И ему понадобится перевезти партии наркоты.

Я все продумал и знаю, как его взять с «товаром»… Но я не могу открыться ни одному из коллег… Я не уверен, что они не повязаны с Купцом. У меня в помощь лишь один приятель.

— …Ладно, — нехотя согласилась я. — Я тебе помогу. Что надо делать?

Гоша назвал городской адрес для слежки, дал инструкции — как действовать и по какому телефону звонить, если увижу в определенное время джип с нужным номером.

Я отправилась на метро, а Гоша сел на троллейбус, идущий к Финляндскому.


***

Вот вечно я вляпаюсь. Вместо того, чтобы быть уже у Бориса, торчи теперь два часа на Греческом, карауль какой-то джип.

Джип не приехал, я сообщила об этом Гоше по телефону и со спокойной совестью поехала на вокзал.

Когда выходила на перрон платформы «Петровка», с другой стороны к ней подошла электричка на Питер. Боковым зрением, когда она трогалась, я увидела, что в последний вагон почти на ходу вскочил… Гоша.

Что за чертовщина! Он же сказал, что будет где-то за городом следить за лежбищем Купца. Тогда почему он в Петровке? А может, он?… Батюшки, да это же он за мной следит! Вот ревнивец маленький! Заставил меня торчать в городе, чтобы сорвать мне встречу с любимым! Ну я ему устрою…


5

Борис был чем-то расстроен.

В фирменном книжном магазине я купила ему в подарок роскошный каталог декоративных растений. Там был целый раздел о кленах — о маньчжурских, японских… У Бориса был «пунктик» на эти деревья: он разводил их разные виды, выписывал откуда-то саженцы… Но даже этот каталог не порадовал Бориса. Он скользнул взглядом по обложке и отложил книгу в сторону.

— У тебя неприятности?

— Да. Проблемы.

— Я могу помочь?

— Нет. Мне никто не может помочь.

На улице загудела машина. Я подошла к окну. Через открытые ворота из усадьбы выезжал джип. Я инстинктивно взглянула на номер. Он был залеплен грязью.

— Что же все-таки случилось?

Я подсела к нему на диван, обняла.

— Боже, как я ненавижу щелкоперов-журналюг! — Борис даже сжал кулаки. — Понимаешь, один гад в городской газете статейку сварганил, и теперь из-за этого у моих друзей большие проблемы.

— В жизни?

— И в жизни, и в бизнесе. Это — мои партнеры. И теперь все может рухнуть…

Борис бегал по комнате, швыряя вещи. Это уже было похоже на панику.

— Успокойся. Может, не все так плохо…

— Да ты же не понимаешь ничего!

— Конечно. Ведь ты же ничего не рассказываешь. Может, есть все-таки выход?

Борис сел, закурил. Потом внимательно посмотрел на меня:

— Света, ведь ты же — психотерапевт. Значит, у тебя есть знакомые медики…

— Есть. — Я знала, что если дело касалось чьего-то здоровья, мне поможет Васька.

— Слушай, — Борис, кажется, взял себя в руки, — а ты не могла бы достать одну справку? Понимаешь, у меня есть одна знакомая… В общем, нужна достоверная справка, что у женщины — оч-чень сложная беременность. Токсикозы там и прочее сообразишь? Надо, чтобы такой был диагноз, чтобы было понятно, что она чуть ли не при смерти. Нужен, мол, медицинский уход, госпитализация…

— Могу, конечно. Если у нее действительно такая беременность, она на самом деле должна давно лежать на сохранении. — Я почувствовала ревность к какой-то незнакомой мне даме, о которой так заботился Борис. — Она от тебя беременна?

— Чего? — Борис расхохотался. — Да она вообще не беременна. У нее уж и климакс, наверное.

— А, — успокоилась я, — просто нужна такая справка?

— Да. Просто справка.

Я взяла свой мобильник, позвонила Ваське на соседнюю улицу и пересказала суть просьбы. Подруга обещала достать справку уже завтра. В конце спросила:

— Свет, а ты где? Мы тебе с мамой домой звонили.

— Как Нина Дмитриевна?

— Все о'кей!

— Да я… у друзей, — сказала я правду.

— Знаешь, а Кузя сегодня не приходил, — невпопад сказала Василиса.

…Справку я отдала Борису утром в городе.


6

Уже пять дней, как Ляля под арестом. Это сообщил мне Гоша. Соболин просил подготовить эту информацию в ближайший номер. Ради антуража и «правды жизни» я решила сходить еще раз на Офицерский.

Уже уверенным шагом я захожу в парадную напротив дома № 3. Курю, глядя на улицу. И — не верю своим глазам.

Потому что один за другим бледные парни и девчонки… заходят в нехороший подъезд и уходят обратно проходными дворами.

Я чувствую, как у меня начинают дрожать руки. Что же это такое? Мистика какая-то.

Я пристально смотрю на знакомую дверь. Вдруг она открывается еще раз, и на улицу выходит красивая брюнетка. Я не успеваю разглядеть ее лицо: высокая женщина поворачивается ко мне спиной и исчезает из поля зрения.

Ляля— черная? Да быть этого не может!

Я, ломая каблуки, качусь вниз по лестнице и выскакиваю на Офицерский. Никого. Тихая, пустая улочка.

Чуть не угодив под колеса, торможу какого-то частника и мчусь в Агентство.


***

Обнорский — в Киеве, Повзло читает лекции на журфаке, Соболин — на пресс-конференции в ГУВД. А меня сейчас просто разорвет на части от мыслей и подозрений.

— Светлана, к вам!

Охранник пропустил в кабинет незнакомого парня с букетом белых лилий.

— Завгородняя Светлана Аристарховна?

— Да.

— Наконец-то я вас нашел! У меня ведь был только ваш домашний адрес. К счастью, ваша родительница дала рабочий. Мы ведь подарки должны вручать лично в руки. Я — курьер из фирмы «Праздник». У нас все четко по инструкции. Распишитесь в получении.

Пока я подписывала бумажку и предъявляла паспорт, в кабинет вошла Агеева.

— Ой, лилии! Света, их надо немедленно куда-нибудь отнести. В другой кабинет. Можно в наш. Ты не знаешь, как от запаха лилий может болеть голова. А ты еще слаба после болезни.

Я сняла цветную упаковку на маленькой бархатной коробочке. Внутри, на зеленом атласе, лежала золотая подвеска: желтый кленовый листик с капелькой росы — сверкающим бриллиантом.

Агеева, глядя из-за плеча, схватилась за сердце:

— Света! Кто — он?

Наверное, я слишком пристально смотрела на этот лист клена. Не знаю почему, но я чувствовала, что случилось что-то непоправимое.

Я молча разорвала конверт, из которого выпал тонкий листок бумаги.

«Спасибо, моя красавица, ты очень помогла. Я должен срочно уехать. Увидимся не скоро. Скучаю. Буду всегда помнить. Борис Купцов».

Мне показалось, что я смотрю какой-то сюрреалистический фильм.

Вот я — с конвертом, на котором официальный обратный адрес: д. Петровка, ул. Кленовая, д. 38.

Вот полуобморочная Агеева:

— Света, даже если это просто ухажер… Ухажер, дарящий подвески с бриллиантами…

Вот черный от расстройства Гоша, влетевший в кабинет:

— Все пропало! Лялю отпустили: все свидетели забрали свои показания обратно, а у самой Ляли нашли какую-то болезнь… Купец ушел из-под носа, трое суток слежки — коту под хвост. Все, нет его в городе!

Его, стало быть, нет в городе. А я, доверчивая Света, оказавшая ему бесценную помощь, теперь смотрю в телевизор, по которому идет мультфильм про пластилинового ежика. То ли — Кузю, то ли Кешу. Про ежика с наколотыми на иголки листочками.

Или — пакетиками. С кокаином, например…

Все, кина не будет! Ни анимационного, ни сюрреалистического. Я встаю и выдергиваю шнур из розетки.

От моего резкого движения Гоша вздрагивает. Гоша, который, оказывается, ездил в Петровку не из-за меня вовсе, а из-за наркодельца Бориса Купца.

Словно такой Купец в его жизни — единственный, а таких, как я, — немерено. Ты ошибся, мой маленький Гоша, ты меня, мальчик, еще не знаешь…

Я снимаю с шеи цепочку, вешаю кленовый листик и опускаю его на грудь в ложбинку. Две пуговички при этом в нужном месте расстегиваются сами собой.

Гоша замечает мой жест, снимает очки, замирает, но не отодвигается.

Я внимательно смотрю на его лицо.

Под очками неожиданно оказываются огромные глаза цвета спелой вишни с длинными ресницами. Простуды на губе нет…


***

Я люблю этот пронзительный миг ПЕРЕД…

ДЕЛО О ПОТЕРЕ ПАМЯТИ

Рассказывает Виктор Шаховский

"Шаховский Виктор Михайлович (прозвище Шах), 31 год, корреспондент репортерского отдела. По некоторым данным, в начале 1990-х годов входил в бригаду рэкетиров, базировавшуюся в гостинице «Речная». С 1996 года занимался собственным бизнесом.

В феврале 1998 года неустановленными лицами был взорван принадлежащий Шаховскому «мерседес».

В апреле 1998 года Шаховский В. М. предложил свои услуги Агентству журналистских расследований. Установленный для него руководством Агентства полугодовой испытательный срок прошел без эксцессов.

В коллективе Агентства ранее имело место неоднозначное отношение к Шаховскому: бывшие сотрудники правоохранительных органов (Г. М. Зудинцев) не раз демонстрировали ему недоверие".

Из служебной характеристики


1

Я медленно открыл глаза и тут же вновь их зажмурил от яркого, проникающего в самый мозг света.

— Очухался, урод? — услышал я неприятный скрипучий голос.

— Кто вы? — спросил я.

— Твоя совесть!

— Кто? — переспросил я удивленно.

Надо же так попасть! Причем уже второй раз в жизни. Первый подобный случай в моей биографии произошел пять лет назад, когда мы с конкурентами колбасный цех делили. Тогда мне удалось вырваться. Главное в такой ситуации — для начала понять, кто меня взял и за что? Я попробовал пошевелить конечностями. Так и есть, в лучших традициях отечественной мафии — руки и ноги связаны какими-то проводами. Значит, надо убалтывать их, тянуть время.

— Переживаешь? Думаешь, кто мы, что нам надо? — обратился ко мне тот же голос. Экстрасенс хренов — надо же, угадал мои мысли. Можно подумать, что кто-нибудь на моем месте стал бы думать о другом.

— А мы скрывать не будем. Зачем нам шифроваться? Жить-то тебе, милый, недолго осталось, от силы минут десять. Ну что, Таня, будем его кончать, или ты сначала ему отрезать что-нибудь хочешь? Говори, Танюшка, не стесняйся, этот негодяй заслужил мучительную смерть.

— Да за что? — спросил я.

Прищурившись, я наконец разглядел человека, пообещавшего мне смерть.

Это был заместитель председателя комитета по здравоохранению городской администрации Алексей Глинич. Весьма неприятный тип — бородатый и толстый.

— А можно я ему сначала уши отрежу? — спросила та, которую он назвал Таней.

Ее я узнал по голосу. Одной ее реплики было достаточно, чтобы я вновь удивился, причем еще сильнее, чем когда узнал первого моего похитителя.

Таня Ненашева, корреспондент питерской редакции НТВ, моя последняя тайная страсть, предмет моих ночных вожделений. И тогда мне стало понятно, что вся эта вакханалия есть большой, глупый розыгрыш. Автором которого, по всей видимости, являлась Танька.

— Ну все, ребята, пошутили — и хватит! Развязывайте меня, у меня руки затекли, — сказал я.

— Это кто тут шутит? — закричала Танька. — На тебе, сволочь!

И я дернулся от резкой боли в плече.

Наверное, эта сумасшедшая уколола меня шилом или булавкой, в общем, чем-то острым. А это было уже совсем не смешно. И вообще странно, что молодая хорошенькая журналистка устраивает такие шоу, к тому же вместе с крупным чиновником. А им, бюрократам-взяточникам, шутить в принципе некогда, им деньги надо круглосуточно из бюджета воровать. Ситуация бредовая! И тут она меня еще раз уколола, на этот раз в ягодицу. Вероятно, ей казалось, что это очень забавно.

— Хватит, хватит! Развязывайте, уже не смешно! — заорал я, начиная очень и очень злиться.

Шутки шутками, а шилом колоть мы не договаривались. Да и вообще, как они меня сюда затащили? Усыпили, что ли? И почему так голова в затылочной части болит, как будто ударили чем-то?

— Все, я его мочу! — раздался истерический вопль Таньки.

И тут произошло то, чего я уже никак не предполагал. Она подскочила ко мне, в руках у нее был небольшой туристический топорик. Она размахнулась и… Страшное лезвие сверкнуло надо мной и с бешеной скоростью пошло вниз, прямо на меня. Не в силах отвернуть голову, я снова зажмурился, мысленно прощаясь с жизнью. И тут же заорал, потому что мое ухо взорвалось дикой болью.

Ну, блин, сволочи! То, что происходило, уже не было шуткой. Кажется, эта психичка отрубила мне ухо. А тем временем невменяемая парочка ругалась между собой. Он упрекал ее в том, что она слишком рано начала казнь и что если бы он не перехватил ее руку с топором и не отклонил в сторону, то лишил бы всю процедуру законной составляющей.

— Он должен знать, за что его казнят! — категорическим тоном утверждал толстяк. При этом он вытирал лезвие топора о свою бороду. Ну точно, маньяк. Кто бы рассказал, не поверил бы. Затем он обратился ко мне:

— Слушай меня, Шаховский. Ты у нас в руках. А мы — это общество защиты прав женщин, обиженных мужчинами.

Мы — это международная организация, которая взяла шефство над Татьяной.

Ты ее смертельно оскорбил, унизил, втоптал в грязь! Тебе было жалко уделить ей всего лишь одну ночь, несколько часов до рассвета — как это мало для тебя и как много для нее! Именно от таких, как ты, подлых импотентов, мы и спасаем мир! Теперь ты знаешь, в чем состоит предъявленное тебе обвинение, и можешь спокойно принять справедливую кару. Только кровью, всей своей грязной черной кровью, покидающей тебя капля за каплей, ты сможешь, и то лишь частично, искупить свою вину перед человечеством.

Ого, вот это номер! Ситуация становилась критической. По всей видимости, я на самом деле оказался в руках маньяков, причем крайне опасных.

Я изо всех сил рванулся, пытаясь порвать то, чем я был связан, но ничего не получилось. Все, конец моей биографии, криминальные журналисты потом напишут: «Умер под топором маньяков». Мужик тем временем передал орудие убийства Таньке.

Вдруг откуда-то из темноты, окружавшей пятно света, в центре которого мы находились, раздался дикий вопль.

Маньяки оглянулись.

— Бежим! — крикнул толстяк, и сумасшедшая парочка скрылась во мраке.

Из последних сил, несмотря на дикую боль в ухе, я повернул голову. Моим спасителем оказался Родька Каширин. Он бежал ко мне, размахивая не то саблей, не то просто арматуриной. Оказавшись возле меня, он кинул сей непонятный предмет на пол и принялся меня развязывать:

— Сейчас, сейчас, милый мой, я тебя освобожу, и мы будем вместе. Вместе до конца жизни, и ничто не разлучит нас! Никакие мерзкие особи женского пола не прервут нашего счастья!

Господи, про что это он? Ну и попал я, что называется, из огня да в полымя. Он что, решил, что я должен быть до конца жизни вместе с ним? Если это так, то пусть уж лучше вернутся Танька с толстяком и меня зарежут!

Вдруг где-то, совсем рядом, раздался резкий звонок.

— Выключите будильник, а то он проснется! крикнул кому-то Каширин.

— Переключатель сломался! — раздалось в ответ из темноты.

Резкий звон не прекращался. Что-то подбросило меня вверх, и я очнулся на своем диванчике у себя дома. Несколько секунд я дико оглядывался по сторонам, но потом пришел в себя. Какое счастье, что это всего лишь сон! Просунув ноги в тапочки, я добрался до ванной комнаты, пустил воду и залез в ванну. Никогда в жизни я не принимал контрастный душ, столь рекомендуемый врачами, но в то утро я воспользовался их советом и минут пять мучил себя потоками то очень горячей воды, то, наоборот, ледяной. Потом начал бриться, но, взглянув на себя в зеркало, испытал страшное удивление: на правом ухе горела кривая царапина. Если меня резали во сне, то почему царапина появилась наяву? Может, к врачу обратиться? Кстати, у Завгородней ведь подруга есть, как раз вроде по этому профилю, Васька. Но, подумав, я решил с Завгородней не связываться. После окончания нашего романа она хоть и делала вид, что относится ко мне дружески, но я чувствовал, что сохранять лицо ей не так-то просто. Какая-то натянутость в наших отношениях сохранялась. В общем, к Светке я за помощью обращаться не хотел. Подумав, решил, что днем с работы позвоню кому-нибудь из знакомых, кто сможет посоветовать мне хорошего психиатра.

Я закончил бритье, оделся и отправился на кухню чего-нибудь поесть. Обычно в моей квартире ночевала какая-нибудь очередная дама, которая и кормила меня утром, но вчера мне в этом плане не повезло. В холодильнике были только три куриных яйца и палка копченой колбасы. Поставив ковшик с яйцами на огонь, я открыл форточку и взял сигарету.

Интересно, а к чему снятся такие сны? Понятно, что Танька приснилась, потому что она мне нравится. Каширин, придурок, мне и так постоянно снится — ни на работе, ни дома от него покоя нет, а вот откуда взялся толстяк Глинич? Черт его знает. А Таньке я сегодня выскажу по поводу вчерашнего.

Обязательно выскажу!

Вчера у нас в конторе отмечалось ее, конторы, пятилетие. Пришло много гостей, ментов, чиновников и журналистов других изданий. Танька тоже была в числе приглашенных. Я ее целый месяц не видел и очень обрадовался встрече. Она, как мне показалось, тоже. Мы танцевали, пили вино и время от времени уединялись в темном конце коридора, но в целом вели себя очень прилично, даже не целовались. А потом она сама попросила, чтобы я ее проводил, и я, естественно, согласился. Короче говоря, все шло в масть. Ушли с праздника мы одними из первых. Я был «под мухой», поэтому поехали не на моей машине, а поймали такси. Я назвал водителю мой домашний адрес (она ведь не уточнила, куда именно я ее должен провожать?), и мы поехали. И только я собрался поцеловать ее в щечку, честное слово, только в щечку, как зазвонил ее мобильник. Кто звонил, я не знаю, но звали его Сергей. Она явно обрадовалась, что именно он нас побеспокоил, это было слышно по ее голосу. Минуты две она с ним мило ворковала, а потом пообещала, что к нему сейчас приедет.

Закончила разговор, положила мобильник в сумочку, а потом сказала замечательные слова: «Извини, Витя, мне позвонил один человек, с которым я очень давно не виделась, поэтому я поеду к нему. А ты, если хочешь, позвони мне завтра. Ага? Ты только не обижайся, ладно? Ты же добрый!»

Да, я добрый. Поэтому, даже не спросив у нее, в одну ли нам сторону теперь ехать, я дал таксисту сотню, чтобы она не платила сама, попросил остановиться, вышел и поймал другую машину. А дома, потягивая пиво прямо из горлышка бутылки, долго сидел в темноте, обдумывая произошедшее. Почему мне так не везет? Эта Таня была действительно той самой единственной, с которой я готов был связать свою жизнь навсегда. Но после такого случая я уже никогда не смогу относиться к ней так, как раньше…

Яйца сварились, я позавтракал и пошел на работу. Машина вчера осталась под окнами нашего офиса, поэтому до улицы Росси пришлось добираться на метро.


2

Придя на работу, я показался Соболину и пошел шататься по Агентству. Войдя в кабинет расследователей, я сразу же понял, что происходит что-то интересное. Спозаранник сидел и гипнотизирующим взглядом, не мигая, смотрел на Каширина, который что-то строчил шариковой ручкой на листке бумаги. Зудинцев беззвучно трясся от смеха, закрыв лицо руками, а Гвичия, как всегда, танцевал лезгинку.

— Что случилось? — поинтересовался я у Спозаранника.

— А, — махнул тот рукой, — лучше не спрашивай.

— А все-таки? — настаивал я, мое любопытство после его отмашки только увеличилось.

Гвичия прекратил свои ритуальные пляски и объяснил:

— Ты видел в коридоре велосипед, на котором наш охранник на работу ездит? Так вот, представляешь, Родик сегодня утром решил на нем покататься по коридорам Агентства. Джигитом себя почувствовал. И поехал с ветерком!

Наездник, блин! А там Ксюха нашему шефу на подносе из буфета кофе и апельсиновый сок тащила. А сам Обнорский из своего кабинета выплыл ей навстречу зачем-то. И в том месте, где наши два коридора пересекаются, они все трое и встретились. Встреча такая, понимаешь, на Эльбе. Каширин, конечно, на тормоза нажал, а они, естественно, отказали. Короче, Родька наехал на Ксюшу, а та, в свою очередь, не удержала поднос и обварила шефа кофе, а потом для гармонии еще и полила классика апельсиновым соком. Что потом было, не рассказать, видеть надо. Обнорский топал ногами, размахивал руками, кричал, что это спланированная акция против него, которую давно готовили. Теперь вот Каширин и Ксюша объяснительные пишут, Лукошкина шефу штаны отпаривает, а он сам в одних трусах у себя в кабинете интервью шведам дает.

— В одних трусах? — удивился я.

— Да, в трусах, — подтвердил Зудинцев, прекратив смеяться, — он же за столом сидит, и его до пояса не видно.

У шведов времени очень мало, самолет скоро, они ждать не могут.

— Я не понял, а почему Ксюша объяснительную пишет? Она же тоже пострадавшая сторона, на нее велосипедом наехали! — удивился я.

— Ты же знаешь нашего шефа, он решил, что это заговор, а если ему что-нибудь в голову втемяшилось, то это серьезно, — объяснил Спозаранник, который из-за своей ефрейторской должности вынужден общаться с Обнорским чаще других и знает, что если у шефа с утра настроение плохое, то виноваты будут все.

Мне все произошедшее смешным не показалось. Опять Каширин попал в историю. Надо же быть таким невезучим!

Я уверен, что тормоза на велосипеде были в исправном состоянии до того, как на него сел Родик, и после него так же будут работать нормально. Отказывают они, лишь когда Каширин на нем катается. Родион и техника — вещи несовместимые. А недавно он пошел на водительские права учиться и, не дай Бог, их получит! Когда Каширин будет ездить по нашему городу за рулем транспортного средства, я продам свою машину, перестану пользоваться услугами такси и буду передвигаться исключительно на подземном транспорте, так как жить хочу. — Спозаранник взял написанную велогонщиком объяснительную и принялся ее изучать.

— Ты что, Шумахер, здесь написал?

Что значит «несанкционированно появилась на опасном перекрестке коридоров»? Переписывай! — возмущенно заявил он своему подчиненному.

Тяжело вздохнув, Родион принялся писать новую объяснительную. А я пошел в свой отдел — надо же иногда и работать.

Часа через два, когда я отписал пару заметок в ленту новостей и даже успел договориться о встрече с адвокатом Панкиным, на моем столе зазвонил внутренний телефон.

— Это тебя, — сказала Ксюша, — только он почему-то не представился. Соединять?

— Соединяй, — согласился я.

Вообще у нас в Агентстве не принято соединять с людьми, которые не представляются, — можно запросто нарваться на какого-нибудь сумасшедшего с рассказом о тарелочках или о преследовании его агентами Моссада. Но Ксюша таких различает, так что вряд ли это был псих.

— Слушаю, — сказал я.

— Это я. Узнаешь?

— Если честно, нет. Кто вы?

— Брюква. Теперь вспомнил?

Я замешкался с ответом. Услышать голос из прошлого мне было не очень приятно. Я искренне надеялся, что больше никогда не увижусь и не буду разговаривать даже по телефону с этим человеком.

— Чего ты хочешь? Зачем звонишь? — спросил я таким тоном, чтобы он сразу понял мое к нему отношение.

— Дело есть.

— Ну и что? Я делами больше не занимаюсь!

— Подожди, не вскипай. Не чайник со свистком. Базар у меня старый. Перетрещать надо об одном дельце, трехлетней давности. Деньгами пахнет, понял? Так что не понти, Шах, трещать все равно будем, а если в бега пойдешь, найду…

— Сам много не трещи, Брюква! — остановил его я. — И сам в бега смотри не уйди! Что за деньги ты имеешь в виду? — На самом деле, я уже понял, о чем речь, и начинал понемногу заводиться.

— А вот встретимся, тогда и поговорим, — ответил Брюква.

— Хрен с тобой, ладно, но только учти, я человек занятой, больше пяти минут уделить тебе не смогу. Где, когда?

— А давай через час на нашем старом месте. Устроит?

— Хорошо, давай на старом месте! — согласился я и положил трубку.

— Проблемы? — поинтересовался Зудинцев, с которым мы разговаривали в тот момент, когда зазвонил телефон.

Мы с ним вроде как помирились, хотя в ссоре, на самом деле, и не были.

Просто искренне не понимали друг друга, потому что имели совершенно разное прошлое. Он был опером, а я, как сейчас принято говорить, занимался бизнесом.

Но оказалось, что пропасти между нами нет. А сейчас мы с ним вместе по заданию руководства свидетеля одного очень важного ищем. Вот Зудинцев и проявил участие, по моему тону догадавшись, что звонок не из приятных. Но я отказался от его помощи, рассудив, что и сам справлюсь. Тем более что у Зудинцева через три часа самолет в Болгарию. Якобы тот самый свидетель в этой стране спрятался, на берегу теплого моря. Везет ему, на курорт едет!


3

Ровно через час я сидел в кафе на набережной канала Грибоедова, дожидаясь Брюкву. Как всегда, он не был пунктуальным и опоздал на десять минут. Появился в сопровождении двух быков мерзкого вида. Они сели за соседний столик, а он подсел за мой. Руки он мне не протянул, справедливо опасаясь, что я ему не отвечу, и он окажется перед своим эскортом в глупом положении.

— Извини, пробки крутом, еле проехали, — сказал он. "

— У тебя всегда пробки, особенно в голове, — ответил я. — Говори, зачем позвал?

— А ты не догадываешься? Деньги, Шах, деньги. Помнишь нашу последнюю «делюгу»?

— Ну и что?

— Как это — ну и что? Деньги вернуть надо. Там же полтинник баксов был. Десять «девяток» купить можно было.

— Ну и возвращай! Я тут при чем? — удивился я. — Человек исчез, и думаю, что его уже давно на земле нет.

А тех, кто за ним стоял, ни мне, ни тебе не достать. Все, я пошел, мне некогда.

Я встал и хотел уже направиться к выходу, но он меня остановил:

— Подожди, ты меня не понял. Я не собираюсь никого искать, я уже нашел человека, который взял наши деньги. Ты не хочешь меня спросить, кто он?

— Ну и кто?

— Ты.

— Не понял! Думай башкой, что говоришь, Брюква!

— А я думаю. Много думаю. Ты хитро тогда сделал. Даже «мере» свой взорвал, чтобы все очень правдоподобно было! Только в одном ты просчитался. И знаешь, в чем?

Он смотрел мне прямо в глаза и предъявлял очень серьезные обвинения.

В том мире, в котором жил он, так просто подобными словами не бросаются.

— Хорошо, Брюква, я согласен выслушать твои доказательства, если они, конечно, у тебя есть. Но если их нет…

Смотри, Брюква.

— Отлично, тогда сядь на стульчик, послушай. Начну сначала. Кто из нас первым познакомился с Шаймиевым? Ты!

— Ну и что? Идея сделать такую предоплату была не моя. И когда решали — давать деньги вперед или нет, — ЮЗ все, и ты в том числе, высказались «за», — ответил я.

— Слушай дальше. Кто последний встречался с Шаймиевым? Опять ты!

А теперь главное! У меня есть его предсмертное письмо, где он подробно описывает, как вы с ним провернули все дело. Почерк его, это даже без экспертизы видно. Факты, которые он описывает, подтверждаются на все сто процентов и даже больше. Ну, что замолчал?

Я понимаю, пятьдесят тысяч долларов возвращать не хочется! Но у меня есть встречный ход. Нас было четверо, значит, четвертая часть твоя, ее возвращать не надо. Одного из нас нет, его убили.

Еще есть Гаврош, но я тебе обещаю, что если ты расплатишься со мной, то он ничего не узнает. А вот если ты быковать начнешь, не захочешь мне мои деньги вернуть, то тогда извини, мне придется с ним против тебя «кентоваться». Итого, остается одна моя доля, тринадцать тысяч. Ты отдаешь ее мне и пятерку сверху за давность. Идет? — Брюква говорил очень уверенно, и мне показалось, что он сам верит собственным словам.

— Покажи письмо! — потребовал я.

— Пожалуйста, — сказал он и достал лист бумаги. — Это копия. Подлинник я тебе на всякий случай в руки не дам, сам понимаешь, мало ли что.

Я развернул вчетверо сложенный листок бумаги и начал читать. Почерк был шаймиевский или очень хорошо подделанный. Итак, Шаймиев писал, что мы с ним договорились кинуть наших корефанов на хорошие деньги, а потом он почувствовал угрозу с моей стороны и испугался, что я его могу убить. Тогда он, мол, и написал это письмо.

— А еще у меня есть аудиозапись этого же письма. Там его голос, это и Гаврош подтвердит, если ему дать прослушать, — торжествующе сказал Брюква. — Так будешь деньги возвращать, или мне к Гаврошу пойти? Кстати, могу войти в твое положение и снизить сумму, которую хочу с тебя получить, до пяти тысяч. Идет?

— Ты это… не к Гаврошу иди, а знаешь, куда?

— Куда?

— На хер!

Я встал из-за стола и, не попрощавшись, вышел на улицу. Фальсификатор хренов. Подделал голос и почерк Шаймиева и теперь пытается с меня деньги сбить. Урод!


4

Все, о чем мы говорили с моим бывшим компаньоном, для меня уже было глубоко в прошлом. В начале девяностых мы немножко баловались с разными кооператорами, бизнесменами, потом подкопили капитал и начали вкладывать его в бизнес. А потом один из тех, с кем был связан наш бизнес, скрылся с нашими деньгами, которые мы ему дали в качестве предоплаты. Начали, конечно, его искать, но не нашли.

Один из наших, который вроде бы вышел на его след, погиб, а у меня взорвали машину. Мой «мере» взлетел на воздух за несколько секунд до того, как я собирался в него сесть. Тогда мне все на свете надоело, я пошел работать в «Золотую пулю» и стал журналистом.

В определенных кругах города это очень долго обсуждали и решили, что я заболел. Психически. Брюква исчез из города на пару лет, но потом вернулся и начал в буквальном смысле слова побираться. Рвал по крохам в разных местах, не брезговал даже мелкими разводками всяких лохов. На Московском вокзале держал десяток проституток самого низкого качества. А тут, гляди ты, пришел предъяви делать, да еще и с охраной.

Может, он теперь в авторитете, а я не знаю ничего? Надо будет поспрошать о нем у бывших коллег по бизнесу.

Посмотрев на часы, я решил не откладывать это дело в долгий ящик и прозвониться прямо сейчас. До встречи с адвокатом оставалось еще около часа, и я пошел к метро. Проговорив минут двадцать и узнав все, что мне было надо, я поехал на встречу с Палкиным.

Разговор с пацанами меня успокоил.

Брюква как был дешевкой, так ей и остался. Хотя в последнее время и стал немного приподниматься, деньги у него откуда-то появились. Даже кое-кому из среднего звена криминалитета некие услуги оказывал. А вот Гаврош с тех пор, как я ушел из бизнеса, поднялся и «держал» сейчас чуть ли не все Колпино. Но у него своих проблем хватает, и слушать вымыслы Брюквы он не станет. А если станет, то можно будет намекнуть бывшему соратнику о некоторых его заморочках с Ижорскими заводами. Эти материалы попали ко мне уже в то время, когда я работал в Агентстве, но хода им я пока не давал, оставив до лучших времен. В общем, я выкинул Брюкву из головы и поехал на встречу с Палкиным.

Адвокат уже ждал меня в кафе «Идеальная чашка» на Марата. Мы заказали по кофе и несколько минут говорили о деле, которое Палкин в настоящее время вел в Дзержинском суде. Дело было громкое. В свое время рухнуло одно из старейших в городе агентств недвижимости «Интер Орхидея». Хозяин разорившейся фирмы, гражданин США

Джон Борборан, укравший у своих клиентов почти два миллиона долларов, уехал в Штаты. Следствие велось через пень-колоду и наконец дошло до суда.

Но перспективы, на мой взгляд, вернуть украденные деньги у пострадавших не было. Впрочем, Палкин был уверен, что надежда есть — если удастся притянуть в качестве соответчика банк, через который осуществлялись махинации.

Быстренько ознакомившись с документами и задав пару уточняющих вопросов, я решил перейти к делу, которое интересовало лично меня.

— Андрей, у тебя случайно нет на примете хорошего психиатра? — осторожно начал я.

— А что случилось? — сразу заинтересовался Палкин.

— Да пока ничего особого, но проконсультироваться надо.

— Конечно, есть, — кивнул адвокат. — Мы же постоянно сталкиваемся с психиатрическими экспертизами и на судах, и на следствии. Иногда приходится добиваться повторной экспертизы подзащитных. Черт, — хлопнул он себя по лбу, — я ведь как раз хотел поговорить с тобой о психиатрах. Это дело как раз для вашего Агентства! — с энтузиазмом начал он.

— Подожди, — попытался остановить я адвоката, — давай сначала с моим делом разберемся. А потом можно будет и к твоему вернуться.

Палкин несколько секунд подумал, потом кивнул, соглашаясь, и достал визитницу.

— Вот, — нашел он нужную, — Алексей Замыш. Кстати, у него кабинет в пяти минутах ходьбы отсюда. Сейчас я с ним договорюсь, — сказал адвокат, доставая мобильник.

Через пару минут мы уже были в частной клинике, где практиковал Замыш. Очереди к нему не было, и мы сразу прошли в кабинет. Палкин представил меня психиатру, потом сказал, что подождет меня в коридоре, и вышел. Я обратил внимание, как вздрогнул врач, услышав место моей работы. Тщательно изучив мою визитку, он встал и закрыл дверь на ключ.

— Я вас слушаю, — выжидающе уставился он на меня. Взгляд у него был напряженным. Чего он так нервничает?

Может, у него были какие-то проблемы с прессой?

Немного поколебавшись, я рассказал Замышу свой сон. Психиатр слушал сначала очень внимательно, но по мере моего рассказа все более и более расслаблялся. Когда я закончил, он откинулся на спинку кресла и с облегчением, как мне показалось, вздохнул. Потом встал, уверенно подошел ко мне, осмотрел ухо и стал дотошно расспрашивать, как я провел день, предшествующий сну. Причем он потребовал, чтобы я рассказывал ему не только о тех событиях, которые со мной происходили, но и о мыслях, меня посещавших.

— Что же, — наконец заявил психиатр, — окончательный диагноз ставить, конечно, рано. Надо провести ряд анализов, тестов. Но уже сейчас могу вам сказать, что никакой мистики тут нет.

Сны — это отражение того, что творится у вас в голове. Во время бодрствования ваша голова занята текущими проблемами, а во сне мозг раскрепощается и подает вам сигналы. Именно поэтому всякие колдуны и ведьмы придают особое значение снам. Ну а у вас причина кошмара, на мой взгляд, и совсем просто объясняется. Раньше вы вели весьма активную половую жизнь, а в последнее время случился перерыв. Вот и стали сниться кошмары. Ну и, конечно, сыграло свою роль то, что вчера вечером девушка нарушила ваши планы. В общем, я думаю, что пока причин для беспокойства нет. Хотя появление во сне вашего друга, да еще со столь сомнительным предложением, заставляет задуматься. Скажите, а у вас в детстве…

— Погодите, доктор, — прервал я его.

Еще не хватало, чтобы он заподозрил меня в скрытой форме гомосексуализма. — А как же царапина?

— Скорее всего, поцарапались вы накануне вечером, после того, как выпили, — не стал останавливаться на теме моей гипотетической голубизны Замыш. — Но тогда вы были возбуждены, рассчитывали на романтическое продолжение и не обратили на такую мелочь, как царапина, никакого внимания. А потом просто забыли, где и как получили царапину. С людьми э-э… — замешкался Замыш. — С людьми выпивающими это часто случается.

— Но раньше я пил намного больше и никогда ничего не забывал, — возразил я.

— То — раньше, когда вы были моложе. Да и потом, я вам еще раз повторяю, что эпизод с царапиной оказался для вас столь незначительным, что просто выпал у вас из памяти. Вы ведь не сможете сейчас дословно повторить все, о чем вы со всеми разговаривали на вечеринке?

— Не смогу, — подумав, согласился я. — И все-таки мне не нравится этот провал в памяти.

