Река Вуду (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах


Приятного чтения!




Роберт КрейсРека Вуду

Стиву Волпи,

владельцу «Ангара», надежному другу и самому большому раздолбаю в делах.

Вечно преданный

Глава 1

Я встретился с Джоди Тейлор и ее менеджером во время ланча на Коуст-хайвей в Малибу, неподалеку от Райской бухты и Колонии Малибу. Ресторан, прилепившийся к скале над океаном, принадлежал шеф-повару, который вел на телевидении собственную кулинарную программу. Saucier.[1] Ресторан был светлым и просторным, с отличным видом на океан, раскинувшийся к востоку, и Нормандские острова, расположенные южнее. Сэндвич с тунцом на гриле стоил здесь восемнадцать долларов. Гарнир из картофеля фри — семь пятьдесят. Тут это блюдо носило французское название.

— Мистер Коул, вы умеете хранить секреты? — спросила Джоди Тейлор.

— Смотря какие.

Сид Марковиц наклонился вперед, вытаращив на меня глаза.

— Наша встреча. Никто не должен знать, что мы с вами разговаривали, какую тему обсуждали, а также согласились ли вы на нас работать. Ну что, договорились?

Сид Марковиц, личный менеджер Джоди Тейлор, был ужасно похож на лягушку.

— Конечно, — ответил я. — Секрет. Я готов его хранить.

Похоже, Сид Марковиц мне не поверил.

— Это вы сейчас так говорите, но я хочу быть уверен, что вы сдержите свое слово. Мы имеем дело со знаменитостью. — Он махнул рукой в сторону Джоди Тейлор. — Мы вам все расскажем, а вы тут же побежите к телефону. «Энкуайрер» с радостью заплатит вам за эти сведения пятнадцать-двадцать штук.

— И всего-то? — нахмурился я.

Марковиц закатил свои выпученные глаза:

— Шутки здесь неуместны.

Джоди Тейлор пряталась за огромными солнцезащитными очками и натянутой на лоб бейсболкой с надписью «Доджерс». На встречу она надела свободную мужскую джинсовую куртку. Она не стала краситься, а ее вьющиеся темно-рыжие волосы были собраны в хвост и пропущены в отверстие в бейсболке. В очках и мешковатой одежде, да вообще при всей этой маскировке, она совсем не походила на героиню еженедельного сериала, который шел по национальному телевидению, но на нее все равно пялились. Мне стало интересно, заметили ли посетители ресторана, что она явно нервничает. Я заметил. Джоди прикоснулась к руке Марковица:

— Сид, уверена, что все будет в порядке. Питер сказал, что ему можно доверять. А еще Питер сказал, что он лучший в своем деле и что мы можем полностью на него положиться. — Она снова повернулась ко мне и улыбнулась, а я улыбнулся в ответ. «На меня можно положиться». — Знаете, вы очень нравитесь Питеру.

— Да. Он мне тоже нравится.

Питер Алан Нельсон[2] занимал третью строчку в рейтинге самых успешных кинорежиссеров, вслед за Спилбергом и Лукасом. Приключения и боевики. Мне пришлось на него поработать, и ему понравился результат.

— Слушай, Питер — твой приятель, но он за тебя не отвечает. Я должен быть абсолютно уверен, — заявил Марковиц.

Я провел рукой по губам, демонстрируя, что у меня рот на замке.

— Клянусь, Сид. Буду нем как рыба.

Он продолжал неуверенно на меня смотреть.

— Меньше чем за двадцать пять — ни за что. А вот за двадцать пять — не могу вам ничего обещать.

Сид Марковиц скрестил на груди руки, откинулся на спинку стула и поджал губы.

— Отлично. Просто замечательно. Комедиант.

К нам подошел официант, такой загорелый, что можно было подумать, будто его скроили из коричневой кожи, и мы молча ждали, пока он расставит на столе еду. Я заказал салат из махи-махи[3] с малиновым соусом. Сид попросил принести ему пельмени из утки. Джоди — воду. Наверное, она поела раньше.

Я попробовал махи-махи. Сухая.

Когда официант ушел, Джоди Тейлор тихо спросила:

— Что вы обо мне знаете?

— Сид передал мне по факсу пресс-релиз и пару статей.

— Вы их прочитали?

— Да, мэм.

В статьях говорилось примерно одно и то же. Впрочем, я и без того это знал. Джоди Тейлор была звездой нового телесериала «Певчая птица», где играла любящую жену шерифа из маленького городка в Небраске и мать четверых озорных детей. Она изводила свою семью тем, что мечтала стать певицей. Телевидение. В рекламной кампании сериал позиционировался как фильм, заставляющий задуматься и делающий упор на традиционные ценности. Семейные и церковные организации с этим радостно соглашались. Их поддержка сделала сериал неожиданно популярным: он демонстрировался в прайм-тайм, а самые солидные рекламодатели выстраивались в очередь, чтобы извлечь из него максимальную выгоду. Много писали о вкладе в успех проекта Джоди Тейлор, а в «Вэрайети» даже говорилось, что ее «тепло, искренность и юмор сделали ее центром притяжения в семье». Поговаривали о премии «Эмми». «Певчая птица» шла шестнадцать недель, и Джоди Тейлор стала звездой.

— Я приемный ребенок, мистер Коул, — сказала она.

— Хорошо.

Я читал это в «Пипл».

— Мне тридцать шесть. Скоро сорок. И у меня появились вопросы, на которые хотелось бы получить ответы. — Она произнесла все это скороговоркой, словно иначе мы не смогли бы двинуться дальше. — Могу ли я заболеть раком крови или яичников? Если я рожу ребенка, грозит ли ему какое-нибудь наследственное заболевание? Вы ведь меня понимаете? — И Джоди Тейлор энергично закивала, словно рассчитывала таким способом помочь мне понять.

— Вы хотите знать свою медицинскую историю?

— Вот именно, — облегченно улыбнулась она.

Приемные дети часто об этом просят, и у меня уже было несколько похожих дел.

— Хорошо, мисс Тейлор. Что вы знаете о своем появлении на свет?

— Ничего. Ничего не знаю. У меня есть только свидетельство о рождении, но пользы от него не много.

Сид достал из кармана пиджака официальный конверт и вынул из него свидетельство о рождении с печатью штата Луизиана. В нем говорилось, что Джудит Мари Тейлор родилась в Вилль-Платте, Луизиана, 9 июля тридцать шесть лет назад, что ее мать — Сесилия Берк Тейлор, а отец — Стивен Эдвард Тейлор, но не было указано ни времени рождения, ни веса, ни имени врача, принимавшего роды, ни названия больницы.

Например, я появился на свет в пять четырнадцать утра во вторник, а посему всегда считал себя жаворонком. Мне было ужасно интересно, кем бы я себя считал, не зная этого.

— Сесилия Тейлор и Стивен Тейлор — мои приемные родители, — сообщила Джоди.

— А у них есть какие-нибудь сведения относительно вашего рождения?

— Нет. Они удочерили меня через органы опеки штата, и, кроме того, что написано в свидетельстве, им ничего не сообщили.

Столик у окна, у нас за спиной, заняла семья из пятерых человек, и высокая женщина с бесцветными волосами уставилась на Джоди. С ней были тучный мужчина, двое детей и пожилая женщина, вероятно, бабушка. Пожилая женщина явно чувствовала бы себя неловко: ей было бы гораздо уютнее в забегаловке в Топеке. Толстяк держал в руках камеру «Минолта». Туристы.

— Вы пытались получить сведения о себе по официальным каналам?

— Да. — Джоди Тейлор протянула мне визитку. — Я пользуюсь услугами адвоката в Батон-Руже, но официальные данные подобного рода — закрытая информация. Таков был закон в Луизиане во времена моего удочерения, таким он остается и по сей день. Мой адвокат сказала мне, что мы исчерпали все стандартные варианты, и посоветовала нанять частного детектива. Питер порекомендовал вас. Если вы согласитесь мне помочь, то должны будете согласовывать с ней свои действия.

Я посмотрел на визитку. «Сонье, Меланкон и Берк, адвокаты». А чуть ниже: «Люсиль Шенье, партнер». И адрес в Батон-Руже, штат Луизиана.

Сид наклонился вперед, снова выпучив глаза, как лягушка.

— Может, теперь вы понимаете, почему я настаивал на полной конфиденциальности? Какая-нибудь бульварная газетенка с радостью заплатит огромные деньги за такой материал. Знаменитая актриса ищет своих настоящих родителей.

— Мои мама и папа — вот мои настоящие родители, — вмешалась Джоди Тейлор.

Сид нетерпеливо отмахнулся от нее рукой.

— Конечно, детка. Никто и не сомневается.

Высокая женщина с бесцветными волосами что-то сказала толстому мужчине, и он тоже посмотрел в нашу сторону. Пожилая женщина вертела головой, но явно нас не видела.

— Если вы найдете этих людей, я не хочу с ними встречаться, не хочу, чтобы они узнали, кто я такая, — сказала Джоди. — Не хочу, чтобы кому-нибудь стало известно, чем вы занимаетесь, и прошу вас дать обещание, что любая полученная вами информация относительно меня или моих биологических родителей останется между нами. Обещаете?

— Если они узнают, что как-то связаны с Джоди Тейлор, то могут попытаться извлечь из этого выгоду, — заявил Сид, сделав красноречивый жест, обозначающий деньги.

Джоди Тейлор не обратила на него ни малейшего внимания. Она не сводила с меня глаз, словно этот вопрос был для нее самым важным на свете.

— Вы клянетесь, что все сведения, которые получите, останутся между нами?

— На моей визитке написано «конфиденциальность», мисс Тейлор. Если я на вас работаю, значит, я работаю на вас и только на вас.

Джоди посмотрела на Сида, но тот лишь развел руками.

— Делай что хочешь, детка.

Она снова взглянула на меня и кивнула:

— Найми его.

— Я не смогу заниматься вашим делом отсюда, — заявил я. — Мне придется отправиться в Луизиану и, возможно, куда-нибудь еще. Может так получиться, что расследование будет дорого стоить.

— И что? — спросил Сид.

— Я беру за работу три тысячи долларов плюс издержки.

Сид Марковиц достал чековую книжку, ручку и молча выписал чек.

— Мне нужно будет поговорить с адвокатом. Видимо, придется обсудить с ней то, что я узнаю. Это возможно?

— Разумеется, — ответила Джоди Тейлор. — Сегодня же позвоню и скажу, что вы приедете. Можете оставить себе ее визитку.

Джоди посмотрела на дверь: похоже, ей не терпелось поскорее отсюда уйти. Если ты нанял детектива, то твои проблемы — это уже его трудности.

Сид помахал официанту рукой, и тот принес счет.

Женщина с бесцветными волосами снова посмотрела в нашу сторону, затем что-то сказала мужу. Они одновременно встали и направились к нам, причем мужчина прижимал к груди камеру.

— У нас гости, — сказал я.

Джоди Тейлор и Сид Марковиц повернулись как раз в тот момент, когда те уже к нам подошли. Мужчина улыбался, словно только что выиграл в лотерею, а женщина сказала:

— Простите, вы, случайно, не Джоди Тейлор?

Джоди Тейлор моментально убрала на самую дальнюю полку все свои тревоги, и на ее лице заиграла улыбка, которой каждую неделю любовались тридцать миллионов американцев. На это стоило посмотреть. Джоди Тейлор было тридцать шесть лет, и природа наградила ее красотой зрелой женщины. Не той, что мы видим на обложках глянцевых журналов. Не красотой модели. Глядя на нее, вы чувствовали, что она настоящая, что вы можете встретить ее в супермаркете, в церкви или на собрании родительской ассоциации. У нее были карие глаза, смуглая кожа, а передний зуб слегка наезжал на соседний, но, когда она улыбалась, ее улыбка была искренней, идущей от самого сердца. Может быть, именно это качество и сделало ее звездой.

— Да, я Джоди Тейлор, — ответила она.

— Мисс Тейлор, а можно сфотографировать вас вместе с Денизой? — спросил толстяк.

Джоди посмотрела на женщину:

— Вас зовут Дениза?

— Я так счастлива, что встретилась с вами, — прощебетала Дениза. — Нам очень нравится ваш фильм.

Джоди улыбнулась еще шире, и если бы вы до сего момента никогда ее не видели, то непременно тотчас же в нее влюбились бы. Она протянула руку и сказала:

— Наклонитесь ко мне и давайте снимемся вместе.

Толстый мужчина превратился в шестилетнего мальчишку в рождественское утро. Джоди сняла очки, Дениза встала рядом. Тут же появились метрдотель и два официанта. Они явно нервничали, но Сид успокаивающе махнул им рукой.

Мужчина щелкнул «Минолтой», приговаривая, что они просто обожают «Певчую птицу». Потом семейство вернулось к своему столику, улыбающееся и довольное собой. Джоди Тейлор снова надела очки, сложила руки на коленях и мечтательно уставилась куда-то поверх моего плеча.

— Это было очень мило с вашей стороны, — похвалил я Джоди. — Мне доводилось встречаться с людьми, которые не стали бы с ними церемониться.

— Вложение капитала, — заявил Сид. — Видите, как они ее любят?

Джоди Тейлор взглянула на Сида Марковица, и на ее лице ничего не отразилось, потом она посмотрела на меня. Мне показалось, что глаза у нее усталые и немного грустные.

— Да. Ну ладно. Если вам что-нибудь понадобится, свяжитесь, пожалуйста, с Сидом.

Она собрала свои вещи и встала, намереваясь уйти. Дело сделано. Я остался сидеть.

— Чего вы боитесь, мисс Тейлор?

Джоди Тейлор, не ответив на мой вопрос, отошла от стола и вскоре скрылась за дверью.

— Не обращайте внимания, вы же знаете актрис, — сказал Сид Марковиц.

Я вышел на парковку и проводил взглядом двенадцатицилиндровый «ягуар» Марковица, увозивший Сида и Джоди. Ни один из них со мной не попрощался. В это время служащий парковки, ужасно похожий на Фабио, выводил мою машину.

С парковки можно увидеть пляж и молодых ребят в специальных костюмах, с короткими, заостренными досками для серфинга. Весело смеясь, они заходили в воду, потом ложились животами на свои доски и гребли подальше от волнореза, где другие серфингисты ждали подходящей волны. Как только появлялась небольшая волна, они начинали яростно грести руками, чтобы взобраться на ее вершину, потом выпрямлялись во весь рост и мчались на ней к отмели, где разворачивались и ждали следующей волны. И так снова и снова. Но всякий раз волны оказывались недостаточно крутыми, и, выгребая подальше от берега, ребята надеялись попасть на реальный вал. И в обычной жизни все точно так же. Как и большинство людей, серфингисты еще не поняли, что важен не результат, а сам процесс и уж тем более не волны. Когда они гребли руками, то становились похожи на морских львов, и иногда — раз в пару лет — проплывающая мимо белая акула принимала их за добычу, так что доска возвращалась на берег, а вот ее наездник — нет.

Фабио подогнал мою машину, и я поехал в сторону Лос-Анджелеса.

Я решил, что Джоди Тейлор обрадуется моему согласию на нее работать, и ошибся. Однако она все равно хотела меня нанять, хотела, чтобы я раскрыл тайну ее прошлого. Поскольку моя собственная история была мне хорошо известна, я ничего не боялся. Даже интересно, что бы я чувствовал, если бы в коридоре моего рождения были одни закрытые двери. Может быть, как и Джоди Тейлор, мне тоже было бы страшно.

К тому моменту, когда я свернул к своему офису, на горизонте уже собрались черные тучи, окрасив океан в стальной цвет.

Над океаном бушевал шторм, и я подумал, что он наверняка скоро доберется до берега.

Глава 2

В начале третьего я въехал на парковку на бульваре Санта-Моника и поднялся на четвертый этаж в свой офис, находящийся в самом сердце Западного Голливуда. Офис был таким же пустым, каким я его оставил два часа сорок минут назад. Мне ужасно хотелось ворваться в дверь и радостно сообщить моим служащим, что я работаю на телезвезду, только вот служащих у меня нет. У меня есть партнер, которого зовут Джо Пайк, но он редко сюда заходит. А когда заходит, то больше молчит, так как он не любитель болтать.

Я достал визитку Люсиль Шенье и набрал номер ее рабочего телефона. Мне ответил звонкий голос с южным выговором:

— Офис мисс Шенье. Меня зовут Дарлен.

Я представился и спросил, могу ли поговорить с мисс Шенье.

— О, мистер Коул. Нам звонил мистер Марковиц, — сказала Дарлен.

— А я-то рассчитывал на фактор неожиданности!

— Мисс Шенье сегодня в суде, — ответила Дарлен. — Я могу вам помочь?

Я сообщил ей, что прилечу завтра и хотел бы договориться о встрече с мисс Шенье.

— Разумеется. Три часа вас устроит?

— Отлично.

— Если хотите, я зарезервирую для вас номер в «Риверфронт Говард Джонсон». Там очень мило. — Она говорила так, словно просто счастлива это сделать.

— Буду вам весьма признателен.

— Может быть, встретить вас в аэропорту? — спросила Дарлен. — Мы с удовольствием пришлем за вами машину.

— Спасибо, я справлюсь.

— Ну, желаю вам приятного полета. Ждем вас завтра.

Я чувствовал, что она улыбается, радуясь тому, что может быть полезной, и вообще, что со мной разговаривает. Возможно, Луизиана — это Страна Счастливых Людей.

— Дарлен? — спросил я.

— Да, мистер Коул?

— А что, это и есть южное гостеприимство?

— Просто мы всегда рады помочь.

— Дарлен, ваш голос — как запах магнолий, — сказал я.

— Ой! — засмеялась она. — Какой вы славный, мистер Коул.

Есть такие люди, которым всегда хочется улыбнуться.

Я позвонил домой Джо Пайку.

«Говорите», — услышал я голос Джо. У него был включен автоответчик.

Теперь понимаете, что я имел в виду, жалуясь на его неразговорчивость?!

Я сообщил ему, кто наш новый клиент и куда я направляюсь, а еще оставил номера рабочих телефонов Сида Марковица и Люсиль Шенье. Затем повесил трубку, вышел на маленький балкон и перегнулся через перила, чтобы заглянуть в соседний офис. Там работает женщина по имени Синди, которая занимается продажей косметики. Мы часто болтаем на балконе. Я хотел сказать ей, что меня не будет несколько дней, но у нее в офисе было темно. Никого нет дома.

Я вернулся к себе и позвонил своей подруге Патриции Кайл, которая работает на «Парамаунт», но оказалось, что она на совещании и ее нельзя беспокоить. Отлично. Тогда я набрал номер одного своего знакомого копа по имени Лу Пойтрас, он детектив в Северном Голливуде, но его тоже на месте не оказалось. Я положил трубку, откинулся на спинку стула и оглядел свой офис. Единственное, что в нем двигалось, кроме меня, были часы с мордашкой Пиноккио. У него очень забавно бегают глаза, и на него приятно смотреть, потому что он всегда улыбается, но, как и Пайк, он не слишком разговорчив. Еще у меня есть фигурки сверчка Джимини и Микки-Мауса, но они тоже не из болтливых. Мой офис был аккуратным, чистым и в полном порядке. Все счета оплачены, ответы на письма отправлены. Никаких забот и предотъездной лихорадки, и это меня слегка расстроило. Вот вам и великий детектив! Даже своих друзей отыскать не может!

Я погасил свет, запер дверь и по дороге домой заехал в винный магазин. Я купил упаковку «Фальстафа» у лысого продавца с больным глазом и сообщил ему, что уезжаю в Луизиану. По делу. Он пожелал мне счастливого пути и пригласил заходить к ним, когда вернусь. Я пообещал, что обязательно зайду, и попрощался. Он помахал мне рукой. Приходится довольствоваться теми друзьями, что встречаются на твоем жизненном пути.

На следующий день в час сорок я сидел в самолете, который снижался над территорией Батон-Ружа: зеленой, плоской и пересеченной шоколадными водными путями. Пилот развернулся над широкой грязной лентой Миссисипи, и я обратил внимание на то, что на мостах, баржах, буксирах и дамбах кипит жизнь. Много лет назад я уже был в Батон-Руже и хорошо запомнил чистое небо и запах магнолий, а еще свое восхищение рекой, которая столько лет несет по этим землям свои воды. Теперь же над городом висела густая дымка, совсем как в Лос-Анджелесе. Наверное, все имеет свою обратную сторону. И развитие промышленности и торговли здесь не исключение.

Мы приземлились, а когда нас выпустили из самолета, меня окатило жаркой волной влажного воздуха, похожей на теплый мед. Примерно то же самое я испытал, когда вышел из военного самолета на базе ВВС в Бьен Хоа в 1971 году, в Южном Вьетнаме. Тогда мне показалось, что это вовсе не воздух, а теплая мутная вода болот и рисовых полей, больше похожая на мелководье. Здесь приходится буквально продираться сквозь воздух. Добро пожаловать в Атлантиду!

Я добрался до багажного отделения, взял свои вещи и подошел к улыбающейся девушке, сидевшей за стойкой с вывеской «Хертц».

— Жарковато сегодня, — сказал я.

— Ну разве это жарко, — ответила она.

Наверное, у меня просто разыгралось воображение.

Я дал ей кредитную карточку и права, спросил, как добраться до центра города, и вскоре уже ехал мимо нефтехимических заводов, зеленых полей и блочных строений из белого бетона с вывесками, гласившими: «Бесплатная земля» или «Газонокосилки Торо». Невозделанные поля уступили место рабочим жилым комплексам и продуктовым магазинам, вдалеке виднелись паукообразные сооружения и башни нефтеперегонных и химических заводов, выстроившихся вдоль реки. Химические заводы навеяли на меня мысли о промышленных городах на северо-востоке, где мужчины и женщины в поте лица зарабатывают себе на жизнь, а в воздухе пахнет серой.

Люди, живущие в этом районе, наверняка трудятся на нефтеперегонных заводах посменно. Движение здесь затихает и набирает обороты, трижды в день громкими сигналами возвещая конец одной и начало другой смены: в семь, три и одиннадцать. И эти звуки напоминают биение сердца, которое с каждым ударом выбрасывает или засасывает новую группу рабочих, ни на мгновение не останавливаясь и не меняя своего ритма. В определенном смысле это похоже на реку жизни.

Но вот рабочие районы и нефтеперерабатывающие заводы остались позади, передо мной возникло здание городского муниципалитета, и я оказался в самом сердце Батон-Ружа. Центр города представлял собой смешение новых и старых домов, выстроенных на небольшом холме, нависшем над рекой с мостом Хью Лонга. Река несла свои воды ниже города, отгороженная от него громадной земляной насыпью, которая, скорее всего, сегодня выглядит точно так же, как и тогда, когда сюда с севера заявились корабли янки.

Несмотря на развитую торговлю, промышленность и население в четверть миллиона человек, здесь так и чувствовалось, что вы в южной глубинке. На просторных лужайках росли огромные дубы со стволами, покрытыми испанским лишайником. Словно гигантские часовые, они охраняли губернаторский особняк, украшенный колоннами в коринфском стиле. Все это ужасно напоминало «Унесенных ветром», хотя там действие происходило в Джорджии. Но я не удивился бы, увидев величавых джентльменов в грубой серой форме и женщин в платьях с кринолинами, поднимающих звездный трехполосный флаг.[4] «Как бы я хотел оказаться в стране хлопка…»

Без шести три я вошел в старое здание в самом центре района на берегу реки, и лифт, отделанный панелями из красного дерева, поднял меня на третий этаж, где находились офисы адвокатской компании «Сонье, Меланкон и Берк». Седовласая темнокожая женщина вопросительно подняла на меня глаза:

— Чем могу вам помочь?

— Элвис Коул. У меня назначена встреча с Люсиль Шенье. На три часа.

Она мило улыбнулась:

— Да, конечно, мистер Коул. Я Дарлен. Мисс Шенье вас ждет.

Дарлен провела меня по коридору, очень солидному и внушительному, с лакированными ореховыми панелями, канделябрами в стиле ар-деко и картинами в рамках, на которых нарисованы плантации, хлопковые поля и тучные джентльмены, чей возраст говорил о том, что они, судя по всему, угощали сигарами еще старину Джеффа Дэвиса. «Здесь не забывают о прежних временах…»

Все вместе создавало атмосферу Старого Юга, и мне даже стало любопытно, что чувствует Дарлен, проходя мимо картин с изображением рабов. Может, эти полотна вызывают у нее возмущение, а может, рождают чувство гордости, какую испытывает человек, справившийся со всеми трудностями, преодолевший все препятствия и осознающий свою связь с людьми и землей, на которой он живет, — связь, рожденную превратностями судьбы. Впрочем, может, и нет. Как и в дружбе, ты принимаешь то, что дает тебе судьба.

— Ну вот мы и пришли, — заявила Дарлен и провела меня в офис Люсиль Шенье.

Люсиль Шенье встретила меня дружелюбной улыбкой.

— Здравствуйте, мистер Коул. Меня зовут Люсиль Шенье, — сказала она.

Среднего роста, загорелая, с янтарно-зелеными глазами и каштановыми волосами, выгоревшими на солнце, она производила впечатление человека, который много времени проводит на свежем воздухе, и смотреть на нее было приятно. Картину дополняли легкий твидовый костюм и тонкое золотое кольцо на правой руке. Обручального кольца я не заметил. Люсиль Шенье обошла стол и протянула мне руку.

— Теннис, — заметил я.

— Простите?

— Рукопожатие. Бьюсь об заклад, что вы играете в теннис.

Она снова улыбнулась, и вокруг глаз и рта сразу же появились симпатичные морщинки, говорившие о том, что она много смеется. Хорошенькая.

— Не так часто, как мне хотелось бы. Я получила стипендию как теннисистка в Университет штата Луизиана.

— Хотите кофе, мистер Коул? — спросила Дарлен.

— Нет, спасибо.

— Мисс Шенье?

— Все в порядке, Дарлен. Спасибо.

Дарлен ушла, а Люсиль Шенье предложила мне сесть. Ее офис был отделан в том же стиле, что приемная и коридор, только диван и стулья обиты яркой тканью в цветочек, а на стенах вместо сценок из жизни плантаторов висели копии картин Клода Моне. У окна стоял стол из светлого дерева, а в углу — кованая консоль с цветущими растениями в горшках. Среди них пристроилась большая керамическая кружка с надписью «УЛ.[5] Боевые тигры».

— Вы хорошо долетели? — спросила Люсиль Шенье.

— Да, спасибо.

— Вы впервые в Луизиане? — В ее голосе, конечно, чувствовался легкий южный акцент, но совсем незаметный, словно она некоторое время жила где-то в другом месте и только недавно сюда вернулась.

— Я был здесь дважды: один раз по делам, второй — когда служил в армии. Не скажу, что визиты были приятными, но жару я запомнил.

— Ну, с жарой я ничего поделать не могу, но будем надеяться, что на сей раз у вас останутся более приятные впечатления, — улыбнулась Люсиль Шенье.

— Возможно.

Она подошла к столу и принялась перебирать стопку папок, двигаясь с грациозной уверенностью человека, доверяющего своему телу. Ее вид радовал взгляд.

— Вчера мне звонил Сид Марковиц, а сегодня утром я говорила с Джоди Тейлор, — сказала она. — А сейчас сообщу вам, что нам удалось выяснить, и мы решим, как вам действовать дальше.

— Хорошо.

Она взяла со стола картонную папку, затем вернулась и села в кресло с подголовником. Я продолжал за ней наблюдать, причем не без удовольствия. По моим представлениям, ей было около тридцати пяти, но вполне возможно, что и меньше.

— Что?

— Извините.

«Элвис Коул, Смущенный Детектив, пялящийся на Адвоката, пойман с поличным». Наверное, мой профессионализм произвел на нее впечатление.

Она устроилась поудобнее в кресле и надела очки в строгой оправе. Деловые женщины просто обожают такие.

— Вам приходилось работать с делами об усыновлении, мистер Коул?

— Да, пару раз. Но в основном я занимаюсь поисками пропавших людей.

— Выяснение деталей усыновления — это не совсем то же самое, что поиск пропавших людей. Для определения местонахождения биологических родителей необходимо предпринять похожие шаги, но сам контакт — дело тонкое.

— Разумеется. — Я сделал над собой усилие, чтобы не смотреть слишком долго на ее ноги. — Тонкое.

— Вы знакомы с законом об усыновлении, принятом в штате Луизиана?

— Нет.

Она сбросила туфлю и подобрала под себя ногу.

— Тридцать шесть лет назад Джоди Тейлор была передана на попечение государства с целью удочерения. Однако точной даты мы не знаем. По действовавшему тогда закону штата вся информация о ее биологических родителях закрыта. Когда мистер и миссис Тейлор ее удочерили, их имена внесли в графу «родители», а имя ребенка, данное при рождении — не знаю какое, — заменили на Джудит Мари Тейлор. Информация о смене имени также отсутствует.

— Понятно.

Может быть, мне следовало записывать, и тогда она поняла бы, что я настоящий профессионал.

— В Луизиане есть закон: так называемая добровольная регистрация биологических родителей и приемных детей. Если те или другие хотят войти в контакт друг с другом, то подают заявку в соответствующее государственное учреждение. Если зарегистрированы и родители, и ребенок, закрытые сведения открываются, а государственный служащий, отвечающий за организацию таких встреч, сводит их вместе.

— Джоди подала такое заявление?

— Да. Мы сразу это сделали. Но ни один из ее родителей такого заявления не подавал. Я сделала официальный запрос в надежде, что нам выдадут особое разрешение и мы сможем получить необходимые нам сведения, но получила отказ.

— Иными словами, вы исчерпали все законные способы, и теперь пришла моя очередь.

— Совершенно верно. Вы должны провести расследование и попытаться отыскать родителей Джоди или кого-нибудь из членов ее биологической семьи, кто сможет дать интересующую ее информацию, но не входить ни с кем из них в контакт. Это уже моя работа. Вы меня понимаете?

— Ясное дело.

«Сила есть — ума не надо».

Она достала из папки папочку поменьше и передала мне.

— Здесь карты с указаниями, как добраться до Вилль-Платта, а также обычная туристическая информация. Боюсь, не слишком много. Это маленький городок в сельской местности.

— Как далеко отсюда?

Я открыл папку, заглянул внутрь и обнаружил там карту штата, изданную Автомобильной ассоциацией Америки, карту Вилль-Платта и листок с рекомендациями на предмет ресторанов и мотелей, то есть все, что необходимо приезжему частному детективу, чтобы начать действовать.

— Чуть больше часа. — Она закрыла большую папку и положила на колени. — У нашей фирмы очень солидная репутация, поэтому, если мы сможем вам помочь с расследованием или вам понадобится связаться с какими-нибудь учреждениями, звоните не раздумывая.

— Непременно.

— Могу я спросить, как вы собираетесь действовать?

— Единственный способ что-нибудь узнать о ребенке, отданном на усыновление, — это спросить о ребенке, отданном на усыновление. Мне придется найти людей, которые могут располагать необходимой нам информацией, а потом немного их поспрашивать.

Она поерзала в кресле. Видимо, мой ответ ей не понравился.

— В каком смысле поспрашивать?

— Вопросы. Понимаете? «Где вы были ночью четвертого числа?» Ну вроде того, — улыбнулся я.

Люсиль Шенье дважды кивнула, затем нахмурилась:

— Мистер Коул, давайте убедимся в том, что вы понимаете всю сложность данной ситуации. Как правило, дело обстоит так. Родители ребенка, отданного на усыновление в пятидесятых годах, были молодыми и не состояли в браке, а потому старались сделать все возможное, чтобы скрыть факт рождения ребенка. Кроме того, здесь типичным является и то, что много лет спустя эти родители ведут совсем другую жизнь и их нынешние друзья и члены семей не в курсе о первой беременности, а факт рождения ребенка никому не известен. Таким образом, вы не должны говорить лишнее или совершать поступки, которые могут раскрыть их тайну. В ваши обязанности входит не только выяснение медицинской истории Джоди Тейлор, но и защита интересов ее родителей. Так хочет Джоди. И я тоже.

Я наградил ее своей самой обаятельной улыбкой.

— Я только кажусь тупым, мисс Шенье. А на самом деле могу даже без ошибок написать слово «благоразумие».

Она несколько мгновений удивленно на меня смотрела, и легкая краска смущения появилась на ее щеках и шее. Шея, между прочим, была украшена ожерельем из крупных серебряных ракушек, которые выделялись на фоне ее кожи.

— Что, было похоже на лекцию?

Я кивнул.

— Извините. Вы вовсе не кажетесь тупым. Возможно, мне следовало сказать, что данные вопросы очень для меня важны. Я сама выросла в приемной семье. И именно поэтому выбрала данную область юриспруденции.

— Вам нет нужды извиняться. Вы просто хотели убедиться, что я буду уважать чужие тайны.

Люсиль Шенье принялась энергично кивать.

— Именно так.

Я в свою очередь тоже кивнул.

— Думаю, в таком случае придется отказаться от объявлений.

Она склонила голову набок.

— Знаменитая актриса ищет свою биологическую мать! Нашедшему будет выплачена солидная награда, — продолжил я.

В уголках ее рта появились лукавые морщинки, и она перестала краснеть.

— Может быть, стоит выбрать более консервативный подход.

— Я могу всем говорить, что расследую появление в ваших краях инопланетян. Думаете, это сработает?

— Может, в Арканзасе?

Местный юмор.

Мы еще чуть-чуть поулыбались друг другу, а потом я сказал:

— Может быть, пообедаем вместе?

Люси Шенье еще радостнее улыбнулась и подошла к двери.

— Спасибо за приглашение, но у меня другие планы.

— А если я спою «Дикси»?[6] Это смягчит ваше сердце?

Люси Шенье открыла дверь и придержала ее для меня. Она изо всех сил сдерживала улыбку, но у нее плохо получалось.

— В папке имеется список очень неплохих каджунских[7] ресторанов. Думаю, вам понравится их кухня.

Я остановился на пороге.

— Уверен, что все будет в полном порядке. Может быть, со мной пообедает Поль Прюдом.[8]

— Не выйдет, даже если вы споете «Дикси». Поль Прюдом живет в Новом Орлеане.

— Вы разрушили сразу две мечты.

— Пожалуй, не стану спрашивать какие.

— До свидания, мисс Шенье.

— До свидания, мистер Коул.

Я вышел, напевая «Боевой гимн республики», и даже в лифте слышал смех Люсиль.

Глава 3

Я отлично пообедал зубаткой в ресторане, рекомендованном офисом Люсиль Шенье, а затем снял номер в отеле «Риверфронт Говард Джонсон», расположенном на набережной. Я попросил номер с видом на реку, и они с радостью выполнили мое пожелание. Южное гостеприимство.

Я заказал в номер две бутылки «Дикси» и сидел, потягивая пиво и наблюдая за буксирами, тащившими вверх по реке и против течения длинные цепочки барж. Мне пришло в голову, что если достаточно долго смотреть на реку, то можно будет увидеть плот, на котором плывут Том, Гек и Джим. Естественно, в 1800-х движение по реке было совсем не таким, как сейчас. В прежние времена по ней ходили колесные пароходы и баржи, которые волокли мулы. Теперь Геку и Джиму пришлось бы маневрировать между нефтеналивными танкерами, японскими торговыми судами и бесконечными сливными устройствами для отходов химических заводов. Однако я ни секунды не сомневался, что Гек и Джим легко справились бы со всеми трудностями.

На следующее утро я выехал из отеля, перебрался на другой берег реки, повернул на север и покатил по шоссе, идущему между полями хлопка и сахарного тростника, мимо крошечных городков с названиями вроде Ливония или Кротц-Спрингс. Хлопкоочистительные и сахароперерабатывающие заводы выплевывали вверх дымные струи, наполнявшие воздух горьковатым ароматом.

Я включил приемник, и автоматическая настройка пробежала по станциям: две местные, еще одна, где мужчина с писклявым голосом бубнил по-французски, пять религиозных станций, на одной из которых женщина объявила, что все дети Божьи рождаются в грехе, живут в грехе и умирают в грехе. Она надрывалась на тему, что грех может победить только другой грех и что греховные силы прямо сейчас стоят у нее за дверью, пытаясь ворваться к ней и положить конец передачам, несущим людям истинную христианскую веру, и что остановить их может только Дьявольская Долларовая Банкнота. Минимальное пожертвование — двадцать долларов, «Мастеркард» и «Виза» принимаются, «Американ экспресс», извините, нет. Наверное, один грех лучше другого.

Я съехал с шоссе возле Опелусаса и направился на север по двухполосной проселочной дороге, следуя, если верить карте, вдоль реки Байю-Маму. Река была грязно-коричневого цвета и больше напоминала стоячее болото. На противоположном берегу торчали рогоз и кипарисы, а ближний зарос травой и был усыпан ракушками. По реке в плоской лодке плыла молодая пара, обоим лет по двадцать. Юноша был одет в футболку с надписью «Университет штата Луизиана» и мешковатые джинсы, на голове грязная бейсболка с мятым козырьком. Стоя на корме, он уверенно вел лодку вперед. Девушка была в светлом летнем платье, широкополой соломенной шляпе и толстых рабочих перчатках. По мере продвижения лодки она вытаскивала сеть, проверяя улов. Молодой человек улыбался, и мне стало интересно, о чем думал Джон Фогерти,[9] когда писал «Тот, кто родился на Байю». Может быть, о Байю-Маму.

Я проехал мимо деревянного щита с надписью «РЫЦАРИ КОЛУМБА, ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ВИЛЛЬ-ПЛАТТ, ЛУИЗИАНА, „ДОМ ФЕСТИВАЛЯ ХЛОПКА“», и тут без всякого предупреждения шоссе вдруг перестало быть шоссе. Оно превратилось в главную улицу. Я миновал несколько заправочных станций и громадную католическую церковь, и довольно скоро моим глазам предстали банки, магазины по продаже одежды и продуктов питания, аптека, пара ресторанов, музыкальный магазин и все прочие достопримечательности маленького южного городка. Большинство магазинов украшали плакаты, сообщавшие о мероприятии «Фестиваль хлопка».

Я выключил кондиционер, опустил стекло и тут же покрылся испариной. Да, здесь и впрямь жарко. У маленького заведения под названием «Свиной прилавок» стояли несколько человек, которые с аппетитом поглощали что-то вроде жареных говяжьих ребрышек. На улице, наверное, миллион градусов, а эти ребята среди бела дня поедают говяжьи ребрышки. Напротив «Свиного прилавка» расположилась крошечная семейная лавочка, скорее всего бакалейная. На витрине красовалось объявление: «У НАС ЕСТЬ КРОВЯНАЯ КОЛБАСА», а чуть ниже и чуть помельче: «И свежие шкварки». Внизу кто-то приписал: «Без холестерина — ха-ха».

«Классные ребята эти каджуны».

Я ехал очень медленно и думал о том, что, возможно, кто-то из этих прохожих имеет отношение к Джоди Тейлор. Я посмотрю на него, улыбнусь, а он улыбнется в ответ. У меня вдруг возникло какое-то странное ощущение: я вдруг начал искать людей, похожих на Джоди Тейлор. Вот такие же глаза? Или нос? Если бы Джоди Тейлор сидела рядом со мной и не была телезвездой, может быть, кто-нибудь из прохожих, увидев ее, назвал бы другим именем? Неожиданно я подумал, что Джоди Тейлор, наверное, иногда тоже посещают такие мысли.

Если я хочу найти настоящих родных Джоди Тейлор, то придется разговаривать с разными людьми. Только вот с кем конкретно? Я мог бы проверить медицинский персонал, но врач, принимавший участие в процессе удочерения, по закону должен хранить молчание. Так же, как священники и представители местной власти. Кроме того, они будут задавать мне вопросы, на которые я не хочу отвечать, и, скорее всего, сообщат о моих расспросах в полицию, а те заявятся ко мне с такими же точно вопросами. В маленьких городках копы славятся трепетным отношением к своим обязанностям.

Таким образом, мне придется отказаться от очевидных источников информации. Может быть, стоит вообще забыть про расспросы и воспользоваться фамильным сходством, чтобы отыскать вышеназванных родителей. Я могу развесить по всему городу плакаты с изображением Джоди Тейлор: «Знаете ли вы эту женщину?» Разумеется, так как она знаменитость, все скажут, что знают. Но, возможно, есть какой-нибудь способ избежать этого. Ну, скажем, попросить Джоди нацепить нос Граучо Маркса,[10] когда я буду ее фотографировать. Это наверняка их обманет. Но тогда все подумают, что она Граучо Маркс. Нет, от носа тоже придется отказаться.

Тридцать шесть лет назад на свет появился ребенок, которого отдали на попечение штата. Вряд ли такое часто случается в городках вроде Вилль-Платта. Наверняка были какие-то разговоры и даже тридцать шесть лет спустя кто-нибудь помнит те события. Сплетни — лучший друг детектива. Я, конечно, мог выборочно начать расспрашивать жителей старше пятидесяти, но решил, что такой подход отдает непрофессионализмом. Профессионал сузит поле своих поисков. Так. Хорошо. Кто любит поговорить про младенцев? Ответ: мамаши. Задача номер один: найти женщин, чьи дети появились на свет девятого или около того июля тридцать шесть лет назад. Детектив начинает действовать, и на него невозможно смотреть без благоговения. Мозг у этого парня как компьютер. Настоящий Шерлок Холмс, уж можете не сомневаться.

Я вернулся к маленькой лавочке с вывеской, обещающей «кровяную колбасу», остановился у тротуара и вошел внутрь. За прилавком сидел паренек в футболке с надписью «УЛ. Неистовые каджуны», курил «Мальборо» и читал журнал про буксиры. Он даже не поднял головы, когда я вошел. В Лос-Анджелесе, стоит тебе войти в магазинчик, работающий допоздна, и продавцы тут же тянутся за пистолетом.

— Привет, — поздоровался я. — Есть местная газета?

Он махнул сигаретой в сторону стойки с газетами, я взял экземпляр и прочитал название: «Вилль-Платт газетт — основана в 1908». Отлично. «Ежедневная». Еще лучше.

— У вас в городе есть библиотека? — спросил я.

Паренек затянулся и, прищурившись, посмотрел на меня. Он был бледным, с вьющимися светлыми волосами, легким пушком над верхней губой и парой созревших на лбу громадных прыщей. Лет восемнадцать, но, может быть, и больше.

— Библиотека имеется? — повторил я свой вопрос.

— А как же! Мы не в Арканзасе.

Похоже, у них тут пунктик по поводу Арканзаса.

— А могу я надеяться, что ты мне скажешь, как туда попасть?

Он откинулся на спинку стула и скрестил на груди руки.

— Вас какая библиотека интересует?

Одно очко в пользу деревенщины.

Через шесть минут, объехав городскую площадь и миновав пресвитерианскую церковь из красного кирпича, я припарковался около библиотеки. Пожилой афроамериканец за стойкой складывал книги в металлическую тележку. Молодая женщина с заплетенными в косы волосами сидела за читальным столом, парнишка, прихрамывая, шел вдоль полок, чуть склонив голову набок, чтобы было удобнее читать названия на корешках. Я подошел к стойке и улыбнулся библиотекарю:

— Хорошо, что у вас здесь кондиционер.

Он продолжал складывать книги.

— Это точно. Как поживаете, сэр?

Он был ниже меня, худой, лысоватый, с выступающим адамовым яблоком и очень темной кожей, в клетчатой рубашке с коротким рукавом и с бордовым вязаным галстуком. На стойке я заметил табличку с именем: «Мистер Альберт Паркс».

— У вас есть «Газетт» на микрофишах? — спросил я.

Я мог бы зайти в редакцию, но газетчики непременно стали бы задавать мне вопросы.

— Да, сэр, есть.

Он перестал складывать книги и подошел к стойке.

Я назвал год и спросил, есть ли у них то, что мне нужно.

Мистер Паркс широко улыбнулся, радуясь, что может мне помочь.

— Думаю, есть. Схожу посмотрю.

Он скрылся среди полок и вернулся с картонной коробкой, а затем проводил меня к древней машине, стоящей по другую сторону от картотеки, вытащил одну катушку и заправил ее в машину.

— В коробке двадцать четыре катушки, по две на каждый месяц. Я вставил январь. Умеете обращаться с машинкой?

— Конечно.

— Если пленка застрянет, не тяните слишком сильно. Ребятишки из средней школы часто пользуются этой штукой и рвут пленку.

— Я осторожно.

Мистер Паркс окинул хмурым взглядом маленькую коробку и принялся перебирать катушки.

— Что-то не так? — спросил я.

— Похоже, не хватает одного месяца. — Он еще сильнее нахмурился, поднял брови и взглянул на меня: — Мая нет. Вам нужен май?

— Не думаю.

— Может, я положил в другой год.

— Вряд ли она мне понадобится.

Он задумчиво кивнул, сказал, чтобы я его позвал, если потребуется помощь, и вернулся к своей тележке. Когда он ушел, я достал январскую катушку из машины и, покопавшись немного в коробке, нашел те, что относились к июлю. Вставив первую, я просмотрел ее до девятого июля. Оказалось, что это был вторник, и никаких сообщений о рождениях. Я изучил десятое число, одиннадцатое и двенадцатое, иными словами, следующую пятницу. В ней имелось три сообщения о рождениях: два мальчика и девочки-близнецы. Мальчик родился у Чарльза и Луизы Фонтено, а еще один — у Уильяма и Эдны Лемойн. Девочки-близняшки — у Мюррея и Карлы Смит. Когда я записывал имена в желтый блокнот, появился мистер Паркс.

— Нашли, что искали?

— Да, спасибо, — ответил я.

Он кивнул и отправился по своим делам.

Я прокрутил маленькую катушку снова на начало июля и переписал сообщения о рождениях, опубликованные в конце каждой недели, затем сделал то же самое с июнем и августом. Когда я занимался августом, мистер Паркс остановил около меня свою тележку и принялся демонстративно выравнивать полки, делая вид, что ему абсолютно не интересно, чем я занимаюсь. Я поднял голову и заметил, что он смотрит на экран через мое плечо.

— Что?

— Хе-хе, — прокряхтел мистер Паркс и ушел вместе со своей тележкой.

Смутился. В маленьких городках такая скучная жизнь.

Когда я покончил с августом, у меня набралось восемнадцать имен. Я вернул маленькие катушки назад в коробку, выключил машину и отдал коробку мистеру Парксу.

— Быстро вы справились, — заметил он.

— Расторопность. Расторопность и целеустремленность — вот ключи к успеху.

— Я про это слышал.

— А телефонная книга у вас есть? — спросил я.

— На справочном столе рядом с каталогами.

Я подошел к справочному столу, чтобы найти в телефонной книге имена, которые выписал.

На четвертом имени ко мне подошел мистер Паркс:

— Похоже, вы кого-то ищете.

Он снова стоял у меня за спиной и заглядывал через плечо.

Я накрыл имена рукой.

— Это личное.

— Личное? — нахмурился он.

— Частное дело.

Мистер Паркс уставился на мою руку, словно надеялся увидеть сквозь нее, что написано на листке бумаги.

— Вы ведь не из здешних?

— Нет, я из правительства, — ответил я. — Центральное разведывательное.

Лицо у него стало обиженным.

— А грубить-то зачем?

Я выпрямил свободную руку.

— Вы переписывали сообщения о рождениях. Теперь ищете имена в телефонной книге, — сказал он. — Думаю, вы пытаетесь кого-то найти. Мне кажется, вы частный детектив.

«Отлично. Профессионального сыщика из Голливуда сделал простой библиотекарь».

Он сделал шаг в сторону.

— Может, стоит вызвать полицию.

Я схватил его за руку и принялся демонстративно оглядываться по сторонам, всем своим видом показывая, что не хочу, чтобы нас услышали.

— Моя клиентка родилась тридцать шесть лет назад в этом районе, и ее отдали приемным родителям. И вот она заболела лейкемией и нуждается в пересадке костного мозга. Понимаете, что это значит?

— Для таких операций требуется кровный родственник, — медленно произнес он. — Так ведь?

Я кивнул. Кидаешь наживку, и иногда они ее заглатывают, а иногда — нет. Мистер Паркс оказался грамотным человеком. Могло так быть, что его интересуют проблемы пересадки костного мозга и он все про это знает. Он мог захотеть переговорить с моей клиенткой или ее врачом, и, если я не наврал, они не только не откажутся с ним разговаривать, но будут просто счастливы. Он мог спросить, какая стадия лейкемии у моей клиентки — острая или хроническая — или какие белые кровяные тельца пострадали. Короче говоря, мог задать мне сотню вопросов. На некоторые я сумел бы ответить, но большинство из них моментально вывело бы меня на чистую воду.

Он посмотрел на мою руку на листке с именами, затем — снова на меня. И я заметил, как у него ходит челюсть.

— Я успел увидеть кое-какие имена из тех, что у вас записаны, — сказал он наконец. — Некоторых я знаю. А эта дама, ну та, на которую вы работаете, она умрет?

— Да.

Он облизал губы, затем пододвинул стул и сел рядом со мной.

— Думаю, я могу сэкономить вам время.

Из восемнадцати имен в моем списке мистер Альберт Паркс знал четыре, а еще троих мы нашли в телефонной книге. Остальные либо умерли, либо переехали.

Я переписал имена и адреса тех семерых, что все еще жили в этом районе, а мистер Паркс рассказал мне, как найти тех, кто жил не в городе. Он предложил позвонить тем четверым, которых знал, чтобы сказать, что я к ним заеду, и я его поблагодарил, но попросил, чтобы они с уважением отнеслись к желанию моей клиентки остаться инкогнито. Он ответил, что не сомневается в их порядочности, и пожелал мне найти донора для моей клиентки. А ей пожелал полного выздоровления. Я видел, что он сделал это от чистого сердца.

Мистер Альберт Паркс провел со мной почти час, и я вышел из прохладной тишины библиотеки во влажную жару луизианского дня, чувствуя себя на три дюйма выше.

Ложь затягивает.

Глава 4

Из семи человек, имеющихся в моем списке, четверо жили в городе и трое — в пригороде. Я решил сначала поговорить с теми, кто жил в городе, а затем заняться остальными. Мистер Паркс посоветовал начать с миссис Клэр Фонтено. Миссис Фонтено была вдовой, а еще она владела крошечным продуктовым магазинчиком, расположенным на противоположной стороне площади, а потому была ближе всех. Мой новый знакомец сказал, что она одна из Лучших Женщин в Мире. Наверное, она была доброй, заботливой и, скорее всего, из тех, кем легко манипулировать. В каком-то смысле вроде мистера Паркса. По дороге к ее магазинчику я раздумывал, не отказаться ли вовсе от манипулирования людьми и объявить всему миру, на кого работаю и кого ищу. Если я так поступлю, то почти наверняка буду чувствовать себя гораздо лучше. Разумеется, у Джоди Тейлор будет другая точка зрения, но тут уж ничего не поделаешь. Я нарушу границы ее частной жизни и обману доверие, но это уже мелочи по сравнению с возможностью почувствовать себя хорошим человеком. Элвис Коул, детектив для тех, кому девяносто, тешит ребенка, каким он себя ощущает.

Когда я вошел в лавку миссис Фонтено, у меня возникло такое чувство, будто я разом вернулся в прошлое. Вырезанные из картона объявления, рекламирующие пилюли от печени, мужской лосьон для волос — одна капля, и все в полном порядке, — антисептик доктора Тихнора и прочие полезные вещи, были уже много раз клеены, переклеены скотчем к двери и окнам на то же место, где они висели еще сорок лет назад. Некоторые так выцвели, что их невозможно было прочитать.

За прилавком сидела девушка лет двадцати, страдающая избыточным весом, и читала журнал «Аллюр». Когда я вошел, она оторвалась от чтения и вопросительно на меня посмотрела.

— Привет. Миссис Фонтено здесь? — спросил я.

— Мисс Клэр, — крикнула девушка, и в проходе появилась величественная женщина лет шестидесяти с коробкой открыток «Холлмарк» в руках.

— Миссис Фонтено, меня зовут Элвис Коул, — представился я. — Надеюсь, вам уже звонил мистер Паркс из библиотеки.

Она окинула меня оценивающим взглядом, словно я мог представлять для нее скрытую угрозу.

— Звонил.

— Вы не могли бы уделить мне пять минут?

Миссис Фонтено снова принялась меня разглядывать, затем поставила коробку с открытками и проследовала в заднюю часть магазинчика. Двигалась она неуверенно и скованно, словно у нее болело все тело.

— Мистер Паркс сказал, что вас интересует ребенок, которого отдали на попечение штата, а потом приемным родителям.

При этих словах она приподняла одну бровь, ясно давая понять, что не одобряет такого поведения.

— Совершенно верно. Примерно в то же время, когда родился Макс.

Миссис Фонтено родила сына, Макса Эндрю, за шестнадцать дней до появления на свет Джоди Тейлор.

— Боюсь, мне про это ничего не известно. Я своих детей не отдавала.

В голосе у нее слышался ясный вызов, точно она предлагала оспорить очевидный факт. Руки она сложила на груди, словно молилась. Может, именно так и должны вести себя Лучшие в Мире Женщины.

— Я не имею в виду кого-то из ваших детей, миссис Фонтено. Речь идет о ребенке другой женщины. Возможно, вы ее знали или слышали какие-то сплетни.

Она снова подняла брови.

— Я не сплетница.

— Вилль-Платт — маленький городок, — не сдавался я. — Беременности вне брака случаются, но не слишком часто, а дети, которых отдают на усыновление, — и вовсе редкость. Может быть, кто-то из ваших подружек про это говорил. Или какая-нибудь тетка. Что-то вроде того.

— Нет и еще раз нет. В наше время к таким вещам относились не столь терпимо, как сейчас, и мы никогда не стали бы обсуждать подобные темы. — Она сильнее сжала руки и снова подняла брови, наградив меня знающей улыбкой. — Теперь людям наплевать на эти вещи. Делают все, что им в голову взбредет. Отсюда и все наши проблемы.

— Воины Христовы, вперед! — не выдержал я.

— Что? — нахмурилась она.

Я поблагодарил ее за то, что уделила мне время, и ушел. Так, в моем списке одной фамилией меньше. Осталось шесть.

Эвелина Маджио жила одна на втором этаже дуплекса, где следила за порядком, в шести кварталах к югу от лавочки миссис Фонтено. Дом оказался огромным белым монстром из вагонки, установленным на высоких кирпичных опорах на случай наводнения. Эвелина Маджио оказалась жизнерадостной женщиной лет шестидесяти, с крошечными зубками и слишком толстым слоем косметики на лице. Она успела дважды побывать замужем и дважды развестись. Открывая дверь, она продемонстрировала мне все свои зубы, а потом, вцепившись в мою руку, сказала:

— Боже мой, какой красавчик!

Она немного растягивала слова, совсем как Элли Мэй Клэмпет.[11] От нее пахло бурбоном.

Я провел с Эвелиной Маджио не больше сорока минут, и за это время она одиннадцать раз назвала меня «мой сладкий» и выпила три чашки кофе. Она поставила на стол маленький поднос с вафлями «Набиско» и объяснила, что их непременно нужно макать в кофе, но очень осторожно, потому что они быстро намокают и разваливаются. Потом она положила руку мне на плечо и сказала:

— Никому не нравятся размокшие вафли, дорогуша, особенно мне, старушке.

Похоже, ее разочаровало то, что я вовсе не за этим пришел. А когда я поднялся, чтобы уйти, поняв, что она ничего не знает про ребенка, отданного на попечение штата, она еще больше расстроилась. Я взял с собой две вафли. Я тоже был разочарован.

Следующие двадцать две минуты я провел с миссис К. Томас Берто. Семьдесят два года, тощая как жердь. Упорно называющая меня Джеффри. Она пребывала в святой уверенности, что я у нее уже бывал, а услышав от меня, что я первый раз в жизни в Вилль-Платте, поинтересовалась, уверен ли я в этом. Я ответил, что абсолютно уверен. Тогда она заявила, что я уже спрашивал ее про усыновление ребенка — и она в этом тоже абсолютно уверена. Я спросил, помнит ли она свой ответ, и она сказала:

— Ну разумеется, Джеффри. А вы разве не помните? Я тогда ничего про это не знала и сейчас тоже не знаю.

Она говорила это, мило улыбаясь, и я мило улыбался в ответ. Я воспользовался ее телефоном, чтобы позвонить миссис Франсин Лион. Та заверила меня, что будет просто счастлива со мной встретиться, но попросила перезвонить попозже, так как сейчас ей надо уходить. Я ответил, что непременно это сделаю, но затем она сказала, что мистер Паркс что-то говорил про ребенка, отданного на усыновление, но она ничего про это не знает и все же будет счастлива встретиться со мной позже. Я ответил, что в этом нет необходимости, и вычеркнул ее из списка. Тут подала голос миссис К. Томас Берто, наблюдавшая за мной из своего кресла:

— В чем дело, Джеффри?! У тебя расстроенный вид.

— Просто иногда бывают не слишком удачные дни, миссис Берто, — ответил я.

— Да, Джеффри. Я знаю. Однако мне кажется, что тебе стоит поговорить с миссис Мартой Гидри, — понимающе кивнула она.

— В каком смысле?

Марта Гидри в моем списке не значилась.

— Марта была тогда повитухой, и, если мне не изменяет память, очень знаменитой. Марта может знать то, что тебе нужно, — объяснила миссис Берто и, подумав, добавила: — Хотя, конечно, может, Марта уже и умерла.

Я вышел из дома миссис К. Томас Берто.

Минус четыре фамилии, а я не продвинулся ни на шаг. Мне осталось встретиться еще с тремя женщинами, и если результаты будут такими же, то я окажусь там, откуда начал. Плохо. Ключом к этому делу являлись закрытые документы. Может быть, стоит перестать пытаться раскапывать медицинскую историю Джоди Тейлор и подумать о том, как подобраться и сделать доступными — для себя — эти недоступные документы. Например, ворваться в соответствующее государственное учреждение, наставить пистолет на парочку служащих и заставить их отдать мне бумаги. Естественно, подобный метод может закончиться для меня тюрьмой или даже кладбищем, но разве это не лучше, чем бесполезные разговоры с женщинами, называющими меня Джеффри? С другой стороны, документы тридцатишестилетней давности наверняка погребены под слоем более свежих в каком-нибудь принадлежащем штату и давно заброшенном здании.

Я решил подумать об этом во время ланча.

«Свиной прилавок» располагался в белом блочном здании, все в рукописных объявлениях, сообщавших, какие блюда вы можете получить, сделав заказ в окошке. Вокруг заведения толпились в основном некормленые мужчины с темной кожей и перекормленные женщины с бледной кожей — жертвы пагубного пристрастия к пережаренной еде. Все пили пиво «Дикси», ели с бумажных тарелок и много смеялись. Наверное, если приходится есть стоя жаренные на открытом огне ребрышки, да еще в такую жару, без чувства юмора не обойтись.

Из окошечка, в котором принимали заказы, выглянула огромная чернокожая женщина с ослепительно белыми зубами. Она посмотрела на меня и сказала с сильным южным акцентом:

— Делайте заказ, пожалуйста.

— У вас есть кровяная колбаса? — спросил я, поскольку уже давно мечтал ее попробовать.

— Дорогуша, у нас лучшая кровяная колбаса в округе Евангелайн, — ухмыльнулась женщина.

— В Маму так не считают.

— Эти дураки в Маму мало что смыслят в кровяной колбасе! — рассмеялась она. — Дорогуша, если попробуешь нашу колбаску, тебе не захочется обратно в Маму! Это волшебная колбаса! Она излечит тебя от всех напастей!

— Идет. Как насчет двух колец колбасы, одного ребрышка с двойным соусом, темного риса и «Дикси»?

— Это тебя поддержит, — кивнула она с довольным видом.

— А с чего это вы взяли, что мне нужна поддержка?

Она наклонилась ко мне и ткнула двумя пальцами себе в глаз:

— У Дотти волшебный глаз. Дотти знает.

Когда она выкрикнула мой заказ в сторону кухни, в глазах у нее плясали смешинки, и я улыбнулся ей в ответ. Здесь не только еда дарила утешение.

Проезжающие машины сигналили, посетители кафе махали им рукой, а люди, сидевшие в машинах, махали в ответ, словно здесь все были между собой знакомы. Пока я ждал свой заказ, мимо проехал ослепительно белый «мустанг» с поднятым брезентовым верхом, водитель окинул всех взглядом и умчался прочь. «Мустанг» объехал квартал, а когда вернулся, один из мужчин что-то выкрикнул, но из-за сильного французского акцента я не разобрал, и «мустанг», набрав скорость, скрылся из вида. Похоже, посетителю не понравился рев мотора.

Через пару минут Дотти позвала меня к окошку и вручила мне грубую бумажную тарелку с моим заказом и таким количеством салфеток, что их хватило бы, чтобы утеплить целый дом. Прихватив с собой тарелку, я поставил «Дикси» на край тротуара и занялся едой. Колбаса оказалась пухлой и сочной, с начинкой из риса, свинины, кайенского перца, лука и сельдерея. Даже в такую жару она дымилась, и во рту у меня все горело. Я съел немного темного риса, а потом перешел к ребрышку. Рис был тяжелым и липким, приправленным куриной печенью. Ребрышко оказалось нежным на вкус, а соус — острым, с луком, солью и чесноком. Вкус у блюда был просто восхитительным, и я скоро понял, что готов снова вернуться к делам. И даже отзываться на имя Джеффри.

Чернокожая женщина, выглянув из своего окошка, спросила:

— Ну, как тебе наша колбаска?

— Дотти, скажи мне правду, это ведь не Вилль-Платт? — отозвался я. — Мы уже умерли и попали в рай.

Она расплылась в улыбке и довольно кивнула:

— Дотти сказала, что у тебя все наладится. Дотти знает. — И с этими словами прикоснулась к щеке под левым глазом, рассмеялась и отвернулась.

В десять минут третьего я воспользовался телефоном на заправке «Эксон», чтобы позвонить оставшимся двум женщинам из списка. Виржинии Ламерт не оказалось дома, а Шарлин Йоргенсон любезно согласилась со мной встретиться.

Шарлин Йоргенсон и ее второй муж Ллойд жили в двойном трейлере в двух милях от Вилль-Платта на Байю-де-Канн. Трейлер был установлен на не слишком надежных подпорках из цементных блоков. Во дворе на подставке стояла маленькая плоскодонка, в ее тени свернулся калачиком охотничий пес. Короткая подъездная дорожка была выложена ракушечником. Ракушки затрещали под колесами моей машины, пес тут же с лаем бросился ко мне и, встав на задние лапы, попытался укусить через стекло. На крыльце появился старик лет семидесяти.

— Эй, хорош! Заткнись! — крикнул он и швырнул в пса жестяную банку.

В собаку он не попал, но зато угодил в передний бампер «тауруса».

— Фу ты! — расстроился Ллойд.

Хорошо, что машина из проката.

Шарлин Йоргенсон сказала, что с радостью помогла бы мне, но ничегошеньки не помнит.

— Подумайте хорошенько, миссис Йоргенсон, — попросил я. — Вы уверены, что ничего не помните?

Она отхлебнула кофе и кивнула:

— О да. Я уже думала об этом, когда приходил тот, другой мужчина.

— Какой мужчина?

— Несколько месяцев назад к нам приезжал другой молодой человек. Он сказал, что пытается отыскать свою сестру.

— Расскажите мне о нем, — попросил я.

— Он был не слишком-то вежливым и пробыл у нас недолго.

— Вы помогли ему найти сестру?

— Я бы с радостью, но я не смогла ему помочь. Он вел себя очень грубо. Ллойд был в ярости. — Она кивнула в сторону мужа, словно Ллойд в ярости — это зрелище, на которое стоит посмотреть.

Тем временем Ллойд, сидевший в кресле, успел заснуть во время нашего разговора.

— Вы пытаетесь найти донора, так ведь? — продолжила Шарлин Йоргенсон.

— Да, мэм. Донора костного мозга.

— Как грустно, — сказала она, покачав головой.

— Миссис Йоргенсон, того мужчину, который у вас побывал, звали Джеффри?

Она задумалась и сделала еще несколько глотков кофе.

— Ну, может быть. У него рыжие волосы, жирные и всклокоченные. — Она поморщилась. — Это я запомнила.

— Хм.

— Мне всегда было как-то неуютно рядом с рыжими людьми.

«Иногда люди говорят странные вещи».

Я уехал из дома Шарлин Йоргенсон в двадцать пять минут пятого и остановился около придорожного магазина, где продавали рыболовные принадлежности. Телефон-автомат висел на стене под громадной вывеской, гласившей: «ЖИВЫЕ ЧЕРВИ». Я попытался дозвониться до миссис К. Томас Берто, чтобы спросить ее, не рыжие ли волосы у Джеффри, но к телефону никто не подошел. Наверное, пошла погулять. Тогда я еще раз набрал номер Вирджинии Ламер, но тоже не ответили. Она значилась последней в моем списке, и я понимал, что если не удастся с ней связаться, то придется все начинать сначала.

Тогда я позвонил в справочное бюро и поинтересовался, есть ли у них номер Марты Гидри. Оказалось, что есть. Я набрал номер и, пока слушал гудки, увидел, как все тот же белый «мустанг», который проезжал мимо «Свиного прилавка», свернул на парковку и исчез за магазином для рыболовов.

Марта Гидри ответила после шестого гудка:

— Слушаю?

Я назвался и сообщил, что мне посоветовала к ней обратиться миссис К. Томас Берто. Сказал, что ищу человека, родившегося здесь тридцать шесть лет назад, и попросил разрешения к ней приехать. Она ответила, что готова меня принять, назвала свой адрес и добавила, что она очень старая и, если я не потороплюсь, может умереть, прежде чем я до нее доберусь. Похоже, Марта Гидри мне понравится.

Повесив трубку, я остался стоять около телефона. Подъехал голубой «форд пикап», и в магазин вошел молодой паренек с торчащей в разные стороны жидкой бороденкой. Мужчина постарше вышел с коричневым пакетом в руках и сел в «шевроле каприс». Вскоре появился паренек с бутылкой «Будвайзера» и забрался в свой пикап. «Мустанга» не было видно.

Я вернулся к своей машине и поехал к дому Марты Гидри. Может, «мустанг», как жара, — плод моего воображения.

