Арт де Строй 2 (fb2)


Настройки текста:



1

Система "Роксат" была названа так по фамилии космического первопроходца Чреста Роксата, открывшего эту систему и обнаружившего в ней две кислородные планеты, Лигат и Госта. Мой искин "Юля", получив от меня приказ собирать все наличную информацию в корабельной сети военного транспортника по этой системе, выложила мне обширный пакет информации, поэтому на третий день полета, я уже отлично понимал, почему доктор Снайк отправил меня именно сюда. В системе "Роксат" базировалось небольшое государство, Королевство Лигат, находившееся под протекторами Звездной Республики Ренату. Изучив все собранные Юлией файлы, я довольно быстро разобрался с ответом. Королевство Лигат жило по своим собственным законам, поэтому на его территории система правосудия и законы Республики Ренату не стоили ничего. Система "Роксат", объявленная территорией суверенного государства Королевства Лигат, имела пять планет и большое количество астероидных поясов, остатков шести бывших планет, разрушенных в процессе войны цивилизации людей с альянсом Мохер, состоящего из объединения трех рас негуманоидного типа. Людям противостояли, как не странно, раса крупных разумных крысоподобных существ, раса насекомых и раса "янтерь", самоназвание больших желеобразных существ, заселявших больше пятидесяти звездных систем. Война, охватившая в те времена галактику, полыхала около семидесяти лет и закончилась подписанием мирного договора. Победивших не было, хотя история утверждала, что люди, все-таки смогли прибрать к рукам более двух сотен систем, ранее принадлежавших альянсу. Как было на деле, сложно сказать, но то, что людям удалось получить и освоить в процессе войны новые технологии, разобрав захваченные корабли альянса, это было точно, так как после подписания мирного договора, экспансия человечества в космос ускорилась в разы. "Ксеносов" или негуманоидных рас в космосе было известно много, но после этой войны, показавшей галактике, что люди способны за себя постоять, большинство рас сочло для себя возможным отказаться от полетов в зоне интересов человечества. Это было в большей степени вызвано тем, что любые корабли ксеносов, обнаруженные людьми, сжигались или захватывались для научных исследований. Естественно, что экипажи подобных кораблей так же подвергались исследованию и разбору на запчасти в секретных научных лабораториях, двигавших ксенологию вперед, заодно обогащавших человеческую технику эксклюзивными новинками и технологиями. Впрочем, не забывали люди и о себе, постоянно воюя и между собой, что еще больше пугало "ксеносов". Человека в галактике ненавидели, боялись, считали ничтожеством или зверем, но не было не одной расы, которая бы с ним не считалась, за исключением нескольких рас, настолько далеко ушедших в своем развитии, что они его просто не замечали. Были и те, настолько чуждые пониманию человека, что с ними и сами люди старались не сталкиваться, избегая районов которые они заселяют. Впрочем, если к гуманоидным расам человек относился терпимо и даже имел хорошие контакты, то со всеми остальными у него отношения развивались по очень сложным сценариям, так как добиться понимания без применения оружия и планетарных бомбардировок удавалось довольно редко.


Именно в такой войне и были разрушены шесть планет, сделавшие систему довольно привлекательной в плане космической добычи ресурсов. Впрочем, главным доходом королевства были не добыча полезных ископаемых и ресурсов, а осуществление транзита между Звездной республикой Ренату и Центральными системами галактики, где также имелись человеческие государства. Окружающий королевство регион так же был для республики Ренату интересен с точки зрения ведения торговли и больших рынков сбыта своей продукции, поэтому королевство было взято под протекторат, основой которого стала крупная военная база, поддерживающая в системе порядок и следящая за торговыми путями. Сейчас королевство стало крупным торговым узлом, выполняющим не только транзитные и посреднические функции, но и оказывающим услуги по ремонту, заправке и обслуживанию кораблей. Это был довольно развитый в технологическом отношении мир, где большая часть дохода зарабатывалась в космосе. Здесь же в космосе на десятке крупных станций проживало основное население королевства, около восемнадцати миллионов человек, и была размещена его промышленность.


В отношении планеты Лигат можно была сказать, что она была сельскохозяйственной планетой, но только потому, что на ее полюсах, где был климат пригоден для жизни человека, были размещены крупные сельскохозяйственные предприятия, обеспечивающие семьдесят восемь процентов экспорта пищевой растительной и животноводческой продукции. Вся остальная территория этой планеты считалась неосвоенной из-за высоких перепадов температур в ночное и дневное время. Планета имела два космопорта на разных полюсах и население, которое редко превышало два с половиной миллиона. Со второй планетой королевству Лигат повезло не больше, так как Госта имела силу тяжести в три с половиной раза превышающей стандарт. Госта имела три материка, представлявшие собой крупные горные массивы и относительно ровный климат, что хоть и способствовало ее колонизации, но не очень ее ускоряло, так как люди селились только в местах крупных разработок полезных ископаемых и жили под крупными искусственными куполами, обеспечивающих снижение гравитации при нахождении под ними.


Как следовало из справки по этой планете, до образования королевства Лигат, путем отделения от республики Рената, ее колонизация имела шесть волн, потомки которых и были теперь основным населением системы. Естественно, что первичная колонизация велась обычным для республики способом, когда сначала планета превращалась в тюрьму для преступных элементов. По достижению определенного количество "вольных поселенцев" на планету приходили промышленные компании, которым планета отдавалась на откуп. Компании, продолжая намеченный курс, продолжали завоз на планету криминального элемента, имеющего статус условно-освобожденных. В дальнейшем, когда терраформирование и завоз животных, пригодных в пищу человеку, заканчивались, а процесс замещения местных пород животных и растений на нужные людям подходил к концу, планета признавалась колонией. Дальше все зависело от природных условий и людей. Здесь все пошло несколько иным образом, так как закаленные в схватках с природой и тяготением поселенцы смогли захватить две станции, висящих в космосе, после чего организовали правительство, объявившее о выходе из состава республики. Войска и Флот, прибывшие на помощь промышленным корпорациям, выброшенных повстанцами с планет в космос, выперло поселенцев со станций, но большего добиться не смогло, так как поселенцы ушли в горы, откуда наносили точечные удары. Восстание переросло в партизанскую войну, тем более, что повстанцами помогали соседние государства, которым на руку было снижение влияния республики в этом регионе.


Победил в этой относительно небольшой гражданской войне генерал Фрольц, уроженец этой планеты, прибывший из республики для урегулирования вопросов. Ему удалось договориться с местными и республиканским правительством, после чего в системе была провозглашена монархия, мгновенно оказавшаяся под протекторатом республики. С этого момента местные стали жить по своим законам, одновременно являясь проводником интересов республики в этом регионе. Умный политик, военный и первый монарх, смог поставить дело таким образом, что постепенно перетянул весь транзит в центральные системы галактики на себя, сумев предложить космическим торговцам лучшие условия. Помимо этого генералу удалось удвоить, а потом утроить сбыт товаров из республики Ренату в близлежащие мелкие государства, этим заняв видное место в этом регионе. Ему хлопали в ладоши торговцы республики, которым вторили политики, так как влияние в этом регионе республики только росло, правда, только за счет усиления позиций самого генерала Фрольца. Потомки предприимчивого генерала, политика и монарха смогли не уронить дело своего предка в грязь, наоборот усилив свое влияние, так как постепенно нарастили свои финансовые мышцы и обзавелись пусть и небольшим, но собственным и современным флотом. С этого момента монархия в системе воцарилась окончательно, так как в народе потомков генерала уважали, что было не так и трудно добиться, так как на планетах в то время жило всего три миллиона человек, имеющих свой небольшой пай в космических предприятиях государства, тогда только организованных и начавших свое развитие. Не прошло и сотни лет, как королевство заимело свой собственный флот, выкупило несколько военных космических баз и стало самым мощным государством в регионе, которому протектор был нужен только номинально. Королевский Флот Лигат был и сам не прочь пощипать соседей, причем не брезговал и фронтиром своего протектора, действуя, естественно, под видом пиратов и других государств. Поймать с поличным виновников не удавалось, а надавить на королевство силой стало трудно, так как оно возглавляло местный военный альянс, да и пользы от него политики видели больше, чем вреда, так как торговые магистрали охранялись, а рынок сбыта товаров республики в регион только рос.


Для себя я в этом королевстве видел возможность совершенствования в своих специальностях, так как сертификаты республики в нем признавались и котировались не хуже королевских, как и королевские в республике, что вместе с уходом из юридического пространства республики Ренату было только большим плюсом. В научном и исследовательском плане лигатцы были послабей, но их выручал транзит, так как они имели возможность приобретения технологий и оборудования не только в республике Ренату, но и в центральных звездных системах, некоторые из которых были не слабее, а то сильнее королевского соседа. Естественно, что с нуля подниматься было гораздо труднее, но мой сегодняшний ноль и ноль, когда я вышел из канализации, были очень разными по значению. В королевстве Лигат я видел для себя перспектив не меньше, чем в любом другом, так как, несмотря на то, что законы были пожестче, чем в республике, но в основном жизнь в нем текла по тем же правилам, как стало ясно из форумов, так как его жители все-таки были выходцами из республики, пусть и ставшие здесь местными.

Дальнейшее исследование доступных данных из искина и сети военного транспортника показало, что не только система "Роксат" соответствует моим требованиям по поиску работы. Второй системой была "Такси" или РС-8918/11. Эта система принадлежала Звездной Республики Ренату. В ней военный транспорт должен был сделать остановку, чтобы выгрузить часть своих трюмов и добрать груз для Королевства Лигот. Фактически, система "Такси" была перевалочной базой, через которую проходили все груза и техника, которую республика экспортировала в Королевство Лигат и прилегающие системы. Здесь, как мне думалось, также могла найтись работа для меня, как для "техника малых кораблей", так как прежде чем отправиться дальше, техника наверняка проходила предпродажную подготовку. В системе имелась всего одна планета с названием "Ортма" и висело три военных и одна гражданская станция. В настоящее время на планете велась интенсивная колонизация, причем только потому, что на ней добывались алмазы и компоненты для топлива кораблей. На этой планете сила тяжести была равна семи десятым от стандартной и большая ее часть была покрыта океаном. На сушу приходилось едва ли пять процентов от общей поверхности планеты и, как отмечалось на форумах, большую часть года на планете шли дожди. Тем не менее, "Ортма" имела на своей поверхности два крупных города и население, равное двадцати миллионам жителей.


Собственно, система "Роксат" и "Такси" были двумя базовыми системами, составляющих финансовый и военный костяк того, что здесь называли "пограничье" или "фронтир". Обе системы были в зоне ответственности Десятого Флота Военно-Космических Сил Звездной Республики Ренату, который вел патрулирование и охрану границ, одновременно являясь гарантом спокойствия и безопасности приграничных областей республики. В системе "Такси" были размещены довольно крупные силы этого соединения, тогда как в "Роксате" он присутствовал лишь номинально, арендуя у Королевства Лигат всего одну станцию, где обосновались его службы Тыла, ведущие продажу военной техники и иных товаров в Королевство и окружающий его регион. Станция называлась "Ван дер Ховер" и на ней, помимо сокращенного военного контингента в десять тысяч военнослужащих, сидело несколько десятков представительств от государственных и частных компаний Республики Ренату. Естественно, что занимали эти структуры едва ли треть внутренних объемов станции, поэтому остальные две третьи были отданы различным организациям или объединениям, имеющим свои интересы в этом Королевстве или регионе. Одной из таких организаций была Служба Найма Республики Ренату, объединяющая собой несколько сотен наемных отрядов, состоящих в основном из бывших военнослужащих, уволенных в запас. Сейчас эти люди, имеющие в своем частном владении устаревшую военную технику, занимались охраной и проводкой караванов через опасные системы и прочими вещами, которые требовали наличия вооруженных отрядов для выполнения различных миссий. Здесь же, на "Ван дер Ховере", базировались несколько десятков шахтерских гражданских компаний или объединений, пришедших сюда из Республики Ренату и ведущих разработку астероидных поясов по договору с государственными предприятиями Королевства Лигат. Фактически эта станция являлась опорным пунктом для граждан Звездной Республики Ренату, слетевшихся сюда со всех концов в поисках приключений, денег и удачи.


Будучи под протекторатом республики, Королевство Лигат находилось за пределами территории Республики Ренату и имело собственную судебную систему. Законы здесь были жестче, как и наказание по ним, но именно это привлекало сюда массу тех, кто по тем или иным причинам не ладил с законами республики. Для отморозков всех мастей это был реальный шанс скрыться от гонений правоохранительных органов родного государства и начать жизнь с чистого листа. Часть этих людей уходило дальше в космос, а часть оседала на этой станции, вступая в различные объединения или отряды наемников. Фактически здесь формировались команды "дружественных королевству и республике каперских объединений", которые впоследствии уходили в космос, чтобы навести там порядок, согласно своему пониманию ситуации и мировоззрению. Республику Ренату и Королевство Лигат нисколько не интересовало то, чем занимаются люди за пределами собственных государств, если это не шло в разрез с их интересами и законами, поэтому у "каперов" всегда имелся шанс вернуться сюда для сброса "излишков трофеев", ремонта и пополнения боезапаса и военной техники, которую им предлагали различные службы республики и королевства. Впрочем, это была единственная станция в системе "Роксат", где царила относительная "вольница", так как на остальные станции Королевства Лигат иммигранты всех мастей допускались только после серьезного отбора.


Надо сказать, что в Королевстве Лигат существовала клановая структура общества, где каждый клан выполнял только свои, "исторически оправданные", задачи. Возглавлял эту иерархию клан потомков генерала Фрольца, взявших на себя управленческие функции государством. Имелись так же кланы "техников", "торговцев", "военных", "медиков" и других, причем задачи кланов определялись исходя из тех событий и фактов, в которых участвовали их предки при восстании в колонии и отделении системы "Роксат" от Звездной Республики Ренату. Нельзя было назвать эту систему костной и устоявшейся, так как возникали новые кланы или объединялись старые, но эта система работала и вполне справлялась со своими задачами. Это моносистемное государство только номинально называлось Королевством Лигат, так как всеми делами в нем заправлял Высший Совет Кланов. Король в этом государстве, один из потомков генерала Фрольца, действительно существовал, но только для выполнения представительских функций и ведения дипломатических переговоров. Впрочем, королем избирался самый умудренный и уважаемый человек из клана генерала Фрольца, поэтому при всем номинальном характере существования этой должности, он все же имел большой вес и серьезную поддержку, как своего, так и других кланов королевства. Относительно молодому государству постоянно требовались квалифицированные специалисты в различных областях науки и техники, поэтому из среды иммигрантов постоянно велся отбор вменяемых и грамотных людей, которые могли со временем стать членами того или иного клана, что могло значительно упрочить их положение. Именно эта перспектива влекла сюда не только приключенцев и охотников за удачей и прибылью разных мастей, но и тех, кто в силу своего рождения вынужден был прозябать всю жизнь в тени своих более удачливых соперников, имеющих богатых или родовитых родителей. Среди иммигрантов считалось, что умный и образованный человек, владеющий в совершенстве своей специальностью и профессией, здесь может неплохо "подняться", так как в кланы принимались только те люди, которые своей работой и квалификацией могли доказать свою необходимость тому или иному местному клану…

2

Оторвавшись от изучения информации, я слегка улыбнулся, понимая, что Королевство Лигат мне вполне подходит. Я не питал иллюзий относительно того, что смогу войти в какой-нибудь из кланов, но такая надежда и возможность у меня была. В моем положении, при всех моих достоинствах, было одно довольное слабое место — я был одинок. Со временем я мог обрасти друзьями и знакомыми, как это происходит со всеми людьми, но можно было вступить в какой-либо клан, разом получив от него поддержку, поддержку целого клана, состоявшего иногда из тысяч или десятков тысяч человек. Понятно, что в кланах существовала своя иерархия и борьба за власть, но в любом случае клан обеспечивал своему члену относительную безопасность и работу, а это, в условиях фронтира или зафронтирного пространства, было уже не так и мало. Спешить с подобным я не собирался, но и отбрасывать в сторону одну из перспективных линий развития своего будущего не хотел. Прибыв на место, я собирался пока только осмотреться и прикинуть возможные перспективы, после чего еще раз проанализировать положение дел, исходя из реальных фактов и ситуации. Понятно, что искин военного корабля имел вполне основательную информационную базу относительно системы "Роксат" и положения в ней, но мне следовало самому в ней осмотреться, так как я собирался в ней обустраиваться и жить.


Система "Роксат" была для меня лучшим выбором, так как в остальных системах, расположенных за фронтиром, творилось непонятно что. Пиратство, наркоторговля, работорговля и другие изощренные способы получения человеком сверхприбылей за счет других людей, которые правили там, мне совсем не нравились. Местная цивилизация далеко шагнула вперед в техническом и научном плане, но это совсем не значило, что наука и техника смогли изменить внутреннюю сущность людей. Наука и техника служили людям, а не наоборот, поэтому здесь существовали такие понятия и вещи, как рабские ошейники и нейросети, полностью подчиняющие рабов своему хозяину. Здесь существовали электронные наркотики, вызывающие в сознании наркомана серии невообразимых галлюцинаций, где он становился царем, богом или иным значимым ему лично персонажем, воспринимая эти эффекты как реальность. Развитие науки и техники не избавило людей от пороков. За фронтиром процветало все, что человечество сумело изобрести, пройдя путь своего развития, начиная от проституции, педофилии и гомосексуализма и заканчивая торговлей человеческими органами для трансплантации, рэкетом и иными изощренными методами получения прибыли. Впрочем, наверняка все эти пороки присутствовали и в Звездной Республике Ренату и Королевстве Лигат, но там они, в отличие от зафронтирного пространства, осуждались местной моралью и приравнивались к преступлениям, за совершение которых люди отправлялись на тюремные планеты. За фронтиром же существовало только одно право — право сильного, который и определял, что в нем законно, а что нет. Естественно, что общечеловеческая мораль существовала и там, но она работала не всегда, так как человек способен себя убедить во всем, особенно, если убеждать себя надо в том, что ты уникален и неповторим, стоя перед безоружным с пистолетом или бластером в руках…


Выбросив из головы рассуждения о морали, сейчас они были совершенно ни к чему, я поднялся со своей кровати, решив, что лучшим отдыхом от анализа информации будет смена рода деятельности. Чтобы противостоять и конкурировать с жителями фронтира и теми, кто живет за пределами границ республики и королевства, следовало иметь не только голову на плечах, но и хорошую физическую подготовку, желательно с боевым уклоном. В дополнение к этому следовало освоить владение оружием и пройти стрелковую подготовку. Курс обучения бойцов спецназа пехотных частей у меня имелся, вот только виртуальный тренер никак не хотел признавать мою физическую подготовку годной для его освоения. Это было не мудрено, так как реальный возраст моего тела едва перевалил за четырнадцать лет. Нет, внешне я выглядел гораздо старше, на добрых семнадцать, а то и восемнадцать лет, но это для тренера не значило ничего. По его мнению, мои физические кондиции не соответствовали тому критерию, по которым в спецвойска велось зачисление курсантов. Он, естественно, со мной не спорил, но и открыть без него файлы обучения я не мог, так как программа была военной и коды были прошиты в ней на уровне ее носителей. Фактически это означало, что взлом кристаллов с этой программой однозначно означал потерю всех данных вложенных в него. Мне оставалось только послушно исполнять рекомендации виртуального тренера и надеяться, что со временем он откроет мне все то, что будет мне доступно для изучения после того, как я пройду программу предварительной физической подготовки. Программа была заложена в четыре кристалла, что означало довольно большие объемы знаний, но пока мне совсем не светило понять, что же в них содержится. Впрочем, я не роптал, так как чувствовал, что занятия в тренировочном комплексе довольно удачно скомпонованы, позволяя моему телу быстро набирать силу и расти. В этом отношении я был полностью согласен с виртуальным тренером, поэтому послушно выполнял его рекомендации. До физических кондиций взрослого человека, если этот человек активно занимался спортом или боевыми искусствами, мне было пока далеко. С обычным же обывателем, который после смены или работы пьет пиво в баре, закусывая его солеными орешками, я вполне мог справиться уже сейчас, вырубив его парой тройкой ударов. Меня не устраивал ориентир на худших представителей местной цивилизации, поэтому я лез из кожи вон, чтобы добиться прироста в силе, выносливости и ловкости. В последнее время тренер из двух ландшафтных кристаллов, что у меня имелись, начал больше предпочитать кристалл с горной местностью, поэтому мои тренировки начали вестись в большом горном массиве.


Скатав спальный мешок, я убрал кровать, подняв ее к стене с фиксаторами, освобождая место для развертывания сферы тренировочного комплекса, сбросил с себя одежду и, активировав сферу, запрыгнул в нее в одних трусах.

— Произвожу подключение к индивидуальной сети тренировочного комплекса "Рестл-8м". — Отреагировала на мои действия Юлия.

— Ага, давай.

— Принято. — Искин не успел закончить слово, как перед моими глазами развернулся горный ландшафт и появился мой виртуальный тренер.

— "Сегодня тебя ожидает кросс на пятнадцать километров в горных условиях с гравитацией равной двум g, — Порадовал меня тренер. — Чтобы пройти маршрут в достаточно быстром темпе тебе следует сделать не менее трех ускорений длинной около километра, курсант".

— "Жесть".

— "Маршрут обозначен у тебя в интерфейсе. Это горная тропа с которой тебе не рекомендуется сходить", — перед внутренним взором появилась карта с маршрутом.

— "Ага".

— "Раз задача тебе ясна, то время пошло. Удачи, курсант".


Я сорвался с места, чувствуя как на мои плечи ложится постепенное удвоение силы тяжести, тренировочный комплекс начал выходить на заложенные в тренировку параметры. Вскоре мне стало понятно, что этот кросс был задуман не только как испытание на силу и выносливость, так как на длительных спусках я не мог не тормозить, опасаясь с налететь на крупные булыжники, между которыми петляла моя тропа. Иногда мне приходилось бежать по краю отвесных скал и, чтобы туда не свалится, следовало следить за тропой, на которой могли появиться различные препятствия. Именно на одном из таких участков, я сделал первый марш бросок, ускорившись до максимально возможного предела. Естественно, что бесследно это мне не обошлось, так как после ускорения, началась полоса разломов, которую надо было преодолевать с ходу, прыгая с одной скалы на другую. Здесь, слегка пообвыкнув, я опять сделал рывок, пройдя этот участок на максимальном ускорении. За плечами к этому моменту оставалось всего треть трассы, чуть больше пяти километров, но я начал чувствовать усталость, так как до сих пор в основном шел только в подъем. Вернувшись к обычному режиму бега, я отмотал в таком темпе еще один километр, готовясь к новому рывку. Зная коварство своего виртуального тренера, я уже предполагал, что он предпочтет составить трассу таким образом, чтобы в ее первую половину я должен был делать затяжные рывки. Это должно было меня вымотать, после чего предстояло пройти достаточно сложные участки, которые, вместе с двойной силой тяжести, должны были меня окончательно добить.


Так и получилось, когда я закончил очередной подъем перед моими глазами развернулось довольно широкое горное плато с достаточно ровной поверхностью. Я не стал особо раздумывать и вновь выдал новый рывок, длиной около двух километров, достигнув очередной точки в маршруте, где тропа начала подъем вверх. Полагаю, что на этом подъеме тренер предлагал мне собраться с силами и "отдохнуть". Расслабляться не следовало, но я уже чувствовал, что иду на пределе, едва перевалив на вторую половину маршрута. Задав равномерный темп бега, я шумно втянул в себя носом воздух и перешел на ментальное зрение, стараясь перераспределить потоки внутренней энергии на области работающих мышц. Выбросив из своего сознания два силовых жгута, я подвел его к своим ногам и включил их в энергетическую систему этой области, выталкивая в них избыток энергии из своего запаса, рассчитывая таким приемом ускорить регенерацию в мышцах ног. Не сразу, но к середине подъема, я уже смог ощутимо прибавить скорости бега, при этом постепенно восстанавливаясь и готовясь к новому рывку. Задействовав в работу ментальную энергию, я осушал свой внутренний актив, но это было не так и плохо, так как ускоряло развитие ментальной системы и скорость восстановления энергии в ней.


После подъема меня ждало очередное плато и бег по нему, длинной около полутора километров. Выйдя на него с подъема, я вновь сделал хороший рывок, после чего тропа начала спуск с горного массива. Здесь мне пришлось двигаться с максимальной осторожностью, так как иногда тропа делала резкие изгибы, причем на самом краю отвесной пропасти, куда я мог улететь, если бы не был осторожен. На этом участке пришлось серьезно попотеть, так как резкие повороты становились все чаще и чаще, пока я не вышел на финишную прямую, проложенную по самому краю пропасти. Очередной переход на спринтерскую скорость и очередные три километра за спиной. Все бы было не так и плохо, если бы мне не пришлось резко тормозить, так как за финишем меня ожидал очередной разлом, в который я мог бы угодить, если бы мгновенно не сменил направление и не остановился. Затяжной кросс меня вымотал основательно и, не имей я подпитки из внутреннего резерва, то было очень сомнительно, что мне бы удалось его пройти на такой скорости с таким результатом. Резкие изгибы и смены направления тропы, насколько я понял, были предназначены для тренировки моей ловкости и способности к быстрому принятию решений.

— Очень хорошо. — Появился за моей спиной наставник. — Осталось выполнить сотню полноценных отжиманий от пола и заняться прокачкой верхней и нижней областей пресса. Лучше было бы, чтобы ты выполнил весь комплекс физических упражнений, которые я тебе рекомендовал, но сдается мне, что ты настолько устал, что будешь не способен на это.

— Нет, наставник, он вполне мне по силам. — Я, упав на пол, начал уверенно отжиматься, выбросив силовые жгуты к энергетической системе рук. — Сделаю весь комплекс. Мало того, я сегодня вечером опять приду к вам на тренировку…

— Похвальное рвение, курсант. — После этих слов, виртуальный наставник исчез, а я взялся за выполнение своих перед ним обязательств…

* * *

Все восемнадцать суток полета на транспортном военном корабле я усиленно занимался в тренировочном комплексе, посещая его дважды в день. Питание на корабле было бесплатным и вполне нормальным, поэтому сил на тренировки я не жалел, выкладываясь на них по полной программе. Сила, выносливость и ловкость росли очень медленно, но не это было главным в подобных тренировках, так как я заметил прирост не только в этих параметрах моего организма. Действуя на пределе своих физических возможностей, я невольно начал привлекать к этому делу свой ментальный резерв, совершенствуясь в управлении ментальными возможностями. Псионом, как тут называли ментально активные личности, меня отнести было можно с большой натяжкой, так как я скорее был "одержимым", как это понимает земная религия. Впрочем, я был ментально активным, вот только я не опирался на чувства и ощущения, а прямо "видел" тонкие энергетические линии, пронизывающие любое живое тело. Здесь следует отметить, что усиленные тренировки на пределе сил и возможностей в виртуальном пространстве тренировочного комплекса положительно сказывались и на моем ментальном развитии, так как росли не только физические параметры тела, но и его ментальные и энергетические возможности. Скорость восстановления энергии в системах росла, как и росла сама энергетическая система тела и сознания. Контакт между телом и моим сознанием уплотнялся, так как росли силовые линии и узлы и, хотя развитие шло не так быстро, как бы этого мне хотелось, оно было и не заметить этого я не мог. Одно то, что в практическом применении я стал поднимать со стола гайку весом в пятьдесят грамм и был способен удержать ее в воздухе целых семь с половиной минут дорогого стоило. Естественно, что к этому результату я пришел не за один день и даже не за месяц, но прогресс был и это не осталось для меня незамеченным.


В общем-то, мне было не до скуки в этом полете, так как я усиленно тренировался, отсыпался и лазил по инфосети военного транспортника, собирая оттуда все мне доступное в свой архив. Я и на станции "Восточный Форпост" не брезговал этим заниматься, просеивая множество информации и выискивая в ней крупицы интересующих меня сведений или методик, но там у меня было не так много времени и возможностей, тогда как сейчас я имел и время и отличного помощника в лице Юлии. Все методики ремонта, которые мне попадались, копировались в мои базы данных. Аналогичным процедурам подвергались доступные мне программные продукты по всем моим специальностям и, так как устаревшие программы и архивы на военном транспортнике не секретились, то к концу полета у меня появилась основательная база данных по военной технике, роботам, модулям и методикам их применения и ремонта. Управляющий центр от комплекса "Джи-3", который остался не у дел, теперь представлял собой набитый под завязку носитель информации, которая не имела для меня и искинов непосредственной ценности, хотя и могла со временем пригодиться. В памяти искина модернизированного ремонтного комплекса "ДжиР-3М" так же был выделен целый сектор памяти, куда стараниями Юлии был скопировал приличный объем устаревших для военных программ и информации, предназначенных для последующего просмотра и работы, так что на этом фронте дела тоже продвигались довольно успешно.


Наконец, после последнего шестого прыжка через гиперпространство, по корабельной сети было объявлено, что мы прибыли в систему "Роксат" и держим курс к станции "Ван дер Ховер". Через шесть часов по корабельному времени, тяжелый военный транспорт "Леннор" вошел в военный грузопассажирский док станции, после чего было объявлено, что можно покинуть корабль. К этому времени я был уже полностью собран и готов, поэтому вызвав грузовую платформу, я погрузил на нее весь свой нехитрый скарб и отправился на выход…

3

Пройдя таможенную службу и контроль, станция "Ван дер Ховер" хоть и была в аренде у Республики Ренату, но подчинялась местным законам, я отправился в жилую зону станции, где имелась масса гостиниц для приезжих. На планету спускаться приезжим не рекомендовалось из-за повышенной гравитации, но и не запрещали, хотя там мне пока особо-то и делать было нечего. Закончив с процедурами оформления, я воспользовался бесплатной возможностью суточного подключения к системной сети королевства.

— Юлия, начни с поиска всех вариантов устройства на работу в качестве "техника малых кораблей" третьего ранга. Эта профессия мне пока более интересна в плане получения практических навыков. Меня интересует в первую очередь стабильность, высокая заработная плата и большой выбор ремонтируемой техники.

— Принято. — Отозвался искин.

— Помимо этого, но уже во вторую очередь, просмотри любые варианты или возможности приложения сил по всем моим специальностям и выученным базам знаний, причем нужно сделать это в сравнении.

— Принято.


Сам я быстро просмотрел перечень услуг и цен в гостиницах, после чего отправился в "Приют странников", где при равных условиях, визор, душ и кровать, предлагалась цена в пятьдесят бонов за сутки. Собственно на станции я чувствовал себя достаточно уверенно, так как она была производства республики и внутренняя конструкции ее была мне знакома и не особо отличалась от "Восточного Форпоста". Устроившись в гостиницу, я заказал доставку своих вещей в склад при гостинице и занялся просмотром в сети цен на все что попадалось, сравнивая их с ценами в республике. Быстро выяснилось, что цены на продукты гораздо ниже, при относительно высоких ценах на высокотехнологичное оборудование и связанные с ним услуги. Впрочем, в соседней звездной системе начинался фронтир республике, где аналогичное оборудование продавалось значительно дешевле. При покупке подобной техники для себя никаких таможенных пошлин не взималось ни при вывозе ее за пределы республики, ни при ввозе ее в систему "Роксат" Королевства Лигат.