— Я вам советую внимательно осмотреть одежду, в которой вы были вчера, — с уверенностью заявил Замыш. — В конце концов, вы забываете, что я не просто в мозгах копаться умею, я еще и общую хирургию изучал. А поэтому с большой долей уверенности могу сказать, что повреждение вы получили не сегодня утром и не ночью, а вечером. Во время сна вы просто неудачно повернулись и содрали корочку, которая уже успела образоваться на ранке. Нет, если вы хотите, я вам могу устроить комплексное обследование, полежите пару недель в хорошей клинике…

— Спасибо, доктор, — поспешил отказаться я, — я вам верю.

У меня действительно отлегло от сердца. Надо будет осмотреть рубашку, которая вчера была на мне. Но у меня уже сейчас была уверенность, что Замыш прав. Я долго жал ему руку, а когда намекнул на оплату счета, тот замахал руками:

— Ну что вы, какая оплата? Да и потом, вполне возможно, что когда-нибудь мне придется к вам обратиться и попросить написать статью. С прессой надо дружить, — широко заулыбался Замыш.

Я не любил оставаться обязанным кому-либо и решил, что в ближайшее время куплю бутылку хорошего коньяку и занесу врачу. Еще раз поблагодарив Замыша, я вышел в коридор, где меня дожидался Палкин.


5

Мы с адвокатом вышли из клиники и поехали в китайский ресторан, находившийся неподалеку. После того, как Замыш снял с моей груди камень, я почувствовал благодарность и решил выслушать Палкина. Мы взяли по пиву, заказали мясо и лапшу с креветками, и адвокат стал рассказывать. По мере того как он говорил, мне все меньше и меньше хотелось есть.

К Панкину обратилась мать погибшей девушки. Причем суд над убийцей уже состоялся. Подсудимого, некоего Андрея Демина, признали невменяемым и определили на принудительное лечение. По словам Панкина, Демин в лучшем случае проведет в спецклинике тюремного типа года три-четыре, потом его переведут в клинику щадящего режима, а еще года через два могут вообще признать излечившимся и отпустить восвояси. Мать с решением суда не согласилась. Да и кто бы на ее месте согласился! Демин познакомился с девушкой на дискотеке, предложил проводить до дома. Девушка его предложение приняла, но когда вышли из клуба, оказалось, что у парня кончились деньги. Он предложил зайти к нему за деньгами, сообщил, что дома у него мать.

Но дома никого не оказалось. Демин прямо на пороге набросился на девушку, попытался сорвать одежду. Та начала сопротивляться, и этот козел избил ее, потом связал и отнес на кровать. Но изнасиловать девушку у него не получилось: то ли был сильно пьян, то ли импотент. Демин всю ночь пил водку, периодически избивая связанную девушку. В конце концов он нанес девушке около двадцати ударов молотком по голове. А потом вынес ее в подвал и спрятал.

Но Демина заметила соседка… В тот же день менты обнаружили труп, прошерстили весь дом, по следам крови вычислили Демина и «раскололи» его.

Во время следствия психиатрическая экспертиза признала Демина вменяемым, и ему грозил весьма приличный срок. А что случается на зоне с насильниками — известно. Но во время суда адвокату Демина — некоему Афонину — удалось добиться повторной экспертизы.

— Я скопировал направление на экспертизу из материалов дела, — сообщил Палкин и протянул мне бумажку:

— Вот, смотри.

— Ну и что? — не понял я, прочитав поручение.

— Тебе ничего не кажется здесь странным? — прищурился адвокат. Я покачал головой. — А мне непонятна вот эта фраза: «Поручить внештатным психиатрам Самуэлю Моисеевичу Лаваху, Игорю Михайловичу Лепкину и Резо Робертовичу Барнадзе провести всестороннее…» Дальше не интересно. Ну, и они вынесли свое резюме, что Демин чистый псих и нуждается в лечении. Мать убитой пыталась протестовать, да куда ей тягаться с Афоней! Но вот ты мне скажи, что это за «внештатные психиатры»?

Я действительно не слышал о таких.

— Думаю, что Демин-старший просто купил сыночку эту экспертизу, — заявил Палкин. — Ведь выгода очевидна — вместо лет пятнадцати на зоне, откуда его сыночек вернется пидором, каких-то пяток лет в больнице. Пусть даже и тюремного типа.

Мне не очень верилось, что судья мог закрыть глаза на явную подтасовку и не прислушаться к требованиям потерпевших. Хотя вполне возможно, что и судью подмазали. Даже если это так, то доказать ничего не получится. Но чувствуя себя обязанным Палкину, я решил покрутить это дело. А вдруг окажется, что эти врачи и не врачи вовсе?

Я пообещал Палкину покопаться в этом направлении, и мы расстались.


6

В Агентстве я первым делом попросил Каширина «пробить» мне «внештатных психиатров» на предмет судимостей, адресов, наличия машин и т.д.

Потом посетил архивный отдел и попросил Агееву узнать, не было ли в последние лет пять-шесть каких-нибудь скандалов, связанных с психиатрическими экспертизами. Марина Борисовна обещала помочь. Я завернул в родной отдел и сразу нарвался на Соболина:

— Ты где шляешься? Где заметка про «Интер Орхидею»? Меня уже выпускающие достали.

— Сейчас будет, — обнадежил я Володю. — Кстати, мне Палкин классную историю рассказал. Может получиться отличное расследование.

— Ты пиши давай, — заявил Соболин. — А по поводу расследований…

Меня и так на каждой летучке имеют за то, что мало информации в ленту сдаем.

Вон у нас целый отдел бездельников во главе со Спозаранником, пусть они и занимаются. Им. за это деньги платят.

Я подумал, что в словах Соболина есть доля истины, и сел писать заметку.

После того, как она была готова, я взял копию поручения, которую мне, скрепя сердце, отдал Палкин, и пошел к Спозараннику.

Глеб выслушал меня, не перебивая, посмотрел на поручение, подумал и заявил:

— Для нас это не представляет интереса. Если только ты не предлагаешь открыть в нашем Агентстве филиал Сербского.

— А вдруг там выплывет что-то интересное? — не согласился я. — Может, это и не психиатры вовсе, а какие-нибудь подставные люди. Ты все-таки посмотри, что там Каширин с Агеевой накопают. Ладно?

Спозаранник обещал посмотреть, и я решил, что даже если ничего и не выйдет из всей этой истории, я с чистой совестью могу заявить Палкину, что мы старались, но… В общем, я выкинул психиатров из головы и вернулся в отдел.


7

Вечером я позвонил Татьяне.

Очень уж хотелось объясниться, спросить, где это я ухом ётукнулся? Но мобильник у нее не отвечал, а на работе ее уже не было. Подумав, я решил заехать к одной из своих барышень, живущей на Петроградской стороне. Но мое невезение продолжалось — девушки дома не было. Лифт не работал, и я начал спускаться по лестнице. Между вторым и третьим этажами стояли трое уродов наркоманского вида. Вот уж кого ненавижу!

Когда я проходил мимо них, один из детишек сплюнул мне прямо под ноги.

— Молодой человек, вы дурно воспитаны и плюетесь, как верблюд. Предлагаю вам немедленно извиниться, — посоветовал я хаму.

— Сейчас, только шнурки поглажу!

Пошел вон, хрыч старый! — ответило мне существо в рваных джинсах.

Такого я стерпеть не мог и двинул ему ногой в живот. Двадцатилетний дебил согнулся пополам и лег на заплеванный пол. Двое других начали отступать от меня, а я медленно на них надвигался, решая про себя, кого из них следующим положить на пол. Выбрал длинного и тощего, одетого в куртку из кожзаменителя. Приготовился и хотел ударить, как вдруг свет погас, а где-то в затылке взорвалась граната.


8

Я медленно открыл глаза и тут же опять их зажмурил. В лицо бил поток света. В голове что-то ритмично пульсировало. Ощущения были отвратительные.

— Очнулся, — сказал кто-то рядом со мной.

Отвернув голову от назойливого, проникающего в самый мозг света, я открыл глаза. Рядом стояли двое в белых халатах, мужчина и женщина. Они улыбались.

— А мы уже беспокоиться начали, — сказал он. — Вы почти сутки без сознания были. Что мы вам только ни кололи!

Видать, здорово вас стукнули. Странно только, что голова цела осталась! Такой удар, а кости и кожа не повреждены.

Вам повезло. Тошнит? Должно тошнить, у вас же сотрясение мозга.

— Где я?

— В больнице, в отделении нейрохирургии. Вас к нам из Петроградского района без сознаний и без документов доставили. Кстати, давайте познакомимся, меня зовут Игорь Петрович, я врач. А вы кто?

— Я… — Вот черт, забыл, как меня зовут. И бывает же такое!

Игорь Петрович внимательно смотрел на меня, ожидая ответа.

— Ну, не бойтесь, — успокаивал он меня, — я все понимаю, на вас кто-то напал, но тут больница, на воротах охранник, кругом люди. Можете спокойно представляться, мы позвоним вам домой, сообщим вашим близким о том, что вы у нас. Представляете, как они волнуются! Вы же не ночевали сегодня у себя дома.

Он меня не понял. Я ничего не боялся, я на самом деле забыл свое имя, видимо, меня здорово долбанули! А кстати, кто и где? Вот, черт, я и этого не помню. Ладно, скажу этому врачу телефон мамы и… Блин, а если ее нет дома, то кому позвонить? Может, этому, как его зовут… Стоп! Маразм какой-то, а про кого я сейчас думаю? Про товарища! А кто он? Хрен с ним! Тогда надо подружке позвонить! Какой? Да любой! А между прочим, какой? Ни одной не помню, как будто их вообще у меня никогда не было. Придется звонить маме, хоть и не хочется ее пугать, показывать себя в таком виде.

— Надо позвонить маме, — после долгих раздумий решил я.

— Прекрасно! — одобрил мое решение врач. — Давайте номер телефона.

— Сейчас, ее номер… Что за шутки! — возмутился я, потому что ее номера телефона я тоже не смог вспомнить.

— Вы что, не помните номер? — удивился Игорь Петрович.

— Я вообще ни хрена не помню! — признался я.

— Ладно, тогда назовите другой телефон, знакомых каких-нибудь.

— Не помню, — опять признался я, покрываясь холодным потом. Ничего более дикого со мной в жизни никогда не происходило. Забыть свое имя и все номера телефонов!

— Голубчик, так как вас зовут? — нежным голоском добивался от меня правды милейший врач.

— Может быть, меня зовут Колей, — сказал я после долгого раздумья, только для того, чтобы что-нибудь сказать, — но, скорее всего, Мишей.

— Что это значит?

— А я откуда знаю? Вы врач, вам виднее. Может, сделаете укольчик какой-нибудь, чтобы вспоминать было легче?

Игорь Петрович потрогал мой лоб, посчитал пульс, велел показать язык, потом резюмировал:

— Ничего не понимаю, вроде бы все в норме! Послушайте меня, сейчас я вам буду задавать вопросы, а вы на них отвечать. Вы готовы?

Я кивнул.

— В какой стране вы живете?

— В России.

— Вы русский?

— Наверное.

— Вы были на юге?

— Не помню.

— Какая у вас профессия?

Тут я вновь задумался. С одной стороны, мне казалось, что я милиционер, а с другой, что водитель такси. Врач внимательно на меня смотрел, с интересом наблюдая, как я вспоминаю. Я уже открыл рот, чтобы сознаться, что я таксист, как вдруг передумал, потому что вспомнил, что имею отношение к бизнесу.

— Я бизнесмен.

— У вас есть машина?

— «Мерседес».

— Вы болели в детстве серьезными болезнями?

— Не помню.

— Как зовут ваших родителей?

— Не помню.

— Кто Президент России?

— Ельцин Боря.

— Какой сегодня год?

— Девяносто восьмой, естественно. — Вопросы начинали меня раздражать.

Медики переглянулись, а потом мужчина посмотрел на стену. Там висел календарь, и, что самое странное, не этого года, а две тысячи первого. Что бы это могло значить?

— И последний вопрос. Вы женаты? У вас есть дети?

— Не знаю! Не знаю! — заорал я в полном отчаянии.

— А кто должен знать? — удивилась девушка в белом халате, которая до того момента не произнесла ни одного слова.

В палате установилась долгая пауза.

Люди в белом рассматривали меня, а я, окончательно вспотев, тер руками глаза. Это была самая дикая из всех ситуаций, в которые я когда-либо попадал.

Абсурд! Как можно помнить название страны, в которой я живу, но не помнить своей национальности? Не помнить ни одного телефона, ни одной фамилии, ни одного адреса и даже собственных данных. А как я пойду домой? Мне что, придется слоняться по улицам города до тех пор, пока меня кто-нибудь не узнает? Ужас.

— В последний раз спрашиваю, как вас зовут? — прервал молчание врач.

— Сергей.

— Вы же говорили, что вас зовут Николаем или Мишей?

— Я передумал, — сознался я, снова лег на койку и закрыл глаза.

— Наташа, давайте на минуточку отойдем в сторонку, — сказал врач девушке.

Медики отошли за ширму и принялись шептаться.

— Наташа, я думаю, что у него амнезия. Великолепно! Я на нем диссертацию сделаю, это такой материал!

Ого! Я потерял память, но зато стал слышать, как первобытный человек. Раньше я бы не расслышал их шепот, а теперь…

Стоп! А откуда я знаю, что раньше бы не расслышал? Откуда у меня такие мысли в голове? Тем временем, пока я сражался с собственным рассудком, девушка Наташа шепотом отвечала Игорю Петровичу:

— А я думаю, что он жулик! Его другие бандиты по голове ударили, а он решил у нас спрятаться, или, как у них говорят, лечь на дно. Надо немедленно милицию вызвать, пока он нас всех тут не поубивал. Вы посмотрите на его лицо, это не лицо, а морда бандитская, классический вид преступника.

— Ну, Наташа, я с вами не согласен!

А милиция сейчас все равно приедет, сами знаете, положено.

И тут я вдруг понял, что происходит!

Я просто сплю! Это все мне снится — и врачи, и больница, и то, что я ничего не помню. Наверное, это редкий случай, когда человек спит, видит интересный сон и в этом сне осознает, что он спит.

Класс! Потом нашим расскажу, никто не поверит. И еще напишу об этом обязательно. Кстати, кому напишу, где напишу? Теперь самое главное — не проснуться и не испортить сон. Ведь то, что я сейчас вижу, — это то, чего не существует, а значит, можно говорить и делать все, что заблагорассудится! Всю жизнь о таком мечтал. И опять — откуда я знаю, что мечтал, если не помню ни хрена?

А потому, что сплю! И вижу сон.

— Как вы себя чувствуете? — спросил вновь подошедший ко мне Игорь Петрович.

— Великолепно!

— Не вспомнили, кто вы?

— Вспомнил!

— И кто?

— Космонавт Гагарин.

— Начинается, — разочарованно сказал врач. — Значит, Наташа была права.

Но я вам не советую темнить. Наоборот, лучше во всем признаться.

Дверь открылась, и в палату зашел милиционер.

— Здравствуйте, — сказал он, — участковый Змеев. Где больной?

— Умер, — ответил я.

— Уже? — удивился он.

— Вот больной, — показал на меня рукой Игорь Петрович. — Утверждает, что ничего не помнит.

— У нас вспомнит, — многозначительно пообещал мент. — У нас не такие вспоминали.

Мне это чучело в погонах даже во сне не понравилось. Теперь самое главное, чтобы предательский будильник не зазвонил, а то всю сказку испортит. Ну сейчас я ему устрою! Урод ментовский. Ненавижу! А он тем временем уселся ко мне на кровать, раскрыл папку, достал листок бумаги и приготовился записывать.

— Фамилия? — грозно спросил он.

— Чехов.

— Имя?

— Антон.

— Отчество?

— Павлович.

— Когда родились?

— В шестидесятом году.

— Чем занимаетесь? Работаете?

— По образованию медик, а вообще-то писатель и драматург.

— Ого! — удивился ментяра. — А почему вы, гражданин Чехов, сразу свои данные не хотели давать? Почему врачам врали, что не помните ничего?

Тут Игорь Петрович наклонился и что-то зашептал ему в ухо. Мент выслушал, побагровел и вдруг как заорал:

— Почему за другого себя выдаете? Откуда данные писателя знаете? Где познакомились? Пользуетесь его документами?

Мне сразу стало скучно, гадкий мусор испортил весь праздник. Я-то просто хотел поприкалываться, а он вообще первобытным оказался, даже шуток не понимает. Надо что-нибудь другое придумать. Когда еще такой случай представится, чтобы во сне, но почти как наяву? Можно делать абсолютно все, что душа пожелает! Одно плохо — тошнит почему-то.

— Господин мусор, я хочу сделать явку с повинной.

— Кто мусор? — офигел мент.

— А что, кроме тебя, тут еще кто-то есть?

— Ах ты, гаденыш! — Мне показалось, что если бы в помещении не было врачей, то он бы меня ударил.

Какой реальный сон — мент такой же, как и все они в жизни, глупый и гадкий. Правда, я знаю одного бывшего, который совсем другой. Только я в моем сне не помню, как его зовут и откуда я его знаю.

— Ладно, колись, — немного успокоился он.

— Моя настоящая фамилия Мусоргский, и в ваш город я прибыл с целью организации терактов в общественных уборных города. Взрывчатку мне должен передать связной, с которым я встречаюсь завтра на даче под Сосново.

Мент ничего не ответил. Сидел, бедняга, и шевелил единственной извилиной, пытаясь переварить информацию.

Когда проснусь, обязательно про него напишу. А интересно, кем я работаю, когда не сплю? Почему это мне вообще писать хочется?

— Мне почему-то кажется, что ты врешь, — сказал он, — но сигнал проверить надо. Одевайся, поедешь со мной в отделение. Там с тобой дежурный поработает.

Нет, так мы не договаривались! Ехать в ментовское логово мне даже во сне не хочется. Тем более что шуток эта публика совсем не понимает. Придется вытворить что-нибудь такое, чтобы он исчез из моего сна. Это мой сон, и я сам буду решать, кто в нем будет участвовать, а кого поганой метлой в шею гнать. Что бы такое сделать? Придумал!

Я встал на ноги, голова сразу закружилась, во всем теле возникла слабость.

Выпятив нижнюю губу и скосив глаза к носу, я начал приближаться к менту.

— Э, ты что? Притворяться вздумал? — закричал он, но тем не менее попятился к дверям.

А я рычал и показывал ему зубы. Он открыл спиной дверь и просочился в коридор. Я за ним. Для полноты картины я еще начал подвывать по-волчьи!

Класс! Видели бы меня сейчас мои знакомые, те самые, которым в моем сне места не нашлось, потому что я их не помнил…

В коридоре было довольно много людей. Увидев больного в одних трусах, который с дикой гримасой на лице, да еще и подвывая, преследовал милиционера, они прижались к стенам и замерли. Бьюсь об заклад, такого они еще ни разу в жизни не видели, да и не увидят больше, потому что я проснусь, и они перестанут существовать. Вдруг в глазах потемнело, ноги стали ватными.

Голова закружилась. «Просыпаюсь», — решил я и провалился в бездонный колодец.


9

Я открыл глаза и тут же их опять зажмурил от яркого солнечного света, бьющего прямо в глаза. Но кто-то рядом сказал:

— Колька, этот псих очухался. Зови быстрей врачей, а то он придет в себя и опять начнет собаку изображать! Еще покусает, шизоид недолеченный.

Ни фига себе, кто это обо мне так неуважительно? Встану сейчас и рога поотшибаю, чтобы знал, лох, как такие слова про правильных пацанов говорить!

По удаляющемуся топоту я понял, что кто-то убежал за врачами. Стоп! Какими врачами? Я что, все еще сплю? Повернувшись на другой бок, чтобы солнце не светило мне в лицо, я открыл глаза и осмотрелся. В палате кроме меня было еще трое человек. Все они сидели на кроватях и разглядывали меня.

— Ну что, давай знакомиться, — сказал один из них. — Меня зовут Федор.

— Где я? — задал я первый вопрос, который волновал меня больше всего.

— В психушке, — ответил Федор, — а мы все, соответственно, психи. Устраивает?

Ничего не ответив, я повалился на кровать, меня продолжало тошнить.

Час от часу не легче! Какой-то дурацкий сон: все время тошнит и взгляд до конца не фокусируется. Пора просыпаться, что ли? В палату вошел дяденька в белом халате, но не тот, что был раньше, а другой, на вид совершенно свирепый.

— Как себя чувствуете? — обратился он ко мне.

— Нормально.

— Вспомнили, как вас зовут?

И тут я не выдержал! Это мой сон, и мне решать, кто и какие вопросы мне будет задавать! Я стал орать, что они не имеют права спрашивать меня ни о чем — мол, если человек не хочет себя называть, то нечего его насиловать, что они должны немедленно отдать мне мою одежду, извиниться и отпустить меня восвояси. И их не должно волновать, кто я такой и куда пойду. Орал я на него долго, а он стоял и с невозмутимым видом меня слушал. Другие постояльцы попрятались с головой под одеяла, а один, лысенький, даже залез под кровать. Вдруг в палату вбежали два мордоворота, мужик в халате кивнул в мою сторону головой, и упыри кинулись на меня. Бой продолжался недолго, я был слишком слаб для того, чтобы оказать им достойное сопротивление. Они скрутили меня, задрали рукав на пижаме, в которую я был облачен, и сделали непонятно откуда появившимся шприцем укол в вену. Почти сразу же я вновь вырубился.


10

Утром нас разбудили в семь часов. Полчаса ушло на водные процедуры, потом всех пригласили на завтрак.

Давали какую-то жидкую кашку и булку с маргарином. Наверняка в меню это называется «булкой с маслом». Обманывают бедных психов. Стакан жидкости, смутно напоминающей чай, завершал пиршество. Из-за стола я встал с легким чувством голода.

Вскоре нас посетила группа врачей.

Больше всего они возились со мной, обозвав меня «редким случаем». Самый главный из них, седой мужчина лет шестидесяти, давал двум молодым указания по поводу меня. Как я понял, мне предстояло съесть гору витаминов и получить кучу уколов. Господи, на что будет похож мой зад, если эти эскулапы полечат меня хотя бы недельку? Так я постепенно мучеником стану, и над моей головой засияет нимб святости!

Психи вполголоса общались между собой, я попробовал вникнуть в суть их беседы, но понял, что говорят они ни о чем. Психи, что с них взять? Незаметно для себя я вновь уснул. Спал я целый день, время от времени меня будили для медицинских процедур.

Прошла целая неделя моего пребывания в заведении для душевнобольных.

Тошнота и головная боль, преследовавшие меня, отпустили, и я решил немного погулять по этажу. В течение последнего времени сил у меня хватало лишь на то, чтобы доковылять до туалета, а обратно меня приносили санитары — голова начинала кружиться, ноги отказывались идти, и вернуться сам я уже не мог.

За столом в конце отделения сидели незнакомый санитар и дежурная медсестра. Они о чем-то увлеченно разговаривали и на меня не обратили никакого внимания. Я дошел до конца коридора и убедился, что наш этаж верхний.

Выше нас ничего нет, а лестницу, ведущую вниз, перекрывает металлическая дверь с глазком. Да, видимо, я действительно здорово попал! Выбираться отсюда надо однозначно, только вот как? Кругом металлические двери, решетки и замки. Меня здесь все равно не вылечат, только колоть будут всякую гадость. Короче говоря, думать надо, что делать?

Я пошел обратно. Дежурных за столом не было, зато из-за неплотно прикрытой двери, ближайшей к их наблюдательному пункту, неслись вздохи и ахи. Понятно, чем они там занимаются!

Я бы тоже не против, да некогда мне, бежать надо. Медленно приоткрыл дверь и заглянул. Девушка стояла, согнувшись и упираясь руками в какую-то тумбочку.

Он, со спущенными до колен брюками, обхватив руками ее бедра, дергался с фантастической скоростью. Она визжала, он рычал. Буйство плоти. Меня они не видели. Справа от двери лежала связка ключей. Осторожно, стараясь не произвести ни звука, я дотянулся до связки и через несколько секунд уже находился в конце коридора — у закрытой двери.

Я начал подбирать ключи, подошел третий по счету. Дверь беззвучно открылась, и я начал спускаться. Стояла абсолютная, можно сказать, мертвая тишина. На нижнем этаже не было ни души. Я прижался к стенке, прикидывая, куда мне дальше двигаться. Странная планировка в этой больнице — лестница, по которой я спустился на этот этаж, дальше никуда не вела, хотя я точно знал, что внизу есть еще, как минимум, один этаж. Можно, конечно, и спрыгнуть, да только на всех окнах решетки. Оставалось лишь идти по коридору и искать выход на следующую лестницу. Минут десять я пытался по очереди открыть все попадавшиеся на пути двери, но безуспешно. Ключи с трофейной связки к ним не подходили.

Все правильно, это уже другое отделение, как сказал Федор, здесь лежат буйные. Но вдруг к одному из замков ключ подошел. Судя по тому, что открыл я его с трудом, это был не родной ключ, просто английские замки открываются иногда «похожими» ключами.

В палате находился всего один человек. Он не спал. Увидев меня, он побледнел, это было заметно даже при тусклом освещении от фонаря, висящего на столбе на улице.

— Шах, это ты? Ты здесь? Они тебя тоже сюда упрятали? — изумился он.

— Кто ты? — спросил я.

— Я, — ответил он.

А потом у нас произошел любопытный разговор. Я узнал от него часть моей биографии. Сказать, что я удивился, значит, ничего не сказать. Я был просто поражен! Через час я его покинул, поднялся на свой этаж. В коридоре за столом никого не было, а из-за дверей доносились те же звуки. Я тихонечко приоткрыл дверь и заглянул. Позу они поменяли, но темп не снизили. Положив ключи на тумбочку и вновь оставшись незамеченным, я вернулся к себе и лег спать.


11

Но досчитав до трех тысяч, я понял, что заснуть невозможно. Встал и решил сходить в туалет. За дежурным столом одиноко сидела девушка, которая еще полчаса назад резвилась с санитаром, — его, кстати, не было видно.

Она остановила меня и сказала:

— Михаил, пройдите, пожалуйста, со мной.

Вся больница звала меня почему-то Мишей, я сначала сопротивлялся, но потом привык.

Я не стал с ней спорить, и мы зашли в ту самую комнату, где я совсем недавно застал ее с коллегой. Она закрыла за нами дверь и попросила:

— Спустите, пожалуйста, штаны.

Обрадовавшись и решив, что она хочет продолжить со мной то, чем недавно занималась с санитаром, я немедленно исполнил ее просьбу. И только я хотел в нее, как бы это выразиться, вцепиться, она сказала:

— Не надо, я имела в виду совсем другое.

Она опустилась передо мной на колени, я закрыл глаза и…

Точно, — сказала она, — есть шрам.

Вам такое имя — Виктор — ничего не говорит?

— Нет! — соврал я на всякий случай, хотя внутренне весь напрягся.

Я прекрасно помнил недавний разговор с «буйным психом» с нижнего этажа.

Тот утверждал, что меня зовут Виктор Шаховский.

— А фамилию Шаховский вы никогда не слышали? — спросила девушка.

Все ясно, она где-то раньше со мной встречалась и узнала. Причем, скорее всего, это было очень давно, раз она меня вспомнила не сразу, а только через неделю. Но можно ли ей сознаваться, что я — это я? Лучше не надо, просто я теперь точно знаю, что я — некий Шаховский, а значит, словам психа со второго этажа можно верить.

— Не бойтесь меня, — сказала девушка, — я на вашей стороне, меня попросили ваши друзья.

— Я вас не боюсь. А зачем, кстати, мне нужно было снимать штаны?

— Ну как же, у вас на правой ноге шрам от удара ножом. Правильно?

Все верно, у меня действительно есть там шрам, только от ножа или от чего другого, я не помню. Все может быть.

Но доверять ей нельзя, мало ли кто ее послал? Если верить болтовне того психа со второго этажа, то вокруг меня происходит что-то нехорошее. И то, что меня долбанули где-то по голове и я попал в психушку, тоже, наверное, не случайно.

Поэтому лучше ни в чем не сознаваться.

Не помню ничего — и все тут. А девушка смотрела мне в глаза и ждала ответа.

— Я не помню, откуда у меня шрам. И вообще, может, мне уже можно одеваться?

— Да-да, конечно! Одевайтесь, все, что мне надо, я уже посмотрела.

— Неужели? деланно удивился я. — У меня еще много мест, которые могли бы для вас представить интерес!

Она укоризненно глянула на меня и сказала:

— Как вам не стыдно! Идите к себе в палату. Независимо от того, верите вы мне или не верите, завтра к вам придут.

Я вернулся в палату и потом долго еще лежал, глядя в потолок. Она сказала, что завтра ко мне придут. Не знаю — кто, не знаю — зачем? Необходимо что-то делать. Теперь я знаю, что меня зовут Виктор Шахове кий и что я имею отношение к фирме «Дружина». Этих данных вполне достаточно, чтобы в первой же горсправке я мог узнать свой домашний адрес. А уж когда я доберусь до дома, то как-нибудь восстановлю свое прошлое. Самое главное, чтобы я не оказался каким-нибудь маньяком, находящимся в федеральном розыске. Тогда уж лучше начинать жизнь с чистого листа…


12

Следующий день был таким же, как и все предшествующие. Но длился он гораздо дольше, чем остальные. Времени я не терял, готовился к побегу.

В туалете была маленькая комната, в которой хранились швабры, тряпки и полотер. Незаметно для других больных я затащил туда же две простыни и связал их между собой. Потом с превеликим трудом разломал полотер, отделив металлическую ручку от натирающей части. В туалете за унитазом я нашел сварочный электрод, неизвестно как там оказавшийся, и перепрятал, решив, что в случае чего использую его как оружие.

Выждав почти час после отбоя, я решил, что ждать больше нельзя — в любой момент могли нагрянуть те, про кого вчера говорила медсестра. В моей палате уже все спали. Я встал, снял с постели простыню, обмотал ее вокруг тела и надел сверху пижаму, чтобы ничего не было видно. Присел на дорожку и отправился в путь, конечным пунктом которого была моя свобода. В коридоре находилась другая дежурная, пожилая жабообразная тетя Люда, она проводила меня взглядом, полным подозрения, но промолчала.

В туалете я немедленно принялся за дело. Сначала привязал третью принесенную мной простыню к первым двум, потом привязал эту длинную «тройную» простыню к крайнему пруту решетки.

На все ушло минут пять времени, так как пришлось еще испытывать узлы на прочность. Отделение, в котором я лежал, находилось на третьем этаже, следовательно, до земли было метров девять-десять. Связанных простыней, конечно, не хватало, но метров на пять они расстояние сокращали. А уж с пяти метров я спрыгну спокойно, это для меня не высота. Затем я взял отломанную от полотера металлическую ручку и просунул ее между прутьями решетки.

Сначала у меня ничего не получилось, но, понимая, что другого способа выйти на волю, у меня нет, я собрался, напрягся изо всех сил и… «победил»! Металл поддался, и прутья немного разошлись в стороны. Перед тем как лезть, я посмотрел во двор. Совсем некстати там кто-то шел вдоль забора с фонариком. Было темно, но по пятну света я понял, что человек направляется в мою сторону. Ждать все равно больше было нельзя, и я полез. Простыни меня выдержали — я спустился по ним до второго этажа. Мысленно сосчитав от десяти до одного, я разжал руки. Приземлился вполне удачно, даже устоял на ногах. И в этот момент сверху кто-то закричал:

— Куда? Ну-ка, стоять!

Это идиот-санитар, видимо, пошел в туалет посмотреть, что это я там так долго делаю. Не иначе, как его туда тетя Люда, швабра старая, направила. Но теперь ловите, если сможете, сотрудники психслужб! Я бросился к забору. А санитар решил, видимо, воспользоваться для скоростного спуска моими простынями. Но на сей раз ткань не выдержала, и он, отчаянно матерясь, полетел вниз с десятиметровой высоты. Парашютист, блин! Было так темно, что я не видел дороги и два раза упал, потом попал в какой-то колючий куст, не то крыжовник, не то кактус. Хотя откуда здесь кактусы? И вдруг мне пришлось резко затормозить. Дорогу мне преградили двое. Даже в темноте я одного из них почти узнал, а если выражаться более точно, то не узнал, а скорее почувствовал, что знаю. С ним у меня ассоциировалось что-то очень нехорошее.

Когда-то где-то он меня от чего-то отвязывал и принуждал к чему-то еще более плохому. Второго гада я тоже видел раньше, не помню где, но он точно меня за что-то ругал и не давал мне какие-то деньги.

— Это Шах, — сказал один из них другому, а потом мне:

— Шах, рад тебя видеть, за забором машина…

Договорить он не успел, потому что подбежал санитар. Увидев, что я уже не один, он очень удивился, а потом, видать, запутался в собственных мыслях, потому что заорал, размахивая резиновой дубинкой:

— А ну-ка, все по палатам!

И тогда один из тех двух, которые меня узнали, вынул из кармана пистолет и выстрелил в санитара. Грохот получился тот еще, уверен, что от него проснулась вся больница. Но результат был таким же ошеломляющим, как и звук. Санитар рухнул как подкошенный на землю, а у меня моментально заслезились глаза — ствол, наверное, был газовый. Я вновь бросился бежать.

— Витька, ты куда? — раздалось мне вслед.

Ага, хитрые какие, никому не верю, надо спасаться! От всех! Я бежал через какие-то кусты, вдруг обо что-то споткнулся, не удержался на ногах и полетел на землю. Там лежало что-то большое и твердое, об него я и ударился, сознание вновь покинуло меня.


13

Я вынырнул из забытья, открыл глаза и тут же зажмурился от яркого света. Господи, Боже мой, почему в последнее время я всегда просыпаюсь в таких диких условиях?

— Слава Богу, очнулся! — узнал я голос Каширина.

— Где я? — Голова у меня опять раскалывалась.

— В Агентстве, — пояснил Каширин. — Ты хоть что-нибудь помнишь?

— Не знаю, — слабым голосом сказал я.

Но я сказал не правду. Память ко мне наконец-то вернулась в полном объеме.

И самое интересное: для возвращения ко мне памяти психиатры применяли какие-то лекарства, использовали сверхновые методики — и ничего у них не получалось. Но вот долбанешься разок затылком об железяку — и мозги на место встают! Теперь я понял, почему мне все время что-нибудь написать хотелось, типа «О нецелевом использовании клизм в психиатрической больнице». Я ведь журналист, вот мне и хотелось заняться тем, чем привык. Но сейчас у меня очень сильно болела голова, о чем я не замедлил сообщить собравшимся.

— Ну еще бы, — усмехнулся Каширин, — ты так в березу лбом шваркнулся, что я думал — свалишь столетнее дерево. Потерпи немного, сейчас тебе жена Спозаранника укол сделает, и все будет в порядке.

Я не возражал, потому что даже на спор сил не было. Укол в руку я почти не почувствовал. Но эффект не заставил себя долго ждать. Почти сразу головная боль отступила, тошнота перестала мучить, и я смог повернуть голову.

Я лежал на диване Обнорского в его кабинете. Вокруг толпились Спозаранник, Повзло, Соболин, Каширин и смутно знакомая женщина. Обнорский сидел за столом и с кем-то говорил по телефону.

— Уже не болит? — спросила женщина, и я понял, что это и есть жена Спозаранника, кажется, Надя. Мы пару раз встречались на посиделках в Агентстве. — Это сильный транквилизатор, он на некоторое время нейтрализует боль.

Но в ближайшую неделю ему придется забыть об активной жизни и как минимум дней десять полежать дома! — Это Надя уже говорила Обнорскому.

— Да и так понятно, что ему придется дома полежать, — проворчал Обнорский. — Ну и задал ты нам работенку!

Мы тут полгорода на уши поставили, даже ФСБ подключили, а он в больничке отдыхает… — Обнорский, как обычно, пытался ругаться, но как-то беззлобно. — Кстати, Глеб, к нам через час подъедут ребята из УУР, подготовь для них документы по психиатрам.

— По каким психиатрам? — Я попытался встать, но Каширин решительно нажал на плечо и уложил меня обратно.

— Спозаранник стал раскручивать материал, который ты принес, и наковырял массу интересного, — пояснил Родион. — Кстати, если бы Глеб не стал работать по психиатрам, ты бы до сих пор валялся в психушке, а мы продолжали бы тебя искать.

— Погоди. — Я вдруг вспомнил о своей встрече с Шаймиевым. Ведь это он, Шаймиев, лежал в отделении для буйных — я туда попал, сперев ключи у дежурной медсестры. Шаймиев мне рассказал, как Брюква его туда упрятал.

Как заставил написать письмо, чтоб «развести» меня на деньги… Но Шаймиев рассказал мне и многое другое об этой клинике. — В той больнице, где я лежал, прячутся люди, находящиеся в розыске. Надо срочно…

— Не надо, — усмехнулся Обнорский, — там уже вовсю работают РУБОП и УУР. Кроме того, что в той клинике прятались находившиеся в розыске, там еще и заказные психиатрические экспертизы проводили, а еще из здоровых людей психов делали.