Примерно через три четверти мили со стороны дороги, ведущей к молокозаводу «Клайпетера», выехал «мустанг» и тут же пристроился за мной. Он держался так близко, что я сумел прекрасно рассмотреть водителя в зеркало заднего вида. У него были короткие, торчащие вверх волосы и длинные отвратные бакенбарды, так сильно заостренные на концах, что о них можно было порезаться.

Волосы были рыжими.

Глава 5

Парень в «мустанге» не давал никому вклиниться между нами, словно твердо решил сесть мне на хвост. Он был в рубашке с короткими рукавами, левая рука свисала из открытого окна. Тоже мне, пижон.

Я свернул с дороги и направился назад в город, «мустанг» не отставал. Я заехал на заправку «Эксон», залил бак и спросил паренька-заправщика, как здесь ловится окунь. «Мустанг» проехал мимо, но через пару минут остановился возле знака, разрешающего остановку. Я уже не сомневался, что он за мной следит.

Я медленно проехал по городу, позволив ему следовать за собой, и дважды специально остановился на светофоре. Всякий раз, как я останавливался, он сбрасывал скорость и демонстративно отворачивался в другую сторону. Совсем как страус, прячущий голову в песок: если я тебя не вижу, ты не можешь увидеть меня. Мне пришлось ему улыбнуться. Да, тот еще тип! На перекрестке паренек в красном пикапе «исузу» попытался пристроиться за мной, но тип в «мустанге» сорвался с места и, сигналя как сумасшедший, подрезал его. Может, думал, что я его не замечу.

Через центр города были проложены железнодорожные пути, рельсы выступали над дорогой, а потому приходилось притормаживать. По другую сторону располагались несколько деловых центров и пара поперечных улиц, а чуть дальше — небольшой мост через реку.

Я осторожно проехал по рельсам, затем прибавил скорость, увеличив расстояние между своим «таурусом» и «мустангом» настолько, что между нами смогла вклиниться женщина в голубой «акуре». «Мустанг» быстро ее нагнал, но движение было слишком интенсивным, и ему не удалось ее обогнать. Я вырулил направо, промчался мимо шести или семи машин, вернулся на главную дорогу, потом объехал хлебный фургон и рванул в сторону парковки у молокозавода. Фургон скрыл меня от парня в «мустанге», и я объехал завод с тыла, снова выскочив на дорогу.

«Мустанг», застряв за женщиной в «акуре», громко сигналил и кидался из стороны в сторону. В результате хозяйка «акуры» не выдержала и съехала на обочину. «Мустанг» промчался мимо, взметая гравий, пыль и ракушки, при этом парень за рулем сделал непристойный жест в сторону женщины и крикнул ей, чтобы она думала головой, а не задницей. Я записал номер его машины, вернулся в свой «таурус» и поехал к Марте Гидри. Время от времени я поглядывал в зеркало заднего вида, но «мустанг» на горизонте так и не появился.

«Ну и дела!»

Я ехал по центральной части округа Евангелайн. Дорога шла через заросли широколиственных деревьев, поля, засеянные бататом, мимо каркасных домишек у самой дороги, где во дворах ржавели машины и газовые баллоны и кудахтали куры. Марта Гидри жила в одном из таких домиков, прямо напротив поля, где выращивали клубнику. Миссис Гидри оказалась крошечной, костлявой женщиной с пергаментной кожей, в очках с толстыми стеклами, отчего ее глаза казались огромными и выпуклыми. На ней были тонкий халат и шлепанцы, в руках она держала большую банку со средством против насекомых «Рейд».

— Вы тот самый мистер Коул? — спросила она, вглядываясь в меня близорукими глазами.

— Да, мэм. Я вам очень признателен за то, что согласились со мной встретиться.

Марта Гидри открыла стеклянную дверь и велела мне входить, причем быстро, иначе я могу напустить в дом чертову тучу насекомых. Как только я оказался за порогом, она полила дверь «Рейдом».

— Не пройдете, чертовы паразиты!

Я прошел в глубь комнаты, стараясь держаться подальше от облака «Рейда».

— Не думаю, что вам полезно этим дышать, миссис Гидри.

— Я уже тысячу лет этим дышу, — отмахнулась от меня Марта Гидри. — Пепси-колы хотите?

— Нет, мэм. Спасибо.

Она махнула банкой с «Рейдом» в сторону дивана.

— Присаживайтесь вон там, а я сейчас.

Похоже, она все-таки решила принести мне пепси. Затем из кухни послышался звук удара и торжествующий крик: «Попался, сукин сын!»

Да, прелесть моей работы — это встречи с интересными людьми.

Марта Гидри вернулась с двумя пластиковыми стаканчиками, банкой пепси и с неизменным «Рейдом». Поставив стаканчики на кофейный столик, она открыла пепси и наполнила один стакан почти до краев, а другой — чуть-чуть. Полный стакан она предложила мне.

— Ну а теперь выкладывайте, что вы хотите узнать?

Я поднял стакан, но заметил на кусочке льда раздавленное насекомое. Поэтому я, конечно, пить не стал, а только сделал вид и поставил стаканчик на стол.

— Миссис Берто сказала мне, что вы повитуха.

Она кивнула, не сводя глаз со стен и потолка комнаты, чтобы не пропустить непрошеных гостей.

— Да уж. Я, конечно, уже много лет этим не занимаюсь, но прежде действительно была.

— Тридцать шесть лет назад девятого июля здесь родилась девочка, которую отдали на удочерение. Существует вероятность того, что ребенок был незаконнорожденным, но, может быть, и нет. Кроме того, мать могла быть несовершеннолетней, но, может быть, и нет.

Она снова прищурилась за толстыми стеклами очков.

— Так вы думаете, что это я принимала роды?

— Не знаю. Если нет, может быть, вы что-то слышали.

Выражение лица у нее стало задумчивым.

— Давно это было.

— Да, мэм.

Я решил ее не торопить. Пусть подумает. Может, после воздействия на ее нервную систему «Рейда» мыслительный процесс давался ей с трудом.

Марта Гидри почесала в голове, наверное, чтобы легче было думать, затем, похоже, что-то заметила в дальнем углу комнаты, отставила стакан, схватила «Рейд» и, крадучись, прошла в темный угол за телевизором. Я приготовился задержать дыхание.

— Чертовы жуки! — воскликнула она, но огонь открывать не стала.

Ложная тревога. Она вернулась к своему стулу и села.

— Знаете, кажется, я кое-что припоминаю.

Отлично.

— Неподалеку от Незпика жили какие-то люди, — сказала она, поглаживая банку с «Рейдом». — Кажется, у них родилась девочка. Да, правильно. Они ее отдали.

Так-так-так.

— А вы помните, как их звали? — спросил я, приготовившись записывать.

Она вытянула губы в трубочку, затем медленно покачала головой, пытаясь собраться с мыслями.

— Помню только, что семья была большой. Он рыбак или типа того, но они могли и что-то выращивать. Они жили в дельте реки. Прямо здесь, неподалеку от Незпика. Но ребенок не был незаконным. Просто очень большая семья и слишком много ртов.

— Имя?

Марта Гидри поскучнела и покачала головой:

— Мне очень жаль. Вертится на языке, но вспомнить не могу. Старость — не радость. Вот он! — Метнувшись к растению в горшке у окна, она выпустила струю «Рейда».

Ее окружило облако ядовитого газа, а я подошел к двери и выглянул наружу, чтобы глотнуть свежего воздуха. Когда газовая атака закончилась, я вернулся на свой стул. В комнате пахло керосином и химикатами.

— Жуткая гадость эти насекомые, — сказал я.

— Да уж, они кого угодно из дома выживут, — кивнула она с хитрым видом.

Вдруг я услышал скрежет шин — кто-то съехал на обочину. Не у двора, а чуть подальше. Я снова подошел к двери. На противоположной стороне дороги у клубничного поля стоял белый «мустанг».

— Мисс Гидри, а кто-нибудь еще приходил к вам с подобными вопросами? — спросил я.

— Хммм, — протянула она.

— Пару месяцев назад, — уточнил я.

На ее лице снова появилось задумчивое выражение.

— Знаете, приходил тут один тип. — Она скривилась, будто съела что-то кислое. — Не понравилось мне, как он выглядел. А я не имею дел с теми, кто мне не нравится. Ни в коем случае, мистер. По внешнему виду человека можно сказать, что он собой представляет, а тот тип мне совсем не понравился. И я его выгнала.

Я снова взглянул на дверь.

— Это он?

Марта Гидри встала рядом со мной и, прищурившись, принялась вглядываться в матовое стекло.

— Ну и ну! Это он. Маленький мерзавец собственной персоной.

В следующее мгновение она распахнула дверь и, размахивая банкой с «Рейдом», выскочила наружу, словно увидела чудовищного жука.

— Эй ты! Что ты тут делаешь?

— Боже праведный! — выдохнул я.

Марта Гидри помчалась вниз по ступеням и бросилась к дороге, а я решил, что, пожалуй, надо было ее остановить, чтобы помешать ей совершить убийство. Но «мустанг» сорвался с места, выскочил на дорогу и поспешил в сторону Вилль-Платта, а Марта Гидри резко притормозила и погрозила ему кулаком.

— Марта, вы помните, как его звали? — спросил я.

Марта Гидри, тяжело дыша и моргая за толстыми стеклами очков, медленно поднялась по ступеням. Я испугался, что мне придется звонить в 911.

— Джерри. Джеффри. Что-то вроде того, будь он проклят.

— Понятно.

— Мерзкий пройдоха. Как думаете, что он здесь делал?

— Не знаю, но непременно это выясню, — ответил я.

Она сделала глубокий вдох, тряхнула головой и сказала:

— Проклятье, как же выпить хочется! Надеюсь, вы не из тех недоумков, что позволяют даме пить в одиночку?

— Нет, мэм, не из тех.

Она распахнула дверь и призывно помахала «Рейдом», приглашая меня войти.

— В таком случае тащи сюда свою задницу и давай тяпнем.

Глава 6

В двадцать минут седьмого я снял номер в мотеле в Вилль-Платте и позвонил Люсиль Шенье в ее офис в Батон-Руже. Не прошло и десяти минут, как она сняла трубку.

— Слушаю? — сказала она.

— Угадайте, кто?

Марта не пожалела выпивки.

— Я очень занята, мистер Коул. Могу я вам чем-то помочь?

Когда раздавали чувство юмора, некоторых людей явно обделили.

— Вы можете пробить для меня номер машины?

— Разумеется.

Я назвал номер «мустанга» и рассказал про рыжеволосого парня.

— Он тоже разузнавал про ребенка? — спросила она.

— Да.

Мне показалось, что я слышу, как она барабанит пальцами по поверхности стола. Задумалась.

— Странно. Интересно, почему он за вами следил?

— Когда он мне расскажет, непременно вам сообщу.

— Очень важно, чтобы ваше расследование не связали с именем Джоди Тейлор. — В ее голосе явно чувствовалось беспокойство.

— Я всем говорю, что ищу донора костного мозга. В деле, подобном этому, невозможно избежать вопросов. Люди любят поболтать. А такая история вызывает интерес, и всем хочется поделиться со своими знакомыми.

— А те, у кого имеются тайны, стараются спрятать их поглубже.

— Именно. Но у меня нет оснований полагать, что у тех, с кем я до сих пор встречался, имеются какие-то секреты.

— Возможно, кроме вашего рыжего парня.

— Ну разумеется.

Она сказала, что информация о владельце белого «мустанга» будет в десять часов утра на следующий день, и повесила трубку. Я смотрел на телефон, почувствовав некую недосказанность после того, как она прервала связь, но, возможно, дело было в «Рейде», которым я надышался. Ясное дело. Если полдня вдыхать «Рейд» и пить «Старую ворону», обязательно возникнет чувство разобщенности. Да еще смертельно захочется спать.

На следующее утро в восемнадцать минут десятого зазвонил телефон, и Люсиль Шенье сообщила:

— Ваш «мустанг» зарегистрирован на человека по имени Джимми Рэй Рибнэк.

Она назвала два адреса — оба в Вилль-Платте.

— Хорошо.

— Мистер Рибнэк — частный детектив. Лицензию получил два с половиной года назад.

— Если он действительно детектив, то самый худший детектив в мире, — саркастически заметил я.

— До получения лицензии он работал механиком на автостанции «Эксон» в Александрии. Налоговые документы свидетельствуют о том, что средства к существованию ему дает работа механика.

— Здорово! А вы оперативно действуете.

— Наша фирма крепко стоит на ногах, у нас прекрасная репутация и отличные связи. Продолжайте держать меня в курсе.

— Естественно, мисс Шенье.

«Элвис Коул, Профессиональный Детектив, разговаривает как профессионал».

Получив рабочий и домашний адреса Рибнэка, я вооружился картой Вилль-Платта и отправился к нему. Оказалось, что Джимми Рэй Рибнэк живет в каркасном доме на две семьи в восточной части города, в четырех кварталах от пересадочной станции Южно-Тихоокеанской железной дороги. Старый район, не слишком престижный, с неухоженными домишками, выгоревшими лужайками, котами, машинами и ржавыми грузовиками, по большей части детройтской сборки. «Мустанга» Джимми нигде не было видно.

Я дважды объехал квартал, затем отправился к офису Джимми Рэя Рибнэка, находившемуся в двух кварталах к северу от центральной улицы, неподалеку от магазина свежих морепродуктов, пристроившегося между парикмахерской и лавкой, где продавали поношенную одежду. Между этими двумя магазинчиками имелась лестница, а на стене висела черная табличка с названиями расположенных наверху офисов.

Я объехал квартал в поисках «мустанга», но безрезультатно. Тогда, оставив машину за углом, я подошел к табличке-указателю. В ней значилось пять офисов. «Детективное агентство Рибнэка» было третьим в списке. Что и требовалось доказать. Интересно, на что рассчитывал Джимми Рэй Рибнэк, разъезжая за мной по всему городу на новеньком «мустанге».

Я перешел на другую сторону улицы и решил заглянуть в маленькое кафе напротив магазина морепродуктов — прилавок и полдюжины пластиковых столов, за которыми сидели страдающие избыточным весом мужчины в тонких хлопчатобумажных рубашках, пили кофе и читали газеты. На каждом столе стояли коробка с салфетками и бутылочка соуса «Табаско». Я занял столик у окна и принялся наблюдать за магазином морепродуктов. Но тут ко мне с кофейником в руках подошла приземистая женщина, которая, судя по всему, за свою долгую жизнь успела намотать по закусочной чуть ли не миллион миль. Она, не спрашивая, налила мне кофе и сказала:

— Хочешь позавтракать, дружок?

— Пара яиц-пашот, тост и овсянка.

— Пшеничный или белый?

— Пшеничный.

Официантка ушла, не записав мой заказ и оставив меня наедине с кофе. Кофе был ароматным и намного крепче, чем пьют в остальном мире: вроде эспрессо, только с очень густым осадком. Земля Миссисипи. Я попытался сделать вид, что кофе мне нравится, и, похоже, у меня получилось. Может быть, «Табаско» предназначается для кофе? Стараясь не привлекать к себе внимания, я искоса поглядывал на других посетителей. Ладно. Если они могут это пить, значит, и я смогу.

Наконец официантка принесла мой заказ.

— М-да, крепкий у вас кофе, — заметил я.

— Угу, — ответила она.

Я положил яйца в овсянку, добавил немного масла и принялся за еду. Каша оказалась горячей и хорошо разваренной и отлично шла под жуткий кофе. Я продолжал наблюдать за магазином морепродуктов. Покупатели входили и выходили, пару раз какие-то люди поднимались по лестнице, ни один из них не был Джимми Рэем Рибнэком. Витрину магазина морепродуктов украшали написанные от руки объявления: «ЗУБАТКА И ЖИВЫЕ КРАБЫ, И ГАСПЕРГУ — 1.89». Покупатели выходили, держа в руках коричневые пакеты, в которых, как мне показалось, лежали зубатка или крабы. Я же пытался понять, что такое «гаспергу» и почему кому-то может взбрести в голову это есть. Еще одно объявление сообщало, что у них имеются шарики из саргана.

«Да, красиво жить не запретишь!»

Я одолел уже половину кофейного осадка, когда по улице прогрохотал «мустанг» Джимми Рэя Рибнэка. Машина остановилась на платной стоянке у магазина одежды. Джимми Рэй бросил пару монет в автомат и взлетел вверх по лестнице. Он был в голубых джинсах, красной рубашке и серых ботинках из змеиной кожи. Его волосы стояли торчком — похоже, он не пожалел лака на укладку.

Я подождал пару минут, затем расплатился, оставив солидные чаевые, и направился к офису Джимми Рэя Рибнэка.

Внутри здание оказалось ужасно грязным и запущенным, с потертым линолеумом и облупившейся краской на стенах. К тому же все здание было просто пропитано запахом рыбы. Окна трех офисов выходили на улицу, а еще трех, в том числе и офиса Рибнэка, — на переулок за магазином. Я секунду прислушивался, ничего не услышал и вошел внутрь.

Рибнэк сидел, задрав ноги, за простым деревянным столом и изучал какие-то бумаги. Увидев меня, он вскочил, словно кто-то вылил ему на колени горячую кашу.

— Эй!

— Отличные у тебя ботинки, Джимми Рэй. Косишь под Джо Батафакко?[12]

— Под кого? — «Да, похоже, до культурной столицы Вилль-Платт еще не дорос». — Что вам надо?! — воскликнул Джимми Рэй, украдкой смахнув бумаги в ящик стола.

У Джимми Рэя Рибнэка были резкие черты лица и оспины на шее, а еще очень розовая кожа, типичная для рыжеволосых. На дюйм ниже меня, коренастый, но крепкий и сбитый. Грязь от работы с машинами въелась в ногти и костяшки пальцев. Он явно пытался отмыть руки, но, видимо, эта грязь стала неотъемлемой частью его существа. В углу комнаты я увидел низкий металлический шкафчик для документов, а рядом со столом — пару простых стульев с мягкими сиденьями. Оба стула выглядели так, словно долго простояли под дождем, а подушки на сиденьях были заделаны скотчем. Класс! Короче говоря, все здесь выглядело так, будто было куплено на школьной распродаже либо приобретено в комиссионном магазине. На шкафчике для документов стояла фотография в рамке — Том Селлек в роли детектива Магнума.

— А ну-ка выкладывай, почему ты за мной следил!

— Послушай, приятель, о чем ты толкуешь? Да не следил я за тобой.

У него был странный акцент: нечто среднее между каджунским и наречием, характерным для французских кварталов Нового Орлеана.

Я подошел к окну и выглянул наружу. Окно было с видом на помойку за магазином морепродуктов и огород на заднем дворе. На подоконнике стояла банка из-под майонеза с заспиртованной двухголовой черепахой. Наверняка подарок на память.

— Ты Джимми Рэй Рибнэк. У тебя «мустанг» этого года, номер два-один-три-икс-четыре-пять-пять, и лицензия частного детектива, выданная штатом Луизиана, номер КАО один-пять-четыре-пять-ноль-девять.

При этих словах Джимми Рэй явно расслабился. Я не стал в него палить, не врезал по морде, и он начал потихоньку приходить в себя после моего неожиданного появления. Причем настолько, что нацепил улыбку, как у Джека Николсона: то ли насмешливую, то ли ехидную.

— Ты меня сделал. Похоже, ты профессионал.

— Джимми, тебя и ребенок мог бы сделать. Почему ты за мной следишь?

— Я узнал, что ты в городе, и решил выяснить, что тебе здесь нужно. Вдруг удастся денег срубить по-легкому.

— Зачем приходил к Марте Гидри, Клэр Фонтено и Эвелине Маджио?

Он нахмурился и провел языком по внутренней поверхности зубов. Нервничал.

— Что-то я не догоняю, о чем ты, приятель.

— Да ладно тебе, Джеффри.

Он уставился на меня так, словно собирался что-то сказать, только вот сам не знал что.

— Попался, — заявил я с ухмылкой.

— Они меня с кем-то перепутали, — насупился он.

— С такими-то волосами!

— Эй, козел, это мой город! — взвизгнул он, наклонившись вперед. — И ничего я тебе не скажу. Я знаю, что тебя зовут Элвис Коул и что ты из Лос-Анджелеса. Знаю, что остановился в мотеле неподалеку. — Он наставил на меня указательный палец и фыркнул: — Видишь? Я тоже не пальцем деланный.

— Здорово! Может, устроим обмен опытом? Или примем участие в мировом чемпионате среди детективов среднего веса?

Я посмотрел на фотографию Тома Селлека. Боже праведный!

— Может, моя задача в том, чтобы узнать, чем ты тут занимаешься. Может, я решил, что, раз ты заявился в мой город, я смогу войти в долю. — Он снова откинулся на спинку стула и ухмыльнулся так, словно я тут же должен был купиться на его слова. — Старые кошелки ни за что не откроют дверь чужаку, а я тут все входы и выходы знаю. Вот и прикинул, что смогу заработать пару баксов. Ну, что скажешь?

— Скажу, что ты полное дерьмо.

Джимми Рэй пожал плечами, словно мое мнение его не слишком интересовало, и тут я услышал шаги на лестнице. Шаги приближались, потом дверь распахнулась, и к нам присоединился сильно немолодой тип, в коридоре у него за спиной виднелась гигантская тень.

Джимми Рэй продолжал мне улыбаться.

— Это мой приятель Лерой. — Он кивком показал на типа. — А там Рене.

Лерой, прищурившись, посмотрел на Джимми Рэя, будто Джимми — самая большая в мире куча дерьма. Лерою было к пятидесяти, темная кожа человека, часто бывающего на свежем воздухе, и глаза, похожие на черные мраморные шарики. Тонкая клетчатая рубашка с короткими рукавами, поношенные синие джинсы и татуировка на предплечье, скрытая густой порослью волос, дополняли картину. Мне не удалось рассмотреть, что изображает татуировка. Может быть, якорь. Или бульдога. Увидев меня, он удивился и явно не обрадовался.

— А это еще кто такой, черт побери? — спросил он с сильным каджунским акцентом.

Улыбка Джимми Рэя несколько увяла.

— Просто парень. Уже уходит. Пропусти его, Рене.

Рене вошел в комнату вслед за Лероем, и я инстинктивно отступил назад, как все обычно делают, когда рядом появляется что-то очень большое, например дом на колесах или огромный африканский зверь. Росту в Рене было всего шесть футов и три-четыре дюйма, но тело у него оказалось такого размера, что у меня тут же возникли ассоциации с дирижаблем, который способен заслонить солнце. А еще крошечная головка, редкие волосы песочного цвета, пальцы толщиной с мое запястье, очки с толстыми стеклами, за которыми его глазки казались совсем крошечными. Более того, стекла были перепачканы в чем-то белом, а руки и уши великана сплошь в коричневых пятнах, похожих на родимые. И наконец, правое плечо украшал огромный нарост, похожий на вторую голову.

— Боже мой! — проговорил я.

— Рене — это что-то, — ухмыльнулся Джимми Рэй. — Он работал в цирке в Боссье-Сити. Его называли Болотным Чудищем.

Рене нравился Джимми Рэю точно так же, как нравилась его двухголовая черепаха. Существо в банке.

Лерой продолжал, прищурившись, смотреть на Джимми Рэя.

— Просто парень, да? Ты тут запросто болтаешь с «просто парнем»? Ты что, идиот?

Джимми Рэй вскинул руки, будто хотел сказать: «А что тут такого?»

— Все в порядке, приятель. Успокойся.

Улыбка исчезла, и я увидел, что Джимми Рэй испуган.

Лерой что-то бросил по-французски. Джимми Рэй кивнул.

— Слушай, Коул, мне нечего тебе сказать. Понял? А теперь мне нужно заняться делами. Проваливай.

Лерой перевел на меня свои прищуренные глазки.

— А тебе чего здесь надо, козел?

Рибнэк обошел стол и взял меня за локоть.

— Давай, Коул. Выметайся. Мне нужно идти.

Он изо всех сил старался поскорее выпереть меня из комнаты.

— У тебя все в порядке? — спросил я.

Джимми Рэй Рибнэк посмотрел на меня круглыми глазами.

— Конечно, никаких проблем.

Лерой снова взглянул на меня, потом — на Рибнэка.

— Кто такой? — Затем снова на меня: — Ты что, его бойфренд?

— Рибнэк, если у тебя проблемы с этими ребятами, не ходи с ними, — посоветовал я ему.

Рибнэк махнул рукой в сторону двери, старательно демонстрируя мне, что у него все в полном порядке.

— Это мои друзья. И не суй нос не в свое дело, приятель. Давай отваливай. Мне нужно дверь закрыть.

Я позволил ему меня выпроводить, спустился вниз по лестнице и вернулся в маленькое кафе на противоположной стороне улицы. Через пару минут появились Лерой, Рене и Джимми Рэй и сели в старую ржавую «полару» золотистого цвета, стоявшую у тротуара. Когда внутрь забрался Рене, автомобиль жалобно застонал и начал раскачиваться. Они медленно развернулись, покатили по центральной улице и свернули налево.

Я быстро забежал за угол, вскочил в свою машину, пронесся по маленькому переулку за магазином морепродуктов к центральной улице, затем выскочил из машины и забрался на капот, чтобы понять, куда они поехали. Золотистая «полара» направлялась на юг и находилась от меня примерно в трех кварталах и дюжине машин. Я последовал за ними.

Может, Джимми Рэй и куча дерьма, но это моя куча.

Глава 7

Следить за ними было легко. Я ехал на юг от Вилль-Платта, стараясь держаться так, чтобы между нами было четыре-шесть машин. Дорога была узкая, а Лерой вел машину так медленно, что за ним собрался длинный хвост.

В шести милях к югу от Вилль-Платта мы пересекли маленькую речушку, и движение еще более замедлилось, поскольку Лерой свернул на запад. Я не стал поворачивать, потому что больше никто этого не сделал, а местность здесь была открытой, без единого деревца. Может быть, поля батата. Я съехал на обочину, подождал, когда «полара» скроется из виду, и только после этого свернул за ней. Если бы за ними следил Джимми Рэй, он пристроился бы за машиной, уверенный в том, что его никто не видит, так как у него грохочет радио. Хммм. Если бы я был лучшим в мире детективом, а Джимми Рэй — худшим, то по кармическим законам мы все равно обязательно встретились бы.

Примерно через милю от главной в сторону ответвлялась другая дорога, которая вела к воротам с вывеской «ФЕРМА ЛАНГУСТОВ, ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ, МИЛТ РОССЬЕ». Ферму скрывали густые заросли деревьев, и я не видел, что там делается. Бетонка была пуста — и никаких тебе признаков золотистой «полары», даже поднятой в воздух пыли. Хммм. Я проехал мимо ворот ярдов на сто, остановился на обочине и пешком вернулся к зарослям деревьев.

Они были шириной ярдов сто, а дальше шли поля, которые перерезали усыпанные ракушником дорожки. Золотистая «полара» стояла у дальнего конца прямоугольного пруда размером с футбольное поле. За ним располагались еще один пруд такого же размера и пара длинных невысоких строений из шлакобетона. «Полара» пристроилась рядом с белым «кадиллаком» и машиной дорожного патруля из ведомства шерифа округа Евангелайн.

Джимми Рэй, Лерой, Рене и еще какой-то мужчина лет пятидесяти в форме шерифа стояли у пруда. Они разговаривали с приземистым мужчиной в мешковатых штанах, дешевой белой рубашке с короткими рукавами и соломенной шляпе. На первый взгляд мужчина казался ровесником шерифа, но, возможно, был старше. Держался он с уверенностью человека, который здесь всем заправляет. Мужчина махнул рукой в сторону пруда, и все дружно посмотрели в этом направлении. Потом он повернулся в противоположную сторону, все тут же послушно завертели головами. Затем он прислонился к «кадиллаку», скрестив руки на груди. Без сомнения, это и был Милт Россье. Хозяин фермы.

Я понаблюдал за ними еще несколько минут, затем прошел назад между деревьями, вернулся в город и навестил офис Джимми Рэя Рибнэка. Там все было точно так же, как мы оставили: тишина, запах сырых креветок, проникающий сквозь открытое окно шум из переулка и задних дворов. Где-то неподалеку рычала газонокосилка, и аромат свежескошенной травы приятно разбавлял запах креветок. Двухголовая черепаха отливала молочным блеском в своей банке на подоконнике, Том Селлек со скучающим видом взирал на мир со шкафчика для документов. Я живо представил себе, как Джимми Рэй Рибнэк смотрит «Детектив Магнум», упиваясь захватывающими эпизодами, когда герой мчится куда-то на своей роскошной машине или соблазняет красавиц. Вот Джимми сидит в своей крошечной квартирке в убогом домишке и думает: «А чем я хуже? И я так смогу». А потом заказывает по почте руководство «Как стать частным сыщиком».

Я открыл ящик стола, чтобы посмотреть, что это он там читал, когда я пришел, и неожиданно рев газонокосилки смолк, а в офисе воцарилась мертвая тишина. С обложки журнала «Музыка» мне улыбалась Джоди Тейлор. Обложка и прилагающаяся к ней статья были вырезаны из журнала и скреплены скрепкой. Под ними я обнаружил статью из «Пипл». Я сделал глубокий вдох, потом выдох. Сукин сын! Я обыскал весь стол, но больше ничего не нашел. Тогда я перешел к шкафчику для документов. В нижнем ящике прятались две банки «Доктора Пеппера» и рулон дешевой туалетной бумаги вроде тех, на которых нарисовано лицо телепроповедника Джерри Фолвелла. Подарок на новоселье. Второй ящик был пуст, а в третьем на специальном приспособлении висели папки разных цветов, только они оказались такими же пустыми, как и в тот день, когда Джимми Рэй их сюда сложил.

В верхнем ящике было восемь папок на таком же точно приспособлении. В одной лежала фотография обнаженной женщины с подарочной сумкой с логотипом «Дикси» над головой. Разметавшиеся светлые волосы, пальцы, унизанные кольцами, — в общем, натуральная дешевка. Наверняка подружка Джимми. В другой папке я обнаружил отчет, составленный Джимми Рэем Рибнэком для женщины по имени миссис Филипп Р. Кантера, которая была убеждена, что ее муж развлекается на стороне. В отчете говорилось, что Джимми Рэй видел мистера Каптеру в интимных объятиях: а) с молодой женщиной, работающей в придорожном кафе «У Кала»; б) с другой молодой женщиной, торгующей пивом в «Ребел сток».

В следующих трех папках содержались записи по похожим делам: в двух речь шла о подозрении в измене, в третьей — заявление от хозяина продуктового магазина, который решил, что один из его продавцов ворует товары для дома.

В пятой папке я обнаружил новые фотографии Джоди Тейлор, вырезанные из газет и журналов и, похоже, студийных пресс-релизов. А между статьями лежали ксерокопии первых двух страниц документа, в котором говорилось о передаче некоей Марлы Сью Джонсон на попечение штата Луизиана ее биологическими родителями Памелой Э. Джонсон и Монро Кайлом Джонсоном 11 июля тридцать шесть лет назад. Документы были составлены не по форме, и в них не было подписей сторон. К ним было прикреплено свидетельство о рождении Джоди Тейлор, а также второе свидетельство о рождении, где говорилось, что у Памелы Э. Джонсон и Монро Кайла Джонсона 9 июля родилась дочь Марла Сью Джонсон. В день рождения Джоди.

Господи Иисусе!

На обратной стороне свидетельства о рождении карандашом был написан адрес: Текумсе-лейн, 1146. Я переписал адрес в блокнот.

Я довольно долго простоял, уставившись на свидетельство о рождении и документ о передаче ребенка на попечение штата, затем привел офис Джимми Рэя Рибнэка в первоначальный вид, закрыл за собой дверь, вдохнув запах сырых креветок, и направился в кафе на другой стороне улицы. За прилавком стоял все тот же повар с изрытым оспинами носом, за столиком у окна сидел все тот же морщинистый старик в шляпе с обвисшими полями. Старик курил с чувством собственного достоинства.

— Можно позвонить? — спросил я.

Около туалета на стене висел телефон-автомат.

Повар молча кивнул. У него появилось занятие: наблюдать за мной.

Я бросил в автомат четвертак и набрал номер Марты Гидри, которая ответила после второго гудка.

— Марта, это Элвис Коул, — сказал я.

— Что?

«Рейд» в действии!

— Это Элвис Коул, вы меня помните?! — изо всех сил заорал я. Старик и повар не сводили с меня глаз. Я прикрыл рукой микрофон: — У нее с ушами проблема.

Повар кивнул и сказал, что с такими бывает очень непросто.

— Проклятые жуки! — завопила Марта Гидри, и я услышал шипение струи, потом шлепок по стене и ликующий голос Марты: — Попался, сукин сын!

— Марта? — попытался я привлечь ее внимание.

Раздался грохот — и она вернулась в реальный мир, еще не успев отдышаться после атаки на врага.

— Как у тебя с животом? Я знаю, каково это бывает, когда путешествуешь. Стоит мне выйти из дома, как потом неделю не могу прокакаться.

«Ну что за прелесть эта Марта!»

— Те люди, фамилию которых вы пытались вспомнить, случайно не Джонсон? — спросил я.

— Джонсон.

— Памела и Монро Джонсон.

Я услышал громкий хлопок.

— Ты бы видел, какого громадного таракана я только что пришила.

— Джонсон, Марта. Их звали Джонсон?

— Вроде бы. Белая рвань. Жили тут неподалеку, — заявила она. — Проклятье, Пэм Джонсон умерла тысячу лет назад.

Я поблагодарил Марту Гидри за помощь, повесил трубку и уставился на адрес, который переписал из папки Джимми Рэя. Текумсе-лейн, 1146. Бросив в автомат еще один четвертак, я набрал номер справочного бюро. Мне ответил приятный женский голос, молодой.

— Как дела?

— У вас зарегистрирован номер на Текумсе-лейн, Памела или Монро Джонсон?

Она на секунду замолчала, потом сказала:

— Нет, сэр. Но у нас полно других Джонсонов.

— А кто-нибудь из них живет на Текумсе-лейн?

— Мне очень жаль, сэр, но у меня ничего нет о Памеле или Монро Джонсон или Текумсе-лейн.

Я повесил трубку.

— Неудача? — спросил повар.

Я кивнул. Старик за столом у окна пробормотал что-то по-французски.

— Что он сказал?

— Хочет знать, что вам нужно, — ответил повар.

— Я пытаюсь найти Монро и Памелу Джонсон. Думаю, они живут на Текумсе-лейн, но я не знаю, где это.

Повар перевел мои слова на французский, старик ответил, и они стали о чем-то толковать.

— Он не знает Джонсонов, — сообщил мне наконец повар, — но говорит, что Текумсе-лейн находится в Юнисе.

— В Юнисе?

— Это в двадцати милях к югу отсюда.

Я улыбнулся старику.

— Поблагодарите его от меня.

— Он вас прекрасно понимает, просто плохо говорит по-английски, — сказал повар.

— Merci, — кивнул я старику.

Старик прикоснулся двумя пальцами к шляпе. С чувством собственного достоинства. Удачу нужно хватать за хвост там, где она появляется.

— Il n'y a pas de quoi.[13]

Я вернулся к своей машине, нашел на карте Юнис и отправился прямиком туда. Как и в Вилль-Платте, местность здесь была плоской, перерезанной то тут, то там речушками и прудами, промышленными водостоками, полями с бататом и болотистыми участками, исполосованными нефтяными трубопроводами и воздухозаборниками. Юнис был больше Вилль-Платта, но не намного и выглядел аккуратным городком с множеством церквей, школ и необычных старых зданий.

Текумсе-лейн оказалась приятной улицей в старом жилом районе, с маленькими каркасными домиками и аккуратно подстриженными кустами азалий. Дом номер 1146, с крошечной лужайкой перед входом, потрескавшейся бетонной дорожкой и высоким деревянным крыльцом, располагался в центре квартала.

Я оставил машину у тротуара, поднялся на крыльцо и постучал в дверь. Мне открыла немолодая чернокожая женщина в форме медсестры.

— Чем могу вам помочь?

Я наградил ее своей самой обаятельной улыбкой.

— Миссис Джонсон?

— О нет.

— Я ищу мистера и миссис Джонсон. Мне сказали, что они живут здесь.

Из дома плыли запахи лекарств и хвойного освежителя воздуха.

Она покачала головой, не дав мне договорить.

— Вам нужно поговорить с миссис Будро. Я работаю на нее.

— А кто такая миссис Будро?

— Хозяйка дома, — ответила медсестра.

Изнутри донесся приглушенный хлопок, и скрипучий мужской голос прокричал что-то про груши. Женщина вышла на крыльцо, прикрыла за собой дверь и только после этого добавила:

— Она живет не здесь. Только приезжает утром и вечером.

Я напустил на себя смущенный вид. Получилось довольно правдоподобно.

— А что, Джонсоны переехали?

— Нет. Мистер Джонсон — ее отец. Раньше она сдавала дом, но теперь позволила ему здесь жить. — Медсестра плотнее прикрыла дверь и заговорила чуть тише: — Понимаете, его нельзя оставлять одного, а в дом престарелых они его отдавать не хотят. Но и с ними он жить не может. — Она чуть приподняла брови. — Он очень болен.

— Понятно. Значит, мистер Джонсон все-таки тут живет, — заметил я.

Она кивнула и тут же вздохнула.

— Ему восемьдесят семь, бедняжке, и на него порой находит. Тогда в него точно черт вселяется. — Из дома снова послышался крик: что-то про телевизор, Боба Баркера[14] и треклятые груши.

— А миссис Джонсон? — спросил я.

— О, она умерла много лет назад.

Еще одно очко в пользу Марты Гидри.

— А как бы мне поговорить с миссис Будро?

— Она скоро приедет. Она всегда появляется около двух. Или можете заехать в ее магазин. У нее очень славный магазинчик деловой одежды на Второй улице недалеко от площади. «У Эдди». Ее зовут Эдит, но все называют ее Эдди.

— Конечно.

Она бросила взгляд в сторону дома.

— Миссис Будро приезжает два раза в день, но он обычно этого не понимает. Бедняжка.

Я поблагодарил сиделку за то, что уделила мне время, сказал, что вернусь около двух, и поехал на площадь. Магазин одежды Эдит Будро располагался в угловом доме рядом с парикмахерской, на противоположной стороне маленькой площади, засаженной магнолиями. Я припарковался на площади, вернулся назад и вошел в магазин.

Увидев меня, девушка лет двадцати, стоявшая у стойки с брючными костюмами от «Энн Клайн», улыбнулась:

— Я могу вам помочь, сэр?

Я улыбнулся в ответ:

— Знаете, я просто присматриваюсь. Для жены.

Улыбка стала еще сердечнее, а на щеках появились ямочки.

— Ну если у вас есть вопросы, спрашивайте.

Я пообещал, что так и сделаю. Она закончила развешивать костюмы и скрылась за занавеской, закрывавшей вход в подсобку. Не успела она уйти, как тут же появилась привлекательная женщина далеко за сорок, но меньше пятидесяти, со стопкой вязаных бежевых топиков. Заметив меня, она мило улыбнулась:

— Вам помогли?

Сходство с Джоди Тейлор было просто поразительным. Те же широкие плечи, отличная фигура и лицо. Они были настолько похожи, что вполне могли быть сестрами. Однако, чтобы окончательно в этом убедиться, требовалось открыть закрытые документы. И сравнить документы по удочерению, выданные Джонсонам и Тейлорам. Но у меня не было и тени сомнения, что Эдит Будро и Джоди Тейлор — родственницы. Может быть, Джимми Рэй Рибнэк все-таки не самый худший в мире частный детектив.

— Вы миссис Будро?

— Да. А мы с вами знакомы?

Я ответил, что мы не знакомы, но мне порекомендовали ее магазин, что я пытаюсь присмотреть наряд для жены и если у меня возникнут вопросы, то я непременно их задам. Она сказала, чтобы я не торопился, и вернулась к своим делам. Я еще несколько минут побродил по магазину, отправился к телефону-автомату на противоположной стороне площади и позвонил Люси Шенье.

— Ну, я все сделал.

— Что, бежали со связанными шнурками?

«Может быть, у нее все-таки есть чувство юмора».

— Я нашел человека по имени Монро Джонсон, — доложил я. — Тридцать шесть лет назад, в день рождения Джоди Тейлор, его жена Памела Джонсон родила девочку. Они отдали ребенка на удочерение. Я видел их взрослую дочь. Ее зовут Эдди Будро, и она как две капли воды похожа на Джоди.

— И все это вы умудрились проделать за два дня? — спросила Люсиль Шенье.

— Не зря же меня называют Лучшим в Мире Детективом!

— Может, вы и правда лучший в мире. — Голос у нее был довольный.

— Кстати, их нашел для меня Рибнэк.

Я рассказал ей о том, что мне удалось обнаружить в его офисе.

— О! — Уже без удовольствия.

— Я так и не понял, какой у Рибнэка интерес в этом деле, но если Джонсоны действительно биологические родственники Джоди, то Эдди Будро сможет предоставить ей необходимую медицинскую информацию. — Я заговорил голосом Богарта: — Так что дело за тобой, любимая!

— Хэмфри Богарт?

«Холодна как лед!»

— Следующий шаг — связаться с этими людьми. Думаю, мы можем обсудить за обедом план действий.

— Вы меня приглашаете, мисс Шенье? — поинтересовался я.

— Совершенно верно, мистер Коул, и советую вам принять мое приглашение. Второго раза может и не быть.

— Мне нравится идея насчет обеда. Большое спасибо.

— Где вы находитесь?

— В Юнисе. Семья живет здесь.

— Можете подъехать к отелю «Риверфронт Говард Джонсон» в половине седьмого, а я вас там подхвачу?

— Думаю, справлюсь.

Если бы я улыбнулся еще шире, то, наверное, порвал бы уголки губ.

— Хорошо. В таком случае до встречи, — ответила она и, помолчав, добавила: — Отличная работа, мистер Коул.

Я повесил трубку, вернулся к своей машине и сидел, широко улыбаясь, пока парень в «тойоте» не крикнул:

— Эй, придурок! Рот закрой, а то муха залетит!

«Южный юмор».

Глава 8

Я вернулся в отель в Вилль-Платте, принял душ, побрился, затем поехал назад мимо реки Атчафалайа в Батон-Руж. Похоже, дорога туда заняла гораздо меньше времени, чем из Батон-Ружа в Вилль-Платт, потому что я с нетерпением ждал встречи с Люсиль Шенье. Когда у меня есть цель, меня не остановить.

Я снова снял номер в «Риверфронт» и в шесть тридцать, когда появилась Люси Шенье, уже сидел в баре на первом этаже с бутылкой «Дикси». Люси была в розовом пиджаке поверх терракотовой блузки и в обтягивающих джинсах. Два бизнесмена, сидящих за круглым столиком, проводили ее взглядом. Бармен тоже. Она радостно мне улыбнулась, и мне показалось, что я утонул в ее глазах.

— Вы удовлетворили свое любопытство относительно местной кухни или готовы к новым приключениям? — спросила она, протянув мне руку.

— Приключение — это мое второе имя, — ответил я.

Ее улыбка стала еще шире, блеснули зубы и засияли глаза — или мне показалось.

— В таком случае вас ждет масса удовольствий.

Я расплатился в баре, и мы пошли к ее машине.

«Лексус 400», светло-голубое двухдверное купе. Спортивная модель. Машина прямо-таки блестела: похоже, ее недавно помыли. В «лексусе» имелся телефон, заднее сиденье было завалено компакт-дисками, в основном на каджунском языке. Люси Шенье отлично смотрелась за рулем: она и ее машина прекрасно друг с другом ладили.

Люси улыбалась, явно весьма довольная происходящим. Люси Шенье управляла машиной уверенно и легко. Наверное, она точно так же играла в теннис или занималась юриспруденцией. Вскоре мы свернули к огромному зданию, похожему на склад. «Ральф и Какуу».

— Должна вас предупредить, — начала Люси, — внутри заведение выглядит довольно убого, но кормят здесь прекрасно.

— Нет проблем, — отозвался я. — Обожаю, когда убого.

По сравнению с «Ральфом и Какуу» ангар для самолетов — просто крошечный сарайчик. Внутреннее убранство составляли рыболовные сети, пробковые буи, чучела промысловых рыб и панцири крабов-мутантов размером с крышку от мусорного контейнера. Мне показалось, что внутри собралось человек семьсот. Множество семей и бессчетное число парочек. Не хватало только Алана Хейла[15] в желтом плаще и его добродушного: «Привет, дружище!»

— Ну и местечко, — заметил я.

— Мы тут просто обожаем дешевку.

Девушка, с виду студентка колледжа, усадила нас за столик и спросила, не хотим ли мы чего-нибудь выпить.

— Закажем бутылочку вина? — спросил я.

— С каджунской едой — ни за что, — ухмыльнулась Люси, и в ее глазах появились озорные искорки. — Вы снова подумаете, что это дешевка.

— Тогда что?

Она взглянула на официантку:

— Принесите, пожалуйста, две каджунские «Кровавые Мэри».

— Каджунские «Кровавые Мэри»? — удивился я.

— Не смейтесь. Их готовят с кайенским перцем и легким привкусом рыбы. Вы же сами сказали, что обожаете приключения. — Она снова повернулась к официантке: — А на закуску мы будем колбасу из аллигатора.

Официантка ушла.

— Сначала обед на острове Гиллигана,[16] теперь колбаса из аллигатора. Что дальше?

Люси заглянула в меню:

— Лучшее впереди.

Официантка вернулась с «Кровавыми Мэри», которые оказались не красными, а коричневыми, причем в каждой плавал кружок лимона. Я сделал глоток. Вкус рыбы, а еще «Табаско», черного и кайенского перца — сильный, обжигающий и отлично сочетающийся с водкой.

— Ну как? — поинтересовалась Люси.

— Высший класс!

— Вот видите, — улыбнулась Люси.

Подошедшая официантка принесла колбасу из аллигатора и спросила, готовы ли мы сделать заказ. Я попробовал колбасу. Она вполне могла быть куриной или свиной, но у нее была необычная консистенция.

— Если вы действительно хотите почувствовать вкус Луизианы, я бы посоветовала вам какое-нибудь блюдо из крабов или лангустов, — сказала Люси. — Крабов, как правило, жарят. Лангустов подают вареными или в супе.

— Звучит неплохо.

Люси Шенье заказала этуфе из лангустов, а я — блюдо с лангустами, к которому полагался суп из лангустов, а также вареные лангусты и жареные хвосты лангустов. Жареные хвосты лангустов назывались «каджунский попкорн». Мы допили «Кровавую Мэри» и заказали еще две порции. Официантка принесла салаты, и я смотрел, как Люси ест, совсем как в ее офисе наблюдал за тем, как она двигается. Это было исключительно приятное занятие.

— Должна признаться, когда Джоди сказала, что к нам приедет детектив из Калифорнии, я попыталась ее отговорить от этой затеи, — произнесла Люси. — Я считала, что местный сыщик будет действовать эффективнее.

— Разумно.

— Разумно, но неверно. Вы прекрасный специалист.

Я даже расправил плечи.

— Сейчас покраснею.

Люси сделала глоток «Кровавой Мэри». Похоже, салаты ее не слишком заинтересовали.

— А что вы узнали от мистера Рибнэка?

Я рассказал ей, что Джимми Рэй Рибнэк встречался по крайней мере с двумя женщинами из тех, с кем я разговаривал, причем представлялся он человеком, который ищет свою сестру. Однако когда я его об этом спросил, все отрицал, в том числе и факт беседы с женщинами. Я сообщил, что, воспользовавшись удобным случаем, проник в его офис и обнаружил официальные документы об удочерении, выданные штатом Луизиана, а также свидетельство о рождении, где говорилось, что у Памелы и Монро Джонсон родилась дочь — в тот же день, что и Джоди Тейлор. Примерно на середине моей речи Люси Шенье поставила на стол «Кровавую Мэри» и подняла руку. Она больше не улыбалась.

— Минутку. Вы проникли в офис мистера Рибнэка?

— Да.

Она покачала головой.

— Проникновение путем взлома куда-либо карается законом. Я не намерена участвовать в преступной деятельности.

— О каком офисе идет речь? — спросил я.

Она тяжело вздохнула, все это ей по-прежнему не нравилось.

— Официальные бумаги были самыми обычными. В них говорилось, что Джонсоны передают штату все права и претензии на ребенка. Кто-то написал их адрес на обратной стороне свидетельства о рождении. Возможно, это совпадение, но если и так, то очень странное совпадение.

— Тейлоры упоминались в бумагах?

— Я обнаружил копию свидетельства о рождении. И все.

— Как думаете, Рибнэк случайно не родственник Джоди Тейлор или Джонсонов?

— Не знаю. Он категорически все отрицал, однако я нашел у него эти документы. Его интересует Джоди Тейлор, и он сумел связать ее с Джонсонами. У него был адрес Монро Джонсона, и он мог с ними встретиться, но тут ничего не могу сказать наверняка.

Люси Шенье задумчиво уставилась куда-то вдаль. Теперь, когда мы заговорили о деле, она была напряжена, сосредоточена и, похоже, вот-вот нахмурится. Думаю, именно такое лицо у нее бывает во время выступления в суде. Теннис и закон. Я сделал несколько глотков «Кровавой Мэри», наблюдая за тем, как она обдумывает сложившуюся ситуацию. Должен заметить, что это тоже было исключительно приятным занятием. Во рту у меня приятно щекотало от специй, и мне стало интересно, щекотно ли ей.

— Бумаги, о которых вы рассказали, являются частью закрытых штатом документов. Биологическим родителям выдали… ну что-то вроде квитанции на ребенка, но мистер Рибнэк никак не мог получить копии.

— Но они у него имеются.

Я подумал, как это целоваться, когда у тебя щекотно во рту.

— Однако эти документы не доказывают, что Джоди Тейлор в действительности является ребенком, отданным Джонсонами на попечение штата. Нам придется открыть документы. И встретиться с Эдит Будро, чтобы удостовериться в том, что ваши выводы верны. Если ее отец недееспособен, а мать умерла, в таком случае она получает право выдать штату разрешение на рассекречивание документов. Это единственный способ официально подтвердить, что матерью Джоди Тейлор являлась Памела Джонсон.

— Это мы и сделаем завтра.

— Да, — кивнула Люси. — Думаю, лучше всего встретиться с ней в ее магазине. Там она будет чувствовать себя спокойнее, и мы попросим разрешения поговорить с ней конфиденциально. Я возьму это на себя, поскольку я уже такое делала, к тому же женщины чувствуют себя увереннее в присутствии другой женщины.

— Вы хотите сказать, что мы не подойдем к ней и не скажем без всяких церемоний: «Эй, крошка, не хочешь встретиться с потерявшейся сестрой?»

Люси Шенье улыбнулась и пригубила «Кровавую Мэри».

— Может, так принято в Калифорнии.

— У вас во рту щекотно? — спросил я.

Она удивленно на меня посмотрела.

— От специй, — уточнил я.

— Ну да, щекотно.

— Мне было интересно, — удовлетворенно кивнул я.

Официантка унесла тарелки с салатами и тут же вернулась с этуфе для Люси и моим блюдом с лангустами. В центре тарелки стояла миска с супом, окруженная с одной стороны горкой вареных лангустов, а с другой — жареными хвостами. Хвосты были похожи на свернувшихся в клубок крошечных креветок, слегка обвалянных в сухарях. Я подцепил вилкой несколько штук и попробовал: они оказались горячими и нежными.

— Отлично.

— Суп приправлен жиром лангуста, — сказала Люси. — Раковины нафаршированы смесью мяса лангустов, хлебных крошек и специй. Вы их берете, а потом вилкой достаете начинку.

— Понял.

Суп был темно-коричневого цвета, в нем плавало несколько раковин. Я выполнил ее указания, достал начинку и попробовал.

— Потрясающе. Хотите штучку?

— Пожалуйста.

Я вытащил вилкой раковину и положил ей на тарелку.

— А вы попробуйте этуфе, — предложила она.

Этуфе представлял собой коричневый соус с кубиками зеленого перца и сельдерея и хвостами лангустов с рисом. Она положила немного на тарелочку для хлеба и передала мне. Я попробовал. Эти люди придали слову «вкусно» новое значение.

— У этуфе, которое подают в Калифорнии, такой же вкус? — спросила Люси.

— Даже близко не стояло.

Люси Шенье взяла фаршированную раковину, которую я положил ей на тарелку, и достала содержимое. И капля коричневого соуса потекла с ее руки к запястью. Чисто автоматически она повернула руку и слизала соус, а я почувствовал, что у меня вдруг встал ком в горле. Пришлось сглотнуть и прикончить остатки «Кровавой Мэри».

— Еще хотите?

Она кивнула и улыбнулась:

— Может, еще стаканчик. Я все-таки за рулем.

Я помахал рукой официантке и поднял вверх два пальца.

«Два мешка льда и холодный душ, пожалуйста!»

— Вареного лангуста нужно есть так: вы отламываете хвост, затем надавливаете на него, чтобы разломать панцирь, и достаете мясо, — произнесла Люси, взяв одного из моих лангустов и показав, как надо делать. — Вот так. Понятно?

— Хммм.

Может, если я сосредоточусь на еде, то мне полегчает. И еда меня спасет.

— Затем вы кладете в рот голову и высасываете ее.

Я удивленно заморгал, глядя, как она принялась высасывать голову лангуста. Люси улыбнулась.

— Чтобы достать сок.

Я закашлялся и прикрыл рот рукой, потом выпил воды. «Думай о еде. Еда». Официантка принесла наши «Кровавые Мэри», и я тут же осушил свой стакан. Лицо у Люси вдруг стало озабоченным.

— Что-то не так?

— Нет-нет, все в полном порядке, — заверил ее я.

Она пила свой коктейль и потихоньку клевала этуфе. Я заметил, что большая часть моей еды исчезла, а ее все еще лежала на тарелке. Надеюсь, она не будет считать меня обжорой.

— Вы из Батон-Ружа?

— Да.

— У вас акцент мягче, чем у остальных.

— Это не у меня акцент, мистер Коул, — улыбнулась она.

Я развел руками, признавая свое поражение.

— Я училась в Университете штата Луизиана на подготовительных юридических курсах, а затем получила образование в Мичигане. Жизнь с янки наносит непоправимый урон акценту.

— И вы вернулись домой, чтобы заняться юридической практикой?

— Здесь жил и работал мой бойфренд, мы хотели пожениться. Он тоже был — и остается — адвокатом.

— Понятно.

— Мы расстались четыре года назад.

— Бывает.

Я изо всех сил старался сдержать радостную улыбку.

— Да, бывает. — Похоже, она еще что-то собиралась сказать, но промолчала, сосредоточившись на этуфе. — А теперь расскажите о себе. Вы служили в полиции?

— Нет. Я получил лицензию двенадцать лет назад, а до того учился у человека по имени Джордж Фидер. У Джорджа в данной области наработано, наверное, миллион часов, и он самый лучший детектив, какого мне когда-либо довелось встречать. А еще раньше я служил в армии.

— Колледж?

— Университет Южной Азии. Программа прикладного обучения.

Она улыбнулась и покачала головой:

— Для Вьетнама вы слишком молодо выглядите.

— Тогда я выглядел старше.

— Разумеется.

— Мисс Шенье, а я могу задать вам личный вопрос?

Она кивнула, положив в рот очередную порцию этуфе.

— Вы пытались отыскать своих биологических родителей?

— Нет. — Она покачала головой и тыльной стороной ладони убрала с глаз волосы. Пальцы у нее были липкими от соуса. — Большинство приемных детей этого не делают. Конечно, время от времени им становится интересно, но мама и папа — это их мама и папа.

— Люди, которые вас вырастили.

— Совершенно верно. Давным-давно какая-то женщина произвела меня на свет и отдала на попечение штата, считая, что так будет лучше для нас обеих. Сейчас у нее своя жизнь, у меня тоже, а также у моего биологического отца. Умом я понимаю, что они мои родители, но сердце говорит, что мои настоящие папа и мама — это Джек и Энн Кайл. Джек помогал мне сражаться с алгеброй, а Энн каждый день после школы возила на корт, чтобы я могла тренироваться. Вам все ясно?

— Конечно, они ваша семья.

Она улыбнулась, кивнула и съела еще немного этуфе.

— Как у вас.

— Однако вы выбрали именно эту область юриспруденции.

— Ну, не совсем. Я в основном занимаюсь разводами и спорами по вопросам опеки. Но мне вовсе не обязательно хотеть найти своих биологических родителей, чтобы понять других, желающих это сделать. Мы все должны иметь доступ к своей медицинской истории. Поскольку я придерживаюсь именно такой точки зрения и располагаю возможностью помогать другим людям, я это делаю.

— Вы разделяете переживания с другими приемными детьми, и у вас возникает чувство родства. Вы все братья и сестры.

Люси Шенье мои слова явно понравились.

— Точно.

Поразительно, как водка, даже в небольшом количестве, притупляет чувства! Люси отставила вилку и сложила руки на столе.

— Итак, мистер Искатель Приключений, расскажите-ка, что вы думаете по поводу луизианских лангустов. Можно назвать их самым невероятным блюдом, которое вам приходилось есть?

— Во Вьетнаме я ел собачье мясо.

Улыбка сползла с лица Люси Шенье, и оно стало растерянным.

— Какое… приключение.

Я пожал плечами и доел хвосты лангуста.

— Фр! — произнесла она.

Я поднял голову.

Люси Шенье покраснела, губы превратились в тонкую полоску, на щеках появились ямочки. Она открыла рот, сделала глубокий вдох и попыталась сморгнуть слезы.

— Извините, но сама идея… — Она прикрыла лицо салфеткой. — Это, случайно, был не пудель?

Я оставил вилку на тарелке и сложил руки на столе — совсем как она пару минут назад.

— Да, я понял. Шутка.

— Извините. Но это так смешно.

— Той собаке было не до смеха.

Люси расхохоталась, подозвала официантку и сказала:

— Мне пора. Честное слово.

— Хотите кофе?

— Я бы с радостью, но не могу. У меня назначена встреча с одним очень важным господином.

Я посмотрел на нее и сумел выдавить лишь короткое:

— О!

— С сыном. Ему восемь.

— Понятно.

Официантка принесла нам салфетки, Люси расплатилась и повезла меня в отель. Я предложил ей поехать завтра утром к Эдит Будро вместе, но Люси сказала, что у нее на утро назначено два важных разговора и будет лучше, если мы встретимся прямо там. Я ответил, что меня это вполне устраивает. Большую часть пути мы ехали молча, смущенные возникшим ощущением ожидания чего-то большего, словно между нами вот-вот побежит электрический заряд и все чувства выплеснутся наружу.

Когда мы остановились около главного входа в «Риверфронт Говард Джонсон», было почти десять.

— Ну хорошо, — сказала Люси.

— Спасибо за прекрасный вечер.

— Я тоже отлично провела время.

Мы еще пару мгновений сидели в неоновом свете, потом я наклонился к ней, чтобы поцеловать. Она положила руку мне на грудь и тихонько оттолкнула, и я не стал настаивать. Ей было явно не по себе.

— Вы славный человек, и я замечательно провела время, но мы работаем вместе. Понимаете?

— Конечно. — Я сглотнул, пару раз моргнул и протянул ей руку. — Спасибо за обед. Было здорово.

Она взяла мою руку и заглянула мне в глаза:

— Прошу вас, поймите меня правильно.

— Разумеется, я все понимаю, — ответил я, выдавив слабое подобие улыбки.

Мы обменялись рукопожатием, я вышел из машины Люсиль Шенье и долго смотрел ей вслед.

Ночь была дивной, напоенной самыми разными ароматами, и я прошел вдоль реки к небольшому холму, а потом прогулялся по ночным улицам Батон-Ружа. Я был пьян, но не от выпитой водки, а от мысли, что завтра снова увижу Люсиль Шенье.

Глава 9

На следующее утро я вышел из отеля, когда еще не было восьми, проехал по мосту Хью Лонга и через час пять минут припарковался на главной площади Юниса под городскими часами, напротив магазина одежды Эдит Будро. На двери висела табличка «ЗАКРЫТО», а на другой красно-белой табличке значилось время работы магазина. Он открывался в десять. Я посмотрел на часы: двенадцать минут десятого.

Я зашел в кафе, заказал две чашки кофе навынос, прихватил несколько пакетиков с сахаром и сливками и отнес все в машину. Я сидел, опустив стекла, пил кофе и наблюдал за магазином. В девять двадцать на площади появился «лексус» Люси Шенье и, сделав круг, остановился неподалеку от меня. Я вышел со стаканчиками кофе в руках, подошел к «лексусу», постучал по капоту, затем открыл пассажирскую дверцу, сел и протянул Люси один из стаканчиков.

— У меня есть сахар и сливки. Не знал, какой кофе вы любите.

— Очень мило с вашей стороны. Спасибо.

— Мы оказываем нашим клиентам услуги по полной программе, мэм.

Она сняла пластиковую крышку, подула на кофе и сделала глоток. Без сахара и сливок. Даже смотреть, как она пьет кофе маленькими глотками, было настоящим приключением.

— Это тот самый магазин? — спросила Люси.

— Да. «У Эдди». Они открываются в десять.

Люси Шенье сделала еще несколько глотков, наблюдая за магазином. Когда она пила, пар от кофе касался ее лица, точно детские пальчики. Янтарно-зеленые глаза сегодня казались темнее, почти карими. Интересно, почему бы это. На встречу с Эдит Будро Люси надела пиджак из мятого льна поверх белой блузки и мешковатые желтые брюки. А еще от нее приятно пахло мылом из пахты. Похоже, если я и дальше буду на нее так пялиться, то она решит, что я полный идиот. Я заставил себя сосредоточиться на деле.

Без четырнадцати десять из-за угла появилась Эдит Будро, прошла к магазину и открыла входную дверь.

— Это она, — произнес я.

— Боже, она действительно похожа на Джоди!

— Да уж.

Допив кофе, Люси сказала:

— Пойдем поговорим с ней.

Мы перешли площадь и открыли дверь в магазин. Как и вчера, в помещении меня встретила приятная прохлада. Эдит Будро стояла у кассы и заправляла новую ленту.

— Извините, но мы закрыты, — заявила она.

Она еще не успела перевернуть табличку «ЗАКРЫТО».

Люси мило улыбнулась и вошла в магазин, словно они старые подруги.

— Знаю, но я как раз собиралась с вами поговорить так, чтобы нам никто не мешал. Меня зовут Люсиль Шенье. Я адвокат из Батон-Ружа.

Люси протянула руку, и Эдит Будро автоматически ее пожала. Вид у нее был озадаченный, но тут она заметила меня.

— Вы были здесь вчера.

— Да, был.

Она заулыбалась и посмотрела на Люси:

— Ну что, решили все-таки привести жену.

Люси ответила ей мягкой улыбкой.

— Нет. Мы с мистером Коулом вместе работаем. — Она погладила Эдит Будро по руке, успокаивая ее, давая понять, что мы хорошие люди и ей нечего бояться. Хорошие люди, которые пришли, чтобы перевернуть всю ее жизнь.

— Я знаю, вам нужно подготовиться к открытию магазина, — продолжила Люси, — но нам лучше поговорить наедине.

— В каком смысле? — Взгляд в мою сторону. — Почему наедине?

— Я практикую гражданское право, в том числе занимаюсь вопросами удочерения или усыновления детей. Вопросы эти сложные и очень личные, я уважаю секреты других людей.

Лицо Эдит Будро потемнело, и она сделала шаг назад. Значит, Джимми Рэй уже здесь побывал.

— Биологические родители, которые хотят найти своих детей, или приемные дети, желающие отыскать настоящих родителей или узнать что-нибудь о своих биологических родственниках, обращаются ко мне, чтобы я помогла им установить эту связь, — сказала Люси. — Сейчас я работаю именно на такого человека. Мы с мистером Коулом получили информацию, которую нам необходимо проверить.

Эдит Будро переводила взгляд с Люси на меня и обратно. Она приоткрыла рот, тут же его закрыла и сложила руки на груди.

— Миссис Будро, надеюсь, то, что мы вам сообщим, не будет для вас шоком, но кто знает? — начала Люси. — В любом случае мы принесли вам неплохую весть. Это очень, очень хорошая новость. Вы знали, что девятого июля тридцать шесть лет назад ваша мать родила девочку, а потом отдала ее на удочерение?

Глаза Эдит Будро снова начали перебегать с меня на Люси и обратно.

— Зачем вы сюда приехали? Кто вас послал?

«Да, Джимми Рэй собственной персоной».

Снова звякнул звонок, и в магазин вошла светловолосая девушка. Эдит Будро вцепилась в руку Люси и прошептала:

— Прошу вас, ничего при ней не говорите.

Она подошла к девушке и что-то ей сказала, но так тихо, что мы ничего не расслышали. Люси посмотрела на меня и шепотом спросила:

— Чего она боится?

Я покачал головой. И тут вернулась Эдит Будро.

— Это Сэнди. Она мне помогает. Мы можем пройти в заднюю часть магазина, — сказала она.

Эдит провела нас через занавешенную дверь в подсобку. Стойки с одеждой в пластиковых чехлах заполняли почти все пространство, а у стен и на полках стояли белые и голубые коробки. Около туалета пристроился холодильник для воды. Задернув занавеску, Эдит воскликнула:

— Не понимаю, что вам от меня нужно!

Голос Люси звучал спокойно, и уверенно, и очень ласково — прямо-таки радиоведущая, разговаривающая со своими слушателями после полуночи.

— Моя клиентка, возможно, является тем ребенком, которого отдала ваша мать, — сказала она. — Ваша сестра, Эдит. Ей ничего не нужно ни от вас, ни от кого-либо другого из вашей биологической семьи. Единственное ее желание — узнать свою медицинскую историю.

Эдит Будро сощурила глаза и кивнула, словно события начали развиваться слишком быстро и она перестала за ними поспевать. Интересно, что ей сказал Джимми Рэй? А заодно где он раздобыл деньги на «мустанг»?

— Я не знаю, — прошептала Эдит Будро.

— Мы можем убедиться в том, что моя клиентка является тем самым ребенком, которого ваша мать передала на попечение штата, только одним способом: обе стороны заявят о своем желании сделать запрос на предмет регистрации факта удочерения с целью обнаружения соответствующих записей. Если таковые записи имеются, закон штата позволит нам рассекретить закрытые документы для окончательного установления личности.

Эдит Будро кивала, но, похоже, не вполне понимала, о чем речь.

— Вы думаете, ваша клиентка — это тот самый ребенок? — спросила она.