Устроившись в гостинице и немного "побродив" по местным сайтам, я прошелся по крупным магазинам, желая посмотреть чем и как здесь торгуют. В первом же магазине я убедился в правильности своих выводов. Зато в магазине, торгующей продукцией "Нейрокома" был приятно удивлен тем, что изначально базы знаний стоили здесь на пять процентов дороже. Бизнеса на это не сделать, но при сбросе оставшихся у меня кристаллов, это могло дать лучшую цену. Здесь я сразу приобрел базу "Юрист — Королевство Лигат" второго уровня, так как хотелось быть в курсе местных законов. Когда мне тут же в магазине предложили курсы ускоренного обучения, я был неприятно удивлен тем, что стоили они в три, а то и в четыре раза дороже, чем аналогичные в республике. В оружейном магазине выбор был гораздо богаче, хотя и цены на него были чуть выше. В общем, пройдясь по окрестностям, я довольно быстро убедился в том, что отличия есть во всем. Отдельной строкой следовало выделить то, что любой взрослый человек на станции был вооружен, хотя здесь носили не станеры, а кинжалы и клинки, вплоть до шашек, сабель или рапир. Несмотря на то, что станция "Ван дер Ховер" была в аренде у республики Ренату, на станции более половины встреченных мною людей были местными, они и "блистали" ношением различного холодного оружия. Выходцы из республики, такие как я, предпочитали носить станеры, по этому признаку можно было сразу отличить местных от приезжих. Закончив прогулку по магазинам, я вернулся в гостиницу, где пообедал. Выяснилось, что при относительной дешевизне продуктов, цены в ресторанах, кафе и столовых загибают в три раза против республики. Стало ясно, что если я не хочу разориться на еде, то следует готовить самому. На этом мое первое знакомство с местными условиями было закончено, так как я вернулся в номер и занялся просмотром первых результатов работы Юлии, моего искина.

— Самым стабильным вариантом является работа на государственных верфях. — Выдала мне Юля. — При этом разброс техники поступающей в ремонт небольшой, так как в основном они занимаются обслуживанием грузовых судов, следующих транзитом. Оплата в смену около двухсот пятидесяти за смену.

— Ясно.

— Самым большим по разбросу моделей кораблей является государственное предприятие "Сартрон", занимающееся обслуживанием шахтеров и мелких шахтерских корпораций, работающих в системе и за ее пределами. Выбор кораблей очень большой, так как шахтеры летают почти на всем, что способно нести шахтерские лазеры и имеет трюм. Те, кто работают за пределами системы устанавливают вооружение и защиту, переоборудуя под добычу руды даже военные корабли. Цены на руду в этой системе довольно высокие, что делает работу шахтера довольно выгодным направлением бизнеса, при его относительной безопасности, так как Флот Королевства Лигот полностью контролирует систему и окружающее пространство. Помимо этого оказывает влияние тот факт, что население королевства небольшое, а риски этого бизнеса довольно высоки из-за опасности. Шахтеров здесь не так и много, так как большая часть населения предпочитает менее рискованные области работы.

— Не хочешь ли ты мне сказать, что это даже более выгодно, чем заниматься ремонтом.

— Все относительно, решение за тобой. Второй по разбросу моделей техники для ремонта является частная фирма "Ютон", так как занимается обслуживанием кораблей наемников, специализирующихся на конвое и охране небольших караванов кораблей, развозящих товар по региону. Здесь выбор не меньше, так как наемники летают как правило на частных и собственных кораблях. У них же предпочитают ремонтироваться малые суда частных торговцев.

— Скорее всего нам это подойдет.

— Третьим государственным предприятием является "Яльна", эти занимаются всем, начиная с ремонта кораблей королевского флота, заканчивая кораблями наемников и утилизацией списанных кораблей, так как их учредителями являются крупные государственные предприятия занимающиеся производством корпусов и модулей для кораблей. Нельзя сказать, что тут производят что-то выдающиеся, но технологии соответствуют шестому уровню, на который недавно перешел королевский флот.

— Получается они занимаются утилизацией и продажей кораблей пятого уровня.

— В общем-то верно, но республика начала переходить на седьмой ранг, так что здесь начало наблюдаться довольно серьезное отставание в технологическом плане. Частники летают на втором третьем и четвертом поколении. Пятое встречается очень редко и только у успешных корпораций и компаний. В плане освоения практической работы предпочтительнее "Яльна", но они предпочитают набирать персонал из местных.

— С этим мне все более или менее понятно. — Я прилег на кровать. — Сделай мне анализ цен на местном рынке на малые корабли, модули и запчасти.

— Принято.


Сам я следующий час, с головой погрузившись в сеть и заняв все свободные мощности у Юлии и искина "ДжиР-3М", занялся перелопачиванием всех предлагаемых вариантов по малым кораблям, сравнивая их с ценами в ближайшем фронтире республики, заодно просматривая местные пошлины на ввоз и пошлины на вывоз кораблей из республики. Здесь речь шла не о покупки в личное пользование, а о покупке с дальнейшей перепродажей. Вскоре выяснилась довольно интересная закономерность, заключающаяся в том, что пошлин на вывоз из республики были номинальными. Республика Ренату была заинтересована в продаже своих кораблей в этот регион. Ввозные пошлины Королевства Лигат были равны примерно десяти процентам оценочной стоимости корабля, тогда как транзит через систему "Роксат" оплачивался только из расчета общего тоннажа, что было чуть дешевле. Помимо этого приветствовалась работа в системе иностранных корпораций, продающих добытую руду на месте. Идея меня заинтересовала, так как после трех лет работы корабля в системе, корабль признавался местным и при его продаже не требовалась уплаты ввозной пошлины. Фактически, я, как гражданин республики, мог здесь открыть корпорацию или предприятие по добыче руды, после чего направо и налево торговать малыми кораблями, беря покупателя к себе на работу с контрактом на три года, по прошествии которых он увольнялся вместе с кораблем, за который заплатил уже сейчас. Местным шахтерам это было выгодно, так как он сразу начинал работать на корабле четвертого или пятого поколения, тогда как сейчас работал на втором и третьем. Просмотр объявлений подобной практики, закамуфлированной под продажи или что-то иное, не выявил.


Следовало признать, что более выгодным вариантом были полеты во фронтир республики, покупка там кораблей, с последующей их продажей в королевстве или перегонщикам, которые беря их здесь, могли столкнуть дальше в регионе. На худой конец можно было заниматься комплектованием шахтерских кораблей для продажи их в королевстве, так как пошлина не была столь и высокой. Вообще, вариантов для заработка здесь нарисовалось довольно много, так как даже завезя сюда несколько камер обучения, при моих знаниях, можно было деньги грести лопатой, так как курс обучения тут стоил гораздо дороже, чем в республике. В королевство можно было трелевать любую технику и сбрасывать ее оптом с хорошими накрутками, так как пошлины на ввоз были не так и велики. Для обратной погрузки годились продукты, так как в республике они были дороже. Чем больше я знакомился с местным рынком, тем больше у меня возникало вариантов заработка. Обдумывание ситуации привело меня к выводу, что следует искать концы во фронтире республики Ренату на базах снабжения Армии и Флота, аналогичная работа должна была проводиться и здесь, так как крайне нужен был хороший канал сбыта. В этом случае оборачиваемость моего небольшого капитала могла быть быстрой.

— Что у тебя, Юлия? — Мысленно обратился я к искину, когда закончил анализ и решил поесть. В рюкзаке еще оставались сухие пайки и консервы, поэтому у меня было что пожевать.

— Полный анализ ситуации подсказывает мне, что наиболее удачным вариантом было бы устроиться в компанию, занимающуюся добычей полезных ископаемых в астероидных шлейфах или полях. В этом случае возможно совершенствование сразу в трех специальностях, "пилот малого корабля", "техник малого корабля" и "медтехник". Все три специальности востребованы в небольших шахтерских объединениях, так как большая часть из них живет в отрыве от больших станций, размещаясь около астероидных поясов, переданным им для разработки. Наиболее крупные из таких компаний имеют собственные малые станции, где ведут ремонт своей техники, складируют руды, оказывают медицинскую помощь и отдыхают.

— Хм, ты уже второй раз заводишь речь о шахтерских компаниях, Юля. — Усмехнулся я. — Составь список всех таких компаний и подготовь по ним краткую характеристику из того, что есть в местной сети.

— Информация уже подготовлена. — Отозвался искин. — Я сформировала пакет, который можно просмотреть в любое время.

— Отлично, так же мне понадобится списки компаний в которые мы могли бы осуществить продажу кристаллов с базами знаний. Желательно из тех, что находятся на этой станции, но можно и на других, если разница в цене будет существенной.

— Принято.


Дав поручение Юлии, сам я занялся просмотром собранной по добывающим в космосе металлы и минералы корпорациям и объединениям шахтеров. Выяснилось довольно много аспектов, о которых я раньше не знал. Далеко не все шахтеры состояли в подобных объединениях, имелись и те, кто работал сам на себя, сдавая руды напрямую в местные перерабатывающие заводы, расположенные в основном на станциях местных. Эти люди, как правило, работали в системе "Роксат", как наиболее защищенной, но были и те, кто привозил руду из соседних систем. Именно вторые образовывали объединения, в которых имелся не только добывающий сектор, но и военное крыло, которое защищало шахтеров от нападений на них пиратов и других компаний, желающих поживиться. В такие объединения и частные корпорации и требовался медицинский работник с навыками пилота и, по возможности, техника. Платили подобные компании и объединения очень неплохо, вот только в найме выставляли условием согласие на работу за пределами "Роксата". Доверять кому-то свою жизнь мне совсем не хотелось, поэтому, после долгого обдумывания ситуации, я от работы в подобных компаниях решил полностью отказаться. В секторе было довольно много пиратов, которые могли продать человека в рабство и не факт, что подобным пиратом не окажется представитель "военного крыла" шахтерской корпорации, который будет тебя охранять. Фактически за пределами фронтира не было законов, поэтому там могло произойти все. Вчерашний твой сосед по ангару на станции "Ван дер Ховен", оказавшись с тобой за пределами системы "Роксат", вполне мог позариться на тушку своего соседа, особенно, если видел, что она принесет ему деньги. Доверять здесь никому было нельзя и, так как я не имел связей и друзей в среде шахтеров, то мне полеты за пределы фронтира казались равносильными самоубийству. Связываться с незнакомыми людьми, а тем более зависеть от них, мне совсем не хотелось.


Дальнейшее обдумывание и изучении ситуации привело меня к тому, что я наткнулся в местной сети на кучу объявлений о временном найме техников, медицинских работников или других специалистов по иным профессиям или специализациям. Это и решило мою дальнейшую судьбу и направление деятельности. Оказалось, что несмотря на несколько крупных компаний, занимающихся ремонтом техники, на станции "Ван дер Ховер" услуги техников довольно востребованы, так как не каждый частник хотел идти к ним на ремонт, тем более, что и цены у больших компаний были довольно высокими. Отфильтровав объявления по специальности техник, я обнаружил около двух сотен объявлений, которые стояли в активном состоянии. Людям требовался небольшой ремонт, за который они были готовы рассчитаться по мере его выполнения. Кому-то требовалась настройка двигателей, кто-то хотел подлатать дыры и вмятины на своем корабле, а кому-то требовалась замена части оборудования. Часть объявлений гасла, кто-то брался за выполнение требуемых работ, но мгновенно появлялись и новые, так как к докам стыковались новые корабли шахтеров, наемников или каботажников. Проанализировав этот сектор объявлений, я преисполнился надежды, что и мои услуги могут быть здесь довольно востребованы. Сертификаты по моим специальностям у меня имелись, так что мне совсем не возбранялось участвовать в текущем ремонте различных кораблей малого класса, пусть за него платили не так и много. Конечно, сейчас речь не велась о большом предприятии, где все было централизовано и работа распределялась по квалификациям техников, но и того, что было мне вполне могло бы хватить на то, чтобы безбедно жить.


Пройдя на форум местных техников по ремонту малых кораблей, я довольно быстро просмотрел ветку, где своими мнениями обменивались люди, работающие по временным контрактам. Оказалось, что для занятия подобной деятельностью, требовалось зарегистрировать на станции небольшое частное предприятие и подтвердить свою квалификацию сертификатами установленного образца. В моем случае это значило, что все мои сертификаты становились действительными, хотя я не работал техником по ремонту малых кораблей и одной минуты, так как здесь само наличие сертификата по профессии говорило о том, что специалист уже где-то работал и считался изначально подтвержденным. Это было понятным и правильным, так как при заключении временных контрактов учитывались и интересы работодателя. В случае, если техник не справлялся с работой, которую он мог выполнить согласно своего сертификата, то выплачивал своему работодателю трехкратную стоимость работ на которую подрядился. Правило гласило — "не можешь, не берись" и, именно оно отсекала от подобных контрактов большое количество молодых техников.

— "Юлия". — Позвал я свой искин, когда закончил с изучением информации из местной сети. — "Я нашел для нас занятие, но мне нужен анализ объявлений за последний месяц. Вопрос стоит в том, какой ремонт востребован и какое оборудование мы должны иметь, чтобы его произвести. Мне нужны статистические данные, чтобы понять с чем мы будем иметь дело и что от нас требуется для того, чтобы справляться с большей частью подобных контрактов".

— "Принято". — Искин сбросил мне для изучения файл. — "Это список компаний, которые занимаются продажей информационных кристаллов с базами знаний и оказывают услуги по быстрому их изучению под лекарственным разгоном".

— "Спасибо, Юля". — Я развернул файл и прошелся по списку компаний и, так как их было довольно много, счел, что продажа лишних кристаллов на этой станции будет не особо трудным делом. Впрочем, часть кристаллов я планировал оставить себе, меня интересовало освоение профессий "техник средних кораблей" и "пилот средних кораблей", но и того, что оставалось, вполне могло хватить для обустройства в этой системе. Особой потребности в деньгах у меня не было, но и тратить свои скопления я был не намерен, так как было пока неясно что здесь и как. В моем понимании кристаллы были ресурсом и, так как часть из них не представляла для меня интереса, следовало этот ресурс перевести в нечто более ликвидное. Естественно, что самым ликвидным ресурсом в данное время для меня были деньги, поэтому продажа ненужных кристаллов для меня было первоочередным делом.


Остаток дня у меня прошел за анализом доступной информации, после чего я зарегистрировал частное предприятие на станции "Ван дер Ховер", подтвердил наличие у себя всех профессиональных сертификатов у местного искина, принял душ, поужинал и лег спать. К вечеру в голове уже устоялась большая часть предполагаемой схемы моих дальнейших действий для входа в местную жизнь, поэтому этот день я счел прожитым совсем не зря. Появилась уже не надежда, а уверенность в том, что здесь я точно не пропаду…

4

Утро следующего дня я провел за реализацией своих планов и идей. В первую очередь я посетил офис местной эмиграционной службы, где написал заявление о моем желании приобрести гражданство Королевства Лигат. Это было стандартной процедурой, поэтому много времени не заняло. Естественно, что гражданство сразу мне никто не дал, но сам статус "соискателя гражданства" одним своим наличием одномоментно отсекал меня от судебной системы Звездной Республики Ренату. По закону это значило, что я отказываюсь от гражданства Республики и перехожу под юрисдикцию Королевства Лигат. В местной Эмиграционной Службе процедура была обкатана на сотнях тысяч добровольных эмигрантов, поэтому все прошло довольно быстро и задерживать меня здесь на долго никто не стал. Естественно, что мне дали контакты самой службы и инспектора, который в дальнейшем будет заниматься моим делом. Сам инспектор на встрече со мной от меня просто отмахнулся, посоветовав посетить сайт Эмиграционной Службы в местной сети и подходить к нему, только если у меня возникнуть какие-либо вопросы. Отношение инспектора было вполне понятным, так как для Королевства Лигат я был никто и звали меня никак.


Закончив с этим безусловно необходимым делом, я отправился в ближайшую аптеку, где купил несколько десятков ампул различных стимуляторов, десяток одноразовых шприцов, бутылку со стерильным физраствором, хороший инъектор и стандартную аптечку. Покупка была мне просто необходима, так как следовало возобновить свое обучение. С прописями лекарств, которые применялись в училище для ускорения обучения, я был знаком, поэтому счел лучшим для себя вариантом самому изготовить стимулирующий коктейль, тем более, что уже имел знания по базам "медицина", "фармакология" и "мозг: аспекты физиологии" в пятом ранге. Конечно, обучение в камере было более безопасным, но камеры я не имел, поэтому счел для себя вполне приемлемым проходить курсы без нее. По моей мысли, мне было достаточно курса трехкратного ускорения, причем продолжительность такого курса можно было регулировать объемом дозы лекарственной смеси. Используя краткие, от одного до четырех часов, курсы я вполне мог обойтись и без обучающей камеры, просто улегшись в кровать и вколов себе инъектором нужную дозу. Это позволяло избегать ненужных трат на камеру обучения или услуги медицинских компаний, помогавших в обучении под разгоном.


Вернувшись в свой номер в гостинице, я выкачал стерильным шприцом из бутылки лишний физиологический раствор, после чего по очереди вскрыл нужные ампулы и влил шприцом их содержимое в банку. В итоге, через час после возвращения в номер, я имел двести пятьдесят грамм активной обучающей смеси стимулятора собственного изготовления, заключенную в стерильную банку из под физиологического раствора. По моим расчетам один миллилитр подобной смеси позволял мне пробыть под обучающим разгоном один час. Четыре кубика давали курс трехкратного ускорения в обучении на четыре часа, что полностью соответствовало моим пожеланиям. Вбирая из стерильной банки по четыре куба обучающей смеси, я мог вводить ее себе внутримышечно инъектором, абсолютно не заботясь о стерильности, так как внутренние поверхности инъектора и банки со смесью были изначально стерильны. Опробование обучающей смеси я провел сразу, так как для дальнейшей деятельности мне срочно требовалось знание местной базы "юрист — Королевство Лигат" во втором уровне. Улегшись в кровать, я вставил кристалл базы в слайдер, активировал перекачку базы на нейроком, после чего ввел себе четыре кубика обучающей смеси и провалился в учебный транс.


Базы второго уровня "юрист — Королевство Лигат" мне хватило всего на два сеанса обучения, проведенных мной один за другим. Не скажу, что подобная методика, проведенная вне обучающей камеры, мне понравилась, но, тем не менее, база была мной освоена и позволяла ориентироваться в местных законах довольно свободно. Сама по себе обучающая смесь полностью справилась со своими задачами, вот только обучение было слишком тяжелым в физическом плане, так как необходимой коррекции, которую дает обучающая камера, специально предназначенная для таких курсов, я не получил. Следствием этого стала сильная головная боль и тошнота, которые я испытал, проснувшись после такого курса. Выправить последствия мне позволила стандартная медицинская аптечка, но я решил, что двух подряд четырех часовых курсов больше не проводить, так как слишком велика была нагрузка на мой организм, сравнимая по силе действия с хорошим похмельем после трехдневной попойки. Тем не менее, несмотря на такой отходняк, я счел эксперимент с обучением удачным и отказываться от подобной возможности не стал, решив продолжить работы по его совершенствованию. Худо бедно, но я получил возможность обучаться под разгоном, а это было совсем не лишним, так как отказываться от обучения я не хотел. Конечно, сама смесь и подобный обучающих курс требовал доработки и перерасчетов, с учетом последствий и побочных эффектов, но это было уже делом техники, времени и личного желания. Я, естественно, абсолютно не рассчитывал на то, что подобный курс, собранный чуть ли не на коленке, пройдет очень мягко и безболезненно.


Собственно, законы Королевства Лигат не особо отличались от таковых в Республике Ренату, хотя были и некоторые отличия. Сами законы были более жесткими, как и наказания за различные преступления, но самым важным в них было наличие дуэльного кодекса, чего в Республики Ренату не было и в помине. По местным законам при наличии серьезных разногласий с оппонентом любой человек мог вызвать своего обидчика на дуэль, не взирая на его ранги и чины. Дуэльный кодекс предполагал возможность отстоять свою правоту с оружием в руках, причем отказ от дуэли одной из сторон конфликта приравнивалось к признанию собственной вины. Естественно, что для вызова на дуэль нужно было иметь веские основания, которые примет местная полиция, обязательный участник и арбитр подобных конфликтов, но зато в этом случае смерть одного из участников дуэли не ставилась в вину тому, кто в этой дуэли победил. Дуэльный кодекс мог применяться в решении любого конфликта и работал параллельно обычной судейской системе, хотя местные редко обращались в суды, предпочитая улаживать свои дела с помощью дуэли. Возможно, что в этом сказалось непринятие осужденными правоохранительных органов и их решений, когда они были сосланы на местные планеты-тюрьмы, но здесь дуэльный кодекс вполне работал. На деле это значило то, что сочти я действия инспектора из Эмиграционной Службы, отмахнувшегося от меня, оскорбительными или незаконными, то вполне мог вызвать его на дуэль. Естественно, что я должен был обосновать свои претензии представителю полиции, но зато дуэльный кодекс мог отменить решение инспектора в том случае если оно было незаконным или спорным. Наличие дуального кодекса сильно усложняло жизнь нечистым на руку чиновникам и укрепляло влияние кланов, так как обидчика любого члена клана ждала длинная череда дуэлей.


По моему мнению, само наличие подобного кодекса довольно сильно регулировало отношения внутри местного общества, так как любой человек, прежде чем нанести другому оскорбление или выставить претензии, должен был хорошо подумать о том, чем может для него обернутся подобный поступок. При наличии в Королевстве Лигат любого оружия, в том числе огнестрельного и энергетического, местные совсем не зря носили на своих поясах именно клинки. При нанесении оскорбления и дуэли, выбор оружия оставался за вызываемой стороной, что на деле значило смерть или ранение от холодного оружия. Быть изрубленным клинком, а не мгновенно убитым из игольника или бластера, могло серьезно повлиять на желание наглеца нанести вам оскорбление. Впрочем, с дуэльным кодексом было не все так просто, так как он позволял замены участников конфликта на его телохранителей и иные способы проведения дуэлей, тем не менее, на мой взгляд, он оказывал серьезное влияние на жизнь местного общества, так как был одним из регуляторов местной системы правосудия. Впрочем, само наличие дуэльного кодекса совсем не значило то, что выйдя на улицу, я мог увидеть реки крови, пролитой различными спорщиками. На деле он просто регулировал и регламентировал большинство конфликтов, которые можно было решить и судебным путем и применялся в основном только в случаях кровной вражды и ненависти у участников конфликтов. Убийство на дуэли не поощрялось государством и судебной системой, хотя и было разрешено и вполне законно.


Закончив изучение базы, я провел легкую разминку, приводя себя в чувство, после чего принял душ и плотно поужинал. На станции "Ван дер Ховен", в отличие от планет, наличие дня и ночи было только номинальным, поэтому после ужина я продолжил воплощение своих идей в жизнь. В первую очередь меня интересовало приобретение ремонтной техники, так как без нее проведение ремонта малых космических кораблей было делом абсолютно нереальным. Мой ремонтный комплекс "ДжиР-3М" справиться с подобным не мог, хотя при диагностике и ремонте блоков и модулей вполне мог пригодиться. Для работы с малыми кораблями требовалось что-то более крупное, чем мои роботы, помещавшиеся в небольшом чемоданчике. Просмотрев предложения о продаже ремонтных роботов в сети станции, я довольно долго обдумывал, что конкретно мне приобрести, чтобы справиться с любым ремонтом. Лучшим из всего предложенного на станции мне показался ремонтный робот "Техник-4" стоимостью в двести двадцать тысяч бонов. Этот универсальный технический робот входил в ремонтный роботизированный комплекс "Тех-4М", но сейчас продавался почему-то в одиночку. Заинтересовавшись этим предложением, я отзвонился его владельцу.

— Я вас поняла. — Произнес с противоположной стороны связи женский голос, когда я спросил о том, почему робот продается всего один. — Скажу вам сразу, что у меня имеются и остальные части ремонтного комплекса, но он находится в очень плохом состоянии. У меня его уже не раз смотрели, но сочли его не подлежащим восстановлению.

— Могу я на него взглянуть?

— Не возражаю, но через час я отправляюсь на смену и, если у вас есть интерес, то советую вам поторопиться. — Женщина сообщила мне свой адрес, после чего я заверил ее, что постараюсь прибыть к ней побыстрее.


Закончив разговор, я вызвал такси, работавшее на станции, и отправился по указанному адресу. Владелец робота встретила меня у дверей небольшого ремонтного ангара, куда мы вместе прошли, чтобы посмотреть на ремонтный комплекс "Тех-4М" и робота "Техник-4", от которого я отказываться совсем не собирался. Состояние комплекса оказалось действительно удручающим, так как остальные семь роботов, которые в него входили раньше, были сильно повреждены. У меня сразу возникло куча вопросов, но задать я их не успел, так как женщина, предвидя их, сама изложила причину повреждения комплексов.

— Мой муж работал техником по вызову. Летал с этим комплексом на шахтерские малые станции, где зарабатывал ремонтом. Я была против этого, но он меня не слушал. В последний полет ему не повезло, так как станция была обстреляна пиратами. Нападение на станцию было отбито, но мой муж попал под удар одной из ракет.

— Соболезную. — Слова женщины сразу объяснили мне причину повреждения ремонтного комплекса.

— Спасибо. — Женщина тяжело вздохнула и продолжила рассказ. — Мужа я похоронила, поэтому теперь продаю то имущество, что осталось после него. Нам с дочкой надо как-то жить, лишние деньги мне совсем не помешают.

— Одного робота я согласен у вас купить, но могу забрать и все остальное, что осталось от комплекса. — Несмотря на большие повреждения и отсутствие контакта с искином комплекса, который в нем должен был стоять, у меня оставалась надежда на то, что он мог уцелеть после взрыва ракеты. Комплекс "Тех-4М" был четвертого поколения, причем управлялся он не обычным компьютером или вычислительным центром, а настоящим искином четвертого поколения. — Не знаю за сколько вы продаете эти остатки, но я готов вам за них предложить еще сто восемьдесят тысяч бонов.

— Четыреста тысяч? — Переспросила меня женщина.

— Да. — Я кивнул головой и еще раз осмотрел то, что осталось от комплекса. Я уже имел дело с ремонтом роботов, поэтому счел, что смогу из того, что осталось собрать еще трех роботов, хотя для этого придется попотеть. — Это максимальная цена, что я вам могу предложить за остатки этого комплекса.

— Мой муж покупал этот комплекс за миллион восемьсот.

— Согласен с вашими словами, госпожа…

— Милли Мадлен. — Представилась женщина, правильно поняв мое затруднение.

— Дак вот, я согласен с вашими словами, госпожа Мадлен, но сейчас комплекс находится в таком состоянии, что говорить о его начальной цене не имеет смысла. Отклика искина нет, семь роботов находятся в нерабочем состоянии, причем потеряли часть манипуляторов и имеют пробоины и повреждения корпусов. — Равнодушно пожал я плечами и добавил. — В случае вашего отказа, я куплю у вас только одного робота за ваши двести двадцать тысяч и этим ограничусь.

— Я вас поняла. — Женщина слегка нахмурилась и спросила. — Может вас заинтересует еще и пара диагностических роботов "Веракс-5" и робот ремонтник "Керс-4М"? За них я прошу двести пятьдесят тысяч, но только с условием, что вы их заберете всех разом.

— Мне нужно их сначала осмотреть. — Не стал я отказываться, так как судя из названий диагносты были пятого поколения, а ремонтник четвертого.

— Помимо этого я готова вам переуступить аренду этого ангара. — Продолжила женщина, после моих слов. — Мне он не нужен, а получить аренду в этом месте очень сложно. — В своих словах женщина была абсолютно права, так как ангар находился рядом с ремонтными мастерскими военного сектора станции. Это было спокойное место, так как военные из Республики Ренату следили за порядком не только у себя, но в прилегающих к их сектору станции областях. — За переуступку ангара я возьму с вас всего сотню тысяч.

— Согласен. — Не стал я торговаться, так как это была стандартная цена за переуступку ангара в этом секторе.

— Что по роботам?

— Минутку. — Получив доступ к роботам я провел их быструю диагностику и пришел к выводу, что цена вполне соответствует их состоянию. — С ценой на роботы согласен.

— Ну и отлично. — Видимо женщина получила от меня желаемое, поэтому впервые за встречу я увидел на ее лице улыбку. — Я рада, что вы смогли одним махом решать все мои проблемы.

— Рад был вам помочь. — Я получил от женщины договор на продажу техники и отдельный договор на переуступку прав по аренде ангара. Поставив в них свои данные, я оплатил регистрационный сбор и отправил документы в регистрационную службу станции. Минут через десять пришло извещение о регистрации имущества и ангара за мной, после чего я оплатил женщине свои приобретения.

— Ваши семьсот пятьдесят тысяч бонов. — Улыбнулся я женщине, после перевода денег на ее счет.

— Получила. Большое вам спасибо. Приятно было с вами иметь дело, господин Арти де Строй. — Женщина явно была довольна проведенной сделкой. Улыбнувшись мне, она показала рукой на соседний ангар. — Может зайдете ко мне? Я бы была не против обмыть нашу сделку небольшой рюмкой хорошего вина.

— Не откажусь от вашего предложения. — Не стал отказываться я, быстро взяв под управление расчетный центр ангара, перекодировав замок и закрыв в него дверь. — Я редко выпиваю, но сейчас можно сделать небольшое исключение.

— Проходите. — Милли Мадлен открыла мне небольшую дверь в свой ангар, после чего я оказался у нее дома. Ничего в этом удивительного не было, так как большинство техников на станции жили в своих ремонтных ангарах. Те, чьи дела шли хорошо, мог позволить себе аренду и двух ангаров, в одном из которых жила его семья, а в другом он работал. В мои планы так же входила аренда ангара, где я собирался жить и работать, поэтому предложение женщины было для меня решением одного из вопросов моего плана. Стоимость аренды стандартного малого ангара, размерами восемь на шестнадцать метров, равнялась полторы тысячи бонов, тогда как за месяц проживания в гостинице я платил те же деньги, но был ограничен комнатой размерами три на четыре метра. Естественно, что в гостинице не было подвода силовых шин для работы с техникой, да и работать в гостинице было запрещено.

— Похоже, что я стал вашим новым соседом, госпожа Милли Мадлен. — Улыбнулся я, оказавшись в "апартаментах" семьи погибшего техника. — Очень рад такому соседству.

— Я тоже рада быстрому решению моей проблемы. — Женщина достала из бара вино и рюмки и поставила их на небольшой столик у стены. Я в это время с интересом осмотрелся в жилище этой семьи. Большая часть бокса имела тонкие стены, которые разделили бокс на несколько комнат, прихожую и кухню, куда я попал, пройдя вслед за женщиной. Жила семья техника не очень богато, но и явной нужды в деньгах не испытывала. В прихожей и кухне присутствовала вся необходимая для жизни мебель и бытовая техника, а сами комнаты были обклеены вполне качественными обоями, создававшими в комнатах необходимый уют. Большего увидеть мне не удалось, но и так было понятно, что прихожая оканчивается большим залом, откуда имеются выходы в спальни и комнату дочери. Наверняка в остальных комнатах также имелась мебель и необходимая для жизни техника, в виде головизора и всего остального, что окружает человека, делая его жизнь гораздо удобней.