Обнорский попытался еще что-то рассказать, но в этот момент ко мне протолкнулась… Таня. О Господи, я что, опять сплю? Что она здесь делает? Взглянув в ее глаза, я понял, что не буду устраивать ей скандал за то, что она творила в моем сне, с которого все и началось.

И еще я понял, что все ей простил, в том числе и того козла Сережу, на которого она меня променяла. Но в этот момент меня отвлекли от Тани весьма невежливым образом. Оказалось, Спозараннику потребовалось уточнить несколько деталей — пока действие транквилизатора, который вколола мне его жена, не кончилось. Но я уперся и потребовал рассказать мне все с самого начала.


Через пару часов, когда мы ехали с Таней ко мне домой, я смог как-то разложить по полочкам информацию, которой меня щедро снабдили сотрудники Агентства. Голова по-прежнему не болела, хотя некая неустойчивость в походке наблюдалась.

Оказалось, что когда я пропал и ребята стали меня искать, Ксюша и Зудинцев, слышавшие мой последний телефонный разговор, вспомнили, что перед самым похищением я разговаривал с каким-то Брюквой. На Брюкву была объявлена настоящая охота, но тот как в воду канул. Как оказалось позже, Брюква, которому кто-то намекнул, что его активно ищут, так перепугался, что спрятался… в той же самой клинике, где лежал и я.

— Больница, в которой ты лежал, государственная, — терпеливо объяснял мне Спозаранник, — но половину своих помещений они сдавали под частную психлечебницу. Вот в тех помещениях и лежали скрывающиеся от розыска, от долгов, а также те, кому надо было сделать заказную экспертизу. Когда я получил результаты изысков Агеевой и Каширина, я сразу понял, что дело интересное. Но не только потому, что некий бизнесмен заплатил за нужную экспертизу своего сына-насильника врачам именно той клиники, куда ты попал.

Там такие экспертизы были поставлены на широкий поток, — с гордостью вещал Глеб.

Послушать его, так он один разворошил это гнездо. А если бы я не настоял на том, чтобы он посмотрел материалы Агеевой и Каширина? Ну да Бог с ним. Пускай повыпендривается, я нынче добрый.

Фамилии переданных мной Спозараннику психиатров нашлись чуть ли не во всех сомнительных экспертизах, благодаря которым разваливались дела в судах, призывники признавались негодными к военной службе и т. д. И стоял за всем этим, как выяснил Спозаранник, некий ничем не примечательный психиатр Алексей Замыш вкупе с чиновником комитета здравоохранения Алексеем Глиничем. Когда я услышал обе эти фамилии, я чуть было не решил, что все-таки сошел с ума. Ну это ж надо, один мне снится в кошмаре, как бы предупреждая, что скоро наши дорожки пересекутся, а второй объясняет, что мой сон — это всего лишь работа подсознания! И как теперь быть с моим должком ему? Может, дачку в СИЗО организовать? Да уж, отплатил я ему черной неблагодарностью за медицинскую помощь…

— Вы мне одно скажите, — спрашивал я, когда мне все это по полочкам раскладывали, — как туда Брюква попал?

— Твоего коллегу, — напыщенно начал Спозаранник, но, увидев, как я зыркнул в его сторону, поспешил поправиться, — бывшего коллегу Замыш использовал для некоторых, особо грязных, дел. Ну а поддержку власти, без чего Замышу было не обойтись, осуществлял Глинич. Это он пробил для своего бывшего однокурсника помещение под частную клинику. Да и позже отводил от этой клоаки всевозможные проверки.

А нашла меня Надя, жена Спозаранника. Самому Глебу проникнуть в клинику не удалось, и он попросил о помощи свою жену. Будучи психиатром и директором частной клиники, она без проблем смогла пройти ко мне в больницу. И даже поучаствовала в обходе.

Она попыталась выяснить у лечащего врача, что я здесь делаю. Тот ей и рассказал о потере памяти. Надя не была уверена, что это я, а потому попросила Спозаранника узнать какие-то мои особые приметы. Медсестра по ее просьбе проверила, есть ли у меня шрам, и сразу отзвонилась Наде. Та попыталась найти моего лечащего врача и договориться с ним о переводе меня в свою клинику.

Проблем с этим не было — ведь я лежал в обычном отделении. Но пока Надя искала врача, я решил удариться в бега и упал прямо в руки Обнорского и Каширина, которые приехали забрать меня и ждали Надю с врачом. Когда я потерял сознание, Родька и Андрей дотащили меня до машины и уехали в Агентство, предупредив Надю, чтобы и она подъезжала туда же. Ну а так как в больнице после моего побега мог подняться шухер, Обнорский позвонил ментам и посоветовал им в ту же ночь провести мероприятия по зачистке клиники. Те все поняли правильно, хотя и не обошлось без матюгов и обвинений в том, что наше Агентство своей самодеятельностью сломало им всю разработку.

Но меня все это сейчас волновало мало. Рядом сидела Таня, нежно поддерживая своим плечом мою голову.

Кстати, Таню в Агентство вызвал Обнорский. Вот уж не ожидал от Андрея такой предупредительности! От него, оказывается, не укрылось, что мы во время вечеринки частенько уединялись, а присмотревшись к Тане, он решил, что она не откажется поухаживать за раненым бойцом.

— Знаешь, я давно хотела поговорить с тобой, по поводу того звонка, ну, помнишь, когда мне пришлось уехать? — произнесла Таня.

— Не надо, Таня.

— Нет, надо! Это было совсем не то, что ты подумал. Просто у меня есть двоюродный брат, который работает в Германии, а тут он проездом оказался в Питере, всего на одну ночь, а утром у него уже был самолет обратно. Понимаешь?

Я не могла с ним не встретиться. Прости, что так получилось…

— Ладно тебе, — улыбнулся я.

Мы подъехали к моему дому, и я попытался самостоятельно дойти до двери квартиры. Получилось, хотя меня все еще пошатывало. Когда я открыл дверь и, галантно пропустив Таню вперед, последовал за ней, меня опять качнуло, и я еле смог избежать столкновения моей многострадальной головы с гвоздем, которым к двери был прибит уплотнитель.

Черт, все забываю его забить!… В мозгу что-то сверкнуло! Я вспомнил, где я получил ту самую царапину на правом ухе.

В тот вечер, когда Таня сообщила мне, что вынуждена уехать куда-то на встречу с загадочным Сергеем, меня тоже изрядно покачивало. Да к тому же я нес в руках несколько бутылок пива. И когда я столкнулся с этим самым гвоздем, меня только одно заботило — не выронить пиво из рук. Да и расстроен я был изрядно, и злость клокотала, требуя выхода. Неудивительно, что я не обратил внимания на царапину. В том состоянии я мог бы и перелома не заметить! Ну вот и все, конец всякой мистике! Мне стало совсем хорошо, и я обратился к Тане:

— Дай мне свой мобильник.

— Зачем? — искренне удивилась она.

— А ты дай, мне надо.

Она достала из сумочки телефон и протянула его мне. Я нажал на нем красную кнопку, и он выключился. Так, на всякий случай, я же не знаю, сколько у нее братьев по земному шару разбросано? После чего мы больше не отвлекались. Хотя Таня и пыталась умерить мой пыл, говоря, что мне нельзя напрягаться, но я быстро убедил ее, что со мной все в порядке. Ну или почти в порядке. Тем более что Таня была девушкой моей мечты. Я вообще люблю высоких рыжих темпераментных женщин с грудью второго размера, в отличие от извращенца Каширина, который любит невысоких брюнеток с грудью первого размера. Хотя брюнеток я тоже люблю, и с первым размером груди, и со вторым, и с третьим, и с четвертым…

Господи, что со мной, у меня раздвоение личности? При чем здесь Каширин? Нигде от него покоя нет! Интересно, где-нибудь в городе делают прививки от Каширина?

ДЕЛО О ДВОРЦОВОМ ПРИВИДЕНИИ

Рассказывает Анна Соболина

"Соболина Анна Владимировна, 27 лет, сотрудница архивно-аналитического отдела. Муж — начальник репортерского отдела Владимир Соболин. Исполнительна, неконфликтна, но малоинициативна. Поддерживала внеслужебные контакты с замдиректора Агентства Николаем Повзло, которые прекратились.

В прошлом году была предпринята попытка завербовать Соболину сотрудниками ФСБ. В ходе расследования дела бизнесмена Гурджиева, успеху которого способствовала добытая Соболиной информация, ситуация урегулирована".

Из служебной характеристики

— Andrew! Fuck you, my friend!

— Shit, Linkoln! I like you see! — По коридорам Агентства разносилась иностранная речь, звуки «засосных» поцелуев и похлопывание тяжелых ладоней по широким спинам. Это могло означать только одно: в гости к Обнорскому приехал его приятель Линкольн Мак-Дауэлл.

Рыжий шотландский великан был соавтором шефа по книжке «Бандитский Эдинбург», знакомым еще по службе на арабском Востоке в далеких восьмидесятых, да и просто закадычным старым его дружком. Наезжал Линкольн в Питер нечасто и, конечно же, со всеми возможными предуведомлениями, но «нечаянная радость» разыгрывалась всякий раз с неизменным энтузиазмом, и никакой неловкости от старой хохмы не ощущалось — Мак-Дауэлл всегда так сиял взором и громыхал басом, что это сходило за импровизацию. Встретились мальчики, и слава Богу!

Вскоре к дружеской компании в кабинете шефа пришлось примкнуть и мне.

— Аня, нашему другу Линкольну нужна помощь. И сделать это придется тебе.

Уточнив, что это не интим, и вручив стакан с виски, Обнорский рассказал о проблеме своего друга. Оказывается, Линкольну совершенно необходимо побывать в Ораниенбауме — у него там обнаружился предок. Видали бы вы ту, извините, плебейскую насмешку в глазах и голосе шефа, когда он объяснял, что шотландский пращур был найден в Меншиковском дворце в виде портрета!

Мол, бывшего соратника Петра Великого и Алексашки Меншикова узнал по альбомной картинке линкольновский дядя и племяннику завещал святыню навестить.

— Ну прямо второй депутат Салехард!

Тот тоже кричит на каждом шагу о своих предках. Но уверяет притом, будто бы знает, как найти во дворце фамильные бриллианты. Слыхала вчера, как он денег из бюджета требовал на поиски кладов?

— Что-то бредовое припоминаю, но я-то здесь при чем?

— Да при том, что ехать надо немедленно, пока не закрыли дворец депутаты-кладоискатели или просто из-за окончания сезона. А кто у нас грешит знанием английского? Вы, Анна Владимировна, не отпирайтесь. И поехать в славный город Ломоносов вам сегодня придется. О'key?

— O'key ли, Андрей Викторович? Вы поглядите на золотые свои, времени-то уже почти четыре. В Ломоносов тащиться не ближний свет — у меня же ребенок дома!

— А муж тебе на что?

Тут он был прав. Володя стая в последнее время еще большим семьянином, чем до пресловутой истории с Жорой Армавирским (бизнесменом Гурджиевым, то есть). И зловредные слухи о страстном романе, якобы полыхнувшем в душе и теле моем при встрече со жгучим олигархом, на него не подействовали. Обидно даже. Притом, что сама я страшно переживала по поводу его прежних «леваков». А может, и не стоит ворошить старое?

— Ладно, Андрей, съезжу я на руины империи, но при гарантии отгула на следующий день и ужина по завершении экспедиции сегодня. В приличном, прошу заметить, месте!

Отказа ни в чем не последовало. Обнорский гарантировал укороченный рабочий день по уходу за ребенком Соболину и заслуженный отдых мне. А в том, что Линкольн не оставит меня без ужина, никто даже не сомневался. Так что придраться было попросту не к чему, и, дав мужу наказ не забывать об отцовских обязанностях, я уселась на заднее сиденье «Серебряной стрелы». Водитель агентского автомобиля, именуемого по паспорту «Волгой», дал по газам, но мотало нас так уютненько, что за Нарвскими я уже задремала.

Похоже, и клиент мой не сильно интересовался окрестностями, поскольку от него сквозь дрему и продукцию «Русского шансона» услышала я лишь два вопроса: «Petrodvorez?» и «Baltika?». Не знаю, что шотландец имел в виду во втором случае, море или пиво, но водитель Леша его любопытство каким-то образом удовлетворил.

Окончательно я пришла в себя уже в Ораниенбауме. Мы подъехали к воротам Нижнего парка как раз вовремя — группа соотечественников Линкольна поднималась по парадной лестнице Большого дворца, и мы примкнули к британским гостям. А иначе во дворец нас могли и не пустить — одиночек в эту пору музей уже не обслуживал. Так что мы вполне оценили волю счастливого случая, который, как оказалось, благоволил к нам не в последний раз.

Едва оказавшись во дворце, Линкольн стал ко мне приставать: «Where is my Grandfather?». Благо, дело было не в Зимнем, и вскоре мы обошли все помещения меншиковской резиденции. Но заветного портрета не нашли! Где, почему, как — шотландец выплеснул на меня всю свою растерянность и обиду.

И тут нам повезло еще раз. Музейная барышня, бродившая по соседству с пухлыми описями, прошептала на чистейшем английском, что готова разрешить наше недоумение. Мол, если речь вдет о портрете неизвестного, предположительно иностранца, то он еще вчера был передан из экспозиции в реставрационную мастерскую, где и будет находиться до следующего лета. «Как хранитель коллекции, могу вас заверить, что состояние красочного слоя и грунта требует немедленного вмешательства специалистов», — добавила она на русском, но так же мило. И только горестное восклицание Линкольна:

«O my Grandfather!» — вывело ее из полудремы.

— Что вы сказали? Вы предполагаете, что на портрете изображен ваш дедушка?

— Конечно, мой! Линкольн Мак-Дауэлл!

— Как интересно. Идемте же!

Еще не веря удаче, мы ринулись вслед за барышней в недра музея. Они оказались гораздо интереснее самой экспозиции, особенно реставрационная мастерская. Мне всегда нравился артистический беспорядок, баночки-тюбики, букеты чистых кисточек и засохшие палитры. Все это дышало очарованием процесса, скрытого от глаз посторонних, которым надлежало видеть лишь конечный продукт и ничего более.

В музейной мастерской, этом гибриде художественного ателье и научной лаборатории, процесса мы не увидели, но зато нас ожидала встреча со стариком Мак-Дауэллом! А также с его реаниматором, как назвал себя молодой человек в бандане, с серьгой в ухе и бородкой карибского типа — типичный флибустьер по имени Фазиль. Он подвел нас к здоровенному столу из некрашеных досок и снял подозрительного вида тряпочку с одной из лежащих на нем картин.

— Любуйтесь!

— O, shit! He is Mak-Dawll!

Казалось, от крика Линкольна обвалятся все стоявшие на стеллажах банки.

Хотя он мог бы и не орать, сомнений в фамильном сходстве ни у кого не возникало. Гордый старец приветственно взирал на своего потомка с холста, оклеенного квадратиками папиросной бумагой. «Good evening, мол, my grandson, good evening!» — словно бы говорил он.

И клянусь, была в том взгляде некая покровительственная усмешка, разъясняющая не носящим славной фамилии: кто мы, а кто они. Порода!

Размышлять о перипетиях генеалогии я, как выяснилось, могла еще долго.

Девушка-хранительница полностью завладела инициативой, а стало быть, и обоими Мак-Дауэллами. Я ничего не имела против, тем более что Аглая лучше меня говорила по-английски. Глазки ее горели, истома улетучилась, а воодушевленный Линкольн снимал ее на свое фото и видео, кажется, больше, чем дедушку.

Меня это обстоятельство нисколько не огорчало, приключениями я была сыта по горло. Душе хотелось покоя, телу — отдохновения, "голове — необременительных размышлений. О тайнах генеалогии, например. Но насладиться участью третьего лишнего опять помешали.

Я все время чувствовала на себе нескромные взгляды Фазиля, который, наверно, просчитывал совсем другую арифметику.

Надо было уносить ноги от этого флибустьера, хватит с меня джигитов!

— Линкольн, если вы закончили, не пора ли нам в город?

— Никак нельзя, дорогая, никак.

Я уже пригласил Аглаю поужинать с нами. Думаю, и господин реаниматор к нам с удовольствием присоединится. Дедушка не простил бы мне, если бы я этого не сделал — Мак-Дауэллы так никогда не поступали. Во всяком случае, последние шесть столетий!

— Ого!

Иного ответа ни по-английски, ни по-русски у меня не нашлось. Да и не сама ли я потребовала от Обнорского ужин в приличном ресторане? Вот тебе, голубушка, и ужин. Который, как потом выяснилось, оказался с бомбочкой.

Фазиль, как верно предположил Мак-Дауэлл, присоединился к нам, вернее, ко мне, с удовольствием. До Кавалерского корпуса, где располагались гостиница и ресторан, мы в таком порядке и двинулись: вслед за нашей русскоязычной парой их англоязычная.

Благо, идти было недалеко, и минут через пятнадцать мы оказались на месте.

«Серебряная стрела», сделав небольшой крюк, добралась еще раньше, и столик для всей компании был уже заказан.

Водитель Леша встречал нас на правах хозяина, со знанием дела руководя сервировкой. А сервировать было что! Вазы с красной и черной икрой, корзинка с фруктами и серебряное ведерко с шампанским хорошо смотрелись среди хрусталя и золоченого мельхиора. Кудрявые гиацинты и пара тонкостенных графинов — рубиновый с вином и запотевший с водкой — венчали картину.

Мы стали ее не слишком-то изящной рамой и скоро порушили красоту.

Выпили за могучего деда, соединившего времена и народы. Выпили за благородный труд Аглаи, Фазиля и музейщиков всего мира. Выпили за меня и Агентство, «благодаря которым…», и так далее. Линкольн, похоже, собирался еще долго и приятно «посидеть с друзьями», как он всех нас уже называл. И дернул же меня черт в порыве великодушия замолвить словечко за непьющего на работе Лешу. Мол, нам хорошо, а парню ни взбодриться, ни домой укатить. Благородный Мак-Дауэлл тут же отпустил водителя «Серебряной стрелы» в город, снабдив пакетом с фруктами и парой бутылок вина. Мою робкую попытку увязаться следом Линкольн прервал решительно, заверив, что после прогулки по парку доставит меня домой на такси. И не дожидаясь моей реакции, обратился через Аглаю к Фазилю:

— Я хотел бы узнать, господин реставратор, что вы собираетесь делать с моим предком?

— Ну, после встречи с вами все пойдет как по маслу. То место, где какая-то матросская сука вспорола дедуньке глаз, я восстановлю в точности.

Фамильный образец есть, и мне не придется охотиться за привидением вашего дедушки.

— Как он сказал? Фантом? Здесь есть фантом Мак-Дауэлла?

К слову сказать, переводившая все это Аглая, под воздействием вина и милейшего волокитства Линкольна, совершенно видоизменилась. Она похорошела, повеселела и расцвела. Как мало же, Господи, нужно русской бабе!

Но это все лирика, а действительность оборачивалась ко мне абсолютно новыми перспективами. Рассказ Фазиля, особенно в переводе Аглаи, о том, что с недавних пор в Ораниенбауме прибавилось привидений, был явным бредом. Мол, к фантомам прежних хозяев дома все уже давно привыкли, а новая тень Большого дворца, по свидетельству очевидцев, больше всего похожа на портрет иностранца, Мак-Дауэлла то бишь. Во всяком случае, Фазиль издалека его уже видел:

— Длинные волосы — парик, наверное. Нос с горбинкой — это точно! Сам серо-голубой, мутный такой. Привидение, одним словом!

— О боги! Неужели это правда? Мак-Дауэллы знают четверых своих фантомов. Неужели в России и я увижу пятого?

— Да, Линкольн! Он не зря появился только сейчас. Портрет уходит на реставрацию, и в это время разыскать его приезжаете вы. Все сходится! — закричала наша переводчица.

Так несло несчастную Аглашу, и ее можно было только пожалеть. Неприметная музейная барышня оказалась на поверку чувствительной и склонной ко всякой мистике. Если красавчик-реаниматор просто трепался с издевочкой, чтобы между делом схватить меня за коленку, то Аглая совершенно простодушно верила всему этому эзотерическому вздору. Денек и так оказался чудеснейшим в ее жизни, а тут еще столь блистательная версия! Она была безумно счастлива и тем прекрасна, наша тургеневская девушка.

Линкольн, однако, не намеревался ограничиться достигнутым в общении с предками. Пошептавшись с девушкой, он достал свой сотовый и позвонил.

Вначале дяде в Шотландию, затем (получив, видимо, «добро») гость набрал и номер телефона Обнорского. Хитроумный расследователь говорил со своим дружком по-арабски, а закончив разговор, объявил, что мы остаемся в Ораниенбауме на ночь! Ради свидания с привидением! Меня, убитую, Линкольн успокоил тем, что Андрей с Володей все уладит, номера в гостинице будут лучшие, а достойный гонорар за хлопоты мне назначил сам шотландский дядя. Ох уж эти дяди!

Признаюсь, возможность заработать сотню-другую баксов меня и прельстила.

А когда позвонил Володя и дал мне поговорить с Антошкой, которому я обещала подарить завтра же вожделенный танк «на управлении», успокоилась совершенно. За ребеночка и пострадать можно! Тем временем довольный собой Линкольн разлил оставшееся в графинах, и мы выпили за предстоящую встречу с привидением.

Когда же, оставив разоренный стол, мы перебрались в гостиницу, я ощутила это в полной мере. Мало того, что получив свой ключ, Линкольн отправился осматривать номер почему-то с одной лишь Аглаей, но и на мои покои настырно набивался поглядеть распалившийся флибустьер. Этого мне только не хватало! Уж как горел его глаз, зазывно сияло в розовом ухе кольцо, кинжально чернела бородка! А о том, что творилось в этих роскошных кожаных штанах, можно было только догадываться. Хорош был, подлец, хорош!

Но не на ту напал: я была недоступна, как «Летучий Голландец», повернувший к семейным берегам. Потому в номер я не пошла, предпочтя прогулку по шумящему темному парку — там было явно спокойней. Милицию можно, в случае чего, позвать…

Спустя два часа я все еще умудрялась сохранять хладнокровие, хотя балансировать меж мазохизмом и садизмом — удовольствие не из приятных. Переходы от одного исторического здания к другому были скорее перебежками во время боя, когда умелые руки реставратора пытались слишком настойчиво оживить мое холодное тело. Он кипел, горел, безумствовал, а я, уворачиваясь со смешком и вопросиком: «Ой, а это что за прелесть впереди?», бежала к очередной достопримечательности.

И как спасение от прямого, извините, изнасилования снизошло на меня явление англоязычных потеряшек из парковой тьмы. Мак-Дауэлл был смертельно пьян и, судя по всему, безумно счастлив. Он отчаянно размахивал руками, пытаясь возместить жестами недостаточное знание русского языка. Аглашкина голова помещалась у него где-то под мышкой.

— Слава Богу! Аглаша, Линкольн, мы вас просто обыскались! — закричала я.

— Мы сидели во дворце и видели, как он проскользнул по лестнице! Совсем рядом, Фазильчик, совсем рядом! — пищала Аглая.

— А кто вас пустил-то туда, залетных?

— Ну, мы… там… Дима нас пустил, а сам пошел на Китайский, понимаешь?

Одним словом, наша парочка облюбовала каморку охранника в нижнем вестибюле Большого дворца, самого стража отослав погулять. Там они и увидели призрака. Через несколько минут, к неописуемой моей радости, мы уже осматривали место происшествия. Милиционер оказался совсем молодым пареньком, он был несколько смущен бурным развитием событий. Клятвенно заверив его, что никто о проникновении посторонних на «охраняемую» территорию не узнает, Аглая потащила нас всех в вестибюль. Справа от входа помещалась привратницкая с застекленной дверью, где и ворковали только что наши голубки, слева стояла садовая скамейка и несколько парковых скульптур, уже занесенных на зиму в помещение. Широкая парадная лестница вела на второй этаж дворца — по ней и прошмыгнуло привидение. Кого оно собой в точности являло, ни Аглая, ни Линкольн точно описать не могли, но почему-то были уверены в том, что это был Мак-Дауэлл-старший. Так он напугал бедняжек!

А когда на следующее утро, проспавшись (я была наконец-то одна!), позавтракав и добравшись до Агентства, мы с Линкольном и неизбежной уже Аглаей вошли в кабинет Обнорского, я думала, что все это безумие закончилось. Шеф, конечно, с пониманием относился к нежным чувствам — особенно в шотландском их варианте, — но мистических наклонностей за ним не замечалось. Все и шло к тому, чтобы амурчики отделились от рабочих будней: Мак-Дауэлл со своей девушкой рванул бы по музеям и ресторанам Петербурга, а я вернулась к неоконченной справке для Спозаранника. Но тут вошел Модестов и все испортил:

— Привидение? Как интересно!

— Что вам интересно, Михаил Самуилович? Мы уже давно не работаем на «Мурзилку».

— А «Явку», уважаемый главный редактор, вы уже и за СМИ не считаете?

Представляешь, как будет круто, если мы интервьюшку с ним поместим! Все ж подохнут от зависти, а придурок Салехард со своей методикой поиска дворцовых кладов при помощи привидений навеки замолкнет.

Тут я на пару минут удалилась и не слышала, что Миша в точности говорил об этой, извините, депутатской инициативе. Ну а когда вернулась, бредовые идеи целиком завладели лучшими умами Агентства — стараниями Модестова и примкнувших к нему Линкольна с его Аглаей. Обнорский, Скрипка и Спозаранник вовсю резвились по поводу «репортажа века» и возможности поразить зарвавшегося депутата его же оружием.

Миша тем временем (пытаясь вспомнить, кого же ему напоминает Мак-Дауэлл) обеспечивал «научную поддержку» экспедиции: договаривался с каким-то специалистом по аномальным явлениям. И когда я вошла в кабинет, все уже было решено, и Обнорский взял меня под локоток:

— Аня, придется тебе не поспать еще ночь. Планируется сеанс черной магии с последующим, как водится, ее разоблачением. Ты не волнуйся, с тобой поедет Миша и его специалисты, так что будет не страшно. Установите приборчики, зафиксируете для налогоплательщика научный факт — и домой с песнями.

— Эй-эй, так мы не договаривались!

— Так договоримся! За три отгула и с провожатыми, а?

— Согласна. Но уж если кто поедет со мной, так только Соболин. А писать я буду сама!

— Кто б возражал…

На этой победной ноте я отправилась слегка потранжирить полученный от шотландского дядюшки гонорар. Ничто другое в тот момент меня ни капельки не занимало, а три бумажки, равные моей месячной зарплате, примирили меня с фантазиями начальства.

Господи, ты, наверное, ухмылялся, когда я забрала Антошку из садика и потащила в «Гостинку»! Мне хотелось, чтобы мой мальчик вволю накатался с горки и напрыгался на батуте в детском отделе, напился «пепси» с пирожными в буфете, и только потом я купила ему этот дорогущий вездеход! Счастья в глазах ребенка хватило нам обоим, но я готова была еще и разрыдаться. Старею, наверное. Тем же могу объяснить и свою жадность: подарки ребенку мне хотелось делать одной, без Володи. Чувствуя, видимо, свою не правоту, я купила мужу на выходе из «Гостинки» новые носки (он к ним неравнодушен).

И только себе я ничегошеньки почти не купила — так, по мелочи, тысячи на полторы. Остальное отложила на рождественскую поездку в Хельсинки, где прозябает замужем моя однокурсница Инка. Вот уж где можно порезвиться на распродажах!

Но не подумайте, что, согласившись на продолжение истории, я рассчитывала на новые поступления в бюджет.

Увы, практичность — не сильная моя сторона.

Как бы то ни было, вечером, когда за нами заехал протрезвевший, но по-прежнему счастливый Линкольн, мы с Володей легко оставили Антошку на попечение бабушки. Мальчик при новой игрушке и свекровь при свежеподаренных ей видеокассетах радостно отпустили нас в ночную тьму. Там, из машины Обнорского, нас не менее радостно приветствовали Аглая и Линкольн, а на задних сиденьях мрачно сидел еще кто-то. Как остроумно подметил впоследствии мой благоверный, то была группа потусторонней поддержки. Надо сказать, Модестов организовал все на высшем уровне: старший из представленных нам все той же Аглаей охотников за привидениями был доктором наук, младший амбициозным кандидатом. Маленький седенький доктор держал на коленях какую-то авоську с торчащим из нее термосом, а рыжий ученик нежно обнимал роскошный металлический кейс. В спорах о том, бластер там у него или ловушка для привидений, мы с Володей и провели дорожное время. Благо ехали мы в Ораниенбаум авангардом, одни и на своей машине.

Впрочем, изгаляться по поводу предстоящей аномальной шизофрении можно было сколько угодно, а экспедиция затевалась нешуточная. Едва мы проникли во дворец (сопровождаемые милиционером Димой, который по просьбе Аглаи вышел не в свою смену), как тут же началось совещание. Доктор Михал Михалыч шутить был не намерен.

Оставив помощника своего, Аркадия Исаковича, готовить приборы, он отлучился наверх с Аглаей, а вернувшись, представил собравшимся план действий.

— Прошу вас быть чрезвычайно внимательными, коллеги. На этой схеме вы можете видеть порядок установки приборов и субъектов визуального наблюдения.

— Чего-кого, простите?

— Наблюдения за предполагаемым фантомом. Субъекты, расположенные в шести точках Большого зала, дублируют инструментальное наблюдение за субстанцией.

— Понятное дело, за субстанцией.

Соболин напрасно иронизировал, доктор иронии не понимал. На неизвестно откуда взявшейся схеме были красиво начертаны точки и разноцветные линии. Они, очевидно, изображали ту самую сеть, с помощью которой специалисты собирались изловить привидение. В отличие от скептика Володи слова аномальщика произвели на Линкольна столь сильное впечатление, что Аглая, которую он обнимал за плечи, тихо постанывала.

Тут прилетел и Фазиль — с портретом шотландского дедушки под мышкой. Его, как выяснилось, хитроумный Михал Михалыч выставлял «на живца», чтобы фантомчик явился непременно.

Ухмыльнувшись при виде столпившихся вокруг доктора заговорщиков, Фазиль издевательски погладил хромированный корпус какого-то прибора и приблизился ко мне. Тут-то я и познакомила его с мужем! Флибустьер разве что на мгновение растерялся, но свое удовольствие от этого мига я получила.

А много ли женщине нужно? Во всяком случае, не ночного бдения в дворцовых покоях по случаю ловли привидения.

Меж тем перспектива сия становилась совершенно отчетливой: Михал Михалыч прямо указал каждому из нас его место в засаде. Собственно, ловить фантома должны были четыре прибора какого-то там излучения, образовавшие стараниями ассистента «контрольный периметр» в Большом зале. «Субъекты визуального наблюдения», согласно методе, лишь дополняли их показания — для статистики! Ради чистоты эксперимента нам предстояло тихо, почти не шевелясь и едва дыша, провести несколько часов в кромешной тьме старого дворца. Где все скрипело, а в окна ломился морской ветер, подвывавший в печных трубах. Не знаю, почему, но становилось как-то не по себе.

А тут еще выяснилось, что на доставшемся мне периферийном посту номер четыре, за изящным столиком неподалеку от лестницы, как отметила Аглая, я буду всю ночь одна — без Соболина! Проситься к мужу было неловко, потому я безропотно согласилась.

Володе же отвели важнейшую позицию у камина, в другом совершенно конце зала, а вот ближайшую ко мне точку занял пресловутый реаниматор. Я заволновалась еще больше. Не то что боялась не устоять (при живом-то муже!), а вот штурма со стороны Фазиля опасалась.

— Володечка, а ты сам не боишься?

— Да что ты, Анюта, серьезно? Разве что простудиться на сквозняках. Возьми, кстати, мой шарф…

— Спасибо, милый!

Так мы распрощались с Соболиным, а через некоторое время доктор свел всех наверх — по одному, представляете? И мне уже было не до юмора. Слегка подсвеченный ночными окнами зал казался огромным, уголок же мой — таким далеким и холодным, что я с трудом заставила себя там остаться.

Понятное дело, что все остальные затаились неподалеку, но от того было не легче! Никого же не было видно: ни Володи у его камина, ни Линкольна под тем самым местом, где висел портрет, ни даже отлученной от шотландца Аглашки. Маленький доктор сумел создать иллюзию полнейшего безлюдья, приборы и камеры не выдавали себя ни красным, ни зеленым глазочком, ни жужжаньем, ни щелканьем.

В зале царила тишь и жуть, а за окном — буря…

Но как я обольщалась! Уже через полчаса мой до предела обострившийся слух уловил некий шорох. Царапанье веток, дождевая дробь или скрипы кровли — все это было совсем в другой, привычной уже тональности, новый звук принадлежал залу. Мне казалось, что скрипели петли дверей или старый паркет под легкими шагами. Но самое страшное было в том, что звук приближался! Я вспомнила почему-то портрет Мак-Дауэлла, его надменный прохладный взгляд, и в груди моей от этого воспоминания тоже похолодело. Ни в каких привидений я, конечно, не верила, но страшно мне стало так, что я готова была уже закричать.

Тут— то и ощутила я это прикосновение! Если бы меня схватили за какое-нибудь другое место, от моего вопля скончалось бы и само привидение. Но за попку мою мог взяться только гнусный Фазиль -я сразу его, гада, узнала!

— Ш-ш-ш! Куда лезешь? — зашипела я, как подвальная кошка.

— У-у-у! Привидения тебя жаждут!

— Отвали, самозванец!

Только я успокоилась насчет привидений, как меня стали одолевать новые страхи: а вдруг нас услышали? От мысли, что Володя разгадал характер возни в том углу, где несет службу его женушка, мне почему-то дико захотелось курить. Не помня себя от острейшего никотинового голода, чего со мной давненько уже не случалось, я прошептала в темноту: «Михал Михалыч, а покурить можно?», но тут же сообразила, что этим окончательно испорчу репутацию охотника за привидениями, и чтобы отстал от меня нахальный флибустьер, я сжала ему кожаную его промежность.

А что прикажете бедной женщине делать? Свершив сие членовредительство, я ловко прошмыгнула к лестнице. Вслед мне неслись сдавленные вздохи негодования, досады, но мне было все равно.

Я позорно бежала со сцены, ослабив ряды «субъектов наблюдения», и лишь сигарета в светлой привратницкой была мне утешением. А через каких-то пару минут я уже сладко спала на узеньком служебном диванчике, который предоставил в мое распоряжение юный и робкий милиционер Дима. И снился мне сон!

Снилось мне, что я снова оказалась в дворцовом зале, словно подсвеченном изнутри, и появляется откуда-то из угла девчушка-подросток, вроде как я в детстве. В руках серебрится флейта, лицо тоже серебристое, а платье старинное, будто из пудры. Плавненько поднесла она флейту к губам, дрогнули слегка щеки, и потекла в пространство любимая моя «Французская песенка», печальная и прекрасная. И вот уже плачет на моем плече Фазиль, а я будто бы целую его умильно, глажу по лицу, успокаиваю. Мол, славный ты, дурачок.

Но вдруг загремело что-то в другом конце зала, и мчится к нам по хрустящему паркету Соболин. "Вот он!

Вот!" — кричит он страшным голосом.

Что— то вспыхивает в глазах… и я просыпаюсь.

«Все, — подумалось, — достал Вовка Фазиля!» Не отличая еще сна от яви, я все же ни секунды не сомневалась, что мой ревнивый благоверный колотит «соперника» во тьме царского интерьера. Окончательно проснувшись, я поняла, что наверху действительно происходит нечто невероятное! Ничего толком разобрать было-нельзя, но голос Соболина звучал громче других. «Этого мне только не хватало, и, главное, не за что!» — подумала я, ковыляя наверх вслед за Димой. Но, слава Богу, оказалась не права…

— Ах ты, гад! Не рыпайся, падло!

— Да отпустите меня! Больно!

— Молчи!

В центре зала двое, а может, и трое, боролись на драгоценном паркете, и мат-перемат осквернял стены дворца. И тут Дима включил свет!

Открылась нам ужасная сцена: потный и перемазанный Соболин прижимал к полу отчаянно сопротивляющегося соперника — но не Фазиля, к великой моей радости, не Фазиля! Наш-то красавчик подбирался к месту событий за спиной милиционера, а вот Володя, похоже, изловил… привидение! Длинные пепельные волосы и мучнистое лицо, серый камзол и панталоны — все признаки фантома были, увы, не в лучшем состоянии. На свету было видно, что все это — чистейшая театральщина.

Потрепанный Володей незнакомец, наверно, умел гримироваться, но сейчас ему было явно не до роли. Соболин так заломил ему руку, что бедный самозванец натурально скрежетал зубами от боли. Вот тебе и la komedia, и ее finita!