— Да, мы так думаем.

— В таком случае кто вас послал? Ребенок?

Она так нервничала, что принялась раскачиваться, словно в такт биению своего сердца.

— Моей клиентке тридцать шесть лет. Она уже взрослая женщина.

— Все это было так давно.

— Ей ничего от вас не нужно, миссис Будро. Она просто хочет знать детали медицинской истории своей семьи. Болел ли кто-нибудь раком груди или матки? Какова продолжительность жизни членов вашей семьи? И все такое.

— Моя мать умерла.

— Мы знаем. А еще нам известно, что ваш отец болен. Именно поэтому мы пришли к вам. Вы нам поможете?

Она с минуту молчала, продолжая раскачиваться, а потом сказала:

— Я должна позвонить мужу. Мне необходимо посоветоваться.

Затем она повернулась и стремительно вышла. Люси громко выдохнула и налила себе стакан воды.

— Что здесь не так?

— Кто-то сильно ее напугал. Скорее всего, Джимми Рэй.

Люси смяла бумажный стаканчик и, не найдя мусорного ведра, положила в карман.

— Чем ее могли напугать? Речь идет всего лишь об удочерении.

Эдит Будро потребовалось совсем немного времени, чтобы переговорить с мужем, а ему — чтобы появиться на сцене. Минут через восемь-девять звякнул звоночек на входной двери, и, отодвинув занавеску, в подсобку вошел высокий, краснолицый мужчина примерно одного возраста с Эдит. У него были могучие плечи и довольно большая задница, маленькие глазки и обветренное лицо, а также огромные руки, грубые и мозолистые. На нем была форма шерифа округа Евангелайн, и это оказался тот самый коп, которого я видел с Джимми Рэем на ферме лангустов.

— Меня зовут Джоэль Будро, — отчеканил он. — Я шериф округа Евангелайн. Могу я взглянуть на ваши документы?

Произнося эту речь, он посмотрел немигающими глазками сначала на Люси, затем на меня. Взгляд настоящего копа.

Люси показала ему водительские права и свою визитку. Взглянув на мою лицензию, он только и сказал:

— Калифорния.

Я кивнул.

— Оружие есть?

— Нет. У меня нет права на ношение оружия в штате Луизиана, — ответил я, покачав головой.

— Проверим?

Он указал на стену, я встал в стойку, и он меня обыскал. Люси Шенье сначала очень удивилась, а потом разозлилась.

— В этом нет никакой необходимости, — нахмурилась она. — Я адвокат. Этот человек является частным детективом, имеющим лицензию. Мы проводим абсолютно законное расследование.

Она взволнованно дышала, явно недоумевая, почему он так себя ведет. Ситуация неожиданно вышла из-под контроля, к чему она не привыкла.

— Все в порядке, — успокоил я ее.

Шериф переписал информацию, указанную в водительских правах, в блокнот. После этого он швырнул мне лицензию, не слишком заботясь о том, поймаю я ее или нет.

— Ну хорошо, мы все проверим, — прорычал он. — И посмотрим. А теперь, когда нам известно, кто мы все такие, почему бы вам не рассказать, что вы тут разнюхиваете.

Он расправил плечи, словно перед ним были юнцы, остановленные за превышение скорости на проселочной дороге.

Люси это уже совсем не понравилось, но она еще раз все повторила для Джоэля Будро, рассказала о засекреченных документах, о том, что, возможно, наша клиентка является ребенком, которого Памела Джонсон отдала на попечение штата, и что наша клиентка не желает вступать ни в какие контакты со своей семьей и ее интересует лишь медицинская история.

Джоэль Будро, даже не дав ей договорить, покачал головой:

— У вас есть какое-нибудь доказательство того, что тот ребенок и ваша клиентка — это одно и то же лицо?

— Нет, сэр, — ответила Люси. — Но они родились в один день, обе женского пола и обеих отдали на попечение штата. Вот почему мы хотим открыть опечатанные бумаги.

Он снова покачал головой.

— Не интересует. Я хочу, чтобы вы, ребята, оставили мою жену в покое. Нам не нужен товар, который вы продаете.

Мне показалось, что Эдит Будро вовсе не так в этом уверена.

— Джоэль, может быть, нам следует… — начала она.

— Эдит, о чем тут говорить? — отрезал он. — Что прошло, то прошло.

— Мистер Будро, нашей клиентке ничего от вас не надо. Ее всего лишь интересует медицинская история. Неужели так трудно это понять? — не отступала Люси.

— Я понимаю, что вы собираетесь полоскать грязное белье семьи моей жены. Если вы будете разгуливать по городу и распространять всякие мерзости о моей жене, вам не поздоровится.

Люси напряглась, и ее лицо стало таким, как во время выступлений в суде.

— Это угроза, шериф?

— Да, мэм. Я только что предупредил вас о том, что вам могут быть предъявлены официальные претензии. Не сомневаюсь, что, как адвокат, вы все понимаете. — Он вернул ей визитку. — Нам нечего вам сказать.

Люси посмотрела на Эдит Будро, которая, казалось, совсем потерялась за спиной своего мужа. В глазах у женщины застыла боль.

— Вы этого хотите?

— Что прошло, то прошло, — повторила Эдит. — Давайте не будем ворошить старое.

Она явно нервничала.

Люси пристально на нее посмотрела, затем аккуратно положила свою визитку на стопку коробок с логотипом «Энн Клайн».

— Я понимаю ваше состояние и ваше смущение. Если передумаете, позвоните мне, пожалуйста, по этому номеру.

— Ни о каком смущении или особом состоянии и речи нет, адвокат, — заявил шериф Джоэль Будро. — Если вы оставите свою карточку, я могу привлечь вас за то, что вы разбрасываете мусор.

Люси взяла карточку, поблагодарила Эдит и вышла.

— Обвинение в разбрасывании мусора! — ухмыльнулся я. — Могут даже премию дать.

Жесткие глаза копа уставились на меня.

— Хочешь приз получить, умник?

— Интересно, как это Джимми Рэю Рибнэку удалось вас так запугать?

Шериф посмотрел на меня, и я заметил, что у него начал дергаться левый глаз. Могучие мышцы напряглись, и Эдит Будро дотронулась до руки мужа. В комнате неожиданно стало очень тихо. Снаружи звякнул звонок, и я решил, что Люси вышла на улицу.

— Джоэль! — пролепетала Эдит.

Будро подошел к двери, отодвинул занавеску и придержал ее для меня.

— Думаю, тебе стоит уйти, умник. Так будет лучше для тебя. И для всех остальных тоже.

Я попрощался с Эдит и прошел мимо светловолосой продавщицы. Она улыбнулась мне и пожелала хорошего дня. Я ответил, что постараюсь его не испортить. Уже у входной двери я оглянулся, но занавеска была задвинута, а Джоэль Будро и его жена по-прежнему оставались в подсобке. Мне показалось, что я услышал женский плач, но, возможно, у меня разыгралось воображение.

Это дело представлялось мне совсем простым, но дела́, как жизнь, редко оказываются такими, какими кажутся на первый взгляд. Я вышел из магазина Эдит Будро, спрашивая себя, почему я видел боль в их глазах.

Глава 10

Люси ждала меня снаружи. Она стояла с каменным лицом, скрестив руки на груди. У нее за спиной торчала парочка подростков, разглядывавших дробовик шерифа через окно его патрульной машины, причем тот, что постарше, время от времени косился на попку Люси. Впрочем, заметив меня, он тут же отвернулся.

— Я занимаюсь подобными делами уже восемь лет, но еще ни разу даже близко не видела такой реакции, — вздохнула Люси. — Что-то здесь не так.

— Они напуганы. Мне показалось, что он даже больше, чем она.

По дороге к нашим машинам я рассказал ей про Джимми Рэя Рибнэка и двух головорезов, приходивших к нему в офис.

— Я проследил за ними до места, которое называется Фермой лангустов Россье. Будро тоже там был, а еще немолодой тип в соломенной шляпе. Скорее всего, сам Милт Россье. Будро, похоже, не слишком радовал тот факт, что он там оказался, но они с Рибнэком явно как-то связаны.

— Думаете, Рибнэк встречался с этими людьми по поводу Джоди Тейлор?

— Похоже на то.

— Может быть, он на них работает, как мы — на Джоди.

— Может быть.

— В это трудно поверить, — покачала головой Люси, — но если и так, что тут такого? Речь всего лишь о ребенке, отданном на попечение штата. В том, чтобы рассекретить документы и подтвердить биологическую связь, нет ничего особенного. Такие вещи делаются сплошь и рядом.

— Возможно, проблема совсем в другом, — ответил я.

Она, прищурившись, посмотрела на магазин Эдит Будро. Я видел, что она обдумывает мои слова. И не знает, что делать дальше.

— Ну мы же не можем вот так взять и все бросить. Они сказали нам: нет, спасибо, мы ничего не хотим знать. Но Джоди Тейлор имеет право получить нужную ей информацию относительно своей семьи. И я намерена ей помочь.

— Хорошо, — согласился я.

Тем временем Джоэль Будро вышел из магазина жены, сел в патрульную машину и с ревом умчался прочь. Он даже не взглянул в нашу сторону. Правда, он мог и не знать, что мы находимся на противоположной стороне площади.

— «Сонье, Меланкон и Берк» занимаются уголовными делами? — спросил я.

— Да.

— Попросите кого-нибудь хорошенько изучить Рибнэка и парня по имени Лерой Бенетт. Я не знаю фамилии Рене, но, если у Лероя были приводы, он должен там значиться. А еще проверьте Милта Россье. — Я немного задумался. — И Эдит Джонсон.

— Похоже, вы настроены серьезно, — сказала Люси.

— Пока вы этим занимаетесь, я встречусь с Джимми Рэем.

Она замахала на меня руками:

— В каком смысле?

— В прошлый раз нам не дали договорить и Джимми Рэй не успел ответить на мои вопросы. Пожалуй, навещу его еще раз — посмотрю, может, он будет пооткровеннее.

Она протестующе вскинула руку.

— Если вы собираетесь нарушить закон, я ничего не желаю про это знать.

— А вы и не узнаете, — ухмыльнувшись, успокоил ее я.

Люси принялась демонстративно вздыхать, затем забралась в свою машину и уехала.

Дорога из Юниса до офиса Джимми Рэя в Вилль-Платте заняла у меня тридцать шесть минут, но, когда я туда добрался, ни «мустанга», ни самого Джимми Рэя нигде не было видно. Я припарковался за магазином морепродуктов и поднялся в офис, но там оказалось пусто. Я мог бы снова порыться в его бумагах, но решил, что вряд ли найду там что-нибудь новое.

После этого я отправился к дому Джимми Рэя, объехал квартал и остановился. «Мустанга» здесь тоже не было.

Дуплекс, в котором жил Джимми Рэй, имел две двери, выходившие на общее крыльцо, а сам дом был втиснут между другими такими же на длинной неухоженной улице в тени могучих дубов. Я подошел к двери Джимми Рэя и нажал на кнопку звонка. Еще раз позвонил, постучал, но мне никто не открыл. В соседней квартире тоже все было тихо. Тогда я обошел дом с таким видом, будто делаю это уже лет десять, и проник в квартиру Джимми Рэя через кухонную дверь.

— Эй, Джимми, — крикнул я, — что за дела?!

Тишина. Жаль, что Люси Шенье не может повеселиться вместе со мной. А мне будет нельзя даже рассказать ей об этом.

В доме Джимми Рэя пахло жареной едой и пылью. Кухня оказалась крошечной. В раковине и на выложенном плиткой столике высилась гора грязной посуды, а саму плитку, казалось, не мыли лет сто. В столовой стоял пластиковый обеденный гарнитур с разномастными стульями, а в гостиной — чудовищных размеров мягкий диван. Он был обит черно-белой тканью, похожей на шкуру коровы, рядом пристроились квадратный кофейный столик со стеклянной столешницей и стул под стать дивану. Диван, стол и стул были слишком велики для гостиной и явно мешали друг другу. В углу стоял домашний кинотеатр «Сони», хотя и ему было тесно. Все, кроме «Сони», выглядело дешевым и потрепанным, как будто было приобретено в магазине уцененных товаров под вывеской «ПОЛНАЯ ОБСТАНОВКА ДЛЯ ХОЛОСТЯКА — ТОРОПИТЕСЬ КУПИТЬ!».

— Вкус — это то, что невозможно развить. С ним нужно родиться, — громко сказал я.

На втором этаже я обнаружил две комнаты, ванную и кладовку для белья. Переднюю комнату Джимми Рэй отвел под спальню, другая служила кабинетом. Сначала я решил заглянуть туда. Около одной стены стояли две картонные коробки, в центре красовался тонконогий карточный столик красного цвета. Стену украшали плакаты с моделями «Бад лайт» и женщинами в бикини с автоматами в руках. Да уж, тяжела ты, жизнь холостяка! В одной из картонных коробок лежали старые экземпляры журналов «Пентхаус» и «Спортс иллюстрейтед» и видеокассета под названием «Сеймур Батс и любовные метания», в другой — счета и прочие бумаги Джимми Рэя. Я вытряхнул их из коробки, перевернул, просмотрел и положил на место точно так, как они лежали. Не думаю, что Джимми Рэй что-нибудь заметил бы, но кто знает. От типов вроде Джимми Рэя можно ждать чего угодно.

В коробке лежали счета по карточке «Виза» за восемь месяцев, чеки об оплате аренды офиса и квартиры. Счета по «Визе» были случайными. Большая часть бумаг в коробке касалась покупки «мустанга». Джимми Рэй приобрел его три месяца назад уже не новым, за двадцать девять тысяч, в компании под названием «Отличные машины», в Александрии, штат Луизиана. На момент покупки на одометре значилось восемь тысяч двести миль. Джимми Рэй заплатил за машину чеком со своего личного счета. Три месяца назад, за два дня до приобретения «мустанга», он внес на свой счет тридцать тысяч долларов. До этого на нем лежало всего четыреста шестнадцать долларов и двенадцать центов. Как интересно! Кроме того, я обнаружил в коробке технический паспорт, страховку на машину, счета за телефон и коммунальные услуги. Последние я проверять не стал.

Я просмотрел счета за телефон за пять месяцев: Джимми Рэй звонил в Лос-Анджелес семь раз, двум абонентам. Два разговора оказались очень длинными.

Я вышел из комнаты и выглянул из передней комнаты на улицу. По-прежнему никого. Спальня оказалась такой же уютной, как и все остальное: огромный незастеленный футон[17] у стены, у другой стены — дешевый шкаф, купленный на распродаже, и пара ламп. Две тонкие подушки служили футону подголовником, на полу валялись черная простыня и стеганое покрывало. В этом весь Джимми Рэй.

Рядом со шкафом имелась кладовка, но мне не нужно было заглядывать ни в кладовку, ни в шкаф, ни под футон, чтобы найти то, что я искал. Джимми Рэй, похоже, сумел заполучить все документы о передаче на попечение штата Марлы Сью Джонсон и удочерения Джудит Мари Тейлор, причем оставил он эти бумаги прямо на постели. Всего девять документов, причем по крайней мере два из них выглядели как оригиналы. Кроме того, они были свалены в одну кучу со статьями и вырезками из газет и журналов, рассказывающими о Джоди Тейлор, и желтыми листками с записями, сделанными Джимми Рэем Рибнэком. Я присвистнул, понимая, что не могу оставить бумаги здесь. О Джимми! И как только тебе удалось все это добыть?

Может быть, все-таки Джимми Рэй — не самый худший в мире детектив?

Я собрал все документы, вернулся в соседнюю комнату за телефонными счетами, вышел из дома и поехал в мотель. Джимми наверняка поймет, что кто-то побывал у него дома, и, скорее всего, сообразит, что это был я, но, если все получится так, как я задумал, у нас с Джимми скоро состоится весьма интересный разговор.

Я позвонил в офис Люси Шенье, но она еще не вернулась. Я сказал Дарлен, чтобы Люси связалась со мной сразу, как приедет, и Дарлен пообещала передать ей мою просьбу. Я повесил трубку и занялся бумагами, которые мне удалось обнаружить. Все документы были либо оригиналами, либо новенькими и чистенькими копиями. Оригинальное свидетельство о рождении, в котором говорилось, что Памела Джонсон является матерью Марлы Сью Джонсон, было прикреплено к оригинальному документу, указывающему на то, что Джонсоны передали все права на ребенка штату Луизиана. Документ, выданный отделом социальной службы штата Луизиана, подтверждал, что Стивен Эдвард Тейлор и Сесилия Берк Тейлор, законные супруги, удочерили ребенка по имени Марла Сью Джонсон. Суд по делам несовершеннолетних штата Луизиана выдал разрешение сменить имя Марла Сью Джонсон на Джудит Мари Тейлор.

Сделанные от руки записи касались главным образом Джоди Тейлор и, скорее всего, были выписками из журнальных статей: место и дата рождения, название студии, на которой она работает, агентства и имя менеджера Джоди. На оборотной стороне одного из листков я обнаружил имя Эдит Будро, ее адрес и номер телефона. Значит, я не ошибся, и Джимми Рэй ее навестил. На другом листке я наткнулся на имя ЛЕОН УИЛЬЯМС, написанное крупными печатными буквами — единственное, которого я не знал. Еще на двух листках Джимми нацарапал шесть телефонных номеров — похоже, без всякой системы. Два из них были с кодами Лос-Анджелеса. А еще там было имя Сэнди, встречавшееся примерно полдюжины раз. Я сверил номера с номерами на телефонных счетах — все они совпали. Тогда я взял телефон и набрал один из номеров в Лос-Анджелесе, рассчитывая, что мне удастся поговорить с человеком по имени Сэнди. Мне ответил молодой мужской голос:

— Компания Марковица. Чем я могу вам помочь?

— Боже праведный!

— Извините, сэр.

— Это офис Сида Марковица?

— Да, сэр. Я могу вам чем-нибудь помочь?

Я не знал, что ему ответить.

— Сэр?

— У вас работает человек по имени Леон Уильямс?

— Нет, сэр.

— А как насчет Сэнди?

— Нет, сэр. Представьтесь, пожалуйста.

— Передайте Сиду, что звонил Элвис Коул, обманутый детектив.

— Прошу прощения?

Я повесил трубку и набрал другой лос-анджелесский номер. Мне ответил молодой женский голос:

— Офис Джоди Тейлор.

Я повторил всю процедуру с самого начала. Никакого Леона Уильямса. А заодно и Сэнди. Я положил трубку.

За прошедшие три месяца Джимми Рэй Рибнэк семь раз звонил Сиду Марковицу, причем один из разговоров длился почти час, а другой — тридцать пять минут. Долгие, серьезные разговоры. Самый продолжительный состоялся за три дня до того, как Джимми Рэй Рибнэк внес тридцать тысяч долларов на свой счет. Ну и ну!

Я положил трубку и, растянувшись на полу, задумался над тем, что мне удалось узнать. Большие денежные выплаты означали шантаж. Но если Джоди Тейлор действительно шантажировали, почему не нанять меня, чтобы выяснить, кто за этим стоит? С другой стороны, с учетом того, сколько времени Сид потратил на телефонные разговоры с Джимми Рэем, складывалось впечатление, что они и без моей помощи прекрасно знали имя шантажиста. Но чем можно шантажировать Джоди Тейлор? Тем, что она приемный ребенок? Это уже сообщалось в «Пипл». Джоди Тейлор открыто заявила, что ее вырастили приемные родители. Может быть, они хотели, чтобы я вернул им их деньги? Звучит разумно. Но было бы еще разумнее, если бы они объяснили мне, что происходит. Я вернулся к телефону и снова позвонил Сиду Марковицу. Мне ответил тот же молодой человек.

— Это Элвис Коул, — представился я. — Могу я поговорить с Сидом?

— К сожалению, мистер Коул, его сейчас нет.

— Не могли бы вы попросить его перезвонить мне?

— Конечно.

Я сообщил номер моего телефона в отеле и попробовал связаться с Джоди Тейлор, но ее тоже на месте не оказалось. Я чувствовал себя обманутым и хотел знать, что на самом деле происходит. Я встал и принялся расхаживать по номеру, потом снова позвонил Люси Шенье. Она так и не вернулась. Там вообще никого не было. Может быть, мне стоит уйти, и тогда меня тоже не будет на месте. Я нашел в справочнике номер офиса Джимми Рэя, позвонил и повесил трубку на двадцать шестом гудке. Еще один. Я решил вернуться к дому Джимми Рэя и подождать его там.

Собрав документы и статьи, я спрятал их под матрасом. «Дэн-вессон» был слишком велик, чтобы прикрепить его к щиколотке, поэтому я надел кобуру на пояс, а поверх выпустил рубашку. Аккуратность, конечно, дело хорошее, но лишняя пуля в обойме — еще лучше.

Я запер номер и уже садился в машину, когда к мотелю подъехали Лерой Бенетт и этот мордоворот Рене. Лерой показал мне «кольт» сорок пятого калибра.

— Садись. Давай прокатимся, — приказал он мне.

Я решил, что Джимми Рэй подождет.

Глава 11

— Так-так, — сказал я, — Билл и Хиллари.

Лерой опустил пистолет.

— Я знал, что мы еще встретимся, умник. — Он кивком показал на заднее сиденье. — Давай не заставляй старину Рене вылезать из машины.

Рене сидел сзади. У него были мутные глаза, смотревшие в разные стороны, и у меня снова возникло ощущение, будто он одновременно здесь, с нами, и где-то далеко.

— А что, если я с вами не поеду? — поинтересовался я.

— Закрой пасть и садись в машину, — ухмыльнулся Лерой.

— А скажи-ка мне вот что: Рене настоящий или его составили из запасных частей? — спросил я.

Рене пошевелился, и «полара» тяжело заскрипела. Думаю, он весил около четырехсот фунтов. Может, и больше.

— Садись со мной впереди, — приказал Лерой. — Рене впереди не помещается и ездит сзади.

Я сел на переднее сиденье, и, миновав Вилль-Платт, мы поехали по шоссе к ферме Милта Россье. Машина ползла по усыпанной битыми ракушками дороге мимо прудов и пары длинных низких блочных построек. Раздвижные двери были открыты, так что можно было заглянуть внутрь. Латиноамериканцы на маленьких тракторах тащили открытые баки с живыми лангустами в соседнее здание. Там латиноамериканки, стоящие за большими столами, доставали из баков лангустов, отрубали им головы, а затем разделывали тушки ножами. Другие мужчины отвозили разделанных лангустов в дальнее здание, где женщины мыли, сортировали и складывали их в толстые джутовые мешки. Окна в машине были открыты, так как кондиционер не работал, и звук ломающихся панцирей, походивший на треск костей, резал мне уши. «Мустанг» Джимми Рэя был припаркован в дальнем конце площадки, а сам он стоял с Милтом Россье возле одного из прудов. Лерой остановил машину и коротко бросил:

— Пошли.

Мы вылезли из машины и подошли к пруду.

Милту Россье было около шестидесяти. Темная кожа в пигментных пятнах, дешевая одежда и свисающий над ремнем живот. В уголке рта окурок сигары, бледные, в печеночных пятнах, руки. А еще рубашка с застегнутыми у запястий длинными рукавами. И конечно, соломенная шляпа. Похоже, у него чувствительная к солнцу кожа.

— Меня зовут Милт Россье, — представился он. — Мне сказали, что ты частный детектив.

— Правда?

Рене подошел к краю пруда и уставился на воду.

— Хммм. — Сигара слегка пошевелилась в уголке рта. — И что ты тут делаешь?

— Меня привез Лерой.

— Я не это имел в виду, — нахмурившись, произнес Россье. — Я имел в виду — в моем городе. Ты мутишь здесь воду, и мне это не нравится. Тебе здесь нечего делать.

— Ошибочка, Милт, — возразил я. — У меня тут дело.

— Он был с какой-то женщиной, Милт, — вмешался Джимми Рэй. — Она, кажется, адвокат.

Я посмотрел на Джимми Рэя и ухмыльнулся. Он мог это узнать только от шерифа Джоэля Будро.

— Я пытался найти тебя, Джимми Рэй, — сказал я. — Побывал у тебя дома.

Джимми Рэй посмотрел на меня так, словно я прострелил ему ногу, а потом густо покраснел.

— Ну этим мы займемся позже, — заявил он. — Ты здесь по другой причине.

Неожиданно Рене встал на колени и засунул руку в воду. Двигался он гораздо проворнее, чем можно было себе представить с учетом его размеров. В следующее мгновение он вытащил что-то извивающееся и вцепился в него зубами. Существо перестало извиваться.

— Проклятье, Рене, прекрати! — крикнул Лерой.

Рене бросил остатки своей добычи обратно в воду.

— Выплюни.

Рене выплюнул что-то черное, красное и блестящее на траву. Потом отошел на несколько футов от воды и сел на землю. Лерой, прищурившись, посмотрел в его сторону, затем с воплем бросился к нему:

— Господи, он уселся на красных муравьев. Вставай, придурок!

Рене вскочил на ноги, и Лерой принялся отряхивать его штаны.

— Fi de chien! Emplate![18] — заорал он.

Милт Россье покачал головой, вынул платок и вытер лоб. На солнце было почти сорок градусов, но при такой высокой влажности поту было некуда деваться.

— С мальчиком очень нелегко, — произнес он.

— Наверное.

Он снова посмотрел на меня:

— Ты что-нибудь про меня знаешь, сынок?

— Догадываюсь.

— Не нужно догадываться. В этом округе у меня повсюду деловые интересы. А это доллары. Понимаешь?

— Конечно.

— В город заявляется чужак и начинает совать нос не в свое дело, а это может нарушить заведенный порядок. — Он вынул недокуренную сигару, изучил ее и вернул назад. — Что тебе здесь нужно, сынок?

— Я здесь, потому что вы шантажируете мою клиентку.

Он уставился на меня, и я понял, что ему про это ничего не известно. Тогда я посмотрел на Джимми Рэя, который принялся извиваться, совсем как существо из пруда. Значит, шантажом занимается не Россье, а Джимми Рэй, по личной инициативе.

— Я здесь, потому что этот засранец шантажирует одну женщину, живущую в Калифорнии.

— Он врет! — заверещал Джимми Рэй, замахав перед носом Россье руками. — Это чушь собачья, Милт! Он все придумал!

— Нет, не придумал, — сказал я, посмотрев на Джимми Рэя. — Три часа назад я побывал у тебя дома и обнаружил там документы, имеющие отношение к рождению моей клиентки. Я также нашел свидетельства, указывающие на несколько разговоров с моей клиенткой непосредственно перед тем, как ты внес на свой счет тридцать тысяч долларов. — Я взглянул на Милта Россье. — Я не знаю, чем вы тут занимаетесь, и мне на это плевать. Меня волнуют лишь интересы моей клиентки.

— Господи, наглое вранье! — завопил Джимми Рэй и рассмеялся, словно не мог поверить, что такое возможно.

Милт Россье развернулся к Джимми Рэю, и его глаза превратились в две пронзительные черные точки.

— Мне казалось, что ты работаешь на меня, сынок. Решил заняться самодеятельностью?

— Он все врет, Милт. Кому ты веришь, мне или этой куче дерьма?

Россье еще сильнее прищурился.

— Если ты мне что-то приносишь и я за это плачу, товар принадлежит мне.

Джимми Рэй, вспотевший от страха, искоса поглядывал на Рене.

— Ну да, конечно тебе. А этот сукин сын пытается увильнуть.

Милт покачал головой и вздохнул:

— Проклятье!

— Клянусь, Милт, я правду говорю.

Лерой подошел к Джимми Рэю и врезал ему по голове, испортив роскошную прическу.

— Достал!

— Эй, ты чего! — завопил Джимми Рэй.

Милт Россье смачно сплюнул и направился к ближнему зданию.

— Вы все пойдете за мной. Давай его сюда, Лерой. Рене! Ты тоже.

Мы прошли за Россье между двумя строениями и оказались около маленького пруда, окруженного колючей проволокой. Лерой по дороге успел прихватить большую палку. Берега пруда были топкими и покрыты чем-то зеленым и склизким, возможно, отходами после разделки лангустов. Россье оказался там первым и нетерпеливо ждал, когда мы к нему подойдем. Он ткнул сигарой в сторону пруда и сказал:

— Рене, достань Лютера. И поосторожнее.

— Лютера? — переспросил я.

Джимми Рэй наставил на меня палец и рассмеялся:

— Ну ты попал, малыш.

Рене перешагнул через ограду, встал на колени на краю пруда и шлепнул рукой по воде, потом еще три-четыре раза, и тут вода забурлила. Рене вскочил на ноги, засунул руки в воду и что-то схватил, но чуть было не упал. Впрочем, он быстро справился и, покраснев от напряжения, вытащил лязгающую челюстями черепаху, которая была, наверное, три фута в диаметре и весила фунтов двести. Темное первобытное существо с панцирем как танковая броня и громадным клювом. Она вертела головой и пыталась добраться до Рене, но у нее ничего не получалось. Пасть у нее была длиной не меньше фута, и всякий раз, когда она щелкала зубами, раздавался резкий звук, похожий на щелчок линейки по столу. Рене вышел из воды, перешагнул через ограду и положил Лютера на землю. Черепаха тут же спрятала голову и лапы под панцирем. Но огромная голова там не помещалась, и морда торчала наружу. Лерой довольно ухмылялся, точно его пригласили на цирковое представление. Он помахал перед носом черепахи палкой, и та одним движением мощных челюстей превратила ее в щепки. Лерой просто сиял от счастья.

— Наш Лютер — это что-то!

Джимми Рэй снова помахал пальцем у меня перед носом.

— А вот теперь посмотрим, кто из нас врет.

Милт Россье бросил что-то по-французски, и Рене, схватив Джимми Рэя, потащил его к черепахе.

— Эй! — заорал Джимми Рэй.

Он попытался вырваться из лап Рене, но с тем же успехом, что и Лютер. Рене нес его, держа за воротник и ремень, а потом бросил на землю, но так, чтобы Лютер не мог до него дотянуться. Я видел, как глазки-пуговки черепахи следят за ними из-под панциря.

— Проклятье, Милт, остановись! — вопил Джимми Рэй. — Ну пожалуйста!

Глаза у него превратились в два блюдца, и он побелел как полотно.

Рене выпустил пояс Джимми Рэя, схватил его за правую руку и потащил к черепахе. Джимми Рэй заверещал не своим голосом.

— А теперь ты скажешь мне правду, сынок, — произнес Милт Россье. — Ты использовал мою информацию, чтобы шантажировать девушку?

— Клянусь, ничего такого не было, Милт. Клянусь!

— Рене!

Рене подтянул его руку поближе к Лютеру. Тот заморгал и открыл пасть.

— Еще одна попытка, сынок, — сказал Милт.

Я сделал полшага вперед.

— Кончай, старина. Прикажи ему прекратить.

— Лерой, — нахмурился Россье и, когда Лерой, радостно ухмыляясь, наставил на меня пистолет, погрозил мне пальцем: — Веди себя тихо. — Затем подошел к Джимми Рэю и присел рядом с ним на корточки. — Похоже, наш Лютер нервничает, малыш. Лучше скажи мне правду.

— Ну, я решил, что ничего плохого не будет, — промямлил Джимми Рэй. — Это же не имеет никакого отношения ни к тебе, ни к нам, и я подумал, что могу немного заработать. Пожалуйста, Милт, скажи ему, чтобы он перестал, я бы никогда ничего подобного не сделал, если бы знал, что ты рассердишься, Богом клянусь!

— Ладно, Рене. С него хватит.

От страха Джимми Рэй Рибнэк даже описался.

Рене оттащил Джимми Рэя подальше от Лютера. Мокрое пятно расползлось по штанам Рибнэка и потекло вниз. Милт жевал сигару и смотрел на постройки своей фермы. У него были маленькие, жесткие глазки, совсем как у Лютера. Он наставил на меня сигару:

— Шантаж — это единственная причина, по которой ты сюда заявился?

— Да.

Милт еще немного пожевал сигару.

— Рене, отправь Лютера назад, — наконец произнес он.

Рене вернул черепаху в пруд, и та скользнула под воду, которая тут же успокоилась.

— Мы кормим Лютера головами лангустов. Тут к нам приезжал один парень из университета. Сказал, что Лютеру лет сто.

Джимми Рэй стоял на коленях, спрятав лицо в ладонях. Я испытывал стыд и смущение за себя и Джимми Рэя. Милт подошел к нему и похлопал по плечу:

— Видишь, что бывает с теми, кто ведет себя нечестно. Будешь действовать у меня за спиной, познакомишься поближе с нашим дружком. Ты понял?

— Прости меня, Милт. Богом клянусь, я больше не буду.

Милт Россье уставился на меня безжизненным, холодным взглядом, совсем как у Лютера, и какое-то время о чем-то сосредоточенно думал, пока Лерой не сказал:

— Он был с какой-то женщиной, Милт.

Милт сплюнул на землю.

— Да. Похоже на то. — В его голосе сквозило разочарование, словно он принял серьезное решение, но ему приходится его менять. Он снова похлопал Джимми Рэя по плечу: — Давай, Джимми Рэй. Вставай и кончай канючить. И вали отсюда.

— Я не думал, что делаю что-то плохое, Милт. Богом клянусь, — заныл Джимми Рэй.

— Мы постараемся об этом забыть. Проваливай.

У Джимми Рэя стало такое лицо, словно он только что выиграл в лотерею, словно он никак не мог поверить, что Милт Россье его простил.

— Черт тебя побери, убирайся с моих глаз! — рявкнул Милт Россье.

Джимми Рэй бросился к своему «мустангу», и машина, вильнув задом, сорвалась с места.

Милт покачал головой и снова повернулся ко мне:

— Возвращайся домой и скажи своей женщине, что все кончилось. То, чем мы тут занимаемся, не имеет к ней никакого отношения. Ты меня понял?

— Конечно понял. Ты хочешь, чтобы я вернулся домой. И чтобы перестал мутить тут воду.

Он кивнул и, в очередной раз посмотрев на свою сигару, швырнул ее в пруд. Она пару мгновений плавала на поверхности, а потом вода взорвалась водопадом брызг и сигара исчезла.

Милт Россье махнул рукой и пошел прочь, напоследок сказав:

— Лерой, проследи, чтобы он без проблем добрался домой. Ты меня понял?

Лерой ответил, что сделает все в лучшем виде. Рене и Лерой доставили меня назад в мотель на золотистой «поларе» и выпустили на парковке. Я проводил их взглядом, потом подошел к своей двери и попытался вставить ключ в замок. Я старался изо всех сил, но у меня ничего не получилось. Тогда я сел на землю, засунул руки между коленями и крепко сжал, чтобы они перестали дрожать. Я сидел так довольно долго, пока не успокоился.

Глава 12

Я запер дверь на два замка, отправился в душ и стоял там до тех пор, пока под тугими горячими струями моя кожа не покраснела и не начала гореть. Я почувствовал себя гораздо лучше.

Я вышел из душа и как раз одевался, когда позвонила Люси Шенье.

— Извините, что так долго, — сказала она. — Я пыталась побольше узнать про Милта Россье.

— Я только что от него. Перед этим побывал в квартире Джимми Рэя Рибнэка и обнаружил там, как мне представляется, все официальные бумаги относительно удочерения Джоди. Кроме того, я нашел там еще кое-что, а также узнал у Россье кое-какую новую информацию, которую нам необходимо обсудить.

Наверное, в моем голосе было нечто такое, чего под душем не смоешь. Так что Люси ничего не сказала про мое незаконное проникновение в квартиру Джимми Рэя.

— Вы можете сегодня вечером приехать в Батон-Руж?

— Да, могу.

— Я скоро ухожу с работы, меня ждет дома Бен, но мы могли бы встретиться у меня и пообедать вместе. Идет?

— Отлично.

Люси объяснила мне, как найти ее дом, и повесила трубку. Я оделся, забрал бумаги из-под матраса и поехал назад, в Батон-Руж. По дороге я купил цветы.

Погода стояла ясная и солнечная, когда я ехал к дому Люси через шикарный жилой район, расположенный к востоку от Университета штата Луизиана. Улицы были узкими, но на просторных зеленых лужайках, среди роскошных азалий, дубов и магнолий стояли внушительные дома. Отличное место для врачей, адвокатов и штатных преподавателей университета. Я пару раз сбрасывал скорость, пропуская целые семьи на велосипедах, молодые пары с колясками и пожилых людей, вышедших на прогулку. На одной из лужаек отец с двумя дочками запускали воздушного змея, на другой — пожилой мужчина сидел в кресле-качалке под дубом и явно наслаждался вечерней прохладой. Здесь царили умиротворение и покой — идеальное место, чтобы спрятаться от реальности, где тебе врут клиенты, где тебя пугают зубастыми черепахами и, вообще, хочется домой. Может быть, мне все же стоит сюда перебраться.

Люси Шенье жила в кирпичном доме в колониальном стиле, с круговой подъездной дорогой, выложенной камешками, и старым пеканом во дворе. С дерева свисала веревка с узлами, а чуть повыше среди ветвей я разглядел несколько досок, сколоченных вместе, чтобы получилась платформа. Чей-то домик на дереве.

Я проехал по дорожке к дому, вышел из машины и, прихватив цветы и документы, направился к входной двери. Документы я предусмотрительно положил в папку, которую купил, когда зашел за цветами. Не стоило открыто входить в дом адвоката с украденными документами в руках. Она могла лишиться практики. Не успел я подняться на крыльцо, как дверь открылась и наружу выглянул кудрявый мальчуган.

— Привет, — сказал он.

— Привет. Меня зовут Элвис. А ты Бен?

— Да, сэр, — ответил мальчик, не сводя глаз с цветов. — Мама разговаривает по телефону, но она сказала, чтобы вы входили.

— Спасибо.

Он пошире открыл дверь и впустил меня в дом. По-прежнему не сводя глаз с цветов.

— Это для моей мамы?

— Ну да. Как думаешь, они ей понравятся?

— Не знаю, — пожал он плечами.

Не хотел обнадеживать случайного парня.

— Я разговариваю с офисом, скоро закончу, — крикнула откуда-то из глубины дома Люси.

— Не спешите, — ответил я.

Бен был в джинсах, обрезанных как шорты, и футболке с логотипом спортивного факультета Университета штата Луизиана. Здесь, в Луизиане, наверное, каждому ребенку при рождении выдают футболки местного университета. Мальчик провел меня по просторному и очень удобному дому. В доме царил образцовый порядок, но в то же время он казался очень уютным и очень женским, с множеством фотографий в изящных рамках, цветов и пастелей на стенах. Прихожая вела в гостиную и кухню. Все здесь было открытым и каким-то домашним, гостиная плавно переходила в столовую с французскими окнами, выходящими на мощеное патио и большой двор. В гостиной на полках — огромный музыкальный центр в окружении многочисленных теннисных трофеев. Впрочем, фотографий Бена, книг и керамических фигурок животных оказалось значительно больше. Мне это понравилось. Люблю равновесие.

Бен прислонился к косяку и с детской непосредственностью уставился на меня.

— Ты играешь в теннис, как твоя мама? — спросил я.

Он кивнул.

— Она здорово играет, да?

Он снова кивнул.

— А тебе удается ее победить?

— Иногда. — Он чуть склонил голову набок и спросил: — Вы детектив?

— А что, по мне заметно?

Он покачал головой.

— Я оставил свой тренч[19] в мотеле.

— А что такое тренч?

«Да, времена меняются».

— Это интересно? — спросил Бен.

— В основном да, но не всегда. А ты хотел бы стать детективом?

Он покачал головой:

— Я хочу быть адвокатом, как мама и папа.

— Это было бы здорово, — улыбнулся я.

— Папа практикует корпоративное право в Шревпорте. Он вцепляется в дела, как бульдог.

Мне стало интересно, где он это слышал.

Тут в гостиную вошла Люси и улыбнулась мне:

— Привет.

— И вам привет. — Я протянул ей цветы. «Какой я все-таки славный». — Не хотел приходить с пустыми руками.

— О, какие красивые. Давайте поставим их в воду.

Она мило прищурилась, забирая у меня цветы, и я слегка покраснел от удовольствия, улыбнувшись в ответ. Она была в шортах цвета хаки, свободной белой рубашке из хлопка и босоножках. Выглядела она очень спокойной и расслабленной. Глядя на нее, я тоже почувствовал себя спокойным и расслабленным.

— Можно я положу угли? — спросил Бен.

— Только не переусердствуй.

Выбежав через застекленные двери во двор, Бен занялся грилем, установленным в патио.

— Я купила по дороге картофельный салат, а еще салат из капусты, моркови и лука. Думаю, сделаем гамбургеры, раз мы собираемся поработать. Что-нибудь очень простое.

— Гамбургеры — это просто замечательно!

— Хотите вина?

— Было бы неплохо.

Люси вынула из холодильника непочатую бутылку шардоне, протянула мне вместе со штопором и попросила открыть ее. Достала два бокала и, подрезав цветы, поставила их в простую стеклянную вазу. Я разлил вино по бокалам. Закончив возиться с цветами, Люси сказала:

— Они такие красивые.

— Да нет, на вашем фоне просто бесцветные.

— Скажите-ка, все мужчины в Лос-Анджелесе такие напористые? — засмеялась Люси.

— Только те из нас, кто абсолютно уверен в собственных способностях.

Затем, снова посерьезнев, она надела очки в красной оправе и показала на папку с документами, сделанными от руки записями и телефонными счетами:

— Расскажите, что произошло, а я посмотрю, что там у нас.

Я доложил ей обо всем, что со мной происходило с тех пор, как мы расстались, до того момента, как Лерой и Рене отвезли меня на ферму Милта Россье. Я положил официальные документы сверху, и она сразу же их увидела. Пока я говорил, она все больше хмурилась и уже не выглядела счастливой и расслабленной.

— Они настоящие, — сказала Люси. — Это опечатанные судом документы. Как он мог их получить?

— Не знаю.

— Хранение таких документов считается нарушением закона. Они имеют номер и внесены в реестр. Я, конечно, могу проверить их подлинность, но не сомневаюсь: они настоящие. И эти документы действительно указывают на то, что Джоди Тейлор при рождении получила имя Марлы Джонсон. Поверить не могу, что они у него на руках.

— Больше нет.

Вошел Бен, сообщил нам, что угли уже можно разжигать, и Люси отправилась проверить, что он все сделал правильно. А я сидел с бокалом в руке и с улыбкой наблюдал за ними. Бен под присмотром Люси зажег несколько безопасных спичек и бросил на угли. Я видел, как им хорошо и легко вместе, а еще он был очень похож на мать и в нем уже чувствовался ее характер. Можно сказать — ее отражение. Когда огонь разгорелся, Люси вернулась и улыбнулась мне в ответ:

— Что?

— Вы хорошо смотритесь вместе. Счастливая семья. Мне это нравится.

Она повернулась и взглянула на сына. Он отошел от гриля и полез на пекан. С веток свисала веревка с узлами как на дереве перед домом, но он не держался за нее.

— Похоже, вы прошли испытание, — заметила Люси.

— Какое испытание?

— Он оставил нас одних. Бен старается меня охранять.

— Ему часто приходится это делать?

— Достаточно часто, благодарю вас, — лукаво улыбнулась Люси.

Она достала из холодильника две упаковки: одну с булочками для гамбургеров, другую с нарезанным луком, помидорами и латуком — и поставила греться. А затем снова вернулась к бумагам Рибнэка.

— А кто такой Леон Уильямс?

— Понятия не имею, но видно, что Рибнэк сделал эти записи, когда копался в прошлом Джоди. Похоже, Уильямс может оказаться важной фигурой.

Люси сделала пометку в блокноте.

— У меня есть приятель в полицейском управлении Батон-Ружа. Попрошу его посмотреть, что у них есть.

— Хорошо. А напоследок самое неприятное. — Я показал ей телефонные счета Джимми Рэя. И междугородние звонки. — Узнаете номера?

— Лос-Анджелес, — ответила она.

— Вот номер Сида. А этот — Джоди. За последние пять месяцев Рибнэк по меньшей мере семь раз разговаривал с Сидом Марковицем.

Люси довольно долго сидела не двигаясь, а потом молча вышла из кухни. Она вернулась через несколько минут с еженедельником в кожаном переплете, распухшим от записок, визиток и прочих бумаг, открыла его на странице с телефонами, сравнила номера и покачала головой:

— Сид мне ничего про это не говорил.

— Мне тоже. — Я показал на самый длинный разговор. — Через три дня после этого звонка Рибнэк внес на свой счет тридцать тысяч долларов. На эти деньги он купил машину.

— Думаете, он их шантажирует?

— Он в этом признался.

Я рассказал ей про Джимми Рэя, Милта и Лютера.

— Но шантаж не имеет никакого смысла. Джоди никогда не скрывала, что она приемный ребенок, а даже если бы и скрывала, что с того? Чем он может их шантажировать?

— Думаю, именно это нам и предстоит выяснить, и речь пойдет не только о Джимми Рэе, — развел я руками. — Что-то происходит на ферме Милта Россье, и подозреваю, что без Будро тут не обошлось. Вот почему я видел его на ферме. И именно по этой причине они так напуганы.

Люси прихватила телефонную книжку на кухню и набрала какой-то номер. Дожидаясь, когда ей ответят, она надула щеки и со свистом выдохнула.

— Это Люсиль Шенье. Я могу поговорить с Сидом Марковицем? — Она кружила по кухне, прижимая телефон к уху. — Попросите его перезвонить мне, как только у него будет возможность. Это срочно. Запишите номер моего домашнего телефона.

Она продиктовала свой номер, отключилась и набрала номер Джоди Тейлор. Но здесь ей тоже не повезло.

— Я тоже пытался с ними связаться. Они мне не перезвонили, — сказал я.

— Поверить не могу, что они нам ничего не сказали, — тряхнула головой Люси. — Шериф округа Евангелайн связан с преступниками и, возможно, замешан в шантаже, а мы ничего не знаем. Неужели нас наняли, чтобы мы раскопали уже известную информацию?

— Похоже на то.

Люси сняла очки, потерла глаза, потом собрала бумаги и отложила в сторону.

— Хватит работать, мистер Коул. Налейте-ка мне еще вина, — сказала она, протянув свой бокал.

Когда угли были готовы, мы вынесли наружу гамбургеры и положили на решетку. Они тут же зашипели, и вскоре мягкий вечерний воздух наполнился запахом жарящегося мяса. Где-то вдалеке залаяла собака, цикады завели свою вечернюю песню. Бен оставался на дереве, только теперь он висел вверх ногами.

— Бен, уже скоро. Иди мой руки, — крикнула Люси.

Бен спрыгнул с дерева, но в дом входить не стал.

— А можно мне чизбургер?

— Конечно, — кивнула Люси. — Элвис?

— Как пожелаете.

Она вручила мне лопаточку, а сама отправилась за сыром. Когда она ушла, я взглянул на Бена — тот улыбался.

— Что?

— Вы ей нравитесь.

— Правда?

— Я слышал, как она разговаривала с подругой. Ее зовут Марша. Она назвала вас Правильный Самец. — Он захихикал.

Я посмотрел на его мать, потом — на гамбургеры.

— Думаю, ей не понравится, что ты мне это сказал.

— Почему?

— Женщины говорят другим женщинам вещи, которых не говорят мужчинам. Это у них закон такой.

Он снова фыркнул.

Вернулась Люси и положила сыр на гамбургеры, затем накрыла гриль, чтобы сыр растаял. Мы с Беном попытались напустить на себя серьезность, но он не выдержал и захихикал. Я сосредоточил все свое внимание на гамбургерах, чтобы они не пережарились. Бен уже давился от смеха.

— Что такое? — спросила Люси.

— Ничего, — ответил я, но Бен уже больше не мог сдерживаться.

— Эй, о чем это вы тут без меня разговаривали? — улыбнувшись, поинтересовалась Люси.

Бен уже смеялся во весь голос, и я посмотрел на Люси:

— Самец?

Люси густо покраснела.

— Бен?

Бен уже просто зашелся от смеха.

— Бен тут совершенно ни при чем. Я Элвис Коул, величайший в мире детектив. Я все знаю и все вижу, и от Всевидящего Ока не бывает секретов.

— Ненавижу вас обоих, — заявила Люси.

Бен протянул мне руку, и я ее пожал. Еще одно доказательство мужского превосходства.

— Бенджамин, мыть руки! — велела Люси.

Когда Бен, хихикая, убежал, Люси покачала головой:

— Маленький предатель.

— Самец, — сказал я.

Она замахнулась на меня лопаточкой.

— Я шутила. Так что, надеюсь, у вас не появится никаких дурацких идей.

— Ясное дело.

— Отлично.

— Только что мне делать с теми, что уже появились?

Она закрыла глаза. Возможно, мысленно рисовала черту, за которую мы не должны заходить.

— Ну вы и фрукт!

— Многие так считают.

Она открыла глаза и посмотрела на небо.

— О господи!

— Не совсем, но близко к тому.

Люси рассмеялась, и я вместе с ней.

Когда сыр растаял, мы внесли гамбургеры в дом и ели их с картофельным и овощным салатами, запивая вином. Бен, быстро похватав со стола, извинился и помчался к телевизору смотреть «Звездный путь: Следующее поколение».

— Не слишком громко, — крикнула ему вслед Люси.

— Мне не мешает. Я люблю «Звездный путь», — сказал я.

— Здорово! — завопил Бен.

Люси уже в который раз покачала головой и закатила глаза.

— Да уж, Самец. — Потом подвинула ко мне свой бокал. — Наливайте.

Так что мы посмотрели «Следующее поколение», ту серию, где рассказывается о целом дне жизни андроида Дата и его попытках понять причуды окружавших его людей. Наблюдать за тем, как лишенный эмоций, движимый исключительно логикой Дата пытается разобраться в перипетиях человеческого бытия, что равно попыткам найти смысл в бессмысленном, ужасно забавно. Ему никак не удается добраться до сути, но он продолжает бороться и пишет бесконечные программы для своего искусственного мозга в попытке вывести формулу человеческого поведения, которая имела бы решение. Если подумать, я занимаюсь примерно тем же.

Когда «Звездный путь» закончился, я сказал, что мне, наверное, пора, и пожелал Бену спокойной ночи. Люси пошла меня проводить, но, вопреки моим ожиданиям, не остановилась в дверях. Стояла чудесная ясная ночь.

— Вы сегодня поедете назад в Вилль-Платт?

— Да. У меня осталось еще много вопросов, и, возможно, Джимми Рэй захочет на них ответить.

— Хорошо, — кивнула она. — Я позвоню вам завтра, как только у меня появится какая-нибудь информация.

— Отлично.

Мимо нас прошли мужчина с женщиной, прогуливавшие акиту. Собака подозрительно уставилась на меня, когда его хозяева с нами поздоровались.

— Красивая собака, — заметил я.

— Спасибо, — ответил мужчина.

Мы с Люси стояли молча, пока они не скрылись в тумане. Потом мы посмотрели друг на друга.

— Вы уже два раза меня накормили. Спасибо.

— Кто-то должен делать грязную работу.

Мы, не сговариваясь, улыбнулись, и тогда я сказал:

— Господи, соревнование комиков.

Она осторожно взглянула на меня и произнесла:

— Я прекрасно провела с вами время.

— Я тоже.

И тут Люси не выдержала.

— Проклятье! — воскликнула она и, наклонившись вперед, поцеловала меня, а затем добавила: — Я только что поцеловала мужчину, который ел собачатину. Фу, какая гадость! — И умчалась в дом.

Наверное, есть черта, за которую нельзя заходить, но которую иногда можно подвинуть.

Глава 13

Когда я возвращался назад, небо над Атчафалайа уже стало бархатно-черным. Я ехал мимо полей с сахарным тростником и бататом в Вилль-Платт. Женщина, с которой я знаком всего четыре дня, подарила мне самый короткий в мире поцелуй, но с моего лица не сходила блаженная улыбка. Адвокат. Кто бы мог подумать?!

Я спрятал улыбку подальше, опустил стекло и глубоко вдохнул ночной воздух. Приди в чувство и вспомни про здравый смысл, Коул! Воздух был теплым, напоенным ароматами воды, суглинка и цветущих растений. В небе сияли мириады звезд. Я запел. Потом замолчал и посмотрел на себя в зеркало. Я снова улыбался. Тогда я решил больше не прятать улыбку и поехал дальше. К черту здравый смысл!

Когда я вернулся в Вилль-Платт, меня ждало сообщение от Джимми Рэя на автоответчике отеля. Голос его звучал напряженно, и я понял, что он изрядно напуган.

— Это Джимми Рэй Рибнэк, и ты мне здорово нагадил, говнюк. — Я слышал, как он дышит в телефонную трубку. Напряженно. — Сейчас шесть двадцать, и мне нужно с тобой поговорить. Я дома.

Он назвал свой номер телефона и повесил трубку.

Было без восьми одиннадцать, и больше никаких сообщений для меня не оказалось.

Я набрал его номер и услышал короткие гудки. Тогда я снял рубашку и отправился в ванную, чтобы почистить зубы и умыться. Снова набрал его номер, снова занято. Я позвонил в офис — включился автоответчик. Я повесил трубку, не оставив сообщения, и набрал домашний номер Джимми Рэя. Занято. Тогда я позвонил на телефонную станцию.

— Мне нужно срочно прервать разговор.

— Назовите, пожалуйста, номер.

Я назвал номер. Оператор куда-то ушла и вскоре вернулась.

— Извините, сэр, но, похоже, трубка снята.

— Никто не разговаривает?

— Нет, сэр. Видимо, плохо положили трубку. Такое случается.

Я снова надел рубашку и поехал к Джимми Рэю Рибнэку. Окна в нескольких домах в его квартале еще светились, но большая часть улицы была погружена во мрак. «Мустанг» Джимми Рэя стоял у тротуара в пятне лунного света, и верхнее окно в его квартире было освещено. Спальня. Возможно, он с подружкой. Так резвились, что сбросили трубку с телефонного аппарата. Я оставил машину на улице, подошел к входной двери и позвонил. Затренькал звонок — и все. Никакого хихиканья. Никто не бросился спешно одеваться. Я сделал еще пару попыток, затем вошел через заднюю дверь, как двенадцать часов назад.

На первом этаже было темно, в кухне по-прежнему пахло жареной едой, но теперь появился новый резкий и неприятный запах. Я прошел через кухню и постоял в темноте, прислушиваясь к тишине. Сверху падал свет, который заливал лестницу и окутывал холостяцкую гостиную Джимми Рэя призрачным желтым сиянием.

— О, Джимми. Какой же ты болван, — сказал я.

Диван, обитый искусственной шкурой коровы, был перевернут, а поперек него вниз головой, расставив руки в стороны, лежал Джимми Рэй. Сапоги с острыми носами уставились в потолок. Когда диван перевернулся, трубка слетела и так и осталась лежать рядом. Я достал «дэн-вессон», опустил его дулом вниз, прошел мимо Джимми Рэя и остановился у лестницы. Ничего. Тогда я вернулся к Джимми Рэю и посмотрел на него, но руками трогать не стал. Его голова была неестественно вывернута, словно под воздействием какой-то нечеловеческой силы. Вряд ли это произошло в результате того, что он зацепился за диван или свалился с лестницы. Можно было подумать, что он попал в автомобильную аварию. Или упал с четвертого этажа. Багровые пятна на лице и растрепанные волосы говорили о том, что кто-то схватил его за голову огромными ручищами и свернул ему шею. Рене.

Я поднялся наверх и проверил комнаты, но там все было как двенадцать часов назад: журналы и плакаты в задней комнате, неубранная постель — в спальне. Штаны, в которых он был на ферме Россье, отмокали в тазу в туалете. Чтобы вывести пятна мочи. В спальне горел свет, но сюда явно никто не заходил. Тот, кто здесь побывал, пришел убить Джимми Рэя Рибнэка и сделал это, судя по всему, почти сразу после его звонка в отель. Возможно, Джимми Рэй наконец сообразил, что он серьезно влип, и хотел попросить о помощи. Все возможно, пока ты еще жив.

На автоответчике я обнаружил три сообщения. Первое от неназвавшейся молодой женщины, которая сказала, что скучает по Джимми Рэю и хочет с ним поговорить. Второе сообщение оставил какой-то парень по имени Фил, который интересовался, не хочет ли Джимми Рэй пару дней поработать механиком. Фил продиктовал номер телефона и добавил, что Джимми Рэй нужен ему в пятницу. Третье сообщение было от той же девушки, причем на сей раз в ее голосе явно звучало раздражение. Она заявила, что Джимми Рэй засранец, так как не перезвонил. Но потом ее интонации смягчились, и она сказала, что очень-очень-очень ждет его звонка, потому что ужасно-ужасно по нему скучает. Она прошептала: «Я люблю тебя, Джимми», — и повесила трубку. Больше никаких сообщений не было. Прощай, Джимми Рэй.

Я оставил свет включенным, а тело Джимми Рэя в том же положении на диване и не стал ничего трогать в комнатах наверху. Затем я вытер ручку кухонной двери и все, к чему мог прикоснуться, вышел из дома, поднялся на крыльцо и стер свои отпечатки пальцев с дверного звонка. После этого позвонил в полицейский участок из телефона-автомата у супермаркета «Винн-Дикси». Я два раза повторил адрес Джимми Рэя, сказал, что в доме труп, повесил трубку и стер свои отпечатки пальцев. Вернувшись в отель, я позвонил Люси Шенье. Всего два часа назад я чувствовал себя абсолютно счастливым.

Люси ответила после второго гудка, и по ее голосу я сразу понял, что она не спала и работала.

— Рибнэка убили, — сообщил я.

— О господи! Как?

— Думаю, Россье, но точно не знаю. Скорее всего, решил наказать Джимми за то, что тот обтяпывал свои делишки у него за спиной.

— Вы позвонили в полицию? — тяжело вздохнув, спросила она.

— Да, но не назвался.

— Они захотят с вами поговорить.

— Тогда я буду вынужден рассказать им про Джоди Тейлор, а мне этого совсем не хочется. Вы меня понимаете?

— О господи! — повторила Люси.

— Вы меня понимаете?

Ей потребовалось несколько секунд, чтобы ответить на мой вопрос.

— Понимаю. Так что вы собираетесь делать?

— Подожду, пока вы что-нибудь не узнаете о Леоне Уильямсе.

— Вы в порядке, Элвис? — немного помолчав, спросила она.

— Конечно.

— У вас ужасный голос.

— Со мной все хорошо.

— Если хотите поговорить, я здесь.

— Знаю. Позвоните мне, когда узнаете что-нибудь о Леоне Уильямсе.

Мы повесили трубки, и моя маленькая комнатка в отеле в Вилль-Платте стала нереально пустой. Я слышал стрекот сверчков, голоса лягушек и шум проезжающих грузовиков, но эти звуки, казалось, только усиливали ощущение пустоты. Дешевая мебель приобрела неестественно четкие очертания, словно под незримым увеличительным стеклом, и пустота стала давящей.

Я выключил свет, вышел на улицу и вдохнул теплый воздух. Я приехал сюда, за две тысячи миль от родного дома, считая, что меня наняли узнать медицинскую историю молодой женщины, и вот умер человек. Да, он болван и шантажист, но незадолго до его смерти ему звонила девушка, которая сказала, что любит его. Интересно, прослушал ли он ее сообщение. Впрочем, Джимми Рэй был из тех, кто мог бы спокойно пропустить его или просто не обратить внимания. Парни вроде него не понимают, что любовь приходит не часто, но даже если и приходит, может передумать и уйти. Тут никогда не знаешь наверняка.

Я вернулся в номер, закрыл дверь на оба замка и подсунул под ручку хлипкий стул. Ни замки, ни стул не остановят Рене, но у меня есть «дэн-вессон».

Я лег на кровать и попытался уснуть, но сон, как и любовь, не всегда приходит, когда надо.

Глава 14

На следующее утро в девять пятнадцать, как раз в тот момент, когда я выходил из душа, зазвонил телефон. Я рано встал, успел уже позавтракать в кафе напротив бывшего офиса Джимми Рэя и ждал утреннюю газету. Около магазина морепродуктов торчала пара полицейских машин, но, когда принесли газету, я не нашел в ней ничего про Джимми Рэя. Наверное, еще рано, решил я. Я взял трубку и услышал голос Люси Шенье.

— Я поговорила со своим приятелем из полицейского управления Батон-Ружа.

— Он смог что-нибудь сказать про Леона Уильямса? — Я вытирался и одновременно слушал ее отчет.

— Да. Леон Уильямс был убит одним пистолетным выстрелом в голову двенадцатого мая тридцать шесть лет назад. В Вилль-Платте.

— Проклятье!

— Полиция Вилль-Платта и офис шерифа округа Евангелайн провели расследование, но подозреваемых не было и никого не арестовали. В настоящий момент дело лежит среди других нераскрытых.

— Приехав в Вилль-Платт, я в первую очередь просмотрел микрофиши в местной библиотеке. Так вот, микрофиши за май пропали.

— Думаете, это как-то связано с нашим делом?

— Возможно, там содержалась информация, которую кто-то пытался от нас скрыть.

Люси некоторое время молчала.

— В университете, на факультете журналистики, есть большая библиотека, где хранятся газеты и журналы нашего штата. Может быть, вы сможете найти там то, что нас интересует.

— Отличная идея. Я проверю.

Немного помолчав, Люси спросила:

— Вы что-нибудь слышали про мистера Рибнэка?

Я рассказал ей о копах у его офиса и местных газетах. Но конечно, не о том, что из страха закрыл свою дверь на стул.

— Они могут как-нибудь связать вас с ним? — спросила она.

— Я передвигаюсь неслышно, словно вышедший на охоту леопард. Я оставляю меньше следов, чем тень. Я невидим, словно легкий ветерок.

— У нас опытные адвокаты, практикующие уголовное право. Это на всякий случай, — вздохнула Люси.

— Эй, хрупкое мужское эго нуждается в постоянной поддержке, а не в дешевом юморе.

— Уверяю вас, мои услуги дешевыми не назовешь, мистер Коул, — сказала она и добавила: — Я прекрасно провела вчерашний вечер, Элвис. Надеюсь, нам удастся его повторить.

— Я смогу добраться до вас за полчаса. А может, и быстрее, если побегу по шоссе голым.

— Хотела бы я на это посмотреть, но, наверное, вам следует заняться Леоном Уильямсом, — засмеялась Люси.

— Наверное?

— Да уж, мужское эго — действительно очень хрупкая вещь.

Люси повесила трубку, а я узнал номер телефона факультета журналистики, позвонил туда и попросил соединить меня с библиотекой. Мне ответил мужчина.

— Чем могу вам помочь?

— Мне нужна «Вилль-Платт газетт», — объяснил я ему, а потом назвал год и месяц. — Нет ли ее у вас на микрофише?

— Вы можете подождать, пока я проверяю?

— Конечно.

Он вернулся через полсекунды. Прекрасный работник.

— Да, она у нас есть. Вам отложить?

— Пожалуйста.

Я назвал свое имя, сказал, что сейчас я в Вилль-Платте, но немедленно выезжаю к ним. Его это устроило. Возможно, мы сможем сдвинуться с места. Может, я доберусь до самого дна этой истории, а потом, точно пузырек воздуха, выскочу на поверхность. Правда, иногда опускаться на дно неприятно и даже болезненно, но лучше об этом не думать. Представьте себе, будто вы в скорлупе.

Через час десять минут я въехал в широко открытые ворота с надписью «Университет штата Луизиана». Молодой человек в справочном окошке выдал мне карту университета, показал здание факультета журналистики и велел припарковаться на большой стоянке около футбольного стадиона. Я оставил машину, где мне сказали, а затем прошел мимо стадиона «Тигров» и баскетбольной площадки, где Пит Маравич «Пистоль»[20] приносил своей команде до сорока четырех очков за игру. Дом, который построил Пит.

Моим глазам предстал симпатичный кампус с зелеными лужайками и извилистыми дорожками, и я вспомнил, как однажды слушал трансляцию баскетбольного матча из Университета штата Луизиана против Алабамы, в котором Маравич забил пятьдесят пять очков. Это было в 1970 году, и я служил в армии в Форт-Беннинге, в Джорджии. Школа рейнджеров. Один парень в моем взводе, его звали Джеймс Мюнстер, был из Алабамы и любил баскетбол. Его родители записали игру и прислали ему, и мы вшестером слушали эту запись как-то в субботу вечером. Джеймс болел за «Алый прилив» и ненавидел Университет штата Луизиана, но только качал головой, восхищаясь чудесами, которые творил Пит Маравич.

«Ну что тут поделаешь? — говорил он. — Этот парень владеет корзиной. Что тут поделаешь?» Семь месяцев спустя специалист четвертого класса Джеймс Мюнстер погиб в результате засады, когда патрулировал территорию в горах Камбоджи. Ему было восемнадцать. А я до сих пор помню счет той игры. Университет штата Луизиана — 90, Алабама — 83.

Группа студенток в велосипедках и таких коротких футболках, что был виден живот, проехала мимо. Девушки наградили меня веселыми улыбками, и я улыбнулся в ответ. Южные красавицы. Указатель «ТЕННИСНЫЙ КОРТ» навел меня на мысли о том, что было бы неплохо посмотреть на место, где когда-то играла Люси. Потом я подумал, как было бы хорошо, если бы она сама провела меня по территории университета. Но тогда пришлось бы проигнорировать тех симпатичных студенток в велосипедках.

Я поднялся на невысокий холм, миновал пару внушительных зданий и вошел в Зал памяти, известный также как Школа журналистики. Паренек в справочном сказал мне, что библиотека находится в подвале. Я нашел лестницу, спустился вниз и минут двадцать бродил, прежде чем сумел отыскать нужную дверь. Мастерство не пропьешь!

Около таблички, гласившей «НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ОТДЕЛ», сидел лысый тип лет тридцати. Услышав мои шаги, он оторвался от какого-то учебника и спросил:

— Чем могу помочь?

Я объяснил ему, что недавно звонил по поводу «Вилль-Платт газетт».

— Ах да. Она здесь, у меня, — ответил он, показав на маленькую коробку на столе. — Вы студент?

— Нет.

— Тогда мне нужны ваши права. И подпишитесь вот здесь, пожалуйста. Можете воспользоваться любой кабинкой в коридоре.

Я отдал ему права, подписался там, где он показал, и отправился в первую кабинку, где вставил микрофильм в проектор.

