Дело о заикающемся троцкисте (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Андрей Константинов
Дело о заикающемся троцкисте (Агентство «Золотая Пуля»)

ДЕЛО О ЗАИКАЮЩЕМСЯ ТРОЦКИСТЕ

Рассказывает Андрей Обнорский

"Обнорский Андрей Викторович (псевдоним — Серегин) — тридцать восемь лет. Директор и главный редактор Агентства «Золотая пуля». По образованию — историк-арабист, военный переводчик. Языки: арабский, иврит, английский, немецкий. Службу в рядах ВС СССР проходил в Южном Йемене и Ливии. Имеет боевые награды. Демобилизовался в 1991 году в звании капитана. В декабре 2000 года присвоено очередное воинское звание — майор. Под предлогом поздравления в связи с присвоением звания мною была проведена разведбеседа с Обнорским А. В., в ходе которой выявлены его политвзгляды и возможность возврата на службу в ВС РФ.

В целом, при лояльном отношении к власти и патриотическом — к стране, Обнорский высказал массу критических и негативных взглядов (см. прилагаемый отчет). По вопросу о продолжении военной карьеры дал понять, что эта тема не представляет для него интереса.

В оценках — взвешен. Нет никаких сомнений, что Обнорский А. В. представляет значительный интерес для нас, т. к. обладает аналитическим складом ума, большим количеством связей в правоохранительной системе и криминальных кругах, пользуется популярностью в городе. Возможность сотрудничества, однако, минимальна в силу сложности характера, некоторых взглядов (см. прилагаемый отчет) и привычке к независимости.

Не так давно нами сделано (через посредников) предложение Обнорскому А. В. о сотрудничестве под видом высокооплачиваемой работы в Москве. Ответ пока не получен".

(Дата. Подпись)

Из секретного досье

Из приемной раздался взрыв хохота. Я поднял голову от бумаг, прислушался, но смех смолк. Работнички, подумал я и опять погрузился в изучение досье на одного бойкого адвоката. Было время — этот адвокат служил в прокуратуре, но потом пришел к мысли, что защищать воров и бандитов выгоднее, чем обвинять…

Я сосредоточился на досье, но из приемной снова раздался смех. Нет, ну это совсем не дело! Зачем, интересно, господа р-расследователи на работу ходят: анекдоты травить? Я встал, распахнул дверь в приемную — там сидели и стояли Повзло, Лукошкина, Агеева и Оксана. Пятым в их компании был телевизор.

— Ну что, коллеги дорогие, — спросил я, — развлекаемся? Петросяна смотрим?

— Хуже, Андрей, — ответил Коля, — Салехарда.

— Кого?

— А ты сам посмотри… обхохочешься.

— Спасибо, — вежливо сказал я.

На канале НТВ шел повтор вчерашнего «Намедни» имени Парфенова, которым нас осчастливили вместо «Итогов» имени Компотова. На экране был зал Государственной Думы, а на трибуне гордо, как Чингачгук, стоял Михаил Салехард личность в Санкт-Петербурге весьма известная. Папа его строил дамбу… но маленько не достроил. Баллотировался на должность мэра, а потом губернатора Санкт-Петербурга… Получилось то же самое, что и с дамбой.

Салехард-младший пошел в политику.

Сейчас он вещал с трибуны:

— Разумеется, господин Яблонский имеет право на скептическую улыбку…

Хотя все его экономические прожекты, включая пресловутые «Триста суток», почили в бозе. А я говорю о совершенно реальном проекте, который способен дать казне десятки миллиардов долларов.

Известный либерал Болтуновский со своего места выкрикнул:

— Врет все. Тоже мне — «Остров сокровищ»! Негодяй — однозначно! Питерская шайка — все посты захватили. Ворье!

Спикер Уткин, озабоченный своими лично-государственными заморочками, вяло призвал либерала к порядку. Либерал сказал: воры, воры. Дамбу разворовали, слона в зоопарке голодом заморили, — и успокоился.

Салехард на трибуне дождался тишины и продолжил:

— Да, господин Болтуновский, действительно, — остров сокровищ. По самым скромным оценкам только в земле и зданиях Санкт-Петербурга скрыто металлов и камней на сумму не менее двух-трех миллиардов долларов.

— Воры! Негодяи! Каких металлов?

Каких камней — булыжников?

— Нет, господин Болтуновский. Речь идет о драгоценных металлах и камнях.

Причем в виде произведений искусства.

Именно поэтому я предлагаю всерьез отнестись к тому, что в буквальном смысле слова лежит у. нас под ногами. Я предлагаю создать постоянно действующий Комитет Государственной Думы по розыску материальных, исторических и культурных ценностей, скрытых в…

— Воры! Вам этот комитет нужен, чтобы воровать. Весь песок с дамбы финнам продали. Цемент — эстонцам, гвозди — полякам…

Спикер сказал:

— Успокойтесь, депутат Болтуновский.

А Салехард улыбнулся и произнес с достоинством:

— Если бы я захотел украсть, то сделал бы это легко. Мне, например, достоверно известно, что на территории дворца моей прабабки, Марии Феликсовны Косинской… вам, господин Болтуновский, это имя, видимо, ни о чем не говорит. Поясню, что Мария Косинская была звездой русского балета… Так вот, мне достоверно известно, что на территории дворца Косинской, на глубине около восьми метров, захоронен сундук с драгоценностями моей прабабки, которая умерла во Франции.

Я мог бы, пользуясь своими знаниями, нелегально выкопать этот клад. Тем более что я являюсь законным наследником.

Однако я хочу, чтобы драгоценности моей прабабки послужили отечеству. И самым первым делом Комитета по розыску ценностей будет именно клад Косинской, возвращенный народу.

— И прабабка ворюга! радостно закричал Болтуновский.

Салехард повернул к нему свою «аристократическую» голову:

— Я не считаю нужным вам отвечать, Болтуновский. Ваш уровень — рассуждать о многоженстве…

Ох, зря Миша это сказал! Болтуновский вскочил и решительно бросился к трибуне. Кто-то попытался его перехватить, Уткин зазвенел колокольчиком, зал радостно зашумел… Владимир Болтуновский быстро добежал до трибуны, с рыком: бабка твоя проституткой была! — ловко ударил Салехарда в нос.

Запись кончилась, на экране возник Парфенов с «ежиком» на голове и пакостной улыбкой извращенца, подглядывающего у женской бани, но мы его не слушали. Мы хохотали.

Наверное, об этом не стоило бы писать — так, хохмочка, — но именно с этой хохмочки началась та история, которую я хочу рассказать. Итак, передачка кончилась, мы посмеялись, и я вернулся в свой кабинет. И даже забыл и про Салехарда, и про Болтуновского, и про великую Косинскую. Но после обеда в кабинет ко мне заявилась Светка, томно потянулась, обнажив загорелую полоску тела, положила мне ладонь на шею и сказала:

— Есть прикольная идея — сто пудов!

— Гражданка Завгородняя, немедленно прекратите сексуальные домогательства. В Соединенных Штатах я мог бы подать на вас в суд!

— Так мы не в Штатах… А тебе что — не нравится?

— Мы на работе, Светлана Аристарховна.

Светка покачала бедрами и сказала:

— А мне кажется, что тебе… о-о!… тебе нравится. И с каждой секундой растет твоя потенция. Я имею в виду — творческая.

Я нахмурился:

— Ну что у тебя за сто пудов?

— Тема — классная. Ты слышал про заявление Салехарда в Думе?

— Про клады?

— Конкретно.

— Ты еще, Аристарховна, сказала бы: чисто конкретно… Что за идея?

— Можно сделать, Андрей, большой прикол на эту тему. Телевизионный. У меня на телевидении полно… поклонников.

— Твоего таланта? — спросил я.

— У меня много разных достоинств.

Я, кажется, вздохнул:

— Ладно, говори, что ты там придумала…


***

Теперь, задним числом, я могу сказать, что у нас было одно желание — пошутить.

Или, как говорят молодые, приколоться.

(Все чаще ловлю себя на мысли, что, хотя и обращаются ко мне иногда «молодой человек», сам себя к молодым я уже не отношу…) У нас было желание пошутить, и мы пошутили. Ух, смешная получилась шутка! УБИЙСТВЕННО-смешная… Но тогда, конечно, никто о последствиях не предполагал.

…Итак, мы пошутили. Я воткнул лопату в землю, спросил:

— Все? Получилось?

— Отлично, — сказал оператор, — лучше не бывает. Свет как у Тарковского.

— Слава Богу… А когда эфир?

— Если с ювелиром все получится нормально, то прямо сегодня и эфир. Сенсация будет!

Светка захлопала в ладоши, заверещала:

— Андрюша, да ты просто гений! Ты круче, чем Бандерас… вау!

Оператор посмотрел на меня с ненавистью. Видать, один из Светкиных поклонников. Я пошел переодеваться и сдавать «реквизит» — лопату и грязный ватник.

Вечером был эфир. Мы смотрели его вдвоем со Светланой Аристарховной в моем кабинете.

Степан Томский с экрана рассказал, как прошло празднование 299-й, предъюбилейной, годовщины города, а потом выдал:

— Сенсация. Как уже, наверное, известно многим жителям Санкт-Петербурга, на днях депутат Государственной Думы Михаил Салехард заявил, что ему достоверно известно о кладе его знаменитой прабабки, легендарной балерины Матильды Косинской. Многие отнеслись к его заявлению скептически. Но наш коллега, директор Агентства журналистских расследований «Золотая пуля» Андрей Обнорский решил проверить это заявление.

Обнорский не только провел собственное расследование, но и… Впрочем, остальное вы узнаете из репортажа Марии Траханной… извините, Марии Труханной.

На экране возник особняк Косинской в лучах утреннего солнца. Потом камера «наехала» и сразу оказалась за оградой, во дворе. В кадр впорхнула Мария Трах… извините, Труханная. И зачастила:

— Сейчас мы находимся на территории дворца выдающейся русской артистки балета, замечательного педагога Матильды Феликсовны Косинской. Косинская была ярчайшим представителем русской академической школы, ее искусству рукоплескала вся Европа. Она участвовала в изумительных «Русских балетах» Сергея Павловича Дягилева… К сожалению, после большевистского переворота Косинская покинула Россию. О судьбе и творчестве этой удивительной женщины можно говорить бесконечно долго, но сегодня к дворцу Косинской нас привела несколько иная тема.

Камера снова наехала и крупно показала меня. Я стоял в ватнике, который водитель «энтэвэшного» автобуса одолжил мне для съемок. Он в этом ватнике ремонтом своей «Газели» занимался, так что вид у ватника был подходящий… Я стоял в ватнике, курил, «устало» опирался на лопату.

— Вау! — сказала Светка. — Ты круче Бандераса.

— В каком фильме ты видела Бандераса в ватнике?

Я стоял на клумбе, за моей спиной высилась гора земли. Эту землю специально для клумбы и привезли, но зритель об этом, конечно, не подозревал. Выглядела груда земли внушительно.

— Андрей, — сунула мне в лицо микрофон Затрахан… тьфу, Труханная, — Андрей, расскажите, пожалуйста, что вы здесь делаете? Что происходит?

— Сейчас уже ничего не происходит…

Я курю и отдыхаю. Все самое интересное происходило до вашего приезда.

— Расскажите, пожалуйста, подробно, Андрей.

— Извольте… После громкого заявления господина Салехарда о кладе Косинской мы в Агентстве заинтересовались этим заявлением. Провели некоторую разработку, рассказывать о которой я сейчас не имею права. Скажу только, что нам до некоторой степени повезло и мы сразу же натолкнулись на информацию, которая косвенно подтвердила слова Михаила Салехарда.

— И? — взвизгнула Трах… тьфу! Вот прицепилась эта «траханная». Глупость какая!… А может, и не совсем глупость.

Чем— то она на Монику Левински похожа.

И микрофон она к губам как-то интересно подносит… интригующе-орально.

— И я решил на свой страх и риск эту информацию проверить с лопатой в руках.

— И?

— Я попробовал вычислить место, где теоретически может находиться клад… при условии, что он, конечно, существует.

Я поставил себя на место человека, которому нужно надежно укрыть нечто ценное в земле. Выяснилось, что таких мест не так уж и много. Точнее, три. Я взял лопату и начал копать.

— Вы работали в одиночку?

— Разумеется. Колхозом такое дело не делают. Вечером я приехал сюда и начал копать. Господин Салехард заявлял, что клад Косинской находится на глубине восьми метров. До этой глубины я не дошел. Но на семи метрах лопата уперлась в дерево…

— В дерево?!

— Да, в дерево… в крышку сундука.

Я повел головой и показал на нечто, покрытое грязным куском брезента. Камера последовала за моим взглядом… Я сдернул брезент. Под ним стоял довольно старинного вида сундук. Его одолжила нам Светкина подруга Василиса. Видела бы она, как телевизионщики мазали сундук грязью!… В общем, сундучок выглядел как надо — будто только что из земли. Йо-хохо и бочонок рому.

— Что, — спросила, «волнуясь», Траханная-Труханная, — в нем?

— Откуда же я знаю? До вашего приезда не открывал.

— Откроем?

Я почесал бороду:

— Хорошо бы, конечно, дождаться приезда властей. А то ведь затаскают потом.

— Под мою, — сказала Машка. — Под нашу ответственность, Андрей. Ведь все фиксирует камера.

Я некоторое время «колебался», потом махнул рукой:

— Была не была. Больше расстрела не дадут.

Мы «вскрыли» сундук. А внутри…

О, что было внутри! Всем Агентством собирали «сокровища». Внутри были «золотые червонцы» в «старинной» шкатулке.

Был «старинный» в «серебре» «Смит-Вессон». «Перламутровую» рукоятку украшали «рубины». Было «бриллиантовое» колье и «жемчуг» россыпью… В общем — клад.

Дураку понятно — клад!

Умному, может, и непонятно. Но не для умных же, в конце-то концов, существует ТВ.

На этом мое участие в «шоу» закончилось, а само «шоу» еще нет. Потому что на экране появился «ювелир». А как без ювелира? Общественность должна быть уверена, что ей не втюхают стекляшки вместо брюликов… Без ювелира никак!

И на экране появился «ювелир». А настоящий ювелир должен быть — что?… Правильно, евреем. Если ювелир или — Боже упаси! — зубной техник не еврей, то это уже, таки я вам говорю, не ювелир и не зубной техник… Это прямо… это прямо Иванов какой-то!

Наш «ювелир» как раз носил фамилию Иванов. Но внешность имел такую, что паспортистка, заглянув в паспорт при всеобщем обмене и увидевши там запись «русский», усмехнулась и понимающе подняла бровь. К ювелирному искусству Сергей Ильич тоже никакого отношения не имел — всю жизнь отработал инженеромтехнологом в оборонке. Потом архитекторы перестройки решили, что специалисты высочайшей квалификации должны делать кастрюли и раскладушки. Иванов с завода уволился и стал торговать на рынке поношенными шмотками.

Маша Затраханная называла Сергея Ильича Шмулем Ароновичем и совала ему в нос микрофон и «бриллианты». Иванов надувал щеки, держал в правом глазу специальную лупу и бормотал:

— Тэк-с, тэк-с… Полтора карата… тэк-с, тэк-с… два карата. А это? О-о-о!

О— о-о!

— Что? — тоненько запищала Трахнутая. — Что, Шмуль Аронович?

— Не может быть!

— Что? — в отчаянии кричала Машка.

Иванов закатил глаза и трагическим голосом заявил:

— Восемнадцать карат, или я не Шмуль Аронович Глузман!

— Ах! — воскликнула Машка так, как будто достигла оргазма.

…Вот так мы пошутили. Восемнадцать, блин, карат… И ни на полкарата меньше!


***

Первый звонок раздался, когда мы со Светланой только-только откупорили бутылку шампанского — надо же отметить наш успех. На Каннский фестиваль его, конечно, не представишь — там в жюри одни жлобы, вон, даже Сокурова забодали… Но все-таки мы сработали не худо.

Бандерас рядом со мной отдыхает, а уж про блестящую работу Иванова в роли Глузмана я ва-а-ще молчу — гигант! Гигант! Юрский!… Смоктуновский! Э-э, да что там — сам Мамонт Дальский!

Мы выпили шампанского. Телефон надрывался, и я снял трубку: алло!…

А звонила, оказывается, коллега — журналистка из одного весьма уважаемого издания. Толковая, между прочим, тетка.

Имеет два высших образования, знает шесть языков.

— Андрюхин, — сказала толковая, — я тебя поздравляю.

— Спасибо, — ответил я. — А с чем?

— С кладом. Разумеется, с кладом.

Андрюхин, дай эксклюзивчик.

Я опешил. Я спросил: ты, родная, что — серьезно? А она сказала: какие шутки? А я сказал: ты сама-то сюжет видела?

А она сказала: а как же? А я сказал… Ничего я не сказал. Я тихонько закрыл рот и положил трубку.

Потом телефоны звонили, не переставая.

Потом Светка сказала:

— Класс, Обнорский. Вам с Машкой Затраханной надо в Голливуде сниматься.

— Фамилия у Марии — Труханная, — возразил я.

— Пусть будет Затраханная, — заявила Светка… — Нормальный псевдонимчик между нами, девочками, говоря. Или, наверное, я лучше себе этот псевдоним возьму. Можно я, Шеф, буду так подписывать свои заметки?

— Перейдешь работать в какую-нибудь «клубничку» — ради Бога! А в «Явке с повинной» — извини, вульгарничать не позволю. Никаких Затраханных на страницах моей газеты не будет. Только Невъебенные… Понятно?

Нам было весело. Мы совершенно не предполагали, что нас ждет впереди.

Сначала на меня обрушился град звонков. Коллеги-журналисты интересовались кладом Косинской. Сперва я шутил. Потом стало не до шуток. Я хоть и понимал, что ТВ изобрели не для шибко умных, но ведь и не для идиотов… Я опечалился.

Я стал объяснять, что это шутка. Шутка это такая, понимаете? Прикол… Это, — говорили мне, — клад-то Косинской — шутка? Хе-хе, шутка! Андрюха, ты не темни, шепни на ушко: в какую сумму, хотя бы приблизительно, оценивают клад?

Тогда я задавал встречные вопросы: скажи мне, друг мой, может ли один человек за одну ночь выкопать яму глубиной СЕМЬ метров?… Большинство моих коллег после этого вопроса врубались и начинали хохотать, приговаривая: а я-то, дурень, попался на крюк!

Но некоторые не врубались. Тогда я задавал другой вопрос: а как ты, коллега, представляешь себе раскопки на территории государственного музея, охраняемого этим же самым государством? Ты что — охренел? Ты поле-то видишь?

Так вот мы пошутили… Негодяи — однозначно!


***

Через сутки все-таки народ успокоился, звонки прекратились. Светке я сказал:

— Чтоб больше идей твоих стопудовых, Аристарховна, я не слышал. Придумала ахинею какую-то…

— Но ты же сам, Андрей, одобрил.

— Я одобрил? — возмутился я. — Я эту ахинею одобрил?… Да, я одобрил. Вот и лишу тебя премии к чертовой матери!

— За что? — удивилась Светлана.

— За… за… в общем, иди работай. Я придумаю за что. Ну это ж надо такую ахинею придумать! ВАЗМУТИТЕЛЬНО!


***

А на другой день ко мне явился адвокат господина Салехарда. Вернее, сразу два.

Они пришли без предварительной договоренности, и я мог бы их не принимать. Но рассудил, что два серьезных человека без дела не придут, и скомандовал Оксане: запускай обоих, будем потрошить.

Оба адвоката оказались чем-то похожи.

Вообще я заметил, что все адвокаты немножко похожи. На лицах у них написано что-то такое… особенное. Они несут некую печать знания, которое не доступно простым смертным. Адвокаты значительны, как жрецы тайной секты или шаманы племени мамба… Рядом с ними, правоведами, ты ошущаешь себя ущербной, убогой, косноязычной полукриминальной особью. По крайней мере, им так хочется.

Впрочем, может быть, я не прав. Вот, например, Аня Лукошкина…

Вошли два правоведа. У одного был костюм в полоску, а галстук однотонный, у второго, наоборот, — лысина. Одного звали Филиппом Филипповичем, другого, наоборот, — Сергеем Станиславовичем. Но — близнецы.

Я предложил присаживаться, спросил насчет кофе-чаю и поинтересовался: что же их, правоведов-то, сюда принесло… то есть привело?

— Мы, — сказал Филипп Филиппович, — представляем интересы нашего клиента — Михаила Георгиевича Салехарда… А чай мы пить не будем.

— Да, — сказал Сергей Станиславович. — Не будем… дайте кофею.

Я понял, что это серьезно. Правоведы ловкие попались. Таким палец в рот не ложи. Э-э, нет, не ложи — ловкачи-правоведы. Я понял, что нужно спасаться.

— Конечно, — сказал я. — Сейчас я прикажу секретарше приготовить кофе.

Адвокаты заявили, что их клиент — депутат Государственной Думы, а моя безответственная телевизионная выходка подрывает и дискредитирует его имидж и т. д. и т. п. Они говорили довольно долго.

Я слушал, кивал головой и думал, что братаны подобную речугу формулируют короче: за базар, типа, отвечать надо!


***

На следующий день, около восьми вечера, Оксана уже ушла, и когда зазвонил телефон, я сам снял трубку.

— М-мне н-настоятельно н-нужно пе-переговорить с г-г-господином Обнорским, — сказал мужской голос.

— По какому вопросу? — спросил я.

— П-по очень в-в-важному.

Вот так — по очень «в-в-важному»…

И я верю. Я верю, что для того, кто звонит, вопрос очень важен. Но вот важен ли он для остальных, в том числе для Агентства «Золотая пуля» и для меня — Обнорского А. В.?

— Вы по какому вопросу? — повторил я.

— П-послушайте. Д-днем меня т-трижды фут-футболила с-с-секретарша. А д-дело в-важнейшее. Н-на нем вы сможете з-з-зработать и этические, и ф-ф-финансовые дивиденды.

Про «этические» дивиденды я ничего не понял, но ф-ф-финансовые меня заинтересовали. У нас аккурат сложился очередной кризис, денег не было даже на зарплату, и где их взять, никто не знал.

Днем мы провели совещание, обсуждали ситуацию больше часа, но ни к чему не пришли… Короче, именно упоминание про финансы решило исход дела.

Я сдался.

— Я, — сказал я, — Обнорский. Слушаю вас.

— Я м-могу предложить в-вам совершенный эксклюзив.

— Простите, как вас зовут?

— Олег.

— Очень приятно. А меня Андрей.

— Я з-знаю.

— Так в чем суть дела?

— У-у м-меня есть дневники Т-троцкого… Б-бронштейна.

— Поздравляю. А при чем тут я?

— Н-но ведь вы занимаетесь р-розыском к-культурных и-и-и-исторических ц-ц…

Вот оно в чем дело! Опять рикошет от «клада Косинской». Это определенно уже начинает надоедать.

— К Салехарду, — сказал я. — С розыском ценностей — к Салехарду.

— С-салехард конъюнктурщик, — резко ответил Олег, и я с ним мысленно согласился. — А у-в-вас ре-ре-путация…

— Хорошо. Хорошо, Олег. Объясните толком, что вы предлагаете.

— Я м-могу продать вам д-дневник и. п-письма Л-л-льва Т-троцкого. П-подлинники. А вы я-я-якобы провели расрасследование и их на-нашли. Это же ф-фурор. С-сенсация. И — д-деньги.

— А почему вы сами не хотите это сделать?

Олег некоторое время молчал, потом сказал:

— Н-не могу. Есть н-нюансы.

— Бывает, — согласился я. — А сколько вы хотите за ваши письма и дневники?

— В-вы покупаете? — обрадовано спросил он.

— Помилуйте! Кота в мешке?

— Я п-предоставлю образец. П-покупаете?

— Возможно. Так сколько вы хотите?

— Сущий п-пустяк. Тысяч десять, например.

— Рублей?

— Шу-шу-шутите? На С-сотби цена н-на такие р-раритеты…

— Почему бы вам, Олег, — перебил я, — не предложить ваши раритеты на Сотб?

— Это н-невозможно. У м-меня ос-ссобые об-об-обстоятельства.

— Кхе. Откуда у вас подлинники Троцкого? Если мне не изменяет память, Лев Давидович еще в тридцать девятом году продал свой архив Гарвардскому университету.

— У-у меня есть п-подлинники. Х-хотите убедиться?

Я сел на подоконник, закурил. За окном был конец мая, но листва на деревьях уже набрала полную силу, заматерела полетнему…

— Х-хотите у-убедиться?

— Да, хочу. Приносите ваши бумаги.

— Н-нет, невозможно.

— Ну, Олег, так дела не делают. Я вам уже объяснил: за кота в мешке я не заплачу ни копейки.

— Образец т-текста я оставил в ячейке к-камеры х-хранения М-московского вокзала. Записывайте к-код…


***

Через сорок минут я был на Московском вокзале. Вокзалы в России — это особая тема. О них можно писать исследования. Я не имею в виду исторический, инженерный или архитектурный аспект… тут я пас. Я имею в виду аспект криминальный. В этом отношении наши вокзалы интерес представляют несомненный.

Это мир бомжей, проституток, воров, скупщиков краденого. Это мир катал, таксистов-вампиров, наркодилеров, кидал, бандитов и контролирующих все это криминальное варево ментов. Как именно менты «контролируют», я комментировать не буду. Контролируют — и все тут. Умный читатель сам догадается, как милиция контролирует.

…В указанной ячейке я нашел большой конверт из плотной бумаги. Никаких надписей на конверте не было.

Я вышел из камеры хранения и нос к носу столкнулся с Ершом. Ёрш тоже меня увидел. Он вытащил изо рта сигарету и сказал: здрасьте.

— Здрасьте, — ответил я. — Сбежал что ли, Витя?

— Обидно слышать ваши подлые инсинуации, гражданин Серегин… Вышел по УДО {Условно-досрочное освобождение}.

— Ты, Ершов, по УДО? — удивился я.

— Тебе чего, Обнорский, паспорт показать?

— Покажи.

Ерш с понтом вытащил из кармана кожаной курточки новенький паспорт. Я заглянул, сразу понял — настоящий. На всякий случай запомнил номер. Ну чудеса — Ерш, рецидивист, которому вменяли три мошенничества, вымогалово и ограбление, вышел по УДО! Дальше ехать некуда…

— Поздравляю, — сказал я, возвращая паспорт.

— Мерси, — ухмыльнулся Ерш.

Я повернулся и пошел. Вслед мне Ерш крикнул:

— Вы, Обнорский, кажется, журналюга? Вот и пишите свои статейки.

— А в опере, — подхватил бугай, с которым стоял Ерш, — пусть Шаляпин поет.


***

Дома я вскрыл конверт, встряхнул, и на стол выпорхнули два листочка бумаги.

Один был формата А4 с машинописным текстом, второй — из тетради в клеточку, с рукописным текстом и оторванным уголком.

Сначала я прочитал тот листок, что был отпечатан на машинке:

"Сов. секретно.

Лично.

Тов. ЯГОДЕ Г. Г.

При разборе личного архива б. секретаря ЦИК СССР ЕНУКИДЗЕ А. С. зав. секретной частью Секретариата Президиума ЦИК Союза ССР т. Обуховым был обнаружен пакет, запечатанный личной печатью Енукидзе с надписью личного секретаря Минервиной: «Авель Сафронович просил хранить в запечатанном виде в секретной части» от 8.V-33 г. и второй: «Материал прислан из Швеции от Бекзадьяна, для сведения А. С.».

Пакет вскрыт 26.VI-35 г. Секретарем ЦИКа Союза ССР тов. Акуловым и обнаружен материал, который по сопроводительному письму за подписью Бекзадьяна касается связей некоего находившегося 3-4 года на лечении в туберкулезном санатории в Норвегии Куроедова П. С. б. шифровальщика Полпредства в Осло, впоследствии умершего, с Троцким и его сыном Седовым.

По распоряжению Секретаря ЦИК Союза ССР эта переписка в количестве 75 письменных, частью отпечатанных на машинке, листов направляется в ваше распоряжение.

Копия акта направлена в ЦК ВКП(б) тов. Ежову Н. И.

Зав. Секретариатом Президиума ЦИК Союза ССР

(Н. Козлов)

26 июня 1935 г.

№16/ссч.

Отп. 2 экз."

Любопытный документик, с ароматом эпохи. Потом я взялся за рукописный текст:

"8— ое апреля 1931 г.

Дорогой товарищ!

Я давно не писал вам, так как переписку с вами монополизировал сын. Сейчас он находится в Берлине, вот уж около двух месяцев, и я отвечаю вам на последнее ваше письмо к нему.

Мы устроились уж, хоть и не совсем еще, на новой квартире и начинаем входить в колею. Сообщаю вам ниже новый адрес. Переписку по поводу поездки в Норвегию я оборвал из-за вмешательства стихийных сил (пожар!), но я совершенно согласен с вами, что от плана поездки ни в каком случае не нужно отказываться. Если вы увидите инициаторов при вашем посещении города, то скажите им, пожалуйста, что я, при систематической разборке накопившейся за пожарный период корреспонденции, отвечу им на их последнее письмо.

Вы справляетесь о здоровье. До последнего времени оно было вполне удовлетворительным, но около недели тому назад вернулась малярия, притом в острой форме с ежедневными головными болями, что отражается на работе. Это тем более некстати, что я в течение четырех ближайших месяцев обязался закончить второй том Истории революции. Первый том на немецком и русском языках выйдет в течение ближайших дней. Я попрошу сына послать вам русское издание немедленно по выходе. Издания на других языках выйдут несколько позже.

Вы предлагаете послать кое-какую скопившуюся у вас литературу. Буду вам очень благодарен — при том, однако, непременном условии, что вы не лишите себя нужных вам книг и что вы позволите мне оплатить по крайней мере расходы по пересылке. Вы спрашиваете, какие книги меня особенно интересуют? Из вышедших и выходящих в России меня особенно интересует все то, что относится к Красной Армии, с ее возникновения до сегодняшнего дня (отчеты, доклады, воспоминания, сборники узаконений, более или менее законченные исследования, военные учебники школ и академий и пр., и пр.). Здесь я опять ставлю вам ультимативнейшее условие: никаких расходов по покупке этих книг вы не должны нести; но если что-либо подходящее окажется в ваших руках, то я буду вам очень благодарен за присылку. Дело это для меня очень важное, но НЕ спешное. К книге о Красной Армии я приступлю только после окончания второго тома Истории, и то не сразу, следовательно, не раньше начала 1932 года.

Я закончил недавно проект платформы интернациональной левой оппозиции по русскому вопросу, где попытался подвести основные итоги развития СССР и ВКП за последний период. Этот проект платформы выйдет в ближайшее время в виде номера Бюллетеня, и тогда вы его получите, разумеется.

Вы пишете о недоразумениях некоего лица с некоей инстанцией. Вот так-так… не придется ли лицу превращаться в невозвращенца?

У нас здесь уж несколько месяцев живет моя дочь, прибывшая из Москвы. Она больна туберкулезом легких (два пневмоторакса), пережила с нами пожар и вследствие временного ухудшения состояния находится в санатории. Опасается, что летом она будет здесь очень страдать от жары, и подумываем о ее возможном переселении на какой-либо европейский курорт. В Норвегии, вероятно, есть хорошие места, но слишком далеко, пожалуй, тем более что ей еженедельно нужен пневмоторакс. Дорога ли в Норвегии жизнь, в частности на курортах?

Крепко и сердечно жму Вашу руку. Вы ничего о своем состоянии не пишете. Сообщите!

Ваш Троцкий.

Adresse: Kadikoy, Chifa 10 kak № 22 par Stamboul".


***

М— да… Неужели действительно письмо Троцкого?

На обратной стороне листка, в углу стоял фиолетовый штамп. Собственно, сам угол был оторван и сохранился только фрагмент печати:

Архивный от…

НК…

Не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы восстановить недостающий текст:

«Архивный отдел НКВД…» М-да, если документ подлинный, то это настоящая сенсация, рядом с которой «клад Косинской» — ничто.

С утра я первым делом заскочил в информационно-аналитический отдел, хотел потолковать с Агеевой. Как-никак Агеева все-таки филолог, несколько лет работала в библиотеке АН, заведовала отделом редкой книги. Может, подскажет, каким образом быстро разобраться с авторством.

Но нашей драгоценной Марины Борисовны на месте еще, разумеется, не было.

К работе Марина Борисовна относится с душой, но рабочий график устанавливает сама. Все мои попытки повлиять на нее серьезного успеха не имели.

В коридоре Скрипка что-то азартно втолковывал Ане Соболиной. Аня кивала, слушая бурный Скрипкин поток, но, кажется, совсем Скрипку не слышала…

— Анна, — вмешался я, — где, интересно, Марина Борисовна?

— Она… э-э… чуть-чуть опаздывает.

А Скрипка сказал:

— Я знал одну даму, которая постоянно всюду опаздывала. В связи с этим у нее была масса неприятностей. Ее увольняли со службы, ее бросил муж…

— Леша! — перебил я, но Скрипка сказал:

— Извини, Шеф, но дай дорассказать.

Короче, у этой дамы была масса неприятностей. А однажды она опоздала на самолет.

— И что?

— В общем-то ничего. Но тот самолет разбился.

— Очень поучительная история, — сказал я.

Скрипка улыбнулся, а Соболина посмотрела на него с тревогой. Потом обернулась ко мне:

— Ты что-то хотел, Андрей?

— Я хотел бы видеть сотрудников на рабочих местах. Тем более, если сотрудник — начальник отдела. Вы согласны, Анна Владимировна?

— Э-э… может быть, я могу тебе помочь, Андрей?

Скрипка улыбнулся улыбкой голодного крокодила.

— Может быть, — сказал я. — У кого в Санкт-Петербурге можно проконсультироваться по личности Троцкого?

— У Елены Петровны Кондаковой из музея политического сыска, — отчеканила Соболина.

Скрипка повернулся и пошел в глубь коридора.


***

В тот день музей политического сыска для посетителей был закрыт. В залах царила тишина… Впрочем, здесь, наверно, никогда не бывает шумно. Елена Петровна Кондакова встретила меня в фойе.

У нее были внимательные ироничные глаза. Очень опасные глаза.

— Итак, Андрей Викторович, — сказала она после взаимных любезностей, — чем я могу вам помочь?

Не знаю, показалось мне или в словах Кондаковой действительно был скрытый подтекст: что же это тебя, криминального писаку, привело сюда? Здесь дешевкой не торгуют.

— Елена Петровна, — ответил я, — мне рекомендовали вас как специалиста по Троцкому.

Она улыбнулась и сказала:

— Напрасно. Когда-то я действительно была увлечена изучением наследия Льва Давидовича Троцкого, но специалистом себя назвать не могу. А что конкретно вас интересует?

— В вашем музее есть тексты, исполненные Троцким?

— В Санкт-Петербурге нет ни одного автографа Троцкого.

— Вот так?

— Именно так. Найти подлинный автограф Троцкого — невероятная удача для любого исследователя. Выезжая из страны в двадцать девятом году, Лев Давидович вывез весь свой архив. Это чудо, что Сталин позволил ему такое… Впрочем, шел, я напомню, двадцать девятый год.

Спустя всего три-четыре года это было бы уже невозможно. Потом, уже в Мексике, Троцкий остался без средств к существованию и вынужден был продать свой архив Гарвардскому университету.

— Неужели все документы Троцкого попали в Гарвард?

— Нет, конечно. За время своей политической деятельности он написал тысячи писем, записок, статей. Он был невероятно работоспособным человеком. По всему миру разбросаны сотни документов с его автографом.

— И тем не менее в России документов не сохранилось?

— В этом, Андрей Викторович, нет ничего удивительного… Когда Сталин развернул масштабнейшую антитроцкистскую кампанию, хранить письма Троцкого стало опасно. Те, кто имел хотя бы клочок бумаги с подписью врага народа, сам становился врагом народа. Люди избавлялись от любого материального доказательства связи с Троцким. Впрочем, это не спасало. Тысячи большевиков были репрессированы только за то, что работали с ним…

— М-да… Но ведь не могли же быть уничтожены ВСЕ документы? Так не бывает, Елена Петровна.

Елена Петровна улыбнулась:

— Конечно… Всегда что-то остается. Но пока я не видела ни одной записки Льва Давидовича. Я имею в виду — в подлиннике. Почему, Андрей Викторович, вас это интересует — нашли часть архива среди «бриллиантов Косинской»?

О Господи! Опять «бриллианты Косинской»! Связался я со Светкой на свою шею!… Я тоже улыбнулся, ответил:

— Нет, среди бриллиантов Косинской — нет… Скажите, Елена Петровна, а в архивах… например, в архивах НКВД, могли сохраниться письма, статьи, дневники Троцкого?

— Сомнительно. В годы репрессий они изымались при обысках. Но передавались не чекистам, а в партийные органы… Что-то, конечно, могло попасть в НКВД по недосмотру. Но эти архивы недоступны для посторонних исследователей. Их фонды стали доступны — весьма относительно доступны — только в начале девяностых… Наши экспозиции и пополняются в значительной степени за счет архивов ФСБ.

— Дают материалы?

— Дают… Кстати, в нашем, питерском ФСБ, работал сотрудник, всерьез увлекавшийся Троцким.

Когда Елена Петровна сказала эту фразу меня еще не «зацепило»… В залах висела музейная тишина, только где-то в глубине стучала пишущая машинка. Господи, неужели кто-то еще печатает на машинке?

— А как зовут этого чекиста-троцкиста? — спросил я.

— Олег, — ответила она. — Олег Николаевич Гребешков.

И вот тут меня как током ударило:

Олег! Страничка из дневника Троцкого…

И — бывший «сотрудник ЧК» по имени Олег, который торгует архивными документами со штампом НКВД. Стараясь выглядеть равнодушным, я сказал:

— А давно Гребешков ушел из ФСБ?

— Ушел? — удивилась она. — Почему — ушел?

— Вы сказали: «работал».

— Его убили. Его убили год назад, Андрей Викторович.


***

Я вышел из музея, сощурился от яркого солнца и закурил. Вот оно как: Олег Гребешков убит… а некто пытается продать бумаги из архива НКВД. Называет себя Олегом… Совпадение? Возможно.

Олег — не такое уж и редкое имя.

И вообще — есть тут связь или нет?

Гребешкова, сказала Елена Петровна, убили год назад… подробностей она не знает.

Дату убийства не помнит. Знает, что «Олег был очень интеллигентный человек. Историк… увлекался Троцким…» Так есть тут связь или нет?

Я докурил сигарету и только потом сообразил, что так и не показал Кондаковой образец, полученный от Троцкиста… Я вернулся обратно. Долго звонил в звонок у входной двери. Мне открыла пожилая, похожая на ученую сову, дама.

— Извините, — сказал я, — но мне нужно видеть Елену Петровну.

— Это, кажется, вы, молодой человек, беседовали с Леночкой в фойе?

— Я, я, — нетерпеливо сказал я. — Можно мне пройти?

— Я вас провожу.

Елена Петровна сидела в маленьком, заваленном книгами кабинете. На подоконнике кипел электрический чайник.

— Андрей Викторович? — удивилась она.

— Извините, Елена Петровна. Неловко отвлекать вас от работы, но не могли бы вы взглянуть на это? — Я открыл конверт, который взял в ячейке камеры хранения на Московском вокзале, положил на стол листок с оторванным уголком.

— Что это? — спросила Кондакова.

— Мне сказали, что это письмо Льва Троцкого.

Елена Петровна надела очки и стала похожа на учительницу. Несколько секунд она вглядывалась в текст, потом бросила быстрый взгляд на меня… потом опять в текст. Спустя минуту или две Елена Петровна сняла очки и громким шепотом произнесла:

— Послушайте… Послушайте, это же, кажется, Троцкий!


***

В Агентстве я первым делом столкнулся с Анной Яковлевной.

— Привет, — сказал я, но она отвернулась и прошла мимо… Вот такие пироги на любовном фронте. Сплошные победы на грани полной капитуляции. Хорошо хоть Завгородняя с Лукошкиной не могут объединиться в единый блок… А в приемной я увидел Светку. Сказал: привет, — но и она тоже меня «не заметила». Ах ты, елы-палы!

И только Оксана посмотрела на меня по-доброму… Она взмахнула своими длинными ресницами и сказала:

— Тебе, Андрей, дважды звонил какой-то настойчивый мужчина. Сказал, что его зовут Олег, что он по очень важному вопросу и что ты в курсе.

— Заикается?

— Еще как. Я спросила его координаты, но он не оставил.

— И не оставит, — пробормотал я.

— Что?

— Ничего. Будет звонить — соединяй сразу.

Я прошел в кабинет, распустил узел галстука и закурил. Я определенно не знал, что нужно делать и нужно ли что-нибудь делать… Пришел Повзло и стал говорить о деньгах. Об оперативных расходах. О том, что репортеры уже стонут… и надо что-то делать.

— Не шатает их? — перебил я.

— В смысле?

— От голода их не шатает? Зубы от цинги не выпадают?

— Андрей!

— Коля!

— Андрей, видишь ли…

— Коля, я все вижу. Но денег нет…

Хотя… есть одна тема.

— Какая? — оживился Повзло.

— Сейчас объясню. Давай, подгоняй сюда Каширина и Зудинцева. И Зверева… если найдешь.

Зверева не нашли. Где-то он был опять на свободной охоте. А Родя с Зудинцевым через минуту были в моем кабинете.

— Прежде всего, дорогие коллеги, — сказал я, — позвольте вас поздравить, — я обвел всех взглядом, сделал паузу, интригуя. — Ерша освободили.

— Как?

— Как освободили?

Я черканул на листочке номер паспорта Ерша и подал Зудинцеву:

— Вот, Михалыч, номер паспорта гражданина Ершова. Поинтересуйся. Сможешь?

Зудинцев матюгнулся, сложил листочек вдвое и убрал в карман. Потом я рассказал о звонке Троцкиста и о своем визите в музей.

— Вот такой сюжетец, коллеги, — подвел итог. — Хочу услышать ваше мнение по этому сюжету.

— Тьфу! — сказал Родя. — Где Троцкий — там всегда заморочки. Вот вражина. Даже после смерти людям жизнь отравляет.

— Не скажи, — ответил Зудинцев. — Троцкий — соратник Ленина, и если бы в политическом противостоянии Сталин-Троцкий в двадцать седьмом году победил Троцкий, то…

Я «митинг» пресек. Сказал:

— Политические дискуссии в свободное от работы время. Предлагаю высказаться по существу.

— Для удобства, — произнес Родя, — я бы разбил тему на две части: рукописи Троцкого и убийство комитетчика. Есть ли между ними связь, мы пока не знаем.

— Мы, — сказал Зудинцев, — даже не знаем, а есть ли эти рукописи.

— По крайней мере один листок есть.

Зудинцев покачал головой:

— Извините. Извините, мужики, но пока что это листок бумаги… Вот будет заключение экспертизы — будет и разговор.

Я с Зудинцевым спорить не стал — он профессионал. Причем классный профессионал. Я только сказал:

— Кондакова считает, что к нам попал подлинник… А она — очень опытный музейный работник, у нее интуиция.

— Интуиция в нашем деле — штука полезная, — согласился Михалыч. — Я в нее верю и тоже предполагаю, что горячо, что рукопись подлинная. Давайте прикинем, что можно сделать… что-то в этом есть. Для начала посмотрим, чем же мы располагаем.

Мы «посмотрели» и увидели, что почти ничем не располагаем: есть некий аноним, который называет себя Олегом. Но имя, скорее всего, вымышленное… Этот Олег (псевдоним оперативной разработки Троцкист) утверждает, что владеет дневником и письмами Льва Троцкого. И даже предоставил страничку (вероятно, подлинную) для изучения. Троцкистом движут корыстные мотивы. Но сам он по каким-то обстоятельствам («У м-меня ос-с-собые обоб-обстоятельства») реализовать рукопись не хочет или не может. Чего-то опасается…

— Я думаю, этот Троцкист пиздит как Троцкий! — вставил Родя.

Не заметив его реплики, я продолжил:

Троцкист не глуп, говорит правильным литературным языком, употребляет слова «конъюнктурщик», «дивиденды», знает, что такое «Сотбис»… Осторожен.

Возраст — по голосу — взрослого, но не пожилого мужчины. Заикается.

— Заикание, — спросил Зудинцев, — натуральное?

— Похоже, да. Любопытно, трудно ли имитировать заикание? — спросил я. Ответ явился сам собой — дверь кабинета распахнулась и всунулась лохматая голова Соболина:

— Можно, Шеф?

— Нельзя. Совещание у меня. Зайди через двадцать минут… Впрочем, постой.

Скажи-ка, Володя… вот ты, как профессиональный драматический артист… — Соболин проник в дверь целиком и стал каким-то очень значительным. — Как профессиональный драматический артист, скажи нам: трудно ли имитировать заикание?

Соболин тряхнул копной волос, изменился в лице и ответил:

— Ва-ва-ваще н-н-ннево-во-возмомо-жно.

Все стало ясно… Володя еще что-то хотел нам показать в рамках демонстрации актерского мастерства, но я его выставил.

Он ушел расстроенный.

— Заикание, — сказал Зудинцев, — не факт.

Родя возразил:

— Ты хрен с пальцем не сравнивай.

Вовка — актер.

— Погорелого театра, — сказал Зудинцев. — Но если хочешь, Родион, то можешь провести проверку логопедов. Их в Питере не так уж и много — человек двести… или триста.

— Или пятьсот, — сказал я. — Отставить логопедов.

Все и без меня понимали, что на этом пути нам ничего не светит: логопедов можно проверять год… и выяснить в конце концов, что никто из них никогда не сталкивался с нашим Троцкистом. Или сталкивался, но не помнит… Или помнит, но под другим именем. Или наш Троцкист вообще не заика, а коллега нашего Соболина по ремеслу… из самодеятельности механического завода червячных передач имени Чубайса (бывш. «Красный пролетарий»).

Мы потолковали еще минут тридцать, наметили некоторые шаги и распределили обязанности. Родиону предстояло попытаться установить телефон, с которого звонил Троцкист. На Зудинцева легла обязанность поднять дело об убийстве Олега Гребешкова. А я собрался пойти в ФСБ.


***

Сразу после того, как мои «сыскари» покинули кабинет, позвонил Троцкист.

Я засек время.

— З-з-здравствуйте, Андрей, вы и-изучили ообразец?

— Здравствуйте, Олег… я показал ваш образец специалистам.

— М-мы так не д-договаривались.

— А что вас смущает?

— Н-не хочу оогласки д-до поры.

— А никакой огласки нет. Это во-первых. Во-вторых, мы должны быть уверены, что вы предоставили подлинники.

— Если вы убедитесь, что п-подлинники — вы г-готовы купить?

— Возможно. А вы не хотите зайти ко мне, пообщаться лично?

Он помолчал несколько секунд, потом сказал:

— Н-нет.

— Да что вы боитесь, Олег? К нам приходят разные люди. Согласно журналистской этике, мы гарантируем сохранение вашего инкогнито… Приходите, потолкуем с глазу на глаз.

— Нет, не п-приду. Н-ни к ч-чему это.

— Хорошо, давайте встретимся на нейтральной территории.

— В-встретимся, когда вы б-будете г-готовы к с-сделке. Я еще п-позвоню.

И он положил трубку. Я сходил к Каширину и сообщил, что был еще один звонок — в 13:04.

— Теперь мы его точно зацепим, — ответил Родя.


***

А я направился в ФСБ. Я позвонил начальнику пресс-службы ФСБ и договорился о встрече.

— Приходи, — сказал начальник. — А чего тебе, Андрей Викторович, из-под нас, грешных, надобно?

— Да вот думаю у вас пару секретов государственных перекупить… Продашь?

— Запросто. Торгуем налево-направо.

Приходи. Выписываю пропуск.

И я поехал на Литейный. Попарился в пробках на Фонтанке и добрался всего за полчаса. Пешком бы дошел быстрее…

— Ну, — весело сказал подполковник Острецов, — какие секреты тебя, Андрей Викторович, интересуют? Недорого продам.

— Год назад погиб ваш сотрудник — Олег Гребешков, — сказал я.

Острецов сразу переменился в лице.

— Да, было такое дело… До сих пор не раскрыто.

— Расскажи, Алексей Иваныч.

— А что, собственно, рассказывать, Андрей? Семнадцатого апреля прошлого года майор Гребешков не вышел на службу. Позвонили — не отвечает. Худого сначала никто не подумал, но после рабочего дня один из сослуживцев заскочил к Олегу домой. Дверь оказалась не закрыта… тело лежало в комнате. Стреляли в упор, дробью… из двух стволов. Соседи накануне выстрел слышали. В начале десятого, вечером. Но значения не придали. Нормально, да? Грохот от выстрела из двустволки на весь дом, а «значения не придали»… Следов никаких, видимых мотивов — тоже.

В общем, «глухарь» классический… А ты почему спросил?

— Убийство сотрудника ФСБ не рядовое явление, — уклончиво ответил я. — Он в архиве работал?

— Да, в архиве.

— Скажи, Алексей Иваныч, а смерть Олега Гребешкова не могла быть связана со службой? Рассматривали вы эту версию?

— Разумеется. В нашем деле версию о связи убийства с профессиональной деятельностью рассматривают обязательно.

— И?

— У нас нет никаких оснований связать смерть Олега со служебными делами.

Тем более, как ты сам понимаешь, архив — это архив. Если бы он был опером или следаком… Тогда, разумеется, можно было бы предположить мотив мести. Хотя и это предположение почти из области фантастики. А архивист? Ну ты же сам понимаешь…

— А что он был за человек?

— Нормальный мужик. Историк по образованию. К нам пришел после универа. В девяностом году. Ты сам прикинь — девяностый год! Нас же тогда травили по-черному: палачи! Душители!

Бериевские недобитки… А человек пришел к нам. На оклад копеечный и перспективы туманные.

— А что же привело его к вам? Я бы понял, если бы он пришел на оперативную работу, за, так сказать, «романтикой чекистских будней»… Но в архив!

— Олег — историк. Очень увлеченный был человек… Рассчитывал в нашем архиве найти материалы по Троцкому.

— Нашел?