Правда, радовалась разоблачению только наша семейка. К месту происшествия из разных углов зала подтягивались разочарованные участники экспедиции. Линкольн и Аглая, каким-то образом оказавшиеся на одном посту, не понимали решительно ничего. Девушка было заплакала, увидев «живое привидение», но Мак-Дауэлл с таким жаром принялся ее утешать, что за нее можно было не беспокоиться. Я ждала, что маститый расследователь примется немедленно выводить пойманного на чистую воду, но состояние подруги заботило его гораздо сильнее, нежели поиски истины. Вот она, любовь джентльмена! Бережно заслоняя могучей спиной от нежных очей Аглаи сцену задержания, Линкольн все же краем глаза оценил портретное сходство «привидения» с дядюшкой и буркнул: «Похож!».

С этими словами он повлек драгоценную свою Аглаю мимо одобрительно глядящего со стены родственника. Мол, мы удалимся на минутку, а вы, дядя, и сами со всем разберетесь.

А разбираться было необходимо! Пока разочарованный Михал Михалыч с его ассистентом сматывали свои так и не пригодившиеся приборы, милиционер завладел задержанным, а Соболин излагал. Возбужденно обнимая мою податливую талию, он рассказал окружившим его охотникам:

— Мне это привидение хреново сразу не понравилось. Нормально, когда дверь там скрипит или окно, но паркет-то под ногами фантома трещать не должен! Скажи, Ань? Эх, жаль ты не видела, как он появился. И серенький, и волосатенький, и даже носик с горбинкой — вылитый Мак-Дауэлл! И если бы не мой нос, так мы всем этим бредням и поверили б.

— Ты, что ли, учуял его?

— Так не серой же от него пахло!

В том-то и дело, что пахло от фантома носками. Володя терпеть не может специфического запаха, что издает даже чуточку несвежее мужское белье, но не ожидавший засады самозванец этого не знал! Он, видимо, просто пописать пошел. И когда к подозрительному скрипу добавились недвусмысленные ароматы, мой храбрый мужчина бросился ловить «фантома», оказавшегося нашим немытым современником.

— Мама дорогая, так это же Влево! — осенило вдруг меня.

— Кто, милая? Влево?

— Он, точно, он! Я про него справку Спозараннику делала, когда Модестов этого экстрасенса разоблачал.

— А, так это ты музыкой лохов лечишь?

Горе— фантом мог и не отвечать -Мак-Дауэлла и в самом деле изображал знаменитый Мишель Влево, основатель академий и духовных центров, творец чудодейственной науки музотерапии. За его «целительные» кассеты и амулеты тысячи страждущих платили неслабые деньги, а на гастроли «целителя» в провинции собирались полные залы народу. Беда! Только вот что делал в Меншиковском дворце об эту пору и в этаком виде «великий и ужасный»? Может, он новый способ разведения лохов репетировал? Или просто в мою честь его пригласил флибустьер?

Все сомнения наши развеял, не поверите, Линкольн Мак-Дауэлл. Вернее, вначале нам всем явилось фамильное сходство реставратора и «привидения»: как только Фазиль сел на скамейку рядом с экстрасенсом, стало ясно, что они родные братья. Флибустьер был, конечно, младше и потому еще не приобрел черт законченного проходимца — ему и в бабниках было неплохо!

А потом уже Линкольн попросил Аглаю показать нам одну маленькую бумажку. В ней от имени известного депутата Михаила Салехарда господину такому-то (фамилию предлагалось вписать от руки) предлагалось поддержать проект «Дворцовые тайны». На поиски кладов, месторасположение которых укажут нам привидения, депутат рассчитывал получить деньги из городского бюджета и фонда «К 300-летию Санкт-Петербурга». И называлось все это почему-то «акцией памяти». Вот такую бумажку и всучил Линкольну еще в ресторане наш друг Фазиль! Для Мак-Дауэлла, наверное, и был устроен спектакль под названием «Дорогой дядюшка» с привлечением специалистов, в котором мы все участвовали в качестве восторженных зрителей. И если бы не нос Соболина, то гром аплодисментов инициативе Салехарда был бы назавтра обеспечен.

В довершение всего на трубку Володе позвонил ополоумевший Модестов, сообщивший, что он все понял. Мол, Линкольн похож ни на кого иного, как на экстрасенса Влево, а значит, это он косит под привидение в Ораниенбауме, где у него брат Фазиль реставратором трудится. Вот только зачем, он, Модестов, не знает, а если мы на месте не узнаем, то дураки будем.

«Уже узнали, Миша!» — гордо сообщил Соболин и дал отбой. А через час мы дали отбой сами себе в широкой супружеской койке ораниенбаумского «люкса».

Но самое поразительное, друзья мои, в том, что, несмотря на последовавшие громкие разоблачения самодеятельности Салехарда, деньги на свой проект родовитый депутат все-таки получил. Правда, не от города Санкт-Петербурга, а от международного фонда «Дворцовые традиции». И представляли салехардовскую дурь на шикарнейшем ежегодном заседании в Эдинбурге, как рассказывает Обнорский, Линкольн Мак-Дауэлл и его новая жена Аглая.

Дивны дела твои, Господи!

ДЕЛО О ДОЧЕРИ ЦЫГАНСКОГО БАРОНА

Рассказывает Владимир Соболин

"Соболин Владимир Альбертович, 27 лет. Бывший профессиональный актер. После окончания Ярославского театрального училища работал в театрах Казани, Майкопа, Норильска и Петербурга.

В Агентстве журналистских расследований возглавляет репортерский отдел. Мобилен, инициативен, имеет хорошие контакты с сотрудниками правоохранительных органов.

Жена, Соболина Анна, также работает в Агентстве. Некоторое время отношения между супругами были на грани развода, но в последние месяцы нормализовались, что благоприятно сказалось на рабочем климате в "Золотой пуле ".

Из служебной характеристики

Поезд тронулся. Зейнаш выждала паузу и заголосила:

— Люди добрые! Проявите милосердие к беженцам, кто сколько сможет, помогите нашим детишкам…

Два чумазых пацаненка держались за край ее юбки и угрюмо смотрели в пол. Чумазая трехлетняя девочка ерзала у меня на плечах и теребила мою тюбетейку.

Теперь настал мой сольный выход. Я набрал в легкие воздуха и воскликнул — страстно, с чувством, вспомнив уроки своих мастеров в театральном:

— Поверьте, люди добрые, не от хорошей жизни к вам обращаемся, дай Бог здоровья вам и вашим близким…

Наша процессия медленно двигалась вдоль вагона мимо равнодушных пассажиров. Давали мало — кто мелочь, кто червонец.

Внезапно я почувствовал, что меня сейчас прожгут взглядом. Прямо напротив сидела Марина Борисовна Агеева и изумленно на меня таращилась.

— Вай, гражданочка, — обратился я к ней, — ради Христа прошу, помоги деткам!

Потрясенная Агеева достала кошелек и вытрясла всю мелочь в ладони нашему пацаненку.

— Дай Бог тебе здоровья, красавица, умница, ненаглядная, — поклонилась ей Зейнаш, и мы покинули вагон, оставив Агееву гадать — то ли ей это снится, то ли у Соболина появился брат-близнец.

— Не упоминай Христа, — рассмеялась Зейнаш. — Мы ведь мусульмане, забыл?

Следующий поезд мы пропустили — туда закатился на коляске безногий парень в камуфляже, пусть работает. А вот этот поезд — наш.

Я вздохнул, взял на руки девочку и вошел в вагон вслед за Зейнаш.


***

Кто сказал, что быть нищим легко?

К вечеру я чувствовал себя так, будто пробежал марафонскую дистанцию. Или отыграл подряд десять «елок». Или отдежурил в своем репортерском отделе трое суток без перерыва.

Расположившись возле Витебского вокзала, взяв себе по пиву и шаверме, а детям пирожки и лимонад, мы с Зейнаш пересчитали выручку. Шесть тысяч рублей! Или — двести баксов. Неплохо…

— Четыре тысячи мы отдаем Гульнаре, а на остальное — гуляем! — подмигнула мне Зейнаш. И, оставив меня с детьми, убежала на вокзал.

Через десять минут она вернулась — в джинсах, блузке приталенной кожаной курточке, туфельках. Волосы — в хвост, аккуратный макияж…

— Ну, что уставился? — улыбнулась девушка, довольная произведенным впечатлением, и опустила рядом со мной хозяйственную сумку. — Давай сбрасывай свое барахло.

С трудом справившись с потрясением от нового облика Зейнаш, я скинул халат, завернул в него тюбетейку. Вот он снова я — Владимир Соболин, собственной персоной.

А вот и Гульнара — сухопарая молчаливая женщина. Минут пять они разговаривали с Зейнаш на своем тарабарском языке, после чего Гульнара, вздохнув, взяла сумку и удалилась вместе с детьми.

— Знаешь, куда мы сейчас едем?

В клуб «Метро»! — заявила мне Зейнаш. — Я там не была целый год.

— И даже не знаешь, что он стал трехэтажным?

— Конечно, нет! — закричала девушка и потащила меня ловить тачку.

Через полчаса, танцуя с Зейнаш под «техно», я почувствовал, что усталости как не бывало. Может, потому что мы выпили по банке энергетического напитка, называемого «батарейкой», и по полтинничку водки? Вспышки выхватывали из полутьмы тела танцующих.

Стоп— кадры шли вереницей. Я не мог отвести глаз от точеной фигурки Зейнаш, от ее смуглой кожи, смеющихся миндалевидных глаз, серебряных браслетов на тонких запястьях, двух небольших полушарий под блузкой. На шее Зейнаш покачивалось ожерелье из волчьих клыков. Я старался коснуться ее в танце, но она все время ускользала от меня. Ах, Зейнаш, смутный объект желания…

На Лиговке накрапывал дождик. Мы поймали старую скрипучую «Волгу».

Хмурый пожилой водитель, окинув нас оценивающим взглядом, согласился доехать до Шушар за 300 рублей.

Положив мне голову на плечо, Зейнаш тихо напевала:

— Улыбочку ты у меня просил, Я поняла, меня ты не узнал, И о любви моей давно забыл…

Я осторожно взял ее руку в свою.

— Хочешь погадать мне, да? — рассмеялась Зейнаш. — Это только я умею.

Я осторожно поднес ее ладонь к губам.

Что со мной опять происходит? Ведь совсем недавно клялся, божился, уверял себя в том, что Анюта — подарок, которого я недостоин, и пора мне заканчивать со своими похождениями. Тем более что Анька мне ни разу не изменяла — я в этом уверен. Была у нее какая-то история с Колей Повзло, но, как я понял, чисто платоническая. Уж я-то свою Анютку знаю…

А как же Зейнаш? Это совсем другое.

Я на работе. Это называется «оперативное внедрение». Ведь только от Зейнаш я могу узнать, кто все-таки убил Гиви Вертухадзе.

Звонок мобильного. Что за бред — откуда, у кого? Зейнаш осторожно высвободила руку и достала из сумочки миниатюрную «трубку».

— Да, папа. Возвращаемся…

Я снова взял руку девушки в свою.

— Все, приехали, — тронула Зейнаш водителя за плечо. — Дальше мы пойдем сами.

Мужик глянул на нас с опаской и, едва закрылась дверь, рванул по шоссе.

А мы пошли по тропинке — туда, откуда доносился дымок, где мигали огоньки табора.

— Улыбочку ты у меня просил… — напевала девушка и кружилась, пританцовывала, уводя меня в лес.

— Вы всегда были мусульманами, Зейнаш? — зачем-то спросил я, не в силах разобраться в своих чувствах.

— Нет, конечно. Когда много веков назад арабы пришли к нам насаждать ислам, наше племя им сопротивлялось.

Нас пытали, убивали, все соседние племена давно уже стали магометанами, а мы по-прежнему поклонялись своему верховному богу Ахура-Мазде. И поэтому нам приходилось все время скитаться, убегать от преследователей. Соседи нам помогали едой и деньгами за то, что мы оставались верны своей религии. Но прошло время, и все цыгане-люли постепенно стали мусульманами. А скитаемся мы уже просто так, по привычке.

Ни таджики, ни цыгане нас не считают своими. Мы везде для всех чужие…

Я остановился, чтобы дать девушке прикурить, и прикоснулся к ее щеке.

Зейнаш вздохнула:

— Тебе надо уходить, Володя. Прямо сейчас.

— Но зачем, Зейнаш? Я не хочу. Мне некуда идти…

— Не рассказывай сказки. — Зейнаш глянула мне в глаза, а мне показалось — в душу. Необъяснимый страх сковал мое тело. — Не рассказывай сказки, не надо, — повторила Зейнаш. — Полтабора знает, что ты мент, который ищет убийц Гиви Вертухадзе.

Я молчал, судорожно ища слова.

Свет фонарика полоснул по глазам.

— Зейнаш, мугат зан! — раздался мужской крик.

Прямо на меня смотрело дуло. Прежде чем я что-то подумал — сработала моя нога. Пистолет вылетел из руки цыгана в белой рубахе, тот взвыл и громко, по-русски, вспомнил чью-то мать. Сзади кто-то накинул мне на голову холщовый мешок, а дальше мои ребра затрещали под градом ударов.

Что— то взволнованно говорила Зейнаш, но мужчины ее грубо обрывали.

А затем кто-то защелкнул на моих запястьях «браслеты». Кто-то резко поднял меня с земли. Шли очень долго, меня подгоняли пинками. Я все время спотыкался и пару раз больно ударился о сучья.

Затем я услышал лязг двери, меня куда-то затолкнули и бросили на охапку сена.

С трудом я стянул закованными руками с головы мешок. Вдохнул аромат сена и задремал. Знал бы я, чем это все кончится, поумерил бы свое любопытство…


***

День не заладился с самого начала.

Я никак не мог открыть в своем компьютере дискету. Потом оказалось, что это Спозаранник распорядился заблокировать у всех дисководы.

— Глеб, ты обалдел? — заорал я, едва он появился в кабинете.

— Владимир Альбертович, можете жаловаться в письменном виде шефу.

Пока я отвечаю за реструктуризацию, мои приказы не обсуждаются, — отчеканил Спозаранник.

Совсем крыша у парня поехала…

Пришлось высвистывать своего знакомого компьютерщика Витю из фирмы, которая располагалась по соседству.

Он тут же разблокировал дисковод сначала мне, а потом всему репортерскому отделу. Слух об этом дошел до Спозаранника, и он вмиг появился на пороге, гневно сверкая очками и раздувая ноздри.

— Все претензии в письменном виде, Глеб Егорыч, — отмахнулся я от Спозаранника, едва он открыл рот.

Как яростно скрипело перо Спозаранника, слышали все мы, хоть кабинет Глеба был от нас далеко. Ничего, пусть пишет, шеф все равно в командировке.

— Володя, ты скоро? — заглянула в кабинет жена.

— Сейчас, — кивнул я, отправляя выпускающему последнюю информацию. Мы с Анютой сегодня обещали забрать Антошку из детского сада пораньше и сводить его в зал игровых автоматов.

Анна пошла собираться, а у меня зазвонил мобильник.

— Соболин, есть новость, — услышал я голос знакомого опера из главка, Коли Бахтина. — У гостиницы «Прибалтийская» лежат три трупа.

— Чьи? — подскочил я.

— Если подсуетишься — узнаешь. Десять минут, как их изрешетили… Все наши уже выехали во главе с Езидовым.

И РУБОП там будет, и УССМ. Даже генерал Павлинов обещал подъехать. Но я тебе ничего не говорил!

— Само собой. Век не забуду, Колян, я твой должник.

Некстати, конечно… Но деваться некуда — надо ехать.

— Начальник уже в курсе? — ехидно поинтересовался Шах, надкусывая свежий беляш.

— Про убийство? Конечно, вот выезжаю на место, — отбрил я нахала.

— Чьи трупы-то, хоть знаешь?

Я внимательно глянул на Шаха:

— Ну говори, Витек, не тяни…

— Значит, так — Гиви Вертухадзе, вор в законе, раскоронованный три года назад за растрату общака. Причем к его раскоронованию приложил руку сам Дед Омар, на минуточку…

Новость об убийстве разнеслась по Агентству, наш кабинет стал заполняться народом.

— Труп номер два, — продолжил Шах, Камилла, любовница Гиви.

И труп номер три — некто Резо, законный муж Камиллы и телохранитель Гиви.

— Живут же люди, — восхищенно протянул Макс Кононов. — Прямо шведская семья…

— Какая шведская, дорогой! — воскликнул Зураб. — Все грузины так живут испокон веков…

— Откуда ты, Витек, все знаешь? — поинтересовался я.

Шах загадочно усмехнулся. Черт, умеет же Витек находить источники.

— Готов об заклад побиться — это Жора Армавирский! — убежденно заявил Зудинцев. — Больше некому.

Я посмотрел на Анюту — она стояла в плаще у двери. Почему-то она ужасно побледнела при слове «Армавирский».

Или мне показалось?

— Значит, так, — продолжал разглагольствовать Зудинцев. — Помните, как мы в Рыбацком двух черных освобождали, которых якобы Армавирский похитил?

— Разве такое забудешь, — кивнул я. — Ну и что, при чем тут Гурджиев?

— Так вот, те мальцы, которых мы тогда в руки РУБОПу передали, — это ребята из команды Вертухадзе. Я потом от своих оперов об этом узнал. Опера этих мальцов кололи, но ни один из них Гиви не заложил. Отсюда какой вывод? Гиви был причастен к аресту Армавирского. К тому же, говорят, у Гиви были какие-то связи с Литейным — явно люди оттуда попросили его помочь Армавирского упрятать. А Жора — тезка мой, Армавирский, — говорят, человек очень мстительный и обид не прощает…

— Ань, что с тобой? — подбежал я к жене. Анюта достала платок, бальзам, потерла виски. — Ты расстроилась, что мне надо на выезд? Но больше некому, все остальные на заданиях. Объясни Антошке…

— Конечно, — устало улыбнулась Анюта и прикоснулась губами к моей щеке. Какая-то она сегодня странная…


***

Участок площади перед «Прибалтийской» был огорожен. Хорошо еще, что в толпе оперативников я разглядел рыжую голову Макса Езидова, начальника убойного отдела главка. Стоило мне помахать ему рукой — и меня пустили к месту убийства. Правда, смотреть было не на что. Трупы лежали под белыми простынями. Езидов о чем-то озабоченно спорил с Леней Барсовым и Вадиком Резаковым из РУБОПа. Когда же я подошел к ним, они вмиг замолчали.

— Колитесь, ребята, — без обиняков начал я. — Кому помешал бедный Гиви больше — деду Омару или Жоре Армавирскому?

— Слишком много знаешь для репортера, — усмехнулся Езидов.

— Что ж делать! Поскольку наши оперативники потрясающе некомпетентны — приходится их просвещать, — с достоинством отпарировал я.

Так, слово за слово, я потихоньку выяснил у ребят, что трое киллеров — смуглых, восточного типа мужчин — скрылись на вишневой «шестерке», затем бросили ее неподалеку, подожгли и пересели в белую «девятку». «Шестерку» опера сразу «пробили» — числится в угоне.

А вот «девятка» может вывести на их след.

В нескольких шагах от нас переругивались три полковника. Одного, полноватого, седого, я знал — это был Серафим Данилович Лейкин, замначальника РУБОПа.

— Что за «полканы» с Лейкиным сцепились? — кивнул я в сторону спорщиков.

— Барахта, замначальника угрозыска, да Груздев, замначальника УССМ, — пояснил Вадик Резаков. — Не могут решить, кому убийство раскрывать. Каждый кричит, что у него работы выше крыши.

— К твоему сведению, мы должны заниматься иностранными гражданами! — тыкая пальцем в грудь Барахте, орал полковник Груздев.

— А то ты не знаешь, что Грузия уже давно суверенное государство, — зло щурился полковник Барахта.

— Суверенное, хуеренное, — посмеивался полковник Лейкин. — Это вы меж собой разбирайтесь, но наше ведомство здесь точно ни при чем.

Внезапно все три «полкана» замолчали и вытянулись. К ним неторопливо подошел моложавый человек в штатском с непокрытой головой — зампрокурора Мельничук. А вслед за ним… Господи, вот счастье-то — «следачка» Смирнова.

Та самая, из-за которой я чуть не развелся с Анькой. А точнее — Анька чуть не ушла от меня.

Все потому, что был у меня с Ларисой Смирновой пару лет назад мимолетный роман. Он бы закончился сам собой, никто б не узнал. Но Анька, голова садовая, зачем-то заказала за свои деньги «наружку» за Смирновой.

И узнала не только о встречах Л арки со мной, но и кое-что еще из жизни «следачки-важнячки». Это «кое-что» вполне тянуло на статью. Не в «Явке с повинной» — на статью УК! Короче, из-за этой идиотской видеокассеты, на которой была записана встреча Ларисы Смирновой с судьей Горячевым, бандюганы украли нашего Антошку. Правда, ненадолго, Антошка вернулся невредимый… У нас был тогда с Анютой трудный период в жизни, слава Богу, что он закончился.

И вот — Ларка здесь. Только об этой встрече я и мечтал!

— Поступим таким образом, — негромко сказал Мельничук. — Лариса Павловна Смирнова возглавит оперативно-следственную бригаду, в которую войдут представители УУР, РУБОП и УССМ. Всем все ясно?

— Так точно, — вытянулись по струнке полковники.

Ребята беззлобно хохотнули.

— Почему посторонние? — подойдя к нам, ледяным тоном спросила Ларка Смирнова у оперов.

Ой— ой-ой, Ларочка, а ты, похоже, давно без мужика…

— Это ж пресса, — заступился за меня Езидов.

— Посторонние, пожалуйста, за ограждение, — приказала Ларка.

Ну ни фига себе! Иногда я понимаю женоненавистника Спозаранника. Точно, отвергнутая женщина хуже крокодила.

Спорить я не стал. Но прежде чем уйти, отвел Езидова в сторону.

— Отвечу только на один вопрос, — заявил Макс.

— Правда, что стреляли из «аграма»?

— Отвечу — да.

— Не тот ли это «аграм», из которого убили Старовойтову?

— А это уже второй вопрос, — ехидно ответил Макс.

— Тогда задаю третий: какой номер у той белой «девятки», на которой скрылись киллеры?

— Ну ты даешь, Володя! — развел руки Езидов. — Разве ж я могу такие тайны раскрывать? Извини, брат, меня не поймут…


***

Отхлебывая из чашки кофе и набирая на компьютере текст об убийстве у «Прибалтийской», я слушал вполуха телевизор.

— Оба-на!

«…Некоторые информагентства успели высказать версию о знакомстве убитого у „Прибалтийской“ вора в законе Гиви Вертухадзе с известным предпринимателем Георгием Гурджиевым. Как известно, в прошлом году Гурджиев был обвинен в похищении двух лиц армянской национальности. Позже выяснилось, что это похищение организовали члены одной из этнических группировок, непосредственно связанные с Гиви Вертухадзе. Гурджиев был отпущен из-под стражи, обвинение с него было снято. Таким образом, у Гурджиева могли быть основания для предъявления претензий господину Вертухадзе…»

Каждая фраза Виолетты звучала как приговор. Хороша она все же на экране… Кто, интересно, ей информацию сливает?

«Как раз в момент убийства в гостинице „Прибалтийская“ проходил конгресс по инвестициям с участием Георгия Гурджиева…»

Так— так, а я об этом не знал. Упущение! Ну-ка, быстро вставим в текст.

«Киллеры подожгли „шестерку“ и пересели в белую „девятку“, которая полчаса назад была обнаружена у Нарвских ворот. Правда, „девятку“ преступники тоже подожгли…»

На экране появился обгорелый остов машины. Номер ее читался отчетливо, и я тут же переписал его в свой блокнот.

Сколько бы Езидов ни хранил свои секреты, я все равно их узнаю!

— Хочешь «пробить»? — заглянул в кабинет Родька Каширин. — Не трать время, я уже это сделал. Полгода как в угоне.

— Ну ничего себе! А номер где взял?

— Шах добыл, — подмигнув мне, Родион скрылся.

Черт те что! Почему подчиненные узнают обо всем раньше начальника?

Мне это не нравится. Придется, ребята, утереть вам всем нос. А для этого я поработаю еще лишний часок-другой.


***

У Нарвских ворот дымился остов «девятки», пожарные сворачивались — свое дело они сделали.

— Ну и вот скажи, почему РУБОП должен этим заниматься? — кипятился полковник Лейкин. — Ясно же, что дилетанты работают, сколько следов пооставляли…

— Данилыч, дотерпи до пенсии — и будешь свободен как птица, — усмехался полковник Барахта.

— Одно могу сказать, у меня лишних людей точно нет, — внушал им обоим полковник Груздев. Друг друга они не слышали. Парень с видеокамерой то и дело натыкался на полковников и негромко чертыхался.

К Максу Езидову подбежал худой человек с чемоданчиком:

— Слышь, нельзя ли начальников подальше отсюда? Затоптали все…

— Куда я их дену? — развел руки Езидов. И обернулся ко мне:

— Наш пострел везде поспел! Тебе-то что дома не сидится?

— Чувство долга, будь оно неладно…

Макс понимающе усмехнулся.

— Странные киллеры пошли. Нет бы бросить машину — так ведь жгут зачем-то, внимание привлекают.

— На чем они отсюда уехали?

— На темно-синем «пассате». Номер не спрашивай — военная тайна, — подмигнул Макс и пошел о чем-то переговариваться с криминалистами.

Я поднял глаза в вечернее небо, где таяли клубы едкого дыма, и вдруг наткнулся на знакомые окна. Черт возьми, здесь же живет мой однокашник по Театральному училищу Ян Шапник!

А навещу-ка я его, тем более что давно не виделись.


***

Ян вытаращил глаза и с криком: «Кто пришел!» стал радостно хлопать меня по плечам.

— Тише, мама отдыхает, — выглянула с кухни Янкина жена, Вера. — Володя, ты какими судьбами? Проходи, будем чай пить.

За чашкой чая я рассказал своим друзьям, что меня привело в их район.

— Ну надо же! — удивился Ян. — Пожар под окнами мы видели, а на машину внимания не обратили. Только если Нина Петровна что-то углядела — она целыми днями сидит, в окно смотрит. Вер, поинтересуемся?

— Очень надо, да? — вздохнула Вера. И, укоризненно глядя на нас, удалилась в комнату.

Мы с Яном болтали минут десять о работе и всяких пустяках, а потом Вера вернулась с торжествующим видом:

— Ну, Соболин, с тебя причитается!

Мама не только видела, как трое кавказцев пересаживались из белой машины в синюю, она еще и номер записала. Вот он, — Вера протянула клочок бумаги.

Подскочив со стула, я чмокнул Верку в щеку.

— Я только одного не понимаю, — озадаченно произнес Ян. — А почему милиция к нам не пришла?

— Некогда им пустяками заниматься, — объяснил я. — Вот, может, завтра и навестят вас… Где телефон?

Накручивая номер справочной ГИБДД, я вдруг сообразил, что не знаю пароль. Черт! Открыв окно, я высунулся и крикнул:

— Макс, какая сегодня «дорожка»?

— Чернигов, — машинально ответил Езидов. И вдруг, подняв голову, внимательно посмотрел на меня:

— Что ты там делаешь?

— Военная тайна! Завтра узнаешь.

Зная магическое слово «Чернигов», я через пять минут выяснил, что темносиний «Фольксваген-пассат», на котором уехали киллеры, принадлежит Григорию Яковлевичу Измаиловичу, 1950 года рождения, проживающему на улице Фурштатской.

После чего извинился перед Янкой и Верой за свое ночное вторжение и, попрощавшись, пообещал принести Нине Петровне коробку конфет.


***

— Измаилович, — задумчиво произнесла Аня за завтраком. Антошку она уже успела отвести в садик, пока я дрыхнул. — Знаешь, а ведь мы про него недавно писали.

— Быть не может! — удивился я.

— И писал про него как раз ты.

— Знаешь, Ань, когда приходится выдавать в день два десятка информации — все не упомнишь. Объясни, кто такой Измаилович?

— Бизнесмен, глава цыганской общины Петербурга. Не так давно выступал в нашем Законодательном собрании, предлагал решить проблему с цыганами-люди…

— Точно! — хлопнул я себя по лбу. — Анюта, что бы я без тебя делал!

Позвонив Лехе Скрипке, который остался в «Золотой пуле» за старшего, я объяснил, что вовсю занимаюсь тройным убийством у «Прибалтийской», а потому пусть сегодня в репортерском отделе за меня порулит Шах. Скрипка тут же начал мне рассказывать одну поучительную историю о репортере, которого погубило чрезмерное любопытство, но поскольку история была слишком длинная, я оборвал ее дружеским пожеланием: «Не тревожь мне душу, Скрипка!».

Проводив Аню, я тут же стал названивать Измаиловичу, телефон которого нашел в своих старых записях.


***

Мускулистый торс Григория Яковлевича облегала черная шелковая рубаха, на шее висела тяжелая золотая цепь.

А квартира — ну просто музей, страшно ходить по этим залам.

— Я не стал подавать заявление в милицию после угона своего «фольксвагена» по следующим причинам, — Измаилович тряхнул гривой и придвинул мне фарфоровую чашечку с кофе. — Во-первых, бесполезно. Во-вторых, жаль времени, тем более что застраховать машину я так и не успел. А самое главное, я знаю, кто это сделал. И поэтому сам с ними разберусь.

— Кто же это сделал, Григорий Яковлевич?

— Да они же, люли, и угнали! — воскликнул Измаилович. — Эти люди позорят цыганскую нацию. Они заполонили все улицы, все станции метро. Попрошайничают, воруют. Предлагают погадать по руке, хотя гадать не умеют.

Потому что никогда не умели. Это не настоящие цыгане. А у людей складывается отрицательное отношение ко всем цыганам. У нас древняя культура, великая — вспомните, что писали о цыганах Пушкин, Толстой… Более того, я вам скажу, что и мусульмане не считают цыган-люли своими соотечественниками и единоверцами. Послушайте, что говорит о них наш муфтий, как он их честит! А все потому, что они достали всех верующих — приходят толпами к мечети и начинают попрошайничать, оттесняют тех, кто по-настоящему бедствует.

— А люли не бедствуют? — поинтересовался я, прихлебывая вкуснейший кофе.

— Я вас умоляю! — махнул рукой Измаилович. — Они приезжают к нам из своего Таджикистана на заработки!

Питер у них считается хлебным местом.

Каждый год они разбивают свой табор в Шушарах, у них даже постройки там стоят уже несколько лет. А посмотрите, на чем они сюда приезжают? Думаете, на телегах? На фирменных автобусах.

И каждый год у нашей милиции начинается головная боль, во всех районах вдут жалобы на люли — здесь обчистили, там расположились у входа и просят милостыню… Именно поэтому комиссия по правопорядку нашего Законодательного собрания и обратилась ко мне, чтобы я выступил посредником между властью и этими кочевниками. Чтобы я провел с люли профилактическую беседу и предложил им уехать, оставить наш город в покое.

— Как я понял, беседы не получилось?

— С ними невозможно разговаривать, — вздохнул Измаилович. — Их лидер, Файзулло, через пять минут стал угрожать мне. Они пообещали, что сожгут мой автомобиль. Мои охранники едва-едва предотвратили рукопашную.

Причем агрессивно настроены были все — и женщины, и дети. А через несколько дней мой автомобиль пропал.

Делайте выводы…

Раздался звонок в дверь, и Григорий Яковлевич вышел. А затем послышался шум падающего тела и крики: «Не двигаться!». Я выглянул в коридор — и тут же мне заломили руки за спину, сделали подсечку и уперлись коленом в спину.

— Ну что, цыганские рожи? — процедил сквозь зубы холеный типчик в кожаной куртке. — Сразу колоться будем?

— Что это значит? — яростно прошептал Измаилович, оседланный двумя оперативниками. Глаза его потемнели от гнева.

— Это значит, что не хрен было машины сжигать! — хохотнул холеный. — Мы все равно вас вычислили.

Он достал свой мобильник и радостно доложился:

— Палыч, двоих уже взяли. Скоро и третьего найдем.

В этот момент на пороге появились Макс Езидов и Леня Барсов. По их глазам холеный понял — он сделал явно что-то не то. Оперативники отпустили нас с Измаиловичем, и, когда мы поднялись с пола, холеный наконец представился:

— Старший оперуполномоченный Управления специальной службы милиции капитан Муравин! Извините, ошибочка вышла.

— Это что ж такое? — тяжело дыша, произнес Измаилович. — Мне сразу звонить начальнику ГУВД? Или вы сперва объясните, что происходит?

— Простите нашего коллегу, Григорий Яковлевич, он парень еще молодой, неопытный, — пояснил Езидов.

Холеный Муравин было дернулся, но Леня Барсов тут же осадил его легким толчком в бок.

Через несколько минут мы все пили кофе за тем же антикварным столиком, и Измаилович пересказывал операм то, что я уже знал.

Вдруг у Езидова зазвонил мобильник.

— Вот и нашлась ваша машина, Григорий Яковлевич, — вздохнул он. — Только боюсь, этот факт вас вряд ли обрадует — ее подожгли.

— Значит, все-таки они выполнили свое обещание, — задумчиво произнес Измаилович. И тряхнул гривой.


***

Через полчаса мы все были у метро «Озерки» — именно там, возле торговых палаток, и был найден сгоревший «фольксваген-пассат» Измаиловича. Признав, что машина его, Григорий Яковлевич пообещал исполнить все формальности и укатил на своем «вольво». Опер Муравин непрерывно переговаривался с кем-то по мобильнику, а мы с Леней и с Максом, не теряя времени, опросили всех лоточниц, стоявших поблизости. Вот удача — русая деваха, торговавшая пирожками, призналась нам, что видела, как вчера поздно вечером трое мужиков подъехали сюда на «фольксвагене», выскочили из него, прыгнули на стоявшие рядом мотоциклы и с визгом рванули прочь. Как только мотоциклисты отъехали — «фольксваген» вспыхнул факелом. Татьяна — так звали торговку — позвонила пожарным. Когда они приехали, машина уже полностью выгорела. В милицию Татьяна не дозвонилась.

— Ну а что за мотоциклы? — допытывался я. — Опишите их…

— Да чего описывать? — удивилась торговка. — «Харлеи-Дэвидсоны».

Теперь настал наш черед удивляться… Но все разрешилось просто — муж Татьяны оказался большим любителем автомотоспорта, поэтому она хорошо разбиралась во всех транспортных средствах, видела их если не живьем, то в журналах.

— Черт те что, — озадаченно произнес Макс.

Тут его подозвал к себе Барахта, и Езидов стал докладывать полковнику о результатах работы. Лейкин демонстративно ходил кругами, надув губы, и ни с кем не общался.

— Ха! послышался радостный крик, и розовощекий полковник Груздев выкатился из «форда». — Ну-ка, Муравин, ко мне, — скомандовал он.

Холеный опер послушно подбежал к начальнику.

— Счастливо поработать, ребята, а мы этим делом заниматься не будем! — объявил всем Груздев и потряс бумагой. — Гиви Вертухадзе принял перед смертью российское гражданство, а стало быть, он не иностранец. Поэтому Управление специальной службы милиции здесь ни при чем. Вопросы есть?

— А его любовница, а водитель? — обиженно крикнул полковник Лейкин.

— А они стали российскими гражданами еще пять лет назад! — радостно подпрыгнул полковник Груздев, достав из папки другую бумагу. — Муравин, поехали отсюда.

— Муравин, стоять, — скомандовал полковник Барахта. — И ты, Груздев, не торопись. Есть данные, что убийство совершили цыгане-люли. А они — граждане суверенного Таджикистана. Стало быть — иностранцы. Поэтому раскрывать преступление должна УССМ.

— Цыгане не иностранцы, они не имеют гражданства! — завопил Груздев и, подскочив к Барахте, двинул ему в ухо.

— Ах ты, падла, — ошалел от возмущения Барахта и, заломив Груздеву руки за спину, принялся молотить его по спине. Полковник Лейкин бросился разнимать своих коллег, но получил по пинку от обоих и, обиженно ворча, отошел в сторону.

— Отставить, — негромко скомандовал неизвестно откуда появившийся зампрокурора Мельничук. Взяв обоих дерущихся полковников за шкирятники, он слегка встряхнул их. — Напоминаю, что по убийству у «Прибалтийской» работает оперативно-следственная бригада из сотрудников УУР, РУБОП и УССМ во главе со Смирновой Ларисой Павловной. — Л арка появилась из-за спины Мельничука и сухо всем кивнула.

— Почему посторонние? — ледяным голосом поинтересовалась она у Езидова, смотря сквозь меня.

— Жди нас вот в том кафе, — шепнул мне Макс.


***

Мы выпили по три кружки пива, пока обсуждали, кто может стоять за этим убийством и как правильно действовать.

Битый час Леня Барсов доказывал, что заказать Гиви мог только Жора Армавирский, а Макс Езидов возражал, что это дело рук Деда Омара.

Внимательно прислушиваясь, я старался запомнить, что говорит каждый.

А опер Муравин высокомерно цедил:

«Интересно», «Любопытно» — и каждую минуту переговаривался с кем-то по мобильнику.

— Мне одно непонятно, — встрял я в спор. — При чем тут цыгане-люли? Какое отношение к ним имеют Армавирский и Дед Омар?

— Армавирский ко всему имеет отношение, — заметил Барсов. — На него работают самые разные группировки.