В номере за 13 мая на шестой странице была опубликована короткая заметка, в которой говорилось, что четырнадцатилетнего чернокожего мальчика по имени Леон Уильямс нашли у южного берега Байю-Морапо двое детей, ловивших кошачьих сомиков. Шериф Андрус Дюпласу заявил, что смерть произошла в результате выстрела в голову из пистолета тридцать восьмого калибра и что в настоящий момент у них нет никаких улик. В конце статьи сообщалось, что Леон Кассиус Уильямс был сыном мистера и миссис Роберт Т. Уильямс из Вилль-Платта и что поминальная служба состоится в Африканской методической епископальной церкви. Вся статья заняла четыре дюйма газетной полосы и помещалась между рекламой таблеток Картера Литтла для нормализации работы печени и статьей о человеке, поймавшем в Байю-Незпик большеротого окуня весом в восемь фунтов.

Семнадцатого мая на четвертой странице появилась еще одна заметка, где говорилось о том, что состоялись похороны убитого на прошлой неделе четырнадцатилетнего Леона Уильямса. В некрологе, помещенном тут же, сообщалось, что у Леона Уильямса остались отец, мать, а также два брата и сестра, имена и возраст которых приводились ниже. Я переписал их в блокнот. Шериф Дюпласу заявил, что никаких новых фактов относительно того, кто совершил преступление, обнаружить не удалось.

Последняя статья, посвященная Леону Уильямсу, была напечатана двадцать восьмого мая на шестнадцатой странице. Шериф Дюпласу заявил, что расследование, проведенное им в негритянском квартале, позволило сделать вывод, что Леона Уильямса убил бродяга негр, которого видели в этот день в городе, и что, скорее всего, причиной убийства стал спор по поводу долга в азартной игре. Шериф сообщил, что продолжает собирать улики и передал описание преступника полицейским властям штата, но вероятность поимки убийцы невелика. Никто из родных Леона Уильямса не упоминался, если не считать единственной фразы миссис Уильямс, которая сказала: «У меня такое чувство, что у меня вынули сердце. Я молю Господа, чтобы Он присмотрел за моим малышом».

Добравшись до конца пленки, я выключил проектор и задумался над тем, что мне удалось узнать. Леон Уильямс, четырнадцатилетний афроамериканец, убит, и убийца не найден. В статье не было никаких упоминаний о связи Леона Уильямса с семьей Джонсон или другими людьми, чьи имена возникли в ходе моего расследования. Я рассчитывал, что такая связь может существовать, но ее не было. Микрофишу из библиотеки Вилль-Платта, скорее всего, украл Джимми Рэй Рибнэк. Я не знал этого наверняка и не нашел ее у него дома, но такое предположение звучало разумно. Джимми Рэй считал, что Леон Уильямс имеет отношение к интересующему нас делу, и записал его имя на обороте одного из документов. Поскольку Джимми Рэй прекрасно справился с предыдущими задачами, он и тут может оказаться прав, а потому мне следует заняться Леоном Уильямсом.

Я вернул пленку лысому парню, отправился к телефонам-автоматам, расположенным на улице, и достал листок с записанными именами родных Леона Уильямса: Лоуренс, семнадцать лет; Роберт-младший, пятнадцать; Шантель-Луиза, десять. Сейчас, через тридцать шесть лет, Лоуренсу должно быть пятьдесят два, а Шантель-Луизе сорок шесть. И скорее всего, у нее другое имя. Я позвонил в справочное бюро Вилль-Платта и попросил номера телефонов и адреса Лоуренса Уильямса и Роберта Уильямса-младшего. Роберта Уильямса-младшего не оказалось в их базе данных, зато у них был Лоуренс. Я записал номер телефона и адрес, поблагодарил оператора и позвонил по указанному номеру. После третьего гудка мне ответил хорошо поставленный женский голос.

— Будьте добры, я бы хотел поговорить с мистером Лоуренсом Уильямсом, — сказал я.

Повисла короткая пауза, потом женщина ответила:

— Мне очень жаль, но мистер Уильямс умер. Я могу вам помочь?

«Умер».

— Это миссис Уильямс?

— Да, я миссис Лоуренс Уильямс. А вы кто?

Я назвал ей свое имя.

— Миссис Уильямс, у вашего мужа был младший брат по имени Леон?

— Ну да, был. Только Леон умер, когда они были детьми. Его убили.

«Может быть, у меня все же что-нибудь да и выйдет».

— Именно по этой причине я вам и звоню, миссис Уильямс. Я частный детектив, и меня интересует это убийство. Мистер Уильямс рассказывал вам о нем?

— Не рассказывал. Боюсь, что ничем не смогу вам помочь.

— У него были еще брат и сестра.

— Роберт-младший умер в тысяча девятьсот шестьдесят восьмом. Погиб на той войне.

— А сестра? Не знаете, как мне ее найти?

Миссис Уильямс вмиг сменила тон. В ее голосе звучало явное раздражение.

— Она на работе. Трудится на проклятом колбасном заводе, который принадлежит еврею, но вам не следует туда звонить. Если кто-то звонит, трубку берет еврей, и ему это не нравится. У нее из-за вас будут неприятности.

— Прошу вас, миссис Уильямс. Это очень важно.

— Кормить пятерых детей тоже важно. Эта работа на еврея — все, что у нее есть.

«О господи!»

— Миссис Уильямс, обещаю, что из-за меня у нее не будет неприятностей.

«Как в детстве: провалиться мне на этом месте

— А откуда мне знать, что вы тот, за кого себя выдаете? Может, вы какую пакость задумали? Так вот, зарубите себе на носу, со мной шутки плохи.

— В Батон-Руже работает адвокат по имени Люсиль Шенье. Я могу дать вам номер ее телефона. Вы позвоните к ней в офис и наведите обо мне справки.

Похоже, мое предложение ее смягчило.

— Ну, может, в этом и не будет нужды. Уж я-то умею отличить честный голос от нечестного.

— Да, мэм.

— Шантель живет здесь, в Блю-Пойнте. У нее скоро обеденный перерыв. Можете с ней встретиться. Теперь ее зовут Шантель Мишо, и она всегда приходит на ланч домой. Ей нужно покормить малышей.

Я посмотрел на часы.

— Отлично, миссис Уильямс. Я сейчас в Батон-Руже, но точно успею.

Было без четверти одиннадцать. Я мог добраться до Блю-Пойнта к половине первого.

— Да, сдается мне, что это действительно очень важно, если вы готовы ехать к нам из Батон-Ружа.

— Да, мэм, очень важно.

— Мы будем вас ждать.

«Мы».

— Да, мэм, конечно.

Я записал, как мне их найти, и отправился к Шантель Мишо, младшей сестре Леона Уильямса.

Глава 15

Блю-Пойнт находился в пяти милях от Вилль-Платта, рядом с Байю-де-Канн. Сначала нужно было въехать в Вилль-Платт, затем свернуть на дорогу, вившуюся по узким стальным мостам над каналами с медленно текущей водой, мимо полей, засаженных бататом. Сельская местность с бесконечными заборами из колючей проволоки, огромными дубами со стволами, поросшими испанским лишайником, а еще воздух, пропитанный пыльцой, жужжанием пчел и влагой.

Шантель Мишо жила в жалком щитовом домишке у дороги, за которым раскинулся большой зеленый луг. Луг был обнесен изгородью, проходившей за домом, словно крошечный участок выделили специально для семьи Мишо. Дом выглядел старым и не слишком ухоженным, краска облупилась, на крыше недоставало черепиц, деревянное крыльцо покосилось. Как это принято в Луизиане, дверь была затянута проволочной сеткой, но очень грязной, растянутой и дырявой, дыры были заткнуты шариками из бумажных платков, чтобы внутрь не залетали комары. Уж Марте Гидри здесь точно было бы где развернуться. От шоссе, мимо дома, ржавой рамы допотопного «доджа», в сторону луга и дальше, шла разбитая колея. Дюжина кур копались в пыли вокруг рамы. Домашняя птица.

Под вязом стоял седан «бель-эйр» выпуска конца шестидесятых, а за ним более новый «понтиак санберд». Я остановился за ним и вылез из машины. Двигатели обеих машин были еще теплыми. Значит, хозяева появились здесь минут десять назад.

Затянутая сеткой дверь открылась, на крыльцо вышел малыш лет четырех и принялся с любопытством меня разглядывать. Он был босиком, в одних трусах, с маленьким круглым животиком, сопливым носом и кожей цвета охры. Вьющиеся волосы. Левый указательный палец почти что целиком забрался в нос.

— Меня зовут Элвис, — сказал я. — А тебя?

Он засунул палец еще глубже и ничего не ответил. Да, я умею произвести впечатление.

Дверь снова открылась, и на крыльцо вышла смуглая женщина слегка за сорок, а за ней — другая, постарше, с кожей цвета отполированных каштанов. Та, что помоложе, была в тонком рабочем халате из хлопка поверх шорт и в открытых босоножках. Волосы были завязаны широкой бордовой лентой. Не слишком аккуратно, но, похоже, это ее не слишком волновало — лишь бы волосы не лезли в глаза. И не попадали в колбасу. Женщина постарше была в вискозном зеленом костюме, маленькой белой шляпке и белых перчатках. В руках она держала вязаную сумку размером с хозяйственную. Нарядилась для встречи с детективом.

— Я миссис Лоуренс Уильямс, — представилась она. — А вы мистер Коул?

— Да, мэм. Весьма признателен вам и мисс Мишо за то, что согласились со мной встретиться.

— Мне нужно заняться детьми, а потом вернуться на работу, — заявила Шантель Мишо. Судя по всему, ее не слишком взволновала возможность познакомиться с детективом, так как даже протянутую ей визитку взяла миссис Лоуренс Уильямс. — Ада сказала, что вас интересует Леон.

Значит, миссис Уильямс зовут Ада.

— Да. Я знаю, что вам было всего десять, когда его убили, но подумал, что мы могли бы об этом поговорить.

— Почему?

— Я занимаюсь одним делом, в котором всплыло имя Леона, но не знаю, связан ли ваш брат с этим делом. Возможно, вы сможете мне помочь.

Шантель Мишо закурила сигарету и выдохнула дым. Пыталась понять, что мне нужно. В доме у нее за спиной слышались детские голоса, к двери подошел еще один мальчуган. Лет пяти, не больше. Он прижался к сетке и выглянул наружу.

— Энтони, иди в дом и поешь, — приказала Шантель, и Энтони исчез. — Ада, ты не могла бы посадить Льюиса за стол? Пожалуйста.

Малыш с пальцем в носу сказал:

— Нет.

Миссис Лоуренс Уильямс прижала к груди свою громадную сумку и сделала недовольную гримасу. Ей явно не хотелось идти к детям и пропустить представление.

— Ну, если другого выхода нет…

«Задавака».

Она взяла Льюиса за руку и увела в дом. При этом Льюис орал как резаный.

— Убийцу Леона так и не поймали, — заметил я. — И никого не арестовали.

— Вы из полиции?

— Нет.

— Столько лет прошло, а вы все равно хотите поймать того, кто это сделал?

— Не совсем.

— Но существует вероятность того, что вы его найдете?

Она продолжала надеяться на справедливость.

— Не знаю, Шантель. Я наткнулся на имя Леона при очень странных обстоятельствах и хочу понять, в чем дело. Не хочется вас зря обнадеживать. К тому же я понимаю, что вам нужно на работу.

— Если, конечно, вы не врете. — Она стояла не шевелясь и смотрела на меня в упор, а тонкая струйка дыма поднималась над ее сигаретой, неподвижная в неподвижном воздухе. Потом, похоже, Шантель приняла решение. — Лимонада хотите? Я сделала сегодня утром.

Я улыбнулся, и Шантель улыбнулась мне в ответ.

— Было бы здорово. Спасибо. Если у вас, конечно, есть время.

— У меня есть пара минут.

Мы уселись в тени на стоящий на крыльце маленький диванчик. Миссис Лоуренс Уильямс, не выпускавшая из рук свою громадную сумку, каждые две минуты подходила к двери, недовольная тем, что ей приходится заниматься детьми. Наверное, в сумке лежало что-то особенное на случай, если я буду плохо себя вести.

— Хороший лимонад.

— Я добавляю туда мед и сахар. Это мед из клевера. У реки живет один человек, который держит ульи.

— В отчетах, напечатанных в газетах, говорится, что, по мнению шерифа, Леона убил какой-то бродяга и что они повздорили из-за азартной игры.

— Леону было четырнадцать. Что он мог знать про азартные игры?

— А что считали ваши родители?

— Говорили, что все это глупости. Что шериф хочет от нас отделаться, что им нет до нас никакого дела. Ведь убили чернокожего.

— А у ваших родителей были какие-нибудь предположения насчет того, что именно тогда произошло?

Шантель, прищурившись, посмотрела на дорогу. Пыталась вспомнить. Мимо с грохотом проехал грузовик, который вез цистерну с природным газом, и тонкие стекла в окнах зазвенели.

— Господи, это было так давно. Папа умер в семьдесят втором. Мама… в восемьдесят первом.

— А как насчет Лоуренса и Роберта-младшего? Они ничего такого про это не говорили?

Она снова задумалась.

— Лоуренс мало общался с Леоном, но Леон и Младший были очень близки. Помнится, Младший что-то болтал про какую-то девушку. Может, в этой истории замешана девушка.

— Ну, вроде того, что Леона убили из-за девушки?

— Вроде того.

Шантель снова затянулась и выбросила окурок во двор. Тощая курица схватила окурок, сделала несколько шагов и с возмущенным квохтаньем выплюнула его на землю. Сбежались другие курицы, чтобы рассмотреть добычу получше, но тут же разбрелись по двору.

— Знаете, девчонки прямо-таки липли к Леону, — сказала Шантель. — Он был красивым мальчиком, и язык у него был подвешен как надо. Славный паренек. Я тогда была совсем еще ребенком, но это помню. Роберт ужасно ему завидовал. — Она сложила руки и наклонилась вперед, с удовольствием погружаясь в прошлое. — Знаете, я тысячу лет про это не вспоминала. Иногда даже лицо его не могу представить, а вот мелочи помню.

Миссис Уильямс подошла к двери, по-прежнему прижимая к груди сумку, по-прежнему с кислым выражением лица.

— У тебя нет времени на эти глупости, девочка. Пора возвращаться на работу.

Шантель кивнула, не глядя на нее.

— Опоздаешь, и еврей устроит тебе веселую жизнь.

Шантель закрыла глаза.

— Ада!

— Ну он ведь и правда еврей. Разве нет?

— Ада, прошу тебя!

Миссис Уильямс фыркнула и вернулась в дом.

— Иногда она просто невыносима, — заметила Шантель.

— Подумайте о Леоне. Может, еще что-нибудь вспомните, — попросил я.

Шантель встала.

— Кажется, у меня кое-что есть. Подождите здесь. — Она ушла в дом и через несколько минут вернулась с коробкой из-под сигар, которую поставила на колени. — Здесь в основном вещи Роберта, но есть кое-что, оставшееся от Леона. Господи, тысячу лет сюда не заглядывала!

Она открыла коробку и долго смотрела на ее содержимое, будто письма, фотографии и какие-то бумажки — сокровище, которое ждало своего часа.

— Смотрите, вот Леон. А это Лоуренс. И Младший. А еще папа.

Она протянула мне пожелтевший снимок, на широком белом поле значилась дата — 1956. Мужчина и три мальчика стояли около огромного «шевроле родстер». Мистер Уильямс и сыновья. Лоуренс, Младший и Леон. У всех у них была довольно светлая кожа и тонкие черты лица. У Леона, самого младшего, были большие глаза и длинные ресницы, а фигура как у спортсмена. Я решил, что на снимке ему лет двенадцать.

— В нашей семье очень привлекательные мужчины, но Леон был просто красавчик.

— Да, очень красивый мальчик.

Она начала перебирать какие-то записки, открытки ко дню рождения, табели с оценками за начальную школу, крошечные черно-белые снимки чернокожих мужчин и женщин, одетых в праздничную одежду, в напряженных позах.

— Мне все это дала мама. Она сказала, что здесь кусочки нашего прошлого, которые ей дороги. А вот я. Это Роберт и Лоуренс. Господи, посмотрите, какие они молодые. — Она улыбнулась и на мгновение стала молодой и хорошенькой, словно освободилась от тяжкой ноши — пятерых детей и убогой работы на колбасном заводе. — Роберт погиб в армии, — добавила она. — Его убили во Вьетнаме.

— Хммм, — только и смог выдавить я.

Она достала белый официальный конверт с разорванными краями, пожелтевший и потертый после стольких лет, проведенных в коробке среди других бумаг. «С сожалением извещаем вас…» Я заметил на конверте какие-то пятна, наверное следы слез.

— Ему дали медаль. Интересно, где она.

Я молча покачал головой.

Миссис Уильямс снова появилась в дверях.

— Ты опаздываешь.

— Я занята, Ада, — резко ответила Шантель.

Ада погрозила мне пальцем:

— Из-за вас у нее будут неприятности с евреем.

— Ада!

Миссис Уильямс ушла в дом.

— А вот вещи Леона, — грустно улыбнулась Шантель.

Она вынула из коробки коричневые газетные вырезки, оригиналы статей, которые я прочитал на микрофише в библиотеке, хрупкие и потемневшие. Скорее всего, к ним не прикасались с того самого дня, как мать Шантель вырезала их из «Вилль-Платт газетт». Потом она достала еще какие-то бумажки и фотографии и передала мне. Вот Леон сидит на допотопном тракторе. Вот Леон и нагруженный мул. Пара открыток на День матери, подписанных детской рукой Леона, и его собственное стихотворение. Шантель, перебирая в коробке старые бумаги, вынимала его вещи и передавала мне. И тут я открыл пожелтевший блокнот с картинками вроде тех, что школьники от скуки рисуют на уроке. В основном там были записи на тему Луизианской покупки,[21] но поля украшали изображения танков Шермана и истребителей времен Второй мировой войны, а также инициалы: Э.Д., Э.Д., Э.Д.Л.У.+ Э.Д.

Я раздумывал над тем, что могут означать инициалы Э.Д., когда в правом нижнем углу страницы увидел маленькое сердечко. Дети рисуют такие, когда в кого-то влюбляются. И вдруг я понял, кто такая Э.Д. — а заодно и все остальное.

Внутри сердечка Леон Уильямс печатными буквами написал: «Я ЛЮБЛЮ ЭДИТ ДЖОНСОН».

Эдди Джонсон. Эдди Будро.

Эдит Будро была не сестрой Джоди Тейлор, а ее матерью. А отцом Джоди Тейлор был Леон Уильямс.

Глава 16

Я сложил бумаги и вернул их Шантель. Она дважды начинала что-то говорить, и оба раза мне пришлось ее переспрашивать. «Я люблю Эдит Джонсон». Когда мы закончили с содержимым коробки, она спросила:

— Мне удалось вам помочь?

— Да. Похоже, кое-что прояснилось.

Шантель кивнула, довольная тем, что не зря старалась.

— Если вам нужно что-то из этих вещей, можете их взять.

— Нет, — улыбнулся я. — Это очень ценные вещи. Храните их.

Она убрала бумаги в коробку и закрыла ее.

— Как думаете, поймают того, кто убил Леона?

— Не знаю.

— Это было так давно. Я и представить себе не могла, что кого-то могут волновать события тех лет.

Я похлопал ее по руке и встал.

— Кого-то они волнуют, Шантель. Кто-то где-то ими интересуется. Я всегда в это верил.

Она мило мне улыбнулась, мы допили лимонад, и я ушел. Я проехал по проселочным дорогам до Вилль-Платта, выписался из отеля, остановился возле «Свиного прилавка» и купил себе на дорожку круг острой свиной колбасы. Я сообщил Дотти, что мои дела здесь закончены и я скоро улетаю домой. Она засмеялась и сказала, что я вернусь. Как и тогда, она коснулась точки у себя под глазом и заявила, что обладает даром предвидения. Жаль, что она не воспользовалась им раньше. Тогда Джимми Рэй мог бы остаться жив.

По дороге в Батон-Руж я ел колбасу и слушал ту же радиостанцию, где женщина-евангелистка кричала о чуме, идущей на нас из-за границы, потом пересек мост Хью Лонга и приехал в отель «Риверфронт» в час сорок.

Я не стал звонить Сиду Марковицу или Джоди Тейлор. Вместо этого я заказал билет на ближайший рейс на Лос-Анджелес, выписался из отеля и из холла позвонил в офис Люси Шенье. Дарлен сообщила, что Люси на месте и я могу с ней поговорить, но я ответил, что сам зайду в офис. Десять минут спустя я уже поднимался на лифте в контору «Сонье, Меланкон и Берк». Люси встретила меня широкой улыбкой, и мне показалось, что она рада меня видеть. Я взглянул на нее и вдруг почувствовал боль в груди. Боль усилилась, когда я взял Люси за руку.

— Похоже, я разобрался в этой истории, и нам нужно кое-что обсудить. Я возвращаюсь в Лос-Анджелес, — сказал я.

Она перестала улыбаться и молча кивнула.

Мы сели на диван с цветочным рисунком, и я показал ей копии статей об убийстве Леона Уильямса, а пока она их читала, рассказал о миссис Лоуренс Уильямс, сестре Леона Шантель Мишо и маленьком сердечке с надписью «Я ЛЮБЛЮ ЭДИТ ДЖОНСОН». Я еще продолжал свой рассказ, а Люси уже успела все прочитать и молча слушала, глядя на меня проницательными глазами адвоката.

— Джоди мне об этом не рассказывала.

— И меня это не удивляет.

— А вы думаете, она в курсе? И ей известно, что ее отцом был Леон Уильямс?

— Полагаю, что Джимми Рэй именно благодаря этому купил свой «мустанг». Вероятно, Джимми Рэй показал им документы, и они заплатили ему за молчание.

Люси положила руки на колени, потом встала и подошла к окну, после чего вернулась к своему столу.

— Это глупо. Сейчас девяностые годы. Чего ей бояться?

Я пожал плечами. Она махнула рукой. Непреклонно.

— Эти документы нельзя назвать неопровержимыми. Эдит Джонсон — достаточно распространенное имя. Велика вероятность совпадения.

— Может, Джоди считает по-другому.

Люси снова покачала головой:

— Но зачем было нанимать нас, чтобы выяснить то, что ей уже известно? Зачем она нам солгала? Она должна была понимать, что мы все равно узнаем правду.

— Я собираюсь у нее спросить.

Люси поджала губы и посмотрела в пол, потом вздохнула и взглянула на меня:

— Значит, вы возвращаетесь.

— Не думаю, что меня наняли для того, чтобы я помог Джоди Тейлор узнать ее медицинскую историю. Джимми Рэй их шантажировал, и мне кажется, что ими руководило не столько желание узнать, кто были родители Джоди, сколько стремление проверить правдивость доказательств Джимми Рэя.

Люси вздохнула и посмотрела в окно на реку. Может, тоже рассчитывала увидеть там Гека и Джима.

— Кроме того, не люблю, когда мне лгут. И еще больше мне не нравится, когда ложь приводит к тому, что убивают человека.

Люси подошла к дивану и села рядом со мной.

— Я знаю, что вы рассержены, но могу я предложить вам объяснение?

— Всегда.

— Приемные дети часто интересуются своей историей, но существуют более очевидные вещи, с помощью которых мы себя определяем. Наш рост. Цвет волос. Я хочу, чтобы вы задумались вот над чем: цельность личности Джоди Тейлор поставлена под сомнение. Не только ее имя, но и то, что она видит, глядя в зеркало. — Лицо Люси смягчилось, возможно, она поставила себя на место Джоди Тейлор. — У нее есть карьера, есть друзья. Почти наверняка она боится, что кто-то из людей, играющих важную роль в ее жизни, может взглянуть на нее по-другому. Понимаете, о чем я говорю?

— Теперь мне трудно продолжать сердиться.

Люси печально улыбнулась:

— Сердиться всегда легче. Правда ведь?

— Вы намерены с ними связаться? — кивнул я.

— Конечно. Мне тоже не нравится, когда люди лгут, и если они больше не нуждаются в моих услугах, нам следует расторгнуть договор.

Расторгнуть договор. Пожалуй, все слова сказаны.

— Наверное, вы правы.

— У нас не остается выбора.

— Рад, что мы познакомились, — кивнул я.

— Да, и я тоже, — кивнула она в ответ.

Мы посмотрели друг на друга. Адвокат и Лучший Сыщик, который не знает, что сказать. Она встала, и я тоже.

— Хорошо. Надеюсь, мы будем поддерживать связь.

— Рождество. Мы можем обменяться открытками.

— Это будет очень мило.

— Я пишу остроумные открытки.

— Не сомневаюсь.

Мы немного постояли, потом она протянула руку, и я ее взял.

— Передайте Бену привет.

— Обязательно.

— До встречи, Люси.

— До свидания, Элвис.

Люси вернулась за свой стол, а я спустился на лифте вниз, сел во взятую напрокат машину, и через четыре часа и двенадцать минут мой самолет начал приземляться, спускаясь в смог, клубившийся над Лос-Анджелесом.

В три десять по лос-анджелесскому времени я был дома. За время моего отсутствия не случилось ни одного серьезного землетрясения, воздух прогрелся до приятных двадцати девяти градусов, влажность составляла двадцать девять процентов, ветер северо-западный. Я дома. Автострады забиты автомобилями, над городом клубится оранжевый смог, а Люси Шенье осталась в двух тысячах километрах от меня. С другой стороны, у нас нет столетних черепах с огромной пастью и каджунов-мутантов. И еще — в ближайшем будущем из-за меня здесь точно никого не убьют. Если мне удастся не задушить Сида Марковица, то придется выпить столько пива, что я перестану видеть тело убитого Джимми Рэя Рибнэка. Что хорошо в Лос-Анджелесе, так это то, что здесь возможно все.

«Портрет детектива, который с оптимизмом смотрит на жизнь».

Я позвонил в офис Сида Марковица прямо из здания аэропорта. Его секретарша сказала:

— Сожалею, но мистера Марковица сейчас нет на месте.

— Это Элвис Коул. Вы знаете, что я на него работаю?

— Да, сэр, знаю.

— Мне необходимо с ним поговорить.

— Я обязательно ему передам, как только он появится, мистер Коул. Сейчас он в студии с мисс Тейлор.

Я повесил трубку и набрал номер Джоди Тейлор в «Дженерал Эверетт». Мужской голос ответил:

— Офис мисс Тейлор.

— Элвис Коул. Могу я поговорить с мисс Тейлор или мистером Марковицем?

— О, здравствуйте, мистер Коул. Джоди сейчас на съемках. Могу я сообщить ей, как с вами связаться, когда она освободится?

— Нет.

Я спустился на эскалаторе за багажом, где представитель авиакомпании сообщил мне, что мою сумку по ошибке отправили в Канзас. Он обещал, что они с огромным удовольствием доставят ее мне домой, как только она прибудет в Лос-Анджелес, и радостно улыбнулся, чтобы у меня не возникло сомнений в его искренности. Отлично, ответил я. Потом мне пришлось сесть в автобус, который шел на долговременную парковку, где я оставил свою машину. Автобус был забит храмовниками[22] из округа Ориндж,[23] и мне пришлось стоять. Нет проблем. Передо мной торчал толстяк, у которого изо рта несло, как из писсуара. Всякий раз, когда автобус потряхивало, он наступал мне на ноги, извинялся и рыгал мне прямо в лицо. Сауэр.[24] Мы провели в автобусе двадцать две минуты, и большую часть этого времени я старался не дышать. Пытался смотреть на мир с оптимизмом.

Когда я нашел свою машину, оказалось, что кто-то порезал крышу и украл проигрыватель компакт-дисков. Я попытался написать жалобу, но служитель не говорил по-английски. Эй, это Лос-Анджелес! Мне пришлось потратить сорок пять минут, чтобы выбраться из аэропорта на автостраду, где я тут же попал в грандиозную пробку. Лысый тип на пикапе подрезал меня на съезде с автострады и назвал говнюком. Похоже, у него был не самый удачный день. Ему удалось проскочить на желтый свет, а мне загорелся красный. Ничего страшного. Нужно с оптимизмом смотреть на вещи. Бездомная женщина, одетая в мешок для мусора, брызнула смазкой мне на ветровое стекло и известила о пришествии Христа. А еще она сказала, что будет счастлива вымыть мое ветровое стекло за десять центов. Я заплатил ей и заявил, что если Иисус не появится в самое ближайшее время, я перестану смотреть на мир с оптимизмом и кого-нибудь прикончу. Добро пожаловать домой!

Я сидел, греясь на солнышке, и думал о Рождестве.

На Рождество я смогу послать Люси Шенье открытку.

Глава 17

Я припарковался напротив студии «Дженерал Эверетт», возле бензоколонки, и позвонил своему приятелю, чтобы тот заказал мне пропуск.

Попав на территорию студии, ты постоянно встречаешь марсиан или солдат Конфедерации, а еще повозки странной конструкции и прочие необычные и диковинные штуки. Я сотни раз бывал на разных студиях, но до сих пор не устаю поражаться тому, что здесь можно увидеть. Но только не на этот раз. Сейчас, по дороге к павильону № 12, все вокруг казалось мне враждебным и неприятным.

На маленьких улочках вокруг павильона кипела жизнь. Между стенами были втиснуты огромные восьмиосные грузовики, рядом пристроились трейлеры, где переодевались актеры или располагались гримерные. Тут же стояли фургоны и микроавтобусы. За ветровыми стеклами каждого из них были карточки с логотипами «Певчей птицы». В фургонах сидели плотные мужчины и читали газеты или романы Дина Кунца.[25] Водители.

Принадлежащий Сиду Марковицу «ягуар» с откидным верхом пристроился рядом с домом на колесах напротив съемочного павильона с горящей красной лампочкой над дверью — шли съемки. У двери стояли двое рабочих и глазели на лампочку. Я подошел к ним и, словно у меня было важное дело, тоже уставился на красную лампочку. Как только свет погас, раздался звуковой сигнал, и мы вошли в павильон. Я последовал за двумя рабочими вдоль связок электрических кабелей и декораций, в которых шли съемки: спальня Джоди Тейлор, кухня и большая спальня четверых маленьких светловолосых детишек. Добро пожаловать в страну Оз, Выдуманную Страну, где разворачивается драма любимой семьи Америки!

Я подошел к кафе — фанерному домику у дороги, — где по сценарию «Певчей птицы» каждую неделю пела Джоди Тейлор, пытаясь реализовать мечту своей героини стать звездой. В съемочную группу входило около сорока человек; команда операторов устанавливала камеры и свет, массовка дожидалась своей очереди. Рядом с Джоди и актером, игравшим мужа Джоди, я увидел женщину в бейсболке и мешковатых штанах, которая что-то им показывала. Должно быть, режиссер-постановщик. За разговором внимательно наблюдали парень с «уоки-токи» и тип с длинными седыми волосами, причем последний время от времени вставлял какие-то замечания и шептался с командой, занимавшейся камерами и светом. Очевидно, это был главный оператор. Чуть поодаль, у кофейного автомата, Сид Марковиц беседовал с женщиной в деловом костюме. Я подошел к ним и сказал:

— Привет, Сид!

Лицо Сида Марковица побагровело.

— Ты, — пробормотал он.

Я поднял два пальца.

— Только два слова, Сид. Леон Уильямс.

Теперь лицо Сида побелело, как рыбье брюхо, и он тут же отвел меня в сторонку, подальше от женщины в деловом костюме.

— Господи, тише! Как ты здесь оказался? Ведь это конфиденциальное дело.

— Так оно и было, но только до тех пор, пока я не обнаружил, что ты мне солгал, Сид.

Я сделал несколько шагов в сторону Джоди Тейлор, чтобы она меня заметила, и поманил ее пальцем. Она посмотрела на меня так, словно не могла вспомнить, кто я такой, но быстро сообразила, и ее лицо превратилось в застывшую маску. Улыбка мгновенно исчезла. Сид поспешил ко мне и взял за руку.

— Пойдем, Коул. Не нужно устраивать сцену. Договорились?

— Еще раз дотронешься до меня, и я сломаю тебе руку и засуну в задницу.

Джоди Тейлор отвернулась от женщины в бейсболке и подошла ко мне, словно в павильоне находились только мы двое, а все остальные были лишь тенью на стенах.

— Леон Уильямс был моим отцом? — спросила она.

— Да.

Сид Марковиц взял Джоди под руку, пытаясь увести ее от меня.

— Господи, почему бы вам обоим не помолчать немного? Давайте выйдем наружу. — Потом он повернулся ко мне: — У нас были серьезные причины на то, чтобы кое-что от тебя утаить. Так в чем же дело?

— Джимми Рэй Рибнэк мертв. Умер человек, и пора рассказать правду, так как я должен решить, что мне сообщить полиции.

Несколько мгновений Джоди Тейлор и Сид Марковиц молчали, потом Сид Марковиц сказал:

— Я должен позвонить Белу, малышка. Бел должен знать.

Белдон Стоун был президентом канала «Дженерал Эверетт».

— Кто-нибудь еще об этом знает? — спросил я.

— Об этом — да, о тебе — нет. О том, что ты на нас работаешь, знаем только мы с Джоди.

Мы направились к передвижному дому. Джоди двигалась так, словно впала в кататонический ступор, а Сид Марковиц дергался, как ночной мотылек, на которого брызнули инсектицидом. Передвижной дом был роскошной квартирой со спальней, ванной и кухней с обеденным столом. На стене висел оставшийся с прошлой недели рейтинг Нильсена,[26] рядом красовались вырезки из «Голливуд репортер» и «Дейли вэрайети»: «СЕНСАЦИОННЫЙ УСПЕХ СЕРИАЛА! „ПЕВЧАЯ ПТИЦА“ ВНОВЬ ВЫХОДИТ НА ПЕРВОЕ МЕСТО!» За рулем сидел водитель, слушал репортаж о гонках и читал газету.

— Эдди, нам нужно поговорить, — сказал Сид.

Водитель молча вылез наружу. Джоди Тейлор устроилась на диване и положила руки на колени, а Сид взялся за телефон. Джоди выглядела маленькой и испуганной.

Через несколько минут к передвижному дому подъехал студийный лимузин, из которого вышли двое мужчин в строгих костюмах и женщина в короткой юбке. Одному из прибывших мужчин было далеко за пятьдесят, другому — слегка за тридцать. Женщине было не больше двадцати пяти, но выглядела она старше.

— Господи, Белдон будет рвать и метать, — увидев их, сказал Сид Марковиц. Он покачал головой, пожевал нижнюю губу и продолжил: — Я же говорил тебе, Джоди. Так ведь?

Джоди сжалась еще сильнее и кивнула, не глядя на Сида. В сериале Джоди Тейлор была сильной, решительной и очень уверенной в себе. Но в реальной жизни все было по-другому. Наверное, для того чтобы попасть на обложку журнала «Пипл», вовсе не обязательно на самом деле обладать всеми этими качествами.

Они вошли в передвижной дом, не постучав. Сначала Белдон Стоун, за ним двое помощников. Белдон Стоун был обладателем огромного крючковатого носа и маленьких глазок. Он выглядел так, словно вот-вот кого-нибудь схватит и сожрет. Сид изобразил широкую улыбку и сказал:

— Привет, Бел!

Он протянул руку, но Белдон Стоун даже не посмотрел в его сторону. Стоун бросил быстрый взгляд на меня, потом повернулся к Джоди и только после этого перевел глаза на Сида. Он без слов понял все, что произошло.

— Похоже, — сказал он, — наш маленький секрет знает кое-кто еще.

— Мне очень жаль, Бел! — воскликнула Джоди каким-то чужим, детским голоском.

— Ладно, Марковиц, — вступил я. — Вся банда в сборе. Кончай вешать мне лапшу на уши и расскажи, что происходит.

— Да, Сид, — сказал Белдон Стоун. У него был звучный властный голос. — Поведай нам, как этому господину удалось узнать нашу тайну.

Он обращался к Сиду Марковицу, но не спускал глаз с меня, словно именно я был его потенциальным противником и мог в любой момент пойти в наступление.

Сид представил меня как частного сыщика, которого рекомендовал сам Питер Алан Нельсен. Он повторил имя Питера раз шесть, не меньше, словно это могло снять напряжение.

— Джоди не могла оставить все как есть, Бел. Она должна была узнать, правда ли то, что рассказал Рибнэк. Ты ведь ее понимаешь? Она наняла этого парня, чтобы проверить слова Рибнэка.

Во всем виновата Джоди, даже в том, что меня использовали втемную. Закончив юлить перед Белдоном Стоуном, Сид Марковиц оглянулся на меня.

— Рибнэк грозился продать собранную информацию бульварным газетам и потребовал тридцать тысяч за молчание, а это сущая ерунда по сравнению с тем, что он нарыл, и мы согласились. Все остались довольны. — Он посмотрел на Белдона Стоуна, словно рассчитывал, что тот подтвердит его слова, но Стоун молчал. Марковиц продолжал: — Не понимаю, что тебя так разозлило, Коул. Мы заплатили парню и решили узнать, правду ли он сказал. Нам не нужны неприятности, вот почему мы скрыли от тебя кой-какие детали. Ну так предъяви нам иск. Нам хотелось, чтобы ты взглянул на это дело свежим глазом. Разумно, правда? Нас интересовало, придешь ли ты к таким же выводам, что и тот кретин с дурацкой прической. Если он наврал, то тебе ничего не нужно знать. Если же попал в яблочко, ты это подтвердишь и мы убедимся, что он сказал правду. Ладно, он сказал правду. Мы получили то, что хотели, а тебе заплатили за работу. Какие проблемы?

— Кретина с дурацкой прической убили два дня назад. И скорее всего, из-за того, что я действовал вслепую.

Сид Марковиц закатил глаза.

— Проклятый шантажист убит! Какая потеря!

Я схватил Сида Марковица за ворот и прижал к столу, женщина в короткой юбке взвизгнула, а молодой парень чуть не упал, пытаясь увернуться. Марковиц задергался, но ему было некуда деваться.

— Отпусти меня! Отпусти! Здесь полно свидетелей!

Мир вокруг меня вдруг застыл. Повисла тишина. Собственные глаза показались мне огромными и сухими, плечи напряглись. Женщина в короткой юбке продолжала скулить, а я еще сильнее прижал Марковица к столу, но не мог решить, что с ним делать дальше. Казалось, все потеряло смысл.

— Я сожалею, что мы вам солгали, — сказала Джоди Тейлор. — Я просто не знала, что делать. Я сожалею.

Я отпустил Марковица и отступил на шаг.

— Может, все не так просто, как тебе кажется, умник, поскольку, когда убивают шантажиста, подозрение падает в первую очередь на тех, кого он шантажировал.

— Но мы же ничего не знали! — заныл Марковиц.

Белдон Стоун не шевелился. Наверное, люди его уровня постоянно хватают друг друга за ворот.

— Господин, шантажировавший мисс Тейлор, мертв? — наконец спросил он.

— Да.

— А документы?

— У меня.

— И что вы хотите? — кивнул он.

— Не знаю. — У меня разболелась голова, и я еще сильнее разозлился.

Прежде мне казалось, что я знаю, зачем хочу с ними встретиться, но теперь у меня возникли сомнения. Может быть, я рассчитывал, что найду, где таится зло, а обнаружил лишь испуганную женщину и жадных мужчин вокруг нее.

Белдон Стоун сел на диван рядом с Джоди Тейлор и похлопал ее по коленке. Ободряюще. По-отцовски. Потом засунул руку в карман, вытащил тонкую сигару, посмотрел на нее и поднес к носу. Он не стал ее раскуривать, словно уже один запах хорошего табака действовал на него успокаивающе.

— Я вижу, что вы огорчены, мистер Коул, но не могли бы вы оказать мне любезность и сказать, верны ли утверждения мистера Рибнэка?

— Да.

— И откуда вам это известно?

Я заморгал.

— Вам ведь заплатили за работу. Так? — спросил он, помахав сигарой.

— Черт побери, конечно заплатили. Три тысячи, — поспешил уточнить Сид Марковиц.

Стоун повторил свой жест.

— Тогда, будьте так добры, расскажите обо всем, что вам удалось узнать.

Я не стал рассказывать все, но поведал многое. О женщине, которая, по моему мнению, была матерью Джоди Тейлор, и о Леоне Уильямсе. Во время моего рассказа Джоди Тейлор смотрела на меня так, точно выглядывала из норки. Когда я закончил, она спросила:

— Вы нашли женщину, которая меня родила?

— Да.

Стоун вновь похлопал ее по колену. Он был крупнее и старше, и его жест заставил ее замолчать.

— И никто об этом не знает и ничего не подозревает? — спросил Белдон Стоун.

— Человек, устроивший смерть Рибнэка, вероятно, знает, но его не интересует Джоди Тейлор. Скорее всего, он убил Рибнэка потому, что из-за истории с шантажом могло всплыть преступление, связанное с его бизнесом.

Джоди Тейлор вновь выглянула из норки:

— Преступление, связанное с моей родной матерью?

Белдон Стоун вновь похлопал ее по колену, снова заставляя замолчать.

«Ничего, ничего, малышка».

— Самое главное, что информация не стала достоянием общественности. — Словно его совершенно не волновали чувства Джоди Тейлор.

— Вы что, все разом рехнулись? — спросил я. — Кого интересует тот факт, что Леон Уильямс является отцом Джоди Тейлор?

Белдон Стоун сочувственно посмотрел на меня:

— Нас это не интересует, мистер Коул. Но боюсь, что далеко не все столь великодушны.

Молодой парень наконец вмешался в наш разговор:

— «Певчая птица» — очень успешный проект. Мы ожидаем, что он будет продолжаться пять лет, и рассчитываем на прибыль более двухсот миллионов долларов.

— Пятерка, черт возьми! — важно кивнул Сид Марковиц.

— Джоди Тейлор обладает даром, о котором мечтают многие, но который достается единицам, — сказал Белдон Стоун. — Она звезда. — Он снова похлопал ее по колену, но она не опустила глаз. — Наша аудитория видит ее каждую неделю — мать четверых прелестных детей, жену светловолосого красавца нордического типа. Разве наша аудитория сможет представить себе в этой роли цветную женщину?

— Боже мой, Стоун!

— Наш сериал построен на традиционных семейных ценностях. Проведена серьезная рекламная кампания, и мы должны ей соответствовать. У нас есть враги, мистер Коул. Все левые ультралиберальные репортеры сразу же обратили внимание на наш сериал. Они над нами смеются. Они нас критикуют. Они проклинают нас за то, что мы изображаем белую семью, представляющую собой средний класс, в нашем пестром мире со всем его культурным многообразием. Как же они будут рады узнать, что наша звезда не только имеет афроамериканскую кровь, но и рождена незаконно!

Джоди Тейлор сидела, опустив голову. Казалось, она старалась укрыться от его слов, как будто, если ей удастся стать совсем маленькой, слова навсегда исчезнут и она заживет прежней жизнью.

— Сожалею, что вас впутали в эту историю, мистер Коул, — продолжал Стоун. — Но мне кажется, что вы заслужили премию.

— Я пришел сюда вовсе не за премией, — резко оборвал его я.

Стоун приподнял бровь.

— Нет?

— Я обладаю информацией об убийстве и, утаивая ее, нарушаю закон. Мне это не нравится.

— Господи боже мой, Коул, — встрял Сид Марковиц. — Я сожалею, что Рибнэк умер, и сожалею, что ты из-за этого так переживаешь. Ты хочешь, чтобы я принес свои извинения? Я их приношу. Только не нужно забывать, что он нас шантажировал. Он пытался уничтожить Джоди Тейлор. А Джоди Тейлор никому не сделала ничего плохого. Так? Ответь мне: так или нет?

— Поправь рубашку, Марковиц. Из-под нее торчат твои десять процентов.

Белдон Стоун по-отечески мне улыбнулся:

— Складывается такое впечатление, что все сожалеют, мистер Коул. Я, несомненно, сожалею, что вас привлекли к этому делу, и я сожалею о смерти человека, даже такого, как Рибнэк.

— Конечно.

Он вновь ободряюще похлопал Джоди.

— Но теперь мяч на вашей стороне корта. Если вы хотите обратиться в полицию, вам никто не станет чинить препятствий. — Он вновь коснулся колена Джоди. — Мы просто не хотим, чтобы Джоди страдала, — закончил он, тем самым предоставляя мне возможность решать: становиться источником страданий Джоди или нет.

«Элвис Коул — Плохой Парень».

Голова у меня просто раскалывалась, а в шею точно вонзились два стальных прута.

— Да пошли вы все, — сказал я.

Белдон Стоун улыбнулся и встал. Все было кончено, и он это знал. И я знал. Он остановился у двери передвижного дома, и его маленькие глазки уперлись в Сида Марковица. Теплое отеческое выражение исчезло.

— Я разочарован тем, что ты действовал у меня за спиной, Сид. Мы еще к этому вернемся.

Сид Марковиц выглядел так, словно ему только что сообщили неутешительные результаты биопсии.

— Ты должен нас понять, Бел. Нам нужно было знать.

Белдон Стоун еще несколько мгновений сверлил Марковица безжалостным взглядом, а потом резко повернулся и вышел, а за ним тут же засеменили его помощники.

В передвижном домике было тихо, если не считать шелеста кондиционера и тихого плача Джоди Тейлор.

Сид Марковиц слегка оживился, его явно осенила замечательная идея.

— А как насчет премии? Ты довел дело до конца. Ты играл честно. Мы дадим тебе щедрую премию. Ты ее заслужил.

— Сид? — сказал я.

— Да, премия. Мы поступим с тобой по справедливости. Ну как?

Я покачал головой и вышел из домика. Еще минута — и я бы его прикончил.

Глава 18

Я покинул студию «Дженерал Эверетт» в шесть двадцать, сел в машину и направился в «Лаки маркет» на бульваре Сансет. Машин было множество, водители непрерывно гудели и грозили друг другу кулаками, но я ехал, не обращая на них внимания, словно мир вокруг не имел ко мне отношения. Оставив машину на парковке, я купил две картофелины для запекания, зеленый лук, превосходный бифштекс из филейной части и три упаковки пива «Фальстаф». Ничего не может быть лучше достойной трапезы после тяжелого трудового дня.

Я подкатил свою тележку к кассам и встал в очередь за тучной женщиной, тележка которой была забита «Доктором Пеппером», курятиной и сухими завтраками «Фростед флейкс» и «Кокоа паффс». Открыв упаковку «Кокоа паффс», она ела прямо оттуда. Толстуха засовывала руку в пакет и пригоршнями запихивала сухие кусочки в рот, потом повторяла всю процедуру сначала.

Женщина как завороженная смотрела на рекламу собачьего корма, и процесс питания шел в режиме автопилота. Автоматическая еда. В тележке, в окружении бесчисленных упаковок с сухими завтраками, стояла малышка лет двух. Она подпрыгивала и приговаривала:

— Га-га-га-га.

Толстуха же не обращала на нее никакого внимания. Может, мне стоит взять с нее пример? Игнорировать все, что происходит вокруг. Может, тогда мне удастся стать Элвисом Коулом, Детективом Дзен, и позволить уродливым реалиям жизни проплывать мимо меня подобно воде, огибающей камень.

Клиент нанял тебя, сообщив ложные сведения? Нет проблем! Ты скрыл важную информацию во время расследования убийства? Пустяки! Парня прикончили из-за того, что ты слишком много болтал? Ну, всякое бывает! Путь к внутренней гармонии через сухие завтраки показался мне ужасно заманчивым. Однако для достижения цели необходимо съесть слишком много «Кокоа паффс», а я не был уверен в своих силах.

На стойке рядом с кассой я увидел газету с программой передач. С обложки на меня смотрела Джоди Тейлор. Она сидела на стуле на кухне в окружении своей киношной семьи: актера, игравшего ее мужа, и четверых ребятишек, игравших ее детей. Все улыбались. Фотографию венчала надпись: «Любимая семья Америки». Забавно. Я только что расстался с Джоди Тейлор, и она выглядела маленькой, испуганной и несчастной. Поразительно, как могут лгать фотографии! Толстуха ушла, и вовремя — иначе я попросил бы у нее пригоршню «Кокоа паффс» на пробу.

Я вернулся домой и прошел на кухню. До восьми оставалось всего несколько минут, в доме царила тишина. Я открыл «Фальстаф», положил упаковку с оставшимся пивом в холодильник, а мясо, картофель и лук оставил на столике. Потом я отнес сумку наверх, бросил грязное белье в корзину, чистое положил на полку и переоделся в костюм, более подходящий для джентльмена на отдыхе: тренировочные штаны и футболку с Бульвинклем. К сожалению, рядом не оказалось девушки, которую необходимо было спасти, дракона, которого необходимо было убить, или хотя бы клиента с заказом. Кроме того, я не получу денег. Но это пустяки для такого крутого парня, как я! Может быть, мы с Пайком отправимся в Колорадо поплавать на байдарках. Может быть, слетаем в Памплону, чтобы совершить знаменитую пробежку с быками. Почему бы и нет? Когда между заказами выдается свободное время, можно именно так и сделать.

В процессе переодевания я обнаружил, что большая часть «Фальстафа» куда-то делась. Наверное, банка дырявая. Я спустился вниз, открыл следующую и включил радио, чтобы послушать Джима Ладда, лучшего диджея в мире. Джим поставил Джорджа Торогуда. Что может быть лучше? Я вышел на веранду и достал гриль. Солнце село, прохладный воздух был напоен ароматами мяты и жимолости. Джордж закончил, и Джим поставил Мика Джаггера, певшего о том, что его мучает беспокойство. Я засыпал уголь в жаровню, полил его специальной жидкостью, одобренной Агентством охраны окружающей среды, и поджег. Угли тотчас же занялись, мне стало тепло, и я начал думать о том, что сейчас делает Люси Шенье. Я глотнул «Фальстафа». Как было бы хорошо, если бы Люси оказалась сейчас рядом со мной на веранде.

Мы могли бы провести с ней целый день в Диснейленде и тогда вернулись бы домой в прекрасном настроении. Мы немного обгорели бы на солнце и устали, но все равно Люси улыбалась бы. Она встала бы возле перил и сказала бы, что отсюда открывается чудесный вид, вот только ночи здесь, наверное, слишком холодные, а я обнял бы ее, чтобы согреть. Я допил остатки «Фальстафа», размышляя о том, что вроде бы совсем недавно открыл эту банку.

Я вымыл картофель, срезал верхнюю часть, завернул его в фольгу и положил в духовку на триста градусов. При такой температуре она быстро будет готова. Затем я вытащил из упаковки бифштекс, примерно миллион раз проткнул его вилкой с каждой стороны, посыпал перцем и чесночным порошком, а еще полил соевым соусом. После этого я помыл зеленый лук, нарезал его и смешал с обезжиренным йогуртом. Все готово. Одно из самых простых блюд быстрого приготовления. Конечно, сейчас, когда у меня нет работы, это не так уж и важно. Куда больше подошел бы обед из девяти блюд в стиле Джулии Чайлд.[27] Заливной гусь, например. Или куропатки, фаршированные устрицами, в соусе чили. Может быть, нам с Пайком стоит отправиться в Кабо-Сан-Лукас за панцирной щукой. Возможно, наша приятельница Эллен Лэнг[28] захочет составить нам компанию. И моя подруга Синди, работающая агентом по продаже косметики. Я открыл следующую банку «Фальстафа».

Пока я размышлял над этими проблемами, появился мой кот и запрыгнул на стол в расчете на то, что я его не замечу. Он подобрался к бифштексу и стал жадно его обнюхивать.

— Эй, спорим, что ты по мне соскучился?

Он едва заметно кивнул — по-кошачьи.

Я отрезал маленький кусочек бифштекса, положил на пол, кота поставил рядом. Он еще раз понюхал мясо и принялся за еду.

— Я по тебе скучал, — сказал я.

Я сидел на полу, потягивал пиво и гладил кота, когда прозвенел звонок. Пришла Джоди Тейлор. На ней была спортивная фуфайка поверх джинсов и никакого макияжа. Джоди Тейлор держала руки в карманах и казалась печальной и задумчивой. И еще очень смущенной.

— Так-так. Звезда телевидения, — приветствовал ее я.

— Надеюсь, вы не против, — сказала она.

— А почему я должен быть против? Это же нормально, когда тебе лгут. — Наверное, это уже пятый «Фальстаф». Подняв руку, я тряхнул головой и отступил на шаг. — Прошу прощения. Я слегка выпил и начал себя жалеть. С мужчинами такое бывает.

Она молча кивнула.

— Пожалуйста, заходите. — И я повел ее в дом, испытывая легкое смущение из-за футболки с Бульвинклем и «Фальстафа».

— Есть хотите?

Она продолжала держать руки в карманах.

— Я не голодна. Меня расстраивает то, что произошло, и я хочу с вами поговорить.

— Хорошо. Я как раз собрался жарить бифштекс. Не возражаете, если я буду есть?

Она кивнула и последовала за мной на кухню.

— Ой, у вас кошка, — улыбнулась Джоди Тейлор.

Кот оторвался от своего кусочка бифштекса, прижал уши и зашипел.

— Только не вздумайте его гладить. Он не любит людей и сразу начинает кусаться.

Она отошла от кота. Кот перестал шипеть и снова принялся за еду.

— Хотите чего-нибудь выпить? — спросил я.

— С удовольствием. У вас есть виски?

— Есть. — Я положил лед в невысокий стакан и достал бутылку «Нокандо».

— Вы живете один?

— Да. Только я и кот.

— Вы не женаты?

— Не женат.

Она оглядела мой дом.

— А у вас тут очень мило.

Похоже, она хотела о чем-то поговорить, но не знала, с чего начать.

Я протянул ей стакан, и она вытащила руки из карманов. Открыв плиту, я проверил картофель. Готов. Я положил картофелины на деревянную подставку, вынул зеленый лук и баночку йогурта из холодильника и отнес бифштекс и щипцы к грилю. Джоди Тейлор молча последовала за мной на веранду. Она внимательно наблюдала за мной, и я очень надеялся, что она не примет меня за алкаша.

— Мне нравится запах жаренного на углях мяса. А вам? — спросил я.

Она держала стакан двумя руками, и я заметил, что он уже пуст. Нет, Джоди Тейлор не примет меня за алкаша. Я сходил за «Нокандо», наполнил ее бокал и поставил бутылку на перила.

— Сегодня вашей основной задачей, мисс Тейлор, будет забота об этой бутылке. Наливайте себе столько, сколько хотите, не дожидаясь моего приглашения. Договорились?

— Это я могу, — хихикнула она.

— Вот и отлично, — улыбнулся я.

Я положил бифштекс на гриль. Угли успели раскалиться докрасна, мясо приятно зашипело, и его аромат напомнил мне запах гамбургеров, которые мы готовили с Люси Шенье.

«Выброси ее из головы, Элвис!»

— Я сожалею о том, что произошло, — сказала Джоди Тейлор.

— Все. Проехали, — ответил я.

— Я пришла принести свои извинения.

— Ваши извинения приняты. Нам следует забыть эту историю. Все кончено. Пора двигаться дальше.

Интересно, понравится ли Люси в Кабо?

«Прекрати!»

В каньоне было тихо, если не считать пары говорливых койотов за холмом. Там, внизу по шоссе, проехал автомобиль, выхватив фарами из темноты кусок асфальта. Небо было чистым, черным и звездным.

— Мне так нелегко, — прошептала Джоди.

Я перевернул бифштекс и потыкал в него щипцами, чтобы жир стек на угли и загорелся.

— Мой отец умер в восемьдесят пятом. А мама через два года после него. Маму звали Сесилия Тейлор. Вы понимаете?

— Да.

— Я любила их больше всего на свете. И до сих пор люблю.

Над нашими головами промелькнула темная тень. Это над холмом пролетела сова. Джоди Тейлор глотнула виски и посмотрела на пламя, лижущее бифштекс.

— Я хочу спросить вас про Луизиану. — Она говорила тихо, не сводя глаз с пламени.

— Хорошо.

— Я похожа на нее? — Мы оба понимали, о ком она говорит.

Джоди вздохнула, когда произносила эти слова, словно вступила на опасную тропу, по которой ей придется пройти до конца.

— Да. Вы могли бы сойти за сестер.

— А мой отец мертв? — Она продолжала смотреть на пламя и ни разу не взглянула в мою сторону, отказываясь вступать со мной в контакт, а потому вопросы получались призрачными, словно направленными в никуда.

— Да. Я говорил с его младшей сестрой.

— Моей тетей.

Я молча кивнул.

— Я похожа на нее?

— Нет.

Бифштекс был готов, но Джоди Тейлор балансировала над пропастью, и мне не хотелось нарушить равновесие.

— Но вы видели фотографию моего родного отца?

— Вы совсем на него не похожи. У родных вашего отца светлая кожа и правильные черты лица, но вы гораздо больше похожи на мать. — Я еще раз перевернул бифштекс. — Вы уверены, что хотите о них знать?

В ресторане она ответила на этот вопрос «нет». Там она была непреклонной.

Джоди Тейлор заморгала и пригубила виски. Кот вышел на веранду, сел с подветренной стороны и принюхался. В темноте его почти не было видно. Наблюдал. Я часто задаю себе вопрос: «Удивляют ли его переживания людей?»

— У меня такое чувство, будто я разваливаюсь на куски. Мне стыдно, я чувствую себя виноватой, словно предаю маму и отца. Я никогда прежде не думала о людях, которые дали мне жизнь, а теперь мне кажется, что если не смогу обрести мир в душе, то рано или поздно просто исчезну. Вы меня понимаете?

Я снял бифштекс с гриля, положил на тарелку и остался стоять, глядя на Джоди Тейлор.

— Я не хотела платить тому человеку. Сказала, что это не имеет значения. Сказала, что это никому не интересно. — Ее глаза наполнились слезами.

— Но Белдон и Сид вас убедили.

Она кивнула.

— Они напугали вас, заставив стыдиться своего прошлого.

Она заморгала еще сильнее.

— Господи, как мне страшно. Я просто не знаю, что делать.

— Нет, знаете.

Она посмотрела на меня и сделала еще глоток виски.

— Зачем вы ко мне пришли, Джоди?

— У меня два дня до начала съемок следующей серии. Я хочу нанять вас еще раз. Хочу, чтобы вы отправились туда со мной. Хочу увидеть место, где родилась, и понять, кто я такая. Вы это сделаете для меня?

«Люси Шенье».

— Да.

Она кивнула, и разговор оборвался.

Мы вернулись в дом вместе с бифштексом. Похоже, Кабо-Сан-Лукас и панцирная щука подождут. Куда важнее человеческое сердце.

Глава 19

На следующий день мы с Джоди Тейлор вылетели в Луизиану на семичасовом рейсе через Даллас — Форт-Уорт и прибыли в Батон-Руж еще до полудня. Взяв напрокат «форд тандерберд» на мое имя, мы сразу отправились в офис Люси Шенье. Джоди хотела попросить прощения, а я не стал спорить. Из аэропорта я позвонил Люси и сказал ее помощнице, что мы уже в пути. Дарлен ответила:

— Не думала, что увижу вас снова.

— Чудеса случаются.

— Угу, — согласилась Дарлен.

Люси встретила нас у двери и протянула руку сначала мне, потом Джоди. Я широко улыбался, словно колли, попавший на завод по производству собачьего корма. Однако Люси выглядела абсолютно спокойной и слегка отстраненной, а ее рукопожатие было чисто профессиональным.

— Здравствуйте, мистер Коул. Здравствуйте, мисс Тейлор. Пожалуйста, заходите. — В таком вот стиле.

Мы сели. Люси сообщила, что звонил Сид и они обсудили произошедшие события и причины, их вызвавшие. Люси подчеркнула, что будет рада помочь Джоди. Она обращалась исключительно к Джоди, а в мою сторону даже не глядела.

— Эй, помните меня? — спросил я.

— Конечно. Рада вас видеть. — Профессионально, как опытный адвокат. Потом она вновь сосредоточилась на Джоди.

— Я знала, что Сид будет звонить, но хотела лично принести свои извинения. Мне надо было быть честной с вами с самого начала, и теперь мне очень стыдно, что я поступила иначе.

Люси встала и обошла письменный стол.

— Все в порядке. Вы хотите познакомиться с Эдит Будро?

Джоди Тейлор покачала головой и тоже встала. А мы ведь только что приехали.

— Я не хочу встречаться с этими людьми и иметь с ними дело. Мне просто хочется на них посмотреть. Вы меня понимаете?

Люси взяла ее за руку.

— Конечно понимаю. Мы все любопытны. Увидеть Эдит Будро равносильно тому, чтобы увидеть какую-то часть себя, хотя вы и не хотите иметь с ней дело.

— Да, — ответила Джоди Тейлор.

— Если я могу вам чем-нибудь помочь или если вы просто захотите со мной поговорить, обращайтесь ко мне без стеснения.

— Благодарю вас.

Я сказал Джоди, что догоню ее, и она вышла. Люси стояла у двери, все еще не глядя в мою сторону.

— Похоже, я что-то пропустил? — предположил я.

— Не думаю.

— Может, пообедаете сегодня со мной?

— Очень мило с вашей стороны, но я занята.

— Мы можем взять с собой Бена.

Она покачала головой.

— Вы рассержены?

— Конечно нет. Мне кажется, вас ждет Джоди.

— У вас недовольный голос.

У нее на лбу вдруг залегла сердитая морщинка.

— Если Джоди понадобится моя помощь, она может обратиться в любое время. У нее есть номер моего телефона.

— Я ей передам. Спасибо.

Я вышел из офиса, и мы с Джоди спустились к машине. Я сел за руль, она устроилась рядом, мы оба молчали. Джоди положила руки на колени и посмотрела в окно.

— Что случилось? — спросила она.

— Ничего. Со мной все в порядке.

Она повернулась, бросила на меня быстрый взгляд, нахмурилась, а потом снова стала смотреть в окно.

Мы проехали по мосту через Миссисипи, и очень скоро Батон-Руж остался у нас за спиной. Мы быстро миновали Эрвинвилль, Ливонию и Лотти и в час сорок оказались возле поворота на Юнис.

— Здесь живет Эдит Будро. Она замужем за человеком по имени Джоэль Будро. Он шериф. Эдит — хозяйка магазина одежды, расположенного в центре города. Здесь же живет ее отец. Сестру Леона Уильямса зовут Шантель Мишо. Ее дом находится в четырнадцати милях к северу, недалеко от Вилль-Платта. С чего начнем?

— Я хочу увидеть эту женщину.

«Женщину».

Я не сомневался, что Джоди имела в виду не Шантель Мишо. Она говорила об Эдит Будро.

Мы съехали с автострады. Джоди положила обе руки на приборную доску, и я прямо-таки на физическом уровне почувствовал ее нетерпение.

Сначала я подвез ее к дому Эдит Будро. Эдит и ее муж жили в очень приличном кирпичном доме в колониальном стиле с азалиями во дворе. Улица была тихой, пахло свежескошенной травой, над азалиями гудели крупные черные шмели. Чернокожий подросток в футболке с короткими рукавами толкал сенокосилку по противоположной стороне улицы. Он приветливо нам кивнул. Мы остановились у подъездной дорожки. Джоди смотрела на дом широко раскрытыми глазами. На парковке не было ни патрульной машины шерифа, ни «олдсмобиля» Эдди.

— Значит, она здесь живет? — спросила Джоди.

— Да. Она ездит на «олдсмобиле», но его сейчас тут нет. Вероятно, уехала куда-то.

— Она замужем за шерифом? — Джоди уже знала об этом.

— Да. Его зовут Джоэль. — Имя мужа я ей тоже уже называл.

— У нее есть дети?

— У нее трое детей, всем уже за двадцать. Насколько мне известно, никто из них не живет с родителями.

— Как их зовут?

— Не знаю.

— Это мальчики или девочки?

— Точно не знаю.

Все это время Джоди не сводила глаз с дома, разглядывая его, словно пыталась что-то понять. Наконец она удовлетворилась, и мы поехали к маленькому домику, где доживал свой век Монро Джонсон, а потом — к магазину Эдит Будро. Машины Эдди не оказалось ни у домика отца, ни у магазина. Похоже, старик не слишком интересует Джоди, но, когда мы проезжали мимо магазина, она попросила меня узнать, на месте ли Эдди. Я оставил машину на площади, подошел к витрине и заглянул внутрь, но за прилавком стояла темноволосая женщина, которую я прежде не видел. Я вернулся в машину.

— Что дальше?

— Женщина по имени Мишо, — Джоди хмурилась, в ее глазах появилось жесткое выражение.

— Уже почти два. Не хотите перекусить? — предложил я.

— Нет.

— Может быть, вам нужно в туалет.

— Покажите мне женщину по имени Мишо.

— Она работает. Сейчас нам не удастся ее увидеть. — После самолета у меня еще крошки во рту не было, а потому жутко разболелась голова.

— Тогда покажите, где она живет.

Остановившись у «Севен-илевен», я купил две бутылки минеральной воды и упаковку орешков. Вот и весь обед. И мы поехали по старой дороге в Блю-Пойнт, где находился дом Шантель Мишо. Льюис и Роберт бегали друг за другом вокруг «доджа», а старшая девочка устроилась на крыльце, там, где пару дней назад сидел я, и делала уроки. Я проехал мимо, развернулся на ближайшем перекрестке, а потом вернулся обратно и поставил машину на лужайке напротив дома. Старшая девочка оторвалась от учебника и посмотрела на нас.

— Малыша зовут Льюис. Мальчика постарше — Роберт. Имени девочки не знаю. Шантель — младшая сестра Леона Уильямса.

Джоди Тейлор наклонилась вперед, глядя на детей широко раскрытыми глазами.

— Это ее дети?

— Да.

— Они такие бедные.

Я кивнул. Девочка снова занялась уроками, но изредка бросала в нашу сторону любопытные взгляды — мы ее явно отвлекали. Толстая род-айлендская красная курица вышла из-за дома и принялась что-то клевать. К ней присоединились цыплята.

— Просто поразительно. Не могу поверить своим глазам! — воскликнула Джоди.

Я ничего не ответил.

— Эти люди — мои родственники.

Я кивнул. Роберт обежал вокруг Льюиса, Льюис споткнулся, упал и ударился головой о «додж». Он упал на попку, заплакал и принялся тереть ушибленное место. Роберт подскочил к нему, чтобы убедиться, что с братиком ничего не случилось. Цыплята продолжали спокойно копошиться рядом.