— Не — знаю. Но крайне маловероятно.

— А в вашем архиве, кстати, есть документы Троцкого — письма, дневники?

— Ты что — смеешься? Такие вещи в Москве.

— Точно?

— Точнее некуда, Андрей Викторович.

К нам не раз поступали запросы от музеев, из научных организаций… Дали бы с радостью, но ни одной бумажки с подписью Льва Давидовича у нас нет.

— Странно, — сказал я. — Может быть, уничтожены?

— Нет, Андрей, у нас ничего не уничтожается… На наших папках стоит гриф «Хранить вечно»… В Москве, в августе девяносто первого, жгли агентурные дела.

Но это другая песня. Это было, когда толпа на штурм главного здания КГБ СССР пошла.

— Да, я в курсе…

— Ну а теперь колись, инвестигейтор: хочешь заняться убийством Гребешкова?

— Да, — ответил я, — хочу… попробовать.

Острецов посмотрел с прищуром:

— Я, — сказал он, — тебя, Андрей Викторович, уважаю. И, разумеется, приветствую твое желание, но…

— Что «но»?

— Видишь ли, Андрей… Мы ведь провели собственное расследование. Нам, как ты понимаешь, небезразлично, когда убивают наших сотрудников. Поверь, что сделано все возможное. ГЛУХАРЬ!

…От Острецова я ушел в полном недоумении. Дело Гребешкова заинтриговало меня окончательно. Убийство сотрудника ФСБ — факт из ряда вон и, разумеется, «чекисты» рыли землю. А работать они умеют. Сколько бы комитет ни крыли, а профессионализм не отнимешь… и если чекисты не смогли поднять дело… то что же это значит?


***

— Глухарь это значит, — сказал Зудинцев.

— А может, и нет, — сказал Родион.

— Что ты имеешь в виду?

— Я так думаю: нашли они убийцу. Но решили: суд наш гуманный даст ему лет восемь-десять… А они сами приговор вынесли. И привели в исполнение.

— Э-э, брат Родя, — сказал Зудинцев, — куда тебя понесло… Это уже из романов господина Бушкова: тайные ликвидации и прочее… Бред!

— А я думаю, — ответил Родя, — что так все и было. И ежели мы хорошо изучим круг знакомых Гребешкова, то наверняка найдется человек, который после убийства этого архивиста «покончил жизнь самоубийством» или погиб в результате «несчастного случая». Или просто исчез. Нашли комитетчики мокрушника. Нашли — и грохнули!

— Глупости, — сказал Зудинцев.

А я не сказал ничего.


***

На следующий день я собрался поехать в университет. Убийство Олега Гребешкова меня зацепило. Если бы его забили пьяные гопники или если бы его квартира была ограблена — все было бы понятно… Но из его квартиры, как выяснил Зудинцев в Калининском РУВД, ничего не пропало. Ничего! Там, правда, и не было ничего ценного, но в домашней библиотеке убитого находилось несколько редких книг да еще видеокамера… Камеру-то грабитель мог бы прихватить. Но не сделал этого.

Из материалов дела следовало, что Олег Гребешков был человек неконфликтный, непьющий, врагов не имел. После развода с женой в девяносто первом году жил один… Те, кто знал Гребешкова, говорили: книжный червь. Питался одной архивной пылью.

Так кто же, черт побери, вогнал две порции дроби в тихого сотрудника ФСБ?…? Бывшая женушка? Любовница? Троцкист?? Муж любовницы?

Ерунда, все эти версии следственная служба ФСБ отработала. Если бы хоть что-то там было, они бы это раскрутили.

Но они перелопатили все ближнее и дальнее окружение Гребешкова и ничего не нашли. НИ-ЧЕ-ГО.

Впрочем, в ФСБ, скорее всего, не знают о существовании Троцкиста… Я понятия не имею, связан ли как-нибудь Троцкист с Гребешковым, но что-то мне тут не нравится. Пожалуй, я зря скрыл от Острецова историю со звонками Троцкиста.

Сегодня же позвоню и поставлю Алексея Ивановича в известность.

Я почти доехал до университета, когда запищал телефон.

— Алло, — сказал я в трубу и сразу услышал возбужденный голос Каширина:

— Шеф! Шеф, я был прав.

— Что такое, Родион?

— Я говорил, что среди знакомых Гребешкова обязательно найдется самоубийца?

— Ну говорил… Что дальше?

— Прошлым летом покончил с собой хороший знакомый Гребешкова.

— Это точно? — спросил я.

— Точнее некуда, Шеф. Вот тебе и ФСБ! Вот тебе и романы Бушкова.

— Это еще ничего не значит, Родя, — возразил я.

— Ага! Конечно. Комарницкий был преуспевающий бизнесмен, жил двумя этажами выше Гребешкова, а в июле прошлого года застрелился из охотничьего ружья…

Это ничего не значит, Шеф?

— … твою мать! — сказал я. — Ты где сейчас?

— Сейчас я собираюсь нанести визит вдове Комарницкого.

— Дождись меня, — сказал я. — Диктуй адрес, еду к тебе Я погнал машину на Гражданку. Я материл пробки, Родю, самоубийцу Комарницкого и ФСБ… Если они вычислили убийцу и вынесли ему приговор… Нет, нет, ерунда. Не может этого быть! Или может?

Я нашел дом на проспекте Науки, в котором жил Олег Гребешков и бизнес — мен-самоубийца Комарницкий. Возле подъезда сидел на скамейке Родя и ел мороженое.

— Ну что, — сказал Родя, — прав я был?

— Не знаю, товарищ Родя-… Может, они даже знакомы не были, — ответил я, опускаясь рядом с ним на скамейку.

— Хренушки! Еще и как знакомы — в шахматы каждую неделю играли.

— Откуда информация?

— Пошел по соседям. Может, думаю себе, зацеплю чего… И уже во второй квартире — бах! — мне одна бабуля и выкатывает: да что же это, говорит, за беда такая в нашем подъезде-то? В апреле Олега убили негодяи, в июне Савелий Григорьич помер, царствие ему небесное, а в июле Комарницкий застрелился.

Я сразу: что да как? Ну Савелий Григоръич нас не интересует — дедуле было восемьдесят семь годков и помер он естественной смертью. А вот Стае Комарницкий был преуспевающий бизнесмен тридцати двух лет. Жил двумя этажами выше Гребешкова, занимал аж две квартиры.

С Гребешковым был в хороших отношениях, по воскресеньям в шахматы они играли… А в июле прошлого года Комарницкий ни с того ни с сего вдруг забабахал себе в грудь из двух стволов. Нормальное кино, Шеф?

— Очень даже… Ты с вдовой договорился о встрече?

— Ждет.

Мы поднялись на седьмой этаж. Из-за стальной двери квартиры Комарницких раздался собачий лай. Родя поежился, сказал:

— Ох, не люблю я этих «друзей человека».

Дверь распахнулась, в просторном холле нас встретили хозяйка и две кавказские овчарки. Милые такие собачки, мне по пояс ростом. Родя незаметно переместился мне за спину.

Алла Комарницкая оказалась шикарной брюнеткой лет двадцати пяти. В ушках у нее поблескивали брюлики…

— А вы тот самый Серегин? — спросила она.

— Ага, — сказал Родя, — он тот самый.

— А документики можно ваши увидеть?

Мы с Родей вытащили «корочки». Комарницкая изучила их тщательно. Вообще, в этой дамочке чувствовалась уверенность и властность.

— Ну-с, господа, — сказала она, — проходите… кофейком вас угостить?

Мы прошли в кухню, которая явно была вдвое больше, чем обычные кухни в таких домах. Две милые собачки прошли вслед за нами, встали на пороге и принялись изучать нас «добрыми» глазами.

— Что же вы хотите, господа журналисты, у меня узнать? — спросила Алла, наливая кофе. — Вам со сливками?

— Нет, спасибо… Алла, скажите, пожалуйста, ваш муж был дружен с Олегом Гребешковым?

— Дружен? Нет, скорее они были приятели. В шахматы играли по воскресеньям. Мой дурак почти всегда проигрывал.

Здорово это она о безвременно покинувшем супруге: дурак… Чувствуется, что вдова скорбит. А кстати, вдова ли она?

Вон колечко-то обручальное на правой руке носит.

— Мы, — сказал я, — слышали о той трагедии, которая произошла с вашим мужем… Понимаю, что вам нелегко об этом говорить, но… какова причина самоубийства Стаса?

— А вы спросите у него, — ответила Алла Комарницкая.

Ответ меня, признаюсь, сразил… Да еще взгляд Аллы, который мало отличался от взгляда кавказцев.

— Он не оставил записки? — спросил Родя.

— Нет.

— У него были финансовые проблемы?

— Нет.

— А со здоровьем?

— Зачем вам это? — спросила она, доставая сигарету из пачки. Родион поднес ей зажигалку.

— Странно, что здоровый молодой мужчина вдруг уходит из жизни.

— Дурак, — сказала она и выпустила струйку дыма.

— Он выстрелил себе в грудь?

— Да. Зрелище было, доложу я вам… б-р-р! Гадость.

— Это было… здесь?

— Нет, на даче… Уехал посреди рабочего дня на дачу, никому ничего не сказал. Исчез! Нашли только через два дня.

— Он стрелял из двустволки?

— Да. Из двух стволов.

— Пулями?

— Нет. Дробью.

Мы с Родей переглянулись.

— А у него что — не было других патронов под рукой? — спросил я.

— Да там ящик этих патронов! Три ружья и ящик патронов.

— Странно… скажите, Алла…

— Послушайте, — сказала она, — хватит. Хватит об этом. Меня уже допрашивали и в прокуратуре, и в ФСБ.

— ФСБ проявляла интерес к самоубийству Стаса?

— Да они всех тут достали! После того, как убили Олега, они тут круги нарезали, как кокер-спаниели. Десять человек, и все задают одни и те же дурацкие вопросы…

А как увидели ружье на стене — вообще вцепились в Стаса!

— Ружье Стаса вызвало их интерес?

— А как же! Им же нужно убийцу найти… Если какого работягу грохнут — всем все по фигу. А тут ихнего замочили — ну они и забегали! Они это сраное ружье и облизали, и обнюхали.

— Стаса подозревали в убийстве Олега?

Алла раздавила сигарету в пепельнице.

— Если бы не железное алиби, то… черт его знает…

— Алиби?

— Да, мы в день убийства Гребешкова были в Финляндии. Но они все равно изъяли наши загранпаспорта, вернули только через три дня.

…Все стало ясно. Мы допили кофе и откланялись. Напоследок я спросил:

— Кстати, Алла, нескромный вопрос…? Вы вышли замуж?

— Да, — ответила она с вызовом. — Если вы хотите сказать, что я еще и башмаков не истоптала…

— Ну что вы, Алла?! Мы не имеем никакого морального права…

Зарычали собаки. Комарницкая ухмыльнулась.


***

Когда мы вышли на улицу, Родя сказал:

— Сдается мне, что эта тетенька помогла своему муженьку на тот свет отправиться.

— Уймись, Родя. Еще пять минут назад ты был уверен, что Комарницкого застрелили комитетчики.

— Я же не знал, что у него алиби…? Давай по мороженому съедим? Угощаю!


***

Потом я все-таки рванул в университет. В деканате исторического факультета я быстро нашел профессора Немчинова, у которого учился студент Гребешков. Прошло двенадцать лет, но Владимир Спиридонович Олега помнил:

— Бог мой, — сказал он, — Олежек! Такая трагедия! Это такая трагедия… Убийцу не нашли, Андрей Викторович?

— Нет, — ответил я, — не нашли.

— Жаль. Впрочем, какая теперь разница? Олега уже не вернешь. А ведь он был одним из лучших моих учеников. Исключительно трудолюбивый, честный и ответственный человек… Как несправедлива судьба!

Обсуждать вопрос о справедливости судьбы я не стал. Я спросил:

— Почему ваш лучший ученик пошел работать в КГБ, Владимир Спиридонович?

Немчинов вскинул на меня взгляд:

— Хороший вопрос, — сказал он. — Многие его отговаривали от этого шага.

Вы же помните, какое было время? Девяностый год! Накал страстей. Казалось: вот-вот КГБ будут судить как преступную организацию. Престиж комитета был низок, как никогда. Олег — не первый мой ученик, который пошел на службу в КГБ.

Но те, кто выбрал эту стезю, выбрал ее в другое время. В другую, я бы сказал, эпоху… Вы меня понимаете?

— Безусловно.

— А Олег!… Я сам говорил ему: Олег, подумайте. Но он стоял на своем! Мотивов, собственно, у него было два. Первый:

КГБ сейчас пытаются распять… значит, я пойду в КГБ. Второй: Троцкий. Дело в том, что на четвертом курсе Олег увлекся Троцким. И он почему-то решил, что в архивах комитета должны быть бумаги Троцкого. Но тут его ожидало разочарование.

— Не нашел?

— Не нашел, Андрей Викторович. Да их, скорее всего, и не было. А ведь он очень дорогой ценой заплатил за свое желание работать в КГБ. Очень дорогой.

— А что вы имеете в виду, Владимир Спиридонович?

— От него же жена ушла, Андрей Викторович. Да, да, именно так… Полина училась тоже у нас, но на курс младше.

Красавица. О-о, тут сколько за ней кавалеров ухаживало… Сердец разбитых осталось много. А она всем Олега предпочла!

И когда уже на четвертом курсе Олег учился, они поженились. Хорошая была свадьба, веселая… И все, казалось, будет у молодых безоблачно. Но на пятом курсе Олег вдруг заявил, что пойдет в КГБ. И — начался разлад. Полина была против категорически. Но и у Олега — характер…

А тут еще, как на грех, давний Полинин ухажер, ба-а-льшой «борец с режимом»… сын, кстати, партийного функционера немалого ранга… Так вот этот «борец» и, подчеркиваю, в некотором роде соперник Олега, тоже внес свою лепту в конфликт. Хотя и косвенно.

— А фамилию этого «демократа» не помните?

— Как не помнить? Островский. Федор Островский.

— Это не сын ли того Островского? Из обкома?

— Его, его сынок. Юноша не бездарный, но всерьез учиться не хотел. Он был другого склада совершенно. Искал популярности… Вот на гребне разоблачений КПСС и КГБ он и поднялся. Примкнул к каким-то анархистам. И на одном из митингов подрался с милиционером. Посадили. Так что университет он не закончил, но зато выступил «жертвой режима». Шел-то уже восемьдесят девятый, «антисоветчиков» уже не сажали… Посадили Федьку за элементарный мордобой, но для части нашего студенчества, уважаемый коллега, он стал «жертвой КПСС» и, соответственно, «кровавого КГБ». На этом фоне желание Олега пойти в комитет выглядело для многих… э-э… странно. Разрыв, конечно, не мгновенно произошел, а постепенно. Собственно, окончательно Олег и Полина разошлись, когда уже покинули альма-матер и Олег поступил на службу в КГБ. Говорили, что потом Полина сошлась с демократом-хулиганом. Но точно не скажу, не знаю… Возможно, сплетни.

— Скажите, Владимир Спиридонович, а ваш хулиган-демократ Островский заиканием не страдает? — спросил я. Я не знаю, почему я это спросил.

— Заиканием? Да это, голуба вы мой, такой краснобай — еще поискать. Цицерон! Язык без костей у Феди Островского.

— А что с ним потом стало? Где он сейчас?

— Вот этого не знаю, не скажу… Да мне он, признаться, и не интересен вовсе… Вы лучше Полине позвоните — она, возможно, в курсе.


***

Когда я вернулся в Агентство, меня ожидало три сообщения: звонила Елена Петровна Кондакова, звонил Троцкист и звонил Родя Каширин из Всеволожска.

— А какого черта Родион делает во Всеволожске? — спросил я.

Ответить на этот вопрос никто не мог.

Потом пришел Зудинцев и рассказал, что он неформально пообщался с убойщиками из Калининского района. Под кружечку пива… Это он так сказал, но, по моим оценкам, кружечек было три-четыре, а к ним еще кое-что, Я пьянку на работе ненавижу. Однако ежели для пользы дела, то не возражаю. Пользы, впрочем, не было:

— Мужики так сказали: сами-то они отрабатывали дело Гребешкова формально. Глухарь он и есть глухарь… Чего время впустую гробить? Но параллельно с ними работали «соседи». Эти за своего парня землю рыли! Просеяли всех его знакомых с детского сада… пустышка. Стоит ли нам, Андрей, время переводить? Если эфэсбэшники ничего не нарыли — а рыли они по полной схеме, — то ведь и мы, скорее всего, ничего не найдем.

— Ты, конечно, прав, Михалыч, — сказал я. — После того, как ФСБ с гребешком прошлась, ловить нечего… Но ведь есть еще и Троцкист!

— А при чем тут Троцкист?

— Не знаю. Но не дает он мне покоя.


***

Я позвонил Кондаковой, и Елена Петровна взволнованно сообщила мне, что рукопись подлинная.

— Есть заключение экспертизы? — спросил я.

— Официального еще нет. Но я показала текст эксперту-почерковеду центра судебных экспертиз Минюста {Правильное название: Северо-Западный региональный центр судебных экспертиз Министерства юстиции Российской Федерации}… Мнение эксперта однозначное: это — рука Льва Троцкого. Андрей Викторович?

— Да, Елена Петровна?

— Андрей Викторович, если у того человека, который передал вам эту страничку, есть другие материалы… их нужно добывать любой ценой. Вы понимаете?

— Понимаю, Елена Петровна… Любой ценой, говорите? Это можно. Мы его вычислим и будем пытать утюгом до тех пор, пока он не отдаст тексты. Отдаст — куда денется?

— Андрей Викторович, — растерянно сказала Кондакова и замолчала.

— Это шутка, Елена Петровна. Извините, глупая… Но с Троцкистом будем работать.

Едва я закончил разговор с Кондаковой, пришел мрачный Повзло. Сел и стал сетовать на жизнь: денег нет не только на оперрасходы, но и на бензин для нашей «антилопы»… И вообще, репортерам срочно нужны мобильники, иначе работа остановится.

— А по таксофону они звонить уже не могут? — спросил я строго.

— Тебе смешно? — сказал Коля. — Весело тебе, да? Дождемся.

Коля ушел и хлопнул дверью… Весело ли мне? Куда как весело!

Потом позвонил Троцкист. Кажется, он был изрядно выпивши, но заикался значительно меньше. Угрожал сжечь все тексты Троцкого, если я не выкуплю их…

Я его стал успокаивать, убеждал, что найдем компромисс, и снова предлагал встретиться лично. Он обложил меня матом и назвал «чекистской сукой». Вот так и пообщались.


***

Под вечер пришел возбужденный Родя и сказал:

— А я все-таки был прав, Шеф!

— Что такое? Опять вскрыл происки ФСБ?

— Какая, к черту, ФСБ. Я про Комарницкую.

— Понял: Комарницкая — тайный ликвидатор ФСБ… И ее овчарки тоже.

Родион закурил и сказал серьезно:

— Я не поленился съездить во Всеволожск, шеф.

— Да? А зачем?

— Дача Комарницких под Всеволожском. Я съездил и нашел следака, который вел проверку по факту самоубийства Стаса Комарницкого…

— Ну-ка, ну-ка.

— Следак считает, что Стаса убили. Либо сама Комарницкая, либо его заместитель, за которого Аллочка и вышла замуж спустя всего три месяца после «самоубийства» мужа… Но доказательств нет.

— Бывает, — согласился я. — Что предлагаешь?

— А что тут предложишь? Там даже дела не возбуждали — самоубийство. Следак говорит: наглая тварь. Он ей в лицо сказал: а не ты ли, Алла Феликсовна, муженька-то убила? А она в ответ: а ты докажи… Вот тварь какая!

— Не бери в голову, Родя, — ответил я… и вспомнил огромных кавказцев… и ухоженную, холеную руку Аллы с обручальным кольцом… и брюлики, подрагивающие в ушках. Еще я подумал, что прокуратурский следак, скорее всего, прав. Но его правота не подкреплена фактами, и Алла Комарницкая никогда не предстанет перед судом. Такова реальность. — Ты, — спросил я, — Родион, пробил телефоны, с которых звонил Троцкист?

— Да, — хмуро ответил Родя. — Звонил он с таксофонов возле метро «Площадь Мужества». Карта компании «Санкт-Петербургские таксофоны» на тридцать единиц, годна до тридцатого ноября.

Звонки только на твой номер… Осторожный, гад.


***

У Полины Гребешковой оказался очень приятный грудной голос, и она, кажется, нисколько не удивилась, когда я позвонил, представился и сказал, что хотел бы поговорить о ее бывшем муже — Олеге Гребешкове.

— Когда вас устроит? — спросила она.

Я ответил, что в любое удобное для нее время, но откладывать не хотелось бы.

— Приезжайте, — сказала она. — Я все равно сижу дома, на больничном. Записывайте адрес…

Я адрес-то уже знал. Знал и то, что вместе с Полиной прописана дочь Яна, 1993 года рождения, и Лосева Тамара Леонидовна, 1940 года, — очевидно, мать. Но говорить Полине этого я не стал. Адресочек, между прочим оказался недалеко от площади Мужества… Но это, конечно, ничего не означает.

Я запряг свою сивку-бурку и поехал.

На самой площади Мужества попал в хорошую пробку — после того, как линия метро оказалась разорванной, пробки здесь стали обычным делом. Полина жила в старенькой пятиэтажке на улице Хлопчина, из ее окон были видны стадион и парк Политеха.

Я извинился за визит в неудобное для этого время, но Полина сказала:

— Это не беда. Болею не я — Янка. Да и она уже, скорее, здорова, чем больна…

Гулять пойдешь, доча?

И Янка закричала: да-а, пойду-у…

Я понял, что Полина не хочет, чтобы девочка присутствовала при разговоре. Через пять минут Яна ушла, а мы с Полиной сели в маленькой кухне. В окно было видно, как Яна играет на детской площадке.

— Итак, Андрей… э-э… простите… — произнесла Полина.

— Если вы не против, то, может быть, обойдемся без отчеств? — спросил я.

Она кивнула: не возражаю… А потом вдруг заплакала. Я много раз видел, как плачут женщины, и каждый раз меня это угнетало… я не знал, что сказать или сделать, и сидел молча. За окном бушевало солнце, и скрипели качели на детской площадке.

— Извините, — сказала Гребешкова. — Извините меня… У вас есть сигареты?


***

— Да, конечно. — Я протянул сигареты, щелкнул зажигалкой. Она затянулась довольно неумело, закашлялась. — Вы… вы, Андрей, что-то узнали об убийстве Олега?

— Нет, Полина, я, к сожалению, почти ничего не знаю. Я пришел к вам за помощью… Расскажите мне про Олега.

— Про Олега, — сказала она, — можно рассказывать долго. Он ведь очень цельный был человек. Очень глубокий.

Я ведь, по сути, многие годы не понимала его… Что конкретно вас интересует?

— Почему вы расстались, Полина?

— О-о, какой вопрос… По наивности.

По глупости, если хотите. Время было дурное — угарно-демократическое. Все что-то разоблачали, ниспровергали… В общем, долго рассказывать, но когда Олег заявил, что пойдет работать в КГБ, на факультете начали его травить. Вопили о демократии, о праве вслух высказывать свои взгляды и — травили подленько. Заправлял этим делом профессор Немчинов…

— Владимир Спиридонович? — удивился я.

— Вы знакомы?

— Да, я был на кафедре… Немчинов показался мне глубоко порядочным человеком. И об Олеге он отзывался в высшей степени положительно…

— А вам что — никогда не встречались подлецы в обличье порядочного человека?

— Встречались, но Немчинов…

— Именно Немчинов больше всех обозлился на Олега, когда узнал, что лучший его ученик вдруг собрался в КГБ, — сказала Полина. На лице у нее обозначилась вертикальная морщинка между бровей. — Травили Олега. Доставалось и мне… А я же еще девчонка была. Замужняя женщина, но девчонка. Потом я забеременела. Сказала Олегу: себя не жалко, меня не жалко — ребенка-то пожалей. И он сказал: да.

Но у меня выкидыш случился. Он очень трепетно ко мне относился. А я решила, что из-за него этот выкидыш. И что-то во мне переменилось, перегорело… Господи, зачем я вам это говорю?!

Полина взяла еще одну сигарету из пачки, повертела в руках и положила обратно.

— В общем, я вела себя мелко, пакостно, по-бабски мстительно… И ведь нельзя сказать, что я не понимала, что делаю.

Понимала. Не все, не до дна, но понимала. Теперь я это вижу очень ясно. И мне почему-то кажется, что если бы я осталась с Олегом — все было бы по-другому. Но тогда процесс, как говорил Горбачев, пошел… теперь надо углубить. Я и углубила.

Я Олегу изменила и сделала так, чтобы он об этом догадался. Какой же я была дрянью!…Вы меня осуждаете?

— Нет, — сказал я не правду.

— Вы лжете. Но теперь это не важно.

В девяностом году мы расстались окончательно. Мне мама говорила: дура ты, дура, Полинка! Где ты еще такого мужика найдешь?… А я и сама знала, что дура и стерва, но уже делала всем все назло, А тут из тюрьмы вернулся Федька. Вы слышали про историю Федора Островского?

— Краем уха.

— Уже много, — усмехнулась Полина. — Федька и того не стоит. Сел он за драку с милиционером на митинге. Папа у Федьки был большой партийной шишкой, но сынка отмазать не сумел — КПСС уже шаталась. Вот так Федька и стал «жертвой режима»… Отсидел, вышел…

Приперся ко мне. Мне бы выгнать его к черту. Но мне хотелось Олега еще раз оскорбить, унизить, и я стала жить с Федором. Он тогда все рвался в политику.

Шустрил возле Собчака. В публичной политике делать ему, конечно, было нечего, но где-то он крутился, что-то организовывал, даже статья о нем была в «Огоньке»…

В девяносто третьем у нас Янка родилась.

Я тогда оттаяла. Федора я не любила, но привыкла уже… да и дочка… У вас, Андрей, есть дети?

— Нет.

— Тогда вам трудно меня понять. В общем, жизнь как будто наладилась. Хотя, конечно, это самообман. Но я его старалась не замечать… Потом моего Феденьку из «политики» вышвырнули. Пришли новые люди — деловые, хваткие. Такие, как Федька, болтуны и демагоги, стали никому не нужны. И Федька скис. Мгновенно скис. Потыркался туда-сюда — а никому и не нужен. Попробовал заняться бизнесом, его кинули партнеры. Мало того, что пришлось продать гараж и машину, так еще и долг на нем повис.

— Большой? — спросил я.

— Как вам сказать. Около двух тысяч долларов… Мы его погасили. Продали половину папиного «номенклатурного» участка в Рощино. Но Федор сломался — запил. Шел уже девяносто пятый год. Янка — маленькая, денег нет и муж-алкоголик… Ох, я с ним намучилась! Трижды к наркологу его таскала. Он «подшивался», но ненадолго. Плакал, в ногах валялся, а через три-четыре месяца все повторялось. Я устала. Я устала чудовищно. В девяносто восьмом мы разошлись окончательно. Трагедии никакой уже не было… какая трагедия? Я, напротив, вздохнула с

облегчением.

— С тех пор живете врозь? — спросил я.

— Разумеется… Да он появляется довольно часто, живет-то неподалеку, приходит «дочку навестить». Но хотя бы раз фруктов ей принес! Куда там — пьет.

Пропивает потихоньку, что от отца осталось. Кажется, дачу собирается продать.

Продаст — так пропьет. Впрочем, это не мое дело.

— Понятно, — сказал я. — А Олег?? С Олегом вы после развода отношения поддерживали?

— Скорее нет, чем да… Он звонил иногда по праздникам, но общался больше с мамой, чем со мной, — ответила Полина.

Мне показалось, что она снова заплачет, но этого не произошло. Она улыбнулась и сказала:

— А потом мы с ним столкнулись однажды возле «Академической». Месяца за три до его гибели.

— О чем вы говорили?

— В общем-то ни о чем. Поносталъгировали немножко… — Она снова улыбнулась и махнула рукой.

— А все же? — спросил я.

— Так… Знаете, как это бывает, когда люди не общаются очень долго? Кого видел из наших? Как дела? Чем занимаешься?

— Неужели, Полина, все так банально? Ведь вас многое объединяло когда-то: любовь… мечты.

Полина нахмурилась:

— Мечты? Мечты растаяли в тумане льдинкою… Мне, собственно, и не хотелось какого-то серьезного разговора. Всегда есть риск опошлить то, что было. Да и виновата я перед Олегом…

— Понятно. Скажите, у Олега могли быть враги?

— Навряд ли. Он жил в своем мире.

— А женщина? Была у него женщина?

— Вот этого не скажу… не знаю. Да и на что ему женщина? Его женщина — История, воплощенная в облике Бронштейна. — Полина усмехнулась.

— Да, — сказал я, — жаль.

— Чего вам жаль, Андрей?

Я закурил и ответил совсем не то, что должен был бы:

— Жаль, что он так и не открыл своего Троцкого.

— Но ведь он-то как раз и открыл! — сказала Полина.

— Что?

— Он нашел письма и дневник Троцкого!

Меня как будто током ударило. Я сделал несколько затяжек подряд и спросил:

— Где нашел?

— В архиве, который Олегу подарил Бударцев — старый партиец, активист общества «Мемориал». Он собрался на старости лет к детям, в США, и оставил весь свой архив Олегу. Гору пыльных картонных коробок, которые не разбирались десятилетиями. Для Олега копаться в старых бумагах — просто наслаждение! Когда он сказал мне о своей находке, я не поверила. А он: хочешь, дойдем до моего дома, и я покажу тебе подлинники документов?…

Какое-то время я сидел ошеломленный.

Я не знал, как относиться к словам Полины… Потом сигарета обожгла мне пальцы, я чертыхнулся и спросил:

— Кто еще знал о том, что Олег хранит дома документы Троцкого?

— Понятия не имею, — ответила она.

— Подумайте, Полина, подумайте… Это очень важно.

— Я… я не знаю, — сказала она. В голосе прозвучал испуг.

— Когда вас допрашивали в связи со смертью Олега, вы сказали чекистам или убойщикам об этих документах?

— Н-нет…

— Почему?

— Господи, я совершенно о них не думала…

— А еще кому-нибудь вы о них говорили?

— Не помню…

— Постарайтесь. Может быть — маме?

— Да, маме я сказала. Но что из этого следует?

— Вы сказали маме о документах Троцкого до убийства Олега или после?

— До. В тот самый день, когда я встретила его возле метро. Не хотите же вы, Андрей, сказать, что моя мама…

— Нет, Полина, я не хочу сказать, что ваша мама… Но не могла ли она рассказать кому-либо о документах? — спросил я.

— Кому? Кому, Андрей? Мама — пенсионерка, обычный технолог со «Светланы», — почти выкрикнула Полина.

— Хорошо, — сказал я, — хорошо. Давайте успокоимся… Когда придет мама?? Где она сейчас?

— Да вот же она. — Полина указала в окно. — Вернулась из поликлиники, беседует с Янкой.

Я посмотрел в окно. На детской площадке стояла пожилая женщина в коричневом плаще, с хозяйственной сумкой в руках. Вокруг нее прыгала на одной ноге Янка.


***

По лестнице мы спустились почти бегом…

— Бабушка! — закричала Яна. — Смотри — мама идет!

Бабушка удивленно посмотрела на Полину и еще более удивленно — на меня.

Мы подошли.

— Мама, — сказала Полина, — это Андрей Серегин, журналист.

— Очень приятно…

— А это моя мама, Тамара Леонидовна.

Я тоже сказал, что мне очень приятно. Тамара Леонидовна смотрела настороженно…

— Мама, — сказала Полина, — мама… Мама, помнишь, я говорила тебе про Олега? Ну зимой я встретила его у метро… Помнишь?

— Конечно, помню. Склероза у меня еще нет.

Полина перевела дух и спросила:

— А помнишь, я сказала тебе о письмах Троцкого, которые нашел Олег?

— И это помню… А в чем, собственно, дело?

— Тамара Леонидовна, — вмешался я, — постарайтесь вспомнить: вы рассказывали кому-нибудь об этом?

— А в чем, собственно, дело? Полина, я не понимаю…

— Мама! Мама, это очень важно…

— Ну рассказывала… А что? недоуменно произнесла Тамара Леонидовна.

Я уже начал терять терпение от тупости этой мамаши: неужели вы, мадам, не понимаете, что дали наводку убийце?… Я взял себя в руки и спокойно спросил:

— Кому вы это рассказали, Тамара Леонидовна?

— Да никому. Только одному Федьке-паразиту.

Меня как будто оглушили. До меня доносились слова пенсионерки-технолога, но я их не воспринимал: «А кому я еще расскажу? Федьке… Он пришел раз пьяненький, расхвастался, что вот, мол, скоро продаст дачу, так разбогатеет. А я ему и попеняла: дурак ты, Федор. Пьяница и бездельник. Что в тебе Полинка нашла? А он: да уж не такой я дурак, как ее Олег… А я ему: Олег-то еще может прославиться — он письма Троцкого нашел…»

— Как среагировал Федор? — быстро спросил я. — Заинтересовался?

— Заинтересовался… Но не так чтобы очень. Я же говорю: он пьяненький был.

Дурак дураком.

— Мама! — сказала Полина. — Почему ты ничего не рассказала об этом мне?

— А о чем говорить-то, доча? — искренне удивилась пенсионерка.

Действительно, подумал я, о чем тут говорить? Дело-то плевое: две… как бы сказать помягче?… две курицы дали Федору наводку на квартиру, где лежит настоящий клад. А он историк. Хоть и не доучившийся, но историк — он сразу просек, сколько могут стоить рукописи Троцкого.

Я повернулся к Полине:

— Полина, а среди знакомых Федора нет человека с сильным заиканием?

Я спросил просто так. Я не рассчитывал на положительный ответ: навряд ли Полина знает всех знакомых своего бывшего гражданского мужа… Да и разошлись они давно — за это время у Островского могла появиться масса новых дружков-собутыльников. Не исключено, впрочем, что Федька подключил кого-то из старых корешей по отсидке… Полина посмотрела на меня изумленно, а Тамара Леонидовна сказала:

— Да сильнее самого Федьки-то никто, наверное, не заикается.


***

Пробки! Чертовы пробки… С началом дачного сезона по пятницам все выезды из города превращаются в автопытку. По пятницам к гигантскому стаду автомобилей, колесящих ежедневно, присоединяются еще и те, что используются только для поездок на «фазенды». Среди «дачных водителей» масса пожилых людей на «Москвичах». И масса дамочек на иномарках. Водители «Москвичей» любят возить багажник на крыше, а дамочки лепят на заднее стекло сразу пачку нашлепок… Водят и дедки, и тетки одинаково — очень медленно уходят со светофоров и, набравши скорость сорок километров, с достоинством катят до следующего светофора… я их очень сильно уважаю.

Я гнал джип на север, к выходу на Выборгскую трассу. Я протискивал машину в любую щель, где только можно.

Выскакивал на разбитые в хлам трамвайные пути. На выбоинах джип скакал козлом, и Полина хваталась за ручку под потолком.

— Вы всегда так ездите, Андрей? — спросила она.

— Хотите, чтобы Федька успел все сжечь? — зло ответил я.

…После того, как Тамара Леонидовна произнесла: да сильнее самого Федьки, наверно, никто не заикается, — у меня, как нынче говорят, «снесло башню».

— Что? — спросил я. — Что это значит?

— То и значит, ответила Тамара Леонидовна, — что он заика, каких еще поискать.

Я повернул голову к Полине:

— Как же так? Я спрашивал у Немчинова. Он мне сказал: Цицерон, язык без костей.

— Немчинов, — тихо ответила Полина, — не видел его после тюрьмы. Федька подхватил там какую-то инфекцию, чуть не умер… В результате стал очень сильно заикаться. Но в «демократических» кругах Федька всем говорил, что заикается потому, что его избивали на допросах чекисты…

Я почувствовал себя полным дураком.

Я всегда считал, что заикание бывает либо врожденным, либо появляется в детстве после сильного испуга. Я сам учился в первом классе с мальчиком, который стал заикой после нападения собаки… Но мне и в голову не могло прийти, что эта напасть может поразить взрослого мужчину.

Все стало на свои места. Образовалась цепочка, в которой еще не хватало нескольких звеньев, но это уже не имело принципиального значения.

— У Островского, — спросил я, — есть ружье?

— Нет, — ответила Полина. Она, в отличие от своей матери, все уже поняла. — У Виктора Федоровича, отца его покойного, было… Сам Романов ему дарил.

Вот так! Сам Григорий Васильевич Романов подарил секретарю обкома Виктору Федоровичу Островскому ружьишко… В апреле 2001 года Федор Викторович Островский расстрелял из этого подарка офицера ФСБ.

— Федор, — снова спросил я, — знал адрес Олега Гребешкова?

— Конечно, — сказала Полина, — Олег адрес не менял… Сто лет в этой квартире. Мы у него пару раз Новый год встречали. Еще студентами. — Она замолчала, потом прошептала:

— Неужели… Федька?

И зажала рот рукой. И ужас отразился в глазах. Я ничего не ответил. Во-первых, я не знал ответа. С вероятностью девяносто девять процентов Гребешкова убил Федор. Троцкист. Но не исключено, что не сам, а кого-то навел… Маловероятно, но один процент оставим… Во-вторых, я был почти уверен, что доказать вину Островского будет невозможно. Следов в квартире Олега он не оставил, свидетелей нет. Ни одна экспертиза в мире не сможет «привязать» дробь к конкретному стволу…

А все остальные факты — косвенные, любой, даже начинающий, адвокат развалит обвинение в пять минут. Троцкист — неуязвим для Фемиды.

Я стоял на детской площадке в окружении трех женщин разного возраста и молчал. Тамара Леонидовна, Полина и Янка смотрели на меня… Янка сосала палец, слегка покачивались качели на ржавеньких опорах.

— Не соси палец, — сказала Тамара Леонидовна и шлепнула Янку по руке.

— Ба-а, укоризненно протянула Янка.

И в этот момент заверещал мой сотовый. Мне ни с кем не хотелось говорить, я думал о подлом и неуязвимом Троцкисте… Мне ни с кем не хотелось говорить, но механически я вытащил трубу. И услышал голос Троцкиста!

Если бы он позвонил хотя бы на десять минут позже! Или хотя бы на пять… Все могло бы быть по-другому.


***

— З-здравствуйте, Андрей, — сказал Троцкист.

Меня обдало жаром. Меня просто окатило горячим потоком… И я ответил:

— Здравствуйте, Федор.

В трубке повисла тишина, и мне показалось, что я ощущаю, как скручиваются от напряжения соединяющие нас радиоволны.

— Ну, — сказал я, — что же ты замолчал, Федя? Ты же хочешь потолковать о трофеях с квартиры Олега Гребешкова?

Охнула, зажимая рот рукой, Полина.

Замерли качели.

— Ну, Федя, что молчишь?

— Ка-ка-какой Ф-ф-ф… — донеслось из трубки и я передразнил его:

— М-молочник, кефиру…

Я уже взял себя в руки и понял, что совершил под влиянием эмоций глупость.

Неслыханную и непростительную глупость. Пока Островский не знал, что его инкогнито раскрыто, он чувствовал себя в относительной безопасности… А вот что он предпримет теперь?

— Слушай меня внимательно, Островский, — сказал я. — Ты наделал ошибок. Теперь у меня на руках железные факты. У тебя один выход — написать явку с повинной. Понял?

Несколько секунд он молчал, а потом зло произнес:

— О-отсоси, пидор гэбэшный. Хуй тебе за щеку…

Странно, но он почти не заикался…

В трубке пошли гудки отбоя. Я зло захлопнул «эриксон». Островский действительно жил недалеко — на Светлановской площади. Езды всего-то на пять минут, но сначала мы задержались потому, что Полине нужно было переодеться, а потом меня тормознул гаишник. Я совал в его лицо (извините — в мурло) удостоверение, говорил, что речь идет о жизни и смерти, но страж дорог был непреклонен.

Короче, мы потеряли минут десять.

Я долго звонил в дверь квартиры Островского. Полина сбивчиво объясняла мне, что эта квартира досталась Федору после раздела с сестрой квартиры отцовой, «номенклатурной»… Я звонил и понимал, что впустую, что Федька уже слинял. Я несколько раз набрал номер его домашнего телефона, но трубку никто не снял. Спустя пару минут из соседней квартиры выглянула голова в бигудях, и толстая тетка сказала:

— Чего трезвоните? Ушел он. Уехал.

— Когда? — спросил я.

— Недавно… с четверть часа.

— А… куда?

— А он мне докладывает? — огрызнулась тетка. Потом увидела лицо Полины и добавила другим тоном:

— На дачу, наверное… с рюкзаком был, спешил сильно.

— Вы знаете, где эта дача? — спросил я Полину. Она кивнула. И мы поехали.

В душе я материл себя: какого черта?? Какого черта я еду на эту дачу? Ведь Островский может рвануть куда угодно: к собутыльникам, к троюродной тетке в Кривоколенск, к черту на рога, в пустыню Гоби… Я материл себя, но поехал в Рощино.

Я отлично понимал, что все делаю не правильно. Все делаю не так, как учу своих студентов. Что озлобленный Федька Троцкист опасен и, возможно, вооружен…

По уму надо было бы просто позвонить в ФСБ: вот убийца вашего сотрудника. Берите. Колите. Но я поехал в Рощино.

Раньше поселок Рощино был «заповедником», в котором паслась советская элита. Простому смертному здесь делать было нечего… Времена переменились, и «элитарность» стала определяться не номенклатурной расфасовкой, а толщиной бумажника, но поселок Рощино все равно остался не для простых смертных.

Фазенда бывшего партаппаратчика выглядела неухоженной. Лохмотьями облезала краска на фронтоне, у самого крыльца «колосились» лопухи… Но над трубой вился дымок! Этот дымок мне сразу не понравился. На кой, спрашивается, хрен, топить печку при двадцатиградусной жаре?

— Что? — спросила Полина.

— Какого черта он печку топит?

— Это не печка — камин.

Я подумал, что принципиальной разницы нет, и бумага одинаково хорошо горит, что в печке, что в камине. Но ничего Полине про это не сказал… А сказал:

— Сидите в машине, Полина.

И поперся в дом. Героя изображать.

Глупо. Но над трубой вился дымок, и я понимал, что алкоголик — заика — убийца Федька Троцкист жжет рукописи, которые не горят. А они горят. Еще как горят!… И еще он жжет улики, которыми можно привязать Федора Островского к убийству майора ФСБ Гребешкова.

Я вошел в дом. Я вошел в дом и закричал:

— Островский!

Мой собственный голос показался мне чужим… Если сказать по правде, мне было довольно страшно. Я не знал, сохранил ли Федька ружье, подаренное покойному папе Григорием Васильевичем Романовым. По идее он должен был бы избавиться от ружьишка. Но хрен его знает…

— Островский! — закричал я. — Федор! Где вы?

Я стоял в просторной, но захламленной прихожей. В нее выходило три двери… За которой из них Федька, я, разумеется, не знал.

Внутри дома что-то упало. Стул, кажется, или какой-то другой деревянный предмет… Средняя дверь распахнулась, и из проема на меня выглянул Троцкист.

В левой руке он держал ружье с очень короткими стволами.

— Явился? — спросил Федор. — Явился, да? Н-на хер т-ты сюда явился?

Я молчал. Нужно было что-то ответить, но я молчал… За спиной Островского была большая и мрачная комната. Посредине на огромном овальном столе лежал коричневый рюкзак и стояла бутылка водки. Кажется, початая. На заднем плане горел камин.

— Смерти ищешь, журналюга? — спросил Троцкист.

— Не дури, Федор, — сказал я через силу. Стволы гипнотизировали.

На улице хлопнула дверца машины.

— Суки, суки, — выкрикнул Федор и быстро закрыл дверь… Щелкнул фиксатор замка. — Хуй вам, с-суки! — закричал Островский из-за двери. — Я их жечь б-буду.

По с— страничке… Одну за одной. Понял, Обнорский?

— Не дури, Федор, — повторил я.

В прихожую вошла Полина.

— Что? — сказала она, — Что?

Просвистело, громыхнуло. В верхнем углу дверной филенки образовалась дыра размером с футбольный мяч… Забей гол Японии! Я сбил Полину с ног, прижал к полу… Нормальное кино. Я ждал второго выстрела, но его не было. Сверху сыпалась какая-то труха, пыталась встать Полина.

— Лежи, дура, — прошептал я.

— Пустите, — сказала она.

— Лежи, говорят… Шмальнет над полом, и все — салют Мальчишу!

Я ждал второго выстрела, но его не было. Я сказала Полине в ухо: выползаем, — и пополз вон, собирая на светлые джинсы пыль. Следом выбралась Полина…

— Забей гол Японии, — сказал я.

— Что? — сказала она. — Какой Японии?

— Японской… Ты зачем пришла? Я тебе велел в машине сидеть.

— Не ругай меня, Андрюша. Мне очень страшно… Он нас убьет?

— Будешь соваться — убьет, — пообещал я. — Милиция тут есть?

— Кто?

— Милиция, Полина… Ми-ли-ция.

— Наверное, — неуверенно сказала она.

— Иди ищи.

— А ты?

— А я тут погуляю, — ответил я.

Полина пошла по дорожке. Два или три раза оглянулась… Красивая женщина, подумал я.

Она ушла. Я поднялся с крыльца и пошел вдоль дома. Я обогнул дом… Одно окно гостиной было плотно зашторено, но во втором между шторами был просвет. Я осторожно заглянул. Островский стоял ко мне спиной, пил водку из горлышка. Пламя камина освещало темную комнату.

Островский поставил бутылку на стол, взял со стола тетрадку. Вырвал из нее листок, скомкал и вытер им лицо. Потом швырнул листок в камин. Комочек бумаги вспыхнул… Рукописи, значит, не горят?

Признаюсь мне хотелось задушить Федьку — этого маленького подленького Геростратика, страшную «жертву режима»… А если не задушить, то хотя бы разбить морду.

А Федька вырвал вторую страницу, потом третью. Ах, как они вспыхивали! Я постучал по стеклу — Островский сразу обернулся, схватил со стола ружье… Я присел, крикнул:

— Федор! Федор, давай поговорим.

Сверху меня осыпало стеклом и щепками от рамы. Просвистела дробь… Вот ведь сволочь какая!

— Эй, Об-обнорский! — закричал Федька. — Т-ты живой?

— Живой я, Федя. Хватит тебе стрелять-то. Выйди, поговорим.

— Д-да вот хуй т-тебе в обе руки.

Я выглянул — Федор стоял возле стола и заряжал ружье.

— Федор, — сказал я. — Брось ты на фиг… давай накатаем явку с повинной.

Островский захлопнул стволы и вскинул ружье. Я присел.

— С-сейчас я с-сожгу этого Т-т-троцкого, а потом п-пришью тебя, Об-обнорский. Ты м-мудак.

— Мудак я, мудак, — согласился я совершенно искренне. — Давай поговорим спокойно.

— П-пошел на хуй! — ответил Федор и снова засадил в окно. На этот раз дробь перерубила раму…

Вот так мы и общались, пока не приехала милиция. Три дюжих мужика в бронежилетах и с автоматами приехали на УАЗе и стали кричать, чтобы Федька выбросил ружье в окно, а сам выходил на крыльцо… А Федька в ответ кричал, что пусть менты у него отсосут.

— Ты сам у меня отсосешь, гнида, — сказал старшина и швырнул в окно дымовую шашку. Секунд через двадцать дверь распахнулась и на крыльцо вышел Федор.

В руке он держал ружье с наполовину отпиленными стволами.

— Бросай ружье! — закричал сержант, направляя автомат на Федьку. Федька приставил стволы к левой стороне груди.

— Смотри, Поля, — сказал он и нажал большим пальцем на спуск.

— Федор! — закричала Полина.

Тело Федора швырнуло в дверной проем.

Сержант снял каску и вытер рукавом лицо.


***

— Репортеры, — сказал Повзло.

— Я знаю, — ответил я. — Без мобильной связи работа отдела может быть парализована.

— Тебе до фонаря?

— Нет.

— А мне кажется, Шеф, что тебе до фонаря, — сказал Коля. — Сидишь, уткнулся в бумажки какие-то…

— Это не бумажки. Это, Николай, письма Льва Троцкого.

— Ни хрена себе! Письма?

— Письма.

— Троцкого?

— Троцкого.

— Подлинники?

— Они.

— Так ведь это же бабки!

— Еще какие.

— Ай-ай-ай, — сказал Коля и письма сграбастал. — Раз, два, три… Ага, семь штук.? Сколько же они могут стоить?

— Не знаю, — ответил я. — Дорого…

— Так, так, так, — сказал Коля. — Это же другой коленкор… Это же просто я не знаю что такое. Это вам драй унд цванцих, фир унд зибцих, а не клад Косинской!

Я, блин, найду коллекционера из небедных евреев и…

— Стоп, Коля! — сказал я. У меня все еще стоял в ушах крик Полины… Я видел, как прыгает по ступенькам крыльца ружье, и блестит на прикладе полированная табличка с гравировкой… Я слышал, как матерится милиционер и как потрескивают поленья в камине, а поверх поленьев серой стопкой лежит то, что было дневником Троцкого.

— Стоп, Коля, — сказал я. — Никаких коллекционеров не будет.

— А что? — насторожился Коля.

— Видишь ли, Коля… я не знаю, сколько стоят эти письма. Наверное, немало. Но кроме рублевой цены, есть и еще некая другая цена…

— Что-то я, Андрей, тебя не понимаю, — перебил меня Коля.

— Я тоже себя не понимаю, — сказал я. — Но… за эти письма заплачено кровью как минимум двух человек. Грешно их продавать. Понимаешь?

— Андрюха! Нам деньги позарез нужны. Давай продадим хотя бы одно…

В кабинет заглянула Оксана и сказала:

— Андрей, к тебе Кондакова Елена Петровна.

И в кабинет вошла Елена Петровна. Я с Колей их познакомил и сказал:

— А сейчас, Елена Петровна, Николай хочет передать в дар вашему музею письма Троцкого… в количестве семи штук.