Но Жора так обставляется, что никогда его причастность к бандитам не докажешь.

— Дед Омар тоже не лыком шит, — возразил Езидов. — У него свои бандитские кланы по всему Кавказу и во всей Средней Азии имеются…

— Все-таки Омар! — воскликнул я.

Трое оперов посмотрели на меня с интересом. — Сейчас объясню, — замахал я руками. — Дед Омар — из тех курдов, что исповедуют зороастризм. Зороастризм включает в себя поклонение огню. А киллеры, убившие Гиви, настоящие огнепоклонники — не случайно они три автомобиля подожгли, это ж ритуал такой!

Возникла пауза.

— Володя, ты утомился, — внимательно глянул на меня Езидов.

— Тебе надо отдохнуть, — добавил Барсов.

А Муравин только презрительно хмыкнул.

— И мы тебя очень просим, Володя, не делай глупостей, — наставительно сказал Езидов. — Ваше Агентство нам и так уже сорвало не одну разработку.

— Как только у нас будет информация, мы тут же тебе сообщим! — пообещал Барсов.

Как же, держи карман шире… Но я сделал вид, что поверил. И тепло попрощался со всеми тремя. Даже с придурком Муравиным.


***

Выдавать в нашу сводку информацию о причастности цыган-люли к убийству у «Прибалтийской» я не хотел. Интуиция мне подсказывала, что делать это не стоит… В итоге я получил на «летучке» от Обнорского не один, а целых два втыка — за то, что разблокировал дисководы (Спозаранник, сука, написал-таки на меня «телегу»), и за то, что вчера безрезультатно болтался непонятно где. Спорить я не стал, махнул рукой.

А в коридоре Агентства меня дожидался авторитетный предприниматель Рустам Голяк. Три дня назад на него было совершено уже 25-е покушение, и вновь неудачное — десяток пуль прошил его насквозь, не задев ни одного жизненно важного органа. Мы добросовестно отразили этот факт в своей сводке, наша информация прозвучала по нескольким радиостанциям и телеканалам. Но Голяку, очевидно, вновь что-то не понравилось…

— Ага! — закричал Голяк, размахивая костылем. — Вот кто назвал меня в своей заметке бывшим сутенером!

Черт возьми, кажется, действительно назвал…

— Рустам, но мне об этом рассказали в РУБОПе, да ты и сам не скрывал, что контролировал в гостинице работу проституток.

— В РУБОПе сидят такие же ущербные люди, как и в вашем Агентстве! — истерически завопил Голяк. — Вы завидуете мне, моему таланту, моему везению… Вы никогда не задавались вопросом — почему я все время остаюсь жив, почему меня не берут ни пули, ни яды?

Да потому что Господь все видит и решает по справедливости! Я никогда не был сутенером, потому что я не получал от шлюх деньги…

— Ну хочешь, — подошел сзади Обнорский, — мы напишем статью под заголовком: «Голяк — не сутенер»?

— Вы только и можете меня подъебывать, потому что вы ущербные и жалкие лицемеры! — взвился Голяк, едва не рухнул на пол и, пойманный на лету дюжими охранниками, покинул Агентство с криком:

— Вы еще узнаете, кто такой Голяк!

Час от часу не легче… Сидя перед компьютером, я глушил одну чашку кофе за другой. Но мысли витали вокруг вчерашних событий — встреча с Измаиловичем, сгоревший «пассат», разговор с операми в кафе. Если я знаю, где цыгане-люли разбили свой табор, то что мне мешает в очередной раз вспомнить о своей первой профессии — драматического актера? Почему бы не внедриться?… Стоп-стоп, что за бред… Как — внедриться? Прикинуться цыганом-люли, отбившимся от табора?

Вовсе нет. Говорят, цыгане — гостеприимные люди и принимают в свои ряды кого угодно. Был даже фильм такой, «Гаджо», где музыкант в исполнении артиста Бехтерева покидал свою питерскую квартиру-трущобу, бросал работу и уходил в табор. Но то — наши цыгане, ромулы. А эти — таджикские, люли. Наши цыгане их вообще за цыган не считают. Вспомнить, как они с Измаиловичем себя повели… Менты к ним точно не сунутся. Во-первых, весь табор они задержать не смогут — места ни в одном изоляторе не хватит. Во-вторых, те сразу прикинутся, что русского языка не знают. А где у нас найдешь переводчика с люли?

Менты к ним не сунутся. А вот я…

Почему бы и нет! Где страсть актера к переодеванию? Она всегда при мне.


***

— Ты спятил, Соболин, — повторяла Аня, доставая из стенного шкафа в прихожей наши старые дачные шмотки. — Ну какой ты бродяга? Посмотрел бы на свой живот. И на щеки — со спины ж видать!

— Ну уж, не так чтобы со спины, — обескураженно оглядел я себя в зеркале. — И потом, я вовсе не бродяга. Просто я поссорился с женой, жить мне негде. Денег на гостиницу нет. И подумал — почему бы в таборе не перекантоваться?

— Ох, Соболин, — вздохнула жена. — Ну а зачем тебе это надо? Давно приключений не было? Вспомни, как тебя нелегкая понесла в клуб к братьям Карпенко. Чем дело закончилось? Больницей. А ты мне здоровый нужен, Володя…

Мне и Антошке.

— Знаешь, Анют, а вот что касается склонности к авантюризму, то еще неизвестно, кто из нас лидирует! Вспомни, как прошлой зимой ты для нас ночную экскурсию в Рыбацкое организовала… Как мы армян освобождали, Жоре Армавирскому зачем-то помогли. Зачем, спрашивается? Он на свободу вышел — и вот, говорят, Гиви Вертухадзе заказал.

— Это не правда, — тихо произнесла Аня и прикрыла глаза.

— Как не правда? Ань, ты опять что-то знаешь?

— Нет, — сказала жена после паузы. — Просто мне кажется, что это не он.

— Вот и я говорю, Аня, что это Дед Омар! Знаешь, почему?

Минут пять я развивал перед женой свою теорию о киллерах-огнепоклонниках, но она слушала вполуха.

— Нет, Соболин, не пущу, — решительно сказала она.

— Аня! Ну, Аня… — обнял я супругу. — Значит, так, Обнорскому объясни, что я беру три дня за свой счет.

С Шахом я договорился, он меня заменит. Если через три дня я не объявлюсь и не позвоню — ну тогда что ж…

Тогда докладывай обо всем Обнорскому.

— Поужинай как следует, — вздохнула Аня.

Уплетая котлеты, я вновь подумал — как мне все-таки повезло с женой. Умная, заботливая, красивая. А самое главное — верная. Господи, хоть бы изменила она мне разок, мне б не так стыдно было за все свои амурные похождения…

Но я быстро отогнал от себя нелепую мысль: верна — и слава Богу.

На мне были старые протертые джинсы, свитер, дождевик. В кармане — сто рублей. И никаких документов.

Аня помахала мне рукой из окна.

Я поднял руку в ответ. В груди защемило.


***

Худой изможденный люли в алом халате играл на губной гармонике, а парень с девушкой отплясывали вокруг костра. Женщины, дети, старики — все они весело хлопали и подпевали. Какой-то индийский мотив, что-то надоедливое, протяжное, нескончаемое…

Почему-то на меня не обратили внимания. Я стоял минут пятнадцать, хлопал в ладоши и выкрикивал танцующим ободряющие возгласы. Наконец мне дали шашлык на бумажной тарелке и пластиковый стакан с красным вином.

Я присел на краешек скамейки. Люли продолжали веселиться.

Появилась гитара. Пышноусый крепыш наяривал зажигательные мелодии.

Подпеть я не мог, поскольку не владел языками. Но когда невысокая стройная цыганка с распущенными волосами, с огромными миндалевидными глазами, запела вдруг по-русски: «Ехали на тройке с бубенцами…» — я понял, что наступил мой выход. Подхватил сперва негромко, затем сильнее — и вдруг у нас возник превосходный дуэт… Я давно не пел так вдохновенно. И главное, всегда попадал в мелодию, хотя часто грешу обратным. Нам аплодировали.

Цыганка смотрела на меня смеющимися глазами.

Зачерпнув из бочки черпаком, старик-люли налил мне в пластиковый стакан душистой жидкости. Я обжегся и поперхнулся — что-то среднее между самогоном и чачей. Мне дали гитару. Мы спели «Ночь светла». Спели «Очи черные». А затем цыганка жестом велела мне отдать гитару соседу и увела меня за руку в сторону от веселья. Спиной я чувствовал ненавистный взгляд пышноусого крепыша.

То здесь, то там горели костры. Звучали песни. Лагерь состоял из дощатых построек (видно, давно брошенных владельцами), фургончиков на колесах и высоких шатров.

— Меня зовут Зейнаш, — сказала девушка, когда мы вышли на берег озера.

— Владимир, — представился я. — Можно мне с вами пожить немножко?

Веселый вы народ…

Зейнаш улыбнулась.

— Сейчас я отведу тебя к старшему, ты ему все расскажешь.

— К барону! — догадался я.

— Можно и так, — рассмеялась Зейнаш.

Я вошел в микроавтобус. Пожилой человек с хемингуэевской бородой в синем спортивном костюме «адидас» приподнял очки и оторвался от компьютера. Он сделал мне знак рукой, и я сел на ковер. Барон присел рядом, скрестив ноги, и стал внимательно на меня смотреть. Курилась чаша с благовониями.

Гудел обогреватель.

— Рассказывай, — негромко сказал барон.

И я начал говорить. О том, как поругался с женой и поэтому лишился жилья. И о том, как был бы рад пожить вместе с гостеприимным народом, объединяющим традиции цыганской и восточной культур…

— Кто ты по профессии? — спросил барон.

— Артист, — честно признался я.

Значит, работать сможешь, — произнес барон загадочную фразу.

После этого мальчик лет пятнадцати отвел меня в шатер, где лежало уже три спящих тела, и вручил спальный мешок. В сон я провалился быстро.


***

Весь следующий день я бродил по обезлюдевшему табору. На меня не обращали внимания. Один раз попросили помочь наколоть дров, с чем я блестяще справился, даже сам себе удивившись.

Один раз попросили принести с озера ведро воды. Дали тарелку кукурузной каши. Зейнаш не было видно. В автобус к барону зайти я постеснялся. Я не знал, у кого мне выведать информацию.

А к вечеру народ начал стягиваться.

Вновь зажглись костры, зазвучали песни. Но в этот раз петь мне не довелось.

— Тебе надо выспаться, — сказала мне Зейнаш. — Завтра мы работаем. Примерь этот халат и тюбетейку.

Я примерил. Оказалось, в самый раз — Зейнаш даже захлопала в ладоши.

Что мне предстоит делать, я до сих пор не представлял. Но знал, что вместе с Зейнаш пойду куда угодно.


***

— Люди добрые, — успел я произнести, но тут же осекся. С хохотом навстречу мне шел журналист Толик Мартов из «Смены».

— Ну вы там с Обнорским вообще рехнулись! — воскликнул он, хлопнув меня по плечу. — Называется: журналист меняет профессию, да?

— Дядя, помагице, пжал-ста, — вцепились в штанины Толика наши пацаны.

— Э-э! Мой кошелек! завопил Мартов и рванул вслед за пацанами…

— Люди добрые, — начал я по новой.

И опять замолчал. Посверкивая очками, ко мне через весь вагон медленно шел Спозаранник.

— Я не понял, Владимир Альбертович, кто вам позволил разблокировать дисководы? — угрожающе произнес Глеб.

— Почему ты в метро, Глеб? Где твоя «Нива»? — растерянно произнес я.

— Вай, какой мужчина, загляденье! — Зейнаш надела на Спозаранника тюбетейку и чмокнула растерянного Глеба в щеку, оставив яркий отпечаток губ.

— С этими людьми невозможно договариваться, — вскочил с места Григорий Яковлевич Измаилович и тряхнул седоватой гривой. — Они не настоящие цыгане! — почему-то при этом он тыкал пальцем в Спозаранника.

Грянул оркестр, затянул «цыганочку»…

— Эх-ма! — выскочил в середину прохода Рустам Голяк и, отбросив костыли, пустился в пляс. — Да Голяк цыганочку лучше вас всех танцует! А вы ущербные и завистливые люди! Надо же такое написать: Голяк — сутенер!

Вокруг Рустама Голяка, весело перемигиваясь, отплясывали полковники Барахта, Груздев и Лейкин.

— Молчать, цыганские рожи! — крикнул опер Муравин. Но музыка зазвучала громче.

— Памагице, пжал-ста, — тянули Муравина за китель цыганята.

Зейнаш кружила по узкому проходу, сцепившись локтями с Барсовым и Езидовым. Леня и Макс были в восторге.

Через весь вагон прыгал вприсядку зампрокурора Мельничук.

— Почему здесь посторонние? — холодно взглянула на меня Лариса Павловна Смирнова.

И веселье оборвалось…


***

Я со стоном перевернулся на бок.

Сено кололось. Ребра ныли. Запястья сдавливали наручники. И никаких поводов для радости не было — безнадега полная.

Лязгнул затвор. Чья-то тень метнулась ко мне. «Ну вот и все…» — прикрыл я глаза.

Тень отомкнула «браслеты» и прошептала мне голосом Зейнаш:

— А ну-ка, вставай…

Мы молча бежали по лесу, изредка застывая и прячась за деревья. Табор остался вдалеке.

— Сейчас мы выйдем на шоссе, а дальше ты сам доберешься, Володя…

Я остановился и взял Зейнаш за плечи:

— Так ты знаешь, кто убил Гиви?

— Этих людей уже нет в таборе. Ахмат, Заур и Бекматжан вчера улетели в Одессу.

— А где их мотоциклы, «харлеи»?

— На дне озера, к которому ты ходил за водой.

— Скажи самое главное. Кто заказал Вертухадзе — Армавирский или Дед Омар?

— Я не знаю этих людей, — искренне ответила Зейнаш. — Я знаю только, что Гиви недавно кинул наших земляков — таджиков. Они вместе торговали гашишем, Гиви был их представителем в Питере. Гиви утаил целую партию гашиша, сказал, что его менты конфисковали. Таджики поручили троим нашим ребятам проверить эту информацию и разобраться с Гиви. Вот они и разобрались… Но Файзулло, наш барон, узнав об этом, потребовал, чтобы они покинули табор. Мы не хотим быть связанными с криминалом.

— У этих троих есть паспорта, фамилии, отчества?

— Вот, здесь все написано, — протянула мне Зейнаш клочок бумажки. — Теперь ты сможешь получить повышение по службе.

— Но я не мент, Зейнаш, я журналист…

— Не ври мне, Володя. — Ее смеющиеся глаза блеснули во тьме.

Я припал к губам Зейнаш и почувствовал, что никуда не поеду… Но поцелуй был недолгим.

— Все, Володя, уходи. Деньги на попутную машину есть?

— Кажется, да. Позвонишь мне как-нибудь?

— Ни к чему это.

Но я на всякий случай продиктовал свой телефон.

— Зейнаш, а ты не боишься? Тебя не накажут за то, что ты выпустила меня и наговорила мне лишнего?

— Нет, потому что Файзулло — мой отец… Прощай, Володя!

Зейнаш исчезла, я даже не услышал ее шагов. Была — и нету.

Через полчаса мне удалось остановить «КамАЗ», и за сотню рублей я добрался до города. Как раз к открытию метро.

— Слава Богу, — появилась на пороге заспанная Аня. Ощупав меня, она повисла на моей шее. — Жив, невредим… Прежде чем пойдешь в душ, признайся — крутил романы с цыганками?

— Пытались меня соблазнить, Анюта, — улыбнулся я. — Ох, как пытались…

Анька издала негодующий возглас и дернула меня за ухо:

— Они же все грязные, немытые…

Сейчас побежишь к венерологу за справкой!

— …Но я не поддался! Чист я перед тобой, Анюта.

На душе было легко оттого, что не пришлось врать.


***

— Володя, — схватила меня за руку в коридоре Агеева. — Это был ты, в метро, или нет?

— Как вы молодо выглядите, Марина Борисовна, — ловко ушел я от ответа.

Агеева так и просияла:

— Да, представь себе, золотое армирование пошло мне на пользу! А заодно мы с Зудинцевым и Кашириным разоблачили хирурга-афериста…

— Мои поздравления, — отвесил я поклон.

— Володя, я не успокоюсь, — продолжала Агеева теребить меня за рукав. — Ведь это ты просил милостыню в метро?

— Да, понимаете ли, зарплата кончилась решил малость подработать… — признался я.

— Я сойду с ума, — прошептала Агеева. — Такое сходство!

— Вай, люди добрые, сами мы не местные! — воскликнул я.

— Я сойду с ума, — оглянувшись, повторила Марина Борисовна.

Навстречу попался хмурый Обнорский.

— Так, вернулся… В твое отсутствие Шах два убийства проморгал. Угадай-ка, Володя, кто за это будет отвечать?

«Может, надо было в таборе остаться?» — подумал я.

— Володя, Спозаранник снова заблокировал наши дисководы, — пожаловалась Завгородняя.

— Ничего, мы их опять разблокируем, — успокоил я Свету, садясь за компьютер.

Заглянул Спозаранник:

— Владимир Альбертович, я знаю от оперов, что вам удалось продвинуться в расследовании убийства Вертухадзе… Считаю, что мы должны совместными силами подготовить материал для «Явки с повинной»

— Так точно, Глеб Егорыч, — согласился я, не отрывая взгляд от экрана.

И что, интересно, я опишу в материале? Как мы с 3ейнаш ходили по вагонам метро?

— Володя, тебя, — протянула мне трубку Света.

Это был Макс Езидов. Сегодня они вместе с опергруппой приехали в Шушары, но табора уже не было — остались одни угли от костров. Я предложил Езидову пошарить на дне озера — авось найдет что-то интересное… А заодно продиктовал ему данные трех киллеров — цыган-люли, вылетевших два дня назад в Одессу.

Езидов отнесся к моей информации с недоверием, но на всякий случай записал ее.


***

Пошарить на дне озера опера смогли только через пару недель — до этого у них не было времени. Три «харлея-дэвидсона» лежали там, как новенькие, будто только что из магазина.

А через месяц прокурор Степан Степанович Цымбалюк созвал пресс-конференцию.

— Благодаря высокому профессионализму наших оперативников из УУР, РУБОП и УССМ на прошлой неделе в Одессе были задержаны трое преступников, граждан Таджикистана, подозреваемых в тройном убийстве у гостиницы «Прибалтийская»…

Минут десять Степан Степанович нахваливал работу оперативно-следственной бригады, а также коллег из прокуратур Украины и Таджикистана.

— Степан Степанович, можно вопрос? — поднялась бойкая девочка с телевидения. — А что известно о заказчиках убийства Гиви Вертухадзе, и правда ли, что следствие разрабатывает версию о причастности к этому убийству предпринимателя Гурджиева?

— Я обещаю, что в скором времени имена заказчиков будут названы, — обнадежил Цымбалюк. — Не исключено, что мы предъявим обвинение именно Гурджиеву.

Я тихо встал и направился к выходу.

Ничего интересного здесь я больше не услышу…


***

Когда Аня и Антошка уже спали, а я сидел на кухне, листая свои бумаги, зазвонил телефон. Был час ночи.

— Улыбочку ты у меня просил, я поняла, меня ты не узнал… — услышал я знакомый голос.

— Зейнаш! — вскрикнул я.

В трубке зазвучал звонкий переливчатый смех, а затем раздались гудки.

ДЕЛО О ВЗБЕСИВШЕМСЯ ВРАЧЕ

Рассказывает Максим Кононов

"Кононов Максим Викторович, 1967 года рождения, разведен, имеет на иждивении дочь 9 лет.

До работы в Агентстве занимался коммерцией, знаком со структурой мелкого бизнеса, неплохо ориентируется в теневой экономике. Склонен к нестандартному мышлению, неплохо владеет журналистским стилем, правда, присутствует некий крен в «желтизну». Иногда злоупотребляет спиртными напитками, однако на рабочей дисциплине это серьезным образом пока не отражалось…"

Из служебной характеристики

Кое— как выбравшись из переполненного вагона, я поспешил к эскалатору. «Блин, вот обязательно надо этому Спозараннику, чтобы я был в Агентстве ни свет ни заря! -клокотало в душе. — Ну какая разница, приеду я к 10.00 или на час позже. Ведь ничего же не случилось! Да даже если бы и случилось, это проблема репортеров, а не расследователей! Вот зануда!»

Я все-таки опоздал. На целых семь минут! Спозаранник, наверное, караулил меня у входа в Агентство. Потому что первый, кого я увидел, входя в наш офис на улице Зодчего Росси, был именно Глеб Егорыч.

— Вы опоздали, Максим Викторович, — без всяких эмоций констатировал Глеб, — хотя я вас в пятницу предупреждал. Мне придется составить докладную записку руководству.

— Глеб, ну что ты придираешься?

Не так уж я и опоздал, всего на пять минут. — Я еще старался сдерживаться, чтобы не высказать Спозараннику все, что я думаю о нем самом, о его занудстве, идиотизме, педантичности и о его дурацких записках.

Глеб ничего не ответил, развернулся и ушел в свой кабинет, наверное, писать очередную кляузу. Ну и хрен с ним. Я зашел в кабинет расследователей, поздоровался с ребятами и пошел в репортерский отдел узнать, что новенького случилось в городе за минувшие выходные. В репортерском царила обычная утренняя суета: Соболин с всклокоченными волосами носился от одного телефона к другому, Завгородняя, сидя на столе с задранной чуть ли не до пояса юбкой и покачивая ножкой, ворковала с каким-то ментовским чином, Шах что-то строчил на компьютере, стажерка Оксана, чуть не сбив меня с ног, умчалась в коридор с криком:

«У меня в районе заказуха! Срочно надо ехать! Где машина?!!» В общем, все как обычно. Кроме репортеров в кабинете сидел Гвичия, задумчиво созерцая коленки Завгородней.

— Привет, Князь, — подошел я к бывшему десантнику. — Ты решил перейти к репортерам?

— А? — попытался отвлечься Зураб от ножек Завгородней. — Конечно, пойдем покурим!

Покурить нам не удалось: в дверях появился Спозаранник, и выражение его лица не предвещало ничего хорошего.

— Максим Викторович, вам придется срочно ехать в порт, — безапелляционно заявил Глеб Егорович. — Ваша задача выяснить, сколько получили докеры за то, чтобы объявить о начале забастовки.

— А если им никто не платил? Вдруг они сами так решили? — попытался я отмазаться от не очень приятной поездки.

— Не говорите ерунду, — поморщился Спозаранник, — докеры и так получают около тысячи долларов в месяц.

Чтобы они забастовали — профсоюзам явно заплатили изрядную сумму. По нашим сведениям, забастовка напрямую связана с переделом порта. Леха Склеп и так уже имеет там изрядный процент, но он мечтает получить единоличный контроль над портом. Вместо того, чтобы пререкаться, вам бы следовало уже быть там. Мне эти сведения нужны как можно быстрее.

Делать нечего, придется ехать. При мысли о том, что мне опять придется спускаться в этот ад, именуемый «Петербургским метрополитеном», появилось острое желание принять на грудь граммов этак триста. Мысль, конечно, заслуживала внимания, но пришлось ее временно отложить, а то могли появиться и другие мысли, к примеру — на фига мне эти докеры, Спозаранник и его дурацкие задания. А это уже попахивало не просто докладной…

За всеми этими размышлениями я и не заметил, как подошел к станции «Гостиный двор». Подумав немного, решил идти на станцию «Невский проспект», авось там народу поменьше.

Однако и здесь толпа была изрядная.

Плюнув на возможность потерять пуговицы на рубашке, я протолкался к самому краю, чтобы уж наверняка попасть в вагон.

Непрерывно сигналя, из-за поворота показался поезд. Стоящие у кромки люди инстинктивно попытались слегка отодвинуться. И в этот момент кто-то резко ударил меня под коленки, а затем толкнул вперед.

Потеряв равновесие, я не смог удержаться и рухнул вниз. На мое счастье, до поезда оставалось еще несколько метров, и я успел скатиться и лечь между рельс. Сверху, истошно визжа тормозами, меня накрыл поезд. Проехав еще немного, он остановился. Сверху слышались крики.

Сколько я пролежал под поездом — не знаю. Время как будто остановилось.

Но что самое странное, я не ощущал ни страха, ни ужаса, да и вообще ничего не ощущал. Лежал себе, как в могиле (ну и сравненьице, однако…). Наконец поезд медленно сдал назад, и я опять увидел яркий свет.

— Живой? услышал я чей-то голос.

— Еще не знаю, — ответил я и попытался повернуться.

— Лежи, не двигайся, — тут же раздалось над головой, — сейчас врач подойдет.

Но лежать мне не хотелось, к тому же начала болеть нога, и мне необходимо было срочно выяснить, не сломана ли она. Какое-то время я безуспешно пытался встать, не опираясь на ноющую коленку. Кое-как поднялся и посмотрел наверх. У места, где я стоял до тех пор, пока кто-то не решил, что я могу очень натурально сыграть Анну Каренину, образовалось небольшое свободное пространство. Там стоял милиционер и смотрел на меня. Впрочем, на меня смотрели все. На некоторых лицах читалось разочарование: ну вот, мол, ни крови, ни мозгов наружу… И почему людей так тянет поглазеть на чью-то смерть?

Впрочем, если бы они не были столь любопытны, если б не читали с патологическим интересом о зверствах маньяков или репортажи с мест боев (как в горячих точках, так и на городских улицах) — мы бы остались без работы. «Ну, нашел время философствовать!» — одернул я себя и взялся руками за бордюр перрона. Мент, видя, что лежать я не собираюсь, благородно протянул руку помощи. Вскоре я уже стоял наверху.

Тут же откуда-то появился мужик — белый как мел, но в синей форме. «Машинист», — догадался я.

— Ты цел? — почти шепотом спросил он и зачем-то начал меня ощупывать.

— Да цел, — пробурчал я, — и не цапай ты меня! Голубой, что ли?

Машинист перестал меня ощупывать, его лицо понемногу начало приобретать природный цвет.

— Ты какого хера под колеса сигаешь? Надоело жить — пошел бы да повесился! А мне из-за тебя в тюрьму? — Мужика слегка потряхивало, но во взгляде читалось отчетливое желание съездить мне по морде, и только присутствие стража порядка удерживало его от этого поступка.

А вокруг уже становилось тесно от обилия работников метро. Чуть ли не каждый о чем-то спрашивал, кричал машинист, что-то говорил мент. Но я ничего не слышал. Теперь трясти стало уже меня. Очень живо перед глазами встала картина — окровавленные куски мяса, когда-то бывшие моим телом, мозги на рельсах и колесах поезда, газетные полосы с описанием самоубийства подающего надежды инвестигейтора, похороны, речи коллег у свежевырытой могилы… Меня кто-то взял за руку и потащил за собой. Что удивительно, я даже не пытался вырваться, шел, как баран на бойню. Через некоторое время, миновав толпу, мы поднялись на эскалаторе в пункт милиции.

Здесь уже сидели какие-то товарищи в погонах с двумя просветами.

— Рассказывай, — заявил один, видимо, старший.

— «Однажды в студеную зимнюю пору я из лесу вышел…» — начал я.

— Ты че Ваньку валяешь? Ты говори, какого хрена под колеса сиганул?

Частое общение с представителями правоохранительных органов — это большой опыт. Мне сразу стало ясно, что «глухарь» этим господам не нужен, а значит, если я скажу, что отнюдь не сам «сигал» под колеса, меня начнут убеждать, что мне все показалось. А очень хотелось выпить, трясучка не отпускала. В это время в пункт, где и так было не развернуться, вошел молодой парень в «гражданке».

«Дознаватель», — понял я. Парень не спеша достал бланк протокола, пристроился у краешка стола и приготовился записывать.

— Фамилия, имя, отчество, место работы, — лениво начал он.

— Да пошли вы со своими отчествами! — не сдержался я. — Вот моя визитка, вызывайте завтра и поговорим, а сегодня я не в духе. Все! Мне выпить надо, я пошел.

Чины из милиции, чуть не столкнувшись лбами, склонились над визиткой.

— Агентство журналистских расследований, — прочитал один. — Это «Золотая пуля», что ли?

— Да, «Пуля»! — заорал я. — Долго вы меня здесь мурыжить будете? У меня, может быть, стресс, и мне срочно требуется принять лекарство!

— Ага, под названием «Столичная», — хмыкнул следователь.

Это вы «Столичную» пьете, а я «Флагман» предпочитаю. Все, я пошел.

— И куда это ты, интересно, пошел? — лениво поинтересовался один из начальников.

— К едрене фене! — Я все больше заводился, краем сознания понимая, что этого делать не стоит, но ничего с собой поделать не мог. — А что вы сделаете? Задержите? Вперед на мины!

Больше трех суток вам меня не продержать, да и то вряд ли. А после выхода я вам такую пресс-конференцию устрою на тему прав человека и деятельности свободной прессы в Питере…

— А при чем здесь деятельность прессы? — искренне удивился подполковник.

— А это я позже придумаю. Ну что вы, не видите, что я не в лучшем виде и от меня сейчас толку, как от презерватива советского производства? Завтра я приду в себя и отвечу на все вопросы.

— Да ладно, — принял решение один из «двухпросветных» золотопогонников, — трупа нет, и слава Богу. Пускай идет. Если понадобится, из-под земли достанем.


***

Я вышел из метро и вдохнул. Жаркий, насыщенный запахами бетона и пыли (ремонт Невского проспекта все еще продолжался) воздух не принес облегчения, скорее, наоборот. Я еще раздумывал, куда идти, а ноги уже понесли меня через переход к ближайшему кафе.

Выпив два по сто «Флагмана», выкурив пять сигарет и «закусив» все это маленькой чашечкой кофе, я понял, что худо-бедно могу соображать, и двинулся к Агентству. Сразу у входа в родную контору я столкнулся с Шаховским. Тот оглядел меня цепким взглядом и пощупал зачем-то рукав куртки:

— Живой? — Затем потянул носом и констатировал:

— Живой. Иди к Обнорскому, ему уже звонили из ментовки, сообщили…

Кипя праведным гневом, изрядно подогретым сорока градусами, я ринулся в кабинет шефа. У меня уже было несколько версий насчет того, кто хотел меня убить.

— Ну-ну, заходи, прыгунчик, — проворчал Обнорский.

Что— то в его тоне меня насторожило, но я решил не обращать внимания на тон: мало ли что там у шефа произошло. Может, ему опять не удалось Лукошкину затащить к себе домой для вычитки очередного шедевра и пришлось спать в холодной и одинокой постели…

— Андрей, я уверен, это Склеп! — выпалил я и плюхнулся на диван.

— Ага, как же, размечтался, — поморщился Обнорский. — Но склеп тебе не светит, разве что ма-а-а-аленький прямоугольный памятник. Ты где уже с утра нажраться успел? Да еще до такого состояния, чтоб под поезд упасть!

У меня аж дыхание сперло от злости.

И это после того, как меня чуть не убили! Да что они тут себе думают?! Тоже, блядь, нашли алкаша с вокзала! Злость усугублялась явно ложным обложным обвинением — я уже неделю ничего крепче пива не пил! Несколько секунд я не мог вымолвить ни слова, сидел с красным от натуги лицом, хватал ртом воздух и пялился на Обнорского. Тут в кабинет вошли Спозаранник, Повзло и Скрипка. Ну вот, сейчас еще Глебушка чего-нибудь добавит. Мне вдруг стало все равно, и я замолчал.

— Ну, чего молчишь? — уже громче спросил шеф. — Где нажрался, я спрашиваю!

— А пошел ты!… — только и смог вымолвить я, встал и пошел к выходу, бросив напоследок:

— Какой же ты…

Выйти я не успел — пока проталкивался между Скрипкой и Повзло, удивленно смотревших на меня и не спешивших уступить дорогу, раздался голос Спозаранника:

— Погоди, Максим.

Я замер от удивления: мало того, что Глеб — впервые на моей памяти! — назвал меня по имени, без отчества, так это еще и было произнесено с неподдельным сочувствием.

Теперь уже все уставились на Спозаранника. И удивления на лицах присутствующих было даже побольше, чем у меня. Таким тоном Глеб не разговаривал никогда! Бывало, орал (такое случалось всего раз, да и то я знал об этом лишь по рассказам других), иногда смущался, но чтобы сочувствие…

— Я встретил сегодня Кононова на пороге Агентства около десяти часов, — уже обычным своим тоном сообщил Глеб, — и могу с уверенностью сказать, что спиртным от него не пахло. В половине одиннадцатого я лично приказал ему ехать в порт. Во сколько он упал под поезд?

— В десять сорок пять, — начиная что-то понимать, ответил Обнорский.

— Мне думается, что даже с талантами Кононова, — сухо заметил Спозаранник, — напиться до потери сознания за пятнадцать минут довольно сложно.

— А мне менты сказали… — отводя глаза, произнес Обнорский.

— Ага, — усмехнулся Повзло, — а то ты ментовских начальников не знаешь!

Они, бывает, такого наговорят…

— Ладно, Максим, прости за наезд.

Я был не прав. — Обнорский встал и протянул руку. Поколебавшись, я пожал ее. — Ну все, конфликт замяли. Присаживайтесь, будем разбираться.

Через несколько минут, когда была восстановлена хронология событий — во сколько я пришел в Агентство, во сколько вышел, во сколько попал под поезд, где был после (я честно признался, что зашел в кафе), — Обнорский достал из сейфа дорогущий представительский коньяк и налил мне треть фужера. Я не стал изображать кокетничающую институтку и выпил коньяк залпом. После этого я попытался внятно и без эмоций рассказать о происшедшем на станции. У меня почти получилось.

— Насколько я могу понять, — осторожно сказал Повзло, — там действительно было много народу, и тебя могли столкнуть неспециально.

— Да какое там «неспециально», — передразнил я, — я же говорю: было два толчка! Сначала под колени, чтобы лишить равновесия, а потом в спину!

— А вот с одним моим знакомым была такая история, — встрял Скрипка. — Он два раза падал на рельсы перед электричкой и оба раза успевал откатиться. А потом всем говорил, что его хотели убить и сталкивали специально. Милиция заводила дело, но никого не могла найти. А в третий раз он упал прямо под колеса и откатиться уже не успел.

— Ты это к чему? — не понял Повзло.

— А к тому, что в последний раз рядом с ним вообще никого не было, — победно сообщил Скрипка, — ближайший человек стоял от упавшего метрах в трех!

— Ты что, — опять начал злиться я, — тоже думаешь, что я сам под поезд сиганул?

— Да ничего он не думает, — попытался успокоить меня шеф, — вот, лучше выпей еще.

Я хотел было гордо отказаться, но очень уж хороший был коньяк. После непродолжительной дискуссии на тему: кому на хрен надо было меня толкать, я вынужден был согласиться, что в последнее время особо горячих тем не расследовал. Раньше, конечно, было, но очень уж давно… В конце концов мы зашли в тупик.

— Ладно, подвел итог Обнорский, — сегодня мы уже все равно ничего придумать не сможем. Надо все тщательно проанализировать, собрать кое-какие материалы, поговорить с работниками метро…

— Да что они смогут сказать? — вскочил я, меня слегка пошатнуло.

— Максим, — мягко сказал шеф, — я тебя понимаю, но согласись, что лучше не пороть горячку. Сходи домой, поменяй штаны, они у тебя порваны, помойся… В общем, приди в себя. А завтра поговорим. Думаю, что и у нас уже кое-что будет. И, можешь мне поверить, своих людей я убивать не позволю. Ты мне веришь? — повысив голос, спросил шеф.

— Верю, — согласился я. Обнорский не раз уже доказывал, что за сотрудников Агентства может и горы свернуть.

— Вот и ладненько, — сказал шеф. — Судя по воплю в коридоре, стажерка Оксана уже вернулась с убийства, поэтому водитель пока свободен и отвезет тебя домой.

Возражать было бесполезно. В коридоре я еле отмахался от Зудинцева с Кашириным, попытавшихся затащить меня в кабинет расследователей для пристрастного допроса. Мне действительно очень хотелось попасть домой, отмокнуть в ванной, выпить крепкого кофе и привести мысли в порядок.


***

Часа через три я уже был в полном порядке и даже успел немного подремать. Налив себе чашку кофе (четвертую), я сел на кухне, закурил и задумался. Ничего путного в голову не приходило. Кроме того, ужасно хотелось холодного пива. А чего, интересно, еще может хотеться в такую жару? Но одному пить стремно, и я вспомнил про знакомого опера из Красногвардейского угрозыска. Недавно я от кого-то слышал, что он уже месяца три как перевелся в УВД метрополитена. Нового номера его телефона у меня не было, но это не проблема… Через час я уже разговаривал с Гаврилой (фамилия моего знакомого — Гаврилов, отсюда и прозвище, на которое тот нисколько не обижался).

В пять часов мы пили пиво в маленьком кафеюшнике у «Елизаровской». Цены здесь были очень даже доступные, а пиво не разбавляли. Мы пропустили по паре кружек, съели по салатику и горячему, закурили, и я подумал, что можно приступать к тому, ради чего повел Гаврилу в кафе.