— Что ж, поздравляю вас с покупками, Арти де Строй. — Между тем продолжила разговор женщина. — Я полагаю, что вы совсем недавно прибыли в эту систему?

— Абсолютно верно. — Я взял рюмку в руку и, когда Милли Мадлен выпила свое вино, последовал ее примеру. — Приехал сюда вчера. Ваше объявление меня заинтересовало, но я не думал, что решу у вас все свои вопросы разом. Я подумывал об аренде ангара, но не думал, что у меня получиться его арендовать именно в этом районе. Насколько мне известно, тут очень спокойно.

— Верно. — Кивнула мне женщина. — Этот сектор находится на контроле у военных их республики, поэтому здесь предпочитают селиться те, кто хотел бы спокойной жизни для своей семьи. Мой муж, Рогги Стокс, был очень ответственным и серьезным человеком. Он и погиб только потому, что хотел больше заработать для своей семьи. Мы с дочкой очень сожалеем о том, что его потеряли, но нам нужно жить дальше…

— Я вас понимаю и сочувствую. — Поднялся я своего стула. — Было приятно с вами познакомиться. Теперь я ваш сосед, так что если у вас возникнут какие-либо проблемы, то прошу смело обращаться ко мне.

— Большое спасибо вам, Арти де Строй, за участие и добрые слова. — Поднялась следом за мной женщина. — Я работаю в военном секторе, в одной из государственных компаний республики Ренату. Думаю, что и вам пригодиться знакомство со мной. Я занимаю должность старшего менеджера в отделе сбыта корпорации "Рексонс", поэтому если их продукция вас чем-то заинтересует, то можете смело обращаться ко мне.

— "Корпорация "Рексонс" основной поставщик в систему "Роксат" современного программного обеспечения для искинов шестого и седьмого поколения". — Мгновенно проконсультировала меня Юля.

— Непременно воспользуюсь вашим предложением, госпожа Мадлен. — Кивнул я женщине и вышел из ее жилища. Женщина мне понравилась тем, что особо со мной не чинилась и вела себя абсолютно адекватно. Старший менеджер в подобной компании наверняка получал неплохую заработную плату, так как должен был иметь хорошие уровни баз в" торговле" и разбираться в программировании искинов, а это значило как минимум третий ранг в "кибернетике" и "искин", раз ее корпорация специализировалась на продаже программных продуктов. Старший менеджер в отделе сбыта, это, конечно, не управляющий отделением компании и не начальник отдела сбыта, но и этой должности добиться в подобных компаниях было очень не просто. Я для нее был обычным техником, тогда как она принадлежала уже звену управленцев, пусть и самого нижнего звена. Различие в статусах было слишком большим, тем не менее, женщина не сделала ни одного намека о том, что я нахожусь на самой нижней ступени местной иерархии. Впрочем, я уже доказал ее свою финансовую состоятельность, поэтому подобных проблем возникнуть к нее не могло.

* * *

Так как основная часть моего плана на этот день была выполнена, то я сразу перешел к тому, что занялся обустройством на новом месте. Естественно, что первым делом было то, что я съездил в гостиницу, где собрал свои вещи и перевез их в свой бокс. Мелочиться с продажей содержимого бокса женщина не стала, но и сто тысяч за право арендовать здесь бокс, я потратил совсем не зря, так как в боксе остался стоять биотуалет и душевая кабина, которая хоть и не была новой, но работала исправно. Помимо это в боксе имелся небольшой склад, где хранились расходники и запасные части от разной техники, принадлежавшие предыдущему владельцу, и небольшая комната, которая служила ему конторкой и кабинетом. Эту комнату я сразу решил использовать как спальню, так как в ней был установлен биотуалет и душевая кабина, огражденные от основного помещения комнаты тонкими стальными стенами. Между этой комнатой и складом с запчастями я решил установить еще одну стену. В этом случае я получал посередине задней стороны ангара довольно большой зал, где можно было установить тренировочный комплекс и обычный турник, соорудив последний из подручного матерьяла. В этом случае у меня оставалось еще десять на восемь метров полезной площади, где можно было организовать небольшую комнату по ремонту бытовой техники и модулей малых кораблей.


Никакой мебели от прежнего владельца ангара не осталось, зато имелся большой стол под аппаратуру и верстак и двенадцать шкафов, исполняющих роль стеллажей. Обдумав ситуацию, я переставил стеллажи таким образом, что они соединили собой комнату и склад, заменив своими задними стенками стену спортзала. Один стеллаж пришлось полностью разобрать, собрав из него для себя кровать, небольшой стол и пару железных табуретов. Получилось вполне, хотя мои самоделки однозначно не могли бы удовлетворить изысканный вкус. Что же до практичности, то свою функцию моя мебель могла выполнить полностью, тем более, что кровать получилась широкой и очень крепкой, так как конструкцию ее я сварил с помощью ремонтного набора "ДжиР-3М". Закончив с этим, я проверил работоспособность биотуалета и душевой камеры, после чего отправился на станционную барахолку, где народ торговал всем, что ему пришло на ум. Здесь мне удалось приобрести бывший в употреблении, но полностью исправный, пищевой синтезатор и купить в небольшом магазине набор кухонной утвари, состоящий из пары кастрюль, чайника, сковородки, нескольких тарелок и стаканов, ножей и разделочных досок. Стоили мои приобретения не дорого, поэтому я отдал за них деньги не жалея, так как хотел жить на этой станции с определенным комфортом. На выходе с рынка мне попались на глаза обои, которые я также прикупил, решив обклеить ими свою новую спальню. Стоили они недорого, но могли придать моей комнате обжитость и уют. На этом мои закупки прекратились, если не считать того, что по дороге в свой ангар я завернул в небольшую продуктовую лавку, где затарился консервами, картриджами для пищевого синтезатора, различными приправами и заваркой для местных настоев. На этом мое обустройство на новом месте можно было считать законченным, хотя я этим прозанимался следующие пять с половиной часов.


Казалось бы, ну что делать в полупустом ангаре, но работа мне нашлась, так как пришлось вымыть в нем полы, провести в нужные места проводку и переустановить в нем плафоны освещения. Юлия, мой искин, тоже без дела не сидела, так как именно ей пришлось обклеить мою комнату веселенькими обоями, которые я приобрел, и развернуть в соседнем помещении мой тренировочный комплекс. Впрочем, это ей не доставило особых проблем, так как работали на этой работе мои роботы из "ДжиР-3М", а ей досталось лишь руководить и попенять мне на "нецелевое" использование ремонтного комплекса. Тем не менее, к концу обустройства две комнаты и "ремонтная площадка" были полностью приведены в божеский вид и сияли чистотой. На следующий день мне оставалось только разобраться с имуществом в складе, где бывший владелец хранил расходники и различные модули, продиагностировать всех роботов и разобраться с моим основным приобретением, ремонтным комплексом "Тех-4М", на который я возлагал определенные надежды. Я прекрасно понимал, что полностью восстановить мне его не удастся, но восстановление даже одного из семи разбитых роботов, полностью окупало приобретение этого комплекса. Доплатив сто восемьдесят тысяч к роботу "Техник-4", я получал возможность восстановить семерых роботов и искин комплекса, который в данное время не отзывался на запросы. Работы с этим комплексом было много, это было видно невооруженным взглядом, но иначе и быть не могло, так как я его купил по бросовой цене.


Закончив с работой в ангаре и, почувствовав, что пора спать, я быстро сготовил себе покушать, поел и, приняв душ, отправился спать, расстелив на кровати свой спальный мешок. Естественно, что сразу уснуть мне не удалось, слишком я был возбужден мыслями о своих приобретениях и планах на будущее, но, тем не менее, через сорок минут я провалился в сон…

5

Весь следующий день меня никто не беспокоил, поэтому его я провел в обычном для себя распорядке. Проснувшись в шесть часов утра, по местному времени, я немного полежал, привыкая к тишине в ангаре, после чего задал Юлии и искину "ДжиР-3М" полную разборку остатков ремонтного комплекса "Тех-4М". Для начала работы по ремонту малых кораблей вполне могло хватить двух диагностических "Веракс-5" и двух ремонтных роботов "Техник-4" и "Керс-4М", бывших в исправном состоянии, но мне хотелось быстрее разобраться с остатками от ремонтного комплекса "Тех-4М", так как он мог добавить мне еще одного или пару ремонтных роботов. Обозначив Юлии приоритетные задачи, сам я отправился на утреннюю разминку в тренировочный комплекс, уже зная, что работы в моем ангаре начались. Второй задачей для искина было по возможности выделение мелких роботов паучков для работы на складе, так как я хотел понять, что в нем есть. Склад был довольно большим, мне было совсем не понятно, что на нем можно было хранить, учитывая, что бывший владелец ангара был обычным техником. Понятно, что требовались расходники для роботов, понятно, что нужны были титановая проволока для сварки и листы разного металла для восстановления брони. Так же нужны были различные ремонтные наборы и ЗИПы для разных модулей и сами модули, но что можно этим полностью забить склад я не верил, так как он был довольно большим и имел стеллажи, что позволяло хранить в нем довольно много разных вещей.


В этот раз виртуальный тренер вновь задал мне кросс в условиях двойной силы тяжести и горной местности в отместку за то, что вчера я пропустил тренировку, обустраиваясь в своем ангаре. Спорить с тренером не имело смысла, поэтому я прошел новую дистанцию на максимальной скорости, выполнил полный комплекс упражнений, после чего был выброшен в реал. Приняв душ и позавтракав, я занялся решением неотложных проблем, которые постепенно накапливались в процессе работы искинов. Надо сказать, что Юлия отлично справлялась с поставленными перед ней задачами, так как включила в работу и четырех роботов из моей вчерашней покупки. До полной разборки ремонтного комплекса было еще далеко, но зато постепенно росла опись того, что хранилось на складе предыдущего владельца. Вскоре стало ясно, что мое земноводное просто паинька по сравнению с хомяком погибшего техника. У него был не просто хомяк, а огромный хомячище, который волок в свой ангар все, до чего у него дотягивались руки. Десятки разнообразных модулей, части роботов, куски брони, эмиттеры, датчики, чего только там не было. Я бы назвал этот склад горой устаревшего мусора, так как модули были неисправны, но пока ограничился лишь только переписью всего, что в нем имелось. Особой ценности содержимое склада не представляло, поэтому и было отдано мне в подарок, который следовало вывезти на свалку. Возможно, что прежний владелец все это хотел восстановить и отремонтировать, поэтому и складывал в свой склад, но мне было совсем не понятно, почему он этого не делал сразу, как приносил модули на свой ангар. Заморачиваться с этой проблемой я пока не стал, места в ангаре было много, поэтому занялся разборкой одного из роботов ремонтного комплекса. Единственное, чем я озадачил Юлию, так это тем, чтобы она вынесла из склада все запасные части и ЗИПы к роботам, пусть они и были от роботов разных марок и наименований. Этот приказ позволил мне стать обладателем родного ЗИПа от ремонтного комплекса, что разом повысило шансы на восстановление части роботов.


К вечеру после полной разборки ремонтного комплекса, когда я перебрал весь ворох запасных частей, отдефектовав каждую деталь, стала понятна общая картина. Вполне реально было восстановить двух универсальных технических роботов "Техник-4" из того, что у меня имелось. К большому моему сожалению, робот "Техник-4М-УЦ", внутри которого был размещен искин ремонтного комплекса, восстановлению не подлежал, так как проще было купить нового, чем возиться с тем, что от него осталось. Тем не менее, искин этого комплекса внушал мне определенный оптимизм, так как был заключен в бронированный кокон, внутри которого имелся специальный гель-наполнитель, позволяющий этому искину пережить серьезные удары и толчки. В данное время у этого робота взрывом отсекло нижнюю часть корпуса и размесило в кашу верхнюю сенсорную часть, но центр робота был, хоть и побит и помят, но уцелел. Стало понятно, почему добиться ответа от этого искина мне не удавалось. Этому искину очень не повезло, так как он одномоментно потерял разом питание от основного реактора, расположенного в нижней части робота и микрореакторов аварийного энергоснабжения верхней части корпуса. Бронированный кокон искина так же был основательно помят, но анализ его повреждений говорил мне о том, что основные структуры этого искина должны были полностью уцелеть. Изъяв из кокона небольшой кубик с ребром в десять сантиметров, напомнивший мне о земном кубике Рубика, я осторожно снял по одному все девятнадцать кубиков внешней оболочки искина, получив доступ к его ядру, куда, после недолгого обдумывания ситуации, подал напряжение на питающие клеммы и подключил диагностические щупы роботов ремонтного комплекса "ДжиР-3М".

— "Доброго времени суток, мастер ремонтник". — Отозвалось ядро искина, когда я провел стандартную процедуру диагностики и подал напряжение на управляющие контуры искина.

— "Ага, привет". — Мгновенно откликнулся я, уже понимая, что искин уцелел. — "Я твой новый владелец, поэтому жду, когда ты откроешь мне свою главную панель управления, чтобы я мог ввести туда свои данные.

— "Прошу предоставить данные о том, что вам перешло право владения мной".

— "Лови". — Я перегнал искину копию договора с Милли Мадлен с пометкой регистрации сделки на станции. — "Полагаю, что этого тебе должно быть достаточно. Соболезную, но твой бывший владелец погиб, поэтому ремонтный комплекс стал собственностью его жены, Милли Мадлен".

— "Могу я воспользоваться выходом в сеть, чтобы проверить регистрацию сделки и обстоятельства ее совершения?"

— "Юля, дай этому Фоме Неверующему доступ в сеть, но ограничь его в совершении иных действий, не относящихся к этому вопросу".

— "Принято, Арти". — Ответила мне Юля и, буквально через секунду, мне открылась панель управления искином ремонтного комплекса. В следующее мгновенье мне стало ясно, почему этот искин тянул с открытием внутренней панели и требовал подтверждения сделки и моих прав на него. Это оказался не стандартный искин четвертого поколения, какие устанавливались на этот комплекс, а самый настоящий военный искин шестого поколения. Каким образом это чудо современных технологий попало в ремонтный комплекс мне было непонятно, но зато я сразу понял, что стоимость его уходила за пределы двух с половиной миллионов. Он был ровесником моей Юлии, вот только Юлия была всего лишь небольшим компактным девайсом, предназначенным для ношения на руке, а этот Фома Неверующий устанавливался уже на малые корабли и имел отличные расчетные мощности, быстродействие и большие объемы памяти, не идущие ни в какое сравнение с тем, чем располагала Юля. Против него мой девайс был маленькой Моськой в сравнении с настоящим слоном. Впрочем, конкретно этот искин, как следовало из его марки и данных, на малом военном корабле был вторичным, так как отвечал только за работу системы защиты и до главного корабельного искина ему было очень далеко. Тем не менее, это уже был настоящий искин шестого поколения, способный решать очень большой круг задач, который и не снился паре десятков моих Юлий. Даже будучи лишен своих девятнадцати блоков, которые я с него снял, этот искин на голову превосходил все то, что у меня было. Юлия, опираясь на мощности искина третьего поколения, установленного мной в ремонтный комплекс "ДжиР-3М", была способна на многое, но она была слабее того, что мог выдать этот искин, как минимум, в четыре раза.


Отмахнувшись от мыслей о цене и возможностях искина, я ввел в панель управления свои данные и выставил новые галочки, определяя поведение своего нового помощника. Естественно, что с этого момента он стал принадлежать только мне и не подлежал активации любым другим человеком, как и не мог вступить в контакт ни с кем, без моего на то разрешения. Закончив с этой работой, я развернул его внутреннюю архитектуру и, после того, как Юлия прошлась по его внутреннему строению и подтвердила отсутствие любых внутренних программных закладок на неподчинение владельцу, начал обратную сборку искина. Каждый из кубиков, являющихся разными блоками, отвечающими за память, быстродействие или мощность, я сначала подключал к Юле и, когда он проходил проверку на исправность и программные закладки, возвращал на прежнее место. Работа требовала большого терпения и осторожности, поэтому я закончил ее только к концу дня, полностью подключив к ядру все девятнадцать блоков-кубиков, часть из которых пришлось серьезно подчистить, так как в них сидели непонятные программы, зато итогом моей работы стал полноценный искин, полностью подчиненный и лояльный своему хозяину. Не знаю, как с ним справлялся предыдущий хозяин, но мне удалось убрать у этого искина все закладки и непонятные программы, которые наверняка выполняли роль ограничителей. Разобравшись с этой частью работы, я выправил вмятины кокона искина, вернул его на место и залил обратно гель-наполнитель, который служил искину не только для его консервации и сохранности, но и для отвода избытков тепла. На этом этапе работа с искином была остановлена, так как теперь ему требовалось рабочее тело, внутрь которого его следовало поместить.


Задача была не простой, так как искину требовалась хорошая система отбора тепла, если я хотел, чтобы он работал на полную мощность. По моим расчетам выходило, что его работа внутри робота "Техник-4М-УЦ" была сильно урезанна, так как этот робот имел слабую систему отбора тепла, рассчитанную на искин всего лишь четвертого поколения, а не шестого, производительность которого выше в разы. Тот, кто установил этот искин в этого робота, несомненно был мастером своего дела, вот только он явно изначально понимал, что этим сильно ограничит возможности данного искина, хотя и в этом случае возможности ремонтного комплекса возрастут в несколько раз. В общем-то мне была ясна причина, по которой этот искин был установлен внутрь ремонтного комплекса, тот должен был начать выгодно отличаться от своих собратьев, вот только это было равносильно забиванию гвоздей с помощью мощного микроскопа. Понятно, что при таком искине комплекс становился довольно самостоятельным и мог выполнять массу разной работы, именно поэтому был выбран универсальный ремонтный комплекс "Тех-4М", но в этом случае владелец такого искина мог использовать его весьма ограниченно и едва ли на пятнадцать процентов от того, чтобы заложено в него его создателями. Дело было не в том, что этот искин требовал мощной системы теплоотдачи, хотя это было совсем не лишним, а в том, что он работал в определенном спектре температур, который позволял ему выходить на полную мощность. Именно поэтому он имел "кубиковое" строение, так как между ядром и отдельными кубиками мог циркулировать гель, вбирая в себя излишки тепла.


Обдумав ситуацию и варианты ее решения, благо знаний в "кибернетике" четвертого ранга для этого было достаточно, я под новым углом зрения просмотрел конструкции всех тех роботов, что у меня имелись в данное время. Диагностические роботы "Веракс-5", даже будучи роботами пятого поколения имели совсем небольшие вычислительные центры, поэтому для моих целей не подходили. Исправный "Техник-4", составная часть комплекса "Тех-4М", так же имел довольно слабый вычислительный центр, так как он изначально управлялся искином четвертого поколения и не нуждался в больших мощностях внутреннего процессора. Универсальный робот "Корс-4М" в этом плане выгодно отличался от своих собратьев тем, что изначально создавался как одиночный технический робот. Он имел довольно большой внутренний процессор своего вычислительного центра, но и его система теплоотдачи не могла меня полностью устроить, так как расчет показывал, что искину этого будет недостаточно. Тем не менее, размещение искина в его корпусе было более продуктивно, так как в этом случае я мог реализовать сорок семь процентов расчетных мощностей "Фомы Неверующего", как я назвал свое новое приобретение. Так как я не имел под рукой ничего лучше "Корса-4М", среднего паукообразного универсального ремонтного робота, пришлось озадачится его модернизацией и улучшение его родной системы теплоотдачи.


Между тем, разборка остатков ремонтного комплекса "Тех-4М" к этому времени была полностью закончена и следовало сделать первые выводы по его восстановлению. Анализ состояния деталей и запчастей комплекса мне дал ясно понять, что на полное восстановление больше чем на двух роботов "Техник-4" я рассчитывать не могу. Впрочем, это было очень хорошим результатом, так как в итоге я получал целых трех ремонтных роботов, каждый из которых стоит двести двадцать тысяч бонов. Естественно, что в Республике цена на них была гораздо ниже, там комплекс в полном сборе тянул на миллион восемьсот, но здесь я реально мог получить на них шестьсот шестьдесят тысяч, что полностью оправдывало покупку. Помимо этого после сборки у меня оставалось немного запчастей, что тоже было неплохим бонусом, учитывая тот факт, что этот комплекс был довольно распространенным. Запустив процесс сборки двух "Техников-4" из того, что у меня имелось, я сготовил себе ужин, плотно подкрепился и нырнул в тренировочный комплекс, решив немного отвлечься от текущих проблем. В голове уже начинал складываться план модернизации паукообразного робота "Корс-4М", но следовало отвлечься, для того, чтобы мысли уложились в готовое решение, да и пропускать тренировку мне совсем не хотелось.


Естественно, что в тот момент я прекрасно понимал, что мне вновь придется тратить деньги на покупку более совершенной системы теплоотдачи для "Корса-4М", если я хочу полностью реализовать возможности искина, но мне не хотелось так же терять возможности этого робота. Это был вполне достойный образец четвертого поколения и, пусть он был не самым лучшим техническим роботом, тем не менее, это был уверенный крепкий универсальный середнячок в своей категории. "Техник-4" его превосходил по своим возможностям, так как был крупнее и имел больше манипуляторов для работы, но и "Корс-4М" отставал от него не так и далеко, так как был способен работать в небольших замкнутых пространствах и отличался высокой надежностью, так как изначально был разработан для работы в условиях агрессивной среды и повышенной силе тяжести. Именно эти качества этого робота заставили меня внимательно к нему присмотреться, как носителю искина, так как "Корс-4М" мог гораздо легче перенести взрыв ракеты, сделавшей Милли Мадлен вдовой.


В этот день после вечерней тренировки больше к ремонту я решил не возвращаться, хотя и просмотрел логи работы Юлии и искина "ДжиР-3М". Не найдя в их работе по сборке роботов никаких недочетов, я ушел к себе в комнату и лег спать, так как было уже довольно поздно.

* * *

Следующие три дня я был очень и очень занят, так как со сборка ремонтных роботов было делом не быстрым и постоянно требующим моего личного участия и внимания. Впрочем на конечный результат это нисколько не повлияло. К концу третьего дня я получил двух "Техников-4" в полностью исправном состоянии и провел реконструкцию и модернизацию "Корса-4М", полностью перебрав его начинку и установив в него "Фому Неверующего". Здесь пришлось попотеть, так как родной управляющий центр этого робота был гораздо меньше по размерам моего нового приобретения. Итогом моей работы стало изменение броневого кокона искина в сторону его уменьшения, организация новой системы отвода тепла и замена основного микрореактора "Корса-4М" на более дорогой аналог. Работа была тонкой, особенно с системой теплоотдачи, так как я присоединил к кокону искина восемь отводящих тепло магистралей, увеличив этим общий объем геля-наполнителя его системы и впаял в кокон добрый десяток температурных датчиков. В итоге получилась довольно мощная система сброса тепла, совмещенная с такой же системой от микрореактора, причем я добился того, что искин, с помощью датчиков температуры, мог сам следить за своим температурным режимом. Естественно, что для реализации подобной системы пришлось несколько увеличить корпус робота, так как он получил две системы отвода тепла только для искина, но эти изменения были не такими и большими. Внешне это отразилось на том, что корпус робота стал на пять сантиметров выше, сохранив все свои прежние параметры. Как бы то ни было, но после модернизации и изменения внутренней конфигурации за счет удвоения размеров системы отвода тепла для искина, робот не потерял своих ходовых качеств и работоспособности, а я получил бесценный опыт решения подобных проблем. Впрочем, опыт пришел и с реконструкции двух роботов "Техник-4", так как я впервые имел дело с подобными роботами.


Остатки комплекса, а осталась довольно большая куча деталей и запчастей, я вновь перебрал и, как бы этого мне не хотелось, пришел к выводу, что собрать из них еще одного робота невозможно. Впрочем, возник вариант использования пяти уцелевших вычислительных центров этого комплекса, оставшимися целыми только потому, что их изначально размещали в самых безопасных местах. Эти пять вычислителей я установил в небольшую коробку от ЗИПа, куда добавил старый центр управления комплексом "Джи-3". Установив микрореактор, гнезда под кристаллы и скоординировав работу этих центров, я получил довольно мощный накопитель информации, способный сбрасывать информацию на кристаллы и быстро находить ее там. Устройство получилось довольно компактным, причем я имел возможность снимать с него полные кристаллы, устанавливая в гнездо чистый кристалл. Конечно, подобные устройства можно было купить, но они стоили денег, тогда как сейчас я имел довольно мощный накопитель информации, который передал под управлении Юлии, память которой была небольшой, да и процессорные мощности этого накопителя ей повредить не могли. На этот накопитель была сброшена вся собранная мной и Юлией информация, причем там было много полезных программ, которые я "сдул" на правах гостя на военном транспортнике. Секретом они не были, но и найти их в гражданских сетях было совсем не просто, так как любой сайт программ, требовал денег за скачивание с него продуктов. В этом мире не было ничего бесплатным, поэтому мои накопления представляли для меня определенную ценность. К примеру, прописи учебных смесей, которые я без зазрения совести скачал в училище, здесь можно было продать за реальные деньги, так как чтобы составить такие рецептуры нужно было иметь изученные базы по фармакологии. Любой медтехник, работающий с камерами обучения за мои рецепты мог мне заплатить, так как не имел возможности составлять подобные рецептуры самостоятельно. Аналогичная ситуация была и с программным обеспечением. Часть программ можно было скачать на сайте изготовителя техники, вот только для этого нужно было иметь эту технику и ее личные коды. В любом другом случае за это программное обеспечение уже надо было платить, причем стоило оно совсем не так и дешево.


Аналогичная ситуация наблюдалась с любыми схемами и технической документацией на любое оборудование, поэтому я всегда скачивал с сайтов техники, которую ремонтировал, подобную информацию и программное обеспечение, предполагая моменты, когда она может потребоваться, а доступа к подобной информации уже не будет. Конечно, "инженер" пятого ранга и "кибернетика" четвертого позволяли мне самому разрабатывать схемы и программы для устройств, но я считал, что легче взять чью-то разработку за основу, после чего ввести в нее нужные элементы. Это здорово сокращало время по приведению техники в порядок, так не требовало вести расчеты с нуля. Получив мощный накопитель информации, я теперь мог не экономить место в памяти своих искинов, так как все лишнее сразу архивировалось в память накопителя и переносилось на кристалл. Подобные устройства были не особенно дорогими, вот только цена на них определялась исходя из мощности процессора и объемов памяти. Сейчас у меня стояло шесть далеко не рядовых процессоров, а объемы памяти были очень и очень большими, так как разово я мог установить в накопитель до двенадцати кристаллов, что было очень большим объемом. Впрочем, информация по устройству и программному обеспечению того же ремонтного комплекса "Тех-4М" тоже имела совсем не маленький объем и, так как я имел документы на этот комплекс, то и выкачал с сайта его изготовителя все что смог, заняв этим один кристалл. Казалось бы для чего мне это нужно? А для того, чтобы грамотно согласовать на основе этого программного обеспечения работу своих двух диагностических "Вераксов-5", трех "Техников-4" и "Корса-4М". Итогом такой работы стал ремонтный комплекс собранный из разных роботов и, пусть он уступал в производительности "Тех-4М", имеющего в своем составе восемь роботов, тем не менее, он мог вполне справляться с большими объемами работы. Учитывая же тот момент, что этим комплексом управлял "Фома", искин шестого поколения, то этот комплекс мог дать пару очков вперед комплексу "Тех-4М", который управлялся искином четвертого поколения.


Закончив с этой работой, я был полностью удовлетворен, так как получил на руки вполне неплохой ремонтный комплекс. Имея его и моего "ДжиР-3М", я мог осуществлять ремонт и диагностику в довольно широком спектре, начиная с модулей и заканчивая малыми кораблями. Учитывая же тот момент, что в памяти "Фомы" сохранились все файлы его предыдущей работы по ремонту кораблей, теперь я мог не бояться серьезного найма, так как предыдущий его владелец имел большую практику. Естественно, что сразу браться за серьезный ремонт я не хотел, тем не менее, имел возможность его осуществить, хотя для этого мне могло потребоваться больше времени, чем обычному технику. Опыта этой работы я пока не имел, но был уверен, что справлюсь, так как в ремонте профаном я уже не был, пусть и занимался до этого ремонтом техники общего профиля. Помимо всего, теперь я был в курсе "особенностей" работы предыдущего владельца "Фомы", так как получил файлы с его контактами и финансовыми операциями. Этот техник совсем не зря обосновался именно в этом секторе станции "Ван дер Ховен", где были расположены ремонтные цеха государственной компании республики Ренату "Неотех", ведущую предпродажную подготовку гражданской и военной техники для ее реализации в этот регион. Техник имел хорошие контакты в ремонтных мастерских и мог за откаты поменять "убитые" модули на их аналоги, находящиеся в нормальном состоянии. Именно поэтому у него на складе хранилось столько старья, которое он периодически "сбрасывал" в ремонтные мастерские. Техникам из ремонтных цехов это было тоже выгодно, так как они производили списание рабочих модулей, получая в обмен деньги и аналогичный модуль, который впоследствии отправлялся на переплавку в металлом. Простейшая схема прекрасно работала, принося доход обоим сторонам, так как техник не наглел и действовал очень осторожно. Меня подобные сделки тоже заинтересовали, но я пока к ним был не готов, так как появился на станции всего несколько дней назад. Естественно, что матерые техники со станции, наверняка, не захотят иметь со мной никаких дел, так как я был внешне очень молод и появился здесь совсем недавно.


Закончив ремонт и подготовку техники к работе, я озадачил Юлию отслеживанием на доске объявлений запросов на ремонтные работы, после чего плотно поужинал и лег спать, вколов себе четырех часовую дозу обучающей смеси. Все эти три дня я понемногу, четырехчасовыми сеансами, учил базу "техник средних кораблей", вкалывая на ночь обучающую смесь. Когда курс обучения заканчивался, я сразу засыпал, что позволяло мне к утру выспаться и частично восстановиться. Естественно, что с подобной методикой обучение растягивалось на долгий срок, но это было лучше, чем совсем ничего. Купить обучающую камеру в этой системе я мог, но стоило они в два раза дороже, чем в республике Ренату. При стоимости камеры в пятьсот тысяч бонов, здесь за нее надо было заплатить от восьмисот до миллиона бонов. Деньги у меня были, на картах на предъявителя лежало около девятнадцати миллионов бонов, вот только так переплачивать я совсем не хотел, жалея о том, что не прикупил обучающую камеру в республике Ренату. В данное время было совсем не ясно, что я буду здесь зарабатывать, поэтому обрастать имуществом я пока не хотел. Одно дело ремонтный комплекс, имеющий собственную мобильность, и совсем другое дело обучающая камера, весом в половину тонны, если брать в учет всю необходимую для ее работы аппаратуру.


Впрочем, и без камеры учеба шла довольно споро и, пусть я не имел возможности совмещать обучение и сон, тем не менее, учился довольно быстро, если сравнить меня с обычным человеком, у которого скорость восприятия была равна двум единицам. С моей скоростью восприятия в четыре с половиной единицы и трехкратным разгоном от инъекций обучающей смеси, за четыре часа курса я успевал изучить не так и мало. Учитывая же тот факт, что мной были изучены базы "инженер" в пятом и "техник малых кораблей" в четвертом ранге, то обучение шло довольно быстро, так как общие принципы мне были известны. Во многом базы "техник малых кораблей" и "техник средних кораблей" между собой перекликались, дублируя информацию, позволяя мне быстрее ее изучить. За четыре ночи, то есть за четыре сеанса обучающего транса с трехкратным разгоном, я смог освоить десять процентов кристалла базы "техник средних кораблей" четвертого ранга. Конечно, в обучающей камере процесс шел в разы быстрее, но и это было очень хорошим результатом, учитывая тот факт, что днем я занимался ремонтом роботов и подготовкой к работе. Фактически я учился без отрыва от работы, а это не могло мне не понравиться. Звезд с неба я не хватал, поэтому был очень доволен таким результатом.