— Э-э, — сказал Повзло. — Конечно…

Мы тут как раз… как бы… обсуждали… в дар… вашему… музею.

Елена Петровна просто остолбенела, а Коля посмотрел на меня с ненавистью.

Потом Елена Петровна сказала, что это такое событие… такое событие… Мы просто не понимаем, какое это событие, и нужно телевидение и чтобы я торжественно передал эти письма и чтобы…

— Нет, — сказал я. — Хватит с меня клада Матильды Косинской. Пусть Николай Степанович торжественно передаст.

— Сам ты «передаст»! — злобно шепнул Повзло. Но все-таки повязал галстук и поехал с Кондаковой в музей. Туда же вызвали «энтэвэшников», и перед глазом камеры Коля торжественно вручил Елене Петровне письма Троцкого. И с кислым-кислым видом заявил, что вот… в дар… безвозмездно… совсем-совсем бесплатно… ну бескорыстно…

ДЕЛО ОБ ОБИЖЕННОЙ ДИРЕКТРИСЕ

Рассказывает Нонна Железняк

"Железняк Нонна Евгеньевна, выпускница журфака Ленинградского университета. Женщина энергичная, способная как на отчаянные, так и на глупые поступки.

Причем глупость своих выходок никогда не признает. Общительна, амбициозна. Активно берется за расследование порученных и не порученных дел. Первые — расследует кропотливо, но не слишком охотно, последние обычно с блеском доводит до конца. Мать троих детей и супруга сотрудника «Золотой Пули»

Михаила Модестова. Стремится оказать помощь всем, кто (как ей кажется) в ней нуждается".

Из служебной характеристики

…Кап…

— Модестов, опять ты неплотно кран в ванной закрутил?

— Я вообще в ванной не был, — супруг действительно появился со стороны кухни.

…Кап…

— Ну я же слышу — что-то капает! В ванной, это точно.

— Я тоже слышу, — согласно закивал Модестов. — Но я тут ни при чем. Руки я мыл на кухне,

в ванную даже не заглядывал.

Кап— кап-кап…

— Ну так и в чем дело? Пойди да посмотри, что там капает!

Капало в ванной. Причем с потолка.

Причем довольно интенсивно. Так интенсивно, что это уже смахивало на весенний дождичек. Банально, но факт — нас снова залили нерадивые соседи! Второй раз за последний месяц.

В общем-то, грех жаловаться — со времени отъезда тетки Геноверы это было первое ЧП в нашей квартире. Жизнь постепенно вошла в наезженную колею. Новые и старые дети благополучно отбыли к тете Лене в Выборг — отдыхать. Разрушения, вызванные наличием тети, потихоньку устранялись. Сломанная полка водворилась на место и падать со стены вроде бы больше не собиралась. Полтергейст, хозяйничавший на кухне, убрался восвояси.

Мохнатое чучело в ванной больше не появлялось. Кто это был — так и осталось загадкой. И даже кошки изо дня в день храпели все тише и тише…

Словом, от чрезвычайных ситуаций мой Модестов отвык и потому сейчас с ужасом глядел на потолок, где вспухало сизое пятно. Я же, напротив, необыкновенно взбодрилась.

— Чего ты уставился? Эти раззявы нам сейчас устроят бесплатный душ размером в весь потолок! — Эти слова до отца моих новых детей донеслись уже с лестничной клетки. Не дожидаясь супруга, я ринулась на верхний этаж.

Проштрафившийся въехал в квартиру над нами каких-то три месяца назад. До сегодняшнего дня новичок вел себя благопристойно и ни в чем ужасном замечен не был. Я несколько раз встречала его на лестнице: он производил положительное впечатление. Говорили, что он юрист, но в какой именно области юриспруденции трудится — я не знала.

Звонок истерично заливался под моим пальцем с полминуты, однако дверь никто так и не открыл. Давить на кнопку меня заставило только врожденное чувство такта и воспитанность — опытным расследовательским глазом я сразу углядела, что дверь в соседскую квартиру не заперта, а лишь плотно прикрыта. Шум текущей воды был слышен даже на лестнице. В этот момент подоспел супруг.

— Значит, так, — оповестила я его. — Мы сейчас спокойненько, будто ничего не произошло, входим внутрь, жутко извиняемся и требуем прекратить потоп. Если он будет сопротивляться и кричать о своей невиновности — тащи его в ванную и силой заставляй закрутить кран.

— Ты собираешься прямо вот так зайти в чужую незапертую квартиру?! — ужаснулся муж.

— Именно.

— Нонночка, но это же неудобно! Вдруг он там не один? Вдруг у него гости и у них там что-то личное, может, даже — интимное…

— Свидание при свечах, швабрах и сантехниках, что ли? Модестов, не дури. Какое свидание может быть по колено в воде?!

Возражения в создавшейся ситуации были бесполезны.

— Здравствуйте, добрые люди! Мы ваши соседи снизу! Вы нам бедствие стихийное устроили! — с этим воплем я распахнула дверь.

В коридоре была полутьма, горел только небольшой светильник на стене. Но и этого света было вполне достаточно, чтобы увидеть на полу вроде бы труп, а вокруг него кровь. В перспективе коридора просматривалась ванная, однако меня она уже не волновала. Я бросилась к вроде бы трупу и застыла над ним в композиции «Неутешная вдова». Модестов, лихим прыжком преодолел нашу группу и ринулся в ванную.

Беглый осмотр показал, что обнаруженное тело явно принадлежит нашему соседу. Причем, несмотря на жуткую проломленную рану в голове, он еще жив, но дышит, что называется, на ладан. Про таких наши репортеры пишут: «Ему срочно требовалась медицинская помощь».

Рысью обежав квартиру, я обнаружила в одной из комнат телефон, однако аппарат мне помочь не мог — у него кто-то обрезал провод.

Тем временем после некоторой беспорядочной возни вода течь перестала. Из ванной показался довольный Модестов.

Увидев меня, он сразу вспомнил, где мы находимся и тут же озаботился нашим юристом.

— Нонна, чей это труп? В смысле — кто это? Наш сосед?

— Наш сосед. Только он не труп. Он еще пока вполне живой.

— С такой дырой в голове — и не умер? — поразился Модестов.

— Говорю же — жив. Вызывай «скорую». Заодно милицию и кого-нибудь из наших репортеров. Похоже, тут дело серьезное.

Пока Модестов по мобильнику вызывал медиков, милиционеров и коллег, я еще раз аккуратно обошла помещение, стараясь двигаться на цыпочках. Почему-то только сейчас мне в голову пришло, что тот, кто двинул юриста по голове, может все еще находиться в квартире. Я не хотела его спугнуть до приезда милиционеров.

Еще меньше я хотела, чтобы злоумышленник потерял голову, с воем выпрыгнул из какого-нибудь шкафа и ринулся уничтожать свидетелей — то есть меня с Модестовым.

К счастью, пока никто ниоткуда не выскакивал, пейзаж вокруг был самый умиротворяющий. Поверхностные наблюдения дали следующую картину: обычная квартира обычного мужика с неплохим достатком и средненьким вкусом. Судя по одежде, сосед собирался провести вечер дома в одиночестве: на нем был спортивный костюм, чистый, но уже далеко не новый. В такой амуниции обычно встречаются только с очень близкими друзьями. На столе в кухне — недопитая чашка кофе и надкусанный круассан на блюдце.

Никаких там свечей, бокалов, фруктов и прочего антуража, намекающего на интимное свидание, не было. О дружеской вечеринке или подготовке к ней тоже ничто не свидетельствовало.

Интересно, чем злодеев заинтересовал мой тихий с виду сосед? Может, это было банальное ограбление? «Разбой», — поправила я сама себя. Однако очевидного разгрома или следов активных поисков чего-либо тоже не наблюдалось. Так, текущий беспорядок. Значит, или не искали ничего, или точно знали, где искомое лежит и забрали без лишней пыли. Еще вариант — нотариус это «что-то» отдал сам. Под пытками. Или под угрозами «предмета, похожего на»… что-нибудь опасное. Мне стало неуютно.

— Модестов, поди сюда. Как ты думаешь, сколько времени он тут лежит?

— Думаю, не больше четырех-пяти часов, — незамедлительно отозвался супруг.

Я уважительно уставилась на мужа: раньше талантов медэксперта я за ним не замечала.

— Откуда такая точность?

— Это элементарно, Нонночка. Во-первых, приблизительно столько часов назад я встретился с нашим соседом на лестнице, он был жив и здоров. Во-вторых, если бы он пролежал здесь намного дольше, у нас в ванной от сырости уже бы давно потолок обвалился.

Резонно.

— Слушай, а как он выглядел? Ну когда ты его на лестнице встретил?

— Да обычно. Во всяком случае, этой дырки на голове у него точно не было.

Ударили его все-таки здесь. В собственной квартире, своем доме, где и стены должны помогать! — скорбно добавил Модестов.

— Воздержись от патетики. Она тебе пригодится, когда мы будем объясняться с медиками и представителями власти.

Нам предстоит доходчиво и правдиво объяснить, как мы сюда попали. Среди милиционеров попадаются о-очень недоверчивые люди!

…Домой мы попали только глубокой ночью, утомившиеся и злые. Нам попались чрезмерно недоверчивые милиционеры. Слава Богу, что хоть медики особо лишних вопросов не задавали. Несмотря на наше своевременное вмешательство, потолок в ванной был испорчен. Ложась в эту ночь спать, я впервые подумала — а что бы сказали мои соседи снизу, установи я все-таки в своей комнате фонтан?!


***

На следующий день Агентство ходило на ушах. Во-первых, Обнорский и Спозаранник собрались в очередную командировку. На лицах сотрудников по этому случаю была умело намалевана мировая скорбь, но в кулуарах шевелился оживленный шепоток.

Во— вторых, моим соседушкой чрезвычайно заинтересовались наши расследователи. Оказалось, что он -действительно юрист, практикующий нотариус, зовут его Сергей Боревский, ему 37 лет. Отдел оживился: за последние пару месяцев это было уже четвертое происшествие, где потерпевшим являлся адвокат или нотариус.

Все эти события друг с другом были вроде бы не связаны. Именно этот факт и вызывал особенные подозрения. Однако вот уже две недели на юристов никто не нападал. Боревский с его проломленным черепом пришелся как нельзя кстати.

Расследовательский отдел жужжал, как банальный улей. Особенно усердствовал Спозаранник — ему очень хотелось оказаться сразу и везде. Положение осложняло то, что через полчаса он убывал в командировку. В этот сжатый срок ему предстояло раздать указания подчиненным.

— Во время моего отсутствия исполнять обязанности начальника будет Георгий Михайлович Зудинцев. Человек он всем вам знакомый и в представлениях не нуждается, — командовал Глеб. — С этим ясно. Теперь о самом рабочем процессе. Гвичия продолжает тему с двумя убитыми адвокатами.

Модестов свою тему сам знает. Железняк, — тут повисла зловещая пауза, — госпожа Железняк занимается порученным ей делом об отстранении от должности директора детдома «Детский вопрос». Нотариусом Боревским занимаются только — я подчеркиваю — только — Каширин и Зудинцев.

Эта новость застала меня врасплох: об уволенной директрисе, порученной моим заботам вчера, я напрочь забыла. Кроме того, я справедливо считала, что на правах первооткрывателя нападения на Боревского буду включена в расследование этого преступления в первых рядах. Надо срочно убедить в этом Спозаранника. Я огляделась в поисках поддержки. Модестов виновато щурился, но переубеждать начальство не решился. Пришлось действовать самостоятельно.

— Глеб Егорович, это нечестно! Это мой труп, по праву! Я его первая нашла!

— Нонна, ваш труп безутешные коллеги рискуют обнаружить на рабочем месте в том случае, если вы попытаетесь способствовать проведению данного расследования!

Все ясно — Спозаранник таким образом мстит мне за то, что я так и не довела до конца процесс его соблазнения.

— Спозаранник, мстить женщине — это мелко и низко! — я постаралась вложить в свой голос интимные нотки, чтобы только он понял, о чем это я.

Он понял, но по-своему.

— Нонна, это не месть, а желание рационально организовать рабочий процесс.

— А я, значит, в данном процессе — элемент иррациональный?! — возмутилась я.

— Глеб, ты идешь или нет? Машина у подъезда, — в кабинет вошел Обнорский.

— Георгий Михайлович, я вас вполне официально, как начальник отдела расследований, прошу проследить за тем, чтобы Нонна Железняк в расследование этого дела не вмешивалась! — с этими словами Спозаранник сунул дырокол в портфель и не попрощавшись вышел.

— Ничего, Нонна Батьковна, не переживайте, будет больше времени на детей и на новеллу. Вы о сроках помните? — сказал на прощание Обнорский.

Да, у Обнорского новый бзик — все Агентство пишет книжки. Видимо, оглядевшись окрест, шеф «Пули» возмутился — как это так, он занят постоянным творческим процессом, а остальные нет. Допустить, чтобы сотрудники «Пули» между делом не создали по шедевру и не обессмертили свои имена, Обнорский не мог. Поэтому теперь почти все строчат новеллы от имени вымышленных персонажей вымышленного Агентства журналистских расследований. Как ни смешно, но сборники новелл под названием «Все в АЖУРе» расходятся и пользуются спросом. Только Спозараннику удалось отмазаться от этой повинности: на одной из летучек он заявил, что своими аналитическими справками уже перевыполнил норму по написанию шедевров на два года вперед. Обнорский вынужден был смириться.

После бегства Спозаранника из кабинета все куда-то расползлись, кроме нас с Модестовым. Я села читать всученные мне постылые материалы об отстраненной от должности директрисе детдома, но думала совершенно о другом. Вчерашний сосед никак не желал убираться у меня из мыслей. Я стала перебирать в уме все, что каким-то образом — обрывками фраз, из сводок и собственных наблюдений — узнала о нем.

Итак, Боревский Сергей Максимович.

Родился… учился… женился… развелся.

Детей нет. Экс-супруга — за границей.

В квартиру надо мной переехал около трех месяцев назад, до того жил где-то в Гвардейском районе. Согласно милицейским заключениям, треснули его со всей силы небольшим топориком сзади, когда он шел по коридору к двери. Входная дверь не взломана. Сам собой напрашивается вывод, что Боревский визитера хорошо знал и сам впустил. Если учесть, что при этом он был в весьма домашнем костюме, то получается, что пришел к нему гость весьма близкий.

Или нежданный. Скорее всего, последнее — в эту картину очень хорошо вписывается включенная вода. Получается, что Боревский собрался принять ванну, но ему помешал неизвестный мне, но знакомый нотариусу визитер. Сделав свое черное дело, злодей покинул место происшествия.

Очень логично. Только на месте преступника я бы еще воду в ванной выключила. Ведь и ежу ясно, что вода в конце концов перельется через край и затопит соседей.

— Слышишь, Модестов, а в ванной у нотариуса вода откуда лилась? Из крана, ванной или душа?

Мой вопрос остался без ответа. Я оглянулась — Модестова в кабинете не было.

В поисках требуемого собеседника я вылетела в коридор.

— Модестова не видела? — налетела я на встретившуюся мне в коридоре Лукошкину.

— Господи, что ты как ураган носишься, Нонна! Чуть с ног не сбила. Твой Модестов направился в сторону кабинета Валентины Горностаевой. Кстати, уже не первый раз за эту неделю.

Показалось мне или нет, что в голосе Аньки прозвенели злорадные нотки?

В кабинете Горностаевой было, как обычно, сильно накурено и пахло кофе.

Сквозь завесу табачного дыма я увидела Модестова и Валентину — они стояли, склонившись над столом, рассматривали какие-то картинки и о чем-то увлеченно шептались. Причем Валька приняла картинно-томную позу порномодели, выпятив пятую точку и поминутно облизывая губы. В этот образ как-то не вписывалась вонючая сигаретка.

Я возмущенно решила нарушить этот интим в дыму.

— Модестов, иди сюда. Ты мне нужен как муж и как мужчина!

Вот так. Надо сразу обозначать приоритеты. Модестов нехотя оторвался от бумажек и пошел ко мне. Валентина только хмыкнула и изогнулась так, что у меня появились опасения за ее позвоночник.

Мы вышли в коридор. Модестов выглядел рассеянным и то и дело бросал пламенные взгляды на кабинет, где осталась Горностаева. Мне это очень не понравилось.

— Модестов, отвлекись. Вспомни, откуда текла вода в ванной у нашего соседа?? Из крана или из душа?

— Из душа. Причем шланг прямо на полу лежал, из него струя била во всю мощь.

— А ванна была пустая?

— Пустая и даже пробкой не заткнута.

— Ладно, свободен. Иди, работай дальше.

Модестов с облегчением нырнул в кабинет. Оттуда снова послышалось удовлетворенное воркование. Подавив в зародыше желание ворваться к парочке и забацать чечетку на столе, я повернула к своему кабинету.

Значит, получается, что преступник треснул хозяина по кумполу чем-то тяжелым, сам смылся, а шланг с водой на полу не заметил или забыл. Вообще-то странно, вода шумела так, что за дверью было слышно. Может, злодей так стремительно улепетывал, что ему было некогда сунуть шланг хотя бы в саму ванну? Маловероятно. Выходит, его забыли специально, чтобы привлечь внимание? То есть преступник хотел, чтобы тело побыстрее нашли?

Или сам Боревский впоследствии очнулся, смог добраться до ванной и вытащить душ? Следов крови в ванной нет, но их могло смыть водой…

Вернувшись на рабочее место, я наконец дочитала опус об обиженной директрисе. Прочитанное меня не воодушевило.

Директриса детского дома «Детский вопрос» — Алла Золотарева — была отстранена от руководства за растрату денег, выделенных на ремонт помещений. Причем и сумма-то была отнюдь не астрономическая. Банальная история, сплошь и рядом такое случается. Что, спрашивается, тут расследовать? То, куда она деньги дела?

Так это я и так могу представить. Ну положила тетенька денежку себе в карман — может, ей новое платье захотелось или аккумулятор на любимом «Запорожце» полетел. Одним словом, тоска. Ладно, нужно назначить встречу этой гранд-даме, потом разберемся. Если в считанные сроки уложиться с этим материалом, то можно, пожалуй, и в расследовании нападения на Боревского поучаствовать…

В этот момент в кабинет деловой походкой вошел Зудинцев. Как и положено персоне, облеченной властью, он был подчеркнуто собран и картинно задумчив.

— Георгий Михайлович, я ознакомилась с материалом по Золотаревой, — отрапортовала я.

— Ваше мнение о перспективах дела? — осведомился Зудинцев.

— Если честно…

— Только честно!

— По-моему, полная ерунда. Женщина растратила деньги. Ее отстранили. Ну и что? Что здесь нужно расследовать?

— Не все так просто, Нонна. — Зудинцев сел за свой рабочий стол, достал сигареты и со вкусом закурил. — Во-первых, непонятно, почему в таком случае вышестоящее начальство не обратилось в прокуратуру?

— Может, не хотели шум поднимать? — перебила я.

— Не исключено, но маловероятно.

История все равно стала достоянием гласности, про отстраненную директрису так или иначе на прошлой неделе только ленивый не написал. Во-вторых, с чиновником Коркиным, подписавшим приказ об отстранении Золотаревой, у нашей дамы до последнего времени отношения были самые задушевные. Настолько задушевные, что пару лет назад он сам Золотареву на пост директора данного детдома и пристроил.

— Значит, в последнее время отношения у них испортились, и Коркин решил таким образом отыграться, — предположила я.

— Не исключено. Только вот из-за чего они испортились? На почве личных перипетий, профессиональных интересов или каких-то совместных деловых заморочек?

— Ну-у, мало ли какие разногласия могут быть у мужчины с женщиной!

— В общем, наша задача — выяснить, действительно ли растрата имела место. Или Коркин действительно мстит директрисе…

— За несостоявшуюся любовь, — подхватила я. — Такое запросто может быть (воображение услужливо нарисовало навязчивый образ мстительного Спозаранника).

— Если это личная месть — будем играть против Коркина. Неприлично из-за личных амбиций и чувств снимать хорошего директора детдома. Тем более что заведение под руководством Золотаревой жило неплохо. Сотрудники ее любили. Из-за ее отстранения они, кстати, голодовку закатили. В знак протеста.

Это, конечно, интересно. Но все же не настолько, чтобы лезть в какие-то межличностные разборки между директрисой и чиновником.

— Георгий Михалович, все равно мне кажется, что эта история не стоит выеденного яйца. Давайте я встречусь с этой директрисой. Ручаюсь, если она воровка и мошенница, то я смогу ее раскусить. Думаю, деньги она действительно потратила. На шубу. Норковую. Пусть на нее заявляют в милицию. Вряд ли все это так интересно, как кажется с первого взгляда.

Последние слова я попыталась сопроводить просительными интонациями. Хотя и не люблю о чем-то просить. Видимо, раньше у Зудинцева не было в подчинении привлекательных женщин, да к тому же еще многодетных мам. Он тревожно глянул на меня и задумался. Глубокая мысль, породив морщины на лбу, отразилась в глазах, поплескалась там и наконец финишировала в виде речи:

— Хорошо, Нонна. Я не имею оснований не доверять вашему профессионализму и чутью. Побеседуйте с директрисой, сделайте выводы о ее личности. Да, напишите об этом справку. А дальше будем действовать по обстоятельствам.


***

Директриса меня очаровала. Есть женщины, которые с ходу могут вызвать симпатию. Даже у подозрительной меня. Алла Николаевна Золотарева, женщина тридцати шести с хвостом лет, этим качеством обладала с лихвой. Она была необычайно энергичной особой, но в то же время как-то умудрялась не производить впечатление суетливой.

Кроме того, нас роднила общая беда — мы обе пострадали от козней злопамятных мужчин.

Поскольку обязанности директора она уже не исполняла, то наша встреча состоялась у нее в квартире. Просторные двухкомнатные апартаменты. Приличная, но не слишком дорогая обстановка. Видимо, директриса хорошо зарабатывает и может себе позволить комфорт без излишеств.

Исключение составляла только кухня (правда, я не видела спальню). В кухне, наоборот, было полно всяких кокетливых баночек-скляночек и прочих ярких прибамбасов. Кроме того, мебель и техника тут была новее, чем во всех других помещениях квартиры. Вероятно, Золотарева, смогла накопить денег и раскошелиться на ремонт. Видимо, она любит проводить время на кухне и в первую голову отремонтировала именно ее. Это еще больше прибавило мне уважения к директрисе — сама я на кухне провожу немного времени и готовлю кое-как.

Мы пили кофе в гостиной у директрисы. Алла Николаевна не производила впечатление женщины, умирающей в конвульсиях без любимой работы. Впрочем, особой веселости тоже не наблюдалось.

Скорее, Золотарева была искренне озадачена ситуацией.

— Вы понимаете Нонна, мне сложно сказать, кому именно выгодно мое отстранение. Руководить детским домом — не такое уж сахарное дело, знаете ли. Тем более приютом, который на хорошем счету — всегда ждешь незапланированных проверок, визитов высоких гостей. То есть постоянное напряжение. А случись какой-нибудь промах — и тебя вываляют в грязи.

Не отмоешься.

Логика, конечно, железная. Однако растраты на пустом месте тоже не возникают.

— Вы могли бы поподробнее рассказать, какую именно растрату вам вменяют в вину? Кто выделял деньги и для чего?? Куда они делись?

— Мне ставят в вину перерасход денег, выделенных два месяца назад для ремонта одного из корпусов детдома. Из бюджета мы получили порядка ста тысяч рублей, приблизительно столько же добавили спонсоры-благотворители — мне удалось их отыскать. Однако в ходе ремонта оказалось, что очень многие конструкции и коммуникации нужно не просто ремонтировать — менять. Сами понимаете, на выданную сумму особо не разгуляешься.

Приходилось экономить практически на всем. В сумму мы уложились. Я предоставила подробный отчет, где указала все траты и их обоснование, приложила все расчетные документы и забыла о капремонте как о страшном сне, — директриса сделала паузу и отхлебнула кофе.

— И что же потом? — подбодрила я ее.

— Ремонт закончился в апреле. А месяца два спустя меня вызывают в администрацию и сообщают, что я на ремонт затратила гораздо больше денег, чем он на самом деле стоил. Моим уверениям в том, что пришлось фактически перестраивать корпус, никто не поверил. Думали, что все ограничилось дешевым косметическим ремонтом. Проверяющим, видите ли, обои и плинтуса показались слишком дешевыми для заявленной сметы! Естественно, приходилось брать, что подешевле, лишь бы в сумму уложиться! Дополнительных субсидий мне бы давать никто не стал! И потом, мне кажется, что лучше уж дешевые обои, чем упавший потолок или прорванная канализация. А бросать дело на полпути, оставлять недостроенные здания и недоделанные комнаты — увольте, это не в моем характере!

— Совершенно согласна с вами!

Я абсолютно не кривила душой. Симпатия к директрисе крепла — мы оказались очень похожи. Я, например, тоже ужасно не люблю бросать начатое дело на середине. Стараюсь любой ценой довести до конца. Может, наше сходство на этом не ограничится, и я наконец полюблю готовить?

— Но что же никто не мог проверить правоту ваших слов? В конце концов, можно было посмотреть новые канализационные трубы или переделанные стены.

До этого что, никто не додумался?

— Почему же, додумались. Была комиссия, — тут Золотарева как-то недобро усмехнулась. — Знаете, Нонна, я сейчас начну объяснять несколько издалека. Дело в том, что за прожитые годы я, как и всякая неглупая женщина, обросла нужными связями. У меня есть знакомые в различных сферах. Так вот, ремонт делала бригада, которой руководит мой старый друг, школьный приятель. Они достаточно серьезно скостили мне цену на ремонт.

Только поэтому денег и хватило.

— Так что насчет комиссии? — поторопила я ее. Получилось не очень вежливо, но у меня уже поджимало время.

— Комиссия, как я уже и сказала, была созвана. Провела проверку и написала отчет: никакого капремонта произведено не было.

— Как это? — оторопела я.

— А вот так. Узнали тот факт, что мы друзья с руководителем ремонтной бригады и решили, что я вступила с ним в сговор. А остальным рабочим и кое-кому из сотрудников заткнула рот деньгами. Хотя если честно, — директриса перешла на доверительный тон, — я думаю, что этот отчет — подделка. «Липовая» бумажка, состряпанная с целью сместить меня с этой должности.

— У вас есть основания так считать?

Вы видели сам документ, он показался вам подозрительным?

— Да нет, Нонна, сам документ я, конечно, видела. С первого взгляда он не производит впечатление подделки. Но понимаете, мне кажется, если бы документ был подлинный, тот же Коркин уже давно заявил бы в прокуратуру. Однако там заинтересовались бы и поддельным документом! Видимо, Коркин просто не решается рисковать.

А что, в этом есть свой резон! Действительно, если документ липовый, Коркину было бы несдобровать.

— Алла Николаевна, а не могут вас подобными действиями к чему-то принуждать? Или чего-то домогаться от вас?

— Понятия не имею. Чего от меня можно хотеть? Денег? Их у меня не так и много. Назначить на эту должность какого-нибудь своего человека? Так я вам уже сказала — директором детского дома быть очень трудно и хлопотно.

Я тактично смолчала о том, что, в принципе, сама Золотарева тоже могла считаться «своим человеком» чиновника Коркина — ведь именно он определил ее на этот пост. Однако о своем хорошем знакомстве с ним Алла Николаевна мне почему-то сообщать не торопилась. О прорабе ремонтников сообщила, а об этом как-то забыла…

Директриса отхлебнула кофе, потом неторопливо встала, подошла к окну, потом повернулась ко мне. И внезапно улыбнулась. Улыбка у нее вышла неожиданно хищная и неприятная.

— А вы знаете, Нонна, что почти все сотрудники детдома после моего отстранения объявили голодовку? Я имею в виду тех, кто находится в городе, а не разъехался по области вместе с воспитанниками.

Голодают в знак протеста против моего отстранения.

Об этом я уже знала от Зудинцева. Но на всякий случай решила изобразить изумление: громко ахнула и вытаращила глаза.

— Да-да. Весь персонал уже в течение недели ничего не ест.

— Они протянут ноги, — озадаченно прокомментировала я. — А если вас не восстановят? Что они будут делать — умирать голодной смертью?

— Что-то говорит мне, что до этого не дойдет, — в глазах Аллы Николаевны заплясали лукавые искорки. — Я все-таки надеюсь, что Юрий Самуилович прислушается к голосу разума и все утрясется.

В Агентство я вернулась преисполненная самых благожелательных чувств по отношению к директрисе. Золотарева, конечно, женщина непростая, но, по-моему, она ни в чем не виновата. Не доверять своему чутью я, как и Зудинцев, оснований не имела. В голове крепла решимость довести начатое до конца и обелить директрису.

У окна в коридоре я снова увидела Горностаеву с Модестовым. Встретившись со мной взглядом, Модестов как-то виновато поежился. Валентина же взглянула на меня с нескрываемым раздражением и сразу отвернулась к окну. Я торжественно прошествовала мимо них в кабинет и демонстративно захлопнула дверь — аккурат перед самым носом у Модестова. Нечего в рабочее время любезничать в коридоре с этой рыжей стервой! Она заигрывает с ним, это ясно! И Модестов тоже хорош — потакает. И это мой муж, отец двух моих детей! В этот момент я даже пожалела об отсутствии Спозаранника — он бы приструнил Модестова. А заодно и Горностаеву. Кстати, раньше эта ветреная особь постоянно покуривала у окна в компании с Зудинцевым. Начать, что ли, в отместку этой парочке, кокетничать с Георгием Михайловичем? А что, это мысль! Зудинцев мне давно симпатичен. Думаю, не без взаимности. Нужно только разбудить в нем дремлющее чувство. Кстати, этим можно попытаться убить двух зайцев — охмуренный Зудинцев, вполне может быть, позволит мне поучаствовать в расследовании нападения на моего соседа.


***

Чиновника Коркина, зампреда комитета по делам семьи и детства, подписавшего приказ об отстранении директрисы, я невзлюбила, как только вошла в его приемную. Секретарша, похожая на селедку в маринаде — такая же тощая, скользкая и снулая, — семь раз заходила к нему в кабинет, возвращалась и сообщала, что меня примут через несколько минут. Несколько минут сложились в полчаса. За это время я успела продумать меню на вечер, составить расписание дел на завтра и покупок на сегодня, подсчитать наличность и навести порядок в сумочке. Наконец, после очередного захода в кабинет, секретарша, кисло улыбаясь, пригласила меня в святилище.

Коркин, как и его секретарша, напоминал рыбу. Только не селедку, а угря.

Какой-то он был длинный, черный и дерганый. Просто аквариум какой-то!

— Комментировать отстранение Золотаревой я не собираюсь! Вы ведь за этим пришли? — с порога огорошил меня господин Коркин.

Интересно, а чего ради я торчала у него под дверью?!

— Но именно этот ваш комментарий и был целью моего визита! Я предупредила вас об этом по телефону, и вы назначили встречу. Для чего? Могли бы и отказаться.

— Я могу вам только еще раз повторить то, что я уже сообщал прессе. Надеюсь, вы читали предысторию и уяснили подоплеку случившегося? — надменно подбоченился чиновник.

— Подоплеку уяснила. Повторяйте, — разрешила я, поудобнее устроившись в костлявом кресле рядом со столом чиновника. Коркин уставился на меня, как на кобру. Наверное, он думал, что после его неприкрытого хамства, я зарыдаю от обиды и покину его кабинет. Не на ту напал!

— Вы в курсе истории? Знаете, что Золотарева израсходовала деньги, выделенные на ремонт корпуса детдома?

Я кивнула.

— Тогда что вас еще интересует? Вы считаете, что за присвоение такой суммы денег, выделенных для блага детей, директрису не нужно было наказать?

Видимо, Юрий Коркин еще не привык общаться с прессой. Иначе он бы не допускал таких эмоциональных выпадов. Впрочем, меня его эмоции интересовали постольку-поскольку.

— Насколько мне известно, в корпусе производился не только косметический ремонт. Там менялись коммуникации, перестраивались стены. На это и ушли все деньги.

— Ложь! — перебил меня чиновник. — Не очень умелая ложь! Вы сами видели этот якобы отремонтированный корпус?

Я вынуждена была признать, что нет.

— Вот именно! Если бы вы его видели, вы бы сразу поняли, что никакого капремонта не производилось. Да он там и не требовался! Комиссия, в которую входили специалисты, это подтвердила!

Юрий Самуилович вскочил и забегал по кабинету. Я попробовала следить глазами за его мельтешением, но сразу же отказалась от этой затеи. Беготня Коркина действовала подобно гипнотизирующему маятнику. Неожиданно он остановился и повернулся ко мне:

— А вы знаете, что устроила эта директриса? Подбила весь персонал на демонстративную голодовку! — брякнул он как-то невпопад.

— А мне казалось — это добровольная акция. И как она на расстоянии смогла бы контролировать процесс питания своих сотрудников? — невинно заметила я.

Чиновник злобно посмотрел на меня.

— Неужели непонятно, — прошипел он. Ну чистый угорь! Правда, угорь все же больше рыба, чем змея, а рыбы, кажется, шипеть не умеют. — Это чисто демонстративная акция! Может, по ночам они и трескают за обе щеки! Зато днем демонстративно голодают! Этих протестантов уже телевидение приезжало снимать! Интересно, чего они хотят этим добиться?!

— По-моему, они и не скрывают — возвращения директрисы на ее пост.

— Золотарева предоставила администрации поддельные отчеты. Она здорово сэкономила на ремонте. В корпусе наклеили дешевые обои, купили не слишком качественную краску для полов и плохой линолеум! С начальником ремонтной бригады Золотарева наверняка договорилась — ведь он ее старый приятель. Отчет, составленный специальной комиссией, утверждает, что кроме косметического ремонта ничего в корпусе не менялось!

— Хорошо, ну почему в таком случае вы не обратились в милицию?

Мой вопрос как-то вдруг отрезвил Коркина. Он неожиданно успокоился, сел за стол. Такие перепады настроения характерны для людей с не очень уравновешенной психикой.

— Вы ведь наверняка знаете, что Золотарева была назначена на этот пост по моему предложению… Мы с ней достаточно давно знакомы и, в общем, находимся в неплохих отношениях. Находились до этих событий, — уточнил Коркин. — Обращение в органы — это почти наверняка уголовное дело. Пятно на всю жизнь. Мне все-таки не хотелось бы калечить ее судьбу.

Скажите, какая трогательная забота! Однако одна вещь меня все-таки озадачивала: почему Золотарева ни разу не упомянула о своих задушевных отношениях с Коркиным. Юрий Самуилович же, напротив, говорит об этом совершенно свободно.

В этот момент раздался пронзительный треск местного телефона. Юрий Самуилович снял трубку, выслушал секретаршу и как-то напрягся.

— Прошу прощения, Нонна Евгеньевна, но у меня появились срочные дела.

Если у вас возникнут ко мне еще какие-то вопросы, желательно не по этой теме, буду рад с вами встретиться! — с этими словами он взял меня под локоть, оторвал от кресла и с неожиданной для таких рыбьих мускулов силой повлек к выходу.

Аудиенция явно была окончена. Интересно, что могло случиться? Что это еще за VIP-персона, ради которой меня так беспардонно выставили? Выйдя из кабинета чиновника, я надменно огляделась. Но в приемной было практически пусто, если не считать сельдеобразную секретаршу. Да еще на стуле в уголке сидел один-единственный посетитель: смазливый паренек лет шестнадцати-семнадцати. Вид у мальчонки был какой-то забитый и испуганный. Как сказал бы мой старший сынок Денис — «зачморенный». Паренек с ужасом уставился на меня. Я попробовала ему ободряюще улыбнуться. В этот момент дверь за моей спиной распахнулась. Я носом впечаталась в стену и на какую-то долю секунды превратилась в живой барельеф.

— Герман, что случилось, почему ты пришел с таким опозданием? — раздался раздраженный голос Коркина.

Мальчишка в ответ лишь как-то громко икнул и вдруг начал нервно всхлипывать.

В этот момент мне удалось отлипнуть от стены. Я вылетела из пространства между дверью и стеной. Сейчас я объясню этому хаму трамвайному, как нужно двери открывать! А заодно и как с детьми общаться!

За время моего отсутствия дислокация в приемной несколько изменилась. Взволнованная селедка стояла у стола и что-то пыталась объяснить Коркину. Угревидный чиновник стоял возле зареванного паренька и по-отечески утирал ему слезы и поглаживал по голове. Мальчишка ревел в три ручья и, как и секретарша, пытался что-то сказать, но трясущиеся губы его не слушались.

Мое появление произвело на Коркина эффект разорвавшейся бомбы.

— Юрий Самуилович, я пыталась вам сказать, что посетительница еще не ушла, — затарахтела секретарша, наконец обретшая способность говорить.

Коркин наконец справился с испугом.

Однако спросить меня, почему я еще не умотала, ему, видимо, не позволяли остатки воспитания. Он лишь сухо кивнул мне, подтверждая факт нашего прощания, а затем, обнимая за плечи рыдающего пацана, торопливо завел его в кабинет. Мальчишка юркнул внутрь. Чиновник задержался на пороге. Видимо, он решил на всякий случай разъяснить вездесущей журналистке, что делает у него в приемной рыдающий молодой человек.

— Это мальчик, кстати, воспитанник того самого детского дома, о котором мы с вами говорили. У него некоторые проблемы… А я, возможно, могу ему помочь.

Надеюсь, вы понимаете, у детей из детдомов бывают разные проблемы… — Чиновник выжидательно посмотрел на меня.

Я понимающе кивнула. Коркин облегченно вздохнул и радостно последовал за мальчиком. Дверь захлопнулась. Секретарша плюхнулась на свое место и изобразила крайнюю занятость.

Так вот кого, значит, так поджидал Коркин! Важную серьезную беседу с журналистом прервали из-за мелких проблем какого-то сопливого мальчишки! Не верится что-то в такое благосердечие хамоватого чиновника. Да и парнишку он обнимал как-то… не по-отечески. И в кабинете с ним слишком поспешно уединился.

Проблемы! Как же! Это у чиновника Коркина, скорее всего, проблемы! С сексуальной ориентацией. Что, кстати, неудивительно. У таких личностей с неуравновешенной психикой могут быть всяческие отклонения, в том числе и сексуальные.

Я ничего не имею против гомосексуалистов, но прерывать деловой разговор ради плотских утех?!!

Полная самых противоречивых чувств, я помчалась в Агентство. Теплый летний день уже клонился к закату. Природа и погода настраивали на лирический лад.

Я сменила бодрый галоп на легкий шаг, решив прогуляться по вечернему городу.

Прямо по курсу был раскинут небольшой старый парк. Из крон деревьев торчал блестящий шпиль небольшой церквушки.

Все вместе выглядело очень живописно.

Вдоволь налюбовавшись композицией, я уже собралась было идти дальше, когда на фоне церкви неожиданно заметила знакомый силуэт. Судя по тому, как этот силуэт органично вписывался в окружающий церковный антураж, это действительно был Модестов. Я уже хотела подойти к нему, как вдруг мой супруг радостно замахал руками, задергался и сорвался кому-то навстречу. Проследив его краткий — шагов пять — маршрут, я увидела, что навстречу Модестову горделиво плывет… Горностаева! Ничего себе! Им что, стало тесно в рамках Агентства и они решили перенести совместное покуривание на лоно природы?

Парочка тем временем, не замечая никого и ничего вокруг, подошла к дверям церкви, которые перед ними гостеприимно распахнулись. Тут Модестов и Горностаева посмотрели друг на друга долгим взглядом, как влюбленные перед венчанием, взялись за руки и скрылись внутри храма Божьего.

Они что, двинулись венчаться, очкастый Ромео и стервозная Джульетта?! Я ринулась следом, но дверка неожиданно оказалась заперта.

Я забарабанила по ней. Внутри послышались торопливые шаги. Мне открыл дверь молодой парень — лет 25-26 с испуганным лицом. Везение мне, что ли, сегодня такое, на перепуганных молодых парней?

— Вам кого? — задал он глупый вопрос.

— Мне нужна та пара, которая минуту назад вошла внутрь!

— Сюда никто не заходил! Храм на сегодня уже закрыт! Приходите завтра! — истерично выкрикнул служка и захлопнул дверь.

Я присела на нагретые вечерним солнцем ступеньки церквушки. Со стороны я, наверное, напоминала странницу, ожидающую приюта в монастыре. Но это меня не волновало — было о чем подумать.

Итак, нужно признать, что семейная жизнь дата трещину. Эта Горностаева… Эта рыжая стерва… Мало ей Скрипки и Зудинцева — ей еще и Модестов для коллекции понадобился! Теперь мне тем более необходимо было охмурить Зудинцева. Хотя бы для повышения самооценки. С Горностаевой — в контры. Модестову — бойкот.

Пусть подумает, кто ему дороже — его законная супруга или какая-то рыжая прохиндейка.

Я вернулась, отыскала в справочнике телефон детского дома. Надо назначить встречу сотрудникам. На улице лето, значит, воспитанники, скорее всего, где-нибудь на пригородных дачах или в трудовых лагерях. Следовательно, у голодающего персонала должно быть больше свободного времени, и они смогут меня принять в любой момент. Однако на другом конце провода трубку никто не брал. Так продолжалось минут двадцать. Наверное, без любимой директрисы сотрудники так оголодали, что трубку не в состоянии поднять.

Плюнув на это гиблое занятие, я начала думать о вещах более приятных и полезных — об охмурежке Зудинцева. План его соблазнения надо разработать досконально, чтобы не повторить предыдущих ошибок, допущенных со Спозаранником. Тут у меня не просто флирт, тут любовь с интересом. Зудинцев в настоящий момент начальник отдела, от него многое зависит.

К тому же он во всех отношениях — настоящий мужчина. А народная мудрость, которой не стоит пренебрегать, гласит, что путь к сердцу и другим органам настоящего мужчины лежит через его желудок. Однако я никак не могла вспомнить, что же именно любит Зудинцев. Прозорливый Спозаранник составил последний график обедов сотрудников расследовательского отдела таким образом, что мы с Зудинцевым не пересекались. Можно, конечно, расспросить нашу буфетчицу Татьяну Петровну.

Нет, излишние сплетни мне ни к чему.

Все— таки Спозаранник зверь -из ревности составить такое паршивое расписание!

Промаявшись минут двадцать, я наконец вспомнила, что он любит кофе. Ну, может, не любит, но, по крайней мере, пьет. Значит, надо угостить его этим напитком по какому-нибудь необычному рецепту. Только вот варить кофе я не умею — предпочитаю растворимый. Причем, по моему мнению, все марки растворимого похожи друг на друга. Впрочем, это не проблема — рецепт можно спросить у Соболина. Как знаток хорошего кофе, просиживающий в разных кофейнях, он наверняка сможет посоветовать мне что-нибудь необычное. Еще вариант — Агеева. Она тоже обожает кофе, у нее в кабинете постоянно стоит его аромат. Приняв решение, я отправилась искать Соболина.


***

В репортерском царило оживление.

Правила бал, как обычно, Завгородняя.

Она восседала на столе, при том что в кабинете было до фига свободных стульев.

Роль благодарных слушателей исполняли Соболина, Каширин и Гвичия.

— Нет, ну вы представляете, он мне говорит: «Светочка, эта песня словно специально написана про вас!» А по радио какая-то группа заливается: «У нее глаза — два брильянта в три карата!» Я его спрашиваю: он когда-нибудь видел бриллианты в три карата? Это же совсем махонькие брюллики! Что же, получается, у меня и глазки, как у свинки?

В доказательство обратного Завгородняя распахнула глаза и доверчиво оглядела публику, при этом не забыв закинуть ногу на ногу. Юбка сползла до критической отметки. Размер глаз отступил на второй план, на первый вылез объем бедер. Слушатели мигом превратились в зрителей.

Гвичия шумно вздохнул, Каширин прищелкнул языком. Аня метнула на Завгороднюю выразительный взгляд, но смолчала. Я решила разрядить ситуацию. Тем более мне позарез требовался рецепт кофе.

— А где начальник?

— Начальник на выезде. Притон громит с «полицией нравов» и местными обэповцами.

Тут в отделе появился искомый начальник. Его довольный, гладкий вид и сытая улыбка безошибочно свидетельствовали — да, он только что разгромил притон.

— Ну как, еще одним гнездом разврата на карте города стало меньше? — поинтересовалась Завгородняя.

— Одно из гнезд разврата находится прямо здесь. И чего было так далеко ездить? — пробормотала себе под нос Аня Соболина, покосившись на кружевные резинки чулок, недвусмысленно выглядывающие из-под юбочки секс-дивы.

— Вы не представляете! Это просто бомба! — Соболин встал в театральную позу и вдохновенно вскинул руки.

Присутствующие замерли, предвкушая речь.

— Эти ироды — содержатели притона в клубе «Серебряная Незабудка» — заставляли работать там малолетних детей! Проститутками были девочки-подростки! Наряжали юных девочек в школьные платьица с фартучками, юбочки в складку, бантики завязывали и в таком виде к клиентам выпускали!

— Ты сам этих девочек видел? — прищурилась Аня Соболина.

— Нет, но информация точная! Свидетели есть! Я даже знаю, откуда брали девочек и мальчиков! Помещение принадлежит детдому «Детский вопрос». Бедных воспитанников наверняка силком заставляли обслуживать клиентов. Кстати, среди посетителей были директор банка, руководитель крупного агентства недвижимости, ну и так, по мелочи — парочка адвокатов, предпринимателей. Тут пахнет не просто заметкой! Я этих педофилов под орех сейчас разделаю! Такой материал в «Явку» напишу! — И Соболин сел творить шедевр.

Так, кажется, порученное мне дело принимает интересный оборот.

— Соболин, отвлекись от компьютера!

Я тебя правильно поняла — помещение, где ты разгромил притон, закреплено за детским домом «Детский вопрос»?

— Угу… — Соболин уже всем сердцем был вместе с несовершеннолетними проститутками и богатыми извращенцами.

— Откуда ты это узнал?

— О чем? — наконец отвлекся Соболин.

— Что здание закреплено за детдомом.

— Слушай, я точно не помню. По-моему, на месте кто-то из обэповцев ляпнул.

Но я потом уточнял и «пробивал» адрес — здание действительно детдомовское.

— Какой район там работал? Какой ОБЭП? — не отставала я.

Соболин на минуту отвлекся от писанины и в порыве вдохновения и щедрости продиктовал мне координаты сотрудников правоохранительных органов, принимавших участие в разгроме притона. Просить у него вдобавок еще и рецепт кофе было бы непозволительной наглостью. Ладно, позже схожу к Агеевой. Сейчас есть дела поважнее.

Я бросилась в кабинет и принялась названивать по полученным от Соболина телефонам. Первый номер молчал, второй был занят, третий послал меня по первому, четвертый оказался квартирой. Наконец второй номер отозвался, но сообщил, что не в курсе ситуации. Те сотрудники, которые могут что-то сказать по данному вопросу, вот только что, буквально секунду назад, отправились домой. А завтра их не будет, потому как они отправляются в краткосрочный отпуск. Звоните, барышня, недельки через две.

Одна ниточка оборвалась. Но сдаваться еще рано. Попробую воспользоваться старыми милицейскими связями Зудинцева. Означенный субъект как раз маршевым шагом входил в кабинет.

— Георгий Михайлович, есть серьезные наработки по делу Золотаревой, — бросилась я к нему.

— Похвально, Нонна. Докладывайте. — И.о. начальника уселся на свое рабочее место.

Я изложила все, что услышала от Соболина.

— Подтвердить тот факт, что здание принадлежит детдому, мне пока никто не может — все обэповцы снялись с места и в полном составе ушли в отпуск, — закончила я.

Зудинцев вскочил с места и принялся кавалерийскими шагами мерить кабинет.

Его усы топорщились как мини-антенны, что означало крайнюю степень заинтересованности. Приблизительно на втором километре Зудинцев резко затормозил и повернулся ко мне.

— Что вы намерены делать дальше?

— Георгий Михайлович, мне, видимо, потребуется ваша помощь. Сама я узнать о притоне вряд ли смогу. Вы ведь не откажете?

Тут я, очень кстати вспомнив маневр Завгородней, уселась на стол и медленным томным движением закинула ногу на ногу.

Правда, юбка на мне была не мини, а скорее уж макси, но получилось тоже неплохо.

Для усиления эффекта я зазывно улыбнулась. Зудинцев, по-моему, немного оторопел. И даже частично потерял дар речи.

— Я попробую, — только и смог лаконично сообщить он.

Так, трогательную беспомощность изобразила. Хватит о работе. Нужно сменить тему.

— Вы сегодня уже обедали? — попыталась я проявить заботу.

— Да, Нонна, уже обедал. А вы? — Зудинцев был галантен просто по-гусарски.

— Я тоже. А куда вы направляетесь сейчас? — полюбопытствовала я, увидев, что мой кандидат для охмурежки взялся за ручку двери.

— В бистро «Рио». Пить кофе. У Татьяны Петровны он закончился. Если понадоблюсь в течение ближайших двадцати минут — звоните или ищите меня там. — И тем же кавалерийским шагом Зудинцев направился в коридор.

Я продолжила мыслеобразующий процесс, параллельно пытаясь дозвониться до детдома. Однако мысли растекались в разные стороны и в одно русло сливаться не желали. Выходило так, что притон для педофилов организовал чиновник. Парнишка, которого я видела у него в приемной, вполне мог оказаться из тех несчастных детей, которых заставляют работать в притоне. Бедный мальчик, как он плакал тогда в приемной у этого негодяя в чиновничьем обличье! Наверняка к любовным забавам его принуждали! "Ну ничего, — мысленно ободрила я его и себя, — подожди, мальчуган, недолго осталось ждать.

«Золотая пуля» выведет твоего мучителя на чистую воду и у тебя будет прекрасное счастливое детство… то есть юность".

Детдом словно и вправду вымер с голодухи. Так как других дел пока не было, я отправилась к Агеевой за рецептом кофе. Нельзя вторично допустить, чтобы в самый ответственный момент Зудинцев снова от меня смылся в кофейню. Просто безобразие — полно людей в Агентстве, а напоить настоящего мужчину пристойным кофе некому!