— Ты представляешь, — небрежно сообщил я, — меня сегодня под поезд столкнули.

— Та-а-ак, — Гаврила даже пивом поперхнулся, — и как ты выбрался?

— Между рельс упал, поезд надо мной остановился.

— А ну-ка, давай подробно.

— Ты что-то знаешь? — у меня проснулся охотничий интерес.

— Давай сначала ты, а потом уже я.

Я хотел возмутиться, но вдруг подумал, что меня для показаний и так вызовут, и Гаврила сможет их прочитать.

А вот я его для дачи показаний не вызову (жаль, конечно). Придется понадеяться на его обещание. Я принялся рассказывать. А в конце добавил, что мы в Агентстве уже пытались просчитать, кому могла понадобиться моя фамилия на надгробии, но так ничего и не просчитали.

— Скорее всего, ничего и не вычислите, — хмуро сообщил Гаврила. — Я тебе кое-что расскажу, но, ради Бога, нигде…

— Обижаешь, начальник, — сразу взбодрился я. — Давай вещай, что там у вас в подземном царстве творится.


***

На следующий день я встал с больной головой и сушняком во рту. Попытался вспомнить подробности прошлого вечера, но тут услышал шум в ванной и стал судорожно осматривать комнату в поисках женских предметов. Таковых не обнаружилось, и я несколько озадачился. «Лучше пойти и посмотреть, кто там, а не мучить больную голову», — принял я правильное решение и, с трудом встав на ноги, поплелся к ванной.

Дверь оказалась незакрыта, и я заглянул внутрь. Занавеска была задернута, но под душем стояло явно женское тело. Поглазев пару минут и так и не вспомнив, кому из моих знакомых девушек могли принадлежать столь объемная грудь и не менее объемная задница, я вздохнул и пошел на кухню.

Вскоре я услышал, как выключили воду, и поспешил в комнату, чтобы накинуть халат. Из дверей вышла, едва не задев бедрами косяк, девушка лет этак тридцати пяти.

— Привет. — Ничуть не смущаясь того, что на ней было надето лишь полотенце, да и то в качестве чалмы на голове, девушка прошла в коридор.

— Постой, — окликнул я ее, — а ты что, так ко мне и пришла?

— А ты не помнишь? — поинтересовалась она, впрочем, не очень-то и удивившись.

— Не помню, — честно признался я.

— Мы же раздевались в коридоре.

— Мы? — скептически спросил я. — Моя-то одежда в комнате.

— Ага, — усмехнулась незнакомка (я так и не смог вспомнить, как ее зовут, хотя некоторые подробности вчерашних мытарств постепенно стали проявляться), — ты же средь ночи вскочил и собирался куда-то бежать, ловить маньяка. Потом, правда, передумал.

Маньяк! У меня в голове щелкнуло, и я наконец вспомнил! Ведь Гаврила рассказывал мне вчера, что в метро в последние месяцы произошла целая серия подобных происшествий. Начальство, как это обычно бывает, тщательно скрывает серийность попавших под колеса, но среди оперов ходят слухи о маньяке из метро. Версия о массовых самоубийствах хоть и является официальной, но не выдерживает критики. Слишком странно вели себя погибшие — кто-то выкрикнул перед смертью: «Помогите!»; один мужик попытался выскочить, но не смог; женщина успела крикнуть:

«Столкнули!». Но все происшествия случались на разных станциях, а начальство упорно не замечало странностей и прекращало дела.

У меня появилось острое желание бросить все и бежать в Агентство. Но пришлось все же сперва напоить даму кофе. (Ну это ж надо было так напиться! Даже имени не помню!) Исполнив долг джентльмена, хотя по виду дамы можно было понять, что этот самый долг она видит в другом, я быстро собрался, и мы вышли из дома. Распрощавшись с ней у метро и взяв телефончик (который сразу же выкинул), я бросился на улицу Росси.

Когда я добрался до Агентства, мой боевой пыл несколько угас. Хотя, надо думать, он угас еще вчера. Мне уже почти явственно виделись скептические рожи начальства, когда я заявлю о маньяке, основываясь лишь на разговоре с Гаврилой. Поэтому я решил пока ни о чем никому не говорить. На входе я чуть не сбил с ног Зудинцева, явно кого-то высматривавшего.

— Ну что, отошел? — пожав мне руку и окинув цепким взглядом опера, спросил он.

— Отошел, покладисто согласился я.

— Пойдем поговорим?

— Извини, Георгий, некогда, — попытался я обойти Зудинцева, — у меня сроки поджимают, надо срочно доделать одно дело, а то Глеб меня убьет.

— Подожди, — от бывшего опера отвязаться было не так-то просто, — не кипешись. У тебя должны быть какие-то версии…

— Да ладно тебе, я уже и сам думаю, что могли и случайно столкнуть.

— Да? — скептически произнес Георгий и внимательно посмотрел мне в глаза. Все-таки, опыт — его не пропьешь: мне казалось, что Зудинцев просвечивает меня насквозь и ему известны все мои мысли.

— Во всяком случае, я уверен, что в ближайшее время это не повторится. — Я действительно почему-то считал, что пока меня трогать не будут. На чем было основано мое убеждение? — я и сам не знал.

— Ну, смотри… — протянул Георгий. — Только прошу тебя, не занимайся самодеятельностью. Это никогда до добра не доводило.

— Слушаюсь, ваш бродь! — саркастически произнес я. — Вы такой старый и опытный, а я маленький и глупый…

— Ну, теперь я вижу, что ты в порядке, — хмыкнул Зудинцев, — но все-таки не лезь один.

Да, с Зудинцевым лучше не лукавить.

Но из этого разговора я вынес мнение, что помощью сотрудников Агентства мне пользоваться не надо. Дураку понятно, что все Агентство уже знает о происшедшем со мной. Стоит мне произнести слово «метро», как начальству доложат о том, что я занимаюсь самостоятельным расследованием случившегося со мной инцидента. Лучше все сделать по-тихому.

Я сел за комп и задал в поиск задачу:

«метрополитен», «погиб под поездом».

Пока компьютер шерстил сводки Агентства, выискивая требуемую информацию, я для подстраховки открыл какой-то левый материал и свернул его в уголок. Мол, если кто-то решит посмотреть, что это там Безумный Макс на компе изучает, то увидит отнюдь не материалы по метро. Может, это и маразм, но лучше перебздеть, чем недобздеть. А то еще запретят вообще пользоваться базами — от Обнорского можно ждать и не такого.

Ага, поиск закончился. Ну ни фига себе! 132 документа! Это что, все убийства? Но убийств оказалось гораздо меньше, все остальное было не то. Так, посмотрим… Попавших под колеса поезда оказалось семь человек. Оп-па! А это уже интересно! Пятеро из семи — практически одного возраста, 56-58 годов рождения. Была еще бабушка 77 лет и парень 19 годочков. Но последний отпадал: в сводке отмечалось, что у парня были исколоты все руки и упал он под поезд поздним вечером, а за его полетом следили пять человек. С бабушкой тоже было все ясно: по заключению врачей, она умерла еще на перроне от кровоизлияния в мозг, а на рельсы упал уже труп. А вот с остальными пятью требовалось разобраться. Даже странно, почему в Агентстве никто не обратил внимания на столь частые случаи попадания под поезд. Но потом я посмотрел на даты и понял — они погибали в течение почти полугода, а в городе каждый день что-то происходит. Да и анализировать — дело не репортеров, а наше. Но у нас все функции анализа выполняет единственный и неповторимый Глеб Егорыч. Неудивительно, что маньяка просмотрели.

Я переписал фамилии и решил «пробить» потерпевших по адресной базе данных, чтобы узнать, где они жили.

В том, что это именно «терпилы», у меня уже не возникало никаких сомнений.


***

Быстренько пробежав глазами список адресов, я решил начать с Игоря Капланова, Геннадия Степцева и Нины Кармыш. Все они при жизни проживали в одном районе и недалеко друг от друга. На мое счастье, из начальства в Агентстве был лишь Скрипка, который в очередной раз пытался заставить Горностаеву курить «в положенном месте». Проскочив мимо них и сообщив по дороге Зудинцеву, что вернусь часа через три, а если срочно понадоблюсь, пусть звонит на мобильник, я выбежал на улицу.

У Кармыш меня ждала неудача — соседи сообщили, что после ее смерти муж поменял квартиру и уехал в Тверь.

У Степцева дверь открыло очаровательное создание лет двенадцати.

— А почему не спрашиваешь: «Кто там?» Вдруг грабители? — поинтересовался я.

Девочка усмехнулась и покачала головой. Затем обернулась, слегка кивнула — и сразу в поле зрения оказался здоровенный кавказец, сиречь, кавказекая овчарка. Пес умными глазами посмотрел сначала на меня, потом на хозяйку, как бы спрашивая: мне его сразу на британский флаг порвать или погодить?

— Вам кого? — положив руку на загривок собаки, спросила девочка.

— Ты, наверное, Рита? — спросил я.

— Мы разве знакомы? удивилась она.

Заочно, — не стал я вдаваться в подробности. Не объяснять же ей, что в адресной базе данных я получил информацию о всех прописанных в квартире. — Мама дома?

— Нет, она в больнице.

— Заболела? — сочувственно поинтересовался я.

— Нет, — рассмеялась Рита, — работает. Вы так и будете топтаться на пороге или сообщите мне свое имя и цель прихода, чтобы я решила, стоит вас впускать в дом или нет?

«Умненькая девочка», — подумал я и решил, слегка подкорректировав, изложить свою историю. Согласно моей интерпретации, я просто расследовал странные случаи в метро, и мне сейчас нужны подробности жизни погибших.

А так как отец девочки погиб в метро, то я и пришел поговорить с родственниками. Рита выслушала, внимательно рассмотрела мое удостоверение, визитку и спросила:

— А вы можете у Серегина автограф взять?

— Конечно, могу, — заверил я ее.

— Ну, тогда заходите, — разрешила она.

Да, иногда слава моего шефа творит настоящие чудеса, даже без его присутствия. Мы прошли в квартиру. Пес следовал за мной, а когда мы вошли на кухню, улегся на пороге. Да уж, с таким защитником Рите бояться нечего. Где-то я слышал, что кавказца даже пистолетная пуля не способна остановить, разве что в голову попадет.

— Так что вы хотели узнать об отце? — спросила Рита, наливая воду в чайник.

— Честно говоря, сам не знаю, — признался я, — просто расскажи о нем: кем работал, где работал, кто к нему в гости приходил? Если это не секрет, конечно.

— Да какой там секрет, — отмахнулась Рита, — работал врачом, как и мама.

В последнее время, перед… — она замялась, — перед тем случаем, стал, кроме больницы, подрабатывать в какой-то клинике. Но ему там тоже мало платили, я слышала, как он маме жаловался. Общался в основном с врачами.

— А ты знаешь кого-нибудь из его друзей? — спросил я.

— У нас альбом есть, институтский, там даже адреса указаны. Сейчас я принесу.

Рита ушла в комнату, оставив меня под присмотром пса. Я встал, чтобы выключить чайник, но тут же вернулся на табуретку — кавказец вскочил и предупреждающе зарычал. Вернулась Рита с большим альбомом.

— У них недавно была годовщина выпуска, и они сделали себе фотографии, — пояснила хозяйка, — а потом вставили их в свои старые альбомы.

А под каждой фоткой — адрес.

Я сразу перевернул листы с фотками из институтских времен и стал изучать снимки полугодовой давности. Под каждой фотографией стояла фамилия и короткая справка о том, чего добился выпускник со времени окончания института. Вот, например, послужной список некоего Степцева. Черт, я же совсем недавно уже слышал эту фамилию… Озаренный внезапной догадкой, я стал листать страницы и на четвертой нашел Кармыш, а на следующей Капланова.

Но это же невероятно! Я вскочил, даже не обратив внимания на зарычавшую собаку.

— Тэнгиз, тихо! — прикрикнула Рита. — Нашли что-то интересное?

— Не то слово! Тут у вас еще куча трупов! — Я был так поражен, что совсем забыл, что разговариваю с ребенком. — Принеси мне мою сумку из коридора.

Рита шмыгнула в коридор и тут же вернулась с сумкой. Я достал свой список. Еще пару минут я сверял его с информацией из альбома и вскоре уверился, что все погибшие в последнее время в метро (кроме наркомана и бабушки) — выпускники одного и того же курса Первого мединститута. Это не могло быть совпадением. От свалившейся на меня удачи аж руки задрожали. Значит, это не маньяк работает в метро! Кто же? Внезапно свихнувшийся врач из того же выпуска, чем-то обиженный на однокурсников? Но тогда при чем тут я? Об этом следовало крепко подумать. Я выписал адреса оставшихся в живых, попрощался с Ритой, пообещав ей принести полное собрание сочинений Серегина с его автографами, и покинул квартиру.


***

На следующий день после посещения квартиры Степцева я пришел в Агентство и попытался все-таки добиться аудиенции у нашего «звездного» шефа.

Обнорский выслушал меня, хмыкнул, забрал справки и сказал, что подумает об этом. На досуге. Вообще шеф показался мне каким-то вялым — он явно думал о чем-то другом, но никак не о работе.

Честно признаться, я не сильно расстроился тем обстоятельством, что Обнорский прохладно отнесся к моей информации. Иного я почему-то и не ожидал. Поошивавшись по Агентству и поизображав бурную деятельность, я решил сходить в гости к одному из выпускников «рокового» курса Первого меда — Гоче Начхебия. Жил он в центре, и кто-то у него явно был дома — перед выходом я позвонил ему, и трубку сняли. Разговаривать я не стал, а поспешил на улицу Некрасова.

— Кто там? — раздался из-за двери женский голос.

— Я из Агентства «Золотая пуля», вот мое удостоверение. — Я поднес к панорамному «глазку» свою ксиву.

— А чего вы хотите?

— Мне бы хотелось поговорить с Гочей Георгиевичем.

— Он умер, — после непродолжительного молчания ответил тот же голос.

— Как умер? — поразился я: в списке погибших в метро Начхебия не значился.

— Попал в аварию. — Дверь так и не открыли, но и прогонять не торопились, что обнадеживало.

— Может, вы все-таки откроете? — взмолился я. — Честное слово, я не грабитель и не террорист. Мне очень надо с вами поговорить.

За дверью воцарилось молчание, там явно раздумывали, и я решил выкинуть козырь.

— Кроме Гочи, в последнее время погибли пять его однокурсников.

После моих слов послышалось клацанье замков, и вскоре дверь открылась.

На меня смотрела женщина лет тридцати пяти с красными, видимо от слез, глазами.


***

Выйдя из квартиры Начхебия, я уселся на лавочку и закурил. Итак, в моем списке появилось еще три фамилии: у Гочи отказали тормоза, Сергей Нарышев умер от отравления, Наталья Ламитина попала под машину. Все это мне рассказала жена Гочи Лена. Ее муж погиб восемь дней назад, и на похороны пришли почти все бывшие в городе выпускники рокового курса. На поминках, как водится, вспомнили общих знакомых, ушедших из жизни. Ни у кого не возникло мысли о том, что их однокурсников кто-то методично убирает. Смерти происходили не в один месяц и вполне могли тянуть на случайность.

Я заглянул в свой список и выбрал следующую фамилию. Мне было необходимо поговорить с кем-то из однокурсников погибших, а не с их родственниками. Уже через пятнадцать минут я был у дома на улице Исполкомовской и звонил в дверь.

— Ну и кого там черт принес? — поинтересовались из-за двери. Голос был молодой (но не детский) и чертовски приятный.

— Кого может принести черт? — ответил я. — Конечно же, прелюбодея.

— А если я замужем? И муж дома?

— Мое сердце мне подсказывает, что дома вы одна, — безапелляционно заявил я.

Моя уверенность была основана на вполне конкретных фактах — в квартире были прописаны две женщины с одинаковыми фамилиями и с небольшой разницей в годах рождения (то есть, с большой долей вероятности, сестры). Это, впрочем, не означало, что в квартире не мог проживать мужчина.

— Раз сердце подсказывает, значит, так оно и есть, — рассмеялись за дверью. — А если вы маньяк?

— Нет, — после некоторой паузы заявил я. — Где вы видели маньяка, у которого есть сердце?

— К счастью, я вообще маньяков не видела, — ответила хозяйка, открывая дверь.

Моему взору предстала очень даже симпатичная женщина в коротеньком халатике. Я с удовольствием осмотрел сначала ноги, затем бедра, потом грудь и поднял глаза на лицо, обрамленное длинными каштановыми волосами. Да уж, никакого сравнения с моей последней, с позволения сказать, подружкой.

— Ну и как, — ничуть не смутившись, поинтересовалась хозяйка, — нравится?

— Очень, — честно ответил я.

— Ну тогда заходите, — позволила она и немного посторонилась.

Проходя в дверь, я невольно прижался к ней всем телом, и меня бросило в жар. Мне уже не хотелось проходить дальше… Или — если уж идти вместе с ней, то не отлипая. Со всеми вытекающими. О том, что мое желание написано у меня на лице, стало понятно сразу, как только я увидел глаза хозяйки: она с едва заметной улыбкой смотрела на меня. Кроме того, у меня возникла мысль, что она специально встала именно так, как стоит. Через несколько секунд хозяйка отстранилась и позволила мне пройти в квартиру. Закрыв дверь и повернувшись, она протянула руку:

— Вера. А как зовут прелюбодея?

— Максим. Можно просто — Макс.

— Ну пойдем, прелюбодей. — Вера пошла вперед, указывая дорогу. — Только ты сразу свыкнись с мыслью, что тебе придется сначала совратить невинную душу и довести ее до грехопадения.

И не скажу, что это будет легко.

Девушка нравилась мне все больше.

Правда, последние ее слова слегка охладили мой пыл. А то я уж было начал подумывать о том, что к основной части прелюбодейства мы можем перейти не отходя от кассы, вернее, от двери. И что это меня в последнее время тянет начинать в коридорах? Пришлось вспомнить о деле, в том числе и о том, что выпускницу «рокового» курса звали Лариса. А значит, меня встретила ее сестра. Опять родственник! Я же собирался поговорить с кем-то из выпускников! Впрочем, должны же быть в нашей работе и приятные стороны!

В конце концов я могу подождать Ларису и в квартире.

Мы прошли на кухню (а куда же еще?), и Вера взялась за чайник. Ну нет, ни кофе, ни чай я пить больше не могу — чай не водка, много не выпьешь.

— Вер, а у тебя пива не найдется? — робко спросил я и сразу попытался обосновать свою тягу к спиртному. — В такую жару горячее пить — какой-то моветон.

— Пива у меня нет, — с сожалением (как мне показалось) произнесла Вера. — Но внизу есть магазин…

— Понял, — сказал я, вставая и устремляясь к двери. Но опомнился и обернулся. — А ты вообще-то пиво пьешь?

— Пью, конечно, но лучше шампанское, — усмехнулась она. — Насколько я помню, именно этот напиток больше всего подходит для совращения невинных душ.

Определенно день обещал закончиться очень даже неплохо. И плевать, что в кармане осталась последняя пятисотка, а до получки еще неделя. А с другой стороны, вдруг удастся провести сегодняшние траты под статью «оперативные расходы»? Подобные мысли проносились у меня в голове, пока я несся вниз по ступенькам.

Купив две бутылки шампанского, коробку конфет, фрукты, кусок ветчины (однако жрать охота) и сыр, я устремился обратно. День обещал закончиться очень даже неплохо. Хотя на окраине сознания билась мысль о том, что ее сестра (к которой я, собственно, и пришел) может вернуться. Ну и хрен с ним, комнат-то три…

Пока я бегал в магазин, Вера успела переодеться в платье. На мой взгляд, халатик был предпочтительней, но так тоже неплохо. Пока мы вместе накрывали на стол, то есть резали ветчину и сыр, Вера интересовалась моей работой. Я, как обычно, что-то заливал о крутых расследованиях, задержанных маньяках и профессиональных киллерах. Но осознавал, что Вера мне не очень-то верит — обычных в таких случаях «ахов» и «охов» не было и в помине. Зато были полные мягкого юмора замечания и уточнения. Но это меня ни в коем случае не обижало, скорее, наоборот.

Под ничего не значащий треп мы сели за стол, я открыл шампанское.

— За что пить будем? — спросила Вера.

— За тебя, конечно, грех не выпить за такую красоту, — пошел я в наступление.

— Что-то в прошлый раз, когда мы с тобой встречались, ты не был со мной столь галантен, — заметила Вера.

— Мы встречались?

— Было дело, — сказала Вера. — Неужели ты думаешь, что я могу вот так просто впустить в квартиру одинокой женщины совершенно незнакомого мужчину? — рассмеялась она.

— Погоди, — я поставил бокал на стол, — как одинокая женщина? А Лариса?

— Так ты к ней пришел? — Вера тоже поставила бокал. — А я-то думала, ты наконец меня вспомнил…

Выражение ее лица изменилось. Теперь на нем была написана досада. До меня дошло, что мы знакомы. Вернее, она со мной знакома, а я, такая сволочь, ее в упор не помню! Что я в таком положении мог сделать? Правильно!

Честно признаться в том, что я ее не совсем помню (то есть, помню — как такую девушку можно забыть!), но когда мы встречались и где, как отрезало!

А к ее сестре я пришел строго по делу.

И ни разу Ларису в глаза не видел.

А вот как увидел Веру, так сразу вспомнил, что мечтаю о ней вот уже несколько недель. Мол, хоть и был пьян, но не смог ее забыть. Ну и так далее. Через какое-то время Вера немного оттаяла и спросила:

— А что за дело?

И я рассказал ей о происшествии на станции «Невский проспект». И обо всем, что узнал потом. И о своих догадках, что некто убивает однокурсников ее сестры. Но вот почему…

— А ведь верно, — задумчиво сказала Вера, — что-то слишком часто Ларискины однокурсники стали под поезда попадать.

— Вот-вот, — обрадовался я, — а еще были Гоча Начхебия, Наталья Ламитина и Сергей Нарышев. Они тоже были однокурсниками твоей сестры. И тоже погибли. Хотя и не в метро. Я думаю, что и твоей сестре угрожает опасность.

— Ну, Лариске вряд ли что-то угрожает, — усмехнулась Вера. — Она сейчас в Швейцарии, в какой-то крутой клинике — бабки зашибает. И будет там еще почти год.

На моем лице, видимо, проступила досада. И Вера сразу спросила:

— Ты хотел у нее что-то узнать об однокурсниках?

— Хотел, — признался я, — она могла натолкнуть меня на мысль, зачем убирают ее однокурсников? Она ведь знает их всех — как они живут, чем дышат, какие у них проблемы. А теперь придется идти к кому-то другому.

Я взял со стола бокал и залпом выпил. А потом посмотрел на Веру.

— Но все это может подождать до завтра, — я пытался исправить ситуацию. — Хоть я и не помню, где и когда мы с тобой встречались, но сегодняшний вечер я хочу провести с тобой.

Вера задумчиво смотрела в свой бокал. Повертела его в руке, стуча о стенки льдом (мы решили не выпендриваться с ведерком, а просто положить лед в бокалы, хотя в шампанское лед класть и не принято), тряхнула волосами, выдохнула и выпила.

— Все мужики сволочи, — констатировала она, — не я первая это сказала и, к сожалению, не последняя. Ты падла редкостная, но ты мне нравишься.

Еще с того самого дня рождения у Самойлиных.

И вот тут я вспомнил. Еще в то время, когда я занимался бизнесом, мы с Гошей провернули пару сделок, довольно удачных. А потом его кто-то кинул, и он остался на бобах. Ему надо было срочно ехать выкупать товар, а денег не было. Он бросился к партнерам, у которых лежал его товар под реализацию. В том числе и ко мне. По договоренности, я должен был отдать ему деньги за его товар через два месяца, но мне стало жаль парня, и я отдал деньги досрочно. И поимел от своей Юльки за этот шаг шикарный скандал.

Тем более что часть уже оплаченного товара «зависла» на прилавке и продаваться не желала. А Гоша в тот раз выкрутился, затем опять поднялся. Через некоторое время он пришел ко мне с каким-то предложением, но я уже ушел из бизнеса да к тому же разводился с Юлькой. В общем, мне было не до него. Но Гоша не забыл моей доброты и, встретив меня месяца три назад, пригласил на свой день рождения. В тот раз я как-то очень быстро нажрался и напрочь забыл все, что происходило на празднике.

Я налил в бокалы шампанское, кинул лед. Обошел стол, подошел к Вере и… встал на колени.

— Если можешь, прости меня, — сказал я (между прочим, совершенно искренне).

— За что? — удивилась Вера, принимая бокал.

— За то, что забыл тебя. Я не помню, что между нами было в тот вечер.

Да и вряд ли могло что-то быть. А я очень хочу, чтобы было. Ты мне нравишься, мы вполне взрослые люди и…

Договорить мне не дали, закрыв рот очень приятным способом. Бокалы упали на пол, а Вера опустилась рядом со мной…


***

Я закурил две сигареты и передал одну Вере. Мы уже давно переместились с пола кухни на широченную кровать, где нам было не в пример удобнее.

И тут замузицировал мой мобильник, оставленный в куртке. Я вскочил и бросился в коридор.

— Ты чем занимаешься? — спросила трубка голосом Гвичия.

— Трахаюсь, — честно признался я.

Уж кому-кому, а Князю в этом конкретном случае я мог сказать правду.

— Хорошее дело, — согласился Зураб, — но тебя тут разыскивает какая-то девушка. Говорит, что ты ей Серегина обещал.

«Рита», — понял я.

— Князь, будь другом, отдай ей один экземпляр нашего подарочного набора собрания сочинений шефа.

— Ты что? — возмутился Гвичия. — Это у нас для очень важных информаторов!

— Она очень важный информатор! — Я попытался привнести в свой голос как можно больше убежденности.

— Но у нас осталось всего два…

— Князь, — не дал я ему договорить, — я завтра же куплю еще и сам возьму у Андрея автографы.

— Ну, смотри.

Князь отключился, а я вернулся в комнату. Вера все еще блаженствовала в кровати, покуривая. Я залез под одеяло и попытался отобрать у нее сигарету.

— Погоди, — отмахнулась Вера. — Ты знаешь, а ведь Лариса рассказывала мне о скандале, который произошел на последней их встрече.

— Что за скандал? — Я уже как-то и забыл, для чего, собственно, сюда пришел.

— У них полгода назад была встреча однокурсников. В каком-то ресторане гуляли, — начала Вера. — Лариса рассказывала, что Игорек Каштанов вдруг взъелся на Сергея Немолова и начал обвинять его, что тот в начале перестройки воровал бюджетные деньги мешками, а теперь зарабатывает на бедных пенсионерах.

— Погоди, — не понял я. — А каким образом зарабатывает?

— Ну, не грабит, конечно, — усмехнулась Вера и взяла еще одну сигарету. — Немолов сейчас заместитель председателя комитета по здравоохранению Питера. Знаешь, какие там денежки бродят?

— Да уж, слышал, — усмехнулся я.

Здесь я попал в свою сферу. — Лоббирование интересов определенных фармацевтических фирм. Предоставление этим фирмам эксклюзивного права на поставки лекарственных препаратов для льготников. Солидные деньги.

— Шаришь, — одобрительно сказала Вера. — Но Капланов обвинил Немолова в том, что тот в конце восьмидесятых выбивал деньги на ремонт больниц, ничего не делал, а денежки присваивал.

Игорек и сам был в этом замешан, он тогда работал в одной из городских больниц. А потом Немолов где-то зарвался, появилось уголовное дело. Заодно потянули и тех, кто в этой афере участвовал. Немолов отмазался, а вот Капланов и еще несколько человек поимели кучу неприятностей. Хоть и не сели, но с работы повылетали. Я всех нюансов не знаю, да и не хочу знать. Мерзко это все.

— Мерзко, — согласился я и потянулся к ней, — в отличие от тебя.

Ради справедливости следует сказать, что в моем порыве была изрядная доля возбуждения отнюдь не сексуального свойства. Я понял, что нашел «маньяка». Ларчик просто открывался — Немолов убирает свидетелей своей противоправной деятельности. В последнее время в отношении чиновников слишком часто возбуждались уголовные дела.

А если Немолов собирается занять место председателя Комитета по здравоохранению (по слухам, в отношении прежнего председателя уже возбуждено дело и начальствовать ему читалось от силы месяц), то давнее дело, неожиданно реанимированное, может сыграть решающую роль и погубить Немолову всю карьеру.


***

На следующее утро я пришел в Агентство без пяти минут десять, что являлось почти абсолютным рекордом.

Первым делом я зашел в кабинет Спозаранника, поздороваться. А если честно, посмотреть на его удивленную рожу.

Спозаранник не оправдал моих надежд: ответив на мое приветствие, он напомнил, что следующий номер «Явки с повинной» выходит в свет через неделю, а я должен сдать в номер статью о брачных аферистах. Я буркнул в ответ, что статья почти готова, и поспешно ретировался в свой кабинет, чтобы позвонить одному своему знакомому из ФСБ.

После обычных для «рыцарей плаща и кинжала» отговорок и экивоков мне все же удалось уяснить, что деятельность Немолова действительно попадала в поле зрения компетентных органов. Почему его не раскатали на полную катушку — выяснить не удалось, но мне этого было и не надо — главное, что информация Веры подтвердилась.

А значит, надо привлекать «тяжелую артиллерию». Я пошел в репортерский отдел. Мне нужна была Завгородняя.

К счастью, Света оказалась на месте.

Я отозвал ее в коридор и сразу приступил к делу.

— Света, — как можно проникновеннее сказал я, — мне нужна твоя помощь.

— Че-его-о? — протянула Завгородняя, почему-то отстранившись. Видимо, решила, что я прямо сейчас сообщу ей о своих сексуальных проблемах, вылечить которые может только она.

— Да не переживай ты, — поспешил успокоить я ее, — на твою невинность я покушаться не собираюсь.

— Почему? — искренне удивилась Завгородняя. Извечная женская логика: если мужчина ей не нравится и она не хочет с ним спать, то это одно, а вот если наоборот, то это уже ущемляет ее женское достоинство.

— Давай поговорим об этом позже, — попытался исправиться я. — Мне нужна твоя помощь в очень серьезном расследовании.

— Это я с радостью, — тут же загорелась Света. — Только Володю предупрежу…

— Ни в коем случае! — Обнародования своих планов я вовсе не желал. — Понимаешь, я вроде нашёл выход на наркодилеров, поставляющих в Питер кокаин…

Света сразу подобралась. Я бил не в бровь, а в глаз — все Агентство знало, что в последнее время Завгородняя обращает самое пристальное внимание на факты задержания наркодельцов, торгующих именно кокаином. Какая-то там была темная история с этим наркотиком сразу после выхода Светы из больницы. Подробностей никто не знал, но Светин интерес отмечали.

— А что за дилер? осторожно спросила Завгородняя.

— Пока не знаю, — ответил я. — Если точнее, то мне кажется, я нащупал его «крышу» в администрации города. Но об этом пока нельзя говорить в Агентстве. У меня есть данные, что этот чиновник состоит в родственных связях с одним из наших. — Я многозначительно посмотрел на Свету. — В тебе я уверен, а вот в остальных…

Понимаешь, я немного засветился, и любое упоминание в семейном кругу, которое может допустить сотрудник Агентства, повредит ему… — импровизировал я на ходу.

— Но наши ребята очень хорошо знают, что такое секретность, и не будут говорить об этом в кругу семьи, — вполне резонно заявила Завгородняя.

Ты права. — Я лихорадочно искал аргумент, способный снять все недоразумения. — Я подозреваю Обнорского, — выпалил я. — Точнее не его, а кое-кого из его окружения…

Похоже, я нашел правильный аргумент. Света ненадолго задумалась, тряхнула головой и спросила:

— Что надо делать?

Когда я объяснил, Завгородняя чуть не съездила мне по морде. Это ее желание отчетливо читалось на лице.

— Да пойми ты, — попытался я втолковать ей очевидные (для меня) истины, — тебе не надо с ним спать. Ну разденешься, но ведь не до конца же: простыней закроешься. А через несколько минут после того как вы зайдете в сауну, ворвусь я и изображу ревнивого любовника.

— Ага, — сомневалась Завгородняя, — а если ты не успеешь?

— Ну как ты можешь так думать, Света? — Похоже, я обиделся по-настоящему (сам, от себя такого не ожидал). — Ты что, думаешь, я тебя могу подставить?

В конце концов Света согласилась.

Мы обговорили с ней детали, и я ушел писать статью об аферистах. Брачных.


***

Тем же вечером я сидел на лавочке у сауны на Заневском проспекте. Именно здесь работал мой друг. С минуты на минуту должны были подъехать Немолов с Завгородней. Совращение чиновника прошло как по маслу, да и кто бы мог устоять перед нашей Светочкой!

Света пришла к нему под видом журналистки, якобы с целью взять интервью у ответственного работника Комитета по здравоохранению. Постреляла глазками, сделала пару намеков, продемонстрировала грудь в вырезе блузки (бюстгальтер она летом не носила) — и чиновник «поплыл». Через час беседы он уже готов был ехать с Завгородней в ближайшую гостиницу, где можно снять номер на пару часов. А когда она сообщила, что любит финскую баню и даже знает хорошую сауну на Заневском, Немолов чуть из штанов не выскочил. В общем, сегодня вечером чиновник забрал Свету у Александрийского театра, и они поехали «мыться». Она уже отзвонилась и сообщила, что они минут через десять будут на месте. План был прост: когда Немолов со Светой будут не совсем одеты, я врываюсь в их кабинет и изображаю разъяренного мужа. Или любовника, что не так уж важно. Для большего антуража я буду размахивать газовым пистолетом, в настоящее время лежащим во внутреннем кармане куртки. Немолов, по моим прикидкам, должен испытать шок, а значит, расколоть его не составит труда.

Ага, вот и такси подъехало. Чиновник вышел, открыл заднюю дверцу и галантно подал руку Завгородней. Работа работой, но я прекрасно понимал Немолова: отказаться провести вечер в компании такой девушки даже я не смог бы. Это ж надо, уговорить мужика в такую жару пойти в сауну! Что бы там ни говорили о Завгородней в Агентстве, она — талант…

Выждав пятнадцать минут, я пошел ко входу в сауну. Сашка, распорядитель сауны и мой друг еще со школьных времен, проводил меня до двери номера, который предоставили Немолову.

— Только, ради Бога, — попросил Сашка, — не разнеси ничего.

— Не бзди, — заверил я его, — все будет в ажуре.

Сашка недоверчиво покачал головой, но возражать не стал. Я достал пистолет, проверил (уже в который раз) обойму с шумовыми патронами и толкнул дверь.

— Ах ты, сука! — заорал я с места в карьер. — Так и знал!

Картинка моему взору предстала вполне приличная: Света сидела за столом, укутанная простыней, Немолов как раз вышел из бассейна, причем в трусах.

Но сразу было видно, что появление какого-то типа с пистолетом его немного обеспокоило.

— Макс! — завизжала Света, подыгрывая. — Это совсем не то, что ты думаешь!

— А что же я должен думать? вполне натурально удивился я. — Ты сидишь в каком-то блядюшнике в чем мать родила, да еще в компании какого-то козла! А ты че уставился? — набросился я на Немолова. — Ты ваще кто такой?

— Видите ли… — начал мямлить Немолов, подыскивая объяснение, — я не знал, что она замужем.

— И кольца не видел? — ядовито поинтересовался я. Света, отправляясь на встречу с Немоловым, надела кольцо.

Дальше все происходило согласно сценарию: Немолов с перепугу, что я прямо сейчас начну стрелять, готов был признаться в убийстве Листьева, Холодова и Старовойтовой. Клиент, что называется, созрел, и я уже собирался приступать к допросу, но нас прервали.

В сауну постучались, и Сашка поинтересовался, не нужны ли нам девочки.

Это означало, что у нас появились неожиданные проблемы — мы с Сашкой обговорили сигнал «бедствия» на случай неожиданностей.

Я вышел посмотреть, что случилось, на всякий случай спрятав пистолет за пояс брюк. Передо мной стоял… Обнорский! Уж кого-кого, но его я никак не собирался здесь увидеть!

— Ты что тут делаешь? — вытаращившись на него, спросил я. — Помыться пришел?

— Ага, — еле сдерживая ярость (это было заметно невооруженным глазом), ответил он. — Точнее кое-кому шею намылить! Ты что вытворяешь?!

— Видишь ли, Андрей… — начал я.

— Вижу! — зарычал Обнорский и, схватив меня за воротник, притянул к себе. — Это что за самодеятельность?

Мне больше делать нечего, как выслушивать матюги рубоповцев насчет того, что мои сотрудники ломают им перспективную разработку! Немедленно прекращай и доставь клиента домой. И не дай Бог он что-нибудь заподозрит! Я тебя собственноручно похороню! У меня из-за тебя…

Мне так и не удалось узнать, что же у него из-за меня случилось. Скорей всего, накрылась встреча с Лукошкиной.