* * *

На следующий день мне представилась возможность впервые узнать, что такое профессия "шахтер" и с чем ее едят. Проснувшись по утру, я в обычном для себя режиме прошел тренировочный комплекс, плотно позавтракал и, решив, что не стоит тянуть кота за хвост, просмотрел подготовленную для меня Юлией выборку объявлений о ремонте. Браться за сложный ремонт мне совсем не хотелось, поэтому после просмотра объявлений, я выбрал то, где говорилось о том, что заказчик имеет свои запчасти для будущего ремонта. Этот момент меня полностью устраивал, так как хороших связей на приобретение расходников я пока не имел. Несколько смущала графа об оплате, там стояло "договорной", но это тоже было обычным делом. В разделе объем предполагаемых работ заказчик поставил — "общая диагностика и ремонт". Мне это ничего не говорило, поэтому я счел необходимым сделать заказчику звонок.

— Добрый день, — проговорил я, когда на противоположной стороне абонент принял мой звонок. — Меня зовут Арти де Строй. Я техник. Звонок вызван тем, что мне не совсем понятен объем работ.

— Здравствуй, Арти де Строй, — по голосу было ясно, что его владелец явно не молодой человек. — У меня малый внутрисистемный транспортник, переоборудованный в шахтерский корабль. В данное время он немного пострадал от удара астероида и требует ремонта корпуса. Помимо этого хотелось бы чтобы было проведено техническое обслуживание двигателя и системы жизнеобеспечения. Большая часть необходимых запчастей у меня в наличии, но если что-то потребуется, то это можно прикупить на станции.

— В таком случае перевожу ваше объявление в статус "исполнение". — Решил я. — Буду у вас через пол часа.

— Хорошо.


Вызвав по внутренней сети станции гравиплатформу, я погрузил в нее своих роботов, взял чемоданчик с "ДжиР-3М" и отправился на свою первую работу. Скажу честно, на душе у меня было неспокойно, но до конечной точки маршрута было далеко, поэтому времени, потраченного на дорогу, хватило на то, чтобы привести свои чувства в порядок. Через полчаса я оказался у дверей среднего ангара, расположенного в секторе, который занимали шахтерские корпорации и объединения. Дверь мне в ангар открыл, как я и рассчитывал, пожилой мужчина примерно пятидесяти лет.

— Заезжай. — Запустив гравиплатформу в ангар, мужчина прошел за мной, закрыл двери ангара и показал на малый космический транспорт. — Это моя старушка, которую надо подшаманить. Справишься? — Вопрос был вызван тем, что на боку малого корабля, длинной около пятидесяти метров, зияла рваная дыра диаметром в три метра. — Помимо этого мне нужно посмотреть двигатель. — Продолжил мужчина. — Он стал плохо тянуть, хотя пока справляется со своей задачей. Так же я был бы совсем не против того, если бы ты посмотрел состояние жилого блока.

— Вы говорили, что у вас имеются запчасти? — Я уже начал понимать, в какую ж… я попал. Корабль был второго поколения и очень стар. Судя по заплатам на его корпусе, он перенес уже не один ремонт, причем за него мне много не заплатят, так как предыдущие техники накладывали заплаты, просто приваривая металлические листы поверх, тогда как нормальный ремонт предполагал установку заплат таким образом, что их не должно было быть видно, причем даже сварочные швы шлифовались так, что их было трудно найти. Было понятно, что техники, которые раньше занимались ремонтом этого корабля, были ограничены финансами владельца корабля, так как подобные заплаты иначе как халтурой не назовешь.

— Броневые листы у меня есть. — Подтвердил наличие расходника шахтер.

— В таком случае обозначьте цену, которую вы готовы заплатить за устранение этой дыры? — Поинтересовался я у пожилого мужчины.

— Три тысячи бонов. — Последовал ответ.

— То есть, вы согласны на такую же нашлепку? — Показал я на работу предыдущего техника.

— А что ты можешь сделать лучше? — На лице мужчины было написано откровенное удивление.

— При цене в тысячу бонов за каждый квадратный метр корпуса я могу сделать так, что заплат не будет видно, как этот требуют нормативы технической службы республики Ренату. — Равнодушно пожал я плечами. — Ваша дыра в этом случае обойдется вам в восемь с половиной тысяч бонов.

— Ладно, ты пока диагностируй корабль, а я подумаю.

— Диагностика всех систем вам обойдется в одиннадцать тысяч бонов. — Я не сдвинулся с места, как и мои роботы не покинули гравиоплатформы. — Вашу дыру я залатаю с помощью такой нашлепки за пять тысяч. Мне приступать к работе или вы будете искать другого техника? — Благодаря Юлии я знал примерные расценки на ремонт и совсем не собирался работать за половину цены.

— Работай. — Пришло извещение о поступлении на мой счет двадцати тысяч бонов. — Сделай мне дыру по нормативу о котором говоришь. — Усмехнулся шахтер и добавил. — Будет что показать техникам, которые меня уверяли, что лучше сделать на этой станции невозможно.

— Не вопрос. — Кивнул я головой. — Мне нужно получить у вас право доступа на корабль, как технического специалиста?

— Уже дал…


Получив деньги, я разгрузил гравиплатформу, расплатился за поездку и занялся делом, отправив одного "веракса" на осмотр дыры, а второго заслав в командную рубку корабля для проведения полной диагностики его систем. Туда же в рубку отправился и паук "Фома", так как вскоре выяснилось, что искин корабля дышит на ладан. Подключившись к главному искину корабля в техническом режиме, "Фома" через двадцать минут выдал мне полную картину того, что представлял собой бывший военный транспорт, предназначенный для доставки десантной техники и пехотных частей на планеты. Довольно крепкий старичок, изготовленный на военных верфях республики Ренату, сейчас представлял собой жалкое подобие того, чем он когда-то был. Родными на этом корабле были только корпус и двигатель, причем состояние обоих было удручающим. Ресурс двигателя составлял всего семь с половиной процентов, а корпус требовал серьезного ремонта, причем требовалась замена всех заплат, которые на него были установлены ранее. Несколько силовых балок требовали обязательной замены, так как имели видимые глазом дефекты и трещины. Реактор корабля был довольно свежим, но и ин оставлял желать лучшего, так как забыл о том, когда его последний раз обслуживали. Аналогичная ситуация была и с главным корабельным искином, который не мог выйти на расчетную мощность только потому, что в его броневом коконе элементарно не хватало геля-наполнителя, одновременно служившего охлаждающим реагентом. Корабль имел четыре малых добывающих лазера, два гравиозахвата для доставки руды в трюм и, это были единственные модули на нем, состояние которых было вполне сносным. У защитного модуля корабля отсутствовало больше половины эмиттеров, что и являлось причиной того, что его корпус имел десяток заплат, так как его активный щит не мог компенсировать удары астероидов по его корпусу. Помимо это на корпусе полностью отсутствовало или находилось в нерабочем состоянии семьдесят процентов датчиков, благодаря чему "шахтер" оставался "слепым" и не представлял того, что твориться за бортом его корабля. Система обеспечения жизнедеятельности так же дышала на ладан и, что особенно удручало, так это то, что мой "Фома" обнаружил на корабле женщину и двух детей, являющихся семьей владельца корабля, как следовало из памяти главного искина. Мало того, что "шахтер" сам очень рисковал своей жизнью, так он еще подвергал риску свою жену, сына и дочь.


Проследив за тем, что из пробоины был вырезан весь гнутый и дефектный металл, я, с помощью "Фомы" вырезал из куска брони какого-то старого корабля нужную заплату, вставил ее в дыру и занялся наложением нормального сварного шва. Работа выполнялась одним из "Техников-4", что позволяло получить сварной шов нормального качества. Это было не так и трудно, так как броня в этом месте достигала толщины всего в семь сантиметров. В итоге через час моей работы о дыре мог сообщить только тонкий сварной шов, который можно было закрасить. К этому времени шахтер уже поверил в мою квалификацию и мы обсудили с ним результаты полной диагностики его корабля. Сбросив ему на нейроком результаты диагностики, я сел с ним рядом на железную скамью у стены его ангара.

— Большую часть того, что ты мне скинул, я не смог понять, но мне кажется, что дела у меня не очень? — Выдал мне мужчина, после длительного молчания.

— Ну, я не знаю, какие требования вы выдвигаете к своему кораблю, но, по моему мнению, ему требуется ремонт, причем очень серьезный. Я бы мог взяться за ваш корабль, но это вопрос времени и денег. Моей квалификации достаточно, чтобы привести его в нормальный вид, но решать вам, какие работы вы хотите провести на нем в первую очередь.

— И во сколько мне отойдут ваши услуги? — Поинтересовался у меня мужчина.

— При наличие запчастей, я запрошу с вас не меньше шестисот тысяч, но это только в том случае, если вы захотите привести ваш корабль к стандарту республики. Это значит, что большей части систем вашего корабля я верну ресурс в пятьдесят процентов. — Я немного подумал и добавил. — Я думаю, что на запчасти у вас уйдет не меньше восьмисот тысяч. Вы можете их купить сами и, возможно, что они вам обойдутся дешевле. В этом случае я возьму с вас только за работу, но за ресурс систем вы будете отвечать сами, так как состояние модулей будет определять общий ресурс корабля. В любом случае вам в срочном порядке стоит восстановить ресурс вашего жилого модуля, так как с тем что есть, я бы в космос не полетел, тем более, что у вас на борту семья.

— Сколько займет ремонт по срокам?

— При наличие запчастей я смогу справиться за десять дней, но возможно и быстрее, — я посмотрел на мужчину и счел нужным добавить. — Сомневаюсь, что вы найдете на станции техника, который назовет вам меньшую сумму. Я недавно сюда приехал, поэтому мне эта работа нужна. Я могу вам сделать хороший ремонт, но только в том случае, что вы будете отправлять при случае ко мне ваших знакомых. У меня нет постоянных клиентов, поэтому я очень заинтересован в любой работе.

— Мне кажется, что шестьсот тысяч бонов это очень дорого. — нахмурился мужчина, пропустив мои слова мимо своих ушей. Было очень сомнительно, что до встречи со мной он не знал, как обстоят дела у его корабля. Мне же запрашивать за ремонт меньше пятисот тысяч было не интересно, так как ремонт по совокупности работ тянул под миллион. Рвать с шахтера деньги я не хотел, но и свою работу не следовало обесценивать. Практика это, конечно, хорошо, но и даром работать я не собирался. При всем том, что состояние корабля было аховым, реальная его стоимость была не меньше пяти миллионов, тогда как новым он тянул на добрую десятку. Мне не верилось, что подобные деньги могли достаться дураку, ведь он когда-то покупал этот корабль у военных. Возможно было выкрутить подобный корабль и дешевле, вот только и в этом случае за него следовало отдать не меньше пяти миллионов.

— Это ваше право сомневаться в моих словах, — улыбнулся я. — Мы можем оговаривать цену на каждую работу отдельно, беря в качестве ориентира средний прайс на подобные работы по станции. Что конкретно вам требуется в первую очередь и какие деньги вы готовы за это заплатить?

— Пока не знаю.

— В таком случае, желаю вам удачи, — я счел, что нет смысла дальше вести беседу. — Когда решите, что мои услуги вам нужны, можете мне позвонить. Контакт у вас есть, как и данные полной диагностики состояния вашего корабля.

— Да, полагаю, что мне стоит обдумать твое предложение, — не стал меня задерживать шахтер.

— До свидания…


Я вызвал гравиплатформу, загнал на нее своих роботов и отправился в свой ангар. Впрочем, до своего ангара я не доехал, так как Юлия вновь сбросила мне на нейроком список объявлений, обозначив приоритетные заявки. Кому-то требовалась полная диагностика его корабля и он был готов за это заплатить стандартную цену в десять тысяч бонов. Естественно, что отказываться от подобной "халявы" я не стал, перенаправив гравиплатформу по новому адресу. Само предложение такой работы говорило о том, что я увижу "дохлый" искин корабля, не способный самостоятельно отдиагностировать свое состояние, либо пилоту требовалась консультация техника, что было более вероятно. На деле оказался третий вариант, пилоту очередной переделки военного буксира в шахтерский корабль требовалась замена его шахтерского сканера на новый и более совершенный аналог, что предполагало установку не только нового модуля, но и переделку подвода питающих шин, так как новое оборудование требовало больше энергии. По сути шахтерские сканеры почти ничем не отличались от обычного пилотского сканера, так как использовали одни принципы работы. Отличие было лишь в том, что шахтерский лазер выдавал направленные в одно место импульсы, тогда как пилотский сканер работал по сфере окружающего пространства. Вторым отличием было то, что шахтерские сканеры имели отдельные блоки анализа для выявления руд, тогда как пилотский сканер был подключен напрямую к искину корабля, который и занимался анализом окружающей обстановки. Впрочем, шахтерский анализатор также имел подключение к корабельному искину, но он выдавал более точные результаты анализа содержимого астероидов. Владельцем корабля оказался молодой парень двадцати пяти лет с которым мы сразу нашли общий язык, так как ему требовалась еще установка дополнительного бака и двух гравизахватов.

— Трюм моего корабля слишком мал для перевозки руды, всего лишь пятьсот тридцать кубометров, поэтому мне нужны дополнительные гравиозахваты, чтобы я мог на них брать пару контейнеров, этим увеличив объем руды, которую я смогу доставить на станцию за один раз. Средний контейнер вмешает в себя двести пятьдесят кубометров, два вместят в себя пятьсот, удвоив перевозимый объем.

— Мне нужны размеры контейнеров, которые вы хотите установить. — Слова парня были разумными, так как двигатель военного тягача вполне мог тянуть и тройной вес груза. — Также мне нужен второй бак и ваш сканер, который вы хотите установить.

— Сейчас все будет. — В ангаре у парня работал робот погрузчик, выгружая руду из трюма корабля в два контейнера, поэтому все, что я потребовал было доставлено уже через пару минут. — Кстати, меня зовут Гесс Дори.

— Арти Строй. — Представился я и мы перешли к обсуждению цены. После недолгого спора сошлись на то, что я получаю за работу тридцать восемь тысяч, старый модуль шахтерского сканера и выгребаю весь металлолом, который остался у парня от прежнего владельца ангара. Гесс Дори, как и я, недавно появился на станции, но дела у него шли хорошо, о чем он мне и поведал, пока я занимался работой. Получив доступ к кораблю, я в первую очередь занялся модернизацией подвода энерговодов к новым блокам шахтерского сканера. Работа была несложной, так как по инструкции можно было установить параллельно еще две питающих шины, после чего нарастить на них систему изоляции из устойчивого к нагреву и энергии пластика. Решив этот вопрос, я установил модули на корабль, после чего занялся установкой и настройкой новой антенны этого сканера. Илия и Фома этим временем вели установку дополнительного бака в трюме корабля, организуя для него место и занимаясь установкой дополнительных топливопроводов к общей системе корабля. Закончили мы с ними примерно в одно время, после чего занялись установкой двух гравизахватов для удержания контейнеров на корпусе корабля. Здесь мне пришлось потрудиться, так как незанятого места на корпусе было мало. В общем, после расчетов, я вновь подошел к Гессу Дору, так как оптимальным вариантом была установка контейнеров на боковые плоскости тягача, но там мне мешали промышленные лазеры, которые следовало перенести на новое место.

— Могу поставить гравиозахваты на верхнюю и нижнюю плоскости корабля, но в этом случае будет затруднена подача руды в эти контейнера. В случае же установки контейнеров на боковые поверхности, появится возможность их загрузки из трюма или прямо из космоса. — Обосновал я свои расчеты парню.

— Понятно. — Гесс быстро понял мои затруднения. — Я не против заплатить за переустановку промышленных лазеров, но было бы лучше, если ты бы смог на новое место поставить более мощную пару. Сможешь?

— Не вопрос. — Я уже закачал из сети с сайта изготовителя корабля всю информацию и знал, что на новом месте есть подводы энергошин, так как там когда-то стояли два бластера. — Решай с покупкой лазеров, а я пока займусь делом…


В ангаре у Гесса Дори я провел остаток дня, но был этим очень доволен, так как в итоге получил на счет пятьдесят тысяч и заимел нового хорошего знакомого. В доплату мне шел старый шахтерский сканер, весь "металлолом" из его ангара и два промышленных лазера, которые Гесс отдал мне со скидкой в тридцать пять процентов от ох реальной цены. Сам шахтер заниматься ими не хотел, сказав, что ему выгоднее сделать на пару рейсов больше, чем возиться с продажей модулей. По окончании работы, когда я вывез в свой ангар модули и "металлолом", оставив там и свою технику, мы с Гессом отправились в ближайший бар обмыть знакомство и модернизацию его корабля. Качество моей работы парня полностью устраивало, так как я в своей работе опирался на военный стандарт республики Ренату, чего местные техники тут не делали. Нельзя сказать, что техники тут были хуже, но работали они по гражданскому стандарту, так как это было легче и допуски были ниже по требованиям к работе техника. Именно этот факт способствовал тому, что на корабле первого шахтера я увидел настоящие заплаты, когда к пробоине прикладывался лист металла и приваривался к корпусу. Да, это было дешевле и быстрее, вот только в метеоритном дожде подобную заплату могло сорвать с корпуса, а учитывая тот факт, что шахтеры работали в астероидных поясах, где имелись пылевые облака, образованные столкновениями астероидов, то подобный шанс был довольно велик. Гессу понравилась моя обстоятельность, так как я не только установил бак в его трюм, но и провел его дополнительное бронирование, так как опасался, что содержимое трюма может его помять или раздавить, так как руда представляла собой ничто иное, как "отпиленные" от основного астероида куски. Этими кусками можно было размять в пух все что угодно, так как корабль часто менял направление движения и руда в трюме по инерции могла перемещаться по любому вектору, учитывая тот факт, что в трюме корабля царила невесомость.


Расстались мы с Гессом абсолютно довольные друг другом, так как каждый из нас получил то, что хотел. В итоге за первый день работ я заработал "чистыми" целых семьдесят тысяч, что по меркам республики Ренату было довольно большими деньгами. Впрочем, здесь заработки у всех были выше в разы, так как местные руды стоили дороже, да и, несмотря на полный контроль космической системы кораблями Королевства Лигот, в систему вполне могли прорваться пиратские корабли. Именно поэтому погиб предыдущий владелец моего ангара, так как работал на станции, расположенной на одной из окраин системы "Роксат". Безопасность системы была относительной, поэтому и платили здесь гораздо больше, хотя и любые услуги в этой системе и покупка нового оборудования обходились гораздо дороже. Это было вполне понятно, так как доставка его сюда из республики Ренату тоже стоила денег. Нельзя сказать, что в Королевстве Лигот было опасно работать, но все же это было чистое приграничье, а это значило, что грамотные специалисты ехали сюда очень неохотно, при всем том, что могли иметь здесь высокий заработок. Меня пока все устраивало, так как я работал на одной из станций, расположенной на орбите четвертой планеты системы, относящейся к внутренней области системы. Мало того, что сама станция могла дать отпор крупному врагу, но и подходы во внутренние области системы охранялись уже не только с помощью патрулей Королевства Лигот. Здесь, как мне было известно, была развернута система военных диспетчерских модулей, что позволяло отразить любое серьезное нападение на систему.

* * *

Примечательным был и рассказ о себе Гесса Дори. Он прибыл в эту систему сознательно идя на определенный риск. Насколько я понял, за парнем стояла вся его родня, которая скинулась ему на обучение специальности "шахтер", так как он обладал самым высоким интеллектом из всех детей. Одним обучением дело не ограничилось, Гессу вскладчину купили корабль, оплатили его переоборудование в шахтерский, после чего отправили в эту систему на заработки. Естественно, что парень, понимая, какое доверие ему было оказано, из кожи вон лез, чтобы оправдать возложенные на него надежды, оправляя домой три четверти своего заработка. На жизнь парень не жаловался, наоборот, был ею очень доволен, при этом уверил меня, что скоро на станцию "Ван дер Ховен" прилетит его брат, Кевин Дори, так как семья сочла этот эксперимент удачным и готовила второго пилота и шахтера из его младшего брата.

— Сейчас я работаю для того, чтобы он быстрее получил образование. — Рассказал мне Гесс, когда в баре хорошо принял на грудь, в отличие от меня, лениво потягивающего сок. — Семья копит деньги на приобретение и переоборудование второго корабля. Мой вклад в это дело тоже не мал, но зато мне сразу станет легче, так как вдвоем мы будем зарабатывать гораздо больше. Наша планета не богата на полезные ископаемые и ресурсы, поэтому для моей семьи это выход из положения, так как на планете почти нет работы.

— Ясно. — Кивнул я парню, не забывая о еде, так как кроме завтрака в этот день больше не ел из-за желания быстрее покончить с работой. — Семья это важно.

— Ага. — Согласился со мной Гесс и продолжил свой рассказ. — Именно поэтому я иду на дополнительное усиление своего корабля. Два новых лазера увеличат добычу, бак даст большую автономность кораблю, а контейнера позволят больше добывать. Я хочу быстрее окупить семье свое обучение и затраты на этот корабль, после чего мне разрешат жениться и оставлять половину заработка себе. Думаю, что лет через пять я стану состоятельным и независимым человеком, когда смогу заработать и купить собственный корабль. Этот я верну семье, чтобы на нем мог летать один из моих родных или двоюродных братьев.

— Получается, что все эти годы ты будешь отдавать три четвертых своего заработка, после чего вернешь корабль семье, чтобы получить самостоятельность? — Решил уточнить я.

— Да. — Улыбнулся Гесс Дори и добавил. — Понимаю твой вопрос, но это ведь моя семья. Я совсем не против поработать для того, чтобы мои братья и сестры получили образование. Сейчас я работаю для семьи, но ведь наступят такие времена, когда уже мои дети будут стараться поддержать уже меня.

— Это я понимаю и считаю вполне разумным.

— Наша планета аграрная. Чтобы больше обрабатывать земли, нужно иметь больше детей. У меня восемь родных братьев и пять сестер. Думаю, что смогу сюда заманить, как минимум, четверых. В этом случае можно было бы в три корабля готовить руду, а одним кораблем ее отвозить на станцию переработки. Там, кстати, за большие объемы идут премии. Процент небольшой, но он вполне ощутим, когда за месяц накапливается хороший объем руды. Именно поэтому многие шахтеры образуют различные объединения и корпорации. Эх, было бы хорошо иметь корпорацию, состоящую из одной родни…

— Ну, в твоем случае такое возможно. — Влез я в размышления о будущем и мечты Гесса. — Думаю, что у твоих отца и матери найдутся братья и сестры. Их дети тоже могут стать "шахтерами" и добывать в космосе руду.

— Это ты верно заметил, Арт. — Закивал мне головой Гесс. — Родни у меня хватает…

6

Вернулся в этот день я свой ангар довольно поздно, так как Гесс прилично принял на грудь и пришлось его проводить, благо сидели мы не так далеко от его ангара. Парень мне понравился, хотя для него я был ничем иным, как свободными ушами, так как больше молчал, обдумывая его слова. К себе я уехал на внутристанционном такси, так как день еще для меня не закончился и следовало разобраться с "металлолом", который я вывез из ангара Гесса. Если с модулем шахтерского искина и двумя добывающими лазерами было все понятно, они требовали ремонта, настройки и приведения в божеский вид, то металлолом вызывал у меня двоякое впечатление. С этой стороны это были устаревшие или неисправные модули, датчики, листы брони и прочая мелочевка, с другой же это был неплохой ремонтный фонд. Часть модулей можно было отремонтировать, воспользовавшись тем, что лежало на моем складе, там могли отыскаться нужные детали. Со второй части можно было извлечь большое количество запасных частей и деталей, сбросив все сгоревшее фирме скупающей металлолом. Модули третьего и четвертого поколения вполне можно было продать, так как частники тут летали на третьем и четвертом поколении кораблей, вот только спрос на запчасти был не таким и большим, так как народ старался покупать и устанавливать на свои корабли более свежие модули.


К моему большому удивлению "металлолом" не пришлось заниматься, так как это сделал Фома, перебрав и отдиагностировав эту кучу неликвида, хотя я ему такой команды не давал.

— "Это было наше общее решение". — Напомнила о себе Юлия, когда я вернулся в свой ангар и не нашел той горы, что была мной вывезена от Гесса. — "Фома с этим справился сам, пока мы с тобой были в баре".

— "Спасибо, Фома". — Поблагодарил я искина, понимая, что шестое поколение искинов обладает определенными личностными качествами. Это было заметно по тому, что Юлия более охотно вступала в разговор, а Фома был молчалив. До полноценной личности этим искинам было далеко, но все же они были более разумными, чем тот же искин ремонтного комплекса "ДжиР-3М"

— "По анализу нашего ремфонда из склада и новому поступлению могу сообщить, что возможно восстановление двух модулей активного щита малого корабля и модуля пассивного корабельного сканера. Все три модуля относятся к третьему поколению". — Отозвался Фома на мою благодарность. — "На складе имеются эмиттеры для модулей активного щита разной степени повреждения. Анализ ситуации говорит, что с помощью ремонта неисправных эмиттеров можно достичь полной комплектации данных модулей до того состояния в котором они были проданы гражданскому населению по программе конверсии военного оборудования".

— "А что у нас с промышленным сканером и двумя шахтерскими лазерами?" — Поинтересовался я, так как их тоже не было видно.

— "Полная комплектация и готовность к продаже. Мной был произведен ремонт и настройка данных модулей. Некоторые детали пришлось взять из нашего ремфонда, но зато теперь их состояние можно признать годными к работе".

— "Отличная работа, Фома". — Похвалил я искин.

— "В данное время у нас отсутствуют покрасочные спреи. При их наличии можно было бы привести данные модули в такое состояние, чтобы их внешний вид соответствовал их внутреннему содержанию, то есть полной исправности и готовности к работе".

— "Юлия, закажи покрасочные спреи в станционной сети и оплати их доставку". — Немного подумав, распорядился я.

— "Заказ сделать только исходя из этих трех модулей или учесть еще и три модуля, восстановление которых возможно?"

— "Фома, разрешаю ремонт двух защитных моделей и сканера". — Определился я и добавил. — "Юлия, заказ на все шесть модулей. Проведем им ремонт, покрасим и посмотрим, насколько дороже их можно продать".

— "Принято". — Враз обозначили свою готовность к работе оба искина…

* * *

Озадачив свои искины работой, я хотел отправиться на вечернюю тренировку, но меня остановило сообщение о том, что в мой ангар есть посетитель, опознанный Юлией, как Милли Мадлен. На моем внутреннем интерфейсе появилось изображение женщины, снято с одного из датчиков видеонаблюдения дверей моего ангара.

— "Юля, пропусти внутрь госпожу Мадлен". — Распорядился я и невольно взглянул на таймер времени, на часах стояло половина двенадцатого по станционному времени.

— Добрый вечер, госпожа Мадлен. — Обратился я к женщине, когда она вошла в мой ангар.

— Добрый, Арс де Строй. — Улыбнулась мне женщина и продолжила. — Можете меня звать просто Милли. Мы ведь теперь соседи и можем обращаться друг к другу неофициально.

— В таком случае для вас я Арс. — Не стал возражать я, хотя женщине было чуть больше тридцати, если судить по ее внешности. — Могу я вам чем-нибудь помочь? — Поинтересовался я причиной столь позднего визита ко мне Милли Мадлен.

— Мне не удобно об этом вас просить, но сейчас мне больше не кому позвонить. — Слегка нахмурилась женщина и, в ответ на мой вопросительный взгляд пояснила. — Моя дочь, Рената Мадлен, до сих пор не вернулась домой. Она ушла со своей подругой к ней в гости, но сейчас не отвечает на звонки. Я за нее беспокоюсь.

— Я прекрасно понимаю ваши чувства, Милли. — Кивнул я, отметив для себя, что женщина для своих лет имеет отличную фигуру, да и внешние данные госпожи Мадлен были на высоте. Учитывая, что она пришла ко мне в одном халате, ткань которого была очень тонкой и дорогой, я невольно перевел с нее взгляд на одного из моих роботов, ковыряющегося в одном из модулей. — Чем я могу вам помочь? — Спросил я Милли Мадлен, в душе чертыхаясь на свое тело, которое начало взрослеть и чувствовало интерес к противоположному полу. Нет, крышу мне от гормонального выброса не сносило, я был все-таки старше и опытнее своего нового тела и мог этому противостоять, но вот от таких казусов бы не освобожден.

— Мне бы хотелось, чтобы вы меня проводили к дому подруги моей дочери и вернулись с нами назад. — Пояснила мне свою просьбу женщина. — Сейчас довольно поздно, а подруга дочери живет не в таком спокойном районе как мы.

— Это меня нисколько не затруднит. — Сразу определился я с пожеланием соседки, так как кобура со станером у меня висела под курткой моего технического комбеза.

— В таком случае я зайду за вами через несколько минут. — С этими словами Милли Мадлен упорхнула их моего ангара, впрочем это мне не помешало разглядеть приятные глазу округлости ее нижней части тела, которую подчеркивала тонкая талия. Отведя от аппетитной попки женщины свой взгляд, я чертыхнулся про себя на гормональный сдвиг в своем организме и вышел из своего ангара на улицу.

— "Нет, с этим надо точно, что-то делать". — Решил я насчет своего гормонального фона, вызывая внутристанционное такси и ожидая, пока Милли Мадлен соберется. Себя я контролировал полностью, но мелкие проколы были, так как рассматривать приятные округлости женщин было плохим тоном.

— Вот и я, — объявила о своем присутствии Милли Мадлен, выйдя из своего ангара и захлопнув за собой дверь. Сейчас на женщине был одет неброский спортивный костюм, что облегчало мое положение.


К этому времени подошло такси, мы в него сели и отправились по нужному адресу, который надиктовала центру управлению машиной женщина. Добрались до дома подруги дочери, такой же ангара, но расположенный на другом ярусе станции, довольно быстро, после чего Милли велела машине нас ждать, а сама прошла к дверям ангара и позвонила. Я, естественно, последовал за женщиной, осматривая полупустую улицу и людей, которые на ней были. Нужно сказать, что излишней паранойей Милли не страдала, так как всего в тридцати метрах от нужного адреса обосновался ночной бар, откуда раздавалась музыка и выходили изрядно пьяные люди. Чтобы нас узнали и открыли дверь в ангар пришлось довольно долго ждать, причем все это время женщина постоянно нажимала на звонок оповещения о нашем приходе. К моему удивлению дверь нам открыл молодой парень лет шестнадцати, причем явно находившийся в неадекватном состоянии. Я так и не понял, что с ним было, так как оттолкнув его с прохода, Милли быстро вошла внутрь и мне пришлось проследовать за ней.

— Вы кто? — Спросил у меня парень, растягивая слова. Спиртным он него не пахло, но он был явно неадекватен, о чем свидетельствовали его расширенные зрачки и запоздалая реакция на наше вторжение в ангар.