***

— Вот скажи, Нонна, на кого бы ты поставила — на Завгороднюю или на Лукошкину? — обратилась ко мне Агеева, когда я переступила порог ее кабинета.

— Они что, в скачках участвовать собираются? В качестве лошадей?

— Да нет, ты что, не в курсе? Завгородняя и Лукошкина соперничают друг с другом из-за Обнорского…

Минут пять я слушала не очень внятную историю об Обнорском, Лукошкиной и Завгородней, каких-то грязных шмотках, автомобиле, ревности и предательстве.

— Пусть устроят дуэль. На маникюрных ножницах, — предложила я.

— Нонна, я, между прочим, серьезно спрашиваю, — разобиделась Агеева.

— Тогда я бы поставила на Завгороднюю.

Аккуратно выщипанные и подкрашенные брови Агеевой поползли вверх.

— Нонна, но почему? Ведь Завгородняя ведет себя ну совершенно непристойно — кокетничает с Обнорским, заигрывает просто в открытую…

— А чего вы, собственно, все на Завгороднюю-то ополчились? Тогда уж Обнорского костерить надо. Светка девчонка незамужняя, эффектная, э-э-э… — я на секунду задумалась, прикидывая каким еще эпитетом можно обозначить сущность Завгородней. Эпитет нашелся, — пикантная…

— Сексуально раскрепощенная, — ядовито добавила вошедшая в кабинет Горностаева. Я демонстративно не обратила на нее внимания.

— Что же, Завгородней теперь серной кислотой облиться или в паранджу завернуться? Это же Обнорский на ее формы таращится. С него и спрос. Не маленький, за свои поступки отвечать должен.

— Ну я не знаю, Нонна. Мне казалось, вы с Аней подруги,… — огорчилась Агеева.

Из кабинета Агеевой я вышла в растрепанных чувствах, так и позабыв спросить про кофе. С Анькой мы, конечно, подруги. Но неужели ей всерьез нужен такой… человек, как Обнорский? Сильно сомневаюсь. Но ей самой я об этом говорить не буду — не маленькая, сама догадается.

Однажды я уже пыталась устроить ее судьбу — такого потом наслушалась! Я даже не предполагала, что интеллигентная с виду женщина знает такие обороты. Парочку из них я запомнила и собиралась при случае к месту применить. Потом мы, конечно, помирились. Мои чувства к Завгородней были более противоречивыми. Однако я защищала ее перед Агеевой вполне искренне. Светка — девушка незамужняя, Обнорский не женат. Впрочем, Лукошкина тоже не замужем. Хотя последнее время ходят упорные слухи, что она как раз туда собирается. Короче, пусть между собой сами разбираются.

Я вернулась в свой кабинет и продолжила попытки дозвониться до приюта.

Сначала голодающие не отвечали. Наконец раз на пятнадцатый мне повезло.

— Ал-ло-о… — послышался полуобморочный голосок.

Судя по интонации, моя собеседница собиралась вот-вот отойти в мир иной.

Нужно хотя бы успеть представиться и сообщить, чего я хочу.

— Вас беспокоит корреспондент Агентства «Золотая пуля», Железняк моя фамилия! Могу я побеседовать с тем, кто в настоящий момент исполняет обязанности директора?

— А что вы хотите? — голос слегка оживился. Похоже, дама передумала помирать.

— Хотела бы побеседовать с сотрудниками о самом детдоме и о вашей директрисе, Алле Николаевне. Хотелось бы попытаться разобраться в этой темной истории с ее отстранением от должности.

Голос, представившийся Ниной Петровной, сразу окончательно ожил и пригласил меня приехать тогда, когда мне будет угодно — персонал хоть и голодный, но на рабочем месте присутствует и на вопросы ответить сумеет.


***

Такой ушат дифирамбов, направленный на одного человека, мне приходилось выслушивать нечасто. Разве что от группы поддержки безвинно арестованного бизнесмена Гурджиева. Если послушать сотрудников детдома, так Алла Николаевна, даже находись она в коме, все равно умудрилась бы наделать кучу добрых дел. Солировала одна пожилая бабуля с седым перманентом. Она назвалась Матильдой Львовной.

— Аллочка просто прелесть, душка! Да ей все просто завидуют — и хороша собой, и умна, и при хорошем деле! Просто страсть, сколько вокруг развелось нехороших, завистливых людей!


***

Остальные сотрудники — человек пять — в основном согласно кивали. Но все больше помалкивали.

Я попыталась вцепиться в разговорчивую бабулю хваткой бульдога. Однако никаких усилий и не понадобилось — старушенция охотно посвящала меня в подробности биографии «милой Аллочки».

— Вы знаете, с Аллочкой мы знакомы уже очень давно. Вы извините за такую фамильярность, но я в силу своего преклонного возраста могу называть ее так, — кокетничала собеседница. Морщинистая рука с ярким маникюром взлетела к виску и поправила перманентный локон. После пары приличествующих случаю комплиментов с моей стороны она продолжила:

— У Аллочки очень большой опыт работы в детских домах, приютах. До того, как возглавить этот детдом, она работала воспитателем, потом — старшим воспитателем. Дети ее очень любят, просто как родную мать! А уж потом, когда разглядели ее таланты организатора, назначили сначала заместителем директора, а потом и директором детдома.

О том, что Алла Николаевна прошла практически всю служебную лестницу, я уже знала. Мнение сотрудников о Золотаревой было также очевидно. Я уже, признаться, начала уставать от болтовни и подыскивать подходящий повод, чтобы откланяться, когда один пассаж Матильды Львовны привлек мое внимание.

— Алла для меня — просто как ангел небесный, — откровенничала тетя. — Не только на работу пристроила, но и с жильем помогла. Так быстро удалось купить квартирку однокомнатную хорошую и по приемлемой цене. Да и не только мне — почитай, половина наших работников с ее легкой руки в считанные сроки жильем обзавелась.

А вот это какой-то новый эпизод в биографии Аллы Николаевны! О том, что она в благотворительных целях сорила дешевыми квартирами, я еще не слышала. Подозрительным показалось и то, что часть сотрудников, до того мирно внимающих дребезжанию Матильды Львовны, на этих словах вдруг заволновалась и куда-то испарилась. Любопытно.

— Вы подумайте, Нонночка, почти всю жизнь я прожила в крохотной комнатке в коммуналке с соседями-алкоголиками. Вечная грязь, ругань, шум и никакой надежды на избавление. — Бабулька страдальчески закатила глаза, затем продолжила. — Я полжизни копила на то, чтобы собственную квартирку заиметь. А Аллочка только за дело взялась — и за неделю мне квартиру выправила!

Неделю? Насколько я разбираюсь в процессе приобретения жилья, все необходимые формальности тянутся гораздо дольше. Разве что у Золотаревой под рукой была квартирка, которую она заранее готовилась преподнести старой доброй подружке Матильде Львовне. На всякий случай я изобразила восхищение.

— Как же Алле Николаевне так быстро удалось все оформить? Насколько я знаю, все чиновничьи и юридические формальности занимают гораздо больше времени!

Только нервы треплют.

— Вот-вот! Мне тоже говорили — волокита! Не подмажешь — не поедешь! Только у Аллочки все спорилось — она и юриста быстро нашла, и квартиру быстренько оформили. Удалось-таки на старости лет пожить в собственной, приличной квартире! Конечно, не центр города, только мне-то все равно, даже лучше — лесопарк рядом, воздух…

Юрист! Мне нужны координаты юриста, который так спринтерски оформляет жилье! Наверняка здесь что-то нечисто.

— Ну надо же, — я прикинулась клинической идиоткой. — Вы мне прямо на больную мозоль наступили! Я ведь тоже собираюсь покупать квартирку. Может, подскажете, как с этим нотариусом можно связаться, вдруг он и мне поможет быстро все оформить?

— Телефонов-то его у меня не осталось, — опечалилась собеседница.

— Это ничего, если вы его имя и фамилию запомнили, то по справочнику можно найти, — ободрила я ее.

— Это я помню, — обрадовалась Матильда. — Зовут его Сергей, а фамилия Боревский. Сергей Максимович Боревский.

В детективах обычно пишут, что в такие моменты человек столбенеет. А у меня немножко закружилась голова. Я почему-то с самого начала была уверена, что заниматься расследованием нападения на Боревского мне предопределено судьбой.

В конце концов, ведь именно я его нашла! Неизвестно еще, выжил бы он или нет, если бы не мое своевременное вмешательство!

— Вы ничего не путаете? Точно Боревский?

— Нонночка, вы меня обижаете! Фамилию его я запомнила точно, потому как у самой такая же в девичестве была. Боревская Матильда — это я была. А уж потом, когда первый раз замуж вышла, взяла другую…

Я слушала ее вполуха — мысленно я находилась в Агентстве и делилась радостной вестью с Зудинцевым. Однако прилипчивые голодающие так просто от меня не отстали. Меня напоили чаем с пряниками и бутербродами (настоящее самопожертвование, если принять во внимание голодовку!). В завершение встречи мне устроили небольшую экскурсию по детдому. Правда, в свежеотремонтированный корпус, из-за которого якобы и разгорелся сыр-бор, меня все-таки не пустили. Пояснили, что он на замке, а ключ находится почему-то только у Золотаревой.

Дорогу от детдома до Агентства я преодолела в сжатые сроки. И сразу же направилась к Зудинцеву. С его помощью удалось установить точный адрес, где в настоящее время проживает милейшая Матильда Львовна. Выяснилось, что раньше там раньше жила семья — женщина с двумя дочками-близнецами. Приблизительно полгода назад женщина умерла — у нее был рак мозга. Об отце или других близких родственниках девочек-сироток никто ничего не знал. Поэтому, не мудрствуя лукаво, близняшек сдают в детдом.

Какой — я думаю, пояснять не надо, — естественно, в «Детский вопрос». Второе посещение богоугодного заведения неизбежно как снег зимой. Нужно выяснить, до сих пор ли там находятся девочки. Заодно узнать адреса остальных счастливчиков, которых Золотарева наделила жилплощадью. О связи Золотаревой через квартиры с Боревским я пока промолчала.

— Прекрасно, Нонна. Совершенно очевидно, что с этими квартирами что-то нечисто. И замешана тут Золотарева. Я даже думаю, она играет тут ведущую роль.

— Георгий Михайлович, завтра я снова иду в этот дурдом… простите, детдом. Я намерена добиться от сотрудников этого «Детского вопроса» ответа на мои вопросы, — случайно скаламбурила я.

— Нонна, я считаю, что вы при вашем уме и несомненной сообразительности сможете добиться нужных результатов.

Я сделаю все от себя зависящее, чтобы вам помочь. Можете на меня надеяться, — заверил меня джентльмен Зудинцев.

Мы обменялись крепким рабочим рукопожатием, обожгли друг друга страстными взглядами и разошлись в разные стороны. С Модестовым я в тот вечер снова не разговаривала.


***

На сей раз голодающие сотрудники приюта встретили меня менее доброжелателъно. Причем не такими они уж оказались и голодающими: на лестнице мне встретился один из воспитателей, который на ходу дожевывал бутерброд. Увидев меня, он поперхнулся, сунул хлеб с ветчиной в карман, постоял в нерешительности и пошел по своим делам.

Сотрудники были вежливы, но настороженны. Милейшей болтушки Матильды на этот раз на встрече не было — она уехала в администрацию по каким-то насущным делам. Остальные держались не так раскованно. Однако несмотря на холодный прием, мне все-таки удалось узнать то, зачем я сюда пришла. Девочки и по сию пору благополучно находятся в детдоме. Повидаться мне с ними не удалось, так как они в настоящий момент находились в детском трудовом лагере — собирали совхозную клубнику в области.

В этот раз мы поменялись ролями: уже я лила патоку и елей на директрису, восхищалась ее талантами руководителя и организатора, а также готовностью помочь страждущим. Мои льстивые выкрутасы сослужили свою службу — еще три человека признались, что благодаря Золотаревой удачно решили свои квартирные вопросы. Дешево приобрели симпатичные квартирки, знакомый нотариус директрисы помог быстро оформить сделку. Я покинула «Детский вопрос» весьма довольная собой — все, что я могла узнать, было выяснено.

В Агентстве «пробивка» Зудинцева дала все тот же ожидаемый результат: квартиры принадлежали детям, находившимся в детдоме. Фамилии оборотистого юриста, покупатели, конечно, не помнили.

Однако я на сто процентов была уверена, что им окажется Сергей Максимович Боревский.

Кстати, на Зудинцева известие о причастности Боревского к делу директрисы оказало куда больший эффект, чем на меня. Он просто обалдел и пребывал в таком состоянии почти десять минут. В этом состоянии ничего не стоило убедить его в том, что заниматься расследованием нападения на юриста мне просто суждено судьбой. Делу помогли два-три пламенных взгляда, летняя майка с глубоким вырезом и предложенный кофе. Раздобыть рецепт у людей знающих я так и не смогла, поэтому отыскала в Интернете самый навороченный рецепт с кучей пряностей, включая перец. Так как сама я люблю все острое, то черного перца не пожалела.

В результате кофе отдавал (с моей точки зрения) ароматом супа-харчо, но кто их, кофеманов, знает? Может, так и должно быть. Во всяком случае, Зудинцев был очень доволен. Отхлебнув предложенный напиток, он уставился на меня во все глаза. Выражение лица у него при этом было несколько непонятным. Думаю, что оно означало крайнюю степень восторга.

В разгар кофейных страстей пришел Каширин. Он принес материалы, которые его просил поднять Зудинцев, — все, что было у нас в справках, архивах и сводках, касательно преступлений и правонарушений вокруг детдомов. Выяснилось, что в одном из детдомов года два назад случилась неприятная история: руководство и пара воспитателей были пойманы на квартирных махинациях. Проще говоря, обманным путем переоформляли квартиры юных воспитанников на подставных лиц, а после продавали. К ответственности были привлечены три человека: директор, старший воспитатель и жена директора — нотариус по профессии. Однако вот любопытное совпадение: аккурат в том же месте и в то же самое время обычной воспитательницей работала Алла Николаевна Михайленко, в девичестве — Золотарева.

Правда, тогда она ни в чем замешана не была. А может, просто была хитра и не попалась.

У меня голова пошла кругом. Старые грешки, махинации с квартирами, подпольный бордель, растраченные деньги!

Не слишком ли много для одной, даже очень энергичной, но все-таки женщины?

Пролить свет на все эти тайны могли лишь двое известных мне субъектов. Первый — нотариус Боревский, чья подпись стояла на документах квартирных сделок.

Но Сергей Максимович в настоящее время валялся в больнице под неусыпным наблюдением врачей и контролем правоохранительных органов. В себя он еще не пришел и вряд ли мог мне чем-то помочь.

Второй человек — Алла Николаевна Золотарева. Она как раз находится в добром здравии, и дар речи у нее присутствует. Вот только захочет ли она им воспользоваться в мою пользу? Но попробовать стоит. Значит, вечером звоню директрисе, назначаю встречу и предлагаю откровенно все рассказать. В противном случае придется… Что придется, я пока еще не придумала. Единственное, в чем я была уверена, так это то, что Золотарева будет сопротивляться.


***

Алла Николаевна не сопротивлялась.

Два дня к телефону в квартире Золотаревой никто не подходил. Мобильник ее был отключен. На работе, судя по словам персонала (который, кстати, прекратил голодовку), она не объявлялась. Я попросила сотрудников передать директрисе мой номер телефона и просьбу связаться как можно скорее. Прошел еще один день. Директриса словно сквозь землю провалилась. Зудинцев хмурился и пытался нервно покусывать ус. Это ему не удавалось, и он хмурился еще больше. Оставлять охмуряемого мужчину в таком состоянии я не могла. Поэтому предприняла отчаянные меры и поехала к директрисе домой.

Звонок истошно пиликал хабанеру, однако мне никто не открывал. Совсем недавно так уже было — с моим соседом.

Я вспомнила Боревского с проломленной головой в луже крови, и мне стало не по себе. Может, все не так плохо? Может, Золотарева просто кого-то боится и поэтому не отвечает на звонки?

— Алла Николаевна, откройте, это я, Нонна, — заорала я, со всей силы колотя кулаком в дверь. Обитая вишневым кожзаменителем дверь отзывалась мягким стуком, но не поддавалась.

В этот момент щелкнул замок соседней двери.

— Чего надрываешься?! — на площадку выползла тетка неопределенного возраста — в халате, тапочках и фартуке, классическая соседка.

— Да вот, договорилась с Аллой Николаевной о встрече на сегодняшний день, а дверь никто не открывает.

— Когда договаривалась? — спросила тетка.

— Где-то неделю назад.

— Уехала она. Вчера. Думаю, далеко и надолго, — сообщила соседка.

Вот это новость! Когда мы разговаривали с Аллой Николаевной, она и словом не обмолвилась, что собирается уезжать. Наоборот, предлагала звонить в любое время, говорила, что по вечерам дома сидит. Значит, случился какой-то форс-мажор.

— А почему вы думаете, что она далеко и надолго уехала?

— Ты ей кто? — требовательно вопросила тетка.

— Племянница, — не моргнув солгала я.

— Так вот, племянница, тетя твоя с такими чемоданами уезжала, что в них всю квартиру можно было впихнуть! Не на уик-энд же ей с таким добром ехать! Дважды вниз спускалась на лифте, чемоданы таскала. Я в окошко видела, как она в машину садилась.

Я решила идти ва-банк.

— Ой, какая жалось! Какая тетя Алла рассеянная! Понимаете, она мне должна была документы передать, очень важные. А сама уехала. Что же мне делать теперь? А ключи она вам случайно не оставляла? От квартиры? Ну там, чтобы цветы поливать или кошку кормить?

Тетка с подозрением посмотрела на меня.

— Слушай, племянница липовая, ты должна была знать, что у твоей тети Аллы на шерсть была аллергия, а цветов она дома сроду не держала.

Пробормотав что-то типа того, что когда-то давно тетя была страстной цветоводкой и любительницей животных, я бросилась вниз по лестнице, забыв попрощаться с прозорливой дамой. Так, значит, Алла Николаевна покинула сцену. Наверняка кто-то из детдомовского персонала стукнул ей о том, что я узнала о связи Золотаревой с Боревским.

От образа оскорбленной в лучших чувствах дамы не осталось и следа. На ее месте появилась хладнокровная расчетливая аферистка. Мошенница, завладевающая квартирами детдомовских детей и продающая их с помощью ловкого нотариуса Боревского. Неизвестно, сколько еще квартир было оформлено и продано таким путем. Господи, Боревский бы очухался, что ли!

В коридоре Агентства меня встретил Зудинцев. В одной руке он держал чашку с кофе, другую пытался всунуть в рукав пиджака.

— Нонна, где вы пропадаете! Собирайтесь, поехали в больницу! Знакомые опера сообщили, что Боревский пришел в себя и в состоянии разговаривать!


***

Домой я добралась только поздно ночью. Модестов уже сладко посапывал, потому бойкот соблюдать не пришлось.

У меня бы не хватило на это сил. Я прошла на кухню, налила себе кофе, плюхнулась за стол и сжала руками ноющие виски. События сегодняшнего вечера кружились, как во взбесившемся калейдоскопе.

…Поймав «частника», мы с Зудинцевым рванули в больницу. В палату нас пустили беспрепятственно, но предупредили, что утомлять больного не стоит.

По словам знакомых Зудинцеву оперов, поначалу юрист ни в какую не хотел идти на контакт. Объявил, что понятия не имеет, кто и за что его ударил. Тут-то и помогла информация о махинациях с квартирами. Ею Зудинцев поделился с операми, а те своевременно эту «домашнюю заготовочку» применили. Боревский не обладал выдержкой молодогвардейца — он сдался и начал говорить. К тому времени, как приехали мы, правоохранительные органы свой сеанс работы окончили и уступили место нам. Если, конечно, больной захочет беседовать с представителями СМИ. Как ни странно, больной захотел.

Сергей Максимович Боревский лежал в одиночной палате, чистой и светлой.

Выглядел он не очень. Замотанная голова делала его похожим на красного командира, раненного в бою. Белые бинты подчеркивали бледность лица и темную щетину. Словом, выглядел он как мученик на исповеди. И исповедоваться тоже начал с места в карьер.

…С Аллой Золотаревой Сергей Боревский был знаком еще со школьной скамьи.

Они вместе отучились все десять положенных лет. К концу девятого класса долговязый симпатичный отличник Сергей вдруг заметил, как похорошела его тихоня-одноклассница Аллочка. В выпускном классе между ними завязался страстный роман.

Правда, после окончания школы он сразу завершился: Алла поступила в педагогический, Боревский — на юридический факультет. Какое-то время они еще поддерживали отношения, но потом Алла вышла замуж, и общение прекратилось. Сергей тоже вскоре обзавелся семьей и почти перестал думать о школьном романе. Тем больше удивился он, когда приблизительно год назад Алла неожиданно ему позвонила. Поболтали, повспоминали, перемыли косточки общим знакомым, договорились встретиться.

— Когда мы встретились, мне сразу бросилось в глаза, как изменилась Алка.

Она стала какой-то жесткой и стервозной.

Раньше в ней этого не было. Но когда она предложила мне поучаствовать в одном прибыльном дельце и объяснила, что это за «дельце», я просто обалдел!

«Дельце», предложенное Боревскому школьной подружкой, действительно было, мягко скажем, неординарным. Она предложила ему переоформлять квартиры малолетних воспитанников детского дома на нее саму и других лиц, а затем продавать.

— Я был поражен той наглостью и цинизмом, с которым она мне это предложила! Мне бы никогда в голову подобное не пришло! — горячился Боревский.

— Почему же согласились?

— Ну… я был на мели… — сник нотариус. — Кроме того, Алка с детства обладала даром убеждения. Она убедила меня, что детям гораздо удобнее жить без забот в детском доме, где о них пекутся воспитатели и персонал. Она обещала, что часть денег, вырученных от продажи квартир, пойдет на обустройство «Детского вопроса».

Мне стало смешно. Детский сад какой-то! Отмазки были жалкими и неубедительными. С первого взгляда понятно, что Боревский польстился на почти дармовой солидный доход. А Аллочка с ее даром убеждения просто втолковала ему, что все запросто сойдет с рук. Нотариус почувствовал, что ему не верят.

— Я ее боялся. Алка стала такая… циничная. Она бы ни перед чем не остановилась, — зачастил он.

— Она вам угрожала? — спросил Зудинцев.

— Не напрямую, она для этого слишком умна. Иногда только так выразительно смотрела… Но мне все было понятно.

Она даже заставила меня снова стать ее любовником.

— Ого! Ничего себе дар убеждения! — не удержался Зудинцев. Я попыталась сгладить этот несколько бестактный выпад.

— Неужели же ее начальство было не в курсе событий? Тот же Коркин — он растрату разглядел, а такие аферы — нет?? Или вы так лихо маскировались?

— Коркин? — Боревский взглянул на нас и вдруг расхохотался, но тут же закашлялся — Кор… кин… кха… кха. Вы что, ничего не знаете? Да Коркин же и руководил всей этой аферой!

Картина, нарисованная Боревским, была настолько проста, что нам оставалось только удивляться, как нам самим это в голову не пришло. Нет, идея о переоформлении и продаже квартир принадлежала, собственно, Золотаревой. Она помнила историю, свидетельницей которой оказалась еще будучи воспитателем два года назад. Аллочка пришла в восторг от того, как быстро можно обогатиться, кроме того, она просчитала все недочеты той аферы и была уверена, что уж она-то таких промахов не допустит. Прежде всего она заручилась поддержкой и помощью Коркина. Это было сделать несложно — Юрий Самуилович оказался человеком жадным. Он согласился обеспечивать необходимое прикрытие — тем более что ничего особенного от него и не требовалось: просто не замечать очевидных вещей да где надо «прикрывать» директрису.

— Сколько квартир было переоформлено и продано за время вашего… успешного сотрудничества?

— Семнадцать. Семнадцать квартир.

Четыре из них были проданы сотрудникам «Детского вопроса» по смешным ценам.

Остальные разошлись дороже.

— Хорошо, с этим ясно. Перейдем к более животрепещущему вопросу. Кто и за что пытался вас убить? Может, Золотарева и Коркин нашли другого юриста, вы стали не нужны и вас решили ликвидировать? — продолжал светскую беседу Зудинцев.

Боревский задумался. С моей точки зрения, эта теория выглядела несколько бредово. Чего ради директриса и чиновник вдруг начнут искать нового юриста?? Зачем им лишние уши? Да и юрист, у которого бы отняли такой лакомый кусок, мог попытаться отомстить и заварить кашу. Зудинцев продолжал задавать вопросы.

— А может, вы увидели или узнали что-то такое, о чем вам не нужно было знать? Ведь я по вашей реакции понял, что вы знали человека, который на вас напал. Он как-то связан с «Детским вопросом», не так ли?

Неожиданно Боревский побледнел. Не знаю, как это возможно, но он стал синевато-белым и почти прозрачным, как тетрадный лист.

— Да, я знаю того, кто на меня напал.

Я несколько раз видел этого мальчика в «Детском вопросе». По-моему, это один из воспитанников старшей группы. И мне кажется, я знаю, из-за чего меня хотели убить. Я действительно узнал кое-что, о чем мне знать не полагалось.

Дальше мы с Зудинцевым уже не перебивали, слушали, затаив дыхание. Оказывается, директриса и Коркин имели навар не только с торговли детскими квартирами. Они не брезговали торговать и самими воспитанниками. Нет, они не продавали детей за границу. Они просто устроили под прикрытием детдома подпольный бордель.

Наиболее симпатичных девочек и мальчиков «сдавали в аренду» обеспеченным извращенцам.

— Я узнал об этом случайно. Просто как-то раз пришел не вовремя к Алле на работу и подслушал ее разговор с клиентом. А потом увидел этого клиента. Зовут этого человека Валерий, фамилия — Петрушенок, кличка в определенных кругах — Валерка-педофил. Он известен своей нетрадиционной ориентацией, предпочитает маленьких мальчиков. Причем есть у него пунктик — все свои сексуальные упражнения с малолетками он записывает на видео. Я слышал их разговор и понял, что Петрушенок рассматривает фотографии и договаривается о цене. Догадаться, о чем они говорят, было немудрено. Когда Петрушенок вышел из кабинета, Алла вышла его провожать и заметила меня. Она тогда не подала виду, но я видел, что она была весьма раздражена моим несвоевременным появлением.

Дальше из любопытства Боревский решил выяснить правоту своей теории.

— Я решил прозондировать почву. Назначил Алле свидание у меня дома. Она пришла. Я накрыл ужин при свечах, мы выпили крепкого вина, и я попытался аккуратно выведать у нее правду. Говорил намеками, ни о чем конкретно не спрашивал. Но, видимо, Алла о чем-то догадалась. Она как-то странно посмотрела на меня, но так ничего и не рассказала.

И после этого перестала мне звонить.

Я пару раз пытался до нее дозвониться, но не смог.

Вскоре Боревский узнал об отстранении Золотаревой. Сама она в его жизни так и не объявилась. Мы вплотную подошли к роковому дню.

— В тот вечер я собирался побыть дома один и никого не ждал. Собрался наполнить ванну, включил воду. Тут позвонили в дверь. Я глянул в глазок — там был мальчик, которого я часто видел в детдоме. Он сказал, что пришел от директрисы, у него есть срочное поручение.

Я его впустил — не было оснований не доверять его словам. Провел в кухню, налил кофе. А мальчишка сразу начал угрожать — мол, о Петрушенке мне нужно забыть, и срочно, в противном случае мне будет худо. Представляете — передо мной, здоровым мужиком, — тут Боревский расправил свои костлявые ключицы, — сидит какой-то шкет и хорохорится. Угрожает.

Я велел ему убираться и не вмешиваться в дела взрослых. Велел в очень резкой форме. Сам встал и пошел к выходу. Это и было моей ошибкой. В коридоре, напротив двери в ванную, я почувствовал, как мне дали по затылку. Было очень больно.

А потом я отключился.

Очнулся нотариус через несколько минут, однако в квартире уже никого не было. Впрочем, рассудок ненадолго вернулся к Сергею Максимовичу — он понял, что не в состоянии дойти до двери или до телефона. С трудом он дополз до ванны и вытащил душевой шланг, надеясь, что соседи заметят пятна на потолке, вызовут «аварийку», и его обнаружат.

Вода полилась на пол. Боревский потерял сознание.

— То есть вы уверены, что на вас напали из-за того, что вы разведали о… борделе? — уточнил Зудинцев.

— Думаю, да.

Я чувствовала некоторое разочарование. На протяжении всего рассказа я ждала подтверждения своей гипотезы о борделе в клубе «Серебряная Незабудка». Однако нотариус ни словом о нем не обмолвился.

Существование борделя оказалось правдой. Только это был не тот бордель, который мне нужен.

— А разве у них не было совершенно официального клуба, в котором действовал подпольный бордель?

— Впервые об этом слышу, — удивленно захлопал глазами Боревский.

Следующий визит — незапланированный — мы нанесли к Юрию Коркину.

Увы, чиновника на месте не оказалось.

Жаль. На свежих впечатлениях беседа с ним была бы еще увлекательнее. Ну ничего, не все сразу.

По дороге домой мы с Зудинцевым пытались представить, куда Золотарева девала деньги. Я все еще не могла до конца осознать, что можно быть такой интеллигентной, милой, обаятельной женщиной — и одновременно такой расчетливой, беспринципной и бессердечной гадиной.

— Куда она девала деньги? Я же была у нее дома — обычная квартира, ничего выдающегося. И вы меня никогда не убедите, что привлекательная женщина все деньги прятала в чулок, ничего не тратя на себя.

— Ну почему же не тратя. Говорят, у нее были очень неплохие украшения — Золотарева имела страсть к изумрудам, она часто их покупала. Кроме того, мои шпионы донесли, что уехала Золотарева не куда-нибудь, а на Мальту. Думаю, у нее там есть недвижимость. Да и для жизни за границей тоже нужны деньги.


***

Забегая вперед, скажу, что Аллу Золотареву пока не отыскали. Видимо, у юркой дамы оказалась недвижимость не только на Мальте. Боревский все еще в больнице.

Чувствует себя неплохо, наверное, скоро выпишут. Он этот момент всячески оттягивает — понимает, что после его признаний ему светит не одно деловое свидание с сотрудниками правоохранительных органов.

Чиновником Коркиным вплотную занялись правоохранительные органы, но пока безуспешно. Кстати, личность мальчика, треснувшего по голове нотариуса, удалось установить. Это оказался тот самый Герман, которого я видела пускающим сопли в приемной у Коркина.

У парня действительно были проблемы — неуравновешенный и вспыльчивый по характеру, он несколько раз попадался на том, что сильно избивал своих приятелей. Коркин был в свое время знаком с отцом мальчишки и сумел отмазать его от «хулиганки».

Взамен в определенный момент он потребовал, чтобы Герман сходил к Боревскому и пригрозил ему. Но у мальчишки случился срыв — он разозлился на грубость юриста, вспылил, схватил стоявший в углу туристский топорик и ударил нотариуса по голове. Когда тот рухнул как подкошенный, пацан опомнился. Он заметался по квартире, не зная, что делать, зачем-то перерезал телефонный провод, а затем бросился бежать из квартиры.

Он был уверен, что убил юриста. Пару дней он кантовался у своих приятелей, в области, а затем пришел к Коркину. Тогда-то я его и увидела.

Воспитатели группы, в которой числился Герман, подтвердили, что в те дни мальчика не было в летнем лагере. Он уехал — якобы навестить родных. Раньше он тоже уезжал, но всегда возвращался, поэтому ему поверили. Мальчика задержали, он признался во всем. Коркин, естественно, свою причастность к данным событиям отрицает. Но, поскольку срывать факт своего знакомства с Германом по меньшей мере было бы глупо, он все валит на психическую ненормальность мальчика. Чем это закончится — посмотрим.

…В Агентстве все были взбудоражены только одним событием: вернулись Обнорский и Спозаранник. Обнорский был бодр и как-то веселее, чем обычно. Наверное, лишний раз убедился, что даже в самой захудалой провинции знают, любят и чтят его творчество. Спозаранник сразу ринулся инспектировать работу своего отдела. Вопреки опасениям, он не пришел в ярость, когда узнал, что в расследовании нападения на Боревского я все-таки поучаствовала. Прочитав врученные ему материалы, он как-то неопределенно хмыкнул и тотчас отправился на разговор к Обнорскому. Откуда, впрочем, скоро вернулся, сопровождаемый гневным воплем шефа. Общий смысл вопля сводился к тому, что Спозаранник выжил из ума, интересуется только работой, о простых человеческих радостях забыл и поэтому потерял человеческий облик. Злые языки утверждали, что параллельно из кабинета шефа доносилось довольное сладкое хихиканье Завгородней.

В коридоре бродил грустный, как Пьеро, Соболин. Его ничто не могло утешить.

Лукошкина не пропустила его материал о притоне в «Серебряной Незабудке». Выяснилось, что здание, занимаемое борделем, никакого отношения к детдому «Детский вопрос» уже давно не имело. Действительно, занимаемые «ночным клубом» площади ранее принадлежали детдому, однако приблизительно года два назад их пришлось сдать в долгосрочную аренду (вероятно, чтобы Алла Золотарева смогла купить очередные сережки с изумрудами — ядовито подумала я). Новый хозяин помещения устроил там подпольный публичный дом под прикрытием ночного клуба.

Своих «работниц» наряжал школьниками-подростками. На самом деле самой молодой сотруднице этого заведения было 19 лет, а самой старшей «Лолите» — уже слегка за 30. Чуть-чуть грима, приятный полумрак — и тетеньки вполне сходили за девочек…

На следующий день после приезда руководства была небольшая «раздача слонов». На мой стол лег белый конверт с премией за проведенное расследование.

Конверт принес лично Спозаранник (что это с ним, интересно, случилось?). Я прикинула, на что я потрачу деньги — выходило, что на все желаемое опять не хватит, — и со спокойной душой продолжила написание новеллы. Там как раз моя героиня — безумная Нора Молодняк — пытается соблазнить одного из расследователей. В этот момент появился и прототип соблазняемого…

— Нонна, как вы относитесь к тому, чтобы провести субботний вечер в моей компании, в Мариинском театре? — склонился надо мной Зудинцев.

Да, вот уж точно, мы, женщины, можем делать с мужчинами все, что хотим!

Зудинцев таки клюнул. Приглашение в театр тому свидетельство. Только вот заполучив Зудинцева, я вдруг поняла, что не очень понимаю, что мне теперь с ним делать. Поэтому испытала даже что-то отдаленно напоминающее угрызения совести — курил бы он лучше в коридоре с Горностаевой. Однако следующие слова Георгия Михайловича развеяли мои колебания и тени неприличных сомнений.

Там будет один очень специфический человек. Я должен проследить, с кем он будет встречаться, и, по возможности, сфотографировать. Будет более разумно, если я в целях маскировки приду с дамой.

Тем более что вы, как опытный журналист, сможете мне помочь.

Я возмущенно уставилась на агентского гусара. Он, похоже, не шутил. Значит, я приглашена в целях маскировки! В этот момент я почувствовала себя напарницей Ручечника из «Места встречи», которую попросту использовали как красивую и полезную вещь. Я собиралась высказать Зудинцеву все, что о нем думаю, но от возмущения смогла лишь отрицательно покачать головой.

— Ну ладно, нет так нет. Я Вале Горностаевой предложу, — легко согласился Зудинцев.

От такого вероломства у меня просто дух захватило. В этот момент в кабинет вошел сияющий Модестов. В руках он держал точно такой же конверт, какой был выдан мне. Со времени объявления бойкота нам с ним так не удавалось поговорить по душам. Супруг двинулся прямиком ко мне. Я сделала вид, что он — незнакомый движущийся объект. Зудинцев почувствовал важность момента и испарился.

— Нонночка, — вкрадчиво начал Модестов. — А мне премию выдали.

— Поздравляю. Интересно, за что?

— Мы с Валей провели одно очень интересное расследование. Помнишь небольшую церквушку возле парка Строителей, в центре города?? Помню ли я! Отлично помню! Именно там я встретила их с Горностаевой!

— Дело в том, что там последние два месяца происходили странные вещи. Разные иконы пропадали, а затем возвращались на свое место. Причем представляешь, возвращались неподделанные, целые и неповрежденные. Лично я думал, — тут Модестов поправил очки, — что это происки какой-нибудь не очень чистой силы, которая за что-то мстит церкви. Валя же прагматично думала, что тут орудует какой-то странный вор. И в итоге она оказалась права! Иконы временно похищал местный служка.

— Зачем?

— Понимаешь, он умел хорошо рисовать и хотел зарабатывать деньги. Он забирал образа домой, тщательно перерисовывал их на доски, «старил», а затем продавал иностранцам-любителям сувениров, как подлинные старые иконы. Он, конечно, мерзавец, но я видел его работы, Нонна, он талантливейший художник!

Я слушала разглагольствования Модестова и в очередной раз понимала, какая же я все-таки была дура.

— Нонночка, не сходить ли нам в субботу в театр? Ты же любишь Мариинку?

Сговорились они все, что ли? Как будто кроме Мариинского и театров-то в Питере нет! Однако предложение мужа я, пожалуй приму. Бог с ним, с Зудинцевым, пускай курит с Горностаевой. Идти в театр с собственным мужем все-таки прилично и как-то даже патриархально. Мои знаменитые предки это бы уж наверняка одобрили.

Я же, по крайней мере, буду точно знать, что меня ведут смотреть представление как женщину, а не как полезное дополнение к расследованию.

ДЕЛО О СИБИРСКОМ ТРУБОЧИСТЕ

Рассказывает Родион Каширин

«Каширин Родион Андреевич, 35 лет, корреспондент отдела расследований. Закончил Ленинградское арктическое училище, работал радиотехником в поселке Диксон, там же — оперуполномоченным уголовного розыска. До прихода в „Золотую пулю“ работал в частном охранном предприятии. Коммуникабелен, владеет навыками оперативно-розыскной работы, хорошо освоил азы журналистской деятельности. В то же время часто возникают проблемы с рабочей дисциплиной, не раз имел нарекания и выговоры от начальства…»

Из служебной характеристики


1

Обитатели стен Агентства пребывали в шоке. В курилках, буфете, в коридоре около окна растерянные сотрудники обсуждали новые идеи руководства. Про свою текучую обычную работу все на время забыли, так как теперь уже было не до нее. Все искренне считали, что Обнорский сильно заболел и ему необходима срочная медицинская помощь.

— Да он просто опасен для окружающих! — возмущалась Горностаева.

Некоторое время назад на нашего шефа снизошло откровение, и его разумом овладела новая, как ему показалось, сногсшибательная идея. Все сотрудники нашего Агентства должны были написать по новелле о нас самих. Дальнейшее показало, что российский читатель готов читать что угодно, так как весь тираж сборника «Все в АЖУРе» разошелся мгновенно. Обнорскому понравилось, и он заставил нас написать по второй новелле. Из них был составлен следующий сборник, который, как и его предшественник, моментально был раскуплен. Всего уже вышло три сборника.

А сегодня утром Обнорский собрал нас всех в репортерском кабинете и сообщил, что отныне каждый из нас обязан написать еще по пять новелл. Мы в штыки восприняли его новую идею, но в ответ он толкнул речь. Оказывается, одна кинокомпания, совершенно сбрендив, купила у нас права на экранизацию всей этой ерунды.

А значит, нужен материал, на основе которого сценаристы будут работать. Искусство, блин! В своих следующих бессмертных творениях мы должны будем, как и в предыдущих, в художественной форме излагать какую-либо историю, имевшую место быть на самом деле. При этом мы обязаны почитать руководство, ни в коем случае над ним не издеваться и вообще всячески обозначать его (начальства) высокую организующую и направляющую роль. Именно эта установка больше всего меня и смутила. Как я могу не поиздеваться над Спозаранником и Обнорским? Это невозможно.

В итоге новая инициатива живого классика практически парализовала работу Агентства, и потребовался специальный выход Обнорского в коридоры, его дикий крик и угрозы. Только после этого бунтующий коллектив удалось разогнать по кабинетам к мониторам компьютеров.

Я как раз сидел и набрасывал план своего «шедевра», когда меня вдруг вызвали к шефу. Я очень удивился, так как быть «врагом народа» — не моя очередь. Дело в том, что Обнорский регулярно выбирал из нашего коллектива виноватого, придирался к нему не по делу и вообще всячески пытался испортить несчастному жизнь. Но через некоторое время оставлял его в покое и принимался за другого. Все относились к этому очень спокойно, по-философски. Примерно так надо относиться к неизбежным природным явлениям: граду, снегу или туману. Мы даже умудрились прогнозировать вспышки его недовольства. А я как раз всего две недели назад был таким «виноватым», и сегодня была явно не моя очередь, а Горностаевой.

Я осторожно вошел в кабинет шефа, внутренне приготовившись к тому, что начнется рев и рык. Но его не последовало. Его величество восседало на тронном месте за своим столом, а на диванчике уютно расположились Горностаева, Шаховский и Спозаранник.

— Садись, Родион, — сказал шеф и показал на стул. Но на нем сидел какой-то дядька, в костюме, галстуке и такой мордой, которая бывает только у чиновников.

В некотором замешательстве я спросил у Обнорского:

— Куда садиться, на колени, что ли?

Обнорский с каким-то подозрением на меня посмотрел, а Спозаранник «утрамбовал» Шаховского на диване и показал мне рукой на место рядом с собой.

— Теперь, когда вы все в сборе, я сообщу вам для чего, собственно, так сказать, я вас всех и собрал. Знакомьтесь, это Шмелкин Игорь Иванович, мэр города Северобайкальска. Он специально приехал к нам, потому что ему необходима наша помощь. У него в городе некоторое время назад случилось пренеприятное происшествие: исчез депутат местного совета…

— Трубочист… — вставил мэр Шмелкин.

— У вас пользуются печным отоплением? — очень обеспокоенным голосом спросил Спозаранник. Ему, наверное, как и мне, сразу представился далекий аул где-то в монгольских степях. А из типи или вигвамов торчат трубы переносных степных печек, которые чистит несчастный трубочист, по совместительству депутат местного хурала. И как-то раз во время очередной очистки он бесследно исчез, оставив после себя лишь ведро с водой и ершик…

— Его фамилия была Трубочистов, — прервал мои умозаключения мэр, — позвольте, я сам расскажу ребятам о том, что произошло?

— Пожалуйста, — милостиво согласился Обнорский, отдавая наши уши на растерзание вождю сибирских народов с Байкала. Сам отвернулся к окну и погрузился в молчание.

— А если это такой же вариант, как и с Горделадзе? — предположил я.

Дело в том, что год назад мы вместе с Повзло и Обнорским работали на Украине.

Мы искали пропавшего журналиста Горделадзе. Закончилась эта история тем, что оперативным путем мы раскрыли тайну его исчезновения и указали на конкретных виновных. После того расследования я в упор не верю, что где-то кто-то может убить или украсть журналиста по политическим мотивам — обычно все происходит из-за денег. Здесь, конечно, гвоздем программы был не журналист, а депутат, но сути это не меняет.

— Ты сначала выслушай, — сказал Обнорский. — А потом версии строй.

— Значит, было это десять дней назад, — начал Шмелкин. — Депутат Трубочистов у нас не принадлежал ни к какой партии вообще, его избрали совершенно случайно, по глупости. Ума не приложу, зачем за него голосовал народ! Ну избрали и избрали, черт с ним, у нас, в конце концов, и в Москве девять десятых депутатского корпуса — контуженные. Сидел бы себе потихоньку да умную депутатскую деятельность имитировал, так нет, у него рот не закрывался. Объявил крестовый поход против коррупции и преступности.

Серьезные люди его, конечно, не воспринимали, дурак, он и в Африке дурак, а старушкам нравилось. На каком-то собрании его пенсионеры предложили в мэры выдвинуть. После этого у него в голове что-то переклинило, он на полном серьезе на мое место целиться стал. Но при этом он и сам понимал, что с таким же успехом он может претендовать на президентство в Штатах. Мы на него внимания, повторяю, не обращали. Но потом случилось такое, что все поменялось. Он исчез, и никто его не может найти.

— А милиция? — спросил Спозаранник.

— Что милиция? Она формально поискала, какие-то движения поделала и руки развела. Не убийство же, трупа нет.

— А может быть, он у любовницы обитает или просто от долгов спрятался? — поинтересовался Шаховский.

— Исключено! Я вам сейчас объясню почему. Двадцать четвертого мая он пришел в

редакцию газеты «Таежная правда» и заявил, что через час будет встречаться с одним очень информированным источником. Ему якобы должны будут передать разоблачительные материалы на меня и областную администрацию. Но он подозревал, что в отношении него могут быть какие-то силовые акции со стороны недоброжелателей. То есть у журналистов он попросил помощи.

— Какой именно? — прервал его вопросом Спозаранник.

— Он им сказал, что после получения материалов вернется в редакцию. Затем они должны будут их опубликовать. Ну и конечно, если он не вернется, то они должны будут забить тревогу. Он ушел, а через сорок минут перезвонил и сказал, что документы у него. После этого звонка его никто больше не видел и не слышал.

Его похитили.

— Свидетели есть? — спросил я.

— Человек пятнадцать. Это было в центре города, напротив трамвайной остановки. Депутатика насильно посадили в машину и увезли. Свидетели даже номер запомнили. Милиция потом установила, кому принадлежит эта машина. — Он замолчал, видимо, произнести следующие слова было ему нелегко. — Это зеленый «опель» с оранжевой кляксой на правой двери, который принадлежит моему зятю — Пирогову Андрею. Начался скандал.

Зятя арестовали на трое суток…

— Задержали, — поправил его дотошный Спозаранник.

— Какая разница, все равно три дня его в камере держали. Даже я помочь не смог. От него требовали показаний против меня. Дескать, я организовал похищение Трубочистова. Он тем временем в глазах общественного мнения стал превращаться в героя. Этакая помесь Робин Гуда и Дон-Кихота. Потом установили, что машина зятя и он сам в тот момент находились в сорока километрах от города, на даче. Это подтверждают десять свидетелей. Зятя освободили, но в отношении меня «черный пиар» набирает прямо-таки бешеные обороты. Мне кажется, кто-то специально похитил Трубочистова, чтобы ударить по мне.

Он замолчал, и слово взял Обнорский:

— Я дал согласие на наше участие в расследовании. Для чего я принял решение создать группу из четырех человек.

Старшим, естественно, назначаю Спозаранника. Тремя другими будут: Горностаева, Шаховский и Каширин. Заказчик обеспечивает проезд на транспорте, проживание, пайковые, оперативные расходы, короче говоря, как обычно. Но мы предупреждаем, что вы нам заказываете расследование, но не результат. Если в процессе работы выяснится, что обвинения против… ну вы понимаете, подтверждаются, то вы не сможете помешать нам реализовать эту информацию.

— Я согласен! — категорически заявил Шмелкин. — Мне бояться нечего.

Скоро переговоры были закончены, заказчик ушел и Обнорский всех, кроме Спозаранника, отпустил. О чем же разговаривали в кабинете эти двое, мы не знали.


2

До Пулково мы добирались поодиночке. Автобус, в котором ехал я, сломался по дороге, и мне пришлось делать пересадку. Но это оказалось только началом нашего долгого и трудного пути. Наш самолет авиакомпании «Сибирь» не смог запустить двигатели, и рейс отложили.

Спозаранник воспринял это с философским спокойствием, купил газету и сел читать. Шаховский громко и грязно матерился в адрес компании. Мне делать было нечего, и поэтому я отправился на второй этаж, где располагался офис «Сибири».

Там бунтовала толпа японцев. Эти несчастные существа из Страны восходящего солнца, которых злой рок забросил в бесконечные просторы России, никак не могли понять, почему нам вместо сломанного самолета не предоставили другой. Ну что с них взять, с капиталистов, не понимают они нашей российской специфики.

Для того, чтобы понять нашу действительность, надо в нашей стране родиться.

Через каждый час по громкоговорителю выходило очередное объявление о том, что рейс переносят еще на один час. Наступило утро. Японцы поняли, что обречены, и прекратили приставать к «Сибири». Как заметила Горностаева, у них начался процесс «обрусения», то есть до них наконец-то дошло, что абсолютно всем на них наплевать.

Затем наступил вечер. Все продолжали звереть. Горностаева выкурила за истекшие сутки блок сигарет, Спозаранник выучил наизусть все продававшиеся в аэропорту газеты, а мы с Шаховским выпили столько пива, что издалека напоминали два пивных бочонка. К десяти часам вечера пассажиры нашего рейса озверели до такой степени, что начали поговаривать о захвате какого-нибудь другого лайнера, желательно «боинга». Окосевший Шаховский пытался нам доказать, что японцы нас поддержат, так как он собственными ушами слышал, как кто-то из толпы граждан этой островной страны кричал «банзай». Доведенный до отчаяния сосисками из аэропортовского буфета, Спозаранник сильно задумался. И вообще неизвестно, чем бы закончилась наша эпопея, если бы не объявили начало регистрации на наш рейс.

Уже находясь в самолете, мы узнали истинную причину задержки нашего рейса: в двигателе перегорели какие-то блоки, и их в срочном порядке меняли.

— Но ведь в таком случае после ремонта полагается обкатать новые блоки! — возмутился Спозаранник.

— А чем, мы, по-твоему, сейчас занимаемся? — успокоил его я и закрыл глаза.

Мы летели навстречу времени и ни разу не упали, если не считать посадки на дозаправку в городе Барнауле. Там нас выпустили из самолета, и мы пешком побрели в сторону аэровокзала. Никакого тебе автобуса, гуляй сам куда захочешь.

Но один из нас, а именно Спозаранник, вдруг захотел в туалет, причем так, что долго терпеть он не мог. Начали искать туалет, но не нашли. Пришлось обратиться к сонному милиционеру, который показал рукой на выход:

— Выйдете на улицу, пройдете через площадь, увидите каменное здание, спуститесь вниз, там все и будет. Только ноги не сломайте.