Джоди Тейлор глубоко вздохнула. Девочка снова посмотрела в нашу сторону, потом отложила учебник, подошла к краю крыльца и позвала младших братьев в дом. Все трое скрылись за дверью. Через минуту дверь приоткрылась и оттуда выглянул мальчик года на два старше девочки.

— Я хочу увидеть женщину, — заявила Джоди.

— Уже поздно, Джоди. Нам пора возвращаться в город. Мы можем приехать завтра.

— Я приехала сюда не для того, чтобы сидеть в чертовом отеле. Я хочу увидеть женщину. — Джоди была вся как натянутая струна, щеки побледнели.

Я посмотрел на нее.

— Ну пожалуйста! — Она взяла меня за руку, и выражение ее лица стало мягче. — Давайте попробуем подъехать к магазину. Если ее там нет, тогда прямо в отель.

И мы поехали в Юнис.

В город мы попали часам к четырем, и мне вновь пришлось подойти к витрине, чтобы заглянуть внутрь. Эдит по-прежнему не было на месте. Я вернулся в машину и покачал головой.

— Ну почему нам так не везет! — воскликнула Джоди.

Мы уже отъезжали от магазина, когда появился синий «олдсмобиль». Машина остановилась, и из нее вышла Эдит. Мы с Джоди увидели ее одновременно.

— Это она, — сказал я.

Джоди застыла на сиденье, прильнув к ветровому стеклу, руки — на приборной доске. Ее губы приоткрылись, и я почувствовал все возрастающее напряжение в салоне. Я переводил взгляд с Джоди Тейлор на Эдит Будро и обратно. Джоди казалась точной копией Эдит, только помоложе и с более жесткими чертами лица.

Эдит потребовалось пятнадцать секунд, чтобы пройти от машины до магазина. Потом она скрылась внутри.

— Вы в порядке? — спросил я.

Джоди смотрела на закрытую дверь. Она тяжело дышала, и я видел, как у нее на шее пульсирует голубая жилка.

— Джоди? — позвал я.

Джоди дважды моргнула, взглянула на меня, а потом тряхнула головой.

— Я ошибалась, — заявила она. — Не могу я сейчас уехать. Я должна зайти внутрь.

Глава 20

Солнце стояло высоко в небе и слепило глаза, а небо было таким синим. Так что, возможно, я ослышался. Может быть, она имела в виду совсем не Эдит Будро. Может быть, мы свернули не туда и сейчас находимся вовсе не в Юнисе и даже не в Луизиане. Может быть, мы в Мейберри, и она увидела тетушку Би, проскользнувшую в магазин одежды, и теперь хочет пообщаться со старой приятельницей. Конечно. Так оно и есть.

— А мне казалось, что вы не хотите с ней встречаться.

— Я передумала, — ответила Джоди Тейлор, отводя глаза.

Она смотрела куда-то мимо меня, уставившись на дверь магазина, словно Эдит может взять и внезапно исчезнуть.

— Вы точно хотите это сделать? — спросил я.

Она молча кинула.

— Тогда нам стоит обратиться к Люси Шенье. Она знает, что делать.

— Потом у меня может не хватить смелости, — покачала головой Джоди.

— Если вы не уверены, тогда у вас действительно может не хватить смелости!

— Почему вы пытаетесь меня отговорить?

— Потому что прежде вы утверждали, что не хотите с ней встречаться. После того как это произойдет, обратного пути уже не будет — ни для вас, ни для нее. Хочу, чтобы вы были уверены.

Джоди продолжала смотреть в сторону магазина, ее пальцы нетерпеливо барабанили по приборной доске.

— В крайнем случае я могу войти первым и подготовить ее.

— Давайте покончим с этим, — заявила Джоди и выскочила из машины, словно вдруг решилась прыгнуть с вышки в бассейн с водой.

Именно так и бывает, когда не знаешь, что делать, но стараешься не думать, чтобы не отступить.

Я последовал за ней, мы вместе перешли улицу и вошли в магазин — Джоди впереди, я чуть позади. Я видел, что Джоди вся напряглась перед тяжким испытанием. Две пожилые дамы рассматривали летние платья, светловолосая продавщица разговаривала с покупательницей, изучавшей себя в зеркале. Эдит стояла у стойки и, нахмурившись, вертела в руках чек. Когда зазвенел колокольчик на двери, она подняла голову и автоматически улыбнулась, но, увидев меня, точно окаменела. Ее взгляд метнулся к Джоди и вернулся ко мне. Джоди молча стояла в центре магазина, словно ее ноги приросли к полу. Ведь до этого она смотрела на Эдит Будро издалека, через ветровое стекло, а теперь оказалась совсем рядом.

— Здравствуйте, миссис Будро. Надеюсь, мы вас не отрываем, — начал я.

Ей совсем не понравилось, что я вернулся.

— Пожалуй, нет. — Она снова посмотрела на Джоди.

Эдит сразу поняла, что раньше со мной приходила другая женщина. Джоди все еще была в темных очках и шляпе с широкими полями. Волосы она собрала в пучок, в уши вдела крупные серьги и не стала накладывать макияж. И совсем не походила на звезду телеэкрана.

Я подошел к стойке, стараясь вести себя так, будто это самый обычный визит.

— Миссис Будро, мы могли бы поговорить наедине?

Она с любопытством посмотрела на Джоди.

— А в чем, собственно, дело?

— Нам надо обсудить с вами кое-какие личные вопросы, но совсем не хочется делать это здесь. — Я говорил тихо, чтобы меня могла слышать только Эдит.

Она бросила еще один взгляд на Джоди, и я увидел, что она начала нервничать.

— Прошлый раз мой муж высказался предельно ясно, и я хотела бы, чтобы вы ушли.

Джоди сняла темные очки. Все это время она не сводила пристального взгляда с лица Эдит, и теперь женщины посмотрели друг другу в глаза.

— У вас знакомое лицо, — заметила Эдит.

Джоди открыла было рот, чтобы что-то сказать, но у нее ничего не получилось. Она подошла поближе и остановилась рядом со мной, касаясь плечом моей руки. Теперь в ней уже не чувствовалось прежней решимости. Словно она все же прыгнула с вышки и только сейчас обнаружила, что в бассейне нет воды.

— Меня зовут Джоди Тейлор, — сказала она.

Эдит слегка смутилась, потом кивнула и улыбнулась:

— Вас показывают по телевизору. Мы вас часто смотрим.

Джоди приблизилась к Эдит Будро.

— Миссис Будро, я полагаю, что нас связывают родственные узы. У меня имеются документы, свидетельствующие о том, что тридцать шесть лет назад меня произвела на свет ваша мать Памела Джонсон. Однако я в это не верю. Я полагаю, что меня родили вы. Это так?

Эдит Будро внезапно побелела как полотно.

— О господи! — прошептала она.

Тут к нам повернулась одна из пожилых дам, выбиравших летние наряды. В руках она держала темное платье размера на четыре меньше, чем ей надо.

— Эдди, как думаешь, мне подойдет?

Эдит ее не слышала. Она сделала полшага назад и судорожно вцепилась рукой в прилавок, чтобы не упасть. Я изобразил любезную улыбку и сказал:

— Сожалею, но миссис Будро сейчас занята.

Женщина с платьем в руках сделала недовольную гримасу:

— Что-то не помню, чтобы я к вам обращалась.

Эдит заморгала и едва слышно прошептала:

— Джилл, помоги, пожалуйста, Маурин.

Светловолосая продавщица подошла к пожилым покупательницам, но Маурин осталась явно недовольна.

— Я хотела бы получить ответы на некоторые вопросы, — продолжала Джоди.

Ее голос звучал невыразительно и бесстрастно, как у счетчика во время переписи.

Эдит протянула руку, словно хотела коснуться Джоди, но та отступила назад.

— Почему бы нам немного не прогуляться, — вмешался я.

Эдит сказала продавщице, что ненадолго отлучится. Мы втроем пошли через площадь, и я начал рассказывать Эдит о том, что́ нам известно и как мне удалось получить эту информацию. Я думал, что Эдит будет все отрицать, но она молчала. Меня нисколько не удивило бы, если бы она устроила скандал и стала возмущаться столь бесцеремонным вторжением в ее жизнь. Но нет. Казалось, она тридцать шесть лет ждала, когда Джоди войдет в ее магазин, и теперь не могла на нее насмотреться. Джоди шагала, засунув руки в карманы и глядя прямо перед собой. Эдит же не сводила с нее глаз, словно боялась, что та может в любое мгновение исчезнуть. Когда я закончил, Эдит сказала:

— Просто удивительно, какое между нами сходство! Она больше похожа на меня, чем дети, которых я вырастила, — Эдит обращалась ко мне, словно Джоди — это просто чудесное видение и на самом деле ее здесь нет.

— Если бумаги, которые раздобыл Рибнэк, подлинные, то Джоди — тот самый ребенок, которого Памела Джонсон передала на попечение государства. Никаких документов, указывающих на то, что ребенка родили вы, не существует. Нет также и документов, позволяющих установить отцовство.

Она покачала головой.

— Да. Таких документов не существует.

— Значит, вы не отрицаете, что родили меня? — спросила Джоди.

— Нет. Конечно нет. А почему я должна это отрицать? — удивленно посмотрела на нее Эдит.

— Однако тридцать шесть лет назад было иначе, — не сдавалась Джоди.

— Ах, вот вы о чем…

— Ну а теперь, когда вы наконец встретились, может быть, мне следует оставить вас вдвоем, чтобы вы могли поговорить? — спросил я.

— Нет! — в один голос воскликнули обе женщины, а Джоди схватила меня за руку.

— Я хочу, чтобы вы остались, — сказала она. — Это не займет много времени.

И мы направились к небольшой беседке в центре площади. Рядом с беседкой на скамейке сидел пожилой мужчина в рабочем комбинезоне и красной фуражке инженера. Веки опущены, рот приоткрыт. Спит. Рядом на земле лежала маленькая собачка с поводком, привязанным к скамейке. Собачка пряталась в тени скамейки, а когда мы проходили мимо, заскулила. «Должно быть, жарко ей, бедняге», — подумал я, посмотрев на ее черный свалявшийся мех. Мы подошли к беседке и остановились в тени, где было немного прохладнее.

Джоди старалась держаться как можно дальше от Эдит и продолжала цепляться за мою руку.

— Ну что ж, — начала Джоди.

Эдит остановилась и скрестила руки на груди. Похоже, она собиралась что-то сказать, но передумала. Собачонка вылезла из-под скамейки и попыталась последовать за нами к беседке, но помешал поводок, и она снова жалобно заскулила. Эдит и Джоди обернулись. Им явно было ее жалко.

— Только не говорите одновременно, — предупредил я.

— Вовсе не смешно, — нахмурилась Джоди.

— Нет, конечно нет, — согласился я.

Мы немного постояли молча. Рядом с беседкой росли три старые магнолии, источавшие восхитительный аромат. Над ними, гудя, совсем как полицейские вертолеты, кружили огромные шмели.

— Боюсь, я просто не знаю, что сказать, — наконец заговорила Эдит. — Меня никогда не оставляла мысль, что в один прекрасный день вы появитесь у меня на пороге. Я думала о вас и даже пыталась представить себе, какой будет наша встреча. И вот мы вместе.

Джоди нахмурилась, взгляд стал напряженным.

— Миссис Будро, мне бы хотелось кое-что прояснить.

— Хорошо.

— Я приехала сюда вовсе не для того, чтобы найти свою мать. У меня есть мать — женщина, которая меня вырастила.

Эдит снова посмотрела на собачку.

— Конечно.

— Я хочу, чтобы мы правильно понимали друг друга.

— О да, — кивнула Эдит и, поджав губы, добавила: — Надеюсь, люди, которые вас воспитали, хорошо к вам относились.

— Да, они были очень добры.

Эдит снова кивнула.

— Моим отцом был Леон Уильямс? — спросила Джоди.

Она задала свой вопрос быстро и решительно — именно так она вышла из машины, когда набралась смелости зайти в магазин Эдит, — словно опасалась, что потом у нее не хватит духу произнести эти слова вслух.

Глаза Эдит потускнели. Она ждала этого вопроса.

— Да. Леон был вашим отцом.

Джоди вздохнула. Она все еще была как натянутая струна.

— Хорошо, — сказала она. — Хорошо.

Эдит опустила руки, прижала ладонь правой руки к груди и взглянула на меня, а потом опять повернулась к Джоди:

— Вы именно это хотели узнать?

Джоди кивнула.

Эдит снова сделала шаг в сторону Джоди, но Джоди подняла свободную руку, останавливая ее. Второй рукой она продолжала сжимать мою ладонь.

— Пожалуйста, не нужно.

— Вас беспокоит, что ваш отец был черным?

Джоди напряглась еще сильнее.

— Это многих беспокоит.

— Так было всегда, — вздохнула Эдит. — Тогда я была совсем девчонкой, да и он не намного старше. — Ее глаза увлажнились, и она заморгала. — Надеюсь, у вас нет ко мне ненависти.

Джоди бросила взгляд в сторону маленькой собачки, а потом оперлась на перила беседки. Даже в тени было жарко, и у нее за ухом я заметил выступившие капельки пота. Она молчала. Возможно, пыталась собраться с мыслями. Вокруг лица старика кружились мухи, и он, не открывая глаз, отмахнулся от них.

— Конечно, у меня нет к вам ненависти. Что за глупости.

Эдит заморгала еще сильнее.

— Вас этим шантажировали? — с трудом выдавила она.

— Да.

Эдит мягко улыбнулась, но улыбка была вымученной. Признание того, что она тоже через это прошла.

— Да, я прекрасно это понимаю. Пришла беда — отворяй ворота. Чувствуешь себя так, точно из-за тебя у всех сплошные неприятности.

Джоди смущенно посмотрела на меня, словно пожалев, что приехала сюда и встретилась с этой женщиной, и вот теперь приходится видеть ее душевные муки.

— Вы стали настоящей красавицей, — продолжила Эдит. — Я вами очень горжусь.

— Как умер Леон Уильямс?

Эдит вздохнула и прикрыла глаза.

— Мой отец его убил.

— Потому что Леон был черным?

Эдит облизала губы, и я вдруг понял, что не хочу здесь находиться. Я не имел к происходящему никакого отношения, я был здесь чужим, но Джоди крепко держала меня за руку, цепляясь за меня, как за соломинку.

— Вероятно, он застрелил Леона потому, что не сумел выстрелить в меня.

— Боже мой, — пробормотала Джоди.

Эдит прислонилась к перилам и рассказала, как Джоди появилась на свет. Джоди не просила ее, но для Эдит это было важно, как будто она хотела все объяснить не только Джоди, но и самой себе. Бедный дом, где всем заправлял деспотичный отец, избивавший жену и детей, сама Эдит, запуганная, застенчивая девочка, любившая школу, но вовсе не потому, что там можно было учиться: школа позволяла ей хотя бы на время покидать дом, где давно поселилось отчаяние. И еще те несколько минут, когда она в одиночестве возвращалась домой вдоль дамбы и по набережной реки, где останавливалась почитать или сделать запись в дневнике. Только там она чувствовала себя в безопасности. Та Эдит, которую она описывала, совсем не походила на Эдит Будро, стоявшую рядом с нами в беседке, но в те годы она действительно была другой.

Она рассказала о том дне у реки, когда к ней подошел Леон Уильямс, удивительно красивый юноша с чудесной дружелюбной улыбкой. Он спросил, что она читает («Маленькие мужчины»,[29] Эдит до сих пор помнила), и заставил ее смеяться (он спросил, какого эти маленькие мужчины роста). Как и Эдит, Леон мечтал о лучшей жизни (он хотел стать владельцем бензоколонки «Эссо»). Вспоминая о Леоне, Эдит закрыла глаза, и на губах у нее появилась улыбка. Они случайно встретились на следующей неделе, и Леон опять заставил ее смеяться, и с тех пор они стали встречаться постоянно.

Эдит говорила, и на лице у нее были написаны прежние чувства. Казалось, она вновь переживает события своей юности. И вот она уже была не с нами. Она вспоминала, как сидела с Леоном в тени, когда сама первая его поцеловала, как долгими неделями думала о нем, мечтала о первом поцелуе, но он твердил, пока она не поняла, что он не собирается пересекать разделявшую их линию, ведь она была белой, а он черным, и тогда она сказала: проклятье, плевать. И поцеловала Леона. Когда Эдит произносила эти слова, я знал, что его лицо стоит у нее перед глазами, словно она вернулась в прошлое. Потом они стали встречаться все чаще, и очень скоро у нее произошла задержка, и Эдит поняла, что беременна. Белая тринадцатилетняя девочка беременна от Леона Уильямса, в жилах которого текла кровь афроамериканца (пусть даже сильно разбавленная).

Она ужасно боялась рассказать матери о том, что случилось, но еще страшнее было все скрывать, она призналась, и тогда, естественно, родители захотели узнать имя отца ребенка.

Эдит внезапно замолчала, словно вдруг сообразила, что уже давно не является Эдит Джонсон, что стала Эдит Будро. Она заметно помрачнела.

— Мой отец хотел знать, как зовут моего мальчика, — продолжала Эдит. — Он приставал ко мне несколько недель подряд, но я молчала, а затем, однажды ночью, он напился и принялся меня избивать, мама стала кричать, что я потеряю ребенка, я не хотела ему говорить, но мне было так страшно, что я потеряю тебя… — Она помотала головой, вновь скрестила руки на груди и заморгала, стараясь стряхнуть с ресниц слезы.

— Ладно, Эдит, вы были ребенком. Вам было очень страшно.

Она кивнула, но не подняла глаз, а слезы потекли еще сильнее.

— Он нашел Леона и застрелил его. Застрелил, — прошептала Эдит.

— О господи, — сказала Джоди.

Эдит вытерла слезы, размазывая по лицу тушь. Потом она слабо улыбнулась:

— Наверное, я кажусь ужасной дурой. Извините.

— Нет, — сказала Джоди.

Наконец Эдит сумела взять себя в руки.

— Может быть, вы зайдете ко мне домой? Я могла бы сварить кофе. Мне так много надо вам рассказать.

Джоди было не по себе.

— Не думаю, что смогу это сделать.

Она взглянула на меня, словно умоляла меня сказать что-то вроде того, что мы куда-то спешим, а потом посмотреть на часы и увести ее.

В глазах Эдит появился страх.

— У вас есть три сестры. Вы знали об этом? Я могу показать их фотографии, — умоляюще произнесла она.

— Не стоит. Я должна возвратиться в Лос-Анджелес, — сказала Джоди.

Эдит покачала головой. Ее лицо исказила гримаса страха.

— Я не хотела говорить об этом, — пробормотала она. — Но каждый день я проклинаю себя за то, что у меня не хватило сил спасти его. — Она закрыла лицо руками. — Я хочу, чтобы вы знали. Я думала о вас и молилась за вас. Да простит меня Господь! У меня не хватило сил спасти вас. Пожалуйста, Джоди, простите меня за это! Я молю о прощении.

Ссутулившись, она отвернулась от нее, ухватилась за ограду и заплакала. Старик на скамейке продрал глаза, потянулся и взглянул на нас.

— Ну и что здесь творится? — спросил он.

Я наклонился к нему:

— Заткнись, или я надеру тебе задницу!

Старик отвязал собаку и поспешил прочь. Я попытался проморгаться. Слишком пыльно. Проклятая пыль повсюду.

— Эдит, — позвала Джоди.

Эдит кивнула.

— Я прощаю вас, Эдит.

Эдит снова кивнула. Ее лихорадило. Джоди посмотрела на меня.

— Вам решать, — сказал я.

Джоди сжала губы, с силой выдохнула и, уставившись на дощатый пол беседки, спросила:

— Эдит, ответьте мне всего на один вопрос. Вы действительно любили моего отца?

Эдит ответила настолько тихо, что мы едва расслышали ее. Может быть, это нам только показалось и мы услышали то, что хотели услышать.

— О боже! Я любила его. Я так сильно любила его!

Джоди подошла к Эдит и обняла ее.

— Может быть, мы все же задержимся здесь, — сказала она.

Они так и остались стоять на жаре. Эдит плакала, а Джоди гладила ее по плечу.

Глава 21

Мы подъехали к дому Эдит Будро, оставили машину на подъездной дорожке и вошли внутрь, чтобы она могла разделить свою жизнь с давно потерянной дочерью.

У нее был симпатичный дом в колониальном стиле, пахнувший сосной. Здесь царила идеальная чистота — так бывает только в тех домах, где дети выросли и уехали. У входа нас встретили высокие напольные часы, за дверью пристроилось пианино. На пианино были с любовью расставлены многочисленные семейные фотографии. Эдит и Джоди вошли первыми, я чуть отстал, но они старались не приближаться друг к другу, пытаясь держаться вежливо и отстраненно.

— У вас очень милый дом, — заметила Джоди.

— Благодарю.

— Вы давно здесь живете?

— О да. Почти пятнадцать лет.

«Вы видите? Вот так».

Я уселся в кресло с подголовником, стоявшее рядом с диваном, а они перемещались по комнате, разглядывая столь милые сердцу Эдит предметы, словно вдруг оказались внутри египетской пирамиды.

«Это мой муж, Джоэль. Вот фотографии нашей свадьбы. Это наши дочери». Фотографии трех взрослых дочерей были расставлены по всей комнате и висели на стенах. Счастливые, памятные дни: окончание школы, свадьбы. «Это Сисси, наша старшая; у нее два мальчика. А это Джоана и Рик, они живут в Новом Орлеане. Барб, наша младшая, еще учится в университете». Джоди следовала за Эдит от фотографии к фотографии, сцепив пальцы за спиной, стараясь ни к чему не прикасаться. Не могу сказать, что она получала удовольствие от происходящего, но я мог и ошибаться.

Через некоторое время Эдит сказала:

— Хотите, я сварю кофе? Это займет не больше минуты. — Она немного нервничала, но старалась нам угодить.

Джоди посмотрела на меня, и я ответил:

— Да, это было бы очень мило с вашей стороны. Спасибо.

Когда Эдит вышла, я, понизив голос, спросил:

— Ну, как вы?

— Мне что-то не по себе, — ответила Джоди, слегка пожав плечами.

— Можете уйти, когда захотите.

— Я здесь. Почему бы мне не узнать побольше, — покачала головой Джоди.

— Конечно.

— Я никогда больше сюда не вернусь, — нахмурилась она.

Я только руками развел.

— Ну и вообще не могу же я быть невежливой, — сердито сказала Джоди.

— Безусловно.

Когда Эдит вернулась с кофе, Джоди рассматривала стоящие на пианино фотографии. Эдит с самого начала постаралась обойти пианино стороной, и сейчас ей совсем не понравилось, что Джоди изучает эти фотографии.

— Это ваши братья и сестры? — спросила Джоди.

Эдит разлила кофе по чашкам и предложила мне маленькую тарелочку с миндальными пирожными. Тысячу лет таких не ел.

— Некоторые из них, — ответила Эдит не глядя.

— Расскажите, кто есть кто, — попросила Джоди.

Эдит слегка нахмурилась и подошла к Джоди.

— Это моя мать, рядом с ней тетя. А вот маленький Джоэль. Мои братья и сестры. Здесь мне шестнадцать лет.

Джоди кивнула и наклонилась поближе.

— А кто из них ваш отец?

Казалось, прежде чем ответить, Эдит пришлось собраться с духом.

— Здесь нет фотографии моего отца.

— Элвис сказал, что вы о нем заботитесь.

— Да, это так.

Джоди внимательно посмотрела на Эдит, а потом перевела взгляд на фотографии.

— А как вы и они могли с этим жить?

Эдит начала было говорить, замолчала, а потом продолжала уже спокойнее:

— В семьях часто бывают свои скелеты в шкафу. Мы ни разу не говорили вслух о том, что произошло. Мой брат Ник был ближе всех ко мне по возрасту. Ему тогда было двенадцать, но он умер. Саре было десять, остальным еще меньше. Мне даже трудно сказать, знают ли они правду.

— Он убил ребенка, и ему это сошло с рук. Вот так просто, — тихонько присвистнула Джоди.

Эдит снова скрестила руки на груди.

— Тогда шерифом был человек по имени Дюпласу. Он пришел в наш дом, и отец ему так прямо и сказал: что случилось и почему. — Она еще крепче обхватила себя руками, словно ей стало холодно. — Я уверена, что мистер Дюпласу посчитал ярость моею отца вполне объяснимой — ведь цветной обесчестил белую девочку.

— Боже мой, — прошептала Джоди.

Эдит вернулась к дивану.

— Да. Прежде такие вещи называли преступлениями в состоянии аффекта. Еще кофе, мистер Коул?

— Да, мэм, не откажусь.

Джоди отвернулась от пианино и осталась стоять в центре гостиной.

— Вы могли бы сделать заявление. Вы и сейчас можете. — Она посмотрела на меня: — Ведь на убийства срок давности не распространяется?

— Верно, — кивнул я.

— Моему отцу восемьдесят шесть лет, — вздохнула Эдит. — Он страдает недержанием мочи, разговаривает сам с собой и не вполне вменяем. Я ухаживаю за ним, чем он не слишком доволен, но больше он никому не нужен. — Она покачала головой. — У меня нет к нему прежней ненависти. Ведь столько лет прошло со смерти Леона.

У Джоди заходили желваки на щеках. Эдит устало пожала плечами.

— Вопрос в том, как мы это воспринимаем. Наверное, все наши неприятности случились именно из-за тех событий.

— Милт, — сказал я.

Эдит посмотрела на меня.

— Господи, да вы, должно быть, очень хороший детектив.

— Кто такой Милт? — поинтересовалась Джоди.

Эдит удивленно посмотрела на нее:

— Он разве не рассказал вам о том, что здесь происходит?

— Что вы мне не рассказали? — нахмурилась Джоди.

— Некоторые из тех, кто вас шантажировал, оказывали давление и на нас.

— О чем речь? — повернулась ко мне Джоди.

— Я рассказал только то, что имело к вам непосредственное отношение. А дела Эдит — это дела Эдит.

— Боже мой, до чего же вы скрытный человек!

— Конфиденциальность — мое второе имя, — ответил я.

Впрочем, Джоди хотела, чтобы ее ввели в курс дела, а Эдит не возражала.

— Рибнэк работал на человека по имени Милт Россье. Как я понимаю, Рибнэк раскопал обстоятельства убийства Леона Уильямса и продал их Россье, чтобы Россье получил власть над мужем Эдит. Рибнэк обманул Россье и у него за спиной начал вас шантажировать. Рибнэк считал себя на редкость ловким, но тут расследованием занялся я, и мое внимание привлек Россье. — Я посмотрел на Эдит: — Вы ведь знаете, что Рибнэк мертв.

Она выглядела смущенной.

— Не-ет. Джоэль мне ничего не говорил.

— Неужели в вашей семье одни секреты? — спросила Джоди.

— После того как мы с Люси Шенье встретились с Эдит, головорезы Россье привезли меня на его ферму, где он занимается разведением лангустов. Россье мог узнать о моем визите к Эдит только от ее мужа. Кроме того, на ферме был Рибнэк. Россье хотел добиться от меня правды и очень разозлился, когда понял, что Рибнэк шантажирует Джоди. О моих истинных намерениях он абсолютно ничего не знал, и подозреваю, что именно по этой причине он и убил Рибнэка.

— Джоэль не станет никого убивать. Я в это не верю, — покачала головой Эдит.

Я не стал спорить. Эдит поставила чашку с кофе и сказала:

— Я говорила Джоэлю, что тридцать шесть лет во лжи — это слишком долгий срок. Я сказала, что не хочу, чтобы он сделал ошибку, а он спросил: «Ты предлагаешь мне арестовать твоего отца?» — Она покачала головой и потерла глаза. — Какой кошмар!

Я посмотрел на Джоди Тейлор.

— Знакомая песня?

— Что?

— Вы тоже не хотели платить шантажисту.

Джоди поджала губы и наклонилась к Эдит:

— Неужели ваш муж не может ничего сделать?

— Хочет, но не знает, как поступить. И это его убивает. — Голос Эдит дрожал, а сама она была как натянутая струна.

— Похоже, это убивает вас обоих, — заметила Джоди.

К дому подъехала машина, и Эдит направилась к двери.

Входная дверь распахнулась, и в дом вошел шериф Джоэль Будро. В одной руке он держал шляпу, в другой — спортивную газету. Вид у него был усталый, как после трудного дня. Увидев нас, Будро остановился и сказал:

— Что здесь происходит?

Он казался абсолютно спокойным и невозмутимым, словно видеть у себя в гостях частного детектива и телезвезду — для него дело обычное.

Хотя, конечно, не совсем. Его глаза беспокойно перебегали с меня на Джоди, а бесстрастное выражение лица скрывало его истинные чувства. Я хорошо знаю копов и этот их якобы ничего не выражающий взгляд.

— Джоэль, эту молодую леди зовут Джоди Тейлор, — сказала Эдит, облизав губы, и добавила: — Она моя дочь.

Джоди встала и протянула руку.

— Здравствуйте, мистер Будро.

— Она снимается на телевидении, Джоэль. Она та самая маленькая девочка, которую я когда-то отдала.

Джоэль Будро равнодушно взял руку Джоди и покачал головой, будто не понимая, что происходит.

— О чем ты говоришь, дорогая. Твоя мать отдала ребенка. — Словно Эдит забыла, когда ходила в магазин.

— Нам больше не нужно притворяться, Джоэль, — Эдит положила руку ему на плечо. — Они знают. Эти люди ее шантажируют, как и нас.

Глаза Джоэля широко раскрылись, он тяжело задышал, глаза забегали. Ты возвращаешься домой со свежим номером «Спортс иллюстрейтед» в руках и вдруг видишь, как вся твоя жизнь летит под откос.

— Никто нас не шантажирует.

— Мы не причиним вам вреда, Джоэль. Все в порядке.

Шериф Джоэль Будро отмахнулся от меня газетой.

— Не знаю, что вы там нарыли, но мы не хотим иметь с этим ничего общего. — Он шагнул ко мне, угрожающе расправив плечи. Полицейские методы. — Вам лучше уйти.

— Прекрати! — дернула его за руку Эдит. — Нам необходимо поговорить. Надо посмотреть правде в глаза и начать что-то делать.

Джоэль был возмущен, но не знал, как себя вести.

— Нам нечего обсуждать, Эдит. Ты меня понимаешь? Нам не о чем говорить с этими людьми. Они должны уйти.

Голос Эдит стал более настойчивым:

— Я хочу знать, что происходит. Хочу знать, не замешан ли ты в убийстве.

Левый глаз Джоэля Будро задергался, он сделал шаг в мою сторону, и я встал. Эдит покраснела и схватила его за руку.

— Я видел вас с Милтом Россье. Мы знаем о Леоне Уильямсе и отце Эдит. Рибнэк шантажировал Джоди, а Россье вымогал деньги у вас, — сказал я.

Будро снова моргнул и покачал головой.

— Нет.

— Он говорит, что Россье убил того рыжего парня, — сказала Эдит. — Так тебе все известно? Ты что, покрываешь Россье?

Будро заморгал еще сильнее и посмотрел на жену.

— Ты же меня знаешь. — Он перевел взгляд на меня и прищурился: — Если бы я знал, кто убил Джимми Рэя Рибнэка, то арестовал бы его. Может быть, это сделали вы. Может быть, мне следует вас допросить.

— Конечно, местным газетам это понравится, — ответил я.

Он снова покачал головой, и его левое веко затрепетало, точно мотылек, залетевший в банку.

— Не знаю, что вам наговорила Эдит, но она явно была не в себе.

Эдит резко повернулась и ударила мужа по щеке. Удар был не слишком сильным, но шлепок получился громким, и удивленный Джоэль даже попятился. Эдит схватила его за плечо и тряхнула.

— Много лет я жила с чувством стыда, но теперь хочу положить этому конец. Хочу это прекратить. Ты меня понял?

Джоэль взял жену за руки и зашептал, глядя ей в глаза:

— Ты хочешь, чтобы я арестовал твоего отца? Ведь события будут развиваться именно так. Ты даже сможешь дать показания на суде.

Эдит заплакала.

— Мы на вашей стороне, — вмешалась Джоди. — Может быть, мы сумеем вам помочь. Может быть, нам следует объединить наши усилия.

— Нам не о чем говорить, — отрезал Джоэль Будро. — Я ничего об этом не знаю. Так что занимайтесь своими проблемами, а я буду заниматься своими.

Эдит заплакала еще сильнее.

— Я больше не хочу лгать. Я хочу с этим покончить.

— Проклятье, Эдди! Здесь не о чем говорить. — Он продолжал упорно отрицать очевидное.

Эдит вырвалась из его рук и убежала во внутреннюю часть дома, захлопнув за собой дверь. Довольно долго все молчали, потом Будро подошел к входной двери и распахнул ее. Он тяжело дышал и целую минуту не мог прийти в себя. Посмотрев на меня, он спросил:

— Вы хотите сделать заявление относительно убийства Джимми Рэя Рибнэка?

— Разрешите нам помочь вам, Джоэль.

Он посмотрел на Джоди:

— Я рад, что Эдди встретилась с вами, но здесь какая-то ошибка. Нам ничего не известно о Милте Россье или об убийстве Леона Уильямса.

— Вы ведете себя как глупец, — заявила Джоди.

Будро кивнул и посмотрел на меня:

— Что вы намерены делать дальше?

— Господи! Будро! — воскликнул я.

Он часто-часто заморгал.

— Я хочу знать.

Мне вдруг показалось, что он вот-вот заплачет. Я глубоко вздохнул.

— Это здесь началось, здесь и закончится. Мы не собираемся вас выдавать.

Шериф Джоэль Будро стоял у распахнутой двери, держась за нее своей ручищей. С улицы до нас долетали шум проезжающих машин и аромат свежескошенной травы. А потом он пересек гостиную и скрылся в глубине дома.

Мы с Джоди вышли на улицу, сели в машину и уехали. День начал клониться к вечеру, небо на востоке заалело. В сгущающемся сумраке появились светлячки.

Джоди сидела рядом со мной, сжавшись в комочек, смотрела в окно и покусывала нижнюю губу. Когда на губе выступила капелька крови, Джоди принялась кусать ноготь. Мы ехали молча.

— Ну так скажите это вслух, — наконец не выдержал я.

— Они хорошие люди. Он думает, что защищает Эдит. Джоэль — упрямый дурак, но своим упрямством делает только хуже.

— Угу.

Она посмотрела на часы, и ее правое колено задергалось. Нервничает.

— Я должна вернуться в Лос-Анджелес, чтобы завершить съемки, но теперь я не могу просто отойти в сторону. Я хочу, чтобы вы остались и выяснили, что здесь происходит. Может быть, вы сумеете им помочь.

В прохладном воздухе появился приятный, но незнакомый аромат.

— Расследуя похожие случаи, я убедился, что есть только один способ избавиться от призраков прошлого: все признать. Но они этого боятся.

— Я хочу, чтобы вы попытались. Вы готовы?

— А вы?

Она только молча на меня посмотрела.

— Кто вы, Джоди? Вы хотите впустить этих людей в вашу жизнь?

Она смотрела на меня, наверное, целую вечность, потом скрестила руки на груди и откинулась на спинку сиденья, так что ее лицо оказалось в тени.

— Я не знаю, чего хочу. Просто помогите им. Хорошо?

— Хорошо.

Глава 22

Мы поехали прямо в аэропорт. Джоди купила последний билет первого класса, когда посадка уже заканчивалась. Они немного задержали самолет — не могли же они улететь, оставив любимицу Америки.

— Звоните мне в любое время, — сказала Джоди. — Съемки займут всего несколько дней, потом я вернусь сюда.

— Конечно.

Она поцеловала меня и поднялась по трапу. Лысеющий бизнесмен смотрел вслед Джоди.

— Как считаете, приятель, она та самая, о ком я подумал?

— А о ком вы подумали?

— О той, с телевидения. Певица.

— Нет, — покачал я головой.

Я шел по терминалу, чувствуя себя очень одиноким и каким-то неприкаянным. А ведь Люси Шенье была где-то совсем близко. Хотя Люси не особо обрадовалась моему появлению. И от этого на душе становилось еще хуже. Я постарался не думать о ней. А стал думать о том, что бы такое сделать, чтобы вернуть ясность мыслей. Быть может, тогда я сумею как-то облегчить положение Эдит Будро. Мне ведь платят именно за это. И тогда я смогу не думать о Люси.

Было двадцать три минуты восьмого, и здание аэропорта уже практически опустело. Впрочем, человек действия всегда способен что-нибудь придумать, а наши возможности ограничены лишь нашим воображением. Хммм. Я могу отправиться на дамбу и начать стрелять в крыс, но это очень шумное развлечение. Да еще потребуется разрешение на отстрел. А его совсем непросто получить. Ладно, можно забраться на главное здание штата, в котором тридцать два этажа, и слететь с крыши на дельтаплане прямо на мост Хью Лонга, но где взять дельтаплан? К тому же прокат уже, наверное, закрыт.

«Элвис Коул, и это твоя жизнь!»

Я поехал в отель, опять снял номер, потом заказал сэндвич с индейкой и направился в свою комнату. Двадцать минут спустя, когда я ел сэндвич, зазвонил телефон. Я снял трубку и произнес:

— Потерянные надежды. Элвис Коул на проводе.

Люси Шенье ответила:

— Если это аллюзия с «Большими надеждами»,[30] то слишком уж примитивная.

— Привет, — сказал я.

Сердце у меня стучало как сумасшедшее, а ладони повлажнели. В жизни мы часто оказываемся вовсе не такими крутыми, как нам представляется.

— Хочу принести извинения за свое поведение, — продолжала Люси. — И получить шанс все объяснить.

— В этом нет необходимости.

— Джоди позвонила из самолета. Она мне все рассказала и попросила оказывать вам всяческое содействие. — Голос Люси звучал как-то напряженно, словно она нервничала.

— Хорошо.

Люси замолчала, мне даже показалось, что нас разъединили. Затем я услышал ее голос:

— Я как раз готовлю ужин. Если хотите, можете ко мне присоединиться, и мы сможем поговорить.

— Это было бы просто замечательно. Спасибо за приглашение.

— Помните, как проехать?

— Конечно.

Снова возникла неловкая пауза, а потом Люси, спохватившись, сказала:

— Тогда мы скоро увидимся.

— Да.

— До свидания.

Я повесил трубку и посмотрел на телефон. Так-так. Я выбросил остатки индейки, быстро принял душ и уговорил бармена продать мне по тройной цене бутылку мерло и бутылку шардоне. До Люси я добрался за четырнадцать минут. Попробуйте-ка в Лос-Анджелесе доехать куда-нибудь за четырнадцать минут! Для этого потребовался бы быстроходный танк.

В районе, где жила Люси, было тихо, а ее освещенные окна так и манили войти в дом. Те же самые мужчина и женщина выгуливали пятнистую собаку. Я поставил машину рядом с «лексусом» Люси и кивнул им.

— Какой чудесный вечер, — обратилась ко мне женщина.

— Да, просто замечательный, — согласился я.

Люси, встретившая меня на пороге, была в джинсах, мягкой красной кофточке, с бирюзовыми сережками в ушах, и я вдруг подумал, что никогда еще не видал столь прелестной женщины. Мое сердце отчаянно забилось.

— Рада, что вы сумели прийти, — сказала Люси.

— Взял на всякий случай и то, и то, — произнес я, протягивая бутылки.

Люси мило улыбнулась и посмотрела на этикетки.

— О, просто замечательно. Благодарю вас.

Она проводила меня на кухню. В гостиной горел лишь один светильник, но кухня была ярко освещена. Люси поставила диск Дженис Иэн, а у меня появилось ощущение нереальности, словно я попал внутрь фотографии из журнала «Лучшие дома и сады». Мне даже захотелось спросить, что здесь настоящее, а что плод моего воображения.

— Пахнет потрясающе.

— Я поставила румаки[31] в духовку, а в качестве основного блюда у нас будет жаркое из утки с вишневым соусом. Надеюсь, получится удачно.

— Здорово!

— Хотите бокал вина?

На стойке стояли бутылка рислинга из Йоханнесбурга и полупустой бокал. Бутылка тоже практически опустела.

— Пожалуйста.

— Почему бы нам не оставить ваше вино на обед, а пока допьем рислинг?

— Звучит неплохо. — Мы оба старались вести себя максимально осторожно.

Я открыл мерло, чтобы оно успело подышать, Люси принесла еще один бокал и налила мне рислинга.

— Могу я чем-нибудь помочь? — спросил я.

— Все готово, кроме вишневого соуса. Садитесь возле стойки и расскажите мне последние новости о Джоди, пока я заканчиваю.

Люси открыла банку вишен без косточек, выложила их в кастрюлю, добавила лимонный сок, портвейн, большое количество сахара и поставила кастрюлю на медленный огонь. Я рассказал о том, как возил Джоди в Юнис и Вилль-Платт, как Джоди познакомилась с Эдит Будро и что произошло потом. Люси периодически кивала, а когда я описал, как Джоди ворвалась в магазин с покупателями, Люси нахмурилась, но в остальное время молча потягивала вино и присматривала за вишневым соусом. Похоже, нервничала. Наконец она допила свой бокал и снова наполнила — мне же досталось совсем немного. Интересно, как долго Люси оставалась один на один с рислингом.

— Кажется, румаки горят, — заметил я.

— Проклятье! — пробормотала Люси и вытащила румаки из духовки. Кусочки чилима[32] были завернуты в бекон, который Люси заколола зубочистками. Зубочистки почернели и дымились, румаки были слегка передержаны, но в целом получилось неплохо. Она поставила их на плиту.

— Мне нравятся именно такие, — сказал я.

Она неуверенно улыбнулась и вновь глотнула вина.

— Вы в порядке? — забеспокоился я.

Она поставила бокал и посмотрела на меня. Похоже, она действительно слегка перебрала.

— Вы мне действительно нравитесь, — сказала она.

Что-то сжалось у меня в животе.

— И вы мне, — ответил я.

Она кивнула и посмотрела на румаки. Затем начала снимать их с противня и раскладывать на блюде. Я попытался дышать ровно.

— Люси?

Она закончила возиться с румаки и поставила небольшое блюдо на стойку между нами.

— А можно, я попрошу вас попробовать одну штучку и сказать, что получилось замечательно?

Я съел.

— Замечательно.

Однако Люси не выглядела довольной.

— Очень вкусно. Правда.

Люси выпила еще вина. Я дышал так часто, что мне вдруг показалось: еще чуть-чуть — и моя голова наполнится кровью и взорвется. Я положил руку на стойку, и она накрыла мою руку своей ладонью.

— Все будет хорошо, — сказал я.

Она убрала руку, прошла через всю кухню, потом вернулась обратно, положила обе руки на стойку и сказала:

— Я напилась.

— Большой секрет.

— Не нужно надо мной смеяться, — нахмурилась она.

— Если я срочно не начну над чем-нибудь смеяться, то меня хватит удар.

— Когда вы уехали в Лос-Анджелес, я поняла, как сильно вы мне понравились, — начала Люси. — Но мне не нужен мужчина, который живет на расстоянии двух тысяч миль от меня. И я была возмущена вашим отъездом. А потом меня охватила ярость, когда вы вернулись. Зачем вы вернулись?

Кровь бросилась мне в голову, в ушах шумело.

— У меня есть одно правило, — продолжала она. — Я никогда не завожу служебных романов. Чтобы не чувствовать себя полной идиоткой.

Мне удалось совладать с дыханием, но с ушами возникли проблемы. Я посмотрел на обеденный стол. Свечи. Элегантные приборы для двоих.

— А где Бен? — спросил я.

— Я отправила его на ночь к подруге.

Я удивленно уставился на нее, но она выдержала мой взгляд.

— Тоже мне детектив. Вам что, карту нарисовать?

Я посмотрел на стол, на вино, потом перевел взгляд на румаки. Мне пришлось обойти стойку — и я оказался на кухне.

— Помогите мне найти кофе. — И я начал открывать ящики.

— Я только что предложила себя, а вы хотите кофе? — отмахнулась Люси.

Я нашел банку «Фолджерс маунтин краун» и занялся поиском чашек.

— Выпьем кофе, потом поедим. — Наконец мне удалось найти чашки, и я попытался отыскать ложечки, чтобы приготовить чертов кофе. — Мне не нравится, что для того, чтобы лечь со мной в постель, вам нужно напиться! — Я прекратил возиться с ящиками и повернулся к Люси: — Неужели так трудно понять?

Люси открыла рот, но ничего не сказала. Потом немного подумала и недоуменно покачала головой:

— Это что, демонстрация мужского шовинизма или типа того?

— Конечно. Мужчины всегда так делают. — Я уже почти кричал.

Люси сразу успокоилась.

— Не кричите, пожалуйста, — попросила она.

Я почувствовал себя так, как тогда, когда обманул библиотекаря в Вилль-Платте.

Она подошла ко мне и обхватила мою голову ладонями.

— Наверное, кофе — это хорошая мысль. Спасибо.

Я кивнул.

— Вы невероятно красивы.

Она закрыла глаза и положила голову мне на грудь.

Мы выпили кофе, а потом принялись за утку. Мы сидели в затемненной гостиной, слушали Дженис Иэн и держались за руки. Без четверти десять Люси позвонила подруге, чтобы узнать, как там Бен, и пожелать ему спокойной ночи. Повесив трубку, она вернулась в гостиную и сказала:

— Посмотри сюда.

Люси встала, поставила ноги вместе, вытянула вперед руки, закрыла глаза и коснулась кончика носа указательным пальцем правой руки. Странно, но ей это удалось. Тогда она открыла глаза и, хихикнув, спросила:

— Я прошла тест, офицер?

Я поднял ее на руки и отнес в спальню.

— Задай тот же вопрос утром, — ответил я.

— Боюсь, до утра ты не продержишься.

Глава 23

На следующее утро я проснулся расслабленным и в ладу с самим собой. Мне было тепло, рядом посапывала Люси, совсем маленькая на своей роскошной кровати под светло-серой простыней и стеганым одеялом. Ее дыхание было ровным, а когда я забрался под простыню и поцеловал ее в спину, она довольно замурлыкала.

Я коснулся языком ее кожи, и она сказала:

— Сплю.

Кожа ее спины была солоноватой от высохшего пота. Постель и комната пропахли нашими телами и ароматами любви, к которым примешивались сладкие запахи шампуня и мыла. Я немного понежился в постели, наслаждаясь воспоминаниями и теплом Люси, потом почувствовал пьянящий аромат растущего вокруг дома жасмина. Кровать в просторной спальне Люси стояла как раз напротив французского окна, выходящего на задний дворик. Портьеры не были задернуты, и мне были прекрасно видны и сам дворик, и жаровня, на которой мы готовили гамбургеры. Несколько кардиналов и полдюжины ласточек теснились вокруг кормушки, чирикали и клевали зернышки. В Лос-Анджелесе кардиналы тоже водятся, но их не часто увидишь. Двор заливал яркий солнечный свет, издалека доносился рев работающей газонокосилки. Похоже, в Луизиане газонокосилки работают непрерывно. Может быть, земля здесь такая плодородная, что тем, кто на ней живет, постоянно приходится следить за ее плодами, иначе для них просто не останется места. У меня даже промелькнула мысль, что здесь и с любовью может происходить нечто похожее.

Я вылез из постели, постаравшись не разбудить Люси, взял свои вещи и направился в ванную комнату. Почистив зубы пальцем, я перешел на кухню. Ночью мы сожгли никак не меньше двадцати тысяч калорий, так что у меня был небольшой выбор: приготовить завтрак или наброситься на Люси — но тогда меня арестовали бы за каннибализм.

Я вымыл оставшуюся после ужина посуду, порылся на полках и в холодильнике и отыскал «Бисквик»,[33] замороженную голубику и обезжиренный творог. Рядом с посудомоечной машиной стоял высокий шкафчик, где я обнаружил специальную сковороду для блинов, но предпочел другую, с длинной ручкой. Старые привычки. Я высыпал чашку голубики в небольшую миску и залил ягоды водой, затем взял миску побольше и сделал жидкое тесто из «Бисквика», творога и обезжиренного молока. Налив на сковороду масло, я поставил ее на средний огонь. Пока сковорода разогревалась, я сбегал в сад, срезал палевую розу и вернулся обратно. Вылил воду из миски с голубикой и смешал ягоды с тестом, и в этот момент раздался жалобный крик Люси:

— Кто-нибудь, помогите! Ко мне в дом забрался чужой мужчина!

Она стояла с противоположной стороны от кухонной стойки, завернувшись в простыню. Я сказал ей в своей любимой манере Граучо:

— Не бойся, малышка. Это вовсе не бензопила. Я просто рад тебя видеть.

— Хо-хо. Пусть сон продолжается.

Я протянул руку, и она переплела свои теплые пальцы с моими. Мне понравилось.

— Доброе утро, — сказал я, улыбнувшись.

— Доброе утро, — улыбнулась она в ответ и, выразительно оглядевшись по сторонам, покачала головой: — Ты навел здесь порядок. И готовишь завтрак.

— Наше агентство предоставляет полный набор услуг, мэм, — небрежно бросил я, снова занявшись тестом.

Люси уронила простыню, обошла стойку и прижалась ко мне.

— Повтори еще раз, ковбой. — Она взглянула из-под моей руки на тесто. — Оладьи. Вкусно. Я могу помочь?

— У тебя есть лопаточка?

Она быстро ее отыскала, за что получила поцелуй.

— Ты собираешься сегодня на работу?

Она снова прижалась ко мне.

— Может быть, после ланча. Я едва живая. Ты просто животное.

Я прибавил огонь под сковородой и вылил на нее четыре одинаковые порции теста, позаботившись о том, чтобы на каждой оладье было одинаковое количество ягод. Потом я подождал, пока тесто подсохнет, чтобы оладьи получились толстыми и пушистыми.

— Женщина твоего возраста нуждается в регулярных тренировках, дабы не потерять форму.

— Самец. — Она ткнула большим пальцем мне в бок, потом снова обняла.

— Хммм. Похоже, сегодня можно съесть не только оладьи.

Я уменьшил огонь. Когда оладьи получаются такими толстыми, нужно не переусердствовать с огнем: сначала прибавить, чтобы оладьи не расползлись, а потом убавить, чтобы не подгорели.

— Мужчина моего возраста нуждается в усиленном питании, чтобы иметь возможность хотя бы делать вид, что может угнаться за женщиной твоих лет.

— Наверное, ты прав. Женское превосходство.

— Расскажи мне о нем. — Я положил лопаточку, коснулся кончика ее носа, а потом губ. — Ты невероятно красива.

— Угу, — кивнула она.

Я провел пальцем по ее груди и плоскому животу.

— Безупречна во всех отношениях.

Она довольно замурлыкала.

— И очень неплохая любовница. — Я снова повернулся к сковороде.

— Вчера ты говорил совсем другие слова, большой парень. — Она прижалась грудью к моей спине, потом отступила на шаг и дотронулась до моей поясницы.

— А это что такое?

— Во Вьетнаме в меня попал осколок.

Я чувствовал, как ее пальцы скользят по моей коже от одного шрама к другому.

— Как это произошло?

— Я пытался укрыться не в самом подходящем месте и не в самое подходящее время.

Люси наклонилась и поцеловала несколько отметин, потом прикоснулась к длинному шраму, идущему вдоль левой трапециевидной мышцы.

— А что произошло здесь?

— Пуля бандита по имени Чарли Де Лука.[34]

Она провела пальцем по шраму. Он имел вид маленького кратера в форме наконечника стрелы.

— В тебя часто стреляли?

— Только один раз.

Она обошла меня и заглянула мне в глаза.

— Сделай одолжение, постарайся, чтобы в тебя больше не стреляли. Договорились? — нахмурившись, сказала она.

— О, черт! Что, совсем нельзя?

— Угу, — медленно покачала она головой.

Когда оладьи были готовы, мы добавили к ним нарезанные бананы и кленовый сироп, а потом уселись за стойкой, касаясь друг друга коленями.

— Просто замечательно.

— Семейный рецепт. Идеален для восстановления энергии и либидо, — отозвался я.

— О, звучит многообещающе.

Я молча с ней согласился.

— Значит, ты собираешься помочь Будро? — спросила Люси.

— Не знаю. Джоэль отказывается сотрудничать, а мне необходимо понять, чем занимается Милт и как заставить его отступить. Вероятно, потребуется помощь, и я собираюсь вызвать своего партнера.

— У тебя есть партнер?

— Бывший коп по имени Джо Пайк. Он совладелец агентства.

Она съела кусочек оладьи с бананом.

— У тебя есть какие-нибудь версии?

— Сэнди.

— Имя в бумагах Джимми Рэя?

Я неопределенно кивнул и снова принялся за еду. Оладьи кончались, и я подумал, что еще парочка мне не помешала бы.

— Я нашел два сообщения на автоответчике Джимми Рэя от женщины, намекавшей на романтические отношения. Если ее зовут Сэнди, он мог ей что-то рассказать.

— А она расскажет тебе.

— Вполне возможно. — Я прикончил последнюю оладью и посмотрел на остатки теста.

Хватит еще на одну, а то и на две.

Люси разделила свою последнюю оладью на две части и, словно прочитав мои мысли, отдала мне ту, что побольше.

— Мне не доесть, — улыбнулась она.

— Спасибо, — ответил я, отправив кусок в рот.

Люси закончила есть и положила вилку на тарелку.

— Как ты ее найдешь?

— Не думаю, что это будет сложно. Если они были в близких отношениях, то часто разговаривали друг с другом. Мне нужно просмотреть его телефонные счета и проверить местные номера, которые повторялись чаще всего. Потом останется сделать несколько звонков в надежде на то, что на один из них мне ответит Сэнди.

Люси наклонилась вперед и улыбнулась:

— Тебя послушать, так все легко и просто.

— Работа частного детектива имеет мало общего с высшей математикой, Люсиль. — Я доел последний кусочек оладьи и поднес салфетку к губам. — Кроме того, это просто только в том случае, если звонки Джимми Рэя к Сэнди были междугородними. Если же она жила на соседней улице, в счетах их не будет, и нам конец.

Люси широко улыбнулась, а потом на ее лице появилась лукавая усмешка.

— Но я в любом случае не собираюсь работать втемную.

Она соскользнула со стула и вскоре вернулась со своим портфелем, и мы принялись вместе изучать бумаги, которые я забрал у Джимми Рэя Рибнэка. Это не заняло много времени. В нашем распоряжении имелись четыре телефонных счета за последние пять месяцев, а также два еще более ранних счета. Мы начали именно с них и обнаружили четырнадцать звонков по одному и тому же номеру в Батон-Руже. Он сделал их одновременно со звонками Джоди и Сиду. В следующем месяце таких звонков было двенадцать, а в двух последних мы насчитали шесть и два соответственно.

— Думаешь, это она? — спросила Люси.

Я воспользовался телефоном, который стоял на кухне, и набрал указанный в счетах номер. После четырех гудков я услышал женский голос: «Привет! Сейчас я не могу подойти к телефону, пожалуйста, оставьте свое сообщение, и я вам позвоню! Обязательно!»

Голос был веселым и приветливым, и я сразу его узнал — именно его я слышал на автоответчике Джимми Рэя Рибнэка. Я повесил трубку и сказал:

— Вот так!

— Ну ты даешь! — отозвалась Люси.

Я постарался напустить на себя скромность.

— Парень неплохо соображает.

Люси записала номер.

— В офисе я смогу выяснить имя и адрес. Это поможет тебе, о великий провидец. Или ты способен все узнать, слушая гудки ее телефона?

— Маленьким людям полезно чувствовать себя нужными. Пожалуй, тебе стоит решить эту небольшую проблемку.

Она положила листок с номером в портфель, к остальным бумагам, и наклонилась ко мне:

— Оладьи были изумительными, Элвис. Спасибо тебе.

— Дорогая, то ли еще будет! Это только начало.

Она соскользнула со стула и похлопала меня по плечу:

— Возможно, я кое-что увижу вечером. В час у меня назначена важная встреча, а от меня пахнет. Мне срочно нужно принять душ.

После того как Люси скрылась в задней части дома, я поставил посуду в раковину и позвонил Джо Пайку. Он взял трубку после второго гудка и отрывисто бросил:

— Это ты.

«Да, Пайк — это что-то».

— Как ты догадался, что это я?

Он не ответил.

Я рассказал ему сокращенную версию истории Эдит и Джоэля Будро, а также о Милте Россье и Сэнди. Затем поделился своими планами. Когда я закончил, Пайк сказал:

— Могу прилететь сегодня вечером или завтра утром.

— Завтра подойдет. А сегодня у меня другие планы.

— Ага, — отозвался Пайк.

— Позвони в офис Люси Шенье и сообщи время прилета. Я тебя встречу.

Джо повесил трубку, не сказав больше ни слова.

«Ничего себе партнер!»

Оставив тарелки в раковине, я вернулся в спальню Люси и вошел в ее ванную. Горячая вода затуманила зеркало. Я сбросил нижнее белье, вошел под душ и провел ладонями по ее спине, бокам и животу. Ее тело было гладким и блестящим, на светлых волосах пенились пузырьки.

— Похоже, семейный рецепт работает неплохо. — Она повернулась и прижалась ко мне. — Постараемся не забыть о моей встрече в час. У меня совсем мало времени.

— Расторопность, — заявил я. — Расторопность — это ключ к счастью. — Я запустил пальцы в ее волосы.

— Может быть, я могу быть изнасилована и вымыта одновременно? Как думаешь?

Я намылил ей шею и плечи.

— Что ж, я попытаюсь.

Она улыбнулась и опустилась на колени.

— Ты уж попытайся. Только не очень долго.

Глава 24

На следующее утро в одиннадцать сорок мы с Люси приехали в аэропорт Батон-Ружа, где и стали поджидать Джо Пайка. Мы провели вместе двадцать восемь минут и сумели остаться в одежде. Я гордился собой. Какой самоконтроль! Конечно, приходилось бороться с судорогами, но я все равно остался собой доволен.

Когда самолет Пайка приземлился, Люси спросила:

— А как я его узнаю?

— В нем шесть футов и один дюйм роста, весит Пайк сто девяносто фунтов. У него короткие каштановые волосы, на дельтовидных мышцах татуировка в виде больших красных стрел. Он будет в джинсах, серой фуфайке без рукавов и темных очках.

— Откуда ты знаешь, как он будет одет?

— Он так одевается.

— Всегда?

— Если холодно, он надевает форменную куртку морских пехотинцев.

— А что он носит в торжественных случаях? — улыбнулась она.

— Он склонен к постоянству. Джо Пайк — самый последовательный человек из всех, кого я знаю.

— Хммм.

— Если он говорит, то говорит прямо. Вообще он мало говорит. Так уж он устроен.

— Такое впечатление, что ты меня предупреждаешь.

— Готовлю. Это более подходящее слово.

Джо Пайк материализовался в группе с другими пассажирами: только что его не было, а потом он раз — и появился, словно при проявке одну фотографию наложили на другую. Он подошел к нам, и мы обменялись рукопожатием. Я сказал:

— Люси Шенье, это Джо Пайк. Джо, Люси.

Люси протянула руку с приветливой улыбкой:

— Рада с вами познакомиться, мистер Пайк.

Пайк повернулся к Люси и полностью сосредоточил на ней свое внимание. Он всегда так себя ведет. Ты либо существуешь для него, либо нет. И если ты существуешь, он полностью отдается общению.

— Джо, — сказал он, взял ее руку, чуть-чуть подержал, а потом поцеловал.

Сама любезность.

— Благодарю вас, — просияла Люси.

— Вы отличная пара.

Это ей тоже понравилось.

— Неужели так заметно?

Джо кивнул.

— Уже можешь отпустить ее руку, Джо, — вмешался я.

Голова Джо повернулась в мою сторону, глаза, как всегда, были скрыты за темными стеклами. Уголок рта дернулся, и он отпустил руку Люси. Джо никогда не улыбается, но если уголок его рта чуть подрагивает, это означает, что он находит ваши слова забавными. Он опять посмотрел на Люси, потом перевел взгляд на меня. И его губы снова дрогнули. Для Джо это самый настоящий приступ смеха. Просто истерическое состояние.

— У меня сумка, — сказал он.

Мы получили из багажа брезентовый мешок защитного цвета, затем сели в машину и поехали в офис Люси. Пайк сел сзади, Люси устроилась на переднем сиденье. Она сидела боком, чтобы видеть Пайка.

— Джо, вы бывали раньше в Луизиане?

— Угу, — отозвался Пайк.

— И когда это было?

— Довольно давно.

— Вам здесь понравилось?

Пайк не ответил. Она повернулась еще больше, чтобы рассмотреть его получше.

— Джо?

Пайк смотрел в окно, и окружающий ландшафт отражался в стеклах его солнцезащитных очков. Пайк оставался абсолютно невозмутимым.

Люси посмотрела на меня, и я похлопал ее по коленке.

«Теперь понимаете?»

Пока мы ехали, я ввел Джо в курс дела, рассказав о Милте Россье и Джоди Тейлор, а также о том, чего хочет от нас Джоди, что мне удалось узнать о Леоне Уильямсе и как Россье использовал эту информацию против супругов Будро. А потом пришла очередь Джимми Рэя Рибнэка и Сэнди.

— Люси по своим каналам навела справки о Сэнди в департаменте автомобильного транспорта, и мы теперь знаем ее полное имя и адрес.

— Фамилия Сэнди — Бержерон, — сказала Люси. — Ей двадцать восемь лет, она не замужем, работает в системе социального страхования, в Капитолии.[35]

— Парень вроде Джимми Рэя вряд ли сумел достать официальные документы без посторонней помощи. Весьма вероятно, что ему помогла Сэнди.

— Хмм, — сказал Пайк. Первый звук, который он издал за последние пятнадцать минут. — А как насчет Россье?

Люси вытащила из портфеля большой конверт из плотной бумаги и протянула Пайку.

— Мой друг из офиса окружного прокурора дал мне распечатку досье Милта Россье. В шестидесятых и семидесятых Россье контролировал проституцию и занимался рэкетом, пока в семьдесят третьем не попал в тюрьму за продажу амфетаминов местным байкерам. Он провел двадцать четыре месяца в Анголе, потом занялся разведением рыбы. Его рыбная ферма вполне легитимна, но он использует ее для отмывания денег. Россье привлекался как заказчик двух убийств на почве наркотиков, а еще подозревался в причастности к шести другим убийствам.

Пока Люси говорила, Пайк просматривал документы.

— Так почему же этот тип все еще на свободе? — спросил он.

— Дело пришлось прекратить после исчезновения одного из главных свидетелей. Они не считают, что Россье сам нажал на курок, но уверены, что заказчик именно он. Полиция полагает, что стрелял Лерой Бенетт или Рене Лаборд.

Пайк протянул ей документы, но Люси покачала головой:

— Если хотите, можете оставить их у себя. Только осторожнее. У моего друга будут неприятности, если станет известно, что он сделал для меня копию.

— Он? — спросил я.

Пайк постучал меня по плечу. Привлекал мое внимание.

— Ты думаешь, что Россье втянул Будро в противоправную деятельность?

— Нет, я так не считаю. Мне кажется, он просто смотрит в другую сторону, чтобы не мешать Россье проворачивать свои делишки.

— Но мы не знаем какие, — заметил Пайк.

— Пока нет, — покачал я головой, — но, надеюсь, Сэнди Бержерон нам что-нибудь расскажет.

Пайк отвернулся к окну.

— Дурацкое занятие — помогать тем, кто этого не хочет, — заметил он.

Люси вызывающе посмотрела на Пайка:

— Миссис Будро хочет, чтобы ей помогли. Она хочет, чтобы прошлое больше ее не мучило. Джоди Тейлор наняла нас, чтобы мы это сделали.

— Нас, — с нажимом повторил Пайк.

— У вас что, имеются какие-то сомнения?

Уголок рта Пайка дрогнул.

— Вовсе нет, — ответил он, сжав ее плечо. — Спасибо за помощь.

— А в каких ты отношениях с тем парнем из офиса окружного прокурора? — нахмурился я.

— Я люблю человека с сумасшедшим выбросом гормонов в кровь, — тяжело вздохнула Люси.

Мы высадили Люси возле ее офиса. Она собрала свои вещи и протянула руку Джо Пайку:

— Была рада с вами познакомиться, Джо. Вы интересный человек.

— Да, — согласился Пайк.

Люси поцеловала меня, вышла из машины и зашагала в сторону своего офиса. Я повернулся назад и посмотрел на Джо:

— Она говорит, что ты интересный, а ты отвечаешь «да»?

Пайк пересел на переднее сиденье.

— А ты хотел, чтобы я солгал?

Мы подъехали к капитолию и припарковались в тени огромного дуба, растущего на берегу озера. Капитолий штата Луизиана, построенный в стиле ар-деко, насчитывал тридцать четыре этажа. Здание, возвышавшееся над рекой Миссисипи, было совсем как Эмпайр-стейт-билдинг в миниатюре. Это самый большой капитолий в стране, именно такое место гражданин Кейн[36] назвал бы домом. Именно здесь убили Хью Лонга.[37]

Группа туристов пенсионного возраста из Висконсина как раз входила в вестибюль. Мы последовали за ними, проскользнув мимо двух охранников, которые со смехом обсуждали успехи футбольной команды Нового Орлеана, и на лифте поднялись на шестой этаж. Именно здесь находился отдел социального обеспечения. Конечно, мы могли бы позвонить заранее Сэнди Бержерон и условиться с ней о встрече. Возможно, она даже согласилась бы поговорить с нами, но уверенности у меня не было. Иногда сюрприз действует на людей лучше.

Мы вошли в дверь с табличкой «Социальное обеспечение» и подошли к чернокожей женщине, сидевшей за высокой стойкой. Похоже, проскочить мимо нее, чтобы пройти в отдел, было задачей не из легких.

— Я хотел бы увидеть Сэнди Бержерон, — заявил я.

Люси удалось выяснить, что должность Сэнди называется «инструктор но составлению заявлений» и что она работает в этом офисе.

— Она вас ждет? — поинтересовалась женщина.

Я одарил ее одной из своих лучших улыбок.

— Мы хотели сделать ей сюрприз. Скажите, что это Джимми Рэй Рибнэк.

Сэнди либо знает о его смерти, либо нет. Если знает, то тогда может вызвать охрану. Если нет, то встретится с нами.

Женщина сняла телефонную трубку и набрала номер.

— Мы подождем за дверью, — сказал я.