— Дед Пихто с подругой. — Отозвался я и прошел дальше вглубь квартиры. Вскоре стала понятна причина того, почему Регина Мадлен не отвечала на звонки матери. Девушка была явно невменяема, так как обожралась или накурилась какой-то наркотической дряни. Милли нашла ее лежащей на кровати с двумя молодыми парнями, так же обдолбившемися наркотой. Женщина не нашла в себе сил смотреть на подобное, ахнула и села на стул, который я предусмотрительно ей подставил, чтобы она не свалилась на пол от избытка чувств. Чтобы не терять времени, я сдернул с кровати двух подростков, которые уже успели снять с девушки часть одежды, завернул Регину в одно из одеял и потопал к выходу из ангара.

— Милли, прошу вас от меня не отставать. — Позвал я мать девушки и, убедившись, что она встала со стула и пошла за мной, ударом ноги отрыл дверь из комнаты и быстро пошел на выход.

— О, тетя Мадлен. — Появилась перед нами молодая девочка лет пятнадцати или шестнадцати. — А вы кто? — Это вопрос задал был уже мне.

— С дороги. — Отвечать на вопрос я не стал, так как девушка тоже сильно "тормозила", хотя и узнала мою спутницу. — Прошу вас, Милли, поспешим. — Обратился я к женщине и, получив согласный кивок головой пошел на выход. Милли Мадлен молча шла за мной, видимо, как и я, спеша покинуть это место.


К сожалению без эксцессов посещение ангара подруги Регины Мадлен не обошлось, так как парень, что нам открыл дверь, узнал в девушке, что я нес на руках свою знакомую. Этому придурку хватило ума, чтобы броситься ко мне с криком.

— А куда вы это тащите Регину? — Завопил этот придурок и бросился ко мне.

Несмотря на действие наркотика парень оказался довольно резвым, вцепившись в мою ношу и пытаясь ее вырвать у меня из рук. Одеяло, в которое я завернул девушку, от действий этого начинающего наркомана, раскрылось, представив на общее обозрение голую дочь Милли Мадлен. Чтобы как то решить ситуацию с минимальными потерями, я резко отступил на шаг назад, после чего пробил правой ногой в ботинке в солнечного сплетение наркомана. Действие принесло ожидаемый эффект, молодой порань разжал руки, выпустив одеяло из рук, загнулся подобно ржавому гвоздю под ударами молотка и упал на пол, открыв мне доступ к двери. Задерживаться больше в этом ангаре я не стал, открыв дверь и вывалившись на улицу. Соседка выскочила за мной, захлопнув дверь в ангар, откуда раздались крики и началась непонятная возня.

— О, смотри, голая девка. — К моему большому сожалению, быстро уйти нас с Милли не удалось, так как из бара на улицу вывалилась небольшая компания молодых людей. Увидев голую девушку в моих руках, они ошеломленно замерли, мешая мне добраться до машины. Не останавливаясь я молча обошел их стороной и втолкнул Регину в машину, следом затолкав в нее мать. Поместив женщин на заднее сиденье, я открыл переднюю дверь машины и уже садился в такси, когда кто-то из пьяной компании схватил меня за руку.

— Ты куда это так спешишь, парень? — Задал мне вопрос долговязый молодой мужчина, разворачивая меня к себе. — Голых девок развозишь? Ты сутенер? Нам бы сгодилась эта парочка. Сколько?

— Извини, я спешу. — Вывернув свою руку из захвата, я попытался сесть в машину, но удача в этот вечер отвернулась от меня, так как этот момент распахнулась дверь ангара, оттуда выскочили обдолбанные наркотой подростки и заорали на всю улицу, что я похищаю их подругу. Призрачная надежда на возможность уехать исчезла, так как долговязый опять схватил меня, но уже за мою куртку. Медлить больше не имело смыла, поэтому я, когда меня вновь развернули, заехал коленом долговязому между ног. Естественно, что после такого удара он меня отпустил, вот только мой удар не прошел мимо взгляда одного из его друзей.

— Наших бьют! — Заревел этот детина и с кулаками бросился на меня. Присев и увернувшись от удара, я выдернул из за пазухи станер и выдал ему один заряд. Дальше события завертелись с бешенной скоростью, так как меня ударом в лицо сбили с ног. Я не остался в долгу и начал палить во все фигуры, что смог разглядеть сквозь кровь быстро потекшую у меня из разбитой правой брови. Несмотря на выстрелы станера пьяная компания успела мне еще раз пнуть пыром ботинка в лицо и заехать ударом ноги в живот. Не будь у меня станера, меня бы по пьяни банально запинали, но в этот раз им не повезло, так как я уложил всех недовольных мной на асфальт.

— Арс, быстрее в машину. — Узнал я голос Милли, которая выскочила из такси и помогла мне подняться на ноги. — Быстрее, я вызвала полицию, но нам лучше в разбирательства с ней не вступать.

— Сейчас. — Я ввалился в машину, выбросив из себя силовые жгуты и собирая с округи и обездвиженных станером тел ментальную энергию. — Поехали.

— Уже. — Сзади захлопнулась дверь и машина тронулась с места, увозя нас с места стычки. — Арти, большое тебе спасибо. — Поблагодарила меня с заднего сиденья Милли. — Я уже и не рассчитывала на то, что нам удастся выбраться из этой переделки без потерь.

— Твари, разбили мне нос и бровь. — Пробурчал я, зажав нос, чтобы остановить кровотечение.

— Потерпи, скоро будем дома…


Минут через двадцать мы добрались домой, причем пришлось отпустить такси за квартал от наших ангаров. Милли это объяснила тем, что не хотела участвовать в разборках с местной полицией.

— Никто не будет с этим делом особо разбираться. — Отмахнулась от моих слов женщина, когда я сказал, что нас быстро найдут, так как могли наши действия зафиксировать на камеру слежения. — Обычная драка напившихся после длительного рейса шахтеров. Они с утра и сами не вспомнят, кто, почему и с кем дрался. Полиции разборки тоже не нужны, виновные пойманы и получат штраф. Зачем им забивать голову лишними обстоятельствами и свидетелями.

— Возможно, что вы правы, Милли.

— Для меня самое важное в том, что нам удалось увезти Регину. Отметка в местной полиции, о том, что она употребляет наркотики, мне совсем не нужна. Это может сильно усложнить ей ее будущее.

— Я понимаю вас. — Под разговор мы добрались до ангара Милли Мадлен, где я отнес девушку в ее комнату и уложил на кровать. Женщина закрыла Регину одеялом и выпроводила меня из комнаты.

— Сейчас я окажу вам медицинскую помощь. — Произнесла Милли Мадлен, выйдя из комнаты девушки вслед за мной, отведя меня на кухню и усадив на стул.


Следующие пять минут женщина оттирала мне лицо от крови, наложила медицинский пластырь на бровь. Кровотечение из носа к этому времени остановилось само и, пусть у меня ломило голову от переизбытка энергии, собранной на месте стычки, тем не менее, я чувствовал себя вполне сносно. Самым трудным в этой процедуре было то, что Милли Мадлен склонялась ко мне, оттирая мне лицо и обрабатывая рану антисептиком. У женщины была расстегнута верхняя часть куртки спортивного костюма, что позволяло мне видеть ровные окружности ее груди. Собираясь за дочерью, Милли быстро сбросила халат и одела спортивный костюм, поэтому было вполне естественно, что под ним не оказалось бюстгальтера. Аппетитные груди женщины с ровными розовыми сосками оказали на меня парализующее действие, заставив нервно сглотнуть. К счастью женщина не заметила моего взгляда, так как была увлечена оказанием мне медицинской помощи. Осмотрев результаты своей работы, Милли удовлетворенно хмыкнула и предложила мне выпить стопку вина.

— Предпочел бы, что-нибудь покрепче. — Произнес я, разглядев в баре, открытом женщиной, бутылку с прозрачной жидкостью.

— Тогда кортес. — Милли достала из бара бутылку с напитком подобного земному коньяку. — Мне бы тоже не помешало принять пару стопок.

— Я тоже не каждый день участвую в спасении молодых девиц. — Признал я факт того, что меня слегка потряхивало от пережитого.

— Я тоже. — Женщина разлила в две рюмки алкоголь, после чего нарезала вареного мяса и достала початую пачку шоколада. — Спасибо тебе за помощь, Арти де Строй. — Произнесла тост Милли, после которого мы с ней выпили по стопке отличного местного коньяка.


Так как я до этого момента не выпивал, то первая рюмка отличного спиртного меня сразу привела в порядок, слегка опьянив и уняв возбуждение от предыдущих событий. Закусив кусочком шоколада первую рюмку, Милли без задержек налила нам следующую порцию, тут же опрокинув свою к себе в желудок.

— Ты выпивай, Арти. — Поднялась женщина из-за стола. — Я схожу, гляну как там Регина и вернусь. Надеюсь к моему приходу, ты уже справишься со своим кортесом.

— Должен. — Мне уже полегчало, настроение резко пошло вверх. — Надеюсь, что третью рюмку мне не придется пить одному.

— Я быстро. — Женщине тоже стало легче, так как и ее раньше слегка потряхивало от пережитого.

— Хорошо. — Я немного посидел, дожидаясь пока местный аналог конька раствориться в моей крови и, когда почувствовал, что настроение выходит на свой пик, закусил кортес кусочком нежного мяса, причем явно натурального. Милли отсутствовала совсем не долго.

— Она в порядке. — Сообщила мне женщина, когда вернулась на кухню. — Я подозревала, что Регина пробует нечто подобное, но не была в этом уверена. — За это время Милли успела переодеться, сняв спортивный костюм и вновь одев домашний халат. В нем она выглядела гораздо эффектней, отметил я для себя.

— Ну, подростки часто совершают ошибки, о которых потом жалеют. — Пожал я плечами, взглянув на женщину и налив в ее рюмку новую порцию конька. — Я бы запретил ей общение с подобными подругами.

— Думаю, что я так и сделаю. — Милли села на стул за столом и подняла рюмку, предлагая мне выпить. — Я очень рада, что обошлось и удалось избежать неприятностей.

— Я тоже. — Поддержал я женщину, выпив свою дозу спиртного, немного подождав, пока станет тепло в желудке и лишь после этого закусив нежным натуральным кусочком мяса.


Это был отличный коньяк, так как имел приятный аромат и в нем почти не чувствовалось крепости. Милли тоже, приняв рюмку, наслаждалась вкусом, слегка прикрыв глаза и думая о чем-то своем. Тонкая ткань халата плотно облегала ее фигуру, позволяя мне любоваться этой взрослой и довольно красивой женщиной. Вид ее голой дочери быстро поблек в моей голове, хотя та тоже имела отличную фигуру и развитую грудь, хотя и небольшую. Возможно, на меня подействовал коньяк, но в следующую минуту я привстал со своего стула и поцеловал женщину, сидящую с закрытыми глазами, в мягкие и податливые губы. Не почувствовав сопротивления, губы женщины мне ответили, я нежным и легким движением руки погладил ее по внутренней поверхности бедра. В ответ на это движение женщина слегка напряглась, но сразу расслабилась, позволяя мне ласкать ее тело. Я, опасаясь потерять настрой и момент, нежно развел ей ноги и мягким движением погладил ее между ног, заканчивая этим свой поцелуй. В следующее мгновение женщина открыла глаза и наши взгляды встретились. Черные большие глаза Милли Мадлен были не против продолжения, поэтому я вновь поцеловал ее в губы, осторожно убрав мягкую полоску ее плавок в сторону и проникнув средним пальцем в тонкую щель, расположенную за небольшой естественной возвышенностью. Естественно, что вглубь я не полез, но мое движение заставило Милли слегка раздвинуть ноги, позволяя мне больше. Осмелев, я правой рукой слегка дернул за поясок, отчего он распахнулся, и принялся целовать женщину в шею, постепенно перейдя к груди, от поцелуев куда женщина слегка застонала.

— Перейдем в спальню. — Произнесла она через пару минут слегка охрипшим голосом, когда от моих поцелуев ее соски встали торчком, а щель между ее ног стала влажной и податливой моей руке.

— Согласен. — Я подхватил женщину на руки и вынес из кухни.

— Туда. — Показала Милли нужную дверь.

— Уже. — Я, войдя в комнату и положив Милли на кровать, быстро сбросил куртку и рубашку, собираясь сбросить штаны, но мне этого не позволили, так как женщина сделала это сама, расстегнув мне ремень и достав оттуда моего вставшего на дыбы друга. Через пару минут страстных поцелуев моей возбужденной плоти, женщина позволила мне кончить ей в рот, после чего вновь принялась ласкать языком мою падающую плоть. Сбросив с себя остатки одежды, я оказался в кровати, одновременно наслаждаясь ее поцелуями и лаская ее зрелое и здоровое тело. Новичком в таких делах я не был, поэтому довел женщину ласками до того, что она начала стонать, после чего вошел в нее и медленными движениями дал ей возможность взвизгнуть от наслаждения. С камасутрой здесь знакомы не были, но это совсем не говорило о том, что местные отстают от землян в этом древнем как мир исскустве. Изголодавшаяся по мужскому вниманию женщина выложилась со мной на все сто, позволяя мне полностью расслабиться и испытать незабываемые ощущения…


Проснулся я на следующее утро от того, что Милле захотелось повтора. Отказывать я ей, естественно, не стал, позволив женщине быть в этот раз сверху, целуя ее грудь. После душа, который мы приняли вместе, я вновь оприходовал ее сзади, чему она была только рада, вновь принял душ и отравился к себе, так как Милли хоть и была не против продолжения, но сочла мое присутствие у себя лишним, так как в любое время могла проснуться ее дочь. Я был нежно обласкан и выпровожен из ангара с пожеланием женщины о продолжении отношений. Милли Мадлен оказалась опытной и интересной женщиной, имеющей отличное тело, поэтому я не был против продолжения, тем более, что это разом снимало все мои проблемы, связанные с избытком гормонов в теле подростка. Это был лучший вариант для меня, так как взрослая женщина могла не только скрасить мои будни, но просветить меня о реалиях подобных отношений в этом мире. В любом случае от подобных встреч я ничего не терял, так как было очень сомнительно, что Милли Мадлен решит выйти за меня замуж, так как в глазах местного общества я для нее был очень молод. Насвистывая про себя веселый мотивчик, я вернулся в свой ангар, решив сегодня же купить на свою кровать нормальный матрас, белье, подушки и одеяла, так как было сомнительно, что Милли Мадлен позволит себе спать со мной в спальном мешке, пусть и рассчитанном на двух человек.


— "Юлия, мне нужен на мою кровать нормальный матрас, подушки, белье и одеяла". — Сразу обозначил я свое пожелание. — "За образец прими то, что видела в спальне Милли Мадлен".

— "Принято". — Отозвался искин и спросил. — "Это было то, что люди делают для того, чтобы их было больше?"

— "Ага". — Вопрос был щепетильным, но я счел нужным пояснить, так как находился в благодушном и умиротворенном настроении. — "Это так же делается для удовольствия и того, чтобы разнообразить свою жизнь и трудовые будни".

— "А…"

— "Не нужно больше вопросов". — Прервал я Юлию и вспомнил о местном коньяке, который мне понравился. — "закажи еще пару бутылок "Кортеса" и пару плиток хорошего шоколада".

— "Принято"

— "Что у нас с ремонтом модулей и их покраской?"

— "Ремонт полностью завершен". — Вместо Юлии отозвался Фома. — "Спрей нанесен тонким слоем и очень экономно. Модули полностью соответствуют своим новым аналогам, объявления о продаже которых размещены в сети".

— "Спасибо, Фома". — Поблагодарил я искин.

— "Арти, по твоему запросу об обустройстве жилого помещения, которое ты называешь спальней, я уже оплатила покупку и заказала доставку. Продавец уверил меня, что доставка будет совершена в течение ближайшего часа. Так как мы у меня сегодня первые, он сделал нам скидку по стоимости покупки на десять процентов".

— "Отличная новость, Юлия. Спасибо". — Сходив в склад и посмотрев на модули, они имели очень презентабельный вид, я отправился в тренировочный комплекс, так как тренировки для меня никто не отменял.

— "Арти, я заказало спиртное, шоколад и взяла на себя смелость купить комплект посуды, куда входят рюмки и стопки для вина и коньяка".

— "Молодец, об этом я как то не подумал".

— "Просмотрев информацию о предыдущей ночи, я сделала вывод, что они могут пригодиться в ритуальной прелюдии к тому, что происходило в кровати". — Слова искина заставили мне слегка смутиться, но быстро взял себя в руки.

— "Юлия, у меня к тебе есть еще одна просьба". — Позвал я Юлию, сбрасывая с себя одежду, перед тем, как запрыгнуть в тренировочную сферу. Надо было признать, что без этих тренировок меня вчера могли разделать под орех, но сейчас меня интересовало другое. — "Посмотри на форумах все, что известно о нашей программе в тренировочном модуле. Что-то мне кажется, что виртуальный тренер не совсем прав, не позволяя мне переход на новый уровень".

— "Он полностью прав, Арти". — Незамедлительно последовал ответ искина. — "Предъявляемые им требования к твоему телу полностью соответствуют нормам приема пехотинцев в подразделения специальных войск республики Ренату".

— "Получается, что меня туда не примут?"

— "Тебе трудно с ними сравниться в силе, выносливости и ловкости". — Ответил мне искин и добавил. — "По нормам в специальные части отправляют лучших пехотинцев, отслуживших в обычных войсках не меньше пяти лет и имеющих боевой опыт. К этому времени они уже имеют имплантанты, укрепляющие связки и кости человека. Помимо этого им устанавливаются имплантанты на силу и выносливость мышечного аппарата. В итоге они имеют усовершенствованную косно-мышечную систему, превосходящую аналогичную у "нормалов" в два с половиной или три раза".

— "Твою мать". — Мысленно выругался я, теперь понимая, что достичь подобного уровня для меня нереально. — "А чего же ты молчала?"

— "Ты не интересовался подобной темой". — Все таки искин оставался искином, мне оставалось только попенять на себя за то, что не поинтересовался этим раньше.

— "Я просматривала этот вопрос в сети и могу сказать, что до принятия в специальные части пехотных войск республики Ренату тебе осталось не так и много, так как ты почти полностью выполняешь нормативы, предъявляемые к соискателям права службы в этих войсках". — Огорошила меня Юлия. — "В эти части иногда зачисляют "нормалов", если они способны выполнить нормативы".

— "Ну, хоть это радует". — Я запрыгнул в тренировочную сферу, так как не стоило терять время, и выполнил разминочный комплекс упражнений, после получил задание на длительный кросс. Тренер был верен себе, подготовив для меня новый маршрут, выматывающего силы забега на пятнадцать километров.


К моему удивлению марафонский забег дался мне в это утро гораздо легче, так как я уже начал вполне осваиваться с дистанциями, хотя это было не все, что позволило мне пройти тренировку в полную силу. Надо было отметить, что секс с взрослой женщиной открыл мне новые стороны этого увлекательного дела. В ментальном плане также происходили процессы, объединяя ауры двух людей. В момент высшего наслаждения в ауры выбрасывалась почти вся ментальная энергия, полностью опустошая энергетическую систему. На пике ауры объединялись, энергии смешивались, после чего медленно вбирались в себя участниками процесса. Как мне стало ясно, в силу природных особенностей, женский организм вбирал в себя ментальные энергии быстрее, так как после хорошего секса женщины чувствуют себя просто прекрасно, чуть ли не "летая" и "порхая", как бабочки. Мужчины же после него наоборот чувствуют себя опустошенными и дело, тут, как оказалось, не в том, что мужчина много "работал", а в том, что его банально обделили при возврате смешанной ментальной энергии в его организм. Да уж полное соответствие присказке, что "после соития каждая тварь в печали, кроме женщин и петухов". Впрочем, со мной этот номер не прошел, так как мое сознание вбирало в себя энергии почти мгновенно, заставляя зрелую женщину выбрасывать для объединения все новые и новые порции своей энергии, чтобы было для нее нет так и трудно, так как женщина пережила за ночь не один бурный оргазм. Организм взрослой женщины уже не раз играл в подобные игры, поэтому и ей тоже неплохо перепало, хотя, естественно, что лидировало в этом отношении мое сознание, выбиравшее почти все, оставляя ей крохи.


За грудиной у меня к утру пылал энергией шар диаметром в десять сантиметров, что позволило мне пройти дистанцию в пятнадцать километров почти на спринтерской скорости. Без ментальных вмешательств и приемов не обошлось, так как я вынужден был вливать в уставшие мышцы энергию, но зато и результат превзошел все мои ожидания.

— Очень не плохо. — Появился передо мной виртуальный тренер. — Могу вас порадовать — зачет на физический норматив вы мне сдали.

— Очень рад этому известию наставник. — Зная, что есть нормативы, я в этот раз выложился по полной, но нельзя было сказать, что это удалось мне просто. Шар за грудиной уменьшился до теннисного шарика, диаметром в пять сантиметров.

— Со следующей тренировки мы начнем изучение начального разминочного комплекса, но не советую вам расслабляться, так как раз в три дня вас будет ожидать подобный кросс.

— Меня это только радует. — Соврал я, после чего вылетел из тренировочной сферы в реальность.

— "Поздравляю тебя, Арти". — Выдала Юлия, когда сфера погасла и я оказался в комнате. — "Произведена доставка заказанных продуктов и постельных принадлежностей".

— "Спасибо, Юля". — Я отправился в душ, после чего позавтракал и распаковал коробки. Скатав свой спальный мешок, я положил на кровать толстый матрас, застелил его простыней, положил подушки и расправил на кровати одеяло. Запрыгнув на кровать, я немного на ней полежал, после чего счел, что нужно заняться работой, так как на таймере уже было восемь тридцать утра. Обычно в это время большинство крупных компаний уже открывали двери своих офисов и начинался рабочий день. Вообще-то станция работала круглосуточно, но большая часть компаний придерживалась планетарного дня.


— "Что у нас с тобой на сегодня, Юля?" — Спросил я искин, когда оделся и был готов к работе.

— "Звонил Гер Дукси. Он просил с ним связаться, когда у тебя появится такая возможность". — Юлия сбросила мне на список с объявления, выделив в нем наиболее перспективные заявки.

— "Это еще кто?"

— "Владелец военного транспортника, у которого мы вчера латали дыру в корпусе". — Пояснила мне Юля.

— "Соединяй". — Было похоже, что этот Гер Дукси уже созрел для разговора.

— Добрый день, Арт де Строй. — Поздоровался со мной мужчина, когда соединение было установлено. — Я обдумал ваше предложение. Вы говорили, что приобретение запасных частей и расходников определяет уровень ремонта. Я думаю, что могу вместе с вами посетить поставщика, где вы сможете сами определиться подойдут вам расходники или нет. Вы не против такого предложения?

— Подождите, Гер Дукси. Сейчас вы говорите о том, что готовы воспользоваться мои вчерашним предложением?

— Да.

— В таком случае держите контракт на мои услуги. — Я сбросил по сети пожилому шахтеру контракт с приложением в виде копии полной диагностики его корабля. — Подписывайте и переводите половину суммы на мой счет. Он указан в самом конце контракта.

— Хорошо. — После недолгого молчания абонента на противоположной стороне связи, я получил обратно подписанный контракт, следом пришло извещение о поступлении на мой счет трехсот тысяч бонов.

— Когда и куда подъехать для разговора с вашим поставщиком? — Сразу перешел я к делу, так как формальности были улажены.

— Это рядом с вами, Арт. Ремонтные мастерские. Встретимся у них на входе через двадцать минут. — Произнес абонент и, удостоверившись в моем согласии, прервал связь.


Закончив разговор, я не на шутку разволновался, так как меня вели на встречу с одним из местных деловаров с ремонтных цехов. В них погибший муж Милли Мадлен имел хорошие связи, обеспечивающие ему приличный доход. Мне тоже хотелось в них заиметь связи, но саму идти знакомиться было не с руки. Сейчас меня туда должны были сводить, а это значило, что по итогам работы я смогу получить в цехах знакомого, который уже имел со мной дело. Поздравив себя с такой удачей, я отправился на встречу поручив Юлии и Фоме составить перечень обязательных для ремонта запчастей. С Гером Дукси я встретился на входе в ремонтные цеха, как и договаривались, дойдя туда пешком, от моего ангару до них было совсем не далеко.

— Добрый день, Гер. — Поздоровался я с шахтером, после чего он выписал пропуск в цеха и мы отправились к его поставщику. Им оказался невысокий худой старик, с которым Гер сердечно обнялся, после чего мы прошли в небольшую конторку, где меня посадили за складской терминал.

— Отсюда ты можешь увидеть все, что имеется на моем складе. — Просветил меня старик, так и не снизошедший до того, чтобы представиться мне. — Выбирай все, что тебе требуется для ремонта корабля моего друга. Твоя задача ставить галочки напротив нужных запчастей и указывать количество. Все просто и понятно.

— На цены не смотри. — Ободряюще улыбнулся мне Геш Дукси. — С этим мы разберемся сами.

— Как закончишь выбор, нажмешь на вот эту кнопку. — Пояснил мне, как маленькому ребенку, кладовщик. — Это создаст отдельный файл, где будет все то, что ты выбрал.

— Да, спасибо, я понял. — Чтобы не терять время, я сбросил на терминал список необходимых запчастей и запустил их поиск по складу.


Работать на терминале пришлось от имени кладовщика, поэтому я его через минуту уже узнал. Старика звали Рамс де Корди. Это был один из тех, с кем муж Милли Мадлен вел дела, давая откат и ведя обмен модулей. Мне подобное знакомство тоже могло пригодиться. Когда мужчины вышли из каморки в соседнюю комнату, я провел от имени Рамса Корди подключение к его терминалу Юли, после чего процесс поиска пошел гораздо веселей, причем одновременно шла перекачка содержимого складов в мой ангар, где Фома перегонял информацию в мой накопитель. Отработав заказ на запчасти, я вывел его на терминал и проверил. Как я и полагал, сумма на расходники и модули подходила к восемьсот двадцати тысячам. Перебросив заказ Гешу, я прошел в соседнюю комнату, где застал мужчин за распитием спиртного.

— Закончил? — Повернулся ко мне кладовщик.

— Да. Заказ оставил на терминале.

— Ты, Арти можешь идти. — Поднялся со своего стула Геш. — Мы тут сами обо всем договоримся. Запчасти привезут ко мне в ангар завтра с утра, так что ремонт начнешь завтра.

— Я бы предпочел его начать сегодня. — Поморщился я на слова пожилого шахтера. — Начну с пробоин и снятия модулей, которые требуют замены. Мне нужен допуск в ваш ангар и корабль.

— Похвальное желание, молодой человек. — Закивал головой мне кладовщик.

— Допуски я тебе уже дал. — Произнес Геш Дукси, после чего я получил пропуск от кладовщика и отправился к себе в ангар…

* * *

Получив контракт на ремонт корабля, я быстро собрался, вызвал гравиплатформу и уже через полчаса стоял в ангаре Геша Дукси. Работы предстояло море, поэтому я поручил Фоме работу с корпусом корабля, требовалось снять все заплаты и провести нормальный ремонт брони, а сам занялся главным корабельным искином, так как тот дышал на ладан. Заказав по сети доставку двухсот литров консерванта для искинов, я вскрыл шахту искина и выдвинул из нее броневой кокон корабельного искина. Надо сказать, что подобные искины третьего поколения имели большие размеры. Конкретно этот помешался в кубическом коконе с ребром в полтора метра. Он, конечно, уже морально устарел, но все-таки был достаточно мощным, чтобы управлять подобным кораблем. Убедившись в отсутствие внешних повреждений кокона, я с помощью паучков их "ДжиР-3М" провел диагностику искина и клемм его подключения к внутренней сети корабля. Все было в нормальном состоянии, поэтому, отключив искин, я слил с него остатки консерванта, которого оставалось всего восемь литров, тогда как требовалось не меньше сотни. К этому времени доставили заказанный мной новый консервант, после чего я потратил первую сотню литров на полную промывку системы отбора тепла. Здесь выявилась первая серьезная поломка, так как нашлась продольная трещина в трубопроводе системы охлаждения. Наложив сваркой несколько швов и этим устранив неисправность, я погонял консервант по системе, после чего его слил назад в канистры, в которых его мне доставили. Было понятно, что искин корабля обслуживался очень редко, но по цвету консерванта, он из светло-желтого стал почти черным, было ясно, что последний раз он обслуживался у военных или на заводе изготовителе. Подобная небрежность мне была непонятна, как и тот факт, что искин смог уцелеть при таком отношении. Отбросив в сторону не нужные мысли, я залил свежий консервант в кокон, убедился что система охлаждения работает нормально и не имеет потеков, после чего провел подключение искина к корабельной сети.

— "Благодарю вас, господин техник". — Раздалось в моей голове, как только искин вышел на режим работы. — "Я словно помолодел".

— "Зафиксируй проведение тебе полного цикла технического обслуживания и устранения неисправностей в системе принудительного отбора тепла".

— "Принято, господин техник".

— "Проведи диагностику систем корабля и скинь файл мне". — Отдал я распоряжение и, так как пока отсутствовали запчасти, занялся приведением в порядок корпуса корабля, присоединившись к Фоме. На этом направлении работа велась гораздо медленней, так как работали только три "Техника-3" и сам Фома, заключенный в корпусе среднего паукообразного ремонтного робота. Чтобы ускорить работы, я занялся сварочными работами, заварив десяток трещин в стальных опорных балках военного транспортника, после чего занялся демонтажем несправных внешних датчиков, расположенных на корпусе. В этом мне помог корабельный искин, так как он лучше всех знал, где они были расположены и был заинтересован в их ремонте. Здесь я в полной мере оценил запасливость мужа Милли Мадлен, так как в моем складе я смог подобрать замену. Пришлось даже съездить в свой ангар и привезти свои датчики, чтобы сразу монтировать их на нужные места. По мере замены "заплат" на стандартный ремонт брони, мне пришлось врезать и установить еще сорок семь датчиков, так как в этих местах их не имелось. В итоге, к концу дня, когда в ангаре появился Геш Дукси, едва державшийся на ногах от количества выпитого спиртного, мне удалось не только снять все заплаты и провести полный ремонт корпуса корабля, но и восстановить систему внешнего обзора.

— Осуждаешь? — Пробормотал пьяный владелец корабля, когда я, поддерживая его за руку, помог ему добраться до жилого отсека его ангара. — А вот не надо меня тебе осуждать. Не надо.

— За что мне вас осуждать? — Удивился я словам Геша.

— Довел корабль до ручки? Пришел пьяным? Не думаю ни о чем, кроме заработка? — Шахтер произнес еще несколько неразборчивых фраз из которых мне стало ясно, что он не осознает того, с кем он говорит, спутав меня со своей женой. Стало ясно, что Гешу Дукси в данное время не стоит задавать никаких вопросов, хотя меня интересовали запчасти и то, когда их доставят в ангар.

— Отдыхайте. — Уложив мужчину на кровать, я вышел из его жилой секции, захлопнув за собой дверь.