Спозаранник галопом понесся по указанному пути. Мы за ним не успевали, это было невозможно в виду нашего с ним разного состояния. Потом мы чуть не опоздали на самолет, так как наш минишеф отказывался покинуть спасительное заведение. Но как бы то ни было, в восемь утра мы прибыли в аэропорт города Северобайкальска. Как и обещал Шмелкин, там нас встречала машина. Нас довезли до города и поселили в гостинице. По неизвестной причине для нас были забронированы два двухместных номера. Спозаранник тут же заявил, что жить с женщиной в одном помещении он не может, так как стесняется при ней раздеваться. Мы с Шаховским были не такие стеснительные и приготовились уже спорить по поводу того, кто из нас будет жить с Горностаевой, но водитель, встретивший нас в порту, решил вопрос, и мы с Шахом пошли в двухместный номер, а Спозаранник и Горностаева в одноместные.


3

— Ну что, может, прошвырнёмся? — предложил Шаховский, выйдя из ванной, где плескался около часа.

— Спозаранник будет против этого, ты же его знаешь, — возразил я.

— Ну и хрен с ним! Возьмем Вальку и пойдем. Я тут видел справочник какой-то, наверняка там перечислены все злачные места.

После «обзвона местечек» мы выбрали одно из них — наиболее подходящее, по нашему мнению. Стриптиз, ужин и бильярд. Что еще надо мужчине для того, чтобы встретить старость? Но Горностаева не захотела никуда идти, то ли из-за того, что была не мужчиной, то ли из-за того, что не собиралась встречать старость.

Около гостиницы стояли таксисты, готовые отвезти кого угодно и куда угодно.

Одному из них, на наш взгляд, наиболее приличному, мы назвали адрес и поехали.

Судя по тому времени, которое мы затратили на дорогу, нужное нам заведение под названием «Звезда» находилось либо за городом, либо сам Северобайкальск был по площади больше Москвы. Тем не менее через час с хвостиком мы прибыли на место, заплатили таксисту безумную сумму (по счетчику километров) и вошли в клуб. И сразу ощутили себя в Питере начала девяностых. Все посетители мужского пола были типичными «братками». Девушек можно было разделить на две части. Первую составляли те, что пришли со своими «братками», другая половина состояла из девиц, так сказать, легкого поведения.

Сначала все шло очень хорошо, мы выпили пива, потом граммов по двести водочки и пошли на танцпол. Но там произошло первое недоразумение. Два огромных дебила подошли к Шаху и сказали, что если он завтра не отдаст долг, то ему «хана». Я подошел к нему, и мы вместе попробовали объяснить «браткам», что они ошиблись. Но они нас и слушать не хотели. Кончилось все небольшой свалкой прямо на танцполе. Подбежала охрана и разняла нас. Мы попробовали объяснить блюстителям порядка, что не виноваты, но они тоже не хотели нас слушать.

А братки, зачинщики ссоры, тем временем куда-то подевались. В их отсутствие нас признали виноватыми и потребовали покинуть клуб.

Под глазом Шаха буйным цветом разрастайся фиолетовый фингал — один из ублюдков успел-таки въехать ему кулаком.

— Вот и погуляли, — печально констатировал Витька, когда мы вышли на улицу.

— Ладно, с кем не бывает! — попытался я его утешить.

— Что ладно-то! — возмутился Шах. — Как я теперь в таком виде буду работать?

— Как-нибудь будешь. Присутствие фингала на твоей харе еще ни о чем не говорит. А вдруг ты его получил, когда заступался за пенсионерку, у которой хулиганы пенсию отнимали? Или за девочку вступился, которую педофил хотел изнасиловать? Или иностранного шпиона…

— Заткнись! Твоя вечная дурацкая фантазия… Шпионы, педофилы! Ты лучше скажи, как мы теперь до гостиницы добираться будем.

И действительно, около клуба не было ни одного такси. Такое я видел впервые в жизни — у нас в Питере около каждого ночного заведения машины дежурят.

— Мы находимся в стороне от большой дороги, давай пройдем на проспект, с которого свернули, когда сюда ехали, — предложил я. — А там что-нибудь остановим.

— Давай, — согласился Шах, — потому что пешком мы до утра будем добираться.

Мы прошли двести метров, которые отделяли нас от большой дороги и вдруг встали как вкопанные. Перед нами, метрах в ста справа, стояла наша гостиница.

Оказывается все это время, мы были в десяти минутах ходьбы от нашего места дислокации.

— Я таксиста убью! — заявил Шаховский. — Это он нас, падла, просто по городу катал кругами! А я-то думал еще, когда ехал, что не может Северобайкальск быть таким большим. Ну гад…


4

Пока мы добирались до места, фингал под глазом Шаха начал по краям приобретать желтые оттенки. Когда мы вышли из лифта — увидели Спозаранника и Горностаеву. Оказывается, они не спали, а мужественно ожидали нас из ночного путешествия. Но увидев Шаха в боевой раскраске, Глеб охнул, а Валька запричитала. Потом были долгие объяснения. Где, кто, как… Спозаранник даже записывал наши слова на листочке бумаги. Наверное, для отчета…

Шах лежал на кровати и жалобно стонал, а Валька суетилась вокруг него. Она была похожа одновременно на медсестру и на любящую девушку. Я смотрел на все это и жутко завидовал. Мне тоже очень хотелось, чтобы меня так лечили.

Ну почему Шаховскому выпало такое удовольствие, а не мне? И стонет он, гад, специально, чтобы ее еще больше разжалобить.

— У тебя голова не кружится? — спросила она его.

— Вообще все перед глазами плывет, — ответил раненый герой.

— Тогда я посижу с ним до утра. У него настоящее сотрясение мозга, и его опасно оставлять одного, а то даже воды будет подать некому.

— По-моему, это лишнее, он и сам неплохо переночует, — внимательно посмотрев на больного, решил Глеб.

— Нет, я лучше останусь, мне не трудно…

Ну и черт с ними, решил я и пошел к себе. Но по дороге раздумал и, сев в лифт, спустился в ночной бар. Там были только две привлекательные девушки. Я купил бутылку водки и подсел к ним за столик.

— Меня зовут Родик, а вас? — начал я атаку.

— Нас тоже зовут, но за деньги, — ответила одна из них.

— Не понял…

— А что тут понимать, мы на работе.

Пятьсот рэ в час. Идет?

— Извините…

Я отсел за другой столик, налил полный фужер водки и залпом его осушил.

Закусил кругляшком лимона и задумался.

Обидно было, что нас выгнали из ночного клуба, что пострадал Шах, а не я, и теперь Валька любит его, а не меня. Даже про Скрипку-Контрабаса забыла. В расстроенных чувствах из-за бесцельно проведенной ночи я допил бутылку и решил идти спать. Но когда я поднимался наверх в лифте, со мной что-то произошло. Если быть честным, то я просто окосел. Теперь мир мне представлялся совсем другим.

А главное — я понял, что надо было делать, чтобы Горностаева начала вокруг меня так же суетиться, как и вокруг Шаха.

Я тоже должен быть раненым и поэтому несчастным.

Я пулей влетел в свой номер и начал лихорадочно искать подходящий предмет.

Под руку подвернулся диктофон. Хорошенько размахнувшись, я попытался нанести себе удар. Но промахнулся и попал в стену. Разозлившись, ударил еще и по ней ногой. Следующая попытка ударить себя в лоб диктофоном тоже не получилась, зато стене досталось снова. Хоть я и был пьяным, но срабатывал инстинкт самосохранения, именно он в последний момент отводил мою руку от головы. И в тот момент, когда я, встав для удобства перед зеркалом, предпринял очередную попытку, кто-то набросился на меня сзади и начал отнимать диктофон. Завязалась короткая потасовка. Раздался грохот — это случайно выпущенный мной диктофон с силой ударился об стену. Нападавший отпустил меня — это был Шаховский. На полу лежали остатки от диктофона. А в дверях стояли Спозаранник и Горностаева.

— Ты что делаешь? — грозно спросил Глеб у Шаховского.

— Кто-то колотил в стену, я думал, что Родьку похищают, побежал на помощь, а тут…

— Что тут? Зачем ты полез драться с ним? — все равно недоумевал Глеб.

— Тут это… — замялся Шах, глядя на меня. — Он тут это. Я вхожу, а у него белая горячка, и он сам себя диктофоном бьет. Честное слово, сам себя! Я думал — ну все уже, спасать полез, а тут диктофон об стену…

— Диктофон я сам видел! — оборвал его Спозаранник. — Каширин, он правду говорит? А что с тобой разговаривать, ты же в стельку. Завтра с утра напишешь объяснительную. О том, как диктофон угробил, и о том, как сам себя ударить пытался.

— А может, он садомазохист? — предположила Горностаева.

— Естественно! — пьяно подтвердил я. — Только скрывал долго.

— Как любопытно, — заинтересовалась Горностаева и сделала ко мне несколько шагов.

Но тут Шаховский застонал и начал медленно оседать на землю. Увидев это, Валька бросилась к нему и обняла его за талию.

После того, как она отконвоировала раненого героя в его гостиничный номер, Спозаранник сказал очень тихо:

— Если она забеременеет, Скрипка нас не простит.

Я же засыпал с мыслями о том, что большего симулянта и артиста, чем наш Витя, пожалуй, и не отыскать ни в одном большом, среднем и малом театре нашей родины.


5

Утро было не самым лучшим для меня. Лучше бы я умер вчера. Но я остался жив и поэтому безумно страдал. А тут еще надоедливый, как муха, Спозаранник прицепился ко мне с требованием написать объяснительную про диктофон. В конце концов он меня достал, и я сотворил целую поэму на двух листах, в которой касался темы гравитации, НЛО, диктофонов, которые летают в связи с обратным течением времени. При этом я ссылался на Ленина и Сталина, утверждал, что диктофон противоречит учению марксизма и поэтому подлежит уничтожению.

Глеб все это прочитал, хмыкнул, спрятал опус к себе в папку и сказал:

— Когда шеф это прочитает, то все поймет сам. Ему даже не надо будет докладывать о том, в каком ты вчера был состоянии.

— Да пошел ты…

— Что?

— Уйди с глаз моих долой! Нечисть… — на большее после вчерашнего у меня не хватало сил. В голове кто-то стучал молотком, играл на трубах и выл по-волчьи.

Ни о какой работе не могло быть и речи, я лег на кровать и приготовился к смерти. Наши же решили во что бы то ни стало провести совещание. Поскольку я был не транспортабелен, то летучку устроили у нас с Шаховским в номере. А он, кстати, ночевал со мной в комнате, так как Горностаева его хоть вчера и пожалела, но ночевать у себя не оставила. Глеб, раскрыв папку, уселся в кресло, а Валя и Шах очень уютно устроились на Витькиной кровати.

— Итак, что мы имеем? — начал Спозаранник.

— А мы ничего не имеем, — ответила ему Валька.

— Это правильно, молодец! И дальше ничего не поимеем, если будем, как эти два оболтуса, ночные кабаки исследовать вместо криминогенной обстановки в городе. Думаю, что для начала нам нужно обсудить их поведение, потому что… ибо… если… Короче…

— Хорошо, давайте голосовать. Ведь обсуждение всегда заканчивается голосованием, правильно? — спросил Шаховский. — Так давайте для убыстрения процесса сразу перейдем ко второй стадии.

Кто за то, чтобы объявить нам выговор и доложить начальству?

Спозаранник был очень дисциплинированным человеком, поэтому он еще до того, как понял, что Шах издевается, поднял руку.

— Один. Кто воздержался?

Валька посмотрела на Спозаранника и проголосовала.

— Кто против?

Теперь он поднял руку сам, а я из положения лежа поднял две передние конечности и, на всякий случай, обе задние.

— Глебушка, твое предложение не прошло. Коллектив высказался большинством голосов против, а волю коллектива надо уважать. Согласен? — торжественно подвел итог голосованию Шаховский.

— Да ну вас к черту! Вы абсолютно несерьезные люди, и, если Бы не обстоятельства, в связи с которыми мы приехали в этот город, я бы никогда не стал бы с вами ничего обсуждать, а просто ставил бы задания. В общем, ладно — с вами, хулиганы, тунеядцы, пьяницы, я разберусь потом. Короче, заканчиваем болтовню, ставлю первоочередную задачу: необходимо установить, как связывался этот дебильный депутат со своим источником.

Предполагаю: по сотовому телефону. Где взять номер? Он у нас есть. Значит, необходимо достать распечатку его звонков, то есть трансакций. Вопрос: как? Ответ: неизвестно! Но есть предложение: попросить у оперативников или следователя.

Перспективы: туманны. Альтернатива: не вижу.

После своего славного выступления Спозаранник гордо на нас посмотрел, очевидно, ожидая аплодисментов. Но их не последовало. Лично я, например, вообще перестал понимать, что он говорит, где-то посередине его выступления.

— А теперь будем решать, кто пойдет в милицию. Шаховскому туда точно нельзя с такой физиономией, я пойду в редакцию «Таежной правды», откуда Трубочистов на встречу с источником ушел. Значит, Горностаева и Каширин. Эй, алкаш, ты меня слышишь?

Я ничего не ответил, сил не было. Однако делать было нечего, и мы отправились в милицию.


6

Путь туда занял около часа. Всю дорогу Валька меня подгоняла и внимательно следила, чтобы я не купил себе пива. Я пытался убедить ее, что если выпью пива, то оживу, но она была непреклонна и не хотела продлить мне жизнь.

— От тебя и так перегаром несет, а если пива выпьешь, то все вокруг тебя просто задохнутся. Понял? Потерпи немного, на обратном пути зайдем в какую-нибудь кафешку и вместе по бокальчику пивка употребим. Хорошо, Родик?

Я молчал и обижался. В милиции мы посетили всех, кого можно, Горностаева строила дяденькам-милиционерам глазки, отчаянно виляла перед ними своей аппетитной попой, но никакого результата мы все равно не добились. В принципе, отнеслись к нам очень хорошо, расспрашивали про наше Агентство, поили чаем с сушками, но распечатками не делились.

Когда мы уходили, один опер пошел нас проводить. Уже на улице перед входом в здание он взял меня за локоть и отвел в сторону:

— Слушай, журналист, распечатки мы дать тебе не можем, ты это и сам уже понял, но я тебе могу кое-что посоветовать. Слушай меня: в сотовой компании в отделе обслуживания есть одна девушка, зовут ее Маша Распутина, как ту певицу московскую. Так вот, она, как говорится, слаба на передок, ее уже весь наш отдел как эстафетную палочку друг другу передал. Ты ее закадри — типа парень с Питера, журналист крутой, книжки пишешь и все такое. А потом трахни покачественнее, чтоб у нее в глазах вместо света одни презервативы стояли, и попроси распечатку. Это проверенный путь, у нас, когда начальство запросы не подписывает, все к ней бегут. Добрая она, даже жалко ее. Но что делать? Виноваты не мы, а система, которая сделала нас такими, поэтому совесть твоя будет чиста. Если пообещаешь на ней жениться и в Питер увезти, то она тебе весь архив компании вытащит.

— Хм, — сказал я. — А разве это ее отдел распечатки выдает?

— Нет, конечно, но там же, сам понимаешь, все на личных контактах.

— А как она выглядит?

— Страшная такая, как смерть. Волосы как прошлогодняя солома, ноги кривые, рост метр пятьдесят — не больше, одевается как чучело. Ну я вас и познакомлю, а потом слиняю. Вы вдвоем останетесь.

— Ни хрена не понимаю! А кто ее, такую страшную, на таком месте держит?

— Вы у себя в столицах по-своему живете, а мы по-своему. Вам нас не понять.

У вас, может, и по внешним данным отбирают на работу, а у нас по душевным.

Но это отдельный разговор. Я просто помочь вам хочу, потому что не для бандитских целей вам нужна распечатка. Серьезным делом занимаетесь, к тому же издалека приехали…

— Слушай, друг, так, может, ты нам сам поможешь, дашь нам распечатку?

— Извини, не могу. Во-первых, у меня ее просто нет, а во-вторых, тут все очень сложно с ней. Пойми меня и не обижайся.


***

Короче, подходи сюда сегодня к семи вечера, я тебя к ней отведу.

Мы пожали друг другу руки и разошлись.

— О чем вы с ним говорили? — полюбопытствовала Валька, когда я подошел к ней.

— Договорились, что вечером мы с ним по бабам пойдем.

— А если серьезно?

— Хочешь — верь, хочешь — нет, но мы говорили о женщине. Красивой, как золотая рыбка, и стройной, как горная лань. Умнице и комсомолке, к тому же незамужней. Сегодня меня с ней познакомят, мы с ней полюбим друг друга, и она даст мне распечатку телефона «потеряшки».

— А если серьезно? — еще раз повторила она свою реплику.

— Ладно, слушай… — И я рассказал ей о нашем разговоре с опером, у которого я даже забыл спросить, как его зовут.

Как она мне и обещала, мы направились в сторону кафе, где заказали себе по кружке пива. В приятном полумраке зала, прихлебывая целебный напиток, я начал медленно возвращаться к жизни. Но при этом в моей голове бродили не очень приятные мысли. Опер описал объект атаки как совершенно неприятное существо.

Я, конечно, патриот нашего Агентства, но столько я не выпью, да и неохота жертвовать собой ради какой-то распечатки.

И тут мне в голову пришел план.


7

Мы вернулись в гостиницу, где нас ожидали Шаховский и вернувшийся из редакции Спозаранник. До семи часов вечера еще оставалось некоторое время, и мы сели обсудить наши сегодняшние успехи, которых, надо сказать, не было вообще. Глеб познакомился с местными акулами пера, которые ему безапелляционно заявили, что депутат реально боролся с коррупцией, был кристально честным человеком и пострадал за правду-матку.

Убил его мэр.

— Потому что больше некому, — вставил Шаховский в рассказ Глеба.

— Короче, толку от них, как от козла молока, — закончил Спозаранник. — А теперь расскажите, как вы умудрились не взять распечатку у милиционеров. Как вы смогли провалить задание?

— Может быть, ты завтра сам попробуешь? — предложила ему Горностаева.

— И попробую, — ответил мини-шеф. — Покажу вам, как надо работать. Но, если серьезно, то надо что-то придумывать.

— Мы уже придумали, — сказал я.

И рассказал ему о нашем знакомстве с опером и об его экстравагантном предложении. Единственное, в чем я соврал, было описание объекта атаки. Вместо страшной девушки с кривыми ногами я поведал им о белокурой красавице с параметрами 90-60-90. А потом встал вопрос, кто из нас именно пойдет на задание.

— Нас трое, — сказал Шаховский. — Значит, надо кинуть жребий, но если кто-нибудь из вас откажется сам, то я возражать не буду.

— Мне нельзя, я женатый, серьезный человек, — отказался Спозаранник.

— Я тоже тебе уступаю, — согласился я.

Но тут произошло то, чего никто из нас никак не ожидал. Молчавшая до этого момента Горностаева вскочила на ноги и гневно заявила:

— Это в вас говорит мужской шовинизм! Мы одна команда и занимаемся одним делом! У нас равные права! И каждый из нас имеет право участвовать во всех операциях без исключения. Я требую, чтобы этот вопрос был решен общим жребием и чтобы я в нем тоже участвовала!

— Бред какой-то! — только и сказали мы хором.

— А что же ты с ней делать будешь, если выиграешь, а? — усмехаясь, поинтересовался Шах.

— Что надо! Это вас не касается, главное, чтобы она распечатку нам достала, — ответила Горностаева.

Затем мы долго спорили с ней, но она была непреклонна. В конце концов мы решили, что если она так хочет, то пусть будет жребий. Свернули трубочками три чистых бумажки и четвертую с написанным на ней словом «подвиг». Потом засунули их в бейсболку Шаха и стали по очереди тянуть. Хозяин головного убора пытал судьбу первым. Но ему не повезло.

Я был вторым. Результат тот же — нулевой. Два оставшихся участника смотрели друг на друга. Нас с Шахом начал понемногу разбирать смех, ситуация была довольно комической. Валька с героическим видом запустила руку в шапку, вытащила бумажку и начала ее медленно разворачивать. Мы давились от смеха, а Спозаранник с надеждой следил за ее действиями.

Нет! Горностаева тоже вытащила пустышку. Глеб растерянно на нас посмотрел и полез в шапку. На что он надеялся — непонятно.

— Ребята, выручайте! — взмолился Спозаранник. — Нельзя мне.

— Как в беду попал — сразу «выручайте», раньше только и слышали от тебя одни гадости и проповеди, — сказал Шах. — Но мы старое не помним. Я могу пойти вместо тебя, но не бескорыстно.

— А что ты хочешь?

— Уничтожь объяснительную Каширина.

— Это запросто.

Глеб достал «мои показания» и, глядя на нас, а не на бумагу, порвал ее на мелкие клочки, которые сжег в пепельнице.


8

Утром я проснулся от стука в дверь.

Очень хотелось еще поваляться в постели, но за дверью послышался голос:

— Эй, хорош спать! Открывай, давай!

Это был Шах. Что-то рановато он заявился… Я почему-то думал, что он будет до утра работать с «источником информации».

— Ты что так рано? — спросил я.

— Слушай, Родька, это такая женщина, просто огонь! Я вообще сегодня не спал ни минуты, представляешь?

— Я-то, может, и представляю, только мне-то что? Ты лучше скажи — насчет распечаток договорился?

— Каких еще распечаток? — совершенно искренне удивился Шах.

— Ни фига себе! Ты что? Тебя зачем на задание посылали? Командировочные деньги выделяли?

— Ах, распечатки… Ну да, типа договорился. Я утром сюда пошел, а она на работу отправилась. Я ей номер своего сотового дал, она, как все выяснит, отзвонится мне. Ладно, пойду к змею Егорычу докладываться. Кстати, я с ней на сегодня насчет подруги договорился. Говорит, есть какая-то Юлька, педиатром вкалывает, так вот она тоже погулять хочет. Так что готовься на вечер.

— Не надо мне никаких подруг! Спать хочу! — отказался я.

— Да? — удивился Шах. — Ну тогда я пошел…

Шах меня покинул, и я отправился в ванную. Все-таки Витька настоящий человек, про друзей не забывает. Юльку вон подгоняет…

А еще через час Спозаранник пригласил всех к себе в номер на «летучку».

Я пришел последним, так как пытался погладить рубашку взятым у горничной утюгом. Получилось плохо — утюг-пенсионер вообще не хотел нагреваться.

— Нас постигла неудача! — объявил Глеб. — И одна диверсия.

— Невеста с распечатками кинула? — догадался я.

— И да, и нет, — ответил Шах. — Она согласна их взять, но не может — прокуратура все заблокировала, поставила под особый контроль. Так что надо искать другие способы.

— Можно пойти к Трубочистову в приемную и там что-нибудь посмотреть, — предложила Валя. 

— А что там смотреть? Там же менты все вверх дном перетрясли, — возразил Шах, — и вообще, у этих, местных, депутатов приемные-то в принципе существуют?

— Существуют! — заявил Спозаранник. — Надо идти туда и там смотреть.

Короче говоря, надо что-то делать, а то мы просто время теряем и Шаховского на общественные деньги поим и развлекаем.

— Минуточку! — возмущенно вскочил на ноги Шах. — Я не по своей воле! Сами же меня послали, и, между прочим, это ты, Глеб, должен был идти, а я тебя выручил!

Пожертвовал своим добрым именем и здоровьем…

— Ладно, я пошутил. В конце концов, это не твоя вина, что ничего из нашей затеи не получилось. Но отработать этот вариант было необходимо. А теперь, господин Шаховский, берите Каширина и звоните в местный ЗакС, узнавайте где было логово нашего депутата. Ведь где-то же это лежбище должно быть! А теперь про диверсию в отношении нас.

— Ого! — вырвалось у меня.

— Не ого, а очень серьезно. Пока меня не было в номере, кто-то его вскрыл и украл наше командировочное удостоверение. Враг думает, что он этим помешает нам работать, но он заблуждается.

Мы и без него можем, удостоверения-то у нас есть. Просто будьте теперь осторожнее — по всей видимости, за нами следят.


9

Все оказалось очень просто. В секретариате нам назвали адрес, и мы с Шахом направились туда. Офис Трубочистова находился рядом с магазином, торгующим запчастями для автомобилей. Но это нас никак не интересовало — свободная страна, имеем офисы «где хочем».

Встретила нас помощница депутата.

Узнав, что мы из Питера и приехали специально, чтобы написать большую статью о пропавшем борце с коррупцией, она разрыдалась. А потом начались рассказы о героическом слуге народа, не пощадившем живота своего в борьбе с беспределом.

— А почему вы о нем говорите в прошедшем времени? — удивились мы. — Ведь нет же никаких указаний на то, что он мертв.

— Вы что, тоже считаете, что это самопохищение? — с нотками подозрения в голосе спросила женщина.

— Нет, как вы могли такое подумать! Вы нас просто оскорбляете таким подозрением! — возмутился я. — Как вы можете? Мы пять тысяч километров проделали, чтобы…

— Я поняла, — успокоилась дама и продолжила свое захватывающее повествование о житии святого Трубочистова.

Минут через тридцать это нам стало надоедать. Все, что находилось в приемной, мы уже рассмотрели и, как и следовало ожидать, ничего интересного не обнаружили. Надо было попасть в его кабинет, хотя что мы там могли найти?

— Скажите, а вы можете нам показать его рабочее место? Мы бы хотели сделать несколько фотографий.

— Пожалуйста, это сколько угодно!

Главное, чтобы в вашей публикации была правда и только правда об этом святом человеке.

Итак, мы попали в кабинет — или, может быть, правильнее было бы сказать, в келью. Следов обыска не было заметно.

— А что, милиция тут ничего не искала? — спросил Шах.

— В том то и дело! Милиция ничего не предпринимает, чтобы раскрыть это злодеяние! Я же вам об этом уже говорила! — запричитала дама. — Несколько дней назад пришли, походили тут, забрали настольный блокнот, две записные книжки, взяли с меня показания и ушли.

Тут мой взгляд упал на телефон, стоявший на столе. Впоследствии мы с Шахом долго спорили, кому из нас первому пришла в голову идея, связанная с телефонным аппаратом. Это было новенькое заморское чудо из Японии. Я раньше уже такие видел. Стоимость его была просто запредельной — ведь он был напичкан всевозможными функциями. Единственным его недостатком было то, что в нем не была предусмотрена функция определителя номера. Но зато он помнил двести последних набранных номеров.

— А можно позвонить? — спросил я.

— Пожалуйста.

Я подошел к телефону и начал делать вид, что звоню. А Шах тем временем взял женщину под локоток и подвел ее к противоположной стене, на которой висели фотографии. Она охотно начала ему объяснять, кто, где и как кого зовут.

А я принялся знакомиться с небольшим кусочком жизни Трубочистова.

Это чудо японской техники запоминало не только набранные на нем номера, но и точную дату и время набора. Достав записную книжку, я начал лихорадочно переписывать номера и время. Меня интересовали четыре дня до исчезновения Трубочистова. И если за первые три дня номеров было много, то в последний день с этого аппарата набирались только три телефонных номера. Один местный, второй иногородний (это было видно по коду), а третий, по всей видимости, был сотовым федеральным. По-моему, следовало бы номера проверить — ведь эти абоненты были последними, с кем контактировал депутат. Конечно, у него еще был и сотовый, но, будем надеяться, что и эти следы нам как-то смогут помочь.

Вскоре мы распрошались с гостеприимной помощницей и вернулись в гостиницу.


10

Одновременно с нами там объявились и Спозаранник с Горностаевой, которые ходили отрабатывать сотрудника ГИБДД. Сначала Глеб с Валькой выслушали нас, а потом рассказали нам свою информацию:

— Если помните, была информация, что Трубочистова украли на машине Шмелкина.

— Не на его машине, а на тачке его зятя, — поправил Шах.

Спозаранник махнул на него рукой и продолжил:

— Не важно. Так вот, свидетели записали номер. Считать, что их всех подкупили, глупо — свидетелей было человек двадцать, столько подкупить технически сложно. Так вот, этого Трубочиста похищали в людном месте средь бела дня, на машине с неснятыми номерами.

— Мне это с самого начала казалось странным, каким-то неестественным, так не делается, — вставил я.

— Помолчи! Не тебе одному в голову приходили такие мысли. Короче говоря…

Ах да, а два дня назад прошла информация, что эту машину видели на посту ГИБДД, даже проверяли документы. Мы сегодня без всякого труда нашли тех двух сотрудников, которые ее в тот день останавливали. А они рассказали поразительную вещь. В машине было три человека — водитель и два пассажира. Один из них сидел впереди, другой сзади. Понимаете? Тот, который сидел сзади, был Трубочистовым. Менты его по фотографии опознают не просто категорически, а совершенно категорически, то есть на сто один процент. Так вот, это физическое лицо сидело сзади и курило, даже несколько слов сотрудникам сказало.

— Подождите, подождите! — сказал я. — Но он же мог выскочить, попросить помощи.

— В том-то и дело, что мог, но не сделал! — Глеб встал и начал прохаживаться по кабинету. — И это окончательно убеждает меня в том, что никакого похищения не было, а была элементарная инсценировка. Для чего именно им это понадобилось — сказать, конечно, сложно, во всяком случае, сейчас что-либо предполагать преждевременно. Ладно, давайте теперь отработаем три телефонных номера, которые вы сняли с офисного аппарата.

Для того, чтобы их установить, мы решили обратиться к тому самому милиционеру, который нам помог с девочкой из сотовой компании. Но сначала решили сами на них позвонить. Я набрал первый номер, который был местным, и мужской голос мне ответил:

— Автосервис.

— Здравствуйте, — ответил я и прокашлялся, это мне было необходимо, чтобы собраться с мыслями. — А скажите, у вас можно отремонтировать машину?

— Смотря какую.

— «Девяточку». У меня с двигателем что-то, а я сам ни хрена не разбираюсь.

Не тянет и все тут.

— Ну подъезжайте, посмотрим, что у вас там. Адрес знаете?

— Нет. Мне товарищ по работе только телефон ваш дал.

— Тогда запишите. Он продиктовал мне адрес, и мы простились.

Потом при помощи гостиничного справочника мы установили, что впереди второго номера стоит код города Братска, и позвонили туда.

— Алло! — сказал женский голос.

— Извините, а куда я попал?

— А куда хотели?

— Я звоню издалека. Мне Татьяна нужна.

— Которая? У нас их три.

— О Господи, я фамилию-то даже и не знаю. Что ж делать-то, а?

— Да вы успокойтесь, ей сколько лет?

— Где-то тридцать. А вы не можете хоть одну из них позвать, вдруг мне повезет?

— Хорошо, я попробую, — засмеялась моя собеседница.

— Подождите, а это получается, что я ей на работу позвонил?

— Ну конечно, это детский садик.

— Тогда чего нам гадать, я с сотового звоню, часа через три у вас буду, сам подъеду — и разберемся прямо на месте. Заодно с вами познакомимся, у вас такой голос приятный.

— Ну ладно, приезжайте сами к своей Тане. Только учтите, у нас в шесть вечера детей родители забирают и все воспитатели и нянечки домой уходят, поэтому торопитесь.

— Я постараюсь. А адрес-то у вас какой?

— Улица Победы, шесть.

— Огромное вам спасибо. До свидания, девушка…

Я положил трубку. Троица ждала от меня информации.

— Это детский садик.

— Почему? — задал странный вопрос Шах.

— Что «почему»? Просто детский садик, — сказал Спозаранник. — Надо установить, что может связывать Трубочистова с этим детским дошкольным учреждением. Пойду к себе в номер, позвоню тому майору, которого мэр нам порекомендовал. Может быть, у него там родственники или внебрачный ребенок. А вы добивайте сотовый.

Он ушел, вслед ему удалился и Шах, который пошел звонить в офис депутата, — может, его помощница знает связи своего шефа в Братске. Я позвонил на сотовый номер и с самыми наглыми интонациями в голосе сказал откликнувшемуся абоненту:

— Здорово, это Серега. Тебе есть куда позвонить не по сотовому?

— Минут через десять в сервис, я туда еду.

Он отключился.

Теперь стало понятным, что Трубочистов — или тот, кто звонил из его рабочего кабинета, — как-то связан с автосервисом.


11

Утром следующего дня за завтраком мы решили, что надо ехать в автосервис. Спозаранник решил поиграть в демократию и поинтересовался, нет ли у кого-нибудь из нас желания добровольно туда отправиться. Таких не нашлось, и тогда Глеб, решив, что мы еще не доросли до демократии, направил туда нас с Шахом.

— Люди, которые туда приедут, не должны выглядеть как приличные, — объяснил он свое решение. — У них на лицах должна быть печать порока. А с другой стороны, они не должны выглядеть умными, потому тогда их могут принять за журналистов.

Мы с Шахом слушали эту ахинею, но нам было лень отвечать на его безумие, а он тем временем придумывал для нас легенду.

— Значит так, вы два мелких жулика, которые украли где-то «Жигули», и вам теперь нужны фальшивые документы на машину.

— Не пойдет! — возразил Шах. — Они сразу или ментов, или психушку вызовут.

— Это еще почему?

— Да потому что никто так не делает!

С такими вопросами обращаются только к проверенным людям, а к незнакомым — никогда! Не пойдет так…

— А свои предложения имеются?

— Ну… — задумался Шах, — мы приходим в этот дурацкий сервис и начинаем рассказывать, что купили отдельно мотор и кузов. Скажем, что у знакомых. У каких — не важно. И теперь нам нужно как-то их совместить, то есть собрать машину.

А потом спросим, нет ли у них знакомых гаишников, чтобы помочь с документами…

В конце концов решили, что изображать из себя жуликов не стоит. Валя вновь, как и вчера, наложила на Шаха грим, и тот отправился к своей Маше Распутиной, а мы поужинали и легли спать.


12

Следующие полдня мы провели в автосервисе. Сначала не было так называемого руководства, потом оно пришло, но устроило какое-то совещание со своими рабочими. А мы все это время сидели на лавочке и грелись на сибирском солнышке.

— Что-то место, на бандитское не очень похоже, — заметил Шах.

— А ты как хотел — чтобы через каждые пять минут боевые бригады заложников привозили или чтоб был пулемет на крыше?

— Я не об этом. Мне внешний вид работяг не нравится, больно уж они какие-то… законопослушные, что ли… Надо сюда вечером приехать, когда мастеров нет. Вот тогда, наверное, здесь самое интересное и начинается…

Когда великое совещание закончилось, к нам вышел мужик лет сорока с чингизхановской бородкой:

— Что вам угодно, господа? — обратился он к нам в какой-то стародавней манере.

Мы пересказали ему версию Спозаранника про кузов и двигатель. Он внимательно выслушал, потом сказал:

— Я вас понял, господа. Подходите завтра к двум часам дня, здесь как раз будет специалист, который сможет реально оценить объем работ. А что касается документов… Если впоследствии, после работы, которую мы выполним, вы еще будете испытывать потребность в воссоздании или просто получении документов, мы сведем вас с соответствующими сотрудниками специально уполномоченных на то служб, которые, разумеется, в рамках возможностей действующего российского законодательства, решат ваш вопрос.

Так не изъясняется даже наш Спозаранник. Вот «понты» кидает мужик! Говорит — и сам, наверное, от своих слов тащится.

— А куда вам можно будет позвонить?

— Сюда, в сервис. Вы же номер знаете, насколько я понял.

— А сотовый на всякий случай нам не дадите?

— Зачем? Да у меня его и нет. Извините, господа, у меня очень много дел, мне приходится с вами распрощаться. Всегда рад вам помочь.

— До свидания.

Мы расстались, пожав друг другу руки.

Мне показалось, что его голос знаком, где-то совсем недавно я его слышал. Сделав буквально несколько шагов по направлению к воротам, я вдруг понял, что именно этот голос отвечал мне, когда я звонил на сотовый телефон, сохранившийся в электронной памяти трубочистовского японского аппарата. Я хотел уже сообщить об этом Шаху, но в тот момент, стоило мне открыть рот — я вдруг заметил то, что заставило меня мгновенно забыть обо всех телефонах на свете. Да и Шах разинул рот.

Но у нас хватило ума все-таки продолжить наш путь к воротам.

— Слушай, мы с тобой три часа сидели на лавке как два дурака — и не обратили на него внимания! — сокрушенно сказал Шах.

— Все нормально, мы и не могли его заметить. Он стоит за воротами, и нам его просто не было видно, так что не надо расстраиваться, — утешал я Витька… Но больше самого себя, чем его.


13

— Как. успехи? Нашли депутата? — встретил нас Спозаранник.

Они с Горностаевой сидели в его номере и играли в дурака. Но увидев наши сияющие физиономии, Глеб замолчал. Молча ждал, переводя взгляд с меня на Витьку и обратно. А мы, следуя законам драматургии, тянули время, выдерживали паузу.

— Ну говорите, давайте уже, чего молчите! — не выдержал наш мини-шеф.

— Хорошо, слушай и удивляйся, — начал я. — Автосервис как автосервис, ничего в нем необычного нет. Нормальные люди работают. Тот, который с нами разговаривал, имеет трубку, на которую звонил Трубочистов и я вчера.

— Выражайся нормально! — потребовал Глеб. — Фразы строишь как-то по-идиотски.

Хорошо, вы установили, что сотовый принадлежит человеку из автосервиса. Как это может приблизить нас к разгадке тайны?

— Может, и никак. Но мы видели там еще кое-что, гораздо поинтереснее.

— Так говори! Не устраивай тут театр.

— Там, на территории, сбоку от ворот стоит зеленый «опель» без номеров. Зеленых «опелей» много, но у этого на правой задней двери — декоративная оранжевая клякса. А таких совпадений не бывает!

Спозаранник ничего не ответил, он уставился в одну точку и, судя по выражению его лица, усиленно анализировал информацию. Горностаева воспользовалась моментом и незаметно скинула две карты в стопку «бито».

— Итак, теперь можно подвести какие-то итоги, — вышел из ступора Глеб, — мы знаем, что депутат был похищен после того, как ушел с кем-то на встречу. При этом он усиленно ее рекламировал, вернее, афишировал. В машину его посадили в людном месте на глазах десятков свидетелей.

На машине были номера, что странно для такой ситуации. По номерам было установлено, что машина принадлежит зятю Шмелкина — Пирогову. Но у того железное алиби. Напрашивается вывод о том, что его машину кто-то угонял на время.

Такое было бы возможно, если бы не одно обстоятельство Пирогов целый день провел у себя в саду. Он брал выходной среди недели. Это подтверждается несколькими соседями. Они не могут сказать, отлучался ли с дачи сам зять, но утверждают категорически, что машина стояла на бетонной площадке перед домиком. Теперь думаем дальше. Раз машины в городе не было, значит, нашего Трубочиста сажали в другую машину, точь-в-точь как у Пирогова. То есть умышленно переводили на него стрелки. Косвенно это свидетельствует о том, что делали все это люди не из лагеря мэра, а, скорее, из другого клана.

Далее — следующее. Кто это был и что это на самом деле: похищение или самопохищение? Два звонка с его места работы практически одним и тем же людям указывают на то, что это его связь…

— Гениально, — вставил я, но Глеб даже не отреагировал и продолжал дальше:

— А то, что это были последние люди, с которыми он контактировал, или, если быть более корректным, то одни из последних, представляет для журналиста-расследователя особый интерес. То, что увидели в автосервисе два самых отсталых журналиста из нашей «Золотой пули», также представляет особый интерес. Два особых интереса, находящихся в одной нише…

Ты что, заболел? — не выдержал я. — Попроще нельзя?

То, что твои слабые мозговые способности не позволяют тебе успеть за высокой мыслью настоящего профессионала, может свидетельствовать о твоей профессиональной непригодности. И я подумаю над этим после окончания командировки.

Возвращаюсь к выстроенной мною логической цепочке. Итак, все указывает на то, что люди из автосервиса приняли самое активное участие в судьбе пропавшего депутата. Осталось провести документальное фотографирование этого заведения, мастеров, техников, охранников, руководителей.

После получения этого материала нам следует предъявить его для опознания сотрудникам ГИБДД, задержавшим некоторое время назад машину с депутатом на посту на выезде из города. Этот пост ГИБДД находится на той самой дороге, которая ведет в сторону города Братска. Если помните, третий звонок из офиса Трубочистова был сделан в тот же город. Нам не удалось установить связи Трубочистова в Братске — ни родственники, ни милиционеры, ни его собственный секретарь так и не смогли нам ничего рассказать. Значит, это тоже интересно. Я считаю, что двоим из нас нужно немедленно ехать в Братск, находить тот детский садик, куда были звонки.

После чего надо установить его собеседника и опросить. Если повезет, то пообщаемся и с самим депутатом. А он там, я думаю, от кого-то прячется. В похищение я как-то не верю.

— Значит, все произошло, как с тем украинским Горделадзе? — спросил я.

— Зачем нам гадать? — сказал Глеб. — Вот найдем этого урода, вы с Шаховским его будете держать, Валя пытать щекоткой, а я записывать показания. Тогда все и узнаем. Но сейчас мне кажется, что это самопохищение. Имидж решил подправить.

— А почему он до сих пор не объявился? — спросила Горностаева.

— Это единственное, что меня смущает.

По идее он уже должен был бы вылезти с какими-то разоблачениями, документами, а он молчит, — задумчиво ответил Глеб.

— А может, он сначала согласился на похищение, а потом… Или нет, не так.

Он думал, что это инсценировка, а его взяли и заколбасили. Держат тушку депутата в холодильнике и ждут своего часа.

Поближе к выборам. Вот взрыв будет! — сказал Шах.

— Но тогда надо будет переводить на кого-то стрелки… — начал я, но меня перебил Глеб:

— Так вот, как раз на мэра. Машина, на которой украли…

— Этого недостаточно. Все это легко разбить, — возражал я. — Конечно, из меня «пиарщик» плохой, но для следствия нужны другие доказательства.

— Может, они уже сделаны, а может, их сейчас делают, — сказала Валя. — А вообще, следствие и «пиар» — это совершенно разные вещи. В «пиаре» никаких доказательств не надо. Просто сказали по телевизору, показали тушку Трубочиста, напомнили про машину, про обстоятельства похищения — и все. Достаточно! Тупорылые пенсионерки кинутся голосовать против сегодняшнего мэра!

— Не нравится мне, как ты о пенсионерах говоришь, — недовольно изрек Спозаранник. — Уж не такой глупый у нас народ, как ты себе представляешь!

— Да?! — вскинулась Горностаева. — А ты забыл, что творилось на первом канале перед президентскими выборами? Нашим людям что ни расскажи, во все поверят.


14

В Братск мы поехали на поезде.

В Сибири у людей очень странное представление о расстояниях. Шестнадцать часов, которые нам предстояло провести на колесах, помощник мэра охарактеризовал, как «тут рядом, полтыщи километров, не больше». Поэтому поехали мы в купе. Попутчиками нам попались хоккеист, возвращавшийся домой с какого-то чемпионата, и древняя бабка, у которой, однако, хватило сил залезть на верхнюю полку и проспать там всю дорогу.

Воспользовавшись отсутствием трезвенника Спозаранника, мы пили коньяк, и запивали его пивом. На следующий день мы прибыли в Братск.

Детский садик нашли почти мгновенно.

— Ты постой тут, а я пойду выясню, кто звонил в Северобайкальск, — сказала Горностаева.

— Как ты хочешь это сделать? — поинтересовался я.

— Потом расскажу, и вообще, у женщин свои секреты.

Она ушла, а я остался ждать ее на скамеечке. Зазвонил сотовый телефон, это был Спозаранник:

— Здорово, Родион! Как доехали?

— Все нормально. Сейчас около садика. Валька пошла вовнутрь разведать обстановку.

— А ты, значит, опять бездельничаешь?

— Нет, я в засаде.

— Ладно. У меня для вас новость, причем хорошая. Я показал гаишникам с поста ГИБДД фотографии тех аферистов из автосервиса. Они опознали того, которому ты на сотовый звонил. Так что верной дорогой идете, товарищи! Значит, Трубочистов, если вообще жив, то где-то у вас там обитает. Но он жив.

— Откуда такая уверенность?

— От верблюда. — Глеб рассмеялся и продолжил:

— Сегодня с утра при помощи майора, которого нам рекомендовал мэр, нам удалось установить, что господин Ерохин, тот самый, из автосервиса, является двоюродным братом Трубочистова!

— О! Я даже подпрыгнул, когда услышал такую новость. — Родственники, значит! Тогда он точно жив, и все это громадная афера!

То— то! Ну ладно, звони мне через каждые три часа, будь на связи.

Только я отключился, как на улицу вышла Валя. Судя по ее довольному виду, нам «поперло».

— Все, Родька, скоро домой!

— Что там?

— Ну что? Все нормально. У них тут всего один аппарат, стоит у заведующей.

Очень часто из Северобайкальска звонил некий мужской голос, который все время представлялся разными именами. Это было очевидно, и коллектив над этим посмеивался. Звонивший всегда просил позвать Надю, нянечку. Сейчас она не работает — ушла на аборт, причем, как оказалось, довольно поздний. Явно — от своего северобайкальского хахаля. У нас есть ее домашний адрес и телефон. Вот и вся симфония!

— Класс! Офигеть! А как это они тебе все выложили?

— Видишь ли, женщины болтливы от природы. В общем, долго рассказывать…


15

Через двадцать минут мы были в подъезде, где жила Надя. У нас не было никакого плана дальнейших действий.

— Может, просто позвоним и попросим к телефону Трубочиста? — предложила Валя.

— Рискованно! Вдруг его там нет?

А она его предупредит — и все, он скроется.

— А что ты предлагаешь?

— Не знаю, — сознался я, — ну давай позвоним.

Я набрал телефонный номер Нади, но никто не брал трубку. И тут нам еще раз повезло. Входная дверь открылась, и на лестничную площадку вышла женщина, а за ней мужчина. Едва взглянув ему в лицо, я понял, что очень скоро полечу домой. Это был господин Трубочистов.

Правда, на фотографии он выглядел несколько другим и без очков. Может быть, если бы я его встретил где-нибудь на улице, то просто прошел бы мимо, так и не узнав. Но поскольку я ожидал его увидеть, то опознал мгновенно. Женщина закрыла дверь на ключ, и они начали спускаться.

— Здравствуйте господин Трубочистов! поздоровалась с ним Валя.

Он остановился и с ужасом уставился на нас.

— Вы ошиблись, — пропищала женщина (вне всяких сомнений, это была Надя) и, подхватив своего спутника под локоть, потащила его вниз.

Но я уже преградил им дорогу и не давал пройти.

— Я милицию сейчас вызову, — попыталась испугать нас Надя.

Я достал сотовый телефон и сказал:

— Пожалуйста. Только подумайте хорошенько, надо ли это вам. Мы все знаем, абсолютно. И про автосервис, и про Надин аборт.

— Кто вы? — спросил депутат.

— Это зависит от того, как вы будете себя вести. У нас есть к вам предложение: пройдем домой к Наде и там поближе познакомимся, — предложила Валентина.

Женщина отнеслась к ее предложению без особого энтузиазма, а депутат подумал с полминуты и кивнул головой. Так мы попали в однокомнатную квартиру бывшей нянечки детского садика. Сначала был торг, нам предлагали деньги. Предложения доросли до пятисот тысяч долларов. Мне становилось все смешнее и смешнее. Ну откуда у зачуханного депутата местного совета такие деньги?

Поняв, что деньгами свое положение он не улучшит, Трубочистов начал выть, рвать на голове волосы и утверждать, что его песенка спета. Я вышел на кухню и позвонил по сотовому телефону Спозараннику. Разговаривали мы минут тридцать, не меньше, и сожгли уйму денег.

Но нас это ни капельки не волновало, так как все разговоры оплачивал мэр Шмелкин. После этого я вновь вошел в комнату и сделал заявление.

Самым простым решением сложившейся ситуации, безусловно, было бы немедленное оповещение Шмелкина, журналистов и компетентных органов о том, что мы нашли «потеряшку», но тогда мы бы никогда не узнали правду. С другой стороны, жалко было и этого Трубочистова. Мы ведь не знали истинных причин, побудивших его на инсценировку покушения. И мы предложили ему сделку. Он нам расскажет все под диктофон, а мы не будем созывать пресс-конференцию и позорить его на весь мир. Он долго думал, но в конце концов согласился.

И мы узнали правду.

Как— то раз Трубочистов отмечал день рождения друга и перебрал лишнего. Вместо родного дома ноги привели его в казино, где он проигрался так, что оказавшись на улице, даже не смог взять такси. Но самое страшное заключалось в том, что деньги принадлежали не ему, а фракции местного законодательного собрания «Священный Байкал», в которой он состоял. Все сорок тысяч долларов.

Возместить такую сумму он бы не смог ни за неделю, ни за год. И тогда депутат с помощью своего двоюродного брата из автосервиса придумал историю с похищением. Если бы мы вышли на него на день позже, то он бы объявился сам, причем — героем.

В итоге мы заключили с Трубочистовым сделку, он обо всем честно рассказывает

Шмелкину и сохраняет свое доброе имя.

— А как я верну деньги? — спросил депутат.

— Отработаешь у Шмелкина, — сказал я.

— А если он будет мне мстить?

— За что?

— За то, что его имя везде полоскали.

— Договоритесь. Ему нужны свои люди в Законодательном Собрании.

Затем мы позвонили мэру, и через семь часов примчались две машины с его людьми из Северобайкальска. Поздно ночью мы на них вернулись к ожидавшим нас Спозараннику и Шаховскому.


16

Когда мы уже собирались ехать в аэропорт, к нам в гостиницу пришел человек в блестящем костюме и сказал, что ему велено отвезти нас «в одно место».

Спозаранник посмотрел на часы и сказал:

— Извините, но у нас через три часа самолет, а мы еще даже не купили билеты.

— Шеф велел вам передать, что сегодня вы улететь никак не можете, — он улыбался, — у вас осталось тут еще одно дело, но теперь уже приятное. Если вы от него откажетесь, то очень нас, сибиряков, обидите. В любом случае, вы благополучно улетите. Поедем? Решайтесь.

— Ну, что скажете? — спросил у нас Глеб.

— Поехали, — сказал Шах. — В крайнем случае, улетим завтра.

— Они хотят нас отблагодарить, устроить пикничок за городом, — предположила Горностаева.

Я тоже хотел высказаться в том же духе, но Спозаранник, видимо, решив, что уже и так достаточно изучил мнение своего небольшого коллектива, сказал «пиджаку», скромно ожидавшему в пяти шагах от нас:

— Мы согласны.