Женщина, прикрыв трубку ладонью, ответила, что не возражает, и мы с Пайком вышли в коридор.

Не прошло и тридцати секунд, как из-за двери выпорхнула молодая женщина. У нее были светлые взбитые волосы, тонкие плечи и кольца на среднем и безымянном пальцах правой руки, как у женщины на фотографии в офисе Рибнэка. Значит, это Сэнди Бержерон позволила Джимми Рэю сфотографировать себя без одежды. Она явно переусердствовала с косметикой, а ее ногти были цвета жвачки «Базука».

Она недоуменно посмотрела на нас с Пайком и даже заглянула нам за спину — явно искала Джимми Рэя. Потом нахмурилась и собралась было уйти.

— Мисс Бержерон? — спросил я.

Она остановилась, и на лице у нее появилось удивленное выражение.

— Вы пришли с Джимми Рэем? — Значит, она не знала, что он мертв.

— У нас плохие новости, мисс Бержерон. Где мы могли бы поговорить?

Сэнди снова оглядела нас с Пайком, и я увидел, что она встревожилась.

— Вы из полиции?

— Нет, мэм, — ответил я.

— Где Джимми? Мне сказали, что он пришел.

— Он не сумел прийти. Где мы можем поговорить?

Я видел, как мир вокруг Сэнди замедляет свой бег. Потолок опускается все ниже, дальний конец коридора стремительно приближается, а пульс постепенно заглушает все остальные звуки. Она покачнулась, словно тростинка на ветру, тряхнула головой и повернулась, собираясь вернуться в офис. Я взял ее за руку и негромко сказал:

— Джимми мертв. Его заказал Милт Россье.

Сэнди попыталась уйти, но я продолжал ее удерживать, и она перестала вырываться. Из ее глаз потекли слезы, она отчаянно заморгала, но наконец сумела взять себя в руки. Люди проходили мимо нас по коридору, входили в кабинеты, направлялись к лифтам. Я выпустил ее руку и отступил на шаг.

— Мы не из полиции и не от Милта Россье. Мы не сделаем вам ничего плохого.

Она молча кивнула.

— Я частный детектив, и мне нужен Милт, а не вы. Мне необходимо его достать. Вы меня понимаете?

Она снова кивнула. Старалась выровнять дыхание.

— Он убил Джимми Рэя?

— Да. И у меня есть все основания так полагать.

— Это ведь как-то связано с документами?

— Нам не следует разговаривать в коридоре.

Она отвела нас в кафе для сотрудников, где пахло гамбургерами и лимской фасолью. Мы сидели за столом с видом на город и пили кофе, а Сэнди Бержерон рассказывала нам, как десять месяцев назад она встретилась с Джимми Рэем. Он пришел в ее офис с просьбой скопировать для него документы, связанные с удочерением Джоди Тейлор. Так все и было: он просто вошел и попросил сделать для него копию. Естественно, ему отказали, но Джимми Рэй подстерег Сэнди в коридоре возле автомата с кока-колой, где возмущенно заявил, что эта сучка начальница, так он назвал миссис Вашингтон, просто хотела получить на лапу. Потом Джимми попросил у Сэнди разменять доллар. А еще через несколько дней он, к удивлению Сэнди, позвонил в ее офис и заявил, что хочет поговорить с «хорошенькой блондиночкой». Они соединили его с двумя другими женщинами, прежде чем догадались позвать Сэнди Бержерон, которую только с большой натяжкой можно было назвать хорошенькой. О чем она прекрасно знала и из-за чего страдала.

Три недели спустя, когда они лежали в постели, он спросил: «Неужели с этими проклятыми документами столько проблем? Они что, держат их в сейфе?»

И еще через две недели, когда они снова лежали в постели, он спросил, видела ли она когда-нибудь такие документы, а если нет, как она может знать, что они вообще существуют.

А когда прошла еще неделя — и они опять лежали в постели, — он спросил, не может ли она посмотреть документы, в которых говорится об удочерении Джоди Тейлор, и если да, не сможет ли сообщить ему имя ее настоящей матери?

Она сказала, что Джимми не просил ее украсть документы, но она так нервничала, что ей показалось проще скопировать все бумаги, чем просто стоять и читать. И она их скопировала.

— Вы знали, что Джимми Рэй работает на Милта Россье? — спросил я.

— Нет, тогда он на него не работал. Джимми просто искал материал, чтобы продать в «Нэшнл энкуайрер» или в один из других журналов. Но потом он узнал про Леона Уильямса и про шерифа. Тогда-то Джимми Рэй и обратился к Милту Россье.

— Вы знали, что он занимается шантажом?

Сэнди смутилась.

— Джимми Рэй сказал, что мистер Россье заплатит ему аванс. И что ему больше не придется работать механиком. Джимми хотел сделать карьеру.

— Но теперь-то ему не нужно об этом беспокоиться, — бросил Пайк.

Сэнди Бержерон посмотрела на него, а потом принялась пить кофе.

— Джимми Рэй рассказывал вам, почему Милт шантажирует шерифа?

Она покачала головой.

— А он говорил что-нибудь о бизнесе Россье?

— Мне очень жаль.

— Постарайтесь вспомнить.

Сэнди поставила чашку с кофе и принялась постукивать по столу. У нее были очень длинные ногти — наверное, накладные.

— Джимми было известно далеко не все, чем занимался старик, и Джимми Рэй тратил много времени, чтобы это выяснить, — наконец произнесла девушка. — Он сам мне рассказывал. Он говорил, что мистер Россье очень осторожен — и его никогда не поймают. Он сказал, что многому научился у старика.

— Чему, например?

Я видел, как она напряженно вспоминает.

— Он сказал, что старик никогда ни в чем не участвует сам. За него это делает другой парень.

— Лерой Бенетт.

— Джимми Рэй называл его марионеткой. Он сказал: если возникнут проблемы, за все будет отвечать марионетка.

— Что-то еще?

Она пожевала губу, мучительно стараясь вспомнить.

— Он рассказал мне об одном месте. Это бар под названием «Дом у реки».

— Угу.

— Мистер Россье является его владельцем. Джимми Рэй сказал, что старик купил его для того, чтобы не проворачивать незаконные дела у себя дома. Джимми считал, что это очень умно с его стороны. Он говорил, что марионетка старика отправляется в «Дом у реки», где решает все проблемы. Таким образом, мистеру Россье ничто не грозит. Понимаете?

Я посмотрел на Пайка, и он кивнул.

— Если мы хотим отыскать улики, нам необходимо туда наведаться, — сказал Пайк.

Сэнди Бержерон обхватила себя руками.

— У меня будут неприятности? — спросила она.

Я посмотрел на нее.

— Весьма возможно, но не из-за нас. Копы будут расследовать убийство Джимми Рэя и могут выйти на вас, как это сделали мы, но в любом случае они узнают о вашем существовании не от нас.

Она кивнула, уставившись на свою чашку.

— Я знаю, что поступила неправильно. И сожалею об этом.

— Конечно.

— Наверное, мне лучше поехать домой. Я что-то плохо себя чувствую.

Мы вместе дошли до лифтов. Она нажала кнопку «Вверх». Мы нажали кнопку «Вниз». Первым пришел лифт, направлявшийся вверх, однако Сэнди не стала в него входить.

— Я знаю, о чем вы думаете, но это не так. Джимми Рэй не использовал меня. Он меня любил. Мы собирались пожениться. — Она стояла, расправив плечи, словно ждала, что я стану с ней спорить.

— Сэнди, — начал я.

Она посмотрела на меня, но ничего не сказала.

— Я познакомился с Джимми Рэем незадолго до его смерти. Он говорил только о вас. Он действительно хотел на вас жениться. Он мне говорил.

Она дважды моргнула, и ее глаза наполнились слезами. Сэнди шагнула в лифт, двери закрылись, и она уехала.

Мы немного постояли молча, а потом Пайк спросил:

— Это правда?

Прибыл лифт, идущий вниз. Мы сели, но я так и не ответил на его вопрос.

Глава 25

Мы вернулись в отель и выписались оттуда. Затем я позвонил в офис Люси и сказал, что мы уезжаем в Вилль-Платт.

— А что ты собираешься там делать? — поинтересовалась она.

— Сидеть возле «Дома у реки» и следить за его обитателями. Это может занять некоторое время.

Она чуть помолчала.

— Да, наверное.

— Я буду по тебе скучать.

— И я тоже, Самец. Ты уж постарайся, чтобы тебя не подстрелили.

Около двух мы с Пайком заняли тот же номер, в котором я останавливался во время своего предыдущего визита в Вилль-Платт, и разложили свои вещи. Я переоделся в непромокаемые сапоги и черную футболку. Пайк остался в той же одежде, но вытащил из своей сумки «питон» и засунул под футболку. Я положил «дэн-вессон» в кобуру, прихватил запасную обойму и накрыл все это хозяйство футболкой. Моя футболка гораздо хуже скрывала «дэн-вессон», чем фуфайка Пайка «питон». Прохожие вполне могли подумать, что у меня там калоприемник.

Мы купили в уличном киоске пару булочек с ломтиками мяса и сыра, зашли в маленький магазинчик, прихватили там ящик со льдом, диетическую колу и продуктов для сэндвичей, чтобы продержаться несколько дней. Пайк выбрал сыр и ореховое масло, а я консервированные курятину и ветчину. Увидев, что я покупаю ветчину, Пайк только головой покачал. Он был ярым противником консервированной ветчины еще до того, как стал вегетарианцем. Продавщица решила, что мы отправляемся на рыбалку, и мы не стали ее разубеждать. Она сказала, что краппи сейчас отлично клюет и что ее муж прошлой ночью поймал две дюжины на озере возле Шатеньер. Мы поблагодарили продавщицу и сказали, что обязательно туда съездим. Когда мы вышли, Пайк спросил:

— А что такое краппи?

— Думаю, что-то вроде американского лаврака.

Пайк фыркнул.

— Здесь даже панцирников едят, — заметил я.

Пайк понимающе на меня посмотрел.

Люси раздобыла для нас адрес Лероя Бенетта. А адрес «Дома у реки» мы получили в справочном бюро. Мы с Пайком решили, что днем поделим между собой Лероя и ферму лангустов, а ночью вдвоем понаблюдаем за «Домом у реки». Итак, сперва мы отправились к Лерою.

Лерой Бенетт жил на узкой улочке в западной части Вилль-Платта, в крошечном каркасном доме. Вокруг царила жуткая грязь, все заросло сорняками. Дома на улице были маленькими, но перед большинством из них были аккуратно подстриженные лужайки и подъездные дорожки. А у Лероя сорная трава разрослась до восьми дюймов, а может, и того больше. Посреди двора чернели две колеи, на одной темным пятном выделялось место, где стояла «полара» и натекло машинное масло. Конечно, рядом имелась подъездная дорожка, но зачем она нужна, если можно оставить машину прямо на траве? Я рассчитывал, что мы найдем машину Лероя, а вместе с ней и его самого, чтобы Пайк мог на них взглянуть, но нам не повезло. Конечно, машина могла быть спрятана за деревьями.

— Лерой живет здесь, — сказал я.

— Надо же так себя не уважать, — покачал головой Пайк.

Я остановился возле въезда на участок Лероя.

— У него золотистая «полара», сильно выгоревшая на солнце. — Я оглядел улицу. Машины были припаркованы по обеим сторонам. — Лучше всего поставить машину через квартал, под тем дубом.

Пайк посмотрел и одобрительно кивнул. Во дворе соседнего с Лероем дома какой-то старик полировал дверцу коричневого «шевроле шевелл» 1964 года. Его дом и лужайка были в безупречном состоянии, но сорняки со двора Лероя заползали на его территорию, точно длинные волосы — на воротник рубашки. Старик оторвался от своего занятия и внимательно на нас посмотрел, так что мы сочли за благо поскорее убраться.

Мы направились на ферму лангустов, принадлежащую Милту Россье, и я медленно проехал мимо ворот, дав возможность Пайку осмотреть ферму, а потом припарковал машину на узкой грунтовой дороге, примерно в четверти мили.

Мы прошли между деревьями по границе владений Милта и присели возле упавшей сосны. Отсюда открывался превосходный вид практически на все хозяйство — от прудов и зданий, где шла переработка, слева, и до дома Милта на небольшом возвышении, справа.

— Вся банда в сборе, — заметил я.

Так-так-так.

Лерой Бенетт разговаривал с грузной женщиной возле бараков, где перерабатывали рыбу, а Милт Россье ехал между прудами на маленьком карте, какими обычно пользуются на полях для гольфа. Рядом с ним сидел худощавый рабочий. «Полара» Лероя была припаркована у дома, а Рене Лаборд устроился на лужайке в белом шезлонге — то ли дремал, то ли изучал свою промежность. Увидев Рене, Пайк прищурился.

— Да, прямо-таки боевая группа.

— Угу.

Мы наблюдали, как люди входили в пруды, очевидно, разбрасывали корм, а также очищали дно от водорослей. Возле других прудов стояли грузовики с лебедками, которые вытаскивали сети, полные блестящих серых зубаток или темно-красных лангустов, ссыпали их в открытые кузова. Среди рабочих встречались чернокожие женщины, но большинство были низкорослыми, коренастыми латиноамериканцами. Двое жилистых белых парней постарше в широкополых соломенных шляпах переходили от одного пруда к другому, давая указания. Старшие менеджеры.

— Ну, все видел? — спросил я.

Пайк кивнул.

Мы вернулись к «тандерберду» и поехали по шоссе номер десять к «Дому у реки», расположенному чуть западнее Вилль-Платта, рядом с Редделлом. Это было небольшое белое строение, стоявшее в стороне от дороги, на поляне, расчищенной в лесу. Неподалеку находился брошенный магазинчик с заколоченными окнами, на стенах которого огромными буквами было написано «ЛЕД и ЧЕРВИ». Площадка перед входом была усеяна битыми ракушками, поросла травой и сорняками. Все это живо напомнило мне жилище Лероя Бенетта. Тошнотворно. На ржавом стальном шесте возле бара красовалась вывеска с надписью «ШЛИТС».[38] «Дом у реки» совсем не походил на гнездо преступности, но тут никогда нельзя сказать наверняка.

Мы съехали с дороги неподалеку от магазинчика, остановились и огляделись. Было около половины четвертого. Сбоку от дома стоял голубой «форд рейнджер», напротив — грузовик фирмы «Лоун стар». Если неподалеку и имелась река, с дороги ее было не видно. Парень в голубой форме «Лоун стар» выкатил из бара ручную тележку, вслед за ним появилась женщина с блокнотом. Роскошная копна рыжих — не без помощи «Клерола» — волос, красные ногти и красная губная помада. У нее были узкие плечи и широкие бедра, которые обтягивали трещащие по швам белые джинсы; если они и были ей как раз, то лет десять назад, не меньше. Женщина что-то сказала парню, перетаскивавшему груз из тележки в грузовик. Потом парень сел в грузовик и уехал, а она постояла, глядя ему вслед, а затем вернулась в бар.

— Похоже, это ее «форд», — заметил Пайк. — Кто пойдет проверять?

— Я.

Мы объехали дом, припарковались возле вывески «Шлитс», и я вошел внутрь. У дальнего конца прилавка стояли шесть ящиков «Лоун стар», а женщина хмуро смотрела на латиноамериканца, складывавшего их за прилавком. В зале было установлено восемь или девять маленьких квадратных столиков. У дальней стены, у двери с надписью «ТУАЛЕТ», пристроился музыкальный автомат. Задняя дверь была распахнута. Женщина посмотрела на меня и сказала:

— Извини, милый, мы закрыты.

— У меня здесь встреча с одним парнем. Когда вы открываетесь?

— Около пяти. Кого ищешь? — призывно улыбнулась она.

Ей было около сорока пяти, но выглядела она старше, от улыбки кожа у нее на лице натянулась. Латиноамериканец прекратил работу и уставился на нас, раскрыв рот.

— Да так, одного приятеля, — «Мистер Таинственность».

— Это секрет или как, милый? Я здесь все время. — Тут она заметила, что латиноамериканец глазеет на нас, и набросилась на него: — Проклятье, нечего стоять без дела! Кончай с ящиками! Шевелись!

Латиноамериканец с яростью атаковал ящики.

Похоже, он не понял ни слова из того, что сказала женщина, но уловил, что она явно недовольна. Королева «Клерола» с отвращением махнула на него рукой.

— От мексикашек никакого прока. Уж лучше иметь дело с ниггерами.

— Парень по имени Лерой Бенетт говорил, что я могу его здесь найти.

Она вновь заулыбалась и оперлась бедром о стойку бара. Вероятно, эта поза безотказно действовала на пожилых мужиков, перебравших пива.

— О да. Лерой здесь постоянно околачивается. Если хочешь, могу ему что-нибудь передать.

— Нет. Я еду в Билокси. Встречусь с ним на обратном пути.

Я вернулся в машину и уселся рядом с Пайком.

— Они открываются в пять. Лерой здесь постоянно околачивается.

Проехав по дороге мили полторы, мы развернулись и двинулись обратно. В сотне ярдов от магазинчика я съехал на обочину, Пайк вышел из машины, прихватив с собой свою брезентовую сумку, и скрылся за деревьями. Еще через четыреста ярдов я свернул на проселок, выходящий на деревянный мост. Здесь я остановился, запер машину и направился к магазину. Пайк уже устроился внутри, наблюдая сквозь мутное стекло за баром.

Возможно, «Дом у реки» и открывался в пять, но до шести никто не пришел, потом заявились загорелые молодые парни в бейсболках, которые, похоже, после работы заскочили выпить пива перед возвращением домой. Без девяти минут семь кто-то включил музыкальный автомат, и мы услышали, как Дуг Кершо запел по-французски.

Мы с Пайком сделали себе холодные сэндвичи и съели их, запивая диетической колой и продолжая наблюдать за входящими и выходящими людьми. Однако среди них не было Милта Россье, Лероя Бенетта или Рене Лаборда. Возможно, здесь и было гнездо преступности, но мы пока что ничего не видели.

Магазинчик, где мы устроились, превратился в пустую оболочку с остатками прилавков и несколькими полками. Пол здесь был цементным. Мы сидели на полу, вокруг валялись куски фанеры странной формы и миллион крысиных катышков. Все вокруг было покрыто толстым слоем пыли, пахло плесенью.

— Ты только представь себе, Джо, а ведь кому-то приходится носить галстук и работать от звонка до звонка.

Пайк ничего не ответил.

В четверть девятого на стоянке стояло семь автомобилей, внутри «Дома у реки» находилась дюжина человек, но ни Милт Россье, ни Лерой Бенетт так и не появились. Пайк почти все время молчал, мне было нечем заняться, и вскоре я обнаружил, что думаю о Люси. Интересно, что она делает? Я представил ее в офисе, потом на диване в гостиной, где она вместе с Беном смотрит «Звездный путь». Потом я утомился от этих мыслей и решил, что с этим надо завязывать. Хотя почему бы не зайти в «Дом у реки» и не позвонить ей из автомата. Конечно, именно в этот момент туда непременно ввалятся старина Милт и Лерой. Таковы законы природы.

— Ты заслужил кого-нибудь, — вдруг сказал Пайк.

— О чем ты говоришь?

— О мисс Шенье.

Я посмотрел на него. Может быть, он телепат?

— Нам хорошо вместе.

Он кивнул.

— Она мне нравится, и я нравлюсь ей. Не больше и не меньше.

Он снова кивнул.

К четверти десятого на парковке остались всего две машины, а к десяти — только голубой «форд рейнджер».

— Это место — настоящий золотой прииск, — заметил Пайк.

Без двадцати одиннадцать на стоянку въехал побитый фургон «меркурий» и остановился, не выключив двигателя. Из машины вышли двое невысоких латиноамериканцев — мужчина и женщина. Прежде я их не видел. «Меркурий» тут же укатил. Женщина держала в руках коричневую бумажную сумку.

— За рулем — еще один латинос, — сказал Пайк.

Я прищурился, но уверенности у меня не было.

— Джо, тебе не кажется странным, что здесь так много латиносов?

Пайк пожал плечами.

В десять минут двенадцатого в «Доме у реки» погас свет, и женщина, которая вела здесь дела, села в свой «форд» и уехала. Мы с Пайком собрали вещи и зашагали по дороге к нашей машине, на которой и вернулись в отель. Мне хотелось позвонить Люси, но было уже около полуночи, и я подумал, что могу ее разбудить, не говоря уже о Бене.

Смех Люси, аромат ее кожи и пустота в душе из-за ее отсутствия — вот что я почувствовал той ночью перед тем, как заснуть.

Глава 26

На следующее утро, в восемнадцать минут шестого, Джо Пайк скрылся в лесу, окружавшем ферму Милта Россье. Я вернулся в Вилль-Платт и припарковался под дубом, в квартале от дома Лероя Бенетта. Небо начало светлеть в двадцать минут седьмого, а к половине восьмого старик, живущий рядом с Лероем, уже снова возился со своим коричневым «шевроле шевелл». Пушистая белая кошка подошла к старику, потерлась о его ноги, и он почесал ей голову. Старик продолжал гладить кошку, когда из дома вышел Лерой Бенетт с маленьким зеленым полотенцем в руках и сплюнул на заросшую лужайку. Старик оторвался от своего занятия и мрачно посмотрел на Бенетта. Тот притворился, что не видит. Оба не произнесли ни слова.

Лерой вытер росу с ветрового стекла, бросил влажное полотенце на ступеньки крыльца, сел в «полару» и уехал. Старик посмотрел ему вслед, потом на полотенце и грязную лужайку Бенетта. Полотенце выглядело отвратительно. Старик окинул взглядом свой безупречный дворик и покачал головой. Наверное, спрашивал себя: зачем он тратит столько сил на поддержание порядка в собственном дворе, если Лерой вмиг превращает все вокруг в помойку? Вероятно, старик думал о том, что по радио говорят правду: «Америка прямиком отправляется в ад», и у него есть тому доказательства.

По плану я должен был сидеть на хвосте у Лероя до четырех часов, после чего прекратить слежку, заехать за Пайком и вернуться к «Дому у реки». Мы рассчитывали, что Лерой, как правая рука Милта Россье, в течение дня будет выполнять различные его поручения, что даст нам свидетельства противозаконной деятельности Милта Россье. Когда Лерой Бенетт скрылся за поворотом, я развернулся и, соблюдая дистанцию, последовал за ним. Лерой заехал за пончиками, заправился бензином и отправился к Россье. В восемь тридцать шесть Лерой уже лежал в одном из белых шезлонгов возле дома Россье и листал журнал, а мы с Джо Пайком сидели, скорчившись, за поваленной сосной. Вот вам и улики.

— Да, прямо-таки боевая группа, — заметил я.

Пайк наблюдал за Лероем в мощный цейсовский бинокль.

— Он не читает. Просто смотрит картинки.

— Гении редко становятся преступниками, — заметил я.

Мы сидели на пластиковых накидках среди кустов сумаха под пологом леса, предоставляя событиям развиваться дальше. Температура поднималась, воздух становился все более тяжелым и влажным, над головой появились низкие серые облака, собирался дождь. Лес был наполнен жужжанием пчел, шорохом ящериц, белок и болотных ласточек, и лишь изредка до нас долетали голоса людей, работавших на прудах. Обычный бизнес, ничего подозрительного, но мы могли и ошибаться.

Вскоре из дома вышел Милт Россье и в сопровождении Бенетта проследовал мимо прудов к зданиям, где шла переработка рыбы и лангустов. Милт останавливался и беседовал с каждым рабочим, кивая им в ответ. Однажды он снял шляпу и вытер пот со лба, но это никак нельзя было считать серьезным нарушением закона. Из здания вышел Рене Лаборд и нетвердой походкой направился к Россье и Бенетту. Он тащился следом, но они не обращали на него никакого внимания. Я не видел, как он появился, Пайк о нем тоже не упоминал, из чего можно было сделать вывод, что Рене находился в здании. Может быть, он там жил.

Парень, руководивший переработкой, вышел навстречу Россье и Бенетту, и они о чем-то начали толковать. Рене постоял в сторонке, а потом направился к пруду, где жила черепаха, и вошел в воду по колено. Первым это заметил собеседник Россье и Бенетта. Все ужасно возбудились. Лерой подбежал к пруду и закричал:

— Черт возьми, Рене, живо выходи! Давай шевелись, покуда Лютер тебя не укусил!

Рене вышел на берег, но продолжал смотреть на темную воду, его туфли и брюки стали мокрыми и грязными. Казалось, он плохо понимает, что произошло и почему его заставили вылезти из воды. Пайк покачал головой.

— Пешка, — констатировал он.

Потом Россье и Лерой зашагали обратно к дому, а все остальные вновь принялись за работу. Рене продолжал смотреть на воду, его большое тело подрагивало, словно он забыл, как им управлять. На полпути к дому Россье заметил, что Рене не идет за ними, и что-то отрывисто бросил Лерою, тот бегом вернулся к Рене. После чего все трое пошли в сторону дома. Там Рене и Лерой уселись в белые шезлонги. Время медленно покатилось дальше. Грязь и вода постепенно подсыхали на брюках Рене, Лерой продолжал разглядывать картинки в журналах.

Облачность увеличивалась, и к трем часам все небо затянули тучи. Где-то за деревьями у нас за спиной вспыхивали молнии, раздавался далекий гром, потом стал накрапывать дождь, быстро перешедший в ливень. Лерой и Рене направились в дом, а рабочие бросились искать укрытие в бараках. Мы с Пайком надели накидки и поспешили к машине. Нам пришлось убраться отсюда раньше, чем мы планировали, но теперь, когда все спрятались от дождя, трудно было рассчитывать на то, что кто-то совершит преступление. Мы заехали в небольшой магазинчик по дороге в Редделл, и я из автомата позвонил Люси в офис. У нее был клиент, и Дарлен спросила, не хочу ли я ей что-нибудь передать. Я попросил сказать Люси, что я звонил, и обещал перезвонить, как только смогу. Дарлен заявила, что это не слишком существенное сообщение, если учесть… «Учесть что?» — спросил я. Дарлен рассмеялась и повесила трубку. Неужели женщины все друг другу рассказывают?

Когда мы с Пайком добрались до заброшенного магазинчика возле «Дома у реки», небо уже приобрело цвет нагретого солнцем асфальта, а на горизонте то и дело вспыхивали молнии. Дождь продолжал свой упорный и оглушительный натиск, крыша магазинчика кое-где протекала, но там все же было суше, чем в лесу. К семи вечера в баре оставались только двое старых чудиков, приехавших на белом «бронко». К восьми они убрались домой, а к девяти вновь появился зеленый фургон с парой латиноамериканцев. В половине десятого «Дом у реки» закрылся. Может быть, посетителей испугал дождь. Может быть, если бы дождь шел круглые сутки, уровень преступности упал бы до нуля.

В следующие два дня все повторилось с точностью до мельчайших деталей. Каждое утро я поджидал Лероя Бенетта возле его дома, и мы заезжали за пончиками, потом отправлялись на ферму, где он сидел и чего-то ждал, листая журналы. Наверное, боролся таким образом с высоким содержанием сахара в крови. Однажды в полдень Милт Россье вышел из дома, что-то сказал Лерою, тот уселся в «полару» и куда-то умчался. Я кинулся через лес к нашей машине, успев заметить, как Лерой сворачивает в сторону города. Я последовал за ним. Бенетт заехал в «Макдоналдс» в Вилль-Платте, где накупил две сумки всякой снеди, и вернулся к Россье. Я сделал важный вывод: даже преступники любят бигмак.

Если дни были паршивыми, то вечера и того хуже. Мы сидели на пыльном полу заброшенного магазинчика, наблюдали за проезжавшими мимо машинами, запоминали сидящих за рулем людей, но так и не увидели среди них ни Лероя Бенетта, ни Милта Россье. А кроме того, не происходило ничего, что можно было бы счесть нарушением закона. Однажды толстяк в дешевом костюме и худая женщина с прической а-ля Долли Партон[39] занимались сексом на заднем сиденье «бьюика», а два дня спустя эта же женщина занималась тем же полезным делом с парнем в соломенной шляпе во внедорожнике, но едва ли это давало нам основание упечь Милта Россье за решетку. В другой раз трое парней со смехом вывалились из бара, а четвертый в белой бейсболке выскочил на середину дороги, снял штаны и навалил целую кучу, но, потеряв равновесие, упал носом прямо в нее. Остальные трое чуть не попадали со смеху на землю и стали швырять в него пустые банки из-под пива. Короче говоря, отлично повеселились.

В течение следующих трех дней у меня выдались две возможности позвонить Люси, но оба раза мне не удалось ее поймать. Один раз я оставил сообщение на автоответчике, а другой — снова побеседовал с секретаршей. Дарлен сказала, что Люси очень хочет со мной поговорить и спрашивает, нельзя ли условиться на определенное время, чтобы она ждала моего звонка. Я заявил, что это невозможно, а Дарлен ответила:

— О, бедняжка.

Может, Дарлен не такая уж и вредная.

Два дня подряд было сухо, на третий вновь пошел дождь, и наши бесполезные бдения уже начали меня злить. Может быть, мы понапрасну тратим время. Может быть, закон нарушается только за закрытыми дверями и мы будем сидеть в лесу и в заброшенном магазинчике до тех пор, пока вода не замерзнет, но так и не найдем никаких улик. Мы с Пайком начали по очереди тренироваться.

В восемь двадцать две на четвертую ночь в нашей берлоге, когда я занимался йогой под шум дождя, Пайк сказал:

— А вот и мы.

Лерой Бенетт и Рене Лаборд припарковали машину возле голубого «форда». На стоянке было шесть машин. Четыре приезжали сюда регулярно, да и остальные не показались нам подозрительными. Лерой вылез из «полары» и ввалился в бар. Рене так и остался на заднем сиденье.

— Я схожу за машиной, — сказал Пайк и выскользнул из магазинчика.

В восемь двадцать восемь возле «полары» остановился темно-серый «кадиллак эльдорадо» с новоорлеанскими номерами. Из него вышел латиноамериканец в серебристом плаще и направился в бар. В восемь тридцать одну рядом со мной возник Пайк. Волосы у него были мокрыми от дождя и пота. Еще через две минуты из бара вышли латиноамериканец и Лерой Бенетт. Латиноамериканец уселся в свой автомобиль, Лерой — в «полару». Лерой поехал вперед, «кадиллак» двинулся следом.

Мы с Пайком поспешили к нашей машине и выехали на дорогу. Пока я рулил, Пайк отвинчивал лампочку в потолке салона.

«Надо быть готовым к самому худшему».

Они не слишком торопились и ехали спокойно, как будто проделывали этот путь не в первый раз — двое парней заняты обычными делами. Других автомобилей, к сожалению, не наблюдалось. Нам, конечно, было бы лучше, если бы мы могли спрятаться за машинами, но сильный дождь упрощал нашу задачу. Мы ехали с выключенными фарами и габаритками, дважды встречные машины предупреждающе нам моргали, а какой-то ковбой опустил стекло и обозвал нас говнюками. Если бы парень в «эльдорадо» смотрел в зеркало заднего вида, то мог бы заметить что-то подозрительное, но он не смотрел. Зачем следить за окружающими машинами, если все копы куплены и ты знаешь, что они не станут совать нос в твои дела?!

Мы свернули на дорогу, ведущую на ферму Милта Россье, и я было решил, что мы направляемся именно туда, однако оба автомобиля, миновав ворота, двинулись дальше. Я сбросил скорость, а Пайк наклонился вперед, вглядываясь сквозь струи дождя, заливающие ветровое стекло. Миновав ворота фермы, мы проехали еще с милю, и тут тормозные огни «эльдорадо» вспыхнули.

— Они сворачивают, — сказал Пайк.

Фары «эльдорадо» осветили «полару», когда она съезжала на проселочную дорогу, уходящую через заброшенные поля, заросшие сахарным тростником и куманикой, прямо в болото. Мы подождали, пока огни их машин не исчезнут из вида, а потом последовали за ними по узкому мостику. Сразу же за мостиком находилась водопропускная система за металлической оградой, защищавшей многочисленные трубы и арматуру. Мне даже показалось, что я разглядел в темноте манометр. Брошенное оборудование нефтяной компании.

— С тем же успехом мы могли бы оказаться на темной стороне Луны, — заметил я.

По мере того как мы ехали вдоль болота, дорога становилась все уже, заросли тростника то появлялись, то исчезали, несколько раз мы пересекали еще более узкие дороги, посыпанные гравием. Примерно через полмили слева появился широкий канал с заросшими берегами, но явно искусственного происхождения.

— Похоже на промышленный канал.

— Если они свернут и поедут обратно, у нас будут проблемы, — заметил Пайк.

Я не стал с ним спорить.

На следующем перекрестке мы остановились и съехали с главной дороги, чтобы спрятать машину в высокой траве. Потом выбрались наружу и трусцой побежали дальше. Шум дождя, падающего на траву и в воду канала, сразу же усилился. Мы пробежали по узкой дороге около четверти мили, и перед нами неожиданно возник залитый ярким светом огромный барак из гофрированного железа. Казалось, мы попали на окраину заброшенного города. Сооружение стояло на берегу канала. Огромный металлический сарай в три этажа, освещенный мощными прожекторами. Очевидно, они работали от дизельного генератора. Из стен сарая торчали ржавые трубы, часть проржавевших металлических панелей начала отслаиваться. Здесь пахло совсем как на заброшенных государственных объектах, вход в которые когда-то был запрещен и о которых лучше поскорее забыть.

«Полара» и «кадиллак» стояли у входа в здание рядом с двумя большими крытыми грузовиками. Двигатели грузовиков работали, выхлопные газы поднимались в воздух, словно дыхание затаившихся животных. Мы с Пайком поспешили спрятаться в высокой траве.

— Люди-коконы, — произнес я.

Пайк посмотрел на меня.

— Нечто вроде яслей, которые Кевин Маккарти находит в «Нашествии похитителей тел». Там люди-коконы выращивают новые коконы, а потом на грузовиках развозят их по всей стране.

Пайк покачал головой и повернулся в сторону здания.

— Ну ты даешь! — бросил он.

Наше внимание привлекли огромные двери. Трое парней в дождевиках соскочили с грузовика, распахнули двери, забрались обратно, и колонна въехала внутрь. Пару минут спустя послышался шум двигателя, и на канале появился буксир без опознавательных огней, тянувший небольшую баржу. В сотне метров до барака буксир сбросил скорость, а латиноамериканец подошел к берегу и посигналил фонариком. Буксир медленно проплыл в специальный проход и оказался внутри барака. Лерой, Рене и латиноамериканец поспешно вошли внутрь. Мы с Пайком, оставаясь в темноте, подкрались поближе, чтобы заглянуть в ворота, через которые в барак заехали грузовики.

Я полагал, что мы увидим людей, грузящих мешки с марихуаной на баржу или сгружающих оттуда упаковки кокаина, но ошибся. Около трех дюжин человек перебрались с баржи на грузовики. Некоторые из них выглядели настоящими оборванцами, но не все. Многие были хорошо одеты, но не все. Большинство были латиноамериканцами, но среди них я заметил двух чернокожих и трех белых, а также полдюжины азиатов. Все казались усталыми, больными и испуганными, у каждого при себе были сумка или рюкзак.

— Твою мать! — выругался Пайк. — Люди.

Когда люди заполнили грузовики, парни в дождевиках опустили брезент, чтобы скрыть груз, уселись в кабину, и грузовики уехали. Затем двое здоровенных парней выволокли изможденного старика, который держал на руках нечто, напоминавшее тряпичную куклу. Старик плакал и вырывался, но парни не обращали на него ни малейшего внимания. Тогда старик обратился к человеку из «эльдорадо» и заговорил, размахивая руками, а потом упал на землю, цепляясь за его ноги. Человек из «эльдорадо» лягнул старика, вытащил из кармана маленький револьвер, приставил его к голове старика, и мы услышали негромкий хлопок.

У меня перехватило дыхание, и я почувствовал, как напрягся Пайк.

Человек из «эльдорадо» отпихнул ногой тело старика, что-то сказал Лерою Бенетту, тот кивнул. Парни с буксира вернулись обратно, а Лерой и парень с револьвером направились к «эльдорадо». Стрелок открыл багажник, вытащил небольшой чемоданчик и протянул Лерою. Лерой отнес его в «полару». Двигатели буксира заработали, и он, по-прежнему не зажигая сигнальных огней, медленно развернулся и поплыл обратно по каналу. Вскоре рокот его двигателей затих в тумане. Стрелок сел в «эльдорадо» и поехал за грузовиками. Теперь нас осталось только четверо.

— Старику уже не поможешь. Что будем делать? — спросил Пайк.

— Давай посмотрим, что будет дальше.

Лерой вытащил из багажника «полары» лопаты, а потом вместе с Рене потащил старика и тряпичную куклу, оставляя за собой мокрый след на траве. Мы с Пайком осторожно двинулись за ними. Рене выкопал неглубокую яму во влажной земле, бросил туда тела, слегка присыпал землей и вернулся в машину. Между тем Лерой выключил генератор, и болото неожиданно погрузилось во тьму. Затем они с Рене сели в машину и уехали.

— Ладно, — сказал я.

Мы с Пайком подошли к свежей могиле, руками разгребли грязь и обнаружили старика и девочку лет пяти. Маленькое, худое тельце. Возможно, она была больна, а возможно, и нет. Ее лицо потемнело от влажной земли, но дождь быстро смыл грязь. Я провел рукой по ее волосам. Мне вдруг стало трудно дышать. Возможно, она была внучкой старика, а возможно, и нет. Может, они просто подружились. Может, он заботился о ней и его возмутила ее смерть. И за это его убили. Мы проверили его карманы, рассчитывая найти хоть какие-нибудь документы, но обнаружили лишь маленькую промокшую фотографию, где он снялся с группой людей. Возможно, со своими родными. На фотографии он улыбался. Я положил фотографию в карман.

— Давай заберем их отсюда, — сказал я.

— Мы не можем, Элвис, — ответил Пайк, коснувшись моей руки.

Я непонимающе на него посмотрел.

— Если мы их увезем, Россье узнает. Нужно подождать. Мы должны побольше узнать. Только тогда мы сможем им помочь.

Я глотнул влажного воздуха и кивнул. Мне это не слишком понравилось, но тут уж ничего не поделаешь.

Мы немного посидели под дождем рядом со стариком и маленькой девочкой, а потом уехали.

Глава 27

Мы вернулись в отель около двух часов ночи. По мокрым от дождя дорогам особо не погоняешь. Город казался таким же неподвижным и безжизненным, как те тела, которые мы оставили лежать в грязи. Во всем Вилль-Платте только мы одни и двигались — Джо и я, — но мы оба молчали, а нас озаряли желтые мигающие огни светофоров, шепчущие: «Осторожнее!»

Мы приняли душ и переоделись. Я пропустил Джо вперед, а когда мы закончили и погасили свет, сказал:

— Джо?

Я слышал, как он шевелится, но прошло несколько секунд, прежде чем он ответил.

— Да.

— Боже мой, Джо!

Возможно, Пайк заснул, но у меня не получилось. Я находился в теплой сухой комнате — но не только там. Я сидел на корточках в высокой траве рядом со стариком и девочкой, вдыхал влажный воздух. Струи дождя текли по спине, огромные капли падали на два обращенных к небу лица, отмывая их от грязи, и так до бесконечности.

Дождь прекратился в начале пятого, а в пять минут восьмого мы позвонили Люси домой и рассказали ей о том, что видели ночью.

— Так вы полагаете, что эти люди — нелегальные иммигранты? — спросила Люси.

— Мы насчитали тридцать пять человек. Они сели в грузовики. Но могло быть больше. Несколько азиатов, несколько белых и черных, но большинство — латиноамериканцы.

А потом я рассказал ей о старике и девочке.

— О господи, — пробормотала Люси.

— Мы оставили их там. Россье не было, и я не уверен, что мы сумеем связать его с этими событиями. Бенетта и Лаборда можно арестовать в любой момент, но Россье, скорее всего, уйдет от ответственности.

— Вы записали номера «кадиллака»? — спросила Люси.

Я назвал номер.

— Оставайтесь на месте. Я перезвоню, как только что-нибудь узнаю.

— Спасибо, Люси.

— Я скучаю по тебе, Самец.

— И я скучаю по тебе, Люси.

Через час и тринадцать минут позвонила Люси.

— «Эльдорадо» зарегистрирован на Дональдо Прима из Нового Орлеана. Тридцать четыре года, родился в Никарагуа, три судимости, дважды привлекался за продажу краденого, один раз за хранение огнестрельного оружия. В его досье нет ничего, что могло бы связать Дональдо с нелегальной иммиграцией, но федералы неохотно делятся подобной информацией. У меня есть приятельница в Батон-Руже, с которой ты можешь поговорить. Она работает в альтернативном еженедельнике «Береговой страж», где опубликовала несколько интересных материалов о нелегальной иммиграции. Возможно, она захочет тебе помочь.

— Возможно.

— Сам увидишь.

Люси рассказала, как найти ее подругу, и повесила трубку, а мы с Пайком отправились в Батон-Руж.

Офис «Стража» находился в небольшом домике, обшитом вагонкой, на одной из улиц, соседствующих с кампусом луизианского университета. Здесь снимали дома студенты и молодые люди, которым нравился студенческий образ жизни. В некоторых домах располагались фирмы, но в основном мелкие магазинчики, где торговали компакт-дисками, сувенирами, китайскими благовониями и аллигаторами из папье-маше. Альтернативный. Пара горных велосипедов была пристегнута цепочками к стальным поручням перед домиком с надписью «БЕРЕГОВОЙ СТРАЖ — ПОСЛЕДНИЙ БАСТИОН ПРАВДЫ В АМЕРИКЕ». Судя по всему, даже бастион правды не мешал людям воровать велосипеды.

Мы припарковались на платной стоянке.

— Я останусь в машине, — сказал Пайк.

Джо не любитель альтернативных заведений.

Я прошел по бетонной дорожке к входной двери, распахнул ее и оказался в помещении, которое прежде было гостиной. Теперь здесь стояли пять письменных столов, кофейный автомат, стены украшали многочисленные плакаты с Куртом Кобейном и Хиллари Клинтон, а также обложки «Стража». На обложках были заголовки типа «ЖИЗНЬ — ДЕРЬМО» и «ПЯТЬ ПРИЧИН ДЛЯ НЕМЕДЛЕННОГО САМОУБИЙСТВА». В дальнем углу комнаты две темнокожие женщины лет тридцати сидели за компьютерами «Макинтош». Одна из них печатала и одновременно разговаривала по телефону, у двери расположился атлетического сложения парень с коротко стриженными рыжими волосами. Рядом на жердочке устроился попугай, под ним, на полу, лежало несколько экземпляров «Нью-Йорк таймс» и новоорлеанского «Таймс пикайен». Увидев меня, попугай захлопал крыльями и накакал на «Нью-Йорк таймс».

— Классный попугай у вас, приятель, — сказал я.

— Его зовут Бубба, он выражает наше мнение о конформистской прессе, — улыбнулся рыжеволосый парень. — Чем могу вам помочь?

Я вручил ему свою визитку.

— Элвис Коул к Селе Хенрид. От Люси Шенье.

Он посмотрел на визитку и встал.

— Пойду уточню. Кофе хотите?

— Нет, благодарю.

Он исчез в маленьком коридоре и через пару минут вернулся с высокой женщиной, не выказавшей особой радости при виде меня.

— Вас прислала Люси?

— Я вас разочаровал? — спросил я.

Она нахмурилась, подошла к окну и выглянула на улицу, словно ожидая увидеть там ораву агентов ФБР.

— Люси сказала, что вас будет двое.

— Мой напарник остался в машине.

Она посмотрела на меня, прищурившись, словно в том, что Пайк остался в машине, было нечто подозрительное.

— Ладно. Заходите в мой кабинет.

У Селы Хенрид было вытянутое лицо, короткие светлые волосы, левое ухо проколото по крайней мере в девяти местах. На тыльной стороне правой ладони был вытатуирован маленький синий крест, а пальцы были унизаны дешевыми серебряными кольцами. Я решил, что ей около тридцати пяти, возможно, чуть больше.

Она подошла к окну и еще раз выглянула на улицу, чтобы посмотреть на Джо Пайка, потом положила руки на бедра.

— Мне не нравится, что он там сидит.

— Почему?

— Он похож на копа. Вы тоже. — Она повернулась ко мне и скрестила на груди руки. — Возможно, вы и есть копы.

«Подозрительная особа».

— Мисс Хенрид, Люси вам объяснила, что меня интересует?

Может, следовало включить обаяние. Может, обаяние помогло бы мне добиться успеха?

— Да, в противном случае я не согласилась бы с вами встретиться. Я очень давно знаю Люси Шенье, мистер Коул. Мы вместе играли в теннис в Луизианском университете, но у меня очень необычная газета. Телефоны прослушивают, офис обыскивают, а очень многие агентства были бы просто счастливы, если бы наш еженедельник прекратил свое существование. — Она села, наградив меня пристальным взглядом. — Я буду разговаривать с вами только в том случае, если вы согласитесь подвергнуться обыску.

— Обыску?

«Похоже, обаяние здесь не поможет».

— Я доверяю Люси, но вы могли ее обмануть, чтобы втереться ко мне в доверие.

— Речь идет об обыске с раздеванием или лишь об обычном обыске? — уточнил я.

— Томми! — крикнула она, а когда появился рыжеволосый парень, добавила: — Посмотри, нет ли у него записывающего устройства.

— Извините, — смущенно улыбнулся Томми.

— Нет проблем.

Томми провел руками у меня под мышками, по спине и вдоль пояса. Профессионально. Как если бы не раз проделывал подобные вещи или сам подвергался этой процедуре. Обнаружив «дэн-вессон», Томми удивленно на меня посмотрел.

— У него пистолет.

Села Хенрид нахмурилась. У нее за спиной висел плакат с пистолетом, перечеркнутым красной линией, и надписью «ОСТАНОВИМ БЕЗУМИЕ СТРЕЛКОВОГО ОРУЖИЯ».

— Могу я взглянуть на ваш бумажник? — спросила она.

— Конечно. — Я вытащил бумажник и протянул Томми.

Он быстро его осмотрел, с любопытством, но как-то отстраненно, словно его лично происходящее не касалось.

— Тут написано, что он частный детектив из Калифорнии. И у него имеется разрешение на ношение оружия.

— Хорошо, Томми. Спасибо.

Томми вернул мне бумажник и вышел. Вежливый. Еще один день на фабрике правды.

Села Хенрид обошла письменный стол, села, откинулась на спинку и положила ногу на край стола.

— Люси сказала, что вас интересует проблема иммиграции в Луизиане.

— Совершенно верно. Мы пытаемся выяснить, чем занимается человек по имени Дональдо Прима. Мы полагаем, что он связан с нелегальной иммиграцией, но у нас нет доказательств.

— Люси упоминала Приму, — Села Хенрид взяла карандаш и постучала себе по колену. — Я просмотрела свои записи, в них нет упоминаний о Приме. Но это ничего не значит. У нас действительно существует иммиграционная проблема. Так ее называет конформистская пресса. Новый Орлеан является крупнейшим портом прибытия людей, попадающих в нашу страну через Персидский залив, и на побережье работают дюжины койотов.[40]

— Если вы не в силах нам помочь, возможно, вы знаете кого-то, к кому мы могли бы обратиться.

— Сожалею, — покачала она головой.

Села явно что-то знала, но не хотела делиться со мной информацией.

— Это важно, мисс Хенрид.

Она наставила на меня карандаш:

— Я в течение многих лет писала о жертвах среди тех, кто пытался проникнуть в нашу страну. «Страж» поддерживает принцип открытых границ, а также деятельность тех, кто борется с расистской иммиграционной политикой.

— Мисс Хенрид, я работаю на людей, которые сами стали жертвами. Если я сумею получить информацию о грязных делишках Дональдо Примы, мне удастся им помочь. Я не спасаю мир, а просто по мере сил делаю свою работу.

Она ничего не ответила.

— Вчера, вскоре после полуночи, Дональдо Прима выстрелил в голову пожилому человеку из револьвера тридцать второго калибра. Я видел это собственными глазами. Мне кажется, он убил старика из-за того, что тот обвинил его в гибели маленькой девочки во время путешествия на барже, доставившей их в Штаты. Я видел оба тела. Я прикасался к ним. Вы поддерживаете именно такой способ въезда в нашу страну?

Она сердито зашипела, сняла ногу с письменного стола и наклонилась вперед.

— Чушь собачья.

— Это правда.

— Вы покажете мне тела?

— Нет.

— Почему?

— Потому что это может поставить под удар моих клиентов.

— Возможно, происходящее носит такой характер, что последствия важнее проблем ваших клиентов.

— Что ж, я это переживу.

Она вновь нахмурилась, встала, подошла к окну, чтобы проверить, на месте ли Пайк, и вернулась к столу.

— Я кое-кого знаю. Его зовут Рамон дель Рейо. Вероятно, он сможет вам помочь. Однако по телефону говорить он не станет. Рамон помог многим людям въехать в Штаты, и федералам не терпится его прищучить.

— Хорошо.

— Я хочу, чтобы вы понимали, как сильно я рискую, — вздохнула она. — Я верю в то, что делает Рамон. Он крутой сукин сын, и все пытаются до него добраться, начиная от федералов и кончая проклятыми бандитами из Никарагуа. Не хочу, чтобы с ним что-нибудь случилось. Вы меня понимаете?

— Мисс Хенрид, мне необходимо добраться до Примы. Ваш человек будет со мной говорить?

— Мне нужно ему позвонить, но не отсюда. Можете меня подождать, а можете пойти со мной. Так вы со мной? — бросила она, поднявшись.

Мы вышли на улицу к автомату, расположенному напротив кафе, и Села Хенрид позвонила по телефону, прикрывая его телом, чтобы я не увидел номер, который она набрала. Она говорила минуты две, потом повесила трубку и сказала:

— Сейчас мне перезвонят.

Я кивнул.

Через девять минут телефон зазвонил, и Села Хенрид сразу взяла трубку. И вновь разговор продолжался несколько минут, но теперь она что-то записывала в блокнот. Закончив, она показала мне блокнот.

— Это в Новом Орлеане. В магазине. Вы должны быть там ровно в час. У вас еще полно времени.

— Благодарю, Села. Я очень ценю вашу помощь.

Она засунула блокнот в карман и посмотрела на Пайка. Он сидел в машине в квартале от нас, но понять, куда он смотрит и о чем думает, было невозможно.

— Рамон придет на встречу, но с ним будут люди, способные его защитить. Понимаете, о чем я говорю?

— Конечно. Мы не должны делать глупости.

Она кивнула.

— Я не стала бы брать с собой пистолет. Это приведет к тому, что они начнут нервничать. К тому же отберут у вас оружие.

— Хорошо.

Она снова кивнула, потом посмотрела мне в глаза. Так обычно поступают в тех случаях, когда хотят убедиться, что непонятливый собеседник все же вас понял.

— Я вам очень многое доверила, мистер Коул. Рамон — хороший человек, но вы имеете дело с опасными людьми, которым есть что терять. Если они решат, что вы им угрожаете, то убьют вас. Если они решат, что я их подставила, то убьют меня. Надеюсь, вы примете это к сведению.

Я посмотрел на телефон-автомат, потом обернулся на офис «Берегового стража».

— Если федералы так сильно вами интересуются, что способны установить жучки на телефонах вашего офиса, то почему бы им не поставить прослушку и на соседних телефонах-автоматах?

Она кивнула, и на ее лице появилось усталое выражение, словно ей становилось все труднее выдерживать бремя бесконечных страхов.

— Как и вы, мы просто делаем свою работу. Надеюсь, это приносит пользу, мистер Коул.

Села Хенрид вернулась в «Страж», а мы с Пайком отправились в Новый Орлеан. Поездка заняла немногим меньше полутора часов. Нам пришлось проехать через болота и такие густые леса, что они больше походили на джунгли. По дороге я рассказал Пайку о беседе с Селой Хенрид, о Рамоне дель Рейо и людях, с которыми он связан. Пайк молча выслушал, а потом сказал:

— Я знаю парней с Юга. Это опасные ребята, Элвис. Они выросли с войной. Для них война — образ жизни.

— Может быть, нам следует разделиться. Мне встретиться с Рамоном, а тебе остаться в стороне и приглядеть за мной.

Иными словами, Пайк должен был прикрыть мою задницу, если все пойдет не так, как нам хочется. Более подходящего человека, чем Джо Пайк, для этого просто невозможно найти.

— Звучит разумно, — кивнул Пайк.

Последние двадцать миль шоссе упорно поднималось вверх, над болотами и согбенными мужчинами в плоскодонках. Слева, словно огромное внутреннее море, показалось озеро Понтчартрейн, потом болота остались у нас за спиной, мы оказались в спальном районе и въехали в Новый Орлеан. По шоссе I-10 мы миновали сердце города, проехали «Супердоум», который со стороны шоссе напоминал космический корабль из «Дня, когда Земля застыла», приземлившийся среди холмов. Мы свернули с автострады на Кэнел-стрит и направились на юг к реке и французскому кварталу.

Без двадцати час мы припарковали машину на Шартрез-стрит и разделились. Первым ушел Пайк. Я спрятал «дэн-вессон» под передним сиденьем и, выждав десять минут, последовал за ним.

Я зашагал на запад по Мэгэзин-стрит и вскоре оказался в бедном районе с облупившимися фасадами, вдалеке от Бурбон-стрит, площади Джексона и туристических маршрутов. Грязные магазинчики, сомнительные личности — таких мест туристы стараются избегать. Я нашел адрес, который мне дала Села, но дверь была заперта, и мне показалось, что дом заброшен. Я прочитал объявление: «Сдается». Однако все вокруг было покрыто толстым слоем пыли и грязи, и возникало такое ощущение, что здесь уже пару столетий не ступала нога человека.

— Ну-ну, — пробормотал я.

Я постучал и стал ждать. Никто не ответил. Я огляделся по сторонам, но Джо Пайка нигде не было видно. Я снова постучал, но тут подъехала светло-серая «акура» и притормозила рядом со мной. Из нее на меня смотрел худощавый латиноамериканец в темных очках «Рэй-Бан». Рядом с ним сидел черный парень. Похоже, гаитянин.

— Рамон? — спросил я.

Латиноамериканец мотнул головой, указывая на заднее сиденье.

— Садись.

Я снова оглядел улицу, но она оставалась совершенно пустой. Тогда я отступил на шаг от «акуры».

— Извините, парни. Я жду кого-то другого.

Гаитянин вытащил автоматический пистолет и навел на меня.

— Садись, приятель, или я тебя пришью.

Я сел в машину, и она сразу же сорвалась с места. Может, моя идея относительно того, чтобы разделиться, была не самой удачной.

Глава 28

Мы проехали четыре квартала, отделявшие нас от Всемирного торгового центра и южной части французского квартала, припарковались напротив здания компании «Пивоварня Джексона» и пошли в сторону площади Джексона мимо магазинов сувениров, ресторанов и уличных музыкантов. Один из музыкантов был в цилиндре, и я сделал вид, что засмотрелся на него, пытаясь отыскать Джо Пайка. Пайк наверняка заметил, где мы свернули. Он мог пойти напрямик, срезав несколько кварталов, и сесть нам на хвост, пока мы ползли по улицам французского квартала, отыскивая место для парковки. Гаитянин потянул меня за руку.

— Пошли, приятель.

Жаркий соленый воздух был пропитан запахом устриц. Мы прошли под навесом трехэтажного здания, украшенного изящными решетками, мимо ресторанов, где подавали морепродукты. Снаружи стояли огромные котлы, над которыми на проволочных сетках лежали красные лангусты, выставленные для туристов. Середина рабочего дня, а на тротуарах и площади вокруг статуи Эндрю Джексона полно народу. В тени магнолий сидели художники, по узеньким улочкам мулы тянули старомодные экипажи. Очень похоже на Диснейленд в воскресный день, только намного жарче. Раскрасневшиеся от жары туристы бросали тоскливые взгляды на бары и рестораны, мечтая о глотке чего-нибудь холодненького.

Я шел за парнем в «Рэй-Бан» и Гаитянином через парк по направлению к набережной. Затем мы свернули к большому круглому фонтану, где возле тележки с фруктовым мороженым стоял еще один латиноамериканец. У него было суровое лицо боксера в весе пера, и он с удовольствием лизал виноградное мороженое.

— Вы Рамон? — спросил я.

Он помотал головой и улыбнулся.

— Пока нет, дружище. — Ни малейшего акцента. — У тебя что-нибудь есть при себе?

— Нет.

— Проверим.

«Сперва рыжий парень, теперь этот».

— Конечно.

— Делай то, что я говорю, и все будет в порядке. Рамон рядом.

— Я мистер Сотрудничество.

— Тогда все будет тип-топ. — Казалось, он всю жизнь прожил в Бруклине.

Он попросил меня стоять так, словно происходящее доставляет мне удовольствие, что я и сделал. «Рэй-Бан» и Гаитянин принялись смеяться и похлопывать меня по плечам, а их пальцы легко касались моего тела. Тут к нам присоединился третий парень. Он уронил свое мороженое, наклонился и быстро ощупал мои лодыжки. Как и рыжий Томми, они свое дело знали. Наконец латиноамериканец выкинул мороженое и улыбнулся:

— Хорошо, ты в порядке. Пойдем встретимся с нашим человеком.

Мы обошли фонтан. Там на маленькой скамейке возле кустов азалии сидел Рамон дель Рейо. Наступил период буйного цветения, и в ярком солнечном свете розовые цветы испускали розовое сияние. Рамон встал при нашем приближении и протянул мне руку. Он был с меня ростом, но походил на университетского преподавателя: маленькие круглые очки, аккуратная прическа. Во рту сигарета, тонкая хлопковая рубашка потемнела от пота.

— Меня зовут Рамон дель Рейо, мистер Коул. Давайте прогуляемся.

Он зашагал вперед, я — за ним, остальные двинулись следом: одни совсем рядом, другие чуть поодаль, но все внимательно поглядывали по сторонам. Я видел, как работала президентская охрана в общественных местах, но эти парии действовали не хуже. Можно было подумать, что идет холодная война. Возможно, так оно и было. Дель Рейо сказал:

— Села Хенрид — мой друг, поэтому я и согласился с вами поговорить, но хочу, чтобы вы знали: тут неподалеку человек с семимиллиметровым «магнумом». Он прекрасно владеет этой штукой. Надеюсь, вы меня понимаете? Он может с пятисот метров подстрелить бегущего оленя.

— И как далеко он сейчас от нас? — поинтересовался я.

— Менее двухсот. — Дель Рейо задумчиво посмотрел на меня: — Если со мной что-нибудь случится, вы тут же умрете.

— Ничего не случится, мистер дель Рейо.

Он кивнул.

— Пожалуйста, посмотрите на свою грудь.

Он ткнул пальцем мне в грудь, и я опустил глаза. Там, прямо в центре, плавало красное пятно, круглое и яркое даже в солнечном свете. Я поднял глаза, но стрелка так и не увидел. Пятно мигнуло и исчезло.

— Лазерный прицел, — сказал я.

— Я хотел, чтобы вы знали. — Он небрежно махнул рукой. — Пожалуйста, называйте меня Рамон.

— Кто такой Дональдо Прима?

Рамон глубоко затянулся сигаретой, и дым стал медленно выходить из уголков его рта и ноздрей.

— Собачье дерьмо.

— Серьезно, Рамон. Расскажите, что вы на самом деле о нем знаете.

Рамон дель Рейо мягко улыбнулся и стряхнул большим пальцем пепел с сигареты. Двое патрульных копов прошли мимо, улыбаясь девушкам из Университета штата Миссисипи. Полицейские были одеты в шорты, рубашки с короткими рукавами и эполетами, а также носки до колен, словно собрались на сафари — совсем как туристы.

— Он мечтает стать крупным гангстером, понимаете? Эль койот. Человек, к которому обращаются люди, когда хотят попасть в нашу страну, — сказал дель Рейо.

— Вроде вас.

Рамон дель Рейо вдруг перестал улыбаться и посмотрел на меня так, словно я студент, который его сильно разочаровал.

— Дональдо Прима — контрабандист. Автомобили, кокаин, сельскохозяйственное оборудование, ну и люди — ведь их тоже можно покупать и продавать. Его принцип — никогда не отказываться от выгодных предложений. Я политический активист. Я все делаю бесплатно, поскольку моя задача состоит в том, чтобы помочь иммигрантам попасть в нашу страну.

— Извините.

Он пожал плечами, показывая, что все забыто.

— Это отвратительный бизнес. У Примы возникли проблемы.

— Какого рода проблемы?

— Раньше он работал на человека по имени Фрэнк Эскобар. Вы знаете Эскобара?

— Я про это вообще ничего не знаю, Рамон, — покачал я головой. — Вот почему и обратился к вам.

— Эскобар — преступник, контролирующий львиную долю того, что контрабандой попадает в порт Нового Орлеана. Большой эль койот. Он тоже отвратителен. Он из сальвадорских военных. Из «команды разоблачения».[41]

«Здорово».

— Псих.

— Да, — сдержанно улыбнулся дель Рейо. — Убийца. Эскобар зарабатывает большие деньги, переправляя украденные в Америке автомобили в Центральную Америку, когда корабль плывет на юг, и получает дополнительную прибыль, доставляя обратно наркотики и беженцев, когда корабль возвращается на север. Понимаете?

— Но какую прибыль можно извлечь, переправляя бедняков через границу?

— Сюда хотят перебраться не только бедняки, мистер Коул. Те готовы ползти под колючей проволокой в Браунсвилле, а потом работать сборщиками овощей. Люди из высшего общества, а также те, кому удалось получить образование, также стремятся попасть к нам, жить здесь прежней жизнью и работать по специальности. А это намного сложнее, чем просто проползти под колючей проволокой.

— Они покупают документы.

— Si. Да. Койот говорит им, что они покупают гражданство. Понимаете? Они получают свидетельство о рождении, водительские права, карточку социального страхования, свои собственные имена и даже даты рождения. Именно за это они и платят — и платят немало. Кроме того, они могут легализовать свои инженерные или медицинские дипломы.

— И они получают то, за что заплатили?

— Практически никогда.

Мы дошли до конца набережной. Река под нами несла свои коричневые воды через город — широкая, плоская и удивительно живая. На берегу было полно причалов, кранов и складов. Рамон посмотрел на Гаитянина и понизил голос:

— Через четыре месяца после его появления здесь семеро членов его семьи купили у Фрэнка Эскобара право на въезд в страну. Их посадили на баржу в заливе. Пятьдесят четыре человека загнали в крошечное пространство десять на восемь футов, без пищи и воды, и баржа отправилась в долгое плавание. То была очень старая баржа, к тому же в планы Эскобара не входило успешное завершение путешествия. Он уже получил свои деньги, люди полностью с ним расплатились. Моряки с одного из танкеров сообщили о брошенной барже, и береговая охрана ее проверила. Все пятьдесят четыре человека — мужчины, женщины, дети — были мертвы. В барже стояла нечеловеческая жара — ни вентиляции, ни воды. А люк был задраен намертво. Понимаете?

Угольно-черная кожа Гаитянина покрылась потом.

— Его отец был дантистом. Он тоже хотел стать дантистом, но мы видим, кем он стал, — Рамон немного помолчал и, посмотрев на меня, продолжил: — Вот как действуют такие люди, как Эскобар и Прима. Понимаете? Они получают деньги, а потом… Человеческая жизнь ничего для них не значит. Именно по этой причине я вынужден заботиться о своей безопасности. Я пытаюсь остановить мерзавцев и прекратить убийства.

Мы довольно долго молчали.

— Так что же вам известно о Приме?

— Слышал, что он начал заниматься бизнесом самостоятельно, по более низким ценам, чем Эскобар.

— Ага, — сказал я.

Дель Рейо кивнул.

— Эскобару не понравится, если Прима станет с ним конкурировать, — заметил я.

Рамон затянулся.

— Si. Между ними уже возникли трения. Впрочем, между такими людьми всегда возникают трения. — Дым сигареты попал ему в глаза, и он прищурился. — Вы говорите, что ничего не знаете о койотах, однако задаете вопросы о Дональдо Приме. Вы утверждаете, что он плохой человек. Откуда вам это известно?

— Я видел, как вчера вечером в одиннадцать тридцать его люди вынесли тело мертвого ребенка с баржи. Какой-то старик стал возмущаться, и Прима выстрелил ему в голову.

Рамон дель Рейо не шевелился.

— Вы видели это собственными глазами?

Я кивнул.

— И у вас есть доказательства?

— Могу я положить руку в карман?

— Да.

Я показал ему фотографию, которую мы нашли у старика. Он взял ее, глубоко вздохнул, бросил сигарету и раздавил каблуком.

— Можно ее взять?

— Она потребуется полицейским для установления его личности.

Рамон дель Рейо несколько мгновений продолжал смотреть на фотографию, потом быстро засунул ее в карман.

— Я верну вам фотографию, мистер Коул. Слово чести.

Я ничего не ответил.

— Я кое-что вам расскажу, и если вы умны, то услышите то, что вам нужно. Эти мерзавцы прибыли сюда из мест, где идет война и жизнь человека ничего не стоит. Они расстреливали людей сотнями, возможно, тысячами. Фрэнк Эскобар убил многих и продолжает убивать каждый день. Прима мало чем от него отличается. — Рамон дель Рейо задумался, словно пытался подобрать слова. — Воздух, которым мы дышим, пропитан убийством. Лишение жизни потеряло свой первоначальный смысл. — Он покачал головой. — Пистолет. — Он снова покачал головой, как будто это слово было всеобъемлющим и все объясняло.

— А как насчет федералов? — спросил я.

Рамон дель Рейо сделал красноречивый жест, означающий деньги, и ничего не ответил.

— Если я хочу покончить с Дональдо Примой, как мне следует действовать?

Он посмотрел на меня спокойными карими глазами и слегка пожал плечами.

— Мне кажется, что вы задаете все эти вопросы, потому что собираетесь творить добро, но здесь вы не найдете добра, мистер Коул. Здесь нет Бога.

— Не думаю, что вы живете без Бога, мистер дель Рейо.

— Боюсь, что ответ на этот вопрос я получу только в загробной жизни.

Мы подошли к скамейке под азалиями. Рамон дель Рейо присел, и я последовал его примеру.

— Наш разговор затянулся, — продолжил Рамон. — Сейчас я уйду, а вы посидите здесь ровно десять минут. Если вы покинете скамейку раньше, вас неправильно поймут и вы будете убиты. Сожалею, что вынужден вести себя грубо, но тут уж ничего не поделаешь.

— Конечно.

Я представил себе человека с винтовкой. Представил, как он смотрит в прицел. Интересно, о каком сигнале они договорились? Быть может, зевок. Или Рамон должен потереть лоб. Знак — спусковой крючок — и конец истории.

— Если к вам подойдет ваш человек, пусть присядет рядом, тогда он не пострадает, — сказал Рамон дель Рейо.

— Какой человек? — спросил я.

Рамон дель Рейо рассмеялся, похлопал меня по колену, и вся компания удалилась. Последним ушел Гаитянин. Он сложил пальцы пистолетом, навел на меня и нажал на спусковой крючок. Потом улыбнулся и исчез в толпе. Интересная у него жизнь.

Я сидел на скамейке, купаясь во влажной жаре, и ждал. Моя рубашка промокла от пота и прилипла к телу, кожу жгло. Из толпы вышел Джо Пайк и уселся рядом.

— Посмотри на противоположную сторону площади, угловое здание, третий этаж, третье окно справа.

Я не стал туда смотреть.

— Там сидит парень с винтовкой.

— Сейчас нет. Но раньше был. Ты его видел?

— Они сами мне сказали. Они тебя засекли, Джо. Они знали, что ты был рядом.

Пайк не шевелился, но я заметил, что ему это не понравилось. Или он попросту не поверил. Наконец он слегка пожал плечами.

— Нам удалось что-нибудь узнать?

— Думаю, да.

— Мы сможем помочь Будро?

Я смотрел на коричневую воду реки, текущей к заливу, и на огромные корабли, направляющиеся на север, в сердце Америки.

— Да. Мне кажется, способ есть. Наверное, им не понравится, но тут уж ничего не поделаешь. — Я немного подумал, а потом взглянул на Джо Пайка: — Это опасные люди, Джо. Очень опасные.

Пайк кивнул, продолжая смотреть на реку.

— Да, — ответил он. — Но и мы тоже.

Глава 29

Горячий ветер дул со стороны озера Понтчартрейн, последние тучи рассеялись, небо превратилось в огромный лазурный купол, и полуденное солнце повисло над нашими головами безжалостным белым диском, изливающим на землю жар. Мы ехали, опустив стекла, и горячий воздух с ревом врывался в окно. Казалось, мы сидим в аквариуме, в котором давно не меняли воду. Мы не стали останавливаться в Батон-Руже, а пересекли мост и продолжали двигаться на запад, в сторону Юниса и Джоэля Будро. Едва ли он будет рад снова нас видеть, да и меня не слишком вдохновляла предстоящая встреча.

Солнце уже клонилось к закату, когда мы припарковались в тени дуба с почерневшим стволом и вошли в участок. За столом сидела худая чернокожая женщина с очень красными губами — она явно переусердствовала с помадой. У нее за спиной, возле кофейного автомата, стоял высокий костлявый полицейский. Пока мы шли к столу, полицейский не спускал с нас внимательных глаз. Я протянул женщине одну из своих визитных карточек.

— Мы хотели бы увидеть шерифа Будро. Он знает, по какому делу.

Она посмотрела на визитку.

— Вы договорились о встрече?

— Нет, мэм. Но он нас примет.

Костлявый полицейский подошел поближе, бросив подозрительный взгляд сначала на Пайка, потом — на меня, словно мы хотели получить у него работу, а он собирался нам отказать.

— Шериф — занятой человек. Если у вас какие-то проблемы, можете обратиться ко мне. — На его груди висела табличка с фамилией «УИЛЛЕТС».

— Благодарю вас, но у нас дело к шерифу.

Но Уиллетс не отступал.

— Если речь идет о преступлении, то это касается и меня, — заявил он, прищурившись. — Вы ведь здесь проездом?

— А это имеет значение? — спросил Пайк.

Уиллетс оценивающе на него посмотрел.

— Похоже, знакомое лицо. Я тебя уже сажал под арест?

— Расслабься, Томми, — бросила женщина и, взяв визитку, вышла в коридор.

Уиллетс стоял, уперев кулаки в бедра, и сверлил нас глазами. Женщина вернулась с Джоэлем Будро и уселась на свое место. Будро явно нервничал.

— Я думал, вы уехали, — сказал он.

— Есть разговор.

— Джоэль, со мной они говорить не захотели, — встрял Уиллетс.

— Я ими займусь, Томми. Благодарю, — отрезал Будро.

Явно раздосадованный, Уиллетс вернулся к автомату. Будро сгибал и разгибал мою визитку, затем посмотрел на Джо.

— А это еще кто?

— Джо Пайк. Работает со мной.

Будро смял визитку еще сильнее, потом подошел ближе и понизил голос:

— Женщина вернулась. Она звонила моей жене. Мне это не нравится.

— Кто?

— Эта женщина. Джоди Тейлор, — прошептал Будро, бросив настороженный взгляд в сторону Уиллетса.

— Шериф, дело дрянь. Вы хотите говорить здесь?

Стоя у кофейного автомата, Уиллетс продолжал на нас смотреть. Он не мог слышать наших слов, но происходящее ему не слишком нравилось.

— Послушай, Джоэль, хочешь, я с ними разберусь?

— Я этим занимаюсь, Томми. Еще раз спасибо.

Будро отвел нас в свой кабинет, обставленный довольно просто. Чистый стол. Небольшой телевизор. На стене красивый большеротый окунь. Сам Будро был крупным краснолицым мужчиной. Сто лет назад он выглядел бы как городской кузнец. А теперь чувствовал себя явно неловко в форме с короткими рукавами и с «Сэмом Брауном».[42]

— Я хочу, чтобы вы поняли: мне не нравится, что вы сюда заявились. Мне не нравится, что эта женщина звонит моей жене. Я уже сказал, что сам справлюсь со своими проблемами и нам не о чем говорить.

— Я хочу сделать заявление о преступлении. Могу сообщить о нем вам, а могу — тому клоуну у кофейного автомата.

При этих словах Будро отпрянул назад. Он был большим, сильным мужчиной и наверняка мог утихомирить даже пьяного нефтяника, но сейчас был явно испуган и растерян. Он не желал меня здесь видеть. Мне следовало уехать и исчезнуть из его жизни навсегда.

— Что вы подразумеваете под словом «преступление»? О чем вы говорите?

— Мне известно, чем занимается Россье, шериф, и вам придется его остановить.

Он взялся за ручку двери, словно собирался выпроводить нас из своего кабинета.

— Я же сказал, что сам обо всем позабочусь.

— Вы достаточно долго прятали голову в песок, но теперь все значительно серьезнее, чем проблема вашей жены и вашего тестя.

— Нет, — отрезал он, взмахнув рукой.

— Я делаю вам одолжение, Будро. Ни ваша жена, ни Джоди Тейлор пока об этом не знают, хотя я и собираюсь рассказать им о том, что мне удалось выяснить. Сначала я обратился к вам, чтобы мы могли поговорить без свидетелей, чтобы у вас была возможность прикрыть свою толстую задницу. В противном случае разговор пойдет в присутствии ваших подчиненных.

— Прямо в яблочко, твою мать! — подал голос Пайк.

«Пайк знает, как оживить разговор».

Будро перестал размахивать руками.

— Вчера вечером, в одиннадцать тридцать, мы видели, как человек по имени Дональдо Прима выстрелил в голову старику на заброшенной насосной станции в миле к югу от фермы Милта Россье. Они ввезли нелегальных иммигрантов. Головорезы Россье там тоже были.

Джоэль Будро вдруг словно окаменел. Его глаза слегка сузились, потом он положил ладони на стол и облизал губы. Когда Будро заговорил, его голос был еле слышен:

— Вы сообщаете об убийстве?

— И оно далеко не первое, Джоэль. Все это происходит довольно давно и будет происходить до тех пор, пока кто-нибудь не положит этому конец.

— Россье там был?

— Прима встретился с Лероем Бенеттом в баре Россье «Дом у реки». Бенетт и Лаборд были на насосной станции, но дела с Примой ведет Россье.

Пальцы шерифа сжались, совсем как лапы у кошки, только в этом жесте не было удовлетворения.

— И вы можете это доказать?

— Они закопали старика и маленькую девочку. Давайте поедем и посмотрим.

Он обошел стол и надел шляпу.

— Да поможет вам Бог, если вы лжете!

Когда мы проходили мимо кофейного автомата, Томми Уиллетса там уже не было.

Машину вел шериф. Я лишь давал указания, и меньше чем через двадцать минут, проехав по узкому мостику, мы уже катили через болота и поля сахарного тростника. После дождя на дороге остались лужи, но следы от колес тяжелых грузовиков были хорошо видны. Днем все выглядело иначе, значительнее. В зарослях рогоза торжественно вышагивали цапли с ослепительно белым оперением, на раскачивающихся кустах сидели маленькие черные птички с глазками-бусинками.

Мы остановились возле насосной станции. Солнце нещадно палило, и, выйдя из машины, мы попали в облако влажных испарений. Мы прошли ярдов восемьдесят вдоль берега и оказались у маленькой могилы. Дождь смыл часть земли, и наружу торчала рука старика. От могилы несло смесью прокисшего молока и рыбы. Возможно, так всегда пахнет на болотах после дождя.

— О господи! — воскликнул Джоэль Будро.

Он наклонился, но не стал дотрагиваться ни до земли, ни до того, что она скрывала. Потом Будро встал и, покачав головой, кинул взгляд в сторону берега.

— Боже мой, какой ужас!

— Будро, теперь речь уже идет не только о вас и вашей жене. Речь не идет о Россье, который продает беднякам денатурат. Он ведет бизнес с настоящими животными, люди погибают. Вы не можете это игнорировать.

Будро вытер лоб платком.

— О господи! Я ничего не знал. Мне даже в голову не могло прийти, что здесь такое может происходить. Мы просто договорились, что я не сую нос в его дела. Понимаете? Я просто оставался в стороне. И ничего больше. Я не мешал ему заниматься бизнесом. Я понятия не имел о том, что тут творилось.

— Но теперь этому пора положить конец, Джоэль. Вы должны прикрыть бизнес Россье.

Он непонимающе на меня посмотрел:

— Что вы хотите сказать?

— Я не могу просто так взять и уйти. Если вы не справитесь с этим сами, я обращусь в другие инстанции.

Он заморгал, потом взглянул на нас с Пайком. Его лицо было розовым от жары и влажным от пота.

— Вы что, думаете, я позволю кому-то продолжать совершать преступления? Вы что, думаете, я просто отвернусь?

Я показал на могилу:

— Старик и маленькая девочка погибли из-за того, что вы отвернулись.

Лицо Будро из розового стало багровым, он перестал быть испуганным кузнецом и превратился в упрямого и жесткого фермера, которым становился, когда успокаивал пьяных мужиков, размахивающих бутылками из-под пива.

— Я должен был защищать свою жену. И присматривать за ее чертовым отцом.

Пайк отошел в сторону, а я шагнул к Будро и очень тихо сказал, глядя ему в лицо:

— Это произошло почти сорок лет назад. Тогда Эдит была совсем ребенком. Ты согласился скрыть правду, чтобы никто не узнал, что она спала с черным. Все дело в этом. Верно?

Джоэль взмахнул здоровенным кулаком, вложив в удар всю свою силу и злость. Кулак рассек густой воздух, но я отступил в сторону. Он пустил в ход другую руку, перенеся на нее вес своего могучего тела и кряхтя от напряжения. Я отбросил его руку и ушел от удара. Он был крупным, грузным и давно потерял форму. Всего два удара, а он уже тяжело дышал. Пайк покачал головой и отвернулся.

Будро бросился вперед, надеясь обхватить меня своими большими руками, но я шагнул в сторону и сделал подсечку. Он начал валиться на бок, бессмысленно размахивая кулаками, упал на грязную землю и остался лежать, а его плечи содрогались от рыданий. Возможно, Будро жалел себя, а возможно, плакал о старике и маленькой девочке. Я подумал, что Джоди Тейлор права. Похоже, он действительно хороший, но глупый и испуганный человек, как иногда бывает с хорошими людьми. Я услышал плеск выпрыгнувшей из воды рыбы, мошкара с гудением носилась у нас над головами. Будро взял себя в руки и поднялся на ноги.

— Прошу прощения, — сказал он.

— Забыли, — кивнул я.

Он посмотрел на свои брюки.

— Господи, такое впечатление, будто я обмочился.

Пайк протянул Будро платок. Тот вытер лицо и руки, а потом громко высморкался.

— Я не плакал с тех пор, как был ребенком. Мне стыдно.

— Вы готовы обсудить это?

Будро протянул платок Пайку, но тот покачал головой. Будро пожал плечами.

— Господи, я просто не знаю, что делать. Если бы я знал, то не оказался бы в таком дерьме. — Он еще раз высморкался и засунул платок в карман. — Мне надо поговорить с Эдди.

— У вас не так уж много вариантов, Джоэль. Бездействовать вы больше не можете. Бездействие привело к тяжким последствиям, и я не допущу продолжения.

Он кивнул и посмотрел на воду. Стоячая вода была бурой и грязной и вряд ли могла дать хороший совет.

— Черт, какой ужас! Какой проклятый ужас! — Он посмотрел на могилу и добавил: — Дерьмо.

— Есть способ все это пережить, — заметил Пайк.

Когда он произнес эти слова, я почувствовал, как по моей спине пробежал холодок.

— Джо, — начал я.

Джоэль Будро, прищурившись, уставился на Пайка, в его глазах зажглась надежда.

— Как?

— Прима враждует с другим койотом по имени Фрэнк Эскобар. Эскобар пытается рассчитаться с Примой, поскольку Прима стал его конкурентом. Если Эскобар узнает, что Россье ведет бизнес с Примой, он уберет обоих.

Левый глаз Джоэля Будро начал дергаться. Он бросил взгляд на Пайка, затем — на меня.

— Но это же убийство.

— Не думаю, что это поможет, Джо, — отозвался я.

— Мы можем это сделать. Россье не будет. Примы не будет. А Эскобара можно будет арестовать. — Пайк склонил голову, и горячее луизианское солнце сверкнуло в его темных очках. — Вашу тайну Россье унесет с собой в могилу.

«Мир по Пайку».

Джоэль Будро облизал губы, вид у него был потрясенный.

— Боже ты мой, я не знаю.

— Есть несколько способов решить проблему, нельзя только бездействовать. Именно бездействие погубило этих людей. — Я показал на свежую могилу. — Если Джоди Тейлор вернулась, я должен с ней встретиться. И повидаться с Люси Шенье. У вас есть время до завтра, Джоэль. Поговорите обо всем с Эдит и примите решение. Мы позвоним вам завтра.

— Хорошо. Да, конечно. Завтра, — кивнул он и, снова облизав губы, посмотрел на маленькую могилу и покачал головой: — Бедные люди. Бедные люди. — И зашагал к патрульной машине.

— Куда вы намерены отправиться?

— Нужно прислать сюда людей из офиса коронера, чтобы они забрали тела. Нельзя их здесь оставлять, — ответил он, не оглядываясь, и исчез за изумрудно-зеленым кустарником.

— Как думаешь, что он будет делать? — спросил Пайк.

— Не знаю, но надеюсь, что-нибудь предпримет, — покачал я головой.

Мы остались ждать возле маленькой могилы, смотрели на протянутую к нам из земли руку старика, который словно пытался выбраться из темноты.

Глава 30

Две полицейские машины округа Евангелайн и серый фургон из офиса коронера приехали, чтобы выкопать тела. Еще через несколько минут прибыл зеленовато-голубоватый «бьюик». За рулем сидел человек по имени Дитс Бедиккер — глава местного представительства «Додж-крайслер». Бедиккера выбрали коронером. Обычно работа коронера состояла в том, чтобы надзирать за деятельностью санитаров из морга «Эйбл бразерс», чтобы те сохраняли улики до тех пор, пока полиция не закончит осмотр места преступления. У «Эйбл бразерс» был контракт с местной администрацией. Когда копы закончили, Бедиккер спросил, как были обнаружены тела, и шериф Будро ответил, что двое мальчишек отправились на рыбалку, нашли могилу и позвонили ему.

— Похожи на мексов, — заявил Бедиккер. — Ничего удивительного. В последнее время здесь полно мексов.

Вероятно, в этом и заключалась его экспертиза.

Шериф Будро велел своему молодому чернокожему помощнику по имени Берри закругляться и поторопить людей из морга, после чего отвез нас в участок. Никто из копов или из офиса коронера не поинтересовался, почему мы находимся на месте преступления. Наверное, привыкли не задавать лишних вопросов, и это меня встревожило. Возможно, надо было встревожиться еще сильнее.

До отеля в Батон-Руже мы добрались в семь минут восьмого и поднялись в наши номера, чтобы принять душ и переодеться. Я поинтересовался у портье, приехала ли Джоди Тейлор. Мне ответили, что она сняла номер, но, когда я ей позвонил, в номере ее не оказалось. Я позвонил Люси домой и спросил, не знает ли она, где Джоди.

— У меня. Джоди прилетела вчера.

— Хорошо. Я выяснил, что здесь происходит. У меня состоялся разговор с Будро, и мне нужно рассказать о нем Джоди. Ситуация изменилась, теперь события будут развиваться стремительно и, возможно, заденут Джоди.

— Мы уже поели, но вы с Джо вполне успеете к десерту. Тогда и обсудим дела.

Я сказал, что согласен, принял душ, переоделся и постучал в дверь к Джо. Он не ответил, и я вошел, думая, что он, должно быть, в ванной комнате. Но ошибся. Зеркало в ванной оставалось запотевшим, но повсюду был наведен безупречный порядок, влажные полотенца развешены по своим местам, постель тщательно заправлена, журналы аккуратно разложены на столике, стулья задвинуты. Единственным свидетельством пребывания здесь Пайка была его оливково-зеленая брезентовая сумка, стоявшая в шкафу. Молния застегнута и закрыта на замок. Вот он, Пайк, тут — а вот уже нет. Вышел по своим, пайковским, делам.

Без десяти восемь Люси открыла мне дверь, и ее улыбка согрела меня, как луч солнца траву в капельках росы.

— Привет, — сказал я.

— Привет, — ответила она.

«Мужчина и женщина. Пример умения держать себя в руках».

Джоди Тейлор стояла за спиной у Люси с бокалом красного вина в руке и прямо-таки сгорала от нетерпения. Но если на Люси я смотрел с удовольствием, то на Джоди мне смотреть совсем не хотелось. Я понимал, что мне будет непросто рассказать ей то, что нам стало известно.

— Вам удалось выяснить, что происходит? — спросила Джоди.

— Да. Нам нужно поговорить.

Люси отвела нас в кухню. Задний двор был освещен, и Бен вместе с каким-то мальчиком по веревке забирались на пекан. Вокруг дерева, радостно задрав хвост, носился черно-белый пес.

— У меня есть пирог с лаймом. Как насчет кофе?

— А как насчет пива?

Она принесла бутылку «Дикси» и открыла ее для меня. Я немного выпил. Пирог стоял на барной стойке рядом со стопкой стеклянных тарелочек для десерта, вилками и салфетками. Двух кусков не хватало, и я сообразил, что мальчишки уже получили свои порции. Иногда я соображаю просто замечательно. Мастер своего дела.

— Что случилось? Почему вы ничего не рассказываете? — спросила Джоди.

Я сделал еще несколько глотков пива, наблюдая, как Люси разрезает пирог на равные куски и раскладывает их по тарелкам.

Джоди потянула меня за руку.

— Почему у меня такое впечатление, что случилось нечто нехорошее?

— Потому что так оно и есть. Россье и человек по имени Дональдо Прима ввозят нелегальных иммигрантов, иногда их операции проходят гладко, но далеко не всегда. Но им плевать.

И я все рассказал. Рассказывая, я испытывал странное удовлетворение, словно в процессе воспоминания постепенно стирались, а заострившиеся черты старика и девочки потихоньку размывались.

Когда я дошел до того места, когда Дональдо Прима убил старика, Джоди меня прервала:

— Подождите, подождите! Этот человек кого-то убил?

— Да.

— И вы своими глазами видели убийство?

Я снова сказал «да».

Джоди сидела, уставившись в пустой бокал. Люси перехватила ее взгляд и налила ей вина.

— Не могу поверить. Я актриса. Видит Бог, я пою, — сказала Джоди.

Она тряхнула головой и посмотрела на мальчиков. Бен висел на веревке, а его приятель его раскачивал. Мотыльки и мошкара кружились вокруг светильников. Черно-белый пес радостно носился по двору. А в доме взрослые обсуждали убийство и человеческую подлость. Еще один самый обычный для Америки день.

— Вам удалось найти способ помочь Будро? — спросила Люси.

— Нет, — покачал я головой.

— Что вы хотите этим сказать? — удивленно посмотрела на меня Джоди.

— Я надеялся найти способ вырвать Будро из лап Россье, чтобы они могли и дальше жить со своей тайной, но такой возможности, похоже, нет. У Россье нет семьи и других подельников, кроме Дональдо Примы, да и связь между ними носит временный характер. Как и большинство преступников, они имеют дело с наличными, и Россье отмывает все деньги через свою ферму. Милт Россье ни от кого не зависит и никому не дает отчета. Он в безопасности.

— Но должно же что-то быть, — нахмурилась Джоди.

— Мы можем его либо убить, либо арестовать.

— Но это же глупо! — возмутилась она.

— Прежде Прима работал на другого койота. Его зовут Фрэнк Эскобар. Прима решил действовать самостоятельно, но ему требовался надежный способ доставки людей на побережье. Этот способ ему обеспечивает Россье. Без Россье Прима как без рук. Эскобар хочет, чтобы Прима вышел из игры. Если Эскобар все узнает, то доберется до Россье и Примы и решит нашу проблему.

Люси даже не шелохнулась, крепко вцепившись в стойку.

— Вы так спокойно говорите о том, как организовать убийство.

— Я говорю о том, как поделиться информацией с Эскобаром, а потом не мешать естественному развитию событий.

— Вы серьезно? — всплеснула руками Джоди.

Тут в дом ворвались мокрые от беготни мальчики. Бен был босиком, колени зеленые от травы.

— Мам-можно-я-пойду-к-Гарри-ладно? Привет, Элвис, — выпалил Бен.

— Привет, Бен.

Очевидно, второго мальчика звали Гарри.

Люси посмотрела на часы на стене.

— Только к девяти чтоб был дома!

Мальчишки выскочили во двор прежде, чем Люси договорила.

— Спасибо-мам! — крикнул на бегу Бен.

Хлопнула входная дверь, и в доме стало тихо. Люси подошла к раковине, налила себе стакан воды и выпила. Джоди покачала головой.

— Ваша идея с убийством — глупая затея. Нельзя просто так взять и кого-то убить. И Будро не может его арестовать. Если он его арестует, Россье расскажет то, что знает.

— У шерифа нет выбора. Я не могу допустить, чтобы это продолжалось.

Джоди положила руки на бедра.

— И что это значит?

— Старика застрелили, так как Джоэль Будро боится правды о том, что произошло тридцать шесть лет назад. Это недопустимо. — Я почувствовал, как напряглись мышцы на шее. — Если ничего не изменится, старики будут гибнуть от рук бандитов, а маленькие девочки — от нечеловеческих условий содержания. Это недопустимо. — Собственный голос вдруг показался мне далеким и чужим. — Я все сказал Джоэлю, и теперь он просто обязан что-то предпринять, даже если потребуется открыть тайну. Я не допущу, чтобы старики и маленькие девочки продолжали умирать. — В висках у меня стучало.

Джоди бросила быстрый взгляд на Люси и повернулась ко мне:

— Что это значит? Что вы собираетесь делать?

— Отправлюсь в министерство юстиции и дам показания против Россье и Примы.

Джоди снова взглянула на Люси.

— Но Россье выдаст тайну Будро.

«Выдаст тайну Будро» — словно он старая сплетница.

— Я знаю.

Джоди сделала шаг ко мне, глаза ее были широко раскрыты.

— Но тогда все узнают про меня.

— Да, конечно. Я сожалею.

Джоди перешла из кухни в гостиную. Она провела рукой по волосам и посмотрела на себя в окно, выходящее во двор. Уже стемнело, поэтому окно превратилось в зеркало. Мы уже не говорили о Будро. Речь шла о ней самой.

— А как насчет конфиденциальности? Как насчет защиты моих интересов? Вы ведь обещали. Помните?

Я не ответил. Ее глаза покраснели и наполнились слезами. Мне хотелось успокоить Джоди и сказать, что все будет хорошо, но я не мог ей лгать.

— Мы встречались сегодня с Будро. Он собирается вечером переговорить с Эдди, завтра многое прояснится. Я сожалею, Джоди.

Джоди Тейлор вышла. Люси последовала за ней, и я слышал, как они беседуют у двери, но слов не мог разобрать. Я положил руки на барную стойку и тупо уставился на столешницу. Поверхность из кориана была плоской, серой и бесконечно глубокой. Замечательная поверхность, и я нажал на нее. Интересно, какое давление она способна выдержать. Я подумал о горячих сковородах, которые на нее ставили. Интересно, как часто это бывает и насколько раскалены должны быть сковороды, чтобы кориан изменился навсегда.

Люси отсутствовала довольно долго. Наконец послышались ее шаги, и она остановилась рядом со мной, оперевшись спиной о стойку.

— Ты выглядишь ужасно, Самец.

— Благодарю.

Люси глубоко вздохнула и сказала:

— Я знаю, ты был во Вьетнаме, но хочу тебя кое о чем спросить. Ты убивал людей во время службы?

— Да.

— А не во время службы?

— Нет. Мне часто угрожали. И всякий раз я пытался помочь невинным людям, жизнь которых подвергалась серьезной опасности.

— А ты специально провоцировал такие ситуации?

Я подумал. Таких мгновений было много. Как веснушек на руке человека, работающего на солнце.

— Когда занимаешься подобными вещами, то всегда рискуешь. Всегда наступает момент, когда можно передать дело полиции, но именно тогда риск увеличивается. Не испортит ли все полиция? Помогут ли копы моему клиенту или, наоборот, навредят? Будет ли соблюдена справедливость? Вопросы имеются всегда. А вот однозначные ответы — нет. Иногда ты не можешь их получить даже после того, как все закончено.

— И в данный момент ты склонен доверять себе, — вздохнула она.

— Да, — ответил я. — Причем всегда.

Некоторое время она молчала, потом протянула руку и коснулась моих волос.

— Что ж, во всяком случае, ты ведешь честную игру.

— Пока не кончился день. — Я попытался улыбнуться, но у меня плохо получилось.

— У меня бывают с этим проблемы.

— Знаю.

— Рамки закона нужны для того, чтобы определять и защищать справедливость. Если каждый будет самостоятельно определять, что справедливо, а что нет, порядок и закон прекратят свое существование и в мире не будет справедливости. Наступит анархия.

— Тебе легко говорить!

Она нахмурилась. Чувство юмора изменяет нам именно тогда, когда оно больше всего необходимо.

— Впрочем, ты права. Конечно.

— Ты не должен это делать. Ты можешь просто отойти в сторону или обратиться в министерство юстиции и выдать им Россье. Но ты не готов так поступить. Ты продолжаешь свою работу, хотя это тебя тревожит.

Я бросил взгляд на Люси и попытался сформулировать свои мысли и чувства:

— Я помогаю людям. Я решаю их проблемы, стараясь соблюдать те ограничения, которые они сами наложили, и привести их к справедливому исходу. Их доверие ко мне для меня священно. Ты понимаешь?

— Иными словами, ты определяешь себя через служение клиентам.

— В некотором смысле.

— И ты никогда не нарушал их доверия.

Я отрицательно покачал головой.

— А теперь такая ситуация возникла, поскольку справедливость, как ты ее видишь, оказалась превыше интересов твоего клиента.

— Да, — пробормотал я.

Люси развернула меня к себе, сжала мои руки и посмотрела на меня. Я наблюдал за тем, как она изучает мое лицо, голову, уши и волосы. Потом ее глаза опустились ниже, на грудь, пуговицы, складки рубашки. Люси словно искала ответ на мучившие ее вопросы, но так и не смогла его найти. Она закрыла глаза и прижалась ко мне.

— Ты хороший человек, Элвис. Ты очень хороший человек.

Она подошла к кухонному телефону, нажала кнопку быстрого набора, спросила у кого-то, может ли Бен остаться, потом сказала, что с удовольствием завтра отвезет мальчиков в школу. Очевидно, ее собеседника на том конце провода подобный расклад вполне устроил. Люси поблагодарила, повесила трубку, вернулась ко мне и взяла за руку. И улыбнулась мне удивительно нежной улыбкой.

— Ты слышал? — прошептала она.

— Да.

— Поднимешься ко мне в спальню?

— Могу я обдумать твое предложение?

Ее улыбка стала шире, и она сжала мне пальцы.

— Ладно. Договорились.

Она взяла меня под руку и повела в спальню, но этой ночью мы занимались любовью совсем не так, как раньше. Мы лежали на ее кровати, не снимая одежды, пока не наступил рассвет.

Глава 31

Когда на следующее утро Люси отвозила мальчиков в школу, зазвонил телефон и автоответчик сообщил, что в офис Люси звонил Джоэль и искал меня. Я взял трубку и услышал голос Дарлен:

— Надо же! Вот вы где.

— Вы тоже будете неплохо смотреться в очереди на биржу труда.

— О, похоже, встали не с той ноги. — «Секретарши — это что-то». — Могу я поговорить с мисс Шенье?

— Ее нет. Что хотел Будро?

— Он звонил дважды и был чем-то сильно обеспокоен. Будро оставил номер. — Дарлен продиктовала номер и повесила трубку.

Я тут же перезвонил и попал в полицейский участок Юниса. Трубку взял Будро.

— Я не могу просто взять и убить человека. Я на такое не способен, — произнес он.

— Хорошо. Но вы не можете и дальше бездействовать. Что вы намерены предпринять?

Я услышал какой-то скрип. Видимо, Будро ерзал на стуле.

— Говорите, Джоэль, не молчите.

— Эдди сказала, что вы правы. Хватит прятаться. Она говорила это с самого начала, но я был слишком испуган и не хотел ничего слышать, — Будро явно терзало чувство вины, но не только из-за жены. Всю прошлую ночь старик и маленькая девочка стояли у него перед глазами. — Я намерен арестовать сукина сына. Это надо было сделать еще шесть месяцев назад, когда он пришел в мой дом и начал меня шантажировать.

— Правильное решение, Джоэль.

— И дело не только в старике. Этот отвратительный бизнес. Прима. Эти несчастные недоноски просачиваются в страну через мой район. Я не могу забыть ту маленькую девочку.

— Вы хотите их остановить, — произнес я.

— Да, будь я проклят! Да. Не хочу, чтобы умирали маленькие девочки. Да, черт побери! — прохрипел он. — Боже мой, я всего лишь провинциальный коп. Я не знаю, как делаются такие вещи.

— Джоэль, вы уже сказали окружному прокурору?

— Угу. Эдди и я собираемся поговорить с детьми. Не хотим, чтобы они узнали правду о нас и дедушке из выпуска новостей. Когда я возьму Россье, он молчать не будет.

— Джоэль, возможно, существует способ решить все проблемы одним махом.

— Вы предлагаете взять всех сразу?

— Возможно. Я должен посоветоваться с Люси. Нам необходимо выяснить, как обстоят дела с законной стороной вопроса, поскольку мы хотим избежать обвинения в провокации преступления с целью его изобличения. Не исключено, что такой путь существует.

Я повесил трубку, принял душ, оделся и вышел во двор, где уже гулял черно-белый пес. И тут как раз подъехала Люси. Она принесла пакет из вощеной бумаги и два больших пластиковых стакана с кофе. Один из них она протянула мне со словами:

— Еще раз доброе утро.

— Звонила Дарлен. Будро меня искал. Боюсь, я тебя скомпрометировал.

— О, можешь не беспокоиться. Она привыкла.

«Ох уж эти дамы!»

Я рассказал ей о телефонном разговоре с Джоэлем и поинтересовался ее мнением. Люси вытащила из пакета пончик и протянула мне, чтобы я откусил кусочек. Я так и сделал. Пончик оказался мягким и еще теплым. И не слишком сладким.

— У меня нет опыта работы в области уголовного права, Самец, — покачала головой Люси. — Но в нашей фирме есть несколько бывших прокуроров.

— Мы успеем быстренько смотаться в Юнис?

Люси сделала глоток кофе и угостила пончиком пса.

— Почему бы и нет. Сейчас доем и сделаю пару звонков.

Она занялась пончиком, сделала пару глотков кофе и посмотрела на кусты камелии, отделявшие ее дворик от дворика соседей. Яркое утреннее солнце окрасило листья изумрудным цветом.

— Тебе следует поговорить с Джоди. Если тайна ее происхождения выйдет наружу, она должна успеть подготовиться.

— Конечно.

Люси снова протянула мне пончик, но я покачал головой. Она отдала остатки псу.

— Для тебя это будет непросто?

— Ты очень помогла мне вчера, Люси. Спасибо.

Она улыбнулась и погладила меня по плечу.

— Пойду звонить.

Это заняло около двадцати минут. Старший партнер, которого звали Мерли Комо, согласился съездить с Люси в Юнис и высказать свое мнение как адвокат, специализирующийся по уголовному праву, а также с учетом шестнадцатилетнего опыта работы в качестве окружного прокурора Батон-Ружа. Люси должна была заехать за ним, чтобы затем отправиться в офис Джоэля Будро, где мы с Пайком будем их ждать. Я позвонил Джоэлю, и тот сразу согласился. Он немного нервничал, но облегченно вздохнул, узнав, что сможет получить совет профессионала. Потом я позвонил в отель Джоди Тейлор. Она ответила после шестого гудка, и по ее голосу я понял, что мой звонок ее разбудил.

— Сегодня утром я говорил с Джоэлем. Сейчас собираюсь ехать к нему в участок. Он намерен арестовать Милта Россье.

Она ничего не ответила.

— Я подумал, что вам следует об этом знать. Хотите поговорить?

— Я не знаю, что сказать, — ответила Джоди упавшим голосом, а мне нечем было ее утешить.

Она повесила трубку. Еще один довольный клиент.

Я позвонил Джо Пайку, рассказал ему о нашем плане, заехал за ним в отель, и мы отправились в Юнис.

Мы быстро проехали бассейн реки Атчафалайа: уже знакомые мне заболоченные берега, поля сахарного тростника и промышленные постройки. Мужчины и женщины трудились в поле, ловили рыбу или продавали живых лангустов по пятнадцать центов за фунт. Мне показалось, что я уже видел некоторые лица, но, возможно, у меня просто разыгралось воображение. Я включил радио, чтобы выяснить, о чем будет вещать проповедница сегодня. Речь шла о коварном заговоре либералов, которые собираются уничтожить Америку, разрушая святые понятия семьи. Она заявила, что либералы уже добились своего в среде негритянского населения, негры оказались мудрыми людьми, и это привело к росту популярности черных мусульман. Как и следовало ожидать, она завершила свое выступление пророчествами о неизбежности расовой войны, что не являлось частью заговора либералов, но было очевидным доказательством их глупости, поскольку они полагали, что способны использовать «черных» для отвлечения христианской Америки от «истинного плана» развития.

— Выключи, — попросил Пайк.

— Разве тебе не хочется узнать, в чем состоит истинный план развития?

— Нет.

Я выключил радио. Интересно, многие ли из тех, кто работает на полях и реке, слушают эти передачи. Может быть, никто. Может быть, только мы с Пайком, тогда как остальные давно выключили свои приемники. Может быть, теперь, когда она лишилась и нас, ее проповедь звучит в пустоте — еще одна говорящая голова перед передатчиком мощностью в восемь тысяч ватт, которой нечего делать, кроме как курить сигареты и вещать в микрофон о том, как плохи наши дела. Одинокий голос во тьме, распространяющийся как безмолвные круги на воде, неслышимый на Земле, но уходящий в космос мимо Луны и Марса, мимо астероидов и Плутона в вечность. Я надеялся, что людям с альфа Центавра также хватило ума ее выключить.

Через двадцать минут мы припарковались рядом с «лексусом» Люси у полицейского участка в Юнисе. Та же самая женщина сидела за столом, та же магнолия стояла в маленьком горшке на столе рядом с ней. Увидев меня, она улыбнулась и сказала:

— Они уже у шерифа. Ждут вас.

Люси и Джоэль сидели рядом с огромным широкоплечим афроамериканцем с седыми волосами и брюхом размером с нефтяную цистерну, вмещающую пятьдесят пять галлонов. Мерли Комо. Люси представила нас друг другу и посмотрела на Джоэля:

— Шериф, перед тем как начать, нужно установить основные правила. Мерли прежде был прокурором, но сейчас он один из партнеров частной фирмы «Сонье, Меланкон и Берк». Вот почему все, что будет сказано вами в этой комнате, подпадает под определение отношений адвокат-клиент. Это понятно?

— Но я вас не нанимал, — смутился Джоэль.

— Мы договорились с Джоди Тейлор, что будем работать в ваших интересах. Теперь, когда вы об этом проинформированы и выразили свое согласие, мы являемся вашими адвокатами.

Джоэль удивленно на меня посмотрел:

— Я нуждаюсь в адвокате?

— Просто выслушайте Люси, Джоэль, — ответил я.

Он нахмурился, кивнул и перевел взгляд на Люси.

— Мы намерены поговорить о том, что вам был известен ряд фактов и в дальнейшем это может привести к возбуждению против вас уголовного дела. Мы не хотим, чтобы вы сказали то, что может быть использовано в суде против вас.

Джоэль смутился еще больше.

— Я не пытаюсь уклониться от ответственности.

— Конечно, это ваш выбор, — развела руками Люси. — Однако в дальнейшем ваша позиция может измениться. Кроме того, мы можем обсуждать вопросы личного характера, а также вопросы, связанные с нарушением закона и касающиеся других членов вашей семьи. Если вы согласитесь считать нас своими адвокатами, то таким образом вы защитите и их. Вы понимаете?

— Защитите их, — кивнул Джоэль.

— Вы согласны считать нас вашими адвокатами?

— Да, — ответил Джоэль.

Люси посмотрела на Мерли Комо.

— Мы также получили разрешение от Джоди Тейлор открыто обсуждать ее дела с представителями детективного агентства Элвиса Коула. — Она снова повернулась к Джоэлю: — Как мы уже говорили, мистер Комо находится здесь в качестве консультанта по вопросу возможности ареста Милта Россье. Он не имеет права представлять штат, но может дать совет, как следует вести это дело. Вы меня понимаете, шериф?

— Да. Мне необходима помощь.

— Почему бы вам, господа, не ввести меня в курс дела? — предложил Мерли Комо.

Джоэль приподнял брови и посмотрел на меня, и я рассказал Комо все, что успел узнать. Я начал с Джимми Рэя Рибнэка, потом перешел к событиям на ферме Россье, описал встречу Россье с Дональдо Примой в «Доме у реки» и то, что видел у насосной станции. Когда я рассказывал об убийстве старика и о телах, выкопанных из земли, Комо попросил разрешения взглянуть на полицейский отчет. Джоэль протянул ему бумаги, и Комо просмотрел фотографии.

— Вам удалось установить личности жертв? — поинтересовался он.

— Пока нет. Мы работаем со специалистами из Нового Орлеана.

Комо покачал головой и вздохнул.

— У вас тут есть кофе?

Джоэль попросил принести кофе, и я описал свою встречу с дель Рейо, рассказал о том, что мне удалось узнать о Дональдо Приме и Фрэнке Эскобаре, а еще об участии Россье в переправке нелегальных иммигрантов. Когда я умолк, Мерли Комо кивнул и, чуть помолчав, обратился к шерифу:

— Вы можете что-нибудь добавить?

— Боюсь, что нет, сэр, — ответил Джоэль.

Мерли взглянул на меня и сложил руки на огромном животе. У него были жесткие проницательные глаза, и я подумал, что он, вероятно, был весьма агрессивным прокурором.

— Давайте вернемся к событиям, которые произошли возле насосной станции. Вы видели, как Прима спустил курок?

— Да.

Он повернулся к Пайку:

— Вы тоже?

Пайк кивнул.

— Где находился Россье?

— Его там не было.

— А как насчет двух парней, которые на него работают?

— Бенетт и Лаборд были вместе с Примой.

— Вам удалось установить личность кого-нибудь из нелегальных иммигрантов?

— Нет.

— Вы можете показать кого-то из них?

— Нет.

Мерли Комо поджал губы и поднес к губам стаканчик с кофе. Стаканчик он держал, слегка отставив в сторону мизинец.

— Что думаете, Мерли? — спросила Люси.

Комо пожал плечами, словно хотел сказать, что постарается выжать все возможное из имеющихся улик.

— Это совсем немного, Люси. Мистер Прима в наших руках, но на Россье у нас ничего нет.

— Проклятье! — пробормотал Будро.

— Он арендует землю. Возможно, штат сможет обвинить его в соучастии, но это мелочь. Если вы хотите его посадить, необходимо, чтобы он присутствовал на месте преступления, — развел руками Комо.

— А как насчет нелегальных иммигрантов? — спросил я.

— Каких иммигрантов? Если вы не можете их показать — а у вас такой возможности нет, — то о чем можно говорить?

— Не надо, Мерли, — сказала Люси.

Он снова развел руками.

— Таково мое мнение. Если вы полагаете, что способны добиться большего, обратитесь к властям штата. Посмотрим, что они скажут.

— Если мы сделаем это сейчас, чертов сукин сын обо всем узнает. — Джоэль Будро пожевал нижнюю губу, подошел к окну, но сперва бросил взгляд на висящего на стене большеротого окуня. Он смотрел на рыбу, но я сомневался, что он ее видит. — Проклятье! Мы — моя семья и я — намерены сделать чертовски трудную вещь. Возможно, нам следовало так поступить год назад, но мы решились только сейчас, и я хочу, чтобы этот сукин сын дорого заплатил за полученное удовольствие. Я хочу засадить его за решетку. Я не хочу видеть таких маленьких девочек. — И он мрачно указал на фотографии убитого старика и умершей девочки.

— Значит, нужно арестовать его на месте преступления, — сказал я.

Все посмотрели на меня.

— Прима не в первый раз привозит сюда людей. Нам нужно просто быть там, когда он сделает это в следующий раз. И мы должны позаботиться о том, чтобы Россье оказался на месте, чтобы принять живой товар.

— Полегче на поворотах, сынок. Мы не можем допустить, чтобы его адвокат сказал, что это провокация с целью изобличения преступления, — покачал головой Комо.

Я размышлял о Рамоне дель Рейо.

— Нам нужно лишь дать ему повод оказаться у насосной станции. Это не так просто, но вполне осуществимо.

— Расскажите мне, что у вас на уме.

Я так и сделал. Это не заняло много времени. Потом Мерли Комо встал, и Люси последовала его примеру. Напоследок Комо сказал:

— Это твоя голова, сынок. Да поможет тебе Бог!

— Вы сумеете провернуть такую штуку? — нахмурилась Люси.

— Она спрашивает, сумеем ли мы? — повернулся я к Пайку.

Пайк нахмурился. Наверное, у него тоже возникли сомнения.

Я сделал несколько звонков с телефона Джоэля, а когда закончил, Люси и Мерли ушли. Джоэль стоял возле окна, поглаживая себя по голове, и смотрел на улицы своего города. Может быть, на ряды зданий. Может быть, на машины и на людей, идущих по тротуарам.

— Мне следовало это сделать шесть месяцев назад, когда сукин сын заявился в мой дом и все закрутилось. Я должен был уничтожить его тогда — и будь оно все проклято.

— Он застал вас врасплох, вы растерялись. В таких ситуациях люди часто совершают ошибки.

— Да. — Однако я не услышал в его голосе уверенности. Он посмотрел в пол, потом поднял на меня глаза: — Я ценю вашу помощь. Эдди тоже.

— Ку́пите нам пива, если мы останемся в живых, — ответил Пайк.

«Ох уж этот Джо! Настоящий шутник».

Мы сели в машину и поехали в Новый Орлеан.

Глава 32

Гаитянин ждал в кафе на Саут-Рэмпарт-стрит, идущей вдоль северной окраины французского квартала. Увидев, что мы его заметили, он молча повернулся и, не дожидаясь нас, зашагал прочь. Мы последовали за ним на запад в сторону Кэнел-стрит, потом на юг. Когда мы прошли пару кварталов, Пайк сказал:

— На противоположной стороне улицы, в полутора кварталах сзади.

Я оглянулся, увидел парня в темных очках и кивнул:

— Меры безопасности.

— Жуть, — сказал Пайк.

Рамон дель Рейо ждал нас на переднем сиденье такси неподалеку от Каронделет-стрит, где разворачивались старые зеленые трамваи, идущие из Сент-Чарльза и Гарден-Дистрикт. В такси горела надпись «Работу закончил». Гаитянин открыл для нас заднюю дверцу, а сам сел за руль. Он не стал включать двигатель. Рамон улыбнулся Пайку:

— Сегодня вы с нами, сеньор.

— В прошлый раз я также был с вами. — Пайк слегка наклонил голову. — Парень в очках на противоположной стороне улицы. Еще один слева в конном экипаже. Винтовки я не заметил.

— Но вы знаете, что он там. Верно? — слегка пожал плечами Рамон.

Уголок рта Пайка дернулся.

— Я могу вывести Дональдо Приму и Фрэнка Эскобара из игры. Насколько сильно вам этого хочется? — спросил я.

Гаитянин повернулся и посмотрел на меня, Рамон дель Рейо даже не шелохнулся.

— Я знаю, где и каким образом Прима ввозит людей в страну, и я нашел местного шерифа, готового его арестовать.

— Это дело министерства юстиции.

— Наш парень произведет арест и соберет улики. Министерство юстиции включится позже, когда на руках у шерифа будут неопровержимые доказательства. — Я наклонился к дель Рейо: — Все будет честно. Наш парень хочет очистить свой город от всякой дряни.

Гаитянин посмотрел на дель Рейо.

— Но это еще далеко не все, друг мой, — произнес Рамон дель Рейо.

— Да, но я не собираюсь вам все рассказывать.

Дель Рейо ничего не ответил.

— Вам нужно знать только то, что, если дело выгорит, с Эскобаром и Примой будет покончено.

Гаитянин что-то сказал по-испански, но дель Рейо ему не ответил. Гаитянин повторил те же слова, и на сей раз дель Рейо резко его оборвал и хмуро посмотрел на меня:

— Что вы хотите?

— Я хочу, чтобы Эскобар принял в этом участие. А для этого мне нужно узнать, как действуют койоты. Мне нужны расценки, сколько получают за такую работу люди. Как действует Эскобар и как Прима. Я хочу, чтобы Эскобар решил, что я тоже занимаюсь этим бизнесом и пытаюсь заключить с ним сделку. Но для этого я должен быть в теме. Если мы не привлечем Эскобара, то ничего не получится.

— Ты глупец, — рассмеялся Рамон дель Рейо.

— Я полагаю, что вам удалось внедрить к Эскобару своего человека. Именно так вы отслеживаете его деятельность. Помогите мне, Рамон.

Гаитянин сказал что-то еще, и на сей раз Рамон кивнул. Ему не слишком понравилась моя идея, но он согласился принять участие.

— Но зачем Фрэнку Эскобару с вами встречаться?

— Потому что он ненавидит Приму. Эскобар хочет покончить с Примой, а я могу ему помочь.

Рамон только молча улыбнулся.

— Нам не удалось установить личность старика, Рамон. Я хочу получить обратно фотографию.

Рамон улыбнулся еще раз и покачал головой, потом вышел из такси и зашагал на юг вдоль Кэнел-стрит. Он вернулся почти через час и привел с собой азиата средних лет. Азиат был стройным и смуглым. Похоже, из Камбоджи. Камбоджиец заглянул внутрь такси, чтобы посмотреть на меня и Пайка, потом они с дель Рейо отошли в сторонку и стали о чем-то тихо толковать. Минут через десять камбоджиец ушел, а Рамон вернулся в такси. Он провел с нами менее тридцати минут, но за это время успел описать, как работает Эскобар и как работает Прима. Мы узнали, сколько берет Эскобар за то, чтобы переправить человека в США, и сколько платит Прима за использование насосной станции Милта Россье. Все операции проводились из расчета «за одну голову». Эскобар брал столько-то за голову, чтобы ввезти человека в страну. Прима столько-то платил за голову Россье за использование его береговой полосы. Казалось, речь идет о скоте. Во всяком случае, не о людях.

Дель Рейо дал мне клочок бумаги с телефоном.

— У нас есть человек, который в хороших отношениях с Эскобаром. Он организует встречу. Если кто-нибудь потребует рекомендаций, пусть позвонит по этому номеру.

Я не глядя убрал листок.

— Сейчас я уйду. Хесус отвезет вас туда. — Наверное, Гаитянина звали Хесус. — Он отвезет вас, и дальше вы будете действовать самостоятельно. Если с вами что-нибудь случится, мы не сможем помочь. Вы понимаете?

— Конечно.

Рамон дель Рейо удалился, не сказав больше ни слова и даже не оборачиваясь. Никаких тебе «Еще встретимся» или «Удачи». Или «Выиграйте для Гиппера».[43] Возможно, он знал нечто, о чем мы даже не догадывались.

Мы поехали через город на север, к озеру Понтчартрейн, и вскоре покинули деловые кварталы. Теперь мы петляли по узким улочкам с высокими тротуарами и множеством дубов, магнолий и пальм. На верандах в креслах-качалках сидели старики. Складывалось такое впечатление, что мы ездим по кругу, без всякой цели. Убиваем время. Воздух был горячим и влажным, словно на кухне дешевого ресторана, в такси пахло по́том и немытыми телами. А может, и страхом, но я старался об этом не думать.

«Элвис Коул, Бесстрашный Детектив».

Я посмотрел на Пайка. Он, похоже, спал. Что там говорить, отключился со страха.

Однако через некоторое время мы ехали уже по более симпатичному району, мимо изумрудно-зеленого поля для гольфа и канала, и вскоре оказались у озера. Ухоженная набережная, много деревьев. Хесус уверенно вел такси по улице с особняками за высокими заборами. Мы свернули в тупик и остановились перед двухэтажным кирпичным домом в окружении дубов. На лужайке лежала пара японских горных велосипедов, а также трехколесный велосипед. Дальше виднелся гараж на четыре автомобиля и бассейн, но вокруг ни одной живой души. Хесус остановил машину и сказал:

— Подойдите к двери и постучите. Вас ждут.

— Спасибо, Хесус.

— У вас оружие при себе? — спросил Хесус.

— Да.

— Хорошо, — кивнул он.

Мы с Пайком вышли из такси, и Хесус уехал. Забавно, каким одиноким ты себя чувствуешь, когда стоишь во дворе чужого дома. Я посмотрел на велосипеды.

— Ничего себе дом у бандита, — сказал я.

Пайк пробурчал что-то себе под нос.

Не успели мы подойти к двери, как та уже открылась. С порога нам улыбалась симпатичная темноволосая женщина. Она была в элегантном купальнике, вокруг бедер вместо юбки — полотенце. Она была босиком, с мокрыми волосами, словно только что вылезла из бассейна.

— Вы мистер Коул? — спросила она.

— Да, мэм.

Она просияла и протянула руку:

— Меня зовут Холли Эскобар. Пожалуйста, заходите. Фрэнк вас ждет.

Пайк протянул руку и представился. Холли Эскобар сказала, что рада с ним познакомиться. Тут между нами пробежал мальчик лет пяти, вскочил в седло трехколесного велосипеда и покатил по лужайке. Губы он вытянул трубочкой, стараясь гудеть, как настоящий автомобиль. Мальчик был одет в красные плавки, и все тело его отливало ровным загаром. Холли Эскобар закрыла за нами дверь.

— С ним все будет в порядке. Машины здесь не ездят, — сказала она.

Она провела нас через дом, показавшийся мне самым обычным. Мы прошли мимо семейных фотографий и отличной коллекции призов за победы в соревнованиях (очевидно, завоеванных Холли). Два мальчика постарше смотрели телевизор. Наконец мы оказались в светлой симпатичной кухне, где мужчина в мешковатых шортах перекладывал на поднос сэндвичи. Он был с меня ростом, но моложе, с хорошо развитой мускулатурой, с прилизанными волосами и короткими пальцами.

— Ронни, это люди, которых ждет Фрэнк, — сказала Холли Эскобар. — Отведи их к нему, а я здесь закончу. — И, улыбнувшись, добавила: — Все уже во дворе.

В сопровождении Ронни мы прошли к бассейну. Трое мужчин сидели за круглым столиком, установленным у воды, и что-то пили, рядом в шезлонге загорала женщина. Она была в купальнике, как и Холли Эскобар, и я решил, что это чья-то жена. Никаких тебе любовниц. Двое мужчин были в просторных футболках навыпуск — вероятно, чтобы скрыть оружие. Однако один из них сидел без рубашки.

— Фрэнк? — сказал Ронни.

Как и следовало ожидать, мужчина без рубашки и был Фрэнком Эскобарой. Невысокий и широкоплечий, слегка за пятьдесят, с сильным, немного грузным телом. В волосах кое-где проглядывала седина, но густая шерсть на груди уже полностью побелела. Он поднял голову и, увидев нас, поднялся со стула.

— Ах да, привет! Давайте-ка пройдем в пляжный домик. — У него был легкий акцент, от которого он явно старался избавиться. — Мы пьем джин с тоником. Хотите? — спросил он, подняв бокал.

«Гангстер в роли хозяина дома».

— Нет, спасибо.

— Пошли. Там нам никто не будет мешать.

Эскобар пошатнулся, и один из парней поспешил его поддержать. Середина дня, а он уже надрался.

«Гангстер на отдыхе».

Мы вошли в пляжный домик. Стол для игры в пул. Бар. Пара игровых автоматов и видеоигр. Портрет в натуральную величину молодого Фрэнка Эскобара в офицерской форме, коротко стриженного и с бандитскими усиками. И все это на фоне джунглей где-то в Центральной Америке. Настоящий Фрэнк Эскобар тяжело опустился в высокое кресло и махнул рукой Ронни:

— А ну-ка, проверь этих парней. Посмотри, что у них есть.

— На правом бедре, — поднял я руки.

Ронни забрал мой пистолет, а потом быстро меня ощупал. Закончив со мной, он двинулся к Пайку, но тот покачал головой:

— Нет.

Фрэнк Эскобар нахмурился и спросил:

— И что значит это «нет»?

Пайк поднял руку ладонью к Ронни.

— Если вы хотите, чтобы я подождал снаружи, я не против. Но он ко мне не прикоснется, и я не отдам ему свой пистолет.

Эскобар потер глаза.

— Какого хрена, — начал он и, закончив тереть глаза, добавил: — Хочешь оставить свой пистолет, ладно. Мы поступим иначе, — Фрэнк Эскобар засунул руку в шорты, вытащил маленькую «беретту» тридцать восьмого калибра и навел на меня. — Можешь оставить себе свой гребаный пистолет, если хочешь. Мы сделаем таким образом. — Он махнул рукой одному из сидевших с ним парней: — Леон, держи парня под прицелом, раз этот говнюк хочет сохранить свой пистолет. — Леон взял «беретту» и навел на меня, а Фрэнк Эскобар мрачно посмотрел на Пайка: — Вот так. Теперь ты счастлив, со своим пистолетом?

Пайк кивнул.

«Хороший друг».

Эскобар повернулся ко мне:

— Ладно. Так что там у тебя ко мне за дело?

— Дональдо Прима.

Левый глаз Эскобара сузился, и он уже больше не казался пьяным. Теперь он казался таким же опасным, как человек на портрете.

— Что тебе известно о Приме?

— Я знаю, как он ввозит людей, Фрэнк. Он работает на пару с моим другом. Мой друг обеспечивает перевозку и безопасное место, но деньги не там.

— Кто твой друг?

— Парень по имени Россье. Он владеет землей и рекой. Очень надежное место для приема товаров. Прима заключил с ним сделку, но мы недовольны. Понимаете, о чем я?

— Сколько он получает? — поинтересовался Эскобар.

— Штука за голову.

— Дерьмо, — рассмеялся Эскобар.

«Как и предвидел дель Рейо».

— Мы тоже так считаем.

— Почему твой друг не ведет свои дела сам?

— У Примы есть товар, Фрэнк. Как и у вас. Две штуки за голову — и Прима не при делах. У нас прибывают новые люди, и мы хотим увеличить свою долю.

— Вот так? Легко и просто?

— Теперь слово за вами.

Фрэнк Эскобар облизал губы, он думал. Глотнул джина с тоником. Капля алкоголя упала на подбородок.

— Прима, — произнес он.

— Именно, Фрэнк. Вы хотите подумать и кое с кем перетереть? Хорошо. Мы работаем с Примой около шести месяцев. Он лично привозит деньги с каждой доставкой. Вот так. — Я сдавал ему Приму. Словно говорил: «Берите его тепленьким, если хотите».

Фрэнк Эскобар кивнул мне.

— Подумайте, Фрэнк. Захотите со мной связаться, я остановился в Батон-Руже, в «Риверфронте». Если дадите мне номер, тогда я могу вам позвонить. Мне без разницы. — Я развел руками. — Как хотите. А что мы хотим, так это две штуки за голову.

В этот момент в домик вошла Холли Эскобар с сэндвичами на подносе. Она улыбнулась нам и сказала:

— Кто-нибудь хочет сэндвич? — Она замерла у двери, увидев, что парень в просторной рубашке держит меня на мушке, и ее улыбка погасла. — Фрэнк?

Парень в рубашке опустил пистолет.

Фрэнк Эскобар выпустил свой бокал с выпивкой, и он упал. Лицо Эскобара покраснело, как пережаренная печенка, и он вскочил на ноги.

— Разве я не говорил тебе, чтобы не смела входить без разрешения?

Она попятилась, пытаясь улыбнуться, но теперь за ее улыбкой прятался страх.

— Извини, Фрэнк. Я подожду снаружи.

Парень в рубашке прошептал:

— Вот дерьмо!

Фрэнк Эскобар подскочил к жене и втащил ее обратно. Большой пластиковый поднос выпал у нее из рук, и сэндвичи полетели во все стороны.

— Мне больно! — закричала Холли.

В ответ Эскобар дважды ударил ее, сначала ладонью левой руки, потом тыльной стороной правой. Она упала на спину прямо в дверях. Мужчина и женщина, сидевшие у бассейна, вскочили.

Я почувствовал, как дернулся Пайк, но все уже закончилось. Очень быстро. Эскобар поднял на ноги плачущую жену и сказал:

— Ты должна меня слушаться, Холли. Ты должна делать то, что я говорю. Понимаешь? Никогда не входи так. — Он убрал волосы с ее лица, но лишь размазал кровь. — Господи, посмотри, что ты заставила меня сделать. Иди приведи себя в порядок. Ладно?

Холли Эскобар побежала к дому, а Фрэнк вытер кровь с правой руки о шорты.

— Иди за ней, Ронни. Проверь, что с ней все в порядке.

Ронни ушел вслед за миссис Эскобар. Парень в рубашке спросил:

— Ты в порядке, Фрэнк?

Словно это Фрэнку в кровь разбили лицо.

— Я в порядке. Все нормально. — Фрэнк поднял свой бокал, и мне показалось, что он слегка смутился. — Господи. Какие все-таки женщины глупые. — Потом он посмотрел на нас. Должно быть, Эскобар что-то прочел на лице Пайка. Или на моем. — Что такое? — Его голос вновь стал жестким, лицо покраснело.

Уголок рта Пайка дрогнул.

Эскобар еще пару секунд сверлил Пайка взглядом, а потом махнул рукой, заканчивая разговор.

— Я подумаю. Ладно? Теперь я знаю, где вас искать. — Он подозвал парня в рубашке: — Вызови ребятам такси. Господи, мне срочно нужно выпить.

Он вышел из домика, подошел к столику у бассейна, взял чей-то бокал и выпил. Нет ничего лучше джина с тоником, чтобы снять стресс после легкой истерики.

Парень в рубашке обещал вызвать нам такси и предложил подождать перед домом. Он сказал, что такси приезжает довольно быстро: у них договор с Фрэнком. И еще он предложил нам сэндвич. В ответ Джо Пайк послал его на хрен.

Мы прошли мимо бассейна и лужайки и оказались на улице. Маленький мальчик продолжал колесить на своем велосипеде. Счастливый, жизнерадостный ребенок.

Пока мы стояли и смотрели на него, Пайк сказал:

— Нехорошо, что мы собираемся покончить с его стариком.

Я ничего не ответил.

— Впрочем, не так уж и плохо, — добавил Пайк.

Глава 33

Нас остановили за превышение скорости возле Сент-Габриэля, потом возле Ливонии, но нам все же удалось проехать мимо фермы Милта Россье в начале шестого, когда жара начала спадать. Люди, работавшие на прудах, направлялись в сторону строений, где разделывали рыбу, а женщины шли к своим машинам. Наступило время отдыха. Все двигались, еле волоча ноги, словно теперь, после того как они целый день гнули спину на Милта Россье, им предстояло вернуться домой к другой, не менее тяжелой работе. Нет, в их движениях не чувствовалось физической усталости, когда твое тело перестает тебя слушаться. В них была какая-то обреченность, когда день подходит к концу, а у тебя нет никаких надежд на то, что завтра что-то изменится к лучшему. Именно такая походка будет через несколько лет у Холли Эскобар.

Мы по-хозяйски проехали мимо этих строений и направились прямо к дому. Возвращавшиеся с работы женщины бросали на нас равнодушные взгляды. Еще бы. Ведь на нашей машине не было написано слово «ВРАГ».

— Как просто, — заметил Пайк.

— А ты думал, что нам придется подавлять огневые точки противника?

Мы уже видели хозяйский дом между другими постройками и маленькую фигурку Милта Россье, сидящего в шезлонге. На нем по-прежнему была шляпа с широкими полями. Рене Лаборд стоял между прудами и смотрел на плоскую поверхность воды. Казалось, он нас не замечает. Тут откуда-то появился Лерой Бенетт вместе с одним из своих тощих помощников. Он что-то закричал и побежал за нами. Бежать пришлось довольно далеко. «Полара» стояла у самого дома.

Мы проехали с четверть мили и поставили наш автомобиль рядом с «поларой» Лероя. Дом выглядел пустым, мы заметили лишь толстую негритянку в гостиной и Милта Россье во дворике. Мы уже обходили дом, когда появился Милт. Он решил выяснить, кто это там пришел. Он был в комбинезоне и шляпе, в руках держал стакан чая со льдом.

— Привет, Милт, ты меня помнишь? — сказал я.

От неожиданности Милт Россье застыл на месте. Меня он знал, но Пайка видел в первый раз. А когда Пайк вытащил свой «питон», Россье пробормотал:

— Проклятье!

— Давай вернемся во дворик. Там удобнее.

Россье удивленно на меня посмотрел:

— Мы ж тебя прогнали. Я думал, ты уехал.

— Многие так думали, Милт, и были не правы.

— Во дворик, — повторил Пайк.

У нас за спиной Лерой Бенетт кричал Рене, чтобы тот поспешил к дому. Рене посмотрел в нашу сторону, но понять, что он видит и что там себе думает, было сложно.

Россье нахмурился при виде пистолета Пайка, и мы направились во дворик.

— Присядь, Милт. У меня к тебе деловое предложение, — произнес я.

Милт плюхнулся в шезлонг, а Пайк опустил пистолет.

— Кто-то добрался до старины Джимми Рэя, — сообщил Россье. — Я сказал ему, чтобы он больше не беспокоил ту женщину, и он перестал. Я думал, вопрос решен.

Он старался смотреть на меня, но всякий раз его взгляд возвращался к Пайку и пистолету. Милту явно было не по себе.

— Речь совсем о другом бизнесе, Милт, — улыбнулся я.

Между тем Лерой Бенетт, как белый карлик, мчался к нам во весь опор, его руки и ноги мелькали, точно крылья мельницы. Рене Лаборд наконец двинулся в нашу сторону. У него была неуклюжая походка чудовища Франкенштейна.

— Послушай, Милт, — продолжил я. — Дональдо Прима тебя поимел, а мы можем удвоить твои деньги.

Когда я произнес имя Дональдо Примы, лицо старика напряглось и он попытался поставить чай на столик, но промахнулся, и стакан разбился. Ну совсем как тогда Фрэнк Эскобар. Возможно, отсутствие глазомера — неотъемлемое свойство преступников.

— Не понимаю, о чем ты, — отозвался Милт Россье.

Я посмотрел на Джо Пайка:

— Да уж, что-что, а эти парни умеют поддержать разговор. Как думаешь, Джо?

Пайк не шелохнулся. Лерой приближался, и Пайк наблюдал за ним. Рене все еще находился где-то между прудами, но постепенно набирал скорость. Вероятно, Пайк размышлял о том, что ему придется их пристрелить.

— Вы с Дональдо Примой ввозите сюда нелегалов по реке, через принадлежащую тебе территорию. Дональдо договаривается с людьми на юге и вербует иммигрантов, а ты обеспечиваешь доставку и безопасное место, откуда они и проникают в страну.

Россье, явно запаниковав, принялся размахивать руками, но ему никак не удавалось встать со стула.

— Я ничего про это не знаю. Проклятье, не понимаю, о чем ты тут толкуешь.

Пайк наклонился вперед и коротким толчком вернул Россье на место. Россье хлопнул его по руке, словно надоедливую мошку, и Пайк ударил его ладонью по макушке. Милт сразу успокоился.

— Не знаю я никакого Приму и впервые слышу о нелегалах, — продолжил он. — Вам лучше убраться отсюда, покуда я не вызвал полицию! — Он пытался выдать нам порцию справедливого негодования.

Я поднял два пальца.

— Два слова, Милт. Фрэнк Эскобар.

Он сразу заткнулся, уставившись на меня злобными глазками.

— Эскобар контролирует нелегальную иммиграцию через порт Нового Орлеана и весь прибрежный регион. Мы побывали у него несколько часов назад. Прима прежде работал на Эскобара, но решил заняться бизнесом самостоятельно — с тобой, — а Эскобару это не нравится. Бизнес Примы процветает, поскольку тот демпингует цены, а это устраивает Эскобара еще меньше. Улавливаешь мою мысль, Милт?

Россье продолжал есть меня глазами.

— А поскольку Прима берет меньше, ты получаешь меньше. Понимаешь? Ты ведь получаешь штуку с головы. Так ведь?

Теперь Милт даже не пытался что-либо отрицать. Мы олицетворяли собой деньги, а деньги всегда к деньгам. Тут уж нелишне и прислушаться.

— Фрэнк предлагает тебе по две штуки за голову, Милт. Если ты принимаешь одну партию нелегалов в неделю, скажем, по тридцать человек, то это тридцать штук в неделю, или сто двадцать тысяч в месяц от Примы. Но Фрэнк удвоит эту сумму. Тридцать превратятся в шестьдесят. А сто двадцать — в двести сорок тысяч долларов. И это ежемесячно, если ты кинешь Приму и будешь работать с Эскобаром. Теперь понимаешь, о чем я, Милт?

Лерой Бенетт вбежал во дворик, он задыхался и едва стоял на ногах. Увидев пистолет в руке Пайка, он попытался засунуть руку под рубашку и вытащить собственное оружие. Пайк ударил его в лицо. Бенетт упал. Пайк наклонился и обезоружил его.

— Да уж, силен, — заметил Джо.

— Кругом одни недоумки, — сказал Россье, задумчиво глядя на Лероя.

Я небрежно пожал плечами. Россье покачал головой и устроился поудобнее в шезлонге.

— Ну я так понимаю, ты новый Джимми Рэй Рибнэк? Он тоже считал, что нашел кормушку. И посмотри, где он теперь.

— Милт, Джимми Рэй и я даже не с одной планеты. Никогда не забывай об этом — и тогда все будет в порядке.

Во дворик влетел Рене, остановился возле Лероя, посмотрел на Джо Пайка. Он дрожал как в лихорадке и никак не мог сосредоточиться. Затем глаза Рене сфокусировались, он переступил через лежащего Лероя, и Пайк поднял «питон».

— Я его убью.

— Рене! — взвизгнул Милт Россье. — Проклятье! Стой, где стоишь.

Лицо старика покраснело, словно еще немного — и его хватит удар.

Рене явно растерялся. Лерой застонал, перекатился на бок и, заметив, что Рене на него смотрит, сказал:

— Не стой, тупой урод, помоги мне встать.

Рене поднял Лероя как пушинку. Лерой с трудом добрался до стула и сел, держась за бок.

— Проклятье, после бега в боку колет, — пожаловался он.

— Тренируйся, — посоветовал Пайк.

— Ты, засранец! Мы еще посмотрим кто кого, — нахмурился Бенетт.

— Угу, — отозвался Пайк.

— Утихни. Мы о деле говорим, — рявкнул Россье и посмотрел на меня: — А что получишь ты?

— Мы получим то, что Эскобар заплатит за первую партию. Скажем, шестьдесят штук.

«Если уж врать, то по-крупному».

— Дерьмо собачье!

— Дерьмо собачье, Милт? Я выступаю в качестве посредника. Ты продолжал бы работать с Примой, поскольку ничего лучшего у тебя нет, а он смеялся бы у тебя за спиной. Я все сделал за тебя, все организовал. Твои доходы удваиваются прямо сейчас, а мы с Джо получаем выручку за неделю. Дальше — все твое. Через две недели сможешь вернуть все, что получал бы, работая с Примой. — Я повернулся к Джо Пайку: — Мне кажется, это справедливо, Джо. Как думаешь?

— Справедливо, — кивнул Пайк.

Я видел, как крутятся шарики в голове Милта Россье, как он прикидывает доходы, которые получит только за место для высадки нелегалов. Как уговаривает себя.

— Значит, Фрэнк Эскобар?

— Дам тебе пару советов, Милт. Две штуки за голову — это максимум. Не думай, что Прима сможет платить больше. Фрэнк хочет иметь, как это теперь говорят, эксклюзивные права и позаботится о том, чтобы Дональдо вышел из игры — раз и навсегда. Мы поняли друг друга?

— Угу.

— Фрэнк хочет, чтобы ты позволил Приме доставить очередной груз, только на сей раз мы будем на насосной станции вместе. Естественно, Прима ничего не должен знать о Фрэнке и его людях, иначе он туда и не сунется. А когда он приплывет, Фрэнк расплатится с ним лично. Все понял?

— Для этого я ему не нужен, — покачал головой Милт Россье.

— Нет, Милт, нужен. Фрэнк понимает: если ты способен продать Приму, то продашь и его. Так что, парни, придется вам слиться в объятиях. Не будет объятий, не будет двух штук за голову. Двести сорок тысяч каждый месяц, Милт. Прима не вернется домой. Но все остальные будут жить долго и счастливо.

Милт Россье вновь погрузился в размышления.

Я дал ему бумажку с телефонным номером, которым меня снабдил Рамон дель Рейо.

— Вот телефон, по которому ты можешь все проверить, если захочешь. Дело твое. Это не сам Эскобар, а один из его людей. У него ты сможешь получить подтверждение серьезности намерений Эскобара. Не хочешь, можешь сжечь. Тебе решать.

Он взял листок и посмотрел на него.

— А зачем мне оплачивать твои услуги?

— Милт, ты живешь не в крепости. Не заплатишь нам, тебе конец.

Пайк качнул своим «питоном».

— Да, — ответил Лерой Бенетт.

Милт Россье некоторое время изучающе смотрел на Пайка, потом взглянул на Лероя. Лерой постепенно приходил в себя, но на левой скуле у него уже расползался здоровенный синяк. Наверное, его вид не внушал особой уверенности.

— Я должен все обдумать, — произнес Россье. — Как вам сообщить о своем решении?

Я сказал ему, где мы остановились в Батон-Руже, и мы с Пайком зашагали к машине.

— Эй! — крикнул нам вслед Милт Россье.

Мы остановились.

— Если один из вас еще раз наведет на меня пистолет, то тогда уж сразу стреляйте.

— Милт, если кто-то из нас вытащит пистолет, он так и сделает, — улыбнулся я.

Глава 34

Вернувшись в Батон-Руж, я немедленно позвонил в номер Джоди Тейлор, но она не взяла трубку. Портье сообщил, что она расплатилась по счету и уехала еще днем, не оставив никаких сообщений. И еще он сказал, что Джоди Тейлор выглядела расстроенной. У меня возникло неприятное ощущение, словно я не закончил работу и оказался не на высоте.

— Проклятье! — пробормотал я.

— Сегодня хороший вечер. Чистое небо. Хочу пробежаться, — заявил Пайк.

В холле отеля было пусто — только мы с Пайком и портье. Со стороны бара долетали бессвязные обрывки разговоров.

— Можешь составить мне компанию, — предложил Пайк.

— Мне нужно позвонить.

— Встретимся на улице, — кивнул он.

Мы поднялись в наши комнаты, я надел шорты и кроссовки, позвонил Люси и рассказал ей про Эскобара и Россье. Теперь нам оставалось только ждать, заглотит ли Россье наживку. Потом я спросил, говорила ли она с Джоди Тейлор.

— Да, она мне звонила. Кроме того, я беседовала с Сидом Марковицем. Сид заявил, что они намерены обратиться в суд. У меня нет уверенности, что Джоди с ним согласна, но она была сильно расстроена.

— Она что-нибудь говорила про Эдит Будро?

— Нет.

Мы немного помолчали, потом Люси сказала:

— Самец?

— Да, мэм?

— Бен ложится спать в десять. Ты мог бы приехать, и тогда мы устроили бы свидание в автомобиле.

— Мы с Пайком собираемся немного пробежаться. У нас был трудный день.

— Я просто хотела, чтобы ты знал, — вздохнула она.

— Я знал, что позвонил тебе не просто так.

Затем я набрал номер Джоэля Будро и рассказал про Эскобара и Россье. Когда я закончил, Джоэль спросил:

— Как думаешь, они клюнут?

— Посмотрим. Россье постарается что-нибудь про нас узнать, и ему наверняка доложат, что мы что-то затеваем с Эскобаром. И тогда он согласится.

— Хорошо. И что потом?

— Он мне позвонит. И я сразу же свяжусь с Эскобаром. У нас будет мало времени, так что ты должен быть наготове.

— Моим ребятам потребуется пять минут на сборы. Можешь на нас рассчитывать.

— Как скажешь.

Пайк ждал меня у входа в отель, уже приступив к разминке. Я присоединился к нему, начав с глубоких наклонов, а потом, расставив ноги, коснулся грудью тротуара. После целого дня за рулем и долгого общения с бандитами и отморозками было очень приятно чуть-чуть размяться. Может быть, с Джоди Тейлор все не так уж плохо. Может быть, я поглупел от отсутствия движения и мне просто необходим кислород. Конечно. В этом все и дело. Разве можно сравнить неприятности, в которые ты втравил клиента, с возможностью привести себя в хорошую физическую форму?

Пайк отжался раз сто, затем перевернулся, уперся ногами в стену и сделал еще сотню отжиманий. Я последовал его примеру. Парень, сидевший за стойкой регистрации, даже высунул нос на улицу, чтобы на нас посмотреть.

— Ну вы даете! Собираетесь пробежаться? — спросил он.

— Точно.

— Будьте осторожны. У нас здесь есть нехорошие места.

— Спасибо, — ответил я.

— Я серьезно. В центре неспокойно. Куда бы вы ни побежали, везде можете нарваться на черных.

— Мне кажется, там телефон звонит, — сказал Пайк.

Парнишка нырнул обратно в холл, но тут же вернулся.

— Не-а. Должно быть, где-то в номере.

По мере того как разогревались мышцы, напряжение постепенно уходило, совсем как лед, откалывающийся от айсберга и падающий в море.

— Говорят, что мы входим в десятку самых опасных городов страны, — заявил парнишка, словно гордился этим фактом.

— Мы будем очень осторожны, — заверил его я.

— Побежали, пока я не пристукнул этого придурка, — проворчал Пайк.

И мы побежали на юг по улице, параллельной набережной, поднялись на небольшой холм, миновав здание, где прежде находилась администрация штата, и свернули на восток, удаляясь от реки. Вечерний воздух был теплым и влажным, и мы быстро вспотели. Я сосредоточился на дыхании и ритме бега, стараясь держаться рядом с Пайком. Постепенно бег поглотил меня целиком, и я почувствовал облегчение. Вскоре центральная часть города осталась у нас за спиной, и теперь мы бежали мимо небольших частных домиков. Негритянский район.

Держась узкого тротуара, мы пробежали по центральной улице, запруженной машинами. Аккуратные кварталы, перекрестки с указателем номеров. Картинки из жизни обитателей маленьких уютных домов. Афроамериканские детишки, катающиеся на скейтбордах и велосипедах. Афроамериканские детишки, играющие в американский футбол. Дети переставали играть и молча смотрели нам вслед — двое белых мужчин, пробегающих по краю их мира. Возможно, портье говорил именно об этих кварталах.

— Ты сделал для нее все, что мог, — бросил на бегу Пайк.

— Знаю, — ответил я, стараясь дышать ровно.

— Но ты недоволен собой.

— Я ее подвел. В некотором смысле я ее бросил, — ответил я и, немного подумав, добавил: — И бросают ее не в первый раз.

С соседней улицы свернул одинокий бегун, бежавший примерно с такой же скоростью, что и мы. Еще не старый, с редеющими волосами, угольно-черной кожей и изящным торсом настоящего спортсмена. Как и мы, он был лишь в шортах и кроссовках, грудь и спина лоснились от пота, точно полированный обсидиан. Я бросил на него быстрый взгляд, но его глаза были устремлены вперед, мимо нас. Я тоже стал смотреть только вперед, хотя краем глаза все же продолжал видеть чернокожего бегуна.

— Она наняла меня для того, чтобы я делал одно, а я делаю совсем другое. Она наняла меня, рассчитывая, что я буду защищать ее интересы, но мои действия могут поставить ее под удар.

Мы бежали мимо школы и торгового центра: мы с Пайком — по одной стороне улицы, чернокожий бегун — по другой. Пайк не отвечал, и я нашел странное утешение в этой громкой тишине. Только наше дыхание, стук кроссовок о тротуар. Ритм метронома.

— Ты не предал ее. Ты дал ей шанс на любовь, — наконец отозвался Пайк.

Я удивленно на него посмотрел.

— Нельзя вложить в сердце то, чего там нет, Элвис. Любовь встречается не так часто, чтобы кто-то из нас мог отказаться от нее, когда она вспыхивает. Это ее неудача, а не твоя, — продолжил Пайк.

— Ей нелегко, Джо. И на то есть масса причин.

— Может быть.

Чернокожий бегун увеличил скорость и постепенно стал от нас удаляться. Мы с Пайком посмотрели на него и одновременно побежали быстрее. Мы догнали бегуна, некоторое время держались рядом, а потом вырвались вперед. Мы лидировали сотню метров, пока он снова с нами не поравнялся. Я прибавил скорость, Пайк рванул следом, как будто мы были единым целым, но чернокожий бегун не сдавался. Дыхание с шумом срывалось с моих губ, насыщенный кислородом воздух Луизианы придавал дополнительную энергию, пот с волос заливал глаза. А мы все бежали и бежали вперед: мы по своей стороне улицы, он — по своей. Однако на перекрестке нам пришлось остановиться перед светофором, и я с улыбкой повернулся, чтобы помахать рукой чернокожему бегуну, но он исчез. Мы ждали, пока загорится зеленый свет, и я пожалел, что не обратился к бегуну раньше. Теперь нам за ним уже не угнаться.

Загорелся зеленый. Мы с Пайком побежали дальше, наматывая мили. День клонился к вечеру. Мы оказались в парке, где было несколько футбольных и бейсбольных полей, свернули на север, потом — на запад и направились обратно в сторону реки и отеля. Мы бежали почти час. Обратный путь займет столько же.

— Ты все еще думаешь о ней? — спросил Пайк.

— Да.

— Тогда подумай вот о чем. Ты прошел с ней первую часть пути. Остальную она должна проделать самостоятельно. И дело не в том, что так получилось. Так должно быть.

— Конечно, Джо. Спасибо.

Он что-то проворчал.

«Философия и мы».

— А теперь завязывай с этими мыслями и начинай думать о Россье. Если ты не начнешь думать головой, Россье тебя убьет.

— Умеешь ты закончить разговор на высокой ноте!

— Именно по этой причине я так много зарабатываю.

Глава 35

Милт Россье позвонил на следующее утро в четырнадцать минут десятого и сразу взял быка за рога:

— Я согласен, но только за две с полтиной за голову.

— Забудь.

— Две двести пятьдесят — и будь я проклят! В противном случае все останется как есть.

Я повесил трубку. Если у меня хорошие карты, я буду играть жестко. Иначе он сразу поймет, что я блефую.

Через шесть минут телефон зазвонил снова, и Россье сказал:

— Две тысячи сто, сукин сын. Черт возьми, ты тоже можешь подвинуться. Веди себя разумно.

Мне показалось, что сердце сейчас прямо-таки выскочит из груди.

— Тебе хватит и двух, Милт, но я согласен. Мне нужно провернуть эту сделку один раз, а потом я вернусь домой — и можешь сколько угодно доить Эскобара.

— Сукин сын, — засмеялся Милт Россье. «Один кусок дерьма шутит с другим. Два старых приятеля стараются ободрать друг друга». — Прима доставит сегодня очередную партию. Это не слишком быстро для вас?

— Нет. В какое время?

— Катер придет около десяти. Прима встречается с Лероем в «Доме у реки». Ты знаешь это место?

— Пусть Прима встретит нас около баржи. Мы с Эскобаром заедем к тебе в восемь. Эскобар хочет быть там пораньше. — Если я смогу убедить Эскобара. Если он клюнет.

— Эскобар привезет деньги? — поинтересовался Милт.

— Естественно.

— Очень хорошо.

— Ты ведь не станешь предупреждать Дональдо, Милт?

— Нет, конечно. Черт побери!

— Фрэнк хочет его поиметь, Милт. Это входит в условие сделки.

— Я же сказал, что не стану его предупреждать. Черт побери! Если Фрэнк хочет работать со мной, то получит задницу Примы в подарочной упаковке. Готов его освежевать, если потребуется.

— Вот и хорошо. Эскобар хочет с тобой встретиться, Милт. Он полагает, что сможет осилить три доставки в неделю.

— В бога, в душу мать! — пробормотал Милт Россье. У него в глазах, наверное, уже запрыгали доллары.

— Ну, удачи тебе, Милт!

— И еще одно, компаньон, — сказал он.

— О чем ты?

— Будешь ждать у бара. Если тебя там не будет, я слиняю, как навозный жук в дыру.

«Ага, вот вам и южный колорит».

— Такое я не пропущу, компаньон.

Похоже, дело наклевывается.

— Если старина Фрэнк не появится, пожалеешь, что на свет родился. Милт Россье никому не даст себя обгадить. Ты все слышал, компаньон?

— Ясно и четко, Милт.

Я повесил трубку и позвонил Фрэнку Эскобару.

— Дональдо Прима доставит сегодня вечером, в десять часов, очередную партию. Россье говорит, что вы можете его взять. Вы в деле? — спросил я.

— Да, — ответил Эскобар.

— Он хочет встретиться в баре под названием «Дом у реки». Потом мы все вместе отправимся к барже. Вы должны принести деньги.

— Об этом можешь не беспокоиться.

Затем я позвонил домой Джоэлю Будро. Он взял трубку после второго гудка. Голос у него слегка дрожал.

— Они согласились? — спросил он.

— Встреча состоится сегодня. Ты можешь собрать людей?

— О господи, — простонал он.

— Ты соберешь людей?

— Да. Конечно соберу. — Его голос звучал напряженно.

— Успокойся, Джоэль. Баржа придет в десять, но я должен встретиться с Россье в его баре в восемь, а это значит, что твои люди должны быть в засаде к семи. Сумеешь это организовать?

— Да. Да, конечно. Я соберу парней около четырех у себя дома, и мы обо всем договоримся.

— Я там буду.

— Послушай, Коул.

— Что?

— Я очень ценю твою помощь.

— Конечно.

Я повесил трубку, позвонил Люси в офис и рассказал, как обстоят дела.

— Как думаешь, Джоэль справится? — спросила она.

— Это совсем не сложно, Люси. Когда все плохие парни будут на месте, с деньгами и нелегальными иммигрантами, ему останется лишь арестовать их. Весь фокус в том, чтобы собрать всех вместе. А сам арест — плевое дело.

— Наверное, ты прав, — задумчиво произнесла она, но в ее голосе я что-то не услышал уверенности.

Я сообщил ей, что мы будем в доме Будро в четыре, и она обещала позвонить Мерли Комо и подъехать туда вместе с ним. Потом я вошел в номер Пайка и сказал:

— Все. Началось.

Пайк вытащил из шкафа свою брезентовую сумку. Я услышал, как звякнул металл.

— Всегда готов, — отозвался Пайк.

В три часа дня мы сели в машину и отправились в Юнис.

Перед домом Будро рядом с «лексусом» Люси стояли три патрульные машины полицейского управления округа. Соседям это может показаться странным. А может, и нет. Просто люди собрались на пикник посреди недели. Мы с Пайком подошли к двери, и Эдит Будро впустила нас в дом. Эдит улыбнулась, но я видел, что она явно встревожена.

Люси и Мерли Комо сидели в креслах с подголовниками, трое местных копов устроились на диване. Молодой чернокожий полицейский по имени Берри, а также Томми Уиллетс. Третьего звали Дейв Шампань. У него было розовое хитрое личико, совсем как с рекламы «Пиллсбери».

Увидев нас, Уиллетс нахмурился, потом отвернулся и покачал головой. Похоже, все еще не доверяет. Шампань и Берри были моложе Уиллетса. Будро нас представил. Я остался вместе со всеми, а Пайк отошел в сторонку и пристроился у стены, привлекая любопытные взгляды Берри и Шампаня. На столе стояли тарелка с печеньем и небольшое блюдо с пирожными, и Эдит Будро предложила нам кофе в тонких фарфоровых чашках. Ей очень хотелось, чтобы мы согласились. Она нервно расхаживала у окна, словно мотылек, бьющийся о стекло. В каком-то смысле ей сейчас было труднее всего.

— Я всем сообщил, что сегодня мы собираемся арестовать Милта Россье. Они знают о нелегалах, Дональдо Приме и Фрэнке Эскобаре и о том, что мы собираемся сделать. Хотите рассказать им, что вы там видели?

Я еще раз поведал о катере и насосной станции, о старике и маленькой девочке и о том, как нам удалось выследить Приму. Когда я описывал гибель старика, Уиллетс наклонился вперед и заявил:

— Ты стал свидетелем убийства и должен был немедленно об этом сообщить.

— У него были причины этого не делать, Томми, — попытался урезонить его Джоэль.

— Если гражданин не сообщил о преступлении, он нарушил закон, Джоэль, — мрачно посмотрел на шерифа Томми Уиллетс. — Боже мой, кто сделал этого парня чертовым шерифом? — Тут он бросил взгляд на Эдит. — Извини, Эдди.

Джоэль Будро смутился, а Дейв Шампань сказал:

— Кончай, Томми. Наконец-то мы сможем взять Милта Россье. Это же классно! — Он улыбался так широко, что его лицо стало похоже на пухлую розовую тыкву.

Я посмотрел на Пайка — тот лишь покачал головой. Да, похоже, нам предстоит идти на дело вместе с отрядом бойскаутов.

— Как вы собираетесь все это организовать? — спросила Люси.

— В восемь я встречаюсь с Милтом Россье и Фрэнком Эскобаром в «Доме у реки». Потом мы отправимся на насосную станцию встречать баржу, которая должна прибыть в десять. Прима приедет на ней.

Джоэль посмотрел на Мерли Комо:

— Что скажете? Как насчет провокации преступления с целью его изобличения? Все чисто?

Мерли покачал головой.

— Не вижу никаких проблем, шериф. Все выглядит чисто. Мы совершим арест — у Россье будет крупная сумма наличными на руках, грузовик будет набит нелегалами, и ему предъявят обвинение в двойном преступлении. Гарантирую.

Он сказал: «гэрэн-ти-ру-ю». Каджун.

— Россье может не взять деньги в руки. Они могут оказаться у Бенетта. Именно так и было в прошлый раз.

— Не имеет значения, — ответил Мерли. — Бенетт работает на Россье, а Россье является владельцем земли. — Он посмотрел на Будро: — Я буду ждать у телефона. Дайте мне знать, когда все кончится, и я позвоню наверх, Джеку Фочету. Завтра к полудню старине Милту предъявят обвинение. Джек Фочет — хороший парень.

— Я прекрасно знаю старую насосную станцию. Как мы увидим, что происходит, если они будут находиться внутри? — обеспокоенно спросил Берри.

— Прима подаст сигнал с баржи на берег, и грузовики заедут в ангар через специальные двери, — ответил я. — Двери они оставят открытыми. У вас не будет никаких проблем. Именно так мы и смогли увидеть, как они убили старика.

— Если будем сидеть в зарослях, то не увидим, что происходит. Может, стоит договориться о каком-то знаке.

— Черт возьми, Джоэль, — нахмурился Мерли, — на что ты рассчитываешь? Что он станет размахивать красной банданой? У этих сукиных детей будут пистолеты, и они охотно ими воспользуются.

При этих словах Люси наклонилась вперед:

— Вы собираетесь находиться рядом, когда их будут арестовывать?

— Да.

Она посмотрела на Пайка, потом — на меня.

— А это необходимо?

— На мне держится вся операция. Я свожу Россье и Эскобара, и они хотят, чтобы я был рядом до самого конца. Россье нервничает, Эскобар согласился в этом участвовать только потому, что рассчитывает прикончить Приму. — Я посмотрел на Будро: — Прима не ждет Эскобара, так что, как только они увидят друг друга, начнется настоящее светопреставление. Вам нужно будет действовать очень оперативно.

— Конечно, можешь не сомневаться, — кивнул Джоэль.

Уиллетс ткнул большим пальцем в Пайка:

— А где будешь ты?

— Я буду наблюдать, — отозвался Пайк.

Уиллетсу его ответ не слишком понравился.

— И что, черт побери, это значит?

— Не беспокойся, Томми. Он будет там, — успокоил его Джоэль.

— Мы должны знать, где будет находиться каждый, — не унимался Уиллетс. — Может начаться перестрелка. Обидно будет, если кого-нибудь случайно подстрелят.

— Не беспокойся об этом, Уиллетс, — заметил Пайк.

Уиллетс нахмурился, но промолчал.

— А где будем мы? — поинтересовался Берри.

— Мы заляжем в тростнике, чтобы видеть двери. Машины спрячем в стороне от главной дороги, до насосной станции дойдем пешком. Я хочу, чтобы вы заехали домой и взяли болотные сапоги. Они нам пригодятся.

— Сколько у нас времени? — спросил Уиллетс. — Мне нужно кое-что сделать.

Будро посмотрел на часы.

— У нас час до начала операции. Ты согласен? — спросил он, поворачиваясь ко мне.

Я кивнул, а Уиллетс презрительно фыркнул, демонстрируя, что шерифу не пристало задавать такие вопросы. Будро не стал обращать на него внимания и продолжил:

— Переоденьтесь в старую одежду, потому что почти наверняка промокнете, но сверху на вас должны быть форменные куртки. Мы должны знать, кто есть кто. — Будро замолчал, а затем посмотрел на меня: — Наверное, пора расходиться. Хочешь что-нибудь сказать?

— Да. Пусть никто в меня не стреляет.

Берри и Шампань рассмеялись, все встали и двинулись к двери. Шериф подошел к Мерли Комо, а Люси отвела меня в сторону. Она продолжала хмуриться.

— Тебе действительно необходимо там быть?

— Да, мне это не впервой. Верь мне.

— Просто замечательно. А что же мне делать? Ждать в сторонке вместе с другими женщинами? — спросила Люси, не глядя на меня.

— Если хорошенько попросишь Пайка, он даст тебе ружье.

— Ладно, — сказала она и решительно направилась к Комо.

Пайк посмотрел на меня и кивнул в сторону двери. Мы вышли.

— И как тебе эти парни? — поинтересовался он.

— Других у нас нет.

Пайк указал на Уиллетса:

— Не нравится мне этот тип.

— Встретимся на другой стороне, Джо.

Пайк кивнул, и я сел в машину и отправился в «Дом у реки».

Много лет назад мы с приятелем купили билеты на круиз из Таити на Гавайи. Путешествие заняло пять дней, и в течение этого времени корабль надолго терял радиосвязь с землей. Мы плыли все дальше, море становилось все глубже, а в трех днях пути от Папеэте команда сказала, что сонар не может определить дно. Согласно морской карте, дно находилось на глубине семнадцати тысяч футов, но с тем же успехом океан мог быть бездонным. Как заявили моряки, никто не знает, что там. И нет никакой возможности обратиться за помощью. Здесь обитают чудовища.

На горизонте появились мощные грозовые тучи, к нам стремительно приближалась гроза, окрашивая небо в свинцовые оттенки океанской воды — воды, о бездонных глубинах которой рассказывали моряки.

Глава 36

Когда я припарковался возле «Дома у реки», уже начал накрапывать дождь. Тяжелые тучи принесли ранние сумерки, наполнившие воздух ожиданием ветра и молний. На парковке стояло штук пять американских седанов, внутри дюжина парней атаковала бар, поглощая сэндвичи с дарами моря и пиво. Увидев меня, женщина за стойкой улыбнулась и сказала:

— Вот уж не думала, что ты снова заглянешь в наши края, милок.

— Мир тесен, — ответил я.

— Ну уж нет. Намного больше, чем нам кажется, — подмигнула мне барменша, вызвав приступ смеха у парня в грязной морской фуражке.

Я заказал минеральной воды и уселся за один из столиков у двери. Дверь оставалась распахнутой, и здесь было прохладнее, но из-за высокой влажности кожа скоро стала липкой. «Дэн-вессон» прекрасно впитывает влагу: нужно будет его обязательно почистить, пока он не заржавел. Впрочем, если события пойдут не по моему плану, об этом можно будет не беспокоиться.

Через пару минут возле двери остановилась «полара» Лероя Бенетта. Лерой вошел и принялся стряхивать воду со шляпы. Он был в дождевике и походил на человека с рекламы «Мальборо». Наглядная иллюстрация вреда курения.

Женщина за стойкой радостно взвизгнула и, наклонившись к нему, чмокнула его в щеку:

— Привет, Лерой!

Лерой расплылся в улыбке, положил руку на ее пышную грудь, но она с шутливой гримасой ее оттолкнула. Пара завсегдатаев, сидевших в углу, кивнули Бенетту, и с одним из них он даже обменялся рукопожатием. Ну чем не семейная обстановка. Лерой взял бутылку «Дикси», потом подошел к моему столику и уселся напротив. Синяк под глазом, которым его наградил Пайк, все еще не прошел.

— И где твои мексы?

— Я пришел пораньше, — ответил я.

Он глотнул пива и подмигнул женщине за стойкой.

— Тогда твоим друзьям стоит поторопиться. Иначе ты в полном дерьме, приятель.

— Лерой?

Он сплюнул.

— Сделай одолжение, не называй их мексами.

Лерой нахмурился, словно вляпался в дерьмо.

— Но они ведь мексы.

Я покачал головой. Некоторые так ничему и не учатся. С некоторыми бесполезно разговаривать.

— Где Милт? — спросил я.

— Он придет.

— Я думал, он придет с тобой.

— Ты просто беспокоишься за своих мексов, — ответил Лерой и приложился к бутылке.

Он вытащил сигарету и прикурил от большой стальной зажигалки. Пальцы его правой руки пожелтели от никотина. Под ногтями въевшаяся грязь. Ухмыльнувшись, он выпустил дым между зубов. Едва ли он чистил зубы хоть раз за последний год.

Потом Лерой встал, чтобы опустить деньги в музыкальный автомат, прикончил бутылку и взял вторую. Пока он стоял у стойки, барменша что-то прошептала ему на ухо, а он ей что-то прошептал в ответ. Та рассмеялась. Иногда просто диву даешься, что люди находят друг в друге. Парень в морской фуражке и его хромой приятель отправились по домам. Я пожалел, что не могу последовать их примеру.

Дождь усиливался, наполняя колеи на стоянке водой, барабанил по крыше бара, сумерки сгущались. Дважды стоянку перед баром пронизывали молнии, сопровождавшиеся громовыми раскатами, отчего звенели стаканы, а музыкальный автомат давал сбой. А они еще что-то говорят про землетрясения!

Без двух минут восемь вспыхнули фары подъехавшей машины. На стоянке остановился небесно-голубой «БМВ», и в бар вошел Фрэнк Эскобар. Его сопровождал парень с изрытым оспой лицом. Парень держал в руке зонт размером с парашют.

— Надо же, чертовски пунктуальны, — проворчал Лерой.

Лерой уже практически прикончил третью бутылку «Дикси» и произнес свою реплику слишком громко.

Они подошли к нашему столику и сели. Эскобар стряхнул воду с плаща.

— Дерьмовое время ты выбрал для сделки. Россье здесь?

— Пока нет.

— Мистер Эскобар, меня зовут Лерой Бенетт. Рад познакомиться, сэр, — протянул руку Лерой.

Эскобар посмотрел на меня, проигнорировав Лероя и его протянутую руку.

— Кто это?

— Марионетка Россье.

— Какого черта? — вскинулся Лерой.

Эскобар так сильно ударил Лероя тыльной стороной правой руки, что тот с трудом удержался на стуле. Совсем как тогда — свою жену. Двое парней за стойкой посмотрели в нашу сторону, барменша ахнула. Эскобар схватил Лероя за ворот и надавил большим пальцем на горло.

— Ты меня видишь?

Лерой попытался вырваться, но у него ничего не получилось.

— Ну да. Что за дела, брат?

— Если я здесь, тогда где твой чертов босс? Думаешь, я буду даром время терять?

Не успел он закончить фразу, как снаружи снова вспыхнули фары подъехавшего автомобиля. Лерой, сумевший наконец высвободиться из железных пальцев Эскобара, сказал:

— А вот и Милт.

И в этот момент в бар вошел Россье.

— Привет, Милт, — улыбнулась женщина за стойкой, но тот не обратил на нее ни малейшего внимания.

Увидев нас, он тут же подошел и протянул руку Эскобару.

— Фрэнк, я Милт Россье. Прошу извинить меня за опоздание, но дождь льет как из ведра.

— Проехали, — отозвался Фрэнк. — Видел бы ты шоссе в Метайри. — Он задержал в руке ладонь Россье дольше, чем это было необходимо. — Я рассчитываю на взаимовыгодное сотрудничество, Милт, но начнем с главного. Где Прима?

— Он будет на насосной станции. Будь спокоен.

Эскобар посмотрел на меня и вновь взглянул на Милта Россье, все еще сжимая его ладонь.

— Я хочу делать с тобой деньги, Милт, но ты должен понять: то, что между мной и Примой, — это личное. Мы сможем продвинуться вперед только после того, как я заполучу эту сволочь.

Милт кивал, пытаясь высвободить руку. Глаза Эскобара превратились в две черные щели, и я видел, что Милт Россье не на шутку испуган.

— Фрэнк, я приведу тебя к нему, — сказал он, сумев наконец выдернуть руку. — Ну что, прямо к делу или сначала выпьем? Это место принадлежит мне. Все за мой счет. — Как будто человек, владеющий миллионами, будет счастлив получить дармовую выпивку.

Эскобар покачал головой и встал. Он щелкнул пальцами, и рябой парень вскочил вслед за ним.

— Прима.

Я видел, как сжимаются его руки, мысленно он уже спускал курок. Когда Эскобар встал, его плащ распахнулся, и в темноте сверкнула сталь.

— Ну что ж, тогда прямо к делу, — улыбнулся Милт.

Мы вышли на дождь. Милт хотел, чтобы все сели в «полару» Лероя, но нас было пятеро, поэтому Милт предложил Эскобару следовать за ним на своей машине. Эскобар ответил, что его это вполне устраивает, и вместе со своим телохранителем поспешил к «БМВ». Ему явно не хотелось мокнуть под дождем. И снова вспыхнула молния, озарив парковку. Эскобар и рябой как раз открывали дверцы своего автомобиля, когда из-за угла вышли двое. Теперь уже молния вспыхнула у них в руках, раздалось знакомое клацанье затворов, приглушенное шумом дождя, — и Эскобар вместе с телохранителем упали возле «БМВ». Пистолетные выстрелы еще не успели смолкнуть, когда Лерой Бенетт ударил меня по голове чем-то твердым и холодным. Я упал в грязь, а Бенетт склонился надо мной и еще дважды меня ударил со словами:

— Ну и кто здесь марионетка? Кто гребаная марионетка?

Но тут Россье оттолкнул его в сторону.

— Черт возьми! Прекрати сейчас же! Нет времени! Подними его.

Из темноты вышел Рене Лаборд и поднял меня на ноги. Бенетт широко ухмыльнулся, забрал мой пистолет и еще раз с удовольствием меня ударил.

Дождь зарядил сильнее, в «Доме у реки» стало совсем тихо.

Двое стрелявших подошли к нам. Одним из них был Дональдо Прима. Вторым — помощник шерифа Томми Уиллетс. Уиллетс выглядел испуганным.

— Твою мать, мы сделали это, — заявил Дональдо Прима.

И я понял, что все хорошие парни остались на насосной станции, а все плохие собрались здесь.

— Боже мой, Уиллетс! — воскликнул я.

Уиллетс ударил меня по лбу рукояткой пистолета и толкнул в сторону «полары» Бенетта.

— Пошевеливайся, черт побери! В машину его! Нам еще полно народу надо положить!

Глава 37

Уиллетс надел на меня наручники, и Рене помог ему посадить меня на заднее сиденье «полары» Бенетта. Уиллетс тяжело дышал, струи дождя стекали с его шляпы, вспышки молнии озаряли плащ помощника шерифа округа Евангелайн. Деревянная дверь бара была закрыта, и я подумал, что, возможно, ее, уходя, закрыл Бенетт. Возможно.

Между тем Бенетт и коротышка с густыми усами грузили тела в багажник «БМВ» Эскобара. Очевидно, коротышка был помощником Дональдо Примы. Дональдо Прима подошел к «поларе» и помахал пушкой у меня перед носом.

— Этот говнюк хотел меня подставить? — Он еще не остыл после убийства.

— Этот сукин сын нам еще может понадобиться! — рявкнул Россье. — Убери ствол!

Прима, отпихнув Россье, завопил:

— Я сейчас выколочу из него все дерьмо!

Но тут Рене схватил Приму, отобрав у него оружие. Прима что-то зашипел по-испански.

— Вели ему меня отпустить! — крикнул он Милту.

Россье заставил Рене отпустить Приму, а потом Россье и Прима направились к машине Эскобара, где их уже ждали Бенетт и коротышка. Уиллетс сел рядом со мной на заднее сиденье «полары», Рене остался стоять под дождем. Рене был в плаще, но пуговицы не застегнуты, словно он просто про них забыл. Капюшона не было, и дождь лил ему прямо на голову. Уиллетс сидел, сжимая в руке служебный револьвер. Он тяжело дышал и не отрываясь смотрел в заднее окно на группу людей под дождем, словно меня здесь и не было. Стекла машины стали потихоньку запотевать.

— Сколько стоит купить такого парня, как ты, Уиллетс? — спросил я.

— Заткнись.

— Я знаю, он неплохо тебе платил, чтобы ты приглядывал за шерифом, но хватит ли этого, чтобы купить себе спокойный сон?

— Заткнись!

— Уиллетс, если решишь продать свои яйца на вес, тебе не хватит, даже чтобы заплатить за парковку.

Уиллетс посмотрел на меня, дважды моргнул и ударил револьвером. Дуло рассекло кожу над левой бровью, голову отбросило назад. Перед глазами возникли черные круги, затем заплясали золотые искры, а потом осталась лишь острая боль в голове. Но я нашел в себе силы ухмыльнуться.

— Ты ведь не думал, что до этого дойдет, когда всех продавал. Верно? Такие парни, как ты, никогда не думают о том, что будет потом. Но события начали разворачиваться слишком быстро, и тебе стало страшно. Ты вляпался по уши, Уиллетс, и у тебя есть все основания бояться.

Уиллетс облизал губы и посмотрел на людей под дождем. Похоже, не на шутку испугался.

— Сейчас не мне нужно об этом беспокоиться, — ответил он.

— Ты участвовал в убийстве Рибнэка?

Он все еще не смотрел на меня.

— Здо́рово, Уиллетс. Просто здо́рово.

Лерой и Милт вернулись к «поларе». Прима направился в сторону бара, а Лаборд и коротышка сели в «БМВ» Эскобара. «БМВ» тронулся, из-за угла появилась патрульная машина Уиллетса. Мы поехали вперед, патрульная машина пристроилась за нами. Из бара никто даже не выглянул, чтобы посмотреть, что здесь происходит. Возможно, все перекрывали шум дождя и удары грома.

— Не могу поверить, что ты не купился, Милт. Две штуки за голову — хорошие деньги.

Россье повернулся с переднего сиденья и ухмыльнулся. Морщинистое лицо старика выглядело чрезвычайно довольным, в руке он держал пушку Бенетта сорок пятого калибра.

— Черт возьми, это сущая правда. Ты почти меня поимел, сукин сын. Я бы заглотил крючок, если бы Уиллетс меня не предупредил.

— Уиллетс — не единственный коп, который в курсе. Многие знают, и Джоэль Будро до тебя доберется. Шантаж больше не сработает.

— Он прав, Милт. Пора кончать эту игру, — выдавил Уиллетс, облизав губы.

— Кто еще знает?

Уиллетс снова облизал губы.

— Парни из участка, жена Джоэля, адвокат из Батон-Ружа и Мерли Комо. Комо отправился домой, женщины остались у Будро.

Милт Россье кивнул, осклабившись еще шире.

— Мы их окружим и прикончим. И все дела. — Он говорил об этом небрежно, словно речь шла о том, положить ли ему маринованные огурцы в сэндвич с мясом.

— Ты спятил! — воскликнул я.

— Боже мой, это просто безумие, — пробормотал Уиллетс.

— Посмотрим, — отозвался Милт.

— Ты не можешь убить столько людей, — растерянно произнес Уиллетс.

Милт кивнул и спросил, знает ли Бенетт, как добраться до места. Бенетт ответил, что знает. Теперь Уиллетс непрерывно облизывал губы.

— Послушай, Милт, ты ведь пошутил, да? Ты же не можешь убить всех этих людей?

Милт наклонил голову и посмотрел на Уиллетса как на дефективного ребенка.

— Сынок, самый простой план — всегда самый лучший. Что еще я могу сделать?

Уиллетс заерзал на сиденье, положив на колени служебный револьвер. Интересно, смогу ли я отобрать у него оружие прежде, чем Милт меня пристрелит?

— Но это же три офицера полиции, — не унимался Уиллетс. — И жена Джоэля. Как мы все объясним? Господь Всемогущий!

— Эй, Уиллетс, а как он собирается объяснить, что только тебе удалось уцелеть? — подал голос я.

— Ну это совсем просто, — спокойно ответил Милт Россье, навел пистолет Лероя Бенетта на помощника шерифа Томаса Уиллетса и нажал на курок.

Раздался оглушительный звук, жар от выстрела опалил мне лицо, голову Томми Уиллетса отбросило назад, потом вперед, фонтан крови брызнул на пол, на стекла и на меня. Тело Уиллетса завалилось на бок и осталось лежать неподвижно.

— Громко получилось, точно свинья пернула, — заметил Лерой.

Милт протянул руку и взял револьвер Уиллетса. Остановив машину, Бенетт засунул тело в багажник, и мы поехали дальше.

— Значит, ты не шутил. Ты действительно собираешься всех убить? — спросил я.

— Угу, — отозвался Милт.

Мы подъехали к дому Джоэля Будро и свернули на подъездную дорожку. Прима поставил патрульную машину позади нас.

— Если хоть один волос упадет с их головы, богом клянусь, Россье, я тебя убью!

— Береги силы, говнюк. Они тебе еще пригодятся, — ухмыльнулся Лерой.

Милт вышел из машины и вместе с Примой и коротышкой направился к входной двери. Улица была хорошо освещена, но дождь разогнал всех по домам. Еще один скучный вечер в раю.

Милт нажал на кнопку звонка, и дверь открыла Эдит Будро. Коротышка протиснулся мимо нее в дом и тут же вышел наружу, ведя за собой Люси и Эдит. Он подталкивал их в сторону патрульной машины. Люси сопротивлялась, и коротышке пришлось зажать ей рот рукой. Ведь никогда не ждешь плохих парней у своей двери. Не ждешь, что они позвонят в дом. Когда Россье садился в машину, он улыбался.

— А теперь посмотрим, как там старина Джоэль. Да, пожалуй, так мы и сделаем!

Непонятно было, к кому он обращается — ко мне или к Бенетту. Может быть, говорил сам с собой.

Они повезли нас на ферму, пробиваясь сквозь толстую завесу дождя. На ферме нас заставили выйти из машины и отвели в барак, где перерабатывали рыбу. «БМВ» Эскобара уже был здесь. Рене стоял в грязи, под дождем, точно огромный равнодушный голем. Увидев его, Милт Россье укоризненно покачал головой. Наверное, к такому невозможно привыкнуть. Они обмотали запястья Люси и Эдит скотчем, а потом заставили нас сесть на пол между разделочными столами. Сквозь распахнутую дверь барака хлестал дождь, но нас не доставал, так как мы были довольно далеко от входа. Задние двери также были открыты, и оттуда тоже летели капли дождя. Милт, Прима и Бенетт собрались вместе, о чем-то посовещались, потом Бенетт сел в «полару» и уехал. Вероятно, отправился сообщить новость Джоэлю. Эдит была очень бледной, Люси выглядела испуганной. Когда Прима и коротышка закончили возиться со скотчем и оставили нас одних, я сказал:

— Какая приятная встреча.

Но Люси даже не улыбнулась. Ее красивая загорелая кожа пошла пятнами, ноздри побелели, взгляд перебегал от Россье к коротышке, Лаборду и Приме, словно в любую минуту могло что-то случиться и она хотела быть к этому готова, так как иначе все будет потеряно навсегда.

— Это еще не конец. Есть еще Пайк, и есть я. Я вытащу тебя отсюда, — прошептал я.

Она кивнула, не глядя в мою сторону.

— Я уже говорил тебе, что меня остановить невозможно?

Улыбка тронула уголки ее губ, и она, не выдержав, посмотрела на меня.

— Ты ведь знаешь, как доставить девушке удовольствие.

— Меня нельзя остановить, — повторил я. — Могу одним прыжком перемахнуть через дом.

Она чуть-чуть расслабилась и слегка кивнула.

— Я обязательно найду подходящий момент, — продолжал я. — Только надо будет, чтобы ты забралась под стол. И ты тоже, Эдит. Слышишь меня?

Эдит сидела совершенно неподвижно, точно восковая кукла, и я не был уверен, что она меня слышит. Тут ко мне подошел Россье и дважды лягнул по ноге.

— Заткнись!

И, оторвав пару кусков скотча, заклеил нам рты.

Мы сидели на влажном цементном полу и наблюдали, как Россье, Прима и коротышка, прохаживаясь по бараку, обсуждали план действий. Рене следовал за Россье, как собака за хозяином. Россье сходил в дом и вскоре вернулся с двумя помповыми ружьями и тощим смуглым парнем. Еще один бандит. Одно ружье он отдал Дональдо Приме, другое — коротышке. Они о чем-то потолковали, стоя в дверях. Говорил в основном Россье, сопровождая свою речь бурной жестикуляцией, после чего коротышка и смуглый парень вышли под дождь. Похоже, готовят огневые позиции. Я немного поработал языком, затем потерся лицом о край разделочного стола, и скотч начал сползать.

Милт остался стоять в дверях, то и дело выглядывая наружу. Вскоре тьму прорезали полосы света, и к бараку подкатила «полара» Лероя Бенетта. Он приехал не один. Я увидел патрульную машину Джоэля. Однако тот не мчался, включив сирену, а ехал медленно и осторожно, чтобы не усугубить и без того тяжелое положение. Оставив «полару» возле барака, Лерой вошел внутрь.

— Я его привез. Я все сделал, как вы сказали. И они поступили именно так, как вы и говорили, черт побери! Я взял их чертовы пушки. Я сломал их чертово радио. — На лице Лероя появилась безумная улыбка, словно мы были детьми и играли в спортивную игру. — Все чертовски просто.

Эдит, как и я, вытянув шею, пыталась увидеть, что происходит. С нашего места была видна патрульная машина. Припаркованная на поле для расстрела. Джоэль вышел наружу, прямо под дождь, а Берри и Дейв Шампань вылезли с другой стороны. Мне показалось, что за спиной Берри промелькнула какая-то тень, но полной уверенности у меня не было.

— А где еще один? — спросил Милт Россье.

— Кто? — удивился Бенетт.

— Тот, кто надрал тебе задницу, черт тебя побери!

Пайка с ними не было.

Бенетт прищурился, вглядываясь в дождь.

— Мы не смогли его найти, Милт. Он остался на болоте.

Лицо Россье перекосилось от ярости, и он с размаху ударил Бенетта.

— Ты, тупой сукин сын! Я сказал — всех!

— Мы не сумели его найти, Милт! — В голосе Бенетта послышались жалобные нотки. — Черт, мы найдем его, когда рассветет.

— Дерьмо! — прорычал Милт Россье, подошел к двери и закричал: — Иди сюда, Джоэль! Давай поговорим!

Стоявший под дождем Джоэль не двинулся с места и только крикнул в ответ:

— Да пошел ты, говнюк! Это ты выходи. Ты арестован!

Тут я услышал какой-то шум в задней части барака, там, где смывали кровь и стояли весы. Может быть, Пайк. Я подобрал под себя ноги и стал еще энергичнее сдирать скотч, прикидывая, что если все пойдет по худшему сценарию, то я закрою Люси своим телом.

— У меня твоя жена, черт побери! — крикнул Россье. — Иди сюда! Попробуем договориться!

Джоэль выступил из темноты и вошел в барак. Кобура у него на боку была пустой. Сначала он увидел меня, потом — жену и Люси. Он выглядел усталым и изрядно постаревшим, совсем как человек, которому без подготовки пришлось участвовать в забеге на длинную дистанцию.

— Ты в порядке, Эдди? — спросил он.

Она молча кивнула.

Никто не смотрел в мою сторону. Воспользовавшись этим, я встал на одно колено, подобрав другую ногу под себя.

— И как мы будем договариваться, Милт? — спросил Джоэль.

— А вот так, — ответил Россье, поднимая служебный револьвер Томми Уиллетса.

Я бросился вперед как раз в тот момент, когда Джо Пайк вбежал в барак и выстрелил из своего «питона» в левое плечо Россье. Россье развернуло, брызги крови полетели на Джоэля, а Эдит, издав какой-то утробный звук, вскочила на ноги и, как дикая кошка, бросилась на Милта Россье. И хотя руки у нее были связаны, она изо всех сил била его головой. Россье уронил револьвер, схватился за раненое плечо и пронзительно завизжал.

Рене подскочил к Джо Пайку, и Пайк дважды выстрелил ему в грудь. Очередь из «питона» сбила Рене с ног. Он упал на колени, попытался встать, и тогда Пайк выстрелил ему прямо в лоб. Россье потянулся было за револьвером, но я ударил его в спину. Прима выстрелил в Пайка, но тот успел отскочить. Снаружи послышались истошные крики.

— Сейчас я достану этого сукина сына! — завопил Лерой, выскочив из-за разделочного стола, за которым прятался.

Он навел на меня свой пистолет, от напряжения высунув язык, как ребенок, пытающийся аккуратно раскрасить рисунок, но тут у него на груди появился алая точка.

— Что? — только и успел спросить Лерой.

Раздался приглушенный хлопок, его отбросило назад, и из груди фонтаном брызнула кровь.

Дональдо Прима опустил ствол и удивленно оглянулся.

— Что за хрень? — пробормотал он.

Пайк пробрался ко мне и одним выстрелом помог избавиться от наручников.

— Дель Рейо, — бросил он.

Как только руки у меня оказались свободными, я тут же сорвал скотч.

На лице Примы, словно светлячок, загорелась красная точка. Прима попытался ее смахнуть. В следующее мгновение раздался еще один глухой хлопок — и его голова разлетелась на куски.

— Вспышка за линией деревьев, — заметил Пайк. — Не меньше двухсот метров.

— У Россье снаружи еще люди, — сказал я.

— Ну это ненадолго, — покачал головой Пайк.

Послышались новые выстрелы.

Я метнулся к Эдит, повалил ее на пол и крикнул Люси, чтобы она не вылезала из-под стола.

— Кто-то в нас стреляет! — подал голос Берри.

Пайк посоветовал ему спрятаться под машиной.

Россье вскочил на ноги, продолжая сжимать левое плечо, но красная точка его нашла. Я оттолкнул его в сторону, мимо меня пронеслось что-то горячее и ударило в стену. Россье подхватил пистолет Лероя и, отстреливаясь на бегу, бросился к задней двери. Я помчался за ним.

Со стороны деревьев раздался еще один выстрел, и снайперская винтовка замолчала. Теперь мы оказались за бараком, вне зоны обстрела. Россье споткнулся, упал лицом в грязь, с трудом поднялся на ноги и, стеная, побежал дальше. Потом он обернулся и прицелился, пытаясь в меня попасть, но ноги у него разъезжались, раненое плечо мешало, и пули уходили далеко в сторону.

— Все кончено, Милт! Остановись! — крикнул я.

Он выстрелил еще дважды, затем раздался глухой щелчок — патронов больше не было. Он швырнул в меня пистолет и побежал в сторону низкой ограды из колючей проволоки вокруг пруда, где жила черепаха. В темноте, не заметив ограждения, Россье зацепился за проволоку, упал в грязь на раненое плечо и начал сползать в воду. Он сел на мелководье, мучительно ловя ртом воздух, я же, перешагнув через ограду, протянул ему руку.

— Вставай, Милт! Пошли!

Сзади появились Пайк с Джоэлем.

Милт Россье беспомощно молотил по воде, сползая все глубже.

— Помогите мне! Вы должны мне помочь!

— Ты не тонешь, жирный сукин сын. Вставай — и все дела! — крикнул Джоэль.

Глаза Россье широко раскрылись, в них застыл безумный страх.

— Помогите! Пожалуйста, Христа ради, вытащите меня отсюда!

Вдруг в дальнем конце пруда забурлила вода, и я вспомнил про Лютера.

Я вошел в воду по щиколотку.

— Вставай, будь ты проклят! И дай мне руку!

Россье попытался встать, но потерял равновесие и упал на спину, оказавшись ближе к центру пруда. Я вошел в воду уже по колено.

— Хватайся за мою руку, Милт!

Что-то огромное быстро перемещалось под водой, взбаламучивая поверхность пруда.

— Господи, — пробормотал Пайк и выстрелил.

Джоэль последовал его примеру.

— Хватайся за мою руку! — крикнул я.

Россье сумел подняться на ноги, шагнул ко мне и схватил меня за руку. Его ладонь была скользкой, я изо всех сил потянул его к себе, но тут что-то рвануло его за ногу и потащило на глубину.

Барахтанье, сопровождаемое жуткими криками, продолжалось еще пару минут. Возможно, я кричал так же пронзительно, как Милт Россье. Впрочем, это вряд ли.

Глава 38

Джоэль Будро обратился к властям штата, и те прислали людей из офиса прокурора и бригаду криминалистов. К полудню на месте преступления уже собрались три дюжины официальных лиц, представляющих округ, штат и федералов. Они усердно месили ногами грязь, а дождь все лил и лил.

После того как увезли тела и свидетели дали показания, Джоэль снял свой значок и велел молодому полицейскому по имени Берри арестовать себя по обвинению в препятствовании отправлению правосудия по отношению к Милту Россье.

Берри посмотрел на значок так, словно тот испускал радиацию, и заявил:

— Черта с два я его возьму!

Тогда один из офиса прокурора, приехавший из Нового Орлеана, продрался сквозь толпу и заявил, что с удовольствием заберет значок. Ему было около сорока. Гладкая кожа и короткая стрижка. Все, что он делал, так это ходил взад и вперед и при этом качал головой. Когда он попытался взять значок, Берри дал ему пенделя. Коп из Батон-Ружа попытался надеть на Берри наручники, но тут между ними встал Джо Пайк и что-то прошептал на ухо копу — тот молча повернулся и отошел в сторону. После этого представитель прокурора уже носу не показывал из своей машины.

Люси битый час уговаривала Джоэля не давать никаких показаний, пока он не встретится с Мерли Комо.

— Послушай ее, Джоэль. Пожалуйста, послушай Люси, — умоляла мужа Эдит.

Наконец Джоэля удалось уговорить, хотя это ему не слишком понравилось. Он сел на переднее сиденье патрульной машины, закрыл лицо руками и заплакал. Джоэлю Будро было стыдно и больно. Похоже, он хотел понести наказание за свои грехи. Что характерно для людей, у которых есть совесть.

На следующий день Джо Пайк вернулся в Лос-Анджелес. Я же остался в Луизиане еще на неделю, проводя с Люси все свое время. Люси ежедневно общалась с Эдит, и мы даже пару раз ходили к ней в гости.

Теперь, когда Милта и Лероя больше не было, Будро могли сохранить свою тайну, но решили поступить иначе. Они позвонили детям и попросили их срочно приехать. Три их дочери тут же откликнулись на зов родителей. Джоэль и Эдит усадили их в гостиной и рассказали про Леона Уильямса и беременность Эдит, а еще про убийство, которое произошло тридцать шесть лет назад. К удивлению четы Будро, их дети вовсе не были шокированы. Более того, они даже обрадовались, поскольку решили было, что родители серьезно заболели. Конечно, дочери сочли сам факт убийства ужасным и крайне печальным, но заявили, что все это на редкость увлекательно. Тем более что с тех пор прошло тридцать шесть лет.

Младшая дочь Эдит, Барбара, которая училась в Луизианском университете, все время улыбалась, и это сердило Эдит. Сисси, старшая дочь, у которой уже было двое детей, обрадовалась, что у нее есть сводная сестра, и задала массу вопросов. Однако Эдит и Джоэль не стали рассказывать им, что их сводную сестру зовут Джоди Тейлор и что она телезвезда. Эдит больше не хотела хранить от детей свои тайны, но считала себя не вправе распоряжаться чужими.

Правда вышла наружу, и мир изменился.

На четвертый день после событий на ферме Милта Россье я ждал Люси в холле отеля, когда портье передал мне конверт. Он сказал, что конверт оставили на стойке, но кто это сделал, портье не видел. Обычный белый конверт, какой можно купить в любом киоске. На нем было напечатано: «Мистеру Коулу».

Я уселся на одном из стульев и вскрыл конверт. Там лежала записка:

Мистер Коул.

Я сожалею, что не смог вернуть фотографию, как обещал. Мой товарищ опознал господина, и, как вы знаете, мы действовали соответственно. Надеюсь, вы не в обиде на нас за то, что мы несколько превысили границы наших полномочий. Как я сказал мистеру Пайку, человек с винтовкой находился в нужном месте. К сожалению, ребенка опознать не удалось, остается надеяться, что с этих пор таких детей станет меньше.

Подписи не было, но она и не требовалась.

Я сложил письмо и убрал в карман как раз в тот момент, когда в холл вошла Люси. В открывшуюся дверь хлынул поток яркого полуденного света, и мне показалось, будто Люси вплыла на волнах жидкого солнца.

— Привет, — сказала она.

— Привет.

— Ты готов?

— Всегда.

Мы сели в ее «лексус» и поехали в аэропорт. Стояла жара, но небо оставалось удивительно синим и чистым, если не считать одинокого облачка на востоке. Люси все время держала меня за руку, отпустив ее только один раз, чтобы сделать поворот.

— Я буду скучать по тебе, Люси, — произнес я.

— И я тоже, Самец.

— И по Бену.

Она посмотрела на меня и улыбнулась:

— Пожалуйста, не говори об отъезде. У нас еще есть время.

Я молча поцеловал ей руку.

Мы свернули на парковку возле аэропорта и, продолжая держаться за руки, вошли в здание вокзала. Мы старались быть как можно ближе друг к другу, словно сейчас для нас самым важным на свете было занимать одно и то же место в одно и то же время. Мы уточнили время прибытия.

— Самолет уже сел, — заметил я.

Мы вошли в зал ожидания, и мне он не понравился. Через несколько дней мы проделаем тот же путь, только улетать буду я. Я старался об этом не думать.

Мы встретили Джоди сразу по прибытии самолета. Она была в джинсах и атласной жилетке поверх красной блузки и выглядела как настоящая Джоди Тейлор. Она больше не пряталась. Пилот вился вокруг нее, а какой-то парень в черном костюме пытался оттеснить пилота и пристроиться рядом. Джоди немного нервничала.

— Прошу прощения, господа, — сказал я и увел от них Джоди.

— Как дела? — спросила Люси.

— Я в порядке, — кивнула Джоди.

Однако выглядела она так, словно последние несколько дней у нее были проблемы с желудком.

Тут к Джоди подошла маленькая девочка в форме «Брауни».[44] Девочка держала в руке салфетку и шариковую ручку, а сзади ее слегка подталкивала мать.

— Мисс Тейлор, могу я попросить у вас автограф? — спросила девочка.

— Конечно, милая, — Джоди подписала салфетку и попыталась улыбнуться, но улыбка получилась какой-то вымученной.

Она все еще нервничала.

Когда девочка отошла, я взял Джоди за руку.

— Вы уверены, что хотите это сделать?

— Уверена, — ответила она.

— А как насчет Сида и Белдона?

Лицо Джоди стало жестким.

— Я знаю, чего хочу.

Люси взяла Джоди за другую руку, и мы вышли из здания аэропорта.

Мы заехали вместе с Джоди за Эдит, а потом отправились в гости к Шантель Мишо. Я предупредил Шантель заранее, и она нас ждала. Им нужно было о многом поговорить.


Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора

Примечания

1

Saucier (фр.) — специалист по приготовлению соусов. (Здесь и далее прим. перев., кроме особо оговоренных случаев.)

(обратно)

2

Питер Алан Нельсон — герой романа Р. Крейса «Смертельные игры». (Прим. ред.)

(обратно)

3

Махи-махи — морской карась, или корифена, или дорадо; обитает в тропических и субтропических частях всех океанов.

(обратно)

4

Звездный трехполосный флаг — первый флаг Конфедерации (1861–1863): три широкие горизонтальные полосы — красные внизу и вверху и белая посредине, семь белых звезд на синем поле в верхнем левом углу флага.

(обратно)

5

УЛ — Университет штата Луизиана.

(обратно)

6

Имеется в виду песенка 1859 года «Земля Дикси», которая после образования Конфедерации стала ее официальным гимном.

(обратно)

7

Каджуны — потомки колонистов из Акадии, французской колонии в Канаде на побережье Ньюфаундленда. Каджун — веселый и добрый человек, терпимый к другим, любящий играть на скрипке и аккордеоне, уважающий перец в супе, много креветок в улове. Каджунская кухня — гастрономическое чудо.

(обратно)

8

Поль Прюдом — Наполеон американской кухни, родился в каджунской семье на плантации в 90 милях от Нового Орлеана. Благодаря ему Новый Орлеан стал кулинарной столицей США.

(обратно)

9

Джон Фогерти — один из самых знаменитых и талантливых певцов и гитаристов.

(обратно)

10

Граучо Маркс — один из братьев Маркс, известных актеров комедийного жанра. Граучо был знаменит пышными усами, странной походкой и огромной сигарой во рту. В 1950-е годы он вел популярное телевизионное шоу «Ставка — ваша жизнь».

(обратно)

11

Элли Мэй Клэмпет — героиня сериала «Деревенщина в Беверли-Хиллз», которую сыграла актриса Эрика Эленьяк.

(обратно)

12

Джо Батафакко прославился в 1992 году после того, как его любовница Эми Фишер стреляла в его жену Мэри Джо, которая, несмотря на тяжелое ранение, выжила и смогла сказать, в какой футболке была напавшая на нее женщина. Футболку с логотипом своей компании по продаже кузовов для машин подарил ей Батафакко.

(обратно)

13

Не за что (фр.).

(обратно)

14

Боб Баркер — известный американский телевизионный актер, создатель и ведущий популярных телевизионных проектов; проработал на телевидении более пятидесяти лет.

(обратно)

15

Алан Хейл — актер, режиссер.

(обратно)

16

«Остров Гиллигана» — знаменитый телесериал.

(обратно)

17

Футон — хлопчатобумажный матрас. (Прим. ред.)

(обратно)

18

Дерьмо собачье! Достал! (фр.)

(обратно)

19

Тренч (амер.) — плащ свободного покроя с поясом. (Прим. ред.)

(обратно)

20

Пит Маравич, известный как Пистоль Пит, — великий разыгрывающий и первый шоумен НБА. В НБА девизом Маравича стало: своим не уходить из лиги, пока не завоюет титул чемпиона.

(обратно)

21

Крупнейшая в истории США сделка по приобретению французских владений в Северной Америке. Площадь приобретенной по результатам сделки земли составила примерно 23 процента территории современных Соединенных Штатов.

(обратно)

22

Храмовники — члены американского тайного братства «Древний арабский орден благородных адептов Таинственного храма». Деятельность братства заключается в развитии дружеских связей между его членами, заботе о здоровье и благосостоянии друг друга и в благотворительности.

(обратно)

23

Ориндж — один из крупнейших округов в США, расположен в Южной Калифорнии на побережье Тихого океана.

(обратно)

24

Сауэр — лимонный коктейль (из джина или виски с лимонным или лаймовым соком).

(обратно)

25

Дин Кунц — один из самых популярных авторов «романов ужасов». Из шестидесяти его книг двенадцать стали в Америке национальными бестселлерами. (Прим. ред.)

(обратно)

26

Рейтинг Нильсена — оценка популярности телевизионных программ, проводимая компанией «Nielsen Media Research». На основании рейтинга Нильсена определяется рейтинг передач и стоимость телевизионной рекламы.

(обратно)

27

Джулия Чайлд — знаменитый американский шеф-повар, специализирующийся в области французской кухни. Автор многочисленных поваренных книг, ведущая телевизионных программ по кулинарии.

(обратно)

28

Эллен Лэнг — героиня романа Р. Крейса «Зверь, который во мне живет». (Прим. ред.)

(обратно)

29

«Маленькие мужчины» — роман известной американской писательницы XIX века Луизы Мей Олкотт.

(обратно)

30

Имеется в виду роман Ч. Диккенса «Большие надежды». (Прим. ред.)

(обратно)

31

Румаки — закуска, которую готовят из кусочков замаринованного мяса или морепродуктов (куриной грудки, печенки, креветок), обернутых полоской бекона.

(обратно)

32

Чилим — водяной орех. (Прим. ред.)

(обратно)

33

«Бисквик» — фирменное название готовой смеси для приготовления оладий, вафель, бисквитов и т. д.

(обратно)

34

Чарли Де Лука — мафиози из романа Р. Крейса «Смертельные игры». (Прим. ред.)

(обратно)

35

Капитолий — здание законодательного органа штата.

(обратно)

36

Гражданин Кейн — главный герой одноименного фильма Орсона Уэллса.

(обратно)

37

Хью Лонг(1893–1935) — американский политик из штата Луизиана. На пике своей карьеры был застрелен в Батон-Руже — столице штата. Послужил прототипом главного героя романа «Вся королевская рать» Роберта Пенна Уоррена.

(обратно)

38

«Шлитс» — марка американского пива.

(обратно)

39

Долли Партон — популярная эстрадная певица, сочинительница песен и гитаристка. Начинала музыкальную карьеру с исполнения песен в стиле кантри, стала знаменитостью на телевидении.

(обратно)

40

Койот — тот, кто занимается переправкой нелегальных иммигрантов через границу (особенно из Мексики в США).

(обратно)

41

«Команда разоблачения» создается для дискредитации кандидата соперничающей партии.

(обратно)

42

«Сэм Браун» — офицерский поясной ремень с портупеей; назван по имени генерала С. Брауна.

(обратно)

43

В 1940 году в биографическом фильме «Нут Рокни — настоящий американец» Рональд Рейган сыграл звезду студенческого футбола Джорджа Гиппа, который умер молодым. Девиз этого фильма «Выиграем для Гиппера!» стал впоследствии девизом самого Рейгана, а кличка Гиппер — его собственной.

(обратно)

44

«Брауни» — скаутское движение для девочек.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38