Закончив работы с корпусом, я вновь запустил диагностику корабля и, убедившись, что ресурс корпуса главный искин оценивает в семьдесят восемь процентов, тогда как раньше этот параметр был равен двадцати семи, счел, что сделал в этом направлении все, что смог. Собственное состояние искин оценил в девяносто шесть, а состояние системы обзора в девяносто девять процентов, так как счел ее полностью восстановленной. Для дальнейшего ремонта требовались запасные части и, так как время было позднее, на таймере было одиннадцать ночи, я вызвал гравиплатформу, погрузил на нее своих роботов и отправился домой. Можно было оставить их в ангаре Геша, но я этого делать не стал, предпочтя их забрать с собой, хотя за гравиплатформу платил пятьсот бонов, тогда как такси могло мне обойтись всего в двадцать пять. Береженого бог бережет и, так как с Гешем я едва знаком, то не решился рисковать своими роботами, тем более, что стоили они гораздо дороже трехсот тысяч, что я получил авансом от пожилого шахтера…

7

Работа меня полностью вымотала, поэтому вернувшись в свой ангар, я первым делам принял контрастный душ, смывая с тела усталость и запах масел и сварки. Быстро сготовив себе ужин, я решил, что надо на работу брать несколько бутербродов, так как увлекшись работой опять пропустил обед. Плотно поужинав и напившись кислого настоя я быстро разделся и лег на кровать, впервые в этом мире ощутив некий комфорт, который она дарила. Новое белье, подушки, мягкий матрац и одеяло напомнили мне о Земле, но расслабляться я не стал, так как следовало подвести итоги дня. Следовало признать, что для быстрого ремонта мне не хватало роботов. Три "Техника-4" и "Корс-4М" с Фомой внутри было недостаточно для проведения масштабных работ. Два средних диагностических робота "Веракс-5" могли помочь с мелкими работами, что они и делали, занимаясь демонтажем и монтажом внешних датчиков, но их было недостаточно, как и мелких роботов из "ДжиР-3М". Справится с утечкой консерванта и сварочными работами по восстановлению системы отбора тепла главного корабельного искина они смогли, но это был предел для использования "ДжиР-3М" в ремонте малых кораблей. Нужны были технические роботы, причем среднего класса, такие как "Техник-4", но стоили они дорого и в продаже их было очень мало. По идее мне нужно было где-то докупить еще трех, а лучше четырех, вот только нести такие расходы мне пока совсем не хотелось. Сначала я хотел вернуть потраченные на обустройство семьсот пятьдесят тысяч, прежде чем вновь что-то покупать. На мелком ремонте моих роботов было вполне достаточно, но и заработки там были меньше.


Пока я сидел в глубоком минусе, но ремонт корабля Геша Дукси мог серьезно поправить мое финансовое положение. Помимо своих ста тридцати исправных датчиков, которые я уже установил на его корабль, я собирался впарить пожилому шахтеру два отремонтированных модуля активной защиты. Из восьми положенных по стандарту защитных модуля, на корабле Геша в рабочем состоянии находилось всего три. Моя пара была пожилому шахтеру в тему, как и пара промышленных лазера, что я забрал в доплату у Гесса Дори. У Дукси стояли их аналоги, причем той пары, что были у Геша, ему было недостаточно, так как трюм его корабля был под две с половиной тысячи кубометров. Мне следовало уболтать пожилого шахтера на установку еще двух лазеров, но для этого следовало довести мощность его реактора до полной кондиции, так как четыре лазера он сейчас не тянул. Запчасти для ремонта его генератора я заказал, но состояние генератора уже сейчас оценивалось выше пятидесяти процентов, поэтому им было можно и не заниматься, если не требовалась установка дополнительных лазеров. Так же можно было продать Гешу Дукси и свой промышленный сканер, хотя у него родной, примерно равный моему по своим параметрам. Здесь опять требовалось убеждать шахтера в том, что он ему необходим. На деле так оно и было, так как мощностей его главного искана после моего ремонта было вполне достаточно. Второй сканер мог серьезно ускорить разведку руд, вот только было непонятно, как отнесется к подобному сам шахтер, которому нужно было платить за модули и их установку.


От мыслей меня оторвал звонок и сообщение о том, что ко мне в ангар хочет зайти Милли Мадлен.

— Открой ей. — Я быстро поднялся с кровати и, надев штаны, быстро прошел к дверям ангара, где встретил женщину.

— Добрый вечер, Арт. — Вежливо поздоровалась со мной Милли. Сегодня она была одета в спортивный костюм и выглядела слегка встревоженной.

— Что случилось, Милли? — Осторожно поинтересовался я, пригласив женщину в свою комнату и предложив ей стул. — Прошу извинить меня за некоторый беспорядок, но я собирался ложится спать.

— Я не на долго. — Милли Мадлен быстро пробежалась взглядом по моим апартаментам и, не найдя в них ничего примечательного, добавила. — Для холостого молодого мужчины у тебя очень мило.

— Спасибо. — Я сел за стол рядом с женщиной и спросил. — Может по рюмке кортеса?

— Было бы неплохо. — Пока я открывал бутылку и разливал по стопкам коньяк, женщина начала свой рассказ. — Я к тебе по делу, Арт. Сегодня я заперла Регину в ангаре на весь день, отказав ей в доступе к центру управления. Помимо этого я лишила ее доступа к семейному счеты в банке. В общем, я полностью ограничила ей свободу и ушла на работу.

— И? — Я вскрыл пачку шоколада и положил ее на стол, после чего поднял свою рюмку. Женщина, видя мой жест меня поддержала и мы с ней выпили.

— Регина весь день была дома, но когда я пришла с работы, то нашла ее в бессознательном состоянии. Я ей вколола из аптечки несколько препаратов, а когда она пришла в себя, то узнала, что ей требуется наркотик. Регина назвала это "ломкой" и сказала, что ей очень больно без новой дозы. — Милли глубоко вздохнула, чтобы слегка успокоится, и продолжила, глядя как я налил в стопки коньяк. — Ты уже знаешь, что она принимала наркотики, поэтому я и пришла к тебе. Никому постороннему о том, что моя дочь на игле я сказать не могу, так как, если об этом узнают на работе, то я ее сразу потеряю.

— Ясно. — Я поднял свою стопку и, когда Милли подняла свою, выпил. — Что ты собираешь делать?

— Я, я не знаю. — Женщина тяжело вздохнула и с надеждой посмотрела на меня. — Я думала, что может быть ты что-нибудь можешь мне посоветовать?

— Что тебе может посоветовать молодой техник, который недавно прибыл в эту систему и не имеет здесь ни связей ни денег? — Я уже понял, что надежда на нормальный и спокойный секс с этой женщиной тает на глазах. — Насколько я понял, можно решить любую проблему. Вопрос всегда касается денег и, чем больше проблема, тем больше денег она требует для своего решения.

— С этим у меня полный швах. — Грустно произнесла Милли Мадлен, взяв в руки бутылку и налив коньяк в свою и мою стопки. — Чтобы погасить кредит в банке, который муж оформил на семью, я полностью отдала все семейные накопления и продала тебе роботов и разбитый ремонтный комплекс. У меня осталась только хорошая работа и дочь. Это может позволить нам удержаться на плаву, но, если я потеряю работу, то мне придется вернутся на Лигат к отцу. Он был против моего брака в "пришлым", поэтому меня ждут тяжелые времена. У отца большая ферма, где он разводит овцебыков, поэтому мне придется крутить им хвосты до скончания веков. Отправить дочь к отцу и ее деду, я не могу, так как без меня он ее не признает своей внучкой.

— Я не знал, Милли, что ты местная. — Я поднял свою стопку и мы с женщиной выпили. — А как же твой клан?

— Я вышла замуж против воли своего отца. — Пояснила мне женщина свое положение. — Я изгой до тех пор, пока отец меня не простит. Братья и сестры мне изредка помогают, но против воли моего отца они не пойдут.

— Жестко тут у вас. — Я, закусив коньяк шоколадом, задумался.

— Потеряв мужа, я лишилась всего. — На глазах женщина появилась слезинка. — Я ему говорила, чтобы он был осторожней, но он не слушал меня, говоря, что старается для семьи. Мой мир рухнул в ту же секунду, как я узнала о том, что он погиб.

— Ладно, Милли, успокойся. — Я никогда не мог нормально переносить женские слезы, поэтому налил нам с расплакавшейся женщиной еще по одной стопке коньяка. — Вот, прими, может будет легче.

— Ага. — Женщина опрокинула свою стопку, стараясь унять свои чувства. — Регину я не виню, она слетела с катушек, когда пришло известие о гибели ее отца. Он ее любил и баловал, а теперь мы никому не нужны. — Милли вновь разрыдалась, заставив меня нервничать, так как я не знал что делать, чтобы ее успокоить. Впрочем, средство было, но ничего я обещать ей не хотел, так как наркотическая зависимость дело очень не простое и почти не лечится.

— Милли, дай мне доступ в твой ангар. — Поднялся я со своего стула, чтобы не смотреть на слезы женщины. — Мне надо поговорить с твоей дочерью.

— Я отведу тебя к ней.

— Нет, я задам ей пару вопросов и сразу вернусь. — Мне совсем не хотелось, чтобы Милли сопровождала меня и плакала у меня на глазах. — Выпей еще кортеса и закуси. В таком состоянии тебе лучше никуда не ходить. Я не думаю, что задержусь надолго…

* * *

Получив доступ в ангар Милли Мадлен, я нашел ее дочь Регину сидящей в углу своей комнаты. Девушка держалась руками за виски, отчаянно их массируя. Когда я зашел в ее комнату и сел на стул, Регина подняла на меня глаза.

— Меня зовут Арт де Строй. Я ваш сосед.

— Это вы помогли моей маме забрать меня домой? — Вяло поинтересовалась девушка.

— Я.

— Зря вы это сделали. Мать не выпускает меня из ангара, а без дозы я не могу. Мне кажется, что я умираю.

— Что ты принимала?

— Крек. — У меня отлегло от сердца, так как это был легкий наркотик с сильным галлюциногенным эффектом. Привыкание в нему было быстрым, но бороться с нем было легче, чем с меркатом или синтом. Они тоже были считались легкими наркотиками, но помимо галлюцинаций вызывали сильный выброс в кровь дофамина, естественного нейромедиатора, вызывающего у человека чувство удовольствия. Крек, в отличии от них, действовал опосредовано, хотя тоже воздействовал на обмен нейромедиаторов, запуская процессы их выброса в кровь. Мысленно похвалив себя за изучение баз "медицина", "фармакологии" и "мозг, аспекты нейрофизиологии" в пятом ранга, без них не стоило и браться за решение подобных проблем, я облегченно вздохнул.

— Как давно?

— Полторы недели. — Ответ мне внушил определенные надежды, так как срок был небольшим.

— Доза?

— Четыре куба, но лучше пять. — Это было очень плохо. Насколько я знал, начинающему наркоману должно было хватить одного или двух кубиков. Было похоже, что девчонку кто-то специально подсадил на наркоту, так как для такого короткого срока употребления доза явно была слишком большой. Отбросив из головы тревожные мысли, я продолжил разговор.

— Ясно. Что планируешь делать с этим дальше? — Вполне закономерный вопрос, так как без желания пациента, избавить его от наркотической зависимости невозможно.

— Почему вы спрашиваете? — Усмехнулась девушка. — Может вам лучше дать мне сотню бонов на дозу и закрыть этот вопрос?

— Тебе можно помочь, но без твоего желания избавится от зависимости, все усилия будут напрасны.

— Ты сам-то веришь в то, что говоришь? — Регина расплакалась. — Я не знала, что такое "ломка" и не представляла, что крег может вызвать такую боль своим отсутствием.

— Ясно. — Я задумался, так как номинальное согласие на лечение было получено. Девушка между тем вколола себе обезболивающее из аптечки и начала успокаиваться. — Ладно, я зайду попозже, когда надумаю, чем смогу тебе помочь…

* * *

Милли сидела там, где я ее оставил. Сейчас женщина уже успокоилась и смотрела на меня с надеждой.

— Помочь Регине можно, но нужна нормальная лечебная камере. — Произнес я, обдумав ситуацию. — Лучшим вариантом была бы камера регенерации, но они стоят столько, что купить ее почти невозможно.

— Таких денег у меня нет.

— Я бы мог купить ее себе, но не готов платить такие деньги, какие за них тут просят. В республике Ренату лечебная камера стоит от пятисот тысяч до миллиона, а здесь за обучающую камеру простят такие деньги.

— Подожди, Арт. — Остановила мои слова Милли. — Достать камеру я смогу. Ты уверен, что сможешь помочь моей девочке, если получишь такую камеру?

— От тебя в этом случае потребуются только лекарственные препараты и расходники, но такие траты, я думаю, ты сможешь себе позволить.

— У нас в компании постоянно проводится обучение персонала на базе медицинской секции. Я точно знаю, что недавно сменили медицинское оборудование на новое, а старое списали. Что ты скажешь на то, если я договорюсь с нашими докторами и отделом сбыта, чтобы они продали мне камеру. Для работников компании у нас хорошие скидки, хотя и не рекомендуется ими пользоваться, чтобы продавать технику и программы на сторону.

— За нормальные деньги я готов купить медицинскую камеру. — Предложение было интересным, так как я жалел, что не сделал такой покупки в республике. — С проблемами твой дочери можно справиться, но без полной очистки ее организма и коррекции гормонального фона, это будет сделать сложно.

— Я завтра же займусь этим вопросом. — Решительно произнесла женщина. — Ты точно найдешь деньги на такую покупку?

— Когда договоришься о продаже, позвони мне. Мне нужно самому взглянуть на то, что они могут предложить к продаже. Можешь сказать, что я твой племянник или еще какой родственник, который разбирается в этих вопросах. Деньги на покупку у меня найдутся, но хотелось бы выбрать из того, что у вас есть, нужное оборудование.

— Арт, если ты поможешь с этим, я буду обязана тебе по гроб жизни. — Неожиданно для меня произнесла Милли Мадлен. — Ты спасешь меня и мою дочь от позора и жизни на планете, а это очень большая услуга. Такое не забывают.

— Давай сначала справимся с возникшей проблемой, а этот разговор отложим на потом?

— Согласна. — Женщина вновь разлила по стопкам местный коньяк и, после того, как мы выпили, спросила. — Хочешь меня?

— Да, но тебе лучше вернутся домой и проследить чтобы Регина не наделал глупостей. Лучшим для нее сейчас было бы то, чтобы ты вколола ей на ночь сильное снотворное с обездоливающим. "Ломка" у нее только начинается, так что все у нее еще впереди. Тебе это время лучше быть с ней рядом.

— Мы быстро. — Милли сбросила с себя спортивный костюм, увлекая меня на кровать…


Это действительно было быстро, что мне совсем не понравилось, тем не менее, отказываться я не стал. Милли Мадлен была опытной женщиной, поэтому пошла на короткую прелюдию, быстро приведя меня и себя к нужному результату. Я бы предпочел более растянутый по времени процесс, но и этим урезанным вариантом остался доволен, так как в этот раз женщина старалась уже для меня, видимо, желая подобным образом укрепить меня в желании ей помочь. Никакой романтики, только чистое желание помочь расслабится мне и получить оргазм самой. Удерживать у себя Милли я не стал, так как понимал, что ей надо идти к себе, тем не менее, чувствовал, что женщина осталась мной довольна. В ментальном плане я получил приличный заряд энергии, поэтому и не думал обижаться на то, что женщина пыталась меня использоваться для решения своих личных проблем. Впрочем, лично я пока ничего не терял, но мог приобрести лечебную или регенерационную камеру, которая нужна мне было для обучения под разгоном. Тревожила мысль о том, что Регину специально подсадили на наркоту, но пока явного подтверждения этому не было, хотя при таком раскладе все могло оказаться совсем не просто. Пересекать дорогу местной мафии мне совсем не хотелось…


Отринув тревожные мысли, я вколол себе четырехчасовую дозу обучающей смеси, перевел акселератор в обучающий режим и погрузился в дрему, сопровождающую ускоренный курс обучения. Перед внутренним взором появились графики, диаграммы, тексты и описания. Вскоре меня закружил знакомый вихрь знаний и я, расслабляясь, впустил его в себя, все дальше и дальше погружаясь в учебный транс, выйдя из него только через четыре часа, после чего принял душ и провалился в нормальный сон.

* * *

На следующее утра пришлось вставать рано, так как пришло сообщение от Геша Дукси, что запчасти пришли в его ангар. Быстро проведя утреннюю разминку, я принял душ, позавтракал, приготовил себе несколько бутербродов и в семь утра стоял в его ангаре. Геш был не в духе, сказалось похмелье, но все-таки мне удалось с ним обсудить продажу ему моего промышленного сканера, двух модулей защиты и двух промышленных сканеров.

— Модули я тебе оплачу, но вот с промышленными лазерами, боюсь, что у тебя ничего не выйдет. — Пожилому шахтеру удалось изыскать свою заначку со спиртным, опохмелившись он начал чувствовать себя лучше. — Об установке дополнительных лазеров я думаю давно, но мне сказали, что реактор их не вытянет.

— Этот вопрос я решу. — Заверил я Геша. — Это в моих силах, я провел предварительные расчеты и считаю, что это вполне реально.

— Хм…

— Вопрос лишь в том, что при работе четырьмя лазерами, я бы не рекомендовал вам вести сканирование астероидов. Программное обеспечение я вашему искину напишу, бортовой сканер будет функционален, но при включенных четырех лазерах добыче, в сканировании астероидов он вам откажет. Для того, чтобы ввести в работу промышленные сканеры, вам будет достаточно отключить на время сканирование один из четырех лазеров добычи. Думаю, что это для вас приемлемый результат, учитывая тот факт, что общая добыча корабля возрастет.

— Ну, это не проблема. — Пожал плечами Геш. — Ты уверен, что энергии будет достаточно на поддержание активного щита при работе четырех лазеров?

— С этим проблем не возникнет, но я бы вам порекомендовал периодически проводить техническое обслуживание реактора. Для него подобные нагрузки после моего ремонта будут по силам, но вам будет необходимо поддерживать его параметры на должном уровне. Корабельный искин будет вам об этом напоминать, когда ресурс реактора будет снижаться ниже восьмидесяти процентов, советую вам серьезно отнестись к его словам, так как он сразу выключит из работы один лазер. При снижении ресурса реактора ниже семидесяти процентов будет отключен от работы второй.

— И как часто нужно будет проводить обслуживание реактора? — Задал резонный вопрос шахтер.

— Не чаще одного раза в три или четыре стандартных месяца, но это в идеале, а так будет достаточно одного раза в полгода.

— Приемлемо.

— В таком случае у меня больше вопросов нет. — Закончив разговор с Гешем Дукси, я вернулся к работе, убедившись, что на мой счет упала оплата за датчики внешнего обзора, промышленный сканер, два лазера добычи и два защитных модуля. Денежка была очень неплохая, девяносто три тысячи бонов, хотя я сбросил это оборудование со скидкой в десять процентов от их средней цены по станции.


Озадачив Фому ремонтом и восстановлением системы обеспечения жизнедеятельности на корабле, я занялся переборкой реактора, так как работа была кропотливой и требовала моего личного участия, так как каждую деталь или блок требовалось отдиагностировать и принять решение о его техническом состоянии. Работа велась под протокол, так как требование к проведению такого ремонта обязывали техника лично присутствовать при его проведении. До обеда мне удалось разобраться с большинством проблем и начать обратную сборку реактора корабля, но пришлось отвлечься от работы, так как позвонила Милли Мадлен. Женщине удалось договорится о продаже медицинской техники, но требовалось мое личное присутствие. Просмотрев файл с перечнем модулей и ценой на них, я счел необходимым оторваться от ремонта и отправиться в закрытый для свободного посещения сектор станции, где размещались государственные корпорации и компании республики Ренату.

* * *

Милли Мадлен сидела в своем кабинете и обдумывала ситуацию, в которую она попала из-за жажды быстрых и больших заработков своего погибшего мужа. Ренса Мадлен вполне можно было понять, так как он старался для семьи, но необходимости в таком риске не было. Именно она, Милли Мадлен, смогла сделать так, что Ренс получил доступ с складам предпродажной подготовки кораблей, прибывающих из республики. В отделе сбыта государственной компании "Сталт-Лигат" Королевства Лигат работал один старый знакомый отца и, так как эта компания покупала не меньше четверти техники, экспортируемой из Звездной Республики, то этот знакомый имел некоторый вес и знакомства на станции "Ван дер Ховен". Именно по его пожеланию, его деловые знакомые из республиканского сектора станции, свели Ренса Мадлен с нужными людьми на складах и в ремонтных цехах. Муж Милли оказался не промах, поэтому дела семьи быстро пошли в гору. Можно было зарабатывать на одной перепродаже модулей на станции, одновременно занимаясь ремонтом техники, но этого Ренсу показалось мало, он взялся за работу по вызову, обслуживая корабли и технику на шахтерских станциях. Понятно, что модули и техника, купленная с серьезными скидками на складах, у шахтеров уходила гораздо дороже, но и риск такой работы был гораздо выше, особенно, если шахтерская станция находилась за пределами пятой планеты системы "Роксат", где велось только патрулирование. Милли ни когда и ни кому не говорила о том, чем ей пришлось заплатить за успех мужа, но сейчас ситуация вышла из под контроля, так как Ренс погиб, сделав ее жертву бессмысленной. Старый знакомый отца Милли, с которым молодая женщина когда-то договорилась о протекции мужу, потребовал тогда от молодой женщины извращенной формы секса. Сейчас унижение и жертва Милли оказалась бессмысленной, так как источник доходов семьи, неугомонный Ренс Мадлен, погиб, а воспользоваться его каналами мог только техник.


Самое плохое в этой ситуации было то, что идя в подъем, относительно молодая семья Мадлен, проплатила за должность самой Милли, которая стала заместителем начальника отдела продаж крупной компании из республики Ренату. Целеустремленную и достаточно красивую молодую женщину быстро заметили и оценили. Сама Милли трудилась не покладая рук, одновременно под разгоном изучая "тяжелые" базы знаний в четвертом и пятом ранге и вот, когда долгий путь обучения был закончен и, ей пророчили место начальника отдела сбыта, она разом потеряла опору семьи. Ситуация начала полностью выходить из под контроля, но женщина взяла себя в руки и смогла быстро реализовать ставшее ненужным имущество мужа, собрать долги и погасить кредит в банке, взятый на приобретение нового комплекса ремонтных роботов для мужа и оплату обучения самой Милли Мадлен. Выравнивание ситуации нарушила дочь, связавшись с подругой, родители которой состояли в одном из местных кланов, занимающимся не совсем законными делами на станции. Этот момент Милли Мадлен просмотрела, занимаясь делами семьи и пытаясь стабилизировать свое положение. Судьбе показалось недостаточно того, что женщина осталась без мужа и денег, поэтому она наградила Милли еще и дочерью наркоманкой. Можно было взять новый кредит в банке и отправить дочь на лечение, но в этом случае молодая женщина однозначно теряла возможность получить должность начальника отдела продаж, так как в компании строго следили за моральным обликом своих сотрудников. Руководство компании вполне могло сказать и так, что раз Милли Мадлен не смогла правильно воспитать свою дочь, то о руководстве отделом, где работало добрых четыре десятка сотрудников, не может идти никакой речи.


Закрыв глаза, Милли вновь собралась с мыслями. Сосед, молодой техник из республики, так вовремя оказавшийся рядом, когда женщине срочно требовались деньги, а такие деньги имелись далеко не у каждого, сейчас ей предлагал выход из создавшегося положения. Договориться о продаже медицинского оборудования было не просто, но она это смогла сделать. Милли Мадлен до сих пор удивлялась тому, каким образом она оказалась в постели молодого парня, как и не могла определиться со своим отношением к нему. Было вполне понятно, что она проявила слабость, когда впервые обратилась к нему за помощью. Невысокий худой парень смог ей тогда помочь, причем вытащил ее и дочь Регину из начинающейся серьезной заварушки. Милли до сих пор не могла понять, как ему удалось положить на асфальт шестерых пьяных взрослых мужиков и двух друзей Регины, вывалившихся из ангара подруги дочери. В тот вечер Милли проявила вторую слабость, выпив кортеса с пареньком, унимая нервное напряжение от предыдущих событий. Молодая женщина прекрасно помнила, что когда парень ее поцеловал, она сама себе сказала, что "почему бы и нет", тем более, что парень заслуживал ее благодарности, а сама она давно не имела секса. Все бы оно и ничего, но парень тогда отходил ее так, что молодая женщина и сейчас вспоминала то, что ей довелось пережить, находясь с ним в одной кровати. Парень ее взял не как молодой сосунок, озабоченный собственным удовлетворением похоти, а как зрелый мужчина, доведя саму Милли Мадлен до такого состояния, что молодую женщину пробил множественный оргазм, причем случилось это не раз и не два. Подобного чувства удовлетворения молодая женщина не испытывала даже с мужем, когда они только поженились и усиленно любили друг друга, наслаждаясь близостью.


Вчера Милли вновь проявила слабость, виной которой стала ее дочь. Не зная, что ей предпринять, она вновь отправилась к молодому парню, полагая, что тот сможет ей что-нибудь предложить. Он и предложил, пусть и не сразу, а после разговора с дочерью и обдумывания ситуации. Самым странным был тот факт, что вчера Милли его хотела сама, в тайне от себя надеясь, что парень ее вновь возьмет. Он и взял, хотя смог дать понять, что ей надо идти и он на близости не настаивает. Это было самым худшим, так как молодой женщине пришлось взять процесс в свои руки, а не ждать пока мужчина ее захочет и будет добиваться. Милли слегка покраснела, вспоминая этот момент, тут же погрузившись в воспоминания о быстром и интенсивном сексе, когда она опять кончила несколько раз. Ловя себя на мысли, что ей хочется вечером навестить молодого техника с черными, как космос, серьезными глазами, молодая женщина смутилась, понимая, что это лишняя прихоть. Арт был ее в два раза младше и, лично ей, Милли Мадлен, такие отношения в будущем ничего не сулили. Парень в кровати, безусловно, был очень хорош, вот только ничего, кроме кровати, ей дать не мог. Интуитивно молодая женщина понимала, что парень никогда не пустит ее в свой внутренний мир, хотя и совсем не против того, чтобы иногда пользоваться ее телом. Подобная мысль вызвала в душе волну недовольства собой, которая, впрочем, быстро отступила перед воспоминаниями о том, что парень может помочь ей с дочерью. Дурой Милли Мадлен себя не считала, поэтому прекрасно осознавала тот факт, что люди часто используют друг друга, отдавая что-либо и получая нужное взамен. Пока обмен был для молодой женщины выгоден, тем более, что постоянного партнера для плотских утех она не имела. Факт того, что ее раз в неделю приглашал к себе в кабинет начальник отдела, Милли Мадлен в учет не брала, так как это была всего лишь молчаливая сделка, когда в обмен за еженедельный минет, пожилой толстяк должен был порекомендовать ее на свое место, когда пойдет на повышение и уедет к себе в республику. До его перевода оставалось всего полтора месяца, поэтому Милли была согласна ласкать губами его дряблый член, учитывая тот факт, что скоро она станет полновластной хозяйкой его должности, кабинета и оклада. Следовало дождаться этого назначения, после которого даже дочь наркоманка не сможет ей помешать, так как той исполнится шестнадцать лет и она сама станет нести ответственность за свои поступки. Свою дочь Ренату Милли любила, но никогда бы не простила ей того, что она поставила под удар ее карьеру, так как возвращаться на Лигот, чтобы "крутить хвосты" овцебыкам отца, молодая женщина совсем не хотела. Это стало бы для нее полным провалом, так как второй раз выйти из под опеки отца, ей уже не светило.


От раздумий женщину оторвал сетевой звонок. Поняв, что ей звонит молодой парень, Милли разрешила соединение, неожиданно почувствовав в себе желание с ним встретиться и пообщаться. Уняв лишние эмоции, молодая женщина ответила на звонок, после чего поспешила к входу в корпоративный сектор, где ее ждал молодой парень. Увидев улыбку и легкую спортивную походку молодого техника, Милли чертыхнулась на себя за проявление ненужных чувств, вновь вспыхнувших в ее душе, и заспешила ему навстречу, решив для себя разобраться с сумбурными мыслями в своей голове и определится в своем отношении к этому парню…

* * *

Встретила меня на проходной в корпоративный сектор серьезная женщина, одетая в темно-зеленый костюм строго покроя. Стройные ноги молодой женщины подчеркивали туфли на высоком каблуке, причем я откровенно залюбовался Милли Мадлен, спешившей мне на встречу. Темные волосы, собранные на голове в аккуратную прическу, открыли моему взору длинную шею, одновременно подчеркивая выразительные глаза и изящный изгиб бровей. Небольшие аккуратные губы лишь подчеркивали привлекательность молодой женщины, как и прямой нос и легкая смешинка, стоящая в ее глазах. Сейчас я видел перед собой уверенную в себе и своих силах молодую женщину, прекрасно знающую себе цену и умевшую себя подать.

— Я обо всем договорила. — Произнесла Милли, когда подошла ко мне. — Заведующий медицинской секцией готов снизить мне цену, но дал мне понять, что сделает это только за хороший откат.

— Хорошо выглядите, госпожа Мадлен.

— Спасибо. Цены на файле, что я тебе отправила, можно смело разделить на два, если дать ему четверть за консультационные услуги.

— Нормально. — Кивнул я женщине. — Цена меня устраивает. Осталось только взглянуть на то, что они предлагают в живую и определится с тем, что мне потребуется. — Судя по цене, корпорация предлагала своим сотрудникам за списанное оборудование скидку в тридцать процентов, причем в учет шла цена в республике, а не на местном рынке. Дополнительная скидка от доктора, желающего получить откат, меня полностью устраивала, вот только я опасался того, что получу за эти деньги откровенный хлам. Оборудование было не новым, поэтому следовало самому убедится в его техническом состоянии. — Дадим откат, если я увижу, что оно того стоит.

— Ты определился с тем, что тебе потребуется?

— Конечно.

— Тогда пошли…


Проследовав за женщиной через проходную, где Милли просто кивнула охране и сказала, что я с ней, я, после десяти минут ходьбы по внутренним переходам, оказался в небольшом кабинете заведующего медицинской секции компании. Мужчина мне сразу не понравился тем, что бросал на мою спутницу слишком уж откровенные взгляды. Впрочем, он оказался хорошим специалистом, так как провел нас в склад при медсекции, где дал подробную информацию о состоянии аппаратуры, причем чувствовалось, что он не пользуется при этом своим нейрокомом.

— Господин Неш де Вирде, — обратился я к мужчине, когда понял, что мне может достаться медицинское оборудование шестого поколения, — могу я у вас приобрести еще что-нибудь, кроме регенерационной камеры "Рега-6", модуля диагностики "Диа-6М" и модуля "Терапевт-6МГ"?

— Все, что вы видите на складе подлежит продаже, молодой человек, но вы должны понимать, что это возможно только после улаживания необходимых процедур.

— В таком случае я бы хотел еще добавить к указанным мной модулям фармакологический модуль "Синтез-5М" и модуль "Хирург-6М". Это возможно?

— "Хирурга" можете считать своим. — Сразу определился мужчина и добавил. — "Синтез" потребует тройной процедуры, так как их продажа не рекомендуется для продажи гражданскому населению или частным лицам.

— Я вас понимаю, доктор, и готов пойти на подобные расходы. — Понимающе кивнул я Нешу де Вирде. — Мне бы так же не хотелось, чтобы эта сделка получила огласку.