После чего мы сели в роскошную иномарку и поехали. Через пятнадцать минут были в доме мэра.

— О, здравствуйте, безумно рад вас видеть, — радушно встретил нас Шмелкин.

Нас, мужиков обнял, а Валентине почему-то пожал руку. Странные они, мэры, какие-то, сразу их и не понять. — Сейчас мы садимся в машины и едем в одно местечко на Байкале. Есть у меня там норка, где и заночуем. Банька, шашлычок, водочка, покупаемся в Байкале-батюшке. Идет такой план?

— Мы вообще-то хотели сегодня в Питер вернуться, — сказал Глеб.

— Домой вы всегда успеете, а вот когда еще в наших краях будете? Я вам такое покажу! Нигде в мире больше такого не увидите. Поехали!

— А в принципе почему бы и нет? — обратилась Горностаева к Глебу. — Сегодня суббота, значит, завтра тоже выходной, на работу не надо.

— Кончил дело, гуляй смело! — вставил я.

— Ладно, — решил наш мини-шеф, — мы с удовольствием принимаем ваше предложение, Игорь Иванович. Тогда надо по дороге заехать в какой-нибудь магазин купить мяса и томатного сока.

— Нет, так не пойдет! Вы наши гости, а гостей у нас принято угощать самим. Вы наши сибирские законы не нарушайте, пожалуйста. Короче, пошли на улицу. Да, кстати, хочу вас познакомить с моей подругой, ее зовут Аней.

К нам подошла девушка в очень коротких шортиках и прозрачной белой маечке. Взглянув на ее бюст, Шах мне шепнул:

— Размер третий, не меньше.

Я молча кивнул головой. Редко сейчас можно увидеть девушку с очень стройной фигурой и такой большой грудью.

— Я знаю, что знакомства с такими молодыми и красивыми девушками, как Аня или ваша Валя, для политика являются серьезным компроматом, но меня это не касается. Я не женат пока, и эта девушка, может быть, в скором времени будет моей законной супругой.

Пока он все это говорил, Аня стояла и смотрела куда-то сквозь нас. Поехали на двух машинах. Кроме нашей четверки и мэра с «невестой», с нами поехали телохранитель и две очень приятные молодые девушки — как выразился мэр, «фрукты помыть, со стола убрать». Вторую машину вела как раз одна из них по имени Вера. Интересные у него «домработницы», надо сказать.

Дорога заняла около полутора часов.

Когда же мы наконец приехали, то были просто поражены. В абсолютно диком месте, на высоком берегу стоял большой деревянный дом. Над ним был лес из высоких сосен, а перед ним — славное море, священный Байкал. Место, действительно, волшебное, ни с какими дурацкими зарубежными курортами не сравнится.

Встретил нас субъект, внешне удивительно похожий на Кузьмича из «Национальной охоты». Как потом выяснилось, он вообще был таким же. Наверное, все лесники во всем мире совершенно одинаковы, особенно, если они встречают генералов. Не важно каких, военных или гражданских.

Баня уже была готова, а оленье мясо насажено на шампуры. Все говорило о том, что нас ждет заслуженный отдых.

Хоть часы показывали около шести вечера, на улице было еще очень жарко, и девушки «из прислуги» переоделись в купальники. Аня тоже последовала их примеру, но ее плавки больше напоминали нитки, накрученные вокруг бедер. Вдруг зазвонил сотовый телефон Шмелкина. Он с кем-то поговорил, потом подошел к нам, развел руки и сообщил пренеприятнейшую новость:

— Меня срочно вызывает губернатор.

Не ехать я не могу. Но, как только освобожусь, немедленно вернусь. Я очень прошу у вас прощения, но, может быть, вам без меня даже будет лучше.

Он переговорил о чем-то со своей Аней, потом позвал телохранителя, со всеми еще раз попрощался и уехал. Мне показалось очень странным, что мэр оставил с нами свою девушку. Горностаева, которая стояла рядом, заметила:

— У меня такое ощущение, что две официантки и эта Аня специально для вас. Вас трое и их трое. А мэр инспирировал звонок, чтобы уехать.

— Хм, интересно, а как же ты?

— Я как-нибудь все это переживу. Тем более у меня есть Кузьмич, или как там его зовут.

Я посмотрел ей в глаза, чтобы определить, насколько серьезно она это говорит.

И ничего не понял.

А потом начался праздник. Понемногу все, кроме Спозаранника, начали напиваться. Мы парились в бане, потом вылезали на улицу и ели шашлык из оленины и копченого омуля, волшебную байкальскую рыбу, внешне похожую на селедку.

Правда, по вкусу они отличались друг от друга как вода и водка. К часу ночи начались безобразия.

Девушки перестали нас стесняться и начали ходить в парилку вместе с нами.

Это произошло с подачи Горностаевой, которая заявила, что раздельное мытье придумали мужчины, чтобы дискриминировать женщин. Ошалевший от всего этого, абсолютно трезвый Спозаранник спрятался в сарайчике Кузьмича. Ему было скучно и одиноко. Я заглянул туда и увидел, что под потолком на ниточке висят какие-то сушеные ягодки. Спозаранник одну попробовал — видимо, ему понравилось, потому что он съел еще несколько пригоршней.

В два часа ночи все стали друг другу близкими и родными. Шаховский обещал жениться (на ком из присутствующих девушек — я так и не понял). Невеста мэра сидела у меня на коленях, из одежды на ней были только серьги.

Вдруг появился Спозаранник. Он внимательно на нас посмотрел и неожиданно сказал:

— Лошади где?

— Что? — не поняли мы.

— А! — и он вдруг дико закричал.

Его вопль был похож на крик слона-самца, у которого из-под носа увели самку. Мы такого от него не ожидали. Потом он пытался прокатиться на кабанчике Кузьмича, хватал девушек за попы и требовал, чтобы его называли «ваше превосходительство». Потом заработал затрещину от Горностаевой за то, что пытался схватить ее за грудь, упал и уснул.

Никто из нас ничего не понимал, так как он ничего не пил. Откуда такое? Кузьмич сходил в сарайчик и, вернувшись, сказал:

— Он ягод нажрался, из которых я мазь от радикулита делаю. Это глюки были.

Под утро почти все легли спать. Я с невестой мэра, которая по секрету рассказала, что она никакая не невеста, а Шаховский — с двумя девочками из прислуги. Причем устроились они прямо в бане.

И только Горностаева и Кузьмич всю ночь не спали. Они взяли охотничье ружье и устроили соревнование по стрельбе. Так мы и спали под грохот канонады.

А на следующий день мы покинули гостеприимную Сибирь.

В самолете Спозаранник решил устроить ревизию содержимого своего «дипломата». Он долго перекладывал из папочки в папочку всякие бумажки, а потом вдруг уставился на одну из них и несколько раз перечитал. Вид у него был при этом довольно обескураженный.

— Послушайте, братцы, помните, я сжег каширинскую объяснительную?

— А что? — сразу заволновался я.

— Ничего. Я порвал ее на мелкие кусочки и сжег в пепельнице.

— Ну!

— "Что, ну? Вот она, целая и невредимая.

— Как это? — удивился и я, а потом потребовал повторного уничтожения.

— В самолете жечь нельзя, а дома ее сожгу, — сказал Глеб.

— Нет уж, — ты дай ее мне, я ее лучше сам уничтожу, а то у тебя плохо получается.

Я забрал у него бумагу и положил к себе в карман. Спозаранник же надолго задумался, глядя в иллюминатор. Потом повернулся ко мне и с сияющим видом заявил:

— Я все понял! Это не я с ума сошел.

Все объясняется очень просто. Я что-то порвал и сжег. Правильно? И это была не объяснительная, а другая бумага! Та, которую мы не могли найти!

— Командировочное удостоверение! — догадался я.

Скоро самолет начал снижаться, и мы сели на родную землю.

Мы опять не разбились.

ДЕЛО О БРОНЗОВОМ ВСАДНИКЕ

Рассказывает Алексей Скрипка

"Скрипка Алексей Львович, 31 год, заместитель директора Агентства по административно-хозяйственной части. Убежден, что обладает врожденными талантами не только в области коммерции, но и в сфере расследовательской журналистики.

Требователен к соблюдению сотрудниками Агентства правил внутреннего распорядка. Семейное положение — холост. Коммуникабелен. Насколько достоверны рассказываемые им истории — не выяснялось.

Внеслужебные отношения с сотрудницей Агентства Горностаевой В. И. довольно запутанные…"

Из служебной характеристики

Помню, как в свете уличного фонаря светилось голое плечо судебного пристава Аникеевой. Ничего плечо — с родинкой и трогательными складочками, намятыми подушкой. Я отвел взгляд и почувствовал нежность. Я ее всегда чувствую, когда вижу свою стену над кроватью.

Одни грамоты чего стоят — тут и «За активную общественную работу…», и «Победителю социалистического соревнования», и "За первое место в «Зарнице», и самая драгоценная: «За второе место среди юношей в Мемориале по настольному теннису им. М.Ю.Лермонтова, г. Пятигорск».

Не меньшую нежность вызывают фотографии. Бодрый пионер Скрипка с огромными пачками макулатуры; веселый стройотрядовец Скрипка с лопатой в руках; мужественный ефрейтор Скрипка в почетном карауле у знамени части; задумчивый бородатый Скрипка за письменным столом; и, наконец, солидный Скрипка в костюме, запечатленный в гневном жесте — он указывает курящим в коридоре журналистам на плакат, гласящий: «Здесь не курят! Совсем!!!».

Переполненный нежностью, я решил наконец заснуть. Но не тут-то было. Потому что когда Скрипка переполняется нежностью — можно не сомневаться, что найдется какой-нибудь мизантроп, исполненный готовности проделать в нем дырку, слить всю его нежность, как отработанный антифриз и немедленно наполнить его, бедного завхоза «Золотой пули», каким-нибудь дерьмом.

— Ну… — сказал я с отвращением, когда дотянулся до телефона.

В трубке неразборчиво стрекотало. И я ее бросил. Потому что надо было идти в Агентство. И самое главное в этом стрекоте я разобрал: «Алексей Львович, у нас ЧП!» — вот что мне прокулдыкали, — и это в девять утра самого что ни на есть всамделишного воскресенья! О боги, боги!

— Товарищ юрист первого класса! Подъем! — грубо сказал я юному судебному приставу Аникеевой.

— А совесть? — спросила она томно.

— За совестью обратитесь в кассу Управления юстиции! — Я сорвал с нее простыню и, немного полюбовавшись открывшимся видом, запрыгал на одной ноге, пытаясь попасть в штанину.


***

ЧП было таким: Каширин отловил опасного телефонного террориста лет десяти и приволок его в Агентство. У террориста были особые приметы — килограмма два веснушек, щедро разбросанных по физиономии, здоровенный фингал и полные карманы карбида. Не выдержав перекрестного допроса, злоумышленник, рыдая, вымолил у Каширина ключ от туалета. Будучи отконвоирован туда, малолетний преступник вывалил все содержимое своих карманов в любимый унитаз Спозаранника. Унитаз, даром что был нежно-сиреневого цвета, превратился в вулкан, и через пару минут по Агентству распространилась такая вонь и дымовуха, что малец, воспользовавшись суматохой, смылся. А Каширин, подлая душа, бросился звонить мне.

Когда я пришел, то первым делом надел противогаз. А вторым — сел писать приказ «О мерах по усилению химзащиты в подразделениях Агентства журналистских расследований». Когда я формулировал второй абзац, споткнувшись на фразе: «Запрещается хранение противогазов в местах, не предназначенных для хранения противогазов», появилась Горностаева.

Натянув на рот воротник свитера, она сказала мне несколько обидных слов. Это я понял по выражению ее лица, потому что самих слов в противогазе было не слышно.

— Я сделал все что мог, — кротко сказал я, посверкивая стеклами противогаза.

Горностаева снова сказала что-то резкое, и я решил прервать дискуссию.

— Слушай, Горностаева, — как можно миролюбивее (насколько позволял противогаз) сказал я. — Окна я открыл, сантехника вызвал. В свой, между прочим, выходной день…

Горностаева судорожно дернула воротник, как будто хотела задушить саму себя, и я поспешно добавил:

— А ночью я работал с источником, потому и не звонил.

Глаза ее увлажнились, но я отнес это на счет карбида и углубился в приказ.

Как вышла Горностаева, я не заметил, зато не заметить, как вошла Ксюша, было невозможно. Она напоминала мне живую форель, вытащенную недавно продавцом одного магазинчика в Сосново из аквариума. Он, помнится, кинул ее в пакет, завязал его и пару раз треснул им по прилавку. «А то хрен взвесишь!» — радостно сообщил он мне, твердо решившему не есть эту несчастную рыбу после такого зверства. Так вот, Ксюша напомнила мне эту самую треснутую о прилавок форель, чем вызвала мою неподдельную жалость.

— Леш… — хватанув «сероводорода», она закашлялась и, не в силах кричать, яростно замахала рукой в сторону приемной. Я понял, что придется идти. И пошел. С явным сожалением сняв противогаз.


***

Ксюша, зажав нос, дождалась, пока я войду и сразу же захлопнула за мной дверь.

С дивана поднялся взволнованный офицер в форме полковника ВВС. На груди его сияла Звезда Героя России, причем новехонькая, трехцветная. В голубых глазах полковника стоял ужас, и я сразу подумал, как сильно он противоречит его мужественному образу. Потом я вспомнил, что где-то читал, будто именно здоровое чувство страха способствует… Но чему оно способствует, я додумать не успел, ибо, отдышавшись, Ксюша сказала:

— Черт бы побрал Каширина и всех его дефективных малолеток! — Еще подышав, она добавила:

— Леш, тут вот полковник дожидается кого-то из начальства, но Обнорский в командировке, а сегодня воскресенье — Повзло на даче, а Спозаранник…

Я остановил ее мужественным жестом в духе Клинта Иствуда и пожал полковнику руку, которая была хоть и крепка, но заметно тряслась. Свободной рукой я показал ему на кабинет Обнорского, и мы зашли, так и держась за руки, как первоклассники. «Круто его зацепило», — подумал я и чуть ли не силком освободился от полковничьего рукопожатия.

— Заместитель директора, Алексей Скрипка. Слушаю вас. Садитесь.

Полковник не сел и выразительно посмотрел на Ксюшу. Та вышла.

— Полковник Сорокин, — сипло представился летчик. — Мы когда-то служили с вашим шефом на Ближнем Востоке… Мне сказали, что он в Финляндии на каком-то конгрессе расследователей…

— Ездил я как-то в Финляндию, — кивнул я, — а у меня дома авария случилась… Так чем могу?

Полковник, неожиданно обмякнув, рухнул на диван и закрыл лицо руками.

Плечи его сотрясались, и со стороны было похоже, что он надрывается от хохота, но честь офицера не позволяет ему делать это в голос.

— Кроме Андрюхи, мне не к кому обратиться… О Боже, какой позор!… — изо рта его вырвались какие-то булькающие звуки.

Я налил ему стакан воды и, пока он пил ее жадными глотками, старался смотреть ему в глаза с состраданием. Впрочем, я ему действительно искренне сострадал, просто я всегда чувствую себя очень неловко, когда большие сильные дяди обливаются слезами, как мой бывший тесть при приготовлении лукового пирога. Вот Спозаранник — тот другое дело, он от этого удовольствие получает, ему лишь бы человека до слез довести…

Видимо, при воспоминании о Спозараннике в моих глазах промелькнуло что-то зверское, потому что полковник постарался взять себя в руки и горько произнес:

— Вот ведь… В Анголе был, в Йемене, в Афгане воевал, Чечню прошел — ни хрена мне не страшно было, а тут собственная дочь до истерики довела…

— Да вы расскажите, в чем дело!

Сорокин посмотрел на меня с мукой и задал совершенно неожиданный вопрос:

— У вас есть деньги?

— Деньги?! — переспросил я идиотским тоном, чтобы выиграть время и успеть перегруппироваться. — Откуда деньги у бедного завхоза?

Сорокин завыл, как отец Федор в саду инженера Брунса, и брякнулся передо мной на колени. И я тут же вспомнил, как один мой приятель увидел в зеркале нимб над своей головой, и это так на него повлияло, что он застраховал тещину дачу.

На свое имя.


***

Я вел машину, поглядывая на Сорокина, вцепившегося в «торпеду», как малое дитя в мамину сисю. Полковник каждые восемь секунд смотрел на командирские часы и нервно шептал без остановки:

— Направо… Должны успеть… После светофора — еще раз направо… Ты не волнуйся, сынок, я ведь понимаю — деньги казенные, пять тысяч — не шутки…

Ой, не шутки, думал я. Обнорский мне может так впаять, что свою наготу мне придется прикрывать исключительно человеколюбием и милосердием, на которые меня прошибло при встрече с этим плачущим Героем России. С другой стороны, шептало мне мое доброе сердце, у тебя тоже когда-нибудь будет дочь, которая, возможно, попадет в дурную компанию…

Нет, лучше так: может, у твоего коллеги Спозаранника дети попадут в дурную компанию, и ты ему бы тоже… Обнорскому хорошо — он в Финляндии, трубу отключил — экономит деньги Агентства, зато как приедет — вообще трубку вешать не будет, а Ксюха хороша — в такую хреновину вписала…

Все эти умные мысли посещали меня, пока я крутил руль под чутким руководством бормочущего летчика. В какой-то момент мне даже показалось, что кручу я не руль, а штурвал, и все его заклинания раздаются в моем шлемофоне. Полковник тоже это почувствовал и, подражая интонации героя известного фильма («Прикрой, атакую!»), заговорил громче:

— Риска тут нет никакого прижучим подонка… Как пить дать — прижучим!

— А он точно один придет? — я решил проявить неиспользованный доселе профессионализм.

— Если не один — мы не откроем, — храбро ответил Сорокин. — Милицию вызовем, если что…

Мне захотелось сменить тему:

— А как вы узнали, что дочка принимает наркотики?

Глаза летчика стали жесткими, желваки заходили под кожей как живые.

— Э-э, сынок, я на войне на них насмотрелся. Речь, зрачки… Да она и не отпиралась. Сразу плакать стала: папа, они меня убьют… Я говорю — сколько? Она: пять тысяч должна… Я сразу про Обнорского подумал. Решил, что не откажет братану… А его нет. И тут ты — такая удача…

И я, как человек, ненавидящий штампы, увидел: на полном серьезе по его небритой щеке сползла «скупая мужская слеза», которую он смущенно вытер кулаком. Я был готов расчувствоваться, но вовремя вспомнил о Спозараннике и только мужественно кивнул.

Собственно, история, рассказанная Сорокиным, ничего необычного из себя не представляла. Его шестнадцатилетняя дочь Лиза была законченной наркоманкой и тянула из дома все, что попадалось под руку. Крутой папин характер и неудачное самоубийство матери, как ни странно, повлияли на ее поведение, и она перестала красть деньги и шмотки из дома. Зато с удвоенной энергией принялась тырить их у чужих людей. Когда Сорокин вернулся из Боснии, на Лизе висели два уголовных дела и пять тысяч долларов долга. С ментами он договорился — девочке разрешили закончить школу, но с долгами помочь отказались. И полковник принял самое идиотское из возможных решений — разобраться с наркодилером самостоятельно. Вернее, с помощью еще одного идиота, то есть меня.

Мне даже не верилось, что это я бросился звонить Обнорскому на мобильный и, узнав, что он отключен, позвонил знакомому кидале по кличке Будда с просьбой изготовить «куклу», после чего был нецензурно послан подальше. Мне еще больше не верилось, что затем я собственными руками отомкнул сейф и достал оттуда все имеющиеся деньги Агентства, стараясь не смотреть в благодарно слезящиеся глаза Героя России Сорокина.

Сентиментальность, которая всегда так некстати выбивает меня из седла и заставляет совершать абсолютно кретинические поступки, никогда не упускала возможности сыграть со мной «в дурачка». Обнорский говорит, что мне просто лень подумать и принять верное решение, но я-то знаю, что тут дело не в лени, а в элементарном недостатке времени. Этого, кстати, не понимает и Горностаева, считающая меня банальным самцом, не способным удержаться от первобытных инстинктов при виде любой юбки. Где ей понять, что виной всему сострадание…

Пока я размышлял, мы уже ехали вдоль большого старого дома, на который полковник показал дрожащим пальцем.

— Здесь? — спросил я.

— Ага, во двор…

Я завернул во двор и припарковался под чьим-то окном. В нем торчали два ужасно коварных на вид существа — облезлый кот и такая же облезлая бабуся.

Подмигнув им для храбрости, я пошел вслед за Сорокиным, который бодрым шагом погружался в зловонную тьму подъезда.


***

Мы поднимались по захламленной лестнице. Многие двери были открыты настежь, за ними просматривались облезлые коридоры. Остановившись на площадке второго этажа, Сорокин достал ключи.

— Решил дома ничего не затевать — приятель ключи от коммуналки дал. Дом почти расселен, квартиры три жилых осталось. Здесь тоже никого, приятель последний не съехал.

Он открыл дверь, и мы пошли по длинному коридору, который мало чем отличался от всех предыдущих. Играло радио, и, невольно прислушавшись, я узнал, что где-то дует «ветер северный, умеренный до сильного, фью-фью…». Полковник отомкнул одну из дверей, и мы зашли в комнату.

Обстановка в ней была настолько понятной, что я автоматически подумал: все готово к переезду, вот счастливцы!

Вся мебель была аккуратно сдвинута и зачехлена. Книги, связанные в стопочки, возвышались у стены. Вместо люстры с потолка свисала неопрятная лампочка.

Сидеть, да и стоять, было, в общем-то, негде.

Сорокин был на взводе и нервно заходил по узкой дорожке между секретером и стопкой словарей.

— Минут через десять подъедут… Значит, с дочкой так договорились — мы в коридоре прячемся, она его в квартиру ведет, достает деньги из секретера, отдает ему и выходит. Пока он их считает, влетаю я, ты страхуешь. Бабки забираем, чистим рыло, сматываемся. Доча не при делах — вроде как налет… Ну как?…

— Не очень… — мне это все ужасно не нравилось. — А если и его кто-то страхует?…

Во дворе что-то бибикнуло, и полковник заметался:

— Машина во двор въехала! Леш, я понимаю… Андрюха бы не сомневался… — Он опять чуть не плакал. — Времени нет.

Договорились уже. Дочка-то!… Давай деньги в секретер положим, а?

В отчаянии он сорвал с кителя звезду и стал пихать ее мне.

— Ну возьми звезду в залог, а?

На лице его проступили капли пота размером с райское яблочко. Я посмотрел ему в глаза, и мне показалось, что в них издевательски ухмыляется Спозаранник.

Пока я вглядывался, полковник сунул звезду в мой нагрудный карман и бросился к окну.

— А-а, Лизка идет! — завизжал он шепотом и простер ко мне руки.

Я достал деньги, открыл дверцу секретера и положил их туда.

Сорокин совершил невероятный прыжок через запакованное шмотье и протарабанил скороговоркой:

— Леш, ты человек, ты настоящий парень, я на кухню метнусь — китель спрячу, а то сразу просекут, ты посиди пять секунд, я сейчас…

И он выскочил из комнаты.

Я встал и осторожно выглянул в окно. Ничего подозрительного я не заметил, разве что бабуся из окна напротив исчезла, зато котов стало двое. За стеной что-то глухо стукнуло. Мне захотелось сесть, и, оглянувшись, я опустился на кипу книг. В ту же секунду я повторил прыжок полковника — книгами была завалена бронзовая скульптура — рыцарь с торчащим копьем на вздыбленном коне.

И именно на это копье я и сел с размаху.

Я прошептал несколько слов и, обследовав джинсы, убедился, что мой драгоценный «Wrangler» безнадежно продырявлен. В квартире было тихо. «Не пора ли прятаться?» — решительно подумал я и вышел в коридор. Сейчас я бы с удовольствием «начистил рыло» парочке наркодилеров и даже наркобаронов. Кончина любимых штанов пробудила во мне первобытную ярость.

— Товарищ полковник! — тихо, но внятно сказал я. — Вы что, уже спрятались? Или накладываете грим?

Где— то на улице лаяла собака. А в квартире стояла мертвая тишина. Собаку было слышно хорошо. Даже слишком.

Я подумал, что, возможно, к двум котам присоединился третий, и они все втроем корчат псу рожи, вот он и надрывается.

Потом понял, что дверь на лестницу открыта. А потом пошел обратно. Полковника не было. Видимо, отцовское сердце не выдержало — небось девочке дали леща на его заплаканных глазах, а может, дилер не приехал, а может, еще что — в любом случае, Сорокин выбежал из квартиры, и мои услуги ему не понадобились. Сказать, чтобы я расстроился, было нельзя.

— А денежки я приберу, — громко процитировал я Булгакова, открывая секретер. — Нечего им здесь валяться…

Прибирать было нечего. Полка секретера, на которую я три минуты назад положил пять тысяч «мертвых американских президентов» (как выражается мой приятель), была девственно чиста. Я даже провел по ней рукой. И, помнится, стукнул по ней же кулаком. Отчего задняя стенка секретера скрипнула и провалилась в соседнюю комнату. Обои там были веселенькие. В цветочек. Воздуха не хватало, и мне снова захотелось надеть противогаз.


***

Когда я вылетел из подъезда и прыгнул в машину, только дырка в джинсах отличала меня от ковбоя Мальборо. Я знал, что мне предстоит совершить жестокое убийство с массой отягчающих обстоятельств.

Но уже через несколько метров я подумал, что жертвой стану я. И убьет меня лично Обнорский. И ничего ему за это не будет — Анька Лукошкина отмажет.

Я открыл дверь и свесился вниз, убедившись в том, что я знал и без этого — колеса были спущены. Подняв глаз чуть выше, я увидел «Запорожец», на номерном знаке которого издевательски значилось: «68-25 ЛОХ». Еще выше, в окне второго этажа, отдыхали уже три кота и все та же бабуся. Губы ее шевелились, и я даже не стал гадать, что она говорила.

Думаю, что-то в этом же духе. Лох, он лох и есть.


***

Я вертел в руках Звезду Героя. Есть у меня такая привычка — что-то вертеть в руках. Как-то на очередном совещании у Обнорского я извертел целую коробку канцелярских скрепок. Когда я зашел к Обнорскому на следующий день, он предупредительно подвинул мне вчерашнюю коробочку. Сейчас я сидел в кабинете у Повзло, и любимых скрепок не было. Зато были Повзло, Спозаранник, Зудинцев и Соболин. По их лицам было видно, что они еле сдерживаются, чтобы не засмеяться. И, конечно, Соболин не выдержал и прыснул, но я поднял глаза, и Володя сделал вид, что закашлялся.

— Кинули, как пацана неразумного… — раз в восьмидесятый сказал Повзло. — Позор. Ты что, с дуба рухнул?

— Почему «с дуба»? — обиделся я. — Люди с разных деревьев падают. Вот моя свояченица, когда маленькой была…

— Мы тут что, байки слушаем? — перебил Спозаранник.

— Мы тут запах нюхаем… — подмигнул мне Зудинцев.

— Да бросьте вы, как маленькие, ей-богу… — сказал Повзло.

Я взорвался:

— Не пахнет уже почти… Ну что вы ржете?!

Бессердечные мерзавцы тут же разгоготались так, что не могли остановиться минут пять. Потом Зудинцев вытер слезы и простонал:

— Да, Леха… Обнорский тебя просто убьет… Ну Ерш, ну, поганец…

— Какой еще Ерш?! — спросил я, чувствуя холодок под сердцем.

Спозаранник, который хоть и не смеялся, но был ничуть не лучше этих козлов, встал и прокашлялся:

— Вы, господин завхоз, настолько погрязли в своих канализационных проблемах, что не знаете любимой истории Обнорского? Ладно, не знаю как вам, а мне работать надо. Как я понимаю, картриджей для принтера мне теперь не видать, поскольку наш благородный завхоз спустил все казенные деньги в фонд борьбы с детской наркоманией… Тоже мне, Сорос!

И он вышел, саданув дверью, А я вскочил.

— Да что за Ерш? Что за история?

— А ты чего, и правда — все казенные деньги профукал? — поинтересовался Зудинцев.

— Гады, объясните же, в чем дело?

Повзло почесал нос:

— Ерш, Леша, — это кидала с Гостинки. Его Обнорский, когда еще в «молодежке» работал, собственноручно за шкирку поймал. На суде свидетелем был. Ну тот ему всенародно и пообещал: выйду, мол, на волю и так тебя кину — век помнить будешь.

— Вот и вышел, надо полагать, — хихикнул Соболин. — Ну а ты, видно, под раздачу и попал.

— Михалыч, я должен его найти! — сказал я Зудинцеву, понимая, что помощи больше мне просить не у кого.

— У-у, ищи ветра в поле… Я, конечно, справки наведу, но, честно говоря, шансов ноль. — Он взял у меня медаль и стал рассматривать, как редкую драгоценность. — Все по-честному… Пятьсот восемьдесят шестая проба… Чистая медь — можно на «Апрашке» втюхать. Рублей за тридцать…

Я глухо застонал. Соболин изобразил участие:

— Ты хоть выяснил, что за хата?

— Снял у бабки с Московского вокзала на три дня. Она его два раза только и видела — пока я колеса менял, он ей и ключ успел отдать… Она говорит: сел на поезд и уехал в Чечню…

— Ну понятно, Родину защищать… — фыркнул Зудинцев.

— Обнорский не переживет, — вздохнул Повзло. Ему было жалко Обнорского. — Если, конечно, это действительно Ерш…

Тут открылась дверь, и вошла Ксюша.

С ней вошел новый аромат, гораздо лучше утреннего. Его источником был газетный сверток, который она держала в руках.

— Первый вкусный запах за весь день!… — сказала она. — На охрану передали — для руководства. Коль, кого за пивом пошлем?

— Какое пиво в разгар рабочего… Ого!… — Повзло извлек из свертка огромную вяленую рыбину.

Тут приступ хохота сразил Зудинцева. Сквозь смех он выговорил:

— Ерш! Беломорский! Вкуснотища-а!

И я, бормоча проклятия, выбежал из кабинета. А вдогонку мне несся голос Соболина:

— Лех, если ты за пивом — мне светлого, банки три!


***

Понедельник был ужасен. Спать в эту ночь я не мог, и, несмотря на грязные намеки Горностаевой, оборвавшей мне телефон, я провел ее в самых злачных местах Петербурга, пытаясь нащупать следы этого поганца. Первым делом я оторвался на ничего не понимающем Будде. После нескольких оскорблений действием, которые я ему незамедлительно нанес, он сказал мне все, что знал. Знал он, как выяснилось, только то, что Ерш был в некотором роде звездой преступного мира и легендой Невского проспекта одновременно. И что он недавно вышел после отсидки.

Проститутка Гортензия, которая в этот вечер была на больничном, то есть отходила после бурно проведенной ночи в забегаловке на «Ланской», встретила меня ласково и тоже сказала все, что могла.

К сожалению, ничего членораздельного (как бы сомнительно это ни звучало по отношению к проститутке) я не услышал — она уже основательно догналась по старым дрожжам. Поэтому мне пришлось ограничиться двумя ударами в морду ее сутенеру, который предложил мне «пройтись в туалет с этой леди», и уйти ни с чем. Исключая легкое моральное удовлетворение и нытье в правом кулаке.

С утра, обложившись архивными документами и чашками с холодным кофе, я сидел за своим столом. Первой появилась Лукошкина.

— Что? — несколько истерично поинтересовался я.

— Леша, мне завтра в Москву лететь — давай деньги на билеты!

— Анечка, сейчас нет, — сдерживаясь изо всех сил, проговорил я. — Заплати из своих, я потом компенсирую.

— Ну-у, начинается… Пусть Обнорский с тобой разбирается.

Дверь закрылась, и я попытался погрузиться в документы, но тут же зашел наш ловец малолеток.

— Скрипка, — решительно сказал Каширин, — гони деньги на агентессу — в «Прибалтийской» серьезное дело наклевывается…

Не поднимая головы, чтоб не убить его одним взглядом, я тихо сказал:

— Денег нет. Купи ей мороженое.

— Щас!… Может, мне ее в «Макдоналдсе» гамбургером угостить? Это же такая женщина, Леха…

— Нету!!! — проревел я и схватился за бюст Дзержинского.

— Все, — оскорбился Родик. — Срываешь операцию. Высылаю Обнорскому «молнию».

Я вскочил и, подбежав к двери, попытался ее запереть, но не успел — в кабинет вплыла Железняк, и, конечно же, с самым решительным видом.

— Замок чинишь? — поинтересовалась она. — Меня Глеб прислал сказать, что бумага кончается и картридж…

— Знаю!!! — заорал я так, что задрожали стекла. — Все знаю! И картридж, и мыло, и агенты, и понос, и золотуха — НЕТУ! Нету у меня денег!

Возможно, я был вне себя, но потомка революционного матроса это не тронуло, и она пожала плечами:

— А кому сейчас легко? Короче, он сказал, что Обнорский…

Ее речь прервал мой демонический хохот:

— Меня поставит к стенке! Но не расстреляет!!! — Я выпихнул ее из кабинета. — Потому что денег на патроны у меня нету! И все!

Я вновь стал запирать дверь, но ключ, естественно, заело. И когда раздался стук, я просто залез под стол. По безукоризненным австрийским туфлям, я понял, что пришла Агеева.

— Лешенька? Ау? — сказали австрийские туфли и подошли к столу. По тому, как напряглись их острые носки, я понял, что Марина Борисовна смотрит на меня сверху. Я затравленно посмотрел на нее снизу вверх, а что мне еще оставалось?

— Лешенька, — продолжала она как ни в чем не бывало. — Ты просил досье на некоего Ерша. Вот все, что есть — но крайне мало.

Я облегченно вздохнул и стал вылезать.

— И еще я хотела тебе посоветовать обратиться к Валечке Горностаевой, — добавила Агеева. — Она у нас большой спец по всевозможным кидалам.

Она пошла к дверям, и я подумал, что ради этой последней фразы она и приходила. Марина Борисовна ужасно любит поправлять наши с Горностаевой отношения. Хотя…

— Хотя вряд ли она станет тебе помогать, — донеслось от дверей.

— Почему это?

— Ну насколько я понимаю, ваши отношения в последнее время… То она у тебя курит в неположенном месте, то звонит в не правильное время… Ты же у нас непримиримый.

— Я?! — искренне изумился я. — Да я сама доброта и отзывчивость, если хотите знать!

Агеева тонко усмехнулась.

— Тогда Лешенька, будь добр, выдай мне под отчет рублей триста — мне фотобумага нужна для принтера…

— Убью… — только и смог произнести я.

— Что и требовалось доказать, — хихикнула она, выходя.


***

В квартире у Валентины я был впервые. На кухне — тем более. И ощущения у меня были, прямо скажем, не самые приятные. Впрочем, все было чистенько — никаких там лифчиков и трусиков на веревке под потолком, кормушек для котов и пятен на холодильнике. Меня смущала атмосфера назревающего скандала. Горностаева кормила ребенка. Из кое-каких прозвучавших в разговоре фактов я сделал вывод, что девочка была не ее. Насколько я разбираюсь в детях, ей было года четыре, хотя взгляд у нее был мудрый не по годам. Горностаева пихала ей в рот кашу и кричала в коридор:

— Все, кончилась халява! Я почти безработная, так что будь добра, подумай, как ты будешь зарабатывать на пропитание своей дочери!

На минуту в дверях кухни появилась полуголая девица, приложив к груди платье:

— Валюнь, посмотри — не толстит?

— Толстит! — заявила с набитым ртом девочка с таким же, как у девицы, курносым носиком.

Девица скривилась и убежала.

— Лопай, горе ты мое! — сказала Горностаева девочке и снова закричала в коридор:

— Ты меня вообще-то слышишь, сестрица?!

Девица вновь забежала на кухню, уже в другом платье, и умудрилась, натягивая чулок, чмокнуть дочь, потрепать Горностаеву по плечу, подмигнуть мне и спереть со стола бутерброд.

— Постараюсь не поздно! Если что — позвоню!

Валентина бросила ей вслед взгляд, способный пробить бронированную дверь, и заорала:

— Александра! Не смей убегать! Я кормила вас три года, теперь вы обо мне позаботьтесь!

В ответ ей хлопнула входная дверь.

Я напряженно думал, что бы сказать, особенно учитывая то, что меня тут как бы не замечали. Ситуацию спасла девочка.

Она тронула Горностаеву за руку и протянула ей ложку с кашей.

— На! Теперь я тебя буду кормить три года…

Валя засмеялась и поцеловала племянницу в измазанную кашей щечку. А потом соизволила мрачно посмотреть на меня.

— Зачем пришел? Тебя мне только не хватало.

— Валь, — мирно сказал я, — пойдем погуляем!


***

На улицу мы попали где-то через час.

Я, конечно, догадывался, что детей иногда укладывают спать, но даже не подозревал, сколько мероприятий нужно совершить, чтобы это сделать. Я чувствовал себя выжатым как лимон после получасового изматывающего допроса на тему «А какую сказку ты еще знаешь?». Руки и спина болели после игры в любимого коня начдива Чапаева, но я был даже горд тем, как ловко я заманил младшую Горностаеву в ванную под предлогом продолжения этой игры. Правда, «Чапаев», хоть и чудом, но так и не утонул в реке Урал.

Я припарковался на набережной Фонтанки. Горностаева стояла у парапета, зябко кутаясь в плащ. Оценив ее сходство с бедной Лизой, я мялся рядом, не зная с чего начать.

— Откуда ты свалился на мою голову? — как всегда вопреки всяческой логике спросила она.

— У меня был знакомый, который в детстве свалился из окна. С тех пор он классно говорит по-английски. И жалеет только о том, что не запомнил, каким именно боком стукнулся при падении. Говорит, что если бы запомнил, то смог бы писать потом научные работы и получить какое-нибудь звание. Возможно, даже Нобелевскую премию.

— Наверное, случилось что-то серьезное, раз ты стал повторяться, Скрипка.

Это все, для чего ты меня позвал?

— Слушай, Горностаева… — я старался говорить деловито, но с грустными женщинами у меня это редко получается.

Поэтому я не удержался и довольно жалобно вздохнул:

— Валя, мне нужна твоя помощь. Очень.

Она посмотрела на меня исподлобья.

— Хочу курить.

— Кури, здесь можно.

— В твоей машине. Я замерзла. И есть хочу.

— Прошу, — я с готовностью распахнул дверцу машины и стал церемонно ждать, пока Горностаева сядет. Я даже галантно захлопнул за ней дверцу.

Правда, заметив на стекле какую-то грязь, я стал старательно соскребать ее ногтем, но, заметив презрительный горностаевский взгляд, сел на водительское место.

— Да, а что это ты там говорила про «почти безработную»?

— Ухожу из Агентства.

— А чего?

— Из-за тебя…

Я подумал, что зря к ней поехал. А она взяла и закурила, нарушая все мои табу.

Стало понятно — я побежден. Будь проклят этот мерзкий понедельник!


***

Я хлопотал у плиты, на которой скворчала глазунья. Валя сидела за столом. Перед ней стояли бокал и бутылка «Нарзана». У нее было такое лицо, как будто она не знает, плакать ей или смеяться.

— Вот как я попал… Это были практически все деньги Агентства. А эти свиньи только насмехаются…

— А что ты хотел?… У тебя ничего не горит?

Я, чертыхаясь, соскреб подгоревшую яичницу на ее тарелку:

— Кое-какие съедобные фрагменты, по-моему, остались. Поешь.

— Не хочу.

Упрямства в ней было на семерых.

Впрочем, сегодня это на меня не подействовало.

— Валь, все изменится, клянусь…

— Если я тебе помогу?

Я подумал, что, наверное, это так и выглядит.

— Нет. Можешь не помогать. Я без тебя… скучаю.

Горностаева демонстративно достала сигареты.

— Да ну?

— Вообще-то здесь не курят… — сказал я очередную глупость. — Но один раз можно, как думаешь?

— Я думаю, как уже тоже не раз говорила, что завхоз — это диагноз… Да ладно, шучу… — смилостивилась она и, убрав сигареты, подцепила на вилку кусок яичницы. — Значит, Ерш. Помню такого. Начинал на Галере — кидал лохов направо и налево…

— Как его можно вычислить?

— В принципе, думаю, что он должен где-то числиться. Раз уж он недавно освободился, значит, находится под надзором.

Если уже не бросился в бега.

— Значит, найти его можно!

Я ждал целую вечность, пока она прожевала очередной кусок моего кулинарного позора.

— Леша, предположим, ты его нашел.

И что, придешь и попросишь назад деньги, заработанные нечестным путем? Или, может, в милицию обратишься?

Я вздрогнул.

— Нет, позору не оберешься… Можно морду набить.

— Сам в милицию загремишь.

— Я должен вернуть деньги!!! Желательно до приезда Обнорского.

Тут Горностаева встала и так потянулась, что не будь я расстроен — случилось бы непоправимое. В смысле, то, что уже случалось в этой самой квартире несколько раз. По ее взгляду было понятно, что она-то как раз не против. Сейчас она скажет: «Скрипка, я соскучилась», — подумал я. Но она сказала:

— Нужно их заработать.

Это было неожиданно.

— Пять тысяч? Если только тоже кого-нибудь кинуть…

— Зачем же «кого-нибудь»?

Я смотрел на нее недоуменно, как Спозаранник на Обнорского, когда тот говорит, что я полезный работник.

А она улыбнулась еще безнравственней и заявила:

— Расскажи-ка мне еще раз про эту квартиру.


***

Весь следующий день прошел в хлопотах. Начались они с отдела расследований. Спозаранник недовольно поглядывал на то, как я о чем-то шепчусь с Безумным Максом, но сделать ничего не мог. Поэтому он лишь время от времени окатывал меня холодной струей презрения, но я даже не ежился. Привычный.

Я жал на Макса, но тот, косясь на Спозаранника, юлил.

— Макс, да ведь это тебе ничего не стоит…

— Ну да-а… Ты вон на картриджи жмешься, а тут знаешь какой принтер нужен?

— Да будет тебе картридж! Макс, будь человеком!


***

Помощь Макса должна была обернуться немалыми расходами по возмещению Кононову морального вреда, который будет обязательно нанесен ему дополнительным внеплановым трудом. Но, поскольку возмещать предстояло алкоголем, меня это не пугало. Одна из моих загородных клиенток владела антикварным самогонным аппаратом и гнала такую амброзию, что Кононов улетит на седьмое небо от счастья, если только сделает все, что я попросил.

Неожиданно для себя я погрузился в воспоминания об этой волшебной клиентке. И в этом погружении дошел довольно далеко, но тут, слава Богу, передо мной выросла Горностаева, и туман рассеялся.

Глаза ее, конечно, выдавали, и Агеева, например, безошибочно определила бы, что она сегодня ночевала у меня и что поспать ей особенно не пришлось. Но в целом Горностаева держалась молодцом и даже попыталась мне не улыбнуться.

— Леша, — сказала она беззаботно. — Там пришел Степан. Пойдем, поговорим.

И мы пошли ко входу. Охранник у дверей мило беседовал с одной из самых кровавых акул питерской тележурналистики — Степаном Томским. На самом деле, фамилия у Степана была — Мордюшкин, и он даже какое-то время ей пользовался.

Но когда его экранные таланты начали приводить к снятию с должностей чиновников довольно высокого ранга и вооруженным разборкам между серьезными авторитетами, Мордюшкин стал Томским.

Я счел это правильным, ну что это за вершитель судеб — Мордюшкин?!

Завидев нас, Степа тут же сделал вид, будто бы не колол самым бессовестным образом охранника насчет наших будней и пикантных слухов про Обнорского.

Приняв позу Маяковского, он громко забасил:

— Здорово, Скрипка! Привет, Валюха!? Какие новости? Как житуха?

— Сплошная непруха! — парировала в рифму Горностаева. — Привет, Степа!

Мы обменялись рукопожатиями.

— Какими судьбами? — поинтересовался я.

— Да вот, мимо проходил, дай, думаю, зайду.

— Я его позвала, — вмешалась Горностаева. — У нас к тебе дело, Степа. Пошли в Скрипкины хоромы.

И, взяв Степу под руку, она потащила его по коридору. Причем даже не спросив у меня разрешения.

— Есть эксклюзив, — щебетала она. — Как ты просил.

— Да ну?! — басил Степа. — Эт-то хорошо!

Подписав его пропуск, я пошел за ними и успел заметить, что перед тем, как зайти в мой кабинет, он обнял Горностаеву за плечи. Пришлось убедить себя, что и это нужно для дела.


***

Через полчаса я сидел на столе у Каширина и играл с ним в игру «встань со стула». Родион пытался встать, а я его не пускал и перевес был явно на моей стороне. При этом мы мило беседовали.

— Бессмысленное это дело, — роптал гроза беспризорников. — Не буду.

— Родион!

— Я у тебя тоже просил…

— Родион!

— Что, пойдешь в адрес и на колени встанешь? Да он тебе в лицо рассмеется, даже если ты его там и найдешь!

— Ро-ди-он!!!

— Ну хрен с тобой. Попробую. — Устав сопротивляться, он набрал номер и заулыбался:

— Але, девушка, с Воркуты одиннадцать сорок пять… Поищем одного красавца…

Я двинул к нему лист бумаги и ручку.

И вспомнил, как Каширин утверждал, что если, разговаривая по телефону, улыбаться, то собеседник это почувствует и не сможет отказать. Надо будет попробовать, думал я, следя, как на листке бумаги появляется адрес, по которому был зарегистрирован гражданин Ершов. Я был уверен, что он там не живет, но рассчитывал узнать о нем побольше.

Точно так же, с помощью Каширина, полгода назад я нашел ту самую загородную клиентку. В адресе у нее жил какой-то полусумасшедший студент, который ставил опыты на кроликах. Мне очень надо было ее найти, и я рассказал этому ненормальному про «Закон о защите чести и достоинства животных», придуманный мной тут же. И когда я прицепился к нему насчет этих самых кроликов — где берешь, откуда возишь, за что режешь — он мне и сдал адрес дачи своей квартирной хозяйки. Хотя до этого битых два часа орал, что не имеет представления о ее местонахождении. Ну а когда я появился в Орехово, у этой безумно интересующей меня особы, тут мне просто не было равных. Тяжестью предъявленных ей обвинений она была просто повержена и сдалась на милость победителя. Прямо там, на веранде.

Тут я подумал, что давно не видел Горностаеву — и она тут же появилась. В руках у нее трепетал какой-то листок. Она призывно им помахала и пошла к выходу. Я, естественно, устремился за ней.


***

Освободились мы поздно. Выгрузив Горностаеву с большущим полиэтиленовым пакетом у ее подъезда, я прикинул, что еще вполне успею к Сергеичу — одному из лучших оперов Калининского райотдела. Сегодня он дежурил и, хоть со скрипом, но согласился со мной повидаться. Ерш проживал на его территории, и Сергеич просто не мог его не знать. Созвонившись с ним из ближайшего таксофона, я умудрился успеть на мосты и заскочить за водкой. Уже через час я потчевал Сергеича «Синопской» и не верил своим ушам — Ерш спокойно проживал по указанному адресу, даже и не думая прятаться.

— А чего ему прятаться, живет себе тихо, никого не трогает. Правда… — Тут Сергеич хихикнул и закусил водку маринованным огурчиком. — Недавно было.

Тут одна тетка жаловалась — умора. Ерш чего придумал — снял помещение через каких-то лохов с юрлицом, поставил там бытовую камеру и телевизор. Развесил объявления по всему микрорайону снимается, мол, новый сериал — детский.

С участием чуть ли не Гурченко с Тихоновым… Набираются дети, прослушивание бесплатно… Ну мамочки-бабушки давай своих чад к ним косяками водить.

Они их записывают, просят там басню почитать, стишок, потом перезванивают — гениальный у вас ребенок! Только пока снимаются взрослые сцены, надо бы ему подучиться. Техника речи, движение, то, се…

— За деньги?

— А то! Всего-ничего — шестьсот баксов! Дети воют: мама-папа, хочу!

— И чего?

— Да ничего! Нашлось полсотни идиотов — заплатили. И обучение было — приходили там какие-то на дом пару раз — такие же лохи за двести рублей в час.

Сергеич прямо-таки гордился успехами Ерша, вот только меня они не радовали, чего он искренне не понимал.

— Почему же вы его не взяли? — спросил я бесцветным голосом, прекрасно зная ответ.

— А за что? Он заставлял их деньги отдавать? Нет, сами заплатили. Договоров никто не заключал, все чисто — он не при делах! Да и его лично там никто не видел — какие-то студентки работали. И через месяц смылись.

— Так откуда же вы знаете, что это Ерш?

Сергеич снова хихикнул:

— По почерку. Чистый лохотрон, но как красиво…

Мы обменялись еще несколькими байками, и Сергеич убрал бутылку в сейф. 

Я встал. 

— Ясно. Спасибо, Сергеич. Адрес я записал, поеду, мосты сейчас сведут.

Но напрасно я надеялся так спокойно уйти от старого опера.

— Слышь, Скрипка, а чего вдруг за интерес? Неужто он и вас умудрился кидануть? — Сергеич отечески улыбался.

— Да ты что? Нас?! Мы же профи!

— Ну так что ж? Иногда жулик жулика кидает — и ничего.

— Да ну?

— А как же! Жулик тоже человек, только наглый — оттого и слабый.

— Слабый — это хорошо, — сказал я, искренне надеясь на правоту Сергеича.

Это было бы действительно хорошо.

— Ну пока.

— Пока, — сказал Сергеич, и я пошел к двери. Вслед мне донеслось издевательское:

— Про-о-фи…


***

"…Полковник, почти неузнаваемый в спортивной куртке, джинсах и кроссовках, с небольшой кожаной сумкой на плече, медленно пробирался между радами Калининского рынка. Судя по всему, он выбирал себе очередную жертву.

Наконец он пошел побыстрее, и я понял, что кто-то из этой толпы обречен.

Я ввинтился между двумя азербайджанцами за соседними прилавками и, страшно зыркнув на них, махнул своей малиновой агентской «корочкой». Прикрываясь за мешками с картошкой, я очутился чуть ли не за спиной «полковника» и с удивлением обнаружил, что гулкие стены рынка позволяют расслышать весь разговор. Большего мне было и не надо. Я расположился с комфортом на каких-то тюках, подмигнул не спускающим с меня глаз азербайджанцам и приготовился смотреть.

«Герой России» лениво подвалил к яркой полной блондинке, торгующей свининой, и облокотился на прилавок. Та с готовностью улыбнулась, предлагая товар.

— Почем вот этот, с жирком? — весело осведомился «полковник».

— Вам на шашлычок или так, пожарить? — в тон ему пропела блондинка, увенчанная чем-то кружевным и кокетливым, вроде небольшого кокошника.

— Жене, красавица! На поджарку.

Продавщица аж зашаталась от «красавицы» и торопливо предложила:

— За сто пятьдесят этот кусочек уступлю…

Несмотря на то, что даже при самом разнузданном мотовстве «этот кусочек» не стоило брать и за сто тридцать, «полковник» с веселым удовольствием оглядел ее фигуру, и добродушно заметил:

— Сама-то балуешься свининкой, любишь поесть…

Блондинка не обиделась:

— Да не ем я ее! Замучалась с диетами этими, а все как бочка! — она засмеялась и покраснела.

— Ну? — удивился «полковник». — А моя за месяц двадцать кило сбросила — я сам не верил. А ведь была — ну чуть тебя пошире, ей-богу! А сейчас — вон свининку лопает и хоть бы хны, уже с год…

Я просто физически почувствовал, как рыбка заглатывает наживку и мысленно поаплодировал «полковнику». Продавщица неслась к кидку, как пиранья на кусок свиного окорока.

— Двадцать килограммов?! Да это как же?

— Да насмотрелась рекламы по телевизору — то пояс ей купи, то таблетки…

А то еще на эту, как ее… липосракцию, что ли…

— Липосакцию! — поправила его блондинка.

— Во-во! На «сракцию» эту записаться решила! Я говорю, вообще мозгами двинулась! — «Полковник» доверительно придвинулся к ней и что-то добавил. Блондинка зашлась от хохота. «Полковник» снова заговорил громко, и я понял почему — соседки по прилавку (тоже, кстати, отнюдь не в весе пера) клонились в его сторону, как березки на ветру.

— И тут звонит мне старинный приятель, — продолжал «полковник». — С Тибета вернулся, геолог. Так мол и так, твоя на похудании не чокнулась? Еще как, говорю, — совсем рехнулась! Моя, говорит, тоже! Но я, говорит, проблему решил.

Привез ей с Тибета окаменевший помет птицы Хубу. Япошки, говорит, за миллионы

покупают! Хочешь, мол, горсть по дешевке?

Прилавок задрожал от нетерпения. Наступал момент истины.

— Ну я и взял от безысходности, — счастливо, как человек, выигравший в лотерею, продолжал «полковник». — Как в сказке, кто скажи — ни в жисть не поверил бы!…

Прилавок затих, как зачарованный.

И «полковник» умело сменил тему:

— А за сто тридцать не уступишь, красавица?

Рыбка висела на крючке, как вкопанная, — подсекать не надо. Я был в полном восторге.

— Помет? — недоверчиво спросила продавщица, пропустив последний вопрос.

— Ну а мумие что — не помет? — парировал «полковник». — Еще и хуже! А с этой птичкиной неожиданности настой как вода получается — никаких проблем!

Он похлопал по сумке и довольно ухмыльнулся.

— Вот еще привез пару кило, теща пристала — «тоже хочу». Ну если и она похудеет, начну этой штукой торговать, раз все так с ума посходили… Так как насчет скидочки?

Зачарованная толстушка часто заморгала.

— Не покажете?… Как хоть выглядит?

— Не вопрос, — великодушно согласился «полковник» и открыл сумку. — Показать — покажу, только продать не проси — теща убьет!

Дальше было почти не интересно.

Я выбрался из мешков и, отряхнувшись, пошел покупать малосольные огурчики.

А перед выходом прошелся мимо мясного ряда. «Полковника», понятное дело, уже и след простыл.

Пышная продавщица уже собрала вокруг себя товарок и гордо демонстрировала им полиэтиленовый пакетик, доверху набитый обыкновенным керамзитом. Продавщицы аккуратно нюхали камешки, вертели их в руках и охали. Одна из соседок по ряду даже попробовала продукт жизнедеятельности «птицы Хубу» на зуб.

— А не дорого, Люсь? Все-таки сто долларов!

— Где дорого? — кипятилась Люся. — Это ж птица Хубу — понимать же надо!? С Тибета!

Продавщицы одобрительно цокали языками. И я поехал в Агентство…"


***

Кононов показал мне продукт своего труда перед самым моим уходом.

— Ну как? — волнуясь спросил он, пока я придирчиво вглядывался в газетные страницы.

— Охренительно, — честно сказал я. — Сколько сделал?

— Двадцать штук, как просил. — Он нетерпеливо щелкнул по шее. — Гони гонорар.

Я вытащил из сейфа двухлитровый штоф с самогоном. Глаза его увлажнились, и, видимо, горло перехватило от избытка чувств, поскольку он ушел, не попрощавшись. Я подумал, что это, должно быть, грех — сталкивать человека с верного пути, но уж больно твердо Безумный Макс ступал по неверному… Так я и успокоил свою совесть.


***

Вечером Горностаева повела меня в театр. В самый что ни на есть Государственный академический большой драматический театр, но, слава Богу, не на спектакль, а за кулисы. Нам пришлось преодолеть немало кордонов из самых настоящих милиционеров, прежде чем дойти до гримерного цеха. Я шел и думал, зачем понадобилось менять милых старушек, вечно дремавших на вахте? Может быть, потому что в наше время вместо гениальных режиссеров здесь чаще ходят спонсоры?

У двери с табличкой «Гримерный цех»

Горностаева притормозила и перевела дыхание. Мне она показалась взволнованной, и я поинтересовался:

— Что это с тобой?

— Волнуюсь, — сказала она, покраснев. — Вдруг тут кто-то из великих?

Я посмотрел на нее с жалостью, толкнул дверь и отпрянул. Навстречу мне выскочил какой-то страшный старик с всклокоченными волосами и жутким оскалом. Я пятился назад, пока не уперся в дрожащую Горностаеву. Старик подошел поближе и заявил жутким шепотом:

— Ходют тут всякие!!! — мороз пробирал по коже от этого голоска, правда, тут же дед заговорил молодым чистым баритоном. — Девушка, сигареткой не угостите?

Я обернулся и понял, что Горностаева дрожит от смеха. Прямо сотрясается и протягивает этому чудовищу пачку «LM».

«Старик» взял сигарету и с церемонным поклоном спросил:

— Чем обязан, молодые люди?

Горностаева затараторила:

— Вы Ян Шапник? Здравствуйте. Нас Володя Соболин знакомил, если помните, на премьере «Антигоны». Меня зовут Валя. А это — Алексей.

— Здравствуйте, Валя. Здравствуйте, Алексей. Что же Соболин не заходит?

Я хотел было сказать, что Соболин слишком многим задолжал в этом театре, чтобы так вот по-простому «заходить», но Горностаева, которой все это было известно не хуже, меня опередила.

— Не знаю… — невинно сказала она. — Мы к вам по делу. Я вам звонила.

Шапник улыбнулся и показал ей на дверь в гримерку.

— Прошу!

Я сел на диванчик у стены и погрузился в какой-то театральный журнал.


***

"…"Полковник" привычным щелчком «отстреливает» окурок и заходит в подъезд. Видит, что во всех почтовых ящиках торчит уголок газеты. Открывает почтовый ящик, достает оттуда несколько рекламных листовок и «Явку с повинной».

Хмыкает и, положив ее под мышку, поднимается по лестнице.

Зайдя в квартиру, он разувается и проходит в чистенькую кухню, почти без мебели. Садится за стол, открывает «Явку…». На первой полосе — фотография бравого американца в ковбойской шляпе и галстуке-шнурке «по-техасски». Материал озаглавлен: «Техасский миллиардер готов отдать за семейную реликвию миллион долларов!». Ниже — чуть помельче:

«У Джона Дудкоффа есть рисунок, по которому он хочет найти в Петербурге скульптуру, пропавшую еще до революции». «Полковник» открывает разворот и видит иллюстрацию. — карандашный набросок всадника с копьем на вздыбленном коне. Морщит лоб.

Звонит телефон. Он поднимает трубку.

— Квартира одиннадцать? — скороговоркой спрашивает гнусавый женский голос.

— Да…

— Антенная служба беспокоит, сегодня работали по вашему подъезду. Проверим пятый канальчик!

— А что… — пытается возразить «полковник», но его грубо перебивают:

— Проверим-проверим! Чтоб разговоров потом не было. Включайте, я подожду.

«Полковник» включает телевизор. Появляется заставка информационной программы.

— Работает… — робко говорит «полковник».

— Отмечаю. Не выключайте минут десять, может, еще сорвется… — в трубке раздаются короткие гудки.

На экране появляется Степан Томский.

— Нам не удалось побеседовать с самим Джоном, но некоторые подробности все-таки удалось выяснить, — говорит он, и сразу же появляются кадры подъезжающего лимузина, который останавливается у гостиницы «Астория». Из него, старательно скрываясь от камеры, выходит ковбой с газетного снимка и заходит в отель.

— Семья мистера Дудкоффа, — басит тем временем Томский, — потратила на поиски бронзового всадника десятки лет. Наконец, следы его обнаружились в Петербурге. Джон срочно прилетел в наш город и, как утверждают осведомленные источники, намерен завтра уехать, так как пока выяснить что-либо о столь драгоценной реликвии не удалось. По оценкам специалистов, цена «бронзового всадника» сегодня составляет более миллиона долларов.

Нашей программе удалось достать старинную фотографию из частного архива, датированную тысяча девятьсот десятым годом.

На экране появляется старинный снимок с логотипом «Majestes Imperiales Denier». На нем — бравый офицер, опирающийся на бронзового всадника. «Полковник» качает головой…"


***

Тем же вечером в полурасселенной квартире на Колокольной раздается требовательный стук во входную дверь. Из комнаты, шаркая, спешит расфуфыренная блондинка в неописуемого цвета кофте и ярко-лимонных лосинах. Аляповатый макияж: жирные «стрелки», пунцовые румяна, огромный начес — в этой девице столько же от петербурженки, сколько такта в Спозараннике. К тому же, разговаривая, она тянет слова и по-малороссийски «гхэкает».

— Хто?! Шо надо? Я не одета!

Из— за двери доносится благородный баритон Ерша.

— Пожалуйста, откройте, это из риэлтерской конторы.

— Из ри… А, шоб вас повыкидывало… — Девица открывает дверь.

Перед ней — Ерш. Он в образе этакого профессора — золотые очки, «дипломат», «бабочка», костюм.

— Здравствуйте, барышня, а где хозяйка?

— Яка хозяйка?! На три дни я тута хозяйка! — Девица обдает Ерша таким плотным ароматом дешевых духов, что он закашливается, чуть не утыкаясь носом в огромную грудь.

— Понимаю. Снимаете, значит. А, простите, регистрация у вас есть?

— Есть у меня и регистрация, и комбинация, и шо надо есть усе! В чем дело?

Ерш неотразимо улыбается и мягко спрашивает:

— Не позволите ли пройти?

— А на шо? — вовсе не мягко интересуется девица.

Ерш улыбается просто обворожительно:

— Есть деловое предложение.

— А лапать не полезешь?

— Что?! — благородное негодование Ерша не знает границ, но девица уже посторонилась и бормочет, впуская его в квартиру:

— Ну заходьте, раз предложение, тока недолго. Заходят такие, юбку на голову, и привет…

Комната, в которой еще недавно Скрипка готовился к боевому задержанию наркодилера, выглядит все так же, только в ней прибавилось клеенчатых тюков. Повсюду разбросаны женские вещи. Ерш сидит там, где сидел Скрипка, и нервно постукивает-пальцами по шлему всадника.

Девица тем временем бегает по комнате, собирая вещи.

— Ни за Боже мой! — верещит она. — Ты шо, мне ключи бабке сдавать — она ж меня в милицию… Ни-ни, ни Боже мой!

— Эх, жаль времени нет… — шипит Ерш.

— Чего шепчете, не слышу? — Девица останавливается над ним, и ему снова становится дурно от удушающего аромата.

— Тысяча долларов, — тихо цедит Ерш.

— Щас! — к его немалому удивлению саркастически восклицает девица. — В тюрьму за тыщу долларов! Шли бы вы отсюдова, дядечка, а то мой хахаль вернется, тай годи…

Три тысячи. Сейчас, — дурея, говорит Ерш.

Девица, охнув, садится рядом и, помолчав, почему-то шепчет:

— Не. Я женщина честная. Не просите. Ни за Боже мой…

— Пять, — не веря, что он это говорит, произносит Ерш. — Пять тысяч, раз честная!

Он достает из кармана пачку долларов, помахивает ей.

— Ну! Чертова дура!!!

Лицо девицы перекашивается, она хватает деньги и сует их в лифчик.

— Ох. Прости меня грешную… — быстро бормочет она. — Забирай эту халабуду и чеши, пока не передумала! Нет, погодь!

Она лихорадочно достает деньги и начинает пересчитывать, шевеля губами.

— Забирай!

Ерш криво усмехается и встает. Снимает какую-то простыню с кресла, начинает заворачивать скульптуру. Скашивает глаза и видит, что девица отошла к серванту — одной рукой она судорожно сжимает ворот футболки, в другой — дрожит увесистый молоток.

— Ты чего? — тяжело дыша, спрашивает Ерш.

— Двигай, двигай! Знаем мы таких!

Ерш с усилием подхватывает всадника и несет к выходу.


***

Нигде в Питере так не чувствуется красота белых ночей, как на Исаакиевской площади. Есть в ней такое, что ничем не испортишь, не испоганишь… Я смотрел на Ерша, выходящего из дверей «Астории», сопровождаемого недоуменными взглядами швейцаров, вспотевшего и несчастного. На руках его безучастно покоился завернутый в простыню бронзовый всадник, стоимостью больше миллиона долларов, которого он явно удерживал из последних сил. Он шел так беспомощно, ища, куда бы прислониться… Мне стало жалко его — бедного уставшего кидалу, который даже не в силах испортить мое впечатление от этой дивной ночи… Поэтому, мимо него, беззаботно посвистывая, и прошел ковбой Мальборо.

Ерш оглянулся и воспрял. Не обращая внимания на протест швейцара, он поставил всадника рядом с ним и бросился вдогонку.

— Мистер! — силясь отдышаться, прохрипел он.

И тут, несмотря на дырку в джинсах, ковбой эффектно повернулся и снял шляпу. А заодно и очки. Ерш отшатнулся, и я почувствовал, что полностью удовлетворен.

— Один-один, — ласково сказал я. — Вы ко мне, товарищ полковник? По делу, или как? Вам что, нехорошо?

Ерш молча вытер пот и пошел через сквер, к Исаакиевскому собору. Швейцар звал его, но он не остановился. Он шел, ускоряя шаг, прямо по газону и притормозил лишь на секунду, когда мирно сидящая на скамеечке Горностаева приветливо сказала:

— Здоровеньки булы!

Ерш вздрогнул, но потом ухмыльнулся и, покачав головой, пошел дальше. А я подсел к Горностаевой.

— Валюшка, ты — гений! — искренне сказал я.

— Валюшка?! — изумленно переспросила Горностаева. — Скрипка, не пугай меня!

— Ладно…

Я достал из кармана деньги, и отсчитал сто долларов.

— В чем дело, Скрипка, это же казенные? — грозно спросила моя гениальная подруга.

— Во-первых, бабке за квартиру и эту бронзовую дрянь, во-вторых, Вовчику за лимузин… — подумав, я отсчитал еще триста. — И в-третьих… Валь, ты когда-нибудь бывала в пятизвездочном «люксе»?

— Это же казенные! — неуверенно повторила Горностаева.

— Вечером Обнорский приезжает, — беззаботно сказал я. — Стрельну у него до зарплаты. Потом компенсирую. На штрафах за курение в неположенных местах…

— Кого же ты собираешься штрафовать?

И хотя мы уже вовсю целовались, я довольно четко произнес:

— Тебя.


***

— «…Полковник, он же Палтус, с усилием подхватывает всадника и несет к выходу», — дочитав, я сложил листочки в папку и допил остывший кофе. Горностаева в соседнем кресле нервно кашлянула.

Взгляд раскинувшегося на своем любимом диванчике Обнорского ровным счетом ничего не выражал.

— Чушь, — сказал он безразлично. — Для нашего сборника «Все в АЖУРе» это не годится, даже если кто-нибудь это отредактирует. Твой герой, Леша, которого вы с Валентиной так находчиво назвали Контрабасом, выглядит конченым кретином, которого не то что в Агентстве — его даже в «Ленинских искрах» держать бы не стали. Да и история абсолютно невероятная. Вы бы хоть со Спозаранником посоветовались.

Он потянулся и сунул в рот свой любимый легкий «Кэмел».

— А вот про кидалово с детским сериалом — неплохо. Ты, Горностаева, давай, развивай эту тему. А тебе, Леша, придется придумать что-то еще, не правдоподобнее. А то догадались, инвестигейторы хитрожопые, на двоих одну новеллу писать. Хренушки! — Обнорский зевнул и махнул царственной дланью. — Свободны.

Я встал и торжественно кивнул Горностаевой. Та, скорбно прикрыв глаза, вышла из кабинета.

— Андрей! — стараясь говорить как можно громче, обратился я к шефу. — Одолжи мне, пожалуйста, триста долларов! Мне ненадолго, скоро отдам!

— Пожалуйста, — удивленно сказал Обнорский. — А чего ты так орешь?

— Понимаешь, у меня проблемы возникли с машиной, но я отдам, ей-богу, с получки, как только, так сразу… — Я продолжал драть глотку, но объяснить это шефу не было никакой возможности. Просто я четко слышал, как в приемной покатывается от хохота моя гениальная подруга Горностаева, а Обнорский не любит, когда сотрудники Агентства смеются без видимых причин.

ДЕЛО О ПРОПАВШЕМ ДРУГЕ

Рассказывает Анна Соболина

"Соболина Анна Владимировна, 27 лет, сотрудник архивно-аналитического отдела.

Замужем. Муж — начальник репортерского отдела Соболин Владимир Альбертович. Исполнительна, неконфликтна, но малоинициативна. Перспективы служебного роста — минимальны.

В позапрошлом году у Соболиной был похищен сын — Соболин Антон.

В результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий ребенка удалось вернуть родителям.

Косвенно причиной похищения стала интимная связь Владимира Соболина с сотрудницей городской прокуратуры.

Некоторое время назад из-за частых измен Соболина В. А. отношения супругов ухудшились. По слухам, Соболина также поддерживала интимную связь с замдиректора Агентства Повзло Николаем. Те же слухи склонны приписывать ей кратковременные неделовые контакты с бизнесменом Гурджиевым.

Сейчас семейные отношения у супругов Соболиных нормализовались.

Есть сведения о неудавшейся попытке завербовать Анну Соболину сотрудниками ФСБ…"

Из служебной характеристики

Начало этого дня не предвещало ничего хорошего. С утра позвонила мама и сказала, что заболела гриппом и не сможет взять на две недели к себе во Всеволожск Антошку. С одной стороны, хорошо, что я буду видеть сына каждый день, но с другой… Для меня невыносимо будет его разочарование — ведь сын ждал этой поездки последние несколько месяцев. До сих пор — а уже конец июля — Антошке приходилось сидеть в городе, где не было его лучших друзей.

— Мама, а когда мы поедем отдыхать? — спросил сегодня сын, когда я стремительно собиралась на работу. — Сашка вместе с предками уехал в Крым. А где это Крым?

— Крым — на Черном море.

— А почему оно черное? Оно на самом деле черное?

— Нет, оно Черным называется потому, что на нем все загорают и становятся черными. Ладно, солнышко, я побежала, веди себя хорошо и не мучай крысу.

Я поцеловала Антошку в нос и пошла обуваться. Лицо сына просветлело, и он потопал на кухню, видимо, нарушать мое последнее указание насчет крысы.

На работе меня ждало новое потрясение. Меня встретила Марина Борисовна словами:

— Анечка, голубушка, представляете, нам с вами придется расстаться!

Я прислонилась к стене:

— Как?

— Ой, нет, не насовсем, конечно. Обнорский издал один дурацкий указ о создании группы срочного реагирования, ну, в общем, читай сама… — Агеева развернула ко мне монитор компьютера, на котором была изображена открытая страница нашего внутреннего сайта.

— Что, еще один пасквиль?

— Нет, вот — читай указ Обнорского.

Дело в том, что месяц назад один из многочисленных и быстро сменяющих друг друга компьютерщиков изобрел такую интересную штуку, как внутренний сайт, чем весьма расположил к себе Обнорского.

Андрей Викторович радовался новой забаве как ребенок: всех обязал заглядывать на сайт каждые пятнадцать минут и пообещал, что ни одного письменного приказа мы больше не увидим. Теперь приказы будут только в электронном виде, которые при желании каждый сотрудник Агентства может распечатать в собственном экземпляре. В связи с необходимостью обновлять сайт и оправдывать его существование Обнорскому все чаще и чаще приходилось придумывать и издавать приказы.

Дошло до того, что последние распоряжения, вышедшие из-под пера Андрея Викторовича, носили интимно-дотошный характер. Например, в прошлую пятницу на сайте появилось объявление: «Уважаемые коллеги! Пора идти в буфет». В понедельник появилось указание, касающееся персонально Нонны Железняк: «Рекомендую Нонне Евгеньевне сменить тон прически на более приглушенный с целью создания положительного образа сотрудника Агентства „Золотая пуля“. Обнорский. Поскриптум: я в курсе инцидента, когда посетитель сбежал, увидев вас, не дождавшись аудиенции у Марины Борисовны».

А в четверг досталось и самой Агеевой: «Марина Борисовна! Рекомендую вам перечитать пункт 7 инструкции № 32, касающийся длины юбки».

Может быть, поэтому никто особенно не удивился, когда на внутреннем сайте появилось совершенно маразматическое объявление: "В связи с празднованием Дня пограничника всем сотрудникам Агентства выйти в 14.00 в коридор и, отдав честь, приветствовать меня словами: «Рота к смотру готова! Ура! Ура! Ура!». Ну мы и вышли. Не все, конечно, но кто был в Агентстве — за этим проследил Спозаранник. Последней подошла Завгородняя со словами: «Это что, прямо здесь честь отдавать?»

Когда мимо проходил Обнорский, мы рявкнули. Он обалдел. Сначала на его лице было написано одновременно крайнее изумление, смешанное с плохо скрываемым удовлетворением, а секунду спустя это выражение сменилось на хмурое. Видимо, он заподозрил, что его разыгрывают.

Только потом выяснилось, что не писал Обнорский такого приказа. Он был послан даже не с его компьютера, а с компьютера болеющего Модестова. С тех пор подобные нелепые сообщения с пугающим постоянством стали появляться на внутреннем сайте. Злоумышленник не ограничивался подделкой приказов Обнорского, он еще писал пасквили в стихотворной форме. Чаще всего героями злой сатиры становились Спозаранник, Повзло и Скрипка.

Спозаранник спозаранку сел крутить свою баранку,

Желтый свет увидел он и заехал под фургон.

Это творение появилось через день после того, как Глеб Егорович попал в аварию, попытавшись пересечь перекресток со взбесившимся светофором. Цвета на светофоре сменялись со скоростью света, но Спозаранника это не остановило, и он стал двигаться рывками: на зеленый мгновение — по газам, на красный — на тормоз. Как потом объяснил Спозаранник, если правила предписывают двигаться на зеленый, а стоять на красный, то он не видит оснований не делать так. Огромный фургон впереди был для него тоже не аргумент.

Такие же дурацкие стишки оказались посвященными и самому Обнорскому:

«Чтоб Агентство не пропало, классик вышел в Интернет, книжек написал немало, а приказов — как-то нет». Кстати, директору Агентства досталось больше всего.

И так не удалось установить вредителя, этим делом промышляющего. Каждый раз нелепые сообщения и глупые стихи посыпались с разных компьютеров, один раз даже с компьютера самого Обнорского.

Поимкой стихоплета с поличным было занято все Агентство, особую прыть проявляли компьютерщики.

Так или иначе, это происшествие сказалось на авторитетности всех сообщений, появляющихся на внутреннем сайте. Никто точно не мог определить, какое из них настоящее, а какое подложное. И единственным способом борьбы с этим было просто не выполнять их, что все и делали.

Поэтому я, прочитав приказ Обнорского, первым делом усомнилась в его подлинности. Выглядел он так: "Приказываю активизировать работу Агентства «Золотая пуля» в сфере поиска пропавших без вести.

Эти меры необходимы в связи с реорганизацией соответствующего отдела в ГУВД.

Для эффективности работы рекомендую создать группу быстрого реагирования из сотрудников, откомандированных из различных отделов. От архивно-аналитического — Соболину А. В., от репортерского — Горностаеву В. И., от расследовательского — Модестова М. С. Ввиду малочисленности группы быстрого реагирования разрешается привлекать для выполнения отдельных заданий Татьяну Петровну (специалист в сфере пищевых технологий) и Григория (специалист по охране и безопасности помещений). Обнорский".

— Ничего себе, — сказала я, растерянно глядя на Марину Борисовну. — Может, это подделка?

— К сожалению, нет. Я уже уточняла у Обнорского.

— Хорошо, а почему вы считаете, что нам придется расстаться? Тут же не написано, что надо перезжать в отдельный кабинет. Я здесь сидеть буду.

— В том то и дело, Анечка, что вы сидеть не будете…

Как я представила, что мне придется бегать целыми днями, подобно бешеной собаке или кому-нибудь из репортеров, мне стало плохо. Я без сил опустилась на стул. Но расслабиться мне так и не удалось — день был специально создан, чтоб погубить меня.


***

Дверь кабинета распахнул Григорий и предательским жестом показал на меня шумной группе товарищей:

— Вот наш ведущий специалист по поиску пропавших, Анна Владимировна. Ей все и расскажете! — Вахтер подбежал ко мне и шепотом сказал:

— Никого больше нету, ни Модестова, ни Горностаевой. Обнорский велел к тебе вести.

— Он сейчас на месте?

— Да…

Я выбежала из кабинета, заверив группу ищущих, что скоро предоставлю себя на их растерзание, и кинулась к Обнорскому.

— Андрей Викторович! За что? — взмолилась я, оказавшись у Шефа в кабинете.

Обнорский спокойно сидел, развалившись в кресле, и поигрывал кинжалом.

— О-о-о! И откуда такая прыть, совершенно вам не свойственная, Анна Владимировна?

— Пожалуйста, не надо. Я все равно не справлюсь. Я не умею. Там сейчас целая шайка посетителей, я не знаю, что с ними делать.

— Очень просто — снимать первичную информацию, — серьезно сказал Обнорский. — И вообще, что это за сопли: не справлюсь, не умею. Не умеешь — учись.

Сотрудники Агентства постоянно должны повышать свою квалификацию, иначе они не сотрудники, а так, шантрапа.

Когда Обнорский начинает хамить, это, как правило, свидетельствует о непоколебимости его позиции. Во мне кроме страхов пред грядущим заданием и дикой паники ничего не осталось, даже слов.

Я выразительно посмотрела на Обнорского и тихо вышла в надежде, что он понял мой взгляд.

…К счастью, вся шайка посетителей искала не разных людей, а всего лишь одного.

Группой они пришли так, для солидности.

Не знаю, правда, как солидности, но шуму они производили предостаточно. Они как цыгане столпились надо мной, одновременно галдели и размахивали руками:

Пропал, пропал, совсем пропал…

Он такой тонкий был, чувствительный…

Творческая натура…

Его похитили…

Только когда, растеряно озираясь, то на одного, то на другого, я задала вопрос:

«А сколько лет было ребенку?», все вдруг замолчали. От имени толпы решил выступить приятный молодой человек в синей джинсовой рубашке и с такими же синими яркими глазами. Он сказал:

— Правда, давайте по порядку. Кто-нибудь один… А то девушка уже совсем запуталась. Кто будет рассказывать? Лен, давай ты — ведь ты же все это начала.

— Да. — Женщина лет сорока пяти встрепенулась и всем своим видом выразила полнейшую готовность начать рассказ. — Я все начала, но мы все — друзья Саши, его фамилия Ягодкин. Мы с ним — друзья детства. Вместе росли, вместе учились, вместе женились. Он женился два раза и оба неудачно, где сейчас его жены — неизвестно даже. Ясно одно — они его даже не ищут. Он был особенный человек, очень творческий. Многие говорят, что он алкоголик. Да, он выпивал, но алкоголиком не был. Он мог привести любого человека к себе домой, ну, с которым познакомился у ларька, выпить с ним… Просто его интересовали люди. Такой он был странный: увлекался философией, графологией, историей. Вы понимаете, что это не просто алкоголик?

— Да, конечно, — понимающе закивала я, хотя не видела разницы между пьяницей-художником и рабоче-крестьянским «синяком».

— Пропал он после Нового года. Пропажу мы обнаружили где-то в конце февраля, просто не выходили после праздников на связь и не волновались. Но я знала, что он должен идти с моим сыном в театр двадцать

седьмого февраля. Но он не появился. Я стала ему звонить — трубку берут какие-то незнакомые люди. Обзвонила всех знакомых, — женщина показала рукой на группу поддержки. — Все тоже не знают, куда делся Саша.

— А что говорят в милиции? — осторожно поинтересовалась я.

— Ну вы же знаете, как они работают.

Сначала дежурный районного отделения милиции не хотел принимать заявление, потому что я, оказывается, не являюсь ему родственницей. Через несколько дней мне сказали, что обязаны принимать заявления ото всех, правильно? Ну вы же знаете?

— Да-да, — уверенно закивала я головой, хотя и понятия не имела о том, кто принимает заявления и от кого.

— Приняли, а через несколько дней я узнаю, что дело собираются закрывать. На каких основаниях, спрашивается?

— Да, на каких основаниях? — повторила я, взглянув при этом на парня в джинсовой куртке, он почему-то производил впечатление самого компетентного человека.

— Участковый сказал, что местонахождение Ягодкина установлено. То, что в его квартире живут посторонние люди, никого не насторожило.

— Так что уголовное дело закрыли только потому, что его видели. Может, это был не он? — переспросила я.

— Дело не уголовное, а розыскное… может, и не он был, — развел руки парень, а я решила больше вопросов не задавать, чтоб не позориться. Молодой человек, которого, как выяснилось, звали Сергей Артемкин, продолжал рассказывать дальше:

— В принципе, убийство или похищение Ягодкина никому не выгодно. Он ни с кем никогда не ссорился. Из всего богатства у него была только квартира, да и та записана на его мать. Я работаю в известном агентстве недвижимости «Китежград», поэтому знаю тонкости в таких делах. Квартира Ягодкина принадлежала его умершей матери, и по закону должна перейти ему. Но Сашке лень было в свое время заниматься оформлением документов и ведением наследственного дела, потому квартира так и осталась по бумагам принадлежать ей. В принципе, это сделать никогда не поздно, но только при наличии самого Ягодкина. А его нет, и, как я выяснил в ГБР, квартира так и осталась числиться за умершей.

…Спустя два часа компания покинула Агентство, слезными просьбами вытянув из меня обещание непременно найти Ягодкина. Артемкин даже предложил свою посильную помощь в моем расследовании: консультации по квартире Ягодкина, крепкое мужское плечо при визитах в сомнительные места и все четыре колеса старенького «опеля». Учитывая то, что я не могла ума приложить, с чего начать поиск пропавшего алкоголика, это предложение было как нельзя кстати. Тем более что молодой человек на самом деле был очень приятный.


***

Не успела я с облегчением вздохнуть за полчаса до окончания рабочего дня оттого, что наконец-то все сюрпризы закончились, как на меня свалилось новое происшествие.

Несколько месяцев назад Обнорский прилюдно объявил, что сотрудникам Агентства пришло время попробовать себя в писательстве. Это совсем не трудно — заверил нас Обнорский. От каждого по новелле.

Ничего особенного сочинять не надо: берешь свой собственный журналистский образ, меняешь пару букв в фамилии — и вперед. Главные правила: начальство не хаять и — побольше эротики.

В великих муках увидели свет три книжки «Все в АЖУРе». С каждой из них добровольных писателей становилось все меньше и меньше. Когда пришло время писать четвертую, мастера художественного слова и вовсе перевелись, заявив, что предыдущие «Все в АЖУРе» были ошибки молодости, которые больше не повторятся. Тогда Обнорский хмуро огляделся и объявил: «Пишут все!», имея в виду даже тех, в ком трудно было подозревать склонность к литературному творчеству. То есть, например, меня, Светку Завгороднюю и Каширина.

Это было месяц назад. Месяц минул, и поскольку писательство не входило в круг моих прямых обязанностей, то я успела забыть о нем. Вот сегодня-то вечером и выяснилось, что это была не шутка и даже не деловое предложение, а приказ Обнорского. Он собрал всех у себя и потребовал предъявить свидетельства своих творческих потуг. Тех, кому было что предъявлять, оказалось всего двое — Железняк и Зудинцев, да и то количество их творчества исчислялось не страницами, а строчками.

Обнорский хлопнул кулаком по столу, обозвал всех засранцами и велел каждому написать и сдать новеллу в объеме 20 страниц — либо же объяснительную о причинах невозможности сделать это в том же объеме. За неисполнение: стремительное падение в глазах шефа и столь же стремительное сокращение премий. Честно говоря, стало страшно.

После этого Каширин час ходил по кабинетам и предлагал всем устроить народный бунт, чтобы свергнуть иго капиталистов-эксплуататоров. Честно говоря, в тот момент у меня было горячее желание его поддержать, но виду я не подала.


***

Идея написать свое собственное художественное произведение все-таки увлекла меня. Помнится, в детстве я всерьез мечтала стать детской писательницей, как Агния Барто. Писала короткие рассказы и зачитывала их перед родителями. Им, по-моему, очень нравилось. В тот же вечер, как Обнорский объявил о новом проекте, я пришла домой, взяла чистый лист бумаги и долго наслаждалась мыслью, что с этого начнется моя писательская карьера. Однозначно, писать новеллу мне нравится больше, чем искать черт знает куда сгинувшего алкоголика. Я уже придумала свою героиню: нежная, чувственная женщина, окруженная вниманием мужчин, но отдавшая предпочтение одному. Она любит и любима. Образ мне представлялся четко, чего нельзя было сказать о сюжете. Он у меня как-то не вырисовывался. А Обнорский велел его еще сделать детективным…


***

Следующий день я решила посвятить привыканию к мысли, что я теперь специалист по розыску пропавших, и архивно-аналитический может прожить без меня. Я медленно разбирала дела, порученные накануне мне Мариной Борисовной, и размышляла, как бы увильнуть от невыполнимой миссии по розыску пьяницы.

Между прочим, работы для меня у Агеевой было предостаточно. Целая стопка папок с найденной информацией лежала на столе как надгробие моей полезности для архивно-аналитического отдела. Надо бы ее — папку — куда-нибудь до поры до времени прибрать. Или отдать в расследовательский отдел… Я сгребла стопку бумаг и пошла к Спозараннику.

В коридоре, около вахтера, стоял высокий тощий мужчина и бешено жестикулировал руками. Приглядевшись, я узнала в нем чуму «Золотой пули» — недавно вышедшего из мест не столь отдаленных Вадика Тараканникова. Едва покинув камеру, он счел своим долгом навестить Агентство, используя то, что оно в свое время активно освещало историю посадки Тараканникова. А история была интересная: неоднократно судимый Тараканнков в 95-м году устроился помощником депутата Заксобрания Правшова и очень деятельно участвовал в комиссии по бюджету. В силу того, что и Тараканников, и Правшов были широкой души люди, результаты их участия были очевидны не только для их коллег по цеху, но и для простого люда. Народный избранник разъезжал на иномарках в тесной компании с Тараканниковым и устраивал пьяные оргии прямо в колыбели питерской законности — Мариинском дворце. Видимо, помимо заботы о бюджете товарищи взяли на себя заботу о молодежи, потому что в оргиях участвовали малолетние подростки. И, как потом выяснились, некоторые — против своей воли. Поэтому прокуратура и предъявила Правшову и Тараканникову обвинение по статье «похищение человека».

Освободившись, бледный и изрядно похудевший Тараканников появился в Агентстве и заявил, что за поруганные честь и достоинство Агентство обязано выплачивать ему пенсию. Шаховский, который имел честь беседовать с ним, заявил, что к моменту написания статьи у Тараканникова не осталось ни чести, ни достоинства, поэтому поругать было нечего. Тараканников очень быстро с этом согласился, уточнив, что «он — главный подонок этого города», и сей титул позволяет ему делать все, что заблагорассудится. Через секунду, не переводя дыхания, Вадик предложил нам купить у него какую-нибудь информацию.

Несмотря на то, что от его предложения отказались, Тараканников с настойчивостью маньяка еженедельно заходил в Агентство и предлагал то сведения о последних разработках американских ядерщиков, то секретную информацию о готовящемся заговоре против президента. Бесценные знания он продавал дешево — иногда просто за бутылку пива, что, вероятно, и сподобило Кононова однажды воспользоваться его услугами в сборе сведений о подростковой проституции Питера. Признаться, эту сферу Тараканников знал блестяще… После получения от Макса бутылки энтузиазм Тараканникова возрос до катастрофических размеров, и он объявил себя портативным информационным агентством, услугами которого пользуется сама «Золотая пуля». Коллеги-журналисты из других изданий, услышав это, несказанно удивились, а Кононов при вторичной попытке Тараканникова втюхать ему новый пакет своих услуг, послал его туда, куда Макар гусей не гонял… Однако судя по тому, что Тараканников снова в «Пуле», он уже успел вернуться из такой дали.

…Стоящий у входа Вадик, в свою очередь, заметил меня и закричал:

— Вот, я к ней пришел. Как вас зовут?

Аня Соболина, я помню. Я пришел вам рассказать, кто убил Крепыша. Я все знаю.

Пропустите меня.

Я прибавила шагу. Если он сейчас прорвется и «сядет на уши», то слезет не скоро, а значит — рабочий день можно считать загубленным. Ну а поскольку я не умею грубо посылать, то Тараканников может со мной разговаривать вплоть до моей кончины. Причем, что удивительно, несмотря на обилие разноплановой информации, которую он выплескивает, в памяти не остается ровным счетом ничего. Он уходит, а ты потом вертишь головой по сторонам: куда делись три часа из твоей жизни? Поэтому от Спозаранника я рискнула вернуться в свой кабинет, только когда убедилась, что Вадик мне уже не страшен. Он стоял и, держась руками за дверной проем, рассказывал жаждущему его выпроводить Каширину, что лично знаком с убийцей Кеннеди.

— Аня, вы не интересуетесь детской порнографией? Могу поделиться очень интересными данными, — крикнул мне вслед Тараканников, когда я скрывалась за дверью своего кабинета.

В кабинете стояла Агеева и держала телефонную трубку в руках.

— Анечка, это тебя, — с некоторым удивлением произнесла она. Дело в том, что мне редко звонили на работу, а если и звонили, то знакомые Марине Борисовне люди. Этот, видимо, был чужой, и Агеева пояснила:

— Приятный мужской голос…

Обладателем его оказался Артемкин.

— Я просто хотел узнать, как у вас дела продвигаются, может, чем помочь надо? — сказал он, извинившись за беспокойство.

— Дела идут по плану, я пока занимаюсь сбором предварительной информации, — ответила я, сама слабо представляя, что значит «предварительная информация». Однако это словосочетание произвело впечатление на Артемкина:

— О! А я подумал, что, может быть, вы хотели поехать поговорить с теми людьми, которые сейчас живут в квартире Ягодкина. Я бы вам предложил свою помощь, потому что, на мой взгляд, одной туда идти небезопасно…

— То есть?

— Ну там пьянки постоянные, драки.

Давайте я за вами заеду завтра во второй половине дня, часа в четыре — и вместе сходим?

— Давайте, — я обрадовалась. Появился шанс сделать хоть что-то по розыску этого несчастного алкоголика. Может, его друзья-собутыльники расскажут, что с ним случилось. Что ни говори, а этот агент проявился как нельзя кстати…


***

После работы я зашла в супермаркет недалеко от дома. Когда я в задумчивости бродила мимо витрин с ветчиной и сыром, размышляя, что бы такого купить на ужин Володе с Антошкой, вдруг услышала противный, но знакомый голос сзади: «Это моя бутылка пива. Я с ней пришел, э-э-э, не бейте меня по голове, не бейте. Помогите, я буду жаловаться Карачаевцеву!».

Тирада сопровождалась звуками вялой потасовки. Я оглянулась с самыми плохими предчувствиями. Так и есть: Тараканников, этот жуткий сумасшедший уголовник.

Он стоял в окружении трех охранников супермаркета, пытаясь вырвать рукав своего длинного потрепанного плаща из рук продавщицы. Второй рукой с зажатой в ней бутылкой он размахивал над головой.

— Я помощник депутата Правшова, вот мое удостоверение. У нас депутатская неприкосновенность! — не унимался Тараканников, защищая свои права собственности на бутылку пива, по-видимому, только что спертую с прилавка.

— Молчи, лишенец, — легкими пинками охранники теснили Тараканникова к выходу. Я представила, как буду выглядеть в глазах окружающих, если эта одиозная личность вдруг сейчас заорет на весь зал: «Соболина!». В том, что он не преминет меня опознать, я не сомневалась. Я быстро нагнулась и пошла вдоль витрины с колбасами, побыстрее к выходу, лишь бы Тараканников не успел заметить мое присутствие в зале. Так я шла, пока не уткнулась головой в толстый живот одного из охранников, только что задержавшего Вадима.

— Вы что, вместе? — грозно спросил он.

— Нет, что вы, — мне пришлось разогнуться.

— Зачем тогда прячетесь? — полюбопытствовал секьюрити.

— Я? Прячусь? Я колбасы разглядывала, — не успела я порадоваться, что так ловко выкрутилась, как на весь магазин раздался окрик:

— Соболина! Вот спросите у той женщины, какие у меня связи в этом городе. Вот она, вот! Аня, я здесь, — Тараканников стоял у выхода и усиленно тыкал в меня пальцем.

Я готова была провалиться сквозь землю.

Из магазина нас выперли обоих. Тараканников, едва оказавшись на свободе, отряхнулся, пригладил помятый плащ и продолжал вещать на всю улицу:

— Это была моя бутылка пива. Я ее купил в соседнем магазине! Хотел взять рыбы здесь. Мерзавцы, я в прокуратуру пожалуюсь. А то распустились. Сейчас позвоню зампрокурора, а то совсем эти магазинные охранники распустились. Это нарушение прав человека. Аня, а вы знаете, что я известный правозащитник?

— Угу, только, пожалуйста, тише. — Я едва ли не бегом бежала от места происшествия, пытаясь оторваться от Тараканникова, но он вслед за мной прибавлял шагу. Мне хотелось оказаться хотя бы в тихом и безлюдном месте, чтоб никто не увидел моего попутчика.

— Аня, я в тюрьме ел раков. Думаете, это просто так? У меня был негр-повар.

Меня все слушались. Хотите, я открою тайну: я спал с женой губернатора, — «тайну» он открыл не только мне, но и десятку людей, оказавшихся в ближайших пятидесяти метрах от нас, потому что произнес он это чрезвычайно громко и визгливо.

— Только тише, умоляю, — я была просто в отчаянии, не зная как отделаться от него. Мои слова: «до свидания, мне пора домой», которые я произнесла за последние пятнадцать минут раз двести, Тараканников попросту пропускал мимо ушей.

— Когда я стану губернатором, я сделаю вас своим пресс-секретарем. Вы мне нравитесь. Выходите за меня замуж…

Тут я поняла, что единственный выход — это расслабиться и не слушать Вадика. Только так можно избежать сумасшествия. Из-за него я так и не купила продукты к ужину. Когда я дойду до следующего магазина, будет уже полдевятого, в девять я буду дома. К половине десятого подойдет Володя, да и Антошку надо поскорее накормить. Что бы такое сделать на быструю руку? В принципе, курица недолго готовится, на сковородку — и все. Хотя нет, хочется, чтоб было вкуснее, с гарниром, шампиньонами, чесноком. В морозилке еще пельмени остались, но это совсем не выход…

— …Лично знаком с начальником оперчасти «Крестов». Семьями дружим. А с начальником питерского уголовного розыска мы в начале девяностых вместе куртками конфискованными торговали. Тогда у нас кооператив был, «Север» назывался…

Нет, так дело не пойдет. Надо срочно что-то придумать. Пельмени на ужин — это катастрофа. Может, сделать пюре? А где в такое время найти нормальную картошку? Везде дорогущая. Все дороговато. Скоро надо будет думать, как Антошку в школу собирать. Столько всего надо будет купить: ранец, учебники, костюмчик… Еще в начале года думали с Соболиным, не отдать ли нам Антошку в частную школу, теперь ясно, что придется ему идти в обычную. Бедный мой ребенок, даже лето нормальное родители ему не смогли устроить…

— Я был богатый и ездил на «мерседесе». Меня посадили специально, из зависти. Интриганы! Меня предали. Никого я не похищал. То есть похитил, но с его согласия. Я так тыщу раз делал — и ничего. А тут из-за одного сраного мальчика — целых пять лет…

— До свидания, Вадим, я уже пришла. — Я не стала дожидаться, пока Тараканников распрощается со мной, и кинулась в подъезд. Последнее, что я услышала, было визгливо-удивленное: «Как, уже?»


***

— Анюта, почему вы такая задумчивая сегодня? — спросил Сергей, кинув на меня взгляд сбоку. Мы мчались на его машине по Московскому шоссе в отдаленный район, где затерялись следы пропавшего Ягодкина и где ныне в его квартире проживают какие-то странные люди. Мимо мелькали отстающие машины и серые «сталинки» проспекта. Артемкин вел машину легко и уверенно, вызывая у меня уважение и зависть — я понимала, что никогда не смогу научиться так водить.

— Я раздумываю над сюжетом новеллы, которую надо написать для книжки, — как можно более безразличным тоном ответила я.

Артемкин заметно заинтересовался, даже заерзал на водительском сиденье:

— Правда? Какая интересная у вас работа! А я, между прочим, тоже роман сочиняю. Уже несколько лет подряд. Эпохальный замысел.

Я с любопытством посмотрела на Сергея. Определенно, он мне нравился все больше и больше. Хоть какая-то польза от пропавшего алкоголика — познакомилась с таким приятным человеком, и даже потенциально полезным, все-таки агент по недвижимости. Мы повернули с Московского проспекта на Ленинский.

— Действие происходит в Древнем Египте, тайны которого до сих пор не разгаданы, — продолжал Артемкин. — Главная героиня — царица. Параллельно идет вторая сюжетная линия, уже в современности. Там та же царица, но только в другой жизни.

— Как интересно. И про что этот роман?

— Как всегда. Про любовь. Про вечность. — Артемкин серьезно посмотрел на меня.

— А Саша был вашим близким другом? — спросила я, чтоб сменить тему.

— Не так, чтоб очень. Раньше плотно дружили, а потом поддерживали отношения в основном благодаря Лене, она у нас магнит компании. И когда Сашка начал спиваться, Ленка не брезговала его обществом.

— Кажется, приехали, — радостно сообщила я, увидев издалека табличку с адресом дома, откуда пропал Ягодкин.

Когда дверь открылась, мы с Артемкиным недоуменно переглянулись. Даже ожидая увидеть за дверью все, что угодно, вплоть до призрака убиенного Ягодкина, мы были шокированы. Мадам, эксплуатировавшая жилплощадь потерянного, была пьяна в стельку и едва держалась на ногах. Видимо, последний раз одежду она меняла в феврале, потому что одета была как раз по тому сезону: выщипанная заячья телогрейка, дырявые шерстяные колготки и валенки. О том, что она знает — на дворе все-таки месяц июнь, говорила ее шляпка с бумажными розами, кокетливо сдвинутая на левое ухо. Вместе с открывающейся дверью дама по инерции впечаталась в стенку. Поправляя шляпку, женщина сделала пригласительный жест и произнесла:

— Прр-шу, пр-ходите, гос-спода…

— Мерси… — ответил Артемкин и сделал решительный шаг вперед. — Что здесь за бардак?

— Ну не надо так, — остановила я его и тоже переступила порог.

Мадам оказалась в квартире не одна.

На кухне над столом склонилась еще одна темная личность. На столе наблюдалась изящная сервировочка, состоящая из двух граненых стаканов, бутылочки спиртосодержащей жидкости «Льдинка» и настойки боярышника.

— Простите, а вы кем приходитесь пропавшему Ягодкину? — спросила я личность.

Мужчина долго фокусировал на мне мутный взгляд выцветших глаз, минуту размышлял и наконец произнес:

— Скорбящий друг… Ик-к!

Женщина шатаясь, подошла к столу, поймала бутылку «Льдинки», разлила себе и «другу»:

— Ну за Сашу. Чтоб земля ему пухом… — Парочка выпила.

— Почему вы думаете, что он умер? — поинтересовалась я.

— Сгубили супостаты… — ответил мужчина и протянул свой стакан:

— Усугубите, не побрезгуйте.

Я улыбнулась, вежливо отказалась и продолжила вытягивать из алкоголиков информацию:

— Какие супостаты?

— Агенты…

— Какие агенты? Спецслужб, что ли? — усмехнулся Сергей.

— Угу, спецслужб, — алкоголик хихикнул.

— А как он пропал? — я хотела выяснить у «скорбящих друзей» хоть что-то.

— Мы, эт самое, поехали, — начал рассказывать мужчина, — на дачу. Отдохнуть, то-се. Проехали, тоже, а Саша-то все — ёк. Пропал. Дверь открыта, баян пропал…

— Какой баян? — удивилась я.

— Какой-какой… на котором играют, песни поют… Ой, цветет калина в поле у ручья, парня полюбила молодого я… — скорбящие затянули песню.

— А кому была выгодна его пропажа?

Может быть, квартирный вопрос?