Я попытался втолковать Андрею, что вышел на след серийного убийцы и теперь провожу допрос главного подозреваемого, но Обнорский почему-то не загорелся охотничьим азартом.

— Ты идиот, Макс, — заявил он. — Немолов не мог убивать тех людей, он две недели назад вернулся из Австрии, где был два с половиной месяца. А до этого ездил в Голландию. Тебе надо было сперва выяснить, где он был в момент убийств, а уже потом проводить свои разработки.

— Но ты же сам сказал, что им интересуется РУБОП…

— Сказал. И не только РУБОП, но и ФСБ тоже. Но подозревают его в участии в преступном сообществе, занимающемся поставками «экстази» в Россию, а не в каких-то померещившихся тебе серийных убийствах. — Обнорский уже слегка успокоился, и я не стал с ним спорить, доказывая, что убийства мне не померещились. — За ним уже давно следят, и твоя выходка стала для оперов полной неожиданностью. Немолова ни в коем случае нельзя тревожить, иначе у них вся разработка медным тазом накроется. Делай что хочешь, но чтобы Немолов в ближайшее время оказался дома и в самом благодушном настроении. И меня не интересует, как ты это сделаешь.

— Андрей, — попытался я привести последний довод, — у меня денег нет на такси.

— Вот тебе двадцать баксов, отвезешь его домой. И чтобы никакой самодеятельности!

В это время в коридор выглянула Завгородняя, и Обнорский заткнулся. Испепелив взором Свету, у которой хватило сил сказать лишь: «Ой!», он прошипел что-то насчет того, что это не Агентство, а какой-то рассадник блядства и идиотизма. Потом повернулся и ушел. Напоследок он так выразительно посмотрел на меня, что я понял: если я хочу дожить до завтрашнего вечера, то должен вывернуться наизнанку, но убедить Немолова, что произошла ошибка.

Я закурил и посмотрел на Свету. Она стояла, широко открыв глаза, и ждала хоть каких-то объяснений.

— Что там клиент? — поинтересовался я.

— Попросил меня как-то уладить конфликт, — сообщила Света. — А что тут Обнорский делал?

— Помыться приходил, — сообщил я.

Внезапно мне в голову пришла одна мысль. — Мы сейчас войдем обратно, я буду разговаривать с Немоловым, а ты поддакивай. Поняла? В конце сделай вид, что рассержена, и гордо удались.

Дальше уже мое дело.

— А что ты с ним будешь делать? — поинтересовалась Завгородняя.

— Да ничего, — отмахнулся я, — отвезу домой. Он ни при чем.

Я попросил Сашку вызвать такси, и мы со Светой вернулись в сауну. Когда мы вошли обратно, Немолов уже был почти полностью одет и пытался завязать галстук.

— Вы действительно врач? — смущенно спросил я.

— Действительно, ответил Немолов. Он еще ничего не понял, но догадался, что выяснение отношений со стрельбой и мордобитием отменяется.

— Что же ты мне сразу не сказала? — обернулся я к Свете.

— А что я могла тебе сказать? — обиженно заявила Света. — Ты ворвался, как Отелло, и даже не спросил, что мы здесь делаем. Мы что, трахались? — перешла она в атаку.

Я что-то промямлил, но Света уже вошла в образ, подхватила джинсы и футболку и гордо удалилась. Через несколько секунд она вернулась уже одетая, взяла куртку и вышла, громко хлопнув дверью. Мы остались с Немоловым одни.

— Давайте я вас до дома довезу, — заискивающе произнес я.

— Нет уж! — Я мог лишь позавидовать самообладанию Немолова: он очень быстро понял, что диспозиция изменилась, и теперь играл оскорбленную невинность. — Как-нибудь сам доберусь.

— Не спорьте, — подбавил я металла в голос, — должен же я загладить свою вину. — После этих слов я как бы невзначай распахнул куртку и еще раз продемонстрировал рукоятку пистолета.

Немолов решил не спорить, мы вышли и сели в ожидавший нас автомобиль. Доехали до центра, и я попросил остановиться у кафе.

— Пошли, мужик, — заявил я не терпящим возражений голосом. — Замнем конфликт, как это водится у русских людей.

Немолов вылез из машины. От Веры я знал, что он не чурается спиртного, даже более того. Именно на этом и строился мой план. Через час мы уже перешли на «ты» и вели вполне светскую беседу.

— Ты пойми, Сергей, — втолковывал я своему новому знакомому, — когда встречаешься с такой женщиной, как Света, поневоле станешь параноиком. Ну откуда я знал, что ты ее обследовать будешь? — Я как бы упускал из виду тот факт, что обследование в сауне выглядит по меньшей мере странным.

— Да понимаю я и ничуть не сержусь, — Немолов уже вполне пришел в себя, и в его голосе стали появляться менторские нотки. — Но нервы у вас не в порядке, это я вам как специалист говорю. Надо вам лечиться, братец. Могу вам посоветовать вполне приличную клинику. Ею как раз мой однокурсник заведует.

— А вы поддерживаете отношения со всеми однокурсниками? — Я даже не разыгрывал заинтересованность.

— Конечно, — высокомерно заявил Немолов, — не только поддерживаю, но и помогаю, чем могу.

Что— то слишком быстро он оправился. Ну да хрен с ним, лишь бы говорил дальше. Я понимал, что нарушаю указание Обнорского, но Немолов был уже в благодушном состоянии, и наш разговор вполне мог тянуть на обычный треп двух знакомых за рюмочкой «чая».


***

Я проснулся у Веры. Хозяйка уже куда-то убежала, оставив на кухонном столе записку: «Макс, цветы мне очень понравились, но четное число обычно кладут на могилку. Надеюсь, это не намек с твоей стороны? В холодильнике стоит коньяк — если тебе будет очень худо. Кофе — в кофеварке, бутерброды — в микроволновке. Позвони мне, пожалуйста, днем на мобильник. Вера».

«Вот козел!» — подумал я про цветочника. Он, видимо, заметил, что я, когда покупал цветы, был не совсем трезв и вместо пяти роз подсунул четыре. Надо будет вспомнить, где я брал цветы. Впрочем, сейчас меня занимало другое: мое расследование зашло в тупик, и я не знал, куда мне дальше торкаться? После разговора с Немоловым (изрядно подпив, он стал выливать на своих однокурсников ушаты грязи) у меня не осталось ни одной реальной кандидатуры на роль серийного убийцы. Со слов Немолова, грешков у всех его однокурсников хватало (один он был чистенький, аки ангел Господень): кто-то торговал лекарствами из больницы, где работал; кто-то практиковал без необходимых лицензий; кто-то в свое время допускал врачебные ошибки, вылившиеся в плачевные последствия для пациентов. Но все это было бездоказательно, и у меня сложилось мнение, что многое из рассказанного Немолов просто выдумал, а если даже он говорил правду, то эти факты не могли стать поводом для широкомасштабной вендетты, объявленной кем-то своим бывшим однокурсникам.

Я налил себе коньяка, поставил подогреваться бутерброды и закурил. Как это ни было обидно, но приходилось признать, что ни хрена у меня не вышло. Чтобы отработать всех оставшихся в живых однокурсников на предмет их алиби на время убийств (то есть, под микроскопом изучить их жизнь за последние полгода), нужна кропотливая работа, как минимум, человек десяти, и не на одну неделю. Да и потом, почему я решил, что убивает погибших именно их однокурсник? Но что-то не давало мне уйти от этой версии. Может, потому что других у меня нет?

После того, как я выпил граммов сто коньяку и запил его двумя чашками кофе с бутербродами, я решил поставить крест на расследовании. В случае, если Обнорский спросит меня об этом деле, я честно доложу все, что узнал, и пускай уже он сам об этом думает. На то он и начальник, если разобраться. А у меня еще статья о брачных аферистах не закончена. Приняв это решение, я потушил сигарету и отправился в Агентство.


***

Оказалось, что мысленно поставить крест на расследовании было гораздо легче, чем забыть о нем. В тот день, занимаясь текущими делами, я то и дело ловил себя на том, что продолжаю думать о странных смертях врачей. Меня не оставляла мысль, что решение лежит на поверхности, вот только мне оно не попадалось. Или я ему не попадался.

Невольно вспомнилось изречение какого-то мудрого человека о том, что в основе почти всех преступлений лежат вполне объяснимые причины. И одной из главных является человеческая корысть. То бишь, денежки. В конце концов, я плюнул на свое решение и отправился к Родьке Каширину. Не вдаваясь в подробности, я отдал Родиону список оставшихся в живых однокурсников Вериной сестры и попросил пробить их на предмет участия в коммерческой деятельности. Вскоре Каширин вошел ко мне с результатом.

— Практически ни на ком из этих людей фирм не зарегистрировано, — заявил он. — На мой взгляд, внимания заслуживает лишь Николай Калимов.

Он числится соучредителем аж пяти фирм, а в одной является генеральным директором: ЗАО «Авиценна». В заявленных сферах деятельности: торговля медицинским оборудованием, маркетинговые исследования, научная деятельность в области диагностики и другие. Ну тут и идиоту понятно, что эти фирмачи просто продают за бугор наши научные разработки. Товар весьма ходовой, и подобным сейчас многие занимаются. Кроме того, у «Авиценны» открыты счета в пяти банках. Даже в «Лионском кредите». О размерах счетов данных нет, но они не выплатили последний кредит: два миллиона немецких марок.

— А откуда ты взял данные о невыплаченном кредите? — поразился я.

— От верблюда, — усмехнулся Родион. — В Интернете еще и не то можно найти.

Я поблагодарил Каширина и уставился в его справку. Что с ней делать, я не знал, а потому засунул ее в сумку, чтобы подумать дома. Если я сегодня там окажусь.

Мой рабочий день закончился в 11-м (антикварном) отделе Управления уголовного розыска ГУВД Петербурга, где я обсуждал с ребятами будущий материал о похищенных из музеев ценностях.

Расположен отдел невдалеке от Лиговского проспекта, и, выйдя оттуда, я вспомнил, что офис «Авиценны» расположен именно на Лиговке. Была половина пятого вечера, и я решил зайти в фирму Калимова.

Офис оказался не очень большим: всего каких-то пять кабинетов. У входа сидел охранник в цивильном костюме и в галстуке. Я поинтересовался, кто из руководства присутствует, и тот ответил, что Калимова нет, но есть коммерческий директор. Я попросил доложить обо мне, как о представителе немецкой фирмы «Зурис» (название я выдумал тут же), занимающейся разработками медоборудования. Вскоре я уже сидел в кабинете Альберта Самойловича Нелвица.

— Наша фирма не очень известна, — начал я, — но в настоящее время мы стараемся навести контакты со всеми, кто занимается разработками в сфере медицинского оборудования в России. Мы много слышали об «Авиценне», и только хорошее. Я всего лишь представитель, но в мои обязанности входит оценивать потенциал возможных партнеров. Мне бы хотелось поговорить с Николаем Калимовым, чтобы составить мнение о ваших возможностях.

— К сожалению, Николая Сергеевича нет в офисе, — улыбаясь, заявил коммерческий директор, — но вы можете задать мне все интересующие вас вопросы. Что конкретно интересует?

— Конкретно — возможность получить разрешение на использование русских и советских разработок в сфере новейших технологий в медицинском оборудовании, — кинул я пробный шар.

Если Родион ошибся в своем предположении, то я сейчас буду выглядеть не очень комильфо.

— Вы пришли как раз по адресу, — оживился Альберт Самойлович. — Только наша фирма способна предоставить вам самый широкий спектр подобной продукции. К примеру, не так давно мы добились для одной известной итальянской фирмы право использовать в их последней разработке оборудования для лазерной коррекции зрения сразу три открытия российских ученых в этой области.

Дальше разговор перетек в неудобное для меня русло. Я ни фига не понимал в медицинском оборудовании и тем более в открытиях в этой области.

А поэтому просто кивал и поддакивал с умным видом Альберту Самойловичу.

Но тот, видимо, решил, что я действительно что-то понимаю во всей этой лабуде, и предложил выпить коньячку.

Наверное, чтобы более близко познакомиться с возможным перспективным клиентом. Я сразу оживился: вот уж тема застолья мне намного ближе. К тому же при распитии коньячка можно сменить тему на какую-нибудь иную, не медицинскую. После третьей я перевел разговор на Калимова. Альберт сразу потускнел.

— Не понимаю я Колю, — доверительно сообщил Нелвиц, — у нас завис самый шикарный контракт за всю историю фирмы, а он занимается неизвестно чем.

— А что за контракт? — невинно поинтересовался я, подливая Альберту «Камю».

— С англичанами, — спокойно сообщил Нелвиц, он уже слегка «поплыл», а поэтому говорил откровенно. — Я точно не знаю в чем там суть, контрактом занимался шеф. Вроде речь идет о каких-то разработках в сфере диагностики. Мы уже не раз продавали такие изобретения, но все это были мелочи. А тут четыре с половиной лимона зелени! Ты представляешь?

— Да, — протянул я, — сумма впечатляет. И что шеф?

— А хрен его знает! — в сердцах сказал Нелвиц. У него уже, видимо, наболело. — Шляется хрен знает где, в фирме появляется раз в неделю. Ему в Англию ехать надо было еще полгода назад, а он в Питере торчит!

Оп— па! У меня в мозгу прозвенел звоночек -примерно полгода назад и началась серия загадочных смертей! Похоже, я все же нащупал ниточку.


***

На следующий день я с самого утра отправился к Рите. Гвичия мне сказал, что книги она забрала и была несказанно счастлива такому подарку. Дверь она открыла сразу, улыбаясь до ушей.

— Спасибо вам огромное, — сияя, заявила она. — У меня уже весь двор перебывал. Автографы приходили смотреть.

Все завидуют ужасно.

— Я рад, что у тебя все хорошо, — сообщил я. — Мне опять нужна твоя помощь. В вашем альбоме есть фотографии Николая Калимова и Сергея Нарышева?

Через пять минут я уже подходил к станции метро. Из телефонного разговора с женой Нарышева я знал, что перед смертью ее муж был в ресторане «Метрополь» со своим однокурсником.

И хотя умер Нарышев лишь через три дня, но яды ведь разные бывают. С кем из своих сокурсников ходил в ресторан ее муж, женщина не знала. Вот я и хотел показать фотографию работникам ресторана. Если с Нарышевым был Калимов…

Калимое действительно частенько посещал «Метрополь», а вот Нарышева официанты не вспомнили. Но это и не важно: в день визита Нарышева с загадочным сокурсником в ресторан Калимов там был! Метродотель вспомнил это абсолютно точно.

В тот же день мне стало известно и еще кое-что. Наталья Ламитина была сбита на проспекте Художников, напротив автозаправки. Служащие заправки припомнили, что с места происшествия уезжала синяя иномарка.

А по базе данных ГИБДД Калимов является владельцем «форда-мондео» синего цвета.

Итак, головоломка решена: Калимов и есть убийца! Правда, у меня не было никаких доказательств, а только косвенные улики. Но мне было все ясно…

Кроме одного: зачем преуспевающему бизнесмену понадобилось убивать своих сокурсников? И еще: при чем здесь я?

Ответить на эти вопросы мог лишь сам Калимов.

Моих изысканий вполне должно было хватить, чтобы прижать бизнесмена к стенке. Во всяком случае, мне так казалось. С другой стороны, в ментовке надо мной только посмеются. А если не посмеются, то вся слава за раскрытие серии убийств достанется ментам. К Обнорскому тоже идти бесполезно — после случая с Немоловым он даже слушать меня не станет. По той же причине нельзя обращаться и к другим ребятам из Агентства. На такое дело (расколоть бизнесмена на «доверительную беседу») можно было подвигнуть Шаховского. Тем более что ему не привыкать наезжать на бизнесменов.

Но наш «штатный бандит» несколько дней не появлялся в Агентстве, где он пропадает — было неясно. Вот и получается, что рассчитывать я могу только на себя.


***

— Глеб, мне нужен цифровой диктофон, — заявил я, входя в кабинет к Спозараннику.

— Зачем? — без всякого выражения поинтересовался Спозаранник.

— Ну ты же сам приказал мне узнать, сколько заплатил Леха Склеп докерам за забастовку, — удивленно произнес я. — А сегодня я встречаюсь с представителями профсоюзного комитета порта и думаю, что они могут что-то сказать.

— Ладно, — немного подумав, сказал Глеб, — держи диктофон, надеюсь, ты знаешь, как им пользоваться.

— Знаю, — обрадовано заверил я. — Не волнуйся, все будет тип-топ!

Маленький цифровой диктофончик скрытого ношения — предмет настоящей гордости Спозаранника. Мне казалось, что придется выдержать целую битву. с Глебом, а все оказалось так просто.

Через час я уже разговаривал с Калимовым. Вот тут мне пришлось потрудиться. Я не хотел заранее раскрывать свои козыри, и одновременно мне было необходимо встретиться с Калимовым.

Я решил все же пойти ва-банк и сказал, что разговор будет касаться его английского контракта. Калимов надолго замолчал. Я уж начал беспокоиться, что связь прервалась, когда Калимов сказал, что согласен на встречу. Вечером этого же дня в сквере возле его дома.

Он сказал, что выведет гулять собаку, и у меня будет 10 минут для разговора.

Я заверил, что этого времени мне вполне хватит. К тому же у меня были реальные причины считать, что Калимов будет слушать меня гораздо дольше…


***

В 11 часов вечера того же дня я сидел на лавочке во дворе дома, где жил Калимов. Диктофон я закрепил на груди, а микрофон вывел в рукав левой руки. В кармане куртки лежал газовик, заряженный патронами с нервно-паралитическим газом. На всякий случай.

Бизнесмена еще не было, а я уже допивал третью бутылку пива. Наконец дверь подъезда открылась, и показался Калимов. Перед подъездом горел фонарь, и Калимова хорошо было видно.

На поводке он вел пуделя. Тоже неплохо: если бы Калимов вышел на прогулку с ротвейлером или какой-нибудь собакой бойцовской породы, я бы, пожалуй, еще подумал, стоит ли начинать разговор.

— Здравствуйте, — подошел я к бизнесмену. — Это я вам звонил. Где мы можем поговорить?

— Пойдемте в скверик, — кивнул Калимов в сторону видневшихся невдалеке деревьев. — Там тихо, и нам никто не помешает.

— Так о чем вы хотели поговорить? — спросил Калимов, когда мы сели на одинокую лавочку в сквере. Со стороны нас практически не было видно, кусты закрывали почти со всех сторон.

— Я хотел поговорить о некоторых ваших однокурсниках, — начал я. Диктофон я включил еще по пути к скверу. — А если точнее, то о Гоче Начхебия, Наталье Ламитиной, Игоре Каштанове, Нине Кармыш, Сергее Нарышеве. Мне продолжить?

— Насколько я понимаю, вы еще ничего не сказали, — заметил Калимов.

— Вы ведь знаете, что они погибли? — продолжил я. Равнодушие Калимова меня слегка озадачило, но я решил продолжить. — У меня есть основания предполагать, что именно вы их убили.

— И какие же это основания? — Голос Калимова был по-прежнему ровен.

За три дня до смерти Нарышев посещал «Метрополь» вместе с вами, — решил пойти я с главных козырей, — обслуга вас помнит. А с места происшествия на проспекте Художников уезжала синяя иномарка. Того же цвета, что и ваш «форд». Работники заправки тоже опознают машину, если будет такая нужда.

— Если это и правда, — резонно заявил бизнесмен, — то зачем мне все это?

— Я полагаю, что дело касается какого-то открытия. — Это предположение родилось у меня только что, и я поспешил его высказать. Калимов вздрогнул, и я понял, что попал в точку. — Мне одно непонятно, зачем вы хотели убить меня?

Этот вопрос, если признаться, мучил меня больше всего. Случай со мной никак не хотел укладываться в уже почти сложившуюся картину.

— Так это был ты на «Невском проспекте»? — Калимов резко повернулся ко мне. Я отшатнулся. Собственно, я уже получил то, что хотел, — своим вопросом Калимов выдал себя с головой. Он это и сам понял и после паузы продолжил:

— Ты похож на Мишку Карпова, а со спины особенно.

Он был последним из тех… — Калимов замолчал.

— Но ради чего? Вы, надеюсь, понимаете, что уже во всем признались?

— Понимаю, — кивнул Калимов. — Но вы не милиционер, иначе меня бы уже повязали. Так кто вы?

— Журналист, — пояснил я. — Я провел собственное расследование. Мне, знаете ли, очень не понравилось на рельсах, и я захотел узнать, кто меня туда столкнул.

— Понятно, — протянул бизнесмен.

Интонации его голоса изменились, но я не обратил на это внимания.

— И все-таки, ради чего? — настаивал я.

— Ради четырех с половиной миллионов долларов, — пожал плечами Калимов. — После заключения этого контракта я мог уехать в какую-нибудь теплую страну и забыть обо всем. Я имею все права на это изобретение, я тоже участвовал в разработке методики раннего обнаружения лейкемии и имею право на патент.

— Это было еще в институте? догадался я. — И в разработке участвовали не только вы, но и ваши сокурсники?

— Да, мы работали над этой методикой почти всем курсом. Но когда дело подходило к концу, нас осталось одиннадцать. Мы разработали неплохую схему ранней диагностики. Даже подали заявку в патентное бюро. А потом нашу работу похерили чиновники и партийные боссы. Ненавижу! — Калимов ударил кулаком по скамейке. — Сколько отличных идей погубили эти идиоты!

— А какова была официальная версия отказа в патентовании? — осторожно спросил я.

— Они сказали, что слишком дорого. Тогда действительно не было многого из того, что сейчас в порядке вещей. Того же лазера, спектрального анализа, электронных микроскопов.

— А сейчас это все есть, и ваше изобретение получило новую жизнь? — спросил я.

— Именно! воскликнул Калимов. — Новую жизнь! Я запатентовал методику на свое имя и предложил патент англичанам. Они заинтересовались, но стали проверять законность моих прав на изобретение. Это-то ерунда, я единственный законный правообладатель. Но эти пуритане стали проверять, не найдутся ли люди, способные опротестовать законность моих прав.

Чертова заявка сохранилась, и они могли выйти на других. Но это мое изобретение! Мое! Ведь никому из них в голову не пришло возобновить процедуру регистрации! Так какое они право имеют на мои деньги?!

Калимов повернулся ко мне всем телом. Глаза его горели, ноздри раздувались. Я попытался встать, но бизнесмен схватил меня за руку.

— Нет, ты должен знать, что я не мог поступить иначе, — крепко держа меня за правую руку — так, что я не мог достать пистолет, заговорил он. — Ты правильно сказал: новая жизнь! Но новая жизнь всегда рождается с кровью и болью. Уж кому, как не мне, врачу, знать это!

— Отпустите меня, — потребовал я, безуспешно пытаясь освободиться. Калимов был явно сильнее меня, и это мне очень не нравилось.

— Не-е-ет, — рассмеялся он, — ты сам выбрал свою судьбу. Не надо тебе было копаться в этом деле.

Калимов резко повернул мою правую руку, и она сразу потеряла чувствительность. Я попытался левой достать пистолет, но Калимов заметил мое движение и молниеносным движением выбил газовик. А потом ударом костяшками пальцев по плечевой кости обездвижил и вторую руку.

— Ты не бойся, — прохрипел он, доставая одноразовый шприц, — тебе не будет больно. Просто уснешь.

Я с ужасом понял, что, кажется, влип довольно серьезно, и мысленно обругал себя, что не позаботился о страховке. Но кто ж знал, что все получится так скверно! А теперь уже поздно пить боржоми, когда почки отвалились. Калимов уже воткнул иголку мне в ногу… И тут откуда-то сзади налетел вихрь, и Калимова от меня словно ветром унесло. Послышались чьи-то крики, мат, звонкие шлепки ударов. Мне уже было все равно, я медленно уплывал куда-то…


***

Я вышел из больницы, немного постоял и двинулся прямо к ларьку: очень хотелось пива. Меня должны были выписать лишь завтра, но я убедил врачей, что буду только зря занимать койко-место. Чувствовал я себя превосходно, и меня отпустили, взяв расписку, что всю ответственность за свое здоровье я беру на себя.

Пиво показалось мне необычно вкусным. Как будто я его сто лет не пил. Где-то это было недалеко от истины: за три дня, проведенных в больнице, мне раз пять промыли желудок, поставили штук двадцать капельниц и искололи всю задницу. К счастью, Калимов успел вколоть лишь небольшую дозу «лекарства»

(как мне сказали врачи, это было снотворное из группы барбитуратов, что-то типа веронала или нембутала, только очень высокой концентрации), в ином случае мне бы уже не довелось больше попить пивка: вряд ли в аду подают «Балтику» или «Невское».

Как оказалось, меня спасла недоверчивость Спозаранника. После того как я выпросил у него диктофон, он тут же позвонил Обнорскому на мобильник и доложил о происшедшем. Обнорский понял, что, несмотря на его приказ, я продолжаю охоту за призрачным (по его мнению) маньяком, и, раз взял диктофон, значит, собираюсь кого-то записывать. Шеф решил, что я могу влипнуть в какую-нибудь мерзкую историю, да к тому же и Агентство подставить.

Он дал команду Зудинцеву и Каширину немедленно сесть мне на хвост и проследить, куда это я отправился. В общем, когда мы с бизнесменом входили в скверик, все подступы во двор были уже под контролем сотрудников Агентства во главе с Обнорским и бойцов из дружественной нам охранной фирмы «Бонжур-секьюр» во главе с Юрием Шиповым. Как только они заметили, что беседа переходит в странную возню, Обнорский и Зудинцев бросились на Калимова и помешали ему довести свой план до конца.

Все это мне рассказали ребята из Агентства, зашедшие навестить меня в больницу на следующий день. Спозаранник даже соизволил сообщить, что диктофонная запись получилась превосходно, но тут же «подсластил» пилюлю, сказав, что микрофон во время драки сломался и мне придется покупать новый. А затем «добил» заявлением, что от меня ждут статью в ближайший номер «Явки с повинной». Обнорский в больнице не появился, и Каширин по секрету сказал, что меня по выздоровлении ждет весьма неприятная с ним беседа. Ну и черт с ним, в первый раз, что ли?

ДЕЛО О ЗОЛОТЫХ НИТЯХ

Рассказывает Марина Агеева

«Заведует архивно-аналитическим отделом. До прихода в „Золотую пулю“ работала редактором журнала „Стиль“. Язвительна, конфликтна. Имеет двоих детей — дочь Марию, 24 лет, и сына Сергея, 16 лет. Муж — Агеев Роман, гендиректор ООО „МонолитСтройСервис“. В последнее время часто проявляет ненужную инициативу в делах, не имеющих прямого отношения к ее должностным обязанностям. Неудавшийся роман с завхозом Алексеем Скрипкой и охлаждение отношений с коллегой Валентиной Горностаевой негативно сказались на ее характере».

Из служебной характеристики

Зуд очередной реструктуризации, охвативший руководство «Золотой пули», как обычно, пришелся на осень.

Унылая пора — дождей, туманов, разочарований в любви, катара верхних дыхательных путей и сезонного обострения психических заболеваний. В последнем я убедилась лично, добросовестно исполняя свои реформированные служебные обязанности. Новая редакция трудового соглашения предписывала начальнику архивно-аналитического отдела заниматься «приемом первичной информации». Авторство формулировки без сомнения принадлежало начальнику отдела расследований Глебу Спозараннику.

Поначалу я страшно гордилась возложенной на меня миссией: павой выплывала в коридор навстречу новому посетителю и даже прикупила для создания доверительного имиджа синюю юбку в полоску на ладонь Обнорского выше колена.

— Марина Борисовна! Новые поступления с Пряжки ожидают вас на вахте!

Приветливый Каширин, да и все остальные сотрудники Агентства с нескрываемым сочувствием наблюдали, как день ото дня тает в беседах с Наполеонами, Дракулами и пришельцами с других планет мой энтузиазм.

— Спасибо, Родион.

Скрипнув стулом и яростно сверкнув диоптриями от «Армани», я встала из-за стола. Ну конечно, в дверном проеме моего кабинета демонстрировался нескончаемый эротический сериал. В главных ролях Валентина Горностаева и эпизодическое увлечение моей жизни завхоз Скрипка. Страсти накалены по-мексикански, сюжет закручен по-аргентински, сыграно по Станиславскому.

С тех пор, как отвергнутый мной Скрипка вернулся к отвергнутой им Горностаевой, простившей его с истинно христианским смирением, их тела так и норовят слиться друг с другом в поле моего зрения. Какое-то время я воздерживалась от критики дешевых постановочных эффектов. Ведь меня могли заподозрить в зависти, ревности или, не дай Бог, в излишней зрелости.

Но общение с психами со временем расшатало мою нервную систему, и я стала действовать решительно и бескомпромиссно.

— Своим пыхтением вы мешаете мне работать. Партия контрабаса вам, Скрипка, не по плечу. Горностаева, ты что, забыла одиннадцатую заповедь Господа вашего!

— Одиннадцатую?

— Ну да. Не доводи непосредственного начальника до бешенства. Марш работать!

В тот день, когда о появлении нового посетителя в Агентстве мне сообщил Родион Каширин, я без лишних слов разлучила «сладкую парочку»: усадив зардевшуюся Горностаеву за ее рабочий стол, ткнула указующим перстом с прабабушкиным бриллиантом в стопку заявок от Спозаранника:

— Пока не сделаешь — ни буфета, ни перекуров!

К посту охраны я подходила полная решимости уложить беседу с очередным сумасшедшим в рекордно короткие сроки. С черного кожаного дивана, подаренного Обнорскому коллективом Северо-Западного таможенного управления, навстречу мне поднялась женщина. Мы поздоровались. Дежурный охранник Гена записал в журнал посещений данные ее паспорта.

— Ларионова Юлия Львовна, проходите, — разрешил он и протянул посетительнице документ.

«Какая жалость, — думала я, конвоируя Юлию Львовну в свой кабинет, — такая приятная во всех отношениях дама — и с приветом». Мне даже стало любопытно, какого рода отклонения у нее могут быть — мания преследования, клаустрофобия или раздвоение личности?

— «Я пришел к тебе с приветом, рассказать, что солнце встало», — как бы между прочим процитировала Горностаева, увлеченно барабаня по клавиатуре компьютера.

— Валентина, тебя не просили архивировать Фета, — прикрикнула я на нее. — Присаживайтесь, Юлия Львовна, и расскажите, что привело вас в наше Агентство.

Посетительница в нерешительности теребила перчатки. Премиленький фасончик, именно такой я безуспешно ищу к новому пальто от «Сони Рикель».

Справедливости ради надо заметить, что к пальто Юлии Львовны они тоже очень даже подходили, и к сапогам, и к сумочке. Передо мной сидела стильная, ухоженная, явно не бедная, но очень несчастная особа лет тридцати пяти.

— Видите ли, Марина Борисовна, у меня пропала крупная сумма денег со счета в банке… По некоторым причинам я не могу обращаться в милицию.

В частности, потому, что подозреваю в этом своего бывшего мужа.

Горностаева на цыпочках подобралась к двери и выскользнула в коридор.

Я знала наверняка, что ей не терпится растрезвонить по всему Агентству о том, что к Агеевой наконец-то пожаловал клиент без видимых признаков помешательства. Когда дверь за Валентиной закрылась, Юлия Львовна стала смелее и увереннее.

— После развода муж оставил мне крупную сумму. Но не по собственной воле и не по решению суда. Государство он не ставил в известность о своих реальных доходах. Мне лично от него ничего не надо было… От этого подонка! В глазах Юлии Львовны блеснули слезы. — Но ведь у нас растет дочь. Ради ее будущего я пошла на шантаж. Я кое-что знала о его грязных делишках, и ему пришлось раскошелиться.

Дверь кабинета приоткрылась.

— Марина Борисовна, извините, пожалуйста, можно мне посмотреть в словаре синоним слова «поллюция», — демонстрируя безупречную дикцию, отчеканила Завгородняя. — Всего одно словечко! — Она молитвенно сложила руки на вырезе платья.

Я неохотно кивнула. Когда Светлана восполнила пробелы в знаниях, Юлия Львовна продолжила:

— Мне казалось, что я добилась того, чего хотела — обеспечила будущее Кристины. Но недавно по почте на мое имя пришло извещение из банка, где был открыт счет. Вот оно.

Юлия Львовна протянула мне сложенный вчетверо бланк с реквизитами Северо-Западного отделения «Кредит-Простор-банка». Документ уведомлял Ларионову Юлию Львовну о том, что остаток на ее счете составляет два доллара тридцать четыре цента.

— Снять деньги со счета можно было только воспользовавшись моей кредитной картой, но я всегда ношу ее с собой. — Она достала из сумочки голубой прямоугольник кредитки. — До сих пор не могу поверить, что такое могло случиться. Это какая-то мистика.

— Марина Борисовна, извините, пожалуйста, а можно мне заглянуть в словарь иностранных слов?

На этот раз жажду знаний не терпелось утолить Нонне Железняк. Я воспользовалась паузой и предложила посетительнице кофе. Мне не терпелось услышать продолжение рассказа и задать Юлии Львовне кое-какие вопросы.

— Дело в том, что на счете в «Кредит-Простор-банке» и у меня лежала крупная сумма. Когда-то эти деньги предназначались для финансирования предвыборной кампании одного кандидата в депутаты. Но в результате счастливого стечения обстоятельств достались мне.

Транжирить их я не собиралась. Я была солидарна с Юлией Львовной в стремлении обеспечить будущее детей. Об их настоящем пока неплохо заботился Роман Игоревич Агеев — их законный отец. Но кто знает, что может случиться, если моему седеющему на глазах супругу бес захочет пощекотать ребро.

Случиться может всякое, например, развод. А я за двадцать пять лет супружеской жизни уже забыла свою девичью фамилию.

— Вы, может быть, знаете, — продолжила Юлия Львовна, проводив глазами Нонну, — что для того, чтобы снять деньги со счета, мало выкрасть кредитную карточку, нужно еще знать шифр — определенный набор цифр. Так вот, кроме меня его не знал никто. А деньги — фьють… испарились.

Юлия Львовна вдруг рассмеялась нервным, истерическим смехом. Спустя несколько мгновений она пришла в себя.

— Это он обокрал меня! Этот подонок! — Лицо Юлии Львовны исказила гримаса ненависти. — Скажите, Обнорский и его люди смогут мне помочь?

Я заплачу. Мы можем договориться на процент от суммы, если вы поможете мне ее вернуть.

— Марина Борисовна, мне бы отксерить полстранички…

Ну надо же, даже Лукошкина явилась удовлетворить отнюдь не профессиональное любопытство. Пока Аня возилась у аппарата, моя собеседница молчала, сосредоточенно пережевывая печенье, которое я предложила ей к кофе.

— Мы постараемся вам помочь, Юлия Львовна. Хотя, не переговорив с Андреем Викторовичем, я не могу вас обнадежить. Оставьте мне, пожалуйста, ваши координаты. Я обещаю в ближайшее время сообщить о решении, которое примет руководство нашего Агентства. Да, если мы возьмемся за это дело, вам не придется ничего платить. Мы не берем денег с частных лиц.

Юлия Львовна взяла предложенную мной бумагу и ручку и, чуть помедлив, написала два номера телефона.

— Домашний и сотовый, — пояснила она.

— Если вас не затруднит, — вовремя спохватилась я, — напишите, пожалуйста, данные вашего мужа. Бывшего мужа, — поправилась я. — Фамилию, имя, отчество, год рождения, место работы, словом, все, что знаете. Это облегчит работу нашим расследователям.

Юлия Львовна снова склонилась над столом. Тонкие бледные пальцы, державшие ручку почти вертикально, были унизаны кольцами с весьма внушительными камушками. "Наверняка подарки «этого подонка», — подумала я. — Интересно, какая все-таки сумма исчезла с банковского счета Юлии Львовны?

Нет, конечно, это не принципиально важный вопрос, а чисто женское любопытство". Именно для удовлетворения одного из основных инстинктов настоящей женщины я, проводив посетительницу, как бы невзначай поинтересовалась ее паспортными данными у охранника Гены. Каково же было мое удивление, когда я узнала, что гражданка Ларионова всего на три года моложе меня. А не на десять, как показалось мне при непосредственном общении с ней. Недоумение и досада грозили вот-вот затмить чувство искренней симпатии к Юлии Львовне.


***

В кабинете архивно-аналитического отдела уже кипели нешуточные страсти.

Все «ходоки», тянувшиеся во время моей встречи с Ларионовой к сокрытым в словарях тайнам, теперь перемывали косточки, пальто и перчатки Юлии Львовны и гадали о цели ее визита в Агентство журналистских расследований. Увидев меня, девицы умолкли и замерли в ожидании сенсации. Я обвела собравшихся интригующим взглядом.

— Как вы думаете, сколько ей лет?

— Минимум сорок два, — не задумываясь ответила Света Завгородняя.

— Откуда ты знаешь? — Я недоверчиво оглядела ясновидящую.

— Это же элементарно, Марина Борисовна. Если отогнуть милой даме ушки, можно увидеть шрамы, оставленные скальпелем пластического хирурга.

Вполне возможно, его звали Лазарь Моисеевич Гольцикер.