— Она и не получит, так как будет акт о том, что он получил необратимые повреждения.

— В таком случае, я готов сразу оплатить и забрать оборудование. — Я был очень доволен, так как разом получал возможность купить полный комплект медицинского оборудования, который достать здесь было невозможно. Фармакологический модуль "Синтез-5М", пятое поколение подобных устройств, мне был знаком не понаслышке, так как такой стоял у Арны Хольц. Этот модуль потому и не рекомендовался к продаже частным лицам, так как с его помощью можно было получить любую смесь лекарственных препаратов, если иметь исходные вещества, причем это относилось и к наркотикам. Модуль был небольшим, размером шестьдесят и сорок и сорок сантиметров, но мог обеспечить лекарствами медицинский пункт, где стояло до полусотни лечебных камер. Сырьем для получения нужных препаратов могло служить как натуральное сырье, так и обычные лекарства, если они содержали нужный реагент. Это был своеобразный экстрактор, выделяющий из смеси необходимые компоненты и собирающий на их основе новую смесь. На практике же он применялся для изготовления нужных лекарственных смесей из различных лекарственных препаратов. В остальном покупка была вполне стандартной, так как содержала в себе регенерационную камеру, модуль диагностики и два модуля для оказания терапевтической и хирургической помощи. Фактически это и был небольшой медицинский пункт, включив куда десяток лечебных камер, можно оказать помощь целому батальону, если делать аналоги с военными.

— Расходные картриджи будете брать? — Поинтересовался у меня доктор, быстро сообразивший, что ему с этой сделки упадет не меньше миллиона. — У нас они гораздо дешевле, чем их аналоги на станции.

— Буду. — Сразу определился я, получил файл и быстро определился с покупкой расходников на добрые сто двадцать тысяч бонов.

— При необходимости, вы всегда можете обратиться ко мне, когда вам потребуется восполнить расходные материалы. — Кивнул мне доктор и сбросил номер счета, куда следовало перевести деньги.

— Предпочту отдать их вам с карты на предъявителя. — Я перегнал три с половиной миллиона на одну из своих карт и передал ее доктору. — Здесь все согласно наших договоренностей.

— Приятно иметь с вами дело, молодой человек. — На мой нейроком упали документы и список кодов для купленной аппаратуры. — Сейчас закажу гравиплатформу и пропуск на выходи их корпоративного сектора…

* * *

Приобрести за три с половиной медицинское оборудование шестого поколения, пусть и модель "Синтез" был пятого, было большой удачей, так как за аналог подобного здесь просили не меньше шести, но я был доволен только отчасти, так как мои сбережения похудели до шестнадцати миллионов и было не ясно, когда я смогу восполнить подобные траты. Медицинский комплекс безусловно был очень хорош, вот только прямой необходимости в такой покупке у меня не было. Для обучения был нужен только "Синтез" и регенерационная камера, тогда как для оказания помощи Регины Мадлен требовался хороший диагност, терапевтический модуль и регенерационная камера. Модуль "Хирург-6М" я купил только потому, что он входил в комплект и был необходим, если я собирался в дальнейшем идти по пути врача. Грустно вздохнув, я отвез оборудование в свой ангар, отпустил гравиплатформу и отправился на работу, договорившись с Милли Мадлен, что этим вечером займусь ее дочерью, сбросив ей список лекарственных препаратов, которые она должна была купить в аптеке или у "услужливого" доктора.

— Не вижу у тебя на лице особой радости от покупки? — Осторожно поинтересовалась у меня молодая женщина, когда мы расставались.

— Оборудование отличное, но и стоит оно немало. — Озвучил я свои мысли вслух. — Я ведь не доктор и не зарабатываю с помощью оказания медицинских услуг.

— Ясно. — Улыбнулась мне женщина. — Я могу тебе кое в чем помочь, но это мы обговорим вечером.

— О чем ты?

— Ну, я была все-таки женой техника, у меня есть кое-какие связи в ремонтных мастерских и на складах республиканского сектора. Думаю, что тебя это может заинтересовать.

— В таком случае до вечера…

* * *

Вернувшись в ангар Геша Дукси, я вновь занялся реактором, мысленно порадовавшись тому, что техника в мое отсутствие не пострадала. Фома, получив на время моего отсутствие всех роботов, доложил, что закончил ремонт и восстановление систем обеспечивающих жизнедеятельность на корабле и ведет разборку главного двигателя корабля. Поблагодарив Фому за хорошо исполненную работу, я следующие шесть часов просидел за сборкой реактора корабля, в итоге получив на выходе тот факт, что его ресурс поднялся до восьмидесяти девяти процентов. За следующие пару часов я провел установку двух промышленных лазеров, после чего счел, на сегодня ремонт можно завершить. Сделано было немало, поэтому отметив для себя, что иду с перевыполнением графика работ, я погрузил свою технику на платформу и отправился домой. Можно было бы поработать еще три или четыре часика, но обещание соседке гнало меня домой, как и тот факт, что ломка Регины должна была уже начать входить в полную силу. Так оно и оказалось, так как подключив и настроив медицинскую аппаратуру, я попал в ангаре Милли Мадлен под настоящий семейный скандал. Регина требовала у Милли Мадлен свободы и готова была броситься с кулаками на мать, если та не даст ей денег на дозу и сейчас же не отпустит за покупкой.

— Я ей вколола успокоительное, но оно на нее не действует. — Растерянно сообщила мне женщина, когда я появился в ангаре. — Она не в себе.

— Сейчас решим. — Я прошел в комнату девушки, откуда она кричала свои угрозы и в одно мгновение лишил ее ментальной энергии, отчего Регина упала на пол. Быстро забросив дочь Милли на кровать, я завернул ее в одеяло, на девушке был только бюстгальтер и трусы, после чего отнес ее в свой ангар. Милли Мадлен молча последовала за мной, захватив пакет с лекарствами.

— Что ты делаешь? — Воскликнула женщина, когда я уложив Регину в регенерационную камеру, снял с девушки нижнее белье и сунул его в руки оторопевшей от моих действий матери.

— Потом. — Закрепив ремнями руки и ноги Регины, я опустил прозрачную верхнюю крышку камеры, запустил диагностический модуль, после чего повернулся к женщине. — Стандартная процедура, больной должен быть полностью раздет.

— Ясно.

— У меня третий ранг медицинского техника. Поверь, я знаю что делаю.

— А у меня нет другого выхода. — Женщина последовало за мной в мою комнату, где я ей налил стопку кортеса, чтобы она успокоилась и расслабилась.

— Диагностика будет идти два часа. — Пояснил я Милли свои действия. — Можно было уже сейчас запустить терапевтический модуль, но он смажет общую картину, а мне надо иметь полный анализ состояния. До получения результатов, нет смысла что-либо предпринимать, поэтому у нас есть от полутора до двух часов.

— Кхм. — Закашлялась и слегка покраснела женщина после моих слов.

— Извини, ты меня неправильно поняла, Милли. — Быстро сориентировался я в обстановке. — Ты что-то говорила о знакомых на складах и ремонтных мастерских в республиканском секторе?

— Нет, это ты меня не правильно понял. — Женщина выпила свою стопку, поднялась со стула и обняла меня, подойдя ко мне сзади. — Я совсем не против того, чтобы заняться с тобой сексом. — Под журчание голоса Милли, пальчики ее ухоженных рук расстегнули замок моего комбеза и проникли под него. — Я уже сказала тебе о том, что буду тебе очень благодарна, если ты поможешь мне решить эту проблему. — Опустив с моих плеч комбез, женщина начала разминать мои плечи и шею. — Ты мне нравишься, Арт. Я готова тебе дать не только секс, но и возможность хорошо заработать.

— И? — Чувствовать на своем теле руки Милли было приятно.

— Я знакома с начальником цехов и всеми начальниками смен. — Произнесла женщина, разминая мое тело. — Именно они списывают оборудование и модули, передавая их на реализацию кладовщикам. Система поставлена очень грамотно и дает возможность приобрести относительно недорого любой модуль или блок. Можно даже сделать заказ, если чего-то нет в наличии.

— Звучит очень интересно. — Для меня информация Милли была устаревшей, так как я имел ее от Фомы. Одно знакомство у меня уже было, поэтому не было никакого смысла знакомится еще с кем-то, так как это были винтики одного механизма. Что мог предложить мне кладовщик, имел и любой другой из этой системы. Тот факт, что мне дали покопаться на складском терминале, говорил о том, что Гешу Дукси там доверяли. Сейчас я был уверен, что обратившись к кладовщик на прямую, не получу отказа, так как моделей ни кораблей на станции было много. Понятно, что большая часть их уходила в другие руки, но при такой постановке дела что-то могло перепасть и мне.

— Ты бы мог через меня покупать у них все, что тебе потребуется для ремонта. — Руки Милли опустились ниже, разминая мне спину. — Это можно организовать на постоянной основе.

— Милли, это очень интересно. — Я снял куртку комбеза и рубашку, после чего лег на кровать, предоставив женщине свою спину, раз уж она взялась делать мне массаж. Сейчас, после слов Милли, стало понятно, что при покупке модулей и блоков со складов и цехов республиканского сектора, она видит себя в качестве посредника, который был мне совсем не нужен. — Это очень интересное предложение, но меня сейчас больше интересую твои связи не в республиканском секторе, а в среде местных кланов, приобретающих модули и корабли.

— Ясно. У тебя уже есть выходы в цеха и склады? — Милли, похлопала меня по спине, предлагая перевернутся на живот, что я и сделал, встретившись с ней взглядом.

— Понимаешь, Милли, вся эта возня вокруг модулей и блоков на станции "Ван дер Ховер" кажется пустой суетой, перед тем, что творится в системе "Такси", где скапливается военная техника, перед тем как ее отправляют в эту или другие системы региона. Это общеизвестная истина, но мало кому известно, что продажа одного малого корабля приносит от одного до трех миллионов, тогда как расстояние между "Такси" и "Рексат" равно одному прыжку. Конечно, малый корабль его пройдет в срок от семи до десяток суток, тогда как тяжелому кораблю понадобится на это всего двое или трое, но это гораздо лучший заработок, чем заниматься ремонтом, таская ворованные модули со складов. В месяц перегон кораблей может принести от трех до десяти миллионов, тогда как ремонт даст не больше одного или двух, даже с учетом приобретения модулей за половину цены.

— У тебя есть там знакомые? — Женщина стянула с меня штаны и нижнее белье.

— У меня есть пилотский сертификат. Знакомых можно найти или познакомится, но все это ерунда, если у тебя нет хорошего канала сбыта. — Под мои слова Милли начала целовать мою восставшую плоть, вбирая ее с каждым разом все глубже. Как бы это было не трудно, но я продолжил говорить. — Я понимаю твое желание заработать, Милли, и готов его взять в учет, но только в том случае, если ты поможешь мне с каналом сбыта на технику и корабли…

* * *

Как ни прискорбно было это понять, но молодой техник своих слов на ветер не бросал, что заставляло Милли относится к нему серьезно, несмотря на то, что он был ее в два раза моложе. Приобретение техником комплекса медицинской техники за три с половиной миллиона заставило женщину внимательней присмотреться к своему молодому соседу. Мало того, Арт мог такой техникой управлять, причем делал это привычно, как будто каждый день только тем и занимался, как проводил диагностику и лечение. Это не могло не заинтриговать, тем более, что пациентом была дочь. Хуже всего было то, что один вид кровати в комнате парня, заставлял низ живота Милли предвкушающе оживать. Выпив свою стопку, Милли Мадлен поняла, что хочет парня и, чтобы сбить этот настрой, решила переговорить с ним о работе и связях. Вскоре стало понятно, что этот вопрос парня не интересует, зато он ясно дал понять, что готов подумать о ней и ее доле, если она сможет помочь ему организовать канал сбыта для техники. Слова Арта пролились в уши женщины лечебным бальзамом. Она уже понимала, что хочет слушать его еще и еще. Одна мысль о том, что возня с модулями пустая трата времени и можно продавать корабли, причем там могла появится и ее доля, заставила сжаться низ живота так, что женщина была готова запрыгнуть на парня сверху. Милли Мадлен в этот момент уже было ясно, что она хочет этого, причем хочет яростно, так как он обещал ей надежду. Быстро сдернув с себя трусики, Милли забралась сверху на парня, направила его в нужное русло и отдалась своим мечтам о богатстве, положении и счастье…

* * *

Придя в себя после бурного секса, я осторожно вылез из-под Милли Мадлен, одел штаны и прошел в тренировочный зал, где установил медицинскую технику. Диагностика состояния Регины Мадлен подходила к концу, но уже сейчас было ясно, что помочь ей можно. Для этого следовало очистить организм девушки от химии, после чего с помощью лекарственных препаратов разорвать цепочки патогенеза, образовывающие зависимость пациента от наркотика, подменив его естественными аналогами и нейромедиаторами. В дальнейшем следовало постепенно свести лекарственное воздействие на нет, чтобы организм принял свое естественное состояние за норму. Регенерационная камера, как и лечебная, могли позволить такой уровень вмешательства в обменные процессы, вытеснив из синтеза дофамина и других естественных нейромедиаторов их искусственные аналоги, коими и были наркотики. На этом можно было бы лечение закончить, но по-хорошему этим ограничиваться было нельзя, так как существовал шанс срыва или рецидива. В моем понимании, Регина не видела перед собой цели в жизни. В отличие от своей матери, она выросла в относитетельно богатой среде и не имела мотивации для движения вперед, так как родители ее всем обеспечили. Первое серьезное столкновение с реальностью, в виде смерти отца, вывело девушку на грань, заставив понять ничтожность человеческой жизни, что и заставило ее поддаться уговорам новых подруг и друзей. Сработал обычный человеческий стереотип, о том, что раз "все мы смертны, а завтра война, то не стоит терять время и следует оторваться по полной программе". Возможно было и иное объяснение действий и поступков девушки, но я его не знал. Для прояснения ситуации нужно было поговорить с Региной, но пока такой возможности не имелось.

— Что ты делаешь? — Вышла из спальни Милли Мадлен, застав меня за тем, что я "скармливал" фармакологическому модулю "Синтез-5М" ампулы лекарств, которые принесла она принесла.

— Готовлю препараты для Регины. — Я обернулся к женщине и залюбовался ее точеной фигурой. В отличие от меня, одеваться Милли не стала, войдя в зал в том, в чем мать родила.

— Нравлюсь?

— Очень. — Я вернулся к своему занятию, после чего вставил нужные картриджи в терапевтический модуль и ввел дозировки и периодичность введения лекарственной смеси из "Синтеза-5М". — Я хотел у тебя узнать о твоих планах на дочь? Насколько я понял, ей осталось всего пара месяцев до совершеннолетия?

— Думала отправить ее учится в республику на юриста, но сейчас я этого позволить не могу. А почему ты спрашиваешь? — Женщина прижалась ко мне своей теплой грудью.

— Понимаешь, Милли, лечение даст нужный результат и избавит от зависимости, но это не все, так как девушку надо будет чем-то занять. Она уже знает, что можно принять наркотик и получить удовольствие. Чтобы избежать рецидива, она должна начать испытывать удовольствие от чего-то другого. Например, от успехов в учебе или труде, от любви или секса, от спорта, наконец. В том и вся трудность борьбы с наркозависимостью, что человек должен вернуть себе возможность радоваться жизни, так как это происходит у тебя или меня. Девушке нужна цель, чтобы приближаясь к ней, она могла радоваться преодолению каждого этапа, который ей удалось преодолеть.

— Ясно. Я поняла.

— В этом вся трудность, так как лечение, прервав патологические цепочки синтеза нейромедиаторов удовольствия, ничего не может гарантировать, так как любой человек хочет получить максимум удовольствия с минимумом затрат. Один укол и ты в полном ажуре. Это самый простой способ, хотя и гробит мозг и организм. Наркоман думает, что это будет потом, и не знает о том, что это происходит не потом, а сейчас, ускоряясь с каждой инъекцией наркотика.

— И что ты предлагаешь?

— Что я могу предложить? Ты ее мать. Вы с ней близки. Это ты должна подумать о ней.

— Ты многого хочешь от такой слабой женщины как я.

— Сегодня я тебя видел на твоей работе, Милли. Ты совсем не слаба, хотя и хочешь казаться такой, в отдельные периоды своей жизни. Я сожалею о том, что ты потеряла мужа, твою опору и уверенность в завтрашнем дне, но в этом я ничем тебе не могу помочь.

— С тобой я иногда сожалею о том, что родилась раньше тебя.

— Брось, Милли, в этом случае мы бы с тобой никогда бы не встретились.

— Это почему? — Возмущенно посмотрела на меня женщина.

— Да потому, что меня мало интересуют молодые девушки без царя в голове. — Я показал рукой на регенерационную камеру. — Что такая может предложить мне, кроме своего незрелого тела и симпатичного личика? Мне гораздо проще договориться со зрелой, опытной и умной женщиной, чем получить кучу проблем в виде влюбленности и "кошачьей привязанности" молодого подростка, начинающего ощущать себя женщиной. Мне подобные отношения ни к чему, так как гораздо проще получить желаемое у опытной и видевший жизнь женщины, чем объяснять прописные истины молоденькой девушке, считающей, что все мир крутится вокруг нее.

— Как цинично. — Усмехнулась Милли Мадлен и спросила. — Ты и меня считаешь опытной и битой жизнью женщиной?

— Милли, я ничего не считаю, но прощу тебя ответить самой себе на этот вопрос. Разве ты не красивая, опытная и умная женщина, знающая об этой жизни не понаслышке?

— Хм.

— Вот ты и ответила на мой вопрос. — Я включил терапевтический модуль в работу. — Через два дня "ломка" у Регины закончится. Надо будет ей дать денек отдохнуть, окружить вниманием и хорошо покормить. Потом уложим ее на неделю и поможем естественным процесса выработки нейромедиаторов закрепиться. Дальше будет все зависеть от самой Регины и окружающих ее людей.

— Так быстро?

— Можно будет повторить недельный курс еще раз, но не раньше чем через неделю отдыха. — Я слегка обнял женщину за талию и поцеловал в шею. — Пойдем, здесь наша помощь потребуется только через пару дней.

— Давай сначала немного выпьем за успех лечения. Что-то мне не верится, что удалось избежать больших проблем.

— Я и говорю, что ты умная и опытная женщина. — Мягко улыбнулся с Милли. — Мне тоже думается, что это далеко не все, хотя может быть и обойдется…

* * *

Когда Милли Мадлен выдохлась и успокоилась, уснув на моем плече, я осторожно поднялся с кровати и сходил к регенерационной камере. Фармакологический модуль "Синтез-5М" очень вовремя попался мне, так как собирать на коленке новую учебную смесь мне совсем не хотелось. В этот раз я учел все свои предыдущие ошибки, испытанные на собственном хребте, поэтому собрал новую смесь, которая должна была стать более "мягкой" по своему воздействию на мой организм. Сожалея о том, что полная диагностика мне пока недоступна из-за Регины, я вылил старую смесь в блок приема модуля, многие компоненты в ней мне были нужны, после чего добавил туда пару ампул слабенького транквилизатора и одну ампулу общего стимулятора. Приготовив новую стимулирующую обучение смесь, я вобрал в инъектор четыре кубика, после чего вернулся в кровать, где перевел акселератор на обучение, вколол себе смесь и, обняв мягкое и податливое тело Милли, ушел в обучающий транс…

8

На следующее утро меня разбудила Юля, напомнив мне, что тренировки для меня никто не отменял. Грустно вздохнув, я быстро поднялся и отправился в тренировочную камеру, хотя бы не отказался повалять на кровати роскошное тело Милли Мадлен, сбросившее с себя одеяло и лежавшее в соблазнительной позе. Отбросив ненужные мысли, я запрыгнул в комплекс, где и провел следующие два часа, совершив часовой кросс и повторяя за тренером комплекс разминочных упражнений.

— Твоя общая масса тела, курсант, очень мала. Я не буду сейчас обучать тебя силовым техникам, поэтому мы сконцентрируемся на уклонениях и мягких блоках, параллельно осваивая ударные техники в уязвимые точки и ножевой бой. Это позволит тебе противостоять более сильным противникам, но ты должен понимать, что твоя сила в скоростном маневре, одном просчитанном ударе и мгновенном уходе из зоны поражения. Ты должен постоянно держать противника в напряжении, беспрестанно его беспокоя и, быстром коротком ударе, если он допустит ошибку. В любом случае ты всегда должен иметь удобную зону для отступления, даже если для этого надо уйти под удар и выйти у противника за спиной. Уяснил?

— Да.

— Тогда медленно повторяй за мной каждое движение. Скорость тебе пока не нужна, так как правильное проведения каждого движения приведет тебя к тому, что ты сможешь выполнять их быстро и без раздумий. — После таких коротких лекций я повторял изученное и, если исполнение устраивало моего виртуального тренера, то получал новый кусок разминочного комплекса. Занятия с тренером стали проходить интереснее, хотя он и требовал от меня полной выкладки на кроссе. В общем на это фронте дела пошли на лад, поэтому из тренировочного комплекса я выпрыгнул в отличном настроении. Убедившись, что соседка еще спит, я принял душ и принялся готовить завтрак, обдумывая варианты побудки для женщины. Впрочем, будить ее не потребовалось, так как она проснулась сама, приняла у меня душ и, поцеловав меня, ушла в свой ангар, попросив меня ей позвонить, когда я вернусь с работы. Пообещав Милли исполнить ее пожелание, я позавтракал и отправился на работу.


В этот день мне удалось полностью разобраться с главным двигателем корабля и установить все модули активной защитной системы корабля. Работая в отличном настроении, я и не заметил как подошел обед, а затем пришел вечер и пора было собираться домой. Оставалось установка восемнадцати эмиттеров корабельного силового щита, поэтому я решил отработать еще один час, чтобы на следующий день заняться доводкой и настройкой основных систем корабля. Установку второго промышленного сканера я серьезной работой не считал и полагал, что при удачном раскладе смогу к завтрашнему вечеру закрыть контракт с Гешем Дукси. Пожилой шахтер радовался восстановлению корабля, как ребенок, и не раз намекал мне на небольшую премию, если я закончу ремонт в ближайшие дни. Меня это вполне устраивало, но за день я выматывался так, что к вечеру у меня все валилось из рук. При всей полезности роботов и искинов я пока еще был не готов к постоянному контролю за ними и только учился выставлять задачи, отправляя робота в фоновый режим и выбирая следующего. Подобный метод позволял контролировать большое количество роботов, перебирая их одного за другим, но пока мне это было недоступно, так как требовало наработки навыков и большой лабильности восприятия, что нарабатывалось только с опытом и практикой. Тем не менее, с работой я справлялся, так как рядом со мной были искины, активно задействуя роботов и не давая им простаивать без дела. Можно было поручить все искинам, но я считал, что такая практика мне нужна, поэтому постоянно в ней упражнялся, решая текущие задачи для каждого отдельного робота и нарабатывая навыки. До полного овладения возможностями акселератора "Речень-16/6М" и расчетного центра "Танер-12М" мне было еще далеко, но я старался и чувствовал, что дело идет на лад.


Установив и проверив эмиттеры активного силового щита, я загнал роботов на гравиплатформу и отправился в свой ангар, предвкушая отдых и душ после работы. К сожалению, люди предполагают, а жизнь располагает, так как по дороге домой мое отличное настроение было испорчено. Гравиплатформу остановил полицейский патруль, у иных подобное просто бы не получилось, офицер которого счел меня отозвать в сторону и предупредить о том, чтобы я был осторожней.

— Мне грозит опасность? — Удивился я словам полицейского.

— Я просматривал файл, где вы разобрались с группой пьяных мужчин и могу сказать вам, что они появились в этом месте не случайно. Это охрана бара, который принадлежит одному из местных кланов. Люди были вызваны кем-то из находившихся в ангаре, который вы покинули.

— Я так понимаю, что ваша полиция не может мне гарантировать безопасность? — Переспросил я офицера.

— Во-первых мы не полицейские, а Служба Безопасности клана "Вархольд". Это пришлые называют нас полицией, но мы ей не являемся, хотя и урегулируем межклановые конфликты. Станция "Ван дер Ховер" не принадлежит никому из кланов и является общей территорией, где находятся представители всех крупных кланов, так как заинтересованы в торговле и специалистах из республики. На открытый конфликт здесь никто не пойдет, но это не значит, что конфликтов интересов здесь нет. Вы одиночка, а значит беззащитны перед любой организацией, тем более, занимающейся не вполне законными делами.

— Хм…

— Я просматривал файл из-за того, что поступило заявление о похищении человека, но счел его необоснованным, так как на файле была опознаны Регина Мадлен, о похищении которой было заявлено, и ее мать Милли Мадлен, которая помогла вам покинуть место конфликта. Один тот факт, что мать помогает похитителю ее дочери, вызвал большие сомнения в адекватности заявления. От нее, естественно, заявления о пропаже дочери не поступало.

— Я и никого не похищал.

— Вот вам мои координаты, Арт де Строй. — На мой нейроком упали координаты и разу стало ясно, что его зовут Рой Ивин. — Позвоните мне, если обнаружите, что вам угрожает опасность.

— Спасибо, Рой.

— Я бы посоветовал вам вступить к какое-либо крупное объединения или клан. В этом случае риски снизятся, хотя и не пропадут совсем. Мне импонирует ваше отношение в женщинам и то, что вы помогли вдове, но помочь я вам смогу только в случае прямой угрозы вам или вашей жизни. Существует вероятность того, что файл с записью этого инцидента может попасть не в те руки, поэтому я счел для себя необходимым предупредить вас о том, что вам может угрожать опасность.

— Что ж, спасибо вам за предупреждение, Рой Ивин. — Поблагодарил я старшего патруля. — Постараюсь воспользоваться вами предупреждением и постараюсь вступить в какое-нибудь объединение или клан.

— Было бы достаточно устройства на работу на предприятие одного из крупных кланов или в ремонтные цеха, рядом с которыми вы проживаете. Я бы мог оказать вам протекцию для вступления в клан или в устройстве на работу.

— Спасибо. Я подумаю над этим вопросом и, если приму решение, то перезвоню.

— В таком случае, досвидания.

— Досвидания…

Настроение этим разговором было испорчено, так как реалии мира вновь повернулись ко мне лицом, ощерившись в кривой усмешке. До моего ангара оставалось немного, поэтому я добрался до него без особых проблем, но слова сб-шника заставили меня всерьез задуматься о собственной безопасности, так как в ауре молодого мужчины я не почувствовал лжи или подвоха. Он действительно затеял разговор из лучших побуждений и опасался, что мне может грозить опасность. Источник опасности, ангар и бар, принадлежащие одному из кланов, в разговоре был четко обозначен, поэтому мне оставалось только собрать информацию и прикинуть возможные варианты действий. Прятаться от угрозы я не собирался, но и подставляться под удар мне совсем не хотелось. Впрочем, можно было сменить место жительства, космос большой, но было сомнительно, что в любом другом месте меня ждут с распростертыми объятьями. В тот момент мне казалось, что мир мне враждебен, и я выгрызаю себе место в нем, но, с другой стороны, мне никто не обещал, что будет легко. Уже за одно то, что нашелся порядочный человек и предупредил, можно было расцеловать эту реальность, хотя я и сам чувствовал, что Регина принесет мне кучу проблем. Любой мир это совокупность устоявшихся связей. Я, прилетев сюда, обязательно должен был нарушить чьи-то планы, так как активно начал здесь обустраиваться. Тот же ремонт корабля Геша Дукси был бы все равно кем-то проведен, а медицинская техника куплена кем-то другим, как и то, что кто-то другой должен был трахать Милли Мадлен. Понятно, что все могло идти по другим сценариями, но сейчас уже изменить ничего было нельзя, так как я был уже здесь.


От излишнего гуманизма я уже избавился и, пусть я был не готов валить всех подряд, это совсем не значило, что я позволю кому-то ущемить свои интересы. Впрочем, молодой сбшник дал мне не только наводку, но и совет об устройстве на работу или вход в какой-либо клан. Вопрос был только в том, что я был новым человеком на станции и пока себя ничем не проявил, кроме этой драки, на которую обратило внимание СБ. Было странным, что кто-то написал заявление, но и это можно было чем-то объяснить, например, желанием узнать, кто положил на асфальт его бойцов из охраны. Обдумывая ситуацию, я подъехал к своему ангару, разгрузил роботов и отправился принимать душ, так как запах сварки, краски и масел меня уже начал раздражать.

— Юля, закажи покупку и доставку мне стиральной машины. — Сбросив одежду, вспомнил я о том, что постепенно накапливалась гора одежды, с которой следовало как-то поступить.

— Принято. — Ответил искин и тут же добавил. — К нам посетитель — Милли Мадлен.

— Запусти ее в ангар, пусть меня подождет, я в душ. — Отдав приказ, я отправился на помывку, так как хотел смыть усталость и раздражение. Едва теплые струи коснулись моего тела мне действительно стало легче и, пусть удалось избавится от усталости только отчасти, но и это было достаточно, чтобы почувствовать себя лучше. Впрочем, от раздражения мне помогла избавиться Милли, появившаяся в душе, когда я уже заканчивал его принимать.

— Привет, Арт. — Шагнула в душевую кабину женщина. — Не против, если мы с тобой разделим душ?

— Проходи. — В душе я про себя чертыхнулся, было похоже, что женщина только и думает о том, чтобы ее оттрахали. Ничего предосудительного в этом не было, вот только я лишился привычной тишины и возможности побыть одному. Сделать было ничего нельзя, так как ее дочь лежала у меня в камере и ее приход ко мне объяснялся именно этим. Скорее по инерции, чем из желания, я овладел женщиной, заставив ее стонать от удовольствия, проведя добрый час за тем, что давал и принимал ласки. Впрочем, была у процесса и положительная сторона, так как постепенно усталость и раздражение сошли на нет, а сознание получило хороший объем энергии.

— Тебя что-то заботит? — Спросила меня Милли, когда мы закончили и лежали на кровати, приводя в порядок свои чувства и мысли.

— Нет, но надо посмотреть как там дела у Регины. — Разговаривать в кровати с женщиной о проблемах моветон. — Пойду, гляну, как у нее дела.

— Я с тобой.

— Тогда накинь что-нибудь. — Сам я одел чистые штаны от нижнего белья, оставшись с голым торсом — все-таки я был у себя дома и не считал необходимым носить полный комплект одежды при женщине с которой сплю.

— Хорошо.


К моему большому сожалению, но пришлось одеваться полностью, хотя и позже. Дело было в том, что при стабильности состояния девушки было заметно что она очень слаба. Разобравшись в показателях мне стало ясно, что одного парентерального питания ей не достаточно, так как было похоже, что девушка не ела последние два, а может и три дня. Нет, потребности организма в витаминах и питательных веществах полностью купировались, но предпочтительнее было поднять ее из камеры и накормить, о чем я и сказал Милли.

— Это срочно. — Было понятно, что дефилировать перед дочерью в моей рубашке женщина не хотела.

— Можно и позже. Ты бы сходила к себе. Нужна будет одежда для Регины и надо что-нибудь сготовить, желательно то, что она любит, так как лучше было бы, чтобы в камеру она легла с полным желудком.

— Ясно. — Женщина заспешила в мою комнату, где оставила свою одежду.