— Кому выгодно? Я же говорю — агентам. И вопрос — как его… тоже.

Сзади раздался грохот. Я оглянулась.

Мадам сидела на полу и разводила руки:

«Стул спиздили. Прямо из-под зада. Агенты сраные», — бормотала она. Пошатываясь, она подошла к мужчине и упала к нему на колени.

— На кого записана его квартира? — продолжила я свой допрос.

Дама стукнула кулаком по столу:

— Я законная наследница! Это мое.? Я его любила! Мы с ним жили долго и счастливо и умерли… то есть хотели умереть в один день. А он обманул. Умер раньше. А одна я не хочу. Он мне завещание оставил бы… а оно мне не нужно — я его любила безвозмездно.

— А вы кто, собственно, такие? — мужчина вздыбился над столом.

— Я из Агентства «Золотая Пуля», — сказала я и тут же поняла, что это была моя ошибка.

— Ах, агенты сраные?! мужик взвыл. — Так это вы Сашку угробили!

— Нет, вы нас не правильно поняли, мы из «Пули», — кричала я, но было уже поздно.

— Из какой, ебанный в рот, пули? Всех порешу! — Мужик выхватил невесть откуда взявшийся топор и кинулся на Сергея.

Сергей быстро увернулся, и мужик по инерции разрубил дверь. Эта же инерция бросила его на пол.

— Бежим, — крикнул Сергей и дернул меня за руку.

Все произошло так быстро, что я не успела опомниться, как мы оказались на лестничной клетке. За нами вылетел топор, который с лязгом ударился об пол и отлетел к соседней двери.

— Вот сволочь, пиджак попортил, — уже в лифте, разглядывая себя, заметил Сергей. — Вот козлы. Может быть, в такой пьяной разборке и погиб наш Шурик. Напились, поругались из-за этой мадам и начали махать топорами, получился летальный исход. С утра очухались, смотрят — трупешник вместо Шурика. Ну они его по запчастям и вынесли. А где закопали — поди спроси. Они уже и маму родную не помнят в лицо.

Я до сих пор не могла прийти в себя.

Подумать только, сейчас я была на волосок от смерти. Еще чуть-чуть — и это чудовище расправилось бы со мной так же, как и с Ягодкиным. Неужели эта пьяная парочка безжалостно убила своего друга?

— Думаешь, они его убили?

— Может, и не убили… — Сергей задумался. — Может, и не убили. Просто Шурик такой человек, он мог и не вынести их общества. А послать их подальше у него наглости не хватило. Может, обидели они его, вот он и поехал на дачу, например. Он так иногда делал: ехал в садоводство, например, в Тосно, селился в заброшенном домике и рисовал. Черт его знает.

Он натура загадочная.

Я представила, как буду искать Ягодкина по садоводствам, и ужаснулась. Там столько заброшенных домиков и столько же алкоголиков. Я умоляюще посмотрела на Сергея. Он — на меня.

— Ну ладно, главное — не терять надежды. Будем искать. Давай поедем на следующие выходные в садоводство, около Тосно. Однажды я его уже там находил.? Поедем?

Я кивнула. Конечно поедем. Какие еще мероприятия по розыску сгинувшего Ягодкина можно предпринять, мне и в голову не приходило.

Напоследок, коль уж оказались в этом районе, Сергей предложил зайти к участковому, дабы поставить его в известность о бесчинствах, которые творятся в квартире «свободного художника» Ягодкина. «Он как раз должен быть на месте, сегодня дежурит», — сказал Артемкин, и я поразилась его осведомленности.

Участковый находился в соседнем квартале от дома Ягодкина. Я с любопытством разглядывала скромное пристанище рядового милиционера, переделанное, видимо, из обычной квартиры: тесный коридорчик-прихожая, эмалированная раковина с обильными следами ржавчины и протертый до дыр линолеум.

— Добрый день, Владимир Алексеевич! — Сергей поздоровался с маленьким щуплым мужчинкой невзрачной наружности.

Мужчинка растерянно вскочил и вопросительно посмотрел на Артемкина. Потом на меня. Потом опять на Артемкина.

Тот продолжал:

— У вас тут люди пропадают, пьяные дебоширы занимают их квартиры, а вы бездействуете. Видите, даже Агентство «Золотая пуля» заинтересовалось нашим Ягодкиным.

— Как — бездействуем? Совсем не бездействуем, — засуетился участковый, — да вы присаживайтесь.

Сергей не преминул воспользоваться его предложением. Чуть помедлив, его примеру последовала и я.

— Нас интересует, какие меры вы принимаете по розыску Ягодкина? — подала я голос.

— Вообще-то, все меры мы уже приняли, — медленно, растягивая слова, начал отвечать участковый и почему-то внимательно посмотрел на Сергея, — мы его нашли. То есть нашли, что в его пропаже нет ничего криминального. Он жив-здоров, живет в каком-то садоводстве.

— На чем основывается ваша уверенность?

— На чем? На… На том, что я его видел. Да, я его видел. Вчера. Нет, позавчера. Он пил пиво около «Пантеры».

— Нет, правда?! — изумленно воскликнул Сережа.

— Да, — уверенно продолжал участковый, — я его ни с кем не мог спутать.

Стоял и пил пиво. Так что эта история, мне кажется, не стоит вашего беспокойства.

Это был совсем неожиданный поворот.

Вяло попрощавшись, мы вышли на улицу.

Я окончательно во всем запуталась. Минут пять мы стояли молча, Сергей пристально вглядывался мне в лицо.

— Вот и закончилось наше расследование, — нарушил молчание он.

Так— то оно так. Но как я об этом скажу Обнорскому? Он ведь потребует предъявить Ягодкина, не поверит, что я этим делом вообще занималась.

— Нет, — вздохнула я, — так не пойдет.

Надо найти его и получить с него расписку, что он нашелся и не хочет, чтоб его дальше искали. Такие требования у моего начальства.

— Да? — разочарованно произнес Сергей. — Ну, значит, будем искать. Хотя этих садоводств — тьма-тьмущая. Значит, я заеду на следующих выходных?


***

"Он нежно приобнял ее за плечи, зарываясь в сноп ее пушистых светлых волос. «Милая», — прошептал он, прикасаясь губами к уху. От этого прикосновения сладкая нега пробежала по всему телу.

Близость родного тела сводила с ума, бешено забилось сердце, его удары отдавались где-то глубоко внутри. Теплая волна, зародившись внизу живота, захлестнула все тело. Самойлов провел рукой по груди, нащупал упругий сосок и мягко сжал его. От этого осталось еще меньше сил удерживаться на ногах, голова закружилась и все мысли, которые тяготили меня в течение дня, мгновенно улетучились…"

Внезапно раздался визг тормозов, и я едва не очутилась лежащей на капоте синей «копейки».

— Коза! Смотри куда лезешь, дура! Вали отсюда! — высунувшись по пояс из окна, на меня орал водитель.

Я глянула на светофор: красный. Оказывается, я, увлекшись сочинением новеллы, умудрилась вылезти на проезжую часть.

— Извините, я задумалась…

— Задумалась, интеллигенция сраная, а мне из-за этой курицы в тюрьму садиться. — Водитель ударил по газам и с ревом рванул с места.

В расстроенных чувствах я добралась до работы. Водитель, так грубо вторгшийся в нашу с Соболиным интимную сцену, убил весь романтический настрой. Да и вообще желания работать не было никакого. Хотелось вернуться домой, потихоньку заняться домашними делами, пересадить филодендрон в большой керамический горшок и думать о том, какой будет моя новелла.

Обнорский просил побольше эротики, ну так за этим дело не станет. Я даже подумывала, может, описать мое романтическое приключение с бизнесменом Гурджиевым? История о том, как я познакомилась с Жорой Армивирским, криминальным олигархом и авторитетным человеком, в клубе «Мата Хари», а потом встречалась с ним в его доме, будет не менее захватывающей, чем интрижки Завгородней. Толстая золотая цепочка, змеей притаившаяся на его широкой волосатой груди… А потом Гурджиева посадили, обвинив в похищении двух армян, потом, благодаря мне, эти армяне были найдены, и Жора вышел…

Наверное, он знает, кому обязан своим освобождением. Может, правда, все это описать?

Но я быстро отбросила мысль о том, чтобы Гурджиев вошел еще и в мою книжку. Хватит ему моей жизни. А в эротических сценах мне достаточно и Соболина.

Только как новеллу сделать детективной?

Детектив — это когда стреляют, убивают или, хуже того, титаническими умственными усилиями разгадывают загадки. Должна быть завязка, интрига, кульминация и так далее, в общем, почти как в школьном сочинении.

Едва я успела прикоснуться к ручке двери в кабинет архивно-аналитического, как услышала за спиной голос живого классика:

— А, мадам Соболина. Как у нас продвигается расследование пропажи этого, как его… алкаша?

— Помаленьку…

Такой ответ настораживает. Он приемлем для сотрудников районных отделений милиции, а в «Золотой пуле» ответ на вышеупомянутый вопрос должен быть либо «ускоренными темпами», либо, в крайнем случае, «по плану».

— Андрей Викторович, дело в том, что я не считаю случай с пропажей Ягодкина подходящим для нашего расследования.

Скорее всего, он живет в одном из садоводств Ленобласти и совсем не хочет, чтоб его

находили. Он же алкаш, пропащий человек. Вот и пропал. И никакого криминала. Квартиру его никто не забирал… Давайте я займусь работой у Марины Борисовны.

Обнорский сочувственно посмотрел на меня:

— Откуда такая пораженческая позиция? «Нет криминала…» Наша задача состоит в том, чтоб найти криминал даже там, где его нет. Понятно? Работай, Соболина, работай.

Классик уже повернулся, чтобы идти к своему кабинету, когда я сообразила спросить:

— Андрей Викторович, а что такое интрига? То есть как она выглядит в новелле?

— Интрига? Хм, ну это… — Обнорский что-то изобразил руками в пространстве, сильно напоминающее форму женского тела. — Ну… ну ты даешь, Соболина, не знать, что такое интрига. Спроси у Соболина, он знает. И не отвлекай меня по пустякам. Сдача новеллы — десятого, для тебя — пятнадцатого, потому что еще придется интригу искать.


***

Было одиннадцать вечера, когда зазвонил телефон. «Наверное, Соболина хотят», — лениво подумала я, уже лежа в кровати. Было слышно, как Соболин дошел до прихожей, взял трубку, затем раздалось его удивленное:

«Аня, это тебя! Какой-то мужик».

— Это Соболина. Слушаю, — я подбежала к телефону.

— Здравствуй, Анечка, — раздался визгливый противный голос. — Угадай, как я узнал твой телефон?

— Не знаю…

— Я позвонил в Союз журналистов, сказал, что я твой младший брат из Белоруссии, вот мне и дали. Как дела?

— Ничего, Вадик, я сейчас немного занята…

— Я тут откопал такую вещь. Скинхеды готовят погромы, я к ним внедрился? Интересно?

— Нет, я занимаюсь совершенно другим делом, розыском.

— Кого ищем?

— Пьяницу одного.

— Какое агентство недвижимости оформляло его квартиру?

— Не знаю, никакое. Мне специалист из «Китеж-града» сказал, что квартира на пропавшем не числится и она не могла быть поводом к убийству.

— Откуда? — впервые за всю историю в голосе Тараканникова послышалась задумчивость. Я повторила. Минуту промолчав, Тараканников мрачно произнес:

— Ну ты даешь. Так и до инфаркта недалеко. Подожди, я сейчас водки выпью. — В трубке раздался звон посуды, недвусмысленное бульканье и голос Тараканникова вернулся:

— Ты знаешь, что теперь мне этим придется заниматься? Ты знаешь, что это за агентство? Там непонятно, кого больше, мошенников или убийц. В каком, говоришь, районе алкаш пропал? В Южном?? И менты не работают? Правильно, а зачем им работать, ведь их бывший сослуживец, господин Бардаков, теперь директор «Китеж-града». Там таких пропавших еще с десяток найдется. — Слова из Вадика вылетали с частотой пулеметной очереди. Я застонала.

— Вадим, давай мы об этом завтра переговорим. И вообще, откуда ты все это знаешь? Позвони мне завтра на работу, было приятно поболтать, пока. — Я молниеносно бросила трубку на телефон и даже прижала ее, словно опасаясь, что оттуда снова прорвется голос Тараканникова.

— Кто это был? — полюбопытствовал Соболин. Узнав, что чокнутый уголовник, он с досадой резюмировал:

— Эх, не узнал я его раньше. А то бы он на всю жизнь запомнил, как звонить незнакомым людям в такое время. Теперь он и к тебе пристает.

Надо велеть Григорию не пускать его на порог Агентства.

Тараканников внес в мой спокойный вечер тревогу, сумасшествие и еще какую-то гадость, чем окончательно испортил его. Не то, что бы я восприняла его всерьез, но его слова не давали мне покоя. По крайней мере, я твердо решила завтра проверить слова Артемкина насчет собственника квартиры Ягодкина. Это действительно надо было сделать раньше.


***

— Клянись! — грозный рык донесся из кабинета Спозаранника.

Я в смятении остановилась и осторожно заглянула внутрь. Над столом Спозаранника вздымалась Железняк, растерянно оглядываясь по сторонам, а сам хозяин стола держал ее под оптическим прицелом своих очков.

— Клянись! — снова повторил Глеб Егорович.

— Как? — Нонне было явно не по себе.

Спозаранник быстро сосканировал очками кабинетную местность и все стратегически важные объекты. Его взгляд задержался на дыроколе:

— Клянись на дыроколе! — Спозаранник поставил перед Железняк это священный предмет. — Повторяй за мной: «Клянусь, что впредь не сделаю ни шагу, не поставив непосредственное начальство в известность, всю инициативу буду оформлять в соответствии с требованиями штабной культуры, а именно заведу отдельную папку, в которую буду подшивать ежедневные отчеты об инициативах, которые пожелаю проявить…»

Железняк положила одну руку на дырокол, а вторую почему-то по-пионерски приложила к левому уху и зычно стала вторить Спозараннику: «Клянусь, что впредь…»

Когда она закончила фразу и с ожиданием посмотрела на шефа, Спозаранник довольно улыбнулся и пояснил:

— Все твои инициативы будут обсуждаться на общем собрании сотрудников отдела расследований под председательством начальника отдела. — Глеб Егорович кашлянул и поправил галстук, без того безупречно висевший у него на шее под углом ровно 90 градусов от линии плеча. — Кроме того, обязуюсь… Повторяй, повторяй, Железняк!

Железняк повторила все слова странной клятвы, рожденной в воспаленном мозгу Глеба Егоровича, и напоследок дала маразматическое обещание (так потребовал шеф) не склонять к неформальным отношениям представителей мужского пола в Агентстве, особенно начальников отделов. Это меня поразило больше всего — совсем Егорыч из ума выжил. То мучает своих подчиненных непонятными требованиями, то в подсобке прячется.

К Железняк он больше всего цепляется.

Слава Богу, я не в его отделе…

— Он что, совсем помешался? — спросила я Железняк, пулей выскочившую из кабинета.

— Угу, трус несчастный! — Нонна хищно окинула взглядом коридоры Агентства. — Ты Зудинцева не видела?

— Нет. Я только пришла, Антошка не хотел в садик идти…

— Бывает! — Железняк уже неслась к выходу, гулко стуча каблучищами по паркету.

По— моему, она торопилась вовсе не для того, чтоб отписывать отчеты об инициативах Спозаранику. Честно говоря, мне нравится Нонна, она добрая девушка, но иногда ее энергия меня пугает. Этот постоянный безумный огонь в ее глазах…

Такой, наверное, был у фанатиков-революционеров, например, у Веры Засулич.

Я думала, что с рождением двойни она станет нормальным человеком, но, кажется, получилось наоборот.

Не понимаю, что человеку еще нужно?

Прекрасные дети, сносный муж… Главное для человека — это ведь семья, все остальное второстепенное, и не стоит этими вещами так увлекаться.

Единственное, что меня смогло отвлечь от семьи — это, как ни странно, написание новеллы. На мой взгляд, она у меня так здорово получалась, только с интригой были небольшие сложности. У моей новеллы ее либо не было, либо она выглядела так, что я ее не смогла распознать.

Я вспомнила — Обнорский велел мне поинтересоваться у Соболина, что такое интрига. Я открыла дверь в репортерский.

Мужа там, как всегда, не оказалось — видимо, убежал на задание. В кабинете были только Завгородняя и Каширин.

— Светка, как твоя новелла? — поинтересовалась я.

— О, классно. Мне так понравилось.

Когда я выйду замуж за миллионера и состарюсь, я вплотную займусь художественным творчеством. Куплю виллу, сяду в ней и буду писать эротические триллеры.

— А я вот не могу понять, что такое интрига.

— Это просто. Представь, читаешь ты книжку. Читаешь, читаешь, читаешь. Доходишь до интриги — и тут у тебя аж дыхание захватывает, так хочется дочитать до конца. Читаешь и не успеваешь думать, читаешь и читаешь… А потом — развязка, хлоп, и неинтересно. — Светка выдохнула и обмякла. — В общем, как в сексе: все точно так же, прелюдия, то есть завязка, кульминация, развязка.

Каширин, беззастенчиво подслушивавший наш разговор, делая вид, что играет на компьютере, повернулся на стуле и с интересом спросил:

— Светочка, ты все книжки так читаешь?

— Да я, честно говоря, их почти не читаю, — не почувствовав подвоха, ответила Завгородняя.

— А я хотел предложить вместе книжку почитать. На днях купил. Называется «Заводной апельсин». Слышала?

— Ой, да… Что-то сельскохозяйственное?

Тут в кабинет заглянул Скрипка и, увидев красное от едва сдерживаемого смеха лицо Каширина, любопытно протиснулся в дверь полностью.

— Отчасти да. Светка! — продолжал издеваться Каширин. — Ты никогда не думала в школу устроиться преподавателем литературы?

— Нет, я детей не люблю.

— Бывает. Однако любовь или нелюбовь к детям не сказывается на их окончательном количестве. — Скрипка решил поддержать разговор. — Был у меня один знакомый. Он очень не любил детей. Ну просто до дрожи в коленках. Но он очень любил женщин.

И женщины любили его, потому что он был красивый, богатый и глупый. Мой знакомый любил женщин бескорыстно, что нельзя сказать о них. Они норовили от него забеременеть, и беременели. По две-три штуки в неделю. А мой знакомый был честный и порядочный человек и считал своим долгом на них жениться. Но на всех жениться он не мог и от этой коллизии еще больше не любил детей. А женщины все беременели и беременели — видимо, у моего знакомого такой организм был, что стоило ему только к женщине прикоснуться, как она тут же беременела…

Последнюю фразу услышала Агеева, проходившая мимо. Кардинально изменив траекторию, она завернула в кабинет:

— Кто беременела? — грозно спросила она Скрипку.

— Да так, знакомая одного моего знакомого… — пробормотал он.

— Ага. То-то я гляжу, Горностаева бледная ходит в последнее время. Доигрались! — Агеева развернулась и, хлопнув дверью, вышла из кабинета.

Минуту все сидели молча. Скрипка, побледневший, видимо, из солидарности с Горностаевой, развел руки и двинулся к выходу.

— Так что дальше с твоим знакомым было? — спросила Завгородняя.

— Женился…

— На всех?

— Ага. В Турцию уехал и женился, — скорбно произнес Скрипка и тоже ушел.

Что— то подсказывало мне -скорбит он совсем не из-за своего знакомого.

— Вот, Анна Владимировна, теперь тебе понятно, что такое интрига? — Каширин многозначительно поднял брови.


***

— Соболина! — Обнорский был сегодня не в духе и явно настроился похамить. — И это называется «детективная новелла»? Где здесь детектив, где здесь интрига, где здесь, твою мать, новелла?

Обнорский швырнул передо мной пачку листов, которые я ему отдала накануне.

Я отшатнулась. Мне хотелось плакать, но я сжала кулаки и твердо ответила:

— Если вы, Андрей Викторович будете сдержаннее в выражениях, я готова выслушать суть ваших претензий к моей новелле.

— «Выслушать!» — передразнил Обнорский, сбавляя обороты и усаживаясь в кресло. Я так и осталась стоять. — Ладно.

Слушай сюда. Я просил, чтоб в новелле были секс, эротика, интрижки. Где оно?

— Как — где? — Я была возмущена. Уж чего-чего, а эротики там хватает. Я схватила листы и стала показывать Обнорскому. — Вот. И вот. И тут чуть-чуть. А здесь вообще две страницы. А вот это?

— Что «это»? «Самойлов нежно раздвинул мне ноги…» — это ты считаешь эротикой? — Обнорский удивленно посмотрел на меня. — Эротика с собственным мужем?

Запомни — секс, эротика и порнография — это когда мы с тобой, или ты с Повзло, или там с Кашириным, как хочешь. А с собственным мужем — это картины семейного быта. Я хочу интриг на стороне!

— Как? С кем? — я растерялась.

— С кем хочешь. Далее. Чем занимается твоя героиня? Любит собственного мужа, ходит в магазин и путается под ногами остальных сотрудников Агентства. Где расследование?

— Ну, там труп есть…

— А толку? Расследование одним трупом не ограничивается. Героиня должна ходить, думать, разговаривать. А она у тебя какая-то вялая. И этой, интриги, нету. — Обнорский опять нарисовал в воздухе женскую фигуру. — Переделывай. Знаешь что напиши? Ту историю с похищением твоего сына, помнишь?

Я кивнула. Конечно, помню. Такое вряд ли забудешь. Только вспоминать не очень хотелось — а уж тем более делать достоянием публики историю про суку-прокуроршу, с которой спутался мой муж и которая устроила похищение Антошки…

Видя мое смятение, Обнорский бескомпромиссно приказал:

— Пиши, пиши. Чтоб пятнадцатого текст был у меня на столе, и эротики побольше. Все. Иди.

Только вечером я вспомнила, что опять не позаботилась о запросе в ГБР насчет квартиры Ягодкина…


***

— Ты что, забыла? Мы же договаривались… — На пороге стоял Артемкин, протягивая мне бледную розу. Джентльменский; жест смотрелся еще трогательнее оттого, что Артемкин был в ярком спортивном костюме и кроссовках.


***

О, у меня совершенно вылетело из головы, что я договорилась с ним ехать искать Ягодкина в южное садоводство. Вспомни я об этом раньше, я бы перезвонила ему накануне, отказалась бы. Мне совершенно не хотелось ехать, особенно после того, что рассказал Тараканников. А если Артемкин действительно преступник? Нельзя сказать, что я поверила этому чокнутому трепачу Тараканникову, но получилось, как в том анекдоте: «ложки-то нашлись, но осадок остался». Тем более что на сегодняшний выходной у меня были совершенно другие планы: перестирать все накопившееся за две недели белье, сходить на рынок, испечь беляши к приходу Володи…

— Да нет… что ты… то есть нет, — замялась я, со смущением взглянув на свои домашние тапочки. — Если честно, то действительно забыла.

— Ну так собирайся, я подожду. Я специально пораньше встал.

— Понимаешь, Сергей… Я… — Я не знала что сказать. Не могла же я ему заявить: «Понимаешь, Сергей, я боюсь с тобой ехать, потому что после слов сумасшедшего уголовника мне кажется, что ты убийца»? Других причин отложить поездку я, как назло, не могла придумать… — Я хотела голову помыть.

— Мне всегда нравились аккуратные женщины, но ты, по-моему, слишком самокритична. Поверь мне, в садоводстве среди дачников у тебя будет самая чистая голова, — засмеялся он.

Я вздохнула. Посмотрела на розу. Кивнула.


***

«Он нежно приобнял ее за плечи…» — глядя на закатное солнце, вспоминала я куски своей новеллы. Окружающая природа тосненского садоводства располагала к лирике: кругом звенели птицы, зеленые острова простирались до самого горизонта, легкие дуновения ветерка доносили благоухание цветов. Я стояла на краю обрыва, которым заканчивалось опустевшее к вечеру садоводство, на дне обрыва игриво поблескивал маленький ручеек. Да, у Ягодкина губа не дура, если он выбрал это садоводство в качестве среды обитания.

— Знаешь, Сергей, мне кажется, что Ягодкин здесь. И мы его найдем, живого или мертвого, как велел мне Обнорский, — я услышала, что Артемкин что-то промычал в ответ. — А представляешь, он убит, а пока мы его ищем, квартиру Ягодкина уже переписали на какого-нибудь… — я на секунду задумалась, -… Цветом кина.

Я улыбнулась и продолжила нелепую версию:

— А алкоголики ни при чем, просто так там живут…

Спиной я почувствовала, как подошел Сергей. «Он нежно приобнял ее за плечи…» Вдруг холодные крепкие пальца сжали мое горло, тут же потемнело в глазах. Я хотела закричать, но крик застрял где-то внутри, наружу вырывались только хрипы. Я попыталась разжать его пальцы, но поняла, что слабею. Я хотела что-то сказать, просить, уговорить, молить о пощаде, отречься от всего, продать душу, воззвать к человеческому… Я бы смогла его уговорить, объяснить, спастись, если бы он дал сказать мне хотя бы слово.

Мысли обволакивались в слова, теснились в голове, но ни звука произнести я была не в силах. И тогда я поняла, это конец.

Было не больно, только страшно. Удивительно, как это не больно умирать.

Умирать?… Но Антошка… Изнутри меня разрывал отчаянный волчий вой, который холодные пальцы превращали в жалкий хрип. Ноги подогнулись, я начала сползать на землю, цепляясь за нее руками.

Холодные пальцы отрывали меня от земли, а я продолжала хватать руками пучки травы и комья ссохшегося песка. Внезапно земля увернулась из-под рук, и я куда-то полетела. Чужие руки последовали было за мной, но хватка ослабла. Я изо всех сил дернулась. Руки напоследок впились в волосы, но я уже ушла из-под их власти.

Земля обнимала меня и ласкала, когда я катилась вниз по обрыву…

Мокрая от поцелуев ручья, я бежала сквозь березовую рощу, расталкивая и ломая маленькие деревца. Под ногами хлюпало, за каблуки цеплялись кочки. Вне себя от страха, я спиной чувствовала за собой Артемкина, хотя шума погони вроде не было слышно. Ощущение, что Артемкин стоит за спиной, не прошло и тогда, когда я села в машину, резко затормозившую в двух метрах от меня, когда я выскочила на неизвестно откуда взявшуюся грунтовую дорогу. Это ощущение не прошло никогда.


***

Прошло две недели после того, как убийца алкоголика Ягодкина пытался меня задушить. За этот период прошло достаточно событий, чтоб написать не одну, а целых десять новелл. Во-первых, дело все-таки возбудили, только не розыскное, а по факту попытки убийства. Сбежавшего после совместной поездки в садоводство Артемкина нашли довольно быстро — в Баку, у собственной бабушки. Он довольно быстро признался в убийстве Ягодкина и еще пяти пропавших человек из Южного района. Труп Ягодкина был обнаружен в одном из домиков в садоводстве — том самом, где мы безуспешно пытались с Артемкиным его найти живого.

Отчасти милиция была права — Ягодкин действительно пребывал в Тосно… его Артемкин нашел самостоятельно. Кому как не ему знать, куда он спрятал труп… еще в конце февраля. То есть участковый Владимир Алексеевич, так упорно не хотевший разыскивать пропавшего, видел в середине июня у пивного ларька, очевидно, призрак Александра Ягодкина.

Во— вторых, я написала статью. После публикации купалась в лучах славы: все считали свои долгом подойти и выразить свое восхищение. Даже Обнорский снизошел и произнес длинный и витиеватый комплимент -что-то про серую мышку и превзойденные ожидания. Напоследок он заметил, что в Агентстве вызревает новый талант, и это не пройдет незамеченным для руководства. Новеллу мне разрешили сдать позже всех — при условии, что она будет такая же блестящая, как и статья.

Обнорский по своим каналам выяснил, что рассказывает на следствии Артемкин. В частности, его больше всего волновал вопрос, почему убийца покусился на жизнь его сотрудника. По этому поводу Артемкин объяснил следующее: несмотря на мою очевидную безобидность, он все-таки боялся, что мне придет в голову проверить, кому принадлежит квартира Ягодкина. Ведь «Золотая пуля» — единственное, что могло разоблачить Артемкина, поскольку в милиции благодаря связям Бардакова все дела о «потеряшках», отправившихся на тот свет благодаря Артемкину, успешно волокитились. Удержать друзей пропавшего Ягодкина от визита к нам Артемкин не мог и потому решил сам следить за моим расследованием и держать его под контролем. Поэтому он был так щедр, предлагая свою помощь.

Честно говоря, ему удалось меня запутать и пустить по неверному следу.? Если бы я сразу попросила Обнорского отправить через своих ментов запрос в ГБР! Он показал бы, что уже после своей пропажи Саша Ягодкин быстренько провел в суде наследственное дело (естественно не лично, а по нотариальной доверенности). И так же быстренько по той же доверенности продал квартиру гражданке Колупко, приезжей хохлушке. К сожалению, я не успела это сделать, прежде чем отправиться в поездку с Артемкиным…

Я долго ломала голову, почему он все-таки решил меня задушить? Потом меня осенило: может, он и не попытался бы это сделать, если бы не дурацкое совпадение — я пошутила, что квартира Ягодкина может быть оформлена на Цветочкина.

А так оно и оказалось — доверенность была выписана на Якова Цветочкина, сокурсника Артемкина. Вот Сергей и подумал, что я уже все знаю и только делаю вид, будто ни о чем не догадываюсь. И… даже у убийц нервы не железные.

А что касается остальных убийств, то Артемкин честно признал свою вину, утверждая, что он якобы находил алкоголиков и убивал их самостоятельно. Ягодкина же и вовсе искать не пришлось — Артемкин оказался одним из его многочисленных знакомых, которым Ягодкин безмерно доверял. А «Китеж-град» и местные розыскники якобы ни при чем.


***

…К счастью, моя оплошность с ГБР осталась незамеченной — никому в голову не пришло поинтересоваться у меня, почему я не отправила запрос до того, как меня пытались убить.

— Молодец, Аня! Разоблачить убийцу — это даже не всегда мне удается. — Нонна Железняк крепко пожала мне руку. — А что будет с самим «Китеж-градом» и с милиционерами, которые не хотели искать алкоголика?

— Не знаю. Я думаю, прокуратура не оставит без внимания тот факт, что по всем пропавшим с помощью Артемкина не были заведены розыскные дела и что участковый видел Ягодкина после его смерти.

— Напрасно так думаешь! Если участкового до сих пор не привлекли, то ему ничего не грозит. Вообще мне кажется, что этот мент был наводчиком у «Китежграда». Кому как не участковому знать, где живут «синяки», обремененные жилплощадью?

Я задумалась. Действительно, степень участия милиции в делах «Китеж-града» осталась какой-то недооцененной…

И тогда мне показалось, что было бы уместно написать еще одну статью про агентство недвижимости «Китеж-град».

Клиенты, рискнувшие доверить ему свою жилплощадь, действительно переезжают в невидимый град Китеж — на веки вечные… К тому же теперь у меня появился хороший информатор об их делишках.

…Тараканников звонил мне едва ли не каждый вечер. Я терпеливо и внимательно выслушивала его словесный понос, стараясь выбрать те крупицы информации, которые были бы мне полезны. Непонятно было, откуда он столько знал про «Китеж-град», но, если верить его словам, то Бардаков занимался полнейшим беспределом. Подозреваю, что просто иногда он был вынужден обращаться к помощи Тараканникова. Основным направлением деятельности Агентства были мошенничества, причем настолько изощренные, что Тараканникову приходилось по часу объяснять их смысл. Особенно ценным в Вадике было то, что он имел возможность общаться с Бардаковым и практически со скоростью телеграфа передавать мне его высказывания.

— Что у нас в дальнейших творческих планах? — поинтересовался однажды Тараканников, позвонив с присущей ему бестактностью, когда сутки уже перевалили за полночь.

— Буду писать новую статью, этого нельзя так оставить.

— Может, бросишь? Я знаю, что Бардаков поручил одному человеку разобраться с тобой. Так получилось, что этот человек… ну я его очень хорошо знаю.

— Как разобраться? — испугалась я.

— Ну сначала мелкие запугивания.

Например, дверь в квартиру подожгут или стекло выбьют. Что дальше — не знаю.

Может, вплоть до ликвидации.

— Он меня не тронет. Если он не совсем дурак. Меня ликвидируют, так на мое место придут другие, — твердо и с некоторым пафосом заявила я.

— Ну смотри, — сказал Тараканников и повесил трубку. Это был первый случай, когда разговор закончился по его инициативе.


***

Через несколько дней после этого разговора произошли события, после которых я поняла, что Бардаков совсем невменяемый, и его поступки никаким законам логики не подчиняются. Утром, выйдя из квартиры, я обнаружила на двери надпись, сделанную кровью: «Берегись, сука».

Вновь я испугалась по-настоящему — едва ли не так же, как тогда, в садоводстве.

И я поняла, что защитить меня не смогут ни Соболин, ни Обнорский, ни уж тем более вся питерская милиция. Статья была уже написана, сверстана и должна была выйти в понедельник в очередном номере «Явки с повинной».

…В воскресенье вечером, когда я плескалась в ванной, мне позвонил сам Бардаков. Я была бы не так удивлена, провались подо мной пол, как этим звонком.

Больше всего меня поразил тот факт, что его голос был спокойный, почти ласковый. Бардаков сообщил не о моей скорой смерти, а о том, что жаждет со мной увидеться.

— Нам нужно многое обсудить, не так ли?

— Что, например?

— Ну, например, вашу статью.

— А может, ваши методы работы?

— Ну у каждой организации бывают промахи. Осечки, так сказать.

— То есть убийство Ягодкина вы считаете осечкой?

— Не надо передергивать факты, как вы это сделали в вашей газете.

От возмущения я даже вылезла из ванны и присела на ее край. Этот невменяемый позвонил специально, чтоб меня разозлить?

Нет, он не хотел меня злить. Он просто хотел со мной поговорить. Я с ним разговаривать не хотела, но почему-то согласилась на встречу у него завтра в конторе.

Наверное, я просто устала, и мне было легче помириться с Бардаковым, нежели читать кровавые надписи каждое утро. Так или иначе, на встречу я согласилась, и это была моя роковая ошибка. Только это мне объяснили гораздо позже, во вторник, на следующий день после встречи с Бардаковым.


***

Бардаков оказался маленьким смешным человечком с вытертыми сзади штанами и нервными ужимками. Несмотря на вполне пристойный костюм, директор «Китеж-града» производил неряшливое впечатление — то ли засаленными темными волосами, то ли отвратительно грязными ботинками. Его глаза, расположенные чуть-чуть навыкате, испуганно и с ненавистью глядели на этот мир. При виде меня он радостно задергал головой и суетливо выскочил навстречу.

— Садитесь, Анна Владимировна! Хотите кофе? — Бардаков по-халдейски склонился надо мной.

— Почему бы и нет, — я вдруг почувствовала уверенность. — Так о чем вы хотели поговорить?

— Я хотел вам предложить: давайте мириться, Анечка.

— Я разве с вами ссорилась?…


***

…Я уже успела дойти до дома, когда меня снова вызвали на работу. Позвонила Ксюша и официальным голосом сообщила, что меня хочет видеть Обнорский.

С очень плохим предчувствием я поймала машину и вернулась обратно.

Обнорский начал с допроса. В его лице читалась одна суровость.

— Ты была в «Китеж-граде»?

— Да.

— Зачем?

— Позвонил Бардаков и пригласил…

— О чем говорили?

— Да так, ни о чем. Он критиковал мою статью, а я говорила, что в статье нет ни слова не правды.

— Но вы пришли к общему мнению?

Ты сказала, что больше не будешь писать?

— Ну да.

Обнорский задумался и замолчал. Некоторое время он сидел так, покачивая головой, словно в чем-то убедившись. Допрос продолжился:

— Почему?

— Просто уже нечего было писать, — неуверенно произнесла я. Мне было как-то неловко признать, что я испугалась Бардакова.

— Тараканников при вашей беседе присутствовал?

— Да, но я не знала, что он там будет.

Его, видимо, тоже пригласил Бардаков.

Нес какую-то чушь, как всегда. Он зашел через полчаса после меня, — я почувствовала, что мне приходится оправдываться, и стало противно, — а что случилось?

Тут Обнорский взорвался:

— А случилось то, моя дорогая, что твоего приятеля Тараканникова полчаса назад рубоповцы взяли при получении двух тысяч долларов от Бардакова в качестве взятки и собираются предъявить ему обвинение в вымогательстве. И не надо смотреть на меня такими невинными глазами. Он вымогал деньги от твоего имени, за то, что ты больше не будешь писать клевету про «Китежград». Так что ты вполне можешь пойти с ним как соучастница!

…Подробности мне рассказали уже позже. Оказывается, Бардаков предъявил следствию

диктофонные записи, где Тараканников открытым текстом требует у него деньги за то, чтоб в дальнейшем не было проблем с журналистами. Говорит, что я тружусь над текстом по его заданию, и в подтверждение этого приводит некоторые факты из еще неопубликованного текста. То, что Тараканников присутствовал при нашей с Бардаковым встрече и вставлял в наш разговор туманного содержания фразы — лишнее подтверждение нашего с ним «сговора».


***

Мне было так худо, что хоть, в петлю лезь. Более всего меня пугали не возможные последствия случившегося, какими бы они ни были, а то, что мне никто не верил. Я была бы готова повеситься ради того, чтобы коллеги поверили в мою невиновность… если бы не Антошка. Но даже сделай я это — думаю, никого бы я не убедила, что не вступала в преступный сговор с Тараканниковым. Может, прибавилось бы жалости ко мне. Но ее и сейчас было предостаточно.

В Агентстве все словно сговорились.

Все, как один, смотрели на меня так, будто я смертельно больна — заговаривали со мной сочувственно и тихо, но приблизиться боялись, чтоб не заразиться. Обнорский, видимо, больше всего боялся заразы — в последние дни он меня игнорировал. Лишь пару раз я чувствовала спиной его хмурый взгляд.

Пожалуй, одна только Железняк не изменилась в отношении ко мне. Но меня это мало утешало: окажись я не только шантажисткой, но и, скажем, убийцей, она бы вела себя со мной одинаково.

— Слушай, Аня, — Нонна подошла ко мне вчера, — я придумала. Следствие пока не решило, предъявить ли тебе обвинение, так? Вот пока оно не решило, может, тебе скрыться за границей? Например, в Турции. Я знаю, у тамошней полиции с нашей нелады, поэтому там тебя будут долго искать. Бери отпуск на полгода и уезжай.

Я никому не скажу, где ты. Будем держать связь через мою тетю.

Нонна достала цветной рекламный журнал и начала показывать объявления о продаже туров. Я листала журнал как во сне, только изредка кивая Железняк. А путевки действительно были дешевые: всего по 200-300 долларов. Вот бы взять Антошку, Соболина и махнуть на юг. Не обязательно в Турцию, можно в Анапу. Мы с Соболиным давно не были на юге…

— Не, найдут ее в Турции. Вычислят, — к Железняк присоединился Кононов, тоже решивший поучаствовать в обсуждении вопроса. Я горько усмехнулась: в искусстве словоблудия Максу и Каширину нет равных. Главным их номером было нести абсолютный бред с очень серьезным видом и заставлять окружающих выслушивать его. Макс продолжал:

— Надо сделать так, чтоб ее никто не искал. Например, инсценировать ее смерть. Как вам такая картина: приходит Соболин домой, а там кровь повсюду, дверь взломана, клочья волос, украден телевизор и холодильник. Соболиной нету. Какой вывод напрашивается? Аньку убили, квартиру обокрали.

— А может, Соболина в это посвятить?

— Нельзя. В этом-то вся суть, что он будет искренне горевать, и милиция поверит, что ее действительно убили.

— Никто не поверит. Потому что грабителям незачем похищать труп из квартиры. Получается, они украли телевизор, холодильник и труп? Нелогично. Зачем им труп. Как они его будут транспортировать?

— Чтоб скрыть улики. Чтоб никто не подумал, что они еще и убийство совершили. И вообще, это были сумасшедшие грабители. Нормальные грабители не стали бы брать из богатой квартиры Соболиных только телевизор и холодильник. Дело в том, что им нравятся не ценные вещи, а габаритные грузы.

— Подождите. — Нонна и Макс умудрились втянуть меня в их бредовую игру. — Откуда вы знаете, что квартира Соболиных богатая, и почему это мой труп — габаритный груз?

— Ну хорошо, — согласился с возражениями Макс. — Тогда пусть будет инсценировано не ограбление с убийством, а преднамеренное убийство. Так бывает: например, кто-то кого-то убивает, и труп прячет, чтоб не было возбуждено уголовное дело. Как говорится: нету тела, нету дела.

— Какая разница? Все равно придется труп уносить из квартиры, — продолжала спорить Железняк.

— Стоп! — закричала я. — Хватит! Какой труп? Вы что, совсем с ума посходили? Вам лишь бы потрепаться, а я больше не могу! Мне никто не верит!

Из глаз полились слезы. Железняк махнула рукой, и Макс скрылся из кабинета. Нонка присела ко мне и протянула отмотанный с рулона, стоящего в нашем туалете, кусок туалетной бумаги.

— На, не плачь. Не переживай. Мы это специально, чтоб тебя развеселить… все образуется. Мы что-нибудь придумаем…

— Нет, пожалуйста, не надо, — всхлипывая, сказала я, сообразив, что лучше не позволять Железняк что-то придумывать.


***

Через несколько дней благодаря Лукошкиной дошли сведения, что честность Тараканникова с каждым днем тает все больше и больше. Сначала он показания против меня не давал, рассказывал, что вымогал деньги от моего имени без моего ведома. Это было странно — следование истине не в характере Тараканникова. Но потом все стало на свои места: постепенно моя роль в этом деле с каждым новым допросом Тараканникова все возрастала — вероятно, из-за вмешательства Бардакова. Именно ему, в первую очередь, нужно, чтоб вымогательницей была я — только так он может вернуть себе честь и достоинство, существенно потрепанные в «Явке с повинной». Поэтому он через своих следователей легко заключил сделку с Тараканниковым и уже сейчас предпринимает телодвижения по освобождению Вадима под подписку — чтоб было проще с ним договориться. И со стопроцентной уверенностью можно сказать, что они договорятся… Теперь я догадалась, даже кровавые надписи на моей двери — дело рук подонка Тараканникова… И что будет со мной — вместо Вадима в камере окажусь я? Подумать только, моя судьба зависит только от показаний этого мерзавца!

Я не знаю, что послужило толчком к тому поступку, который я совершила в тот же вечер. Может быть, информация о том, что Тараканников продолжает меня оговаривать, и поэтому нам предстоит очная ставка… А может — поведение Соболина.

Мы мирно и уютно поужинали при свечах, Соболин весь вечер шутил и пытался отвлечь меня от грустных мыслей.

Ему это почти удалось.

Но когда мы ложились спать, я зачем-то задала ему вопрос:

— Ты мне не веришь? — пояснять, что я имею в виду, не было нужды.

— Верю, глупая, конечно, верю. — Соболин, как мне показалось, натянуто улыбнулся и обнял меня.

— Честно?

— Честно! Я тебя никогда не оставлю, тем более в такой дурацкой ситуации.

Я ведь тоже виноват в том, что произошло.

— То есть?

— Ну надо было уделять тебе больше внимания, чувствовать тебя. Я знал, что ты хочешь все время быть самостоятельной, а не ощущать себя в Агентстве только моей женой. Я это знал, но ничего не делал.

— Что бы ты мог сделать?

— Ну… не знаю. — Соболин замялся.

Я заподозрила неладное.

— Нет, подожди! Что ты мог сделать?

Сделать так, чтоб Тараканников не подставил меня? Каким образом, интересно?

— Ну нет, не это. Дать тебе возможность заработать, например…

— А! Ты хочешь сказать — ты вовремя не заметил, что я собираюсь ступить на путь нетрудовых доходов? В этом твоя вина? То есть ты тоже считаешь, что я шантажистка!

— Нет. Это не шантаж. Ведь этим все журналисты занимаются… только мягче.

Рыночные отношения: информацию за информацию, неразглашение информации за другую информацию, а другая информация — это деньги. Тонкая грань, понимаешь ли…

Я отвернулась к стене. В горле застыл комок. Теперь все встало на свои места: даже Соболин не верил мне. Что уж говорить о других — об Обнорском, о Железняк, Агеевой. А что говорить о следователях! Перспектива превратиться в уголовницу предстала передо мной как никогда четко. Соболин уже мирно посапывал, когда я медленно встала. Накинула халат и подошла к кроватке, где спал Антошка, склонилась над ним и долго разглядывала его ровный маленький лобик, слегка сдвинутые брови (в этом он пошел в Володю, такой же чрезмерно деловой), насупленные губки. Когда я представила, что не буду его видеть долгое время, сжалось сердце. И тогда я решила…

На кухне в сумочке при свете уличного фонаря я нашла записную книжку.

Интересно, изменился ли у него мобильный за то время, что мы не виделись?

Однажды я помогла этому человеку — почему бы теперь ему не ответить благодарностью?

— Алло, — раздался в трубке хрипловатый голос с кавказским акцентом, от которого просто мурашки пробежали по всему телу. Голос был таким далеким и таким нереальным…

— Алле, Георгий… Георгиевич, это Аня. Из «Золотой пули» Обнорского. Не помните уже, наверное, — забормотала я.

— Анечка! Ха-ха! Конечно помню, зайчик. — Гурджиев говорил так, как будто мы расстались только вчера. — Как дела?

— Плохо. Очень плохо… Меня даже могут в тюрьму посадить.

— Ха-ха-ха! Ну ничего страшного.

Я так говорю, потому что там побывал.

— Я не знаю, что делать.

— Ты уже сделала — позвонила мне.

— Так в чем проблема?

Путаясь в словах и запинаясь, я рассказал всю историю с «Китеж-градом».

Про то, как ездила по садоводствам с убийцей, про сумасшедшего Тараканникова, про говнюка Бардакова, про то, что чокнутый уголовник пошел на сговор со своим «пострадавшим» с целью очернить меня, про то, как никто не хочет мне верить. А Гурджиев в ответ только смеялся.

— Как, ты говоришь, фамилия этого насекомого? И где содержится? — спросил напоследок Гурджиев и попрощался:

Спокойной ночи, зайчик! Не волнуйся.

Я проревела полночи.


***

Едва я успела нажать на звонок, чтобы охранник Григорий открыл мне дверь, как она сама распахнулась — и навстречу мне вышла массовая делегация из сотрудников Агентства. Ее возглавлял сам Обнорский, держа за шиворот нашего компьютерщика Петю. Каширин скакал сзади и норовил дать компьютерщику пинок. Судя по тому, как злобно шипел на Родю Обнорский, все пинки доставались ему.

Я вжалась в стену, и толпа с шумом двинулась мимо меня. Шествие замыкала Агеева, которая тут же отсоединилась и кинулась ко мне:

— Представляешь, поймали?

— Кого? Это же Петя, компьютерщик!

— Это оборотень! Стихоплет! Этот гнус принимал в поимке злоумышленника самое активное участие. Капканы ставил, ночами дежурил. А сам, оказывается, эти гадости и писал. Честно говоря, я его все время подозревала.

— Зачем он это делал? — я до сих пор не могла поверить.

— Как зачем? Надо же ему было подтвердить свою полезность для Агентства!

Ведь все премии он получал именно за огромный вклад в вычисление борзописца. Надо же ему было оправдывать свое присутствие в Агентстве. — Агеева в крайнем возбуждении взмахнула руками. — Его взяли, когда он перекачивал из своего ноутбука очередную партию стишков. Про тебя там тоже было.

И Агеева процитировала:

— «Анечка Соболина — серая мышка, вымогательство — слава Богу, не вышка!»

Бездарно, да?

Я пожала плечами и пошла дальше, думая о словах Гурджиева и о том, что сегодня освобождается Тараканников.


***

Вечером, когда уже даже репортеры начали собираться домой, а унылый Кононов смотрел телевизор в поиске пропущенных нами и украденных у нас новостей, дикторша питерского канала с довольной, как мне показалось, улыбкой произнесла:

"Неоднократно судимый тридцатитрехлетний Вадим Тараканников был сегодня обнаружен убитым около собственного подъезда. Как выяснилось, он пребывал на свободе всего несколько часов после освобождения под подписку о невыезде в связи с предъявленным ему обвинением в вымогательстве у директора одного из агентств недвижимости двух тысяч долларов. — Дикторша бесстрастно выпалила это на одном дыхании и продолжила:

— Железный прут, которым ему размозжили голову, валялся рядом. По словам начальника пресс-службы ГУВД Толстовцева, скорее всего Тараканников был убит в связи с последним уголовным делом…"

Все, кто находился в комнате репортеров, замерли. Завгородняя застыла с растопыренными над клавиатурой пальцами.

Наконец, когда блок новостей закончился, Кононов произнес:

— Ну как бы это зловеще не звучало, но смерть Тараканникова выгодна Соболиной: он не будет давать показания ни против тебя, ни против кого-нибудь другого. Аня, признайся, это ты его замочила?… — Макс осекся, увидев взгляд Горностаевой и поняв, что сморозил глупость.

Все так и остались молчать, пока я не вышла из кабинета.

Дома я позвонила Гурджиеву и выпалила: «Это сделал ты?» Он опять рассмеялся и сказал, что даже из-за такой девушки, как я, не будет убивать даже такого подонка, как Тараканников.

— Впрочем, какая разница? Главное, что твои проблемы решены, — сказал он напоследок.

На следующий день Горностаева сообщила мне, что по подозрению в убийстве Тараканникова задержали бывшего депутата Правшова, состоявшего с ним, по версии следствия, в гомосексуальной связи.

Других подозреваемых нет.


Оглавление

  • ДЕЛО О ЗАИКАЮЩЕМСЯ ТРОЦКИСТЕ
  • ДЕЛО ОБ ОБИЖЕННОЙ ДИРЕКТРИСЕ
  • ДЕЛО О СИБИРСКОМ ТРУБОЧИСТЕ
  • ДЕЛО О БРОНЗОВОМ ВСАДНИКЕ
  • ДЕЛО О ПРОПАВШЕМ ДРУГЕ