Теперь уже не я одна в недоумении смотрела на Свету.

— Боже мой! — всплеснула руками Завгородняя. — Что вы на меня так уставились? Просто Лазарь Моисеевич однажды оказал мне неоценимую услугу…

— Вот эту? — Горностаева оттянула на груди безразмерную хламиду.

— Не надейся, — фыркнула Светка. — Сколько можно повторять, что здесь у меня все свое и настоящее.

— Если не здесь, то где? — не унималась Горностаева.

— Тебе бы, Валя, в танке города брать. — Светка закатила глаза, да так, что я испугалась, не придется ли снова Лазарю Моисеевичу оказывать ей «неоценимую услугу». Но через пару секунд Светкины глаза вернулись на привычную орбиту.

— Короче, отрезала Завгородняя, — Лазарь Моисеевич просветил меня по некоторым вопросам пластической хирурги. Зуб даю, эта дама недавно делала подтяжку. Да у нее еще и глаза как следует не открываются! Ну ладно, девчонки, мне пора, — спохватилась Светка, — а то Лукошкина совсем озверела. Пятый раз заставляет меня текст переписывать, все никак не может визу свою драгоценную поставить.

— Так тебе и надо, — мстительно сказала Горностаева. — Не будешь перед Обнорским по десять раз на дню в позе пьющего оленя красоваться.

— Я? Да очень надо, — надулась Завгородняя. — Если хочешь знать, Обнорский вообще не в моем вкусе. И Лукошкина его второй год динамит, у нее сейчас новая фишка — виртуальный роман.

По— моему, он ей на фиг не нужен.

— Лукошкиной? Конечно, не нужен, — резонно заметила я. — Она же умная.

Сенсационное открытие Завгородней вернуло мне душевное спокойствие, и последующие два часа я проблуждала на интернетовских сайтах, информирующих о последних достижениях отечественной пластической хирургии в области омоложения. «Что ж, еще не все потеряно, — подумала я, — у меня еще есть шанс, грех было бы им не воспользоваться».

Уже собираясь домой, я вспомнила, что до сих пор не отнесла в отдел оперативной информации Каширину данные о муже Юлии Львовны. Зная имя, отчество, фамилию и год рождения, наши оперативники могли составить на него полное досье.

— Диктуйте, — кивнул Родион, выведя на экран окно Центральной адресной базы.

Я впервые за весь день опустила взгляд на листок, оставленный Юлией Львовной, и обомлела.

«Вадим Германович Батманов…» — старательно вывела черным по белому госпожа Ларионова. Имя этого человека было мне хорошо известно.


***

— …Батманов?! Вадим Германович… — орал в телефонную трубку муж. — Фамилия, как у педераста! Адрес! Как еще не узнал? Я тебе за что деньги плачу?

За все годы совместной жизни ни разу я не видела мужа в таком остервенении. А создала ему столь «приподнятое» настроение наша пятнадцатилетняя дочь Маша.

Подростковая глупость и проклюнувшиеся задатки папочкиного авантюризма едва не довели ее до беды, меня до инфаркта, а главу семьи до скамьи подсудимых. В тот злополучный день наша Маша пришла домой из гимназии в сопровождении участкового.

— Криворучко Анатолий Степанович, — зычно представился страж порядка.

Романа дома не было. Мне первой суждено было увидеть нашу растерзанную девочку. Сначала ее заслонял своим телом Криворучко. Таким образом он выполнял данное нашей дочери честное слово, что спасет ее от родительского гнева. В противном случае Машка отказывалась идти домой и согласна была ночевать в отделении милиции.

— Успокойтесь, мамаша, с вашей дочерью ничего страшного не случилось! — с порога рявкнул участковый.

В ту же секунду, увидев выражение моего лица, он отскочил в сторону и вжался в соседскую дверь.

Передо мной стояла Маша. Едва взглянув на дочь, я почувствовала, что земля уходит у меня из под ног.

— Что с тобой сделали? Кто? Где ты была?

Я до сих пор не могу себя простить за то, что не бросилась к ней, не обняла, не прижала к себе в ту же секунду.

Я словно окаменела. Как сейчас вижу ее, стоящую посередине лестничной площадки в разодранных колготках с багровеющим синяком на скуле. Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что отчуждение между мной и дочерью началось именно после того случая. Я так и не прикоснулась к ней в тот вечер.

Положение спас Сережа. Пятилетний малыш проскользнул мимо меня из прихожей и с ревом бросился к сестре.

— Машенька, сестренка моя родная, — ревел он, уткнувшись в клетчатый подол ее гимназической юбки.

Еще большего драматизма картине «Возвращение блудной дочери» придало появление Романа Игоревича Агеева. Он редко освобождался с работы раньше восьми вечера. Позже Роман говорил, что в тот раз словно почувствовал что-то неладное и сорвался с места средь бела дня. Первым приближение главы семейства заметил участковый. Похоже, он уже уяснил для себя тактику работы с пострадавшими.

— Давайте зайдем в квартиру, незачем затруднять движение на лестничной площадке.

Криворучко ловко затолкал меня и детей в квартиру прежде, чем Роман успел разглядеть дочь. Машу он тут же засунул в ванную, велев умыться, Сережу определил в детскую, меня — на кухню. Туда же он привел ни о чем не подозревающего Романа и рассказал нам о том, что случилось с Машей.

Девочка возвращалась из школы домой, когда радом с ней затормозила красивая дорогая иномарка. Из нее вышел солидный мужчина и предложил подвезти. Маша поломалась и согласилась. К счастью, Следом за нашей Машкой крался безответно влюбленный в нее Димка Сидоров из 9-го "б". Увидев, что Машку увозят в неизвестном направлении, он по инерции продолжал брести по тому же маршруту. За поворотом, на пустыре, Димка увидел припаркованный у кочегарки «мерседес».

Все так же крадучись, Димка подобрался к машине и заглянул внутрь. В салоне Маша Агеева, отчаянно визжа, отбивалась от незнакомца, который как раз в тот момент, когда Димка осмелился выглянуть из-за капота, наотмашь ударил девочку по лицу.

— Ничего плохого не случилось, — заключил участковый. — Парнишка оказался сообразительным — начал колотить по машине. Неизвестный злоумышленник выкинул вашу девочку из машины, а отъехав несколько метров, остановился и рюкзак с ее учебниками вышвырнул. Мальчишка смышленый, говорит, всего Кивинова прочел и после школы в милицию работать пойдет. Да он и номерные знаки того «мерседеса» запомнил.

Не стану описывать страсти, которые кипели в нашем семействе еще как минимум месяц.

Естественно, Роман Игоревич вытряс из Криворучко номер машины «неизвестного злоумышленника». На ноги, на уши и под ружье он поставил всю охранную структуру «Бонжур-секьюр», обеспечивающую безопасность его завода.

Что касается меня, то я терпеть не могла агеевских опричников, а их главарю Юрке Шилову не доверила бы даже сторожить собственного спаниеля на прогулке. Однако личность негодяя они все-таки установили и даже нашли фотографию, на которой Машка, заливаясь слезами, узнала своего обидчика. Но самого Вадима Германовича Батманова Роману и его ищейкам отыскать не удалось. Люди, которым мой муж привык верить на слово, сообщили, что Батманов отбыл в длительную загранкомандировку…


***

— Марина Борисовна! С вами все в порядке?! — встревоженный Каширин на всякий случай уступил мне свой стул.

— Спасибо, Родион, — я ободряюще ему улыбнулась.

Пока Каширин рылся в адресной базе, я зашла к Спозараннику.

— Глеб, мне кажется, я могу предложить твоему отделу интересное расследование.

Спозаранник окинул меня испытующим взглядом ученой совы Бумбы, что означало высшую степень заинтересованности. Пока я пересказывала ему историю о пропаже денег с банковского счета, из совы он превратился в нахохлившегося марабу, что означало крайнее разочарование.

— При всем моем уважении к вам, Марина Борисовна, я должен отказать.

Мы не занимаемся расследованием семейных склок. Ваша Ларионова — типичная тунеядка, ее приводит в ужас перспектива ударить в этой жизни палец о палец. А вы хотите, чтобы ради ее безбедного будущего днями и ночами вкалывали ваши коллеги?

— Глеб, я лично заинтересована в том, чтобы проучить этого мерзавца. — Я вкратце описала начальнику расследователей злоключения своего семейства.

Спозаранник снова «осовел» и, три раза качнувшись на стуле, дал уклончивый ответ:

— Хорошо. Если Каширин и Зудинцев согласятся помочь, ищите своего Батманова. Но в рабочих планах моего отдела этого расследования нет и быть не может. И учтите, милочка, вы мне ничего не говорили, а я ничего не слышал.

Ребята помочь согласились. Каширин взял на себя Батманова, а Зудинцев — УБЭП и кое-какие РУВД, где у него остались друзья и сослуживцы.

— Эх, вспомню молодость проклятую, поработаю топтуном, — веселился Родька.

Я отыскала в семейных архивах фотографию Батманова, ту самую, которую когда-то пришлось показать моей Машке, чтобы она в одном из трех запечатленных на ней мужчин узнала извращенца. Физиономия Вадима Германовича была обведена выцветшим от времени красным фломастером.

И здесь на помощь нам пришла старая знакомая Родиона — барменша Милочка, в недалеком прошлом просто Люська. С Кашириным у Людмилы были связаны светлые воспоминания. Около двух лет их соединяла паромная переправа Петербург-Стокгольм. Люська процветала за стойкой бара парома «Анна Снегина», обсчитывая пьяных викингов, а Родион к скромному довольствию курсанта Арктического училища плюсовал круглые суммы, вырученные от продажи закупаемых оптом шведских телевизоров.

Случайно заглянув в клуб «Полумесяц», Родион выпил с Люськой за старые добрые времена и между делом показал фотографию Батманова. Нам повезло — Милочка узнала в Батманове завсегдатая своего заведения… Родион заручился ее поддержкой в нашем деле:

— Крошка позвонит мне на мобильный, как только Батманов появится в «Полумесяце».

Зудинцев объявил боевую готовность номер один, и мы с нетерпением стали ждать звонка от Родькиной «крошки».


***

Ночное заведение «Полумесяц» появилось в городе недавно, но сразу заняло лидирующую позицию в рейтинге клубов, обогнав «Аквариум» и «Тамбовские ночи». Светка Завгородняя — непревзойденный знаток клубной жизни, презрительно скривила губы, когда я спросила ее о «Полумесяце»:

— От малолеток не протолкнуться.

Папики есть ничего себе, но они все в «Полумесяц» с определенной целью ходят — для съема нимфеток.

«Это именно то, что нам нужно», — подумала я, поблагодарив Завгороднюю за исчерпывающую информацию. Ведь согласно добытым Кашириным сведениям, Вадим Батманов числился среди завсегдатаев заведения.

Ночная жизнь — удовольствие не из дешевых. Одно дело — я, жена состоятельного бизнесмена, другое — Каширин и Зудинцев. Культпоход в «Полумесяц» был им явно не карману. Решено было попросить денег у Скрипки. Мне всегда не давала покоя мысль, почему жизнь так несправедлива? Одним женщинам везет — им достаются богатые мужчины, другие вынуждены довольствоваться бедными. Но хуже всех Горностаевой — ей попался скупой.

— Что? Деньги на кабак? — подпрыгнул Скрипка. — Ни в коем случае.

В смете Агентства не предусмотрены расходы на сомнительные развлечения.

Я не хочу получить еще один выговор от Обнорского.

— Тебе, Леша, пора отличать поход в кабак с бабами от оперативного мероприятия, — назидательно сказал Зудинцев.

— Один мой знакомый, скромный кандидат наук из отдела моллюсков и членистоногих Зоологического музея, — завел свою пластинку Скрипка, — всю жизнь мечтал попробовать устриц. Долгие годы он откладывал в копилку разницу между зарплатой и прожиточным минимумом, чтобы купить путевку за границу. Из-за необходимости постоянно жить в режиме строгой экономии он отказался от мысли иметь семью, выписывать газету «Явка с повинной» и научился штопать носки. Наконец он скопил достаточно денег и отправился в Италию на целых две недели. На третий день пребывания туристическую группу привезли в Венецию. Кандидат наук немедленно отпочковался от соотечественников. В то время как гид вещал о затхлых водах венецианских каналов и просил ни в коем случае не есть местных устриц, мой приятель уже делал заказ в ресторане. Все последующие за этим дни, вплоть до отлета на Родину, он провел в инфекционном отделении больницы Святого Марка.

С тех пор он решил: чем спускать деньги в унитаз, лучше ужинать дома, в кругу семьи. А на сон грядущий почитать «Явку с повинной», пока жена штопает носки.

— Короче, сказочник, — не уловив морали в очередной басне завхоза, напрямую спросил Зудинцев, — ты спонсируешь оперативно-розыскное мероприятие Агентства или саботируешь?

Скрипка поерзал на стуле, всем своим видом выражая крайнее неудовольствие, но деньги все-таки выдал.


***

Каширин и Зудинцев вовсе не имели меня в виду, когда разрабатывали план операции. Пойти с ними я напросилась сама. Во-первых, потому что уже сто лет не была в подобных заведениях и знала о них только по рассказам Машки, а во-вторых, у меня были свои счеты с Вадимом Германовичем Батмановым.

Вечером, расхаживая по своей гардеробной, я в сомнении перебирала туалеты.

— Маша, — позвала я дочь, — что сейчас надевают в ночной клуб?

— Ну, не знаю. Топики всякие, кожаные брючки, коротенькие юбочки, чтобы все было в обтяжечку. А тебе зачем?

— Да вот, собираюсь развлечься, — гордо заявила я.

— В топике? Мать, тебя же привлекут за дискредитацию человеческого тела, говорю тебе как будущий юрист.

Ничего из перечисленного Машкой в моем гардеробе не значилось. Я выбрала маленькое черное платьице и рыжий парик, в котором Машка на студенческой сцене изображала Офелию на стадии помешательства. Нацепив все это на себя, я покрутилась перед зеркалом и осталась очень довольна своим отражением.

— Ну как? — спросила я дочь.

— Барби на пенсии, — фыркнула моя добрая Маша.


***

Людмила оказалась дамой обязательной. Через двадцать минут после ее звонка мы были уже в «Полумесяце».

Наш педофил оказался настолько предсказуем в своих пристрастиях и привычках, что сразу же вписался в разработанный нами план. Ни одного дня мы не потратили впустую, ловушка сработала безотказно. Вадим Германович попался на живца.

— Что-то я тебя здесь раньше не видел, — говорил он расцвеченной блестками и перламутровыми тенями девушке, два часа кряду вертевшейся у его столика под зажигательные ритмы каких-то «Мучачас барбадосос». На вид крошке было лет четырнадцать: пухлые губки, курносые грудки, не стесненные корсетными изделиями, аппетитная округлая попка и взгляд — невинно-порочный, точь-в-точь как у набоковской Лолиты.

— Повезло нам со стажеркой, — довольно потирал руки Родион.

— Это в каком же смысле? — не поняла я.

— Знаете, Марина Борисовна, есть такой стишок: «Ну и попа, как орех, так и просится на грех». Так это как раз про нее.

Наша новая стажерка Оксана приехала в Петербург из Мурманска, поступила на заочное отделение журфака и, прочитав за лето собрание сочинений Обнорского, осенью пришла на практику в Агентство. Писать она не умела совершенно, зато гениально собирала самую разнообразную информацию, которая нарасхват шла у расследователей и репортеров. Оксана зарделась от счастья, когда Каширин предложил ей поучаствовать в секретной операции Агентства. Я сняла все возражения, узнав, что эта хрупкая на вид девушка — мастер спорта по карате.

— Мне уже почти восемнадцать, — прижимаясь голым плечиком к млеющему Батманову, говорила вошедшая в роль соблазнительница.

— Врешь, тебе не больше пятнадцати, — раздевая глазами девочку, говорил Вадим Германович. — И что, родители отпускают тебя одну в ночной клуб?

— Мои родители в Мурманске, а я живу в общежитии.

— Бедный котеночек! — оживился Батманов, стиснув Оксанину коленку. — Киске нужен мужчина, который сможет позаботиться о ней в большом городе. Ты же хочешь, чтобы о тебе позаботились?

Раскрутив Вадима Германовича на два коктейля и три порции орешков, Оксана подала нам условный сигнал — расстегнула заколку и распустила волосы. Это означало, что Батманов предложил ей уехать из клуба. Вадим Германович расплатился и пошел к выходу, лелея сладкую надежду «позаботиться» о нашей Оксане.

По не зависящим от нас обстоятельствам мы едва не провалили всю операцию.

«Мерседес» Батманова (а это снова был «мерседес») уже выруливал с парковочной площадки, а «Волга» нашего Агентства не могла сдвинуться с места, зажатая со всех сторон чужими иномарками.

— Родион, Родион, что же делать?! — в отчаянии кричала я.

И Михалыч, как назло, куда-то запропастился.

В это время на эстрадной площадке клуба «Полумесяц» состоялось незапланированное выступление, имевшее тем не менее грандиозный успех у посетителей. Оттеснив солиста «Мучачос барбадосос», к микрофону подошел коренастый мужчина и, прочистив горло отрывистым кашлем, произнес:

— Граждане отдыхающие! Прошу минуту внимания… Владелец «паджеро» с номерными знаками ЕК547М, немедленно отгоните машину и освободите проезд.

В противном случае гарантирую испорченное настроение, предусмотренное статьей 213 УК РФ. А теперь — дискотека!

Под аплодисменты и улюлюканье зала Георгий Михайлович Зудинцев, а это был именно он, спустился со сцены и быстрым шагом направился к выходу.

«Паджеро» уже исчез из виду, освободив нам проезд.

— Все пропало, — причитала я. — Надо спасать девочку! Мы их потеряли!

Какая же я дура, втянула ребенка в такую авантюру!

Родион, не торопясь, выруливал со стоянки. Конечно, спешить нам было уже некуда. Одному Богу известно, куда Батманов повез нашу Оксану.

И тут у меня в сумочке зазвонил радиотелефон, в трубке раздался бодрый голос стажерки. Я так нервничала, что совершенно забыла о средствах мобильной связи, которыми мы снабдили нашу Мата Хари.

— Марина Борисовна, у меня все о'кей, — тараторила Оксана. — Мы припарковались на Большом у магазина «Бессоница». Папик пошел покупать мне «Чупа-чупс» и сигареты…

Родион дал по газам и, проскочив на мигающий желтый Университетскую набережную, мы свернули на Большой проспект. У меня отлегло от сердца, когда на освещенной парковке ночного универсама я разглядела массивный кузов батмановского «мерса». Вадим Германович вышел из магазина с двумя основательно нагруженными полиэтиленовыми пакетами в руках.

— Жрать охота! — сокрушенно сказал Родька и запустил мотор.

Выждав несколько секунд, мы включили фары и тронулись вслед «мерседесу».

— В Гавань он, гад, рвется, — заключил Зудинцев после поворота на Наличную. — Там у него хата съемная, куда он баб водит. Наличная, тридцать шесть, корпус не помню, но дом кирпичный, прямо за высотками, их еще «куриными ногами» называют.

— Просто не знаю, как тебя благодарить, Жора, — умилилась я. — Вы мне так помогли, столько всего нарыли. — Я послала Зудинцеву полный признательности взгляд, который утонул в темноте салона.

— Рано, Марина, благодарности выносить, самое главное еще впереди.

К счастью, ночью на выезде от «Прибалтийской» оказалось довольно оживленно. Машины сновали в разные стороны, помогая нам законспирировать слежку за Батмановым. С Наличной «мерседес» свернул на набережную Смоленки, заполз во двор 36-го дома и заглушил мотор. Я вытащила из сумочки радиотелефон и положила его перед собой. Как только он зазвонит, я должна была передать его Зудинцеву — такая у нас была договоренность. Мужчины настояли на том, чтобы ситуацию в салоне «мерседеса» контролировал кто-нибудь из них. У меня могли не выдержать нервы, я бы, совершенно очевидно, сорвалась в атаку раньше времени и все испортила. Прошло уже минут двадцать, но телефон предательски молчал.

— Это невозможно! — не выдержала я. — Может быть, за последние несколько лет Батманов из педофила превратился в маньяка-убийцу. Вот что он сейчас с ней делает?! Что?!

— Марина Борисовна, не заводитесь раньше времени, — урезонил меня Родион. — Нет никаких оснований для паники. И…

— Смотрите! — отрывисто перебил его Зудинцев.

В салоне «мерседеса» в нескольких метрах от нашей «Волги» зажегся свет.

Открылась дверь со стороны пассажирского места. Из машины выскользнула стажерка Оксана и что, вы думаете, она сделала? Задрала юбку, стянула трусики и, сверкнув белой попкой, села под кустик делать пи-пи. В ту же секунду зазвонил наш радиотелефон. Я успела схватить его раньше Зудинцева.

— Уважаемые радиослушатели, — пропищала мне в ухо Оксана, — вы настроились на передачу «В объятиях педофила…»

Слышимость была прекрасной, мне показалось, что я уловила даже звук Оксаниной струйки. «Зря, — подумалось мне, — я лишила заслуженного ветерана МВД Зудинцева таких незабываемых ощущений». Натянув трусики, стажерка вернулась к Батманову, а я передала «Nokia» Михалычу.

Передача «В объятиях педофила» транслировалась в правое ухо Зудинцева минут десять-пятнадцать. Позже мы с Родионом кусали локти, вспоминая выражение лица нашего Михалыча. Его надо было снимать на пленку! И нам бы был обеспечен главный приз в передаче «Сам себе режиссер».

В соответствии с разработанным нами планом Оксана должна была отказаться идти в холостяцкую квартиру Батманова и спровоцировать домогательство непосредственно в машине. А чтобы мы могли контролировать ситуацию и вмешаться вовремя, нас с салоном «мерседеса» должен был соединить тариф «Молодежный» — 0,7 цента в минуту.

Скрипка будет несказанно счастлив, оплатив столь ничтожные суммы.

— Пора! — наконец сказал Михалыч и добавил:

— Дверьми не хлопать. Хотя вряд ли его теперь что спугнет.

Родион пропустил меня вперед. По сценарию я должна была действовать первая. Набрав ускорение, я подлетела к «мерседесу» со стороны водительского места и рванула на себя дверцу. К счастью, она оказалась незапертой.

— Подонок, мерзавец, извращенец, сукин сын! — голосила я на всю округу, обрушив на голову Батманова кулаки и шестьдесят килограммов живого веса. — Что ты сделал с моей несовершеннолетней дочерью? Засужу! На каторге сгною!

Вытряхнутый из машины Кашириным и Зудинцевым Батманов никак не мог прийти в себя.

— А девочка сказала, что мама живет в Мурманске, — только и промямлил Вадим Германович.

Он даже не попросил ребят представиться, приняв их за ментов. Физиономия Михалыча действовала лучше любой ксивы.

Оксана не слишком натурально всхлипывала у меня на груди. Каширин что-то усердно записывал в блокнот. Зудинцев изучал паспорт и водительские права Батманова, хотя, уволившись из органов в 1999 году, уже три года не имел на это права.

Мы блефовали и выиграли. Так нам тогда казалось.

— Я дам вам денег! — неожиданно произнес Батманов. — Не надо ничего писать, — обратился он к Родиону. — Я дам вам денег. Много у меня нет, но я готов… все, что есть…

— Потерпевшие! — обратился ко мне и к Оксане Зудинцев. — Вы согласны на материальную компенсацию ущерба, причиненного вам Батмановым Вэ Гэ?

Стажерка перестала всхлипывать и с надеждой посмотрела на меня.

— Сколько? — буркнула я.

— У меня есть десять тысяч наличными…

Я презрительно фыркнула.

— Я могу продать квартиру… и машину, — добавил он.

— Меня устроит сумма, которую вы недавно сняли со счета в «Кредит-Простор-банке», — сказала я.

— Это какая-то ошибка, — пробормотал Батманов, — у меня нет счета в этом банке или в каком бы то ни было еще. С 1998 года. Вы можете это проверить.

При упоминании о «Кредит-Простор-банке» ни один мускул не дрогнул на лице Вадима Германовича. Он продолжал жалко шмыгать носом, кутаясь в долгополое пальто.

— Сколько денег вы оставили своей бывшей жене Ларионовой? — спросил Зудинцев, уткнувшись в паспорт, как будто на этот вопрос его натолкнул штамп о разводе.

— Сто пятьдесят тысяч долларов, — еле слышно выдавил Батманов. — Но тогда были другие времена. Я мог себе это позволить… Сейчас я на мели.

И жена не дает мне в долг. Да и денег этих у нее больше нет… Она больная женщина — все растранжирила за один год. Недавно сама приходила ко мне — просила денег на ребенка. У нас дочка…

Я ей отдал шестьсот долларов — все, что у меня тогда было…

Зудинцев его отпустил. Он сказал, что двадцать лет проработал в органах и может отличить, когда человек врет, а когда нет. Зудинцев был убежден, что Батманов не врал. У меня было другое мнение, но… никаких доказательств, кроме собственных ощущений. А еще у меня было отвратительное настроение: поймав подонка с поличным, мы отпустили его на все четыре стороны. Чтобы в нашей операции приняли участие правоохранительные органы, нужно было получить высочайшее соизволение Обнорского. Но начальники, как и мужья, узнают обо всем последними.


***

На следующий день я позвонила Юлии Львовне и сказала, что проведенные Агентством журналистских расследований оперативно-розыскные мероприятия опровергают факт хищения гражданином Батмановым средств с ее личного счета. Я нарочно говорила с ней сухо и сдержанно. Мне было неприятно признаваться в наших неудачах.

Юлия Львовна была изрядно пьяна, она так же, как и во время своего первого визита ко мне, истерично расхохоталась.

— Я так и знала, — говорила она, причем не мне, а кому-то, кто был с ней рядом. — От этих щелкоперов не будет никакого проку. Журналюги бездарные! Лучше бы я сразу наняла бульдога! Давно бы дело было сделано!

— Ну как? — спросил меня Родька, присутствовавший при разговоре.

— Может, Батманов и прав, — сказала я, пожав плечами, — она действительно с приветом. Во-первых, сейчас два часа дня, а она пьяна в стельку. Во-вторых, обозвала нас щелкоперами, а в-третьих, собирается нанимать кинолога с собаками.

Родька присвистнул и покрутил пальцем у виска.

Я была уверена, что на этом в истории Юлии Львовны Ларионовой будет поставлена точка, но ошиблась.

Вечером того же дня ко мне в кабинет зашел Зудинцев, весь день промышлявший в УБЭПе, и плотно прикрыл за собой дверь.

— Послушай, Марина, мне удалось кое-что узнать. Выявлены аналогичные случаи таинственных исчезновений денег со счетов. Вот, я выписал фамилии пострадавших. Первый случай произошел года два тому назад. Есть вероятность, что все это звенья одной цепи.

Я присела за стол и пробежала глазами список. В нем значилось пять фамилий.

— Михалыч! Но ведь здесь все женщины, — в восторге от собственной наблюдательности заметила я, но тут же осеклась. — Разве что вот эта фамилия…

Онупко… может принадлежать и мужчине тоже. А, Михалыч?

— Онупко — это мужчина, — подтвердил безжалостный Зудинцев. — Но…

— «Но»?

— Но — бывший. Незадолго до того, как у него пропали деньги, Онупко лег в клинику пластической хирургии и изменил пол.

Я всегда гордилась отличавшими меня умом и сообразительностью.

— Есть контакт, Михалыч! — заорала я, потому что меня осенило. — Скажи, а в УБЭПе еще не поняли, почему все пострадавшие — женщины или трансвеститы?

— Еще не поняли, — убежденно ответил Зудинцев.

— А ты, Михалыч, конечно же, понял?

Подполковник в отставке напрягся, силясь выдвинуть какую-нибудь удобоваримую версию, но вынужден был сдаться.

— Честно говоря, еще нет.

— А я знаю! Знаю! — Я заплясала по комнате. — Михалыч! Юлия Ларионова тоже недавно делала пластическую операцию — подтяжку.

— Черт побери! А в этом что-то есть, Агеева. Хотя, конечно, не факт…

— Еще какой факт! У меня тоже была кредитная карточка. — На всякий случай я использовала прошедшее время. — Чтобы с ее помощью получить деньги, мало засунуть ее в банкомат, надо еще набрать пин-код, определенный набор цифр. Как можно воспользоваться кредиткой, не зная их? Никак. Нужно выведать эти заветные цифры. И знаешь, Михалыч, как это можно сделать? Под наркозом. Пластические операции, за редким исключением, проходят под общим наркозом!

— Над этим надо подумать, Марина, — сказал Зудинцев. — Помню, подстрелили мы одного налетчика. Трое других ушли. Подстреленного отвезли в больницу, его там сразу на операционный стол — под нож, пулю извлекать.

Сейчас уже не вспомню, из какого места. Одному из оперов выдали белый халат и разрешили войти в операционную, когда пациенту давали наркоз. Пара вопросов под кайфом — и паренек сдал нам всех своих подельников с потрохами. Так что очень может быть. Но проверить не помешает.

Два дня Зудинцев на работе не появлялся. Он снова отправился в УБЭП для того, чтобы найти подтверждение или опровержение моей версии. На третий день с утра пораньше Михалыч пришел ко мне в кабинет, чтобы выразить свое восхищение. Я оказалась права: все пять женщин и существо по фамилии Онупко делали пластику. Причем в одной и той же клинике. Возглавлял ее Лазарь Моисеевич Гольцикер.

— А теперь приготовься к сенсации, Марина! Клиника открылась в тысяча девятьсот восемьдесят девятом году и сначала называлась не «Ночи Клеопатры», а просто и буднично — ЗАО «Сатурн». Так вот, на этом первом этапе одним из ее учредителей значился Вадим Германович Батманов.

— Что ж ты, Жора, отпустил этого мерзавца? Впредь не будешь действовать по принципу: «Послушай женщину и сделай наоборот»? Я ведь тебе говорила, что Батманов замешан в этом деле.

— Ну, интуицию к делу не пришьешь. Фактов-то не было. А теперь, Марина Борисовна, — потупившись, сказал Зудинцев, — я должен тебя расстроить. Нас троих — тебя, Родиона и меня — вызывает на ковер Обнорский. Всыплет по первое число.

— За что? — спросила я, хотя примерно догадывалась, каков будет ответ.

— Видишь ли, когда все наши предположения подтвердились и народ в УБЭПе врубился и забегал, я пошел к Обнорскому и все ему рассказал. Ну а он, как обычно, вместо того, чтобы возложить лавровые венки на наши гениальные головы, разорался.

— Когда? — спросила я обреченно.

— Сейчас он в УБЭПе. А после обеда — готовься. Но крайним он считает меня, как старшего по званию. Помнишь, как говаривал незабвенный дон Карлсоне? «Женщины и дети могут быть беспечны, а мужчины — нет».

Подполковник Зудинцев кисло мне улыбнулся и пошел оповещать Родиона Каширина о предстоящем разносе.


***

— Вы что, мать вашу, совсем обалдели? — Наш шеф никогда не изменял своим традициям — любую разборку с подчиненными он начинал именно с этой фразы. — С Агеевой мне все ясно, у нее борзометр давно зашкаливает. Но ты, Михалыч! Ты же опер, профессионал! Как ты мог играть в бирюльки с этими недоумками с филфака? Стажерку несовершеннолетнюю задействовали, в нимфетку обрядили: «Дяденька, а ты тетенькины деньги случайно не брал?» Позор! Расследователи хреновы!

Уволю к матери всех!

Минут через пятнадцать Обнорский выдохся и от сокрушительной части своего выступления перешел к созидательной. Из нее следовало, что руководство УБЭПа собирается отрабатывать выдвинутую сотрудниками «Золотой пули» версию. Но организованную преступную группу врачей, если таковая имеется, хотят брать с поличным.

— Поинтересовались, кстати, нет ли у нас еще одной стажерки, желающей поучаствовать в поимке Лазаря Моисеевича на живца, — ухмыльнулся Обнорский.

— Есть! — Я сделала шаг вперед и бесстрашно посмотрела в глаза шефу.

— Марина Борисовна, вы, наверное, не поняли. Им нужен человек, который ляжет под скальпель…

— Именно это я и собираюсь сделать. Кроме того, у меня есть кредитная карточка.

— Кредитку вам выдадут в УБЭПе.

Зачем рисковать своими сбережениями.

А вот лицом и полюбившимися нам морщинками (ну не гад ли?!) рискнуть придется…


***

— Не надо так волноваться, голубушка, успокаивал меня Лазарь Моисеевич. — Золотое армирование — пустячная операция, в нашей клинике она отработана до мельчайших деталей. Я гарантирую вам потрясающий результат. У вас еще есть полчаса, успокойтесь, подумайте о чем-нибудь приятном — о море, о солнце, о красивых мужчинах.

— Я подумаю о Марлоне Брандо. Можно? — попыталась пошутить я.

— У вас прекрасный вкус, голубушка. Я уверен, что вас ждут новые блестящие победы.

Лазарь Моисеевич ласково потрепал меня по щеке и направился в операционную.

Молоденькая медсестра Леночка велела мне раздеться догола и убрать волосы. Я забрала их в хвостик на самой макушке и крепко стянула бархоткой, в которую незаметно воткнула миниатюрный радиомикрофон. Пришел анестезиолог и сделал мне укол. Через несколько минут все поплыло у меня перед глазами. Леночка помогла мне взгромоздиться на каталку, и меня повезли в операционную.

— Ну, с Богом! — сказал Лазарь Моисеевич.

Больше я уже ничего не слышала из того, что говорил известный в городе хирург, медицинское светило, господин Гольцикер. Зато его очень хорошо слышали Родион Каширин и молоденький сотрудник УБЭПа Гриша. Они сидели на скамейке в больничном скверике и писали на диктофон все, что происходило в операционной.


***

Из больницы я выписывалась без напутственных слов моего лечащего врача Лазаря Моисеевича. В тот день профессор Гольцикер уже давал показания в кабинете следователя на Захарьевской улице…

Его, как и планировалось, задержали при попытке снять деньги с чужого счета в банке. Заслуженный хирург сразу во всем сознался. По словам Гольцикера выходило, что на путь криминала его подтолкнул приятель и бывший одноклассник Вадик Батманов — тот просто спал и видел, как вернуть обратно деньги, которые выманила у него шантажом бывшая жена. Время от времени Юля разрешала Батманову видеться с их дочерью Кристиной. И как-то приятели придумали гениальный план — уговорили Юлю лечь на операцию в клинику Лазаря. В долю пришлось взять анестезиолога и операционную сестру. Помимо четырех женщин и одного трансвестита, Гольцикер и К° опустили на деньги еще пару пациенток, но они, так же как и Ларионова, по каким-то причинам в милицию не обращались.

После таких откровений Лазаря Моисеевича прокуратура выдала разрешение на арест Батманова. Но в руки законного правосудия он так и не попал…


***

— Ну что, Агеева, все продолжаешь оттачивать имидж роковой женщины? — приветствовала меня Горностаева.

— Что ты имеешь в виду? — не поняла я.

— А то, что грохнули-таки твоего извращенца. На, полюбуйся. — Горностаева протянула мне сводку оперативной информации.

В ней сообщалось о том, что в Удельном парке обнаружен труп предпринимателя Вадима Батманова. По горячим следам сотрудникам правоохранительных органов удалось задержать предполагаемого убийцу — Моськина Виктора Петровича, известного в криминальных кругах под кличкой Бульдог. Во время задержания Моськин оказал сопротивление и попытался совершить побег.

Милиционеры открыли огонь на поражение. В результате полученных ранений Моськин, не приходя в сознание, скончался на операционном столе в клинике военно-полевой хирургии ВМА.

Я несколько раз внимательно прочитала информацию. "…Бульдог… Какая смешная кличка… — подумала я. — Где-то я уже недавно о нем слышала… Стоп!

Ведь это же Ларионова говорила мне по телефону, что хочет нанять бульдога.

Как я сразу не врубилась, наплела Каширину про каких-то кинологов с собаками. Так, значит, это Юлия Львовна заказала Вадима? Какое редкое везение!

Заказ исполнен, а исполнитель мертв!

И, кроме меня, никто ни о чем не догадывается. Юлия Львовна, вы можете спать спокойно. Я сохраню вашу тайну.

Быть может, я слегка и погрешу против закона, но, как утверждает наш шеф, законность и справедливость — вещи порой взаимоисключающие. Я выбираю справедливость. Я никогда, никому, ничего не скажу… если утерплю, конечно".


Оглавление

  • ПРЕДИСЛОВИЕ
  • ДЕЛО О ЛЯЛЕ-ЧЕРНОЙ
  • ДЕЛО О ПОТЕРЕ ПАМЯТИ
  • ДЕЛО О ДВОРЦОВОМ ПРИВИДЕНИИ
  • ДЕЛО О ДОЧЕРИ ЦЫГАНСКОГО БАРОНА
  • ДЕЛО О ВЗБЕСИВШЕМСЯ ВРАЧЕ
  • ДЕЛО О ЗОЛОТЫХ НИТЯХ