— "Арти, служба доставки привезла заказ. Я выбрала стандартную стиральную машину среднего класса. При относительно дешевизне она способна полностью справиться с твой потребностью в чистой одеждой".

— "Спасибо, Юля". — Убедившись, что потрачено немного, всего шестьсот бонов, я встретил доставку, распаковал стиральную машину и, подключив к энергосети, озадачил Юлию, сбором белья и стиркой.

— "Это теперь твоя обязанность, Юлия". — Улыбнулся я тому, как роботы паучки потащили к стиралке мое нижнее белье. — "Нижнее белье я хочу одевать каждый день чистое. Ремонтный комбез стирать при его большой загрязненности".

— "Принято, Арти".

— "Хозяин". — Вошел в разговор Фома. — "Мы каждый день собираем неисправные запасные части с корабля Геша Дукси. Накоплены датчики внешнего обзора, эмиттеры, различные модули и блоки. В обменном складе у нас так же имеются неисправные аналоги. Это дает возможность ремонта части датчиков, эмиттеров защитного силового поля, модулей и блоков".

— "Как то я это выпустил из виду". — Хмыкнул про себя я. — "Разрешаю наладку и приведение в порядок. В дальнейшем можешь действовать по обстановке, не спрашивая у меня разрешения, если у тебя будут иметься все компоненты для ремонта".

— "Принято".


В мой ангар Милли Мадлен вернулась через полчаса с баулом, где были вещи Регины и продукты. Одета она была в спортивный костюм и тапочки, что было гораздо лучше постоянной демонстрации своих прелестей. Потребности, дорвавшейся до бесплатного, женщины для меня были несколько избыточны, так как я сам себе напоминал обожравшегося до предела кота, который ест и ест, невзирая на то, что его размеры не позволяют сожрать все. Следовало упорядочить эту сторону отношений, так как уже начало страдать обучение и мое личное время, необходимое для анализа дневной работы и ее результатов. Сейчас мое свободное время женщина замыкала вокруг себя и своих проблем, тогда как мне это было совсем не нужно. Да, ее шикарное и взрослое тело меня интересовало, но это совсем не значило, что у меня не было других желаний и потребностей. Ничего, кроме тела и своих проблем, женщина предложить мне не могла, хотя и были у нее какие-то наметки из-за того, что она была местной. Впрочем, статус "изгоя" сильно ограничивал ее возможности, но было интересно, сможет ли она мне предложить что-то еще, так как она была умной женщиной и должна была понимать, что секс это далеко не все, что меня могло интересовать в женщине. Объявив ей о том, что мне нужны связи в клановой среде, я показал ей направление своих интересов и теперь ждал ответной реакции, понимая, что подобные вопросы не решаются за один день. Она была ничем не лучше и не хуже любого местного, в силу своего рождения имеющего родственные связи в местной среде, и, раз уж так совпало, что она готова была помочь мне в решение гормональных проблем, то не следовало отказываться и от того, что мог для меня сделать любой местный, состоящий в клане. Я видел, что Милли Мадлен старается удержаться на плаву и не хочет возвращаться к отцу, откатываясь от своих достижений назад, поэтому рассчитывал на большее, тем более, что она уже показала свою способность решать вопросы, добившись для меня возможности покупки медицинской техники. Уже одно это говорило о том, что она умеет ладить с людьми, хотя здесь она выступала в виде "отчаявшейся матери, готовой на многое ради своего ребенка", что, наверняка, позволило ей быть очень убедительной в разговоре с заинтересованными людьми. Конечно, для меня использовать материнский инстинкт женщины было не совсем правильно, но и без нужной аппаратуры я ничем ей помочь не мог. Уже за одного то, что она помогла купить комплекс за реальные деньги, я был готов заниматься медицинскими аспектами проблем ее дочери, но это совсем не значило, что я готов взвалить на себе все остальное, в том числе и разборки с местным мафиозным кланом, подсадившим ее дочь на иглу, в чем я теперь не сомневался. Создавать проблемы только из-за того, что я положил выстрелами станера народ на асфальт, мне бы вряд ли стали, так как это было на станции рядовым явлением.


— Думаю, что лучше сготовить у тебя, чтобы все было свежим и горячим. — Предложила женщина и отправилась в мою комнату, быстро приведя ее в порядок, застелив мою кровать и накрыв ее тонким одеялом, которое она принесла с собой. Через двадцать минут комната наполнилась ароматными запахами готовившейся пищи, поэтому сглотнув слюну, я занялся тем, что перетащил свою кровать в тренировочный зал, где стояла медицинская техника и был развернут тренировочный комплекс. Места в нем было еще много, поэтому установив кровать в углу, я озадачился установкой дополнительной стены, чтобы организовать новую спальню, заодно сварив пару новых табуреток для кухни. Пришлось пустить в расход еще один стеллаж, но его потеря этого стоила, так как я не хотел, чтобы белье на моей кровати пропахло запахами из кухни, в которую превратилось моя, разом опустевшая, комната. Опять приходилось считаться с чужим присутствием, что было для меня не очень удобно, так как иногда по вечерам я занимался тем, что поднимал в воздух небольшие гайки, болты или шайбы. Появление в моей жизни Мадлен полностью разрушило мой устоявшийся мирок, так как светить подобными возможностями я не хотел. В Королевстве Лигат не было того негатива в отношении псионов, как в республике, но и данных в сети о них не было совсем. Возможно это объяснялось малочисленностью населения, а возможно и тем, что псионы старались не показывать своих возможностей. С одной стороны мне была понятна причина гонений на одаренных людей, так как обывателю были непонятны причины подобного, а все непонятное и странное проще уничтожить, чем мирится с возможностью оказаться в очень неприятной ситуации, созданной по вине псиона. С другой стороны, псионы могли дать обществу массу новых возможностей для развития. По моему мнению, где-то в научных лабораториях псионов и их возможности наверняка изучались, вот только попасть в такую лабораторию в виде подопытной крысы мне совсем не хотелось. Полагаю, что большинство псионов придерживалось аналогичного мнения, да и, наверняка, их было не так и много. Возможно, что данные по псионам секретились, так как наличие такой базы, как "Мозг человека: аспекты работы и нейрофизиологии" в пятом ранге, предполагало изучение не только мозга обычного человека. У этой базы были и другие ранги, с шестого по десятый, вот только в открытой продаже мне найти их не удавалось. Получалось, что пятый ранг допустим для изучения гражданскими врачами, а дальнейшее изучение шло по закрытым от общества каналам или линиям того же СБ или им подобных организаций.


— Ты так и не сказал мне, чем ты так озадачен. — Появилась рядом со мной Милли, когда я закончил с новой спальней, установив стены и осветительный плафон.

— Особо ничем, твое появление в моей душевой решило все мои проблемы.

— Ты полагаешь, что такое объяснение прокатит для умной и опытной женщины?

— Думаю, да.

— Ладно, раз не хочешь говорить, то оставим этот вопрос. — Милли слегка нахмурилась, но потом ее лицо разгладилась и она улыбнулась. — Я сегодня сделала несколько звонков своим знакомым. Думаю, что смогу помочь тебе с реализацией техники и модулей в один из местных кланов.

— Милли, ты потрясающая женщина.

— Это я знаю, хотя и не все согласны с твоим мнением. — Милли слегка улыбнулась, принимая мою похвалу, после чего опять стала гораздо серьезней. — Тебя здесь никто не знает, поэтому люди хотели бы убедиться в том, что ты способен вести серьезные дела.

— Хм…

— Я бы посоветовала тебе не гнаться за большой прибылью и не лететь в систему "Такси", а воспользоваться тем, что у тебя есть в данное время в наличие. Шутки или неисполненные обязательства с такими людьми не пройдут, поэтому тебе следует серьезно подумать о том, что ты можешь им предложить. Было бы глупо утверждать, что я способна гарантировать поведение людей, стоящих на несколько ступеней выше меня в статусной и финансовой пирамиде общества. Это знакомые моего отца, они знают меня, лишь как маленькую девочку, выросшую на их глазах. Это позволит спустить на тормозах одну ошибку, но подобное для меня будет значить то, что со мной больше никто не будет иметь дел, а тебя вообще вычеркнут из списка людей, слова которых чего-то стоят.

— Ясно. Спасибо, Милли. Я подумаю о твоих словах. — Мне уже было ясно, что женщина способна просчитывать ситуацию на несколько шагов вперед и пытается стать мне необходимой. Впрочем, я был совсем не против этого, так как мог опереться на нее, естественно, в разумных пределах, чего она и добивалась.

— Есть еще один вопрос, Арт, который я бы хотела с тобой обсудить до того, как ты поднимешь Регину из капсулы.

— Я весь внимание.

— Вопрос касается Регины. — Прояснила тему предстоящего разговора Милли Мадлен и, видя в моем взгляде вопрос, продолжила. — Она часто пропадала в этом ангаре, когда Ренс был жив. Он говорил, что у нее есть задатки хорошего техника, так как она занималась ремонтом модулей и блоков, помогая ему в работе. Сейчас я не имею возможности оплатить ее обучение в хорошем учебном заведении, но это совсем не значит, что я не смогу позволить себе купить десяток кристаллов начальных баз знаний для техника и оплатить обучение под разгоном. Регине через пару месяцев исполнится шестнадцать, но можно этого и не ждать. Думаю, что пара месяцев ничего не решит, зато она будет под твоим присмотром, если ты согласишься взять ее к себе в ученики и помощники. Я думаю, что если ты будешь выкупать битые корабли, ремонтировать их и продавать по моему каналу, то тебе совсем не повредит помощник, да и мне будет спокойнее, зная что Регина находится рядом с адекватным человеком, который способен за ней присмотреть и не дать ей совершить еще одну ошибку.

— Принципиально я не против такого расклада. — Улыбнулся я женщине, чувствуя, как раскинутая ею сеть медленно собирается вокруг меня, трансформируясь в нечто более серьезное, чем чувства и секс. Эта женщина мне начала уже нравится своим цепким умом и способностью реорганизовать пространство вокруг себя в некое подобие системы, способное дать ей не только сексуальное удовлетворение, но и деньги. Я невольно мысленно захлопал в ладоши, понимая, что Милли Мадлен действительно очень хорошо подумала, прежде чем подойти ко мне с подобным предложением. — Милли, ты способна вызвать у любого мужчины чувство восхищения. Мало того, что ты имеешь прекрасное тело, перед которым трудно устоять, ты еще и прекрасный тактик и переговорщик.

— Ты согласен? — Спросила у меня женщина очень серьезным тоном, хотя я чувствовал, что она очень довольна моей оценкой ее деловых качеств.

— Только в том случае, если Регина не будет создавать мне лишних проблем, пытаясь сбежать или саботировать.

— Ты думаешь, что у нее есть иной выход? — Деланно удивилась моим словам женщина.

— Выход есть всегда.

— Этот вопрос я решу. — В голосе женщины сквозила такая уверенность, что мне даже стало жалко ее дочь.

— Похоже, что ты решила сделать серьезную ставку на меня?

— Мне светит должность начальника отдела продаж в компании. Когда это дело выгорит, мне станет гораздо легче, но это совсем не значит, что Регине следует отказываться от возможности получить специальность и опыт по профессии ее отца, тем более, что у нее есть задатки и желание. Она сможет сама зарабатывать деньги и поймет их настоящую цену. Мы ее слишком много баловали, теперь ей пришла понять, что за все в этом мире нужно платить.

— Ясно. — Как я и предполагал, прямого ответа на свой вопрос я не получил, хотя и так было ясно, что Милли рассчитывает на меня.

— К тебе у меня есть еще одно предложение, Арт.

— Да?

— Отец подруги моей дочери бригадир звена в одном из кланов, промышляющих не совсем законными делами. Будь я не изгоем, можно было бы предъявить ему претензии в том, что он или его подручные посадили Регину на иглу. Для этого было бы достаточно только объявить об этом и представить доказательства, после чего мужчины из моего клана его бы зарезали на дуэли, как обычного барана. Сейчас я такой возможности не имею, поэтому предпочтительнее избегать с его кланом прямых стычек. Получилось так, что ты оказался втянут в эту историю и являешься единственным мужчиной, на которого я могу рассчитывать. В этой зоне, прилегающей к республиканскому сектору станции, конфликт принципиально не возможен, так как за подобное нарушение крупные кланы, заинтересованные в торговле с республикой, сотрут в порошок любого. Отец подруги моей дочери это прекрасно понимает, как и понимает то, что если я вернусь в свой клан, то его порвут в клочки, так как подобные преступления не имеют срока давности. Сейчас я не могу пойти к отцу, но ситуация в корне изменится, если я получу должность начальника отдела сбыта государственной компании республики Ренату. Мне нужно дождаться отбытия моего шефа и получить подтверждение на эту должность из головного офиса компании. Сейчас, когда Регина проходит лечение, мне ничего не грозит, так как факт приема ею наркотиков не стал достоянием общественности. Мне надо продержаться все два месяца, полтора для вступления в должность и два для получения Региной совершеннолетия, после чего я уже не буду нести за нее юридическую ответственность. В этом случае столкнуть меня с должности начальника отдела сбыта будет очень не просто. Став самым старшим менеджером компании в этой системе, я смогу подойти к своему отцу как равный к равному. Он, конечно, очень зол на меня, но я его самая младшая дочь и, наверняка, буду прощена. Это разом решит любые проблемы, так как клан отца входит в первый десяток кланов, занимающихся поставками продовольствия в государственный резерв Королевства и станции системы Роксат. Он, конечно, далеко не первый в этом списке, но и девятого места вполне достаточно, чтобы иметь определенный вес и влияние.

— И в чем предложение?

— Помоги мне продержаться это время. За это я помогу тебе, когда помирюсь с отцом. Может мой клан и состоит из фермеров и скотоводов, но он не так и мал. Это сейчас он обосновался на Лигате, но во времена гражданской войны мой отец был ссыльным на Госту и участвовал в прорыве на станции государственной корпорации "Гортехс", которая вела разработку рудных месторождений. Он был лично знаком с генералом Фрольцем.

— Это сколько же ему лет? — Удивился я, так как гражданская война была доброе столетие назад.

— Сто шестьдесят два, три курса полного омоложения. — Улыбнулась мне Милли Мадлен. — Он здесь не один такой. Многие из тех, кто участвовал в этих событиях, еще живы. Я его последняя дочь и он меня очень любит, хотя и недоволен тем, что я ослушалась его и сбежала из дома вместе с Гессом Мадлен, тогда молодым техником и очень привлекательным мужчиной. После регистрации брака отец уже ничего не мог сделать, махнул рукой и отвернулся от меня, но я осталась его "последней песней", как он меня называл.

— В таком случае, Милли, я тебя совсем не понимаю. Зачем тебе потребовалось сбегать из дома, где у тебя все было?

— Понимаешь, Арти, мужчины местных очень трепетно относятся к своим женщинам. — В голосе Милли Мадлен я уловил нотки грусти. — Это обусловлено тем, что женщины с Госты рожали детей при трехкратной силе тяжести, а на Лигате выживали только те семьи, количество детей в которых было очень большим. Нас любят, лелеют и оберегают. Оберегают до такой степени, что мы не имеем никакой свободы и права самим решать свою судьбу. Многих это устраивает, но не всех. Я из числа тех, кто готов побороться за то, чтобы стать самостоятельной. Конечно, нельзя отрицать того факта, что я любила Гесса Мадлен, но он лишь дал мне возможность избежать опеки отца, который уже начал планировать мой брак с сыном одного из своих друзей. Я была молода, всего семнадцать лет, поэтому решила рискнуть и никогда не жалела об этом. Сейчас мне тяжело, но все меняется, и я уверена, что и на моей улице будет праздник.

— Я постараюсь помочь тебе, Милли, но ты должна понимать, что мои возможности в ограничены.

— Мне будет достаточно и того, что ты присмотришь за Региной.

— С этим мы уже решили.

— В таком случае может отметим нашу договоренность хорошей порцией секса? — Провоцирующим мягким голосом произнесла женщина, в глазах которой загорелись веселые искры.

— Было бы лучше быстрее разбудить Регину. Что там с едой? Ты все приготовила?

— Вы, мужчины, все одним миром мазаны. Сначала, когда вам горит, вы готовы обещать все, что угодно бедной женщине. Потом, когда вам уже уступили и вы получили то, что хотели…

— Вот только этого не надо, Милли. — Отмахнулся я от женщины, прервав ее слова. — Я ничего тебе не обещал и готов помочь не потому, что мы с тобой спим.

— Ладно. — Усмехнулась Милли. — Считай что отмазался и прощен. Пошли будить мою девочку…

— Я только переведу ее в состояние обычного сна и открою камеру. Будить ты ее будешь сама, как и разговаривать о том, что решила в отношении ее ближайшего будущего.

— Это не вопрос, Арти. — Согласилась со мной женщина. — Я бы не хотела, чтобы Регина узнала о наших с тобой отношениях. Она очень любила своего отца и может счесть меня изменницей, хотя это совсем не так. Я понимаю, что рано и поздно она узнает, но в эти пару месяцев, мне совсем не нужны лишние проблемы.

— Сделаю так, как вы велите, госпожа Милли Мадлен.

— Спасибо…

9

О чем говорили мать с дочерью, я не хотел знать, но когда они появились в "столовой", я вступил в разговор, идущий за столом во время еды.

— Как ты себя чувствуешь, Регина? — Обратился я к девушке, когда она уняла свой аппетит и стала есть медленней.

— Спасибо. Вполне. Главное, что нет боли, сводящей меня с ума. Спасибо вам.

— Пока рано меня благодарить. Многое зависит от тебя и твоей силы воли. От зависимости избавится можно только в том случае, если ты сама этого хочешь. — Девушка была очень похожа на свою мать, но в отличие от нее имела светлые волосы, карие глаза и скуластое лицо, доставшиеся ей от отца. Сейчас на ней был одет просторный комбез, а слегка вьющиеся волосы собраны в хвостик, что подчеркивало правильный овал ее лица. За последние дни девушка сильно исхудала, но выглядела вполне прилично, с чем я себя и поздравил, так как изначально поставил ей полуторную дозу парентерального питания.

— Я понимаю. — Подняла на меня Регина свои большие слегка миндалевидные глаза, так же, судя по всему, доставшиеся от отца, так как у Милли был обычный "европейский" разрез глаз. — Мама сказала, что вы берете меня к себе помощником и учеником?

— Ну, если у тебя не никаких возражений к получению профессии техника, то я могу взять тебя на годовой контракт. С меня обучение и практика, с тебя прилежность и послушание. Когда начнешь приносить реальную пользу, буду выплачивать денежное вознаграждение, исходя из объема выполненных тобой работ.

— Я согласна и понимаю, что у меня нет другого выбора, после того, как погиб отец. — На глазах девушки навернулись слезы.

— Сочувствую, но на этом жизнь не заканчивается и надо иметь силы, чтобы сделать так, чтобы твои отец и мать тобой гордились. — Видя удивленные глаза обеих женщин, я счел нужным пояснить. — У меня на родине считается, что люди уходят в иной мир, когда приходит их время. Оттуда они могут наблюдать за нами, радуясь за наши удачи и соболезнуя нам в потерях. Я думаю, что твоему отцу будет приятно узнать, что ты пошла по его стопам и делаешь успехи на этом пути.

— Вы правда верите в то, что мой отец может видеть меня с того света? — Удивленно воскликнула Регина, Милли же мне подмигнула, отлично понимая, куда я веду.

— Думаю, что ему было очень неприятно узнать о твоем пристрастии и он искренне верит, что ты с этим справишься. Полагаю, что его только порадует то, что ты решила взяться за ум и стать техником. Со временем, когда ты достигнешь его квалификации, а может и превзойдешь его, ему будет очень приятно узнать, что ты не только нашла в себе силы отказаться от дурной привязанности, но и смогла достичь высот в его профессии. — Я говорил с полной искренностью, так как Регине нужно было задать нужную мотивацию, а эта была одной из лучших, так как девушка любила своего отца. — Это только кажется, что их нет, но такого варианта, что твой отец стоит сейчас рядом с этим столом, для нас невидимый, я исключить не могу.

— Странно. — Неверяще посмотрела на меня девушка.

— Ничего странного в этом нет. — Равнодушно пожал я плечами. — Многие народы в этой галактики верят в это и назвать их дурнее или глупее себя я не могу. Они считают, что родственники приходят к нам в наших снах, когда нам грозит опасность или болезнь, стараясь направить нас на тот путь, идя по которому мы их можем избежать.

— Мне последнее время часто снился отец. — Похоже было, что мне удалось пробить барьер недоверия.

— Полагаю, что он не выглядел обрадованным, когда узнал о том, что ты принимаешь наркотики?

— Последний раз он укоризненно покачал головой. — Сникла девушка.

— Вот и докажи ему, что способна на большее, чем колоться. — Я, взглянув на Регину, которая была готова разрыдаться, счел что достаточно ее "грузить", поэтому перевел разговор в более практичное русло. — Сейчас тебе надо плотно поесть, чтобы нормально перенести в камере следующие сутки. От этого зависит насколько быстро ты избавишься от зависимости. Потом мы обсудим с тобой твое обучение и работу, но до этого надо пройти курс восстановительной терапии, чтобы "ломка" не никогда больше не вернулась.

— Да, да, конечно. — Регина взяла ложку и с аппетитом начала уминать приготовленную для нее еду. Надо сказать, что губа у нее было не дура, как и отметить тот факт, что Милли Мадлен умела готовить. Я, видя как девушка ест, заразился ее аппетитом и тоже подналег на еду, тем более, что после обеда, в виде бутербродов, в моей рту не побывало и маковой росинки. В общем, через час я был сыт и доволен, так как смог дать некие установки Регине, перед тем, как положил девушку в регенерационную камеру и задал продолжение терапевтического воздействия на нейрофизиологические и обменные процессы ее организма.

* * *

— Арти, ты точно уверен в том, что говорил Регине? — Обратилась ко мне Милли Мадлен, когда я задал курс лечения и вернулся к столу.

— Ты это о чем?

— О том, что Гесс Мадлен может здесь невидимо присутствовать? — Слегка смутилась женщина своему вопросу.

— Знаешь, Милли. — Улыбнулся я женщине. — Наркоманами становятся обычно психически слабые люди, старающиеся сбежать с помощью наркотиков от реальности, где им неуютно. Подростки еще не созрели духовно, поэтому являются одной из групп повышенного риска. Учитывая тот факт, что Регина потеряла отца, ее восприятие мира изменилось, причем не в лучшую сторону. Мне нужно было ей задать нормальную мотивацию и психологические установки, направленные на недопустимость повторного приема наркотиков. Мне кажется, что я этого добился, внушив ей мысль о том, что стоит бросить наркоту и овладеть специальностью "техник".

— Этой цели ты достиг. Девочка слушала тебя раскрыв рот от удивления, особенно, когда ты ей сказал про сны и то, что родственники приходят во снах. — Кивнула мне женщина и спросила. — Ты сам в подобное веришь?

— Доказать обратное очень сложно. — Я поставил на стол початую бутылку кортеса, достал стопки и разлил по ним коньяк. — Да это и не важно. Главное, что Регина в это поверила и будет стараться доказать, что она достойная дочь своего отца, а именно это сейчас нам и надо. Давай по стопочке, а то день сегодня был сложным и следует слегка расслабиться.

— Извини, Арти, — произнесла женщина, когда мы выпили по стопке, и я налил еще. — ты тут такие страсти нарассказывал, что, наверно, я сегодня не смогу быть с тобой. От одной мысли о том, что здесь может находиться Гесс и смотреть на то, что мы с тобой делаем, меня бросает в дрожь. Пожалуй, мне сегодня следует ночевать у себя.

— Я не возражаю, но еще не так и давно, кто-то хотел скрепить договор хорошим сексом. — Улыбнулся я, понимая, что слегка перегнул палку, проводя психическую обработку Регины, раз уж ее мать, взрослая женщина, поверила в подобное.

— Я не против и согласна, но не здесь и не сейчас. Извини. — Милли засобиралась к себе, я не стал ей возражать, хотя и был очень удивлен. Проводив женщину, я вернулся к себе и занялся анализом событий дня, так как за день произошло не так и мало событий, которые следовало обдумать.


Подумать было о чем, так как у меня сложилась такое ощущение, что меня обкладывают флажками, загоняя в республиканский ремонтный сектор, или, как минимум или максимум, с этим было трудно разобраться, подводят к мысли о вступление в какой-либо из местных кланов или сообществ. Если с Милли Мадлен было все ясно, женщина хотела с моей помощью уладить свои проблемы и получить некий доход, независимый от ее основного места работы, то с предупреждением местного сб-шника, Роя Ивина, было далеко мне все понятно. Стремление женщины привязать меня к себе были продиктованы тем, что она опасалась проблем с назначением и готовила себе альтернативную площадку, куда она могла отступить, одновременно пристраивая ко мне свою дочь, что закрепляло некое партнерство. Я, в свою очередь, понимая, что женщина может наобещать в трудную для себя минуту с три короба, решил закрепить с ней отношения, потребовав годовой контракт с ее дочерью. Предложение было озвучено, услышано и не встретило возражений. Это говорило о серьезности намерений Милли Мадлен, так как свою дочь она любила и заботилась о ней. Годовой контракт с Региной был мне просто необходим, так как могла появится родня с планеты Лигат, если женщина сможет помирится со своим отцом и дедом Регины. Население системы составляло чуть больше двадцати пяти миллионов человек, а это значило, что девятый в списке поставщиков Королевства Лигат клан, не такой и крупный. Кардинально меняло положение только то, что отец Милли Мадлен участвовал в гражданской войне, а это значило, что вполне мог иметь влияние, так как шел в атаку за то, чтобы сегодняшнее Королевство Лигот процветало. Учитывая возраст человека в сто шестьдесят лет, он вполне был способен выстроить вокруг себя непробиваемый щит из родственников, друзей и деловых партнеров, которые, при необходимости, могли ему оказать практически любую услугу, в том числе и присмотреть за изгнанной, но любимой младшей дочерью. Достаточно умный человек мог себе позволить подождать и присмотреться к тому, чего стоит его зять и дочь, желающая чего-то добиться в жизни. Появление Роя Ивина, сб-шника какого-то клана, вполне можно было объяснить этим, так как никто не будет делать ничего для постороннего человека, если не имеет для этого достаточно причин. С точки зрения нормального отца, любящего свою дочь, у Милли Мадлен создалась критическая ситуация, когда она потеряла мужа, получив дочь наркоманку. В этом случае он мог оказать негласную помощь дочери, гордость которой не позволяла ей идти на поклон к отцу. С другой стороны, если гордость наследственная, то и отец не мог принять дочь назад, если она к нему не пришла с таким предложением. Главе клана был выгоден человек, оказавший помощь его дочери, о чем свидетельствовала запись полиции, поэтому он мог предупредить меня об опасности.


С другой стороны, появление Роя Ивина могло оказаться его личной инициативой, но только в том случае, если он собирался использовать меня в своих интересах. Он, конечно, был со мной искренен, что я почувствовал сразу, прислушиваясь к его ауре, но это совсем не значило того, что меня невозможно было обмануть или не иметь иных причин, оправдывающих подобную встречу. В этом случае было несколько вариантов и наиболее реальным был тот, что служба безопасности решила провести операцию, поймав клан или его представителей за руку, тем более, что Рой Ивин был в системе заинтересованной в соблюдении порядка и законности на станции. Естественно, что распространение наркотиков в среде иммигрантов или местных, работающих на станции, такой законности совсем не способствовало. Возможно было предположить и наличие личных причин у Роя или незримое клановое противостояние, но было очень сомнительно, что сотрудник службы безопасности клана, будет руководствоваться какими-то личными проблемами, а в противостоянии кланов может сыграть какую-то роль неизвестный никому пришлый, появившийся на станции без году неделя. Гораздо реальнее была операция СБ или вмешательство в дело отца Милли Мадлен, хотя никакой из возможных вариантов не исключался, вплоть до самых фантастических, так как чужая голова равносильна темному лесу. Любой из вариантов лично мне ничем хорошим не грозил, поэтому следовало серьезно отнестись к своей безопасности.

— "Юля, собери в сети информацию о владельцах бара, расположенного рядом с ангаром, откуда мы забрали Регату".

— "Принято".

— "Также было бы желательно узнать о клане с названием "Вархольд".

— "Это клан, занимающийся обеспечением безопасности высокопоставленных особ, крупных организаций или станций. Образован одним из племянников генерала Фрольца, первого монарха, поэтому очень плотно связан с этой семьей. "Вархольд" можно назвать неофициальным представителем королевской семьи, так как сами они заявляют о том, что являются отдельным кланом, пусть и имеющим родню в королевском клане. Эту информацию можно просмотреть на их сайте, рекламирующем услуги одноименной охранной компании "Вархольд".

— "Спасибо, Юля".

— "В отношении бара "Восточный берег" могу сказать, что о владельце бара, Гарти Стоке известно, что он состоит в клане "Сартана". Ни в чем незаконном он не замечен, хотя посетители его бара регулярно попадаются на мелких аферах и рэкете. Могу сказать, что посетители этого бара частые участники уличных драк и различных скандалов.

— "А клан "Сартана?"

— "Небольшой клан бывших контрабандистов, поставлявших оружие повстанцам. Больше ничего в общедоступной сети нет, кроме статистики о том, что количество их членов медленно падает за прошедшие десять лет. В данное время в клане зарегистрировано всего сто сорок пять активных членов, причем шестьдесят один процент — это бывшие выходцы из республики Ренату".

— "Ясно", — немного подумав, я опять обратился к Юлии. — "Что можешь сказать о Милли Мадлен и клане ее отца?"

— "Прямой информации о Милли Мадлен нет, но если исходить из того факта, что клан отца стоит на девятом месте в числе поставщиков Королевства Лигат, то это клан "Дасторс", названный так по фамилии его основателя Джема Дасторса. Сейчас он живет и здравствует. Возраст сто шестьдесят три года. Имеет двенадцать сыновей и пятерых дочерей от трех жен. Клан возглавляет Юр Дасторс, старший сын. Количество членов клана четыре тысячи восемьсот девяносто два человека, причем учет у них ведется только для мужчин активного работоспособного возраста. Количество пришлых шесть процентов, все специалисты в различных отраслях сельского хозяйства. Клан имеет большое количество недвижимости на планете Лигат, часть из которого фабрики по переработки сельскохозяйственной продукции или консервные заводы. Доля в экспорте мясных консерв в республику Ренату равна восьми процентам, так же они занимаются поставками зерновых и сырья для фармакологической промышленности…

— "Достаточно, Юля. Есть фото основателя?" — в следующее мгновенье перед мои внутреннем взором появился целый калейдоскоп изображений, но никакого явного сходства у человека с фотографий с Милли Мадлен мне найти не удалось. — "Есть изображение жен?"

— "Изображения в сети отсутствуют".

— "Ясно".

— "Вероятность того, что Милли Мадлен является младшей дочерью главы клана равна пятидесяти процентам, так как в человеческой среде присутствуют такие понятия как "внебрачный сын", "приемный сын" и масса других степеней родства".

— "Полагаешь, что в свои сто тридцать лет Джем мог склепать дочурку?"

— "Физиологически подобная возможность имеется, факты отцовства в этом возрасте есть".

— "Интересно, а у женщин?"

— "До восьмидесяти лет".

— "Ладно, оставим этот вопрос до лучших времен".


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке